Дневная Сова: другие произведения.

Маленьких все обижают

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Что делают люди, если им представляется шанс продолжить жить, но уже в другом теле и в другом мире? Я не знаю, как обычные, а я продолжаю наслаждаться жизнью и детством. И вмешиваться в эту помойную яму под названием "Подпольные игры магической Британии" совсем не хочу. Ну а кто меня спрашивал? Роли определены. Твоей жизнью решили играть? Враг хитер и могуч настолько, что умнее будет сдаться? Распустить "Внутренний Круг" и начать слушаться старого мудрого убль... волшебника? Болт Вам по всему лицу

Обложка [Марина Стрельникова ]
  
  
   Название фанфика: Маленьких все обижают
   Автор: Дневная сова (Арх)
   Бета: Борланд
   Рейтинг: постепенно от R до NC-17
   Пейринг: Похождения попаданки
   Жанр: Джен, Фэнтези, POV, AU
   Предупреждения: OOC(постараюсь свести к минимуму), ОЖП
   Размер: макси
   Статус: в процесе написания
   События: Первый курс, Второй курс, Третий курс, Четвертый курс, Пятый курс, Шестой курс, Седьмой курс, Фик о второстепенных героях, Много оригинальных героев, Попаданка.
  
   Саммари: Что делают люди, если им представляется шанс продолжить жить, но уже в другом теле и в другом мире? Я не знаю, как обычные, а я продолжаю наслаждаться жизнью и детством. И вмешиваться в эту помойную яму под названием 'Подпольные игры магической Британии' совсем не хочу. Ну а кто меня спрашивал? Роли определены. Твоей жизнью решили играть? Враг хитер и могуч настолько, что умнее будет сдаться? Розпустить "Внутренний Круг" и начать слушаться старого мудрого убль... волшебника? Болт Вам по всему лицу.
   Примечание: Прошу обратить внимание, что моя бета и просто замечательный человек под ником Borland обычно в курсе извечного вопроса "когда будет прода?", также он осведомлен о Большой Задумке Автора или о значительной ее части. Он часто по своему желанию может ответить вам, пока автор снова куда-то уплыл на своей волне на неопределенный срок. Спойлеры попрошу у него не просить(а то может и поделиться).
  
  
  
  Глава 1
  
  Внезапно очнувшись, сидя на полу, а точнее на мягком ковре, я сначала покачнулась, но, быстро взяв себя в руки, подняла голову. Передо мной лежали кубики с написанными на них английскими буквами и нарисованными там же животными и разнообразными вещами.
  
  - Вот смотри, Айрли, это буква N. Посмотри-ка, у нас получилось 'SUN', - рука придвинула еще один кубик к стоящим двум.
  
  Подняв еще немного взгляд, я встретилась глазами с довольно немолодой женщиной, скорее даже бабушкой. Чуть желтоватая от старости кожа, много морщин, особенно у глаз, и старомодное темное платье с белыми рюшками на воротнике. Но особенно чепчик на ее голове выбил меня в нирвану. Голос ее просто лучился добротой и нежностью. Будто с маленьким ребенком разговаривает, причем с умственно отсталым. Всегда такое раздражало.
  
  - Ладно, может быть, соберем пирамидку? Невилл, давай тоже, - женщина посмотрела налево.
  
  - Хорошо, бабушка.
  
  Проследив за ее взглядом, я увидела маленького пухленького пацаненка лет шести-семи в шортиках на лямках и белой сорочке с расклешенными рукавами. Бабушка (да, всё-таки бабушка) отодвинула кубики и достала типичную пирамидку: палка и кольца. Так, что за развивающие игры для детей?! Хм, говорят они вроде на английском, но я их понимаю, хотя сама русская и английский учила только по школьной программе. Естественно, знания мои довольно посредственные, но при этом я почему-то отлично понимаю говорящих. Но вообще-то что я забыла в такой компании? Похоже на ролевую постановку... Неужели я куда-то успела записаться?!
  
  Пока я размышляла, бабушка с малым начали с энтузиазмом собирать пирамидку. Малыш крутил в руках кольца и так и сяк и пытался одно даже кусать, но женщина отобрала и приказала не заниматься глупостями. И всё бы ничего, но они хотели привлечь к этому 'увлекательнейшему' занятию меня! Я же вообще детей не люблю и не знаю, как с ними найти общий язык. Как-то ни сестренок, ни братиков никогда у меня не было за все мои семнадцать лет жизни, да и у малочисленных знакомых родственников тоже. Нянчиться не люблю и не умею. Ладно. Я взяла в руки зеленое колечко и хотела уже надеть его на палку (при этом у бабульки такое радостное лицо было!), но тут заметила, что что-то не так с моими руками. Они маленькие! Малепусенькие! Какого черта?! Тут я попыталась вспомнить, какого черта я здесь делаю и какого хрена тут происходит вообще?
  
  И при первой же попытке вспомнила.
  
  Я, обычная девушка-студентка семнадцати лет отроду, как всегда утром ехала на учебу в техникум на автобусе. Автобус, выехавший в 7:45, был большим, а потому места хватало, но я стояла, равно как и еще несколько человек. По крайней мере, не 'консервная банка', которая должна была ехать через полчаса. Так что сонная, но с довольно неплохим настроением я стояла в конце. Всё было как всегда. Но тут какой-то чертов козел разогнался и решил не пропускать автобус на повороте! Я заметила всё краем глаза и не успела ничего толком понять. Может быть, всё было бы не так плохо, если бы автомобиль ехал медленнее и просто воткнулся в середину автобуса, но он врезался туда на огромной скорости. Такого удара хватило, чтобы развернуть автобус поперек дороги, из-за чего нас протаранили еще несколько машин. Лихач, кстати, наверняка умер. Сомневаюсь, что в той каше, в которую превратилась машина, кто-то смог бы выжить. После встряски, когда всё наконец закончилось, я открыла глаза, еще не осознавая весь ужас случившегося. Воспринималось всё как-то отстраненно. Везде была кровь, много крови, разбитые стекла усыпали весь пол, и несколько осколков выглядывали из-под моей блузки. Глаза выхватили сидящих в креслах мужчину и женщину. Мужчине кусок какой-то арматуры проткнул голову (слава богу, я не видела его лица!), женщине этот же кусок проткнул живот. Никогда не видела кишечник человека. Некоторых людей выбросило из кресел, и в проходе валялось несколько тел. Как-то слабо верилось, что кто-то выжил. При этом было много дыма и сильно пахло горелой смолой. Меня сразу же замутило, и я поспешила опустить взгляд. Глаза были широко распахнуты и закрываться были не способны физически. Всё тело болело, а из груди, прямо посередине, торчал кусок небольшой трубы. Если сейчас не прилетят медики на голубом вертолете с мороженым, то я, похоже, труп. Как печально. Еще и бок с ногой распороты. Как я еще в сознании? Наверное, болевой шок. И я потеряла сознание. Хотя, может, и умерла.
  
  Я по натуре флегматична и даже меланхолична, но сейчас ко мне подкрадывалась непривычная для меня истерика. Я попыталась не обращать на нее внимания и разобраться во всём. Посмотрела на свои руки. Маленькие, в правой до сих пор это дурацкое кольцо. Батюшки-светы! Да я вся маленькая! Как этот пацан! Да даже меньше! Так, спокойно! Мне срочно нужно зеркало. Я, надеясь, что мои глаза меня обманывают, вскочила и стала оглядываться по сторонам.
  
  - Что случилось, Айрли? - обеспокоенно спросила меня бабушка.
  
  Плевать, мне нужно зеркало! Всё остальное потом! Ага! На столе стоит небольшое. Сойдет!
  
  Я пошла к столу. А, черт, высоко! Схватила стоящий рядом стул и потащила его к столу. Схватила зеркало. Оттуда на меня смотрело бледное детское, но не такое пухлощекое, как у пацана, лицо. Брови нахмурены, лицо сосредоточено. По-детски светлые волосы, причесанные и завязанные в высокие два хвоста. На лице отобразился пережитый мной шок.
  
  Как я уже сказала, я человек невпечатлительный. Проще говоря, как любят говорить некоторые люди, пофигистка. Но это не помешало мне впасть в депрессию на несколько недель. Постепенно я немного разобралась со всем вокруг, просто наблюдая и не проявляя инициативы. Я, любительница почитать книги жанра фэнтези и приключения, с ужасом для себя поняла, что попала. То есть я теперь попаданка, да не куда-нибудь, а в мир Дж. К. Роулинг 'Гарри Поттер'. Несмотря на всю мою любовь к книгам и фильмам подобной тематики, я посмотрела только три первых фильма по 'Гарри Поттеру'. Какой для меня был шок, когда я осознала, куда попала!
  
  На следующий день после того, как очнулась, я сидела за завтраком в глухой депрессии и пофигизме относительно своей судьбы. За большим столом сидела бабушка (выяснилось, что ее зовут Августа), Невилл (вроде как мой брат), дядя Элджи и тетя Энид - какие-то дальние родственники, которые, судя по разговорам, приехали в гости. При этом все мило беседовали, любезно снабжая меня информацией. Да, похоже, детей они во внимание не принимали. При мне разговаривали всегда не стесняясь. Что может понять пятилетний ребенок? Разговор зашел 'о былом' как раз тогда, когда тетя Энид кормила меня с ложки. Приходилось терпеть. Не хочу пока выходить из образа. А Невилл, гад, ел сам!
  
  - После стольких лет судебной волокиты Нотты, как и Малфои, откупились! Врут, что были под Империусом, - сказал дядя, читавший в это время газету.
  
  Известие вызвало бурный шквал эмоций у двух женщин. И если Энид сдержанно негодовала, то Августа сразу же показала свой пылкий нрав.
  
  - Откупились, твари такие! Завтра же отправлюсь в Министерство! Сколько можно! Зачем нам вообще органы правопорядка, если можно так просто уйти от ответственности! - с жаром ответила бабушка.
  
  - Августа, здесь же дети! - окликнула ее тетя.
  
  - Да, я помню. Но, протянув столько лет после пропажи Сами-Знаете-Кого, эти Пожиратели всё-таки выбрались из своего дерьма!
  
  Элджи осуждающе посмотрел поверх газеты, но только вздохнул и ничего не сказал. Видимо, он был с ней полностью согласен.
  
  - Говорят, что он умер.
  
  - Не думаю. Он был очень силен. Хотя, некоторые верят, что он умер. В любом случае нас всех спас годовалый ребенок! Жду не дождусь, когда он чуть повзрослеет: очень уж хочется на него посмотреть, - сказала бабушка.
  
  - Теперь этот мальчишка - герой магического мира. Каждый будет знать его имя! Гарри Поттер станет легендой, - засмеялся в ответ дядя Элджи.
  
  У меня отвисла челюсть. Тетя тут же попыталась засунуть мне в рот ложку, но я только отмахнулась, забыв о своем решении вести себя как ребенок.
  
  - Кто? - переспросила я.
  
  Тут уже у всех челюсти отвисли. И чего, спрашивается? Не могли же они меня раскрыть? Взрослые мгновенно повскакивали с мест и принялись обнимать и тискать меня, что-то радостно крича. Разобрав слова, поняла: они рады, что я разговариваю. Только не говорите мне, что это пятилетнее тело до сих пор не говорило!
  
  Вот так я поняла, куда попала.
  
  Депрессия у меня была еще и оттого, что дома я, скорей всего, умерла. А там остались моя семья и немногочисленные друзья... В новой семье я старалась не отсвечивать лишний раз. И вот бабушка повела нас в Косой переулок. Это было... хм... необычно. Куча нового и потому интересного. Фильм смотреть - это одно, а вот побывать лично - совсем другое. Было классно. Бабушка повела нас в аптеку за какими-то корешками. Семья Лонгботтомов, как оказалось, жила не очень богато. Естественно, это отражалось и на внешнем виде, и на образе жизни. Где находятся родители Невилла и по совместительству мои, так и не удалось выяснить. Бабушка получала какое-то пособие, и я предположила, что они попали в какую-нибудь автокатастрофу. Детям, естественно, она ничего не говорила.
  
  В доме я видела, конечно, волшебные вещи: летающие ковры и метелки, самомоющаяся посуда, говорящее зеркало. В Косом переулке такого было полным-полно. Говорящие и смеющиеся взрослые, бегающие восторженные дети, чьи-то внутренности в аптеке, острые шляпы, возвышающиеся над толпой, - всё это вывело меня на время из депрессии и позволило насладиться прогулкой, почувствовав себя на карнавале. Разговаривала я мало, дабы не вызвать подозрений, всё же когда (а лучше 'если') они обнаружат, что их ребенок - вовсе не их ребенок...
  
  Когда мы вернулись, меланхолия накинулась на меня с новой силой. Отвергать и игнорировать существование незнакомого мира, каких-то совершенно чужих мне людей уже не получалось. Запершись в своей комнате, я улеглась на кровать и попыталась бороться. Борьба затянулась на несколько часов, так как за окном потемнело, а тоска находила что-то новое в моей душе.
  
  'Ну и что, теперь будешь всё время таким унылым говном ходить? Хватит! Умерла так умерла! Ничего не поделать и не изменить. Так чего ты? Может быть, ты и не та студентка, всеми правдами борющаяся за стипендию, а этот ребенок - будущий маг? И эта душа или сознание просто переместились в это тело? Или они слились? Есть еще время до того момента, как с меня начнут что-то спрашивать, а значит, я успею освоиться. А если кто-то и был в этом теле до меня, то меня никто не спрашивал, хочу ли я выгнать настоящего хозяина тела. Это не мой выбор, а значит, я не должна винить себя. Всё, что я должна, - это жить. Возможно, вместе с тем, кто здесь был до меня...'
  
  Дав себе мысленный пинок, я спустилась вниз, чтобы просто поговорить с этими людьми. Постепенно я вливалась в жизнь этой семьи. Магические игрушки оказались довольно интересными даже для моего возраста. Ну а что? Скажете, никому переросшему детский возраст не будет интересна машинка на радиоуправлении? А тут даже не электроника - магия!
  
  Бабушка, как я успела понять, очень строгая, этакая 'железная леди', но о нас с братом она заботилась, и это чувствовалось. По крайней мере, она следила, чтобы мы себе головы не поразбивали. А сам брат - слабохарактерный и нерешительный. В свои семь лет он был довольно полноватым и с комплексом неполноценности. Нет, я не на психолога училась, но, глядя на этого забитого, нерешительного мальчика, боящегося сделать хоть что-то, именно это и приходило на ум. Бабушка только подливала масла в огонь, постоянно сравнивая Невилла с отцом и вместе с тем удерживая от всех мальчишеских радостей; впрочем, тот и сам не рвался их творить. Боялся что-то поломать или, как пример, разбить коленку, потому что бабушка будет ругаться.
  
  Ко мне же Августа Лонгботтом относилась с нежностью, заботой и... какой-то жалостью. Это мне не очень понравилось. Когда я задала по-детски наивный вопрос, с соответствующей детской непосредственностью, почему она жалеет меня, Августа стала всё отрицать в максимально дружелюбной форме. Тело мое было маленьким, и даже вроде бы бледность отдавала болезненностью. Решив, что в этом причина, я забила на это. Поэтому не очень удивилась, когда бабушка сказала утром, что мы вдвоем идем в больницу Святого Мунго. Что за Мунго? Хрен его знает. И вот мы пришли в эту больницу. Зашли мы через стену магазина на оживленной улице. Сразу поднялись на пятый этаж и вошли в кабинет. За столом сидела женщина в желтом халате и что-то писала пером. Очевидно, она нас ждала, так как сразу встала и поздоровалась:
  
  - А, миссис Лонгботтом! Вы как раз вовремя.
  
  - Добрый день, миссис Моусли.
  
  - Драсте, - не будем отставать от толпы.
  
  Женщина ошарашенно на меня уставилась, будто обнаружила перед собой звезду эстрады. Хорошо хоть визжать не стала, только рот, как рыба, открыла.
  
  - Когда вы мне написали, миссис Лонгботтом, скажу честно, я не поверила вам... - начала целительница, когда снова обрела дар речи. Выглядела она при этом абсолютно потрясенной. И чего это она?
  
  - Да, теперь вы сами видите. Вот уже неделю Айрли говорит. Немного, правда, но всё же. И даже сама ложку держит и ест, - сообщила довольная бабушка.
  
  Так. Я сейчас не поняла. Я что, в дауна вселилась? Трижды себя поздравить и пирожок взять.
  
  - Это просто невероятно! Невиданно! Чудо! Но надо бы закрепить успех... да... Продолжим курсы реабилитации... Когда вам будет удобно, миссис Лонгботтом?
  
  - Я не хочу, - сказала я.
  
  Целительница присела на корточки.
  
  - Ты не хочешь к нам приходить, Айрли? - я кивнула, сдерживая себя от длинных, проникновенных и всё объясняющих речей. Кстати, и про свое вселение никому не расскажу, а то еще выгонят или опыты проводить станут. - Почему? Ты же помнишь, как у нас раньше была? С добрыми дяденьками и тетеньками?
  
  Вот только таких мне и не хватало для полного счастья.
  
  - Не хочу. Домой хочу, - я показательно подошла к бабушке и взяла ее за руку. Надеюсь, этого хватит.
  
  - Миссис Моусли, может, я смогу проводить с ней занятия?
  
  - Да, пожалуй, возможен и такой вариант. Лучше будет, миссис Лонгботтом, если у Айрли также будет возможность пообщаться со сверстниками и со взрослыми людьми. Но сегодня мы просто обязаны ее обследовать.
  
  Я отделалась малой кровью. Да, кровь у меня тоже брали на анализ, в количестве трех капель. А также 'присядь, полежи тут, посмотри сюда'. Под конец я уже была прилично раздражена и еле сдерживалась. Хорошо хоть часто ходить сюда не придется. Раз в месяц я переживу. И мы с бабушкой, радостные и довольные каждая по своему поводу, наконец-то ушли оттуда.
  
  Я привыкала к своей новой размеренной жизни, постепенно убеждая по мере сил всех вокруг в своей нормальности. Через несколько дней бабушка сообщила, что нас пригласило в гости семейство Уизли. Мне было интересно на них посмотреть. А постоянные бабушкины гости (чаще всего женщины ее возраста, чем-то похожие на нее) уже надоели, так как всё время норовили меня потискать со слащавой улыбкой.
  Глава 2
  
  Даже не скажу, чем поход к семейству Уизли был примечателен. Странный дом, будто первоначально на его месте стоял небольшой одноэтажный домик, а потом к нему прилепили дополнительные пристройки. Для описания обстановки внутри подходит слово 'теснота': разнообразные вещи расположены по всему дому. Много магических вещей - таких, как, например, висящие на стене часы, - но новых совсем мало. Атмосферу я бы охарактеризовала словом 'кавардак' (что неудивительно, с таким-то количеством детей). Через час сюсюканья и всеобщего внимания я всеми силами желала свалить оттуда. Особенно раздражала Молли Уизли - мать семейства, которая просто перевыполнила норму по выделению внимания и заботы. Нет, я, конечно, всё понимаю, женщина любит детей, да и тело мое наверняка выглядит жалко, но не надо же так издеваться. Мы остались у них на обед. Я думала, лопну, а она всё подвигала и подвигала новые тарелки, чуть ли не силой кормя меня. Остальные дети семейства только посмеивались, очень хорошо зная свою мать. Удивительно, но у нее помимо излишней заботливости к сирым и убогим был еще драконовский характер. Я думала, что она съест своих сыновей-близнецов, Фреда и Джорджа, за их маленькую шутку над младшим братом Роном. Они рассказывали ему какой-то бред, и я им слегка даже подыграла. Мол, там под кроватью живет монстр, и если с ним рискнуть договориться, то он отдаст свои сокровища. И что вы думаете? Из-за подначек близнецов он полез под кровать. Как выяснилось, кровать не была рассчитана на таких упитанных мальчиков. Хи-хи. Он застрял! Они так защекотали его пятки, что Рон изо всех сил извивался, но вылезти никак не мог. Задев ногой стол, он опрокинул его и разбил стоящую на нем вазу. На шум прилетела миссис Уизли, и началось такое! Короче, дракон в фартуке - это про нее, вопящая баньши - тоже.
  
  Джинни, младшая и единственная дочь семейства Уизли, наконец встретила кого-то младше ее и решила взять надо мной шефство. Мне было, откровенно говоря, фиолетово. Она же и провела мне экскурсию по их дому. Больше всего меня впечатлили гномы в саду и безобидный упырь на чердаке. По сложившемуся у меня мнению, упырь - низший вампир и кровососущая нежить, а тут он у них на правах домашнего животного живет: только и делает, что воет на чердаке. Гномы же решили проверить на прочность мои ботинки и штанины. Джинни сказала, что они безобидные и что не случится ничего страшного, если укусят. Дети семьи Уизли периодически выкидывают гномов из сада (развлекаются, в общем), но Артур их любит, поэтому они снова возвращаются. Думаю, он втихаря от жены их прикармливает. К тому же Артур Уизли обожает всякие магловские (маглы - обычные люди, не владеющие магией) вещи и хранит их в гараже. Естественно, миссис Уизли это не нравится. Но муж их рьяно защищает, придумывая разнообразные оправдания.
  
  Под вечер, когда я устала уже от всего этого гама и неразберихи, мы отправились домой. Невиллу, похоже, досталось; во всяком случае, выглядел он потрепанным. Экскурсию ему проводил Рон. Августа выглядела сдержанной, надменной; впрочем, такой она и приехала сюда.
  
  Кстати, телепортация через камин - интересный способ перемещения. Маги называют это сетью летучего пороха.
  
  Вот все попаданцы начинают прокачиваться. Первым делом физические упражнения и занятия чем-то вроде карате, айкидо или дзюдо. Такая вот с утра меня осенила мысль, простая и понятная. А я чем их хуже? Вряд ли жизнь моя будет простой и рутинной. Во всяком случае, опыт многих попаданцев из книг доказывает это, а отсутствие интернета, телевизора и всех других книг, кроме детских, вынуждает искать новые занятия.
  
  За завтраком я аккуратно (по моему мнению) об этом спросила:
  
  - Бабушка, а можно я буду заниматься спортом?
  
  - Хм, Айрли... магловским спортом? - переспросила Августа.
  
  - Ну да.
  
  - И чем же ты хотела бы заняться?
  
  - Ну, можно плаванием, бегом... или карате? Да, точно! Лучше карате! - я состроила умильную восхищенную рожицу.
  
  - Нет, нельзя, - Августа отложила вилку и нож.
  
  - Но почему?
  
  - У тебя слабое здоровье.
  
  - Так я сильно напрягаться не буду! Ну пожалуйста!
  
  - Миссис Моусли тебе запретила.
  
  - Я ее попрошу, и она разрешит, - я не хотела бросать эту идею.
  
  - Нет, и точка.
  
  - Ну бабушка!..
  
  В течение недели я не унималась, доставая всех вокруг. Все были против. На очередном завтраке я почти довела Августу до белого каления. Вот она положила вилку с ножом и отодвинула тарелку с омлетом. Бе, яйцо на завтрак... Но ничего, настанет тот день, когда я всё-таки вытребую право на бутерброды.
  
  - Невилл, Айрли, я думаю, вы уже достаточно взрослые, чтобы кое-что вам рассказать, - мы заинтересованно уставились на бабушку. Тетя с дядей уже уехали к себе. - Невилл, помнишь, я говорила тебе, что ваши мама и папа уехали за границу по очень важному делу?
  
  - Да, - кивнул брат.
  
  - Это неправда. Ваши родители - герои. Во время войны с Тем-Кого-Нельзя-Называть они изо всех сил противостояли ему, - Августа глубоко вздохнула, а мы не решались ее перебивать. - Они работали в аврорате и были очень одаренными волшебниками. Для борьбы была создана тайная организация под названием 'Орден Феникса'. Руководил ей Альбус Дамблдор. О ней никто не должен знать, - она пристально посмотрела нам в глаза. - Фрэнк и Алиса были членами Ордена. Те времена были очень опасными. Сами-Знаете-Кто набирал силу, и вскоре он мог захватить власть над Великобританией. Некоторых членов Ордена выследили Пожиратели Смерти - так называли себя последователи Сами-Знаете-Кого. Членов Ордена убивали вместе с их семьями... - послышался шумный вздох со стороны Невилла.
  
  - Маму и папу убили? - решился тихо переспросить он. Да уж, было чего скрывать от детей-несмышленышей.
  
  - Нет... Но сделали нечто не менее ужасное... Соберитесь, в десять мы отправляемся, - Августа встала из-за стола, ясно давая понять, что разговор окончен.
  
  - Ты что-нибудь поняла? Что с мамой и папой? - спросил Невилл, когда мы остались одни.
  
  - Не знаю. По-моему, бабушке об этом больно говорить... Во всяком случае, в десять часов узнаем. У нас чуть больше часа, чтобы собраться.
  
  - Куда?
  
  - Хм... Хороший вопрос...
  Глава 3
  
  Августа повела нас по уже знакомому пути. Мы поднялись на пятый этаж больницы Святого Мунго. На площадке висела табличка 'Недуги от заклятий'. Я было подумала, что мы идем к миссис Моусли (моему лекарю), но нет, свернули в отделение с лечащимися.
  
  - О, миссис Лонгботтом, рада вас видеть, - сказала женщина, шедшая из дальнего конца коридора.
  
  - Доброе утро, мисс Уотс. Пожалуйста, не надо нас провожать, я справлюсь сама, - ответила Августа.
  
  Целительница (или медсестра?) наконец заметила нас с Невиллом, идущих позади, и через секунду кивнула.
  
  - Хорошо, если что-то понадобится - я буду здесь.
  
  - Спасибо.
  
  Женщина зашла в комнату, которая находилась в конце коридора слева. Августа прошла две палаты и остановилась, повернувшись к нам.
  
  - На чем я остановилась? Ах да... Фрэнк и Алиса Лонгботтомы были аврорами и очень уважаемыми людьми в волшебном сообществе. Очень одаренные и сильные волшебники. Их пытками довели до безумия сторонники Сами-Знаете-Кого.
  
  Невилл ахнул, я стояла в ступоре. 'Как?!' - бился в голове вопрос.
  
  - Сейчас мы зайдем. Ведите себя хорошо, - Августа указала палочкой на дверь и тихо сказала: - Алохомора.
  
  Как только защелка на дверях щелкнула, бабушка открыла их. В палате стояли две кровати, половину комнаты закрывала ширма. На одной кровати спала молодая волшебница, с другой нас удивленно рассматривал мужчина... с кроличьими ушами, зубами... и, кажется, даже хвостиком.
  
  - Сюда, - Августа направилась к ширме. Вот мы и зашли.
  
  Перед нами находились двое... Лица молодых когда-то людей исхудали и состарились (волосы были уже с легкой сединой), пустой бессмысленный взгляд был направлен на нас... Я видела их на 'живых' фотографиях в доме... Когда я спросила Невилла, кто они, он сказал, что это мама и папа, но там они выглядели... Живей, что ли?
  
  Женщина промычала что-то.
  
  - Здравствуй, Алиса, дорогая, - намеренно радушно поздоровалась Августа.
  
  Лежащий на соседней кровати мужчина, до этого явно спавший, проснулся.
  
  - Ма...ааа... - сказал он, увидев нас.
  
  - Фрэнк, хороший мой, Алиса, посмотрите, кто к вам пришел, - сказала, улыбаясь, бабушка, выталкивая нас из-за спины. - Это ваш сын Невилл и ваша дочь Айрли.
  
  Женщина замычала, достала что-то из тумбочки и просеменила к нам. Вручила Невиллу и мне обертки от каких-то сладостей. Погладила Невилла по голове.
  
  - Маааам... - из глаз Невилла тут же потекли слезы. Слишком много потрясений за одно утро. Я развернулась и выскочила как можно быстрее из палаты, так как глаза подозрительно защипало. Только на лестнице вспомнила, что не знаю, где что находится, потеряюсь, и меня долго будут искать. Остановилась, упершись в холодную стенку. Попыталась успокоиться. Н-да... Сюрприз, называется... Ладно-то я... Уже взрослый человек, можно сказать. У меня была хорошая семья... Мама, бабушка... Да, я уже вряд ли вернусь к ним... Но я надеюсь, что с ними всё в порядке... А Невилл? Родители - герои, но выжившие из ума. Думаю, хуже смерти может быть только это... Если у меня будет выбор, то я предпочту смерть такому существованию. Невилл ведь не помнит их вообще...
  
  - Айрли?
  
  Я оторвала взгляд от ботинок. Передо мной стояла Августа.
  
  - Всё в порядке. А где Невилл?
  
  - Остался в палате. С тобой точно всё хорошо? - ласково спросила она.
  
  - Да, да, всё нормально... Я, наверное, подожду вас в приемном отделении.
  
  - Лучше давай я тебя отведу в буфет, уверена, там должно быть что-то сладкое.
  
  - Спасибо, бабушка, но я могу и сама.
  
  - Уверена? - Августа с сомнением прищурилась.
  
  - Конечно, я уже взрослая, - выдала я последний 'детский' довод.
  
  - Хорошо. Вот, возьми, - она достала из мешочка на поясе несколько монет. - Надеюсь, у них есть там мороженое. Смотри, если заблудишься, спускайся вниз в приемное отделение, там мы тебя найдем, или спроси дорогу у кого-нибудь...
  
  - Хорошо, бабушка, - я взяла монеты и поднялась по лестнице.
  
  На шестом этаже висела табличка 'Буфет для посетителей и больничная лавка'. Мороженого в буфете почему-то не оказалось. Близилось время обеда, и я взяла булочку с вареньем и сок. Уселась за крайний столик у окна.
  
  Н-да, ну и волшебный мир, блин. 'Пытками довести до безумия'... Бррр. Погодите-ка! Если родителей Невилла довели до безумия и они сейчас отлеживаются в Мунго, и это как-то связано с моим болезненным состоянием, то что получается? Так, надо срочно выяснить всё у Августы! Нет, не сейчас, дома. Не хочу возвращаться в палату.
  
  По телевизору в прошлой жизни я видела фильмы 'Гарри Поттер и философский камень', 'Гарри Поттер и Тайная комната' и 'Гарри Поттер и узник Азкабана'. Кто-то из друзей-фанатов говорил: 'Прочти четвертую книгу или посмотри фильм, там просто бомба начинается!'. Сейчас мне это вспомнилось. Тогда у меня уже не было ни времени, ни особого интереса смотреть или читать дальше Поттериану. Судя по возрасту, время первых двух книг я пропускаю. Как назло, первые две книги я помню хорошо, третью - с пятого по десятое. Что там было?.. Гарри находит своего крестного, крестный тоже рад его видеть, все вокруг счастливы и радостны. Ах да, родственничка Поттера считают сбежавшим из тюрьмы убийцей. Гарри считает его предателем родителей и пытается убить. Потом оказывается, что крестный хороший, но жить они вместе не могут, так как его не оправдали. Прям Санта-Барбара. Хех.
  
  В принципе, ничем помочь мальчику со шрамом я не могу. Если просто скажу - мне не поверят, если начну доказывать - поверят и всё-таки пустят на опыты. Во всяком случае, добром мое вмешательство не кончится: раз кто-то решил, что так надо, - значит, так надо.
  
  Я размышляла о том, о сем. Пару раз подходили люди и спрашивали, где родители. Я их культурно посылала... э... в смысле, говорила: 'Сейчас придут'. Одна женщина даже специально села неподалеку. Потом пришла Августа с подавленным Невиллом, и мы вернулись домой.
  
  Вечером я подкараулила момент, когда Августа осталась у себя в кабинете одна, а Невилл возился с растениями во дворе. Вообще странный парень: любит за цветами ухаживать. Стесняется, конечно, этого. Августе очень не нравится его увлечение, но что она может поделать? Невилл любой сорняк найдет, если она все цветы в горшках уберет. Вообще чудак, несколько часов может на растение смотреть - вот что с людьми делает отсутствие интернета.
  
  Постучав и дождавшись разрешения, я вошла.
  
  - Что-то случилось, дорогая? - спросила Августа.
  
  - Нет, бабушка, всё нормально. Я просто хотела спросить... - я запнулась, так как не знала, как именно спросить.
  
  - Что именно?
  
  - Эм, бабушка... Почему я не могу заниматься спортом?
  
  - Айрли, дорогая... Я уже говорила, у тебя слабое здоровье...
  
  - Это как-то связано с... с мамой и папой?
  
  - Да, понимаешь... Их... пытки... отразились и на тебе... Это опасно, а я забочусь о тебе, поэтому не могу позволить заниматься чем-то подобным.
  
  - Ясно, - опустила я взгляд. Что же... Карате отменяется, но физкультурой надо обязательно заняться. Тем более в свете открывшихся обстоятельств.
  
  - Кстати, тебе же понравилось в гостях у Уизли? Я думаю, во вторник мы сходим к Лоусонам, а в четверг или пятницу - к Патеррсонам...
  
  - Бабушка, совсем не обязательно напрашиваться к кому-то в гости из-за меня. Тем более так часто! - еще несколько таких же визитов моя нервная система не выдержит. - Мне и дома хорошо. Еще мы с Невиллом гуляем по округе, а иногда и до поселка можем добраться.
  
  - Айрли, миссис Моусли сказала, что тебе нужно общение со сверстниками...
  
  - Мне хватает общения, - отрезала я. И тут до меня дошло! Всё же предложения я составляю не как пятилетний ребенок. Лучше больше помалкивать.
  
  - Айрли, хорошая моя, но у тебя остается куча свободного времени. Может быть, ты хотя бы займешься с Невиллом цветами, или я могу записать тебя на кружок вязания...
  
  Я аж содрогнулась, представив это. Но, похоже, Августа так просто не отстанет.
  
  - Можешь записать меня в музыкальную школу. Я бы хотела играть, скажем, на пианино, - ну давай, соглашайся! Только забудь эту дурацкую идею!
  
  - Ладно, я узнаю в магловской школе, - вздохнула с облегчением Августа.
  
  Надо сказать, что в магловскую школу мы ходили. Точнее, Невилл ходил, а меня только записали. Смысл в том, чтобы научить нас там читать и писать. Ну а денег на частных учителей, несмотря на старый и недешевый дом, как я и говорила, не было. И пошла я туда через несколько дней. Скучно... На уроках я преимущественно спала с открытыми глазами. И не завязывала близких отношений с одноклассниками, сдружившись только с одной девчонкой. Пять лет - это жесть, а воспитательница, с шоком заметившая, как я однажды не выдержала и показала одноклассникам 'как надо', назвала меня малолетним гением и потребовала отправить в школу для уникумов. Она успела мне пару раз подсунуть сложные задания, не такие, как у моих одногодок, но после визита в школу бабушки перестала так делать.
  
  С утра делала небольшую зарядку в комнате. Лень ленью, но костлявое тело шаталось от любого ветра, и я чувствовала себя незащищенной и слабой. Каждый день я пыталась разузнать как можно больше о мире магии. Как-то невзначай узнала, что мы с Невиллом, возможно, сквибы - маглы, рожденные у волшебников. Мне-то не так важно, я только недавно 'очнулась', у меня еще есть шанс. Дядя всё время пытался напугать или застать врасплох Невилла, чтобы его магия проявила себя. Через год дядя в один прекрасный день схватил Невилла за ногу и высунул из окна. Странно то, что все считали это нормальным. Августа позвала дядю, и он (о да, конечно же, случайно!) выпустил ногу Невилла. Дальше я не видела, но Невилл сказал, что подпрыгнул, будто резиновый мячик. Радовались все. А я для себя поставила цель: тоже раскрыть магию, пока меня так же не выбросили из окна. Пока безрезультатно.
  
  * * *
  
  Яркая вспышка молнии осветила комнату. Через мгновение ударил гром. Весь дом будто вздрогнул, а стекла в окнах затряслись. Ночь вступила в свои права, а ливень составил ей компанию. Я привыкла уже к таким весенним грозам; тут вообще дождь идет очень часто. Только успела задремать, как дверь в мою комнату открылась. Приоткрыв глаза, заметила маленькую фигуру.
  
  - Нев, что ты здесь делаешь? Спать иди.
  
  - Ну, эм... Как бы... Я заснуть не могу... эм... Можно я у тебя сегодня спать буду?
  
  - Так к бабушке иди, раз заснуть не можешь.
  
  - Она меня прогонит... Ты же знаешь бабушку.
  
  - А я не прогоню?
  
  - Ну пожалуйста, Ли... Ты к тому же тоже заснуть не можешь.
  
  - Могу, - пробурчала я. - Ладно, только подушку свою возьми.
  
  Невилл вернулся и залез на кровать. Улегся неподвижно. Лежим молча... Тишина... Прогремел гром.
  
  - Ли, а тебе страшно, правда?
  
  - Угу, - сонно ответила я.
  
  - Похоже, мне страшнее. Ты уже почти заснула, - обидевшись, засопел брат.
  
  - Ну да. Всё не успокоишься?
  
  - Ага...
  
  - Эх... - я улеглась рядом с братом. Всё же я к нему уже привыкла. Странно, никогда не было братьев или сестер. Такое новое чувство... Защитить, что ли, хочется, позаботиться? - Так спокойней?
  
  - Намного... - он затих. - Спасибо.
  
  Я закрыла глаза; внутри, по всему телу, разлилось тепло. Не так уж и плохо всё.
  
  * * *
  
  
  Утром Августа Лонгботтом, проснувшись, приведя себя в порядок и приготовив завтрак, пошла будить внука. Червячок тревоги закрался в материнское сердце, когда она застала пустую постель.
  
  'Спокойно, - сказала она себе. - Он, наверное, уже проснулся и пошел в душ'.
  
  Но и в душе внука не оказалось. Она поспешила в комнату к внучке. Миссис Лонгботтом открыла двери и застала детей спящими.
  
  'Вот как! - разозлилась она. - Невилл, поди, не мог заснуть, а когда я прочитала ему лекцию о том, что в его возрасте стыдно бояться грозы, он пришел сюда! Хоть Айрли и младше, но не приходила ко мне'...
  
  Августа собралась разбудить детей, но как только подошла к кровати и протянула руку, та встретилась с невидимым препятствием. Она быстро убрала руку и еще раз ее протянула. Снова какое-то препятствие.
  
  'Так как никто не ставил щит на кровать, а если бы и поставил, то на комнату, это может значить только одно'...
  
  - Пора вставать, Невилл! Айрли! - громко сказала она.
  
  Мальчик зашевелился и протер глаза руками. Девчонка только слегка пошевелилась.
  
  - Бабушка? - сонно пробормотал Невилл. - Эм...
  
  - Айрли?! - громче позвала миссис Лонгботтом.
  
  - Мммм... - девочка предприняла попытку открыть глаза.
  
  На мгновенье ее фигура засветилась легким желтым сиянием. И в то же время вокруг кровати возник серый сияющий купол, мелькнул на секунду и тут же пропал...
  Глава 4
  
  Как и в случае с Невиллом, радовались все, а особенно я. Ну да, все уже и надежду потеряли, а тут вот я подселяюсь, да еще и магия во мне есть, оказывается.
  
  Время шло... Я пыталась разузнать как можно больше о магическом мире. Времени у меня предостаточно. Общедоступные понятия со временем я начала понимать и перестала удивляться. Больше всего меня интересовали не странные предметы, не новые достижения магов-ученых, а то, как бабушка ловко управляет магией с помощью своей палочки. В Хогвартсе, куда я уже точно поступлю, ясное дело, меня обучат магии. Но до него еще куча времени. Книг по магии в доме было мало. Полезных мне, по крайней мере. Попадались книги об определенных разделах магии, о заклинаниях той или иной направленности, и, догадываюсь, сложные, так как объяснений куча, и все мне непонятны; больше книг с рецептами зелий или просто рассказами и историями (и тут есть художественная литература, да-да). Зелья, посчитала я, мне варить сейчас не нужно и невыгодно, но 'похимичить' всё равно хотелось, а колдовать без палочки нельзя. Оставалась художественная литература... Естественно, я старалась, чтобы с книжкой меня никто не видел, и читала у себя в комнате, ведь в школе только начали читать по слогам.
  
  Обычная ежедневная суета затягивала в свои объятья, да так, что я не заметила за играми, помощью по дому, прогулками, хождением по гостям, периодическими посещениями больницы Святого Мунго, даже 'развивающими занятиями', как пришло время Невиллу поступать в Хогвартс. За это время мы подросли, а тело мое даже стало выглядеть чуть менее жалко. Через день после того, как прислали сову со списком нужных предметов, Августа, Невилл и я отправились в Косой переулок. Да-да, я навязалась. Ну и что?
  
  В Косом переулке было не так уж много народу, по словам Августы. По крайней мере, перед школой, в последние дни, его еще больше. Раньше я думала, что это мне бабушка экстраординарная попалась, но как только внимательнее посмотрела на других магов, а особенно на неудачные попытки некоторых одеться как маглы... По сравнению с ними Августа, оказывается, даже модница. Конечно, прошлого столетия, но не в том же суть.
  
  Сначала мы зашли за ингредиентами для зелий. Я одарила сочувствующим взглядом брата, тихо, восторженно чуть ли не поскуливающего от счастья: бедненький, не знает еще, что его ждет. Купили котел, весы, зашли в книжный магазин - взяли нужные книги, перья, чернила, цветные карандаши... хм, что-то не туда меня занесло... Подумала, что заберу учебники брата до первого сентября. А что? У меня информационный голод! У меня появилась идея! Мне нужна записная книжка, куда я могла бы записывать интересные заклинания или зелья. Ну и всё такое же полезное. Ведь постоянно с собой библиотеку не потаскаешь, а вот толстую тетрадку - вполне. Попросила у бабушки купить такую.
  
  - Зачем тебе большая тетрадка, милая?
  
  - Рисовать я там буду, - сделала честные глаза я. - Я хочу сама ее купить. Можно, ба? - мы уже подошли к магазину с вывеской 'Мадам Малкин. Одежда на все случаи жизни'.
  
  - Купим Невиллу форму и пойдем обратно во 'Флориш и Блоттс', там спросим у продавца. Думаю, он что-нибудь найдет.
  
  - А давайте, пока вы будете подбирать мантии, я схожу и куплю тетрадку? - Августа собралась что-то возразить. - Ведь я уже взрослая! - быстро добавила я.
  
  Бабушка задумалась.
  
  - Ладно, только не потеряйся. Если заблудишься...
  
  - Спрошу у прохожих. Знаю-знаю.
  
  - Вот, держи, - она отсчитала мне монеты. - Четыре сикля. Этого должно хватить.
  
  Вернувшись в книжный магазин и отстояв очередь, я спросила продавца:
  
  - Здравствуйте, сэр. Мне нужна большая тетрадка... или пустая книга.
  
  - Здравствуйте, молодая леди, - улыбнулся продавец. - Могу я поинтересоваться, для чего нужна тетрадка или пустая книга?
  
  - Для записей, сэр.
  
  - Хотя волшебники предпочитают свитки, некоторым нужны книги или магловские тетрадки. Так что я, думаю, найду то, что нужно, - подмигнул он.
  
  Он ушел в подсобную комнату и вернулся с большой коробкой.
  
  - Смотрите, мисс.
  
  В коробке оказалось множество разнообразных тетрадок: тонкие, толстые, да еще и разных расцветок. Я выбрала потолще, темно-синего цвета, почти черную книгу. Ха, буду чернокнижницей! Осталось ручного демона завести, ага.
  
  - Сколько с меня, сэр?
  
  - Три сикля и десять кнатов, мисс.
  
  Я запихнула книжку в сумку за плечами и отправилась к магазину одежды. Кстати, в Гринготтсе у меня нет такого наследства, как у Поттера, а жаль. Придется всё самой копить, эх. Вот так закончилась прогулка: палочку Невиллу не покупали - решили взять старую палочку отца. Ничего при этом не взорвалось и не разбилось - значит, подошла. Сову тоже не покупали, так как дядя Элджи подарил брату свою жабу. Тот обрадовался. С чего бы?.. Жабу он ко мне близко не подпускал. Может, это из-за того, что я поинтересовалась, какие на вкус жабьи лапки? Во Франции их едят, и ничего.
  
  Я еле успела пролистать книги до первого сентября. Невилл же тоже их читал, поэтому мне приходилось забирать их 'посмотреть картинки', да так, чтобы никто не заметил, что они у меня полдня... или всю ночь.
  
  Прошло еще два года... С письмами Невилла будто пересмотрела два первых фильма заново с небольшими дополнениями (всего лишь как ему живется, учится, успехи, неудачи, переживания).
  
  Эх, жаль только палочку мне нельзя сейчас купить. Правила, чтоб их! Бабушка со своей редко расстается. А когда я попробовала взять ее палочку, взорвался аквариум с рыбками. Бедные рыбки, я их в воде похоронила. Конечно же, чтобы они хотя бы после смерти добрались до почти родного края - до пруда во дворе. И совсем не для сокрытия преступления, да.
  
  И вот настал тот самый день - поход за моей собственной волшебной палочкой начался!
  Глава 5
  
  - О, это то, что нужно! Как правило, сердечная жила дракона в результате дает палочки наибольшей силы, способные на самые яркие заклинания. Но будьте осторожны, эта палочка очень темпераментна. В то же время палочка из грецкого ореха будет верна своей хозяйке, если сочтет ее достойной.
  
  Передо мной стоял Олливандер. Как не трудно догадаться, я, Невилл и бабушка собирались в Хогвартс в Косом переулке. Палочка матери не подошла, что для меня было совсем не странно.
  
  - Сэр, вы говорите о палочках так, будто они живые, - сказала я, держа в руках палочку из темного дерева и чувствуя, как по телу через руку разливается тепло. Ощущение будто держишь в руках меч, причем редкой, удивительной работы.
  
  - Да, я действительно так считаю. Более того, палочка выбирает волшебника, а не волшебник палочку. Что же, желаю успехов в освоении магического искусства.
  
  Заплатив за палочку, мы вышли из магазина, не пробыв там и двадцати минут. Держать в руках волшебную палочку - это что-то невероятное. От палочки будто исходила какая-то сила, и первое время я была опьянена этим чувством. Сейчас я готова поверить, что она не так проста, как кажется, и что-то в этом дереве со странной сердцевиной всё-таки есть. Палочка будто хотела испробовать мою силу, совершить что-то, не сидеть на месте. И я совершала. Перепробовала заклинания из чар и трансфигурации (по большей части, простая мелочь для первокурсников). Не скажу, что всё получалось с первого раза, но довольно быстро (ага, попытки с пятнадцатой, и то в лучшем случае). Палочка будто придавала сил, подсказывала, как правильней (прости, интуиция, наверное, ты тоже участвовала). Я точно знала, что она МОЯ! Вообще, интереснейшее объяснение исполнения заклинаний. Почувствовать ток магии, сделать такое-то движение палочкой, сказать фразу, и опа! - должно всё получиться. Естественно, я заинтересовалась более глубоким объяснением. В отличие от большинства ребят из моего класса я неплохо разбиралась в алгебре и геометрии. Размышляя по этому же принципу, получается, что должны объяснять сначала формулы и основной принцип решения задачи. Пролистав учебники брата за второй и третий курсы, обнаружила, что к описанию заклинания прибавляется небольшая формула. Большинство элементов формул остались дремучим лесом, но стало понятно, по крайней мере, что учитываются взмахи палочкой: угол, скорость, амплитуда и, естественно, точность рисования фигуры в воздухе. Можно предположить, что второкурсники изучают что-то вроде таблицы умножения. Хотя, если первокурсники, не зная никаких формул, отлично выполняют заклинания, могут подумать так: 'Зачем эти формулы учить? И без них всё отлично получается!' Ладно, думаю, там всё и выяснится.
  
  На платформу 9¾ мы пришли пораньше. Телепортировавшись через каминную сеть, я оказалась на платформе. Вокруг уже деловито сновали родители с детьми, тянущие за собой тележки с вещами.
  
  - Берегите себя, - сказала на прощание бабушка. Мы с братом уложили свои вещи на одну тележку, и брат тут же потащил ее к поезду.
  
  Оказывается, есть такие заклинания, которые увеличивают вместимость сумок. Зачем же Невилл тогда тащит эти здоровые чемоданы? Мы ведь не маглорожденные, можем купить и такие. Да, они дорогие. Но есть еще причина... Называется 'родительская забота'. Родители желают уложить в чемоданы как можно больше 'нужных' вещей для своих чад, а у расширяющих чар тоже есть предел. Моя сумка не такая уж и большая, да и вес у нее уменьшен - вещей в ней не так уж много. А сколько сил мне стоило уговорить бабушку выложить некоторые! Августа - женщина строгая и совершенно непробиваемая. Как она решила, так и будет. Попробовала бы я их ночью из сумки выложить - получила бы посылку в Хогвартс. Сова бы, конечно, надорвалась, но на то и существуют отделения совиной почты с казенными совами.
  
  - Симус! Дин! - крикнул Невилл, махая своим друзьям.
  
  Те подошли поздороваться. Невилл представил меня своим друзьям и соседям по комнате: Симусу Финнигану и Дину Томасу. Вместе мы пошли искать свободное купе.
  
  - 'Молния' - это метла профессионального уровня, очень быстрая, очень чувствительная, снабжена авто-тормозом!
  
  - Развивает скорость сто пятьдесят миль в час за десять секунд. На данный момент это лучшая гоночная метла!
  
  Мне быстро надоели мальчишеские разговоры о квиддиче, и я взяла 'Историю магии', сев читать у окна.
  
  - Что за книга?! Я даже не знаю, как открыть ее, чтобы она мне руку не откусила! - возмутился Финниган. За окном уже стемнело, и в поезде включили свет.
  
  О да! То, что они заговорили о книге, просто удивительно! Я поняла, о какой они книге. Когда мы были во 'Флориш и Блоттс', обнаружилось, что Невилл потерял свой список книг. Августа, естественно, стала распекать его на весь магазин. Пока люди заинтересованно косились в нашу сторону, я, привыкшая к подобному, разглядывала большую клетку со странными книгами. Они мало того что шевелились (хотя я раньше видела двигающиеся книги), они дрались друг с другом, парочка даже пыталась разорвать на части третью! Потом, когда список нашелся, оказалось, что это 'Чудовищная книга о чудищах', которая будет нужна Невиллу на уходе за магическими существами. Брат так и не смог ее открыть без телесных повреждений со своей стороны и порчи имущества. Он довольно быстро сдался. И тогда за нее взялась я! Бу-га-га! Экспериментальным путем выяснилось, что книга поддается дрессировке, а тяжелые предметы и футбол книгой о стену творят чудеса. Короче, брат ее таки прочитал.
  
  - А я ее прочитал, - улыбнулся довольный Невилл. Пусть набивает себе цену - ему полезно.
  
  - Как?! - одновременно воскликнули его друзья.
  
  - Ну... это... - сразу начал смущаться тот. - По правде говоря, это Айрли ее... это...
  
  - Выдрессировала? - подсказала я.
  
  - Да, - улыбнулся тот.
  
  - Как у тебя получилось? - повернулся ко мне Дин Томас.
  
  В ответ я лишь пожала плечами.
  
  - Хотите, я вам ее покажу? - брат вопросительно посмотрел на меня. Я слегка кивнула головой. Парни загорелись энтузиазмом.
  
  Невилл осторожно достал из чемодана перевязанную веревкой книгу. Она брыкалась. Все отодвинулись от греха подальше. Брат распустил веревку - книга сразу перевернулась набок и повертелась из стороны в сторону, издав звук, похожий на рычание.
  
  - Тузик, нельзя! - громко скомандовала ей я.
  
  Книга сразу упала. Из глубины ее страниц высунулась закладка. Парни издали дружный потрясенный вздох.
  
  - Жаль, меня она так не слушается, - вздохнул брат.
  
  - Ты ей уверенней говори, она и послушается. У тебя и так хорошо получается. Она ж тебя не кусает уже?
  
  Поезд, дернувшись напоследок, резко остановился. Погасли светильники.
  
  - Странно. Мы еще вроде не приехали, - сказал Дин Томас.
  
  - Может, поезд сломался? Когда мы приезжали в Хогсмид, свет сразу не выключали, - сказал Симус Финниган в кромешной темноте.
  
  - Я пойду загляну в соседние вагоны - может, там что-то знают, - сказал брат.
  
  - Я с тобой, - я на ощупь поспешила за ним. Постепенно тьма рассеивалась: глаза начали привыкать, но всё равно было как-то слишком темно.
  
  Мы взялись за руки. В коридоре было тихо, только где-то в другом конце вагона слышались шорох и возмущения: кто-то тоже вышел поинтересоваться, что произошло. Осторожно подойдя к соседнему купе, Невилл открыл дверь.
  
  - Простите! Вы не знаете, что случилось? - вопросил брат в темноту.
  
  - Привет, Невилл!
  
  - Гарри? Это ты? Что случилось?!
  
  - Понятия не имею! Иди к нам, садись.
  
  Брата потянули вперед и в сторону, я за ним. Кажется, я наступила на чью-то ногу.
  
  - Ой! - воскликнул девичий голос.
  
  - Простите, - сказала вежливо я.
  
  - Я не один, со мной сестра. Айрли, садись рядом, - раздалось сердитое шипение: кажется, я чуть на кого-то не села.
  
  - Пойду схожу к машинисту, узнаю, что произошло, - послышался тот же девичий голос.
  
  Дверь скользнула, затем звук столкновения, и два голоса вскрикнули:
  
  - Кто это?
  
  - А это кто?
  
  - Джинни?
  
  - Гермиона? - вай! Куда я попала! Хи-хи. Даже раньше, чем ожидала.
  
  - Что ты делаешь?
  
  - Ищу Рона.
  
  - Иди, садись.
  
  - Не сюда! - предупредил голос слева. - Здесь я.
  
  - Ой! - крикнул Невилл.
  
  - Тихо! - вдруг раздался хрипловатый голос. Я услышала шорох в углу. Все замолчали.
  
  Слабый треск - и в купе забрезжил свет. В ладонях взрослого мужчины подрагивал огонь, освещая усталое серое лицо. Я тоже так хочу! Даже без палочки!
  
  - Оставайтесь на месте, - он медленно встал, держа перед собой пригоршню огня, и пошел к двери, но та, опередив его, медленно открылась.
  
  Дрожащее пламя осветило упиравшуюся в потолок фигуру, закутанную в плащ. Лицо пришельца было полностью скрыто капюшоном. То, что было под капюшоном, протяжно, с хрипом не то взвыло, не то вздохнуло, словно хотело засосать не только воздух, но и вообще всё вокруг. Обдало холодом, будто в холодильник с пятидесятиградусной жары зашла. Мороз постепенно проникал всё глубже и глубже. В сознании всплыла картинка покореженного автобуса... Потом лица мистера и миссис Лонгботтом... Парень слева упал с сиденья и забился, словно в судороге.
  
  - Никто из нас не прячет Сириуса Блэка под мантией. Уходи, - сказал мужчина с огнем в руках. Он тихо произнес: 'Экспекто Патронум', - и из палочки посыпались серебряные искры. Существо исчезло в коридоре.
  
  Через пару долгих минут включился свет, и поезд зашумел, набирая скорость.
  
  - Что это было?! - взвизгнул рыжий парень напротив.
  
  - О боже, Гарри! - девчонка кинулась к черноволосому парню, лежащему без сознания на полу. Она стала шлепать его по лицу, приводя в чувство. Наконец ей это удалось. Они с рыжим уложили его на сиденье.
  
  Что-то громко треснуло, и все вздрогнули. Мужчина разломал на части большую плитку шоколада.
  
  - Держи, - протянул он Поттеру кусок. - Съешь, и станет полегче.
  
  - Вы не знаете, кто это был?
  
  - Дементор, - мужчина раздавал шоколад всем остальным. - Один из дементоров Азкабана.
  
  Все смотрели на него, не веря ушам. Он скомкал пустую обертку и сунул в карман.
  
  - Ешь, - повторил он. - Увидишь, станет легче. Простите, я ненадолго уйду: мне надо кое-что сказать машинисту.
  
  Он вышел в коридор.
  
  - Гарри, ты и вправду в порядке? - Гермиона тревожно смотрела на друга.
  
  Они стали объяснять Гарри Поттеру (черные волосы, очки и шрам указывали на то, что это он), что было после того, как он потерял сознание. Он вопросительно посмотрел на меня.
  
  - Привет, - тихо сказала я. А что еще можно сказать в такой ситуации?
  
  Брат очнулся и представил меня Гарри Поттеру, Гермионе Грейнджер, Рону и Джинни Уизли.
  
  - Мы знакомы, - кивнула Джинни.
  
  Вернулся профессор и сообщил, что через десять минут приедем.
  Глава 6
  
  Где-то я читала, что шоколад вызывает чувство радости. Немного он и правда помог. В купе, кстати, ввалились потрепанные Финниган с Томасом. Выяснилось, почему потрепанные, когда Финниган показал ногу с ухватившейся за нее 'Чудовищной книгой'. Пришлось ее отцеплять, связывать и укладывать в чемодан брата.
  
  Все уже переоделись в школьные мантии. Интересная штука: мантии можно носить просто как платье или халат, а можно и на обычную одежду. Чистокровные предпочитают первый вариант, маглорожденные, соответственно, второй. Мне вот уютнее на кофту с джинсами. Багаж все оставили в поезде, и правильно: в коридоре было не протолкнуться. Я пошла за прокладывающими себе дорогу мальчишками. Когда мы наконец выбрались из поезда, моему взору открылась темная маленькая платформа. 'Хогсмид. Не могли, что ли, фонарь повесить. Это же деревня волшебников, а значит, скрываться не от кого'.
  
  - Первокурсники, сюда! - прогремел голос.
  
  Над головами учеников возвышался здоровенный человек. 'Хагрид', - поняла я.
  
  - Здорова, неразлучная троица! - Хагрид поздоровался с шедшими впереди Гарри, Роном и Гермионой.
  
  - Айрли, тебе нужно к Хагриду: он отводит первокурсников, - повернулся ко мне Поттер.
  
  - Да, а все остальные, и мы тоже, поедут в каретах, - сказала Гермиона.
  
  - Хорошо, - я помахала рукой и поспешила сквозь толпу. - Увидимся.
  
  Когда я наконец протиснулась к Хагриду, вокруг уже стояли мои одногодки. Толпа слегка поредела.
  
  - Так, все собрались? Первокурсники, за мной! И смотрите под ноги!
  
  Мне интересно, а если б он кого оставил? Надеюсь, он умеет считать и не пренебрег сейчас этим умением. Оскальзываясь, первокурсники с Хагридом во главе пробирались сквозь тьму по тропе. Хагрид привел нас к берегу озера, где уже ждали лодки. Рассевшись по четыре человека в одну лодку, мы отправились к замку. Хогвартс издали выглядел красиво. Все вокруг охнули в восхищении. Когда мы оказались посередине озера, я почувствовала будто дуновение ветра - легкая щекотка, прошедшая по телу. Но поверхность озера была ровной, ни малейшей ряби.
  
  Нас привели к подземной пристани. Хагрид опять пошел вперед, освещая путь лампой, и привел нас к замку. Встречал детей маленький человек с шапкой седых волос, представившийся профессором Флитвиком. Он забрал нас и отвел сначала в небольшую комнату, дав возможность всем вдоволь понервничать, а потом завел в Большой зал. Я сейчас же задрала голову вверх, как, впрочем, и все. Потолок, правда, отражал ночное небо, сейчас закрытое тяжелыми дождевыми тучами. Профессор Флитвик вынес табуретку с лежащей на ней шляпой. Она пропела свою песню, которую я пропустила мимо ушей. Вот сейчас и решится, на какой факультет я попаду.
  
  Флитвик вытащил свиток и стал зачитывать имена. Названные выходили из строя, садились на табурет, надевали шляпу и после того, как она выкрикивала название факультета, садились за один из столов. Я особо не вслушивалась, погрузившись в себя. Было бы совсем хорошо попасть в Гриффиндор. После просмотра фильмов у меня сложилось хорошее впечатление о нем. В Когтевран или Пуффендуй тоже неплохо. Соображаю я вроде хорошо, тяга к знаниям умеренная. Не слишком упорная и трудолюбивая, но если чего-то захочу, трудиться буду. В Слизерине Малфой... Хотя, как говорится, в семье не без урода, да и то всего лишь фильм. Кто знает, как оно там на самом деле? А в Гриффиндоре брат. Надо бы за ним приглядывать. Повернулась к столу Гриффиндора, нашла глазами Невилла. Он ободряюще подмигнул. Да, он тоже вовсю расхваливал свой факультет.
  
  - Лэйн, Этан.
  
  Мальчик вышел из толпы, сел на табурет...
  
  - Гриффиндор! - крикнула Шляпа.
  
  - Лонгботтом, Айрли.
  
  Пришел мой черед надевать шляпу. Как только я ее надела, в моей голове раздался голос:
  
  'Хм... Опять задачка... Лонгботтом? Тоже в Пуффендуй проситься будешь?'
  
  Некстати вспомнился Йода: 'Идиота в тебе ощущаю я'. Шу-шу такие мысли!
  
  'Если можно, мне бы лучше в Гриффиндор', - осторожно попросила я.
  
  'Хорошо, хорошо, - сказала Шляпа, будто соглашаясь сама с собой. - Может, подумаешь? В Когтевране тебе будут рады. А в Слизерине сможешь найти то, что ищешь'.
  
  'Спасибо, но лучше в Гриффиндор'.
  
  'Тебе больше подойдет Когтевран. Почему ты хочешь в Гриффиндор?'
  
  'Там мой брат, за ним нужен глаз да глаз... Да и веселей там обещает быть'.
  
  - Гриффиндор! - прокричала Шляпа.
  
  Сняв ее, я поспешила к столу факультета, герб которого украшал лев. Села рядом с братом. Напротив сидел Рон Уизли, Поттера и Грейнджер не было.
  
  - Поздравляю! Ты молодец! - сказал радостный Невилл.
  
  - Спасибо, - сдержанно улыбнулась я в ответ. Вообще-то, мне было по большому счету всё равно, на каком я факультете, главное, что я в Хогвартсе вообще.
  
  Под конец распределения пришли Гарри и Гермиона. Только они уселись на свои места, встал директор с речью, не сказав ничего нового для меня.
  
  А кормят тут хорошо! Отличный выбор блюд. Золотая посуда? Лучше б серебряную взяли - обеззараживающую. Ах да, золото - это цвет Гриффиндора, а серебро - Слизерина. А директор у нас откуда?
  
  Зал наполнился смехом, разговорами, звоном ножей и вилок. Меня поздравили новоприбывшие. Кажется, Невилл говорил, что стал хорошим другом Гарри Поттеру. Когда на втором курсе все отвернулись от Поттера, потому что он змееуст, Невилл сказал что-то вроде такого: 'Неважно, какие у тебя способности, ты всё равно гриффиндорец'. Но несмотря на мое присутствие в жизни Невилла, от неуклюжего и неуверенного фильмового варианта он отличался только внешностью. Я не психолог, да и с восьми лет начинать воздействовать поздновато, мне кажется. В общем и целом, похоже, у меня ничего не вышло.
  
  Я задумалась над словами Шляпы (плохо на меня влияет магия... уже к шляпам прислушиваюсь!). Чего я такого хочу, что есть в Слизерине? Чем славится Слизерин? Его студенты хитры, изворотливы и амбициозны. Власти? Может быть. Я б не отказалась от личной армии. Хи-хи. А без шуток, может быть, там нашла бы нужные связи? А, ладно, я уже в Гриффиндоре.
  
  После пира староста, тоже Уизли, повел нас в факультетскую башню.
  
  - Входите, входите, - сказал Перси Уизли, когда мы пришли к портрету Полной Дамы. - Новый пароль - 'Фортуна Майор'! Запомните его хорошенько, иначе не сможете попасть в свою гостиную!
  
  Рыжий староста показал комнаты для девочек и для мальчиков. В комнате стояли четыре кровати с темно-красными бархатными шторами. Там уже ждали меня мои вещи. Перед тем, как лечь спать, я познакомилась с моими соседками на следующие семь лет: Эллис Блонд, Мэри Чекер и Хелен Райли.
  
  С хорошими соседями жить можно где угодно. Поэтому я постаралась с ними поладить. Эллис Блонд - хорошенькая девочка с белыми кудрями волос, чистокровная. Мэри Чекер, маглорожденная, имела каштановые прямые волосы, которые упорно пыталась завить всевозможными средствами; лицо, усыпанное веснушками, и нос картошкой, а самое худшее - она обожала розовый цвет! Эти двое нашли друг друга. Обе болтушки, любящие говорить о всякой ерунде, подписаны на всевозможные 'взрослые' женские журналы, типа 'Ведьмополитена'. С ними мне, любящей тишину и покой, было тяжело, но терпимо. Зато я нашла если не родственную душу, то нормального человека. Хелен Райли, полукровка, она не тащилась от модной одежды, а одевалась так, как ей нравилось. Любила поболтать, особенно о квиддиче. Не приставучая, но любящая посидеть в компании.
  
  Хогвартс - необычный замок, но и к двигающимся лестницам, самостоятельным дверям или привидениям можно привыкнуть. В нем меня больше всего заинтересовала библиотека. Пусть меня соседки уже через неделю обозвали книжным червем, но оторваться от библиотеки не представлялось возможным! Столько всего интересного, начиная от полезных бытовых чар и заканчивая анимагией! О да, я запомнила фокус профессора МакГонагалл! Жаль, начать изучать этот раздел я смогу нескоро. Когда я читала 'Историю Хогвартса' (в ней кое-где попались намеки на потайные ходы, которые я собиралась проверить) в читальном зале, неподалеку села Гермиона, обложенная стопками книг. Кажется, у нее должна быть какая-то хреновина, которая поворачивает время вспять и позволяет быть одновременно в двух местах. Мне хотелось вписаться в компанию к Золотому Трио, ведь три года учебы у них не обошлись без приключений, и, думаю, тенденция будет продолжаться. Но я не знала, как это сделать. Неплохой вариант: спросить то, что мне непонятно, у Грейнджер. Она ведь считается самой умной (вообще-то, она первая по успеваемости), поэтому не будет ничего странного. Но, во-первых, у нее и так времени нет: она слишком загружена, поэтому с моей стороны будет невежливо соваться к ней еще и со своими проблемами; во-вторых, сейчас мне всё понятно. Как раз второе не проблема: повод можно и выдумать. Я пошла на компромисс сама с собой. Спросить что-нибудь простенькое. Заклятье Колорум - изменение цвета какого-либо предмета - задание по трансфигурации. Как ни странно, Грейнджер согласилась помочь, разжевав даже больше, чем требовалось, хотя и выглядела очень уставшей и занятой, тем самым показав дорогу моей совести. Себе я пообещала ее и дальше спрашивать, но редко и только если действительно будет нужно. По крайней мере, в этом году...
  
  Хогвартс - это, прежде всего, школа. А школу я отлично помню... Дурдом еще тот! В школах не любят много знающих заучек, поэтому на уроках я редко блистала знаниями, отыгрываясь на практике, так как у меня получалось всё значительно быстрее. В общем, строила из себя середнячка: толпа не любит, когда кто-то выделяется...
  
  - Мисс Лонгботтом!
  
  - Да, сэр? - вылезла я из своих раздумий.
  
  - Ответьте на вопрос! - прошипел Снейп.
  
  - Простите, профессор, не могли бы вы повторить вопрос?
  
  - Похоже, вы, мисс Лонгботтом, так обрадовались своему менее отвратительно сваренному зелью, что подумали, что теперь можете витать в облаках на моих уроках?! - язвительно заметил Снейп. - Десять баллов с Гриффиндора! Чекер!
  
  Да, было не очень умно отвлекаться на зельеварении. Снейп с первого урока попытался испробовать на мне ту же тактику, что и на брате. Я включила пофигизм на полную катушку. Но всё же его нависание надо мной действовало на нервы. Делаем морду кирпичом, думаем о чем-то успокаивающем, напеваем песенку, не оборачиваемся. Всё нормально, профессор! Вы у меня в вежливом игноре! 'Менее отвратительно'! Пффф! Профессор, на мне ваш приемчик не сработает так, как на одиннадцатилетках! Зелье получилось не идеально, но очень даже хорошо! Даже цвет и запах совпали! Хотя пить я его всё равно не рискну, но не столько из-за неуверенности в своих силах, сколько из-за брезгливости. Лучше бы я не знала, из чего делаются зелья, честно.
  
  Еще давно я слегка полистала правила поведения для магов. Хоть моя семья и не принадлежит к числу влиятельных старых магических родов магического мира, это не станет препятствием для меня. Что-то вроде цветов мантий, подходящих случаю, меня не интересовало. Но интересовало, как преподать себя в лучшем свете, когда нужно. Я надеялась, что даже сейчас мое поведение поднимет меня в глазах магов, которые всё впитали вместе с молоком матерей... Со слизеринцами отношения натянутые...
  
  Со второго дня моего пребывания в Хогвартсе каждое утро за завтраком начиналось одинаково... Прихожу я на завтрак с Хелен, - прямая спина, гордо поднятый подбородок, весь вид полон собственного достоинства (я так думаю) - сажусь на скамью, и, прежде чем я успеваю схватиться за столовые приборы, сзади на меня кто-то набрасывается с криком 'Няшка моя! Доброе утро!' и принимается душить. В первые дни я была слегка в шоке. Потом привыкла. Этим 'кем-то' была Трэйси Майлз - девчонка со второго курса, энергичная и подвижная. Бабушка была близко знакома с ее родственниками и водила нас в гости. Девочка заметно крупнее своих сверстниц, из-за этого она сильно переживает. Я же выделяюсь среди одногодок малыми габаритами... Было у меня однажды благодушное настроение... Дернул меня кто-то за ногу познакомить ее с культурой анимешников. Аниме тут не было распространено, поэтому это была новинка и сказка на ночь. В следующий раз нам пришлось идти через магловский город, поэтому мы оделись по-магловски. Наверное, это моя плата за неосмотрительность... На мне был черный махровый костюм. Пушистый... Тут-то Трэйси и нашла применение нового слова!
  
  С ней было довольно весело. И жила она в одной комнате с Джинни Уизли. Вообще классы тут небольшие - все довольно быстро знакомятся.
  
  На необычное приветствие все сначала обращали внимание, но вскоре привыкли и к нему. У всех свои странности, а в Хогвартсе их умножают на пять, и поэтому к Трэйси привыкли. Профессора же предпочитали ничего не замечать, словно это само собой разумеющееся. Видно, все они были ознакомлены с историей моего 'тела', так как иногда во взглядах проскальзывало что-то похожее на жалость. Мне она не была нужна.
  
  Флитвик - радостный и добродушный старичок, он стал моим любимым учителем. Всё разжует буквально так, что каждый поймет, но при этом умеет работать с детьми и не занудствует. Вежливый, доброжелательный, веселый, с незамысловатым необидным чувством юмора, просто забавный низкорослый старичок, на перемене толково объясняющий материал старшекурсникам, когда те приходят за помощью. Всё хорошо, а к обращению со мной как с ребенком я уже как-то привыкла. Стебль - добрая женщина, декан Пуффендуя - и этим всё сказано. Она оказалась настолько жалостлива, что назначила мне своего самого рослого пуффендуйца, Уолтера Эткинса, в помощь на совместных уроках, чтобы на меня приходилось меньше тяжелого труда. Хоть какой-то плюс: копаться в земле, в отличие от брата, мне не нравилось. Мантия потом грязная, а очищающее заклинание в учебнике второго курса. Мне до него еще разбираться и разбираться в теории магии. Люпин ничем не выделял из толпы, не кидал странных взглядов, чем заслужил мою симпатию. Уроки он тоже делал интересными, печеньку ему за это. МакГонагалл постоянно задавала легкие вопросы и занижала требования. Остальным грифам она тоже изредка делала поблажки, поэтому это было не так заметно. Что я заметила не сразу, а где-то спустя полгода, так это то, что она абсолютно одинаково оценивала работы. То есть, если гриффиндорец сделал трансфигурацию неполной или где-то есть изъян, трансфигурация считается удачной, и ученик получает десять баллов (если уж совсем ни под каким углом не выглядит удачно, то пройдет мимо); если слизеринец выполнил работу идеально, да еще и усложнил задачу - сделал, например, пуговицу рифленой и перекрасил ее - ему тоже десять баллов. Могло быть и наоборот с факультетами, просто чаще всего расклад получался именно таким. В Снейпе всё-таки есть что-то хорошее: он остался таким же... кхм.
  Глава 7
  
  Про 'Чудовищную книгу' мне напомнил радостный Невилл. На уроке, когда все пытались открыть свои книги, он спокойненько, как и надо, развязал ее и открыл. Эх, жаль, я не видела лиц его однокурсников. Невилл (!) единственный, кто открыл эту книгу без искусанных пальцев и порванной одежды!
  
  Наконец начались уроки по полетам на метлах, вызывавшие у меня слепой восторг и предвкушение. Ни разу еще я не управляла метлой. Мадам Трюк заставила нас встать рядом с метлами и отдала команду приступать. Хорошо! Последуем совету Хелен: представим, что это лошадь. Эм... Не, лучше велосипед! Выглядит ненадежно, но если на нем научиться ездить - все нормально. Однако велосипеды по приказу в руки не бросаются... Так-так.
  
  Я протянула руку над метлой и уверенно сказала: 'Вверх!' А про себя добавила: 'Если ты сейчас не послушаешься, я тебя сожгу, жалкий веник!' - и 'Чистомет' тут же кинулся мне в руку. У кого-то из-за неуверенности в голосе, думаю, средства передвижения так и остались лежать или стали кататься по земле. В основном это оказались наши гриффиндорцы. Похоже, слизеринцы более самоуверенные... Хм... А удобно! Как может быть удобно на узком древке? Ан нет, магия! Как на подушке!
  
  Я почувствовала взгляд. Опять задумалась на зельеварении, а пора бы уже бросать щепотку молотого рога единорога в котел. Ага, Снейп. Опять сверлит меня своими черными глазами. Стоит напротив. Не обращаем внимания, спокойно. Ему не удастся заставить меня занервничать и сделать ошибку. 'А нам все равно, а нам все равно (добавить две ягоды омелы). Пусть боимся мы волка и сову. Дело есть у нас. В самый жуткий час (мешать по часовой стрелке) мы волшебную косим трын-траву...'
  
  Колючий взгляд все так же был направлен на меня. Я почувствовала применение магии. На мгновение холодок прошелся по затылку. 'Добавить горсть молотого безоара'. И тут же все прекратилось. Какой безоар? Раньше, когда Августа применяла какое-то заклинание, я это чувствовала. Сначала неясно, нечетко, но с течением времени я даже могла сказать, с какой стороны стоит от меня колдующий. В школе так часто применялась магия, что у моего организма притупились ощущения.
  
  Это точно Снейп колдовал. Но что? Палочки в руках нет. Черт! Огонь тушить пора. Зелье вскипело! Но не мог же это сделать кто-то из учеников! Допустим, можно колдовать без палочки. Какое заклинание? Внушение? Ничего подобного я в библиотеке не видела. А если кинуть? Все равно Снейп точно теперь работу завалит. Кидаю и сразу на всякий пожарный отхожу подальше. Мои размышления заняли всего несколько секунд... Котел стал, словно вулкан, извергать желто-зеленую жидкость. Вот один ком упал передо мной, второй - отлетел к соседнему столу. Попал на плечо Джайлзу Дэниелсу, однокурснику, а тот как закричит! Оно ж горячее!
  
  - Лонгботтом! - взревел Снейп. - Может, вы удосужитесь все-таки иногда заглядывать в рецепт на доске?
  
  Он сделал незамысловатое движение палочкой, и котел успокоился.
  
  - Минус двадцать баллов с Гриффиндора и незачет по зелью. А теперь отведите Дэниелса в Больничное крыло, пока я не снял еще десяток баллов! - раздраженно продолжил декан Слизерина.
  
  Джайлз поспешил к выходу; по его лицу уже катились слезы, зубы стиснуты. Я с видом 'да пофиг мне на баллы' взяла его и свои вещи и пошла за однокурсником. В коридоре, схватив Джайлза за руку, уже побежала к мадам Помфри. Все-таки это моя вина! Когда мы добежали, он уже хныкал. Сдала его в надежные руки и пожелала скорее выздоравливать. Дэниелс - полукровка. Его мать-ведьма влюбилась в магла. Мальчишка старательный, нешумный. Мне в какой-то степени даже симпатичен.
  
  Зато теперь я знаю, чего хотел Снейп. Мысль была точно не моя. Но зачем? Почему? Злость, раздражение, желание сделать подлянку? Как-то мелковато для профессора. Ради мести брату? На Защите Невилл превратил боггарта-Снейпа в боггарта-Снейпа-в-бабушкиной-любимой-одежде. А я тут причем? Хотя, кажется, кое-что припоминаю...
  
  Как-то раз на уроке Снейп расхваливал, как его студент разделывает флоббер-червей. Слизеринец стоял весь довольный, так как все смотрели на него. Ну, хоть что-то у него хорошо получается. А чего это все на меня смотрят? Я что, это вслух сказала?
  
  Из-за этого случая на занятии? Так он потом десять баллов снял, вроде попустить должно. Странно вообще, что на зельеварении нам не рассказывали про технику безопасности и не выдавали спецодежду - все работают в мантиях. Или подразумевается 'учитесь на собственном опыте'?
  
  Проанализируем ситуацию сначала: урок зельеварения, вроде бы варево у меня получается нормально, я сосредоточена на варке, Снейп пристально за мной наблюдает (может быть, вспоминает брата). Говорят, Снейп в последнее время чернее тучи из-за Люпина и боггарта. Согласно фильму, Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Ремус Люпин и Питер Петтигрю - друзья. Снейп с ними враждовал. Но вернемся к уроку. Я отреагировала как обычно: 'меня не волнует злой Снейп, я тут вообще пришла песенки попеть'. А что, если?!.. Если Снейп может что-либо внушить, почему он не может мысли читать? Это что же получается, он может все секреты и тайны учеников узнать?! Вот гад! Нужно срочно узнать, возможно ли прочтение мыслей. Увы, в библиотеку удастся попасть только после чар.
  
  На чарах мы изучали Инфламаре - заклятие поджигания, вызывает голубое пламя в месте или на предмете, указанном палочкой. Флитвик выдал нам железные чаши с опилками внутри. Я справилась с заклинанием одна из первых. Сев на место, я стала тренировать на чернильнице Левиускулус - чары, делающие предмет практически невесомым, облегчающие ношу. Заклинание изучается на втором курсе и очень полезно, особенно если у тебя слишком тяжелая сумка. Чем больше предмет, тем больше маны надо вкладывать - закон магии и трансфигурации, поэтому начинают всегда с маленьких предметов простой формы. Кстати, почему маги до сих пор пользуются перьями и чернилами? Не только из-за дани традициям.
  
  Изготавливаются самопишущие перья. Я так поняла, что на самопишущую ручку уходит больше сил. А перо может еще и проверять ошибки, перья красивей. А то, что делают чернильные кляксы... так есть и такие, которые не делают! Долой уставшую руку и мозоли на пальцах! Закрываемся книгой на всякий пожарный и отдыхаем, пока перо записывает.
  
  Флитвик - хороший преподаватель: объяснит все для тех, кто в танке, и даст полезную дополнительную литературу для развития. К концу урока моя железная чернильница стала легкой. Я уже значительно стала опережать школьную программу. То ли мой настоящий возраст сказывается, то ли программа такая легкая. Вообще-то, по моему мнению, пол-учебника тут можно спокойно выбросить из-за пространных размышлений и экскурсов в историю по применению заклинания, но это на мой взгляд, который совсем не такой, как у одиннадцатилетнего ребенка.
  
  В библиотеке придется полазить по книжным полкам: мадам Пинс спрашивать не хотелось. Вообще, лучше, чтобы Снейп ни о чем не догадывался. Буду вести себя как обычно, пока не соберу достаточно информации. Ну и где искать нужное? Попробовала разделы заклинаний и артефактов (сравнительно небольшой). Узнала, что возможно колдовство без палочки и выполнение чар без произнесения словесной формулы (так называемые невербальные заклинания). Для невербальных заклинаний нужны концентрация и контроль. Теперь в мою ежедневную программу тренировок войдет исполнение чар молча. Без палочки заклинание может выполнить только очень могущественный колдун. Когда я начала листать книги про артефакты (Хелен как раз закончила эссе по трансфигурации и пошла в гостиную), нашла описание хроноворота - штуковины, которую сейчас использует Гермиона для 'отматывания' времени. Оказывается, если его часто использовать, он может непредсказуемо повлиять на магические структуры. Сама артефакторика меня заинтересовала.
  
  Нашла только заклинание для стирания и изменения памяти - Обливиэйт. Но никаких способов чтения мыслей не было. Мадам Пинс выгнала меня перед закрытием.
  
  Где искать информацию? Этот вопрос не давал мне покоя и следующим утром. Как раз только я намазывала варенье на хлеб, а Эллис рассказывала Мэри, почему одна мантия лучше другой. Прилетела почта. Августа прислала нам с Невиллом письмо. Написала, что дома все хорошо, и подтвердила, что отправила разрешение брата на посещение Хогсмида сразу МакГонагалл, решив, что так надежнее. А почему бы ее не спросить? Попросив брата принести мне что-нибудь из Хогсмида, я поспешила в общежитие Гриффиндора. Успею еще до первого урока отправить письмо.
  
  Так... как написать так, чтобы не вызвать ненужных вопросов? В процессе написания пришлось несколько раз применять заклинание стирания чернил.
  
  'Дорогая бабушка.
  
  Начинает холодать. Не волнуйся, теплая одежда у меня целая и невредимая. Вчера на чарах мы изучали заклинание Инфламаре. У меня неплохо получился синий огонек. Профессор Флитвик меня даже похвалил. А профессор Люпин - наш новый учитель по Защите - очень неплох. Его уроки интересны, и у него много практических занятий. Он уделяет много внимания борьбе с темными созданиями. Не знаю, может, Невилл не похвалился, поэтому рассказываю я: на уроке третьекурсники изучали защиту от боггарта, и Невилл великолепно справился, да так, что весь класс смеялся над его боггартом!
  
  Бабушка, я вот на днях задумалась: а можно ли прочитать чужие мысли? Повлиять на них? Есть ли такие заклинания? И если есть, как от них защищаются? Ничего такого. Мне просто очень интересен этот вопрос. Может, есть на эту тему какая-то литература?
  
  Айрли'.
  
  Думаю, сойдет. Добежав до совятни и взяв школьную сову, на вид самую сильную, я привязала к ее лапке письмо и пошла на защиту от темных искусств.
  Глава 8
  
  Черные тучи заволокли небо, погружая все вокруг в темные сумерки. Ветер рвал и метал, заставляя учеников кутаться в мантии. Шел просто дикий ливень. Не удивлюсь, если сейчас еще и град пойдет. Для полного счастья тут только его и не хватает.
  
  Именно на такой день пришелся матч по квиддичу между Гриффиндором и Слизерином. Слизеринцы подумали-подумали, плюнули и сказали: 'Пусть пуффендуйцы вместо нас играют. А мы себе какую-нибудь отмазку придумаем'. И я с ними полностью согласна. Зачем устраивать игру в такую отвратительную погоду? И игрокам тяжело (а может, кого-то ветром унесет - и ищите его потом где-нибудь в Запретном лесу), и болельщикам ни черта не видно! Сидя на трибунах и расхваливая мысленно свою предусмотрительность, я пыталась наблюдать за игрой. Чары для ограждения от внешнего физического воздействия воды, воздуха, любых других веществ и предметов - Импервиус - изучаются на третьем курсе. Согревающие чары - Фоверус - были найдены в библиотеке. Погода начала портиться дня три назад, так что у меня было немного времени вплотную заняться чарами. Пришлось попотеть, изучая их. Помогло то, что я стала чувствовать ток своей магии и запас маны, а также стала немного понимать формулы заклинаний. Эти же чары наложены и на стоящую рядом Хелен. Она потребовала от меня обещание обучить ее им. Недостаток у них всего один: их нужно периодически обновлять; при такой погоде, например, каждые пятнадцать минут. Поэтому я бормочу заклинание и тыкаю палочкой в себя и подругу. Из-за ветра слов заклинания никто не слышит, и все так увлечены всматриванием в поле и борьбой с ветром за владение зонтиком, что каких-то движений не замечают. Жаль, у меня нет зачарованного зонтика с уже наложенными чарами, а то как-то язык заплетаться начал от многократного повторения.
  
  Импервиус может быть также очень полезен в том случае, если какой-то слизеринец вздумает пошутить. Я всё время забываю, что вокруг меня дети. Им интересней поиграть в плюй-камни, магические шахматы или погонять на метле, чем становиться сильнее, накапливать знания и развиваться. Думают, закончат школу, обязательно станут великими магами, независимо от прикладываемых усилий. Для чего еще нужна магия, кроме как для того, чтобы починить вещь, принести чашку чая со стоящего слишком далеко стола или подшутить над кем-то и т. п. А если враг захочет навредить? Экспеллиармусом не отделаешься. Ох уж эти розовые стекла... В который раз убеждаюсь, что правильно в фэнтези-книгах обучать магии начинают уже после подросткового возраста.
  
  Вспышка молнии сверкнула над трибунами, на мгновение осветив черную фигуру... медведя? Нет-нет, скорее собака. Сначала попытался проникнуть в гостиную Гриффиндора, а теперь сидит тут чуть ли не с попкорном. Сириус Блэк определенно владеет тонким искусством конспирации. Вот черная тень метнулась вниз.
  
  По трибунам пронеслись крики, полные ужаса. Что?! По полю парили фигуры в черных плащах. А я-то думаю, почему согревающие чары перестали действовать, я же их только что обновляла? Подняла взгляд вверх. Человеческая фигурка летела с бешеной скоростью вниз. Еще мгновение, и она разобьется! Нет, ее падение замедлилось, а из палочки вышедшего на поле человека появилось серебристое облако. 'Дамблдор', - поняла я. Хелен потащила меня за рукав в сторону выхода. Очнувшись, мы поспешили за толпой.
  
  После матча, который выиграл Пуффендуй, друзья Поттера и все желающие пошли посочувствовать ему. Оказывается, еще и его метла сломалась. Я не стала упускать такой шанс и, взяв с собой Хелен, изображала там фанатку квиддича и шутила. Знаем мы, как там скучно в этих больницах.
  
  В понедельник, когда Поттера выписали, Малфой изображал за обеденным столом то ли марионетку, то ли пантомиму. Оставалось только закатить глаза и пробурчать: 'Идиот...' Так как всем было понятно, кого он изображает и для кого.
  
  Дожди продолжали исправно лить. За две недели до каникул небо прояснилось, исчезли тяжелые дождевые тучи. А следующим утром выпал первый снег. Совсем чуть-чуть, но он успел принести всем чувство праздника. На каникулы я решила покинуть Хогвартс и уже предвкушала обшаривание домашней библиотеки. Попробовала исполнить заклинание вызова Патронуса. Ну... Теперь есть замена Люмоса...
  
  От бабушки пришло письмо с посылкой.
  
  'Дорогая Айрли.
  
  Очень рада твоим успехам. Молодец, ты старалась, я думаю. Одевайся теплее. Я прислала тебе зимние сапоги. На них наложены специальные чары. Надеюсь, обувь тебе понравится.
  
  Ты права, Невилл мне ничего такого не писал. Очень жаль, что о его успехах я узнаю в последнюю очередь. Надеюсь, он будет радовать меня и дальше, чтобы я могла им гордиться.
  
  Насколько я поняла, тебя заинтересовали легилименция и окклюменция. Это очень сложные разделы ментальной магии. Легилименция - способность мага проникать в сознание другого человека. Умелый легилимент может считывать даже воспоминания. Защитой от легилименции служит окклюменция. Неудивительно, что ты ничего не слышала о них. На их изучение тратят многие годы. Волшебнику, прежде всего, нужны сильная воля и концентрация. В школьную программу они не входят - вряд ли ты их найдешь в школьной библиотеке.
  
  Веди себя хорошо и слушайся старших.
  
  Августа Лонгботтом'.
  
  Сапоги оказались темно-красного цвета. Думаю, Августа хотела подчеркнуть мою принадлежность к факультету Гриффиндор.
  
  В школьной библиотеке, я согласна, такого не найти. А в Запретной секции? Я хотела побывать там. Дело в том, что меня мог спалить Филч со своей кошкой и не только.
  
  Кстати, вспомнилось тут...
  
  - Ну расскажи!
  
  - Не хочу.
  
  - Ну пожалуйста! Чего тебе стоит?
  
  - Настроения нет.
  
  Вечером я сидела в гостиной и писала эссе по зельеварению. Подошла Трэйси Майлз и стала упрашивать рассказать ей еще сказку под названием 'аниме'.
  
  - Ну няш!
  
  - Меня зовут Айрли. Для друзей просто Ли. Кстати, почему миссис Норрис, кошка Филча, от тебя до сих пор убегает? Ты же так 'любишь' кошек?
  
  - Ну это долгая история...
  
  Я вопросительно изогнула бровь.
  
  - Ну... Я, конечно, обрадовалась, когда узнала на первом курсе, что в замке есть хоть одна кошка. А Филч оказался очень вредным стариком: он не дает мне даже погладить ее, не то что поиграться!
  
  - Ага, представляю, как бы ты с ней 'поигралась'. Думаю, у кошки случился бы нервный срыв.
  
  - Было такое... Да зачем мне эта старая драная кошка теперь, когда у Грейнджер появился Живоглот! - она хитро сощурила глаза. - И вообще, не увиливай от темы: расскажи что-нибудь!
  
  - А может, я ничего больше не знаю?
  
  - Знаешь, знаешь. Может быть, что-нибудь еще про Харуху Судзумию? Давай я тебе из Хогсмида что-нибудь принесу?
  
  - Я не откажусь, - улыбнулась я.
  
  - Давай, - быстро ухватилась за соломинку Майлз.
  
  - Ладно, сегодня я расскажу вам историю, которая называется 'Девушка, покорившая время'...
  
  Младшекурсницы, сидевшие в гостиной, подсели поближе и навострили уши.
  
  Может быть, Трэйси сможет мне помочь? Хотя... как она может помочь проникнуть через закрытую на замок решетку? К тому же наверняка кто-то заметит пропажу книги. А на замке могут стоять сигнальные чары. Полезная штука. Моих умений пока недостаточно. Жаль, Локонса нет. Вот кто разрешение бы выдал! А почему мне нужна именно Запретная секция? Можно найти книгу в книжном магазине! Но для этого нужны деньги... Трэйси же чистокровная! У нее может быть подобная литература в домашней библиотеке. Чем древней род, тем больше должна быть библиотека, верно? А больше и не у кого спросить!
  Глава 9
  
  Как только я вернулась домой и сбежала от внимания родственников, отправилась перерывать домашнюю библиотеку. Теперь я знала, что мне надо искать. Нашла интересные заклинания и кучу информации, зачиталась... Вечером у меня уже голова пухла. Нет, в домашней библиотеке ничего такого нет. Пришло время для размышлений. Лежа в кровати, я анализировала ситуацию.
  
  Трэйси обещала посмотреть у себя дома. Если она что-то найдет, то пришлет мне почтой или привезет в школу. Я специально выучила заклинание копирования и теперь, если я найду интересующую меня информацию, но взять с собой книгу не смогу, запросто всё себе скопирую. Если, конечно, на ней не будет специальных чар против копирования. И это пока в пределах школы.
  
  Как всегда под Новый год бабушка с Невиллом пошли в больницу Святого Мунго проведать Алису и Фрэнка Лонгботтомов. Я за компанию, но в палату не заходила, предпочтя, как обычно, отсидеться в буфете.
  
  Наступило Рождество - привычный обмен подарками и праздничное настроение. От Трэйси пришло письмо, которое я так долго ждала.
  
  'Привет, Ли.
  
  Спасибо тебе за кошачьи ушки. Они классные, ня! Надеюсь, тебе тоже понравился мой подарок.
  
  Я нашла то, что ты искала. По крайней мере, я надеюсь на это. Пришлось спрашивать у родителей. Всё в порядке, я сказала, что просто интересно. Прислать ее тебе не смогу, но могу привезти в школу. Я надеюсь, что она будет тебе полезна. Взрослые сказали, что сейчас книга вряд ли понадобится, но, может, через некоторое время. Кстати, они не знают, что я собираюсь взять ее с собой.
  
  Ты знала, что легилименция считается темно-магическим знанием? Я считаю, защита от людей, которые ею пользуются, очень нужна. Для обучения нужна практика. Я тут полистала, но для меня всё слишком сложно. Думаю, как окончу школу, возьмусь за нее.
  
  Счастливого Рождества.
  
  Трэйси'.
  
  Да, я не знала, что подарить Трэйси, и вот.
  
  Книга называлась 'Окклюменция. Теория и практика' и состояла из четырехсот тридцати пяти страниц. Прибыв обратно в школу и получив заветную книгу, я приступила к ее изучению. Осилив талмуд, систематизировала знания.
  
  Окклюменция - область магического знания о защите сознания от посягательств извне (легилименция, чары подчинения). Мастер-окклюмент может даже обмануть Веритасерум - сыворотку правды - и сопротивляться заклятью Империус (заклятье подчинения). С помощью окклюменции можно 'общаться' с некоторыми разумными животными. Не поняла, правда, каким образом. Одна из наиболее редких и сложных наук, относится к разделу невербальной магии.
  
  Окклюменция - сплав силы воли и магической концентрации, направленной на сокрытие информации и ее защиту.
  
  Напрямую зависит от силы воли волшебника, умения концентрироваться, знания теории, а также от количества опыта, вырабатываемого на практике. Для выполнения заклинаний тоже нужна концентрация.
  
  Уровень навыка подразделяется на три категории:
  
  1. Создание блока в сознании, скрывающего за собой информацию. Наиболее примитивный и прямолинейный. Блок легко взламывается волшебником, обладающим более высоким уровнем знания легилименции, нежели у окклюмента.
  
  В этом случае защита строится по такому принципу: думать обо всём, кроме того, что нужно легилименту. В большинстве случаев окклюмент представляет перед собой каменную стену и в подробностях пытается воссоздать рельеф ее поверхности.
  
  2. Ложные воспоминания. Второй по сложности уровень, заключающийся в попытке обмана легилимента и предоставления ему ложных, воссозданных окклюментом воспоминаний. В данном случае имеется прямая зависимость от фантазии и креативного мышления окклюмента. Лишь превосходящий по силе легилимент способен распознать фальшь, и в большинстве случаев это зависит от внимательности легилимента.
  
  3. Боевая окклюменция. Наиболее сложный раздел, позволяющий сильному окклюменту атаковать легилимента в момент контакта, заставив того пережить худшие свои воспоминания. Такой контрудар способен вызвать у легилимента сумасшествие, шоковое и даже обморочное состояние. Известны случаи, когда легилименты впадали в кому, а через какое-то время погибали. Для удачной атаки окклюмент должен как минимум не уступать легилименту, а желательно превосходить его, потому что в случае обратной пропорции и неудачной контратаки окклюмент может подвергнуться своим же страхам, и его могут ждать те же последствия, что описаны выше.
  
  Ослабление защитных возможностей окклюмента зависит непосредственно от нарушения концентрации. В перечень ослабляющих факторов входят наркотики или алкоголь и физические повреждения, вызывающие боль, тем самым отвлекающие внимание окклюмента. Чем сильнее отвлекающие факторы, тем более беззащитен окклюмент.
  
  На окклюмента также существенно ослабляется влияние магии дементоров.
  
  Истории известен случай смерти дементора от рук окклюмента, который отравил того ужаснейшими воспоминаниями своей жизни. К несчастью, окклюмент, не выдержав нагрузки, погиб, так и не раскрыв секрет своего противодействия.
  
  Вообще, это всё, оказывается, довольно опасно.
  
  Очень, очень полезная книга. Для неофита предлагались упражнения. Например, смотреть на какой-то предмет и как можно дольше думать только о нем и ни о чем другом. Вот стол. Столы бывают деревянными и пластмассовыми. Пластмассовые используют обычные люди, чаще всего в кафе. Этот стол деревянный. Дерево похоже на яблоню. Кхм... короче, состоит из темного дерева. Также столы могут иметь три или четыре ножки. Две ножки - это слишком мало, а пять ножек не используют из экономических соображений. Этот имеет четыре ножки прямоугольной формы. Ножки, как и сам стол, чаще всего квадратной или круглой формы.
  
  Постепенно я скатилась к философствованию на тему 'Почему именно король Артур усадил своих рыцарей за круглый стол?'
  
  Размышлять нужно не соскакивая с этого предмета или явления хотя бы пять минут. Ходить вокруг да около, переливать из пустого в порожнее, как вам больше нравится.
  
  Кроме того, у некоторых магов может быть предрасположенность к этим наукам. Бывают природные легилименты и окклюменты. И у меня есть подозрения на свой счет.
  
  Как и раньше, я продолжала следить за действиями Снейпа на зельеварении, пытаясь отследить проникновение в сознание. Но нет, то ли я не замечала, то ли ничего и не было. По крайней мере, мои котлы не превращались в вулкан.
  
  А события вокруг текли своим чередом. Поттеру прислали в подарок 'Молнию' - очень дорогую метлу. Я говорила, что у кого-то тонкое чувство конспирации? О чем он вообще думает?!
  
  * * *
  
  
  Ловец Когтеврана вновь помешала Поттеру поймать снитч. У Гарри была метла покруче, и Чжоу Чанг, видимо, решила не ловить снитч, а мешать поймать его Поттеру. Гарри вошел в крутое пике, Чжоу за ним. Вот он вышел из пике и опять взмыл быстро вверх. С бешеной скоростью он понесся к воротам когтевранцев; Чанг уже не успевала за ним.
  
  - А-а-а! - вдруг вскричала она. Три высокие фигуры в черных балахонах летели к Поттеру. Не похожи они что-то на дементоров...
  
  - Экспекто Патронум! - из палочки Гарри выплюнулось (иначе не скажешь) что-то серебристо-белое. Оно снесло с ног дементоров.
  
  - Гарри Поттер ловит снитч и получает сто пятьдесят очков! Гриффиндор победил!!! - вскричал комментатор матча.
  
  Команда гриффиндорцев понеслась обнимать своего ловца. Хм? Чей-то взгляд? Парень со Слизерина. Нет, слава богу, мысли не читает, а то я уже начала строить блоки. Он заинтересованно разглядывал меня, о чем-то задумавшись. Китаец или японец? Цвет лица как у англичанина, но характерный разрез глаз выдает. Наши взгляды встретились, и он тут же отвернулся. А и хрен с ним! Гриффиндорская команда уже понеслась к трибунам, и болельщики не упустили случая.
  
  - Недостойное трюкачество! - кричала подошедшая МакГонагалл на вылезавших из балахонов 'дементоров': Малфоя, Крэбба, Гойла и Флинта - капитана слизеринской команды. - Подлая и трусливая попытка вывести из игры ловца Гриффиндора! Вы будете строго наказаны. И минус пятьдесят баллов со Слизерина. Я поговорю с профессором Дамблдором о вашем поведении. Вот он, кстати, сам идет сюда.
  
  Вторая волна счастья накатила на гриффиндорцев. Радостный львиный факультет покинул стадион и двинулся к главному входу замка.
  
  В гостиной развернулось празднество, длившееся до тех пор, пока к нам не пришла МакГонагалл в домашнем халате и не разогнала спать. Но мы успели весело провести время. Близнецы Уизли принесли откуда-то кучу сладостей. Расшевелив пребывавший в эйфории от сладостей и сливочного пива мозг, удалось вспомнить про потайной ход, начинающийся где-то у статуи одноглазой ведьмы.
  
  - Нам немного помогли Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост, - шепнул Фред Гарри на ухо. Я как раз сидела рядом и участвовала в обсуждении матча.
  
  Значит, разогнала нас декан факультета по спальням.
  
  А потом все снова проснулись от крика, прозвучавшего на всё общежитие. Студенты, которые не успели заснуть, снова высыпали в гостиную. Выяснилось, что Блэк пробрался в спальню Поттера и напал на Уизли. Блин, достал уже! Ну сколько можно?! Пришедшая ругаться МакГонагалл, узнав, что случилось, пошла спрашивать нашу новую дверь, то есть сумасшедшего рыцаря, впускал ли он кого-нибудь сейчас.
  
  - Сэр Кэдоган, вы вот только что никого не впускали в башню?
  
  - Как же, добрая леди, впустил, - раздалось с той стороны.
  
  - Вы... впустили? А... а пароль?!
  
  - А у него они были! - гордо сказал сэр Кэдоган. - На всю неделю, миледи. Целый список на кусочке пергамента. Он их мне прочитал!
  
  Профессор МакГонагалл вернулась сквозь узкий проем в гостиную. Гриффиндорцы оторопело молчали; профессор была бледна как мел.
  
  - Какой, - дрожащим голосом начала она, - какой неописуемый глупец написал на клочке пергамента все пароли недели и потом потерял его?
  
  Гробовое молчание в гриффиндорской гостиной было нарушено слабым, испуганным всхлипом. Невилл, дрожа от макушки до носков пушистых комнатных тапочек, медленно поднял руку.
  
  - Да ладно, со всяким могло случиться, - я утешающе положила руку ему на плечо.
  
  Естественно, как только наш декан ушла, все загалдели, и не думая обратно ложиться спать. Похоже, сегодня выспаться так и не получится.
  
  Я кинула предостерегающий взгляд на открывшего было рот мальчишку-старшекурсника. Давай, попробуй что-нибудь вякнуть. Тот закрыл рот, снова открыл, закрыл. Передумал. Пришлось до утра утешать брата. Ну и чего он такой ранимый?
  
  Да ладно тебе, ничего же страшного не случилось! Да к черту этот полог! Заменят! Ну не оторвал же он Рону голову? Ну, успокойся... Хватит тебе, говорю. Никого ты не подвел, это всё случайность! Пошли в мою спальню. Нечего тут рассиживаться. Как нельзя? Всё равно все тут. А... Тогда пошли к тебе. У вас, надеюсь, меня лестница не сбросит? Вот и хорошо.
  
  Хм... А крысы этого Уизли, которая анимаг, нету. Кстати о животных. Хоть бы одна свинья, называющая себя другом Невилла, пришла сюда!
  Глава 10
  
  - Смотри сюда, котик. Смотри мне в глаза. Скажи, ты сегодня охотился на мышей?
  
  Котик возмущенно вильнул хвостом.
  
  - А в Хогвартсе есть мышки? Чем тебя сегодня кормила хозяйка? Ну, котик, посмотри мне в глаза. Я же с тобой поговорить хочу, скотина ты такая! Хватит отворачиваться!
  
  Живоглот отвернул свою наглую рыжую морду и продолжил свои попытки вырваться из цепких девичьих ручек.
  
  Я поймала его и принесла в спальню. Сейчас тут никого нет. Два дня назад я вычитала, что с книззлами можно общаться мыслеобразами. Живоглот - полукниззл. Идея проста как пять копеек. Если получится - значит, у меня есть способности к ментальным наукам.
  
  - Слушай, может, ты обычный рыжий котяра, а не полукниззл? - он обиженно посмотрел на меня. - Или ты всё же меня понимаешь? Давай, я просто хочу опробовать свои силы.
  
  Кот, как мне показалось, обреченно посмотрел на меня. Черный зрачок обрамляла желтая радужка. Только черный зрачок, больше ничего сейчас нет. Ну же. Ком чего-то серого с мелькающими в нем красками пронесся в сознании.
  
  - И что это было? Эээ... А можно помедленнее?
  
  Кот вильнул хвостом и снова застыл неподвижно. Странное чувство. Сначала я поняла, что это, а потом увидела. Гермиона сидела за книгой и поглаживала кота.
  
  - Молодчина, Живоглот! Спасибо тебе. С меня рыбка! - подмигнула я коту и почесала его за ушком. Наглый котяра махнул пушистым хвостом по лицу и, спрыгнув вниз, убежал.
  
  После ночного посещения Блэком башни Гриффиндора все стали изображать бурную деятельность. Флитвик учил входные двери распознавать Сириуса по фотографии. Филч конопатил щелочки. Сэра Кэдогана поменяли на Полную Даму, а для безопасности последней рядом дефилирует отряд троллей с дубинками. Невиллу запрещено посещать Хогсмид, и он больше не имеет доступа к паролям. А соответственно, и поставки сладостей мне прекратились... Эх, придется откупаться сказками. Ведьму с потайным ходом я нашла, но лезть не стала, хотя очень хотелось. Пусть я лучше буду перестраховщицей, но мне кажется, что движение в этом потайном ходе сейчас слишком оживленное.
  
  Не знаю как ученики, а преподаватели должны были заметить, что в этой истории с узником Азкабана что-то не сходится. Сначала Блэк приходит за Поттером, когда все на празднике и в гостиной никого нет. Это еще можно списать на поехавшую крышу. Потом он приходит, когда все спят, идет к кровати Уизли и, порвав полог, просто убегает. Хотя успел бы и Рона, и Гарри прирезать, если бы, конечно, захотел.
  
  * * *
  
  
  - Может, сыграем в шахматы или хлопушки? - спрашивает меня брат.
  
  Сегодня, четырнадцатого февраля, поход в Хогсмид, а ему самому в замке скучно. Вот и поднимаемся мы вдвоем в общую гостиную.
  
  - Я обещала сегодня помочь Хелен с чарами, - да, сегодня мы проводим плановую тренировку. Хелен посмотрела и попросила научить ее некоторым чарам. Постепенно это превратилось в совместное изучение заклинаний, а иногда и в небольшие дуэли, что меня очень порадовало. - Кстати, Гарри Поттер тоже сегодня остался в замке. Может, тебе его поискать? О! А вот и он. Привет, Гарри!
  
  - Привет, Гарри. Я совсем забыл, что ты тоже не идешь в Хогсмид.
  
  Хм. Мы остановились как раз у статуи одноглазой ведьмы.
  
  - Привет, - поздоровался Гарри, быстро выходя из-за статуи и пряча какой-то пергамент в карман. Про нее я тоже забыла. А полезная штучка... Жаба, цыц!
  
  - Сыграем в хлопушки? - спросил брат.
  
  - Сейчас не могу, мне надо в библиотеку. У меня еще не закончено эссе о вампирах для Люпина...
  
  - Я тоже пойду с тобой, - сияя, проговорил Невилл. - Я его еще и не начинал.
  
  - Как же это я забыл... Я ведь его вчера вечером закончил... - кажется, кто-то хочет от нас избавиться.
  
  - Вот здорово! Значит, ты мне поможешь! - на лицо Невилла набежала тучка. - Я никак не могу разобраться с чесноком. Есть его надо или что... - Невилл вдруг осекся: к нам приближался профессор Снейп. Бедняга спрятался за спину Гарри.
  
  - Что вы здесь делаете? - Снейп остановился, переводя взгляд. - Странное нашли место встречи.
  
  Снейп посмотрел на одну дверь, на другую и вперился в статую.
  
  - Мы не договаривались о встрече, мы случайно встретились, - сказал Гарри.
  
  - В самом деле? Вам свойственно, Поттер, возникать в неожиданных местах. И почти всегда для этого есть особая причина. Советую немедленно вернуться в башню Гриффиндора, где вам сейчас и полагается быть. Вам тоже, мисс Лонгботтом. Если вы станете общаться с Поттером, то он непременно втянет вас в неприятности.
  
  Легкое перышко пощекотало затылок, когда встретилась взглядом с профессором. Тут же были подняты мои варварские щиты, а я усиленно вспоминала в деталях урок трансфигурации.
  
  - Спасибо за заботу, профессор, - отвечаю холодно ему и направляюсь куда было велено. Говорит 'мисс', чтобы подчеркнуть, что ни во что не ставит моего брата. А Нев и рад, что Снейп его не заметил. И с чего такая неприязнь? Ему, что ли, и Лонгботтомы когда-то на любимую мозоль наступили?
  
  Гарри удалось отделаться от нас у портрета Полной Дамы. Сказал ей пароль, а сам, сделав вид, что забыл эссе в библиотеке, остался снаружи.
  
  - Что будем делать? - спросил Нев.
  
  - Слушай, брат. А ты не хочешь попрактиковаться в заклинаниях? По правде говоря, мы с Хелен договорились позаниматься в пустом классе на шестом этаже. Я понимаю, тебе вряд ли будет интересно, ты всё же на третьем курсе...
  
  - Это было бы здорово! - радостно проговорил Невилл. - Понимаешь, у меня не всё хорошо получается... и если вы не против...
  
  - Конечно не против, я же тебя приглашаю. Пошли.
  
  - Ходят тут туда-сюда. Сидели бы в гостиной от неприятностей подальше, - ворчливо сказала нам вслед Полная Дама.
  
  Когда мы с братом пришли в класс, Хелен еще не было.
  
  - Не будем терять времени. Давай отодвинем парты к стенам заклинанием левитации, - сказала я, доставая палочку. От моего заклятья парта переместилась и аккуратно приземлилась. От заклятья Невилла, когда он ее поставил, чуть не упала набок, издав громкий звук.
  
  - Эм... - раздалось со стороны двери. Пришла Хелен. - Привет, ты, должно быть, Невилл. Ли мне о тебе рассказывала. Меня зовут Хелен.
  
  Брат поспешил к ней пожать руку.
  
  - П-п-приятно познакомиться.
  
  - Ли, я так понимаю, Невилл теперь будет с нами заниматься? Или помогать?
  
  - Из меня не лучший помощник... - начал брат.
  
  - Правильно поняла. Заниматься.
  
  - Хорошо. Тут такое дело... Я тоже кое-кого привела. Извини, я случайно проболталась, но это ведь не секрет? Он очень хотел, вот и... Я пыталась найти тебя сегодня, но ты будто сквозь землю провалилась. К тому же ты Невилла тоже привела!
  
  - Ладно, ладно. Кого ты там привела?
  
  - Этан, заходи.
  
  В класс зашел наш однокурсник Этан Лэйн.
  
  - Привет. У меня плохо с заклинанием Репаро. Не могли бы вы мне помочь? - спросил он, жутко краснея и отводя взгляд.
  
  Невилл представился, а мы поздоровались.
  
  - Конечно, мы тебе поможем. Если захочешь, можешь и дальше приходить на собрания нашего тайного клуба. Думаю, четыре человека уже достаточно, поэтому не говори никому. Хорошо?
  
  - Ладно, - согласился мальчишка.
  
  - Это всех касается. Давайте не будем больше делать неожиданностей и станем совещаться, если кто-то вдруг захочет присоединиться, - сказала я и внимательно посмотрела на Хелен.
  
  В ответ получила взгляд, означающий 'А я что? Ты не лучше'.
  
  - Кстати, если мы уже стали клубом, то как назовемся? - поинтересовалась она.
  
  - Кружком по выполнению домашних заданий? - иронично приподнимаю бровь.
  
  - Нет, банально как-то, - а Хелен, походу, заинтересовалась идеей клуба.
  
  - А всё так и есть. Домашнее задание отработать заклинания - мы и отрабатываем. И вообще, нас мало для клуба. Так! Хватит время терять, я сегодня еще эссе Люпину написать хотела! Передвигаем парты к стенам заклятьем левитации!
  
  Вчетвером мы быстрее справились.
  
  - Одну оставим. Если сегодня работаем с Репаро, надо сначала немного поломать.
  
  - Можно Ресидо. Оно должно создать порезы. А потом Десайсам - оно отрежет часть. Ну или поджечь каким-нибудь заклинанием, - стала перечислять Хелен.
  
  - Это же заклинания для второго курса! - удивленно воскликнул брат.
  
  - Не тебе возмущаться, ты-то на третьем, - так-так, моя язвительность явно заразна.
  
  - Но как же, мы не изучали их еще, - удивился в свою очередь Этан.
  
  - Ты не изучал. А мы с Ли пошли вперед. И в следующем году сумеем больше.
  
  Этан нахмурился: ему явно не понравилось такое заявление. Только он хотел начать возмущаться, как я сказала:
  
  - Работаем с Ресидо! Хватит уже чесать языками.
  
  Следующие полтора часа мы посвятили разбору заклинаний. Когда у парней стало получаться, вся парта уже была увенчана порезами: где большими, где крошечными. Потом пришла очередь Репаро. Тот же план. Затем тренировались с Инсендио - парта покрылась черными пятнами. Опять Репаро.
  
  Когда все уже порядком подустали, я решила, что пора заканчивать.
  
  - Хорошо! Мы все отлично поработали! На сегодня хватит. Думаю, в следующий раз соберемся в пятницу. Все согласны?
  
  Парни, подумав, кивнули.
  
  - А как же дуэль? - обиженно заявила Хелен, сделав 'слезные' глазки и надув губки.
  
  - Вы все уже подустали. В следующий раз будет тебе дуэль, - усмехнулась я.
  
  - Дуэль? - заинтересованно переспросил Этан.
  
  - Да, мы с Ли всегда проводим дуэли. Значит, ты, Ли, не устала? - подруга хитро прищурилась.
  
  - Ну как дуэли... Тренировки для быстроты реакции, - пояснила я. - А ты устала, так что без возражений: я не хочу потом тащить тебя бесчувственную до гостиной, - увы, как-то раз мы решили проверить предел запаса маны у нас. Раньше сдалась Хелен.
  
  - Очень полезно, если вдруг слизеринцы вздумают кидаться заклинаниями, - сказала Хелен.
  
  - А еще полезней не реагировать на их подначки.
  
  - Я хотел бы поучаствовать в этих дуэлях, - заявил Лэйн.
  
  - Я тоже приду, - тихо сказал Нев.
  
  - Конечно, оба поучаствуете. Раз все всё выяснили, то в пятницу в 16:00. Постарайтесь не опаздывать.
  Глава 11
  
  Время шло своим чередом. Постепенно начал таять снег, зеленая трава пробивалась сквозь влажную землю. Третьекурсники взвыли от домашних заданий на пасхальные каникулы, а первый курс наслаждался жизнью. Несколько месяцев всё было тихо и спокойно. Настолько, насколько может быть в школе для молодых магов.
  
  В библиотеке стало заседать неразлучное трио. В последнее время они что-то не поделили, и Рон с Гермионой не разговаривали. Об этом 'нечто' знал весь Гриффиндор, так как свои перебранки они устраивали в общей гостиной. Я догадываюсь, почему они помирились: скоро будет казнь гиппогрифа, поцарапавшего младшего Малфоя. Всё бы ничего, да только старший Малфой раздул историю так, что о ней знала вся школа, но предпочитала ничего не видеть. И теперь друзья перелистывали книги, в которых было хоть что-то про несчастное животное.
  
  Обычная школьная жизнь продолжалась до матча Гриффиндора со Слизерином. Все вновь посходили с ума, на сей раз больше обычного. К концу каникул отношения между командами и факультетами достигли точки кипения. То и дело в коридорах возникали мелкие стычки. По коридорам следовало ходить осторожно, каждое мгновение ожидая что-нибудь вроде заклятья слипания ног. Ведь вокруг обычных учеников, в отличие от членов команд, не ходила толпа. Можно было, конечно, при случае присоединиться к этой самой толпе.
  
  Нет, что вы! Я не злопамятная! Я просто злая и у меня хорошая память на лица! И если какой-нибудь слизеринец начинал вдруг пахнуть не очень приятным запахом, его шнурки становились два метра в длину или на языке отрастала твердая чешуя так, что он не мог нормально говорить, я к этому не имела никакого отношения. По крайней мере, меня редко могли заподозрить. Но это всё так, развлекаловка, оживление школьной жизни.
  
  Накануне матча вечером в гостиной стоял невообразимый шум. Брат выпустил для еще большего гама Тузика. Гостиную поглотил веселый смех. А на следующий день команду Гриффиндора за завтраком встречали аплодисментами. Причем аплодировали все, кроме слизеринцев. Вся школа наконец нашла повод выплеснуть всё свое негодование на один из факультетов.
  
  Наконец на квиддичное поле вышли команды. Батюшки-святы! Кажется, это первый и единственный случай, когда Снейп изменил своей обычной черной мантии. Конечно, если не брать во внимание шутку с боггартом, но там как бы не совсем Снейп... Ай да декан! Пусть против его факультета вся школа, но он, словно любящая мамаша, поддержал свое вредное дитя!
  
  Н-да... Ну и матч был! Слизеринцы, видно, совсем отчаявшись, стали применять грязные приемчики. Я им не завидую. В конце концов, Гарри на своей 'Молнии' поймал маленький мячик.
  
  * * *
  
  
  - Старшекурсники говорили, что чаще всего нужно что-то превратить, - Хелен жутко нервничала перед экзаменом по трансфигурации так, что даже рука с палочкой тряслась. Этот предмет давался ей хуже всех, поэтому у нее были основания для тревоги.
  
  - Да всё ты превратишь! Главное успокойся, а то точно ничего хорошего не получится.
  
  - Тебе легко говорить! Ты всегда спокойна!
  
  Попытка провалилась. Стало еще хуже: у нее началась истерика. Последние пару дней до экзамена я потратила на Хелен. А перед дверьми класса и последние минуты. Наконец я зашла в класс. Благополучно ответила на вопрос и превратила мышь в вазочку с серыми узорами. Хуже чем у Невилла не будет, поэтому втык от бабушки меня не пугал. Я честно пыталась оставить мех на вазочке, но увы.
  
  Пройдя совершенно благополучно полосу препятствий Люпина, узнала, что у многих были проблемы. И на следующих экзаменах специально делала мелкие недочеты. Все остальные экзамены я сдала с тем же лозунгом. Трансфигурация была последней. Зачем, спросите вы? Чтобы не выделяться. Я всё-таки тут еще гость.
  
  Дождавшись подругу, направилась к озеру подышать свежим воздухом и сбросить напряжение. Вполуха слушая Хелен, размышляла. Недалеко расположились мальчишки-однокурсники. Этан. Мы также продолжали собираться вчетвером в пустом классе. Хелен и Этану это помогало. Заклятиям Невилла же было фиолетово на дополнительные занятия. Экспеллиармус у него получился примерно с шестидесятой попытки, по крайней мере, месяца два я точно на это угробила с ним. Н-да. А мне что? Я уже на четвертый курс могу переводиться.
  
  Завтра казнят гиппогрифа. У меня было твердое желание просидеть весь день в башне, дабы не впутаться случайно в эту историю. Почему я, зная историю, не попытаюсь вмешаться? Да потому же, почему не сообщила о Квиррелле и о василиске! Во-первых, кто мне поверит? Во-вторых, кто знает, как повернется история из-за моих действий? Скажем, укусит кого оборотень? Не-не, тьфу-тьфу. Лучше пусть будет так, как должно быть. Да, страшно. А кто бы на моем месте не испугался?
  
  Быстро поужинав, Хелен отправилась в совятню. Мы договорились встретиться в гостиной. Там ожидался праздник по случаю окончания экзаменов. Ох и любят же гриффиндорцы праздновать!
  
  Я никуда не спешила и покинула Большой зал одной из последних. Только хотела подняться по лестнице, как откуда ни возьмись появился Пивз! Он начал кидаться навозными бомбами. Вот же надоедливый!
  
  - Вот тебе! Вот тебе! Ха-ха-ха! Отличные духи, правда?
  
  - Пошел прочь, Пивз!
  
  Я чудом уворачивалась от снарядов и мысленно обещала разыскать заклинания против полтергейстов. Пришлось срочно ретироваться в холл. Фух! Пивз исчез в неизвестном направлении.
  
  - Это навозные бомбы, миссис Норрис! На этот раз не уйдете от меня, паршивцы! - донесся до меня голос Филча.
  
  Куда деваться, блин? Фига с два он станет меня слушать! Не хватало еще в последний день так вляпаться! Меня кто-то схватил и прижал. Шорох ткани...
  
  Меня держал Поттер. Грейнджер закрыла рот рукой, чтоб не выдать всех, и вместе с Роном Уизли мы ютились под полупрозрачной тканью. Филч услышал вопли Пивза и, ругаясь, пошел на звук.
  
  - Ушел, - подтвердил Уизли, когда шаги стихли.
  
  - Еще б чуть-чуть... - выдохнула облегченно я. - Постойте, это что?..
  
  Я замолчала, осознав ситуацию.
  
  - Ага, мантия-невидимка, - сообщил Поттер.
  
  - Не думаю, что Филч далеко ушел. Айрли, мы сейчас шли к Хагриду утешать его. Пойдешь с нами? - спросила Гермиона.
  
  - Да ты что? - возмущенно уставился Рон на подругу. - Тут и так места мало!
  
  Зажатая между ними я не могла не признать правду.
  
  - Гермиона, я не думаю, что ей стоит видеть это.
  
  - Мы же не будем смотреть на казнь, Гарри! Мы только утешим Хагрида! И ее нельзя отпускать сейчас! Если Филч заметит Айрли, он наверняка снимет кучу баллов!
  
  Мальчики согласились с доводами. Меня никто не спрашивал, и я, обреченно про себя вздохнув, пообещала себе свалить при первой же возможности.
  
  - Айрли, пообещай только никому не говорить про мантию, - сказал Поттер, когда мы осторожно шли по тропинке.
  
  - Да кому мне говорить? - заметив серьезные и настороженные взгляды, поспешила сказать: - Не волнуйтесь, никому не скажу.
  
  Клятву с меня не потребовали, и то хорошо.
  
  Добравшись до хижины, постучали в дверь. Хагрид откликнулся не сразу. Наконец дверь отворилась, на порог вышел бледный и дрожащий лесничий и огляделся вокруг в поисках гостя.
  
  - Это мы, - чуть слышно произнес Гарри. - Впусти нас скорее, мы ее снимем...
  
  - Эх, не следовало б вам приходить, - вздохнул полувеликан, но всё же посторонился, и мы оказались внутри. Хагрид тут же захлопнул дверь, и Гарри сбросил мантию.
  
  Хагрид выглядел совершенно потерянным.
  
  - А это... э... кто это с вами?
  
  - Здравствуйте, меня зовут Айрли Лонгботтом, - я протянула руку в качестве приветствия, он осторожно ее пожал. Правильно, с такими ручищами-то! - Я тут... утешить за компанию...
  
  Н-да, а получать локтем в бок от Гермионы довольно болезненно.
  
  - А где Клювокрыл? - решительно спросила Гермиона.
  
  - Я... я вывел его в огород, - пробормотал Хагрид, будто ничего и не заметив. Наливая в кувшин молоко, он половину пролил на стол. - Привязал его... там, на тыквенной грядке. Пусть он... это... в общем... посмотрит на деревья, вдохнет свежий воздух... перед тем, как...
  
  Тут руки Хагрида затряслись так отчаянно, что кувшин выскользнул, и осколки разлетелись по всему полу.
  
  - Я сейчас всё уберу, Хагрид, - Гермиона бросилась наводить порядок.
  
  - Там, в шкафу, еще один есть, - Хагрид тяжело опустился на скамью, вытирая рукавом со лба пот. Мне показалось, как-то облегченно.
  
  - Неужели никто ничего не может сделать?! - Гарри сорвался на крик. - А Дамблдор...
  
  - Он пытался, - ответил Хагрид. - Но против Комиссии нет... это... их ему не пересилить. Он сказал им: Клювик не взбесился, но их там застращал этот... как его... А, этот палач... как его... Макнейр... они с Малфоем... старые дружки... Но вроде всё будет быстро... и сразу начисто... И я буду рядом...
  
  Хагрид шумно сглотнул. Он обвел взглядом хижину, как будто искал хотя бы лучик надежды или утешения.
  
  - Дамблдор хочет сам прийти... ну, то есть присутствовать на этом... этой... прислал сегодня утром письмо. Говорит, хочет быть со мной... в это время... Великий человек...
  
  - Не волнуйтесь, Хагрид, я уверена, всё обойдется, главное верить, - сказала как можно увереннее я. Мальчишки покосились с сомнением, а Хагрид с надеждой. Гермиона вернулась к столу с найденным кувшином.
  
  - Возвращайтесь в замок. Я же... это... сказал: не надо вам видеть. Чтобы и духу вашего здесь не было, потому что ежели... ну, Фадж и Дамблдор вас застукают, тем более без разрешения...
  
  Гермиона разлила чай, пряча от Хагрида бегущие по лицу слезы. Взяв бутыль с молоком, чтобы плеснуть в кувшин, она неожиданно вскрикнула:
  
  - Рон! Гляди! Это Короста!
  
  - Что, что? - Рон непонимающе посмотрел на нее.
  
  Гермиона поднесла кувшин к столу, перевернула. Оттуда с возмущенным писком, из последних сил цепляясь за гладкий фарфор, вывалилась старая крыса.
  
  - Короста... - растерянно произнес Рон. - Короста, что ты здесь делаешь?
  
  Он схватил сопротивляющуюся крысу и вынес ее на свет. В руках Рона она яростно извивалась, стараясь вырваться на свободу. Фу, если бы он знал, что это за крыса...
  
  - Всё в порядке, Коросточка, - уговаривал ее Рон. - Тут нет кошек. Никто тебя не тронет!
  
  Интересно, а как это они перепутали пол крысы? Или Петтигрю перестраховался? Шу-шу такие мысли!
  
  Хагрид внезапно вскочил, глаза устремились к окну, побледнел еще больше.
  
  - Идут...
  
  Вдалеке по лестнице замка спускались несколько человек. Впереди, несомненно, сам Дамблдор, рядом с ним шествовал незнакомый мужчина со шляпой-котелком на голове, а за ними вышагивали палач со своим орудием и незнакомый старичок.
  
  - Уходите скорее, - сказал Хагрид. - Не должны они вас тут видеть... идите... сей же миг...
  
  Рон затолкал Коросту в карман, а Гермиона схватила мантию. Хагрид тяжко вздохнул.
  
  - Я вас выведу через черный ход...
  
  Все пошли к двери, выходящей в огород позади дома. Увидев гиппогрифа, снова растрогались, и трио хотело остаться поддержать Хагрида, но он нас прогнал. Как-то всё не складывается. Точнее, всё складывается, но внутри поселилось чувство неправильности. Что-то не так. Но всё идет пока как надо. Гарри накинул на всех мантию. Вовремя: в дверь уже стучали.
  
  - Пожалуйста, пойдемте скорее, - прошептала Гермиона. - Я этого не выдержу, не смогу...
  
  От греха подальше направились вверх по лужайке к замку. Рон резко остановился, и я налетела на него.
  
  - Пожалуйста, Рон, - взмолилась Гермиона.
  
  - Это Короста... Вырывается... Да сиди же ты!
  
  Крыса дико вырывалась. Правильно! Хе-хе. Рыжий пытался ее утихомирить, но безрезультатно. Чует, он всё чует! Мы быстро кинулись к замку. Со стороны хижины донеслась сначала мешанина из мужских голосов, затем тишина, и вдруг неожиданно короткий свист и глухой удар топора.
  
  - Не... не может быть! - почти беззвучно выдохнула Гермиона. - Как они посмели...
  
  Вся троица застыла в шоке. Я тоже. А как же петля времени? Гарри хотел бежать обратно, друзья его останавливали. Я их не слушала, оцепенев.
  
  Как?! Так, сейчас должен Блэк появиться! Давай, давай! Я постаралась незаметно осмотреться по сторонам. Ну, если сейчас эта собака не появится, я ж его...
  
  Крыса вывернулась из рук рыжего, кинувшись в бега. Вслед за ней бросился непонятно откуда взявшийся рыжий кот. Рон, забыв о мантии, ринулся за питомцем. Гарри и Гермиона побежали за другом. Неожиданно оказавшись на свободе, я растерялась, но тут же поспешила следом. Если сейчас из хижины кто-то выйдет! Рыжий растянулся на земле, но крыса вновь была у него в кармане, и Рон обеими руками прижимал к себе съежившийся дрожащий комок.
  
  - Рон, скорее лезь под мантию! - Гермиона тяжело дышала. - Дамблдор... Министр... Они через минуту возвращаются...
  
  Послышались тяжелые шаги огромных мягких лап. Из темноты выскочил гигантский угольно-черный пес со светящимися белесыми глазами. Я отскочила в сторону, выхватив палочку - мало ли что Блэк сейчас удумает. Он сбил Поттера с ног и, ухватив рыжего за ногу, потащил в темноту.
  
  Оказывается, во всей этой суматохе мы оказались в опасной близости от Гремучей ивы. Пес затаскивал Рона в лаз под столбом.
  
  Движение сбоку. Еле успела увернуться от просвистевшей мимо ветки. Хруст. Когда я вновь посмотрела на лаз, то уже никого не увидела.
  
  - Бежим за помощью! - воскликнула Гермиона. Мантия ее была в крови: Ива рассекла ей плечо.
  
  - Нет! Эта огромная тварь может сожрать Рона! Помощь не подоспеет!
  
  - Нам одним туда не пробраться... - говорю я. Свистнула еще одна плеть.
  
  - Если смог пес, сможем и мы, - пропыхтел Гарри, забегая то с одной, то с другой стороны, ища путь между злобных, полосующих воздух веток, но не смог приблизиться к корням ни на шаг.
  
  - На помощь, на помощь, - отчаянно шептала Гермиона, переступая с ноги на ногу. - Хоть кто-нибудь...
  
  Откликнулся, как ни странно, Живоглот. Он по-змеиному скользнул между свирепых ветвей и передними лапами уперся в какой-то нарост на стволе Ивы.
  
  И дерево, будто окаменев, замерло: не шевелился ни один листик.
  
  - Глотик! - ошарашенно воскликнула Гермиона. - Как он мог это знать?
  
  - Они с той собачкой друзья, - буркнул Гарри. - Я видел их вместе.
  
  - Какая разница как? Вперед, пока она вновь не начала двигаться! - крикнула я и кинулась к лазу. В считанные секунды мы оказались у ствола Ивы.
  
  Живоглот первым нырнул внутрь, призывно махнув распушенным хвостом. Гарри поспешил за ним, следом Гермиона, а потом я с палочкой наготове. Мы оказались в каком-то тоннеле.
  
  - Он отмечен на Карте Мародеров, но Фред с Джорджем говорили, что им никто никогда не пользовался. Он ведет за пределы Карты и кончается, скорее всего, в Хогсмиде... - донесся до меня разговор, который, впрочем, тут же оборвался.
  
  Лаз оказался довольно узким - пришлось пробираться чуть ли не на четвереньках. Мне хоть немного легче, я-то поменьше ростом буду.
  
  Гарри и Гермиона наконец остановились, увидев свет сбоку.
  Глава 12
  
  - Давайте лучше я тут останусь на всякий случай, - предложила я.
  
  - Тогда уж лучше я, - предложила Гермиона. - Если что, я что-нибудь придумаю.
  
  - Экспеллиармус и я применить смогу.
  
  Гермиона обиженно нахмурилась, но согласилась. Гарри уже рвался вперед. Медлить нельзя.
  
  Поттер и Грейнджер протиснулись в проем и огляделись. Я наблюдала сквозь щель.
  
  - По-моему, мы в Визжащей хижине.
  
  - Это не привидения натворили.
  
  Наверху послышался скрип. Друзья синхронно задрали головы.
  
  - Айрли, выходи, кто бы это ни был, он на втором этаже, - шепотом сказал Поттер.
  
  Бессмысленно было сидеть дальше. Они направились наверх, я чуть поодаль за ними. Вокруг толстый слой пыли, даже виден след, будто кого-то тащили. Второй плюс пыли - не слышно, как мы идем.
  
  - Нокс! - произнесли они вместе как можно тише, и свет на концах палочек погас. Впереди была единственная чуть приоткрытая дверь. Подкравшись, услышали внутри какое-то движение, чей-то приглушенный стон и короткое басовитое мурлыканье. Так-так, Живоглот - предатель! Мои спутники вновь обменялись взглядами, и Гарри ударом ноги широко распахнул дверь. Я еле удержалась, чтобы глупо не заржать! Чак Норрис, блин! Хорошо, что я точно знаю, что Блэк - не враг.
  
  Гарри и Гермиона вошли, я осталась в коридоре. Раздалось громкое урчание.
  
  - Рон, как ты?
  
  - А где пес?
  
  - Это вообще не пес, Гарри, - выдохнул Рон. - Это ловушка...
  
  - Что?
  
  - Это он... Анимаг...
  
  Чудеса дедукции!
  
  Дверь громко захлопнулась.
  
  - Экспеллиармус! - раздался хриплый мужской голос. Хоть и не хотела я вмешиваться во всю эту историю, да деваться уже некуда. Устроим себе боевые учения.
  
  - Я так и знал, что ты придешь помочь другу. Твой отец сделал бы то же самое для меня... Храбрый ты парень, не побежал за препо...
  
  Эх, парализовала бы его или оглушила, да выдавать себя нельзя. Враг расслаблен и не чувствует опасности! Я тоже Чак Норрис! Их-ха! Дверь резко распахивается.
  
  - Экспеллиармус!
  
  Моя палочка вылетает из руки! Он меня наверняка ждал. Куда мне тягаться со взрослым и опытным волшебником? Печаль...
  
  - Заходи. Нечего стоять на пороге.
  
  Я медленно и послушно пошла в сторону троицы под прицелом палочки, про себя костеря свою глупость на все лады. Гермиона прижалась в страхе к Гарри, а Рон так и остался сидеть на полу. М-да. А у него нога сломана...
  
  - Ты хочешь убить Гарри! Придется убить и нас! - закричала Гермиона.
  
  - Нет. Только один умрет сегодня, - заявил Блэк.
  
  - Тогда это будешь ты! - Поттер зло кинулся на преступника. Повалил его на пол и приставил палочку к лицу. Блэк только засмеялся.
  
  - Ты хочешь убить меня, Гарри?
  
  - Экспеллиармус! - палочка вылетела из руки Поттера.
  
  О! Еще один Чак Норрис! Не знала про такие наклонности у добропорядочного Люпина. Кивком головы Люпин приказал Гарри отойти и направил свою палочку на Блэка. На лице ни кровинки.
  
  - Так-так, Сириус. Видок у тебя потрепанный! Плоть отражает сокрытое безумие. Да?
  
  - Ну, кому как не тебе, Ремуc, знать про сокрытое безумие, правда? Я нашел его, - дрожащим от волнения голосом объявил Блэк.
  
  - Я знаю, - мягко согласился Люпин.
  
  - Он здесь.
  
  - Я понимаю.
  
  - Давай убьем его!
  
  - Нет! Я доверяла вам! - вскричала Гермиона. - А вы всё это время были его другом! Он оборотень! Из-за этого он и пропускал уроки.
  
  - Когда ты узнала? - спросил Люпин с застывшим лицом.
  
  - Когда профессор Снейп задал эссе.
  
  - Ну, Гермиона. Ты самая гениальная волшебница среди своих ровесников, - похвалил как на уроке профессор.
  
  - Хватит болтать, Ремуc! Давай убьем его! - не выдержал Блэк.
  
  - Подожди! - попытался успокоить его друг.
  
  - Я уже устал ждать! - донесся крик души Блэка. - Двенадцать лет ждал! B Азкабане!
  
  - Отлично. Убей его, - предпринял еще одну попытку профессор. - Но потерпи еще одну минуту. Гарри имеет право знать, за что...
  
  - Я знаю, за что, - сказал Гарри. - Ты предал моих родителей! Из-за тебя они погибли!
  
  - Выслушай меня, Гарри, - определив, какая палочка кому принадлежит, Люпин одну за другой бросил их хозяевам. - Ну вот, - Люпин засунул собственную палочку за пояс. - Вы вооружены, мы - нет. Теперь вы готовы слушать?
  
  И начал он рассказывать про свою молодость... Н-да. Это я так.
  
  - Твоих родителей действительно кто-то предал, Гарри... Человек, которого до недавнего времени я считал мертвым!
  
  - Так кто же это?
  
  - Питер Петтигрю! - торжественно заявил Блэк, весьма довольный собой. - И он в этой комнате! Сейчас! Выходи, выходи, Питер! Выходи, выходи, поиграем!
  
  - Экспеллиармус! - н-да, Снейп, может быть, тоже стал бы терминатором, да дверь уже была открыта.
  
  - Этой ночью в Азкабане станет на двух узников больше, - глаза Снейпа пылали фанатичным огнем. - Вот интересно, как это понравится Дамблдору... Он был так уверен в твоей совершеннейшей безвредности, Люпин, оборотень ты наш домашний...
  
  - Но это же глупо, - заметил Люпин мягко. - Неужели старая школьная обида стоит того, чтобы отправить невинного человека в Азкабан?
  
  Хлоп! Тонкие, гибкие, как змеи, шнуры вылетели из волшебной палочки Снейпа и захлестнулись вокруг запястий и лодыжек Люпина; он потерял равновесие и рухнул на пол, не в силах пошевелиться. Яростно взревев, Блэк бросился к Снейпу, но тот нацелил волшебную палочку точно ему в лоб.
  
  - Как сладка месть. Как я надеялся, что именно я поймаю тебя.
  
  Опять выяснение отношений. Я всё это знала заранее, поэтому слушала вполуха, размышляя, как выкрутиться из ситуации. Блэк так и сочился сарказмом. Себялюбивый Снейп не мог выдержать такого от давнего врага. Ой, зря он такие слова таким тоном говорит. В Снейпа полетели сразу три Экспеллиармуса. Заклятье дня прям! Он отлетел к стене и со всей силы впечатался в нее. По лицу потекла кровь... Мне честно не хотелось влезать в разборки взрослых дядечек.
  
  Затем долго выясняли настоящую сущность Коросты.
  
  Всё кругом озарилось бело-голубой вспышкой из двух волшебных палочек; на какую-то секунду Короста зависла в воздухе, ее черное тельце бешено извивалось, Рон взвыл, и крыса с негромким стуком упала на пол. Сверкнула еще одна слепящая вспышка, и тогда... Никогда не видела превращение анимага... Проклюнулась и стала увеличиваться голова, появились побеги-конечности. Еще миг - и на том месте, где только что была крыса, стоял человечек, скрючившийся от страха и заламывающий руки. Живоглот на кровати зашипел, заворчал, шерсть у него на спине встала дыбом.
  
  Перед нами предстал коротышка. Жидкие бесцветные волосы растрепаны, на макушке изрядная лысина; кожа на нем висела, как на толстяке, исхудавшем в одночасье. Что-то крысиное сохранилось в остром носике, в круглых водянистых глазках. Долго длился разговор с Питером. Наконец все всё выяснили, Люпин наложил шину на ногу Рона, заклятьем Мобиликорпус поднял в воздух Снейпа, намереваясь его переправить, передал мантию с картой Гарри и связал Петтигрю.
  
  - Двоих из нас придется приковать вот к этому, - Блэк дернул Петтигрю за веревки. - На всякий случай.
  
  - Меня, - предложил Люпин.
  
  - И меня, - рявкнул Рон, похромав вперед.
  
  Дав себе мысленно торжественное обещание изучить хоть несколько медицинских заклинаний, я поспешила спросить:
  
  - Профессор Люпин! Сегодня же полнолуние! - да, я весь год следила за календарем! Нет, это не паранойя! Это предусмотрительность! - Вы сегодня пили то свое... э... зелье? И, я думаю, не лучшая идея привязывать вас к нему, - продолжила я свою мысль, прочитав на побледневшем лице Люпина ответ.
  
  - Верно, как только я увидел Питера на карте, я, забыв обо всём, поспешил сюда, - он с сожалением посмотрел на Снейпа. - Возможно, я еще успею выпить зелье до восхода луны...
  
  - Это опасно! Если вы превратитесь в школе, кто-то может пострадать! - вняла голосу разума Гермиона.
  
  - Тоже верно, - согласился профессор. - Сириус, свяжи меня, хватай детей, и бегите отсюда быстрее! Можешь приковать себя к Питеру, тогда он не сможет сбежать.
  
  Блэк согласно кивнул, и веревки оплели Люпина, словно мумию, оставив только лицо. Он прямо из воздуха сотворил увесистые наручники. Петтигрю распрямился: левая рука прикована к правой Рона, правая - к левой Блэка. Лицо Рона скорбно застыло: истинную сущность Коросты он воспринял как личное оскорбление. Живоглот легко спрыгнул с кровати и возглавил выход из комнаты. Его хвост, похожий на ершик для мытья бутылок, был самодовольно задран.
  
  По тайному лазу спешило странное шествие: Живоглот, следом - Блэк, Петтигрю и Рон, за ними неспешно плыл по воздуху Снейп. Спорю, у него останутся синяки на ногах из-за ступенек. Блэк контролировал полет профессора. Сзади шли Гарри, Гермиона и я с выставленными палочками.
  
  Лаз был тесен. Впереди Блэк предлагал Гарри переехать к нему жить. Н-да. Не время сейчас, отгонять мысли такие надо! Их разговор на мгновение прекратился, когда раздался еле слышный скрип позади, и процессия двинулась с новым запалом еще быстрее.
  
  Когда я выбралась из прохода, Ива уже не шевелилась. Луга были погружены в темноту, и лишь далекие окна замка светились во мраке. Не говоря ни слова, двинулись к замку; Петтигрю по-прежнему сопел и время от времени принимался хныкать, уговаривать всех подряд, лебезить.
  
  - Я пойду вперед. Предупрежу МакГонагалл. Нехорошо будет, если на вас нападут, - сказала я, обращаясь к Блэку как к старшему тут, и, не дождавшись возражений, побежала к замку.
  
  Поднявшись на второй этаж замка, я забарабанила в дверь, не без оснований полагая, что профессор уже спит. Наконец дверь распахнулась, явив женщину в халате и с сеточкой на волосах.
  
  - Профессор МакГонагалл! Сириус Блэк в замке! Но он невиновен! - быстро протараторила я.
  
  - Блэк? Мисс Лонгботтом, где он?
  
  - Профессор МакГонагалл, Блэк невиновен. Это не он убил маглов и предал родителей Гарри. Настоящий преступник - Питер Петтигрю! Они все идут сюда, в замок!
  
  - Ведите скорее!
  
  Опять гонка по лестницам. Всю компанию мы застали в холле переводящими дух.
  
  - Профессор Снейп! - охнула она, заметив состояние зельевара.
  
  Последовал сбивчивый и путаный пересказ событий.
  
  - Если всё так, как вы говорите, нужно срочно доложить директору, - объявила окончательный вердикт МакГонагалл.
  
  - Я уже тут, Минерва, не нужно никуда спешить, - в холл спускался Дамблдор с той же компанией, которую я видела днем. - Я думаю, мы с министром с удовольствием выслушаем вашу версию событий.
  
  МакГонагалл рассказала всё четко и последовательно, уложившись минут в десять. Дамблдор всё выслушал с удивленным выражением лица, но в глазах его на мгновение мелькнуло довольство сложившимся ходом событий, или мне это только показалось?
  
  Очень большая удача, что министр оказался в замке! Он пообещал разобраться с делом Блэка, а теперь делом Петтигрю, как можно быстрее. Забрав Блэка и Петтигрю с собой, он намеревался отправиться прямиком в Министерство. Дамблдор одобрил его действия и изъявил желание поехать с ними, предложив карету с фестралами. Кто такие фестралы, фиг его знает. Не у директора же спрашивать? Корнелиус Фадж горячо поблагодарил его.
  
  Привели в сознание Снейпа. Директор втолковал ему, что произошло. Зельевар яростно повращал глазами и, развернувшись на каблуках, убежал буйствовать в подземелье.
  
  МакГонагалл, сняв наручники, забрала детей в Больничное крыло.
  Глава 13
  
  После хлопотания мадам Помфри опоенный зельями Рон лежал без сознания. Лекарь быстро залечила царапины у остальных и оставила всех на ночь.
  
  - Хорошо, что все так закончилось, - сказала Гермиона.
  
  - Сириус предложил мне жить с ним, - мечтательно посмотрел в окно Поттер.
  
  - Это же отлично, Гарри! Теперь тебе не придется возвращаться к Дурслям! - радостно затормошила Грейнджер друга, витавшего в облаках.
  
  - Да. Только жаль Клювокрыла. Мы не смогли ему помочь... - вспомнил мальчишка.
  
  Ну всё! Если я сейчас ничего не сделаю, то не смогу себя простить.
  
  - Если бы мы пришли пораньше, может быть, смогли бы что-нибудь сделать. Нам просто не хватило времени...
  
  Гермиона мгновение растерянно смотрела на меня, и тут на ее лице отразилось озарение.
  
  - Мы можем спасти Клювокрыла! - воскликнула она. - Да, если мы вернемся назад!.. Нужно только угадать время... - девочка стала что-то высчитывать про себя.
  
  - О чем ты, Гермиона? - Поттер непонимающе посмотрел на подругу.
  
  - Хватит трех оборотов. Двигайтесь ближе и не шевелитесь, - Гермиона притянула нас к себе. Сняла цепочку и накинула ее на всех троих. Перевернула трижды маленькие песочные часы, и всё вокруг завертелось, краски смешались... Так же быстро и неожиданно всё прекратилось.
  
  - Гермиона, что... - начал было Поттер.
  
  - Быстро! - Гермиона схватила нас за руки и потащила на выход через холл к чулану, где хранились швабры, щетки и ведра, втолкнула нас туда, вошла сама и прикрыла за собой дверь.
  
  - Что... Как... Гермиона? Я ничего не понимаю! Объясни, наконец!
  
  - Мы переместились назад во времени, - шепотом объяснила Гермиона. В темноте она сняла цепь. - На три часа. Ш-ш-ш-ш! Слушай! Кто-то идет! Скорее всего, мы!
  
  Гермиона прижалась ухом к двери чулана.
  
  - Шаги в холле... Да, это мы идем к Хагриду! Мы спускаемся по парадной лестнице, - Гермиона присела на перевернутое ведро; вид у нее был очень взволнованный.
  
  Снаружи раздался шум и неприличные звуки.
  
  - Пошел прочь, Пивз! - было очень странно слышать свой собственный голос.
  
  - Это навозные бомбы, миссис Норрис! На этот раз не уйдете от меня, паршивцы!
  
  Шорох, звуки уходящего Филча, тихие перешептывания и шаги четверых человек. Тишина.
  
  - Сейчас, три часа назад, мы как раз идем к Хагриду. Только что мы слышали, как уходим... - проговорила Гермиона.
  
  - Где ты достала эту песочную штуковину? - спросил Поттер, почему-то щипая себя за ногу.
  
  - Это хроноворот. Мне его дала профессор МакГонагалл после летних каникул, - вполголоса начала рассказ Гермиона. - Благодаря ему я успевала посещать все мои занятия. Профессор МакГонагалл взяла с меня клятву, что я ничего никому не скажу. Ей пришлось написать множество писем в Министерство магии, чтобы мне позволили пользоваться хроноворотом; она убедила их, что я идеальная студентка и никогда не применю его ни для чего, кроме учебы... С его помощью я возвращалась назад во времени и заново использовала уже истекшие часы - так я бывала на нескольких уроках одновременно. Никто не должен знать! - она испытующе впилась в нас взглядом.
  
  - Конечно, - одновременно ответили мы с Поттером и переглянулись.
  
  - Мы можем сейчас вызволить Клювокрыла, - горячо заверила нас Грейнджер.
  
  - Как? - всё не мог прийти в себя Гарри.
  
  - Просто отвяжем его и спрячем.
  
  - Если мы хотим спасти животинку, то должны успеть умыкнуть его из-под носа у министра. Да так, чтобы подозрения не упали на Хагрида, - подключилась к размышлениям я.
  
  - Именно! Так вы согласны на это... это сумасшествие? - похоже, Гермионе ударил адреналин в голову.
  
  - Можно попытаться, - Гарри поднялся и приложил ухо к двери. - Никого не слышно... Идем!
  
  - Стой! Мантия-невидимка у тебя с собой? - придержала я ринувшегося вперед мальчишку.
  
  - Точно! - хлопнул он себя по лбу. - Нас не должны заметить.
  
  Плотно прижавшись друг к другу, мы поспешили под мантией к выходу.
  
  - Мы сейчас внутри, - шепотом оповестила Гермиона. - Давайте остановимся недалеко от Клювокрыла.
  
  Стараясь ступать как можно тише, мы спрятались на всякий случай за огромным деревом и стали ждать.
  
  - Надо, чтобы они увидели его здесь, на привязи.
  
  - Но тогда у нас остается не больше шестидесяти секунд, - покачал головой Гарри.
  
  В это время в домике послышался звон бьющегося фарфора.
  
  - Это Хагрид разбил кувшин, - вздохнула Гермиона. - И я сейчас найду Коросту.
  
  Действительно, спустя несколько минут раздался изумленный возглас Гермионы.
  
  - Гермиона, а что если... Мы ворвемся внутрь и схватим Петтигрю? - неожиданно предложил Гарри.
  
  - Ты что?! - шепотом произнесла Гермиона. - Мы нарушим важнейший волшебный закон. Никаких изменений во времени! Нельзя! Если нас увидят...
  
  - Кто нас увидит? Мы сами да еще Хагрид!
  
  - Гарри, вообрази: ты видишь себя, как ты врываешься в хижину...
  
  - Н-ну... я бы подумал, что спятил или столкнулся с темной магией...
  
  - И наверняка набросился бы на самого себя! Профессор МакГонагалл рассказывала про кошмарные случаи. Волшебники иногда вмешивались в ход времени... И многие убивали себя в прошлом или будущем!
  
  Как Петтигрю в кувшин залез, да и зачем? Я, конечно, в повадках крыс не разбираюсь, но кувшин - это разве подходящее место для прячущейся крысы? В принципе, сие есть узкий, тесный сосуд с гладкими стенками, сужающимися кверху. Пожалуй, вопрос надо поставить даже так: если крысу посадить в кувшин, она оттуда сможет вылезти самостоятельно? Наверное, вылезет. Но, скорее всего, не сразу, а через некоторое время. Получается, Хагрид нас ждал?
  
  - Гарри, а когда Хагрид пригласил тебя к себе?
  
  - Он не приглашал. Сказал вообще не приходить. Написал, нечего нам на это смотреть... А тебе зачем?
  
  - Да так, просто интересно. Надо же о чем-то поболтать, чтобы скоротать время, а то я сейчас засну. Так он тебе сказал или написал?
  
  - Письмо прислал.
  
  - А что там было?
  
  - 'Проиграл апелляцию. Казнь на закате. Вы ничего не можете сделать. Не приходите. Не хочу, чтобы вы это видели. Хагрид'. Где-то так.
  
  - Понятно.
  
  - Ну и где они ходят? - у Гермионы начали сдавать нервы.
  
  - Идут! - заметил Поттер.
  
  По ступеням спускались Дамблдор, Фадж, древний старец - член Комиссии - и палач.
  
  - Сейчас из хижины выйдем мы, - Грейнджер пристально вглядывалась сквозь ветви.
  
  В самом деле, спустя мгновение задняя дверь отворилась, и я увидела саму себя, Гарри, Рона и Гермиону, выходящих с Хагридом. Хагрид поторопил нас.
  
  В переднюю дверь постучали. Это пожаловали свидетели и исполнитель приговора. Хагрид оглянулся вокруг и пошел обратно в дом, оставив заднюю дверь приоткрытой. Не задумывалась, что когда ты под мантией-невидимкой, видно, как приминается трава, и слышно удаляющийся топот пар ног. Благодаря приоткрытой двери было слышно всё, что происходило внутри.
  
  - Где чудовище? - раздался мужской голос.
  
  - Снаружи... на улице... - с трудом произнес Хагрид.
  
  Мы втроем поспешно спрятались: в окне домика появилось лицо палача. Он высматривал Клювокрыла.
  
  - Видите ли... хм... - послышался голос Фаджа. - Я сейчас зачитаю постановление о казни, Хагрид. Это не займет много времени, затем вы с Макнейром подпишете его. Это, Макнейр, входит в ваши обязанности. Таков закон...
  
  Физиономия Макнейра в окне исчезла. Наступил решающий момент - теперь или никогда.
  
  - Ждите здесь, - повернулся Гарри. - Я сейчас всё сделаю.
  
  Не успели мы и рта раскрыть, как Гарри накинул на себя мантию, выскочил из-за дерева, перемахнул через изгородь и очутился возле Клювокрыла.
  
  - 'Согласно решению Комиссии по обезвреживанию опасных существ, гиппогриф Клювокрыл, в дальнейшем именуемый осужденным, должен быть казнен шестого июня на закате...', - монотонно бубнил Фадж.
  
  Гарри и Клювокрыл обменялись поклонами. Гарри быстро развязал веревку, которой Клювокрыл был привязан к забору.
  
  - '...приговорен к смерти через отсечение головы, каковое должно быть произведено назначенным Комиссией экзекутором Уолденом Макнейром...'
  
  Гарри ухватился за веревку и что есть силы потащил его к лесу.
  
  - '...что и засвидетельствовано ниже означенными...' Хагрид, распишешься вот тут...
  
  Гарри всей тяжестью повис на веревке, но гиппогриф словно врос лапами в землю.
  
  - Пора приступать, - раздался скрипучий голос старца. - Хагрид, вам лучше остаться здесь...
  
  - Нет, мне... это... надо быть... с ним. Не хочу, чтобы... ну, он был один...
  
  В хижине послышался звук шагов.
  
  Гиппогриф наконец тронулся с места, недовольно зашелестев крыльями. Оставалось пройти три метра открытого пространства между задней дверью и лесом.
  
  - Еще одну минутку, прошу вас, Макнейр, - прозвучал голос Дамблдора. - Вам ведь тоже надо подписать.
  
  Вот почему мне кажется, что нас спалил Дамблдор? Опять паранойя...
  
  Парочка перескочила через изгородь. Клювокрыл неохотно перешел на рысь. Вот они уже поравнялись с первыми деревьями...
  
  - Быстрее, быстрее, - взмолилась Гермиона. Уже все втроем ухватились за веревку и изо всех сил потащили.
  
  - Стойте! - шепотом приказал Гарри, когда Клювокрыл скрылся в зарослях. - Нас могут услышать!
  
  Задняя дверь хижины со стуком распахнулась. Тишину взорвал визгливый фальцет дряхлого члена Комиссии:
  
  - Где он? Где чудовище?
  
  - Он был привязан здесь! - в бешенстве заорал палач Макнейр. - Я же только что его видел! На этом самом месте!
  
  - Невероятно! - воскликнул Дамблдор. В его голосе слышались нотки веселого изумления.
  
  - Клювик! - прохрипел Хагрид.
  
  Раздался свист и удар топора; похоже, палач в ярости рубанул по изгороди. Тут же грянул вопль, перешедший в рыдание.
  
  - Убежал! Убежал! - вопил Хагрид. - Клювик, мой хороший, умный мальчик!
  
  Клювокрыл рванул веревку, устремляясь назад, к Хагриду. Мы еле удерживали его, вцепившись мертвой хваткой, и зарывались каблуками в рыхлую лесную почву.
  
  - Кто-то отвязал его! - рычал палач. - Надо обыскать лес и территорию замка!
  
  Мы испуганно переглянулись.
  
  - Макнейр, если Клювокрыла и в самом деле похитили, то неужели вы и впрямь полагаете, что похититель поведет его пешим ходом? - раздались полные тонкого юмора комментарии создавшейся ситуации голосом Дамблдора. - Обыскивайте небеса, если на то пошло. Хагрид, я бы не отказался от чашки чая. Или хорошего глотка бренди...
  
  - Ну да, профессор, - Хагрид был сам не свой от счастья. - Заходите, заходите...
  
  Шаги, тихая ругань палача, стук закрывшейся двери и вновь тишина.
  
  - Теперь что? - прошептал Гарри, осматриваясь.
  
  Гермиона еще не пришла в себя от потрясения.
  
  - Останемся пока здесь... Подождем, когда они вернутся в замок.
  
  - Хм? А дальше что? Куда Клювокрыла девать будем? - задала я, по моему мнению, самый главный вопрос.
  
  - Можно отпустить его на волю, - предложил Гарри.
  
  - Нельзя. Тогда он просто вернется к Хагриду. И у него будут проблемы, - заметила Гермиона.
  
  - Тогда сразу отдадим его Хагриду: пусть он думает, куда животинку пристроить, - предложила я.
  
  Мы сидели в зарослях и маялись всякой ерундой, высматривая из-за деревьев комиссию. Вот мы из прошлого лезем в лаз под Ивой. Не успели мы скрыться, как Ива ожила. Еще секунда-другая, и совсем близко послышались шаги: Дамблдор, Макнейр, Фадж и почтенный представитель Комиссии возвращались обратно в замок.
  
  - Сразу же после того, как мы спустились в тоннель! - воскликнула Гермиона. - Если бы Дамблдор мог пойти с нами...
  
  - Макнейр и Фадж тоже бы за ним полезли, - мрачно отозвался Гарри. - Спорим на что угодно, Фадж приказал бы Макнейру убить Сириуса на месте...
  
  Четверо мужчин поднялись в замок по парадной лестнице. Несколько минут сцена пустовала. И вот...
  
  - Смотри, идет Люпин! - объявил Гарри. Кто-то сбежал по каменным ступеням и со всех ног припустил к Иве. Люпин поднял с земли сломанную ветку и ткнул ею в сучок на стволе. Дерево утихло, и Люпин тоже исчез в тоннеле.
  
  Надо же, всего лишь маленькая фраза, сказанная вовремя, и всё сложилось просто отлично.
  
  - Гарри, кто-то из нас должен пойти к Хагриду в хижину под мантией, а двое других останутся придерживать гиппогрифа, - я осмотрела массивные острые когти и клюв зверя. - Давайте лучше я схожу. Боюсь, я его не удержу.
  
  Получив мантию-невидимку, я поспешила к дому лесничего. Не успела я дойти, как дверь распахнулась, явив миру Хагрида навеселе, покачивающегося и размахивающего в такт здоровенной бутылью.
  
  - Хагрид! Хагрид, здесь!
  
  Полувеликан на нетвердых ногах недоуменно огляделся.
  
  - Это я, Айрли. Я под мантией-невидимкой. Мы спасли гиппогрифа, но не знаем, куда его спрятать.
  
  - Клювокрыл! - радостно всхлипнул лесничий. - Где он?
  
  - Там, за деревьями. Пошли.
  
  Когда я привела его к остальным, он воскликнул:
  
  - Клювик, маленький! Цел! Ну, всё позади! - гиппогриф взвился на дыбы, вырвав веревку из рук Гарри и Гермионы, и радостно встретил полувеликана. Лошадь бы обязательно фыркала, а этот издавал звук, похожий на клекот птицы.
  
  - Тихо, тихо, Клювик! - очнулся Хагрид. - Тебя не должны услышать.
  
  Лесничий вытер рукавом выступившие слезы и обратился к нам:
  
  - Спасибо вам, ребята. Вы не представляете, что это для меня значит. Я же даже... это... не вынес бы свою жизнь тут... всё о нем напоминает.
  
  - Ты для нас тоже такое бы сделал, Хагрид, - обратился к полувеликану Гарри.
  
  - Хорошие вы ребята... Да что ж я? Надо его пристроить куда. Думаю, я найду ему нового хорошего хозяина, который будет о нем заботиться. Да, Клювик? - он погладил зверя, и гиппогриф вновь издал свой клекот. - Я сейчас обещал Дамблдору к нему зайти. Отпраздновать такое событие. Значит, сейчас я его подальше в лес отведу, а вы возвращайтесь в замок. Клювокрыл сможет о себе позаботиться до моего прихода.
  
  - Хагрид, нам сейчас лучше не показываться в замке, - заговорила Гермиона. - Может, мы пока присмотрим за Клювокрылом?
  
  Грейнджер с силой наступила мне на ногу и пихнула Гарри локтем, состроив щенячьи глазки. Мы быстро повторили.
  
  - Ладно, раз вам нужно и другого выхода нету... - полувеликан выжидающе замолчал. - Тогда отводить его далеко не будем.
  
  - Мы должны быть в замке в 22:30. Прости, Хагрид, мы ничего не можем тебе объяснить, - виновато посмотрела Грейнджер на лесничего.
  
  Побродив по известным одному Хагриду тропам, мы остались у привязанного гиппогрифа. Коротали время как могли: три часа в лесу куковать всё-таки.
  
  Сгущались сумерки, темнота заполняла лес, искажая тени и придавая им причудливые формы. Ночной лес был полон различных звуков. Хоть из книг я и знала, что обычно лес делится на две части - опасную и относительно безопасную, но, хоть мы сейчас располагались в безопасной, всё равно было жутко. Опасная зона находилась ближе к центру леса. Сейчас полнолуние, и существовала угроза нападения оборотня. Они не контролируют свои действия, поэтому им всё равно, куда бежать. Но это же Хогвартс, верно?
  
  Я вздрогнула, увидев в темноте большие светящиеся глаза. Из темноты вышло черное высокое и худое существо. Оно напоминало очень костлявую лошадь с крыльями летучей мыши.
  
  - Что там? - завертели головами Гарри и Гермиона.
  
  - Там, - выдохнула я. - Черная лошадь.
  
  Из-за деревьев вынырнули еще несколько диковинных животных. Они осторожно подошли и остановились на расстоянии около двадцати метров, изучая нас.
  
  - Где?
  
  Мои спутники в упор не замечали гостей. Лошади поводили своими белесыми глазами и пошли дальше.
  
  - Да где же? - спросила озадаченная и слегка напуганная Грейнджер.
  
  - Уходят. Давайте за ними проследим? Они вроде не опасны, - поддаваясь внезапному порыву, предложила я.
  
  - Какие лошади? Кого ты там видишь? - спрашивает Поттер.
  
  - Да вот же! Уходят! - я поспешила за ними, перепрыгивая через корни и сухие ветки.
  
  Гарри и Гермиона догоняли меня, таща за собой Клювокрыла. Ничто не могло меня остановить: эти странные животные очаровали меня. Было в них что-то жуткое и притягательное.
  
  Понемногу лес редел. Животные шли быстро, но не спешили. Я остановилась только услышав громкие голоса.
  
  - ...дивные существа. Многие люди их даже не увидят, министр.
  
  - Вот как, Дамблдор? - лениво поинтересовался собеседник.
  
  За мной остановились, тоже переводя дух, Гарри и Гермиона и оцепенели, услышав речь. А я выглянула из зарослей: на небольшом, свободном от буйной растительности участке размером где-то десять на двадцать метров разговаривали Дамблдор и Фадж, недалеко стояли палач с ненужным теперь топором, старик из Министерства и Блэк с Петтигрю. В руках Дамблдора был мешочек, а позади всех них - добротная карета.
  
  - Отличительной особенностью фестралов является их невидимость. Невозможно увидеть фестрала человеку, не видевшему и не осознавшему смерть.
  
  - Я так понимаю...
  
  Министр хотел еще что-то сказать, но позади меня подал голос Клювокрыл. Захлопали крылья, застучали копыта. Вся наша троица в ужасе застыла.
  
  - Это гиппогриф! Ставлю свой топор, это тот же гиппогриф! - воскликнул радостный Макнейр.
  
  Мы начали медленно отступать назад.
  
  - Какой еще гиппогриф? - услышала я хриплый голос Блэка.
  
  Топот приближающихся ног. В панике мы побежали куда глаза глядят. С поляны донеслось:
  
  - Куда вы, Макнейр?
  
  - Неужели вы думаете найти одного-единственного гиппогрифа в Запретном лесу? Вам не стоит идти одному...
  
  Не слушая, мы бежали всё быстрей и быстрей. Хоть Клювокрыл не упирался и не тормозил, и то слава богу!
  
  Не знаю, сколько мы бежали, но лес стал гуще.
  
  - Стойте! - крикнул Поттер и первым затормозил. - Погони... ха... нет. Мы... далеко убежали.
  
  Наша компания обессиленно повалилась на траву.
  
  - Нужно уходить. Уже ночь, а мы непонятно где, - констатировала ситуацию Грейнджер.
  
  - Идем быстрее обратно, - Гарри опасливо огляделся. - Мне не хочется еще раз встречаться с Арагогом и его семейством.
  
  Насколько я помню, Арагог - это акромантул (здоровенный паук), и я сейчас полностью разделяю мнение Поттера.
  
  - Тогда уж разумнее полететь на Клювокрыле, - только промолвила Гермиона, как я услышала стук копыт недалеко. Проснулась надежда: может, это те загадочные лошади? Но они ходили почти бесшумно...
  
  Отодвигая ветви, на лунный свет вышли... кентавры. До пояса обычные люди, ниже - тело лошади. В руках у них появились луки, которые сразу же нацелились на нас.
  
  - Человеческие детеныши, - вперед вышел рыжий кентавр. Словно по команде они опустили оружие. - Уходите. Вам опасно находиться в лесу. Сегодня полнолуние.
  
  - Мы знаем, - тихо ответил Поттер. - Мы как раз собирались улетать.
  
  Кентавр кивнул. Он наблюдал за тем, как мы залезали на гиппогрифа, и только когда мы взлетели, кентавры скрылись в лесу.
  Глава 14
  
  Хогвартс-экспресс вез детей обратно на попечение родителей. После обеда я нашла купе с Гарри, Роном и Гермионой.
  
  - Привет, - сказала я, захлопнув дверь. Они поздоровались в ответ. - Вы видели лицо Малфоя, когда он узнал, что гиппогриф сбежал? - задорно улыбнулась я.
  
  - Ага, он в ярости, - отозвался Уизли.
  
  - У тебя сова, Рон? - заметила я маленького совенка у него на плече.
  
  - Да. Классный, правда?
  
  - Я что хотела спросить: как там Блэк? - поинтересовалась, присев на сиденье. Тогда мы отдали гиппогрифа Хагриду на попечение и сразу побежали в Больничное крыло, чтобы не вызвать подозрений.
  
  - После того, как ты погналась за невидимыми лошадьми и мы напоролись на комиссию, - Гермиона укоряюще смотрела на меня, - Макнейр погнался за нами, а на поляну выбежал оборотень.
  
  - И вовсе они не невидимые! Если вы их не видите, это не значит, что их не существует. И как, все целы?
  
  - Конечно, там же были Дамблдор и министр, - продолжила Гермиона.
  
  - Сириус написал, что оборотня быстро отогнали; возможно, это был Люпин, - сказал Гарри. Жаль всё-таки, что Люпина уволили. Кто знает, что за неудачник будет у нас в следующем году? - Но Петтигрю успел выхватить палочку у зазевавшегося старичка из комиссии и, оглушив Сириуса, обернулся крысой и сбежал.
  
  Мне захотелось хлопнуть себя по лбу, и желательно чем-нибудь потяжелее.
  
  - Не могу поверить, что вы там были без меня, - Рон выглядел обиженным.
  
  - Рон, ты ведь был ранен! - обратилась к нему Гермиона. - А мы еле успели спасти Клювокрыла.
  
  Хорошо, что я не 'попала' в тело Гермионы. Как представлю, как я бы вытаскивала Поттера и Уизли из того-самого-места...
  
  - А что с Блэком? Его ведь оправдают, так? Петтигрю видели и министр, и Дамблдор.
  
  - Да. Хотя выяснение всех деталей в Министерстве теперь наверняка затянется надолго.
  
  - Радует, что всё хорошо закончилось.
  
  - Айрли, я тут подумал... Извини, мы тебя втянули во всю эту историю... - Поттер подарил мне виноватый взгляд. Я посмотрела на Грейнджер и Уизли. Гермиона тоже выглядела виноватой, Рон гладил крошечную сову.
  
  - Да не за что вам извиняться. Мы ведь друзья, верно? - ход был сделан.
  
  - Да, конечно, - улыбнулся Поттер.
  
  Телепортировавшись через сеть летучего пороха и оказавшись в гостиной, мы увидели появившееся перед нами с громким хлопком небольшое существо, которое я опознала как домовика.
  
  - С возвращением, хозяйка, - поклонился тот. - Молодые хозяева, - еще один поклон.
  
  - Коби, накрой к шести обеденный стол, - распорядилась Августа.
  
  - У нас появился домовик? - удивленно спросила я бабушку, когда домовик с хлопком исчез.
  
  - У нас и раньше был домашний эльф, - сказала Августа.
  
  - Почему же мы раньше его не видели?
  
  - Кинки, наш бывший домашний эльф, был уже стар и довольно нелюдим. Я приказала ему не показываться вам на глаза. Молодые эльфы, наоборот, любят как можно чаще видеть хозяев. Когда что-то понадобится, теперь зовите Коби.
  
  Действительно, раньше стоило вслух пожелать найти что-то, и оно незаметно появлялось передо мной, хотя я была уверена, что его там раньше не было.
  
  Как оказалось, это был не единственный сюрприз. Через неделю Августа позвала меня к себе в кабинет.
  
  - Присаживайся, дорогая.
  
  Когда я уселась в древнее кресло возле стола, она продолжила:
  
  - Как ты думаешь, зачем Невиллу жаба? И почему ученикам разрешают брать в Хогвартс пауков, филинов или крыс, если в письме ясно говорится, что можно взять сову, кошку или жабу? - Августа всегда говорила напрямик, ни с чем не затягивая.
  
  Действительно, почему? Существует какое-то исключение? Если вспоминать магов, у которых есть нестандартные животные... что у них общего?
  
  - Тревора Невиллу подарил дядя Элджи как домашнего питомца. Все мои знакомые с нестандартными животными выросли в магическом мире. То есть чистокровные.
  
  - Мысль правильная. Увы, Элджи подарил Невиллу жабу без моего ведома, - Августа поджала губы. - Твой брат слишком привязался к ней, чтобы я могла что-то изменить... И они подошли... Но могло быть и хуже. Видишь ли, Айрли, издавна маги создавали себе фамильяров. Фамильяр - это животное, в которое маг с помощью ритуалов заключает волшебный дух. Волшебники используют их для разных целей: защита, разведка, прислуживание. Вот, возьми и внимательно прочитай, - она вытащила из ящика книгу и положила ее на стол. - Таких осталось мало благодаря реформам Министерства.
  
  На обложке я прочитала: 'Фамильяр для мага'.
  
  - Так, получается, все крысы и пауки - это фамильяры?
  
  - Возможно, не все. Животное становится более разумным, иногда даже проявляя черты характера хозяина. Из книги ты узнаешь, что есть несколько стадий приручения. Первая из них - привыкание друг к другу. Маг может передумать и взять другое животное. Поэтому никто не препятствует тому, что маг берет себе любое животное. Некоторые этим пользуются. Маглорожденные не знают тонкостей, поэтому, если они вдруг захотят создать фамильяра, у них на руках уже может быть животное.
  
  - А у тебя есть фамильяр, бабушка?
  
  - Он перед тобой.
  
  Я недоуменно заозиралась, но в комнате не было ни одного животного. Августа сняла с вешалки свою любимую шляпу и положила ее на стол.
  
  - Стервятник?
  
  - Да, - гордо вздернув подбородок, она засмеялась над выражением моего лица. - Защита и наблюдение были весьма полезны. Ритуал добавил силы и скорости. Жаль, ничего другого, но и это хорошо. При жизни он был мне дорог как самый близкий друг.
  
  - Бабушка, почему же ты только сейчас говоришь мне об этом? Ведь расскажи ты раньше, у меня было бы больше времени на привыкание.
  
  - На привыкание обычно хватает шести месяцев или года. До одиннадцати лет молодых волшебников не обучают магии, потому что их магическая сила нестабильна. По этой же причине не проводят ритуалов с их участием: исход будет непредсказуем, кроме разве что нескольких исключений.
  
  - Как тогда, год назад до поступления в Хогвартс?
  
  Августа тяжело вздохнула.
  
  - Айрли, лекари обследовали тебя. Сила твоей магии в один момент резко увеличилась, достигнув уровня взрослого волшебника. Я думала, что проблемы начнутся в Хогвартсе, но смотря на результаты, надеюсь, что всё обойдется с возрастом.
  
  - Это... насколько это опасно?
  
  - Никто не знает, что могло бы произойти...
  
  - Это всё, что ты хотела спросить? - сказала она после минуты молчания, пока я пыталась осмыслить свалившуюся на меня информацию.
  
  - Да, бабушка, спасибо, - попрощалась тогда я.
  
  Проштудировав и законспектировав себе в тетрадку самое интересное буквально за три дня, я вернула книгу, спросив перед этим брата:
  
  - Слушай, Нев, а ты уже проводил ритуал фамильяра для Тревора?
  
  - Да, еще перед вторым курсом.
  
  - А чего тогда он от тебя постоянно убегает?
  
  - Я что-то напутал там то ли с порядком рассыпания трав, то ли в самом рисунке, - Невилл недоуменно потер затылок. - Бабушка, конечно, разозлилась, но в августе я смогу повторно его провести.
  
  Пожелав брату удачи и заверив его, что всё получится, я спросила у него про сам ритуал. Августа отвела его в безлюдное место у озера. Там ему пришлось самому всё вычерчивать, рассыпать травы и читать заклинание, так как постороннему не полагалось присутствовать - ничего удивительного, что что-то получилось не так, с его-то рассеянностью.
  
  Августа привела меня в большой магловский зоомагазин. Для создания фамильяра лучше взять немагическое существо: после ритуала оно всё равно станет магическим. Из стеклянных террариумов за нами наблюдали много разновидностей жаб, вздуваясь и громко квакая. В клетках, крича на все лады, сидели птицы - от попугаев до орлов. Кузнечики, жуки, рыбы, змеи, пауки, кролики, крысы, мыши, кошки и собаки - глаза разбегались, а уши вяли от всевозможных звуков.
  
  - Добрый день, мадам. Могу я вам чем-нибудь помочь? - за прилавком появился продавец.
  
  - Благодарю, в этом нет необходимости. Я бы хотела просто посмотреть, - ответила Августа.
  
  - Конечно, мадам. Могу я узнать, может быть, вы ищете нечто конкретное?
  
  Я бы остановилась на птице - отличное животное. Августа правильно подметила: и защитник, и разведчик, плюс принести что-то сможет. Я пошла к отделу с птицами. Ворона одарила меня агрессивным взглядом. Круто, конечно, смотрится, когда она на плече, но нет, пожалуй. Такой огромный клюв меня пугал: казалось, подойди ближе, и обязательно клюнет. На милых заморских птичек с яркими перьями и торчащими ирокезами я даже не взглянула. Попугаи совсем не то, что нужно. На жердочке сидел орел. На этом выбор в отделе птиц заканчивался. Дальше сидели хорьки в клетке и шимпанзе в большом вольере. Девочка лет четырех дергала маму за рукав, тыча пальцем в раскачивающуюся на ветке обезьяну.
  
  Я заметила в клетке с хорьками маленькие черно-серые комочки. Малыши игрались: бегали по клетке, дрались, прыгая друг на друга. Они заметили заглядывающую меня и заинтересованно уставились черными глазками.
  
  Продавец принялся расхваливать животных: 'Они очень дружелюбны и совершенно безобидны'. А почему бы и нет? Они выглядят милыми, но на лапках заметны острые коготки, а пасть украшают маленькие зубки.
  
  - Думаю, я возьму одного.
  
  - Прекрасный выбор! - воскликнул обрадованный продавец, сияя улыбкой. - Выберите понравившегося.
  
  - Могу я открыть клетку? - я заметила сверху дверцу, закрытую на защелку.
  
  - Нежелательно... вы их можете напугать... но можете, конечно, - уже не так уверенно заговорил он.
  
  Открыв дверцу, я медленно просунула руку ладонью вверх. Бывают такие моменты, когда интуиция подсказывает, что нужно делать. Августа всё это время наблюдала за мной, стоя в сторонке. Малыши сначала испуганно отпрянули, взрослый же настороженно замер. Чем младше зверь, тем больше вероятность 'совпадения' и меньше времени требуется на привыкание. Один малыш заинтересованно подошел, обнюхал, забрался на руку... И я его вытащила.
  
  - Этот.
  
  * * *
  
  
  - Ли, можно с тобой поговорить? - задержал меня брат после завтрака.
  
  - Пошли ко мне.
  
  Поднявшись в свою спальню и усадив подвижного хорька рядом с собой, я попросила брата продолжать.
  
  - Я знаю, что ты не очень интересуешься квиддичем, но, думаю, и тебе это будет интересно. Я говорю о финале Чемпионата мира по квиддичу! - с жаром провозгласил он. - Двадцать второго августа играет Ирландия против Болгарии. Я спросил бабушку, но она сказала, что не хочет ехать. Это как-то странно. Это же такое событие!
  
  - А я чем могу помочь? - хорек играл, пытаясь ухватиться за мою руку.
  
  - Помоги мне ее уговорить! Ты же умеешь! У тебя точно должно получиться! Все из школы, наверное, там будут!
  
  Чемпионат мира, да? Интересно взглянуть, как волшебники организуют такие масштабные мероприятия.
  
  Я согласилась, и мы пошли в кабинет Августы. Бабушка писала что-то за столом. Наша домашняя сова сидела на жердочке у окна.
  
  - Заходите. Присаживайтесь, - Августа на мгновение оторвалась от написания письма.
  
  Наконец она дописала, отправила письмо и села за стол.
  
  - Вы что-то хотели? - подозрительно уставилась на нас. Ничего удивительного, мы были вдвоем в кабинете только тогда, когда что-то учудили, но тогда нас приводила Августа.
  
  Мы переглянулись, решая, кто начнет говорить.
  
  - Мы бы хотели попасть на Чемпионат мира по квиддичу, - не дождалась я решительности от брата. - Почему мы не можем сходить?
  
  - Потому что на него тяжело достать билеты.
  
  - Бабушка, - я укоряюще посмотрела на нее, - я ни за что не поверю, что ты не нашла бы способ.
  
  - К тому же на таких матчах всегда много магов, и поэтому возникают беспорядки, - продолжила Августа, будто и не было моей реплики.
  
  - Бывает. Но когда еще мы сможем увидеть такое?
  
  - Бабушка, это же Чемпионат мира! Там все будут! - воскликнул Невилл.
  
  - Невилл, ты не все! Не на что там смотреть! В Хогвартсе, насколько я помню, всё еще проводятся квиддичные матчи между факультетами. А подобные чемпионаты проводятся каждые четыре года!
  
  - Бабушка, это же какая возможность посмотреть на магов из разных стран! Ну и на профессиональных игроков тоже, - подключилась я.
  
  Препирательства с приведением самых разнообразных доводов и аргументов продолжались еще минут десять.
  
  - Бабушка, если ты по какой-то причине не хочешь идти на чемпионат, мы с Невиллом можем отправиться с родственниками или договориться с друзьями, - я уже стала уставать.
  
  - Ну уж нет! Если вы и отправитесь туда, то только со мной!
  
  - Это значит, что мы всё-таки?..
  
  - Я сказала, НЕТ! А теперь сходите погуляйте в саду.
  
  - Ну, бабушка, - простонал Невилл.
  
  - Вы меня слышали.
  
  Мы ушли, но я так просто не сдамся! Теперь к нашей одежде был постоянно прикреплен какой-нибудь значок или флажок, и мы постоянно в присутствии Августы говорили о квиддиче.
  
  Августа подошла ко мне, когда я играла в саду с Шерлоком. Так я назвала хорька из-за просто фантастических возможностей пролезать в любую дыру, вытаскивать всевозможный хлам непонятно откуда и привычки всех хорьков преследовать. Теперь он почти постоянно был рядом.
  
  - Он довольно быстрый, - сказала она, встав рядом.
  
  - Ага, а еще любит во что-нибудь врезаться.
  
  Помолчали, наблюдая, как Шерлок выискивает заинтересовавшее его в траве.
  
  - Милая, тебе очень хочется пойти на этот чемпионат?
  
  - Да. Мне интересно посмотреть, что там будет. Бабушка, это всего лишь квиддич, что там может случиться?
  
  - Назовем это моей интуицией.
  
  - Вот как. Ей можно верить?
  
  - Она еще меня никогда не подводила.
  
  - Хорошо, - я сняла серебряно-голубой значок с изображенной на нем стрелой. - Честно говоря, мне уже надоело таскать на себе всю эту дребедень, - в сердцах сказала я.
  Глава 15
  
  Я как раз намазывала тосты джемом, когда на подоконник села, громко ухая, сова с утренней газетой. Августа уже завтракала за столом, а брат уныло ковырял овсянку. Н-да, я-то недели две спорила с Августой - не люблю овсянку - а ему всё равно придется всё съесть.
  
  Забрала газету и, расплатившись, развернула. 'Ежедневный пророк' - так называлась газета. И почему бабушка выписывает эту ересь? Я только поднесла тост ко рту, как взгляд мой спустился ниже.
  
  'Кошмарные сцены на Чемпионате мира по квиддичу', - гласил заголовок. Дополняла его черно-белая двигающаяся фотография сияющего черепа с длинным языком. Читая дальше, я почувствовала, как кровь отливает от лица. 'Во время празднования победы Ирландии неизвестно откуда появились толпы Пожирателей Смерти, последователей Сами-Знаете-Кого', 'преступники не задержаны', 'темным магам удалось скрыться неопознанными', 'слухи о нескольких телах, вынесенных из леса часом позже'. Не могу поверить! Маги изо всех стран мира не могли остановить этих Пожирателей, издевавшихся над маглами! Даже если темных магов была сотня, в чем я лично сомневаюсь, никто - никто! - не смог поймать хотя бы одного! Конечно, эта желтая газетенка всё переврала! Не может быть такого. Я начала размереннее дышать и успокаиваться.
  
  - Что там пишут, милая? - поинтересовалась Августа; в ее голосе всего на мгновение показалась нотка тревоги и тут же скрылась.
  
  Я молча протянула ей газету. Пока Августа читала, ее лицо превращалось в маску. Ту, которую она надевала на людях.
  
  - Что ты думаешь об этом, бабушка? Что из этого правда? - спросила я, когда она отложила газету.
  
  - Я должна написать пару писем. Не выходите из дома, - Августа, встав из-за стола, покинула комнату. Брат схватил оставшуюся на столе газету.
  
  Всё еще пребывая в путанице эмоций, я отправилась к себе. Нужно привести мысли в порядок и написать парочку писем. Шерлок поспешил за мной, таща в зубах кусок хлеба - видно, не успел доесть... Или стащил со стола, пока никто не видел.
  
  * * *
  
  
  С самого утра темные тучи и тяжелые капли дождя не предвещали ничего хорошего. А чем дальше ехал Хогвартс-экспресс, тем больше погода портилась так, что даже включили лампы в поезде. Тогда после прочтения 'Пророка' я отправила письма Трэйси, Этану и Поттеру. Хелен говорила, что у нее нет возможности сходить на матч. Трэйси и Этан только подтвердили написанное про беспорядки, а Гарри оказался недалеко от того, кто запускал Метку. И сейчас я собиралась сходить узнать подробности. Проблема незаметно свалить от однокурсниц была быстро решена: когда время подошло к обеду, мне срочно понадобилось к брату.
  
  Оказалось, я и не врала: в одном купе сидели Поттер, Уизли, Грейнджер, Финниган, Томас и Невилл. Поздоровавшись, я их немного потеснила. Рон отчего-то был чернее тучи.
  
  С моего плеча раздалось шипение. Шерлок вылез из капюшона на моей мантии и оскалился маленькими зубками. Он облюбовал в последнее время это удобное место, мне же оставалось помнить и не опираться спиной о стенки. И надо бы к этому уже привыкать.
  
  - Кто это? - заинтересовался Финниган.
  
  - Шерлок, мой домашний питомец, - пояснила я, успокаивающе гладя хорька. Посадить его в клетку - значит, обидеть. - Что там такое случилось на чемпионате? Я хочу знать подробности, - сказала я, смотря на Гарри.
  
  - Скорей всего, кто-то слишком развеселился и увлекся огневиски, - ответил тот.
  
  - Если это хулиганы, то кто запустил Черную метку? Вы, может, что-то видели?
  
  - Мы были совсем рядом, но когда пришли волшебники из Министерства, они чуть не накачали нас до ушей оглушающими заклинаниями, обыскали лес, но никого не нашли, - Рон отвлекся от своих мрачных мыслей.
  
  - Нашли Винки, домовую эльфийку мистера Крауча, - Гермиона опустила книгу, надпись на обложке которой гласила: 'Учебник по волшебству'.
  
  Уже все в купе заинтересованно вслушивались.
  
  - Кто такие домовые эльфы? - вклинился Дин Томас. Стыдно не знать!
  
  - Волшебники используют рабский труд домовых эльфов! При этом ничего им не платят! - на Гермиону сместились все взгляды, но она, кажется, ничего не заметила.
  
  - Кто этот Крауч? - спросила я Гермиону, спеша вернуть разговор в нужное русло.
  
  - Бартемиус Крауч - глава Департамента международного магического сотрудничества. Но он безобразный человек - так обращаться с Винки! Она держала для него место в верхней ложе, хоть и боялась высоты. А когда он ее там нашел, то подарил одежду, - возмущенно воскликнула Грейнджер.
  
  - Наверное, она совершила большой проступок, раз Крауч решился на такое, - сказал брат.
  
  - Он ужасно с ней обращался! Винки повезло, что он дал ей одежду. Теперь она найдет себе хозяев получше или, еще лучше, останется свободной.
  
  Невилл смутился от такого направленного напора.
  
  Увы, если домовику дают одежду и выгоняют, его редко кто решится взять к себе, зная, что он уже оплошал.
  
  - А как домовичка могла наколдовать Метку? - удивилась еще больше я.
  
  - Никто не знает. Палочку нашли, из нее точно выпускали заклинание, но это оказалась палочка Гарри, - Уизли, видимо, очень сильно нуждался в слушателях, осознающих его информированность.
  
  - Я, естественно, вне подозрений, - откликнулся Поттер.
  
  - Как твоя палочка там оказалась, Гарри? - удивился Финниган.
  
  - Не знаю. Я ее последний раз видел на матче - она точно была у меня. Видимо, я ее обронил, когда мы убегали из лагеря.
  
  - Загадка, - подвела я итог скорее для себя.
  
  Остальные не могли так просто смириться с этим и расспросили про всё происходившее на чемпионате. Брат попросил Рона показать фигурку. Фигурка изображала маленького человечка - Виктора Крама, ловца команды Болгарии. Миниатюрная игрушка прохаживалась по ладони. Простые, но интересные оживляющие чары. Разговор перешел на саму игру и обсуждение игроков обеих команд. Выяснилось, что у Блэка полным ходом идет разбирательство в Министерстве: типичные чиновники всё затягивают. После чего я благополучно охладела к разговору, но осталась с ними, надеясь узнать еще что-нибудь интересное.
  
  Станция в Хогсмиде, освещаемая лишь лампой в руках Хагрида, встретила нас привычной темнотой. Интересно, может, в волшебном мире тоже есть гопники, которые из вредности и желания насолить своей школе постоянно выбивают лампочки в фонарях? В любом случае фонари сейчас не сильно бы помогли: пелена дождя надежно закрывала обзор. Накинув капюшон, я пошла по течению толпы учеников за своими однокурсницами.
  
  - Ты как, в порядке, Гарри? - приветственно прогудел толпе Хагрид. - Увидимся... ну... на банкете... если мы не того, не потонем!
  
  Хорошее пожелание. Настроение было под стать погоде. Возле станции, как мне и говорили, ждали кареты без лошадей. Они должны довозить старшекурсников до школы. Кареты вскоре обнаружились. Но не они одни. Давние знакомцы - черные лошади - стояли совершенно беззвучно, как неживые. Никто не обращал на них внимания, будто и не видели вовсе. 'Отличительной особенностью фестралов является их невидимость. Невозможно увидеть фестрала человеку, не видевшему и не осознавшему смерть', - сказал кто-то голосом Дамблдора в моей голове.
  
  Я, не обращая на них внимания, поспешила в карету. Карета укрывала от ветра, но угрожающе раскачивалась по дороге. Мои спутницы тоже увлеченно обсуждали чемпионат. Только с уклоном в конкретных игроков. Пока мы доехали до замка, меня конкретно уже всё достало. Шерлок, возможно, чувствуя мое настроение, тихо сидел на плече, укрытый от посторонних глаз тканью капюшона.
  
  Оказавшись под надежной крышей, я тут же применила осушающие и согревающие чары. Ученики вокруг, заметив, принялись тоже сушиться, будто вспомнив.
  
  - Ах, мои волосы! От этого дождя они ужасно закрутятся во все стороны, - жалобно сказала Эллис Блонд, пытаясь пригладить волосы.
  
  - Так носи с собой зонтик, - ответила ей Хелен, проталкиваясь сквозь толпу.
  
  Толпа вокруг принялась с криками толкаться. Через минуту я увидела причину беспокойства: Пивза. Полтергейст кидался водяными шарами. Когда он принялся прицеливаться, загремел сердитый голос, заставив всех вздрогнуть.
  
  - ПИВЗ! Пивз, ну-ка спускайся сюда немедленно!
  
  Профессор МакГонагалл, заместитель директора и декан факультета Гриффиндор, стремительно вышла в холл из Большого зала. Какая-то возня в толпе, и вновь профессор привлекла внимание:
  
  - В Большой зал, побыстрее!
  
  Наконец вереница учеников направилась в украшенный к празднику Большой зал. За гриффиндорским столом я уселась рядом с неразлучной троицей. Там же был и Невилл. Над столом завис Почти Безголовый Ник, перебросившийся с Поттером парочкой словечек о погоде. Призракам, наверное, пофиг на дождь.
  
  Тут за столом раздался слабый и дрожащий от волнения голос:
  
  - Эгей, Гарри!
  
  Это был Колин Криви, третьекурсник, для которого Гарри был чем-то вроде героя. В прошлом году он то и дело ошивался недалеко от Поттера.
  
  - Привет, Колин.
  
  - Гарри, ты себе не представляешь! Нет, Гарри, ты только угадай! Поступает мой брат! Мой брат Деннис!
  
  - Э-э-э... ну... это хорошо, - пробормотал Гарри.
  
  - Офигеть, - мрачно выразила я свою точку зрения.
  
  - Это так классно! - кажется, он не обращает внимания на интонации. - Он так волнуется! - Колин едва не подпрыгивал на месте. - Надеюсь, он попадет в Гриффиндор! Скрести пальцы на счастье, а, Гарри?
  
  - М-м-м... хорошо, ладно.
  
  - Интересно, кто у нас будет вести Защиту в этом году? - обратилась ко мне Хелен.
  
  Я посмотрела на преподавательский стол. Кресло преподавателя Защиты пустовало, как и кресла МакГонагалл и лесничего.
  
  - Снейп, наверное, теперь меня еще больше возненавидит. Если такое вообще возможно, - сказал Гарри. Он и Рон с Гермионой смотрели туда же, куда и я.
  
  В прошлом году случилось то, что профессор зельеварения мог посчитать за унижение и оскорбление: его, словно мешок с картошкой, Мобиликорпусом приволокли в замок. Это может и мне аукнуться: я ведь тоже там была. Следует следить за своими мыслями. Теперь я понимала, что он, скорее, считывал поверхностные эмоции на уроках. Если хотел бы прочитать мысли или влезть в мозги, то ему нужно было бы поднапрячься и посмотреть в глаза.
  
  - Надеюсь, это будет кто-то вроде профессора Люпина. Я слышала, два года до него преподавали какие-то идиоты, - погрузившись в мысли, я не сразу поняла, о чем говорит Хелен.
  
  - Да, один заика, попытавшийся украсть философский камень, спрятанный в школе. Неудачно. Второй - Златопуст Локонс - известный писатель, но на деле не умеющий правильно применять ни одного заклинания, - я поделилась версией событий от брата.
  
  Профессор МакГонагалл завела в зал первокурсников. Все ежились и от холода, и от волнения. Я сначала подумала, что в замок случайно попало какое-то чудовище, но нет. Это оказался первокурсник, завернутый в пальто Хагрида. Его острое личико, высунувшееся из-под воротника, было болезненно-взволнованным. Встав в ряд со своими отчаянно нервничающими товарищами, он поймал взгляд Колина Криви, выставил два больших пальца и шепотом произнес: 'Я упал в озеро!' Он явно этим гордился. Два сапога пара!
  
  После распределения поднялся Дамблдор.
  
  - Скажу вам только одно, - произнес он, и его звучный голос эхом прокатился по всему залу. - Ешьте.
  
  Принявшись за еду, я подумала, что первое сентября в Хогвартсе мне, пожалуй, больше нравится, чем в обычной школе.
  
  Ник развлекал своим рассказом про учиненный Пивзом погром на кухне. Гермиона, только услышав, что домовики работают в школе, опрокинула кубок, привлекая к себе внимание. Сок растекся по скатерти. Что за манеры за столом! Один разговаривает с набитым ртом, вторая разливает сок.
  
  - Здесь есть домашние эльфы? - она ошеломленно уставилась на Ника. - Здесь, в Хогвартсе?
  
  - Разумеется, - Почти Безголовый Ник был порядком удивлен ее реакцией. - Одна из самых больших общин в Британии - около сотни.
  
  - Но я никогда ни одного не видела! - поразилась Гермиона.
  
  - Вероятно, потому, что днем они почти не покидают кухни, - ответил Ник. - Они выходят только ночью, для уборки... присмотреть за факелами, то да се... Я хочу сказать, вы и не должны их видеть... Это ведь и есть признак хорошего домашнего эльфа, что вы его не замечаете, не так ли?
  
  Кухня должна быть на первом этаже. Но я там не была, надо это исправить.
  
  Гермиона вперила в него негодующий взгляд.
  
  - Но им платят? У них есть выходные? А отпуска по болезни, пенсии и всё такое?
  
  Нет слов, фейспалм. Почти Безголовый Ник фыркнул с таким изумлением, что его воротник соскользнул, и голова свалилась, повиснув на том дюйме призрачной кожи, что всё еще удерживал ее на шее.
  
  Я отвлеклась на разговор с подругой, пропуская праведное негодование рядом сидящей девочки мимо ушей.
  
  Когда праздничный ужин закончился, директор вновь поднялся с речью, рассказывая про правила:
  
  - Также для меня является неприятной обязанностью сообщить вам, что межфакультетского чемпионата по квиддичу в этом году не будет. Это связано с событиями, которые должны начаться в октябре и продолжаться весь учебный год. Они потребуют от преподавателей всего их времени и энергии. Уверен, что вам это доставит истинное наслаждение. С большим удовольствием объявляю, что в этом году в Хогвартсе...
  
  Но как раз в этот момент грянул оглушительный громовой раскат, и двери Большого зала с грохотом распахнулись.
  
  На пороге стоял человек, опирающийся на длинный посох и закутанный в черный дорожный плащ. Никогда раньше не видела магов с посохами! Интересно, какие плюсы он дает? Все головы в зале повернулись к незнакомцу. Неожиданно освещенный вспышкой молнии, он откинул капюшон, тряхнул гривой темных с проседью волос и пошел к преподавательскому столу.
  
  Глухое клацанье отдавалось эхом по всему залу при каждом его шаге. Почему-то у меня в голове при его виде заиграл имперский марш из Звездных войн. Незнакомец приблизился к профессорскому подиуму и похромал к Дамблдору. Еще одна молния озарила потолок. Вспышка резко высветила черты лица пришельца. Лицо его было испещрено шрамами. Но самая жуть была в глазах. Один был маленьким, темным и блестящим. Другой - большим и ярко-голубым.
  
  Этот голубой глаз непрестанно двигался, не моргая, вращаясь вверх, вниз, из стороны в сторону. 'Артефакт', - поняла я. Скорее всего, для наблюдения. И так как периодически глаз разворачивался и смотрел внутрь черепа, видел сквозь предметы. Вопрос только, насколько глубоко? Скорей всего, очень древний или новая разработка: в библиотеке я ничего подобного не нашла.
  
  Незнакомец пожал руку Дамблдору, и они обменялись парой фраз. Директор пригласил его присесть. Ел тот как человек военный в полевых условиях: понюхал, достал из кармана нож и начал пользоваться им словно вилкой.
  
  - Позвольте представить вам нашего нового преподавателя защиты от темных искусств, - объявил Дамблдор, отрывая меня от созерцания этого чудика. - Профессор Грюм.
  
  В Большом зале только Дамблдор и Хагрид захлопали: все еще пребывали в шоке.
  
  - Грюм? - шепнул Гарри Рону. - Грозный Глаз Грюм? Тот самый, которому твой отец отправился помогать сегодня утром?
  
  - Должно быть, - пробормотал Рон благоговейным тоном.
  
  - Что с ним случилось? - прошептала Гермиона. - Что с его лицом?
  
  - Не знаю, - ответил Рон, завороженно глядя на Грюма.
  
  - Аластор Грюм. Один из наиболее известных авроров, легенда аврората, - говорят, половина узников Азкабана поймана лично им. - Я читала про этого человека в вырезках из старых газет.
  
  - И что, теперь он у нас будет преподавать? Это же классно! - ответила мне Хелен тоже шепотом.
  
  - Ничего хорошего. Говорят, в последние дни он совсем съехал с катушек.
  
  - Ага, даже на мусорные баки нападает, - поддакнул Рон, всё еще находясь под впечатлением.
  
  - Думаю, Дамблдор не пригласил бы его, если бы он был совсем невменяемым, - заметила Гермиона.
  
  - Какие бы ни были у него кукушки в голове, могу поспорить, год у нас будет веселым, - ответила на это я.
  
  Дамблдор тем временем уже толкал речь дальше:
  
  - Как я и говорил, в ближайшие месяцы мы будем иметь честь принимать у себя чрезвычайно волнующее мероприятие, какого еще не было в этом веке. С громадным удовольствием сообщаю вам, что в этом году в Хогвартсе состоится Турнир Трех Волшебников.
  
  - Вы шутите! - оторопело произнес Фред Уизли во весь голос, неожиданно разрядив то напряжение, которое охватило зал с самого появления Грозного Глаза.
  
  Все засмеялись, и даже Дамблдор понимающе хмыкнул.
  
  - Я вовсе не шучу, мистер Уизли, - сказал он. - Хотя, если уж вы заговорили на эту тему, я этим летом слышал анекдот... словом, заходят однажды в бар тролль, ведьма и лепрекон...
  
  Профессор МакГонагалл многозначительно кашлянула.
  
  - Э-э-э... но, возможно, сейчас не время... н-да... - Дамблдор почесал кустистую бровь. - Так о чем бишь я? Ах да, Турнир Трех Волшебников. Я думаю, некоторые из вас не имеют представления о том, что это за Турнир, а те, кто знают, надеюсь, простят меня за разъяснения, и пока могут занять свое внимание чем-нибудь другим. Итак, Турнир Трех Волшебников был основан примерно семьсот лет назад как товарищеское соревнование между тремя крупнейшими европейскими школами волшебства: Хогвартсом, Шармбатоном и Дурмстрангом. Каждую школу представлял выбранный чемпион, и эти три чемпиона состязались в трех магических заданиях. Школы постановили проводить Турнир каждые пять лет, и было общепризнанно, что это наилучший путь налаживания дружеских связей между колдовской молодежью разных национальностей. И так шло до тех пор, пока число жертв на этих соревнованиях не возросло настолько, что Турнир пришлось прекратить. За минувшие века было предпринято несколько попыток возродить Турнир, но ни одну из них нельзя назвать удачной. Тем не менее наши Департаменты международного магического сотрудничества и магических игр и спорта пришли к выводу, что пришло время попробовать еще раз. Всё лето мы упорно трудились над тем, чтобы в этот раз обеспечить условия, при которых ни один из чемпионов не подвергся бы смертельной опасности. Главы Шармбатона и Дурмстранга прибудут с окончательными списками претендентов в октябре, и выборы чемпионов будут проходить на День Всех Святых. Беспристрастный судья решит, кто из студентов наиболее достоин соревноваться за Кубок Трех Волшебников, честь своей школы и персональный приз в тысячу галлеонов.
  
  - Я хочу в этом участвовать! - прошипел на весь стол Фред Уизли. Он оказался далеко не единственным, кто, судя по всему, представил себя в роли чемпиона Хогвартса.
  
  Дамблдор объявил, что участвовать могут только ученики старше семнадцати лет. Поднялся ропот.
  
  Также было сообщено, что гости прибудут в октябре и пробудут здесь большую часть учебного года. И директор отправил нас спать.
  
  Участвовать в этом? Ни за какие коврижки! 'Хлеба и зрелищ, хлеба и зрелищ!'
  Глава 16
  
  - Итак, сначала хотелось бы сказать, как я рада всех вас снова видеть! - улыбнулась я стоящим передо мной друзьям. - В прошлом году мы тренировались в заклинаниях, вырабатывали скорость реакции и всё такое. В нынешнем я хочу добавить тренировки на повышение выносливости! - торжественно объявила я.
  
  - И что это за тренировки? - с интересом спросила Хелен.
  
  - Выносливости? - печально переспросил брат.
  
  - Да. Я предлагаю заняться физической подготовкой. У нас уже неплохо получаются дуэли. Более или менее, - многозначительно добавила я. - Но мы слишком быстро выдыхаемся. Я, конечно, никого не принуждаю. Если кто-то хочет присоединиться ко мне, жду вас завтра в шесть утра в гостиной.
  
  Я вопросительно подняла брови, ожидая реакции.
  
  - Я с тобой, - первой ответила подруга.
  
  Парни молчали, сомневаясь.
  
  - А вам оно в первую очередь надо. Станете красивыми мускулистыми парнями.
  
  На этом обсуждение закончилось.
  
  - Отлично, завтра в шесть. Не забудьте поставить будильники. А сейчас давайте начнем сегодняшнюю тренировку.
  
  Первый урок защиты от темных искусств у второго курса Гриффиндора совместно с Когтевраном состоялся в пятницу. Задолго до начала урока все собрались у дверей класса: уже были наслышаны, как другим курсам понравился урок. К сожалению, никто не желал рассказывать, что там было, 'чтобы не портить впечатление'. У четвертого курса Защита была вчера, и Нев выглядел очень странным, каким-то подавленным, но тоже ничего не сказал. Пришел с каким-то большим томом под мышкой. 'Я не думаю, что ваш урок будет похож на наш', - только и сказал он. Добавить сюда инцидент с Драко Малфоем, когда Грюм превратил того в хорька (Шерлок тогда заинтересованно дернулся) и бил им об пол. Особенно меня тогда заинтересовали слова Грюма: Малфой-старший - давний знакомец аврора. Учитывая прошлое Люциуса Малфоя, можно догадаться, при каких обстоятельствах они встречались. 'Еще один старый знакомый', - было сказано и про Снейпа. И нервозность, и озлобленность профессора зельеварения, а также желание находиться подальше от Грюма наводили на вопросы относительно прошлого декана Слизерина. И сейчас я, как и все, была заинтригована.
  
  Все торопливо расселись, достав свои учебники. Когда Грюм вошел в класс, все разговоры прекратились. Я села рядом с Хелен за парту посредине класса, потому что все места впереди были уже заняты. Этан сидел за первой с Джайлзом Дэниелсом.
  
  - Уберите книги. На уроке они вам не понадобятся, - будто прорычал Грюм.
  
  Мы поспешили спрятать учебники в сумки. Профессор принялся перечислять имена по журналу. Студенты с готовностью вставали, когда звучало их имя.
  
  - В прошлом году, передо мной, защиту от темных искусств вел профессор Люпин, - студенты вразнобой подтвердили. - С ним вы проходили темных существ и учились защищаться от них. Я же здесь для того, чтобы показать вам, как нужно защищаться от магов. И я не буду делать скидку на возраст или пол. Если темный маг придет к вам, он не будет смотреть, как вы подготовились, ребенок вы или взрослый, мужчина или женщина, в пижаме ли вы или в специальной одежде. ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ!
  
  Весь класс подскочил на стульях от внезапного крика. Так и заикой стать можно!
  
  - Вот чему я должен вас научить! Враг не будет вас предупреждать о нападении. Не будет говорить, какое заклинание применит. По просьбе Дамблдора, я научу вас, как правильно реагировать и как не поддаваться панике, где можно выставить щит, а где только уворачиваться. По мнению же уважаемого Министерства, я должен научить вас нескольким контрзаклятьям и на этом остановиться.
  
  Он на мгновение замолчал, вглядываясь в лица.
  
  - Врага нужно знать в лицо! Именно поэтому мы с директором решили, что вы должны знать, как выглядит применение темных проклятий. На данный момент Министерство выделяет три так называемых Непростительных заклинания. Кто назовет мне хоть одно?
  
  Из гриффиндорцев руки подняли только два человека: я и Эллис Блонд. Когтевранцы - почти все.
  
  - Грант!
  
  Поднялся когтевранец с первой парты.
  
  - Эти заклятья: Империус, Круциатус и Авада Кедавра.
  
  - Хорошо. Начнем с Империуса. Что вы о нем знаете?
  
  Опять та же картина.
  
  - Миллс!
  
  - Империус - заклинание подчинения. Оно полностью подчиняет человека воле наложившего это заклятие волшебника.
  
  - Верно! Но как понять, под Империусом человек или нет? ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ!
  
  Класс вновь подскочил.
  
  - Если ваш друг, знакомый, приятель или даже родитель вдруг совершит действие, совершенно не характерное для него, то есть вероятность, что кто-то подчинил его волю. Находящийся под заклятием сохраняет все свои привычки, почерк, походку. Вы должны быть бдительны и наблюдательны.
  
  Грюм достал из ящика стола банку с пауками. Произнес, направив на паука палочку:
  
  - Империо!
  
  Животное соскочило с руки профессора и принялось выделывать всевозможные кренделя, не характерные для пауков. Весь класс засмеялся над представлением. На что Грюм процедил:
  
  - А если я прикажу ему напасть на кого-то из вас? Или выпрыгнуть из окна? - класс мгновенно замолк.
  
  А это идея! Предположим, сидит себе важная шишка в Министерстве в своем любимом кресле и попивает чаек. К нему в кабинет прокрадывается паук с ядом мгновенного действия... Паук ползет к человеку, скрываясь в тени... Один укус. И секретарь находит хладное тело...
  
  От размышлений меня отвлек Грюм, который заставил вновь подскочить всех на месте от крика 'постоянная бдительность!', а меня еще и вскрикнуть. Пожалуй, на уроках Грюма отвлекаться еще опаснее, чем на уроках Снейпа.
  
  - Следующее заклинание - это Круциатус, - ответила Эллис. На этот раз паук, перекинувшись на брюшко, быстро и нервно задергал лапками. Я даже не успела понять, как реагировать на это, как всё кончилось. Секунд через пять Грюм прекратил.
  
  - Верно. Это заклинание вызывает боль. Следующее - Авада Кедавра.
  
  Зеленый луч попал в маленькое тельце, и паук замер. Несколько учеников, в том числе и парни, вскрикнули.
  
  - Авада Кедавра - заклинание, которое никакие щиты не остановят. Оно требует для выполнения серьезной магической мощи. Сейчас вы все можете достать свои волшебные палочки, направить на меня и произнести положенные слова, однако сомневаюсь, чтобы меня от этого хотя бы насморк прохватил. Возникает вопрос: если всё равно нет противодействующего заклятия, то зачем я вам это показываю? Затем, что вы должны знать. Вы должны ясно представлять себе, как выглядит самое худшее.
  
  Грюм что-то еще говорил про то, что если использовать их, можно однажды проснуться в Азкабане, но я особо не вслушивалась, находясь под впечатлением и не отрывая взгляд от паука, испробовавшего на себе эти три проклятья. Потом мы без единого звука конспектировали лекцию.
  
  - Лонгботтом, задержись.
  
  Почувствовав себя Штирлицем, я села обратно.
  
  - Я подожду тебя у дверей, - шепнула мне Хелен и направилась к выходу.
  
  Мне и самой интересно, что за разговор ко мне у Грюма.
  
  - По-моему, это не самое ужасное заклинание. Его даже можно назвать милосердным. От Авады Кедавры человек умирает мгновенно, возможно, даже не успев ничего понять и почувствовать. Это же лучше, чем несколько часов истекать кровью и только потом умереть, не так ли? - он принялся что-то переставлять в шкафу. - Это жестоко. Некоторые скажут, что вы еще слишком молоды для этого. Но, как я понял, у вас тут давно не было нормальных учителей, и кто знает, кто будет после меня, - голос его был не таким рычащим, как на уроке.
  
  - Вы не планируете остаться, профессор? - создав на лице видимость интереса, спросила я. Почему-то я была уверена, что он за мной наблюдает.
  
  Недавно я познакомилась с девочкой из Когтеврана - Луной Лавгуд. Я по достоинству оценила ее манеру поведения. Строить из себя умалишенную дурочку, а если скажешь что-то умное или сболтнешь лишнее, все только скажут: 'Это же Лавгуд'. Я немного переняла ее выражение лица сейчас. Хотя внутри всё трясется, снаружи у меня безмятежный вид.
  
  - Кто знает? Я смотрю, ты спокойней отреагировала, чем твой брат.
  
  - Он впечатлительный, - ответила я.
  
  - Ты крепче духом? Это правильно, - Грюм нашел, что искал, и положил на мой стол старую книгу. - Я наслышан про эту историю с вашими родителями. Сильные маги были. Тогда, после исчезновения Темного Лорда, была жуткая неразбериха. Волшебники принялись праздновать, толком не поняв, что случилось. Но вашей бабушке было не до веселья, - он поймал мой мрачный взгляд. А я почувствовала, как напрягся у меня за спиной Шерлок. - Не умею я так мягко говорить, как Дамблдор. По-моему, проще сказать всё прямо. Я к чему веду... Ты уже думала, чем займешься в будущем? Пойдешь по стопам родителей и станешь аврором или займешься чем-нибудь другим?
  
  - Я считаю, о таком рано думать на втором курсе, профессор.
  
  - Вот и задумайся. У тебя есть выдержка. Я не понимаю, правда, как ты попала на Гриффиндор, - его обезображенный рот искривился в ухмылке. - Этот факультет всегда славился горячими головами. Но боевые маги с холодным и расчетливым умом очень ценятся.
  
  - Профессор, мне кажется, вы меня переоцениваете.
  
  - Это мне лучше знать. Любой твой однокурсник на твоем месте не был бы таким спокойным... - несколько мгновений он сверлил меня обоими глазами. - Твой брат был настолько плох, что я решил его немного утешить: подарил ему книгу по травологии. Профессор Стебль говорила, что он первый у нее на уроках.
  
  - Вы решили мне тоже дать книгу по травологии, сэр? - с невинным видом поинтересовалась я.
  
  - Нет. Но я подумал, что тебя заинтересует эта книга.
  
  Я с новым интересом посмотрела на книгу.
  
  - Эта книга о магах, развитии и отношении к магии в разное время. Кстати, что это вы утром вчетвером круги вокруг Хогвартса наматываете?
  
  - Хорошо помогает проснуться, сэр.
  
  - Ладно, иди уже, а то на следующий урок опоздаешь.
  
  Я положила книгу в сумку и попыталась не слишком поспешно выйти из класса. За дверьми меня сразу встретила вопросом Хелен:
  
  - Что он хотел?
  
  - Пофилософствовал, сказал, мол, заметил во мне великие способности, по-моему, приглашал после школы в аврорат.
  
  - Ух ты! Сам Грюм! - восторженно с ноткой зависти завопила она.
  
  - Хелен, не пугай меня. Это была ирония.
  
  - А как тебе урок? Этот Грозный Глаз и правда сумасшедший! - поспешила она сменить тему. - А этот его девиз 'Постоянная бдительность!'!
  
  - Я бы его немного перефразировала: 'Лучше перебдеть, чем недобдеть!'
  
  Мы весело рассмеялись, спускаясь по лестнице к кабинету трансфигурации. Наконец напряжение начало спадать.
  
  Книга оказалась интересной, и называлась она 'Жизнеописание сэра Денрика'. Не правда ли звучит почти как 'Приключения Мюнхгаузена'? Обложка на ней была новой. Ее автор был типичным гриффиндорцем: путешествовал по миру и искал неприятности на пятую точку, суя свой нос во все норы. Можно было бы назвать книгу художественной литературой, если бы там не описывалось действие применяемых самим автором, а также другими магами заклинаний. В то время закон был другой, да и Министерства не было. Я нашла магический детектив! Ха-ха.
  
  Я так увлеклась прочтением, что засиживалась допоздна, а потом читала в любую свободную минуту. Содержание было не слишком гуманным, и описываемые сцены иногда были кровавыми и жестокими, но интересными.
  
  Утром за завтраком тоже сидела с книгой. А что? Не я одна! Не меньше половины когтевранцев были такими же, да и среди слизеринцев несколько человек уткнулись в книги.
  
  '...Домовой эльф Герингов был старателен и накрыл для гостей великолепный стол. Я поддерживал беседу с сэром Бэйметом, поглядывая на прекрасных леди, танцующих с кавалерами.
  
  - Вы знаете, сэр Денрик, эти оборотни так надоедливы. Представляете, один больше месяца прячется в небольшом городке Солсбери. Я провел там неделю, и полнолуние пришлось как раз на эти дни.
  
  - О, вам пришлось три дня просидеть взаперти?
  
  - Это были самые скучные три дня моей жизни. Хотя в этом маленьком городке нет никаких развлечений, так что, пожалуй, вся неделя была ужасной'.
  
  Я прожевала бутерброд и потянулась за соком.
  
  'Я заметил зашедшую в зал леди Гудвин. Пора было приступать к выполнению, если я не хотел проиграть спор. Я поспешил ее поприветствовать.
  
  Покинул я сэра Бэймета вовремя. Его сын подошел к нему и начал громко, на весь зал, капризничать. Упаси меня Мерлин когда-нибудь обзавестись детьми! Сэр Бэймет поспешил увести ребенка, дабы не позориться. Этот благородный мужчина был слишком мягок с сыном. Надеюсь, он всё же решится наказать его хотя бы Круциатусом...'
  
  - Пфшшшшш. Кха-кха, - несчастный сок оказался на книге.
  
  Кто-то заботливо похлопал меня по спине. Откашлявшись, я применила осушающие и очищающие чары на страницы и поспешила убрать книгу в сумку. Хелен поинтересовалась, всё ли в порядке. А я, ответив, посмотрела на Грюма. Его большой голубой глаз уже смотрел в сторону. Что за книгу он мне дал? Наказать ребенка Круциатусом за мелкую оплошность, да еще так, будто это само собой разумеющееся!
  
  Кухню Хогвартса я посетила после того, как услышала от старшекурсников, как в нее попасть. Там домовики меня накормили всякими булочками и пирожками. Заклеймив кухню как холодильник и булочную, если вдруг захочется пожрать ночью, я решилась пройти по лазу в Хогсмид. Главную опасность представлял Грюм со своим загадочным глазом. В свободный день недели я осторожно пробралась после занятий к статуе одноглазой ведьмы. Прошла по потайному ходу, обнаружив и благополучно миновав сигнальные чары, и с удивлением открыла дверь в каком-то подвальчике. Кто бы мог наложить их? Хотя я тоже повесила свои свежеизученные чары возле обоих выходов. Буду знать, когда и куда сваливать, если кто-нибудь зайдет. Вокруг располагались коробки, в которых обнаружились сладости. Немного прогулявшись по Хогсмиду со скрытым под капюшоном лицом, я вернулась назад в приподнятом настроении. Тайный ход, про который почти никто не знает, был исследован!
  
  После следующего занятия по Защите я осталась в классе, предупредив подругу, что задержусь.
  
  - Ты что-то хотела спросить? - поинтересовался у меня Грюм после того, как последний ученик покинул кабинет.
  
  - Да. Профессор, та книга, которую вы мне дали... Она интересная, но у меня появился один вопрос. Тут в книге есть один момент...
  
  - Я ее читал, продолжай, - подбодрил он меня.
  
  - Денрик надеется, что Бэймет накажет сына Круциатусом. И это за такую мелочь! Как будто это обычное дело, каждый день повторяется! Эта книга, конечно, развлекательная, но всё равно. Я не могу понять, почему!
  
  - А так и было.
  
  Я ошарашенно смотрела на профессора, а он ухмылялся.
  
  - Заклинание Круциатус бывает разной силы. Раньше их применяли в качестве наказания. Думаю, Министерство наложило на него запрет после Первой магической войны. После принятия закона о Непростительных заклинаниях маги не знали, как воспитывать детей. Кто вырастил капризных, кто прибегнул к магловским способам наказания, а кто к магическим, но другим.
  
  Я стояла будто обухом по голове ударенная.
  
  - Получается, после принятия этого закона ничего фактически не изменилось.
  
  - Можно и так сказать. Я слышал про несколько случаев, когда родители по незнанию чуть не убивали своих детей... Так, заболтался я тут с тобой!
  
  - Спасибо, профессор. До свидания, - я поспешила на выход.
  
  Подготовка к приезду студентов из Шармбатона и Дурмстранга подняла на уши всю школу и напомнила мне подготовку к приезду шишки из Министерства образования в русскую школу. Даже последний урок сократили. Вечером тридцатого октября все студенты отнесли сумки в спальни и выстроились перед замком. Деканы постарались.
  
  Но запретить всем переговариваться не смогли, и теперь отовсюду слышались шепотки типа: 'Когда же они прибудут?', 'А как они будут добираться?'. Ну и еще старшекурсники проявили изобретательность: прятали в мантиях алкоголь 'для согрева'.
  
  Сначала прилетела огромная карета Шармбатона, запряженная белыми пегасами. Вышла из нее огромная женщина, не уступающая ростом Хагриду, - директриса. Затем появился из пучины озера корабль Дурмстранга. Медленно, нехотя его мачты разрезали волны, объявляя о своем прибытии словно фанфарон. Студенты стояли тихо, ошеломленно, в восторге глядя на это произведение знаний и магии...
  
  - Ух ты, Летучий Голландец! Не удивлюсь, если оттуда вылезет Дейви Джонс, - восторженно воскликнула я.
  
  - Кто такой Дейви Джонс? - спросила меня Хелен. А! Я ж забыла!
  
  - Да мужик такой с осьминогом на лице, - хихикнула я.
  
  Печально. По трапу спустился обычный человек в белой шубе под стать цвету волос. Среди учеников Дурмстранга обнаружился Виктор Крам - тот, про кого мне прожужжали все уши. Имя русское, но, увы, болгарин. Все возбужденно загалдели. Девушки стали искать хоть что-нибудь, чем можно писать. Подруга моя тоже побивалась ринуться в толпу.
  
  - Да ну тебя, Хелен, он же здесь еще год будет, потом возьмешь автограф! - мои слова не возымели никакого действия.
  
  - Ли, это же Крам! Прямо тут!
  
  Она потащила меня в толпу.
  
  - Разойдись, народ! Тепловоз едет! - кричала она, распихивая в стороны высоких девушек. И когда я успела такое сморозить?
  
  Добрались мы до бровастой звезды только у входа в Большой зал. Крам ускользнул к столу Слизерина со своими однокашниками. Хелен разочарованно вздохнула.
  
  - Давай еще к слизеринцам на банкете подсядем? Сменим обстановку, а?
  
  - Нет уж. Там уже змеюки к нему сползлись, - прошипела девушка.
  
  И правда, Крам уже купался в обилии внимания, и не только со стороны девушек. За нашим столом большая часть гриффиндорцев злобно сверлила слизеринский стол, оставшаяся часть, мужская, поедала глазами стол Когтеврана. Там сидела красивая белокурая особа в голубой форме Шармбатона.
  
  После официальной части наступил банкет. На этот раз домовики постарались и добавили к обычному меню незнакомые блюда. И знакомые тоже - вроде фаршированного перца.
  
  На следующий день все с самого утра собрались в Большом зале и глазели на Кубок огня, который выбирал чемпионов. Сейчас он горел ровным синим пламенем. Близнецы Уизли утром устроили небольшое представление. Трэйси подозрительно перешептывалась с незнакомыми учениками. А вечером все вновь собрались в ожидании решения Кубка. Наконец, время. Пламя вдруг налилось красным, взметнулся столп искр, и из Кубка выскочил обгоревший кусок пергамента. Зал замер.
  
  Дамблдор, протянув руку, подхватил пергамент, освещенный огнем, опять синевато-белым, и громким, отчетливым голосом прочитал:
  
  - Чемпион Дурмстранга - Виктор Крам!
  
  Зал содрогнулся от грохота аплодисментов и восторженных криков. Как же, такая звезда! Виктор Крам поднялся с места и, ссутулив плечи, вразвалку двинулся к Дамблдору. Повернул направо и, миновав профессорский стол, исчез в соседней комнате.
  
  - Браво, Виктор! Браво! - перекричал аплодисменты Каркаров так, что его услышал весь зал. Судя по вчерашней его реакции на Грюма, он тоже когда-то промышлял Пожирателем, но я отогнала такие мысли: это уже паранойя - подозревать всех и каждого, в зависимости от реакции на Грюма. - Я знал, в тебе есть дерзание!
  
  Постепенно шум в зале стих, внимание всех опять приковано к Кубку. Пламя вновь покраснело, и Кубок выстрелил еще одним куском пергамента.
  
  - Чемпион Шармбатона - Флер Делакур! - возвестил Дамблдор.
  
  Девушка легко поднялась со стула, откинула назад волну белокурых волос и летящей походкой прошла между столами Гриффиндора и Пуффендуя. Поговаривали, она вейла.
  
  Из Кубка вылетел третий кусок пергамента. Дамблдор поймал его и прочитал:
  
  - Чемпион Хогвартса - Седрик Диггори!
  
  Все до единого пуффендуйцы вскочили на ноги, топали, вопили до хрипоты, приветствуя идущего к профессорскому столу Седрика. Аплодисменты не смолкали долго.
  
  Поздравительная речь Дамблдора оборвалась, когда Кубок огня вновь загорелся красным пламенем и выплюнул листочек. Зал ошарашенно затих.
  
  Дамблдор, не раздумывая, протянул руку и схватил его. Поднёс к огню и воззрился на имя. Повисла длинная пауза. Дамблдор смотрел на пергамент, весь зал смотрел на Дамблдора. Наконец он кашлянул и прочитал:
  
  - Гарри Поттер!
  
  Ну вот - НАЧАЛОСЬ!
  Глава 17
  
  Сказать, что все были в шоке, значит ничего не сказать. Поттер встал из-за скамьи и на негнущихся ногах пошел к боковой двери. Когда он скрылся за ней, тотчас же все повысили голос и в зале поднялся невообразимый гвалт.
  
  Оставшиеся учителя разогнали всех по спальням. Естественно никто в гриффиндорской башне не пошел спать. К Полной даме на портрет пришла ее подруга Виолетта. Она была в той маленькой комнате с чемпионами и все слышала. Как только нога Гарри переступила через порог, гостиная взорвалась криками, свистом и аплодисментами.
  
  - Как ты это провернул? Почему не поделился с нами?! - завопил Фред. Он был и сердит, и потрясён до глубины души.
  
  - А где же борода? Класс! - взревел Джордж.
  
  - Но это не я, - произнёс Гарри. - Понятия не имею, кто это сделал.
  
  - Пусть не я, главное - гриффиндорец! - кинулась ему на шею Анджелина Джонсон.
  
  - У нас тут столько еды, Гарри! Иди ешь!
  
  - Не хочу, наелся на празднике.
  
  Подростки обступили бедного чемпиона, предлагая ему сладости и пытаясь выспросить, как он это сделал. Гарри только твердил, что это не он. Мог он соврать? Чтобы получить вечную славу и тысячу галлеонов? Все это у Гарри и так есть. Если так, то кто-то подставил его. Единственный напрашивающийся вывод - неизвестный доброжелатель хочет его убить. Через полчаса мрачный Гарри сбежал в спальню, а я продолжила веселиться.
  
  - Слушай, Ли, у меня к тебе дело, - подошла ко мне Трэйси, когда я смеялась над попытками близнецов Уизли станцевать вальс.
  
  - Что за дело?
  
  - Помнишь, ты говорила, что все это лучше видеть собственными глазами?
  
  - Что видеть? - недоуменно моргнула я.
  
  - Аниме!
  
  - Аааа! - протянула я, увидев, как Фред или Джордж рухнул, споткнувшись о стол и грохнулся на пол, потянув за собой брата. Их друг Джордан пускал фейерверки и громко смеялся.
  
  - Да послушай же меня! Дело есть! Я нашла несколько старшекурсников, которые смогут сделать движущиеся иллюстрации. Мы могли бы создать книгу, как ее там...
  
  - Мангу? - я мгновенно сосредоточила внимание на словах Трэйси.
  
  - Точно! Будет что-то вроде книги!
  
  - На этом можно заработать! - вспомнила я объемы продаж манги. Я уже думала над этим. Про диски или кассеты тут не знают, а Омут памяти слишком дорогой.
  
  - Вот именно! Смотри, ты рассказываешь им все в подробностях, они все зарисовывают, показывая тебе, как получилось. Потом мы все это копируем и раздаем, скажем, за галлеон.
  
  - Это отличная идея! - предпринимательская жилка разбудила в моей душе хомяка. - Минус старшекурсникам за работу...
  
  - Я все уже продумала! Их всего трое. Я уговорила их на пятнадцать процентов каждому с выручки. Плюс они распространяют мангу среди старшекурсников. Остается пятьдесят пять процентов. Как насчет пятнадцати процентов мне за распространение среди младшекурсников?
  
  Сорок процентов? Очень неплохо. Пятнадцать мне для Трэйси не жалко. Она энергичная и все быстро организовала.
  
  - Я согласна. Осталось только выяснить размер книги. Если аниме небольшое, то можно сделать одну, если длинное придется делить на части-главы...
  
  - Если ты согласна, то отлично! Я договорюсь с ними о встрече. Когда тебе будет удобно?
  
  - Да, хоть завтра. Завтра же воскресенье.
  
  - Ну, бывай. Я, пожалуй, пойду спать. И все уже стали потихоньку расходиться.
  
  - Постой. А чего ты все это сейчас решила обсудить на празднике?
  
  - Да тебя не поймаешь! Вечно где-то пропадаешь! Кстати... - ой, что-то мне не нравится этот прищур. - Куда это ты чуть ли не каждый день уходишь вечером?
  
  - Ты о чем? - изобразила я искреннее недоумение.
  
  - Парня тебе еще рано, так куда же? И что это ты с утра бегаешь на улице с Райли и Лэйном?
  
  - Между прочим, там был и мой брат. Постой. Ты что, следила за мной? - настала моя очередь наступать.
  
  - Нет, конечно! Делать мне больше нечего! Я пошла спать, уже поздно, - она быстро развернулась и, взмахнув длинными волосам на прощанье, поспешила к лестнице.
  
  Странно. Может, пригласить ее в клуб?
  
  Подловила я Поттера в перерыве между уроками.
  
  - Постой, Гарри.
  
  - Чего тебе? - грубо ответил он.
  
  - Я понимаю, тебе сейчас, наверное, нелегко. Я хотела сказать, что верю тебе. То есть, что ты не бросал свое имя в Кубок.
  
  На лице Поттера удивление сменилось чем-то непонятным, но, кажется, он рад.
  
  - Спасибо, что веришь мне. Тут вся школа озлобилась.
  
  - Не обращай внимания на стадо баранов, не умеющих думать головой. Я хотела спросить, у тебя есть какие-нибудь идеи, кто тебе так удружил?
  
  - Нет... Но мне кажется меня хотят убить... - голова его немого опустилась, а взгляд недоверчиво осмотрел мое выражение лица.
  
  - Тогда не тебе одному так кажется, - доверительно улыбнулась я.
  
  - Гермиона то же самое говорит.
  
  - В общем, если тебе понадобиться помощь по заданиям в Турнире, обращайся - помогу, чем смогу. А что у вас сейчас было?
  
  - Уход за магическими существами у Хагрида.
  
  - И как тебе урок? Мне на следующий год надо думать, какие предметы взять.
  
  - Выгуливали соплохвостов, - усмехнулся он.
  
  - Что за чудища такие?
  
  - Жалит, дышит огнем, по всему телу щупальца и вдобавок воняет тухлой рыбой.
  
  - И как? Многие в Больничное крыло попали?
  
  - Нет, - засмеялся он, - отделались легкими ожогами и царапинами.
  
  Шерлок тихо лежал рядом, позволяя себя поглаживать. Мне кажется, я стала понимать его. Ко мне сон видимо не захотел в гости, в голову лезли разнообразные мысли.
  
  Например, со старшекурсниками я встретилась. Рисуют умело. Уже пошел процесс по зарисовке 'Наруто', 'Хвоста фей' и 'Харухи Судзумии' - для девочек.
  
  Сегодня последним уроком было сдвоенное зельеварение. Шерлок посапывал во внутреннем кармане - он жуткий соня! Слизеринцы переглядывались, явно что-то затевая, а я напевала весь урок про себя что-то вроде 'Мы бедные овечки, никто нас не пасет. Мы таем словно свечки - кто же нас спасет?', чтобы вызвать нужный настрой и не привлечь злобность Снейпа.
  
  Теперь не только слизеринцы развлекались, бросая оскорбления вслед Поттеру - вся остальная школа тоже. С выходом очередной дурацкой статьи в Пророке некой Риты Скитер образ национального героя буквально на глазах преобразовался в нечто хныкающее. Слизеринцы начали раздражать даже меня и на особо рьяного фаната этого занятия - Малфоя, который даже не поскупился на значки в поддержку Пуффендуя, я наложила заклятье. В простейшее заклинание изменения цвета вплела несколько частей из заклинания стазиса - выглядело стабильно. Первое мое собственное заклинание вышло на славу. Когда Драко Малфой зашел в Большой зал на обед аки пчелка - с волосами черно-желтого цвета - по залу прошлись смешки, а гриффиндорцы вдоволь насмеялись. Вроде, Малфой даже не понял, кого благодарить. Сидел за столом с лицом пошедшим красными пятнами, но злобные взгляды на меня не бросал. А заклинание так просто не снимешь - оно само должно выветриться через недельку.
  
  Поговорила с членами клуба, пригласила Трэйси. Может, еще пригласить Поттера? Ему вряд ли, конечно, помогут тренировки с младшекурсниками.
  
  Этот Турнир - сплошная морока. Каждый год что-нибудь случается и этот - не исключение. Другое дело, что все это самым широким боком касается Гарри Поттера. Всегда. Зачем же я пытаюсь влезть к нему в друзья, зная это? Да потому, что эти события всегда масштабны и лучше знать откуда дует ветер и чего ждать, чем внезапно обнаружить возле себя пушистого белого зверька. Все крутится вокруг Поттера и на этот раз... Все вокруг... Все неприятности...
  
  Веки опустились, и к трем тихим посапываниям в комнате присоединилось еще одно.
  
  * * *
  
  Я лежала на зеленой траве. Вокруг ветер шевелил полынь - она лениво покачивалась, приятно щекоча лицо, руки и ноги. На душе было спокойно и уютно - то чего мне так не хватало в школе полной хаоса. Я всей душой наслаждалась этими моментами тишины, смотря, как белые облачка не спеша плывут по синим просторам неба. Все волнения и переживание остались где-то далеко позади.
  
  Я решила встать и оглядеться - поле полыни казалось бескрайним. 'А все-таки где я?' - мелькнула мысль.
  
  - Это все твой сон, - раздался приятный бархатистый мужской голос позади.
  
  Я обернулась. Предо мной стоял мужчина лет двадцати пяти-тридцати, одетый в простую белую рубашку и черные брюки, и смотрел в упор на меня.
  
  - Или твое подсознание, - усмехнулся он. - Тебе решать.
  
  - Если это мой сон, то что ты здесь делаешь? Кто ты такой вообще?
  
  - Меня можно назвать плодом твоего воображения, - он что, насмехается надо мной?!
  
  - Не злись, - мягко улыбнулся он. - Это ты меня создала.
  
  - И зачем только? - сарказма в моем голосе было не меньше цистерны.
  
  - Тебе было одиноко. Не было с кем быть полностью собой. Поделиться переживаниями. Просто поговорить начистоту.
  
  - Если тебя не существует, то получается, я говорю сама с собой.
  
  - Получается, что так, - нет, он точно насмехается! - Я знаю все про тебя. Я это тоже ты.
  
  - Как-то не похож.
  
  - Внешность мою тоже создало твое воображение.
  
  - Самостоятельное же у меня воображение.
  
  - Ты же его тренировала. Помнишь? Тренировки в окклюменции. Думала, ничего не аукнется? - я что, такая язва?
  
  - А если это не мое воображение, а кто-то пролез ко мне в голову? Чем докажешь? - не зря он вспомнил про мозговые штурмы.
  
  - Кто-то вроде Снейпа? Сойдет, если я скажу, то, про что не знает никто?
  
  - Да.
  
  - Ты так упорно пытаешься стать сильнее, потому что тебе страшно еще раз умирать. Ты не веришь в любовь с первого взгляда. Только в привязанность. Если много лет находиться рядом с приятным тебе человеком, который проявляет свою заботу и привязанность, то он становиться близким, так ты считаешь. Твоего пса звали Бим и он белый с черными пятнами, был назван в честь собаки из фильма 'Белый Бим, черное ухо'...
  
  - Достаточно, - прервала его я. - Это личное и его могли достать, только если бы перерыли мое серое вещество вдоль и поперек...
  
  - ...А если бы было так, - продолжил он, - то ты бы сейчас скорей всего видела радужные пузыри и пускала слюни.
  
  - Ладно, верю. Давай-ка присядем.
  
  - А как мне к тебе обращаться? - спросила, усевшись по-турецки. Парень откинул назад руки, оперевшись об них.
  
  - Как хочешь, - пожал он плечами. - Я это ты. Можешь, что-нибудь придумать.
  
  - О чем поговорим? - отложила я придумывание имени.
  
  - О самом насущном? Вокруг явно что-то крутится. Большое. Так тебе подсказывает интуиция.
  
  - И что я могу сделать? Только наблюдать.
  
  - Да. И готовиться защищаться при надобности.
  
  - Заучивать заклинания? - фыркнула я. - Я этим и так все время занимаюсь. Плюс пытаюсь тренировать реакцию в клубе, чтобы успеть увернуться и бегаю вокруг Хогвартса, дабы при надобности были силы убежать.
  
  - Можно попытаться пролезть в Запретную секцию. Там должно быть что-то поинтересней и опасней обычного Ступефая.
  
  - Да там полно запирающих и сигнальных чар. А я сейчас как минимум на уровне четверокурсника.
  
  - Не говори так. Можно попытаться. Зря, что ли в библиотеке сидели столько? Выше. Нам все непозволительно быстро дается.
  
  - Угу. Как бы потом удача ко мне не повернулась филейной частью. Еще и Августа рассказала про эти непонятки с магией. Теперь страшно новые заклинания применять... О, так ты у меня теперь шизофрения?
  
  - Нет, - улыбнулся он, поняв шутку. - Я могу поговорить с тобой только здесь, - и добавил, прочитав на моем лице следующий вопрос. - Ты можешь создать это все снова, как только захочешь со мной поговорить.
  
  - Хорошо, если получится... Как ты думаешь могут быть проблемы с тем парнем со Слизерина, который с Малфоем на одном курсе? Мне кажется, он за мной следит. Слишком часто на него натыкаюсь.
  
  - Вероятней всего он просто заметил, как ты наложила заклинание на блондинчика. Но по каким-то своим причинам не сказал тому ничего. Хотя слежка это не очень хорошо. Если он узнает про клуб ничего страшного, но мало ли какие тайны у нас еще появятся?
  
  - Предлагаешь щелкнуть его по слишком длинному носу? - с сомнением спросила я.
  
  - Нет, для начала поговорить. Узнать, что ему нужно. Понять, кто такой. Ты и сама все это понимаешь.
  
  Я согласно кивнула. Мысли такие были. Я расслабилась рядом с ним. Мы просто сидели, понаблюдали, как шевелится бескрайнее поле.
  
  - Рискнешь провести ритуал? - спросил он. - Если установить связь с Шерлоком, он может помочь незаметно пробраться в Запретную секцию.
  
  - Нет. Лучше подожду февраля. Доверие устанавливается и я к нему уже привязалась. Как только погода станет сносной, проведу в Хогвартсе, где-нибудь в Запретном лесу. Потом еще и Грюм со своим непонятным глазом нервирует.
  
  - Можно попробовать создать какой-нибудь скрывающий артефакт. У тебя уже есть прогресс.
  
  Да уж, после семи переведенных пластинок металла, купленных на карманные деньги, мне удалось наложить простейшие щитовые чары на пластинку. Они, то раскалялись и плавились, то трескались. Отдав созданный амулет Невиллу, пробовала теперь наложить на кольцо выявляющие яды чары.
  
  - У меня только первые артефакты создаются, куда мне до плаща невидимки Поттера?
  
  - Тоже верно. Но к февралю должно получаться лучше. Помнишь, что Гермиона говорила на первом курсе, когда Уизли ездили в Египет?
  
  - Напомни.
  
  - Египтяне свято верили в колдовство и заклинания. Считалось, что говорить о каком-либо действии - все равно, что совершить его. Многие считают Египет колыбелью магического знания.
  
  - И что?
  
  - Ты сама это давно заметила. Оно постоянно было где-то на краю внимания. И не замечала. Почему в учебниках первокурсников почти нет магических формул?
  
  - Думаю, хотят, чтобы они полагались на интуицию.
  
  - И интуитивно полагались на магию, - закончил за меня он. - Чтобы научились ей пользоваться, считали неотъемлемой частью себя.
  
  - Считаешь, я этого не делаю?
  
  - Делаешь, - кивнул он. - Ты же чувствуешь магию и ее потоки? Взмахивания палочкой можно считать, как сплетение этих потоков. Давай постараемся. Нельзя бездействовать и полагаться на удачу.
  
  Я согласно кивнула... и проснулась. Магический будильник попискивал, намекая, что пора идти бегать.
  Глава 18
  
  После звонка второй курс Гриффиндора покинул кабинет Защиты. На этот раз Грюм поставил нас в пары и заставил одного бросаться безобидными заклятьями, а второго уворачиваться. Ребята отличились - все-таки это очень походило на нашу обычную тренировку. На тренировках я обычно побеждала, но тут просачковала.
  
  На очередном повороте среди толпы заметила знакомую фигуру.
  
  Кан Самуи. Парень японец только наполовину - его мать англичанка. Неизвестно по каким причинам они переехали в Англию, а он пошел учиться в Хогвартс - у них там своя школа должна быть.
  
  Я придержала Шерлока на плече - своим любопытством он может нас выдать. Говорю Хелен, что хотела бы еще кое-что сделать и иду в другую сторону. Ага, следит. Далеко идет, неужели заподозрил чего? Мне нужно пустое место. Иду в малолюдную часть замка, останавливаюсь за углом, немного пройдя вперед. Через пятнадцать секунд, которые я зачем-то отсчитывала, из-за поворота выглянула физиономия. Застыл, заметив ожидавшую меня. Шерлок таки спрыгнул с плеча и предостерегающе зашипел, оскалив маленькие зубки.
  
  - Ну? - спрашиваю у парня.
  
  Палочка заранее спрятана в рукаве.
  
  - Что?
  
  - Не строй из себя идиота. Что тебе от меня нужно? Зачем преследуешь?
  
  - Я? Тебя? - его брови удивленно взметнулись вверх. - Что вообще мне может от тебя понадобиться?
  
  - Тебе лучше знать. Зачем-то ты же идешь за мной?
  
  - Я вообще тут шел по своим делам. Какие проблемы? Чего это тебе от меня нужно?
  
  Он медленно подошел ближе.
  
  Может, не стоило мне идти в безлюдную часть, а? Так! Взять себя в руки! Нельзя отдавать ему преимущества! Не хочет по-хорошему? Так я и парализовать могу!
  
  - Ты мне зубы не заговаривай, - видно, вся моя решимость отразилась на лице, так как он остановился. - Думал, я ничего не замечу? Если еще хоть раз будешь меня преследовать - пеняй на себя. А теперь, если нечего сказать - проваливай!
  
  - Я просто познакомиться хотел, а ты вот сразу так, - поднял он руки в знак перемирия.
  
  - Айрли Лонгботтом. Будем знакомы. Обязательно надо было преследовать?
  
  - Кан Самуи. Приятно познакомиться. Ты интересная, - просто заявил он. - К тому же, как я успел заметить, ты не слишком участвуешь во вражде факультетов. Так, маленькие шутки.
  
  - Ооо, - протянула с ухмылкой я. - Так, ты решил мне в парни подвязаться?
  
  - Почему сразу в парни? Я просто хочу подружиться.
  
  - Ты выбрал не самый лучший способ.
  
  Правду ли он говорит? Нужно быть с ним поосторожнее.
  
  - Это ты не так предвзято относишься к слизеринцам. Остальные злые все.
  
  Я с сомнением посмотрела на него.
  
  - Слизеринцы белые и пушистые. Пффф. Не смеши меня.
  
  - Не совсем, конечно. Но мы такие же, как все. Это что-то вроде игры, понимаешь? Ведь после школы все будет по-другому - никто не спустит с рук шалость, и нельзя будет отделаться снятыми баллами. А Дамблдор не против наших правил, да только добавил еще и свои.
  
  - Есть такое. Каждый развлекается, как может, - кивнула я слизеринцу. - Это твое мнение или факультета?
  
  - Общее, - усмехнулся парень.
  
  - Я, наверное, пойду. И если мы где-то случайно встретимся, знай, я тебя не преследую, - доброжелательно улыбнулся он. И почему мне показалось, что это улыбка показательна?
  
  - Эй, Гарри! - я догнала Поттера на лестнице и направилась с ним в башню Гриффиндора.
  
  - Скоро уже первое испытание, - шепотом начала я. - Ты как-то готовишься к нему?
  
  С Трэйси все уже утряслось - она захотела посещать наш клуб. А Гарри в последнее время выглядел неважно - бледный, рассеянный и почти ничего не ест.
  
  - Да. Все в порядке. Я уже знаю, что буду делать, - обнадеживающе улыбнулся он.
  
  - Точно все хорошо? Ты знаешь, эти испытания должны быть опасны.
  
  - Я тебя успокою. Я знаю, что будет и уже готов. Сказать не могу. Я и сам не должен знать, но не беспокойся, все уже продумано.
  
  - Раз ты так говоришь... - обессиленно вздохнула я.
  
  - Спасибо, что беспокоишься обо мне. Поверь, я ценю это.
  
  - Верю. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Гарри.
  
  От него отвернулся лучший друг. Должно быть, это очень болезненно, особенно в свете последних событий.
  
  Н-да. Драконы жуткая штука. Нужно пройти мимо этой машины убийства и стащить золотое яйцо из ее кладки. Седрик Диггори превратил камень в собаку, отвлекая дракона. Его замысел удался частично: на полпути дракон обжог Седрику лицо. Тем не менее, ему удаётся похитить яйцо.
  
  Флер Делакур усыпила дракона. Но дракон, всхрапнув, выдыхает пламя, и мантия Флер загорелась. Флер удалось затушить мантию и похитить яйцо.
  
  Виктор Крам ослепил дракона и похитил яйцо невредимым. Но дракон передавил половину настоящих яиц. За это у него сняли баллы.
  
  Гарри Поттер приманил метлу заклинанием Акцио. Используя полёт на метле, он похитил яйцо. Перед самым матчем мне удалось расколоть Гермиону - сначала по совету Блэка (тот вообще, узнав о чемпионате, чуть сразу сюда не примчался, собрался жить у ворот замка) думали, поступить как Крам, но идея с метлой показалась лучше.
  
  Как я и думала, этот чемпионат - развлечение для публики.
  
  Жизнь шла своим чередом, спокойно и неторопливо. Я уже просчитала ритуал обретения фамильяра и ждала только отличной погоды. Как назло, зима была ветряная с холодным мокрым снегом. В замке было жуть как холодно, что говорить про открытую местность на улице.
  
  Тренировки клуба утром превратились в отжимания-приседания в пустующем классе. Друзья стонали и сетовали, но исправно приходили, за что им отдельное спасибо - одной было бы слишком тошно.
  
  У Хелен над кроватью так и висел бровастый портрет Крама без автографа. Звезду везде преследовали толпы поклонниц, и выпросить у него автограф, по слухам, так никто и не смог. Это не мешало ей выглядывать его в толпе дурмстранговцев. Вот уж настоящая фанатка!
  
  А факультет Гриффиндора неожиданно обзавелся прокаженной. Забавная картина - захожу я в гостиную, а там от одного ученика к другому мечется Грейнджер. И народу удивительно мало для этого времени. Она агитировала в свою организацию. Заинтересовавшись, я подошла ближе, чтобы узнать, что за организация. Перепуганные первокурсники сразу отчего-то сбежали, как только внимание Гермионы перекинулось на меня. В руках она держала какую-то коробочку. Позади Грейнджер уныло стояли в стороне Поттер и Уизли.
  
  - Привет, Ли! Как ты относишься к домовикам? Ты согласна с нами, что их испокон веков угнетали волшебники? Их рабство длилось слишком долго! Г.А.В.Н.Э означает - Гражданская Ассоциация Восстановления Независимости Эльфов! Мы боремся за права эльфов! - выпалила она все на одном дыхании.
  
  - Э... Что? - очумело переспросила я.
  
  - Присоединяйся к нашей организации. Всего два сикля в качестве вступительного взноса и ты получишь этот значок! - она протянула мне значок, на котором крупными буквами было написано название организации.
  
  Ну и название... Что за бред вообще? Еще и деньги плати...
  
  - Наша ближайшая цель, обеспечить домашним эльфам достойный заработок и условия труда. В дальнейшей перспективе - изменение закона о запрещении использования волшебных палочек и попытка добиться представительства эльфов в Отделе по регулированию и контролю за магическими существами, поскольку они там вопиющим образом отсутствуют... - продолжала она свою напутственную речь.
  
  - Гермиона, что за бред? - прямо спросила я, прервав этот словесный понос всего на секунду.
  
  - Никакой это не бред! Мы все эксплуатируем домашних эльфов! Ты выросла в магическом мире. Вот у тебя дома есть домашний эльф?
  
  - Ну да.
  
  - Он изо всех сил стирает твою одежду, убирает все пылинки в доме, исходит седьмым потом готовя для тебя обеды и ужины! И что он за это получает?
  
  - Вот теперь, чувствую, получит еще и проверку, сколько его потовыделений попадает в еду.
  
  - Ты совсем бесчувственный сухарь, Айрли Лонгботтом! Вот твой брат вступил. Ему не плевать на бесправное положение эльфов!
  
  - Вступил, значит? - глаза мои сощурились, а на лице расползлась злобная ухмылка. Надо бы ему провести воспитательную беседу с полным выносом мозгов 'Как вредно вступать во всякие подозрительные организации'. Гермиона, видимо расценила все по-своему.
  
  - Да, смотри, - она развернула передо мной большой свиток пергамента. Миниатюрный список возглавляли имена Грейнджер, Поттера и Уизли. - Пока членов нашей организации не слишком много, но мы продолжаем агитационную деятельность и вскоре привлечем внимание общественности к бедственному положению домашних эльфов!
  
  Я посмотрела на этих самых 'членов организации'. Гарри и Рон ответили мрачными и обреченными взглядами.
  
  - Прости, Гермиона, я не хочу вступать в подобные бессмысленные и обреченные организации...
  
  Грейнджер опрокинула на меня новый поток обвинений.
  
  - Гермиона, послушай меня, - я устало вздохнула. - Никто тебе подобного не скажет, так как маги это давно знали и позабыли с течением веков. В одной книге, - заметив взгляд Грейнджер, добавила: - В домашней библиотеке я нашла одну интересную вещь. Может быть, ты знала, что маги всегда выпускают вокруг себя магию? Это, так называемый излишек. Домовики питаются магией в доме, то есть той, которая осталась после магов. Отсюда и магия домовиков. Магия приносит хаос, а домовики приводят все в порядок. За то, что маги разрешают им питаться своей магией, домовики работают по дому. А теперь представь, как выглядят твои требования.
  
  Брови Гермионы нахмурились, а взгляд стал еще упрямее. Не дав ей ничего сказать, я продолжила:
  
  - Ты предлагаешь их освободить, сделав паразитами на магии.
  
  - Но они же покидают дома, путешествуют!
  
  - Чуток магии для жизни есть везде, - философски пожала плечами я.
  
  - А как же побои, унижения и издевательства магов над домашними эльфами?! - ну хоть спорить с моими словами не стала, все-таки мозги есть.
  
  - Ну, я считаю, дело касается выбора мага. Это вовсе не обязательно. Да и что-то не помню я домовиков, которые так уж тяготились своим положением...
  
  - Пошли! Я покажу тебе одного! Он рад, что получил одежду и избавился от прошлых хозяев. Он счастливый свободный эльф! - Гермиона схватила и потащила меня к выходу.
  
  - Постой. Не на кухню ли ты собираешься? - спросила я на бегу, поскольку Грейнджер схватила меня мертвой хваткой. Гарри и Рон остались в башне.
  
  - Ты там была? Это все упрощает! Ты видела домовика Добби?
  
  - Обвешанного одеждой, словно рождественская елка игрушками? - изобразила удивление я.
  
  - Да. Сейчас придем, немного осталось.
  
  Мы спустились в вестибюль. Пробежали коридор увешанный картинами с разнообразной едой. Вот, перед нами картина с зеленой грушей. Когда мы вошли, все домовики, находящиеся на кухне, побросали свои дела и с поклонами стали спрашивать нас, что нам угодно. Гермиона отказалась, сказав, что мы тут немного пробудем, и не стоит пока на нас обращать внимания. Я попросила кружечку чая и каких-нибудь пирожных, а для Шерлока - кусочек мяса, отчего удостоилась уничижительного взгляда от Гермионы. В ответ послала милую улыбку довольства жизнью, когда домовики мигом принесли заказанное.
  
  - Привет, Добби! - обратилась она к пестрому пятну, выделяющемуся среди толпы.
  
  - Здравствуйте, мисс, - писклявым голосом ответило существо быстро оказавшееся рядом.
  
  - Вот смотри, Ли! Добби очень свободолюбивый эльф, - домовик кивнул, поймав взгляд Грейнджер.
  
  - А что ты, Добби, тогда здесь делаешь, если любишь свободу?
  
  После этих слов со стороны очага раздался вой перешедший в надрывные рыдания. Я разглядела сидящего там, на табуретке, домовика с огромной бутылкой в обнимку. А нет, домовичку - она была в юбке.
  
  - Добби искал работу, но нигде так и не нашел работу, так как Добби требовал зарплату. А сюда Добби взял профессор Дамблдор вместе с Винки, - кивок в сторону огня. - Добби очень счастлив и благодарен профессору Дамблдору, ведь Добби теперь получает зарплату и у Добби теперь есть один выходной в месяц!
  
  Домовик светился счастьем, а Гермиона кинула на меня взгляд, который словно говорил 'Вот видишь!'. Я отставила чашку в сторону.
  
  - Если ему так нравится эта 'свобода', то пусть. Один домовик это не показатель, Гермиона, - 'Он вообще, по-моему, слегка сумасшедший, но это уже от Малфоев', добавила про себя. - Посмотри на Винки.
  
  Домовичка у огня раскачивалась на своей табуретке.
  
  - Ли, ты посмотри, как раз она несчастлива в этом рабстве! И это ей еще повезло, что ее взял на работу профессор Дамблдор!
  
  - По-моему, она убивается по другой причине. Привет, Винки! - подошла я к ней.
  
  Домовичка подняла затуманенный взгляд.
  
  - Я так понимаю, тебе плохо от того, что тебе дали одежду?
  
  Винки кивнула и, всхлипнув, вновь зашлась слезами.
  
  - Гермиона, показатель - это Винки. А все потому, что для домовика свобода - это позор, ненужность, изгнание и клеймо на лбу.
  
  - Но что она теперь, до конца жизни будет из-за этого страдать? - растерянно спросила Гермиона.
  
  - Все зависит от нее. Слушай, Винки, я думаю, свой проступок ты уже достаточно оплакала, может, хватит уже?
  
  - Проступок Винки большой, очень большой, мисс. Винки - плохой, недостойный эльф. Хозяин правильно поступил, что дал одежду Винки, - домовичка принялась биться головой об бутыль.
  
  Я с усилием выхватила бутылку из ее ручек и продолжила:
  
  - Может, тебе тогда стоит поискать другой дом и загладить свою вину там? Хотя, да, ты же в Хогвартсе. Тогда у тебя это получится, честно работая тут, а не сидя с бутылкой!
  
  - Винки не может! Винки недостойна!
  
  - Н-да. Запущенный случай.
  
  - И мы никак ей не можем помочь? - спросила меня Гермиона.
  
  - Хм, даже не знаю. Для домовиков старинного рода все еще тяжелей.
  
  - Тогда пусть она найдет себе другой старинный род, и не будет так страдать тут! А, Винки? Если ты найдешь себе другой старинный род, ты будешь счастлива?
  
  - Кто возьмет такую, как Винки, мисс? Винки плохая. Винки виновата перед мистером Краучем! Она нарушила приказ!
  
  - Но ты ведь спасалась, убегая в лес! Твой поступок оправдан! - отвечала ей Гермиона. Увы, она этим только вызвала новую порцию рыданий. - Слушай, Ли... А твой род очень древний?
  
  - Ну, как, сравнительно не очень... Нет, Гермиона! Нет, я сказала!
  
  - Но почему?
  
  - Во-первых, - начала перечислять я, - у нас и так уже есть домовик и, я думаю, два будет уже много, во-вторых, она же нарушила приказ, так? - шепотом закончила я.
  
  - Знаешь что? - рассердилась девчонка. - Два домовых эльфа лучше справятся с работой! И вообще, она спасала свою жизнь, по-твоему, она не должна была?
  
  - Знаешь ли, это от случая зависит! А если она в следующий раз вообще откажется выполнять приказ?
  
  - Винки хотела как лучше, - разошлась воем домовичка.
  
  - Да сколько можно реветь?! У меня уже голова от тебя болит!
  
  - ЛИ! - обозлилась Гермиона. Она присела рядом с Винки и принялась ее гладить, успокаивая. - Винки, все хорошо, тебе будет лучше, если ты найдешь хороших хозяев. Нельзя сидеть тут и реветь. Кто-нибудь вроде Ли обязательно возьмет тебя. Я бы и сама тебя взяла, но я маглорожденная и живу с обычными людьми.
  
  Домовичка несчастными глазами посмотрела на меня.
  
  - Мисс Ли не хочет брать плохую Винки. И никто не захочет! Кухни Хогвартса! Позор для эльфа из древнего рода Краучей! - она уже всхлипывала, противно давилась слезами, но не выла, вняв просьбе. Ну что за существо этот домовик!
  
  - Ладно, если ты согласна стать моим домовиком, то я не против взять тебя.
  
  - Мисс Ли станет моей хозяйкой? - глаза домовички прояснились, а она сама будто засияла.
  
  - Конечно, вам с Коби наверняка будет тесно. Я живу с бабушкой и братом. Но я и Нев приезжаем домой только на лето. Хм. Вот после окончания Хогвартса...
  
  Мерлиновы босоножки! Теперь я что, буду собирать всех сирых и убогих? Могла бы взять нормального домовика!
  
  - Винки нужно совсем немного, хозяйка!
  
  - Погоди называть хозяйкой - нужно еще контракт заключить. Если ты конечно согласна неукоснительно исполнять мои приказы.
  
  - Конечно, мисс Ли, конечно! - домовичка усиленно закивала головой. Аж страшно - вдруг отвалиться на такой-то маленькой шее?
  
  - Я смогу оказаться дома только на зимних каникулах. Как только я все приготовлю, я тебя позову. Вы домовики, если будете слушать, то должны услышать зов, верно?
  
  - Да, мисс Ли, Винки будет слушать!
  
  - Отлично, раз мы все решили, - на этих словах я непроизвольно поморщилась, - то приведи себя в порядок и жди. Пока ты будешь работать тут. И еще. Не распространяйся на каждом углу, кто тебя взял.
  
  Рассыпавшись несвязными благодарностями, домовичка убежала в коридор на другом конце кухни. Должно быть там их жилища.
  
  - А зачем каникул ждать? - с любопытством спросила Гермиона, глядя вслед Винки.
  
  - Часть ритуала принесения клятвы.
  
  Блин, теперь еще придется откапывать где-то в домашней библиотеке сам ритуал. И еще неизвестно, как на это все отреагирует Августа. От мыслей об Августе я еще больше помрачнела.
  
  - Так что эта твоя затея насчет домовиков сущая глупость, Гермиона. Лучше бы ты взялась за защиту других магических существ, раз очень хочется. Тех же оборотней, например. Помнишь, Люпин уволился из-за общественного мнения об оборотнях. А ведь он у нас долго преподавал и ничего страшного не случилось.
  
  - Но ведь оборотни опасны, они могут заразить кого-нибудь ликантропией. И была опасность, что профессор Люпин мог кого-то укусить, - ответила Грейнджер, выбираясь из прохода на кухню.
  
  - Но не укусил же. И зелье пил. А ты видела положение других оборотней? Это Люпину еще повезло, что он смог обучаться в Хогвартсе и его взяли преподавать. Других на работу вообще не берут.
  
  Посмотрела на Грейнджер и, подумав, добавила:
  
  - Только, пожалуйста, не надо создавать подобной организации с таким жутким названием.
  Глава 19
  
  Узнав о Святочном бале, я поняла, что останусь на зимние каникулы в Хогвартсе. Пропустить такое событие? Да никогда!
  
  Известие о бале вызвало новую бурю эмоций среди учеников. Мне хотелось туда попасть из чистого любопытства. Там, говорят, и новомодная группа выступать будет. Может быть, даже посмотреть и уйти. Проблема в том, что на бал допускались только ученики старше четвертого курса. Первый вариант - попасть на бал с каким-то четверокурсником. На большее второкурснице и не замахнуться. Второй вариант - вызов и тренировка перед проникновением в запретную секцию. Первый вариант легче, а второй интересней. Увы, проблема второго, еще в том, что меня могут заметить. Выбор невелик.
  
  Итак, кандидатуры: брат явно пролетает - не так поймут, у Поттера и так популярность зашкаливает - наверняка уже кого-то пригласил, с рыжим Уизли идти уже я не хочу, особенно если учесть его суперкрутую парадную мантию. Из гриффиндорцев остаются Симус Финниган и Дин Томас. Можно попросить Нева намекнуть, кого им можно пригласить. Но на тактичность и изящность и надеяться не стоит. С остальными факультетами дела сложнее. Разве что пригласить первой... Но, как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не ходят, выросший у маглов поймет, а чистокровный нет. Хотя...
  
  На моем лице расползлась улыбка, в предвкушении веселья.
  
  Пришлось прогулять Историю (невелика потеря) и просидеть ее под классом Зельеварения. Рискованно, конечно - в любой момент мог заявиться Снейп и спросить 'А что же это я тут делаю?'. 'Сижу, профессор, вас жду'.
  
  Так, это уже от безделья. Ничего, недолго осталось. Конечно, не под дверью я жду, а в темной стенной нише за рыцарскими доспехами. Так вышло, что когда у меня История (просто чудом повезло) у гриффиндорцев совместно со слизеринцами зельеварение. Главное, чтобы никто меня не заметил. Хорошо, что тут даже портретов нет. Идеально.
  
  Прозвенел звонок. Отлично, первыми выбежали гриффиндорцы, за ними лениво потянулись слизеринцы. Ага, Малфой и ко, за ними цель. Простенькое невербальное Саплента - заклинание-подножка. Парень упал, помянув Мерлина и Моргану. Поднялся, пошел догонять друзей. Блин, я тут так рискую стать обнаруженной! Флиппендо - заклинание пинка под мягкое место, благо, что идет позади и никто не видел, как он подскочил в воздухе и упал, успев выставить руки. Поднялся, задумался на секунду, сказал однокашникам, что догонит их и стал на месте.
  
  - И долго ты собираешься там стоять? - спросил, повернувшись в мою сторону, как только слизеринцы скрылись в коридорах подземелья.
  
  - Уже выхожу. Долго же ты соображал.
  
  - Вот уж не думал, что кто-то надумает так привлечь внимание для разговора. Ты ведь поговорить хочешь?
  
  - Ты не против, если я буду обращаться к тебе Кан?
  
  Парень неопределенно пожал плечами. Расценив это как безразличие, я продолжила:
  
  - Так вот, Кан, ты уже кого-то пригласил на Святочный бал?
  
  - Пока еще нет. Ты предлагаешь свою кандидатуру?
  
  - Вроде того. Чисто по-дружески, пойдешь со мной на бал?
  
  Парень ответил мне такой же хитрой улыбкой, похоже, оценил весь замысел.
  
  - А разве не мужчина должен приглашать на бал?
  
  - Я только подала идею, тебе решать, приглашать меня или нет.
  
  - Позвольте мне иметь удовольствие пригласить Вас на бал, мисс Лонгботтом, - по всем официальным правилам сделал поклон он.
  
  - С радостью приму ваше приглашение, мистер Самуи, - ответила я с таким же традиционным книксеном.
  
  - Может, в следующий раз, когда надо будет поговорить, пришлешь сову?
  
  Я непонимающе посмотрела на него. Сову?
  
  - Неужели в Гриффиндоре так не делают, когда нужен приватный разговор? - удивился он.
  
  М-да. Как я до этого не додумалась?
  
  - Хорошо, я буду отправлять письма со школьными совами.
  
  В холле было яблоку негде упасть. Так что я, выбравшись на более свободный участок, высматривала своего кавалера из-за спин старшекурсников. Прыгать не позволяла гордость и парадная мантия. Н-да, столько мороки из-за какой-то мантии. Пришлось срочно писать Августе письмо. Присланная мантия хорошо сидела на мне и была изумрудно зеленого цвета, как договаривались. Единственное - она оказалась до пола, и я рисковала наступать на подол ежесекундно, а в самой печальной перспективе - споткнуться об него и рухнуть на глазах у всех. Пришлось срочно вспоминать позабытые навыки, а потом меня осенило, и я, плюнув на все, попросила это сделать Винки.
  
  Я пошла искать пустой класс, так как общая спальня была занята.
  
  - Винки! - решила я проверить, когда дверь закрылась.
  
  Раздался хлопок, и передо мной предстала совершенно преобразившаяся домовичка. Одежда ее была чистой и ухоженной. Никаких дырок и грязных пятен. Глаза смотрели осмысленно и с интересом.
  
  - Чем может помочь Винки мисс Ли - будущей хозяйке? - поклонилась та.
  
  - Молодец. Хвалю, хорошо выглядишь. В Хогвартсе будет бал на Рождество и я собираюсь попасть туда. Поэтому принятие клятвы переноситься на летние каникулы.
  
  - Как пожелает будущая хозяйка.
  
  - Хм. Хорошо. Винки, вот парадная мантия, нужно ее подшить, я уже начала. Разберешься?
  
  - Винки все сделает как можно лучше, - мне бы так радоваться порученной работе. - Если будущая хозяйка не против, Винки принесет мантию завтра.
  
  - И, Винки, еще вопрос: ты знала, что Крауч в Хогвартсе?
  
  - Да, будущая хозяйка. Винки стыдно показаться бывшему хозяину на глаза, - она стала хлюпать носом.
  
  - А если мой приказ будет противоречить его приказу, кого ты послушаешься? - этот вопрос возник у меня недавно. И показался очень важным.
  
  - После того, как Винки пройдет ритуал, она станет полностью принадлежать мисс Ли. И слушаться только мисс Ли.
  
  - Отлично. Тебя кто-то спрашивал про меня?
  
  - Из-за смены поведения Винки, Винки спрашивали остальные домовики Хогвартса и... и Альбус Дамблдор.
  
  - И что ты ответила? - с интересом спросила я.
  
  - Винки ужасно стыдно за получение одежды, но Винки решила жить дальше. Винки сказала, что она пока будет трудиться из-за всех сил в Хогвартсе.
  
  - Молодец. Можешь идти. Если что-то понадобится, я тебя позову.
  
  После чего домовичка с негромким хлопком исчезла.
  
  Только я подумала, что я здесь забыла, как увидела Кана в темно-красной мантии. Неплохо. Широким шагом подойдя ко мне, он остановился в паре шагов. Я протянула руку, ладошкой вниз. Он прикоснулся губами к ручке, в качестве приветствия.
  
  - Прекрасно выглядишь. Тебе идет этот цвет, он прекрасно гармонирует с твоими глазами.
  
  Кивнув и улыбнувшись, в знак принятия комплимента, я отметила отвисшие челюсти у студентов, стоящих неподалеку.
  
  Кан взял меня под ручку, и мы стали ждать.
  
  - Понимаю, что поздно спрашивать, но все же, ты не передумала? - с милой улыбкой шепнул он, изображая светский разговор.
  
  - Нет, - повторила я за ним.
  
  - Из-за этого могут возникнуть проблемы на факультете.
  
  - Ты уже это говорил. А у тебя проблем, скажешь, не будет?
  
  - Так, я со Слизерина. У нас все на общее обозрение не выносится. Максимум - мелкие возмущения внутри будут. Это все мое личное дело, никто особо не должен лезть. Я выкручусь.
  
  - Удачи тебе.
  
  - Тебе она тоже пригодится.
  
  - Поверь мне, отвисшие челюсти и шокированные взгляды того стоят, - ответила я, в то время, как чемпионы скрылись за маленькой дверью сбоку и всех пустили в празднично украшенный большой зал.
  
  МакГонагалл увела чемпионов с их парами к столу судей. Я узнала в незнакомой девушке, пришедшей с Крамом, Гермиону. Мы успели с ней обменяться понимающими взглядами.
  
  Перед тем как сесть за столик, мы с Каном помедлили.
  
  - Кого хочешь подразнить? - тихо смеясь, спросил он.
  
  Я нашла взглядом брата - он уже сидел за столиком с Джинни. Молодец! Нет уж, поберегу нежную детскую психику, он такого нервного потрясения не выдержит и плохое впечатление Джинни оставит. Поттер сидит за преподавательским столом, рядом с никем иным, как Перси Уизли. Рон с постной миной сидит с какой-то незнакомой девочкой и сверлит взглядом, так-так, Крама с Гермионой. Хелен сейчас сидит с пареньком-четверокурсником с Пуффендуя и почему-то неотрывно смотрит на меня. Ага, и Трэйси подсуетилась. Ого! Она весело беседовала с пятикурсником - нашим аниматором. Я точно знаю, что моя соседка - Эллис Блонд - должна быть где-то здесь, но я ее что-то не вижу. Вот, рядом с ней присесть я бы не отказалась.
  
  - На танце нас все увидят. Все равно.
  
  - Хорошо, тогда дразнить буду я.
  
  Я успела заметить Малфоя с девчонкой в ярко-розовой мантии обильно украшенной рюшками и бантами - детский сад 'Зефирка'! - Крэбба и Гойла в зеленых мантиях и незнакомые парочки слизеринцев. Но нет, он повел меня не туда. Самуи привел меня к другому столику, за которым сидела только одна парочка, и представил. Затем к нам подсела еще одна парочка, но уже не слизеринцев.
  
  Вначале был ужин с новой системой подачи блюд - говоришь, что хочешь скушать (весь список в меню) и перед тобой тут же появляется заказанное.
  
  - Так почему ты решил устроить все это представление, Самуи? - обратился Мэтью Колдуэлл - однокурсник Кана.
  
  - Я подумал, что это будет довольно забавно, - ответил тот, смотря на Панси Паркинсон - партнершу Малфоя на балу. Глаза его смеялись, что, похоже, заметила не одна я.
  
  - Внимание вы привлекли - это точно, - засмеялся Эдди Кармайкл. Лицо знакомое, но я даже не знаю с какого он курса! - Видел бы ты их лица, когда ты поприветствовал гриффиндорку.
  
  - Видел. Не думал, что когда-нибудь стану причиной отвисшей челюсти у одного из Малфоев, - ответил, смеясь, Кан.
  
  - Если никто не заметил, то не одни мы призвали его брови перекочевать на макушку, - ответила я. Вся эта ситуация меня забавляла.
  
  - О да. Крам его тоже чем-то сильно удивил, - повернулся ко мне Колдуэлл.
  
  - Что никто не узнал? - удивилась я. Все за столиком ответили мне непонимающими лицами с долей интереса. Все, кроме Кана.
  
  - Правда? Ну, вы ребят, даете! - засмеялась я. - Это же великая и ужасная Гермиона Грейнджер!
  
  - Грейнджер это. Они с Крамом завсегдатаи библиотеки. Видно там и познакомились, - дополнил Самуи.
  
  Все синхронно повернулись к столу с чемпионами. Сейчас Гермиона беседовала с Крамом. Причем, похоже, они оба получали удовольствие от беседы, в отличие от изредка сверлившего их взглядом Каркарова.
  
  - И правда, Грейнджер, - нарушила молчание Ивэнджелин Хэйнс - барышня Колдуэлла. - Только очень прихорошившаяся.
  
  - Как ей только удалось?! - зло и завистливо вскрикнула Шейла Доусон.
  
  - Ну-ну, Шейл, тебе достался парень не хуже, а то и лучше, - попытался остудить ее Кармайкл.
  
  Мы побеседовали о всяких мелочах в процессе ужина (А что? Нормальные маги!), а потом чемпионы пошли открывать сезон танцев, в смысле танцевать они пошли. Обещанная новомодная группа (в магическом мире их до ужаса мало, хоть свою создавай!) заиграла унылую мелодию. К чемпионам медленно присоединялись все остальные.
  
  - Нам тоже, пожалуй, пора, - приглашающе протянул руку Кан.
  
  Бля, так и знала, что зацеплюсь за подол мантии! Благо этот Самуи подхватил вовремя под руку. Вместе мы закружились в ритме простенького танца. Отдав слизеринцу право вести, я сосредоточилась на том, чтобы ни бухнуться на пол или не отдавить кое-кому ноги. Как-то раньше я не задумывалась, что могут возникнуть такие проблемы. Хи-хи, а братец отжигает! Бедная Джинни, ей, наверное, придется прикладывать лед к ногам. Затем я сосредоточила все свои усилия, чтобы не заржать с пары Малфой-Паркинсон. Договариваться о нарядах надо, идиоты! Даже преподаватели присоединились к танцу. Дамблдор выглядел забавно рядом с мадам Максим. Профессор Синистра явно уже жалела, что согласилась на танец с Грюмом. Оставалось надеяться, что Грюм все же имеет опыт танцев и не располосует свой когтистой деревянной ногой ее ноги.
  
  Закончился первый танец, затем 'Ведуньи' включили мотивчик повеселей, начался второй танец... После третьего мне уже надоело танцевать и предложив передохнуть я присела за столик, а Самуи пошел искать напитки. Вообще-то проще было заказать по меню у домовиков чего-нибудь прохладного, но пусть походит - похоже, он совсем не устал.
  
  'Ну что, насмотрелась? - спросила сама у себя. - Пора и честь знать. Или тут еще что-то интересное осталось?'
  
  Вернувшийся Кан с напитками предложил прогуляться по двору, сказав, что сад нехило приукрасили.
  
  Гулять так гулять!
  
  Эээ... Они издеваются все, что ли?! Между розовыми кустами бежали извилистые дорожки, мощённые цветной плиткой, над кустами высились каменные статуи. Где-то плескалась вода, должно быть, фонтан. В розовом саду мерцали, порхая с куста на куст, крохотные феи. Ладно, признаю, получилось довольно романтично. Вон как ученики парочками на скамейках расселись. Самуи повел меня вглубь сада, под предлогом, что здесь все еще слишком шумно.
  
  - Все. Давай тут присядем, - не выдержала я, увидев удобную лавочку в тени недалеко от дорожки.
  
  - Самое оно, - тихо буркнула, почувствовав, как ноют ноги.
  
  'Чего лыбишься? Не понять тебе, как устают ноги на каблуках!'
  
  Вопрос про себя отразился на лице слегка приподнятой бровью.
  
  - Ничего-ничего. Ты просто очень мило выглядишь, - выставил он руки в защитном жесте.
  
  - Вот как...
  
  - Прекрасный вечер, не так ли? - спросил Самуи. Разговор, чувствую, не вяжется.
  
  - Да. И ветерок прохладный, как раз подходящий после душного зала. И сад неплохо обустроили.
  
  - Предусмотрели, что студентам захочется передохнуть и проветриться.
  
  - Как думаешь, фей настоящих наловили, или МакГонагалл постаралась?
  
  - Не знаю. Никогда не видел настоящих.
  
  - Ты знала, что у магов Японии есть свои традиции и правила? - заговорил он после недолгого молчания.
  
  - Это, по-моему, естественно. У каждой нации какие-то свои особенности. И естественно свои школы.
  
  И чего это он о традициях решил поговорить? Хотя... Лучше так, чем любовные стихи собственного сочинения тут начал напевать. Интересно, это будет считаться педофилией? Шу-шу. Не о том я думаю...
  
  - Не так, чтобы совсем все по-другому. Но ты права, свои особенности есть. Хочешь, покажу кое-что интересное? - оживился он и потянулся в карман. Я в ответ достала свою палочку. Эх, жаль, Шерлока с собой нельзя было взять.
  
  Он отломал небольшую веточку с куста и сделал замысловатое движение волшебной палочкой. Маленькие розово-белые цветочки увеличились в размерах и стали снежно белыми, а не зацветшие бутоны распустились.
  
  - Круто! Это от японских магов? - спросила я парня, восторженно смотря на ветку. Либо это магия времени, почти неисследованная и непредсказуемая, либо...
  
  - Это магия природы. В Махоутокоро - японской школе - большой уклон делается именно на эту магию. Для этого нужна предрасположенность, как и для любого другого вида магии и очень большое терпение.
  
  - Классно, а что еще можешь? - посмотрела я на слизеринца.
  
  - Да ничего, - улыбнулся тот. - Это максимум. Видно, нет во мне таланта. Я так, просто информацию собираю.
  
  - Ага, историческая родина все-таки, ничего странного.
  
  - А ты что-нибудь знаешь про японскую магию, традиции, обычаи?
  
  Я задумалась... Манга, аниме и так из разных познавательных программ...
  
  - В общих чертах и больше про маглов. А ты не думал посетить ее сам?
  
  - Думал. Только получиться может только после школы.
  
  Да... Я бы тоже на родину съездила... Там, наверное, дурдом сейчас, лихие девяностые, но соскучилась...
  
  Мимо нас прошествовала парочка. Хм...
  
  - Хочешь немного повеселиться? Пошутить в духе слизеринцев, так сказать?
  
  - Ты же гриффиндорка.
  
  - Ага, а ты слизеринец, я и так это знаю.
  
  Кан бросил заинтересованный взгляд на меня. Я попыталась трансфигурировать лежащую на земле ветку в подобие лески. Получилась полупрозрачная с коричневым оттенком тонкая веревка. Закрепила на уровне щиколоток на дорожке. Посмотрела, что получилось и что еще можно сделать.
  
  - Слишком просто. Шутить, так с размахом. Позволь... - подвинул меня Кан. Он достал из кармана пару хлопушек-фейерверков. - Как знал, что пригодятся.
  
  Закрепил их на земле.
  
  - Дай угадаю, когда кто-то наступит - они должны громко хлопнуть, - парень с довольным видом кивнул. - Дешево и сердито, - хмыкнула я. - Давай-ка только где-то спрячемся.
  
  - Вон там, думаю, отлично будет все видно, - Самуи махнул рукой на кусты на приличном расстоянии.
  
  Кусты оказались довольно большие, так что мы со всеми удобствами расположились внутри. Подшучивая и болтая обо всем подряд, мы стали ждать.
  
  Замолчали мы, как только я уловила приближающиеся голоса.
  
  У меня челюсть отвисла, когда из-за поворота показалась черная мантия профессора зельеварения с каким-то остервенением раздвигавшего кусты волшебной палочкой. К челюсти присоединились брови и глаза, когда за злобным профессором выскочил директор Дурмстранга - Игорь Каркаров. Я посмотрела на Кана, он ответил мне таким же ошалелым взглядом. Успокойся, Ли, сделай глубокий вдох, перестань беспокоиться и... начинай паниковать! Ааааа! Что делать, бля?!
  
  А профессор уверенным шагом терминатора приближался к ловушке.
  
  - Валим, - я схватила Кана за руку и потащила в противоположную сторону. Без вариантов, он бы все равно нас нашел, так хоть шанс есть.
  
  За нашими спинами раздались два хлопка, показавшимся взрывами двух бомб в ночной тиши. Мне послышалось за треском веток или нет, как скрипнули зубы Снейпа? Протискиваясь сквозь ветки, как можно быстрей и тише, мы топали дальше.
  
  Бежали мы, куда глаза глядят, то проламываясь через кусты, то перебегая по дорожкам. Поменяли направление на девяносто градусов и вновь побежали тем же темпом.
  
  - Все. Стоп. Дальше. Лучше. Пойдем медленно. Чтобы не вызвать подозрений, - сказала, пытаясь привести дыхание в норму.
  
  - Я пойду впереди и буду заглядывать за повороты, - сказал, отдышавшись, Самуи.
  
  - С чего это? - ответила подозрительно я.
  
  - Если увижу профессора, то он меня не заподозрит, а я тебе дам знак, - на полном серьезе заявил парень.
  
  - Я буду защищать тебя, - он стал на одно колено, взял мою руку в свои и прикоснулся в поцелуе.
  
  Придя в себя, от полного ах... афигевания, я вспомнила про возможную погоню.
  
  - Ишь заботливый какой нашелся, - ворчливо ответила я. - Не вовремя ты в рыцарей решил поиграть. Поднимайся, давай. Во-первых, там еще и Каркаров был, во-вторых, прогуливаясь вдвоем мы вызовем меньше подозрений, ну и, в-третьих, мне пофиг если он снимет баллы. Так что хватайся и пошли, - я его схватила за руку, пока он не надумал возмущаться и спорить, и потащила в сторону замка. На баллы, правда, было пофиг, но вот открутить голову Снейп мог качественно и за короткий срок. Спорить он не стал. Успокоился и пошел тихо рядом. Только я облегченно вздохнула, как нам встретились новые действующие лица.
  
  - Что это ты с ним тут делала, Ли? - выскочило рыжее недоразумение по имени Рон Уизли.
  
  Самуи шагнул вперед, закрыв меня спиной. Во дает!
  
  Не знаю, каким мозгом я думала дальше, но язык от злости и раздражения сработал раньше:
  
  - Ясен пень, целовалась! Что еще может делать парочка в таком уютненьком саду?
  
  - Эй, отойди от нее, змееныш! - щеки Рона стали пунцовыми, но руки сжались в кулаки. Рядом с Уизли маячил Поттер, явно в растерянности.
  
  - А по какому праву ты строишь из себя ревнивого мужа, Уизли? - вскипятился Кан. Его лица я не видела, но зашипел он не хуже гадюки.
  
  - Рон, пошли, нам, наверное, пора возвращаться, - попытался угомонить друга Гарри.
  
  - Ли, будь с ним настороже. Он слизеринец! Они все подлые трусы! Не заметишь, как он тебя обманет и использует, - зло выкрикнул Рон.
  
  Ничего себе общественные стереотипы! М-да, может, у него какая-то психологическая травма насчет слизеринцев?
  
  - Ответь за свои слова, рыжая бездарность! - почти прорычал Самуи и вскинул палочку.
  
  А говорил игра, игра... Задело его это. Уизли полез в карман за своей палочкой.
  
  - Так, парни, успокоились и опустили палочки! Позвольте мне самой все решить за себя, - зыркнула на них я самым злобным взглядом, на который была способна.
  
  - Кан, мы идем танцевать, если ты не забыл, - я ухватила Самуи за руку и потащила мимо Поттера и Уизли к входу в замок.
  
  Оказавшись в Большом зале, я уселась за столик и попыталась отрешиться от пережитых потрясений.
  
  - Можно нескромный вопрос? - отвлек меня Самуи.
  
  - Смотря какой, - приоткрыла я заинтересованно один глаз.
  
  - Кто тебе этот Уизли?
  
  - И правда, нескромный, - выдохнула я, подавив возмущение. - Старший товарищ с факультета. А с чего это ты интересуешься?
  
  - Да он накинулся, как... как я не знаю кто.
  
  - Ааа, понятно все.
  
  Н-да, типичная мужская логика - не мое, но ревновать все равно буду. Ой, да бред это все! Не стоит даже обращать внимания на это.
  
  - Так, нам пора танцевать, - вскочила я, заметив знакомую черную мантию на вошедшем в зал. Мы закружились в ритме веселого и заводного танца, наблюдая за Снейпом и Каркаровым. Наблюдать особо было не за чем. Они осмотрели всех в зале, и Снейп пошел обратно, а Каркаров развернулся к судейскому столу.
  
  - Не смотри в глаза Снейпу.
  
  - Что? - непонимающе переспросил Самуи.
  
  - Говорю, не смотри в глаза Снейпу. И не вспоминай прикол в саду. Понял?
  
  - Зачем это?
  
  - Надо так.
  
  На этом расспрос закончился. После еще одного танца всех в зале громко возвестили об окончании бала. Студенты захлопали в благодарность уходившим 'Ведуньям' и стали потихоньку покидать Большой зал. Самуи вызвался меня проводить. Я хотела сказать, что-то вроде, 'не потеряюсь же я в стенах замка', но передумала. Раз так нравиться ему изображать из себя рыцаря, то пусть - я могу и подыграть.
  
  И только умывшись, переодевшись в пижаму и оказавшись в своей уютной кровати, я поняла, как я устала...
  Глава 20
  
  Вот уже и февраль начался, а снежные сугробы и не думали таять! Северная Шотландия, чтоб ее!
  
  После зимних каникул, мне было неуютно выходить на люди. Почему-то мне казалось, что один надоедливый слизеринец теперь преследует меня взглядом. Паранойя, наверное, разыгралась. Как бы там ни было, а с кем я шла на бал, заметили многие. Некоторые личности даже хотели образумить, да только пофиг. Бал и бал, что здесь такого? Соседки мои сначала меня игнорировали, но потом не отставали с вопросом 'Как?!'. Хелен же попыталась все выспросить с утра следующего дня.
  
  Грюм заметил мое сачкование и теперь почему-то считал своей святой обязанностью расшевелить меня. Стоял за спиной и критиковал все мои действия (нервировал - жуть!). Когда это не помогло, он стал со стороны моего противника и бросал, какое-то обидное заклинание, от которого я либо уворачивалась, либо выставляла щит. Очень не хотелось стать посмешищем для класса. Снейп тоже на нервы действовал - будто с цепи сорвался. Оставалось только надеяться что это не из-за невинной глупой шутки.
  
  А что я? А я сидела над заумными книжками, ходила на занятия, делала домашние задания, периодически вылазила в Хогсмид и каждое утро с нетерпением выглядывала в окно.
  
  За всем этим у меня совсем вылетело из головы, что двадцать четвертого февраля - второе испытание Турнира. Пока за неделю до испытания я не заметила обложившихся пыльными фолиантами Балбеса, Труса и Бывалого, тьфу, в смысле, Уизли, Грейнджер и Поттера.
  
  - Привет, ребят, - поздоровалась я, подойдя к их столу.
  
  - Привет, - страдальчески ответили они, не отрываясь от книг.
  
  - Чего это вы втроем ищете?
  
  - Ничего, - буркнул Рон, подняв голову.
  
  - А это вы случаем, сейчас не ко второму туру готовитесь, а, Гарри?
  
  Хотя и должен Поттер готовиться к туру сам, не удивляюсь, что он с друзьями - это же никак не контролируют.
  
  - Угу, - ответил Поттер настолько уныло, будто он великомученик. Ёпт, так же и есть.
  
  - Может я чем-то смогу помочь? Что за задание?
  
  - Иди к своему слизеринцу, может, ему помощь нужна, - поднялся Уизли.
  
  - Рон, что за наезды? Я всего раз со слизеринцем на танцы сходила. И вообще, я предлагаю помощь Гарри!
  
  - Мне помощь не нужна, я сам справлюсь, - ответил мне Гарри.
  
  - Зря отказываешься. Я тут к тебе со всей душой... - изобразила я обиженное лицо.
  
  - Я уже на пути к решению, - упрямо перебил Поттер.
  
  - То-то я смотрю тебе помощь друзей понадобилась... Погоди-ка, ты что, согласен с Роном?
  
  - Я считаю, тебе не стоит водиться с дружками Малфоя.
  
  - Дай-ка угадаю, ты думаешь, я теперь информацию слизеринцам сливать буду?! - лицо Грейнджер было мне ответом. Вот теперь я уже начала закипать.
  
  Они молчали.
  
  - Вот как, - мой голос был тих и холоден, что означало угрозу. - Знаешь что, Гарри? Так и друзей растерять можно.
  
  Я бы выбежала из библиотеки, хлопнув дверью, но мой мозг еще работал, и я не стала злить библиотекаршу. Тем не менее, чувствую, я всем своим видом испускала злость и обиду. За дверьми попыталась успокоиться и привести себя в порядок. Не нужна, так не нужна, он еще сам пожалеет!
  
  Через пару часов я остыла окончательно и поняла, что раз они что-то ищут, значит Гарри нужна помощь. Месть, местью, а на хладный трупик Поттера мне смотреть не хотелось. Интересно, как дела идут у Диггори?
  
  Еще через час, я решила, что должна узнать, что это за задание. Самый простой и лучший выход из сложившейся ситуации - попросить брата, чтобы спросил он. Ну, как можно в чем-то заподозрить такого, как Невилл?
  
  Через день Нев ничего не узнал, еще через день тоже. Прошло три дня, тоже ничего. И только за день до задания, я поняла, что этот гад все знал, но ничего мне не сказал! И наверняка по чьей-то просьбе! Злиться долго я на него не смогла, такой уж он: мягкотелый растяпа, но для друзей готов порвать на груди последнюю рубаху. Зачем только друзьям рваная рубашка? А, ладно. Главное, чтобы это были хорошие друзья...
  
  Сидя рядом с ним на трибуне во время второго испытания, я его растрясла и узнала все, что нужно. Они вчетвером скоммуниздили у Снейпа жабросли! При этом Нев слёзно меня просил никому ничего не говорить, чем только разозлил. Невилл дал наводку, что нужно, а остальные сделали диверсию. Кошачья мята для МакГонагалл! Лучше бы Снейп не узнал, кто это сделал! Нет, он не злопамятный, он просто злой и у него память хорошая.
  
  Пожалуй, второе испытание самое скучное - ничего не видно и не понятно, что твориться под водой. Чемпионы начали всплывать. Ха, настоящие чемпионы не тонут! Вот, Диггори с Чанг, Крам с Гермионой, вытащили Флер - она не справилась, а Поттера все нет.
  
  Наступило напряженное ожидание. Брат рядом побледнел и покрылся испариной.
  
  И из пучины озера выплыл Поттер, рядом с ним откашливались Уизли и беловолосая девочка - сестра Флер. Сопровождали их, словно почетный эскорт, водяные. Везде мгновенно поднялся шум и гам. Я облегченно вздохнула - еще одно испытание обошлось!
  
  Когда Поттер и ко выбрались на берег, над ними сразу же засуетилась мадам Помфри. Судьи тоже засуетились. Нев вскочил и поспешил к неразлучной троице. Я, подумав, пошла следом. Заметив мои телодвижения, Хелен пошла за мной. Миновав заграждения, я подскочила, как раз вовремя, чтобы услышать:
  
  - Молодец, Гарри! - воскликнула Гермиона. - Молодец!
  
  - Ты молодец, Гарри! Это было потрясно! - воскликнул Невилл.
  
  Заметив, Поттер вопросительно уставился на меня. Я подошла к Диггори:
  
  - Молодец, Седрик! Я думаю, заклинание головного пузыря было идеально выполнено. Поздравляю с первенством! - я схватила Диггори за руку, пожав ее для закрепления эффекта.
  
  - Э... Спасибо, - ха, не уверена даже, что он знает мое имя.
  
  И контрольный - я подошла к Краму:
  
  - Мистер Крам, хоть заклинание превращения и не было выполнено до конца, это решение, признаю, было оригинальным и достаточно сложным. Я в восторге от ваших умений, - Крам не ударился в ступор от рукопожатия, а продолжив смотреть таким же хмурым взглядом, как всегда, кивнул. А Каркаров сверлил меня таким взглядом, будто хотел прожечь во мне дырку. Я развернулась и пошла обратно к трибуне.
  
  - Я тоже в в-восторге, - как-то странно пискнула Хелен и почти побежала за мной.
  
  А что Поттер? Его заслуга только в том, что поплавал туда и обратно. Вот такая я гадость!
  
  Когда я села обратно, мое внимание привлекли резкие и скрипучие звуки. Они шли со стороны озера. Протерла для верности глаза, поморгала - картина не изменилась. Я с удивлением заметила Дамблдора, наклонившегося к воде и разговаривавшего с водным народом на их странном языке. Нет, удивило не то, что у водяных есть свой язык, а то, что похоже директор свободно на нем говорит. Как можно понять этот набор звуков, я решительно не представляла.
  
  - Я поговорила с Крамом, я поговорила... - бубнила подруга.
  
  - Хелен, - засмеялась я, - ты что же...
  
  - Молчи! Я говорю - молчи! - в ответ взвилась она и попыталась меня ударить единственным, что было под рукой - своей собственной шляпой.
  
  Продолжая смеяться и пытаясь увернуться от предмета избиения, я вскинула руки в защитном жесте:
  
  - Все, все молчу!
  
  - И дальше ни слова об этом! - не прекращала она размахивать шляпой. - Хватит уже смеяться!
  
  Людо Бэгмен объявил о результатах. За 'высокие моральные качества' Гарри почти догнал по очкам Диггори. Крама подвинули на третье место, а Флер оказалась на четвертом.
  
  - Третье и последнее испытание состоится на закате двадцать четвёртого июня, - продолжил Бэгмен. - За месяц до этого чемпионам Турнира объявят, что это будет за испытание. Благодарю вас всех, что поддержали наших чемпионов.
  
  Март выдался сухой и ветреный. Я планировала на выходные выбраться на опушку леса, но мои планы были вновь отложены.
  
  Однажды вечером мои сигнальные чары сработали со стороны замка. Обрадовавшись, что они таки работают, я пообещала себе сходить посмотреть на них завтра - сейчас есть риск с этим некто встретиться. Сигнал со стороны Хогсмида не последовал, что могло значить: либо лазутчик сидит в туннеле, либо он заметил на выходе заклинание. Это не давало никакой уверенности, кто это мог быть.
  
  И на следующий день, в субботу, я отправилась в туннель. Оглядевшись и вытащив палочку перед статуей, я открыла проход и с палочкой наготове в него влезла. Почувствовав что-то, резко затормозила. Рядом с незнакомыми ранее лежавшими чарами, были новые. Моих, естественно, не было, только ошметки. Сигнальные чары по действию чем-то похожи на виденную в фильмах сигнализацию. Проходишь - сигнал меняется и дает знать наложившему, а если знаешь где они, то можно от них закрыться специальным заклинанием. Вообще, я не понимаю, зачем нужны заклинания на выявление этих чар, если и так все прекрасно можно почувствовать? Наверное, для особенных твердолобов. Или для выявления, каких-то особых ловушек? Наложив заново сигнальные чары и 'закрывшись', я пошла по туннелю, выставив вперед палочку. Где-то посередине лаза, вновь почувствовала магию. Вновь обогнув сигнальные чары, на этот раз вместе с ловушкой, я пошла дальше. Наложила через пару шагов свои. Такими темпами, тут весь лаз увешают сигналками и ловушками! И за сладостями так просто уже не сходишь! На конце туннеля вновь найдя новые сигнальные чары, со своими и старыми и закрывшись, залезла в магазинчик. Приоткрыв дверь подвала, я огляделась. Продавец с помощниками стояли у прилавков. Народу - толпа, не протолкнуться. Накинув капюшон, я перебежками, прячась за полками, пробралась к выходу. Благо недалеко. Фух. Плохо, что выходной - как бы со знакомыми лицами не столкнуться. Лезть обратно тем же лазом не хотелось, поэтому я решила зайти в 'Зонко' - магазин различных волшебных приколов. Поглазев и взяв 'оборотное зелье', три шт. (оно изменяло цвет волос на пару часов) и 'запах свежести' (источало вокруг себя запах), пять шт., я пошла по улице к Визжащей хижине. Пойду обратно другой дорогой. Очень хотелось снять плащ, так как солнце грело вовсю, но нельзя.
  
  Теперь, благодаря продажам 'манги', у меня появились золотые в карманах, но я не спешила их растрачивать. Так иногда, по мелочи, что-то могла купить. А в 'Зонко' мало что могло быть полезного - одни шуточки.
  
  Неспешная прогулка по Хогсмиду, прервалась, когда я заметила Поттера, Грейнджер и Уизли, разговаривавших с незнакомым магом. Спрятавшись у угла дома, будто бы просто так здесь стою, кого-то жду, я стала наблюдать. Маг был худ и строен. На нем сидела ухоженная и явно дорогая мантия. Человек повернулся ко мне боком - темные волнистые блестящие волосы, белая кожа, правильные черты лица... Если бы не знакомый лающий смех, я ни за что не признала бы в нем Сириуса Блэка. Конечно, он уже не тот истощенный узник...
  
  Блэк повел их в паб 'Три метлы'. Чертыхнувшись, я выпила 'Оборотное зелье'. Волосы превратились из каштановых в черные, как смола. Распустила небольшую косичку. Капюшон привлечет внимание, поэтому его сняла. Заходить туда было небезопасно. Но кто не рискует, тот не пьет шампанского, а в моем случае - сливочного пива. Из-за испортившихся отношений мне никто ничего не скажет, а было чертовски любопытно. Если что придется валить, как можно быстрее и незаметнее.
  
  - Шерлок, прошу тебя, сиди тише воды. Не выдай нас, - сказала высунувшему мордочку хорьку и, перепрятав его во внутренний карман, направилась к пабу.
  
  Народу внутри, как всегда было полно, но свободные столики были. В том числе и один возле столика с интересующей меня компанией, так удобно расположенной. Дождавшись, когда студенты делавшие заказ, отойдут в сторону, я заказала кружку сливочного пива и села, спиной к компании, притянув большую кружку к лицу. Ммм, а ничего так на вкус это сливочное пиво. Не настоящее, конечно, но тоже неплохо.
  
  - Шутишь?! - ошеломленный голос Поттера.
  
  - Нет, какие там шутки. Крауч тогда ещё работал начальником Департамента по магическому законодательству, вы разве не знали? Его прочили на место Министра магии. Барти Крауч - сильный волшебник, ему почти нет равных в волшебстве - и в жажде власти. Нет, Волдеморта он не поддерживал, Барти Крауч всегда был против темной магии. Но тогда многие были против, а на самом деле... да нет, вам не понять... вы ещё слишком молоды...
  
  - То же и отец говорил на Кубке мира, - заметил Рон, и в его голосе слышалась нотка раздражения. - Вы рассказывайте, мы поймём.
  
  - Ну ладно, слушайте.
  
  Послышался звук, будто кружку на стол поставили.
  
  - Представьте себе, что Волдеморт силён, как раньше. Никто не знает его сторонников, кто на него работает, а кто нет. Известно только, что он полностью владеет своими слугами, они убивают и пытают и ничего с собой поделать не могут. Вам страшно за себя, за семью, за друзей. Каждую неделю приходят сообщения о новых убийствах, новых исчезновениях, новых замученных пытками... Министерство магии растерялось, там не знают, что делать, пытаются скрыть всё от маглов, а маглов и самих убивают. Никто ничего не может поделать, ужас, паника... Вот как оно было. В такое вот время и становится ясно, кто на что способен, кто хороший, а кто плохой. Не знаю, может, методы Крауча и были хороши в самом начале. Его быстро повышали по службе, и он начал настоящую охоту на сторонников Волдеморта. Аврорам дали новые полномочия, они чаще стали убивать, чем арестовывать. И не одного меня без суда передали дементорам. Крауч отвечал жестокостью на жестокость, разрешил применять против подозреваемых Непростительные заклинания.
  
  Н-да. А я раньше и не задумывалась, что авроры могут быть не лучше Пожирателей. Хотя я всегда думала, что понятия 'хорошие' и 'плохие' - это с какой стороны посмотреть.
  
  - Можно сказать, он сделался таким же беспощадным и жестоким, как и те, кто были на стороне Волдеморта, - продолжил Блэк. - У него были свои сторонники, многие считали, что он поступает верно, много кто из волшебников хотел, чтобы он занял пост министра магии. Потом Волдеморт вдруг исчез, и все думали, что скоро Крауч станет министром. Но тут-то всё и рухнуло, - мрачно закончил Блэк. - Сына самого Крауча поймали с кучкой Пожирателей Смерти, которые сумели открутиться от Азкабана. Они, как оказалось, пытались разыскать Волдеморта и вернуть ему его власть.
  
  А как же, знаю я этих уродов: Беллатриса, Рудольфус, Рабастан Лестрейнджи и Бартемиус Крауч-младший. Оказывается много можно узнать, если совершенно случайно обнаружить бумаги на столе Августы и потом же ее и расспросить хорошенько. Н-да, неприятно было от разговора.
  
  - Поймали сына Крауча? - не поверила своим ушам Гермиона.
  
  - Вот-вот. Вот уж не ожидал Барти, так не ожидал. Надо было ему побольше времени уделять семье. Нет, чтобы хоть изредка приходить домой пораньше, а то не знал, что за сын у него растёт.
  
  - А его сын тоже был Пожирателем Смерти? - спросил Гарри.
  
  - Кто его знает? - ответил Сириус. - Когда его поймали, я уже был в Азкабане. Я уже потом всё это узнал, когда сбежал из тюрьмы. Парня схватили в компании людей, которые точно были Пожирателями Смерти. Может быть, он просто оказался в плохом месте в плохое время.
  
  - А Крауч пытался вызволить сына? - прошептала Гермиона.
  
  Сириус расхохотался, и хохот его был похож на собачий лай.
  
  - Вызволить сына? Крауч? А я-то думал, ты, Гермиона, поняла, что это за человек. Да он на всё был готов ради собственной репутации, он всю жизнь посвятил тому, чтобы стать министром. Ты же видела, как он поступил со своим домашним эльфом из-за того, что этот эльф навёл на него тень Чёрной Метки. Разве не понятно после этого, что за человек Крауч? Всех его отцовских чувств хватило только на то, чтобы устроить над сыном суд, да и суд-то этот Крауч устроил только для того, чтобы показать всем, как он ненавидит сына... а потом он его отправил прямиком в Азкабан.
  
  - Он собственного сына дементорам отдал? - в ужасе спросил Поттер.
  
  - Отдал, - ответил Сириус уже безо всякого веселья. - Я сам видел, как дементоры его вели, стоял у оконца в двери и смотрел. Ему и двадцати тогда не было. Посадили его в камеру рядом с моей. К вечеру он уже кричал и звал свою мать. Потом, правда, успокоился, через несколько дней... все успокаиваются... во сне только кричат...
  
  Вай, Блэк, какие подробности тюремной жизни...
  
  - И он всё ещё в Азкабане? - спросил Гарри.
  
  - Нет, - со вздохом ответил Сириус. - Нет, его там уже нет. Года не прошло, как он умер.
  
  - Умер?!
  
  - Там многие умирают, - печально сказал Сириус. - Большинство сходят с ума и перестают есть. Просто не хотят больше жить. Можно было даже сказать, когда узник умрёт, потому что дементоры чувствуют смерть и радуются. А сын Крауча и так уже болел, когда его привезли. Краучу с женой, как важному министерскому работнику, позволили перед смертью его навестить. Вот тогда я и видел Крауча в последний раз, он шёл мимо моей камеры и чуть не нёс жену на руках. Она тоже потом недолго прожила. Умерла от горя. Сгорела, как свечка, как и сын. А Крауч даже не приехал забрать тело сына. Я видел, как дементоры похоронили его за стенами крепости. Вот так. Крауч думал, что всё у него в руках, а вон оно как вышло. Только что герой, министром магии чуть не стал, и вдруг... сын умер, жена, имя опозорено, и его уже не так любят, как раньше. После смерти его сына стали жалеть, и многие себя спрашивали: как это, мальчик из хорошей семьи и вдруг попал в такую компанию? Только один ответ и напрашивался: отцу было не до него. Пост министра занял Корнелиус Фадж, а Крауча сместили на должность начальника Отдела международного магического сотрудничества.
  
  Вот как? Ну, согласна, что-то жалостливое в этой истории есть...
  
  - Грюм мне сказал, что Крауч просто помешался на ловле темных магов, - сказал Поттер.
  
  - Да, я тоже слышал, что он как одержимый гоняется за темными магами, - подтвердил Сириус. - По-моему, он всё ещё думает, что если поймает хоть одного Пожирателя Смерти, то к нему станут относиться по-прежнему.
  
  - Поэтому он и забрался в кабинет Снейпа! - торжествующе воскликнул Уизли.
  
  - Да что в этом толку-то? - спросил Сириус.
  
  - Как что? - воскликнул Рон.
  
  - Нет, если Крауч подозревает Снейпа, почему не приезжает судить ваш Турнир? Лучше повода, чтобы следить за ним, и придумать нельзя. Нет, что-то здесь другое.
  
  - А что, у Снейпа правда что-то недоброе на уме? - спросил Гарри.
  
  - Доброе или недоброе, а Дамблдор Снейпу доверяет и... - начала было Гермиона.
  
  - Да ладно тебе, Гермиона, - отмахнулся Рон. - Дамблдор, конечно, умный и вообще, так что ж, его теперь ни одному темному магу не провести?
  
  - А ты что скажешь, Сириус? - громко спросил Гарри, и Рон с Гермионой замолчали.
  
  - Скажу, что они оба правы, - ответил тот, помедлив. - Я и сам всё время думаю, зачем Дамблдор взял его в школу? Снейп, ещё когда учился, интересовался темной магией и здорово в ней поднаторел. Тогда уже ходил весь такой худой, немытый, с длинными сальными волосами. На первом курсе он знал больше заклинаний, чем добрая половина семикурсников, и был в шайке слизеринцев, которые почти все потом стали Пожирателями Смерти. Розье и Уилкис - этих двоих убили авроры за год до падения Волдеморта, Лестрейндж, муж и жена, - в Азкабане. Эйвери, я слышал, отвертелся, заявил, будто служил Темному Лорду под заклятием Империус, и всё ещё на свободе. А вот Снейпа, насколько я знаю, даже ни в чём и не обвиняли, и Пожирателем Смерти не называли, да только это ещё ничего не значит. Поймали-то не всех. Снейп умный и хитрый и открутиться сумеет.
  
  - Снейп знаком с Каркаровым и не хочет, чтобы об этом узнали, - сказал Рон.
  
  - Ага, видел бы ты выражение лица Снейпа, когда Каркаров заявился вчера на урок зельеварения! - прибавил Гарри. - Каркаров хотел с ним переговорить и сказал, что Снейп его избегает. Каркаров был сам не свой. Он что-то показал Снейпу у себя на запястье, только я не видел что.
  
  Все интереснее и интереснее. Я будто приросла к стулу, несмотря на опасность.
  
  - Что-то показал на запястье? - удивлённо переспросил Сириус. - Ну, я уж совсем ничего тут не понимаю... Но раз Каркаров сам не свой, значит, он пришёл к Снейпу с вопросами...
  
  Он замолчал, видимо о чем-то задумавшись.
  
  - Все равно, - сказал едва различимо он. - Дамблдор Снейпу доверяет, и хотя Дамблдор доверяет таким людям, которым другие ни за что бы доверять не стали, думаю, он никогда бы не взял в Хогвартс слугу Волдеморта...
  
  - А что тогда Грюму с Краучем понадобилось в его кабинете?! - воскликнул резко Уизли, перебивая Блэка.
  
  Вот спасибо, блин, Рон, чтоб тебе жаброслями подавиться! Нельзя же так резко кричать! Я вздрогнула и чуть кружку не выронила. Прислушалась. Нет, вроде, не заметили.
  
  - Ну, Грюм-то, скорее всего, каждый угол в Хогвартсе обшарил и кабинеты всех учителей, - медленно проговорил Сириус. Так, мне моя пятая точка подсказывает, что пора отсюда валить, потому что меня заметили. Но, блин, здесь столько интересного рассказывают!
  
  Я уже начала запутываться. Нужно все срочно переварить. Ай, волосы скоро начнут менять цвет! Быстро допив оставшуюся половину кружки, я встала из-за стола и, обойдя, по как можно большему кругу, их столик вышла.
  
  Фух! Накинув капюшон, я поспешила к Визжащей хижине, петляя между домов. Может это опять паранойя, но все же, мне показалось, меня заметили. Погони и слежки не было... Нервы, это все нервы!
  
  У забора возле заброшенной хижины, стояли очередные зеваки, поэтому пришлось спрятаться за деревом и подождать пока они свалят.
  
  Интересно, паранойя может делать зрительные галлюцинации? Мне показалось, или нет, как черная тень проскочила вон там, между вылезшими из-под земли корнями деревьев? Заметила краем глаза, все может быть. Сходить проверить?
  
  А затем меня осенило! Тень была маленькая, и, похоже, паранойя меня не обманывала, если вспомнить анимагическую форму Блэка. Что же делать? Если Блэка таки отпустило Министерство, то у него должна быть при себе палочка. Помогла, на свою голову! Нет, палочку нельзя доставать - он поймет все и нападет. Не зря я взяла 'запах свежести'! Ой, не зря! У меня в кармане шарики с запахом сосны, ванили и нестираных носков. Если кинуть шарик, я, может, смогу сбить его со следа, но, как незаметно свалить к хижине? Из учеников про этот лаз знает только неразлучная троица да я. Можно догадаться, кто это их подслушивал, если, конечно, он уже не понял! Возвращаться назад нельзя, может он решит, что пора бы мне дать ему отчет о своих мотивах.
  
  В кармане зашевелился Шерлок.
  
  - Тише, тише, малыш, - видно он почувствовал ускоренное биение моего сердца. - Сиди спокойно.
  
  Он у меня умный хорек и перестал двигаться.
  
  Компания старшекурсников стала уходить. Выбор: либо бежать прямиком к хижине, либо вернуться в Хогсмид. От собаки далеко не убежишь, значит назад. Я разломала шарик, и почувствовав запах носков, кинула его на землю. Бросилась бежать, параллельно хижине петляя между деревьями. Разломала еще один шарик.
  
  Дыхание сбилось, в боку закололо, но я не озиралась и не прекращала бежать, придерживая капюшон. Затем, немного притормозив, разломала шарик и с запахом сосны, намазала внутренней его частью подошвы и бросила его тоже.
  
  Не знаю, сколько я бежала, но мне показалось, что обежала вокруг всю деревеньку, причем несколько раз. Мелькали деревья, земля испещрена корнями, только перепрыгивай через них.
  
  Я остановилась и припала без сил к стволу дерева, оперевшись о холодную кору. Из горла вырывались какие-то хрипы, сердце норовило выскочить и побежать дальше, и не было возможности продолжать движение. Поскольку никто не приставил к лицу палочку, не схватил за шею, не... Такие мысли прочь. Погони нет.
  
  Вот же угораздило меня! До конца не отдышавшись, я уверенно двинулась направо - Хогсмид был в той стороне. И только из-за деревьев показались низкие домики, я остановилась в ступоре. Надо было сразу в деревеньку бежать среди учеников, может, и потерялась бы. Или сразу двигаться из 'Трех метел' к 'Сладкому королевству'.
  
  Я шла быстрым шагом по маленьким улочкам. Учеников явно стало меньше. Нужно быстрей возвращаться, пока никто не заметил. 'А если это Блэк ловушки в лазе из 'Сладкого королевства' поставил?' - мелькнула мысль. Пообещав себе дальше подвала 'Сладкого королевства' из лаза не выходить больше, я двинулась дальше.
  
  Вот бы мне мантию-невидимку. В магазине было гораздо меньше учеников, и она очень бы мне пригодилась. Попетляв между магазинными полками, я незаметно юркнула в подвал. Из подвала перебралась в лаз. Успешно миновала все ловушки. Остановилась только перед выходом и прислушалась. Тихо. Осторожно приоткрыла потайную дверцу, никто не ждал. Облегченно вздохнув, я пошла на кухню - мне в срочном порядке нужно съесть успокоительное. Что-нибудь кремовое и шоколадное, ага.
  Глава 21
  
  Я сидела в кресле. Рядом с креслом стоял журнальный столик и еще одно такое же кресло с коричневой обивкой и цветочным узором; слева находился старенький диванчик с похожей расцветкой, но другой.
  
  'Да, не угадали мы тогда с мамой цвет', - мелькнула мысль.
  
  В другом конце комнаты, окруженный с двух сторон книжными шкафами, стоял телевизор. Я поднялась с кресла и подошла к окну, чтобы увидеть неизменный пейзаж своего родного двора.
  
  - Я жду, - раздался рычащий голос позади. - Давай, оправдывайся.
  
  Обернувшись, я увидела огромного лохматого черного пса стоящего на пороге.
  
  - Эээ... Мистер Блэк, я не понимаю, о чем вы.
  
  Лапы с огромными когтями принялись царапать пол, ковер в комнате и линолеум в коридоре.
  
  - О чем я? - зарычал пес, а пасть его открывалась и закрывалась, будто он и вправду мог говорить. Но анимаги в форме животного не могут разговаривать! - А ты знаешь, каково мне было с моим чувствительным нюхом чувствовать в лесу ту вонь?!
  
  Я в шоке отступила на пару шагов назад.
  
  - Могла бы и ванилью сбить след! - совсем зверски зарычал пес. - Я уже молчу, что ты подслушивала в баре! Что тебе нужно от моего крестника?! Я понял, ты хочешь ему навредить! Ты же якшаешься со слизеринцами!
  
  - Мистер Блэк, все совсем не так! Я не хочу навредить Гарри! Слово даю, я даже ему помочь хотела!
  
  Пес вновь угрожающе зарычал и начал медленно приближаться в мою сторону. Палочка в карманах не нащупывалась и я, в страхе, только отступала.
  
  С коридора послышался кошачий крик и шипение. В комнату мимо Блэка проскочила полосатая и очень знакомая кошка. Издав, какой-то торжествующий рык Блэк побежал за кошкой. Играя в догонялки, они носились по комнате, абсолютно не обращая внимания на ошеломленную меня. Перекинулся журнальный столик, покачнулось кресло, шлепнулся на пол дивидишник, кошка запрыгнула на штору и, с грохотом, на пол упала гардина.
  
  - Профессор МакГонагалл! Прекратите, пожалуйста! Остановитесь!
  
  Я попыталась преградить кошке дорогу и схватить ее, но не тут то было! Она оказалась шустрее. Зато собака воспользовалась моментом и настигла кошку. Пес запрыгнул на кота и... занялся продолжением рода.
  
  Я в шоке села, там, где стояла. Рот открылся, закрылся. Что сказать? Они ж вроде взрослые люди.
  
  - Ну как? - раздался позади незнакомый женский голос.
  
  Я повернулась, чтобы увидеть молодую девушку, развалившуюся на диване.
  
  - Что, как? - спросила я ее.
  
  - Нравится?
  
  - Я против такого непотребства в своей квартире!
  
  - Да не это! - отмахнулась она. - Я про свою внешность.
  
  Я обратила внимание на ее одежду. Да уж, походу, девушка сбежала с какой-то РПГшки. Может, ролевичка? Тканевая юбка до колена, футболку, или что-то вроде нее, закрывала тонкая декоративная кольчуга, опять же по виду декоративные наручи и поножи.
  
  - Ничего вроде. У нас где-то собрание ролевиков намечается?
  
  - Конспект! Мне нужен конспект! - в комнату влетел не кто иной, как Гарри Поттер. Он бросился к книжным шкафам и стал выкидывать из него книги, только посмотрев на обложку.
  
  - Эй! Какой еще конспект? - крикнула я ему с положения сидя.
  
  - Завтра экзамен! Я у тебя возьму конспект почитать, хорошо? - сказал он, не отрываясь от своего занятия.
  
  - Окей, бери. Вместе почитаем. Если ты его, конечно, там найдешь, - Поттер не обратил ни капли внимания на мое замечание. - И поставишь все потом на место.
  
  - Какое еще собрание? - привлекла мое внимание незнакомая девица.
  
  - Эээ... Ладно, неважно. Ты кто такая будешь?
  
  - Как кто? Мы же с тобой уже виделись!
  
  - Напомни.
  
  - Я и ты. Поле полыни вокруг... - мечтательно протянула она.
  
  - Ага, подсознание, что ли?
  
  Девица кивнула.
  
  - Так ты же вроде по-другому выглядела.
  
  - А теперь вот так! Я и спрашиваю, как? Нравится?
  
  - Лучше давай назад превращайся. В того. Ну. Ты поняла.
  
  - Да ты посмотри хорошенько на это тело! На эти формы! - возмущенно крикнула она, поднимаясь с дивана. - Посмотри, какая талия, какие бедра.
  
  Она мигом оказалась сидящей на мне, а я лежащей на полу с невозможностью выбраться.
  
  - Мне девушки не интересны! Слезь с меня! Немедленно! - верещала в панике я. По-другому и не скажешь.
  
  Мои потуги выбраться были тщетны. Худенькая девушка, будто целую тонну весила и сколько я бы я не крутилась, она и с места не сдвинулась.
  
  - А ты на грудь посмотри! - девушка придвинулась названной частью ближе к лицу, видимо, для того, чтобы я 'рассмотрела' получше. - Она же великолепна!
  
  В комнату, в синем халате украшенном цветами ромашки, заглянула уже немолодая, чуть полноватая женщина, но от этого мной не менее любимая...
  
  - Мааам! Я все могу объяснить.
  
  - Доча, там к тебе пришли. И уберись уже у себя в столе, я калькулятор не могу найти.
  
  Мама ушла. А я, почувствовав, как отвлеклась девица, извернулась и с низкого старта, чуть ли не на четвереньках, побежала к выходу. Выбравшись с комнаты, я немедленно плотно закрыла дверь, и для надежности придвинула комод, стоящий в коридоре. Не знаю, как я его вообще сдвинула, он же вообще тяжеленный.
  
  - Потом с ними разберусь, - успокоила я себя и пошла открывать дверь.
  
  - Привет, крошка! - за порогом стоял профессор Снейп... в кедах, новомодных штанах с низкой мотней, розовой рубашке и завязанным на шее оранжевым шарфиком.
  
  - П-п-профессор?
  
  - Ага. Раз у тебя какие-то чувства к моему слизеринцу, то я должен удостовериться, что он попадет в хорошие руки.
  
  - Какие нафиг чувства?! Вы с ума сошли!
  
  Дверь дернулась, и из-за нее показался Грюм... в шапке-ушанке, фуфайке, поношенных теплых брюках и валенках
  
  - Правильно. Туда попал. Ну, здравствуй, доча!
  
  - П-профессор Грюм? - я сглотнула. - А вы что здесь делаете?
  
  - Ну так, маму пришел твою повидать! Столько лет не виделись! Я тут подумал, может былые чувства пробудятся, я-то соскучился! Мне тут квартирка нужна. Ты не волнуйся у меня удостоверение инвалида есть, бумаги все остальные, пенсия выплачивается, так что нахлебником не стану.
  
  - К-к-как? Вы мою маму никак знать не можете!
  
  Сзади на меня кто-то налетел и крепко обхватил.
  
  - Кто такая? - деловито спросил Снейп.
  
  - Подсознание! - радостно выдал мой личный ужас.
  
  - Понятно. Разошлись все быстро! - рыкнул он. - Мы на свидание идем!
  
  Снейп схватил меня на руки и куда-то понес.
  
  - Нееет! - вскрикнула я, подскочила в воздух... и упала на кровать, запутавшись в одеяле.
  
  'Это все сон. Это все сон', - набатом билось в голове. Тело покрывал холодный липкий пот, а страх от ночного кошмара еще не отпустил.
  
  - Чего орешь, Айрли? - донесся с той стороны полога сонный голос Мэри.
  
  - Ты чего? - полог отодвинулся в сторону, открыв вид на сонное лицо Хелен.
  
  - Ничего. Просто кошмар приснился. Спи.
  
  - А, понятно, - она зевнула. - Да уже утро. Только рано.
  
  Хелен исчезла, а полог вернулся на место. Я свернулась в позу эмбриона под одеялом и обхватила руками голову. Мама... Дом... Я почувствовала себя, как никогда одиноко. Перед сном я ломала голову над свалившейся на голову информацией, вспомнила про странный сон в поле полыни и решила проверить все.
  
  'Это все сон. Всего лишь ночной бред. Это ничего не значит. Ясен пень, это только мое воображение. Оно и хорошо, что не шизофрения'. Голову пронзила страшная догадка. 'Оно не могло никак повлиять на разум. Я попаданка! Значит, пришла извне и все, что пережило это тело до меня, коснулось только тела, а не сознания'. Успокаивая себя таким образом, я пыталась заснуть, но сонливости, как не бывало. Я прислушалась - мои соседки посапывали. Тихо встала и направилась в душ.
  
  Струи прохладной воды будто смывали неприятный осадок после сна, приводя голову в более рабочее состояние. Но пружина из страха прочно засела в животе. Что если это все-таки как-то повлияло на меня? И тогда у окраин Хогсмида мне всего лишь померещилась тень собаки? Ведь она была далековато. И я сейчас схожу с ума... Тело телом, а есть еще магия. Ведь Лонгботтомов пытали с помощью магии и если это как-то отразилось...
  
  Это действительно лишь сны. Не о чем беспокоиться. А если и будет что-то большее, то придется идти в Мунго. В голове мгновенно возникла картинка: я лежу на кровати, в комнате с мягкими стенами и выражение лица у меня, как у Алисы Лонгботтом.
  
  Я мотнула головой. Нет. Надо держаться. И вообще, этот сон - отголосок пережитых событий. Бывает и у нормальных людей. Это, конечно, неприятно, но пережить можно. А если мешает, то к психологу надо идти. Я представила, как начинаю рассказывать, лежа на кушетке, о своей обычной жизни психологу-маглу.
  
  Нервно хихикнув, я выключила воду и пошла обратно. Сегодня воскресенье. А значит, я сегодня наконец проведу ритуал для Шерлока. Кстати, где он? Ни на кровати, ни рядом его не было. Ага, ясно, охотится. Я посмотрела на время - четыре часа утра. В шесть надо идти на зарядку. Что делать два часа?
  
  Я взяла первый попавшийся учебник и погрузилась в чтение. Мысли не хотели сосредотачиваться на заумных словах, но я упорно пыталась вникнуть в смысл. Измывательство над мозгом прекратилось, когда вернулся Шерлок. Я посмотрела на часы. 5:02.
  
  Все, пора кое-кого будить! Я заглянула за полог подруги.
  
  - Так, Шерлок. Ты ее сейчас разбудишь, - сказала шепотом.
  
  Хорек посмотрел на меня и возмущенно пискнул.
  
  - Не бойся. Надо очень тихо. Так, залазь на подушку...
  
  Я закрыла Хелен рот рукой, чтобы она не перебудила остальных. От этого девочка проснулась, открыла глаза... и увидела перед собой мордочку Шерлока, который тут же пискнув, отскочил. Хелен, испугавшись спросонья, дернулась, и схватилась за мою руку. Она меня завалила с собой, я почувствовала чувствительный удар по ребрам и сказала на выдохе:
  
  - Рота, подъём, - получилось не так, как хотелось.
  
  - Ли? - очнулась эта соня. - Ты что это делаешь?
  
  - Тебя бужу, не ясно, что ли? - сказала я, лежа рядом с ней на кровати и потирая ушибленный бок.
  
  - Я что, проспала? - потянулась она к часам.
  
  - Эээ... Я решила сегодня начать тренировку немного раньше. Ну, остальные потом подтянутся, - начала я придумывать на ходу, предвидя, что будет дальше.
  
  - Пять часов! Ли, я тебя сейчас придушу! Подушкой! - зашипела она и вопреки угрозам принялась бить подушкой.
  
  - Ай, ай! Я твою реакцию проверяла! Ай! Вдруг к нам кто-то вроде Блэка завалится, как в прошлом году?
  
  - Не оправдаешься теперь!
  
  - Ау, ёй! А у тебя уже хорошая реакция!
  
  - И не подлащивайся тут мне!
  
  - Ааай! - я, оказывается, уже отодвинулась к краю кровати и, не заметив этого, упала на пол.
  
  Откуда ни возьмись, появился Шерлок и запрыгал вокруг меня.
  
  - Все в порядке, - сказала я ему. - Не злись, Хелен. Давай еще пойдем Трэйси разбудим.
  
  - Не хочу. Она знаешь, какая изобретательная? Она тебя потом не только подушкой задушит, - подруга выглянула проверить, как я.
  
  - Так в этом весь смак!
  
  - А если серьезно, то у них у каждого в комнате на кровати и чемоданах, стоят чары на крови.
  
  - На крови? - заинтересовалась я. Что я знаю об этих чарах? Древняя магия, чаще всего применяют чистокровные, маглорожденные о ней редко знают. Применяется для защиты. - А ты откуда знаешь?
  
  - Трэйси по секрету рассказала. У них там неприятная история с одной девчонкой из их комнаты. Любит посмотреть у кого, что в сумках. Обвинения серьезные. Они там у себя поговорили, выяснили, а она все отрицала. Вот и решили поставить.
  
  - А, ну тогда да. Правильно. А чего ждем? Давай, собирайся.
  
  - И зачем только в такую рань пришли? - жаловалась, позевывая, Хелен, когда мы оказались перед замком. - Еще и холодина.
  
  - Бррр, - поежилась я, соглашаясь. - Уже почти шесть. Давай зарядку сделаем для разогрева.
  
  Пока мы разминали мышцы, приседали и отжимались, подошли Трэйси с Этаном.
  
  - Что, мы опоздали? - спросил Лэйн, смотря на часы.
  
  - Нет, это мы раньше пришли, - ответила Хелен, прерываясь. - Давайте присоединяйтесь.
  
  Вот уже и зарядка закончилась, а брата что-то не видно.
  
  - Опять, что ли, проспал? - нахмурилась я, когда все закончили зарядку. На часах 6:23.
  
  - Его проблемы. Дальше пробежка? - спросила Трэйси.
  
  - Угу, вперед.
  
  Странное дело, Трэйси - подвижная, активная, напористая, а командовать продолжала я. Не знаю в чем дело, но организовывала все упражнения, собирала всех, решала на какой день собираться и во сколько я. Казалось бы, она должна была давно перехватить руль, но ничего не делала.
  
  Сегодня мы немного разнообразили тренировку - побросались заклинаниями у озера. От замка скрывали деревья. Палочки у всех при себе, куда ж без них?
  
  В 7:35 мы как всегда вернулись в замок. В восемь завтрак, а все еще должны сходить в душ и переодеться. Эллис и Мэри уже знают, что мы вернемся в полвосьмого, поэтому они искупались до этого времени. Все давно улажено!
  
  - Хелен, после завтрака у меня кое-какие планы, - сказала я подруге, переодеваясь.
  
  - Что-то интересное?
  
  - Не особо. Извини, тебя с собой взять не могу.
  
  - Вечно у тебя какие-то дела, - вздохнула она наигранно печально.
  
  - Да это всего на часик-два, я думаю.
  
  - А после мы идем во двор, играть в плюй-камни, - угрожающе сказала она.
  
  - Хорошо, я вся твоя, - сказала быстро, пока она не придумала, например, чем-то кинуть в меня.
  
  Я сложила все нужное для ритуала в сумку, а Шерлок забрался в капюшон.
  
  Нев опять проспал, и у него было такое извиняющееся лицо, что я предложила ему отказаться от утренних тренировок. На что брат долго меня уверял, что очень хочет ходить. Быстро позавтракав, я поспешила свалить из Большого зала. Может, я и перестраховщица, но я немного попетляла по коридорам, для того, чтобы никто не увязался следом.
  
  На улице было солнечно, и ученики высыпались из замка. Невзначай, будто просто гуляю я подошла к опушке Запретного леса.
  
  Интересно встречу ли я тех дивных лошадей снова? Фестралы которые. Хотя лучше бы не встречала, а то вновь уведут меня куда-то опять в неприятности. Далеко заходить я не стала, помня о разнообразной живности, живущей в лесу. Выбрала удобную, подходящую по размерам полянку, свободную от деревьев, достала свою книжицу и принялась чертить палочкой нужные геометрические фигуры, линии и руны. Некоторые из них не должны дать никому подойти ближе. Травка была маленькая, только проклевывавшаяся, и палочка уверенно оставляла красную краску на земле. Закончив все приготовления, перепроверив все два раза, я села в центре. Шерлок, до этого бегающий и следящий за всеми моими действиями, сел передо мной. Я достала заранее приготовленный кусок птичьего мяса.
  
  - Я, Айрли Лонгботтом, беру тебя, зверь, именуемый Шерлоком, в качестве защитника, слуги и помощника, - я почувствовала, как прильнула магия к центру фигуры, где сидела я. - Прими это в качестве платы, зверь.
  
  Шерлок, неотрывно смотрящий своими черными глазками на меня, схватил мясо и съел. Зрительный контакт должен обязательно быть. Магия бурлила вокруг. Теперь нужно закрепить связь. Я ждала. Шерлок, доев и облизнувшись, подошел ближе... и укусил меня за палец. Он должен почувствовать вкус моей крови, чтобы всегда меня найти. На этот раз магия обвила Шерлока.
  
  - Принято... - тихо сказала я, смотря в эту бездонную черноту.
  
  Я почувствовала, что магия отступает и поняла, что все закончилось. Шерлок спал передо мной. Теперь он некоторое время должен отсыпаться. Я бережно его взяла и положила во внутренний карман. Затем убрала все оставшиеся следы и направилась в сторону замка.
  
  Что-то странное не давало мне покоя. И только выйдя на освещенное теплым ПОЛУДЕННЫМ солнцем пространство перед замком, я поняла, что кое-кто меня убьет.
  
  Я поспешила подняться в башню Гриффиндора. Миновала холл, поднялась по лестнице. Мерлиновы лестницы! Вот почему они так медленно двигаются?! Ура! Я почти у портрета, еще немного осталось! Эх, а обед уже, наверное, пропустила.
  
  - Постой, Айрли! - окликнул меня кто-то. Я притормозила, поскользнувшись и чуть не упав.
  
  - Ну чего там? - нетерпеливо оглянулась я. - А, привет, Гарри. Рон, Гермиона, - кивнула я.
  
  Они догнали меня в коридоре.
  
  - Чего это ты от нас убегаешь? - возмущенно спросил Уизли.
  
  - Убегаю? - недоуменно переспросила я.
  
  - Убегаешь и прячешься, - подтвердил тот.
  
  - С чего это мне от вас прятаться и убегать?
  
  - Тебе лучше знать, - ответил Поттер.
  
  - Гарри, вы не пуп земли, чтобы все, так или иначе, было связано с вами.
  
  - Мы тебя искали, Айрли. А тебя нигде не было, - подала голос молчавшая до этого Грейнджер.
  
  - Ну извини, Герм. Я не обязана отчитываться перед вами, где я провожу свое свободное время, - меня начинало злить такое к себе отношение.
  
  - Мы только подземелья не обыскивали. Она, наверное, к слизеринцам ходила.
  
  - Удивительная дедукция, Рон.
  
  - Хватит, Рон, - одновременно со мной остановил друга Поттер.
  
  - Если вы меня остановили только для того, чтобы узнать, где я была, то я пошла, - эх, ну сама же знала, на что шла.
  
  - Не только для этого, - остановил меня голос Поттера. Он у них кто-то вроде общего оратора? - По словам Сириуса, ты была в Хогсмиде.
  
  - Когда? - мои брови удивленно поползли на лоб.
  
  - Вчера.
  
  - Я в замке была. - 'Ага, после того как вернулась', - добавила ехидно про себя. - Мне же нельзя в Хогсмид ходить. Я на втором курсе. Ты забыл?
  
  - Сириус не мог ошибиться.
  
  - Взял и ошибся, - я философски пожала плечами. - Он тоже человек, а люди могут ошибаться. И вообще, он же в Министерстве должен быть?
  
  - Зря ты все отрицаешь, - вклинилась Гермиона. - Ты же знаешь анимагическую форму Блэка. Он узнал тебя по запаху, и показаться ему никак не могло.
  
  Значит, тень собаки мне не померещилась...
  
  - Ну, бегите тогда к МакГонагалл. Думаю, она обрадуется, - главное не показать, что я занервничала.
  
  - Не в этом дело, Айрли. Он понял, что это ты, еще в 'Трех метлах', - продолжила Гермиона.
  
  Так. Отрицать все, правда, смысла больше нет.
  
  - Ладно. Вы меня раскусили. Зашла выпить сливочного пива. Скажите еще, что вам не хотелось сходить туда на втором курсе.
  
  - Мы хотим знать, как ты туда пробралась и зачем.
  
  - Неважно, как я туда попала, - получается, это Блэк поставил сигналки на лазе, а теперь послал детишек узнать, как я все это обошла.
  
  - Через ход под Гремучей ивой? - ткнула пальцем в небо Гермиона. А Блэка я как раз к ходу и привела...
  
  - Ну да. Через него, родного, - хорошо, когда отговорки придумывают за меня. Ведь о лазе под статуей ведьмы я не должна знать. И лучше б они тоже туда не лезли - влезут еще в ловушки. А я даже их действие не знаю.
  
  - А вот и нет, - торжествующе улыбнулась Грейнджер. - Через ход под Гремучей ивой ты не могла идти. Сириус и не только сразу бы об этом узнал.
  
  Тоже сигнальные чары? Я пожала плечами.
  
  - А это уже ты выдумываешь, Гермиона. Я прошла по лазу под ивой.
  
  - Да что толку с ней разговаривать! Она же теперь со слизеринцами, - вспыхнул Уизли.
  
  - Погоди, Рон, - уверенно положил ему руку на плечо Гарри. - Что ни говори, а ты странно себя вела. Когда мы разговаривали в 'Трех метлах', ты случайно оказалась за соседним столиком, при том, что оказалась в Хогсмиде вообще. А потом очень быстро ушла, когда поняла, что мы тебя раскусили. Затем, видимо, как поняла, что Сириус тебя нашел, сбежала. Айрли, ты знала, что Люциус Малфой - бывший Пожиратель? В Слизерине их училось очень много.
  
  - И?
  
  - Ты прекрасно поняла с самого начала Турнира, что кто-то хочет меня убить. Скажи мне честно, ты не рассказывала ничего любому из слизеринцев? Это может быть опасно, и для меня и для тебя.
  
  - Нет, - ответила я, смотря прямо ему в глаза. Еще чего, отчитываться кому-то!
  
  - Поклянись в этом. А также в том, что не причинишь мне и Рону с Гермионой никакого вреда, - выдохнул Поттер.
  
  - Да вы с ума сошли, - возмутилась я. - Клятвы - это не игрушка! Да вы понятия не имеете, как ЭТО может быть опасно! Клятва может расценить, например, как я пораню тебе палец, за нападение и убить меня на месте! Или того лучше - лишить меня магии!
  
  - Поклянись, - упрямо повторил Поттер. Его выражение лица, как и у его друзей, показывало всю решимость их намерений.
  
  - Это вам Блэк надоумил? - у меня уже злости на них не хватало. Считают меня врагом народа! - Я. Не собираюсь. Приносить. Такую. Дурацкую! Клятву! Что хотите, то и думайте. Мне все равно. Я сказала, что не желаю вам зла.
  
  Развернувшись, я продолжила свой путь. Меня никто не бросился догонять или того лучше бросать в спину заклятия, и на том спасибо.
  
  Сказав пароль, я перешагнула через порог и застыла. Хелен сидела и складывала карты в домик. Я бочком, бочком, пока она меня не заметила, протиснулась к лестнице в спальни.
  
  - А ну стоять! - раздалось за спиной, когда я ступила на первую ступеньку. Меня будто под мягкое место пнули, и я с бешеной скоростью поднялась в спальню. Еще не хватало, чтобы меня отчитывали перед всем факультетом. Или того лучше - придушили подушкой, как было обещано.
  Глава 22
  
  Ночной Хогвартс удивительно тих. И не только для человеческого слуха. Мои шаги нисколько не разрушают эту идиллию - их просто не слышно. Шерлок семенит немного впереди. Он сейчас мои глаза и уши. Если кто-то и будет идти навстречу - он узнает.
  
  После становления фамильяром между нами возникла связь. Теперь я не просто догадывалась об эмоциях своего зверька - я точно знала. После кучи неудачных попыток, обливания седьмым потом и даже пары дней выпадения из реальности мне удалось смотреть его глазами, слышать его ушами и ощущать запахи его носом. Проще говоря, вселиться в него. Я выпадала из реальности и не ощущала больше своего тела - удивительно, как, после того как я вселялась в хорька, мое тело продолжало так же стоять или сидеть, выдавал только опустошенный взгляд. Если бы знала раньше, что точно получится, да я б... Гадать бесполезно. Но сейчас я могла практически незаметно следить за кем-то или подслушать разговор. Даже сидя за обеденным столом. Берем газету (спасибо 'Пророку' за большой размер страниц), закрываемся ею, будто читаем и опа!
  
  Так! Не отвлекаемся. Шерлок посылает сигнал, что впереди кто-то. Не человек? Запах? Ясно, это кошка Филча. Придется немного обойти.
  
  Итого, я в курсе многих школьных сплетен. Большое достижение, правда?
  
  Портреты в темноте меня не увидят. Коридоры, где горят факелы, то есть маршрут обхода караула, я стараюсь обходить, а если приспичит, где перебежать, то быстренько, пока шляющиеся ночью портреты меня не заметили. Это они прикидываются, что не спят. Доказательств нет, но я на месте директора приказала не только учителям искать ночью лунатиков, а и портретам, и привидениям приказала б докладывать. Привидения, слава шампуню Снейпа, мне не попадались. Я хоть и в капюшоне, но в башню придется валить очень быстро.
  
  Куда я иду сейчас? Да еще и ночью? Если все пойдет гладко, я попаду в святая святых, предмет моих давних поползновений и т. д. и т. п. - Запретную секцию школьной библиотеки. О да! Там должно быть много интересного.
  
  Наконец! Благополучно пройдя весь путь, я стою перед дверью библиотеки. Приказываю хорьку сидеть в тени у входа. После пары секунд прислушиваний, я почувствовала только сигналку на двери. Как там было? Закрываем ее, Алохомора на двери - быстро проскочить, закрыть дверь, снять щит. Вроде, все по инструкции. Прислушиваюсь. Отлично, все на месте.
  
  Прохожу к решетке в Запретную секцию. Н-да. Запирающие чары, я о них читала, сложная сигналка и ловушка. И как Поттер на первом курсе пролез сюда? Гермиона могла его обучить разве что Алохоморе. Во всяком случае, ничего такого не упоминалось. Или это после него поставили, или сняли специально перед его приходом. А это мысль! Да и мог бы Дамблдор скрыть на первом курсе Гарри, комнату с трехглавым псом. А они ее простой Алохоморой открыли!
  
  Осторожно-осторожно... есть!
  
  Огромные пыльные стеллажи, заставленные книгами. Поскольку это первый раз, нужно все тут хорошенько рассмотреть и решить, куда идти в первую очередь. Внутри метался огонек нетерпения и интереса. Я решительно ступила шаг вперед... и загорелся факел. М-мерлин! Так и заикой стать можно! Я и забыла об этих чарах... Потушить его, пока никто не заметил! То же заклинание и на все остальные. И наколдовать слабенький Люмос.
  
  Пока Шерлок следил за обстановкой, я исследовала стеллажи. А она не такая уж и большая. Никаких разделений и табличек. Видимо библиотекарь давала нужную литературу, либо показывала, где можно ее найти. Тоже хороший метод спрятать - кроме хозяев никто не разберется в этой системе. Помня 'Чудовищную книгу' и кричащую, когда здесь был Поттер, я аккуратно прикоснулась к первой попавшейся книге. На большинстве фолиантов тут названия стерлись временем или были написаны на незнакомом языке. Первая попавшаяся мне была, похоже, написана на арабском. Хотя не знаю. Следующая книга привлекла меня зеленой красивой обложкой. 'Тридцать четыре способа обезглавить'. Хрень какая-то. Внимание привлек большой черный с серебром фолиант. Я осторожно открыла его на первой странице. Сквозь лист проступили очертания носа, ямки глаз, изгибы губ. Раздался душераздирающий крик.
  
  - Силенцио!
  
  Книга продолжала кричать, но ни звука не было слышно. Фух. Ну как там, Шерлок? Тишина? Хорошо. Крик был, но быстро исчез. Куда я свалю, если кто-то придет? Шерлок предупредит - время будет. А если что можно сказать, что для интереса лезла. Ведь правда же! Только интерес не просто пролезть, а и полистать книги.
  
  - Тише-тише. Тсссс, - лицо продолжало метаться. Я закрыла и положила ее назад. - Ну и фиг с тобой.
  
  Зайдем с другой стороны - смотрим самые маленькие и невзрачные. Вот эта ничего - серенькая и потрепанная. Фу, какая гадость! Тоже не то. Другой принцип - спрячь подальше или на самом видном месте.
  
  Мне в руки попала книга с темным пятном на обложке. Сначала я подумала, что это кровь. А нет! Чай. Студенты, что с них взять? Ага, про зелья. Я быстро пролистала ее. Следующий! 'Воздействие на сознание'. Я незаметно для себя погрузилась в чтение. Тьеро Дементо - заклятье Ужаса, сильно повреждает психику жертвы, при долгом воздействии жертва сходит с ума. Лекруатус Мортус - проклятье Страха, сила заклинания зависит от силы мага. При длительном воздействии повреждает психику жертвы. Условно темное. Аратас - слабый вариант Круциатуса. Кастиго Вербум - караю словом. Не запрещённый аналог Круциатуса. И куча всего подобного расписано подробно.
  
  Я посмотрела на часы - полвторого. Времени мало. Словно прожорливый червячок поселился во мне и требовал прочитать еще что-то интересное. Пожелав себе нормально отоспаться пару часов, я взяла следующую. Опять неизвестный язык, схемы, конструкции. Фу гадость. А это бесполезное. 'Путеводитель по практическим проклятиям'. Погрузилась в чтение. А нельзя ее взять с собой, а?
  
  Глупо задавать такой вопрос. Естественно быстро найдут, если вдруг понадобится эта книга.
  
  Вернулась я почти под утро жутко уставшей. В полусонном состоянии пришлось хорошо постараться и обойти все препятствия.
  
  Я продолжала периодически навещать Запретную секцию. Хотелось опробовать что-нибудь. Хоть то, что можно применить на неодушевленном предмете! Да только где? Пустой класс не подойдет.
  
  Однажды я спускалась в библиотеку и Шерлок забил тревогу. Человек! Кого нелегкая принесла?! Близко?! Чего же ты раньше не сказал?! А, только услышал...
  
  Я быстро пролетела к ближайшему классу, закрыла дверь и приникла ухом к двери. Тишина длилась пару минут, за которые я успела себя обругать на все лады - успела бы дальше уйти! Затем раздался звук быстрых шагов. Перерывы между шагами больше... и примешивается еще звук. Клацанье... Нет!
  
  Я почувствовала, как мои глаза расширились в ужасе. Нога! Деревянная нога! Ну, почему?!
  
  Я отскочила к дальнему концу класса - может там меня его волшебный глаз не заметит - и приняла самый беспечный вид, на который была способна. Шерлок спрятался в капюшоне.
  
  Звуков шагов не было слышно. Но я не очень удивилась, заметив, как открылась дверь.
  
  - Доброй ночи, профессор, - первой поздоровалась я. Не палимся, не палимся! Легкая непринужденная полуулыбка.
  
  - Почему не в кровати? - его голос был похож на рычание.
  
  Я посмотрела в темноту за окном.
  
  - Не спится. Вот и решила немного проветриться.
  
  - Проветрилась? - и, не дожидаясь ответа: - А теперь марш спать.
  
  - Как скажете, профессор.
  
  Я не спеша прошла к выходу и пошла по направлению к башне Гриффиндора. За мной раздались шаги Грюма.
  
  - Профессор? - через некоторое время спросила я.
  
  - Что?
  
  - Мм... Вы решили меня проводить?
  
  - Конечно. А 'вдруг' ты потеряешься по дороге или встретишь кого-то из учителей? Это я сегодня в хорошем настроении и не отнимаю у тебя баллы за ночные прогулки. Сам таким был, все понимаю и на первый раз прощаю.
  
  'Если бы не ты, меня б вообще никто не нашел', - подумала я.
  
  - Спасибо, профессор.
  
  - Запомни это. Проветриваться можешь в спальне у окна или в общей гостиной, ясно?
  
  - Да, профессор.
  
  Он проводил меня до портрета Полной Дамы и ждал, пока я не скроюсь за дверью. Полная Дама повозмущалась, но пустила. Обычно-то я ее оглушаю, и она ничего не помнит, как выпускала меня или пускала. Удивительно, что мы никого не встретили. Или это все разбегались при клацающем звуке? Я уселась в кресле в гостиной. Подождала минуту и подошла к двери. Прислушалась. Вроде тихо. Приоткрыла дверь и вышла. Никого. Я быстро нашла ближайшую каморку и уселась там. Так, Шерлок, смотри мне в глаза. Привычная круговерть и вот я вижу перед собой саму себя с остекленевшим взглядом. Шерлок выбежал из каморки, прикрыв дверь, и побежал искать Грюма по запаху. Если Грюм дежурит - это опасно для меня. Надо узнать его маршрут и территорию.
  
  Пока Шерлок искал, меня изводили нервы. Вот он учуял, мы побежали вперед. Лестница, коридоры, коридоры... Один раз Грюм останавливался и нам тоже пришлось в срочном порядке тормозить. Кажется, мы стали спускаться вниз. Точно, подземелья. Вновь беготня. Запах сырости и затхлости.
  
  Чувствительное ухо хорька улавливает, какой-то шорох. С удивительной ловкостью Грюм выходит из кабинета Снейпа, что-то быстро засовывая в карман. Пушистое. Я столько раз была тут на отработке... Он достал с кармана какой-то пергамент, взмахнул палочкой, быстро пробежался по нему взглядом, опять движение палочкой и он его убрал.
  
  Карта Мародеров? Она же должна быть у Гарри.
  
  'Шерлок, вынюхивай! Ты ищешь мышей, понял? И отбеги подальше'. Мгновенное непонимание и хорек исполняет приказ.
  
  На большом расстоянии, следуя лишь за запахом Грюма, мы петляли от одной тени к другой. Внимательно следя за всем вокруг, Шерлок шел за ним... Пока я не поняла, что он направляется в сторону башни Гриффиндора. В панике я приказала хорьку провести эту ночь, где-то в замке. Я вернулась обратно в тело и поспешила к портрету.
  
  - Думаю, на сегодня хватит приключений. Пойду-ка спать.
  
  Я обмозговывала всю полученную информацию и так, и этак. В 'Трех метлах' Уизли утверждал, что Крауч обыскивал кабинет Снейпа, подозревал, значит. Тут же обыскивал кабинет Грюм. И, по словам Рона, не первый раз. Они работают вместе? Крауч - судья турнира, по болезни он сидит дома. Обязанности его выполняет Перси Уизли. Видимо, они как-то связываются. Но, как заметил Блэк, если Крауч подозревает Снейпа, то ему легче было бы следить за ним, будучи судьей. Он, выходит, серьезно болен. Но Дамблдор доверяет Снейпу. Все изощрения Крауча из-за Дамблдора?
  
  Что я знаю про Снейпа? Есть подозрения, что он Пожиратель. Отвратительный характер щедро приправлен тонной язвительности. Ненавидит Поттера, но на протяжении трех лет не пытался ни разу его убить или серьезно навредить. Какая-то дружба с Каркаровым. Настолько крепкая, что он заваливается к Снейпу на урок, утверждая, что тот его избегает. Хм. Нехорошие подозрения рождаются. И показывает, что-то на запястье. Сомневаюсь, что новый браслет.
  
  Крауч поборник правил. А тут он прямо нарушает закон. Подозрения очень серьезные, раз он решился на такое? Если представить себя на месте Крауча, то я бы... Послала подчиненного проверять кабинет. Крауч не серьезно болен, раз разгуливает по Хогвартсу.
  
  Все это не логично. Я чего-то не вижу. Крауч должен был протирать кресло судьи и послать того же Перси Уизли проверить кабинет Снейпа. Перси молодой, ненадежный и непроверенный? Кого-то еще. Грюма. Сказал, мол, подозреваю Снейпа. Давай его раскусим, и мне репутация вернется, и тебе.
  
  А Грюм? Старый опытный аврор, которого все считают сумасшедшим. Но он человек Дамблдора, раз тот его пригласил. А то, как же, пускать кого ни попадя к детишкам.
  
  И тупик.
  
  Покушений на Гарри не было пока, не считая испытаний турнира, но он справляется. Мои опасения не сбываются и я решила не ввязываться в это дело.
  
  А события решили вконец свернуть мои мозги трубочкой. Неразлучная троица за полночь просидела в гостиной, все спорили о странном поведении мистера Крауча. Я тогда заметила, как они шушукаются, пошла в спальню, задернулась пологом и в теле Шерлока все подслушала. Поттер пошел с Крамом в лес поговорить по-мужски и тут неизвестно откуда появляется Крауч. По словам Гарри он выглядел, как бомж и нес несвязную околесицу. То с женой и сыном разговаривал, будто они живые, то отдавал распоряжения Перси Уизли. Говорил с деревом о жизни, просил привести Дамблдора, чтобы предупредить, винил себя в чем-то, утверждал, что Берту Джоркинс убили (в газетах писали, что она пропала), что-то про сына... и что Волдеморт набирает силы. Причем о Волдеморте он, по словам Гарри, говорил уверенно, будто нормальный.
  
  Мне эти известия показались очень важными. Волдеморт уже возвращался в теле Квиррелла, а значит, это предупреждение нельзя пропускать мимо ушей. Что же такое случилось с Краучем? Опять этот Крауч... Может на него напали бывшие дружки его сына? Его ошибка, в чем? Наверное, в том, что попался.
  
  Затем Гарри побежал за Дамблдором и, вернувшись с ним, увидел только оглушенного Крама. Крауча и след простыл. Или это шарики Крауча настолько заехали за ролики, что он оглушил Крама и сбежал, либо там был кто-то еще. Пришли Хагрид и Грюм. Хагрид пошел за Каркаровым, а Грюм пошел искать третьего. Этот третий точно не хотел, чтобы Крауч встретился с Дамблдором.
  
  Я своими глазами видела Карту у Грюма, а значит, у него больше шансов найти третьего, если он был.
  
  Если Каркаров был Пожирателем, мог он быть третьим? По словам Гарри, он был шокирован. И он напал на своего ученика? Картинка никак не желала складываться и сказать, что же происходит.
  
  Опять же тут замешан Поттер.
  
  Во всяком случае, я обязана узнать, кого нашел Грюм. Только как?
  
  Я терялась в догадках. Спросить напрямик? Этот Грюм меня напрягает.
  
  На следующий день, за обеденным столом я поймала задумчивый взгляд Поттера. Сейчас у меня вежливый нейтралитет: в их дела я не лезу. Гарри тут же отвел взгляд. О чем это он задумался? Опять полезут разбираться? Не люблю, когда пытаются ограничить свободу действий...
  
  Когда интересно Гарри будет готовиться к третьему испытанию?
  
  На следующий день я позвала Винки в пустом классе, еще сама не совсем понимая зачем.
  
  - Винки.
  
  - Винки слушает вас, будущая хозяйка, - с поклоном ответила домовичка.
  
  - У меня к тебе есть несколько вопросов... Насчет твоих бывших хозяев.
  
  - Винки не может! - она с силой замотала головой, так что ее большие уши стали бить ее по лицу. - Винки должна хранить секреты хозяев-волшебников.
  
  - Но теперь же я твоя хозяйка. Так?
  
  Домовичка вся сжалась и слегка задрожала.
  
  - Если Винки раскроет тайны хозяев - она станет плохим эльфом. И мисс Айрли не станет доверять Винки, потому что Винки плохой эльф! Пусть будущая хозяйка знает, Винки никогда не раскроет секреты хозяев!
  
  - Погоди, Винки, - примирительно сказала я. - Я не буду тебя спрашивать про секреты Краучей. Ммм... Я спрошу тебя про то, что знают все, но не знаю я. Это будет значить, что ты хорошая домовичка и не раскрываешь секретов, что бывших хозяев, что теперешних.
  
  Она выглядела очень жалостливо - видно, она разрывалась, не зная, как поступить. И я решила развить успех.
  
  - Ты знаешь, Винки, я все еще сомневаюсь, стоит ли забирать тебя. Сможешь ли ты быть мне полезной? Ведь у меня уже есть домовик. И прошлым летом он прекрасно справлялся со своими обязанностями.
  
  - Винки будет полезной! - домовичка подняла взгляд на меня. В ее глазах плескались ужас и паника. - Винки много чего умеет! Винки справится со всеми работами...
  
  - Да-да, - перебила я ее. - Но с работой по дому может справиться кто угодно. Или, скажем, нанять кого-то. Порядочный домовик же должен кроме этого, как ты прекрасно знаешь, помогать во всем и исполнять любой приказ, только бы принести пользу.
  
  Винки задрожала еще сильнее. Ну давай же, решайся.
  
  - Я спрошу лишь... - продолжила я. - Общался ли мистер Крауч с Аластором Грюмом. В смысле, работали ли они вместе? Как друг к другу относились?
  
  - Аластор Грюм - известный аврор. А бывший хозяин Винки давным-давно приказывал аврорам.
  
  - Лично они встречались?
  
  - Винки не знает.
  
  - Хорошо. Как Крауч относился к Грюму? Или Грюм к Краучу?
  
  - Мистер Крауч, - Винки всхлипнула, - уважать мистера Грюма, за его ответственность и отдачу работе. Винки не знает, как мистер Грюм относился к мистеру Краучу, должно быть он уважать мистера Крауча, ведь он известный человек. Все любили мистера Крауча, но... Мистер Крауч великий волшебник.
  
  Ясно дело, что плохого она не скажет, но эта оговорка...
  
  - Винки, а что ты знаешь, про ту нашумевшую историю с сыном мистера Крауча? Он вправду был Пожирателем?
  
  Домовичка взвыла, упала на колени и зашлась в рыданиях:
  
  - Мастер Барти - хороший мальчик. Пожалуйста, мисс Айрли, не спрашивайте Винки больше! Винки не может ответить!
  
  - Ладно, ладно. Можешь не отвечать, - как можно доброжелательнее сказала я, чтобы ее успокоить. - Встань, Винки, и успокойся.
  
  Я подождала, пока она возьмет себя в руки.
  
  - Винки, у меня к тебе есть просьба. Ты ведь ее исполнишь?
  
  - Да! Винки все сделает! - домовичка усиленно закивала головой.
  
  - Ты ведь выполняешь различные работы в замке, так? Можешь узнать, где Аластор Грюм держит... один пергамент. Он периодически в него заглядывает.
  
  - Винки может узнать! - обрадовалась она.
  
  - Только смотри, чтобы он тебя не заметил. Как узнаешь - сообщи мне.
  
  - Винки все сделает!
  
  - Хорошо, ступай.
  
  Через два дня, когда я после утренней тренировки переодевалась, Хелен была в душе, а Мэри и Эллис уже ушли, передо мной с негромким хлопком появилась Винки.
  
  - Будущая хозяйка, Винки выполнила приказ.
  
  - Лучше зови меня Айрли или Ли. Рассказывай, пока Хелен не вернулась, - отдала распоряжение я, присаживаясь на кровать.
  
  - Винки нашла нужный пергамент. Аластор Грюм почти всегда носит пергамент с собой. Аластор Грюм иногда оставлять пергамент в кабинете.
  
  Мне нужно посмотреть по карте здесь ли Крауч. Что-то мне подсказывало, что Карта - это ключ, она поможет разобраться во всем. Да, возможно, это неоправданно и глупо, но у меня уже голова пухнет гадать.
  
  - Отлично, Винки. Ты сможешь на некоторое время... позаимствовать у него пергамент. Понимаешь, этот пергамент не его. И если он будет тебя спрашивать, ты не должна говорить ему, что взяла пергамент. Никто не должен знать, иначе у меня могут быть неприятности. Ты ведь не хочешь этого?
  
  - Нет, мисс Айрли, Винки не хочет причинить вам неприятности. Винки послушный домашний эльф. Винки сделает то, что прикажет мисс Айрли.
  
  - Ступай.
  
  Спустя пять дней на обед в Большой зал зашел Грюм. Я бы выразилась точнее - влетел. Он не рвал и метал молнии, но походка его была напряженной, нормальный глаз смотрел настороженно, а ненормальный крутился во все стороны, изучая всех учеников. По этому, если не случилось еще чего, я поняла, что карта у Винки. Я намеренно не спеша ела обед, придушивая внутри нетерпение и не позволяя ему показаться.
  
  Закончив, я пошла с Хелен по направлению к совятне - она хотела сегодня отправить письмо домой. По дороге я 'вспомнила', что кое-что забыла. Найдя пустующий класс, уже по привычке бросила на дверь запирающие чары и полог тишины.
  
  - Винки, - позвала я.
  
  Я почувствовала магию и раздался негромкий хлопок.
  
  - Винки пришла. Винки выполнила приказ мисс Айрли! - большие глаза домовички сияли, а в руках лежал заветный пергамент.
  
  - Молодец, хвалю, Винки. Ты - замечательный эльф! - радости моей не было предела. Думаю, я сияю так же, как и Винки. Я бережно приняла этот пергамент из рук домовички. Я не говорила? Я обожаю домовиков! Конечно, против них и их магии есть защита, но кто только додумается в это время от них защищаться? - Винки, ты помнишь? Никому ни слова.
  
  - Винки все помнит. Мисс Айрли может звать Винки, если мисс Айрли еще что-то понадобится. Винки все сделает!
  
  - Обязательно, Винки! Я буду звать тебя. Летом, как только я окажусь дома и все приготовлю, я тебя позову и ты станешь домовиком семьи Лонгботтомов.
  
  Домовичка рассыпалась в благодарностях и, откланявшись, ушла.
  
  Я не могу в это поверить! В моих руках такая ценность! Мне бы делать такие чары. Чуть ли не с благоговением я раскрыла пергамент. Я направила палочку на пергамент. Как там было?
  
  - Эээ... Обещаю, что сделаю шалость? - пергамент не изменился. - Хмм. Официально клянусь, что буду творить шалости. Как-то по-другому?
  
  Сделав жест для улучшения мозговой деятельности, в смысле - почесав затылок, я принялась вспоминать, что нужно говорить.
  
  'Этого еще не хватало! Спереть у Грюма (!) Карту Мародеров и забыть, как ее открыть!'
  
  - Ага! Торжественно клянусь, что замышляю шалость и только шалость!
  
  От кончика палочки одна за другой стали появляться тоненькие чернильные линии. Линии соединялись, пересекались, расползались как паутина по краям пергамента, и скоро наверху распустились, как цветы, выведенные зелеными чернилами слова:
  
  'Господа Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост!
  
  Поставщики вспомогательных средств для волшебников-шалунов с гордостью представляют свое новейшее изобретение - КАРТУ МАРОДЕРОВ'.
  
  У меня вырвался восхищенный возглас - на Карте была изображена немаленькая территория замка и окрестностей. Я пригляделась. Еще и потайные ходы! По всему замку двигалось множество точек, и все они были подписаны.
  
  Студенты двигались кто где - до урока еще было время. Вот Хелен в совятне. Мэри и Эллис в Большом зале. Нев, Поттер и ко в коридоре у класса Трансфигурации. У Трэйси сейчас урок Хагрида... Взгляд выхватывал знакомые имена и на краю сознания я отмечала кто где... Пока взгляд не зацепился за точку 'Бартемиус Крауч'. Третий этаж. Кажется, этот кабинет пуст. Точка не двигалась.
  
  Так это все-таки Крауч напал на Крама, но зачем? Или его там держат связанным? Ведь точка неподвижна.
  
  Во мне проснулся исследовательский интерес. Но чувство самосохранения останавливало немедленно рванутся туда. Кому-то сказать? Я представила, как подхожу к МакГонагалл и говорю, что Крауч сидит в пустом кабинете на третьем этаже. 'А откуда это ты узнала? Ах, мимо проходила? Странно. А он был связан, когда мы пришли и в кабинет никто не мог зайти из-за наложенных чар' или 'А ты не думала, что директор знает, что у него в кабинетах?'. Сказать, допустим, Хелен: 'Не верю, чтобы ты просто мимо проходила. Колись'.
  
  Мне показалось или точка немного сдвинулась? Нет, точно двигалась! Значит, он может уйти оттуда. Если я хочу ответов - действовать нужно быстро. Я вышла и направилась на третий этаж. Нашла пустой класс неподалеку и села прямо на пол.
  
  - Шерлок, иди-ка сюда, - я достала хорька из капюшона и посмотрела ему в глаза.
  
  Через пару минут Шерлок уже вел меня к нужному кабинету. Сердце бешено стучало. Студенты в большинстве своем не смотрели под ноги, но и мы передвигались перебежками. До начала урока времени мало. Наконец мы остановились перед нужной дверью - никаких чар. Странно. Шерлок осторожно протиснул мордочку в щель.
  
  Класс был пуст. Только один человек стоял лицом к окну. Этого человека я ни с кем не спутаю. Это что же? Он уже был тут и забрал Крауча? Ничего не понимаю. Нужно посмотреть на карту. Неожиданно прозвенел звонок. Я приказала Шерлоку возвращаться, а сама вернулась назад. Повторила процедуру проявления карты. Грюма уже в кабинете не было, Крауч шел по коридору.
  
  - Шалость удалась.
  
  Карта стала обычным пергаментом, а я решила идти к МакГонагалл - пусть она разбирается. На пороге меня остановил знакомый голос:
  
  - Петрификус Тоталус! Мобиликорпус!
  
  Невидимая сила прижала мои руки и ноги, заставив стать по стойке смирно, я почувствовала, как падаю, но в падении другая сила поднимает меня над землей. Мы вернулись в класс. Грюм взял мою упавшую на пол сумку. Вытрусил все на пол. На его лице отразилось ликование, изуродованный рот исказила улыбка, когда он увидел Карту.
  
  - Значит, ты... - он наставил на меня палочку. - Империо!
  Глава 23
  
  POV Гарри Поттер
  
  Мне не нужно было готовиться к экзаменам, а предстояло пройти лабиринт на стадионе для квиддича. На этот раз я чувствовал себя гораздо увереннее, ведь я уже проходил полосу препятствий на первом курсе и в отличии от предыдущих испытаний, сейчас я мог бы сказать, что готов к нему.
  
  Предполагалось, что Рон с Гермионой готовятся к экзаменам, которые окончатся в первый день третьего тура состязаний. Но у них почти всё время уходило на меня - мне, по их мнению, предстояло куда более важное дело.
  
  Друзья беспокоились обо мне. И было из-за чего, ведь в последнее время столько всего случилось! Сириус переехал в Хогсмид, чтобы быть ближе ко мне. Он чуть ли не каждый день присылал сову, в каждом письме писал, чтобы я был осторожен... Теперь я могу сказать, что у меня появился близкий и родной человек. А на летних каникулах я поеду к нему. От этой мысли в груди разливалось тепло...
  
  Он так быстро ворвался в мою жизнь! Было очень непривычно думать, что есть кто-то, кто ждет, когда ты приедешь на летние каникулы. Не то чтобы таких людей совсем не было - семейство Уизли относилось ко мне более чем радушно, а Рон стал моим лучшим другом.
  
  Я посмотрел на своего лучшего друга - он самозабвенно поедал куриную ножку в соусе. Гермиона забросила это гиблое дело - привить ему какие-то правила поведения за столом. Мне же было это безразлично - я уже привык к манерам за столом Вернона и Дадли Дурслей.
  
  Даже если мне придется возвратиться в дом Дурслей, я теперь не один. Сириус пообещал, что всегда придет на помощь.
  
  Мой взгляд переместился на девчонку - Айрли Лонгботтом. Сириус потребовал, чтобы я поговорил с ней, и чтобы она поклялась, что не причинит нам вреда. Я ее мало знаю, но я не верю, что она хочет мне как-то насолить. Она предлагала мне помощь, но я отказался. Сириус же сказал, что это для моей безопасности. Я не знал, что в магическом мире клятвы настолько серьезны. Рон сразу согласился с Сириусом - после испытания с драконами он всем чем мог хотел показать, что он мой друг. Это было лучше любых слов. Гермиона, как и я выросла в обычном мире и только читала про клятвы. Но видимо не до конца поняла, что они значат, а когда поняла - остановила нас и пояснила нам. Раньше они с Роном тоже частенько ругались или наоборот не разговаривали друг с другом. А страдаю от этого всегда я.
  
  Я тяжко вздохнул. И почему я почувствовал себя виноватым? Она ко мне так хорошо относилась, а я взамен что? Как я мог, живя четыре года в одной комнате не поинтересоваться, почему Невилл живет с бабушкой? Узнал только тогда, когда заглянул в Омут памяти директора.
  
  Даже сейчас, рядом со своими однокурсниками, она выглядит лет на десять. Последнее время она какая-то бледная. Наверное, приболела. И странная. Я имею в виду больше, чем обычно. Невилл за нее переживает. Я часто вижу его рядом.
  
  Я хотел поговорить с ней и извиниться, но боялся, что опять все испортится. Таки решился. И разговор прошел очень даже мирно - она и правда изменилась. Не такая вспыльчивая, что ли? Или это из-за того, что мы с Гермионой уговорили Рона? Я рад, что мы помирились.
  
  - Что, тоже не спится? - подошла она ко мне однажды вечером в выходной. Уже поздно и Рон с Гермионой пошли спать. А меня в сон даже не начинало клонить - вот и сижу в гостиной - читаю.
  
  - Ага.
  
  - Как насчет небольшой ночной прогулки?
  
  - А как же дежурные преподаватели?
  
  - Кому ты это говоришь? - засмеялась она. - Возьмем твою чудо-мантию. Ты прогуливаешься по замку с девушкой ночью. Что может быть романтичней?
  
  Вроде бы и шутит, а вроде бы и серьезна - ее не поймешь.
  
  - Да брось! - улыбнулся я в ответ. - Просто так нарываться на неприятности?
  
  - Ага. К тому же свежий воздух должен помочь заснуть.
  
  Я задумался. И Сириус, и друзья всячески предостерегали меня от непродуманных поступков. Но я же буду в пределах замка, под защитой Дамблдора. Что может случиться? Разве что нас поймают преподаватели. Но как под мантией-невидимкой?
  
  - Погоди. Я поднимусь, возьму мантию.
  
  Я быстро поднялся наверх, стараясь не разбудить никого, и вернулся назад. Мы оба запросто укрылись мантией. Полная Дама на портрете мирно посапывала. Придется будить ее, когда вернемся. На пороге Ли застыла на минуту. Ее лицо стало отстраненным, что я забеспокоился:
  
  - Все нормально?
  
  - Да, конечно. Пошли скорей. А то кто-нибудь нас точно заметит.
  
  - Куда пойдем?
  
  - Куда глаза глядят, - засмеялась в ответ она.
  
  Мы не спеша двинулись по пустым коридорам. Ли придвинулась поближе ко мне, чтобы не было заметно выступающих из-под мантии частей тела. Наверное, и правда романтично. А если бы на ее месте была Чжоу? Взял бы я ее под руку и так и пошли бы вдвоем, прогуливаясь под мантией-невидимкой... Но она с Седриком.
  
  Молчание мне показалось неловким, и я поспешил завести разговор.
  
  - Так тихо. Совсем не как днем. Тебе нравится?
  
  - Да. Тихо и спокойно.
  
  - Эм... А за кого ты будешь болеть на третьем испытании?
  
  - За Хогвартс, конечно.
  
  - За меня?
  
  - И за тебя, и за Диггори. И Крам хорош. И Делакур умелая. Интересно будет. Говорят, там будет лабиринт?
  
  - Да, нам уже показывали его. На квиддичном поле растет живая изгородь. Из нее и будет лабиринт. В него запустят чудовищ и всякие испытания, а мы должны пройти его.
  
  - Вот как... Тогда удачи тебе. Надеюсь, тебе не откусят голову в лабиринте.
  
  - Эй.
  
  - Что? Это хорошее пожелание.
  
  Н-да. Вот всегда она такая.
  
  - Ли, ты в предыдущих испытаниях... ну... предлагала мне помощь...
  
  - Ты просишь меня помочь? - удивленно спросила девочка.
  
  - Да. Было бы неплохо.
  
  - Окей.
  
  - Кстати, у тебя же был хорек. Ты всегда его с собой носила.
  
  - А, да. Бегает где-то по лесу, охотится.
  
  - А почему мы вниз спускаемся? Может лучше тогда на астрономическую башню? Там воздух свежий.
  
  - Послушай, Гарри, - она остановилась. - На самом деле я хотела сказать тебе кое-что важное. Мы должны пойти к Блэку. Я знаю, что предатель в замке.
  
  - Что? - ошалело переспросил я. Ничего не понял. - Зачем нам идти к Сириусу? Кто предатель? Мы должны немедленно сообщить директору.
  
  - Я не знаю, но знаю, что их несколько. Никому в замке доверять нельзя. Мы просто не успеем дойти к кабинету директора или вернуться назад. Поверь мне - я не желаю тебе зла. Тебе опасно здесь оставаться, как и мне, поэтому мы должны идти к Блэку.
  
  Она говорила серьезно, в этом я ни на мгновение не усомнился. Внезапно она побледнела и зашаталась. Мне пришлось подхватить ее за руку, чтобы она не упала.
  
  - Ты в порядке? Что происходит?
  
  - Мы можем пройти через лаз в 'Сладкое королевство'. Да, я знаю про него. Поспеши, Гарри!
  
  - Но как же? Что с тобой?
  
  - Я могу идти. Скорей.
  
  Не знаю, что происходит и кто предатель, но мне нет смысла ей не доверять, если это правда - надо спешить. Разобраться со всем можно и потом.
  
  Мы пошли к статуе одноглазой ведьмы. Я снял мантию и спрятал во внутренний карман. Ли и вправду нормально шла сама, но у лаза ей вновь стало плохо. Мы забрались внутрь и начали было двигаться вперед, как Ли закричала:
  
  - Нет, Гарри! Беги назад! - она выхватила палочку... И отскочила в сторону уворачиваясь от прилетевшего неизвестно откуда заклинания. Я еще даже не успел осознать, что произошло, как в следующее мгновение утонул во тьме.
  
  POV Айрли Лонгботтом
  
  Чертов Крауч! Черт бы его побрал!
  
  Я ругала всеми возможными словами Крауча под личиной Грюма (зачем ему это только понадобилось?!), свою собственную слабость и невозможность противиться заклинанию подчинения (ведь столько занималась окклюменцией и хоть бы хны! Не обойдешь!), собственную глупость и невезучесть, и идиота-Поттера, который вдруг решил сначала наладить со мной отношения, а потом и довериться. Империус давит на мозги, требует и уговаривает, а я все сопротивляюсь. С самого начала, но невидимый блок преодолеть не могу. Крауч приказал привести Поттера сюда, все расписал в подробностях. Подлил в еду Гарри зелье, я отвожу Поттера к лазу, он проводит нас мимо всех неприятностей со своим чудо-глазом. Империус затуманивало разум, что я даже не понимала, что делаю.
  
  Нет, с самого начала, он наложил Империус. Устроил допрос. Потом, видимо, через время заметил, что я сопротивляюсь. Не так уж давно это было, кажется... А я все думала, чего сразу не Обливиэйт? Стер бы память и о его секрете никто бы не узнал. А теперь все поняла.
  
  Теперь я уперлась словно бык рогами. Что баран - фиг с два я приведу туда Гарри! Блок сопротивлялся, шатался, уговаривал, причинял боль, но я сопротивлялась! Крауч, где-то держит Шерлока! Я его заберу! Он не посмеет его убить! Вот третий этаж. Нет, не пойду... Вот вход... наверное это Крауч расставил тогда сигналки... Нет, не пойду! Костьми лягу, но никому не позволю мной так запросто командовать! Чтобы я привела его... не знаю куда?! Я с силой прикусила губу, до крови. Теплая кровь потекла по подбородку, но отрезвила, помогла сбросить оковы!
  
  - Нет, Гарри! Беги назад! - вытаскиваю палочку. Чувствую магию и на одних ощущениях сдвигаюсь в сторону. Вовремя! Черт! Не успеваю! В Поттера летит оглушающее заклятие. Но я почувствовала, откуда оно прилетело - там Крауч под плащом-невидимкой.
  
  - Ступефай!
  
  Крауч переместился в сторону, а плащ приоткрыл ногу.
  
  - Ступефай!
  
  Он выставил щит и скинул плащ окончательно - теперь он ему только мешает. В меня летит незнакомое невербальное заклинание, на всякий пожарный уворачиваюсь. Чувствую, еще одно! Успеваю притормозить и припасть к земле. Еще одно! Не успеваю. Палочка вылетает из плотно сжатых пальцев, а тело окутывают веревки.
  
  Через секунду веревки оплели и Поттера. Крауч транспортирует меня Мобиликорпусом, а Поттера закинул на плечо левой рукой, крякнув как старик.
  
  Веревки оплели руки, ноги, что не пошевелиться, даже слово не скажешь, только мычишь ругательствами. Крауч двигался довольно бодро и быстро и вскоре я почувствовала, как закончилась защита Хогвартса - мы вышли за ее пределы.
  
  Лже-Грюм опустил меня на землю, а сам, аппарировал с негромким хлопком вместе с Поттером.
  
  Вот те раз! А ты что думала? Вот теперь лежи тут, на земле, пока не околеешь или пока тебя не найдут. До утра, по крайней мере, точно долежишь. Я закрутилась, завертелась, пытаясь выскользнуть из веревок. Моя палочка, как и палочка Гарри, осталась у Крауча. Самые простые заклинания у меня уже получаются невербально, но без палочки, да еще и развязать веревки... И нигде ни одного острого камешка! А стены ровные и гладкие!
  
  Я почувствовала магию, раздался негромкий хлопок и я имела честь лицезреть уродливую физиономию Грюма. Он улыбался. Неприятно так улыбался, словно ликующе. Он закинул меня на плечо, так же как и Поттера и аппарировал.
  
  Меня сдавило, сжало со всех сторон, всюду замелькали размытые картины. Вот, какая она - аппарация. Создается вот такой туннель и несколько сот километров превращаются в пару шагов. С Августой я уже аппарировала, поэтому перенесла это нормально.
  
  И где это я? Тёмное густо заросшее кладбище, покосившиеся надгробия, справа за огромным тисом чернеет силуэт небольшой церкви. Слева - холм, на склоне которого старый красивый особняк. Я думала, мы направимся туда, но нет. Крауч пошел куда-то в сторону. Мы обогнули несколько надгробий. Я увидела привязанного к одному из надгробий Гарри, прежде чем меня опустили на землю рядом с ним. Он был уже в сознании. Но во рту у него был кляп, и обменяться репликами не было возможности. Хотя его взгляд был красноречивей всех слов - 'Ты заодно с ними!'
  
  - Молодец, - сказал Крауч мне, - поборола Империус, да только поздно.
  
  Насмехаться изволите, сударь?! Злость потеснила страх.
  
  - Вам повезло. Сегодня вы станете свидетелям величайшего события!
  
  Глаза его горели фанатичным огнем, что я всерьез засомневалась переживем ли мы это событие.
  
  - Ммм... - выразила, таким образом, свое сомнение. Он засмеялся.
  
  - Ты, наверное, хочешь узнать, что за событие? Этот день станет днем возвращения Темного Лорда - сильнейшего мага века!
  
  Это известие меня не на шутку обеспокоило. Мне совсем не хотелось стать кровавой жертвой на алтаре для возвращения Волдеморта. Во мне совсем мало крови! Я огляделась вокруг, насколько это было возможно. Нигде не было ничего похожего на алтарь. Только куча тряпок на земле. Эээ? Она шевелилась!
  
  Раздался шорох - что-то скользящее двигалось по земле. Я застыла в страхе - это оказалась огромная змея. Послышались звуки, будто кто-то тащит что-то тяжелое. Вот в поле зрения появился человек в черной мантии с накинутым на голову капюшоном. Он волочил каменный котёл, в котором слышался плеск воды. Котёл огромный, в нём бы уместился крупный мужчина. Мне это нравится все меньше и меньше, еще и самое начало было ниже плинтуса.
  
  Куча свернутых тряпок, лежащих на земле, зашевелилась сильнее. Лже-Грюм поспешил к ней и взял на руки.
  
  - Нет, Барти, - раздался холодный приказывающий голос, я была уверена, что он раздался из свертка. - Это должен сделать Хвост.
  
  - Но, господин, я тоже могу это сделать! Я (!) ваш верный слуга!
  
  - Я сказал, это сделает Хвост! - заявил некто тоном не терпящим возражений.
  
  - Да, милорд, - Крауч склонил голову перед свертком.
  
  Зачем это Краучу? Он ведь всегда был против идей Лорда. Разве что его сын... Но он ведь умер! Или нет?
  
  Хвост зажег пламя под котлом. Я вздрогнула услышав шуршание по траве. Я уже и забыла про змею, а теперь она уползала прочь.
  
  - Скорее! - опять раздался голос.
  
  Жидкость в котле нагрелась быстро. Не прошло и пяти минут, как она уже кипела вовсю, бросая вверх пунцовые искры, словно тоже воспламенилась. Пар становился всё гуще, и скоро фигура у костра превратилась в расплывчатое пятно. Шея уже затекла, постоянно смотреть, подняв голову, ведь я лежала на животе. Но опустить голову я себе не давала. Мне бы только палочку! И я использую любой шанс, чтобы свалить отсюда!
  
  Кипящая поверхность жидкости вся превратилась в искры и сверкала.
  
  - Всё готово, хозяин.
  
  - Пора... - изрёк ледяной голос.
  
  Крауч развернул сверток и... Ну и гадость! Отвратительно уродливое существо. Лже-Грюм поднял свою ношу над котлом и опустил существо в котёл, оно с шипением исчезло. Я услышала мягкий звук удара существа о дно котла.
  
  Крауч отошел в нашу с Гарри сторону, а Хвост заговорил. Голос его дрожал, выдавая панический страх. Он поднял палочку, закрыл глаза и с трудом произнёс:
  
  - Кость отца, отданная без согласия, возроди своего сына!
  
  Под Гарри, из-под земли, выпорхнула кучка праха и полетела в котел, словно в пылесос ее затянули.
  
  Сверкающая поверхность, зашипев, лопнула, искры разметало по сторонам, и жидкость в котле стала ядовито-голубой.
  
  Поскуливая от ужаса, Хвост вытащил из-под плаща длинный тонкий серебряный кинжал и снова заговорил, на сей раз каждое слово сопровождая истеричным всхлипом:
  
  - П-плоть... слуги... отданная д-добровольно... оживи... своего... хозяина!
  
  Вытянул перед собой правую руку, ту, на которой нет пальца, крепко сжал кинжал в левой и полоснул кинжалом по руке. Кровь брызнула в стороны и раздался безумный вопль, пронзивший сердце, что меня невольно замутило. Обрубок упал на землю, Хвост тяжело задышал, и тут же обрубок полетел в зелье. Я скосила глаза в сторону Крауча - он ловил взглядом каждое действие Хвоста и малейшие изменения в котле, ни на что вокруг не обращая внимания.
  
  Всхлипывая и скуля от боли, Хвост подошел к Поттеру.
  
  - К-кровь недруга... взятая насильно... воскреси... своего врага!
  
  Легко полоснув по руке Гарри, он набрал крови в пузырек и вылил в котел. Зелье стало ослепительно белым. Покончив с приготовлением зелья, Хвост без сил упал на колени и тут же кулём повалился на землю. Он лежал, скорчившись, баюкая кровавый обрубок, и тихо постанывал.
  
  - Ничтожество, - процедил лже-Грюм, презрительно рассматривая Хвоста.
  
  Тут же его внимание переключилось на котел. Он кипел, сверкающие искры летели во все стороны, ослепляя. Я почувствовала, как забушевала магия, ее сотни оттенков и разновидностей, все они собрались воедино и творили что-то понятное только им.
  
  Но искры погасли, из котла взметнулся столб белого пара. Он становился всё гуще, затапливая все вокруг и уменьшая видимость.
  
  Вот уже в облаке пара, идущего из котла, начали возникать очертания высокого, худого, как скелет, человека. Кожа его была белой и, кажется, настолько тонкой, что просвечивали вены. Я широко распахнула глаза, вот ты какой - Темный Лорд.
  
  - Одень меня, - произнёс он пронзившим сердце голосом.
  
  Крауч немедленно поднял с земли чёрный плащ с капюшоном и накинул его на голову и плечи хозяина. Его выражение лица я расшифровала, как благоговение, будто святого увидел.
  
  Живой скелет ступил из котла на землю, не сводя глаз с Гарри. А Гарри смотрел на него. Встреча старых врагов состоялась. И сомневаюсь, что теперь мы с Поттером уйдем отсюда живыми, если вообще уйдем.
  Глава 24
  
  Тихо стрекотал сверчок, на кладбище дул легкий ветерок... Ну почему?! Почему у всех из-за дурости отнимают очки с факультета или оставляют на отработку, а я попала на шабаш к Темному Лорду?! Расслабилась, распустилась называется! Везет, как утопленнику!
  
  Волдеморт отвёл взгляд от Гарри и принялся осматривать и ощупывать собственное тело. Красные глаза, зрачки которых, подобно кошачьим, превратились в щёлочки, горели в темноте. Охваченный восторгом, он вытянул вперёд руки и начал сгибать и разгибать пальцы, не обращая ни малейшего внимания ни на окровавленного, лежащего на земле Хвоста, ни на огромную змею, которая снова приползла и обвилась вокруг памятника с привязанным к нему Поттером, ни на лже-Грюма упавшего перед ним на колени. Волдеморт запустил одну из своих неестественно длинных рук в карман мантии и вытащил оттуда волшебную палочку. Он нежно погладил её, а потом поднял и направил на Хвоста. Тот в мгновение ока взлетел в воздух и рухнул к подножию памятника, к которому был привязан Гарри. Я вздрогнула, когда он ударился о мрамор. Всхлипы и стоны стали громче. Волдеморт посмотрел на Гарри, на меня, на Крауча и засмеялся пронзительным, ледяным смехом. Ну да, я бы тоже так радовалась, внезапно превратившись из маленького уродца в нечто похожее на человека.
  
  Хвост обернул свой обрубок мантией, и теперь она блестела от пропитавшей её крови.
  
  - Встань, Барти. Долго еще будет держаться этот маскарад?
  
  Лже-Грюм поднялся и ответил:
  
  - Еще пару минут, мой Лорд.
  
  - Милорд... - задыхаясь, простонал Хвост, - милорд... вы обещали... вы же обещали...
  
  Волдеморт не обратил на него ни капли внимания.
  
  - Какая интересная вещь судьба... - он сделал в нашу с Гарри сторону пару шагов. - Наследники двух семей... здесь, передо мной, в день моего возрождения... Хороший подарок, Барти. Ты славно для меня потрудился. Лорд Волдеморт не забудет этого... - его красные глаза, кажется, смотрели прямо в душу, читая, словно открытую книгу. Некстати вспомнился пронзительный взгляд Снейпа. Если и здесь легилименция...
  
  Интересно, он всегда говорит о себе в третьем лице?
  
  - Благодарю, милорд.
  
  Меня скоро начнет тошнить от выражения физиономии лже-Грюма. Ах, несу всякую ересь, когда нервничаю.
  
  Блин, смотрит прямо в упор. И взгляд отвести не получится. Только маленький шанс и, во что бы то ни стало, я им воспользуюсь!
  
  - Милорд, прошу вас... - начал Крауч.
  
  - Я помню твою просьбу, Барти, - сказал как отрезал Волдеморт. - Я не буду убивать ее.
  
  Босоножки Дамблдора! Я что-то сейчас не поняла! Это я еще не получила Аваду в лоб, потому что за меня просил Крауч?! Какого хрена? Зачем? Мне что-то это совсем не нравится...
  
  Кожа лже-Грюма запенилась, пошла ходуном, меняя черты его лица. Тело конвульсивно задергалось - должно быть так выглядит прекращение действия Оборотного зелья. Перед нами предстал молодой юноша.
  
  Я видела его лицо раньше. И от осознания, кто передо мной, прошла паника и безысходность. Вместо них по хребту будто ледяной змей прополз, оставляя за собой холодную без эмоциональную расчетливость. Только снимите веревки и дайте в руки палочку...
  
  - Отлично, - небрежно сказал Волдеморт. - Протяни руку.
  
  Барти Крауч-младший протянул левую руку и одним движением задрал рукав, открыв взгляду какой-то знак на коже, похожий на красную татуировку - череп с вылезающей изо рта змеей.
  
  Волдеморт наклонился над своим слугой и внимательно осмотрел татуировку.
  
  - Она снова здесь, - тихо произнёс он, - они снова её заметят... теперь мы посмотрим... теперь мы узнаем...
  
  И он прижал свой длинный указательный палец к татуировке. С выражением лица означающем довольство Волдеморт выпрямился и огляделся вокруг.
  
  - Сколько же их соберётся с силами и явится сюда, когда они почувствуют это? - прошептал он, запрокидывая голову и всматриваясь в звёзды. - И сколько окажется глупцов, которые решат держаться подальше отсюда?
  
  Он стал расхаживать взад-вперёд, то и дело окидывая взглядом кладбище. Через минуту-другую он снова посмотрел на Гарри, остановился, и жестокая улыбка исказила его змееподобное лицо.
  
  - Ты, Гарри Поттер, стоишь на останках моего покойного отца, - тихо прошипел он. - Он был маглом и дураком... как и твоя дорогая мамочка. Но они оба пригодились нам, не правда ли? Твоя мать погибла, защищая тебя... а я сам убил своего отца, и посмотри, как он мне помог, уже будучи покойником...
  
  Волдеморт снова расхохотался и принялся мерить шагами кладбище, а змея скользила за ним в траве. Пока Волдеморт разглагольствовал, я судорожно пыталась что-то придумать.
  
  - Но я поклялся найти его... я отомстил ему, этому дураку, который дал мне своё имя... Том Реддл...
  
  Он не останавливался ни на минуту, переводя взгляд с одной могилы на другую.
  
  - Послушать только, как я тут рассказываю историю моей семьи... - тихо заметил Волдеморт. - Похоже, я становлюсь сентиментальным... Смотри, Гарри! Вот возвращается моя настоящая семья...
  
  Ночную тишину нарушил шорох развевающихся мантий. Среди могил, под огромным тисом, везде, где была тень, возникали фигуры волшебников. Все они были в масках, на головах у них были капюшоны. Один за другим они двигались сюда... медленно, осторожно, как будто не веря своим глазам.
  
  Самое время Волдеморту сказать: 'Ну, здравствуй, моя личная гвардия!'. Но он молча стоял посреди кладбища и глядел на них. Один из Пожирателей Смерти упал на колени подполз к нему и поцеловал подол его чёрной мантии.
  
  - Хозяин... хозяин... - пробормотал он. Остальные Пожиратели Смерти сделали то же самое. Один за другим они подползали на коленях к Волдеморту и целовали его мантию прежде, чем подняться и отойти в сторону.
  
  Это же как надо было запугать своих последователей, чтобы они так приветствовали своего предводителя? Хотя правильней, наверное, сказать хозяина. Мало-помалу они образовали круг, внутри которого находились Волдеморт, Крауч, Хвост и мы с Гарри. В этом кругу были прогалины, как будто они оставили место для кого-то ещё. Остальные бросали на Крауча удивленные взгляды. Он же вроде бы должен быть мертвым.
  
  Темный Лорд внимательно оглядел скрытые капюшонами лица и, хотя никакого ветра не было, по кругу пробежал тихий шорох, как будто все стоящие в нём вздрогнули. Сейчас будет наказание нерадивых последователей...
  
  - Добро пожаловать, Пожиратели Смерти, - тихо сказал Волдеморт. - Тринадцать лет... прошло тринадцать лет со дня нашей последней встречи. И всё же вы ответили на мой зов, будто это было вчера... значит, нас всех по-прежнему объединяет Чёрная метка? Или нет?
  
  Он снова запрокинул к небу своё ужасное лицо и с шумом втянул воздух. Его щёлочки-ноздри раздулись.
  
  - Я чую вину, - произнёс он. - Воздух насквозь провонял виной.
  
  Стоящие в кругу снова вздрогнули: каждый как будто пытался и не смел сделать шаг назад.
  
  - Я вижу, вы живы и здоровы, силы ваши не иссякли - вы так быстро прибыли! - и я спрашиваю себя... а почему этот отряд волшебников так и не пришёл на помощь своему хозяину, которому они клялись в вечной верности?
  
  Никто не произнёс ни слова. Никто не шевельнулся, если не считать Хвоста, который лежал на земле, всхлипывая и баюкая свой кровоточащий обрубок.
  
  - И я отвечаю, - продолжил Волдеморт свистящим шёпотом, - они, должно быть, поверили, что я повержен, что я погиб. Они снова вернулись в стан моих врагов, и клялись в своей невиновности, в том, что они ничего не знали, что были околдованы... И я спрашиваю себя: как они могли поверить, что я не восстану вновь? Те, кто знал, как я защитил себя от смерти? Те, кто своими глазами видели доказательства моей безмерной силы, когда я был самым могущественным из всех теперешних волшебников? И я отвечаю: может, они поверили, что существует ещё более могучая сила, которая может уничтожить даже Лорда Волдеморт... может, они теперь клянутся в верности другому... может, этому защитнику грязнокровок и маглов Альбусу Дамблдору?
  
  При упоминании имени Дамблдора стоящие в кругу зашевелились, послышалось бормотание, кое-кто покачал головой.
  
  Волдеморт не обратил на них внимания.
  
  - Я разочарован... признаюсь, я весьма разочарован...
  
  Один из Пожирателей Смерти неожиданно бросился вперёд и рухнул к ногам Волдеморта. Тело его сотрясала дрожь.
  
  - Хозяин! - крикнул он. - Хозяин, простите меня! Простите нас всех!
  
  Волдеморт с хохотом поднял палочку и произнёс:
  
  - Круцио!
  
  Пожиратель Смерти начал извиваться и кричать от боли. Лицо Крауча исказила гримаса торжества и восторга. Аж противно стало...
  
  Волдеморт снова поднял палочку. Измученный Пожиратель Смерти перестал корчиться и лежал на спине, тяжело дыша.
  
  - Встань, Эйвери, - тихо сказал Волдеморт. - Встань. Ты просил прощения? Я не прощаю. И я ничего не забываю. Тринадцать долгих лет... Тринадцать лет верной службы - и тогда, может быть, я вас прощу... А вот Хвост уже оплатил часть своего долга, правда, Хвост?
  
  Он бросил взгляд на Хвоста, который продолжал всхлипывать.
  
  - Ты вернулся ко мне не доказать свою верность. Ты вернулся, потому что испугался своих старых друзей. Ты заслужил эту боль, Хвост. И ты знаешь это, правда?
  
  - Да, хозяин, - простонал Хвост. - Пожалуйста, хозяин... умоляю...
  
  - И всё же ты помог мне снова обрести тело, - холодно продолжал Волдеморт, глядя как всхлипывает лежащий на земле Хвост. - Каким бы бесполезным предателем ты ни был, ты всё же помог мне... а Лорд Волдеморт награждает тех, кто ему помогает...
  
  Волдеморт снова поднял палочку и взмахнул ею. В воздухе остался след, похожий на расплавленную полосу серебра. Через мгновение бесформенная полоса превратилась в сверкающую копию человеческой кисти.
  
  Всхлипывание мгновенно прекратилось. Тяжело дыша, Хвост поднял голову и, не веря своим глазам, смотрел на серебряную кисть, так безупречно соединённую с его собственной рукой, что, казалось, он надел ослепительно сияющую перчатку. Он согнул и разогнул серебряные пальцы, а потом, дрожа, поднял с земли какой-то прутик и растёр его в порошок.
  
  - Милорд, - прошептал он. - Хозяин... она прекрасна... спасибо... спасибо...
  
  Он на коленях подполз к Волдеморту и поцеловал край его мантии.
  
  - И пусть твоя верность будет неколебима, Хвост, - сказал Волдеморт.
  
  - Конечно, милорд... навсегда, милорд...
  
  Хвост поднялся и занял своё место в кругу. Он не сводил глаз со своей новой руки, а лицо его блестело от слёз.
  
  Волдеморт пошёл по кругу. Мимо некоторых Пожирателей Смерти он проходил молча, перед другими останавливался и говорил с ними. Некоторых еще и Круциатусом наградил.
  
  - Барти... - Крауч раболепно упал на колени. - Он остался верен мне, как и те, кто сидит сейчас в Азкабане. Он самый верный мой слуга, который снова служит мне верой и правдой. Ты мне славно послужил, Барти, и ты будешь вознагражден, как не смел и мечтать. Встань в круг, мой преданный слуга. Именно благодаря тебе сюда прибыл наш юный друг...
  
  Крауч выполнил указание. Вот оно - представление! И этого по головке погладил, и этих наказал, а того вроде и наказал, и наградил.
  
  - Да, - безгубый рот Волдеморта искривился в усмешке, и все стоящие в кругу перевели взгляд на Гарри. - Гарри Поттер любезно присоединился к нам, чтобы отпраздновать моё возрождение. Осмелюсь даже назвать его моим почётным гостем.
  
  Повисла тишина. Пожиратель справа от Хвоста сделал шаг вперёд и из-под маски донёсся голос Люциуса Малфоя.
  
  - Хозяин, мы жаждем узнать... умоляем вас рассказать нам... как вы добились этого... этого чуда... как вам удалось вернуться к нам...
  
  А Волдеморт любит разглагольствовать! Я слушала его рассказ - такое вряд ли еще где-то услышишь, особенно в свете последних событий... На меня пока не обращали внимание, чему я была очень рада. Очень напряг Круциатус, брошенный на Поттера. Быстро и неожиданно.
  
  - Я дам ему шанс. Он сможет сражаться, и у вас не останется ни малейшего сомнения, кто из нас двоих сильнее. Отвяжи его, Барти, и верни ему палочку.
  
  Я почувствовала свое бешеное сердцебиение. Барти отвязал Гарри и, впихнув в руки палочку, отошел в сторону. Пожиратели Смерти сжали кольцо вокруг Гарри и Волдеморта так, что в нём больше не было пустых мест.
  
  Волдеморт в лучших традициях поиздевался над Поттером. И, как я поняла, совершенно неожиданно для Гарри, Поттер получил Круциатус. Мы в плену... Насмешки... Даже Пожиратели повеселели, когда поняли, что расправа над ними прекратилась.
  
  - Кто сказал, что такой слабак, как ты сможет победить меня? Тебе просто повезло... И теперь твое везение кончилось. Даже один из Лонгботтомов тебе не поможет, ведь она в таком же не завидном положении, как и ты...
  
  Гарри поднялся и... стал передо мной. Закрыл собой меня?
  
  'Уйди, идиот! Ты не сможешь меня защитить!'. А внутри расплылось тепло...
  
  - Решил попытаться защитить ее? Благородное стремление, но как ты это собираешься сделать, если не можешь защитить себя? Круцио! - издевательски протянул Волдеморт. Гарри забился от боли. - Или ты думаешь, что такая поддержка поможет тебе?
  
  Пожиратели вновь захохотали, а я затаила дыхание.
  
  Волдеморт взмахнул палочкой и опутывавшие меня веревки упали разрезанные на части. Я встала, быстро размяв затекшие мышцы.
  
  - Барти, отдай ей палочку. Я разочарован в тебе, Гарри. Посмотрим, на что ты способна, Айрли Лонгботтом.
  
  Крауч бросил мою палочку мне под ноги. И правильно, если бы подошел, я б не сдержалась. Мои молитвы были услышаны - веревок нет, а палочка в руках. Вот только остался маленький такой ньюансик - передо мной стоит с палочкой наготове Волдеморт! Я уже успела решить, как могу отсюда свалить, но... не думать об этом! Он не должен прочесть мои мысли!
  
  - Твои родители были сильными волшебниками, но глупыми. Ты похожа на отца. Только ли внешне? - сказал, смотря прямо мне в глаза, Волдеморт. Так и хотелось спросить 'Чего?!'. Я не отводила взгляд - только хуже будет, а смотрела мимо. - Итак, на что ты способна?
  
  Он обманчиво опустил палочку, явно ожидая от меня реакции. Нарываться нельзя. Что от меня ждут? Тянуть время. Думай, думай. Как отвлечь внимание?
  
  - А на что может быть способна второкурсница? - тихо отвечаю я.
  
  - Я спросил, на что способна ты? Барти лестно о тебе отзывался. Кажется, вы должны были изучать... Экспеллиармус!
  
  Заклинание полетело неожиданно и очень быстро. Только почувствовав магию, я инстинктивно отпрыгнула в сторону.
  
  - Неплохо, неплохо... Гарри, видишь ли, мы немного заняты. И я не хочу, чтобы ты нам мешал... Круцио!
  
  Я не думая оттолкнула вставшего было Поттера в сторону и сама упала, уворачиваясь от заклятья.
  
  Пожиратели загоготали.
  
  - Неплохая реакция, но мне не нравятся такие действия... Круцио!
  
  Не знаю, как... наверное, это все адреналин и я больше такое повторить не смогу, но каким-то макаром, почувствовав летящее заклинания, я извернулась и откатилась в сторону.
  
  - О, Гарри! Ты стал слишком надоедливым, пора с этим заканчивать.
  
  Я обернулась вовремя, чтобы заметить, как Поттер закрыл меня своей спиной. Это было по-настоящему... эпично.
  
  В тот же самый миг, когда Гарри крикнул: 'Экспеллиармус!', раздался крик Волдеморта: 'Авада Кедавра!'. Внутри все похолодело от этих двух слов. Если сейчас...
  
  Зеленый луч от Волдеморта и красный от Гарри встретились на полпути и в месте их соприкосновения луч стал золотистым. Почему-то вспомнилась электроника - два заряда, а между ними электрическая дуга. Луч золотого света, соединяющий Поттера и Волдеморта неожиданно расщепился на множество тонких сияющих лучиков. Палочки их оставались соединены, а золотые нити сплетали вокруг них сверкающий купол паутины. Пожиратели Смерти окружили кокон и кричали, спрашивая у своего хозяина, что им делать, некоторые потянулись за палочками. Я же ухватилась обеими руками за Поттера. Не хватало еще, чтобы один из этих лучей задел меня. Магия словно сошла с ума. Такая мощь! Но это мой шанс! Все-таки везучий ты, Гарри Поттер!
  
  - Ничего не делать! - крикнул Волдеморт своим приспешникам, его красные глаза расширились от удивления. - Ничего не делать без моей команды!
  
  Внезапно раздалась внеземная, прекрасная мелодия - ее издавали нити паутины. По золотистой связи, как по нити задвигались бусины. Сначала от Волдеморта к Гарри, а потом наоборот. Сразу же из палочки Волдеморта раздались крики боли... потом глаза Волдеморта расширились от ужаса, когда из его волшебной палочки показалась рука из густого дыма и тут же исчезла... призрак руки, подаренной Хвосту, снова крики боли... тень головы, за которой тут же показались руки и тело... старик... За паутиной раздавались приглушенные вопли Пожирателей. А я прижалась ближе к Поттеру и крепко ухватилась за него левой рукой. Пусть только прервется это сумасшествие магии...
  
  - Значит, он действительно волшебник? - сказал старик, глядя на Волдеморта. - Этот тип меня убил... покажи ему, мальчик...
  
  Из палочки показалась следующая голова... эта, похожая на вылепленную из густого дыма статую, была женской... Призрак упал на землю, поднялся и посмотрел на разворачивающуюся перед ним битву.
  
  Тень Берты Джоркинс уставилась на Гарри, глаза её расширились, и она крикнула:
  
  - Не отпускай ни в коем случае! - голос её, как и голос старика, звучал будто издалека. - Не дай ему добраться до тебя! Не отпускай, держись!
  
  - Держись, Гарри! Мы выберемся! - кричу ему.
  
  Серые фигуры двигались теперь по кругу внутри золотой паутины, а Пожиратели Смерти бегали снаружи... жертвы Волдеморта шептали Поттеру ободряющие слова и что-то шипели своему убийце.
  
  - Гарри, я смогу вытащить нас отсюда, - уверенно заявила я. Если б эта самая уверенность мне помогла. Получится ли? - Сможешь разорвать связь?
  
  - Но он нас убьет! - прокричал он в ответ.
  
  Дымчатая тень молодой женщины с длинными волосами упала на землю, встала, посмотрела на него...
  
  - Отец сейчас будет... - тихо сказала она. - Он хочет увидеть тебя... всё будет хорошо... держись...
  
  И он появился... сначала его голова, потом тело... из палочки Волдеморта возникла высокая, с растрёпанными, как у Гарри, волосами тень Джеймса Поттера. Поттер-старший подошёл к Гарри, посмотрел на него и заговорил тем же, доносящимся как бы издалека голосом, что и все остальные, только тихо:
  
  - Когда связь будет разорвана, мы задержимся на мгновение... мы дадим тебе немного времени... - сказал он, обращаясь ко мне.
  
  - Мне хватит, - усмехнулась безумной улыбкой я. Сейчас или никогда!
  
  - Сделай это сейчас, Гарри, разорви связь, - прошептал отец. - Приготовься. Давай, вперёд...
  
  - Вперёд! - крикнул Гарри.
  
  Поттер поднял палочку разрывая связь. Световой купол исчез, песня растаяла в воздухе. Но призрачные фигуры жертв Волдеморта не исчезли. Они сжимали кольцо вокруг Волдеморта, скрывая нас от его глаз.
  
  'В паре шагов невысокий деревянный заборчик... За забором старый развалившийся домик - Визжащая хижина. Впереди наполовину выкорчеванный пень... Корни, камни'. Я прекрасно запомнила это место - часто приходила посмотреть. Тихо, уютно и народу немного в этот уголок заходит.
  
  - Дизаппарейт.
  
  Сосредоточиться на пункте назначения... Только бы не расщепило! Из пункта А в пункт Б. Никаких промежуточных пунктов! Мельтешение красок - уже хорошо - туннель создан. Иду вперед, хотя ощущение, что иду в воздухе. Поттер крепко ухватился за меня. Еще немного!
  
  Есть!
  
  - Аппарейт.
  
  Прибыв на место я пошатнулась - настолько резкая смена. Вокруг темно - жуть. Рядом оперся руками в коленки Гарри, тяжело дыша. Я принялась быстро себя осматривать. Фух! Все на месте. Поттер тоже. Ёпт! Первая аппарация и такая удачная! Молодчина я! А как же! Сама себя не похвалишь - никто не похвалит. Что-то я забыла...
  
  Я задумалась.
  
  - Мы спасены. Как это мы переместились? - подал голос Поттер.
  
  - Ах да. Как себя чувствуешь? Нормально?
  
  - Да все в норме. Так что это было?
  
  - Аппарация - это мгновенное перемещение в пространстве. Хотя она немного рискованна. Мне показалось, это был единственный выход свалить оттуда быстро. К тому же никаких барьеров там не было... Что же я забыла?
  
  - Забыла? На кладбище? - поднял брови Поттер. - Надо возвращаться в замок, там, наверное, все забеспокоились.
  
  - Етить! - вспомнила я. - Винки! Быстрей сюда!
  
  Рядом с хлопком появилась домовичка. И прежде чем она успела что-то сказать, я спросила:
  
  - Сможешь перенести нас двоих в Хогвартс?
  
  - Да, мисс Ли, Винки может...
  
  Я ухватила Гарри за руку, а второй взяла за руку Винки.
  
  - Быстрей!
  
  Перед тем, как провалиться в темноту, всего на мгновение я успела заметить... Как появился силуэт в черном плаще с багровыми глазами, а рядом еще несколько...
  
  Темнота, вокруг ничего не видно... И вот мы стоим на кухне Хогвартса.
  
  Я обессиленно упала на пол - слишком много потрясений за пару часов.
  
  - Успели... Винки! Я тебя обожаю!
  
  Надо было видеть в этот момент домовичку - глаза еще больше выпучились, уши торчком, вся неестественно застыла, рот беззвучно открывался и закрывался.
  
  - Это... это был Волдеморт? - потрясенно спросил Поттер.
  
  При имени Волдеморта Винки вздрогнула.
  
  - Да, Гарри, это был Темный Лорд. И парочка Пожирателей. А забыла я одну простую вещь - координаты места прибытия аппарацией можно вычислить. Всего лишь нужно взяться сразу после перемещения и обладать нужными знаниями. Там, видно, кто-то обладал.
  
  Чего же это меня так долго колбасит после перемещения? Нервное? Аппарировать можно после семнадцати, но у меня как-то получилось. Черт. Как я все это объясню?
  Глава 25
  
  А маны так прилично ушло...
  
  - Знаешь что, Гарри? А пошли-ка в Больничное крыло, а то тебя всего трясет... Да и меня тоже...
  
  - Объясни мне, - потребовал тот. - Он наложил на тебя Империус?
  
  - Ага. Зря ты пошел тогда со мной... Ну что ж, думаю, на этом все и закончится и больше такого не будет...
  
  Я попыталась решительно встать, но пол покачнулся и решил куда-то двигаться.
  
  - Мисс Ли! - маленькие ручки придержали меня, а я оперлась о плечо домовички.
  
  - Спасибо, - сказал, смотря мне в глаза Поттер.
  
  - За что?
  
  - Ты вытащила меня оттуда...
  
  - И сама же туда и перенесла. Это тебе спасибо - и правда, благородный поступок, закрыть меня собой. Винки, перенесешь нас сразу к мадам Помфри?
  
  - Винки сделать это. Возьмите, пожалуйста, Винки за руку, - она протянула руку Гарри и последовала привычная темнота. Вот, я стою посреди просторной светлой комнаты с множеством кроватей.
  
  - Странно. Почему свет ночью включен? - спросила я сама у себя. Ведь мадам Помфри должна спать у себя. - Ступай, Винки.
  
  Двери открылись, и показалось удивленное лицо медсестры.
  
  - О, Мерлин! Мистер Поттер, мисс Лонгботтом! Где вы все это время были? Вся школа на уши встала, ища вас! С вами все в порядке? Я должна сообщить директору!
  
  - Мы не ранены, но помощь бы не помешала, - сказала устало я.
  
  - Да. Вы должны срочно позвать директора. Это очень важно, - ответил Поттер.
  
  - Садитесь, я сначала обследую вас, а потом все остальное, - мадам Помфри обследовала нас, охнула, всунула в руки скляночку, а Гарри аж три, и убежала, а я завалилась на кровать. Гарри расселся на соседней.
  
  - Собираешься все рассказать директору? - Гарри утвердительно кивнул. - А поверит ли? Никаких доказательств, только наши слова.
  
  - Он поверит, я знаю.
  
  Я пожала плечами. Сил практически нет, я была вымотана и морально, и физически. И сильно клонило в сон. Веки опустились, но вместо привычной темноты перед глазами мелькали световые отблески.
  
  'Должно быть от той странной паутины отойти не могут', - подумала я, открыв глаза обратно. Рано еще засыпать.
  
  Вернулась медсестра не одна, а была замыкающей в целой процессии. Впереди шествовал Дамблдор, его мантия была с одной стороны порвана, рядом с ним шла... Августа (у меня появилось нехорошее предчувствие) и Блэк, за ними едва поспевала МакГонагалл. Пришлось сесть.
  
  - Гарри! Ты цел? - кинулся Блэк к Поттеру.
  
  Взгляд Августы был встревожен.
  
  - Где вы были?
  
  - Не поверите. Нас пригласили к празднованию возвращения Темного Лорда.
  
  Все застыли, не веря своим ушам - такой реакции я и ожидала. Ох, не хочется рассказывать... Но придется. Если я не предстану в образе невинной овечки - Августа может существенно мне осложнить жизнь.
  
  - Началось все с того, что Грозный Глаз Грюм наложил на меня заклятье Империус и приказал отвести Гарри за пределы Хогвартса. Это уже потом стало понятно, что никакой он не Грюм, а Барти Крауч-младший.
  
  - Барти Крауч? - воскликнула МакГонагалл. - Как такое может быть?
  
  - Я догадывался, что с Аластором что-то не так, видимо, Крауч выпил оборотное зелье. Это все объясняет, - задумчиво погладил бороду директор.
  
  - Что объясняет? - потребовала строгим голосом Августа.
  
  - После того, как пропажа детей обнаружилась, - интересно как? - я заподозрил беду и созвал всех преподавателей на поиски. Когда Аластор не пришел, я зашел к нему, проверить все ли в порядке, - голубые глаза Дамблдора наполнились печалью. - В его кабинете я обнаружил жуткий бардак, а на меня напал небольшой зверек.
  
  Так вот откуда у него мантия порвана... Погодите-ка...
  
  - Я его поймал, но в сундуке Аластора обнаружил только его тело и пустые емкости с остатками оборотного зелья...
  
  - Грюм мертв? - переспросил Блэк.
  
  - Зверек?! - вскочила я. - Где он?!
  
  Как я могла забыть?! Шерлок! Связь есть, значит, он жив. Если бы она оборвалась, я бы сразу поняла. Но если с ним что-нибудь случилось... Я убью этого Крауча!
  
  - При ближайшем рассмотрении это оказался хорек. Я так понимаю, он ваш, мисс Лонгботтом? - ответил мне директор.
  
  - Да. Где он?! Что с ним?! - я бы бросилась бежать, только не знала куда.
  
  - Он был очень воинственно настроен. Мне пришлось посадить его в клетку, почему-то усыпляющие заклятья на него не подействовали. Не переживайте, с ним все в порядке. Сейчас он у меня в кабинете.
  
  - Я хочу его увидеть. Верните мне его, - потребовала я, упрямо глядя на Дамблдора.
  
  - Вам придется немного подождать, мисс Лонгботтом. Я бы хотел выслушать ваш рассказ до конца. К тому же Поппи захочет вас оставить здесь. Я отдам его вашей бабушке.
  
  - Со мной все в порядке. Мне нужно его увидеть, - умом я понимала, он прав - с Шерлоком все в порядке, беспокоиться не о чем.
  
  Я посмотрела на Дамблдора. Вроде умный человек и, что бы ни говорили, при своем уме. Но как? Как он не заметил Крауча под личиной Грюма? Грюм должен быть его человеком, а значит, директор должен был его знать. Не нравятся мне эти его игры...
  
  - Что случилось дальше, после того, как вы вышли за пределы замка? - спросил Блэк, укоряюще смотря на Поттера.
  
  - Я очнулся только на кладбище, когда Хвост уже привязал меня к памятнику...
  
  Рассказ Гарри был более подробным, чем мой. И видно было, как тяжело ему он давался... Пока он пересказывал события, я пыталась связаться с Шерлоком. Как он там? Фиг с два, связи нет, как и раньше. Крауч ее как-то блокировал, и получается, директор ее не снял, либо повесил свою. Так, на всякий случай.
  
  - После того, как связь прервалась призраки закрыли Волдеморта от нас и Ли нас аппарировала.
  
  На меня удивленно уставились пять пар глаз.
  
  - Мне показалось, это единственный выход... - начала оправдываться я. - Я читала об этом способе перемещения, вот и подумала...
  
  - Вас могло расщепить! - крикнул возмущенно Блэк.
  
  - Но другого выхода для них не было. Я горжусь тобой, Айрли, - торжественно объявила Августа.
  
  Гроза миновала. Только бы она не спрашивала, как именно на меня наложили Империус...
  
  - Но погодите, как вы смогли аппарировать на территорию Хогвартса? - спросила МакГонагалл.
  
  - Мы переместились возле Хогвартса, а затем уже пришли сюда, - сказала я, пока не начал пояснять Поттер. Незачем всем знать про Винки и Визжащую хижину. Гарри выразительно посмотрел на меня, но ничего не сказал.
  
  - Альбус, нужно сообщить в Министерство... - заговорила МакГонагалл.
  
  - Раз вы все узнали, то детям нужен отдых! - вклинилась в разговор медсестра.
  
  - Да, конечно, Поппи. Мы уже уходим. Приглашаю всех в свой кабинет, - очнулся Дамблдор. Улыбнулся напоследок теплой отеческой улыбкой и ушел, потянув за собой всех.
  
  - Со мной все в порядке, мадам Помфри, и если вы не против, я хотела бы поговорить с бабушкой.
  
  - Потом поговоришь. Ты столько пережила! Тебе нужен отдых! - не сдавалась медсестра.
  
  - Всего пару слов, - я вскочила и поспешила догнать Августу - переговариваться с этой женщиной невозможно.
  
  - Мисс Лонгботтом! - донеслось вслед, но я уже выскочила за двери.
  
  - Бабушка, мне нужно тебе кое-что сказать, - упускать такую возможность нельзя.
  
  Августа остановилась и вопросительно изогнула бровь:
  
  - Что ты здесь делаешь? Возвращайся немедленно назад.
  
  - Бабушка, позаботься о Шерлоке. А лучше принеси его мне, пожалуйста, - просительно протянула я.
  
  - Я заберу его у Дамблдора, и как только тебя выпустят из Больничного крыла, я его тебе отдам. И не спорь!
  
  - Ладно. В общем, я хотела разъяснить один момент... Бабушка, я хочу взять себе домовичку.
  
  - Если у тебя есть на примете один свободный домовик...
  
  - Да, есть. Но она уже принадлежала одним волшебникам. Они подарили ей одежду, и она пришла работать сюда, в Хогвартс. Здесь я ее и нашла. Она же нас и перенесла сюда.
  
  - Если эта домовичка настолько хороша, то бери ее. Работы хватит на обоих домовиков. Перешедшие из семьи в семью домовики не могут раскрыть тайны прошлых хозяев, но не надо тратить время на их обучение и меньше денег на покупку. Это даже лучший вариант.
  
  М-да, мне ж она вообще даром досталась, но это еще вопрос, хорошо это или плохо. Пожалуй, я скажу, чей это был домовик в другой раз...
  
  - А ты не знаешь, бабушка, в спорной ситуации, какой семье она поможет?
  
  - Если мы ее привяжем к дому, а мы ее обязательно привяжем, то нам, конечно.
  
  - Отлично, бабушка. Тогда можешь ее сейчас с собой забрать? Пусть пока у нас посидит дома. Когда я приеду, я проведу ритуал.
  
  - Показывай свою домовичку.
  
  - Винки! - позвала я.
  
  - Винки слушает, мисс Ли, - появилась домовичка и поклонилась.
  
  - Смотри, Винки, это моя бабушка - Августа Лонгботтом. Когда она тебя позовет, придешь к ней. Она отведет тебя домой.
  
  Большие глаза домовички буквально засветились от радости, хоть умиляйся. Она изучила глазами Августу и сказала.
  
  - Пусть Августа Лонгботтом зовет Винки недалеко от Хогвартса, иначе Винки не сможет услышать.
  
  - Конечно. Я достаточно образована, чтобы знать, что домовики 'слышат' хозяев на ограниченном расстоянии.
  
  - Простите невежество Винки, Августа Лонгботтом. Винки не хотеть сказать плохого! - она поклонилась так низко, что ее уши коснулись пола.
  
  - Ступай пока, я позову тебя, когда понадобится.
  
  Винки с хлопком исчезла.
  
  - Воспитанная и послушная, - констатировала я. - А как далеко они могут слышать зов?
  
  - Сам дом и территория вокруг, зависимо от дома, которому они принадлежат.
  
  То есть, если бы я позвала ее намного дальше... Пришел бы и ко мне белый зверек... Попрощавшись, я вернулась назад, в больничное крыло. Вернувшись, сразу же отрубилась.
  
  * * *
  
  - Ничего себе, Гарри! Кто еще может таким похвастаться!
  
  - Тише ты, Рон, - шикнул кто-то, - иначе мадам Помфри нас выгонит.
  
  Кто эти смертники, которые меня разбудили своим ужасно громким криком? А? Рон? Гермиона? Точно, я же в Больничном крыле. Разлепив глаза, я отметила, что время ближе к обеду. Голоса стали и вправду более тихими, и я решила еще немного поспать. Но сон уже убежал.
  
  - Так, что там сказал Дамблдор за обедом? - раздался голос Поттера.
  
  - В Министерстве магии не хотят, чтобы он сообщал нам это, - тихо сказала Гермиона, так что я невольно прислушалась. - Но он сказал. Волдеморт вернулся. Мы слышали, как Снейп сказал профессору МакГонагалл, что большая часть Министерства вместе с Фаджем не поверили директору, обвинив его во лжи и попытке занять место министра.
  
  - Не могут понять, что Дамблдору это место не нужно, представляешь? - вклинился Уизли.
  
  - Слушай дальше, - возобновила рассказ Грейнджер. - Пока ты нам не рассказал, мы и не знали никаких подробностей. Дамблдор сказал только, что вы вдвоем были похищены пожирателем, который скрывался под личиной Грюма.
  
  - Такой фурор был, дружище. К тебе сюда столько народу ломанулось!
  
  - И это несмотря на то, что директор сказал, чтобы тебя пока не беспокоили - такое и правда не каждый сможет пережить...
  
  Все что я хотела - я узнала, а дальше неинтересно. И я есть хочу! И Шерлока забрать хочу! Блин, это и меня все расспрашивать будут! Ну, спасибо, дедушка Дамблдор, удружил, так удружил.
  
  - Утро доброе, - отодвинула я занавеску в сторону. - Мадам Помфри принесет покушать или тут самообслуживание?
  
  - Обед уже был, - ответил мне Поттер. - Домовики приносят еду. Она у тебя на тумбочке.
  
  Посмотрев на тумбочку, я обнаружила заветный обед немалых размеров. Я тут же накинулась на еду - будто месяц не ела.
  
  - А мадам Помфри не говорила, когда нас выпустит? - успела спросить я перед поглощением пищи.
  
  - Нет, но она скорей всего продержит нас как можно дольше... - Поттер замолчал, а его друзья молча следили за мной. Только я хотела сказать что-нибудь язвительное, как Гарри вновь заговорил:
  
  - Извини, что так все получилось...
  
  Я непонимающе посмотрела на него, прервавшись.
  
  - А, ты об этом... Мы уже говорили насчет этого. По-моему, даже все выяснили: ты помог мне, я - тебе. Никто никому ничего не должен. На этом и закончим, - сообщила я.
  
  - Я не об этом. Мы на тебя тогда несправедливо накинулись, - непонятный взгляд в сторону Рона.
  
  - Ты ведь ничего плохого не замышляла? - спросил Уизли. - И со слизеринцами никаких дел не водишь?
  
  Я хотела сказать - 'Не твое это дело', но задумалась...
  
  - Конечно, нет. Зачем они мне сдались? Если подумать, то с так горячо любимым тобой слизеринцем я после бала и не виделась больше. Да и с вами теперь тоже не увижусь. Удачи. Вы там Невилла в неприятности не втягивайте и не обижайте, ладно? А теперь извините, я буду собираться. Не хочу тут задерживаться, - я задвинула занавеску обратно и взяла лежавшую на спинке стула мантию.
  
  Чего с самого начала так не поступила? Подальше от них... А Невилл... Я его не дам в обиду, чего бы это ни стоило.
  
  Отодвинув занавеску, я направилась к двери. Меня остановил голос Поттера:
  
  - Постой. Я хотел сказать... Мы хотим быть с тобой друзьями. Давай забудем обо всем, что было раньше?
  
  Остаться или пойти?
  Глава 26
  
  Нелегкий выбор... Гарри Поттер - главный герой фильма и, естественно, вызывал только хорошее впечатление. Я стремилась влиться в их компанию. А вот, как оно все оказалось... Если откинуть все свои противоречивые чувства и поразмыслить, что будет правильней и полезней мне... Поттер, как главный герой детского фильма должен победить главного злодея, но это же реальность, а не сказка! И мальчишка никак не сможет победить умелого взрослого волшебника! Я как вспомню мощь магии Волдеморта! Бррр... Что на танк переть... Разве что хитростью? Но Темный Лорд тоже умен и хитер. Да еще и армией взрослых магов располагает. Единственный выход... по крайней мере, пока... быть нейтральной... а значит, ходить по лезвию ножа... И в то же время не отходить далеко от их компании. Они в центре событий и, если буду рядом, узнаю обо всем одной из первых.
  
  - Я ценю то, что ты хочешь быть моим другом, Гарри. Я уже поняла - у нас немного разные взгляды на жизнь. Но я не против дружить с такими замечательными людьми, как вы. Ты верный друг, Гарри, и просто хороший парень. - 'А еще злопамятен и сильно подвержен чужому мнению', - ехидно подсказал внутренний голос. - Ты, Гермиона, умная ответственная девушка. - 'А еще не умеешь выделять информацию из кучи шлака'. - Мы с тобой, Рон, плохо вместе уживаемся, но ты веселый парень. - 'Не люблю я людей, которые верят, что за их поступки им ничего не будет и все станет, как прежде'. - Поэтому вы мне и нравитесь, ребята. Я хотела бы остаться с вами в теплых отношениях. Я не хочу набиваться вам в близкие друзья. Нет-нет. У меня есть своя компания, они тоже замечательные люди, так что не переживайте за меня. А теперь извините, мне пора, - ох, как мне пришлось постараться сказать это все милым доброжелательным тоном...
  
  Я направилась к выходу. А в голове звучал холодный голос: 'Ты просил прощения? Я не прощаю. И я ничего не забываю...'
  
  Я не хотела влазить в историю с Блэком. Но тем не менее оказалась туда втянута... Все закончилось хорошо и я расслабилась. 'Что может еще случиться? Я со всем справлюсь!' - стыдно за такие мысли. Моя самоуверенность появилась совершенно безосновательно. Как же? В сказку попала? Супер! А никакая это не сказка... Меня могли прикопать по-тихому на том кладбище и все... Теперь я буду осторожней. Мой план - не отсвечивать. Я прекрасно поняла, под прицелом палочки Волдеморта, что это все вокруг - реально. Я оказалась в вихре водоворота, но потопить меня будет не так-то просто - я научусь плавать...
  
  - Ты куда это собралась? - раздался голос медсестры.
  
  - В гостиную. Спасибо за заботу. Я вынуждена покинуть ваш уютный лазарет. Не волнуйтесь, со мной все в порядке. Никаких ран нет, а все остальное позади. Поверьте, для меня лучше вернуться к друзьям.
  
  Мадам Помфри с сомнением исследовала меня.
  
  - Еще один день. Ты останешься тут еще на один день. Я должна проконтролировать твое состояние.
  
  - Мадам Помфри, я уважаю вас как лекаря и высоко ценю ваши способности. Скажу лишь, что внутренние повреждения лечит лучше всего компания друзей и привычная обстановка вокруг.
  
  Ее взгляд стал понимающим, и я поняла, что могу свободно идти. На душе было тоскливо. Хотелось завернуться в плед и сесть у камина. Тепло, уют и чувство защищенности.
  
  Жаль, в Хогвартсе нет настолько уединенного места, чтобы можно было спокойно все обдумать в одиночестве. Слишком много мыслей пришли вместе с переменами... А новые перемены скоро навалятся всем скопом.
  
  Печально, но я поняла все только тогда, когда мне прижали хвост. Ноги привели меня к Астрономической башне. По пути я никого не встретила - уроки никто не отменял.
  
  Теплый летний воздух только способствовал потоку мыслей.
  
  А было весело. Это второе детство...
  
  Итак, ясное дело, я должна стать сильнее. Скорость уже неплохая, но нужен полигон для тренировок. Может спросить Августу? Но как обойти следящие чары?
  
  Дом. В свете последних событий надо его укреплять.
  
  Друзья... Наверняка начнут расспрашивать, как и все. Им расскажу, а остальные пусть обломаются. Если делать левел ап для себя, то и их нужно прихватить. Все-таки с моим везением может случиться так, что они будут вытягивать меня с неприятностей.
  
  Поттер и ко - решено, я им помогу, если попросят, а потом сниму должок, когда понадобится. Нужно внимательно следить за всем вокруг - Волдеморт начнет действовать. Говорят, его останавливает только Дамблдор, поэтому в любом случае будут военные действия, может и школу заденет. Дамблдор тоже тот еще фрукт. Явно, какие-то свои цели преследует.
  
  Гарри Поттер приезжает в Хогвартс и - вот те на! Какая неожиданность! - в учебное заведение для охраны привезли философский камень! Не правда ли надежное место? Зачем нам какие-то банки и сейфы? Оправдывают все тем, что камень под защитой директора. И он прекрасно справился с поставленной задачей! На охраняемую территорию с легкостью попали первокурсники. И вот новость-то! Квиррелл оказался с Волдемортом. Гарри сражается и побеждает.
  
  Второй год. Еще лучше! На учеников нападает василиск! И опять виноват Волдеморт, а Поттер с легкостью находит Тайную комнату, закрытую чёрт знает сколько лет! И опять побеждает. И есть очень интересный момент - когда Гарри отравился ядом василиска, феникс Дамблдора (!) прилетел на помощь и вылечил его. Опять совпадение? Или птица такая самостоятельная, или Дамблдор знал о месторасположении комнаты.
  
  Третий год кажется перерывом. Никаких нападений Волдеморта - только узник сбежал из Азкабана. Сам ли сбежал - не знаю.
  
  Четвертый год. Дамблдор пригласил в школу доверенного человека - старого аврора, закаленного в боях. Когда он узнал, что Грюм не Грюм, опять не знаю, но когда имя Гарри выпало из кубка, он не был удивлен. Хладнокровие и выдержка или не только? Зачем вся эта игра с турниром? Кстати надо бы узнать его продолжат или нет?
  
  Прикинув все так и эдак, пришла к выводу, что директор хотел поставить перед Гарри новое испытание.
  
  Почему же я всего этого не замечала раньше, когда все доказательства на лицо? Опять моя слепая вера в сказку и доброго дедушку-волшебника на голубом вертолете. Ведь он и выглядит так, как волшебник из сказки. Все это меня не касается, так?
  
  Итого. Волдеморт вернулся и теперь они с Дамблдором начнут перетягивать одеяло каждый в свою сторону. Насколько резиновая Англия - другой вопрос. Моя задача - рыть окопы и не показывать оттуда носа.
  
  Мои возможности приоткрылись и для Волдеморта, и для Дамблдора. Шутка ли, аппарировала в такой момент, да еще и удачно! И Крауч пытался выматывать меня на уроках - он тоже наверняка расскажет своему хозяину... Надо быть осторожней и быть в курсе событий. Глядишь и не прошляплю когда все начнется.
  
  Через пару часов я вернулась в башню, прошла мимо мгновенно прервавших все разговоры учеников. В спальне меня встретила Хелен.
  
  - Ли? Я думала, ты еще не скоро вернешься...
  
  - Угу. Как дела? Чем маялась без меня?
  
  - Да вот, читала на завтра...
  
  Через неделю за завтраком ко мне спикировала рыжая сова. Распечатав письмо, я увидела только пару строчек, написанных знакомым почерком.
  
  'Буду ждать тебя сегодня после обеда на шестом этаже у картины с Фулбертом Пугливым. К. С.'.
  
  Гадая, что же понадобилось Кану, я быстро пообедала и поспешила на шестой этаж. По привычке немного попетляла и оказалась у картины с изображением окна окруженного кирпичной стеной. Изнутри дома, закрывшись шторкой, выглядывал мужчина. Я отошла от картины - странный волшебник.
  
  - Зачем позвал? - сказала я парню, выглянувшему из-за рыцарских доспехов.
  
  - Как всегда - поговорить. Зайдем в класс?
  
  Я подумала, что теперь всегда с опаской буду заходить в пустые классы, и покрепче сжав палочку в кармане, зашла вслед за Каном.
  
  - Я слушаю.
  
  - Секунду, - пара взмахов его палочки и запирающие и заглушающие чары наложены.
  
  Я вытащила палочку, направив её на Самуи.
  
  - Какой интересный должно быть разговор, когда ты накладываешь чары на кабинет. Ты понимаешь, что я сейчас могу тебя запросто оглушить, связать и наложить парочку проклятий?
  
  Он медленно повернулся и сказал:
  
  - Я не причиню тебе вред, если ты про это. Смотри, я положу палочку на парту. Опусти, пожалуйста, свою - не очень удобно говорить с приставленной к лицу палочкой, - он спокойно положил палочку на парту и отошел на пару шагов. - Видишь? Теперь ты можешь делать, что хочешь, но сначала выслушай меня.
  
  Моя подозрительность только возросла. Какие у него сюрпризы в рукаве, если он так спокойно отреагировал на расставание с оружием?
  
  - Я не хочу, чтобы кто-то нас услышал, поэтому наложил чары.
  
  - Я тебе слушаю, - сказала я, не опуская палочки.
  
  - Начнем пожалуй с... Это правда, что говорят? Ты сбежала прямо из-под носа у Темного Лорда? И вы с Поттером на равных сражались с ним и его последователями? - нерешительно с придыханием спросил он.
  
  - Я думала, у вас на факультете свои информаторы, - усмехнувшись, ответила я. Испорченный телефон пошел по школе, и история обильно обросла лапшой. Этот вариант еще выглядит более правдоподобным, по сравнению с другими.
  
  - Не стану отрицать, говорят разное. Только вот что из этого правда?
  
  - Мы и правда сбежали у него из-под носа. Это все?
  
  - Прости, что не смог ничем помочь и не защитил, - виновато промолвил он.
  
  'У тебя с головой все в порядке?' - так и подмывало спросить.
  
  - С чего вдруг ты считаешь себя виноватым? Ты никаким боком не касаешься этой истории.
  
  - Я обещал, что буду защищать тебя.
  
  - Я тебе что, принцесса какая? Сижу в башне и только того и жду, чтобы меня пришел кто-то спасать? - начала раздражаться я. Я уже перестала понимать поток его мыслей и мотивов. - Бросай играться в игры! Мне начинает это надоедать! Отойди-ка от двери. Я ухожу!
  
  - Это не игра! Я держу свое слово! - разозлился в свою очередь он.
  
  - Тогда объясни мне нормально, что тебе от меня нужно? С чего вдруг такая забота?!
  
  - Ты мне понравилась... Еще с первого курса, но я никак не мог найти повод подойти, - уже спокойно ответил Самуи.
  
  И почему я не поверила ни единому его слову? Может, из-за того, что не понимаю его логику? Или на меня тоже расползлось общее мнение о змеином факультете? Или я не верила, что вот так просто можно подарить кому-то свою защиту? Слизеринцы - хитрецы, они всегда ищут для себя выгоду.
  
  - Мне ничего от тебя не нужно. Делай что хочешь, лишь бы это мне не мешало, - я собралась было обойти его и направилась к двери, на ходу снимая чары.
  
  - Постой. Последний вопрос, - остановил меня серьезный голос парня. - Я заметил, что ты организовала небольшой клуб. Вы занимаетесь физической подготовкой, верно?
  
  - Что-то вроде того, - я насторожилась. Только собрания возобновились, как он уже узнал?
  
  - Могу я вступить в твой клуб?
  
  Вопрос был неожиданным, да... Я ждала слов, типа 'Я знаю, что вы что-то замыслили', 'Расскажу профессору о незарегистрированном клубе'. Зачем ему это? Наверняка ответит, что-то вроде 'Хочу поддержать себя в форме'.
  
  - Я подумаю об этом, - после чего я покинула класс.
  Глава 27
  
  'ГАРРИ ПОТТЕР НЕЗДОРОВ И ОПАСЕН
  
  Мальчик, сокрушивший Того-Кого-Нельзя-Называть, сейчас нездоров и, возможно, опасен, - сообщает наш специальный корреспондент Рита Скитер. - Недавно стали известны тревожные факты, касающиеся странного поведения Гарри Поттера. Эти факты вызывают серьёзные опасения: сможет ли он дальше участвовать в столь трудном соревновании, как Турнир Трёх Волшебников, и даже вообще учиться в школе Хогвартс?
  
  Эксклюзивная информация, полученная 'Ежедневным пророком', подтверждает, что Поттер постоянно теряет сознание на уроках и часто жалуется на боль в шраме. В понедельник наш специальный корреспондент стал свидетелем того, как Поттер с криком выбежал из кабинета предсказаний: у него так болел шрам, что он больше не мог сидеть на уроке.
  
  Ведущие специалисты больницы магических болезней и травм Святого Мунго полагают, что мозг Поттера, возможно, пострадал во время нападения Сами-Знаете-Кого и что многократные жалобы на боль в шраме - проявление застарелой психической нестабильности.
  
  - Возможно даже, что он притворяется, - заявил один из специалистов. - Известно, что это один из многих способов привлечь к себе внимание окружающих. В последнее время интерес к Мальчику-Который-Выжил поутих. Без сомнения, мальчика не удовлетворили результаты и своим заявлением, что его давний враг Тот-Кого-Нельзя-Называть вернулся, он хотел напомнить о своем существовании, пусть даже втянув в свои замыслы беззащитную бедную девочку - Айрли Лонгботтом.
  
  Известно, что она на два года младше Гарри Поттера и, несомненно, он каким-то образом повлиял на девочку. Ее многоуважаемой в волшебном сообществе бабушке-волшебнице следует тщательнее следить за кругом друзей своей внучки.
  
  Альбусу Дамблдору следует серьёзно подумать, допускать ли такого ученика к участию в Турнире Трёх Волшебников. Существует опасность, что Поттер, обуреваемый безрассудным стремлением выиграть, выкинет еще что-нибудь, что может навредить остальным чемпионам, ведь сегодня вечером заключительное состязание Турнира'.
  
  - Я сейчас заплачу, - отложила я в сторону свежий номер 'Ежедневного пророка' впихнутый мне за завтраком Трэйси.
  
  Значит, Министерство отреагировало так... Этого следовало ожидать.
  
  Грейнджер выбежала из Большого зала. Наверное, они тоже прочитали статью. Только зачем она убежала?
  
  - Эй! - крикнул Рон вслед. - У нас через десять минут экзамен по истории магии!
  
  Да-да, учебный год подходит к концу. А это значит - экзамены. Стратегия сдачи экзаменов у меня та же. Для принятия экзамена по защите прислали мага из Министерства. Выглядел он, откровенно говоря, чахленьким домоседом, но везде порадовали ребята - они уж постарались показать, что умеют.
  
  Стол слизеринцев ухахатывался со статьи. Что я ответила этому Самуи? А ничего. Отложила решение вопроса до следующего года, оправдав близостью экзаменов и последним испытанием Турнира - там видно будет. Не знаю, как Гарри, а мне на его месте было бы уже плевать на Турнир. Но Поттер участвует.
  
  - Тебе все равно? - удивленно переспрашивает меня Трэйси.
  
  - Ну и бред же тут пишут. Зачем ты вообще принесла эту газетенку? - возмутилась читавшая со мной Хелен.
  
  - Согласна с Хелен. Эта Скитер всегда какую-то ересь придумывает.
  
  В этот миг к столу подошла профессор МакГонагалл.
  
  - Поттер, все участники Турнира собираются после завтрака в комнате, примыкающей к залу.
  
  - Но ведь соревнование начнётся вечером! - воскликнул Гарри и уронил на мантию кусочек яичницы.
  
  Из-за шумных пятикурсников, поднявшихся из-за стола, продолжение я не услышала.
  
  За обедом я не сразу поняла, куда попала. За гриффиндорским столом сидело почти все семейство Уизли. Множество рыжих голов слегка напрягало. Но я о них тут же забыла, заметив прямую осанку Сириуса Блэка, возбужденно что-то рассказывавшему Поттеру.
  
  Пытаясь не обращать ни на что внимания, я села за другой конец стола и принялась за еду.
  
  - Линяшкаааа! - неожиданно налетела на меня Трэйси. Я с перепугу замахала руками в стороны.
  
  - Ты чего это, Трэйси?! - справедливо возмутилась я. - Ты же вроде бросила эту привычку?!
  
  - Бросила! А теперь опять вспомнила! - радостно выдала она. - У меня две новости - хорошая и хорошая! С какой начать?
  
  - Хм... - изобразила задумчивость евшая спокойно запеканку Хелен. - Тяжелый выбор. Давай с хорошей.
  
  - Я прекрасно сварила зелье на экзамене у Снейпа! А вторая - мне предложил встречаться Захария Смит!
  
  Мы с Хелен синхронно закатили глаза.
  
  - И как я только попал в вашу женскую компанию, - печально вздохнул Этан.
  
  - Ты радоваться должен - столько красивых девушек рядом! - засмеялась Трэйси.
  
  Братец мой, кстати, сидит ближе к рыжему семейству, разговаривая с соседями - Томасом и Финниганом. Он стал все меньше в последнее время ходить на наши тренировки. Остальные ребята взбунтовались и предложили ему покинуть посещение клуба вообще, чем ждать по полчаса его прихода. Весь этот диалог прошел без меня, я только пришла под конец и не поняла о чем они вообще говорят. Поэтому повлиять на что-либо не смогла. Нев поблагодарил за помощь в освоении заклинаний и извинился, что вынужден покинуть 'клуб'. Хоть он и оставался из-за невнимательности на последнем месте - эти тренировки вроде бы ему помогли.
  
  После вечернего пиршества всех пригласили на квиддичное поле. Вкусная еда меня разморила и придала благодушное настроение.
  
  С трибун было плохо видно, где находятся чемпионы. Только иногда где-то среди живой изгороди начиналось движение. Каркарова и Уизли на местах судей заменяли Фадж и видный старичок, имя которого я не удосужилась запомнить.
  
  Вот маленькая фигура в черно-желтой одежде мелькает среди всполохов огня пускаемых какими-то тварями. Лэйн оповестил, что это соплохвосты Хагрида. Он откуда-то достал омнинокль - улучшенная версия бинокля.
  
  - Что? Они запустили в лабиринт дементора?!
  
  - Нет. Это боггарт Поттера. Смотри, его Патронус - олень.
  
  - С чем это Крам там сражается?
  
  - Это акромантулы! Небольшие, но их много!
  
  - Пф. Быстро он пожарил их.
  
  Ровно в середине лабиринта разливался свет кубка для чемпиона. В тот момент, когда Диггори был с Поттером далеко в стороне от него, Флер догоняла в параллельном ответвлении лабиринта, спешащего Крама, среди шума толпы я сказала, ни к кому конкретно не обращаясь:
  
  - Так и знала, что победит Крам.
  
  - Вы подождите, - усмехнулась Хелен. - Присмотритесь. Там дальше тупик.
  
  И правда, Краму пришлось срочно искать обходной путь.
  
  И да! Первая достигла кубка Флер Делакур!
  
  - Кто бы подумал, что победит Делакур...
  
  - Ага, а с виду и не скажешь, что сильна, - неожиданно ответил мне Этан.
  
  Вот и закончился еще один учебный год в Хогвартсе. Директор разразился речью на тему 'Объединимся перед лицом опасности', 'Настанет время делать выбор между лёгким и правильным' и 'Зло наступает!'.
  
  Фестралы (вроде бы больше они не вызывали у меня странной реакции) отвезли учеников в каретах к станции. После поездки, которая показалась удивительно короткой, студенты выгрузились на вокзал. Заметив Августу, я поспешила к ней, таща за собой Невилла. Августа нас сдержанно поприветствовала и перенесла домой.
  
  Как только я переступила порог, передо мной с негромким хлопком появился Коби. Он упал на колени и, заливаясь слезами, вопросил:
  
  - Почему, молодая хозяйка?! Чем Коби провинился?! Коби хорошо ухаживать за домом.
  
  Я остановилась, опешив.
  
  - Коби! Прекрати немедленно! - рявкнула Августа и домовик тут же замолчал. - Исчезни! - Коби выполнил указание.
  
  - Чего это он? - озвучил Невилл мою мысль.
  
  - Я уже говорила с ним на эту тему, но он все равно взялся за старое. Теперь тебе придется с этим разбираться, Айрли.
  
  - А я причем, бабушка? - удивилась еще больше я.
  
  - Он посчитал прием Винки, как сомнение в выполнении им его обязанностей. Для ритуала все есть. Не затягивай с ним. Элджи через неделю собирается с Энид с поездкой в Тибет. Вы поедете с ним.
  
  - Что? - спросила я.
  
  - В Тибет? - повторил брат. - А ты поедешь с нами, бабушка?
  
  - Нет. У меня есть некоторые дела здесь. Кстати, Айрли, Шерлок ждет тебя в комнате.
  
  До меня дошло, что Августа собирается укреплять защиту дома, а нас отсылает подальше от Англии. И я была солидарна с ней.
  
  - Я позову вас, когда соберусь с ритуалом, - сказала я, поспешив сначала в свою комнату, а потом и к каморке домовиков.
  Глава 28
  
  - Закрытый со всех сторон от внешнего мира стеной высоких гор, Тибет всегда представлял собой загадку. На протяжении большей части своей истории эта страна была закрыта для иностранцев, и вот теперь мы здесь, - сказал дядя Элджи, смотря вниз с высокого перевала, как только мы прибыли сюда.
  
  Зеленое море лесов наползало на могучие стены гор с ледяными шапками-шлемами. Мы даже побывали у озера! Чистого и прозрачного, такого, что если посмотришь вниз, то увидишь усыпанное камешками дно. Утоптанные дороги то и дело сменялись узкими прерывистыми тропками. Не сразу и догадаешься, что ждет тебя дальше. Мы должны были пробыть здесь до конца лета, и я невольно порадовалась такой перспективе. Описать природу не хватает слов. А горы! Горы!
  
  Через стационарный портал в отделе перемещений Министерства мы оказались на своеобразной магической таможне. Нас встретили и выпроводили дальше, дав экскурсовода.
  
  Прежде, мы оделись, как маглы, и отправились на экскурсию в город, в котором живут одни маги - куча магловских туристов вокруг! Что-то вроде английского Хогсмида, но больше похоже на город, чем на деревню. Другая культура, другая архитектура, другой язык, другая религия. Да, тут маги тоже исповедовали буддизм. Это же религия совершенствования. Нам даже разрешили посмотреть храмы. Летние каникулы обещали быть интересными и незабываемыми.
  
  Путешествовали мы пешком, чтобы насладиться открывшимися видами на природу. Впереди экскурсовод, за ним я с Хелен (она, узнав в письме, что я отправляюсь в путешествие, захотела тоже и уговорила родителей), брат, тетя и дядя. Часто мы сворачивали с протоптанных путей и встречали местных диковинных животных в том числе и магических. Были части леса, огражденные от маглов - там обитали в основном магические существа. Но, как я поняла за время путешествия, магические существа вполне свободно могли разгуливать в нормальных лесах.
  
  Очень большая влажность и постоянно встречающиеся ручьи не способствовали особому комфорту, но от самого главного врага - комаров - защищали амулеты. Другое дело змеи... Но тут тоже нам выдали специальные артефакты.
  
  Дорогой гордо называлась извилистая тропка, над которой нависали громады деревьев. А утренние пушистые облачка на небе ближе к обеду резко сменились на тяжелые грозовые тучи. Наш проводник заволновался и приказал поспешить, чтобы поскорее достичь укрытия. Поднялся ветер и все норовил сбросить панамку и сунуть в лицо листья деревьев. Мужчина-азиат сказал, что тут тропический ливень будет довольно опасен, поэтому, нам стоит энергичней пошевеливать булками.
  
  Вдруг наш проводник дал сигнал остановиться. Мы все без вопросов остановились и стали оглядываться. Путешествие дало четкую установку - если командир сказал стоять, значит надо остановиться, а потом думать зачем.
  
  Сквозь шум ветра доносились странные звуки. Хлопанье крыльев? Пригнувшись на примере проводника, мы направились к источнику шума.
  
  Перед нами развернулось целое поле сражения! Лес на этом месте обрывался и превращался в скалистую местность - огромные валуны высились в беспорядке, а землю покрывала каменная крошка. Кое-где валялись старые поваленные деревья. На довольно большом, свободном от камней, участке лежала, свернувшись кольцами, огромная змея... Она угрожающе водила мордой и шипела на нападающих на нее двух огромных птиц. Внешне птицы напоминали орла... только размеры не орлиные. Я читала, про нечто подобное - птицы Рух. Не имеют магии, но компенсируют ее чудовищным к ней сопротивлением и такой же чудовищной выносливостью.
  
  - Царь змей... - восхищенно выдохнул наш проводник.
  
  - Эй, уважаемый, - шепотом привлек его внимание дядя. - Не думаю, что нам стоит здесь оставаться.
  
  - Мы должны ему помочь, - твердо ответил наш экскурсовод.
  
  - Что?! - ошалел дядя.
  
  - Смотрите, царь змей не двигается с места. Он защищает детей, - после понятных только ему одному объяснений, он хотел рвануться вперед, но мы все, не сговариваясь, схватили его и удержали на месте.
  
  - Да вы с ума сошли! Это же василиск! Он вас только на подходе взглядом убьет! - пытался достучаться дядя.
  
  Меж тем удача была не на стороне змея. Громадные орлы, ощетинив когти на лапах, старались ухватить пятнадцатиметровую змею за ее длинное тело. То ли у змея было что-то с глазами, то ли убийственный взгляд на птиц не действовал. Одна из птиц явно отвлекала внимание: делала резкий выпад, а как только змея бросалась, разинув огромную пасть, орел хлопал крыльями и отлетал. Второй же пытался подлететь сзади и ему это удалось - он ухватился когтями за гибкое тело змея и стал подниматься вверх, затем набрав приличную высоту скинул змея вниз.
  
  Приземлившийся василиск был еще жив. Он вернулся на свое прежнее место и продолжал кидаться на птиц, защищаясь. Но видно было - тактика птиц не прошла даром. Змея меньше обращала внимания на острые когти прорезавшие чешую, на угрожающе изогнутые клювы, старавшиеся ранить посильней. А обилие крови уже отчетливо виднелось с разделявшего нас расстояния.
  
  Наш проводник вырывался не менее яростно. Он как-то умудрился достать палочку, но она быстро была отобрана. Никто из нас не хотел остаться без проводника или еще лучше - идти туда за ним. С его выкриков я догадалась, что они здесь почитают василисков. Священные животные или вроде того.
  
  Василиск не мог защищаться вечно. Он упал замертво, но птицы не взялись пировать, они оттащили змею в сторону и принялись разрывать когтями землю.
  
  Я пропустила момент, когда вырвался наш проводник. Он отвоевал свою палочку и бросился к орлам. Дядя остался сидеть на земле с наливавшимся синяком под глазом, тетя хлопотала над ним. Мужчина произнес длинное заклинание на своем языке и птицы испуганно захлопотав крыльями взлетели в воздух.
  
  - Дети, оставайтесь здесь. Энид, присмотри за ними, - сказав это, дядя побежал проводнику на помощь.
  
  Мужчина продолжал что-то колдовать, но птицы летали кругами, то пытаясь приземлиться, то отлетая подальше, но не спешили улетать.
  
  Мне вспомнились заклинания стихии огня или вызывающие панику. Если бы не запрет волшебства для несовершеннолетних и в этой стране, возможно, я бы их опробовала. Ах да, я же еще второкурсница и мне не положено этого знать...
  
  Заклинания нашего проводника, наверное, имели ментальный характер. Дядя же решил удостоверить птиц в реальной угрозе. Что он там за заклинания бросал, не знаю, но предположу, что они имели режущий характер. Перья с птиц летели после каждого попадания. Наконец они сдались - поднялись выше в небо, пока нам не стало видно только их маленькие силуэты, и стали кружить там.
  
  Проводник что-то сказал дяде Элджи и они пошли смотреть, что же разыскивали птицы. Тетя решила, что опасность миновала и поспешила к мужчинам. А мы за ней.
  
  - Да это же кладка! Кладка василиска! - воскликнул Элджи.
  
  Я, восхищенная находкой, заглянула в разрытую яму... Но увидела лишь обломки скорлупы... Птицы успели все съесть. Н-да. А сколько могло бы стоить яйцо василиска... Подумать страшно, хотя оно, может, и к лучшему.
  
  Раздосадованный опозданием, наш экскурсовод, спрыгнув вниз, стал откидывать скорлупу и разрывать землю.
  
  - Помогайте мне! Если здесь могло остаться хоть одно, мы должны его найти!
  
  Но его усилия были заранее тщетны. Хелен была опечалена событиями и с жалостью смотрела на проводника. Обреченно он откидывал обломок за обломком, вот его скорбящее выражение лица сменилось радостью, когда он, кажется, нашел целое, но вот мужчина его перевернул, обнаружив, что с другой стороны проклеванная дырка.
  
  Если василиск - это сильное магическое животное, то, может, я смогу почувствовать его магию? Моя чувствительность в последнее время возросла, так что я могла сказать, где волшебник. Правда, для этого мне приходилось долго сосредотачиваться... но сейчас я просто обязана была попробовать.
  
  Я закрыла глаза и представила, что вокруг меня ничего нет. Только тьма. Вскоре я почувствовала, присутствие одного магического ядра. Второго, третьего... пять. Я пыталась прощупать еще дальше.
  
  И в темноте загорелся маленький огонек.
  
  По сравнению с остальными он выглядел словно пламя свечи рядом с лесным пожаром. Обрадовавшись ему, я, не контролируя свои действия, потянулась к нему ближе. Мне хотелось обнять его, взять в руки, погладить, говоря, какой же он хороший и замечательный и он обязательно вырастет до этих огромных кострищ.
  
  'Тебе нельзя гаснуть, малыш! Я же тебя искала!' - хотела я сказать. От этих мыслей, словно по цепочке появились другие вопросы: 'А зачем я его искала?', 'Что я здесь делаю?'. Испугавшись, я захотела уйти. Вернуться назад.
  
  Неожиданно мне вслед потянулся маленький огонек, будто прося не уходить.
  
  Открыв глаза, я обнаружила ту же картину: все остальные наблюдали за поисками проводника. Лицо мужчины выдавало печаль и горе. Внутри еще оставалось ощущение присутствия маленького огонька, и я скорее спрыгнула вниз и поспешила найти его. Я принялась откидывать уже отложенную экскурсоводом скорлупу, откидывать мешающие камни, разрывать руками мягкую землю.
  
  - Ли! - позвала меня Хелен.
  
  - Айрли! Ты хоть прекрати это безобразие! - крикнула мне тетя Энид.
  
  Но я продолжала. Я хотела успеть до того, как ощущение правильного направления не ушло. Вот показалась белая гладкая поверхность присыпанная землей. Я продолжила подкапывать с краев, чтобы не повредить его. И наконец вытащила яйцо размером с футбольный мяч!
  
  Сбоку сел на землю наш проводник, потрясенно разглядывая находку. Со стороны остальных была тишина.
  
  Так продолжалось недолго - с минуту. Раздался хрипящий, шипящий голос, не до конца выговаривавший все слова:
  
  - Не разбей его, человек.
  
  Я повернулась, чтобы посмотреть, откуда доносится голос. Это были диковинные существа со змеиным телом, с человеческим торсом и человеческой головой, укрытой сверху веером змеиных голов, на подобии волос у человека. Но на человека он походил только очертаниями, голова шире раздается в стороны, выдавая сильную челюсть, а приоткрытая пасть показывала белые острые зубы. Кожу покрывали маленькие зеленые чешуйки, которые с переходом в змеиную часть становились крупнее. В руке крепко держалось копье с разной мелочью, украшавшей конец наконечника.
  
  Рядом с ним стояли такие же чудовища. Дядя и тетя упали на землю без сознания. Брат и Хелен оказались лежащими на земле, закутанные в сети.
  
  Я только прижала к себе яйцо и отступила на шаг назад, как наш проводник упал на колени и промолвил к чудовищам:
  
  - О, Великие Наги, прошу вас, пощадите нас! Мы хотели помочь царю змей, клянусь небом!
  
  - Но вы ему не помогли. Отдайте же продолжение Великого Змея.
  
  В такой напряженной обстановке, негромкий треск прозвучал будто гром.
  
  Это треснуло у меня в руках яйцо василиска.
  Глава 29
  
  'Что со мной сейчас будет? - мысленно простонала я. - Они же меня сейчас четвертуют за уничтожение последнего яйца!'
  
  Я посмотрела на белый шарик в своих руках. Трещина все расширялась. Тресь! Кусочек отпал... Из образовавшейся дырки высунулась маленькая приплюснутая голова. Змееныш быстро вылез полностью. Я молча, в оцепенении, смотрела на него. Он посмотрел своими желтыми глазами с вертикальным зрачком прямо на меня, и обвился вокруг правой руки.
  
  Совсем близко послышалось пищание-шипение. Я и забыла про Шерлока. Он сидел рядом, когда мы удерживали проводника, а теперь выбежал из зарослей, не обращая внимания на змеелюдей. По связи передавал чувство опасности. Шипел он на маленького василиска. Чего-то мне страшно хватать за хвост змееныша, чтобы попытаться его снять...
  
  Палочка! Палочка во внутреннем кармане! И левой я колдовать не смогу! Что делать? Что делать?
  
  Я почувствовала легкий укол в шею, и сознание уплыло от меня...
  
  Пришла в себя я в какой-то большой комнате с каменными стенами, лежа на импровизированной кровати, состоящей из травы, накрытой тканью. Посередине располагался очаг для приготовления пищи. Сразу видно, что это жилое помещение. Я осмотрела руки и вздохнула спокойно - змея не было.
  
  'Нас спасли? - недоумевала я. - Если я еще жива и не связана, то надо пойти выяснить, что произошло'.
  
  Попыталась найти по связи Шерлока. Он обнаружился тут же, спящий в клетке. Я встала, нащупывая в кармане палочку. Нежданное движение в районе живота насторожило. Я посмотрела вниз и увидела, как маленький василиск обвивается вокруг талии. Пригрелся, блин.
  
  Дышим глубоко. Спокойствие, только спокойствие. Раз он меня еще не укусил, значит есть вероятность, что и не укусит... Надо разобраться с текущими вопросами, а потом уже будем выяснять, что с ним делать.
  
  Я вытащила Шерлока из клетки и, взяв его на руки, пошла к выходу из палатки. Змееныш никак не отреагировал на хорька. Осторожно приоткрыла ткань.
  
  Выход сторожили наги. Я всегда думала, что это мифические существа, а вот оно как оказалось.
  
  - Простите, что отвлекаю, - обратилась я к ним. - Вы не могли бы мне сказать, где я нахожусь и где остальные... люди, путешествовавшие со мной?
  
  - Ты в нашем городе, человек, - прошипел один из них. - Люди ждут решения тхала. Ты должна оставаться здесь.
  
  Увидев чудовищную рожу этого монстра вблизи и оценив оружие в его руках, я слегка дернулась, но взяла себя в руки. Чего я только не видела?
  
  - Я хочу их увидеть, - я сказала это как можно более уверенно. Они посоветовались друг с другом на своем шипящем языке.
  
  - Идти за мной, человек, - сказал один и пополз вперед, показывая путь по их городу.
  
  Город нагов состоял из огромных диковинного вида, не побоюсь этого слова, дворцов. Здания имели большой арочный вход. Часто на стенах жилищ я видела высеченные в камне узоры, но издалека не рассмотрела. Также был виден след присутствия магии - множество магических светильников освещали улицы не хуже настоящего солнца. Самое веселое это то, что над головой было не небо, а сводчатый потолок огромной пещеры.
  
  Я попыталась осмыслить всю ситуацию в полном масштабе. Итак, каникулы вышли и правда потрясающими! Лучше некуда! А всего-то путешествовали около двух недель!
  
  Если верить проводнику, василиски у них священные животные. Царь змей, ага. Наги - непонятный народец. Хоть я не была окутана веревками, но стража у выхода тоже о чем-то говорит. Плюс, остальные где-то в другом месте. Ждут чьего-то решения. А если подумать, в чем они нас обвинили... Святые чебураторы! Нет, нет. Меня же зачем-то тут оставили. Зачем? Почему не с остальными? Ответ пришел сам собой - он издал шипение, нарезая круги по мне. От такого я выпала в осадок.
  
  Палочка со мной, но не думаю, что будет так уж легко отсюда выбраться... Решила, что нужно делать ноги, причем быстро.
  
  По пути я видела неспешно ползущих по своим делам нагов. Их одежда напоминала греческие тоги или платья. Они смотрели на посетившего их город человека, но ничего не предпринимали.
  
  Змеелюди привели меня к своему главе. Это я поняла, когда услышала повелительные нотки в его шипении, а те понуро склонили головы, как бы извиняясь, изредка что-то шипя в ответ. Змееныш зашевелился и заинтересованно высунул голову. Глава сразу замолчал и приказал мне идти за ним. Он привел меня в один из таких огромных домиков. Усадил перед собой на подобие подушки за низким столом, а сам свернулся кольцами на такой же подушке.
  
  - У тебя накопилось множество вопросов, человек, - утвердительно прохрипел тот. Я кивнула. - Так получилось, что детеныш Великого Змея избрал тебя своей матерью.
  
  Что?! С хрена ли?! Рано мне еще матерью становиться!
  
  Но вслух я ничего не сказала, а наг продолжил:
  
  - Он дал тебе великий дар. Ты должна быть ему за это благодарна. И ты, человек, должна помогать ему. Великий Змей силен и могуч. Но детеныш Великого Змея слаб. Поэтому мало детей Великого Змея вырастает. Так как он единственный выживший детеныш Великого Змея, ты должна его вырастить.
  
  - Прошу прощения, что перебиваю, - не выдержала я. - Но не лучше ли вам взять эту почетную обязанность? Я совершенно не гожусь на роль матери для василиска! Я даже на змеином языке говорить не умею!
  
  'А еще он как вырастет, может меня запросто сожрать!' - добавила уже мысленно.
  
  - Я бы с радостью забрал детеныша. Но он выбрал тебя, человек. Говорить с ним ты научишься. Мы разрешим тебе ненадолго остаться здесь.
  
  - Я вижу, ты не из этих земель, человек, - сказал он после недолгого молчания, в течение которого я пыталась все осознать. - Откуда ты?
  
  - Я из Англии. Это далеко на западе. Большой остров. Мне... Мне хотелось бы вернуться домой со всеми моими спутниками... Я не хочу здесь оставаться.
  
  - Великий Змей может жить в тяжелых условиях, но детенышу нужна помощь, - сказал он, не обращая внимания на мои последние слова.
  
  - Если я смогу говорить с ним, то проблем не будет. Так, что с моими спутниками? - нетерпеливо спросила я.
  
  Домашний василиск. Звучит, конечно, заманчиво. Поэтому отказываться от такого подарка я не буду. Тем более, похоже, отказ бы просто не приняли.
  
  - Они заслуживают наказания за свой поступок.
  
  Вот тут, признаюсь, мое сердце ушло в пятки. Я спросила внезапно осипшим голосом:
  
  - Что с ними будет?
  
  - Они умрут.
  
  - Они не виноваты! Не убивайте их, пожалуйста! - немедленно вскочила я. - Они дорогие мне люди!
  
  'Я должна во что бы то ни стало не дать им умереть!'
  
  - Они могли помочь Великому Змею, но не помогли.
  
  - А вы сами?! Где вы были?!
  
  - Думай, что говоришь, человек! - угрожающе зашипел наг, что я невольно замолчала. - Мы прибыли так быстро, как только могли.
  
  Змееныш выполз посмотреть на шум и, осмотревшись, разлегся у меня на ногах. Я впервые попробовала к нему прикоснуться и погладила. Всякая живность любит ласку. Без исключений. Не укусил, просто замер неподвижно.
  
  - Мы вообще не знали, как можно ему помочь. Василиск сильный. Мы думали, он сам справится... - пыталась я достучаться до его голоса разума или совести, кому как нравиться.
  
  - Вы, иноземцы, не знали. Но один человек точно знал.
  
  - Да, он здешний. Он хотел помочь, но тоже не успел, как и вы. Тем не менее, детеныша василиска он спас.
  
  Змееныш совсем разомлел и тихонько рычал (это было больше всего похоже на рычание).
  
  - Отпустите их. Они ни в чем невиновны, - попросила я.
  
  - Хорошо, мы их отпустим. Взамен ты остаешься здесь. Будешь слушать наши советы и растить детеныша.
  
  - Я хочу убедиться, что с моими спутниками все в порядке. И надолго я тут останусь?
  
  - Столько, сколько потребуется. Пошли. Я отведу тебя к ним, - сказал он вставая.
  
  - Я должна учиться. И должна вернуться домой к сентябрю.
  
  - Дольше, чем нужно, ты здесь не будешь. Твое время пребывания здесь зависит от тебя.
  
  Наг, назвавшийся Шакхой, отвел меня к моим спасенным. Их всех держали в клетке на улице. Радует то, что мы здесь пробыли относительно недолго, хотя выглядели они все равно не радостно. Я всех попыталась успокоить, сказав, что все будет хорошо. Их отпустят. Брат заметил оговорку, но я быстро перевела тему.
  
  Хорошо, что опять спрятавшегося под курткой змееныша они не видели...
  
  Набравшись наглости, я потребовала, чтобы, когда наги будут отводить наверх моих спутников, меня взяли с собой. Конечно, он меня правильно понял. Вдруг, он не сдержит слово и убьет людей на пути?
  
  В магическом подобии паланкина мне дали поесть мяса непонятного происхождения и фруктов. Змееныш быстро проглотил маленькие кусочки мяса, заготовленные специально для него. Со мной и в другом с остальными, думаю тоже, сидели наги. Шторки были закрыты, чтобы мы не видели путь (скажу наперед, чувствовать защитные, отвлекающие и т. д. барьеры мне это не мешало) и отвезли наверх.
  
  Шакха, также, еще раз правильно меня понял и приказал четверым нагам присмотреть за мной. Для защиты, ага. На заметку, если я отсюда выберусь, замахнусь на сложный раздел скрывающих и отвлекающих внимание чар.
  
  После долгого путешествия внутри паланкина, нас выпустили в лес. Как и ожидалось, на известие о расставании все отреагировали... буйно. Дядя с тетей, в конце концов, смирились и сказали, что будут меня ждать здесь, в близлежащем магловском городе. Проводник, уже сориентировался в пространстве. И после того, как отведет всех в город, по его недовольному лицу я поняла, что он избавится от них как можно скорей. Главное, чтобы не по пути. Я в свою очередь пообещала скорее вернуться. А наги пообещали найти и закопать их всех, если они кому-то проболтаются о чем-либо.
  
  На ноте пожелания удачи мы расстались...
  
  В городе змеелюдей я пробыла шестнадцать дней. Так гласили палочки, отмечаемые мной на каменной стене выделенного мне жилья. Сейчас, смотря на эту стенку, как делала это каждое утро, я вспоминала все случившееся со мной в этом подземном городе.
  
  Большую часть времени я проводила здесь. Сбор информации строго контролировался, как и все мои передвижения. Основная цель моего пребывание здесь оказалась проста - со мной разучивали язык змей. Мне давали пить какую-то гадость, и я пыталась говорить. От нее ужасно болело все горло, будто кто-то его немилосердно раздирал когтями. Пояснялось это все преобразованием моих голосовых связок. Я старалась. Попробуй тут пофилонить... Змеелюди сообщили, что эта способность передастся моим потомкам. Ведь изменения были не только физические.
  
  Также я узнала, что взгляд василиска может быть опасен, если он только сам пожелает этого. Змееныш сам научится управлять этой силой. Надеюсь, что так. Очень надеюсь.
  
  Змееныш мой оказался мальчиком и я, недолго думая, обозвала его Каа. Он для своего 'детского' возраста был очень длинным. А когда я его научилась понимать, то поняла, что мне в руки попался самый настоящий наивный ребенок. Когда я нашла его в яйце, то пообещала ему защиту и сейчас даже без давления со стороны змеелюдей защитила бы его.
  
  Много времени я проводила в медитациях. Вы пытались несколько дней просидеть на одном неудобном месте в одной позе с обвитым вокруг шеи василиском? А сидели на холодном камне под водопадом? Всячески меня пытались отвлекать и сначала этим очень бесили, но потом я привыкла. Зачем оно только надо было?
  
  До того, как научиться понимать Каа, меня обеспокоила его реакция на Шерлока. Он шипел на него, гонялся, обвивался вокруг хорька при каждом удобном случае. А вдруг он, когда подрастет чуток, его сожрет? Шакха мне пояснил, что хорек и змееныш выясняют отношения и иерархию. Проще говоря, кто из них круче и кому где сидеть. Но дать понять, что Шерлок не добыча нужно было. И, научившись сносно говорить с Каа, было решено, что Шерлок мог сидеть в капюшоне и на левом плече, а Каа на правом и обвиваться вокруг талии. Уговорила Шерлока научить Каа охотиться. И могла пару часов наблюдать, как они измываются над бедным грызуном, принесенным змеелюдьми.
  
  За мной пришел Шакха. Он обещал меня проводить. Когда мы сидели в паланкине, он начал разговор:
  
  - Я благодарен тебе за проявленное уважение и послушание, всегда помни об оказанном тебе доверии. Помни, что только сильный и мудрый человек может быть спутником василиска. Ты еще так молода, поверь, не надо спешить и все придет с жизненным опытом.
  
  Я молча поклонилась нагу, принимая его совет.
  
  Как бы чужды не были мне змеелюди, а Шакхе - человек, я оценила проявленную заботу, пусть может, заботился он не обо мне, а о будущем Каа.
  Глава 30
  
  (От. авт.: Далее в тексте речь на парселтанге будет выделена курсивом)
  
  - Элджи! - Августа грозно нависла над дядей. - Вы можете объяснить мне толком, почему вы так рано вернулись? Я планировала увидеть вас лишь в конце лета!
  
  - Ну, понимаешь, Августа, это все тропический климат. И насекомые на каждом шагу... - виновато крутил шляпу в руках дядя Элджи.
  
  - Августа, дети в целости и сохранности доставлены домой. Нам, пожалуй, пора возвращаться. Не будем злоупотреблять гостеприимством! Элджи, пошли. Всего хорошего, Августа! - попрощалась тетя Энид, уволакивая за собой мужа.
  
  Н-да. Это они так быстро свалили от гнева бабушки подальше?
  
  Чтобы найти родных в городе, мне пришлось изрядно побродить. А после моего прихода все подозрительно быстро собрались, и мы все вместе отбыли через стационарный портал в Англию. Проводили Хелен и отбыли в Лонгботтом-мэнор. Видимо помня угрозу от нагов, Августе никто ничего не сказал.
  
  Отправлять нас куда-то еще бабушка не стала, сказав, что уже большую часть запланированного сделала. Жизнь вернулась в привычную колею. Только теперь у меня есть маленький (это только пока маленький) секрет - Каа. Пока он помещался под мантией, он мог везде ходить со мной. На будущее надо что-то думать.
  
  В своей комнате я обнаружила стопку писем. Трэйси и Этан рассказывали, как у них дела и спрашивали, как я. Они не знали, где я, поэтому быстро написала им ответы, успокаивая в письмах, что я целая и невредимая, а не отвечала, потому что отправилась в турпоход. Далее шли письма от моих мангак. Задавали вопросы, интересовались чем-то и хвастались проделанной работой. Манга в магическом мире набирала популярность. Продажи ее медленно, но уверенно росли. И уже получалась приличная прибыль. Один парень предложил взять в штаб работников рисующего друга, на что я пообещала все решить, после того, как увижу 'друга'. Ответив и на эти письма, я отложила их в сторону - так как сова одна, придется отсылать их по очереди.
  
  Следующее письмо было от Кана Самуи. Ничего существенного, пустая болтовня. Но то, для чего присылалось письмо, было написано в самом конце. 'С нетерпением жду сентября, дабы услышать твой ответ'. Написав короткий ответ по сути такой же пустой, я перешла к последнему письму.
  
  Вот так сюрприз!
  
  'Привет, Ли.
  
  Как ты там проводишь каникулы? Надеюсь, что у тебя все хорошо. Как там Невилл?
  
  В обычном мире ничего не слышно. Я уверен, в магическом что-то происходит. Ни по телевизору (это такая магловская машина, которая передает новости), ни в 'Ежедневном пророке' ничего нет. Ни за что не поверю, что Он спрятался. Рон с Гермионой не говорят мне подробностей, но хоть ты мне напиши, что там происходит, пожалуйста. Ты ведь была там со мной, должна меня понимать.
  
  Гарри Поттер'.
  
  Подумав, я написала, что ничего не знаю, так как была в отъезде. Но если бы что-то было, все бы заметили.
  
  За лето я так выросла, что пришлось полностью обновлять гардероб. Августа продолжала хлопотать по обустройству защиты - ее можно было нежданно-негаданно встретить в любом закутке дома. Как-то так получилось, что сова с галлеонами от продаж манги была ею перехвачена. Вот так Августа и узнала о моем маленьком бизнесе. Она отреагировала неожиданно - предложила открыть счета в банках. Я в ответ согласилась и стала отдавать ей процент с продаж, аргументировав платой за жилье, еду, одежду и т. д.
  
  Тридцать первого июля отпраздновали День рождения Невилла в семейном кругу. Даже гулянку толком не сделаешь... Зато подарок от дяди Элджи натолкнул на мысль. Он подарил какое-то противное на вид растение, видимо вспомнив об успехах брата на травологии. А гениальная мысль гласила 'Это же можно повысить защищенность дома!'.
  
  Если в доме есть человек, который души не чает в растениях и не против за ними ухаживать, почему бы и не посадить парочку? Невилл был только рад. Августа наше благое начинание одобрила, подумав, наверное, что мы так хоть чем-то заняты будем.
  
  Небольшой огород, где мы выращивали разные растения, у нас был. Не то чтобы я там часто бывала и знала, что там растет... Но список того, что хотелось бы еще посадить, составил братец. Купили почтой множество безобидных растений, но приобрели и кое-что поинтереснее. И мне пришлось запомнить, где что растет, дабы случайно не влезть никуда.
  
  Цапень - растение из семейства бешеных огурцов. Выглядит как старый узловатый пень. При попытке дотронуться до него мгновенно выращивает сильные гибкие побеги, которые норовят избить и исцарапать обидчика, а если получится - то и задушить. Они были посажены в произвольном порядке по саду, так что, если не знать где они и задеть, можно получить массу неприятных ощущений.
  
  Колючка обыкновенная - зеленый шар из растительности, стреляющей шипами в тех, кто к нему приблизится. Несколько кустов были высажены под забором.
  
  Свой страшный... кхм... в смысле, страшно драгоценный кактус брат наотрез отказался куда-то приспособить. Не очень-то и хотелось.
  
  Домовикам было дано задание вырыть и укрепить запасной выход из подвала. Я спускалась, чтобы проконтролировать процесс. Темп их работы впечатлял. Августа одобрила хорошую идею, сказав при этом, что запасной выход в подвале уже есть. Из упрямства я приказала домовикам продолжать. Значит, будет два черных хода!
  
  Лето окончательно вымотало меня своей бесконечной душной жарой. Спасение приносила только прохлада темной беседки, находящейся у садового прудика. Даже Невилл бросал иногда свой огород ради нескольких часов прохлады. Идиллия продолжалась недолго...
  
  * * *
  
  'А? С чего это я проснулась? Вроде не с чего... Наверное, Шерлок что-то чудит... Твою ж медузу Горгону!'
  
  Сквозь открытое окно донесся несвойственный саду звук - будто вскрик. Я мгновенно вскочила с кровати, запуталась в одеяле, упала, вскочила и подбежала к приоткрытому окну.
  
  Сад окружала темнота. Нигде никого не было видно. И тишина. Только легкий ночной ветер шевелил верхушки деревьев.
  
  'А я-то уже надумала себе тут! Накрутила себя. Послышалось, поди, - успокаивала себя. - Кто сможет пройти все охранные заклинания, выставленные бабушкой?'
  
  Я завалилась обратно на кровать, желая досмотреть сон. Тревога в душе и не думала угомониться. Я потянулась мысленно к хорьку. В голове прозвенел далекий ответный звоночек от Шерлока. Они этой ночью пошли на охоту. Я приказала ему вместе с Каа возвращаться ко мне, как можно незаметнее и принюхиваться, а сама встала, накинув на себя мантию, взяла палочку и направилась в коридор. Лучше быть живым параноиком, чем мертвым оптимистом.
  
  В коридоре было тихо. Не было ни следа чужого присутствия. Мягко ступая по коридору с палочкой наготове, я прислушивалась, боясь услышать любой шорох. Перед дверью брата я замерла в нерешительности. Идти к нему или все же сначала разбудить бабушку? В этот момент Шерлок передал, что почувствовал запах чужих.
  
  Раздался скрип, и я быстро юркнула в комнату Невилла. Это могла скрипеть только третья сверху ступенька на лестнице, ее давно уже надо было менять. Я застыла за дверью - ночные гости уже поднялись на второй этаж. Нужно будить остальных, но и шум поднимать нельзя. Я не знаю, сколько их, и могу привлечь внимание всех. Времени думать не было. Как и не было времени будить брата.
  
  Раз. Два. Три. Четыре. Дверь бесшумно отворилась. Словно само время замедлилось. Из открытой двери в комнату сделал шаг человек в черном балахоне. 'Петрификус Тоталус', - невербально, и присесть вниз. С глухим звуком он упал вперед по стойке смирно. Сразу же я наугад послала в проем двери еще одно парализующее заклинание. И не ошиблась. В коридоре упало второе тело. Никого больше не было.
  
  - Ч-что п-происходит? - неожиданно раздалось сзади.
  
  - Хватай палочку и уходим. Быстрей! - обернулась я к брату, и затем выглянула в коридор. Еще две фигуры в черных балахонах и в масках, скрывающих их лица, выскочили из моей комнаты и мгновение мы смотрели друг на друга. Я быстро отступила назад в комнату и дернула за собой дверь. Не тут-то было! Длинные ноги упавшего мужчины не дали закрыть ее полностью, осталась маленькая щель. Не успею убрать ноги, черт!
  
  Взгляд выудил из темноты очертания вазы на столе. В голове мелькнул эпизод из прочитанной когда-то книги. Я успела подбежать к столу и схватить вазу, благо он был недалеко, прежде чем дверь вновь распахнулась и в меня полетело оглушающее заклинание. Выставив на него Протего, я изо всех сил закричала:
  
  - Авада Кедавра! - и бросила в нападавших вазу. Она пролетела к противоположному концу спальни и разбилась о стену.
  
  Тот, который шел впереди бросился в комнату уходя от снаряда, и на парализующее уже не успел ответить, грохнувшись с глухим звуком на пол. Второй скрылся за дверью. Я перекинула левитирующим заклинанием стол, образовав преграду между нами. И вовремя - тут же в меня полетело невербальное связывающее заклинание. Стол треснул и переломился пополам. Еще одно разнесло его в щепки, оставив меня без укрытия.
  
  - С-ступефай! - крикнул Невилл, сидя на кровати. Волшебник выставил щит, и заклинание разбилось сотнями искр. Мое тоже было отбито.
  
  Небольшая черная тень очень быстрыми прыжками запрыгнула магу на ногу. Мужчина обратил внимание на хорька слишком поздно - Шерлок забрался по одежде ему на грудь. Человек затрясся, попытался ухватить руками хорька, но тот уже отпрыгнул от него. Вслед юркому зверьку полетел фонтан из брызг... крови.
  
  Я с отстранением наблюдала, как бьется в судорогах неизвестный волшебник, хватаясь за горло. Палочка его отлетела в сторону, а он пытался руками остановить кровотечение. Шерлок, попискивая, подбежал ко мне, давая через связь почувствовать его радость от победы над врагом. Его черная шерстка с редкими белыми пятнами чуть-чуть поблескивала. Он прыгал вокруг меня, требуя внимания и одобрения. И я потянулась погладить его, почувствовав под рукой мокрую шерсть.
  
  'А я и не заметила, как ты вырос, став таким... сильным, - подумала я, обратив внимание на его белые острые зубки. - Где Каа?'
  
  Шерлок передал мне, что он прячется за дверью. И я поспешила забрать его пока никто не видит. В коридоре был слышен шум. Кажется, в той стороне спальня бабушки... Змееныш обнаружился возле парализованного тела ночного гостя. Хорошо спрятался, даже я его не сразу заметила. Быстро забрав его и спрятав под мантией, я вместе с подошедшим братом поспешила на помощь Августе.
  
  Спальня бабушки была в другом конце дома, далеко от нашей. Пока мы пришли уже все стихло. Я остановила брата, призвав его к тишине. Когда мы заглянули в комнату, то увидели разгром вокруг и тяжело дышавшую Августу, стоявшую над двумя оглушенными противниками. Пусть будут оглушенными...
  
  - Ты цела, бабушка? - спросил брат.
  
  - С вами все в порядке? - спросила она дрогнувшим голосом.
  
  - Да, мы целы... - ответил ей Невилл. Он был сильно взволнован и говорил слегка запинаясь и глотая буквы.
  
  Бабушка тоже была поднята со сна. Она накинула на ночную рубашку халат и призвала нас поспешить за ней:
  
  - Нам нужно уходить отсюда, сейчас же!
  
  - Но куда? - откликнулась я, догоняя ее. - Двое были в моей спальне и двое пошли к Невиллу. Могут быть еще!
  
  Шерлоку, видно, надоело бегать, и он забрался мне на плечо.
  
  - Через парадные двери мы не пойдем. Они могли оставить там нам сюрпризы. Смотрите в оба, - сказала она, спускаясь по лестнице вниз.
  
  На первом этаже нас уже ждали. Полетевшие в нас заклинании отразила Августа, выйдя вперед.
  
  - Бегите! - крикнула она нам, прикрыв отход в подвал.
  
  Нападавшие ждали, что мы станем пробиваться, но у нас был черный выход. Брат поспешил к дверям подвала. А я остановилась, отмахнувшись от него, выглядывая из-за угла - нужна ли Августе помощь?
  
  Это просто впечатляюще, как она сражалась. Она успевала легко и непринужденно отбивать атаки нападавших волшебников. Ее преимущество в том, что коридор маловат для двух волшебников, стоявших плечом к плечу. Но это только казалось. Маги умело сменяли позиции, стараясь как можно меньше мешать друг другу. Все же было заметно, как быстро уставала бабушка.
  
  Шерлок доложил, что кого-то почуял... Сзади.
  
  Я обернулась, став спиной к стене, чтобы увидеть, как с гостиной вышли еще двое мужчин в масках. Они сейчас придут сюда, и Августа не сможет противостоять всем вместе! Но они ближе ко мне. Я должна что-то сделать!
  
  Отдав мысленную команду хорьку идти к Августе и помочь ей, я сосредоточилась, собираясь с силами.
  
  - Бомбарда! - произнесла я заклинание, наставив палочку на отрезок стены между мной и спешащей помощью.
  
  Я знала, что будет нехилый взрыв, так как сил вложила прилично, но не ожидала, что осколки камней и кусков древесины полетят и в мою сторону. Слава домашним вязаным носкам Дамблдора, я успела закрыть глаза левой рукой! В нее тут же впились острые снаряды. Вся левая сторона, которой я повернулась, пострадала. Открыв глаза, я успела оценить столб пыли, прежде чем Августа схватила меня за руку и потащила в подвал. В подвале заметила, что Шерлок со мной и нигде не потерялся. Каа слегка пошевелился, надеюсь с ним все в порядке. Августа открыла потайную дверцу, отодвинув прежде скрывавший ее хлам, и мы полезли через потайной ход. Похоже, бабушка, или даже ее предки, постарались на славу. Стенки и потолок хорошо укреплены, а идти можно спокойно, не сгибаясь в три погибели. Ход был длинным, и по моим ощущениям мы уже пересекли периметр дома. Перед глазами в какой-то момент все начало плыть и передвигаться стало тяжелее, но прилечь передохнуть прямо здесь, было нельзя. Августу тоже, наверняка, задело из-за меня... Лишь бы выбрались.
  
  Потайной ход вывел нас в небольшой лесок, расположенный у дома. Бабушка приказала нам крепко за нее держаться и аппарировала.
  
  После знакомого уже туннеля аппарации мы оказались... в парке. Брат побежал к ближайшим кустам и оттуда донеслись красноречивые и неприятные звуки. Я в свою очередь нашла опору в виде тоненького, молодого еще, дерева. Из волшебной палочки Августы вылетело непонятное серебристое существо и тут же убежало прочь.
  
  - Где мы, бабушка?
  
  - Обычный магловский парк, - ответила мне Августа. - Как ты?
  
  - Нормально.
  
  - Кто были эти волшебники? - спросил вернувшийся Нев, вытирая рот рукавом пижамы.
  
  - Пожиратели, - вспомнила я людей на кладбище в таких же масках на лицах. - Но почему они напали на нас?
  
  - Идем отсюда. Нам нельзя оставаться на одном месте, - повела нас по окруженной деревьями тропинке Августа.
  
  'Интересно, был ли там Крауч? Скажем, тот, который в комнате брата...' От воспоминания мне стало не по себе. Хоть в спальне и было темно, фантазия услужливо дорисовывала все детали.
  
  - Они действуют как и когда-то. Вычисляют семьи и нападают, когда никто этого не ожидает. Охранные заклинания не всегда могут их остановить. Нам повезло.
  
  'Но почему мы? - подумала я и тут же ответила сама. - Я. Я привлекла внимание Волдеморта. Ведь семья Лонгботтомов принесла ему немало неприятностей, а тут еще я такие финты на кладбище выкинула. Про способности Нева, выбивающегося из тенденции, он может знать только от Крауча, а бабушка всегда славилась среди общественности сильной женщиной...'
  
  - Но куда нам теперь? - погрустнев, спросила я. - Месторасположение дома они узнали и куда бы мы не пошли, они смогут нас найти, так?
  
  - Все будет в порядке, - уверенно ответила Августа. - Кое-кто предлагал мне защиту и укрытие. Будем надеяться, предложение еще в силе.
  
  Парк оказался большим. Когда бабушка привела нас к воротам, небо уже начало потихоньку светлеть. Не знаю, как остальные, а у меня жутко ныла нога при ходьбе. Не говоря уже про одеревеневший бок, поддерживаемую левую руку и мокрую то ли от крови, то ли от пота одежду. Шерлок бежал рядом и через связь отвлекал меня, транслируя волнение. Прилетела сначала одна сова и принесла письмо, адресованное мне. Я его запихнула в карман, после того, как мы быстро удостоверились, что письмо от Министерства. За первой совой спланировала вторая. Она прилетела к Невиллу. Письма с порицаниями от Министерства казались сейчас совсем бессмысленными и незначительными.
  
  - Наконец, миссис Лонгботтом. Мы проводим вас.
  
  Я обернулась на звук и мгновенно напряглась. Темные силуэты выходили из укрытий, приближаясь к нам.
  
  - Это значит, Альбус Дамблдор обеспечит нам защиту? - вышла вперед Августа. Ее тон ясно говорил, если ответа не последует - мы с места не сдвинемся.
  
  - Да. Директор, поручил нам проводить вас в безопасное место, - раздался знакомый голос профессора Люпина. - Сами понимаете, здесь не лучшее место, чтобы это обсуждать. К тому же, вы ранены. Вам нужна помощь и мы пришли. Не будем тянуть время. Возьмитесь, пожалуйста, за нас. Мы аппарируем.
  
  Люпин сделал пару шагов к брату и протянул ему руку, предлагая аппарировать вместе с ним. Лиц я не видела в темноте, но примерно могла представить себе всю картину. Высокий широкоплечий мужчина предложил бабушке взяться за руки. Я позвала Шерлока. И после того, как тот забрался мне во внутренний карман (на то, что хорек весь в крови мне было фиолетово - сама такая же), другой волшебник аппарировал, взяв меня за руку... правую. Левая была в подсохшей крови. Палочку я решила пока убрать, все равно в таком состоянии вряд ли смогу что-то путное наколдовать.
  
  Мы оказались в темном переулке, освещаемом лишь слабым светом от палочки встречающей волшебницы с диким светло-фиолетовым цветом волос. В воздухе стоял противный запах и, обернувшись на него, я заметила переполненную мусорку. К стенкам домов я лучше подходить не буду... Обычно в таких переулках валяются бомжи или грабят неудачно свернувших прохожих. Затем я заметила стоящие около волшебницы пять старых метел. И сбылись мои опасения - высокий чернокожий колдун скомандовал рассаживаться на эти веники.
  
  Удерживать себя в вертикальном положении становилось трудней, а если я еще и на метлу залезу, то, боюсь, свалюсь нафиг. Пока я терзалась сомнениями, все уже расселись по метлам и решили, что мы с Невом будем сидеть вторыми пассажирами. Брат уселся к Люпину, а меня посадил перед собой чернокожий волшебник. Видимо, выглядела я совсем плачевно, потому что во время полета этот черный властелин придерживал меня. А меня конкретно начало колбасить.
  
  Не знаю, далеко мы летели или нет, все слилось в попытках покрепче ухватиться за древко метлы и не дать волшебнику заметить Каа.
  
  Приземлились посреди какой-то темной улочки. Не знаю. Для меня все было, как в тумане. Мне сказали прочитать и сунули под нос клочок бумажки. В слабом свете палочки я разобрала 'Штаб-квартира Ордена Феникса находится по адресу: Лондон, площадь Гриммо, 12.'
  
  'Ни... Ничего себе', - успели пошевелиться в голове мысли, пока передо мной, раздвигая соседей, появлялся новый дом.
  
  Я отмахнулась от попытавшегося поддержать меня мага. Он поднял меня на руки и понес к дому со всеми вместе. Я крутилась и вертелась. Не дай бог, он заметит Каа. Когда оказалась внутри, поняла, что дом давно заброшен. Вот значит, в какой дыре теперь ютится Орден. Меня наконец-то опустили на пол.
  
  Навстречу вылетело что-то большое, рыжее и очень громкое. Здравствуй, Глюк, так вот ты какой... В халатике с оранжевыми апельсинами. Оранжевыми такими... Громкие голоса отошли на задний план. Потом до меня дошло, что меня снова несут на руках, а впереди трещит без остановки миссис Уизли. Я спросила, зачем. Кажется, меня надумали подлатать. Мысль дельная, но, блин! У меня под мантией василиск! Я попыталась решительно спрыгнуть на пол. Не рассчитав сил, грохнулась, сказав, что сама дойду, переоденусь и не хочу, чтобы миссис Уизли этим занималась. Пусть дорогу покажет только.
  
  Она меня не послушала и продолжила подниматься по лестнице, вновь что-то громко говоря. Чернокожий маг снова попытался поднять меня, я отбилась от него и решительно пошла за рыжей ведьмой.
  
  У меня в глазах двоится? А, нет. Это близнецы. Говорят по очереди. Молли отмахнулась от них полотенцем свисавшим до этого с плеча и начала, громко орать. Я улучила шанс и юркнула в ближайшую дверь, крепко прижав ее за собой. Это оказалась большая спальня.
  
  - Каа, спрячься под кроватью и не показывайся никому, - тихо сообщила приказным тоном на парселтанге, смотря на обширную старую кровать с выцветшим покрывалом. Змееныш сполз по ноге и спрятался без разговоров. Я успела еще мысленно приказать Шерлоку присмотреть за Каа и понять, что дверь открывается, как в глазах все потемнело, а ноги предательски подогнулись...
  Глава 31
  
  Разбудило меня шипение Шерлока. Только я хотела сказать хорьку, чтобы он перестал шуметь, как я вникла в смысл негромко сказанных слов:
  
  - Мы сразу подумали, что это кто-то с задания Ордена вернулся...
  
  - А там Кингсли несет полуживую Айрли. Мы спросили, чем можем помочь...
  
  - Ну, а вы маму знаете. Прогнала нас спать...
  
  - Мы, естественно, не заснули. И с помощью удлинителей ушей слышали, как они тут носятся...
  
  Очень захотелось прочистить уши, но я сдержалась.
  
  - Это все последствия нападения Пожирателей, - раздались чьи-то шаги.
  
  - О, доброе утро, Невилл. Ты выглядишь получше. Мы жаждем услышать всю историю!
  
  - Прекратите кричать, разбудите еще ее, - услышала я голос Грейнджер. А она-то каким боком тут? Тоже скрывается?
  
  - Спросили бы сначала, как себя чувствует Невилл!
  
  - Царапины, - голос брата был огорченным. - Меня меньше задело. Как она?
  
  - Еще не приходила в сознание, но мама обещала, что все будет хорошо, - ответила ему Джинни.
  
  - Вы это... Хорька лучше не трогайте.
  
  - Почему? - не понял Рон Уизли. Уж этот голос я узнаю!
  
  - Я лично видел, как он перегрыз горло одному из Пожирателей, - в голосе брата не было ни раскаяния, ни гордости. Сухая констатация факта. Эх, жаль, не вижу его лица. Это может быть психологическая травма. Еще шугаться Шерлока начнет. И меня заодно, как носителя столь агрессивного зверька.
  
  - Утро доброе, - решила открыть глаза я, пока они не полезли проверять утверждение Нева. Голос прозвучал хрипло и непонятно, совсем не так жизнерадостно и ехидно, как хотелось, но неожиданно - это точно.
  
  Комната оказалась той же, что и вчера. Только сквозь щель в ветхих шторах пробивался солнечный свет. В его лучах видно было, как кружат пылинки в воздухе. Слишком ярко для дневного. Скорей всего, это последние закатные лучи светила - самые яркие. Я лежала на кровати, рядом со мной сидел Шерлок, а значит... Да, кое-кто внизу.
  
  - Айрли! - воскликнул Гарри Поттер, который, оказывается, тоже был здесь.
  
  Я попыталась пошевелиться и сесть. Не тут-то было - вся левая сторона отозвалась несильной болью. В теле присутствовала какая-то слабость. Непроизвольно выдохнула сквозь крепко сжатые зубы, пытаясь расслабится и отстранится от болевых ощущений.
  
  - Воды! - забеспокоилась Грейнджер в поисках питья и шагнула вперед к столу со стоявшим на нем кувшином.
  
  Шерлок, хищно изогнувшийся на кровати, зашипел и, думаю, оскалился, отчего она остановилась. Похоже, хорька кто-то вымыл - крови на нем не было. Или нет, он сам. Кому-либо постороннему он в руки не дался бы.
  
  - Мы позовем кого-нибудь, - покинули комнату близнецы Уизли, еле протиснувшись вдвоем мимо Джинни. С лестницы донеслись звуки спускающихся слонов.
  
  - Долго я тут? - спросила после того, как Грейнджер опасливо протянула кувшин мимо Шерлока и я напилась вдоволь.
  
  - Ты весь день проспала, - ответила Грейнджер.
  
  Ничего себе! Угораздило же меня...
  
  - А ты как, Нев? - спросила, обращаясь к брату.
  
  - Ничего серьезного.
  
  - С миссис Лонгботтом все в порядке, - продолжила Гермиона.
  
  - Что с бабушкой? - в словах Грейнджер отсутствовала степень повреждений Августы и я забеспокоилась. Видимо, беспокойство передалось и Шерлоку - он зло застрекотал на девушку и мне пришлось попросить его быть поспокойнее. По крайней мере, пока они не полезут под кровать.
  
  - Миссис Уизли сказала, что с ней все хорошо. Мы видели, как она приходила сюда к тебе, когда ты еще спала, - Грейнджер вопросительно посмотрела на Рона, Джинни и брата. Те кивнули, подтверждая ее слова.
  
  Боже! И сама чуть о свое же заклинание не убилась, и родных чуть не того! Еще, поди, заставила понервничать.
  
  Грейнджер хотела еще что-то сказать, но поголовье слонов, поднимающихся по лестнице, увеличилось. В дверях показалась Молли Уизли, за ней зашли Сириус Блэк и Ремус Люпин. Близнецы остались позади.
  
  - Что вы все здесь делаете?! - вскричала Молли Уизли, только ступив в комнату. По вискам от этого ее крика будто трещина пошла. - Покиньте все спальню немедленно! Ей нужна тишина и покой!
  
  Я чуть не взвыла, а все резво поспешили на выход.
  
  - Вы тоже покиньте помещение! Мне еще ее осмотреть надо!
  
  Шерлок зашипел-застрекотал на нее, возмущаясь, а мужчины, видимо, перепугавшись, быстренько закрыли за собой дверь.
  
  - Ты тоже не шуми! - обратилась она к хорьку. - Мне твою хозяйку осмотреть надо!
  
  Я мысленно сказала Шерлоку не трогать ее. Надо смотреть - пусть смотрит, раз колдомедиков вызвать не могли.
  
  - Ох, и перепугала же ты нас, - сказал она уже спокойнее, подходя к кровати.
  
  Вот так и продолжая причитать, отвлекая меня, она убрала одеяло. На мне была светлая в бежевый цветочек старенькая ночная рубашка. Явно чья-то и при этом изрядно поношенная. Блин, это же все вещи дома остались... Ну, хоть в школу мы не успели закупиться. Письма с учебниками в этом году задерживались, да и мы откладывали все на последний день.
  
  Оказалось, что меня перемотали бинтами (к слову, самодельными) словно мумию. Миссис Уизли все это, болезненно для меня, размотала, смазала раны принесенной мазью, и вновь замотала. Мазь должна была помочь залечить раны быстрее.
  
  От Молли Уизли узнала, что я нахожусь в штаб квартире Ордена Феникса. Дом принадлежит Сириусу Блэку, который милостиво предоставил эту развалюху... ну ладно... наверняка на древнем домике куча заклятий была и до Ордена, а теперь и подавно. Из подробностей: мало того, что здесь теперь проходной двор - члены Ордена могут тут отдохнуть после заданий - семейство Уизли привезло для сохранности сюда всех своих несовершеннолетних детей, под защитой был отконвоирован Поттер и привезена Гермиона. Тон рыжеволосой женщины был слегка напряженный и чуточку прохладный. Она постоянно неестественно улыбалась, пыталась шутить, так что я заподозрила неладное. На мой вопрос, все ли раны заживут, она уверила меня, что и следа не останется.
  
  Миссис Уизли, стребовав с меня обещание пролежать в постели еще хотя бы один день и не снимать бинты, напоследок сообщив, что скоро принесет поесть, ушла. Только теперь я поняла, как проголодалась. Встав, когда ее шаги затихли внизу, я медленно подошла к двери.
  
  - Шерлок, хороший мой, постой на шухере, - сказала я хорьку. Он в ответ обиженно фыркнул, но протиснулся в приоткрытую дверь. Я послала ему мысленно волну благодарности и плотно прикрыла двери. Замка здесь не было. Пока я доползла к кровати и завалилась на нее, Каа забрался на откинутое мной одеяло, свернувшись кольцами. Видимых повреждений на нем не было.
  
  - Придется немного потерпеть, Каа, - сказала я ему. - В этом доме никто ни в коем случае не должен узнать про тебя. Ты не ранен?
  
  - Нет. Я смогу охотиться, Айши? - прошипел тот, подползая ближе.
  
  - Прости, но нет. Ты же знаешь, если тебя увидят, то у меня будут проблемы, как минимум. Охотиться для тебя будет Шерлок, и я буду по возможности приносить еду.
  
  Каа еще маленький, он сейчас учится охотиться вместе с Шерлоком. Самого его я еще не отпускала. Мало ли что?
  
  - Долго мы здесь будем, Айши? Те хищники разрушили наш дом. Но я хотел бы вернуться в твой дом. Мне там больше нравилось, хоть там и светлее.
  
  - Возможно, когда-нибудь... - задумалась я. - Не хищники, Каа. Они люди. Волшебники.
  
  - Но они не выглядели, как ты, Айши. И не как твоя семья.
  
  - Они такие же, как мы. Они просто одели маски, чтобы мы не видели их лица.
  
  - Тогда как они посмели напасть на наш дом?! - угрожающе поднял голову вверх змееныш. - Айши, мы должны отомстить им!
  
  - Тише. Нас могут услышать, - я успокаивающе погладила его по прохладным гладким чешуйкам. Он в ответ прильнул к теплу руки. - Обязательно отомстим, Каа. Мы этого не забудем, ведь так? Только подождем лучшего времени. Ты помнишь, сколько их было? Безрассудно сейчас бросаться им мстить, когда мы еще так слабы.
  
  - Но ты ведь сильная, Айши!
  
  Я улыбнулась в ответ на такое заявление.
  
  - Они тоже сильные, Каа.
  
  Я добросовестно провалялась в постели еще день. Это был скучнейший день, какой только можно представить. Раз или два заходила детвора, чтобы сказать пару слов и свалить подальше. Может, конечно, это не они такие бесчувственные, а я слишком грубая стала. Что поделать, подниматься настроению было не от чего. Хоть бы один из этих придурков додумался принести мне книгу почитать! Грейнджер - и та не сообразила! Вот и получалось, что я много разговаривала с Шерлоком и Каа. Они тоже маялись со скуки в комнате. Шерлок еще мог сбегать проветрится, а Каа приходилось сидеть со мной. Взрослое население этого дома проведывать меня не спешило, кроме Молли Уизли, которая заходила на перевязку.
  
  Единственным интересным событием стал разговор с пришедшей Августой. Мне пришлось засунуть свое плохое настроение подальше, так как вопросов накопилось немало.
  
  - Как себя чувствуешь, Айрли? - спросила, заходя в комнату бабушка, предварительно перед этим постучав. Вот! Вежливый и воспитанный человек! Не то что эти... неучи! Если замка нет, это не значит, что можно ввалиться в комнату с улыбкой во все тридцать два зуба, спросить, как добрый доктор в психбольнице, что у меня болит и ожидать радушного приема!
  
  - Здравствуй, бабушка. Хорошо, спасибо. А ты как? - вежливо ответила я, пытаясь поднять повыше подушку и усесться поудобней.
  
  - Со мной тоже все хорошо, - она улыбнулась теплой ободряющей улыбкой. Редкое явление. - Как тебе тут? Друзья заходят?
  
  - Конечно, - улыбнулась я в ответ, постаравшись скрыть раздражение от слова 'друзья'. - Бабушка, могу я спросить у тебя, что ты пообещала за нашу защиту? И что там с письмами от Министерства? Я их не видела больше, - я сделала максимально доброе и беззаботное лицо, искренне интересующееся 'для галочки'. Надеюсь, я не переборщила. Перед зеркалом сколько тренировалась-то!
  
  - Вот, прочитай, если интересно, - она протянула мне знакомое письмо. Я его тут же развернула и быстро пробежала глазами.
  
  'Уважаемая мисс Лонгботтом!
  
  Согласно имеющимся у нас сведениям, сегодня с двух часов пятнадцати минут до двух часов тридцати восьми минут вами, либо вашим братом, Невиллом Лонгботтомом, была применена серия заклинаний, успешно зафиксированная следящими чарами Министерства. Как Вам известно, несовершеннолетним волшебникам не разрешено вне школы использовать приемы чародейства.
  
  За это грубое нарушение Указа о разумном ограничении волшебства несовершеннолетних и руководствуясь его дополнением о применении магии в домах волшебников, Ваши родители или опекуны вместе с вами должны прибыть в Министерство для беседы и выяснения всех обстоятельств. Если законное требование Министерства не будет выполнено в течение трех часов, представители Министерства будут вынуждены принять предусмотренные в Законе меры.
  
  Счастливых каникул!
  
  Искренне Ваша Муфалда Хмелкирк.
  
  Отдел злоупотребления магией.
  
  Министерство магии'.
  
  Вот уж пожелала так пожелала! Счастливых каникул!
  
  - Не переживай, я уже все уладила. Вопросов к нам у них больше не осталось, - тем временем говорила бабушка.
  
  - Но как ты все это объяснила? Ведь Министерство не верит в возрождение Темного Лорда. И Пожиратели...
  
  - Не верит, - согласилась она. - Пришлось ссылаться на вторжение частными лицами и самозащиту.
  
  На ее лице, покрытом редкими морщинами, появилась довольная полуулыбка. Ох, чувствую, и шороху она там навела!
  
  - Получается, Министерство отследило месторасположение нашего домика? - удивленно вопросила я.
  
  - Нет. Ты, может быть, уже догадываешься, как работают следящие чары Министерства? - я отрицательно покачала головой. Она вздохнула. - Представь магию, как сплошное одеяло укрывающее все вокруг. Когда кто-то колдует, одеяло немного двигается. Следящие чары замечают это движение. Маглорожденных замечают, так как больше в их доме колдовать никто не может, и могут узнать все вплоть до мелочей. Время, место, заклинание. А затем, и были ли рядом маглы. Маглорожденных регистрируют по месту, полукровки могут выполнять заклинания в пределах дома, то есть на своей территории, да так, чтобы маглы не заметили. Если же такое случилось, родители должны стереть воспоминание маглов о применении магии. Или, если не могут, вызвать отряд чистильщиков из Министерства. В домах волшебников же замечают все расплывчато. И только если волшебник применил большое количество заклинаний на определенный промежуток времени. Нагромождение заклинаний на доме не дает проходу чарам Министерства. Еще во времена твоих родителей взрослые сами следили за применением чар своих детей. А затем вышел закон о ношении чистокровными следящих артефактов от Министерства. У тебя, например, это сережка, - я непроизвольно потянулась к сережкам-гвоздикам в ушах. - А у Невилла - амулет.
  
  Я вспомнила, что видела пару раз висящий на шее брата камешек в простой оправе.
  
  - И как ты согласилась на такое? - недоумевала я.
  
  - Я о вас беспокоилась. Ведь я не могу постоянно присматривать за вами, - Августа вновь улыбнулась, на этот раз, как мне показалось, насмешливо. - Как ты должна помнить, волшебников не обучают магии до одиннадцати лет из-за нестабильности их магии. До семнадцати их магическим источникам нужен перерыв на каникулах, после усердного напряжения во время учебы в Хогвартсе. Так что не вздумай колдовать дома!
  
  Я поняла, что если и буду колдовать, то так, чтобы Августа не видела. А злоупотреблять и правда не буду - а то еще проблемы с магией начнутся. Поберегу свое право на черный день.
  
  - Ты так и не ответила, за что Дамблдор позволил нам тут остаться? За вступление в Орден? - я знала, что Августа раньше в нем не состояла, а пригласить они могут и детей - с них станется.
  
  - Нет. Я слишком стара для подобных затей, а вам еще рано вступать в какие-либо организации.
  
  - Да ладно, бабушка. Вон Невилл вступил в некое Г.А.В.Н.Э. И меня приглашали. Ничего так организация... оригинальная, - я не смогла удержаться от легкой улыбки. Зная бабушку, Невилла ожидает серьезный разговор. На всякий случай, если он вдруг не понял меня.
  
  - Домовики остались дома. Приведут все в порядок, - перевела она тему. - Я думаю скоро найти новый дом и забрать их. А этот продадим.
  
  Я, конечно, читала, про артефакты и заклинания для временного оглушения домовиков, но, кажется, эта книга была из Запретной секции... Их даже убить сложно, если они в пределах своего дома.
  
  - Как тебя тут лечат? - поинтересовалась она после недолгого молчания, в течении которого я переваривала полученную информацию.
  
  - Вот, - я подняла перебинтованную руку, - Молли Уизли какой-то серо-буро-малиновой гадостью раны перемазывает. Говорит, и следов не останется.
  
  При упоминании имени миссис Уизли лицо бабушки не поменялось, только взгляд выдавал недовольство, я так и не поняла, чем.
  
  Порасспрашивав меня о бытовых подробностях еще немного, Августа ушла по своим делам.
  
  * * *
  
  Возненавидев когда-то дорогие, а теперь выцветшие и обшарпанные обои, а также изученный до каждого пятнышка и трещинки рельефный потолок, я набралась сил на следующее утро и решительно пошла смотреть дом, позволив Каа обвиться вокруг талии, спрятав его под принесенной мне мантией, а Шерлока усадив на плечо. Побывать в доме, принадлежащем, пусть и давно, старинному могущественному роду волшебников, и не рассмотреть его получше? Не смешите мои тапочки!
  
  Н-да. Я бы сказала, что этот дом давно заброшен. Мрачно и грязно. Везде, куда, видимо, не желали заглядывать жители особняка, лежал огромный слой пыли. Такое ощущение, что особняк стоял не тронутым не меньше ста лет. Убраться бы тут нормально и дом приобрел бы свою, может и мрачную, но величественную красоту. В конце концов, живет ли здесь еще хоть один домовик? Видимо нет, так как дом был просто отвратителен. Шерлок чихал и жаловался, а Каа прошипел что-то про мышиную нору.
  
  Для начала, я решила спуститься на кухню позавтракать. Кухня - оплот чистоты и порядка, меня впечатлила больше всего. В этом похожем на пещеру помещении с грубыми каменными стенами было так же мрачно, как в коридоре над ним. Шкафы с посудой и массивные чугунные котелки, свисавшие с темного потолка, похоже, обогнули внимание миссис Уизли, готовившей что-то на очаге в дальнем конце кухни. Посреди множества стульев, стоял длинный деревянный стол, уже сервированный.
  
  Миссис Уизли, заметив мое присутствие, предложила присаживаться, сообщив, что сейчас должны подойти остальные. Шерлок спрыгнул на стол и стал обнюхивать еду. Молли Уизли недовольно поджала губы, но ничего не сказала. И правильно, Шерлок проверял, насколько еда съедобна и не подлили ли нам ничего - обоняние-то у него получше. А я стала подозрительной. Как там? Постоянная бдительность! Втихаря спрятала в карман пару кусков необработанного еще бекона.
  
  Я доедала пудинг, когда на кухню начал подтягиваться народ. Они о чем-то болтали, что-то обсуждали. Из разговоров я поняла, что миссис Уизли добровольно-принудительно запрягла всех подростков наводить порядок в доме. Тяжко без домовика, тяжко. Я уже успела забыть каково это - подмети-помой. Меня пригласили присоединиться к 'веселью'. Я, ссылаясь на общую слабость, отказалась, но меня не захотели отпускать. Зато брат с радостью согласился.
  
  Молли Уизли отвела всех и показала объем работ. Можно бесконечно долго смотреть на три вещи: на огонь, на воду и на то, как кто-то другой работает.
  
  Я была в шоке, когда они стали разбирать пыльные застекленные шкафчики, стоявшие по обе стороны от камина. Они были битком набиты всякой всячиной: тут тебе и коллекция ржавых кинжалов, и когти, и свернутая кольцами змеиная кожа и изысканный хрустальный графинчик, наполненный, вне всякого сомнения, кровью. Рай для кого-то вроде Снейпа, наверняка, это все жутко редкие ингредиенты. Плюс, еще и непонятного назначения артефакты. Я стояла с открытым ртом, смотря на то, как они все это выбрасывают. Да, кое-что, наверняка, испортилось, но остальное-то зачем? Хомяк во мне взвыл в унисон с жабой.
  
  Что-то в разговоре меня отвлекло, и я переспросила, похлопав перед этим по уху, опасаясь, что послышалось:
  
  - Здесь есть домовик?
  
  - Да. Старый несчастный домовой эльф, - на лице Гермионы была написана всемирная жалость, не меньше. - Он уже давно сошел с ума один в этом доме. Мистер Блэк говорил, что не заходил сюда лет десять и Кикимер мог разговаривать только с портретом миссис Блэк.
  
  - Тебе повезло, что ты его еще не видела, - улыбнувшись, заметил один из близнецов.
  
  - Он окончательно поехал крышей и каждый раз бубнит ругательства себе под нос, думая, что мы его не слышим, - добавил второй.
  
  - Но ты не обращай на него внимания, милочка! - подала голос Молли Уизли, заметив отлыниванье от работы.
  
  Меня покоробило от этого обращения, и я постояв немного поспешила к выходу, пока никто не заметил.
  
  Самое опасное поди из дома уже вынесли взрослые, остались мелочи, вроде мелких пакостей на каждом шагу. Но библиотека! Где она? Хотя там должно быть полно дополнительной защиты, но взглянуть все равно надо.
  
  Когда я заглядывала в очередную комнату, на весь дом прозвучал дверной звонок. Тут же его перекрыли чьи-то ругательства. Хм... Своеобразная система. Я выглянула с лестничной площадки вниз, вовремя, чтобы увидеть несущуюся открывать дверь миссис Уизли. Пару минут все так же кто-то внизу кричал: 'Подлые негодяи, мерзкие полукровки, осквернители нашего рода, порождения грязи', а потом замолк и удалось расслышать голоса.
  
  - Меня сменил Дедалус, он взял мантию-невидимку... - голос был знаком, и я постаралась вспомнить лицо говорившего. - Ремус, следующая смена твоя.
  
  - Я помню... - Люпин был прерван спустившейся миссис Уизли:
  
  - Поговорите на кухне - нас могут услышать дети! И Айрли куда-то запропастилась.
  
  - Я уже ухожу, Молли, - пробасили вновь, и послышался звук открываемой двери. Перед глазами всплыл образ чернокожего колдуна с золотой сережкой в ухе.
  
  - Послезавтра собрание, Кингсли, - сообщил ему Люпин.
  
  - Благодарю. Я, возможно, немного припозднюсь. До встречи.
  
  Как только хлопнула дверь, я поспешила к себе в комнату, чтобы снять подозрения. Перед дверью, ставшей моей, спальни, Шерлок предупредил о постороннем шуме.
  
  Уже привыкшая, я достала палочку и открыла дверь. На мгновенье я расслабилась, завидев фигуру ссутулившегося домового эльфа, но во мне тут же вскипела злость и страх - домовик шарил руками под кроватью.
  
  Тихо и плотно прикрыв дверь, я подошла к домовику и схватила его за серую руку, развернув к себе лицом.
  
  - Так-так, что я вижу? - процедила я.
  Глава 32
  
  - Так-так, что я вижу?
  
  В моей голове в мгновенье пронеслись безумные мысли, что сотворить с этим эльфом: от прикопать перед домом до проверки ядовитости Каа. Но я попыталась взять себя в руки. Сейчас ни в коем случае нельзя отпускать его. Нельзя горячиться, иначе это все мне выйдет боком.
  
  Он был совершенно голый, если не считать грязной набедренной повязки, и выглядел очень старым. Хотя он был лысый, как все эльфы-домовики, из его больших, как у летучей мыши, ушей торчало изрядное количество седых волос. На фоне всего этого убожества больше всего выделялись глаза - бесцветно-серые и полные какой-то печали.
  
  Домовики сильно связаны с домом и его хозяевами. И, оглянувшись на особняк Блэков, можно понять запущенность домовика. Блэку не было дела до этого дома и одного отдельно взятого домового эльфа много лет, а других родственничков, претендующих на частную собственность, не видно.
  
  - Кикимер, домовик благороднейшего и древнейшего дома Блэков, рад приветствовать гостью, - промолвил он хриплым утробным голосом, не обращая внимания на мою руку, продолжающую крепко его удерживать.
  
  Он почтительно склонил голову и забубнил:
  
  - Бедная моя госпожа, если бы она знала, если бы она только знала, какое отребье они сюда пускают, что бы она сказала старому Кикимеру, ох, стыд какой, грязнокровки, оборотни, осквернители рода и воры, а теперь еще и эта... бедный старый Кикимер, что он может сделать...
  
  У меня отвисла челюсть. Ну ничего себе домовик! Так! Спокойно, дышим глубже...
  
  - Ты сейчас к кому попытался меня причислить?! - мой голос сошел на рычание. - Позволь тебе пояснить, домовик, чтобы даже ты смог понять! Я чистокровная волшебница! Мои родители - маги! Мой род хорошо известен в магическом мире! А теперь повтори-ка, как ты назвал гостью дома Блэк?!
  
  - Кикимер ничего не говорил. Кикимер не смеет осквернять словами чистокровную волшебницу, - низко поклонился тот. Потом, не поднимая глаз от ковра, тихо, но вполне внятно добавил:
  
  - Тоже, поди, станет предательницей крови. Позор рода...
  
  Я услышала скрип зубов... Кажется, это были мои.
  
  - Это ты позоришь род Блэков! Даже за домом присмотреть не можешь! - домовик вскинул голову и зло посмотрел мне в лицо. Надо бы сбавить обороты. Все-таки мне нужен от него ответ.
  
  - Ты знаешь, что такое личное пространство? - уже спокойнее вопросила я. - Что ты здесь делал?
  
  - Кикимер следил за чистотой в доме, молодая гостья.
  
  Да уж, силу духа он сохранил несмотря ни на что. Он снова прикинулся шлангом, и забубнил себе под нос:
  
  - Приносят в дом своих тварей, а наследник и внимания не обращает на подобное кощунство...
  
  - Ты что-то имеешь против моего хорька? - я напряглась. Надеюсь, Блэку и дальше не будет дела.
  
  - Кикимер следует воли господина.
  
  - Постарайся не попадаться мне на глаза, - я отпустила его руку. - И в эту комнату не заходи, иначе я за Шерлока не ручаюсь.
  
  Домовик пошаркал к выходу. А я, вздохнув, улеглась на кровати.
  
  Блэку без разницы, что творится в этом доме. Он рад бы и забыть про него, но тут особняк вдруг понадобился для целей Ордена. Домовики сильны в пределах дома, этот, хоть и ослаб, но Каа, наверное, смог почуять. Придется носить змееныша с собой, тем самым рискуя разоблачением. Но и здесь его не оставишь. Вроде не понял, что за зверь со мной. А если понял, думаю, я скоро об этом узнаю.
  
  Эх, видно, есть у меня ангел-хранитель или тот, кто исполняет его обязанности - помог он мне с утра.
  
  До начала сентября оставалась неделя...
  
  В дом приходили, и, чаще всего, сразу уходили, члены Ордена. Вообще интересно - штаб-квартира 'светлых' в доме у 'темных'.
  
  Миссис Уизли с Сириусом Блэком находили все новую и новую работу по дому. Таскали из комнаты в комнату, выгребая различный хлам. Я там присутствовала вообще-то в роли наблюдающего, но пару раз приходилось вмешиваться, чтобы оттащить от кого-то очередную агрессивную вещицу.
  
  Сама себе я напоминала домовика Блэков - ходила по дому туда-сюда, смотрела на всех исподлобья, недовольная всем и вся. Домовик, кстати, пытался спасти из кучи хлама очередную вещицу, и бродил за мной, периодически пропадая где-то. Своим присутствием еще больше раздражал. Блэк тоже был недовольный, но его недовольство улетучивалось, как только он видел крестника. Он периодически покидал дом, пропадая на миссиях Ордена, но остальное время проводил с детворой. Я, честно, умилялась, как он естественно общался с ними. Особенно часто он ошивался возле Гарри. Найди в доме Поттера - найдешь и его. То он рассказывает ему о своих школьных деньках, то они обсуждают квиддич, а если какая-то очередная табакерка захочет укусить Гарри - Блэк тут как тут. Смущало только одно - почему Гарри продолжает носить обноски кузена? Мода такая, что ли, на большие вещи? В школе он всегда надевал мантию и как-то нормально было. Может, привык уже к такому стилю одежды? Взрослый же парень, мог и сам купить нормальную одежку.
  
  Но заговорить с ним на эту тему не удавалось. При толпе как-то неудобно, а один на один мы не оставались.
  
  В общем, этот праздник уборки не для меня. Погляжу, как они отдирают протухшее гнездо шишуг и тикать, тикать, пока оно не начало вонять.
  
  Бродить по дому я могла долго. Искать меня бросались не сразу, а потом и вовсе привыкли к моим пропажам. Плюс, домовик оставался с толпой. Всякий хлам я трогать не собиралась, пусть он хоть стоит, как весь особняк - такие вещи без защиты не оставляют даже на собственном столе. Особенно на собственном столе.
  
  Вот где можно было спрятать библиотеку? За этой не открывающейся дверью. Вот за этой, или за следующей - домик-то большой. А двери не простой Алохоморой открываются! Тут, поди, Блэк постарался. Или сразу Дамблдор. Но я старалась не унывать. Сходила, поглазела, куда дали доступ. Может быть, когда-нибудь и себе такую дачу отгрохаю.
  
  Я дернула за ручку и дверь поддалась. Похоже, раньше это была гостиная: продолговатая комната с высоким потолком; роскошный камин; ранее зеленые, а теперь цвета детской неожиданности бархатистые шторы; диванчики, кресла; пустые полки; пустые застекленные шкафчики, стоящие по обе стороны от камина. Из ковра при каждом шаге вылетали облачка пыли. Я присмотрелась - на полках и в шкафчиках пыли было намного меньше - видно, их недавно чистили.
  
  Шерлок чихнул и, раздраженно вильнув хвостом, спрятался во внутренний карман мантии. Секундное барахтанье и шипение, которое пришлось остановить, шикнув. Потерпите еще немного - через пару дней мы уйдем отсюда. Сумки уже собраны.
  
  Неплохо. Красота. Прибавим красок, убавим пыли. Эх.
  
  Ух ты! Гобелены не сняли! Я подошла поближе, чтобы рассмотреть.
  
  Вот это да! Дома у нас висело нечто подобное, но гораздо скромнее!
  
  На всю ширину стены раскинулся гобелен с изображенным древом Блэков! И не только! Многие известные фамилии связывались двойной золотистой линией с Блэками. Даже Лонгботтомы затесались. До меня очередь не дошла...
  
  Хм, не вижу Сириуса Блэка - он должен быть в самом низу. Внимание привлекли два черных пятна. Возле одного значился некий Регулус Блэк. Значит брат. Вторая обгорелая дырка была расположена между двумя женскими именами - Беллатриса и Нарцисса.
  
  Я перевела взгляд. Точно. Нарциссу Блэк связывала золотистая линия с Люциусом Малфоем (от них отходит ветка вниз к Драко Малфою), а другая - Беллатрису с Рудольфусом Лестрейнджем, детей нет. Ради интереса я стала просматривать гобелен в поисках фамилии Крауч. Зачем? Я и сама не знаю.
  
  Есть! Каспар Крауч женат на Чарис Блэк. Дети...
  
  - Вечно ты куда-то уходишь, - прозвучал насмешливый голос. В дверях, оперевшись о косяк, стоял Сириус Блэк.
  
  Давно он здесь стоит? Шерлок, блин! Ты там что, спишь?!
  
  - Скажи спасибо, что я пошел на твои поиски, а не Молли. Уж в этот раз она бы вытребовала у твоей бабушки разрешение запереть тебя в твоей комнате, - Блэк подошел к гобелену и принялся его задумчиво рассматривать, будто впервые увидел.
  
  Молодец, Августа! Если она подходила к бабушке с подобными требованиями, да еще и в обычной своей требовательной манере поведения, неудивительно, что Августа всякий раз на совместных ужинах показательно не обращала внимания на неё и вообще держалась подчеркнуто вежливо. Н-да, ситуация.
  
  - Это ведь древо Блэков. Что с ним случилось? Опасные эксперименты? - поинтересовалась я, показывая взглядом на обугленные дырки.
  
  - Мама, - буркнул мужчина.
  
  Я недоуменно посмотрела на него, ожидая пояснений.
  
  - Заядлая блюстительница чистоты крови.
  
  Я понятливо промолчала. Стереть с гобелена Рода человека простым заклятьем поджигания - это надо было быть в крайней степени бешенства. Либо в маразме на старости лет. Не угодили чем-то потомки, видимо.
  
  - Я так понимаю, тебе знакомы фамилии Лестрейндж и Крауч? - он перевел взгляд темных глаз на меня.
  
  Я медленно кивнула. Если у брата эти фамилии могли вызывать злость, обиду, страх или что-либо еще, то у меня все было глухо. Почти... Когда я не вижу их лица.
  
  А Блэк продолжил все тем же резким тоном:
  
  - Теперь, когда Волдеморт вернулся, он вновь соберет всех своих старых дружков. Вытащит Лестрейнджей из Азкабана, - он прервался, очевидно, ожидая моей реакции, но я промолчала. - Твой брат не бросится очертя голову, но насчет тебя я не знаю. Твоя бабушка отчего-то уверена, что ты тоже. Поучаствовав в парочке заварушек, тебе может показаться, что ты справишься, но, поверь мне, не стоит горячиться. Доверь всё взрослым опытным магам. У нас, видишь, тут целый Орден для борьбы с ними - тебе незачем самой рисковать.
  
  И это говорит мне он? Сидеть тихо и не высовываться? А-ха-ха! Так! Не ржать! Держим серьезную мину, соответствующую важности момента.
  
  - И в Орден ты не можешь вступить, поскольку ты несовершеннолетняя, - добавил он, расценив мою реакцию по-своему.
  
  - Я и не собиралась лезть в их штаб-квартиру, - честно ответила я. Ох, чувствую, глаза меня выдают. - Они все взрослые опытные маги, до которых мне еще расти и расти. Я отдаю себе в этом отчет.
  
  Впрочем, я немного лукавила. Если бы у меня была возможность как-либо насолить им, оставаясь в безопасности, я бы ею воспользовалась. Но гоняться специально? Увольте.
  
  И почему проводит воспитательную беседу на эту тему Блэк? Он же не Молли Уизли, чтобы всех детей подряд воспитывать.
  
  - Хорошо, что ты это понимаешь, - облегченно вымолвил он. - Пошли, я провожу тебя к остальным.
  
  Мы поднялись наверх. Миссис Уизли тут же вышла вперед и попыталась толкнуть речь на тему моей беспечности. Долго ее готовила, ага. Но морально раздавить меня у нее не получилось - Блэк сообщил, что пора обедать. Она тут же вспомнила и захлопотала над заготовленной заранее корзинкой с сандвичами и пирожками. Нормально пообедать не было суждено.
  
  Обнаружилось, что кто-то должен сходить за чаем. Только она хотела кого-то отправить вниз, я мгновенно поспешила к двери, на ходу соглашаясь принести чайник и чашки. Вдогонку мне понеслось месторасположение чайника. Надо же. Я думала, кричать, чтобы я остановилась, будет.
  
  Разъяснилось все тогда, когда меня догнал Рон. Одарив его угрюмым взглядом, я пошла вперед. Не лажу я с ним.
  
  Чайник был найден быстро, а вот чистые чашки - нет.
  
  - Где они могут быть?! - нетерпеливо воскликнул Уизли, задвинув шкафчик. - Кикимер, что ли, перепрятал?
  
  - Зачем? - без интереса спросила я.
  
  - Кто его знает? Взбредет что-то в голову. Он все к себе в чуланчик тянет.
  
  - Ага, утащил к себе чашки из-за их высокой ценности. Это же не хрустальные бокалы!
  
  - Он к себе утащил старые брюки отца мистера Блэка.
  
  Я посмотрела на него с сомнением, а Уизли уже подошел к чуланчику, рывком открыв его. Я выглянула из-за его плеча. Шерлок заинтересованно выбрался из внутреннего кармана.
  
  Вид открылся непрезентабельный. Маленькая комнатка, казалась еще меньше от сваленной на другом конце кучи блестящих безделушек. Рон, пригнувшись, переступил через кучу одеял, которые служили Кикимеру кроватью, и раздвинул рукой хлам.
  
  - Постой, - я попыталась образумить его. - Ты с ума сошел? Это же опасно! А нас тут только двое!
  
  - Если что, ты же поможешь мне, верно? Да и Кикимер их трогал уже.
  
  Я скептически посмотрела ему в спину. Какой он простодушный.
  
  - Конечно, помогу.
  
  И это была чистая правда. Личная неприязнь - не повод отказать в помощи и спасении жизни.
  
  Куча хлама в последующие пять минут была им конкретно переворочена, но перебрана не вся, а в чулане, кажется, стало еще меньше места. Кольца, книги о чистоте крови, украшения, графин, тряпки - чего тут только не было.
  
  От движения руки Уизли к моей ноге откатилось что-то, а он продолжал свое занятие. Я присела, подняв его. Это оказался простой круглый медальон на цепочке. Как только смог так откатиться? На одной стороне мелкими зелеными изумрудами была выложена буква S.
  
  - Ладно, пошли наверх. Их тут нет. Спросим у мамы, - поднялся Рон и повернулся ко мне, ожидая, когда я выйду первая, поскольку места мало. От неожиданности рука сама бросила медальон в карман. Пообещав себе выбросить его потом, я вышла из чуланчика.
  
  Кружки мы таки нашли. Поднялись наверх, получили указания от Молли Уизли и нашли.
  
  Общий ужин в доме Блэка - это нечто. Обычно начиналось все с того, что что-то где-то падало, а миссис Уизли отчитывала провинившихся. При этом бушевала и проливала что-то.
  
  Народу всегда было много, и шум стоял сильный. В Ордене состояла некая Нимфадора Тонкс - молодая аврор-метаморф. Обычно она развлекала своими превращениями, как минимум, треть стола. В другой части стола хохотали близнецы. Еще приходил Наземникус Флетчер - темная личность. Как он сюда попал? Мне ответили, что он 'полезен'. Вертится в определенных кругах и слышит много. Он начинал рассказывать, едва дыша от смеха и обливаясь слезами, про свои особо выгодные сделки, например, продажи внутренностей жаб. Спокойствием отличалась 'взрослая' группа, к которой я пыталась сесть поближе. Там можно было услышать свежие новости. Но по каким-либо причинам было тяжело постоянно подсаживаться к ним.
  
  Наконец, настал последний день пребывания школьников на площади Гриммо, 12. Все бегают по дому, собирают вещи. Наконец можно будет вздохнуть спокойно. Не думала, что могу ТАК соскучиться по Хогвартсу.
  
  На этот раз список учебной литературы прислали непозволительно поздно - в последний день каникул. Все закупят для всех школьников на Гриммо, 12 сразу. 'Общая теория заклинаний' для третьего курса Миранды Гуссокл и 'Теория защитной магии' Уилберта Слинкхарда предполагались на защиту. Мне аж интересно стало, кто это такой умный, что собирается по своим наработкам изучать с нами практику.
  
  До меня дошел слушок, что Рона назначили старостой. Он громко сбежал по лестнице, чтобы сообщить маме, что он хочет 'Чистомет' - новую метлу.
  
  Когда я перебирала и укладывала мантии в сумку, прозвенел дверной звонок.
  
  Зная, кто это пришел, я вышла и стала быстро спускаться вниз. Только бабушка продолжала звонить в звонок, когда приходила. Я даже начала подозревать, что она ловит кайф оттого, что миссис Блэк кричит ругательства на весь дом.
  
  - Закрой рот, старая карга! - раздался угрожающий голос Сириуса Блэка.
  
  - Ты-ы-ы-ы! - взвыла миссис Блэк. - Осквернитель нашего рода, гад, предатель, позорище моей плоти!
  
  - Закрой рот! - рявкнул Блэк опять, закрывая шторы на портрете. Вопли старухи утихли, и воцарилась гулкая тишина.
  
  Отводя со лба длинные темные пряди и дыша чуть чаще обычного, он заговорил, обращаясь к бабушке:
  
  - Я же просил вас не звонить. Она каждый раз кричит проклятья на весь дом.
  
  - Добрый вечер. Так почему бы вам не найти с ней общий язык? - спокойно ответила бабушка, будто и не было своеобразной сигнализации.
  
  Я остановилась на лестнице.
  
  - Бесполезно, - вскинулся Сириус. - Старуха только злобой и была жива. А теперь сами видите, какие были ее самые выдающиеся черты!
  
  - Но она же была вашей матерью. Я думаю, она смогла бы простить вас, ведь вы ее последний потомок. Последняя надежда. Пообещайте ей найти сильную волшебницу в жены и вырастить кучу детишек. Я думаю, она оценит, если вы сдержите свое слово.
  
  - Это вряд ли. Она не оценила произведенную в доме чистку и всеми силами мешает 'ее последнему потомку' сделать этот дом пригодным для жилья, - в его голосе так и сквозила горькая ирония. - Хотя это все равно бессмысленно - я не собираюсь здесь надолго задерживаться.
  
  - Молодой человек, все накопленное вашими предками нельзя выкинуть в одночасье, всего лишь в приступе дурного настроения. Мне кажется, и ваша матушка хотела вам то же самое сказать. Детям помимо счета в банке нужно будет дать семейное гнездышко. Познакомить с дедушками и бабушками. Показать, что они в жизни чего-то достигли, что были не последними людьми, несмотря на свои бескомпромиссные взгляды. В конце концов, показать, к чему привели подобные взгляды.
  
  - В ваших словах есть смысл, но вы абсолютно не понимаете мои горячие чувства по отношению к этому дому и всему моему семейству.
  
  - Да. Я не принадлежу к роду Блэк и не знаю, каково было вам. Но послушайте меня. Дети должны гордится своими родителями. Если вы отбросите в сторону все свои чувства и посмотрите на свою жизнь, то поймете мои слова. Если я не ошибаюсь, вам тридцать пять лет. Вы успели отличится в Ордене и побывали в Азкабане. Для волшебника это самый расцвет сил, поэтому еще не поздно обзавестись семьей. Подумайте, что вы сможете оставить после себя!
  
  - Не говорите мне, как жить, - взъерепенился сразу тот. - Как вы сказали, я взрослый волшебник в расцвете лет, и до старости мне еще как до Мерлина!
  
  - Так не ведите себя так по-мальчишески опрометчиво! К тридцати пяти годам можно было уже и повзрослеть! - опа, и бабушку задело.
  
  - Эм... Бабушка?
  
  Блин, Невилл, как же ты не вовремя! Тут дуэль могла начаться! И я поставила бы на бабушку.
  
  - Вы уже собрались? - Августа быстро развернулась к нам.
  
  - Чемоданы сложены, - доложила я.
  
  - Отлично. Чтобы завтра быстро собрались и сразу отбыли. Идти будем все вместе в сопровождении Ордена.
  
  Было видно, как бабушка усилием воли меняет выражение своего лица с раздраженного на приветливое.
  
  * * *
  
  Вечером было празднество - поздравляли Рона и Гермиону. Все ели, пили и веселились. Что ж, и меня это не обошло стороной.
  
  В этот же вечер разговор Августы с Блэком был возобновлен за праздничным столом. Но что-либо расслышать не удалось.
  
  А первого сентября мы наконец покинули площадь Гриммо, 12. Правда, под охраной. Блэк, как только пересек порог, перекинулся в черного пса.
  
  - Эй, Гарри. А зачем мистер Блэк превратился? Его же теперь не преследует Министерство, - дернула я Поттера за рукав.
  
  - Да. Это Дамблдор придумал, как дополнительную защиту или вроде того.
  
  Мы дошли до вокзала Кингс-Кросс за двадцать минут. По пути не произошло ничего примечательного - разве что Сириус, к удовольствию Гарри, пугнул пару котов. Войдя внутрь вокзала, все стали вроде бы бесцельно прогуливаться у барьера, разделяющего девятую и десятую платформы. Улучив удобную минуту, каждый по очереди прислонялся к барьеру и без помех попадал на платформу номер девять и три четверти, около которой стоял, извергая черный дым и пыхтя паром, Хогвартс-экспресс.
  
  Я случайно засунула руки в карманы и нащупала там что-то. К счастью, быстро поняла, что это медальон, про который я забыла и не стала доставать. Блин, что с ним теперь делать? 'Потеряю' где-то, наверное.
  
  Августа нас с братом обняла на прощанье и прошептала: 'Будьте осторожны'.
  Глава 33
  
  - Пошли найдем купе? - неуверенно предложил Невилл, стоя в дверях вагона. Он обернулся назад, посмотреть на обнимающую своих чад, а заодно и Гарри с Гермионой, Молли Уизли.
  
  - Я, наверное, пойду поищу Хелен или Трэйси, а ты если хочешь можешь пойти с ними, - правильно расценила я его интонацию. - Я их все лето не видела. Подросли, похорошели, наверное.
  
  Брат в нерешительности посмотрел на стоящую на перроне Августу, на спешащих к вагону друзей.
  
  - Ладно, я пошла. Может, зайду к вам после обеда, - схватив сумку я быстро поковыляла по коридору.
  
  Прибыли мы не в самый последний момент - купе были еще полупустые, но я искала определенных людей. Открыв дверь купе в середине состава. я увидела смотрящую в окно Трэйси.
  
  - Привет, - поздоровалась я, заходя и закрывая за собой дверь. - Остальных не видела?
  
  - Привет, Ли, - приветливо улыбнулась она. Как приятно знать, что человек рад тебя видеть. Побывав в таких передрягах, да еще только за эти летние каникулы, я по-другому стала смотреть на мир.
  
  - Нет, не было еще. Ничего. Время еще есть, - продолжила она. - Как лето прошло?
  
  Я закинула сумку на полку и разлеглась, растянувшись на всю длину сидений по свободной стороне. Как же я устала!
  
  - Что, не очень? - поняла она. - Да. Я тоже дома просидела. Скукотища.
  
  - Хорошо тебе, - пробурчала я, подкладывая руки под голову, для мягкости. Шерлок забрался на живот и свернулся клубком. Каа согласился посидеть тихонько в сумке. Как я его уговаривала на Гриммо! Надеюсь, домовики Хогвартса не будут проверять содержимое моей поклажи.
  
  - Что, интересное что-то случилось? - воодушевилась тут же она.
  
  - Давай потом, а? Не хочется десять раз рассказывать, - лениво протянула я. Да. Умоталась я, совсем. Даже сиденье поезда кажется уютным. - Как там Смит?
  
  - Отлично. Мы переписывались все лето. Думаю все серьезно - влюбилась я! - смущенно выдала она.
  
  - Ой, чего-то хочется. Не пойму чего: то ли замуж, то ли семечек, - продекламировала я.
  
  - Ли! - мгновенно надула губы она. - Он хороший парень! Симпатичный, романтичный, решительный и смелый! А в этом году капитаном команды по квиддичу стал! Я удивлена, как он на Пуффендуе оказался!
  
  Я задумалась. Чаще всего, узнав к какому факультету принадлежит человек, к нему тут же примеряют сложившийся стереотип этого факультета. Но ведь одинаковые представители одного и того же факультета встречаются так же часто, как одинаковые отпечатки пальцев у разных людей. Допустим мой пример - я попросилась на Гриффиндор, поскольку считала этот факультет самым подходящим мне. Скорее даже выгодным. Шляпа вполне могла меня отправить и в Слизерин. Но если представить реакцию Августы, попади я на факультет змей... Шляпа, получается, действовала в моих целях. Гермиона, насколько я помню, начиталась книжек про храбрецов с Гриффиндора, в том числе восхищалась Альбусом Дамблдором. Рон и Невилл - все понятно, типичный пример - родители и братья гриффиндорцы. Гарри наслушался хвалебных речей Хагрида. А что, интересно, Хелен, Трэйси и Этан?
  
  - Ли, я к тебе обращаюсь! - услышала я гневный окрик Трэйси.
  
  - Угу, я все слышу.
  
  - Вечно ты куда-то улетаешь. И глаза у тебя такие же, как у Лунатички Лавгуд, - выпучила подруга глаза.
  
  - Ты уже виделась с ним? - перевела я тему. - Ну, заглядывала в купе к Смиту?
  
  - Еще чего! Буду я в каждый вагон заглядывать, ища его! - щеки ее зарумянились, а взгляд переместился в окно. - В Хогвартсе увидимся!
  
  Тринадцать лет, блин.
  
  Дверь купе отъехала в сторону, открыв вид на счастливо улыбающуюся Хелен:
  
  - Привет волшебникам!
  
  Вместе с ней зашел и Этан. Поздоровавшись, они уселись к Трэйси. Не знаю, может вид у меня такой говорящий? Мол, ни за что не сдвинусь? А и ладно, устала я.
  
  Зашел опять вопрос о проведенном лете. Я дала всем высказаться (Хелен благоразумно умолчала об инциденте с нагами) и рассказала о нападении. На Гриммо особо письма не поотправляешь - мера безопасности.
  
  Вследствие того, что меня часто перебивали и буквально с раскрытыми ртами переспрашивали, рассказ растянулся. Поезд уже шел полным ходом, а за окном мелькали шотландские просторы, когда я наконец закончила. Пусть знают, что не все так благополучно, как говорит Министерство, а моим словам они поверили. Впрочем, я и не сомневалась - просто так болтать никогда не буду. Результаты были налицо - все захотели написать родителям. Дружеские разговоры, перемешанные с бурным обсуждением мельчайших деталей длились, пока по коридору не стала разъезжать тележка со сладостями. Дверь купе отодвинулась, явив светловолосого паренька-пуффендуйца, лет пятнадцати, уже в школьной форме.
  
  - Привет, - поздоровался он без какого-либо смущения.
  
  - Привет, - тут же ответила Трэйси, застенчиво улыбнувшись. - Знакомьтесь, ребята. Захария Смит, - она поочередно всех представила. Я только голову приподняла, настолько было лень.
  
  - Вы не против, я с вами посижу? - спросил Смит.
  
  - Конечно, присаживайся, - ответила я и проследила за его взглядом. В сиденье напротив плотно, но не впритык, сидели Этан, Трэйси и Хелен. Если подвинутся, то он спокойно влезет.
  
  - Ты не хотела бы немного подвинуться? - Захария явно не собирался втискиваться поближе к Трэйси. Все остальные затихли, ожидая веселья.
  
  - По-моему, тут и так места хватает. К невесте рядышком присаживайся. Купе, как видишь, хорошо спроектировали и места много. Про подушки только не подумали, - последнее я озвучила негодуя и скорее для себя. Смит, похоже, воспринял это все всерьез. Человек без чувства юмора и не понимающий иронии, ага. Только на лице появилась, как мне показалось, шкодливая улыбочка.
  
  Нахал подошел к окну и приподняв меня, уселся, положив мою голову себе на колени. Только я задумалась возмущаться мне или нет, как вскочила, на удивление, Хелен. Шерлок тоже удивлял - дрых без задних ног.
  
  - Ты что это, обнаглел совсем? - возмутилась Хелен, подбирая слова. - Меняемся местами, Смит!
  
  - Вот именно, что это ты делаешь? - спохватилась Трэйси, сначала беззвучно открывавшая и закрывавшая рот, а теперь вспомнившая, как говорить.
  
  - У нас так не принято, Смит, - сердито подтвердил Этан.
  
  Двери в который уже раз отворились. Я приподняла голову, чтобы увидеть лицо Драко Малфоя между физиономиями его дружков Крэбба и Гойла.
  
  - Весело, смотрю, тут у вас, - объявил он, самодовольно осмотрев всех и бардак в купе. - Это я удачно зашел. Посмотрите вот на это, - блондин ухватился пальцами за зеленый значок с буквой 'С' - староста, приколотый к мантии и потянул его немного вперед. - Так вот. Я теперь староста. И могу наказать вас сейчас, скажем, за плохое поведение. Сейчас я бы назначил вам отработки, но сегодня я добрый, поэтому если раскаетесь перед старостой, то вам ничего не будет.
  
  Выглядел он настолько напыщенно важным, что мне захотелось что-то сморозить по этому поводу, но меня опередили. Раскаленная обстановка в купе еще не остыла.
  
  - А не потому ли ты сейчас не отнял у нас баллы, что мы еще не на территории Хогвартса? - съязвила Хелен.
  
  - Ах, как жаль, как жаль, Малфой, что ты еще не вступил в свои обязанности и не стал еще старостой, - неожиданно для меня саркастично промолвил Этан.
  
  - Точно, точно. Сейчас носимый тобой значок старосты - это всего лишь значок. На пост ты еще не назначен, поэтому мы можем случайным заклинанием отрастить уши или нарастить фурункулов простому студенту-слизеринцу, - угрожающе ласково сказала Трэйси, доставая палочку. Этан и Хелен со странными улыбками тоже взяли в руки свои.
  
  Малфой скривив губы, застыл, а его широкоплечие друзья все так же молчали.
  
  - Вы что себе позволяете? Нападать на старосту вздумали? - процедил он, тоже вытаскивая палочку.
  
  Совершенно неожиданно проснулся Шерлок и, поднявшись на задние лапы на моем животе, оскалил зубы, затарахтев. Я еще не видела оскала своего хорька, хотя уже заметила его отросшие острые зубки. Думаю, выглядит Шерлок при этом жутковато, поскольку Малфой побледнел и немного попятился.
  
  - Закрой дверь с той стороны, Малфой, - доброжелательно обратилась я к блондину, поняв, что на этом все закончится. - Тебе тут не рады.
  
  - Посмотрим, как вы заговорите в школе, - высказался напоследок Малфой и вышел в коридор, задвинув дверь.
  
  Я медленно села, погладив хорька.
  
  - Вот обнаглел совсем! - возмущалась Хелен. - Теперь его еще и старостой назначили. Кто его такого только взял?
  
  - Гораздо важнее вопрос: зачем он сюда заходил? - изрек Этан, присаживаясь обратно на сиденье.
  
  Я села поудобнее на сиденье рядом со Смитом, успокаивающе гладя Шерлока.
  
  - А что, он просто так не мог зайти? Похвастаться? - спросил Захария.
  
  - Обычно он не огорчал нас своим присутствием, - возразила ему я.
  
  - Ну, Малфой же славится хвастовством, верно? - задумчиво произнесла Трэйси, присаживаясь между мной и Смитом. - Он постоянно хвастается богатством и влиянием Малфоев.
  
  - Или он мог просто заходить в каждый вагон, призывая всех полюбоваться на значок, - пожала плечами Хелен. - Я схожу в соседние, спрошу.
  
  Она покинула купе, прикрыв дверь.
  
  - А это правда, что Сама-Знаешь-Кто возродился? - неожиданно задал вопрос Смит, наклонившись вперед, чтобы видеть меня.
  
  - Я же тебе уже говорила, что правда! - хмуро осадила его Трэйси, скрестив руки на груди. - Ты не веришь моим словам?
  
  - Верю, верю, - выставил в защитном жесте вперед руки пуффендуец. - Но мне было интересно это услышать от очевидца.
  
  - Ага, правда. Темный Лорд действительно возродился, - ответила я.
  
  Вернулась Хелен, сообщив, что Малфой и в соседних купе побывал. Хвастливый белобрысый наглец.
  
  Посмотрев на весело беседующих подростков, я подумала, что не все так плохо. Как только я оказалась в этом мире и в этом теле, меня одолела тоска и безысходность. Пережив возвращение Волдеморта, неприятности в другой стране и нападение Пожирателей я вернулась к такому же состоянию. Но ведь я пообещала себе не унывать. Нас не так-то просто сломать, верно? Я не герой. Любой другой, оказавшийся на моем месте, смог бы всего этого избежать и тихо мирно пить чай у себя дома возле камина, смеясь над противниками. Я же умудрилась вляпаться в самую гущу. Но кто сказал, что я опущу руки и покорно буду ждать, пока меня прищучат Авадой? Опоздали вы! Теперь я возьмусь крепко за все книги, что под руку попадут! Один в поле тоже воин!
  
  * * *
  
  Чем ближе мы приближались к Хогвартсу, тем больше меня пробивал мандраж. Боюсь я уже эту школу! Каждый год все больше и больше катастроф! И если идти дальше по прогрессии... Становилось реально страшно!
  
  Поезд начал замедлять ход, и отовсюду стали долетать обычные звуки: ученики брали свои вещи и живность, готовились к выходу. Я шла за друзьями последней. Мелкими шажками вышла из поезда. Вопреки ожиданию, над толпой не разнеслось громоподобное 'Первокурсники, сюда!' лесничего, а скомандовал бодрый женский голос:
  
  - Первокурсники, прошу построиться здесь! Первокурсники, ко мне!
  
  Мы все, прижавшись друг к другу поближе, чтобы ненароком не потеряться в толпе, направились к каретам запряженным фестралами.
  
  - Кто эта женщина, что провожала первокурсников? Кто-нибудь знает? - осведомилась забравшаяся в карету последней Хелен, захлопнув дверь.
  
  Все отрицательно покачали головами.
  
  - Может, Хагрид уволился? - предположила Трэйси. Смит, кстати, вернулся к своим друзьям с факультета.
  
  - Даже не знаю, хорошо это будет или плохо, - ответила я, смотря на вновь начавший моросить за окном дождь. - Я взяла древние руны и уход за магическими существами.
  
  Здраво рассудив на втором курсе, что магловедение, нумерология и прорицания для меня бесполезны, я выбрала оставшиеся. Я еще раздумывала, не поплевать ли мне в потолок на нумерологии, поскольку считала, что полученные там знания не пригодятся, а потом подумала: 'Хорек - есть. Василиск - есть. Осталось только огнекраба у Хагрида приютить'. Нет, магозоологом я становиться не собиралась, но лучше пусть будет хоть один урок на свежем воздухе.
  
  - А я тоже эти предметы взяла, - улыбаясь, сообщила Хелен так, что у меня возникли подозрения, что выбрала она их неслучайно.
  
  Чтобы не влиять друг на друга, мы договорились написать, куда хотим, а потом свериться, что совпало. Помнится, она хотела на нумерологию...
  
  - А я на уход и прорицания, - почесал бровь Этан, отчего-то смутившись.
  
  - У меня к вам всем тут дело одно появилось, - начала издалека я, вспомнив. Дождавшись внимания, я продолжила. - Все хотят продолжить наши совместные тренировки? - на всякий случай уточнила я.
  
  - Да, о чем речь? - не понимала Хелен.
  
  - Ты собираешься их прекратить, - с небольшим придыханием спросил Этан.
  
  - Нет, пока вы все будете их посещать, я буду их проводить, - поспешила я объяснить. - Возвращаясь к вопросу: вы хотите на них ходить?
  
  Хелен, Трэйси и Этан кивнули, соглашаясь. Я вздохнула, готовясь к разговору.
  
  - Кан Самуи - пятикурсник-слизеринец, просившийся на наши занятия. И я решила дать ему шанс. Подождите! - поспешила я остановить открывшую рот Трэйси. - Выслушайте меня до конца. Если вы помните, я была с ним на Святочном балу. Впечатления остались смутные, но у меня есть некоторые причины разрешить ему приходить. Наши тренировки, как возможно вы заметили, с самого начала смахивали на клуб. И с этого момента я хочу его официально утвердить. Потому что слизеринец вступит в должность стажера. Я понимаю, вы все ему не доверяете и я в том числе, но он уже знает про наш 'клуб' и я хочу выяснить его цели.
  
  - А как узнать, не выкинет ли он что-нибудь? - засомневалась первая Хелен. - Все-таки наш 'клуб по выполнению домашних заданий' не утвержден администрацией школы. Хоть ничего противозаконного мы и не делаем, все равно могут быть проблемы.
  
  Когда хотела, она умела думать в правильном направлении и задавать нужные вопросы.
  
  - Придется пойти на крайние меры. Но это нам обеспечит безопасность. Давным-давно волшебники, вступавшие в какую-либо организацию, ставили подпись на пергаменте. Если он нарушал правила организации указанные на нем, его настигали неприятные заклятья. Порой очень неприятные... Хоть это и сложные чары, я думаю, что справлюсь. Итак, вы согласны?
  
  Я дождалась неуверенного кивка от Хелен, короткого 'Ладно' от Этана и в ожидании уставилась на задумавшуюся Трэйси. Когда она подняла голову, заметив внимание, то насмешливо сказала:
  
  - Неужели ты думаешь, что мы все сбросим на твои плечи? Если что-то тебе понадобится - мы поможем.
  Глава 34
  
  Большой зал встретил меня привычным волшебным уютом. Вверху простирался беззвездный черный потолок, неотличимый от неба, которое можно было видеть сквозь высокие окна. Вдоль столов в воздухе плавали свечи, освещая серебристых призраков, сновавших по залу, и учеников, которые оживленно переговаривались, обменивались летними новостями или выкрикивали приветствия друзьям с других факультетов. Трэйси отошла к позвавшим ее однокурсникам, а я, Хелен и Этан уселись рядом с нашими.
  
  Столы были еще пусты, поэтому, поздоровавшись, мы занялись пустой болтовней, поддаваясь всеобщему дружескому настроению.
  
  Я поглядывала на двери, ожидая, когда зайдет брат, (что поделать - привычка) поэтому от моего внимания не ускользнул приход золотой троицы с Джинни и поспевающим за ними хвостиком Невиллом. Обстановка сразу изменилась. Все ученики, кто исподтишка, кто открыто пялились и шептались.
  
  - Что не так? - не сразу поняла я, в чем речь. - Почему такая реакция?
  
  - Газеты, - коротко ответила Хелен.
  
  - Этот балаган со статьей Скитер продолжается, что ли? - удивилась я.
  
  - Ли, ты вообще газеты читала? - спросил меня Этан.
  
  - Просматривала, - оправдалась я, мысленно прикидывая в уме, что такого я могла пропустить.
  
  - Дело не только в статьях Скитер, - вздохнув, пояснил друг. - Все остальные, так или иначе, вставляли в своих статьях свое мнение 'Поттер - лжец'. Когда он заявил о возвращении Сами-Знаете-Кого, помните? А сколько времени прошло? И ничего не происходит, пусть и Дамблдор на стороне Поттера. А значит, по мнению большинства, к которому я, конечно, не отношусь, я-то тебе верю, Сама-Знаешь-Кто не возвращался, Поттер - врет, а Дамблдор сошел с ума.
  
  'Или строит свои интриги, - мысленно закончила я мысль. - В Министерстве тоже не все дураки. Догадываются, что это может быть очередной маневр Дамблдора по воспитанию Поттера'.
  
  - А на меня такой реакции нет, потому что я типа 'жертва', - догадалась я. Есть еще вариант, что Августа постаралась, но оглашать его я не буду.
  
  Поттер и ко, даже не кивнув на короткое приветствие, присели за наш стол. Я обиделась. Пусть даже под сотней взглядов, но можно было и поздороваться. Кажется, я что-то проворчала на этот счет, на что Хелен меня попросила не обижаться и войти в их положение. А предметы обсуждения сели в середине стола, далеко от нас.
  
  - У нас, похоже, новый учитель, - покачал головой Этан, смотря на преподавательский стол.
  
  Я проследила за его взглядом. У нас в Хогвартсе новая неординарная личность! Рядом с директором, одетым в темно-фиолетовую мантию с серебристыми звездами, сидела какая-то женщина бальзаковского возраста, которая думала, что все еще очень молода. Как еще объяснить кричаще-розовый цвет ее одежд?
  
  Пока мы гадали, кто она такая и что будет вести: Уход или Защиту, в Большой зал запустили первокурсников, с восторженными лицами оглядывающихся по сторонам. Старая Распределяющая шляпа в заплатках спела песню, немного отличающуюся от ее постоянного репертуара, отчего вызвала волну шепотков среди студентов.
  
  Посчитав песню глупой шляпы недостаточным поводом для отвлечения внимания от накрывших тарелки за столом яств, я принялась за еду. Почувствовав взгляд, посмотрела на слизеринский стол. Так и есть. Самуи. Только взгляд у него злой какой-то. Не поняла! Это из-за задержки с ответом? Он почти сразу отвернулся, ответив соседу. Ну и флаг в руки.
  
  Когда все ученики покончили с едой и гомон в Зале опять сделался громче, Дамблдор поднялся на ноги. Разговоры мгновенно умолкли. Все повернулись к директору. Его речь была похожа на две другие, которые мне приходилось слышать, поэтому, пребывая в состоянии легкой сонливости, я благополучно пропускала все мимо ушей. Директор смог привлечь внимание, только назвав учителей пришедших на замену. Граббли-Дерг, которая будет вести занятия по уходу за магическими существами и профессор Амбридж (та самая тетенька в розовом) - новый преподаватель защиты от темных искусств. И только я собралась дремать дальше, обрадовавшись надежде на безопасные уроки Ухода за магическими существами, как речь Дамблдора прервалась негромким покашливанием. Это поднялась с места профессор Амбридж. Поскольку стоя она была лишь ненамного выше, чем сидя, все не сразу поняли, почему Дамблдор перестал говорить. Замешательство Дамблдора продлилось всего какую-нибудь секунду. Затем он проворно сел и уставил на профессора Амбридж пытливый взгляд, точно ничего на свете не желал сильнее, чем услышать ее выступление. Помня предыдущего учителя по Защите, я насторожилась. Не к добру это.
  
  - Благодарю вас, директор, - жеманно улыбаясь, начала Амбридж, чем еще больше повысила степень моей подозрительности, - за добрые слова приветствия.
  
  Она еще раз мелко откашлялась - 'кхе-кхе' - и продолжила:
  
  - Как приятно, доложу я вам, снова оказаться в Хогвартсе! - она опять улыбнулась, обнажив зубы. - И увидеть столько обращенных ко мне счастливых маленьких лиц! Я с нетерпением жду знакомства с каждым из вас и убеждена, что мы станем очень хорошими друзьями!
  
  Выглядела она при этом так наигранно радостной, что я подумала, что вернулась в детсад к добрым нянечкам.
  
  Профессор Амбридж снова издала свое 'кхе-кхе', но когда она опять заговорила, ее голос звучал куда более деловито. Слова были скучными и как будто вызубренными.
  
  - Министерство магии неизменно считало обучение юных волшебников и волшебниц делом чрезвычайной важности. Редкостные дарования, с которыми вы родились...
  
  Признаюсь честно, на этом слове мой натренированный пропускать все ненужное мимо ушей мозг, тупо отключился, сливая все ее дальнейшие слова в посторонний шум. Чем дальше она продолжала эту вызубренную речь, будто вытянутую из служебного документа, тем больше учеников отключали мозги и либо болтали о чем-то, либо занимались своими делами.
  
  - Если она так же будет вести уроки, то можно со спокойной душой прогуливать ее пары, - огорченно нахмурив брови, пожаловалась Хелен.
  
  - Вряд ли, - возразила я. - Не знаю, что за ересь она нам декламирует, но сначала не стоит наглеть. Посмотрим, что она сама из себя представляет.
  
  - Это из-за нее нам прислали список литературы в самый последний момент? - недобро прищурившись, изучал ее взглядом Этан. Не знаю, что такого он там заметил, но увиденное ему очень не нравилось. - Она заранее мне уже противна.
  
  - Не могу не согласиться. Может, устроим пикет? - ой не нравится мне взгляд подруги. То ли чертята в глазах пляшут, то ли тараканы жалюзи протирают. - На счет три стучим тарелками по столу, крича 'Люпин!'.
  
  И самое страшное - я поняла по лицу Этана, что он ее поддерживает!
  
  - Вы с ума сошли! - еле успела я схватиться руками за тарелки, которые должны были стать орудием привлечения внимания.
  
  - Ты чего? - возмутилась подруга.
  
  - Хотя бы ради меня, посидите тихо! - попросила-скомандовала я. Слава дурацкому фиолетовому колпаку Дамблдора, они меня послушались!
  
  Наконец, эта Амбридж закончила и заняла свое место, позволив мне облегченно вздохнуть. Естественно, мысленно.
  
  - Благодарю вас, профессор Амбридж, за чрезвычайно содержательное выступление, - сказал Дамблдор с легким поклоном. - Итак, я продолжу. Отбор в команды по квиддичу будет происходить...
  
  - Вы не хотите пробоваться в команду? - спросила, обращаясь к нам с Этаном Хелен.
  
  - Не-не-не, - отмахнулась я. - Мне хватает беготни с вами.
  
  - Ты тоже хочешь пробоваться? - обрадовался Этан, повернувшись к подруге.
  
  - Да. Тогда вместе пойдем. А ты почему не хочешь, Айрли? Ты же прекрасно управляешься с метлой? - удивилась эта фанатка квиддича.
  
  - Ладно, так уж и быть. Если хотите сходить на отбор, я приду поболеть, но в команду я не хочу, - прикрыла я глаза, откинувшись назад, говоря всем своим видом, что меня не переубедить.
  
  Чувствую, мне как-то будет не до еженедельных тренировок по квиддичу. Надо разобраться с клубом. Насторожила меня эта Амбридж, придется повременить с официальной частью. Надо найти место для Каа - он уже не помещается под мантией - растет быстро, змееныш. И вообще, я собралась становиться сильнее, какой к гиппогрифу квиддич!
  Глава 35
  
  Каа безвылазно сидел у меня в спальне под кроватью. Не дай Мерлин, кто-то из девчонок вздумает заглянуть под нее! На этот случай кровать еще и Шерлок сторожил. Долго их так держать нельзя было, но я тянула время.
  
  Где-то в глубине души у меня все-таки засел червячок страха. А ну как вот сейчас, именно в эту минуту, когда выйду из гостиной или пойду на урок, что-нибудь обязательно случится? Я понимала, что этот мандраж бессмысленен, что это все мое воображение и нужно взять себя в руки... Но легче сказать, чем сделать.
  
  Именно в таком состоянии - вся на нервах я и пришла на первый урок Защиты. Урок у нас был третьего сентября. У класса Невилла же - второго. И по школе пошел настойчивый слух, что Поттер выпендривался (не в обиду остальному классу, они тоже вроде бы участвовали). Дошло до того, что Поттер утверждал, что Волдеморт возродился, а Амбридж ему доказывала, что тот врет.
  
  Только я ступила ногой в класс, как встретилась взглядом с Амбридж... кхм... профессором Амбридж, сидящей за учительским столом. Мы с Хелен поспешили занять последнюю парту, пока еще свободную. Я ее предупредила, чтобы сидела тихо. Мне и так хватает внимания, не нужно мне его еще и от этой дамочки.
  
  - Здравствуйте! - подала голос она.
  
  Несколько человек пробормотали в ответ:
  
  - Здравствуйте.
  
  - Стоп-стоп-стоп, - приторно-ласково начала профессор. - Ну нет, друзья мои, это никуда не годится. Я бы просила вас отвечать так: 'Здравствуйте, профессор Амбридж'. Ещё раз, пожалуйста. Здравствуйте, учащиеся!
  
  - Здравствуйте, профессор Амбридж! - проскандировал класс.
  
  - Вот и хорошо, - сладким голосом пропела профессор Амбридж. - Ведь совсем нетрудно, правда? Волшебные палочки уберем, перья вынем.
  
  Ученикам, вижу по лицам, не понравилось обращение к ним, как к маленьким неразумным деткам, а мне было фиолетово. Я уже все это прошла много лет назад.
  
  'Н-да, это тебе не Грюм со своей постоянной бдительностью', - мрачно подумала я, незаметно пряча палочку во внутренний карман мантии и не отрывая взгляд от учительского стола. Напомнила себе, что Грюм у нас и не вел никогда. А потом сама же и возразила, что Крауч повторял поведение Грюма, а значит, все-таки Грюм.
  
  - Отмечу для начала, что до сих пор ваше обучение этому предмету было довольно-таки отрывочным и фрагментарным. Не правда ли? - отвлекая меня от внутренних диспутов, сказала профессор Амбридж, повернувшись к классу лицом и аккуратно сложив руки на животе. - Постоянно менялись учителя, и не все они считали нужным следовать какой-либо одобренной Министерством программе. Результатом, к сожалению, явилось то, что вы находитесь гораздо ниже уровня, которого мы вправе ожидать от вас. Вам, однако, приятно будет узнать, что эти недостатки мы теперь исправим. В нынешнем учебном году вы будете изучать магию по тщательно составленной, теоретически выверенной, одобренной Министерством программе. Запишите, пожалуйста...
  
  Мы записали цели курса. Если отбросить воду, то получалось, что основная цель это понимание, когда ты действуешь по закону, а когда - нет. Затем она приказала открыть учебники и читать параграф. Ни тебе пояснений, ни личного опыта. Мне почти сразу наскучило читать теорию. Штука, конечно, полезная, но я все это пролистала еще на Гриммо. Если так будет продолжаться - накину эту обложку на книгу поинтересней.
  
  Профессор Амбридж сидела за учительским столом и наблюдала за учениками. Подозрения, что она в который раз останавливает взгляд на мне, я попыталась отбросить, списав на нервы. Дорогу я ей перебежать не успела, лично не знакома. Разве что познакомилась с Августой... И Поттер опять же... Ждет она от меня что-то? Ага! Не дождетесь! Не нужны мне еще и от вас неприятности.
  
  Я скосила глаза вправо - Хелен, закусив губу, все еще читала первую страницу. Видимо, пыталась вникнуть в смысл. Хм. Вот и новое развлечение. Когда она сдастся?
  
  До конца урока ничего не изменилось. И все, с сонными лицами проговорив 'До свидания, профессор Амбридж', покинули класс, словно зомби, только что слюну не пускали, а так точь в точь.
  
  Моя подозрительность таки принесла что-то хорошее. На уроке Снейпа я вспомнила Святочный бал и подозрения в причастности Снейпа к Пожирателям. Конечно, он состоит в Ордене, но не может ли он быть шпионом?
  
  Снейп привычно резко распахнул дверь и стремительно прошествовал к учительскому столу. Как всегда выдвинул вступительную речь на первом уроке с замечаниями насчет наших умственных способностей и предположений о особом строении нашей анатомии, а конкретнее - неправильное направление роста рук. Но даже это было стандартно.
  
  Пока варила зелье, по привычке напевала легкомысленные песенки - практика показала, что это самая лучшая защита для меня, так как возникает куча образов и эмоций за которые тяжело ухватиться. Наверное... Почему я на вечеринке по поводу возрождения Лорда до этого не додумалась? Хм... Во всяком случае, мне повезло - даже если Волдеморт прочел мои мысли, то не увидел в них ничего для себя ценного и просто не принял это во внимание.
  
  Только направившись с подругой на руны и пообещав Этану встретиться после них, позволила себе пролистать в памяти всю информацию, связанную с профессором. Он был Пожирателем (к слову, с Каркаровым - директором Дурмстранга, о том пока ничего не слышно), но сейчас зельевар видно чем-то не угодил Волдеморту и вступил в Орден, ясен пень под крылышко к Дамблдору. Остальные члены Ордена его не слишком-то любят. Скорее, не доверяют. Когда он приходил по делам на Гриммо и виделся с Блэком, то тут же завязывались словесные оскорбления. С Люпином же он разговаривал спокойно.
  
  Мне вспомнился небольшой случайный разговор на кухне дома Блэков...
  
  - Добрый вечер, профессор, - поздоровалась я, слегка расстроившись. Я-то хотела стащить мяска Шерлоку и Каа. - Не ожидала кого-то здесь застать.
  
  Люпин видимо отдыхал от задания Ордена и, расслабившись на стуле, пил горячий шоколад.
  
  - Добрый вечер, Айрли, - откликнулся он. - Ты зашла перекусить?
  
  - Нет, спасибо. Вы не против, если я составлю вам компанию с кружечкой шоколада?
  
  - Нет, конечно, присаживайся.
  
  Налив себе шоколада в кружку я села напротив профессора. Кажется, тогда я в очередной раз отвязалась от попытки меня привлечь к уборке, поэтому не спешила и смаковала потихоньку.
  
  - Как тебе тут? Нравится? - задал вопрос он, не желая сидеть в молчании.
  
  - Нормально, - я пожала плечами. Ему что ли жаловаться?
  
  - Хочется уже в Хогвартс? - продолжал он расспрашивать.
  
  - Да, наверное, - лениво ответила я. - Не верится, что только два месяца прошло.
  
  - Ох, это счастливое время учебы. Для меня это было лучшее время в моей жизни, - видимо, при отсутствии энтузиазма с моей стороны он решил поговорить сам. - Волшебный замок, движущиеся лестницы, уроки волшебства, множество студентов и друзья, с нетерпением ожидающие встречи. Я был счастлив еще раз побывать там...
  
  - Вы могли бы остаться преподавать у нас еще хотя бы на год, - пожала я плечами. - Вам ведь понравилось работать учителем?
  
  - Да, достойнейшее занятие. Но, если ты помнишь, я покинул преподавание в Хогвартсе из-за болезни. Никто не захочет, чтобы детей учил оборотень, - он горько усмехнулся.
  
  - Но вы же учили нас целый год! - возразила я. - И ни разу ни на кого не напали.
  
  В принципе, я была с ним согласна. При работе с детьми появлялся большой риск заражения, пусть и со всеми возможными мерами безопасности. Но останься он, не позвали бы Грюма...
  
  - Но для возмущенных родителей учеников и Министерства это недостаточная причина.
  
  - А где вы теперь работаете? - задала я волнующий вопрос, уже предвидя ответ.
  
  - Я целиком и полностью посвятил себя делам Ордена. У него и так мало людей и много работы. А обеспечить всем необходимым Орден может.
  
  Я мысленно прикинула, откуда могут взяться деньги у Ордена Феникса. Нашлись как минимум два богатеньких Буратино - Дамблдор и Блэк. Погодите-ка, а не могла ли Августа тоже деньжат вложить? Добровольно-принудительно, ага.
  
  - Ммм, профессор. Если это, конечно, не тайна, то чем занимается Орден? О больших стычках все бы давно услышали.
  
  - Мы можем предоставить убежище и защиту для тех, на кого напали. Как и в твоем случае, Министерство посчитало нападающих, например, обычными грабителями. Не всех мы сюда приводим. Ищем безопасные убежища далеко от людей.
  
  'Почему же нас не укрыли в таком убежище?' - заинтересовалась тогда я.
  
  - Еще мы просто информируем людей, - продолжал Люпин. - Доказываем, что Волдеморт вернулся. Что вновь пришли неспокойные времена. Многие, конечно же, не верят из-за конкретной позиции Министерства, называя нас лжецами. Такими вещами не шутят. Несмотря на это, хоть пару человек, но мы убеждаем. И это уже победа...
  
  Он замолчал, пока я размышляла о своей судьбе.
  
  - Несовершеннолетних в Орден не принимают, если ты думаешь об этом, - будто только что очнувшись промолвил он. - Гарри, Рон, Гермиона, Джинни и остальные уже хотели вступить, но мы не можем позволить вам это сделать. Это благое дело, сражаться плечом к плечу с членами Ордена, но вам нужно еще многому научиться в школе, чтобы дать достойный отпор.
  
  Я не поняла, отчего он стал меня убеждать отказаться от идеи вступить в Орден, ведь я таких 'идей' никогда не проявляла. От ответа и объяснений меня избавил завалившийся на кухню Блэк, начавший раскуривать сигару, потому я быстро покинула кухню.
  
  Сейчас же думаю, они все, и Люпин, и Блэк, и Августа, наверное, тоже, ожидают, что я кинусь мстить Пожирателям за все хорошее. Пока я витала в своих мыслях, Хелен дернула меня за рукав, привлекая внимание. Коридор был пустынен и на грани слышимости изредка доносились всхлипы. Схватив меня за локоть, подруга потащила меня на звук. Звук доносился из маленького чулана для метел. Хелен остановилась перед дверью и в нерешительности обернулась посмотреть на меня. Я показательно закатила глаза, и она, поняв, что от меня помощи не дождется, толкнула дверь. Вид открылся неутешительный. Свет факелов из коридора освещал чулан, обставленный метлами, швабрами, ведрами и сидящего в этой обители уборщика мальчишку, всего в слезах и соплях. Он, заметив нас, принялся быстро вытираться и поднявшись на ноги, предпринял попытку быстро смыться мимо нас. Хелен оказалась шустрее, схватив его за плечо и заставив остановиться. Я приметила на нем значок Когтеврана.
  
  - Постой, - воскликнула подруга. - Мы хотели бы поговорить.
  
  Я вновь закатила глаза. Сейчас он нам все на духу расскажет и начнет жаловаться, прям! Наивная!
  
  - Мне надо на урок спешить, - предпринял мелкий попытку свалить.
  
  - До урока еще куча времени, - раскусила подруга глупую отмазку. - Расскажи нам, тебя кто-нибудь обидел?
  
  Посчитав, что мне все равно, если какой-то первокурсник скучает по дому и если она хочет его утешать, то это без меня, я скрестила руки на груди. Хочется ей утешать сирых и убогих - пожалуйста!
  
  - Нет, - упрямо ответил мелкий, снова вытирая текущие сопли. Феее.
  
  - Но ведь просто так ты здесь плакать не стал бы, - напомнила подруга мне в этот момент воспитательницу. - Давай, расскажи нам, кто тебя обидел. Мы поможем разобраться с ним.
  
  Я нахмурилась. Быстро она обещаниями разбрасывается.
  
  - Староста, - шмыгнув носом сообщил мелкий.
  
  - Какой староста? - поддержала успех Хелен.
  
  - Со Слизерина. Такой... Беловолосый. Отнял баллы за то, что у меня мантия сбилась... Сказал, что из меня не получится никакой волшебник... Я даже очистить мантию не могу... И заклинания у меня плохо получаются...
  
  Мелкого конкретно прорвало. Видно не мог он никому пожаловаться. Сначала он рассказал про, несомненно, пользующегося положением старосты Малфоя. Как Малфой, оказывается, теперь весело развлекается! Как после обидных слов от белобрысого однокурсники мелкого над ним посмеялись, а потом и обозлились на потерю очков факультета. Настоящих друзей, которые могли бы за него заступится, у второкурсника (а на вид и не скажешь) Ричарда Холта не было. В общем, после всего этого он сбежал сюда и вспомнил, какое несчастное он существо.
  
  Хелен прониклась историей и стала его успокаивать, отчего тот еще больше стал себя жалеть и рыдать. Тем временем близилось начало урока, о чем я напомнила. Хелен на меня шикнула (видимо, обиделась на мое неучастие) и спросила, какой урок сейчас у мелкого. Он ответил, что у МакГонагалл. Подруга сообщила, что у нас руны и мы его проведем.
  
  - Ммм... Сообщим МакГонагалл. Пусть разберется с Малфоем, - задумчиво продолжила, как мне показалось, общую мысль я.
  
  - Нет! - воскликнул тут же мелкий. - Не надо никому говорить!
  
  - Почему это? - вновь нахмурилась я.
  
  - Меня дразнить будут, - насупившись, ответил он, смотря под ноги.
  
  - Что ты, Ричи! - забеспокоилась Хелен, видимо, ожидая новой волны. - Мы только пожалуемся на Малфоя! У него после этого просто должны отобрать значок.
  
  - Нет. Нет. Я не пойду, - заупрямился мелкий оттолкнув хотевшую было его погладить по голове Хелен. - Я не хочу, чтобы об этом знали все. И не хочу, чтобы надо мной смеялись.
  
  - Во-первых, доложить о его недостойном поведении кто-то должен, иначе он так и будет продолжать развлекаться, - постаралась сказать я как можно строже. - Во-вторых, смеяться никто не будет. И прекрати уже жалеть себя. Так уж и быть, посидим здесь с тобой, пока не приведешь себя в порядок.
  
  Его неудачи меня развеселили. И пятикурсник над ним поиздевался, и посмеялись с него все, и вообще он еле палочку в руках держит, и заклинания не получаются, и на травологии растения кусаются, и Снейп обозвал... Пффф...
  
  Минут через десять мы покинули чулан.
  
  - Если будут обижать, скажи, что ты друг Хелен Райли и Айрли Лонгботтом, - услышала я позади подругу, напутствующую мелкого. Потом на минуту стало как-то тихо.
  
  - Ту самую? - тихо с придыханием вопрошает мальчик.
  
  - Угу. Других не бывает. Лучше не слишком распространяйся, - хмуро покосилась я назад.
  
  А затем я вздохнула спокойно у дверей класса трансфигурации. Благополучно передав это несчастье МакГонагалл, и догадавшись по ее побелевшим плотно сжатым губам, что преступник будет наказан, я благополучно утащила подругу к классу рун.
  
  Потеряв десяток баллов за опоздание, мы, после разрешения преподавательницы, присели на удивительно свободные последние парты.
  
  Чтоб хищные трусы Мерлина укусили этого Малфоя! Мне нужен мой Шерлок! Придется спускаться в Тайную комнату. Надо, Айрли, надо!
  Глава 36
  
  Вечером я сделала вид, что устала и легла спать раньше. На самом деле я просто завалилась одетой на кровать и задернула полог. Благополучно провалявшись в кровати два часа после отбоя, вслушиваясь в сопение соседок по комнате, я аккуратно, стараясь не шуметь, поднялась и прокралась к выходу. Шерлок бесшумной тенью прыгал за мной, а Каа пополз зигзагами следом с легким шорохом, чем заставил меня напрячься. Понести его на себе я уже не могла - настолько он отъелся и вырос. Но нет, все спят. Открываю дверь. Она не издает ни единого звука.
  
  - Ли, - тихо позвал кто-то в темноте. Я вздрогнула и повернулась на звук. Каа и Шерлок замерли.
  
  Без сомнений - это Хелен не спит. А только что буквально минуту назад сопела в подушку, но в голосе нет и капли сонливости. Я прислушалась - две другие девчонки спали.
  
  - Так вот кого ты прятала, - она поднялась с кровати, тоже стараясь не разбудить остальных, а я судорожно пыталась сообразить, что делать: Конфундусом и в кроватку или все же попытаться побеседовать. - Как ты вообще додумалась притащить в Хогвартс змею? - на грани слышимости прошептала она негодующе с порицательными нотками. - Скажи, что она не ядовитая, и мы неделю жили в одной комнате с безобидным ужом!
  
  Каа обиженно зашипел. Он очень переживал, что до сих пор не вырабатывает яд. Только на днях 'обрадовал' меня, что может. И человеческую речь понимает... Пришлось на него так же тихо шикнуть. Похоже, Хелен не знает, что за змею я притащила в школу... И это хорошо. Пока же нужно срочно что-то предпринять, иначе остальные тоже проснутся и включат свет, а мы стоим все тут такие красивые...
  
  - Поговорим в гостиной, - поворачиваюсь к двери, не сомневаясь, что она пойдет за мной.
  
  В гостиной хозяйствовала темнота, прерываемая светом полной луны, проникавшим со стрельчатых окон, и не было даже старшекурсников, корпящих над учеными трудами, что было мне очень на руку.
  
  - Как догадалась? - спрашиваю также тихо.
  
  - Я слишком хорошо тебя знаю и не могла не заметить, что ты все время оставляешь хорька тут, - она сложила руки на груди, не собираясь отступать. - Послушай, Ли, не знаю, как ты ее приручила, но это опасно...
  
  - Хелен, - прервала я ее. - Я знаю, что делаю. В который раз вынуждена просить тебя молчать. Это может мне прибавить неприятностей. Поэтому я и забираю его отсюда. Давай закончим разговор - полночь не лучшее время для этого.
  
  - Но мне-то ты все можешь все объяснить? Зачем тебе эта змея?
  
  - Ты все поймешь... когда придет время, - загадочно ответила я, внутренне прикинув, что расскажу ей все лет этак через десять. - Прости, мне нужно идти.
  
  - Куда? - прервала она меня строго. Готова поспорить, что она сдвинула брови на переносице и прищурилась. В темноте ни черта не видно. - Куда ты собралась?
  
  - Моему змею нужно больше места. И я его найду, - честно ответила я, лелея надежду, что после этого она успокоится и пойдет в кроватку.
  
  - Тогда я пойду с тобой.
  
  - Нет.
  
  - Доверься мне, наконец, Ли! - до этого мы говорили шепотом, теперь же она сорвалась, и мне пришлось ей напомнить о соблюдении тишины - тут василиск посреди комнаты разлегся, поглядывая на меня янтарными глазками...
  
  - Я могу сберечь твои тайны, - продолжила подруга упорствовать. - Я твоя подруга. Надеюсь, что лучшая. Ты все время делаешь все сама. Я пыталась приблизиться к тебе, но добилась только твоей помощи на уроках и в домашних заданиях. Даже в клубе ты не можешь никому из нас доверится до конца! Мы все это видим и пытаемся тебя поддержать. Возможно, ты думаешь, что твои секреты слишком важны, чтобы доверить их кому-то. Я изучала окклюменцию с Трэйси и мы много добились! И Этан тоже! Поверь, если ты переложишь часть на нашу команду, ничего страшного не случится. Ты и так много делаешь для нас. И мы это видим! Сравни членов нашего клуба и наших однокурсников! Я просто хочу попросить, чтобы ты дала нам шанс!
  
  Под конец речи она опустила руки и сжала кулаки. Не могу сказать, что осталась равнодушна к ее прорыву чувств. Возможно, все так и есть. А я-то думала, с чего это они взялись за идею совместно учиться? И часто их встречала, сидящих кучкой в библиотеке... М-да, ситуация.
  
  - Хорошо, - просто согласилась я, решив, что пора все-таки опустить немного барьер тайн вокруг меня. Все-таки я давно ее знаю, а если она, да еще и вместе с остальными, начнут копать, то как бы от этого хуже не стало... - Только пока что остальным ни слова, - поспешила я опустить ее с небес на землю. - Возьми мантию и палочку, да остальных не разбуди.
  
  - Тогда сама им скажешь, - упрямо стояла она на своем. Я согласно кивнула.
  
  Пока она шустро буквально взлетела по лестнице и вернулась обратно, я решила, что еще стоит сказать важного.
  
  - Может быть, вы с Трэйси и Этаном и занимались защитой разума, но это не гарантия безопасности, - вот вижу, как дернулась подруга, узнав мою перестраховочную натуру. - Я уже вам говорила не смотреть в упор, глаза в глаза, Дамблдору и Снейпу. Теперь это особенно важно. Если такого все же не удастся избежать, думайте о чем угодно - от шоколадных лягушек до уроков истории магии.
  
  Хелен нетерпеливо кивнула, готовая сорваться с места в любой момент.
  
  - Надень капюшон. Все-таки вылазка тайная.
  
  Накинув капюшон мантии и оглушив при выходе Полную Даму на портрете, под удивленный взгляд моей спутницы, я приказала хорьку следить за обстановкой вокруг. Крадясь по пустым коридорам школы, еле освещаемых, сбивающимся от сквозняков, огнем факелов, я запоздало подумала, что надо было чем-то закрыть лицо. Чтобы даже если попадемся, не пришлось срочно практиковаться в очищении памяти. Натянула пониже на лицо капюшон - хоть что-то - и продолжила путь, предпочитая потайные ходы и темные коридоры, где поменьше портретов. Тушила пару раз факелы, которые потом, после того, как прошла, зажигала - хорошо, что в Хогвартсе нет электричества. Обошла по дуге путь патрулирования МакГонагалл - она анимаг, переждать ее в классе не получится, учуяла бы по запаху. Хелен уже вся исходила нетерпением. Наверное, думала что-то вроде 'Сколько уже можно бродить?'
  
  Кое-как мы без эксцессов добралась до туалета Плаксы Миртл. Здесь начиналась самая опасная часть. Дамблдор знает, где находится вход в Тайную комнату, это вне сомнений. И здесь же дежурит приведение - идеальный часовой - не убьешь, не оглушишь. Только уговорить на постоянную слежку надо. А все привидения в школе подчиняются директору.
  
  - Подождите здесь. Я позову, - если Каспер там, то я быстро свалю, не спалившись. - Если кто-то будет идти - заходите.
  
  Вздохнув пару раз и успокоив внутреннюю дрожь, так же с палочкой наготове и натянутым по самое не могу капюшоном толкнула дверь туалета. Закрытый туалет для девочек встретил меня темнотой. Глаза не спеша привыкали к царящему там мраку, выхватывая из темноты очертания кабинок и умывальников. Никаких белесых объектов я не заметила.
  
  - Миртл? - тихо позвала на всякий пожарный. Паранойя - страшная вещь.
  
  Но в ответ не доносится ни звука, отчего меня с новой силой захватывает подозрительность - все идет слишком гладко. Я прошла еще немного вперед. Тишина. Даже кран нигде не протекает. Я быстро прошлась, заглядывая в каждую кабинку, а затем подошла к умывальникам.
  
  'Ну и какой из них?' - почесала затылок для улучшения мозговой деятельности.
  
  - Откройся, - шиплю на языке змей. Кажется, так Поттер ее открывал. Один из кранов начал вращаться, заставив меня отскочить от неожиданности назад. Еще мгновение и умывальник подался вниз, погрузился куда-то и пропал из глаз, открыв разверстый зев потайного хода... Почти вертикальный.
  
  - Мерлин, - вырвалось у меня, как только я заглянула в темный зев. Как я по нему спускаться-то должна?
  
  - Люмос, - зажгла на палочке мощный свет и приблизилась к тоннелю. Дааааа... Свет заклинания освещал ровные стенки трубы и уступал где-то там темноте провала не в силах достичь так далеко. Ступеньки не предусмотрены и сам лаз рассчитан, что человек полезет согнувшись в три погибели на четвереньках. Сомневаюсь, что сам Слизерин так любил кататься на американских горках. Да и вообще по стокам лазить.
  
  Оп-па! А тут сигналочку кто-то поставил! Не иначе на всяких любопытных очкариков... Ну и получается на одну конкретно взятую волшебницу с бездомным василиском. Попыхтев минут пятнадцать, заблокировала сигналку. Но вертикальный спуск меня не устраивал - как я обратно-то вылезу?
  
  Подключила к решению задачи свою любимую извилину. Мозг решил, что надо попробовать прилипающее заклинание. Главное угадать с его мощностью, чтобы я потом конечности от трубы оторвала.
  
  Позвала Хелен, Шерлока и Каа.
  
  - Не знала, что здесь есть ход, - удивилась Хелен.
  
  - Это твой последний шанс передумать, - вздохнула я. - Эта труба ведет в Тайную комнату. Слышала о такой? Загляни туда и скажи, идешь ты со мной или вернешься в башню.
  
  На освещенном Люмосом лице отразилось непередаваемые чувства. А затем она быстро подошла к зеву и ухватившись для надежности рукой за край, заглянула. Вижу, что страшно...
  
  - Кто первым пойдет? - спрашивает, повернувшись ко мне. Моська серьезная. Отступать она не собирается.
  
  - Я, затем Каа - это змей, знакомься. Затем ты. Для начала наложим заклинания липкости на ноги и руки.
  
  После выполненного задания и проверки правильности наложения заклинания, хорек забрался на плечо. Я забралась в трубу, пролезла немного вперед, пыхтя от усилий. Хелен также забралась за мной.
  
  Прошипела на парселтанге 'Закройся' и услышала звук закрывающегося хода.
  
  - Это что сейчас было? - слышу потрясенный голос подруги сверху.
  
  - Угу. Парселтанг.
  
  Пусть привыкает. Не собираясь дальше объяснять я сняла заклинание и прижала руки и ноги к телу.
  
  - Спускаемся!
  
  Что же, прокатимся на горочке! Яхууууу! Змееныш придавил сверху своим немаленьким весом улегшись на плечи. Сзади с шумом спускалась Хелен.
  
  Не знаю, как тут ползал бывший василиск, может ему и не мешала слизь, покрывавшая стенки. От созерцания таких красот, мне захотелось выключить Люмос, но я держалась. И не зря. Вскоре мне попался боковой проход, и я подумала, что можно было бы пролезть через другие входы, а не рисковать в туалете с привидением. Только надо бы их найти. С мыслями о светлом, а главное, чистом будущем, я продолжала скользить по трубе, представляя, что я в аквапарке.
  
  В один момент, после преодоленных, кажется, нескольких километров труба резко повернула на девяносто градусов и оборвалась. Пылавшая усталостью и брезгливостью я выбралась из трубы (Каа шлепнулся рядом) и отошла в сторону. Не зря. Тут же через пять секунд оттуда вылетела Хелен, которую я тут же ухватила руками, смягчая приземление.
  
  Повертела головой, оценила обстановку вокруг. Оценивать особо было нечего. Свет заклинания еле доставал до стенок нового тоннеля метров двух-трех в диаметре.
  
  Очистив, насколько это было возможно, заклинанием одежду, я сделала свет поярче и продолжила путь, а подруга молча следовала позади. Впечатлилась, ага. Да и тени больно жутко по стенкам скачут. Под ногами было мокро и хлюпало при каждом шаге, усиливаясь и разносясь эхом далеко вперед. Рядом еле слышно полз Каа.
  
  Я заметила, что камни, которыми был выложен тоннель, блестят на свету. Подошла и проверила теорию. Так и есть. Ил. Я скорей всего аж под озером и оно постепенно проникает сюда. Со времен основателей вода вполне могла преодолеть все защитные заклинания. Надеюсь, школу не смоют грунтовые воды... Или есть еще вариант - здесь периодически заливается вода, что не есть гуд. С новым стимулом мы пошлепали вперед.
  
  Первый звоночек, говорящий о том, что я иду в правильном направлении, прозвенел, когда под ногами что-то хрустнуло. Весь пол был усеян костями мелких животных.
  
  - Это сделал тот василиск? - обращается ко мне Каа, рассматривая череп какого-то мелкого зверька. Бррр. Хорошо, что он усвоил 'Шерлок - НЕ еда'.
  
  - Да... Наверное. Поспешим, до подъема мало времени, - поторопила я всех, вспомнив, что в фильме что-то такое было.
  
  Затем я вспомнила и о завале, упершись в груду камней. Нашли прорытый кем-то проход и протиснулись в него. И вновь звук хлюпающих шагов в темноте, разгоняемой Люмосом. От монотонности я стала позевывать заражая Хелен. Поворот. Еще поворот. И еще один.
  
  Наконец через ...надцатый поворот, я увидела перед собой гладкую стену, на которой были вырезаны две свившиеся в кольца змеи с поднятыми головами.
  
  - Красиво жить не запретишь, - пробормотала я охрипшим голосом, осматривая огромные изумруды, блиставшие у змей вместо глаз.
  
  - Кому скажешь, не поверят! - потрясенно выдала подруга, задрав голову. - Ли, а мы остальным это потом покажем?
  
  Посмотрев на ее светящиеся в восторге глаза, я ответила:
  
  - Да... Потом.
  
  Подумала, что даже без меня, Каа будут посещать еще несколько человек. Надеюсь, не заскучает.
  
  Вот и последний шаг.
  
  - Откройся!
  
  В стене появилась щель, разделившая змей, и образовавшиеся половины стен плавно скользнули в стороны.
  
  Мы стояли на пороге просторного, тускло освещенного зала, в котором было удивительно сухо. Уходящие вверх колонны были обвиты каменными змеями, они поднимались до теряющегося во мраке потолка и отбрасывали длинные черные тени сквозь странный зеленоватый сумрак. Все-таки мы под озером, не иначе. Я потушила свет за ненадобностью и прошла вперед, ближе к статуе величественного старца в мантии, взиравшего сверху, словно на... муравья, что ли. Сто пудов, сам Слизерин.
  
  А посередине лежит белый скелет большого змея. Чистый-чистый. Мне захотелось его рассмотреть поближе.
  
  Шаг по гладкой черной плитке пола, еще шаг. Стучит предвкушающее быстро сердце. И я замираю, как истукан, не в силах пошевелиться. И заваливаюсь вперед тряпичной куклой, больно ударившись.
  
  - Ли! - вскрикивает Хелен, подбегая ко мне, и, присев на коленки, начинает тормошить меня.
  
  Я не могу понять, что произошло. Какое-то охранное заклинание? Мысли судорожно мечутся в черепушке. Парализующее заклинание? Так и знала! Дамблдор, гиппогриф бы его задрал! Но что он сделал?!
  
  'Стук. Стук. Стук', - уже в ушах отдается учащенное сердцебиение, а я в панике не понимаю, что происходит! В какой-то момент приходит чувство, что запас маны стремительно уменьшается! В еще большей панике вращаю глазами в поисках подсказки. Шерлок сусликом поднявшись на задние лапки заглядывает мне в лицо - он чувствует мое замешательство, но тоже ничего не понимает. Каа замер в полуметре, приподняв голову с янтарными глазами. А я даже губами пошевелить не могу!
  
  - Айши? Айши! Айши! - зовет змееныш тревожно.
  
  Минута уходит за минутой. В атакованный истерикой мозг врывается мысль отследить поток маны... Она утекает где-то в районе печени... кажется. Чуть правее...
  
  С языка норовит сорваться куча неприличных выражений от осознания! Медальон! Тот самый, который я случайно унесла с дома Блэков! Который я не знала, куда деть! Который по глупости положила в один из многочисленных карманов в мантии! Да еще и внутренний! И забыла про него с концами!
  
  Судорожно пытаюсь воссоздать в памяти образ медальона с местом его хранения и передать его хорьку. Не знаю, что в таком состоянии я смогу ему передать. Хелен еще перевернула меня и трясет... кажется, в истерике. Лежу, пытаюсь успокоится и позвать на помощь... Шерлок забегал вокруг, запрыгал, что-то возбужденно тарахтя. Он забрался под мантию и стал там ворочаться, ища медальон. Вытащил. Спрыгнул на пол.
  
  'Что-то не так', - понимаю. И замечаю, что Шерлок запутался в цепочке. Она обмоталась вокруг него и угрожающе сдавила.
  
  Хелен ухватилась за саму серебряную кругляшку. То ли она оттащила, то ли цепочка расслабилась. Я выхватываю медальон из ее рук и отбрасываю метров на пять, чтобы затем броситься к Шерлоку. Вдыхаю и выдыхаю, чтобы унять бешеное сердцебиение. С ним все в порядке. Дышит. Хорек передает по связи, что жив-здоров, я как бы магический зверь, не хухры-мухры, а вот с подругой твоей, хозяйка, что-то не так.
  
  Я повернулась к Хелен, чтобы увидеть, как она все также сидит на коленях и, опустив руки, смотрит прямо перед собой невидящим взором широко открытых глаз.
  
  - С тобой все в порядке? - подхожу ближе.
  
  - Что? - очнулась она. - Да. Все нормально... Что это было?
  
  - Один нехороший артефакт, - пояснила я как можно более спокойным и рассудительным голосом, чтобы она смогла отойти от пережитого стресса. - Ну ничего. Сейчас мы его уничтожим и все станет просто замечательно.
  
  - Ли! Ты просто упала! И... и... и... - лицо мгновенно поменялась, глаза намокли, и она сорвалась в ненужных прерывающихся объяснениях переходя сначала на всхлипы, а затем и на рыдания. - И дышишь... ча... часто! А я н-не знаю, что могу с-сделать...
  
  Я просто села напротив нее, обняв, прижав к себе, позволив лить слезы на плечо. Мантия то все равно уже нуждается в стирке. Погладила по голове, говоря успокаивающие слова тихим спокойным голосом. Все-таки глупая я. Забыла, какие со мной рядом дети.
  
  Каа с Шерлоком развалились неподалеку отдыхая. Через минут тридцать она успокоилась. И с каким-то торжеством провозгласила:
  
  - Нет уж. Теперь я всегда ходить с тобой буду. И не надейся, что после этого я тебя куда-то саму отпущу.
  
  Я оперативненько попыталась вспомнить, что я сказала до этого. Кажется, я предложила ей просто забыть про все. Ну и не ввязываться в неприятности. Зачем они ей? Ну да ладно. Это ее решение.
  
  Я поднялась и подошла к злополучному медальону. Сначала попробовала поджигающее заклинание, потом режущее, потом... что я только в него не бросала - ему все нипочем. Ну и что мне с ним делать?
  
  - Ну ладно, гадость ты такая, - зло посмотрела я на медальон. - Раз я тебя не могу уничтожить, то закину так далеко, что никто не сможет достать.
  
  Я услышала щелчок и успела заметить, как кругляш украшения разделился пополам. Там внутри было зеркало, в котором отражались два красивых темных глаза... Но это не мои.
  
  - Приветствую тебя, наследница Слизерина... - вдруг из медальона раздался голос, искаженный чем-то.
  
  - Оно еще и говорящее... - не поверила я своим ушам, а потом до меня дошло, что оно сказало. Видимо, оно поняло, что я говорю на парселтанге и сделало такие выводы. - Умная штуковина...
  
  - Я разумен, если ты это имеешь в виду.
  
  - Откуда звук-то идет? - продолжала я издалека разглядывать медальон. - Кто ты такой?
  
  - Это неважно. Я хочу предложить сделку. Я могу помочь тебе советами, обучить заклинаниям и открыть тебе тайники в этой комнате. С тебя же взамен почти ничего не потребую. Только носить меня с собой.
  
  - А не жирно ли тебе будет? - 'Бесплатный сыр только в мышеловке', - подумалось мне. - Ничего полезного мне ты предложить не можешь, а взамен требуешь носить с собой. И это после того, как чуть не убил меня тут?
  
  Я никогда не слышала про разумные артефакты. И этот медальон был удивительным экземпляром... Особенно если бы не был зловредным. Но призрачная 'помощь' не стоит того риска.
  
  - Повторяю еще раз, кто ты такой? Кто тебя создал и как он смог дать тебе разум? - я почувствовала, как рядом встала Хелен, наставив палочку на медальон.
  
  - Я был обычным магом средней силы до того, как один темный волшебник не заключил меня в этот медальон.
  
  - Чую, врешь ты все, - заподозрила я. Если это правда, его, конечно, жаль... Но и только. - Для того, чтобы я попалась в твою ловушку. Закрывайся-ка ты обратно.
  
  - Не горячись. Ты не знаешь, от чего отказываешься. Я помог бы тебе стать великой! Я знаю заклинания такой силы, которые тебе и не снились! - темные глаза, до этого в упор смотревшие на меня и следившие за каждым движением, дрогнули.
  
  - Закрывайся уже, жертва темной магии! - рявкнула я, не желая слушать дальше. А то еще, чего доброго, переубедит.
  
  На удивление, артефакт захлопнулся.
  
  Я порылась в карманах. Чего там только не было! Нашла газету. Тоже положила и забыла. Свернув газету поддела медальон за цепочку и перенесла к ступням статуи Слизерина. Нашла небольшую щель, куда и положила его. Не могу уничтожить - так хоть спрячу подальше.
  
  - Все. Здесь ты никого не достанешь, - ухмыльнулась со злорадством.
  
  Посмотрела на наручные часы.
  
  - Пошли, Хелен. Скоро подъем, а мы даже не ложились.
  
  Исследовать остальные лазы придется потом, а нам еще нужно время, чтобы подняться в туалет Миртл.
  
  Распрощаться с Каа не получалось. Ну не могла я его тут оставить.
  
  В конце концов, не выдержала поглядывавшая на часы Хелен, оттащив меня от змееныша. Ну... попыталась.
  
  Каа я тут таки одного не оставила. Шерлок, с приказом присмотреть за змеенышем, остался с наказом исследовать тут все ходы, отследить ловушки, если имеются и всевозможные выходы. Сказав, что приду сразу после уроков с едой, мы поспешили на выход.
  
  Пыхтя и хекая, мы с Хелен поднялись по трубе наверх. Тут я порадовалась, что ход не совсем вертикальный.
  
  Первая полезла я и, открыв проход, осторожно выглянула. Ночной мрак сменился предрассветными сумерками - как-никак три часа утра. Но в комнатушке не было признаков нахождения школьного плаксивого Каспера.
  
  Выбравшись из лаза, осторожно вышли в коридор и на цыпочках, выглядывая за каждым поворотом и прижимаясь к стенкам, по возможности выбирая путь через потайные ходы, добрались до башни и, что самое главное, на удивление, благополучно. Мы валились от усталости и сразу же, спрятав запачканные мантии в сумки, завалились спать.
  
  Подумав, что такими темпами начало тренировок не скоро наступит, я отключилась.
  Глава 37
  
  Профессор, преподававшая руны, оказалась человеком первого впечатления. И то, что я вместе с подругой клевала носом на ее втором уроке, видно, закрепило ее впечатление. Как бы я четко не отвечала на ее вопросы по предмету, она уже записала нас в список 'нелюбимых' учеников. И если профессор рун счастливо улыбалась от ответов своих любимчиков, то профессор Граббли-Дёрг оказалась весьма приятной и разумной преподавательницей. С командным голосом, ага. По рассказам старших учеников мне было понятно, что Хагрид пренебрегал техникой безопасности. Ну да, ему-то удар копытом от гиппогрифа грозит разве что синяком. А Граббли-Дёрг зорко следила за толпой третьекурсников, желающих протянуть руки к очередному принесенному ею мелкому зверьку.
  
  В общем, я была рада, что выбрала уход за магическими существами. Предмет мне пришелся по вкусу.
  
  Ах да, в пятницу были отборочные испытания на должность вратаря в команде по квиддичу. Мои ребята не прошли. Может, оно и к лучшему...
  
  После уроков забежав вместе с Хелен на кухню и напихав по карманам еды в обертках, будто бы невзначай пошли в туалет Миртл. Теперь Каспер там была. Сидела, выла. Походили кругами часок, вернулись. Миртл куда-то уже смылась (в буквальном смысле) и проход был свободен. Повторив ночную махинацию, спустились в Тайную комнату.
  
  Каа, наевшись, рассказал, что они нашли еще несколько ходов, но выходить не спешили, из-за моего приказа не высовываться. Только один из ходов вел аж за пределы Хогвартса в Запретный лес. Это меня весьма обрадовало - Каа с Шерлоком могут там самостоятельно охотиться, да и вообще свежий воздух и все такое.
  
  Я подумала, что стоит здесь обустроить уютное местечко. Диванчик принести, столик... Так как ходить сюда я буду часто.
  
  Вместе с Хелен, Каа и Шерлоком полазили еще по трубам. Выходов было не так уж и много. Три из них вели опять в туалеты (какая-то нездоровая страсть была у Слизерина) и еще один - в подземелья. Последний был самым удобным - со ступеньками. Пыли, конечно, было полно. Никаких сигнальных чар больше не обнаружили.
  
  Но когда мы вернулись обратно к статуе Слизерина и скелету василиска, и мы с Хелен, и не спавшие всю ночь (трудоголики, блин) Каа с Шерлоком сильно устали и решили разойтись и отдохнуть. Завтра суббота и так как я решила провести с утра собрание нашего клуба, то придем мы после обеда. Тогда же и кости попытаемся оттащить в сторону.
  
  Опять еле оттащившая меня от моих любимцев Хелен, потянула меня наверх. На этот раз мы пошли в другой женский туалет. Ход был гораздо больше и менее вертикальным.
  
  - Слушай, Ли! - окликнула меня подруга, когда мы, запыхавшись, не преодолели еще и трети пути. - А Слизерин не мог придумать что-нибудь, чтобы быстрее подниматься наверх? Я не думаю, что такой маг, как он мог потратить кучу времени только на лазанье по трубам.
  
  - Мог, - отвечаю, останавливаясь и переводя дух. - Но как найти то, о чем мы понятия не имеем?
  
  - Ну, смотри, мог он придумать какой-то самодвижущийся подъемник? Как лифт у магов. Ты ведь знаешь, что такое лифт?
  
  - Знаю, - отмахнулась я. - А если он всегда пользовался ступеньками в подземельях? Там ему, может, было удобней? - я вспомнила историю Миртл и продолжила размышлять вслух. - Или эти ходы использовал только бывший василиск?
  
  - Я не отрицаю. Но, допустим, что где-то здесь спрятан лифт. Скажи что-нибудь на парселтанге! - Хелен воодушевилась идеей и подошла ближе.
  
  - Например? - вопросительно изгибаю бровь в слабом свете от палочки.
  
  - Лифт, подъемник, эскалатор! Хотя нет, это вряд ли... Движущаяся лестница... э... - девушка подняла глаза к потолку, придумывая возможные ключи. - Подъем, вверх...
  
  Я повторявшая за ней все на парселтанге, услышала какой-то щелчок. Хелен, видимо тоже услышала, потому что замерла, обернулась назад и тихо спросила:
  
  - Сработало?
  
  Мы поняли, что сработало, когда из темноты на нас стало что-то надвигаться. Издалека оно выглядело угрожающе, но двигалось очень медленно. И когда до него наконец добрался свет Люмоса, мы разглядели этакую деревянную скамью со спинкой, украшенную резьбовыми завитушками в виде змей. Недолго думая мы забрались на нее, усевшись плечом к плечу. Скамья была рассчитана максимум на двух человек - больше диаметр трубы не позволял. Пока скамья, или магический подъемник, со скоростью медленно шагающего человека полз наверх, я размышляла о возможной организации этого подъемника под болтовню подруги. На дереве точно какие-то чары - так просто оно бы все давно сгнило. Где-то внизу есть механизм, активирующийся от ключ-слова. Возможно, этот подъемник и вниз работает. И еще что-то вроде чар левитации, потому что никаких зарубок на трубе не было, а дерево внизу не прикасалось к поверхности трубы.
  
  Когда до выхода оставался какой-то метр - подъемник остановился.
  
  Тайный вход открылся бесшумно... в туалетной кабинке.
  
  - Туалет-экспресс, добро пожаловать, - шепнула я подруге.
  
  Очистив по максимуму мантии от грязи, мы с Хелен как ни в чем не бывало прошествовали мимо торчащих перед большим зеркалом пятикурсниц.
  
  * * *
  
  - Для начала, поздравляю всех с началом нового учебного года, - торжественно провозгласила я, смотря на стоящих рядком передо мной в пустом классе Хелен, Этана и Трэйси. - Как вы уже могли догадаться, тренировки по утрам отменяются.
  
  На лицах друзей отразилось недоверие и огорчение.
  
  - Но! - поспешила я закончить. - Я не запрещаю делать вам зарядку с разминкой утром самостоятельно. Даже настоятельно рекомендую. Это решение было принято не просто так. Как все вы знаете, в прошлом году нам преподавал защиту Пожиратель под личиной Грюма. И он не мог не заметить нашу утреннюю разминку. События, произошедшие в конце прошлого учебного года и на этих каникулах, навели меня на мысль, что рядом со мной находиться небезопасно. Я решила сообщить вам об этом потому что думаю, вы должны знать, если вы примете решение остаться, - я замолчала, ненадолго исследуя реакцию. Все молчали, ожидая продолжения. Уходить никто не собирался. И это хорошо. - В этом году на пост преподавателя Защиты вступила Амбридж. Я думаю, вы все успели сложить про нее свое впечатление за прошедшую неделю. Возможно, вы скажете, что она ничему нас не учит...
  
  - Она и не пытается, - презрительно фыркнула Трэйси.
  
  - Я сомневаюсь, умеет ли она вообще что-то большее, чем взмахом палочки вытереть мел с доски, - язвительным замечанием отозвалась Хелен.
  
  - Нам-то все равно. У нас есть тренировки в клубе, - не остался в стороне от обсуждения Этан, намекая мне ответить 'ведь так?'. В последнее время он стал заметно смелее. То все такой замкнутый и стеснительный был.
  
  - Да. Прекращать тренировки я не планирую. А из-за Амбридж они, похоже, превратятся в полноценные уроки.
  
  Я вздохнула, предчувствуя новый геморрой, который сама взвалила на свои плечи и продолжила:
  
  - Возвращаясь к нашему профессору по Защите. Я расскажу вам о том, что увидела я. Она что-то вроде смотрителя от Министерства. Наблюдает за тем, что происходит в школе. Ее бы и завхозом сделали - была бы вакансия. Наблюдатель от Министерства - это самое очевидное. Из этого возникает вопрос: а за чем или кем она наблюдает? - я от обилия эмоций стала расхаживать туда-сюда. - Возможно, только за Дамблдором. Министерство все лето пыталось топить его, но старик умело справляется. Возможно, не только за директором. За преподавателями, например. Или за учениками. Она наблюдает и за мной. Это точно. Поэтому с официальной частью регистрации клуба мы обождем. На Поттера она уже глаз набросила. На меня пока не нашла приманку. Думаю, мне не стоит повторять, чтобы вы не забывали запирать двери и молчать о клубе.
  
  - А как же наш 'стажер'? - прищурившись, ждала ответа Трэйси.
  
  - Он придет на следующее собрание, - по ее лицу я пыталась понять, о чем она думает. Не доверяет слизеринцам и не понимает, почему я его приглашаю. Не думаю, что мне стоит беспокоиться, Кан не Невилл, просто так не сдастся.
  
  - Тогда можно я приведу еще одного стажера? - с невинным видом поинтересовалась Трэйси. Удачный момент подгадала.
  
  - Например? - вопросительно изгибаю бровь. Мол, посмотрим, кого ты там хочешь привести, а потом подумаю.
  
  - Захария. Захария Смит.
  
  - Приводи. Причин, почему бы и нет, я не вижу, - усмехнувшись, разрешила я. Ничего удивительного, что она предложила его. Девочка мальчика уже в женихи записала - вот и создает условия.
  
  - Когда будет следующее собрание, я буду извещать письмами или еще как. Насчет следующего собрания сейчас сказать не могу. Я изучала заклинание доверия с расчетами наложения на свиток, но много моментов непонятны и как только разберусь, так сразу и созову вас.
  
  - Я могу спросить у родителей, - отозвалась Трэйси. - Папа хорошо разбирается в заклятьях, наложенных на вещи. Он в Министерстве постоянно с этим имеет дело.
  
  - Я тоже напишу маме, - кивнула Хелен. - Запиши нам непонятные моменты, мы спросим.
  
  - Я тоже могу спросить у мамы, но не проще и быстрей ли спросить у МакГонагалл или Флитвика? - смущенно почесал щеку Этан.
  
  Я не собиралась извещать директора о своих замыслах и возразила:
  
  - Ты, Трэйси, как самая старшая спросишь у Флитвика. Он у нас спец. Только так - как бы невзначай. Заинтересовало очень. Только общие моменты. Я запишу. А у родителей спросите точнее. Так будет больше шансов, что все получится... На этом вроде бы все решили...
  
  Хелен с намеком кашлянула.
  
  - Ах да... - вспомнила я. - Кто хочет сходить на экскурсию в Тайную комнату?
  
  На лицах Трэйси и Этана я увидела такие потрясение, неверие и нешуточный интерес, что у меня на лице расплылась улыбка. Если вдруг я не смогу сходить к Каа и Шерлоку - туда спустятся мои друзья.
  
  Я показала им вход в туалете девочек на четвертом этаже. Хорошо, что он был пуст. Этан сильно сопротивлялся и таки зашел, но красный, как рак. Позвав, как можно увереннее подъемник (тут ведь зрители!), и удивленно воззрившись на исчезнувшую часть трубы и механически выдвинувшуюся скамью, я торжественно провозгласила:
  
  - Транспортная служба Салазара Слизерина, приятной поездки.
  
  Сначала усадили Хелен и Этана. Затем через какое-то время, в течение которого я безуспешно призывала подъемник, скамья все-таки явилась. Видимо, она тут одна и пока ребята не спустились вниз, скамья не могла сюда подняться. Забрались на нее. Трэйси молчала, и подъемник двигался медленно и бесшумно.
  
  - Быстрее, - скомандовала я, не очень надеясь на успех. Но сработало! Скамья прибавила ходу. Второй раз уже не помогло... У Слизерина все команды просты - откройся, закройся, вверх, вниз.
  
  Когда труба закончилась, скамья остановилась. А когда мы с Трэйси слезли с нее, она вновь исчезла за исчезнувшей частью трубы.
  
  В Тайной комнате все поохали, поглазели. Для меня это хорошая возможность проверить, насколько я могу быть с ними честной. Каа с Шерлоком были предупреждены. К счастью, никто из моих друзей не узнал в прилично подросшем змее василиска. Просто диковинная змея, которую приютила Айрли. Да, и, оказывается, Айрли, разговаривает на парселтанге. Почему-то эти факты никого не удивили. Или все просто устали удивляться?
  
  - Все! - скомандовала я, прекращая разглядывание моего змееныша. - Сегодня тренировка будет тут. Далее посмотрим. Начинаем, как всегда, со спарринга. Этан и Хелен - вы первые.
  
  * * *
  
  А в понедельник утром за завтраком к нам спланировала рыжая сова со свежим 'Ежедневным пророком'. На первой странице была большая фотография Долорес Амбридж, которая широко улыбалась и моргала из-под заголовка. Хелен передернуло.
  
  'МИНИСТЕРСТВО ПРОВОДИТ РЕФОРМУ ОБРАЗОВАНИЯ
  
  ДОЛОРЕС АМБРИДЖ НАЗНАЧЕНА НА НОВУЮ ДОЛЖНОСТЬ
  
  ГЕНЕРАЛЬНОГО ИНСПЕКТОРА'
  
  Если верить статье, Амбридж теперь устроит проверку на уроках. Это было вполне ожидаемо. Но я и так не отсвечиваю.
  
  Первым уроком у нас было зельеварение. И как назло, туда завалилась Амбридж. Уселась на табуретке в углу (наверное, беспокоилась за свое здоровье, и правильно - от ученических котлов надо держаться подальше) и писала что-то в блокноте. Спросила Снейпа о опыте преподавания и методах работы. Я изо всех сил старалась услышать, о чем они там говорят в другом конце класса, поэтому, наверное, не уследила за котлом с зельем. За что и поплатилась, получив серо-буро-малиновую жидкость испортившую мантию не вовремя решившего проверить зелье Снейпа. Вообще-то это было чистой случайностью, но Снейп, кажется, так не считал. А потом как всегда. Снятие баллов с факультета, назначение отработки и попытки смешать мое самомнение с грязью. Может быть, я и не получила две недели отработок, если бы в процессе моей отчитки Снейп не встречал абсолютно пофигистический взгляд. Амбридж, растянувшись в широкой улыбке, наблюдала. Когда Снейп вызверился и выгнал из класса, я мысленно пожелала в следующий раз не забыть Амбридж взять с собой попкорна, и спокойно проследовала к выходу. Студенты уже привыкли ко мне и удивления на лицах я не заметила.
  
  На следующем уроке Флитвика Амбридж не было. Как не было потом и на Уходе за магическими существами. Зато она приперлась на следующий день на урок травологии. Эта откормленная жаба весь урок сидела рядом и наблюдала, как Уолтер - мой напарник с Пуффендуя - делает почти всю работу, и скрипела, скрипела пером! Да еще так с намеком поглядывала! Профессор Стебль вся извелась. Тоже чуяла неприятности...
  
  Себя я успокаивала тем, что Амбридж не посмеет действовать против меня: с заявлениями, как Поттер, я не выступаю, да и вообще тихо сижу, а если все же наедет, так Августа заступится. Для надежности, изложила свои опасения в письме к бабушке.
  
  Трэйси потрясла Флитвика на предмет нужного нам для договора заклятия. Весьма удачно покрутилась ('Да, профессор! Чисто теоретически!') и пересказала пояснения профессора. Особо сложные моменты даже записала и зарисовала. Письма пришли позже и тоже очень помогли. Флитвик предупредил, что это заклинание потребует большей мощи, чем доступно студенту. Но у меня-то запас побольше. И я упорствовала, надеясь на лучшее. Бабушка посоветовала в письмах ничего важного не писать - Амбридж может перехватить их, и почерпнуть оттуда информацию против нас. Я впечатлилась и порадовалась, что ничего такого пока не писала.
  
  Но меня съедала еще одна мысль. На занятиях нашего до сих пор неназванного клуба я могла предложить соревнования в ловкости, дуэли: один на один и два на два; изучение некоторых заклятий, если они понятны мне (слава кальсонам Амбридж, понятных мне было много), но даже эти заклинания не совсем то, что хотелось бы. Я хотела найти учителя... Чтобы был опыт, знания, который бы просто взялся за это... Пока же в роли этого учителя выступала я. Кто бы еще меня обучил...
  
  Жалоба на Малфоя, как на старосту, не возымела действия. Мы с Хелен поинтересовались у МакГонагалл, почему. На что получили недовольную профессора и ответ: 'Назначение мистера Малфоя произведено администрацией школы. И администрация решила не отменять своих решений в первую неделю учебного года'. МакГонагалл, видимо, тоже невзлюбила Амбридж и намекала на нее. Вообще-то весь преподавательский состав был с ней солидарен. Но можно и догадаться, что это Малфой-старший подсуетился. На Дамблдора давит Министерство, и голоса он особого там не имеет. Либо директор по своим причинам оставил Драко Малфоя старостой.
  
  Но шум поднялся и Малфой притих. Хотя бы на время.
  
  Спустя две недели у меня получилось заклинание доверия. Сидя в Тайной комнате, опутанная кольцами Каа, с Шерлоком на коленях я не могла поверить, что у меня получилось.
  
  - Ну как? - лениво спросила жующая пирожок с повидлом Хелен, отвлекаясь от учебника. Она, следуя своему обещанию, никуда меня одну не отпускала. Вот и мучилась.
  
  - Получилось, - ответила, пристально исследуя желтоватый пергамент.
  
  - Что? - она быстро оказалась рядом, всматривающаяся в обычный свиток в руках. - А точно получилось? - с сомнением спросила подруга. - Что-то не видно по нему.
  
  - Точно. Никаких внешних признаков и не должно было остаться.
  
  - Ну и когда мы соберемся? - сразу же оживилась она.
  
  - Завтра. Не хочу с этим тянуть.
  
  Мы, распрощавшись с Каа и Шерлоком, поднялись наверх. Некоторые уже заметили пропажу моего хорька, но с вопросами не упорствовали. Я же не желала оставлять Каа одного. Пусть хоть взгляд свой убийственный освоит, чтобы я не волновалась за него на охоте. Те же акромантулы василиска должны бояться, но если увидят маленького и почти беспомощного Каа... Он и так с Шерлоком далеко не заходил в лес, будучи мной предупрежденный.
  
  Только мы оказались в гостиной факультета, на меня налетела Трэйси с ходившим за ней ничего не понимающим Этаном. Буркнув короткое 'Разговор есть', потащила на выход.
  
  Привела она всех в пустой класс и заперла двери, чем еще больше разожгла во мне беспокойство.
  
  - Поттер собирает свой кружок! - выдала она быстро и взволнованно, будто не могла дождаться, когда сообщит это.
  
  - Ты шутишь? - не поверила своим ушам Хелен.
  
  - Да нет же! - возразила Трэйси слишком резко. Новость была неожиданная и, в буквальном смысле, потрясающая. - Захария сказал мне, что слышал, как Грейнджер зазывала туда Макмиллана и Аббот. Он сам захотел прийти посмотреть. Все-таки не одним нам не нравятся методы преподавания Амбридж. Я его убеждала, что с нами лучше, но куда там - Поттер! Поттер звезда! Поттер Сама-Знаешь-Кого в один год одолел! - передразнивая Смита, закатила глаза.
  
  Трэйси обиженно замолчала, смотря на меня и очевидно ожидая реакции. Этан и Хелен тоже перевели взгляды на меня, ожидая ответа.
  
  - Тогда я тоже хочу посмотреть, что они там делают. Ввязываться, конечно, во все это не хочется. Вряд ли Амбридж будет в восторге от их затеи, а скрытность - это не конек Поттера. Где они собираются?
  
  - В 'Кабаньей голове'. Это трактир не на главной дороге Хогсмида. Забегаловка для подозрительных личностей, я бы сказала, - тут же ответила Трэйси.
  
  - Отлично. Я что-нибудь придумаю до следующих выходных.
  Глава 38
  
  Письма теперь отправлять было небезопасно даже в пределах школы, поэтому Трэйси незаметно передала приглашение Кану из рук в руки. Встреча была назначена в малопосещаемой части замка в пустом классе, как всегда. Тайную комнату показывать Самуи я не спешила. Моя подозрительность вместе с паранойей говорила, что я и так уже много секретов раскрыла.
  
  Мы все пришли немного раньше и потому ждали только его. Когда слизеринец зашел, то сразу вежливо представился и поздоровался со всеми. А затем уставился на меня, ожидая дальнейших действий.
  
  - В письме я говорила, что сделаю некоторую подстраховку. Она нужна для большей сплоченности и доверия, - заговорила я, доставая зачарованный пергамент. По глазам слизеринца поняла, что он догадался, к чему я веду, но молчал. - С этого момента я организовываю клуб для самозащиты. Если кто-нибудь захочет уйти из него, то сможет запросто это сделать, но если захочет рассказать про этот клуб кому-то, то заклятье, наложенное на пергамент его догонит. Я прошу только сохранения клуба в тайне. В противном случае безнаказанным никто не уйдет.
  
  'И пусть теперь думает, главное слово здесь 'безнаказанным' или 'не уйдет'', - внутренне позлорадствовала я.
  
  Остальные ребята уже знали про условия, и, достав перо, я продолжила:
  
  - Название клуба мы уже придумали.
  
  Кан изогнул бровь в вежливом интересе, а я не смогла сдержать улыбку.
  
  - Вариантов было много, но я выбрала тот, по которому точно не догадаешься, чем на самом деле занимается клуб... 'Отряд спасения тюленей'!
  
  У Хелен, Трэйси и Этана тоже на лицах засияли улыбки от выражения лица слизеринца. Логика в выборе названия все же присутствовала. Клуб собирался с целью самозащиты и чтобы история с нападением на дом не повторилась. Чтобы все смогли противостоять нападавшим, если, не дай Моргана, такое произойдет.
  
  - Сокращенно - ОСТ. А теперь прошу каждого здесь расписаться, - я развернула пергамент, на котором сверху значилось 'Отряд спасения тюленей', а сразу под ним подпись 'Айрли Лонгботтом'.
  
  Собравшись потом вместе с Хелен, Этаном и Трэйси, мы долго не могли решить, кто пойдет на разведку в 'Кабанью голову'. Сначала я хотела пойти туда сама, закутавшись в мантию - авось не заметят. Не будут же они к каждому в пабе подходить и спрашивать документы? На что мне резко возразили. Сама ведь сказала, что Амбридж за мной наблюдает, а тут я окажусь в гуще событий. Нужно было отправить кого-то другого. Вызвавшуюся Хелен я осадила, напомнив, что все знают, что мы подруги. Трэйси тоже видели со мной, а вот Этан рядом мелькал редко, от случая к случаю. Он же, набравшись смелости, и согласился. От него требовалось только тихо сидеть в уголке паба и наблюдать. Для подстраховки я вручила ему Шерлока с наказом спрятать в капюшоне мантии. Трэйси не хотела оставаться в стороне и согласилась пойти в 'Дырявый котел' с Захарией. Мы с ней даже разругались на этой почве. На что Хелен мне потом пояснила, что Трэйси себя чувствовала ненужной. Хелен ходит со мной (она почему-то считает это важной миссией), Этан - разведчик, а она будет вторым разведчиком. Поэтому я на следующий же день поговорила с Трэйси и согласилась с ней, но поставив при этом условие, что для остальных мы поссорились и больше не дружим. Я не хотела, чтобы кто-то мог проследить связь. Она согласилась после моих увещеваний, что все останется между нами как есть, а мы перенесем столы и стулья в Тайную комнату и можем вести себя там открыто: болтать, учить уроки, тренироваться. И неделю мы, используя всевозможные уловки, от разборки мебели на части и сборки ее в ТК (так мы обозвали ее между собой) до колдовства, облагораживали жилище Каа.
  
  Я предупредила Этана о том, что буду рядом с ним. Я хотела его успокоить, ведь он не обязан был в этом участвовать. Меня грызла совесть, ведь получалось, что я втягиваю друзей во что-то.
  
  Он удивился, что я могу смотреть глазами своего фамильяра, пояснив, что это очень тяжело. Шерлок мог помочь Этану, если вдруг возникнет опасная ситуация, а перед тем, как отдать хорька в руки парнишке, я перенеслась в сознание хорька. Таким образом, когда мы с Хелен сидели в трех метлах, мое тело 'читало' газету, а я вместе с Шерлоком и Этаном зашла в грязную, вонявшую сараем, со всеми его прелестями, забегаловку. Несмотря на то, что за окном был день, в пабе царил сумрак, разгоняемый огнем свечей. Я сразу поняла, что Этан, натянувший капюшон простой черной мантии, здесь будет выделяться только небольшими габаритами. Жаль, об этом я раньше не подумала.
  
  У одного посетителя голова была вся обмотана грязными бинтами с щелью на месте рта, куда он вливал стакан за стаканом какую-то жгучую дымящуюся жидкость. У окна двое в капюшонах разговаривали с сильным йоркширским акцентом. А в темном углу возле очага сидела колдунья в густой черной вуали, достававшей до туфель, и виден был только кончик ее носа, поскольку выпирал из-под вуали.
  
  Этан занял свободный столик у стенки. К нам подошел бармен, и я вместе с Шерлоком почувствовала, как нервничает парень. Седой старик в видавшей лучшее время мантии неприветливо поинтересовался, что желает посетитель. До меня донесся запах коз и их экскрементов, усиленный в несколько раз носом хорька. Мерлин! Как Шерлок может это терпеть?! Даже сквозь общую вонь забегаловки, этот запах слишком отвратителен!
  
  - Сливочного пива, - ответил Этан, придерживая капюшон и таким образом закрывая нам с Шерлоком обзор. Видимо, он боялся, что хорька заметят.
  
  - Два сикля.
  
  Раздался звон монет - это мальчишка их положил на стол. А через минуту бармен поставил перед нами бутылку. Этан сидел как на иголках. Так и знала - надо было самой идти!
  
  Долго ждать не пришлось - в паб, открыто рассматривая все вокруг, зашла знаменитая гриффиндорская троица. Про незаметность и маскировку я угадала. Они тоже заказали сливочного пива, и ушли к самому дальнему столику. Но со слухом Шерлока мне было все отлично слышно - они даже не удосужились понизить голос. Хотя сейчас слушать особо было нечего - высказывание своего мнения по поводу забегаловки. Гарри боялся, что под мантией любого из посетителей забегаловки может прятаться Амбридж... Но бояться стоит не только Амбридж. Здесь мог спрятаться и Пожиратель. От этой мысли мне стало не по себе.
  
  Этан попытался незаметно подвинуться к ним ближе, и я скомандовала Шерлоку легонько его царапнуть - всё и так неплохо слышно.
  
  В этот момент двери вновь распахнулись, запуская в паб лучи солнечного света. Яркий свет тут же загородили чьи-то спины. И повалила толпа... Были ребята и с Гриффиндора, и с Когтеврана, и с Пуффендуя. И, что самое печальное, мой брат пришел... Выглядел он при этом настолько воодушевленно, будто его мечта сбылась. Трэйси слилась с толпой, о чем-то разговаривая со Смитом. Один из близнецов Уизли заказал сливочного пива на всех, а гости, весело болтая, разобрали пиво и достали из мантий монеты. Этан весь вытянулся в струну.
  
  Вы когда-нибудь видели хорька, закрывающего глаза лапкой, только чтобы этого не видеть? И не увидите! Телом управлял Шерлок, но мне очень хотелось.
  
  - Привет, Гарри, - сияя, сказал Невилл и сел напротив Поттера. Удушу идиота! Как на идола смотрит на шрам этот!
  
  Когда все расселись кругом, Гермиона толкнула речь. Я, конечно, знала, что и Уизли недалекий, и Поттер грешит пустоголовостью, но Грейнджер! Она бы еще это все сказала в Большом зале! Да если после всего об этом не узнает Амбридж, я в ней разочаруюсь, и спокойно буду проводить свои собрания!
  
  Далее пошло обсуждение причин создать клуб и перешли на тему возвращения Волдеморта. Поднялся Поттер, заставив всех в пабе навострить уши. А потом я поняла, почему здесь так много народу. Каждый из них был наслышан о подвигах Мальчика-Который-Выжил и слушая каждый из них, я сама невольно подумала, что неплохо бы взять у Гарри пару уроков... Тот же Патронус мне до сих пор не удавался. И вряд ли дело в накоплении положительных эмоций.
  
  Также я не ожидала, что Захария Смит будет пытаться разобраться в подвигах Поттера, решая, куда ему пойти. Выходит, Трэйси провела ему активную рекламную кампанию...
  
  Место проведения занятий не назначили, как и день недели. Ведь многие из учеников состояли в каких-то клубах и не хотели пропускать там занятия. Честно говоря, я бы выбрала призрачную возможность научиться защищаться, чем играла в квиддич.
  
  К моему удивлению, Грейнджер тоже использовала зачарованный свиток доверия. Трэйси пришлось вписать туда свое имя. Пока все по двое расходились, я думала, как мне быть в курсе дел их клуба. То, что там брат было очень плохо. Я пришла к выводу, что после летнего нападения Невилл решил тоже стать сильнее, ведь он мог почувствовать, что был тогда беспомощен. Его стремление учиться похвально, но этот клуб... Я скрипела зубами, думая, как его отговорить от этой затеи. И ничего не придумывалось. Альтернатива в виде моего клуба не подходила. Он не вернется, а жаль. Можно только давать на время занятий Шерлока Трэйси на руки. Главное, чтобы она его надежно скрыла.
  
  Амбридж меня не разочаровала. На следующий день во всех гостиных вывесили новый указ Министерства.
  
  'ПРИКАЗ ГЕНЕРАЛЬНОГО ИНСПЕКТОРА ХОГВАРТСА
  
  Все ученические организации, общества, команды, кружки и клубы настоящим упраздняются. Организацией, обществом, командой, кружком и клубом считается регулярно собирающаяся группа из трех и более учеников. За разрешением на реорганизацию обращаться к генеральному инспектору (профессору Амбридж). Никакие организации, общества, команды, кружки и клубы учеников не могут существовать без ведома и санкции генерального инспектора. Всякий ученик, уличенный в принадлежности к организации, обществу, команде, кружку или клубу, не санкционированным генеральным инспектором, будет исключен. Основанием для настоящего приказа является Декрет об образовании ? 24.
  
  Подписано: Долорес Джейн Амбридж, генеральный инспектор'.
  
  Угроза исключения - это серьезно. Придется переезжать в Тайную комнату. Но на мое мини-производство манги она не замахнется - просто не сможет отыскать всех.
  
  С надеждой отговорить брата участвовать в клубе Поттера, я поймала его на перемене после первой пары.
  
  - Эй, Нев! Постой! - я поспешила догнать его в толпе учеников, попросив Хелен остаться в сторонке. - Ты видел объявление?
  
  - Как его не увидеть? Вся школа только об этом и говорит, - ответил он, шагая по течению толпы в сторону выхода во двор.
  
  - Ты знаешь, мне кажется, это плохая идея, вступать в запрещенные клубы, - осторожно осведомилась я, еле поспевая за ним. Брат на меня удивленно воззрился:
  
  - Откуда ты знаешь?
  
  - Скрытность в выбранном тобой клубе не очень. Я не дура, чтобы рассказывать об этом на каждом шагу, но и помимо меня найдутся желающие. Слушай, Невилл, я, конечно, никому не известная третьекурсница, но давай ко мне, а?.. - я с надеждой посмотрела ему в глаза. Гомон стоял еще тот, и я не боялась лишних ушей - все заняты своими делами.
  
  - Нет. Я уже с Гарри, - упрямство, это, похоже, фамильная черта Лонгботтомов.
  
  - Там опасно. Я не хочу, чтобы ты ввязывался в это. Амбридж...
  
  Договорить он мне не дал, перебив:
  
  - Я знаю про Амбридж. И помню про август. Поэтому я и вступил туда. Пойми, Айрли, ты моя младшая сестренка и я смогу защитить тебя.
  
  Я хотела возразить, но услышала манерно растягивающий слова голос Драко Малфоя. Он по своему обыкновению хвастался друзьям на весь двор:
  
  - Да, Амбридж сразу дала разрешение слизеринской команде по квиддичу - мы продолжаем играть. Я прямо с утра отправился к ней. Все прошло как по маслу - она отлично знает отца, он часто наведывается в Министерство... А вот позволят ли Гриффиндору играть - это мы еще посмотрим...
  
  Мы с братом остановились и вышли из толпы, увидев белую макушку слизеринца и главных слушателей - золотое трио, стоящих к нам спиной. Я заметила Самуи, подпиравшего собой стенку.
  
  Дружок нашелся! Спокойно, Айрли, спокойно.
  
  - Тут главное - связи в Министерстве, - еще громче продолжал Малфой, злобно поглядывая в сторону Гарри и Рона. - А у этих, я думаю, шансов мало. Отец говорит, там давным-давно ищут повода уволить Артура Уизли... А что касается Поттера, отец говорит, это только вопрос времени: Министерство твердо решило сдать его в больницу Святого Мунго - там есть специальное отделение для тех, кто спятил на магии.
  
  Малфой скорчил идиотскую мину - отвесил губу и закатил глаза. Крэбб и Гойл, по обыкновению, загоготали, а Паркинсон залилась визгливым смехом.
  
  Мимо меня будто пролетел Невилл, ринувшись на Малфоя. Хорошо или плохо, но его остановили Гарри и Рон. Крэбб и Гойл уже приняли боевую стойку, загородив собой Малфоя. Уизли схватил Невилла за руки, и вдвоем с Поттером они оттащили его от слизеринцев. Я поспешила к брату и положила ему руку на плечо в знак поддержки. Я посмотрела в его багровое от гнева лицо, будто говоря, терпи. Рука Уизли на горле мешала говорить, но отдельные слова все же выскакивали.
  
  - Не... смешно... не сметь... Мунго... покажу... ему.
  
  А блондин глупо ухмылялся своей выходке. Малфой даже не понял, когда задел брата за живое. И, глядя на его лицо, уже я не сдержалась, наплевав на все.
  
  - У тебя мастерская способность лизоблюдства к вышестоящим, Малфой. Еще немного, и ты дотянешь до уровня своего папаши.
  
  С внутренним злорадством я наблюдала, как сползает с его лица улыбка, а бледная кожа покрывается красными пятнами, выдавая бушующую злость. Ну давай, скажи что-нибудь!
  
  - Поттер, Уизли, Лонгботтом, драка? - раздался холодный, надменный голос Снейпа за спиной. - Десять баллов штрафа Гриффиндору. Отпустите Лонгботтома, Поттер, или останетесь после уроков. Лонгботтом, за опоздание на следующий урок - еще пять баллов с Гриффиндора, поспешите или я сниму еще десяток баллов. Все в класс.
  
  Поттер отпустил Невилла. Тот пыхтел и испепелял его взглядом. Я же поспешила на урок. Успела только заметить напряженный взгляд Самуи, направленный на меня. Он уже отлип от стенки, но не спешил идти в класс.
  
  Меня догнала Хелен, поинтересовавшись, из-за чего сыр-бор. Я угрюмо молчала.
  
  А после всех уроков Кан меня попросил отойти поговорить. Я кивнула Хелен, чтобы она посторожила коридор - пустых классов неподалеку не было, а коридор был пуст. Когда подруга отошла достаточно далеко, слизеринец заговорил:
  
  - Прости, что не заступился.
  
  - Тебе не за что извиняться. Ты мне ничего не должен, - я все еще не понимала причин его заботы.
  
  - Я подумал, что ты могла разозлиться на меня, - пояснил он. - Но у нас в Слизерине свои правила, мы держимся все вместе и если кто-то вроде меня отбился бы от толпы, то...
  
  - То ты стал бы изгоем, - закончила я за него. - Может, теперь ты сможешь объяснить мне свое поведение?
  
  Я уже задавала этот вопрос, но тогда у меня было нелегкое время понимания в какой жопе я оказалась. В прошлый раз я с ходу не поверила в его слова, а затем решила дать ему шанс. Вдруг все-таки правда?
  
  - Если ты ответишь на мой вопрос, - усмехнулся он в ответ, не желая сдаваться.
  
  - Тогда я жажду услышать твой вопрос, - иронично наклонила я голову набок.
  
  - Что у тебя с Захарией Смитом?
  
  Вот это да... У меня просто слов нет. Я ожидала что-то посерьезней.
  
  - Ничего.
  
  - Но ты не возражала, когда он заигрывал в поезде.
  
  - Что? - опешила я. Вспомнила инцидент в поезде и неловкую ситуацию со Смитом, как потом зашел Малфой... и стала закипать. - Погоди-ка! - Хелен обернулась, заметив повышенный тон. - Единственный, кто мог сболтнуть тебе подобную глупость, - это Малфой! Кроме него и его двоих дружков, больше к нам в купе никто тогда не заходил.
  
  Слизеринец сразу досадливо скривился.
  
  - Понимаешь, я на одном с ним факультете, - подойдя ближе, стал он ласково увещевать. Я от такой резкой смены тона аж замолчала. - И мне приходится с ним общаться, как и со многими другими однокурсниками. Прости, если он тебя сегодня задел. Я при удобном случае вызову его на дуэль.
  
  - А, так, значит, он не поймет, почему ты его вызвал на дуэль, - ответила до сих пор ошарашенная я. Мозг пытался уличить его в обмане, но каждый раз терпел неудачи.
  
  - Я найду повод, но, знай, это за тебя, - он подошел на расстояние около двадцати сантиметров, и получилось так, что я смотрела на него снизу вверх.
  
  - Вы еще долго? - недовольно вопросила Хелен, и слизеринец отступил на шаг, покрыв щеки легким румянцем, как и я.
  
  - Скоро, - крикнула ей я. - Глупо так портить отношения с факультетом, если Малфой у вас такая шишка. А теперь отвечай на мой вопрос.
  
  Я пристально вгляделась в его лицо, пытаясь уловить мельчайшие изменения в мимике.
  
  - Я доверю тебе секрет, - сказал шепотом он. Чувство, будто он играется со мной. - Особенность моей семьи - это усиленное ощущение магии. Твоя сносит мне крышу. Обычно я очень сдержан, но рядом с тобой говорю все как есть. Из-за этого, наверное, у тебя и возникло такое запутанное впечатление обо мне. Я не этого хотел. Подумай сама, как тяжело слизеринцу хотя бы заговорить с гриффиндоркой. А когда ты предложила сходить с тобой на Святочный бал, я понял, что мне выпал шанс. Я хочу узнать тебя поближе, только и всего. Поэтому позволь мне и дальше приходить на твои занятия. Это единственные моменты, которые я могу проводить с тобой.
  
  Я поняла, что кого-то только что конкретно прорвало. И насчет спятившей крыши - точно правда. Попробуйте найдите мне слизеринца, который так прямо такое скажет... Либо все это уловка. Ловушка. Но зачем? Все это началось задолго до Амбридж, значит это не она. Какие цели он преследует? Магия, значит, моя так действует... Или все же и на нашу улицу пришла весна?..
  
  - Атас! - подбежала к нам Хелен, и слизеринец, бросив напоследок недовольный взгляд на мою подругу, скрылся дальше по коридору.
  
  Я мотнула головой, отгоняя ненужные мысли.
  
  Ну уж нет. Правда это или нет - сейчас не лучшее время для этого. Вот когда вся эта суматоха вокруг уляжется, тогда и буду думать! А пока пусть ходит. Он будет у меня на виду, и выдать нас всех Амбридж не сможет.
  Глава 39
  
  Своего решения присматривать за деятельностью клуба, организованного Мальчиком-Который-Выжил, я не отменила. Поэтому перенеслась в сознание Шерлока и вместе с Трэйси побывала на их первом собрании.
  
  С местом проведения им повезло. В любой момент под рукой они смогут найти все, что нужно. В том числе и любую книгу. И, чтобы не лазить каждый раз с риском в Запретную секцию, я намеревалась тоже воспользоваться возможностями Выручай-комнаты. Но это потом.
  
  Сейчас же вокруг меня сидела возбужденно переговаривающаяся толпа школьников. Мы с Шерлоком успели только одним глазком оценить убранство при входе. Сейчас он затих, а я внимательно слушала.
  
  Возможно, то, как я поступаю, кто-то сочтет бесчестным. И если об этом узнает брат или, не дай Мерлин, Поттер с компанией, то я стану врагом номер один. Но я хотела сберечь брата. Да, было бы легче самой к ним вступить и не маяться дурью. Но, и еще раз но... Может, через несколько занятий брат покинет этот Отряд Дамблдора?
  
  Сначала Гермиона настояла на выборе руководителя. Единогласно все проголосовали за Гарри. Затем выбрали название клуба - 'Отряд Дамблдора'. Как же - Дамблдора! Вот директор и собрал добровольную замену Ордену Феникса. Но нет! Я не позволю брату участвовать в вашей борьбе в песочнице! Зато я теперь поняла, зачем директор так издевался над Гарри - растил себе замену или помощника. Мальчик-Который-Выжил везде пригодится!
  
  Грейнджер приколола бумажку с договором на стенку. Зря. Хотя... Сюда никто лишний зайти не должен. Но, если узнать про комнату, можно запросто догадаться, зачем здесь собираются студенты. Я, например, заколдовала пергамент под чистый. Таким образом, он всегда со мной и, надеюсь, в безопасности. А тут любой может подойти к пергаменту и стереть свое имя... Если, конечно, интересовался подобной магией и знает, как это сделать, что вряд ли.
  
  Гарри предложил всем разбиться на пары и потренировать исполнение заклинания Экспеллиармус. Простейшее и практически бесполезное. Используется только как ступенька для изучения чего-нибудь посложнее. Трэйси стала с Захарией и запросто его обезоружила. Но двадцать человек - это не шутка. Тут же Шерлок испуганно замер из-за криков 'Экспеллиармус' на всю глотку (будто это чем-то поможет) и летящих в разные стороны волшебных палочек.
  
  - Многие даже Экспеллиармус не могут нормально выполнить, - осуждающе покачала головой Трэйси, явно обращаясь ко мне.
  
  - Угу, - неопределенно ответил ей Смит, огорченный поражением. Еще бы он попробовал ее обыграть - Трэйси на тренировках очень быстрая и схватывает все на лету.
  
  Но она быстро заскучала, после того как помогла Смиту выполнить Экспеллиармус не задумываясь. А как скучали мы с Шерлоком! Я уже перевела пункт быть в курс дел ОД в разряд плохих.
  
  Но все рано или поздно кончается.
  
  Вот и в Тайной комнате побывал ученик Слизерина. Я провела Кана и вместе с ним решившего посещать оба клуба Смита по тайному лазу в мальчишеской уборной. Каких усилий мне стоило не раскраснеться при этом, как помидор! Но сомневаюсь, что Амбридж догадается, где вход. Остальные запомнили, как звучат кодовые фразы на парселтанге, и пошли через другие ходы. Теперь Тайная комната станет постоянным местом проведения занятий и никто без моего разрешения привести сюда никого не сможет - ибо контракт.
  
  Нужную литературу я могла сходить почитать в Выручай-комнату. Но редко. А все потому, что занятия ОД были очень нерегулярными и туда в любой момент мог прийти кто-то.
  
  Наше собрание прошло плодотворно. Сначала мы провели разминку и проверили наших стажеров. Слизеринец сразу же получил в дуэли с Этаном оглушающее. А Захария - заклинание слипания ног и парализующее от меня. После того, как их обоих привели в сознание, Смит обиженно поинтересовался, почему мы не начинаем с изучения заклинаний. Пришлось пояснить, что даже зная мощнейшее заклинание, если он не сумеет вовремя среагировать, он проиграет. А если реакция хорошая, то и с одним оглушающим можно победить. Была и еще одна причина, которую я не озвучила - один слизеринец меня очень нервировал своим внимательным взглядом. Хотела бы я знать, о чем он думает... Но тот молчалив - только 'да, нет, наверное' и слышу.
  
  После нескольких попыток Самуи приноровился ловко уворачиваться от метко летящих неприятных заклятий, а когда не было возможности, выставлял мощное Протего. Смит завистливо косился на мощный магический щит и скакал кругами по Тайной комнате от меня подальше. Хелен и Трэйси, сражавшиеся друг против друга, к этому времени тяжело дышали и истекали потом, но были собой очень довольны. Затем я организовала стычки только невербальными заклинаниями, то есть дуэли в тишине. Все прошло отлично. На следующее собрание я вычитаю какое-нибудь полезное заклинание в Выручай-комнате и будем его изучать. Хм... может, там есть лекарские заклинания? Хорошо бы, а то в общей библиотеке ничего такого нет.
  
  А после всего, уставшие, мы расселись на принесенных диванчиках, заварили чайник на трансфигурированной треноге и кушали принесенные пирожные, обсуждая тренировку.
  
  И прозвучал неожиданный для меня вопрос от Трэйси: 'А правда ли, что ты в родстве со Слизерином?'. Не зная, что можно сказать, я просто ответила, что не знаю о таком. Зато поняла, почему все не удивились, что я говорю на парселтанге - после того, как я показала вход в Тайную комнату, все решили, что я потомок Слизерина. Ага, и учусь на Гриффиндоре. Смешно.
  
  План выхода после окончания занятий был прост - девочки отдельно, мальчики отдельно.
  
  На четвертом занятии ОД Грейнджер любезно предоставила идею сообщения между членами клуба - заколдовать монету Протеевыми чарами. Не то, чтобы это было сильно нужно, но я тоже взялась их изучать.
  
  Но пришло время матча по квиддичу между Гриффиндором и Слизерином. Гриффиндорцы выиграли, но только благодаря ловцу, который поймал снитч. Малфой спровоцировал мордобой и Поттер, вместе с близнецами Уизли повелся, после чего вышел указ от министра, позволяющий Амбридж запретить участвовать провинившимся ученикам в квиддиче.
  
  Но вышел и еще один указ. Если Амбридж докажет, что ученик невменяем и не может продолжать учебу, то вылетит из школы со свистом и полетит, скорей всего, в Мунго, а если повезет - останется на домашнем обучении. Ну, это коротко. Так и знала, что не стоило перед Амбридж строить не понимающую, на что она намекает, дурочку! Пришлось менять тактику: вместо гриффиндорской Луны Лавгуд теперь я создавала репутацию вежливой молодой девушки. Пришлось даже уделить больше внимания написанию эссе - в последнее время я полностью полагалась на практику. И, о боги! Даже учить бесполезный учебник по ЗОТИ!
  
  Брата я все надеялась отговорить, поэтому поймала его в коридоре и отвела в сторонку.
  
  - Как тебе в том клубе? - спрашиваю, убедившись, что никого поблизости нет.
  
  - Замечательно, - пожал плечами брат. - Я многому научился.
  
  Ага, как же! Знаем мы, как вы там учитесь. Этот Поттер вам все разжевывает до кашеобразного состояния и ждет, пока каждый все не съест. Но вслух я сказала другое, заранее подготовленное.
  
  - Я тебе не враг, Нев. Я хочу как лучше. Забудь про этот клуб. Он еще успеет принести неприятности.
  
  - А твой не принесет? - сразу выставил рога он. Я сменила тактику.
  
  - Я не говорю, чтобы ты возвращался в мой клуб. Я лишь говорю, что клуб Поттера тебе бесполезен. Ты и так силен.
  
  - Не надо мне врать, Айрли, - разозлился брат. - Я не слепой и вижу, что ничего не могу противопоставить Пожирателям!
  
  - Конечно, важно уметь использовать боевые заклинания, когда на тебя нападают враги. Но есть и другой способ защищаться... да и атаковать тоже.
  
  Я заметила интерес в глазах брата и продолжила увереннее:
  
  - Каждый волшебник в магической Англии может наслать на врага оглушающее. Но не каждый понимает, что можно использовать и другие свои сильные стороны. Ты, например, отлично ладишь с растениями. Я в них совершенно ничего не понимаю.
  
  - И как же мне поможет травология, если наш дом опять атакуют?
  
  - Знаешь, я той ночью проснулась от выкрика в саду. Думаю, кто-то из них напоролся на твою травку, - хитро прошептала я, усилив эффект откровения. - Представь, каково будет удивление нападавших, если вместо того, чтобы оглушить или парализовать их, ты бросишь комок дьявольских силков? Или, когда они отберут палочку и сочтут тебя безобидным, то отравятся пыльцой цветочка у тебя в кармане.
  
  Увы, мое знание травологии ограничивалось дьявольскими силками, но Невилл ухватился за идею. Взгляд его отстраненно уплыл мимо меня, а лицо напряженно застыло, выдавая работу мысли.
  
  - Тут для тебя огромное поле для идей, - вернула я его к реальности. - Я, увы, как ты знаешь, в травологии что тролль в замке - помочь не смогу.
  
  - Но это... как-то по-слизерински... все эти яды, уловки... - засомневался он.
  
  - По-слизерински или по-гриффиндорски - это псевдоповод для гордости. Бери только самое лучшее и стань таким, каким хочешь быть, а не 'истинным гриффиндорцем', - задавила я сопротивление.
  
  - Но ведь наши родители - настоящие гриффиндорцы! - обиделся брат.
  
  - Это только слова, - отрицательно помотала я головой. - Помнишь, бабушка тоже это говорила? Быть смелым не исключает возможности быть хитрым, умным и трудолюбивым. Брат, я только прошу тебя покинуть клуб Поттера. Амбридж только и ищет повод, чтобы насолить ему. Да только он - Мальчик-Который-Выжил и Дамблдор напомнит об этом Министерству, если она задумает, допустим, выгнать его из школы. А вы будете крайними.
  
  - Но мы должны противостоять этой Амбридж! Она же совсем не преподавательница, а министерская! И не собирается нас учить из-за предрассудков министра!
  
  - Это проблема Дамблдора, что он позволил ей преподавать в школе. Он знает о ее глупых уроках, но ничего не делает. Мог бы и пожаловаться в тот же Визенгамот, что министр заваливает школьную программу своей ставленницей. Так что вы ничего не должны.
  
  - Но ведь мы должны учиться. Нам, пятому курсу, еще СОВ сдавать, не говоря уже о Пожирателях!
  
  - К черту этих Пожирателей! Пока мы в школе - мы в безопасности, они сюда не сунутся, а летом бабушка на дом защиту, думаю, уже поставит. Мы школьники, Невилл! Мы - не опытные сорокалетние волшебники, что в Ордене! Мы не должны лезть в самое пекло, пойми же ты!
  
  Может, это моя тирада, вырвавшаяся от злости и бессилия, повлияла, а может, это брат для себя что-то решил, но он спокойно мне ответил:
  
  - Спасибо за идею с растениями. Я обещал встретиться с Дином и Симусом. Мне пора.
  
  Я окликнула его в спину:
  
  - Если понадобятся деньги на закупку - только скажи. Это не подачка, а капиталовложение в многообещающую идею.
  
  Дождавшись ответного кивка, означавшего, что он все расслышал, я пошла своей дорогой.
  
  Приближалось время зимы, и снег завалил весь двор, который в любое свободное от занятий время был набит студентами, игравшими в снежки.
  
  Одним зимним утром за преподавательским столом появился Хагрид и стало понятно, что Граббли-Дерг снимает с себя обязанности преподавателя. Но многие за гриффиндорским столом гадали - насколько долго продержится на посту Хагрид. Амбридж, имея полномочия, уже отправила на испытательный срок Трелони - профессора по прорицаниям.
  
  Может, оно и к лучшему - Дамблдор наймет адекватных учителей. Мечты, мечты...
  
  Я с Хелен, как обычно, одевшись потеплее, топала к Запретному лесу на урок по уходу за магическими существами, гадая, что интересного покажет Хагрид. Погода была нехорошая. Тяжелые темные тучи не давали и капле солнечного света достичь земли и угрожали оставить еще больше снега.
  
  И здрасте-приехали. Лесничий вышел весь в страшных синяках и ссадинах и повел нас к гиппогрифам. Но все прошло на удивление спокойно - видимо он учел опыт прошлых занятий: за ограждение ученики не заходили, подходили 'поздороваться' с животными только по одному и в присутствии Хагрида. В руках лесничий держал куски говядины, истекающие кровью (пояснил, что тушки мелких зверьков не достал) и периодически подкармливал гиппогрифов, при этом рассказывая, что он сам про них знает.
  
  Третьекурсники прониклись опасностью этих животных, когда гиппогрифы бросились делить брошенную еду. Самые настоящие хищники!
  
  Я услышала шорох веток позади, а обернувшись, увидела, как из сумрака голых кривых деревьев приближается пара белых светящихся глаз. Вначале мне показалось, что это деревья шевелятся, но когда пара черных, худых, словно скелеты обтянутые кожей, крылатых лошадей, раздвинув ветки, вышли еще немного вперед, я их узнала. Это были фестралы.
  
  Они смотрели пустыми глазницами, взмахивая длинным черным хвостом, а я как завороженная под неизвестным порывом подошла к ним ближе. Сзади, будто сквозь туман донесся оклик Хелен. Мелькнула мысль, что я уже однажды за ними погналась, и к добру это не привело, и тут же пропала в белых озерах глазниц черных лошадей. Никакого страха перед ними я не испытывала и подошла ближе, желая прикоснуться к ним. Я протянула руку к обтянутому кожей черепу, а фестрал, кажется, желая того же наклонился вперед - поближе. На ощупь она оказалась твердой, мягкой и теплой.
  
  Второй фестрал подошел сбоку, показав белые острые клыки. Шершавый язык прикоснулся к уху, я моргнула и фестралы исчезли. Я даже не сразу поняла, что меня кто-то поднял, крепко перехватив за талию, а затем поставил. Я шумно выдохнула, ощупывая ноющие ребра, но тут же взвыла, так как заболели плечи и кто-то принялся трясти меня.
  
  - Все нормально? Живая? - спрашивает меня бородатая физиономия лесничего перед лицом.
  
  - Ага, - ответила, потирая синяки на плечах. Я знаю - они будут. - А что такое?
  
  - Без меня к любым обитателям Запретного леса подходить нельзя! Слышала такое?
  
  - Ага, - тут я сообразила, что опять это сделала. Отключила мозги и пошла за фестралами. - А они умеют гипнотизировать?
  
  - Кто они? - настороженно спросила Хелен, оказавшаяся по левую руку.
  
  - Фестралы, - отмахнулся лесничий. - А ну-ка, скажите, кто видел черных лошадей?
  
  Я повернула голову, пытаясь увидеть, кто поднял руки, но ничего не вышло, так как Хагрид все еще удерживал меня за плечи.
  
  - Так как насчет гипноза или чего-нибудь подобного? - напомнила я.
  
  - Нет у них никакого гипноза, - полувеликан наконец отпустил меня и почесал себе затылок, размышляя. - Я такого не помню за ними. Ты, может, сходишь к Помфри на всякий случай?
  
  Я заверила его, что со мной все в порядке и мне не нужно в Больничное крыло. Еще чего, чтобы потом вся школа и Амбридж заодно записала меня в ряды умалишенных?.. Хотя об этом инциденте все всё равно вскоре узнают, но хотя бы можно будет сказать, что глупой третьекурснице было просто интересно. Урок продолжился, как ни в чем не бывало, а Хелен выспросила, кого я там такого увидела - она еще не встречалась со смертью.
  
  Кто знает, почему фестралы так на меня влияют? Да и у карет, которые перевозят учеников от Хогсмида до Хогвартса, черные лошади на меня не обращали никакого внимания. Может, в толпе не заметили, так как было слишком много учеников? Возможно, это мое попаданство сказалось. Фестралов видят те, кто когда-то видел смерть. Она оставляет след после себя... Выходит, на мне она конкретно наследила...
  Глава 40
  
  Августа прислала разговорные зеркала для меня и Невилла. Таким образом, мы могли с ней беспрепятственно разговаривать. Ума не приложу, где она их достала! И они стоят бешеных денег!
  
  Бабушка вскоре связалась со мной - попросила никуда не влезать и быть осторожной. Августа успела конкретно полаяться с Амбридж еще летом. И было из-за чего. Хотя знала ее гораздо раньше, но пути не пересекались.
  
  Амбридж копала. Поднимала шум в Министерстве, доказывая мою умственную отсталость (в доказательство подняла дело четырнадцатилетней давности), указывала на несостоятельность Августы в качестве опекуна. И таки докопалась - еще точно не назначили дату проведения слушания о рассмотрении прав опекуна (а заодно и выяснения моей нормальности), но уже известно, что оно будет. Августа предположила, что приближенность Амбридж к министру здесь сыграла главную роль. Эта псевдопрофессор еще должна что-нибудь придумать, чтобы доказать свою правоту.
  
  * * *
  
  Амбридж приказала остаться мне после урока. Переглянувшись с уходящей Хелен, я настороженно замерла. Что-то мне сильно напоминал этот момент точно такую же ситуацию с лже-Грюмом... Но сейчас даже опаснее. Палочка в кармане, если что. Даже если вдруг Империус...
  
  - Мисс Лонгботтом, - обратилась ко мне тоненьким писклявым голоском Амбридж, когда в классе стало пусто. - Прошу, пройдемте ко мне в кабинет.
  
  - Зачем, профессор Амбридж? - вежливо поинтересовалась я, не выдавая появившегося чувства, будто меня пригласили сходить к вратам ада.
  
  - У меня к вам конфиденциальный разговор. Очень важный, если угодно, - нарочито ласковым тоном продолжала она. - Было бы намного приятнее провести его в кабинете за кружечкой чая.
  
  Ничего не оставалось, кроме как пойти за слегка сутулой спиной в розовой мантии. Если я сейчас выскочу из класса - меня не поймут.
  
  Настал тот момент, о котором меня предупреждала Августа. Я присела на предложенный стульчик и воспитанно огляделась (меня же 'Железная Августа' манерам учила!).
  
  На все поверхности были наброшены ткани - кружевные или обычные. Стояло несколько ваз с засушенными цветами, каждая на своей салфеточке, а на одной из стен висела коллекция декоративных тарелочек с яркими цветными котятами, которые различались, помимо прочего, повязанными на шею бантиками.
  
  Со вкусами не спорят, но все в комнате будто пыталось заставить умилиться и ослабить бдительность.
  
  Постоянная бдительность! Спасибо тебе, лже-Грюм.
  
  Амбридж разлила чай по кружкам, прежде чем заговорить.
  
  - Угощайся, милая моя.
  
  Я поспешно приложила кружку ко рту, делая вид, что отпиваю, на самом деле пытаясь скрыть душевное содрогание, перешедшее в скрежет зубов. ТОЛЬКО бабушке позволено так ко мне обращаться! Совладав с собой и не сделав и глотка, я отложила чашку.
  
  - Я, как ты знаешь, генеральный инспектор Хогвартса, уполномоченная самим министром магии, - ее голос ни разу не соскочил с отметки 'ласково', хотя уже началась игра. - А также я долгое время занимала должность первого заместителя министра. Ты из-за возраста мало знакома с работой Министерства, но Министерство и сам министр заботятся о благе каждого волшебника. Ты, должно быть, заметила результат моей работы в Хогвартсе?
  
  'О да, как же! - подумалось мне. - Хагрид и Трелони на испытательном сроке. Давно пора было напомнить им, где они работают. Но симпатии от меня ты не дождешься'.
  
  После моего слабого кивка она продолжила:
  
  - Это еще не конец. Я просто обязана усовершенствовать застоявшийся школьный аппарат. Как видишь, сотрудники Министерства не разбрасываются своими словами. Мы сказали, что школе нужен порядок - значит, мы его создадим.
  
  - Прошу прощения, профессор Амбридж, могу я поинтересоваться о цели вашего приглашения, - остановила я эту патриотку Министерства. Я не Поттер, я не должна срываться.
  
  - Я к этому постепенно вела, - благодушно растянула она накрашенные бледно-розовой помадой губы. - Став профессором Хогвартса, я почувствовала глубокую симпатию к маленьким школьникам, - смотря на ее умиляющееся выражение лица, я поняла, что никакой симпатии не было и подавно. Все в ней - и улыбка, и ласковый взгляд, и внешний вид - говорило о напускных деталях, скрывающих истинное положение вещей. - Увы, остальные профессора не оценили по достоинству мое рвение. Но я почувствовала себя молодой мамой заботящейся о своих детках. Все мальчики стали для меня родными сыновьями, а девочки - дочерями. Из-за этого я не могу не позаботиться о твоем будущем и сделаю все, что в моих силах, чтобы оно стало счастливым.
  
  С головы до пяток пробежали мурашки. Вот 'повезло' бы мне попасть в ее семью... Она заметила это и восприняла по-своему.
  
  - Ты можешь быть со мной предельно откровенной, милая моя. Ответь мне честно и без утайки: твоя бабушка бьет тебя?
  
  Я удивленно на нее уставилась, выпучив глаза от такой наглости.
  
  - Ты можешь мне доверять, - Амбридж оперлась локтями о стол, придвинув лицо поближе ко мне. - Все, что ты скажешь, не покинет пределов этой комнаты. Я забочусь только о твоем благе.
  
  - Моя бабушка - лучшая во всех отношениях. Я не хочу слышать о ней любого рода клевету, - от возмущения у меня прорезался излюбленный тон Августы, когда она хотела кого-то осадить, доказав его ничтожество.
  
  - Это никакая не клевета. Миссис Лонгботтом, должно быть, тебя запугала. Ты очень тихая девочка. В то время как твоя бабушка - весьма... кхе-кхе... агрессивная особа. Не стесняйся, Айрли, расскажи мне все. Бабушка об этом ничего не узнает, - она предприняла попытку заговорщицки подмигнуть. - Скажи, твоя бабушка заставила тебя поддержать выдумки Гарри Поттера?
  
  - Нет.
  
  - Выходит, мистер Поттер сам тебя подговорил?
  
  - Нет.
  
  - Милая моя, - понятливо вздохнула Амбридж. - Неужели сам директор воспользовался служебным положением?
  
  Ей репортером работать - такую фигню на ходу сочиняет. Непонятно только, она сама в это все верит или для меня театр разыгрывает?
  
  - Простите, профессор Амбридж, зачем же вы доказывали в Министерстве мою ненормальность, если заботитесь о моем благе? - решила я перейти в наступление.
  
  - Дорогуша, но ведь так все и есть, - в свою очередь удивилась она. - Это доказано колдомедиками больницы Святого Мунго, чья квалификация не подлежит сомнению.
  
  - Но ведь вот я, перед вами. Вполне здоровый и нормальный человек.
  
  - Внешне, милая моя, только внешне.
  
  Я не поняла, она меня убеждает в том, что я ненормальная?
  
  - Ведь колдомедики исследовали твой организм и твою магию, - продолжала втирать Амбридж. - И нашли некую аномалию. Это достоверно и не оспаривается, - поспешила она, ожидая новой волны сомнений в работе ее головы.
  
  - Да, Августа мне говорила, что мое магическое ядро немного больше положенного, но ведь это никак мне не мешает - даже наоборот.
  
  - Это все из-за работы колдомедиков, - удовлетворенно кивнула Амбридж, будто я только что подтвердила ее мнение. - Если твоя бабушка показывала тебе отчеты колдомедиков, то ты должна знать, что все держится в норме только благодаря наложенным чарам колдомедиков. Но тебе нужна постоянная помощь специалистов и особое отношение. В то время как миссис Лонгботтом не озаботилась подобным. А администрация школы должна выделить особое внимание пострадавшим во время войны детям.
  
  Да, Августа меня до сих пор таскала каждый год под Рождество в Мунго не только для того, чтобы проведать Алису и Фрэнка Лонгботтомов, а и на обследование меня любимой. Но Амбридж перегибает палку!
  
  - Вы не понимаете, мэм, - возразила я. - Мне не нужно какое-либо особое положение. Я хочу быть как все. Если вы будете добиваться этого вашего 'особого отношения', то только сделаете мне хуже. А теперь простите, мэм, меня уже моя подруга заждалась.
  
  Я резко отодвинула стул, собираясь покинуть кабинет. Этот разговор с самого начала был бессмысленен.
  
  - Верно, заждалась. Можешь быть свободна. Если понадобится, я тебя позову, - с сожалением протянула Амбридж.
  
  Схватив сумку, я покинула кабинет.
  
  * * *
  
  - И вообще он нытик и рохля! - отмахнулась я.
  
  - А Невилл? Он ведь такой же. И ты его взяла! - возмущенно возразила Хелен.
  
  - Он не такой и он мой брат! - раздражалась я. - Я не хочу набирать в клуб таких. ОСТы превратятся в подобие ОД, если я буду набирать всех подряд!
  
  - Ты пригласила этого Самуи, Трэйси взяла Захарию, а я что, самая рыжая? Почему я не могу пригласить Ричи! Он совсем не такой и ты поймешь это, если узнаешь его получше, - упрямствовала Хелен, уговаривая меня взять в клуб Ричарда Холта - того самого сопливого когтевранца.
  
  - А потом еще Этан соберется кого-нибудь взять! - я тоже упрямствовала.
  
  В конце концов, Хелен меня уговорила дать ему шанс. Знала, куда давить!
  
  Я дала ему подписать контракт, и Этан привел мелкого в Тайную комнату. Каа привык наблюдать за нашей суматохой в углу. Смешно, говорит, смотреть, как мы бегаем и прыгаем. Сначала мы тренировались залечивать порезы. У Хелен лечебная магия получалась намного лучше, чем у остальных с самого начала. И она сказала, что это не такая уж и плохая профессия - медик. Я не стала ничего утверждать, а потом просто отвела ее в Выручай-комнату, обернувшуюся библиотекой.
  
  Ричард Холт пыхтел, но упрямился. Я решила подойти поближе и помочь, но сделала только хуже - он разнервничался и выронил палочку. Наклонился, чтобы поднять ее и тихонько ойкнул, взглянув на мое лицо. На заметку: надо контролировать мимику.
  
  Еще через занятие я пригласила всех поучаствовать в новой игре. Призвала всех принести или трансфигурировать различный хлам в препятствия: вертикально стоящие доски, стулья, полки, и тому подобное, создав на огромном пространстве Тайной комнаты, на отрезке двадцать на двадцать метров, чудную картину удачных или неудачных трансфигураций.
  
  - Цель - прятаться и с помощью различных уловок обезвредить противника. Каждый за себя, - толкнула я объяснения, когда с обустройством лабиринта было закончено.
  
  - Знаю! - хлопнула в ладоши Трэйси. - Мы создали обстановку, близкую к боевым условиям. Мы тренируемся на случай, если нас внезапно окружат враги.
  
  - Да, ты права, - согласно кивнула я. - Я предлагаю вам научиться использовать вашу голову, всю вашу сообразительность и разработать план действий, чтобы выбраться из подобной ситуации невредимыми. Двигайтесь! Вы не должны застыть столбом и позволить противнику бросить в вас проклятье! А теперь заходим все с разных концов.
  
  * * *
  
  Однажды, я осталась после обычной тренировки в Тайной комнате, чтобы опробовать новое, довольно опасное и масштабное проклятие. Когда я после очередной неудачи присела на диванчик, Каа обрадовал меня тем, что освоил свой убивающий взгляд и уже успел поохотиться в Запретном лесу. Как трофей он принес мне мертвое, оцепеневшее тело небольшого акромантула. Оказывается для Каа они очень сладкие на вкус. Вроде бы он чувствует их яд и 'у них хрустящее тело и мягкое мясо'... Гурман Каа намеревался найти их гнездо и хорошенько отъесться. Я его предупредила, что там много огромных пауков - ему еще опасно к ним наведываться. К тому же они будут его ждать - наверняка почуяли приход нового василиска в лес.
  
  Акромантула размером с теннисный мяч Каа благодушно отдал мне. Я осторожно паучка подняла за лапку, рассматривая острые клещи. Засушу его, наложу парочку заклятий, и у меня будет небольшой экспонат акромантула, которым можно было кого-нибудь напугать.
  
  - Пока что у нас все идет замечательно, Каа, - заговорила я, когда он свернулся кольцами, заграбастав все свободное место на диване, а Шерлок по-хозяйски улегся на коленях. - Как тебе новые люди?
  
  - Пахнут страхом.
  
  - Это когда тебя видят. А вообще? Ты же помнишь? Если со мной что-нибудь случится, они позаботятся о тебе.
  
  - Мне не нужна забота обычных людишек. У меня есть дом и еда, Айши. Этого хватит.
  
  - Не все так просто, Каа. Это здание школы. И ее директор вызывает во мне опасения. Змеиный язык можно выучить, что я и доказала. Он может прийти сюда в любой момент. Ты феникса, кстати, не видел?
  
  - Нет. Ты говорила, что мне нужно прятаться. Я и прятался.
  
  - Это хорошо. Теперь, когда у тебя есть убийственный взгляд, ты уже взрослый, но того василиска одолели, - я кивнула в сторону белых костей. - И, скорей всего, освежевали. Я не хочу тебя потерять.
  
  Я замолчала, погрузившись в размышления. Мысли перетекли на слизеринца. Он ходит на занятия, общается со всеми. К нему уже все привыкли, и не обращают внимание на зеленый значок. Вроде бы нечего опасаться. И я никаких препятствий в общении не ощущаю.
  
  - Подумать только, как быстро время летит! Уже Рождество скоро! И несмотря на все, что произошло и происходит в мире, моя школьная жизнь остается спокойной! - я, хмыкнув, растянула губы в усмешке. - Настолько, насколько она может быть спокойной у меня.
  
  - Ты гордишься этим? - спрашивает меня Каа, распознав нотки удовлетворения.
  
  - Немного, - поскромничала я. - Сам посмотри, сколько всего я сделала, - развела я руками в стороны. - Даже замечательный отряд собрала!
  
  - Замечательный? - переспрашивает змей с сомнительным шипением.
  
  - Изъяны, конечно, есть, - согласилась я. - Но и тем, что получилось можно гордиться!
  
  - До полноценных обученных магов им далеко, - внезапно раздается непонятно откуда голос.
  
  Я вскочила, опасливо озираясь, Шерлок замер на диване хищно выгнувшись, а Каа подполз к статуе Слизерина.
  
  - Здесь, - шипит он, указывая приплюснутой головой с намечающейся короной из шипов на знакомую небольшую выемку.
  
  - Надо что-то с этим медальоном делать, - потирая подбородок, задумчиво проговорила я. - Вот почему ему тихо там не сидится?
  
  Ответил мне не Каа, а сам медальон, невидимый для моих глаз, на чистом английском:
  
  - Я уже сидел!.. Хм... сколько? Я даже не помню, сколько лет я тихо сидел запертый в этом чертовом медальоне! - в ярости закричал он. - Хоть бы кому было дело до меня, заключенного здесь! Ты хоть знаешь, как это невыносимо скучно сидеть и ничего не делать! Не иметь возможности даже за чем-то наблюдать!
  
  - Эй-эй, полегче, - попыталась я остудить возмущенный крик медальона. - Ты мне на жалость не дави. Засиделся ты знатно, конечно. Но я-то тут причем? Ты меня вообще угробить хотел.
  
  - Было дело, - согласился медальон. - А как бы ты поступила на моем месте? Я просто хотел нового. Изменений. Ваши собрания стали мне отрадой - я мог вас слышать, но не видеть. Положи меня где-нибудь, где мне будет видно? - просящей медальон это что-то с чем-то. - А я взамен помогу тебе с заклинаниями! Я много чего знаю! Это взаимовыгодная сделка!
  
  Я задумалась. Что он мне может дать? Интересные чары, которые при жизни делал сам. Отвертеться от этого он не сможет - у медальона нет ножек, не сбежит. А взамен риск, что он нападет. Хм. Я просто скажу всем, чтобы не трогали медальон и не подходили!
  
  Обрадовавшись своей мысли, я согласилась. Нашла оставленные здесь старые перчатки Этана из драконьей кожи, одела на всякий случай. Драконья кожа от многого сможет защитить. Достав его из той дыры, в которую я сама его и спрятала, пришпилила его найденным гвоздем за цепочку к статуе Слизерина - чтоб наверняка.
  
  Постояла, полюбовалась вместе со своим личным зоопарком на дело рук своих. Медальон открылся, показав красивые темные глаза. Немного пугающе, правда выглядят глаза на стенке... Но если посмотреть на всю переоборудованную Тайную комнату с лабиринтом из искусственных препятствий, огромным скелетом старого василиска и уголка для чаепития, то медальон с живыми глазами очень вписывается в обстановку.
  
  - Кстати, как тебя звали, маг?
  
  Глаза на мгновение застыли.
  
  - Реддл. Том Реддл.
  
  От этих слов все в моей голове стало на свои места. Кусочки паззла сложились, открыв картину. Медальон, как дневник, попавший в руки Джинни Уизли. Он попытался и мной управлять, да не вышло. Этот медальон - артефакт, куда Волдеморт поместил осколок своей души. Доверять ему ни в коем случае нельзя, но вот вытащить из него знания я просто обязана! Поэтому на вопрос Реддла: 'Что-то не так?', я ответила:
  
  - Все нормально. Знакомых с такой фамилией у меня нет. Я Айрли. А теперь твоя очередь выполнять обещание, учитель.
  Глава 41
  
  - Все нормально. Знакомых с такой фамилией у меня нет. Я Айрли. А теперь твоя очередь, учитель, - ответила я Реддлу. Посмотрим, кто кого еще использует!
  
  Я еле удержалась от того, чтобы потереть ручки. Вот и учитель нашелся! Да еще какой! Реддл хмыкнул и заговорил.
  
  - Для начала покажи мне, какие стойки ты знаешь.
  
  Им меня еще лже-Грюм учил. Боевая: ноги на ширине плеч, к противнику стать полубоком, чтобы легче было уходить из-под атаки. Я правша. А значит, если я отвожу правую руку назад, то противник не поймет, что я хочу применить. Маневра для исполнения заклинаний больше. Защитная стойка предполагает выдвижение рабочей руки вперед для быстрого отражения заклинания. Переходить из одной в другую просто. Про перенос веса, тоже рассказала.
  
  - Неплохо-неплохо. Неужели учителя в Хогвартсе стали такому учить?
  
  Я кивнула. Странное ощущение, когда тебя учат говорящие глаза.
  
  Далее он проверял, как я исполняю заклинания. С каждой минутой голос у него становился все более и более довольным. И, кажется, доволен он был не новой ученицей, а свободе в целом. Потребовал, чтобы я использовала какое-нибудь проклятие. Я показала стандартное, из школьной программы. Я все показывала стандартное, не информируя о своей осведомленности о заклинаниях из Запретной секции. Он к моему удивлению пожаловался, что нет подопытных образцов и стребовал на правах учителя принести хотя бы мышей.
  
  - Чему ты хочешь научиться? - полным серьезности тоном спросил Реддл, закончив проверку.
  
  Я задумалась. Я все еще мечтаю об анимагии, но она сейчас практически бесполезна в отличие от каких-нибудь великих заклинаний. Но великие я могу просто не потянуть.
  
  - А что ты можешь предложить?
  
  - Я много чего знаю. Говори, чему ты хочешь научиться - уговор был на это.
  
  Не получилось. Ладно. Что может Волдеморт? На кладбище, я помню, он метко бросался Круциатусом, но тут скорее опыт. Быстрота реакции. Ага, пусть меня своим приемчикам и уловкам обучит. Еще... Что он еще умеет? На кладбище он ничего больше не демонстрировал, ну кроме умения долго болтать. Но зубы заговаривать и я умею. Хм. А что умеет Дамблдор - его главный, и по слухам, достойный враг? Тоже мелочь всякую показывал, рассчитанную на впечатление маглорожденных, никогда не видевших чудес. Поттера своего чему-нибудь бы научил хоть! Был бы смысл на занятия ОД ходить.
  
  - Ну что там? - нетерпеливо одернул меня Реддл.
  
  - Я думаю, не мешай.
  
  Под ворчание осколка души Волдеморта я стала размышлять дальше. Нужно было не продешевить.
  
  - Давай так. Мне нужен опыт взрослого мага. Уловки там, приемы для облегчения действий. Опыт, накопленный годами применения заклинаний... И сами заклинания.
  
  - Заклинания? - будто кривляясь, повторил Реддл. - Каким таким заклинаниям я могу тебя обучить в такой форме?
  
  - Выкручивайся, - пожала я плечами.
  
  - Дубина ты стоеросовая! У меня ни рук, ни ног нет! - уже со злостью выкрикнул он. Теперь верю - точно Волдеморт.
  
  - Ни головы...
  
  - Что ты там сказала, ученица?! - бешено вращая глазами, надрывался Реддл.
  
  - Не кричи, говорю, учитель.
  
  - Как ты с учителем разговариваешь?! Учитель - это светоч знаний, пытающийся по мере сил и возможностей вложить хотя бы каплю своих знаний в пустые головы учеников! Ученики должны его любить и уважать. Можно даже бояться. Я разрешаю.
  
  - Чего же ты при жизни учителем не стал? - не удержалась я. А потом прикусила язык. Я же вроде не должна знать кто он.
  
  - Тебе откуда знать? - сразу же ухватился он за промашку.
  
  - Не похож ты на учителя. У учителя должно быть терпение, чтобы, как ты сказал, вложить каплю своих знаний в пустые головы учеников. Да и зачем темному магу заключать учителя в медальон? - выкрутилась я. - Или ты был таким отвратительным учителем?
  
  - Я хотел им стать, но, увы, меня не приняли, - уже спокойно признался медальон.
  
  - Ты хотел стать учителем в Хогвартсе?
  
  - Да. Учителем по защите от темных искусств. Я с ними хорошо ладил. Да и идти мне больше некуда было.
  
  - Ты рос у маглов? - осторожно бросила я удочку. Помнится, Волдеморт говорил, что у него была отвратительная семья настолько, что он создал себе семью из Пожирателей. Если подумать, то мои друзья мне тоже стали семьей...
  
  - Ты уже решила, чему хочешь, чтобы я тебя научил?!
  
  - Кхм... Значит, заклинаниям ты меня не сможешь научить? Только про приемы расскажешь?
  
  - Если ты найдешь мне тело, то я с радостью их тебе покажу.
  
  Если бы у него было что-то кроме глаз, то, думаю, он бы пожал плечами и ехидненько так усмехнулся. Где я ему тело достану? Да и почему я вообще должна ему тело искать! Пусть так сидит - вреда меньше будет. Только друзьям скажу, что если найдут медальон, то ни в коем случае его не трогать - заболтает и одурачит! Как Джинни. Хотя и медальон не сразу вот так вот видно, но мало ли что, он-то говорящий.
  
  - Ага, если ты мне не можешь ничего больше предложить, - нарочито с ленцой сообщила я, потянувшись за перчатками из драконьей кожи, - то я тебя убираю обратно. Я найду, чей опыт перенять.
  
  - Еще я могу на словах тебе объяснить, как организовать твоих друзей, чтобы они работали в группе, - голос был спокоен, но глазки-то дрогнули!
  
  - Это ты можешь и из той ямы объяснить, - я нарочно медленно натягивала перчатку.
  
  - Я не буду этого делать, если ты меня вернешь в ту дыру, - прозвучало ультимативно.
  
  - Если не будешь, то я могу тебя и подальше спрятать, - я пожала плечами. - Или даже лучше! - изобразила на лице восторг от 'внезапно' пришедшей идеи. - Я тебя верну туда, откуда взяла.
  
  - Это шантаж! - обиженно вскричал он, видимо, испугавшись перспективы еще n-ное количество лет пролежать в темной подсобке домовика Блэков.
  
  - А ты что думал, в сказку попал? Либо ты меня обучаешь, либо возвращаешься в так горячо любимое тобой место!
  
  - Я могу научить тебя защищать разум, - глухо прозвучало, будто он сказал это, крепко сжав зубы.
  
  - Окклюменции и легилименции, - обрадовалась я, вспомнив и про эти умения Дамблдора и Волдеморта.
  
  - Маленькая еще, чтоб легилименцию учить. Одному это никогда не сделать, только теоретически.
  
  - Тогда ты мне теорию расскажешь, а я уже с ребятами потренируюсь, - моей радости не было предела.
  
  Подумав еще, я перевесила медальон в достаточно темную нишу у одной из колон, чтобы не заметить висящее там украшение. Лучше перестрахуюсь. Послушав напутствия Реддла, поднялась наверх, чтобы организовать поскорей тренировку. Проще всего было найти Хелен - она сидела в общей спальне на кровати и наблюдала за, бегающим по полу, белым кроликом - ее питомцем. Она привезла его в Хогвартс в этом году и до этого я его почти не видела. Он сидел в клетке.
  
  - Он сейчас погрызет что-нибудь, - сообщила я, безразлично проследив, как грызун спрятался под кроватью. Точнее кролиха. Жирная наглая кролиха, все время норовящая погрызть мою мантию. Главное палочку рядом не оставлять. Зачем Хелен только ее взяла? Лучше бы кошку. Да-да.
  
  Имя посоветовала я - звучит понятно на русском. Холодец - так я любя обозвала кролиху, когда та при первой встрече укусила меня за палец до крови. 'Самый настоящий холодец', - Хелен восприняла это как похвалу.
  
  - Теперь не погрызет, - почему-то веселым тоном ответила мне подруга. - Я из нее фамильяра сделала.
  
  Пока Хелен доставала Холодец, моя рука потянулась ко лбу. Мерлин, за что?! Я это мясо хотела на шашлык пустить!
  
  Подруга удобно усадила Холодец на ноги, а я печально посмотрела на обгрызенные края своего сундука. А с виду - безобидная зайка. Как плюшевая. Хм.
  
  - Раз она теперь фамильяр, то договорись с ней, чтобы она хотя бы мои вещи не грызла... Я чего зашла-то? У меня идея новая для тренировки есть.
  
  Тренировки стали еще более продуктивными. Легилименция! Я поверить не могу!
  
  В дальнейшем я убедилась, что Хелен была права - Ричард Холт оказался не таким хлюпиком. Он мог быть и смелым и решительным. Мальчишка оказался очень шустрым и подвижным, но быстро перескакивал из крайности в крайность. То он скачет от радости, громко оповещая всех о своей маленькой победе, то уже ревет в голос. Он пытался поладить со всеми стразу, интересовался всем подряд. Подвижностью с ним могла поспорить только Трэйси - остальные все быстро уставали.
  
  Почти перед самым Рождеством, когда я собиралась проводить последнюю тренировку перед каникулами - Ричи пришел в заштопанной огромными швами мантии, обратив наше внимание на всю поношенность его одежды. Мы удивились. Что, и Репаро применить не мог? Когтевранец смущенно пожал плечами. Хелен расценила это как признание неумения использовать заклинание и достала палочку. Начертила в воздухе нужный символ. Ничего не произошло. Мантия оставалась заштопанной. Гриффиндорка нахмурилась и повторила заклинание - ничего не поменялось.
  
  - Дай я попробую, - отодвинул Хелен Захария слишком шумно. Красуется, видно. - Учись.
  
  Он взмахнул палочкой, четко произнес 'Репаро'. Опять ничего!
  
  - Может, это из-за ниток? - присоединилась к умно хмурящей брови компании Трэйси. Уже все забыли про тренировку и исследовали феномен.
  
  Под исследующими взглядами Ричи покраснел и, смущаясь, тихо пробурчал что-то.
  
  - Что? - переспрашиваю громко.
  
  - Это, наверное, из-за мантии. Я ее уже много раз чинил.
  
  - Может быть, - кивнул подошедший Кан. - Это закон трансфигурации. Трансфигурируемая вещь может как бы... - он бросил взгляд на когтевранца и снова перевел на мантию, - уставать. Чем больше раз изменялась вещь - тем тяжелее ее изменять дальше.
  
  - Короче, купи себе новую мантию, мелкий, - покровительственно скомандовал Захария Смит, будто он только что сам все это объяснил.
  
  - Не могу, - буркнул Ричи, не отрывая взгляда от своих ботинок. Щеки у него слились по цвету с гриффиндорским шарфом Хелен.
  
  Все молчали, ожидая пояснений.
  
  - Я смогу ее купить только летом.
  
  - А почему не сейчас? - спросила Хелен, прежде чем я успела ее остановить, уже догадываясь каков ответ.
  
  - Ты сирота, что ли? - грубо и прямо осведомился пуффендуец.
  
  - Да, - понур и тих был ему ответ.
  
  Все ученики из обеспеченных семей, что чистокровные, что маглорожденные, платили за свое обучение. Сироты, малообеспеченные, инвалиды и дети предыдущей магической войны получали льготы. Бабушка получала, например, скидку на наше с братом обучение. Уизли, по-моему, вообще не платили. Не было чем - вот и нарожали детей. Министерство же не желая держать нахлебников (самим галлеоны нужны!) установило: 'Если шестеро детей - можете не платить за обучение'. Повышают популяцию магов, ага.
  
  Кхм. Ричард Холт видимо попал под категорию сирот. Необходимый минимум им выделялся в самом начале года, чтобы закупиться перед школой. Да и то, сомневаюсь, чтобы мальчишка держал в руках хотя бы одну монету из положенных - с ним должен был ходить преподаватель или министерский работник, я не помню.
  
  - Может, уже начнем тренировку? - глухо прозвучал голос Ричи в наступившей тишине.
  
  На следующий день Хелен, узнавшая мой план, пошла с остальными к сторожившему дорогу в деревеньку Филчу с разрешением, а я направилась к башне Когтеврана, где должна была встретиться с Ричардом.
  
  Когда я пришла, его на месте еще не было и мимо меня проходили выходящие из башни когтевранцы. Со знакомыми я здоровалась.
  
  - Привет, - донесся до меня потусторонний голос.
  
  - Привет, - повернулась я лицом к Луне Лавгуд.
  
  - Ты не идешь в Хогсмид?
  
  - Иду, - я присмотрелась к ее сережкам в виде большой ветки рябины и сидевших на каждой из них жуков. - У тебя жуки на сережках.
  
  - Они заколдованные. Папа говорит они стоят на страже. Задерживают мозгошмыгов.
  
  Я подумала, что отец у нее, наверное, чокнутый. А она просто косит под умалишенную. Тоже, поди, денег на обучение нет. Хотя Луна еще и получает удовольствие, глядя на лица людей, когда она говорит про мозгошмыгов. Сразу огонек в глазах появляется. Как там говорят? Тараканы сигнал о помощи подают. Их верно мозгошмыги выселяют.
  
  - Значит, встретимся там? - Луна заждалась моего ответа и решила заговорить сама, сняв меня с перистых облаков. - Не хочешь купить 'Придиру'? Мой отец ее главный редактор. Очень интересно.
  
  - Давай.
  
  Я заплатила за тоненький журнал, и хитрая блондинка собралась было пойти, но обернулась:
  
  - Только не смейся громко. А-то я тебя знаю, - она неправдоподобно погрозила мне пальцем и спустилась по лестнице.
  
  Ричи застал меня сидящей на подоконнике и дико ржущей.
  
  - У нас собрание? На улице? - поинтересовался он, не подходя близко, когда я немного успокоилась и вытерла выступившие слезы. Боится, что я с ума сошла?
  
  В письме, отправленном совой, я просила его одеться тепло.
  
  - Нет, не собрание, но мы пойдем на улицу.
  
  По моему хитрющему лицу он что-то заподозрил, но пошел за мной... к статуе одноглазой ведьмы.
  
  - И куда теперь? - поинтересовался он, когда я огляделась по сторонам, проверяя, чтобы никого не было.
  
  - За мной, - просто ответила я и открыла тайный ход на горбу статуи. Удовлетворенно посмотрев на отвисшую челюсть и выпученные большие глаза, я запрыгнула в лаз. Обезвредила сигнальные чары как раз вовремя - Ричи забрался следом, и я закрыла проход.
  
  - Люмос, - создаю источник света не найдя по ощущениям вторые сигнальные чары. Их кто-то уже обезвредил. Таки Дамблдор кого-то послал, чтобы их снять, или сами развеялись. Свои опять оставила.
  
  Я пошла вперед, ожидая, когда начнутся расспросы. Долго меня не заставили ждать.
  
  - Айрли, - тихо обратился Ричи, тихо ступающий за мной, - а что это за лаз и куда мы идем?
  
  - Ты не знал, но перед зимними каникулами я превращаюсь в Санта Клауса, - на полном серьезе ответила я.
  
  - Это как? - прозвучал следующий вопрос после минуты напряженного молчания во время ходьбы в туннеле.
  
  - А вот так. Я принесу тебе подарок. Так получилось, что я предпочитаю полезные подарки, поэтому и взяла тебя с собой.
  
  - А серьезно? - догадался мальчик по моему тону, что я прикалываюсь над ним. Он-то волнуется!
  
  - А я серьезно. Про лаз не говори никому. Это только наш... Ну еще пару человек знает, но они здесь почти не ходят. Сам сюда не спускайся, если вдруг придет шальная мысль, - я обернулась, чтобы взглянуть на его лицо и убедиться, что не полезет, и продолжила: - Это все, что от тебя требуется. Остальное поймешь сам.
  
  Я не желала уговаривать его принять подарок. Пусть этим Хелен занимается. Вопросов когтевранец больше не задавал до самого выхода.
  
  Я вновь обезвредила сигнальные чары, поставила свои, открыла выход, выглянув в подсобку 'Сладкого королевства'. Посоветовала Ричи натянуть поглубже капюшон, так как мы в Хогсмиде. Уверена для него эта прогулка была более чем таинственной, но теперь загадка исчезла. Он как-то скованно проследовал за мной к выходу, скрываясь за стеллажами, а затем смешавшись с толпой школьников. Замечаю, как он украдкой осматривает все вокруг.
  
  - Не отставай, - ухмыльнувшись, тащу его к месту встречи, за магазином со светящейся подвеской 'Шапка-невидимка' к подпиравшим стенку Хелен и Этану. Слизеринец по понятным причинам приглашен не был. А Трэйси со Смитом нельзя было светиться с нами.
  
  - Ну что, пошли? - доброжелательно улыбаясь, спрашивает подруга.
  
  - Куда? - непонимающе уточнил Ричи.
  
  - Ты что, ему ничего не сказала? - поднимает негодующий взгляд на меня Хелен.
  
  - Оставила эту честь для тебя, - я сама невозмутимость.
  
  Ричи взглядом дает понять, что ждет объяснений от Хелен и Этана, и они сдаются.
  
  - Ну... эм... мы в Хогсмиде, - неуверенно бросает взгляд на Этана подруга, ища поддержки.
  
  - Ага, - кивает когтевранец. - А зачем вы меня взяли? Я рад и все такое. Эм... Спасибо, - он на секунду обернулся, бросив на подпирающую стенку меня взгляд, и тут же отвернулся. То ли стесняется чего-то, то ли боится. Вдруг я заразная? - Я имею в виду, что могут быть неприятности и у меня, и у вас. Ведь я на втором курсе - мне здесь нельзя быть.
  
  - Не беспокойся, Айрли знает, что делает, - осмелела Хелен, в то время как я бросила возмущенный взгляд, успешно незамеченный. - Айрли уже здесь была и ничего. В конце концов, ты с нами. Айр... эм... - возмущенный взгляд попал в цель. - Мы просто решили сделать тебе подарок. На Рождество. В этом магазине продают мантии.
  
  - Не стоит. Я не возьму, - сзади я оценила только покрасневшие кончики ушей мальчишки и отнюдь не от мороза.
  
  - Не отказывайся от подарка, мелкий, - Этан по-дружески положил Ричи руку на плечо. - Мы ведь все вместе хотели его сделать. Никто из нашего клуба не должен так выглядеть. Ты теперь - представитель!
  
  - Мне нечего вам дать в ответ, - Ричи ссутулил плечи, но чужую руку не скинул.
  
  - Это и не нужно, - ввязалась я. - Мы все, ОСТы, должны поддерживать друг друга не только в учебе. Как семья, мы держимся вместе. Никто никогда не решится нападать на сильную группу, крепко держащуюся вместе. Никто не нападет на одного, если за его спиной стоят другие. Это люди... Конечно, если ты захочешь идти своим путем, мы тебя отпустим.
  
  Я не видела друзей, так как повернулась лицом к улице, желая уже покинуть закуток. Поэтому для меня стал полной неожиданностью крепкий обхват сзади. На животе оказались голые кисти мелкого. Надо перчатки не забыть взять.
  
  Повернуться посмотреть в лицо не удалось. Мальчишка прислонился лицом к спине и ходил сзади следом, не отцепляясь и издавая подозрительные звуки. Хелен терла нос, Этан улыбался.
  
  - Только не вздумай мне слюнявить мантию, - не удержалась я, услышав уже отчетливые всхлипы позади. - Ладно, не следовало мне этого говорить. Прости, Ричи. Отпусти меня, пожалуйста, - сдалась я.
  
  - Не-а, - раздался смутный протест. - Все н-нормально.
  
  - Ладно, ладно. Я поняла. Я грубая недотепа, не умеющая обходить некоторые темы, - я поняла свою ошибку.
  
  Он завозился сзади, крепче прижав мне живот.
  
  - Эм... Ты вообще замечательный парень. Да. Я больше не буду поднимать или как бы то ни было задевать эту тему, ладно?
  
  Попытка высвободится из сопливых объятий не удалась. Сзади уровень шума и всхлипов повысился.
  
  - Ну, отпусти меня, пожалуйста! Я больше так не буду! - уже панически предприняла я последнюю попытку. И в ужасе застыла, услышав полновесные рыдания.
  
  Этан уже улыбался во все тридцать два, веселясь, а Хелен тоже стала разводить сырость. Да что ж такое-то?!
  
  - Нас могут услышать, - шмыгнув носом, первая забеспокоилась Хелен.
  
  Как ни странно - это подействовало. Меня отпустили. Ричи отвернулся к стенке, скрывая лицо.
  
  Ричард Холт, что бы кто не говорил, был действительно умелым учеником. Заклинания у него получались сильные, а если он хотел чему-нибудь научился, то упирался рогами и пробовал, пока не получится. Не знаю, почему у всех: и у преподавателей, и у учеников, сложилось о нем мнение разгильдяя и неумехи. Возможно, это шумный и временами вспыльчивый характер мелкого сказался.
  
  Из-за того, что я разглядела в Ричи, мне не было жалко денег на новую пару мантий, ботинки, шапку, перчатки, свитер, рубашку, брюки и белье (последнее выбирал Этан, не допустив нас), которые мы купили в магазине. Мы увидели, что это тоже нужно приобрести, когда когтевранец снял мантию - кажется, эта одежда была еще с приюта. Деньги у меня были, все-таки свой бизнес, хоть и маленький, да и все мы вместе скидывались. Еще одного замухрышку - копию Поттера я рядом видеть не хотела - пусть привыкает к новой одежде. Это я ему и озвучила.
  
  Вышли мы из магазина с кучей пакетов, и переулками пытались скрыться от знакомых.
  
  - Пойдем обратно в замок? - обращается ко мне Ричи, ежеминутно поглядывая на поклажу.
  
  - Нет. Гулять так гулять. В 'Зонко' мы не пойдем - там всегда полно народу дышащего в затылок. Лучше возьмем вкусненького в 'Сладком королевстве' и пойдем. Кстати, тебе, может, перья нужны?
  
  - Нет, у меня еще куча осталась, - замотал головой мальчишка. Ну, точь-в-точь воробушек отряхнулся. И глаза такие большие, как у Поттера... оленьи. Уже я мотнула головой, отгоняя наваждение.
  
  - Давайте все вместе туда сходим, а затем вы в замок, а мы в 'Три метлы', - предложил Этан.
  
  Так и сделали. Собрали еще один небольшой мешочек волшебных сладостей и, попрощавшись, мы с Ричи пошли к выходу. На этот раз, было сложней, ведь пакетов была куча, и пришлось ходить туда-сюда несколько раз. Хелен пообещала на прощанье Ричи сводить его в следующем году в 'Три метлы', видимо, растрогавшись, еще и обняла. Посоветовав напоследок сходить им в кафе мадам Паддифут, я юркнула в подсобку.
  
  - А что за кафе? - не удержался-таки мелкий, когда мы дошли до середины лаза.
  
  - Своеобразное, - хмыкаю. - Туда обычно ходят только вдвоем.
  
  Выбрались мы беспрепятственно. И пошли к башне Когтеврана. К сожалению, дойти без приключений не получилось. Нужно будет стребовать с Реддла маскирующие чары.
  
  - Куда столько пакетов? - выскочил без приветствия хмурый Филч со своей кошкой, как чертик из табакерки. - Что в них?
  
  - Мои личные вещи, - без заминки отвечаю. - Бабушка прислала. Мантии, кофты, брюки... нижнее белье. Будете проверять?
  
  - Совятня в другой стороне, - сдвинул еще больше седеющие брови Филч, став похожим на филина. - Это моя обязанность проверить, чтобы в школу не пронесли запрещенные вещи.
  
  - Ученикам не запрещено ходить кругами по замку, - пожала я плечами с невозмутимым видом. - А я запрещенные вещи не несу. Или вы желаете проверить, нет ли в нижнем белье запрещенных хлопушек?
  
  Вижу, что не хочет смотреть в пакеты.
  
  Я дождалась нужного эффекта - старый хрыч стушевался, и мы смогли пойти дальше. Но к самому входу в башню я не проводила - нечего лицом светить.
  
  Топая в Тайную комнату осваивать легилименцию, я размышляла, кто отдал приказ Филчу проверять сумки... и письма, наверное, тоже. Амбридж или Дамблдор? В святого директора я не верю.
  Глава 42
  
  Неожиданно Гарри, Рон и остальные Уизли исчезли из Хогвартса. Амбридж естественно спросила 'ГДЕ?!'. Не знаю, что ей там насочиняли, но это была где-то полночь и теоретически они следовали правилам.
  
  Мне было все равно, я хотела домой. Августа уже закончила с защитой, и мы заселимся в новый дом! Никакого Гриммо! Моему счастью не было предела. Огорчало только расставание с Каа. Хоть он и вырос, но одного я не могла его оставить. Пришлось оставлять и Шерлока за компанию. Ну и Ричард Холт оставался, а вместе с ним отпраздновать Рождество вызвалась и Хелен. Пообещали спускаться почаще в Тайную комнату, говорить с Каа и Шерлоком. О, у них было такое лицо! В красках представили, как будут говорить с огромной змеей, когда на парселтанге понимают только несколько слов? Кстати, Каа уже перерос анаконду... Скоро друзья что-то заподозрят. Расскажу им после Рождества, ага. А медальон бросила в перчатку из драконьей кожи, завернула в тряпки и положила в сундук - пусть на каникулах тоже трудится и Ричи с Хелен мне не искушает. А то знаем мы этого Реддла!
  
  А моему домашнему василиску отдала команду валить в Запретный лес, если найдут, а то и еще дальше.
  
  Обратно в Лондон на каникулы отвозил тоже Хогвартс-экспресс, украшенный плющом, омелой и другими атрибутами праздника. Я сидела вся в нетерпении, уже планируя, чем я займусь в новом доме. Настроение было замечательное. Хотелось прыгать или бежать куда-то без разбору. Энергия пошла в хихоньки да хаханьки с друзьями.
  
  Ближе к обеду покатилась тележка со сладостями. Я вышла в коридор, чтобы взять чего-нибудь, ведь ехать на поезде нам приходилось долго. Пока я выглядывала, есть ли шоколадные лягушки, ожидая пока рассосется непонятно откуда набежавшая очередь, меня отвлек грубый голос:
  
  - Берти Боттс, шоколадную лягушку и две лакричные палочки, - я повернула голову к огромному для своих лет пятикурснику - Грегори Гойлу. Рядом не было ни Малфоя, ни второго близнеца из ларца - Винсента Крэбба.
  
  Продавщица протянула ему желаемое и забрала деньги.
  
  - Что смотришь? - промычал он, уже запихнув в рот лакричную палочку и наконец заметив мой взгляд.
  
  - Любуюсь, - настроение было приподнятое, так и хотелось пошутить. - Вдруг влюблюсь?
  
  Гойл юмора не понял, зато из-за его широкого плеча показалась хмурая физиономия Самуи. Блин. Опять, что ли?!
  
  Указывает по направлению к началу состава и одними губами выговаривает: 'Пять минут'.
  
  - А почему в меня? - отвлекает меня бас Гойла.
  
  - Ну не в Малфоя или Поттера же? - пожимаю плечами находящемуся в ступоре Гойлу и, заплатив за шоколадную лягушку, возвращаюсь в купе, чтобы через пять минут выйти в коридор.
  
  Учеников в нем почти нет. Некоторые только переходят из одного вагона в другой.
  
  Куда слизеринец меня звал? И главное зачем? Что-то важное? Или права качать будет?
  
  Застала я его у дверей багажного вагона.
  
  - Если ты опять за свое, то я не должна перед тобой отчитываться, что и зачем я делаю, - сразу уведомила я, остановившись и сложив руки на груди.
  
  Вместо ответа он заключил меня в объятья и поцеловал. Большое и теплое ощущение расплылось по груди. Это было неожиданно... и приятно. Никакого возмущения внутри не было. И все равно, что я намного старше, мне тринадцать, ага. И вот все закончилось так же неожиданно, как и началось. Он отступил на шаг, восстановив дистанцию.
  
  Или он слишком хороший актер, или это было искренне. Все еще ничего не понимая, я исследовала его мимику, желая найти ответ.
  
  - Омела, - губы Кана расползаются в легкой приятной улыбке, а указательный палец показывает наверх, где... кто-то заботливо прикрепил много веточек омелы.
  
  - Дурацкий обычай, - хмыкаю. - Но обнадеживающий.
  
  - Хотел поздравить тебя с Рождеством и не смог не воспользоваться случаем, пока у тебя с собой хорька нет.
  
  - Хоть бы кто-нибудь другой не воспользовался случаем.
  
  - Мне не хотелось бы, - кивает слизеринец. - Вот. Это тебе.
  
  Он протягивает бордовую коробочку, перевязанную красной лентой.
  
  - Открой, - подбодрил он меня, изучающую коробку недоверчивым взглядом. - Не паникуй, - заметив мое позорное паникерство, улыбается он. - Можешь применить исследующие чары, я не в обиде. Ты имеешь все основания мне не доверять. Ты, конечно, могла бы и сама такое приобрести, но я решил сделать подарок. Я все еще надеюсь на симпатию и признательность.
  
  - Ага, - соглашаюсь, облегченно выдохнув.
  
  Вытаскиваю палочку, пытаясь почувствовать враждебные чары. На коробке ничего нет. Я развязала ленту и открыла крышку. Внутри, на мягкой основе лежал изогнутый нож, более похожий на кинжал. Темная сталь, на ручке изображена из завитушек кошка, выставившая клыки в сторону лезвия. Я вновь применила несколько знакомых мне разведывающих чар.
  
  - На нем чары. Отталкивает жидкости, чтобы не чистить каждый раз, - предупредил слизеринец.
  
  Увы, моя практика в артефакторике не продвинулась далеко, но что-то такое я почувствовала. Магия есть. Провела пальцем - поверхность гладкая, неровности не ощущаются.
  
  - Я не могу его взять, - с сожалением протягиваю обратно красивую игрушку.
  
  - Подарки не возвращают, - парень пожимает плечами. - А для своего бравого командира мне ничего не жалко. Он, кстати, предназначен для ритуалов. Но можешь использовать его и для нарезки овощей.
  
  И опять улыбается. Шутить изволите, сударь?
  
  По моему лицу он что-то для себя понял и кивнул своим мыслям. А красивый ножичек. Давно я хотела такой купить. Но лучше я еще у знатока его проверю. От разглядывания полезного украшения меня опять отвлекли, осторожно приподняв мою голову за подбородок и вновь прикоснувшись губами.
  
  - Не удержался, - шепчет Кан, оторвавшись, и быстро удирает по коридору.
  
  Офигеть, жизнь! Ты надо мной издеваешься.
  
  Вернулась в вагон, где у меня поинтересовались, что случилось.
  
  - Кого-то в грязь втоптала? - весело спрашивает Трэйси.
  
  - Нет. Ты плохо обо мне думаешь, - отвечаю, присаживаясь, и пытаюсь незаметно посмотреть в стекло - красные ли щеки и горят ли уши?
  
  - Действительно, - фыркает подруга. - С чего бы я так думала?
  
  - Больно у тебя лицо довольное, Айрли, - Этан, заинтересовавшись, подался вперед.
  
  Этан улыбался, но пытался это скрыть. Плохо пытался.
  
  - Что там? - дергает Трэйси сидящего рядом с ней Захарию, приобнимающего ее и упрямо до этого исследующего пейзаж за окном.
  
  - Ничего. Просто у Айрли настроение хорошее. Снег из кусочков счастья под Рождество?
  
  Я поняла, на что он намекает. Но успешно перевела тему. А догадавшийся о причине Смит понятливо молчал. Дальше бы молчал, а то я вижу уже взгляд Трэйси, собирающейся вытрясти из него информацию.
  
  Никто более не нарушил моего покоя. Когда мы уже подъезжали к Лондону я, попрощавшись с друзьями и подхватив чемодан, пошла искать брата.
  
  Как всегда, вышли с ним на перрон, наполненный галдящей толпой школьников и их родителей. Августа нас ждала на том же самом месте, где и всегда.
  
  Когда мы подошли к ней с нашими чемоданами, она вначале нас обоих заключила в объятья. Что-то слишком много добра на один день. Августа редко позволяет себе подобное проявление чувств. И какая-то она напряженная.
  
  - Ступайте к каминам, - подтолкнула она нас в указанном направлении, смотря куда-то в толпу. Я на ходу проследила за ее взглядом. Мне не составило труда сложить два и два, чтобы догадаться, кого в толпе нашла Августа.
  
  Малфои. Всем семейством стоят, выделяясь одинаково надменными взглядами, будто ничего хуже быть не может, чем стоять среди толпы этих отбросов. Расшитые дорогие мантии, отсюда не угадать, что за узоры. Я не удержалась и показала язык Драко Малфою. Абсолютно детский жест, но удержаться я не смогла. Как хорошо, когда тебе тринадцать! А затем с такой же радостью заметила, как поморщился Драко, прежде чем бабушка затолкнула нас в камин.
  
  Из-за шума и гама не разобрать, что она там сказала, но Августа уверенной рукой держала нас с братом за плечи и я ни о чем не волновалась.
  
  Зеленая вспышка пламени и нас уже протягивает сквозь сеть летучего пороха. И вот я выхожу вперед, желая поскорее рассмотреть новый дом. Даже зола в камине не могла испортить моего радостного предчувствия...
  
  Но смог испортить Блэк со стоящими рядом Поттером и семейкой Уизли. Я не поняла, а почему это они у нас в гостях?!
  
  - Бабушка, почему мы на Гриммо? - слышу сзади голос Невилла и только теперь замечаю старую пыльную гостиную в серых выцветших тонах.
  
  Желтый кактус Мерлина! Как?!
  
  Я поворачиваюсь к Августе, ожидая объяснений. С места не сдвинусь, пока она скажет какого гиппогрифа мы опять здесь!
  
  - Я не сказал бы что из надежного, но достоверного источника стало известно, что месторасположение вашего нового дома узнали враги, - пояснил Сириус Блэк. Ни один мускул на лице бабушки не дрогнул, только глаза выдавали чувства. - Это был бы вопрос времени, когда они нападут, если бы вы там заселились. Поэтому я предложил вашей бабушке пожить у меня.
  
  - А как же домовики? - тихо спрашивает Невилл, видя бабушкино состояние тихой злости. Она не хочет на нас срываться, вот и молчит, а то не сдержится - накинется как коршун. И мы это знаем и она.
  
  - Коби, - позвала она сквозь зубы.
  
  С негромким хлопком появился наш домовик. Поклонился.
  
  - Коби ждет указаний, хозяйка.
  
  - А Винки? - спрашиваю в шоке.
  
  - Я дала ей одежду, - был мне ответ от бабушки сквозь зубы. - Дети, покажите им комнаты, мне нужно поговорить с мистером Блэком.
  
  Я предчувствовала разборки, но все же спросила, желая знать ответ:
  
  - Зачем? Она ведь не заслужила одежду! И что, она опять вернется в Хогвартс?
  
  - У меня была причина так поступить. Иди в свою комнату!
  
  Августа редко на нас кричала и сейчас я не понимала, почему она так поступает. Но резко развернувшись, растолкала перекрывших выход гриффиндорцев и первая покинула помещение.
  
  Как она могла так поступить?! Зачем? Почему мне ничего не сказала?
  
  Меня догнала Джинни, одетая по-магловски в свитер и джинсы. Она, не сказав ни слова, провела меня к комнате наверху. Спальня была поменьше предыдущей, которую я облюбовала в прошлый раз и гораздо лучше обустроенной небольшими вещами декора, придающими уют. Здесь стояло две кровати.
  
  - Мама решила, что в доме слишком тоскливо и одному в комнате может быть не только скучно, но и небезопасно в этом ужасном доме. Поэтому нас поселили вдвоем.
  
  Она пересказывала чужое решение, а не задавала вопрос. Над одной кроватью уже висел плакат с мельтешащими игроками в квиддич, рядом с которым красовался другой - с мужчинами в рваных одеждах - музыкальная группа 'Ведуньи'.
  
  Я села на другую кровать, уставившись на рыжую девчонку с обильными веснушками на лице. Так и будешь тут стоять передо мной? И взгляд мне ее не нравится...
  
  - Я пойду спущусь вниз, - поняла она мое настроение. - Ты пока вещи разложи, ладно? Вот это твоя тумбочка.
  
  Она прикрыла за собой дверь, а когда ее шаги стихли на лестнице, я завалилась спиной на кровать. А ведь так все хорошо начиналось!
  
  Можно было стребовать условия получше, а то одно койко-место, покосившаяся тумбочка и половина прислонившегося к стене шкафа меня угнетали, но было лень поднимать шум и ругаться с миссис Уизли. Мерлина им в душевую, этим Пожирателям с Волдемортом! Как они узнали о нашем новом доме?! И как Орден узнал, что те узнали?
  
  Я широко открыла глаза осененная безумной догадкой. А если это Дамблдор блефовал? Ведь мы даже не успели там поселиться! Но зачем это ему? Я не Гарри Поттер - моя жизнь для него не так много стоит. Или манипулирует Августой?! А что? Она имеет вес в обществе, неплохие деньги и связи. Ее слабое место - это мы и Лонгботтомы в Мунго. Чего же я здесь разлеглась?! Ведь бабушка сейчас пойдет ругаться! Может, и я смогу что-то понять.
  
  Я быстро вскочила и выглянула за дверь. На цыпочках стала спускаться вниз. Но в коридоре стояли Джинни, Рон, Гарри и Невилл. Пока они перекрыли мне путь, не желая заходить в открытые Роном двери комнаты, и разговаривали, вниз спуститься я не могла. Где мой Шерлок, когда он так нужен?! Я присела у перил, скрывшись в сумерках коридора.
  
  - Не боись, мы тут втроем, Айрли с Джинни, - ничего с вами тут не случится, - заверил брата Рон, тоже одетый по-магловски в поношенном джемпере, потертых джинсах и кроссовках. Поттер как специально под друга одевался, чтоб не выделяться.
  
  - Я пойду все-таки поговорю с Ли, - направился к лестнице наверх брат и тут же был остановлен перекрывшей проход Джинни.
  
  - Она сейчас не в настроении. Если хочешь, чтобы она тоже накричала на тебя, то можешь идти, - ультимативно провозгласила рыжая.
  
  - Сестра меня не прогонит, - мотнул головой Невилл. Он стоял ссутулившись и опустив голову, будто компания окружившей его троицы давила на него.
  
  Я отступила назад к стене, чтобы остаться незамеченной и уйти, когда нужно.
  
  - Она мне уже зубы показала, - предупредила Джинни.
  
  Когда это я успела? Подумаешь, не так посмотрела. Я же не просто так.
  
  Но шагов Невилла не было слышно, а значит, он стоял на месте.
  
  - Пошли, Невилл, разложишь вещи. Скоро Рождество. Праздник, - неуверенно подал голос Поттер.
  
  - Какой это праздник, если он не дома? - тихо ответил ему брат.
  
  Мы раньше каждый год все вместе праздновали дома и магловское Рождество и волшебные праздники магов. А теперь будем здесь...
  
  - Подумаешь, дома не сможешь, некоторое время появится. Когда все закончится, вы нормально заживете. А у меня вот отец в больнице! Это тебе не какой-то дом! Он еле выжил! - как всегда громко перевел тему Рон.
  
  - Вы поэтому раньше уехали? - удивленно интересуется брат.
  
  - Если бы не Гарри, папа бы не выжил, - подхватила Джинни. Ее голос неуловимо изменился. Так менялся голос Трэйси, когда та что-то хотела от Смита. - Гарри нас всех на уши поднял, чтобы члены Ордена успели отвезти папу в Мунго на лечение. А у вас всего лишь дом. Поживете тут.
  
  - А... а как ты узнал? - удивился Невилл, обращаясь к Поттеру.
  
  - Во сне увидел. Как все произошло, - Гарри не хотел говорить об этом, таков был его тон.
  
  - А... Понятно. Но мне все равно нужно поговорить с сестрой. Ей сейчас это нужно.
  
  - Ой, да забудь ты про эту самодовольную девчонку, сходите в шахматы сыграйте или еще чего-нибудь там! Я пойду, попробую упросить маму ее отселить от меня. Она ж вообще...
  
  Что я вообще, я не услышала из-за громкого хлопка аппарации и руки, опустившейся мне на плечо.
  
  - Кажется, кто-то...
  
  - ...любит подслушивать.
  
  Я уставилась на две одинаковые веснушчатые моськи. Близнецы.
  
  - Я вниз спускалась. На кухню, - недовольно ответила я.
  
  - Ну, иди, чего уж стоять тут, - пожал плечами один.
  
  - Только ужин через час, а у мамы ты ничего не выпросишь, - так же пожал плечами второй.
  
  - Потому что испортишь аппетит, - уже синхронно закончили они.
  
  Я поспешно ретировалась вниз. В коридоре внизу никого уже не было - разбежались. Это к лучшему, не хватало, чтобы я еще с ними тут отношения выясняла. Они же все такие правильные! Пока им что-то не станет нужно. Потом узнаю, что брат хотел.
  
  Спустившись на первый этаж, я прислушалась. Тихо. Либо все уже закончилось, либо наложили чары тишины.
  
  На кухне никого не было кроме Кикимера, опять что-то прятавшего в подсобку. Он настороженно замер, заметив внимание. Хмыкнув я пошла, смотреть, что есть поесть.
  
  - Что ей здесь нужно? Пришли как к себе в дом, ведут себя как и ожидалось от воздыхателей грязных предателей крови, а хозяину до этого никакого дела... - бубнил он себе под нос, шаркая ногами по полу в сторону коридора.
  
  Я непроизвольно издала смешок. Уж очень мне это напомнило 'Моя прелесть'. Седой домовик повернулся и уставился огромными глазами на меня.
  
  - Впервые я с тобой согласна насчет грязных предателей крови, - заговорила я, чтобы уйти с опасной темы. Попробую хоть с ним наладить контакт.
  
  Я нашла в шкафчике коробку с печеньями и поставила ее на стол. Зажгла палочкой огонь в камине и поставила чайник.
  
  - Молодая гостья согласна с Кикимером? - расширил еще больше и так огромные глаза домовой эльф. - Врет она, врет. Не может быть, чтобы эти отродья привели в дом достойного мага, - уже себе под нос.
  
  - Не знаю, насколько они отродья, но симпатии точно не вызывают. Чаще всего мне, конечно, приходилось встречаться с Роном - это их младший сын. Помнишь его? Редкостный вспыльчивый завистливый лентяй и бестолочь. Про Джинни ничего не скажу - я мало ее знаю, но только что ее репутация в моей шкале упала в минус. Вот, возьми печеньку, - я протянула ему лакомство, которое он осторожно взял тонкими, длинными пальцами, но есть не спешил.
  
  Хоть кому-то в этом доме можно выговориться. Достали уже, правда! А ни Хелен, ни кого-то другого из моих ОСТов нет рядом...
  
  - Слушай, Кикимер, а чем ты вообще питаешься? - впервые задумалась о таком я. - Ладно пока в доме куча народу, еда должна быть. Но все предыдущие годы, когда в доме никого не было? Воздухом сыт не будешь.
  
  - Магия в доме питает Кикимера, - проскрипел домовой.
  
  - Про питание солнечной энергией другому кому расскажи, Грейнджер например, а не мне. Тебе все равно пришлось бы что-то есть - в доме, по меньшей мере, тринадцать лет магии не было.
  
  - Кикимер - последний из домовиков древнейшего семейства Блэков. Кикимер выживал как мог.
  
  Ясненько. Крысы, мыши, поди, в подвале водятся.
  
  - А где другие? - насторожилась я, услышав про последнего. - Кикимер... Я просто спрашиваю... Но я ни за что не поверю, что у Блэков - это у такой большой и сильной семьи, как Блэки! - один домовик. При том, что упырей в доме нет. Ведь упыри - это деградировавшие домовики, забытые и покинутые?
  
  В напряженной тишине раздался звук закипающей воды. Я заварила чай. Думала, когда вернусь к столу, Кикимера уже не будет, все-таки я довольно бесцеремонно его расспрашивала о неприятных ему вещах, но он так же сгорбившись, стоял на том же месте... зажав печенье в руках.
  
  - Ладно, чего это я, правда, не в свои дела лезу. Это Сириус Блэк разбираться должен в ваших делах, а я - Лонгботтом, - последнее прозвучало гордо. - Если ты никуда не спешишь, то присядь со мной, попей чаю. У меня, знаешь, сегодня день такой был, и поговорить не с кем об этом! Хоть к психиатру иди, на кушеточку ложись и рассказывай.
  
  Домовик сел на пол, поджав ноги.
  
  - Нет, нет, - замотала я головой. - Это меня не устраивает. Я хочу поговорить нормально, поэтому садись за стол. Мест предостаточно.
  
  Кикимер неуверенно прошаркал к стулу и со скрипом отодвинул его. Я налила чай и протянула ему его вместе с вазочкой печенья. Говорить с ним я не боялась - он никому ничего не расскажет, если не захочет. Блэка он не уважает как хозяина, а до остальных ему дела нет. За пределы дома он просто-напросто не выйдет.
  
  - Ешь, не стесняйся. Когда еще так посидишь за столом?
  
  Домовик осторожно откусил кусочек печенья. Верно. Захотел бы давно покинул кухню.
  
  - Вот ты дал разрешение моему домовику Коби здесь пожить, верно?
  
  - Хозяин приказал. Приказ хозяина для Кикимера - закон, - медленно кивнул головой старый домовой эльф. И уже тихо вниз: - Хозяин - мерзкая неблагодарная свинья, недостойна стереть грязь с обуви своей матери...
  
  Круто он научился обходить правила. Хе-хе.
  
  - Вот. А представляешь МОЮ домовичку, другую, бабушка отпустила. Не сказала даже зачем и почему. Винки бы сама не захотела уходить. Ее до этого уже выгоняли и я ее из Хогвартса забрала. Отвратительное было зрелище с ней там, - поморщилась я, вспомнив Винки с бутылкой, ревущую у камина. - Ты не знаешь, почему бабушка ей одежду дала?
  
  - Кикимер не может знать, - помотал головой домовик.
  
  - Ты бери печенье, бери. От Молли Уизли хрен дождешься, - заметила я, что он больше не притронулся к печенью и чаю, а я тут сама все жую. С негромким хлопком он исчез.
  
  - Что это ты тут делаешь, Айрли?! - я повернула голову к дверям. Там, уперев руки в боки, стояла миссис Уизли. Из-за ее руки выглядывала Джинни. Упс. Надеюсь, они только что пришли.
  
  - Ем, - пожала я плечами, состроив морду кирпичом.
  
  - Ужин через час, - нахмурилась полноватая женщина.
  
  - Я голодная.
  
  Хрум. Хрум. Жую печенье.
  
  - Положи печенье на место, не порть аппетит, - повысила она и так недружелюбный голос.
  
  - Это у вас обед по расписанию был, а я только что с поезда.
  
  Хрум-хрум. Еще одно печенье исчезло. Мало осталось.
  
  - Тогда помоги мне ужин скорей приготовить. Ты тоже, Джинни.
  
  Джинни состроила недовольную гримасу за спиной матери, но послушно одела передник.
  
  Видно, Джинни получила отказ по отселению. Я тоже одела передник и пошла выполнять указание по нарезке овощей, решив быть с невольной соседкой более дружелюбной. Мне с ней еще все зимние каникулы здесь куковать. Знала бы, осталась в Хогвартсе!
  Глава 43
  
  Вчера вечером я разбирала вещи и слушала тихое бухтение Реддла. Успокоился, только когда пригрозила выдачей на руки Кикимеру. Итак пришлось из-за него перчатки тащить в чемодане.
  
  'Все не так уж и плохо', - подумала я на следующее утро. К приготовлению завтрака меня вновь хотели приставить, но Коби с радостью согласился меня заменить. Молли Уизли, поджав губы, наблюдала, как тот жарит омлет на ее сковородках. Так и получилось, что приготовил все Коби. Ему тут тоже не слишком понравилось. К чистке дома он мог приступить только по приказу хозяев (а мы, Лонгботтомы, не спешили с этим), а общая грязь и аура Кикимера, как старшего его здорово угнетала. Это все я выяснила после завтрака, от нечего делать.
  
  В доме каждый занимал себя, чем мог и я в том числе. Обычно близнецы Уизли запирались у себя или спускались к остальным, игравшим в волшебные шахматы, либо карты. Библиотека тут была закрыта и над книгой можно было застать только Гермиону, но идея попросить у нее что-то почитать была глупая и я сразу же ее отвергла. Неохота узнавать подробности восстаний гоблинов или чего-то подобного. Молли Уизли можно было застать на кухне, в прачечной и в гостиной за вязанием, а в остальное время по всему дому - мечется, проверяет: не узнали ли что из дел Ордена дети? Остальные члены Ордена Феникса, в том числе и Сириус Блэк приходили после миссий, чтобы отчитаться и иногда перекусить.
  
  Джинни вконец опустила мое отношение к ней до уровня плинтуса. Она попыталась меня использовать! Что я допустить никак не могла. По мелочи, конечно, бытовые вопросы, принеси, подай, помоги, но неприятный осадок остался...
  
  Августа сходила с братом к Лонгботтомам, а я с ними на опыты, в смысле, на обследование, в сопровождении Кингсли Бруствера.
  
  Это был единственные полдня, когда я покинула пределы дома на Гриммо, 12. Вот и нашла я отраду в уроках у Реддла. Коби выловил для меня мышей, и они тут же пошли на опыты. Весело прошло Рождество - сидели опять под гогот, выкрики, изредка ругательства за столом, набитым едой. Безудержное веселье во время холодной войны.
  
  Все было нормально и, привыкнув, я научилась не обращать внимания на внешние раздражители. Даже моя соседка меня не волновала до этого...
  
  Миссис Уизли разогнала всех детей спать. Я сидела в своей комнате, погруженная в учебу. Реддл меня напутствовал из приоткрытого чемодана в перчатке из драконьей кожи - проникся преподавательством, поэтому когда послышались шаги на лестнице, я просто закрыла чемодан, запихнула его под кровать и переоделась в пижаму. Зашедшая Джинни тоже переоделась и завалилась спать.
  
  Полежав немного, я продолжила пытаться смоделировать тактику нападения у себя в голове. Что делать и за что цепляться? Устала до состояния 'не могу больше' и, открыв глаза, исследовала тени на потолке, успокаивая разум. Глаза начали слипаться и я заснула. Кто знает, сколько я проспала, но в один момент я поняла, что что-то не так. Наученная горьким опытом, тихо лежу, не шевелясь, и пытаюсь понять, что меня насторожило. Нигде нет ни единого шевеления. Под кроватью тихо. Может, это Реддл? Нет, чемодан заперт, а тот при всем желании выбраться не сможет. Лежу дальше, уже успокаиваясь. А потом понимаю, что тихо. Именно! Нет сопения или храпения, которое обычно издает Джинни. Осторожно приоткрываю глаза, прищурившись вглядываюсь в темноту - кто-то сидит на присяди у моей кровати, всматриваясь в меня. Ощущение неприятное, но решаю подождать и узнать, что происходит. Почему-то мне кажется, что меня убить хотят... Любимая моя паранойя, что же ты меня так подставляешь? Соображаю, что надо дышать, будто сплю. Палочка у меня на всякий пожарный на тумбочке. Спокойно.
  
  Слух в тишине улавливает легкий шорох. Опять приоткрываю глаза - на меня уже не смотрят. Что-то блеснуло в свете луны, проникавшей в комнату сквозь ветхие занавески. Резко хватаю палочку и скатываюсь в противоположную сторону, так, что меня и незнакомую тень теперь разделяет кровать. Сразу же отправляю невербальный Ступефай. Тень, громко ойкнув, так же скрылась за кроватью, как за препятствием, просто грохнувшись на пол. В мою голову закрались сомнения... Я создала маленький яркий шарик из света, чтобы увидеть гостя и ослепить его...
  
  - Джинни? - удивленно воскликнула, разглядев длинные рыжие волосы и знакомую фигуру. - Что ты делаешь?
  
  - Это я тебя должна спросить! Зачем заклятьями бросаешься? Жди теперь сову от Министерства! - злая встала и выпрямилась она в полный рост.
  
  Щаз, бегут они за мной. Они в этом доме ничего и не заметят.
  
  Замечаю, что она намеренно держит одну руку за спиной.
  
  - Что ты там делала? - подозрительно спрашиваю уже спокойным тоном, поняв, что опасности нет. - У моей кровати?
  
  Начиная догадываться, я обхожу кровать и вижу свой расстегнутый чемодан, полузатолканный под кровать. Бардак вещей в нем не позволил чемодану полностью закрыться.
  
  Кто мне рассказывал о гриффиндорках на курс старше, у которых вещи пропадают? Хелен, кажется. Да-да, еще Трэйси ей говорила, что защиту на чемоданы поставили! Но у меня-то тоже защита была! Правда, не кровная...
  
  - Что ты взяла? - бескомпромиссным тоном спрашиваю, наставив на нее палочку, а в душе надеюсь, что не медальон.
  
  - Ничего, - она неуверенно пятится назад, щурясь на шарик света за моей спиной. Но идти некуда: позади стена, слева кровать, впереди я, а дверь справа закрыта - Кикимер тоже любит бродить по ночам.
  
  - Тебе лучше это вернуть. У меня там есть одна проклятая вещица и чем дольше ты держишь ее в руках, тем хуже тебе будет, - припугнула я ее, на ходу сочиняя правдоподобный блеф. Девчонка аж побледнела. - Покажи руки!
  
  Последнее было сказано громко, и она решилась вытянуть вперед ладонь... на которой лежал мой подарочный кинжал. Надо будет Кану что-то в ответ подарить. Второй рукой она прижимала к ноге палочку.
  
  - Экспеллиармус, - вот и пригодилось заклятьице. Палочка отпрыгнула ко мне, и я, немного сместившись, поймала ее. - Положи ножичек на кровать. Медленно, - она бросила кинжал на мою кровать.
  
  - Лицом к стене! Руки врозь! Ноги за голову! - не удержалась я.
  
  - Что? - опешила она.
  
  Тут кто-то ударил дверь, чуть не срывая ее с петель.
  
  - Что у вас там случилось?! - раздался приглушенный препятствием, взволнованный голос Молли Уизли, а на пол сквозь щель между дверью и полом упал свет.
  
  - Мам! Она на меня напала! - истошно закричала Уизли и завизжала.
  
  - Какого черта?! - уже реплика от меня, зажавшей свободной рукой ухо, чтобы уменьшить ультразвуковую волну.
  
  Тут же послышался стук ног поднимающихся по лестнице остальных обитателей, а дверь распахнулась от слов 'Алохомора'. Света стало больше - в руках миссис Уизли светилась Люмосом палочка. Я даже не успела что-то сделать или сказать, только повернуться к женщине в ночной рубашке, а в меня уже полетел Петрификус Тоталус. Потерявший подпитку шарик света погас, оставался только свет на конце палочки Молли Уизли.
  
  - Что происходит? - за спиной жены выглядывал муж.
  
  - Она на меня напала! Приказала мне вытащить все вещи из сундука! Она наставила на меня палочку! А кинжал проклят! - рыжая девчонка настолько правдоподобно это все панически выпалила, что я сама чуть не поверила.
  
  Если бы я могла шевелить хотя бы губами, я б чертыхнулась и обозвала девчонку нехорошими словами, которые, по мнению миссис Уизли, девушки не должны знать.
  
  - Мы должны... наверное... позвать Августу? - выдал мистер Уизли продукт напряженных раздумий.
  
  - Мадам Лонгботтом на задании, - вздернув нос, напомнила ему его жена.
  
  Заклятье Петрификус Тоталус обездвиживало многие мышцы, но не легкие, сердце и мозг, поэтому с моих губ слетел непонятный звук. Они все странно на меня посмотрели. Ага, я ж еще глазами бешено вращаю.
  
  Сзади, расталкивая мать и отца, в спальню пытались войти близнецы.
  
  - Артур, разгони всех по спальням и принеси веревку, - муж послушно принялся толкать грубой силой возмущавшихся близнецов. - Надо ее привязать. Миссис Лонгботтом вернется только утром. Пусть сама разбирается. Идите уже! - прикрикнула она на близнецов. - Нужно еще отправить письмо директору, - с сомнениями, размышляла вслух миссис Уизли.
  
  Упоминание директора меня взволновало, и мозг заработал со скоростью света. Зачем? Не может быть, чтобы каждый раз писали письма старику, когда случается такой мелкий казус. Ну, это с моей стороны - казус, а что подумала Молли? Мелкие детали давали мне понять, что она недолюбливает меня. Она считает меня опасной и глупой? Способной напасть на соседку? Я поводов для таких мыслей не давала... Или же она просто дура?
  
  - Но мам! Я не буду тут больше спать, и не проси! - ничего себе актриса. Такой оскорбленной невинности я даже на лице Трэйси не видела, когда та съедала все конфеты.
  
  - Хорошо, не будешь, - согласилась женщина, подобрев. - Спустись пока в нашу с Артуром комнату и попробуй поспать. Утро будет тяжелое.
  
  Правильно вздыхаешь, женщина! Августа тебе устроит моральную порку со всеми вытекающими последствиями!
  
  - А кинжал? Она сказала, что он проклят, - не спешила покидать нашу гостеприимную компанию Джинни.
  
  Молли Уизли подошла к кровати, разглядывая поблескивающий на холодном свету металл.
  
  - Пусть Лонгботтомы сами разбираются, - удостоила его пренебрежительным взмахом руки ведьма. - Вещи свои возьми только, милая.
  
  Рыжая лгунья подняла свою палочку, вытащила свой чемодан и потащила его к выходу. За спиной матери, она бросила на меня насмешливый взгляд. Вот, мол, сама виновата. А я пыталась бороться с действием заклинания, разгоняя магию по телу. Давалось все с трудом, но вода камень точит.
  
  Молли подняла с пола мою палочку, выдвинула сиротливо стоящий в углу хлипкий стул поближе ко мне и умастила мое тело на него. Ну и рубашка у нее! У меня даже слов нет! Она ее хоть стирает? Я успела разглядеть два пятна жира и зеленую каплю непонятно чего. Вернулся Артур с веревкой, и я сидела уже привязанная. Жена с мужем еще поперешептывались, затем Молли покинула комнату, заперев ее, а Арктур присел на дочерину кровать.
  
  'Что, муж, заставила тебя жена на карауле стоять?' - внутренне усмехнулась я, заметив, как тот стал задремывать. Сморил его предутренний час. Когда он уже полулежал на подушке, посапывая, я почувствовала, что могу двигаться.
  
  Долго, долго я освобождалась. Остались только веревки, на руках, ногах и на грудной клетке, держащие меня у стула. Я попробовала раз десять беспалочковое режущее заклинание, но куда там!
  
  Я стала размышлять, что делать. Можно разбудить Артура и попытаться ему все объяснить. Но кому он поверит: мне или своей обожаемой дочери? Это же такое пятно! Ни один родитель не поверит, что его дитятко сотворило что-то. Всегда виноват третий. Я могла, конечно, и до утра подождать, хоть и скучно. Но это сейчас у меня медальон не нашли, а как потом полезут проверять ничего ли не пропало? Надо его перепрятать. Я попыталась привстать со стулом и передвинуться к, все еще выглядывавшему из-под кровати, сундуку. Ножки издали тихий скрежет по полу. Я настороженно замерла, но маг продолжал спать.
  
  - Эй, Том? - тихо попыталась позвать я. - Том?
  
  - Я же говорил: обращайся ко мне учитель, - прошипел приглушенный тряпками голос Реддла. - И вообще, вытащи меня, когда со мной разговариваешь!
  
  Мистер Уизли всхрапнул, открыв глаза. Я неподвижно замерла. Маг огляделся и улегся обратно. Когда он вновь стал размеренно дышать, я решилась заговорить:
  
  - У нас ЧП.
  
  - Что за ЧП? - уже тише говорит Реддл. - Тут кто-то еще?
  
  - Чрезвычайное происшествие, - пояснила я. - Тут маг караулит, попытайся его не разбудить.
  
  - Я это уже понял. Какого Мерлина он тут забыл? Ты собралась нас познакомить? - в голосе звучал неприкрытый сарказм.
  
  - Я тебя познакомлю только с домовиком Блэков, - таким же тоном ответила я. - Я тут сижу связанная на стуле. Есть вероятность, что тебя найдут утром, когда тут начнется выяснение всех обстоятельств. Нужно что-то делать.
  
  - Нужно, - согласился он. - Я так понимаю, ты не знаешь, как выбраться?
  
  - Ну да. Давай, учитель, подумай, что нам делать, если не хочешь, чтобы тебя Дамблдор забрал как темный артефакт.
  
  Подействовало.
  
  - Стоило мне покинуть тебя на пару часов, как ты уже успела куда-то влипнуть, - негодующе прошипел он тихо. - Рассказывай. Все что произошло и что вокруг.
  
  Я не стала пересказывать всю историю. Реддлу это незачем. Он тоже враг, но временный союзник, пока я его придерживаю.
  
  - Время у нас есть до утра, - я посмотрела на зашторенное окно, за которым уже начинало самую малость светать. - Может даже меньше. Уизли отправили письмо Дамблдору и я не знаю, как скоро он здесь появится. Моя бабушка должна прийти под утро. Точно время не скажу. Я привязана к стулу веревками. Палочку забрали, а придвинутся к сундуку я не могу - мой сторож может проснуться, - шепотом объясняла я. До сундука было недалеко, до Артура Уизли намного дальше, поэтому все что я могла - это болтать шепотом. - Предложения будут, учитель?
  
  Реддл задумался.
  
  - У тебя есть с собой что-нибудь острое?
  
  - Нет. Я в пижаме, - с сожалением посмотрела я на кинжал, находящийся совсем близко. - Только на кровати есть, но я не дотянусь.
  
  - Может у тебя есть связь с кем-то, кто может помочь?
  
  Я вспомнила связное зеркало, но оно бы не помогло. Тоже в сундуке.
  
  - Я что, один должен думать? - раздраженно задал риторический вопрос Реддл.
  
  Артур Уизли зашевелился, устраиваясь поудобнее, и мы замолчали на время. В глубине души я сдерживала подозрение, что он не спит, и молча напряженно размышляла. В голове стоял туман с отрывками разнообразных заклинаний, а за окном становилось все светлее, что прибавляло беспокойства. Больше всего я волновалась, что медальон сможет взять кого-то неосторожного под контроль и крутила руками в веревках, пытаясь их ослабить, но куда там! Запястья уже горели, а веревкам хоть бы хны.
  
  Внизу еле слышно хлопнула входная дверь, а я похолодела.
  
  За закрытой дверью по коридору прошаркал Кикимер, громко поминая недобрым словом всех гостей и нерадивого хозяина. И меня осенило! Нет, просить Кикимер спрятать медальон я не собиралась. Но у меня же есть свой домовик!
  
  - Коби, - позвала я, зная, что у меня есть немного времени, пока говорящие внизу не поднялись наверх. Затем еще раз: - Коби, приди сюда. Давай выручай.
  
  С тихим хлопком он появился в поклоне передо мной. Удача, кажется повернулась ко мне лицом!
  
  - Молчи и слушай, - шепотом приказала я, поглядывая на спящего Уизли, могущего в любой момент проснуться. - Если он проснется - исчезни. Найди в моей сумке перчатку из драконьей кожи. В ней должно кое-что лежать. Спрячь перчатку с тем, что внутри. Сможешь?
  
  - Конечно, молодая хозяйка, Коби сделает, как было велено, - тихо ответил домовик, недоуменно разглядывая меня в веревках большими глазищами.
  
  - Быстрее найди его, - домовик подошел к сумке и аккуратно, но быстро стал искать. - Спрячешь так, чтобы никто не нашел и не узнал про него. Даже бабушка. И домовик Блэка. Отдашь мне, когда я буду возвращаться в Хогвартс, если я не попрошу раньше.
  
  По коридору уже поднимались люди, скрипели половицы под тяжелыми шагами.
  
  - Уходи, - панически скомандовала я, не сомневаясь, что Коби все выполнит в точности.
  
  Домовик исчез как раз вовремя. Дверь открылась, явив лик злой Августы, аж почерневшей лицом от ярости.
  
  - Что из того, что мне сказали, правда? - обратилась ко мне Августа. Молли невольно вжала голову в плечи от такого тона, вместе со мной, но она тут же сообразила, что ни в чем не виновата. А мистер Уизли мигом проснулся.
  
  - Сомневаюсь, что хотя бы слово из того, что тебе рассказали, бабушка, было правдой. Джиневра Уизли ночью залезла в мой сундук с целью... хм, забрать мои вещи в свою собственность, - Молли задохнулась от возмущения, собираясь что-то сказать, но я громко продолжила: - Когда я обнаружила это, то решила, что на меня собираются напасть, поэтому отобрала палочку. Вбежавшие мистер и миссис Уизли решили по крику Джиневры Уизли, что все как раз наоборот.
  
  Все четко и ясно. Бабушка резким взмахом палочки сняла веревки, и я смогла встать, демонстративно отряхнувшись. Давай, Августа, жги!
  
  - Значит, вы связали МОЮ внучку, толком не разобравшись?!
  
  - Мне даже слова не дали сказать, - зловредно добавила я.
  
  На Августу было страшно смотреть: глаза дикие, пришпиливают обоих супругов к месту, брови угрожающе изогнулись, губы стали еле заметны, превратились в тонкую белую полоску, лицо потемнело, а облезлый птиц на шляпе угрожающе свесился вниз.
  
  - Я этого так не оставлю! Я отправлю письмо в Визенгамот и подниму на уши все Министерство! - неожиданно гаркнула она, а Уизли вздрогнули.
  
  - Миссис Лонгботтом, я уверена, вы помните слова директора, что вся информация касающаяся Ордена не должна выходить за пределы этого дома. Я уверена, это всего лишь недоразумение, которое мы сможем сами уладить, - осмелев, заискивающим голосом заговорила Молли Уизли.
  
  - Я еще не закончила! - вновь повысила голос Августа, от обилия эмоций выставив указательный палец вперед. - Дамблдор обещал нам защиту, а что я получаю взамен?! Вашу неспособность адекватно реагировать на неожиданные происшествия, что привело к такому? А если бы все закончилось более трагично?! Вам нельзя доверять детей!
  
  - Но ведь вы сами знаете, что... - Молли Уизли бросила быстрый взгляд на меня и тут же, вздрогнув от силы голоса, перевела его на разгневанную Августу.
  
  - Не сметь меня перебивать! - вскричала разгневанная бабушка, устремив яростные глаза на волшебницу. Женщины не отводили друг от друга взглядов и на несколько секунд воцарилось молчание. Тишина напомнила воздух перед грозой, насыщенный электричеством - еще мгновение и ударит молния.
  
  - Не нужно создавать из глупой случайности такую проблему, - нарушил опасное затишье Артур, выставив руки вперед в защитном жесте.
  
  - Проблему?! Я создам вам проблемы! Когда я не была знакома с вашей семьей лично, я считала вас достойными людьми! - Августа процеживала каждое слово сквозь зубы. - Пусть небо мне упадет на голову, как же я ошибалась! Айрли, закрой уши, - я послушно прикрыла ладошками ушки, невольно растянув рот в улыбке. Полился поток непередаваемых ругательств перемешанный с обвинениями, слышимых даже сквозь плотно закрытые уши. А в ответ Уизли пытались вставить пару слов.
  
  Закончив, бабушка все еще тяжело дышала и переводила потемневшие глаза с одного испуганного человека на другого, но первый огонь уже вышел.
  
  - Я уверена, мы сможем уладить конфликт, возникший между нами, - заговорила Молли Уизли после позорного бегства мужа за ее спину. Она еще так противненько глазками заморгала. - Ведь ничего же не пропало?
  
  - Палочку верните, - скромно попросила я. После грозного взгляда Августы мне в руки тут же передали палочку и ожидающе уставились.
  
  - А сумку я еще не проверяла. Меня же привязали, ага.
  
  Вены вздулись на шее Августы - буря вновь приближалась.
  
  - Джинни сказала, что Айрли носит с собой проклятую вещь, - взволнованно заговорила Молли, опасаясь нового пришествия.
  
  - Нет никакой проклятой вещи, - поспешила я объяснить Августе. - Я сказала это, чтобы Джинни отдала мне мою вещь, которую спрятала.
  
  - Ну и на что осмелилась протянуть руку ваша дочь?! - бабушка повернула голову к супругам. Ох, сдерет она еще что-то с них.
  
  - Вот этот кинжал! - быстро указала толстым пальцем миссис Уизли на лежащий на кровати ножичек. - Почему ваша Айрли носит с собой такие вещи? - вопросила она негодующе, таким образом предприняв попытку оправдать себя в своих глазах.
  
  Блин, не успела убрать. Бабушка подошла к кровати, разглядывая нож. Она провела над кинжалом палочкой, что-то для себя проверяя. Закончив, повернулась к Уизли:
  
  - Наш разговор не закончен. Мы его продолжим позже, - Уизли поняв, что экзекуция откладывается, быстро исчезли в коридоре, прикрыв двери, от такого уничижительного взгляда.
  
  Бабушка устремила на меня колючий взгляд.
  
  - Откуда он у тебя?
  
  - Эм... Мне подарили, - честно ответила я, здраво рассудив, что в вариант 'купила' не поверят.
  
  - Кто? - неожиданно я поняла, что меня словно бабочку, так же, как недавно Уизли, пришпилили на иголку.
  
  - Друг... - выпрямилась я, пытаясь вытряхнуть из головы идею, как уйти из щекотливого положения. Ой, не одобрит это Августа!
  
  Бабушку ответ не удовлетворил. У нее тоже есть бзик насчет Слизерина.
  
  - А теперь начистоту. Откуда он у тебя? - голос Августы уже стал спокойным, но не теплым.
  
  - А что, что-то на нем есть? - подозрительно ответила я вопросом на вопрос.
  
  - Ничего, - слово прозвучало слишком резко. К мимике бабушки я приспособилась и теперь могла с уверенностью сказать, что она... в растерянности... а в глазах мелькнул страх... - Имя, фамилия?
  
  Я все еще находящаяся в прострации от показавшихся эмоций Августы, ответила не сразу, а убеждала себя, что мне показалось.
  
  - Тогда ты мне ответь, почему ты мою домовичку отпустила? Что Винки такого натворила? Ответ за ответ.
  
  - Ладно, - сверкнула глазами Августа, после минуты сверления друг друга взглядами. - Будь здесь, собери вещи и никуда не уходи. Невилл поднимется к тебе. Я доставлю вас в Хогвартс.
  
  Я недоуменно смотрела вслед ушедшей Августы, закрывшей за собой дверь.
  
  И что это было? Отправит нас раньше времени в школу... И что, черт подери, такого сделала Винки, о чем бабушка не говорит мне?
  Глава 44
  
  После ухода бабушки я вспомнила про ноющие запястья. Так увлеклась разборками, что забыла совсем. Ну да ладно, не смертельно. Возвращать ли медальон? Возможно, еще не все закончилось.
  
  - Коби! - позвала я в пустоту.
  
  Тут же с негромким хлопком передо мной вновь появился мой домовой.
  
  - Ты спрятал то, что я просила?
  
  - Да, молодая хозяйка, - кивнув головой и махнув в такт безвольно висящими ушами доложил Коби.
  
  - Молодец. Ты сможешь попасть в Хогвартс и отдать его мне там?
  
  - Коби могут остановить тамошние домовики. Коби не знает, пустят ли Коби, ведь Коби принадлежит семье Лонгботтомов, а не Хогвартсу.
  
  Мерлин! Придется рисковать.
  
  - Неси его сюда быстрей, пока Невилла нет, - приказала я, и домовик исчез.
  
  Я же бросилась к сумке укладывать вещи. Кровную защиту на сумку я сейчас наложить не смогу, но сделаю это при первой же возможности.
  
  Домовик успел вернуть мне перчатку с медальном внутри. Реддл даже успел отчитать меня, сказав пару 'ласковых' слов.
  
  - Чем ты думала?! Меня могли найти! - он был настолько зол, что перешел на шипение. - Почему ты не оглушила ее сразу, а пустила все на самотек?! Закрыла бы ей рот, и разобрались по-быстрому!
  
  - Что бы я могла сделать, по-твоему? - раздраженно огрызнулась я, понимая, что он прав. - Обливиэйт у меня бы все равно не вышел нормально.
  
  - Всему тебя учить надо! Прочистила бы ей мозги! Запугала бы ее и она бы и пискнуть не успела! Иди сейчас же к ней! Тебе же не нужны подозрения и следующий за этим обыск? Тебе повезло, что домовик пришел.
  
  - Не могу. Там много других школьников, и уже меня припугнут и задавят. Позже.
  
  С мнением Поттера и ко придется считаться, и я все попытаюсь им доступно объяснить - они не последние лица на факультете, о чем они сами, поди, и не догадываются. Спускаться сейчас я не хотела. Это превратится в потасовку словами и тягание за волосы. Стыдно, но волшебницы тоже так выясняют отношения. Да и бабушка дала указ сидеть на месте.
  
  - Чтоб всегда с собой нож носила! Если мы еще раз попадем в подобную ситуацию, я не хочу попасть в чужие руки.
  
  Ага, ясное дело, из-за чего Реддл распереживался и забеспокоился: если он попадет к Дамблдору, старик сразу поймет, с кем имеет дело.
  
  Тут отчетливо послышались шаги на лестнице, я спрятала перчатку из драконьей кожи подальше и мы замолчали. Все-таки хорошо, когда дерево старое.
  
  Дверь открыл брат и просунул вперед свой чемодан. Я внимательно всмотрелась в его напряженное лицо. Следов сна не наблюдалось, что значит, его хорошенько встряхнули.
  
  - Присаживайся, - кивнула я на кровать. - Что сказала бабушка?
  
  - Ждать ее здесь и не покидать комнату, - чемодан приставлен к кровати, а Невилл присел рядом.
  
  - А насчет ночного происшествия? - не унималась я.
  
  - Мне Фред с Джорджем рассказали, - отстраненно ответил он, смотря вперед, в стенку с облезлыми обоями.
  
  Ага, ясно. Значит, уже все извещены. Близнецы совершеннолетние, аппарируют внутри дома по десять раз на день и быстренько попрыгали по спальням, пока я сидела тут.
  
  - Догадываюсь что, - кивнула в ответ. До этого я только боковым зрением наблюдала за Невиллом, а теперь посмотрела в лицо. - А ты?
  
  - А я не поверил. Сказал, что не может быть такого. Тебе незачем так поступать. А они мне говорят, я простодушный и не вижу настоящей картины происходящего. Знаешь, Айрли, мне кажется, все что-то мне не договаривают, - он тоже повернулся ко мне, будто ожидая подсказки.
  
  - Да мне тоже так кажется. Даже бабушка что-то знает.
  
  - Говорят, что теперь тебя как мистера Блэка из семьи выгонят за нападение, - взгляд его был растерянным и немного испуганным.
  
  Он замолчал и удивленно уставился на меня оттого, что я заржала, не сумев сдержаться.
  
  - Ой, не могу! Это только они такой бред могли выдумать. Блэк несколько лет упорно шел против семьи, а самозащита, что собственно и произошло, это не повод выгонять детей из родного дома, - я помолчала, чтобы затем печально прибавить: - Тебя надули, братец.
  
  Я ему кратко обрисовала события ночи, чтобы добавить еще одну версию. Не дам я этим Уизли настроить против меня брата!
  
  - Я не знаю, что делать, - он опустил голову и ссутулился, исследуя свои ботинки. - Тебе я верю, ты же моя сестра и я тебя знаю. Хоть иногда ты ведешь себя как самая настоящая слизеринка, - я хмыкнула, - но в тебе много хорошего. К тому же тебе действительно незачем делать что-то плохое. И бабушка тебе верит. С Джинни я плохо знаком, опять же. Но знаешь, я ничего не смог сказать в твою защиту, когда они все стали осуждать тебя...
  
  - Я тебя тоже знаю, братец, - подвинувшись ближе, я положила ему руку на плечо в знак поддержки. - Может быть, ты промолчишь, но внутри все для себя решишь и не смиришься. Как ты сказал, это по-слизерински, да? Спрятаться, но запомнить. Слизеринские черты - это не так уж плохо, - поспешила я заверить. - Быть изворотливым в жизненных ситуациях не порок, Невилл. Только пешки бьют в лоб, не задумываясь, и делают шаг вперед под руководством короля, чтобы затем пожертвовать собой. Поэтому и превращаются в пушечное мясо во имя благих целей и заоблачного светлого будущего. В первую очередь, думать нужно о себе и своих близких, что бы тебе ни говорили.
  
  Заглянув в глаза брату, я поняла, что мои слова наконец достигли цели. Он не хочет неприятностей ни мне, ни бабушке, как помнит и Лонгботтомов в Мунго и тема, на которую я заговорила, ему близка. Не хочу, чтобы его и дальше использовали, пусть уже откроет глаза и рот.
  
  - Я не говорю, что тебе теперь не стоит с ними разговаривать, избегать их или еще чего подобного, - продолжила я. - Просто будь настороже и не дай запудрить себе голову. А я как твоя сестра помогу и выручу, если это понадобится.
  
  - Это я помогу тебе, если понадобится, и вступлюсь, если с тобой что-то случится, - Невилл улыбнулся и стал чуть веселее.
  
  - Хорошо, - я тепло улыбнулась в ответ.
  
  * * *
  
  Августа поднялась к нам через час. Мы с Невиллом позавтракали, принесенными Коби гренками, и уже устали играть в заколдованные карты.
  
  - Бабушка... - начала было я.
  
  - Поторапливайтесь! - она, резко развернувшись, направилась к выходу, таким образом говоря, что сейчас не время.
  
  Так как все вещи были уже собраны, то мы просто быстро спустились вниз, вышли за двери и аппарировали, оказавшись перед воротами Хогвартса. Бабушка выглядела усталой и не выспавшейся. Я хотела еще раз попытаться спросить ее про Дамблдора: прибыл или не прибыл? Письмо-то Уизли ему отправили, верно? Но так и не решилась - весь ее вид говорил, что ничего не выйдет. Мы постояли пару минут, а затем из замка вышла МакГонагалл и впустила нас. Они с Августой довольно дружелюбно поздоровались, и бабушка передала нас на руки профессору.
  
  Идя по скользкой дорожке позади МакГонагалл, я обернулась назад, чтобы бросить последний взгляд на Августу и застала только хлопок аппарации. Я обязательно все узнаю, пусть позже, но узнаю... Ей и так сейчас не легко.
  
  Возле дубовых дверей замка одиноко стояла полноватая фигура. Я поняла: опять будут проблемы. Нас ждала Амбридж.
  
  Профессор МакГонагалл остановилась, когда ставленница министра заговорила:
  
  - Кхе-кхе... - деликатно привлекла она внимание. - Минерва, мне хотелось бы узнать причину, по которой мистер и мисс Лонгботтом возвращаются не вместе с остальными учениками.
  
  - Мне неизвестна причина, профессор Амбридж, - МакГонагалл выделила интонацией обращение, - но, по моему мнению, это касается только семьи Лонгботтомов.
  
  - Какую же тогда причину мадам Лонгботтом предоставила руководству школы? - вновь предельно дружелюбно спросила Амбридж.
  
  - Вот и поинтересуйтесь у директора о причине, а не у меня. Мадам Лонгботтом не обязана информировать кого-либо из профессоров. А теперь прошу меня простить, студенты не должны мерзнуть у порога школы, - МакГонагалл выразительно указала тонкими бровями на нас с Невиллом, а затем прошествовала к дверям, высоко подняв подбородок, тем самым говоря, что разговор продолжать не намерена. Мы с братом хвостиком поспешили за ней, так как действительно начинали замерзать. Северная Шотландия, как-никак.
  
  До конца каникул осталось пару дней, и школа вновь наполнится потоками студентов...
  
  Надо ли говорить, что я почти безвылазно сидела в Тайной комнате или Выручай-комнате, тренируясь под руководствами Реддла окклюменции, легилименции, общим движениям и разбирая заклинания. Шерлок и Каа были очень рады меня видеть, так что чуть не задушили и не покусали. Шерлок теперь вернулся ко мне в капюшон. Часто ко мне спускались Хелен с Ричи и тогда мы вместе тренировались или отдыхали, попивая чай.
  
  В последний день каникул ближе к вечеру я поднималась по движущимся лестницам в башню гриффиндорцев и уже ступила на этаж, когда увидела неторопливо шествующего директора. Он задумчиво поглаживал длинную белую бороду и разглядывал движущиеся картины. В то, что эта встреча случайна, мне верилось с трудом, и старик развеял все сомнения.
  
  - Какая неожиданная и, несомненно, приятная встреча, - остановившись, отечески улыбнулся он. Я тоже остановилась. Директор выглядел как высокий желтый цыпленок с бородой в ярко-желтой мантии. Острый красный колпак на голове только дополнял картину. Жаль, обуви не видно. Было бы весело, если бы она была тоже красная.
  
  - Уж простите, не вижу ничего странного, - пожала я плечами, активно разглядывая его бороду и стараясь не смотреть в глаза. - Директор школы ходит по школе.
  
  - Да, ничего странного, девочка моя, но мне, как занятому делами волшебнику редко выпадает шанс просто пройтись по своей дорогой школе и выпить чашечку какао со своей ученицей.
  
  Боковым зрением я отметила, что он мне улыбнулся и подмигнул, будто только что доверил мне важную тайну. Мерлин, так только маленьких детей и подкупают.
  
  - Не буду вас задерживать, мне тоже нужно еще домашнее задание по защите от темных искусств выполнить.
  
  - Нет, нет, что ты! Ты меня не задерживаешь. Иногда нужно покинуть наконец кабинет и размять немного ноги. В моем возрасте это полезно.
  
  Как же, как же! Я еле сдержалась, чтобы спросить: не шило ли это?
  
  - Вы были у профессора МакГонагалл? - задала я вопрос, чтобы дать еще немного себе времени на размышления. Он меня уже не отпустит. Что-то ему нужно. А мне нужно выдержать вопросы и проверку. Сейчас он попробует вытянуть из меня информацию. Никаких медальонов у меня в карманах нет и это правда. Я думаю о какао, ага. И я абсолютно спокойна и тупа, как сибирский валенок, поэтому могу думать только о булочках с какао в компании МакГонагалл... Воображение живо нарисовало меня у камина с кружкой какао и МакГонагалл в анимагической форме, разлегшейся и мурлыкавшей на коленках.
  
  - Мы с Минервой любим посидеть, посплетничать вечером у камина... - старик задумчиво пожевал губами. - Это замечательно, сидеть холодным зимним вечером у горячего камина в хорошей компании и с приятной беседой... Тебя что-то тревожит, девочка моя?
  
  Он склонил голову пытаясь заглянуть мне в лицо. А я пыталась успокоить в панике заметавшиеся мысли.
  
  Не знаю почему, но он меня настораживал. Может быть, своей таинственностью, скрывавшейся за напускной мишурой. Ведь не знаешь, о чем этот человек думает. Тот же метод, что и у Амбридж - ласковый и добрый взгляд - только не так бездарно выполненный. Смотри, сейчас конфетку даст! И магия... От него шел ровный слой, спокойный и неторопливый, успокаивающий своей непоколебимостью... усыпающий бдительность ложной защитой под крылом такой мощи поблизости.
  
  От Волдеморта, помню, наоборот. Мощь - бурлящая и требующая действий. Задень мизинцем и взорвется. Никаким ощущением защиты там и не пахло. Только желание не перечить и уйти с дороги.
  
  Такие силы без внимания не оставишь. Магические инстинкты, ага.
  
  - Я должен спросить тебя, девочка моя, - произнес он мягко, - не хочешь ли ты мне что-нибудь сказать? Вообще что-нибудь, - в ответ я замотала головой. Я валенок, сибирский валенок. - Не стесняйся, можешь рассказать мне о своих проблемах... или Минерве. Она все-таки декан твоего факультета. Ты не должна, девочка моя, держать все в себе, - валенок, я сказала! - Если это что-то, с чем ты не можешь справиться сама, нужно доверить это тем, кто поможет.
  
  Внезапно, по наитию, у меня появилось желание поднять голову и высказать все, поплакаться в жилетку, так сказать. Ведь директор сильный и влиятельный - он от всего спасет и защитит.
  
  Но посыл был явно не мой. Делает так же, как и Снейп, только обрабатывает более мягко и ненавязчиво. Я сама должна логически прийти к выводу, что Дамблдор - вообще душка и самый светлый, добрый и понимающий человек, которого я встречала.
  
  Но хренушки! Все-таки занятия мозговым штурмом принесли плоды - я понимаю, что желание не мое. Я вижу его насквозь, будто перед глазами что-то положили. Да и Реддл, помню, объяснял мне, что этот способ внушения требует больших усилий, так как бросается волной на маленькую площадь, и полного отсутствия перспектив и знаний в разделе защиты сознания у жертвы. Метод редко оправдывает вложенных усилий, но похоже некоторые профессора так не считают.
  
  Обрадовавшись открывшимся возможностям, я задумалась, как и когда-то в подземельях на зельеварении - подыграть или нет?
  
  - По правде говоря, мне давно хотелось с кем-то поговорить... - я смущенно сложила руки и повернулась боком к Дамблдору, исследуя носки ботинок, выглядывавшие из-под мантии. Пусть этот жук думает, что у него все получилось!
  
  - Пройдем в мой кабинет, если ты не против. Душевные разговоры меньше всего подходят для коридоров, - воодушевился Дамблдор.
  
  Он мог бы и письмом в свой кабинет меня пригласить, но тогда бы я успела отправить сову Августе и отказаться от приглашения. В этом же случае, так называемой 'случайной встречи', я отвертеться почти не могу. А Августе, пожалуй, стоит рассказать...
  
  Мерлин и Моргана! Он и правда довольно бодро повел меня к статуе горгульи, открывшей скрытую лестницу в кабинет директора. Пароль, как и в фильме, сладости.
  
  Это оказалась круглая, просторная комната, где на вращающихся столах стояло множество серебряных приборов. Некоторые из них жужжали и испускали легкую дымку, что я заподозрила их в перегорании. На стенах висели портреты дремлющих людей. Прошлых директоров Хогвартса, я полагаю. А возле стены на насесте сидела жар-птица. Перья ее были насыщенного красного цвета и будто светились на слабом свету. Большой и длинный хвост, казалось, мог поджечь деревянную подставку. Как из сказки пришла - совсем не похоже на ту облезлую курицу, что показывали в фильме. Она проследила за мной черными бусинками глаз, но не издала ни звука.
  
  Я постаралась не слишком осматриваться. Я все-таки смущаюсь, не надо забывать. В центре стоял громадный письменный стол на когтистых лапах. Дамблдор предложил мне мягкое кресло, в котором я почти утонула и блюдечко со сладостями.
  
  - Бери, не стесняйся, - пододвинул он блюдце и сложил руки на подбородке в ожидании. Он ждал, что я подберу нужные слова. Ага, время шло, а значит и действие внушения.
  
  Я попыталась вызвать у себя чувство обиды. Суметь вызвать в себе нужные чувства - важный урок в окклюменции.
  
  - Сэр, вы должно быть знаете, что случилось на Гриммо... Это для меня очень важно... Это правда, я не нападала на Джинни! - я изобразила на лице оскорбленную невинность продолжая смотреть в пол, не сомневаясь, что за моим мини-театром наблюдают. - Просто я увидела фигуру в темноте и испугалась... Ну знаете, когда открываешь глаза и тут такая страшная тень рядышком! А еще после того, что было летом...
  
  - Да, я знаю, ты ни в чем не виновата. Никто тебя винить не будет. Ты защищалась, Айрли, это было правильно в подобной ситуации, - заговорил Дамблдор, утешая меня. - Ты молодец.
  
  Ясно, я переигрываю, но для тринадцатилетней девчонки - это нормально. Сейчас еще Хатико вспомню и слезу пущу - вообще шик будет. Но Дамблдор, видимо, уже пообщался с Джинни и в курсе произошедшего.
  
  - Я заметила, что все стали ко мне холодно относится, - о! Хатико подействовал! Глаза заслезились. - И миссис Уизли в последнее время тоже. А зачем она отправляла вам письмо тогда?.. - я громко шмыгнула носом и для виду смущенно потеребила пальцами мантию.
  
  - О, я просто попросил Молли извещать о всех происшествиях, - заверил меня директор, интонацией говоря 'Право! Это же мелочи!'. - Этот дом долгое время принадлежал темным магам и там, несмотря на все усилия нашего Ордена, все еще может быть множество неприятных и опасных секретов.
  
  - А миссис Уизли? - шмыгнула для надежности еще раз.
  
  - Ты должна понимать - ты ведь умная девочка, Молли все слишком превратно поняла. Я уверен, она любит тебя так же, как своих детей. Она образцовая мать - вырастила в заботе и любви семерых детей.
  
  'На мусорке', - закончила я мысленно.
  
  - Уверен, теперь, когда я объяснил ей всю ситуацию, она все поняла.
  
  - А Джинни? Она ведь... ведь хотела меня обокрасть, - скорость теребления рукавов мантии увеличилась.
  
  - Все по молодости, а порой и далеко от молодых годов, совершают ошибки. Джинни тоже поймет, какой нехороший поступок совершила. Людей нужно уметь прощать и давать им второй шанс. Я уверен, вы с Джинни еще станете хорошими подругами. И Гарри, и Рон, и наши неугомонные близнецы захотят с тобой подружится.
  
  Дамблдор буквально облобызал меня своим отеческим взглядом так, что мне аж противно стало. Это было даже хуже ходьбы по тонкому льду в беседе с директором. Резко захотелось исчезнуть отсюда. Я крепко сжала чашечки на коленках под столом, чтобы взять себя в руки. Нужно выдержать это и тогда он от меня отстанет.
  
  - Да, - как можно радостнее воскликнула я, все еще не поднимая головы. - Я хочу с ними подружиться, но все почему-то думают обо мне плохо.
  
  Последнее прозвучало с сожалением. Нужно продолжать игру.
  
  - Это из-за мистера Самуи... - Дамблдор доверительно улыбнулся, а меня холодный пот прошиб. Неужели он знает об ОСТ? Даже если он почувствовал мои эмоции, то принял тревогу за счет переживаний о дружбе с Гарри и компанией.
  
  Жар-птица взмахнув пару раз крыльями, взлетела и прицепилась острыми коготками к подлокотнику кресла, заглядывая мне в лицо.
  
  Я в красках представила, как эта птица выклевывала глаза василиску и отодвинулась насколько позволяло кресло. Птиц, курлыкнув, спрыгнул на мои коленки. Он распространял ощущение спокойствия и я благодаря этому сдержалась от грубого пинка.
  
  - Мальчик очень мил, но не забывай - он слизеринец, - продолжал увещевать Дамблдор. - А все слизеринцы хитры и любят... говорить неправду. Множество учеников Слизерина перешли на сторону Волдеморта и, может, стоит прислушаться к мнению друзей?
  
  - Но я только на Святочный бал с ним сходила... - намеренно не стала открыто врать я, осторожно гладя перья птицы, специально подставлявшуюся под руку. Это хотя бы давало еще один повод не смотреть в глаза старику. Кажется, я читала где-то, что фениксы чувствительны к эмоциям.
  
  - Не только бал... Его взгляды на тебя очень заметны и, думаю, мисс Грейнджер не составило труда их растолковать. Вы еще общаетесь, так? Это хорошо, что ты привлекаешь внимание мальчиков, но обрати внимание на своих однокурсников. К примеру, мистер Лэйн или мистер Дэниелс - истинные гриффиндорцы. А Этан Лэйн может показать тебе некий незарегистрированный клуб, где можно обучиться настоящей защите от темных искусств, - Дамблдор мне заговорщицки подмигнул. Ага, тайну открыл. Но похоже о моем клубе эта сваха не знает... Замечательно.
  
  - Клуб? Защите? - удивленно распахиваю глаза, на секунду подняв взгляд на бороду волшебника, и тут же вновь потупилась. - Эм... мне не хотелось бы участвовать в запрещенном клубе...
  
  - О, не беспокойся! Тебя никто не заставляет в нем участвовать. Я уверен там не изучают ничего предосудительного, ведь тогда бы директор его запретил, верно? Его ведет тот, с кем ты очень хочешь подружиться. Это твой шанс, Айрли. К тому же, я уверен, тебя примут, ведь ты весьма одаренная волшебница, как и твои родители.
  
  Ох, ну и рекламщик! Чего бы еще сказать, чтобы не вступать в ОД? Похоже, выбора нет. Жаль.
  
  - Спасибо, директор. Мне стало гораздо лучше. Я не буду больше тратить ваше драгоценное время. Ведь у вас есть еще куча дел! - я бросила выразительный взгляд за спину - на дверь, показывая намерение уйти.
  
  - Не беспокойся. Я всегда найду время, чтобы помочь своим студентам. Заходи обязательно, если захочется поговорить с кем-то.
  
  Феникс вернулся на насест, и я смогла встать.
  
  - Пароль сможешь узнать у Минервы и заодно сообщишь время.
  
  - Спасибо, директор, - не оборачиваясь, я быстро спустилась по лестнице и помчалась в башню, твердо зная, что ноги моей в его кабинете больше не будет.
  Глава 45
  
  Первый день начала учебы прошел... скучно. Тренировка была назначена на вечер дня, и я с самого утра уже была в предвкушении.
  
  Спустившись вместе с Хелен после занятий в Тайную комнату, мы присели на диванчик в ожидании остальных. Подруга бросала на меня непонятные взгляды, видно что-то заподозрила. Постепенно все подтягивались и присаживались в нашем уголке для чаепитий. Я постаралась вести себя непринужденно, но видно плохо получалось - все сидели тихо, в легком напряжении.
  
  Шерлок ходил по столу, как заправский солдат, важно встопоршив пушистый хвост, а Каа разлегся на спинке дивана за мной. Вот, подошел последний, и я решила, что пора начинать разбор полетов.
  
  - Как дела у ОД, Этан? - спросила я тоном 'как погода?'
  
  Все взгляды скрестились на гриффиндорце, отчего он сразу замялся.
  
  - Э... Нормально... То есть спроси у Трэйси или Захарии - они же знают.
  
  - Не надо думать, что если мне никто ничего не скажет, то я ничего не узнаю, - вкрадчивым голосом пояснила я. - Поверь мне, не очень приятно узнавать это от третьих лиц.
  
  Я запомнила слова Дамблдора о возможном информаторе. Все же мы с Этаном наверху только мельком можем пообщаться, и старик не знает про ОСТ.
  
  - Ну это... я... - брошенный взгляд на остальных в поиске поддержки. - Мы хотели тебе сказать... Я недавно туда вступил. Неудачно попал: Деннис и Колин Криви обсуждали занятие, а я мимо проходил. Они меня и замели. Так что выбора у меня не было - пришлось подписывать. Ну я пару раз и сходил интереса ради, - Этан облегченно выдохнул, закончив пояснять.
  
  Остальные переместили внимание на меня, ожидая реакции.
  
  Хм... Дамблдор, как директор школы, может знать о Выручай-комнате и видел список.
  
  - Мне все равно, если вы решите перейти в ОД. Это ваш выбор.
  
  Только я разочаруюсь... Теперь уже я просканировала каждого волшебника. Все молчали.
  
  - Возможно, сейчас вы еще этого не поняли, но ОД полностью открыто для удара. Амбридж только копила силы и наблюдала, она еще толком и не начала действовать. А вот когда она их поймает, то накинет на каждого кучу проблем. Поттеру и Уизли с Грейнджер будет все равно - их выгородят. А теперь трое из нас имеют к этому отношение.
  
  - Мы можем оттуда выйти в любой момент, - возразил Смит, поморщившись. Я слишком часто об этом напоминаю.
  
  - А имена ваши останутся в списке, - припечатала я. Насколько хорошо я припечатала, можно понять по тому, что острый на язык и вечно ищущий подвох Захария далее молчал. - Их не сотрут. Либо не знают как, либо как Грейнджер оставят для подстраховки. Да я б и сама оставила.
  
  - А как же мы? Мы специально туда вступили, чтобы быть в курсе их дел, - взволнованно спросила Трэйси, переглянувшись с Захарией.
  
  - Не только. Если Поттер научит ОД чему-то путному, вроде Патронуса, мы тоже сможем, - я не стала вспоминать что-то вроде 'А я говорила!', она и сама теперь понимает. - Ну и я теперь тоже туда впишусь.
  
  Последняя фраза выбила ОСТов из колеи.
  
  - Ты же сама сказала, что это опасно и бессмысленно! - выпрямился в струну Самуи.
  
  - У меня есть на то причины, - пояснила я. - Это мое решение, и оно не обсуждается.
  
  Дамблдор дал направление в ОД - хочет, чтобы я вошла в команду Поттера. Ну да, как же. Единственный мозговой центр у них - Грейнджер, а я соображаю неплохо, когда оказываюсь в полной жопе, что происходит с Поттером слишком часто, и уровень владения магии хорош - аппарацию с минимальным уровнем не выполнишь. И, если я все еще хочу подыграть, то сделаю как по указке. Чтобы не приставали больше. С меня не убудет - выкрутимся. Тем более трое из моих ОСТов уже вляпались.
  
  - Теперь следующий пунктик, - я повернулась к Кану и сделала самое суровое лицо, на которое была способна. - Ты слизеринец?
  
  - Да, - непроизвольно Самуи прикоснулся пальцем к значку.
  
  - Значит, ты должен быть хитрым и изворотливым?
  
  - У нас принято считать себя целеустремленными и волевыми, - кивнул слизеринец, начиная что-то подозревать.
  
  - Тогда какого лешего всякие Гермионы Грейнджер расшифровывают тебя по взгляду?!
  
  Снова вопрос риторический и в ответ - молчание. Понял. Сделала вдох-выдох, чтобы привести себя в привычное состояние спокойствия.
  
  - Мы с тобой поссоримся, - удовлетворенно пронаблюдав пару секунд за удивленными лицами и отвисшими челюстями, а особенно повеселившись от обиженных и непонимающих глаз слизеринца, я продолжила: - В общем, подробности потом. А сегодня предлагаю начать наконец практиковать легилименцию и окклюменцию - слишком много вокруг умников-мозгошмыгов.
  
  Первая согласилась, как ни странно, Трэйси... Она первая из нас всех, исключая меня, взялась за изучение окклюменции и неплохо в этом разбиралась. На нашем фоне, конечно. Все остальные сели кругом вокруг нас на притащенных ранее в Тайную комнату подушках, внимательно наблюдая, готовые в любой момент прийти на помощь. Перед этим я выпытала все в подробностях у Реддла. Все непредвиденные ситуации - потеря в чужом сознании, природное сопротивление, повлекшее за этим давку на мое сознание, если я окажусь слабее. Если что, Реддл лежит в перчатке в темном дальнем конце, а, закрутившийся кольцами вокруг меня, Каа быстро перенесет к выходу.
  
  - Готова? - в тишине мой немного нервный вопрос перерос в негромкое эхо.
  
  Сидящая напротив меня бледная Трэйси слабо кивнула.
  
  Все детали мы обговорили всего за пол часа. Все, что я увижу там, останется между нами. Я постараюсь не лезть в самое сокровенное, если такое увижу. В свою очередь Трэйси на первый опыт не ставит никаких блоков.
  
  В голове крутится текст бессмысленного пакта от Министерства, запрещающего проникновение в чужую голову без согласия владельца. Моя палочка направлена в ее переносицу и сухой голос, будто и не мой, произносит.
  
  - Легилименс!
  
  Виски сдавило и меня куда-то быстро втянуло. Через один удар сердца я уже вишу в темноте. Или висю? Не суть важно.
  
  Я почувствовала внимание - Трэйси меня заметила и, похоже, ей не очень приятно. Вокруг начинает расти что-то вроде пульсирующих опухолей. Они темно-фиолетового цвета, покрытые светящимися темно-розовым прожилками.
  
  Круто я осознаю природную защиту.
  
  Здесь все образы создаю для себя я сама и, как учил меня Реддл, я представляю под ногами дорогу. Образ для уверенности. Дорожка под моими ногами представляет собой светящийся желтым светом коврик и мигом побежит вперед, как только я выберу направление. Угрожающие опухоли сбавили темп пульсации и не приближались к коврику, продолжая расти и двигаться, являя все новые и новые. Но коврик светится ярко, отпугивая и предупреждая, что мы тоже кое-что можем. Он - это проекция моей уверенности и силы, его свет - моя стена. Слишком муторно представлять каменные стены, когда их при должном упорстве и фантазии можно заменить всего лишь светом.
  
  Главное - контролировать свои мысли и эмоции, не дать себе сделать лишнее или непоправимое. Поэтому я сосредоточилась на цели. Мой учитель сказал первые разы создавать проводника. Когда я выполнила все по инструкции, передо мной появился желтый шарик. Поисковик, которого я с легкой руки обозвала гугленком (Реддл так и не понял тогда, с чего я ржала, и даже успел обидеться и разозлиться). Сама сказала - сама посмеялась, ага.
  
  После того, как я задала гугленку параметры поиска, он нашел несколько недавних воспоминаний с нужным уроком заклинаний. Я выбрала первый по предложенному воображаемому списку и шарик света двинулся вперед. Хотя кто его знает, перед это или не перед? Здесь такое слово даже не существует.
  
  Шагов по созданной дорожке пришлось сделать аж пять. В воздухе передо мной возникли из миража двери. Обычные деревянные двери в косяке - светлое дерево, круглая ручка. Это хорошо, что мой мозг не выдал, чего-нибудь посложнее. Я просто протянула руку к ручке и потянула на себя. С другой стороны Флитвик пытался помочь ученикам исполнить отталкивающее заклинание на подушках. Никаких звуков я не слышала, поэтому в порыве любопытства первооткрывателя переступила за порог. Сразу же кто-то повернул переключатель звука - ученики громко разговаривали и не думая понижать тон, а Флитвик вскрикнул и увернулся от летящей в него подушки. Я нашла взглядом Трэйси, подложившую, оббитую красной тканью, подушку под голову и сонным взглядом сканирующую пространство вокруг. 'Для первого раза достаточно', - решила я возвращаться.
  
  По левую руку от меня летал в воздухе мой гугленок. Я его рассеяла одним прикосновением и расслабилась, закрыв глаза и отрешившись от происходящего, мысленно проходя путь назад и представляя нашу Тайную комнату.
  
  Боль резанула по вискам и я слегка пошатнулась, восстанавливая равновесие. Я открыла глаза - передо мной сидела Трэйси, потиравшая затылок, а все остальные наблюдали на своих местах. Ничего экстренного не произошло.
  
  - Ну как? - первым спрашивает Смит и присаживается рядом с Трэйси, приобнимая ее.
  
  - Нормально, - отвечает она. - Я почувствовала, что ты, Айрли, в моей голове и перед глазами пронеслось воспоминание урока. Сколько времени прошло?
  
  - Пара минут, - не задумываясь, сообщает Смит.
  
  Замечаю большие восторженные глаза Ричи, подвинувшегося поближе и крутившего головой от меня к Трэйси и от Трэйси ко мне.
  
  - А ты как? - подходит ко мне Самуи. - Хорошо себя чувствуешь?
  
  Мимолетная ломота висков быстро прошла, и я вновь была готова к испытаниям, подстегнутая первым успехом. Единственное, что маны ушло многовато, как для заклинания, но кого это волнует?
  
  - Готова ко второму путешествию! - весело улыбнулась я в порыве адреналина.
  
  Второй раз прошел тоже замечательно. Трэйси поставила те ловушки, что мы проходили и я, сориентировавшись, их преодолела.
  
  Воодушевленная победами я захотела третий раз испробовать свои силы. Но моя напарница уже потратила много сил...
  
  - Трэйси нужно оклематься. Кто хочет быть подоп... помощником?
  
  Отчего-то все были в нерешительности. Ну да, это серьезная практика, но, как известно, без риска и плюшек не получишь. Позже и в мою голову кто-то заглянет, но я уже смогу скрыть ненужные им воспоминания из моей прошлой жизни.
  
  - Как насчет меня? - удивил меня ответом Кан. - Я не боюсь.
  
  Ага, сам понимает, что я соглашусь - это будет надежная проверка. Вокруг куча свидетелей и защиты если что. Я в выигрыше.
  
  И вот, не прошло и пяти минут, как Трэйси заняла место Самуи, а слизеринец сидит напротив меня на подушке. Звучит уже более решительное 'Легилименс' и я вновь в темноте, стою на, светящемся желтым светом, созданном мной коврике, а рядом летает гугленок.
  
  Мы договорились о постройке защиты и если парень почувствует, что я сдалась, то сразу все снимает и выталкивает меня.
  
  Природная защита в виде фиолетовых пульсирующих опухолей скрыта в темноте. Только свет моей дорожки высвечивает самые крайние. Настрой - боевой. Как будет выглядеть защита?
  
  Проводнику задаю параметры воспоминания со мной и прикрепляю мой образ. Фосфорная дорожка приводит меня к железной двери. Это все? Только дверь? Перекрывает вход к воспоминанию? Знаю, знаю, что делать. Отдаю приказ гугленку отпирать, а сама, схватившись за ручку, давлю на дверь своей волей. Здесь воля - не пустое слово. Можно было бы и без защиты, если бы мое присутствие осталось незамеченным, но что есть, то есть. Со временем я обучусь и мягкой, и быстрой поступи - без дорожки.
  
  Параллельно отмечаю, что фиолетовые опухоли стали больше, переместились ближе и чаще бьются. Они окружили со всех сторон, создав узкий туннель, вокруг моей дорожки.
  
  А это уже серьезно! Зная, что сейчас будет, я всмотрелась в темноту провала. Там движется что-то большое и распространяет эмоцию сопротивления и несогласия - то, что сейчас должен испытывать слизеринец. Чтоб его за ногу! Это же Очиститель! На вид напоминает созданный из фиолетового камня поезд, с торчащими как у носорога шипами. Воздвигаю мысленно большую бетонную стену на его пути - на кирпичную у меня уже внимания не хватает. Эта ситуация требует моего внимания на две стороны. Гугленок мигает, но трепещет у двери. Стена дает трещины - мои силы на исходе, я и так уже потратилась. Я перемещаю все свое внимание для отпора Очистителю, позволяя гугленку колдовать над дверью автоматически - все-таки он самое полезное создание, которого меня обучил создавать Реддл!
  
  Это голова слизеринца, у него и сил здесь больше. Я ударила волей, создавая таран. Хрен знает, как он выглядел, я уже выбилась из сил. Но резкий удар тарана подействовал. Очиститель развеялся, а моя дорожка стала слабее светиться, покрывшись прорехами.
  
  Я вернулась к двери и открыла ее легким толчком.
  
  Это оказался празднично украшенный Большой зал. На столах сверкает пока что пустая золотая посуда, ученики улыбаются и переговариваются. Я стояла около слизеринского стола, позади и чуть сбоку от Самуи. Он выглядит гораздо младше - мельче в плечах и лицо еще кругловатое. Он с остальными слизеринцами смеется над удачной шуткой. Инициатором шутки являлся Малфой, закатывающий глаза и оседающий на стол. Лица остальных учеников были слегка размыты, те что дальше - и вовсе выглядели пугающими куклами. Это дефект воспоминаний.
  
  Двери Большого зала открылись, и вперед просеменил маленькими, но уверенными шагами Флитвик, ведя за собой маленьких испуганных детишек. Среди первокурсников, шла и я - гораздо меньше остальных и заинтересованно, с таким гастрономическим интересом рассматривающая все вокруг. Странно посмотреть на себя со стороны. Какая я маленькая... и глупая. Не знаю я еще, что будет происходить в этих стенах... Стоп! Себя я вижу четко, а остальных и не угадаешь кто где!
  
  Осененная догадкой, я перевела взгляд на Самуи. Слизеринец неотрывно смотрел на первокурсников. Как там он говорил - ощущает магию? Слишком хорошо ее чувствует? Или может ему кто-то приказал меня ждать?.. Нет. Это уже паранойя. Волдеморта не было, на Дамблдора он работать не может. Рано.
  
  Я осталась посмотреть, как происходит распределение. Воспоминание прервалось и вновь сформировалось, когда я села на табуретку. Значит, Кан даже не запоминал, кто был прежде...
  
  Проходит минута, в течение которой слизеринец неотрывно следил за мной-первокурсницей, и вот Шляпа кричит 'Гриффиндор!' и маленькая гриффиндорка отправляется к дальнему столу.
  
  Воспоминание расплылось, и я оказалась перед открытой железной дверью, за которой был лишь серый беспросветный туман.
  
  Ну все, хватит! Последним усилием возвращаюсь в реальность и плюхаюсь на подушки, тяжело дыша. Рядом, также развалившись на подушках, переводит дух слизеринец. Хелен, Трэйси и Захария выпытывают, все ли нормально. Мы мотаем головами, говоря, что все нормально прошло.
  
  - Сразу вперед тяжелую артиллерию? - говорю сбившимся дыханием.
  
  - Я подумал, простую защиту уже Трэйси использовала, - отвечает мне Самуи, устало проводя рукой по закрытым глазам.
  
  - Я! Я хочу попробовать! - нависает надо мной Ричи с улыбкой маньяка, закрывая обзор на темноту потолка.
  
  - Завтра. У меня уже сил нет, - лениво отвечаю со своим вечным пофигистичным выражением лица.
  
  - Я первый завтра! - радуясь согласию, он отпрыгивает на подушки, все еще улыбаясь на все тридцать два. Что я творю с людьми! Совсем недавно он был худшим учеником в классе, а теперь по его словам, чуть ли не первый и все профессора удивляются его внезапно появившемуся рвению. Впрочем, однокурсники все равно сторонятся его, да и я ни за что бы не поверила в то, что рассказывает этот малец, если бы своими глазами не видела, как поджимала губы МакГонагалл, когда он к ней обращался. Странно.
  
  - А откуда этот кинжал, который ты мне подарил? - обратилась я к Самуи, когда все уже разошлись и мы остались вдвоем.
  
  - Как откуда? Купил, - усмехается он. - У меня такой же есть.
  
  - Это понятно, а где и у кого?
  
  - С ним что-то не так? - заподозрил он неладное.
  
  - Все отлично, - поспешила заверить я. - Просто интересно, где такие штуки можно приобрести.
  
  - Мой дядя занимается этим профессионально, многие у него заказывают нужное.
  
  - Понятно... - протянула я, хотя понятней мне ничего не стало. - А ты боишься пауков?
  
  - Нет, если они не размером с мамонта, - подозрительно уставился он на меня.
  
  - Не-а. Вот, - я достала из кармана сушеного акромантула, если не присматриваться, похоже на тарантула или еще кого. - Мне хотелось сделать приятное подарком, но сейчас такое творится, что даже в магазин не выберешься, - чувствуя себя не в своей тарелке, стала объяснять я. - Надеюсь, тебе понравится. Можешь его в зельях использовать или еще где.
  
  Он осторожно поднял двумя пальцами за одну лапку дохлого паука, внимательно рассматривая.
  
  - Это акромантул? - сразу понял Самуи.
  
  Я кивнула. Каа натаскал мне еще двоих и я решила поделиться трофеем. Змееныш не возражал, обвился только своей тяжелой тушей вокруг меня и уставился янтарными глазами на Кана снизу вверх.
  
  - Мне такого еще не дарили, - усмехнулся Самуи. - Будет чем похвастаться перед парнями. Спасибо. Хороший подарок, хотя я б обрадовался, если бы над нами висела омела.
  
  Намек понят, но Каа подозрительно поднял голову выше, вытянувшись в струну и негодующе высовывая раздвоенный язык. Шерлок тоже не отстает и, встав на задние лапы, оскаливает зубки. Приходится на них шикнуть. Разбаловались.
  
  - Давно хотел спросить... И если учесть все обстоятельства, то они сейчас не в мою пользу, прошу это учесть, - начал слизеринец издалека, не отрывая взгляда от моего змееныша. - У нас традиционное хобби на факультете - интересоваться змеями. Многие виды я знаю, да и в Выручай-комнате читал.
  
  А я что? ОД можно двадцать человек туда приводить, а мне нельзя?
  
  - Так вот... хм... что это у тебя за змей такой? Он вроде бы еще и интеллектом обладает.
  
  - Василиск.
  
  Ох, как мне нравится в такие моменты смотреть на квадратные глаза людей!
  
  - Ты шутишь? - выдохнул он, непроизвольно отодвинувшись.
  
  - Он домашний, - вновь ошарашила я. - Я с ним нормально разговариваю на парселтанге, и он вполне дружелюбен. А еще он понимает человеческую речь.
  
  Мелькнуло озарение в глазах. Ага, ага, я ему еще и рассказы из своей жизни доверяю, понимает слизеринец.
  
  - В общем, не обижай его, и он тебя не обидит.
  
  - А как же убийственный взгляд? - вспомнил Самуи, настороженно смотря, как Каа пошатывает головой в ответ на его метания.
  
  - Он его контролирует. Думаю, не надо напоминать, что никому об этом знать не стоит? - вопросительно изгибаю бровь.
  
  - Конечно, я понимаю, - отчего-то побледнев, кивает он. - Я, пожалуй, пойду.
  
  Схватив сумку, слизеринец поспешил к выходу.
  
  - Кажется, ты его напугал, - улыбаюсь приплюснутой голове змееныша, увенчанной короной из пластин.
  
  - И что? Пусть боится, - ложится он мне на колени, напрашиваясь на ласку.
  
  Улыбаясь, задумчиво потираю подбородок.
  
  - Волноваться о нем не придется. В контракте этот пункт тоже прописан. 'Все доверенные мной секреты не разглашаются ни устно, ни письменно, ни мысленно', - провожу я рукой по отливающим темно-зеленым цветом чешуйкам.
  Глава 46
  
  На утро второго дня мы развернули наше представление перед дверьми в Большой зал, когда студенты либо шли на завтрак, либо уже завтракали. Нам нужны были зрители. Я стояла с Хелен у дверей, поджидая слизеринца.
  
  Вот вижу, подходит в одиночестве. Правильно. Лишние лица могут вмешаться и все испортить.
  
  - Постой, слизеринец, - неучтиво окрикиваю. Кан останавливается, показательно оглядываясь по сторонам. Вокруг притормозили или вовсе остановились ученики других факультетов. Момент самый удачный.
  
  - Ты ко мне, гриффиндорка? - выделяет последнее слово презрительной интонацией.
  
  Все пополняющиеся ряды зевак почуяли заварушку и развешали уши.
  
  - Я хочу, чтобы ты знал: нас ничего больше не связывает. Это был лишь поход на бал, на большее можешь и не рассчитывать, - подхожу чуть ближе, повышая тон. Он тоже не отстает и капризно протягивает:
  
  - Вот именно - это был лишь поход на бал, на большее, такая как ты, гриффиндорка, с учеником факультета великого Салазара Слизерина, может и не рассчитывать, - лицо соответствует тону, показывая свое превосходство, но глаза сдают с потрохами. Ему нравится игра на публику.
  
  Зевак все больше и больше. Лаванда Браун и Парвати Патил в углу возбужденно шушукаются, бросая любопытные взгляды на расходящуюся парочку, уже строя истории неразделенной любви.
  
  - Что значит 'такая, как я'? - повысив голос, сделала я злое лицо, пытаясь спародировать Рона. - Гриффиндор - факультет самых сильных и храбрых волшебников!
  
  Стоящий на шухере Ричи дает сигнал. А вот и звезды концерта пожаловали! Как раз вовремя! Толпу расталкивает Рон Уизли, за ним, держа подмышкой книгу, протискивается Гермиона, и Поттер плетется в самом конце, пихаемый со всех сторон. Я внутренне чуть ли не ручки потираю.
  
  - И самых глупых. Приятно было с тобой поиграться, - Кан тянет гаденькую улыбочку, а по глазам вижу, что тоже заметил прибытие 'звезд'. Благо боком стою, а Самуи вообще почти спиной к ним повернут - наблюдательная Гермиона не увидит ненужное. Я все заранее просчитала с Каном. Гриффиндорцы спускаются с башни всегда одним и тем же путем. - Жаль, что все так быстро закончилось. Вы - грифы, такие нежные и ранимые, я еле сдерживался.
  
  Пора закругляться: у вспыльчивого Уизли уже рожа перекошена и кулаки чешутся.
  
  В наполненном людьми зале раздается звонкая пощечина.
  
  - Знать тебя не желаю, - и как юная впечатлительная девица убегаю в Большой зал. Хелен спешит на помощь разобиженной мне, хватает за локоток и тащит еще быстрей.
  
  Незаметно откупориваю спрятанный в рукаве маленький флакончик с соком чеснока и делаю пару вдохов на ходу, не вынимая его. Вчера пришлось обильно умыться слезами, добывая сок вместе с Хелен. Все занимает пару секунд. Прежде чем открыть двери зала, закупориваю флакончик и прячу обратно. Глаза начинают чесаться и слезиться.
  
  За стол я сажусь с красными глазами, обильно разводя сырость. Запаха уже нет - выветрился по пути. Хелен меня 'утешает'. Резко нашлось много сочувствующих и желающих сказать пару ласковых о гадких змейках. Я закрываю лицо ладонями (вроде как прячу слезы), так как действие резкого запаха проходит.
  
  Снейп марширует к преподавательскому столу, Самуи с выражением превосходства на лице садится к слизеринцам. Довольного блеска глаз уже не скрывает, хотя щека все еще слегка алеет. Мазохист, что ли?
  
  Ух, жрать как хочется! Еще и Хелен сует под нос вкусняшки! Но нет! Я во всемирном трауре! Скорей бы завтрак закончился и можно было перекусить прихваченными с кухни булочками.
  
  Рядом присаживается нежданная компания - золотое трио. Подкупленная представлением Грейнджер пытается меня 'утешить', Рон не упускает возможности сообщить 'А я говорил! Не заметишь, как он тебя обманет и использует!'. Я начинаю изображать новый прилив слез, а Хелен пытается испепелить рыжего взглядом. Молодец, быстро сориентировалась.
  
  Уизли ликвидируется в сторону Гермионой, а я удостаиваюсь сочувствующего взгляда от Гарри. Но нет, сейчас не время проситься в клуб. Я расстроена и не могу ни о чем больше думать. На жалость будет давить Этан.
  
  Понемногу трио отстает от меня и приступает к завтраку. Я с кислой миной гипнотизирую взглядом яичницу. Мне надоело, и я перевела взгляд на слизеринский стол, пока можно. Потом я намеренно при людях не должна буду туда даже смотреть.
  
  Самуи бодро завтракает, изредка бросая фразы друзьям по факультету. У него теперь авторитет должен подняться или вроде того. Встречаюсь с ним взглядом. Кан искренне улыбается, а мне приходится отвести взгляд, состроив обиженное личико. Эти манипуляции не остались незамеченными. Я почувствовала себя сирым и убогим домовиком, которого Грейнджер задумала 'спасать'. Ее поддержка обеспечена.
  
  Прилетели почтовые совы. Резко посерьезневшая и побледневшая Хелен протянула мне свернутую газету. Ожидая худших новостей, я развернула бумагу и впилась исследовательским взглядом в первую страницу. Десять черно-белых фотографий заняли почти всю первую полосу; на девяти - лица волшебников, на десятой - ведьма. Одни безмолвно скалились, другие нагло барабанили пальцами по рамкам своих фотографий. Ни один из них не выглядел подавленным или огорченным. Я пробежалась глазами по заголовку:
  
  'МАССОВЫЙ ПОБЕГ ИЗ АЗКАБАНА. МИНИСТЕРСТВО ОПАСАЕТСЯ, ЧТО 'ДУША ЗАГОВОРА' СТАРЫЙ ПОЖИРАТЕЛЬ СМЕРТИ - СИРИУС БЛЭК'.
  
  Хелен дает сигнал на выход. Мы покидаем Большой зал и быстро топаем по коридорам. Следом никто не идет. Когда мы присели на подоконник стрельчатого окна, Хелен тыкнула пальцем в Беллатрису Лестрейндж.
  
  - Всмотрись внимательно в нее.
  
  Волосы женщины висели грязные и спутавшиеся, она не привыкла, поди, наводить марафет сама. На тонких губах играла снисходительная улыбка, будто она делала одолжение, позируя перед фотографом. Взгляд направлен из-под тяжелых век - это взгляд не жертвы, а хищника готового в любой момент напасть и исполосовать на части. Под фотографией значился приговор: 'Беллатриса Лестрейндж, осуждена за пытки, нанесшие непоправимый вред здоровью Фрэнка и Алисы Лонгботтомов'. Ну вот, то, что так скрывал брат, раскрылось.
  
  Я достала булочку и принялась за свой завтрак.
  
  - И что? - обращаю к подруге безразличное лицо. - Ну сбежали так сбежали. Этого следовало ожидать.
  
  - Посмотри внимательно ЕЩЕ РАЗ, - вновь ткнула мне на фотографию Хелен. Я вчиталась в статью, надеясь найти разгадку волнения подруги там.
  
  'Министерство объявило в розыск Сириуса Блэка с обвинением в организации побега из Азкабана. Мы все знаем, что Сириус Блэк - единственный волшебник за всю историю тюрьмы, сумевший сбежать от надзора дементоров. Министерство имеет подозрения насчет его возможных соучастников или его нанимателя - всем хорошо известного директора Хогвартса Альбуса Дамблдора, в своих целях поднявшего несколько месяцев назад лживые слухи о возрождении Сами-Знаете-Кого...'
  
  От увлеченного чтения меня оторвала снова Хелен, дергавшая за рукав, со скоростью пулеметной очереди.
  
  Единственный на кого смогло спихнуть вину Министерство - оказался Блэк и, естественно покатило бочку на Дамблдора. Может и лишат старика титулов... а нет, уже лишили... Вот отнимут место в Визенгамоте, а со школы не уберут - родители молодых волшебников упрутся рогом и устроят забастовку. Все же дети здесь под защитой.
  
  - Что такое-то? - я опустила газету на подоконник и впилась взглядом в Хелен, крепко сжав ее руку, пытаясь таким образом вывести из состояния паники.
  
  - Ричи... Ричард... Брови, волосы, нос, губы, скулы и, наконец, веки.
  
  Веки? Я подняла глаза к потолку, вспоминая. Ну, веки как веки. Глаза у мальчишки выпуклые, ничего странного. Нос пуговкой с ямкой... сколько людей с такими носами? Как и я, мелковат для своего возраста - тяжелое детство. Коротко подстриженные густые волосы.
  
  - Успокойся, Хелен, и объясни толком, что случилось! - рыкнула я на нее. Подействовало.
  
  - Я ходила в художественную школу... - она сложила руки перед собой и взволнованно теребила пальцами. - Меня еще хвалили, на выставки водили, я думала заняться этим серьезно...
  
  - Ближе к делу, - перебила я мямлившую подругу.
  
  - Посмотри на ее черты лица и на Ричарда. Он же лицом, как капля воды похож на эту Лестрейндж! - поясняя быстрым шепотом, она вновь всучила мне в руки газету. Я вгляделась еще раз.
  
  - Хоть убей, не вижу ничего похожего, - с сомнением выдала я продукт моих наблюдений.
  
  - Сейчас еще не так, а через несколько лет, ты сама сможешь заметить, но я говорю тебе - они одно лицо! - она не поднимала голос выше шепота, опасаясь, что кто-то услышит.
  
  - Ну как одно лицо, Хелен? Не выдумывай! - я тоже на всякий случай старалась говорить тише. - Как они могут быть родственниками? Это уже мексиканский сериал какой-то! Она же четырнадцать лет в Азкабане сидела! Это самая бредовая мысль, которую я слышала.
  
  - А ты спроси у него, - обиделась гриффиндорка.
  
  - Я думала, он тебе симпатичен, - пробубнила я, возвращаясь к фотографии. Последовал пинок по ноге.
  
  - Симпатичен-то симпатичен, но своим глазам я верю, - все еще обижаясь, уткнулась она во вьюгу за окном. - Он говорил, что сирота. А если Сама-Знаешь-Кто его завербовал?
  
  - Он один из нас, Хелен... - усомнилась я. - Но если есть хоть мизерный шанс, что ты права, мы должны проверить все ли еще он на нашей стороне... Вечером.
  
  Вечером после уроков, я специально заранее спустилась в Тайную комнату еще раз все обмозговать. Чем больше времени проходило, тем менее бредовой мне казалась догадка Хелен. Все больше и больше я находила внешних схожестей и все больше нервничала. Вот фотографии этой Лестрейндж видела - а раньше в Ричи ничего подобного не замечала. Прохладное на ощупь длинное тело Каа, умиротворенно обвившееся вокруг меня, успокаивало, Шерлок свернувшийся клубком на коленях, плевать хотел на переживания хозяйки. Хотя чувствует же все! Привык, наверное.
  
  Точную дату поимки безумной четверки, погубившей разум Лонгботтомов, я не знаю. Как не знаю и день рождения Ричарда Холта... или не Холта?
  
  Спустилась Хелен. Я попросила ее дать мне еще время на размышления. Потихоньку подошли остальные. Этан сообщил, что Поттер отчего-то сопротивлялся моему вступлению в ОД. Хотя Грейнджер была на моей стороне, он решил довериться 'чуйке' Рона, подозревавшего неладное. Когда Этан поинтересовался причиной, Уизли ему выдал 'Ей не стоит доверять'. Моя репутация, однако. Я только развела руками. Замечательно. Я старалась, директор, очень хотела! Но не вышло! Ах, как я расстроена!
  
  Воцарилось молчание. Все чуяли разнос, но я молчала. Трэйси, как всегда прижалась к Смиту, Самуи бросал на них завистливые взгляды, не удосуживаясь их скрывать.
  
  - Я первый! - радостно возвестил Ричи со своим приходом.
  
  Я непонимающе приподняла бровь.
  
  - Ну ты же вчера обещала! - надул он губы. - Я буду тренироваться с тобой в окклюменции!
  
  Малец чуть ли не прыгал от возбуждения.
  
  - Рано тебе еще, - остановил его Захария. - Ты недавно только взялся за защиту разума.
  
  - Полгода уже! - как всегда громко заявил когтевранец.
  
  - А я года два, - поддержала Смита Трэйси. - Про теорию Айрли даже я точно не скажу.
  
  - Пусть, - остановила я только начавшиеся препирательства, разглядев шанс. - Я загляну в твой разум, Ричи... чтобы ты знал чего ожидать.
  
  На этом и порешили. С каждым разом проникать в чужое сознание становилось легче и привычней. Хоть это только третья попытка, я, узрев знакомые фиолетовые опухоли, быстро затушила на корню защиту и приступила к поискам. Гугленок получил фоторобот Волдеморта... и непонятливо мигнул. 'По вашему запросу ничего не найдено'. Я впихнула фоторобот Лестрейндж - гугленок вывел меня на короткое сегодняшнее воспоминание. Студенты-старшекурсники с его факультета оживленно обсуждали газету, и он туда заглянул. Все. С фотороботом Дамблдора поисковик вывел меня на приветственную речь директора перед первокурсниками, выдав еще несколько коротких воспоминаний с такими же речами. Мимолетно все это просмотрев, я устала так, будто вагоны выгружала. Выжатая, как лимон, я почувствовала себя последней... да я даже слова подходящего подобрать не могу! Как?! Как я могла такое подумать?! Да он сама простодушность! Все на виду! Никаких эмоций скрыть не может, а к нам всем, видно, привязался. А мы ему вот так. Хорошо, что еще не давили.
  
  Последним порывом любопытства я послала гугленка на поиски воспоминаний со мной. После этого моя самооценка упала ниже плинтуса. Воспоминаний было море. Опять пробежавшись по некоторым выборочно и по ходу путешествия, как можно мягче отклоняя сопротивление, я вернулась в реальность, разлегшись тряпкой.
  
  Хелен забеспокоилась, склонившись надо мной. НИКОГДА больше я не повторю такого. Даже дышать тяжело стало, а эмоции, все еще отходящие от эмоционального диапазона Ричи, уползли в раздел 'хоть режьте - мне фиолетово'.
  
  - Почему так долго? - подвинув голову Хелен, перед моими глазами возникла голова Трэйси.
  
  - Все в порядке? - к общей компании присоединились нахмуренные брови Кана.
  
  - Все в норме, - только выдохнула я.
  
  Я глотала губами воздух и на дальнейшие вопросы молчала. Хелен исчезла. Очевидно, ушла оказывать помощь нашему бывшему подозреваемому. На лоб мне положили мокрую тряпку и, на секунду прикрыв глаза, я провалилась в сон.
  
  POV Ричард Холт
  
  - Что произошло? - задал я волнующий вопрос. Эта легилименция, реально, опасная штука. Я разволновался, завидев, как Айрли лежит полуживая. Когда наша командир заглянула мне в голову, я не смог ничего сделать. Я ощущал ее, как огромную мощь, сравнимую только с наводнением, а мои хлипкие плотины не выдерживали. Похожее рассказывала Трэйси и то же самое подтвердил слизеринец. Реально жуткий тип. Я с ним пытаюсь даже лишний раз не заговаривать.
  
  Перед глазами проносились воспоминания. Много воспоминаний. Я был к этому готов... Но она видела... Надеюсь, не видела... мое отношение к ней... Блин, стыдно-то как. Сам хотел! Хелен заметила покрасневшего меня и приложила руку ко лбу. С ней тоже что-то не так. Случилось, что ли, что-то? Я сказал, что все нормально - пусть поможет Айрли. Подойти посмотреть, что с ней было нереально - все склонились над командиром (не дай Мерлин, я так обращусь к ней при всех, стыд-то какой!).
  
  Хелен меня одергивает и приказывает не мельтешить, потому что мешаю. Я сажусь на подушку, но продолжаю ерзать. Почему? Почему из-за меня?
  
  Трэйси достает свой платок и Хелен его смачивает, использовав заклинание Агуаменти. Все молчат и от этого еще хуже. Сжимаю руками подрагивающие коленки, но это не сильно помогает.
  
  У Айрли лицо такое умиротворенное. Хоть мы почти одногодки, но я не могу ее воспринимать как равную. Мне кажется, она старше, как тот слизеринец.
  
  - Что произошло у тебя в голове? - закончив водить над командиром палочкой, жестким взглядом исследовала меня Хелен.
  
  - Все, как вы рассказывали, - неприятно поеживаюсь под пятью парами глаз. Я коротко рассказал про мои ощущения, смотря на безоблачное лицо командира, вспоминая то самое воспоминание...
  
  Когда Айрли сообщила нам, что для заклинания Патронуса нужно самое яркое воспоминание, я задумался, какое подойдет? Какое-то из последних двух лет... даже года... и выбрал.
  
  Это было давно, я только пришел к ним в клуб... в эту Тайную комнату Слизерина... Меня запросто победили и выбили палочку из рук... уже даже не помню с кем я был в паре.
  
  Командир подошла ко мне, протянув руку.
  
  - Вставай. Это не первый и не последний раз, когда ты падаешь. Какой-то умный дедушка когда-то сказал... - она задумалась. - Вершины не достигнуть, если будешь боятся препятствий... Или на пути к вершине, всегда попадаются камни... - лицо просветлело. - Одна хрень, короче. Не сдавайся, только ступив на порог. Ты тренируешься и сражаешься с теми, кто сильнее тебя? Замечательно! Ты сам себя превзойдешь!
  
  Понимаю, она хотела меня вдохновить, поддержать. Это была единственная протянутая ко мне рука помощи.
  
  С этого момента я и стал называть ее командиром. Стыдно. Она же девочка! Но мне объяснили, что это точка зрения маглорожденных. У волшебников и волшебниц нет таких ограничений - они вольны делать все, что хочется. У них есть... эти, как их... стереотипы, но другие. Магия дает силу и знания, и только глупые женщины ограничивают себя работой по дому, когда ее можно поручить домовикам. У меня точно будет хоть один!
  
  - Тело в порядке, но я не ручаюсь за духовную составляющую. Это не мой уровень, - обеспокоенно развела руками Хелен, после моего минутного рассказа.
  
  - Несем ее к Помфри, - решает слизеринец и первым подымается.
  
  - Никуда вы ее не понесете, - неожиданно раздается незнакомый голос. Мы выхватили палочки и заозирались.
  
  Кто-то проник сюда?! Не может быть!
  
  - Успокойтесь и подождите, пока она очнется. Она не оказалась в ловушке.
  
  Слизеринец, переглянувшись с Захарией, медленно, с палочками на изготовку, пошли на звук в темный угол. Этан, помедлив, решил от них не отставать.
  
  - Это медведь, - хохотнул пуффендуец. - Просто плюшевый медведь!
  
  - Я тебе покажу 'просто медведя'! - яростно вскричал некто. Я, сгорая любопытством, подошел посмотреть. Реально, плюшевый медведь! Сидит в углу и даже не двигается, но голос из игрушки продолжает извергать гадости.
  
  - С чего мы должны тебя слушать? - перебивает слизеринец.
  
  - Поверни свою пустоголовую башку к змее или посмотри на ее грызуна, идиот!
  
  Большая змея Айрли действительно беспечно лежала на том же самом месте, где и прежде, только Шерлок застыл у руки командира, нервно подергивая хвостом. Что, о Мерлин и Моргана, делать?!
  
  - Кто ты такой? - жутким холодным голосом спрашивает слизеринец. В отличие от Захарии он продолжал держать на мушке медведя. - Почему мы должны тебе верить на слово?
  
  - Она все сама объяснит. Она очнулась, следовательно, покинула сознание. Предположу, что не рассчитала сил по неопытности.
  
  - Что делать будем? - ни к кому конкретно не обращаясь, спрашивает Этан. - Если угрозы нет, то Айрли не понравится, что мы ее отвели к Помфри, а если есть, то мы рискуем.
  
  - Можно подождать, пока она очнется... - с сомнением предположила Трэйси, неуверенно посмотрев на командира.
  
  - А если она так несколько дней пролежит? - возразила Хелен. - Рисковать нельзя. Я не колдомедик из Мунго, точность моей проверки сомнительна.
  
  - Но ведь, если этот медведь говорит правду и Айрли его сюда принесла, а больше просто некому, то нужно просто подождать, - Захария как всегда смотрел в глубину и вытаскивал все наружу в подробностях. Он и ОД быстро раскусил. Я вот бы ни за что не променял наш клуб на этот ОД.
  
  - А если медведь врет, то мы только время теряем, - уже не так уверенно возразила Хелен.
  
  - Доверимся ему. Полчаса. Всего полчаса и, если она не очнется - несем ее к Помфри, - заверяет пуффендуец. Казалось бы, все решено, но один пугающий тип с зеленым значком Слизерина был против:
  
  - Нет, несем ее сейчас. Хелен права, ни минуты терять нельзя. Как можно довериться мнению говорящего плюшевого медведя?
  
  - Мы уже решили, что подождем, - резко отвечает ему Смит, одновременно с оскорбленным криком игрушки.
  
  - Я не собираюсь рисковать ее жизнью только из-за того, что ей не понравится в Больничном крыле! - громко рыкнул слизеринец.
  
  - Хватит! - встревает Трэйси. - Сейчас не время ругаться!
  
  - Так что же нам делать? - мой голос звучит совсем слабо и хрипло от переживаний, но, слава Мерлину, четко, без заикания.
  
  Воцарилось гробовое молчание, только слизеринец и пуффендуец не сводили друг с друга взглядов, метая невидимые молнии.
  
  - Можете нести ее в Больничное крыло, раз не верите мне на слово, - вновь заговорил медведь, не шевеля даже ртом. Как-то жутковато.
  
  - Я ее понесу, - бескомпромиссно заявляет Хелен, приподнимая командира и стягивая с нее мантию. - Айрли любит носить много... нежелательного в карманах. Будет некрасиво, если ее обыщут.
  
  - Кинжал, - встревает слизеринец. - Он тоже с ней?
  
  Хелен аккуратно сложила мантию под возмущенный писк и подпрыгивание хорька командира. У меня глаза повылазили от удивления! Я даже не догадывался, что она носит кинжал в чехле, прикрепленный к левой руке!.. Я тоже такой хочу!
  
  Хелен сложила и свою мантию рядом. Оказавшись, как и командир в свитере, брюках и теплых ботинках.
  
  - Я одна донесу ее. Всем идти не нужно, - уже уверенней сказала Хелен. - Каа, пожалуйста, останься здесь с мантиями, - обратилась она к змею. К моему удивлению, змей коротко зашипел и обвился кольцами вокруг мантий. - Шерлок, - повернулась гриффиндорка к хорьку, - пошли-ка с нами.
  
  С этими словами девчонка схапала зверька и усадила его себе на плечо. Тот не слишком сопротивлялся.
  
  - Я проведу тебя до выхода, - вызвался слизеринец и, не дожидаясь согласия, поднял командира на руки.
  
  - Расходитесь, - напоследок крикнула Хелен, еле поспевая за быстрым слизеринцем.
  Глава 47
  
  Разбудили меня голоса. Уже утро и мои соседки громко собираются на завтрак? Надо разлепить глаза и попытаться сползти с кровати. Что вчера хоть было, что мне так плохо утром?
  
  Тут-то мой мозг наконец начал функционировать нормально и я поняла, что голоса принадлежат отнюдь не тринадцатилетним девчонкам. Высокий и неспешный, мягко струящийся, голос директора, который ни с кем не спутаешь. И настойчивый тоненький, неустойчивый, будто девичий - Амбридж. Слова не желали обретать смысл, сливаясь в какофонию...
  
  Вернулась чувствительность и я ощутила, что моя правая рука крепко зажата. Огромным усилием я разлепила веки, глаза тут же заслезились от солнечного света, заполнившего всю комнату. Надо мной склонилось чье-то лицо, закрыв свет и я, проморгавшись, поняла, что это Хелен.
  
  - Что... кха... вчера было? - прохрипела пересохшим горлом.
  
  Хелен позвала мадам Помфри и к губам приставили холодное стекло стакана с водой. Стало гораздо легче. Наконец, перед глазами перестали мелькать светлые блики и я села, осматриваясь.
  
  Разговор Дамблдора и Амбридж прервался - они смотрели на меня. Запоздало сообразила не смотреть старику в глаза и повернулась к Хелен. Подруга выглядела плохо. Уставшая и взволнованная. Кожа под глазами говорила о бессонной ночи, и я еще больше запуталась.
  
  - Как ты себя чувствуешь, Айрли? - осведомился Дамблдор в наступившей тишине.
  
  - Замечательно, - я намеренно посмотрела на Амбридж. - А что вы здесь делаете?
  
  - Я пришла справиться о здоровье студента, - официально ответила профессор.
  
  - Я, как ни странно, тоже, - мягко добавляет директор, явно насмехаясь над слабой отговоркой. - Мне, пожалуй, пора, Поппи, скоро завтрак, а за ним и начало занятий. Я предупрежу профессоров, что Айрли освобождена сегодня от уроков. А ее верной подруге, - благосклонный взгляд на Хелен, которая не отводила от меня глаз (помнит о моем предупреждении насчет старого мозгошмыга), - советую отоспаться сегодня в башне Гриффиндора. Теряешь хватку, Поппи, - лукаво сверкнул очками-полумесяцами старик.
  
  Школьная медсестра, присутствовавшая тут же, обиженно поджала губы.
  
  - Пойдемте, Долорес. Все, что вас интересовало, вы уже услышали от Поппи. Время поджимает.
  
  Амбридж ничего не оставалось, как покинуть Больничное крыло с директором. Но она не слишком огорчилась по этому поводу.
  
  - Мисс Райли, покиньте, пожалуйста, Больничное крыло. Мне нужно обследовать еще раз мисс Лонгботтом, - бескомпромиссно приказала медсестра.
  
  Хелен, бросив на меня тревожный взгляд, повернулась к мадам Помфри.
  
  - Я подожду за ширмой. Думаю, я должна объяснить Айрли, что произошло. Мне хватит и пяти минут, - добавила она, заметив, что медсестра хочет возразить. Не дожидаясь разрешения, гриффиндорка задвинула ширму, исчезнув за ней. Наглость - второе счастье!
  
  Закончив водить надо мной палочкой и шептать заклинания, медсестра сообщила:
  
  - Вам, мисс Лонгботтом, придется остаться здесь еще минимум на пару дней. Вашу бабушку уже известили.
  
  Она, поджав губы, повернулась к ширме:
  
  - У вас минута, мисс Райли, - после чего направилась к дверям своего кабинета.
  
  - Что произошло? - спросила я, не успела подруга присесть.
  
  - Ты не помнишь? - удивленно расширила она глаза. Шерлок, который, оказывается, тоже был тут, спал на одеяле в позе звездочки.
  
  Я напрягла мозговую деятельность. Что такое было, что я не помню? Хелен, видя это, бросила опасливый взгляд на двери кабинета медсестры и наклонилась прошептать мне на ухо:
  
  - Ты проверяла Ричарда.
  
  Я вспомнила, отчего мне снова стало не по себе.
  
  - Все в порядке. Он на нашей стороне. Не знаю, правда это или нет, то, что ты увидела, но он наш, - я тоже говорила тихо, опасаясь быть подслушанной. - Почему я здесь?
  
  Хелен мне пересказала, что произошло и как меня сюда принесли. Как охнула медсестра. Как она принялась надо мной колдовать, а Хелен не пожелала меня здесь оставлять одну. Правильно, кстати, сделала. Колдомедик меня обследовала и сделала заключение - общее эмоциональное переутомление, которое пройдет, стоит только немного отлежаться. Благо его можно было объяснить ссорой и учебной нагрузкой. Естественно, мадам Помфри, как школьный работник, должна была сообщить директору. Тот быстренько сюда прискакал. Ага, как кузнечик. Колдомедик доложила, рассказанную Хелен версию, о моей потере сознания в коридоре. Мантии мы вроде как забыли в башне. Директор покачал головой, а медсестра посоветовала сообщить родным, то есть бабушке. Бабушки, как оказалось, до сих пор здесь не было, как и рекомендованных лекарей Мунго, которых хотела вызвать перестраховавшаяся медсестра, знающая о моей 'болезни', но директор сказал, что сам этим займется - будет быстрее и надежнее, а ты, мол, Поппи, позаботься о больных. Затем старик утешающе похлопал по плечу Хелен, знавшую о моем отношении к директору и поэтому не отводившую от меня взгляда; и посоветовал ей возвращаться в башню. Хелен утвердившаяся в намерении остаться со мной пока я хотя бы не смогу двигаться, закатила скандал с истерикой и под видом полученного морального и психологического ущерба осталась на ночь в Больничном крыле, так и не заснув ночью. Предоставленные медсестрой успокоительные, она перелила в пустые флакончики, всегда носимые с собой - научила на свою голову запасливости. Молодец, что я могу сказать?
  
  Но на этом история не закончилась. По словам Хелен, всю ночь было спокойно, но под утро, раза три, ей мерещились какие-то шорохи до самого прихода гостей в лазарет. Шерлок угрожающе шипел в сторону двери и бегал туда-сюда. Ага, как в фильмах ужасов. Вот только привидений мы тут каждый день видим и ими нас не напугаешь. Гриффиндорка зажгла Люмос поярче и так просидела до утра. Один раз она позвала медсестру и получила еще порцию успокоительных. Второй раз звать Помфри уже не стала. Сама догадалась, что кому-то я понадобилась. Хорошо, что девчонку не попытались усыпить. Может, просто испугались, ведь сторожил еще и Шерлок.
  
  Вот это меня сильно разозлило. Как директор посмел? Может, это и не он, конечно, а помощник. Но факт заинтересованности моей скромной персоной на лицо. И это уже заставляет нервничать - что он знает?
  
  Рано утром прибыла Амбридж. Как оказалось, ее известить никто из преподавателей не удосужился. Сама напросилась на травку со стороны сплоченного преподавательского коллектива. Тут-то она и набросилась на медсестру - успела вытянуть все в подробностях, когда появился Дамблдор. Начались препирательства. Так думала Амбридж, а директор, кажется, только мягко насмехался над ней. Профессор уповала на то, что ее - посланницу из Министерства - не известили о таком важном событии, и она считает каждую деталь в этом деле прорехами в школе. Самое интересное, что Шерлок внезапно заснул. Кто-то скажет, что для хорька это обычное дело - вот так упасть и заснуть, но уж очень момент был подходящий.
  
  Ну а я, как спящая красавица, то есть труп дышащий, все благополучно пропустила.
  
  Медсестра прогнала Хелен и принесла мне зелья. Зелья пришлось вылить в фарфорового друга, переливать смысла нет, так как мало ли что там. Одну мысль я уловила - оставаться здесь мне нельзя. Я не знаю, что от меня хотят, но мне это уже заранее не нравится. Тем более, есть много способов сфальсифицировать потерю рассудка, а меня даже и проверять-то толком не будут.
  
  В общем, взяла я переданную мне подругой палочку в правую руку, а левой рукой обхватила спящего Шерлока. Прошмыгнула к выходу, когда медсестра наклонилась к каким-то баночкам. Хелен меня ждала через пару коридоров от медпункта и далее по потайным ходам сопроводила меня в Тайную комнату, где я, подозревавшая каждую тень, легла на диван и стала думать: что делать? Каа куда-то уполз, а Шерлок продолжал спать. Процессу сразу же помешал забурчавший живот и, вспомнив, я отправила Хелен на завтрак. Если меня начнут искать, то она скажет, что меня не видела. Окклюменцией владеет, в глаза смотреть не будет - должно прокатить. Взволнованная Хелен пообещала принести поесть с кухни, но я попросила прислать кого-нибудь другого из ОСТов - за Хелен могут следить. Да и пронос еды в туалет будет выглядеть... слегка странно даже для Хогвартса.
  
  - Ученица!.. - погруженная в раздумья, я промолчала. - Я знаю, что ты здесь! - позвал Реддл.
  
  - Чего тебе? - спросила я, не спеша покидать диван.
  
  - Как я выгляжу? Скажи мне!
  
  - Как плюшевая игрушка. Мы же с тобой договаривались о ней, помнишь?
  
  - Помню, - подтвердил Реддл. - Но мы говорили о игрушечной змее!
  
  - Ну... Ты ведь все равно себя не видишь, так не фиолетово ли тебе? К тому же плюшевых змей в Хогсмиде не было...
  
  Далее процесс размышления пошел под ругательства медальона... Долго так продолжаться не могло и подождав пока Реддл выпустит пар, я посадила его на диван напротив и коротко обрисовала ситуацию. Сама в этом разобраться я уже не могла, а у него опыта больше - авось чем поможет... У него выхода просто нет!
  
  Сидеть перед медведем и изливать переживания было куда проще, чем перед медальоном. А Реддл ни разу не перебил. Поэтому я даже удивилась, когда он заговорил.
  
  - Когда-то я имел несчастье познакомиться с Альбусом Дамблдором... С первой встречи он... нарушил правила, по которым я жил долгое время, а затем попытался меня использовать... Разглядев во мне таланты, он не стал мне другом или учителем, а стал противником... - Реддл осекся, будто сказал лишнее. - Так что я не удивлен, что он мог так поступить.
  
  - Но зачем? - задала я самый главный, на мой взгляд, вопрос. - Что я такого сделала?
  
  - Уже тот факт, что ты ходишь в Тайную комнату, как к себе домой, тебе ни о чем не говорит? - привычно сошел на иронию Реддл. - Или то, что ты показала, что выше серой массы? Но даже если он ничего не пронюхал о Тайной комнате и василиске, то неужели больше не за что? Если он захотел сделать из тебя марионетку, то уже не отпустит.
  
  Реддл прервался, услышав шум открывающейся двери. Это была Трэйси, в приподнятом настроении, принесшая завтрак. Оказывается, наверху поднялся нешуточный шум. Пропажу обнаружили и не прошло и часа, как объявилась Августа. Видимо, наконец отправили ей письмо.
  
  Дальше сидеть не было смысла - я отправила Трэйси вперед. А сама задумалась: как мне обойти всех ненужных лиц и встретиться с единственной взрослой колдуньей, которой я могу доверять.
  
  Реддл идею встретиться с Августой одобрил, как ни странно.
  
  - Возьми меня с собой, - неожиданно попросил он, когда я прицепила на место нож и надела мантию. Именно попросил, так как ультиматумов не выставил.
  
  - Зачем это? - сразу насторожилась я.
  
  - Если тебя все же загонят в угол, то я могу оказаться полезен, даже в этом положении, - серьезным тоном заверил Реддл. - На плюшевую игрушку никто не обратит внимания.
  
  Медведь действительно был небольшим: двадцать сантиметров в высоту с ушами. И помощь, даже моральная, мне может ой как понадобиться, но все слишком хорошо...
  
  - Зачем ты мне помогаешь? Не пойми меня неправильно - я только за, но какова твоя цель? Я уже давненько не угрожала тебе и тут ты сам вызываешься рискнуть своей пятой точкой... ну или тем, что у тебя там вместо нее.
  
  - Во-первых, у меня хорошая маскировка, - удивил меня Реддл, пропустив мимо ушей подначку. - Мой медальон не излучает никаких волн, и игрушка выглядит самой обычной. Даже не заколдованной. Во-вторых, ты не задумывалась, может, я хочу помочь своей талантливой ученице не попасть в чужие сети?
  
  - Я слишком хорошо тебя знаю - ты слишком корыстный, - фыркнула я в ответ. - Ты ничего не будешь делать, если не будет пользы лично для тебя... Ну или палки за спиной.
  
  - Ты меня даже в жизни не видела, - проворчал Реддл. - Я скажу, чтобы ты больше не думала, что я хочу тебя убить. Тот раз, когда ты впервые сюда зашла, я пошел на отчаянный шаг. Я разъясню тебе кое-что. Посмотри на мое существование! Для этой псевдожизни мне нужна энергия. Я могу собирать ее из воздуха, как могу и поглощать. Чем больше ее у меня в запасе, тем больше я могу. Разбросанных здесь остатков от ваших занятий мне хватает, для того чтобы говорить. Я хотел обрести тело, как хочу и сейчас. Но я смогу найти другой способ его создать или добыть. Ты много чем владеешь. У тебя только начинается жизненный путь и обрастание связями. Если бы я захватил твое тело, меня бы обязательно заметили. Такой план мог придумать только школьник. Ты талантлива... - я фыркнула, так как на уроках он говорил совсем другое. - Я хочу, чтобы мы стали... скажем, союзниками.
  
  Для себя я кое-что прояснила. Том Реддл в медальоне задумал стать серым кардиналом. Тем, кого никогда не видно, но тот, который всем руководит.
  
  Замечательно. Пусть думает, что руководит. Я согласилась...
  
  Взяв подмышку плюшевого медведя с темным магом внутри для подстраховки, я поднялась наверх. Шерлок, проснувшийся от Фините Инкантатем, сел в засаде, спрятавшись в капюшоне.
  
  Пришлось долго бродить окольными путями по потайным ходам, чтобы портреты не видели, откуда я шла. Пусть думают, что я шла из Выручай-комнаты. Ближе к башне я уже не стала скрываться и слышала, как перешептываются и копошатся люди на картинах. Полная Дама, услышав пароль, который мне сегодня сообщила Хелен, открыла дверь. Гостиная была пуста, так как начались уроки, и я беспрепятственно поднялась наверх - в общую спальню.
  
  Теперь оставалось только ждать. По словам Трэйси, бабушка чуть ли не за бороду Дамблдора трясла, спрашивая, куда я пропала. Бегать по школе и искать ее бесполезно - возможно, директор Августу в свой кабинет увел и угощает там чаем с валерьянкой.
  
  - Задерни полог на своей кровати и сядь на чужую, - заговорил медведь. - Так, если за тобой придет не тот, мы выиграем время.
  
  Я так и сделала, спрятавшись за пологом кровати одной из своих соседок по комнате, так, чтобы я была в противоположной стороне от своей кровати и недалеко от выхода.
  
  Минуты тянулись бесконечно долго, а я могла только скрипеть зубами. Это был большой риск так открыто выбраться, но выбирать не из чего. Сбегать из Хогвартса и жить жизнью отшельника - это не мое. Да и все равно не сбегу.
  
  Сквозь щель закрытой ткани я заметила, как бесшумно отворилась дверь. У невидимого гостя точно был ключ. Из-за неожиданности я не успела оглушить его или ее.
  
  Шерлок двигался на моей кровати, привлекая звуком. И гость направился туда. Я всматривалась и вслушивалась, пытаясь хоть примерно определить, где он. Полог моей кровати резко отлетел в сторону от невербального заклятия. И вот тут незнакомец попался! Ему пришлось высунуть руку с палочкой из под мантии-невидимки, за которой он скрывался! Мой невербальный Ступефай достиг цели и в спальне раздался звук упавшего тела. Так же невербальным заклинанием я убрала в сторону мантию.
  
  - Снейп! - потрясенно выдохнула я, со злостью уставившись в желтоватое лицо, обрамленное черными жирными прядями. - Мерлин! Я оглушила преподавателя!
  
  - Это не такой уже и большой проступок, если учесть, что он хотел тебе навредить. Да и вообще тебе повезло, что он не ожидал подобного, - заговорил Реддл.
  
  - Йеееес! Давно мечтала оглушить Снейпа! - не удержалась я, расхохотавшись. Темный маг издал что-то подозрительно напоминавшее смешок.
  
  - Стоп, - резко прервалась я. - А что теперь с ним делать? Чего он вообще приперся?
  
  - Я бы предложил спрятать тело и отдать его мне на пропитание, но тебе придется поступить по-другому, - заключил плюшевый мишка серьезным тоном. - Нам выпал отличный шанс залезть ему в голову и узнать ответы на твои вопросы.
  
  - Я не так давно только первые попытки предприняла и даже успела уже обжечься на этом. А он еще на первом курсе показал, что знаком с легилименцией. Ты всерьез предлагаешь мне залезть в голову к преподавателю? - в моем голосе звучал неприкрытый сарказм к такой затее.
  
  - Это сделаешь не ты, а мы, - перебил меня Реддл. - Сначала посади его на стул и свяжи, на всякий случай.
  
  - Вытащи меня из этого позорища, - продолжил он, когда веревки, созданные заклинанием Инкарцеро, связали волшебника по рукам и ногам, - и повесь на него. И еще сними у него всё, мало-мальски похожее на артефакты для защиты сознания.
  
  И это я сделала, забрав заодно и отлетевшую на пол в момент оглушения палочку.
  
  - Надо поспешить - неизвестно когда его хватятся. Я смогу вызвать у него в душе самые худшие его страхи, - продолжал пояснять медальон, висевший на шее у профессора. - Пока я отвлекаю, ты проникаешь в его сознание и узнаешь ответ на вопрос 'Что ему приказали сделать?'. Все понятно?
  
  - Да, - с сомнением кивнула я.
  
  - Тогда начинаем. Приведи его в сознание.
  
  Реддл замолчал, принимаясь за работу.
  
  - Фините Ступефай! - указала я на Снейпа, и как только веки с черными ресницами чуть дрогнули, тут же добавила: - Легилименс!
  Глава 48
  
  Моя верная палочка наставлена в лоб Снейпу.
  
  - Легилименс!
  
  Мгновение и я вновь стою в знакомом темном мирке. Виски сдавило легкой болью - мое сознание еще не пришло в норму от прошлого путешествия, а значит у меня мало времени.
  
  Создаю под ногами светящуюся дорожку... а кое-что изменилось. Фиолетовые опухоли не стали ко мне приближаться. Да они даже на опухоли не похожи. Превратились в острые шипы из фиолетовых кристаллов. Остроконечные копья природной защиты бурлили, кололи сами себя и росли в любом направлении, без какого-либо ритма. Реддл наводит смуту. Жуть как интересно, какое кино сейчас видит Снейп, но в глубину сознания я не полезу.
  
  Гугленок отправлен на поиски приказа насчет меня из недавних воспоминаний. Еще один параметр поиска - время - очень помог, но запрос был столь расплывчат... пришлось хорошенько потрудиться. Голова гудела все больше и намного быстрей накапливалась усталость. Но вот я открыла нужные двери...
  
  Снейп сидел в темноте, в большом кресле перед камином с кружкой в руке. Рядом, на столике стояла бутылка с огневиски. Я огляделась. В этом кабинете я была всего раз - и то засунула свой любопытный нос во время отработки. Могла бы их избегать, но жуть как интересно не побыть потом на отработке в окружении всех жутковатых баночек с заспиртованными чудищами, отбрасывающих слабые блики от света факелов. Что-то в этом есть завораживающего. Постоять, рассматривая надписи, сделанные аккуратным почерком, посмотреть алхимические приборы с разными трубочками и колбочками. А Снейп обычно показывал объем работ и уходил...
  
  Вокруг были книги, еще книги, много книг; два кресла у камина, часы на стене. Комнатка была небольшой и, несмотря на то, что выглядела мрачноватой, как и все касающееся зельевара, у камина было очень даже уютно.
  
  Треснуло полено и языки пламени стали больше, но оседать не спешили. В огне явственно прослеживались черты лица человека... старого человека...
  
  - Северус, у меня есть к вам серьезное дело, которое не терпит отлагательств, - заговорила огненная проекция Дамблдора. - Зайдите ко мне сейчас, если у вас не запланировано ничего важного.
  
  - Конечно, директор, я сейчас приду, - к моему удивлению, быстро согласился Снейп, даже не состроив кислую гримасу. Он рад приглашению, если даже готов покинуть свое теплое уютное гнездышко.
  
  Зельевар отставил кружку и взял щепотку порошка из мешочка на каминной полке. Он бросил летучий порох в огонь, который быстро окрасился зеленым и шагнул в камин. Картинка резко изменилась. Мы со Снейпом стояли в кабинете Дамблдора.
  
  - Что-то снова случилось в Отделе тайн? Или с Поттером? - безразличным тоном поинтересовался профессор.
  
  Я, внимательно за всем следившая и не упускавшая ни единой детали, фыркнула. Кого Снейп обманывает этим мнимым безразличием? Цепкий взгляд выдает интерес. Но что за Отдел Тайн?
  
  - Нет, слава Мерлину, там все также. Гарри в порядке. Присаживайтесь, - волшебники присели за стол. - Может, чаю или чего-нибудь покрепче?
  
  - Чай.
  
  - Помните, я говорил вам присматриваться к ученикам? Нет ли у кого-то из них медальона? - Снейп кивнул. - Как бы мне ни хотелось, чтобы это было не так, но он, вероятно, попал в руки одного из учеников, - глаза старика сожалели о случившемся, пока он взмахами палочки разливал чай.
  
  - И чем же опасен этот медальон, директор? Вы могли бы мне сказать, чтобы я знал, с чем имею дело, - Снейп не спешил пробовать угощение, безотрывно следя за Дамблдором, который улыбнулся и пожурил профессора:
  
  - Северус, Северус, я говорил вам об опасных знаниях. Они уже привели вас к беде, - при этих словах Снейп непроизвольно потянулся к своему левому запястью второй рукой. К метке, конечно же. - Достаточно и того, что медальон опасен и прежде всего для своего владельца.
  
  - Так положите его в сейф, - слегка раздраженно посоветовал явно обиженный профессор.
  
  - Не могу, Северус. Гоблины, что бы ни говорили, могут заинтересоваться предметом. Он очень опасен, мальчик мой, очень. Он может управлять мыслями и действиями своего хозяина. А тот, кому я оставил его на хранение, мог бы продолжать это делать, несмотря на всю боль, что ему причиняет этот темный артефакт. Нужно его найти и вернуть на место, пока не случилось беды.
  
  - Так куда же он делся?
  
  - Я исследовал все возможности, Северус, - вздохнул директор. - У меня почти не осталось сомнений, что он попал в руки к Айрли Лонгботтом, - уже без задумчивости заявил Дамблдор, а Снейп застыл каменной статуей.
  
  - Она? - приподнимает бровь зельевар. За этим словом что-то скрывалось, как мне показалось, но ответа на мой безмолвный вопрос не последовало.
  
  - Да, Северус, скорей всего, артефакт попал в руки к девочке, - в голубых глазах директора отразилось всемирное сожаление. - Он мог взять ее под контроль, мальчик мой. Надо узнать, у нее ли он.
  
  - Вы хотите, чтобы я...
  
  - Нет, я не хочу, чтобы вы прикасались к артефакту, только я смогу с ним совладать. Не стоит искушать судьбу, Северус. Я хочу, чтобы вы увидели это у нее в голове и принесли мне воспоминание, - не спеша пояснял директор. - Девочка в Больничном крыле с истощением. Смею предположить, что это действие темного артефакта. Сейчас самое удачное время. Мое приближение может только навредить... Я имел неосторожность попробовать.
  
  Я поняла, что Дамблдор хотел совсем не моего вступления в ОД. Он знал, что меня не пустят. Он проверял меня.
  
  - Вы думаете, она уже на другой стороне? - помедлив, задал вопрос профессор.
  
  - Не могу утверждать с полной уверенностью, - покачал головой Дамблдор, прикасаясь губами к кружке, и тем самым, оттягивая время. Усталость становилась все больше, но я держалась. - Она еще и сама не знает, где она. По понятным причинам ей противны мысли о Пожирателях, но и Орден почему-то не нравится. И эта оплошность Джинни надолго ее оттолкнула... - директор размышлял вслух.
  
  - Надеюсь, эта история закончится так же хорошо, как история с Джинни Уизли. Помнится, тогда вы тоже уверяли меня, что все контролируете, а в итоге мне пришлось рисковать. Какой план вы на этот раз спланировали? - несмотря на возражения, Снейпу, кажется, было все равно. Хотя кто его поймет?
  
  - У меня, как всегда, есть парочка мыслей на этот счет. Увы, девочка, не гриффиндорка по характеру, хотя Шляпа и отправила ее на факультет Годрика. Как бы мне ни хотелось, она не смогла вклиниться в дружную, уже состоявшуюся троицу, несмотря на все наши усилия. Вы ведь помните эту особенность Гарри, Северус? - расплылся в доброй улыбке Дамблдор. - Он поддается первому впечатлению и его трудно разубедить. Он уже решил, что она не так надежна, как, к примеру, мисс Грейнджер и отказал ей во вступлении в свою Армию. Но нам не следует опускать руки - она еще не потеряна...
  
  Картинка кабинета директора в свете факелов расплылась, и я последним усилием вывалилась обратно в реальность из чужого сознания. Эмоционально я вновь была истощена и, оперевшись о столбик кровати, сползла на пол, тяжело дыша.
  
  - Живая? - как сквозь слои ваты доносится голос Реддла, и я понимаю, что засыпаю. Даже не заметила, когда успела закрыть глаза.
  
  Снейп выглядел плохо. Наверное, не хуже меня. Все лицо покрыто испариной, а голова завалена на бок. Грудь тяжело и часто вздымается. Либо в обмороке, либо до сих пор в ловушке Реддла.
  
  - Полуживая, - ответила я, успокаивающе гладя взволнованного Шерлока. - У меня тут профессор тоже полуживой и я без понятия, что мне делать.
  
  После того, как я пересказала Реддлу увиденное, он высказался:
  
  - У тебя нет выбора. Придется в ускоренном темпе перейти к разделу стирания воспоминаний, ведь он уже знает обо мне. Ты ведь не хочешь, чтобы меня забрали? - подозрительно уточнил он.
  
  Мне было почти все равно сейчас. Реддл давал мне знания, но был очень ненадежен. И все же отдавать его не хотелось, что я и сообщила, все еще висящему на шее у профессора медальону.
  
  - Я хочу, чтобы они с Дамблдором забыли обо мне и не трогали вообще, - досадливо поморщилась я, сидя на полу.
  
  - Я же тебе уже говорил, что пути назад нет, - мягко произнес Реддл. - Смирись с этим и маневрируй. По крайней мере, я тебе помогу, и мы обязательно обыграем их.
  
  - Надо сказать Августе, - понимающе и обреченно вздохнула я. - Она сможет что-то сделать, договориться или пригрозить директору, чтобы убрал свои загребущие ручки и не приближался ко мне.
  
  - Скажешь, но стирать воспоминания все равно придется, иначе поверят версии Снейпа. Работы немного, только нежданный урок легилименции, урывки которого он должен был запомнить, - согласился Реддл. - Отдохнула? Приступай. Я снова его отвлеку, но и тебе помогу.
  
  Я удивилась. Как он сможет быть и там, и там? Хотя, принимая во внимание состояние Снейпа, может и получится. Все же Реддл мастер.
  
  - Мы поступим более аккуратно, а не как обычно стирают память работники Министерства. Это будет усовершенствованная версия Обливиэйта.
  
  И вновь я стою на уже ненавистной дорожке, в окружении почти неподвижных фиолетовых шипов. Надо идти, да только я без понятия куда. Я начала создавать гугленка, когда услышала знакомый голос Реддла:
  
  - Убери его, только силы зря потратишь. Я тебя проведу.
  
  Из темноты вышел парень лет шестнадцати. И его лицо я уже видела... Он выглядел как актер, который сыграл воспоминание Тома Реддла в дневнике.
  
  - Как я выгляжу? - прищурившись, он любопытно наклонил голову на бок.
  
  - Эм... Обычно, - пожала я плечами. - Я думала, ты будешь постарше.
  
  - Ты сама создаешь для меня образ, я вижу тебя, как белый светящийся шар, - пояснил Реддл. - Но хватит уроков, не отставай.
  
  С этими словами он повернулся и так же, ступая по воздуху, направился к шипам. Я поспешила следом по саморазворачивающейся дорожке. Шипы, к моему удивлению, энергично расступились, образовав круглый проход. Мой проводник безбоязненно прошел вперед, я же слегка замешкалась, смотря на острые пики, могущие в любой момент сомкнуться, но поспешила за ним. По другую сторону лежал серый, почти беспросветный, туман. Реддл обернулся ко мне:
  
  - Приступаем. Смотри сюда...
  
  Стирание воспоминаний сложная и кропотливая работа. Я не уверена, что справилась бы с коротким воспоминанием сама, если бы мне пришлось повторить подобное. Реддл командовал, а я все делала. Не может он, видите ли, стирать память!
  
  Обратно я вернулась, чувствуя себя свежевыжатым лимоном, и обессиленно завалилась назад.
  
  - Не спать! - издалека доносится голос Реддла с паническими нотками. - Встань и сними меня, иначе все будет напрасно!
  
  Я бы так и заснула, наплевав на все на свете, если бы не прозвенел звонок с урока. До затуманенного мозга дошло, что сюда сейчас кто-то придет.
  
  Еле разлепив веки, я встала и, пошатываясь, подошла к безвольно сидящему на стуле профессору. Руки тряслись, и мне с трудом удалось снять медальон и развязать наколдованные веревки.
  
  - Еще не все! - одернул меня Реддл командным голосом, когда я посчитала свое дело сделанным. - Спрячь меня! Давай, шевелись!
  
  Пришлось непослушными руками запихать медальон в медведя. В этот момент и зашли в комнату мои соседки: Эллис Блонд и Мэри Чекер. До этого весело смеявшиеся, они ошеломленно охнули. Я только прижала покрепче плюшевую игрушку и потеряла сознание.
  
  Я-то потеряла сознание, но события и не собирались останавливаться. Эллис и Мэри здорово перепугались, увидев в комнате профессора Снейпа и их соседку Айрли, обоих без сознания. Они не знали, что им думать и куда бежать. В конце концов, сообразили кого-то позвать. Жаль не подумали сразу пойти к МакГонагалл и в результате о том, кто валяется в спальне девочек, узнала половина факультета, вторая узнала еще в течение получаса, когда тоже растерявшаяся МакГонагалл (поговаривают, она даже заикаться стала) не имела другого выхода, как позвать школьную медсестру и директора, после того, как не смогла достучаться до обморочных.
  
  Директор, действительно в это время увещевавший Августу за чашечкой чая, не смог скрыть того, о чем уже гудела куча народу, и уныло побрел за воинственной и непоколебимой в своих решениях бабушкой. К этому времени мадам Помфри смогла привести в сознание Северуса Снейпа, но тот еще пребывал мыслями на Мальдивах, поглядывая на всех вокруг беспечным взглядом.
  
  Могу только догадываться, как возмущалась Августа - весь факультет, собравшийся в гостиной, слышал повышенный голос, а Невилл краснел. Но результат был тот, который я и ожидала. Бабушка заявила Дамблдору, что если со мной что-нибудь еще случится, то она будет знать, кто в этом виноват. И Дамблдор со Снейпом не должны ко мне подходить ближе, чем на тридцать метров, иначе она за себя не ручается. Также она наконец послала весь Орден Феникса куда подальше, потому что вызванные медики Мунго констатировали ментальное переутомление. Августа сделала выводы: Снейп зачем-то хотел залезть ко мне в голову, а так как профессор официально человек Дамблдора, то и директор виноват. Ну а Снейп ничего путного сказать сразу не мог, а потом, когда его растормошила Помфри, не смог ничего объяснить напирающей Августе, ведь он помнил, как пришел по приказу Дамблдора, как отдернул штору, собираясь выполнить приказ... и все. По идее, они с директором должны были подумать на выбрык моего ненормального сознания, в ответ на проникновение в разум пославшего ответной волной удар по Снейпу. Эту же версию мне потом пояснили колдомедики Мунго.
  
  На самом деле, медики Мунго откачивали меня в больнице еще неделю и бабушке было из-за чего еще раз десять послать Дамблдора по известному пешему эротическому, попутно попивая валерьянку, в ответ на его извинения. Вот за это мне и было стыдно. Что Августа здорово перенервничала.
  
  О произошедших событиях я узнала, когда очнулась на больничной койке, от лекарей Мунго, приглядывавших за мной, а также от бабушки пришедшей меня проведать с конвоем. Я вначале перепугалась, увидев двух авроров с ней - думала все, пришли за мной. А оказывается, кое-кто решил воспользоваться ситуацией. Этим кое-кто была Амбридж свистнувшая министру, что время поднимать мое дело. Срочно было назначено время слушания по делу о халатном отношении к ребенку с отклонениями. На слушании я бы отрицала все сказанное Амбридж и поддержала бы бабушку. Мое слово было бы решающим и никакие взятки не помогли бы убедить судью. Но я была в отключке и все решили быстренько сделать без меня. Августу обвинили и в моем обмороке - мол, не прошло и двух дней с моего приезда в школу, а значит, виновата Августа, в теории меня терроризировавшая. Вот и еще один повод бабушке взъесться на Дамблдора. Как я поняла, Амбридж тут тупо использовали, навешав лапшу на уши про беспокойство Министерства о будущем поколении. Нихрена оно не беспокоится.
  
  Августе не разрешили даже приблизиться к моей кровати. Разговаривали мы в присутствии авроров.
  
  - Так тебя лишили опекунства? - опешила я.
  
  - Еще не окончательно. Не успели, - горько усмехнулась бабушка, как всегда державшаяся гордо, невзирая на конвой. - Еще пару дней и все закончится не в мою пользу. Этого следует ожидать. Опекунства над Невиллом не лишили - не слишком-то и требовали, только эта Долорес Амбридж упорствовала. Она, кажется, у вас преподает.
  
  - Но зачем все это? - не понимая до конца замысла, бросила я взгляд на авроров.
  
  - Семья Малфоев выдвинула свою кандидатуру на роль опекунов. Ссылаются на дальнее родство. Уж очень дальнее. И еще намешали по мелочи, - она досадливо поморщилась. Но мне показалось, она чего-то недоговаривает. - Активная гражданская позиция их семьи на стороне Министерства, дружба между тобой и Драко Малфоем и тому подобное...
  
  Дальше Августе не надо было ничего объяснять. По моему взгляду она догадалась, что я поняла, откуда корни растут. Малфои капали на мозги министру своими галлеонами - так бы просто эту шумиху не подняли из-за какой-то ученицы Хогвартса. Выходит, сильно впечатлила я своей аппарацией Волдеморта, что тот отправил Малфоев меня 'приобретать'. В Министерстве даже такого отделения нет - для отслеживания судьбы маленьких волшебников и волшебниц, и как только я окажусь у Малфоев, про меня тут же все забудут. И мне даже страшно представить, что потом будет.
  
  От этих мыслей по спине прошелся холодок. Не Дамблдор к рукам прибрал, так Волдеморт.
  
  Даже время встречи Августы со мной было ограничено и вскоре нам пришлось скомкано попрощаться.
  
  - Я тебя не брошу, - только и успела бабушка сказать напоследок, что не отдаст меня Пожирателям. - Они ничего тебе не сделают.
  
  На душе после ухода Августы было паршиво.
  
  - Подождем до лета в Хогвартсе: наверстаем знания и соберем вещички, а потом сбежим, - впервые подал тихий голос Реддл, попытавшись меня успокоить. Я и сама уже так же решила и ничего не сказала в ответ.
  
  Когда я еще лежала без сознания в спальне девочек, из моих цепких пальцев не смогли вырвать плюшевую игрушку. Хелен, с которой я поговорила насчет медведя в Тайной комнате, сказала, что медведь моя любимая игрушка, и я не захочу с ней расставаться. Не зря я ей тогда пояснила, что медведь вроде бы и беспомощен, но он должен быть всегда со мной. Я знала истинную его опасность. Вот и положили на тумбочку рядом со мной мою игрушку. Я же еще маленькая девочка - мне простительно.
  
  Больше мы с ним не разговаривали - в палате за ширмами лежали и другие болезные, в тот момент спавшие под наркозом.
  
  Кстати, мой новый приемный папаша пришел меня проведать. Должно быть для галочки, так как Люциус Малфой не пожелал задерживаться надолго. Стоило ему только переступить порог палаты, как он увидел мой средний палец и получил горячие дальнейшие пожелания, куда ему идти. Улыбнулся - 'ты ничего не сможешь изменить' - и, взмахнув полами мантии, вышел.
  
  В Мунго меня под присмотром лекарей продержали до февраля, после чего я доказала, что могу нормально использовать магию и продолжать учебу. Настало затишье - учеба в Хогвартсе продолжалась, но я уже наплевательски относилась ко всяким там эссе, а штудировала книги из Выручай-комнаты и записывала заклинания для дальнейшего изучения в подполье. Сократились и собрания наших ОСТов до одного раза в неделю, когда раньше было и пять, и семь раз. Я издалека начала планировать варианты побега...
  Глава 49
  
  Надо думать, вся школа узнала о событиях произошедших со мной из 'Ежедневного пророка', где обильно полили помоями Августу и обмазали шоколадом Министерство. Косые взгляды меня везде преследовали. Особо косым и перешептывающимся я, не выдержав, со злости, посоветовала смотреть прямо, а то можно не только косоглазие заработать, но и перелом челюсти. Попробуй тут держать себя в руках, когда каждый день видишь этого Драко Малфоя. Он еще будто специально рядом околачивается!
  
  Некоторые стали меня подначивать из-за носимого с собой плюшевого медведя, которого я прицепляла на пришитую петлю к мантии, чтобы не забыть. На вопросы с подтекстом я всегда радостно поясняла:
  
  - А он магловский и еще умеет говорить. Ну, знаете, как все говорящие магловские игрушки 'Я люблю тебя'.
  
  И никто не понимал моей радости, когда раздраженный Реддл процеживал спрашивающим: 'Я убью тебя'.
  
  - Он немного бракованный, - поясняла я опешившим школьникам.
  
  Зато Снейп с Дамблдором действительно не решались подходить близко и Невилл передал от бабушки вопрос: 'Почему директор думает, что незнакомая Августе игрушка передана бабушкой для моей защиты?'. Пришлось, конечно, сказать, что это личная инициатива.
  
  В конце концов, все устали обсуждать события, рассказанные в продажной газетенке, и вернулись к обычным темам 'Кто с кем и где целовался', 'Какой из профессоров больший зверь, что столько домашки задал' и тому подобного. ОСТы понимающе отнеслись к моей проблеме и, предложив помощь, по моей просьбе больше не поднимали эту тему. Надо думать, поняли по моему подергивавшемуся веку, что я не в настроении.
  
  Как-то мимо меня прошла вспышка ревности между Поттером и Диггори к Чанг, чуть ли не перешедшая к драке. Ну, шумная она вышла из-за Рональда, вступившегося за друга, но как-то все это выпустили из виду.
  
  Я с таким усердием собирала знания в кучу, что порой, задернувшись пологом, засиживалась над книгой в спальне допоздна. Хелен неодобряюще качала головой и пыталась привести мой исковерканный режим дня в состояние близкое к нормальному. Мой способ существования: книга-поесть-поспать, сказался на внешнем виде - глаза всегда были красными, а я уставшей и сонной. Не помогали даже магические средства - волшебникам тоже нужен полноценный сон и приходилось выделять на это время. К тому же я теперь постоянно чинила Репаро свои вещи. И после многих починок, вещи уже просто не реагировали на заклинание, требуя замены. Они страдали от Холодца - кролихи-фамильяра Хелен. Я поняла, что ненавижу кроликов. Особенно белых. Особенно тех, которые грызут мои вещи!
  
  На ночь приходилось ставить обувь на тумбочку, так как Мясо (теперь по-другому я этого зверя не называла) прогрызала клетку со стальными прутьями, куда сажала кролиху на ночь по моему требованию Хелен.
  
  Причем Холодец предпочитала грызть только мои вещи, игнорируя остальных! Хорошо хоть на сундуке кровная защита - надолго сдержит зверя. Моя подруга и по совместительству спасительница кролика каждый день говорила, что так Холодец поясняет свою симпатию и ее вещи она тоже грызла вначале. 'Скоро это пройдет', - звучало каждое утро. Мне в свою очередь казалось, что животное меня ненавидит.
  
  Хелен не уставала предпринимать попытки отобрать у меня книги (их я спасала от грызуна с особенной тщательностью), чтобы я хотя бы пару часов вздремнула. Ей редко удавалось меня переубедить, но на ночь перед походом в Хогсмид я согласилась, потому что Грейнджер пригласила меня в 'Три метлы', намекнув, что сможет помочь.
  
  - Пошли, горе луковое, проведу тебя, а то еще заснешь по дороге или потеряешься, - со вздохом покачала головой подруга, глядя, как я пытаюсь перед зеркалом замазать кремом синяки под глазами.
  
  В 'Три метлы' мы пришли с запозданием. Гермиона подозвала нас к своему столику, где уже сидела Луна, Поттер и... Рита Скитер. Я нахмурилась, завидев журналистку. Женщина выглядела неважно: плохо уложенные волосы, потрескавшийся красный лак на ногтях, но одежда чистая. Вроде бы она лишилась работы - вспомнила я. Ее статей, по крайней мере, я не видела уже давненько.
  
  Луна дружелюбно улыбнулась, помахав рукой, Поттер кивнул, не изменив выражения лица с напряженно-сосредоточенного, Гермиона нетерпеливо пригласила нас присесть.
  
  - Мы не опоздали? - вместо меня поинтересовалась Хелен.
  
  - Вы как раз вовремя, - возразила Грейнджер. - Мы подошли к самому главному.
  
  - Вы Айрли Лонгботтом, верно? - обратила свой взор ко мне Скитер. - Как вы относитесь к смене своего опекуна? - рука ее независимо от хозяйки потянулась к сумочке, вытаскивая большое зеленое перо.
  
  - Я в восторге, как видите, - с угрюмым лицом ответила я.
  
  - Кхм, - привлекла к себе внимание Грейнджер и журналистка мгновенно скисла лицом. - Мы как раз договаривались с Ритой Скитер о написании статьи раскрывающей события, произошедшие на кладбище прошлым летом. Гарри хотел назвать имена Пожирателей, присутствовавших там, - с намеком посмотрела на меня Грейнджер.
  
  - Я не хочу в этом участвовать, - резко прервала ее я. - Пишите, - повернула я лицо к журналистке, - называйте, - бросила взгляд на Поттера, - только без меня.
  
  - Возможно, после этой статьи Министерство пересмотрит кандидатуру твоего опекуна, Айрли, - попыталась меня образумить Гермиона. Под перекрестными взглядами всей компании было неловко, но мой голос был тверд:
  
  - Может и пересмотрит, а может и нет. Вы все равно статью напишете, причем же тут я? - недоуменно приподнимаю бровь.
  
  - Ну как же? - опешила Гермиона, уверенная в моем согласии. - Ты ведь не хочешь быть в семье Малфоев? А так мы привлечем внимание общественности к этому.
  
  - Вот и привлекайте внимание. Гарри вам все и без меня расскажет. Я не хочу, чтобы мои слова фигурировали в газете, - с нажимом сообщила. - Газеты и так только от меня зубы убрали. И еще я хочу, чтобы мое участие там упоминалось расплывчатыми фразами.
  
  - Ладно, - посуровев лицом, согласилась Гермиона.
  
  Понятливая гриффиндорка поняла, что я боюсь расправы. Поттера может и обойдет, а меня нет. К тому же незачем всему магическому миру знать, что я уже на втором курсе могла аппарировать и я же заманила Поттера в ловушку.
  
  На этом и сошлись. Гарри рассказал в подробностях журналистке, что там произошло, а я проконтролировала то, что получилось. Кажется, Гермиона уже жалела, что сообщила мне о встрече, так как начало и конец статьи получались очень туманными. Когда же журналистка узнала, что будет писать бесплатно, то огорчилась, не то слово:
  
  - Я что же, буду писать бесплатно?
  
  - Ну да, - хладнокровно подтвердила Гермиона, отпив из стакана. - Иначе, как вы понимаете, я сообщу властям, что вы незарегистрированный анимаг. Конечно, 'Пророк' вам неплохо заплатит за репортаж из камеры о жизни Азкабана.
  
  Вот тут я уже не жалела, что потратила свое время в пабе! Я нашла анимага и с новым оценивающим интересом оглядела Скитер. Гермиона уже ее шантажирует, а если и я присоединюсь?
  
  Когда интервью закончилось, и журналистка решила отчалить, я сразу после нее поспешила покинуть паб.
  
  - Подожди здесь, Хелен. Посмотри, чтобы Поттер и Грейнджер за мной не пошли, - попросила я подругу постоять у выхода. - У меня есть план.
  
  Хелен быстро согласилась, наверное, поняв по моим ожившим глазам, что это очень важно. Шерлок водил носом, выискивая запах духов журналистки. Но это было не нужно - я уже заметила яркую спину.
  
  - Мэм! - догнала я ее, пробежавшись со скоростью света.
  
  - Мисс Лонгботтом? - обернувшись и завидев меня, удивилась Скитер. - Вы изменили свое решение? - с надеждой поинтересовалась она.
  
  - Нет. У меня к вам есть дело. Давайте уйдем с дороги. Разговор не для посторонних ушей, - притормозила я возле нее.
  
  - Хорошо, найдем тихое местечко, - ослепительно улыбнувшись моим многообещающим словам, журналистка, подхватив меня под локоток потащила подальше от главной улицы. Остановились мы на заднем дворе какого-то здания: то ли магазин, то ли паб - здесь в Хогсмиде их полно. Наморщив на секунду припудренный носик в сторону мусорных баков, Скитер достала из сумки пергамент с зеленым пушистым пером и вернулась к делу:
  
  - Что же ты мне хочешь рассказать, милая? Я тебя внимательно слушаю.
  
  - Уберите писательские принадлежности, мэм, - попросила я, одарив недовольным взглядом перо, уже принявшееся самостоятельно что-то черкать. - Вы сами не захотите, чтобы информация из нашего разговора досталась посторонним лицам.
  
  Под моим упрямым взглядом, колдунья, изменившись в лице, с сожалением убрала перо и пергамент.
  
  - Итак, вы - анимаг? - припечатала я. Лицо у Риты снова приняло такой вид, будто ее угостили Смердящим соком. - Я хочу стать анимагом и мне нужен учитель.
  
  - Вот как? - окинула меня оценивающим взглядом женщина. - И что ты можешь за это предложить?
  
  - Молчание, - женщина не сразу поняла. - Молчание о том, что вы анимаг. Гермиона уже взяла с вас плату. Теперь я прошу вас о небольшом одолжении - научить и проконтролировать процесс моего обращения.
  
  - И как ты себе это представляешь, девчонка? - зашипела не хуже змеи Скитер. - Мне заявиться к вам в школу или лично посещать твои занятия?
  
  - Хорошо, что вы согласны, - расплылась я в довольной улыбке, доставая из кармана палочку, в ответ на такую же манипуляцию журналистки. Шерлок, сидя на плече, оскалил зубки, зашипев. - И не надейтесь избавиться от меня или стереть память. У многих это уже не получилось. Сейчас вы получили авторские права на интервью с Гарри Поттером. Исключительная информация. Зуб даю, скоро, может через месяц, а может и через год, люди заинтересуются, что же там произошло. В этот момент вы получите, чего желаете - деньги и известность. А теперь представьте, что я открою вашу тайну и уже ваши коллеги заработают на вас. Вы этого хотите? Нет, не хотите. А я всего лишь прошу приходить два-три раза в неделю в Хогсмид и заниматься со мной. И, конечно же, молчание с вашей стороны. Я уже не говорю, о полезном знакомстве, к которому вы получите доступ. Поверьте, я не тот человек, который просто со всем мирится и опускает руки, когда, кажется, что дело не по силам.
  
  Рита раздумывала над моими словами, продолжая хранить напряженное молчание, и не спешила опускать палочку из светлого дерева. Но вот она ее спрятала:
  
  - Вы умеете заинтересовать, милочка, - улыбнулась она хитрой улыбкой.
  
  - Не обращайтесь ко мне так, - посуровев лицом, посоветовала я. - Так уж и быть, разрешу вам называть меня по имени. Давайте договоримся о месте и времени. Скажем, в Визжащей хижине в понедельник, среду, пятницу и воскресенье.
  
  - Это слишком часто, ми... Айрли, - засмеялась тоненьким противным смехом Рита, кокетливо прикрыв пальцами лицо. - Я согласна на среду, пятницу и воскресенье, если ты сможешь выдержать такой темп.
  
  Лицо у нее было сильно многообещающим, и я не помедлила ее заверить:
  
  - Если я не выдержу, сократим. Но только если я сдамся.
  
  - В свое время я не пожелала тратить как минимум три года на обучение и сократила время, используя зелья... Тебе нужно нечто подобное?
  
  Ага, поняла я, догадалась, что если я успею до лета, то смогу отсюда улизнуть незамеченной.
  
  - Мне интересно ваше предложение. И если вас не затруднит, не могли бы вы приобрести для меня нужное?.. Но помните, Рита, если вы меня попробуете обмануть, использовать или сдадите меня, то я этого не забуду. И тем более не забудут мои друзья, - недобро прищурилась я. Стоило сразу ее предупредить о последствиях предательства. - Конечно, у меня есть и другие источники информации, достаточно объемные и разносторонние. Сделайте выводы и, ради Мерлина, не считайте меня глупой.
  
  Я превзошла саму себя. Колдунья задумалась и, надеюсь, все же не поддастся соблазну меня сдать.
  
  - До скорой встречи, Рита. Я буду ждать вас в условленное время с зельями. Там же и обсудим их цену и поставку.
  
  Я, развернувшись, покинула двор, не боясь выстрела в спину. Шерлок если что подстраховал бы. Пришлось взять с собой Хелен и поведать, что я задумала. Вместе с подругой я направилась к Визжащей хижине, где осторожно обследовала место проведения занятий на наличие чар, скрытых следящих артефактов и тому подобного. Ничего не обнаружив, кроме сигнальных чар, которые я быстро обезвредила, мы вернулись в Хогсмид, а затем и в школу.
  
  * * *
  
  После выхода 'Придиры' с интервью Поттера на следующий день Амбридж внесла газету в список запрещенных вещей, но это не помешало каждому ученику раздобыть газету или пересказать ее содержимое друг другу. Вот настырная! Женщина пошла на крайние меры - останавливала учеников на выбор и приказывала показать содержимое карманов. Паук, размером с ладонь, в моем кармане немного усмирил ее пыл, и ко мне она больше не подходила. Я же сидела, не отсвечивая и на вопросы любопытных учеников 'А правда?..' не отвечала.
  
  Вечером в библиотеке я застала перешептывающихся Малфоя, Крэбба, Гойла и Нотта - все детишки Пожирателей. Они зашумели больше обычного, когда заметили меня. Что ж, показывать средний палец Малфоям входит у меня в привычку... Ну, а Гарри Поттер вновь стал звездой и любимцем публики. Из грязи в князи и снова в грязь. Который раз уже?
  
  Мы с Реддлом параллельно перешли к изучению скрывающих чар и боевых с защитными - кто его знает, что нам понадобится в конце года. Может, удастся только с боем уйти. Легилименцию я тоже тренировала, но гораздо меньше. Я сосредоточилась на том, как незаметнее и быстрее проникать в чужое сознание.
  
  Планы побега казались глупыми. Спрыгнуть с поезда или сбежать еще до экзаменов? Улететь на метле или нагло воспользоваться каминной сетью летучего пороха? И куда мне идти? И Каа хочу с собой забрать, но куда деть такую огромную змею?.. Либо остаться тут, в Тайной комнате? Но, тогда, не увидев побега, меня начнут искать в школе и Дамблдор вспомнит о комнате Слизерина...
  
  Бабушка не могла даже прислать сову. Она тоже что-то планирует, но как я узнаю что? Обнадеживало только начало занятий анимагии со Скитер.
  
  Вяло прошел квиддичный матч. Команда Гриффиндора стала совсем паршивой из-за того, что многих игроков отстранила Амбридж. Я бы и не обратила на эту возню внимание, если бы не возбужденно обсуждавшие матч Захария и Хелен. Парень в этом году стал капитаном команды Пуффендуя, где раньше был охотником, а мою подругу всегда интересовал квиддич.
  
  Хоть Августа не могла со мной поговорить (сквозные зеркала изъяли), но Невилл по-прежнему был в зоне доступа. Мы с ним нормально общались, как ни в чем не бывало, стараясь обходить тему с опекунством. Я поинтересовалась, как у него продвижения на фронте боевых растений.
  
  - Не сильно. Я консультировался с профессором Стебль. Чисто теоретически, - улыбнулся он моей любимой фразе. - Такое возможно, но требует очень много внимания и усилий. Допустим, если носить цветок, выделяющий слезоточивые или парализующие пары, то нужно носить в кармане драконий навоз и постоянно его менять. И радиус распыления будет не большой, если, конечно...
  
  Я не раз интересовалась, и каждый раз брат мог уходить надолго в размышления. Требовалось только слушать краем уха и поддакивать - все равно понимаю в растениях с первого по десятое. Ну, еще я попросила для себя посадить у нашего нового дома Гремучую иву. Срезать побег у Гремучей ивы в Хогвартсе и пересадить к нам. Все растения стоили бешеных денег, а тут хоть можно сэкономить. Профессор Стебль сильно выручала в этом плане со своими теплицами. За брата я немного успокоилась.
  
  * * *
  
  - Для всякого заклинания нужно произносить вербальную формулу, конечно кроме невербальных чар, где отсутствие слов компенсируется вкладываемой силой и концентрацией, - проводил мне теоретический курс Реддл в Выручай-комнате, где мы обычно проводили практические занятия. Стены были покрыты металлом, как и рельефный пол во избежание несчастных случаев. Единственным предметом тут всегда были манекены. - Есть еще один способ уменьшить время применения заклинаний...
  
  - Каста, - добавила я, вспомнив опыт компьютерных игр.
  
  - Если угодно, - не стал спорить Реддл, уже привыкший к моим словечкам. - Этот способ известен не всем, так как требует больших магических сил и по этой же причине в школе не изучается. Заключается он в полном запоминании всех составляющих заклинания и сохранения их в памяти. Как понимаешь, также требуются познания в окклюменции. Затем, в памяти строится уравнение между сложным заклинанием, требующим произнесения магической формулы, скажем в полчаса, и словом-ключом с простым символом, которыми заклинание активируется и используется мгновенно. Таким образом, мощные заклинания исполняются одним взмахом палочки. Вот почему такое различие между уровнями магов. Одни, не владеющие этим способом, жертвуют знаниями и применяют короткие Ступефай и Петрификус Тоталус, другие могут обрушить столб пламени за то же самое время. Сначала попробуй запомнить заклинания попроще, постепенно перейдем к более сложным. Проверим, сколько ты сможешь удержать.
  
  Сложный щит от физических воздействий второго порядка я не смогла удержать долго. Ощущения были, будто голову изнутри разрывает. Но Реддл сказал, что это нормально для начала. Нужно тренироваться и сознанию постепенно будет легче переключаться между сложным и простым. И я пробовала - этот щит мог защитить от автоматной очереди.
  
  Для тренировки дезиллюминационного заклинания Выручай-комната превращалась в обычную обитаемую комнатку с диванчиками, креслами, картинами, вазочками и другими аксессуарами. На первых занятиях я тренировала заклинание на предметах. Когда подопытный стул перестал выглядеть, как глюк наркомана, переливающийся всеми цветами радуги, а приобрел свойства хамелеона, мы перешли на огромный стол, а после него на подопытных мышей и выловленного мной вместе с Каа оленя в Запретном лесу... И только потом я рискнула испробовать его на себе. Под руководством Реддла все было куда понятнее - он в этом хорошо разбирался, но сколько я потратила на это времени! Это ужас! Да и все равно абсолютно невидимой я не стала - только если не двигаться и выбрать поверхность посложнее, то можно было проскользнуть взглядом.
  
  * * *
  
  ОД приступили к изучению Патронуса. Параллельно и мы, ОСТы, тоже стали их изучать по теории любезно предоставленной Поттером. Не знаю, почему это заклинание считается сложным - у меня он получился с третьей попытки. Конец палочки выпустил струйки слабого серебристого пара, который стал быстро формироваться во что-то маленькое, размером с футбольный мяч. Продолжая удерживать заклинание, я всматривалась в непонятное нечто еще не сформировавшееся, но продолжавшее двигаться. Вместе со мной наблюдали все ОСТы, оторвавшись от своих тренировок.
  
  Вот наконец проступили острые очертания, четыре короткие лапки, которыми существо рьяно перебирало, острый нос...
  
  - Ёж! - потрясенно выдохнул Ричи, и это будто послужило сигналом: Патронус растаял в воздухе серебряной дымкой, резко упавшей на пол, как вода. Я стояла в полном ступоре, продолжая смотреть на место, где только что был мой Патронус.
  
  - Айрли? - потормошила меня за плечо заволновавшаяся Хелен. - Эй, все в порядке?
  
  - В жизни бы не подумал, - покачал головой Захария.
  
  - Заткнись! - рявкнула неожиданно я так, что он вздрогнул. - Ёж вообще-то хищник! И он ест мясо!
  
  Тут уже все расхохотались, и я с ними заодно. Действительно, кто бы подумал?
  
  - Патронус отражает характер волшебника. Твой выходит колючий, но, в целом, очень забавный, - дружески похлопала меня по плечу Трэйси, чуть ли не похрюкивая от смеха.
  
  Вторым Патронусом стал ротвейлер Ричарда. Здоровая псина бодро побежала через весь зал, обежав каждого, и села передо мной.
  
  - Молодец! - похвалила я когтевранца, засиявшего от похвалы.
  
  Третьим стал Кан. Его Патронус оказался волком, лениво продефилировавшим в воздухе.
  
  Четвертым Патронусом стала потрусившая вперед, виляя пушистым хвостом, лисица Хелен. У остальных пока было глухо, но они очень старались.
  
  * * *
  
  Так уж получилось, что узнала я про Инспекционную дружину собранную Амбридж из учеников, когда Малфой, используя свое членство в дружине, снял баллы с меня за просто так.
  
  - С тебя, Лонгботтом, пять баллов за твое лицо, - подумав, обратился он ко мне, проходя мимо по коридору.
  
  - И чем же тебе мое лицо не понравилось? - зевнула я, прикрывшись книгой.
  
  - У тебя оно слишком беспечное, - усмехнулся он, не страшась, так как за спиной стояли его двое обормотов. - И далее думай, как разговариваешь со старостой и членом Инспекционной дружины, - объявил он, уверенный в своем превосходстве. В ответ я ему только вновь показала средний палец. Хорошо, когда знаешь, что свалишь отсюда.
  
  - Десять баллов с Гриффиндора, Лонгботтом! - нахмурился Малфой.
  
  С безразличным выражением я продолжала смотреть глаза в глаза, не спеша менять положение пальцев на левой руке. Правая у палочки, если что.
  
  - Двадцать баллов с Гриффиндора! - покрылся красными пятнами Малфой, а я почувствовала странное удовлетворение оттого, что он бесится. - Директор школы теперь Амбридж и ты должна слушаться ее дружины! - выдал последний довод он, все больше закипая.
  
  - Да хоть пятьдесят, братишка, если ты съешь все ее декреты. Я никому ничего не должна, - на моем лице расплылась крокодилья улыбка.
  
  - Посмотрим, что ты скажешь летом, - сердито процедил он. Это был удар ниже пояса. И он понял, что попал в цель, страшно довольный собой поднял повыше подбородок и гаденько ухмыльнулся.
  
  Пятьдесят баллов он таки снял и поспешил вальяжно свалить побыстрее, чтобы больше не позориться. Хотя, может, заметил, что я на мгновенье потеряла контроль, собираясь проклясть его чем-нибудь противным. Слава Мерлину и Моргане, успела понять, что мне не стоит показывать свои силы раньше времени.
  
  А мне, похоже, нравится выводить его из себя, поняла я позже. Странно, никогда за собой подобного не замечала. Из-за Реддла, наверное, понравилось. Тот вообще как бесится, так вить его веревками можно, ведь в отличие от лысого и красноглазого оригинала он Авадами и Круциатусами не кидается.
  Глава 50
  
  В понедельник в Визжащей хижине было, как в морозильной камере. Ветры продували насквозь ветхий домик и спасали только согревающие чары. Чувствуя себя в микроволновой печи от преобразования магической энергии в тепловую, я посмотрела на часы. Хотела было спросить Тома, как он думает, нас кинули, или просто забыли, но не решилась. Моя новая учительница анимагии - Рита Скитер, запаздывала. Хоть она и не самый надежный человек, да еще и журналистка, у меня не было другой кандидатуры. Блэк меня вышвырнет, прежде чем я заикнусь об обучении, а МакГонагалл... она никогда не казалась мне особо понимающей женщиной. Да и рычагов давления для подстраховки у меня не было, не говоря уже про то, что она может быть человеком Дамблдора. Не доверил бы директор свой любимый факультет кому попало.
  
  А Рита, может быть, и рискнула бы дать мне пинок за дверь, если бы я предложила ей поставить подпись на контракте или поклясться, но я дала ей ниточку ко мне. Любые связи могущие стать полезными пригодятся, так она думает. Я представила ей себя, как многообещающую колдунью и она не пожелала упускать свой шанс. Главное - хорошая реклама!
  
  Ну а вообще Хелен спряталась в соседней комнате для всяких непредвиденных случаев. Если что и защитит, и сбегает за помощью, и свидетелем будет. Одну она меня все равно не пожелала отпускать.
  
  От размышлений меня оторвало жужжание. Большой жук залетел через окно, спланировав на пол, покрытый слоем пыли. Насекомое покрылось бело-голубым сиянием, заставившим меня взволнованно дернуться, но тут же тело жука стало меняться. Проклюнулась голова, увеличиваясь в размерах, с мгновенным опозданием от нее стали расти побеги, формировавшиеся в конечности. Будто в замедленной съемке передо мной появлялась Скитер. Можно было подумать, что она будет голой после трансформации, но нет - женщина, будто только что через двери зашла, как ни в чем не бывало, поправляя воротник мантии, цвета молодой травы.
  
  - Не ожидала, что ты выберешься из Хогвартса, - вместо приветствия, она подошла ко мне. - Много знаешь потайных ходов? Кстати, ты все больше меня интригуешь. По документам Айрли Лонгботтом - тихая, скромная девочка, физически слабая, способность к обучению средняя, способности к магии не выше среднего, магическая структура тела сложная и имеет увеличенный объем, часть которого медикам пришлось запечатать, чтобы магия не разрушала тело, - ее рука с длинными острыми ногтями, покрытыми зеленым лаком с блестками, приподняла мое лицо за подбородок.
  
  Я встретила спокойным взглядом ее светившиеся любопытным огнем глаза. Она не поленилась раздобыть информацию... И это мы с Реддлом предвидели.
  
  - А что я вижу перед собой? - вкрадчивым шепотом задала риторический вопрос журналистка, не скрывая улыбку. - Колдунья, которая имеет хорошую реакцию и уверенность в своих силах, раз решилась взяться за сложнейший раздел трансфигурации. Вдобавок, отнюдь не кроткая... Ты змея, милочка. Затаившаяся и скрывающаяся. Зачем?
  
  Скитер нависала надо мной, пытаясь морально задавить сопротивление. Не тут-то было!
  
  - Ступефай! - незаметно вытащенная из кармана во время всей этой тирады палочка выстреливает красным лучом, оглушая волшебницу. Рука, держащая мой подбородок, ослабевает и женщина падает на пыльный пол.
  
  - Я же говорил, что она просто так не возьмется за обучение неизвестно кого, - тихо проворчал медведь.
  
  - И без тебя догадалась, - огрызнулась я на Реддла, доставая его из игрушки и вешая на шею Скитер.
  
  - Я готова. Повторим? - наставила я палочку на Риту.
  
  - Приступай.
  
  - Инкарцеро! - с ног до головы журналистку опутали веревки. - Фините Ступефай! - глаза женщины удивленно распахнулись. - Легилименс!
  
  Скитер была слаба в окклюменции и Реддл, ввиду ненадобности, все время бродил за мной, надоедая своими замечаниями. Прошерстив ее память мы узнали, что она никому ничего не сказала про меня. Просто сходила в Мунго и Министерство, попросила своих знакомых достать мое дело в школе или же сама пробралась в анимагической форме. Но ничего не гарантировало, что она не продаст меня и дальше. Кто-нибудь предложит больше.
  
  - У тебя нет выбора. Самое ценное - это жизнь, и она ни за какие деньги ее не продаст, - злобным чертиком вещал Том. - Постарайся быть поубедительней.
  
  Вернувшись в реальность, я спрятала медальон и проверила готовность клиента. Рита непонимающе на меня таращилась, не в силах что-нибудь сказать из-за веревки закрывшей рот. Неверие и удивление высказывает каждая черта лица. Лучше бы она сделала все, как мне надо. Жутко не по себе от мыслей, с какой стороны я должна себя показать.
  
  - И не думайте превращаться в жука. У меня хорошая меткость - куча неприятных ощущений обеспечена, - я стала в расслабленную позу, смотря на журналистку сверху вниз с превосходством. - Вы стали на черту, которую я не позволю вам пересечь. Вы не оставили мне выбора, - досадливо пожала я плечами. - Именно поэтому вы сейчас в таком положении. Ах да, - я присела, опустив веревку, закрывающую рот.
  
  - Что ты себе позволяешь?! Ты напала на представителя прессы! Очень известного представителя прессы! - взвилась женщина. Несмотря на обвинения, в ее голосе то и дело проскакивали взволнованные нотки. Глаза то и дело панически осматривали комнату и возвращались к палочке в моей руке. Она нервно покусывала губы, обильно намазанные ярко-красной помадой.
  
  - Ага, именно это я и сделала, - безразлично подтвердила я, перекричав поток слов. - Осмотритесь. Это заброшенный домик, в который никто никогда не приходит. Даже если жители вдруг услышат ваши крики о помощи, они подумают на призраков. Вы умная женщина и уже догадались, что я от вас чего-то хочу, - лицо Скитер застыло в кислой обиженной гримасе. - И я это получу. Видите ли, вы можете провести несколько приятных деньков здесь, а может и недель или месяцев. Может быть, я посажу вас в банку, обернув вас жуком, - спокойно и неторопливо размышляла я, наблюдая, как мой тон нервирует Риту все больше и больше.
  
  - Ты не сможешь этого сделать. Без моего желания я не превращусь, - быстро выпалила она, не отрывая широко открытых глаз от палочки, которую я крутила в руках. - Не говоря уже про то, что ты проникла в мой разум. По законам Министерства это заслуживает высшей меры наказания - заключения в Азкабан.
  
  - Я сделаю все, что захочу. И вряд ли об этом кто-нибудь узнает, - припечатала я, а затем подождала минуту, пока она смирится с ужасными мыслями. Кому еще тяжелее в этот момент: ей или мне? Но надо, Федя, надо!
  
  - Я всего лишь хочу, чтобы вы дали Непреложный обет.
  
  Воцарилась тишина. Рита превзошла все пределы по расширению глаз от пережитого потрясения.
  
  - Ха-ха, - тонко пискнула Скитер. - Для обряда нужен третий волшебник, дурочка! Или ты собиралась использовать своего зверька? Вынуждена тебя разочаровать, у тебя ничего не выйдет.
  
  - Хелен! - громко позвала я. Через пару секунд послышался скрип двери и в дверной проем просунулась любопытная физиономия моей подруги. - Как видите, все схвачено, - уверила я журналистку. - Ничего сверхсложного я не потребую. Вы должны поклясться, что не причините мне вред, ни прямо, ни косвенно. И обязуетесь меня учить анимагии, пока я не смогу свободно превращаться. В процессе обучения вы не будете действовать мне во вред или делать то, что может принести мне беды. После окончания обучения вы также не сможете рассказать, что либо обо мне ни устно, ни письменно, - я удовлетворенно хмыкнула, наблюдая за реакцией 'жертвы' и 'свидетеля'. Да, я подготовилась. - Соглашайтесь, пока я добрая. Вы ведь фактически уже согласились на это. Теперь я только требую от вас клятвы для моей уверенности.
  
  - Ты с ума сошла! - выдохнула Рита.
  
  - Мы пробудем еще тут минут десять. Подумайте и взвесьте все хорошенько, - поморщившись, задала ультиматум я. Наступила игра в гляделки. Рита металась взглядом с меня на Хелен и обратно, на окно, на дверь.
  
  Что-то мне эта ситуация напомнила... В прошлом году я была на месте Риты, попавшая в ловушку из-за своего любопытного носа, а на моем месте был Крауч. Только он не Непреложный обет с меня требовал, а на верную смерть тащил.
  
  Минуты шли одна за другой, пока мы с Хелен поглядывали на часы.
  
  - Десять минут прошло! - намеренно радостно объявила я. - Сейчас я удостоверюсь, чтобы вы не сбежали, и пожелаю вам спокойно пережить ночь, - мило улыбаясь, я потерла предвкушающе ручки, изображая маньяка. Я постаралась, чтобы оскал тоже вышел маньячный.
  
  Под бдительным наблюдением двух пар глаз: одних заинтересованных, других - панических, я начертила принесенным мелом на полу защитный контур завернутый вовнутрь. То есть, Рита не сможет выйти за него или вылететь, так как ее палочка у меня. Быстро начертив зазубренные закорючки, и три раза проверив их правильность, я удовлетворенно хмыкнула. От того, что и как я сейчас делаю, зависит моя дальнейшая судьба. Сбежит Рита - и за мной придет Министерство с обвинениями, я сбегу от Министерства - меня поймает Волдеморт.
  
  Я собралась, пафосно взметнув мантией, уйти, когда у порога меня догнал немного подрагивающий голос Скитер:
  
  - Если ты хочешь обучаться анимагии и делать это быстро - боль в процессе обучения будет постоянная. Клятвой это может восприняться как вред тебе.
  
  Я повернулась назад с улыбкой. Она согласна!
  
  - Тогда мы учтем этот пункт.
  
  Я провела с собой Хелен в защитный контур вокруг Риты и развеяв веревки, протянула к журналистке правую руку, переложив палочку в левую. Медленно и опасливо женщина прикоснулась к моей руке. Хелен подняла над сомкнутыми пальцами палочку.
  
  - Обещаешь ли ты, Рита Скитер, учить меня анимагии, пока я не смогу свободно трансформироваться?
  
  - Обещаю, - облизав пересохшие губы, тихо подтвердила журналистка. Вышла на волю магия. Тонкий сверкающий язык пламени вырвался из волшебной палочки Хелен, изогнулся, словно окружив сцепленные руки раскаленной докрасна проволокой. Оторвав взгляд от такого проявления магии, я продолжила.
  
  - Обещаешь ли ты, Рита Скитер, не причинять мне вред, ни прямо, ни косвенно в процессе обучении, исключая только боль, что испытывали сами при своем обучении?
  
  - Обещаю, - хрипловатым голосом ответила женщина. Вторая проволока обвила сомкнутые руки.
  
  - Обещаешь ли ты, Рита Скитер, во время и после окончания обучения не рассказывать никому и ничему, что-либо обо мне ни устно, ни письменно?
  
  - Обещаю, - все больше мрачнея, согласилась Рита. Третий луч появился из палочки Хелен.
  
  - Клятва принята, - огласила заключительную фразу я. Веревки, опутавшие наши руки, впитались в кожу.
  
  - Когда приступаем? - все также мрачно поинтересовалась Скитер, когда мы разжали руки.
  
  - Можно прямо сейчас, - улыбнувшись, согласилась я.
  
  - Надеюсь, у тебя хватит галлеонов заплатить на зелья, Айрли. Они заметно подорожали с момента моей последней покупки, - с места в карьер пошла журналистка, доставая из мантии флакончик. Ее можно понять - хочет отыграться, заработав на мне.
  
  - Сколько? - просто поинтересовалась я.
  
  - Два галлеона для заживления ран, три для обезболивающего и семь для размягчения тканей, - с милой улыбкой Скитер покрутила в руке флакончик, размером с лак для ногтей. - Это за порции на один раз. И еще одно, вот это - тридцать галлеонов, - флакончик был с мутной белой жидкостью, - для одного раза. Это... оно должно помочь тебе понять, в кого ты превратишься. Словом, мы сократим время обучения из-за того, что будем знать, куда расти. У всех животных своя анатомия, верно? - она подмигнула, повеселев, и поправила пижонские очки, украшенные блестящими стекляшками по оправе.
  
  Я представила, сколько мне придется выложиться, и офигела. Надо увеличивать продажи манги, а то мне может и не хватить. Хотя намерения Скитер легко понять - она тоже не хочет тратить на меня больше времени, чем нужно. И меня это устраивает.
  
  Я достала из мантии заранее подготовленный мешочек с деньгами.
  
  - Это вам за труды и за зелья. Задаток на дальнейшее сотрудничество. Подумайте хорошенько, хочется ли вам сильно завышать цены? И я очень надеюсь, вы сможете закупить все это оптом, так как остальное ваша зарплата, - лицо Риты погрустнело при взгляде на мешочек.
  
  - С тобой приятно иметь дело, - я проследила взглядом, как мешочек исчез во внутреннем кармане. - Я поговорю с продавцами, думаю, мы что-нибудь придумаем. Да, лучше сегодня выпить это первое зелье, самый лучший вариант в кровати, и на этом остановиться, так как не думаю, что твоя подруга будет тащить тебя назад, - затараторила она, вспоминая что-то. - Последствия будут не самые приятные, но если ты запомнишь все, что увидела, то это нам здорово поможет.
  
  Договорившись о встрече и попрощавшись, мы с Хелен и Шерлоком вернулись назад в Хогсмид и оттуда пошли по лазу в школу. Шагая по утрамбованной земле тайного хода, мы молчали, но вскоре моя подруга решила задать волнующие ее вопросы:
  
  - А ты не слишком... м... жестоко с ней?
  
  - Я играла, Хелен, - подумав, просветила ее я. - Конечно, я бы ей ничего не сделала. Нужно было просто ее напугать.
  
  - У тебя очень правдоподобно получилось. Даже жутко.
  
  Ну так меня сам Том Реддл учил, хотелось мне сказать.
  
  - Выбора особо не было. Ты ведь помнишь, что я здесь только до лета? Пришлось пойти на такие меры, иначе никак.
  
  - Может, ты останешься в школе? В Тайной комнате тебя никто не найдет, - погрустнев, спросила Хелен. Тяжко вздохнув, я ответила:
  
  - Я уже все продумала и решила. Прятаться в школе это не выход. Школу должен знать вдоль и поперек как минимум директор. А мне не нужно выпутаться из одних сетей и попасть в другие.
  
  - Почему же плохо? Дамблдор даст тебе защиту! Пусть он и не нравится мне своими методами, - резко заявила она, видимо, вспомнив пережитую ночь в Больничном крыле, - но он всяко лучше, чем стая убийц! Пойди к нему и тебе не придется рисковать!
  
  Я задумалась, как бы все объяснить понятней. Моя ситуация сложная, но понять меня Хелен должна.
  
  - Понимаешь, директор уже записал меня в неблагонадежных, а значит ценить и оберегать не слишком будет, как того же Поттера. А если все же недоглядит и не выполнит свое обещание по защите, то скажет, что сделал все что мог. Это же Темный Лорд, скажет он, что я мог сделать? Ну, это грубо говоря - он-то все позаковыристей объяснит. А вообще я просто спрячусь от них. Я не хочу ни на одну, ни на другую сторону. Они увидели, что я могла уже на втором курсе аппарировать и оба захотят в свои ряды такую боевую единицу, - усмехнулась я от своего сравнения. - Ограничат свободу и заставят подчиняться себе.
  
  Хелен замолчала, больше не задавая вопросов. Кажется, вникла в суть. Вернувшись в башню Гриффиндора, мы с ней закрылись пологом и сели на моей кровати. Соседки наши сидели в гостиной, составляя эссе на зельеварение. Так что время у нас было.
  
  - Ты уверена, что это надежно?
  
  - Да. Она дала клятву, а значит, жить я буду.
  
  Я опрокинула в себя содержимое флакончика, проглотив все одним махом. Перед глазами все мгновенно поплыло, сливаясь в размытые очертания. Пару секунд и я слышу, как скрипят множество досок, словно рой насекомых, как громко шуршат шторы от легкого сквозняка, как делает вдох и выдох Хелен, как бьется ударами молота мое сердце, и я заваливаюсь назад...
  
  * * *
  
  Перед глазами темный грунт, скрытый редкими пучками травы... Я хочу встать и осмотреться... Здесь в большей степени темно, редкие лучи солнечного света иногда пробиваются сквозь толщу темной листвы. Мне они не нравятся - они слепят глаза.
  
  Деревья высокие и могучие, по-хозяйски раскинувшие толстые корни вокруг, отвоевывают как можно больше земли у собратьев. Пахнет сыростью и опавшей листвой, не успевающей перегнивать. Я направляюсь к темной рощице - там, кажется, гораздо уютней. И оттуда пахнет чем-то вкусным! Очень вкусным! Я хочу попробовать!
  
  Кто-то, услышав меня, ломится сквозь низкие деревья и пушистые кусты. Ты меня боишься? Но ты очень вкусно пахнешь!
  
  Слышен шорох крыльев и громкие тяжелые хлопки. Ты не можешь улететь! Твои крылья слабые, тебе тяжело!
  
  Листья и ветки мне не мешают - я бегу, устремляясь вперед. Это даже интересней - мы поиграем в догонялки!
  
  Заросли не бесконечны и птица вылетает на открытое пространство. Здесь есть, где развернуться. Птица пытается подняться вверх и улететь к солнечным лучам, но я легко подпрыгиваю высоко в воздух и мои зубы вонзаются в свежее мясо, уже в крови.
  
  * * *
  
  - Эй, Айрли, тебе помощь не нужна? Все в порядке? - услышала я глухой голос тормошившей меня Хелен.
  
  - Да, я в порядке, - заверила я ее сонным голосом, заставляя тяжелые веки подняться и не закрываться хотя бы пару минут. - Я, пожалуй, последую совету и посплю. Сегодня не будить.
  
  - А. Хорошо, - дрогнувшим голосом отозвалась подруга. - Что ты видела? Ты дергала руками и ногами, будто бежала куда-то.
  
  - Мерлин, Хелен! Завтра расскажу! Дай отоспаться! - раздраженно повысила голос я, так как все тело неимоверно ломило.
  
  Руки, державшие за грудки, отпустили меня и, подумав, что это здорово, что я потрачу меньше времени на обучение, пусть и с такими последствиями, я таки заснула.
  
  * * *
  
  С наступлением весны близились и экзамены для всех, СОВ для пятикурсников и побег для меня. Этот побег будет самым эпохальным, из того что я творила и от этой мысли тряслись поджилки.
  
  Уроки анимагии со Скитер продолжались. Обычно я пила зелья, а затем пыталась изменить часть своего тела, взывая к внутреннему зверю. Какой это зверь я так и не поняла, но, что не насекомое или рыба это точно. Скучающая на уроке Рита с обреченным видом предложила мне зелье, вызывающее звериные черты. Должно вроде бы помочь. Затем наблюдавшая за моими мучениями Хелен помогала мне доползти до школы. Я всерьез подумывала одолжить мантию-невидимку у Поттера, чтобы не мотать каждый раз круги. Увы, денег на покупку подобной мантии у меня не хватит.
  
  Каждый раз после занятия в Визжащей хижине я чувствовала себя не лучше зомби и валилась от усталости спать. На следующий день мне немного легчало и все повторялось вновь.
  
  В начале апреля случилось то, что я предрекала с самого начала года - Амбридж нашла место собраний ОД и, более того, добыла список с именами участников, прежде чем мы успели стереть оттуда имена наших ОСТов. Благо, для учеников все обошлось. Дамблдор покинул пост директора, взяв на себя вину, где-то скрывшись от пришедших по его душу авроров, и директором назначили Амбридж. Все вроде бы обошлось.
  
  Я увидела в этом шанс - пока Дамблдора нет в школе, а директор Амбридж - в Хогвартсе будет бардак. Бардак подняли близнецы Уизли запустившие по школе свои фейерверки. Амбридж с Филчем дни напролет бегали по Хогвартсу пытаясь потушить их, но куда там. Преподаватели же были против новой директорши и всячески ей вставляли палки в колеса. А фейерверки тем временем наносили школе немалый ущерб, и по Хогвартсу стало опасно ходить. Слизеринцы, все, а не только те, что состояли в Инспекционной дружине, попадали в раздел врагов и были всячески атакованы. Кан вилял как мог, но тоже иногда попадал. Впрочем, фейерверк мог ранить любого ученика совершенно случайно, поэтому я в принудительном порядке заставила всех ОСТов и брата носить с собой заживляющие и кровеостанавливающие зелья.
  
  Это был шанс сбежать в этой суматохе. Был бы шанс, если бы я придумала способ побега. Анимагия пока отпадала из-за недоученности. Я не была уверена, что успею к сроку. Бывало, я на пару часов уходила в размышления вместе с Реддлом, превращающиеся в пререкания.
  
  Приближались пасхальные каникулы. Декан огорошила меня предложением отправится 'домой' на каникулы. Естественно я пожелала остаться в школе. Вот только в день отъезда учеников, я, взяв с собой Реддла и Шерлока, тайком пробралась в Хогсмид. Хелен если что должна подстраховать в замке. Несмотря на потепление на улице все еще было холодно, а весенние ветра продували со всех сторон. Когда мы засели в засаде возле станции поселка, то грел меня только термос с горячим чаем в сумке.
  
  - И какой у тебя план? - поинтересовался Реддл. Я так быстро собралась, что мы не успели поговорить.
  
  - Ну, я планирую осмотреть состав, наложенные на него чары, запасные выходы, - задумалась я, прижавшись к теплому пушистому Шерлоку.
  
  - Я надеюсь, сейчас ты не планируешь сбегать?
  
  - Нет, конечно, - сразу ответила я, так как тон мага был уж очень ироничный. Хотя на всякий случай сумка за спиной у меня уже собрана.
  
  - Хорошо. Потому что я могу заранее тебе сказать, что ничего не получится. Скорей всего поезд для безопасности оборудован защитными чарами, так что даже если сойдет с рельсов, то останется цел. Поездка отсюда и до Лондона занимает день, а значит, тебя успеют хватиться в школе...
  
  - И уже будут ждать на станции, - хмуро закончила я. - Я знаю. Мы это уже сто раз обсуждали.
  
  - По пути ты выйти не сможешь, - слегка раздраженно продолжал Реддл. - В движении двери не открываются. За безопасность поезда беспокоилась куча волшебников, ведь это их дети будут на нем ехать. Да и еще. Твои новые опекуны могут перестраховаться и отправить с тобой сопровождающего, чтобы не натворила глупостей по дороге.
  
  Подъехал поезд. Состав его был сильно урезан, так как мало людей, по сравнению с первым сентября, решили отправиться домой. Я с грустью наблюдала, как проверяет поезд машинист и как быстро вспыхнули защитные чары на Хогвартс-экспрессе, как только он тронулся с места. Обратно в лаз через 'Сладкое королевство' я пошла с тяжестью на душе. На домиках с высокой крышей лежал еще не растаявший снег, но по дороге уже текли ручьи. С витрин и столбов глядели движущиеся плакаты с фотографиями сбежавших Пожирателей.
  
  - Ну и какой ты можешь предложить план? - обратилась я к Реддлу, переступив через огромную лужу.
  
  - Дождаться действий твоей бабушки, если ты не успеешь научиться трансформации, - спокойно ответил тот. - Все, что мы с тобой обсуждали, имеет мало шансов на успех.
  
  - Серьезно? - возмутилась я, остановившись. А потом, подумав, как будет выглядеть девочка, разговаривающая посреди улицы сама с собой, продолжила идти. - Я бы на месте Темного Ло... Сам-Знаешь-Кого, - оглянулась я по сторонам: не слышал ли кто? - первым делом приставила наблюдение к Августе. А зная бабушку, это ее не остановит, и она любой ценой добьется своего. В худшем случае ее могут обвинить в похищении и отправить в Азкабан. Нет уж, спасибо. Пора мне уходить из рукава бабушкиной мантии и заботиться о себе самой.
  
  От злости я пнула сугроб снега у обочины.
  
  - Все твои глупые попытки сбежать заранее обречены. Надо думать, те кто за тобой охотятся не идиоты и предвидят подобное, - без капли волнения осадил меня Реддл.
  
  - А зачем же тогда я изучаю скрывающие чары и боевую магию? - удивилась я.
  
  - У тебя три выхода избежать участи, приготовленной тебе Лордом, - вздохнул медведь, устав объяснять, - либо довериться Августе и ждать, либо научиться анимагии, либо попытаться прорваться боем и скрытностью на платформе, если повезет. Я много об этом думал.
  
  - Слушай, а ты часом не желаешь, чтобы меня настигла эта участь? - заподозрив Реддла в предательстве, спросила я.
  
  - Нет. Если тебя схватят, меня будет ждать такая же жизнь, какая была прежде, то есть лежать в дальнем ящике стола, - как будто не заметив моего волнения, пояснил Реддл.
  
  - А если ты раньше был темным магом на стороне Пожирателей? - не стала я выдавать, что знаю, кто такой Реддл. - И ты уговоришь их вернуть себе тело?
  
  - Исключено, - резко возразил он, поняв, куда я клоню. - Я там лишний... Как бы тебе объяснить понятней? Тот волшебник, который запер меня в этой вещи, все еще жив и не пожелает, чтобы я получил тело и накопил силы. Понимаешь, я стану соперником, которого он во мне увидит, если я покажусь. Опережая твой вопрос - нет, он не Пожиратель, но он силен и меня найдет, если я оставлю где-нибудь хотя бы след своего присутствия.
  
  Для себя я все перевела в голове. Учитывая самостоятельную личность Тома Реддла в медальоне и в дневнике, Волдеморт вполне мог увидеть в них соперников и попрятать в тайниках. Волдемортов не может быть два, верно?
  
  - Допустим, я тебе все еще верю. Тогда помоги придумать план побега.
  
  - Бессмысленная трата времени. Лучше потрать его на изучение чего-нибудь нового или на переписывание заклятий в свою синюю книжку.
  
  - Ну почему же бессмысленно? - уперлась я рогом. - Надо обязательно попробовать! Если сидеть сложа руки, конечно, ничего не выйдет!
  
  - С той стороны тоже не глупцы сидят! - разозлился Реддл из-за моей упорности. - Попробуй пойти не на поезд в день отъезда, а выйти за ворота - тебя схватят, не успеешь и рыпнуться! Попробуй полететь на метле - не пройдет и часа, как тебя окружат!
  
  - Как меня окружат, если меня по воздуху даже не заметят?! - я повысила голос, чтобы перекричать Реддла.
  
  - А как, по-твоему, ловят колдунов на границе? Артефакты-локаторы!
  
  - Ладно, я поняла! - скрипнула я зубами от досады. - А если через Запретный лес на Каа?
  
  - Не факт что даже на нем ты перейдешь центральную часть леса, но с другой стороны тебя тоже будут ждать. Да и в Запретном лесу тебя могут сдать те же акромантулы, которыми так любит лакомиться твой змей. В прошлой войне эти разумные пауки были на той стороне. А Лорд не из тех, кто бросает добычу, когда в нее вложено столько денег и усилий.
  
  - Ясно, - согласилась я, прерывая этот разговор. Для себя я решила обязательно что-нибудь придумать. Что-нибудь дерзкое и неожиданное. Лишь бы получилось.
  Глава 51
  
  Я незамеченной выбралась из подвала 'Сладкого королевства' и направилась уже на третий урок к Скитер. Настроение было приподнятое, как ни странно. Я решила, что хватит мне психовать, все равно моя нервозность мне не поможет. Тем более повод немного расслабиться был - утро хорошее, солнышко светит, птички поют, пешеходы поскальзываются на мокром снегу.
  
  Привычно петляю меж домов. Каждый уголок уже знаком. Пройдусь сегодня помедленней, пожалуй.
  
  - Я медведь Тедди! - неожиданно тихо подает голос Реддл, перекривляя механический голос. Я бы заржала при других обстоятельствах, но это был условный сигнал. Мы договорились, что на людях он молчит. На людях, значит, в поле видимости нас могут услышать. Когда же ему срочно нужно будет мне что-то сказать, то он говорит кодовую фразу. Я ради смеха предложила, кто же знал, что он правда такое скажет?
  
  - Я хочу домой! - кривлялся дальше Реддл.
  
  От неожиданности я остановилась и, осознав сказанное, продолжила шагать, искоса посматривая по сторонам. Вокруг спешили по своим делам жители Хогсмида. Следующую фразу он сам придумал. Хочет, чтобы я вернулась в школу?
  
  Натянув капюшон, я поспешила юркнуть в переулок, чтобы сделать круг. Срезав путь, я выскочила на улицу и поспешила догнать ближайшего мага. Тот шел быстрым шагом, сердито бормоча себе под нос:
  
  - Два хвоста саламандры, а не две иголки дикобраза... Два хвоста...
  
  Его скорость и направление меня устраивали. Позади тоже кто-то шел, но далеко. Это ли имел ввиду Реддл? Шпион или нет, но лучше доверюсь ему. Никогда настоящих шпионов не видела.
  
  Я беспрепятственно зашла в кондитерский магазин, где пришлось немного подождать, пока продавец отвлечется на редкого в это время покупателя - старушка поглядывала на конфеты минут пять. Я проскочила в лаз, привычно обогнула сигнальные чары и направилась в школу.
  
  - Что случилось? - в нетерпении выпалила.
  
  - За нами слежка. Либо это новые жители Хогсмида, причем очень интересующиеся школьницами, либо чьи-то люди, - быстро и немного взволнованно дал пояснения Реддл.
  
  - С чего ты взял? Где ты их вообще увидел? - не поверила я, так как не замечала до поры ничего такого.
  
  - Они и не выделялись. Сначала одного видел, затем второго. Сегодня они работают вместе. Качественно работают. Один раз случайность, два - совпадение, третий - факт. Причем на выходных я их тоже заметил, но в дни посещения поселка студентами здесь слишком много людей. Не замедляй шаг. Руку даю на отсечение - они уже знают про лаз. Могли даже успеть разведать.
  
  - У тебя рук нет, - задумчиво заметила я, прибавляя шагу, практически срываясь на бег.
  
  - Неизвестно какой у них приказ - наблюдать или подобрать удобный случай, - размышлял вслух Реддл.
  
  Если подумать, я всегда ходила на занятия с Ритой вдвоем с Хелен. Сегодня же я оставила ее в Хогвартсе - скоро экзамены и профессора решили посоревноваться в объемах домашних заданий.
  
  - Это что, я теперь в Хогсмид не смогу выбраться? - возмутилась я почему-то на Реддла. - И на уроки анимагии?
  
  - Следовало ожидать, что о Хогсмиде побеспокоятся. И одна и другая сторона могла оставить там своих, - уже спокойно доложил медведь.
  
  - Стоп, - резко остановилась я посреди лаза. - А что я теперь делать буду?
  
  - Сидеть на попе и не рыпаться. Из школы теперь ни ногой. Иди уже вперед. Не знаю, рискнут ли они пойти по лазу.
  
  - Не. Так не пойдет. Надо думать, как пробраться в Визжащую хижину или придумать другой способ побега, - задумчиво потерла я подбородок, возобновляя шаг.
  
  Со стороны плюшевой игрушки донесся нечленораздельный шипящий звук.
  
  Я поднялась наверх, сначала в совятню - отправить письмо Рите, затем в гостиную, ожидая застать там Хелен и посидеть рядом с ней за своей книгой. Подругу я и правда застала усиленно зубрящей в общей гостиной Гриффиндора. Присела рядом с ней, вытянув из сумки книгу, попробовала вникнуть.
  
  - Почему так быстро? - отвлеклась от своих дел Хелен. - Что-то случилось?
  
  - В Хогсмиде я теперь не смогу показаться, - так же тихо, как и она ответила я. - Там много... глаз.
  
  - Вот как? Ну, теперь только, если сможешь незаметно пробраться к Гремучей иве, попадешь в Визжащую хижину.
  
  - Я и сама догадалась, - пробурчала я, недовольная сложившейся ситуацией.
  
  - Кстати, тебе послание, - девочка достала из кармана сложенный вдвое маленький листок пергамента. Я приняла его в руки и пробежалась глазами по короткому письму:
  
  'В семь вечера. К.С.'
  
  Зачем Кан хочет встречи в Тайной комнате? Что-то еще произошло? Возможно, в Инспекционной дружине... Я взглянула на наручные механические часы. До назначенного времени оставалось полчаса. Я решила никуда не спешить и потихоньку спуститься в наше убежище.
  
  До самых круглых дверей, обвитых двумя каменными змеями, я размышляла, что могло ему от меня понадобиться. Переступив порог, я почувствовала, что у меня пересохло в горле. Слизеринец заваривал чай в нашем уголке для чаепитий. Все как положено, даже больше: чайник, чашки, сахарница, блюдце с печеньем и конфетами, даже пирог и тот есть. Подходя ближе к заметившему меня Кану я разглядела, как ровно и четко все расставлено. Заинтриговал.
  
  - Какой чай будешь? - намеренно будничным тоном поинтересовался он.
  
  - Черный, - не задумываясь, ответила. - Что-то случилось?
  
  Парень занес ложку с заваркой над чайником, на мгновение остановившись. Положил, закрыл крышку и сел напротив.
  
  - Я еще пирожные взял, - поднял он крышку, закрывавшую тарелку с вкусняшками. Это откладывание разговора начинало меня напрягать, создавая волнение на пустом месте.
  
  - В Инспекционной дружине все так же, - продолжал говорить Кан. - Амбридж нами прикрывается. Видела, может, на матче, как она отгородилась нами от остальных учеников? Боится, стерва, но наши шкуры не жалеет. Совсем потеряла контроль над школой. Не знаю, что за идиоты там сидят в Министерстве, но они не ту колдунью позвали.
  
  Меня начинало бесить откладывание разговора.
  
  - Я тут подумала... - завела издалека я. - Ты признался, что во мне твое внимание привлекла магия, так? Через время ты привыкнешь и все, что ты ощущаешь, поблекнет... Мы можем остаться с тобой друзьями, но я не думаю, что стоит переходить на что-то большее.
  
  Этот разговор я заготовила давно, но все никак не было подходящего момента. Теперь, наблюдая за реакцией слизеринца, я понимала почему. Черты лица заострились, губы плотно поджаты, глаза сузились, взгляд исподлобья. Почему-то мне показалось, что он начнет кричать, чего я никогда за ним не наблюдала.
  
  - Это не пройдет, - вырвалось сухо, сквозь плотно сжатые зубы. - Мало кому с такими способностями, как в моем роду, удалось найти того, чья магия будет иметь на него такой эффект. Даже не смей об этом думать.
  
  - Я имею в виду, что ты обо мне практически ничего не знаешь, - поспешила хоть как-то пояснить я. - И волнует тебя только магия. Если мы останемся друзьями, ты сможешь быть рядом, зачем тебе большее? Ты хочешь сам привязать себя?
  
  Парень сделал глубокий вдох и тяжело выпустил из груди воздух.
  
  - Давай отложим этот разговор хотя бы на пару лет и оставим все как есть? - попросил он. - Я не отступлю от своих слов. Если ты не хочешь быть со мной, я смирюсь, но не ожидай, что я уйду. Мы станем немного старше и, возможно, это станет легче объяснить.
  
  Я пожала плечами - его выбор. Меня устраивает то, что он на моей стороне, а остальное все не так важно. Ну, хотя бы он перестал разводить круги на воде.
  
  Чай заварился, и я потянулась его разлить по чашкам. Затем, откинувшись на спинку диванчика, поинтересовалась:
  
  - Перейдем к изначальной цели разговора?
  
  - Хорошо, - Самуи отпил из чашки и продолжил. - Я хочу, чтобы ты пожила у моих родителей.
  
  Я вопросительно изогнула бровь и показательно почесала ухо. Либо я ослышалась, либо не так поняла.
  
  - Можно организовать твой переезд из Хогвартса прямо завтра, можно позже. Время почти не играет роли. Главное, чтобы не в последний день.
  
  - Погоди минутку. Это... как вообще? - не нашла я слов задать правильно вопрос.
  
  - С родителями я договорился, и они уже все подготовили. Защита будет самая лучшая. План такой: через каминную сеть мы переправляем тебя в перевалочный камин по сети летучего пороха, а там уже другим путем тебя приведут к защищенному дому. Я знаю, что сеть летучего пороха в Хогвартсе практически закрыта, - пояснил он, заметив мое желание задать очевидный вопрос. - Как член Инспекционной дружины я могу помочь Амбридж занести к ней что-то в кабинет, оглушить и открыть тебе путь. Дом находится в Англии, не волнуйся. Там уже ты будешь в абсолютной безопасности. Даже никто из наших не будет знать, где ты, а про связь между нами никто просто не подумает.
  
  - То есть ты заранее все решил за меня? - в потрясении от такого предложения переспросила я. Это же какие усилия приложены для почти постороннего человека! - Но вообще-то, если ты оглушишь Амбридж, тебя заподозрят.
  
  - Оглушить - это обобщенно. У нашего рода есть еще одна специфическая особенность, даже точнее - род деятельности. Мы маги иллюзий. Это долгое и кропотливое дело создать качественный мираж, так что нам есть, чем заняться. Кстати, цветок, что я тебе показал во время Святочного бала - тоже мираж, - развел руками парень.
  
  - То есть у тебя уже есть план? - еще раз уточнила я.
  
  - Да, я с родителями уже все обговорил. Тебе осталось только дать согласие и не показываться из защищенной территории.
  
  Он смотрел, не мигая за моей реакцией, я же была в смятении.
  
  - Что ты хочешь взамен? - внезапно горло запершило, и вопрос прозвучал с хрипотцой.
  
  - Не отдаляйся от меня, - незамедлительно последовал ответ.
  
  - Предложение очень заманчивое. Я подумаю над этим. До лета времени еще много.
  
  - Как скажешь, - расслабившись, пожал он плечами. Его губы тронула легкая улыбка.
  
  Мы допили чай со сладостями, когда в Тайную комнату из охоты вернулся Каа. Где-то посередине его тело резко расширялось - он проглотил слишком большую добычу. Но вместо того, чтобы улечься в своем уголке отдыхать, он пополз к нам.
  
  - Как прошла охота? - спросила я его приветственно.
  
  - Пауки спрятались, пришлось охотиться на оленя, - зашипел он в ответ не без радости от встречи.
  
  - Я, пожалуй, пойду, - поднялся с диванчика слизеринец. - Я должен еще сегодня выполнить поручение Амбридж. Вы с василиском не заскучаете, я думаю? - остановился он на мгновенье с поднятой сумкой. Посмотрев на мое удивленное выражение лица, он направился к выходу. - Напиши мне, когда соберешь вещи!
  
  Он быстро пересек огромную комнату и скрылся за тяжелой дверью
  
  - Каа, - повернулась я к змею. - Что за дела? Почему он тебя боится? Ты его пугал?
  
  - Нет, - ответил василиск, обвившись вокруг дивана и по привычке положив свою голову мне на колени.
  
  - Хоть он и слизеринец, но, думаю, василиск его все же пугает, - подал голос Реддл, нагло подслушавший весь разговор. - Соглашайся на помощь, не раздумывая. Это лучший вариант. Никто на него не подумает. Насколько же ему верить можно решить потом. Атакующие и защитные заклинания помнишь, я надеюсь? Отобьемся, если ловушка. Да и он благодушно предоставляет убежище, что ни в одном твоем плане не учитывалось.
  
  - Что правда, то правда, - задумалась я. Что-то крутилось в голове и не давало покоя, в то же время, я не могла понять что. - В МОЕМ плане. А в твоем? - ухватилась я за мысль.
  
  - Какие мои? Ты о чем? - слишком невинно прозвучал голос темного мага.
  
  - Твои? Их даже много? - вцепилась я в оговорку. - Не может быть, чтобы ты что-нибудь ни придумал. Давай рассказывай.
  
  - Была парочка мыслей, - будничным тоном поведал Реддл. - Ничего особенного. Тебе просто пришлось бы нарушить закон по нескольким пунктам. Как вариант: сварить оборотное зелье и поехать на поезде под другой личиной. Заказывать редкие ингредиенты не имеет смысла - слишком заметно, пришлось бы украсть у Снейпа. Затем, почистить ему память. Я сомневался, что ты сможешь себя заставить все это сделать, но учитывая твой опыт общения с журналисткой, я готов изменить свое решение. И все равно мои планы я отложил на крайний случай - если твои махинации раскроют, а это рано или поздно произойдет, то твой образ пай-девочки перед общественностью будет разрушен. Я знал, что Хогсмид небезопасен. Единственная в Англии деревня, где живут только маги. По объему собираемых слухов равняется только 'Дырявому котлу'. А по слизеринцу с самого начала было видно, что он протянет руку помощи. Нужно было подождать, пока он решится. Не решился бы - я смог бы все организовать за месяц.
  
  Я застыла статуей на диване.
  
  - Я, значит, тут хожу, нервничаю, а ты уже все решил и молчишь?! - разозлилась я. Внутри разлилось неприятное ощущение.
  
  - Тебя нужно чем-то было занять или ты обязательно куда-нибудь бы вляпалась. К тому же в своей жизни я к изучению анимагии так и не приступил. И твои навыки по убеждению проверили заодно.
  
  - Кто вляпаюсь?! Я вляпаюсь?! - сняла я игрушку с петельки и посмотрела прямо на нее в вытянутой руке. - А ты не хотел мне об этом рассказать?
  
  - Теперь-то я тебе рассказываю? - неприлично спокойно, по сравнению с моим злым и обиженным тоном, прозвучал голос Реддла.
  
  - Знаешь, я не люблю, когда передо мной темнят, - я перешла в яростный шепот. - Либо ты так больше не делаешь и мы решаем все вместе, либо я с твоим мнением больше не считаюсь или того лучше отдаю Каа.
  
  - Ты этого не сделаешь. Я тебе нужен, - Реддл пребывал в спокойствии и уверенности.
  
  - Мистер Реддл, не желаете ли ванну из яда василиска? - издевательски пропела я, не удержавшись. Каа заинтересованно приподнял голову и уставился янтарными зенками на игрушку, прикидывая, съедобно ли?
  
  - Теперь ты можешь сравнить, как бы ты действовала сама и как бы мы действовали вдвоем, - немного занервничав, продолжал Реддл.
  
  - Ах да, я же глупая, поэтому, как истинная гриффиндорка, сейчас избавлюсь от темного артефакта, - со злой радостью пропела я.
  
  - У тебя василиск ручной! Ты слизеринка! Внемли голосу разума! - поверил медальон в реальность угрозы.
  
  - Живи пока, - в обиде, прицепила игрушку обратно к мантии. От нее послышался звук, напоминающий покашливание. Реддл прав - он мне нужен. Пусть теперь, если я соглашусь на предложение Кана, я буду взаперти, но продолжать обучение у него я все еще хочу. Где я еще такого учителя найду? Но такую подставу я от него не забуду! Слишком я привыкла к его беспомощному положению.
  
  Думы мои крутились вокруг предложения Самуи и на следующее утро на уроке трансфигурации. Реддл пытался заговорить вечером перед сном, но я все еще была злая и не отвечала.
  
  Затягивать с этим не имело смысла. В учебной, и по совместительству дорожной, магически расширенной сумке, уже лежал сложенный сменный комплект одежды, галлеоны и магловские деньги, которыми я давно запаслась, огромная тетрадка, напичканная формулами заклинаний и ритуалами, заживляющие зелья и парочка приколов близнецов.
  
  МакГонагалл заметив мое отлынивание от выданного задания по трансфигурации мыши в подсвечник, сделала замечание. Пришлось взяться за дело. Она и так уже с начала урока успела мне поставить Отвратительно за домашнее задание. Да только кого оно волнует? У меня уже так по всем предметам - я качественно все запустила.
  
  Сообщив днем Кану о своем согласии и договорившись о дате, после уроков я взялась за перо. Нужно было написать письмо Августе... То письмо, которое я не собираюсь отправлять, но передам ей, скажем, через Невилла... Нужно просто и лаконично. Чтобы она меньше волновалась. Ну и Рите сообщить о приостановке уроков. Думаю, она будет рада.
  
  За следующую неделю я совершила последние приготовления - создала пергамент с Протеевыми чарами - что напишешь на одном, появится и на другом, а через время исчезнет. При появлении записи, пергамент резко уменьшает температуру в радиусе пяти сантиметров. Один я отдала Кану, второй и третий - Хелен, чтобы сообщали о делах в школе. Насчет четвертого же я сомневалась...
  
  Я поймала Невилла в коридоре перед первым занятием, когда он только вышел за портрет Полной Дамы из гриффиндорской башни. В здравом уме, понимая, что я собираюсь сделать, я протянула ему две бумажки - запечатанное письмо и чистый пергамент.
  
  - Письмо передай бабушке. Пергамент тебе. Я придумала, как смогу с тобой общаться.
  
  - Э... Почта проверяется. Сойдет, если я его зачитаю в переговорное зеркало?
  
  - Да, только откроешь сегодня вечером, перед сном, когда свяжешься с бабушкой.
  
  Нет, зеркало я не заберу с собой. Каждый раз слушать обвинения и угрозы, вперемешку с уговорами одуматься и вернуться обратно? Увольте. Уже все решено. Надо будет, свяжется с Невиллом и через пергамент поговорим. Там достаточно будет написать, что все хорошо.
  
  - А зачем пергамент? Мы ведь и так можем в любое время поговорить, - непонимающе спросил он, принимая бумаги и складывая их в сумку.
  
  - Если вдруг случится что-то непредвиденное, и мы не сможем связаться друг с другом, я напишу. Я подпишусь 'А'. Ты пиши 'Н'. Если тебя заставят писать, пиши имя полностью, - выдала инструкцию я. Ох, как же скоро случатся эти 'непредвиденные обстоятельства'!
  
  - Я понял. Думаешь, Амбридж может?
  
  Я пожала плечами в ответ. Меня и террор Амбридж в школе не волнует. Хотя у всех остальных - это главная тема для обсуждения.
  
  - Ладно, я пошел на прорицания. Увидимся вечером или на выходных в Хогсмиде. Зайдем в 'Три метлы', выпьем сливочного пива. Ты ведь будешь там? - поинтересовался Невилл, собираясь уходить.
  
  - Да, еще увидимся, - крикнула я ему вдогонку. - Когда-нибудь... - грустно закончила, пронаблюдав, как скрылась мантия брата за поворотом.
  
  'Я не хочу, чтобы у вас из-за меня были проблемы. К моему сожалению, так и есть, сколько бы ты меня не убеждала в обратном, бабушка. Прошу тебя меня понять. Я нашла выход из сложившегося положения и уже все решила. Ты ведь знаешь, характер у меня похож на твой. Упрямый и своевольный.
  
  Я спрячусь в безопасном месте. Вы сможете со мной связаться. Надеюсь, вы не попытаетесь отследить связь между зачарованными пергаментами и не попросите об этом кого-нибудь, потому что у вас ничего не получится, и вы останетесь без связи со мной.
  
  Когда все это уляжется, я вернусь и попрошу прощения за все это. Надеюсь, тогда ты не убьешь меня. Знай, я буду сопротивляться'.
  
  На этой оптимистической ноте заканчивалось мое письмо, о содержании которого брат, сейчас несущий его в сумке, ничего и не подозревал.
  
  У меня с собой целых два пергамента - для связи с Каном и Хелен. Хелен, получая сообщения от меня через пергамент, будет их переписывать в пергамент сообщений с Невиллом. Попробует бабушка отследить связь - Хелен спрячет связь со мной или передаст его Трэйси.
  
  Достав пергамент, я написала слизеринцу:
  
  'Можно начинать. А.'
  
  Через пару секунд, после того, как исчезли, написанные мной слова, появились другие:
  
  'Подходи к кабинету Амбридж. К.'
  Глава 52
  
  Ступая по коридорам с портретами волшебников, минуя лестничные пролеты, я перебирала в голове 'все ли успела сделать'?
  
  По всему выходило, что все. Каа я приказала проводить больше времени в лесу и реже выползать в общую комнату со статуей Слизерина, ночевать в побочных комнатках или трубах. Я сильно за него переживала. Он подрос до немыслимых размеров, так что вывести его отсюда незаметно я не смогу. Ну вот, опять распереживалась. Если что, он скроется в Запретном лесу. Да и убийственный взгляд с ядом исключать не следует. Шерлок со мной, в сумке все необходимое, Реддл на поясе, палочка в кармане - достать смогу быстро. Если Кан вдруг... Вдруг сделает мне подлянку, то я смогу связаться с Хелен - он о других пергаментах не знает. Все схвачено... Но отчего ноги-то ватные?!
  
  Кан ждет меня, скрывшись за доспехами. Я быстро юркнула к нему.
  
  - Готова? - вопрошает он, осмотрев меня с головы до ног.
  
  - Да, - киваю, замечая по глазам, что он тоже волнуется.
  
  - Повторим. Я отвлекаю Амбридж и ты заходишь в кабинет под дезиллюминационными чарами, - поправив капюшон, напоминает он план. Шерлок, скрытый под тканью капюшона, изменяет своим привычкам и молчит.
  
  - А ты сразу, как только я окажусь внутри, незаметно уходишь, - поддакнула я.
  
  Чтобы не подставлять Самуи я ему рассказала, что могу использовать маскирующие чары. Пусть и далеко от идеального исполнения, но ему достаточно будет выиграть для меня пару секунд. Я прошептала длинную формулу заклинания под аккомпанемент взмахивания палочки и по спине разлилось ощущение, будто на меня ведро холодной воды вылили. Посмотрев на руку, я увидела отражение пола, пусть и размытое. Взглянув на серьезное лицо слизеринца, готового к действиям, не спеша подкралась к двери, достав фейерверк производства близнецов Уизли, и застыла неподвижной статуей. Закрывшись доспехами, Кан приступил к заклинанию создания иллюзии. В дальнем конце коридора, метрах в двух от доспехов, появилось слегка размытое очертание рыжеволосого ученика в мантии. С моего расстояния выглядела иллюзия очень реалистично. Помню, вблизи Кан показывал... Вылитый Слендер в тумане.
  
  Поставив в двух метрах перед собой фейерверк, невербальным заклинанием зажгла фитиль. Пару секунд веревка искрилась, а затем хлопушка громко взорвалась белыми блестящими брызгами, которые тут же сформировались в фигуру кролика... Всегда знала, что от белых кроликов добра не жди.
  
  Тем временем кролик попрыгал в направлении иллюзии ученика, с громким свистом постоянно отлетавших от него искр. Дверь слева от меня резко распахнулась, явив злое пухлощекое лицо Амбридж. Заметив безобразие и рыжеволосого ученика, она сразу же побежала за ним по коридору:
  
  - На этот раз вы попались!
  
  Бежала она не слишком шустро. Даже оригинал бы смог убежать, а иллюзия и вовсе сделала какие-то дрыгающие движения и поплыла по воздуху, скрывшись за поворотом. Там Амбридж уже никого не застанет. Но двери, которые волшебница просто толкнула, остановились в сантиметре от косяка, так и не захлопнувшись.
  
  Не теряя больше времени, я проскочила в приоткрытые двери, захлопнув их за собой. Ничего здесь не поменялось со времен моего последнего визита. Кошечки мяукали с тарелочек на стенах, салфетки и вазочки, соответственно стояли и лежали на своих местах. Я подошла к камину, засунув руку в карман за мешочком с летучим порохом, когда двери кто-то открыл на всю. Среагировав мгновенно, я застыла неподвижно. Это была вернувшаяся Амбридж. Нестандартное движение воздуха она не заметила. Волшебница подбежала к письменному столу и сердито плюхнулась на стул. Щеки у нее раскраснелись, но не от бега, а скорее от бешенства. Из-под носа сбежали виновники, ага.
  
  - Негодники! Уголовные элементы еще в школе! Наказать! - разъярялась она перед собой, трясущимися от гнева руками, переставляя перья и бумаги на столе и даже не замечая этого. - Ничего! Аргус давно просил ввести в школе телесные наказания! - лицо женщины осветилось от внезапной идеи и та принялась немедленно ее записывать. Опять указы издавать будет, поняла я, медленными шажками отходя к стене у камина. Все внимание Амбридж поглощал пергамент. Рука лежала на палочке, и я ждала.
  
  Дописав одним порывом указ, женщина сложила ладони перед собой замком, со вздохом перечитывая бумагу. Довольная собой, она отодвинула ящик стола и сложила туда плод своего труда. Волшебница подняла ясный взгляд и оглядела стены с тарелочками. Я задержала дыхание, так как и это движение может меня выдать. Амбридж заварила себе чай и принялась за прочтение газеты, пока я томилась ожиданием. Минуты шли, я уставала стоять. Тут даже о стенку не обопрешься - тарелочки эти мешают. А если присяду, будет слышно.
  
  Наконец, мои мучения закончились и начались мучения Амбридж - по школе прошелся громкий бум, содрогающий стены. Этажом выше уже кто-то резвится. Колдунья вновь выбежала с палочкой наперевес из кабинета. Когда двери захлопнулись, я, сняв скрывающие чары, подошла к камину с щепоткой летучего пороха. В камине вспыхнуло зеленое пламя, и я решительно шагнула в него, зажмурившись и сказав:
  
  - Аделстон Роад, 85.
  
  Огненный вихрь завертел волчком и понес вверх. Свист пламени оглушительно бил по барабанным перепонкам. Я прижала руки по швам, Шерлок больно вцепился коготками в плечо.
  
  Но все продолжалось недолго. Вот я почувствовала твердую почву под ногами и открыла глаза, тут же заморгав от сажи. Глаза слезились, но я успела разглядеть очертания двух людей. Заждались меня, но что поделать?
  
  На всякий пожарный, палочку я держу наготове и выхожу из камина. Помещение было в сумерках из-за зашторенных окон. Обстановка скудная - старенький стол со стульями, обои в ветвистый бежевый цветочек. Передо мной стоял среднего роста худосочный мужчина с желтоватой кожей и раскосыми глазами. Аккуратный пробор набок, волосы блестели от покрывавшего их лака. Темно-бежевый плащ английского служащего сидел поверх делового костюма. Женщина рядом с ним была примерно того же роста, не худышка и не толстушка. Одетая в бордовый костюм деловой женщины: юбка до колен, серый пиджак поверх блузки, большая бордовая шляпка с бантом, длинные бусы. Оба, похоже, следят за магловской модой. Пока я их рассматривала, они в свою очередь рассматривали меня.
  
  - Однако здравствуйте, - вырвалось у меня. Я-то ожидала увидеть волшебников в мантиях, но в любом случае готовилась быть вежливой.
  
  Женщину покоробило от моего приветствия. Хорошее начало знакомства, м-да. Вспомнив, что я в саже, на скорую руку очистила невербальным заклинанием одежду.
  
  - Здравствуй, - откликнулся мужчина. - Не будем терять времени, поговорить успеем позже. Мы пройдемся по магловским улицам. Надеюсь, у тебя есть магловская одежда?
  
  Я кивнула и принялась отцеплять мантию. Было неуютно, оттого, что я надела под низ кроссовки, джинсы и толстовку, по своей привычке. Рядом с такими официальными, принарядившимися людьми я буду выглядеть, мягко говоря, оборванкой. Мантия скрылась в сумке вместе с прицепленным к ней плюшевым медведем, а Шерлок перебрался в капюшон толстовки. Вроде бы угрозы нет, а значит, Реддл пусть пока спрячется.
  
  Не знаю, волшебник ли жил в этом жилище или они подключили сюда сеть летучего пороха, но комнатка вывела нас в коридор, а затем на довоенную лестницу. Так как этаж был первый, я с сопровождением быстро оказалась на оживленной улице. Отец Кана положил мне на плечо левую руку и повел вперед. Женщина пристроилась по другую сторону.
  
  Утро было светлое и безоблачное. Мои сопровождающие ловко затерялись в толпе, вместе со мной. Шли по широкой улице, плотнее прижавшись друг к другу, чтобы не затеряться в потоке маглов. Постепенно народу на улице становилось все меньше и меньше - мы оказались в менее оживленной части города, где зашли к заднему двору частного дома. Я по-прежнему не задавала вопросов. В сарайчике полном хозяйственного инвентаря стояло две метлы.
  
  - Надень это, - протянул мужчина мне медальон в виде круглой пластины, размером с ладонь, испещренной рунами. Артефакт оказался тяжелым, и веревка неприятно стягивала шею. Отец Кана приложил палочку к медальону, прошептав длинную формулу и я поняла, что вновь под дезиллюминационными чарами. Весьма качественными. Два таких же надели на себя и муж с женой. Меня пригласили присесть на одну метлу с миссис Самуи. Невидимые под действием артефактов мы взмыли в небо.
  
  Долго ли коротко ли, как говорится... Преодолели мы черту города и полетели над полями и лесополосами, приземлились на лугу ни в чем не отличавшемся от обычного. Но, как оказалось, мы прибыли к самому дому. Меня взяли за руку и провели через защитные чары. В одно мгновение из ниоткуда появился обычный светлый двухэтажный домик с коричневой черепицей, перед домом на клумбах только начинали подниматься цветы, а огораживал все это великолепие деревянный заборчик. Не ожидала, м-да.
  
  Меня поспешно провели в дом. Оказавшись в чистой и светлой прихожей, я слегка растерялась: будут ли мне задавать вопросы? И что дальше?
  
  - Айрли, верно? - обратилась ко мне миссис Самуи. Я кивнула. - Близится время обеда. Пройдем в столовую.
  
  Столовая тоже была светлая и, слава кому бы там ни было, с нормальным прямоугольным столом и стульями. Во главе стола сел отец Кана, я с левой стороны, миссис Самуи с правой.
  
  - Обед готов, - непонятно откуда появился ребенок, одетый в светло-голубой халат. Лысая голова, пухлые щечки, маленькие глазки. Я присмотрелась и поняла, что это не ребенок: пропорции тела были немного другие.
  
  - Хорошо, Юкари. Накрывай на стол, - отдал приказ глава семейства и японский собрат домовиков с поклоном вышел, быстро вернувшись с левитирующими перед ним тремя подносами. Пока домовой накрывал на стол, все молчали. Я тоже не спешила говорить.
  
  Приступили к трапезе. Я немного помедлила, наблюдая за действиями пары. Нет-нет, ели мы вилками и ложками, но нужно было понять, как себя вести, чтобы им понравиться. Кто его знает, сколько я здесь еще времени проведу?
  
  Но беседа оттянулась к самому чаепитию. Вначале представились и обменялись любезностями.
  
  - У нас в доме все, к чему ты привыкла. Как только мы переехали сюда, то решили, что раз живем в Англии, то будем соблюдать английские традиции. Поэтому бытовых проблем возникнуть не должно, - заговорила женщина. Муж наградил ее укоряющим взглядом за несдержанность и повернул голову ко мне:
  
  - Если все же тебе что-то понадобится - дай нам знать.
  
  Я поняла, что привычка Кана тянуть кота за хвост - это семейное, а значит это надолго.
  
  - Могу предположить, что вы хотите задать мне вопросы? - я приобрела деловую позу Августы: спина прямая, плечи распрямлены, во взгляде искренний интерес.
  
  - Не вопросы, - с легкой улыбкой возразил мистер Самуи. - Все что мы хотели узнать, мы узнали. Мы понимаем, что ты дорога нашему сыну, и мы пошли ему навстречу. Единственное, что нас беспокоит - это угроза со стороны одной террористический организации. Пусть это нас беспокоит, а не тебя, - уточнил он, заметив мою реакцию, - о защите дома побеспокоимся мы. Я должен попросить тебя не выходить даже на порог, чтобы избежать... как это...
  
  - Утечки информации, - подсказала жена мужу. - К нам могут зайти друзья или знакомые. Желательно, чтобы они не знали, что ты здесь, - лицо колдуньи выглядело весьма обеспокоенным. - Вынуждены попросить тебя переждать это время у себя в комнате. Мы ее тебе покажем позже.
  
  - Разумеется, - согласилась я. - Я все понимаю. Надеюсь, я не стану для вас обузой. Я могла бы вам помочь чем-нибудь... Я неплохо варю зелья, - вспомнила я наличие в доме у бабушки 'домашней аптеки' из различных зелий, которую она периодически пополняла.
  
  - Это замечательно, - заверил меня мистер Самуи, опередив открывшую было рот жену. - Сандра позже покажет тебе зельеварню. Но никто тебя не принуждает этим заниматься. Тебе, верно, захочется себя чем-нибудь занять, поэтому я заранее разрешаю тебе пользоваться нашей зельеварней.
  
  - А у вас может, имеется зал... ну или комната... для... практики заклинаний? - с трудом подбирала я слова. - Было бы здорово, если бы я могла продолжать изучать школьную программу.
  
  - Надеюсь, подвал тебя устроит? - приподнял бровь волшебник, отчего я почувствовала себя неловко. Но наглость, как говорится, второе счастье. - Стены там магически усиленные, но хотелось бы попросить тебя не делать там ничего опасного для твоего же здоровья.
  
  Я кивнула в знак согласия. Оценим подвальчик, оценим. Хотя... Кажется, я ни одного школьного учебника не брала. Но и заклинания я буду брать не оттуда...
  
  * * *
  
  Подвал я осмотрела... М-да. Комнатка двадцать на тридцать метров - не сравнить с Тайной комнатой, хотя крепкие каменные стены обнадеживали. Выделенную комнатку я тоже осмотрела. Мне понравилось - чистенько, уютненько, на полках деревья маленькие... как их там... бонсаи.
  
  Этим же вечером, через Невилла с заколдованным пергаментом, со мной попыталась связаться бабушка. Выглядело это так.
  
  'Твоя бабушка пишет. Спрашивает, где ты. Меня, кстати, это тоже волнует. Х.' - возник на пергаменте одновременно с холодком ровный почерк Хелен, со слабым наклоном влево.
  
  'Напиши, что в безопасном месте. Меня не нашли. Все в порядке. А.' - быстро написала я ответ, изъяв из сумки чернильницу с пером.
  
  'Я, пожалуй, перепишу, то, что она мне написала на другой пергамент, - появилось после долгой паузы. - Это нужно в рамочку вставить и запомнить. Х.'
  
  Я не смогла сдержать смешка. Августа никогда не стеснялась крепкого словца. В течение следующих десяти минут пергамент оставался чистым. Чую, подруга моя и правда все переписывала.
  
  'Настала очередь уговоров. Х.' - наконец появилось.
  
  'Пиши, как договаривались. Все хорошо и все решено. Если будет что-то новое - сообщи. Я ложусь спать. А.'
  
  Написав это, я зевнула и, положив под руку пергамент, улеглась в кровать. День выдался тяжелым на переживания.
  
  * * *
  
  Все было здорово. Куча свободного времени, никто не тормошит и на ухо не жужжит, заклинания для изучения есть в записях. Изучение их я откладывала, так как исполняла обещание и варила зелья. Зельеварня под рукой тоже есть, но что-то я быстро заскучала.
  
  - Привыкла, - тяжко вздохнула я, сидя привалившись к стене в комнате для испытаний, вспоминая свои заботы в школе. Хогвартс, конечно, не двухэтажный домик - есть, где развернуться.
  
  - Что, надоело уже варить зелья? - впервые за несколько дней подал голос Реддл. Его я вновь всегда таскала с собой, оставляя свою защищенную кровной защитой сумку в комнате. Отношения с семьей Самуи у меня сложились нейтральные: в целом радушно, но слегка напряженно и с опаской. Они по очереди где-то пропадали, по сообщениям - на работе, а на совместных приемах пищи привлекали меня к разговорам. Благо школьную программу за третий курс я изучила всю уже давно и теперь рассказывала басни. Плюс получала советы от волшебников.
  
  - Где ты был? - с ленцой интересуюсь, вновь накладывая согревающие чары - пол был холодный.
  
  - Ждал, пока ты обратишься ко мне, поняв свою удачу, что тебе попался такой учитель как я. Но увы мне попалась самая бестолковая ученица.
  
  Я не стала уточнять, что я как раз и не говорила с ним. Вражду поднимать не хочется, а он, поди, сам заскучал.
  
  - А ты ничего не хочешь мне сказать? - поинтересовалась я.
  
  - Например? - деланно удивился он. - О чем? О том, что тебе не понравилось невинное испытание? Я всего лишь проверил твои силы и смекалку. Ты должна быть мне благодарна. Или тебе не нравится, что это все сделал медальон, который не имеет больше выбора?
  
  - Лично против тебя я ничего не имею, - вздохнула я. - У каждого бывают такие моменты в жизни, когда ощущаешь себя беспомощным. Но речь не о том. Возможно, это испытание принесло пользу, но оно оставило неприятный осадок. Ты можешь уйти, если захочешь, я в тебя верю, но зачем тебе это? Не просто у тебя нет выбора - у нас его нет. Мы в одной лодке и если мы с тобой товарищи по несчастью, то давай быть откровенными друг с другом и станем больше доверять?
  
  - Почему это? Ты можешь меня оставить где-то и уйти. Что тебе до меня? Конечно, сейчас ты это не сделаешь, потому что я полезен. А позже, когда одна из сторон победит и тебе не нужно будет бороться?
  
  - Я тебя не выброшу как какой-то мусор. Ты уже 'свой'. Каким бы ты противным, грубым, порой язвительным и зловредным ни был, ты уже... - я задумалась ненадолго, - да, можно назвать это дружбой. Как ни странно, я не со всеми ОСТами так откровенна, как с тобой.
  
  - Ты все-таки гриффиндорка, - насмешливо фыркнул темный маг.
  
  - Гриффиндорка, слизеринка, - передразнила я. - Зачем вообще нужны эти определения?
  
  - Для гриффиндорцев всегда важны 'свои', какие бы они ни были. Друг всегда прав и друг превыше всего. Слизеринцы... ты бы назвала их эгоистами, но они сменили 'своего друга' на 'свою семью'. Разницы практически никакой, но вторые порой задумываются, а прав ли друг?
  
  - Из твоих же рассуждений, эти два факультета похожи. Так почему они враждуют? Отбросим директора, который ничего не делает для утихомиривания вражды. Разреши он переходить из одного факультета в другой - все стали бы друзьями, так или иначе.
  
  - Возможно, только в Дамблдоре и дело... было бы интересно посмотреть на Хогвартс без него. Как по мне он вражду только раздувает. Гриффиндорцы по своей природе нападают на врагов. Укажи им, где враг - они героически на него попрутся, не задумываясь, а враг ли? А побывав с тобой в школе, могу добавить, что Дамблдор еще и всячески поощряет львиный факультет. Змеи же, видя такое дело, только огрызаются на общую злобу.
  
  - Короче, никто из них ни хороший, ни плохой, - эти размышления нагоняли уныние и я решила заканчивать обсуждение. - Мир, жвачка, друг?
  
  - Что? - не понял Реддл.
  
  - Друзья, говорю?
  
  - Э... - я впервые увидела, что у него нет слов. - Вроде того.
  
  - Давай вместе возьмемся за изучение заклинаний? Одна я до скончания веков всю свою книжку разбирать буду, - потянулась я за книгой с заклинаниями и ритуалами.
  
  Затем оказалось, темный маг не просто так заговорил со мной именно в подвале - в доме были подслушивающие артефакты и разговаривающие портреты, которые он заметил. В подвале подслушивающих не было, но использованные мной заклинания могли расшифровать. Мне не доверяли и следили, что вполне можно было понять. Поэтому мне нельзя было тут проходить свою практику. Сказать, что я расстроилась, значит, ничего не сказать.
  
  - Я тут заметил у тебя некие посторонние структуры на магическом ядре, - сообщил Реддл.
  
  - Только сейчас заметил? - уточнила я, догадываясь, каков будет ответ.
  
  - Немного раньше, - пошел методом наименьшего сопротивления темный маг. - Просто я их исследовал. Они очень качественно и точно построены. Просто чтобы разобраться в этом пришлось потратить немало времени.
  
  Ага, мысленно согласилась я, точно не год. Хорошо хоть признался.
  
  - Трогать ничего я не стал. Вначале я размышлял, кто мог их построить...
  
  - Это медики в Мунго, - вставила я словечко для прояснения ситуации.
  
  - Я догадался, - быстро согласился Реддл. - Эти конструкции вокруг твоего магического источника сдерживают много магии. Так что ты используешь не всю свою силу. Если бы их можно было снять, ты смогла бы на равных сражаться со взрослым магом на истощение.
  
  - Раз их построили медики, значит, они были нужны, - категорично заявила я, не собираясь действовать себе во вред.
  
  - Я тут в эти пару дней занялся их конструкцией вплотную, - нетерпеливо продолжал маг. - И могу гарантировать, что сдвинь я чуток одну ниточку и твой запас возрастет не только в объеме, но и в качестве.
  
  - А как же повреждения телу? Мне Августа объясняла, что эта магия может меня убить.
  
  - Я только приподниму крышку, а не сниму все ограничения. Сейчас у тебя уровень магии школьника где-то на пятом курсе, а с моей помощью ты поднимешься до семикурсника. Возможно, даже выше.
  
  - А как же аппарация? Я пробовала год назад и все прошло нормально, хотя ее изучают только на седьмом курсе.
  
  - Здорово, если у тебя получилось, - немного удивленным тоном похвалил Реддл. - Это полезная способность, очень полезная. Для аппарации в большей степени нужна концентрация и внимание, чем сила, поэтому у тебя и получилось. Мне нужен сильный носитель, если ты подумываешь, зачем я это делаю.
  
  - Допустим, я рискну, - кивнула, задумчиво подперев подбородок. - Даже упустим из виду повреждения. Как ты собираешься это сделать?
  
  - Просто надень мой медальон на шею, дальше я сам разберусь. Я как не-человек вижу магические структуры без посторонней помощи. Кстати, тебе мы могли бы купить специальные очки, чтобы ты тоже посмотрела, но сомневаюсь, что у тебя есть такие деньги. Твое тело за годы выросло и окрепло. Думаю предосторожность твоей бабушки, была актуальна раньше, а не сейчас. А перед высвобождением части силы, как ты выражаешься, перестрахуемся и выпьем лекарственные зелья.
  
  - Нет. Если что-нибудь случится мне не смогут помочь отправив к лекарям, - резко отказалась я. Логика в его размышлениях есть, да и гробить меня именно сейчас ему нет смысла, но увы, не время. - Но ты молодец, что разобрался, когда-нибудь попробуем, - подкинула я лести на душу мага, падкую на подобное.
  
  * * *
  
  Реддл заскучал через два дня. Два дня мы слонялись без дела да болтали.
  
  - И приключений себе на пятую точку не хочется, и нового чего-то хочется... - зевнула я.
  
  - Надо было эпически покинуть школу, как близнецы Уизли, - с ленцой протянул Реддл, узнавший со мной от Хелен о уходе близнецов, оставивших Амбридж с носом.
  
  - Нас остановили бы, - возразила я. - Есть идея, - я резко поднялась с насиженного места. - У тебя как с зельеварением? Давай поэкспериментируем с зельями?
  
  - Если бы достать растертый рог двурога и тертую шкуру бумсланга... - мечтательно протянул он. - Тогда бы мы сварили оборотное зелье. И смогли бы выбраться на люди или даже в Косой переулок...
  
  - Можно было бы подыскать убежище, - продолжила я мысль. - Собственный дом...
  
  - Вот это вряд ли. Тебе пришлось бы все равно выходить на улицу хотя бы за едой, - возразил Реддл. - Хотя, если найти одинокую волшебницу или волшебника и временно поселиться у них... Пришлось бы пойти на крайние меры, но вариант хороший.
  
  - Ты так уже делал? - подозрительно осведомилась я. - Это, знаешь ли, не просто противозаконно. Держи я силой кого-нибудь или, не дай бог, Империусом, - я вздрогнула, вспомнив свой опыт содействия с этим запрещенным заклинанием, - меня могут на всю жизнь в Азкабан запереть.
  
  Заклинание полезное, но жуткое. Как было бы проще, прибудь я к Малфоям и наложи на них Империус, а затем они бы сами меня укрыли от глаз Волдеморта... Эх.
  
  - Было время, - вздохнул темный маг, точно как старик, вспоминающий бурную молодость. - Такой трюк проходил не раз, причем в разных странах. Потом просто стираешь память и как ни в чем не бывало. В этом деле главное соседи. Бывают такие дотошные маглы...
  
  - Вообще-то мы начали с оборотного зелья, - напомнила я. - А где бы ты достал его или ингредиентов для него?
  
  - Точно не официально. Иначе требовалось бы разрешение с лицензией. Только Лютный переулок и частные умельцы.
  
  - А чтобы выйти в Лютный переулок надо оборотное зелье, - вздохнула я.
  
  - Точно, - подтвердил Реддл.
  
  - А если пробраться в Хогвартс? - осенило меня. - Смотри! Никто и не подумает, что я вернусь туда!
  
  - Это самое идиотское, что я от тебя слышал, - процедил маг. - Ты предлагаешь снова вернуться в блокаду, пусть они и не сразу узнают, где ты.
  
  - Вот именно, что идиотское! От меня ждут, что я спрячусь или меня кто-то укроет! А вот нифига подобного! Снова в школе меня искать не будут! - засмеялась я от подобных мыслей.
  
  - Возможно... - задумчиво протянул Реддл. - Если мы сможем достать Оборотное зелье, это будет беспроигрышный вариант. Семью Самуи можно оставить как запасной вариант. Меня не оставляет ощущение, что с нас еще спросят за защиту. А там, в бардаке, стащим у Снейпа ингредиенты...
  
  - Придержи коней, - осадила я его. - Мы можем засесть в Тайной комнате и в Выручай-комнате. Еду как добывать будем?
  
  - Василиск твой притащит что-то съедобное. А если ты можешь аппарировать, так мы вообще перенесемся в Хогсмид, а там в Визжащую хижину или 'Сладкое королевство' и под чарами в школу. Если твои ОСТы все еще осмеливаются спускаться вниз, в чем я сомневаюсь, то будем ходить под чарами, - быстро выговорил план темный маг.
  
  - А если найдут этот дом, то меня здесь уже нет, - возликовала я, хихикнув. - Еще, надо бы нам с тобой найти укрытия. Защищенные.
  
  - Найдем, найдем. Поднимайся наверх - посмотрим кто дома. Время вечернее - как раз скроет следы.
  
  Миссис Самуи нашлась в гостиной с книгой в руках. Вначале я забрала свои вещи, а затем оставила записку на кровати:
  
  'Спасибо за все. Я не забуду вашей помощи и отвечу вам тем же при первой возможности'.
  
  Это уже входит в привычку - оставлять прощальные записки.
  
  Я быстро спустилась вниз и распахнула двери. Весенний ветер был силен и прохладен. Быстро пересекла дорожку между клумбами и раскрыла ворота. В этот момент в полоске света на пороге дома появилась фигурка волшебницы. Но меня уже было не остановить. Я не хотела слышать убеждений. Ветер гудел в ушах и дергал за мантию. Шерлок за шиворотом повизгивал от свободы.
  
  Неподвижно сидеть на пятой точке? Это не для нас!
  Глава 53
  
  Из обособленно стоящего особняка вырывается колдунья. Погода бушует, подначивая на действия.
  
  - Аппарируй куда-нибудь в магловский город или хотя бы в 'Дырявый котел', Косой переулок? - тихо, как ни в чем не бывало, вопрошает Реддл, когда я только собралась крутануться для перемещения.
  
  - Я не поняла? Зачем? - растерялась, на секунду оглянувшись на бегущую ко мне волшебницу.
  
  - Кто мне только что говорил про одну лодку и взаимное доверие? Сделай так, как говорю, - быстро проговорил темный маг.
  
  - Опять ты за свое, - нахмурилась я, понимая, что темный маг опять что-то задумал без моего ведома.
  
  - Долго ты здесь будешь стоять? - поторопил медальон, перед тем как меня втянуло в трубу аппарации.
  
  Громкий хлопок рассеивает тишину, и молодая волшебница-беглянка появляется посреди освещенной уличными фонарями улицы.
  
  Я приглушенно застонала, оглядывая скверик перед больницей Святого Мунго. Как он меня выводит из себя! Еще одна аппарация и тоже удачная, хотя я не была уверена, что помню это место. Я вообще не была уверена, что перемещение пройдет гладко. Как я вообще дошла до такого риска своей шкуркой? Или это Реддл что-то делал? Внушал, может? Ничего, конечно же, не докажешь, да и вину свою сваливать на него нехорошо, но надо бы дальше быть поосторожней, если это вообще возможно.
  
  - Все, - села я на лавочку. - С места не сдвинусь, пока все не объяснишь.
  
  - А не боишься, что отследят аппарацию? - делает хитрый ход Реддл.
  
  - А ты быстрей объясняйся, - уперлась я рогом, еще больше нахмурившись.
  
  - Начну с того, что в Хогсмиде опасно появляться, как и в Хогвартсе. Сама догадаешься почему. А мы просто заметали следы. Слизеринец нам обеспечил защиту при доставке к первому пункту, затем, если нас все же услышали когда-то, то решили, что ты с кем-то общалась по ту сторону. Про меня не знают. Мы им сообщили, что вернемся в Хогвартс. А теперь мы, наконец, осядем. Без посторонней помощи. Самостоятельно. Так надежнее, - быстро, но ни капли не переживая пояснял темный маг. - Лучше двигайся дальше быстрей - здесь слишком много света.
  
  - Как все сложно, - пробубнила я. - То есть тебя не устраивала семья Кана? Они ведь дали хорошую защиту.
  
  - Хорошую, нехорошую, неизвестно, - возразил он. - Лучше, если никто не будет знать, где ты. Так им просто не у кого будет вытащить информацию.
  
  - Ну и куда мы теперь? - кисло поинтересовалась я.
  
  - Найдем маглов и поменяем им память. Станешь троюродной племянницей или кем там еще. На пару месяцев хватит, а там придумаем что-нибудь, - оптимистично и без зазрения совести выдал указания Реддл. - Выбери кого угодно подальше отсюда.
  
  Я пошла по ночным улицам, уже ничего не боясь, так как внутренне морально была вымотана. Сняла мантию, чтобы не привлекать внимание, и пошла.
  
  - Скажи мне, чем ты лучше Дамблдора? - обратилась я к Реддлу. - Также мне лапшу на уши вешаешь для моего же блага и без моего же ведома.
  
  - Ну, я не гей.
  
  Воцарилась тишина, и только сова где-то вдалеке издала свое 'Гу-гу', да ночные цикады выводили трели.
  
  - Охренеть, - выдала я, за неимением других слов, а затем, подумав, добавила: - Я на тебя плохо влияю.
  
  В ответ раздалось только насмешливое фырканье. Мы замолчали. Мне нечего было сказать, я обдумывала все события случившиеся за последние два года и мысленно переживала их заново.
  
  - Ладно. Признаю, кое-где я был неправ, - к моему удивлению, нехотя признается Реддл, не выдержав игру в молчанки. А может, воспринял мою реакцию, как опасный звоночек в нашем хлипком доверии.
  
  - Спасибо, - тихо поблагодарила я. Было отчего-то неловко. Чувствовалось, что неловко не одной мне. Как ни странно, не хотелось подначивать мага, вытащившего из себя такие слова. Зная его - это подвиг.
  
  Больше мы не разговаривали, сохраняя тишину. Не знаю, о чем думал Реддл, а я размышляла о некоем темном маге, частичка которого висела у меня на шее. Как Том Реддл превратился в Лорда Волдеморта, считающего нормальным бросаться Круциатусами и Авадами в детей и почему за таким человеком пошли многие чистокровные семьи? Да еще как пошли! Свои драгоценные шкуры подставляли! Вроде бы не глупые люди - могли понять, что за человек перед ними, аристократия ведь в большинстве. И все риски, деньги, усилия и жизни ради идеи чистоты крови?
  
  Прошло несколько часов. Улицы стали похожи друг на друга, и я выбрала один домик среди множества таких же: с белыми декоративными заборчиками и поливными газонами. Улица была хорошо освещена, все одинаковые дома стояли ровным рядком, с одинаковыми заборчиками и газонами, внушая ощущение однотипности и серости. Для меня - самое то.
  
  - Оглушай невербальными и не сомневайся. Мы им не навредим, - тихо выдал ценные указания Реддл, когда я застыла в нерешительности у калитки.
  
  Прошла по дорожке из гравия, открыла невербальной Алохоморой двери и зашла в темную прихожую. Шерлок зашевелился за шиворотом, почуяв мое волнение.
  
  Кто здесь живет? Кому сегодня не повезло?
  
  Полчаса спустя я стояла над кроватью одинокой вдовы миссис Линдси. Дети ее разбрелись по миру, а женщина осталась одна со своими цветами, на которые бросали завистливые взгляды соседи. Можно сказать мне повезло, что пришлось менять память только одному человеку. Даже с помощью Реддла для меня это было чертовски трудно.
  
  Я подняла лежащий на спящей женщине медальон, вернув его в карман.
  
  - Теперь все? - безразлично спрашиваю пустоту.
  
  - Да. Поднимись наверх. Помнишь, там где-то была спальня для гостей? Ты заслужила отдых, - тихо произносит темный маг.
  
  Уставшая и вымотанная, я завалилась в кровать, не особо разглядывая все. Теперь я должна откликаться на имя Луизы Харрисон и завтра счастливая бабушка представит соседям приехавшую ночью самолетом племянницу.
  
  - Реддл, я верну тебе тело, - сонно пробормотала я, - а затем изобью подушкой, удушу в объятиях и кастрирую.
  
  * * *
  
  Выполнив на следующий день план чаепитий по гостям, следующей ночью я, под руководством Тома Реддла, вырезала ритуальным кинжалом руны на дощечках и расставляла их по кругу, вокруг дома, закрывая сверху землей. Это должно было предупредить меня о гостях. Затем обрисовала купленной в баллончиках краской подвал миссис Линдси, чтобы я могла безбоязненно там практиковаться. Все потом можно быстро очистить заклинанием, зато краска в отличие от мела держится дольше и случайно не сотрется. Днем я выходила на полчаса во двор или в магазин и могла заметить, как выглядывают любопытные соседи через щель в шторах, наблюдая, как я поливаю цветы. Опасаться нечего, пока они не заметят какой-то странности.
  
  Я послушно приступила к методичному проглатыванию моей книжки с заклинаниями. Защита вокруг дома, по словам Реддла, была не английского происхождения и не всяким будет обнаружена. Я предложила через пару месяцев смотаться в Россию или куда-то в ту сторону, ведь русский язык я не забыла. Реддлу было особо все равно. Чувствую, в самый последний момент он скажет, что это была плохая идея, и я виновата в том, что ее предложила. Почему летом, а не прямо сейчас? Летом множество школьников отправляются с родителями на каникулы отдыхать, и я меньше буду выделяться.
  
  'Пророк' ничего интересного для меня не писал. Кан злой и обиженный обвинил меня в дурости и призвал вернуться. Трэйси с Захарией разругались и похоже на этот раз надолго, но Хелен не смогла мне пояснить ничего, так как передала зачарованный переговорный пергамент Трэйси - у Августы кончилось терпение и она предприняла активные действия. Друзья веселили рассказами о том, что творится в школе. Меня вроде как исключили с возможностью возврата, а вообще-то я была рада, что вовремя сделала ноги. Кана было жалко. Он отказался уходить из Инспекционной дружины, доказывая, что добывает там информацию и вообще многие слизеринцы, а не только члены Инспекционной дружины страдают от нападок остальных факультетов. С пришествием новой директрисы о хотя бы слабом подобии порядка нельзя было и мечтать, ведь саботаж поддерживался остальными преподавателями.
  
  И одним, и другим я писала, что у меня все хорошо. По сути, так и было. Домашний уют, вкусная еда, душевая в любое время, свободный график для занятий и планы на светлое будущее. Пока связная монета, которую я использовала для связи с ОСТами не прислала сообщение...
  
  POV Кан Самуи
  
  Экзаменатор сообщил об окончании экзамена, и я смог вместе с остальными пятикурсниками покинуть Большой зал. Экзамены оказались не такими уж и сложными, больше муторными и играющими на нервах.
  
  Амбридж ликующе подозвала меня и еще нескольких слизеринцев. Кто-то пробрался в ее кабинет, и она призвала нас, Инспекционную дружину, вместе с ней поймать нарушителей. Пошли и те кто не был в ней - просто для того чтобы отомстить. Все были уверены, что студенты нашего факультета здесь не причем.
  
  Жуть как наскучило огибать это болото посреди коридора устроенное напоследок рыжими близнецами, да и бегать на побегушках за Амбридж тоже, особенно когда полагалось праздновать окончание экзаменов. Слухи упорно твердили, что финансировал это безобразие Поттер. Ненависть к Избранному на нашем факультете только усилилась.
  
  Но пока мы поднимались к ее кабинету я мог только гадать, кто же проник в кабинет Амбридж. Айрли была первым кандидатом, но ее здесь не было. О чем она вообще думала, когда исчезла?! На пергаменте упорно писала, что все нормально и она в порядке, мол не хотелось ей навлекать беду, но где она и что с ней оставалось тайной. Очень нервирующей тайной.
  
  Загадка решилась сама собой - этими глупцами оказались Поттер и Грейнджер. Признаться, я не без удовольствия наблюдал, как Амбридж схватила за волосы Избранного и вытащила его голову из камина - тому очень хотелось с кем-то поболтать. Миллисента тоже радовала, прижав Грейнджер к стене.
  
  - Всех изловили, - сказал Уоррингтон, грубо выталкивая из коридора упирающегося Уизли на середину комнаты. О, да. Тот метает на всех слизеринцев ненавидящий взгляд. Смотри теперь, рыжий, кто прав, а кто виноват. - А этот, - Уоррингтон ткнул в вышедшего следом брата Айрли толстым пальцем, - хотел помешать мне поймать ее, - он указал на младшую Уизли, которая пыталась лязгать ногами, - так что я и его прихватил.
  
  Надо было вытаскивать отсюда Невилла. Но если я что-то скажу, меня не так поймут свои. И все же оставлять без внимания попытку Крэбба придушить ее брата нельзя.
  
  - Крэбб, - лениво окликнул я однокурсника. - Ослабь хватку на Лонгботтоме. Ты его задушишь. Ты ведь не хочешь потом разбирательств?
  
  Парень был немного тормозом, но все же смысл уловил. После благосклонного кивка от Малфоя, он переместил хватку на руки Лонгботтома, который тотчас же принялся вырываться.
  
  Амбридж вызвала нашего декана, но у того сыворотки правды больше не было. После того, как декан покинул кабинет, я с интересом наблюдал, как женщина уговаривает себя применить другие меры добычи информации. Круциатус... Заклинание боли. Помнится, мы всем составов ОСТов собрались у входа в Тайную комнату из-за новостей, принесенных Смитом и Трэйси. Это было единственное собрание, на котором не было Айрли. И, тем не менее, волнующая всех тема касалась ее. Этот рыжий бездарь, Рон Уизли, который сейчас мечется в захвате, донес до студентов доказательства, почему именно Гарри Поттер должен руководить ОД. Гермиона умная, но ведь не она сбежала с кладбища полного Пожирателей, а Айрли хоть и сбежала оттуда с Поттером, но она инвалид, говорил он. Ее мать во время беременности подверглась заклинанию Круциатус от Пожирателей, про которых писали в газетах, и для Айрли все это так просто не прошло. Умолчал он только о том, что как раз Айрли и вытащила их оттуда. Увы, присутствовавшие ОСТы смолчали - наша глава очень просила об этом не распространяться. Не всякий второкурсник выполнит аппарацию, хотя под адреналином и не такое сотворишь. Смит не сдержал зачесавшиеся кулаки, да его близнецы Уизли остановили.
  
  Как мы могли поверить в то, что она до пяти лет считалась умственно отсталой, когда она не без успехов обучала всех нас? Мы бы все согласились, что Уизли лжет, если бы не газеты, оставившие пометку под фамилиями Лестрейнджей. Не знаю, как так произошло, древнее ли родство или что-то другое, но я заявил, что считаю ее наследницей Слизерина. Хозяйничество в Тайной комнате и василиск подтверждали эту теорию. Если даже это не так, мы видим то, что есть, что нам до ее прошлого? Мы недолго спорили, приводили доводы и убеждали друг друга, так как все уже к ней привыкли и хорошенько узнали. Тогда мы просто замяли эту тему и дружно забыли. В ней была прорва магии для тринадцати лет, поэтому я лелеял надежду напакостить Уизли, который заставил всех в ней усомниться. У нее большое будущее, и я в нем обязательно буду фигурировать.
  
  Тем временем Грейнджер заплаканным голосом вещала об оружии Дамблдора, которое он якобы оставил им. Будь я директором, я бы им ничего не доверил, но волшебник тот еще чудак. Амбридж, опасаясь конкуренции с нашей стороны, повела Поттера и Грейнджер сама. Зря.
  
  Тут-то и началось сопротивление. Младшая Уизли извернулась и попыталась заломить слизеринку, удерживающую ее. Это послужило сигналом для остальных. Я растерялся, не зная куда целиться, ведь слизеринцы, пытавшиеся угомонить гриффиндорцев, постоянно перемещались в борьбе. Крэбб превышал массой Лонгботтома и придавил его к полу. Кто знает, кто бы победил в этой борьбе, если бы не вьющееся веревками и хватающее все подряд растение, взявшееся из ниоткуда и быстро пускающее побеги. Растение быстро обвило ветками ногу Крэбба, что тот вскоре почувствовал и переключил свое внимание. Уизли дрался с кем-то на кулаках, поэтому я не особо отвлекался на него, пока тот не отобрал у кого-то палочку и не отправил в меня оглушающее заклятие. Я тут же на автомате выставил Протего и отправил в его сторону парализующее заклинание, но оно угодило в Уоррингтона, который неудачно стал на пути. Срикошетившее от щита заклинание, к несчастью, тоже попало в слизеринца, которого отбросило к стене. Тарелочки с котятами, развешанные по стенке, попадали на пол, разлетаясь осколками, а слизеринец недоуменно потряс головой, приходя в себя. Дальше мне было не до них - младшая Уизли отправила в нашу с Малфоем сторону Летучемышиный сглаз для отвлечения внимания. Туча крылатых грызунов перекрыли обзор и заставили прикрыться самым слабым щитом от физических воздействий. Пришедший в себя Малфой тут же развеял летучих мышей контрзаклятьем. Но было уже поздно - слизеринцы не ожидали удара в спину и получали заклинания от быстро очухивавшихся гриффиндорцев. Вдобавок незнакомое растение разрослось по полу на треть комнаты. Я мог бы попытаться всех их заломить - Гойл и Малфой все еще были в порядке, но... чертов Лонгботтом! В горячке он может сильно пострадать, ведь слизеринцы видя расклад, стесняться на проклятия не станут, и что я потом скажу Айрли?!
  
  Разбрасываясь заклинаниями, прикрываясь Протего и пиная препятствия, я прорывался к выходу. Перепрыгнул побеги растения, переступил через какого-то ученика без сознания.
  
  - Самуи! - зовет меня Малфой, и я понимаю, что тот сбегает вместе со мной. Тут же блондин затыкается от нового Летучемышиного сглаза посланного младшей Уизли. Они не привыкли к тренировкам один против всех. То же ОД давало хоть какую-то подготовку. Но меня заметили и пришлось идти спиной вперед, выставив щит от летящих заклятий, благо двери близко. Потом смогу сказать, что побежал за деканом. Малфою нужно только напомнить, что он не сообразил вовремя, что положение пропащее и не смог сбежать со мной. Делов-то!
  
  Я добежал до облюбованных доспехов и скрылся за ними. Найдут - дам отпор. Выглянул за стальные латы - за мной никто не спешил. Подумав, я создал образ ученика в конце коридора, отдаленно похожий на меня. Прошло долгих полминуты, пока из кабинета Амбридж не выбежали члены ОД и, завидев иллюзию, попытались ее догнать. Естественно, за поворотом уже никого не было, так как зрительный контакт прерывался.
  
  - Куда он побежал?! - не стесняясь, громко спросил у остальных Уизли, награждая меня нелицеприятными эпитетами.
  
  - Он побежал к Снейпу! - осенило младшую рыжую. - Черт с ним! Быстрей за Гарри! Мы должны ему помочь!
  
  Не пытаясь топать ногами тише по лестнице, они отправились на помощь. Мне не составило особого труда пойти за ними. Мне было бы все равно, если они получат по заслугам, но... чертов Лонгботтом! Как бы профессоров известить?
  
  Во дворе перед замком пришлось обождать, пока они скроются за деревьями. Я прислонился спиной к дубовым входным дверям, выглядывая за ними.
  
  - Самуи? - слышу донельзя удивленный голос Ричарда Холта.
  
  - Скройся с глаз долой, - раздраженно советую ему. Надо будет быстро догнать тех олухов в Запретном лесу. Страшновато идти туда одному, но не этого же второкурсника брать с собой?
  
  Явно обидевшись и подумав немного, он назло подходит ближе и тоже выглядывает:
  
  - Что там?
  
  Я схватил его за шиворот и отодвинул назад, зло шикнув на него:
  
  - Не лезь.
  
  - Это там рыжие волосы Уизли? - заметил он, подпрыгнув, чтобы разглядеть через мой рукав, которым я перекрыл ему проход. И тут же присел на корточки: - Это не Невилл?
  
  - Лучше сходи, предупреди кого-нибудь из преподавателей, что ученики нарушили правила и пошли в Запретный лес!
  
  Чего он лезет-то? Второй же курс только!
  
  Тем временем гриффиндорцы уже достигли опушки - пора было их догонять, что я и сделал, побежав со всех ног. Но мальчишка и не думал оставаться в замке и догонял меня.
  
  - Я с тобой! - крикнул он вдогонку. Я резко затормозил. - Там брат Айрли! Я знаю, что ты за ним идешь! - громко заявила эта заноза на пятой точке.
  
  - Замолчи! - не выдержал я. - Ты бы еще в Большом зале это объявил, чтобы наверняка! Найди преподавателя и сообщи о гриффиндорцах в лесу. В лесу второкурснику делать нечего! - категорично заявил ему я, надеясь на его работоспособные мозги. Зря надеялся.
  
  - Я тоже могу сражаться!
  
  С каждой секундой гриффиндорцы уходили дальше в лес, и я мог уже не найти их следы.
  
  - Отбиваться и я смогу! Нужно чтобы за нами пришла подмога! Если ты ее не позовешь - никто ее не позовет! Важна каждая секунда!
  
  Подобный простой трюк подействовал. Когтевранец преисполнился собственной важностью и пулей полетел обратно в замок. Не теряя больше времени, я побежал за гриффиндорцами. Те шли точно по прямой, как носороги, топча только пробивающиеся маленькие деревья и ломая ветки на своем пути. Вскоре я услышал и их самих. Те что-то обсуждали на ходу. А затем и треск со свистом стрел. Это уже было серьезней. Дальше я уже шел перебежками от дерева к дереву. Стал различим топот множества копыт - им не повезло натолкнуться на кентавров. Вместе со стадом слышалось что-то огромное, заставлявшее землю сотрясаться. Холодок прошелся по загривку - если уж Айрли выпускает сюда своего василиска...
  
  Постепенно шум двигался дальше и дальше, все отдаляясь. Хоть где-то повезло. Оглушу Лонгботтома, перекину через плечо и дам деру к замку. Я остановился в зарослях у просеки, где собрались бравые гриффиндорцы и присел, отодвинув немного ветки для обзора. Вся команда была вновь в сборе.
  
  - Так, - кричал на блондинку из Когтеврана Поттер. Зря он в этом лесу кричит. Здесь осмеливаются шуметь либо опасные хищники, либо глупая дичь. - Во-первых, нам, если ты включаешь в это понятие себя, ничего делать не придется. Во-вторых, у всех, кроме Рона, метлы стережет тролль-охранник, поэтому...
  
  - У меня есть метла! - возразила младшая Уизли.
  
  - Есть, но ты никуда не летишь, - сердито заявил ее братец.
  
  - Прошу прощения, но судьба Сириуса волнует меня не меньше, чем тебя! - воскликнула обиженная рыжая. - Я на три года старше, чем ты был, когда дрался с Сам-Знаешь-Кем за философский камень! Это я обезвредила сейчас Малфоя в кабинете Амбридж, это я напустила на него огромных летучих тварей...
  
  Я отвлекся на нагревшийся заколдованный сикль. 'Сейчас. Запретный лес', - гласила надпись на ободке монеты. Холт, чтоб его! Он еще и всех ОСТов собирает! Не дай Мерлин, они сюда явятся! Я поднял волшебную палочку, чтобы написать 'Нет! Оставайтесь в замке!'.
  
  - Да, но...
  
  - В Отряде Дамблдора мы были вместе, - тихо сказал Лонгботтом. - Разве не для того мы его создали, чтобы сражаться с Сам-Знаешь-Кем? Вот мы в первый раз получили шанс сделать что-то по-настоящему. Или, по-твоему, ОД - это была игра?
  
  - Нет... конечно, не игра... - нехотя согласился Гарри.
  
  Монетка нагрелась и на ней появилась надпись: 'Там Невилл в лесу в беде'. Теперь они точно все сюда придут! Экзамены и занятия закончились и дорогу в лесу найти смогут - гриффиндорцы много веток по пути переломали и Холт видел, куда я пошел. Как же их остановить?!
  
  - Тогда нам всем надо отправляться в Министерство, - бесхитростно рассудил Невилл. - Я теперь не стану помехой. Растения на моей стороне.
  
  - Верно, - поддержала его блондинка, одарив гриффиндорца радостной улыбкой.
  
  - Впрочем, это не имеет никакого значения, - уныло промолвил Поттер. - Все равно мы не знаем, как туда добираться...
  
  - А я думала, это решено, - вмешалась блондинка. - Мы летим!
  
  - Так, послушай-ка меня, - накинулся на нее Уизли. - Ты, может быть, и умеешь летать без метлы, но нам-то, остальным, где прикажешь взять крылья?
  
  - Летать можно не только на метлах, - безмятежно возразила девушка. Я разглядел ее лицо - это была Полоумная Лавгуд - подходящая компания для их ОД, ничего не скажешь.
  
  - А на чем еще? На мерзляках твоих козлорогих? - поинтересовался Уизли.
  
  - Морщерогие кизляки не летают, - сказала Луна с достоинством, - а вот эти летают, и еще как, и Хагрид говорил, они запросто могут доставить тебя куда нужно.
  
  Они все обратили внимание на противоположные кусты - оттуда вышли фестралы. Пока гриффиндорцы спорили, кто едет я судорожно размышлял. Одному против пятерых идти не комильфо, пусть даже я сильнее каждого отдельно взятого. Оглушить Лонгботтома и бежать тоже не вариант - я не смогу его забрать. А тем временем компания уже залезла на спины фестралов, которых половина не видела.
  
  - Тогда в Министерство магии, ко входу для посетителей... в Лондон... - неуверенно сказал Поттер фестралу под ним. - Э-э... если вы знаете дорогу...
  
  Мощные крылья распахнулись, конь слегка присел и взмыл вверх так резко и круто. Остальные последовали за первым. Я застонал. Что делать-то?
  Глава 54
  
  Я быстро достала палочку и вывела на монете слова: 'Что у вас происходит?!'. Прошло секунд двадцать, прежде чем появился ответ, но мне показалось, что намного дольше.
  
  'Невилл с грифами ушел в Запретный лес'.
  
  И тут же, едва я успела ее дочитать, надпись стерлась, заменившись другой:
  
  'Они улетели в Министерство'.
  
  После этого я перестала что-либо понимать. Невилл в беде, в лесу или в Министерстве?
  
  'Пишите имена и рассказывайте', - отправила я короткое послание.
  
  Сикль монетка маленькая и прошло минут пятнадцать, прежде чем мне объяснили короткими предложениями, перебивая друг друга, что происходит.
  
  'Возвращайтесь в гостиные и празднуйте со всеми, - подумав, добавила следующее послание: - Оставайтесь на виду', - отправив, бросила монету в карман и нервно зашагала по подвалу, стены которого по-прежнему были покрыты защитными символами. Чего ж я время тяну? Десять минут уже точно прошло. До Лондона они долетят на фестралах... да хрен знает за сколько! Может час, может два, может пол! Не-не, лошади крылатые, значит, время есть.
  
  - Невилл отправился прямиком в ловушку, это без сомнений, - по привычке, размышляла я вслух, измеряя быстрыми шагами расстояние от стенки до стенки. - Надо их остановить до того как капкан захлопнется. Пока они долетят до Лондона, есть время. Думаю из Хогвартса сюда, как бы быстро не летели фестралы, понадобится как минимум час. Кан сказал, что они прибудут к входу для посетителей. Том, ты знаешь, где это?
  
  - Учитель! Зови меня 'учитель'! Сколько раз повторять?! - раздраженно проворчал темный маг, читавший переписку вместе со мной и изредка едко комментировавший. - Знаю, но ты туда не пойдешь.
  
  - Еще как пойду! - вскинулась я. - Я остановлю этих остолопов, посчитавших, что идти в Министерство хорошая идея!
  
  - Ловушка может ждать уже у входа. Подумай, может, это как раз тебя и хотят выманить? Кто тут еще остолоп, который сам собрался идти за ними?!
  
  Я прислушалась к словам мага. Такой вариант имеет право на жизнь. С другой стороны, может, это все и не для меня. Но Невилл! Я должна его вытащить! Эти Пожиратели с Волдемортом, какую гадость только не сотворят! Моральные уроды!
  
  Я заметила, что правая ладонь, сама по себе, автоматически доставшая палочку и крепко ее обхватившая, подрагивает.
  
  - Я пойду, Том. Каким бы ни был мой брат, он свой и успел стать мне дорог, - твердо проговорила я.
  
  - Ты понимаешь, что тебя там может ждать? - так же твердо, без глупых вопросов и сомнений спрашивает Реддл.
  
  - Понимаю. Толпа Пожирателей и, даже есть вероятность, что сам Темный Лорд. Хотя существует шанс, что это подстроил Дамблдор. Что тот, что другой - для меня одинаково плохо. Я не знаю, с чего Поттер решил, что Лорд удерживает там Блэка. Том, я понимаю, что там будет бой, - я сняла медальон, оставив его висеть на вытянутой руке, напротив меня. Створки украшения открылись, явив два темных внимательных глаза. - Я приду ко входу в Министерство и остановлю их, если успею. Хотя бы брата. Я тебя сейчас спрашиваю: ты со мной?
  
  - Я и так всегда с тобой. Куда я денусь? - пробурчал Реддл, закрывшись обратно. Большего и не надо было. Он со мной. Реддл также рискует. Волдеморт, узнав о медальоне, заберет и запрячет его, Дамблдор попытается уничтожить. Реддл мне так и не признался, и я решила не говорить ему, что все знаю. Просто интересно, когда он признается?
  
  - Тебе нельзя идти с пустыми руками, - подумав немного, добавил темный маг. - Переложи пару лекарственных зелий из сумки в карман. Они могут пригодиться в первую очередь. И еще возьми то создающее дымную завесу с тяжелым запахом. Держи палочку наготове, а медальон на шее - я помогу, если что.
  
  - Спасибо, - отстраненно поблагодарила я мага, перерывая сумку в поисках вещей, могущих оказаться полезными. На секунду я запнулась. - Помнишь, ты говорил про почти безопасное увеличение силы?
  
  - Я сказал, что уверен в положительном результате, это значит, что жить ты будешь. Но последствия могут быть от легкой усталости до полного опустошения магического резерва. У тебя будет ощущение переполненного бочонка и тебе придется выпустить всю магию, которая перейдет в твое распоряжение как можно быстрее, потому что удержать все будет тяжело. К этому еще добавляется усталость магических каналов. Сама понимаешь, если посреди сражения у тебя закончатся силы - ты проиграешь. Это можно оставить только на самый крайний случай. Боюсь, мне придется провести первую проверку уже в полевых условиях, так как опустошенная ты там точно ничего не сделаешь.
  
  Я положила сверху сумки мантию, чтобы надеть ее быстро и спрятаться под дезиллюминационными чарами - ведь зачаровать однотонную поверхность проще, и заметала следы, выслушивая пояснения Реддла о местонахождении входа в Министерство. Я спрашивала себя - смогу ли я остановить брата или отбиться от Пожирателей? Одна моя часть твердо говорила, что я сильная и много училась, меня обучал сам Реддл. Вторая - тоненьким голоском вещала, что против толпы я не выстою, кто я такая вообще? Мне повезло летом, когда на мой дом напали. Просто повезло. Это был мой дом, и я его знала от крыши до подвала.
  
  А Реддл? Что он будет делать, если повстречает своего оригинала и его слуг?
  
  Подумав, я прихватила оставшиеся полбаллончика краски и бутылочку с лаком для волос в ванной - если что, можно подорвать. Хотя и страшно, у меня не такой уж и хороший опыт по взрывам, но нужно что-то неожиданное. Лак в этом мире появился совсем недавно и древние волшебники, просидевшие полжизни в Азкабане, вряд ли знают о такой штуке. Скорость и неожиданность - самые важные мои фишки. Также в сумку отправился запас еды на несколько дней. Учитывая мой аппетит и возможность побега с последующим заметанием следов, очень пригодится.
  
  Я не стала стирать у хозяйки дома воспоминания обо мне и зря тратить силы. Просто закинула сумку за плечи и быстрым шагом пошла вверх по улице, иногда срываясь на бег. Кофта, в капюшоне которой до поры до времени спрятался Шерлок, джинсы с зельями в карманах, удобные кроссовки для бега и небольшая сумка за плечами. На улице был поздний вечер, и темнота быстро опускалась на город. Идти ко входу в Министерство было далеко и я поспешила, боясь опоздать.
  
  POV Трэйси Майлз
  
  Я была в гостиной, когда заколдованная монета внезапно нагрелась. Так как шел самый разгар веселья, пришлось отлучиться в спальню. Давненько уже Айрли не присылала сообщений по этой связи. И чего не написала в пергамент?
  
  Выяснилось, что это не она писала, а Ричи. Я только следила за его и Самуи объяснениями к Айрли. Ричи не найдя никого адекватного из преподавателей, сообщил нам. Картина вырисовывалась веселая. Ход мыслей Айрли был понятен и за мной оставался выбор: либо сидеть здесь, либо поучаствовать в бою. И я уж точно не соглашусь пропустить такое событие! Я сбежала вниз, намереваясь отправиться в Запретный лес, чтобы полететь следом. Наконец-то наши ОСТы займутся делом! Мы сделаем то, ради чего мы собирались! Покажем этим тюленям, где раки зимуют! Знать бы еще, что это выражение значит... а то Айрли употребляет, а объяснить не может. Но звучит классно!
  
  В пустом холле не был