Дневная Сова: другие произведения.

Пламя нашей жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.47*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пойти против сильнейшей мафиозной семьи - храбрость или безрассудство? Акиру больше нельзя назвать разменной монетой в партии выстроенной Вонголой. Своей судьбой она предпочитает руководить сама, но неизвестно к каким последствиям это приведет ее в будущем и с чем придется столкнуться. Ведь теперь она не одна, у нее есть своя Семья и названный брат, а впереди - новые друзья или враги.

  Пламя нашей жизни
  
  Направленность: Джен
  Автор: Дневная Сова (https://ficbook.net/authors/362432)
  Беты (редакторы): Ясу Ла (https://ficbook.net/authors/3416570)
  Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
  Пейринг или персонажи: Тсунаёши Савада, Акира Савада, Кёя Хибари, Мукуро Рокудо, Рёхей Сасагава, Такеши Ямамото, Ламбо Бовино, Конрад Эрнесто, Реборн
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Юмор, Драма, Экшн (action), Психология, POV, Попаданцы, Дружба
  Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
  Размер: планируется Макси, написано 386 страниц
  Кол-во частей: 33
  Статус: в процессе
  
  Описание:
  Пойти против сильнейшей мафиозной семьи - храбрость или безрассудство? Акиру больше нельзя назвать разменной монетой в партии выстроенной Вонголой. Своей судьбой она предпочитает руководить сама, но неизвестно к каким последствиям это приведет ее в будущем и с чем придется столкнуться. Ведь теперь она не одна, у нее есть своя Семья и названый брат, а впереди - новые друзья или враги.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  Примечания автора:
  Первая часть - https://ficbook.net/readfic/5250076
  
  Новости и арты https://vk.com/dnevnaya_sova
  
  
  Часть 1. Будущее, которое можно изменить. Глава 1.
   Стальную тонфа остановила рука, объятая оранжевым пламенем с красными всполохами.
   - Разве не ты говорил, что тебе даже пламя не понадобится использовать против меня? - усмехнулся Хибари Кея.
   Босс Варии, Занзас, сжал досадливо зубы и хотел было врезать наглому парню, как рядом с ними появился Рокудо Мукуро. Иллюзионист мгновенно привлек их внимание. Не только потому, что все желающие жить разбежались от драки Занзаса и Хибари подальше, а и потому, что присутствие этого владельца атрибута Тумана оба не могли игнорировать.
   - Она пропала, - вымолвил он.
   - Исчезни, хохлатый, - холодно потребовал Хибари.
   - Чего тебе? - бросил Занзас на него недобрый взгляд.
   - Акира исчезла, - холодным безжизненным голосом повторил он и встретил на эти слова молчание.
   - Что значит "исчезла"? - потребовал ответа Хибари.
   - Я не чувствую ее, - ответил разноглазый Туман. - Я не чувствую свою иллюзию на ней.
   Взгляд босса Варии потяжелел.
   - Мусор! - оглушительно позвал он.
  
   ***
   Ветер перебирал короткие волосы. Шелестела зеленая листва на деревьях. Мимо пролетела стрекоза. Птицы выводили жизнерадостные трели, будто все еще было лето.
   А я сидела у своего склепа.
   Начиналось все иначе. Я благополучно и довольно быстро встретила Шоичи, который, сильно нервничая, пояснил, что он-из-будущего просит меня перенестись туда с помощью базуки. Шоичи бледнел, взволнованно и часто повторял, чтобы я ему поверила, так как он понимал, как нелепо выглядят его слова. Этот Шоичи только начал опробывать возможности базуки десятилетия, которую он держал в руках. Точнее снаряды к детской игрушке, ведь именно так выглядело оружие с таким грозным названием. То, что дали Ламбо, было базукой только относительно его маленького роста. В руках подростка это была труба размером с его руку от кисти до локтя. Вопрос, где он ее взял, даже не стоял. Либо взял из ящика Ламбо, который по ошибке к нему попал, либо оставил взрослый Шоичи, справедливо опасаясь, что его подростковой версии не хватит сил бросить снаряды к ней. Ирие действительно выглядел очень хилым, явно уделяя мало внимания физическим нагрузкам.
   - Хорошо, стреляй, - прервала я его заикания. - Я тебе верю, - посмотрела в панически расширенные зеленые глаза.
   Что может случиться за пять минут? При том, что взрослый Шоичи передал мне разрешение туда переместиться. Видимо, там все решилось с пропажей моей будущей версии. Если так, то зачем там нужна я? Не знаю, поэтому сама хочу убедиться.
   Шоичи выставил перед собой игрушечную базуку, прижав ее торцом к животу, на что я тут же замахала руками - он вообще не подумал об отдаче. Поправив рыжего парня и объяснив, как следует держать даже такое оружие, которое весило не больше полкилограмма, расслабилась, позволив снаряду в себя попасть.
   Короткое ощущение невесомости, будто стоишь на месте, хотя и понимаешь, что куда-то тянет неосязаемым потоком, а затем я обнаруживаю себя в кромешной тьме.
   Первое, что я почувствовала, когда меня притянуло в будущее - это сильнейший запах затхлости. Как только я рефлекторно вскинула руки, то нащупала стенки... и тут же быстро ими перебрала, осознавая, что они находятся очень близко со всех четырех сторон. Едва нащупав что-то сдвигающееся, вскочила, откинув в сторону поддавшуюся поверхность, которая с грохотом опрокинулась, подняв тучу пыли, забившуюся в нос.
   - Апхи!
   Пыль оседала медленно и нехотя, отчего я зажмурилась и закрыла лицо рукавом. Через минуту рискнула открыть глаза и осмотреться.
   Вокруг серые безжизненные стены и ничего больше. Единственное возвышение, на котором я сидела, находилось в самом центре комнаты. Я могла все хорошо рассмотреть, так как под самым потолком находились совсем небольшие прорези окошек, через которые едва-едва пробивался солнечный свет. В слабом лучике, падавшем на пол, кружилась пыль.
   Я перебралась через невысокую ограду и спрыгнула вниз, тут же поморщившись от давящей боли в ребрах. Хорошо, что на мне все еще медицинский корсет. Увы, сквозь время иллюзии Мукуро не достают, а я уже так к ним привыкла, что даже не вспомнила.
   Возвышенность, с которой я слезла, имела прямоугольную форму и очень напоминала... Я подошла к упавшей крышке и стерла рукой с нее пыль, чтобы лучше рассмотреть символ. Остроклювая птица, раскинувшая крылья. Ее огромный хвост раскрылся позади нее языками пламени. Похоже, через десять лет я в самом деле погибла... И похоже, кто-то сэкономил на крышке моего гроба, так как она слишком легкая для бетонной.
   То, что пугающе шуршало под ногами, оказалось высохшими листьями и цветами. Они уже превратились в коричневую труху, и, похоже, запах затхлости шел именно от них. Я нашла выход отсюда и отодвинула тяжелую незапертую дверь под тихий шорох ломаемых позвонков растений. Жутко.
   Снаружи все, наоборот, цвело и пахло. Жизнь, будто в насмешку, поражала яркими красками и фоновым шумом насекомых, птиц и ветра. По ощущениям достаточно тепло, я бы даже сказала - жарко, поэтому в больничных тапочках и футболке мне не холодно в октябре месяце. Может быть, я даже не в Японии? Благодаря Рехею я много времени проводила за городом и на глаз могу отличить, что не вижу здесь никакой знакомой зелени. Вдобавок - это явно дикая местность. Деревья и кусты неухоженные, растут где попало, в одном месте лежала поваленная ветка, и ни одной хорошо протоптанной тропки сходу я не заметила.
   Идти куда-то я не видела смысла. Все, что могла, я уже увидела. Через пять минут вернусь обратно, поэтому нет смысла напрягаться и куда-то идти на поиски людей или города. По этой причине я села у стены поросшего зеленым мхом склепа, опершись о него спиной, чтобы не так напрягать ребра, и стала ждать.
   Пять минут прошли. У меня не было с собой часов, но по ощущениям прошло даже больше. Это очевидно, а потому стоит признать: я застряла в будущем. Хотя в будущем ли?.. Быть в чем-то уверенной я уже не могу. Как бы странно это ни звучало - но базука десятилетия исправно работала всегда ровно на пять минут, и осознание того, что это не так, привело в замешательство.
   Меня отвлек шум тихих шагов, шелестящих по траве. Вначале я не обратила на них внимания, считая шумом леса, пока они не прекратились. Метрах в тридцати стоял высокий черноволосый парень с очень знакомыми серьезными глазами болотного цвета, которые пристально впились в мое лицо... Ямамото не слишком изменился. Подрос еще немного, возмужал, обзавелся резаным шрамом на подбородке, а на ремешке за плечом залихватски висела знакомая катана. Прическа считай осталась той же, волосы растрепаны, галстук на официальном черном костюме сильно ослаблен, ворот голубой рубашки распахнут, а пиджак расстегнут. Это точно он.
   Я рассматривала Такеши, а он, не двигаясь с места, смотрел на меня. Так странно... Вроде бы человек знакомый, но в то же время совершенно другой.
   - Йо, Кира! - воскликнул он, улыбнувшись той самой дружелюбной улыбкой, какую я видела каждый день.
   Взгляд оставался таким же острым и слегка затуманенным, будто он о чем-то думал.
   - Ты знал, что встретишь меня здесь? - спросила я, уже зная ответ, но сказать что-то надо было.
   Кажется, он тоже не мог поверить своим глазам, и я ощущала от него чужеродность вперемешку с опасностью.
   - Неа, - легкомысленно протянул он, избавившись от серьезности во взгляде. - Я просто прогуливался. Это базука десятилетия, да? Конечно, ведь иначе быть не может, - улыбаясь, он подошел ближе, остановившись шагах в трех, а затем присел на корточки, оказавшись почти вровень с моим лицом. - Расскажи, как у тебя дела?
   Сидит, улыбается с виду довольно, как тот плюшевый трехцветный кот в моей комнате. Одна часть меня говорит, что нам обоим неловко, другая отвечает, что Ямамото опять лжет. Улыбка двуличная.
   - Недавно Конфликт Колец закончился, - неспешно начала я и продолжила, наблюдая.
   Такеши ничего не делал, только смотрел и слушал. Когда я делала слишком длинную паузу, тогда он что-нибудь говорил или уточнял, и я снова отвечала. Мне стало совершенно ясно, что ему неважно, что я говорю, он просто наблюдает за мной. Он помнит Конфликт Колец, и моя обычная жизнь его ничем новым не может удивить... Ямамото думает, что у нас всего пять минут.
   - Я застряла, - сообщила я, резко сменив тему. - Если ты ждешь, когда я сменюсь на косточки, то сегодня это уже вряд ли произойдет. Так что... ответишь на мои вопросы?
   Растерянность на его лице мелькнула на какую-то долю секунды. Хм... Он стал еще лучше себя контролировать.
   - Хах? На которые смогу дать ответ, разве что, - ответил он, проигнорировав часть про кости. - Не ожидал тебя здесь встретить, но я знаю, что теперь должен делать. Идем, я проведу тебя.
   Ямамото поднялся на ноги, развернулся и оглянулся проверить, иду ли я следом. Не сумев сразу решить, правильно ли идти за ним, я поднялась на ноги. Все-таки выбор невелик, и оставаться здесь мне не хочется.
   - Куда мы идем? - через минуту уточнила я.
   - В безопасное место, - хмыкнул Такеши, обернувшись и подарив мне еще одну улыбку. - Не сказать, что там будет спокойно, но там ты будешь в безопасности, пока мы не решим, что делать дальше.
   Это заставило меня нахмуриться. Безопасность? В будущем у нас явно не слишком спокойная жизнь.
   Идти пришлось долго. По внутренним ощущениям прошло около часа. За все это время мне удалось вытянуть совсем немного информации, и та довольно бесполезна. Ямамото обходил серьезные темы, поясняя тем, что не время и не место для этого. Вместо этого он рассказывал мне какие-то байки.
   - Ты не устала? - спросил он, в очередной раз оглянувшись назад.
   - Немного, - вынуждена была признать, все же темп взяли приличный. - Но я привыкла, что приходится за кем-то поспевать. Привал не нужен.
   Сказала и поморщилась, непроизвольно почесав правый бок. Если бы не зудящая боль в ребрах, у меня бы даже дыхание не сбилось. К счастью, боль вполне терпимая, если не делать резких движений.
   - А ты удивительно спокойна, - вновь обернувшись, улыбнулся он. - Я имею в виду то, что ты увидела, перенесшись сюда.
   - Можешь не обходить эту тему, - поняла я, в чем загвоздка. - Не скажу, что мне понравилось увиденное. Наверное, я просто ожидала нечто подобное от переноса на десять лет в будущее.
   - Ты как всегда, - улыбнулся он по-настоящему.
   - Мы скоро придем?
   - До трассы, где я оставил машину, осталось немного.
   Обрадовал, ничего не скажешь. Давящая боль будто скапливалась и не желала проходить. Но думаю, я смогу потерпеть еще немного.
   - Так какие они? Прошедшие десять лет? - вернулась я к вопросам.
   - То, что я приобрел, то, что я потерял, и то, от чего я отказался. Вот, что значат десять лет, - улыбнулся он мне с едва заметной грустью.
   - А как твой отец поживает? - спросила и отметила что-то такое пугающее, пронесшееся у него на лице.
   - Он мертв.
   Спотыкнувшись на каком-то камне, я удержала равновесие и осторожно уточнила:
   - Он умер своей смертью?
   - Нет, - от ответа Такеши и его намеренно холодного тона что-то заледенело внутри. - Полгода назад он был убит людьми другой мафиозной семьи, называющей себя Мельфиоре.
   Мельфиоре? Не Вонгола, значит, то, что это произошло после моей смерти, никак не связано. Или все же связано?
   - Что это за семья?
   - Позже расскажу, мы пришли, - сказал он, отодвинув какие-то ветки, которые скрывали от нас дорогу и автомобиль на ее обочине.
   Приплюснутый автомобиль с лакированным темно-синим капотом смахивал на спортивную марку. Какую точно, я определить не смогла. Забравшись на соседнее с водительским сиденьем, я облегченно выдохнула и не стала пристегиваться. Ремень неприятно давил.
   Под управлением Ямамото машина выехала на заасфальтированную трассу и быстро набрала скорость.
   - Так, где мы? - уточнила я, наблюдая за окном непривычные пейзажи.
   - Мы? - Такеши на секунду повернулся ко мне, отвлекшись от дороги. - Мы в Северной Италии.
   - И почему меня похоронили в Италии?
   - Так решили, - пожал он плечами, смотря на дорогу.
   - Известны обстоятельства моей смерти? - вздохнула я, испытывая неприятные давящие ощущения, которые не давали отвлечься.
   - Из всех, кого я знаю, никто ничего не может сказать, - его голос оставался серьезным, что было даже непривычно после того улыбчивого Такеши. - В один момент мы тебя потеряли. Ты просто испарилась. И никаких зацепок.
   Ямамото замолчал, а я прижалась головой к стеклу. Дорога была почти ровной, но на ней попадались небольшие ямы, на которых машина едва ощутимо подпрыгивала. Едва заметно, но не для меня.
   - Феникс еще кое-как держится на плаву, но все твои хранители разошлись. Хибари отправился путешествовать по миру. Думаю, он ищет ответы. Про Конрада вообще говорить не буду. Рехей остался тут и все еще ждет хоть каких-то зацепок. Они с Тсуной в последнее время сошлись и стали действовать вместе. Рокудо... ну, о нем как-нибудь в другой раз.
   - А ты? - тихо спросила, выдохнув на мгновенно запотевшее стекло.
   - Последние полгода в свободном плавании.
   - Что это означает? - уточнила, понимая расплывчатость данной формулировки.
   - Работаю с Тсуной, беру свободные задания, тренируюсь, наведываюсь в союзные семьи и узнаю новости.
   Я еще хотела уточнить, стал ли Тсуна следующим боссом Вонголы или все же нет, но вопрос так и остался лишь у меня в голове. Сознание погрузилось в дремоту, где назойливо шумел быстро движущийся автомобиль.
   Резкий хлопок двери привел в чувства и заставил открыть глаза. Машина стояла на месте, а Ямамото покинул водительское сидение и стоял перед капотом машины ко мне спиной. В салоне автомобиля стояла неимоверная жара, что даже становилось труднее дышать. За стеклом вовсю светило солнце, отчего хотелось сильнее зажмуриться.
   К Ямамото кто-то подошёл и громко заговорил, но из-за хорошей звукоизоляции я ничего не могла разобрать. Движения у этого стройного мужчины очень резкие, а слова экспрессивные. Волосы светлые и длинные, связанные в хвост.
   Неожиданно он так же быстро и стремительно обошел капот, и через секунду двери с моей стороны распахнули. Резкий мужчина наклонился, заглянув внутрь, и... я удивленно уставилась в знакомые светло-серые глаза.
   Скуало нахмурил брови и открыл свой большой рот.
   - Вро-о-ой! - воскликнул он, как всегда громогласно и абсолютно не беря во внимание, что стоит на расстоянии меньше метра. - Что-то ты усохла, чертяка!
   Раздраженно ощерившись на это высказывание, я не спешила огрызаться или вылезать, все же Скуало перегораживал весь выход.
   - Ну-ну, - опустилась на плечо варийского мечника ладонь. - Будет тебе, Скуало. Могу ли я ее провести внутрь?
   - Еще спрашиваешь, - проворчал длинноволосый, выпрямляясь. - Что с ней произошло?
   - Произошло? - не понял Такеши. - О чем ты?
   - Чего бледная такая, идиот?! Я не вижу ран!
   - А! Ты про это! - Ямамото взъерошил волосы. - Она пришла после Конфликта Колец. Нам же пришлось пройти некоторое время пешком.
   Скуало выпрямился и захлопнул дверцу. У меня голова кругом шла, а варийский мечник, обладающий луженой глоткой, продолжал что-то орать на улице. На итальянском, но я явно различала ругательства и оскорбления в быстрой речи.
   Я нажала на ручку, осторожно приоткрыв дверь, так как Скуало уж слишком размахивал руками.
   - Скуало, помедленнее, я уже перестаю понимать твой итальянский, - слышу дружелюбный голос Такеши, проявляющего просто чудеса выдержки.
   - Ты что, вообще ничего не знал?! - заорал особенно громко Скуало. - Ты, тупой кретин, во время Конфликта Колец у нее были ребра переломаны! Дай я тебя по голове этой тупой тресну, может, мозги на место встанут!
   Я приоткрыла дверь шире, стараясь аккуратно выбраться из машины, как тут же крики прекратились и меня схватили чужие руки, а пламя Дождя мгновенно вновь вызвало сильную сонливость. Только пламя Ямамото я ни с чем не спутаю, но эта сила другая, и я не могу ей поддаться. Но сопротивляться долго я не смогла.
   ***
   В приятном полумраке помещения находились всего двое человек. Девочка лет тринадцати лежала на просторной кровати, заботливо накрытая одеялом. Возле кровати на обычном стуле с мягкой спинкой сидел двадцатичетырехлетний парень. Уже молодой мужчина и боец. Он упер локти в колени, сплел руки замком и положил на них подбородок, неотрывно смотря в бледное лицо. Он не удержался - дернулся, когда почувствовал дуло пистолета у затылка. Этот человек смог подойти слишком близко, но из-за своих навыков или из-за рассеянности молодого мужчины - не ясно.
   - Что ты здесь делаешь? - спросил низкий голос с хрипотцой, предостерегавший от резких движений. - Тебе тут не рады.
   - Она мое Небо, - как можно спокойней сообщил мечник, оружие которого стояло прислоненным к кровати.
   - Иди потренируйся с патлатым мусором или сваливай. Ты только его гость.
   - Ты позаботишься о ней? - спросил спустя долгую паузу Ямамото.
   - Не твое дело, вонгольский мусор.
   На лице мечника ненадолго появилась невеселая улыбка от такого обращения. За десять лет у него так и не хватило смелости сделать это, а потом стало поздно. Вначале Савада Акира, а затем и отец - два самых дорогих для него человека ушли один за другим. Он потерял сразу и то, и другое, не сумев сохранить ничего.
   - Не знаю, что происходит, но сегодня мне пришел вызов от Реборна. Он созывает всех хранителей Тсуны.
   - Мне насрать.
   Ямамото коротко засмеялся.
   - Ты в своем репертуаре, Занзас. Ты что-то знаешь о том, почему базука десятилетия не вернула ее обратно спустя пять минут?
   - Ты думаешь, что можешь задавать мне вопросы? - с угрозой в голосе донеслось позади.
   Ямамото снова выдал короткий смешок, но голос его далее стал серьезен:
   - Сделай ее сильнее, чтобы этого будущего не произошло, и проси у меня что хочешь.
   - Это мне решать, а теперь не испытывай мое терпение.
   - Хорошо, хорошо, - успокаивающе поднял руки Ямамото.
   Показательно медленно подхватив меч в ножнах, он обернулся, посмотрев на секунду в лицо собеседника, и, не оглядываясь, покинул помещение. Второй мужчина, обладатель низкого голоса с хрипотцой, не спешил проводить мечника.
  
   ***
   - Да ладно, что с ней могло случиться?
   - Не сходи с ума, Хибари, - жестко отрезал Реборн. - Найдется твой ребеночек.
   Хибари Кея медленно убрал тонфы от лица побледневшего за доли секунды Гокудеры. Очень нехотя он их спрятал под пиджаком и отвернулся.
   - Не могла она просто уйти! - уверенно заявил хмурый Сасагава. - Что-то случилось.
   - Видимо, того, кто с ней связался, она хорошо знала, - продолжил остававшийся спокойным и собранным Рокудо.
   - Все ее друзья из банды были тут, - продолжил Реборн и требовательно осмотрел присутствующих. - С кем еще она могла связаться?
   - По наушникам - ни с кем, кроме нас, - хмуро ответил рыжий парень - Коичи.
   - Нет, с кем угодно, - возразил ему Мураками. - У нее могли быть контакты, о которых она нам не говорила.
   Губы Хибари превратились в тонкую белую полоску. Многие присутствующие понимали, что радиосвязь не отследить так же легко, как мобильный, который остался здесь.
   - Азазель-сама... - провыла сидящая на диванчике Мегуми, сквозь слезы.
   - Не обращайте на нее внимания, - посоветовал Мураками.
   - Я думаю, с ней все в порядке! - с надеждой подал голос Тсуна. - Вария тоже ищет ее, они уж точно ее найдут.
   - Найдут, даже если ее похитили, - сказал Ямамото, пребывающий в непривычно неулыбчивом состоянии.
   Тсуна покосился на него с опаской. 'Другой' Ямамото пугал. От него чувствовалась опасность, и в данный момент Тсуна не мог представить, что чуть ранее дружелюбный бейсболист мог закинуть на него руку и восхититься его самым небольшим достижением. От такого Ямамото, как сейчас, хотелось держаться подальше. Хорошо бы разделить его на два 'Ямамото': один, который дружелюбный, остался бы с Тсуной, а второй, который пугает, ушел к Акире или куда-то еще.
   - Никто не видел, куда она пошла, - продолжил Ямамото, которого слушали все. И сейчас он посмотрел на Рокудо. - Только один был с ней рядом и последним видел ее.
   - Оя, - улыбнулся одними губами Рокудо Мукуро, но это выглядело вовсе не дружелюбной улыбкой. - Ты меня подозреваешь, хранитель Дождя Савады Тсунаеши?
   - Ей, прекрати! - оборвал его непривычно молчаливый Эрнесто, скуривавший одну сигарету за другой, отчего возле него в бумажном стаканчике собралась их целая куча. - Босс Рокудо доверяет, так что не стоит его обвинять без доказательств. Даже если ее похитили, босс найдет способ выбраться. Надо проверить места, куда она могла бы пойти.
   Рокудо задумчиво смерил его разными глазами, но взгляд его хоть и был холодным, той угрозы уже не нёс. Хибари молча ушел, собираясь проводить свои поиски самостоятельно.
   - Вы мне будете только мешать, поэтому я тоже буду действовать один, - сообщил Мукуро, направившись прочь.
   - Сообщи, если что-то найдешь! - крикнул ему вслед Конрад.
   - Я обыщу лес у города! - решительно вскинул кулаки Сасагава Рехей, тут же побежав выполнять задуманное.
   - Мы осмотрим наши места, - кивнул Мураками.
   - Тогда все остальные займутся городом, - подытожил Эрнесто, поднимаясь на ноги.
  
  ***
   Пробуждение было на удивление легким. Мне понадобилось пару минут, чтобы вспомнить, что произошло, пока перед лицом не появилось лощеная морда Луссурии. У него, как всегда, брови были подняты вверх у переносицы, на губах играла задорная улыбка, а уж этот трехцветный ирокез непередаваем... Хоть вблизи было видно, что мужчина уже не так молод, но его поведение и свежий внешний вид говорили об очень оживлённом человеке и не позволяли стопроцентно определить возраст.
   - Хох, деточка, как ты себя чувствуешь? - участливо улыбаясь, поинтересовался он, рассматривая меня через линзы темных очков.
   - Плохо, - мрачно ответила я и пояснила: - У меня ничего не болит, но у живого человека обязательно что-то болит.
   - Охохо, - разулыбался еще больше Луссурия. - Хорошо, что ты снова шутишь. Моя коробочка выполнила свою работу безукоризненно.
   Я попыталась сесть, ощущая, как задеревенело тело, будто от долгого лежания, и он мне помог устроиться на пышной подушке.
   - Давай ты просто дашь мне ответы на стандартные вопросы в таких случаях? - предложила я, осмотрев помещение.
   Как для комнаты помещение было слишком просторным, но раз тут стоит двуспальная кровать, то подразумевается спальня... Погодите-ка. Темные тяжелые портьеры на высоких окнах, массивная кровать с кучей подушек... Один раз случайность, два - совпадение, три - закономерность. Это реально начинает меня беспокоить!
   - Ты находишься в замке Варии, - продолжал улыбаться Луссурия, заметивший мое волнение и принявший за причину явно другое. - Не волнуйся, здесь совершенно безопасно. Босс и почти все хранители сейчас на месте.
   Это-то как раз меня и беспокоит!
   Хотя ведь не может это быть спальней самого Занзаса. Думаю, просто все комнаты в замке должны быть такими. Иначе это реально стремно.
   - Где Ямамото? - вместо этого спросила я.
   - Он отбыл вчера. Его срочно вызвали и было решено, что он оставит тебя у нас.
   - Вызвали? - нахмурилась я.
   - Да, вызов пришел из нынешнего официального штаба Десятого Вонголы. Хотя... Вызов шел от имени наставника Савады Тсунаеши аркобалено Реборна, которого в нашем мире уже нет. Видимо, он переместился во времени следом за тобой. Но это нам пока не слишком важно. Мы далеко от Намимори, где находится штаб Десятого Вонголы.
   Штаб? В Намимори? В этом захолустье? Ох, надеюсь, что это решение не было вызвано близостью к дому и к Нане. Очень надеюсь.
   - Насколько мы далеко? Мы ведь на базе Варии? Это... Италия?
   - Да, - подтвердил Луссурия, продолжая улыбаться. - Подожди немного. Давай мы вначале проверим твое состояние, а затем сходим к боссу.
   Проверка заняла совсем немного времени. Мне потребовалось лишь провести небольшую медленную зарядку под присмотром Луссурии, который вынес окончательный вердикт - здорова. Мне оставалось только поражаться прогрессу в медицине через десять лет и радоваться. Хотя... За несколько часов мне кажется невероятным такое излечение.
   - Сколько времени я тут лежала? - с подозрением уточнила.
   - Ох, всего лишь двое суток, - вздохнул Луссурия с непонятной интонацией. В ответ на мои округлившиеся глаза, он посчитал нужным дать пояснения: - Эти двое суток прошли в процессе форсированного лечения. Я настоящий мастер в медицине и в использовании пламени Солнца и могу за короткий срок качественно поставить человека на ноги.
   - Так это ты во время Конфликта Колец поставил Занзаса на ноги? Или нет? Ты все же и сам был ранен.
   - У нашего босса отличное здоровье и завидная выносливость, но я тоже внес свою лепту, как и Мармон, - польщенно улыбнулся мужчина.
   - А почему у меня длинные волосы? - заметила я, перекинув вперед гораздо более длинные пряди, чем те, что у меня были.
   - Я лечил тебя пламенем Солнца. Оно стимулирует резервы организма на быстрое восстановление, но так как я делал все как можно быстрей, то пришлось использовать пламя на все тело. Поэтому волосы и ногти ускорили свой рост.
   Подняв пальцы к глазам, я с непониманием уставилась на аккуратные ногти.
   - Я их уже подстриг, пока ты спала, - весело сообщил Луссурия. - Если хочешь, могу еще накрасить. Чтобы подстричь волосы, я ждал, пока ты сможешь сесть. Давай, я помогу тебе быстро привести себя в порядок.
   Отказываться от помощи я не могла, правда, Луссурию, который был явным метросексуалом, следовало вовремя останавливать. Он очень легко увлекался. Хотя волосы он подстриг на удивление ровно и заплел в косу, будто делал это каждый день. Хранитель Солнца - брутальный перекачанный мужик в черной майке, штанах, через которые было видно мышцы, и тяжелых ботинках, в темных очках и с бритой головой, на которой был трехцветный ирокез - цвел и пах, как дамочка в парикмахерской.
   Я была в некотором шоке.
   - Луссурия, - позвала я, перебив его монолог о способах ухода за волосами, - а почему ты все время в солнцезащитных очках?
   - Без очков я ничего не вижу, - пояснил улыбчивый мужчина.
   - А можно взглянуть в твои глаза?
   За этим вопросом крылось сильнейшее любопытство, ведь я считала, что глаза - это отражение души. В случае Луссурии я не могла определить, где настоящее, а где наносное. У него очень необычные предпочтения, но вместе с тем он самый старший из офицеров Варии и постоянно позитивный, несмотря на их род деятельности.
   - Хорошо, - посмотрев на меня, через минуту вновь улыбнулся он. - Хоть я обычно их ни перед кем не снимаю, но для тебя сделаю исключение.
   Он медленно потянулся к красной оправе солнцезащитных очков и так же медленно снял их, открыв глаза. У него они оказались светло-голубыми, почти серыми, и такими пронзительными, что совершенно не вязалось с легкомысленным поведением Луссурии. С первого взгляда становилось ясно - этот человек умен и опасен.
   Мужчина надел их обратно, заулыбался и хлопнул в ладоши, отчего я вздрогнула:
   - Ну все! Только никому не говори, ладно? - кокетливо приложил он пальчик к губам.
   Образ развеялся, и это вновь был легкомысленный и позитивный человек, а я поняла, что сижу с открытым ртом.
   - Давай, Кира-чан, я помогу тебе с разминкой и поспешим к боссу. Он сказал, как только очнешься, сразу к нему.
   После разминки исчезло ощущение скованности движений, и я гораздо лучше себя почувствовала. Луссурия повел меня по просторным полутемным коридорам, которые с равным успехом можно было назвать как мрачными, так и загадочными. В них я, все еще в своих домашних штанах, футболке и больничных тапочках, выглядела неуместно.
   Для кого-то другого было бы сложней сориентироваться, но Луссурия, как, наверняка, и другие члены Варии, уверенно шел вперед, будто знает каждый закуток. Он постучался в одну из дверей и почти сразу же распахнул ее.
   - Босс, - пропел хранитель Солнца Варии, - как ты и приказал, я...
   Луссурия, так и не переступивший порог, быстро отступил шаг в сторону, уклоняясь от летящего предмета, разлетевшегося осколками о противоположную стену. Тут же из-за дверей выскочили двое парней и захлопнули ее. С той стороны тут же врезалось что-то тяжелое.
   Бельфегора я узнала по серебряной диадеме в блондинистых волосах и длинной челке до кончика носа. Второй паренек в большой, забавной формы, шапке был мне незнаком. Почему я первым делом обратила внимание на шапку? Просто темно-синяя, почти черная шапка, напоминающая голову лягушки, выглядела по-детски, но на удивление сочеталась с формой Варии. Да, даже несмотря на огромные глаза, будто от игрушки.
   Бельфегор захлопнул дверь, а незнакомый паренек лет шестнадцати, растягивая слова, печально протянул:
   - Босс опять разошелся. Когда вернется капитан?
   - Он уже вернулся. Признавайтесь, чем вы его довели? - упер руки в бока Луссурия.
   - Лягушка кое-что сказал боссу, не думая, и босс подумал, что тот его хотел уязвить, - фыркнул Бельфегор. - Вряд ли после этого он так просто успокоится. Так что без капитана никак.
   - Хм... - опять протянул незнакомый паренек, смотря безмятежным взглядом. - А что я такого сказал? Всего лишь предположил, что наш грозный босс ведет себя беспокойно с момента, как в особняке появилось другое Небо.
   - Идиот, - фыркнул Бельфегор. - Это не потому, что тут другое Небо, а потому, что она его младшая сестра.
   - Да-а-а? - опять протянул паренек, не поменявшись в лице. - А я думал, у них, как у животных. Метят территорию и не могут поделить хранителей.
   Я фыркнула от смеха. Он определенно забавный. Парень в шапке приблизился, заглянув мне в лицо:
   - А вы и есть Акира-сан? Глаза, и правда, как два горящих угля, только оранжевые, а не красные, как у босса. Можно вами пошантажировать учителя, когда он вновь захочет чем-то продырявить мою шапку.
   Все это было сказано с абсолютно не поменявшимся флегматичным выражением лица.
   - Эм... - протянула я. - А кто твой учитель?
   - Хватит болтать, лягушка, - толкнул его в шапку Бельфегор. - Перед нами отличное решение проблемы, возникшей после твоего косяка.
   - Что вы хотите этим сказать, сэмпай? - повернулся тот к нему.
   - Ох, - всплеснул руками Луссурия. - А ведь точно.
   Я в подозрении прищурилась, осмотрев этих троих, над которыми практически ощутимо витала аура с недобрыми намерениями. Напереглядывавшись, они все повернулись ко мне, укрепив в подозрениях.
   - Что вы задумали? - уточнила я.
   - Ты можешь успокоить босса, - сверкнув широкой улыбкой, убежденно заявил Бельфегор.
   - Ни за что, - отказалась я, даже отсюда ощущая из той комнаты жар его пламени.
   - Пожалуйста, Акира-сан, - громко и жалостливо протянул незнакомый паренек, сложив молитвенно ручки. - Иначе к вечеру он не меня, так сэмпая подстрелит.
   - Заткнись, лягушка! - недовольно повернулся к нему Принц. - Он первым в тебя попадет, потому что твоя шапка - будто большая цель.
   - За сохранность моей шапки обещаю шоколадку, - попытался подкупить меня флегматичный паренек, растягивающий слова. - Учитель говорил, что вы тоже их любите.
   - Ну уж нет, - категорично отказалась я, испытывая какую-то робость при воображении того, каким мог стать вспыльчивый босс Варии через десять лет.
   С ним в своем времени я знала, с чем могу столкнуться, здесь же - неизвестность.
   - Похоже, выбора нет, - вздохнул Луссурия, и я расслабилась. Кажется, они забросили эту идею.
   В следующее мгновенье меня в три пары рук попытались впихнуть в вновь открывшийся проем двери.
   - Вы что делаете?! - возмутилась. - Я же из прошлого!
   - У тебя пламя Неба, используй его, - веселым тоном посоветовал мне Луссурия, прежде чем дверь закрылась.
   - Козлы! - с силой пнула дверь ногой и замерла, осознав, кто там находится за моей спиной.
   Передо мной встала проблема посерьезней. Босс Варии. Как он изменился за десять лет? Как протекало наше сотрудничество? А оно, я уверена, было, иначе Такеши не привез бы меня сюда, а Луссурия не подлечил. Судя по тому, что мне оказали услугу, мы остались в хороших отношениях, но зная невыносимый характер Занзаса... В худшем случае он умножился на десять. Да еще и разница в наших возрастах еще более существенно возросла. Если уж тогда он называл меня мелочью, то сейчас... Фух.
   Набрав воздуха, будто в воду ныряю, я резко обернулась, приготовившись реально к чему угодно.
   И тут я увидела ЕГО. Он был великолепен, что аж сердце останавливалось, дыхание перехватывало, язык не мог вымолвить ни слова, а глаза не могли оторваться. Статное тело, на котором переливались мышцы при малейшем деланно ленивом движении. Он был расслаблен, но смотрел своими алыми глазами так, будто был готов в любой момент впиться клыками в шею своей добычи. Он чувствовал себя хозяином положения. Во всем его облике что-то дикое, звериное и неприступное. Огромный. Величественный. Белоснежный.
   И белая грива вокруг головы густая. И нос блестящий. И лапы мощные, со спрятанными когтями, которые слегка скребли по полу. И хвост длинный-длинный, с пушистой кисточкой на конце. Это был царь всех зверей, лев из всех львов. Таких крупных я, правда, еще не видела.
   А повзрослевший Занзас сидел в огромном кресле, закинув ноги в высоких ботинках на кофейный столик.
   - Это твой? - спросила я тихо, ощущая, как взмокли ладони и голос предательски притих.
   В данный момент я жутко завидовала боссам Варии, которые могли позволить себе содержать такую животину.
   - Бестер, - выдержав паузу, недовольно позвал Занзас, достав какой-то небольшой кубик.
   Кубик открылся, и бесподобный лев, обратившись сгустком оранжевого пламени, втянулся в этот куб. Сообразив, с каким выражением лица провожала исчезнувшего льва, я тут же попыталась перестать по-детски дуться и требовательно уставилась на босса Варии. Я хотела объяснений... но собственного льва я хотела даже больше.
   - Моя коробочка.
   Видимо, это очень короткое объяснение должно стать ответом. Теперь, когда лев исчез, я смогла собраться и уделила внимание боссу Варии. На столе перед ним стоял неизменный практически полный графин с коричневой жидкостью. Занзас смотрел чуть исподлобья и в упор знакомыми алыми глазами, которые чуть закрывала длинная челка. Прическа изменилась, став похожей на прическу Кеи. Только у Хибари волосы аккуратно уложены, а у Занзаса более жесткие и растрепанные. А вот дизайн формы претерпел изменения и обзавелся бежевыми вставками. Хм... Мне кажется, у Занзаса слишком длинные ноги. Он определенно немного подрос.
   - Коробочка? Луссурия что-то подобное упоминал, - припомнила я.
   Действительно, когда хранитель Солнца Варии сказал об этом, я не придала значения. Ну мало ли какие могут быть коробочки? Телевизор или рентген тоже можно уместить в коробку. Я же была далека от медицинских терминов или шуток.
   - В этой эре они стали главным оружием, - ответил неспешно Занзас. - Но ты из моего времени не успела к моменту, когда все было готово для создания коробочек. Ты заказала лишь сделать для себя и своих хранителей кольца.
   Босс Варии поднял кулак, показывая кольцо на своем пальце. Это был красный щит с надписью 'Varia'. Как я успела заметить, коробочка была оформлена в схожем стиле. Хм, даже не верится, что такая с виду обычная вещь может нечто подобное. С другой стороны, системный блок компьютера тоже не выглядит тем, что содержит в себе столько всего.
   Я заметила, что Занзас перевел свой взгляд с меня на какую-то неприметную в царившей роскоши шкатулку, которая стояла рядом с вазочкой льда.
   - Возьми их с собой, когда пойдешь.
   - Пойду? - переспросила я, понимая, что ничего не понимаю. -Куда?
   - Я дам тебе транспорт, - в его голосе появились отчетливые рычащие нотки, которые говорили о приближающемся раздражении, но босс Варии смотрел с насмешкой. - Используй его с толком.
   - Хорошо, - кивнула я, решив для себя не смотреть в зубы дареному коню. - Хотя я многого не знаю об этом времени...
   - Все вопросы задашь Скуало, - перебил меня Занзас. - Береги кольца. Ими еще не пользовались, но предварительно назначен А-класс. А теперь иди, тебя здесь не должно быть.
   Меня, несомненно, подгоняют, но могу понять почему. Все же база Варии не курорт, тут не должно быть лишних. Да и не следует маячить, иначе пока неизвестные мне недоброжелатели сообразят, что я более слабая версия себя из будущего. Думаю, я должна хвататься за любую возможность понять и избежать угрозы своей смерти, прежде чем вернусь обратно. Так что я решила взять небольшую шкатулку со стола, но тут меня поджидал сюрприз.
   Не успела я дойти какой-то шаг и протянуть руку, как Занзас резко поднялся и остановил меня, положив руку на голову. Сделал он это настолько неожиданно, что я опешила и застыла, задрав голову вверх. Высоченный. Метра три... ну, мне в тот момент так показалось.
   - Еще одно, мелочь, - сказал он, наклонившись и нависнув над моей головой.
   В следующую секунду сверху на волосы полилась какая-то жидкость, выедающая нос и глаза одними своими алкогольными парами. Черт бы его побрал! Он был слишком высоким, отодвинул ноги, чтобы я не могла пнуть, и уклонился, не дав мне схватить его за галстук, когда я не смогла сдвинуть его руку.
   - Что за черт?! - вскинулась я, отплевываясь, и вновь попыталась скинуть руку, удерживающую меня под душем из отравы, которую он пьет, но не тут-то было.
   Графин быстро опустошил свое содержимое, и тут-то мне прилетел щелчок пальцем по лбу, мгновенно обескураживший. Все же этот жест у меня четко ассоциировался с моей первой с ним встречей, и я просто растерялась.
   Через секунду подняла на него глаза и зло прищурилась:
   - Моя месть будет страшна.
   - Буду ждать, - ответил мне уверенной ухмылкой в лицо и отпустил, наконец.
   Внутренне все еще кипя от злости, я подхватила шкатулку и прошла к двери, заставив себя не спешить и не хлопать дверью. Ощущая, как пропитало виски волосы и одежду, я мысленно убивала его раз двадцать. Вот не жалко ему выливать такую дорогостоящую дрянь, которая, тем не менее, ему нравится?!
   В коридоре, метрах в двадцати от двери кабинета Занзаса, ожидал более дружелюбный Луссурия, который запричитал о моем внешнем виде.
   - И как я, по-вашему, могла его утихомирить?! - возмутилась я, посмотрев в две бесстыжие моськи. Ладно паренек в шапке, но Бельфегор! Ему же где-то как Такеши! - У меня получается только его выбесить!
   - Теперь я должен одну попытку убийства сэмпаю, - протянул паренек с каплей досады.
   Бельфегор на это широко улыбнулся и засмеялся, поигрывая ножиком, и выдал:
   - Тебя только облили, легко отделалась. Причем босс тебя еще и отпустил.
   - Несказанное великодушие, - сквозь зубы прорычала я.
   - Ох, хватит уже, - остановил нас Луссурия. - Скуало, наверное, заждался.
   - Опя-я-ять будет орать... - флегматично протянул паренек в шапке, удаляясь.
   Хоть Луссурия и жалел меня, но повел быстрым шагом к выходу из замка. Задание есть задание, переодеться и искупаться, видимо, можно и позже. Но эмоции я не выплеснула, и они кипели внутри, как в котле.
   - Какого черта? - не выдержала я, идя за хранителем Солнца. - Он и через десять лет мудак мудаком!
   - Ох, Кира-чан, - вздохнул Луссурия. - Босс вылил на тебя очень дорогостоящее виски. Другого он не пьет.
   - Это должно меня утешить?! - вздернула я бровь.
   Луссурия лишь снова вздохнул и подарил мне извиняющуюся улыбку, переведя тему:
   - Идем, Скуало тебя уже ждет.
   Во дворе прямо перед выходом не обнаружилось ни одного автомобиля, зато стоял Скуало, который сможет ответить на вопросы. Хотя сейчас я не слишком настроена услышать ответы.
   Капитан Варии был не в форме, а в обычной темной рубашке, куртке и брюках. Единственное, в высоких ботинках он себе не изменил и волосы опять распустил. А вот меч, видимо, скрывался в свертке за его плечом. Обе руки у него были обычными, в перчатках.
   - Готова к путешествию? - спросил он, когда мы приблизились.
   - Нет, - мрачно ответила я.
   - Тогда вперед! - рявкнул мечник, разворачиваясь и стремительно двигаясь... куда-то.
   - Ску! - окликнул его Луссурия. - Кире-чан нельзя много двигаться. Я как доктор предупреждаю, что ее состояние может вновь вернуться. Побереги ее.
   - Занзас сказал, что тут будет ждать транспорт, - сказала я, осмотрев просторный двор еще более внимательно.
   Это не помогло. Даже если автомобиль накрыли маскирующей сеткой, с такого расстояния я бы увидела разницу.
   - Транспорт?! - дернулась бровь у варийского мечника, а у виска выступила венка от переживаемого раздражения.
   - Ничего не поделаешь, Скуало, - улыбнулся Луссурия.
   - В смысле? - переспросила я, посмотрев по очереди на этих двоих.
  
  Глава 2
   Как оказалось, капитан Варии предпочитал выполнять приказы начальства досконально. Поэтому сколько бы я ни брыкалась, доказывая, что могу идти на своих двоих, это не играло для него роли. В итоге все равно пришлось позволить себя нести за спиной. Иначе Скуало просто закинул меня через плечо, и для ребер, которые вроде бы не жаловались до этого, это оказалось похуже. Для гордости, как ни странно, тоже. Но это не значит, что я была довольна.
   - Почему мы вообще идем пешком? - проворчала я.
   - Автомобиль заметят быстро, - Скуало недовольно процедил сквозь зубы. - Есть вероятность, что замок под наблюдением.
   - Но ведь Такеши меня привез на машине, - возразила я.
   - Так он привез, а я тебя увожу. Просто расслабься и не дергайся, скоро сядем в машину.
   Я и попыталась расслабиться, так как мы оба просто пылали восторгом от ситуации. Вариантов куда отвлечься у меня было немного, поэтому через время Скуало завопил:
   - Вро-о-ой! Ты что делаешь?
   - Косичку плету.
   - Почему из моих волос?! И почему, черт подери, она у меня перед шеей?!
   - Твои волосы лезут мне в лицо, и заплетание косы меня успокаивает, - пояснила я, на что Скуало только скосил глаза назад, мне в глаза, попутно распутывая свою косу.
   - Вро-ой, - недовольно рыкнул он. - Перед миссиями я всегда распускаю волосы!
   Несмотря на свои слова, он достал из кармана резинку, которой и перетянул свои волосы в низкий хвост, перекинув тот себе на плечо.
   - Почему бы тебе их просто не обстричь? - предложила я. - Должно быть неудобно, с твоей-то профессией и с волосами до пятой точки.
   - Это моя клятва чертовому боссу! - Скуало, кажется, начинал раздражаться все сильнее. - Я поклялся не стричь волосы, пока Занзас не станет боссом Вонголы! На тот момент я думал, что это дело займет пару лет!
   - М-м-м... - протянула я.
   - Что еще за 'м-м-м'?! - взбесился мечник, повернув ко мне лицо.
   - Подумала, что, возможно, тебе придется еще походить с волосами до пяток, - судя по перекосившемуся лицу, Скуало вновь хотел выдать свое фирменно-взбешенное 'врой!', поэтому я быстро предложила: - Может, все-таки ответишь на мои вопросы? Мне надоело оставаться в неведении, все время эта спешка. К тому же Занзас сказал, что ты мне все расскажешь.
   Не знаю, что конкретно подействовало на капитана Варии, но он цыкнул зубами и, смотря перед собой, заговорил:
   - Думаю, пока мы все еще на нашей территории, можно и поговорить. Как покинем ее - помалкивай и не мешайся. И тем более, НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ не используй пламя без крайней необходимости. В этом времени пламя можно обнаружить даже на радаре. Нас могут поджидать враги.
   - Кто? - уточнила я.
   - Учитывая состояние войны с семьей Мельфиоре, либо сама семья, либо ее союзники, либо наемники. Для нас лучше всего последний вариант, а хуже первый. Бой с одним из капитанов Мельфиоре обещает быть жарким, и в данном случае мне придется сбежать, так как ты со мной. Этого мне делать не хочется, поэтому молись, чтобы мы ни с одним не встретились, и уж тем более нам не попался один из Погребальных Венков - хранителей главы Мельфиоре - Бьякурана.
   - Почему у нас с ними война? - нахмурилась я.
   - Не знаю, - неожиданно ответил он хмуро. - Ощущение, будто их боссу в один момент вожжа под хвост ударила, и он начал уничтожение Вонголы и всех остальных семей, кто стоял на пути, начиная с самых сильных. Как бы это странно ни выглядело, война у него идет хорошо. Вария присутствовала на собраниях Альянса семей. Все понесли существенные потери благодаря новому оружию Мельфиоре, достать которое мы смогли совсем недавно. Вскоре планируется полномасштабная атака. Больше тебе расскажет Сасагава Рехей, который присутствовал со стороны Десятого Вонголы. Если, конечно, Альянс семей сможет на чем-то сойтись во мнениях.
   - Рехей? - поразилась я, лишь секундой позже припомнив, что Ямамото говорил о том, что мой друг-боксер в последнее время стал работать с Тсуной.
   Господи, от происходящего в будущем просто голова шла кругом, и это я только пару вопросов задала.
   - Погоди, - опомнилась я. - Рехей представлял Вонголу в лице Тсуны? А как же Девятый?
   - Недавно пропал, - коротко бросил Скуало. - Про твоего брата не скажу, мы о нем ничего не слышали давно, да, по сути, и не хотели. Штаб Вонголы разрушен. До нас дошли слухи, что Внешний советник успел спастись, но от них тоже ничего не слышно, - помолчав немного, пока я переваривала информацию, он добавил: - Ввиду последних событий экстренно собираются семьи Альянса. Нас просто уничтожают. Причем не только Вонголу, за нее Мельфиоре взялись лишь в первую очередь, а может, и не в первую... - Он резко себя оборвал и продолжил: - Поэтому я передам тебя на руки другим и отправлюсь обратно. Мы ждем атаки, а ты сейчас легкая цель. Лучше запутать твои следы.
   - Вот почему я не могла у вас долго оставаться... - пробормотала, начиная понимать.
   - Вро-о-ой! - завопил Скуало неожиданно. - Чтобы к нам в штаб стали рваться твои хранители?! Весточку твоим людям мы отправили!
   Виски начали слегка побаливать от напряжения. Хоть при переносе в будущее я испытывала душевный подъем, ведь моя проблема должна была, наконец, решиться, но с момента, как я оказалась в том склепе, мне было, мягко говоря, не по себе. Все нехорошие мысли отодвинулись на задний план, но не исчезли, и теперь как червячок ковыряли изнутри.
   - А что это за оружие у Мельфиоре, которое ты упомянул?
   - Мы называем их коробочками, - ответил Скуало. - Снаружи выглядит, как небольшая коробочка. Видела бы ты партию, которую изготовили для Варии - шесть абсолютно одинаковых серых коробочек. У босса истерика была, пока мы не выгравировали на них герб Варии, и на его коробочке самый большой, с короной, как на кольце.
   Не удержавшись, я хихикнула ему в плечо. Скуало, как оказалось, скосивший глаза назад, ухмыльнулся.
   - Тем не менее, коробочку чужого атрибута может открыть лишь владелец атрибута Неба, - продолжил мечник. - Для этого еще нужно активировать кольцо, которое также отдельно для каждого атрибута. До сих пор не знаю, что внутри коробочки, но если это коробочка зверя и это первое ее открытие, она перенимает качества владельца. Это не работает, если коробочка была открыта другим владельцем и если коробочка заранее запрограммирована, например, на хранение предмета или на определенный тип оружия в наборе. Поэтому будь осторожней, при открытии коробочки оттуда может выбраться все что угодно.
   Скуало сделал короткую паузу, сделав особенно сильный рывок вперед, чтобы перепрыгнуть на ветку повыше и продолжил:
   - Кольца могут передать пламя своего носителя, но тут важно соответствие. Если кольцо будет более низкого класса, чем пламя носителя - оно разрушится. Если более высокого - ты не сможешь зажечь пламя. То же самое и с коробочками. При должной сноровке можно научиться подавать пламя в коробочки-хранилища, не разрушая их. Но со зверьми в коробочках все иначе. Зверь не только двигается, используя твою силу, он фактически создается из твоего пламени. - Мечник сделал паузу, но, видя, что он раздумывает добавить что-то или нет, я не стала перебивать, и он добавил: - Не обязательно зверь будет дружелюбен. Помни, что он - это часть тебя. Он будет таким, какая есть ты.
   - У меня может быть лев? - задала я самый волнующий вопрос.
   - Хех, как у босса? - оскалился Скуало. - Кто знает. Вид зверя сложно предугадать. Разве что у людей со слабым пламенем может быть что-нибудь прозаичное. Как делается выбор, до сих пор неизвестно, но львы - очень редки. К слову, у коробочек тоже есть присужденные классы силы, надеюсь, ты-из-прошлого сможешь вытянуть хотя бы на А-класс, потому что я слышал, что твою коробочку рассчитывали на А-класс и выше.
   - Мою коробочку? - переспросила я. - Занзас сказал, что я не успела себе ее сделать.
   - Она не успела к тебе попасть, - поправил меня он.
   Он заставил меня волноваться. Я даже засомневалась в себе. Все через десять лет стали сильнее, в том числе их пламя тоже наверняка подросло. У меня же еще только растет. Как тут вытянуть на высокий класс, который наверняка имела будущая я?
   - Скуало... - с самым серьезным тоном позвала я.
   - Что? - сосредоточенно отозвался он.
   - У меня тапочек упал.
   - ЧТО?! - повысил он голос, остановившись и опустив глаза на мою левую ногу. - Какого хрена?! Когда?
   - Метров сто назад, - ответила я и под его уничтожающим прищуром пояснила: - Мне не хотелось тебя перебивать, и ты очень быстро бежишь.
   - Черт с ним! - завопил он, сорвав второй тапочек с моей ноги и бросив его куда-то далеко-далеко.
   - Эй! - возмутилась я.
   - Я что, по-твоему, его сейчас искать буду?! - Скуало определенно был на взводе. - Два сапога пара! Угораздило же связаться! Сиди, все равно тебя несу!
   Он вновь сорвался с места, возобновив бег, и я вынужденно попрощалась со своей какой-никакой обувью. Глубоко вдохнув и выдохнув, положила подбородок ему на плечо, наблюдая за тем, как мелькают деревья.
   - Вро-о-ой, - через некоторое время вернулся к разговору успокоившийся Скуало.
   Он продолжил свой рассказ. На самом деле, выходило, что коробочки - тот еще чит. Представьте, что у вас есть пулемет или танк, который можно просто прицепить к поясу и в любой момент вернуть к нормальным размерам. При этом от оригинала он отличаться не будет, а если будет, то в лучшую сторону. Нужно лишь пламя, которое дает единственно-приемлемую для них энергию.
   Видов коробочек огромное множество. Их пытались хоть как-то классифицировать по формам или функциям. Есть те, что работают лишь от вложенного владельцем пламени, и те, которые могут поглощать чужое пламя. Используют те, в которых хранят мечи или громоздкое оружие, вроде шара Ланчии. Те, которые существуют лишь как дополнение к первой-главной коробочке, усиливающие ее или придающие номеру один дополнительные свойства.
   Кроме соответствия по силе и типу пламени коробочки, в этом времени открыли то, что назвали 'энергией волн' внутри человека. Те семь источников в каждом человеке с пламенем, о которых я знала. Один из них, а именно ведущий атрибут, мог зажечь кольцо и открыть коробочку. Но в этом времени некоторые умельцы научились использовать другие источники и открывать коробочки другого атрибута. Конечно, коробочка в таком случае была слабей, но разнообразие атак и момент неожиданности никто не отменял.
   Теперь понятно, почему семья Мельфиоре, быстро вооружившаяся таким оружием, берет силой мир мафии, но оставалось неясным, откуда у них понимание, как пользоваться коробочками, и почему они так быстро освоились. Ведь фактически Мельфиоре стала второй Вонголой. Только, как рассказывал Реборн, Вонгола в свое время взяла первенство в мире мафии, открыв Пули Предсмертной Воли, способные пробуждать в человеке даже самое слабое пламя, отчего появляется гораздо больше бойцов с пламенем. У Мельфиоре же появились кольца и коробочки. Кольца, как я поняла, также существенно облегчали использование пламени. Они были чем-то вроде концентратора, облегчая работу человека.
   - По поводу колец и коробочек у меня вопросы пока закончились, - сказала я. - Что насчет обстоятельств моей смерти?
   - Полтора года назад ты пропала, - задумавшись, ответил Скуало. - Никаких зацепок и следов. Когда я говорю "никаких", я имею в виду абсолютно никаких. А затем через три месяца нашли тело с пронзенным сердцем.
   - Где? - резко выдохнула я.
   - Вендиче.
   Я нахмурилась, подавшись вперед, чтобы лучше видеть его лицо. Вендикарре - это тюрьма мафии. Вендиче в ней стражи. С этими ребятами я уже знакома и даже имела дело, оставившее на мне заметный след.
   - Они отдали тело, но подробностей, откуда оно у них и как они его нашли... - замолчал он. - Ты больше с ними общалась, чем я. Должна понимать, что вытянуть с них хоть что-то, если они того не хотят, невозможно.
   - Нет ничего невозможного, - пробормотала я, напряженно размышляя об этом.
   - ВРО-О-ОЙ! - завопил неожиданно Скуало, заставив прочистить ухо. - Ты только не смей с ними сейчас связываться! Поняла?!
   - Ты что, переживаешь за меня? - усмехнулась в ответ, не удержавшись от издевки.
   - Я не хочу просить политического убежища у Каваллоне, как только босс и твои хранители поймут, что это тебе я сказал! - вновь заорал он, заставив поморщиться. - Все, больше ни слова не скажу! Терроризируй вопросами кого-нибудь другого!
   Скуало сдержал слово и в самом деле больше ни слова не сказал. 'Вро-о-ой!', видимо, за слово не считалось, так как он только сквозь зубы рычал его и испепелял меня серыми глазами, когда я начала его доставать.
   Черный автомобиль с матовыми стеклами поджидал нас на окраине территории Варии. Дальше, по словам Скуало, начинался 'суровый большой мир', поэтому он быстро ознакомил меня с короткой инструкцией: не шуметь, не влезать и не высовываться.
   - Скуало, я есть хочу, - сообщила я.
   - Вро-ой! Луссурия должен был вколоть тебе питательный раствор! Какого черта так быстро?! - мечник недовольно скривился. - По дороге найду что-нибудь. А теперь в машину, живо!
   Он приглашающе распахнул заднюю дверцу машины, и я юркнула на сидение. Скуало сел за руль и ловко вывел автомобиль на дорогу.
   ***
   Не помню, когда точно задремала. Кажется, я скрутилась на заднем сидении сразу после того, как мы добрались до ближайшего населенного пункта и Скуало принес еды из уличного кафе, кофту с капюшоном на два размера больше и шлепанцы на размер больше, чем надо. Разбудил меня негромкий крик:
   - Вро-ой! Просыпайся!
   Протерев глаза, посмотрела на варийского мечника, повернувшегося ко мне с водительского сидения. Машина стояла на месте.
   Скуало протянул мне черные солнцезащитные очки-летчики:
   - Надень и не снимай. Мы идем на встречу с Фениксом. Там могут быть чужие люди, поэтому не свети глазами.
   Когда я вышла из машины следом за ним, оказалось, что на улице поздние сумерки. Часа пол, может быть, меньше, и будет ночь.
   Скуало оставил машину на парковке и повел меня по узким улочкам, на которых начинал гулять народ. Компания подвыпивших мужчин обогнула нас вдоль стеночки, не иначе как почувствовав желание жить под взглядом мечника Варии. Скуало свернул к огромному зданию с яркой вывеской, подсвеченной неоном, и музыкой, которую было слышно на улице. Несколько мужчин курили недалеко от входа.
   Увидев, что мужчина направляется туда, троица девушек тут же попытались завязать знакомство. Скуало раздраженно 'вройкнул' на них, поправив сверток с мечом, и продолжил свой путь быстрым шагом, я едва за ним поспевала.
   У входа виднелась охрана, которая кивнула на не совсем понятную фразу от Скуало. Видимо, это был ключ. Нам приоткрыли двери и впустили внутрь, где музыка играла еще громче, сверху блестели яркими огнями шары, а люди дергались под ритм либо выпивали.
   Скуало пошел напрямик, несмотря на довольно худощавую вытянутую комплекцию, словно ледокол рассекая толпу людей в ярких нарядах. Стараясь поспевать за его быстрым размашистым шагом, я одновременно крутила головой. Десять лет отразились на моде и способах самовыражения. В полутемном помещении я даже не выделялась солнцезащитными очками. Одежда женщин стала более откровенной, макияж - заметней, а украшения разнообразней. В моду у мужчин вошло наличие бороды, более узкие брюки и закатанные рукава рубашек. Кроме того, я заметила часто повторяющуюся одинаковую укладку волос... а потом поняла, что Скуало исчез. Вот только что шел впереди, а теперь пусто, только люди ходят туда-сюда, смеются и танцуют.
   Завертев головой, я ускорила шаг, практически перейдя на бег, и, проталкиваясь мимо людей, попыталась его догнать. Но Скуало не было в поле видимости.
   Глубоко вздохнув, я попыталась успокоиться и абстрагироваться от громкой музыки, за которой не было ничего слышно. Как только Скуало обнаружит, что я отстала, он попытается меня найти. Надо просто выйти туда, откуда хорошо просматривается зал. Для этого подошло бы какое-то возвышение. У меня даже появился выбор: либо подойти к барной стойке и забраться на высокий стул, либо подняться по железной лестнице на второй этаж. Подросток у барной стойки быстро привлечет внимание. Мало того, что Скуало будет орать, так еще и раскусить меня могут. Мечник ведь говорил, что тут могут быть чужие глаза и уши. Поэтому, недолго думая, я направилась к лестнице.
   У перехода на второй этаж стояли двое мужчин в костюмах, перегородивших мне дорогу. Я как могла им объяснила, что просто потеряла 'своего взрослого', но два качка все равно недоверчиво сверлили меня взглядами.
   - Как, говоришь, он выглядит? - уточнил тот, что слева.
   - У него длинные волосы, громкий голос, поганое настроение, будто во время 'этих' дней, и у него с собой огромная пилочка, - пояснила я и, припомнив старый мультфильм, добавила: - Не женат.
   Два амбала переглянулись. Один отвернулся и прижал пальцем наушник микрофона в ухе, принявшись докладывать кому-то. Когда он поднял руку, я заметила кобуру с пистолетом... на ручке которого был выгравирован знакомый мне символ остроклювой птицы с когтистыми лапами, пламенными крыльями и хвостом.
   - Охренеть, - пораженно выдохнула я, не веря своим глазам.
   До чего-то договорившись по микрофону, один из них повел меня за собой, а второй остался. Мне не особо хотелось идти следом, учитывая, что я не знаю, куда и к кому меня ведут, но, учитывая символ на рукоятке пистолета, пока что повременила с бунтом.
   На втором этаже, судя по всему, были отдельные комнаты для желающих уединения. По крайней мере, дверей тут было несколько. Одну из них для меня и открыл мужчина в костюме.
   Внутри оказалась мягко освещенная комната с кучей диванчиков и низким столиком, на котором довольно неуместно смотрелась вазочка с шоколадными конфетами. Напротив находилась еще одна дверь.
   Еще двое таких же громил в костюмах, как и мой сопровождающий за спиной, стояли недалеко у сидящего на диване молодого мужчины. Тот был одет в щегольской фиолетовый костюм с едва заметным рисунком под змеиную кожу и броскую ярко-желтую рубашку. На пальцах у него золотые кольца, на запястьях - золотые браслеты и часы, на поясе цепочка и бляшка... угадайте, какого цвета. Знакомый стиль.
   Подняв на меня уверенный взгляд, повзрослевший Мураками Хидики улыбнулся. Через десять лет у него появилась небольшая бородка и тонкая полоска усов над верхней губой. Я бы даже сказала, что он выглядел серьезно, внушительно, так по-деловому, но к его боку ластился толстый пепельный котяра. Он отодвинул его лапы на диван так, что блеснула золотая фигурка птицы на браслете, и поднялся на ноги, слегка склонив голову в качестве приветствия:
   - С возвращением, Азазель-сама.
   Мужчины в костюмах все разом как-то дернулись, и я оказалась под перекрестком взглядов. Пребывая в каком-то замешательстве и не зная, что сказать, я скинула капюшон и подняла очки, зацепив их на голове.
   - Я ждал тебя, - улыбнулся Мураками еще шире. - Все здесь присутствующие - мои верные люди. Твое возвращение еще на некоторое время останется в тайне. Неужели ты пришла одна?
   - Нет, не одна, - возразил открывший двери мужчина, заходя внутрь. - Сеньор Скуало потерял босса на первом этаже.
   Мужчина показался неуловимо знакомым. Японские черты лица и короткие медные волосы ясно давали понять, что он не коренной итальянец. Хотя в этом мире, в который раз убеждаюсь, смешение кровей разных национальностей очень распространено.
   - Вро-о-ой! - раздалось взбешенное, и следом за ним зашел мечник Варии. - Ты назвала мой меч пилочкой?!
   - Да, ты прав, - согласилась я. - Надо было сразу сказать, что со мной пришел мужчина с метровым мечом.
   Скуало перекосило, и он явно собирался ответить, но я перевела щекотливую тему, еще раз всмотревшись в его сопровождающего, который был одет в серый костюм в полоску.
   - Ты... Коичи? - с сомнением уточнила.
   - Да, Азазель-сама, - с легкой улыбкой склонил он голову. - Мы ведем с Мураками совместные дела в Италии, и когда нам сообщили, что нужно организовать встречу со своим боссом, честно говоря, мы не очень-то поверили. Но сообщение пришло от Варии, а в ваших сверхъестественных способностях мы никогда не сомневались.
   - Черт, - провела я рукой по волосам в замешательстве. - Я перенеслась из прошлого десять лет назад и вроде бы только вчера дала название нашей организации, а сейчас это... - я замолчала, не сумев подобрать слов тому масштабу, а затем выдохнула: - А ведь я могла не заморачиваться и назвать 'Ручка двери' или что-то вроде того.
   - Вот поэтому мы тогда и переживали, - улыбнулся Мураками. - К счастью, Феникс при своем боссе за десять лет существенно вырос во влиянии. Хоть после твоего исчезновения с нашими союзниками стало сложней иметь дело, но мы все еще на плаву. Мы надеялись и ждали, ведь Азазель-сан совершал невероятные вещи, и даже возвращение к жизни никого не удивит.
   Жирный котяра потерся об мою ногу, привлекая внимание. Подхватив его, я села на диван, усадив себе на колени быстро заурчавшее животное. Мои действия повторили Мураками и Коичи, Скуало предпочел остаться стоять на ногах.
   - Так значит, вы вчетвером смогли год поддерживать Феникс? - уточнила я. - Похвально. А чем конкретно мы занимаемся?
   - Поосторожней, - предупредил Скуало, скрестивший руки перед собой. - Если вернешься обратно в прошлое, то знания из будущего могут как принести пользу, так и навредить.
   - Это будущее и так изменится, - вздохнула я. - Но Мураками, все равно, давай в общих чертах. Мне же любопытно.
   - Если коротко, то под моим присмотром находятся несколько заведений, одно из которых я использовал для организации прикрытия этой встречи. В теневом мире мы производим одежду, оружие и аксессуары для людей, обладающих пламенем. В этом времени таких достаточно много. Кстати, - он достал из-за спинки дивана небольшой кейс, который я сразу не заметила. Положил на стол, нажал несколько кнопок на замке, открыв и придвинув ко мне. - Это принадлежало тебе... из этого времени.
   В мягкой подкладке лежала всего одна пара перчаток, ради которых, видимо, и предназначался кейс. Но это были не обычные перчатки. Из матово-черной кожи, без пальцев, с металлическим ободком на костяшках пальцев и двойными застежками, явно специально сделанными. Я тут же примерила их. Они были чуть выше, чем мои первые, но более качественно сделанные. Великоватые, но, к счастью, не слишком уж болтающиеся на руках. Это же заметил Мураками.
   - Они слегка великоваты, но не страшно, - сказал он, - я закажу сделать модель по размеру и вышлю тебе, куда скажешь. К слову, куда теперь путь?
   - Подальше от Италии, - подал голос Скуало. - Здесь небезопасно. Где ее хранители?
   - Один из них здесь, - неожиданно замялся Мураками со странным выражением на лице.
   - Но мы не знали точно, зачем Вария просила прислать любого из хранителей, - пришел ему на помощь Коичи. - Если бы знали, подождали бы кого-нибудь другого. Связаться со всеми сложно, но думаю, даже Хибари-сан не смог бы проигнорировать босса, как нас.
   - Здесь кто-то из парней? - оживилась я. - Где?
   Они не ответили, одновременно посмотрев на вторую дверь, куда, передвинув кота на диван, я, недолго думая, быстро направилась. Повернув ручку, нетерпеливо открыла дверь и прищурилась, всматриваясь в полутьму, освещал которую только свет из комнаты за моей спиной. Прежде чем я что-либо смогла рассмотреть, поморщилась от сильного запаха перегара и сигаретного дыма. Уже потом заметила человека, развалившегося на кровати посреди комнаты. Эта комната вообще выглядела как спальня, так как тут кроме кровати практически ничего не было. Я подошла к тумбочке у кровати и нажала на переключатель ночника.
   - Я на минуту, - подошла к двери и закрыла ее под взглядами всех присутствующих, и еще раз, внимательней всмотрелась в молодого рыжего мужчину уже хоть под каким-то освещением.
   Конрад практически не поменялся в свои двадцать семь. Те же длинные рыжие волосы, примерно тот же стиль в одежде: высокие сапоги, в которых он лежал прямо на одеяле, брюки и рубашка. Его пиджак лежал брошенный на полу, рядом на подушке перевязь с оружием. Там же валялись несколько пустых бутылок. На второй тумбе у двуспальной кровати - тарелка с неопределимыми остатками еды и переполненная пепельница.
   Я всмотрелась в его припухшее лицо, в рыжую щетину, в нахмуренные даже во сне брови, в синяки под глазами и позвала:
   - Рыжий!
   Тот мгновенно открыл единственный глаз и медленно повернул ко мне голову, уставившись ничего не выражающим взглядом.
   - Рыжий, - нахмурившись, более настойчиво повторила я. - Ты во что превратился?! Посмотри на себя!
   Конрад вообще никак не отреагировал, даже во взгляде не поменялся - такой же усталый и бессмысленный.
   - Сядь! - не выдержала я, и видя, что он не реагирует, повторила, схватив его за расстегнутый ворот мятой рубашки: - Сядь, я сказала!
   Это возымело просто волшебное действие. Его глаз мигом широко распахнулся, уставившись на мою руку. Сам Конрад дернулся и напрягся всем телом, сев на кровати. Поднял на меня зеленый глаз, будто заново увидел, и выдал с сильнейшим удивлением:
   - Ты настоящая?!
   - Настоящая, - кивнула я. - Не иллюзия так точно.
   Сказав это, кое-что сообразила и прищурилась. Рыжий прикоснулся к моей руке, будто боясь, и неотрывно всматривался в лицо. Будто не верил, что вот она я, из плоти и крови. Интересно, сколько раз он допивался до такого состояния, что ему могла привидеться моя будущая версия?
   - Но как? - он выкатил свой единственный глаз и некрасиво приоткрыл рот, выдохнув на меня перегаром. - Я ведь тело на своих руках держал!
   - Путешествия во времени, - отпустив его, отступила на пару шагов. - Я перенеслась из прошлого десять лет назад. Мне сейчас тринадцать.
   Рыжий неуловимо поменялся в лице, и не успела я что-либо разобрать, как он схватил меня двумя руками за талию. От неожиданности я отступила назад, потянув его за собой, и рыжий свалился на пол, так и не отпустив. Подобрав к себе ноги, уперся лбом в живот и, нешуточно этим испугав, провыл так, что за душу взяло:
   - Бо-о-о-осс...
   - Успокойся, - попросила, заметив, что он, похоже... плачет.
   - Ты через десять лет... - выдохнул так, будто простонал, а затем вскинул на меня действительно повлажневший, но горящий решимостью глаз: - Этот урод Бьякуран! Это он тебя убил! Ты должна держаться от него подальше, босс!
   - Босс семьи Мельфиоре? - уточнила я.
   - Да! - решительно воскликнул. - У тебя были с ним какие-то дела, о которых никто не знал, даже я! Больше просто некому! Он хочет взять главенство в нашем мире и решил начать с Феникса!
   - Спокойней, - повторила я, положив руки ему на плечи. - Пока что я не могу вернуться в прошлое и какое-то время буду здесь. Поэтому возьми себя в руки. Ты ведь моя правая рука?
   Рыжий резко кивнул, не спуская с меня глаз.
   - Тогда приведи себя в порядок, - выдохнула устало. - Опять запустил себя. От тебя несет. Давай, вперед. Я подожду в той комнате, - я попыталась шагнуть в указанном направлении, но Конрад не выпустил меня из объятий. Повернувшись к нему, строго одернула: - Рыжий.
   Тот сжал руки сильнее, аж до боли, и отрицательно замотал головой.
   - Конрад! - повторила я, поморщившись от боли.
   Тот еще пуще замотал головой, продолжая сидеть на полу. Я выдохнула, понимая, что выхода нет, позволила пламени проявиться и отвесила ему целительную оплеуху, от которой Конрад дернулся в сторону и ослабил хватку. Подойдя к двери, обернулась и настойчиво повторила:
   - Я буду ждать там, а ты, пока себя в пристойный вид не приведешь, на глаза мне не попадайся.
   Вернувшись к ожидавшим в другой комнате, села на диван, ничего не сказав. Меня слегка потряхивало, и я спросила:
   - Скуало, а как вы пережили те четыре года, когда вашего босса не было?
   - Мы знали, что он жив, - хмуро ответил мечник, пристально следя за мной светло-серыми глазами.
   Дверь в спальню открылась и оттуда высунулся рыжий. Сообразив, что его появление заметили, он, пригнувшись, быстро прошмыгнул и спрятался за спиной одного из мужчин в костюмах.
   - Эм... - протянул Коичи, наблюдавший за его передвижением.
   Скрестив руки на груди, я просто раздраженно выдохнула.
   - Стой на месте, - прошипел Конрад, когда мужчина попытался обернуться, - и медленно боком двигайся к выходу. Мне нужно выйти.
   Сильнее нахмурившись, прикрыла глаза:
   - Иди уже, я не смотрю.
   Что-то пронеслось по комнате, и хлопнула дверь.
   - Как я уже говорил, рад, что ты вернулась, - хмыкнул Мураками.
   - Я есть хочу, принеси что-нибудь, - сказала, почувствовав сильный голод. - На чем мы остановились?
   Мураками подал знак, и один из мужчин вышел, а сам он продолжил, поглаживая кота:
   - У нас есть еще несколько производств, но сама просила не вдаваться в детали. Также мы спонсоры пары корпораций, но об этом знают только директора. В нашей семье есть группа докторов с пламенем Солнца, которые, кроме расходов, недавно стали приносить свой доход, и этим можно гордиться. Раньше ни одна семья не могла позволить себе даже такой небольшой корпус из сотни людей. В основном у каждого не больше двух-трех владельцев пламени Солнца, и они использовались исключительно для нужд семьи. Разве что у Вонголы есть нечто подобное, но меньше нашего.
   - Еще ты обнаружила интересную особенность пламени Грозы. Пламя Грозы можно использовать не только для усиления прочности военных построек, но и для призыва дождевых туч. В жарких странах за это особенно щедро платят, но и в дождливых за продых от сырости готовы сказать нам 'спасибо'. Ведь забранные на их пути дожди просто до них не доходят.
   - Людей с пламенем Дождя также достаточно много, и многие из них предпочитают работать в мирной области, но с приходом новых технологий любое проявление пламени, даже самое незначительное, легко обнаружить. В настоящее время любого такого человека при обнаружении тут же забирает какая-то семья, и желающих принять наше предложение довольно много.
   Мураками прервался, так как принесли еду. Три тарелки, в одной мясо с гарниром из овощей, во второй рыба с гарниром, а в третьей салат. Люди, их принесшие, ушли, я взялась за дело, а Мураками продолжил:
   - Людей с атрибутом Дождя мы отправляем в салоны отдыха и расслабления, как мы их называем. Билеты раскупают на полгода вперед. Оказывается, за реабилитацию и душевное спокойствие люди также готовы платить. Хоть я и не очень доволен твоим решением, но все же мы сделали все наши услуги более доступными для людей вне правящих структур. Как ты понимаешь, правящие структуры вообще хорошо знакомы с теневым миром и благосклонно смотрят на нас, чем недовольны другие семьи. Но для них у нас есть военный корпус, в основном состоящий из людей с атрибутом Урагана. Облако и Туман гораздо реже встречаются, их у нас единицы. Кстати, твое Облако, Хибари Кея, занимается отслеживанием ситуации в теневом мире. Он у нас почти министр иностранных дел, - улыбнулся Мураками, демонстрируя шутку. - Хотя в последнее время Хибари больше занят своими делами, но информацию все же присылает.
   - А остальные? - оторвалась я на секунду от еды.
   - Грозу ты видела. Он взял на себя управление боевым корпусом, - подумав, добавил: - Ну, когда при памяти. Страхуют его Фуюки, который сейчас занимается ведением дел в Японии, и Мегуми. Сасагава у Вонголы. Дурак дураком, но парень свой и информацию стабильно присылает. Его сестра, кстати, заведует корпусом докторов. Она ведущий специалист, обучает кадры.
   - А Мукуро?
   Мураками замялся и перевел взгляд на Коичи, который тоже стушевался и начал издалека:
   - Босс, ты ведь знаешь, что Туманы своеобразные и неустойчивые?
   - Что с ним? - напряглась я.
   - Мы не знаем, - он помолчал, но под моим ожидающим взглядом продолжил: - Никакой связи, считай, нет. Чем он занят, где он на данный момент - неизвестно. Можем лишь предположить, что он ищет штаб Мельфиоре и его босса Бьякурана лично. Мы находим лишь его кровавые следы, а изредка он присылает наводки.
   Понятно, что Мукуро не в порядке. Оттого хочется встретиться с ним лично, но парни мне в этом не могут помочь.
   - Так куда мы теперь? - повернулась я к Скуало.
   - Ты меня спрашиваешь? - уточнил он. - Я намеревался передать тебя твоему хранителю и отправиться обратно. А уже он должен был доставить тебя в убежище подальше от Италии. Пришла информация, что появился аркобалено Реборн, который бросил призыв всем хранителям, твоим и твоего брата, сказав, что обладает некоторой информацией и находится в убежище в Японии. Что дальше делать, потом будет видно.
   - Я готов! - дверь резко распахнулась, в комнату влетел Конрад, тут же подскочил и встал за диваном, где сидела я, ревностно, с подозрением, осмотрев присутствующих.
   Те за ним тоже наблюдали. Рубашка на Конраде явно была новая. Он причесался и побрился, сразу посвежев. Пахло от него мятой и одеколоном. Успел меньше, чем за десять минут.
   - Надо же, ты похож на человека, - фыркнул Коичи.
   - Странно, я начал испытывать к тебе что-то похожее на уважение, - более язвительно заметил Мураками.
   - Ща убью нахер, - прорычал тот, сделав злобное лицо, от которого я подавилась. Рыжий мигом постучал мне по спине и рявкнул уже на стоящих мужчин в костюмах: - Чего вылупились?!
   - Ладно, кажется, на него можно положиться, - вынес вердикт Скуало. - Но до аэропорта я вас все равно проведу.
   - Я закажу самолет, - Мураками взялся за дело.
   - Давай, доедай быстрей, - поторопил меня Скуало. - Ты использовала пламя и можешь привлечь внимание.
   - Я почти, можно выдвигаться, - кивнула я, глотнув воды со стакана и отобрав жменю конфет с вазочки. - Надо взять еды в дорогу. Сколько он влил в меня пламени Солнца, что у меня такой голод?
   - Много, - буркнул мечник.
   - Пламя Солнца? - вскинулся Конрад. - Босс, ты ранена?
   - Да, и ты будешь тащить ее на себе, - злорадно ухмыльнулся Скуало.
  Глава 3
   - Ты как, босс? - спросил Конрад.
   - В порядке.
   - Удобно?
   - Да.
   - Ничего не болит?
   - Да ты заткнешься или нет?! - не выдержал Скуало. - Десятый раз за полчаса спрашиваешь!
   - Да ладно тебе, береги нервы, - хмыкнула я, пребывая в полнейшем спокойствии.
   Думать о чем-либо просто не хотелось. Мне дали просто море информации для размышлений, но в новых знаниях также было много чего волнующего, о котором думать я просто боялась. При этом еще оставалась куча вопросов, найти ответы на которые не так уж просто. И в голове была какая-то каша, которую еще предстояло разложить по полочкам.
   Мое спокойствие в нашей небольшой компании разделял разве что Конрад, но и тот не мог сохранить его больше пяти-десяти минут и начинал беспричинно волноваться, дергаться и оглядываться. Скуало это уже довело до нервного тика, поэтому он шел впереди, задавая темп передвижения, и высматривал возможных врагов с таким усердием, что кажется, будто был бы рад их найти.
   Рыжий не показывал признаков недовольства ситуацией. Хоть по городу я, думаю, могла без последствий некоторое время пройти пешком, но он как посадил меня себе за спину в месте встречи, так и не отпустил. Положив подбородок ему на плечо, я вначале смотрела вперед - на спину Скуало, а затем стала рассматривать лицо Конрада. Лицо у него всегда было вытянутое, но под третий десяток он еще больше возмужал. Вблизи радужка такого красивого изумрудного цвета. А вот на подбородке я заметила какие-то белые следы, будто кусочки зубной пасты. Недолго думая ковырнула один возле скулы:
   - У тебя тут что-то... - белое нечто на ощупь напоминало бумагу, и как только я дернула, тут же появилась капля крови. - Ой, прости.
   - Да ничего страшного... - хрипло ответил рыжий.
   - Откуда столько царапин на лице? - спросила, заметив еще несколько кусочков бумаги, прилепленных на подбородке.
   - Такое бывает, когда бреешься и руки не слушаются, - оскалившись, пояснил Скуало, обернувшийся назад.
   - Заткнись, - бросил ему рыжий и... даже вроде бы смутился.
   - Ну, с опохмела и не такое бывает, - уже без насмешки ответил Скуало, вновь отвернувшись.
   Спрашивать о чем-то Конрада я не стала и поняла, почему Скуало вызвался проводить нас до аэропорта - рыжий выглядел каким-то чумным, будто не понимал, где находится и что происходит. Настолько потерянный, что я даже не слышала от него выкриков.
   Аэропорт оказался переполнен людьми. Пестрые одежды туристов мелькали вперемешку с деловыми костюмами. Гремели колеса чемоданов. Шипели домашние животные, перевозимые в клетках. Орали дети. Диспетчеры объявляли посадку и отбытие. Просто голова пухла, а глаза разбегались.
   Рыжему пришлось опустить меня на пол, чтобы не привлекать внимания, и теперь он шел справа, пристально осматривая толпу и тем самым пугая идущих нам навстречу людей.
   - Подождите здесь, - буркнул Скуало, быстрым шагом направившись к стойке, которая с паспортами и к которой тянулась километровая очередь.
   Мы с Конрадом стали в сторонке, так как ближайшие сиденья были заняты. Скуало исчез в толпе, но я была уверена, что он быстро разберется со всеми проволочками и надолго мы тут не задержимся.
   Пока шел неизбежный процесс проверки документов, я осмотрелась, и тут же внимание привлекли двое. Блондин с длинной прямой челкой, искрививший губы так, будто испытывает брезгливость, и высокий чернокожий мужчина, тащивший за ним кучу чемоданов. Оба выглядели дорого, и если высокий мужчина постарше выбрал более классический стиль, то блондин выглядел эксцентрично. Именно такое слово первым лезло на язык. Хотя рубашка у него обычная белая, воротник и рукава волнами - старая классика. Бриджи с висящей бахромой. Ногти выкрашены в черный цвет, а на плечи накинут плащ с меховой, мать его, окантовкой. И это при летнем пекле, где мне даже в кофте жарко. В общем, тип необычный, выбивающийся из толпы, и шел он так, что люди перед ним сами расступались немыслимым образом. Может, звезда какая на отдых приехала?
   Блондин, которому явно было около двадцати пяти, остановился и чуть повернул голову в мою сторону, позволяя рассмотреть нижнюю половину лица, не скрытую челкой, и в этот момент он показался мне неуловимо знакомым. Это чувство заставило меня нахмуриться. Я не понимала, почему он показался мне знакомым, хотя была уверена, что никогда с ним не встречалась, и никак не могла уловить причины.
   Я прищурилась, чтобы его лучше рассмотреть. Блондин сменил курс и заставил своего сопровождающего также направиться в мою сторону. Он заметил мой взгляд?
   Конрад заметил их приближение и незаметно переместился, встав передо мной. Приблизившись, блондин широко улыбнулся, демонстрируя ряд ровных белых зубов:
   - Что тут у нас? - протянул он. - Маленькое Небо. Как любопытно. Мне определенно сегодня везет.
   Смотрю на эту улыбку и понимаю, наконец, чего ему не хватает.
   - Диадема, - перевожу взгляд на его длинные светлые волосы.
   Улыбка его меркнет, теперь он собран и серьезен. Определенно, я чувствую от него пламя Урагана.
   - Вро-ой! - доносится рычаще сбоку.
   Скуало появляется стремительно и за секунду полностью заграждает мне обзор вместе с Конрадом.
   - Кто вы такие?! - требовательно произносит, сняв сверток с мечом с плеча и встав на изготовку.
   Копия Бельфегора, по сути едва от него отличимая, разве что прямыми волосами, которые чуть вьются у варийского Урагана, заливается смехом, отчего его сопровождающий скашивает на него глаза, как и я любопытно высовываюсь. Смех у него не слишком красивый, похожий на завывания гиены.
   - Ты, должно быть, капитан Варии, Суперби Скуало, - произносит с широкой улыбкой блондин. - Так это маленькое Небо под твоей охраной? Интересно, как твой босс относится к этому?
   - Я уже давно на Скуало глаз положила, - поведала улыбающемуся блондину. - Как тебя зовут, брат-близнец?
   - Расиэль, - представился блондин, подняв перед собой правую руку тыльной стороной, и протянул задумчиво: - Хм... Если подумать, этот простолюдин похож на Эрнесто Конрада. И кого же охраняют капитан Варии и хранитель Грозы Феникса?
   - Кольцо Маре, - прорычал сквозь зубы Скуало, быстро достал меч из свертка и в пару движений закрепил его на руке.
   Я проследила за его взглядом и действительно заметила на среднем пальце блондина крупный красный камень, который обрамляли два серебряных крыла. Так как я смотрела на Расиэля, то увидела, как он достал небольшую коробочку, а его кольцо загорелось красным пламенем. В следующую секунду, как только коробочка открылась, оттуда вылетел сноп красного огня, разделившийся на несколько частей, которые необъяснимым образом вначале приняли форму животных, а затем стали практически неотличимы от черных летучих мышей. Только алое пламя, которое полностью их покрывало, указывало на то, что они необычные.
   Примерно в то же мгновенье свою коробочку открыл Скуало, и одну из летучих мышей просто проглотила огромная акула, горевшая голубым пламенем. С помощью хвоста, акула шустро развернулась в воздухе, как в воде, но ее едва не придавил появившийся слон, который тоже был весь в голубом огне, будто в шаре. Слон, судя по всему, выскочивший из коробочки в руках помощника блондина, тяжело приземлился на пол, с жутким грохотом порушив его. Вокруг слегка запоздало поднялась людская паника. Толпа разбегалась в стороны от странных животных, кричала и давила друг друга.
   В следующую секунду в ушах протяжно зазвенело и все звуки пропали. Я прикоснулась к ушам и почувствовала что-то липкое, текущее из них. На пальцах была кровь. Голова кружилась, перед глазами все поплыло и, не удержавшись на ногах, я упала ничком.
   Звуки возвращались медленно и будто доносились сквозь толстый слой воды. Я смогла приподнять голову и увидела, что блондин дико хохочет, а акула Скуало, как и сам мечник, примерно в том же положении, что и я, хотя уже пытаются подняться. От Скуало исходила непонятная, едва заметная светло-голубая волна.
   В воздухе проносится черно-зеленая полоса, быстро и неуловимо для глаза. Она движется зигзагами, резко сменяя направление и то приземляясь на землю, то будто подпрыгивая вверх. Но на пути ее следования оказываются летучие мыши, объятые пламенем Урагана, и они тут же падают, не подавая признаков жизни. Там трещат молнии и уже нет даже намека на алое пламя. Зеленая полоса замирает прямо передо мной, и я могу вблизи рассмотреть черного добермана с торчащими ушами и длинным хвостом. Его глаза горят зеленым светом, а от когтей расходятся зеленые разряды молний.
   Скуало поднялся на ноги и атакует совместно с акулой, крикнув что-то рыжему. Вроде, что он прикроет. Меня поднимает на руки Конрад так, что я могу рассмотреть его лицо. Из ушей, носа и нижней губы у него течет кровь. Он куда-то бежит, и от качки у меня начинает кружиться голова. Зажмуриваюсь, чтобы хоть как-то остановить крутящуюся землю.
   ***
   Прихожу в себя и сразу же тянусь рукой ко лбу, на котором лежит что-то холодное.
   - Босс! - неожиданный крик мог бы сбить с ног, если бы я стояла, а не лежала.
   Перед лицом появляется рыжий, всматривающийся в меня единственным выпученным глазом. Кровь из его ушей уже успела засохнуть.
   - Я в порядке, - отвечаю, стягивая влажную тряпку со лба, и пытаюсь сесть. - Что произошло?
   - Как ты себя чувствуешь, босс? - громко спрашивает рыжий взволнованным тоном. - Ты меня хорошо слышишь?
   - Слышу хорошо, - ответила, пощупав уши, крови на которых больше не было.
   На первый вопрос отвечать не стала, так как непонятно отчего все тело буквально ломило. Рыжий выглядел белее полотна и, как я заметила у него еще и руки тряслись. Увидев, что я смотрю, Конрад сжал руками табуретку на которой сидел и ответил:
   - Мы в самолете. До Японии осталось немного. Я бросил вызов, нас встретит группа медиков, - коротко и резко ответил он. - Это пламя Урагана тех летучих мышей. Как настоящие, только вместо ультразвука испускают невидимое глазу пламя Урагана. Скуало остался и задержал его, пока мы не сели на самолет, - резко выдохнул, практически рыча от неожиданного гнева.
   - А он в порядке? - взволнованно спросила я, не слыша и не видя мечника.
   - Наверняка, - без особой уверенности ответил рыжий и убедительно добавил: - Он ведь капитан Варии и его пламя Дождя нейтрализует даже невидимое глазу пламя Урагана.
   - Неужели при такой слабой концентрации, что даже глаза не видят, этот Расиэль мог нанести такой урон? - поразилась я.
   - Да, для этого ему потребовалось бы некоторое время. Пару минут, может быть. Поэтому, наверное, и не добил. Я выпустил Хайне чуть позже, и ему меньше досталось.
   - Хайне? - попросила я разъяснений.
   - Моя коробочка, - порывшись во внутреннем кармане пиджака, Конрад достал коробочку зеленого цвета, покрытую замысловатым узором.
   - Ты ее первым открывал? - заинтересовалась я. - То есть это твоя коробочка и доберман тоже твой?
   - Да, - кивнул рыжий, и видя, что я хочу подняться, чтобы осмотреться, попросил: - Босс, не двигайся, это может быть опасно. Ты из прошлого не такая прочная, как... - замялся он на секунду, - как я или Скуало, поэтому у тебя могли открыться внутренние кровотечения.
   Я легла обратно, на просторное кресло, которых тут было всего шесть. Видимо, частный самолет. Обожаю будущий Феникс.
   - Как от такой атаки вообще можно защититься? Конечно, если у тебя не успокаивающее пламя Дождя.
   - Никак, - ответил Конрад, слегка успокоившись. - Только избежать и быстро уничтожить летучих мышей. К сожалению, пока коробочка не разрушена, животное может вернуться. За Скуало не переживай, он наверняка выживет.
   Глубоко вздохнув, я выдохнула жалобно:
   - Есть хочу. И спать. Или все сразу.
   - Ничего странного, - ответил он. - Я использовал все запасы из аптечки с пламенем Солнца.
   - О себе позаботься, - посоветовала я, прикрыв глаза.
   ***
   Как мы прилетели - не помню. Конрад пытался не давать мне снова заснуть, но я то и дело пыталась это сделать, прыгая между сном и явью. Чувствовала я себя относительно хорошо, пусть голова раскалывалась страшно.
   - Ей, босс, - прикоснувшись к плечу, в очередной раз позвал меня Конрад, сидящий рядом со мной на водительском сидении. Я практически лежала на нем, полностью опершись о его бок. - Мы почти пришли. Это главная база Феникса в Японии, скоро будут медики, только глаза не закрывай.
   Я попыталась последовать его совету и осмотрелась в попытке определить, где мы находимся. Впереди виднелось какое-то невысокое, но широкое темное здание, освещенное только светом уличных фонариков, как и длинная дорога к нему ведущая. Рыжий что-то сказал двум людям с автоматами. Впереди шлагбаум, а значит, мы пересекаем какое-то ограждение на частной территории.
   Шлагбаум подняли, и машина быстро стартовала с места, проезжая мимо рукотворного японского сада, где практически не было деревьев. Предчувствуя, что опять придется пересечься с людьми, я на всякий случай надела темные очки, не став дожидаться напоминания от Конрада. Рыжий выглядел невменяемым, сомневаюсь, что он мог о чем-то сейчас вообще думать. Удивительно уже то, что мы доехали сюда, не попав ни в одну аварию.
   Он остановил машину практически у самого входа, а затем, едва я успела открыть дверь, как тут же оказался передо мной, предлагая свою помощь. Я чувствовала себя не крепко стоящей на ногах, поэтому схватилась рукой за его руку для устойчивости, но отказалась, чтобы меня несли. Во-первых, тут куча незнакомых людей, начиная с охраны у дверей, во-вторых, кажется, что если я приму положение хоть немного напоминающее горизонтальное, то просто засну.
   Из окон лился очень слабый свет, но никакой вывески видно не было, и определить, куда мы направляемся, нет возможности. Разве что крыша у большого строения была уж слишком вычурная, с завитыми краями, но что там за архитектура - не было возможности разобрать из-за темноты. Я видела лишь едва освещенные фонарями стены да смогла отличить явно японский стиль. Даже я бы сказала, старояпонский, какой я видела по телевизору, в книгах и у Кёи дома, но с меньшим масштабом строения.
   Мы пересекли двери, которые оказались просто еще одними воротами. Широкая дорога будто пересекала внутренний двор. Конрад уверенно повел меня прямо, никуда не сворачивая - к возвышающемуся зданию. И да, там снова была охрана.
   - Сеньор Эрнесто, - поздоровался один из вооруженных мужчин в черном. - Вас проводить?
   - Мне нужны медики! - ни с того ни с сего рявкнул на него рыжий, явно введя молодого мужчину в замешательство. - Я бросил сообщение, чтобы их сюда притащили! Самых лучших! Где они?!
   - Скоро должны прибыть, - начал было мужчина, но Конрад оборвал его на полуслове, схватив за грудки и встряхнув.
   - Я же сказал - быстро!
   - Сеньор Эрнесто! - пришел на помощь товарищу второй мужчина. - Пожалуйста, держите себя в руках! Вакагасира сделал, как вы и сказали!
   'Вакагасира,' - повторила я мысленно, пытаясь вспомнить значение этого слова. Кажется, это 'старший командир'. В свое время, когда Фуюки стал видеть нашу организацию кланом якудза, а меня кумитё, я перешерстила всю попавшуюся информацию. Если я все правильно поняла, то вакагасира является заместителем шефа и управляет непосредственно группами людей рангом ниже.
   - Расстреляю всех! - заставив меня вздрогнуть, рявкнул рыжий с перекошенным от гнева лицом.
   - Мы вас проводим к Ямаде-сама, - быстро выпалил второй товарищ, подав знак первому.
   Я все всматривалась и никак не могла понять, что у них такое висит на поясе, а потом этот второй мужчина развернулся к свету и я смогла рассмотреть фестивальную маску, гротескно изображающую демона, которую обычно надевают на праздник.
   - Ей! - взревел пуще прежнего рыжий, отчего оба охранника вжали головы в плечи. - Вы что, сукины дети, пост собрались оставить?! Да я вас за такое на тренировках сгною!
   Устав от препирательств, я дернула его за руку, которую продолжала держать, и из рыжего разом будто весь пар вышел. Он повернулся и наклонился, сказав совершенно другим тоном:
   - Сейчас все будет, мы идем. Все хорошо?
   - Давай где-то подождем медиков, - предложила я.
   - Конечно, - быстро согласился он, открыв передо мной дверь, а затем вновь неожиданно рявкнул: - Где Ямада?!
   Двое у входа ему что-то сказали, я же, быстро сняв шлепанцы, пока Конрад стягивал ботинки, была занята рассматриванием всего вокруг. Внутри, как и ожидалось, оказался просторный коридор с деревянным полом, по бокам которого находились тонкие стены, покрытые интереснейшим многодетальным рисунком замысловатых чудовищ. Каких тут только не было - маленьких и больших, рогатых и с костяными наростами, с когтями, хвостами, огромными ртами или ручищами. Вместе с приятной полутьмой в длинном пустынном коридоре, чудовища внушали и даже вызывали трепет.
   Рыжий свернул несколько раз. Так как я была занята рисунком, то не сразу поняла, что мы пришли. Конрад отодвинул дверь, сливавшуюся со стеной, и шагнул внутрь.
   Первое, что бросилось в глаза - количество вооруженных людей. Около дюжины мужчин в официальных костюмах разнообразного покроя и с фестивальными масками демонов на поясах рассыпались то тут, то там. В центре находился избитый мужчина с кровоподтеками на лице. Его одежда была измята, лицо измучено. Он стоял на коленях перед громадным мужчиной, который держал его за волосы и в данный момент предлагал:
   - Либо ты говоришь, либо я продолжаю.
   Этот мужчина просто громадный. Одно большое скопление мышц, закованных в белый костюм с красной рубашкой, на которой расстегнута пуговица воротника и отсутствует галстук. Зато есть толстая золотая цепочка на шее и на левой руке. На правой золотое кольцо с рубином.
   Как только Конрад открыл дверь, мужчина поднял на него откровенно бандитское лицо, покрытое шрамами. Но, как и Занзасу, они ему шли, придавая этакую внушительность, служа напоминанием о пройденных боях. Несмотря на все это, даже видя, что его темные волосы стали длинней и он зачесал их назад, я его узнала.
   - Я слегка занят, Эрнесто, - прогудел он басовито. - Если можешь, подожди немного.
   - Ей! - возмущение и гнев смешались в голосе рыжего. - Отложи свои дела сейчас же! Как ты вообще смеешь?! - рыжий вновь прервался, не закончив распекать, так как я дернула его за руку.
   Это заметил один из мужчин. Он явно знал о вспыльчивом темпераменте рыжего и тут же подал голос:
   - Со-хомбутё, это новенький? Он выглядит очень измученным. Осмелюсь предположить, что он долго был без крыши над головой. Но он молод для корпуса стажеров, - сообщил он исключительно вежливо и доброжелательно, но у Конрада глаза кровью налились.
   Он медленно повернулся к стремительно бледнеющему мужчине. У рыжего явно мозги набекрень съехали, поэтому я чуть сильнее сжала его руку своей, заглядывая в лицо. Конрад это заметил и с чем-то непонятным в глазах рассматривал мое лицо. Точнее темные очки, все еще скрывавшие мои глаза.
   - Я проведу его, положитесь на меня, - ослабевшим голосом, предложил бледный мужчина в попытке реабилитироваться
   Конрад резко поднял глаза на него. Сквозь сжатые зубы явно должен был политься длинный поток брани, но, спустя минуту борьбы с собой, рыжий выдал четко и спокойно, обещая, что так и будет:
   - Если кто-нибудь приблизится к ней ближе, чем на два метра - пристрелю на месте.
   Оценив угрозу по достоинству, вооруженные мужчины таки отступили от нас на пару шагов. Пора было брать дело в свои руки, пока рыжий действительно не достал оружие. Думаю, на базе Феникса это можно сделать. Но... блин, я понимаю, что волосы слиплись от алкоголя, вылитого на меня Занзасом, и душ мне просто некогда было принять, а большая одежда на мне висит мешком, я уже не говорю о шлепанцах, которые явно попались Скуало первыми на глаза, но это ведь все не от меня зависело!
   Вздохнув, я отпустила ауру пламени, позволив ей затопить собой просторное помещение, и спокойно попросила:
   - Не сходи с ума.
   На Кёю это раньше действовало отрезвляюще, так что, я надеялась, на Конрада это тоже сработает. Как ни странно, сработало это не только на него. Ауру почувствовали все присутствующие и перевели внимание на меня. Эту реакцию просто невозможно было проигнорировать.
   Фуюки, кажется, научился чувствовать пламя и узнал его - у него натурально отпала челюсть. Странно, Мураками и Коичи отреагировали спокойнее. Хотя Вария их предупредила, а Конрад, похоже, нет.
   Я медленно подняла черные очки и вскинула руку, поздоровавшись:
   - Йо!
   - Акира-сама... - медленно и потрясенно выдавил Фуюки.
   Он явно узнал меня, но смотрел с подозрением. И правильно, ведь я могла быть иллюзией.
   - Знаю, слегка усохла, - подтвердила его наблюдения.
   - Но как это возможно?! - воскликнул он.
   - Потом! - влез Конрад, проявив нетерпение. - У тебя были бойцы с пламенем Солнца! Дай одного сюда!
   Фуюки кивнул одному из мужчин, у которого на поясе висела желто-красная маска, и тот не без опаски, напряженно приблизился к Конраду, который почти подавлял:
   - Надеюсь, ты умеешь подавать пламя Солнца без вреда?!
   Мужчина заверил в своих пусть и не больших, но способностях, почтительно склонив голову. Конрада называли 'со-хомбутё' - это руководитель штаба. Понятно, что Фуюки и его компания перевели все в близкую к якудза систему, но рыжий действительно стал, что называется, 'правой рукой'. Не то чтобы я не ожидала подобного, но... скажем так, были сомнения. Конрад и так практически вырос в мафии, но в низких кругах, поэтому должен был набраться опыта и понять, чем жили верхние круги. В принципе, я надеялась полагаться на него.
   - Это кумитё?! - смерил меня недоверчивым прищуром другой мужчина с маской зеленого цвета на поясе. - Этого не может быть! Это ребенок! - он посмотрел на Фуюки, желая объяснений и воскликнул: - Ямада-сама!
   - Значит, это неожиданная встреча, о которой говорил Коичи? - спросил Фуюки, исследуя меня с ног до головы. - Акира-сама, я в вас не сомневался, но как это у вас получилось?
   - Во-первых, я не ребенок, - нахмурилась я, - Во-вторых, я не совсем та Акира, что ты знаешь. Я из прошлого десять лет назад.
   Судя по глазам Фуюки, выдвинутое мной простое и понятное объяснение таковым для него не было. Он явно представлял нечто невероятное. Я не могла развеять его фантазии, так как сама не знала, почему задержалась здесь дольше, чем на пять минут. У меня не было никаких объяснений этому.
   - Медик... - рычаще раздалось сбоку.
   Конрад начинал терять терпение и, казалось, готов был разорвать кому-то глотку. Зубами. От него ощутимо распространялась аура пламени, отчего сам воздух казался наполненным электрическим напряжением.
   Фуюки тоже это понял и поторопил своего человека. Меня отвели в другую комнату и, судя по взгляду на избитого мужчину, сидевшего тише воды, ниже травы, намеревались с ним быстро закончить. Кто это и почему с ним так, я выяснила позже, задав вопрос мужчине с пламенем Солнца. По его словам, этот человек подозревался в работе на другую семью, так что ничего хорошего ему не светит.
   Ну, этим занимался Фуюки, он знал детали, поэтому я не стала вникать и вмешиваться. Этим я могла только ухудшить дело, ведь меня послушаются, но будут ли мои выводы и решения правильными, учитывая, что этого мира я совсем не знаю?
   Меня посадили на подушку и накачали пламенем Солнца. Оставалось лишь дождаться прибытия квалифицированных медиков, потому что ничего другого предложить не могли. Мне действительно стало лучше и голова перестала болеть, правда рыжий так давил на мужчину, молчаливо поджимавшего губы на все нападки, что я не выдержала. Когда по моей просьбе мы остались вдвоем с Конрадом, я просто его обняла, позволяя пламени Неба обволакивать его полностью.
   - Все хорошо. Мы в безопасном месте. Скоро будут медики, - спокойно убеждала его я, хотя, по идее, должно быть наоборот.
   Мы так посидели немного, и рыжий как-то неуверенно обнял в ответ, ничего не сказав. Я не рискнула поднимать голову, чтобы взглянуть ему в лицо, достаточно судорожно сжимавшихся пальцев на плечах, где останутся синяки. Поэтому просто уткнулась носом в рубашку, пропахшую сигаретным дымом.
   ***
   - Внутренних повреждений нет, это главное. Может болеть голова, но вскоре это пройдет. Все остальное легко поправимо. Ешь много, даже если не сильно хочется, и спи побольше. Иначе пламя Солнца совсем тебя истощит, Кира-чан, - тепло улыбнулась мне девушка, которая будто источала внутренний свет. - А теперь помоги мне уговорить этого буку, который сопротивляется лечению.
   Киоко похорошела за десять лет. Действительно похорошела. У нее и так было кукольное личико в средней школе, а сейчас еще и приятные глазу формы появились, и длинные волосы ей очень шли. При том, что она оставалась худой и хрупкой, и с таким же невинным добрым взглядом.
   - Сасагава-сан, можно? - постучались в дверь. Я уже оделась, потому, получив разрешение, в комнату вошел незнакомый мужчина. - Я уже позаботился об Эрнесто, не волнуйтесь.
   - Спасибо, Ичиносе-сан, - ответила ему улыбкой Киоко. - Надеюсь, с ним все хорошо?
   - Вообще-то не очень. Хоть он и довольно крепкий, благодаря пламени Грозы, и сильно не пострадал, но без пламени Дождя довольно сложно его успокоить. Он рвется сюда, но пока что удается его сдерживать. Я хотел узнать, не требуется ли вам помощь.
   - Нет, все хорошо, Ичиносе-сан. Передайте это Конрад-сану, - все так же дружелюбно ответила Киоко.
   Мужчина кивнул и исчез за дверью. Молодой, до тридцати лет, вежливый, и должна заметить, что он держит себя в форме.
   - А он вроде бы ничего, - проводив его взглядом, пока не закрылась дверь, сказала я. - Между вами что-то есть?
   - Что ты, Кира-чан?! - мгновенно вспыхнула Киоко, покраснела и отвела глаза. - Цветы и пару свиданий еще ничего не означают.
   - Да-да, - согласилась, не удержавшись от улыбки. Киоко, такая Киоко. - Так он тоже из корпуса медиков?
   - Ичиносе-сан? Да. Уже два года с нами работает и показывает хорошие результаты, - она тяжело вздохнула. - Кира-чан, пожалуйста, останови свою гиперинтуицию. Я еще не знаю, стоит ли продолжать, и чувствую себя неловко, обсуждая это с тобой. Тсуна-кун все-таки твой брат, и я долгое время представляла его в качестве своего мужа.
   - Не имею ничего против других кандидатур, - пожала я плечами. - Тсуна, конечно, мой брат, но тебе с ним всю жизнь жить, а не мне, поэтому тут выбор полностью за тобой. А что, Тсуна до сих пор мечтает жениться на тебе?
   - Только мечтает, - вздохнула она. - Пять лет назад, в свои девятнадцать, я бы не раздумывая согласилась на предложение руки и сердца. Но его не было, и сейчас... Сейчас я вижу, что он не единственный добрый и понимающий парень. Есть и другие, более решительные и даже чем-то похожие на братика. Я понимаю, что у Тсуны-куна есть обязанности босса, но теперь я действительно могу выбирать.
   - В любом случае, - подытожила я, - рада за тебя.
   Киоко через десять лет оставалась все таким же добрым и немного наивным человеком, с этакой чистотой во взгляде, что придавала ей определенного шарма. Но также она стала более сосредоточенной и сильной. Я сейчас не про бойцовские навыки, хотя со своим пламенем Солнца, на мой взгляд, она управлялась очень хорошо.
   Дверь резко распахнулась с таким грохотом, будто ее хотели пробить насквозь.
   - Ей, отпустите меня! Сейчас же!
   Конрад едва не упал, удерживаемый тремя (!) мужчинами.
   - Пустите его, - разрешила я.
   - Все в порядке, - подтвердила Киоко и ее послушали.
   Рыжий в мгновение ока оказался передо мной и с хищным прищуром смотрел на Киоко, которая дружелюбно ему улыбнулась:
   - С ней все будет хорошо, главное, покорми и дай подольше поспать, Акаге-сан. Я сообщу братику, что Кира вернулась.
   - Теперь ясно, почему Хибари прислал то сообщение, - слышавший все Фуюки протиснулся в двери, закрыв их перед любопытно прислушивавшимися. - Он сказал, что скоро будет, но не объяснил причины неожиданного приезда, - пояснил он. - Никогда не сомневался в его информированности.
   - Хибари?! - взвился рыжий, растопырив руки и оглянувшись, будто Кёя, сверкая глазами, стоял уже где-то рядом. - Ни за что!
   - А? - удивилась я такой реакции. - Почему?
   - Если он тебя найдет, - повернулся ко мне Конрад, - то я тебя больше не увижу.
   Приподняв бровь, я пыталась понять скрытый смысл этой фразы. Кёя в настолько сильном бешенстве? Но чем я могла его так вывести, учитывая, что умерла полтора года назад? Разве что самим фактом своей смерти, мда.
   Каким станет через десять лет Занзас, я увидела. Где-то лучше, где-то хуже, но в целом, остался все тем же мудаком. Так каким стал Кёя?
   - Почему вы все здесь столпились? - донесся женский строгий и недовольный голос.
   Дверь открылась, и я выглянула из-за рыжего, чтобы увидеть вошедшую, голос которой показался мне знакомым. Японка. Черноглазая, черноволосая. Лицо бледное от пудры, глаза ярко подведены. Одета в красивое черно-синее платье, расписанное цветами. Вместе с длинными спицами, удерживающими строгую прическу и мечом на поясе, она выглядела так... серьезно. Нет, Мегуми и раньше могла выглядеть серьезно, но я уже как-то отвыкла от такой Мегуми.
   Ее сопровождали двое девушек. Одна одетая под школьницу, в юбке и чулках, с бантом на блузке, волосы связаны в высокий хвост, а за спиной тоже меч. Вторая с распущенными волосами, в простой белой майке, просторных штанах и вьетнамках, выглядела более по-простому и держала ножны меча в руке.
   - Сеньор Эрнесто...
   - Ямада-сама...
   - ... там... - невпопад ответили ей из толпы, которая действительно собралась в коридоре.
   - Что у вас за хаос творится? - фыркнула Мегуми. - Фуюки, не можешь сам справиться?
   - О чем ты? - Фуюки не дрогнул даже мышцей на лице, смотря на нее со снисходительной улыбкой. - Всего лишь Азазель-сама вернулся.
   Мегуми широко распахнувшимися глазами обшарила комнату и остановилась на мне, все еще выглядывающей из-за спины Конрада, который выпятил нижнюю губу и глянул на нее исподлобья:
   - Даже не думай.
   Мгновенное преображение. Буквально за секунду исчезла строгая глава банды, смотревшая на всех вокруг исключительно свысока. На ее щеках появился румянец, а глаза заблестели. Она захлопала ресницами и широко открыла рот с накрашенными красной помадой губами.
   - Мегуми-сан?! - услышала я хоровое потрясенное, сказанное исключительно мужскими басами.
   Конрад полностью перегородил мне обзор. Мегуми и раньше меня временами пугала. Встретились две силы, и мне становилось как-то не по себе от понимания, что я попаду в руки кому-нибудь из них. Затискают же! До смерти!
   - Травоядные, - холодно и негромко грянуло, и что Мегуми, что Конрад отпрянули в разные стороны, словно дерущиеся кошки, облитые водой.
   Из-за этого я смогла увидеть Кёю.
   Хибари практически не поменялся, все такой же холодный, сдержанный и правильный. Выпрямленный, как струна. Лишь подрос, возмужал и более коротко подстригся, укоротив челку, да надел официальный костюм с фиолетовой рубашкой под низом. Вдобавок, он показался мне более спокойным, только дело во взгляде или в появившейся едва заметной улыбке, я не поняла. Кёя вообще редко улыбался, чтобы вот так. Чаще всего перед интересным боем, но в те моменты его глаза блестели предвкушением, сейчас же нечто иное. Более спокойное.
   - Только не ты! - воскликнул Конрад, неожиданно схватившись за оружие.
   - Хибари, я не дам тебе и пальцем к ней прикоснуться! - неожиданно горячо поддержала его Мегуми.
   Бойцы Фуюки держали почтительное расстояние перед Хибари, жавшись к стенам, которые не выдержали такого издевательства и проломились. Девушки, сопровождавшие Мегуми, приготовились к бою, но явно боялись вступать в сражение с Кёей. Даже Мегуми и Конрад, признавая силу Хибари, приготовились сражаться всерьез, а вот сам Кёя совершенно не нервничал. Даже оружие не достал. Он зарылся рукой во внутренний карман, заставив всех вокруг затаить дыхание, и вытащил оттуда темно-оранжевый кубик, покрытый какими-то узорами.
   - Я принес коробочку, - спокойно сообщил он, смотря на меня.
   С любопытством рассматривая небольшую коробочку, тем не менее, я не спешила подходить. Непонятна реакция Конрада и Мегуми. Может, в будущем Кёя не настолько хорошо расположен ко мне? Нет, он и в прошлом мог меня ударить, но все-таки не верится как-то. Чтобы за десять лет все настолько поменялось? Не может быть!
   - Полагаю, я могу идти, - прервала напряженную тишину Киоко, мягко дружелюбно улыбаясь, но со смешинками в глазах. Как бы это странно ни звучало, но мне показалось, что она обратилась к Хибари: - Кире-чан пока что запрещаются сильные физические нагрузки. Да и от обычных в первые сутки ограничить. Хорошо кормите ее, прямо до отвала, иначе от моего лечения будет больше вреда, и дайте хорошо выспаться в течении двух-трех дней минимум.
   Киоко безбоязненно пересекла возникшее вдруг поле боя и прошла мимо Хибари. Миновала продолжающих лежать и наблюдать мужчин, застывших в том положении, в котором упали, и исчезла за поворотом коридора, сопровождаемая моим потрясением.
   Сколько уже нахожусь в этом времени, все время хочется сказать: 'Охренеть!', только с разными интонациями, но все громче и громче.
   - У тебя есть кольцо? - привлек мое внимание Кёя, а когда я заторможено кивнула, легко бросил мне в руки коробочку.
   Коробочка вблизи оказалась совсем маленькой, сантиметров пять на сторону. А узор оказался причудливым переплетением оранжевых языков пламени.
   Я достала из поясной сумки небольшую шкатулку, которую дал мне босс Варии, и открыла ее. Раньше было как-то не до этого, теперь этот момент ничто не могло больше отложить.
   Образовывающих шестиугольник углублений для колец в черном бархате было семь, но колец присутствовало всего три. С голубыми и красным круглыми камнями - кольца хранителей. Они тоже были из металла, похожего на чернёное серебро. Оправой им служили два пера - сверху и снизу. Точно такое же, только с зеленым камнем, я видела на руке Конрада. В центре же находилось кольцо, которое мне было нужно: с оранжевым камнем, скрытым за силуэтом птицы, поднявшей крылья. Если подумать, то кольцо Маре, что я видела, и кольцо Скуало тоже были светлыми, будто серебряными.
   Достав кольцо и вернув шкатулку в подсумок, вопросительно посмотрела на Хибари.
   - Собери свое пламя в кольце и просто вставь камень в отверстие на коробочке, - пояснил он.
   - А почему нельзя сразу передать пламя без посредника в виде кольца? - полюбопытствовала я.
   - Кольцо перестраивает энергию пламени в определенную структуру, которую может принять коробочка, - ответил мне Кёя с все той же едва заметной улыбкой кончиками губ. - В ином случае, коробочка может разрушиться.
   Фуюки, Мегуми и Конрад, как и все остальные присутствующие, просто застыли, наблюдая за моими манипуляциями. Пока что не начавшийся бой был приостановлен. Под столь пристальным вниманием я не могла толком собраться, поэтому прикрыла глаза и глубоко вздохнула.
   Зажечь кольцо и вставить камнем в коробочку. Звучит несложно. Но столько подводных камней... Кольцо должно быть из материала, способного выдержать жар пламени.
   По весу мое кольцо было тяжеловатым, да и на пальце сидело свободно. Видно, что рассчитывалось на кого-то постарше, я же могла его надеть даже на большой палец. Я попыталась сосредоточиться и подать в него пламя, как делала это обычно, и с закрытыми глазами сосредоточилась на ощущениях.
   Кольцо холодило кожу, но камень легко впитал в себя пламя Неба, которого я сразу подала как можно больше. Оранжевое пламя, подскочившее на добрый метр, заставило Конрада и Мегуми отскочить от меня, разрывая расстояние. Пламя все так же имело температуру, и сразу же стало жарко. Но лица обоих были отнюдь не испуганными.
   - Босс... - восхищенно выдохнул рыжий, в глазах которого отражались пляшущие оранжевые всполохи огня.
   - Пламя Неба, - удовлетворенно ухмыльнулся Фуюки.
   - Но как?! - потрясенно воскликнула одна из помощниц Мегуми. - Хибари-сан ни слова не сказал про решимость!
   Сама Мегуми смотрела на это все настолько большими глазами и с таким выражением лица, что, кажется, и слова вымолвить не могла.
   - С ее уровнем владения пламенем этого не нужно, - Кёя довольно, по-кошачьи, жмурился. - Теперь коробочка.
   Стараясь не думать о том, что может ожидать меня внутри небольшой коробочки, я соединила кольцо с ней, и через несколько мгновений что-то внутри задрожало, будто желая вырваться наружу. Почувствовав, что эта маленькая коробочка впитала в себя около четверти моего резерва пламени и сейчас может просто разлететься, я вытянула руку подальше. С замиранием услышала, как открылись створки у отверстия, выпустившие наружу сгусток оранжевого пламени. Крупный сгусток приземлился на землю и быстро оформился похожим на иллюзию образом с единственным различием - пламя было оранжевым и более подвижным.
   'Лев, пожалуйста, лев!' - мысленно взмолилась я.
   Проступили первые очертания - зверь был не мелким, доставал мне до пояса, если я встану ровно. Развернулся длинный хвост с двумя зазубринами на конце, напомнившими мне то ли хвост самолета, то ли плавник. Он встал на четыре толстые и гибкие лапы и вытянулся в длину. На спине у него оказался нарост, который можно было идентифицировать, как плотно прижатые крылья. Голова была чуть приплюснутой, с длинными прижатыми ушами и острыми зазубринами на скулах, будто усами. Кожа потемнела, покрывшись очень мелкими черными чешуйками, которые разглядеть можно было лишь вблизи. Зверь поднял веки и с любопытством воззрился на меня ярко-оранжевыми глазами, но с вертикальным зрачком, который расширился, став нормальным - круглым.
   Он опасливо прищурился и зашипел, показав ряд белых острых зубов. Кто-то издал вопль, заставивший зверя быстро развернуться вокруг своей оси и тихо предупреждающе заворчать-зарычать.
   Я не смогла бы при всем желании объяснить, что это за вид, но я знала, кто это. Он, а в его половой принадлежности я не сомневалась, очень сильно напоминал нарисованного дракона из одного мультфильма. Потому и имя сразу же придумалось.
   - Беззубик, - улыбнулась я такому неожиданному сюрпризу, и зверь шустро развернулся, приоткрыв пасть. - Нет, просто Без.
   Зверь смотрел на меня с подозрением, но не упускал из виду остальных присутствующих, которые не спускали с него глаз. Он не понимал, что им от него надо, и ему это явно не нравилось. Вспоминались слова Скуало, который предупреждал, что зверь будет моим отражением. А я, пусть настороженно отношусь к новым опасностям, но первая не нападаю.
   - Смотри, у меня такое же пламя, как у тебя, - сказала, продемонстрировав оранжевые языки пламени на руке. Такое же пламя явно чувствовалось и от зверя.
   Получивший всего секунду назад имя, Без, по-кошачьи пригнув голову, подкрался и настороженно обошел меня кругом, будто знакомясь. Я понимающе улыбнулась и, не делая резких движений медленно протянула руку, собираясь погладить. Он сам подставил голову и присел, обвив вокруг себя хвост. Чешуйки практически не ощущались. Кожа оказалась мягкой и теплой на ощупь. Мы встретились одинаковыми глазами, и малейшие опасения исчезли.
   Такая маленькая копия дракончика больше умиляла, чем устрашала, хотя для зверя он был довольно крупный. Особенно сейчас, когда он успокоился и стал выглядеть безмятежно и безобидно. Вообще, Без выглядел, как ящерица, но повадками напоминал кота.
   - Я знала! Я знала! - истончившимся не своим голосом повторяла Мегуми и, судя по взгляду, была потеряна для общества.
   - Здесь все свои, - сказала я зверю, погладив этого большого крылатого кота.
   Без теперь с любопытством всех рассматривал, не чувствуя угрозы. Фуюки смотрел так гордо, будто это его коробочка, а Конрад забыл обо всем, даже о Хибари, который продолжал едва заметно улыбаться.
   - Чтобы вернуть его в коробочку, просто скажи ему, - сказал он.
   - Без? - вопросительно посмотрела я на дракона, не уверенная, как мне стоит это сделать.
   Но зверь меня понял и, коротко кивнув, вновь превратился в оранжевый сгусток пламени, который втянулся во вновь открывшую створки коробочку. Я взяла ее в руки, чувствуя, что она продолжает источать слабое тепло.
   Хибари неспешно приблизился, заставив Конрада преградить ему дорогу, а меня обратить на них внимание.
   - Не стой у меня на пути, - холодно предупредил Кёя, выпустив удушающую ауру пламени.
   Как я и думала, через десять лет он станет еще сильнее, еще опаснее... и, вероятно, еще более неуправляемым.
   - Акаге-сан, я бы не хотел стать свидетелем драки со-хомбутё и сайко-комон, - добавил Фуюки, тем не менее, не спеша встревать.
   'Сайко-комон' - это старший советник. Интересную должность прикрепили к Кёе, хотя я всегда знала, что с ним можно посоветоваться и совет будет дельным. Правда, если Хибари будет относиться к вопросу непредвзято.
   - Я не отступлю, - набычился Конрад. - Ты, Хибари, совершенно не умеешь делиться!
   - Я не желаю ни с кем делиться, - посмотрев на него свысока, ледяным тоном заявил Кёя.
   Не поняла. Чем делиться? Мной, что ли?!
   - Прекратите, - нахмурившись, попросила я, пряча коробочку в поясную сумку. - По-моему, я уже говорила, что против того, чтобы меня делили.
   Одно неуловимое мгновенье - и вот из маленькой фиолетовой коробочки появляются тонфа, объятые фиолетовым пламенем, клубившимся над сталью. Первый удар Конрад успевает заблокировать рукояткой оружия, второй выбивает из него дух, и рыжий оседает на пол.
   - Ты ведь не убил его? - осторожно уточняю, заметив, что Конрад не двигается.
   - Нет, - хмыкает Хибари, продолжая свой путь.
   Подойдя на расстояние вытянутой руки, он как-то загадочно улыбается, глядя на меня сверху.
   - Что такое? - с подозрением уточняю.
   - Хм... - тянет он, протягивает руки и поднимает меня за подмышки. - Ты меньше, чем я помню.
   - Я еще расту! - возмутилась я.
   Никогда не переживала на этот счет, но, кажется, после Занзаса я начинаю по этому поводу комплексовать.
   - Я забираю ее, - предупреждает Хибари, притягивая меня к себе... и сажает на руку, как маленького ребенка!
   - Что ты делаешь?! - возмущаюсь я, упираясь руками в его плечи в попытке вырваться.
   Кёя игнорирует всех: лежащего Конрада, начинающую приходить в себя Мегуми, почтительно провожающего его взглядом Фуюки. Придавливает меня второй рукой за спину, сильнее прижимая к себе, проходит мимо расступившихся перед ним мужчин и выходит во двор, где ожидает его не кто иной, как повзрослевший Тетсуя. Он тоже аккуратно одет в официальный костюм, но с белой рубашкой, а на голове все еще та сложная прическа батоном. Тетсуя молчаливо подстраивается под шаг Кёи и идет позади. Я могу его рассмотреть, так как Хибари продолжает меня все так же удерживать.
   - Кёя! - возмущаюсь я снова, не выдержав этого издевательства. - Отпусти меня! Я могу идти сама!
   - Нет, - коротко отвечает он, явно не собираясь спорить.
   - Хотя бы посади меня за спину, - предлагаю я альтернативу, уже согласная на такой вариант.
   - Нет.
   - А если на нас нападут? - захожу с другой стороны. - У тебя ведь будут заняты руки.
   - У меня есть коробочка, которой хватит для большинства противников, - все так же безэмоционально отвечает.
   - А если это будет капитан Мельфиоре с кольцом Марэ? - вкрадчиво вопрошаю.
   Кёя поворачивает голову, взглянув на меня с прищуром, и уточняет:
   - Ты уже встречалась с одним из них?
   В этот момент я отчетливо поняла, что лучше молчать, и действительно ничего не ответила, только Хибари все равно все понял и нехорошо прищурился.
   - Мне казалось ты признал мое право на самостоятельность как раз после Конфликта Колец, - попробовала я снова. - Разве через десять лет что-то поменялось?
   - Нет, - ответил он, вновь посмотрев перед собой, так как мы пересекали ворота. - Я доверяю твоим решениям... точнее, решениям тебя из этого времени. Ты могла о себе сама позаботиться, но не ты сейчас. Сейчас ты словно маленький зверек.
   Я думала этот кошмар закончился, но не-е-ет...
   - Я тебя сейчас укушу, - сердито поджав губы, предупредила его.
   Он как-то весело и очень обидно хмыкнул, этим вынудив меня действительно выполнить свою угрозу. Тем более что его открытая шея - вот она, прямо передо мной. Но когда я с силой сжала зубы на ней, выбрав безопасный участок, Кёя лишь засмеялся таким тихим и приятным бархатистым смехом, который я, кажется, никогда не слышала, а затем посмотрел на меня с улыбкой:
   - Я был прав. Сейчас ты и есть маленький зубастый зверек.
  Глава 4
   Возмущения мои длились ровно до того момента, как я поняла, что база Феникса осталась далеко позади. Кёя оставался непробиваем и раз уж вознамерился меня забрать с собой, то ничто не могло ему помешать.
   Тем не менее, мою обиду и злость это не уменьшило. Он поступал не самым лучшим образом, и, если то, как он обращался со мной, я еще с горем пополам могла понять и смириться, тогда то, как поступил он с Конрадом, разрывало меня на части. Учитывая, как дергало рыжего осознание, что вот она я, живая, рядом с ним, то после моей пропажи... Страшно представить, каково ему. Хуже было бы, пожалуй, только если бы я вернулась обратно в прошлое на его глазах. Но и так хорошего было мало. А Хибари хоть бы хны. Он даже спорить не желал, просто отвечал "нет" на все мои доводы, зная, что будет так, как он того хочет. И чхать он хотел на кого-либо другого: по его мнению, я и так достаточно долго пробыла с Конрадом и этого ему должно хватить.
   Поэтому сколько бы я ни убеждала повернуть машину назад и хотя бы взять рыжего с собой, Кёя оставался непоколебим. Я могла бы попытаться настоять с помощью пламени, но... даже в прошлом я не могла поспорить в силе с ним, а в будущем Хибари должен был стать поистине чудовищным. Не хочется его провоцировать на ужесточение мер. Ведь получая отпор на свое давление, он всегда начинает давить сильнее. Использовать ту же технику Прорыва точки нуля я вовсе не собиралась, по крайней мере не на своих же.
   Поэтому мне оставалось тоскливо смотреть на дорогу, освещаемую фонарями. Через плечо Хибари. На машине, которую вел Кусакабе.
   - Отпусти меня на сиденье хотя бы, - без особой надежды попросила.
   - Нет, - в который раз услышала несговорчивое.
   Черт подери! Он как нес меня, так и сел в машину, усадив к себе на колени! Это вообще нормально?! Верните мне моего злобного и колючего Хибари!
   - Я спать хочу, - предупредила я.
   - Спи.
   Я глубоко втянула носом воздух. Пламя Солнца, принесшее на некоторое время заряд бодрости, пошло на спад, и теперь я вновь чувствовала усталость, слабость и легкую головную боль.
   Все, не буду с ним больше разговаривать. Это же совершенно невозможно вести диалог, когда он такой упрямый! Пусть только расслабится на секунду, я чувствую, что Кёя напряжен, пусть и не хочет этого показать, а в каком кармане лежат его коробочки, я уже заприметила. Да, их было явно больше одной, так что просто вытащить одну и тем самым урезать его возможности вдвое не выйдет. Я уже молчу про то, что оставшейся половины его способностей мне хватит с головой.
   Снова глубоко вздохнув, я прикрыла глаза, и почти сразу же усталость взяла свое.
  
   ***
   - Кё-сан! - донесся сквозь сон зов Тетсуи.
   Он хоть и пытался говорить приглушенно, но из-за басовитого голоса это не очень-то получалось и все равно било по ушам, прорываясь сквозь затягивающую пучину сна. А может быть, дело в том, что я уже выспалась. Но показывать, что уже проснулась, не стала.
   - Кё-сан! - повторил Тетсуя. - Сообщение от Вонголы по секретному каналу. Они просят оказать помощь. Они поймали сигнал сильного кольца Тумана и думают, что это может быть либо Рокудо Мукуро, либо Хром Докуро. Но город под оцеплением сил Мельфиоре. Мы уже недалеко от Намимори.
   При названии города я не сумела совладать с собой и слегка дернулась, и Кёя это заметил, замерев на месте. Да, он куда-то шел пешком до этого.
   - Можешь не делать вид, что спишь, - донесся его насмешливый голос. - Как только зашла речь о хохлатом, ты проснулась, а всю дорогу спала, как котенок.
   - Неправда, - возразила я и протерла рукой глаза, чтобы незатуманенным взглядом сердито посмотреть в его бесстыжие глаза.
   Кёя улыбнулся шире и одной рукой указал на свое плечо, где темнело мокрое пятнышко. Сообразив, что я еще и слюни во сне пускала, покраснела и оправдалась:
   - Меня голос Тетсу разбудил.
   Кёя еще мгновенье смотрел на меня каким-то странным взглядом с такой же странной улыбочкой, а затем натянул привычно-холодную мину и бросил пронзительный взгляд на Кусакабе, который мигом от этого собрался.
   - Тетсуя очень хороший помощник. Сложно найти такого человека, который согласится тебя терпеть одиннадцать лет, - решила я реабилитироваться за неожиданную небольшую подставу.
   Хибари на это хмыкнул холодно, проявив легкое раздражение.
   - Что будем делать, Кё-сан? - чуть склонив голову, уточнил Тетсуя.
   - Это не мое дело, - безразлично ответил Кёя и коротко поморщился. - К тому же, хохлатый мне совсем не к месту.
   Хибари продолжил путь. За ним тенью следовал Кусакабе, которого я могла видеть, положив подбородок на плечо Кёи. За Мукуро, если это он, я не переживала. Тот сам меня сможет найти быстрее, чем я его. Не знаю, как в этом времени, но Хром была под его присмотром. Как обстоят дела сейчас, мне сложно судить, но думаю, Хром сама не совсем безобидна.
   Спать больше не хотелось. Хотелось есть, но так как еды не было поблизости, я маялась со скуки в ожидании того, когда мы доберемся до места назначения. Развлечений вокруг немного, только по сторонам смотреть да дуть на край воротника Хибари, в надежде хоть так подействовать ему на нервы. Но Кёя стойко переносит все и не проявляет признаков раздражения.
   - Тебя это не раздражает? - засомневавшись, решила уточнить.
   - Ты как всегда испытываешь мое терпение, - обезличенным тоном ответил он.
   - А я тебе воротник рубашки помяла, - флегматично подметила, не определив, раздражен он или нет.
   - Сменю ее позже, - абсолютно не заволновался Кёя.
   И это тот самый Кёя, который предпочитает всегда выглядеть с иголочки. Раньше не дай Ками кто-то ненароком поставит пятно на его одежде! Даже когда форма Хибари, которая была вовсе не его формой, а только подделкой, была на мне и во время фестиваля ее случайно залили соком, подчиненные Хибари едва не убили на месте того криворукого мужчину. Стоп. А волновались бы они так из-за подделки?.. И была ли подделка формы Дисциплинарного комитета действительно пошита для меня, а не просто подогнан старый образец? Там же были петельки для тонфа на пиджаке...
   Пока я переживала это большое осознание, Тетсуя достал планшет и на ходу принялся что-то на нем нажимать. Такой техники в прошлом не было. У нас даже телефоны кнопочные были, а не сенсорные. Это все слегка в новинку.
   - Кё-сан, на сообщении подпись аркобалено Реборна, - через некоторое время вновь подал голос Кусакабе. - Он просит помощи. Савада Тсунаеши, Гокудера Хаято и Ямамото Такеши прибыли из прошлого и разделились на две команды вместе с человеком из ЦЕДЕФ, чтобы добраться до Кокуё Ленда и проверить сигнал кольца. К сожалению, на команду Гокудеры и Ямамото у храма напал капитан Мельфиоре, предположительно имеющий кольцо Маре.
   - Капитан Мельфиоре? - взволнованно нахмурилась я. - Кёя, мы пойдем туда?
   - Нет, - ошеломил он меня бескомпромиссным ответом.
   - Пусть Гокудера не мой хранитель, но Такеши...! - возразила я.
   - Он отказался быть твоим хранителем Дождя, - холодно отрезал Хибари. - Как ты сама сказала, он самостоятельно разорвал связь между вами.
   Не сумев подобрать слов, я замолчала. Есть только один известный мне способ разорвать уже образовавшуюся связь. Когда Кёя убедил себя, что не может быть моим хранителем, он был на грани этого разрыва. Но я успела вовремя. Почему же Ямамото...
   - Нет, - мотнула я головой, отгоняя непрошенные мысли. - Они тоже из прошлого. Мы должны прийти им на помощь.
   - У меня другая задача, - возразил он.
   - Кёя! - возмутилась я, и он тут же перебил меня, просто прижав рукой затылок и тем самым заставляя упереться лицом ему в рубашку.
   - Я не собираюсь никого идти спасать, - сказал Хибари. - Они знали, куда шли и с кем могут встретиться. Я не собираюсь идти туда с тобой на руках.
   От злости мое дыхание участилось, и я запыхтела в плотную ткань пиджака. Я попыталась успокоиться и придумать план действий.
   Дотянуться до его коробочек будет непросто, а уж вытянуть их прежде, чем Хибари заметит, вовсе невозможно. Да и неправильно лишать его части сил, когда тут где-то действительно капитан Мельфиоре. Но у меня ведь есть своя коробочка!
   Кольцо все еще у меня на пальце, и я могу дотянуться до подсумка. Надо лишь аккуратно развязать цепь Мармона - небольшую цепочку, блокирующую ауру пламени, которая позволяет заметить кольцо на радарах. Не уверена, как все это работает, но одно я поняла: кольцо всегда излучает пламя, пусть небольшое, но остаточный след владельца сохраняется какое-то время. Такую цепочку Кёя повязал на кольце, которое я надела на средний палец. Выбирать не приходилось - оттуда оно хотя бы не спадало.
   Есть! Чтобы незаметно развязать цепочку, пришлось постараться. Но дело сделано. Нащупываю в подсумке небольшую коробочку и выдыхаю в пиджак Хибари, все еще прижатая его рукой:
   - Кёя, я понимаю, что каждый сходит с ума по-своему, но это уже перебор.
   Хибари вопросительно смотрит на меня, ожидая пояснений, а я уже достала оранжевую коробочку и вставила кольцо. Вылетевший сгусток оранжевого пламени целенаправленно крутнулся спиралью, зависнув над нашими головами.
   Появившийся Без будто знал, что ему делать, и, развернувшись, атаковал Кёю хвостом. Хибари успел среагировать и уклониться, не то что не ослабив хватку, а даже придержав меня двумя руками. Тетсу пока что не смог сориентироваться и не вмешивался, а Кёя сорвал цепочку и вынужденно отвел одну руку назад, открывая коробочку. Эта коробочка, видимо, была хранилищем, и вскоре Хибари держал в руке одну тонфа. Вторая упала на землю. Но одной дубинки было мало, чтобы сдержать навалившегося всем телом Беза. Зверь открыл пасть, в которой оказался ровный ряд острых зубов хищника, и Кёя вынужден был отбросить меня в сторону, чтобы заблокировать их второй тонфа, которую подбросил в воздух носком туфли.
   Кёя вновь потянулся правой рукой с горящим фиолетовым огнем кольцом назад - к другой коробочке - и удивленно распахнул глаза. Вторую коробочку я успела стащить в тот момент, когда он схватил одной рукой тонфа и отвлекся на Беза. Удачно, что я выбрала другую коробочку, которая, видимо, была с животным внутри.
   Под нехорошим прищуром Хибари я бросила фиолетовую коробочку Безу, убедившись, что тот поймал её пастью, и сорвалась с места в воздух.
   Надеюсь, у Кёи нет способа быстро перемещаться. Но даже если есть, его должен задержать Без. Странное чувство. Я не говорила дракону ни слова, но он сразу действовал так, будто мысли, что сформировались у меня в голове, были ему переданы. Сам Без должен отдать коробочку Хибари и догнать меня позже, либо вернуться в коробочку, как только исчерпает пламя.
  
   ***
   Тсуна бежал сломя голову за Лар Милч. Дыхание сбивалось, ноги болели, но он пытался не обращать на это внимания.
   Как только он перенесся в будущее, все завертелось очень быстро. Гокудера-кун нашел его сразу у гроба в лесу, затем появилась Лар Милч, которая хотела их убить, но затем оказалось, что она на их стороне. И вообще, она работала с отцом, который, как всегда, неизвестно где. Потом появился взрослый Ямамото, лицо которого было бледным, а взгляд таким же, как у Гокудеры-куна из будущего. Ямамото сказал, что он долго не спал и слегка устал, ошеломил известием, что он считается хранителем Дождя Тсуны-из-будущего, молниеносно обезвредил робота, который едва их не обнаружил, и привел на базу Вонголы в Намимори.
   Там их ждал Реборн, который на следующий же день объявил начало жестоких спартанских тренировок. Лар Милч, как вскоре выяснилось, жесткая женщина (хотя женщина ли, Тсуна уже сомневался), но Тсуне (из-за пинков Реборна, который не желал делать это сам) пришлось уговаривать ее, чтобы она рассказала про оружие в этом времени. Вскоре стало понятно, не зря - о коробочках Тсуна с Гокудерой и переместившимся из прошлого Ямамото ничего не знали. Постоянное напряжение преследовало их в течении этих дней. Гокудера-кун напал на Ямамото, так как обвинял его в том, что Десятый босс Вонголы, каким был в этом времени Тсуна, мертв. Реборн сказал, что отец Ямамото в этом времени убит, как и многие их знакомые. А мама Тсуны сейчас где-то в неизвестности, как и отец.
   Они втроем долго не могли зажечь коробочки. Первым, как ни странно, справился Ямамото, который вообще не видел мира будущего за пределами базы. Ему достаточно было узнать, что нужна решимость, и кольцо Вонголы вспыхнуло голубым пламенем. Видимо, у Ямамото решимости было много, хотя по его беззаботному виду и не скажешь. Ведь Ямамото все еще считал, что они играют в мафию, а база Вонголы только выглядит 'как база'. У Гокудеры-куна получилось чуть позже. Для этого ему понадобились сутки, которые он просидел над книгами и тетрадками из библиотеки. У самого Тсуны получилось через двое суток. За это стоило выразить огромную благодарность Реборну, который объяснил ему, какая именно решимость была нужна. А нужна была неимоверно сильная. Тсуна думал, что сможет вернуть всех в прошлое, стать сильнее Мельфиоре и отыскать 'рыжего человека в очках'. Тсуна готов был выдержать любые тренировки, но этого все равно было недостаточно. И поневоле Тсуна вспоминал слова младшей сестры о том, что он только треплется и ничего не делает. Помог вновь Реборн, который будто видел Тсуну насквозь. Все, чего Тсуне на самом деле хотелось больше всего - это защитить Киоко-чан, которая была где-то здесь и, вероятно, в опасности, ведь Мельфиоре могли напасть и на нее тоже. Как напали на Хару, которую спасла и привела на базу взрослая И-пин, а затем они обе поменялись местами со своими прошлыми версиями.
   В конце концов, все они собрались здесь в ожидании хоть каких-то новостей. Реборн настаивал, что нужно собрать всех хранителей и загадочно улыбался при этом, отчего поневоле ходили мурашки.
   Новости не заставили себя ждать - в Намимори появилось сильное кольцо Тумана. В городе хватало мафиози из Мельфиоре, но, как сказала Лар Милч, в этом отряде был один настолько сильный боец - капитан отряда Мельфиоре, но у того было пламя Грозы. Так что это могла быть Хром... или Рокудо Мукуро.
   - Реборн... - сглотнув, позвал Тсуна. - А что, если это Рокудо Мукуро? Я не хочу с ним встречаться.
   - А если это Хром? - испытующе посмотрел на него репетитор. - Пока не найдешь, не узнаешь.
   Тсуну буквально трясти начинало при мысли, что он может встретиться с Рокудо Мукуро. Даже Хибари-сан так не пугал. Хибари-сан мог жестоко избить, а Рокудо Мукуро наверняка убьет. Хуже того - это мог быть взрослый Рокудо Мукуро.
   - Если будешь ныть, я тебя ударю, - предупредил его Реборн, будто прочитав мысли. - Не бойся, вы разделитесь, и с тобой пойдет Лар Милч. Если же это Рокудо Мукуро, то скажи ему, что Акира вскоре будет на этой базе.
   Не сказать, что Реборн своими словами хоть как-то успокоил, но выбора не было. Тсуна пошел следом за Лар Милч, а Гокудера-кун с Ямамото.
   Кокуё-ленд находился далеко. Для этого требовалось практически полностью пересечь город. Как сказала Лар Милч, вероятность столкнуться с врагом очень высока, но главное - избежать столкновения с капитаном, так как это столкновение они не переживут. Имото что-то говорила о каком-то законе Мерфи, говорящем, что если что-то может случиться, то оно случается. Так и Гокудера-кун с Ямамото попали в засаду врага. Судя по вспышкам пламени, которые они засекли, им повезло встретиться лично с капитаном.
   - Где-то в километре от нас, - сказала Лар Милч, наблюдая за дымом, поднимавшимся от места схватки.
   - Гокудера-кун и Ямамото... - ослабшим голосом прошептал Тсуна и воскликнул: - Если мы ничего не сделаем... Что нам делать?!
   - Тц, - Лар Милч была недовольна развитием событий. - Слишком много врагов. Чтобы добраться незамеченными, мы потратим некоторое время. Шевелись!
   Подтверждая свои слова действиями, женщина сорвалась с места, и Тсуна поспешил за ней. Очевидно, что придется сражаться, и от этой мысли становилось не по себе.
   Дорога заняла действительно больше времени из-за того, что пришлось идти в обход, а когда они прибыли... прорвавшись сквозь заросли кустов у храма, Тсуна увидел, как все уже заканчивалось.
   Блондин в черно-белой форме Мельфиоре висел в воздухе, наколотый на шипы огромного фиолетового шара, как и двое искрящихся зеленым лисиц. Человек в официальном костюме смотрел холодно и ледяным тоном вопросил:
   - Так ты не видел ее?
   - Девочку метр пятьдесят ростом? - усмехнулся разбитыми в кровь губами блондин, будто не обращая внимания на шипы, прошившие его тело насквозь в двух местах. - Если бы видел, то что с того?
   Его черноволосый противник с двумя тонфами прищурился.
   - От твоего ответа будет зависеть, как именно ты умрешь. Учти, я не в очень хорошем расположении духа.
   - Ха? - блондин заметил Тсуну и Лар Милч.
   - Хибари-сан? - несмело позвал Тсуна.
   Он испытывал одновременно радость и тревогу от присутствия взрослого Главы Дисциплинарного Комитета. Радость - потому что Хибари-сан сильнейший, и если он на их стороне, то врагов можно не бояться. Тревогу, потому что... потому что это просто Хибари Кёя. Который, похоже, просто игнорировал их, одарив лишь равнодушным взглядом.
   - Кто эта девочка тебе? - спросил блондин, который, по всей видимости, и есть капитан Мельфиоре.
   - Если бы ты видел ее, то не задавал такие вопросы, - вынес свой безжалостный вердикт Хибари Кёя и быстро атаковал тонфа, горящими фиолетовым огнем.
   Противник с коротким вскриком откинулся назад, еще сильнее насаживаясь телом на шипы огромного фиолетового шара, и повис безвольной куклой.
   Хибари-сан спрятал свое оружие в коробочку и вновь проигнорировал застывших на месте от поражения капитана Мельфиоре Тсуну с Лар Милч. Вместо этого он задумчиво посмотрел на какое-то черное существо, положившее голову на сложенные лапы. Его не сразу заметили, потому что его скрывала зелень, но яркие глаза вызывали неуловимые ассоциации.
   - Она меня просчитала, - утвердительно произнес Хибари-сан.
   Непонятный зверь, голова и лапы которого оставались единственно видимыми из зелени, казалось, пожал плечами.
   - То есть она где-то в городе, полном солдат Мельфиоре, без своей коробочки? - голос Хибари стал обманчиво мягким, каким бывал перед тем, как он кого-то сильно избивал. - Идет к сигналу кольца Тумана, который видели враги.
   Тсуна хорошо знал этот тон и попятился назад. Черный непонятный зверь фыркнул, высунул язык и... загорелся оранжевым огнем, исчезая. Ощутив тяжелую жажду убийства, мгновенно, казалось, затопившую все окружающее пространство, Тсуна затаил дыхание.
  
   ***
   Кокуе Лэнд представлял собой убогое зрелище. Здания обветшали еще больше. Даже через десять лет эти развалины никому не сдались. Долго их рассматривать я не стала, так как почувствовала сильное пламя Дождя. Кто это, я и предположить не могла, но решила вначале пойти туда и выяснить, а уже затем думать, что делать.
   Благо в помещении стекол в окнах давно не было, да и некоторые 'окна' были просто дырами в кирпичной кладке. Поэтому я как могла незаметно подкралась и оценила ситуацию, выглядывая в одно из таких 'окон'. А там стоял какой-то тип весь в белом с сильнейшим пламенем Дождя, которое и привлекло меня. Вокруг него взвивались огромные щупальца, похожие на щупальца кальмара, голова которого была где-то под потолком. Это было животное из коробочки, покрытое голубым пламенем Дождя.
   Мои глаза удивленно расширились, когда я увидела его противника: взрослую девушку с повязкой на глазу, источавшую пламя Тумана, в которой я узнала Хром. Ее пламя, как и прежде, чем-то неуловимо походило на силу Мукуро, а ее коробочка, видимо, повисшая над ее головой белоснежная сова.
   Иллюзии Хром все еще были похожи на набор Мукуро: животные и огненные столбы, сбивавшие пламя Дождя, так похожее на воду. Недалеко стояли двое людей в черной форме, так похожей на белую форму мужчины с кальмаром. Один был чернокожий и взрослый, а второй длинноволосый подросток. Они не вмешивались, также как и я, наблюдая из укрытия. Битва шла полным ходом, и пока что чаша весов не склонялась ни в одну сторону, поэтому я не спешила влезать. Без все еще был не здесь, а с Кёей. Возможно, Хибари как схватил его за крылья, так и не отпустил, а может, Без решил сам остаться. Он вскоре должен вернуться обратно в коробочку... ну, я надеюсь. Я влила в него не много пламени, и когда оно закончится, то точно должен вернуться.
   Мужчина в белом выглядел дерганым и явно страдал каким-то неврозом, потому что его голос то становился истеричным, то спокойным и, кажется, даже правый глаз дергался за стеклом очков. Это было даже смешно: Дождь - и нервный, но вспоминая Скуало...
   Кхм, этому мужчине нервная система не мешала коротким кожаным кнутом направлять атаки своего оружия из коробочки. Щупальца кальмара не просто окутывались пламенем Дождя, это пламя крутилось, как водоворот, отчего появлялась разрушительная мощь. И одно из щупалец выбило каменную крошку, отлетевшую в мою сторону, а я как раз выглянула вновь, и какой-то камень прилетел мне прямо в лоб. Это было больно, но больше неожиданно. Ну в смысле... в бою я бы подобного не допустила, так как аура пламени, меня окружавшая, предупреждает о любых движениях по периметру, но сейчас я скрыла свою силу и урезала возможности, чтобы меня не обнаружили. Я привыкла полагаться на пламя и необходимость его настолько сильно скрывать в этом времени существенно меня 'слепила'.
   - Он был прав! Как он был прав! Тысячу раз прав! - взволнованным тоном воскликнул мужчина в белом.
   Пока я предавалась посторонним мыслям и терла лоб, меня обнаружили. Мужчина в белой форме смотрел на меня.
   - Эти глаза! Мне просто несказанно повезло! - продолжал он ликовать. - Ты ведь Савада Акира и ты из прошлого десять лет назад! Босс одной из самых сильных семей, который сейчас ребенок! - на его лице расплылась широкая противная улыбка. - Это так возбуждает! Я могу столько всего сделать с тобой практически безнаказанно!
   - Не подходи! - одернул высокий голос, который я мгновенно узнала и посмотрела в сторону, где его услышала, но увидела лишь Хром и сову, объятую синим пламенем.
   Иллюзии Хром стали неустойчивыми и расплывались синим пламенем. Похоже, Хром потеряла концентрацию... из-за меня. Но я ведь слышала голос Мукуро!
   Между мной и мужиком в белом выросли скалы, разделившие помещение на две части так, что я даже огромного кальмара не видела. Но слышала, как тот лупится об неожиданное препятствие, которое быстро пошло трещинами.
   Коробочка Беза, которую я сжимала в руке, потеплела и слегка задрожала от нетерпения. Он вернулся и уже меня поторапливал. Я выпустила его, и к тому моменту, как преграда разрушилась, дракон взлетел в воздух и расправил крылья. Мужчина в белом размахивал своим кнутом, пытаясь достать сову, атакующую его клювом и когтями.
   Без глубоко вдохнул, отчего его грудная клетка увеличилась настолько, что чешуйки в том месте очертились оранжевым светом по контуру, будто внутри находилось маленькое солнце. И резко выдохнул, выплюнув плотный шар огня, врезавшийся в щупальца, которыми закрылся кальмар. Щупальца, казалось, не сильно пострадали, но сюрприз поджидал там, где не ждали. Голубое пламя с них испарилось, а сами отростки посерели и тяжело опали, как каменные, медленно под несуществующим ветром распадаясь в труху.
   Без приземлился, став устойчиво на все четыре лапы, вдохнул еще раз и выдохнул еще два таких же шара поменьше, обезвредившие остальные щупальца. От шара огня распространялась какая-то аура или что-то такое, отчего все вокруг метров на десять серело и превращалось в камень, но, кажется, Без все-таки обладает разумом, и эта 'серость' не достигла Хром. Сова быстро отлетела к ней. Так же, как распространялась эта необычная серость по кирпичной кладке, посерела и нога взвывшего мужчины - владельца кальмара, который прикрывал своего хозяина щупальцами. Он кричал, в полном неистовстве хватаясь за конечность, переставшую слушаться.
   - Нет! Не может быть! Моя нога!
   Но это было не все. Каменная серость медленно распространялась дальше. Без остановился, как и кальмар, лишившийся контроля. Но тот был примерно в том же помешательстве, что и его владелец, который в ужасе широко раскрыл глаза и закричал, почувствовав, как на его лице разрастается маленькое серое пятно. Рука, которой он к нему прикоснулся, начала также сереть и застывать, как от какой-то болезни. Пальцы второй руки покрыли маленькие серые пятна. Лицо мужчины искажалось от ужаса, а я просто стояла и наблюдала, оглушенная его криком, сама не зная, что это такое.
   Все закончилось быстро. Хотя показалось вовсе не так. Мужчина упал лицом вперед и пытался куда-то ползти, помогая себе одной рукой и одной ногой. В его глазах исчезал разум, а половина лица застыла серой недвижимой маской. А потом в один момент он просто застыл и больше не пошевелился. Слышно было только шорох песка, которым осыпались его конечности.
   Над головой захлопали крылья, заставившие оторваться от тела. Я подняла голову и встретилась с такими знакомыми глазами: красным и синим.
   - Мукуро? - неуверенно позвала я.
   Что-то было в его взгляде, что он не мог просто так высказать. Он точно был в этой сове из коробочки. По крайней мере, его сознание точно там. Я подставила руку, чтобы он мог сесть на нее, и острые когти на лапах неаккуратно зацепились за кофту, заставив его переминаться с лапы на лапу, пока он не выпутался. Затем он посмотрел на меня и вновь молча.
   - Как ты? - тихо спросила я, подозревая, что уж кто-кто, а Мукуро точно не в порядке.
   Сова прикрыла глаза и потянулась к моему лицу, прикоснулась, пощекотав перьями щеку. Перья на затылке птицы забавно топорщились в хохолок.
   - Его звали Гло Ксиния. Он жестокий и подлый человек, не о чем сожалеть. Если бы мог, он сделал много неприятных вещей. Хром могла бы с ним справиться...
   - Только ты меня не отчитывай, - ответила, вспомнив удушающую заботу Хибари. - Кёя и так мне вломит за все хорошее.
   - Ты уже встретилась с ним? - уточнил Мукуро, вновь взглянув в мое лицо. - Вижу, что да. Хорошо, - неожиданно заключает он. - Пока ты с ним рядом, я могу не беспокоиться о твоей безопасности. Я сейчас очень далеко.
   - Где ты? - нахмурилась я.
   - В главном штабе Мельфиоре. Все полезное, что смогу достать, я отправлю куда следует, но то, за чем я пришел, до сих пор выяснить не могу. Бьякуран, я полностью уверен, причастен к... - он оборвал себя на полуслове и продолжил: - Не могу сказать, сделал ли это он лично, но ему точно что-то известно. Как только я добуду подробности о будущей тебе из моего времени, убью его, если он причастен. А потом передам тебе все, что знаю, чего бы мне это ни стоило.
   Он говорил складно и уверенно. Мне говорили с такими намеками, будто у него совсем съехала крыша, но не похоже, что это так. Да, в его интонациях слышно, что он напряжен, но Мукуро держит себя в руках и мыслит здраво, что бы там ни думали о нем. В то же время, меня тревожат его слова.
   - Чего бы это тебе ни стоило? - улыбнулась я, надеясь, что это такая шутка или пафосная фраза, которые Мукуро так любит. Но нет. По животному из коробочки много не прочтешь, но разноцветные глаза серьезней некуда. - Ты ведь не станешь глупо лезть на рожон, да? Пожалуйста, скажи, что нет.
   - Отправляя сюда Хром за информацией о тебе, я и не надеялся, что она найдет тебя из прошлого... Как ностальгично, - протянул он, явно сменив тему. - Забавно, что тот, кто помог тебе из прошлого появиться здесь, может быть как-то причастен к беде, что случилась с тобой.
   - Не может быть, - нахмурилась я, вспомнив в первую очередь Шоичи.
   Я совершенно не понимала ничего, видимо, от недостатка информации. Мне нужно было больше, и Мукуро мог ее дать, но я также вспомнила о двоих людях в черной форме и посмотрела в том направлении, где они прятались.
   - Они сбежали сразу же, как Гло Ксиния подвергся влиянию пламени Неба, - сказал Мукуро, заметив мой взгляд. - Вероятно, теперь враги будут знать о том, что ты здесь. Поэтому будь рядом с Хибари. Хром тоже останется здесь.
   Мукуро говорил с какой-то болью в голосе, отвернулся от моего лица, а затем я увидела, как взгляд птицы изменился. В нем исчезла осознанность, та хитрость, боль и вообще разум. Это была просто птица.
   Хром подошла к лежащему Гло Ксинии и забрала коробочку, куда вернулась сова. Девушка выпрямилась, позволяя себя рассмотреть:
   - Савада-сама, полагаю, я должна вас доставить в убежище Вонголы. Скоро здесь будет подмога Мельфиоре.
   Ее голос все еще был негромким, но уже не напоминал писк. Она не только внешне повзрослела, но и внутренне, хотя все еще сохраняла расстояние. Ей шла эта блузка с пиджаком и юбка выше колена. И длинные волосы, пусть с хохолком этим фирменным.
   - Хорошо, идем, - выдохнула я, наматывая на кольцо цепочку Мармона.
   Я посмотрела на Беза, который и так все понял, спрятавшись обратно в коробочку.
   - Неужели даже через десять лет ты не можешь звать меня по имени? - спросила я, догоняя ее быстрым шагом.
   - Хоть я и работаю с Мукуро-сама, но начиная с боя за кольцо Тумана на Конфликте Колец считаюсь хранителем Савады Тсунаеши, - ответила она, не оглянувшись.
   Я недоуменно приподняла бровь, хотя девушка этого видеть не могла. Хорош же хранитель Тумана у Тсуны, который подчиняется другому Туману и выполнит все, что бы тот ни сказал. Хорошо, что Мукуро мой хранитель, а у меня нет в планах вредить братцу. Но все равно. Даже если хранителя Тумана навязали, ведь можно отказаться и взять другого. Более надежного. Но... видимо, Тсуна даже не искал. Это было бы вполне в его духе.
   - А остальные хранители Тсуны? Кто они? - спросила я.
   - Гокудера Хаято, - первым назвала она имя подрывника. - Ямамото Такеши. Базиль.
   - Туман, Ураган и два Дождя? - переспросила я, так как пауза стала затягиваться, и это, выходит, конец перечисления.
   - Как я думаю, Мукуро-сама и вы не желали оставлять Вонголу в подчинении Десятого без присмотра, - пояснила она на мой недоумевающий тон. - Ямамото Такеши всегда находился в неясном, плавающем состоянии. Не уверена, что он его хранитель, так как все время непонятно чем занимался. Еще есть Сасагава Рехей, но он не хранитель, а скорее объединился с Савадой для сотрудничества полтора года назад. Это неполный набор, но его было достаточно, пока правил Вонголой Девятый босс.
   - И что, Тсуне не подсунули других кандидатов, когда остальные отошли ко мне? - с сомнением уточнила.
   - Полагаю, подсовывали, - слегка улыбнулась она, все-таки взглянув на меня. Хоть сказала она это спокойно, но отошла на пару шагов, увеличив разделяющее нас пространство. - Я не знаю подробностей, спросите о них Мукуро-сама. Кажется, в том, что Савада Тсунаеши отказывался от всех предложенных кандидатов, виноваты вы, - я удивленно посмотрела на нее. - Он не знал о том, как убеждали Мукуро-сама стать его хранителем. После этого он сторонился любых других атрибутов.
   Оу. Так и знала, что так будет. Видимо, Тсуна меня все-таки спросил, и я рассказала ему правду. Вряд ли все, все же это личная боль каждого хранителя, но этого хватило. В итоге - так и оставшийся неполный, худо-бедно собранный набор верных людей рядом. Получите, распишитесь.
   - Ты все еще сторонишься меня, - заметила я с неудовольствием, отметив разделявшие нас два метра.
   - Простите, - кажется, смутилась Хром, как будто и не прошло тех десяти лет. - Мукуро-сама запретил мне приближаться к вам, опасаясь, что вы выберете меня в хранители Тумана. Ведь я более надежная кандидатура. С тех пор он перестал быть так категоричен в этом вопросе, но ему все еще не нравится, когда какой-то Туман рядом с вами. Пожалуйста, поймите меня.
   - Эм... - с сомнением протянула, наблюдая за ней. - Ладно. Я поговорю с ним об этом.
   - Нет, нет, - тут же она взволнованно замахала руками. - Не нужно. Меня абсолютно все устраивает.
   - Ну, уж нет, - упрямо нахмурилась я. - Ему пора бы понять, что все его недостатки я знаю и приняла, как есть. Просто их наличие не станет поводом, чтобы отказываться от него.
   'К тому же, Мукуро умеет расставлять приоритеты', - мысленно добавила про себя. Как бы ему ни хотелось самому быть в Намимори, у него есть важная миссия и он хочет добиться своей цели.
   - Пусть смирится с этим, - добавила вслух. - В конце концов, для нашей немаленькой организации явно мало одного Тумана.
   Хром тихонько прыснула в кулачок и подтвердила:
   - Конечно, у вас не один Туман. Мукуро-сама запугал их всех, и ни один не рискнет с вами заговорить первым.
   Что за?.. Ей смешно почему-то, а меня это напрягает. А еще напрягает то, что Ямамото считают хранителем Тсуны.
   - Савада-сама, - внезапно посерьезнела девушка, остановив меня. - С этого момента давайте будем осторожны. Мы пройдем через город. Думаю, я смогу заметить врагов. Лучше нам добраться до убежища как можно быстрей. Скоро число людей Мельфиоре вырастет, они будут нас искать.
   Кивнув, я попыталась не зацикливаться на мыслях, чтобы не терять бдительности. И действительно, отряды в черной форме и люди в официальных костюмах минут через двадцать были почти на каждом шагу. Они искали и явно знали, кого искать. Пусть эти небольшие отряды не отличались особой силой и не скрывали свое пламя, которое чувствовали и я, и Хром при их приближении, но их было много. Попадись мы на глаза хоть одному, даже самому слабому, и сбежится весь рой.
   Мы застыли у одного из поворотов, обнаружив, что впереди еще один отряд, когда я обернулась, чтобы идти обратно, и увидела женщину в деловом костюме. Она выглядела так уверенно, так серьезно. В блузке, на которой была расстёгнута верхняя пуговица, в обтягивающей юбке, с короткими вьющимися волосами по скулы, с легким, едва заметным, макияжем. Она улыбнулась и поманила за собой. Переглянувшись с Хром, я безмолвно направилась следом, ведь Хана всегда казалась мне человеком думающим.
   Хана привела нас к себе домой и закрыла дверь. Через десять минут я с энтузиазмом уплетала разогретую еду в обе щеки. Хром отказалась, сказав, что не голодна, а Хана села напротив нас и с улыбкой наблюдала за мной, подперев подбородок рукой.
   - Не знаю, как так произошло и что случилось, но я рада тебя видеть, Кира, - сказала она.
   - Я тофе, - ответила, слегка прожевав.
   Наконец-то, еда! После пламени Солнца, а затем еще и растрат пламени на коробочку, поднялся просто адский голод, выгонявший все остальные мысли.
   - Значит, не зря я приехала погостить к родителям, - произнесла она, все с той же улыбкой наблюдая, как я залпом выпиваю стакан сока.
   - Я принесу еще, - вызвалась Хром.
   - Я из прошлого десять лет назад, - сказала, отдав стакан Хром.
   Та прошла к холодильнику и достала пакет, налив еще. Подумав, она не стала ставить его обратно, вернувшись с ним.
   - Вот как, - спокойно ответила Хана, светясь весельем во взгляде.
   - Так что вот эта фотография хоть и удивляет, но ничего неожиданного тут нет, - указала на фотографию, которая висела на холодильнике среди кучи фотографий Ханы с родителями. - Серьезный, надежный парень, кажется, так ты говорила. Стоило подождать десять лет, прежде чем ты признала в Рехее серьезного и надежного парня.
   Хана тихо рассмеялась приятным смехом.
   - Но после школы он действительно стал таким, - шутливо возразила она. - Кроме того, он еще и заботливый. Рё сейчас за границей по работе, поэтому я выбралась сюда с работы. Ах да, знаешь, кто владелец корпорации, в которой я работаю? - улыбнулась она шире, с ожиданием моей реакции и выдала: - Некая организация 'Феникс', знаешь такую?
   Я как раз снова начала спешно поглощать пищу и с обидой посмотрела на нее, все-таки не подавившись. Мы ведь с Ханой были похожи характерами, поэтому я могла кое-как все понять. И Рехея тоже.
   - Ладно, ладно, - засмеялась она вновь. - Вижу, что тебе многое пришлось пережить, но не спеши так есть. Вы можете остаться здесь, пока в городе столько людей. О моей связи с Фениксом не знают.
   Как по заказу зазвонил дверной звонок. Мне стало как-то тревожно. Обычно так бывает в фильмах ужасов, и холодок, прошедший по моей спине доказательство тому.
   - Я открою, - поднялась на ноги Хана.
   - Это могут быть враги, - напряглась я.
   - Оставайтесь здесь, - ответила она. - Если это они, вы услышите, прихожая совсем рядом. Если нет, я провожу гостей прочь.
   - Я прикрою Савада-сама иллюзией, - кивнула ей посерьезневшая Хром, и Хана покинула кухню.
   Если это враги, то прием пищи будет закончен, а я даже голод не утолила толком. Поэтому я поспешила, прислушиваясь.
   В прихожей открылась дверь, и я услышала приглушенный тонкими стенами голос Ханы:
   - Неожиданно видеть тебя. Они на кухне.
   Не успела я хоть что-то предположить, как практически бесшумные шаги приблизились, и на кухне, дверь в которой не закрывалась, появился Хибари. Как только я увидела его бледное бесстрастное лицо, у меня кусок в горле застрял. Хром постучала мне по спине, а когда я смогла откашляться, Кёя уже нависал у стола.
   - Я отправила сообщение, что ты здесь, - неуверенно донесся за спиной Кёи голос Ханы, пояснившей, как здесь оказался Хибари.
   - Спасибо, - выдавила из себя я, отодвигая стул.
   - Куда ты собралась? - опасно прищурившись, поинтересовался он.
   - На базу, - нашлась я с ответом и повернулась к Хром: - Она ведь недалеко, так?
   Девушка кивнула, но вмешиваться не стала. Кёя хмыкнул. Судя по всему, возмущение моим и Беза поступком он решил пока спрятать. Но если Кёя снова поднимет меня на руки, то второй раз я уже вряд ли вырвусь.
   - Я могу сама дойти, - насупилась я.
   - Нет, - последовал лаконичный ответ, с которым сложно было поспорить. - Будешь упрямиться?
   - Буду, - пообещала я.
   - Не волнует, - коротко бросил и быстро поднял меня за подмышки.
   - Кёя! - возмущенно воскликнула я, когда он быстро усадил меня снова перед собой на руку. - Мне ведь не пять лет! Ты издеваешься!
   - Не только же тебе делать это двенадцать лет, - ответил, приподняв уголки губ в довольной улыбке.
   - Ты даже этого не отрицаешь! - обвинила я, упершись в его пиджак ладонями, чтобы смотреть в лицо.
   В ответ он вновь с силой прижал меня к себе рукой, надавившей в спину.
   - Поговорим позже.
   - Дай хоть доесть, - возмутилась я.
   - В убежище поешь, - невозмутимо ответил он.
   Взрослая Хана, зараза, посмеивалась, когда Кёя прошел мимо нее, а Хром пристроилась на некотором расстоянии позади.
  Примечание к части
  События ускорились из-за Киры, поэтому Гло-кун пришел раньше следом за Хром, которую отправил Мукуро.
  
  Кто уловил ассоциации от слов Хибари, тот молодец :D
  Глава 5
   Едва Хибари преодолел какую-то преграду, над которой явно поработал Туман, как оказалось, что это был скрытый вход на базу. Отпечатком руки Кёя открыл дверь и спустился по железной лестнице к лифту.
   Мигающие цифры все увеличивались и увеличивались, хотя лифт явно двигался вниз. Восьмой этаж. Двери разошлись в стороны, и все вокруг преобразилось. Не было больше недружелюбных каменных стен. Мы будто в традиционном доме оказались, чем-то очень похожим на особняк Хибари.
   Кёя почти неслышно шел быстрым шагом по деревянному полу. Хром бесшумно семенила следом, минутой ранее коротко и без подробностей пересказав, что там произошло в Кокуе Ленд. Теперь серые глаза знакомо сверкали, а бледные губы едва заметно поджимались, демонстрируя недовольство Хибари, но лицо дало бы фору любому кирпичу. И это Хром ни слова не сказала о Мукуро или что именно сотворила с врагом атака Беза. Просто от того, что я его обхитрила.
   Видимо, Хром побаивалась разозлившегося Хибари. Ее туфли на среднем каблуке совершенно не создавали шума, и шла она, склонив голову, чтобы видеть разве что туфли Кёи, но никак не то, что выше.
   Справа и слева мелькали японские бумажные перегородки, разрисованные пейзажем. Изредка я замечала круглые окна, но сквозь них не было видно дневного света. Все освещение предоставляли встроенные в потолок небольшие круглые лампы.
   С того момента, как мы покинули дом Ханы, Кёя ни слова не сказал мне, только потребовал отчета от Хром. Он успешно избежал всех патрулей Мельфиоре, проведя нас к базе, и теперь, когда мы уже вроде бы на безопасной территории, можно было бы что-то сказать... но я тоже не спешила что-либо говорить, чувствуя, что он сильно напряжен, а то и взбешён. Тут нужен был какой-то подход, но пока Хибари сам не даст мне подсказку, я опасалась начинать доказывать правоту и обоснованность своих действий.
   - Тебе туда, - бросил Хибари, приведя нас к железной прямоугольной двери, так не вписывающейся в обстановку.
   Кёя снова приложил руку к прямоугольнику у двери и что-то нажал на небольшой клавиатуре. Железная дверь издала писк, заскрежетала и тихо разъехалась в стороны, открыв другую, совершенно иную часть коридора, выполненную в более стандартном, европейском стиле и переполненную какими-то досками и коробками. Хром поклонилась и прошмыгнула туда. Кёя снова нажал несколько кнопок, и железная дверь отрезала от нас девушку.
   - А что там? - полюбопытствовала, не удержавшись.
   - Другая база, - коротко ответил Кёя, продолжив куда-то идти.
   - А нам не туда? - не поняла я.
   - Нет. Ты останешься на моей территории.
   Честно говоря, мне не особо стало понятней. То есть я сообразила, что мы на 'территории Хибари', где оставаться разрешено единицам, и есть 'другая база-тире-территория', где, как сказал бы Кёя из моего времени, живут какие-то травоядные, к которым Кёя не хочет присоединяться. Пусть даже они у него почти под боком.
   Хибари открыл одну из дверей, и мы оказались в светлом просторном помещении с широкими тумбами, большим зеркалом, умывальником и еще одной дверью, ведущей, очевидно, в ванную. Кёя усадил меня на одну из широких столешниц и отошел к стоящему неподалеку шкафчику, что-то там выискивая. Затем вернулся, поставил все рядом со мной, промокнул ватку в баночке и приложил ее к моему лбу, мгновенно защипавшему на небольшой ранке. Коротко поморщившись, спросила:
   - Так ты не злишься?
   - Злюсь, - ответил, налепляя сверху на рану пластырь.
   - На себя злишься? - приподняла я брови в деланном удивлении.
   Он бросил на меня пронизывающий взгляд и ответил:
   - Нет.
   Я лишь нахмурилась. Снова это несговорчивое 'нет', как будто с чужим человеком разговариваю. Может быть, он сам не знает, как со мной разговаривать?
   - Почему ты привел меня именно сюда?
   Кёя помедлил с ответом, явно подбирая слова или что-то для себя решая, а потом выдал:
   - Этой базой я не пользовался. Десятый Вонгола предложил занять ее для установления союзных взаимоотношений. Эта база построена совсем недавно, и риск, что ее местонахождение кому-нибудь известно, должен быть минимальным. Также аркобалено призвал сюда всех хранителей, и как только они переместятся из прошлого, то будут рядом с тобой. Но на расстоянии.
   Так бы сразу и сказал! Нет, я верю, что Хибари просто перемещал меня в безопасное место. Но знать, что совсем рядом, практически за стеной находятся все остальные, мне гораздо спокойнее. Хотя...
   - Кёя, - посмотрела на него с прищуром: - Ты ведь знаешь, что остальные переместятся следом за мной. Ты помогаешь Шоичи?
   Хибари смотрел на меня долгим испытующим взглядом, затем прикрыл глаза и выдохнул:
   - Разумеется. Хотя мне стало очень любопытно, откуда ты знаешь о нем.
   - Так я в курсе уже год как, - ответила я.
   - Год? - смерил меня острым взглядом. - Ты год знала об этом плане и за все это время ни разу не сказала о том, что умрешь здесь?
   Ой-ей. Кажется, ему это очень не понравилось. Кёя любит быть в курсе дел. Надеюсь, взрослый Кёя избавился от привычки тягать меня за уши.
   - Я доверила все Шоичи. А Шоичи посвятил тебя во все, разве не так? - наивно захлопала ресницами, удивленно посмотрев на него. - Ты ведь сейчас опытнее, сильнее и сдержаннее, и можешь разумно действовать без эмоций. Когда ты думаешь перед тем, как что-то сделать, а не поддаешься эмоциям, я могу доверять тебе, как самой себе. Ты не отвлекайся, рассказывай.
   Он еще некоторое время испытующе меня рассматривал, видимо, зная или подозревая о том, что я отвела его внимание, но затем продолжил:
   - Год назад я получил приглашение на приватную встречу. Там были всего двое: Савада Тсунаеши и Ирие Шоичи. Как оказалось, Ирие обратился к Десятому Вонголе, обладающему необходимыми, по его мнению, ресурсами, для помощи в одном деле. Савада Тсунаеши в свою очередь обратился ко мне, желая получить совет. Он пообещал, что ты появишься из прошлого вместе со всеми.
   - Понимаю, почему ты согласился... - медленно протянула я. - Но на что именно ты согласился?
   - Саваде Тсунаеши нужен был надсмотрщик над его юной версией и всеми остальными травоядными, - в его ровном голосе проявился сарказм. - Разумеется, я не один отвечаю за защиту, но нянчиться со всеми я не намерен. Все, что я должен - это остановить противников, которые для них пока что слишком сильные, и сделать Саваду Тсунаеши из прошлого сильнее, чтобы он мог предотвратить это будущее.
   Не удержавшись, я фыркнула. Сделать одного человека сильнее - это не панацея от всех недуг. Такое ощущение, что на той встрече присутствовал наивный четырнадцатилетний Тсуна, считающий, что он один герой в белом, который всех спасает. Хотя... Учитывая количество доверенных людей вокруг него и то, что он обратился к моим хранителям...
   - Меня ввели в курс дела, - продолжил Кёя, смотря мне в лицо. - Кроме тебя, аркобалено Реборна, как учителя Савады, самого Савады, уже прибыли Гокудера, Ямамото, юная И-пин и Миура Хару.
   - Подожди, - посерьезнела я. - А при чем тут шестилетняя И-пин и Хару? Пусть И-пин маленькая личинка киллера, но Хару разве тоже стала бойцом?
   - Нет. Условие Савады Тсунаеши, - ответил Кёя, и я почувствовала, что ответ мне не понравится. - Миура, И-пин и Сасагава Киоко прибудут из прошлого, став теми, кого Савада будет защищать. Савада из этого времени считал, что так он сможет наиболее эффективно мотивировать себя стать сильнее.
   Я закрыла глаза и с силой сжала зубы, так как вросшее в меня правило не ругаться при Кёе, особенно матом, опасно пошатнулось.
   - И ты согласился с этим? - открыв глаза, подняла на него взгляд.
   - Да.
   - Тебе было все равно, - сказала я, зная, что это на самом деле так.
   - Нет, не все равно. Для меня это всего лишь не играет роли, - поправил он. - И-пин ребенок и будет оставаться здесь с Миурой. О Сасагаве Киоко позаботится ее брат.
   Боже, до чего же глупо! И Тсуна считал это необходимостью? Похоже, свой характер он осознал и принял, сумев просчитать, но до чего же это решение глупое! Даже если они будут оставаться в безопасности и их жизням ничего не будет угрожать, все равно это постоянное напряжение, неясная угроза, невозможность вернуться к привычной жизни, запертость в ограниченном пространстве и полное осознание своего бессилия. При том, что Хару к мафии никаким боком не причастна, а после всего не сможет уже уйти. Лучшего психологического насилия не придумаешь. Это, допустим, я и парни, даже Тсуна - все обладаем пламенем и можем хотя бы попытаться что-то сделать, они же... Даже Киоко! Она всего лишь начала свою карьеру врача с пламенем Солнца! Десять лет назад она всего лишь девочка-подросток, не больше!
   - Как он мог? - тихо спросила я, ни к кому, конкретно не обращаясь и ничего не видя перед собой.
   - Савада не хотел этого делать, но посчитал, что иного выбора нет, - ровным голосом ответил Хибари. - Он уверен, что все случившееся в этом времени весомый довод для такого риска. Иди искупайся.
   Последнее предложение заставило поднять на него глаза и встряхнуться. Что сделано, то сделано, здесь ничего уже не изменить. Надо исходить из того, что есть, и пойти поговорить с... кем-нибудь! Тсуна, конечно, даже не поймет за что я ему тумаков наставлю, так как он этих делов еще не наворотил, но мне просто необходимо что-то с этим сделать! Хотя бы просто увидеть Хару и И-пин.
   - А ты здесь будешь? - спросила я.
   - Да, - кивнул Кёя, достав и выставив поочередно несколько баночек. - Как выйдешь, я проверю твои раны и обработаю их.
   Я уставилась на него, понимая, что только что нашла еще одну причину скрыться.
   - Нет, - замотала головой. - Кёя, хватит. Ты еще в душ со мной зашел бы, - он усмехнулся, и я поспешно добавила: - Это не предложение к действиям! Я та же самая Акира, которую ты помнишь. Я не ребенок, за мной не нужно следить, и ничего со мной здесь не случится.
   Кёя посерьезнел, вернув свое обычное непроницаемое выражение лица, а затем сказал:
   - После лечения пламенем Солнца лишь кажется, что распирает энергией. Это временный эффект, и как только он закончится в самый неудобный момент, ты можешь потерять сознание, поскользнуться и разбить голову.
   - После лечения уже прошло достаточно много времени. Я уже спала, чувство усталости у меня возникает только от препирательств с тобой. Просто дай мне пространства, - попросила его, надеясь на его понимание в этом вопросе.
   - Хорошо, - спустя долгое мгновение, показавшееся мне вечностью, кивнул он. - Я схожу отдать распоряжение об обеде. У тебя пять минут. Задержишься хоть на секунду дольше, я зайду внутрь.
   - Кёя! - возмутилась я, но он уже развернулся и направился на выход. - Да мне только волосы вымыть полчаса надо! Да и чтобы вывести этот запах, надо хотя бы одежду постирать!
   - О запахе я обязательно узнаю все в подробностях, - Хибари остановился и обернулся, смерив меня многообещающим прищуром. - У меня тонкий нюх, и алкоголь я учуял сразу. Поэтому готовься рассказать мне все о том, где тебя угораздило. У тебя десять минут, - Кёя развернулся и вышел, закрыв за собой дверь.
   О боже. Поверит ли он, что меня просто облили им? Раньше ему надо было конкретно довести меня, чтобы убедиться в том, что я говорю правду. Надеюсь, со временем это хоть немного поменялось.
   Я собралась было слезть и пойти посмотреть, что там с душем, как замерла. Не надо быть гением, чтобы понять, что Кёя меня вряд ли выпустит. По крайней мере, не в ближайшем времени. У него убойный синдром мамочки, наверняка обострившийся со смертью моей будущей версии и появлением меня же из прошлого. Поэтому после допроса он совершенно точно меня никуда не выпустит. Потребуется время, чтобы он успокоился, и я его убедила отключить этот режим. Поэтому к Тсуне я попаду не скоро. Встретиться с Реборном тоже интересно, ведь он, как и Кёя, предпочитает быть в курсе всех дел. Да и вообще, на их базе я смогу связаться с Конрадом и сказать ему, куда меня унес Хибари. А это уже решающе.
   Конечно, нехорошо второй раз сбегать от Кёи, тот такого точно не потерпит, но если начистоту, то... хуже уже все равно не будет. Ну, я надеюсь. А рыжего жалко.
   Оставалось решить, как же мне перебраться на вторую базу. С этим меня неожиданно выручил попавшийся мне в коридоре мужик, который чинил проводку под потолком. Едва я представилась, как мужик в обычном серо-синем комбинезоне жутко занервничал и до того стал услужливым, что даже не спросил, зачем мне необходимо пройти разделявшие базы железные двери. Просто посчитал, что я имею такое право.
   Думаю, у меня есть минут пятнадцать, прежде чем Кёя поймет, куда делась пропажа. Вначале мне казалось, что пятнадцать минут вполне достаточное время, чтобы выполнить все задуманное по минимуму, но коридоры чужой базы, разительно отличавшейся от той, что по другую сторону, были полностью идентичны. И я даже не знала, где мне найти хоть кого-то. К счастью, меня нашли первой.
   Низенький (даже ниже меня) полный мужичок, с зализанными редкими волосами и блестящим от пота круглым лицом, появился из-за открывшейся двери.
   - Акира-сан! - позвал он, явно нацелившись именно на меня.
   С ним я не была раньше знакома. Возможно, его знала моя будущая версия, но я все равно настороженно к нему отнеслась, не зная, что он за человек.
   - Я Джанини, механик и технический советник Вонголы. Мы раньше не были знакомы, но я много слышал о вас. О вас из этого времени, - поправился он.
   Человек явно из персонала и, похоже, в курсе, что тут где. Около тридцати лет, кажется дружелюбным. Возможно, он мне поможет.
   - Джанини, не могли бы вы провести меня к остальным?
   - Да, конечно! - торопливо заверил он меня и как мог быстро повел к лифту.
   Там он нажал кнопку, и пока мы ехали, косился в мою сторону, пытаясь незаметно промокнуть платком лицо.
   - Должен сказать, что на фотографиях вы совершенно другая. Я знаю, что вы в будущем возглавили собственноручно созданную семью, которая набрала немало силы и забралась на вершину мафиозного мира. Меньшего от сестры Десятого Вонголы и не следовало ожидать!
   Должно быть это такая похвала, но меня сравнение с Вонголой вовсе не радовало. Ни в каком контексте. Даже если меня рассматривают не безвольной куклой с хорошей фамилией, а известным человеком. Пусть тема была не очень приятной, но разговор я попыталась поддержать.
   - Так какая я на фотографиях?
   - Ну... Как сказать... - казалось еще больше занервничал он. - У вас необычный пронизывающий взгляд. Вот как сейчас. Но в будущем вы повзрослеете и станете выглядеть более... э-э-э, внушительно. Это у вас кровь на плече?
   Черт, я знаю, что сейчас, как бомж. Не надо мне об этом напоминать. Но лучше я свяжусь с Конрадом, а искупаться мне Кёя точно не станет мешать.
   - Да, эта кровь моя, - подтвердила я, осмотрев плечо. - Наверное, из уха текла после боя.
   Механик натянуто рассмеялся и, кажется, облегченно выдохнул, как только двери лифта открылись. Он провел меня за собой к одной из дверей, за которой оказалась обычная с виду гостиная. Правда, помещение просторное лишь по японским меркам. Стиль похож на зарубежный с его массивностью, да и таких огромных декоративных каминов в человеческий рост у нас не делают.
   Посередине стоял низкий столик, вокруг которого стояли диваны, пуфики и кресла, занятые сейчас народом. Обстановка расслабляющая, но все сидели предельно серьезные.
   - Простите, что прерываю! - радостно воскликнул Джанини. - Акира-сан прибыла.
   Все заметили меня, оборвав разговор. Реборн сидел на руках у Бьянки. Фуута вытянулся в росте, и я едва узнала его, в основном благодаря длинному шарфу, которые он так любит, и чемодану. Кусакабе и Хром я уже видела. Тсуна из прошлого сверкал огромным фингалом под глазом и разбитой губой. Еще одна женщина была мне не знакома.
   - Рад тебя видеть, Акира, - первым подал голос Реборн и, заметив мой взгляд, пояснил: - Это Лар Милч. Она из СEDEF, прибыла к нам на помощь, но потеряла связь со своими и осталась на время.
   Я новым взглядом посмотрела на эту женщину, которая, оказывается, работала на Емитсу. Не слишком радостные новости, потому что мне не нравится присутствие наблюдателя. Неизвестно, действительно ли у Емитсу и Девятого так плохи дела, как говорят, поэтому мало ли, какие у нее могут быть приказы и что она еще расскажет или, не дай бог, сделает. Хотя с другой стороны, когда я вернусь в прошлое, этого будущего уже, скорей всего, не будет, слишком уж сильный перекос случится от одного факта нашего пребывания тут, а значит, и сведения, полученные Лар Милч, канут в лету. Если только, конечно, история не сделает круг. Но ведь его я как раз и собираюсь разорвать, не так ли?
   - Ты и есть Савада Акира? - неожиданно спросила предмет моих сомнений. После моего кивка она проявила свои впечатления: - Я слышала много впечатляющего, даже из слухов прошлого, но вижу я совсем другое. В тебе нет ничего из этого. Ты пила?
   Опешив от ее вопроса, я только недоуменно вскинула брови:
   - Что?
   - Я спросила, пила ли ты что-то. От тебя разит алкоголем, - поморщилась она.
   Видимо, зря я понадеялась на то, что уже все выветрилось. Все же спирт, да и долгие прогулки на свежем воздухе, а у Кёи нюх тонкий и... Похоже, все дело в том, что я просто перестала чувствовать этот запах. Но мне не понравился тон женщины, не разобравшись, сходу сделавшей свои выводы.
   - Это нехорошо, - заметил Реборн.
   - Да знаю я! - кажется, я даже покраснела. - На меня просто вылилась эта гадость!
   - И на волосы? - вкрадчиво поинтересовался Хибари, появившийся за моей спиной и заставивший тем самым отскочить и быстро развернуться к нему.
   По своему обыкновению Кёя был в крайней степени бешенства, проявлявшейся белой фарфоровой маской вместо лица и тяжелой, удушливой, темной аурой пламени.
   - Да, - с кислым выражением лица подтвердила я.
   Мне, кажется, не особо поверили, а Милч так и вовсе фыркнула, скрестив руки на груди. Хотя, кажется, она слегка присмирела, увидев такого Хибари. Кёя буквально испепелял меня взглядом. Я показательно подошла к дивану и плюхнулась туда, потеснив Тсуну.
   - О чем шла речь? - громко спросила с ожиданием уставившись на единственного человека, который мог в данной ситуации понять и выручить. На Реборна.
   - Фуута и Бьянки принесли новости, - сказал Реборн для Хибари в том числе. - База Мельфиоре находится под зданием подземного торгового центра. Его начали строить десять лет назад и закончили три года назад. Им руководит Ирие Шоичи. Он тоже капитан и обладает кольцом Маре.
   - Для сравнения, наше убежище Тсуна-ни начал строить три года назад, - продолжил Фуута. - Поэтому нахождение рядом базы Мельфиоре ничего более, чем совпадение. Разве что Тсуна-ни узнал о ней раньше нас.
   - Это информация имеет большое значение, - сказала собранная и серьезная Лар Милч. - Благодаря ей мы можем напасть.
   - Напасть? - удивленно воскликнул братец. - Но многие ранены!
   - Действительно, - согласился Реборн. - Сейчас у нас нет шансов. С другой стороны, врагу придется постараться, чтобы найти наше убежище и уничтожить нас.
   'Если они только уже этого не сделали,' - мысленно добавила я. Все же эта база более молодая и, похоже, недостроенная. По пути я видела множество коробок, и коммуникации не везде доделаны. Или мы просто меньше базы Мельфиоре, что тоже очень может быть. Ну и получается, что пока мы спим, враг качается, а долго спать, пока враг не умрет от перенапряжения, не выйдет. Но Шоичи ведь на моей стороне...
   Как говорила одна девочка: 'Все страньше и страньше'. Не бывает таких совпадений. Думаю, без вмешательства Шоичи тут не обошлось. Только зачем ему это надо было? Зачем делать базу в двух шагах от нас? При том, что Шоичи вроде как на моей стороне и при этом - на вражеской. Но мало ли что он там делает, может, шпионит. Эту версию подтверждает сговор между Шоичи, Кёей и Тсуной.
   Начало постройки базы говорит о том, что взрослый Шоичи повлиял на мелкого и Шоичи мелкий уже в нашем времени вышел на Мельфиоре, которое тогда разве что зарождалось. С мелким техником я стала реже общаться, поэтому сказать, как оно на самом деле, сложно. Но то, что это все план взрослого Шоичи - уверена. Он же и повлиял на появление базы в Намимори, которую построил Тсуна. Об этом плане знает Кёя, но держит в секрете от остальных. Надо все это обдумать и пока поменьше болтать.
   Пока я отвлекалась и хмурила брови, а Тсуна удивленно рассматривал мои увеличившиеся в длину волосы, Реборн и Лар Милч рассуждали о том, что мы должны успеть напасть первыми. Но раз уж сил у Вонголы нет, то это придется делать... подросткам из прошлого. Конечно, под присмотром взрослых, но даже Кёя может в любой момент переместиться. Это идиотизм! Хотя... Только если не все под контролем Шоичи. А тот парень сообразительный и вряд ли бы остановился на переносе нас из прошлого. Нет, он бы попытался предугадать наши действия. А если эта база строилась позже, то он также может знать наше местонахождение. Да и сам выбор города... В нашем возрасте мы только Намимори и видели. Это единственное место в мире, где никто из нас не сможет потеряться. Спрятаться здесь для нас проще простого, тем более что в городе куча знакомых, которые могут принять в гости в нужный момент. А база - идеальное место для тренировок.
   - Плохо выглядишь, - шепнул мне Тсуна, воспользовавшись тем, что мы сидим плечо к плечу.
   Кёя - тот и вовсе застыл в стороне в компании тут же подскочившего и присоединившегося к нему Тетсу.
   - Ты тоже не лучше, - кивнула на его огромный синяк.
   - Это Хибари-сан... - сдал его братец, оставив меня гадать, когда Кёя успел.
   - Кстати, я слышала, Гокудера и Ямамото тоже переместились.
   - Да, - кивнул он. - Гокудера-кун появился сразу же за мной.
   - Оу, - протянула я и тяжело вздохнула: - Повезло.
   - Почему? - удивленно поднял брови братец.
   - Меня мои хранители едва ли не на сувениры разрывают, - призналась я. - Кёя, вон, превзошел сам себя. Мы, скорей всего, не увидимся с тобой какое-то время.
   - Иногда Облако может полностью скрыть за собой Небо, - хмыкнул отчего-то довольный Реборн, как оказалось, прислушивавшийся к нашей тихой беседе.
   Хотя понятно отчего, его же Бьянки тискала и к груди прижимала. Я смерила его скептическим взглядом.
   - Взрослый Гокудера-кун успел мне только сказать о том, что я должен найти рыжего парня в очках, Ирие Шоичи, и убить его, - Тсуна быстро заговорил от волнения. - Иначе в этом будущем я умру.
   - А, ты тоже? - приподняла я брови.
   - Что... значит... тоже? - едва сумев выдавить это из себя, побледневший братец уставился на меня круглыми глазами.
   - Достаточно, - грянуло ледяное, отчего Тсуна вздрогнул и испуганно оглянулся, втянув шею. - Мы уходим.
   Кёя, как всегда, был вежлив, но не церемонясь вытащил меня с кресла за подмышки и усадил перед собой на руку. Видит бог, не так я хотела уйти оттуда, а как-то более гордо или пафосно, соответствуя представлениям обо мне в будущем, но ничего из этого нельзя было охарактеризовать ни тем, ни другим. В итоге я грустненько проводила всех взглядом ту долю секунды, пока обзор не перекрыл массивный Кусакабе, последовавший за своим лидером.
   - Реборн, пожалуйста, свяжись с Конрадом и скажи, что я здесь! - крикнула я, надеясь, что тот меня услышит и сделает, как следует.
   Отдельная база оказалась полностью закрытой (теперь еще и полностью изолированной) и действительно была поменьше общей. Один просторный этаж взял себе в пользование Кёя, еще один был отведен для обслуживающего персонала и других членов его организации, сформированной из бывшего Дисциплинарного Комитета. Как предупредил меня Хибари, он запретил всем работникам и служащим контактировать со мной, в ином случае... Кёя никогда не скупился на наказания. Поэтому, чую, от меня будут убегать.
   Все остальное было либо техническими помещениями, либо исследовательскими. А может быть, чем-то еще, но сердито поджимавший губы и хмурящийся Хибари не пожелал рассказывать. Да, я пыталась его разговорить, чтобы он не злился на мой поступок. Но он, упрямец, не поддавался.
   - Кёя, ну, прости, - неловко извинилась я. - Знаю, что обманула тебя и поступила нехорошо, но причина снова в том, что ты забрал меня у рыжего и неизвестно, как это пережил Конрад.
   - Еще раз так сделаешь, - почти не размыкая губ сказал он холодно, - и я прикую тебя цепью.
   Потеряв от данного заявления дар речи, я смогла выдавить из себя:
   - Ты ведь не серьезно, верно? Кёя, я ведь не прощу подобное.
   - Я к себе прикую, - ответил, вновь почти не размыкая рта.
   - Ты бы меня не отпустил на их базу! - привела я весомый, по моему мнению, довод.
   - Просто скажи, что больше так не поступишь, - лицо практически не выражало эмоций, разве что было белое от гнева, а глаза сверкали.
   Хибари, как я знала, обещания свои выполнял. С другой стороны, у меня не было причин делать что-то такое и обманывать его еще раз. Поэтому, дабы у него сгоряча не появилось желание выполнить сказанное, я на всякий случай заверила:
   - Я так больше не буду.
   Я была отпущена в ванную комнату, где приняла душ и хорошо намылилась, в надежде сбить запах. Кёя ждал под дверью в предбаннике. Позже он проверил наличие ран и помог их обработать. После я смогла наконец-то вдоволь наесться и, набив желудок до отвала, легла на мягкий пол, покрытый татами, ожидая, пока освободится немного места для чая. Кёя присоединился к чаепитию и медитировал, держа в руках цилиндрическую кружку. Традиционно выполненную, разумеется. Кстати, он переоделся в темную однотонную домашнюю юкату, а мне выдал светло-голубую, расшитую узором, подозрительно напоминающим облака. Выбирать не приходилось. Старую одежду натягивать не было желания, а новую он мне только эту выдал. На удивление, размер мой. Причем белье тоже, но об этом я старалась не думать.
   Ничего делать не хотелось, как и думать. Разморенная, я лишь хотела закрыть глаза и лежать. Вызванный дракон из коробочки полностью разделял мое мнение. Он, как выяснилось, был не прочь поесть обычной еды и слопал едва ли не вдвое больше, чем могло в него поместиться. Ну... было в кого. Теперь он тоже лежал на спине, сложив передние лапы на живот.
   Мы синхронно сыто выдохнули.
   - Зверь из коробочки не только может сражаться самостоятельно, - сказал Кёя, как мне показалось, спрятавший улыбку за кружкой чая. - Через некоторое время он адаптируется под хозяина коробочки и может менять форму, становясь его оружием. Хотя есть обходной путь. Так называемую камбио-форму, когда зверь принимает форму оружия, можно запрограммировать. Не факт, что получится идеально. Все же камбио-форма формируется долгое время и учитывает особенности стиля боя, характера и еще множества факторов. Если ошибиться в этом деле, может быть больше вреда, чем пользы.
   Без издал лениво-недовольный рев, выражавший его нежелание быть запрограммированным. У меня тоже не было желания экспериментировать. Как я заметила, он довольно умен.
   - Сами справимся, - сказала, подавив зевок.
   - Хорошо, - не стал спорить Хибари. - Мой Ролл был запрограммирован на оружие. Как позже оказалось, не слишком удобное, но этот навык я иногда использую.
   - Ролл? - с любопытством повернула к нему голову.
   Успокоившийся и ставший умиротворенным Кёя улыбнулся и открыл фиолетовую коробочку. Оттуда выплеснулся небольшой сгусток фиолетового пламени, оформился в шар и приобрел контуры... маленького ежа, покрытого длинными иголками. Он повел носиком, почувствовав незнакомцев, и Кёя кивком предложил подойти познакомиться. Ежик до того умильно побежал на маленьких лапках, что просто не мог не понравиться. Я погладила его шею, где не было колючек, и он доверчиво перевернулся на спину, подставляя мягкий живот. Без тоже не мог остаться в стороне и загреб лапой ежа к себе, скорчив рожицу от колючек, исколовших его мягкие подушечки на лапах. Но это его остановить не могло. Он обвил ежа хвостом, не прикасаясь, но отрезая пути отступления, и приблизил морду, рассматривая диковинку. Ежик вначале испугался, когда дракон выдохнул на него с силой воздухом и его едва не сдуло, но Кёя заверил мягким голосом:
   - Не бойся. Он не причинит вреда.
   Ежик успокоился и сам полез к Безу, который не знал, как к тому подступиться. Они друг друга обнюхали, и дракон позволил ежу забраться ему на живот.
   - Без, я тоже хочу, - сказала я, когда пальцами со спрятанными когтями дракон принялся гладить ежа.
   Ежик подумал-подумал и... разделился надвое. Затем еще раз и еще раз, пока их не стало восемь. Они разбежались, и половина оказалась возле меня, тыкаясь мордочками в руки.
   - Это свойство пламени Облака, - пояснил Кёя на мой вопросительный взгляд. - Оно позволяет ему разделяться на несколько частей и затем вновь собираться в одного, если потребуется.
   - А потери пламени на разделение? - уточнила я. - Если их много, они слабее, ведь так?
   - Так, если он один и пламени у него достаточно, он может вырасти до огромных размеров, превратившись в колючий шар. Но маленькие часто удобнее. У меня много пламени для того, чтобы они могли разделиться на достаточно большое количество, кроме того, каждый может поглотить пламя противника.
   - Поглотить? - зацепилась я за это слово, желая пояснений.
   - Особенность пламени Облака и моей коробочки, у Неба свойства другие.
   Но я уже крутила в голове эту мысль. Пока что я не знала, как именно мне это сделать, но идея появилась, нужно было лишь ее реализовать.
   - Кёя, а у тебя на базе есть пространство, где можно потренироваться?
   - Тебе рано, - прикрыл он глаза. - Еще минимум сутки ты будешь только есть и спать.
   - Ну, Кёя! - возмутилась я. - Это не физическая тренировка, я хочу поэкспериментировать с пламенем.
   - Тем более, - отрезал он. - Такие тренировки через двое суток и только под моим присмотром.
   Черный ящеро-дракончик растянул крылья по полу еще шире и высунул розовый язык, посмотрев на меня. Во взгляде его была поддержка моих чувств.
   - Хорошее предложение, - согласилась я, поднимаясь на ноги. - День был длинный. Мы пошли спать.
   Разумеется, я не хотела спать, но пришлось лечь. Я надеялась все-таки попробовать, ведь идея буквально горела изнутри. Меня останавливало только то, что Кёя появлялся под дверью примерно каждые минут двадцать, приоткрывал ее, убеждался, что я и Без на месте, и закрывал.
   - Это вообще нормально? - шепотом спросила я дракона, лежащего рядом.
   Без приоткрыл один глаз и издал звук, долженствующий выразить его несогласие с этим высказыванием. Я не стала прятать его в коробочку, чтобы потом не будить Хибари сигналом выпущенного пламени.
   - Эта его тревожность мне кислород перекрывает, - продолжила ворчать я. - Как я могу после всего случившегося вообще заснуть?!
   Без что-то проворчал непонятное. Мог бы говорить, судя по взгляду, это было бы нелицеприятное высказывание о поведении Хибари.
   Послышался шорох перьев, вначале не вызвавший никакого особого внимания, ведь ощущение было, что я нахожусь в особняке Кёи и за стеной в саду копошатся птицы. А затем я увидела небольшую фигуру, поблескивавшую разными глазами в темноте. Сова юркнула, застыв между мной и Безом, прикрывшим нас крылом. Дверь приоткрылась, через небольшую щель Кёя осмотрел комнату и вновь закрыл ее. Едва его шаги стихли, как я вопросила:
   - Мукуро?
   - Неудивительно, что Кёя-кун так себя ведет. Я бы тоже не стал спускать с тебя глаз.
   - Без, по-моему, у нас тут затесался саботажник, - сказала я дракону, который согласно угукнул.
   - Я всего лишь могу понять и разделить его чувства, - отозвался разноглазый, по-совиному возмущенно ухнув.
   - Так пойди и скажи ему, что он может переложить надсмотр на тебя, - предложила я.
   - Еще чего, - отказался Мукуро. - И ты ему ни слова ни говори. Пока Кёя-кун не знает, что я в теле коробочки, он и не догадается.
   Я хмыкнула, понимая, что ничего не изменилось. Как только Хибари узнает, Мукуро вылетит отсюда, причем явно не по своей воле.
   - Так есть новости из стана врага? - перевела я тему.
   - Не так быстро и не уходи от темы. Удивительно, что тебе повезло так быстро справиться с капитаном Мельфиоре, но не обольщайся. Он был не самым сильным. Хром действительно могла его победить, поэтому я сделал так, что по ее следу пошел именно он, а не кто-то другой.
   Я нахмурилась, поджав губы. Честно, я бы предпочла просто заснуть. Но раз уж не получалось, то желала действий, чтобы мысли обо всем здесь увиденном отошли на второй план.
   - Давай не будем об этом, - попросила я. - Все понимаю, первое убийство, пусть сделанное не совсем моими руками, но по моему приказу. Мне помощь не нужна, я знаю, что это рано или поздно должно было произойти. Он бы тоже мог меня убить. Переживу, - резко выдохнула, выпустив все разом, и призналась: - В этом времени слишком много всего произошло. Это не только Феникс, Мельфиоре, но и моя смерть, и смерть Тсуны, и Тсуеши-сана, и чья-то еще, о которой мне, может, пока что просто не сказали. Нана неизвестно где, как и Ламбо. Может быть, они оба уже мертвы и мне просто боятся сказать об этом.
   - Ламбо жив, - ответил Мукуро, спустя долгую паузу, наполненную горечью. - Он сейчас на базе Мелоне в Японии. Ей руководит Ирие Шоичи.
   - Ламбо? - вскинулась я. - А Нана?
   - Женщина... - протянул Мукуро, явно не желая говорить. Я видела, что он что-то знает, ведь он обладает удивительной способностью пролезать куда угодно и без мыла. Поэтому ждала, когда скажет. - Она в санатории закрытого типа.
   - Когда ты говоришь 'санаторий закрытого типа', ты имеешь в виду заведение, где лечат не дружащих с головой?
   - Да, - с непонятной интонацией выдохнул Рокудо, во тьме всматриваясь в мое лицо.
   Вздохнув, я прикрыла глаза и сказала:
   - Раньше она держалась. После потери детей, видимо, больше не было смысла изображать подобие нормальной жизни.
   Жесткие перья на кончике крыла мазнули по щеке, будто погладили. Надеюсь, у меня не такое сожаление во взгляде, которое я видела в глазах Беза.
   - Это жизнь, - тихо отозвался Мукуро. - В ней часто случается что-то плохое, но и хорошее изредка случается. Порой этого приходится ждать полтора года, а порой и пятнадцать лет.
   Его лицо было нечеловеческим и не позволяло мне увидеть весь спектр эмоций, но было в нем что-то такое тонко трепещущее, разрывавшее изнутри. Я притянула его рукой, и Мукуро уперся головой, покрытой мягкими перьями, мне в шею, прижав к себе крылья.
   ***
   Помещение выглядело пугающе дорогим, будто она вдруг оказалась в логове якудза. Хотя, похоже, так оно и было. Мужчины все выглядели опасными и обладали пугающими взглядами. Один из них, массивный настолько, что рубашка натягивалась на могучих мышцах, видимо, был главным. Она сидела на подушке рядом с ним, желая больше всего незаметно отодвинуться и пыталась не дрожать. Ни этот мужчина, ни другие, которых она видела, не причинили ей вреда, но она все равно сидела тихо, опасаясь подать голос и задать хоть один из вопросов, мучавших с того момента, как она неожиданно оказалась в незнакомом месте.
   Дверь отодвинули двое мужчин, стоящих с той стороны, впуская еще одного. Этот тоже был крупным, высоким, с тяжелым взглядом под выдававшимися вперед надбровными дугами. Бровей не было. Был шрам посередине лба, начинавшийся с непослушных блондинистых вихрей. Он был одет в черные брюки и серо-зеленую рубашку, поверх которой набросил пиджак, украшенный черными и белыми цветами. На его поясе, как и у многих других мужчин, что она видела, висела карнавальная маска, изображающая ухмыляющегося синекожего демона.
   Мужчина пересек помещение и остановился в паре метров, мимоходом посмотрев на нее блеклыми, почти бесцветными глазами.
   - Это Сасагава Киоко, - представил ее басовитый мужчина, сидевший рядом с ней. - Твое задание - доставить ее на базу Вонголы в Намимори целой и невредимой.
   - Разве она не должна быть старше?
   Голос у мужчины оказался глубоким и размеренным, а светлый взгляд пронзительным.
   - Тебя это интересует? - насмешливо пробасил мужчина рядом с ней. - Достаточно и того, что она сестра Сасагавы Рехея. Это твой шанс проявить себя перед боссом, первый кандидат в хранители Дождя, Фальк Штромберг.
   - Босс мертв, - не колеблясь ни секунды ответил мужчина, вернув свое внимание к нему.
   - Босс никогда не умрет, - растянул губы в ухмылке другой.
  Глава 6
   За довольно долгое время поездки эмоции перестали быть такими острыми, и Киоко даже нашла в себе смелость спросить, где они и где братик. Получив спокойные ответы, пусть даже некоторые звучали, как 'не знаю', она смогла задать другие вопросы. Ее проводник был не против ответить, хотя о себе говорил неохотно. Все, что она узнала - это что он и его родители родом из Германии, на самом деле они переехали в Италию, но как мужчина оказался в Японии, он не ответил. Допытываться она не стала, достаточно и того, что рядом с ним было спокойно, в отличие от того мужчины, который был главным.
   - А что означает эта маска?
   - Знак принадлежности к клану.
   - Значит, вы якудза? Почему вы помогаете мне добраться домой?
   - У меня приказ сопроводить тебя, - поправил ее мужчина, сидящий за рулем. - Ты тоже часть клана, по крайней мере, - он бросил на нее странный взгляд, - когда ты была женщиной-медиком, а не девочкой-одуванчиком.
   - Я умею лечить с помощью пламени, - призналась Киоко, почувствовав прилив гордости за это, неуверенно добавив: - Меня немного Луссурия-сан учил.
   - Хранитель Солнца Варии? - на этот раз он бросил на нее заинтересованный взгляд.
   - Да, - кивнула она. - Луссурия-сан буквально несколько часов назад давал мне экспресс-курс, как он это назвал. Но он обещал еще дать мне пару уроков позже. Он такой добрый и обходительный. Думаю, это Кира-чан его уговорила мне помочь.
   - Савада Акира? - уточнил мужчина.
   - Да, - снова кивнула она. - Я говорила, что мне сложно научиться по книгам. Чтобы быть полезной и не быть обузой, я прикладывала все усилия, но все равно без учителя могла немного. Интересно, где она сейчас и с ней ли братик? - Киоко задумчиво приложила палец к щеке.
   - Скоро с ней увидишься, - пообещал он. - Она большой босс, к которому я тебя отведу.
   - Как? - Киоко содрогнулась. - Все те мужчины с оружием и в масках... Вы все ей подчиняетесь?
   - Ты что, глаза ее не видела? - скептически хмыкнул собеседник на ее удивление. - Она же демон. К тому же... Не просто демон, а королевских кровей. И доказательство тому - пламя.
   Она приподняла брови, выражая непонимание, но не решилась просить дополнительных объяснений.
   Киоко поняла, что они в Намимори, только когда мужчина, которого она решила все-таки называть по сложной фамилии, сказал выходить из машины. Дальше они пошли пешком. Штромберг-сан предупредил, что время вопросов закончилось. Киоко сама видела небольшие группы мужчин в черном, которых они обходили издалека.
   Затем они спустились под землю и пошли по просторным светлым коридорам, где вскоре навстречу им выскочил Реборн-сан. Малыш вежливо поприветствовал ее, с любопытством осмотрев представившегося Штромберг-сана. Как только он озвучил причину прибытия, Киоко встрепенулась:
   - Акира-чан где-то здесь?!
   Хоть что-то в этом новом и незнакомом месте было прежним и внушало доверия. Реборн-сан повел их за собой, объясняя на ходу:
   - Она сейчас на базе с Хибари, поэтому сначала надо связаться с ним. Пока я это сделаю, можешь поздороваться с Хару и И-пин. Они тоже здесь.
   - Хару-чан? - удивилась она.
   Киоко была рада увидеться с Хару, которая оказалась в том же положении, что и она. Пока Штромберг-сан коротко обменивался фразами с Реборн-саном в стороне, они с Хару-чан присели на стульях. Хару-чан рассказывала, как ей было страшно, когда она оказалась в незнакомом месте и когда вокруг начался бой. Киоко целиком разделяла ее чувства и успокаивала, хоть у самой тоже глаза защипало. И-пин понятливо сидела и не привлекала к себе внимание криками, как сделал бы Ламбо-кун, поэтому молчаливо сопереживала.
   - Киоко-чан? - услышала она голос Тсуны-куна.
   Он только пересек порог и побледнел, увидев слезы Хару. Киоко понимала, что слезы не помогут. Ее слезы заставляли братика волноваться, поэтому она тут же вытерла их и напомнила себе, что она должна перестать быть обузой. Она не будет больше бесполезной и слабой.
   - Я хочу вернуться в мирный Намимори! - сквозь усилившиеся рыдания провыла Хару-чан, забыв про свою привычку говорить о себе в третьем лице. - Я хочу вернуться назад!
   Киоко хотела ей чем-то помочь, но не могла и просто сопереживала, успокаивающе поглаживая по плечу. И-пин трогательно держала ее за руку. Очевидно, что Хару-чан требовалось выплеснуть эмоции и получить поддержку. Парни, которые стали свидетелями, молчали. Это молчание прервал Реборн-сан:
   - И-пин отведет тебя к Бьянки. Она даст тебе чаю, - малыш повернулся к ней: - Киоко, Хибари мне отказал, но можете попытаться договориться с ним лично о встрече.
   И-пин послушно потянула за собой не сопротивлявшуюся Хару и вывела ее из помещения.
   - Киоко-чан идет к Хибари-сану?! - воскликнул Тсуна-кун, кажется, забыв, как дышать.
   - Не волнуйся, Киоко он бить вряд ли станет, - успокоил его Реборн-сан, посмотрев с интересом на Штромберг-сана.
   Штромберг-сан уже долго рассматривал Тсуну-куна и спросил:
   - Это Савада Тсунаеши?
   - Да, - подтвердил Реборн-сан, улыбнувшись так, как умел только он.
   Штромберг-сан с недоверием посмотрел на Реборн-сана.
   - Думаешь, это смешно? Этот пацан Десятый Вонгола?
   - Привыкай, - ничуть не смутился своей улыбки репетитор. - Здесь все младше, чем должны быть. Будь готов, что Хибари тебя убьет, если скажешь что-то такое об Акире. Так как, представишься ему?
   - Фальк Штромберг, - хмуро сообщил он, рассматривая Тсуну-куна, которого, казалось, пригвоздил к месту его тяжелый взгляд, к которому сложно привыкнуть. - Первый кандидат в хранители Дождя Савады Акиры.
   - А как же Ямамото-кун? - взволнованно выпалил бледный Тсуна-кун.
   - Подумай, если я первый кандидат, значит, он в пролете, пацан, - Штромберг-сан позволил проявиться в голосе толике недовольства, отчего Тсуна-кун отпрянул и решил задать вопросы ей.
   - Киоко-чан, но зачем тебе туда идти? Хибари-сан из будущего ужасный! Он не в себе. Даже имото так сказала!
   - Если Акира-чан так сказала... - засомневалась она, но напомнила себе, что не должна больше бояться и отступать. -Но... Несмотря на это я хотела бы встретиться с Акирой-чан хотя бы на минуту. Уж она-то наверняка знает, что происходит. Мне бы стало спокойнее.
   - Я пойду с тобой, - кивнул ей Штромберг-сан, и она почувствовала себя увереннее, получив поддержку.
   Сама встреча вышла неожиданно короткой. Едва Реборн-сан привел их к железным дверям на другую часть базы и те открылись, перед ними предстал взрослый, но очень недружелюбно настроенный Хибари-сан.
   - Я же сказал, нет, - его ледяной тон, казалось, покрыл все вокруг изморозью.
   Хибари-сан всегда казался ей далеким и холодным айсбергом. Фактически она о нем ничего не знала, только то, что он глава Дисциплинарного Комитета ее школы, и то, что он друг Акиры-чан. Киоко вздохнула, набралась смелости и попросила:
   - Хибари-сан, пожалуйста, всего на минуту.
   - Я что-то непонятно говорю? - строго уточнил он, буквально испепеляя взглядом, от которого Киоко непроизвольно хотелось сжаться.
   - Но почему? - рискнула она спросить.
   - Она занята. Это все, что вам требуется знать, - высокомерно сказал Хибари-сан и перевел взгляд на Штромберг-сана, с неприкрытой угрозой сообщив: - Если кто-то попытается самовольно проникнуть на мою территорию, я не стану сдерживаться.
   Штромберг-сан выдержал этот взгляд, даже не поменявшись в лице. Хибари-сан нажал что-то на пульте управления со своей стороны, двери вновь закрылись и заблокировались.
   - Сомневаюсь, что его скоро попустит, - изрек Реборн-сан, будто дав сигнал к тому, чтобы отойти от входа. Заметив, что Киоко опечалена итогом, он сказал: - Он ее Облако. Для Облака свойственно пытаться закрыть собой Небо от всего остального мира. Нужно просто подождать, когда Небо проявится хоть немного сквозь эти тучи. Можете подождать этого момента на этой части базы.
   - Ты сказал, что созвал всех хранителей босса, - напомнил Штромберг-сан. - Кто-то уже прибыл?
   - Эрнесто, как я думаю, явится в течении суток. Зависит от того, насколько он сейчас далеко. Рокудо никаких знаков не подавал. Сасагава задержится, - ответил Реборн-сан и сказал для Киоко: - Гокудера и Ямамото тоже прибыли из прошлого, но сейчас в лазарете.
   - Я могу сходить к ним? - уточнила она, взволнованно сложив перед собой руки в молитвенном жесте.
   Реборн-сан ненадолго засомневался, предупредил, что они выглядят не лучшим образом, но все же позволил. Когда Киоко увидела, насколько плохо выглядят парни, она тут же попыталась им помочь с помощью пламени. Видно было, что им оказали медицинскую помощь, но повреждено было все тело. Ожоги не похожи на обычные, а скорее полученные от удара электрическим током. Правда, какой это должен быть ток, чтобы ударить настолько сильно, Киоко слабо могла представить. Она вспоминала все, что знала. То и дело в памяти вперемешку всплывали отрывки записей, что она получила, книг по медицине и советов Луссурии-сана. И Киоко понимала, что недостаточно хороша в этом. Она не может их поставить на ноги без риска навредить. Все, что она может - придать их организмам сил для заживления. Пусть даже смотреть на эти раны тяжело и больно, она должна быть сильной.
  
   ***
   Дверь едва слышно отодвинулась, Кёя пересек порог, и я спросила:
   - Кто приходил?
   - Никто, - не поменялся он в лице. - Ты все доела?
   - Да, - ответила ему. - Так что этот 'никто' хотел?
   Кёя, позволив себе тихий вздох, присел за стол и кивнул Кусакабе, застывшему скульптурой у стеночки. Тетсу безмолвный приказ понял и исчез.
   - Приходил кандидат в хранители Дождя, - на мою закономерно приподнявшуюся бровь Хибари пояснил: - После того, как все было окончательно решено с Ямамото Такеши, были созданы списки из подходящих людей в хранители Дождя и Урагана. Все личные дела уже перевезли сюда, поэтому можешь взглянуть после чая.
   Как я догадалась, что кто-то приходил? Да просто потому, что Кёя лично бы выпроваживать 'проблемы' не пошел, оставив меня на целых десять минут. Я лишь сделала предположение, что кто-то все равно будет сюда рваться, и угадала.
   Чай - это святое, поэтому мне оставалось нетерпеливо ерзать на месте, пока Тетсу не вернулся с подносом, на котором стояли кружки, чайник и тарелочка со сладостями. Сладости Хибари сразу подвинул ко мне, лишь предостерегающе засверлив взглядом, когда я попыталась быстро покончить с десертом. Пришлось повторять за ним и цедить по полглотка, сидя с полуприкрытыми глазами и умным видом.
   Нетерпение буквально зудело во мне, но требовалось лишь совсем немного подождать. У меня было множество вопросов, я задавала их Хибари. На некоторые он отвечал, а на другие предпочитал молчать, сразу же объяснив, что время - штука хрупкая. Пусть некоторые мои ошибки все же будут мной сделаны. Поэтому многого о себе из этого времени я не узнала.
   Если я могу заявить, что знаю Кёю из своего времени, то же самое сказать про этого Хибари не могу. Несомненно, это тот же человек, но за эти десять лет произошло действительно много всего. Он не расскажет. Он параноик, как и я, и это даже смешно. Поэтому хоть клочок информации, та же крупица с поисками недостающих для меня хранителей - уже хоть что-то.
   Чай был допит. Кёя поднялся из-за стола, давая понять, что я должна идти за ним.
   Помещения базы отделаны под старинный японский стиль. Должна признаться, здесь гораздо уютнее, чем на 'общей' базе с обезличено бело-серыми или мутно-желтыми коридорами и стандартными светильниками над потолком. Здесь чувствовался дух и появлялось ощущение домашнего уюта. Иными словами, я иногда забывала, что это база под землей.
   У части базы Хибари была своя сердцевина - место, где больше всего любит находиться Кёя. Уютный дом, расположенный рядом с садом. Когда находишься здесь, забываешь, сколько километров земли над головой. Этому даже покрашенный в светло-голубой цвет потолок не мешает, а только способствует. И это хорошо, потому что Кёя четко очертил этот дом и сад местом моего пребывания. Дальше мне заходить запрещалось. Это правило контролировал сам Хибари, который изредка все же вынужден был ненадолго меня оставить, но в такие моменты он оставлял со мной верного до костей Кусакабе.
   Кёя уверенно и неспешно шагал по пустынным коридорам, мимо тонких дверей. По сути, здесь никто больше не жил. У меня пока что не было возможности толком все осмотреть. Наконец, он остановился перед одними из них и отодвинул дверь в сторону.
   Это оказался кабинет, где смешались европейский и японский стиль. Стол стоял на прочном деревянном полу, но в обстановке чувствовался японский минимализм. Тем больше привлекли внимание стопки бумаг на столе, сложенные аккуратно одна на другую. Я зашла внутрь и обошла стол, боясь зацепить какую-то стопку. Не дай бог они рассыплются. Тут все сложено перфекционистом, уголком к уголку.
   - Здесь собрана информация на кандидатов в хранители Урагана, - Кёя положил ладонь на одну из стопок бумаг, - а здесь - хранители Дождя. Можешь просмотреть их. Думаю, будет неплохо, если ты выберешь и отыщешь кого-нибудь из них в своем времени.
   - Это займет минимум часов пять, - отметила я объем работы.
   - Прежде чем ты приступишь, я хотел кое-что тебе показать.
   Я перевела взгляд с верхнего листа, на котором было написано имя 'Фальк Штромберг', на лицо Кёи, который выглядел напряженным.
   - У тебя из этого времени долгое время была переписка с человеком, которого я не смог определить. Эти письма были в электронном виде. Я их распечатал, чтобы было удобней просматривать, - Хибари указал на еще одну стопку. - Очевидно, что этот человек хорошо разбирается с техникой, и судя по его письмам, сам также далеко не глуп. Те темы, что вы обсуждали, не дают оснований его в чем-то подозревать. Я не нашел ничего предосудительного, кроме теорий, но, возможно, ты сможешь заметить то, чего я не увидел.
   Я взяла верхний лист и вчиталась в него.
  
   'Жизнь - она бессмысленна сама по себе. Какой смысл жизни? Родить детей - это репродуктивная функция, она вне нас лежит. К чему стремиться? Просто каждый придумывает себе игру и в нее играет. Границы этой игры ставлю только я сам, вот и все. Захочу - надену костюм и сяду в компьютерное кресло директора, а захочу - мир завоюю. Какая разница, если я могу сделать и то, и то? Даже стать богом.
   Я нашел кое-что интересное. Муладхара, Свадхистана, Манипура, Анахата, Вишудха, Аджна, Сахасрара. Так называет их санскрит. Если перевести в более знакомые понятия: корневая чакра красного цвета, пупковая чакра оранжевого цвета, чакра солнечного сплетения желтого цвета, чакра сердца зеленого цвета, чакра гортани - голубого, 'третий глаз' - синий цвет, и коронная чакра фиолетового цвета. Эти семь начал есть в каждом человеке, и сильнейшее из них может иметь свое проявление. Как только какая-то из них 'пробуждается', человек становится одаренным и мы видим то, что называем пламенем. Но что, если их больше? Восьмой шаг черного цвета. Ты ведь знаешь, у кого черное пламя? Они сделали этот шаг, и я хочу узнать, как. Они свои секреты держат крепко, и пока что я не могу с ними спорить. Да, да, ты правильно поняла. Я знаю, ты тоже хочешь. Или ты уже что-то знаешь. Думаю, это шаг к бессмертию. Но и это не все. Что, если пойти дальше? Девятый шаг - это и есть божественный уровень. Но должно быть что-то еще'
  
  
   Хибари вытянул у меня из руки лист, заставив проводить его взглядом. Кажется, до этого он что-то говорил. Он улыбнулся необычно мягко и снисходительно:
   - Послушай еще одну минуту, прежде чем приступишь. Вот эта стопка - твои личные записи. Я знал, где они лежат, и смог их сохранить, чтобы передать тебе из прошлого. Я отобрал то, что не имеет для тебя сейчас какой-то пользы, и положил отдельно от тех записей, где ты записывала свой прогресс.
   Я рассматривала его лицо и две стопки и понимала, что Кёя добился своего. Все эти бумаги займут меня на пару суток минимум, и все это время я не буду лезть тренироваться или пытаться проникнуть на соседскую базу к остальным. Я, боюсь, даже есть и спать не захочу. Меня тянуло к этой информации, и я не могла просто так пройти мимо. Достаточно того, что все целы и находятся рядом, поэтому вопрос лишь в том, с какой из стопок начать.
   Личные дела отобранных ко мне в хранители могли подождать. Что сначала? Интереснейшая переписка или мои записи? Не могу выбрать, буду смотреть и то, и то. Хотя мои записи меньше по объему, но все же... Это письмо. От кого оно?
   Очевидно, что Кёя сложил все по порядку и это последнее письмо. Похоже на личную переписку, но ни приветствия, ни подписи. Никаких намеков на личность человека по ту сторону. Возможно, с ним была знакома будущая я, по крайней мере легкость в общении давала возможность подобное предположить, но я-нынешняя даже предположить не могла. Я на данный момент вообще хотела проглотить всю эту информацию одним махом и тут же попыталась это сделать, полностью погрузившись в работу.
   Я даже не поняла, когда Кёя оставил меня одну. Он периодически появлялся, сидел в стороне, наблюдая, либо брал за шиворот и силой оттягивал от стола, перемещая на кухню. Режим дня никто не отменял. Но в это время я успевала задать ему вопросы, оставшиеся непонятыми после чтения.
   От всех этих бумаг начинали болеть глаза и голова. Кёя силой утащил меня и заставил лечь спать, закрыв кабинет на замок. Я порывалась прокрасться обратно, но Хибари не дремлет, поэтому ничего не вышло. Мукуро этой ночью не пришел. В голове было столько всего, что спать физически невозможно.
   У меня в голове каша из мыслей, а я даже не все просмотрела из двух папок. Я так и не узнала, с кем же была эта любопытная переписка, которую выделил даже Кёя, явно перешерстивший все мои документы. Могу сказать, что этот человек умен и его преследует 'горе от ума'. Даже свои люди для него, скорей всего, пешки, пусть он относится к ним с бережливостью, как владелец к любимой игрушке. Не могу ничего сказать о роде его деятельности, но он относится ко всему довольно легко, будто это игра и можно нажать кнопку 'Загрузка', если что-то не понравится. Поэтому мне кажется, что тот человек, которого я называла 'Читер' в своих записях, и этот человек из переписки - одна и та же личность.
  
   'Он не друг. Стоит об этом помнить. Он всего лишь игрок, все его действия диктуются правилами собственной игры. У него есть какая-то способность предвиденья - это единственное объяснение. Иначе это мировой заговор, который возглавляет бывший студент. Читер оказывается везде и именно тогда, когда надо. У него в руках оказывается то, что надо, именно тогда, когда надо. '
  
  
  
   А еще Мельфиоре и Вонгола этого времени. Как я узнала из записей, Мельфиоре, что означает 'тысяча цветов', быстро разрослась до приличных размеров, чтобы соперничать с Вонголой, и начала войну с попеременным успехом. Причем это произошло настолько быстро, будто по волшебству за каких-то пять-десять лет. А возглавлял ее некий Бьякуран, вместе с Юни. Бьякуран - молодой босс семьи, называвшейся ранее Джессо, которую он сам создал. Ему, похоже, нет и тридцати. Юни - девочка лет шестнадцати, не больше. Во время создания семьи Мельфиоре ей было и того меньше, правда, ее семья, Джиглио Неро, имеет длинную историю. Больше похоже на шутку, чем на правду.
   Мне не верилось, что через десять лет Вонгола настолько ослабла или в то, что новообразованная семья владеет такой мощью. Вонгола - старый вояка, Мельфиоре - новичок. Тем более, если новичок быстро вырос, то система не успела устаканиться. Люди бы ее разрушили изнутри, а ее лидер должен быть по большей части занят именно тем, чтобы удержать организацию от распада, а не объявлять войну Вонголе. Люди бы могли объединиться под действительным совершеннолетним предводительством босса Мельфиоре - Бьякураном, в случае, если бы Вонгола напала на них. Но нет, все как раз наоборот. Это странно... Значит, тут что-то не так. Интересно, имеет ли отношение моя кончина к Мельфиоре? Или же к Вонголе? Девятый уже вроде бы ушел в мир иной, но достоверно этого не известно, так как штурм базы Вонголы был совсем недавно и о нем ничего больше не слышно. Факт в том, что последние пару лет бразды правления перенял Тсуна, а Девятый при нем был весомым советником, поддерживая на первых порах. Кем в данном трио выступал Емитсу - вообще загадка. Советник советника? Серьезно, папаня сыну подчиняться не станет, значит, Тсуна должен был его сменить, но либо не успел, либо не захотел.
   А-а-а-а, вопросы-вопросы. При этом мое тело оказалось у Вендиче, но не похоже на то, что убийцы - это они. Я бы поверила в то, что они что-то знают о моем убийстве и нашли тело. Но тогда почему молчат? Если бы речь шла о Вонголе или Мельфиоре - стали бы они молчать? Пф-ф-ф, чхать они хотели на боссов мафии. Они, как я поняла, всю семью мафии положить могут, если кто-то нарушит пресловутые 'законы'. Страх мафиозного мира перед тюремщиками вполне обоснован. Я видела, как напрягся Девятый, когда после битвы прибыли Вендиче. Но доказательств нет, поэтому все это лишь теории.
   Внимание к себе привлек шум, заставивший открыть тяжелые веки. Крики и ругань в обители Хибари - это что-то новенькое. Я отправилась посмотреть и, открыв двери в сад, увидела разношерстную компанию, которая напоролась на Кёю. Здесь был Конрад - весь всколоченный, экспрессивный и громко доказывавший, что Хибари не может так поступать. Ему вторил другой крепко сложенный мужчина в костюме, в котором я узнала Рехея. Он кричал, что если Кёя не отойдет, то он пройдет прямо через него. Третий, с тяжелым взглядом, был мне и вовсе незнаком. Он стоял чуть позади, но создавалось впечатление, будто был готов присоединиться к бою, как только тот начнется.
   Заметив меня, все замолчали. Я протерла пересохшие и покрасневшие глаза, чтобы убедиться в том, что не сплю, а в следующую секунду подбежала и с радостным криком влетела в крепкие объятья. Мне вторил сорванный до хрипоты радостный вопль Рехея, попытавшийся своими объятиями сломать мне ребра. Я протестующе взвыла, и тут же меня попытались оторвать от друга. Кто бы мог попытаться это сделать?
   - Отдай, - ледяным тоном потребовал Кёя за моей спиной.
   - Еще чего! - оглушил меня криком Рехей. - Ты вообще совесть потерял, Хибари?!
   - Ей! - согласно взревел Конрад где-то сбоку. - Руки убери!
   И тут я поняла, что оказалась на прицеле трех огней. От этого осознания мне поплохело.
   - Хотите сразиться? - уточнил Кёя все тем же ледяным тоном, от которого шли мурашки.
   - Согласен! - взревел Рехей. - Решим спор с помощью кулаков!
   - И коробочек! - добавил рыжий.
   - Пожалуйста, остановитесь! - вклинился голосом разума прибежавший на шум Кусакабе.
   Все трое повернулись к нему, отчего натренированная годами выдержка Тетсуи дала сбой:
   - Прошу вас, только без драк! Вы не можете драться здесь, так как... - сбивчивые объяснения замерли, но мужчина тут же нашелся: - Акира-сан все еще не полностью восстановилась и может пострадать!
   Все перевели взгляды на меня, и я быстро-быстро закивала, выражая полную поддержку слов Кусакабе.
   Рехей опустил меня на ноги, Кёя тоже убрал загребущие руки. Я рассматривала выросшего за столько лет друга. Упрямый взгляд. Настолько упрямый, что своим упорством Рехей даже может поспорить с Кёей. Но у Рехея глаза добрые, он сам излучает что-то такое бодрое и жизнерадостное, что поневоле на лице появлялась широкая улыбка.
   - Ты стал красавцем! - вынесла я вердикт. -Вижу, все-таки не перекачался, в самый раз. С прической Луссурия помог? А давно с Ханой?
   - Ты тут не больше недели, когда успела?! - Рехей был смущен и ошарашен.
   - А, да, прости, я из чистого любопытства, - покаялась, тем не менее не сумев избавиться от широкой улыбки.
   От Рехея было глаз не оторвать. Короткий серый ежик волос так и остался, увеличившись на сантиметр, не больше, но челка, явно с помощью косметических средств, была поднята и стильно уложена. Черный костюм, светло-лимонная рубашка и галстук ему невообразимо шли. Лицо такое мужественное, а взгляд, как я уже говорила, добрый. Понимаю, почему Хана обратила на него внимание или же приняла его. Не будь он мне, как брат, сама бы ни в жизнь такого не отдала никому.
   Моя широкая улыбка отражалась на его загорелом лице. Рехей присел на корточки, сжав руками мои предплечья, и больше ничего говорить не надо было. Я обхватила его руками за шею, ощущая родное тепло, зажмурилась... и вздрогнула от двух враждебных аур пламени.
   Мамочки.
   - Просто пришел сообщить, что с нами связалась Вария, - неожиданно услышала я Реборна. Хотя я его не могла видеть, могу поклясться, он от души веселился. - Требуют присутствие всех и особенно Акиры, чтобы убедиться, как она добралась.
   К двум недобрым аурам, присоединилась третья, находившаяся у меня под носом и буквально пылающая негодованием.
   - Все остальные ждут в конференц-зале на той части базы, - добавил Реборн.
   Рехей дернулся, переглянувшись с рыжим.
   - Это же Вария, они наши союзники, мы не можем их проигнорировать, - сказал Конрад.
   - Тем более, Занзас старший брат Киры, - добавил Рехей, по лицу которого, как и всегда, было видно, что это все наиграно.
   Кёя испепелял их острым прищуром, кажется, больше всего желая забить на месте прямо сейчас. Думаю, он в два счета разгадал их задумку, целью которой было вывести меня из этой базы.
   - Похоже, мне одному интересно, что за информация у отряда убийц, - прогудел до этого момента забытый мной мужчина, который пришел с Рехеем и Конрадом. - И меня одного все это поражает. Это - Савада Акира, прибывшая из прошлого, - утвердительно посмотрел на меня, и не поменявшись в лице, поднял взгляд: - А вы, трое ее хранителей, ведете себя, как болваны.
   Рехей и Конрад посмотрели на него с негодованием и возмущением, Хибари опасно прищурился.
   - Кто это? - спросила я. - Он мне уже нравится.
   - Кусок мяса, - хмуро и холодно ответил Кёя.
   - Боксерская груша, - недружелюбно бросил Рехей.
   - Мишень, - с мрачным обещанием в голосе сказал рыжий.
   - Его зовут Фальк Штромберг, - пояснил Реборн. - Насколько мне известно, он первый кандидат в твои хранители Дождя.
   - Спасибо за объяснения, - протянула, внимательно всматриваясь в мужчину с тяжелым взглядом. - Только Реборн... Мне даже смотреть на тебя не надо, я всеми фибрами чувствую, что ты там ржешь. Сдерживайся, пожалуйста.
   - Зачем? - хмыкнул аркобалено, не скрывая веселья. - Я пойду вперед. Ты пойдешь со мной, Акира, или тебя кто-то понесет?
   Я выскользнула из объятий Рехея и поспешила догнать шустрого аркобалено, проворчав, едва слышно:
   - Хватит меня уже подкалывать.
   Репетитор все услышал, но ничего не сказал, скосив на меня свои темные глаза, в которых плясали натуральные дьяволы.
   Конференц-зал оказался просторным помещением, на одной из стен которого находился огромный экран, а посередине стоял стол с множеством стульев. В стол были вмонтированы экраны поменьше. Уже знакомый мне механик Джанини сидел во главе стола с клавиатурой и обрадовался нашему появлению. Здесь уже сидели Тсуна, Лар Милч, Фуута, Хром, Ямамото и Гокудера. Последние выглядели не лучшим образом: все перебинтованные, вялые, с синяками под глазами, доковыляли явно с помощью костылей, прислоненных к столу, но решительно настроенные. Невооруженным взглядом видно: их сильно потрепало. Откуда только силы ходить взялись?
   Когда мы расселись по местам, а Кёя независимо замер у стены, скрестив перед собой руки, Джанини защелкал по клавишам:
   - Все здесь. Тогда я включаю.
   - ВРО-О-О-О-О-ОЙ! - в ту же секунду оглушил нас выкрик, отчего, кажется, вздрогнула каждая клеточка тела и задрожали стекла.
   Лар Милч рявкнула на Джанини, чтобы тот убавил звук. Изображение стабилизировалось.
   - Наконец-то! Вы все собрались, засранцы?! А-а-а, - протянул Скуало, хищно оскалившись, и мне вдруг показалось, вперился в меня взглядом: - Ты-ы-ы! У меня к тебе один вопрос, мелкая чертяка! Как можно было в аэропорту, среди по меньшей мере двух тысяч людей найти одного капитана Мельфиоре?!
   - Это он меня нашел, - тут же открестилась я. - Они же с Бельфегором не видят в обычном смысле, а пламя чувствуют.
   - Ши-ши-ши, - появилась улыбающаяся физиономия Принца-Потрошителя из-за спинки дивана, на котором сидел Скуало. - Ты до сих пор этого не знал, капитан?
   - Сгинь сейчас же! - взбесился Скуало, повернув к нему лицо. - Я ее просто выпотрошить хочу!
   - Ску, не злись так, - услышала я манерный голос Луссурии, а затем в кадре появился и он сам. - Не слушай его. Он на самом деле очень переживал, как ты добралась.
   - Завались! - рявкнул на него Скуало. - Чего вы вообще приперлись?!
   - Так кто из нас лучше? - вновь вклинился Бельфегор. - Я или Расиэль?
   - Учитывая, что он ваш старший брат, семпай, и что вы его, как оказалось, неудачно убили, выбор очевиден, - услышала я голос паренька, растягивающего гласные.
   Бельфегора перекосило, и он едва уловимым движением бросил в сторону несколько ножей, оказавшихся у него в руке. Там тут же натянуто охнули и запричитали.
   - Не волнуйся, старший есть старший, а младшенький симпатичнее, по своему примеру говорю, - ответила, почувствовав, как на лице сама собой расползлась улыбка.
   - Ты смогла открыть коробочку? - громко спросил Скуало.
   - Да, - кивнула я. - Это не лев, но, определенно, что-то от кошачьих у него есть. Без в одну минуту справился с капитаном Мельфиоре. Это было даже слишком просто.
   - Так это 'он'! - заулыбался Луссурия, появившийся на переднем плане.
   - Кто бы сомневался, что ты еще одного найдешь, - пробурчал Скуало, на лице которого мелькнула довольная усмешка. - После появления коробочки у босса, он вообще с кресла жопу не подымает.
   - Ши-ши-ши, так что это за зверь? - подвинул его Бельфегор.
   - Не отвечай, этот канал связи могут перехватить! - взревел капитан Варии, отпихивая рукой его в сторону. Скуало дернулся и повернулся, рявкнув на пытавшегося выглянуть в оставшийся свободный клочок экрана Леви-а-Тана: - А тебе тут какого черта надо?!
   - Я тоже хочу увидеть сестру босса из десятилетнего прошлого, - пробасил Леви-а-тан, продолжая свои попытки.
   - Ты ее уже видел, болван!
   Бельфегору не понравилось то, что его пытался теснить громадный хранитель Грозы, и он заехал тому локтем по лицу. Леви-а-тан выругался и попытался треснуть его в ответ. На фоне начинающейся потасовки, которая выбесила Скуало, Луссурия заметил:
   - Хо, Рехей добрался до вас, это хорошо. Он передаст вам новости, - его тон стал извиняющимся.
   - Вро-о-ой! Свалили все, я сказал! - взбушевался Скуало.
   В следующее мгновение вся толпа перед экраном брызнула в стороны от летящего предмета, который врезался в экран. Изображение качнулось, мигнуло и исчезло.
   - Врой! Чертов босс, какого?!.. - послышалось среди воцарившегося шума, а затем пропал и звук.
   - Отключились, - вынес вердикт Такеши.
   - Они... - ошеломленно выдохнул Гокудера.
   - Совсем не изменились, - закончил за него Тсуна с круглыми глазами, смотря на черный экран.
   Надеюсь, они у него такими не останутся. Гокудера, вон, хотя бы моргать начал.
   - Ей, такие же идиоты, - пробурчал недовольно Конрад.
   - Ну, раз с этим покончено, я должен передать вам всем информацию, что принес с собой, - поднялся на ноги Рехей, привлекая к себе внимание. - Выжившее руководство Вонголы и приближенные семьи знают о том, что стали прибывать молодые версии из прошлого, но большинство не верит в это.
   Все застыли, внимательно его слушая, собранные и серьезные.
   - Приняв во внимание, что вы, - Рехей окинул взглядом меня, Тсуну, Гокудеру и Ямамото, - все здесь, семьи спланировали крупномасштабную операцию. Приказ для семьи Десятого - через семь дней совершить нападение на японскую ветвь Мельфиоре.
   Воцарилось тяжелое напряженное молчание. Меня сама ситуация заставила нахмуриться. Не знаю, кто там эти приказы отдает, но учитывая, что их признанный босс тут, они уже не имеют той же власти. А тут, вот те раз, не сообщение, не запрос, а приказ.
   - День Х, хм... - Реборн о чем-то задумался, рассматривая стол.
   - Но у нас много раненых! И тем более, как мы можем...! - Тсуна вскочил на ноги и схватился за волосы по привычке. - Семь дней это так скоро!
   - Это правда слишком рано, - хмуро заметил Реборн.
   - Верхушка Вонголы и союзные семьи не знают, каково положение дел на этой базе, - ответил Рехей и посмотрел на меня: - Однако, им было бы на руку, если бы Феникс вместе со своим боссом и хранителями присоединился к операции. Чем больше сил, тем выше шанс на победу, - Рехей перевел внимание на Тсуну. - Высшие члены Вонголы в замешательстве, они пока не готовы доверять Десятому боссу, что прибыл из прошлого, Вария заявила, что ждет слова от Феникса, прежде чем сообщит, примут ли они участие. Учитывая, что это полностью военный отряд - поддержка немалая. Каваллоне ждет слова Десятого, который должен решить: быть нападению или не быть.
   - Что?! - воскликнул Тсуна, голос которого панически истончился. - Я-я-я?!
   - Вынести решение нужно быстро, и завтра я должен передать его остальным, - сказал Рехей и прикрыл глаза, скрестив руки на груди.
   Очевидно, это все. Не получив больше радостных новостей от боксера, Тсуна обратился к Реборну, желая получить от него хоть какой-то совет. Аркобалено был хмур и невесел, жестко попросив его перестать жалобно ныть.
   - Сперва выясни, сможете ли вы подготовиться за семь дней, - посоветовал репетитор.
   - Точно нет, - ответила Лар Милч. - Ни шанса.
   - Кёя, сколько нам нужно времени? - спросила я.
   Хибари перестал делать вид, что его тут нет и, взяв секунду на раздумья, выдал:
   - Три недели.
   - Я предлагаю перенести нападение на три недели, - повторила я. - Феникс возьмет на себя базу Мелоне в Японии, вместе с Десятым Вонголой.
   Особо долго думать над этим я не видела смысла. У Шоичи и Кёи существует сговор. Очевидно, что Шоичи должен был предвидеть это нападение, в противном случае Кёя сообщит ему. Он на нашей стороне, поэтому что-то предпримет по этому поводу или согласует. Не знаю, что там будет в Италии, но здесь все схвачено. Чтобы убедиться в этом, мне надо было лишь услышать подтверждение от Кёи, что я только что и сделала.
   - Уж за три недели я точно стану на ноги! - поддержал эту идею Такеши, решительно улыбнувшись.
   - За три недели есть шанс получить результаты тренировок, - добавил Реборн, посмотрев на братца.
   - Но мне кажется, участвовать в войне между мафиями не очень соответствует нашей цели... - неуверенно протянул Тсуна.
   Конрад сердито цыкнул сквозь зубы, заставив Гокудеру вскинуться и тут же упасть обратно, морщась от боли.
   - Как это в твоем духе, - сказал рыжий. - Будущий Савада Тсунаеши собрал кольца Вонголы и пошел на 'мирную' встречу с боссом Мельфиоре, когда всех посланцев до этого убивали. Решить все миром не вышло, вот и получил пулю в лоб, неожиданно разве что для себя. Очнись, идиот, чтобы выжить, нужно показать зубы. Как я и говорил раньше, тебе нельзя садиться в кресло босса. Нынешняя Вонгола тому пример.
   - Не смей такого говорить о Десятом! - заорал Гокудера, который, казалось, перестал обращать внимание на боль от ран.
   А я хмурилась, внезапно получив неприятную догадку. Это не Мельфиоре могла быстро набрать силу, точнее, не только в этом причина. Сама Вонгола могла погрязнуть в дрязгах. Разлад внутри семьи мог усугубиться смертью хоть какого-то начальства. В результате приказы отдают приближенные и всякие советники. Рехей, в виду того, что долгое время работал с Тсуной, видимо, имеет там свой вес. Поэтому он и выступает связующим звеном. Гокудера в будущем, скорей всего, был в том же состоянии, что и Конрад. Вряд ли с него был толк.
   - Убить Ирие Шоичи и напасть на базу Мелоне - это одно и то же, - отрезала Лар Милч, прерывая начавшуюся ругань, скрестила руки перед собой и посмотрела на меня. - С чего такая уверенность, что у нас есть эти три недели? База Мелоне у нас под боком, и только вопрос времени, когда они это поймут. Мы должны успеть первыми.
   - У нас они будут, - припечатала я.
   Эта женщина, очевидно, любила резко высказываться и была прямее, чем лопата. Не думаю, что в CEDEF она занимала должность аналитика. Скорее я подумала бы на бойца. Но даже ввиду всего этого меня раздражало ее высокомерие и пренебрежение в мою сторону.
   - Это гиперинтуиция, тут не поспоришь, - хмыкнул Реборн, пока мы сверлили друг друга взглядами.
   - Если это все... - начал было Хибари, отклеившись от стены.
   - Ей, даже не думай! - Конрад резко вскочил со стула, перекинув его. - Второй раз у тебя такое не выйдет!
   - Именно, Хибари! - оживился Рехей, воспылавший негодованием. - У тебя она была уже несколько дней, а я Киру только увидел! Если ты сомневаешься, что я могу защитить ее своими кулаками, то я могу тебе это доказать!
   - Можешь приходить, чтобы посмотреть на нее, но она будет там, а ты здесь, - холодно припечатал Кёя.
   - Как насчет спросить самого маленького босса, что она хочет? - вклинился в эту пылающую атмосферу спокойный и размеренный голос Фалька.
   - Ты мне нравишься все больше и больше, - оживилась я, почувствовав глоток свежего воздуха. - У меня есть еще кое-какие дела на базе Кёи, поэтому я останусь там еще на пару дней. Я вынуждена побыть там в одиночестве, но я не откажусь от встреч, - ободряюще улыбнулась мрачному Конраду, смотревшему на меня взглядом побитой собаки, и повернулась к Штромбергу: - Приятно было познакомиться, Фальк. Прости, но я это должна сказать. Я не знаю, как там было с моей будущей версией и что она думала, но пока что моя связь с Дождем не разорвана.
   У Ямамото, за которым я наблюдала краем глаза, вытянулось лицо. Он смотрел на этого громадного мужчину большими глазами.
   - Понимаю, - выдохнул Штромберг, не поменявшись в лице. - Я все же останусь здесь, если ты не против.
   - Да, без проблем.
   - Погодите, - нахмурившийся Такеши с трудом приподнялся, опираясь на стол. - Так ты - хранитель Дождя Акиры из этого времени?
   Лично я не могла точно сказать, кто этот Фальк Штромберг мне. Я его не знала, а как у них сложилось с моей будущей версией, известно только им двоим. Самого Фалька вопрос не смутил. Он перевел свой тяжелый взгляд на Такеши и, потрепав нервы минутой раздумий, ответил:
   - Если я все правильно понял, ты - Ямамото Такеши. Я слышал от своего босса, что ты мог быть хранителем Дождя Савады Акиры, но отказался в пользу Савады Тсунаеши, - его размеренный голос затих, а затем, видимо, еще подумав, он добавил. - Мой совет, малец: если не можешь выбрать, то не выбирай никого, а займись своими делами.
   Ямамото после этих слов стал выглядеть подавленным и, вопреки обыкновению, не улыбнулся и не брякнул что-то колкое с видом идиота. Вообще-то Такеши никогда в карман за словом не лез, но все его ответы были с улыбкой, маскировавшей издевку. Сейчас же, сказанные слова его явно слишком задели, и я не знала, что мне сказать и следует ли вообще говорить. Может, Фальк прав и я просто лезу не в свое дело с ненужной помощью? Я ведь тоже заставляю Ямамото выбирать между мной и Тсуной, хотя это не было моей целью. Я предлагала Ямамото Тсуеши забрать сына и сбежать из Намимори, но он мне отказал, уверенный, что Такеши уже сделал свой выбор в мою пользу. Приняв этот ответ, как ответ самого Такеши, я не стала отступать от него... а, может быть, стоило. Думаю, я должна перестать давить. Если тот порыв во время финального боя после битвы за кольца Вонголы действительно был его настоящим желанием, то он это сам должен осознать и перестать болтаться из стороны в сторону. Ничего хорошего из этого не выйдет, и для его отца в том числе. Я понимаю, что ему тяжело и он не хочет рисковать потерей отца, поэтому если он все же выберет мою сторону, я приложу все усилия, чтобы защитить Ямамото Тсуеши. Если же это будет Тсуна, то проблема исчезнет. А если Такеши не выберет никого, как сказал Фальк... Это значит, что он выбрал самостоятельно защищать отца. Может быть, так ему покажется проще.
   Пока я витала в своих мыслях, разговор продолжался. Раз уж все мои хранители здесь, Реборн спросил про Рокудо Мукуро.
   - Он совершенно невменяем, - ответил Конрад.
   - Крыша поехала и тормоза слетели, - добавил Рехей.
   - Невозможно иметь дело, - прикрыл глаза Кёя, вынося окончательный вердикт.
   - Да? Мне он показался нормальным... - протянула я.
   Оказавшись под перекрестком взглядов, я очнулась, полностью вынырнула из своих мыслей и поняла, что сказала.
   Как говорится... Ой.
  
  
  Глава 7
   К счастью, я смогла выкрутиться, сказав правду... но лишь отчасти. Но иначе было никак. Мукуро говорил - ложь лучше всего прятать среди правды, поэтому я сказала, что он завладел телом Хром и явился мне в тот момент, когда Кёя только привел меня в Намимори. Но больше пары слов дело не пошло, так как долго контролировать своего медиума Мукуро не смог. Хром, на которую обратили внимание, побледнела под их взглядами и коротко кивнула, не рискнув ничего говорить. Рехей и Конрад выдохнули и слегка успокоились. Хибари недоверчиво щурился.
   - На сегодня достаточно прогулок, - сказал он и попытался вновь поднять меня за подмышки, но я была готова к таким поворотам и шустро вскочила со стула, который теперь нас разделял.
   Кёя оказался недоволен таким раскладом. Он выпрямился и с упрямством смотрел на меня - точно будет пытаться сделать по-своему. Но я тоже так умею, поэтому самостоятельно направилась на выход, напоследок предложив всем заходить в любое время в гости. Хибари пошел следом и зыркнул так, что все поняли, что в любое время, да и вообще в гости, лучше не заходить. Рыжий порывался также пойти, но его остановил Рехей, сказав, что лучше вернуться чуть позже. Оказалось, мой друг только что прибыл и не успел ни поесть, ни умыться, ни поспать с дороги. У него просто не было сил. А, как я понимала, Конрад сам против Хибари не выстоит даже сейчас.
   - Киоко сейчас, вероятно, на кухне или в своей комнате с Хару, - услышала я на пороге слова Реборна и остолбенела.
   - Киоко здесь?! - повернулась, громко переспросив.
   Кёя подтолкнул меня в плечо, заставив все-таки выйти, и закрыл дверь, продолжая больно сжимать руку на плече.
   - Кёя! - возмутилась я и вывернулась из захвата. - Я хочу увидеть Киоко!
   - Позже, - пообещал он, тем не менее, сжимая губы, превратившиеся в тонкую полоску. Он остановился, смотря на меня сверху с нехорошим прищуром: - Хохлатый с тобой еще как-то контактировал?
   Врать ему я не решалась. Потому что не была уверена, что у меня это получится достоверно. Но если я скажу правду... Он же с ума сойдет, а ведь только-только начал успокаиваться. Поэтому я ответила вопросом на вопрос:
   - С чего ты решил?
   - Хохлатый из тех людей, что как тараканы - если один раз пришел, то уже не вытравишь. Он возвращался, и вы встретились еще раз, - не вопрос, а утверждение.
   Я задержала дыхание, постаравшись выглядеть нейтрально, и отрицательно замотала головой.
   - Значит, да, - его голос стал вкрадчивым, и казалось, что Кёя еще больше навис: - Мою территорию ты не покидала. Где и как он проник?
   Я зажмурилась и снова отрицательно замотала головой, уже представляя тот ужас тотального контроля, что создаст Хибари.
   - Ей! Так и знал, что тебе босса доверить нельзя!
   Распахнув глаза, я увидела Конрада, возникшего перед Кёей и оттолкнувшего меня за спину. Поправку, сердитого Конрада. Он все-таки пошел за мной.
   - Ты мешаешь, - холодно предупредил Кёя.
   - Да плевать мне, что я тебе мешаю! - цыкнул рыжий сквозь зубы. - Я тебе босса не оставлю! Раз уж она хочет пойти с тобой, то так и быть, я отпущу ее, но пойду тоже. Если есть возражения, то я и без тебя смогу ее защитить!
   - Защитить? - бровь Хибари неожиданно издевательски изогнулась, а усмешка вышла злая. - Ты даже ничего не смог ответить, когда я спросил, где она.
   Рыжий весь задеревенел, отчего у меня мурашки пошли по затылку. Он с силой сжал кулаки. Нехорошее предчувствие усилилось.
   - А ты где был, хваленое сильнейшее Облако? - с вызовом, но гораздо тише обычного выдохнул Конрад. - Я слышал, что ты упустил ее и она встретилась с капитаном Мельфиоре в одиночку. Когда надо, тебя нет рядом с боссом.
   Лица рыжего я не могла видеть, а вот гамму чувств Кёи все же оценить смогла. Нет, он продолжал держать лицо, но тень, пробежавшая по лицу, и что-то еще во взгляде не на шутку меня испугали.
   - Больше подобного не повторится, потому что она будет рядом со мной, - ровным, не дрогнувшим голосом процедил Кёя и нехорошо прищурился: - и я смогу ее защитить, если буду в одном здании. У меня ее из-под носа не похитят. А затем ее тело не окажется через тысячи километров с дырой в груди.
   Мое сердце застучало в ушах так сильно, что сливалось с голосом Хибари.
   - Кёя! - окликнула я, но тот даже не глянул на меня, продолжая смотреть на рыжего... и он наслаждался.
   Слова Хибари ранили, ранили больно и серьезно. И от этого Кёя испытывал странное удовольствие.
   - А ты со всей своей мини-организацией вновь ее также отыщешь?! - с вызовом бросил Конрад.
   Я отступила на шаг назад, не зная, за кого мне вступаться и стоит ли вообще вмешиваться. Хотела все это прекратить, но... больше всего я не хотела во всем этом участвовать. Они же подерутся сейчас! Всерьёз! До крови! И даже не посмотрят, что я тут стою. Просто победитель заберет меня с собой, как приз. А призом я быть не хочу.
   Поворот был недалеко. Фактически мы с Кёей до него совсем чуть-чуть не дошли. Даже если бы было не так, не думаю, что они заметили бы мою пропажу сразу же.
   Юркнув за угол, я сорвалась на бег и продолжала бежать, не зная куда. План базы я даже в глаза не видела. Только заставляла продолжать это делать надежда, что те двое прервутся и заметят, что меня нет. Надежда слабая, но вдруг? Правда, пропажу мою они явно не заметили, что еще раз доказывает правило о семи няньках.
   Коридоры длинные, светлые, просторные. По бокам изредка мелькали двери, а у стен часто стояли коробки, доски или еще какие-то строительные детали. Кто-то просто их оставил здесь, не доделав где-то что-то, и отодвинул к стенам, чтобы не мешать проходу. Видимо, я свернула в самую нежилую часть базы, потому что коробок становилось больше.
   Я остановилась у невыкрашенной двери, где было огромное скопление коробок, и села прямо на пол в небольшую щель между ними. Нужно было просто перевести дух.
   Они все как с ума посходили! Дерутся все, собачатся, пытаются меня перетянуть. А это вообще-то страшно - знать, что ты умрешь через десять лет и никто не сможет тебе помочь. При том, что я стала сильнее, при том, что моя организация процветает, при том, что у меня есть союзники! И неважно, сколько раз будут предприняты попытки изменить будущее, это остается неизменным. Я привыкла об этом не думать, воспринимать Акиру из будущего, как другого человека. Но мысль, что мне чем-то проткнут сердце, даже в том случае, когда я об этом знаю (!), пугает.
   Почему-то, когда в рассказах путешественники во времени перемещаются в прошлое, они даже невзначай что-то кардинально меняют. А я, что бы ни делала, получается, не могу ничего изменить. Может быть, у Шоичи что-то есть для меня, не зря же он все это затеял. Одна надежда, что у него есть какой-то план. Нужно просто не раскисать.
   - Кира-чан? - донеслось до меня удивленное.
   Киоко подошла и наклонилась, встревоженно меня рассматривая. Она, оказывается, тоже переместилась из прошлого и находится на этой базе, а я и не знала. Киоко была одета в синий сарафан, а в руках держала корзинку с луком, на которую я с непониманием уставилась. Чего-чего, а этого я не ожидала.
   - Откуда это? - спросила я.
   - Я спускалась в кладовку за ним, - пояснила она, заметив мой взгляд. - Мы с Хару-тян постепенно наполняем запасы на кухне.
   Ах да, Хару... Каково ей сейчас? Ведь эта девочка, по сути, просто девочка. В голове у нее пошив карнавальных костюмов и дети.
   - Я пойду с тобой. Как ты? - спросила я, поднимаясь на ноги и отряхивая футболку и шорты, что мне выдали. - Давно вы здесь?
   - Нет, - помотала она головой, идя рядом со мной и показывая дорогу. - Переместилась пару дней назад. Хару-чан уже была здесь. Все совсем не просто, но мы уже в порядке. Меня привел Штромберг-сан, поэтому ничего со мной не случилось, а Хару-чан пережила нападение, ей сложнее, но и она хорошо справилась. Хару-чан перестала плакать и снова, как обычно, веселая.
   - Она спрашивала о том, где вы находитесь или кто напал на нее? - нахмурившись, уточнила я.
   - Если задуматься, - протянула Киоко, приложив палец к щеке, - то нет. Действительно, странно. На мои вопросы ответил Штромберг-сан. Еще я знаю, почему Гокудера-кун и Ямамото-кун в лазарете и почему нельзя никуда выходить отсюда. Пока я тут была, все остальные странно себя вели и ничего нам больше не говорили. Я хочу помочь чем-то большим, Кира-чан, - призналась по дороге Киоко. - Два раза в день я проведываю Ямамото-куна и Гокудеру-куна. Пока что я мало могу, но они вроде бы быстрей поправляются.
   Я ответила ей ободряющим взглядом, и она чуть улыбнулась, повеселев. Пусть я не обратила внимание сразу, но Киоко выглядела уставшей и синяки под глазами уже явили свой лик.
   - Ты молодец, Киоко, - похвалила ее я. - Только береги себя, оставляй себе хоть немного пламени, никто не позаботится о тебе лучше, чем ты сама.
   - Я помню, - вновь улыбнулась она. - Но оно того стоит. Гокудера-кун и Ямамото-кун уже могут встать с кроватей, несмотря на серьезные раны.
   - К тебе или Хару подходили незнакомые люди тут, на базе? - уточнила я, не забыв за всем разговором настороживший меня момент.
   - Нет, - недоуменно посмотрела на меня Киоко и, видимо, зная, что я просто так странные вопросы не задаю, спросила: - Почему ты спрашиваешь?
   - Перемещение в будущее даже для меня неслабый удар под дых. Но вы с Хару, видимо, справляетесь, - подумав, добавила: - Я переживала, что это не так.
   - А при чем тут незнакомые люди? - не поняла она.
   - Есть такой атрибут - Туман, - осторожно начала я. - У него есть способность к... гипнозу в том числе. В разумных рамках и при определенных случаях эта способность может принести пользу, но никто не дает гарантии, что Туман сделает именно так, как просят, и не навредит ли своими действиями. Психика - штука хрупкая.
   - Значит, и меня он мог одурманить?! - воскликнула Киоко, запаниковав.
   - Раз ты говоришь, что никто незнакомый не подходил, значит, мои предположения ошибочны, - заверила ее.
   - Только Штромберг-сан...
   - Он Дождь, - отвергла я эту идею. - У Дождя другие способности.
   - Тогда... - задумалась она, погрузившись в себя. - Бьянки-сан. Точно! Реборн-сан сказал И-пин отвести Хару к Бьянки-сан, когда Хару плакала и просила вернуть ее обратно. Бьянки-сан напоила ее чаем.
   - Бьянки Ураган, а не Туман, - вновь отрицательно качнула головой. - Наверняка чай был просто успокоительным, а Бьянки объяснила Хару про мафию и будущее.
   Даже знаю, что примерно могла сказать Бьянки, чтобы Хару перестала закатывать истерику. А истерика точно была. Взять любую девочку-подростка, забросить на практически не жилую подземную базу, рассказать, что ее действительно могли убить при нападении, и доходчиво объяснить, что никто не должен выполнять все ее капризы. Понятно, что пользы с тебя никакой, поэтому иди-ка займись делом, чтобы дурное в голову не лезло, и Киоко с собой прихвати с И-пин. Все равно сражаться никто из вас не может, а с остальным справятся другие. Не думаю, что до прибытия сюда Хару или Киоко остальные умирали с голоду.
   - Все будет хорошо, - сказала я, заметив, что она опечалилась и погрузилась в свои переживания. - Помни, ты тут не одна. Мы все обязательно вернемся обратно, а вы уже в безопасности. Ты со всем и так хорошо справляешься.
   - Спасибо, что пытаешься меня утешить, - улыбнулась она и опомнилась: - Мы пришли, Кира-чан.
   Она открыла дверь и зашла внутрь. Я прошла следом и осмотрелась. Помещение просторное, как и многие здесь. Есть огромный длинный стол, рассчитанный человек на десять, не меньше, кухонные столы, два умывальника, две плиты, вытяжки, микроволновка, пароварка и куча кухонных приспособлений. Похоже, мы на кухне. Хару как раз что-то делала у плиты с огромной кастрюлей, литров на семь. И-пин сидела за столом вместе с Фуутой, который развлекал ее какой-то игрой со словами.
   - Кира-чан тоже здесь! - обернулась она, заметив нас. - Киоко-чан, рагу почти подошло.
   - Кстати, Кира-чан, - обернулась ко мне Киоко, положив лук в одну из тумб, - Конрад-сан ведь твой знакомый?
   - Жалуйся, - предложила я, присев на стул.
   - Он ужасно себя вел! Обругал приготовленную нами еду! - тут же горячо воскликнула уязвленная Хару. - А мы так стараемся для всех!
   - Вы занимаетесь готовкой на всех? - уточнила я.
   - Да. Чтобы поправиться, Гокудере-куну и Ямамото-куну требуются силы, - ответила вновь Хару. - А Тсуне-сану требуются силы для тренировок. Я прямо как жена Тсуны-сана! - воскликнула она, покраснев.
   Я смотрела на Хару и понимала... какая она все-таки дура. Нет, работа эта полезная, они оказывают парням важную поддержку, потому что совмещать тренировки и решение бытовых проблем сложно. А у нас и так времени немного. Но в части базы Хибари я о подобных вещах даже не задумывалась.
   Не понимаю, зачем было перемещать их в будущее, если смысла в этом не было, кроме как для моральной поддержки. В самом деле, в этом времени исчезли все домохозяйки? Или поддерживать в бытовом плане должны именно девочки-подростки, прикладывая свою горячую юную любовь? Конечно, мужчины не первый век стараются ради женщин, но... ну нет пока что в Киоко и Хару роковых женщин.
   - А в этой части базы нет обслуживающего персонала?
   - Что ты, Кира-чан, - ответила Киоко. - Тут только все, кто пришел из прошлого, Штромберг-сан, Фуута-кун и Бьянки-сан. Ну и Конрад-сан прибыл недавно.
   - Может быть, Кира-анеки имеет ввиду Джанини, - предположил Фуута. - Он наш механик, который может починить все что угодно. Он отвечает за техническую часть.
   - Точно! - воскликнула улыбающаяся Хару, приняв данное предположение сообразительного юноши.
   Конечно, я имела в виду совсем другое, но как сказать об этом, пока не знала. Зато я могла представить примерное количество обслуживающего персонала на части базы, принадлежащей Кёе. Это повара, уборщики, техники, электрики, сантехники и прочее. Всех их я не видела, но там были не бугаи из Дисциплинарного Комитета, а обычные люди. Тот же электрик, чинящий проводку, которого я увидела еще до запрета Хибари. Может быть, наемные работники, а может, родственники бугаев. В любом случае, Хибари был уверен в их лояльности. Тут же две девочки, помогающая им И-пин, да, может, Бьянки с Фуутой присматривают за хозяйством. Конечно, еще и один техник на всю базу. Что за черт, я спрашиваю?! Подземная база - это вам не шалаш размером два на два метра.
   - А где все остальные жильцы базы? - придумала я, как задать вопрос. - Разве она рассчитана на максимум два десятка человек?
   - Нет, Тсуна-ни спроектировал ее, рассчитывая на куда большее количество, - ответил мне Фуута. - Но из-за тяжелого времени тут только мы.
   Тяжелое время... ну-ну. Больше похоже на то, что кто-то ждет наплыва подчиненных, а его все нет и нет. Хотя я нагнетаю. Может быть, весь остальной народ выгнали, чтобы не было возможности как-то воздействовать на путешественников во времени. Но даже если так, Кёя поступил иначе и просто ограничил мое с ними взаимодействие. Все-таки Хибари думает о комфорте и умеет обустраиваться.
   - Значит, Тсуна сейчас тренируется, а Гокудера и Ямамото ждут, пока заживут раны?
   - Верно, - кивнула мне Киоко. - Лар Милч тренирует Тсуну-куна. Кстати, Лар Милч кто? - неожиданно ее лицо вновь стало взволнованным, и она ожидала от меня ответа, но я его не знала, поэтому ответила честно.
   - Не знаю. Работала с моим отцом. А вы?
   - А мы помогаем и поддерживаем, пока они думают, как вернуться всем обратно в прошлое! - ответила мне бодро Хару.
   Я едва удержалась от фейспалма, продолжая смотреть на нее взглядом, который видел уже даже Занзас. Возможно, мне даже удалось выдержать нейтральное выражение лица. Все же никто не может решать за другого, как ему поступать, каждый идет своим путем. Она решила переложить ответственность и надеяться на парней. На ее месте, я бы все взяла в свои руки или попыталась это сделать, даже не будь у меня пламени. Я бы стала вникать в ситуацию и хотя бы соображалкой помогла бы, ведь даже Фуута, не обладая боевыми навыками, явно не чувствует себя обузой. Думаю, Бьянки поступила бы так же, у нас в этом смысле взгляды схожи. Вот и всплыла разница воспитания. Правда, тут еще стоит сказать спасибо Тсуне из будущего, который перекинул сюда Хару с Киоко, и теперь они не знают, что им тут делать.
   - Расскажи, как у тебя дела, Кира-чан, - предложила Киоко.
   - Ну... - протянула я. - Меня... - 'Кёя уже достал', - Кёя привел сюда. А Конрад... - 'заставляет беспокоиться', - приехал следом. Еще Рехей...
   - Братик?! - воскликнула Киоко, подскочив на месте, как от удара током. - Ты знаешь, где он?!
   - Да, он, кажется, только что прибыл на базу. Думаю, вы еще обязательно увидитесь, - улыбнулась я.
   - Я так рада, - выдохнула она от облегчения.
   Фуута повел нас с Киоко обратно к залу для совещаний, так как мы обе дороги туда не знали. Конечно, Рехея там не оказалось, зато обнаружился Джанини, который подсказал, где его искать, и передал мне, что все меня ищут. Прежде чем я успела что-либо сказать, он уже включил микрофон и, по голосовой связи сообщил всем на базе, где я. А, чтобы наверняка меня добить, тут же передал сообщение на базу Хибари, что я нашлась - видимо, меня там тоже ищут.
   Короче, можно ложиться с цветами рядышком и готовиться, эх.
   Приближение Кёи я почувствовала еще издалека. Его аура впечатлила даже меня. Конрада я почувствовала следом, а затем увидела их. Они оба влетели в помещение и остановились передо мной, сверля злющими глазами, и зеленые вот почти не уступали серым.
   - Вы оба были рядом со мной и не заметили, как я пропала, - спокойно глядя на них, сообщила. - Так был ли смысл спорить?
   Они переглянулись, засверлив друг друга не очень-то дружелюбными взглядами. Надеюсь, оба поняли, что нужно действовать сообща, если они хотят чего-то добиться.
   - Достаточно, - выдохнул Кёя. - Ты возвращаешься.
   Вроде бы мне удалось их отчитать, и поэтому я чувствовала себя победителем, но Кёя вновь попытался меня схватить, и я отпрянула, упрямо хмурясь.
   - Ты уже не хочешь идти с Хибари, босс? - воодушевился рыжий.
   - Мне нужно пойти с ним на другую базу, но это не значит, что меня туда отнесут, - упрямо нахмурилась, сверля Хибари взглядом.
   - Давай я тебе покажу дорогу, - предложил Конрад, протянув руку.
   Взглянув в его лицо, я вновь увидела ту же нервозность. Он потерял Акиру из своего времени, упустил прямо у себя под носом, за что, наверняка, корил себя безмерно, и теперь хотел заменить ее мной. Я не хотела быть заменой, но все-таки взрослая Акира и я - один и тот же человек, а Конрад вовсе не чужой. Не важно, в прошлом или в будущем.
   Я протянула руку, чтобы сжать его ладонь крепко-крепко - пусть почувствует, что все в порядке, и успокоится, но неожиданно Кёя рванул вперед и закинул меня к себе на плечо. После чего быстро развернулся и пошел на выход.
   - Кёя! - воскликнула я.
   - Ей, Хибари! - заорал рыжий.
   - Я позволю тебе пойти со мной и остаться ненадолго, если будешь придерживаться определенных правил, - так же неожиданно замер и обернулся Кёя. - Хохлатый уже нашел лазейку.
   Конрад выпрямился по стойке смирно, посуровел лицом и сжал кулаки, мрачно пообещав:
   - Он не пройдет.
   Блин, хотела их помирить - пожалуйста! Получите, распишитесь! Конрад на радостях, что ему позволили зайти на базу Хибари, даже возмущаться не стал, что Кёя меня несет, закинув на плечо и обхватив рукой ноги, так как я уже попыталась пнуть это упрямое Облако.
   Кёя принес меня обратно в особняк с садом и только там поставил на ноги. Что-то щелкнуло, я выпрямилась и уставилась на свое запястье.
   - Это что? - спросила, глупо таращась на металлический ободок с цепью.
   - Как и обещал - цепь, - безэмоционально отозвался Кёя, который успел незаметно и быстро защелкнуть на моей руке наручник, вторую пару которого застегнул на своем запястье.
   - Ей, ты!.. - начал было Конрад.
   - Выгоню, - пообещал Хибари.
   Рыжий, на удивление, продолжать не стал и замолчал, взглядом прося у меня прощения. А у меня просто пар из ушей начал идти, но я не могла подобрать слов.
   - Как я теперь в душ пойду с этим?! - нашлась я.
   - Ты думаешь, я что-то новое там увижу? - спокойно спросил Кёя, едва заметно приподняв уголки губ в довольной улыбке.
   Мысленно плюнув, я открыла коробочку. Без знал, что ему делать, и сжал зубами цепь, соединявшую наручники. Заскрежетали острые клыки по металлу, но через минуту попыток дракон выпустил цепь и недоуменно на нее уставился. Кёя, что странно, спокойно и уверенно за этим наблюдал. Я не могла понять, что с ней не так.
   - Из чего эта цепь? - спросила я.
   - Это камбио-форма Ролла, - самодовольно ответил Кёя. - Ее так просто не разорвать.
   - Что это за форма? Еж стал наручниками? - не поверила я.
   - Да, - подтвердил Хибари. - Кстати, цепь может удлиняться и укорачиваться, используя свойство пламени Облака. Будешь себя плохо вести, я укорочу ее до предела.
   Я неотрывно смотрела ему в глаза, и у меня просто слов не было. Вряд ли он шутит.
   - И ты молчать будешь? - повернулась к рыжему, который нервно мял сигарету, стоя в стороне.
   - А... - начал он, бросив на меня быстрый взгляд, - а если тебе нужно куда-то будет отойти, Хибари, могу я взять это...
   - Я подумаю, - ответил ему Кёя и перевел взгляд на меня: - Займешься делом или просто отдохнешь в саду?
   Издевается же! В саду можно успокоиться и даже помедитировать, если ты Хибари Кёя. В принципе, для этого ему сад с птицами и нужен. Почему к зверям Кёя относится совершенно иначе, чем к людям? С ними он более мягкий, спокойный и терпеливый. Честно говоря, я уже не против превратиться на пару дней в какую-нибудь зверушку, чтобы он хотя бы на это время прекратил меня третировать... Или же это только ухудшит ситуацию?
   Все равно я решила немного потерпеть и подождать, пока Кёя успокоится. У него есть плохая привычка давить еще больше, если я сопротивляюсь. В данном случае, у него напрягающая меня тревожность, и лучше ее усыпить, чем обострять.
   Вечером пришло время водных процедур в ванной и Хибари выгнал Конрада ночевать обратно на соседнюю базу. Мне удалось договориться, что моя нянька ждет снаружи, за дверью. Жаль, Хибари ни в какую не захотел снять наручники, только удлинил цепь, чтобы она спокойно позволяла мне двигаться, и прикрыл дверь. Я зашла и застыла, раздумывая, как же мне снять футболку. На ум приходило только стянуть ее и оставить висеть на цепи, а потом замотаться в полотенце, пока нормально не оденусь.
   Я уже начала подымать футболку, когда почувствовала кого-то сзади. Это присутствие было почти незаметным, но я ощущала взгляд в спину и слышала участившееся дыхание. Этот кто-то прятался, и я решила пока сделать вид, что ничего не заметила. Спокойно подошла к шкафу, одна дверца которого была не до конца закрыта из-за чего осталась щель, и резко распахнула его... удивленно уставившись на взрослую Мегуми, втиснувшуюся в просторное отделение с пустыми вешалками.
   - Не обращай на меня внимания, - прервала она мой ступор и порозовела. - Продолжай.
   - Ты думаешь, я сделаю вид, что тебя не видела? - уточнила я и осознала: - Погоди, ты собралась смотреть, как я моюсь?
   - Ну... - протянула она, явно понимая, что я против. - Если хочешь, я выйду.
   Она выбралась из шкафа и выпрямилась. Мегуми была одета в красивую, расшитую красными осенними листьями, юкату с глубоким декольте, которое она медленно стала распахивать под моим ошеломленным взглядом.
   - Чтобы было честно, - тихо прошептала она, смущенно меня рассматривая из-под полуприкрытых ресниц, - я тоже искупаюсь.
   Мегуми сбросила юкату с плеч, и та скользнула на пол, практически полностью ее обнажая. Женщина осталась в одном нижнем белье. Красивом, красного цвета, расшитом причудливыми узорами и наверняка безумно дорогом.
   - Мегуми... - начала я, отступая на шаг.
   - Зови меня Ито или Ито-тян, босс, - растянула она ярко-красные губы в улыбке.
   Она медленно приближалась, впившись в меня горящим взглядом. Начинаю подозревать, что румянец на ее щеках не от смущения.
   - Ито, - я вздохнула, пытаясь сохранить спокойствие, - ты не могла бы одеться и выйти?
   - Пожалуйста, не прогоняй меня, - просительно протянула она, прикоснувшись ногтем к губе. Милые кокетливые жесты сейчас мне такими не показались. - Я помогу тебе намылиться и натру тебя мочалкой.
   Не знаю почему, но прозвучало очень пошло. Наверное, это все потому, что она приблизилась на тот шаг, что я отступила, и стала вплотную.
   - Поможешь мне снять это? - прошептала она, приблизив лицо к моему лицу и клянусь, лизнула ухо!
   - Э... Нет, - отказалась я, быстро отступив еще на шаг, и уперлась спиной в душевую кабинку. - Предлагаю тебе, наоборот, одеться.
   - Смотри, здесь есть застежка спереди, - будто не слыша меня, указала она пальчиком между грудей. - Не сложно расстегнуть, присмотрись.
   Будто этого было мало, Мегуми вновь приблизилась и обхватила руками мою голову, прижав к себе так, что эта застежка оказалась у меня перед носом.
   - Ты что творишь?! - возмутилась я, а она уже залезла правой рукой под футболку, поглаживая ею спину.
   Дверь резко распахнулась, но я не могла рассмотреть ничего из-за бюстгальтера Мегуми. В следующее мгновенье Кёя за длинные волосы оттянул от меня Ито.
   - Больно же! - вскрикнула она.
   - Женщина, - холодно и резко отрезал мрачный Хибари, намотав волосы на кулак. - Как ты сюда попала?
   - Да чтоб тебя, Хибари! - разозленно выкрикнула Мегуми, из интонаций которой исчезла та мягкость и вкрадчивость.
   Кёя дернул за волосы, заставив ее едва не упасть.
   - Я спросил, как ты сюда проникла? - повторил он ледяным тоном.
   - Пф, - фыркнула она с намеренным превосходством, пытаясь сохранить лицо. - Некоторые твои подчиненные с радостью выбалтывают информацию после нескольких чашек саке.
   - С ними я разберусь позже, а ты выметайся, - потребовал он. - Еще что-то такое же - и я забью тебя до смерти.
   - Посмотрим, удастся ли тебе это, - самоуверенно произнесла она, давая понять, что не отступит.
   Кёя просто развернулся и так же за волосы потянул ее за собой, отчего Мегуми болезненно охнула. Я подхватила ее юкату и пошла следом, так как цепь уже натянулась.
   Хибари так и прошел по пустым коридорам до одной из железных дверей, разделявших две базы, открыл ее и выпихнул туда Мегуми в одном нижнем белье. Он потянулся к пульту, закрывавшему дверь, и я быстро протянула ей ее одежду. Дверь закрывалась обратно медленно, поэтому я не боялась, что мне передавит руку, но Мегуми, видимо, совершенно не смущала нагота. Вместо того, чтобы забрать одежду, она схватила меня за руку и попыталась вытянуть следом за собой. Кёя ударил ее по рукам, мы дернулись, разжав пальцы, и ткань упала на пол. Двери сомкнулись, зажевав красивую юкату.
   - Идем обратно, - скомандовал Кёя, видя, что я продолжаю стоять и пялиться на железную дверь.
   ***
  
   Тсуна возвращался с тренировки, еле переставляя ноги от усталости. Он успел поужинать и теперь глаза еще больше слипались. Правда, мысли крутились вокруг Варии и слов брата Киоко-чан.
   Он поднял глаза... и с силой их затер руками, так как по коридору к нему приближалась незнакомая женщина в одном вызывающем красном белье. Выражение лица женщины было злобным, но Тсуна не сразу поднял глаза на ее лицо. Лишь когда она быстрым шагом проходила мимо, заметил, что она закусила ноготь большого пальца и сердито прошептала:
   - Ну мы еще посмотрим, кто кого. Я уж точно не отступлю.
   Женщина исчезла за поворотом и Тсуна еще раз протер глаза. Может быть, он уже спит? Откуда на подземной базе взяться почти обнаженной женщине? Померещится же. Лицо ее он не слишком рассматривал и никак не мог его вспомнить.
  
   ***
   Мои записи были... в моем стиле. Разобраться тут можно было разве что после ста грамм и обкурившись какой-то дряни. К сожалению, Занзаса с виски рядом не было, а Кёя алкоголь на дух не переносил, и мне пришлось своими силами пробираться через эти дебри. Тут было все: наблюдения за возможностями всех атрибутов, характеристики, классификации силы, увиденные где-то и только теоретически возможные техники. Но разобраться в этом мог разве что сам автор. То есть я... но не совсем я.
   Записи точно и в цифрах подтверждали, что от присоединения атрибута пламя и Неба, и его хранителя увеличивается в силе. Вычисления проводились по количеству выделяемой теплоты, измеряемой в фиама-вольтах. Это происходило из-за обмена пламенем. Если у хранителя был слабый источник Неба, то за счет последнего увеличивалась сила, то же самое и с Небом.
   Эксперименты с объединением двух атрибутов я проводила. Но понять, что же у меня получилось, оказалось неожиданно сложно. Как использовать Небо-Облако я уже догадалась, пусть не проводила испытаний. Эта смесь позволяла поглотить любое пламя, а не только атрибута Неба или Солнца, которые сами по себе хорошо усваиваются. Данную идею вместо меня уже проверила взрослая Акира.
   Я дошла до конца стопки с перепиской. Здесь было много чего интересного, пусть и только теоретически полезного. Начиналась переписка куда осторожней, чем закончилась. Это чувствовалось. В первых письмах мы будто друг друга прощупывали, толком не зная, а в конце общение действительно дружеское и стали появляться моменты, понятные лишь для двоих. Видимо, общение шло не только перепиской, так как упоминалось то, чего раньше не было.
   У Хибари даже догадок не было, от кого эти письма, что его, кажется, раздражало. Но он рассказал о куче невероятных совпадений при изобретении коробочек, которые стали фишкой Мельфиоре, и я сложила два и два. Правда, в результат пока плохо верилось.
   Читер - это человек, пользующийся посторонними программами в игре, из-за чего он с легкостью выигрывает. Он играет нечестно. Но не могла же я 'дружить' с боссом Мельфиоре, который каким-то образом создал эту череду случайностей, послужившую созданию коробочек? Да он еще и тот человек, в котором многие подозревают виновника моей смерти. В этом следовало разобраться, но сидя в изолированной подземной базе это сделать невозможно.
   Мы сидели за чаем в спокойной обстановке. Конрад вернулся утром. Кёя позволял ему появляться лишь на определенное время и сидеть рядом со мной, пока я была занята чтением. У рыжего, было видно, тоже сложности с прикосновениями, так тут еще и Кёя был, но от взгляда Конрада мне было не по себе. Что-то похожее было у Мегуми. Догадываясь о причинах, я садилась поближе к нему, опираясь на плечо. Правда, как потом оказалось, рыжий испытывал синдром 'кота на коленях' и боялся пошевелиться, чтобы я не решила уйти, отчего сидел, как статуя, и дышал через раз.
   Я старалась быть с рыжим помягче. Не ругалась на него, не повышала голос, не обращала внимание на его заскоки, делая вид, что все в порядке. Ведь понятно, что как прежде уже не будет. Взрослая Кира к нему не вернется. Именно поэтому я сосредоточилась на чтении, когда он, пользуясь тем, что я погрузилась в работу, в полной тишине прикоснулся кончиками пальцев к моей щеке. Его взгляд, которым он всматривался в мое лицо, невозможно было не заметить. Конрад осторожно и практически не касаясь очертил линию по щеке, провел по скуле, будто рисуя очертания... и упал навзничь, получив неожиданный и быстрый удар тонфа.
   - Кёя! - в который раз возмутилась я.
   Хибари спокойно сел на место и негромко позвал Кусакабе, который понятливо отволочил куда-то бессознательного рыжего. Я кинулась следом, но Кёя дернул за натянувшуюся цепь.
   - Да ладно тебе, - нахмурилась я. - Уже двое суток прошло, сними их.
   - Я не говорил, что собираюсь снимать их, - даже не дернулся он, продолжая сидеть с кружкой чая, прикрыв глаза.
   - Ты опять за свое! - возмутилась я. - Бьешь без разбору того, кто не заслужил такого к себе отношения, и абсолютно не считаешься с моим мнением. Как тебя только взрослая Акира терпела.
   - Это была она, ты - совершенно другое дело, - ответил он, полностью проигнорировав мое замечание насчет рыжего.
   - Я все понимаю, она умерла, и никто из вас ничего не сумел с этим сделать, но это не значит, что как только я отойду от тебя недалеко, то со мной тут же обязательно что-то случится.
   Кёя медленно отставил чашку, но от меня не укрылось напряжение, с которым он это сделал. Чашку вполне могли сейчас раздавить.
   - Я не хочу об этом говорить, - как всегда не позволил он проявиться эмоциям в голосе.
   - А я не хочу купаться, когда за открытой дверью стоишь ты, - отступать и мириться я больше не собиралась. - Особняк большой, база еще больше, а спим в одной комнате втроем, как в отеле!
   - Вдвоем, - поправил Кёя, таким образом сообщив, что Беза не считает.
   Но я имела в виду не дракона, а Мукуро, который с помощью Беза умудрился незаметно протиснуться в облике совы и не разбудить Кёю, спящего на соседнем футоне. Как он это сделал, я не представляю. Я тогда уже вообще спала. Профи, да и только.
   - Ты думаешь меня это утешит?! - злилась я.
   - Это не обсуждается, - вновь отказался идти на уступки Хибари.
   - Хорошо, - зло сощурилась я. - Пытаться это обсудить я больше не буду, просто уйду к Рехею на вторую часть базы.
   - Он еще два дня назад отправился обратно в Италию, чтобы огласить собранию Альянса решение по поводу базы Мелоне, - абсолютно не заволновался Кёя.
   - Значит, в Италию и отправлюсь, - бросила я.
   - И как ты это собираешься сделать, позволь полюбопытствовать, - усмехнулся Кёя, подняв руку с наручником, приковывавшим меня к нему.
   Он уже меня довел, поэтому я достала коробочку и призвала своего дракончика. Пришло время серьезных мер. Без недобро зыркнул на Хибари и замер между нами. В его пасти засветилось пламя, я натянула цепь, заставив ее повиснуть в воздухе, и дракон выдохнул горячую закручивавшуюся волну.
   Глаза Кёи удивленно расширились, когда цепь стала осыпаться песком. Но это было не все. Стена, на которую смотрел Без, на глазах обзаводилась разрастающейся дырой. Я рванула на выход, Без помчался рядом, ничуть не отставая. Думаю, дверь, разделявшую две базы, пламя зверя из коробочки тоже 'съест'.
   Только едва я выбежала в сад, из дома показался мрачный Хибари, испускавший угрожающую ауру пламени поразительных размеров. Он догонял с тонфами на изготовку, а его ёж из коробочки летел, вертясь в воздухе, еще быстрее, заставив Беза развернуться и встретить его атаку. Дракона я оставить не могла, пришлось также остановиться в ожидании приближения Кёи и надеть перчатки. Возвращаясь чуть-чуть назад, скажу, что парни из Феникса прислали мне таки мой размер, и теперь вшитые кастеты заблокировала тонфа. Я легко уклонилась от замаха второй тонфа, но это не благодаря моим навыкам. Кажется, Кёя не хотел меня бить. Без приземлился с прыжка рядом. Он не хотел драться с Роллом, зависшим в воздухе и объятым фиолетовым пламенем. Атаки моего дракончика не предназначены для союзников, они добивают окончательно.
   Кёя неожиданно сорвался в атаку, и я принялась уклоняться и пытаться успеть атаковать в ответ, что удавалось с трудом. Все же навыки Хибари в ближнем бою существенно выросли. Ролл вспыхнул пламенем и притянулся к владельцу. Кёя же вместо удара, крутнул ручку тонфа, прижал меня к себе лицом, выбросил вторую дубинку и... защелкнул целые наручники на запястье, поймав мой удар в живот. Вторую из пары защелкнул на своей руке, слегка поморщившись.
   Цепь между наручниками теперь была не больше десяти сантиметров. Наши ладони почти впритык. Почему, чем больше я пытаюсь сопротивляться, тем ближе к себе он меня притягивает, будто назло?
   ***
  
   Кусакабе, сидя на коленках, отодвинул бумажную дверь, чтобы была маленькая щель, и склонив голову негромко сообщил:
   - Кё-сан, похоже, у нас внеплановые посетители.
   - Йо, Хибари! - громко поздоровался Рехей, отодвинул дверь шире и зашел внутрь.
   Конрад зашел следом, с мрачной решимостью взирая на Кёю, но держал рот на замке.
   - Пожалуйста, не врывайтесь таким образом, - заволновался Тетсуя.
   - Все в порядке, - ответил ему Рехей, - не надо так волноваться. Мы ведь с Хибари старые друзья.
   Судя по виду Тетсуи, он был с ним не слишком-то согласен и настороженно смотрел на реакцию Кёи, который на секунду оторвался от чтения и тут же сделал вид, что текст на листе его интересует больше, чем боксер.
   - Я только что вернулся, - сообщил с улыбкой Рехей. - Все в порядке. Альянс уже планирует наступательные операции. Через две недели сразу несколько точек Мельфиоре будут атакованы. Вария тоже собирается участвовать. Они нападут на особняк, где предположительно находится босс Мельфиоре. А? - не понял он. - Ты выглядишь не очень-то обрадованной новостями, Кира-чан.
   - Кёя сообщил мне, что Феникс участвовать в нападении на базу Мелоне не будет, а я буду сидеть здесь, - мрачно зыркнула на Хибари. - Он выгнал отсюда Конрада и никого больше сюда не пускает. При том, меня не пускает ни на соседнюю базу, ни в тренировочный зал. И я с ним после всего не разговариваю.
   О причинах запрета на тренировки Кёя не слишком распространялся. Просто сказал, что они начнутся позже, когда я приду в норму. Видимо, моим словам, что я уже в порядке, он не верил. Насчет нападения Феникса... Для выполнения уговора между Тсуной, Кёей и Шоичи, Тсуна должен отправиться на базу Мелоне с небольшой компанией, а не с двумя сотнями боевиков. При такой поддержке он не сможет стать сильнее от противников, которых будет отправлять Шоичи - так гласила озвученная Хибари версия. Во мне же иногда просыпалась паранойя, и казалось, Кёя хочет отправить Тсуну с Гокудерой и Ямамото на базу к врагу, чтобы просто избавиться от них.
   - Да-а-а, Хибари, - вымолвил Рехей, посмотрев на Кёю, и протянул ему бумажный пакет, который принес с собой. - Держи саке за вредность.
   - Я не пью, - холодно бросил Кёя.
   - Ах ты! Да ты знаешь, сколько неприятностей я преодолел, чтобы принести сюда хорошего саке! - тут же вспыхнул возмущением боксер.
   - Нет, это не так, - вмешался Кусакабе. - Кё-сан не переносит алкоголь.
   - А, понятно, - улыбнулся Рехей. - Вижу, ты все такой же ребенок, Хибари.
   - Это не потому, что я не могу. Просто я решил не делать этого, - холодно бросил Кёя и все-таки посмотрел на боксера. - Ты что, японский не понимаешь?
   - Ах ты! - вскипел Рехей, подняв сжатые кулаки. - Я-то думал выпить с тобой и посидеть вечером, чтобы Кира-чан от тебя отдохнула! Ты ничуть не изменился!
   - Да, ты тоже не изменился, - усмехнулся Кёя и, как ни странно, Рехей успокоился.
   Удивительно. Это действительно похоже на перепалку старых друзей. За столько времени Рехей научился сдерживаться, да еще и с Кёей, видимо, хорошо сдружился. Насколько это вообще возможно с его несносным характером. Этот упрямый ёж у меня допросится.
   - Вот, - Рехей зарылся во внутренний карман пиджака и достал прямоугольный сверток, упакованный в обертку. - Это тебе шоколад из Италии, Кира-чан. Я останусь здесь и потренируюсь с тобой, если хочешь.
   Только я радостно воспрянула духом, как Кёя холодно отрезал:
   - Я запрещаю тренировки. И шоколад до еды тоже.
   - Хибари, ты!.. - снова вскипел Рехей.
   - Ты совершенно не умеешь соизмерять силу и бестолково планируешь. Без присмотра Акира с тобой не останется.
   Рехей сел, сердито скрестив руки перед собой, и вперился обиженным взглядом в невозмутимого Кёю, но ничего не сказал, тем самым соглашаясь с его словами.
   - То есть это можно назвать хорошим присмотром, - предположила я, подняв руку с наручником и тем самым поднимая и руку Хибари, которая была почти впритык к моей.
   - Хибари, с этим я решительно не согласен! Я буду с тобой экстремально драться за такое! - Рехей почти задохнулся от возмущения.
   Я расплылась в счастливой улыбке. Вот кто мой лучший друг! Вот на кого можно положиться! Вот кто меня в обиду не даст!
   - Решай, Хибари, либо ты со мной саке пьешь, либо я забираю Киру-чан! - воскликнул Рехей, заставляя меня хлопнуть ладонью по лбу.
   - Пожалуйста, остановитесь, Сасагава-сан, - заволновался Тетсуя.
   - Ты специально ставишь вопрос таким образом, чтобы я выбрал это низкосортное саке? - уточнил Кёя, усмехаясь.
   - Оно хорошее! Даже лучшее! - горячо возразил Рехей, доставая бутылку из упаковки и демонстрируя этикетку. - Ты подозреваешь меня в том, что я тебе подсуну какое-то низкосортное саке?!
   Как-то так и оказалось, что все сели на принесенные подушечки, мы все вчетвером поужинали, а потом Кусакабе призвал помощников, которые расставили на невысоких столиках пиалы и закуску. Кёя, помня о том, что Без может разрушить цепь, и подозревая, что я так тоже смогу, оставил меня сидеть рядышком, отчего я сунула нос в его же пиалу.
   Спирт, как спирт, что в нем особенного? Запах немного отличается, но и все. Кёя отодвинул меня от пиалы, посмотрев предупреждающим взглядом. Из-за того, что я проявила интерес, его настроение снова скакнуло на отметку ниже, несмотря на то, что Рехей пытался разболтать Кёю, а Конрад воздерживался от выкриков и резких фраз, молча скрипя зубами. С каждой минутой эта идея, видимо, нравилась Хибари все меньше и меньше, поэтому я вздохнула и придвинулась к его плечу.
   Раньше с Кёей это работало. Он успокаивался, когда я выпускала ауру своего пламени. Со взрослым Хибари это тоже сработало и риск драки между Рехеем и Кёей упал, отчего Тетсуя, сидящий у стены, облегченно выдохнул. Вот чьей работе не позавидуешь.
   - Тебе скучно? - спросил Кёя, когда я тяжело вздохнула.
   - Вообще-то я хотела бы сесть под бочок к Рехею. Я по нему соскучилась, - призналась я и подняла запястье, звякнув цепью, - но из-за этого я от тебя не могу отодвинуться даже на метр.
   - Так садись, - Рехей мигом пересел ближе и притянул к себе под бочок. Я подняла глаза, взглянув на его загорелое лицо, и улыбнулась, заметив его улыбку.- Я тоже по тебе очень соскучился! И остальные все, не сомневайся, тоже очень скучали. Пусть ты сейчас младше, чем я привык, но так ты только милее. Так и хочется тебя к себе прижать и не подпускать никого другого, - Рехей как всегда говорил прямо и начистоту все, что думал. - Хибари вообще правильно сделал, что тебя тут держит. Конрад не в себе, он сам это признает. К Рокудо тебя абсолютно точно подпускать нельзя. Даже я, пусть готов защитить тебя от всех, все равно кажется, будто могу тебе случайно навредить. Ты ведь такая маленькая по сравнению с нами.
   То есть Кёя испытывает ко мне тоже нечто подобное?
   - Почему же только Кёю ко мне подпускать можно, а остальных - нет? - спросила я, задумчиво нахмурившись.
   - Просто Хибари лучше всех умеет сдерживаться и контролировать себя, верно, Хибари? - с улыбкой ответил Рехей, посмотрев на невозмутимого Кёю.
   Тот ничего не ответил, лишь недовольно свел брови к переносице, что значило - Рехей сказал все правильно. Эх, обожаю его - вот кто ничего никогда не станет от меня скрывать. Не удержавшись, обхватила торс Рехея руками, прижавшись щекой, и счастливо вздохнула.
   - А вы не завидуйте! - с широкой улыбкой воскликнул Рехей, когда ауры пламени Грозы и Облака усилились.
   Я на их выражения лиц не смотрела, зато Рехей, кажется, смог оценить.
   - Ей! - не выдержал Конрад, эмоционально воскликнув, и подскочил на ноги. - Я тоже хочу!
   Рехей громко захохотал, я хихикнула ему в рубашку и повернулась, заметив, что Кёя тоже едва заметно улыбается кончиками губ, пытаясь скрыть это за пиалой с саке.
   - Тебя я тоже обниму, но чуть позже, ладно? - улыбнулась рыжему, который после моих слов отвел взгляд, играя желваками под продолжавшийся хохот.
   Мне поставили столик со стаканом сока и эклерами, поэтому пока они пили саке, я кушала сладкое. Вообще, они не сильно-то напились, выпили три небольшие пиалки, но Рехей увлекся рассказом о своем путешествии и от перевозбуждения стал сильно размахивать руками, рискуя нечаянно задеть меня.
   Я вспомнила о своем обещании и переместилась к рыжему, благо Кёя, чтобы было удобнее, увеличил цепь на пару метров. Конрад будто только этого и ждал - схватил меня и притянул к себе. Я развернулась в его руках, спиной к нему, чтобы продолжать следить и участвовать в разговоре. Рыжего это не смутило. Он прижал меня руками к груди, как было делал это Мукуро, и дышал в макушку, шевеля там волосы.
   В разговоре он участвовал примерно как Хибари, который уже минут пятнадцать глаз с рыжего не спускал, то есть вовремя вставлял свои замечания. Только рыжий был более экспрессивным и его замечания, равно как и пламя, ощутимо кололись, выдавая сильные эмоции. От чего их больше - от того, что я перед ним, или от оживленной беседы, кто его знает.
   После этого я перекочевала под бочок к Хибари, по его инициативе, но не слишком сопротивлялась. Конрад сопротивлялся больше, но все же отпустил, проводив взглядом.
   Рехей есть Рехей, у него голова бетонная, а кулаки пудовые, из-за чего он не замечает мелочей и спокойно может все сшибать. Когда он на эмоциях, надо быть осторожной. Конрад тоже вспыльчивый, его пламя в спокойном состоянии приятно щекочет, но сейчас оно кололо, как иголками. Когда я оказалась рядом с Кёей снова, его пламя, в последние дни все чаще давившее на восприятие, успокоилось и стало мягким, как теплое одеяло.
   Посиделки затянулись до ночи, так как, видимо, разнежившись в такой приятной обстановке, я стала зевать, но оставалась, слушая и все реже участвуя в беседе. Кёя, как ни странно, тоже слушал и рассказывал. Такое времяпровождение, видимо, принималось им, как достойное. Еще Рехей мне показал своего зверя из коробочки. Это оказалось суровейшее кенгуру с песочной шерстью и кучей шрамов. Его правое ухо и лапы были перебинтованы, а длинные вытянутые уши и кончик хвоста сияли желтым пламенем солнца.
   - Он оправдывает мои надежды и достоин быть оружием настоящего мужчины, - Рехей похлопал кенгуру с него ростом по плечу. - Его имя экстремально бесподобно! Кангарью! - закричал Рехей, видимо, от обилия переполнявшей его гордости.
   - 'Мой путь чести' - красивое имя, - закивала я. - Только Рехей... это не он, а она, - указала на сумку кенгуру. - Сумки бывают только у самок кенгуру.
   - Что?! - удивленно выпучил глаза Рехей.
   Кенгуру согласно взревела.
   - Гарью, мы столько боев прошли, - от обилия чувств боксер вытер скупую слезу. - Ты все равно для меня настоящий мужик, которого я уважаю!
   Кенгуру снова взревела, обняв его лапами. Они так и стояли, обнявшись, выражая взаимную поддержку и обоюдное признание.
   Я выпустила Беза, чтобы он познакомился с Гарью. Без влился в её компанию быстро и стал дурачиться с кенгуру, играя, пытался схватить Гарью за хвост. Конрад тоже выпустил Хайне, который пытался схватить за хвост уже Беза. Кёя ежика выпускать не стал, продолжив спор с Рехеем. Я поначалу вслушивалась, уже ощущая, что засыпаю и постепенно сползаю вниз, все больше и больше облокачиваясь о Кёю. Кажется, так и заснула.
  Глава 8
   Рехей тем вечером сделал для меня хорошее дело и позволил расслабиться. Я почувствовала себя в окружении 'своих', мне было тепло и приятно рядом с ними. Но волшебный вечер закончился, и утром все вновь вернулось на свои места.
   Рехей доверчивый и верит, что, оставляя меня у Хибари, делает лучше. Хоть и понимает, что для меня это тяжело, но вряд ли осознает, как меня это выводит из себя. С каких пор боксер вообще стал тем, кто может понять, что иногда нужно потерпеть? Если это так он повзрослел, то я явно ушла в обратную сторону.
   Кёя сидел за столом, читая очередные доклады и рапорты, а я рассматривала сад, сидя к нему спиной, и думала, что мне такого сделать. Хибари снова сказал тренировкам 'не сегодня', хотя сам с утра успел размяться. У меня складывается впечатление, что его целью в том уговоре с Тсуной и Шоичи было лишь желание заполучить меня снова, а не сделать сильнее. Да, я получила много информации, но испытать ее нет возможности. Знаю, будет опасно, но я готова к этому и буду осторожна, испытывая самую безопасную и понятную часть. Увы, Кёя так не считал. Он вообще не собирался меня пускать на базу Мелоне к Шоичи, считая риск для меня неоправданным и, видимо, планировал просто организовать встречу с Шоичи, когда все уже будет позади.
   - Кё-сан, - позвал Тетсуя. - У нас внеплановый посетитель.
   - Можешь зайти.
   У меня возникло чувство дежавю. Я повернулась к внутренним дверям с надеждой вновь увидеть Рехея, но за широко открытыми Кусакабе дверями показался флегматичный Фальк с тяжелым взглядом.
   - Простите за вторжение, - буркнул он, очевидно, поинтересовавшийся ранее правилами хорошего тона по-японски.
   В руках мужчина держал картонный пакет, из которого вытащил вначале коробку чая, которую поставил перед Хибари на стол, а затем - упаковку шоколадных конфет, которую подошел и вручил мне.
   - Могу я немного посидеть с боссом? - спросил Фальк.
   Хибари, пребывающий с утра в хорошем расположении духа, кивнул, но меня вопрос просто выбесил. Мало того, Кёе еще и все равно, что я его игнорирую, ему, оказывается, достаточно моего присутствия рядом!
   - Слышал, Хибари немного успокоился, хотя вижу, что все не совсем так, - тихо заметил мужчина, присев рядом и свесив ноги с веранды, как и я.
   Он скосил глаза назад, на цепь, которая была растянута на три метра.
   - Я бы сказала, все совсем не так, - недовольно ответила. - Бесит аж, - выдохнула, скривившись.
   - Тогда почему не осадишь его? - флегматично уточнил Фальк, посмотрев на меня.
   - Что я могу ему сделать? Кёя зажал меня в угол, а всерьез драться с ним... - я пожала плечами, - не могу. Он свой, пусть и ведет себя, как осел. Правда, еще немного и доведет окончательно.
   - Тогда как насчет пригрозить разрывом связи Небо-хранитель? - вопросительно приподнял он бровь, пользуясь тем, что Хибари нашу негромкую беседу не слышит. - Мне, наверное, каждый говорил, что малейшая ошибка - и со своими амбициями я могу попрощаться.
   - Я могла пригрозить шестнадцатилетнему Хибари, но этот Хибари ведь не тот же самый... - сказав это, я поняла, как глупо это звучит.
   Да, я тоже их разграничивала. Этот взрослый Кёя был хранителем взрослой Акиры. У него был тот же отвратительный характер, который, если подумать, прослеживался и у Хибари-подростка. Кёя не понимал некоторых вещей, и это исходило из его 'звериного' воспитания. Этот Кёя, видимо, за все время успел меня изучить, а Акира взрослая успела ему что-то вдолбить в голову, и он привык к правилам, но стоило появиться мне... Долой все правила. У меня то же лицо, тот же голос и очень много другого похожего. Я для него просто образ.
   - Погоди, но ведь он меня выводил не раз настолько, что у меня даже мелькала мысль, что это того не стоит, - нахмурилась я. - Связь должна была колебаться, как в тот момент, когда так думал Кёя.
   - Видимо, что-то здесь работает не так, - пожал плечами Фальк. - Почему ты изначально его выбрала?
   - Я думала, что взяла излишне серьезного и строгого парня, а не мамочку, - нахмурилась в ответ, исследуя свои источники. - Кто же знал...
   Источник Облака был слабее, чем обычно. Кажется, связь с Облаком есть, но такая слабая, что создается ощущение, будто хранитель очень далеко. Но вот же он, в трех метрах.
   - Его нет, - сильнее нахмурившись, открыла глаза. - Связь есть, но хранителя рядом нет.
   - М-м-м... - глубокомысленно издал мужчина. - Это как? Хибари Кёя из прошлого твой хранитель, а из будущего - не твой? Так бывает?
   - Чего только не бывает...
   - Понятно, почему всех так штормит, - хмыкнул он все так же флегматично. - Они видят, но не чувствуют, что это ты.
   - А ты? - с интересом повернулась к нему лицом.
   Этого человека я вообще не знала. Из его дела я вычитала, что он служил в армии Германии, дослужился до звания майора и затем случилась какая-то неприятная история во время службы около границы с Италией. Подробности скрыты, но факт в том, что дело едва не дошло до трибунала. Имеется информация, что Штромберг не выполнил приказ вышестоящего командования, но что было там на самом деле, знает разве что он... и, может быть, взрослая Акира.
   - А я был знаком с Савадой Акирой не так долго, как они, - пожал он плечами.
   Мы немного помолчали.
   - Понимаю, всех осадить практически невозможно. Чудил бы только один, можно было бы что-то сделать. Они все стремятся к единой цели, и даже если я помогу тебе, то буду забит до смерти.
   Любимое выражение Хибари Фальк произнес по слогам. Видимо, 'камикорос' был им заучен не так давно.
   - Что, если сначала тебе попробовать кое-что другое? - неожиданно спросил мужчина, и когда я недоуменно на него посмотрела, пояснил: - Ты - слабость Хибари. Он сделает очень многое для тебя и ради тебя, стоит лишь убедить его, что тебе что-то нужно.
   - Мне нужно пространство, и я уже не раз это ему говорила разными словами, - нахмурилась я, не совсем его понимая.
   - Смотри, - вздохнул мужчина и заговорил еще тише. - Ты доказывала, что тебе не нужна его опека, но он убежден, что без него ты не справишься. Попробуй наоборот. Скажи ему то, что он хочет услышать. Что ты слабая и его забота тебе жизненно необходима.
   Я хотела было возмутиться, но задумчиво перевела взгляд на сад, где едва слышно пели желтые птицы Хибари. Кажется, я поняла, что имел в виду Фальк. Рехей подсказал мне, что Кёя видит меня маленьким очаровательным зверьком, но Хиберда Хибари ведь на цепь не сажает. Даже клетки и то никогда не было. Потому что он знает: если что-то случится, птичка прилетит к нему.
   Это, возможно, действительно могло сработать, поэтому я стала думать, что и как мне сказать или как себя повести. Пусть из-под опеки Хибари мне не выбраться, но это не значит, что я буду плясать под его дудку.
   Чуть позже пришли Конрад и Рехей. Боксер травил байки, развлекая меня новостями. По ту сторону базы Лар Милч занималась тренировками Тсуны, и судя по словам моего друга, эта женщина могла соперничать методами с Реборном. Единственное, она не была столь изобретательна в наказаниях и явно не обладала чувством юмора. Гокудера с Ямамото все еще приходили в себя, и пока не оправятся от ран, серьезные тренировки им противопоказаны.
   Затем тема свернула в более серьезное русло. Альянс семей пока что не знал, чего от нас ожидать, и, видимо, хотел убедиться, справимся ли мы из прошлого с базой Мельфиоре в Японии. Правда, то, что Вария, услышав мое решение, решила пойти в острие атаки прямо на предположительный главный штаб Мельфиоре, их впечатлило.
   - Но еще больше их впечатлило другое, - неожиданно оглушительно захохотал Рехей и едва выдавил из себя: - Когда Занзаса спросили, почему он так уверен в Саваде Акире из прошлого, он ответил...
   Рехей с усилием заставил себя повторить пофигистическое выражение лица босса Варии и его же самодовольный взгляд, и с самым серьезным видом сказал:
   - Гав.
   Мы с рыжим засмеялись под хохот Рехея, который, держась за живот, продолжил:
   - После этого все вопросы отпали.
   - Жаль, меня там не было, чтобы увидеть их лица, - вытирая выступившие от смеха слезы, ответила я.
   Видимо, Занзасу шутка понравилась. Не думала, что у него когда-нибудь проснется чувство юмора. Желание поиздеваться над окружающими - без проблем, а вот нормальное чувство юмора...
   Настроение улучшилось, и я поняла, как мне следует себя вести. Киоко постоянно так делает. В более младшем возрасте она это вряд ли осознавала, но зная о мафии и всей подоплеке, она строила невинный вид и тем самым заставляла Рехея, а затем и Тсуну, чувствовать себя неловко от того, что они что-то скрывали. Они хотели быть с ней честными и защищать ее. Главное тут было не делать, как Хару, которая с 'милыми' деталями явно перебарщивала.
   И все-таки это было довольно непросто. Я никогда так не делала. Даже Емитсу и тот всегда сам умилялся и втюхивал очередной подарок, чтобы затем скрыться на полгода. Нана и соседки в дошкольном возрасте умилялись моей серьезности. Мне никогда не требовалось строить из себя милую глупышку, как Киоко, у которой, кстати, в поклонниках треть школы. Мой максимум был сказать какую-то неловкую фразу или издевку, при этом невинно хлопая ресницами, чтобы не огрести, но это было настолько редко, и еще менее удачно, что работало лишь с незнакомыми со мной людьми и родителями.
   В итоге я села возле Хибари, придвинувшись к нему как можно ближе, и заглянула в лицо. Кёя оторвался от бумаг, вопросительно посмотрев на меня.
   - Я хочу пойти в тренировочный зал.
   - Оставайся здесь, - мгновенно потерял он интерес к разговору, который я уже не раз начинала. - Почитай что-нибудь. Здесь достаточно объёмная библиотека. Все равно в боях на базе Мельфиоре участвовать не будешь.
   - А я не для будущих боев, - пошла я другим путем, зная все его аргументы. - Я просто хочу размяться и заняться чем-то интересным. Все время сидеть на месте скучно. А кто может лучше тебя проследить, чтобы ничего опасного не произошло?
   Кёя вновь посмотрел на меня, исследуя мое лицо, которое я сделала максимально невинным и покладистым.
   - Размяться, значит... - протянул он и усмехнулся. - Поиграть?
   Я кивнула, подняв лапку с прикованным наручником.
   - Только это придется снять. Я ведь все равно с тобой разминаться буду. Ты поможешь?
   Кёя расстегнул и убрал наручники, встал и повел за собой. Все полностью спокойно, без вспышек пламени и колючих взглядов. Да, он следил за тем, иду ли я следом, но в моих планах уже не было попыток к побегу.
   Таким образом Кёя начал парные тренировки с коробочками. Ну, как тренировки... Скорее действительно разминка, продолжающаяся до тех пор, пока я не начинала уставать. Мы с Безом против него с Роллом. Пусть мы с дракончиком понимали друг друга без слов, но просто отнюдь не было. У Кёи со своим ежиком тоже было что-то подобное, и Ролл слушался его беспрекословно. Так мы подтягивали мою боевую подготовку и взаимодействие с коробочкой. Риск прекращения тренировок возник почти сразу, когда ежик поцарапал мне пальцы иголками, когда неожиданно разделился на два ежа и увеличился.
   Царапины! На пальцах, Карл!
   Бой тут же остановился. Ежик выглядел очень несчастным и подавленным. Кёя был хмур и немногословен, отказавшись сегодня продолжать. Еще и перекисью обеззаразил и пластырь наклеил. Хорошо, что наручники снял и обратно не стал надевать. Мне пришлось уговаривать его продолжить 'игру' на следующий день. В понимании Кёи, такое времяпровождение действительно могло сойти за игру. Ведь мы не сражались всерьез.
   Второй вид тренировок был более спокойным. Кёю с трудом удалось убедить, что это снова лишь для развлечения. Кажется, не верил, но не стал останавливать. Я раздумывала и экспериментировала с атаками, а также пыталась выучить с Безом камбио-форму. Дракончик лишь недоуменно на меня смотрел, когда я спросила, есть ли у него идеи. Похоже, мы оба слабо представляли, как это вообще происходит. Ну, то есть понятно, что зверь из коробочки - не обычный, а состоит из пламени. Эта энергия позволяет ему менять форму, становясь каким-то оружием, работающим на этой же энергии. Это не могло быть что-то сложное. Ролл, например, мог превратиться в наручники. Гарью мог дать боксерские перчатки. Хайне превращался в какое-то дополнение к Узи. Что это именно, я не очень поняла.
   Что бы подошло мне?
   У меня фактически нет сильных атак. Без мог выпускать сгустки пламени Неба, которые превращали все, через что проникали, в камень, а так как эти сгустки были плотно сжатым в шар пламенем, то медленно уничтожали камень, истирая его в песок. Поэтому, едва Рехей обмолвился, что у Гокудеры, который приступил вместе с Тсуной и Такеши к тренировкам, есть коробочка 'не со зверем', превращающуюся в мини-ружье, прикрепленное к руке, я предложила Безу попробовать.
   Без посмотрел на меня с сомнением, когда я предложила забраться ему мне на руку, ведь дракончик был отнюдь не маленьким, но согласился попробовать. Он обхватил лапами мою вытянутую правую руку, с трудом пытаясь удержать равновесие, я прилагала все усилия, чтобы держать руку прямо. А это было отнюдь не просто, учитывая его габариты, сравнимые со взрослым человеком, не считая хвоста, и немалый вес.
   Створки раздвижной бумажной двери отодвигаются, за ними стоит Хибари. Он смотрит на эту живописную картину, не меняясь в лице, заходит и садится на подушку, как будто происходящее в порядке вещей.
   Через пару дней появился и третий вид тренировок, то есть почти безопасных игр. Кёя обнаружил, что моя чувствительность к пламени в будущем гораздо выше, чем на данный момент.
   - Насколько? - уточнила я.
   - Ты могла почувствовать, кто находится на территории японской базы Феникса.
   Вряд ли Кёя мог сказать точно, сколько это в метрах, но вспоминая территории базы Феникса, состоящие из огромного сада, огромного главного здания и зданий поменьше... Расстояние существенное. Похоже, около километра, но это выглядит настолько сказочно, что даже мне не верится. Взрослая Акира, как я поняла, не слишком распространялась по поводу расстояния своего радара.
   - Как тогда кто-то смог подобраться ко мне и убить? - нахмурилась я, напряженно об этом размышляя.
   - Возможно, ты его знала или просто ждала этого момента, - спокойно ответил Хибари, как всегда, не проявив лишних эмоций. А затем неожиданно добавил: - Вторая версия наиболее меня уязвляет. Ты не сказала ничего даже мне, а ведь знала все.
   - И ты бы посадил меня в клетку на цепь, сутками ее охраняя, - продолжила я, не скрывая сарказма.
   Кёя коротко поморщился, выдавая недовольство, но ничего не сказал, явно признавая правдивость моих слов.
   Этот разговор заставил меня думать, что я встретилась с кем-то очень сильным и очень опасным или с чем-то, от чего невозможно убежать. Возможно, это моя карма за то, что моя душа здесь и сейчас. Если это действительно так, то разобраться с этим могу лишь я сама. Спокойно ожидать повторения своей судьбы не буду - выясню все, что смогу к этому моменту, и попытаюсь что-то придумать... как попыталась и эта Акира из будущего.
   Так проходили дни, пока не пришел Реборн. Он предупредил о своем приходе, поэтому мы его ждали.
   - Я пришел просить об услуге, Хибари, - сообщил аркобалено. - Ямамото тренируется со мной, Гокудера самостоятельно осваивает свою систему боя из будущего. Тсуна тренируется с Лар Милч, но его прогресс слабее остальных. Лар опускает руки, добиться той же силы, что была у взрослого Тсуны, за оставшийся промежуток времени невозможно. Нужно встряхнуть его.
   Я посмотрела на Кёю. У него ведь договор с Тсуной, что он должен сделать его сильнее.
   - Что ты хочешь, чтобы я сделал? - прямо спрашивает Хибари.
   - То, что ты хочешь сделать давно, я прав?
   Что за загадки между ними? Что Кёя хочет сделать давно? И что такого Реборн не хочет говорить при мне? Неужели...
   - Погоди... - протянула я, изучая взглядом Реборна. - Ты ведь не хочешь сказать, что Тсуна должен оказаться на грани жизни и смерти?
   - Я надеялся, ты не догадаешься, - ответил аркобалено подтверждая мои догадки.
   - Как тут можно не догадаться?! - воскликнула, подскочив на ноги. - Это ведь твой любимый метод - сделай или умри! Люди, оказавшиеся перед лицом смерти, творят неожиданные и невозможные для себя вещи, особенно, если они хотят при этом что-то защитить, но создавать такую ситуацию специально я не позволю. Ты ведь знал это, Реборн!
   - Я слышал, что через это проходят все боссы Вонголы, - взглянул на меня Реборн, и было видно, что это ему тоже не особенно нравится. - Это испытание необходимо, чтобы высвободить скрытую силу.
   'Скрытую силу'... Где-то я уже это слышала. Занзас так про кольцо говорил, пока оно не ударило по нему пламенем.
   - Это тебе Девятый сказал? - уточнила, скрипнув зубами.
   Реборн долго на меня смотрел, пытаясь понять, почему мой голос настолько холоден и к чему этот вопрос.
   - Да. В его словах нет смысла сомневаться, ведь ранее Тсуна изучил Технику Прорыва Точки Нуля по его инструкции, я не вижу никакого другого способа быстро увеличить силу Тсуны. И... - Реборн перевел взгляд, - Хибари, после прохождения испытания Тсуной, можешь делать все что хочется.
   - Ты ведь понимаешь, что я могу забить его до смерти, если он пройдет? - мягко уточнил Кёя, нехорошо улыбаясь от предвкушения.
   Реборн кивнул. Он решил обойти мое мнение через Кёю! Убедив Хибари, заманив его чем-то желанным, Реборн был уверен, что Кёя меня остановит. Но не тут-то было.
   Как там Киоко делала? У меня получится. На этот раз точно, отступать некуда. Это же женский навык, к тому же я для Кёи сейчас выгляжу миленькой. Давай же, я ведь с детства копировала чужие реакции, должно получиться!
   Ручками слабо схватить Хибари за рукав. Заглянуть в лицо жалобными глазками, как у голодного кота, и голос, переполненный надеждой и доверием.
   - Ты ведь не сделаешь этого, правда?
   Кёя дрогнул. Натурально дрогнул, могу поклясться! Затем все-таки свел брови к переносице, пристально всматриваясь в мое лицо. После все же спокойно ответил:
   - Я создам опасные условия, но постараюсь его не убить.
   - Возьми меня с собой, - попросила я, обхватывая его рукав обеими руками и сильнее прижимаясь.- Или ты оставишь меня здесь? - Жалобно и трагически протянула: - Одну?
   Последнее было не так уж страшно, но я небезосновательно подозревала, что Хибари что-то придумает, чтобы я не смогла никуда уйти. Без охраны он точно меня не оставит. Поэтому добавила:
   - А вдруг что-нибудь случится?
   - Хорошо, ты пойдешь со мной, но будешь стоять в стороне, - спустя долгую паузу, решил Хибари. - Договорились?
   Я просто кивнула, не сумев сдержать улыбки, потому поскорее прижалась лицом к его плечу, иначе победная улыбка меня точно выдаст. Кёя неожиданно погладил меня по голове, будто неуверенно выражая поддержку. Я повернулась к Реборну и, пользуясь тем, что Хибари не видит мое лицо, одними губами прошептала: 'Выкуси', отчего аркобалено усмехнулся и поправил шляпу, признавая поражение.
   В итоге, через некоторое время я вошла следом за Кёей в тренировочный зал соседней базы. Хибари указал мне наблюдать у стены, где стоял раздраженный Конрад, лицо которого мгновенно просветлело. Кёя сказал никуда не двигаться и сразу же запустил Ролла в атаку. К его чести, Тсуна успел среагировать и выпустить пламя через руки, поймав вертящегося в воздухе фиолетового от пламени ежа, на щит из пламени. Правда, сила удара унесла его и впечатала в стену. Тсуна использовал обе руки для защиты, и ему нечем было выставить противовес.
   Здесь уже были Реборн, Ямамото, Гокудера, Хром и Лар Милч, стоявшие посреди зала и до этого разговаривавшие с Тсуной.
   - Все, как и говорил малыш, - произнес Хибари обезличенным тоном, приближаясь к ним и привлекая внимание. - Твой уровень далек от того, что был в будущем.
   Тсуна выдохнул 'гха' от перенапряжения, а затем, видимо, сообразив, что мощь зверя из коробочки больше его физической силы, применил технику Прорыва Точки Нуля.
   Полупрозрачное пламя полилось из его рук, но слишком слабо и слишком медленно. Ролл среагировал быстро и расплылся плотными фиолетовыми клочьями. Эти непонятные сгустки разлетелись, словно облака, и окружили Тсуну, увеличиваясь в размерах. Все произошло очень быстро, братец попытался остановить сгустки пламени, перекрывавшие обзор, лед покрыл несколько сгустков, но их место тут же заняли другие, и вот вместо Тсуны видно лишь огромный фиолетовый шар с колючками.
   Колючки заскрежетали по камню, и шар тяжело упал на пол, вызвав дрожь, прошедшую по телу.
   Я почувствовала волнение, хотя Кёя дал обещание, что палку не перегнет. Ямамото, Гокудера и Лар Милч почти одновременно воскликнули, поражаясь стремительной технике.
   - Этот шар с иглами - воздухонепроницаемая сфера из пламени Облака, абсолютная тюрьма, - спокойно пояснил Кёя. - Он не сможет прорваться сквозь нее с текущей силой пламени, - Хибари подошел к шару ближе, чтобы его было хорошо слышно, и не скрывая появившейся на его лице улыбки, произнес: - Она воздухонепроницаема, а значит, скоро кислород закончится, и ты можешь умереть.
   - Ты обезумел?! - закричал Гокудера. - Думаешь, можешь просто появиться и пытаться убить босса?!
   - Слабые должны умереть - это факт, - повернулся к нему Кёя. - Для начала, у меня нет причины убивать Саваду Тсунаеши, но нет и желания оставлять его в живых.
   За-ши-бись. Кёю обучали говорить витиевато высокой речью, то есть, следуя его словам, у него есть желание его убить, но также есть причины оставить моего братца в живых. Увы, все равно все это звучит так, что кажется, будто существует реальный риск смерти. Даже меня это нервирует, пусть я и слежу за всем происходящим.
   Гокудера злобно на него уставился, но нападать не спешил, хотя за оружие схватился и весь напрягся, как зверь перед прыжком.
   - Итак, мы тоже должны продолжить наши тренировки, - вмешался Реборн в напряженную атмосферу.
   - Подождите, мистер Реборн! - резко развернулся к нему Гокудера, принявшись с жаром убеждать: - Если мы не остановим Хибари, то Десятый может...!
   Даже Ямамото был растерян от действий и слов Кёи, и тихо пробормотал: 'Хибари серьезен'.
   - Именно поэтому это Хибари, - резко ответил аркобалено, перебив их.
   Реборн принялся объяснять им то же, что говорил мне с Кёей. Хибари приготовился ждать и от рассказа еще больше заскучал, отчего зевнул, прикрывшись ладонью. Он сегодня полночи не спал от обострившегося чувства, что Рокудо где-то близко. Видимо, чувствовал, что не может быть все так гладко, чтобы и я перестала злиться, и Мукуро не появлялся. Я опиралась спиной о стену, скрестив руки перед собой, и наблюдала за фиолетовым шаром, где сидел и также слушал Реборна Тсуна. Мне не нравилась идея с 'испытанием Вонголы'. Реборн ждал от нее больших результатов, но, как по мне, оно того не стоило. К тому же, я ждала подвоха, но, как и раньше, не могла предсказать, где именно он находится. Оставалось лишь ждать подсказок.
   Появившаяся Бьянки потащила за собой Гокудеру, которому при виде ее лица вблизи резко поплохело. Кажется, подрывник пытался с этим бороться, но выходило откровенно ужасно. Реборн повел за собой Ямамото, уводя его из спортзала, пока он не решил также что-то предпринять.
   Шар огромный, а значит, времени собраться с силами или подумать у Тсуны достаточно. Конрад сказал, что у него около двадцати-тридцати минут. Даже знать не хочу, откуда у него опыт в таких вычислениях.
   - Стена холодная, - заметил Хибари невзначай, и ни Кусакабе, ни оставшаяся Хром, ни Лар Милч не поняли его, удивленно подняв брови.
   Зато рыжий понял мгновенно и предложил опираться о него. Он снова задеревенел и задержал дыхание, едва прикоснувшись ко мне.
   Мы продолжали ждать, сохраняя молчание и слушая глухие удары, раздававшиеся со стороны колючего шара. Тсуна боролся, но этого было недостаточно. Чего же все-таки ожидает Реборн? Чуда? Волшебства и загадки, что скрывает Вонгола? Он верит, но я знаю, что чудес, особенно в Вонголе, не бывает.
   Что же тогда задумал Девятый? Что должно произойти?
   Реборн вскоре вернулся и присоединился к подпиранию стеночки, спросив с ехидством:
   - Хибари тебя уже выпускает?
   Недобро зыркнув на него, проворчала:
   - Облако держится на расстоянии от семьи, говорили они. Облако всегда само по себе, говорили они. Ты ведь знал, что так и будет.
   - Догадывался, - не стал он отрицать. - Как твои дела?
   - Меня домогалась и едва не изнасиловала женщина, Кёя приковал к себе наручниками, а затем я поучаствовала в пьянке, - ответила я, мельком взглянув на его весело поблескивавшие темные глаза. - Как ты думаешь, как мои дела?
   - Значит, ты не скучаешь, - ответил он, явно пребывая в хорошем расположении духа. - А как насчет тренировок?
   Лар Милч, очевидно, прислушивавшаяся к разговору, громко фыркнула, и отвернулась, заставив меня нахмуриться. Она давала понять, что не верит в мои 'выдающиеся' способности, как Реборн. Но я не собиралась ей доказывать обратное. Оставлю это кому-нибудь другому. Тем более что для этого мне, возможно, пришлось бы прибегнуть к тем хитростям, которые заставляли Кёю напрячься. Ведь я не настолько уж сильна в боевых искусствах, как Кёя, не могу взять физической силой, как Рехей, не умею настолько ловко пользоваться оружием, как Конрад, и даже меч в моих руках не оружие, как у Такеши. Хитрости, приемы в соединении с высокой скоростью - это то, что у меня получается лучше всего.
   - Остановите это! - неожиданно раздался душераздирающий вопль Тсуны, приглушенный стенками сферы.
   - Савада! - крикнула Лар Милч.
   Все дернулись, сосредоточив внимание на недвижимой сфере. Кёя с интересом посмотрел на нее. Моя тревога увеличилась. Воздух заканчивался, но еще было немного времени.
   - Его физическое и психологическое состояние достигли критического уровня, - пояснил Тетсуя.
   - Это ничего не даст! - крикнула Лар Милч убежденно. - Он просто-напрасно умрет! Сейчас же остановите тренировку!
   - Нет, - просто ответил Хибари, бросив на нее взгляд, заставивший приближавшуюся к ним Лар Милч замереть на месте.
   Все же она, видимо, уже была знакома с силой Хибари, раз не рисковала с ним связываться.
   - Вы хотите его сломать? - предположил спокойно и с интересом Конрад.
   Рыжий абсолютно не переживал, и это меня ударило под дых. Что бы там внутри сейчас ни происходило в голове Тсуны, это опасно.
   - Я с ней согласна, - сказала я. - Останови это.
   - Сворачивать на половине пути - не в твоих правилах, - Кёя приподнял кончик губ в улыбке. - Только не когда это касается этого слабого травоядного. Держи ее крепче, Акаге.
   Конрад действительно сильнее обхватил меня руками, заставив нахмуриться. Рыжего бить я не хотела, видимо, именно поэтому он меня держал. Начни я сопротивляться - и наверняка ничего сделать не смогу, а то и вовсе меня уведут. В голове возникали неприятные воспоминания боя за кольцо Грозы. Мои потуги были бесполезны.
   - Останови это! Прекрати сейчас же! - вновь донесся крик Тсуны, который, судя по дрожавшему голосу, рыдал или был близок к этому.
   Что там?! Ну, что там происходит?!
   Ясно же, что все главное происходит не с этой стороны шара, а изнутри. Если я что-то хочу понять, получить подсказку и убедиться, что вновь оказалась права, то я должна это видеть.
   - А если я буду там вместе с ним? Могу я хотя бы видеть то же, что и он? - спросила, повернувшись к Хром.
   Девушка быстро кивнула, прежде чем кто-либо что-то успел сказать. Хром была бледная как мел, с ее лица исчез даже слабый румянец. Видимо, она также сильно переживала за Тсуну. Хоть кто-то здесь тайно или явно не желает ему смерти!
   - Нет, - отрезал ледяным тоном Хибари.
   - Я тоже против, - хмуро добавил рыжий.
   - Разве вы сомневаетесь в Акире? - хмыкнул Реборн тоном, совершенно не соответствующим серьезности ситуации.
   - Пусть покажет себя, - возразила Лар Милч.
   - Я могу соединить ваши сознания, - проявила решительность Хром. - Я буду мостом и, если почувствую, что что-то не так с Акирой-сама, тут же верну ее обратно.
   - Что и требовалось доказать, - хмыкнула я, задрав голову, чтобы взглянуть в глаза Конраду. - Отпусти меня.
   Рыжий нерешительно разжал руки, не сумев нарушить приказ, что прозвучал в голосе. Кёя хмурился, когда мы с Хром быстро подбежали ближе к фиолетовому шару.
   - Я отказываюсь! - снова крикнул Тсуна. - Я не могу поступать так жестоко!
   Встретилась решительным взглядом с упрямо поджавшим губы Кёей. Видимо, он уже жалел, что взял меня с собой. Подобных ошибок он теперь вряд ли сделает.
   - Ты понимаешь, что если это сделаешь, то не выйдешь из моего дома? - строго поинтересовался он, пытаясь давить.
   - Так тому и быть, - сохраняя спокойствие, пожала плечами, и, смотря ему в глаза, понимаю, что он не станет мешать.
   Да, его это злит. Да, будет потом мне припоминать это. Но в подобных вопросах я готова стоять на своем до последнего, и его несогласие будет сродни пробежавшей между нами черной кошке. Таким он жертвовать не станет. Кёя может сколько угодно навязывать свое мнение и спорить, но поостережется перегибать палку настолько, что я захочу его убить.
   Подхожу и быстро обнимаю его, тихо прошептав:
   - Я вернусь.
   Быстро отстраняюсь, провожаемая его взглядом, который обещает мне, что это последний раз, когда он так поступает. Хром кладет ладонь мне на лоб, и мы замираем. Разум проясняется, исчезают посторонние мысли. Ощущение твердого пола под ногами исчезает, я словно плыву на качающихся волнах. Мои глаза все еще закрыты, но в этой темноте проступают людские очертания. Все они стоят кругом и говорят, как один:
   - Убийство, месть, предательство, ненасытная жажда силы... Кровавая история мафии Вонголы.
   - Ты обладатель кольца Вонголы, у тебя действительно есть решимость...
   - Решимость унаследовать грехи Вонголы.
   Где-то на заднем фоне слышится очередь выстрелов, чьи-то крики: мужские и женские, взрывы и прочая неприятная какофония звуков. Кажется, если я закрою глаза еще раз, я даже смогу увидеть, как эти люди умирают. Не удивительно, что я разглядела Тсуну, сжавшегося в комочек, в окружении этих людей. Даже у меня, взрослого человека, смотрящего на ситуацию очень скептически и оценивающую ее, как навязанное кем-то влияние, усилилось сердцебиение и сжались кулаки. Но я едва могла сдвинуться с места. Движения были скованными и каждое усилие выдавалось непомерно тяжелым, словно я стояла под толщей воды.
   - Не отводи своего взгляда, это судьба наследника Вонголы, - обезличено-строгим голосом говорит какой-то из силуэтов. - Это цель жизни, которую тебе дали.
   - Мы должны заплатить эту цену за силу, к которой стремимся. Если ты хочешь огромной силы, у тебя должна быть решимость принять нашу Великую историю.
   - Я отказываюсь, - слабым голосом возражает задыхающийся Тсуна. - Я думал, что смогу сделать так, что защищу всех... но это... Мне не нужна такая сила! - кричит он. - Если вы хотите, чтобы я унаследовал подобные ошибки, тогда я уничтожу Вонголу!
   Что-то во мне вспыхнуло от его слов. Вероятно, пламя. Это так глупо... За любую силу следует своя цена, это так. Но эти люди, точнее безликие силуэты, говорили действительно как один человек. Они внушали, что следует принять то, что делала Вонгола, и поступать так же. Не по своей правде или чести. Очень извращенное понимание того, что должен делать босс. Но Тсуна, который вовсе не был мафиози или убийцей, сказал то, что мог сказать человек, который никогда никого даже не бил. Они просто вынуждали говорить именно то, что сказал Тсуна. Но... разве этого хотел Девятый? Ему нужна была марионетка, разве нет? Просто безвольное мясо.
   Огромным усилием я, наконец, едва смогла приблизиться и зажгла пламя на руке, размахнувшись ей. Силуэты отпрянули на шаг, перестав нависать, и замерли. Для меня все было тягуче медленным, но они будто существовали в нормальном времени. Я медленно от давления прикоснулась к плечу Тсуны, чтобы он пришел в себя, а горящее пламя на секунду выхватило лица.
   Что-то неуловимо дрогнуло в окружающем пространстве, но это не относилось к этим силуэтам. Они действовали отдельно, по своему сценарию - выстроились в два ряда, будто у ковровой дорожки, на конце которой сидел человек на пышном, аляповатом троне. Креслом это назвать невозможно, а обозвать сидением - значит сильно преуменьшить.
   На полу засияло изображение герба Вонголы, и вокруг разом посветлело. Они все стояли такие напыщенные, гордые. Лица троих даже были мне знакомы. Девятый Вонгола стоял ближе всех и держал в руках трость - его стиль. Напротив него была женщина, единственная присутствующая, очевидно, предыдущий босс Вонголы. Не знала, что ее оружием был арбалет. Дальше шла череда мужчин с непередаваемо напыщенными, пофигистическими, хищными или же безучастными лицами. Только на одном я задержала взгляд - на том, что держал в руках вилку, как оружие. Мой герой.
   Второй Вонгола был точь-в-точь, как с картинки. Он стоял, как Занзас, и смотрел, как Занзас. Разворот плеч, постановка ног, руки, только лицо отличалось. А вот Первый был безликим. Лицо, как на фотографии, но ни единой эмоции, как на лице Хибари. Плащ с кучей регалий и блестящих застежек, как на той картинке, где мужчина явно позировал художнику. Перчатки, практически полностью идентичные перчаткам братца, разве что железная цифра на тыльной стороне ладони - римская единица, а не десятка. Во лбу тоже горело пламя, дополняя образ, похожий на лик Тсуны.
   - Твоя решимость была принята безоговорочно, - так же обезличено произнес он.
   У меня вырвался смешок. Стоящие рядками боссы Вонголы не отреагировали, а вот Тсуна удивленно вскинулся. Моя улыбка лишь стала шире, как только Первый Вонгола заговорил той же напыщенно торжественной речью, как и остальные боссы:
   - Расцвести или погибнуть, эта фраза подходит тебе, Десятый. Пришло время тебе унаследовать доказательство Вонголы.
   Сопровождаемые моим хихиканьем, люди превратились в сгустки горящего пламени оранжевого цвета. Все засветилось ярким белым светом, слепящим глаза, перчатки Тсуны также вспыхнули пламенем, а в следующее мгновение я оказалась вновь за пределами колючего шара.
   На меня смотрели с тревогой, так как я не могла остановиться и продолжала смеяться до слез, до колик в животе.
   Колючий шар пошел трещинами, через которые засияло вырывавшееся пламя. В следующую секунду он разлетелся ошметками пламени Облака, подняв горячую воздушную волну. Свозь эту волну, просматривался силуэт Тсуны. Вскоре я смогла рассмотреть его, и зря я волновалась, так как признаков для беспокойства не было видно. Братец находился в гипер-режиме, в его лбу горело пламя. Пламя излучало спокойствие и полную уверенность. Перчатки вновь поменялись. Теперь вместо бесполезной железной бляшки на тыльной стороне руки находился большой голубоватый камень с изображением герба Вонголы под ним. Снова пафосно, снова будто кричит о принадлежности этого человека к Вонголе, снова маскировка от Тумана. Вероятно, перчатки заменили, сделать это у Девятого была куча времени и возможностей. Даже Реборн мог бы сделать это.
   Я понимала, для чего этот камень. Он концентратор или накопитель пламени, так как у Девятого набалдашник трости очень похожий. И как бы на меня странно ни косились, не понимая причин для смеха в такой торжественный момент прохождения 'испытания боссов Вонголы', а мне казалось это смешным. Вся эта постановка от неизвестного мне Тумана, все эти безликие образы, индивидуальность в которых была лишь у Второго, Восьмой и Девятого. Хотя следовало бы плакать. Вероятно, это и есть истерика.
   Поверили бы мне, если бы я сказала правду, что только что поняла? Девятый в самом деле хотел управлять Тсуной. Но в этой версии была небольшая загвоздка. Тимотео стар и вечно жить не будет, а значит рано или поздно бразды правления придется передать следующему боссу. Но он в самом деле выбрал Тсуну и менять свое решение явно не собирался.
   Так что, возвращаясь к этому вопросу... поняли ли бы меня, если бы я сказала, что Девятый Вонгола хочет разрушить Вонголу руками молодого и бестолкового Тсуны? Полностью всю семью. Не зря же его 'наследнику' и хорошо предсказуемой, послушной, в отличие от Занзаса, марионетке дается сила и привычка подчиняться?
   Все мои выводы построены лишь на собственных ощущениях и на наблюдениях, которые другие, возможно, не смогут понять. У меня нет весомых доказательств, кроме своего слова. Та искренность в словах Девятого была в момент, когда он посмотрел на меня и сказал, что наши взгляды кое в чем сходятся. Я не поняла тогда, к чему это было сказано, но сейчас я понимаю, что это был ответ на мои слова о гнили в старой семье, которая вылезает со всех щелей.
   Лар Милч была потрясена увеличившейся аурой пламени Тсуны. Та изменилась, став сильнее и увереннее. Тсуна зажег перчатки и пламя действительно изменилось. Стало плотнее и концентрированнее, очевидно, от камня на ладони, но не только. Оно было другим. Лар Милч считала, что его пламя Неба стало 'чистым', но на самом деле дела как раз обстояли наоборот - в нем появилась примесь Урагана. Почему? Вероятно, потому, что у Тсуны все же был свой Ураган и эти перчатки как-то помогали ему собрать смесь из пламени. Все верно. Можно сделать все своими силами, но я к этому шла считай с самого рождения, чтобы научиться чувствовать пламя и управлять им, как того желаю. А можно использовать технические новинки и подручные средства, и сделать то же самое за, грубо говоря, пару минут.
   Реборн был рад, что все прошло успешно. Даже Конрад и тот удивленно выпучился, а Хибари издал непонятное 'Гхм'... и выпустил свою ауру пламени Облака, полностью перекрыв впечатление от обновившегося пламени Тсуны.
   - Не думай, что это все, - холодно произнес он. - Ты прямо просишь избить тебя до смерти. Поэтому... ты можешь победить или умереть.
   - Я одержу победу, - твердо сказал Тсуна, вызвав своими словами пугающую ухмылку на мраморном лице Кёи.
   - Как самоуверенно. Иди и попробуй.
   Тсуна использовал смесь пламени для того, чтобы быстро ускориться и атаковал. Только Кёю подобные трюки уже давно не способны удивить. Хибари перекувыркнулся в воздухе над головой Тсуны и вдогонку ударил тому тонфа по затылку.
   К счастью, удар явно вышел вскользь, потому что Тсуна сумел развернуться в воздухе, приземлившись на каменную стену, и оттолкнуться от нее так, что она разрушилась. Применять разрушающее свойство пламени Урагана в соединении с усиливающим его Небом для передвижения... да он вообще без мозгов?! Как Тсуна себе ноги не поломал, видимо, чудом, но снова сорвался в быстрый полет.
   Кёя видел его движения на этой скорости и неожиданно для Тсуны вновь оказался впритык, врезав тонфа теперь в живот. Но на этом Хибари не собирался останавливаться, и едва Тсуну подбросило в воздух, он оказался рядом, чтобы нанести добивающий удар. В такой ситуации Тсуна попытался уйти от удара, но его же собственное пламя с силой впечатало его в пол.
   - Это что, шутка? - ледяным тоном поинтересовался Кёя, замерев на месте. - Чего ты этим собирался добиться?
   Тсуна продолжал лежать, тяжело дыша. Очевидно удар спиной был очень болезненный. Но братец смог встать и вновь атаковал, так как Кёя не постеснялся бы подойти и добить. В этом и состояла разница между нашими 'играми' и тренировкой. Атака вновь слишком прямая и Хибари доказал это, нанеся еще один сокрушительный удар, заставивший Тсуну остаться лежать на полу. Только это был обманный маневр. Братец вытащил у Хибари коробочку в момент атаки и открыл ее, заставив ежа атаковать своего владельца.
   Пламя Неба имело такие свойства, что схожи с нейтральной средой. Оно смешивалось со всем, открывало любую коробочку и ни к чему не было агрессивно. Оранжевый еж завертелся в воздухе, встретившись с фиолетовым. У Кёи было несколько коробочек. К сожалению, хоть Небо могло открыть коробочку любого другого типа, той же силой зверь из нее обладать не будет.
   Оранжевый еж проиграл, Хибари зевнул и сказал:
   - Достаточно.
   Тсуна явно не мог продолжать бой и после этого слова облегченно выдохнул, возвращаясь в свое обычное состояние, и сразу же вырубился.
   - Акира-сама, - негромко обратилась ко мне Хром, пока Лар Милч подошла к Тсуне, собираясь оказать помощь, - с вами все в порядке? Я чувствовала, что это иллюзия, но не видела ничего подозрительного. Что вас рассмешило?
   На моем лице уже не было улыбки. Наблюдая за тем, как Лар Милч, вздохнув, подняла Тсуну за грудки и принялась бить по щекам, я пробормотала:
   - Иллюзия, да?
   - Возвращаемся, - на мое плечо опустилась тяжелая рука.
   Кёя незаметно подошел и практически дышал в затылок. Конрад злобно сверлил его взглядом, но и только.
   - Подождите! - сумел воскликнуть Тсуна, когда Кёя развернулся, собираясь уходить.
   Лар Милч остановилась, а братец быстро заговорил, будто боясь не успеть все сказать:
   - Пока ты еще здесь, ответь, имото! Почему эти убийцы из Варии так говорили? Почему тебя назвали сестрой Занзаса?! Вы ведь даже не были раньше знакомы! Тогда, получается, и мне он тоже брат? И почему ты была в том шаре вместе со мной? Как ты там вообще оказалась?! Почему тебя рассмешили все те ужасы, когда люди кричали?! Тебе ведь все это не нравится, верно? Не может нравиться! Но ведь вокруг тебя столько опасных людей и тебе не страшно, тебе комфортно! Ты даже говоришь, как Хибари-сан!
   - Вдох-выдох, - улыбнулась я, переживая, что он задохнется.
   Тсуна раскрыв рот, пытался отдышаться.
   - Ты, правда, говорила так же, как Хибари-сан сейчас, когда Реборн заставил нас сразиться! - обвинительно воскликнул, будто приглашая всех поверить ему.
   На лице Лар Милч было написано то, что думали многие присутствующие. Женщина приподняла одну бровь, будто спрашивая, что это сейчас было.
   - Поосторожнее с братской связью с Занзасом, - вновь улыбнулась ему, представив эту ситуацию. - Он может неадекватно отреагировать. Кстати, растяжка у Занзаса до сих пор лучше твоей. А насчет нового пламени... Оно не предназначено для перемещения. Это атакующее пламя.
   Я поспешила развернуться и нагнать Хибари, отошедшего на пару шагов и остановившегося. На остальные вопросы я боялась отвечать. Мои домыслы. Это мои домыслы. Тсуне этого лучше не говорить. Он не хочет быть боссом, по крайней мере, так он говорит и без его согласия его никоим образом боссом Вонголы не сделают. Если же Девятый захочет его переубедить... то я поговорю и с Тсуной, и с Девятым.
   Догнав Кёю, я взяла его за руку, позволив вести за собой.
  
  Глава 9
   Это испытание Вонголы заставило меня напряженно думать над всем произошедшим ранее и только возможным будущим. Меня даже не волновали поползновения Хибари на мою свободу. Честно сказать, по сравнению с настолько глобальной проблемой, мелкие неурядицы казались незначительными. Даже если они вовсе не мелкие.
   Я не хотела верить, что это действительно возможно, ведь тогда жизнь Тсуны будет разрушена. Все от чего я его оберегала, все чего не хотела раньше говорить, однажды настигнет его. Даже понимая, что это когда-нибудь случится, я не хотела, чтобы это произошло сейчас, когда ему всего четырнадцать. Но ведь не станет же Девятый передавать титул сразу же. Должны быть правила и нормы, даже если я права в своих догадках и Тсуну даже не собираются учить на должность босса. Даже банальная логика, что четырнадцатилетний мальчишка не справится и его задавят взрослые мафиози. Для перехода из наследника в боссы ему должно быть по меньшей мере восемнадцать - так я подумала и слегка успокоилась. А затем заметила, что лежу головой на коленках Хибари и тот меня умиротворенно рассматривает. В этот момент я вновь почувствовала себя домашней кошкой, от которой ничего не требуют, лишь время от времени берут на руки, чтобы погладить.
   Я попыталась подняться, но была остановлена. Хибари придавил мне плечи, вынуждая вернуться. Я увидела потолок, который был не деревянным, а явно устланным железными листами и располагался гораздо выше, чем в особняке. Повернув голову, увидела просторную комнату, застеленную пушистым ковром и заваленную подушками.
   - Где это мы?
   - Это твоя комната.
   Заподозрив неладное, я посмотрела Хибари в лицо, не заметив ничего за обычной его маской. Но... смена обстановки? Личная комната? Ладно бы я смогла вытрясти из него все своими силами, но после 'испытания' он был, скорее, сильно недоволен, и можно было ожидать чего угодно, но не уступок с его стороны. Значит, где-то должен быть подвох.
   - Кёя, - нахмурилась я. - Отпусти меня.
   - Ты сказала, что тебе все равно, если я тебя никуда после твоего поступка не отпущу, - спокойно ответил он, ничуть не напрягшись.
   - Речь была про особняк, - напомнила я. - А из него ты и так меня никуда, считай, не выпускаешь.
   - Я тебя не остановил, - возразил Кёя, будто не слыша. - Выходит, теперь ты остаешься со мной на моих условиях.
   - Я и так все время с тобой! - возмутилась я.
   - Тш-ш-ш, - его палец прикоснулся к губам, и я недоуменно на него уставилась. Он посерьезнел и нахмурился: - К слову, меня злит, что хохлатый до сих пор не обнаружен. Я подготовил для тебя место надежней. Ни к чему хорошему это не привело, но мне понравилось, как ты вела себя последние пару дней. Продолжай так дальше.
   Глядя на его улыбочку, я поняла, что мне не показалось. Кёя действительно видел и понимал все. Но поддавался и соглашался. Больше всего ему, видимо, нравилось, что эти пару дней я пыталась сдерживаться и не рычать на него.
   Поэтому я не выдержала, держась за его пиджак, медленно села и неожиданно ударила его. В обычной ситуации у меня ничего бы не вышло, все-таки реакция у Хибари на зависть многим. Но сейчас он был слишком расслабленным от вседозволенности, а мой удар - слишком для него неожиданным. Правда, боль он умел терпеть превосходно и быстро пришел в себя.
   В следующую секунду Хибари меня скрутил в захвате, снова став собранным и вечно недовольным, но я ничуть не жалела о сделанном, о чем тут же сообщила:
   - Ты заслужил это.
   Кёя повел подбородком, проверяя целостность челюсти, ведь силу я вложила вместе с пламенем. Видимо, все было целым, так как он тут же уточнил, как всегда безэмоционально:
   - Если кто и заслужил наказание, так это ты, за постоянные попытки побега и неоднократное самодурство.
   - Я имею право хотя бы на самодурство! - разозлилась я. - А все остальное исключительно контрмеры против тебя!
   - Против меня, - повторил Хибари, поджав тонкие губы, перехватил меня поперек туловища и отцепил защелку, благодаря которой коробочка цеплялась к одежде. На мой вопль вернуть, заметил: - Я отдал, я же и заберу. Мои действия исключительно для твоей защиты. Прежде всего от твоего же самодурства.
   - Что бы ты сейчас там ни задумал - лучше остановись! - предупредила его, заметив признаки сильной злости.
   - Просто подумай об этом, - настаивал он. - Ты сбегаешь от меня и нарываешься на капитана Мельфиоре с кольцом Маре, от встречи с которым я больше всего тебя хотел защитить. Только лишь ради двух подростков, один из которых вовсе не твой хранитель, а от второго ты отказалась сама. Точнее, ты из этого времени, и это, стоит признать, был верный поступок.
   - Но в моем времени еще ничего не решено, и сейчас это всего лишь двое подростков! - возразила я и потребовала, попытавшись ударить ногой: - Отпусти меня!
   - Нет. Ты специально сбегаешь от меня, - прищурился он. - Будто издеваешься.
   Мне стало нехорошо от предчувствия. Его пламя вновь стало тяжелым и удушающим. Даже более, чем обычно. А острый взгляд серых глаз слишком уж нехороший. Нельзя сейчас отступать, иначе будет хуже.
   - Даже когда я готов пойти тебе на уступки, ты вновь глупо лезешь в опасные ситуации. Даже если я запрещаю, ты меня совершенно не слушаешь. Как в случае с хохлатым, так и в случае испытания Вонголы.
   - С чего это я должна тебя слушаться? - не скрывая яда в голосе, уточнила.
   - Потому что ты, похоже, не осознаешь всех опасностей этого, нового для тебя, мира.
   На мою приподнятую бровь, будто спрашивающую: 'И что теперь?', Кёя неожиданно вздохнул:
   - Я не позволю тебе здесь погибнуть еще раз.
   После чего развернулся, отпустил меня, поднялся и, судя по всему, собрался уйти. Это признание далось ему тяжело, но...
   - Эй, постой-ка! - очнулась я. - Ты что, меня здесь оставляешь?!
   - Обед принесут позже. Подумай, что тебе еще хочется, чтобы здесь было, - коротко ответил, пересекая порог.
   - Беза верни! - крикнула я, догоняя его, но Хибари нажал на кнопку с той стороны, и двери закрылись.
   Я застыла у дверей, чувствуя себя очень глупо. Даже не поняла, как так получилось. Конечно, я тут же попыталась выбраться. Дверь была заблокирована и пульт был только с той стороны, поэтому я попыталась силой раздвинуть створки, но это тоже не вышло. Дверь даже на удары не реагировала. Да и... если обернуться, то железные листы, которые покрывали стены, ясно указывают на прочность помещения, сравнимую с тренировочными залами.
   Тем не менее, по обстановке эта комната была больше всего похожа на игровую: куча разнообразных подушек, мягкий ковер, телевизор и приставка, даже боксерская груша на подставке и та есть. Только для меня эта комната выглядела клеткой.
   Кёя вернулся скоро, не прошло и получаса, и тут же спросил, увидев меня, задумчиво рассматривающую грушу:
   - Как тебе?
   Хибари, судя по всему, слегка успокоился, но взглянув на него, я увидела что-то похожее на беспокойство. Переживал он не зря: хоть комната была очень хорошо и со вкусом обставлена, все равно казалось, что она меня душила. Хуже всего - Кёя ее явно давно готовил. Выбраться отсюда силой, да еще и без способностей дракончика, будет сложно... возможно, даже невозможно. Но я ведь наизнанку вывернусь, чтобы сделать это. Только Кёя... это последняя капля, но я попробую выбрать путь менее болезненный и дать ему шанс.
   Вначале попытаюсь вновь его пронять.
   - Кёя, - встав перед ним, задрала голову, заглядывая в лицо. - Мне нужно пространство. Ты меня свободы лишаешь, как к преступнику относишься. Я же не вещь, чтобы закрыть меня в сейфе, пока не понадоблюсь.
   - Тебе принесут все, что захочешь, - безэмоционально отозвался, смотря на меня и держа при этом лицо кирпичом, будто у него лицевой нерв защемило. - Я буду приходить, едва у меня будет свободная минута.
   - Здесь окон нет, - обняла его руками вокруг талии и снова сделала глаза голодного кота.
   - В особняке наверху тоже не было настоящих окон, - ответил он невозмутимо. - Но, если хочешь, здесь поставят обманные.
   - Зачем ты так жестоко со мной? - попробовала повторить интонацию Киоко. - Это из-за того, что я тебя ударила?
   - Нет, я же сказал, что заранее ее приготовил, - на лице Хибари показалась улыбка, и он неожиданно положил ладонь, погладив меня по голове. - Здесь хорошая вентиляция...
   - И здесь есть камеры, - напомнила ему.
   - Позволь угадать, - улыбнулся он насмешливо, - ты покусаешь меня, маленький зверек?
   А вот это уже откровенное издевательство, насмешка, напоминание о том, что от меня ничего не зависит и права голоса я не имею. При мысли, что я для него что-то среднее между вещью и домашним питомцем, в груди разрасталось что-то темное и колючее. Помнится, Хибари разозлило то, что я раз высказалась словами его отца, а теперь... Теперь он мне напоминал Емитсу.
   Разжав объятья, выпрямилась, с силой сжав кулаки. Кёя, будучи подростком, никогда не понимал словами. Правда, иметь дело с этим Хибари довольно проблематично, учитывая, что у него при себе все коробочки, и моя в том числе.
   Пламя на руках вспыхнуло легко и мгновенно. Да еще как, взметнулось до предплечий, кусая рукава футболки.
   - Вао, - усмехнулся Хибари, в руках которого в мгновение ока появились тонфа, объятые сильным фиолетовым пламенем. - Хочешь поиграть?
   Он не чувствовал, как что-то во мне рушится. Кёя этого не чувствовал. Может быть, потому, что он не из моего времени, но это тот же самый Хибари Кёя, связь по пламени с которым трещит по швам. Я обещала, что этого не произойдет, но ничего не могла поделать со своими чувствами: как разгоралось пламя от сильных эмоций, так оно же и тухло от них.
   Тренировок у меня было мало, поэтому, чтобы посох из пламени покрыть льдом, мне понадобилось время. Но Хибари стоял и ждал, просто наблюдая. Я атаковала всерьез, отмечая, что Кёя с легкостью уходит от атак или по крайней мере это так выглядит. Тренированными движениями блокирует ледяной посох и атакует в ответ. Сила удара заставила меня упереться ногами в землю и сделать то, что я больше всего умею - уклоняться. Замах двумя тонфа такой, что мне остается только перекувыркнуться спиной вперед, выпрямиться и выставить руку, в которой собирается маленькое Серо - шар из смешанного пламени Неба и Урагана. Техника еще не доведена до идеала и шар миниатюрный, зато собранный за доли секунды. Еще через мгновенье, шарик прорывает с одной стороны - вперед вырывается луч плотного огня, а меня слегка отбрасывает отдачей на шаг назад. Как и писала Акира из будущего, отдача значительно слабее, если шар энергии собрать вне тела.
   Хибари уклоняется от быстрого заряда, который промчался у его правого плеча, и скашивает глаза назад, где этот выстрел встретился со стеной, оплавляя металл. Кёя усмехается и сокращает расстояние со словами:
   - Очень хорошо.
   Он ускоряется. Еще бы немного, но тонфа замирает у моего плеча, я отбиваю ее посохом и вновь разрываю расстояние большим прыжком. Он слишком опытен в ближнем бою. К сожалению, моя обычная скорость вряд ли тут поможет. Добавлю Грозу, отчего по телу проносится удар тока, который усиливает мою скорость, реакцию и выносливость. Конечно, с Конрадом, Леви или даже Ламбо не сравнить, для них это естественное состояние, но мои кости и кожа выдержат увеличение скорости до опасной границы. Это уже сделала я в будущем.
   Ускоряюсь, перемещаясь быстрыми рывками. Атакую со спины по ногам - Хибари блокирует ногой. Сбоку в ключицу, едва не напоровшись на тонфа. Удар шестом по печени вновь встречен на блок тонфа. Чуть поворачиваю посох и резко опускаю его вниз. При создании посоха пламя специально мной направлялось, чтобы принять необходимую форму, но с краев остались острые кристаллы, которые протыкают носок туфли Хибари. Боль его, как всегда, не останавливает, и в следующую секунду я разворачиваюсь и блокирую посохом удар второй тонфа.
   Разрываю расстояние, чтобы прервать череду его атак и... вновь отпрыгиваю вверх, уклоняясь от выскочивших из тонфа цепей. Они, будто живые, меняют свое направление... хотя нет, цепь просто на ходу удлиняется и направление меняется не резко, поэтому я успеваю переместиться и уйти из-под атаки. Только Кёя тут как тут, уже передо мной, цепь собирается обратно в мгновение ока. Я вновь вынуждена сойтись с ним в ближнем бою и не успеваю собрать хоть какую-то смесь. Моя скорость все же позволяет мне увидеть и избежать серии ударов. Хибари летать не умеет, и все же приземляется обратно, выбросив цепь из одной тонфа, которая дергается следом за его движением и захлестывает меня с левого бока.
   К счастью, удар не критический и я быстро поднимаюсь обратно, так как вижу, что Хибари уже близко. Атакую ногой в голову, удар блокируется тонфа. С двух сторон неожиданно чувствую увеличение пламени Облака. Два миниатюрных ежа, едва видимых глазу, быстро растут, раскидывая колючки в стороны. Спереди - Хибари, с боков и со спины - колючки. Выставляю посох параллельно земле, чтобы острые края впились в фиолетовые шары, останавливая их приближение. Кёя запрыгивает на образовавшуюся перегородку и буквально сваливается на меня! Он оказывается вплотную, прижимая мои горящие ладони тонфа, пылающие фиолетовым огнем. Не зря, потому что небольшая смесь с Дождем укутывает тонфа льдом. Слишком мало, чтобы он хотя бы выпустил оружие, но больше делать не рискну, иначе могу и себя разом в лед заковать.
   Вжимаю голову в плечи и резко бодаю лбом, целясь в подбородок. Попадаю, но от боли почему-то взвыла я, а не Кёя. Тот продолжает лежать на мне, будто так и надо. Перед взором исчезают звездочки, и я встречаюсь с серыми внимательными глазами на непроницаемом лице.
   - Ты нападала на меня всерьез, - хмыкает он, с интересом всматриваясь в мое лицо.
   - Я ошиблась, - возвращаю ему его безразличный тон. - Ты меня не защищаешь, ты меня ограничиваешь. Да, я младше и пришла не готовая встретиться с силами этого времени, как и все остальные, но ты забыл меня за эти полтора года. Я тебе не игрушка.
   С такого расстояния мне видно, как серые глаза темнеют и в них появляется фиолетовый оттенок. Но признаков ярости не вижу. Обычно в гневе Кёя щурится и поджимает губы, а если все совсем плохо, то его лицо становится мраморного цвета.
   - Разве я с тобой играю? - спросил он, не проявив эмоций в голосе.
   - А разве нет? - с вызовом вскидываю брови. - Ты держишь меня, как домашнего питомца. Гладишь, когда тебе захочется, пренебрегаешь моим мнением, а если я захочу уйти, приковываешь к себе.
   - Потому что ты не слушаешь, что тебе говорят, - отвечает Кёя.
   - А когда я вообще слушалась? - напомнила ему. - Савада Акира из твоего времени была не такой. Ты же ждешь от меня послушания, будто я Хиберд, Ролл или Кусакабе. - Да простит меня Тетсуя за то, что я поставила его в один ряд с птичкой и ежиком... - Ты забыл, как оно было, когда наши отношения еще не устаканились, а я хорошо помню, что происходило после того, как ты пытался меня контролировать.
   Кёя нахмурился и, кажется, действительно начал задумываться. Ну же, пойми, что ты совершаешь вновь те же ошибки!
   - Ты... - выдохнул он мне в лицо, нависая, - маленький своевольный зверек. Ты хочешь сказать, что тебе нужно время от времени резвиться, но на данный момент я не могу позволить себе оставить тебя одну.
   - На этой базе со мной точно ничего не произойдет, - ответила я. - У тебя паранойя, просто остановись, пока не стало хуже. Ты и так в прошлом был тем, на кого я могла положиться, - в горле собрался сухой комок. - Именно ты учил меня драться с оружием. Именно к тебе я шла, когда мне нужна была защита, тебе я рассказывала больше, чем другим. Сейчас я понимаю, почему не рассказала тебе о том, что умру. Это было неизбежно, но ты никогда не умел останавливаться.
   Закончив, я почувствовала, что из глаз начали течь слезы. Сама не успела ни понять, как они появились, ни остановить. То, что скребло изнутри каждый раз, когда что-то напоминало мне о том гробе, выбралось наружу и, как я и думала, заболело еще сильнее.
   На лице Хибари появилась растерянность, и через секунду он убрал тонфа, покрытые льдом, с моих рук и отстранился. Я села и, облокотившись о колени, закрыла ладонями лицо. Все-таки это была слабость, и Кёя последний из тех, кто должен был ее видеть. По крайней мере, я бы этого не хотела. Конрад, ладно, Ямамото, неплохо, Мукуро, да, Рехей - тысячу раз да!
   Когда-то такое уже было. На этот раз Хибари не накинул на меня пиджак, а неожиданно прижал к себе, что было для него довольно необычно. Впрочем, в этом времени он стал проявлять гораздо больше эмоций. Виной ли тому, что мне удалось его раскрыть после кланового воспитания, или же Кёя очень привязался ко мне, и все произошедшее по нему ударило ничуть не меньше - кто знает. Но я уткнулась носом и схватила руками его за пиджак, позволив всему выплеснуться наружу. Чувствовала, что дальше этой комнаты ничего не выйдет.
   Это длилось долго. Наверное, не меньше часа мы так сидели. Я обессилела и успокоилась, просто оставаясь в ощущении уюта и покоя. Пусть даже Кёя не спешил размыкать объятия, мне это совершенно не мешало, даже помогало ощущение его пламени, из-за которого я чувствовала себя будто окруженной мягкой, почти неосязаемой периной.
   Он не умел утешать словами, но умел молчать. Хибари, ни слова не сказав, поднял меня на руки, как прежде, и унес прочь из этой комнаты, вернув в особняк, окруженный садом. Там он, не выпуская меня из рук, как фокусник достал футон из шкафа, развернул его ногой, опустил меня на него и накрыл одеялом. Видимо, это было не сказанное вслух 'поспи и все пройдет', но спать мне как раз не хотелось. Да, я устала, но закрыть глаза и заснуть мне было просто страшно, поэтому со сном у меня были небольшие проблемы. Обычно я призывала Беза, и мне могло повезти, что сон выходил спокойным, без сновидений, или даже легким, с каким-то приятным послевкусием.
   - Что? - спросил Хибари, когда я продолжала смотреть на него долгим взглядом.
   - Верни Беза, - попросила я. - С ним мне, может, не приснятся кошмары. Мне с ним под боком спокойнее.
   - Тебя мучают кошмары? - недоуменно слегка приподнял он бровь.
   - Иногда, - честно признала, раз уж пошла такая пьянка. - Все-таки это не просто принять факт, что окажешься в гробу, а потом увидеть, что с вами стало. С вами тоже непросто.
   - Я останусь здесь, - быстро решил он, подвигая меня в сторону.
   Только лежать на боку, когда Кёя обнимал меня со спины и дышал на макушку, оказалось неловко. Сложно было поверить, что это тот самый Хибари, да еще и тот, кто мне сам принес мазь с примесью Солнца и сам же помог обработать синяк на боку, прежде чем заняться своей ногой. Хотя Беза он мне не вернул - это точно Хибари.
   Мы так долго просто лежали, затем встали, чтобы поесть и, если верить часам, оказалось, что уже вечер. Внутри образовалась пустота, из-за которой мне стало до ужаса спокойно, и я заснула. Снилось что-то неясное, какие-то смутные образы мелькали в темноте, но дышать было трудно, будто воздуха не хватало.
   Проснулась от копошения в районе живота. Свет был выключен, и я не сразу поняла, что меня там щекочет, а когда опустила глаза и догадалась, что это за небольшой комочек с хохолком... Мукуро в облике совы издавал странное пыхтение, показавшееся мне недовольным. Видимо, он снова пришел, чтобы побыть рядом, но хотя бы где-то прислониться ко мне ему мешали руки Хибари, который буквально навалился сверху. Понятно, почему мне было сложно дышать. Я лежала головой на его предплечье, а Кёя руками обхватывал меня, еще и закинув ногу. Так что Мукуро просто некуда было подобраться.
   Что-то говорить я не рискнула, все же у Кёи слух и реакция очень хорошие, поэтому, едва вытащив руку из захвата, осторожно приподняла ее, прикоснувшись пальцами к топорщащимся на голове совы перьям. Мукуро сразу же подался навстречу, будто млея. В следующее мгновение что-то темное метнулось к нему, и иллюзионист по-совиному ухнул, вскрикнув, полетели перья, захлопали крылья. Я зажгла несильное пламя на руке, чтобы добавить света, и растерялась.
   Мукуро, ценой кучи вырванных перьев, смог вырваться из пальцев Хибари, которыми тот схватил его за крыло, и замер, напряженно всматриваясь разными глазами куда-то поверх моей головы.
   - Попался, - удовлетворенно прозвучал голос Кёи, стряхивавшего с руки перья. - Значит, коробочка. Действительно неожиданно.
   Он прижал меня к себе и вместе со мной сел.
   - Ку-фу-фу, - засмеялся с, как мне показалось, намеренным превосходством Мукуро. - Что ж, ты смог все понять, но не своими силами.
   - Зато своими силами я тебя сейчас отсюда вышвырну, - зловеще пообещал Хибари, нависая тенью над совой.
   - Нет! - мгновенно среагировала, сумев отодвинуть его руку и высвободиться, чтобы схватить разноглазого и прижать к себе. - Это нечестно. Мукуро сейчас далеко и тратит кучу сил на то, чтобы оказаться здесь в этом крошечном теле. Пусть останется хоть ненадолго.
   - От его пребывания здесь больше вреда, чем пользы, - на лице Хибари проявилось недовольство. - Не вижу причин для того, чтобы хохлатый остался. Тебе недостаточно Акаге в качестве питомца?
   Вот умеет же оскорблять сразу двоих... И пока я придумывала ответ, вскинулся Мукуро:
   - Я делаю то, что ты со своим слабым Туманом не сможешь, а именно охраняю ее сон, - не скрывая яда ответил он. - И заметь, я оставил ее у тебя, а не забрал. Цени мое великодушие.
   Кёя потемнел лицом и поднялся на ноги, явно собираясь что-то предпринять.
   - Это называется 'доверие', - быстро заверила я, прижимая к себе сову. - Мукуро хотел сказать, что доверяет тебе. Он сейчас очень занят. Мукуро шпионит в Мельфиоре и действительно ничего плохого мне не сделал. Нельзя пользоваться его положением и вредить сове.
   Хибари замер, сверля нас взглядом сверху. Он обмозговывал все, и я ждала его реакции.
   - Хохлатый шпионит у врага, так пусть шпионит, - решил Кёя и перевел уничтожающий взгляд на сову. - Нечего сбегать сюда по своей прихоти, иначе я могу подумать, что ты вовсе не хотел отомстить.
   - Мои намерения в этом плане чисты, и вскоре результаты моей работы появятся, - с вызовом ответил Мукуро, и его голос стал сладким: - Ты, вероятно, уже понял это, Кёя-кун. Как только я приду, я заберу ее.
   - Я позабочусь об Акире, прекрати морочить ей голову, - ледяным тоном потребовал Хибари.
   - Я вовсе не делаю ничего подобного, - невинно отозвался Рокудо.
   - Пошел вон.
   Сова фыркнула, и разноглазый заворочался в моих руках, намереваясь выбраться. Я разомкнула объятья, и он, напоследок легонько щелкнув клювом меня по руке, будто поцеловав, выбрался и странной походкой направился на выход. Видимо, он хотел пойти обычным шагом, но из-за разницы в строениях тела это выглядело забавно.
   На пороге Мукуро остановился и, став на деревянные доски, заскрежетал когтями по полу, будто вытирая ноги о коврик.
  
   ***
   После всего произошедшего нельзя сказать, что с Кёей отношения стали легче, но ругаться мы стали реже. Он перестал быть таким категоричным и, видно, пытался меньше всего требовать, хотя и продолжал следить постоянно. Я же пыталась не обращать внимание на его заскоки и занялась тренировками, благо запирать и сажать на цепь меня уже никто не пытался. Хибари не запрещал тренировки, но хотел быть в курсе всего, что я делаю, и сразу же запретил экспериментировать со смесью Небо-Туман. Мукуро больше не приходил, так как Кёя продолжал ложиться рядом и просыпался, едва я начинала ворочаться от неспокойного сна. Хоть я и чувствовала, что он обнимает меня скорее как большую подушку, но все равно это было странно.
   Дни стали лететь почти незаметно, пока однажды на базу Хибари не пришло сообщение. Без сомнений, это сообщение было отправлено Мукуро, так как оно содержало в себе карту базы Мелоне. Едва эта карта была отправлена на соседнюю базу, как Хром сообщила, что больше не чувствует связи с Мукуро, что в свою очередь могло значить лишь одно... Мы с Кёей отправились на соседнюю базу, где собрали внеочередное заседание в конференц-зале.
   Все сидели хмурые и молчаливые. Изредка кто-то делал предположения, но тут и так все было понятно.
   Быстро перелистывая, я мрачно рассматривала на экране монитора белые квадраты, обозначавшие помещения базы Мелоне, и думала о том, что могло случиться с Мукуро. Ради этих одинаковых белых квадратов он пожертвовал своей жизнью? Да тут еще были и черные квадраты, разбросанные везде с непонятной последовательностью и целью, что могло значить... да все что угодно! Вплоть до того, что Мукуро не успел скопировать эти данные. Мы с Хибари вынудили его действовать быстрей, а не осторожней. От этого было горько, но сделать с этим я ничего не могла, отчего было еще хуже.
   Очередное быстрое перелистывание открыло что-то новое.
   - Что это? - прервала я рассуждения о странном строении и черных квадратах.
   - А? - не понял Джанини, сидящий за главным пультом. - Минутку, я выведу изображение на большой экран.
   Несколько секунд и то изображение, до которого добралась я, рассматривали все. Это была большая комната с какими-то сооружениями и схемами поменьше. Стандартная квадратная комната была разделена на несколько частей. Посередине было что-то еще круглое, будто напоминавшее центр мишени. Изображение этой 'мишени' также шло отдельно, позволяя рассмотреть ее лучше, но понятней не стало.
   - Это изображение единственное в своем роде, - заметил Реборн, судя по быстрым движениям, просмотревший все до конца.
   - Тогда... может быть, это что-то важное? - предположил Тсуна и нерешительно оглянулся вокруг, при этом вжав голову в плечи, едва на него мельком глянул Хибари.
   Как я знала, Кёя приходил каждый день, чтобы потренировать Тсуну. Меня оставлял под присмотром Кусакабе на кухне, что находилась на несколько этажей выше в общей базе. В течение получаса я развлекалась беседой, пока Хибари мутузил моего брата, но, к счастью, Тсуна оставался после этого жив. Девочки жаловались мне на Конрада, который по вредности не уступал Гокудере, рассказывали о том, как быстро все съедает за столом Ямамото, чтобы скорее убежать дальше тренироваться, какой забавный кенгуру завелся и как забавно он боксирует с Рехеем, и каким побитым и уставшим выглядит Тсуна, вздрагивая при упоминании Хибари. Собственно, именно поэтому Кёю старались упоминать редко, благо и поводов много не было. А затем прилетал сам Кёя, забирал меня с собой и успокаивался.
   - Я думаю, это может быть именно тем, что хотел нам сказать Мукуро-сама, - заметила Хром. - Мукуро-сама мог искать именно это.
   - Но что это такое? - задал волнующий всех вопрос Ямамото.
   - Что бы это ни было, это похоже на ключ к разгадке всех тайн вокруг Ирие Шоичи, - сказал Реборн, и я догадалась, что о сговоре он не знает. Никто не знает. - А что насчет сил Феникса?
   - Они не будут участвовать, - с трудом выдавила я, оказавшись под всеобщим перекрестком взглядом.
   - ЧТО?! - вскочила на ноги Лар Милч, смотря на меня с яростью. - Ты не можешь убедить свою организацию сражаться?!
   - Это организация моей будущей версии, - с трудом сохраняя спокойствие, припечатала я. - Мне тринадцать, конечно, они не желают меня слушать. Не залезать же мне на стол и рубить их головы, чтобы заставить?
   Мы померялись с ней взглядами, но даже до яростного взгляда Занзаса ей было далеко.
   Силы Феникса были лишними, но они подстрахуют нас в случае чего. Правда, остальным об этом Кёя настоятельно советовал не говорить, иначе никто ничего не будет делать, зная, что две сотни боевиков могут выполнить всю работу. Внутренне я была с ним не согласна, но понимала, что Шоичи хотел этого.
   - В любом случае, нападение на базу Мельфиоре произойдет через четыре дня. Идем, Ямамото, мы должны успеть закончить твои тренировки.
   Аркобалено спрыгнул со стула, и они с Такеши ушли.
   - Идем, - следующим сказал Кёя.
   Я кивнула, поднялась со стула и пошла следом за ним обратно на базу, от этих известий не чувствуя почвы под ногами.
  Глава 10
   - Что?! - он повернулся, удивленно воскликнув. - Вы нашли базу Вонголы?
   - Да, - ответила одна из розововолосых девушек, похожих друг на друга в своих масках на пол лица и белой форме, как близнецы. - Благодаря Гло Ксинии. Ему удалось поместить маячок на Хром Докуро.
   - Но как? После того, что случилось с Гло Ксинией... Вы уверены, что его словам можно верить?
   - Это не совсем слова, - ответила вторая девушка. - Доктору показались странными движения глаза Гло Ксинии, и их перевели в слова. Сообщение, несмотря на состояние Гло Ксинии, звучит осмысленно. Мы все проверили. Это координаты пустоши без зданий.
   - Я мог бы так и не обнаружить их базу, - тяжело выдохнул он, понимая, что это значит.
   - Ирие-сама, - одернула его одна из девушек, напомнив, что они тут не одни.
   На него смотрели капитаны отрядов или те, кто на данный момент выполнял их обязанности. Из двенадцатого - Айрис Херберн, женщина с очень густой кудрявой прической афро и с пухлыми розовыми губами. Из восьмого отряда - Джинджер Бред, по прозвищу Магическая Кукла, выглядел, как подросток не старше пятнадцати, но его слава зловещего убийцы целых семей мафии шла уже очень давно, что и не определить, когда и откуда он взялся. Что значит - его кукловод очень стар. Из седьмого отряда Байшана - мужчина около пятидесяти с седыми бровями и тюрбаном на голове. Сильный, но высокомерный. Все они были из Вайт Спел. Со стороны Блэк Спел был лишь Генкиши - призрачный рыцарь, в его верности Бьякурану и Шоичи, который управлял базой от его имени, не было сомнений. В отличие от капитана третьего отряда - Гаммы, который, к счастью, был под домашним арестом за невыполнение приказа и сокрытие информации.
   Живот предательски начало покалывать со страха. Они все ждали от него ответа.
   - Что будем делать? - спросила одна из его помощниц.
   - Как приготовления? - холодно поинтересовался он, заставив голос звучать уверенно.
   - Отряды защиты уже в резерве. Мы можем напасть на них прямо сейчас.
   - Хорошо, - выдохнул он и, осмотрев капитанов, повысил голос: - Мы атакуем их немедленно!
  
   ***
   - Мне неспокойно, - сказала я за ужином, который в горло просто не лез. - Я хочу сходить на соседнюю базу к остальным и посмотреть, все ли в порядке.
   - Незачем, - коротко ответил Хибари.
   - Насколько мне известно, сейчас там идет подготовка к праздничному ужину, - склонив голову, заметил Кусакабе. - Атака уже завтра, и все просто отдыхают.
   Дешифровщик, блин. Нечего мне там делать, когда все просто расслабляются, рыпаться уже поздно.
   Я поджала губы, рассматривая тарелку. Мандраж перед предстоящим событием не давал мне покоя, к тому же, Кёя все еще был против, чтобы я участвовала со всеми.
   - А что, если они убьют Шоичи? - спросила я, посмотрев на Хибари.
   - Значит, так тому и быть, - спокойно ответил он.
   - Но ведь Шоичи может что-то знать по поводу моей смерти.
   - Я пойду следом за ними, едва разберусь здесь, - под моим требовательным взглядом Хибари вздохнул и выдал: - Случилось нечто непредвиденное. Маячок, что попал к нам на базу, прежде чем мы его обнаружили, уже передал сигнал, и его все-таки заметили. Уже сейчас сверху над нами солдаты Мельфиоре раскапывают землю, чтобы добраться до нас.
   - Раскапывают? - не поняла я.
   - Да, - усмехнулся Кёя. - Они могли бы заняться поисками входов, но их руководитель играет на два фронта, и рыть землю они будут еще по меньшей мере сутки. А затем их встречу я.
   - А остальные свободно проникнут на базу Мелоне? - уточнила я план. - А я буду с тобой?
   - Нет, ты останешься здесь.
   Нахмурившись и не сумев никак придумать, как вынудить его выпустить меня, я промолчала, давно приняв за факт, что спорить с этим Хибари бессмысленно. Ведь все равно сделаю по-своему.
   - А...?
   - Довольно вопросов. Скоро придет аркобалено, чтобы обсудить наш план, - нахмурился Кёя, обрывая разговор.
   Мы закончили с обедом, и действительно вскоре появились вначале рыжий с Фальком, оба одетые в однотонные юкаты - коричневую и темно-зеленую. Затем пришел Рехей, одетый в темно-синюю юкату, сразу же разрядив атмосферу злобных взглядов. Следом пришла Лар Милч в черном кимоно с красными цветами и Мегуми в кимоно, изукрашенном желтыми цветами.
   - Чтобы это был последний раз, когда я тебя здесь видел, - холодно сверля ее взглядом, предупредил Хибари Мегуми, рассматривающую меня блестящими глазами.
   Бывало, на соседней базе рыжий успевал прибежать, когда Кёя приходил на тренировку и еще не успел меня забрать. Киоко мне призналась, что он необычно тихий и с ним что-то не так. Но также один раз появилась Мегуми... Ох, что там было. Хибари буквально озверел, когда увидел, что она угощала меня сладкими десертами. Причем действительно просто угощала.
   Дверь снова отодвинулась в сторону, впуская Реборна, тоже одетого в полосатую юкату. Как и всем, мне тоже пришлось надеть ту юкату с облаками. Хотя Кёя, кажется, был не против, когда увидел, что я после душа вышла в его рубашке по колено и села на веранде, где прыгали Хиберды. Просто я забыла сменную одежду и в последнее время флегматичное настроение стало для меня нормой. Что-то во мне поменялось. Или же изменилось отношение к Хибари, но тот, кажется, ничего не замечал.
   - Результаты симулятора завтрашней битвы готовы? - спросил Реборн.
   Едва аркобалено сел, Кусакабе принялся докладывать. Компьютер на этой базе высчитал множество факторов, которые перечислил Тетсуя, и закончилось все на тысячных долях процента успеха. Вот, видно сразу, воодушевить пытался.
   - На самом деле это довольно оптимистическая оценка, учитывающая то, что также идет Лар Милч. Но, как мы знаем, радиация три-ни-сетте ослабляет ее.
   - Что за радиация? - не поняла я, наблюдая за тем, как женщина прикрыла глаза.
   - Три-ни-сетте, - повторил Реборн. - То, что действует только на аркобалено. Даже бывших. Лар Милч аркобалено лишь частично, из-за чего на нее радиация действует слабее, но чем больше времени проходит, тем хуже ей становится. То же самое и со мной, - кивнул он, заметив, что я снова хочу задать вопрос. - Я не могу покидать пределов этой базы, так как она под землей и защищена от воздействий снаружи. Даже несмотря на это, я постоянно в специальной одежде, защищающей мое тело. В самом начале, я даже ходил в белом костюме хамелеона.
   - Очень странном, - заметила Лар Милч и снисходительно пояснила: - Иными словами, Реборн не пойдет, так как едва он окажется снаружи, тут же умрет в муках, как и все остальные владельцы пустышек.
   Смерив ее уничтожающим взглядом, я прикрыла глаза, так как от этого Мегуми как-то томно вздохнула, прижимая руки к груди. Хотелось выяснить подробнее про эту радиацию и каким образом она убивает только аркобалено, ведь по сути, если это действительно радиация, то она должна влиять на всех окружающих и никак не на таком большом расстоянии. Так что это не радиация, но, похоже, даже сами аркобалено не знают, почему под удар попали лишь они. В общем, вопросов много, но вытянуть ответы кажется будет непросто, и Мегуми... меня пугает.
   - Не смей обращаться так с боссом, - глухо и тихо, но с угрозой, практически прорычал Конрад, сверля взглядом Лар Милч.
   - Угомони своего ручного пса, - сдержанно потребовала она, отчего рыжий заскрипел зубами.
   Женщина скосила на него скучающий взгляд, ясно давая понять, что она думает про мнение людей с такими полубезумными выпученными глазами. Рыжий, сжав зубы, уже вскинулся, чтобы что-то сказать.
   - Я слышал, Вария не проводит миссии, успех которых меньше девяноста процентов, - заметил флегматичный Фальк, привлекая к себе внимание. - Профи должны быть уверены в результате работы, чтобы она не была бессмысленной.
   - Да, это стандартно и соответствует качеству Варии, - кивнул Кусакабе.
   - Судя по оценке, мы проиграем, если не вмешается чудо, - с сарказмом заметила Лар Милч и добавила: - Не говорите об этом детям, иначе они потеряют уверенность в себе.
   - Я пойду с ними и позабочусь о них, - хрипло отозвался Рехей, хмурясь. - К тому же, Лар Милч, в твоем состоянии очень опрометчиво брать все на себя.
   - Итак, числа бессмысленны, - прервал мрачный настрой Реборн. - Если бы они были профессионалами, то был бы смысл отменить все, но они все сейчас на пике роста.
   Реборн все говорил и говорил про их пока еще не раскрытый потенциал. Рехей добавил про Силу Юности. Конрада мало волновал разговор, ведь я должна была остаться на базе, вместе с Хару, Киоко, И-пин, Фуутой и Бьянки, то есть в тылу. На всякий случай для защиты со мной останутся Конрад и Фальк. Кёя же молчал. О плане он не должен был никому рассказывать. Все станет известно лишь в самом конце... конечно, если мы дойдем до него.
   Мне все еще было неспокойно, и, к моему счастью, они стали обсуждать успехи парней. Тсуна придумал новую технику для атаки. Выходило не хуже, чем выстрел Занзаса, правда, братец все еще не мог контролировать ее так, чтобы его не сносило отдачей, да и тратился он, по словам Реборна, гораздо больше, чем Занзас, и, соответственно, быстро уставал. Мало того, Тсуне требовалось еще и некоторое время для того, чтобы собрать пламя для атаки. Реборн сам признавал, что босс Варии тратит меньше времени для мощного выстрела, но все равно верил, что Тсуна сможет улучшить ее. Занзас старше, и главную проблему репетитор видел в этом, так что Тсуне нужен был лишь опыт.
   Ямамото удалось соединить стиль меча и пламя кольца, чего пытался добиться взрослый Такеши, чтобы усилить его меч, а также просмотрел все видео-уроки, что оставил ему Скуало. Гокудера понял принцип работы системы коробочек, что оставил ему будущий Гокудера. Как я поняла, система СAI позволяла ему использовать другие виды пламени из других источников. Эти атаки не были очень уж сильными, точнее не слабыми, но и не разрушающими. Главное, что их разнообразие и соображалка подрывника были хорошим подспорьем.
   Вскоре все разошлись, и мы стали укладываться спать. Следовало хорошо отдохнуть, и Кёе особенно. Его способности больше всего подходили для сражения с множеством противников. Он хотел сделать ловушку для рядовых Мельфиоре, большую часть которых отправили к нам, и самолично перебить их всех, едва они доберутся до верхней железной крыши базы. Но снаружи бойцов Мельфиоре окружат и атакуют бойцы Феникса. Так они справятся быстрей и с меньшим риском разобьют вражеские силы. Отряд для атаки в это же время атакует вражескую базу.
   Остальные новости про атакующие силы Мельфиоре восприняли довольно спокойно, расценив по достоинству то, что путь будет свободен и проникновение пройдет быстро. Главное для них - уничтожить блок управления, чтобы главнокомандующий базы остался без управления и не смог собрать организованную ответную атаку.
   Договорившись обо всем, разошлись поздно, когда я уже начинала зевать.
   Я вернулась из душа и увидела уже расстеленный футон. Очевидно, что приготовленный для меня, поэтому выключила свет, легла и попыталась отрешиться от навязчивых мыслей. Уже почти привычно дверь отодвинулась в сторону, являя Хибари. Он зашел, проверяя, на месте ли я, а затем вдруг неожиданно улегся на мой футон. Обернувшись к нему и сев, уставилась на него возмущенно, но Кёя это видеть не мог из-за темноты.
   - Мне показалось, ты поумерил пыл, - заметила я. - Если так, то что ты делаешь на моей кровати?
   - Я буду спать с тобой, - невозмутимо донеслось в ответ, отчего я задохнулась, издав странный вздох, и Хибари добавил: - Раньше ты была не против.
   - Раньше ты просто воспользовался моим состоянием! - воскликнула я, закипая на месте.
   Это было лишь раз, когда мой самоконтроль дал сбой. Обычно Кёя просто расстилал еще один футон рядом. А он все так же невозмутимо притянул к себе, обнял, как подушку, и потребовал:
   - Просто спи. Я прослежу, чтобы хохлатый больше не явился, и о кошмарах не беспокойся.
   - Мукуро не придет, и ты сам об этом знаешь, - попыталась я отпихнуть его. - Не надо придумывать оправдания!
   Попытавшись выбраться, я добилась того, что Кёя снова завалился на меня своим весом. Нет, он точно напрашивается на взбучку!
   Стоило мне об этом подумать, как разлилось отчуждение, и я отстраненно сообщила:
   - Не ложись на меня, мне нечем дышать.
   Хибари переместился, и несколько минут было слышно только его дыхание.
   - Что не так? - выдохнул мне в макушку он.
   - О чем ты? - спокойно уточнила.
   Хибари долго не отвечал, будто не зная, как спросить.
   - Я чувствую что-то не то. Ты нервничаешь перед предстоящей атакой, или же дело в чем-то другом?
   Ах, он чувствует что-то... Где же его чуйка была раньше?
   - Хохлатый, - утвердительно произнес, пока я сдерживала свой колючий язык. - Не горюй по этому поводу. Он стал еще более отвратительным через десять лет, но если тебя это утешит, то хохлатый слишком изворотливый, чтобы погибнуть там так просто и не испортить всем жизнь своим присутствием.
   - Пока что я не видела от него ничего плохого, - ответила нейтральным тоном. - А портишь мне жизнь только ты.
   - Ты не знаешь его.
   Что-то мне эти разговоры в темноте, когда я не вижу лица Хибари, а только слышу безэмоциональный голос, начинают напрягать.
   - Я знаю его больше других, - уверенно ответила.
   - Ты не знаешь его последние полтора года, - добавил Кея. - Едва ты пропала и до того момента, как тебя нашли, он, видимо, обыскал все места, где ты могла находиться. Он пришел к дому в Намимори, где на тот момент была Савада Нана, Ланчия, Ламбо и И-пин. Он напугал их, и Ланчия попытался его выпроводить. Хохлатый убил его.
   Резко развернувшись, я зажгла пламя на руке, всматриваясь в лицо Хибари. Тот лежал спокойно, сохраняя серьезную невозмутимость на лице.
   - Просто так? - не поверила я. - Ланчия не напал на него? Или...
   - Просто так, - подтвердил Кея. - Сделав это на глазах остальных, он поднялся наверх и зашел в твою комнату, после чего они сбежали. Хохлатого там не нашли.
   - Он был не в себе, - ослабевшим голосом сказала я.
   - Это ничего не меняет.
   - Хватит, - резко выдохнула, отвернувшись от него и затушив освещение. - Ты сам накосячил и теперь пытаешься обелить себя за счет другого. Ты отвратителен.
   - Тебе лучше прислушаться к моим словам и перестать быть такой беспечной, - в голосе Хибари появилось напряжение и строгость.
   - А тебе лучше оставить меня в покое, ты и так уже почти перестал быть моим хранителем Облака.
   Хибари резко сел, заставив меня вздрогнуть и тоже сесть. Поднялся на ноги, отошел. Зажегся свет. Кея стоял недвижимо, рассматривая мое лицо пронизывающим взглядом. Может быть, пытался понять, шучу ли я.
   - Ты что? - переспросил ледяным тоном.
   - А ты что думал - после всего тобой сотворенного все останется по-прежнему? - спокойно приподняла брови, продолжая сидеть на месте. - Ты относишься ко мне, как к вещи. Пусть дорогостоящей, но вещи. Сколько бы я раз ни просила тебя остановиться и прислушаться, ты делал только то, что ты хотел.
   - Ты этого не могла сделать, - поджал он губы. - Я больше не тот, кто не чувствует свое пламя.
   - Меня связывает пламя с хранителями из прошлого, так что все прочувствует Кёя из моего времени. Это будущее все равно изменится, - пожала плечами. - Так что я просто перестала с тобой спорить. Я говорила тебе и предупреждала, я устала.
   - Почему ты это сделала? - спустя долгое мгновенье спросил Хибари. - Разве я причинил тебе боль? Я оберегал тебя и заботился о тебе.
   - Это так, но будь на моем месте Акира из твоего времени, разве ей бы понравилось, что ты посадил бы ее на цепь или запер бы в комнате? Ты переборщил, пользуясь тем, что я слабее и не могу донести до тебя мысль, что так делать не следует, с помощью кулаков. Ты вырос, но словами так и не научился понимать. Я понимаю все, но мне все равно было неприятно, и произошло то, что произошло.
   Говоря это все, я чувствовала какую-то приглушенную злость. Будто я, наконец, смогла ему дать сдачи. Хоть он и умеет терпеть боль, но это явно не прошло для него безболезненно.
   Хибари стоял напряженный, как струна, глаза такие, будто кого-то сейчас забьют до смерти, а аура пламени уже привычно заполонила комнату.
   - Не делай этого, - наконец сказал он, почти не разжимая тонких губ.
   - Поздно, - хмуро припечатала. - Пострадаешь не ты сейчас, а ты из прошлого. Я бы предпочла проучить тебя, но тут от меня ничего не зависит. Я ведь тебе говорила - у тебя есть альтернатива с послушным, не перечащим тебе Небом.
   Его черты лица еще больше заострились. Еще одна из причин, почему я не грозилась ему этим. Кея, как и любой другой, не любит, когда его воспитывают кнутом, только он от этого вдобавок еще больше звереет. Если разозлится Кея-подросток, я с ним кое-как справлюсь, но этот...
   - Если ты это сделаешь, ты знаешь, что произойдет, - голос Хибари стал тише и более угрожающим. - Сначала покажется, что я подчинюсь, но я не отступлю. Стану сильней, укушу вначале слабое Небо, а потом загрызу всех остальных. Я тебя не отпущу.
   А вот это уже проблема. Если Хибари из прошлого обладает такими же замашками, то меня ждет примерно тот же сценарий, что и сейчас, только более неприятный. Потому что у меня не будет надежды, что Кея поменяется со своей более молодой версией.
   - Если я это сделаю и если я этого не сделаю - меня ни тот, ни другой сценарий не устраивает, - нахмурившись, сообщила. - Если ты меня-из-будущего знаешь, то понимаешь, что я подчиняться не стану. Мы с тобой поссоримся.
   - Именно поэтому я не хочу, чтобы подобное случилось, - Кея подошел ближе, заставив напрячься, и присел, протянув руку. Пальцами потрепал по волосам. - Нет цепи. Забудь про ту комнату. Просто оставайся здесь, со мной.
   Хмурясь, скрестила руки на груди. Я и так последнее время терпела. Он ослабил контроль, мне стало легче, но...
   - Ты сам все испортил. Я не могу теперь так же относиться к тебе, как раньше.
   - Как же я завтра справлюсь без поддержки Неба?
   Шантажист. Судя по легкой улыбочке, он этого и не скрывает.
   Хмурюсь и молчу, скрестив руки перед собой. Сверлю Хибари недружелюбным взглядом, не одобряя его действия. Кёя прикрывает глаза, искрящиеся весельем и самодовольством, и выдыхает тяжело:
   - Я не хотел, чтобы так получилось. Обещаю, что больше не буду ограничивать твою свободу, как ты из этого времени не ограничивала мою.
   Услышав это, я просияла лицом. Кёя всегда выполняет обещанное. А он взял и без предупреждения повалил меня на футон, падая рядом.
   - Но сегодня, когда над нами столько врагов, я сплю здесь с тобой.
   Попытавшись вначале выбраться, я остановилась и вздохнула, понимая, что в ином случае Хибари не будет спокоен. Будет опять дергать дверь каждые десять минут и смотреть, на месте ли я. Сам не заснет и мне не даст.
   В любом случае, это последний раз. Завтра нападение на базы Мельфиоре.
   Мукуро, похоже, убит, подростки отправляются в атаку, Кёя сражается в одиночку против толпы... да-да, я знаю, что он может, да и силы Феникса тоже стоять в сторонке не будут, но все равно неспокойно.
   Мне бы уверенность Хибари. Все это выглядит сумасшествием. Толковый план? Нет, никогда! Почему я пошла на поводу этого плана Шоичи, Тсуны и Кёи? Потому что не знаю, чем именно они руководствовались. Все, конечно, выглядит блажью четырнадцатилетнего Тсуны, но ведь в этом заговоре участвовал взрослый Тсуна, который должен был набраться мозгов, и Шоичи, а тот парень умный. У него должны быть причины посущественней, чем братцево 'приду и всех спасу'.
   Хибари притянул к себе сильнее, вновь наваливаясь и обнимая. В темноте не было видно его лица, оттого все казалось совершенно другим.
   - Не волнуйся, - сказал он. - Я до последнего буду тебя защищать. А затем я из прошлого тоже стану сильнее.
   - Ну уж нет, - назло сказала я, пытаясь устроится поудобней. - Запер меня здесь, в бой не пускаешь - конечно, не зная, как у вас дела, я буду волноваться.
   - Положись на меня, я не дам никому умереть.
   Кёя действительно из тех людей, на которых можно положиться, но он будет здесь, а парни с Лар Милч, которую самоуверенность до добра не доведет, отправятся на практически неконтролируемую территорию. Шоичи вряд ли сможет полностью убрать все неожиданности и случайности, на вражеской базе слишком много людей. Пусть даже большинство отправится сюда. Так что... у меня просто не остается выбора.
   Не зря я все это время зарабатывала репутацию, и Кёя теперь уверен, что я сделаю, как он того хочет.
   Ой, не зря-я-я.
  Глава 11
   Кёя проснулся настолько рано, что где-то сотню километров над нами даже вряд ли начало светать. Мне сказал спать, но, конечно, я его слушать не стала, и пока он собирался, попросила вернуть мне коробочку.
   Он не отдал. Сказал, что не будет ограничивать мою свободу, и я поверила, но все равно мало что изменилось. Пусть Хибари черствый, как трехсотлетний сухарь, но хотелось верить, до последнего, что все снова станет, как раньше.
   Кусакабе, который, оказывается, и разбудил Хибари, сообщил, что, по их расчетам, враги доберутся до нужного уровня в течение трех часов. Кто-то где-то сидел у наблюдательного пункта, пока все спали.
   Для меня такие ранние побудки были непривычны, и даже еще не особо соображая, я пыталась делать вид, что все как обычно. Когда я пришла завтракать, все было уже приготовлено. Кёя, ходящий следом, сел на свое место и взял палочки, как делал каждый день. Но ведь этот день был не самым обычным днем. Я снова попросила свою коробочку обратно и получила отказ.
   Мы позавтракали и, как только пришли Конрад с Фальком - тоже помятые и не выспавшиеся, Хибари переоделся в костюм, подошел, взъерошив мне волосы, пообещал скоро вернуться и отправился выполнять свое задание.
   Минут десять я еще хмуро сидела на месте, чтобы убедиться, что Кёя ушел с Тетсуей и ничего не услышит. Перевела взгляд на двух мужчин. Вот зачем было оставлять двоих? Если Хибари неспокойно, оставил бы одного или вообще кого-то из своих подчиненных, а бойцов лучше отправить в атаку, ведь из взрослых там Рехей и Лар Милч. Правда, его подчиненные вряд ли могут похвастаться той же силой пламени и коробочками.
   - Вчера тоже в празднике участвовали? - усмехнулась, наблюдая то ли следы недосыпа, то ли похмелья.
   Скорее второе, ведь недосып люди с их профессией переносят легче. А еще у рыжего был уже желтеющий синяк под левым глазом.
   - В бой идти все равно не нам, - ответил Конрад и уверенно оскалился, указав на себя большим пальцем: - Не волнуйся, босс, я в порядке! Положись на меня!
   Фальк поморщился, видимо, ему не понравился уровень децибелов, и добавил:
   - Просто засиделись допоздна и два часа назад только разошлись.
   - А с Рехеем подраться успел, - заметила я, разглядывая лицо рыжего.
   - Как ты поняла, что с ним? - недовольно набычился Конрад.
   - Узнаю его хук справа.
   - Он первый начал! - мгновенно возмутился рыжий, не став ничего отрицать. - Заступился за детишек, еще и сказал, что рад, что ты у Хибари!
   Если расшифровать, то рыжий явно опять плохо себя вел, говоря нелицеприятные гадости. А потом его еще возмутило, что Рехей доверяет Кёе, но таков уж Рехей. Конрад соглашался с Хибари вынужденно, чтобы ему хоть что-то перепало, и это было видно.
   - Кстати, босс, - рыжий собрался и посмотрел на меня странным взглядом. - Хибари нет, чем хочешь заняться?
   Смотрю на него и вроде бы понимаю, что он просто рад возможности побыть рядом, без надзора Кёи, который перетягивает одеяло на себя, но смолчать выше моих сил.
   - Педофилия карается законом, рыжий.
   - Да я не это имел в виду! - мгновенно вспыхнул он, громко завопив, и даже покрылся красными пятнами.
   - И хорошо, что не это, - флегматично подметил Фальк, скосив на него взгляд. - Иначе остальные, скажем так, уши тебе оторвут.
   - Заткнись! - рявкнул на него рыжий. - Я же сказал, что не это имел в виду!
   Я поднялась на ноги, отчего они прервались, проследив за мной.
   - Ты куда, босс? - всполошился рыжий, подскакивая следом.
   - Переодеваться, - хитро улыбнувшись, обернулась, заставив Конрада стушеваться.
   Так что я, собранная и серьезная, в полном понимании, что я собираюсь сделать, переоделась в домашние штаны и кофту (других у меня просто не было), надела кеды и кольцо.
   Вышла наружу, застав своих стражей под дверью. Они изучили мой внешний вид, и если одежда их не удивила, то кольцо приковало взгляды.
   - Ты же не... - начал Фальк и оборвал себя, хмурясь.
   - Я собираюсь отправиться на базу Мелоне следом за первой группой, - четко произнесла, несмотря на то, что приходилось задирать голову.
   - Ты же не серьезно, верно? - с надеждой задал тот же вопрос Конрад.
   - Еще как серьезно, - ответила, не дрогнув. - Если собираетесь мне помешать, я пройду через вас, но мне бы не хотелось этого делать. Лучше, чтобы вы пошли со мной, так как к Хибари я обратно возвращаться не планирую.
   - Ты точно хочешь, чтобы нас забили до смерти, - невесело подметил Фальк. - Я не знаю, на что конкретно ты способна сейчас, но что-то мне подсказывает, что драться придется нам.
   Они с рыжим переглянулись и кивнули. Когда они повернулись, то уже согласились. Не знаю, почему получилось так просто убедить их. Может быть, я, наконец, смогла собраться с того самого момента, как перенеслась в будущее, или же дело в том, что они верили в свои силы и их тоже достал Хибари. Столько всего произошло, что отнюдь не прибавило мне душевного равновесия, но сейчас я знаю, что делать.
   Я хочу ответов и собираюсь их получить, не рискуя жизнями тех, кто пришел из прошлого. Также я не хочу участвовать в этом плане, который мне совершенно не нравится. Я не могла его скорректировать и как-то повлиять, но сейчас все как раз наоборот. И... наконец-то я не чувствую себя скованной по рукам и ногам!
   Мы практически без труда покинули базу Хибари. Конрад знал пароль на двери, и они с Фальком показали дорогу к залу для совещаний, где заседали Джанини и Реборн, связываясь через передатчики и следя за передвижениями первой группы.
   - Как дела, Реборн? - спросила, едва они нас заметили.
   - Пока что по плану, - ответил он, с интересом рассматривая нашу троицу.
   - Нам тоже нужны передатчики, - сообщила я, переведя взгляд на Джанини.
   Механик растерялся, а Реборн долго смотрел на меня, но не выглядел удивленным.
   - Вам нужны не только передатчики, а и коммуникаторы с картой. Собираешься идти следом за Тсуной с остальными? - требовательно поинтересовался аркобалено.
   - Да, - ответила, наблюдая за тем, как техник, решивший довериться Реборну, побежал искать что-то в ящиках, приговаривая о том, что где-то должны быть еще. - Шоичи не должны убить прежде, чем я доберусь до него. И, кстати, Реборн... со стороны босса мафиозной семьи участвовать в обычной операции... Это же не боевой отряд Варии, но даже там, не думаю, что Занзас во всякой заварушке участвует. Тсуна вновь получается бойцом, а не управленцем. И ты все еще утверждаешь, что он для тебя не мясо?
   - Сейчас он не может управлять. Он слишком молод, - ответил Реборн. - К тому же, ты ведь тоже хочешь добраться до Ирие Шоичи. Все не так просто.
   Джанини раздал нам наушники, вставлявшиеся в ухо, коммуникаторы, напоминающие мобильный телефон, еще и крышки для колец дал, которые куда проще и быстрее снять, чем цепи Мармона, хотя по действию они ничем не отличались.
   - Проверьте, все ли работает, - взволнованно сказал механик. - Запомните карту и свяжитесь с нами, если что-нибудь случится. Мы условились поддерживать связь каждые двадцать минут.
   - Первая группа в составе Тсуны, Гокудеры, Ямамото, Рехея, Хром и Лар Милч отправится к серверу системы контроля, чтобы дезориентировать противника, - давал наставления Реборн. - Чаще сверяйтесь с картой и запоминайте ее. И еще... берегите Акиру.
   - Иначе будем забиты до смерти, - синхронно ответили Конрад и Фальк с настолько опостылевшим видом, будто эту фразу они слышали уже слишком часто, чем вызвали усмешку аркобалено.
   ***
   Мы пошли по следам первой группы. Главным образом потому, что в нашей группе не было Тумана и подойти незамеченными к камерам на стенах мы не могли. Хром же помещала на камерах специальные фильтры, монтировавшие картинку.
   Мы использовали тот же вход, увидели пролом в вентиляционной шахте на восьмом подземном этаже, через которую они должны были пройти, и место боя, где все стены и пол были оплавлены жаром. Вероятно, это техника либо Гокудеры с его разрушающим пламенем Урагана, либо Тсуны, что подтверждала остаточная аура. Неслабо, но уже в самом начале использовать эту атаку недальновидно. Очевидно даже без подсказок с пункта связи, что дальше они отправились пешком, ведь ход в вентиляционной шахте был завален.
   Здесь же мы обнаружили связанного и бессознательного громадного мужчину, с которым, видимо, и проходило сражение. Тот беспомощно мычал что-то через кляп.
   - Идем дальше, босс? - уточнил рыжий.
   - Кто тут у нас? - протянул женский голос, привлекая к себе внимание. - Как я и думала, кто-то проник на базу.
   Со стороны дверей стояла не только женщина, но и кучка непонятных человекоподобных существ огромных размеров. Они, похоже, были мужского пола, но тела будто напичканы стероидами, а лица искажены, как у безумцев. Даже слюна из раскрытых ртов течет. То, что давало им жизнь - скорее всего,
  пламя Облака, горевшее во лбу каждого из четырех монстров.
   У этой женщины была в руках горевшая фиолетовым пламенем плеть, которой она хлестнула каждого монстра, отчего мышцы существ вздулись еще больше. Она передала им свое пламя и широко оскалилась, радостно воскликнув:
   - Фас!
   Монстры будто только того и ждали. Зарычали, бросившись в атаку. Жуткие, страшные, с длинными когтями и клыками, с щитами на спинах и одетые в подобия трико бодибилдеров, но смешно от этого почему-то не было.
   У меня в то же мгновение сложился план действий. Она им передавала свое пламя, но для этого ей требовался физический контакт. Я просто смешала пламя Неба и Облака, отчего на руках вспыхнуло слабое пламя, едва отличимое от моего обычного, быстро переместилась, сделав несколько быстрых скачков, уклоняясь от их нечеловеческих, но все равно слишком для меня неповоротливых замахов когтями, и легким прикосновением впитала пламя каждого из четырех монстров, которые тут же упали, как подкошенные, не в силах шевелиться. Я замерла, проверяя, что они действительно не могут атаковать и лишь глухо стонут с ворчанием. А пламя, быстро преобразованное с помощью смеси Небо-Облако в мое собственное, следовало аккуратно собрать в поддельный источник, чтобы можно было использовать его позже. Это стоило мне драгоценной минуты.
   Женщина в это время быстро развернулась и побежала прочь, воспользовавшись разделявшим нас расстоянием. Конрад и Фальк поспешили за ней, достав Узи и дзютте*, а я за ними. Очередь из пуль почти догнала женщину, но она вовремя пригнулась к полу и свернула за поворот.
   - Говорит Айрис Херберн, капитан двенадцатого отряда! - услышала я крик женщины, видимо, в передатчик. - Нарушители! Босс Феникса здесь! Меня убьют! Подмогу! Срочно подмогу!
   Женщина бежала в страхе, и следовало ее остановить, но она достигла лифта, и двери закрылись у нас перед носом.
   - Черт! - выругался рыжий.
   - Все равно она уже связалась с главным и видела те разрушения, что сделала первая группа, - отозвался Фальк, выглядевший слегка оживленным после бега. - Нам лучше быстрее догнать первую группу.
   Они развернулись, проверили проложенный на коммуникаторе маршрут и пошли теперь впереди меня.
   - Босс сделала всю работу, - недовольно прошептал Конрад, видимо, рассчитывая, что я не слышу. - В следующий раз мы должны справиться сами.
   - Я слышал, что она быстрая, но не настолько же, - ответил ему спокойный, как танк, Фальк.
   - Ворчите, как старики, - громко заметила я.
   Где-то над потолком завыла сирена.
   - Они уже начали нас искать, - сжал зубы Конрад.
   - На базе недостаточно людей, - возразил ему Фальк. - Им потребуется время, чтобы определить наше местонахождение.
   Действительно, сколько мы уже бежали по коридорам, они все еще были пустынны, как будто вражеская база вся вымерла. Вскоре нам повстречались люди в белой форме. Небольшая группа из трех вооруженных человек в форме не успела и пикнуть, как на них налетели Фальк и Конрад, быстро обезвредив. Что-либо с ними делать больше не стали, поспешив дальше. Сейчас нам нужно было лишь время, и терять его не стали, но переступать через людей, которые истекали кровью, все равно было непросто.
   Благодаря тому, что вентиляционные шахты помогли нам миновать сразу несколько этажей, мы были все ближе и ближе к первой группе и их первой цели - серверу системы наблюдения.
   Вскоре мы добрались до просторного помещения, за которым должна была быть наша цель. Здесь тоже были следы битвы и обломки деревянной куклы, очень похожей на человека.
   - Похоже, это Кукла Мага - Джинджер Бред, - заметил Конрад, тоже рассматривавший обломки. - Неизвестный атрибут, в смысле, о его атрибуте говорят разное. Поймать или убить его сложно. Владельца куклы никто никогда не видел.
   Фальк остановился у красных следов крови и заключил очевидное:
   - С ним встретилась первая группа, и не думаю, что в кукле была кровь.
   - Поспешим, - отрывисто выдохнула.
   Длинное помещение, перерастающее в коридор, где могла проехать целая колонна автомобилей, закончилось, и наконец, я увидела первую группу, застывшую у стены. Взрыв подтвердил, что они уничтожили сервер наблюдения без возможности быстрого восстановления.
   Теперь мы были невидимы для врага.
   - Имото! - воскликнул Тсуна с тревогой.
   Ранена оказалась Лар Милч. Ее уже перебинтовали, но выглядела женщина не очень, тяжело привалившись к стене. Очевидно, Рехей ее уже подлатал, но дела Милч все равно шли плохо.
   - Мы пришли вам на помощь, - ободряюще улыбнулась братцу, получив неуверенную улыбку в ответ.
   - Какого вы здесь оказались? - удивленно воскликнул Гокудера.
   - Мы группа поддержки, - недружелюбно отозвался рыжий. - Все-таки мой босс не мог отправить своего брата с остальными мелкими недоразумениями.
   - Т-ты...!
   Едва не начавшуюся перепалку остановил выкрик Лар Милч:
   - Хватит! Наша миссия еще не закончена! Вы должны продолжать путь без меня.
   - Ни за что! - крик Рехея, Тсуны, Гокудеры и Ямамото вышел очень дружный.
   Внимание привлекли опускающиеся проходы в дверях. Быстро среагировали, едва потеряли контроль. Мельфиоре начали действовать, перекрывая нам все пути, кроме главного. Нас загонят в ловушку.
   - Одна из смоделированных схем предсказала такой ход врага, - растерянно нарушил возникшее молчание Ямамото. - В такой ситуации предполагалось, что мы пойдем вперед, пока Лар Милч останется, как приманка, но...
   - А что теперь? - Гокудера выглядел не лучше.
   Рехей хмурился, рассматривая меня, и еще неизвестно, в каком направлении шли его мысли.
   - Оставьте это на меня! - воскликнул Тсуна взволновано. - Приманка должна быть мобильной, так что я подхожу лучше остальных.
   - Нет, лучше это буду я, - сразу же отрезала в ответ, почувствовав наплыв геройства Тсуны, который, как по мне, опаснее бездействия. Братец нахмурился, взглянув на меня. - Кёя довольно долго учил меня сражаться с множеством противников, поэтому я подойду лучше.
   А еще у меня есть не только мобильность, но и мозги для того, чтобы запутать следы, я уже не говорю про маневренность навыков.
   - Кира! - воскликнул Рехей, выпрямившись, распрямив плечи и еще сильнее нахмурившись. - Тебе нельзя так рисковать! Я тебя не отпущу!
   Я удивленно подняла бровь, но не успела ничего сказать.
   - Я полностью согласен с Сасагавой, - Конрад положил мне руку на плечо, будто боясь, что я прямо сейчас с места сорвусь.
   - Делать босса приманкой... - задумчиво протянул Фальк, скрестив руки на груди, и прикрыл глаза. - Значит себя не уважать.
   - А я согласен! - горячо воскликнул Гокудера. - Делать Десятого приманкой нельзя!
   - Нет, - резко ответила ему Лар Милч. - Я сама тренировала Саваду и видела, на что он способен. Сомневаюсь, что все это время младшая тренировалась под опекой Хибари. Саваду же он не жалел. Ни один из вас, уверена, не доводил ее на тренировках до изнеможения, как Саваду.
   Тсуна воспрянул от похвалы, я не скрывала раздражения словами Лар Милч, но число голосов было не в мою пользу, даже учитывая тех, кто воздержался.
   - Я тренировалась не так, как вы, но не бездельничала, как ты думаешь, - возразила ей.
   - Достаточно! - попыталась она меня заткнуть. - Нам нужно выполнить задание, остаться здесь просто дожидаться врагов могу и я.
   Я осмотрелась и отметила, что мои хранители, возможно, и не были согласны с ее словами, но оставлять меня одну в качестве приманки у них желания не было. Конрад вообще, кажется, был готов вгрызться зубами в любого, кто предложит подобное. Только Гокудера был всей душой против и, провожая Тсуну, советовал тут же связаться с ним, если что-то случится.
   - Будь осторожен, - посоветовала братцу хмуро.
   Тсуна кивнул и, подумав, сказал:
   - Несмотря ни на что, я рад, что все здесь и на нашей стороне. Хибари-сан нас очень выручил, а Конрад-сан, старший брат и Штромберг-сан... Они взрослые и сильные. Уверен, с такими силами у нас все получится.
   Нет, Тсуну все равно не хотелось отпускать одного, пусть даже Шоичи, скорей всего, отправит либо слабого противника на перехват, либо кого-то, кто на его стороне. Я так бы и сделала.
   - Хром, - очнулась я, - ты ведь можешь быть незаметной, и если что-то случится, то сможешь помочь.
   Девушка, прижимающая к себе трезубец, коротко кивнула:
   - Хорошо, я пойду с Тсуной-сан.
   Тсуна просветлел лицом и на пару с Гокудерой облегченно выдохнул.
   - Рассчитываю на тебя! - крикнул ей Гокудера.
   - Спасибо, Хром, - кивнул братец и развернулся, помахав рукой. - Ну, встретимся позже.
   Они с Хром свернули в одну сторону коридора, всем остальным предстояло пойти в другую. Только... Хром в бою вряд ли сможет помочь, а вот помочь скрыться - вполне.
   Видя, что я продолжаю стоять, рыжий положил мне руку на плечо, будто опасаясь, что рвану следом.
   - Кира-чан, почему ты пришла сюда? - появился передо мной хмурый Рехей, скрестивший руки перед собой.
   - Во-первых, у меня тоже пара вопросов к Ирие Шоичи, и я бы хотела их задать до того, как его попытаются убить. Во-вторых, Кёя вконец достал.
   - Характер у Хибари не сахар, но он тоже ушел в бой, - заметил друг, став за эти годы как-то рассудительней, что ли. - А Ирие мы и так зададим нужные вопросы, незачем было приходить и рисковать своей жизнью. Могла бы и потерпеть немного.
   - Хватит уже меня прятать в шкафу, как хрустальную, - рассердилась я. - Кёя не просто достал, он довел до того, что связь пламени почти разорвалась.
   Брови Рехея подскочили на лоб, Гокудера и Ямамото удивленно уставились, Фальк остался флегматичным, а Конрад просветлел лицом, будто у него сегодня день рождения.
   - Вот уж не думала, что мне свои же будут ставить палки в колеса.
   - Кира-чан, мы просто все хотим тебя защитить, - напомнил Рехей.
   - Почему же Тсуну так не защищают, а сначала тренируют до изнеможения, чтобы затем отправить быть приманкой, - злость, скапливавшаяся долгое время, похоже, нашла выход.
   - Потому что выбора нет, глупая ты девчонка! - заорал на меня Гокудера. - Десятый бы никогда не согласился оставить здесь кого-нибудь другого, потому что этот кто-то другой тут бы помер! Он рискует своей жизнью ради нас!
   - Ей, так может позволить себе делать друг, но не босс! - гаркнул на него рыжий, среагировавший на агрессивный тон. - Я бы лучше сам тут помер, но не послал бы ее!
   - Да я бы тоже тут остался, но это был приказ Десятого! - взвился Гокудера.
   - Тсуна и есть наш друг, - вклинился Ямамото в перепалку. - Он готов пожертвовать своей жизнью ради нас, а мы - за него. Мы ведь просто не хотим терять кого-то, верно?
   Конрад и подрывник сверлили друг друга недружелюбными взглядами и, кажется, хотели уже продолжить, как Лар Милч твердо, по-армейски отчеканила:
   - Мы впустую теряем время, которое нам выиграл Савада! Сейчас здесь нет различий и привилегий. У нас есть задание, и мы должны его выполнить.
   Даже я не нашла, что возразить. Правда, каждый все равно остался при своем.
   Быстрая перегруппировка без единого слова, и вот уже Рехей идет впереди, Конрад справа, а Фальк позади, прикрывая тылы.
   - Да вы издеваетесь... - кисло пробормотала я, понимая, что мне не дадут делать, что вздумается.
   - Конрад, не спускай глаз с Киры-чан, - бросил назад боксер.
   - Сам понял, - огрызнулся рыжий.
   - Просто оставь все на Тсуну, Кира, - заулыбался Такеши, зажмурив серьезные глаза.
   - Верно! - поддержал его Гокудера. - Джудайме справится, несмотря ни на что, ведь он - Джудайме! Он тоже придумал крутую технику, и она будет помощнее всего, что ты когда-либо видела!
   До этого момента я не переживала за исход проникновения. Все-таки там Шоичи, и мне просто надо добраться до него, пусть остальные и взяли себе за цель белую машину. Но теперь, когда Тсуна неизвестно где, а Лар, фактически, груз... Из-за неопытности, глупости и непредвиденных обстоятельств исход может быть более кровавым. Шоичи, если он нам помогает, не может делать этого явно и открыто. Но все же он - главный на этой базе. Если он сможет грамотно оценить и распределить силы, то все будет хорошо.
   Фальк, как самый мускулистый после Рехея, забросил себе за спину Лар Милч. Сам Рехей был непривычно серьезным и хмурым. Все-таки повзрослел, как ни глянь. Переживал за меня, хотел бы, чтобы я осталась на нашей базе, готов был даже рискнуть своей жизнью, но идти на острие атаки.
   Маршрут до лаборатории был составлен заранее. До нее оставалось всего ничего, и тогда все это закончится. Мы передвигались осторожно, запасными тоннелями, которые были небольшими и полными открытых непонятных труб коммуникаций, пока не спустились на двенадцатый этаж. Дальше требовалось пройти через просторный выставочный зал, откуда неожиданно послышался шум.
   Конрад отпихнул меня назад, переглянулся с остальными парнями, и, едва двери открылись, они все разом выскочили, приготовившись к атаке, а им под ноги вывалился окровавленный мужик в черном. Он был ужасно изранен, видимо, пытался сбежать и сразу же потерял сознание, упав навзничь от удара в спину.
   Посреди зала в воздухе на ковре, излучающем красное пламя Урагана, висел мужчина в белой форме. Видимо, ковер с пламенем каким-то образом поддерживал его в воздухе. Он сидел по-турецки, сложив выпирающее через белую форму пузо на ноги. На голове связал тюрбан, на шею надел бусы с несколькими коробочками, а в руках держал дудочку, также горевшую красным пламенем. Почему-то сразу же подумалось о заклинателях змей, правда, количество коробочек напрягало.
   - Судя по татуировке, этот мертвый - Демонический Медведь, Нигелла Беабанкул, - заметил Конрад вполголоса, не спуская внимательного взгляда с мужчины на ковре, и достал Узи. - Распри между своими же - что и ожидалось от этого поганого Мельфиоре.
   - Кто бы говорил, - едва слышно проворчал Фальк.
   - Заткнись! - рявкнул на него рыжий, мгновенно вскипев раздражением.
   Сверху упало что-то огромное, похожее на оторванную когтистую лапу зверя. Мы подняли глаза и заметили огромную змею под потолком, чешую которой покрывало алое пламя. Судя по всему, она только что съела что-то огромное, и тут же свалилась вниз, уставившись на нас вертикальными зрачками.
   - Подержи-ка, - Фальк перекинул Лар Милч на плечо Рехея. - Ее покрывает пламя Урагана, а значит, прикасаться к змее крайне не рекомендуется тому, кто дерется с помощью кулаков. Оставьте его нам.
   Конрад вскинул оружие, засиявшее разрядами, Фальк поудобней перехватил дзютте, загоревшееся голубым пламенем, и открыл коробочку, из которой вылетел сокол. Рыжий сделал несколько мощных выстрелов, а птица закружила над змеей, и там, где она пролетала, алое пламя гасло на некоторое время.
   Думаю, их совместная работа поможет им быстро справиться с противником и, хоть это противоречит плану трио из Тсуны, Шоичи и Кёи, но я согласна с таким развитием событий. Пламя Дождя нейтрализует защищающее змею пламя, а атаки рыжего пробьют ее оставшуюся защиту. Этот пузатый мужчина на ковре явно не привык сражаться своими руками, так что все закончится быстро.
   - Ну и ну, кого я вижу, - хихикнул голос, и в этот же самый момент, по ощущениям, рядом пронеслось пламя Солнца.
   Оно засверкало желтыми всполохами, быстро образуясь в блестящую паутину, отделившую меня, стоящую за спинами всех остальных, будто заключив в ловушку. Около двери в воздухе завис мальчишка с метлой, в плаще и в остроконечной шляпе. Парни его узнали - это вновь был Джинджер Бред.
   - Хочешь забрать всю славу себе?! - негодовал мужчина в тюрбане.
   - Конечно, сразиться с Десятым Вонголой из прошлого было бы забавно. Но... Мне интересна лишь она, - вновь весело произнес детский голос из куклы.
   Он смотрел на меня необычно блестящими глазами с кукольного личика, которое выглядело, как настоящее.
   - Босс! - всполошился Конрад.
   - Акира! Кира-чан! - закричали Ямамото и Рехей.
   Лар Милч, пребывавшая всю дорогу где-то на грани сознания, приоткрыла глаза:
   - Беги, ты с ним не справишься.
   - О чем ты говоришь? - спокойно уточнила я. - Это не тот противник, который может заставить меня напрячься.
   - Да? - хихикнул мальчишка, зависнув в воздухе без помощи пламени. - Интересно... Хоть ты из прошлого, покажи мне, что так заинтересовало моего господина.
   Я не стала размениваться на слова. Его стиль боя мне по пути успели пересказать, так как я расспросила из любопытства, чтобы знать, чего ожидать от врагов этого времени. Его оружие из коробочки - миниатюрные пауки, которые, благодаря пламени Солнца, могут размножаться с огромной скоростью. Если они проникнут под кожу, будет сложно вывести их. Так что я намеревалась закончить все быстро и знала, что мне следует сделать.
   Для начала быстро переместиться к мальчишке, который отступил назад в коридор, при этом уклонившись от сгустков пламени Солнца, вылетевших из его метлы, затем - вновь собрать смесь пламени Небо-Облако в руках и наблюдать растерянность на лице куклы.
   - Как я и думала, в тебе просто батарейка с пламенем Солнца, - усмехнулась, почувствовав, как поглощаемое мной пламя добавляется к подставному источнику. - Хоть ты и не кукловод... хм, с пламенем Тумана, но твоя кукла уже не может двигаться.
   Из глаз Джинджера медленно уходила осмысленность, и вскоре исчезла иллюзия, проявившая деревянные соединения. Кукла стала заваливаться на меня, и пришлось остановить ее, поймав рукой за голову. Все равно в ней уже не было ничего.
   С той стороны быстро проигрывавший под ужасным напором противник Конрада и Фалька начал паниковать и попытался сбежать в двери с другой стороны, докладывая что-то в свой коммуникатор. Я сделала шаг, чтобы вернуться в комнату, ведь меня с остальными уже не разделяла паутина, но дверь сама по себе закрылась, а по земле в ту же секунду прошла какая-то дрожь, продолжавшаяся долгое время. Я едва смогла устоять на ногах, держась за вибрирующую ручку двери, которую пыталась открыть силой.
   Когда все затихло и успокоилось, я оказалась одна с куклой в руках, которую я зачем-то продолжала держать и задумчиво исследовать пустую оболочку. Наушник молчал, несмотря на все мои попытки связаться хоть с кем-то.
   Мне удалось пробить атакой пламени дверь, но с той стороны оказалось совершенно другое помещение и при этом совершенно пустое.
   - Да, слишком мне везло с противниками, - только и смогла выдавить из себя я от удивления. - Похоже, полоса везения закончилась.
  Примечание к части
  *дзютте - японское холодное оружие, формально это небольшая металлическая дубинка.
  Глава 12
   Оставалось лишь отправиться дальше. Я была переполнена энергией, так что если даже мне попадется какой-то противник, то, думаю, без проблем его встречу.
   Но что все-таки это было? Каким образом комната за дверью вдруг поменялась? Или же это я переместилась? К тому же карта подземной базы, разделенная на белые квадраты. Это похоже... на большой конструктор. Не знаю, как это в принципе возможно, но ведь это будущее, и технологии, особенно те, что основаны на пламени, все же шагнули вперед. Блин, угораздило же меня оторваться от остальной группы и остаться одной на вражеской базе. Причем даже без коробочки.
   Если повезет, то парни находятся за какой-то из соседних комнат. Поэтому я направилась пешком, внимательно вслушиваясь в тишину, но, чтобы не терять время, прихватила с собой куклу, обыскивая ее на предмет передатчиков или каких-то подсказок, как мне теперь ориентироваться. Ведь та карта, что в моем коммуникаторе, похоже, бесполезна. И на удивление нашла коммуникатор, закрепленный на руке, как часы. Выбрасывать куклу я не спешила, ища еще что-нибудь полезное, и, подумав, прихватила желтую коробочку для атрибута Солнца. С моим Небом, я смогу ее открыть, пусть она будет слабее, но лучше, чем ничего.
   Вскоре я действительно услышала разговоры мужскими голосами. Обрадовавшись, подошла к запертым дверям, нажав на работающий переключатель, отчего они разошлись в стороны... Открыв мне вид на комнату, переполненную взрослыми мужчинами в черной форме Блек Спел. Они все оторвались от своих занятий: кто опустил руку с бутылкой, кто замер с кием в руке над бильярдным столом, а кто привстал с дивана, чуть удивленно меня рассматривая.
   Они явно не ожидали этой встречи так же, как и я.
   Правда, среагировали быстро. Кто-то спросил, кто я такая. Другой - чернокожий здоровяк назвал мое имя, и под два десятка мужчин разом напряглись, доставая разнообразное оружие и зажигая пламя через кольца. С перепугу я слишком сильно сжала рукой голову куклы, разрушая ее, и отбросила в сторону, чтобы не мешала.
   Эм... Серьезно, что мне делать? Сбежать не вариант, далеко не уйду, да тут может серьезных противников и нет вовсе. Вызвать пауков из коробочки и перебить их всех пламенем... Нет, пауков следует использовать с умом, раз уж сила у них слабее, а атаковать придется самостоятельно.
   Распугать их всех или ранить, но не убить хотя бы кого-то, чтобы он мне объяснил, какого черта тут происходит - вот что мне надо. Не знаю, получится ли, но в таких ситуациях лучше бить первым, а потом разбираться.
   Выставив обе руки перед собой, я собрала новую смесь, на этот раз с пламенем Урагана. Пока бойцы в черной форме Мельфиоре зевали, мне как раз хватило минуты. Хоть Урагана у меня не было, техника, описанная мной из этого времени, сработала. Ее секрет был в особом порядке формирования Серо, и взрослая Акира потратила много времени, чтобы выработать эту систему. Пусть с виду несложную, но исправно работающую.
   Шар оранжевого пламени, лишь немного отличавшегося по тону от обычного, став темнее и чуточку краснее, закручивался передо мной, разрастаясь в размерах. Мужчины повскакивали на ноги, и кто-то командным голосом крикнул: 'Все в укрытие!'. Пламя Урагана, пусть и в небольшом количестве, придавало форму, и мне оставалось лишь сделать небольшое нарушение целостности.
   - Серо, - произнесла я, не сдержав довольного оскала.
   Рвануло так, что смело и диваны, и бильярдные столы. Кто-то упал на пол и закрыл голову руками, кто-то пытался скрыться за мебелью и их смело. Хоть и с трудом, но я смогла устоять на месте. Ударная волна попыталась и меня отнести прочь, но она была слабее, чем та, что накрыла комнату. Я смогла направить ее, позже надо сказать Занзасу: 'Выкуси!'. Все было бы совсем иначе, попробуй я выплеснуть все потоком из руки, но так как энергия была собрана за пределами тела, еще и особым образом, меня не отбросило прочь. Конечно, эта атака не была сравнима с выстрелом Занзаса, что мог снести здание до фундамента. Разрушительная способность моей атаки была основана не на количестве вкладываемого пламени, а на напряжении, с каким выпускается сжатое пламя, имеющее, вдобавок, разрушительное свойство Урагана, хотя и количество вложенной энергии тоже играет роль. Если я делала мощность выше, меня действительно сносило, но сам факт, сам факт Серо!
   Солдаты Блек Спел стонали, но подавали признаки жизни. Правда, один смог защититься от атаки с помощью двух черных лисиц из коробочки и стоял на ногах.
   Блондин с зачесанными назад волосами, в белой футболке и черных штанах, держал кий в руке. Что-то напоминает.
   - Ты Электрический Гамма? - уточнила с сомнением и напряжением. - Я думала, Кёя тебя убил.
   - Как видишь, это не так, - спокойно отозвался он, исследуя меня пристальным взглядом, пока остальные бойцы помогали раненым товарищам уйти в другую дверь. - А ты, если не ошибаюсь, та маленькая девочка, которую он разыскивал? Савада Акира из прошлого. Ты слишком беспечна, раз до сих пор не открыла коробочку.
   Лисицы оказались очень быстрыми. Видимо, пламя Грозы придавало им скорости. Они в мгновение ока оказались с двух сторон, и между ними должен был пройти ток, как между двумя электродами. Я едва успела среагировать. Быстро, насколько могла, выпустила на скорую руку созданный поток льда, закрывшего меня от их атаки и принявшего ее на себя.
   А затем они замерли. Гамма тоже, так как оказался просто облеплен мелкими пауками, светящимися оранжевым пламенем. Я открыла коробочку сразу после выстрела смесью Ураган-Небо, ожидая, что кто-то все же сможет это пережить. Пауки - пренеприятнейшие создания, и то, что они забирались под кожу - еще неприятнее. Фактически они атаковали очень маленькими выплесками пламени, но из-за их количества выходила опасная атака.
   - Ничего себе, - улыбнулся мужчина, делая хорошую мину при плохой игре. - Чего и следовало ожидать. Только...
   Видимо, ему требовалось некоторое время для концентрации, и вот мужчина заискрился молниями, искривив лицо от боли. Все же у него получилось задуманное - и пауки осыпались на пол, поджаренные электрическими разрядами.
   Лисы вернулись к нему, имитируя щит из пламени Грозы, так как я поднялась на ноги и стала собирать новую атаку Серо- гораздо более мощную, и для нее требовалось больше времени. Видимо, мужчина чувствовал, что может не пережить ее, так как напрягся, стал выглядеть взволнованным, а два лиса застыли перед ним, создав искрящийся щит из пламени Грозы. Но и мешать побоялся. Не стану осуждать, ведь прокол в сфере Серо я могу сделать за долю мгновения.
   - Мое пламя Грозы сможет остановить твою атаку, - неожиданно заговорил он вновь. - Пламя Неба не создано для атаки, и его рассеянная сила не сможет пройти через Грозу, ведь она самая плотная по структуре.
   - Но ты в этом не очень уверен, верно? - приподняла я бровь, видя, что он напряженно смотрит на шар энергии, повисший в воздухе и пульсирующий силой, словно живой.
   Позади него стали двое солдат, которых он изначально прикрыл - один громадный чернокожий, а второй подросток лет пятнадцати. Оба с косами в качестве оружия и обладают пламенем Урагана уровнем послабее. Но смотрят на меня не просто с напряжением, а со страхом. Для меня стало совершенно очевидно - Гамма, скорее всего, считал, что я могу гораздо больше и сильнее. Пусть даже я не была уверена, что справлюсь с ним.
   - А я вас видела, - сказала я, внимательно всматриваясь в лица двоих позади Гаммы. - Вы ведь были там, в Кокуе Ленде?
   Те двое еще сильнее занервничали, а подросток с длинными волосами и даже без щетины, не выдержав, обратился к Гамме:
   - Аники, давай отступим!
   Гамма не ответил, но и отступать не спешил. Мне показалось, он тоже не был уверен в своих шансах на победу, и мне это играло на руку. Ведь я тоже желала бы избежать сражения, учитывая, что я непонятно где и неизвестно сколько мне еще противников встретится. К тому же это только выглядело так, будто я за секунду справилась с Гло Ксинией, где сыграл момент неожиданности и, по сути, все сделал Без. А затем обезвредила Джинджер Бред, не получив ни царапины, но это просто была хитрость, а не сила.
   - Ты не хочешь со мной сражаться, - заключила я, слегка расслабившись и намеренно продемонстрировав это. - Если это так, то я не против разойтись. Я не нападаю на тех, кто не желает мне зла.
   - Ты думаешь, я развернусь к тебе спиной? - снисходительно усмехнулся Гамма, не спуская взгляда с шара Серо, разрушительную силу которого даже я не знала.
   Она могла оказаться достаточной, чтобы пробить щит и убить его, а могла полностью не оправдать ожиданий. Сложно сравнить прочность стен, что рушило Серо, и пламя Грозы, которое считалось самым прочным и давало своему владельцу недюжинную выносливость. Прошлую атаку лисицы из пламени Грозы остановили, но она была слабей, чем эта.
   - Если подумать... - проигнорировала я его слова, задумчиво протянув. - Кажется, между Вайт Спел и Блек Спел не все так гладко. Шоичи ведь из Вайт Спела, и я хочу найти его. А мужчина в тюрбане с коробочкой-змеей убил человека из Блек Спел. Его звали Нигелла, как вожака волков.
   - Ни-аники! - снова взволнованно воскликнул подросток, бросив взгляд на Гамму, будто в ожидании его действий.
   - Если и так, то с чего разногласия между Блек и Вайт Спел тебя касаются? Думаешь, что из-за этого я предам свою семью? - с вызовом приподнял он бровь.
   - Ага, - подтвердила я, вызвав долгую паузу.
   Немая сцена. Они стояли, смотрели и молчали.
   - Я не стану помогать вам, атаковавшим нашу базу, но... - Гамма хмыкнул и опустил кий, - это не значит, что я буду вам мешать убить Ирие Шоичи.
   - Договорились, - улыбнулась я, не развеяв шар Серо, развернулась и быстро направилась обратно.
   - И еще... - сказал мужчина, заставив меня замереть и обернуться, а сердце подпрыгнуть. - Возвращайся лучше к Хибари, не заставляй его волноваться.
   Что-то я перестаю понимать, что у этого мужчины в голове. Ладно, не знаю, о чем они там с Кёей говорили, но, видимо, блондина проняло. А теперь быстро-быстро делаем ноги, пока он не передумал. Хоть раз репутация сработала, как надо.
   Шар Серо я развеяла и с трудом впитала пламя обратно, оказавшись на некотором расстоянии. Дальше я передвигалась куда более осторожно. У-у-у, блин, так и не выяснила, что и куда теперь в этой базе. Наушник все еще молча игнорирует меня, карта бесполезна. Коммуникатор врага запаролен. Остается только обходить все ближайшие комнаты в надежде, что я недалеко от лаборатории.
   Кстати, лаборатория - это не только легко бьющиеся пробирки, но и точная техника, которую нельзя так просто перемещать. При перетасовке комнат пол трясло так, что я вполне могла упасть, если бы не успела схватиться. Значит, лаборатория могла остаться на том же самом месте. Так, что еще? Не знаю, как именно перемещаются квадратные комнаты, но не думаю, что это так уж легко - передвинуть их. Значит, все сразу квадраты не могли поменяться. Уже легче. Нужно найти те комнаты, что остались на местах и в том же порядке, что сохранился на моем коммуникаторе, а затем двигаться в направлении лаборатории.
  
   ***
   - Да успокойтесь вы! - рявкнул Сасагава. - Я уже экстремально взбешён!
   - Семпай прав, - поддержал его Ямамото. - Вместо того, чтобы вести поиски, вы тратите время на перепалки.
   - Заткнись! - одновременно огрызнулись Гокудера и Эрнесто, испепеляя друг друга свирепыми взглядами.
   - Я правильно вас услышал, м-м-м? - вкрадчиво протянул голос, заставивший их обернуться к его обладателю, который появился, казалось бы, из ниоткуда, в той же комнате, где лежал Нигелла и поверженный Байшана.
   Это был высокий худощавый мужчина с вытянутым лицом, странной прической с хохолком и длинным тонким хвостом до поясницы. Одетый в высокие сапоги, кожаные брюки, белую футболку и черный кожаный плащ. Его острый холодный взгляд разных глаз и деланно мягкая улыбка заставили небольшую группу замереть.
   - Рокудо, - глухо сглотнул Эрнесто, напряженно застыв на месте.
   - Так все ли я правильно понял из вашей беседы? - мягко переспросил он, пробуя подушечкой большого пальца остроту своего трезубца. Этот жест им был хорошо знаком, или точнее будет сказать - он сулил большие неприятности. Тон Рокудо сбавил несколько градусов намеренной любезности: - Вы потеряли маленькую Акиру на вражеской базе?
   Фальк Штромберг, будучи знакомым с Рокудо Мукуро очень опосредовано, от ощущения сильной угрозы почувствовал, как похолодели руки. А чувство развития ситуации его никогда не подводило.
   - Эй! Что ты хочешь этим сказать?! - не выдержал Гокудера, всегда реагировавший агрессией, даже на не слишком понятную угрозу.
   - Нас разделили, - тише своего обычного уровня громкости ответил напряженный Сасагава Рехей, остановив Гокудеру рукой.
   - М-м-м, - снова протянул разноглазый. - При этом, Акира должна была быть в безопасности на базе Хибари. Только, едва я смог прийти, ее, как выяснилось, там уже не было. Был лишь почему-то еще живой аркобалено и заикающийся толстяк, которые сообщили мне, что вы двое, - Рокудо задержал взгляд на хранителе Грозы и возможном хранителе Дождя, - самовольно вывели ее сюда.
   Конрад отступил на шаг, не сводя глаза с трезубца, который буквально притягивал взгляд. Фальк тоже чувствовал себя не лучшим образом. Хоть он и понимал, что перед ним просто еще один хранитель, казалось, они напоролись на опасного врага. Оба интуицией, отросшей за эти годы, почти видели картины будущего. Очень неприятные картины.
   - Босс так пожелала, - ответил Фальк, сумев сохранить спокойствие в голосе. - Если бы мы не согласились, она бы прошла по нам и отправилась сама.
   - Но, как стало теперь ясно, вы все равно оказались бесполезны, - в голосе Рокудо проявились нотки недовольства и раздражения. - Командующий базы Мелоне получил сообщение, что в этой комнате находится Десятый Вонгола и глава Феникса с хранителями. Здесь находятся все, кроме неё.
   - Так она где-то здесь недалеко должна быть, - выставив перед собой руки, неловко улыбнулся Ямамото, который тоже, на удивление, ощущал себя не в своей тарелке. - Мы ее обязательно найдем.
   - Я найду ее, - заверил иллюзионист и посмотрел на них с предвкушением, - но вначале проучу парочку идиотов.
   - Идите и найдите босса, - отрывисто бросил Эрнесто. - Ему нужны мы с Фальком.
   - Вы с ним вдвоем не справитесь! - горячо возразил Сасагава, дернувшись к нему. - Тем более, вы только что участвовали в бою!
   - Ей, думай головой, Сасагава! - резко крикнул Конрад. - Мы ведь оба знаем, что надо ей пользоваться. Ему без разницы, он может и на всех оторваться.
   - Черт! - выругался Гокудера, добавив пару фраз покрепче. - Он чокнутый! Он ведь хранитель младшей сестры Десятого, почему он это делает?!
   Ему никто не ответил, так как все напряженно всматривались в опасно и обманчиво улыбавшегося Рокудо, а затем Штромберг вдруг упал на колени, выставив руки перед собой. Его лицо посинело и мужчину вырвало.
   - Черт, как?! - дернулся Эрнесто, но быстро опомнился. - Он уже начал, быстро уходите! Я его отвлеку!
   - Он тебя собирается убить? - напряженно спросил Ямамото, когда Сасагава и Гокудера побежали на выход. - Он ведь с вами заодно.
   - Убьет или нет, еще не известно, но в голову он уже влез, - хмуро ответил Конрад, нажимая на курок.
  
   ***
   - Он уничтожил врагов раз в пять больше, чем мы вместе взятые, - в голосе мужчины, лицо которого скрывала маска демона с огромной пастью, звучали потрясение и зависть.
   - А что ты хотел? - ответил ему его коллега с рогатой маской. - Он - хранитель Облака босса. Именно поэтому это он, а не я.
   - Это же просто в голове не укладывается! - продолжал возмущаться первый. - Ты же видел его пламя! Я в таком количестве его даже на тренировочном полигоне не чувствовал!
   - Хватит ворчать, - хмыкнул рогатый. - Он - демон высшего порядка. Может, лет через сто я буду на его месте, а не подбирать пленных, оставшихся в живых.
   - Ты столько не проживешь, - фыркнул его собеседник.
   Издал тонкий писк передатчик, и он, будучи ответственным за связь, принял сигнал.
   - Сообщение из базы Хибари, - услышали они незнакомый взволнованный голос мужчины, который говорил все же быстро и четко. - Мы получили известие, что бой закончен. Пожалуйста, передайте сообщение для Хибари Кёи. Повторяю, у нас срочное сообщение для Хибари Кёи.
   - Похоже, мы ближайшие, - рогатый повернулся в сторону Хибари Кёи, неспешно очищавшего свои тонфа метрах в ста от их местоположения.
   - Группа пять-два, - тот, что был в маске с большим ртом, нажал на кнопку и приблизил коммуникатор. - Принимаю сообщение.
   - Группа пять-два, - повторил мужской голос. - Савада Акира покинула базу. Повторяю, Савада Акира покинула базу.
   Мужчины переглянулись, посмотрев друг на друга сквозь прорези в масках с немым вопросом. Передатчик они выключили, посмотрев на сосредоточенного на своем занятии Хибари, и направились к нему.
   - Босс была здесь? - проявил любопытство рогатый, пока они еще не дошли. - Я слышал, что она пропала или погибла полтора года назад.
   - Не знаешь? - удивился большеротый. - Дошел слух, что она возродилась, но ребенком. Как Феникс из пепла.
   - Ты что, правда в это веришь?
   Он пожал плечами и обратился, остановившись метрах в двадцати от Хибари Кёи:
   - Докладываю! - громко и четко произнес. - Мы получили сообщение из базы! Савада Акира покинула базу!
   Рука Хибари, державшая салфетку, замерла над тонфа, отполированными до блеска.
   Оба бойца в масках, непроизвольно отступили на шаг, почувствовав, как вновь растет аура пламени Облака, так же, как и во время боя. Повернулся к ним с брызгами крови на лице, в перепачканном красным костюме.
   - Ждем ваших приказов! - воскликнул рогатый, вдруг вспомнив слухи о нраве Хибари, пребывавшего не в духе.
   И тела солдат Мельфиоре, лежащие вокруг, существенно повышали веру в эти слухи.
  
   ***
  
   Очередная перетасовка комнат на этот раз заставила меня упасть. По ощущениям больше всего напоминало сильное землетрясение, когда шатает из стороны в сторону.
   Едва все прекратилось, я смогла подняться и продолжила путь, надеясь, что соседние комнаты не слишком поменялись, так как я вычислила некоторую закономерность. В каждой комнате на одной из стен недалеко от дверей была пометка шифра. У пары квадратов подряд этот шифр оказался похож, и я пыталась их найти на карте, когда началось очередное перемещение.
   Следующая дверь оказалась открыта, и я вышла в просторный зал, заполненный черными прямоугольниками размером с гараж, на которых были написаны цифры и буквы. Из-за одного черного прямоугольника вырулил давешний мой знакомый - Гамма.
   - Да ладно? - усмехнулся он, словно поражаясь второй встрече.
   - Сама в шоке, - ответила я.
   - Все еще ищешь Ирие? - поинтересовался он и посмотрел мне за спину, выдохнув: - Похоже, обратно в казармы не так уж просто будет вернуться.
   - Что это за помещение? - спросила я, забравшись на ближайший черный прямоугольник, чтобы осмотреться и увидеть его возможных друзей.
   Таких же черных прямоугольников было еще много, а следующий выход был довольно далеко. Хорошо, что людей нет.
   - Тренировочная площадка. Решил размяться немного, раз уж Ирие не сообщает Блек Спел о проникновении на базу и не призывает опальный третий отряд к действиям.
   - Где накосячили? - полюбопытствовала я, посмотрев вниз.
   - Не сообщили о том, что обнаружили путешественников из прошлого, и сами попытались их поймать вместе с кольцами Вонголы, - вновь усмехнулся он.
   Я села с краю прямоугольника, задумчиво посмотрев вниз. Хотела спрыгнуть, но вдруг вспомнила кое-что.
   - Ваш босс ведь девочка почти моего возраста, верно? Как вы позволили объединиться вашим семьям в Мельфиоре? Я имею в виду, семья Джиглио Неро вошла в состав явно в качестве подчиненных, а не равных. Какая семья согласится, чтобы их пока что слишком юный босс находился под контролем другого? Приказы ведь отдает босс семьи Джессо, или я не права?
   - Права, - не стал увиливать он и недовольно заметил: - Ты не желаешь слезть и пойти себе дальше? Не нравится мне задирать голову.
   - Так садись, - похлопала я рядом с собой.
   Мужчина хмыкнул, но запрыгнул и сел с краешка метрах в пяти от меня. В принципе, я почувствую, если он откроет коробочку или использует пламя. Но он этого не сделает, ведь считает, что я круче вареного яйца, как Акира из этого времени. Как кла-а-ассно-то~ Имею в виду, круто ощущать, что к тебе относятся с уважением, как минимум, как к равной.
   - Так вас устраивает ситуация? - напомнила я о вопросе.
   - Разве то, что Блек Спел и Вайт Спел действуют отдельно, не является ответом на твой вопрос?
   - И что? - вновь спросила я, все еще ожидая ответа. - Всего лишь это? А открытое неподчинение и попытки разорвать альянс? А карательные меры?
   - Он что-то сделал с Юни. Этот Бьякуран, - мужчина нахмурился, зло посмотрев перед собой, но краем зрения не упускал меня из виду. - Босс вышла после встречи с ним сама не своя и объявила, что мы теперь подчиняемся Бьякурану. Почему я это все тебе вообще рассказываю? - недовольно повернулся ко мне.
   - А кому еще? - показательно развела руками, демонстрируя, что тут больше никого нет. - Отвечаешь, потому что я спрашиваю. Так значит, эта девочка, Юни, действует не по своей воле. А знаешь, ведь сейчас Бьякуран вполне уже может быть убит. Это не единственная база, на которую сегодня напали.
   - Вряд ли, - фыркнул он. - Бьякуран очень сильный. Он дал мне кольцо Маре, - Гамма поднял руку с кольцом, где зеленый камень обрамляли крылышки. - Даже с ним я, во-первых, не могу ослушаться приказа своего босса, а во-вторых, он уже втоптал меня в грязь.
   - Ты что, пил? - спросила я, сообразив, что он уж слишком охотно жалуется.
   - До того, как ты пришла, - не скрывая сарказма, ответил блондин. - Но быстро протрезвел. И вообще, ты разве не предлагала семье Джиглио Неро сейчас присоединиться к Фениксу, чтобы уничтожить Мельфиоре? Не переходи с темы.
   - Ага, - улыбнулась я.
   - О-хре-неть, - по слогам выдохнул Гокудера, появившийся в открытых дверях и увидевший такую картину.
   С ним был Рехей, который выглядел потрепанным после боя и просто напряженно наблюдал за происходящим, не зная, кто такой Гамма, но видя, что он в черной форме Мельфиоре. За его спиной стоял Ямамото, держащий на себе все еще бессознательную Лар Милч.
   - Он нам друг? - спросил меня Рехей.
   - Уже союзник, - кивнула я.
   - Ты выглядишь круто! - дружелюбно улыбнулся Рехей, и мне показалось, облегченно выдохнул. - Экстремальный блондин, ты нашел Киру-чан!
   Гокудера на него посмотрел, широко раскрыв рот, явно приписав боксеру диагноз слабоумия. Гамма недоуменно и недоверчиво приподнял бровь. Рехей слишком в меня верил, что другим казалось странным.
   Я было уже обрадовалась, хотела спрыгнуть к другу, улыбавшемуся так тепло и искренне, но его лицо неожиданно перекосилось. Рехей опустил глаза вниз, где из его живота торчал меч. Гокудера отскочил в сторону, увидев противника, проявлявшегося из пламени Тумана.
   Мечник вытащил оружие, и Рехей, упав, откатился от него, прижал руку к ране, сдавленно сообщив:
   - Со мной все будет нормально. Он очень сильный... я его не заметил.
   Я с беспокойством смотрела на повзрослевшего друга, чья рука, прижимавшаяся к ране, заблестела желтым пламенем. Возможно, он сможет залечить рану, но все равно потребуется время.
   - Это Генкиши, - ответил Гамма, спрыгнув вниз и одновременно открывая коробочку с кием и искрящимися электричеством бильярдными шарами, зависшими в воздухе. Как я знала, они хорошо проводили электричество и могли загнать в ловушку из пламени Грозы. - Мы немного пошумим, а ты иди дальше.
   - Сопротивление бесполезно, Гамма, - холодным безэмоциональным тоном ответил мечник. - Я преподнесу Саваду Акиру Бьякурану-сама.
   Жуткий тип и такой же собранно-холодный, как и Кёя.
   - Он из Джиглио Неро или Джессо? - не поняла я.
   Мужчина с коротким каре был одет в черно-синий костюм, но на его плечах имелись характерные наплечники с символикой Мельфиоре. На перевязи были почему-то четыре меча.
   -Он из моей семьи. У нас с ним личные счеты, - ответил на мой вопрос Гамма. - Ты ведь не думала, что все мы здесь просто так собрались? Ирие все еще следит за нашими передвижениями. Если я тут начну шуметь, то поисковые группы Вайт Спел перестанут искать в этой области, и ты можешь спокойно идти дальше, пока не найдешь своего Хибари.
   - Я не Кёю ищу, а лабораторию, - возмутилась я, испытав раздражение.
   - Иди уже, - помахал мне мужчина рукой, будто прогоняя.
   - Иди, Кира-чан, мы справимся, - видя мои сомнения, добавил Рехей, поднимаясь на ноги и доставая коробочку с животным. - Если мы проиграем, ты не должна попасть в плен. Гокудера и Ямамото пойдут с тобой.
   Мечник атаковал, и Гамма связал его боем.
   - С ума сошел, голова-трава? - воскликнул Гокудера. - С твоей раной ты не боец!
   - Я же сказал, что могу регенерировать, - усмехнулся боксер уверенно.
   - Тебе понадобится время, семпай, - возразил Ямамото, напряженно рассматривавший мечника. - А этот Туман, ты сам сказал, довольно сильный.
   - Но Киру-чан одну нельзя оставить! - крикнул Рехей. - Идите с ней, с этим типом вам пока не справиться.
   Рехей такой Рехей... Верит в людей и если что-то делает, то всем сердцем, с полной отдачей. Он защищает подростков из прошлого, понимая, что все мы, перенесшиеся сюда, всего лишь дети, но его защита не душит.
   - Решено! Ямамото, бери сестру Десятого и Лар Милч и тащи их отсюда обеих! - скомандовал Гокудера, зажигая алое пламя на кольце. - У меня тут тоже личные счеты.
   Такеши колебался недолго и призвал меня сбежать вместе с ним. Я тоже сомневалась, но понимала, что если останусь, принесу скорее проблемы. Рехей будет думать за бессознательную Лар Милч и за меня, которая вообще без коробочки. Двое мужчин вплотную взялись за этот Туман, и у Гокудеры хорошо получалось брать на себя защиту. Надеюсь, все будет в порядке.
   Спрыгнув вниз, попросила:
   - Присмотри за Гокудерой и Рехеем, ладно?
   - Я тебе что, нянька? - фыркнул Гамма.
   Вообще-то я не слишком-то доверяла этому Гамме, но кажется, сейчас он вполне серьезно сражается с этим Генкиши. Я все же оглянулась, замерев, чтобы рассмотреть как Гокудера использует коробочку, чтобы атаковать выстрелом пламени, и как блокирует эту атаку мечник. Круть. А потом у него вдруг появилась еще одна пара рук, выхватившая два меча, и в четыре руки он блокировал бильярдные шары Гаммы.
   - Эй! - окликнул меня Гамма. - Не весь Блек Спел согласен со мной, но большая часть. Генкиши из нашей семьи, но он предал нас ради Бьякурана. Не будь такой доверчивой.
   - Учту, - кивнула я.
   Такие люди, как он, не умеют врать. Могут, но не с такими эмоциями на лице, так что я уверена, что все будет в порядке. Не знаю, хорошо это или плохо, но мой друг доверял моим словам. Даже если я сказала, что этот человек нам не враг.
  
   ***
   Хром, наконец, вернулась в реальный мир и сообщила:
   - Мукуро-сама вернулся.
   - Мукуро? - удивился Тсуна, испугался своего слишком громкого вскрика и покосился на молодого мужчину, склонившегося над столом. Тот даже не посмотрел на них. - Как он здесь оказался?
   - Он пришел за Акирой-сама, - ответила Хром. - Думаю, тебе, Тсуна-сан, лучше с ним сейчас не встречаться. Похоже, Мукуро-сама не в настроении.
   - Еще бы, - отозвалась голограмма Реборна, которую проецировали наушники. - Не в настроении - это мягко сказано. Не думал, что через десять лет он вырастет в своих навыках настолько.
   - Не очень-то и хотелось, - пробормотал Тсуна и обвел глазами помещение, заваленное железом и запчастями. - Но, Реборн, правильно ли оставаться здесь?
   - Не волнуйся, - уверенно отозвался Реборн. - Спаннер уже мог бы тебя убить, если рядом не оказалось Хром, но он даже не попытался.
   - Как это "не попытался"?! - возмутился Тсуна. - Он атаковал меня четырьмя Моска!
   - Страу Моска, прошу заметить, - флегматично отозвался Спаннер, не оборачиваясь. - Они сильнее Гола Моска.
   Тсуна испуганно затих и, едва понял, что молодой мужчина даже не оторвался от своего занятия, гораздо тише продолжил:
   - Мне пришлось использовать Х-баннер, и я остался совершенно без сил! В конце концов, он угрожал мне пистолетом!
   - Тебя что-то удивляет? - с намеком достал репетитор пистолет из-за пиджака.
   Тсуна испуганно взвыл и закрылся руками, прося аркобалено не стрелять.
   - Но это ведь голограмма, Тсуна-сан, - тихо заметила Хром, наблюдая за происходящим. - К тому же, Спаннер-сан действительно убрал пистолет, хотя я уже скрыла тебя иллюзией. Сейчас он сам вызвался сделать для тебя линзы, которые помогут довести до конца твою технику. Он на нашей стороне.
   - Людей, подобных ему, не интересует ничего, кроме своего дела, - добавил Реборн.
   - Если это сработает... - неуверенно протянул Тсуна, успокоившись, едва Реборн убрал оружие. - Я смогу добраться до лаборатории.
  Глава 13
   Правая рука передавала через кольцо пламя в коробочку, левая ладонь касалась сферы управления. Пламя Солнца, несмотря на все аккумуляторы, расположенные на базе, все же уходило. Но это была не единственная причина, отчего становилось труднее дышать.
   - Что будем делать, Ирие-сама? - спросила одна из розововолосых девушек, стоящих за его спиной. - Численность не на нашей стороне, а рядовые бойцы не станут для них преградой.
   - Численность не решает, - уверенно сказал он, поправив очки. - Гамма и Спаннер, мой друг, переметнулись на сторону врага. Байшана и Джинджер Брэд повержены. Остался Генкиши - сильнейший мечник Тумана, он может справиться со всеми. Наибольшую опасность представляют всего несколько людей, а раненых добьет Бовино.
   - Вы хотите доверить шестнадцатилетнему Ламбо такую работу? - уточнила девушка.
   - Вы сомневаетесь, что он справится? - строго поинтересовался он и возразить ему не решились.
   - Тогда... что вы прикажете Генкиши? Десятого Вонголу и Спаннера разыскивает Айрис. Хибари Кёя проник на базу, и остановить его может только боец уровня Генкиши. Кроме этого остается еще глава Феникса, прибывшая из прошлого.
   - В этом случае, Генкиши сам знает, что ему делать, - ответил, смотря перед собой на экран. - Во-первых, Савада Акира находится недалеко отсюда, во-вторых, ей всего тринадцать, и между ней и главой Феникса этого времени большая разница. А в-третьих... насколько мне известно, у Генкиши личный приказ от Бьякурана-сама.
  
   ***
  
   - Меня слышно? Прием? Отзовитесь, - донесся шум от микрофона в ухе.
   Похоже, связь, наконец, появилась, пусть и не ясно, что стало тому виной, но Джанини с той стороны тоже не спит.
   - Малыш? - удивился Ямамото, замерев на месте, также как и я. - Я тебя слышу!
   - Хорошо, - отозвался аркобалено. - Где вы находитесь и что произошло, пока связи не было?
   Я назвала координаты блоков, которые мы с Ямамото распознали, сообщив, что Рехей и Гокудера сейчас связаны боем, но как только закончат, вероятно, тоже пойдут за нами.
   - Мы движемся в сторону лаборатории. Схватим Шоичи и заставим их капитулировать, - закончила я. - Что с остальными? Тебе удалось с ними связаться?
   - Тсуна и Хром в данный момент выдвигаются из своего укрытия в сторону лаборатории, и вскоре вы встретитесь. С ними механик Мельфиоре - Спаннер. Он напал на них, но затем помог укрыться от Ирие. Эрнесто и Штромберг связаны боем. На некоторое время они вне игры.
   Я, честно говоря, не очень поняла, что с ними, когда Реборн сказал, что они на некоторое время вне игры. Тем более, его тон был странным, но я не уверена, что именно мне показалось таковым. Ямомото, судя по виду, было интересно, но продолжения не последовало.
   - Не забивай этим голову, - ответил аркобалено, когда я запросила объяснений. - У тебя есть и другие проблемы. Хибари закончил здесь и уже отправился к тебе. По-моему, он рушит стены. Феникс разбирается с оставшимися. Кроме того, Рокудо дал о себе знать. Он находится где-то на вражеской базе в своем собственном теле.
   Почувствовав, как вдруг в горле пересохло, прокашлялась. Мало того, что Кёя уже выдвинулся вдогонку, так тут еще и Мукуро, от которого я пока не знаю, чего ожидать. С одной стороны, он остался тем же прохвостом, с другой - все в один голос твердили, что он слетел с катушек. В общем, что-то мне нехорошо.
   - Продолжим путь, Кира, - предложил Ямамото, видя, что я застыла на месте. - Эта база настоящий лабиринт, но, если ты права, лаборатория от нас через две комнаты.
   Ответить я не успела, дернувшись от чужого присутствия. Слабое ощущение пламени, которое появилось перед нами будто специально. Вскоре в синих клочьях пламени Тумана показался и его владелец, и тут уж у меня что-то скрутилось от ужасного подозрения. Генкиши был перед нами. Он победил Гамму, Рехея и Гокудеру?
   - Ты... Генкиши? - удивился Ямамото, тем не менее быстро сгружая бессознательную Лар Милч у стены. - Что с остальными?
   - Я убил их, - не повел он и бровью, оставаясь таким же непоколебимым.
   Убил? Нет, не может быть. Он иллюзионист, он мог просто незаметно скрыться. Даже если это не так, он обогнал нас, оставшись незамеченным. Должно быть, он очень сильный иллюзионист. М-м-м... мечник и Туман, какое интересное сочетание...
   - Этого не может быть, - улыбнулся Ямамото, который тоже не поверил. - Семпай и Гокудера не настолько слабы, чтобы ты с ними так быстро справился.
   - Даже если так, они тебе не помогут, - ничуть не поменялся в лице мечник. - Мне нужна лишь Савада Акира. Если она сдастся, я пощажу остальных.
   - Прости, но это невозможно, - Такеши вновь улыбнулся обезоруживающе, а с его бамбукового меча спала иллюзия. - Раз уж ты мечник, то я сражусь с тобой.
   - Нет, нет, все нормально, - отказалась я от героизма. - Я пойду с ним... или он со мной. В общем... - ступила шаг вперед. - Как насчет присоединиться к моей семье?
   - Меня это не интересует, - безэмоционально отозвался Генкиши.
   - Ты серьезно? - на лице Ямамото появилась нервная улыбка.
   - Он иллюзионист, - пожала плечами, так как, по мне, это все объясняло. - И вдобавок у него, кажется, неплохие навыки работы с мечом.
   Нервная улыбка с лица Такеши не исчезла. Вообще-то он тоже мечник и это круто, но Туман... Сила Тумана самая необычная и завораживающая. Пусть у меня не атрибут Тумана, но тогда я хочу больше Туманов!
   - Давай вначале я попробую, Кира, - предложил Ямамото вновь. - Мечникам проще сражаться один на один, - он чуть повернул голову ко мне, задумался и добавил: - и ты сможешь посмотреть, каков он в бою. Думаю, он слишком много говорит. Он был сотым противником Скуало на тех дисках, что тот мне передал, и Генкиши проиграл.
   - Я позволил ему победить меня, чтобы помочь сформироваться Мельфиоре, - возразил Генкиши, не поменявшись в лице.
   То ли он очень умело врал, не дрогнув и мышцей, то ли это была правда. Скуало и раньше, до появления коробочек, был очень сильным, и сейчас он вряд ли начал сдавать. Не на должности капитана Варии. То, что Генкиши его сумел обмануть, пусть и проиграв, все равно показывает хороший уровень умений.
   - Ух, - выдохнула, рассматривая Туман и отчетливо признаваясь себе, что они, похоже, моя слабость. Как и в принципе сильные непробиваемые мужчины.
   Перед глазами всплыло вдруг лицо такого же безэмоционального Кёи, и я очнулась. Правда, ну кто ж знал, что парень-кремень окажется таким?
   - Ты нарочно проиграл Скуало? - переспросил удивленно и недоверчиво Ямамото. - Что ты такое говоришь?
   - Второй император мечей мне не соперник, но для достижения своих целей мне пришлось унизиться, притворившись, что я ему проиграл.
   Я вновь глубоко вдохнула, с шумом втянув воздух. Скуало тоже такой. Во время боя за кольцо он должен был проиграть парню, едва взявшему меч в руки, и он его раскрутил во время боя, проиграв красиво и со вкусом. Не был бы Скуало капитаном Варии, я бы точно убедила его присоединиться ко мне.
   - Хах! - озарило Ямамото. - Так ты не признаешь свой проигрыш?
   - Давай я покажу тебе разницу в наших силах. Я дам тебе два преимущества, чтобы бой не завершился сразу же. Первое, - мечник поднял руку, и вдруг откуда ни возьмись с потолка закапала мелкая дождевая морось, - искусственный дождь подходит твоему атрибуту Дождя. Второе - я не буду использовать в драке с тобой свои мечи.
   - Ты не будешь использовать меч? - растерялся Ямамото.
   - Это из уважения, - согласно дернул подбородком Генкиши. - Как один из хранителей Вонголы, ты должен сохранять репутацию, предписанную традициями и социальным статусом. То же касается моих действий. Чтобы они были расценены, как борьба, а не просто как жестокое убийство, я должен как-то ограничить себя.
   Прикрыв рот рукой, я повернулась к Такеши и достаточно громким шепотом сообщила:
   - По-моему, он набивает себе цену.
   Ямамото хмыкнул в ответ, но брови нахмурил. Уверенность противника действительно заставляла напрячься. Чтобы окончательно добить, Генкиши выпустил ауру пламени Тумана, и будто издеваясь, призвал к действиям. Аура действительно впечатляла своими размерами и силой, так что мы с Ямамото, наверное, одновременно поняли, что влипли в серьезные неприятности.
   Противник пытался запугать нас, это очевидно, и, к сожалению, у него получалось. Пока я оценивала шансы на победу и порядок действий, Ямамото использовал тот урок, что, вероятно, вынес из сражения со Вторым императором мечей - не отступать, даже если противник гораздо сильнее тебя.
   - Я собираюсь сражаться с тобой, как с мечником. Даже если ты этого не хочешь, я заставлю тебя вытащить меч.
   От демонстрации силы, Такеши весь подобрался, посерьезнел, открыл коробочку, из которой вылетела ласточка, покрытая пламенем Дождя, и атаковал мечом, объятым тем же пламенем. Ласточка усилила его атаку, и пламя Дождя оказалось настолько сильным, что полностью скрыло собой Ямамото. На секунду мне показалось, что он попал, но Генкиши вдруг располовинился, и оба его близнеца ударили руками Ямамото по шее. Но затем Такеши вдруг рассыпался брызгами, и с упавших волн взлетела ласточка. Настоящий Ямамото был на метр дальше, скрытый пламенем, и от его замаха мечом обоим близнецам-Генкиши пришлось подпрыгнуть вверх, чтобы уклониться. Они срослись, вновь став единым целым.
   Ямамото не медлил. Едва закончив одну атаку, он сразу перешел к следующей, не делая лишних движений. Я прекрасно видела это, так как сама училась быстро переходить из одного действия в другое.
   Казалось бы, теперь Генкиши попал под удар воды и пламени, но и это было не все. Следующая атака была знакома - она напоминала быстрые выпады, что делал своим мечом Скуало, крошивший камень. Чтобы остановить эту атаку, Генкиши достал меч и бросил его, ранив Ямамото по правому предплечью. Потеря меча была не критична, ведь их у него оставалось еще три.
   Такеши быстро поднялся, рана, очевидно, была неглубокой, но он заставил противника стать серьезным и достать свой меч. Дальше Генкиши выделываться не стал и атаковал. Я решила, что хватит стоять столбом, и как раз закончила создавать шест из льда. Для этого мне понадобилось время, чтобы выпустить пламя особым образом, вытянув его в длину, и обратить его в кристаллы льда, принявшие нужную мне форму. Этим самодельным, но очень прочным двухсторонним копьем я остановила его атаку, и меня ждал сюрприз. Мечник исчез, а меч остался, будто его держали чьи-то руки. Может, это и иллюзия, но меч-то самый настоящий.
   За спиной зазвенела сталь - это Такеши остановил атаку двумя мечами настоящего Генкиши. Ямамото провел прием, перекинув меч из одной руки в другую в момент атаки, но как только попал, оказалось, это вновь иллюзия. Настоящий появился сверху, вдруг в появившиеся четыре руки атакуя четырьмя клинками.
   Ямамото оттолкнул меня в сторону, принимая удар, и мы оба разлетелись в разные стороны, разметав брызги накапавшей на пол воды. Сам мечник Мельфиоре умело приземлился на обе ноги и выпрямился, смотря на меня пронзительными светло-карими глазами. Я быстро поднялась, приняв стойку с копьем. Если меня отбросило на пару метров, то Ямамото отлетел аж до самой стены, ударившись об нее.
   Следовало быть осторожнее. Мукуро учил, что нужно внимательно чувствовать свое пламя и ощущать воздействие чужого. Для этого надо перейти на более тонкий уровень ощущений. Все нормально, взрослая Акира умела это, и я тренировалась, чтобы развить свою чувствительность. Требовалась лишь реальная практика, ведь пламя я чувствовала, а вот что именно это была за иллюзия - понимала чуть позже.
   - Меч твоего защитника сломлен, - безэмоционально отозвался Генкиши, смотря на меня. - Он бесполезен.
   Взглянув на секунду в сторону Ямамото, приходящего в себя и потрясенно рассматривающего свое оружие, я поверила, что это так, но... улыбнулась.
   - Это значит, что тебя одолею я.
   Сосредотачиваюсь, замирая. Пламя Грозы усиливает кости и мышцы - теперь я могу быстро перемещаться. Действительно быстро, намного быстрее, чем раньше, что тут же и делаю, оказавшись за спиной Генкиши. Удар копья он успевает блокировать мечом. Быстро перемещаюсь и атакую с другой стороны, задевая иллюзию. Он переместился, уклоняясь и скрывая себя иллюзией, но я чувствую его, и ударом ноги отбрасываю от себя. Хотела уже продолжить атаку, но почувствовала что-то сверху и на пределе скорости отпрыгнула аж до стены, не пожалев об этом, когда в том месте, где я стояла, раздался взрыв.
   Что это было такое вообще?!
   Не успела я опомниться, как эта невидимая огромная хрень, ощущавшаяся, как сотня мелких сгустков, понеслась в мою сторону, и я едва успела вновь отпрыгнуть. Но это было не все. Настоящий Генкиши исчез в иллюзии, став невидимым глазу, но я почувствовала его приближение и замахнулась копьем, заставив его не атаковать, а защищаться. Мечник отступил, рассматривая и раздумывая.
   В наушнике вновь зазвучал голос Реборна. Ему отвечал Такеши, но я не особенно вслушивалась: я вновь атаковала, оказавшись перед мечником, блокировавшим удар.
   - Ты можешь видеть мои иллюзии, - утвердительно произнес Генкиши. - Но тебе не защититься от них.
   Дернувшись, я поняла, что меня окружило это невидимое нечто. Оно проявилось, оказавшись обычными крупными слизнями - видимо, оружиями из коробочки. Воспользовавшись тем, что крупнее, Генкиши отбросил меня в воздух - прямо под их атаку. Они были со всех сторон, без единого просвета, что значило: невредимой мне не уйти. Потому я подала пламя в ноги и пошла на прорыв, выставив копье, чтобы немного сгладить удар.
   Это сработало, но меня слегка оглушило, отчего я неудачно приземлилась, чувствуя звон в ушах. Несколько драгоценных секунд я приходила в себя, а когда смогла собрать картинку перед глазами, увидела, как Такеши атаковал вместе с ласточкой Дождя. С его меча слетала уже ясно видимая глазу иллюзия. Он распознал ее... и мчался прямо на сгусток пламени Тумана!
   Ямамото, вероятно, очень удивился, когда я накинулась на него, сбивая с ног, и повалила на землю. Ласточка, увы, налетела на невидимую преграду и просто разбилась, упав на пол. Животное из коробочки было на некоторое время нейтрализовано, а Генкиши стоял поодаль, за проявляющейся преградой.
   - Чего и следовало ожидать от Савады Акиры, пусть даже из прошлого, - сказал он. - Ты заметила мою иллюзию. Это проблема, но я преодолею ее. Теперь вы оба без коробочек, не так ли?
   Я слезла с Ямамото, вытерев пот, стекающий по виску. На руке осталась кровь - видимо, на виске царапина.
   - Спасибо, - нервно отозвался Ямамото, в красках представив Таке-лепешку.
   - Осторожней, не ощущая пламя, рискуешь нарваться на его иллюзию, - заметила я. - Поэтому просто оставь его мне. У меня есть еще несколько приемов.
   Говоря это, я уже собирала пламя для Серо, которое выпустила в облако слизней, кишащих под потолком. Сверху посыпался камень, и пришлось поднять горящую пламенем руку вверх, чтобы защититься. Я уж думала, что Генкиши занят тем же, но неожиданно он оказался рядом и просто с размаху врезал гардой меча по моей руке, сбивая с дела. Сверху почти осыпались камни, которых было немного, поэтому нас не завалило, но едва все закончилось - ситуация ухудшилась. У меня жутко болела рука в месте удара, а Ямамото не видел иллюзий, и я оттолкнула его в сторону, чтобы меч, опускавшийся сверху, пронесся между нами.
   - Сдавайтесь, - сказал Генкиши. - Вы мне не противники.
   - Как высокомерно сказано, - ответила ему, - а я вижу, что ты не уверен в победе.
   Действительно, взгляд у него безразличный, не разберешь ничего, но движения осторожные, и сразу после атаки он разрывает дистанцию.
   - Мне тоже так показалось, - Ямамото принял стойку с мечом и улыбнулся. - Скажи, Генкиши, чего ты боишься?
   К его чести, противник даже не дернулся, лишь посмотрел на него снисходительно:
   - Мой дух силен и непоколебим, я сильнейший хранитель кольца Маре, принадлежащих Бьякурану-сама. Я ничего не боюсь.
   - Ты стал более растерянным, чем в бою со мной, - Ямамото был куда проницательнее меня, ведь я ничего подобного не заметила. - Все дело в Акире, верно? Ты ее боишься.
   Эм... Репутация у Акиры из будущего, видимо, действительно устрашающая. Как бы ее этак догнать хотя бы? Пока что я даже быстро сменять смеси пламени не могу - требуется концентрация, а преимущество, что дает смесь Небо-Гроза, увеличивающее скорость, чувствую, толком не раскрыла. Все-таки боязно применять непонятную субстанцию на своем же теле, даже если это было написано в записях Акиры из будущего.
   - Я не боюсь ее, - в тоне Генкиши появилось недовольство, обращенное на Ямамото. - Она лишь напоминает мне о Бьякуране-сама, доверие которого я никогда не нарушу.
   В этот момент я как раз попыталась раскочегарить свой источник сильнее. Требовалось выжаться на полную, чего я уже давно не делала, расслабившись на базе Хибари.
   Генкиши, расширив веки, обернулся, дернув руку с мечом, будто почувствовал опасность... и в этот момент неожиданно для нас обоих стена сбоку задрожала и разрушилась от огромного бура. Ямамото отпрыгнул, упав на пол, защищаясь от разлетающихся камней.
   Порыв ветра зашевелил волосы и погнал рассеивающуюся пыль во все стороны. Я закрыла лицо рукой, всматриваясь в ее клубы, и увидела огромный застывший шар. Колючий шар. Фиолетовый.
   Раздались шаги, крошащие мелкие камни. Мужчина в костюме обогнул колючий шар и замер, рассматривая картину, а затем на его лице появилась едва заметная, но показавшаяся мне очень кровожадной, улыбка.
   - Это очень мило, но без присмотра эти игры опасны, зверек.
   Мое сердечко екнуло. Не так, как бывает в манге, нет, совсем нет. Оно екнуло испуганно и панически попыталось сбежать отсюда первым. Увы, дорогое, только с остальным телом.
   - Как ты меня нашел? - первая отмерла я. - Ты Ямамото чуть не убил!
   - Ты ранена, - будто не слыша меня, констатировал Кёя, демонстрируя огромную ауру пламени, а затем он нашел взглядом Генкиши. - Ты сражался с ней?
   По моим самым слабым прикидкам, учитывая, что я не видела, как сражается Кёя из этого времени на всю мощь, Генкиши все же ему уступает в объеме пламени. Правда, они оба уже участвовали в боях чуть раньше и должны были устать. На костюме Хибари даже еще были следы битвы. Да-а-а... Чтобы Кёя не переоделся, став выглядеть безупречно, как с иголочки, а сразу помчался сюда... Ох, блин. Пожалуй, надо бежать и поскорее.
   - Что, если так? - таким же холодным тоном поинтересовался Генкиши.
   - Ты хотел меня похитить! - вспомнила я и протянула обе руки к мечнику, будто предлагая ему это сделать немедленно.
   Генкиши проявил удивление, но на этом неожиданности не закончились.
   - Оя, Кёя-кун, я все равно успел первым, - гораздо ближе ко мне донеслось. - Незачем было так спешить.
   Я замерла и медленно обернулась. Мукуро подошел ближе, провел рукой по моим волосам, мягко улыбаясь, и сказал:
   - Спасибо, что позвала своим пламенем, я заметил его и теперь возьму бой на себя.
   Иллюзионист стал гораздо выше, но телосложением остался все таким же худощавым, не изменив себе в прическе, хоть и отрастил длинный хвост. Все те же разные глаза с хитринкой, та же мягкая улыбка. Красавец. Вытянулся в росте, лицо изменилось, как ни крути, похорошел - как всегда, выглядит эффектно, и... я впервые поняла, что значит выражение 'пожирает глазами'.
   - Он ранил тебе руку? - заметил Мукуро, что я придерживаю правую.
   - Эм... - растерялась я от такого участия. - Да.
   - Ничего, - сказал разноглазый, наклоняясь и прикасаясь губами ко лбу, задержавшись ненадолго.
   Странно, но от этого рука перестала болеть. А, точно! Наверное, он наложил иллюзию, как в прошлый раз. Тогда, похоже, мне ее действительно сломали, или, скорее, я получила трещину. Пламя Грозы схлынуло и прочность тела упала. Не получается его, увы, поддерживать постоянно. Кстати, а что там мой противник?
   Генкиши стоял с видом настороженным, но не особо понимающим, что тут происходит и почему Хибари переключился своим испепеляющим взглядом с него на Рокудо. Видимо, резкое прибавление в количестве врагов не пришлось ему по вкусу. Мы все, думаю, ясно понимали, что ему не победить, и он, исчезнув в иллюзии, попытался сбежать. Но не тут-то было. Мукуро не позволил ему этого сделать, скрыв в иллюзии все выходы из помещения. Началась борьба Туманов: Генкиши пытался создать иллюзию леса, и теперь помещение плавало в зыбкой смеси зелени и железа. Кёя тоже не выпускал мечника из виду и тут же атаковал.
   Генкиши разорвал расстояние, доставая сразу две коробочки. Из одной появился огромный меч, из второй - доспехи, облачившиеся на него в секунду. Хибари тоже открыл коробочку, и мечника атаковали два вертящихся колючих шара.
   Генкиши атаковал, появившись над головой Кёи, но тот отбил его атаку, выставив тонфа, и еще один огромный шар буквально снес мечника. Колючий шар разлетелся, распоротый мечом, Генкиши закричал от усилия и взмахами меча создал несколько полос из пламени, с силой врезающихся в пол и стены. Хибари блокировал их, уклоняясь.
   - Подожди немного, моя прелесть, - заговорщицки прошептал Мукуро и выпрямился, присоединившись к бою. - Оя, у тебя тоже кольцо Ада и коробочка ему под стать. Вероятно, тебе позволено их использовать только при особых обстоятельствах.
   - Савада Акира и двое ее хранителей, признаю, могут, доставить мне проблем, - в голосе мечника появились эмоции, напоминающие раздражение. - Учитывая, что умения Савады Акиры сравнимы с мощью Бьякурана-сама, мне не стыдно использовать эту силу.
   Вот же врун! Я ведь даже в бою не участвую! Это Кёя и Мукуро заставили его открыть коробочку!
   - Как жаль, но вынужден тебя огорчить: кольцо уже пожирает тебя, - снисходительно произнес Мукуро. - Для того, чтобы им владеть, нужно быть первоклассным иллюзионистом.
   Разноглазый скромненько поднял перед собой ладонь, демонстрируя, кроме кольца Феникса с синим камнем, два довольно странных кольца. Одно вроде бы обычное, но причудливо обрамленное, второе - с имитацией красного глаза. Кольцо Генкиши тоже было странным, представляя собой, вместо камня, клочок пламени, похожий на искривленное в безмолвном крике лицо.
   - Два кольца Ада, - мечник узнал их, потрясенно рассматривая, а затем Мукуро достал еще и коробочку, обрамленную схожим образом.
   - Не смотри, ладно? - обернулся ко мне Мукуро, зажмурив глаза в улыбке. - Я сейчас его чуть-чуть разорву.
   Вспыхнули столбы огня, оплавившие доспехи Генкиши, которые стали расплываться клочьями Тумана.
   - Не лезь, он моя добыча, - огрызнулся Кёя, мгновенно среагировав, и продолжил атаковать.
   Только едва он задел Генкиши, как от того отлетел скелет, а сам иллюзионист уклонился, оставшись невредимым, и попытался рубануть мечом Хибари. Заскрежетал металл, огненный столб вспыхнул прямо под мечником, накрыв огнем, Генкиши от усердия вспыхнул сильнее аурой пламени Тумана, и вдруг, закричав, полностью исчез в нем. Когда оно опало... человека больше не было. Слегка изменившиеся доспехи были надеты на скелет. Какого?..
   Это была очень странная иллюзия и очень сильная. Настолько сильная, что становилась реальностью. Кольцо на его пальце стало полыхать гораздо сильнее, отчетливей становясь похожим на измученное от ужаса лицо. Сам мужчина кричал, будто испытывает муки, но выглядело так, будто он с готовностью переносил их. Едва поменялась его внешность, изменился и его голос, став хриплым, будто скрежетали кости.
   - Это ложь, я оправдаю доверие Бьякурана-сама!
   - Бьякурану нужны такие слабые воины? - издевательски поинтересовался Мукуро.
   - Бьякуран-сама доверил мне кольцо Маре! - воскликнул он. - Он даровал мне кольцо Ада, этот меч и эти доспехи! Я достоин этого оружия!
   - И твоих сил явно не хватает чтобы со всем этим справиться, - снисходительно произнес Рокудо. - Повторяю, кольцо завладело твоим разумом. Но не волнуйся, я тебя упокою и заберу его себе.
   В мечнике действительно было что-то такое. Он перестал быть холодным и собранным. Он переживал и паниковал. Его атаковали всего лишь тонфа и иллюзиями, почти без коробочек, а он, видно, не успевал блокировать все атаки, что злило его еще больше. Даже мне, стоя в стороне, было не по себе от желания убивать, исходивших от Рокудо и Хибари, а каково было ему - сложно представить.
   - Ох, даже не думай, - вдруг вновь заговорил Мукуро. - Все твои мысли, благодаря кольцу Ада, на поверхности. Ты сейчас как открытая книга, поэтому даже не думай, у меня не может быть конкурентов.
   Кёя напал и, специально или нет, загнал Генкиши на иллюзию появившихся цветков лотоса, оплетших мечника по рукам и ногам своими гибкими стволами, будто лианами.
   - А они в будущем стали очень сильными, - нервно улыбаясь, заметил Ямамото, рассматривая, с какой легкостью был побежден противник.
   Мукуро приблизился, его и Генкиши тут же скрыли собой цветы лотоса, и оттуда донесся вопль мечника. Кажется, Генкиши пытался выбраться, но что с ним там происходило - точно сказать не могу: иллюзия Мукуро не позволяет рассмотреть. Крик был кошмарный, пробирающий до нутра ужас мечника чувствовался всеми фибрами души, а затем вдруг цветы всколыхнулись и все прекратилось. Там стоял лишь один Рокудо.
   - Не без потерь, но он сбежал, - с сожалением вымолвил Мукуро и повернулся, натянув свою самую обаятельную улыбку: - Моя прелесть, ты в порядке?
   Лицо разноглазого вытянулось, а в глазах появился холод, едва он увидел Кёю, который успел подойти и схватить меня за руку. За раненую руку. К счастью, я лишь дернулась, но боли, благодаря иллюзии Мукуро, не почувствовала.
   - Ты зачем это сделала? - выделяя каждое слово, ледяным тоном вопросил Хибари.
   - Что из того, что я сделала - 'зачем'? - поинтересовалась в ответ, деланно безмятежно приподняв брови, что далось мне с трудом.
   Кёя натужно выдохнул воздух и потянул рукав кофты, чтобы рассмотреть наливающийся синяк.
   - Хибари-сан, не хочу вмешиваться, но... - дружелюбно улыбаясь, начал было Ямамото.
   - Вот и не вмешивайся, - перебил его Кёя, отбросив правила хорошего тона.
   - Тебе бы тоже не помешало отступить, - подошедший Мукуро улыбался, но в глазах была стужа.
   Ох, плохо, опять начинается. Они точно подерутся. Кёя с Мукуро и раньше не особо ладили, а сейчас, не удивлюсь, если начнется бой прямо здесь.
   - Поговорить можно и потом, - подала голос, безуспешно дернув свою руку обратно. - Мы пришли ради Шоичи, чтобы узнать у него ответы на вопрос, почему мы из прошлого здесь и почему я мертва. Я должна с ним встретиться! - сердито осмотрела всех, раздраженная от того, что Хибари продолжает сжимать руку.
   На удивление, никто возражать не стал. Вообще-то и нечего было тут возразить, но это не про парочку Рокудо-Хибари - от них вообще можно ожидать чего угодно. Например, ничуть не удивительно, что Кёя взял меня за другую руку и повел за собой, бросив предостерегающий взгляд на Мукуро. Иллюзионист, в свою очередь, улыбнулся с ясно различимым обещанием. В нем была такая насмешка, будто он говорил: 'Ну-ну, твои попытки меня смешат'. Ямамото, попытавшегося сгладить ситуацию, буквально дрожащую от угрозы, быстро заткнули на пару. Может быть, взрослый Ямамото тут бы и справился, но подростку лучше было не пытаться становиться у них на пути.
   Про Лар Милч так бы и забыли, если бы не Такеши, закинувший ее себе за спину, чтобы так понести. Мне было совершенно не до нее, а Кёя и Мукуро были больше заняты сверлением друг друга взглядами.
   Шоичи я обрадовалась, как родному. Правда, рыжий молодой мужчина в очках едва ли не дрожал от страха, потому что вперед пошел Мукуро, и когда зашли мы, увидели только Шоичи и два трупа девушек, которые, очевидно, были его помощницами из Вайт Спел. Хотя нет, когда-то они были Червелло... Одними из Червелло.
   - Акира-сан! - обрадовано воскликнул Ирие, просветлев лицом.
   - Привет, - дружелюбно улыбнулась я.
   - Вы были знакомы? - задал Такеши вопрос, взволновавший и всех остальных присутствующих.
   Оказавшись под перекрестком взглядов, первым не выдержал Шоичи:
   - Ну да, мы были знакомы еще во времена средней школы.
   Бедняга еще больше побледнел, нервно засмеявшись, так как что Рокудо, что Хибари, прищурились. Надо его спасать, а то так и в обморок упадет.
   - Давай разместимся с бóльшим удобством, а затем ты расскажешь все, - предложила я, отчего Шоичи облегченно выдохнул и согласился, занявшись этой деятельностью.
   Через пятнадцать минут подошел шестнадцатилетний Ламбо, который принял управление вместо Шоичи в командном пункте, вместе с парой доверенных людей. Он и его помощники быстро организовали прямо в помещении лаборатории мини-гостиную с диванами и столиком, чаем и сладостями. Ламбо хотел было подойти, но едва поздоровался, улыбнулся мгновенно показавшим зубы взрослым хранителям, и сказал, что говорил уже, что по мне все скучали.
   Постепенно стали подтягиваться и остальные. Добравшиеся до лаборатории Тсуна со Спаннером, Хром и голограммой Реборна были обескуражены открывшейся картиной.
   - Хибари-сан! Рокудо Мукуро! - от увиденной ситуации Тсуна перепугался настолько, что потерял контроль над гипер-режимом и пламя на его лбу потухло. Или же это было от усталости и потери сил, ведь он был в гипер-режиме уже слишком долго и выглядел потрепанным после боя.
   Всех остальных: раненых или заблудившихся, кто не дошел, привел опять же Ламбо. Так что... Рану Рехея перевязали, и она продолжала заживать, а сам боксер сидел на кушетке, на которую отказывался ложиться, желая участвовать в обсуждении. Убить человека, владеющего достаточно большим объемом пламени, непросто, а уж с атрибутом Грозы или Солнца еще сложнее.
   Рехей смотрел то на Шоичи, то на меня, то на Кёю и смирно сидящего Мукуро и явно не понимал ничего, что происходит, просто ожидая, когда же что-то прояснится. Лар Милч пришла в себя, потребовала усадить себя в кресло и хмуро сверлила взглядом стоящего в стороне Гамму с его двумя людьми. Сам Гамма, выглядевший слегка помятым, с интересом вслушивался, но делал вид, что он просто предмет мебели.
   Гокудеру и Конрада связали в одну котомку, несмотря на протесты. Они в один голос кричали, чтобы Хибари, который их и замотал, их выпустил. Вообще-то они не говорили 'Хибари', предпочитая более нелитературные высказывания, но я догадалась, о ком они. Там же рядышком тяжело привалился к стене зеленолицый кандидат в хранители Дождя, опасливо посматривавший на диван около стола, где сидела я, а с двух сторон Рокудо и Хибари.
   - Что с тобой, Фальк? - спросила я, заподозрив в его отравлении.
   - Меня будто через стиральную машинку пропустили... - сдавленно ответил он, глянув на рыжего. - А ему хоть бы хны, выносливая Гроза, чтоб его...
   - Почему это мы здесь, а они там?! - закричал пуще прежнего Гокудера на Гамму, сбив мое любопытство, кто его, Фалька, так. - Разве ты не победил Шоичи, Хибари?! Или ты хочешь сказать, что присоединился к Мельфиоре?!
   Странно. Они все будто игнорировали Мукуро, продолжавшего спокойно улыбаться, хотя все точно смотрели на него.
   - Нет, все не совсем так, - ответил растерявшийся Шоичи. - Я вам не враг. Гамма, Тазару и Назару сказали, что на нашей стороне, и это подтвердит не только Сасагава-сан, но и Акира-сан.
   Все взгляды скрестились на мне, особенно было неловко от внимания Кёи, но это, наверное, потому, что он находился близко, то есть на расстоянии удара, и мог треснуть. С другой стороны сидел Мукуро, заинтересованно посмотревший на Гамму. Поэтому у меня получилось невинное:
   - Ага.
   - Ты... как? - ошеломленно задала вопрос Лар Милч, не сумев подобрать слов.
   Только я хотела ответить про девочку Юни, которую Гамма хочет освободить, но не успела.
   - Акира - нечто, - засмеялся Ямамото. - Она и Генкиши в семью пригласила.
   Я заерзала на месте, почувствовав себя неуютно под прицелами взглядов, а Такеши хоть бы хны - он же в стороне стоит, в него плечами не вжимаются с двух сторон. У Гаммы тоже брови на лоб полезли.
   - Эй-эй, - замахал рукой мужчина, привлекая внимание. - Я же говорил тебе быть менее доверчивой.
   Хибари сверлил меня нехорошим взглядом. Да, моя честность сыграет против меня. Кёя продолжал смотреть, упрямо поджимая губы, но молчал, что могло значить лишь одно: об этом будет разговор позже.
   - Хотел бы я на это посмотреть, - мне показалось, Реборн был вовсе не удивлен. - Так что, объяснит кто-нибудь, что тут происходит?
   Стоило ему задать этот вопрос, как все затихли. Каждого, наверное, интересовал ответ.
   Шоичи, воспользовавшись передышкой, смог собраться, и на меня с дивана напротив посмотрел целый командир подземной базы. Взгляд орлиный, голос четкий, за живот, сводящий болью от страха, уже не держится.
   - Прежде всего, хочу сказать, что рад встретиться с вами вновь, Акира-сан. Спешу заверить, я всегда оставался на вашей стороне и делал все что мог опосредованными методами. Таким образом, вы смогли легко выбраться из склепа, отодвинув крышку из пластика, и к вашему склепу, едва подошел срок, пришел бы Хибари Кёя, но, к сожалению, из-за того, что я вмешался в такую до конца неизвестную характеристику, как время, перенос произошел на три месяца раньше. Поэтому вас встретил Ямамото Такеши, - склонил он голову, признавая ошибку. - Но затем все пошло по плану. Занзас отдал вам кольца, Хибари-сан - коробочку, и вы оказались в безопасности, - Шоичи ободряюще мне улыбнулся, а я скорчила рожу. - Осталось немного - уничтожить Бьякуран-сана.
   - Убить Бьякурана? - уточнила я, нахмурившись.
   Все-таки я не была уверена, что он - мой враг. Пусть и не знаю его лично, но я почти готова утверждать, что все наоборот. Слишком уж много несостыковок.
   - Кхм, позвольте я расскажу все по порядку, - прокашлялся Шоичи. - Наконец, мне больше нет нужды скрываться, и я могу все объяснить. Встретиться со всеми вами здесь было финалом только первой части плана. Мельфиоре и Бьякуран-сану нужны были кольца Вонголы. Еще до того, как все началось, я пришел к Тсунаеши-куну из этого времени и предложил ему план. С этого момента все и началось.
   Шоичи все говорил и говорил. Ему уже самому не нравилось, как все опасно развернулось, ведь в какой-то момент даже он перестал полностью контролировать события, но все закончилось хорошо, и все остались живы. Риск, что кто-то из путешественников во времени здесь умрет, был, но с ним он ничего не мог поделать, а потери из проживающих в своем времени были и вовсе неизбежны. Надеялся лишь свести их к минимуму, но, к счастью, все обошлось. О людях из Мельфиоре никто даже как-то не решился спрашивать, ведь они были нам врагами. Шоичи считал, что гораздо важнее победить Бьякурана, у которого были планы по захвату власти во всем мире, но этого не мог сделать Тсуна из этого времени. На закономерный вопрос - почему же тогда должен был справиться подросток-Тсуна? - ответил, что в этом вопросе он доверился словам взрослого Савады Тсунаеши, уверенного в своих словах. Ну и по требованию Хибари меня вернул, отчего теперь Кёя был уверен, что я-из-прошлого тут лично для него, а Шоичи - чтобы Феникс, изрядно усилившийся за это время, оправился и тоже присоединился к войне.
   - Не просто два или десять человек, а целое человечество под угрозой! - Шоичи вошел в раж, желая, чтобы его дослушали до конца, ведь к рассказу о его многолетней работе шпиона многие относились недоверчиво. - Бьякуран-сан не остановится ни перед чем, именно поэтому все это было нужно. Если у него получится задуманное, любая организация или страна, что станет перед ним будет стерта с лица земли!
   - Как насчет поближе к делу, то есть телу. Моему телу, - одернула я распалявшегося рыжика, вернув с проблем всеобщемировых к более близким.
   - Да... - выдохнул он несколько раз и поправил очки, смотря перед собой в пол. - Сколько бы раз я не пытался, Акира-сан, мне ни разу не удалось предотвратить вашу смерть.
   - Что это все значит? - звенящим от льда тоном перебил его Кёя.
   Шоичи вжал голову в плечи, но все равно продолжил:
   - Я путешествовал во времени снова и снова, но ничего не получалось! - воскликнул он. - Я не выяснил, как он это делает, но, учитывая, что у Бьякуран-сана есть способность заглядывать в параллельные миры, а это то же самое, что предвидеть будущее, то он мог использовать неизвестные нам технологии, чтобы убить вас! Учитывая все обстоятельства, никто кроме него не может обладать такими способностями!
   Предвидеть будущее? Первый раз слышу. Такое вообще возможно? Но если это так, то даже такой поворот событий не станет для Бьякурана тайной. Но черт с ним, с Бьякураном, у Шоичи ничего так и не вышло.
   - То есть это не изменить? - спокойно уточнила, а внутри что-то расслабилось и осело от мысли, что остановить неизбежное невозможно.
   Неожиданно меня притянул в свою сторону и обнял Мукуро. Подняв на него глаза, увидела что-то очень неприятное, обращенное на Шоичи.
   - Я не говорю, что это невозможно! - быстро воскликнул Ирие. - Убить Бьякуран-сана сейчас - наш единственный шанс прекратить все это!
   Сомневаюсь, что все так просто. Хотелось бы мне просто довериться его словам и не думать, не видеть всех этих нелогичностей и обратных доказательств. Просто поверить, что как только Бьякуран будет побежден, все станет хорошо. Мы вернемся в беззаботное прошлое и забудем все, как страшный сон. Но этот сон вернется вновь. Я должна самостоятельно разобраться с этим здесь и сейчас, чтобы подобного больше не повторялось.
   - Ты сделал все, что мог, Шоичи, - кивнула я и твердо продолжила, видя, что Шоичи действительно испуган и держится за живот. - Твоей вины здесь нет. Спасибо за то, что перенес и меня сюда. Благодаря тебе я теперь могу самостоятельно разгадать эту загадку.
   Хибари неожиданно дернул за руку к себе, заставив выбраться из объятий иллюзиониста. Хоть он и не скрипел зубами, но ему жутко не нравилось присутствие Рокудо. Кёя ему не доверял, вероятно, поэтому продолжал с силой, видимо, забывшись, сжимать мое запястье.
   - Ау, больно же.
   Захват Хибари ослабил, но руку не убрал.
   - Продолжай, рыжее травоядное, - строгим голосом потребовал он. - Надеюсь, у тебя имеются и хорошие новости.
   Шоичи сглотнул, чувствуя ужасающую ауру пламени, и под всеобщими взглядами глубоко вздохнул, набираясь смелости.
   - Как раз это я и хочу сказать, - начал бедняга. - Шанс есть. Если мы уничтожим Бьякурана и он не сможет больше заглядывать в параллельные миры и видеть свое будущее дальше этого момента, то на этот раз все может получиться.
   - Ясно, - коротко отрезал Кёя.
   Кажется, дальше он не намерен слушать или считает, что нового не услышит.
   На самом деле, шансы действительно есть, но гарантии нет. Может, мы так помешаем Бьякурану начать мировую войну, лишив доступа к части будущего дальше этих десяти лет, а может, он ее все же начнет, но проиграет - этих 'может' очень много. Шоичи очень хочет остановить его, но мое спасение имеет еще меньше шансов в вероятностях будущего.
   - Может, ты, Шоичи, и прав, но... - протянула я, подбирая слова. - Но я не уверена, что это сделал Бьякуран. Он может что-то знать, и я предпочла бы с ним вначале поговорить.
   - Он слишком сильный, чтобы с ним просто поговорить, - мягко сказал Мукуро, наклонившись ближе. - Я лично с ним встретился и видел через свою марионетку-шпиона его силу.
   - Я все равно должна попытаться, - настояла я на своем и Мукуро, по своему обыкновению, перестал настаивать, но это не касалось Хибари.
   - Ты никуда не пойдешь, - заявил он, отчего я, упрямо нахмурившись, бросила на него взгляд, и твердо решила игнорировать такие требования, а если будет настаивать, то всеми силами сопротивляться.
   - Я одного не понимаю, - вмешался Реборн. - Почему ты до сих пор помогал Бьякурану? Почему он позволил тебе перенести нас в будущее?
   - Да, Бьякуран-сан был в курсе и поддержал мою идею, - не стал отрицать Шоичи. - Но даже без моей помощи, он все равно нашел бы способ доставить вас в будущее, чтобы получить кольца Вонголы.
   Действительно, перенеслись в будущее лишь те, кто был хранителями Тсуны... или таковыми считались в этом времени. Но ведь так здесь оказался неполный набор из колец Неба, Урагана, Дождя и Тумана.
   - Почему именно Вонгола? - спросила я. - И где остальные кольца?
   - Мне неизвестно, почему именно кольца Вонголы, но Бьякуран-сан хотел заполучить именно их, чтобы составить комплект тринисетте, - извиняясь, пожал плечами Шоичи. - Он уверен, что набор из колец Вонголы, Маре и пустышек аркобалено даст ему достаточно силы, чтобы начать полномасштабную войну.
   - У Хибари-семпая и Рехей-сана есть кольца Феникса, - наконец подал голос Ламбо, тепло мне улыбнувшись. - Кольца Вонголы они давно отдали, кольцо Грозы вы сами отдали им, и у Мельфиоре получилось их все в итоге украсть.
   - Но причем тогда я, если Бьякурану нужны были лишь кольца Вонголы? - вновь спросила, нахмурившись.
   - Это было условие Хибари-сана, - нервно поправил воротник Шоичи, давая понять, что выбора у него не было. - Для меня было сложно обосновать эту необходимость, но Бьякуран-сан неожиданно согласился. Вероятно, он просто хочет убить вас вновь.
   - Э-э-эм, - я снова потеряла нить логики. - Зачем?
   - Бьякуран-сан любит выигрывать, и Феникс был для Мельфиоре сильным противником на мировой арене, - ответил Шоичи. - Либо он вновь хочет вас убить, чтобы вы не мешали ему все эти годы, либо чтобы без сопротивления присоединить Феникс к Мельфиоре.
   В общем, я опять перестала понимать что-либо связанное с этим Бьякураном. У Шоичи тоже были лишь догадки и предположения, но он был в них уверен. Эти предположения пытались закрыть те нелогичности и возникающие вопросы, но выглядели слишком натянуто, отчего у меня возникало еще больше вопросов. Читая письма, я была уверена, что Бьякуран был дружен с Акирой из будущего. Не знаю, были ли они друзьями в реальности, но то, что переписка была интересной для обоих - факт. В то же время, куда ни ткни - вылезает этот Бьякуран. Переписка - Бьякуран. Мельфиоре - Бьякуран. Коробочки - Бьякуран. Но как же Бьякуран хочет захватить власть, если таких повернутых быстро отлавливают Вендиче? И снова - Бьякурана Вендиче не трогают. Да что ж такое?
   - Не бойся, Кира-чан, мы не позволим ему выполнить задуманное, - решительно гаркнул Рехей, вырывая меня из мыслей.
   Все еще хмурясь, обвела взглядом вокруг и увидела, что все присутствующие хранители с ним согласны. Даже Фальк и тот, несмотря на признаки рвотных позывов и зеленый цвет лица, пытался делать вид, что он вот-прям-щас готов. Только мне бы выбраться из-под опеки и отыскать правду.
   - Шоичи, если, по задумке, подростки должны стать сильнее, то когда остальные поменяются? - с намеком бросила взгляд на Хибари.
   - А, это... - растерялся Шоичи, скосив туда же глаза. - Больше никто не переместится. Понимаете, я бы мог объяснить их перенос сюда уменьшением силы противника. Да я даже перенос Сасагавы Киоко и Миуры Хару объяснил! - Шоичи зажмурился. - Простите, но уменьшать наши силы сейчас я посчитал неразумным!
   Снова эти нелогичности. Ладно, мотивы Шоичи понятны, но мотивы Бьякурана? Почему он не настоял?
   Ругать Шоичи за это решение глупо, я понимаю. Но внутренний стон все равно поднялся.
   - Почему же ты их сюда перенес?! - подал голос молчавший до того Тсуна, сидящий на одном диване с Шоичи.
   В принципе, понимаю, почему он сидел тихо, как мышка, хотя вопросов у братца тоже вагон и маленькая тележка. Будь направлен взгляд Хибари и Рокудо на меня или на человека рядом со мной, я бы тоже предпочла не отсвечивать. Жуткие они, оба. Хотя взрослая Акира как-то справлялась, но кто бы мне подсказал как.
   - Понимаете, - Шоичи почувствовал себя неловко от того, что должен был сказать. - Люди становятся сильнее, если им есть, кого защищать. Так сказал Тсунаеши-сан из будущего! - быстро добавил он, увидев, как и Тсуна вначале разозлился, а затем растерялся от этих слов и замолчал.
   - Поймите, это лишь показывает насколько ситуация серьезная! - видя это, пытался убедить его Шоичи. - Тсунаеши-сан из этого времени не хотел делать этого, но ему пришлось! Ради того, чтобы победить, требовалось рискнуть!
   Они оба замолчали. Шоичи с ожиданием, желая услышать что-то, что его успокоит, а Тсуна смотрел себе под ноги.
   - Хорошие новости, - неожиданно улыбнулся Реборн. - Джанини только что получил сообщение из Италии. Похоже, Варии удалось победить. Враги отступают.
   - Наконец-то, - облегченно выдохнул Шоичи, как-то радостно улыбнувшись.
   - О нет, - неожиданно раздался голос, казалось звучавший отовсюду. - Это была всего лишь разминка. И главное сражение в Италии, и база Мелоне в Японии. Это было очень зрелищно.
   Из стола с пультом управления появилась голограмма незнакомого блондина. Его волосы были более светлыми, чем мои, даже скорее белыми, а под левым глазом красовалась татуировка в виде трех треугольников. Гамма при его появлении дернулся и с нескрываемой злобой воскликнул:
   - Бьякуран!
   Уверенный внешний вид, руки, засунутые в карманы белой формы, спокойное и расслабленное выражение лица. Он зажмурился в деланно дружелюбной улыбке, а мы все повскакивали с мест.
   - Шоу-тян, ты так хорошо продумал свой план, - от его уверенно-расслабленных слов Шоичи побледнел. - Хоть я и знал, что ты станешь предателем, ведь тебе всегда не нравились мои действия, все равно это было довольно неприятно.
   Шоичи замер каменной статуей, будто ударенный пыльным мешком, и не мог вымолвить ни слова.
   - Хоть победа в этих битвах за вами, для меня несложно полностью уничтожить вас всех. Мукуро-кун подтвердит, что у меня достаточно для этого сил. Жаль, что ему удалось сбежать. Я был уверен, что убил его. Он очень умелый, я завидую тебе, Аки-тян. Но я получил столько удовольствия, наблюдая за вашими действиями. Как насчет еще одной небольшой игры? Небольшой поединок между нами, чтобы продемонстрировать силы. На кону будут кольца и ваши жизни, - его голос стал не просто расслабленным, а певуче-веселым.
   Что еще за 'Аки-тян'?!
   - Бьякуран-сан, рассмотрите ситуацию внимательнее, - Шоичи собрался и заговорил официальным тоном. - Пять из шести Погребальных Венков потеряны вами. Пять колец Маре не под вашим контролем.
   - Угу, - невинно и буднично согласился Бьякуран. - Это было бы проблемой... Если бы они были настоящими хранителями.
   Шоичи пораженно уставился на свое кольцо.
   - Вы хотите сказать?..
   - Эти красивые кольца лишь подделки А-ранга. Кольца ранга S+ были бы бесполезны в ваших руках, поэтому я не слишком огорчен тем, что здесь с вами Гамма-кун. Да и должно пройти как минимум несколько поколений, прежде чем кольца Феникса перейдут из ранга А в ранг S.
   Похоже, Бьякуран был на шаг впереди. Но... это действительно был он? Он демонстрировал превосходство, но такое расслабленное, будто был полностью в себе уверен. Зачем устраивать отдельный бой, если все серьезно? Снова игра, где он будет играть нечестно. Столько вопросов... И ничего по-прежнему не сходится.
   - Лжец, - вынесла я вердикт.
   - Ты сомневаешься, что эти кольца подделки? Зря, Аки-тян, - улыбнулся Бьякуран, повернувшись ко мне. - Мои настоящие Погребальные Венки еще даже не вышли на сцену, а насчет твоих колец я был полностью честен.
   'Аки-тян'?! Мне не послышалось?! Ненавижу все сокращения своего имени, кроме Киры. Я приучила всех, с кем общаюсь, обращаться ко мне не на японский манер и все новые знакомые продолжали звать меня Кирой. Никаких 'Аки'!
   - Втайне я собрал еще одну команду, - продолжил Бьякуран издеваться. - Я подумал, что если бы Шоу-тян их встретил, то очень разволновался. Позвольте представить, - над его головой появилось еще одно изображение, где было шесть фотографий. - Мои настоящие хранители. Шестеро Погребальных Венков.
   Шестеро лиц, шестеро людей. Более-менее нормальным выглядел красноволосый мужчина с щетиной. Девочка, около нашего возраста, имела длинные голубые волосы. Еще один паренек подросткового вида выглядел, как наркоман или невыспавшийся студент. У него был шрам через все лицо и волосы темно-зеленого цвета. Мужчина лощеной внешности покрасился в более светлый оттенок зеленого. У него были подведены глаза. Лица пятого и шестого не было видно. Один явно был снят в воде и его лицо закрывали длинные светлые волосы, зеленоватые от воды, а второй носил демоническую маску и капюшон.
   - Похоже на поп-группу, - заметила я. - За что ты так поиздевался над своими Вениками?
   - Венки, Аки-тян, - поправил меня Бьякуран.
   - Я так и сказала, - невозмутимо ответила.
   - Один-один, - засмеялся он высоким, практически детским смехом, абсолютно не подходящим будущему покорителю мира.
   - Как это может быть?! - воскликнул Гокудера.
   - Не знаю! - Шоичи тоже был взбудоражен новостью. - Я проверял всех людей Мельфиоре, я не мог их пропустить!
   - Зачем мне выбирать тех, чья сила и 'решимость' недостаточна для этих колец, вот о чем я думал, - продолжил Бьякуран веселиться. - Мир так велик. Благодаря этому, я встретил его, - картинка сменилась, показав крупным планом красноволосого. - В его городе все так любят природу, - картина сменилась на вид сверху, где все дома во впадине между гор тонули в зелени, - и я спросил его: 'Позволишь ли ты мне увидеть твою решимость'? И вот, что я получил.
   Изображение вновь сменилось на горящие руины. Выглядело так, будто там взорвались вулканы. Говорящая картинка. Мы все потрясенно молчали.
   - Это было так страшно, то, что произошло, - продолжал Бьякуран вещать намеренно веселым и дружелюбным тоном, будто анекдоты рассказывал. - Я и не предполагал, что, просто показывая свою преданность, он уничтожит свою деревню и всех ее жителей.
   - Что это там? - снова спросил Гокудера. - Что-то внутри лавы?
   Картинка специально увеличилась, показывая того самого красноволосого, лежащего в лаве, как в ванне с горячей водой. Вокруг поднялись недоверчивые возгласы.
   - Теперь вы понимаете, насколько уникальны они в своей силе?
   - Хватит уже их расхваливать, давай ближе к делу, - помрачнела я. - У меня вопрос: это ты убил меня в этом времени? И если нет, то знаешь ли ты что-то об этом?
   - Кто знает... - протянул он, будто играючи, издеваясь. Смотрел на меня так загадочно, будто действительно что-то знал, отчего Кёя рядом напрягся, заграждая меня от голограммы. - Я отвечу, если ваша команда выиграет в Чойс, поэтому прими участие, Аки-тян.
   - Ты хочешь сделать поединок между твоими хранителями и нами? - напряженно уточнил Гокудера. - Кто именно будет участвовать? Сестра Десятого - не хранитель!
   - Между всеми вами, - хмыкнул Бьякуран, будто наслаждаясь ситуацией. - Это будет матч. Надеюсь ты помнишь, как мы играли с тобой в 'Чойс', Шоу-тян? - Шоичи вскинулся. - Я планирую сделать ее реальной. Это будет предварительный бой за кольца Вонголы и Маре. Детали узнаете через десять дней. Обещаю, что ничего не предприниму против вас в эти дни, так что отдохните хорошо.
   - Думаешь, увидев этого монстра, мы сможем отдыхать? - хмуро поинтересовался Реборн.
   - О, я бы хотел с вами поговорить подольше, но хватит на сегодня. Мелонская база, в которой вы находитесь, скоро исчезнет, так что все данные я забираю с собой, - снова весело произнес он, и голограмма развеялась.
   Через секунду земля под ногами задрожала. Все заходило ходуном, как при землетрясении. Стоял немыслимый грохот, и сквозь него я едва смогла разобрать крик Шоичи:
   - Держитесь крепче! Лаборатория защищена от подобного!
  Глава 14
   Все закончилось. Большая часть базы телепортировалась в другое, неизвестное нам место. Бьякуран все подготовил заранее, будто действительно знал. Хотя почему будто? Просто знал. Хотела бы я только знать, почему не помешал...
   У Шоичи осталась лишь лаборатория вокруг пропасти, что расстилалась вокруг. Кубометры земли и бетонных стен, даже люди, все еще оставшиеся где-то на базе, просто-напросто исчезли. Все, что осталось, обвалилось, превратившись в кучу мусора. Было похоже на очень большую иллюзию, но это была реальность. У Мельфиоре уже была технология телепортирования, пусть она и требовала много энергии пламени, но Шоичи предвидел такой поворот, и лаборатория осталась устойчивой и относительно целой. Хотя Бьякуран, наверняка, знал и это.
   Хибари, который в момент начала тряски схватил меня, прижав к себе рукой, не спешил выпускать, даже когда все закончилось. Так я и продолжала сидеть у него под боком, пока Шоичи, забеспокоившись, извлекал из круглой машины, в которой, как оказалось, все будущие версии путешественников во времени, коробочки Тсуны, Хром, Гокудеры и Ямамото. Хром незаметно для меня поменялась на свою версию из прошлого и, кажется, грозилась потерять сознание от вида взрослого Мукуро.
   - Вро-о-ой! - неожиданно завопил наушник в ухо, отчего зазвенела вся голова.
   - Это передатчик от Варии, но я боюсь, что он прослушивается Мельфиоре, - донесся следом быстрый и взволнованный голос Джанини.
   - Ну и отлично! - безошибочно узнала я хриплый вой Скуало. - Дай мне его, черт подери!
   - Он такой страшный, я соединяю его с вами! Просто сбавьте громкость в наушниках.
   Я быстро выполнила его совет, забив на все остальное, но все равно по мозгам снова долбануло:
   - Вы все еще живы, мелкие засранцы?!
   - Скуало! - обрадовался быстро пришедший в себя Ямамото.
   - Чертов горластый! - рявкнул Конрад, пытаясь его перекричать.
   - Ты слишком шумный! - завопил в ответ на пределе громкости Гокудера.
   - Говори тихо и быстро, иначе я сейчас точно выброшу этот наушник, - предупредила я, надеясь, что хоть это сработает.
   Ведь может говорить нормально, когда захочет.
   - Вро-о-ой! - вновь завопил он, будто назло. - Не повторяй за чертовым боссом! Не тронь наушник, я сказал! Кга-а-а!
   - Что это было? - спросил Тсуна, когда непонятный вопль сменился на тишину и шорох.
   - Мелочь, - неожиданно донесся до меня низкий, хорошо угадываемый голос Занзаса. - Что скажешь?
   Он замолчал, а я пыталась подобрать слова. Где-то на заднем плане все еще слышались ругательства Скуало, в которого он, очевидно, снова чем-то бросил тяжелым. Поняла, что он имеет в виду Бьякурана и его слова. Я хотела разобраться в том, что тут происходит в будущем, и я до сих пор всего не могу понять, но в одном я уверена:
   - Это не он. Но мне еще есть, что спросить.
   - Хорошо, - последовал ответ. - Покажи ему, на что ты способна. Я слежу.
   Связь прервалась, о чем свидетельствовал характерный шум.
   Я выдохнула, осмотрелась вокруг и прикрыла глаза. Всё потихоньку стали приводить в порядок. Раненым оказывалась помощь и их подготавливали к перемещению на общую базу. Шоичи схватился за голову, сразу же взявшись за компьютер. Ламбо и Спаннер пришли ему на помощь, и они грозились полностью пропасть там - в бегающих строчках черного экрана.
   Следовало как-то прийти в себя, что ли. Меня не столько вымотал сам бой, как вся нервотрепка и короткий диалог с боссом Мельфиоре. Мало того, Хибари встал, развернулся и куда-то пошел, потащив меня следом.
   - Ты куда? - спросила я, попытавшись еще раз высвободиться.
   - Мы возвращаемся, - как всегда безэмоционально ответил.
   Я затормозила подошвами по полу, и он остановился, с неудовольствием обернувшись. Кёя уже успел оттащить меня в сторону и остальные слишком заняты, поэтому на нас толком не обращали внимание. Даже Мукуро отошел на секунду проверить, как там Хром.
   - Хибари, прекрати это, - негромко, спокойно, но твердо потребовала, упрямо хмурясь, так как чувствовала, что легко не выйдет. - Отпусти меня и отдай мою коробочку.
   Кёя повернулся ко мне всем телом, внимательно рассматривая, но продолжая крепко держать запястье.
   - Ты что же, еще не успокоилась? - чуть приподнял бровь. - Хочешь еще раз сбежать?
   - От тебя - очень хочу, - откровенно призналась.
   - Хоть мне сейчас очень хочется это сделать, я обещал тебя больше не запирать, - подумав, сказал Кёя. - Тем не менее, следует проучить тебя за то, что не послушалась.
   - Проучить? - переспросила, настороженно рассматривая его лицо, надеясь, что ослышалась.
   - Наказать, - кивнул он, подтверждая мои подозрения.
   - И, - начала, осторожно попытавшись вырвать свою руку и отступить назад, - что же ты собрался мне сделать?
   Нет, Хибари из этого времени меня избивать не станет. Точно нет. Из прошлого - тот мог бы попытаться погонять и поставить пару синяков, потому что иначе он не умеет. Но что взрослый Кёя в таком случае сделает?
   - Раз уж ты ребенок, - с намеком прищурился он, рассматривая меня почти с гастрономическим интересом, и опасно приблизился, потянув мою руку на себя, - то это должно быть болезненно и поучительно.
   - Ты же обещал, - напомнила ему, задрав подбородок, так как Хибари буквально нависал.
   - Никакого ограничения свободы, - подтвердил Кёя, все еще рассматривая меня тем злым и опасным прищуром.
   - Что ты тогда задумал?
   И тут мне в плечо что-то врезалось, из-за чего напряженные до предела нервы заставили меня вздрогнуть. Даже не поняла, что это могло бы быть, ведь помещение имело много свободного пространства, и до стены, изрядно поврежденной после телепортации, я тоже дойти не могла.
   Находясь еще в этом мгновенном непонимании, почувствовала, как это что-то сдвинулось, неожиданно легонько хлопнуло меня по пятой точке, и над головой мягко прозвучало:
   - Всего лишь вот это, Акира-чан, - я повернула голову, чтобы встретиться с разноцветными глазами, а он присел и обхватил меня руками из-за спины, прижимая к себе: - Этого мы, конечно, ему сделать не позволим.
   Стою я, значит, и чувствую себя канатом, который натурально перетягивают. Даже зашипела, почувствовав, что захват запястья становится болезненным. Кёя ослабил хватку, услышав это, но не отступил и сверлить злым взглядом Мукуро не перестал. Даже тонфа достал, вокруг которых заклубилось фиолетовое пламя Облака.
   Использованное пламя привлекло к нам внимание окружающих, и мне даже стало немного стыдно за эту картину. Но видя перед собой это ослиное упрямство Хибари, я начинала думать о совершенно другом.
   - Босс, держись от него подальше! - закричал с тревогой Конрад, неистово пытаясь вырваться из пут. - Рокудо опасен!
   Мукуро обнимал меня крепко, но бережно. Думаю, я смогу высвободиться, если попытаюсь. Но передо мной Кёя, который только и ждет подходящего момента. По глазам вижу - он уже продумывает варианты своих действий. Боюсь, он все-таки начнет драку.
   - Я знаю, что он сделал с Ланчией, - твердо ответила, следя за Хибари и тоже раздумывая над своими действиями.
   Руки Мукуро напряглись. Жаль, что не вижу его лица из-за Хибари этого! Я должна была поговорить с Рокудо один на один об этом.
   - Ей, не в том дело! - рыжий сжал зубы от бесплодных попыток.
   - Он напал на нас с Эрнесто, - ошеломил меня новостью неожиданно подавший голос Фальк, которого все еще мутило.
   Тут уж я забыла про Хибари и повернулась к разноглазому лицом. Мукуро присел, встав на одно колено, и смотрел извиняющимся взглядом, несмело продолжая меня держать за талию. Как шкодливый кот, он, наверное, чувствовал, когда его будут ругать. Правда, если обстоятельства в случае с Ланчией были мне неизвестны, то тут я все видела своими глазами. Я очень хотела услышать объяснения, и Рокудо это понял.
   - Прости. Мне жаль, - сказал почти стандартное, прижавшись лбом к моему плечу и потершись, будто в самом деле был котом, желающим ласки. Но мне это сказало очень многое.
   Мукуро понизил голос и едва слышно, без сожаления в голосе, даже зло, прошептал:
   - Они забрали тебя из защищенного укрытия и привели сюда. Я бы убил их, если бы ты тут погибла.
   Раскаяние в сотворенном? Нет, ничего подобного. Скорее, сожаление в том, что я это узнала. Он не сожалел, но хотел прощения. Ну что ж... По крайней мере, честно.
   - А Ланчия? - так же тихо спросила.
   - Я был расстроен и зол, - подумав, добавил: - Очень зол.
   Кажется, крыша у него поехала не больше, чем у других. В принципе, зная каждого, можно было предугадать, как они будут это переживать и что будут делать с горя. Рехей с головой ушел в деятельность, желая хоть что-то делать и, подчиняясь своему шилу, пошел к Тсуне, который предложил ему работать вдвоем. Конрад попытался заглушить все чувства другим методом, к счастью, все еще пытаясь что-то делать. Кёя ушел в себя и тихо психовал в одиночку, отправившись путешествовать с одним лишь верным Кусакабе, и, вероятно, спуская пар по дороге, пока Тсуна и Шоичи не предложили ему План. А Мукуро... Вернулся к тому, с чего начал, почувствовав себя снова одним против всего мира. Вероятно, ему было все равно, кого убивать, чтобы выпустить чувства, достаточно было малейшей причины. Он как-то обмолвился, что над ними в детстве проводила опыты какая-то мафиозная семья. Эстранео, вроде бы. После этого он озлобился на всех мафиози и поставил себе за цель убить их, даже если они ему ничего не сделали. Хорошо, что на этот раз он понимает, что это все с горя.
   - Ох, золотце, - выдохнула тяжело, погладив его по волосам и по этому злосчастному торчащему хохолку.
   Мукуро как-то расслабился, обнимая меня руками за спину и прижимая к себе в объятиях. Прижался лицом, прикрыв глаза. Он, как и Кёя, не показывал чувства на людях, по крайней мере, большинство чувств, чтобы никто не воспринял это за его слабость. Все, что он демонстрировал, он делал так, что воспринимать можно было двояко, в качестве шутки или язвительности. Видимо, в этот раз ему было все равно, если все смотрят.
   - Почему это он 'золотце', а я 'горюшко'?! - в воцарившейся тишине возмущенно воскликнул Конрад, вызвав у меня улыбку.
   - Достаточно! - прервал нас ледяной тон Хибари.
   Я не видела, что он там сделал за моей спиной, могу лишь догадаться, что Кёе надоело стоять в стороне и бездействовать. Но Мукуро среагировал мгновенно - одной рукой схватил под коленки, второй за спину. И все вокруг вдруг исчезло, оставив лишь непроглядную тьму без пола или потолка. Мукуро же стоял на одном колене вполне уверенно и держал меня на руках, прижимая к себе.
   - Мукуро, - осторожно обратилась я, не предпринимая попыток выбраться, так как здесь, в темноте, где я тем не менее могла хорошо рассмотреть иллюзиониста, было жутко. - Где мы?
   - Это подреальность, - пояснил он, а на его лице заиграла мягкая улыбка. - Сложная иллюзия, через которую кому-то со слабыми способностями Тумана, как Кёе-куну, не прорваться. Фактически, мы все еще там, но уже нет.
   - А остальные? - уточнила я. - Они же будут искать. Что там происходит?
   - Давай посмотрим, - предложил разноглазый, голос которого стал еще более высоким и завораживающим.
   Тьма в одном месте расплылась, светлая клякса прояснилась, показывая лабораторию, где началось жуткое движение. Многие носились, казалось бы, без толку. Рыжий высвободился, его дерганые движения то туда, то сюда казались самыми бессмысленными. Хибари стоял с кольцом, имеющим темно-синий камень и, похоже, действительно пытался выжать из себя крохи пламени источника Тумана. Я знала, что в этом времени практику использования вторых источников некоторые люди развивали, но для этого требовалось огромное упорство. Если главный атрибут был самым сильным, ведущим, и пусть с трудом, но поддавался, то использовать остальные, даже с кольцом другого типа, было очень сложно. Уже молчу о том, что овчинка выделки редко стоила, так как другой источник был априори слабее.
   Рехей пытался заставить Лар Милч пересилить свои раны и попробовать воспользоваться своим кольцом Тумана. Все еще зеленый Фальк с трудом приподнялся, ожидая хоть каких-то результатов.
   Реборн спрашивал паникующего Шоичи, который показывал на белую круглую машину и хватался за голову, Ламбо пытался успокоить рыжего и разговаривал о чем-то с аркобалено. Кажется, он добивался чтобы Реборн меньше давил на Шоичи, беспокоящегося из-за всего произошедшего и нормальной работы круглой белой машины, а Тсуна перестал панически дергать свои волосы. Спаннер - механик, что помог Тсуне, стоял в стороне, разводя руками, и, что ли, собрался помочь Шоичи, отчего тот слегка расслабился.
   - Мы спрячемся здесь, а когда они успокоятся, уйдем под иллюзией, - пояснил Мукуро, усаживаясь вместе со мной на вдруг появившееся огромное кресло.
   - Получается, ты меня похитил, - утвердительно произнесла, не зная, как на это реагировать.
   С одной стороны, от Хибари я, несомненно, ушла, но тут случай, может быть, еще более запущенный. Тем более что его руки держали меня пусть и осторожно, но крепко, а сам Рокудо прижался щекой к моей голове и едва слышно выдохнул, прикрыв глаза. В свою очередь, я практически лежу на нем и думаю: а что мне, собственно, делать?
   - Мукуро, может, стоит остальным хотя бы сказать, что все в порядке? - испытывая двойственные чувства, предложила я. - Они ведь волнуются.
   - Пусть волнуются, - безмятежно отозвался иллюзионист, практически мурлыча.
   - И что ты теперь собираешься делать? Прятать меня от остальных?
   - Нет, - все тем же тоном ответил. - Я не буду прятаться в подземной базе. Мы с тобой вольны, как ветер, и можем отправиться куда захотим. Не волнуйся, я не буду таким, как Кёя-кун, я сделаю все, что захочешь, моя прелесть.
   От его слов едва патока не лилась, настолько они были сладкими. Только чувствовала я все равно какой-то подвох. Может быть, виновата эта 'моя прелесть' напомнившая мне Горлума, но сейчас я пока не могла и не горела желанием бежать. Тем более, возвращаться к Хибари. Но над остальными не за что так издеваться. Мукуро скрылся слишком неожиданно. Они ведь могут подумать, что Рокудо держит меня против воли.
   - Мукуро, у тебя листочка и ручки не найдется? - решила я.
   - Зачем? - не понял разноглазый.
   - Хочу оставить Кёе небольшое поучительное послание.
   Иллюзионист, посомневавшись немного, достал из кармана кожаного плаща необходимое. Не знаю, было ли оно настоящим, я просто написала:
   'Вернусь, как только захочу и у меня появится свободное время'
   Едва свернув короткую записку и подняв глаза, охнула, увидев, что творится по ту сторону. Хибари избивал Конрада. Фальку, видимо, тоже досталось, но меньше, так как у него лишь была разбита губа. Рыжего же планомерно мутузили, несмотря на попытки сопротивления. Рехей вступился, останавливая Кёю - и слава богу, я уже готова была попросить Мукуро вернуться. Хотя... Нельзя бросать их - они же друг друга поубивают.
   - Мукуро, верни меня, пожалуйста, обратно, - сказала, скомкав записку за ненадобностью.
   - Зачем? - в голосе Рокудо послышалось неудовольствие и напряжение. - Мне казалось, ты хочешь проучить Кёю-куна. Или это потому, что он напал на них?
   Верно, разноглазый сделал то же самое, но Хибари раз за разом подрывал мое к нему расположение. В принципе, они даже одинаково отреагировали бы на новость, что Конрад и Фальк позволили мне уйти из базы - поубивали бы всех вокруг. Мукуро может понять, что так делать не следует, и послушается. Уверена, он уже меня услышал и будет осторожен в своих действиях. Но не Кёя - тот с ослиным упрямством будет делать по-своему, пока ему силой не сделать внушение. Редко, когда он понимает не на языке силы, и через десять лет мало что поменялось.
   - Поэтому тоже, - согласно кивнула, посмотрев в разные глаза. - Кёя считает, что я-из-прошлого его собственность. Он раз за разом ломал мое к нему хорошее отношение. Я захотела уйти и, если бы Конрад с Фальком не пошли со мной, я бы ушла в одиночку.
   Надеюсь, Мукуро не разучился учиться на чужих ошибках и повторять путь Хибари не будет.
   - Значит, ты злишься на него, - Рокудо неожиданно растянул губы в широкой улыбке.
   - Тебя это радует? - уточнила я.
   - Конечно, - я почувствовала, как он нащупал мою руку и погладил пальцами по запястью. - Это значит, что я на шаг впереди к номеру один.
   Все снова повернуло не туда. Надеюсь, я смогу адаптироваться к этому будущему хоть когда-нибудь или на крайний случай, скорей бы вернуться обратно. Там двое подростков дурели, а я с ними через раз справлялась, тут же...
   - Возвращаемся? - сменив тему, уточнила я.
   - Давай не будем портить воспитательный момент, - предложил Мукуро, забирая у меня скомканную записку. - Уйдем на несколько часов, только и всего. А затем вернемся, - подумав, он добавил: - Если захочешь, конечно.
   Чувствую себя в компании змея-искусителя, но не могу сопротивляться такому предложению. Мне нужно отдохнуть, иначе я точно сорвусь от этого зоопарка, что сидит на подземной базе.
   Мы сделали, как и планировалось, но люди покидали лабораторию медленно и неспешно.
   Я обратила внимание, что Реборн что-то сказал всем, после чего забрал с собой Тсуну, Гокудеру и Ямамото. Гамма с чернокожим здоровяком и длинноволосым подростком свалил тихо, пользуясь общей суматохой. Лар Милч и Хром все еще были без сознания, их увезли на больничных тележках. Шоичи вместе с Ламбо и Спаннером занялись оборудованием.
   Звуки в подреальность, тонущую во тьме, не долетали. Я могла лишь догадываться о том, что происходит по ту сторону. Кёя и Рехей пытались что-то сделать. Оставив в покое жутко паникующего Шоичи, не знающего, за что хвататься, они ходили туда-сюда, периодически переругиваясь. Конрад, хоть и выглядел очень плохо, тоже вставлял свои злые пять копеек. Фальк их пытался разнять и успокоить, и, на удивление, получалось неплохо. По крайней мере, едва обстановка накалялась до предела, все фыркали и расходились в стороны, чтобы снова сойтись чуть позже.
   - Мукуро, а как долго ты можешь поддерживать эту иллюзию? - уточнила я, когда по ощущениям прошло около часа.
   - Столько, сколько потребуется, - мягко ответил он, погладив мои волосы.
   Я сидела перед ним на кресле, и по ощущениям иллюзионист находился в крайне добродушном настроении, переплетая мне косу.
   - Брось, - неожиданно для себя зевнула. Видимо, сбавившая накаленность обстановка давала о себе знать. - Это ведь совсем не просто. Раньше ты так не умел. Я не видела, чтобы ты использовал такую иллюзию.
   - Да, она сложнее, чем кажется, - не стал отрицать Рокудо и заверил меня: - Не волнуйся, если все слишком затянется, я найду способ нам незаметно выбраться.
   - Как она работает? - полюбопытствовала я, припомнив, что у каждой иллюзии существует свой закон, а то и не один.
   Иллюзорная птица, кружащая по моей комнате, летала по заданной траектории - она была очень простой иллюзией. Таких Мукуро мог создавать пачками, ведь непосредственного контроля они почти не требовали. Огненные столбы, извергающиеся из-под земли, оказались сложней. Требовалось не только контролировать точки их выхода, но и поддерживать именно такую форму и передавать жар, который они источали. Если, например, закон формы огненных столбов нарушить, можно самому неожиданно оказаться внутри огня, поэтому правила иллюзий создавались неспроста.
   - Это точка в пространстве, - ответил Мукуро. - То место, где мы стояли в момент перехода. Сюда можно попасть только через нее, но для этого, как я и сказал, нужен иллюзионист классом повыше. В твоем времени даже я этого не умел.
   - А еще?
   - Здесь ничего нет, только темнота, в которой удобно создавать иллюзии. Я могу создать любое правило, например, правило поверхности, чтобы на ней стоять. Или правило, превращающее пространство в воду, в которой можно дышать.
   Повинуясь взмаху его руки, воздух действительно потяжелел. Я чувствовала сопротивление, и дышать стало сложнее, но я все еще могла вдохнуть воздух.
   - Смотри, - указал Мукуро в сторону, выпустив ртом пузырьки воздуха.
   По воздуху, как в воде, плыл косяк пестрых рыбок. Поблескивая чешуей, они шустро закружились вокруг, взмахивая плавниками и беззвучно хлопая ртами. Рокудо как ни в чем не бывало продолжил рассказ, а я слушала его, рассматривая рыбок, к которым присоединились другие - мелкие и крупные.
   ***
   Открыв глаза, я обнаружила себя в объятьях, уткнувшись в мужскую грудь, и хотела уже было возмутиться, какого это Хибари опять на меня навалился, но... это оказался не он. По сути, Мукуро не навалился, просто сильно прижал к себе. И он спал.
   Во сне у него было такое умиротворенное, расслабленное выражение холеного лица, что поневоле засмотришься. Он все еще бледный, будто солнца не видит, но эта бледность не выглядит болезненной, как раньше. Нет ни высокомерия, ни бравады, просто безмятежность, отдающая чем-то мягким и теплым. Правда, сейчас я заметила синяки под глазами и усталые морщинки. Наверное, он слишком выматывал себя и скрывал это за иллюзиями.
   Но... главный вопрос. Почему я проснулась в его объятиях, лежа на широкой кровати в явно светлой комнате? По ощущениям, еще раннее утро, но не это важно. Я помню, что расслабилась под мерный мягкий голос и мельтешение пестрых рыб, а затем, кажется, заснула. Мы покинули базу Мелоне? Где мы? Моя одежда все еще на мне, только обувь снята - уже радует. Надеюсь, не получится, как с Мегуми. Она помешанная, и что-то мне подсказывает, у меня с ней точно ничего не было. А с кем было? Хм... Могла ли взрослая Акира быть с кем-то из хранителей? Я не знаю, какой она стала, но я сейчас не рискнула бы так сделать. Чувствую, будет жестокая и кровопролитная война в отдельно взятой семье и 'избранного' просто порвут на клочки. Допустим, Кёя или Мукуро смогли бы выдержать напор, они оба сильные, в этом и проблема. Хибари очень воспитанный, даже если что-то было, он бы и намека не дал. Мукуро очень тактильный, даже если ничего не было, он просто может так проявлять симпатию и привязанность. Конрад? Да если бы было, он был бы уже мертв. Рехей? Не смешно, он мне как младший брат. Тогда кто-то со стороны... Ну... Эм... Скуало мне нравится. Когда не орет. Но, что-то мне подсказывает, такие отношения Занзас воспримет, как попытку украсть у него хранителя Дождя. Блин, пусть с этим разбирается взрослая Акира. Ей хотя бы восемнадцать есть.
   - Доброе утро, - Рокудо неожиданно зашевелился, придвинул голову и выдохнул мне в макушку. - Как спалось?
   - Хорошо, - удивленно ответила, сообразив, что не было никаких странных сновидений от пережитого ранее. - Где мы?
   Сев на кровати, обвела взглядом просторное помещение, выглядевшее, как картинка с рекламы гостиницы - та же самая чистота и порядок, но никаких лишних вещей.
   Он был одет в ту же футболку и брюки, а его плащ висел на стуле. Его сапоги и мои кеды стояли у кровати.
   - Небольшое временное убежище, - ответил Мукуро, следом за мной поднимаясь с кровати. - Ванная за той дверью слева. Позже сходим куда-то позавтракать, не задерживайся.
   Неожиданно схватив меня и развернув, поцеловал в лоб и, если мне не послышалось, назвал, дословно, 'маленьким сокровищем'. Все еще слегка очумевшая, отправилась выполнять утренний моцион и приводить себя в порядок. Это будущее иногда полностью выбивает землю из-под ног, скажу я вам.
   Как оказалось, едва мы вышли на улицу, вокруг все еще знакомый и родной Намимори. Мы находились в центре города, где с раннего утра уже кипела жизнь.
   Солдаты Мельфиоре действительно исчезли из окрестностей, ни одного ни я, ни Мукуро не заметили. Сложно поверить, что буквально вчера все было совершенно иначе. Нельзя было просто так пройтись по улице и зайти в кафе.
   Десять дней... Много это или мало - как посмотреть. Пытаться стать сильнее за этот срок - все равно что учить билеты за полчаса до сдачи экзамена. Расслабиться и отдохнуть, слегка подтянув по возможности навыки, с учетом прошедших боев - вполне реально. К тому же, требовалось подготовиться к той игре, которая в переводе называется 'Выбор'. Правила, пожалуй, стоит уточнить у Шоичи, но с этим можно повременить.
   - Акира-чан, скажи 'ам', - Мукуро растянув губы в широкой и довольной улыбке, держал перед лицом ложку с кусочком мороженого.
   Мы, конечно, оба любили сладкое - кто бы еще на завтрак согласился взять пирожные и большую вазочку посыпанного шоколадом мороженного, которую тоже с радостью уплетал? И да, он, похоже, тоже относился ко мне, как к чему-то маленькому, милому и пушистому, но за такими уже знакомыми шуточками я могла не придавать этому особого значения. Да я и так уже перестала напрягаться от мысли поехавшей крыши Рокудо.
   - Отправимся подальше от Намимори, - предложил Мукуро, продолжая мягко улыбаться и жмурить глаза в улыбке. - Кёя-кун уже наверняка вышел на след. Акаге тоже умеет быть надоедливой ищейкой, поэтому у нас, скорей всего, меньше суток.
   Рокудо был прав, пусть мне все же чуть-чуть, но хотелось вернуться. Потому что есть люди, которые будут волноваться, и если Кёю можно так проучить, то Рехей и Конрад такого не заслужили. Да и Тсуна, Хром, Ямамото, Ламбо, Киока, Шоичи... Они ведь пережили этот бой на базе Мелоне, и требовалось время, чтобы перевести дух и начать доверять друг другу. Понимаю, что несколько дней они тоже будут бездельничать - слишком это все было непривычно для них, не готовы, особенно подростки, к таким событиям, да и техникам надо привести в порядок остатки базы Мелоне.
   Мукуро перебирал пальцы моей руки своими и рассматривал мое лицо с легкой улыбкой. Кажется, ему будет все равно, куда дальше. Но боюсь, это ему не понравится.
   - Мукуро, - привлекла внимание, заглядывая ему в глаза, - я хочу связаться с Вендиче.
   Это оказалось единственным моим желанием, против которого был Мукуро. Ни логические доводы, ни уговоры на него не действовали, так как тюремщики были самым опасным, что известно мафии. Они даже, наверное, смогли бы остановить Мельфиоре, но просто не делали этого. Они были теми личностями, даже упоминание о которых заставляло вздрогнуть сильных и бывалых убийц, поэтому они предпочитали не подходить к той грани, когда на них обращала внимание темная и загадочная тюрьма Вендикарре. Никому не подчиняются и вершат суд над каждым, каким бы сильным или влиятельным он ни был.
   Но натренированная на Хибари, я смогла пронять Рокудо. Он долго сидел, обнимая меня и вдыхая запах моих волос, а затем все же согласился при одном условии.
   И это условие уже не понравилось мне.
  Примечание к части
  Ни на что не намекаю, просто говорю, что в моем профиле есть ссылка для доната :3
  Глава 15
   Думаю, Кёя не ожидал, что двери его особняка откроются и внутрь зайду я. Хибари был завален вокруг стопками бумаг; он поднял голову, рассматривая меня и будто не видя. Бедняга Кусакабе выглядел просто изнеможённым, а ведь всего сутки назад, перед отправлением на базу Мелоне, мужчина выглядел собранным и серьезным.
   Кёя подскочил, мгновенно вспыхнув угрожающей аурой ненависти, едва за моей спиной появился Мукуро. Иллюзионист в долгу не остался и ядовито улыбнулся, распространяя свою ауру пламени - обволакивающую и душащую похуже самых ядреных духов.
   Впервые в жизни мне хотелось тихонько пропищать: 'Спасите!'. Или даже очень не тихонько.
   - Хохлатый, - процедил Хибари, доставая оружие.
   - Кёя-кун, - кивнул Рокудо, перехватывая поудобнее свой трезубец.
   - Ну вы тут пообщайтесь, а я пойду на соседнюю базу, - нашлась я, решив ретироваться и обернулась, чтобы смыться.
   Мукуро перегородил путь, кивнув на Хибари:
   - Ты хотела кое-что сказать Кёе-куну, Акира-чан.
   - Он не согласится, - покачала я головой, осознав, что зря согласилась на условие иллюзиониста.
   Вначале я подумала, он специально его поставил, чтобы я отказалась от этой затеи, но, прикинув, сообразила, что толика здравомыслия тут есть. Но сейчас я понимаю тщетность идеи явиться и попытаться уговорить Хибари.
   - Я с тобой, моя прелесть, - улыбнулся он, наклонился и поцеловал в макушку. - Он тебя не обидит.
   - Не то чтобы я боялась, что он меня обидит... - сразу же принялась отрицать, хотя если подумать, то как раз поэтому я и не хотела обращаться к нему. - Кёя меня даже слушать не станет.
   - Я слушаю, Акира, - донесся до меня ледяной тон Хибари, как оказалось, скрестившего руки перед собой в ожидании.
   Взглядом он все еще сверлил разноглазого, но, кажется, Кёя понял, что я задумала нечто опасное, раз даже Мукуро решил обратиться к нему за помощью. Конечно, я не подвела:
   - Я хочу наведаться к Вендиче, - быстро выпалила и стала ожидать реакции.
   Кёя сверлил меня нечитаемым взглядом, а затем сказал категоричное:
   - Нет.
   Я протянула руки и посмотрела на Мукуро взглядом: 'Я же говорила!'.
   - Хм... - задумчиво и как-то слишком наигранно-печально протянул он. - Но даже если мы оба против этой идеи, ты, моя прелесть, ведь не успокоишься и полезешь к ним, пусть и в одиночку. Даже несмотря на то, что каждый из нас так или иначе пытался с них что-то вытянуть. Даже несмотря на всю опасность и риск. Да еще и без своей коробочки, как отправилась на базу Мелоне. Такая уж ты есть. Кёя-кун сделал большую ошибку и потерял твое доверие, - разноглазый посмотрел на Хибари, говоря уже для него, но все еще будто не с ним, - Кроме того, еще и подверг риску, забрав оружие, хотя вовсе не имел права. Тебе оставалось сражаться с пусть поддельным Погребальным Венком, но все равно бойцом А-ранга лишь с помощью своих сил. Если бы ты там погибла, вероятно, не я один пожелал ему смерти. Ведь он должен был защищать тебя. Не удивительно, что ты готова разорвать с ним все связи.
   Ох, как он играл на нервах Хибари! Я повернула голову, посмотрев на Кёю, и увидела ходящие желваки на мраморно-белом лице. Мукуро его выводил из себя, удивительно, что Хибари все еще держит себя в руках и просто испепеляет его взглядом.
   - Все закончилось хорошо, - продолжил Рокудо вкрадчиво. - Ты, Акира-чан, цела благодаря моим усилиям и, что не может меня не радовать, я теперь твой любимчик и тот, кому ты больше всех доверяешь.
   - Достаточно, - мне показалось, что это не Кёя сказал, а лед откололся со скрежетом.
   - Почему же? - расплылся Мукуро в улыбке, наслаждаясь ситуацией. Наверное, только ради этого мы и пришли сюда вдвоем. - Пожалуйста, не делай так больше, мое маленькое Небо, - наклонившись он прикоснулся ладонью к моей щеке, смотря таким взглядом, что мне стало стыдно от того переживания, что я там видела. - Второй раз заставлять нас проходить через подобное слишком жестоко.
   - Я очень хочу пойти к Вендиче. Мне нужно это сделать, прежде чем я вернусь, - растерявшись, все же нахмурилась. - Ты ведь и так со мной идешь, как всегда, так что это большее, что можно сделать ради уменьшения риска.
   - Если ты думаешь, что я отпущу тебя одну, то ты сильно ошибаешься, - все тем же строгим и холодным тоном вернул меня в реальность Хибари. - Я подобного не допущу.
   Посмотрев на Кёю, я поняла, что и у него слова Мукуро засели в сердце. А еще он, наверное, хотел реабилитироваться за свою ошибку ранее, ведь как только я вернусь в прошлое, у того Кёи начнутся проблемы.
   - Хотя без Тумана вполне можно было бы обойтись, - добавил он.
   - Сомневаюсь, - мило улыбнулся ему Мукуро на эту колючку.
   Или же мне снова лишь кажется, что это правда, и Хибари не изменится. Не хочу больше идти на уступки, чтобы потом оказаться запертой и на цепи.
   - Надеюсь, хохлатый наказал тебя за то, что ты полезла в гущу боя, - отчитал меня Кёя, оставаясь бледным, строгим и желающим превратить все вокруг в отбивные. - Но это не единственная вещь, от которой тебя стоит отучить. Я научился терпеть этот Туман, - Хибари наградил недобрым взглядом Мукуро, - но два Тумана это уже слишком, Акира.
   - Два? - все еще мило улыбаясь, повторил Мукуро, неуловимо темнея лицом.
   Краем глаза увидела Кусакабе - здорового, тренированного мужика, в данный момент все же не выдержавшего, выползающего из помещения предельно тихо и на четвереньках. Конечно, слиться с окружающей средой у него не получилось, но смотрели-то не на него, и у меня тоже нервы сдавали.
   Спасите!
   - Ну, ну, - неожиданно развернул меня к себе Мукуро, схватив за плечи. - Не бойся. Нет смысла пугаться, уж не меня так точно, - он присел, приблизившись, и почти невесомо прикоснулся губами ко лбу.
   Его пламя и вправду будто спряталось. Наверное, он почувствовал мои эмоции, он ведь может. Не то, чтобы я расслабилась, но все же перестала себя чувствовать мишенью двух взрослых и смертоносных убийц. Оказывается, все же есть разница между тем, как стоять под недовольными взглядами подростков, и вот этих вот великовозрастных чудовищ.
   - Я, конечно, не рад, но тебя не обижу, - тепло и спокойно улыбнулся разноглазый. - А с Туманом сам разберусь. Он будет знать свое место.
   - Акира, подойди сюда, - требовательно позвал Хибари.
   Я обернулась, посмотрев на него с сомнением. Хибари держал в руке оранжевую коробочку, которую протягивал в мою сторону. Нет уж, в его поле досягаемости только зайди - и все, не выберешься. Так-то он стоит, потому что Мукуро в любой момент может скрыть нас в подреальности.
   - Не так быстро, Кёя-кун, - выпрямился Рокудо. - Мы оба знаем, что Акиру ты не отпустишь. Хотя я был бы не против понаблюдать за тем, как ты окончательно перестанешь быть хранителем, мне ее душевное спокойствие и присутствие дороже.
   Они долгое мгновение мерились взглядами, будто ведя бесшумный диалог. Мукуро, как всегда, кружил словами, но все же я не могла не оценить, что он поставил мое душевное равновесие выше собственной неприязни или соперничества. Значит, не безнадежный.
   - Я не буду удерживать ее против воли, - твердо ответил Хибари с нечитаемым выражением лица.
   - Иди, - отпустил меня разноглазый, ободряюще улыбаясь. - Если что, я здесь.
   Вновь недоверчиво посмотрев в сторону Хибари, заманчиво протягивающего оранжевую коробочку, я все же решилась. Медленно и осторожно приблизилась, внимательно высматривая любые реакции Хибари, на удивление застывшего в полной неподвижности. При том еще и смотрел как-то странно, но не испепеляюще.
   Протянула руку, быстро схватила коробочку... и дернулась, почувствовав, как была схвачена за свое же запястье. Знала же!
   - Если есть хоть малейший шанс, что я верну твое доверие, я им воспользуюсь, - сказал Хибари, смотря на меня пронзительным взглядом. - Я ни за что не позволю тебе навредить, поэтому, пожалуйста, доверься мне.
   'Пожалуйста' скорее дань вежливости, не стоит надеяться на это слово. Кёя все также стремится получить желаемое и упрямо идет к своей цели. Я ему не ровня, он все так же расценивает меня, как приз, который перешел к Мукуро.
   - Ты хотел сказать: 'Я не переживу, если ты бросишь меня, Акира-чан', - разноглазый засмеялся, заставив Хибари задеревенеть и перевести на Рокудо убийственный взгляд.
   - Я ведь говорил тебе не связываться с ним, - ледяным тоном процедил Кёя, непроизвольно сжав пальцы чуть сильнее.
   Зашипев сквозь зубы, с трудом вырвала свою руку из его цепких пальцев, благо он позволил это сделать.
   - Я могу сама решить, кому доверять, а кому не стоит, - померившись взглядами с Хибари, добавила: - Может, хватит терять время и пора позвать остальных?
  
   ***
   - Не оставляй меня на них, - закончив рассказ, натурально взмолилась я, ощущая за спиной две недобрые ауры, пылающие раздражением.
   Главным образом, конечно, Рокудо и Хибари бесило присутствие друг друга, но по ощущениям било знатно. Это же не два подростка, это двое мужчин с уже изрядно потекшими крышами, а психологом и плотником должна быть я! Хорошо хоть не на меня их внимание направлено, поэтому еще как-то можно терпеть.
   Рехей, скрестивший руки перед собой, покивал, а затем закричал так, что заложило уши:
   - Так, поговорим теперь по-мужски! - пылая решительностью, завопил боксер. - Я тебе, Хибари, Киру-чан доверил! Я на тебя положился! А Рокудо тут как тут! Что все это значит?!
   - Нет-нет-нет, - быстро заговорила я. - Мукуро ни при чем. Он нормальный.
   - Если вы ей навредили, я хочу вам обоим морды набить! - Рехей воспылал энтузиазмом, праведным гневом и пламенем Солнца, сгребая всех под одну гребенку. - Вы ее обидели! С девочками так нельзя обращаться! Тем более она маленькая и беззащитная! Надо было все взять на себя! Я уж ее точно не позволю ранить!
   - Сасагава, - схватил его за подмышки Фальк, удерживая и повторяя: - Сасагава.
   Обычно флегматичный Штромберг демонстрировал просто море эмоций, с опаской посматривая на иллюзиониста.
   - Так, значит, Хибари накосячил, - вынес вердикт Конрад, задумчиво покусывая папироску, а затем неожиданно расплылся в довольном оскале и выдал: - Хе! Похоже, оба оказались неудачниками и выбыли!
   Хибари и Рокудо, смотревшие на попытки набить им рожу от Рехея спокойно, перевели одинаково снисходительные взгляды на рыжего.
   - Не зазнавайся, - высокомерно одернул его Кёя.
   - Нет, нет, нет, - покачал пальцем Мукуро, не прекращая улыбаться. - Это все потому, что здесь Кёя-кун. Меня Акира-чан любит и ценит, и ни на кого не променяет, - разноглазый подошел ко мне и, наклонившись, чтобы убрать разницу в росте, прижался щекой к левой щеке, другой рукой погладив правую щеку. - Не переживай, Кира-чан, мы, конечно, с трудом терпим друг друга, но за эти годы наши взаимоотношения даже можно назвать дружбой. Мы сделаем все, как следует.
   - Иди-ка сюда, хохлатый, - голос Кёи упал ниже нуля, приближаясь к абсолютному минусу. - Нам есть, что обсудить один на один.
   - Оя-оя, - прикрыл глаза Мукуро и усмехнулся, выпрямляясь. - Не хочешь усугубить свое положение, Кёя-кун? Но я не против. Мне тоже не нравится, когда у моей коробочки ломают крыло.
   - Я тебе и руки не прочь сломать, - ответил Кёя с опасной усмешкой.
   - Смотрите за Акирой-чан очень внимательно, - обернулся к остальным Рокудо. - Я скоро вернусь.
   Мукуро сказал это вежливо и довольно дружелюбным тоном, но Конрад и Фальк побледнели. Едва Кёя и Мукуро удалились, Штромберг сказал, с сомнением посмотрев на меня:
   - Я бы этому Туману не доверял. Впервые вижу его таким.
   - Каким? - не поняла я.
   Мужчина задумался, пытаясь подобрать подходящее слово.
   - Милым? - подсказала я.
   - Приторным, - скривился он, передернув плечами.
   - Ей, успокойся, Сасагава! - повысил голос рыжий. - Они и так друг другу морды успешно помнут, даже без твоего участия!
   - Но я тоже хочу! - заорал громче него Рехей.- Мы должны решить наши разногласия экстремально! С помощью кулаков!
   - Да забей на них, - посоветовал вновь флегматичным тоном Фальк, источая пламя Дождя. - Они уже все решили, осталось нам сказать свое слово.
   - Да тут и вопроса никакого нет, - фыркнул Конрад и оскалился: - Пусть между собой собачатся, все-равно первый помощник босса - я. Вендикарре так Вендикарре. Ей, уж мы с боссом точно выбьем ответы!
   - Ты в курсе, что это тюрьма мафии считается неприступной, а тюремщики - почти богами возмездия? - с недоверием поинтересовался Штромберг.
   - Каждый из нас обращался к ним, - посмотрел на него собравшийся Рехей. - Мы писали письма, использовали разные способы, но даже с их главным встретиться не удалось. Будь хоть они самими богами, никого это не остановит! А теперь, все вместе...
   - И Хибари, - добавил Конрад.
   - Мы все и Хибари, - повторил Рехей, продолжая мысль, и воодушевленно поднял кулак, смотря перед собой. - Мы получим ответы и не позволим Акире-чан умереть!
   До того боксер стал выглядеть одухотворённо, что во мне пронеслась волна ностальгии по тем дням перед соревнованиями, когда Сасагава Рехей - глава боксерского клуба - воодушевлял его участников, и хор голосов ревел согласное 'да!'.
   - Ей! Конечно! - оскалился Конрад, напомнив мне вновь того несгибаемого и упрямого парня, идущего к своей цели, несмотря на все удары судьбы. - Мы же не зря столько лет шли к тому, чтобы наша семья стала сильнейшей!
   - Тогда... - протянул Фальк, смотря на этих двоих, переполненных энтузиазмом. - Что делаем дальше?
   - Надо собрать снаряжение, - решил рыжий, судя по глазу, задумавшись над вопросом. - Силы Феникса обеспечат нас транспортом, и мы быстро туда долетим. Сколько нас, босс?
   - Только я и вы, - пожала плечами, а затем мелькнула мысль, о которой я не подумала. - Сколько времени это займет? Мы успеем к началу 'Чойса'? Мне хотелось бы поговорить с Вендиче до Бьякурана, чтобы понять, что он знает или где врет.
   - Дорога туда и обратно займет пару дней, если ничего нам не помешает, - нахмурился Рехей, восхитив меня тем, что он подумал об этом. - Тюрьма находится в горах, будет холодно. Но если мы все сделаем быстро, то успеем намного раньше.
   - Значит, давайте сделаем все как можно быстрей, - решила я. - Схожу, предупрежу остальных.
   - Ей, я с тобой! - мгновенно среагировал рыжий, молниеносно оказываясь передо мной.
   - Нет, я схожу с Кирой-чан, - возразил Рехей. - А ты с Фальком свяжешься с Фениксом наверху. Все-таки в последнее время я работал с Тсуной и от имени Вонголы.
   Конрад надулся, но все же дернул Фалька с собой. А мы с Рехеем отправились на общую базу с новостями. Сперва мы заглянули в зал совещаний, где обитали Джанини и Реборн. Механик был чем-то занят, обложившись ноутбуком, планшетом и кучей чертежей. Перед Реборном тоже были разбросаны бумаги. Подойдя ближе, я рассмотрела, что это схемы записей, испещрённые стрелками, кружочками и сокращениями. Навскидку, я могла опознать только инициалы всех, кто был на этой базе. Похоже, Реборн, несмотря на перерыв, решил воспользоваться возможностью и еще раз собрать всю информацию, что он получил.
   - Все в порядке, Акира? - буднично поинтересовался он, заметив наше появление, будто и не похищали меня вовсе.
   - В полном, - кивнула спокойно. - Как все обстоит на общей базе?
   - Кроме того, что Хибари психует и рискует убить любого подвернувшегося под руку? - уточнил аркобалено.
   - С ним я уже виделась, - ответила, сообразив, к чему он.
   - Остальные где-то на базе. После вчерашнего боя они совершенно вымотаны и сейчас либо едят в столовой, либо отдыхают в комнатах.
   Что это за странный взгляд у Джанини? Что его удивляет? На базе не так уж много адекватных личностей, которые сидят с ним в штабе, неужели еще не привык к стилю общения Реборна? Или же все дело в том, что наше с ним общение тоже несколько своеобразное?
   - Я собираюсь отправиться по делам на пару дней со своими хранителями. Передашь остальным? - уточнила я.
   - Бьянки собиралась после обеда отправиться с девочками в город на прогулку. Думаю, остальные детишки тоже захотят развеяться.
   - Они заслужили, - согласилась я, еще не понимая, зачем он мне это говорит. Реборн обычно никогда не говорит ничего просто так, ради поддержания разговора. - Уверен, что стоит им позволять?
   - В городе безопасно, - подозрительно охотно ответил Реборн, - на радаре больше никого, но на всякий случай было бы неплохо отправить с ними кого-то из взрослых. Сможешь выделить кого-то?
   Я посмотрела на Рехея, который, вопреки обыкновению, помалкивал. Хотя, может, через десять лет он стал больше понимать в том, что говорить, и сейчас как раз пытался это сделать. Правда, смотрел на меня с ожиданием, и я понимала, почему.
   - Думаю, Рехей будет не против отправиться с ними... - начала я.
   - Конечно, я экстремально согласен! - гаркнул Рехей, вспыхнув энтузиазмом, и расплылся в радостной улыбке.
   - Остальные все пока заняты, - продолжила с сомнением. - Думаю, у меня будет пара часов.
   - Замечательно, - неожиданно улыбнулся Реборн, что было явственным сигналом о его личном интересе. - Значит, ты тоже можешь отправиться со всеми.
   - Тебе что, нравится смотреть, как психуют мои хранители? - хмыкнула, вопросительно приподняв бровь.
   - А ты разве не можешь с ними справиться? - повторил мой жест аркобалено. - Боишься, что твоя попка будет красная?
   Я почувствовала, как поднимается гнев изнутри, но старательно задавила его. Его пробудил стыд, и я не хотела, чтобы Реборн видел это. Только не он. Не стоит вестись на его невинные подначки. Стоит только представить то, чего он хотел этим добиться. Например, что не только Кёя будет трястись надо мной и бегать в поисках, высунув язык. Фактически, сейчас я очень удобная мишень для манипуляций, и если я сама все не возьму под свой контроль, то это сделает кто-то другой.
   - Зачем мне отправляться со всеми? - проигнорировав его высказывания, уточнила я, пытаясь сохранить нейтральный тон.
   Глаза, чувствую, меня выдавали, так как Реборн выглядел уж очень довольным.
   - Развеешься, отдохнешь, - перечислил Реборн и добавил: - Тсуна на тебя обижен. Начиная с переноса в это время, вы с ним толком не виделись.
   Тут уж я задумалась, сообразив, что после тех сражений за кольца и финального боя с Девятым, где Тсуну просто пришлось нейтрализовать, мы с ним поговорили, но закончили на не слишком приятной ноте. Уже через день-два разговор был бы более разумным, Тсуна смог бы подумать над всем этим и, может быть, меня услышал. Я думаю, братец все же переварил всю ситуацию, но тут нам на головы свалилось это будущее, и, под ворохом новых проблем, пришлось на время отложить все остальное в сторону. У него наверняка были еще вопросы ко мне, но из-за обстоятельств в лице Хибари я не могла даже выйти на соседнюю подземную базу. А если приходила, то, в основном, когда Кёя, приводивший меня, тренировал Тсуну. На базе Мелоне мы, опять же, увиделись почти мельком. И вот сейчас Реборн мне говорит остаться. Только вряд ли из-за того, что осталось в прошлом, сейчас у нас другие проблемы. Лар Милч считала, что Кёя меня слишком балует, и отнесла меня к категории 'защищаемых, которые должны оставаться в тылу'. Тсуна, Гокудера и Ямамото из прошлого помнят еще, что в прошлом я безобидной тоже не была, но ничего по этому поводу не сказали. Будто соглашались с ней, мда. Неужто подумали, что, приобретя оружие из этой эры, теперь превзошли всех остальных? А тут я в секунду обезвреживаю противников. Не силой, а умением, но в их глазах все выглядит проще, и объяснить, опять же, я ничего не успела. Затем еще и выяснилось, что я знала - Шоичи на нашей стороне. Нехорошо получилось. Кёя как бы тоже знал, но и сам молчал, и мне ни слова не позволил сказать. Но Тсуна вряд ли обратил внимание на подобные тонкости и отсутствие удивления у Кёи. В глазах Тсуны я - все еще предатель, после конфликта за кольца, и отщепенец, что, по законам японского коллектива, едва ли не худшее преступление. Ох ё... А я все еще относилась к нему, как прежде, пропустив все эти эмоциональные горки.
   - Хорошо, - согласилась я. - У нас все еще девять дней до начала Чойса. Ничего страшного, если я потеряю здесь пару дней.
   Неформальная, расслабляющая обстановка, должна сгладить острые углы. Купим сладостей, прогуляемся по округе. Отлично. Правда, меня вряд ли отпустят без эшелона охраны.
   Интересно, будут ли злиться Хибари с Рокудо, если я им не скажу?
  
   ***
   Сижу я, смотрю на четырнадцатилетнего Базиля, и даже не знаю, что сказать. Паренек буквально проглатывает пищу, и хоть и пытается что-то сказать, да ничего не понятно. Поэтому мы все сидим тут и ждем, когда же он насытится. Судя по его оговоркам, он уже несколько дней нормально не питался. Очнулся где-то в Испании, с кольцом, коробочкой и записной книгой, где были инструкции. Руководствуясь ими, добрался до этой базы в Японии, где Джанини и Фуута подняли тревогу, сказав, что кто-то находится у входа. Хорошо, что панику не подняли. Сказали сначала нам - всем тем, кто собирался на поверхность и, соответственно, находился ближе всех к входу. А уж мы, оставив на базе Киоко, Хару и И-пин, быстро заметили Базиля, свалившегося с дерева от недостатка сил, и передали ложную тревогу. Как я и просила, Джанини не связался ни с кем из моих хранителей, кроме Рехея, который и так был со мной. Мне не хотелось ломать свой план и упускать воспитательный момент.
   - Здесь написано: 'Победите Бьякурана вместе с молодыми Вонгола', - доев все, что есть, Базиль сыто выдохнул и показал записную книгу с огоньком пламени... Неба.
   Пламя Емитсу - я сразу же это поняла. Папаня, выходит, знал о том, что мы перенесемся в будущее? В этом времени он все еще советник Вонголы и наставник Базиля. Хотя Базиль как раз хранитель Тсуны, но вряд ли этот момент привлек внимание братца. Емитсу, как-никак, наш отец. Правда, с чего бы? Базиль получил все инструкции и объяснения, как пользоваться коробочкой и кольцом, из этой книги, благодаря чему успешно одолел нападавших на него солдат Мельфиоре. Интересно, где сейчас Емитсу? Жив ли вообще? Или же сгинул, едва книгу отдал?
   Когда у парней закончились вопросы и они стали восхищаться и радоваться тому, что Базиль теперь с нами, Бьянки напомнила, что девочки нас ждут.
   - Верно! - всполошился Рехей, тоже сидевший с задумчивым видом, и подскочил на ноги. - Нельзя заставлять их ждать!
   - Если так, то Базиль тоже... - Тсуна, видимо, хотел позвать парнишку с нами, но когда повернулся к нему, Базиль уже спал, уронив голову прямо на тарелки.
   Мы оставили беднягу отсыпаться и набираться сил, а сами, как и планировалось, поднялись на поверхность. Хару и Киоко загорелись идеей посмотреть на свои дома в этом времени, остальные не стали возражать. Чтобы не тратить много времени, решили разделиться.
   Рехей буквально разрывался между мной и Киоко. Я, конечно, могла бы пойти вместе с ними, но я тоже хотела увидеть свой дом. Возможно, там я найду какие-то ответы. Поэтому боксера я попросила мне довериться и отправила его вместе с Киоко. Тсуна, Бьянки и И-пин шли вместе со мной. Оставались лишь Ямамото с Гокудерой. По глазам Такеши, который то и дело смотрел в сторону, где находился их магазин суши, я видела, что он испытывал те же чувства, что и я. Но все же - другие.
   - Тогда... - начал Тсуна. - Гокудера-кун и Ямамото...
   - Пф... Этот бейсбольный идиот сам сможет себя защитить в случае чего, - уверенно засунул руки в карманы Гокудера. - Не беспокойся, Десятый.
   - Он прав, Тсуна, не волнуйся! Мы разделимся, квартира Гокудеры в другой стороне.
   Его отец мертв в этом времени, а он старается вести себя как обычно. Даже улыбается как обычно, прикрыв глаза. А Гокудера цыкнул сквозь зубы, ничего не сказав. Кажется, он снимал квартиру. Вряд ли она все еще принадлежит ему, поэтому подрывник будет просто шляться по округе. Его выбор.
   - Тогда давайте через час встретимся... в школе, - предложил Тсуна, взглянув на Киоко.
   - Тсуна-сан, а мы успеем зайти ко мне домой? - уточнила Хару.
   Она сразу же решила идти с Тсуной, не собираясь навязываться в компанию Гокудере или Ямамото. С Гокудерой они не ладили, а Ямамото сам мыслями уже где-то витал.
   - Если хочешь, сначала мы к тебе пойдем, - покладисто согласился Тсуна.
   Блин, я не хочу идти с Хару. Мне нужно по меньшей мере минут сорок, чтобы осмотреть весь дом. Бестолково как-то разделились. Гокудера будет бесцельно болтаться, Такеши одному идти, наверное, не хочется, но и не позволит он себе, чтобы другие увидели что-то кроме его беззаботной улыбки. Я надеялась, Тсуна предложит Гокудере составить компанию Хару в качестве охраны. Что Хару, что Гокудера послушались бы, если бы это сказал братец, но не кто-то другой. А Тсуна и в ус не дует. Конечно, родителей дома он не застанет, поэтому и не рвется. По официальной версии Емитсу забрал с собой Нану в безопасное место, когда начались атаки Мельфиоре.
   - Я бы хотела все же сходить домой, - сказала я.
   - Кира-чан, одна ты не пойдешь! - настойчиво напомнил Рехей.
   Ему и так идея разделения не нравилась, но я была с Тсуной и Бьянки, у которой была коробочка, а дом Сасагав располагался через три улицы - при шуме боя можно успеть вовремя.
   - А я возьму с собой Такеши, - кивнула на удивленно обернувшегося в мою сторону Ямамото. - У него теперь есть две коробочки, и у меня - своя. Если что-то случится, мы отобьемся или сбежим. Согласен, Такеши?
   - Хорошо, я не против! - улыбнулся бейсболист.
   - Тогда как же Ямамото сможет зайти к себе домой? - напомнил, вдруг заволновавшийся за него братец.
   - Не волнуйся, Тсуна, - Такеши закинул руку ему на плечи, дружелюбно встряхнув. - Я хотел предложить сводить И-пин на детскую площадку, но так даже лучше!
   Интересно, сейчас-то братец уловил, к чему это было сказано, или просто так, от растерянности, согласно кивнул?
   По дороге к моему дому мы с Ямамото не заговорили об этом. Предпочли глядеть по сторонам и вспоминать жильцов. Спальный район, как всегда, был тих и пустынен.
   Как и ожидалось, калитка и входные двери оказались заперты. Без зазрения совести (это ведь мой дом!) пришлось разбить стекло на веранде, чтобы зайти внутрь. Первое, что я увидела - столовая. Стулья ровно приставлены к столу, никакого беспорядка, будто Нана только что наводила тут порядок. Разве что слой пыли на мебели, но все было закрыто, поэтому он не слишком толстый.
   На кухне ситуация была та же - вся посуда на месте, только холодильник пустой. Гостиную тоже никто не трогал. Оставался верхний этаж, и я замерла у лестницы.
   - Кажется, здесь ничего не изменилось, - сказал очевидное Ямамото, рассматривавший все вокруг с интересом, и остановился рядышком. Его улыбчивое лицо изменилось, и тон стал более серьезным: - Навевает воспоминания, правда?
   - Да, - не стала отрицать. - Забоина на второй ступеньке сверху - это Тсуна выбил. Почему-то через нее он чаще всего спотыкается. На перилах - это я задела чем-то, уже не помню, чем. А ниже, видишь, галочка? Это уже Ламбо начинал выцарапывать свое имя ножом, да Нана вовремя его остановила.
   - Поднимемся наверх? - осторожно предложил Ямамото, понизив голос.
   Кивнув, пошла вперед. Моя комната практически не изменилась. Правда, появилось больше фотографий в рамках, выставленных на столе. Их ставила точно не я. Мне бы в голову никогда не пришло поставить те фотографии, где я младенец и двухлетний ребенок. Они хранились в фотоальбоме. А еще тут лежали мои наушники, уже изрядно потрепанные, несколько школьных тетрадей и пару свечей.
   Комната Тсуны пребывала в непривычном порядке. Похоже, братец тоже давно здесь не был. Все игры и манга лежат на привычных местах. Родительская спальня была примерно в том же идеальном и никем не тронутом состоянии.
   - Ну, я... это... подожду тебя здесь? - ходивший за мной по пятам Ямамото замер, когда я свернула в ванную комнату.
   Я не ответила, забравшись на тумбу в ванной ногами, и сняла неприметную решетку с вытяжки. В темноте провала вентиляции лежал маленький сверток. Достав и развернув его, убедилась в том, что внутри баночка с таблетками. Значит, и остальные остались на местах - дом никто не обыскивал.
   - Значит, ради этого ты хотела попасть домой? - осторожно поинтересовался Ямамото, все-таки заглянувший в проем двери.
   - Сама не знаю, что я хотела тут найти, - нахмурившись, с силой забросила пакет обратно, закрыла решетку и спрыгнула вниз. - Идем отсюда.
   На что я надеялась? Емитсу здесь никогда толком даже не было. В доме жила Нана, причем последние годы, наверняка, в одиночку.
   - У нас еще полчаса. Пойдем к месту встречи или прогуляемся по округе? - спросил Такеши, едва мы вышли на улицу.
   Я сделала несколько вдохов-выдохов, пытаясь прийти в себя. Это должна была получиться приятная прогулка, чтобы расслабиться и отвлечься. Увы, выдали идею пройтись по своим домам.
   - Ты хочешь сходить домой? - посмотрела я на Ямамото. - Если хочешь, я могу пойти с тобой.
   На лице парня появились сомнения. Даже если Такеши откажется, может, он и прав. Я как-то совсем не подумала, что в моей комнате обнаружу мини-алтарь самой себе.
   - Да, будет отлично, - несмотря на слова, Ямамото выглядел не таким веселым и оптимистичным.
   Окна магазина оказались заколочены. Никто не выкупил его на торговой улице. Нас заметил работник соседней лавки, оказавшийся ее же владельцем.
   - Парень, ты случаем не родственник Ямамото, что жили тут? - подслеповато прищурился мужчина старшего возраста. - Как будто младший брат сына Тсуеши.
   - Вроде того, - улыбнулся Такеши, взъерошив рукой волосы.
   - Если так, то, может, ты приведешь дом в порядок? - предложил он. - Такеши-то продавать магазин отца не спешит, а больше-то владельцев и не было.
   - Кто знает... - Ямамото оглянулся на заколоченные окна и выдохнул: - Ну, старик, нам пора!
   - Ага, - дернулся торговец и опомнился: - Так вы кто такие будете?
   Но Ямамото уже быстро шел прочь, а я поспевала за ним. Вскоре он сбавил шаг, и мы выровнялись. Выглядел парень очень напряженным, движения делал резкие, смотрел перед собой, хмурясь. Наверное, так же выглядела и я чуть ранее.
   - Прости, что мы так и не зашли внутрь, - неожиданно сказал Такеши, на что я замахала рукой, мол, не за что извиняться. - Я хотел, - продолжил он, - но мой дом не здесь, понимаешь?
   Наверное, я все же понимала. Это наше будущее, но мы к нему пока не пришли, и для нас его не существует. И все равно смотреть за этим всем было больно, даже если знаешь, что все вернется назад, и появится еще один шанс все исправить... Хотя, как говорит мой случай, исправить можно не все.
   - Он хороший человек, - сказала я и посмотрела на Ямамото, пояснив: - Твой отец.
   - Да, - согласился Такеши, продолжая идти и смотреть перед собой.
   - По официальной версии, Нану забрал Емитсу, защищая от Мельфиоре, - решилась я. - На самом деле, она где-то в лечебном заведении. Она просто делала вид, что не замечает всех приколов, оговорок и рефлексов отца. Улыбалась, даже когда в дом прибежал Ламбо и стал бросать вокруг оружие. Не смутилась с появлением Реборна, Бьянки и Фууты в доме. Смирилась с тем, что Тсуну стали жестко готовить и он часто выглядел побитым. У нее едва не сдали нервы, когда Ламбо после боя за кольцо Грозы попал в больницу, - я вздохнула, набираясь воздуха. - Она ничего не могла сделать, поэтому делала вид, что ничего не видит и не слышит, лишь бы наша семья выглядела хоть чуточку нормальной. Бьюсь об заклад, она давно хотела забрать нас с Тсуной и сбежать в закат, но это было бесполезно. Ты знаешь.
   - Это свойственно родителям, - едва я замолчала, ответил Ямамото, слушавший не перебивая. - Жертвовать собой. Своим счастьем, благополучием и жизнью.
   Поделившись этой тайной хоть с кем-то, я почувствовала себя чуточку легче. Я знала: Ямамото никому не расскажет, как и я про Тсуеши-сана.
   - Я не хочу, чтобы они это делали, - твердо ответила. - Послушай, даже если ты хранитель Тсуны или вообще ничей, мне все равно. Эта мафия ужасна и Вонгола - ее идеальный венец творения. Ей все равно на твои желания, умения, силу, твой возраст или положение. Она пережёвывает всех и выплевывает, когда они ей не нужны. Тсуна все это понимает, на самом деле. Он желает ее разрушения, как и я, но тот же Девятый легко может его одурачить. Сбежать не выйдет, даже если стать очень сильным, это я знаю. Но бежать я больше не хочу. Мне нужно защитить себя, Тсуну, Нану и даже маленького Ламбо. Поэтому я найду союзников и сделаю все, что смогу.
   Верно, для этого я и создала Феникс, по крайней мере тот, в десятилетнем прошлом. Посмотрев на продолжавшего молчать Ямамото, я решила добавить:
   - Я не жду, что ты присоединишься ко мне, и я не хочу, чтобы ты ради меня жертвовал Тсуеши-саном. Я хочу, чтобы вы оба не сидели, смиренно сложа руки, а еще немного поборолись.
   Ямамото за словом в карман никогда не лез, но в этот раз он лишь кивнул, говоря, что понял. Больше лезть к нему в душу я не стала. Мы дошли к месту встречи, и Такеши вернулся из своих мыслей, натянув беззаботную улыбку.
   - Гокудера-кун, Ямамото и Акира, вы ходили домой? - первым делом решил полюбопытствовать Тсуна.
   - Мы сходили с Кирой к вам домой, а затем прогулялись по округе, - закинул руки за голову бейсболист.
   - Я тоже просто прогулялся, - хмуро ответил Гокудера.
   - Ясно, - кажется, теперь-то Тсуна понял. - А ты, Киоко-чан?
   - Да, все нормально, - улыбнулась девочка.
   - Я присматривал за домом, - сказал Рехей, ткнув в себя большим пальцем.
   - А теперь зайдем в школу Тсуны-сана? - поинтересовалась улыбчивая Хару.
   Был выходной день и, видимо, после того, как Хибари ушел отсюда, территорию школы по выходным больше никто не патрулировал. Мы свободно перепрыгнули через забор и тихонько зашли внутрь, чтобы не наткнуться на возможную охрану. Поднялись по лестнице, Тсуна открыл дверь своего класса. С ним учились Ямамото, Гокудера и Киоко. Они все сели на свои места, пока остальные ожидали в коридоре. Я видела их лица.
   Только после окончания школы начинаешь что-то к ней чувствовать. В будущем жизнь завертится и разнесет всех одноклассников в разные стороны. Кто-то пойдет сразу на стройку, кто-то пойдет учиться, чтобы устроиться офисным планктоном, а кто-то станет боссом мафии - никогда не знаешь.
   Напоследок решили подняться на крышу. Наверху воздух оказался свежим и прохладным, легкий ветер едва ощутимо трепал челку, принося с собой ощущение расслабленности.
   - Травоядные.
   Дверь на крышу с жутким скрипом отворилась. Взрослый Хибари Кёя в официальном костюме выглядел в школе несколько чужеродным, хотя все еще представлял собой образец сдержанности и добропорядочности. А желваки на лице ходили.
   - Хи-хибари-сан! - издал вопль всеобщего удивления Тсуна.
   - Эй, Хибари, хорошо, что ты решил присоединиться к нам! - искренне обрадовался Рехей его приходу.
   Не, Рехей, у него еще немного и глаз дергаться начнет. Идея их слегка повоспитывать, кажется, была несколько самонадеянной.
   Еще немного и ничего не подозревавший, пылавший дружелюбием, боксер схлопотал бы удар, но тут из проема двери появился еще один человек. Я узнала его даже не по стилю одежды, ничуть не изменившемуся, ни по блондинистым вихрам, стильно уложенным, а по карим лошадиным глазам, обрамленным густыми ресницами.
   - Ого! Кёя, как можно злиться на этих подростков? - ослепительно улыбнулся Каваллоне Дино, показав ровный ряд белых зубов.
   - Дино-сан! - братец обрадовался появлению взрослого Каваллоне Дино, которому сейчас должно быть около тридцати.
   Тсуна каждый раз так радовался его появлению, надеялся на помощь и решение его проблем. Наверное, в Каваллоне братец чувствовал родственную душу и надеялся на поддержку.
   - Почему я должен тебя искать по всему Намимори? - строго поинтересовался Хибари ледяным тоном.
   Опасность миновала и Рехея, и всех остальных, но пришла ко мне.
   - Не запугивай Акиру, - появился новый голос за спиной.
   Рокудо вновь появился из иллюзии, приобняв меня за плечо.
   - Я не хочу повторять за Кёей-куном, но почему ты пошла за пределы убежища, не предупредив меня, моя прелесть?
   - Я пошла с Рехеем, и, так понимаю, как только вы поднялись обратно, Джанини и Реборн вам передали, куда мы отправились, - ответила, собрав всю свою волю в кулак. - В чем проблема?
   Мукуро понятливо общупал всех окружающих взглядом. Девочки испуганно сжались в сторонке. Тсуна растерянно посматривал на Каваллоне. Ямамото просто стоял, видимо, пытаясь понять, что происходит и стоит ли ему что-то делать.
   - Да, в чем проблема? - нахмурившись, уточнил Рехей. - Я ее защищал или вы сомневаетесь, что я способен на это?! Так давайте я вам экстремально это докажу!
   - Попробуй, - с готовностью достал Хибари тонфа.
   - Давайте все успокоимся, - дружелюбно улыбнулся Каваллоне, подняв безоружные руки. - Здесь безопасно. Кира-чан просто прогулялась со всеми наружу.
   Дино проблемы не видел, а для некоторых моих хранителей, похоже, больше не было понятия 'безопасно'.
   - Не лезь, Конь, - предупредил его Кёя.
   - Это ты перестань, Хибари! - не выдержала я. - Или ты считаешь, что я не могу выйти на прогулку, если захочу?
   Воцарилось напряженное молчание. Кёя не отвечал, хотя точно так и считал, пусть, возможно, понимал, что так неправильно.
   - Тогда почему ты меня не позвала? - Мукуро присел на корточки, заглядывая мне в глаза. - Я ведь тоже хотел пойти на прогулку.
   - Прости, что не позвала, я думала, вы с Хибари заняты более важным делом, - пожалуй, слишком резко ответила.
   - Никакое дело не может быть важнее тебя, - сладко улыбнулся разноглазый.
   Манги перечитал, точно. Киоко с Хару аж духом воспрянули, позабыв о всяких ужасах, вроде Хибари Кёи. Ладно, хватит драму разводить на потеху публике.
   - Каваллоне-сан, вы зачем к нам прибыли? - вопросительно посмотрела на блондина, который вновь обаятельно улыбнулся:
   - Я здесь чтобы помочь вам.
  Глава 16
   Кто в здравом уме посадит подростка, который никогда не сидел за рулем чего-то большего, чем велосипед, за руль гоночного мотоцикла? Конечно же - это Реборн.
   Дальнейшая прогулка совсем не расслабляла, а напрягала, поэтому мы вернулись обратно, где нас уже ждали с новостями. Механики, обсудив все с Шоичи и Реборном, решили использовать мотоциклы в качестве средства передвижения для Чойс. Учитывая, что поле боя диаметром в десять километров - это была хорошая идея. Кроме того, они решили усовершенствовать транспорт и изменили двигатель таким образом, что он стал работать на пламени и издавать меньше шума, оставаясь невидимым для радаров пламени. В общем, эти мотоциклы почти ниндзя. Одна проблема - не все умели ими управлять.
   Гокудера и Базиль, например, умели это уже давно и, едва сели за руль, тут же стали гонять наперегонки. Ямамото довольно быстро освоился и под конец дня даже мог прыгать на заднем колесе и весело улыбаться, радуясь такому трюку. Он всегда все быстро интуитивно улавливал. Я не пыталась лихачить, остановившись на том, чтобы привыкнуть к скорости. Тсуна еле-еле разгонялся, явно с трудом держа руль, но к концу дня он тоже освоился.
   Почему я еще на базе, а не у Вендиче? Я решила дать моим хранителям больше времени на подготовку к путешествию, надеясь, что они не только соберут сумки и заправят баки бензином, но и притрутся между собой. Они натурально собачились, пусть и как-то вяло. Видно было, что они знают друг друга уже достаточно, чтобы бить по самому больному, но ограничивались лишь колючими подначками и смотрели за мной. Всегда. Вплоть до того, что когда я за компанию отправилась в купальню вместе с Хару, Киоко, Хром, Бьянки и И-пин, то когда вышла, икнула от неожиданности, застав своих нянек под дверью. Им нужно было время, чтобы их перетрясло после прибавления Мукуро, и они слегка успокоились - я это понимала.
   Что меня больше всего радовало - я могла ходить куда угодно. Хибари пришлось сбавить обороты. Уступать, он, конечно, совершенно не собирался, ну, никто и не надеялся. Зато Мукуро здорово перебивал его собственничество своим. Конрад аж всплакнул, но кивнул и отправился обратно, чтобы организовать поездку не впопыхах, а наверняка. Фальк философски пожал плечами и пожелал удачи, отправившись вместе с рыжим, чтобы вникать в процесс.
   Рехей периодически орал на Кёю и Мукуро, заставляя их обоих сдать назад. Каваллоне... Ну, Каваллоне пытался влезть, чтобы хоть как-то контролировать происходящее. В моих глазах выглядело так, будто он все еще хотел продемонстрировать, какой он сильный и влиятельный, хотя я понимала, что, возможно, молодой мужчина просто хотел помочь.
   Ночью что-то грянуло, бухнуло, что аж затряслись все стены. Гул, разбудивший меня, стоял еще с полминуты, но я даже подняться с кровати не смогла. Собственно, выпутаться из обвивших меня рук тоже. Мне выделили собственную спальню, отдельно от остальных, но Рокудо пробрался и улегся на мою кровать. Запрет пребывания кого-либо еще в моей комнате он, похоже, нагло проигнорировал. Он даже, черт подери, не спал!
   - Ну и почему ты не даешь мне выйти посмотреть? - поинтересовалась, едва заметив поблескивавшие в темноте глаза.
   - У кого-то что-то сломалось, сами разберутся, - мягко ответил Мукуро. - Никакой опасности, пока ты здесь и со мной, нет.
   Гул действительно прекратился довольно быстро. Я слышала отголоски голосов в коридоре, но не могла разобрать даже чьи они. Наверное, ребята все проснулись и сбежались на шум. Скоро появится кто-то из взрослых. Реборн, к примеру, или Хибари, который тоже взял комнату на этом этаже в свое пользование и предпочитал теперь ночевать там.
   Дверь открылась, впуская свет из коридора в комнату. Длинная тень легла на стену. Вспыхнула аура пламени, переполненная ненавистью. Мукуро вскочил с кровати... и раздался топот ног. Когда я выглянула в коридор, то успела увидеть, как Рокудо в брюках и футболке, но босиком убегает от разъярённого Хибари в домашней юката, но с тонфа в руках. Причем Мукуро, кажется, еще и улыбался. Ни за что не поверю, что он не предвидел, что после такой тряски мнительный Хибари проверит мою комнату.
   - Что это с ними? - возник из-за того же поворота Джанини в компании Реборна.
   - Ночные игры, - зевнула я, подходя ближе. - Что случилось?
   Свернув, увидела всех, сбежавшихся на шум. Стена была выворочена в коридор. Повсюду лежали надломанные камни. Очень сильно 'пахло' огнем, но само пламя уже исчезло.
   - Я хотел открыть коробочку, - растерянно пояснил Тсуна, сидящий на полу в потрепанной пижаме. В руке он держал оранжевую коробочку с гербом Вонголы со всех сторон. - Я попытался, как обычно, запустить свое пламя... А затем внезапно вылезла эта штука... и захотела меня убить.
   - Этот Ирие! - воскликнул Гокудера. - Он подсунул вам неправильную коробочку, Десятый!
   - Нет, в этот раз это была ошибка Тсуны, - возразил Каваллоне появляясь из коридора в футболке и мягких штанах. - Коробочки Неба очень чувствительны, и если ты ее неправильно откроешь, то можешь разрушить.
   - Осторожней со своей, Кира-чан, - хмурился Рехей.
   - Да я свою уже открывала раньше, - недоуменно почесала затылок.
   - И что появилось? - полюбопытствовал Базиль.
   - Ну... Это был зверь, - попыталась подобрать слова, оказавшись под перекрестном напряженных взглядов. - Не совсем обычный, правда.
   - Он великолепен!
   Вместе с этим восклицанием меня обвили цепкие женские руки, прижавшие к мягкой груди. Я знала, что это Мегуми, поэтому не запаниковала и даже в лице не поменялась. Лица парней, наоборот, удивленно вытянулись. Ну, тут ничего странного - Мегуми красивая женщина. И еще у нее страсть к вызывающим одеждам, ничем иным я не могу объяснить этот коротенький халат. Очень плохо запахнутый.
   Тсуна и Гокудера лицами попытались повторить цвет редиски. Ямамото смущенно отвел глаза.
   - Идем обратно в постель, Акира-сама, - сладко пропела она. - Тебе нужен хороший приятный сон, - я не видела, но практически ощутила, как растягиваются ее алые губы в улыбке и поблескивают глаза - и, конечно же, массаж, чтобы лучше расслабиться.
   - Ладно! - хлопнул в ладоши Каваллоне, прерывая разговор и любые вопросы. - Кира-чан, давай я тебя проведу! - он вытащил несопротивляющуюся меня из ее объятий. - Мы займемся всеми вопросами завтра. У меня тоже есть коробочка Неба, и я покажу, как ее открыть, а сейчас всем обратно в постель.
   - Отдохните хорошо, - добавил Реборн. - Дино завтра возьмется за ваши тренировки.
   Каваллоне, явно не ожидавший такой подставы, выдохнул и продолжил нас разгонять, бубня что-то про то, что его убьют за нарушение режима сна.
  
   ***
  
   Белый конь с будто пылающей оранжевой гривой фыркал и дергал копытом под нашими взглядами.
   - Вау, он верхом на коне! - удивился Ямамото.
   - Оранжевое пламя... - сосредоточенно произнес Гокудера. - Это определенно коробочка Неба.
   - Да у них даже челка одинаковая, - хмыкнула я, ничуть не сомневаясь, что этот жеребец - коробочка, принадлежащая Каваллоне.
   Несмотря на то, что Каваллоне пронес через годы свою неуклюжесть и за завтраком разбросал еду по всему столу, сейчас рядом с ним стоял верный помощник Ромарио, и Дино умело спрыгнул с лошади, на которую забрался, чтобы покрасоваться. На самом деле, он хотел показать нам взаимодействие с коробочкой Неба, и то, что лошадь снесла это - уже показатель. Без, к примеру, очень неохотно относился к такой идее, переворачивался на спину, задрав лапы, и делал страдальческий вид.
   - Иногда я катаюсь на ней, но лучше для этого использовать седло, - Дино погладил лошадь по гриве. - Запомните, коробочка и ее владелец должны быть в гармонии между собой. Тебе это тоже должно стать уроком, Кира-чан. Скорей всего, твоя коробочка очень своевольна. Тсуна мне рассказал, как этот зверь вел себя с Кёей.
   Хибари, подпирающий стену, прикрыл глаза, явно ставя галочку прибить Каваллоне на досуге.
   - Скуало сказал, что коробочка проявляет характер владельца, - пихнула я братца в бок с ухмылкой. - Не удивительно, что Дино-сан позволяет на себе ездить.
   - Кира-чан... - Каваллоне аж покрылся румянцем от смущения, пока братец пытался подобрать слова.
   Ну не могла я смолчать, не могла! Тем более, зная, что останусь безнаказанной.
   - Хватит языком чесать, - возникший из ниоткуда Реборн подпрыгнул и ударил с ноги Каваллоне в челюсть. - Не волнуйтесь, каждый раз, как Дино будет небрежен, я буду его наказывать.
   - Прекрати, Реборн! - с недовольством попросил тот, закрыв рукой покрасневшую кожу. - Что это на тебе?
   Я обратила внимание на странную одежду аркобалено. Похожа на театральный костюм: книга на туловище, крылышки бабочки за спиной, шапка-колокольчик на голове и указка в руке, фонарик на конце которой Реборн зажег с улыбкой.
   - В этот раз я буду феей, - театрально-дьявольски произнес репетитор, отчего я хихикнула, не удержавшись. Серьезные тренировки, похоже, будут с весельем. - Ну, Кира, покажи нам свою коробочку.
   Я зажгла кольцо и, абсолютно не напрягаясь, приложила его к отверстию на коробочке. Без выпрыгнул и, явно красуясь, чтобы не уступать, замер в воздухе, размахивая крыльями и раскрыв клыкастую пасть. Ребята отпрянули в стороны, закрываясь от порыва ветра, но вскоре поняли, что Без не представляет угрозы. Черный дракончик приземлился и сложил крылья, с любопытством всех рассматривая желтыми глазами.
   - Никогда не слышал о таких коробочках, - растерянно протянул Каваллоне.
   - Вро-о-ой! Еще бы!
   - Скуало! - обрадовался Ямамото, когда все обернулись на выход.
   Капитан Варии довольно скалился, рассматривая Беза, а дракончик - с интересом его. И огромную рыбу с него размером в руке мечника.
   - Хороша коробочка. Как назвала? - спросил он.
   - Его зовут Без, - представила я и добавила для всех остальных: - Он не агрессивный, если его не обижать. Что ты здесь делаешь, Скуало?
   - Он будет тренировать Ямамото, - ответил мне Дино. - Если бы я обучил его чему-то бесполезному, то Скуало бы разозлился, поэтому сам прибыл в Японию.
   - Мечники... - понятливо протянула я.
   - Вро-о-ой! Что ты этим хочешь сказать?! - зычно и с вызовом уточнил Скуало. - Он мой ученик в будущем, и я не могу терпеть, когда мое имя пятнает такое отродье! Я заберу его и вправлю ему руки обратно в плечи, если ты дашь согласие. Верну к сроку.
   - Хорошо, забирай, - пожала плечами.
   - Но подожди, Ямамото же с Тсуной... - начал было Каваллоне в попытке разобраться.
   Скуало быстрым шагом оказался рядом с ним и всучил в руки рыбу, которую держал за хвост. Каваллоне недоуменно на нее уставился. Видимо, капитан Варии намеренно игнорировал присутствие Тсуны, застывшего в непонимании и, судя по лицу, даже не знающего, что сказать.
   - Держи, - Скуало порылся в пиджаке и достал оттуда небольшую коробку, которую протянул мне. - Это тебе подарочек.
   В его руке оказалась обычная коробка шоколадных конфет. Это такое радушие или дань вежливости? Не поняла. Но на всякий случай приняла. Каваллоне, судя по всему, задавался вопросом, почему именно рыба. Без, наверное, тоже, но хороший такой кусок от тунца отхватил по размеру своей челюсти. Дино от неожиданности выпустил рыбу и отпрыгнул, удивленно, с возмущением уставившись на дракончика. Или же на его острозубую клыкастую улыбку. На что Без беззастенчиво показал ему розовый язык, будто говоря, что рыба - это для него, и на раз-два съел почти все, оставив Каваллоне лишь голову. Даже пихнул ее лапой в сторону Дино, чтобы тот наверняка понял, что это для него. Я знала, что щедрость - она где-то во мне.
   - Значит, ты будешь моим тренером, Скуало? - переспросил Ямамото, будто не веря в услышанное.
   - Ага, - только и успел ответить капитан Варии и тут же резко обернулся. - Какого черта?!
   Без в мгновение ока оказался возле Скуало так, что тот даже не заметил, когда дракончик схватил в рот концы его длинных волос и... кажется, принялся жевать. От варийца сильно несло рыбой. Наверное, Без принял его за еду.
   - Выплюнь каку, - посоветовала я, не беспокоясь за то, что Без сделает что-то не то, пусть капитан Варии и принялся орать, размахивая мечом.
   - Ты что творишь?! Выплюнь сейчас же! Это не еда! Я тебе рыбу дал! Убери свои зубы от меня! Ты самый настоящий бес!
   Кто бы знал, что это был судьбоносный момент и с этого мгновения за все дальнейшие невинные шалости любопытного дракончика сие прозвище к нему прикипит намертво.
   Без послушался и выпустил волосы, отплевав несколько белесых клочков... и снова с ожиданием уставился на Скуало. С этаким видом исследователя, наблюдающего за подопытным образцом.
   Скуало взял в руки пожеванные волосы. У него даже венка на виске выступила.
   - ВРО-О-ОЙ! Убью тебя, черная ты сволочь! - разъярился мужчина. -Посмотрим, что ты еще умеешь, кроме как пакостить!
   С этими словами он открыл свою коробочку с помощью кольца Дождя. Появившаяся огромная грозная акула, полностью покрытая голубым пламенем, сделала угрожающий круг в воздухе, как в воде... и тут же задергалась, пытаясь сбросить то, что прицепилось ей к хвосту зубами. Рыбина рванула вперед по залу, нарезая стремительные круги в попытке сбросить дракончика.
   - Вот же тварь, - выругался мечник, провожая взглядом догонялки.
   - Хватит развлекаться, Скуало, - улыбнулся Каваллоне. - Ты заставляешь своего ученика ждать.
   Капитан Варии быстро подошел к Ямамото и неожиданно врезал тому кулаком по лицу. На этом Скуало не остановился, добавив коленом в подбородок так, что по полу поскакал выпавший зуб Такеши.
   - Ямамото! - воскликнул Тсуна в ужасе.
   - Этот ублюдок убил его?! - вторил ему Гокудера.
   - Эй! - окликнула я растерянно.
   В следующую секунду Скуало перекинул Ямамото через плечо, не обращая внимание на то, что из его рта продолжает течь кровь, и обернулся:
   - Это мой метод.
   Это что, меня должно успокоить? Мечники, конечно, своеобразные, но...
   - Оставьте это на Скуало, - посоветовал Каваллоне. - Он понимает Ямамото лучше всех остальных. Ну, а остальное я беру на себя. Тренировками Хром займется Рокудо Мукуро, он меня уже предупредил. Гокудера - тебя подтянет Кёя. Навыки работы с коробочкой у Базиля проверит Сасагава Рехей. Тсуна, ты будешь тренироваться самостоятельно, пока не сможешь открыть коробочку правильно. Кира-чан, я займусь твоими тренировками с коробочкой Неба, ведь мы прекрасно можем понять друг друга, - и Дино ослепительно улыбнулся.
   - Ни в коем случае, - холодно отрезал Хибари, стоявший темной тенью у стены и до того не отсвечивавший.
   - Самостоятельно?! - удивился Тсуна.
   - ЧТО?! - очумело воскликнул Гокудера, выглядя при этом не слишком довольным тем, с кем придется работать. - К черту это!
   - В таком случае, Кёя может заняться тренировками Базиля, а Сасагава - твоими, - предложил ему Дино.
   Хибари все еще не выглядел довольным. Базиль нервно улыбнулся ему, подозревая, что Кёя его за что-то уже недолюбливает. Рехей, кажется, готов был помочь обоим.
   - Наставничество - это не твое, - раздраженно выплюнул Скуало, продолжавший наблюдать за всем этим, и гаркнул: - Тупоголовый идиот!
   - Криворукий, - согласно кивнула я, оценив то, что Каваллоне выбрал помогать мне, а Тсуне дал всего лишь не очень-то понятную подсказку, будто у нас есть куча времени, чтобы братец дошел до нее самостоятельно.
   - Конь, - еще короче высказался Хибари.
   Бедный Дино аж растерялся от такого единодушия. Мало того, Реборн еще раз ударил его по лицу, но на вопрос 'за что?!' толком не ответил, сказав подумать над этим. Яблочко от яблоньки, каков учитель, таков и ученик. Со вздохом решила высказать свое мнение.
   - Во-первых, Каваллоне, - я намеренно решила опустить суффикс, в котором уже не было никакой нужды, - у нас не так много времени для изысков наставничества, поэтому нет времени давать Тсуне возможность додуматься до всего самостоятельно. Займись им лично и попробуй понять, что Тсуна делает не так. У нас с Безом и так полное взаимопонимание, - Без показал Каваллоне язык, сохраняя невозмутимый вид, отчего Дино удивленно моргнул. Язык исчез из поля видимости, Без состроил серьезную морду, делая вид, что слушает. Каваллоне, кажется, пытался понять, что это было. - Кёя из тех людей, кого лучше вначале спросить. Думаю, будет меньше вреда, если не принуждать его что-то делать. Кёя, за кого возьмешься? - Я вопросительно посмотрела на Хибари, он - на меня.
   Вздохнула, разведя руками. Тут и так все понятно.
   - Ладно, но если ты будешь снова тренировать меня добросовестно, то, что делать с Базилем и Гокудерой?
   - Я могу взять обоих на себя, - вызвался Рехей. - Навыки Базиля нужно всего лишь проверить. Я выдержу их двоих.
   - Хорошо, если будут проблемы, мы позже перераспределим их, - решила я, а затем вспомнила, что не я тут должна командовать, и повернулась к Дино. - Ну как, согласен?
   Каваллоне заторможено кивнул и дернулся, когда его лошадь испуганно заржала, застучав копытами.
   - Скудерия! - бросился он к ней, не зная, как сбросить Беза, забравшегося на спину лошади.
   Я закрыла рот кулаком, пытаясь даже не фыркнуть со смеху. Акула Скуало, видя, что ее обидчик отвлечен на то, чтобы удержаться на коне, попыталась хитро подобраться сзади и схватить уже дракончика за хвост. Не тут-то было. Без, мягко изогнувшись, как-то очень плавно спрыгнул, отчего быстрая и грозная акула огромных размеров врезалась в испуганно заржавшую лошадь. Сам дракончик присел на землю, обвил себя хвостом и с интересом стал наблюдать желтыми глазами за кучей малой.
   - Ничего не говори, - предупредил меня Скуало, - иначе я его убью.
   После чего мечник развернулся и, пылая раздражением, пошел на выход, отозвав свою акулу обратно в коробочку. Дракончик приземлился рядом со мной, провожая их взглядом. Боюсь огорчить Скуало, но, кажется, Безу понравилось.
   Удивительно, как по сути спокойное пламя Дождя могло так буйствовать. Будто тайфун, разбрызгивавший повсюду мелкие колючие капли воды.
   Ну что ж, еще день-два мы все будем здесь, а затем я отправлюсь, куда и собиралась. Будет неплохо подтянуть свои навыки работы с коробочкой. Камбио-форму мы с Безом так и не открыли, да и я толком не знаю, на что еще способен дракончик.
  
   ***
  
   Костер едва слышно потрескивал, не создавая дыма. Рыба, наколотая на палку, уже начинала приятно пахнуть. Ямамото отчитывали еще и словами, несмотря на то, что лицо все еще было в ссадинах и засохшей крови. 'Стать истинным мечником', по словам Скуало, значило стать сильнее. Для этого требовалось полностью отдать себя мечу, почувствовать его, довериться ему... а для этого для начала следовало разобраться в себе.
   - Я не знаю, что лучше, - признался Такеши. - Я хочу сделать что-то для других.
   - Ты должен чувствовать ответ, а не облекать его в слова, чтобы хоть как-то оправдать свои ощущения! - резко одернул его Скуало повысив голос. - Это как искусство мечника, ты должен доверять своей интуиции больше, чем глазам или ушам.
   - Чувствовать... - повторил Ямамото. - Но, если я доверюсь своей интуиции, я потеряю его. Отец готов пойти на это, но я - нет.
   - Он взрослый мужчина, - голос Скуало, как всегда, был уверенным и твердым. - Он мечник, уважай это. Он сам может решать свою судьбу, и даже если для этого придется умереть, иногда оно того стоит.
   Такеши поднял на него глаза, оторвавшись от огня костра. Скуало, похоже, знал, о чем говорил, и понимал. В его жизни уже было что-то, ради чего он готов был отдать свою жизнь.
   - Я не зазнайка, - покачал он головой с улыбкой. - Во мне нет уверенности, что я сделаю все как следует, и даже если доверюсь интуиции, то не знаю, стану ли хранителем. Этот Штромберг очень хорош, а Хибари и Рокудо в бою я уже видел.
   - Твое преимущество в том, что ты успел, - уверенно ответил мечник. - Атрибут Неба образует связь с первым подобравшимся достаточно близко хранителем. Просто продолжай в том же духе, главное, пользуйся не только пламенем. Эта чертяка достаточно умна, чтобы понять, как действует твое пламя, и если ты будешь надеяться, что оно все сделает вместо тебя, то проиграешь.
   - Побороться, значит, - выдохнул с улыбкой Ямамото.
   - Верно, - криво ухмыльнулся Скуало. - Никогда не стоит сдаваться. Действуй! Сражайся! Если не сейчас, то уже никогда!
  
   ***
  
   - Зачем вы меня втянули в этот фарс? - страдальчески вздохнула я.
   - Не смотри на меня свысока! - воскликнул Реборн, жуя конец хвоста со своего парика.
   Он переоделся в девочку. Но это было еще не самое странное. Джанини тоже надел юбку и даже натянул туфли на каблуках. Про парик, бусы и накладную грудь я вообще молчу. Фуута поддержал их только макияжем. Похоже, чем больше времени мы проводим на базе, тем больше все едем крышей. Мукуро, вон, недавно притащил гору одежды и предложил устроить переодевания ради развлечения.
   Вообще, все это было раздуто. Киоко и Хару просто возмутились, что парни от них продолжают все скрывать, хотя уже явно видно, что происходит. Они решили устроить небольшой бойкот, отказавшись выполнять домашние дела, пока им не начнут доверять. К ним присоединилась Бьянки, втянув Хром и И-пин для количества. Реборн вдруг тоже устроил этот театр с переодеванием, еще и меня втянули.
   - Зачем ты это все затеял? - настойчивей повторила я, не сомневаясь в организаторе.
   Киоко и Хару, как и парни, уже разошлись в разные стороны, каждый уверенный в своей правоте, но Реборна мне удалось вытянуть на разговор.
   - Это придумала я, - неожиданно призналась Бьянки. - Мальчишкам, как и девчонкам, будет полезно понять, что женщины не настолько глупы и безобидны, как они думают. Спускать их со счетов не следует.
   - Не смотри на меня свысока! - опять повторил Реборн, как болванчик. - Недооценивать людей слишком опасно, особенно для будущего босса.
   Бьянки, будучи Ядовитым Скорпионом, польщенно разрумянилась от поддержки своих слов и похвалы, принятой, конечно же, на свой счет. Лучше бы Реборн с Тсуной делился целями своих воспитательных действий. Я мысленно плюнула на их развлечения и отправилась к Лар Милч, лежащей в медицинском блоке безвылазно. Мне передали, что она хотела меня видеть.
   Бывшая аркобалено лежала на кровати, совсем ослабленная после боя на базе Мелоне. Она больше была не бойцом и вряд ли уже выздоровеет. Хотя ее состояние оставалось пока что стабильным.
   - Акира, - назвала она мое имя, когда я отодвинула дверь в сторону.
   - Ты хотела мне что-то сказать? - нейтральным тоном поинтересовалась я.
   - Да, - серьезно сказала она, прикрыв глаза. - Ты не так уж слаба, как я думала.
   Не удержавшись, тихо хмыкнула, отчего женщина еще больше нахмурилась. Похоже, ей было сложно признать свою ошибку или даже просто сказать доброе слово. Опять, скорей всего, виновато воспитание.
   - Ты смотришь на меня снисходительно, - утвердительно произнесла Лар Милч. - Ты знала, что я не права. Все же ты когда-то вырастешь в ту Саваду Акиру, что была в этом времени. Это была моя ошибка, недооценивать тебя. Я рада, что мы не враги.
   - Все это, конечно, очень мило и мне приятно, за что я тебе пожелаю хорошего самочувствия. Но неужели это все, ради чего ты меня хотела увидеть? - приподняла вопросительно брови.
   - Я тоже хотел, чтобы ты пришла, - появился Реборн, открыв дверь. Он уже переоделся в свой обычный черный костюм со шляпой. - Помнишь, мы договаривались, что ты встретишься со всеми аркобалено? В прошлом мы еще успеем это сделать, когда вернемся, но сейчас условия уникальные. Пустышка Лар Милч отделена от тела, и она приняла прежнюю форму. Она незавершенный аркобалено и на встречу вряд ли придет, но сейчас она готова сотрудничать. Ее пустышка постепенно лишается пламени и, когда оно исчезнет, Лар умрет.
   Я посмотрела на женщину, но та даже не дернулась. Кажется, она была готова к такому исходу. Ее 'болезнь' сейчас лишь отсрочивает неизбежное. Быть такой спокойной, зная, что медленно умираешь, еще и мучительно... Она сильный человек. Привыкшие быть сильными свою слабость не показывают.
   - Посмотри на нее, Акира, - продолжил Реборн. - Возможно, ты сможешь понять, почему Лар стала взрослой. Я не надеюсь, что ты сможешь снять это проклятие, но хотя бы просто скажи, что думаешь.
   - Я думаю, ты слишком многого от меня ждешь, - честно призналась я и приняла из рук Лар Милч блеклую, едва отдающую синим пустышку.
   Она была достаточно крепкой и твердой. На ощупь гладкая, как отполированная. Обычно при приближении другого аркобалено этот аксессуар на их шеях начинал светиться. Но пустышка Лар Милч не реагировала вовсе. Я чувствовала внутри уже довольно слабое пламя Дождя, почти не гревшее. Пламя - это в том числе еще и жизненная энергия. Ее время на исходе.
   - Тебе больно?
   Лар Милч посмотрела на меня так, что я поняла каков ответ. Значит, кроме общей слабости и головокружения есть и болезненные ощущения. И это знание дает нам... А черт его знает.
   - Это от три-ни-сетте в этом времени? Ты тоже испытываешь подобные ощущения, Реборн? - повернулась к репетитору.
   - С момента переноса, - кивнул тот серьезно.
   - Ты можешь дать мне свою пустышку, Реборн? - спросила я, держа в одной руке пустышку женщины и собираясь взять вторую в другую руку для сравнения.
   - Нет, - отрезал репетитор довольно категорично, отчего мои брови удивленно приподнялись. Он пояснил: - Лар незавершенный аркобалено, возможно, поэтому она может снять ее сейчас, но она до сих пор испытывает боль, если пустышка отдаляется от нее.
   Женщина, не слишком довольная этим фактом, кивнула в подтверждение.
   - Если забрать пустышку, вы...
   - Умрем, - закончил за меня коротышка.
   Реборн испытующе смотрел на меня своими темными глазками. Сложно, когда верят в твою гиперинтуицию и ждут от нее чего-то. При этом информации почти ноль. К тому же, похоже, пустышка - это, считай, сердце аркобалено, поэтому просто так они к ней даже прикоснуться не дадут. Это Лар уже все равно, а Реборн параноик.
   Ладно, попробуем размышлять логически. В этом времени появилось что-то, чего не было раньше. Но если бы это была радиация от некого предмета, то у нее был бы радиус действия. Хорошо, Реборн укрылся в подземном убежище, но и тут она его достала. Действие 'радиации' ослаблял еще и защитный костюм, экранирующий энергию извне. Но Лар Милч, будучи незавершенным аркобалено, испытывает эту радиацию в меньшей степени. Это то, что и так знают Реборн и Лар Милч. С этой стороны они, наверняка, рассмотрели все возможности, но что к чему - так и не смогли сложить. Тогда зайдем с другой стороны.
   - Расскажите мне, как вы стали аркобалено, - предложила я. - Откуда появилось это проклятие и почему именно вы.
   Реборн с Лар Милч переглянулись. Взгляды слишком жесткие, они явно не хотели это раскрывать, но, вот, уже собрались... и дверь снова отодвинулась в сторону:
   - Можно? - просунул голову Тсуна. - Простите, что помешал. Я хотел проведать Лар Милч.
   - Заходи, - кивнул ему Реборн. - Сейчас не время и не место, поэтому, когда все закончится, мы продолжим, Акира.
   Реборн, дав мне знак, пошел на выход. Братец недоуменно проводил нас взглядом. Почему Реборн не попросил об одолжении его? Ведь не попросил, иначе не стал бы скрывать все от Тсуны. Маленький киллер считает, что у моего брата гиперинтуиция слабее? Он в нее точно верит, а я столько всего натворила, сославшись на гиперинтуцию... Да уж, как теперь осторожно развеять его слишком большие ожидания?
  
   ***
   Я сидела, укутавшись в одеяло, и хмурила брови. Кёя стоял, скрестив перед собой руки, демонстрируя, что будет стоять на своем. Мукуро приподнял брови, показывая готовность ответить на любой мой довод.
   - Я Рехею пожалуюсь, - хмуро сообщила я. - Это нечестно, что вы оба действуете против меня.
   - Мы не против тебя, - отказался от таких обвинений Рокудо. - Все это только ради тебя. Пойми, нам будет гораздо спокойней, а тебе безопасней, если кто-то будет рядом, пока ты спишь.
   - В городе нет ни одного солдата Мельфиоре, даже самого захудалого. Надо мной несколько километров земли, я сижу в защищенной подземной базе, - перечисляла я. - Вы все со мной на одном этаже, нас разделяет не больше пятидесяти метров. В конце концов, у Мельфиоре нет настолько сильных бойцов, кроме разве что хранителей Бьякурана. А если совсем начистоту, то я не уверена, что Бьякуран хочет моей смерти. Почему нельзя оставить меня в гордом одиночестве в своей комнате?
   Дракончик, призванный мной для создания количества, согласно заворчал, сверля их взглядом.
   - Здесь слишком много сомнительных личностей, - обезличенным тоном заявил Хибари.
   - Кроме того, моя прелесть, - голос Мукуро стал серьезным, заставив обратить на себя повышенное внимание, - мы до сих пор не знаем, кто это был и как у него получилось обойти все системы охраны. Я уже тоже сомневаюсь, что Бьякуран причастен, но если тот человек смог подобраться даже к тебе взрослой, то может подобраться и к тебе сейчас.
   У меня от его слов мурашки по спине протоптались, как по команде. Я поежилась, пошевелив плечами.
   - Так что, что бы ты ни говорила, я останусь здесь, - поставил меня перед фактом Кёя. - Мне ты можешь доверять, я не допущу ни убийц, ни всякого рода извращенцев, - скосил он серые глаза на Рокудо.
   - Оя, неужто ты меня имеешь в виду, Кёя-кун? - изобразил милую змеиную улыбку разноглазый. - Или же Ито-чан?
   - Вы оба бессовестные невоспитанные уроды, - я удивленно приподняла брови, услышав такое от воспитанного Хибари. Удивлялась до тех пор, пока не вспомнила, что Кёя может общаться на одном языке со всякого рода шпаной и называет всех вокруг, как минимум, травоядными. - Она - ребенок.
   - Удивительное наблюдение, Кёя-кун, - спокойно заметил Мукуро, отчего Кёя скрипнул зубами. - Поэтому ты считаешь себя вправе руководить Акирой-чан? Ты не можешь решать за нее и тем более указывать мне, что делать.
   - Я не успокоюсь, пока ты не выйдешь из этого помещения, - процедил Хибари. - Повторяю, она еще ребенок и ей требуется взрослый разумный, которого безопасно с ней оставить. Поэтому об Акире я сам могу позаботиться.
   - Что-то мне сомнительно от этого заявления, - не скрывая яда в голосе, доброжелательно улыбнулся Мукуро.
   Я смотрела то на одного, то на другого. Они сверлили друг друга взглядами так, что сейчас наверняка что-то загорится. Сначала Кёя пытался меня 'сторожить', затем, когда я заупиралась, появился Мукуро, теперь они оба появились. В покое меня точно не оставят.
   О! Я знаю, что мне делать.
   - Пойду позову Конрада, - поднялась, поправив на плечах попытавшееся упасть одеяло. - Он будет меня сторожить.
   Оба мужчины повернулись ко мне и на удивление синхронно бескомпромиссно сказали:
   - Нет!
   - Почему? - удивилась я, замерев на месте.
   - Он далеко отсюда, - увильнул Мукуро, явно смягчив свой ответ.
   - Акаге не справился в прошлый раз, - Кёя же решил ничего не скрывать. - Ему нет больше доверия. Не делай глупостей. Оставайся здесь под моим присмотром.
   Удержавшись от того, чтобы выругаться даже себе под нос, вздохнула, понимая, что, если позову рыжего, они тут будут втроем топтаться. А если Рехея - то еще и вчетвером. К тому же, Рехей не может сидеть спокойно, а значит, я вряд ли быстро засну.
   - Но именно я создам приятные сновидения, - заметил Мукуро, видя, что я стала испытывать сомнения.
   - Тогда сделаем график, без права его оспаривания. Сегодня один тут сидит, второй - завтра.
   Пожалуй, стоит ввести какую-то систему правил, иначе у меня каждый вечер будут бои без правил.
   - Я начинаю, - ухмыльнулся Кёя в полной уверенности, что его не остановят.
   - Пусть, в этом нет особой разницы, - кивнула, видя, как ощерился Рокудо. - Мукуро, можешь завтра днем помочь мне с одной техникой?
   - Разумеется, я к твоим услугам, - расплылся в улыбке разноглазый, видя, как дернулся Хибари.
   - Без права оспаривания, - напомнила я Кёе.
   Следовало задать четкие границы, чтобы каждый был уверен, что другой не совершит ничего предосудительного. Я должна этими правилами создать хоть какое-то подобие порядка.
   Тот поджал губы, засверлив меня острыми серыми глазами, но недолго. Прикрыл их и сказал:
   - Проваливай, хохлатый. Таковы правила.
   - Хорошо, увидимся завтра утром, моя прелесть, - Рокудо улыбнулся на прощанье и покинул комнату, освещаемую мягким светом настольной лампы.
   Хотя покинул ли? Вполне может ведь остаться, скрывшись под иллюзией. Но мне так спокойней даже. Мукуро будет хитрить - это знаю я и, к сожалению, знает Кёя.
   Посмотрев на Хибари, придвинувшего и севшего на стул, легла, укрывшись одеялом. Снова он. В последнее время Кёя существенно сбавил давление, но лучше не расслабляться.
   - Тебе не стоит меня опасаться, я не причиню тебе вреда, - сказал Хибари, минут десять наблюдая за тем, как я рассматриваю его.
   Мои брови непроизвольно хмурились. Похоже, Мукуро смог достучаться до этого Хибари лучше, чем я. Хотя и раньше Кёя 'не причинял мне вреда', не понимая, как поступает.
   - Я не хочу тебе больше верить, - ответила, подумав. - Ты не можешь поставить себя на мое место, хотя тебе уже давно не пятнадцать. Поэтому я хочу держаться на расстоянии.
   Хибари ничего не ответил, как обычно не поменявшись в лице. Поэтому я отвернулась к стене и закрыла глаза. Он в покое меня не оставил. Погладил пальцами по волосам, будто Хиберду перья приглаживал. Но снова ничего не сказал.
  
   ***
   Все было подготовлено и собрано к сроку. Двое суток мы все занимались тренировками, а затем я и мои хранители из будущего собрались на базе Хибари, откуда вышли на поверхность, поближе к аэропорту. Хотя, наверное, эти сложности были лишними, ведь меня сразу же усадили в черный автомобиль. С двух сторон сели Конрад и Мукуро, Хибари сел рядом с водительским местом, где руководил дорогой Кусакабе. Рехей сел в машину, которая выехала перед нами, а Фальк в машину позади нас. Я думала, все будет попроще, но им видней.
   Конрад, сидящий по правое плечо, ощутимо нервничал. Он судорожно сжимал кулаки и все время смотрел на улицу, через стекла. Всей организацией пути, по сути, занимался он. Чтобы поддержать его, положила свою руку поверх его руки и слегка сжала. Когда рыжий глянул на меня, ободряюще улыбнулась. Я верила, что у него все получится как следует, и ему, думаю, это было нужно.
   В этом жесте не было ничего особенного. Мукуро, вон, вообще мою левую руку себе захапал и перебирал пальцы.
   Мы заехали в аэропорт прямо на машинах. Не заходя внутрь, вырулили на дополнительную взлетную полосу, к частному небольшому самолету. Но там уже стояла небольшая толпа, заставившая мужчин напрячься. Толпа у трапа зашевелилась, едва подъехали машины, а когда те остановились, замерли и люди.
   Все одеты в официальные костюмы. У нескольких я заметила знакомые демонические маски, значит, это свои.
   Кёя вышел из машины первым, спросив, что они здесь делают. Ответил ему Фуюки, массивную фигуру которого я быстро заприметила. Кажется, он сказал, что его люди пришли поприветствовать своего босса... Это меня, что ли? Подождите-ка, но я ведь не их босс. Я не Акира из будущего!
   - Нет причин для беспокойства, - мягко улыбнулся мне Рокудо. - Если они хотя бы приблизятся, я их убью.
   Успокоил, называется.
   - Босс, мы их не подпустим близко, - серьезно заметил Конрад. - Мы выстроимся вокруг для защиты, никто не прорвется.
   Дождавшись моего кивка, рыжий вылез из машины и подал мне руку. Медленно выпрямившись, прищурилась от солнечного света, бьющего в глаза.
   Мукуро, выбравшись из машины, подошел почти вплотную. Он - иллюзионист, его задача скрыть меня в иллюзии в случае опасности. Остальные, как и сказал рыжий, выстроились в круг, осматриваясь по сторонам.
   Люди Фуюки стояли двумя ровными рядами, будто у торжественной дорожки. Он сам ждал у самого трапа, ухмыляясь уверенно и довольно. Тоже весь представительный - в костюме молочного цвета, с золотой цепью, удивительно подходящей к испещрённой шрамами роже.
   Фуюки поднял кулак, стукнув себя им по груди, и его люди повторили тот же жест. Проходя вдоль их рядов, под их взглядами я испытывала странное чувство. Вокруг все взрослые, серьезные и боевые, такие торжественные, и здесь должна быть не я, а та, другая Акира. Это она должна быть здесь, в официальном костюме, а не я, в обычной кофте, джинсах и кедах. Она, пусть и с картофельной чипсой во рту, как на той фотографии, что мне показала Мегуми один раз. Даже в таком виде на той Акире костюм сидел как следует.
   Рядом с Фуюки появилась Мегуми с парой девушек-бойцов в компании. Она держала в руках небольшую корзинку и, слегка покраснев, протянула ее мне. Корзинку взял рыжий и доложился:
   - Тут сладости.
   - Это вам в дорогу, Азазель-сама, - мило улыбаясь, кивнула Мегуми.
   Пожалуй, не буду подходить ближе. Если она меня в порыве чувств обнимет, то это могут воспринять за попытку удушения.
   Внутри самолета стояли, привинченные к полу, восемь удобных и просторных кресел. Кёя потянул меня к тому, что посередине, усадил и застегнул ремень безопасности. Когда развернулся, лишь дернул бровью, увидев вальяжно развалившегося на соседнем кресле Мукуро, а затем замахнулся на него появившейся тонфа.
   - Да ладно, - неожиданно протянул Фальк. - Мы еще даже не взлетели, а вы уже драться собрались?
   - Парни, быстрей размещайтесь, - поторопил их всех Конрад, вернувшийся из кабины пилота. - Через минуту взлетаем.
   Кёя вынужденно сел позади меня.
   Самолет поднялся в воздух. Впереди были долгие одиннадцать часов полета. Можно было поспать или чем-то отвлечься. Кёя, например, открыл ноутбук и взялся за свою работу. Рехей почти сразу задремал, широко раскрыв рот и извергая громоподобный храп. Фальк включил маленький телевизор и подбирал фильм, натянув наушники. Мукуро поднял меня с кресла, уселся в него сам и усадил меня себе на колени. Конрад пошел к мини-бару.
   Спать не хотелось. В отличие от Рехея, который тренировал ребят до последнего, Кёя погнал меня отдохнуть перед полетом. В последнее время наши с ним отношения были нейтральными. Он добросовестно проводил тренировки, все еще останавливая их, если возникала опасность. Я больше не была заперта на его базе без права выйти, и он не имел никакой власти мне указывать, но Кёя все еще постоянно находился где-то неподалеку.
   Как ни жаль это признавать, но это достижение не моя заслуга. Стоило бы сказать спасибо, но мое золотце, Мукуро, лип ко мне похлеще банного листа. В его действиях не было никакого подтекста, но это не было важно для Хибари, который видел это невидимое второе дно. Поначалу Кёя дергался на любое прикосновение, а сейчас только взглядом иногда косит, думая, что я ничего не вижу, и хмурится. Как только Мукуро, по его мнению, пересекает границы дозволенного, тогда он вмешивается. Так что, боюсь, как только все закончится, они вдвоем опять уединятся для совместных побоев.
   Иногда мне кажется, что Кёя просто разделял чувства Рокудо, как и Мукуро - его. Поэтому Хибари в какой-то степени мог доверить мою защиту иллюзионисту. Просто потому, что знал: тот сделает все для моей защиты. В этом они были похожи. Возможно, мне просто это чудилось, но иногда в их переглядываниях было что-то еще, кроме показной неприязни.
   Беспрепятственно встав на ноги, взяла из корзинки несколько шоколадных конфет, которыми поделилась с разноглазым, и принялась осматривать обстановку на предмет чего-то интересного. Прошлась между креслами, остановилась у мини-бара, где сидел рыжий, задумчиво плескавший что-то в стакане по стенкам.
   - Здесь есть чем заняться? - подумав, обратилась к нему. - Хотя бы карты, шашки или шахматы?
   - Есть, - воспрял Конрад с готовностью.
   Он принялся обыскивать шкафчики у стены и выудил оттуда сложенную деревянную шахматную доску, колоду карт, нарды и домино.
   - Никаких азартных игр, - предупредил Хибари, все еще не отрываясь от экрана ноутбука.
   Рыжий в подозрении глянул на него одним глазом и незаметно убрал колоду карт.
   - Сыграем, - предложила ему.
   Конрад с готовностью оскалился, и мы подготовили игру в домино. В последнее время ему одни нервы достаются, пусть хоть отдохнет, расслабится. Я тут пламенем чуть-чуть пофонтанирую. С момента нашей первой встречи в этом времени, как только меня Хибари забрал, мне не удавалось уделить ему время. Но Кёя сейчас даже не дернулся, и причину я вижу: Мукуро развернулся к нам и ревностно рассматривал, сжав пальцы на спинке кресла.
  
   ***
   После приземления у меня возникло чувство дежавю. Причем я даже знала, откуда оно. Нас торжественно встречали Коичи и Мураками со своими людьми, выстроившиеся в почетный караул.
   Знаете ощущение, когда в переполненном зале вдруг возникает абсолютная тишина? Когда никто не двигается, не шуршит, даже не дышит. А затем все дружно делают тихий выдох, и он получается слишком громким. Жуткое ощущение, особенно если эти несколько десятков пар глаз смотрят прямо на тебя.
   После очередного торжественного хода Коичи и Мураками проводили нас. Вертолет, в который мы пересядем, был готов, но требовалось вначале переодеться.
   - Почему они все на меня так смотрят, - спросила я Коичи.
   - Потому, что ты их босс, - снисходительно улыбнулся молодой мужчина.
   - А ничего, что их босс выглядит несколько иначе? - попробовала я подобрать слова. - У них же в глазах совершенно другое.
   Так и было. На меня смотрели с непонятным мне восхищением. На девчонку тринадцати лет. На того, кто только отдаленно похож. Серьезно?
   - Ничего удивительного, - понятливо расплылся в хитрой улыбке Мураками. - Ты-из-будущего почти бог для них. Ты воскресла, как феникс из пепла, разве это не чудо?
   Я в подозрении посмотрела на него с огромным желанием спросить: 'Что, блин?'. Похоже, в будущем не только мои хранители поехали крышей. У всех, кто меня знал, она, видимо, стала протекать хотя бы немного.
   ***
  
   Пункт нашего назначения - Альпы. Вершина не самая высокая, находится вдали от туристических маршрутов, еще и иллюзиями вход закрыли, чтобы случайные люди не увидели лишнего. Вертолет приземлился на специальной площадке у стоянки туристов. Там мы взяли снегоходы.
   Дорога слабо протоптана, снег сыпет беспрестанно, температура по ощущениям уже где-то за минус тридцать, если не больше, и, несмотря на небольшую высоту, ветер такой, что в меховой плащ хочется кутаться сильнее и сильнее, а лучше вообще скукожиться. Мы быстро добрались до места назначения и слезли со снегоходов. Дальше немного придется пройти пешком.
   Рокудо взял мои руки в варежках в свои, потерев их для тепла. Он улыбнулся, я улыбнулась в ответ, хотя из-за шарфа, закрывающего половину лица, вряд ли было видно. Ветер завывал, и, чтобы быть услышанным, приходилось кричать, поэтому мы старались не разговаривать.
   - Все в порядке? - громко крикнул Рехей, подойдя ближе.
   Пламя внутри медленно отогревало, но все равно было жутко холодно. Я кивнула и посмотрела наверх, где сквозь метель уже было видно огромные опускающиеся ворота. Конрад привлек к себе внимание, крикнув 'босс!', и протянул мне термос с горячим чаем.
   Мы подошли к ним, миновав огромную, ровную площадь перед входом, и поднялись по широкой лестнице. Уверена, нас видели, хотя бы через эти черные провалы в скале, будто специально зарешеченные. У входа горели две жаровни, разгонявшие постепенно опускавшиеся сумерки.
   Рехей подошел и нетерпеливо постучал специальным кольцом на двери, отчего решетка загремела.
   - Эй, вы там! Впустите нас! Мы хотим встретиться с вашим боссом! - крикнул он луженой глоткой.
   Решетка медленно поднялась, изнутри в полутьме появились двое Вендиче в черных теплых пальто и цилиндрах. Лица их по-прежнему были скрыты бинтами.
   - С какой целью вы пришли? - холодным скрипучим голосом поинтересовался один из них.
   - Я - Савада Акира, - стуча зубами от холода, подала я голос и ступила шаг вперед. - У меня к нему есть разговор!
   Тюремщики постояли, будто размышляя или рассматривая меня, за бинтами не разберешь, а затем все-таки впустили внутрь. Конрад должен был предупредить о нашем появлении, чтобы не возникло недоразумений. Провели недалеко, но там не было метели, и свет вновь давали жаровни. Я смогла опустить шарф и попыталась согреться.
   Один из Вендиче остался, отчего было не слишком уютно. Мои хранители, очевидно, чувствовали от него угрозу, так как окружили меня и не спускали с него глаз. Фальк держался хорошо, хотя и нервничал вместе со всеми.
   - Никогда бы не подумал, что вновь увижу тебя в этом мире, - донесся детский, но очень серьезный голос.
   Ничего себе у них скорость реагирования! Пара минут - и коротышка Бермуда появился, сидя на плече у своего подручного - Джаггера. Они будто не поменялись вовсе за прошедшие десять лет.
   - До меня доходили слухи, что глава Феникса вновь вернулся, возродившись, как мифическая птица, из пепла, - продолжил он. - Я вижу, ты в самом деле ребенок, даже не иллюзия. Так в чем же секрет?
   - Вообще-то у меня тоже есть к тебе пара вопросов, Бермуда, - слегка улыбнулась я, а мужчины все разом напряглись.
   Наш конвоир, повинуясь кивку, вышел. Хибари сделал скользящий шаг, отодвинув меня за плечо. Конрад закусывал губу за неимением сигареты.
   - Что же тогда привело тебя сюда? - спросил коротышка с серой пустышкой. - Хочешь узнать правду? Не думай, что я отвечу на твои вопросы от доброты душевной. Савада Акира, я уверен, мертва. Но я не испытываю сомнений, что ты настоящая. Твои хранители собрались вместе вокруг своего Неба.
   - Все верно, я настоящая, - кивнула я. - Просто я из прошлого десять лет назад. Для меня совсем недавно произошла наша встреча по поводу Мукуро, и я вдруг обнаруживаю, что мое тело принесли вы. Это головоломка никак не сходится. Расскажи мне, пожалуйста, все, что тебе известно.
   - Мы заплатим любую цену! - воскликнув, не выдержал Конрад.
   У рыжего сжатые кулаки слегка дрожали. Он тоже чувствовал, что, наконец, подошел близко хоть к какому-то шансу на разгадку. Раньше им даже во встрече отказывали. Конечно, это подозрительно, что меня так быстро впустили, но я не жалуюсь.
   - Ты слишком много просишь, как для ребенка, - задумчиво протянул коротышка, но скорее для проформы, чем от злобы или раздражения. - Плату я возьму с тебя, но прежде, чем я отвечу, я должен все рассказать, хм... Если ты примешь это за цену и пообещаешь выполнить мою просьбу, вернувшись в прошлое, я расскажу тебе все о твоей смерти, что знаю, и отвечу на вопросы.
   Опять кот в мешке! Да чтоб его!
   - Наверное, ты хорошо доверял Акире из этого времени, раз так уверен, что, вернувшись обратно, я выполню твою просьбу, - хмыкнула я.
   - Не волнуйся. Если ты все поймешь, ты сделаешь, как я скажу. Правда, должен также предупредить, что у меня в основном лишь догадки.
   Бермуда говорит загадками, подначивая мое любопытство. Даже конкретного ничего не может обещать. Но все же... Даже маленькая зацепка, хоть какая-нибудь, мне жизненно необходима. Я мало чем рискую, а он обещал ответить на все возникшие вопросы. Главное, задать правильные вопросы.
   - Ты знаешь, как предотвратить ее убийство? - спросил Кёя, прежде чем я успела ответить. - Если это не так, то не имеет смысла идти на поводу твоих туманных требований.
   Бермуда, я готова поклясться, перевел взгляд на Хибари, хотя за бинтами опять же ничего не было видно. Но ответил на удивление вроде бы честно:
   - Если есть хоть малейший шанс для нее выжить, то он заключается в том, что, вероятно, она вовсе не должна становиться сильнее. Но раз Конфликт Колец уже завершен, ее судьба предрешена.
   Мукуро довольно неприятно сжал пальцы на моем локте. Бросив на него взгляд, увидела ту же тревогу в разных глазах. Новости им, конечно, не нравились. Но я знала, что это тоже не выход.
   - Раз уж все предрешено, - нахмурилась, повысив голос, чтобы меня больше не перебили, - то я принимаю такое условие. Я хочу хотя бы знать правду.
   - Тогда... - протянул он, неожиданно затихнув, будто решая с чего начать. - Я уверен лишь в том, что ты знала больше меня. Я хочу, чтобы ты, вернувшись в прошлое, рассказала мне все, что ты узнаешь об аркобалено. Мне нужна лишь информация.
   - Аркобалено? - удивилась я.
   Бермуда тоже был странным коротышкой. Вроде бы такой же ребенок, что и Реборн, но за бинтами не видно. Но зачем они? Что они скрывают? Бермуда все же отличается от остальных аркобалено. Реборн и Колонелло друг друга знали, как и Лар, и Мармона. А Бермуду - нет. Так почему он считает, что я знаю об аркобалено больше, чем он?
   - Что у тебя за бинтами? - прищурилась я, пытаясь хоть что-то разглядеть.
   Джаггер от такого вопроса ощутимо напрягся, заставив и моих хранителей схватиться за оружие.
   - Не волнуйся, Джаггер, - спокойно отозвался Бермуда. - Думаю, она может увидеть. Она уже наверняка догадалась. Это хваленая гиперинтуиция Вонголы - от ее глаз не скрыться. Сними бинты с лица.
   Его помощник послушно поднял перебинтованную руку и осторожно отодвинул бинты, открывая сначала вполне обычные глаза, пусть и красные от полопавшихся капилляров, затем впалые ноздри без какого-либо наличия носовой перегородки, и, наконец, высохшие, сухие губы, связанные нитью вместе. Мужчины застыли, потрясенно его рассматривая, а меня прошибло невероятным предположением.
   - Зомби! - не хотела, чтобы в моем голосе прозвучал восторг, но так и вышло.
   Хотя восхищаться нечему, глядя на эту ужасную серую кожу, высохшую, как у мумии. Я даже могу вспомнить этот запах, когда моя рука провалилась внутрь его грудной клетки, и у меня до сих пор от этой вони переворачивает желудок. Но само существование жизни подобного рода - нечто удивительное.
   - Но постой, - опомнилась я. -В этом времени на всех аркобалено действует некая радиация три-ни-сетте, к которой имеет какое-то отношение Бьякуран, - закончила, вроде бы уловив хоть какое-то соприкосновение, но не понимая, при чем тут аркобалено вообще. - Если ты - аркобалено, то ты должен быть мертв. Ну... совсем мертв.
   - Я умер гораздо раньше, - подтвердил Бермуда. - Я жив благодаря своему пламени, и моя пустышка ныне не светится, но это не касается дела. Босс Мельфиоре не имеет никакого отношения к убийству аркобалено, это я тоже могу заявить тебе с уверенностью. В погоне за силой этот юнец сам не знает, что именно получит, собирая вместе кольца Вонголы, Маре и пустышки. Бьякуран заключил со мной соглашение и обещал также передать мне всю информацию о проклятии аркобалено, что сможет раздобыть. Шансы на это у него есть, учитывая его способность просматривать версии возможного будущего, но пока что я не узнал ничего полезного мне. Ты, вероятно, знала больше.
   - Что такого ты хотел узнать у него, если даже нарушил правило Вендикарре - останавливать всех 'завоевателей мира'? - спросила я.
   - Ответ на вопрос, как мне найти и убить человека, ответственного за создание аркобалено.
   Голос у Бермуды пусть и детский, но тоже скрипучий, будто песок пересыпается. Я чувствую, что это важно, и, кажется, я знаю, кто мог меня убить, но до сих пор не понимаю - почему? Разве я могла кому-то чем-то помешать, даже если знала больше, чем нужно? Сдались мне эти аркобалено!
   Фух... Да, блин, я даже не знаю, почему Акира из будущего превратила Феникс во что-то настолько большое. Ради чего она это сделала? Я ведь хотела держаться подальше от мафии, стоять в сторонке, отдельной силой, огрызаться, если полезут, но никак не становиться второй Вонголой! Я хотела быть самостоятельной, самой решать свою судьбу и позволить всем окружающим меня близким жить так же свободно. Я получила это... но почему я взяла больше, чем нужно, для меня до сих пор неясно.
   - Не знаю, что именно ты искала, но, когда я шел по твоему следу, я заметил след этого человека. У меня нет доказательств, это мое предположение - когда ты разыскивала его, он нашел тебя, - добил меня глава Вендиче.
   Положив ладонь на лоб, я с силой выдохнула, проведя рукой по шапке. Сняла ее, чувствуя, что она не нужна, и снова сделала вдох-выдох.
   Мне говорили, что Бьякуран может быть виновен в моей смерти, так как я с Фениксом ему мешала. Вообще неясно, что задумал этот белобрысый. А теперь появился еще и какой-то непонятный, но жутко сильный тип, которому я перешла дорогу. Зашибись.
   - Это ответ, который ты хотела услышать, - утвердительно произнес Бермуда и дал знак своему помощнику.
   - Аудиенция закончена, - хоть голос Джаггера был лишен эмоций, мне почудилась в нем издевка.
  Глава 17
   Одиннадцать часов полета совершенно не запомнились. Я смотрела в круглый иллюминатор и только то и делала, что думала и думала. Почему же, даже если я отошла на вторые роли и спряталась в тени Тсуны, растянув эту тень, как только можно - почему тогда ничего не поменялось? И зачем мне нужно было так поймать этого человека, который создал аркобалено? Кто такие по сути аркобалено вообще? Что им дает этот титул, кроме писклявого голоса, короткого роста и ангельских мордашек? К тому же, хоть это вовсе меня не касается, чем Бермуда от них отличается? Я любопытна и, признаюсь, часто лезу не в свои дела, но если бы впереди замаячила опасность, без особой причины я бы не проявила упорство. А едва этот человек сделал бы предупреждение, я оставила бы его в покое, оставив все, что узнала, при себе.
   Даже после получения ответов, все равно остается несколько крупных белых пятен. Может быть, незаметных для кого-то другого, но не для меня. История ведь получается очень складная. Если не брать в расчет то, что Шоичи для меня провел десяток испытаний возможного будущего.
   - Зверек.
   Я повернула голову, вопросительно посмотрев на приблизившегося Хибари. Тот продолжать мысль не стал, пристально меня рассматривая, будто через увеличение микроскопа. Мукуро сидел на корточках, положив подбородок и руки мне на колени, и рассматривал мое лицо разными глазами.
   Окинув взглядом весь салон самолета, поняла, что волновались все. Конрад, сидя за столом бара, натурально жевал сигареты, не имея возможности закурить. Рехей, скрестив руки на груди, перетаптывался с ноги на ногу в дальнем конце. Даже флегматичный Фальк и тот странно бродил взглядом по самолету, явно не зная, куда себя деть. Заметив, что я смотрю, сказал:
   - Все до единого тут пробовали встретиться с Вендиче, а ты просто пришла и сделала это, будто делаешь это каждый день перед завтраком, - он приподнял брови, изображая недоумение, отчего я не смогла не улыбнуться.
   У всех тоже был отходняк, но, как водится, никто не желал это показывать другим. Мы быстро и выверенно вернулись в вертолет, затем пересели сюда, и все это время никто почти не разговаривал. И, конечно, за меня, вероятно, как за самую младшую, переживали. Я думала молча, и никто из них не мог знать, о чем именно. Да и не надо им этого было знать, всего лишь расслабиться и успокоиться, как каждый умеет.
   - Со мной все хорошо, - сказала, посмотрев в разные глаза Рокудо, и по привычке пригладила его хохолок, отчего тот слегка зажмурился. - Правда. Я, пожалуй, посплю немного.
   - Хорошо, - мягко согласился он, помогая настроить мне кресло.
  
   ***
  
   Проснулась я, ощущая, что меня несут на руках. Ощущение было до боли знакомым, поэтому я совсем не удивилась, когда подняла голову и увидела лицо Хибари. Решила это никак не комментировать. Не стал будить, остальные тоже не помешали, доставили до убежища и достаточно.
   Первым делом, я поспешила узнать новости. Хорошие - глупый бойкот прекратился, Тсуна покаялся перед Хару и Киоко, выложив им все начистоту. Остальным, в смысле, Базилю и Гокудере даже делать ничего не пришлось, они и просто пожали плечами. Рехей сразу же убежал проверить, как там девочки. Он хоть и боксер и иногда глупит, но что касается заботы о других - он хорош. Сразу понял, что девочки могут не слишком легко это воспринять, пусть даже частично были в курсе всего. Плохая новость состоит в том, что сервер на базе Вонголы взломали Мельфиоре. Бьякуран буквально проломил канал связи и огорчился, не увидев меня. Он передал, что место встречи будет у храма Намимори, чтобы нам не пришлось далеко идти, и абсолютно все должны присутствовать, включая Киоко, Хару и И-пин. Джанини тоже придется идти, оттого он беспрерывно промакивал платком блестящее от пота лицо.
   Еще одна хорошая новость - тренировки приносили свои результаты. Тсуна мне даже, под поощрением от Каваллоне, продемонстрировал свою коробочку, и все, что я смогла сказать, это:
   - Э-э-эм.
   Вышло очень глубокомысленно, но у меня действительно не нашлось слов. Передо мной сидел маленький кот. Или карманная собачка, сложно определить. Размеры небольшие, шерстка светло-желтая и яркая, как яичный желток. На кончике тонкого хвоста горел огонек пламени. Вокруг головы тоже пылало оранжевое пламя Неба, имитировавшее гриву.
   - Это лев, - смущенно почесал щеку братец. - Я назвал его Натс.
   Зверек смотрел на меня большими глазами, похожими на глаза Тсуны. Правда, цветом они были яркие, как у Тсуны, когда он в гипер-режиме переполнен пламенем.
   - Гау, - у зверя вышло тоненько, но похоже на звук льва.
   Мордочка у него приплюснутая, как у котят. Интересно, может ли зверь из коробочки вырасти? Он ведь не обычный зверь, а существо, созданное из пламени. По идее, если поменять пламя, то и зверь изменится, но когда я или Тсуна во время тренировки запустили в коробочку Кёи свое пламя, то появился все тот же еж, только не с фиолетовым пламенем, а с оранжевым. Хоть он уже был другим, в нем не было чего-то такого живого и разумного, но выглядел так же. Получается, эта форма конечная.
   - А что это на нем за козырек? - спросила, потянувшись рукой к блестящей сталью половине шлема на его голове.
   Эта штука будто росла прямо на звере, и когда я постучала пальцем, львенок следом дернул головой, жалобно на меня посмотрев, и спрятался за штанину Тсуны.
   - Он немного пуглив, - снова смутился братец. - Я, честно говоря, не думал об этом. Он был на нем, когда Натс только появился.
   - Это модификация для камбио-формы, - уверенно ответил Каваллоне, положив руку Тсуне на плечо. - Ее ввели всем коробочкам Вонголы, что были у Десятого босса и его хранителей. Она усилит коробочки. Причем, я слышал, у льва Тсуны их несколько.
   У Беза, конечно, никакой стальной бляшки на голове не было, и что-то мне подсказывает, вряд ли дракон будет рад такой обновке. Кстати, у Ролла Хибари тоже был будто маленький камешек в оправе на лбу... правда, только у одной коробочки. Я раньше тоже не обращала внимание. Камешек небольшой, то он есть, то его нет. Кёя говорил, что модифицировал Ролла, но со временем признал, что толку от новой камбио-формы мало и пользуется он ей редко.
   - Я справился со своей задачей - Тсуна смог открыть свою коробочку Неба, - гордо улыбнулся Дино. - Может, тебе тоже нужна моя помощь в чем-нибудь?
   Не думаю, что мне его помощь действительно в чем-то поможет. Но Каваллоне ведь не отцепится. Кёя, отошедший перекинуться парой слов с Реборном и Джанини, вон, уже заподозрил неладное и направился обратно.
   - Огромное спасибо за щедрое предложение. Уверен, дракон не откажется еще раз поиграть со Скудерией, - растянул губы в издевательской улыбке неслышно подошедший Мукуро.
   Тсуна от такой двойной неприятности застыл на месте, уставившись на этих двоих широко раскрытыми глазами.
   - Хорошо, - улыбка Каваллоне получилась такой же ослепительно-белой, но слегка нервной. - Все же, если будет нужна моя помощь, ты знаешь, где меня найти, Кира-чан.
   - Конечно! - гаркнул Рехей, обращая на себя внимание. - Кира-чан, пошли поедим что-нибудь на кухне.
   Отказаться от этого предложения я не смогла. Назревавший конфликт рассеялся. Мои хранители, собравшиеся всем скопом в зале совещаний, разошлись. Мукуро позвал на пару ласковых Каваллоне, хотя звучало это - за чашечкой кофе. Дино размахивая руками, говорил, что кофе не любит, Рокудо понимающе улыбнулся и повел его за какао. Кёя подал знак Рехею присматривать и тоже куда-то удалился. Подозреваю, туда же, где Мукуро собирался искать какао.
   Тсуна провожал Каваллоне все теми же круглыми глазами и, кажется, мысленно за него молился. Конрада выловил на пару слов Реборн, принявшись выспрашивать что-то по поводу организации структур Феникса и средств безопасности. Видимо, ему не удалось толком получить информации, и рыжий тоже отвечал односложно. Фальк также выразил желание отправиться на кухню.
   На кухне обнаружились девочки, занятые приготовлением обеда. Они как раз заканчивали, поэтому угостили нас горячим. Рехей с Фальком завели разговор о любимой теме боксера, а Тсуна, присоединившийся за компанию, наконец, ничем не был более занят. Своего маленького львенка он спрятал в коробочку, чтобы тот набирался сил перед следующей тренировкой.
   - Как проходят тренировки? - я решила начать разговор с нейтральной темы.
   Рехей вошел в раж и принялся с жаром доказывать что-то флегматичному Фальку. Сам Фальк слушал внимательно и вставлял ответы, явно понимая, о чем идет речь, в отличии от меня. Мы с братцем пили чай, наконец, вроде бы оставшись одни. Относительно, конечно.
   - Благодаря линзам Спаннера Х-баннер стабилизовался.
   К счастью, я была немного в курсе дел. Кёя говорил, что Тсуна придумал новую технику. Состоит она в том, что Тсуна выпускает пламя из обеих рук в разные стороны. Так называемое 'жесткое' пламя идет в атаку, а 'мягкое' служит амортизатором. Жесткое пламя - это смешанное пламя Неба с Ураганом, которое каким-то образом собирается в камнях на обновленных перчатках. Таким образом Тсуну не сносит отдачей. Конечно, остается риск, что его расплющит, но тут уж все зависит только от него. Раньше проблема была в том, что Тсуна не мог определить количество накопленного в камнях пламени. Все же мощность смеси Небо-Ураган была выше, чем у чистого Неба. Вот и получалось, что Тсуну сносило куда-то. Линзы же получали сигнал от датчиков на перчатках и Тсуна мог видеть количество накопленного пламени наглядно. Все это мне объяснил сам братец.
   - Еще у меня есть идея, как бы сделать так, чтобы пламя выпускать сразу из обеих рук, но пока что не знаю, как именно, - закончил Тсуна. - Я попросил о помощи Спаннера. Уверен, он что-то придумает.
   Технически механик подкованный и действительно что-то может изобрести. Может быть, использовать технические приспособления в случае Тсуны будет даже более действенным, чем попытаться научиться самостоятельно определять по ощущениям мощность и направление пламени. Все же это требует нескольких лет тренировок. Мало того, что их у нас нет, так и Тсуне не свойственно проявлять столько упорства.
   - Всякие штуки для усиления - это, конечно, хорошо, но если они вдруг сломаются, учись действовать своими силами, - заметила я.
   - Опять ты за свое, - неожиданно сменилась интонация братца. - Я стал намного сильнее, а ты все равно продолжаешь считать меня никчемным!
   Мои брови непроизвольно приподнялись, но эмоции внутри не вскипели, как в прошлый раз. Поэтому я довольно спокойно и буднично ответила:
   - Нет, ты не никчемный. Ты ленивый и безответственный, - после чего, так же спокойно смотря на него, отпила чаю.
   Тсуна смотрел на меня долго, но потом все же закрыл глаза и тяжело выдохнул.
   Конечно, я не собираюсь врать, что он сильный, умный, бесстрашный и так далее. Не люблю я это дело. Лучше пусть признает, что лень и безответственность - вещи поправимые. Даже его трусость, я заметила, стала немного, но сдавать позиции. Да, может быть, лишь под напором героизма, но встретить врага, чтобы остальные пошли дальше - это сильный шаг.
   Братец рассматривал сжатый перед собой кулак и тихо, уверенно, как-то одухотворенно сказал:
   - Я думал над нашим разговором в прошлом. Мне не нужно, чтобы Ламбо, Гокудера или Ямамото сражались за меня насмерть. Да и титул этот не нужен. Я с самого начала сказал, что не хочу быть частью мафии и, вообще, не хочу держать в руках оружие. Поэтому, как только вернемся обратно, я верну кольцо Девятому. Но пока что я воспользуюсь им, чтобы мы все вместе смогли вернуться в прошлое.
   - И-и-и... - протянула я, - тогда что мешает тебе вернуться прямо сейчас?
   - Так ведь Ирие-сан сказал, что мы не можем вернуться, пока Бьякуран не будет побежден, - с непониманием уставился на меня братец.
   Интересное у него понимание ситуации.
   - Так-то оно так... - снова протянула я, пытаясь подобрать слова. - Шоичи не соврал. Но тут кое-что пропущено где-то между 'победить Бьякурана' и 'вернуться домой'. Машина, с помощью которой Шоичи смог задержать нас в этом времени, у нас. Шоичи в любой момент может ее выключить. Только если мы не разберемся в том, что произошло в этом времени, это будущее может повториться. Теперь мы боремся за наше будущее.
   Братец выглядел шокированным. Рот приоткрыл, глаза широко распахнул.
   - Странно, что для тебя это стало откровением, - удивленно заметила. - Это ведь меня не было на базе и это за мной тут смотрит каждый второй, а ты в любой момент мог пойти и расспросить Шоичи.
   - Но, когда мы пошли их проведать, Ирие-сан и Спаннер были сильно заняты, и мы вернулись обратно, - будто оправдываясь, обескураженно ответил он.
   Я хотела уже было сказать, что, если он хотел получить ответ, следовало добиваться его всеми способами, но вспомнила начало разговора и решила обойтись без поучений. Думаю, сам поймет, если еще не понял.
   - В любом случае, мы должны остановить Бьякурана и Мельфиоре, чтобы он не причинил всего этого горя, - сказал Тсуна, отчего я приподняла бровь, не уверенная, говорит ли это он мне или же убеждает себя.
   - В любом случае, продолжаем, - пожала плечами. - Чойс - это вроде игры, так что мы мало чем рискуем. А после него сразу же можем вернуться обратно, - подумав немного, добавила: - Еще одно, Тсуна. Я рада, что ты понял, чего на самом деле хочешь. Если ты пойдешь отказываться от титула Десятого после всего, ты можешь рассчитывать на мою поддержку.
   Я попыталась ободряюще ему улыбнуться и, видимо, успешно, так как Тсуна неуверенно улыбнулся в ответ, но со взглядом блестящим, а не потухшим, паническим или потерянным, как после прошлого разговора. Уверена, отказаться, на самом деле, будет непросто, поэтому оставить это дело на одного Тсуну я не могу.
   Поднимать ту тему я не стала, как и не стала вспоминать, кем себя представлял Тсуна во время боев с Варией. Думаю, так будет лучше. Наверняка ему хоть немного да стыдно за то, что под наплывом героизма он перестал думать о чем-то другом, в том числе и о грядущих перспективах. Он привык, что его стыдят, но все равно совершенно никак на это не реагирует. Так что не буду портить короткий момент понимания.
   - А ты где была последние дни? - поинтересовался братец.
   - Пыталась выяснить, кто меня в будущем убил. Пока что ясно только то, что дело темное, - тут уж мне пришлось тяжело выдохнуть. - Мне пришлось брать всю братию с собой, потому что никто с меня глаз спускать не желает. Видите ли, я маленькая и слабая, любой может убить или покалечить.
   - Так зачем было идти? - спросил Тсуна. - Они могли бы сами все сделать вместо тебя.
   - И ты, Брут! - возмутилась я. - Некоторые вещи нужно делать своими руками. Они все уже пытались, но говорят каждый свое, а решения все равно нет. Так что не обижайся, что я не с вами. Мне сложно делать что-то самостоятельно, без чужого присмотра, - кивнула на Рехея и Фалька, продолжающих свою беседу уже более спокойно.
   - Я думал, они тебя просто оберегают, - с сомнением заметил Тсуна, посмотрев туда же.
   - Вообще-то Кёя, который, по словам Лар Милч, меня слишком бережет, запер меня на своей базе без права выхода, - кисло призналась. - Сам понимаешь, с ним спорить сложно.
   - Могу понять, - так же кисло ответил братец, скорчив рожу. - Но ведь раньше у тебя получалось с ним ладить.
   - Ты понимаешь разницу между Кёей, которому пятнадцать, и он выше меня сантиметров на десять, и вот этим дылдой с тонфа, взглядом убийцы и упрямством бронепоезда?
   - Ха-ха, - неуверенно засмеялся Тсуна.
   Посмотрев на меня, увидел, что шуткой и не пахнет, после чего прекратил смеяться.
  
   ***
  
   Дело было в тренировочном зале. Стены, обитые железом, каменный пол, и только два человека на огромное пространство.
   - Я хочу, чтобы ты выплеснула свои эмоции и перестала так себя вести.
   Недоуменно уставившись на Хибари, заявившего это перед началом тренировки, я все же уточнила:
   - Что?
   - Я сказал, что не хочу, чтобы все оставалось так. Когда ты вернешься в прошлое, я должен остаться на своем месте, - все тем же холодным, кажущимся даже высокомерным, тоном продолжил Кёя.
   Может быть, ему сложно об этом говорить. Все же чувства и психология, если это не психология хищника и жертвы, давались ему раньше тяжело. Надо бы помочь.
   - И что ты для этого делаешь? - поинтересовалась я.
   - Я тебя тренирую и готов выпустить на время Чойс, хотя все равно буду присматривать, - бескомпромиссно добавил.
   - Минуточку, - подняла руку, останавливая его. - Это Мукуро согласился меня выпустить, а ты хорошо понимаешь, что он мне поможет, даже если ты будешь против.
   - Не ведись на его слова, - Хибари чуть ли не скрипнул зубами. - Туманы известные словоблуды. Ты можешь мне доверять, все что я делаю - для твоего блага.
   - Не надо мне про благо, - фыркнула, вновь не выдержав и перебив. - Мой отец тоже считает, что сделает благое дело, если как можно раньше выдаст меня замуж. Он с моим мнением не считается и слушать никого вообще не желает. Делает, как считает нужным, пользуясь своей силой и властью.
   Хибари снова слегка перекосило, хотя, с его умением держать лицо, это выразилось лишь в дернувшейся губе.
   - Тогда выплесни свои эмоции, я не буду сопротивляться, - через некоторое время сказал он.
   - Что значит - ты не будешь сопротивляться? - уточнила я, не уверенная, что правильно поняла.
   - Ударь меня, - сказал, будто потребовал.
   Тут уж я слегка прифигела. Подумала и поняла, что кое-что Кёя все же сообразил. Или же заметил, что я всегда пытаюсь сохранять расстояние и держу его на виду. Что все поменялось, он видел, а Мукуро, видимо, своей речью дал понять, почему так все вышло. То, что Хибари хочет исправить ситуацию - это замечательно. Я даже готова дать ему шанс и пойти навстречу. Правда, если только все не вернется обратно, к тому с чего мы начали.
   - Ты думаешь, если я ударю тебя, то все сразу станет хорошо? - уточнила я.
   - Ты почувствуешь себя сильной и не будешь меня... опасаться.
   Что это еще за пауза?! Бьюсь об заклад он хотел сказать 'бояться', но в последний момент сменил формулировку!
   - Я тебя не боюсь, - твердо заверила. - Ты всего лишь потерял мое доверие.
   - Как мне его восстановить? - сразу же прямо поинтересовался Хибари.
   Мучил ли его этот вопрос? Думаю, да, иначе бы он не пытался все исправить.
   - Не знаю, - подумав немного, призналась. - Подумай, в чем ты ошибался, и сделай наоборот.
   Совет, конечно, так себе. Еще посмотрим, к чему он приведет.
   И все равно, Хибари сделал по-своему. Едва началась тренировка, как он принял стойку и не рыпался, приняв на себя удар.
   - Давай серьезно! - потребовала я, пока Кёя поднимался обратно.
   Он кивнул... и снова сделал по-своему, приняв удар в лицо, отчего у него, наверняка, будет шишка.
   - Это не тренировка, - возмутилась я. - Ты же просто стоишь.
   Хибари поднял тонфа и бросился в атаку. Правда, блокировать мой удар не стал и упал на спину, проехав по земле плечом.
   - Даже в таком деле ты все равно делаешь все по-своему, - я сделала глубокий вдох-выдох и засунула руки в карманы. Развернулась на выход со словами: - Пойду к Мукуро, может, он сможет сегодня мне помочь с тренировкой.
   Когда Хибари атаковал сзади, я не смогла сдержать усмешки. Я тоже знаю, чем его задеть.
  
   ***
  
   Посмотрев на себя в зеркало, в который раз чертыхнулась. Галстук я завязывала по инструкции, но в итоге получалось совершенно не то, что на картинке. Неужели в прошлой жизни я водила мотоцикл, но никогда не завязывала галстук?
   Раздался настойчивый стук в дверь, заставивший меня еще раз приглушенно чертыхнуться. Хибари дал мне ровно тридцать секунд и открыл дверь. Я уже была давно одета, приученная делать это максимально быстро, но вот галстук, зараза, не давался.
   - Ей, босс, все уже готовы, - заглянул следом Конрад, осмотрев меня с головы до ног.
   Черный костюм и белая рубашка сидели хорошо. Все переодевались в подобную униформу мафии не только ради красоты, но и ради безопасности. Ткань была защищенная от действия пламени. Вряд ли она защитит от мощного удара, но уменьшить степень ожогов вполне способна. К тому же не сразу рассыпется пеплом, если войти в гипер-режим. Такой снарядили всех, даже не-бойцов. Только у не-бойцов, в число которых входили Шоичи, Спаннер, Джанини, Фуута, Киоко, Хару, И-пин и даже Бьянки, костюмы были коричневыми. Я была в черном, как ночь, строгом, официальном костюме. С этим чертовым черным галстуком!
   - Посмотри на меня, - попросил-потребовал Кёя.
   Хибари подошел, что-то быстро и плавно крутанул пальцами, а когда отошел в сторону, в зеркале я увидела такой же идеальный узелок, как и у него на шее. КАК?!
   Времени было много, но знаете, как собирается толпа народу? Рано утром все поднялись. Кто едва глаза продрал, кто подорвался, когда еще не начало светать. Спустились на завтрак, и тут же начали собираться. В результате мы уже должны выходить, а в общий зал последние сбегаются. Шоичи вообще, похоже, только проснулся: одежда помятая, рожа сонная.
   Как сообщил Бьякуран, когда взломал нашу систему, мы должны к двенадцати часам дня прибыть к храму в Намимори, и только без десяти минут мы добрались к месту назначения. Механики сработали оперативно, и там уже стояла наша передвижная база, накрытая зеленым маскировочным тентом.
   - Все на месте, - обведя толпу глазами, вынес вердикт Тсуна. - Только Ямамото не хватает.
   - С ним Скуало, он может посоперничать в пунктуальности и ответственности с Кёей, так что все будет в порядке, - успокоила я его.
   - Он не похож на такого человека, - ответил мне братец, судя по лицу, сильно сомневавшийся в моих словах по поводу капитана Варии.
   - Да ладно тебе, - хлопнула его по плечу. - Скуало только при первой встрече выглядит просто адски орущим тупым гопником. Он очень преданный, верный своим, аж до гроба, ответственный, несгибаемый и серьезный. Кроме того, я уверена, у него еще и воспитание высокое. Видел, как спину прямо держит и подбородок гордо тянет? И несмотря на всю эту огромную гордость, в общении он очень простой.
   Тсуна, который знает меня с детства, и тот уставился на меня круглыми глазами с немым вопросом: 'Кто тебя по голове ударил?'.
   - Это что сейчас было, моя прелесть? - вкрадчиво и мягко поинтересовался Мукуро.
   Переведя на него взгляд, увидела, что не один разноглазый вдруг сделал стойку. Ну и не стала отрицать очевидного.
   - Он мне нравится, - пожала плечами. - Что в этом такого? Раньше не думала почему, но если все перечислить, то плюсов у него много.
   - Я уже боюсь спросить, кто следующий... - едва слышно пробормотал Тсуна, стоящий рядом.
   - Хах, Кира, скажешь ему это, ладно? - улыбнулся Ламбо, явно веселящийся от лиц некоторых, будто из камня вырезанных.
   На это я снова пожала плечами, улыбнувшись шестнадцатилетнему Ламбо, который положил уже мне руку на плечо.
   - Вижу приближающееся к нам пламя... - флегматично предупредил Спаннер, держащий в руках ноутбук. - Очень сильное. Сверху!
   После его слов мы подняли головы, заметив в небе над нами темные тучи, которые сгущались все больше, причем именно над храмом. Тучи, не трогавшие белые редкие облачка вокруг, закрутились водоворотом, а затем в его центре появился просвет. В этом просвете возникла огромная голограмма лица Бьякурана, вызвавшая всеобщее удивление. На нее было больно смотреть, свет светил в глаза. Что это и зачем надо, я и представить не могла. Но через мгновенье меня окружили мои хранители из будущего, заключив в круг.
   - Эй, вы там... - донесся откуда-то сверху узнаваемый голос Бьякурана. - Кажется, я просил вас всех явиться сюда... Хм... Ну да ладно, не беспокойтесь. В конце концов, это минус только для вас.
   Босс Мельфиоре объяснил, что это приспособление - телепорт, который перебросит нас к месту проведения боя. Хорошая новость - Чойс будет проходить не здесь, плохая - для работы телепорта мы должны отдать ему пять миллионов огненных вольт. До двенадцати часов мы должны создать это пламя, чтобы прибор впитал его. Лишать себя сил перед боем - гиблое дело, но выбора нет. Вокруг много людей. Сильных людей. Думаю, все будет в порядке. Даже если Шоичи и Спаннер шокированы этим количеством.
   Тсуна посмотрел на меня и поднял решительный взгляд наверх:
   - Мы ждем Ямамото!
   Время шло. Драгоценные секунды истекали. Конечно, никто не предупреждал, что нужно прийти немного раньше, но не думаю, что Ямамото явится позже хоть на минуту. Скуало ведь с него шкуру снимет и пинком отправит, верно?
   - Простите за задержку, - источая пламя Дождя, появился перебинтованный Ямамото.
   Видимо, тренировки были довольно травматичными. Я посмотрела на братца, Хром тревожно окликнула его, Гокудера крикнул 'Десятый!'.
   - Скорее! Кольца! - дал команду Тсуна и зажег свое кольцо.
   Кёя положил свою руку на мою, накрывая кольцо, и покачал головой. Мукуро подмигнул. Рыжий серьезно кивнул. Они хотят сделать все без меня, чтобы я сохранила силы? У них должно быть больше пламени, это верно, но вдруг не справятся? Нет, должны справиться.
   Выпущенное пламя всех цветов радуги потянуло вверх невидимой силой, будто где-то включили огромный пылесос. Тучи сверху рассеялись, голограмма потускнела, а прибор явил свой облик. Сам механизм выглядел мешаниной каких-то шестеренок и валов. Все это крутилось и пыхтело, непонятно для непосвященных. А иллюзорный циферблат, который показывал нам количество, что поглотил прибор, четко демонстрировал единицу и семь нулей. Десять миллионов пламе-вольт и даже больше, так как телепорт не мог вместить в себя все.
   Даже Бьякуран был удивлен такому количеству, но снова по-лисьи улыбнулся и продолжил. Он отдавал нам право выбрать поле боя. Сверху завертелась голограмма кружащихся игральных карт с одинаковой обраткой.
   - Сколько их всего? - поинтересовалась я.
   - Семь, на каждый из атрибутов.
   Поле, равнины, горы, остров в океане... Бьякуран подготовил карты, нам же следовало сделать выбор. Сейчас я даже не сомневаюсь, что передо мной тот самый Игрок-Читер. Кто еще потратит столько ресурсов на создание минимум семи игровых полей боя, которые даже не будут использоваться?
   Мы с Тсуной переглянулись, решая, кому тянуть. По сути, было в самом деле все равно, но для моего братца, судя по взгляду, это было важно, или же мне так показалось. Наверное, он снова чувствовал себя главным героем. Мне же не хотелось лишать его этого ощущения уверенности.
   - Решайте скорее, - поторопил Бьякуран.
   - Раз уж битва идет между Мельфиоре и Вонголой, думаю, я могу это сделать, - сказал Тсуна, и я кивнула.
   Едва Тсуна прикоснулся к карте, она перевернулась, продемонстрировав изображение молнии. Бьякуран наказал готовиться к переносу. Машина загудела, издавая странный звук, а со стороны деревьев к нам быстро приближались три фигуры в обычной одежде. Гамма, Тозару и Назару заставили всех заволноваться, прежде чем их узнали.
   - Возьмите нас с собой, обещаю пригодиться! - взволнованно крикнул блондин.
   Я пожала плечами и махнула рукой, когда мои хранители на меня вопросительно посмотрели. Тсуна тоже не знал, что делать, но ни он, ни кто-либо другой возражать не стал.
   - А, Гамма-кун, - узнал его Бьякуран. - Вас уже довольно много. Так даже интереснее. Только станьте все плотнее, чтобы все попали в луч.
   Из машины, предназначенной для телепортации, бил яркий круг света, как от прожектора, видимо, в него мы должны были все попасть. Надеюсь, это не орудие уничтожения, хотя все ребята готовы выдать ответный залп и выставить защиту. Но, думаю, это не понадобится. Мне кажется... Бьякуран не этого добивается.
   То, что телепорт сработал, я поняла сразу. Гравитация разом уменьшилась, мы зависли в воздухе, притягиваемые все быстрее и быстрее к этой машине с лицом Бьякурана, источавшей яркий свет. А затем глаза на пару мгновений ослепли в усилившемся белом сиянии, все вдруг крутнулось, перевернулось и вот я уже падаю вниз. Едва успела сгруппироваться, чтобы приземлиться на все четыре конечности, а не головой, и все равно еще с полминуты меня преследовала какая-то дезориентация.
   Тряхнув головой, подняла глаза, почувствовав нависшие тени, и увидела собравшихся вокруг взрослых хранителей. Заверив, что я в порядке, убедилась, что все до единого остались невредимы. Оглянувшись вокруг, обнаружила здания высоток, на крыше одной из которых мы все приземлились. Рискованно, однако, но, к счастью, никто не пролетел мимо крыши прямо к асфальту. А еще я чувствовала тонкое и почти неощутимое пламя Грозы, будто разлитое в воздухе. Оно трепало ощущения где-то на краю сознания, как тончайший привкус или аромат. Через пару минут я к нему уже привыкла и могла не обращать внимания.
   - Добро пожаловать в место Выбора, - донеслось до ушей.
   Повернувшись на звук, увидела, как на ту же крышу приземлились наши соперники: сам Бьякуран и пять его хранителей. Они использовали для перемещения продукт технологии Мельфиоре, крепящийся к обуви и позволяющий выпускать через нее пламя. Лицо босса Мельфиоре я уже видела, и в жизни он выглядел таким же хитрозадым, как и с экрана. Человек, которого не смогли обнаружить во время атаки на базы Мельфиоре, стоял перед нами. Судя по количеству, одного хранителя с ним явно не хватало.
   - Мы не можем тут сражаться! - крикнул Тсуна, видимо, в момент телепортации потерявший концентрацию и вышедший из гипер-режима.
   - Могут пострадать люди! - вторили ему Рехей и Базиль.
   - Я думал, вы все поняли, - спокойно и расслабленно отозвался Бьякуран. - Здесь нет никого, кроме нас.
   - Что это значит? - не понял Гокудера.
   Хотя нет, он сразу же это понял. Бьякуран не стал ничего отрицать или соглашаться. Судя по его пустынности, город действительно был 'очищен' от людей, но я не знала, что именно их заставило покинуть это место, и не имела сейчас возможности узнать.
   - Погодите, это же просто дети, - хихикнула в кулачок девчонка с длинными волосами.
   По виду - она едва не младше нас. Черный плащ с формы висел на ней, как большое покрывало. Вряд ли оно для нее велико, просто она сама слишком худощава и угловата.
   - Я могу и без коробочки их убить! - заявила она, подняв вверх руку, объятую видимым глазу сильным голубым пламенем Дождя.
   - Нет нужды торопиться, Блюбелл, - с приторно-сладкой улыбкой улыбнулся зеленоволосый прилизанный тип. Он переместился к ней за спину, и что-то коричнево-зеленое, похожее на лианы, обвило ее руку с пламенем. - Бьякуран-сама рассчитывает на эту церемонию. Давай просто наслаждаться.
   Демонстрация способностей заставила всех нешуточно занервничать, но все равно нас было больше, и не все переместились из прошлого. Настораживало лишь то, что противники были расслаблены и спокойны, несмотря на наши превосходящие силы и количество.
   - Хватит распускать свои перья, приступим к делу, - холодно одернул их безразличный с виду Хибари, достав оружие. На его кольце появилось фиолетовое пламя.
   - Ты совсем как я, - вновь улыбнулся тот же мужчина. - Я Кикё - хранитель Облака Бьякуран-сама, приятно познакомиться.
   - Прежде чем начать, сделаем еще один выбор, - прервал их Бьякуран, получив из рук типа в плаще и маске какую-то странную цилиндрическую штуковину на ручке.
   На ее оси тут же загорелось оранжевое пламя.
   - Я спроецирую так, чтобы все могли видеть, - доброжелательным тоном продолжил Бьякуран.
   Он что-то сделал, нажал какой-то переключатель, и в воздухе появились три голограммы. Три полотна: с пулей в центре, ракушкой и ружьями сверху; с птицей, раскинувшей крылья и выпустившей когти; и два перекрещённых цветка, обозначающие гербами принадлежность соответственно Вонголе, Фениксу и Мельфиоре. Под ними шли одинаковые символы, обозначающие каждый атрибут, и какой-то квадрат в конце под восьмым номером.
   - Игра на троих? - воскликнул Шоичи, всполошившись.
   - Разве это против правил, Шо-чан? - повернулся к нему, видимо, с риторическим вопросом Бьякуран.
   Шоичи не ответил, но посмотрел на меня, будто извиняясь за то, что этого не предвидел. Я пожала плечами, решив сосредоточиться сейчас на том, что передо мной, а потом уже думать о том, что мы рассчитывали на одну общую базу, хотя можно было предвидеть такой поворот. Это было и мое упущение. Правда... мне вдруг подумалось, что Бьякуран специально не сказал об этом, в надежде, что я буду незащищенной.
   - Теперь выберем игроков, - продолжил Бьякуран. - Аки-тян, Тсунаеши-кун, положите ладони с кольцом с боку шестерни.
   Тсуна потянулся к нему, чтобы последовать примеру, меня же дернули назад. Я посмотрела на Хибари, остановившего меня и предупреждающе покачавшего головой. Нахмурившись, напомнила:
   - Ничего не случится, если я просто подойду. Если подозреваешь его в неожиданном нападении, подойди вместе со мной.
   Он так и сделал, из-за чего я чувствовала позади себя не защиту, а надзор, когда подошла и прикоснулась к цилиндру.
   - Когда я скажу выбор, крутните шестерни вправо, - любезно продолжил Бьякуран, заинтересованно нас обоих рассматривая.
   Ладонь Бьякурана накрывала все крутящиеся части, а моя с Тсуновой до крайних не доставала.
   - Э-э-э... Погоди минуту, - запоздало заволновался братец, но сделать ничего не успел.
   Я сосредоточилась на том, чтобы не позволить ему смухлевать и с усилием дернула ладонь.
   - Выбор! - огласил Бьякуран и крутнул шестерни, завертевшиеся, как рулетка.
   - Подо... - продолжил Тсуна и замолчал, когда мы отняли руки и стали ждать, когда шестерни остановится.
   На голограмме дублировались те же цифры, что и на рулетке, и там на изображении значилось:
   Вонгола: одно Небо, один Дождь, один Ураган и два квадрата.
   Феникс: одно Небо, два Дождя, одна Гроза и один квадрат.
   Мельфиоре: одно Небо, одно Солнце, два Тумана и одно Облако. *
   - Как интересно, - заулыбался Бьякуран. - Бойцы и их атрибуты выбраны. Довольно неплохой баланс!
   Ага. С каждого по Небу, причем у всех по пять человек, а у Феникса два дождя... Где я два-то возьму?!
   - А что насчет квадрата внизу? - спросил Гокудера. - Что-то не припомню такого элемента!
   - Это безэлементник, - ответил Бьякуран. - Другими словами - человек без кольца.
   Зашибись, выбор еще и по кольцу действует. Значит... Надеюсь, кто-то умеет управлять атрибутом Дождя дополнительно вторым номером и у него есть хоть маленькое кольцо Д-ранга. Но... Стоп. Безэлементники - это же...
   - У вас большой выбор, - улыбнулся Бьякуран лисьей улыбкой, посмотрев на собравшихся в кучку Бьянки, Киоко, Фууту, Хару, И-пин и Джанини, оглянувшегося, сообразившего что находится среди девушек и детей, а потому вмиг побелевшего и покрывшегося испариной. Старина явно избегал боевых действий.
   Тут что-то попыталось пронестись между стоящими рядом Тсуной и Ямамото. Они только успели обернуться, но этому чему-то уже поставила подножку я, отчего парень плюхнулся лицом вперед и непременно бы проехался по асфальту. Быстрый, но не только у меня реакция такая. Хибари подхватил парня за воротник, подняв в воздух, отчего тот засучил ногами в воздухе. В следующую секунду шею парня вновь обвила лиана, которая буквально вышла из кольца назвавшегося Кикё, и подростка утянуло обратно; тот едва не задохнулся, испустив предсмертный хрип. Из кольца этого мужчины вышла не иллюзия. Пламя Облака. Оно создавало эту лиану, но не из пустоты, как Туман. Вероятно, было какое-то зернышко, которому пламя Облака давало разрастаться. Не активация Солнца, но увеличение и распространение Облака. Не думала, что Облако можно использовать для таких целей.
   - Прошу прощения, я всего на секунду оставил его без присмотра, - доброжелательно улыбаясь, пояснил Кикё, и посмотрел с намеком на девочек. - Дейзи просто не может не забрать себе такие прекрасные цветы.
   Рехей прямо зарычал от злости, закрывая собой сестру.
   - Как насчет того, чтобы выбрать, кто из вас будет участвовать? Здесь вы сами можете принять решение, - напомнил Бьякуран о цели визита.
   - Мы можем взять пять минут на обдумывание? - спросила я.
   - Конечно, Аки-чан, я подожду.
   Подав знак остальным отойти в сторону, я, не повышая голоса, заметила:
   - Мы делимся на две команды, но давайте продолжим действовать сообща.
   - Согласен, - кивнул Шоичи, собранный и серьезный. Верилось, что этот человек руководил целой подземной базой. Несмотря на неожиданности, он не паниковал совсем. - Мы передадим вам все необходимое оборудование, но базу, думаю, лучше оставить у стороны Вонголы. Учитывая обстоятельства и то, что я, по сути, довольно слабый боец с атрибутом Солнца, я выступлю безэлементником и смогу руководить базой, кооперируя общие действия. Спаннер поможет мне. Небо - Тсунаеши-кун, Ураган - Гокудера-кун, Дождь - Ямамото-кун.
   - Эй, ты не можешь здесь командовать! - зло бросил Гокудера. - Наш босс Десятый! Ты вообще сказал, что присоединишься к Фениксу, так как все это время, по сути, работал с сестрой Десятого, а не с ним!
   На мой чуть удивленный взгляд Шоичи, извиняясь, пожал плечами:
   - Это так, но раз уж у нас общий бой, думаю, это сейчас не важно. Ведь я могу остаться членом твоей семьи, Акира-сан?
   - Конечно, - подумав и прикинув расклад, кивнула.
   Шоичи не делил сейчас нас на две стороны. Он со Спаннером действительно будут наиболее эффективны внутри передвижной базы. Они подготовили несколько технических уловок, которые помогут нам.
   - Успокойся, Гокудера, - неожиданно подала голос голограмма Реборна. Сам аркобалено прятался внутри базы, опасаясь радиации. - У Шоичи есть опыт сражений и он знает эту игру. Мы должны прислушиваться к его словам. Кого в таком случае выберешь ты, Акира?
   - Гроза - Конрад, - ни секунды не сомневаясь выдала. - У меня есть только один Дождь - это Фальк, второго вынуждена просить у вас.
   - У меня есть кольцо и коробочка Дождя, я могу сражаться, - решительно подал голос Базиль.
   Я с сомнением на него посмотрела. Нет, в том, что парень умеет сражаться, я не сомневалась, но он все же хранитель Тсуны, причем решенный. Да еще и помощник отца. Черт его знает, как он будет действовать в решающий момент.
   - Тогда, может быть, сделаем замену игроков? - неожиданно предложил Ямамото. - Я на Базиля?
   Хоть Такеши улыбался, все равно бросил на Штромберга серьезный взгляд, будто бросал тому вызов. Что бы это все значило? Желание нагнать более взрослого и опытного?
   - Я не против, - улыбнулся Базиль. - Будем в одной команде, Савада-доно!
   - Э-э-э, - протянул Тсуна, растерявшийся под взглядом Базиля, наполненным таким почти щенячьим восторгом. - Я, конечно, не против работать с тобой, Базиль-кун...
   - Хорошо, с этой сладкой парочкой решили, - широко улыбнулась я. - Тогда в составлении плана полагаюсь на Шоичи, от себя обещаю по крайней мере отвлечь и задержать Бьякурана.
   - Ты этого не сделаешь, - заявил бескомпромиссно Кёя.
   - Это тот редкий случай, когда я с ним согласен, - добавил Мукуро. - Мне и так сложно смириться с тем, что я не участвую, поэтому держи ее в своих планах подальше от Бьякурана, - мило улыбаясь, попросил разноглазый у Шоичи.
   Бедняга под этим взглядом побледнел.
   - Прекратите, он меня не убьет. Я с этим справлюсь. - Переведя взгляд на Хибари, добавила: - Или кто-то желает сделать решение вместо меня?
   Прозвучало с вызовом, который Кёя не мог не услышать. Наверное, поэтому и промолчал.
   - Акира-сан, - Шоичи попытался сменить тему и прояснить еще один момент, - у нас нет большого выбора, поэтому выбор еще одного безэлементника доверяю вам.
   Пока я обернулась, Кёя схватил за грудки Конрада, незаметно оттащив того в сторону. О чем-то явно предупредил, всем своим видом явно обещая с ним что-то сделать в противном случае, и рыжий хорошо понимал, что именно. Правда, взбрыкнул и оттолкнул от себя Хибари, громко рявкнув 'ей!', а затем продолжил что-то вполголоса втирать.
   Я не хотела выбирать, но этот вопрос должен был прозвучать. Когда я посмотрела на группу людей, которые не были бойцами и держались вместе, я ужасно себя чувствовала. В их глазах, у всех до единого, был страх. Они будут легкими мишенями для бойцов Мельфиоре. Их жизнь будет зависеть от нас, которые будут их защищать. Киоко, Хару или И-пин я даже не рассматривала. Джанини трясся от страха - он хорош, сидя на базе, но в центре боя будет паниковать и мешаться, а то и сдуру окажется под огнем. Оставались Фуута или Бьянки. С Фуутой у меня сложились более крепкие узы. У женщины было кольцо Урагана, но она вполне может снять его и останется той же мишенью. Ядовитая кулинария в данном случае вряд ли поможет. Привыкнув быть бойцом, согласится ли она побыть защищаемым игроком? Фактически обузой.
   - Мне не хочется вас об этом просить, - глубоко вдохнув, начала, постаравшись, чтобы голос звучал твердо, - но, как и сказал Шоичи, выбора у нас нет. Нам нужен один человек, и, если кто-то из вас готов доверить свою жизнь мне, - посмотрела на Фууту и Бьянки, - то пожалуйста, сделайте это.
   Бьянки непроизвольно сжала одной рукой другую - ее пугала мысль расстаться с кольцом и коробочкой. Фуута никогда не был бойцом, он и так в мое время долгое время вынужден был бежать, спасая свою жизнь из-за своих способностей. Ему было страшно.
   - Я готов рискнуть своей жизнью, Акира-анеки, - решительно свел брови к переносице парень.
   - Я сделаю это, Акира-чан! - неожиданно звонко воскликнула Киоко, заставив всех удивленно посмотреть на нее. Девочка быстро затараторила: - У меня нет кольца и коробочки, но я умею лечить и без них! Я буду более полезна во время сражения!
   - Киоко, не вздумай! - гаркнул Рехей. - Тебя могут ранить!
   - Да, Киоко, не думаю, что тебе обязательно в этом участвовать, - растерялась я.
   Будь она хотя бы на пять лет старше, я бы поняла, но в ее возрасте находиться на волоске от гибели... Тсуна, Гокудера, Ямамото, да и я в том числе - у нас выбора не было, но мы хотя бы можем попытаться защитить себя.
   - Киоко-чан, не делай этого! - заволновался Тсуна, тоже попытавшись ее переубедить.
   - Я уверена, что справлюсь, - ее взгляд приобрел решительность и упрямство, совсем как у Рехея. - Я не буду вам обузой.
   - Ты не должна так делать! - затормошил ее Рехей. - Я сам сниму кольцо и коробочку и выступлю в бою.
   - Нет, братик, - отрицательно замотала головой Киоко. - Я не хочу, чтобы ты всегда меня защищал. У тебя должна быть своя жизнь, а я должна стать сильнее. Кира-чан, - повернулась ко мне Киоко за поддержкой: - возьми меня с собой.
   Ох, не думала я, что когда-то мои слова приведут к такому. Киоко смотрела с надеждой, я могла ее понять и была рада, что она растет, но все равно не хотела, чтобы она рисковала своей жизнью сейчас. Рехей смотрел на меня требовательно, ожидая, что я пойму его и возьму вместо безэлементника. Он полезет в бой без кольца и коробочки, ведь он привык сражаться, но так он может погибнуть. Он всегда готов пожертвовать собой... и я не могу этого ему позволить. Так мой друг, мой названый младший брат сгорит.
   - Рехей, я тоже не хочу рисковать жизнью Киоко, но позволь ей решать самостоятельно, - выдохнула, ожидая взрыва эмоций со стороны боксера. - Ты не можешь всегда жертвовать собой ради других.
   - Кира-чан!.. - воскликнул он, сжав кулаки и проглотил слова.
   Я знаю, Рехей был зол, но он мне доверял. Будь на моем месте парень, наверняка в ход пошли бы кулаки, с целью понимания, так сказать.
   - Кира-чан, - повторил Рехей, опуская руки, выпрямляясь и успокаиваясь, - я доверюсь твоему решению, даже если с ним не согласен. Ты знаешь, я хочу ее защитить, и я уверен, ты тоже хочешь этого. Киоко в этом времени стала сильным человеком, и иногда я думаю, что это благодаря тебе.
   Ого! Да, я видела Киоко в этом времени, она действительно была сильным и уверенным в себе человеком. Не в физической силе дело, хотя думаю, в этом плане она что-то все же умела, а в духовном. Рехей тоже видел это и через десять лет он понял, что, желая оградить ее абсолютно от всего в мире, он не позволяет ей повзрослеть. Видимо, с появлением вновь той же маленькой Киоко-школьницы, неуверенной в себе и чуточку наивной, он забыл об этом. Как выразился Кикё, Киоко выглядела милым безобидным цветком.
   - Старший брат... - протянул Тсуна.
   Братец был потрясен словами Рехея. Не знаю, что он думал в этот момент, но повернулся ко мне и решительно потребовал:
   - Не бери Киоко-чан с собой, имото. Я не могу позволить, чтобы ее жизнь была под угрозой!
   С интересом посмотрев на него, я раздумывала над тем, на что готов пойти братец, чтобы помешать Киоко участвовать. Это смешно, учитывая, что только из-за его решения Киоко вместе с Хару находятся здесь и даже просто поэтому они уже в опасности.
   - Тсуна-кун, оставь Киру-чан, - не знаю, что сказала бы я, наверняка бы все испортила, но Киоко сама вмешалась. - Я решила это сама, перестань винить остальных. Я здесь потому, что тебе нужна была наша с Хару-чан поддержка. Акира-чан тут совсем не виновата. Она очень старается и делает все, что может, и Акира-чан тоже хочет защитить всех.
   Братец аж растерялся от ее слов, смотря на нее круглыми глазами. Она не была слепой и видела, что вокруг происходит, но не думаю, что Тсуна этого ожидал. Тем более, этих слов от нее. Наверное, думал, что девочки не знают о том, чьей идеей было перенести их в будущее.
   - Прости, - тихо добавила Киоко, отступая от него на пару шагов.
   Ее брови изогнулись, выражая сожаление. Она уже чувствовала себя виноватой за свои слова. Тсуна не нашел, что сказать, но смотрел упрямо. Думаю, он приложит все усилия, чтобы ее защитить.
   Решив все подобным образом, вернулись, чтобы поделиться раскладом с другой стороной. Не было смысла скрывать, что мы будем действовать сообща против Мельфиоре, но Бьякурана это, казалось, вовсе не волновало, а его хранители, думаю, слишком верили в своего босса. Он был сам себе на уме. Да и с предложением Шоичи выступить в качестве безэлементника согласился, не расстроившись. Может быть, он даже знал о Плане Шоичи-Тсуны-Кёи. Во всяком случае, если он специально подтасовал роли бойцов, то в роли цели могли оказаться кто-то из девочек. Тот, кого хочется защищать. Если бы не Шоичи и Спаннер, то как раз: Хару и Киоко.
   Красноволосый мужчина около тридцати пяти лет, узнав, что участвовать не будет, вообще расклеился и показательно горестно вздохнул, так же показательно завалившись на пол. Девчонка показала ему язык.
   - Ладно, давайте я продолжу и объявлю, - судя по улыбке Бьякурана, его эта сцена позабавила. Это было странное чувство, потому что на перепалки своих хранителей я тоже, бывало, смотрела с улыбкой. - Для Облака я выберу моего обожаемого лидера шести венков - Кикё, - он кивнул крашеному мужчине, который останавливал паренька лианами и девчонку с пламенем Дождя.
   Лощеный мужчина с длинными волосами сделал жест, взявшись пальцами за подбородок. Этот жест повторили еще двое - думаю, это что-то вроде команды 'отдать честь'. Было видно, что мужчина имеет влияние на остальных и он очень услужлив перед Бьякураном.
   - Для Солнца, существо, живущее убивать, - Дейзи.
   Это тот паренек, что попытался проскочить к девочкам. Присмотревшись, с удивлением заметила у него в руках плюшевого зайца. Он был странным. Имел огромные синяки под глазами, болезненно блестящие глаза и шрам через все лицо. Маньяк или имеет проблемы с психикой.
   - И для Тумана, фантома, что объявил правду - Торикабуто.
   Мужчина в глухом плаще до пола и коричневой маске с демонической рожей, закрывающей все лицо. Истинный Туман - молчаливый, не дает никаких подсказок.
   - Но это не всё! У вас должно быть два участника для тумана, - напомнил Базиль.
   Бьякуран и девчонка, обнявшая его руками за талию, сделали круглые глаза, наигранно изображая потрясение, а в следующую секунду рассмеялись. Вероятно, они были где-то на одном уровне и им было комфортно.
   -Вообще-то мы не собирались вам рассказывать, - отсмеявшись, сказал Бьякуран. - Как я уже говорил, каждый из настоящих венков имеет сотню A-ранговых подчинённых. Наш второй участник тумана всегда здесь. Подчинённый Торикабуто - Сару.
   Про сотню подчиненных на каждого он, может, и приврал, но на свободном пространстве прямо перед боссом Мельфиоре в клочьях расплывающейся синей дымки проявился еще один человек. Снова глухая одежда и улыбающаяся маска на лице, правда, не плащ, а скорее одеяние ниндзя из фильмов. Как раз два меча на перевязи за спиной. Он сидел, скрестив ноги и по-обезьяньи почесывал макушку рукой. В общем, полностью измененный тип личности, но в мгновение, когда он проявился из иллюзии, я почувствовала его пламя Тумана. Оно было тонкое, едва заметное, как запах, и быстро исчезло, что говорило о его мастерстве, но я все равно почувствовала. И Хром, по-видимому, тоже.
   - Две иллюзии, разве это не...? - начала было она и нерешительно оглянулась на Мукуро.
   - Да, - кивнул разноглазый и растянул губы в плотоядной улыбочке. - Мастерство впечатляет, но, если бы я участвовал, от него и мокрого места не осталось.
   - О чем это вы? - уточнил Фальк, от лица остальных непонимающих.
   - Это наш старый знакомый - Генкиши, - сказала я и обратилась к Бьякурану: - Не боишься, что уведу?
   - Какая ты жадная, Аки-тян, - рассмеялся тот. - Я не боюсь. Если сможешь, то возьми.
   Генкиши тем временем перестал скрываться и развеял иллюзию, встав в полный рост. Снова в облегающем костюме и с четырьмя мечами на перевязи. Правда, его открытое лицо был испещрено коричневыми пятнами, отдаленно похожими на трупные. Это, видимо, Мукуро с ним сделал, но мечника уже достаточно подлатали - следы уже подсохшие. Сложно сказать, о чем он думал - слишком нечитаемый, но, думаю, оценивал противников. С Хибари и Рокудо он уже встречался, и они его явно впечатлили, отчего Генкиши смотрел на них с плохо скрываемой ненавистью во взгляде, но и с опаской. Кстати, о Кёе - его наставления Конраду продолжались. Правда, лупить рыжего ребром ладони все же излишне.
   - Моя верность вам, Бьякуран-сама, не пошатнется, - заверил мечник свое начальство, отходя в сторону.
   Бьякуран привычно улыбался, но действительно ли он шутил сейчас? Я внимательно рассматривала его лицо, он отвечал мне тем же. Глаза умные, с легкой смешинкой. Интересно, задается ли он вопросами, так же как и я, или все знает? В одном я уверена на все сто - с игроками он заранее все подтасовал. Мы оба знали, что встретимся на поле боя.
   - Эй, осторожней! - предупредил Рехей, неожиданно дернув меня за плечо, загораживая собой.
   Пока я ушла в себя, возникла напряженная пауза, и теперь все стоящие вокруг до единого готовы были прямо сейчас вступить в бой.
   - Продолжим! - огласил Бьякуран, снова весело разулыбавшись, наслаждаясь ситуацией. - Следующее правило - правило цели.
   Мы не знали, что это значит, но Шоичи объяснил. Это правило присуждало кому-то из игроков значение 'цель'. Думаю, понятно, что игра будет закончена, как только одна из двух целей будет убита. Сделать 'целью' предмет, видимо, не так кровожадно. Не все у нас готовы были к чьей-то смерти, ой не все.
   - Значит, это тот, кого надо защищать, - сказал Реборн и поднял глаза на таблицы.
   - Ты правильно понял, Реборн-кун, - усмехнулся Бьякуран. - Рулетка уже все выбрала. Видите пламя на одном из символов?
   Пламя Неба горело на изображении безэлементника у Вонголы, у Грозы от Феникса и у Солнца от Мельфиоре. Бьякуран дал нам маленький плоский квадрат, размером с ноготь - это была метка цели, которую требовалось прицепить на одежде с левой стороны груди. Метка была сигналом, который будет видно на радарах. Он выглядел радостным, когда Шоичи решил сам взять на себя роль цели, хотя у них со Спаннером был выбор. Конрад принял метку с достоинством. Не могу не признать, что необходимо мужество, чтобы сохранить хладнокровие, зная, что тебя будут пытаться убить... но, честно говоря, мне иногда кажется, что рыжий и так все время на волоске.
   Шоичи неожиданно схватился за грудь и упал на пол, болезненно закричав. Бьякуран любезно пояснил, что жучок 'цели' вытягивает пламя, заставляя его быть видимым глазу. У Шоичи пламени было, наверное, меньше, чем у Дейзи или Конрада, поэтому он чувствовал слабость. И все равно через время они тоже ослабнут, а значит, время у нас ограничено.
   - Ирие-кун, не заставляй себя! - бросился к нему Тсуна.
   - Если ты не будешь осторожен, то можешь умереть, - заметил Ямамото, помогая Шоичи подняться на ноги.
   - У врага те же проблемы, - ответил Шоичи упрямо. - К тому же, это не только ради самопожертвования. Я один из тех, кто наставил Бьякуран-сана на этот путь! Я не могу сбежать!
   Стало ясно, что он вывернется наизнанку, но не отступит. Выбора все равно не было. Спаннер оказался бы на тех же условиях. Хотя Шоичи в становлении Бьякурана вряд ли был виноват, но успокаивать его я не стала. Ему требовалось стремление и сила воли, чтобы пережить этот бой.
   - Ладно, чего уж там, - пожал плечами Бьякуран. - Начнем наш бой.
   В небо со свистом полетели салюты, сложившиеся в три круга. Все задрали головы на звук, а я снова поймала на себе взгляд босса Мельфиоре, загадочно мне улыбнувшегося с явно различимым предвкушением.
  Примечание к части
  * Уровень фотошопа Совы - "делаю все лапами", но вот https://vk.com/album-160026619_250967002?z=photo-160026619_456239738%2Falbum-160026619_250967002
  Глава 18
   До начала состязания оставалось три минуты. Я отозвала в сторону Шоичи для регулировки общих действий.
   Судили бой девушки из Червелло. Это было странно, учитывая, что в этом времени они работали на Мельфиоре, но Бьякуран убеждал, что они будут судить непредвзято. Что касается меня - мне было все равно. Наша сторона ему не верила, но вынужденно согласилась, ведь, кроме моего личного интереса, борьба шла и за кольца. Эта 'игра' была не обычной игрой, и так мы хотя бы могли проверить навыки противников перед настоящим сражением. Ведь никто не думал, что проигравший в Чойсе действительно отдаст свои кольца?
   Все, кто не участвует, будут ждать в палатах наблюдения. В том числе Скуало, Каваллоне, Гамма со своей командой и Реборн. Они скрывались внутри переносной базы, но Бьякуран со смешком сказал, что радиация три-ни-сетте тут не действует, а его помощник Кикё заметил почти неуловимое присутствие капитана Варии. Скуало, конечно, зло сообщил, что он тут чисто подраться, но ни я, ни Ямамото, ради которого он и остался, ему не поверили. Что здесь делал Каваллоне? Я не знаю. Строил из себя наставника Хибари (Кёя его, как обычно, игнорировал, хотя и Дино не усердствовал) и старшего брата Тсуны.
   За три минуты нас развели в разные стороны поля боя. Команда 'Феникс' поднялась на крышу четырехэтажного здания, куда нас привела одна из Червелло. Конрад, Фальк, Такеши и Киоко смотрели на меня с ожиданием. Думаю, я должна обрисовать наш план действий.
   - Сперва мы должны найти переносную базу, - решила я. - Ямамото, на тебе защита Конрада, Фальк, присматриваешь за Киоко. Как только окажемся на базе с Шоичи, Конрад и Киоко останутся там. Если всех собрать в одной точке, их легче будет защитить, главное - не дать пройти врагу. Передвигаемся перебежками, пламя не использовать.
   Проверив, все ли все услышали и поняли, связалась с Шоичи по передатчику, что он нам всем раздал. Хорошо, что средств связи взяли с запасом. К тому же, Шоичи должен радаром просканировать местность и получить карту, тогда нам останется лишь сориентироваться и присоединиться к ним.
   Через три минуты я получила данные. Шоичи был в юго-восточной части поля. Он сбросил нам карту на коммуникатор. Похоже, до него было почти пять километров. Приличное расстояние. Если идти его пешком, мы потратим слишком много времени, поэтому на мотоциклах нас встретят Тсуна и Базиль, чтобы забрать Конрада и Киоко. Они незаметно для врага доставят их на базу, не выдав месторасположение. Затем мы вступим в бой. А до тех пор Шоичи выбросил в воздух маячки с его пламенем, которые своим ходом разлетятся в разные стороны. Радары врага обнаружат их, таким образом, они вынуждены будут уничтожить большинство маячков, прежде чем сообразят, где настоящий, а мы выиграем нужное нам время. Если же кто-то из врагов подберется к базе достаточно близко, его задержит Гокудера.
   Мы знали, что за время, пока мы перегруппировываемся, Мельфиоре уже начнет свою атаку. Мы еще не встретились с Тсуной и Базилем, как Шоичи передал, что команда противников приступила к уничтожению маячков. Он видел врагов на радаре, так как игроки Мельфиоре использовали устройства на обуви для перемещения с помощью пламени. Шоичи должен был предупредить нас, если враг окажется близко, но этого не произошло, когда я почувствовала отголосок пламени.
   Подняв руку, дала команду всем замереть на месте и сгруппироваться. Фальк, Конрад и Ямамото достали оружие, приготовившись к бою, но враг не вышел.
   - Как ты нас нашел? - крикнула я.
   Уже знакомый почти детский смех донесся из-за угла здания с кафетерием, куда я смотрела. До него было метров сто.
   - Похоже, твои способности к обнаружению и в прошлом очень сильны, Аки-чан, - улыбаясь, Бьякуран вышел на середину дороги.
   Он ничего не боялся, шел уверенно и расслабленно. Демонстрировал открытость, будто знал, что нам, даже всем вместе, его не одолеть. Нехороший знак. Может означать, что у него есть козырь в рукаве.
   - Хорошо, что теперь будешь делать, Аки-тян? - продолжил Бьякуран. - Если ничего не предпринять, я могу убить вашего игрока с меткой цели и... - он легкомысленно пожал плечами, - может быть еще парочку игроков в придачу.
   - Зачем тебе это? - спросила я.
   - М-м-м, ради забавы, конечно, - улыбнулся Бьякуран, наслаждаясь впечатлением, которое он производит. - Это ведь игра, верно? Чтобы победить, нужно убить вражеского короля. А чтобы игра была нескучной, необходимо добавить больше игроков, желательно тех, что будут моего уровня.
   Он поднял раскрытую ладонь, направив палец в мою сторону. Едва он начал движение, я сообразила, что будет атака, прежде чем его пламя Неба усилилось, поэтому успела сформировать Серо с небольшим отрывом. С его пальца сорвался светло-оранжевый луч, встретившийся с темно-оранжевым лучом прорвавшегося шара Серо, и раздался взрыв.
   - Уходите! - крикнула назад, едва дым стал рассеиваться. - Я его отвлеку!
   - Босс! - услышала я Конрада, и, обернувшись, увидела его нерешительность.
   - Ему нужна я, - ответила на невысказанный вопрос. - Я не смогу отвлекаться. Со мной все будет в порядке. Обещаю, что вернусь!
   - Нет, я не могу тебя бросить! - категорично отказался он.
   - Выполняй! Что бы тебе там ни наговорил Кёя, я ведь твой босс, верно? - уже почти прорычала, чувствуя пламя Бьякурана, почему-то стоящего на месте.
   От попыток разгадки его действий начинало ломить виски.
   Рыжий сжал зубы, но кивнул Фальку. Ребята ушли в сторону, обходя место сражения по кругу. Дым сыграет нам на руку и скроет их. Бьякуран стоял на месте, я видела его фигуру не слишком отчетливо, но смешок был хорошо слышен.
   Ветер среди высоток слабый. Он едва шевелил челку и дым оседал медленно.
   - Мы остались один на один, Аки-чан, - констатировал Бьякуран, когда видимость прояснилась.
   - Хочешь что-то рассказать? - предложила я.
   - Не-е-ет, - протянул, будто дурачась. - Игра в самом разгаре. Разве не забавно? Я в белом, но добро здесь вы. Именно я хочу убить детей, я - Темный Властелин со своей армией, и я хочу захватить власть во всем мире.
   - Добро всегда побеждает зло, - согласилась я. - Правда, кто победил, тот и добрый.
   - За это я тебя и люблю, Аки-чан, - засмеялся Бьякуран. - Мы похожи. Сыграешь со мной до самого конца?
   Странный вопрос. Почему-то босс Мельфиоре напоминает мне Мукуро. Похожая улыбочка и хитринка в глазах. Схожий безобидный образ. Та же загадочность и, наверняка, какой-то скрытый смысл в словах.
   - Вы с Мукуро, наверное, могли бы стать хорошими друзьями, - сказала я вслух.
   - О, мы здорово повеселились! - обрадованно улыбнулся Бьякуран. - Он скрывался за личностью Леонардо Риппи - моего подчиненного - и передавал вам нужную информацию. Я знал об этом едва ли не с самого начала, когда он принес и поставил в вазу белые лилии, но поймать его было очень интересно! Жаль, что он все равно смог сбежать. Мои поздравления, Мукуро-кун, - повысил он голос, подняв голову. - Ты так спешил к Аки-тян, но все равно идеально играл свою роль до конца!
   Мукуро должен был наблюдать из палаты зрителей через экран за полем. Камеры должны были показывать зрителям все точки боя. Надеюсь, он не сделает глупостей. Но что меня еще беспокоит - Бьякуран знал о том, что Мукуро шпионит. И все равно позволил ему делать это до определенного момента. Я даже знаю до какого - едва мы получили пакет со схемой базы Мелоне. Все-таки Бьякуран нас вел к этой базе и знал о предательстве Шоичи. Руками Шоичи он перенес нас сюда. Да еще и многих сильных людей не обменял на подростков, будто ему нужны были именно взрослые версии. Но зачем?
   - Почему ты все это делаешь? - спросила я.
   - Аки-тян, - осуждающе протянул босс Мельфиоре, - призы принято получать за победу.
   Значит, победа в Чойсе, да? Или все же конкретно победа над ним?
   - Я начинаю! - предупредил Бьякуран, и вокруг его руки появилось темное, полупрозрачное пламя.
   Оно собралось и, направляемое его волей, полетело в мою сторону, принимая форму огромной руки с меня ростом. Я не сплоховала и успела смешать пламя Неба с Туманом. Этот прием мне помог освоить Мукуро на наших тренировках.
   Похожая рука, пусть и меньшего размера, остановила его атаку. Ладони призрачных рук хлопнули друг об друга, а пальцы с силой сплелись, продолжая бороться. Я чувствовала давление, которое испытывало мое измененное пламя. Бьякуран тоже стоял с вытянутой рукой, держа контроль, но на его руке с кольцом появился белый китайский дракон. Без сомнений - зверь из коробочки.
   Безумно красивый, белоснежный, с желто-оранжевыми глазами, он взревел и взлетел змеей по воздуху, как по воде, даже не дергая короткими лапами. Без вылетел вовремя, вцепившись зубами и когтями в тело воздушного змея, заизвивавшегося веревкой в попытке поймать шустрого черного дракончика. Хорошо, что с дракончиком мы были на одной волне и я смогла быстро открыть коробочку.
   - Разве не символично? - засмеялся Бьякуран и усилил давление, рассеивая мою призрачную руку.
   Я отскочила в сторону, уклоняясь от его туманной руки, также получившей повреждения. Она пролетела мимо и врезалась в здание за моей спиной, окончательно распавшись на клочки. Я закручивала новое Серо в руке, рука Бьякурана вновь засветилась, собирая пламя. Похоже, он предпочитал использовать смесь Неба и Солнца для атаки.
   Два импульса пламени вновь встретились, правда, на этот раз мы оба вложили больше сил, и пламя сомкнулось, пытаясь перебороть друг друга. От их противостояния поднималась не только пыль, а и сильный, практически штормовой ветер. Я не стала дожидаться выяснения, кто из них сильнее, а сделала несколько быстрых прыжков вверх, чтобы сократить расстояние и обогнуть встретившееся пламя. Бьякуран вынырнул из движущихся клубов пыли и встретил меня ближним боем. Я заблокировала его удар раскрытой ладонью, объятой пламенем, а от удара ноги уклонилась.
   - Ну же, Аки-тян! - сказал Бьякуран. - Ты ведь можешь лучше. Постарайся!
   Я разорвала расстояние, прерывая рукопашный бой, который был вовсе не безобидным, учитывая, что мои и его руки были объяты пламенем. Он издевается или всерьез сдерживается? Но зачем?
   Без, раскинув крылья высоко над нами, выдохнул сгусток пламени Неба, врезавшийся в здание. Высотка будто в замедленной съёмке обзаводилась просачивавшейся в нее дырой. Белый дракон оказался шустрым, извиваясь, он скользнул в сторону и взревел, выдыхая рассеянное пламя Неба. Без повторил его прием. Из его раскрытой пасти вырвался рев вместе с рассеянным пламенем, нейтрализующим такую же атаку белого дракона. Чистое пламя атрибута Неба должно было парализовать коробочку. Каваллоне говорил 'превратить в камень'. Без раньше не показывал, что так умеет, хотя сам создан из пламени Неба, и я даже понимаю почему. Он просто предпочитал более нацеленные атаки, точечные, чтобы не тратить силы попусту и не задеть никого или ничего лишнего.
   Нужно постараться. Стиль боя Бьякурана был удивительно похож на мой, но у него получалось гораздо лучше ориентироваться и применять подходящий навык в нужный момент. Это должно прийти с опытом, поэтому мне придется хорошенько напрячься, сосредоточиться на этом бое и выжать из себя все, что можно.
  
   ***
  
   - Ясно, - выдохнул Шоичи, напряженно всматриваясь в черный монитор с зелеными точками.
   - Ирие-кун... - донесся через микрофон наушников голос Тсунаеши-куна.
   - Все в порядке, Тсунаеши-кун, - быстро заверил его он. - Продолжай двигаться в том же направлении. Это Бьякуран-сан, от него можно было ожидать чего-то подобного. Акира-сан, я уверен, справится. Она хотела, чтобы так произошло. Остальных врагов хорошо видно на радаре, поэтому больше неожиданностей не предвидится.
   - Эй, Ирие, - донесся голос Ямамото Такеши. - Ты уверен, что все в порядке? У меня тут под боком рычащее рыжее чудовище, и он пока еще не понял, что ты не отправляешь никого Акире на помощь.
   - Е-е-ей! - взревели динамики, заставив Шоичи схватиться за уши. - Ирие! Ты что, никого не отправишь к Бьякурану?! Сдохнуть хочешь?!
   - Эрнесто-сан! - забеспокоился Шоичи. - Пожалуйста, только не сворачивайте назад! На вас метка цели, и если вы не хотите, чтобы Акира-сан проиграла, продолжайте двигаться к базе!
   - А ты молодец, - похвалил его Ямамото Такеши.
   Шоичи сделал тяжелый вдох и медленно выдохнул.
   - Акира-сан и Тсунаеши-кун - оба доверили мне управление нашими силами во время Чойса, поэтому, пожалуйста, слушайте, что я говорю, - терпеливым тоном напомнил он.
   Спаннер, сидящий на кресле слева, показал большой палец, а Шоичи, закрыв микрофон, признался:
   - Надеюсь, Акира-сан знает о последствиях своей просьбы оставить на нее Бьякуран-сана и потом вспомнит об этом. Не хочу умирать таким образом.
  
   ***
  
   Обе метки цели беспрепятственно были доставлены на базу, и все бойцы перегруппировались. Тсуна, Базиль и Ямамото отправились в атаку, чтобы скорее добраться до цели. Первые двое были достаточно мобильны и даже в случае повреждения мотоцикла могли быстро набрать скорость. Ямамото утверждал, что тоже сможет, кроме того, он намеревался встретиться с Генкиши, отчего капитан Варии в палате наблюдения радостно оскалился. А затем, приученный работой, даже не дернулся, почувствовав вблизи жажду убийства.
   Штромберг и Гокудера отвечали за защиту. Враги разделились, и один из них оказался слишком близко и мог заметить базу. На его перехват отправился Дождь.
   Реборн слышал команды Шоичи благодаря передатчику и мог отслеживать происходящее на поле боя не только с экрана. Второй бой не стал неожиданностью. Тсуну заметил Туман Мельфиоре, но благодаря тактике Шоичи с приманкой, содержащей пламя Неба, Савада нанес первый удар. На этом все могло бы и закончиться. Тсуна оказался за спиной врага и удар объятой пламенем перчаткой вышел достаточно сильным. Отчего враг прилип к зданию, распластавшись, как слизь.
   Торикабуто отлетел и врезался в здание, но там даже стекло не разрушилось.
   - Небоскребы арены молний покрыты упрочняющим пламенем Грозы. Они в двадцать раз прочнее обычных зданий, - пояснил голос одной из Червелло за кадром.
   Хранитель Тумана 'поплыл'. Его плащ распался на сотни веревок, а следом за ним и тело, оставив лишь голову, парящую в воздухе и хребет. Хотя... не веревки.
   - Морские змеи, - разглядел их Дино. - Очень мощные, раз даже мы их видим через аппаратуру, - он прищурился и воскликнул: - На них пламя Грозы!
   Действительно, благодаря едва заметному брызжущему искрами ореолу пламени иллюзорные змеи пробили здание. Тсуна, видимо, тоже заметил это и уклонился. Противник мог использовать сочетания разных элементов. Ох и сильный ему боец достался.
   Торикабуто продолжил атаки змеями. Они кружили вокруг Тсуны, атакуя с разных сторон. Рано или поздно это должно было случиться - Тсуна оказался в клетке, окруженный змеями, словно прутьями. Они сжимали свободное пространство, но Реборн знал, что Тсуна сделает, когда откроет коробочку, а потому с ожиданием ухмыльнулся.
   Крошечный лев, который мог спокойно сесть на руку, выглядел безобидным. Но его грива состояла из пламени Неба, и рев, вырвавшийся из пасти, тоже был атакой, которая 'упокоила' змей. Тсуне оставалось лишь их сломать и выбраться.
   Торикабуто остался беззащитен, и Тсуна атаковал его. Не успел он добраться до зависшей на одном месте головы Тумана, как из здания за спиной Торикабуто вылетели припасенные змеи. Слишком близко, Тсуна не мог уклониться и отдал команду льву принять камбио-форму.
   - Ты до конца наблюдал за тренировками Тсуны? - спросил Реборн.
   - Нет, - смущённо признался Каваллоне, взглядом извиняясь за это. - Мне пришлось отлучиться.
   - Тогда я единственный видел это, - не скрывая улыбки, отозвался Реборн, наблюдая за тем, как сотни змей, словно копья воткнулись в то место, где был Тсуна, и окружили его, превратив в подушку для иголок.
   - Эти коробочки, как ты знаешь, способны превращаться в оружие, - продолжил Реборн. - Первого Вонголу прозвали огромным Небом, обволакивающим и закрывающим все вокруг. Он носил плащ, который не могло пробить никакое оружие.
   Камбио-форма маленького льва оказалась ожившей легендой. Черный кожаный плащ, крепившийся к левой перчатке небольшим щитом, защитил Тсуну, и змеи осыпались прочь. Величайшая реликвия, на подоле которой плясали языки оранжевого пламени.
   Правда, не там его ожидал увидеть Реборн. То, что коробочку, принадлежащую Тсуне, обучили, он догадывался. В этом мире ходили слухи, что Савада Тсунаеши - перерождение Первого Вонголы. У него те же перчатки, но их было мало. Вонголе и ее Десятому боссу в этом времени требовалось на чем-то держаться. Нужна была основа, чтобы нового босса слушались. Или легенда, и ее придумал Девятый Вонгола, отдавший ему перчатки.
   'Что ж... посмотрим, где еще проявится легенда' - подумал Реборн, едва не потирая руки, и перевел взгляд на другой монитор, показывавший бой с боссом Мельфиоре издали, так как ближайшие камеры были уже уничтожены.
  
   ***
   Черт, мне просто не хватает опыта. А скоро и сил.
   Уклоняться, отбивать или блокировать атаки босса Мельфиоре я еще могла, но атаковать не получалось. Он будто видел их все насквозь. Его стиль боя похож на мой, и, наверное, поэтому Бьякуран предвидел мои шаги. Он не добавлял к атаке из своего пламени другой атрибут, как делали это другие - он полностью перемешивал их, как я. Это похоже было на рулетку. Куда стрелка укажет, такой навык и используешь, а затем нужно еще немного времени для использования другого. Так вот, Бьякуран крутил эту рулетку гораздо быстрее и более ловко подбирал навыки, чтобы тратить минимум сил.
   Мне нужно было напрячься так, как никогда раньше, чтобы пройти этот порог его опыта. Стать быстрее, чем прежде, чтобы Бьякуран не успел увидеть и среагировать соответствующе. Он умел перемещаться с помощью пламени, но не настолько быстро. Это, наверное, единственное, что он не мог повторить. Поэтому я разгоняла скорость до предела, чувствуя, как ноют мышцы, кости и связки. Перемещалась быстрыми рывками, уклоняясь от его атак Небо-Солнце, которые разрушали все вокруг. Останавливалась ровно на то мгновенье, чтобы атаковать самой, а затем вновь сорваться с места. И в один момент ногу свело болью.
   Бьякуран не успел поймать момент моей дезориентации, когда я едва не свалилась на изрядно покореженный асфальт, а через секунду я подала пламя в руки и скрылась, спрятавшись среди развалин.
   Оценивать разрушения не было возможности - плюхнувшись на землю, я со всех сил сжимала зубы, чтобы не издать ни единого звука, и прятала пламя, чтобы меня не нашли. Всего остального для меня просто не существовало.
   Наконец, более не нагруженная правая нога слегка успокоилась. Я открыла глаза, увидев огромный кровоподтек выше щиколотки. Оттянула носок, оценив, что ниже нога тоже вся красная и уже слегка припухшая. Только бы не перелом!
   Для проверки я рискнула слегка пошевелить ногой. Раньше я уже ломала кости, поэтому могу с некоторой уверенностью утверждать, что это не перелом. Кажется, обычный вывих, но от этого нога меньше болеть не стала. Очень вовремя!
   Осторожно осмотрелась вокруг, чтобы проверить, не обнаружил ли меня еще враг. Пока что все тихо. Я спряталась за уцелевшей стеной, поэтому должна увидеть, если тот появится. Серо и его лучи Добра, простите, смеси Неба-Солнце крушили все очень быстро, несмотря на усиление камня.
   Наушник в ухе разрывался от команд. Во время боя я не вслушивалась, но похоже, защищаемые доставлены на базу. Тсуна уже с кем-то сразился, но этот Туман не был побежден до конца, просто сбежал и заключил братца в ловушку, из которой тот не может выбраться. Быстро они нейтрализовали Небо. Кроме того, Фальк встретился с хранителем Облака Мельфиоре, и это оказался неслабый противник. Учитывая, что Кикё - негласный лидер хранителей Бьякурана, а Фальк, похоже, не так давно вступил в наши ряды... не удивительно, что Штромберг проигрывал. Пламя у него сильное, но не убьет ли его случаем Кикё? Шоичи также поинтересовался моим положением дел, и я ответила, что получила травму. Обеспокоенный этим, он сказал, что вышлет подмогу. Хотя кого он мог послать? Среди сражающихся на нашей стороне бойцов, которые участвуют в игре, нет никого уровня Бьякурана.
   Где-то высоко в небе и чуть слева продолжал сражение Без со своим противником. Оттуда доносились взрывы и пылало мое пламя. У него тоже рано или поздно закончится вложенная в него энергия.
   - Отдыхаешь, Аки-тян? - Бьякуран спрыгнул с камня, на котором возник, и медленно подходил ближе. Я вздрогнула от неожиданности, ведь его присутствие заметила не сразу. - Понимаю, это слишком сложно для тебя из прошлого. Я сам таким был.
   Опираясь о стену и стараясь не нагружать правую ногу, я осторожно поднялась, решая, что делать, и оттягивая этот момент:
   - Встретиться с силой, с которой у тебя просто нет шансов... От этого твое тело дрожит? - улыбнулся он.
   - Смешно, - улыбнулась в ответ. - Моя проблема лишь в том, что у меня пока что недостаточно опыта и сил, но это лишь вопрос времени. Чтобы сразить тебя, возможно, было бы достаточно даже сил Феникса. Ты ведь сам выдал свое местоположение. Но я хочу получить ответы. Я знаю, почему Вендиче тебя не останавливают, Бьякуран.
   Похоже, я зашла достаточно далеко в стремлении потянуть время. Он прекратил улыбаться и вдруг прикоснулся к своему уху пальцем. Бьякуран хочет, чтобы я отключила микрофон? Расскажет то, что не должно достигнуть чужих ушей, или отрежет возможность прийти мне на помощь? И я рискнула, нажав переключатель.
   - Вот как, - снова улыбнулся Бьякуран лисьей улыбкой. - Завидую тебе, Аки-тян. Со мной Бермуда всегда был менее сговорчив.
   - Может быть, потому что ты похож на того, кто не сдержит свою часть уговора и утаивает информацию? - приподняла брови, следя за его движениями.
   Босс Мельфиоре замер метрах в десяти от меня. Достаточно близко, но с моей скоростью все же есть шанс избежать неожиданностей.
   - Возможно, - засмеялся Бьякуран. - Ты честна в своих намерениях и готова оказать помощь - это подкупает. Но из-за того, что ты никогда не можешь остаться в стороне, ты и погибла, Аки-тян.
   - Что ты об этом знаешь? - не сдержавшись, требовательно поинтересовалась.
   - Надо же, а твои люди верят, что это я тебя убил, - снова засмеялся Бьякуран, заставив меня нахмуриться. - Хорошо, я попробую объяснить. Бермуда ведь рассказал тебе о том человеке? Ты уже сейчас догадалась, что это он. Теперь ты будешь его искать специально и Шо-тян будет тебе в этом помогать вновь. Понимаешь? Ты подошла к разгадке его тайны настолько близко, насколько ни один аркобалено не смог, даже Бермуда! - торжественно произнес он, разведя руки в стороны.
   Мне стало понятней, почему я искала своего убийцу сама. Ради разгадки аркобалено я бы рисковать не стала. Поэтому же не рассказала ничего остальным. Есть у меня плохая привычка держать свои проблемы при себе. Получается, произошел обратный круг, причина поменялась со следствием. Не убийца искал меня, а я, спеша его обогнать, шла по следу убийцы. Одного я не понимаю.
   - Но почему тогда при других развитиях событий, даже когда я отказалась от своих желаний, я все равно умираю примерно в одном и том же возрасте? Шоичи сказал, что ты можешь видеть параллельные миры, возможные вероятности будущего, так ответь мне.
   - Я уже сказал. Ты не умеешь оставаться в стороне, Аки-тян, - Бьякуран перестал улыбаться, и даже возле глаз морщинок не было. Глаза у него оказались очень светлыми, голубыми, почти что белыми. - Ты отказалась от своих амбиций, но Тсунаеши-куна не бросила одного, став помогать ему в делах Вонголы. В других случаях ты погибаешь именно сейчас, потому что Девятый в это время отдает концы. Тсунаеши-кун становится Десятым, а ты - его головой. Жаль, что чтобы уничтожить Вонголу, пришлось потратить слишком много времени.
   - Я тебе не верю, - подумав немного, призналась я. - Ты говоришь, что хочешь уничтожить Вонголу не ради власти, а из-за того, что меня убьет кто-то из Вонголы? Кто ты мне такой?
   - М-м-м, - задумчиво протянул Бьякуран. - Вообще-то не Вонгола. Хотя она тоже большая проблема. Но ты права, я уничтожил Вонголу, действительно, не только ради этого, - продолжил Бьякуран, намеренно проигнорировавший мой вопрос и оттого довольный. - Захватить власть во всем мире тоже довольно интересное занятие. К тому же, у меня к Вонголе личные счеты. Но и ты тут не последнюю роль сыграла, Аки-тян.
   Стоп. Дайте мне минутку сообразить... Взрослая Акира, кажется, с ума сошла. Этот психованный читер с детским смехом и замашками Темного Властелина? Серьезно?! Сделаю вид, что ничего не слышала и вообще мне показалось - он ведь всегда улыбается так загадочно, будто знает то, что не знают другие. К тому же этот франт говорит все с такой улыбкой, что это может быть просто шуткой.
   - Что у тебя за личные счеты?
   - Вонгола была сильнейшей преградой на моем пути в прошлом, - охотно ответил Бьякуран. - Уже десять лет назад она положила на меня глаз. Но мне быстро надоело сидеть под их контролем. Ты ведь меня понимаешь? Я интересовался пламенем, едва его обнаружил, и добился хороших высот, даже открыл в себе возможность видеть параллельные миры. Но на тот момент я был слишком одинок, чтобы меня оставили в покое.
   - Одинок? - не поняла я. - В смысле, ты был обычным человеком, вне мафии?
   - И это тоже. У меня не было сильных союзников, чтобы стать правителем нового мира, - развел он руками в белых перчатках без пальцев. - Не можешь прекратить - возглавь, разве не так?
   Разве могла взрослая Акира пойти на это? Зачем ей возглавлять мафию? О чем она вообще думала?
   Увидев недоверие на моем лице, Бьякуран понимающе улыбнулся:
   - Ну же, Аки-тян, разве может этот мир стать лучше, если никто не хочет приложить к этому своих сил?
   - Но, похоже, привело это, как всегда, не туда, - обвела я взглядом окружающие развалины.
   Бьякуран снова развел руками:
   - Все в порядке, если не считать, что Вендиче тебя убили.
   - Что? - опешила я и не нашла ничего лучше, как спросить: - Почему?
   - Они хотели найти того человека, что создал аркобалено, разве Бермуда не сказал тебе? - слегка удивился Бьякуран. - Я видел в параллельной реальности, как Вендиче пронзают твое сердце. Никогда не думала, почему Бермуда все еще жив, не смотря на то, что все остальные аркобалено мертвы? Ответ очевиден - его существование удобно для его создателя. Он управляем. Ты-взрослая, наверное, что-то знала. Ты всегда знала больше.
   Вендиче или неизвестный создатель аркобалено? Бермуда мог мне соврать? Черт его знает. В моем времени у нас не настолько уж близкие взаимоотношения. Но и Бьякуран может врать, и тогда он все-таки мой убийца, подстроивший все. Или оба недоговаривают. Ничего не ясно, нужно разобраться, а пока что верить никому нельзя.
   - Не подходи, - предупредила я, когда Бьякуран стал приближаться.
   - Мы ведь только что выяснили, что я не твой враг, Аки-тян, - улыбнулся мужчина в черно-белой форме. - Я знал, что Шо-тян перенесет тебя сюда вместе с остальными. Ты должна стать сильнее и вернувшись в прошлое, не проиграть так просто.
   Жуткий тип, на самом-то деле. Идет и улыбается, а взгляд умный, как у Ямамото. И сокращать расстояние, несмотря на предупреждение, не прекратил, отчего я начинаю нервничать, а затем и вовсе, подав пламя в руки, взмыла в воздух, как Тсуна. Так движения и развороты получались более плавными, практически не тревожа правую ногу, но не настолько быстрыми.
   Бьякуран оказался за моей спиной, отчего я резко развернулась, по привычке, используя рывок с помощью ног - и напряглась, переживая боль. Откуда-то черной тенью прилетел Без, такой же быстрый, как и я. Он схватил мои плечи своими лапами, и выдохнул в Бьякурана шар пламени Неба. Хотя нет, не Неба, вблизи я смогла увидеть разницу. Смесь Неба с Ураганом - вот, что придавало разрушительной мощи и превращало объекты в песок. Без мог тоже смешивать пламя!
   Бьякуран блокировал атаку смесью Неба и Солнца, а Без развернулся, выдохнув в подлетевшего белого дракона уже другим пламенем - белым и полупрозрачным. Для белого дракона это было неожиданно, но недостаточно, поэтому льдом покрылась лишь часть его тела. Он успел ускользнуть и вернулся к своему владельцу, обвив его вокруг плеч.
   - Ого, Аки-тян! - засмеялся босс Мельфиоре. - Похоже, твой дракон умеет повторять твои атаки. Но пора прекращать, ты уже ранена.
   Заметил все-таки! Вот же черт.
   Без, опять же, будто знал, что надо делать, и взмахнул крыльями, уносясь прочь. Бьякуран этого так не собирался оставлять. Он пошел на преследование, еще и пытался сбить Беза. Ему очень быстро удалось нас догнать и схватить крыло дракона призрачной рукой. Без захлопал крыльями, пытаясь вывернуться, и плюнул назад шаром Серо, одновременно с этим выпустив меня из лап. Я быстро восстановила равновесие, подав пламя в руки, но тут же меня обвил змееподобный белый дракон, частично покрытый кристаллами льда.
   - Попалась, - Бьякуран отразил атаку моего дракона, довольно улыбаясь.
  
  Глава 19
   Белый дракон стянул кольца туже, так, что воздух с силой вышел из легких, а ребра натужно заскрипели. Теперь я понимаю, что чувствует жертва удава. Почему-то очень некстати вспомнилась какая-то энциклопедия, прочитанная в далеком детстве, в которой говорилось, что такая большая змея - это скопление мышц, и силой сдавливания она даже может сломать жертве кости. Но мои руки были плотно прижаты к телу.
   Без снова предпринял попытку вцепиться в Бьякурана когтями. Казалось, что дракончик почти достал его, настолько близко подошел, а затем Без угодил в захват призрачной руки из смеси Неба и Тумана. Босс Мельфиоре поступил разумно, закрыв ему пасть так, что дракон не мог выдохнуть пламя, и лишь его языки изредка выплескивались сквозь щели, выдавая свечение. Бьякуран на этом не остановился и впечатал зверя в землю так, что раздался грохот. Камни разлетелись в стороны, будто от взрыва, оставив глубокую воронку.
   - Без! - заволновалась я.
   Пыль осела быстро, так как дракон продолжал попытки выбраться и взмахивал всеми конечностями. В том числе и довольно мощными крыльями.
   Без не может пока что выбраться. Нужно придумать что-то самостоятельно. Кстати, белый дракон не стал выжимать меня, как мочалку. Он сжимал с силой, дышалось с трудом, но внутренности наружу не просились. Белая усатая морда, отдаленно похожая на крокодилью, расположилась недалеко от моего лица, будто предупреждая. Хотя понять что-то по морде зверя сложно.
   - Я выиграл! - светясь лицом, как начищенная монета, с широкой улыбкой заявил Бьякуран.
   - Еще нет, - ответила я, окинув его хмурым взглядом. - Ни одна из целей не повержена.
   - Это ненадолго, - заверил он меня.
   На его лице даже тени не появилось, только радость и воодушевление. Бьякуран, не отпуская Беза, попрыгал в мою сторону большими и какими-то наигранными медленными прыжками, размахивая второй рукой в такт, как мультяшный герой. Я же висела в воздухе, поддерживаемая белым драконом. Добравшись, молодой мужчина забрал мой наушник и нащупал на нем кнопку включения. Вставил себе в ухо, к чему-то прислушиваясь.
   Черт! Не думала, что самым слабым и вредным звеном буду я.
   - О, кажется, к тебе движется подмога, - покивал чему-то своему Бьякуран. - Шо-тян, как всегда, действует быстро.
   - Кто? - внутренне похолодела я.
   Я судорожно перебирала варианты. Конрад ходит с меткой, ему прятаться надо, а не появляться. Фальк занят битвой с Кикё. Тсуна нейтрализован Туманом Мельфиоре. Оставались Базиль, Гокудера и Ямамото. Не успела я сосредоточиться на своих ощущениях, как Бьякуран указал рукой на облако пыли, поднявшееся вместе с шумом, среди извилистых улиц и уцелевших домов.
   Дотуда было далеко, но я все равно постаралась прислушаться к своим ощущениям, чтобы почувствовать пламя.
   - Там, - сказал Бьякуран и прислушался то ли к себе, то ли к своему передатчику, вынув мой. - О, кажется, Ген-тян взялся за дело. Он всегда такой усердный!
   Я вся напряглась, пытаясь хотя бы почувствовать, что там происходит, но результата не было. Слишком далеко. Даже отголоски не долетали.
   - Хочешь посмотреть поближе, Аки-тян? - имитируя заботливость, поинтересовался босс Мельфиоре.
   - Хватит называть меня так, - не выдержала я.
   Видимо, надежда, что я смогу это игнорировать и он перестанет, абсолютно беспочвенна.
   - Разве тебе не нравится? - поднял он брови в наигранном удивлении.
   Не дожидаясь ответа, он сжал свою руку, заставив придавленного Беза, еще сильней задергаться, а затем, видимо, пережал, отчего дракончик распался языками пламени, спасаясь. Бьякуран уничтожил его, но не убил. Мелкие языки пламени втянулись обратно в раскрывшую створки коробочку. Через время Без снова сможет выйти, пока его вместилище не разрушено, но произойдет это не настолько быстро, как хотелось бы.
   Отряхнув руки, довольный собой Бьякуран, полетел в ту сторону, откуда долетали звуки битвы, а вместе с ним и белый дракон, которому абсолютно не мешала такая ноша в виде меня.
   Начало сражения было пропущено. Когда мы оказались на месте, приземлившись на крыше одной из высоток, Генкиши уже создал иллюзии лиан, которые атаковали Ямамото с неожиданных сторон, а силой удара выкорчевывали асфальт на размеченной дороге. Но и Такеши не сплоховал. Уже открыл свои коробочки. Над ним кружилась знакомая мне ласточка, а рядом стоял незнакомый пушистый собакен. На его поясе почему-то был надет харамаки, на котором обычно крепят мечи.
   Генкиши, одетый в свой доспех, заметив появление Бьякурана, слегка поклонился ему, сказав что-то Ямамото. А Такеши сложил руки рупором и крикнул:
   - Кира, подожди немного и понаблюдай за моим боем, а затем я тебя спасу!
   Беззаботный и легкомысленный, как всегда. Но на этот раз он был настроен серьезно. Возможно, хочет показать, что не слабее Кёи и Мукуро, что быстро нейтрализовали Генкиши. Правда, кому? Мне, что ли, показывать?..
   Генкиши, от которого я отвлеклась, использовал кольцо Ада и обратился скелетом в доспехах. Его пламя выросло, но Ямамото и не думал отступать, а вот сам Генкиши снова слетел с катушек.
   - Ха-а-а! - выдохнул он от усилий. - Моя сила возросла в несколько раз, но почему ты не признал ее?! Почему Торикабуто стал Погребальным Венком Тумана, когда я сильнее него?!
   Бьякуран неожиданно засмеялся звонким смехом, который вряд ли долетел до сражающихся.
   - Я лучший кандидат! Для защиты Бьякуран-сама! Для защиты...бога! Почему я подчиненный?!
   - Ох, этот Ген-тян в своем репертуаре. Таких наивных, как он, так просто заполучить, - Бьякуран засмеялся пуще прежнего и посмотрел на меня. - На кого сделаешь ставку, Аки-тян?
   - На Ямамото, - без раздумий выдала.
   - М-м-м, - искривил он губы, будто испытав досаду. - Я ведь тоже хотел на него! Ладно, раз уж мы вдвоем болеем за Ямамото-куна, то иди-ка сюда.
   Когда он притянул меня к себе, прямо вместе с белым драконом, сел и усадил на коленки, я едва не взвыла от чего-то такого противно сжавшегося. Наверное, это была горечь, обида или досада. Будто получила подтверждение слов своих хранителей о том, что я слабая и беспомощная! Лицо босса Мельфиоре находилось меньше, чем в пятидесяти сантиметрах от меня, а я даже руками и ногами пошевелить не могла!
   - Аки-тян, не ерзай так, - вдруг попросил Бьякуран, заговорщицки подмигнув. - Мне становится слегка тесновато.
   Глаза у него красивого цвета, такие светлые и невинные. Наверняка, в детстве выглядел маленьким ангелочком. Но хитринка в них была уж слишком... просто слишком!
   Почувствовав, как заалели уши, отвернулась от его лица, склонившегося ко мне, взглянув на сражение внизу. Даже Бьякуран, которого обезумевший Генкиши считал за бога, в него не верил, отчего Туманного мечника становилось жалко. Такие люди были прекрасными воинами, исполнительными и верными солдатами, но они попадались на крючок тех, кто хотел их использовать. И ладно бы просто использовать - в конце концов, все хотят получить выгоду, - но их не ценили. Бьякуран определил его в расход, это очевидно. Генкиши снова потерял контроль над своими эмоциями и только то и делал, что кричал о своей верности и всемирной несправедливости. Мукуро был прав - Генкиши не по силам кольцо Ада. Его атаки были сильными, но непродуманными. Мечник не просчитывал свои шаги, демонстрируя те же атаки и те же иллюзии, без какого-либо нововведения. Проще говоря - атаки были глупыми. Да, они все еще оставались жутко опасными, но Ямамото, который как раз был сосредоточен, давал хороший ответ на них.
   Думай, Акира, думай. Даже если Ямамото справится с Генкиши, то Бьякуран ему не по зубам. Нужно выбираться. Только как?
   Что у меня есть? Что я могу использовать? Смотри внимательнее.
   Руки и ноги плотно прижаты друг к другу. Зажгу пламя - сама себя могу покалечить. К тому же пострадает белый дракон, но никак не Бьякуран, а тот быстро среагирует и обезвредит меня всю в ожогах. Вокруг только пустая крыша, ничего больше. Бьякуран сидит у самого края. Что бы сделал Кёя на моем месте? Пф, он бы не оказался в моей ситуации. Мукуро? Использовал свои иллюзии. Киоко? Ждала бы помощи брата. Сложно вообще кого-то представить на моем месте. Только я могла так влипнуть. Стыд-то какой! Так доказывала, что меня недооценивают, и такой провал.
   Думай... Думай... О, что бы сделал Без? Вывернуться и укусить Бьякурана? Эм, еще варианты? Плюнуть в рожу пламенем! Дракончик состоит из моего пламени, фактически он - мое отражение. Если он умеет то же, что и я, то и я должна уметь то же, что и он. То есть я могу выпустить пламя не только через руки или ноги, но и через рот.
   Это эксперимент, поэтому следует быть острожной. Использовать маленькие объёмы, не спешить. Действовать медленно и неторопливо. Отвернуться от Бьякурана, делая вид, что смотрю за битвой, сконцентрировать пламя где-то в районе легких и медленно выдохнуть воздух.
   Ничего.
   Оказывается, домашняя пушистая порода собаки носила три гарды меча, которые отдала Такеши. На этом ее работа была закончена. Ямамото выпускал через зажатые в руке гарды пламя, чтобы быстро перемещаться. Объёмные иллюзии многочисленных лиан не успевали его достать. Тогда Генкиши использовал взмахи меча одновременно с атакой слизней, появившихся из коробочки. Ямамото использовал какую-то технику уклонения. Генкиши создал десяток своих иллюзорных клонов, еще больше увеличив напор и плотность атаки. Фактически Ямамото был окружен плотным шаром атак с помощью пламени, но они вдруг все замедлились, а затем и вовсе замерли. Пламя Дождя успокаивающее, видимо, он просто настолько все 'успокоил', что легко выбрался из эпицентра атак. Мне сверху хорошо было видно, что его ласточка, летающая кругами с огромной скоростью, как раз источает это пламя, падающее вниз, словно мелкие капли дождя. От этого замедлялся и Генкиши.
   Воздух из моего рта оставался просто теплым воздухом. При выдыхании пламя рассеивалось. Я попыталась провести его контролировано и медленно от легких к горлу. На языке появилась горечь, но и только.
   Ямамото мог подлететь к нему напрямую, что и сделал, нанеся сразу несколько ран. Доспехи Генкиши оказались пробиты, отчего пламя Тумана осело, а сам мечник упал вниз.
   Что-то теплое и влажное прошлось у меня за ухом, вызвав незнакомую дрожь по загривку. Дернувшись назад, встретилась со шкодливой лисьей улыбкой и хитрющими глазами. Бьякуран знал, что делал, и ничуть не смущался этого.
   Может быть, у них с Акирой из будущего действительно что-то было. Не стану этого отрицать. Но вот то, в каком положении сейчас я, и то, как действует сам Бьякуран, мне совершенно не нравится. Скорей всего, Акира просто так устала от постоянного давления, что нашла кого-то лишь для расслабления. У Бьякурана было неоспоримое преимущество. Все, что у них могло быть, явно сохранялось в тайне, так как никто из моих хранителей об этом не знал, соответственно и не было раздоров. В случае же обнаружения подобной связи вряд ли бы босса Мельфиоре легко и быстро смогли выпотрошить. Но я, как уже было сказано, не она. Я хотела, как минимум, дать ему по этой лисьей морде. И, увы, не могла. Я... переоценила свои силы.
   Наушник Бьякурана располагался настолько близко, что я слышала отголоски переговоров. Генкиши говорил что-то о своей преданности, о вере в силу Бьякурана. Он говорил это гордо, с чудесным придыханием, как будто босс Мельфиоре действительно был для него божеством. Звонкий голос, кажется, Кикё отвечал ему вместо бездельничавшего Бьякурана, не снизошедшего до простых смертных. А затем Генкиши внизу вдруг закричал, будто от боли.
   Над мечником загорелось фиолетовое пламя Облака, взявшееся будто из ниоткуда.
   - Смотри, Аки-тян, - привлек мое внимание Бьякуран, заставив оторваться от попыток выдохнуть пламя. - Я отдал приказ Кикё поместить его семена в доспехи Генкиши и убить его, как только тот проиграет. Я, безусловно, злой и безжалостный, верно?
   - Зачем? - хрипло отозвалась из-за сухости, появившейся во рту.
   Бьякуран, надеюсь, принял ее за мое впечатление от картины корчившегося внизу мечника, который кричал о том, что Кикё врет и его бог не мог отдать такой приказ. Он не верил, что это правда, и призывал Бьякурана спуститься и убить Кикё за его самовольство.
   - Эту историю нужно как-нибудь завершить, - я повернула голову, чтобы рассмотреть его лицо из-за серьезной интонации. - Вы ведь не можете просто так пойти и вернуться в прошлое? Вы оказались здесь, ты стала сильнее и узнала о будущем. Но это не единственная моя цель. Дракон должен быть побежден рыцарем.
   Он говорил загадками, отчего было сложно понять, но общий смысл я, кажется, уловила. Если Бьякуран действительно хотел проиграть, то зачем? Повторять свой вопрос мне не пришлось.
   - Увидев, что Десятый Вонгола победит такой сверкающий алмаз, как я, разве в прошлом кто-то будет сомневаться, что Тсунаеши-кун не сделает этого еще раз? - снова улыбнулся Бьякуран, но на этот раз это была очень пугающая улыбка.
   Он говорил, что Вонгола за ним присматривала. То есть это все было сделано лишь для того, чтобы в прошлом Вонгола его не сдерживала? А может, Бьякуран и вовсе находился в заточении, как Мукуро, который тоже был своего рода сияющим алмазом, среди остальных Туманов? Даже не знаю, что мне теперь делать с этим знанием.
   Бьякуран смотрел неотрывно в мои глаза, спокойно и серьезно, но с каким-то ожиданием. Видит бог, я подспудно знала, что сейчас произойдет, но все равно растерялась, не веря, потому, когда он прикоснулся своими губами к моим, я просто застыла.
   Хоть Бьякуран был человеком умным, хитрым и жестоким, но губы у него оказались теплыми, мягкими и почему-то приторно сладкими, будто посыпанными сахарной пудрой. Я чувствовала, как он прикасается рукой к моей спине, а второй рукой придерживает затылок. Но когда он стал углублять поцелуй, я отмерла.
   Внутри поднялось горячее пламя протеста, я подняла его выше, к горлу. Бьякуран широко распахнул глаза и отстранился, отскочив от меня. Почувствовал, успев избежать урона, но его белый дракон превращался в камень, который я через короткое время смогла разломать руками.
   Оказывается, у меня просто мотивации достаточной не было. Или же это своего рода рвотный позыв? Хотя я не сказала бы, что все было плохо...
   Терять время на всякие раздумья не к месту не стала, спрыгнув с края крыши. Подав пламя в руки, приземлилась внизу.
   - Кира! - воскликнул Ямамото, заметив меня.
   Он был не просто удивлен, он был растерян от зрелища перед ним. Генкиши мучился, когда прорастающие на пламени Облака стебли протыкали его тело, мечник сжимал кулаки и истекал кровью, не в силах даже подняться от ран, но продолжал кричать, что это все ложь и Кикё настоящий предатель.
   Такеши был искренне поражен зрелищем этой медленной пытки, оттого глаза у него были бегающими и широко открытыми.
   Наверное, Бьякуран был прав. Я не умею проходить мимо.
   Я быстро оказалась возле Генкиши, присела, приложив руку к телу, и подала свое пламя, чтобы нейтрализовать чужеродное пламя Облака. Не будучи уверенной, что это ему хоть чем-то поможет, я решила просто попытаться, потратив совсем немного времени.
   Вероятно, пламя Дождя со своим эффектом было бы более полезным, но Ямамото дезориентирован. Если действовать, то действовать придется быстро. Мое Небо нейтрально, как вода, оно по крайней мере не причинит вреда его телу, сойдясь в реакции с его пламенем.
   Действительно, мое пламя, натравленное на сгустки пламени Облака, не влияло на его источник Тумана. Прекрасно чувствуя и находя эти сгустки чужого Облака, я быстро с ними справилась, и Генкиши только тихо засипел сквозь зубы, еще испытывая боль от ран, но уже не корчась от нее. Крови с него уже вытекла хорошая лужа, а раны серьезны, поэтому не знаю, выживет ли он. Вряд ли его сторона позволит себе скорую медицинскую помощь, а к Киоко я его не потащу. Да и не успеет он уже...
   - Почему? - спросил Генкиши, едва размыкая рот.
   - Глупый ты, вот и жалко тебя стало, - честно ответила.
   Бьякуран приземлился неподалеку, его появление я почувствовала, поднявшись на ноги и развернувшись к нему лицом.
   - Аки-тян, я, конечно, хотел его тебе подарить, но не в таком же виде, - белозубо улыбаясь сказал он. - Это оскорбление - подарить тебе такой отброс, от которого я хотел избавиться.
   У Генкиши сейчас, наверное, целый мир от его слов перевернулся, но я просто глянула на него и посмотрела на Бьякурана:
   - Ты использовал его как жертву для своей цели.
   - Ты и правда сделал для меня много хорошего, Ген-тян, - ответил Бьякуран, делая вид, что задумался, а затем сделал свой голос более серьезным, собравшись: - Но ты мне надоел. Поэтому ты должен умереть.
   - Не может быть... - глухо отозвался мечник обесцвеченным тоном.
   - Генкиши! - кинулся к нему Ямамото, который, оказывается, тоже страдал сердобольностью. - Держись!
   - Я должен умереть? - спросил мечник с застывшим взглядом. - Я сделаю это для моего бога...
   Похоже, это были его последние слова. Я встретилась глазами с Бьякураном, улыбавшимся, но не так, как прежде. Он будто наслаждался триумфом. Но разве это триумф?
   'Пламя Генкиши пропало, - донесся в динамик глухой голос Шоичи. - Это истинная природа семьи Мельфиоре и Бьякурана'
   'Этого не может быть', - ответил ему ослабевшим голосом Тсуна.
   Бьякуран стоял и бездействовал, будто оставляя минуту молчания. Такеши растерянно выпрямился, напрягшись в ожидании атаки от босса Мельфиоре, но то и дело поглядывал на окончательно погибшего мечника с сожалением. Он просто не мог этого не делать.
   'Давайте победим', - донеслось из наушника резкое. Тсуна был решителен, хотя и говорил через силу. - Я ничего не знаю о спасении мира, о три-ни-сетте или о чем-то подобном. Но того, что я слышал, достаточно. Бьякуран ужасный человек. Он заставляет пройти через эту боль даже своих людей!'
   Я смотрела в глаза Бьякурана, который стоял почти передо мной, и видела, что он был готов к этому. Думаю, я все правильно поняла. Триумф был по поводу того, что его план исполнялся. Он сделал то, чего не следовало делать. Можно было убить множество мафиози с нашей стороны, но так как Тсуна их всех в лицо не знал, то ради достижения такого эффекта пришлось бы приложить уйму сил. Они были для Тсуны никем. Убить кого-то из его друзей означает внушить еще и ужас, который может помешать плану Бьякурана. А такой маленький спектакль с одной верной ему жертвой показал гораздо лучший результат.
   Шоичи почти сразу тоже призвал к действиям, отдавая указания. Он перераспределял наши силы, чтобы скорей выиграть Выбор.
   - Такеши, уходим, - сказала я негромко.
   - Уже, - ответил он и над головой Бьякурана закружилась ласточка, замедлявшая его движения своим пламенем.
   Она выиграла для нас время и позволила скрыться. Бьякуран пытался нас нагнать, но потерял из виду.
   Мы спрятались среди высоток, аккуратно взломав одну из стеклянных дверей здания с помощью меча Ямамото. Это был торговый центр, правда, полки были уже пусты. Сели между рядами, чтобы перевести дух. Почему-то находиться хоть под какой-то крышей было гораздо спокойнее.
   - Что с твоей ногой? - обратил внимание Ямамото. - Давай взгляну.
   - Надеюсь, что это вывих, - послушно протянула ему ногу, позволяя снять туфлю и прощупать ногу. Скривившись от манипуляций, добавила: - Кёя объяснял, как его вправить, но у меня не получается делать это на себе.
   - Часто Хибари тебе их вправляет? - спросил Ямамото и только я открыла рот, чтобы ответить, неожиданно дернул руками.
   Я прямо почувствовала, как что-то там встало на место, но взвыла от боли, выплеснув одну нецензурщину. Хорошо хоть вовремя закрыла себе рот рукой.
   - Прости, - ободряюще улыбнулся мне Такеши, натягивая туфлю обратно. - Ты, наверное, знаешь, что лучше на нее не наступать пока.
   - Угу, - слабо отозвалась я со слезами на глазах. - Предупреждать же надо!
   - Так еще больнее будет, - уверенно ответил. - Лучше сделать это неожиданно, чем ждать, когда будет больно.
   На языке вертелось только что-то похожее на 'докторà, твою мать', а в голове кроме этой мысли ничего другого не помещалось.
   Через некоторое время я смогла прийти в себя. Нас пока не обнаружили, но могут это скоро сделать. Думаю, Бьякуран может все еще искать меня, и он - главная проблема. Шоичи не мог отследить его пламя по радару.
   Ямамото сидел, напряженно всматриваясь в сторону улицы. Явно думал в том же русле и самостоятельно искал выход из нашего положения.
   - Ты слушал, что говорил Шоичи? - спросила я, так как, сосредоточенная на исследовании лица Бьякурана, половину прослушала.
   - Тсуна пытается выбраться из ловушки. Базиль спешит к цели противника. Штромберг серьезно ранен Кикё, который приближается к нашей базе. Его попытается остановить Гокудера, но пошла игра на опережение, - серьезно отозвался он, явно настолько сильно пребывая в своих мыслях, что даже маску не нацепил.
   У него такие говорящие коробочки. Если они - отражение Ямамото, то они отражают его серьезность и преданность ласточкой, и милую внешнюю оболочку собакой.
   Значит, игра ускорила свой ход. Понятно, что человек, победивший взрослого Фалька, вряд ли будет остановлен Гокудерой. Одна надежда, что тот его сможет хотя бы замедлить, пока довольно скоростной Базиль не доберется до вражеской цели. Уж этот парень, воспитанный ЦЕДЕФ, вряд ли будет сомневаться, убивать ли вражескую цель. Но мы... Мы можем только прятаться от Бьякурана, с его уровнем и моей травмой победа нам не светит. Вот если бы Ямамото был сильнее! В принципе, Такеши учится очень быстро и интуитивно. Ему долго объяснять не надо, достаточно, чтобы он уловил на уровне чувств. Но чему я такому могу его научить? Я не мечник, не капитан Варии и не его отец. Безусловно, я знаю много приемов с пламенем, но они все заточены под атрибут Неба.
   С другой стороны, я слышала, что Туман Мельфиоре - Торикабуто - использует два типа пламени. Кёя тоже может использовать Туман в дополнение к своему Облаку. Гокудера с помощью коробочек и вовсе использует почти все типы пламени, кроме Неба, и даже может использовать два одновременно. Но коробочек у меня нет, а у Ямамото нет времени учиться, ведь овладение хотя бы еще одним видом пламени требует многих часов, дней, а то и лет тренировки. А у нас только горячее желание, да и только. Но попробовать стоит.
   - Такеши, как насчет эксперимента? - поинтересовалась я.
   Объяснение заняло совсем немного времени. В итоге мы поднялись на ноги, а я стала за спиной Ямамото, приподняв ему рубашку и положив руку на позвоночник, где-то в районе пупка. Связь у нас была, Небо само по себе не агрессивно, так что надеюсь, что не наврежу ему.
   На всякий случай начала подавать пламя медленно, чтобы он смог его почувствовать.
   - Как ощущения? - поинтересовалась.
   - Я чувствую твое пламя, - сосредоточенно отозвался Ямамото, прислушивавшийся к своим ощущениям.
   - Я сейчас немного разбужу твой источник Неба, чтобы ты понял, где он, - предупредила его и тут же выполнила задуманное.
   Его источник Неба был слабее моего, но это естественно, ведь он не был ведущим атрибутом Ямамото. Тем не менее, этот источник впитал мое пламя, и Такеши сказал:
   - Чувствую. Тепло.
   - Теперь я попробую протянуть своё пламя из твоего источника к твоей правой руке, а ты попробуй так же направить свое пламя Дождя к левой, но не спеши. Они должны встретиться между соединенных рук одновременно.
   Еще какое-то время мы напряженно стояли в полной тишине, следя за таким тонким процессом, невидимым для глаз. Ямамото прекрасно справлялся со своим пламенем. Сказывались, наверное, его многие часы тренировок, ведь он умел быть очень упорным.
   Результат не заставил себя ждать, но все равно я смотрела на забрызгавшее между его пальцев белесое пламя как на чудо. Не верилось до последнего, что это вообще возможно. Мы прервали эксперимент. Во второй раз Ямамото пробовал сам. У него не сразу получалось извлечь пламя Неба, но по аналогии со своим Дождем у него все-таки вскоре что-то вышло. Как я и думала, главное - разобраться в процессе и уметь 'видеть', что ты делаешь.
   Пока мы сидели в укрытии, оставался риск, что Бьякуран где-то рядом и может почувствовать пламя, но использовали мы совсем немного пламени, а босс Мельфиоре явно ушел на некоторое расстояние. Может быть, он просто стал ждать, когда мы сами выйдем из укрытия? Казалось, что так, ведь по сути он уже добился, чего хотел. Но я ручаться не могла, ведь человека, который так себя повел со мной, вообще не знала.
   Мы отслеживали события по командам Шоичи и ответам парней. Ситуация накалялась. Чтобы быстрей добраться до штаба врага, находившегося на пристройке в виде веранды прямо посреди высотки, Базиль использовал пламя. Его заметили на радарах враги, и Кикё сильно ускорился, заставив Шоичи и заодно весь наш штаб нервничать. Хранитель Облака Мельфиоре уничтожал подставные маячки с пламенем с огромной скоростью, а Базиль, казалось бы, находившийся уже у вражеского штаба, не мог пробить барьер. Тсуна все еще не мог выйти из иллюзии. Он не видел врага, чтобы атаковать его, а иллюзия заставляла его летать по кругу в лесу из высоток. Вероятно, если бы Тсуна добил его сразу, ситуация была бы другой, но чего он не мог сделать, того не мог - физически или морально.
   Базиль продолжал атаковать барьер, но по его докладам, тот поддавался очень медленно. Ему нужно было еще пару минут, чтобы увеличить трещины. Кикё уничтожил все маячки и обошел оборонную систему базы. В буквальном смысле обошел. Гокудера, опять же лишь по докладам, остался без коробочек, так как их обвили лианы, выращенные Облаком, и подрывник не смог их даже просто открыть. Кикё задерживаться на нем не стал и полетел дальше. Оборонная система из орудий, установленных в штабе, пыталась его еще немного задержать. Конрад вообще засел за пулемет. Его задача - не подпустить врага близко, но он и сам был целью.
   - У нас нет времени, - нахмурился Ямамото, не выдержав этого. - Мы не можем больше ждать.
   - Ты прав, - кивнула, всматриваясь в светлую улицу. - Я задержу Бьякурана, а ты иди к нашей базе.
   - Ты ранена, - сказал он очевидное.
   - Летать я все еще могу, - продемонстрировала ладони.
   Требовалось убедиться, что Ямамото сделает так, как следует, но на его лице все еще отражались сомнения и упрямство сделать иначе.
   - Поспешим, - резко выдохнул.
   Он резко поднялся, помогая и мне встать. Вместе мы дошли до выхода, оказавшись на пустынной улице, а там...
   - Я задержу Бьякурана своим пламенем Дождя, как только он погонится за тобой. А ты лети к нашей базе. Я уверен в том, что у тебя получится остановить Кикё.
   Ямамото удивил своими словами, и еще несколько мгновений я пыталась переварить услышанное, но времени, опять же, больше не становилось. Тратить время на споры уж слишком расточительно. Буду надеяться, что Ямамото не пострадает.
   - Не волнуйся, с этой новой техникой, - будто уловив мои колебания, Такеши приподнял гарду меча, - я уж точно стал сильнее.
   Я кивнула, хотя Ямамото еще требовалось время для ее оттачивания, но первые результаты уже были.
   - Я нашел тебя, Аки-тян, - веселым голосом пропел появившийся над нашими головами босс Мельфиоре.
   - Но победа будет за мной, Бьяку, - не сдержалась, а затем сорвалась с места.
   Оторваться получилось не сразу. Пламя Дождя действительно задерживало Бьякурана, делая его медлительней. Он атаковал Ямамото, чтобы остановить его слишком ловкую ласточку, и Такеши пришлось уклоняться. Получалось у него вполне успешно с тремя гардами, выпускавшими пламя. Бьякуран опять попытался меня нагнать, но та же картина вновь повторилась.
   Вскоре нас разделяло некоторое расстояние. У меня будет по крайней мере минут пять, прежде чем босс Мельфиоре появится на горизонте. До нашего штаба путь неблизкий, но скорость, которую давало пламя в полете, все же была приличной.
   Всего лишь через несколько минут я преодолела большое расстояние, но, когда я оказалась на месте, увидела лишь разрушения. Здесь была битва Облака Мельфиоре и Грозы Феникса. Картина была до боли похожа на мое сражение с Бьякураном, разве что здания, порушенные и побитые, продолжали стоять на местах.
   Нашу базу, кажущуюся маленьким шестиугольником с высоты, заметила не сразу. Сперва почувствовала пламя Облака и увидела Кикё, зависшего над ней. Половина передвижной базы отсутствовала, а сама она лежала накрененной, видимо, от выстрела пламени. В одну сторону от нее бежал Шоичи, а в другую - Конрад с Киоко на руках. Киоко на ходу пыталась его подлечить, так как рыжий был обильно полит кровью.
   Кикё решал, за кем ему гнаться. Он собрал пламя в руке с кольцом, отчего его кисть засияла очень похоже на то, как собирал силу для выстрела пламенем Бьякуран. Вряд ли Облако будет столь же разрушительным, но тем не менее и Конрад, и Шоичи хромали, не в силах развить нормальную скорость.
   Тем не менее, я знала, что случится через мгновенье. Но я не могла выбирать между Конрадом, ответственно отнесшимся к приказу, и Шоичи, который столько всего для меня сделал. Поэтому я разогналась до максимальной скорости, сжав зубы от приступа боли в ноге... и врезалась плечом в спину Кикё.
   Тот был не промах - мое пламя почувствовал, и, если бы я использовала дальнобойную атаку - наверняка сумел бы увернуться. Но случилось так, что он протаранил своим телом асфальт вместе со мной. Едва мы остановились, не поднимаясь, развернулась, придавив ногой его правую руку с кольцом, а рукой прижала затылок.
   - Это проблематично.
   Несмотря на слова и на уже не такой лощеный вид, подпорченный приземлением, Кикё хохотнул своим высоким голосом. Было очень похоже на 'хо-хо', поэтому он быстро получил свое прозвище.
   - Не рыпайся, Хохо. Иначе твои мозги поджарятся.
   - Босс! - воскликнул Конрад, заставив найти его взглядом.
   Лицо рыжего было все в крови, а костюм был рваным, но скалился он как обычно. Краем глаза я заметила движение. Шоичи, до того тоже выдохнувший от облегчения, внезапно упал навзничь.
   - Похоже, у старого друга Бьякуран-сама сели батарейки, - самоуверенно хохотнул Кикё.
   - Одну минуту! - появилась из своего укрытия одна из Червелло. - Мы должны засвидетельствовать, что цель не может больше участвовать в Чойсе.
   Она проверила свои наручные часы, а затем побежала искать пульс Шоичи. Все замерли, ожидая вердикта, я же просто не могла подняться с врага, который был у меня, если так можно выразиться, на мушке.
   'Докладываю! - прозвучал в микрофоне голос Базиля. - Вражеская цель мною повержена!'
   Червелло возилась над Шоичи, на груди которого не сияло пламя маркера, одновременно тоже переговариваясь со своей товаркой через микрофон. Пока шла эта долгая минута, появился Гокудера. Ему тоже досталось. Он держался за несильно кровоточившее обожжённое плечо. Затем прилетел Тсуна, преодолевший практически все поле на тяге пламени.
   - Целевой маркер Ирие Шоичи упал ниже двух процентов, - вынесла свой вердикт, выпрямившаяся девушка в черной маске. - Цель Мельфиоре в том же положении, но она была нейтрализована на две секунды раньше.
   - Значит, мы победили? - с надеждой и неверием переспросил Тсуна, желавший это услышать.
   Он приземлился на землю и вышел из гипер-режима то ли специально, то ли от нахлынувших чувств. Поздравления от активизировавшегося Гокудеры прервал появившийся Бьякуран, вместе с Ямамото, который прекратил его задерживать.
   - Не совсем.
   Такеши присоединился к нам, а босс Мельфиоре медленным шагом подошел ближе, глядя то ли на меня, то ли на Кикё.
   - Простите, Бьякуран-сама, - повинился Кикё. - Поражение целевого маркера Ирие Шоичи не моих рук дело.
   - Понимаю, - кивнул тот, по лисьи улыбаясь. - В конце концов, твоим противником была Аки-тян. Если бы на ее месте была взрослая версия, даже у меня появились бы сложности.
   - Простите, - вновь привлекла всеобщее внимание присутствующая судья. - Поступили новые сведения. Целевой маркер мистера Дейзи снова горит.
   Так вот почему Бьякуран выглядел так, будто чего-то ждет! От наплыва чувств я не смогла усидеть на месте. Поднялась и обвинительно ткнула пальцем, чуть ли не задохнувшись:
   - Читер!
   Бьякуран звонко рассмеялся. Хохо тоже поднялся на ноги, отряхивая форму, и пояснил с улыбкой:
   - У Дэйзи есть маленькая особенность, называемая 'бессмертное тело'. Он странный случай... Его наибольшая проблема - неспособность умереть.
   То есть они знали, что этот псих с пламенем Солнца обладает такой живучестью! Конечно, они знали, что не проиграют так быстро! Их Солнце, Дэйзи, наверняка не смог бы восстановиться от более серьезных повреждений, например, если бы его расчленили или раскатали в лепешку, но с условиями Чойса - его восстановление реально. Солнце на то и Солнце, чтобы стимулировать жизненные силы организма.
   - Так нечестно играть! - возмутилась я снова, опустив руку.
   - Но, Аки-тян, это - не жульничество, - с улыбкой отверг обвинения Бьякуран.
   - Как же это не жульничество! - я бы могла назвать свое негодование праведным.
   - Сражались ведь все на равных условиях. Кто виноват, что вы не смогли поразить нашу цель раньше, - театрально развел он руками. - Все условия были четко озвучены в самом начале.
   Невооруженным взглядом видно, что разыгрывает комедию. Еще и удовольствие от перепалки получает.
   - Мы можем огласить победителя, - попыталась привлечь наше внимание Червелло.
   - Нет, ты специально использовал эту лазейку, - уже спокойней, но все еще злая от негодования, сказала я.
   - По результатам анализа силы маркеров цели, мы оглашаем победителем семью Мельфиоре, - бесстрастно объявила Червелло.
   - Это называется грамотным планированием, - возразил мне с улыбкой Бьякуран.
   Я хотела было ответить, что планирование не грамотное, а хитрозадое, но тут меня сгребли в сторонку. Оказывается, зрители прибыли. Мукуро, развернув к себе лицом, сразу же осмотрел меня на предмет повреждений, Кёя оказался быстрее - он схватил лодыжку и принялся ощупывать ее.
   - Не трогай! - взвыла я. - Такеши уже вправил!
   Кёя меня не слушал. Поджал губы, закончил со своей работой и освободил место Рехею, который быстро прошелся по травме своим пламенем.
   - Конраду лучше помоги, он весь в крови, - принялась ворчать. - И Киоко проверь, и вообще, Шоичи как там?
   - Нет, босс, сначала ты, - возник рядом рыжий. - Рана серьезна?
   - Уж не серьезней твоей! - возмутилась я.
   Дел невпроворот, а меня еще и во все стороны дергают. Все вокруг вообще как-то завертелось и быстро пришло в движение. Зрители со стороны Мельфиоре тоже прибыли, отчего оба лагеря разделились и выстроились, как на торжественное вручение приза. Быстро закончив со мной, Рехей пошел к Шоичи и уже склонившейся над ним Киоко. Ее надо бы успокоить, хотя держится она на удивление хорошо. В ступор не впала, еще и пытается что-то делать. Шоичи пришел в себя и даже что-то пытался рассказывать, бормоча о том, что Бьякурана можно уничтожить только сейчас, что это все вина Шоичи, что будущее ужасно и что нужен реванш. Даже пытался потребовать его у Бьякурана, ссылаясь на давний долг в игре.
   - Не помню ничего такого, - легкомысленно отозвался на это босс Мельфиоре.
   - Протестую!
   Звонкий девичий голос заставил не одну меня повернуться к медленно, но уверенно идущей к нам девочке. Я ее не знала. Возраст примерно тот же, что и у нас сейчас, то есть около тринадцати-четырнадцати. Одета странно: под белым плащом с наплечниками с гербом Мельфиоре была короткая кофта, оголяющая живот, и такие же короткие шортики. На ногах высокие ботинки, а на голове огромная шляпа, по размерам не уступающая шляпе 'Лягушонка' из Варии.
   - Я как босс Блэк Спэла Мельфиоре согласна на реванш.
   - Юни-сама! - активизировался Гамма, доселе стоявший в сторонке и не отсвечивавший.
   Он со своими двумя подопечными подбежал к девочке и застыл возле нее, настороженно и опасливо посматривая в сторону Бьякурана и его Веников.
   Судя по реакции Бьякурана, он не был рад появлению этой девочки. Смотрел на нее так же настороженно. А вот сама девочка, будучи боссом бывшей семьи Джиглио Неро, улыбалась.
   Улыбка, с первого взгляда видно - натянутая специально. Такая теплая, мягкая, приятная, да еще и на таком ангельском лице с большими кристально-голубыми глазами. Но оглянувшись назад после перешептываний ребят, по их смущенным лицам поняла, что эта улыбка кажется неестественной только мне. Хару, все еще думающая о Тсуне как о будущем муже, и вовсе была поражена тем, что Тсуна покраснел, глядя на симпатяжку.
   - Это и правда ты? - спросил Реборн, чья пустышка светилась желтым светом. - Ты повзрослела.
   На шее девочки была похожая пустышка оранжевого цвета, подвешенная на ленте.
   - Да, дядя Реборн, - смущенно улыбнулась девочка уже более искренне, что было видно по глазам.
   - ДЯДЯ?! - переспросил Тсуна, присев за спиной аркобалено и указав пальцем на него для надежности уточнения.
   Меня смутила не родственная связь, тем более что Реборн просто мог быть знаком с ее родителями, что он и подтвердил знакомством с ее бабушкой. Но родителей как раз в округе не было, и раз девочка получила титул по наследству, то и не появятся. А вот чего от нее ждать, теперь даже Бьякуран не мог предвидеть. Очевидно, ее в его плане не было, но тот быстро сориентировался.
   - А вот и принцесса, - растянул губы в улыбке Бьякуран. - Хорошо, что ты вернулась, Юни-чан.
   Я переводила взгляд с него на нее. Судя по всему, даже дружеских отношений между ними нет. Он называет ее 'Юни-чан', хотя с ее-то возрастом мог бы обозвать, как и меня, '-тян'.
   - Со мной все в порядке, - опять натянуто улыбнулась девочка ради успокоения Гаммы, который был весь на нервах. - Все это время моя душа была в другом мире, поэтому я в порядке. Похоже, у меня есть сила, похожая на твою, Бьякуран.
   Без приставок, но она явно иностранка. Говорит на японском, тем не менее, очень хорошо.
   - Я рад, что ты вернулась, но твое заявление слишком прямое, - ответил ей Бьякуран. - Ты, наверное, забыла, что мы решили тогда. Право принимать решения есть только у меня, - у Юни нечего было на это ответить, значит, это правда. Бьякуран подытожил: - Разговор окончен.
   - Это так, - выдохнула девочка и прикрыла глаза, будто собираясь с силами. - В таком случае я ухожу из семьи Мельфиоре.
   Слова, сказанные твердым голосом, имели серьезный эффект. Молчали все: что Бьякуран, что Гамма, что наши любители восклицать и переспрашивать. Но молчание длилось недолго, девочка быстро продолжила, повернувшись в сторону Реборна и Тсуны:
   - Савада Тсунаеши-сан, я прошу, - Тсуна удивленно с непониманием дернулся, а она сложила молитвенно руки, - пожалуйста, защитите меня.
   - Э-э-э?! - братец даже на пару шагов отступил, выставив руки. - 'Защитить'? Разве ты не босс Блэк Спэл?
   Все остальные помалкивали, пока боссы вели свой разговор. А я пока не знала, что и думать. Я уже поняла, почему она просила защиты. Ее семья уступала в силе и влиянии организации Бьякурана. Будучи ее старше и сильней, он надавил на ее семью, и у нее не было выхода, кроме как подчиниться, иначе ее семья, как и она сама, была бы, скорей всего, уничтожена. Она не могла ее отстоять, и будь на ее месте кто-нибудь постарше, не знаю, справился ли бы он. Смущала меня лишь ее игра на публику. Не знаю, учил ли ее кто или же она это впитала с молоком матери, но актриса похлеще Мукуро. Она, конечно, не старик Девятый, но и с ней стоит быть настороже, пока не пойму, что истинное, а что наносное.
   - Не только меня. Я прошу защитить и их.
   Она достала из складок плаща пустышки аркобалено, владельцы которых в этом времени погибли. В ее руках они все сияли в резонансе, будто все аркобалено были здесь.
   - Юни-чан, ты не можешь их забрать, - возразил Бьякуран. - Они из моей коллекции.
   Очевидно, пустышки были украдены, и Бьякуран сделал несколько шагов, намереваясь их забрать, отчего Гамма и его сотоварищи стали в защитные позиции, приготовившись к неравному бою.
   - Не приближайся ко мне! - воскликнула девочка настолько требовательно, насколько и тревожно.
   - Что? Услышать такое от тебя? - Бьякуран давил на нее, ощущая свою силу. - Ты не сможешь уйти с ними.
   В ее глазах появился страх.
   - Так что давай, вернись обратно, - он требовательно протянул руку, отчего Юни пошатнулась.
   - Тсуна-кун! - не выдержала этого зрелища Киоко. - Пожалуйста, помоги ей!
   Тсуна потел и метался, не зная, что ему делать. Ситуация была неясная. Вроде бы и враги они нам, но и возможные союзники, раз пошли против Бьякурана. Тем налицо видно, что девочка давления долго не выдержит. Даже Гамма не сможет остановить Бьякурана, и оба это прекрасно понимают.
   Прежде чем кто-либо успел сориентироваться, раздался выстрел. Стрелял Реборн, отчего Бьякуран вынужден был сделать шаг назад.
   - Реборн?! - удивленно воскликнул Тсуна от вмешательства репетитора, который обычно сидит в стороне.
   - Дядя! - обрадовалась Юни.
   - Неважно, кто ты и что происходит, - отчеканил Реборн с неприкрытой угрозой, отчего даже Скуало, скрестивший руки в сторонке, взглянул на коротышку. - Если ты попытаешься сделать что-нибудь боссу аркобалено, я не буду стоять и смотреть!
   Так она тот, с кем меня хотел познакомить Реборн! Ну, конечно, помню - пустышка Неба.
   - Ты хочешь побыть 'рыцарем', сильнейший аркобалено Реборн? - спросил Бьякуран.
   - Бьякуран-сама, пожалуйста, не волнуйтесь, - сказал Кикё, стоящий по правое плечо его босса. - Мы немедленно заберем Юни-сама.
   Рыцарь? Принцесса... Разумеется, вариаций этой истории много, но в стандартном виде, она выглядит так: рыцарь убивает дракона и спасает принцессу. Но 'рыцарем' в плане Бьякурана должен быть Тсуна, а братец... Да, хватается за волосы и спрашивает, что все делают. Тем временем тройка старших хранителей Бьякурана сорвалась с места, чтобы атаковать Гамму, но их остановили капли Дождя, взорвавшиеся с силой перед их носом. Это вмешался Скуало, расценивший, что враг моего врага - мой друг. В одном я с ним была согласна - надо было сматываться.
   Видимо, о том же подумали и мои хранители, быстро организовавшие прикрытие для отступления.
   - Он мой, - предупредил Мукуро, с плотоядной улыбочкой посматривая на Бьякурана, - остальных разберете сами.
   - Подвинешься, - фыркнул Кёя.
   Рехей просто вскинул кулаки в перчатках, с видом, словно готов всех порешить. Его лицо по мрачности могло посоперничать с обычной рожей Фуюки.
   - Эй, остынь, Кикё-чан, - притормозил своего помощника Бьякуран. - Юни-чан все еще немного в шоке, только и всего.
   Хохо был в растерянности и прекратил любые действия, как и рыжеволосый хранитель Урагана, мгновенно поскучневший лицом.
   - Бьякуран, я знаю, почему я тебе нужна, - подала голос Юни.
   - Хм... - протянул он, с намеком посмотрев на братца. - Но ключевой игрок, тот, кого ты выбрала себе в защиту, испуган значимостью Юни-чан.
   Пора было заканчивать это кружение по одному месту. Бьякуран подводит все к своему плану, Юни намекает всеми способами, что она в доску наша, а Тсуна рвет на себе волосы и не знает, что делать.
   - Достаточно, - вмешалась я. - У меня тоже есть право голоса, как у босса Феникса. Все развернулось слишком неожиданно. Я предлагаю мирно разойтись по обе стороны улицы и обсудить все, а затем будем решать. Десять минут.
   - Хорошо, Аки-тян, - улыбнулся мне Бьякуран. - Сделаем тайм-аут!
   Не думала, что все так быстро согласятся, но едва Бьякуран сбавил давление, все разошлись по обе стороны и отволокли раненых. Юни повела своих людей к нам и снова начала свою шарманку с просьбой о помощи.
   - Пожалуйста, защитите меня. Моя семья и я. Мы не можем защитить пустышки, как и кольца Маре. Но они не должны попасть к Бьякурану. Он использует их силу, чтобы развязать большую войну.
   Тсуну никогда так не просили о чем-то. Он тушевался, смущался и экал, поэтому даже если что-то уже додумал себе, то сказать толком ничего не мог. Судя по пустышке Лар, которая хоть и была уже изрядно просроченная, пустышки действительно имели в себе некий запас энергии, как большие накопители. Очень большие. Если найти способ извлечь из пустышки энергию, то можно очень существенно увеличить свою силу. Старик Девятый не зря свою трость с таким набалдашником таскает, и не зря на перчатках Тсуны такие полусферы.
   - П-почему ты не попросишь Акиру, например? - перевел стрелки паникующий братец, не знающий, куда ему деться.
   - Тсуна, ты единственный, кто не согласен, - одернул его Реборн словами так, будто хлестанул чем-то. - Юни попросила тебя ее защищать. Решай сам.
   Братец сглотнул. Решение сложное, но я уже знала, что он скажет. Пойдет с толпой, отбросив все сомнения и мысли. Так ведь проще. И Реборн - знаток и Тсуны, и манипуляций, - сказал так специально.
   - Я бы на твоем месте хорошо подумала, - покачала я головой.
   - Почему?! - повысил голос Гамма. - Ты ведь хотела союза с нашей семьей!
   - До того, как познакомилась с Юни, - я взглянула в глаза девочки, увидев тревогу и страх.
   - Но ведь наше дело правое! - воскликнул молодой подчиненный Гаммы, кажется, Нозару. - У тебя, говорят, глаза видят все насквозь, так почему?!
   Его старший товарищ придержал его за плечо, дав понять, чтобы тот не лез.
   - Это потому, что у Савады Акиры из этого времени была связь с Бьякураном. Они вместе проводили время.
   Не знаю, как у остальных, а у меня плечи напряглись. Я будто услышала звук порвавшейся струны и ее трагичный 'треньк'. Возникшая жажда убийства в ауре пламени на разные лады прямо душила.
   - Какого характера связь? - намеренно мягко уточнил Мукуро.
   Я боялась даже взглянуть на него.
   - А! - воскликнул Бьякуран, наблюдавший вместе со своими Венками на приличном расстоянии, отчего не должен был ничего слышать. - Вы там случаем не тайну открыли? Жаль, жаль. Аки-тян не хотела, чтобы кто-нибудь знал, но думаю, это уже не важно.
   Я все-таки обернулась взглянуть на своих хранителей. У всех лица мрачные, зверские, не хватает разве что рукой у горла с намеком провести - такими взглядами на босса Мельфиоре смотрят.
   - Не отвлекайтесь, - прокашлявшись, попыталась остудить их. - Это действительно уже не важно.
   - Поговорим об этом потом, - пообещал мне Хибари, и кажется, на этот раз в воспитательной беседе будут участвовать несколько человек.
   Надо было брать все в свои руки. Но прежде я еще раз взглянула в большие, такие открытые глаза. Тревога, напряженность, надежда, но вместе с тем и решимость в том, что она должна сделать.
   - На этот раз я тоже приму участие в твоей защите. В твоем положении, я понимаю, сложно выбирать. Ответственность на твоих плечах большая, но, несмотря на возраст, ты несешь ее твердо, не отступая. Поэтому это единственный раз, когда я позволю тебе сделать это. Если ты еще раз попытаешься манипулировать Тсуной, пеняй на себя.
   Не позволю этого Девятому, не то что ей. У нее красивые глазки и ангельская мордашка. Если за этим лежат хорошие мотивы, я прощу их, но если это вновь повторится...
   - Не дави на нее, - выступил вперед Гамма, загораживая девочку.
   Мужику тоже не позавидуешь. Жизнь зависит от этой девочки-подростка, а его силы не идут в сравнение с силами Бьякурана.
   - Могу дать непрошенный совет, - задумчиво посмотрев на Гамму, все же сказала: - Пока возраст и опыт слишком мал, найди советников из своей семьи и прислушивайся к их словам. У тебя есть взрослые и сильные мужчины, доверься им и позволь помочь, не взваливай все на себя.
   Совет простой и не является каким-то откровением, но, тем не менее, для девочки, что в возрасте восьми лет получила такую ответственность, может стать таким.
   Я с ожиданием посмотрела на Тсуну, на котором опять скрестились все взгляды, отчего братец снова стушевался. На этот раз мужчины были распаленные неожиданными новостями и их ауры пламени давили сильней. Даже Рехей, кажется, готов был проверить на крепость лицо Бьякурана своими кулаками. Так, чисто посмотреть, достоин ли.
   Кстати, Бьякуран, кажется, открывал занавес и для своих хранителей. Те были шокированы, хотя и слова не сказали против. Одна Блюбелл надула щеки и губы.
   - Тогда... Иди с нами! - громко сказал Тсуна и обернулся, чтобы проверить, что все согласны: - Все! Давайте защитим ее.
   Братец для надежности схватил ее за запястье, а у Юни даже слезы появились от облегчения. Хару опять была возмущена, ревниво поглядывая на небольшую близость.
   - Тогда предлагаю решить все меньшей кровью, - влезла я с рацпредложением. - Предложим Бьякурану дуэль за Юни, семью Джиглио Неро и пустышки. Если мы обезвредим Бьякурана, то победа будет наша.
   - Он не согласится, - выдохнул, слегка пришедший в себя Шоичи, которого прислонили к стеночке вместе с пришедшим в себя Спаннером.
   - Согласится, - уверенно подтвердила. - Численный перевес на нашей стороне. К тому же это способ решить все быстро. Битва боссов.
   - Савада Акира-сан знает о Бьякуране много, - кивнула Юни, как мне показалось, желая заполучить пару плюсовых очков с моей стороны, но этим она заставила меня только недовольно прищуриться.
   - Но если Акира из будущего действительно была с Бьякураном, то он не захочет с ней сражаться всерьез, - подвел свой итог Реборн.
   Тсуна икнул, когда все снова посмотрели на него.
   - Нет-нет-нет, - замахал он руками. - Они сражались друг с другом! Он определенно может сражаться с имото! Я не смогу победить! Лучше давайте вообще сбежим с Юни!
   Нет, Бьякуран все равно будет преследовать. Но братец, не смотря на происшествие с Генкиши и на сцену Юни, все равно не дошел до кондиции 'рыцаря'. Может быть, и план Бьякурана не стоит выеденного яйца, конечно, но нам действительно нужно хотя бы выиграть время. МНЕ нужно время, чтобы пламя Солнца подлечило ногу, как и остальным.
   - Это только отложит неизбежное, но хорошо, - пожала плечами.
   План отступления сформировали быстро. Целые и невредимые прикрывают отход, все остальные бегут к телепорту, настройки на котором, по словам Шоичи, не должны были успеть поменять. Это же подтвердила Юни. Нужно просто переключить их в обратную сторону.
   Так и сделали, неожиданно бросившись в отступление. Конечно, за нами погнались. Но численность, как уже говорила, на нашей стороне. Мы успели и раненых загрузить, и сами влезть. Мукуро вообще взялся за дело всерьез, закрутив такую огненную иллюзию, что через нее разве что Бьякуран смог пролезть, поэтому ему пришлось взяться за оружие. Я не переживала за свой Туман, ведь с ним был Хибари.
   Вскоре мы все оказались вновь у храма Намимори.
   Несмотря на то, что мы после сбили систему телепортации, чтобы нас не смогли быстро преследовать, она успела сработать. Вначале исчезла, а затем вернулась, окончательно разлетевшись на части, но все же перенеся с собой несколько людей, которых разбросало где-то над лесом у города.
  Глава 20
   Как все так развернулось, что посреди ночи мы все остались под открытым небом?
   Сначала Реборн сказал Тсуне скорей решать, что делать. Затем Дино подсказал спрятаться на нашей подземной базе, и Тсуна согласился. Все понимаю - ситуация критичная, и даже сориентироваться довольно непросто. Но мои хранители, кажется, забыли, что прятать надо Юни, и спрятали меня на нижних этажах. Я получила лекцию и гору наставлений, чтобы даже не засматриваться на таких, как Бьякуран. И поводом для отказа мне в праве на личное мнение по этому поводу служило конечно:
   - Во время Чойса я тебя послушал, а потом что? - строго задал Хибари риторический вопрос.
   - Да! - воскликнула я, и указала на мрачного рыжего, подлеченного, но с новыми следами побоев. - Потом что?
   - Ему, как и Ирие, уже досталось во время Чойса, так что мы не особенно старались, - пояснил Мукуро.
   - Я, к слову, тоже против этих всех отношений с Бьякураном, - почесал ссадину поморщившийся рыжий. - Он даже твои техники перенял. Слишком скользкий тип.
   - А может, это я у него переняла или они с будущей Акирой вместе их разработали? - скрестила руки перед собой, возразив ради принципа.
   - Это уже неважно, - поморщился Хибари. - С этого момента никакой самодеятельности. Ты под нашим присмотром. Хотел бы надеяться, что ты будешь благоразумна и в прошлом, но, видимо, зря.
   - Надо что-то придумать, - задумчиво закусил губу Мукуро.
   - Что? Противобьякурановый ошейник?! - не выдержала я.
   - Нет, - ответил Хибари, в чей огород был этот камень. - Но раз уж мы все сошлись во мнениях, Бьякуран к тебе даже не подойдет.
   Они все посмотрели в сторону стены, где висела груша, которую неистово молотил кулаками Рехей. Он нарисовал карикатуру Бьякурана и повесил лист на эту грушу. Вот от него не ожидала. Лекции Рехей мне не вел, но настроен был серьезно.
   Я чувствовала себя зажатой со всех сторон. Да, я облажалась, когда проиграла Бьякурану так глупо, ранившись по своей вине, не нужно мне об этом напоминать, беря это доказательством моей глупости и беззащитности! К счастью, лекция быстро прервалась. Никогда не думала, что буду так рада нападению на базу.
   Скуало вызвался сразиться с Ураганом Бьякурана. Мы его гордость приняли и, заценив то, что он хочет просто выместить злость, эвакуировались наружу. Снаружи поджидали остальные хранители Бьякурана, и завязался бой. Сражались взрослые, оставив подростков и не-бойцов стоять в сторонке. Должна сказать, до этого я не видела всей силы и возможностей своих хранителей. Но Веники Бьякурана им не уступали. Они будто видели все специфические атаки насквозь, но эти ребята были уже не подростками. Мои хранители были опытными бойцами и, как могли, начали импровизировать. Меня, конечно же, к боям и близко не подпускали, оставив сидеть с нашим тылом.
   Сам Бьякуран явился чуть позже, когда уже были новые раненые, но победитель еще не был определен. Он сходу заявил, чтобы мы не надеялись напасть всем скопом и победить его таким образом. Для демонстрации своих способностей он предложил нам взглянуть на свою копию.
   Появившийся мужик, казалось, полностью состоял из слегка зеленоватого пламени. Он буквально сиял от того количества, что в нем содержалось. Стоял, не дернув и бровью.
   - Это Гоуст, - представил его все еще безумно улыбчивый Бьякуран. - Фактически он - это я. Или часть меня. Присмотритесь, на нем кольцо Маре.
   Сомневаться в его словах не приходилось: на пальце этого существа действительно сидело кольцо с зеленым камнем, а лицо было практически отражением лица Бьякурана. Кроме того, не имеет смысла отрицать, что это существо полностью состоит из пламени, а значит, Бьякуран каким-то образом просто сделал большую живую батарейку из своего пламени. Атрибут Грозы в данном случае дал ей возможность сохранить физическое тело.
   - Не смотри так, Аки-тян, - засмеялся Бьякуран, отвлекая меня. - Его я тебе не подарю.
   - Не очень-то и хотелось, - ответила я.
   - По твоему лицу так не скажешь, - ответил мне Гамма.
   Он со своими двумя подручными и Юни почему-то держался ближе ко мне и моим хранителям, которые окружили меня для защиты.
   Что началось дальше - это какая-то фантастика. Бьякуран и его хранители тоже отступили, когда из этого сгустка пламени выстрелили лучи-щупальца. Вряд ли это существо видело, кого атакует, так как случайно попавшийся Закуро - хранитель Урагана Мельфиоре, находившийся слишком близко, - попал под протянувшееся щупальце и превратился в высохшую мумию. Для Гоуста не было ничего кроме пламени, которое тот поглощал. Он призрак, полностью оправдывающий свое имя.
   Атаки любого типа Гоуста не брали. Они проходили сквозь него или таяли в нем. Тсуна знал, что ему делать, пока мои хранители были заняты тем, чтобы оттащить меня подальше. Поэтому братец сделал то, что могла бы сделать и я - он сложил руки в тот же жест и попытался поглотить пламя Гоуста. Началась борьба, в которой Гоуст проиграл и исчез. Но Бьякуран не расстроился вовсе.
   - Твоя взяла, Тсунаеши-кун, - засмеялся он. - Но твое пламя совсем не выросло.
   Горевший на голове Тсуны огонек действительно оставался прежним, но после поглощения такой батарейки он должен был существенно вырасти, ведь братец не контролировал его горение.
   - В чем же причина? В том, что тебе не досталось ни капли силы Гоуста. А знаешь, где вся эта энергия, - с намеком указал на себя Бьякуран.
   Я, конечно, предложила свой вариант раньше, но его не приняли и решили эвакуироваться. После чего, уверенная в силе своих хранителей, я доверила дальнейшие действия Тсуне, решив посмотреть, что будет делать он, Реборн и Юни. В конце концов, основная проблема войны была в том, что Бьякурана не могли найти, а тут он сам явился. В этот самый момент Тсуна, видя, что база наполовину разрушена, практически все наши ранены, противник стал лишь еще сильнее, набрался смелости и предложил Бьякурану дуэль один на один. Я попросила отсрочку на несколько часов, чтобы перевести дух после Чойса и позаботиться о раненых.
   Бьякуран неожиданно для всех остальных дал согласие и отозвал своих потрепанных хранителей, уже пооткрывавших свои эксклюзивные коробочки, зализывать раны. На рассвете решили сделать дуэль в лесу за городом. Кстати, коробочки Веников оказались в основном с динозавровыми силами. Уж не знаю, что там ученые накрутили, но вышло сильно.
   После всех этих длинных никому ненужных перипетий (мысленно попивая валерианку, которой ни у кого с собой не было), мы остались без крыши над головой, голодные и уставшие. Направились в город, чтобы где-то поесть и отдохнуть. Конечно, бдительность никто не собирался ослаблять.
   Все переоделись, а затем Хару вспомнила, что знает одного агента по недвижимости неподалеку, мы и пошли туда спросить о крыше над головой, но на том месте оказалось небольшое кафе с раменом. Никто не расстроился, сели поесть, несмотря на то, что владелец был один. Причем не старушка, а мужчина средних лет, в простой юкате и очках - ну чисто Урахара из одного небезызвестного аниме! Ему бы еще полосатую шляпу - и такой же пройдоха выйдет.
   Столиков было мало, поэтому взрослые пустили вперед детей. Все тихо, мирно и прилично. Несмотря на такую толпу, владелец был очень любезен. Правда, Мукуро так не считал:
   - Думаешь, я поверю, что простой лавочник носит кольцо Ада? - мило улыбнулся он.
   - Ты раскусил меня, - не стал отрицать тот, говоря абсолютно спокойно. - Но разве вам сейчас до того, чтобы выяснять, откуда у меня оно? Вам нужно восстановить силы, чтобы дать отпор Бьякурану и его шести Погребальным Венкам.
   Его слова не успокоили, а наоборот, насторожили. Но численный перевес снова был на нашей стороне, поэтому дело замяли. Есть, правда, не стали, выбрав другое место, и ушли.
   И вот, после полуночи собрались заранее в лесу, чтобы приготовиться к бою. Еще было некоторое время, поэтому зажгли костры, чтобы не замерзнуть, и сели составлять план.
   - Я видела этот лес и знала, что мы будем здесь, - сообщила Юни. - Сегодня все решится.
   - Вы можете предвидеть исход? - осторожно поинтересовался Шоичи.
   - Иногда я могу видеть обрывки будущего, но не больше, - отрицательно покачала она головой.
   У нее была какая-то сила, похожая на силу Бьякурана. Мне даже было немного завидно - я ведь тоже Небо, но заглядывать в будущее хотя бы немного не умею. У меня, как и у Тсуны, просто повышенный порог чувствительности к окружающей среде. Хотя... Может быть, способность к ясновидению - всего лишь более развитая форма этой способности. Я могу ощутить использование пламени на приличном расстоянии, хотя когда-то я едва ощущала его в своем собственном теле. Интересно, хватит ли мне жизни для такой тренировки? Или же к этому нужны какие-то уникальные способности? Ведь сложно представить, как развить эту чувствительность, я могу лишь увеличить ее радиус.
   - Вне всякого сомнения, будет жестокая битва. Но если ты справишься, все это закончится, и все вернутся в прошлое, - напутствовал Реборн Тсуну. А затем неожиданно добавил: - Акира верит в твою победу.
   Я удивленно воззрилась на коротышку, поразившись его вере в гиперинтуицию настолько, что у меня чуть зефир на костре не подгорел. Не, ну а что, сидеть с кислой миной?
   - На рассвете? - задумчиво протянул братец, а затем схватился за волосы: - Сейчас, когда я об этом подумал, это же так скоро! Как я смогу подготовиться?! - он даже икнул от переизбытка ответственности. - Что мне делать?!
   Гамма, Нозару и Тазару, будучи членами другой семьи, удивленно на него посматривали. Гамма вообще, кажется, разуверился в будущем Десятом. Как бы не выкинул чего.
   - Все нормально будет, не переживай, - показала ему большой палец.
   Гамма кисло на меня глянул. Ну да, не слишком-то серьезным выглядит этот жест, если я сижу на коленках Мукуро. Зато тепло! Гокудера с верой в Тсуну его тоже не утешил, и Гамма предложил:
   - Тогда, может быть, нам составит план на худшее развитие событий более подходящий для этого Ирие Шоичи?
   - Хорош шутить! - мгновенно среагировал Гокудера на поползновения. - Единственный, кто имеет право решать - это Десятый!
   - Гокудера-кун прав, - неожиданно согласился с ним Шоичи. - После проигрыша в Чойсе я не имею права. Поэтому единственные, кто может составить план - это Акира-сан и Тсунаеши-кун.
   Все посмотрели на меня, а мне в этот момент как раз Ламбо передавал новые зефирки. Участвовать в составлении плана последующего возможного боя я не собиралась, так как о методах сражений в этом времени все еще многого не знала, и отрицательно покачала головой.
   - Нет-нет-нет! - замахал руками Тсуна, когда все посмотрели на него. - Я же говорил, что я не босс! Я ни разу не сказал, что я - босс!
   У Реборна, как всегда бывает, когда Тсуна начинал громко истерить, терпение быстро закончилось.
   - Дурак, ты думаешь, что теперь сможешь отвертеться? Хочешь, чтобы я снес тебе башку? - для подтверждения своих слов Реборн достал пистолет.
   Тсуна тут же замахал руками снова, прося остановиться, после чего сел, положив руки на колени, и сидел с примерным видом, пока репетитор не спрятал оружие. Когда истерика прошла, Тсуна обратился за помощью ко мне, чтобы выяснить о боевых способностях Бьякурана, и к Шоичи за помощью в стратегии действий, если Тсуна проиграет. Шоичи посматривал на меня, но я была уверена, что все закончится на одной дуэли. Он тоже успокоился, собрался с силами и на всякий случай составил план, хотя считал, что этот случай обязательно наступит. В победу Тсуны никто не верил, даже сам Тсуна.
   - Не бойся, - решила его поддержать. - Если что, я тоже вмешаюсь. Моя нога уже почти зажила, так что все вместе мы их точно одолеем. У тебя же есть оружие, так что и сражаться можешь, верно?
   - Натс, - кивнул Тсуна, достав коробочку.
   Подумав, братец выпустил своего льва-собаку. Но Натс от такого количества незнакомых людей, забился под бок Тсуны, плотно прижавшись к нему. И как бы братец ни пытался убедить его отлипнуть, тот не слушался.
   Кстати, а Без ведь тоже должен уже восстановиться.
   Дракончик выбрался из коробочки, осмотрелся вокруг... и сразу же заметил Скуало.
   - Даже не думай! - предупредил тот, заметив его взгляд. - Только попробуй.
   Без облизнулся, но глупым не был. Он нашел кое-что поинтереснее, а именно Натса. Подошел к льву-коту, тронул его кончиком слишком большой для Натса лапы. Снова тронул, затем придавил, что кот жалобно мявкнул.
   - Эй, прекрати! - потребовал Гокудера. - Отзови его!
   - Он знакомится, - отмахнулась я.
   Без походил возле забившегося Натса, понял, что интересного ничего не будет, глянул на Тсуну, покрывшегося холодным потом, и пошел дальше. Повернулся к Гокудере, готовому атаковать его, и развернулся, хлестанув хвостом по лицу, будто нечаянно. Подрывник с красным следом на лице проводил его добрым нецензурным пожеланием. Подошел к Юни, заставив Гамму напрячься, обнюхал ее и пошел дальше. Проходя мимо Ямамото задержался, так как Такеши решил его погладить. После чего наш бейсболист открыл коробочку с собакой и эти двое принялись также знакомиться. Базиль, чтобы не уступать, выпустил своего дельфина. Гамма решил открыть коробочку с лисами, для отлаживания взаимодействия предложив Базилю потренировать дельфина, чьей отличительной способностью было сообщаться телепатически с другими коробочками.
   Я отвлеклась буквально на минуту, чтобы съесть готовую зефирку идеальной степени прожарки, повернулась - а там уже какой-то хаос. Собаки Конрада и Ямамото гоняются за кошкой Гокудеры. Сова Мукуро и Наги клюет Натса. Дельфин Базиля затушил соседний костер. Лар Милч ругается на лис Гаммы, которые задели ее током. А сам дракончик нашелся рядом со Скуало, который сидел с стоическим видом непонимания происходящего. Завидная выдержка, учитывая, что Без, кажется, пытался проглотить его голову или же раскусить ее, я не поняла. От острых зубов у Скуало стекали несколько капель крови с царапин, но в целом дракончик только примеривался.
   - Без, - позвала я, помахав палкой с зефиркой.
   Освободившись от плена, Скуало поднялся на ноги и по лесу разнеслась сирена:
   - ВРО-О-О-О-О-О-ОЙ!
   - Сволочь бесовская! - продолжил он ругаться, выпустив душевный вопль. - Я его точно урою!
   - Ты ему просто нравишься, - заверила я. - Это его проявление симпатии.
   - Бесовской, - подсказал Гамма.
   - Драконьей, - поправил его рыжий.
   - Ты посмотри, какой он безобидный, - указала я на своего зверя, не спускающего глаз с зефирки, облизывающегося и притопывающего от нетерпения.
   Скуало снова выпустил поток итальянской брани, указывая на его волосы и стекающую с них слюну Беза. Да, некрасиво вышло. Без тоже заметил, мигом оказался возле Скуало, лизнул его макушку и вернулся к костру. И все это настолько быстро, что мечник еще секунду стоял, соображая, что произошло. После чего, извергая потоки брани, отправился к лесу, где вдруг начали валиться деревья. И раны мечнику вот совсем не мешали.
   Думаю, через час у нас будет готовое поле боя.
   - Имото, не могла бы ты попросить своего Беса не делать так больше, - взволнованно обратился Тсуна.
   - Так он Без или Бес? - не понял Ламбо.
   - Бес! - ответили ему сразу на несколько разных голосов.
   - Без, - сказала я, но увидев, какую рожу скорчил дракончик, предложила: - Бес? - Дракон, кажется, кивнул. - Ладно, Бес.
   В конце концов, мне тоже не нравятся некоторые варианты произношения моего имени.
   Еще некоторое время мы потратили на обсуждение стратегии действий. Я рассказала Тсуне об атаках Бьякурана. Не думаю, что это ему поможет, ведь у Тсуны, кажется, только Х-баннер есть да ближний бой. По его словам, Натс давал ему возможность защититься от атаки врага и еще один способ атаки, концентрируя пламя в одной руке.
   Что ж, будем надеяться, что я права и все закончится быстро, а если нет... Бьякуран пожалеет об этом.
  
   ***
  
   Еще ночью вдруг явился весь остальной офицерский состав Варии. Выглядели они умопомрачительно. Груди колесом выпятили, подбородки задрали, прямо памятники самим себе. И сбоку парень-подросток в шапке-лягушке, с пофигистическим видом.
   Прибавление в численности обрадовало многих, но пока до боя было еще немного времени, варийцы, явившиеся уже со своими зверьми из коробочек, стали прятать их обратно.
   Скуало, разошедшегося настолько, что площадка для боя уже превращалась в стадион, тут же попытался успокоить Луссурия, чьим зверем был красочный павлин с сияющим желтым светом хвостом. Скат Леви завис в воздухе над его головой. У Бельфегора был лохматый хорек, чьих глаз тоже не было видно за шерстью. Разве что мальчик в шапке не выпустил зверя.
   - Вот, как и обещал, - подошел он ко мне, вручив шоколадку.
   Но я, конечно, была занята другим. А именно присела перед львом Занзаса, покрытым сейчас почему-то черными полосами. Рассматривала его, рассматривала, и не выдержала - как только выдался момент, полезла обниматься и гладить. Лев морду воротил и всячески делал вид, что пока что меня терпит, но я же чувствовала, как у меня под руками что-то внутри льва урчало, как огромный двигатель! Слышно ничего не было, так что и Занзас не возражал, видя показное сопротивление своей коробочки.
   - Лев, он же большой кот, да? - улыбнулась я, без страха заглядывая в алые глаза льва. Меня не пугали ни огромные зубы, ни когти. Я чувствовала его настрой, а если бы он вдруг разозлился, я бы смогла дать отпор.
   - Он лигр*, - поправил меня негромко Занзас и пошел в сторону от всех, где для него уже обустраивали остальные хранители временный лагерь.
   Лигр, в отличие от своего хозяина, вел себя получше, поэтому его не ждала жестокая месть, которую я еще должна придумать. Лигр, вообще, как и любое животное, любил ласку и тепло. Наверное, все же звери из коробочек немного отличаются от своих хозяев.
   Когда уже окончательно посветлело, явился Бьякуран со своими хранителями, тоже перебинтованными после предыдущего боя, и Бестера Занзас позвал обратно в коробочку.
   Веники были так уверены в своей силе до того, а сейчас посматривали на нас насторожено. Раньше их совершено не смущал численный перевес. Похоже, мы опустили их с небес на землю.
   Они потеряли в прошлом бою двоих: Дэйзи и Торикабуто. Утверждали, что они самые слабые из них, но было видно, что потери сбили с них спесь. Дейзи полег в прошлом бою от действия кольца Ада Мукуро, которое заставляло плоть 'бессмертного' гнить заживо. С Торикабуто и Кикё сражались Наги и Хибари. Хохо повезло, а вот туманнику нет. С нашей стороны были более серьезные раны, но, чему я очень радовалась, потерь нет. Возможно, сыграл роль опыт. Веники Бьякурана не вели себя, как бойцы, четко выполняющие свою роль, а вели себя, как гражданские, получившие огромную мощь прямо с неба. Их в основном-то и спасала сила да знание наших специфичных для каждого приемов.
   - Все, - обратился Тсуна, глотнув таблетку для перехода в гипер-режим. - Пожалуйста, доверьте это мне.
   Наставления, насколько смогла, я дала ему раньше. Но заявлять так не следовало, так как наши гордые мужчины после таких слов точно не придут на помощь, если что-то пойдет не так. И мне не дадут, так как четко и ясно в один голос сказали сидеть на одном месте и не лезть никуда. После Чойса даже Рехей и Мукуро стали более категоричны.
   Противники вышли на подготовленное поле боя. Победа была нашей, даже если этот поединок будет не за нами - это понимали даже враги. Но Веники верили в Бьякурана и смотрели на него с надеждой. Сам Бьякуран светился, как бенгальский огонь. В буквальном смысле. За его спиной появились крылья, состоящие из пламени. Они и сверкали, отбрасывая свет. Ранее появились похожие, но не столь оформленные крылья у его хранителей. Это была какая-то техника для сбережения большего количества энергии. Я собирала ее сгустками внутри тела, что было явно менее эффективно.
   А дальнейшее... Тсуна атаковал. Простая проба сил, хотя он, возможно, так не считал, появившись за спиной Бьякурана для удара. Физические атаки не принесли его противнику никакого урона.
   - Он переполнен Грозой, так ты его не пробьешь, - крикнула я братцу.
   Тсуна меня услышал и сформировал Х-баннер, но слишком медленно. Бьякуран от него уклонился, не став даже блокировать ответной атакой. Будущий покоритель мира вообще вел себя иначе, чем в нашем сражении. Был каким-то пассивным.
   - Напомни еще раз, почему я не должен пристрелить этого хлыща прямо сейчас, - недовольный ожиданием и бездействием сказал Занзас.
   Перед боем мы ознакомили Варию с планом. Они были не в восторге, но управление не стали перехватывать.
   Блин, и что я должна ему ответить? Типа, у него есть какой-то план, и Бьякуран вообще не берет себе за цель победить, и они зря пришли нам на помощь? Да Занзас тут же психанет и сделает все по-своему!
   Единственный ответ, который я смогла быстро придумать, был такой себе, но я его озвучила:
   - Ну, они с Акирой из будущего были достаточно близки...
   Я не стала заканчивать, почувствовав, как дыхнуло на меня жаром. У босса Варии опять шрамы по лицу поползли. Он неясно отчего сильно разозлился, что бывает с ним довольно часто, но оттого не менее неприятно. Меня тут же рыжий попытался утащить в сторону. Хибари предостерегающе достал оружие.
   - Кажется, Занзас-кун тоже хочет драться, - заметил его пламя Бьякуран, смотря в нашу сторону и при этом успевая отбивать атаки Тсуны без напряжения.
   - Босс, ты же дал слово, - напомнил ему Луссурия о сказанном, так как Бельфегор уже с готовностью достал стилеты.
   - Пожелай мне удачи, Аки-тян! - Бьякуран послал мне воздушный поцелуй, пинком отправив Тсуну к земле.
   Занзаса перекосило. Погодите...
   - Это что, братские чувства? - уточнила я, пораженная этой догадкой.
   Не знаю почему, но офицеры Варии все как один подскочили и дернулись. Наверное, почувствовали ту же перемену, что и я. Занзас не взбесился еще больше, а тяжело дыша, прикрыл глаза, успокаиваясь. Ого, в будущем он действительно лучше держит себя в руках!
   Он протянул руку и положил ее мне на голову, сказав:
   - Балда.
   Ну и что это вообще должно значить?! Дайте мне переводчик с занзасового на человеческий! Но я тоже должна взять себя в руки и переключиться на что-то другое.
   - А ты ведь когда злишься, то тоже чувствуешь жар от пламени Урагана? - заинтересовалась я, вспомнив, что от Дождя я чувствовала холод.
   Использование других атрибутов тоже накладывало свой эффект. Солнце - давало энергию, как от десятка кружек кофе. Туман приносил спокойствие, как от наркоза. Облако заставляло ощущать себя в окружении большого количества подушек. А Гроза дарила незабываемое ощущение легкого электрического покалывания.
   - Да, - коротко ответил Занзас, продолжая сверлить взглядом сражающихся.
   - А шрамы тоже болят? - посмотрела я ему в лицо, проверяя реакцию и наличие тех шрамов.
   Босс Варии посмотрел на меня таким тяжелым взглядом, что я поняла - еще как болят. Но ответил мне Скуало:
   - Вро-о-ой, не доставай босса такими глупыми вопросами!
   К счастью, переводчик со скуалиного у меня был. Мне кажется, капитан Варии хотел сказать, чтобы я не смела сочувствовать или жалеть, так как для него это может быть оскорбительно.
   Поединок Бьякурана и Тсуны получается односторонним и не слишком интересным. Даже Натс и его камбио-формы не могли улучшить ситуацию, ведь у Бьякурана был его белый дракон. Поэтому босс Мельфиоре, кажется, вообще не напрягался.
   - Это начинает надоедать, - скучающе сказал он. - Если я к чему-то теряю интерес, то пора с этим заканчивать.
   Тсуна, открыв второе дыхание, нейтрализовал льдом белого дракона и, воодушевленный этим успехом, предпринял новую попытку. Натс превратился в дополнение к перчатке и помог Тсуне сформировать что-то похожее на Серо. Атака скручивалась из языков мощного пламени вокруг его правой руки и слетела с обновленной перчатки.
   Бьякуран поймал ее ладонями, нейтрализовав давлением рук. О-хре-неть. Выглядело очень мощно, но, может быть, атака вышла слишком рассеянной? Или же дело в поглощенном пламени Гоуста.
   Бьякуран не стал ждать. Он атаковал физически, отправил Тсуну снова ударом ноги к земле, а затем появился за его спиной. А потом просто взял и зажал его шею в захвате. Тсуна затрепыхался, пытаясь вырваться. Зрители приготовились вступить в общий бой. Меня просто вытеснили за спины! Нечестно!
   - Я легко могу сломать твою шею, - хмыкнул Бьякуран.
   - Остановись! - звонкий девичий голос снова привлек внимание.
   Юни вышла вперед, держа в руке нож перед своим горлом. Не знаю уж, где она его прятала, но нож был складным и небольшим.
   - Остановись, Бьякуран, иначе я убью себя!
   Вообще отчаянная. Видя, что Тсуна не может противостоять Бьякурану, она уже не могла надеяться на помощь кого-либо другого. Может быть, так она хотела хоть на что-то повлиять, ведь после общего сражения, ей достанется в любом случае. Либо Бьякуран ее задавит, либо наша сторона порешит вместе с ее семьей, как пособников Бьякурана. Маленькая бедная девочка, оказавшаяся в сложной ситуации.
   - Принцесса! - бросился к ней Гамма, чтобы остановить, но та отступила от него, предупредив, чтобы не приближался. - Не делай этого!
   - Остановись, - обратилась я к Юни. - Ты уже ничего этим не решишь. Сделаешь только своим людям хуже.
   Она взглянула своими большими перепуганными глазами на меня, а затем снова на Гамму, Назару и Тазару. Те определенно не хотели ее терять, и спустя мгновенье она просто выронила нож, расплакавшись.
   - Пожалуйста, прошу, помогите мне! - сквозь слезы просила девочка.
   - Юни! - воскликнул Тсуна, чьи струны души, видимо, она задела.
   Тсуна засипел и упал на землю лицом, так как Бьякуран выпустил его из захвата. Но братец был определенно без сознания. Бьякуран не сломал ему шею, хруста не было, но, кажется, перекрыл воздух, создав обморок. А говорил что-то о проигрыше.
   - Ребят! - настороженная, призвала я к действиям.
   - Постой, Аки-тян, - выставил руки Бьякуран, когда все достали оружие наизготовку. - Мне пришлось изменить план. При такой расстановке сил довольно сложно достоверно проиграть. Я уже не говорю, что безумно скучно.
   - И что ты придумал? - осторожно поинтересовалась, выглядывая из-за спины Хибари, который держал меня рукой для надежности.
   - Так как Торикабуто не может мне помочь, могу я попросить Мукуро-куна? Я признаю проигрыш, и мы все можем мирно разойтись, как ни в чем не бывало, но для тех, кто вернется в прошлое, будет иная версия событий.
   - ЧТО?! - вскинулся Гокудера, напряженно всматривавшийся в Тсуну, лежащего без сознания. - Думаешь, мы на это согласимся?!
   - Ты не понял, Гокудера-кун, - любезно отозвался Бьякуран. - Тебя не станут спрашивать. Конечно, я сделаю исключение для Аки-тян.
   Гокудера проглотил обиду, хотя и хотел высказать, потому что был в меньшинстве. Ямамото благоразумно помалкивал.
   - Зачем тебе это? - напряженно поинтересовался Мукуро.
   - Я хотел бы, чтобы Аки-тян помнила меня и у нас все снова получилось, - широко улыбнулся Бьякуран.
   - Пристрелим его, - предложил рыжий, снимая предохранители.
   Поддержали его не только Рехей и Кёя, но и Занзас, которому не терпелось подраться. Варийцы вообще все горели желанием наконец-то кого-то убить.
   - Подождите, - замахал руками Бьякуран. - Ведь я рассказал Аки-тян о том, кто ее убьет. Я спонсировал Шоичи в исследованиях путешествия во времени много лет. Я хотел бы быть с вами в одной команде. Посмотрите, вы смогли объединить свои силы без разладов внутри. Такое практически невозможно между настолько сильными людьми. Я отлично подхожу общей команде.
   - Пытаешься показаться нам безобидным агнцем?! - спросил Гамма, настроенный всецело против.
   - Бьякуран-сама скорее дьявол в теле человека, - гордо хмыкнул Кикё.
   - Это так, но все же не начать ли нам с чистого листа? - продолжал попытки переговоров Бьякуран с нетерпеливой улыбкой. - Это должно быть безумно интересно!
   - Заменяя воспоминания, он просто хочет, чтобы в прошлом его способности недооценили и он смог создать Мельфиоре, - подала я голос, видя, что наша сторона склоняется к жестоким убийствам. - Вообще-то, хоть ты и видишь будущее, Бьяку, но твоя версия событий тоже не совсем сходится. Мой убийца все еще не найден. Хочешь быть полезным и в команде - смотри еще.
   Вроде бы у меня получилось заставить наших не рубить сгоряча. Силы Бьякурана эксклюзивные, как и у Юни. Но, честно, я предпочту иметь дело с этим лисом, чем с неясной девочкой-ромашкой и ее способностью выборочного видения будущего. Она могла предсказывать события, но не могла контролировать это и в результате получала не всегда полезные знания о будущем и не всегда вовремя. Например, она еще ночью перед боем сказала, что видела раньше эту дуэль, но до сих пор не знает, чем она закончится.
   - Поэтому я и предлагаю вернуть тебя обратно в прошлое с твоей полной памятью событий в будущем, - пояснил Бьякуран с улыбкой. - Мы с тобой объединимся, найдем и остановим убийцу.
   Наша сторона уже стала сомневаться.
   - А можно и мне оставить все, как есть? - посматривая на Мукуро, поинтересовался Ямамото с волнением.
   - Даже если я сотру память, я изменю лишь события этого боя, - покачал головой Рокудо, который, кажется, уже был согласен.
   Обсуждение этого всего, деталей и последствий заняло еще некоторое время. Все описывать слишком утомительно, но вопрос стоял лишь в том, чтобы убедиться, что все подвохи обнаружены. По большому счету, всем было плевать на Бьякурана. Брать в 'команду' его никто не хотел. Мне вообще кажется, что, едва мы вернемся в прошлое, этого Бьякурана из будущего все же убьют.
   Ну и, конечно, возник вопрос - как же Тсуна может победить?
   - Мукуро-кун, придумай там что-нибудь, - легкомысленно отмахнулся Бьякуран. - Второе дыхание открылось или сила предков проснулась.
   Закончили довольно быстро, Тсуна не успел даже прийти в себя, но мне показалось это переливание из пустого в порожнее вечностью.
   - Вы вернетесь в прошлое вместе с памятью о другом развитии событий, - пояснил мне чуть позже Мукуро. - Я покажу тебе.
   Он прикоснулся обеими руками к моим вискам, и в моей памяти появилось две версии произошедшего. В одной мы все еще всей толпой сидели в импровизированном лагере. В другой - из кольца Тсуны, как и при 'испытании', появился Первый Вонгола, сказавший, что кольца еще не раскрыли свою полную силу и поэтому после его духовного позволения, теперь-то уж точно, его наследник станет всех сильней. Аркобалено возродились с помощью Юни и сказали, что своей магической неизведанной силой вернут всех обратно. А еще этой же магической силой, принцип работы которой они ни за что не расскажут, запечатают силу Бьякурана, чтобы будущее, наконец, стало радостным и все ели мороженое.
   - Ничего получше не мог придумать? - приподняла я бровь, с сомнением посмотрев на сильного иллюзиониста с такими бредовыми идеями.
   - В такой ситуации... - тяжело выдохнул Мукуро, прикрыв глаза. - Мы решили все дипломатически, обойдясь без жертв. Ты предпочтешь показать им жестокую бойню? Если сработало то испытание, то даже Вонгола поверит в это. Мы заменим кольца, я помещу в них вложенные воспоминания той битвы. Как только вы вернетесь обратно, они отправятся ко всем присутствующим здесь. Наги мне в этом поможет. Чем больше свидетелей, тем достовернее кажется информация. Сделаем это необъяснимым феноменом.
   Мне оставалось только почесать затылок, ведь Мукуро уже сделал почти всю работу вместе с Франом - тем пареньком в шляпе, который оказался его учеником, - и был уверен в надежности своей работы. Как оказалось, Фран не уступал в силе своему учителю. Кстати, половину подаренной Франом шоколадки слопал Мукуро, с которым я поделилась. Для восстановления сил, разумеется. Рокудо же в ответ протянул мне сжатую в кулак руку, а когда открыл ее, на его тонкой бледной ладони лежали семь колец Вонголы. Настоящих. Тех, что из двух половин.
   - Им больше нельзя появляться. Пусть будут у тебя, - улыбнулся Мукуро, когда я удивленно подняла на него глаза. - Думаю, остальные будут не против.
   Пока Мукуро и Фран заканчивали дело, Конрад договаривался о изготовлении новых колец, которые были в иллюзии, а все остальные, кроме погруженных в сон подростков, сидели возле костров, поглядывая на другую сторону лагеря. Бьякурана и его Веников близко не подпускали. Они вроде бы сидели с нами, но и отдельно.
   Наконец, это длинное путешествие подходило к концу. Когда кольца сделают, мы вернемся обратно. Я тяжело вздохнула.
   - Сделать ромашкового чая? - предложил Фальк, придерживая свой бок. Посмотрев на всю ситуацию, так и дрожащую от неисчезающего напряжения, пояснил: - Он успокаивает.
   Кивнула ему, обратившись к Шоичи, который все еще был в некотором шоке от того, что Бьякуран хочет быть союзником.
   - Имело ли это все смысл? Я имею в виду, отправить меня в будущее, чтобы найти своего убийцу, сделать ребят сильнее и избавить Бьякурана от внимания Вонголы.
   - Честно говоря, - тот неловко взъерошил рыжие кудри. - Когда я думал, что Бьякуран-сан хочет развязать войну и разрушить мир, то считал оправданным риск уничтожения этого мира от такого долгого путешествия во времени...
   Понятно. Бедняга подавлен от новых поворотов. Его игры со временем могли обернуться очень плохо, а Шоичи, в отличие от Бьякурана, слишком ответственный, чтобы отбросить это знание. В итоге это все было просто игрой Бьякурана.
   Закончилось все как-то совершенно не так, как должно было. Без огромной битвы с превозмоганием, без истинной полной силы, без выкриков о 'силе дружбы'. Все это осталось лишь в воспоминаниях, как и злодей Бьякуран, который сейчас с воодушевленным видом жарил зефирки над костром. Даже его оставшиеся хранители помалкивали, полностью доверившись его воле.
   Чай в казанке, снятом с костра, остывал на удивление быстро. Свою кружку я выпила, остальные в основном не захотели, поэтому там осталось еще больше половины.
   Заглянув внутрь, задумчиво почесала щеку. Затем взяла казанок и, стараясь не привлекать внимание, приблизилась к Занзасу, который сидел у костра в огромном кресле (как же без него!) со стаканом алкоголя в руке. Варийцы не особенно обратили внимание на меня, всего лишь отметив присутствие. Но мне и не надо было подходить вплотную.
   Казанок перевернулся легко, и все его содержимое выплеснулось боссу Варии на голову, продолжая стекать по плащу, рубашке и штанам. Бельфегор нервно улыбался, Скуало перекосило от взгляда на Занзаса, Леви-а-тан покраснел от злости и попытался помочь боссу вытереться, но его вовремя остановил Луссурия, вглядывавшийся в босса с опасением.
   - Надо же. Ромашковый чай действительно успокаивает, - хмыкнула я.
   Мгновенно стало жарко, стакан в его руке треснул, разлетевшись на осколки. Сейчас мне наверняка прилетит по шапке, поэтому я тут же сорвалась с места в воздух.
   Адреналину мне не хватало. Финального боя, да? А убегать от выстрелов разъярённого Занзаса не хотелось? Но все равно я была довольна, как слон, и счастливо улыбалась. Моя месть свершилась, что еще нужно для чувства полного удовлетворения?
   Уже где-то через час, когда мы оба достаточно вымотались, я смогла подобраться к боссу Варии достаточно близко и сбить его к земле всем весом своего тела. Когда все затихло, то лежала прямо на нем, чувствуя на лице и во рту слой пыли. Причем ощущала, как грудная клетка Занзаса тяжело вздымается и опускается. Наверное, я это сделала зря - он же точно убьет! Фактически я сама к нему в руки попала!
   Но спустя минуту меня не сдернули за шкирку, не откинули в сторону, даже никак не обозвали. Решив, что Занзас, наверное, потерял сознание от приземления, ведь фактически весь урон взял на себя, осторожно подняла голову.... И встретилась с алыми глазами, наблюдающими за мной.
   У меня сердце в пятки упрыгало, как бы банально это ни звучало. Не знаю, чего Занзас ждал все это время, но затягивать больше не стал и снял меня с себя за шкирку, поднялся на ноги и закинул на плечо. Нес, как добычу, конечно, чтобы показать, кто тут победитель. Если подумать, то я не против: спорить еще дольше у меня выносливости не хватит, а так еще и почти с комфортом в лагерь вернусь.
   Правда, если бы Занзас полетел по воздуху, было бы быстрей, но он почему-то решил пойти по старинке. Неужто не хочет вернуться к своему обожаемому дорогому креслу поскорей? Но с момента приземления босс Варии и слова не вымолвил, отчего было немного страшно нарушать эту тишину. Ему или мне стоит только рот открыть - тут же подеремся. К тому же, я чувствовала что-то такое, чего раньше не видела от него. Легкое напряжение, которое, наверное, осталось после того, как Занзас усмирил свой гнев. Ощущения немного иные, наверное, он все же немного изменился за десять лет, и от этого я чувствовала неловкость, не в силах привыкнуть к повзрослевшему Занзасу и объяснить его поведение. Как бы там ни было - это хорошо, что убивать меня он больше не пытается, а значит, можно наслаждаться видом леса вокруг.
   Правда, вскоре мне это надоело. Вид довольно однотипный, перемежающийся со следами боя, но все равно. Тогда я опустила глаза, став рассматривать его высокие ботинки, брюки, не скрывающие, кхм, мышц, и плащ Занзаса, который тот перекинул через другое плечо для удобства. Там было что-то. Белый краешек какой-то бумаги выглядывал из внутреннего кармана.
   Пытаясь сделать это незаметно, потянулась рукой, но учитывая ширину плеч босса Варии, сделать это оказалось непросто. Пришлось приподняться и кончиками пальцев я почти достала. Задела край ногтями, вытащив бумагу на каких-то пару миллиметров, и удивленно замерла, выпустив. Это была не плотная бумага, а фотография. Рассмотреть ее не было возможности, нужно было достать полностью, что я и попыталась сделать. К сожалению, было поздно - Занзас заметил мои поползновения, забрал плащ и перепрятал небольшую фотографию в передний карман брюк.
   Что интересно у него там может быть? Что такое босс Варии может носить во внутреннем кармане форменной куртки? Фото важного мафиози или будущая жертва убийства? Нет, это мог бы носить и кто-то из его подчиненных. Девятый? Не смешите, его фотографию он скорее бы сделал побольше, чем десять на десять сантиметров, и повесил на доску для дартса. Может быть, совместная фотография попойки в Варии? Внебрачный ребенок? Фотография старого, потертого, но такого любимого кресла?
   Кто там?
   Любопытство снедало меня изнутри, но Занзас не хотел, чтобы я это видела. Он принес меня в лагерь и сбросил на землю, прямо на то место, где я сидела раньше. И лучше не спрашивайте меня, о чем в тот момент думали наши союзники.
  
   ***
  
   Мы отдохнули, собрались с силами и на следующее утро были готовы. Но, прежде чем отправляться обратно, у меня было еще одно небольшое дело, которое, я чувствовала - должна выполнить. С просьбой проведать Нану я обратилась к Мукуро. Он должен был знать, где ее держат. Но кто же знал, что Рокудо в будущем стал таким коллективным? Он сказал об этом исключительно моим хранителям, и в итоге ничего не оставалось, как отправиться толпой.
   У нас была пара часов до назначенного времени, но мы успели слетать в санаторий, расположенный в глуши. Как и положено для подобных 'санаториев', здания окружал высокий забор в два с половиной метра, обтянутый колючей проволокой.
   Окно палаты было зарешечено, как и все остальные окна здесь. В небольшой комнатке всем вместе взятым было тесновато, хотя мебели практически не было: кровать, небольшой столик и тумбочка для личных вещей.
   Нана выглядела сильно постаревшей, хотя ей всего лишь было чуть больше сорока. Связанные в неаккуратный пучок волосы с сильной проседью казались выжатыми и обессиленно выбивались из прически. На лице, застывшем в отсутствующей гримасе с открытым ртом, множество морщин. Она смотрела на меня пустыми глазами, будто призрака увидела.
   - Обычно она ведет себя так же, поэтому не волнуйтесь, - пояснила доктор, которая провела нас сюда. - Она не из буйных.
   Нана поднялась с кровати и медленно подошла, не спуская с меня глаз. Обхватила мое лицо руками. Ее глаза повлажнели.
   - Девочка моя...
   Нана прижала меня к себе, отчего внутри меня что-то сжалось. Она раскачивалась и подвывала, повторяя это.
   - Если что, я в коридоре. Дверь открыта, - сказала доктор и тактично удалилась.
   С ней вместе вышли Рехей и Конрад, прихватившие с собой Фалька. Хибари с Рокудо замерли возле меня. Наверное, они меня уже никогда в покое не оставят. А сейчас очень хотелось этого покоя, потому что в горле сжимался предательский комок. Я ничего не смогла сделать, а затем стало поздно.
   - Ты вырастешь в чудовище, - неожиданно вымолвила Нана, отчего мои глаза удивленно распахнулись.
   Я отстранилась, с непониманием рассматривая ее искаженное лицо. Кажется, она вообще плохо понимала, где находится и что происходит.
   - Ты была такой невинной, такой маленькой... - продолжила она. - Я думала, хотя бы тебя не коснется весь этот ужас. Но ты стала даже хуже. На твоих руках наверняка было много крови. Ты стала убийцей, как и отец, чья кровь тебе досталась.
   Я уже не могла это слушать и отстранилась, отойдя на пару шагов. Нана бредила. От прежней матери осталось совсем немного.
   - Ты не знаешь, о чем говоришь, женщина, - холодно бросил Хибари, опустив руку на мое плечо.
   - Не думаю, что это была хорошая идея приходить сюда, Акира-чан, - осторожно заметил Мукуро.
   - Мне жаль, что так вышло, - Нана посмотрела выпученными глазами на свои руки. - Я спасла тебя, взяв на себя грех.
   - Грех? - пересохшим горлом переспросила я.
   - Что ты сделала? - ледяным тоном спросил Кёя, тоже что-то почуявший.
   Мукуро не стал дожидаться ответа, которого, скорей всего, и не последовало бы. Нана только и делала, что стояла и смотрела на свои руки. Иллюзионист подошел к ней, прикоснувшись ладонью к ее переносице. Нана вдруг запаниковала и принялась отбиваться, но Рокудо схватил ее за руки и продолжил. На шум сбежались все остальные с коридора.
   Мукуро понадобилось всего пара минут. Я знаю, что Нане не должно было быть больно. Туман проникает, а не ломает. Доктор бросилась к ней, что-то быстро вколов. Она быстро успокоилась, сев обратно на кровать, и опять оказалась в своем мире.
   - Простите, не знаю, что на нее нашло.
   - Ничего страшного, мы узнали все, что хотели, - ответил ей нейтральным голосом Мукуро с лицом белее простыни.
   Едва мы вышли оттуда в прихожую, где было место для посетителей, уставленное цветами в горшках и мебелью, я тут же потребовала:
   - Покажи, что ты видел.
   - Всем покажи! - дополнил взволнованный Конрад.
   По указанию Мукуро мы собрались плотной кучкой, и он окутал нас пламенем Тумана. Я видела это все так, будто стояла за плечом Наны. Будто была в компьютерной игре, но ничем не могла управлять.
   Свой дом в Намимори я узнаю в любое время, даже ночью. Тем более, что прихожая и гостевая на первом этаже ничуть не поменялись. Все прекрасно освещалось лампой торшера, оставлявшей не слишком темный полумрак.
   Взрослая Акира, прямо такая, как на фотографии, только жутко уставшая и измученная, быстро стянула туфли и скинула пиджак, развязав галстук на костюме. Она плюхнулась на диван и сказала:
   - Прости, что так поздно. Я не думала, что окажусь здесь, в Японии, поэтому и не смогла раньше предупредить.
   Нана стояла у лестницы, в полутьме, и подошла ближе, чтобы лучше рассмотреть потрепанный костюм, весь изрезанный и частично порванный, с каплями крови.
   - Ты ранена? - спросила она.
   - Все в порядке, я уже залечила мелкие раны, - ответил взрослая Акира, не предпринимая попыток двигаться, настолько усталая. - Я наконец нашла того человека, которого давно разыскивала, и он устроил мне горячий прием, прежде чем мы поговорили. Я бросила всех в Италии, никому ничего не сказав, но оказалось, что все напрасно - у того человека нет мотива.
   Кажется, она разговаривала сама с собой. Взрослой версии просто надо было выговориться, пусть Нана понимала едва ли половину. Хотя про то, что никому ничего не сказала, она услышала.
   - Я останусь тут на ночь, а завтра сяду на самолет, ты не против?
   - Конечно, - отозвалась Нана. - Хочешь чаю или поесть?
   - Да, не откажусь.
   Нана удалилась на кухню, принявшись прямо в халате, накинутом на пижаму, быстро разогревать и готовить. Вернувшись, поставила на низкий столик тарелки и чайник с чашкой.
   - А остальные где? - спросила взрослая Акира, взявшись за еду с аппетитом.
   - Спят, ночь же. Ты не слышала, что случилось с Ланчия-саном?
   - Что?
   - Сегодня сюда пришел тот разноглазый мужчина. Он искал тебя, - Нана роняла слова с трудом. - А когда не нашел, убил Ланчию-сана.
   - Что?! - взрослая Акира была поражена новостью и разозлилась. - Я поговорю с Мукуро! Черт! Только доберусь до него!
   Акира помассировала руками лицо, пытаясь убрать злую гримасу, и взять себя в руки. Воцарилось молчание. Нана, кажется, была испугана.
   - Ты так соскучилась по моей готовке, - попыталась она сменить тему. - Сметаешь все, прямо как твой отец после командировок, - хотя и не видела, готова поклясться, Нана горько улыбнулась.
   - Ты с ним еще держишь связь? - уточнила будущая Акира, прожевав. - Он же сейчас работает за двоих. За себя и за Тсуну. Они вообще тебя проведывают? - нахмурилась она.
   - Года три назад Тсуна подарки привез. Ничего, ко мне прилетели Ламбо с И-пин-чан, вот и не скучаю.
   - Вот же мудаки, - отозвалась Акира. - Хотя я не лучше, конечно. Дел невпроворот, а время быстро летит.
   - Вы все еще с теми ребятами пытаетесь сделать свое дело? - понимающе уточнила Нана. Похоже, взрослая Акира ей все же кое-что рассказывала. - Кёя-кун казался таким приличным мальчиком, честным и порядочным. Я думала, он женится на тебе и вы сделаете мне хотя бы одного внука.
   Взрослая Акира, чтобы не отвечать, напихала в рот побольше еды.
   - Хочешь добавки? - посмотрев на нее недолго, уточнила Нана, на что Акира кивнула.
   Нана отправилась на кухню и принялась готовить уже всерьез. В конце концов, и с этим она закончила, сложила все на тарелки большими порциями и собиралась было отнести, как постояла, подошла к шкафу и достала небольшой нож, который положила в карман халата.
   Господи, неужели я-взрослая могу есть настолько много? Нет, у меня никогда не было жалоб на аппетит, но все же... Настолько много, действительно, разве что отец лопал за раз!
   - Твоя спальня все еще свободна, - сказала Нана. - Я оставила все так, как было.
   - Спасибо, - сказала взрослая Акира, поднимаясь на ноги.
   Нана подошла и неожиданно обняла ее.
   - Я скучаю по моей маленькой девочке, - всхлипнула она. - Даже, если было бы так же трудно, я бы хотела, чтобы все были дома вечно: ты и Тсуна. А маленькие Ламбо-кун и И-пин-чан шумели и просили сладкого.
   Акира неловко обняла ее в ответ, решив некоторое время постоять, ради поддержки.
   - Дети растут, мам, - сказала она и удивленно распахнула глаза, выпустив изо рта странный звук, похожий на хрип.
   Нана отошла и опустила глаза на окровавленный нож в ее руке. Взрослая Акира умерла мгновенно. Ее глаза остекленели, а тело через секунду упало. Нож в руке трясся, как трава на ветру. Нана упала рядом, будто ноги ее не держали. Развернула нож к себе, но не смогла воткнуть его в себя. Бросилась к взрослой Акире, пытаясь ее реанимировать, но было уже поздно. Кровь стремительно растекалась по ковру. Тогда Нана схватилась за телефон. Позвонила Емитсу, в панике не сумев толком ничего объяснить. Отец пообещал скоро приехать, но он был слишком далеко, чтобы появиться немедленно. Тогда Нана, несколько часов погоревав, увидела, что за окном уже светает, и позвонила другому.
   Тсуеши-сан прибежал с воинственным настроем, также не сумев по телефону понять, что происходит и какая помощь тут нужна. Очевидно, номер телефона Тсуеши-сана был на быстром наборе. Акира специально связала их, чтобы пока она далеко, кто-то мог прийти на помощь.
   Увидев всю картину, Тсуеши-сан опустил руки и застыл. Тело на полу уже было белое, а кровь успела подсохнуть. Нана сидела с отсутствующим взглядом на полу у дивана.
   - Что ты наделала? - только и спросил он, мгновенно все поняв.
   Затем все завертелось. Приехал Емитсу, и они стали спорить с Тсуеши-саном. Нана не реагировала на то, что происходит вокруг, но общий смысл спора я уловила. Отец пытался убедить старшего Ямамото молчать и никому не говорить о произошедшем. Он не хотел, чтобы знал Тсуна, поэтому предложил скрыть это даже от Феникса. Все равно уже ничего нельзя было изменить. Обо всем остальном Емитсу пообещал самостоятельно позаботиться.
   Тсуеши-сан, напротив, считал, что они имеют право знать, а взрослая Акира заслуживает нормальных похорон. Там был замешан и Такеши, который все же был хранителем Тсуны, но Ямамото-сан не сдавался. И тогда прозвучал выстрел, заставивший Нану крупно вздрогнуть. Мечник не успел схватить оружие.
   - Я обо всем позабочусь, - повторил Емитсу, посмотрев на труп Акиры из будущего с горечью и тревогой.
   На этом воспоминания прекратились. Но я никак не могла прийти в себя, мысленно пребывая в той гостиной.
   - Емитсу, что называется, замел следы. Он выполнил свою работу настолько хорошо, что нашли меня лишь Вендиче.
   Я медленно опустилась на диван в полной тишине. Мужчины все молчали, не зная, что сказать. Мы нашли убийцу, но все было так запутанно.
   - Прости меня, - неожиданно прямо передо мной Мукуро опустился на колени. Он стоял с опущенной головой, а его голос имел необычную дрожащую тональность. - Пожалуйста, прости меня.
   - За что? - заторможено уточнила я.
   - До меня дошла информация от Бьякурана, что тебя убили. Он предвидел это. Я не поверил, но ты пропала в тот же самый день. Я был зол, ты же знаешь...
   Если бы Мукуро не пришел туда в тот день, Нана, возможно, не дошла бы до того состояния. А может быть, и дошла бы.
   - Это стечение обстоятельств, - я помассировала руками лицо, пытаясь прийти в себя.
   Это было горько. Это было больно. Это перевернуло внутри меня что-то, во что я хотела верить. Я доверилась Нане, давным-давно приняла ее за свою мать. Я хотела сделать ей как лучше, но то, что она дошла до такого состояния - моя оплошность и ничья больше.
   Мукуро поднял на меня повлажневшие и покрасневшие глаза на белом, как мел, лице и вдруг сказал:
   - Лучше бы ты разозлилась на меня. Это все моя вина. Ты меня всегда прощаешь, несмотря на то, что я такой.
   Сильный иллюзионист в раздрае чувств - это почти апокалипсис. Для надежности дохождения информации я обхватила его лицо руками и, собравшись с духом, заставила свой голос не дрожать:
   - Это просто стечение нескольких обстоятельств. Взрослая Акира была уставшая. Она знала о состоянии Наны, которое продолжалось не первый год. Все просто так неудачно сложилось, что Акира ушла разыскивать того человека, а затем оказалась в Японии.
   Наверное, он сам все это знал, но звучало, как оправдания. Рокудо было горько. Даже в прошлом, в его поведении и действиях нет-нет, да проскальзывало что-то такое. Он считал себя ужасным человеком, признавал это и да, действительно, иногда творил нехорошие вещи. Теперь я вижу, что ему самому не нравится таким быть, но он считает, что не может все вернуть обратно. Я думала, он справился с этим, когда присоединился к нам. Мукуро всегда говорил, что мафия ужасна, и при этом был в ней. Но он не псих.
   - Ты виноват только в том, что сделал с Ланчией, - нахмурилась я. - Но не в моей смерти.
   - Косвенно, - понимающая горькая улыбка появилась на его лице. - За любое преступление следует расплата.
   Я погладила его по щекам и по волосам, пытаясь успокоить. Как ведет себя нестабильный иллюзионист с кольцом Ада, я уже видела. Но глядя в переполненные болью глаза, не могла подобрать нужных слов.
   - Мукуро, я вернусь в прошлое и этого никогда уже не случится. Обещаю, тех же ошибок не будет.
   Я видела, что слова сейчас ему мало помогают, поэтому прижала его к себе, обнимая. Он даже не попытался подняться, висел, как тряпичная кукла, разве что слабо обвивая меня руками в ответ.
   И тут, без какого-либо предупреждения, Хибари просто пнул его, отбросив в сторону. Я тоже упала на диван, а Кёя набросился на разноглазого с кулаками, принявшись с силой бить его костяшками пальцев, на которых быстро появилась кровь. Его бросился удерживать Рехей, но оттаскивал самый физически сильный из нас Хибари с трудом.
   - Оставь его! - рявкнул Конрад. - Он заслужил.
   - Прекратите! - повысила я голос.
   Фальк бросился к ним, остановившись перед рыжим, и четко, спокойно вымолвил:
   - Не при боссе хотя бы. Вы забыли, что тут не одни и есть еще о ком заботиться?
   Наверное, как только я вернусь в прошлое, они все друг друга точно поубивают. Разлад уже начался. Остается только надеяться и верить, что развития у этого будущего больше не будет. Я вернусь и все изменю.
   Кёя выпрямился, поправляя рукава пиджака и рубашки, бросил на меня взгляд. Они не успокоились, но остановились на время. Мукуро не двигался, продолжая лежать, и я бросилась к нему проверять.
   Иллюзионисты никогда не бывают особо физически сильными. Мукуро, скорее, исключение из правил со своим трезубцем, но и он отнюдь не вынослив. Кёя разбил ему лицо в кровь и порвал рубашку, но Рокудо был в сознании. В своих мыслях, правда, но глаза открыты. Смотрит в потолок. Кажется, он отнюдь не против расправы над собой.
   - Ты мне нужен, - попыталась я его растормошить. - Ты пытался меня защитить так же, как все остальные. Ты меня всегда поддерживал.
   Мукуро промолчал, смотря на меня с болью во взгляде, и вряд ли это от ран. Мне тоже было больно от этого. Оставалось только повторять, убеждая себя: все изменится и ничего этого не будет. Все можно исправить, верно?
   - Нам пора возвращаться, - отстраненным голосом сообщил Хибари, поднимая меня за подмышки и ставя на ноги.
   Сил сопротивляться почему-то не было. Даже когда Кёя развернул к себе и усадил на руку, как раньше. Мне вообще хотелось бы остаться одной, поэтому я уперлась лицом в пиджак Хибари и закрыла глаза.
   Всю дорогу обратно я лежала с закрытыми глазами. Хотелось заснуть и проснуться уже в прошлом, чтобы стало легче, но не получалось. Даже есть не хотелось, даже сладкого. В результате на место сбора я собиралась идти вялая и никакая.
   Новые кольца сидели на пальцах у путешественников во времени. Все были воодушевлены. Ямамото отволок в сторону на приватный разговор Скуало. Возможно, и на приватные тумаки. Гокудера искал по всей округе свою кошку, Ури, которая по-прежнему его слушалась через раз. Хром была в компании банды Мукуро, появившейся буквально сегодня же. Только Хром, кроме меня, знала настоящее развитие событий, но она достаточно молчаливая. Мукуро был уверен в ней.
   Кёя завязывал мне галстук и проверял, как смотрится новый костюм с новыми перчатками.
   - Будь осторожней, - давал он последние наставления. - Носи этот костюм как можно чаще, он защитит тебя.
   Удовлетворившись увиденным, он отошел на шаг и решил:
   - Пожалуй, упакую тебе еще защитной повседневной одежды.
   Выдохнув, решила с ним не спорить. Лишним ведь не будет.
   В результате, я стояла в официальном костюме и с рюкзаком за плечами. Среди своих мрачнолицых хранителей я не особенно выделялась, а вот по сравнению с воодушевленными Тсуной, Гокудерой и Ямамото была кислее лимона. На все вопросы отнекивалась, сказав, что виновато возвращение в прошлое и что-то вроде ностальгии. Зацикливаться на мне особо не стали, так как подошли остальные девочки, живо перетянувшие все внимание.
   - Чего нос повесила?
   Вария тоже присутствовала, но особняком. Они стояли на расстоянии, но я хорошо услышала Занзаса. Он вальяжно подошел, игнорируя Тсуну, внезапно побледневшего и покрывшегося испариной. Гокудера реагировал на босса Варии, как собачонка за забором: было видно, что ему хочется гаркнуть на него, чтобы тот отошел, но Занзас может гаркнуть в ответ еще сильнее.
   Шоичи заканчивал последние приготовления, настраивая вместе со Спаннером и Ламбо технику.
   - Опять мусор твой достал? - предположил Занзас. Я не ответила, проглотив горький комок. - Что эти подонки вытворили? На этот раз я добрый и отмудохаю их сам. Пользуйся моей щедростью, мелочь.
   - Не они, - отрицательно качнула головой. - Я узнала, кто меня убил.
   Босс Варии промолчал. Подняла на него глаза, удивившись тому, что у него не нашлось слов, но тот просто смотрел с ожиданием продолжения.
   - Это личное, - отвернулась, проверив, не закончил ли свою работу Шоичи.
   - Не понял, - Занзас с силой развернул меня к себе, дернув за плечо. Смотрел требовательно и отказ явно бы не принял, а затем решил: - Идем-ка.
   Босс Варии потащил меня за собой. Но никто! Никто не попытался его остановить, ни Тсуна, ни мои хранители, на которых Занзас предупреждающе наставил пистолет, ни даже Реборн, с любопытством за всем следивший своими черными глазками.
   - Постойте, но я же почти закончил!.. - воскликнул тревожно Шоичи и замолчал, когда босс Варии зыркнул на него алыми глазами.
   Вышли мы из зала лаборатории очень быстро, и тут же Занзас запер дверь гостиной, куда меня забросил. Я поежилась от неудобства и поправила одежду.
   - Рассказывай, - потребовал он.
   Сомневалась я недолго. С одной стороны, хотелось оставить все при себе, с другой - слова так и рвались наружу. Я присела на подлокотник кресла и вывалила все. Я пыталась успокоить Мукуро, но меня тоже трясло. Эта дрожь будто получила волю и становилась только сильней.
   - Я понял, - прервал меня Занзас, прикрывший глаза.
   Я отвернулась, ведь практически закончила. Думаю, ему не нужно рассказывать о том, что творилось с Мукуро дальше. Рокудо пришел прощаться вместе со всеми, но выглядел бледным привидением. Остальные хранители тоже были бледными и мрачными, поэтому он особенно не выделялся, но определенно - разноглазый был очень подавлен.
   Занзас узнал все, что хотел. Думаю, теперь отстанет, поэтому я поднялась на ноги, собираясь вернуться обратно. Но он меня остановил, преградив путь. Только смотрел, долго не начиная говорить и оставляя меня в непонимании.
   - Я считал Девятого своим стариком, - наконец сказал тяжело, будто камнем придавил. Низкий голос стал еще ниже. - А он меня использовал и хотел убить. Несколько раз.
   Сглотнув комок, я выдавила из себя:
   - У тебя все проще.
   - Думаешь, от этого легче? Я в него верил, в этого мудозвона. Знаешь, что я понял? У тебя есть другая семья. Даже этот хохлатый мусор. Я бы ему тоже преподал урок, но он и так, как тряпка. Его разорвут. Может быть, прямо сейчас.
   - Я бы не хотела этого, - покачала я головой.
   - Видишь? - усмехнулся он. - Даже после всего, что он сделал, признавая, что он виноват, ты все равно его прощаешь. Черт, лучше бы ты его пристрелила нахрен, но он же твоя, нахрен, семья! Их всех часто хочется перестрелять, но в другой момент кажется, что лучше этого мусора быть не может.
   Больше я не смогла терпеть - обняла его со всей силы, упершись лицом в рубашку, и разрыдалась.
   - Не реви, - недовольно сказал Занзас. Думаю, ему было неудобно. - Я тебе не носовой платок, чтобы сопли собирать.
   - Честно, я пытаюсь, - сквозь слезы ответила. - Но ты был такой трогательный.
   - Я не трогательный! - сразу же рявкнул, отлепив меня от себя без усилий.
   Правда, здоровый такой, грозный. Это сильнее меня. Вытирая влажность рукавом, не смогла не улыбнуться:
   - Правда, очень чуткий.
   - Прекрати это делать! - рявкнул он снова, а затем неожиданно достал красиво расшитый алый носовой платок из кармана. - Возьми хотя бы его.
   - У тебя еще и платок с собой есть?! - поразилась я.
   - Запомни, я тебе не пай-мальчик, мелочь, но и не бродяга! - рявкнул он еще громче, разозленный тем, что я его посчитала таковым. - Я рос в особняке самой большой и влиятельной семьи мафии! Бери платок, пока я не передумал, и никому об этом ни слова! Практичная вещь пиздец как! Кровь врагов с лица вытираю!
   Я посмотрела на суровый алый платок с подозрением, но крови врагов там определенно не было. А вот небольшое пятно томатного кетчупа или соуса, кажется, действительно было. Видимо, во время обеда платок тоже очень полезная вещь.
   После такого я уже не могла стоять там с похоронным видом.
   - Уже лучше, - удовлетворился результатом босс Варии. - Но об этом никому ни слова.
   Я посмотрела ему в глаза и прямо предложила способ оплаты:
   - Если Бестер дашь.
   - Даже не надейся, он - мой, - фыркнул Занзас, скрестив руки на груди.
   Затем посмотрел на меня внимательно, я ответила ему честным взглядом.
   - На пять минут его выпущу, сойдет?
   Я горячо закивала, жалея лишь о том, что уступила. Но лучше что-то чем ничего. Такой зверь, такой зверь!
   Со зверьми было жалко прощаться. Они не просто сильное оружие, но и почти близкие друзья. Как будто наши отражения, а как можно попрощаться с самим собой? Но коробочек в прошлом не было, забрать их не было возможности. Поэтому наши ребята договорились с нужными людьми и для наших зверей сделали небольшие вместилища в виде колец. Еще меньше коробочек, зато открывать не надо. И Занзас, видимо, за компанию, сделал для Бестер такое же кольцо.
   Мы помахали на прощанье. Шоичи включил машину, засиявшую ярким белым светом, и огласил:
   - Давайте по одному. Тсунаеши-кун, пойдешь вперед?
   - Л-ладно! - воскликнул братец, жутко нервничая.
   Он исчез во вспышке света, ударившей в него широким лучом. Реборн пропал вторым. Следом отправился Гокудера, а за ним Наги. Базиль исчез почти без перерыва, отчего перед глазами заплясали круги. Наверное, это и есть свет в конце туннеля, по крайней мере слепит он знатно. Затем Хару, И-пин, Киоко...
   - Погодите-ка, - кое-что сообразила я, оглянувшись вокруг. - Почему это я последняя? Шоичи?
   - Простите, Акира-сан, - повинился Шоичи. - Меня попросил об этом Хибари-сан. У меня не было другого выхода, после всего, что было во время Чойса.
   - Не волнуйся, - подошел ко мне взрослый Кёя. - Я просто хотел отдать тебе это и попрощаться.
   Он протянул мне письмо, скрепленное сургучной печатью. Это была личная печать Хибари, которая когда-то еще стояла на его письменном столе в школе. Кроме того, письмо еще было подписано его именем, так что в адресате сомневаться не приходилось.
   - Хочу попытаться исправить все, что натворил здесь, - сказал мне он. - Может быть, после этого я не стану совершать тех же ошибок. Главное - дай ему шанс и не сердись из-за меня.
   - Ей! Хибари! - воскликнул рыжий. - Почему ты ничего не сказал?! Я тоже хочу отправить самому себе письмо!
   - Мне тоже есть что сказать себе-подростку, - почесал затылок Рехей.
   - Десять минут, - решила я, закинув в рюкзак письмо Кёи.
   Хибари долго смотрел на меня, а затем присел на одно колено, чтобы быть вровень со мной, и крепко обнял. Не ожидая от него такого проявления чувств, я даже дар речи потеряла и ничего не сморозила по этому поводу.
   - Мне будет тебя не хватать.
   Послышалось ли мне? Кёя сказал это очень тихо, или же это просто ветер в моей голове разгулялся?
   Даже когда Хибари выпрямился, я все еще задавала себе вопрос: 'Это точно Хибари Кёя?'. Но, кажется, он позволил себе подобное лишь потому, что мы видимся в последний раз. И все свидетели этого не будут помнить. Долго и серьезно смотрел своими серыми глазами с непонятным выражением лица, под которым становилось неловко.
   Следующим принес письмо Конрад. Каракули у него были страшные, я бы даже не опознала в надписи его имя.
   - Здесь пару советов самому себе, - пояснил рыжий, а затем, видимо, вдохновленный примером присел на колено и тоже крепко обнял, задержавшись на более долгое время.
   Он зарылся носом в мое плечо, глубоко вдыхая, будто хотел запомнить запах.
   - Все, хватит, не наглей, - предупредил его Кёя, хлопнув по плечу рыжего.
   Рехей отдал мне письмо, будучи слегка смущенным. Присел, дружески крепко обняв, что едва ребра не раздавил - Кёя опять сказал 'хватит'. Фальк подошел с листом и дал пояснения:
   - В том времени я еще не в общей команде. Это мой почтовый адрес и телефон. Я был сорвиголовой, но ты уж там позаботься обо мне.
   Положив листок во внутренний кармашек, я выпрямилась и встретилась с разноцветными глазами. Мукуро протянул мне свернутый рулоном лист, перевязанный лентой.
   - Если захочешь, можешь прочесть, - сказал он тихо.
   - Я думаю, что знаю, о чем там написано, - покачала головой и поманила его, чтобы он наклонился.
   Рокудо присел на одно колено, и я обняла его, поцеловав в щеку. Всего на мгновение, почти неуловимо, а он смотрел на меня округлившимися глазами.
   - Я думаю, ты получил хороший урок, верно? - приподняла брови.
   Он не смог ответить, поэтому просто кивнул. Хотелось бы мне забрать его с собой, утешает лишь то, что в прошлом меня ждут они же, только более молодые. Все равно, буду скучать по этим балбесам. Я развернулась к Шоичи, дав ему знак. Лучше не затягивать, иначе еще сложнее будет прощаться. Тсуна вернется, Шоичи сказал, что его смерть инсценировали. Но не я. Вместо меня ничего не останется.
   В рюкзаке лежала одежда, все письма, шкатулка с кольцами Феникса и на самом дне - контрабанда в виде половинчатых колец Вонголы. Кажется, я ничего не забыла.
   - Возьми еще это, - дернули меня за лямку, когда я уже собиралась подойти к Шоичи.
   - Здесь кольца Варии и кольца со зверьми, - Занзас протянул мне довольно большую шкатулку с усмешкой. - Смотри, Бестера мне отдай.
   - Конечно, отдам, ты за кого меня принимаешь! - возмутилась я.
   Но отвернувшись и открыв рюкзак не смогла не открыть шкатулку. Внутри все кольца были разложены попарно. Кольцо с Бестером так блестело! Но задерживаться надолго было подозрительно, поэтому я положила шкатулку внутрь, а рюкзак закинула за плечи.
   - Теперь все, - выдохнула.
   - Нет, еще возьми письмо, - я удивлено воззрилась на босса Варии, протягивающего мне еще одно письмо, тоже с сургучной печатью. - Ты думала, я упущу шанс сказать самому себе в прошлом пару слов? Смотри, доставь ему в руки и не открывай.
   - Разумеется, почтовая тайна и все такое, - проворчала я, ведь прочесть как раз очень хотелось.
   Насчет содержания писем остальных я примерно догадывалась. Но что написал себе Занзас? Даже Скуало был удивлен.
   - Был бы тут Мармон, наверняка передал себе результаты ставок, - засмеялся Бельфегор.
   - А со мной попрощаться?
   Узнав этот голос, я мгновенно обернулась. Бьякурана выпроводили, чтобы не мелькал перед глазами с риском порушить тонкую работу мозга у путешественников во времени.
   Бьякуран быстро подлетел ко мне, не успел никто очухаться, и наклонился, снова меня поцеловав. На этот раз это было лишь легкое прикосновение к губам. Ровно секунда, именно столько задержала среагировавших нянек его призрачная рука. После чего Бьякуран отпрыгнул, уклоняясь от удара тонфа и выстрелов.
   - Это поцелуй на прощание! - засмеялся Бьякуран, помахав мне ручкой в белой перчатке. - Не волнуйся за меня, Аки-тян, мне все равно нужно выпустить поглощенную Гоустом энергию.
   Мгновенно возникшая боевая аура на этот раз вызвала чувство ностальгии. Как только я уйду, они начнут драться, без сомнений. С этим ничего не поделаешь, Бьякуран сам виноват и, кажется, совсем не против пойти одному против толпы.
   Пора было отправляться. Я еще раз взглянула на всех взрослых мужчин. С ними я еще увижусь, но это будет совсем другое будущее.
  
  
  Конец первой части
  
  
  
  
  
  
  
  
  *Немного после*
  
  
  
   В больнице, где должна быть тишина и порядок, назревала буря. Шла вторая неделя бесплодных поисков, и у некоторых сдавало терпение. В данный момент раздражение и подозрения достигли своего апогея.
   - Как ты объяснишь то, что пропал в том числе и Реборн? - спокойно поинтересовался старик.
   Его хранители стояли перед ним в защитной позиции, но не нападали на них отнюдь не поэтому. В руках Девятый держал свою неизменную трость.
   Занзас ощерился и выкрикнул грозно:
   - Это ты мне объясни! Ни один человек не может настолько бесследно исчезнуть!
   - Врой! Если что-то знаешь, говори! - вторил ему Скуало, ощерившийся ничуть не хуже, хотя на его виске вздулась венка от напряжения.
   Офицеры элитного отряда убийц были готовы к бою, но не начинали его. Знали, что попытка нападения будет дорого им стоить, но сделали бы это. Ждали лишь приказа босса.
   Каваллоне стоял в стороне. Он оказался тут случайно и предпочел бы исчезнуть, но не мог этого сделать. Для этого ему наверняка пришлось бы сделать дыру в стене и прыгнуть в нее. Хотя этаж был первый.
   - Это же я мог бы спросить у вас, - так же спокойно, как будто разговаривает с нерадивым ребенком, ответил Девятый. - Наследник, которого я выбрал, пропал.
   - Вас не смущает, что пропал и наш союзник? - спросил Бельфегор, вопреки обыкновению, без широкой улыбки.
   - Этому поступку от Занзаса я не удивился бы.
   - Ты...! - не выдержал босс Варии, на лице которого появились шрамы, а в руке засветилось пламя Ярости.
   Хранители Девятого Вонголы достали оружие, напряженно всматриваясь в легендарное пламя Второго. Девятый предупреждающе зажег пламя на своей трости:
   - Не пори горячку, Занзас.
   Неожиданно в свободное пространство между ними ударило пламя, но странное. Белое. Оно почти мгновенно превратилось в ледяные кристаллы, вспоровшие доски холла. Не было никакого плавающего белесого облака - только острый лед.
   - С ними все в порядке.
   Они все одновременно обернулись, увидев аркобалено Солнца у входных дверей. Он сидел на плече Ямамото Такеши, который также 'пропал' и сейчас осматривался, будто ища что-то. В его руке железный меч превратился обратно в бамбуковый. Без сомнений, это была его атака.
   - Акира еще не пришла? - спросил он.
   - Бейсбольный придурок, ты уже тут?! - донесся из коридора голос Гокудеры Хаято.
   Вскоре он сам появился в дверях с непониманием, возникшим на лице:
   - Десятого тоже нет.
   - Я здесь, Гокудера-кун! - появился запыхавшийся Савада Тсунаеши. - Почти все пришли. А Базиль-кун?
   - Мы пришли немного раньше, - неловко отозвался парень, стоявший тут изначально, с опаской посматривая на все еще воинственно настроенных людей. - Докуро-сан куда-то исчезла.
   - Значит, нет только Акиры, - подытожил Ямамото и тут же неловко улыбнулся. - Только не говорите мне, что...
   - Затискали до смерти, - вынес вердикт довольный Реборн и пояснил для Девятого со свитой и варийцев. - Понимаю, в это сложно поверить, но мы были в будущем. Воспоминания об этом должны были дойти до некоторых из вас. Я объясню все подробней позже, Девятый.
   - Пройдем со мной, - кивнул напряженно старик и направился на выход. - Койот, Ганаук, проследите здесь за всем.
   Реборну ничего не оставалось, как проследовать за ним в ближайшее пустующее помещение. Девятому не терпелось получить ответы и у аркобалено не было выбора, кроме как дать их. Сейчас или чуть позже - какая разница. По правде, ему самому не терпелось. Он быстро обрисовал условия попадания в десятилетнее будущее и перешел к самому главному - новым кольцам и новому оружию.
   - А что насчет той атаки. Это ведь был Ямамото Такеши? - уточнил Девятый.
   - Никаких сомнений. До Выбора я тренировал его и уверен на все сто процентов, что Скуало не мог обучить его этому навыку. Это произошло во время Чойса. Есть основания полагать, что это сделала Акира.
   - Шутишь? - приподнял брови Девятый в недоверии. От напряжения у него стекла капля по виску. - Почему ты так уверен в ней? Эта атака похожа по описанию на атаку Асари Угетсу - Хранителя Дождя Джотто Примо. Никто и никогда так и не смог повторить эту технику.
   - А самостоятельно овладеть столь же уникальной техникой Прорыва Точки Нуля? А как насчет техники собранной энергии в форму сферы? Ее тоже никто никогда больше не видел, так что даже названия не смог дать. Сильнейшая атака Примо стала сильнейшей атакой Акиры, и она это сделала своими силами.
   - Этого не может быть, - Девятый все отрицал, пытаясь переварить. Слова аркобалено были твердыми и уверенными, в них никогда не приходилось сомневаться. Но сейчас...
   - Можешь мне не верить, Девятый, - Реборн спрыгнул с дивана на пол. - Но я верю, что она узнает, как снять проклятие аркобалено, раньше тебя.
   - Реборн! - старик тоже поднялся на ноги, более взволнованный, чем прежде. - Ты хочешь разорвать контракт?
   - Я подписал его и свое обещание не нарушу, пока Тсуна не станет боссом Вонголы. Прервать его можешь только ты. Девятый, - Реборн сделал паузу, решая, говорить или нет. - Для меня это не играет роли, но Тсуна в будущем стал боссом Вонголы, а Акира стала прекрасным лидером.
   - Хочешь сказать, она стала членом другой семьи? - уточнил Девятый, но аркобалено посчитал вопрос риторическим.
   - Еще одно, - остановился собиравший вернуться обратно в холл Реборн. - Ямамото Такеши владеет уникальной техникой Вонголы и знает об этом. Не советую на него давить, чтобы не потерять ее.
   - Ты сказал ему? - свел брови к переносице Девятый.
   - Кто-нибудь рано или поздно это бы сделал, - пожал плечами аркобалено. - Нам лучше вернуться, пока детишки не натворили глупостей.
   Девятый последовал его совету, ступая по коридору обратно к источнику шума. Занзас, как всегда, был несдержан, и Скуало ему в громкости не уступал. Похоже, они тоже получили свои ответы.
   Стоило ли пересмотреть свой план из-за новой составляющей? Он думал, что она просто пешка Занзаса. К тому же, пока Тсунаеши-кун сражался с Бьякураном один на один, Савада Акира стояла в тылу.
   Но аркобалено Солнца прав, забыть о дочери Емитсу будет большим упущением. Технике Прорыва Точки Нуля она могла обучиться и у Тсунаеши, или же Занзас мог достать ей записи, но... Верил ли в это он? Не слишком достоверно звучит, так как ему понадобилось семь лет, чтобы сделать это по записям. Так значит, техники Первого Вонголы снова возвращаются к жизни? Услышали ли его сверху, действительно послав ему спасение Вонголы?
   Когда он подошел к дверям, ведущим в холл, то замер следом за Реборном, будто увидев призрака. На какое-то мгновение, не иначе сознание сыграло с ним большую шутку, ему показалось, что он увидел Первого.
   Но спустя это мгновение он понял, что и рост низкий, и блондинистые волосы не настолько густые. И вообще, во всем виноват черный костюм.
   - Слушайте, вы прекратите шуметь? Почта из будущего пришла!
  Примечание к части
  *Лигр (англ. liger от lion - 'лев' и tiger - 'тигр') - гибрид между львом-самцом и тигрицей-самкой. Является крупнейшим представителем семейства кошачьих, существующих в настоящее время. Выглядит как гигантский лев с размытыми полосами.
  Часть 2. Старые узы. Глава 21
   Вернуться в прошлое - разве не приятно звучит? Но радость моя длилась недолго. Едва я подала голос... Получила подзатыльник от Занзаса, едва не упав, и это был еще мягкий вариант - он хотел меня придушить, да Скуало не дал: он желал услышать историю о приключениях в будущем до конца. Особенно его заинтересовала часть про оружие будущего, но не его одного.
   Девятый, видимо, был где-то недалеко и появился уж слишком неожиданно. Я только и пыталась, что опомниться и сориентироваться, потирая ушибленный затылок. Лицо у босса Варии было перекошенное от гнева, видимо, я существенно так насолила ему своей пропажей. Ведь фактически только я была гарантией того, что Девятый не заключит его в ледяную тюрьму. Опять. Но едва старик появился, Занзас немного взял себя в руки и просто хмуро сверлил взглядом Девятого, не обращая внимание на мое ворчание:
   - Едва последние мозги не вылетели, нельзя же так.
   Нет, Занзас точно не понял, что отдача прилетит ему в любом случае. За такую мелочь, я, разумеется, сильно издеваться не стану, но он пожалеет об этом.
   - Искренне рад, что с вами всеми все в порядке, - расплылся в дружелюбной улыбке Тимотео, обласкав взглядом замерших Тсуну, Гокудеру, Ямамото, Базиля и меня. - Ваша пропажа была слишком неожиданной и заставила поволноваться. Мне хотелось бы услышать больше подробностей о вашем необычно длительном путешествии в будущее, но вынужден предупредить. Некоторые хранители в виду отсутствия Неба стали делать все, что им вздумается.
   Я осмотрелась внимательнее, проверяя все ли на месте. Оказывается, нет. Я встретила по пути переволновавшегося Рехея, эмоциональный диапазон которого резко скакнул вверх, и вместе с ним пришла сюда. Видела, как влетел и чуть ли не упал на пороге Конрад, едва заметив меня. У рыжего было какое-то серое лицо, и одежду он, кажется, эти дни совершенно не снимал, но в целом он был тоже адекватен.
   - Их нужно успокоить и привести в чувства, что может сделать лишь их Истинное Небо. Это хорошая возможность проверить их настоящую верность и окончательно определить этот вопрос.
   Тсуна гулко сглотнул, но и я была не слишком-то спокойна. Изогнув бровь, переглянулась с выглядевшим взволнованным братцем. 'Истинное Небо', 'настоящая верность' и прочее 'бла-бла-бла' меня не впечатлили, но это значило лишь то, что это последний шанс Тсуны. Я знала, что он не справится с Кёей или Мукуро. Разве что вызовет их на поединок и, возможно, уложит на лопатки после тренировок в будущем, но это не гарантирует их признательности. Меня даже не столько волновал предложенный последний шанс, - в Кёе и Мукуро я не сомневалась, - сколько беспокоили мотивы Девятого. Что это? Проверка? Но чья именно? Тсуны, Кёи или Мукуро? А может быть, вовсе - моя?
   - Они перестали с нами поддерживать связь, поэтому они пока не знают о том, что ты вернулась, босс, - глухо пояснил Конрад, гораздо тише обычной своей интонации, с ощутимым напряжением посматривая в сторону Девятого и его свиты.
   - Тогда, чтобы сократить время и уменьшить последствия, предлагаю разделиться, - вдруг добавил Реборн и посмотрел на Девятого.
   Старик благодушно выдал ему разрешающий кивок.
   - Выбирай, Тсуна, кого пойдешь ловить - Хибари или Рокудо? - предложил Реборн, и по интонации было ясно, что отказа он не примет.
   Но Тсуна все равно попытался и взвыл:
   - Я не хочу никого из них выбирать! Они оба ходячие кошмары, Реборн! И вообще, они хранители имото в будущем!
   Последнее действительно похоже на аргумент, но не для Девятого с Реборном, которые, видимо, на ходу склепали план.
   - Даже если так, то разве ты можешь позволить кому-то из них нести разрушения или навредить кому-то? - продолжил давить аркобалено. - А если на пути безумного Тумана появится кто-то из твоих близких?
   Это уже удар ниже пояса. Как на Дино давил с необходимой заботой о подчиненных, ввиду отсутствия у того другой семьи, так и на Тсуну давит. Так, ладно. Делать все равно что-то надо, даже несмотря на то, что Девятый будет смотреть. Все равно ведь себя я уже показала во время боя с ним, а Кёя и Мукуро при свидетелях сделали свои заявления.
   - Тогда Хибари-сан! - с силой зажмурившись и сжавшись, будто боясь сказанного, выкрикнул Тсуна, а затем приоткрыл один глаз. - Ты же справишься с Рокудо Мукуро, имото, верно?
   Хорошо, что хоть какая-то забота обо мне есть. Но лучше бы он сменил свое решение. Наги, по плану, сразу же должна найти Мукуро из этого времени, и с его помощью они передадут всем остальным ложные воспоминания. Чем быстрее, тем лучше: собравшаяся здесь толпа играет против нас.
   - Поверь мне, лучше тебе встретиться с Мукуро, - похлопала я его по плечу, заглядывая в глаза и пытаясь передать свою уверенность.
   - Он психованный! - громким шепотом сказал мне братец, закрывшись рукой от Девятого и Реборна. - Он невменяемый! Его даже взрослые Конрад-сан и Фальк-сан боялись! Только Хибари-сан мог с ним справиться.
   Положив ему руку на плечо, заставив приблизиться и отвернуться от остальных, проникновенно пояснила:
   - Ты еще Кёю в таком состоянии не видел. Он психует ничуть не хуже. Так что иди к Мукуро и просто поговори с ним, а я пойду к Кёе и быстро вернусь к тебе.
   Тсуна с сомнением посмотрел на меня, отчего у него появилась складка между бровей. Ему явно не нравился ни тот, ни другой вариант, он вообще предпочел бы ничего не делать, но разжалобить тут никого не выйдет.
   - Можешь не спешить, - заговорщицки добавила, похлопав по плечу.
   Мы развернулись к остальным, выяснив примерное месторасположение Хибари и Мукуро, и собрались на выход.
   - Никуда не уходите, - сказала варийцам, наблюдавшим за всем молча, подхватила так и не открытый рюкзак и побежала на выход.
   - Подожди, Кира, я с тобой! - догнал меня Каваллоне, едва я оказалась на улице.
   - Ей, нет, ты не с нами! - крикнул ему Конрад, открывая дверцу машины передо мной.
   - Ты не понимаешь! - не отступился Дино. - Кёя не в себе! Он творит страшное! Тебе не стоит вообще идти туда. Я поеду и попытаюсь все сделать.
   - Тебе же сказали не лезть, - нахмурившись, сказала ему, забираясь на переднее сиденье.
   Рыжий быстро завел автомобиль и оставил Каваллоне позади. Водил Конрад лихо, хотя и уверенно.
   - Откуда машина?
   - Мураками дал, пока тебя искали. Приобрел для организации, - рублено отозвался рыжий, вовсю сосредоточенный на дороге, и выругался, глянув в зеркало заднего вида.
   Нашу черную лакированную машину, выглядящую довольно серьезно и по-деловому, преследовал ее более дорогой иностранный собрат. За рулем я смогла рассмотреть усатого подчиненного Дино в очках, который обычно преследовал своего босса по пятам, как нянька.
   Рыжий попытался оторваться, но не преуспел, и я сказала ему бросить это дело. Хочет Каваллоне участвовать - пусть едет, нам главное побыстрее добраться до места, иначе можем упустить Хибари. В конце концов, может, ему дали приказ подстраховать, как страхует Реборн Тсуну.
   По полученным данным, Кёя сейчас бесился в городе, терроризируя, а то и уничтожая оставшиеся взрослые банды. Несмотря на то, что ранее они уже прогнулись под него с такой звучной фамилией, Кёя зверствовал вовсю.
   Когда мы добрались до места, я попросила рыжего остаться в машине и посторожить мой рюкзак, а сама вышла на улицу. Конрад выскочил с рюкзаком следом, крича:
   - Босс, ты не знаешь, на что он способен! Он сейчас опасен! Нельзя идти в одиночку!
   - Рыжий, - выдохнула, остановившись, чтобы взглянуть на него, - твоя версия в будущем была куда умней. Считаешь, что я должна остановиться, так убеди меня сделать это, а не останавливай.
   Конрад замер, пытаясь придумать ответ, но не успел, так как рядом затормозили шины автомобиля Каваллоне. Сам блондин выбрался из машины и быстро подошел ближе, схватив меня за руку:
   - Кира-чан, останься пока с Ромарио, я найду Кёю, - сказал решительно и уверенно, так по-мужски.
   Я бы непременно растаяла, не знай, каким он может быть без своих людей и должной мотивации. Даже так, я замерла перед штаб-квартирой местной мелкой банды якудза, откуда доносились выстрелы и крики боли. Дино уверенно зашел внутрь, а я задумчиво сказала подошедшему подчиненному Каваллоне:
   - Как думаешь, пойти сейчас или сначала посмотреть, как Кёя его убивает?
   Ромарио глянул на меня сверху. Он годился Дино в отцы.
   - Я бы предпочел посмотреть, - прокашлялся рыжий.
   - Не волнуйся, босс справится, - уверенно заявил мне помощник Каваллоне.
   Едва он это вымолвил, как кирпичная стена здания с грохотом обрушилась и через провал вылетел босс семьи Каваллоне. К его чести, Дино быстро поднялся на ноги и принял боевую стойку со своим оружем - боевой плетью. Настроен он был серьезно.
   Из провала вышел Кёя, спрыгнув вниз на землю и сразу же атаковав. С первого взгляда я поняла, что это берсеркер. По правде, я поняла это, едва машина подъехала к зданию, но... не хотела верить. Огромная давящая аура, отдающая чем-то первобытным, дергала нервы, убеждая инстинкты бежать куда подальше. Он вырос и стал еще сильнее, чем в прошлый раз. Мое чувство пламени тоже изрядно развилось, и сейчас я еще более отчетливо вижу, насколько он опасен. Аура пламени темно-фиолетовая, практически черная. На его одежде даже нет повреждений - вряд ли кто-то смог пробиться через эту ауру или его умения в сражении. А вот брызгами крови он покрыт с ног до головы: она и на рубашке, и на брюках, и на туфлях, и на волосах, и на лице, и на тонфа. Оттого Каваллоне стоит такой напряженный.
   Дино взмахнул хлыстом быстрым, едва уловимым движением, желая достать Хибари, но Кёя метнулся к нему, заставляя защищаться и отступать. Хлыст его даже не задел. В глазах Кёи что-то такое механическое, будто без осознания, злобное и неприступное. Каваллоне только и делает, что отступает. Даже зажег пламя на своем оружии, но это ему ничего не дало. Кёя стал гораздо сильнее, и его противник даже слова не успевает сказать. На этот раз все немного иначе. Хибари не дрожит, он будто чувствует свою силу и упивается кровью.
   Делаю глубокий вдох и выпускаю ауру пламени, без сомнений и сожалений. Пусть кто хочет, тот смотрит. Я не позволю Кёе остаться в таком состоянии.
   Аура пламени Неба вырывается и распространяется в стороны, как от взрыва. Как едва видимый глазу крик, разносится вокруг, и Хибари замирает. Дино и тот смотрит круглыми глазами, обрамленными густыми ресницами, будто впервые видит.
   Заставляю безмолвный крик затихнуть, как только чувствую изменения в ауре пламени Облака. Воцарившаяся после этого тишина, не нарушаемая даже шорохом ткани или дыханием, кажется нереальной.
   - Иди сюда, - говорит Кёя со странной интонацией, по которой я неясным чувством улавливаю, что лучше этого не делать.
   Видя, что я не спешу приближаться, Хибари сам движется в мою сторону. Ещё не разобравшись до конца в природе этого ощущения, все равно отступаю назад. Пока что медленно и неуверенно, но стоило Кёе ускорить шаг, как я шмыгнула вокруг машины, чтобы она нас разделяла.
   Хибари замирает, сверля меня серыми глазами. Вроде бы уже нет берсеркера, убивать всех без разбору не хочет, Каваллоне, вон, вообще оставил хлопать ресницами, а все равно... Точно! Ощущение такое же, когда он собирается в меня чем-то бросить.
   - Если тебя что-то злит, давай поговорим, - предложила я и добавила, помня о том, как он разговаривает: - Потом.
   - Я хочу знать все сейчас же, - холодно и безэмоционально припечатал он, попытавшись быстро обогнуть машину.
   - Если бы поддерживал связь с остальными, уже бы все знал, - резко отозвалась, сохранив дистанцию.
   Остальные пока еще не отошли от такой резкой смены. Но рыжий, хвала ему, выскочил перед Кёей:
   - Ей, Хибари, я могу тебе все в общих чертах рассказать! За нами следят, успокойся!
   Кёя остановился перед ним, задумчиво замер, а затем неожиданно ударил с ноги в живот и рыжий почему-то не уклонился от такой простой атаки. Конрада согнуло пополам и вырвало прямо на дорогу перед ним. Хибари заблаговременно отступил на пару шагов, хотя не думаю, что он мог запачкаться еще больше, чем уже был.
   - Ты в порядке? - забеспокоилась я состоянием Конрада.
   - Он непозволительно ослаб, - констатировал Кёя.
   - Прости, босс, - прохрипел рыжий, избавившись от содержимого желудка.
   - Тебя чем-то отравили? - подошла к ним, обогнув автомобиль.
   - Сигареты, - тяжело дыша, отвернулся рыжий, пытаясь спешно привести себя в порядок, хотя было видно, что координация у него хромает. - Это они. Слишком много выкурил.
   - И ничего не ел? - переспросила с подозрением. - Ты вообще себя угробить решил? Чем вы тут вообще все это время занимались?! - возмутилась, посмотрев на одного и на другого. - А ты почему сорвался?
   Кёя бы просто так не сорвался. Надо выяснить, что еще могло произойти. Можно сделать это сейчас, пока Каваллоне пытается прийти в себя, а его помощник стоит на месте истуканом.
   Хибари схватил меня за предплечье, отводя еще дальше, чтобы Дино и его помощник наверняка ничего не услышали, да и рыжий не смог подслушать. Но вместо объяснений сердито на меня посмотрел:
   - Где ты пропадала?
   - Заблудилась в будущем, - коротко ответила и снова спросила: - Что тебе банды сделали? Они же и так тебе дань платят.
   - Я искал все возможные следы, - напрягшись ответил, явно пытаясь сохранить лицо. - Если бы ты предупреждала перед тем, как исчезнуть на долгий срок, этого бы не произошло.
   Это же произошло и в будущем. Никто ничего не знал.
   - Больше без предупреждения не исчезну, - серьезно пообещала.
   Кёя на меня посмотрел долгим пытливым взглядом, видимо, уловив серьезность этого обещания. Но пока что он ничего не знал и убивать меня ему было практически не за что, а потому все же объяснил:
   - Клан хочет видеть тебя.
   Почувствовав, как засосало под ложечкой, уточнила:
   - Зачем?
   - Глава желает встречи после той записи, - с трудом выговорил Кёя.
   Наверное, они связались, когда меня не было в городе, отчего Кёя начал еще больше нервничать.
   - Это безопасно? - взглянула ему в глаза.
   - Глава обещал безопасность встречи. Его слово - закон.
   Хоть Кёя и говорил как всегда, не выдавая обуявших его эмоций, но бледное лицо с красными пятнами крови, выделявшимися на нем, серые глаза, в которых было нешуточное волнение, и руки, сжимавшиеся в кулаки, его выдавали. По правде, настолько взволнованным я его редко видела. Но подумать, что Кёя боится, было как-то... страшно.
   - Если так, то сходим на эту встречу и посмотрим, что он хочет нам сказать, - решила я, на что Хибари покачал головой.
   - Они хотят видеть тебя. Ты можешь взять с собой одного сопровождающего, но говорить желают с тобой.
   Ох, черт. Только одного. Но я не могу отступать. Если я хочу получить с ними хотя бы нейтральные отношения и направить против Вонголы, то я не должна бояться.
   - Тогда сделаю это, - кивнула я. - А теперь давай разберемся с остальными насущными проблемами.
   Кёя продолжал напряженно смотреть на меня, о чем-то размышляя. Но тут Каваллоне вдруг решил о себе напомнить:
   - Эм... Кира-чан, тебя не пугает Кёя?
   Хибари развернулся к нему и медленно направился в его сторону.
   - Кёя, - обратился к нему занервничавший Каваллоне, - я не хочу с тобой драться. Ты уже в порядке? Что это с тобой было?
   - Не лезь не в свое дело, Конь, - предупредил его Хибари, подняв руку с окровавленной тонфа. - Иначе я забью тебя до смерти.
   - Хорошо, хорошо, - замахал он руками, дружелюбно улыбаясь. - Только давай не будем сегодня больше драться?
   - Мы с Конрадом - в Кокуё, - предупредила я, кивнув рыжему на машину.
   - Я поведу, - мгновенно среагировал Хибари, сменив направление.
   Рыжему ничего не оставалось, как пересесть на заднее сиденье. Его, похоже, все еще мутило, но держался он хорошо.
   По данным варийцев, Мукуро переместился в свое старое убежище, куда возвращался после вылазок. Судя по намекам, там тоже хватало всяких пленных, но к счастью, когда мы туда добрались, никаких трупов не было... или мы их не увидели.
   Мукуро сидел на диване, а Тсуна пытался с ним разговаривать. Диалог у них был очень интересным, жаль, что я застала только его часть.
   - В общем, ты так не делай, хорошо? - дрожащим от волнения голосом, попросил Тсуна.
   - С чего бы мне этого больше не делать? - с улыбкой поинтересовался Мукуро, глядя на него несколько снисходительно.
   - Но ведь это плохо! Ты делаешь людям больно и вредишь им... и вообще, так нельзя! - Тсуна от волнения повышал голос.
   - По такой логике, если я плохой, то мне можно делать плохие вещи, - ответил ему Рокудо, смотря, как удав на метания мыши.
   Братец опустил глаза на Реборна, стоящего в стороне, ища подсказку, но репетитор только с улыбкой сделал ему жест, чтобы он продолжал.
   - Я не думаю, что имото это понравится, - подумав, нашелся с ответом Тсуна. - Если она твое Небо, то ты должен слушаться ее.
   - Давай это у нее спросим, - улыбнулся мне Мукуро, заметив, когда мы появились, и плавно поднялся с дивана навстречу.
   Тсуна сначала облегченно выдохнул, а затем задеревенел, увидев рядом со мной Хибари, который все еще не переоделся и не принял душ. Братец даже весь побледнел, прямо до синевы.
   - Пожалуйста, - отвлек меня на себя Мукуро, взяв мою руку своей и слегка сжав ее, - не делай так больше, ладно?
   Спросил это мягко, но я чувствовала какой-то надрыв в его тоне, который он не смог скрыть в конце. Не только он, но и Кёя, и, наверняка, остальные тоже - все сходили с ума всего за несколько дней. А уж что было, когда прошло полтора года... Только они с этим смирились, как появилась я. И все же, на месте Мукуро мог быть Кёя. Разве не могла ему прийти в голову мысль, что я могу быть прямо в своем доме в Намимори? Безумная, конечно, но если они обыскали все места, то неудивительно, что начали искать меня даже на люстре.
   Я ничего не смогла ответить. Говорю же - золотце он у меня: никаких нравоучений и подзатыльников, но при этом все понятно.
   Все такие разные, но все одинаково волновались. Горячие обнимашки Рехея едва не выдавили из меня ливер, как зубную пасту из тюбика. Кёя попытался устроить головомойку и непременно ее еще устроит. Мукуро не стал проявлять эмоции на людях, но за руку меня взял и, смотря в глаза, тихо попросил так больше не делать. Конрад вообще выдал вместе со вздохом облегчения матерную тираду на итальянском. А потом его снова вырвало, но на этот раз желчью, потому что он прошедшие дни с нашей пропажи ничего не ел, кроме дыма сигарет.
   Приятно в общем встретили, гхм.
   Когда я вернулась в здание больницы, где договорилась встретиться с Варией, Девятого там уже не было. Занзас сказал, что тот ушел, а затем отволок меня в сторону, чтобы никто не слышал, и грозно поинтересовался сквозь зубы:
   - Что за хрень? Откуда в кольцах сила?
   Хм, об этом моменте я как-то совершенно позабыла. В глазах босса Варии выглядит так, будто я вначале убедила его отказаться от колец, назвав их пустышками, а потом оказалось, что кольца Вонголы все же несут с собой какую-то силу. В ложных воспоминаниях финального боя Мукуро даже изобразил удивление взрослого Занзаса, когда появился призрак Первого Вонголы и сказал, что откроет силу колец, чтобы помочь своему наследнику. Будет довольно сложно объяснить это Занзасу, если не рассказать правды.
   Я оглянулась на всю шайку-лейку, рассосавшуюся по всей комнате. Поэтому поманила Занзаса пальцем, чтобы наклонился. Тот сначала замешкался, как будто не понял, а затем приблизился. Прикрывшись рукой, спросила:
   - Ты умеешь хранить секреты?
   Босс Варии глянул на меня своим тяжелым взглядом так, что я без слов его поняла и продолжила:
   - Бой в будущем - иллюзия. Проще показать, чем объяснить. Мукуро уже должен был все узнать, поэтому можешь спросить у него.
   Отправлять Занзаса к Наги я не стала, но в способностях Мукуро и верности девочки ему не сомневалась.
   Босс Варии смотрел на меня с подозрением. Возможно, так в мафии не принято. Если вспомнить, какими безумцами предстают владельцы атрибута Тумана в глазах людей, то становится понятно его недоверие. Открыть свое сознание перед тем, кто может сделать с ним что-то нехорошее, рискованное дело. Но я Мукуро доверяла. Поэтому достала из рюкзака еще одну черную шкатулку без опознавательных знаков и передала ее боссу Варии.
   Тот открыл ее и с расширившимися глазами уставился немигающим взглядом на настоящие половинчатые кольца Вонголы из черненого серебра. Кольца хранителей поблескивали щитами и символами атрибутов, кольцо босса с круглым камнем смотрело, казалось, прямо на Занзаса.
   - По легенде кольца изменили свою форму. Эти теперь должны исчезнуть, но я подумала, что они не должны храниться у меня в подвале. Все-таки реликвия.
   Босс Варии не шевельнулся. Просто стоял и гипнотизировал взглядом кольца.
   - Ты отдаешь их мне? - спросил, даже не бросив на меня взгляд.
   - Мне они не нужны, - пожала плечами. - Так что можешь их взять, - подумав немного, добавила: - Ты их заслужил.
   Не думаю, что он привык получать все готовое, да еще и просто так. Бороться за что-то, как в битвах за кольца - это одно, а получить в дар просто так - совершенно другое. Понимаю его сомнения. Бесплатный сыр только в мышеловке.
   Занзас закрыл шкатулку и спрятал ее в карман пиджака, где она практически незаметно утонула. Сам босс Варии, став выглядеть каким-то пришибленным, будто по голове ударенным, повернулся к остальным, как и я.
   Вся собравшаяся компания пока что не слишком шумела, будто ожидая, пока мы к ним присоединимся. Хорошо, что мне удалось избежать долгих объяснений.
   Увидев Реборна, незаметно стоящего в сторонке, я снова задалась тем же вопросом. Когда пришел черед менять воспоминания Реборна, его мнения на этот счет тоже никто не стал спрашивать. Коротышка хоть и силен, но не сильнее объединения взрослых хранителей, Варии и даже Бьякурана со своими Вениками. Он понял, что расклад не в его пользу, и включил свою изворотливость на полную. Как и во время боя с Мельфиоре, меня снова спрятали подальше, так как Реборн мог начать сопротивляться. Поэтому я снова ничего толком не видела и не могла сказать, чем клялся и что обещал Реборн взамен. Мне сказали, что память ему не изменили, но он сохранит в секрете финальный бой в будущем. Даже Бьякуран, наиболее заинтересованный в этом вопросе, принял слова Реборна на веру. Конечно, Реборн придерживается принципа: мужик сказал - мужик сделал, но я все равно не могла и представить, как же он убедил всех в своей лояльности.
   Для Тсуны польза очевидна - он должен стать уверенней после победы над сильным противником и из-за чувства, что у него появился духовный наставник. Его вера в дух Первого Вонголы, поддерживающего его и понимающего, ощущалась в его же словах. Так что, думаю, плохого от нашей лжи не случится. Может быть, Реборну этого хватало, и он уже рассказал Девятому про прохождение запланированного испытания немного раньше, чем планировалось. Но рассказал ли он, что во второй раз это снова была иллюзия?
   Сделать с этим я уже ничего более не могла. Время покажет, к чему это в итоге приведет, а пока что я раздала всем адресатам письма. Умывшийся Кёя свое предпочел спрятать в карман, чтобы прочесть позже. Мукуро я сказала, что, как только он захочет поговорить, я жду в любое время. Пусть придет прежде, чем что-то делать. Он тоже спрятал свое письмо, видимо, уловив, что написанное там - важно. У Конрада была инструкция прямо по пунктам, и я изрядно похихикала, увидев несколько первых в длинном списке на больше чем пятьдесят позиций:
   1. Ты всегда должен знать, где находится босс и куда собирается пойти. Выясняй у нее все детали.
   2. Босс не ошибается. Любое ее слово важно. Любая оговорка может подсказать, о чем думает босс и что собирается делать.
   3. Если кажется, что босс не права, смотри пункт второй.
   В общем, Конрад в будущем извлек для себя некоторые уроки из полученного опыта. Первые пункты меня успокоили, и я оставила рыжего читать дальше список самостоятельно.
   А Рехей, едва открыл свое письмо, покраснел, как помидор, и с круглыми глазами известил всех вокруг:
   - ЧТО?! У меня будет женщина?!
   - Девушка, - поправила я друга.
   - Д-девушка?! - казалось, что еще больше покраснеть Рехей не мог, но он это сделал.
   Понять его реакцию было несложно. Бывшему слишком шумным, нетерпеливым и крикливым боксеру было сложно даже общаться с девушками. Японки обычно тихие и неторопливые. Резкость и порывистость их отпугивали в первую же секунду, поэтому Рехей даже не мог понять, что сделал не так. Но в будущем Рехей станет гораздо спокойнее и внимательнее, а затем откроет другую свою сторону.
   - Ради светлого будущего, мы должны постараться! - огласил Рехей всю больницу своим воодушевляющим криком.
   Луссурия заохал. Он быстро просек проблему простоватого боксера и даже дал ему пару советов. Даже не хочу знать, в чем они состояли, успокаивает лишь то, что Солнце Варии кажется благоразумным человеком. Если брать вообще их варийскую компанию.
   Письмо Занзасу я оставила напоследок. Подошла, вручив ему, но отходить далеко не стала. Босс Варии открыл его сразу же, заставив меня внутренне ликовать, и отгонять меня не стал, хотя, может, просто не заметил. Даже Скуало стоял немного поодаль, чтобы даже случайно не подсматривать, но не я. Подойдя как можно ближе и привстав на носках, я попыталась осторожно заглянуть ему через руку.
   Интересно все же, что написал будущий Занзас этому? Но меня ждало разочарование. Там был шифр. Все письмо на двадцать строчек было в непонятных буквах и символах. Пока была возможность, я попыталась уловить хоть какую-то закономерность, но все бессмысленно. А затем Занзас свернул его, спрятав в карман, и повернулся ко мне со словами:
   - Где мой Бестер?
   Я удивленно приподняла брови, и он протянул руку, сделав жест, мол, 'давай сюда'.
   Вот же засада! Нет, я бы вернула ему Бестера, как и остальных зверей варийцев, которых те доверили мне передать их версиям в прошлом, но... сделала бы это немного позже. Ну, выхода нет. Достала из рюкзака шкатулку с гербом Варии сверху и вручила ее Занзасу. Думаю, раздать оба вида колец должен именно он.
   На кольцах со зверьми были небольшие символы атрибутов, так что он ничего не перепутал. Каждый получил свое кольцо, став вертеть его и рассматривать, даже чуть ли не принюхиваться. Я же отошла к своим парням и достала вторую шкатулку, с изображенной сверху огненной птицей.
   Кольцо Солнца досталось Рехею, Кёе - Облака, Тумана - пока ничего не подозревающему Мукуро, Конрад получил кольцо Грозы, став, наверное, самым счастливым человеком на планете. Неожиданно подошедший Ямамото остановился передо мной и снял кольцо Вонголы, так и продолжавшее все время в будущем сидеть на пальце его правой руки, а затем отдал его Тсуне, который с некоторой тревожностью наблюдал за раздаваемыми подарками.
   - Ямамото? - удивленно спросил братец.
   - Прости, что все это время водил за нос, Тсуна, - легко извинился Такеши, доброжелательно улыбнувшись. - Надеюсь, ты не будешь злиться, но дальше наши пути расходятся.
   Предчувствуя, что случится через секунду, я немного занервничала. Все-таки Ямамото сделал выбор в мою пользу? Но как же Тсуеши-сан? Если все так, то мне нужно позаботиться о его безопасности и как можно быстрей. Но что я могу?!
   - Могу я его взять, Кира? - спросил тем временем, вернувшийся Такеши, даже не натянувший свою обычную беззаботную улыбку. - Обещаю на этот раз никому его не отдавать.
   Я с сомнением посмотрела на кольцо Дождя, которое вернул мне Фальк. Мне он понравился, несмотря на то, что он был новичок и только вливался в коллектив. Конечно, я могу взять в семью его и так, дав ему кольцо не хуже, но уже без места хранителя, но и с Ямамото ничего не мешает поступить так же.
   - Ты что делаешь, бейсбольный идиот?! - попытался осадить его Гокудера, сообразивший, что только что произошло.
   Двинувшегося было в мою сторону непоколебимого Хибари остановил Реборн, своими словами осадивший и Гокудеру, который его всегда уважал:
   - Не вмешивайся, это решать только Акире.
   - Этого нельзя допустить, - подал голос такой же решительный Мукуро. - Перебежчиков из одного лагеря в другой нигде не жалуют, даже если он отрежет все обратные пути. Он совершил ошибку, которую невозможно простить.
   'Невозможно простить', хах? У меня будто камень с души упал, я поняла, как мне поступить. Ведь я уже осознала, что винить его не стану. Поэтому без сомнений достала кольцо Дождя, оставив сокола Фалька дожидаться его.
   - Оно - твое, - сказала, протянув его Ямамото. - Шанс у тебя есть.
   - Не волнуйся, - облегченная улыбка расцвела на его лице. - На этот раз я сделаю все как следует.
   Я посмотрела на Тсуну, со сжавшимся вдруг в ожидании сердцем желая увидеть его реакцию. Он сжимал пальцами кольцо Дождя Вонголы и стоял, опустив голову. Весь поник, но ведь он знал, что в будущем у него есть Базиль, и ведь видел, что Ямамото так и остался 'своим, но не своим'. Ведь не мое это было решение - это Ямамото решил, и если бы я отказала, то обратно он бы вряд ли вернулся.
   - Не стоит горевать, Тсуна. Это решение Ямамото, его остается только принять, - озвучил мои мысли Реборн.
   - Да, я понимаю, - кивнул братец и поднял разнесчастные глаза на Такеши, будто тот его предал и оставил под проливным дождем, как котенка. - Ведь это не я выбирал своих хранителей, верно? Это ты прости, Ямамото, что пришлось сражаться за меня. Я не буду больше никого заставлять рисковать жизнью из-за меня, - неожиданно сказал решительно.
   Воцарилось неловкое молчание. Базиль стоял в сторонке, помалкивая, но сопереживал Тсуне. Варийцы, ставшие неожиданно для себя свидетелями, тоже помалкивали. Тсуна, наконец, начал понимать, что творилось вокруг него, но вряд ли он увидел все, даже если думал иначе. Сам Тсуна никого не заставлял даже раньше.
   - Я не думаю, что ты остался один, Тсуна, - Такеши ободряюще улыбнулся ему, и атмосфера напряжения слегка ослабла.
   - За Тсуеши тоже можете не переживать, - вдруг добавил помалкивавший Реборн то ли для меня, то ли для Такеши. - Благодаря той технике по созданию льда, Ямамото теперь уникален в своем роде.
   Я недоуменно посмотрела на коротышку, пытаясь понять, о чем он и что задумал на этот раз.
   - Это здорово, что все так хорошо сложилось, верно, Кира? - попытался растормошить меня Такеши. - Та техника, которой ты меня научила, оказалась раритетной техникой первого Дождя Вонголы.
   - Что, правда? - недоверчиво взглянула на улыбчивого парня. - Да ладно!
   Ямамото только весело рассмеялся.
   И это сказал ему Реборн? Может быть, этим расплатился аркобалено за свои сохраненные воспоминания? Да нет, при чем тут вообще Ямамото? Бьякурана бы это не убедило.
   - Простите, что прерываю, - подошел ко мне Каваллоне, примчавшийся, еще когда Занзас отвел меня в сторону. Мы ведь его так там и оставили. - Акира, тебе пришло письмо от твоего отца. Так вышло, что я был у тебя и твоя мама отдала его мне.
   Я с удивлением и любопытством приняла сложенный лист бумаги и развернула его. Текст был печатным, и судя по оформлению, письмо было электронным. Серьезно? Папаня отправил мне письмо. Что же он там написал?
   Сначала письмо явно адресовалось не мне. Емитсу в сопливо-романтической форме говорил, что скучает по Нане, дому, ее готовке и детям. Бла-бла-бла. Вот.
   'Передай Акире, чтобы не впутывалась в неприятности. У меня есть друзья в городе, которые сказали мне, что она связалась с плохой компанией. Один парень ее использует. Я не могу сейчас приехать, работа требует, чтобы я еще некоторое время был здесь. Надеюсь на тебя, дорогая'
   Хм, папаня, как всегда, ничего толком не сказал и все хорошо завуалировал. Значит, он не верит, что я действую полностью по своей воле. Может, даже верит, что я не осознаю, что делаю? Раздражает. Надо дать ему понять, что пора не только указания давать, а самостоятельно во всем разобраться.
   Оторвавшись от письма, оглянулась и обрадовалась тому, что босс Варии еще не ушел, хотя уже явно собирался это сделать. Даже развернулся.
   - Эй! - окликнула я его. - Хочешь проорать?
   Занзас недоуменно приподнял бровь и остановился. Я подошла ближе и поманила его на выход, сказав своим, что скоро вернусь. Мне даже сказать никто ничего не сказал. Может, мои действия были слишком неожиданными?
   - Для начала нужно достать фотоаппарат, - пояснила свои действия.
   К счастью, неподалеку располагался магазинчик со всякой всячиной, в том числе там нашелся фотоаппарат с мгновенным фото.
   - Емитсу все еще не верит в то, что уже наверняка видел на записи во время боя. Я хочу ударить ему под дых для осознания. Вы ведь не в слишком хороших взаимоотношениях?
   - Я бы с радостью выпотрошил этот мусор с редкой бородкой, - сказал босс Варии прямо. - Без обид, мелочь.
   - Зато честно, - пожала плечами. - Я хочу сделать с тобой совместное фото и отправить ему. Думаю, эффект будет больше, чем при нашей первой встрече.
   Занзас недолго смотрел на меня, а затем оскалился и вдруг забрал у меня фотоаппарат.
   - Иди сюда, - скомандовал, притянув меня к себе.
   - Постой, - припомнила я, что сказала папане насчет замужества.
   Бить - так полностью и наверняка. Поэтому я привстала на цыпочки, окончательно распутала его галстук и расстегнула несколько верхних пуговиц рубашки. Занзас быстро уловил мою мысль, сам сбросил форменную куртку и даже от рубашки с галстуком избавился, после чего поднял фотоаппарат и сделал кадр. Краем глаза после уловила отчего-то разрумянившуюся женщину у кассы, незаметно поглядывающую в нашу сторону, и мужчину, смотрящего с не слишком добродушным выражением лица. Наверное, мы привлекли слишком много внимания.
   Фото выползло снизу, и я успела схватить его первой. Получилось сразу же неплохо. По заднему фону не поймешь, что это за помещение. На лице Занзаса лихая ухмылка. Так и вижу, какие подлые мыслишки могут крутиться в его голове, только Емитсу, конечно, подумает о совершенно других подлых мыслишках. Меня Занзас двусмысленно прижал к себе, достаточно близко, опять же, для всяких подозрений. Ну и я скромненько улыбаюсь, с блестящими весельем глазами. Осталось подписать.
   Едва я закончила, Занзас выхватил у меня из рук карточку и нахмурился, угрожающе потемнев лицом:
   - Я же сказал тебе так больше меня не называть.
   - Да ладно тебе, - протянула я. - Никто же не знает, кто на этом фото 'принцесса', а кто 'чудовище'.
   - Я сам отправлю, - сказал он и я уже хотела возмутиться, но босс Варии положил фото во внутренний карман пиджака, который надел, а не набросил на плечи, как обычно.
   Слова так и застряли у меня в горле. Фото. Во внутреннем кармане.
   - В чем дело? - заметил он, что я застыла.
   Думаю, не обязательно ему об этом говорить. Я чувствовала что-то не то, когда взрослый Занзас рассматривал меня, пользуясь тем, что я так близко и не двигаюсь. Выходит, он тоже по-своему скучал. Моя небольшая месть обернулась совершенно неожиданно.
   - Ничего, - через секунду легко отозвалась, чувствуя, как наползает на лицо слабая улыбка.
   Занзас смотрел на меня с подозрением, ожидая чего-то еще, но я не пыталась забрать фото. Если сказал, что оно дойдет до Емитсу, я думаю, так и будет. Но не сказал, что дойдет оригинал.
   - А? - не поняла я, когда Занзас протянул мне листок с каким-то длинным номером, отрывисто написанным буквально только что.
   - Это мой личный номер, - он прищурился и добавил: - Если будут проблемы - звони.
   - Х-хорошо, - на автомате ответила, пораженная этим.
   Нет, все-таки что было в том письме?
   Когда мы вернулись обратно, Каваллоне уже снова не было. Не знаю, может, по глупости попытался пойти следом за нами, а может, Реборн выпроводил по делам.
   Парни выпускали зверей из колец, не став дожидаться. Практически все звери были уже выпущены и бесились, знакомясь друг с другом и со своими хозяевами заново. Варийцы, чтобы не терять время, тоже решили выпустить своих. Ну и на босса не просто с любопытством поглядывать стали, а и подначивать.
   Занзас, быстро ведущийся на провокации, а может, ради того, чтобы не уступать, выпустил Бестер. Огромный лигр заставил окружающих рассыпаться в стороны. Он сразу же взревел, демонстрируя клыкастую пасть и оглушая. Осмотрел всех вокруг с презрением, как куски мяса, и присел, продолжая тихо и глухо рычать, будто говоря не приближаться.
   - Это наш босс! - воскликнул Бельфегор, которому, кажется, пришелся по вкусу царственный зверь.
   - Он страшный, - возразил Тсуна слабым голосом.
   Натс дрожал, запрыгнув ему на руки.
   - Кто бы сомневался, - гордо произнес Скуало, похлопав свою акулу по тупому носу.
   - Его зовут Бестер, акулу - Ало, хорька - Минк, павлина - Ку, ската - Ливия, - перечислила я имена, озвученные варийцами в будущем.
   - 'Лучший', - довольно усмехнулся Занзас, переведя имя лигра.
   Зверь взревел, снова показывая зубы. Кажется, ему не нравилась шумная обстановка и куски мяса вокруг. Надо было его успокоить, я и подошла, зарывшись руками в густую жесткую гриву, чтобы почесать за ухом. Лигр подпустил меня, расслабился немного, но на этот раз не урчал. Видимо, незнакомая обстановка не давала ему расслабиться.
   У-у-у, у него такая классная шерсть. Густая, жесткая, но такая приятная. Не выдержала и зарылась лицом в гриву, чуть сама не заурчав от удовольствия. Вот бы подольше так посидеть, а еще лучше полежать под теплым боком, забыв обо всем на свете. Особенно о том, что в этом времени ждала меня дома Нана.
   Неожиданно большой кот повернул голову и лизнул шершавым языком прямо по лицу.
   - БЕСТЕР! - взбешенный рык Занзаса заставил задрожать стекла, а меня - вспомнить, что у лигра, вообще-то, есть хозяин.
   Сам лигр вдруг повернулся к хозяину хвостом, явно показывая отношение к нему.
   - Ты пожалеешь об этом! - оскалился Занзас зло. - Паршивый кошак!
   - Не слушай его, ты - лапуля, - погладила я лигра по спине. Затем повернулась к боссу Варии. - Скуало упоминал, что при первом открытии звери могут напасть на своих хозяев. Тебе стоит пересмотреть свое отношение к Бестер. Эти звери - отражения своих хозяев.
   - Тогда я ему сейчас покажу, кто тут хозяин!
   Занзаса уже было не остановить. Вспыхнул, как спичка, от злости. Он зажег на руках пламя Ярости и принялся наступать в сторону большого лигра, не уступающего ему в размерах и грозности вида. Лигр, пока что предупреждающе, зарычал.
   - Босс, ты же сейчас и нас заденешь! - заволновался Мармон, но было поздно.
   Занзас собрал пламя в руке в форму шара и бросил его.
   - ГРРРРРРАААААУУУ! - взревел лигр, тоже покрываясь шрамами, как и босс Варии.
   Атака Занзаса оставила черную выжженную рытвину в полу и запах гари. Зверь напрягся всем телом и вздыбил шерсть. Пламя появилось на его гриве. Но, отодвинув лапы от врезавшегося в пол пламени, он вышел вперед, загораживая меня. Нет, какая он все-таки лапуля. Не то, что его мудак-хозяин. Но одна я не справлюсь - надо и Бестер успокаивать, и Занзаса остановить, чтобы объяснить правила обращения с особыми зверьми.
   - Ладно, Бес, выходи!
   - Нет! - почему-то на три голоса крикнули Тсуна, Гокудера и Базиль, до того чувствовавший себя слегка не в своей тарелке.
   Бес появился в языках пламени и тут же, не успев толком оформиться, забрался на акулу Скуало, заставив ту задергаться, сбивая все на своем пути: и мебель, и людей. Хаос, к счастью, творился недолго. Бес спрыгнул с акулы, заметив кое-что еще. Он с интересом приблизился к лигру, обойдя отвлекшегося на новую опасность Занзаса.
   - ГРАААУ! - предупреждающе рыкнул лигр.
   Бес попытался скопировать его грозный рык. Вышло несколько иначе, но не хуже. Лигр раздражено дернул кисточкой на хвосте и приблизился к дракону, рассматривая такую диковинку. Бес был меньше него в высоту, но уступать явно не собирался. Его тело просто было более приплюснутое к земле.
   Бестер дернул лапой, ударив ею по морде Беса, а дракончик в ответ схватил его обеими лапами. Тут же завязалась потасовка. Лигр пытался придавить тяжелыми лапами наглого дракончика, но Бес был более ловким, и даже если у Бестер получалось, то изворачивался и снова пытался сам забраться на спину или голову противника.
   - Что-то мне это напоминает, - задумчиво выдал Скуало, наблюдая за дракой.
   Приподняв брови, вопросительно посмотрела на него за объяснениями, и увидела, что Занзас повторил мой жест.
   - Бестер, обратно! - приказал Занзас и перекрыл подачу пламени в кольцо, отчего лигр через минуту растворился в языках пламени. Босс Варии многообещающе посмотрел на перстень. - С тобой я потом поговорю.
   - Ты бы с ним поласковей, - посоветовала я.
   - Не учи меня! - крикнул все еще раздраженный Занзас и пошел прочь.
   - Спасибо за почту, чертяка, сочтемся, - бросил мне Скуало, догоняя его.
   Спрятав зверей, остальные варийцы потянулись следом за ними, будто получили команду.
   Когда они ушли, парни тоже стали звать своих зверей обратно и хаос прекратился. Бес издал непонятный звук, посмотрев на меня, будто о чем-то спрашивал. О чем, я так и не поняла. Может быть, хотел узнать, увидимся ли мы еще с ними.
   - Давай, тоже спрячься, - погладила его по гладкой коже в мелкой чешуйке и вздохнула: - Драконы у нас по улицам, к сожалению, не ходят.
   Ну и денек. Хибари, между прочим, так и продолжает стоять окровавленной статуей, подпирая стену. Да и Мукуро прикрыл глаза в сторонке и чему-то своему улыбается. Пока он не знает, беспокоиться не о чем, но позже... Кстати, я снова отрезвила Хибари аурой пламени.
   - Такеши, - повернулась, вдруг кое-что вспомнив. - Раз уж ты у нас новый член команды, то ответь, как ощущается мое пламя?
   Я думала, он посчитает это проверкой и быстро ответит, но не тут-то было. Кажется, Ямамото знал о негласной договоренности моих хранителей.
   - Да как все, - изобразил непонимание и пояснил: - Вот такое-вот 'ого', и вжу-у-ух в стороны, как будто везде.
   Да, спасибо, Ямамото, все сразу стало понятно.
   - Не думаю, что Кира-чан об этом, - вдруг сказал Рехей. - Не 'вжух' и 'ого', а когда спокойно все, то чувствуешь такую спокойную уверенность, будто все по плечу. Как будто кто-то смотрит за тобой сверху, чтобы все было хорошо, и от этого еще больше сил прибавляется.
   Ого... Действительно 'ого'. Я и не думала, что все так серьезно. Рехей... Я и не подозревала, что мой друг-боксер чувствует мое пламя. Он ведь, ну... боксер. Да и ощущения, о которых он говорил, меня удивили.
   - Постойте-ка, - пронзенная догадкой, обернулась к Кёе и Мукуро.
   Точнее на то место, где они должны были быть, но они уже были недалеко от дверей.
   - Мне нужно привести себя в порядок и патрулировать улицы, - бесстрастно бросил Хибари, выходя на улицу.
   - У меня еще куча дел, Кира-чан, - помахал мне рукой Рокудо. - Увидимся позже.
   Сбежали, гады! Неловко им, что ли, было или смущало их то, что они, такие сильные и волевые, хотят оказаться все время как можно ближе, чтобы ощутить эту уверенность и спокойствие. Если бы они не пытались держать это в тайне как можно дольше, то я бы даже не придала этому значения!
   - Ну, крепись, брат, - похлопал по плечу боксера Конрад.
   - А что я такого сказал? - не понял Рехей.
   Рыжий покачал головой, убрав руку.
   - Нет, правда, у вас разве что-то по-другому? - не отступил от него Рехей. - Объясни! - Конрад отошел в сторону, но Рехей пошел за ним следом. - Эй, постой, я правда хочу знать!
  Глава 22
   Через пару дней я окончательно убедилась в том, что и Девятый, и Вария покинули Японию. Немного не верилось, что все закончилось. Повседневная, бытовая жизнь казалась нереальной.
   Едва мы с Тсуной, Базилем и И-пин вернулись домой, Нана встретила нас так, будто и не отсутствовали мы вовсе. Нас больше недели не было дома, а она сделала вид, будто думала, что мы просто сидели наверху, в своих комнатах. И вообще, даже в средней школе школьники так заняты, она скучает по временам, когда мы ходили в детский сад и не было никаких школьных экскурсий, кружков, прогулок с друзьями допоздна. Заодно и отчитала нас с братцем, что совершенно нас не видит и мы должны чаще появляться дома.
   У братца сделалось такое лицо, будто он тоже засомневался в ее умственных способностях, но Тсуна был так рад вернуться домой, что отбросил это все в сторону, едва Нана дружелюбно предложила обняться и Ламбо с И-пин бросились к ней. Маленький Ламбо один оставался дома с Наной, отходя после боя за кольцо Грозы, и пусть он ничего не понимал, но был рад общему веселью. Я не смогла этого сделать. И не знаю, смогу ли снова. Воспользовавшись общей шумихой, я незаметно поднялась наверх и упала на кровать, как после долгой дороги.
   Пять дней после этого я прогуливала школу. Тсуна сделал бы так же, но Реборн каждое утро будил его и гнал с электрошокером прочь из дома.
   С Наной я не могла себя вести также. Хоть я и понимала, что еще ничего не случилось и злиться на нее бессмысленно, все равно ничего не могла поделать с собой. Я не находила слов для поддержания беседы и непроизвольно сохраняла дистанцию, избегая контактов. Я даже чувствовала себя иначе, и Нана, наверное, это тоже ощутила. Она наоборот, будто пыталась подобраться поближе, чтобы понять, в чем причина изменений. Она все же та же самая Нана. Для нее ничего не изменилось. Я повторяла себе, что сейчас она не опасна и что не чувствую от нее угрозы, но ничего с собой поделать не могла. Наверное, мне просто нужно время.
   Хибари явился ко мне утром, прямо перед школой. Нана постучала и разбудила меня, сказав, что ко мне пришли. Я сказала передать ему, что пусть приходит после обеда, и легла дальше спать. Надо ли говорить, что этот упрямый осел забрался через окно и просто поднял меня с кровати на ноги?
   - Какого черта ты здесь делаешь?! - возмутилась я, приходя в себя и разлепляя глаза.
   Хибари прищурился, и я не сразу поняла, что внимание его привлекла белая рубашка Занзаса, которую я стала использовать вместо пижамы. Чего ей просто так лежать, верно?
   Кёя ничего по этому поводу не сказал. Все же на ней не было написано, чья она. А у меня был еще такой же широкоплечий отец.
   - Хватит прогуливать школу. Ты не можешь вечно сидеть дома. Пора возвращаться к нормальной жизни, ты ведь не травоядное, чтобы вечно прятаться?
   Да он хоть знает, что мне пришлось пережить?! Еще и лекции мне читать вздумал!
   - Хорошо, я тебя услышала, - я постаралась сделать свой голос максимально нейтральным. - Ты можешь отойти?
   Хибари отпустил меня, но сделал назад всего лишь один маленький шаг. Я посмотрела на него секунду и в выпаде ударила ему в челюсть. Он этого не ожидал, поэтому дернулся назад, но устоял на ногах. Недовольно посмотрел на меня и холодно поинтересовался:
   - Это еще зачем?
   - Взрослый Хибари разве тебе не сказал ничего?
   - Сказал, - насторожился Кёя. - Он сделал ошибку, что едва не стоило мне разорванной связи. Но я твою свободу не ограничиваю. Злиться на меня за то, что я не делал, очень глупо. Тебе стоило наказывать его, а не меня.
   Видимо, Кёя тоже разграничивал себя со своей будущей версией.
   - Он считал, что может меня контролировать, и с моим мнением не считался. Он меня просто не слушал, - я говорила спокойно. - Ты делаешь ровно то же самое. Теперь я знаю, к чему это может привести, и не собираюсь мириться с тем, что у нас сейчас есть.
   Хибари недовольно прищурился и поджал губы, размышляя.
   - В таком случае, ты уже разорвала связь с хохлатым? Он сделал ошибку гораздо большую, чем я. Или ты его простила, а меня - нет?
   Я с силой сжала зубы, чувствуя, как дрожат кулаки. Иногда Кёя умел бить словами не хуже, чем тонфа.
   - Я хочу, чтобы вы извлекли из произошедшего урок, - выдавила из себя.
   - Ты всегда к нему более снисходительно относишься, - недовольно повторил Кёя, похоже, только убедившись в своих выводах.
   Он был тоже зол и сильно. Сверкал глазами и весь побледнел, но на этот раз вряд ли полезет драться. По крайней мере, кажется, не со мной.
   - Это потому, что он может все понять и сам себя накажет гораздо сильнее.
   - Он - паршивая лошадь, от которой надо избавиться, и ты это знаешь, - Кёя слегка повысил голос, что обычно не делал.
   - Тебя в твоей семье тоже таким считали, - выпалила я.
   Через секунду я уже пожалела о сказанном сгоряча, но было поздно. Хибари развернулся и вышел через окно так же, как и зашел. Твою мать!
   Не следовало этого говорить. Это все спросонья, или я не отошла от пережитого в будущем, остро восприняв побудку от Хибари. Блин.
   Переодевшись, я спустилась на завтрак. Все равно была слишком взбудоражена, чтобы снова лечь спать.
   Да, кстати, у нас дома новое пополнение среди домашних любимцев. Ланчия за эти несколько дней наловчился помогать Нане на кухне, и увидев меня в дверях, оперативно и услужливо поставил на стол завтрак.
   Как так получилось? Просто три месяца, что мы были в будущем, обернулись десятью днями здесь. Я даже немного подросла, но не об этом речь. Ланчия надеялся, что смог загладить свою оплошность, и, промучавшись эти дни, явился ко мне и напросился в дом в качестве... да в любом качестве. Его любая роль устраивала, решать он, как всегда, ничего не хотел.
   Ну, думала я недолго, учитывая, что эту вероятность я уже рассмотрела в будущем. У нас была куча детей младшего возраста, а Нана в доме одна. Выбор стоял между нянькой и домохозяйкой. И он согласился! Пугала его только работа с детьми. Напоровшись в свое время на Мукуро, он боялся их. А Ламбо и И-пин, наоборот, почувствовали, как умеют это дети, что он безобидный малый. Поэтому всячески вешались к нему на шею. Бедняга поначалу держал расстояние, но с настырным Ламбо это не срабатывало. В итоге он принял мое решение, поверив, что я знаю, как ему лучше, и взялся делать свою работу. Я же действительно подумала, что ему будет полезно избавиться от фобии, а дом обзаведется защитником... Если бы его не было в тот момент в доме, кто знает, кого бы убил Мукуро, или убил ли вообще?
   - Ланчия, - обратилась я, взявшись за уже намазанные джемом тосты. - Чисто теоретически. Представь ситуацию: Мукуро сейчас приходит в дом и говорит, что я мертва. Твоя реакция?
   Бедный мужик аж тарелку с омлетом уронил на пол. Опомнился, став извиняться и убирать.
   - Прости. Надо было подождать, пока ты освободишь руки и сядешь. Так как?
   - Сложно сказать, Савада-сан, - уклончиво ответил Ланчия, напряженно став передо мной навытяжку.
   Забавно так выглядит. Высоченный мужик под два метра ростом, накачанный, с тяжелым взглядом, шрамами и татуировкой на лице мнется, стоя передо мной в фартуке.
   - Честно, - напомнила я. - Мне важен сам ответ, ругать не буду в любом случае.
   - Если хотите честно, Савада-сан, - опять замялся он и собрался с духом, прикрыв глаза. - Первым делом я бы подумал, что это он убил вас. На моей памяти он уже однажды убил семью, которая очень хорошо к нему относилась. Он использовал меня, хотя я желал ему только добра. Разве не закономерно, что он может сделать это еще раз? Нет, в вас я верю. Если вы говорите, что он исправился, то это действительно так. Но на мой взгляд, он жестокий, беспощадный и очень хитрый. Ему бы ничего не стоило использовать вас для достижения своей цели, как меня. Я бы не удивился его предательству. Простите, если мои слова вам не понравятся.
   - Все нормально, - нахмурившись, отозвалась я. - Сама же попросила честно.
   Если Мукуро, пришедший в мой дом, был не в себе и считал, что я уже мертва, то после слов Ланчии определенно еще больше разозлился. Он и так склонен считать себя хуже, чем он есть, поэтому слова Ланчии могли резать его, как ножом. Мукуро мог посчитать, что Ланчия не имеет права говорить так и, конечно, проучил его. А может быть, его извращенное в тот момент сознание вообще привело его к выводу, что Ланчия мог меня убить. Тогда он вряд ли стал бы с ним церемониться. Жалко, что все так произошло.
   Нет, стоит действительно отвлечься. Хватит зацикливаться на этом. Как и сказал Занзас - у меня есть семья. Они мне все дороги. Ни от кого ни откажусь и никого не прогоню. Для меня главное - это намерения. Мукуро не ставил себе за цель убить. Он сделал это спонтанно. В отличии от Емитсу. И Наны. Ее действия были обдуманы и запланированы, хотя у нее смягчающее обстоятельство в виде многолетних сдвигов по фазе.
   - Я сегодня пойду в школу, - сказала я. - Присмотри за домом, ладно?
   - Доверьте все мне, - воспрял духом Ланчия. - Савада-сан, - окликнул, - подождите минуту, я скажу тому парню.
   Ничего толком не поняв, я проследила за тем, как Ланчия вышел в коридор и подошел к двери кладовой, открыл ее, а там... Подсвечивая себе фонариком, сидел Конрад, что-то читая. Мало того, что занятие ему не свойственное, так еще и место такое.
   - Рыжий, ты что тут делаешь? - поинтересовалась я.
   - Босс, я ждал, когда ты куда-то выйдешь, - оскалился он, споро вылезая оттуда. - Спасибо, братан, - сказал Ланчии, а затем показал мне книгу. - Взрослый я из будущего сказал, что, если я не хочу быть только телохранителем, мне нужно научиться многим вещам. Я взялся за всякие бухгалтерские книжки. Пока что, конечно, мало что тут понятного, но со временем обязательно разберусь! - уверенно оскалился он.
   - О, Конрад-сан, - заметила его Нана, спускающаяся по лестнице. - Ты вышел из своего укрытия? Пойдешь сразу с Акирой или поедите что-нибудь?
   - Акира-сан уже позавтракала, - доложился Ланчия.
   - Тогда обойдусь, - захлопнул книгу рыжий, пряча ее под куртку.
   - Завтрак для Ламбо, Фууты и И-пин готов, - сказал Нане Ланчия. - Я через пять минут соберусь, чтобы отвести их в школу.
   Да что в этом доме вообще происходит?!
   Покинула дом я слегка оглушенная. Теперь понятно, почему Тсуна последнее время много ворчал и вопил, а я думала, садист-репетитор за него взялся серьезней. В нашем доме постоянно творился какой-то непонятный бардак, плохо поддающийся осознанию.
   К примеру, когда я завела в дом Ланчию и сказала Нане, что он хочет наняться к нам горничной (первое, что пришло в голову), Нана, видимо, подумала, что брутальный мафиози был послан отцом, и добродушно улыбнулась:
   - Вы так вовремя, Ланчия-сан! Я как раз думала, что нужно кого-нибудь нанять, так как столько детей в доме! Я рассчитывала на домработницу, но, конечно, ничего не буду иметь против, если вы будете жить у нас.
   В общем, как всегда строила из себя наивную дурочку, делая вид, что ничего не понимает и не знает. А Ланчия, воодушевленный гостеприимством, ведь ему сразу же дали понять, что он может жить с нами, принялся извиняться, что навыков у него немного, но учиться он всегда готов. Надо было видеть лицо Тсуны, в тот момент наблюдающего всю картину.
   Мы пережили битвы за кольца, сражались с Вонголой, попали в будущее и вернулись, а жизнь вдруг вернулась в прежнюю колею, что даже странно как-то. Реборн до сих пор живет в нашем доме и называет себя репетитором, хотя очень хотелось бы вышвырнуть его вместе с его оружием. Нана до сих пор делает вид, что у нас самая обычная семья, ничего не взрывается и не грохочет, при этом игнорируя слухи, которые ходят о нас между соседей. Она ничего не могла поделать ни со слухами, ни с происходящим в доме, хотя Реборн только делал видимость приличий. Слава богу хотя бы Емитсу не появлялся, жутко занятый делами Вонголы. Слабо верится, что можно думать, будто женщина, живущая в такой обстановке, ни о чем не будет догадываться. Хотя Емитсу здесь, с нами, не жил, с соседями не общался и толком не виделся.
   Нужны были действия более глобальные, чтобы что-то исправить. Теперь у меня было редкое в этом времени оружие, но никакое оружие не даст гарантии, что меня не обманут и не попытаются использовать. Следовало набирать обороты неспешно и осторожно. В Японии все еще самым сильным кланом оставался клан Торикай. Интересно было бы узнать, сколько у них человек, сколько земли и куда вложены активы. Без хотя бы какой-то информации я буду слепым котенком, строящим из себя непонятно что. Только в подростковых романах герой-подросток может стать настоящим главой семьи мафии и показать всем их место, в реальности взрослые дяди быстро покажут это место мне. Союзники. Мне нужны союзники и информация. Интересно, где в этом времени Бьякуран? Не думаю, конечно, что он сам не вылезет, но станет ли он хорошим союзником? Вряд ли в прошлом он располагает теми же силами, что и в будущем. Координаты Фалька у меня есть, только это как бы... закрытая военная часть. С другой стороны, я давно припрятала у себя возможное местонахождение Расиэля - брата-близнеца Бельфегора. В будущем он был жив и у меня было досье на него. Думаю, Бьякуран, взявший его в командиры Мельфиоре, подкинул мне информации. Но на этот раз я успею первой.
   Так уж вышло, что сегодня был понедельник, а в понедельники Хибари был особенно суров, поэтому, наверное, и явился ко мне утром.
   Каждый понедельник школьники собирались в актовом зале и директор зачитывал нам короткую напутственную речь. Бóльшая часть учеников, в числе которых была и я, под нее досыпала.
   - А теперь глава Дисциплинарного комитета сделает объявление, - неожиданно отклонился от курса директор и отошел от микрофона, уступая место Кёе.
   Школьники удивленно распахивали заспанные глаза и оглядывались вокруг, чтобы убедиться, что не спят. Хибари публики явно не боялся, с холодным спокойствием вымолвил:
   - Я снимаю себя с должности главы студенческого совета. С сегодняшнего дня начинается предвыборная неделя. В следующий понедельник желающие занять пост главы студенческого совета выступят с пятиминутной речью. Выборы пройдут после занятий в следующий понедельник. Спасибо. Все свободны.
   У меня, как и у многих присутствующих, если не всех, такая информация в голове не укладывалась.
   Как таковой, в средней и старшей Намимори, располагавшихся в соседних корпусах одного здания, как и в любой другой школе, студенческий совет был. В нем, как и положено, состояли главы школьных клубов, изредка проводившие совещания по различным школьным вопросам. Но из-за узурпации власти Дисциплинарным комитетом на таких собраниях решались разве что несущественные мелочи. В частности, была такая практика, как выделение администрацией школы энной суммы денег студенческому совету, а он должен был распределить ее по нуждам с предоставлением отчета. Таким образом школьники приучались распоряжаться большой суммой денег с ответственностью. Так вот, в нашей школе, наверное, каждый знал, что студенческий совет тут ничего не решает. Только глава Дисциплинарного комитета, записанный на должность главы студсовета, и вопреки правилу, что один человек не может быть главой двух клубов, распределял деньги по его разумению.
   Это касалось не только денег: распределение школьных поездок, организация соревнований и фестивалей, буквально все, что Хибари Кёя считал важным - там он принимал участие. Все остальное, включая и бытовые мелочи, оставалось на откуп студенческому совету. Никто не мог поспорить с таким положением дел. А теперь сам Хибари снимает с себя обязанности, тем самым будто дав глоток свежего воздуха.
   Ученики не спешили расходиться. Они были заняты перемалыванием новости, отчего зал наполнился гулом разговоров.
   - Босс, - протолкнулся сквозь толпу рыжий, вынужденный стоять в другом ряду. - Чего это они все так всполошились?
   Отправившись на выход вместе с неспешной толпой, по пути стала рассказывать ему, в чем же дело. А затем у Конрада глаза загорелись:
   - Босс, тогда место главного в этой школе должно быть твое!
   - Нет-нет-нет, - замахала я руками, так как рыжий, похоже, все-таки недопонял. - Кроме власти и почета эта должность приносит с собой кучу обязанностей. А я не трудоголик, чтобы беспрерывно работать днем, вечером, а может, и ночью. Даже Кёя, видимо, такого темпа работы не выдерживает, вот и решил свесить часть обязанностей на другого. Так что баллотироваться не стану, мне власти и так с головой хватает.
   Рыжий закусил губу, задумавшись над этим.
   - Делай, как хочешь, - наконец, сказал он, ободряюще оскалившись. - Как всегда поступаешь.
   Я удивленно на него посмотрела, но в следующую секунду не смогла не улыбнуться на эти слова.
   Перед первым уроком еще есть немного времени. Надеюсь, Хибари вернется в свой кабинет.
   Мне повезло, Кёя сидел за своим рабочим столом, выводя аккуратные иероглифы ручкой по бумаге. Рыжего пришлось оставить за дверью, разговор должен быть приватным.
   - Прости, - сказала, закрыв дверь, так как он меня проигнорировал. - Я не должна была этого говорить.
   - Все в порядке, - холодно и бесстрастно отозвался он.
   По Кёе не поймешь, расстроен ли он или просто, как всегда, ведет себя слишком отстранённо.
   - Я понимаю, почему ты так считаешь, но не могу согласиться с тобой. Мукуро не имел намерения навредить мне. Он действовал сгоряча, его просто нужно научить держать себя в руках. В принципе, я думаю, он с этим справится со временем. Там была просто ситуация непростая, все наложилось одно на другое. Если бы там не было Ланчии, то все было бы иначе. Или если бы я в будущем не была вымотана по самое не хочу после встречи с сильным противником.
   - Или если бы ты не пришла в тот момент в дом. Лучше бы ты переехала оттуда и разорвала все связи.
   Кёя закончил работу, оторвался, сложил все на свои места и посмотрел, наконец, на меня. Я поджала губы, не сумев подобрать на это слов. Он хотел, чтобы я переехала. Я этого тоже хотела... Наверное. Но оставлять Нану, Тсуну и детей... Да еще и переезжать к Хибари, как сам Кёя намекает, - не после того, как он запер меня в будущем.
   - Я смирился с тем, что ты его прощаешь. Но я с тобой не согласен. С этого момента я буду следить за всем, что он делает, особенно если это касается вас двоих. Кроме того, по поводу твоих отношений в будущем. Ты ведь помнишь, что я говорил? Не раньше двадцати одного.
   - Ну да, - закатила я глаза. - Бьякуран вряд ли лоликонщик, просто любит развлекаться. Стоп, - припомнила я кое-что. - Было же не раньше восемнадцати? Кёя!
   - Не хочу ничего слышать по поводу таких 'развлечений' - нахмурив брови, ответил он. - Двадцать один и точка. Это возраст совершеннолетия во многих странах.
   Я выдохнула, оставшись при своем. Спорить бесполезно, захочется смыться к Бьякурану - смоюсь. А пока не хочется и Кёя, похоже, не злится, можно пойти в класс.
   - Постой, - остановил меня Хибари. - После твоих слов я решил дать тебе пост главы студсовета.
   Несмотря на мою отвисшую челюсть, Кёя и бровью не повел, продолжив:
   - Ты ведь хотела равных взаимоотношений, в будущем я нарушил их. У тебя будет такая же власть в школе, как и у меня.
   Кроме 'чего?!' в голове других вопросов не было. Мне понадобилась долгая пара минут, чтобы прийти в себя и осознать сказанное.
   - Ты хочешь проверить, как мы уживемся вдвоем на одном месте? - уточнила я.
   - Именно, - сказал он. - Я прослежу, как ты будешь справляться со своими обязанностями. Считай, что это тренировка будущего, а не проверка. Я не позволю тебе отказаться.
   - В смысле - не позволишь отказаться? - возмутилась я. - Ты меня хотя бы спросил? Я последняя кандидатура, годящаяся на эту роль. У тебя будет уйма желающих занять место главы и без меня.
   - Ты была бы в первой десятке общего рейтинга школы, если бы не прогуливала, - сказал он, казалось, проигнорировав мои слова. - Поэтому, прежде чем занять пост, ты должна начать вести себя более ответственно. Глава - это пример для остальных. И я имел в виду не пост главы, а то, что ты не откажешься от меня. А теперь иди, чтобы успеть до звонка.
   Мозги с утра, видимо, совсем не соображали. Вроде бы только что нотации читал, а потом почти сказал, что, что бы я ни ляпнула, это не поменяет его отношения. В таком же состоянии я вышла и, только закрыв дверь, кое-что поняла. Так ведь и от поста главы я отказаться, получается, не могу!
   Возмущение не сказать, чтобы совсем поутихло, но спустя пару уроков стушевалось. Действительно, если я хотела создать Феникс таким, каким он был в будущем, то будет неплохо проверить, как себя поведет тот же Хибари. Если мы наделаем ошибок сейчас, то большой катастрофы не случится, зато позже приступим к делу в уже устоявшихся позициях. А главное, к тому моменту уже не должно быть этих препирательств с попытками контролировать. Но получать за это новую кучу проблем? Нет уж, у меня хватает проблем боксерского клуба. Если я не буду организовывать агитационную программу, то и в выборах проиграю, верно? Мне просто ничего не надо делать, и Кёя останется ни с чем. Он будет пытаться наладить отношения другим путем, а у меня не появится новой кучи обязанностей и останется свободное время. Идеально!
   Во время обеденного перерыва меня ждал новый сюрприз. Мы с рыжим вышли в коридор, и я буквально застыла на месте от неожиданности. Наверное, если бы на меня вылили ведро холодной воды, оно бы и в сравнение не пошлó с тем, что я испытала в этот момент.
   Весь коридор был увешан листовками с моей фотографией, именем и призывом голосовать!
   Некоторые ученики уже рассматривали эти листовки. Это катастрофа! Я ведь не собиралась этого делать! Кто мог мне подложить такую свинью?! Погодите-ка. Объявление было сделано буквально утром! О новых выборах едва узнали, никто бы не успел подготовиться... кроме Дисциплинарного комитета. Убью сволочь! Но сначала:
   - Быстро снимай! - дала команду рыжему. - Чем меньше людей это увидит, тем лучше.
   Мы бегом помчались по коридору, срывая все листовки на своем пути, а их было действительно много. Облазив все уголки школы, мы обзавелись полуметровой стопкой на двоих. Сгрузив их в подсобке клуба бокса на время, я отправилась на разбирательства. Конрад вызвался вместе со мной, и я не стала отказываться от поддержки. Рыжий тоже пылал праведным негодованием, желая дать парочку тумаков наглецу, что делает что-то вопреки моему желанию. Этот урок он уже усвоил, и желал дать его другому... радостный от того, что это его соперник.
   На этот раз я хотела отказаться от этой радости наверняка. Постучав в дверь и в тот же миг услышав разрешение войти, нетерпеливо повернула ручку. Хибари невозмутимо сидел на диване в своем кабинете, держа в руках журнал. Увидев, что это я, как-то понятливо изогнул кончики губ в улыбке, будто знал, что я приду. Ну еще бы. Я была возмущена до глубины души.
   - Какого черта?! - сразу же решила узнать.
   - Что именно? - спокойно поинтересовался.
   - Какого черта мои листовки развешаны по всей школе?! - возмутилась я, повысив голос. - Никто кроме тебя и твоих парней не мог этого сделать!
   - Тебя удивляет лишь это? - Хибари слегка приподнял брови. - Или ты думала, что сделаешь все по-своему, но ничего не вышло?
   - Да, это! Мне без разницы, если ты решил сбагрить на кого-то часть обязанностей, но если только не на меня. Мне не нужна эта должность и баллотироваться я не хотела.
   - Ей! - добавил Конрад, который на этот раз был со мной. - Кроме того, ты решил вместо босса, не спросив ее мнения и вопреки. В нашем деле за такое полагается платить кровью!
   Кёя нахмурился, глянув на зло оскалившегося рыжего, смотрящего на него с торжеством.
   - Значит, не судьба тебе занять место ее зама, - спокойно заметил и вернулся к журналу, наверняка лишь делая вид, что прочитать его очень важно.
   Рыжий не сказать, что опешил, но растерянность на лице появилась. Он скосил на меня глаз украдкой, подумал, повернулся и, подбирая слова, выдал:
   - Я, конечно, согласен с тобой, босс, что Хибари нужно проучить, но идея-то дельная. Кто, как не ты, заслуживает быть главным в этой школе? Не Хибари-то уж точно!
   В банде Азазеля рыжему места не нашлось. Там было прочно все занято. Ребята распределили между собой обязанности уже давно, знали всю местность и людей и не желали принимать к себе своевольного рыжего, выскочившего, как черт из табакерки. Это я уже умолчу о том, что Конрад угрожал им оружием. Но быть полезным именно мне рыжему все же хотелось. Кёя тоже, видимо, своим умом 'хищника' понял: Конрад желал занять место моей правой руки как можно раньше, чтобы этого не сделал кто-то другой. Наверное, просто сомневался, что он - лучшая кандидатура для этого.
   По-хорошему, Конраду надо дать шанс. У него есть рвение - все остальное приложится, уж я-то его воспитаю. Но теперь их двое против одного! Отступать же, чувствую, что нельзя.
   - Я сказала, что не хочу становиться главой студсовета, - довольно резко ответила. - Мне уже достаточно власти, в которой я не хотела принимать участия. Хватит. Все равно пользы с меня не будет. Мы с тобой и так вполне уживаемся, деля город между моей бандой и твоим комитетом. Поэтому я отказываюсь, - глянула на Хибари, но тот все так же делал вид, что увлечен своим журналом. - Кёя, не смей больше расклеивать листовки с моей фотографией, ты меня понял?
   - Хорошо, не буду, - отозвался он буднично.
   Вот чувствовала же какой-то подвох. Не мог такой упрямый осел, как Хибари, так просто отступиться. Но все равно - он меня слышал, а за явное противодействие после моих слов я уже не прощу.
   На следующий день я увидела, как почетный караул из Дисциплинарного комитета раздает прямо у входа школы листовки, и поняла: я была права. Школьники листовки брали с опаской и нехотя, но все равно брали все поголовно. Я подошла к Кусакабе, взяв одну... Отдаю Кёе должное - листовки не содержат моей фотографии и не развешаны по всем стенам.
   Я направилась с возмущением к кабинету главы Дисциплинарного комитета, но его там не застала. На крыше тоже было пусто. То ли он чем-то жутко занят, то ли прячется. Но Хибари не прячется, значит, рано или поздно появится.
   Весь день меня преследовали шепотки. Везде: в классе, в коридорах, на лестницах, даже в женском туалете! Уловив кое-что из разговоров, я вынесла вердикт. Первое: меня знают не все. Слышали, видели, но особого значения не придавали. Второе: листовки от Дисциплинарного комитета получились антирекламой. Дисциплинарный комитет уважали и побаивались, а эти же чувства к главе можно было умножить на пять. Школьники не зря подозревали, что раз Хибари выдвигает своего кандидата, то у него есть свой план. Они опасались того, что власть снова будет у Дисциплинарного комитета, пусть и лицо другое, поэтому, уверена, за меня не будут голосовать.
   Осознав это, вздохнула спокойней. Кёю больше не трогала, а тот, когда мы пересекались, тоже ничего не говорил. Надеюсь, он сам поймет, что эта затея провальная. Мое имя магическим образом появилось в списке кандидатов, который вывесили на доске объявлений перед входом в школу. Этот список был очень мал. Всего-то четверо, включая меня.
   - Четыре, число смерти, - сглотнул какой-то школьник среди столпившихся перед доской.
   Атмосфера в школе нагнеталась, Тсуна сделал мне жест, отгоняющий злых духов, и сказал, что помог, чем смог. Ямамото 'поддержал', сказав, что будет голосовать за меня. Не знаю, каково им сидеть в одном классе, но похоже, что легкий характер Такеши сгладил ситуацию. Опять.
   Гокудера заскрипел зубами и пошел в учительскую разбираться, чтобы Тсуну тоже выдвинули кандидатом, но там сказали, что для этого кандидат должен лично явиться. Братец упирался ногами и руками, поэтому подрывник быстро сдулся. Конрад сиял, как золотой слиток, отчего вокруг него стала частенько обитать группка школьниц. Ну а что? Он старше, высокий, мускулистый, только вечно хмурый, мрачный и зубастый. Когда я спросила, не признавались ли ему девочки с предложением встречаться, тот только пожал плечами, мол, сдались они ему. Реборн почему-то бездействовал, хотя обычно любой кипиш поддерживал и даже подливал масла в огонь, что выглядело очень подозрительно. Ну не мог он пропустить возможность выдвинуть Тсуну, которого готовил к управляющей должности, на выборы главы студсовета!
   И неделя быстро закончилась. Пришло время произнести речь, но я к ней даже не готовилась. Да я вообще не собиралась участвовать, поэтому и в школу не собиралась идти. Отпираться от идеи стать главой студсовета при таких плюсах со всех сторон и одной моей лени в минусе слишком рьяно было бы не очень правильно. Но если затея Хибари сама собой провалится, то и дело решено. А кто за меня будет голосовать? Тогда и смысла нет напрягаться.
   Если не пришел на линейку, то ставится прогул на весь день, поэтому смысла идти в школу я не видела. День был прохладный, все-таки не лето уже, поэтому надела куртку поверх домашней одежды и вышла во двор встретить торчавшего у калитки высокого рыжего.
   Конрад на вопрос, не хочет ли он до сих пор, чтобы я все-таки стала главой, пожал плечами и необычно спокойно сказал:
   - Ты же все равно делаешь, что хочешь. Я только могу давать советы и поддержать твое решение.
   - Резонно, - не смогла не согласиться, быстро придя в себя, так как уже слышала нечто подобное. Наверное, подобные советы были в его письме. - Зайдешь в гости?
   - Если можно, - оживился он.
   Не успел рыжий и шагу сделать, как заскрипели шины по асфальту. Черное авто, которое я уже как-то видела, остановилось ровненько у моего дома. Открыл дверцу и вышел Хибари, скрестив руки на груди:
   - Почему ты не в актовом зале?
   - Я опоздала и решила не приходить, - сказала, не поддавшись на этот грозный вид.
   - Ты прогуливаешь, - утвердительно произнес, на что я пожала плечами, а он нехорошо прищурился. - Как глава Дисциплинарного комитета я должен позаботиться о том, чтобы все ученики приходили в школу вовремя.
   Тут даже рыжий почувствовал что-то не то и даже успел уклониться от двух замахов тонфа - растет, умничка! Достал оружие, да выронил от удара тонфа.
   - Хибари, ты что творишь?! - заорал он и упал на пол, потеряв сознание от следующего удара.
   - Не смей! - возмутилась я.
   Кёя схватил Конрада за пиджак и потащил за собой к автомобилю, закинув его на заднее сиденье.
   - Хибари, чтобы тебя! - я подошла к нему, остановив, когда он уже хотел захлопнуть дверь. - Ты вообще думаешь, что делаешь только хуже?
   - И что я, по-твоему, должен делать, когда ты даже со мной разговаривать не хочешь? - Кёя повернулся ко мне.
   Придумать ответ оказалось сложно. Ведь я действительно после всего, что произошло в будущем, хотела хотя бы на некоторое время увеличить дистанцию. А тут еще эти выборы, что вновь не знаешь, злиться на его действия или же они к лучшему.
   Воспользовавшись моей заминкой, Хибари вдруг втолкнул меня внутрь машины и, прежде чем я успела выбраться обратно, спихнул меня на соседнее сиденье, сам усевшись на водительское, и стартовал с места. Интересно, нас остановит хоть один полицейский? Тут вообще-то похищение посреди улицы и нанесение тяжких телесных!
   Возле школы мы оказались минут за пять. Выбираться из автомобиля на большой скорости я не рискнула, но уж тут выскочила первой. Кёя перепрыгнул через капот, схватив меня за предплечье.
   - Я не говорю, что ты должна стать главой студсовета, - сказал он, потащив меня за собой. - Но ты должна прийти и выйти на сцену. Можешь даже ничего не говорить.
   - Да ты вообще обнаглел! - возмутилась я, пытаясь его ударить.
   К сожалению, до актового зала было недалеко. Хибари все-таки дотащил дотуда, успевая отбиваться от меня. После чего открыл какую-то дверь и попробовал было впихнуть в проем, но я смогла схватиться рукой за косяк двери. Кёя дернул мою руку, но я держалась крепко. Тогда он взял и так же быстро прикоснулся губами к моему лбу. Я, честно говоря, ничего не поняла, но, задаваясь вопросом, что же произошло, потеряла бдительность. Он впихнул меня в комнату и закрыл дверь. Я пнула ее ногой в домашнем тапочке, та жалобно скрипнула, но не поддалась. Нужно было ударить сильнее, но за спиной я вдруг услышала:
   - Ты ведь заместитель клуба бокса, Савада?
   Говорил капитан клуба дзюдо. Мы уже были знакомы раньше, но парень явно был слегка удивлен моему появлению.
   - Я думал, что это чья-то шутка, - поправил очки глава математического клуба.
   - Это Хибари там был? - спросил капитан клуба игры в шахматы, не знаю уж, что он тут вообще делал.
   - Да и да, - неловко улыбнулась серьезным парням в школьной форме.
   Я, в отличие от них, была в домашних растянутых штанах, футболке, кофте, ветровке и, конечно же, тапочках. В общем, в чем была, в том и пришла.
   - Парни, - собралась я с духом. - Скажу честно, я не хочу быть главой студсовета. Меня подставили! Поэтому я даже не выйду к микрофону.
   Парни пожали плечами, едва не покрутив пальцем у виска.
   - Спортивные клубы все равно уступают аналитическим, - с умным видом сказал глава математического клуба. - На этой должности должен быть кто-то с мозгами.
   - Ага, и тебе эти мозги Хибари вышибет, - ответил ему слегка раздраженный глава клуба дзюдо. - Глава студсовета должен быть сильным, чтобы сопротивляться этому тирану.
   - Да, полностью согласна, - горячо закивала я. - Тиран и деспот!
   - Сила и ум бесполезны в противостоянии с таким сильным противником, - сказал глава шахматного клуба, который выглядел довольно слабым физически. - Нужна гибкость и умение просчитывать шаги оппонента.
   - Тоже верно, - не смогла отрицать. - Он упрямый, как осел!
   - Вот он тебя и прогнет, - насмешливо улыбнулся глава клуба дзюдо. - Такие, как он, понимают только язык грубой силы, - в подтверждение своих слов он показал свои бицепсы.
   Вообще-то у Ямады побольше будут, но и тут я была готова поддержать:
   - Согласна, ему раз по роже дать - и уже слушать немного начинает.
   - Простите, - привлекло наше внимание покашливание.
   Какой-то паренек стоял с блокнотом и ручкой. Никто не заметил, когда он вошел. Хотя он появился со стороны сцены, дверь наружу ведь Хибари закрыл.
   - Я из клуба журналистики. Пока настраивают микрофон, можно пару слов для школьной газеты?
   Парни все представились, толкнув каждый гордую хвалебную речь своим навыкам. Об обещаниях будут говорить перед публикой. Ну, а я...
   - Мое имя Савада Акира, и я тут случайно.
   - В смысле? - парень даже оторвался от блокнота, где все записывал.
   - Меня втолкнули в эту дверь силовым методом, - пояснила я. -Дисциплинарный комитет похитил меня из дому и доставил сюда, раз уж мое имя по нелепой случайности в списке кандидатов.
   - Понятно, - растерянно отозвался журналист и откланялся, посматривая на меня странным взглядом.
   А тут может быть не так уж скучно, как я думала.
   Пришло время, и кандидаты один за другим выходили на сцену. Я продолжала сидеть на месте, сгорая от скуки, но выходить не собиралась. Это уже было дело принципа - сопротивляться до последнего. Не вытащит же Хибари меня силой и на сцену?
   Но я ошибалась.
   Кёя явился прямо со стороны сцены. Очевидно, он стоял рядом с директором во время выступления.
   - Ты почему сидишь здесь? - недовольно и строго поинтересовался он. - Осталась только ты.
   - Но если я не выйду, все и так разойдутся, - безмятежно пожала плечами.
   - Достаточно будет и того, что ты просто назовешь свое имя, - позволил он себе тяжелый вздох. - Все результаты я сделаю, как требуется.
   - Ты не можешь, - сказала я, но судя по его спокойному взгляду в ответ, еще как может. - Ты не можешь подделывать результаты выборов, даже если это школьные выборы! Тем более, я уже ясно сказала, что не собираюсь идти у тебя на поводу. Если ты устроил авторитарную систему правления у нас в школе, это не значит, что все будут делать так, как ты сказал. Если надо будет - буду и прогуливать, и в рейтинге ниже пятидесятого места упаду по оценкам, чтобы не подходить под описание примера для подражания. Это ты у нас примерный мальчик.
   - Достаточно. Я тебя услышал, а теперь иди на сцену.
   - Ты меня вообще не слышал, - во мне росло праведное негодование. - Не подходи!
   Кёя попытался было схватить меня за руку, но я оказалась ловчее и разорвала расстояние. К сожалению, помещение было очень маленьким, поэтому развернуться негде.
   - Опусти стул, - потребовал Хибари. - Я не хочу портить школьное имущество.
   Держа в руках стул, на котором ранее сидела, поинтересовалась:
   - То есть когда ты ломаешь стол - это не порча школьного имущества, а когда я хочу сломать стул об тебя - порча?
   Кёя постоял, подумал, но время шло. Толпа снаружи все еще ждала и до нас доходил ее нетерпеливый шум.
   - Я не хочу сейчас с тобой драться, - признался он. - Но еще немного и я тебя вынесу прямо туда, донесу до микрофона и буду держать у него все положенные пять минут.
   - А я даже дышать в него не буду, - мстительно улыбнулась в ответ.
   - Хибари! - влетел в комнату рыжий, видимо, пробежавший через сцену. - Что ты себе позволяешь?!
   Он едва не зацепился за что-то у занавеси, закрывавшей дверь наружу. Это был провод, заканчивавшийся выкатившимся микрофоном. Рыжий же за шкирку втащил с собой давешнего парня. Журналист. Он в ужасе застыл, глядя на Хибари снизу-вверх, и боялся даже пошевелиться, не то что встать.
   - Вот почему вас слышно снаружи на весь зал, - пояснил рыжий мрачно, отчего я ошеломленно на него уставилась.
   То есть эту перепалку слышала вся школа?! Но я ведь не сказала ничего такого, верно? Мы ведь даже не подрались, да? Ха-ха, надеюсь, это еще можно свернуть в шутку.
   - Я ничуть не раскаиваюсь в содеянном! - взволнованным, но твердым голосом выкрикнул парень. - Школа должна знать правду! Журналистика вывела на чистую воду школьного тирана! То, о чем все молчат, было сказано! Весь зал в восторге, Савада-сан!
   А вот, похоже, и революционер... Или террорист-смертник, судя по тому, как потемнело лицо Хибари. Вряд ли Кёе это принесет какие-то проблемы, разве что временные неудобства. Но надо как-то объяснить все происходившее, а Кёе к микрофону лучше не выходить, зал шумит действительно громко. Блин, как проблемно.
   - Кирпич из молочного шоколада - и мы договорились, - предложила я Кёе.
   - Так бы сразу, - процедил тот.
   Когда я вышла на сцену, от разговоров и выкриков болели уши. Причем каждый был громче другого и разобрать что-то при всем желании не выйдет.
   - Простите, все, за это представление, - толпа чуть притихла, позволяя мне говорить, - я подумала, что будет весело сделать такую сценку с членом клуба чревовещания, который копировал голос главы Дисциплинарного комитета.
   - У нас в школе есть клуб чревовещания? - услышала я ближайшие ряды.
   Новая волна шепотков покатилась по толпе. Даже учителя за моей спиной переговаривались. Блин, я думала, что не одна не знаю всего списка школьных клубов.
   - Надеюсь, всем было весело, - из моих уст вырвался смешок. - Мое имя появилось в список кандидатов только ради шутки. На самом деле я действительно не лучший пример для остальных: прогуливаю, забываю сделать домашку, опаздываю на уроки и перепрыгиваю через забор после первого звонка.
   Ну все, моя работа выполнена. Никто меня всерьез не будет воспринимать. Можно дальше не волноваться по поводу прогулов и опозданий.
   - УАААА! - заорал кто-то с одного конца.
   С другого конца засвистели.
   - Таким и должен быть наш глава! - кричали, конечно же, школьные хулиганы, которые были со мной знакомы как минимум шапочно.
   Они не были в курсе личности Азазеля (по крайней мере, я все еще надеюсь на это), но знали, что я каким-то боком причастна к противостоянию Азазеля и Хибари.
   - Если кто-то и может противостоять Хибари Кёе, так это она! - крикнула какая-то девочка.
   - Она в десятке лучших в рейтинге школы, несмотря на прогулы! - крикнул какой-то школьник из старших классов.
   - Она состоит в клубе бокса! Вступайте в клуб бокса! - заорал Рехей, не упустив возможности агитации.
   - Она самоотверженно жертвует собой, чтобы противостоять Демону Намимори!
   Выкрики переставали быть редкими и набирали численность. Вскоре их уже не было возможности разобрать. Я различала только агитацию Рехея, но в целом толпа была явно рада за меня.
   Как так получилось-то?
   Я обернулась назад, взглянув на Кёю, который слегка изогнул кончики губ в улыбке, отчего ближайшие учителя скосили на него глаза, будто увидели нечто ужасное.
   Признаю, я все воспринимала как игру. Спор, чья возьмет. Может быть, после Хибари взрослого, которому невозможно сопротивляться, мне просто хотелось перечить Кёе во всем. В любом случае я ощущала азарт, и Хибари его чувствовал. Я хотела победить в этой игре во что бы то ни стало. Но...
   Глава студсовета должен быть не только хорош в учебе и спорте, иметь лидерские качества и уметь управлять людьми, он должен еще пользоваться всеобщим уважением. Проще говоря - быть популярным. Из-за этого большинство голосов на выборах были в мою пользу.
   - Мне даже не пришлось ничего подтасовывать, - гораздо позже, когда все разошлись и мы остались вдвоем в его кабинете, хмыкнул Хибари, передав мне статистику.
   Теперь в школе меня знала каждая собака. Со мной здоровались и знакомились - только в первый день я пожала, наверное, сотню рук. Несмотря на то, что Кёя продолжал требовать, чтобы я училась еще лучше (потому что он будет контролировать), не прогуливала без серьезной причины, не опаздывала и добросовестно выполняла свои обязанности, у меня был статус 'Почетной хулиганки школы' или же 'Первой хулиганки школы' - вариации разнились. Честно говоря, не так я желала прославиться. Даже если я не стану выполнять всех обязанностей главы, вряд ли меня сместят в скором времени.
   Я все еще не понимала, как так получилось, и не верила, что это все реальность. Но уже нужно было работать. Люди предлагали свои кандидатуры мне в помощники, из-за чего Конрад на них чуть ли не плевался. Его пристрастие к курению удивительным образом играло в плюс к моему имиджу. Даже его ярко-рыжие волосы вместе с моими блондинистыми будто были актом протеста. Нужно было вливаться в дела школы и, конечно, ходить на собрания. Причем и там, когда начинали ходить по кругу, стоило мне повторить интонации Хибари, чтобы привести школьников в чувство, меня слушались с радостью, ведь у меня не было с собой тонфа.
   Чтобы сбросить пар, я позвала Хибари на спарринг прямо после такого первого же собрания. В результате кто-то увидел наш спарринг в закрытом спортивном зале и большую его часть пара десятков школьников наблюдала через окна. Которые, между прочим, были на уровне второго этажа. Думаю, не надо объяснять, к чему это привело. Хорошо хоть пламя не использовали.
   Ясное дело, моя репутация примерной, ничем особо не примечательной школьницы трещала по швам давно, но никогда настолько быстро. Одно хорошо - про Азазеля еще никто не узнал.
   Как я поняла, нашим школьникам лишь бы кто, только не Хибари. Мне оставалось только смириться, ведь плохого, на самом-то деле для меня ничего не было... и, конечно же, найти людей, на которых можно перераспределить обязанности, потому что, несмотря на репутацию, Кёя требовал по всей строгости. А нужно было еще и перед администрацией школы отвечать.
   И еще. Кирпич из молочного шоколада был отнюдь не хуже, чем из белого.
  Глава 23
   Прошло уже столько времени. Я сама сидела дома, потому что мне нужна передышка, чтобы осознать все; поэтому я понимала, что и Мукуро нужно время, чтобы переварить послание из будущего. Но я уже всерьез начинаю волноваться.
   Миновали всего четыре дня, а новый студенческий совет переполнен энтузиазмом. Конрад взялся вникать с таким рвением, что понимает в происходящем даже побольше меня и помогает мне. У меня даже личный кабинет появился, а это ого-го какая роскошь в школе. К сожалению, эта комната рядом с кабинетом Хибари, поэтому он часто приходит проверить, как дела. Вот и сейчас зашел без предупреждения, застав живописную картину.
   Бес, с которым мы договорились работать по очереди, сидел за моим рабочим столом главы студенческого совета и шлепал лапой, испачканной в чернилах, по документам. Вместо печати.
   Кёя замер от такого зрелища, и Бес невозмутимо прошлепал еще пару документов. Все отобранное и просмотренное, просто куча лишней мороки. Хибари перевел взгляд на меня, лежащую на диванчике - копии дивана для посетителей в его кабинете, - и спросил:
   - Это что еще такое?
   - Бва-а-а.
   Бес издал непонятное ворчание, объясняющее, как его достала эта скучная работа, и поерзал на моем стуле.
   - Надо же его хоть иногда выпускать, - пожала я плечами, не желая подниматься.
   Так хорошо было распрямить спину. Тем более что учебный день окончен. Школьные клубы уже закрываются, скоро школа вообще опустеет, если уже этого не сделала. С одной стороны, не хочется оставаться в школе допоздна, но с другой... домой тоже не хочется. Даже рыжего отправила восвояси, хотя тот упирался всеми силами и забрал работу домой. А я даже если и освобожусь раньше, то найду себе другое занятие, чтобы прийти, когда уже все ложатся спать.
   - Тебе необходимо проявлять больше ответственности, - заметил Хибари, неодобрительно посматривая на Беса.
   Дракончик беззвучно зашевелил ртом, открывая и закрывая его, при этом закатив глаза. Кёя прищурился, расшифровав его речь без моей помощи.
   - Безответственность - это семейная черта, - ответила я, не желая выходить из блаженного чувства расслабленности и полного спокойствия.
   Почти полного. Где-то в глубине сидел червячок слабой тревоги, затаптываемый мною изо всех сил. Ранее издавший тревожный звонок при выборах главы студсовета, которые Реборн благополучно проигнорировал, этот червячок продолжал слабо зудеть.
   'Шлеп, шлеп'. Бес вернулся к работе.
   Кёя прикрыл глаза и выдохнул, но самообладание не потерял и серьезно сказал:
   - Послезавтра тот день. Нас ждет клан.
   Так он не просто так зашел проверить. Да, я совершенно потерялась в числах, Кёя ведь сразу сказал дату. Вся эта чехарда с выборами, а затем дни полетели практически незаметно за новыми заботами. Но я решила сходить.
   Вздох вырвался против воли.
   - Что мне нужно знать? - собралась и прямо спросила, взглянув на него.
   'Шлеп'. Бес смахнул в сторону еще один лист.
   - Утром начнем собираться. Предупреди, что ты будешь отсутствовать. Лучше, если ты останешься ночевать у меня и мне не придется забираться к тебе через окно, - сказал все совершенно обычным тоном.
   - Ладно, - легко согласилась.
   Нана восприняла новость о моем очередном переезде на неопределенное время с энтузиазмом. Она посчитала, что у нас с Кёей все снова стало хорошо, и опять запорхала по дому, давая мне на ходу наставления, как должна вести себя хорошая жена. Несмотря на то, что я в основном не слушала и собиралась, ее это не волновало. Тсуна философски пожал плечами - для него в этом не было ничего нового. Реборн тоже не заподозрил неладного, боюсь, вопросы у него могут появиться потом, но я все равно не собираюсь отвечать.
   Рыжего я предупредила, и он поддержит порядок. Он рвался тоже отправиться с нами, ему совершенно не нравилось то, что я иду в клан Хибари с Хибари Кёей, но я дала ему важное задание.
   - Мы будем там не больше одного дня, плюс дорога туда и обратно. Так что, - я внимательно взглянула в зеленый глаз Конрада, - если мы не вернемся через двое суток, твоей задачей будет поднять тревогу.
   Рыжий сглотнул, будто предчувствуя худший вариант.
   - Ей, босс, - начал он хрипло. - Может, ну их, пусть сами приходят.
   - Они к нам приходили, и если я предложу главе их клана явиться в Намимори лично, боюсь, нас воспримут за трусов и на всякие союзные отношения можно не рассчитывать, - вздохнула я, ведь у меня тоже не было большого желания куда-то идти.
   - А ты уверена, что союзные взаимоотношения вообще возможны с ними? - с сомнением скривился Конрад.
   На это я только пожала плечами. Сказать ничего конкретно без личной встречи нельзя. Я им дала ту запись, показав добрую волю, а уж как они на нее ответят, будет видно.
   - Посмотрим.
   В кабинет руководства студсовета постучал и зашел Кёя:
   - Нам пора.
   Время было позднее, а мне еще требовалось собраться с мыслями, прежде чем лечь спать. Дела на этот вечер я решила отложить.
   - Минуту, - ответила я Хибари и повернулась обратно к рыжему. - Через два дня ты должен будешь взять с собой Такеши, а затем вместе с ним пойти и рассказать все Реборну.
   Конрад замешкался с вопросом, открыл было рот, да так и застыл, хмуро смотря на меня. Наверное, все понял. Мне тоже не нравилась идея рассказывать все Реборну, но на него одна надежда в случае чего. Уж лучше иметь дело с ним, чем не иметь возможности оттуда выбраться, а там и Емитсу подключится. Как-нибудь да выберемся.
   - Почему этот Ямамото? - только и спросил рыжий.
   - Он Реборну нравится почему-то, - пожала плечами. - Спокойный, рассудительный, или, может, потому, что может быть упорным при таком легком характере. Если с тобой будет Такеши, шанс удачных переговоров с Реборном, как по мне, вырастет.
   - Я бы и сам мог, - проворчал он. - Я его не боюсь.
   - Просто сделай, как я говорю, - попросила его. - И... если все же получится, за это время передай Мукуро, как появится, куда мы отправились.
   Я хотела, чтобы Мукуро пошел вместе со мной. Мне было бы так спокойнее, ведь Рокудо уже меня спас от Занзаса. Он всегда приходил на помощь, когда было нужно, и на этот раз я снова вынуждена была просить его помощи. Но, увы, казалось, тот от меня прячется. Я чувствовала, как колебался центр, отвечающий за силу Тумана, и знала причину. Я уже перестала надеяться, что он сам придет, представляя, насколько ему сейчас плохо, но, когда я отправилась к их шайке и нашла Наги, та мне сказала, что не знает, где он. Либо она соврала, либо Мукуро спрятался абсолютно от всех, что было еще хуже.
   Кого-либо другого я взять не могла, Хибари оставался единственным приемлемым вариантом. Кёя хотя бы знал ту территорию, в отличие от Конрада или Рехея. Просить же Варию провести меня... Они союзники, но никак не телохранители. Меня просто не поймут.
   Хибари разбудил меня ранним утром, едва начало светать. Я едва продрала глаза, не привыкнув к такой ранней побудке. С ним были две женщины в кимоно, разукрашенные по старояпонской моде. Кёя удалился, оставив меня на них, а я и не сопротивлялась, пока они меня умывали и собирали, так как засыпала на ходу.
   Кимоно - дорогое, сшитое на заказ, да еще и вручную, жаль только, не на меня, как положено, но сидело отлично и без этого. По ярко-красной ткани переливался золотой дракон. Но это еще не все. Кимоно - дорогое удовольствие, но мне принесли сразу три штуки на выбор. Кроме самого броского с драконом было еще одно мягкого кремового цвета с россыпью осенних листьев и ярко-желтое с крупными цветами. Я оставила выбор на знающих свое дело женщин. Лицо покрыли белилами, на котором выделялись подкрашенные темным брови и ресницы, яркое пятно губ и розоватые щеки. Волосы собрали в замысловатую, но все равно традиционную прическу пучком. Закутали в кимоно в несколько слоев, что даже двигаться было трудно, и перевязали поясом, как конфету.
   Две женщины закончили с этим за два часа и сказали, что справились довольно быстро. Профессионалы.
   Мне дали зеркало, и одна из них ушла позвать Кёю, чтобы оценил работу. Я так понимаю, он их сам где-то нашел. Похоже, нас ждет жутко традиционный прием.
   Нахмурившись, сидела на коленках на подушечке, рассматривая себя в зеркало. Даже несмотря на полностью нетрадиционный светлый цвет волос, я выглядела, как куколка. Вот такой меня увидят. Вот такой я приду и сяду напротив человека, похожего на Хибари. Взрослого Хибари.
   Он меня растопчет. Просто размажет. Хотя бы той же высокой речью, в которой я все еще не слишком хорошо ориентируюсь. Недостаточно для их уровня. Меня оскорбят мудреным языком, а я могу даже не понять. Он точно будет смотреть свысока и снисходительно, как на потуги ребенка казаться выше и старше, чем он есть. Меня обсмеют даже на чайной церемонии, правила которой я, кажется, изучила уже довольно неплохо. И, разумеется, обязательно ткнут носом в примесь итальянской крови.
   'Нет, так не должно быть', - поняла я и, чтобы не передумать, резким, быстрым движением вытянула украшения, удерживающие прическу, отчего та распалась на плечи.
   Соберись, тряпка. Они будут на тебя давить, как давил отец Кёи.
   Следующим взялась распутывать пояс кимоно и снимать верхнюю 'шкурку', но тут среагировала женщина, с паническими воплями кинувшись ко мне в попытке остановить разрушение наведённой красоты. Но было поздно. Отодвинув дверь, в комнату зашел Кёя в сопровождении второй женщины, в ужасе закрывшей руками рот.
   - Я так не пойду, - сказала Хибари, поднимаясь на ноги.
   Кёя был одет в дорогое мужское кимоно, которое ему очень шло. Он выглядел японцем в энном поколении, и вещь явно была ему привычна.
   - Почему? - нахмурился он.
   - Мы не должны играть по их правилам, - уверенно ответила, смотря ему в глаза.
   - Ты уверена? - спустя паузу уточнил Кёя. - Это место - средоточие традиций.
   - Не думаю, что даже тот же Каваллоне на каждую встречу сменяет свой костюм на кимоно, - пояснила, как могла.
   Мы японцы, а не итальянцы, как Дино, но эта мысль пришла ко мне чуть позже. Тем не менее, на удивление, Хибари меня понял. Или просто решил довериться мне, так как сам явно испытывал сильные сомнения и даже, наверное, нервозность, которую хорошо скрывал. Только небольшое различие движений, которое не заметить, не зная его достаточно долго.
   Я выбрала официальный костюм, который принесла из будущего. Он более нейтральный и скажет этим традиционным снобам, что я не хочу быть, как они. Все их наезды будут смешны. Я ведь полукровка, так что глупо требовать от меня их японской дотошности.
   С галстуком, конечно, пришлось повозиться. В конце концов, пора было уже выдвигаться в путь; Кёя не стал больше ждать, наблюдая за моими мучениями, и помог мне его сам завязать.
  
   ***
  
   Клан Хибари проживал не просто в особняке. Это оказалась территория на острове, охватывающая собой несколько зданий. По сравнению с базой Феникса в Японии где-то в будущем, место, где проживал клан Торикай, выглядело небольшим городом.
   Вчера вечером мы с Кёей обсудили возможные вопросы и ответы. В основном мне придется рассчитывать лишь на себя, так как Хибари предупредил, что он в данном случае выступает лишь сопровождающим.
   - Хибари лишь одна из веток клана, - пояснил Кёя, когда я стала расспрашивать про структуру. -Торикай - общее название клана, в котором сейчас главенствующая ветка - Цуру. Кроме ветки Хибари есть ветки Конотори, Карасу, Хакутё, Угуису, Сузуме, Хато и Ган.*
   Про средства своего клана Кёя, оказывается, практически ничего не знал. Он был боевиком, его растили как солдата, не вбивая в голову все эти тонкости. А если и планировали, то, наверное, позже, ведь Кёя ушел из клана в довольно юном возрасте. Правда, это все равно не отменяло общего воспитания.
   Едва я их увидела, еще из окна вертолета, мне сразу же вспомнился дворец императора в Токио, который я видела по фото из интернета. Белые многоэтажные здания, поднимавшиеся вверх, как пирамиды, имели те же серые крыши или, по крайней мере, очень похожие. Там же, между домами разных размеров, было много зелени и просто пустых участков, но рассмотреть получше мне не удалось. Вертолет держался достаточно высоко и, получив разрешение, пошел на посадку к заасфальтированному квадрату за пределами ворот.
   Пока мы приземлялись, я успела впечатлиться размером острова, покрытого густой зеленью, а когда винт сверху остановился, порадовалась, что отказалась от кимоно. В нем я бы вообще не смогла выбраться из вертолета без чужой помощи, хотя и так Кёя спрыгнул первым и подал руку.
   Нас встречали. Небольшая группа незнакомых мужчин, возглавляемая отцом Кёи, приближалась к вертолету. Приглядевшись, заметила старшего брата Кёи - на этот раз он вел себя смирно и сливался с двумя другими мужчинами.
   - Кусакабе, жди здесь, - дал команду Кёя, пока встречающие были достаточно далеко.
   Тетсуя, который изрядно удивил умением управлять вертолетом и правами на это, просто кивнул:
   - Слушаюсь.
   Рада, что пилот на нашей стороне, хотя меня все еще интересует - как?! Как это вообще произошло? И, к слову, у Кусакабе был пистолет в бардачке, который я успела заметить.
   Было ощущение, что я на пороге чего-то по-настоящему серьезного. Кёя, по крайней мере, подготовился основательно и по-взрослому, даже упаковку с подарком, как положено, подготовил, и червячок внутри опять шевельнулся.
   - Рад приветствовать, - улыбнулся-усмехнулся его отец мне, достаточно снисходительно взглянув на Кёю, не дернувшего и бровью.
   Его сопровождающие же и вовсе держали стандартную маску безразличия на лице, не натянув даже улыбку для вежливости.
   - Жаль, что доставила вам неудобства, - сказала, выудив из памяти четкий план неписанных правил.
   Я должна была говорить от своего лица. Удивительно, но Хибари Хизэши, который был отцом Кёи, сразу же дал понять, что главный гость (читай, блюдо) сегодня я, а Кёе отводится роль безмолвного сопровождающего и закуски.
   - Это мы вынуждены просить прощения за скромный прием, - мне показалось, Хизэши улыбнулся чуть более одобрительно.
   По крайней мере я выполнила минимальный набор действий гостя. Осталось лишь передать подарок и последовать за хозяевами, что я и сделала. До ворот было приличное расстояние, которое пришлось преодолеть пешком. Меня не оставляло ощущение, что со стороны стены и невысоких башен за нами следят, но вот мы миновали открывшиеся перед нами ворота и пересекаем каменный мост надо рвом. Внизу тихо течет мутная вода, один бог знает, что скрывающая за собой.
   Дальше открытая площадь, которая разделяет мост и дома впереди. Меня уверенно проводят вглубь, и я могу пока что поглазеть по сторонам, но не слишком заметно.
   Людей немного, но все же кое-где выглядывают черноволосые и бледнолицые. Женщины, к слову, такие же. Но завидев незнакомцев, они все шустро прячутся, не рискуя попадаться на глаза. Отец Кёи - как я понимаю, глава ветви Хибари - идет впереди гордо и с чувством собственного достоинства, выделяясь среди даже своих подчиненных. Хотела бы я выглядеть хотя бы немного похоже, но, боюсь, подать себя так - задача не из легких.
   Среди домов прослеживается некоторое различие и одновременно закономерность. Я заметила, что некоторые будто огорожены зеленым забором, прежде чем обратила внимание, что по обе стороны таблички у входа различаются. Причем троица, что шла по настилу у одного из домов, не спешила прятаться, провожая нас внимательными раскосыми глазами. Но Хибари провели нас дальше, к табличке с иероглифом Цуру - 'журавль'. Кёя говорил, что главенствующая ветка - значит, сильнейшая семья. Что ж, посмотрим на сильнейшего бойца клана Торикай...
   У входа все по очереди, как положено, разулись, а уже затем пошли по просторному коридору в доме мимо дверей, пока не остановились у одних. Отец Кёи легко постучал по тонкой раме двери, и изнутри донеслось властное разрешение войти. Охрана Хибари осталась у входа, а Хизэши дал своему старшему сыну и нам знак идти.
   Они пошли вперед, а затем склонились оба в поклоне перед человеком, сидящим на небольшом возвышении в ступеньку высотой. Я тоже наклонила голову в качестве приветствия, но постаралась не дернуть даже плечами, отчего мужчина, сидящий в центре, нехорошо прищурился.
   Глава клана, а это, похоже, именно он, как и все его люди, был одет в кимоно. Двое телохранителей сидели по обе стороны от него, а всем остальным, похоже, предлагалось сесть на подушечки у низких маленьких столиков индивидуально для каждого. Правда, столиков было всего два, и за один из них сел Хибари Хизэши, а его сын, Даи, сел прямо на пол позади и чуть сбоку от него.
   Я оглянулась на Кёю с сомнением, но тот чуть дернул подбородком. Мне не следовало бросать на него взгляд, а сразу же, без сомнений сесть на предложенную подушечку. Не привыкла я относиться к Кёе, как к подчиненному. Глупо надеяться, что этого никто не заметил, но я и вправду сильно нервничала. Особенно когда увидела главу.
   Это был мужчина, наверное, старше сорока. По крайней мере он выглядел старше Хибари Хизэши. Черные волосы уже с проседью, лицо сухое, в морщинах, и глубокий резаный шрам на щеке. Глаза такие же неприятные, цепкие и внимательные. Матерый.
   Вначале должны были быть долгие прелюдии и расшаркивания, но к счастью, ради меня никто не стал сильно стараться и растекаться мыслью по древу. Просто подождали, пока прислуга не поставит небольшой перекус и питье (безалкогольное) на столики, чисто символически прикоснулись к нему, а затем начались пляски:
   - Савада Акира... - медленно произнес мужчина, оценивающе осмотрев меня с головы до ног и совершенно этого не стесняясь. - Мое имя Цуру Сэтоши. Я слышал, что твой атрибут редкий и достаточно сильный.
   В голове была какая-то тревожная пустота. Ничего толком не осталось от уроков Хибари, как будто кто-то их вымел метлой оттуда. Пришлось импровизировать.
   - К сожалению, я о вас ничего не слышала.
   Старший брат Кёи, сидящий за их отцом, дернулся и прищурился. Видимо, подавать голос ему запрещено.
   - Я нынешний глава клана Торикай, - снисходительно усмехнулся Цуру.
   Похоже, мой жест с тем видео дал мне некоторые привилегии. Вряд ли большие, но за неверное слово или сомнительную дерзость меня не убьют на месте. Уже хорошо, потому что строить из себя подобие Хибари долго я не смогу.
   - Хорошо, - возвращаю ему улыбку. - Что же хотел от меня нынешний глава клана Торикай?
   - Прежде всего выразить благодарность за запись, что стала для нас неприятным сюрпризом. Верно ли то, что ты создала свою семью и не хочешь быть частью семьи Вонгола?
   Пытаются прощупать почву, однозначно. Феникса на данный момент, считай, нет. Торикай, даже если прознали про деятельность Азазеля, вряд ли воспримут парней из уличных банд за достойную семью. Я тоже не собираюсь подставлять парней, которые пока что не готовы к такому, поэтому могу представить только мой костяк - хранителей.
   - Верно, я и мои хранители имеем намерение полностью отрезаться от Вонголы. Насчет дальнейшего нашего пути я умолчу, но надеюсь, что мы найдем с вами общий язык, раз уж мой хранитель выходец вашего клана.
   - Это соответствует моим ожиданиям, - степенно кивнул глава. - Ввиду того, что Вонгола явно имеет виды на нашу территорию и уже делает первые шаги против моего клана, я заинтересован в усилении клана и всевозможной информации о Вонголе.
   Что-то вызывает подозрения. Информация еще куда ни шло, хотя, как раз ее я не могу дать, но могу дать им выход на Варию. А вот намеки, которые явно уже прозвучали, я пропустила мимо, из-за чего Цуру смотрит на меня с ожиданием, а я сижу с многозначительным молчанием и ожидаю продолжения. Пауза стала затягиваться, и он говорит яснее:
   - В моем клане есть много способов для сотрудничества, а редкий атрибут ценится довольно высоко, и в обиду я его не отдам.
   Оп-па, предлагают присоединиться к клану и защиту от Вонголы?
   - Клан предлагает большой выбор. Если моя информация верна и ты благоволишь Хибари Кёе, то вы можете присоединиться к ветви Хибари.
   Да ладно! Опять двадцать пять!
   Встретившись с моим злым прищуром, глава клана продолжил, сообразив, что сделал ошибку.
   - Если же ситуация иная, у тебя есть на выбор любой член клана. Хибари Даи, к примеру, подает большие надежды, - Цуру кивает сидящим Хибари.
   - Он мой наследник, - говорит Хизэши с достоинством. - Он силен, умел и молод. Его атрибут - Ураган, которого у тебя, насколько нам известно, еще нет.
   Но явно не слишком умен. Что я могу про него сказать - так это то, что он несдержан и наше отношение к предназначению семьи явно отличается. Даи от похвалы аж со стороны главы клана и отца одновременно весь засиял и расцвел, почувствовав себя центром мира. Как же, его посчитали достойным.
   - Либо же младший из моих сыновей возьмет тебя в жены, - Цуру кивнул на молодого мужчину справа от него, которого я приняла за охранника.
   Ему было явно около двадцати. Не прогадал: и юного предлагал, и уже состоявшегося мужчину с высоким статусом.
   Что я поняла, так это то, что атрибут Неба для них желанная добыча. Ради меня даже готовы идти на некоторые уступки, заманивая в свой клан. Может быть, не последнюю роль тут еще сыграла родственная связь с Вонголой, но об этих всех нюансах я давно знала. Папаня наверняка хотел продать меня подороже, а Каваллоне был ему еще и удобен. Союзы семей и все такое. Заманчиво сделать ему подлянку и уйти на неудобную для него сторону, но не ценой своей жизни. Клан Торикай умеет искать выгоду. Они думали, что обманули Вонголу, отдав им бракованный экземпляр атрибута Облака. Таким же образом они могут сказать мне, что пойдут против Вонголы, а потом заключить с ней же союз на основании того, что дочь Внешнего советника и сестра будущего Десятого уже повязана с их кланом и, чем черт не шутит, уже даже носит ребенка.
   Так как мне им ответить? Кроме, разумеется, варианта послать под три черты? Это политика и дипломатия, а значит, однозначно ничего отвечать нельзя. Пусть думают, что я еще могу повестись на их удочку.
   - Вашего наследника, равно как и других членов клана, я не знаю. Кёя же меня устраивает и по силе, и по умениям, и по возрасту. Хотя я считаю, что в моем возрасте слишком рано для появления мужчины в моей жизни, и Кёя поддерживает меня в этом вопросе.
   Назад не оглядываюсь, потому реакцию Кёи не вижу, но надеюсь, что он продолжает держать лицо.
   - Это единственный способ, который вы можете предложить для нашего сотрудничества? - приподнимаю бровь, глядя на Цуру, но легкого налета насмешливости не удается спрятать.
   Если он думал меня купить так легко и просто за одну защиту, то пусть обломится. Папаня хотя бы меня в обиду не даст, так как родная кровь, а вот как отнесется клан, как только попаду в их лапы - еще большой вопрос.
   - Зависит от того, что можешь предложить ты, - высокомерно отозвался глава клана уже несколько недружелюбно.
   Пришло время набить себе цену. Это я уже обмозговала ранее.
   - Не знаю, насколько хорошо вы информированы о делах Вонголы, но они идут в гору. У будущего Десятого босса и его ближних появилось новое оружие, которое вскоре Вонгола, скорей всего, массово распространит в своих рядах. Через несколько лет без этого оружия, созданного для людей с пламенем, любое противостояние будет проигранным. Я позаботилась о том, чтобы это оружие было у меня, моих людей и моих союзников.
   От моих слов, кажется, атмосфера поменялась. Я понимала, что это приведет к переходу на другой уровень, хотя они явно не планировали идти дальше предыдущего разговора.
   - Если оно у тебя с собой, может быть, ты его нам продемонстрируешь? - предложил Хибари Хизэши, опередив главу своего клана, отчего тот закаменел лицом и убийственно на него посмотрел. Поэтому отец Кёи продолжил: - Глава моего клана, я считаю, высоко оценит оказанное доверие.
   Мне предлагали сделать еще один шаг в их сторону даже без каких-то обещаний с их стороны, но выбора не было. У меня пока что слишком мало сил и возможностей, скорее, я - лакомая добыча.
   - Думаю, это возможно, но не здесь, - осмотрела я достаточно просторную гостевую комнату, в которой без стеснения, наверное, могли поместиться полсотни человек.
   - Тогда предлагаю пройти в более удобное место, - согласился глава клана, мягким и плавным движением поднимаясь на ноги.
   Я встала вместе со всеми остальными. Он подошел ко мне ближе, посмотрел жестким взглядом сверху вниз и жестом указал идти рядом с ним. Все остальные будто получили какие-то дополнительные указания и держались на расстоянии, оставив нас наедине. Кёе удалось протиснуться вперед всех, но вряд ли надолго.
   - Что это за оружие? - спросил Цуру Сэтоши.
   - Если я вам все расскажу, то будет не так интересно, - увильнула от ответа с улыбкой.
   Мужчина повел нашу небольшую процессию по дорожке, выложенной мелким гравием. Провел между домами, мы пересекли пустырь и подошли к одноэтажному зданию, занимавшему большую площадь, но не зашли внутрь, а обогнули его, выйдя на... наверное, полигон. Здесь было углубление в виде ямы с горизонтальными утрамбованными стенами. А внутри сидел... звереныш. Двое взрослых мужчин в одинаковых тренировочных робах загоняли его, а мальчишка лет восьми отбивался шестом в своих руках. Причем шесты, что у мальчишки, что у взрослых, были одинакового размера.
   Отбивался он плохо и уже был изрядно побит, зажат в угол, но все равно пытался остановить удары более сильных оппонентов. Несколько мальчишек примерно такого же возраста, плюс-минус пять лет, стояли по краям ямы и наблюдали за избиением.
   - Зачем это все? - спросила, хмуро наблюдая за зрелищем. - Где он провинился?
   - Это тренировка, - ответил мне Цуру, стоявший практически рядом. - Все наши бойцы проходят через нее. Она воспитывает в них дух, которым славятся сильнейшие бойцы клана.
   После его ответа я задалась вопросом: сколько еще подобных тренировок проходят их мальчишки? Или и девчонки тоже, по мелким ребятишкам в одинаковых тренировочных костюмах, похожих на костюмы каратистов или дзюдоистов, не поймешь.
   Мальчишку в яме все же сбили ударом посоха, и тот упал, пытаясь шевелиться, но слишком уж вяло, за что получил еще несколько ударов палицей, а затем глава клана поднял руку и повысил голос:
   - Достаточно!
   Ребятишки у края отпрянули в стороны, шустро оказавшись за несколькими взрослыми, что стояли рядом с ними. Взрослые быстро поклонились и повели их в здание, повинуясь движению подбородка их главы. Те, что были внизу, в яме, подхватили бессознательное тело черноволосого мальчика и удалились следом.
   - Разве обязательно проводить настолько жесткие тренировки? - не смогла я удержать язык за зубами.
   Не могла все отделаться от мысли, что на месте мальчика когда-то был Кёя. Ведь они не тренировали ребенка, а методично загоняли в угол и практически забивали.
   - Они оправданы, - посмотрел на меня непонятным взглядом Цуру. - Клан Торикай крепко держит свои позиции одного из сильнейших, практически наравне с Вонголой.
   - И сколько процентов успеха после таких тренировок? - резко спросила, выдержав его взгляд.
   - Три-четыре из десяти погибают, двое-трое не могут раскрыть силу своего атрибута и становятся прислугой. Но оставшиеся - гордость нашего клана.
   Честный ответ, но числа впечатляют.
   - Неужели это выходит оправданным? - не желая верить, уточнила.
   - Вполне, - последовал незамедлительный твердый ответ. - Выживают лишь сильнейшие. Лишь они могут выгрызть своими клыками у судьбы свое право.
   Непроизвольно бросив взгляд назад, на Кёю, вспомнила, как его брат называл его 'сломанным' Облаком. Кёя не мог управлять своей силой, как того требовал его клан. Вероятно, в детском возрасте, он, как и Ламбо, совершенно не мог контролировать пламя, и оно появлялось разве что в момент, когда положение было особенно безвыходным, с угрозой жизни... А затем, видимо, появлялся и берсеркер. Кёю не отправили в разряд совершенно бесполезных по мнению клана, но и научиться управлять своим атрибутом он при таких условиях не смог бы. Клан Торикай делал примерно то же, что и Реборн - добивался того, чтобы подопытный оказывался зажатым в угол и огрызался изо всех сил. Пламя появлялось благодаря инстинктам. С их же помощью они учились интуитивно управлять своей силой методом силовых тренировок: у Кёи была отличная физическая подготовка, но что-то вроде медитаций он совершенно недооценивал.
   - Можешь использовать этот полигон, - сказал непроницаемый Цуру.
   Я уже было подняла руку с кольцом Беса, как к нам подошел Кёя:
   - Позвольте мне.
   Встретившись с его решительным взглядом, опустила глаза на его руку, где было кольцо Ролла. Обычное металлическое кольцо, где вместо драгоценного камня вырезано что-то похожее на мордочку ежа, окруженного колючками. Пожалуй, он прав, Беса лучше оставить козырем на потом. Главное, чтобы Ролл сработал хорошо. Мы проводили тренировки практически со всеми: Кёей, Рехеем, Конрадом, Такеши и даже при участии Тсуны, Наги и Гокудеры. Мукуро я так и не смогла найти. Базиль улетел в Италию почти сразу же. Остальные же в постоянных склоках между собой, но познакомились с животными из коробочек. Хотя теперь из колец. Как только зверей переместили в кольца, больше никто кроме владельцев не мог выпустить их на волю. Для владельца - удобно, но в долгосрочной перспективе, если когда-то захочется передать его детям или ученикам, уже ничего не выйдет.
   После моего кивка Кёя спрыгнул вниз и поднял голову. Цуру его как-то понял и подал знак своим людям. К Кёе присоединились трое: один мне незнакомый телохранитель главы клана, сын Цуру и старший сын главы семьи Хибари, отчего у Кёи на лице появилась предвкушающая улыбка. Его противники были тоже полностью уверены в себе и даже достали оружие, которое было спрятано среди одежды. Маленькие скрытые ножи и метательные звездочки - у них все же было с собой оружие, несмотря на внешне безоружный вид.
   Кёя лишь поднял правую руку с кольцами, продолжая улыбаться, и зажег пламя, заклубившееся высокими фиолетовыми всполохами в разные стороны, отбрасывая фиолетовые блики на его лицо. Пламя собралось и сформировалось в ежика размером с бейсбольный мяч. Он приземлился на раскрытую ладонь Кёи, тихонько пискнув.
   Противники Хибари смотрели насмешливо и, как по мне, были слишком небрежны. Кёя же посмотрел на ежика с улыбкой и мягко отдал команду:
   - Колючий шар.
   Маленький ежик стал на все четыре лапки, весь напрягся от желания оправдать ожидания своего хозяина и издал длинный тоненький писк, одновременно с этим отделяя от себя сгустки пламени Облака, превращавшиеся в таких же ежей. Они все стремительно разлетелись в стороны, как семечки, свернулись клубками и очень быстро стали расти в размерах и снова делиться. Противники Хибари отпрыгнули назад, вынужденно разрывая дистанцию, и очень скоро уперлись спинами в стены ямы, а затем, не сумев остановить растущие острия шипов своим оружием, повыпрыгивали наверх. Заполнив своими копиями и острыми шипами все пространство ямы, Ролл остановился, а затем все его копии вспыхнули фиолетовым пламенем, собираясь обратно в одного ежика, сидящего на руке Кёи, который был цел и невредим. И, разумеется, очень доволен собой.
   Его ежика не смогло остановить даже оружие, усиленное пламенем - чем не повод для гордости? Чтобы хоть что-то сделать зверьку, состоящему из пламени, понадобится очень мощная атака, гораздо мощнее тех, что могли предложить эти бойцы. Не знаю, показали ли они все, что могут, но и так пламя на их оружиях было хорошо видно.
   Я взглянула на непроницаемое лицо главы клана Торикай, смотрящего на Кёю внимательным взглядом и что-то явно переосмыслявшего.
   - Эти звери могут изменить текущее положение вещей, - решила я нарушить молчание первой, пытаясь изо всех сил скрыть торжество. - А могут существенно укрепить позиции Вонголы, как только она вооружит ими своих людей.
   Я видела - они совершенно не знают, что это такое, но чувствуют, как под ними начинает тлеть земля, и верят мне. Сильнейший клан в Японии, ага. Один из сильнейших в мире, ага. Чтобы сохранить эту позицию, клан Торикай должен раздобыть оружие не хуже.
   - Откуда этот зверь у тебя? - обратился ко мне Цуру, проигнорировав Кёю, запрыгнувшего наверх и остановившегося недалеко от нас.
   Старшие Хибари и представители семьи Цуру напряженно всматривались и вслушивались, бьюсь об заклад, улавливая негромкую речь. Я чувствовала некоторое напряжение, возникшее среди них, Кёя тоже напрягся, а уж взгляд главы клана стал по-настоящему опасным.
   Собравшись с силами, незаметно сделала вдох-выдох. Вполне вероятно, что они попытаются нас здесь задержать или отобрать кольца со зверьми. Звери увеличат нашу силу, но кто знает, сможем ли мы вдвоем прорваться через весь клан. Их взгляды жадно пожирают кольца, что значит - они хотят их заполучить. Возможно, даже любой ценой.
   Не знаю, насколько они оценивают свои шансы скрыть мою пропажу на территории их клана, но я знаю: я лишь дочь Внешнего Советника Вонголы, разменная монета, и нет той силы Феникса, что был в будущем, за моими плечами. Только группа хранителей. И все равно я должна набивать себе цену.
   - Простите за опоздание, - неожиданно донесся до нас мягкий голос.
   За спинами людей из клана появился Мукуро со своей извечной обманчиво мягкой улыбкой на лице и трезубцем в руке. Мужчины рассыпались в стороны. Судя по округлившимся глазам, воины не заметили его появления, и тут же ощетинились оружием. Откуда-то из зданий и со стороны улицы выскочили еще два десятка бойцов, окруживших нас. Сверху, на крышах ближайших зданий, застыла их подмога или бойцы, специализирующиеся на дальнем бое. Они хорошо скрывали свое присутствие. Отголоски их присутствия ранее я игнорировала, так как здесь жило множество людей. Оказывается, зря.
   - Нехорошо так встречать гостей, - продолжил Мукуро, ничуть не смутившись, и взглянул на главу клана. - Ведь мы в ответ тоже можем нарушить правила вежливости. Если мое Небо отдаст приказ, я вырежу их всех.
   Выглядел Мукуро вроде бы как обычно. Бледный, конечно, как простыня, но улыбка та же, и взгляд нагловатый с хитринкой. Правда, на меня не смотрит, сверля взглядом Цуру.
   - Кровавому Туману нужен приказ? - приподнял бровь отец Кёи, сохранявший бесстрастный вид.
   Мукуро взглянул на него, одними губами улыбнувшись еще шире. Разные глаза смотрели холодно.
   Глава клана Торикай поднял руку, вымолвив:
   - Я не хочу начинать бессмысленное сражение. Это лишь средства безопасности.
   Ага, безопасность свою сохраняет, зараза. Кёя, доставший тонфа, объятые фиолетовым пламенем, источает как раз такую убийственную ауру на зависть многим. А его соклановцев даже не проняло. Немудрено, так как у главы клана очень сильная, давящая аура Урагана.
   - Защищаться от того, кто пришел на переговоры? - изображая наигранное удивление, уточнил Рокудо. - Хотя, действительно, мое Небо достаточно сильное, чтобы выбраться отсюда. Пожалуй, только ее неопытность не позволит ей сравнять весь остров с землей вместе со своим зверем.
   Это он уже преувеличивает... Наверное. Бес, конечно, шустрый и выдает довольно мощные атаки, но не настолько разрушительные, как у Занзаса. В смысле, да, он может снести небоскреб, но остров? Да еще и наполненный бойцами клана Торикай?
   Хм, оказывается, Мукуро все же наблюдал за тренировкой, но все равно не появился. И до сих пор не позволил поймать свой взгляд. Это тревожит.
   - Неужели вы думали, что кто-то вроде меня, одного из сильнейших Туманов, выбрал бы кого-то слабого? - снисходительно произнес Мукуро, играя на чужих нервах.
   Как же я рада его появлению!
   - Как я уже сказал, это лишь средства безопасности, - твердо и властно припечатал глава клана. - Нет ничего удивительного в том, что территория клана находится под постоянной защитой. В том числе от проникновения даже сильных иллюзионистов, - прищурился он, сверля взглядом Мукуро.
   Похоже, я отошла на второй план. Ну и слава богу. Наверное, таким людям, как Цуру, сложно было поверить, что Мукуро с его репутацией неуправляемого безумца попал под чей-то контроль. С этим не справилась даже Вонгола.
   - Мне было просто слегка обидно, что можно было пойти лишь одному и Кира взяла с собой не меня, - изобразил он печаль и даже горестно вздохнул. Печаль тут же выветрилась, и на лице расплылась довольная улыбка: - Зато мое Небо вряд ли станет возражать, если я развлекусь с теми, кто отверг ее щедрое предложение сотрудничать.
   - Молодец, - хмыкнула я, и тут же всего на одно мгновение иллюзионист преобразился.
   За секунду до этого он знал себе цену и вел себя, как какой-то франт, пусть и одетый в черный официальный костюм, как у нас с Кёей. В следующую - его взгляд резко скакнул в мою сторону, такой удивленный, тревожный и даже будто испуганный.
   Рокудо быстро собрался, попытался вновь натянуть ту же улыбку, хотя она была несколько нервной, и вновь перевел свой взгляд от меня.
   Всего одной фразой я едва не поломала ему всю игру, которая так успешно шла. Но глава клана, как и все остальные, взглянул на меня как-то иначе.
   Отлично, теперь они думают, что я управляю Рокудо с помощью страха.
   - Имеющееся в виду предложение к сотрудничеству включает в себя информацию о новом оружии? - поинтересовался Цуру. - Я могу узнать, откуда оно у вас?
   - Их помог создать один мой знакомый, - ответила правду, умолчав о том, что тот был 'другом' моей будущей версии. - Этот знакомый знает еще много интересных вещей, но, к сожалению, сейчас он под присмотром Вонголы. Вероятно, он был бы не против сотрудничать со мной. Для меня пока что слишком проблемно помочь ему. Его имя - Бьякуран.
   В целом переговоры с кланом Торикай прошли успешно. Мы ни о чем толком не договорились, но репутация Феникса как темной лошадки сыграла нам на руку. Торикай получил наводку на Бьякурана и сможет работать с ним через меня. Всегда выгодней, когда человек делится информацией добровольно. Я не обещала им завода по изготовлению коробочек, но думаю, мы с ними сойдемся в интересах, если они через время помогут воссоздать технологию создания коробочек, и в результате я тоже смогу вооружить свою будущую семью. Так что, если они помогут Бьякурану - это будет ответом на мое предложение сотрудничать.
   Это все, конечно, лишь планы, а жизнь непредсказуема. Посмотрим, к чему это все в итоге приведет, на сегодня уже достаточно того, чего мы смогли добиться. Безусловно, клан Торикай располагал гораздо большими средствами, но из-за того, что мы распушились, показав, что мы больше, чем есть, и нашу игру не раскусили, все закончилось хорошо.
   Про Кёю никто больше не заикался, как было раньше, при встрече с его отцом. Я правильно поняла, что после передачи его Вонголе клан Торикай получил некую плату. После этого у них нет никаких прав на Хибари Кёю. Претензии ко мне могут быть лишь у Вонголы.
   Мукуро, как только мы оказались за пределами ворот и едва дошли до вертолетной площадки, пропал. Ничего даже не сказал и так и не взглянул на меня, все время идя за моей спиной вместе с Кёей. Кто его знает, была ли это лишь его иллюзия, использовал ли он чье-то тело или добрался как-то сам, но в вертолете его не было. Наверное.
  Примечание к части
  * На мой взгляд странно бы звучали названия кланов и фамилий при полном переводе. Если перевести их, то эта фраза бы звучала так:
  'Торикай - общее название клана, в котором сейчас главенствующая ветка - Журавль. Кроме ветки Жаворонка есть ветки Аиста, Ворона, Лебедя, Соловья, Воробья, Голубя и Гуся'
  Дальше я буду использовать японские слова, запоминать все названия не обязательно.
  Глава 24
   Мукуро все еще не объявился, а искать Туман, который не хочет, чтобы его нашли, похоже, гиблое дело. Я испытала каплю облегчения, когда он пришел на помощь, но затем он снова заставил о себе волноваться. Я знала: он где-то рядом, наблюдает, но все еще не пришел. Мне оставалось лишь снова только ждать, но ожидание выходило неприятным и даже мучительным.
   Мало того, что источник Тумана трепыхался - я уже знала, что это значит, - так еще и перед глазами все время был тот взгляд Мукуро.
   Заниматься школьными делами не было ни сил, ни желания. Зато я быстро отыскала помощников. На самом деле, желающих было довольно много, так как раньше у нас в школе фактически не было возможности чем-то руководить. Тем более что при этом пришлось бы связываться с Демоном Намимори. И это я сейчас не про Азазеля, а про главу Дисциплинарного комитета. А тут я - замечательный буфер между адекватным социумом и трудоголиком, перфекционистом и зверенышем.
   На данный момент у меня был верный зам и какая-никакая правая рука - Конрад. Это он в основном орал на нерасторопных школьников, которые реально иногда доводили. Секретарь - парнишка с младших классов. Мелкий и щуплый, кажется, даже больше, чем Тсуна год назад. Учится тоже на том же уровне. Зато очень шустрый и расторопный, любой бочке затычка. В ворохе всех внезапно разом свалившихся дел он был как рыба в воде. Бухгалтер тоже, как по мне, оказался хорошим приобретением. Парень со старших классов, ответственный, как Хибари, и с отличной памятью. Мог навскидку вспомнить, что и куда ушло, с незначительной ошибкой. Такого, как мне кажется, не провести нашим школьным клубам, которые все жутко прибеднялись и различными хитростями пытались откусить кусок побольше из выделенного бюджета.
   Конечно, контроль с помощников спускать не следовало, иначе могли таких дел наворотить, что страшно станет. Но у меня была и своя банда, делами которой я всерьез озаботилась после возвращения с обиталища Торикай. Приходилось выкручиваться.
   Поставив двухсотграммовый стаканчик мороженого на стол, заявила:
   - У вас есть время, пока я не ем. Говорите.
   Весь наш небольшой коллектив сначала растерянно замолчал, а затем вывалили одновременно кучу словесных отчетов, придвигая ко мне документы. Пришлось немного осадить и попросить говорить по очереди.
   Рыжий стоял за моим плечом гордой статуей, несмотря на то, что все остальные сидели. Парни иногда терялись от нашего поведения, но ничего - привыкнут.
   Стоило мне прийти на базу Азазеля, где на первом этаже царила завидная праздность, валялись бутылки с пивом и еда, как я поняла, что пришла не зря. Экстренно собранные лидеры Альянса сообразили: началась ревизия. А то расслабились, пока я была в будущем.
   Дела у нас шли плавно и размеренно, но не было каких-то четких целей. Фуюки отчитался о личном персонале, который после его приказа выстроился в шеренги перед предводителем. Когда-то мне все же придется снять маску, я это понимала. Но пока что они все еще не знали, кто я, и, похоже, некоторые до сих пор не верили. Мегуми, к слову, широко занималась политагитацией, если так можно выразиться. В частности, она и здесь устроила уголок Азазеля, с фруктами и благовониями.
   Немного повлияв на личный состав аурой пламени и посверкав глазенками, пытаясь скопировать тяжелый взгляд босса Варии, указала на неряшливость помещения. Мы, конечно, пока все еще уличная банда, да и парни выглядели обычной шпаной, но надо бы стремиться к лучшему. Фуюки от лица своих людей принес извинения и пообещал исправиться. И вот что-то не сомневаюсь, что гонять людей он умеет хорошо. Нужно попозже дать ему наставлений. Хотя выстроившиеся парни и так явно не ожидали моего появления, смотря округлившимися глазами, как на восьмое чудо света.
   Когда мы поднялись наверх, Мураками отчитался о финансовом состоянии. Вырученные с записи боя Варии и Девятого деньги большей частью уже пошли в дело. Мураками приобрел два (!) автомобиля: газель и тот черный автомобиль, на котором меня вез рыжий. Газель предназначалась для наших работяг, а автомобиль для самых важных поездок.
   - Хочу вертолет, - держа в руках отчетность, задумчиво пробормотала, почесав подбородок.
   Подняв глаза, увидела застывшие взгляды. Ну, я понимаю, новый студенческий совет в школе иногда смотрит такими глазами, но этих-то уже ничего не должно удивлять.
   - У Кёи есть, и Кусакабе умеет им управлять, - пояснила свою мысль. - Но пока что обойдемся, все равно лишнего, как я поняла, не осталось?
   - Я приобрел еще гараж и обмундирование, кроме того, куча мелких расходов, - прокашлялся Мураками. Да, я заметила, что наша база обзавелась мебелью. - Все остальное, разделив, перевел на другие счета. Старый счет действительно взломали, как вы и думали.
   Папаня, наверняка, постарался. Мы, конечно, могли выручить с такой редкой записи гораздо больше денег, будь у нас время, имя и связи, но что есть, то есть.
   Я перелистнула несколько страниц, найдя нужные цифры. Мураками сделал очень хорошо, понятно распределив, что и где. Кроме того, тут была еще и отчетность о содержании. Пока мы уличная банда, содержание тоже не должно быть слишком-то большое. Сообразив, что тут моя оценка может быть неверной, передала эти данные Конраду на проверку. Может, он сможет лучше сопоставить численность нашей банды и указанные расходы.
   - Азазель-сан... - обратился Коичи.
   - Акира или просто Кира, - поправила я. - Пока мы наедине, разрешаю, а вскоре, чувствую, придется снимать маскировку.
   - Или босс, - добавил рыжий, на секунду отвлекшись от документов.
   Коичи снова замолчал, будто пересиливая себя. Если так подумать, то никто из них ко мне по имени, считай, и не обращался. Раньше было как-то почаще.
   Коичи нахмурился и решительно выдохнул:
   - Акира-сама! У меня есть основания утверждать, что Ямада собрал не самый лучший сброд, что он обычно собирает.
   Фуюки наградил его злым взглядом, а я приподняла вопросительно бровь, ожидая продолжения.
   - Это обезьяны, а не люди! - воскликнул Коичи. - Хорошо, что вы сами только что видели, что творится на первом этаже. У них не то, что дисциплины нет, у них и верность наверняка отсутствует, как понятие.
   Фуюки, ранее при всех своих людях принесший официальные извинения Азазелю, хмуро выдал:
   - Они подчиняются мне и хранят верность сильному. А что твоя часть? Все такая же малочисленная? Насколько я знаю, количество людей у тебя почти не поменялось.
   Я отыскала на столе документ, где в том числе имелись и такие данные. Действительно, численность людей Коичи составляет всего шесть человек. Так же, как и было пять лет назад. А у Фуюки тридцать два человека. Для сравнения: Дисциплинарный комитет состоит из восемнадцати человек. Разумеется, не всегда банда Фуюки была такой многочисленной, но на данный момент - это так.
   - У меня много новичков, но часть из них отсеется в скором времени самостоятельно, а за оставшихся я готов ответить, Акира-сан, - пробасил грузный Ямада, заметив, что я задумчиво его рассматриваю.
   Фактически в городе сложилась такая ситуация, что Дисциплинарный комитет по-прежнему вступает в стычки с Альянсом, но это уже стало чем-то обыденным. Никакой поножовщины, никаких тяжелых орудий, только кулаки, честь по чести. И те и другие занимаются рэкетом, но подзащитные обыватели с обеих сторон, видя, что их стражи неусыпно бдят, спокойно продолжают заниматься своими делами. И все три стороны довольны жизнью. Полиция на это смотрит сквозь пальцы благодаря репутации Хибари, а с пришлыми бандитами мы разбираемся сами.
   Так уж сложилось, что основная рабочая и боевая сила под командованием Фуюки. Большое число людей, огромное рвение и быстрое реагирование существенно сыграло ему на руку. У Мураками было всего двое помощников, читай, личных телохранителей и подпевал, так что их не считаем. Чем же тогда занимается шестерка Коичи?
   Парень сглотнул под моим взглядом, наверное, я уж слишком пристально и долго его рассматриваю. Хотя взгляд выдержал.
   Как ни посмотри, а они - маленький, но груз. Пусть им и хотелось бы быть полезными, но с группой Фуюки соперничать не в силах. Изначальная шестерка друзей Коичи так и осталась, не изменившись за все эти годы. Они более честные ребята и придерживаются правил, как и Коичи. Поэтому и смотрят слегка презрительно в сторону своры Ямады. С другой стороны, я не вижу всего, что творит Фуюки, может быть, он где-то перегибает палку. Я же не могу быть во всех уголках города одновременно. А вот Коичи с друзьями наблюдают за всеми их действиями очень внимательно, хм.
   - У меня для тебя не самое приятное предложение, - сказала Коичи. - Раз уж твои сомнения насчет банды Фуюки обоснованные, то собери доказательства со своими ребятами и предъяви мне. То же самое касается и работы Мураками.
   - А при чем я? - сразу же вскинулся Хидики. - С чего этот подлиза будет лезть в мои дела?!
   - Раз тебя это так волнует, то лезть действительно стоит, - прищурилась я. - Не думай, что я всегда буду смотреть сквозь пальцы на все денежные обороты. Мы одна организация, ты обеспечиваешь всех материально, взамен получая физическую силу, все по-честному. Я планирую вывести нашу организацию выше, чтобы она стала действительно Фениксом, а не Альянсом, но для этого мы должны и работать, как Феникс.
   Мураками посмотрел на меня долгим взглядом, а потом все же собрался, посерьезнев и уточнил:
   - Но я ведь имею право на личные вложения?
   - Имеешь, - подумав, кивнула, подозревая, что что-то подозрительное он все равно скроет.
   - Я согласен, Акира-сама! - подал голос Коичи, похоже, воодушевившись новыми обязанностями.
   Да, ему фактически придется ябедничать на остальных, зато у меня будет служба надзора и контроля за остальными. Главное, теперь следить за этой службой контроля, только и всего.
   - Раз уж решили, то тебе тоже придется изучить много нового. Рыжий, вон, уже взялся за бухгалтерию, - кивнула на Конрада, слушавшего все, но и напряженно всматривавшегося в документы.
   Вряд ли ему там все понятно, вон, как тужится весь. Хмурится, бледнеет, потом истекает.
   - Рыжий, как там? - спросила его.
   - Е-е-ей, - протянул он. - Тут... вроде бы все верно...
   - Конрад, я не надеюсь, что ты можешь сейчас ответить с полной уверенностью, - перебила его, услышав неуверенность в тоне, - просто сделай все, что можешь.
   - Есть, босс! - облегченно откликнулся он, а его лицо слегка разгладилось. - В следующий раз я смогу ответить лучше. Но сейчас я могу сказать, что тут нет ничего бесполезного.
   - Что касается тебя, Фуюки, - обратилась к громоздкому парню, выглядевшему не слишком довольным. - С Коичи сотрудничать. Ты теперь у нас фактически заправляешь рядовым составом, воспринимай это так, будто Коичи просто помогает тебе отсеивать ненадежных личностей.
   Посмотрев на все еще недовольного парня, то и дело сверлящего острым взглядом Коичи, и подумав, припомнила:
   - Мы ведь так толком и не организовали твое обучение. Конрад пока что занят, обучением заниматься опять почти некогда. Попробую уломать Кёю, пока он цветет и пахнет, на общие тренировки. Он своих-то мордоворотов тренирует по инструкциям, вот и качество выше получается. Так что заодно и парней своих подтянешь. И Рехея позову, он уж точно не откажется, - мысль пошла еще дальше. - И Такеши для общей картины.
   Фуюки весь подтянулся прямо, собрался и уточнил:
   - Меня будет тренировать Хибари?
   - Не совсем, - покачала головой, представив недовольство Кёи этой идеей. - У него высокий уровень боевых навыков, но с атрибутом он тебе мало чем поможет. У Кёи свой подход, как, в принципе, у каждого. Урагана у меня нет под рукой, так что посмотришь на то, как это делает каждый, попытаешься почувствовать что-то и попробуешь сам, пока не подберешь то, что подходит тебе.
   - Понял, Акира-сама, - ухмыльнулся парень, явно представляя перспективы. Ну да, он так желал получить ту же силу, что и у Азазеля, который уделывал его, несмотря на разницу в возрасте. - Предлагаю собраться на пустыре за городом, чтобы никому глаза не мозолить.
   На данное предложение я согласно кивнула. Правда, глаза лучше никому не мозолить, ни рядовым, ни кому посильнее.
   - Босс, а с чего это Хибари в таком хорошем настроении? - осторожно поинтересовался рыжий, который прямо сочился переполнявшим его любопытством.
   Кёя после возвращения действительно был в необычно хорошем расположении духа. Улыбался иногда, отчего пугались даже учителя, не психовал, не бил никого тонфа. Снисходительно называл всех вокруг травоядными, хотя это он и раньше делал по отношению к обычным людям, но все равно это выглядело теперь как-то... благодушнее, что ли? В общем, почему он раньше злой был? Потому что Ролла у него не было. Неизвестно, насколько у него это состояние затянется, поэтому надо пользоваться.
   - Это от встречи с родственниками так? - непонимающе искривил бровь.
   - Вот у него и спроси, - подняла руку, щелкнув пальцем по кончику его носа. - Или сам узнай. А я такие вещи не разглашаю.
   Остальные смотрели на это, ловя, казалось, каждое слово. Если и видели Кёю в этот короткий промежуток времени, то вряд ли могли даже предположить причину. Рыжий знал чуть больше.
   Так, с основным разобрались. У Мегуми дела не слишком отличаются от Коичи. Точно не знаю, чем она занимается, но точно практически распустила свою девичью банду или, точнее, они сами разошлись. При ней осталось человека три-четыре максимум. Мегуми, кстати, сидит тут и просто пожирает меня глазами, отчего я пытаюсь на нее не смотреть. Учитывая то, что я видела чуть раньше, Мегуми активно и без чьего-либо приказа продвигает новосозданную религию. Это что-то вроде неофициального кружка фанатов какой-то личности, который есть даже в самой захудалой японской школе. Вроде бы обычное явление для Японии, но лучше быть с этим поосторожнее. Вряд ли уже можно остановить все эти слухи про то, что Азазель - что-то вроде óни - демона. Придется возглавлять и контролировать распространение. В конце концов, я так редко появляюсь и обо мне до сих пор столь мало известно, что единственный источник информации - это слова Мегуми. А уж верить им или нет - решает каждый сам.
   Наконец, когда со всеми делами было покончено, взяв с собой рыжего за компанию, я отправилась вновь к Хром. Девочка снова не смогла