Дневная Сова: другие произведения.

Пламя сердца твоего

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На этот раз Акира отправляется в школу для юных мафиози, чтобы понять эту адскую кухню изнутри. А по возвращении ввязывается в новую, еще более сложную и запутанную радужную проблему, которую, по мнению некоторых, может решить лишь она. И как тут соответствовать мнению об "ожившей легенде", когда у тебя проблемы даже с собственными хранителями?

  Пламя сердца твоего
  https://ficbook.net/readfic/8945283
  
  Направленность: Джен
  Автор: Дневная Сова (https://ficbook.net/authors/362432)
  Беты (редакторы): Ясу Ла (https://ficbook.net/authors/3416570)
  Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
  Пейринг или персонажи: Тсунаёши Савада, Акира Савада, Кёя Хибари, Мукуро Рокудо, Рёхей Сасагава, Такеши Ямамото, Ламбо Бовино, Конрад Эрнесто
  Рейтинг: NC-17
  Размер: планируется Макси, написано 54 страницы
  Кол-во частей: 5
  Статус: в процессе
  Метки: Fix-it, Преступный мир, Триллер, Политические интриги, Подростки, Семьи, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Underage, Юмор, Экшн, Психология, Повествование от первого лица, Попаданчество, Дружба
  
  
  Описание:
  На этот раз Акира отправляется в школу для юных мафиози, чтобы понять эту адскую кухню изнутри. А по возвращении ввязывается в новую, еще более сложную и запутанную радужную проблему, которую, по мнению некоторых, может решить лишь она. И как тут соответствовать мнению об "ожившей легенде", когда у тебя проблемы даже с собственными хранителями?
  
  Посвящение:
  Той части реборнофендома, которая еще жива, и тем, кто с фендомом познакомился только здесь и сейчас.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  Примечания автора:
  Первая часть - https://ficbook.net/readfic/5250076
  Вторая часть - https://ficbook.net/readfic/7224817
  
  Новости и арты https://vk.com/dnevnaya_sova
  
  
  Часть 1. Итальянские каникулы. Глава 1.
   Автомобиль то и дело подпрыгивал на грунтовой дороге. Подбородок, упертый в левую ладонь, раз за разом несильно подпрыгивал в такт. С обеих сторон через тонированные стекла мелькала буйная растительность, зеленеющая, несмотря на середину ноября месяца. Температура держалась в районе пятнадцати градусов, но кофта и легкая куртка наверняка не будут лишними.
   - Еще раз говорю: будь осторожна, Кира-чан, - голос Каваллоне, сыпавшего наставлениями уже добрый час, сливался в сплошной фоновый гул. - В школе разрешено носить оружие. Вот, возьми.
   Я оторвала взгляд от стекла и повернула к нему голову. Дино достал из-под сиденья револьвер и теперь с серьезным видом смотрел на меня.
   - Зачем? - не поняла я.
   - Что значит "зачем"? - на лице Дино появилось возмущение. Возможно, он даже начал подозревать, что я его почти не слушала. - Тебе понадобится средство самозащиты. Ты ведь пострадала в том путешествии на остров Шимон, несмотря на то, что была на кораблях.
   Я изогнула бровь. Молодой босс Каваллоне с такой уверенностью говорил это, что в моем сознании тут же всплыл образ Реборна с гаденькой улыбочкой. Можно сказать, что почти сразу по возвращении в Намимори я собралась в новое путешествие, но Каваллоне, который ожидал меня и должен был сопровождать, точно беседовал с Реборном. А адский коротышка явно решил посмеяться и не рассказать Дино ни слова из того, что произошло на острове или на кораблях. Или, может быть, решил так дать возможность Дино самому узнать правду. Каваллоне, может быть, и знал, какой ужас там происходил, но все еще оставался уверен, что я попала туда... ну, примерно как Ламбо. Забралась тайно в рюкзак, или типа того. А что рука до сих перебинтована и на перевязи, так это случайная пуля или толпа задавила. Или вообще кто-то из Варии, например, специально меня обидел. С них, вдвоем с Емитсу, альтернативных, станется.
   - У меня есть Конрад, - кивнула я на переднее сиденье.
   За рулем сидел верный усатый помощник Дино - Ромарио. А рядом с ним - рыжий, которому я указала туда присесть. Конечно, было еще место на пассажирском сидении - тут вообще было довольно просторно, - но уж очень не нравилось Конраду нахождение рядом со мной Каваллоне. Поэтому в зеркало заднего вида то и дело было видно, как он сверлит пассажирское сидение острым зеленым взглядом с недовольством. Видно было, что еле сдерживается. Сигарету, вон, совсем в пальцах измял и изломал. А закурить в салоне не решался. Надо сказать, что неприязнь у них с Дино была обоюдная. Но Каваллоне поделать ничего не мог, ведь Конрад был одним из двух человек, которого мне разрешено было взять.
   - Кира-чан, как же тебе объяснить, что он не слишком надежный человек и совсем не подходит к тебе в телохранители, - Дино наморщил лоб, но все еще продолжал сохранять спокойствие. - Почему ты не взяла хотя бы Сасагаву? С Ямамото все понятно - ему еще придется в больнице полежать...
   Дино продолжил свои попытки переубедить меня, и его голос опять отошел на задний план, отдаваясь в ушах слабым бубнежем. Я снова отсутствующим взглядом уставилась в окно, уловив в зеркало заднего вида отражение черного лакированного автомобиля - близнеца того, на котором мы ехали. Впереди тоже был такой же. В одном из них сидел Фуюки, которого я также решила взять с собой вторым. Ну и Мураками тоже. Не уверена, что его пустят в школу, но тот меня заверил, что все на мази. Он отправляется туда своим ходом, заплатив деньги за обучение и договорившись на двухнедельную, так сказать, демо-версию. Видимо, в школу допускались не только бойцы, а все желающие. Точнее те, кто знал о существовании такой необычной школы, а это само собой отсеивало лишних.
   В остальном, автомобили были заполнены людьми Каваллоне, который ну никак без них не мог обойтись. Те за него переживали и не могли отпустить без поддержки в десяток бойцов.
   Собственно, мои хранители всецело разделяли их чувства и скопипастили бы их наверняка, не дай я прямого запрета ранее.
   Едва мы прибыли в порт, я успешно разминулась с Варией и так же успешно отправилась в такси в Намимори. Естественно, ребята также сели, кто со мной, а кто во второе такси. Такеши отправили вместе с Тсуной, которого перевозили в лежачем состоянии, так как братец до сих пор не пришел в себя, а Ямамото уж слишком сильно положился на стимуляторы, которые и поддерживали его в вертикальном положении. Рехея я отправила туда же. Не только для того, чтобы присмотреть за Такеши, но и чтобы самого себя подлечить. В способности боксера двигаться при достаточно серьезных ранах, не хуже Хибари, я не сомневалась. Расиэль находился в неведении относительно новой информации по хранителю Урагана. Никто не знал, и я пока не спешила просвещать. Мукуро ревниво и с плохо скрытым подозрением поглядывал на невозмутимого Генкиши, то и дело пытаясь подначить его и выведать, какого, собственно, рожна тот возле меня делает.
   Уже в Намимори по сложившемуся недавно обычаю мы засели в доме у Хибари, главным образом потому, что там нам никто не мог помешать. Кея не особенно был этому доволен, но позволил всем зайти в первую гостевую комнату и занять подушечки на полу, а затем наверняка позабыл обо всем, когда я еще раз объявила о своем решении.
   Ну, если говорить очень кратко, то для своих хранителей я словно решила после объявления Левитана по радио о вероломном нападении Германии в пионерлагерь отправиться. Я - на каникулы, и пусть весь мир подождет, хе-хе.
   Преобладающими настроениями были явное скептическое (отрицание услышанного и надежда, что это была плохая шутка) и неявное, но очевидное предпаническое (в духе: "На кого ты нас бросаешь?! На растерзание Торикай и Вонголе?!", или же: "Как ты там одна-одинешенька?!", причем сменявшиеся так быстро, что я не успевала уловить).
   Отчего-то в то, что эти исполины постоят в сторонке, пока босс всея Феникса изволит делать паузу и поправлять здоровье, мои хранители не верили. Плюсом даже не к сомнениям, а к негодованиям шло то, что отправляюсь я не на курорт, а в школу для мафиози, не подальше ото всех, а в Италию, и не по-тихому, а почти во всеуслышание об этом сообщив, чтобы наверняка никто не пропустил.
   Однако, как бы парадоксально ни звучало, именно это и было при некоторой доле удачи одним из лучших выходов из ситуации.
   Споры стояли не хуже, чем перед церемонией наследования. Сначала меня пытались отговорить, потом согласились с доводами, что это будет полезный для меня опыт, помимо прочих причин для поездки, и стали спорить по поводу кандидатур в сопровождение. Хорошо, что Рёхея не было, иначе ор бы стоял еще больше.
   Сначала я вообще хотела взять только Фуюки и Мураками. Все-таки постоять я сама за себя сумею, а им также не помешает такой опыт. Но это оказался не довод. Меня смогли переубедить только на одного из моих кандидатов, и я взяла еще Конрада. Случилось это после того, как явились на вызов Мураками с Фуюки, и Хидики, тонко улавливающий настроения, с умением разом находить подход, уступил свое место хранителю, отчего явно заработал пару очков в глазах некоторых.
   Рыжий уже немного знал порядки итальянской мафии и мог помочь мне не стать котенком, брошенным в реку. По крайней мере, он мог мне помочь понять подоплеку происходящих вокруг событий. А то не пойму вовремя, что и как, и там меня уже с кем-то обвенчать успеют. Или в семью включат. Или на деньги разведут.
   Так что я распределила обязанности на оставшихся в Намимори. Расиэлю наказала участвовать в поддержании порядка в банде Азазеля вместе с Коичи, у которого в отличие от Фуюки нет пламени. Все-таки банда оставалась без прямого руководства, и это могло стать проблемой. С Мукуро согласилась. Если его не заметят и пропустят в школу, то он вполне может поехать со мной. Все же лишней защита точно не будет - так я подумала. Разноглазый расплылся в предвкушавшей улыбке и пообещал, что все у него получится.
   - Тогда могу и я поступить так же? - спросил Генкиши, сидящий тихо в стороне от бурного обсуждения.
   Мукуро нехорошо блеснул взглядом, но я его опередила, пожав плечами:
   - Условие то же. Сможешь остаться незамеченным - валяй.
   Судя по многообещающему взгляду Мукуро, Генкиши ждет серьезный разговор.
   - Да, кстати, для меня это само собой разумеющееся, но все же скажу на всякий случай, - добавила я. - Генкиши, поступаешь в распоряжение Мукуро. Он - мой хранитель.
   - Понял, - кивнул непроницаемый мечник.
   Мукуро промолчал, явно о чем-то задумавшись. Надеюсь, не о том, как изжить новичка.
   - Что насчет меня? - Кея скрестил руки на груди, как бы предлагая найти доводы оставить его в городе.
   Тут я тоже долго не думала. Все-таки я около получаса рассказывала о причинах своего поступка.
   - К тебе у меня тоже есть личная просьба, - кивнула я. - Мне нужен дом. Боюсь, скоро мне понадобится не просто дом, а защищенное место, где можно остаться и поспать, как минимум. Твой дом хорошо охраняем, поэтому я хочу, чтобы ты подобрал что-то на твой вкус, раз тебе база Азазеля не нравится, и позаботился об организации охранной системы. Деньги снимешь у меня со счета. Если есть, что сказать по поводу опасности поездки в школу - со мной будут Конрад и Мукуро. Опять же, в городе в мое отсутствие может многое произойти такое, с чем банда Азазеля не сможет разобраться. Они слишком зеленые и неопытные в наших делах.
   Я сразу перекрыла все возможные вопросы, на что Кея долго смотрел на меня, пока остальные сохраняли тишину, и в конце концов хмыкнул:
   - Хорошо. Но если что - ты звонишь каждый день утром и вечером.
   - Днем, - твердо сказала я. - Разница в поясах - восемь часов. Когда у тебя будет десять часов утра, у меня будет два часа ночи.
   Кея тогда еще прищурился, но кивнул:
   - Если что-то срочное, то звонишь в любое время и немедленно.
   Думаю, Хибари обрадовался тому, что я собираюсь съехать с отчего дома, как и Мукуро, который Нану после недавних событий до сих пор не переваривал.
   А потом я еще застала обрывок их разговора, когда переговоры были окончены и все разошлись собираться. Договорились ли Кея с Мукуро о чем-то, не ясно, но я четко услышала угрозу-предупреждение от Хибари:
   - По возвращении лично ее осмотрю с головы до пят, и если что-то обнаружу...
   Тут они заметили меня, проходящую по коридору, и прервались, одновременно сделав вид, что ничего не происходит, но что-то мне подсказывает, что даже не "камикорос" там должен был прозвучать.
   Я до сих пор терялась в догадках, где сейчас два контрабандных иллюзиониста. Но была полностью уверена, что где-то недалеко. Так что в другой машине ли они, на крыше автомобиля или сидят на коленках у Дино - не особенно важно.
   -... Вот поэтому была куча других более достойных кандидатур. Телохранитель должен быть сильным бойцом и, самое главное, верным, - Дино, научившийся, видимо, во время всяких дипломатических посиделок говорить долго ни о чем и ходить вокруг да около, продолжал гнуть свое все это время, а этой фразой заставил меня вернуться в реальность.
   - Каваллоне-сан, - повернулась я к нему, чувствуя подкрадывающееся глухое раздражение и обиду за своего.
   Рыжий сильно контрастировал с золотым мальчиком Дино. Блондин был когда-то любимым сыном, наследником большой семьи, богатым, успешным и влиятельным молодым человеком. Кроме того, что сейчас был боссом семьи. И Конрад - одноглазый, не пойми в каких закоулках вырос, без такого уровня образования, у которого из имущества только верность боссу да узи, - молчит, так как, собственно, впереди того самого босса не говорит и сдерживается, чтобы не хамить другому боссу, опять же из-за меня.
   - Мы же договорились на "ты", - улыбнулся мне Каваллоне ободряюще, увидев, наконец, реакцию на его слова.
   Вообще-то на "ты" перешел один Каваллоне, но мне же лучше не обращаться к нему "-сан".
   - Ты, Дино, уже второй раз оскорбляешь Конрада, высказывая сомнения на его счет. Если тебе ничего не сказать, то, похоже, ты никак не поймешь, что с его кандидатурой согласился мой отец. Или ты сомневаешься и в его квалификации?
   Под моим взглядом Каваллоне стушевался, улыбнулся неловко, как бы пытаясь загладить конфликт.
   - Кира, а ты уверена, что твой отец также отбросил все сомнения на его счет и действительно отправил тебя в школу под охраной Эрнесто? - попытался он мягко подковырнуть мою уверенность.
   Я не стала ссылаться на то, что он оскорбляет моего подчиненного при его же боссе и оскорбляет тем самым фактически меня же. Пока Дино не знает о настоящем положении дел и Реборн его не просветил, значит, так будет лучше. Поэтому я ответила как можно более убедительно:
   - Конечно. Емитсу лично ему руку пожал.
   Через зеркало заднего вида на лобовом стекле я увидела, как оскалился рыжий. Его зеленый глаз теперь не сыпал искрами сдерживаемой злости, а лучился довольством и чем-то таким насмешливым одновременно. Конечно, Конрад был в курсе, кого именно мне предлагал взять Емитсу. Но руку-то он действительно ему жал.
   - Ей, рука у него крепкая, должен сказать, - хмыкнул рыжий.
   Каваллоне совсем стушевался и оставшуюся, кстати, уже довольно короткую часть дороги оставил меня в благословенной тишине.
   Вскоре впереди завиднелись кованые высокие ворота в окружении кирпичной ограды. Крепкие и массивные, они, должно быть, выдержали бы даже таран нашего автомобиля. Хотя не буду утверждать с уверенностью, так как не знаю, укреплен ли автомобиль или ворота пламенем.
   Пока я отвлекалась на подобные мысли, Ромарио остановился перед воротами, следом за первой машиной, и к нам вышел охранник в черной форме. У него была какая-то нашивка на плече, но я не смогла разглядеть.
   Ромарио опустил стекло, охранник наклонился, чтобы видеть его лицо.
   - Босс Каваллоне прибыл. Мы предупреждали о приезде, - кивнул усатый подчиненный Дино.
   Охранник чуть повернул голову, чтобы рассмотреть сидящего на заднем сидении Дино, и кивнул. Мне не уделили особого внимания. Да я сейчас и выглядела немного иначе. Совсем немного: волосы черные, брови черные, ресницы черные, разрез глаз стал совсем европейским и более округлым, а сами глаза стали ярко-голубого цвета. Мукуро набросил на меня иллюзию перед поездкой, чтобы меня сложнее было опознать. Хотя бы некоторое время, надеюсь, мне удастся остаться неузнанной. А в качественности иллюзий я не сомневалась.
   Каваллоне, к слову, вполне разделял идею маскировки, хотя для него я лишь "покрасила волосы и надела линзы".
   Охранник подал знак, и ворота быстро отъехали в сторону, пропуская нас.
   Я пыталась разглядеть через боковые и лобовое стекло весь двор. Пустынный, надо сказать. От ворот к стоящему метрах в двухстах зданию вела дорога, уже прокатанная получше. Деревья и клумбы начинались ближе к зданию и были довольно редки, что в свою очередь не мешало мне рассмотреть само здание из светлого камня, как и те дома, что я видела, когда мы проезжали город из аэропорта. Главное здание, а судя по огромным раздвижным железным дверям - сейчас открытым, - это было именно оно, казалось состояло из нескольких зданий. Словно кто-то все время достраивал и достраивал в ряд, пытаясь сделать все монолитным, но при этом мешая стили, строя где-то колонны, где-то арки, где-то простые деревянные двери. Собственно, это огромное здание казалось большим муравейником. При этом я ничего не слышала, даже когда Конрад вышел, оббежал автомобиль и открыл дверь, помогая выбраться, пока я зевала по сторонам.
   - Идем, Кира, я проведу тебя к директору школы, - появился Каваллоне, которому открыл дверь вездесущий Ромарио.
   Подчиненные Дино повысыпали из машин, но только двое направились следом за боссом. Правда, не сразу. Дино пришлось их недолго поубеждать, что он справится самостоятельно и проведет меня. Фуюки с Мураками тем временем пристроились к процессии. Каваллоне подождал меня и, убедившись, что я иду слева от него, преодолел ступеньки.
   К слову, Дино был одет как обычно: в широких просторных брюках, кроссовках, футболке и в расстёгнутой легкой куртке. А его подчиненные, где бандитские морды перемешивались с вполне нормальными где-то наполовину, все, как один, щеголяли официальными костюмами с галстуками.
   Внутри, как только мы пересекли порог, обнаружился стол с сидящим за ним мужчиной также в черной форме, больше похожей на робу. Я рассмотрела на его плече нашивку, где меч с пистолетом перекрещивались на фоне открытой книги. Не очень оригинально. Пока Дино под запись представлялся, я рассматривала просторный холл и обнаружила еще одного мужчину, сидящего на стуле вразвалочку. Из-под его расстегнутой крутки виднелась рукоятка пистолета в кобуре. Взглядом он отслеживал наши движения, и подчиненные Дино отвечали ему тем же. Мне показалось, они оценивали друг друга, но выглядело это так, будто было приветствием.
   Пока велись переговоры со сторожем холла, я сумела осмотреться. Внутри все совершенно не было похоже на школу с ее строгими стенами без излишеств. Скорее улавливалось некоторое сходство с особняком, где проходила церемония наследования. Или же это так кажется на мой неискушенный взгляд, так как повсюду преобладал мраморно-белый цвет. Главным образом у потолка и колонн с лепниной. Стол охранника выполнен из светлого лакированного дерева. Такого же, как и перила ведущей вверх широкой лестницы, и почти такой же, как три двери - по одной в каждую сторону.
   Когда с проволочками было покончено, Каваллоне повел нас по лестнице. Впереди шли мы с ним, остальные чуть позади. Возможно, именно поэтому Дино вдруг решил снова начать беседу, раз уж лестница не заканчивалась.
   - Кира, ты уверена, что не хочешь вернуться домой? Я знаю, что отец отправил тебя, но я могу вернуться вместе с тобой и попытаться его переубедить.
   Блин, он уже достал.
   - Почему ты уверен, что я не хочу тут быть?
   - Ну, как же, - протянул Каваллоне, снова одарив меня дружелюбной улыбкой. - Ты видела оружие у охранников? Оно здесь у всех и каждого. Если что, ты также можешь просить помощи у охраны. Они - отдельная семья, но находятся под патронажем Вонголы. Именно поэтому школа нейтрально относится к каждому ученику и не принимает в их конфликтах участия. Но ты - дочь своего отца, - он хитро на меня посмотрел и, видимо, чтобы убедиться, что я действительно все поняла правильно, еще и подмигнул, - как только тебе будет грозить опасность, администрация тут же вмешается и придет тебе на помощь.
   - У меня есть для решения мелких конфликтов Конрад, - мрачно буркнула я, стараясь смотреть только вперед, а то еще не выдержу и точно ляпну чего не следует.
   Вскоре мы миновали еще один пост, на этот раз секретарши, и оказались в кабинете директора. Туда зашли только мы с Каваллоне, все остальные остались толпиться в просторной приемной. Счастливчики сумели занять мягкие диваны.
   Едва мы зашли, я быстро оглянулась. В светлом помещении, где опять же преобладали белый и молочный цвета, глаз сразу же зацепился за большой деревянный стол, за которым сидел мужчина. После приветствия нас пригласили присесть в кресла. Прямо передо мной на рабочем столе стояла выглядящая дорогой подставка с тремя ручками. Кажется, позолоченными.
   Я достала из кармана письмо и передала его директору. Тот развернул его, покосившись на черный обугленный край, и погрузился в чтение, позволяя себя рассматривать.
   Пожилой мужчина, видимо, вырос где-то в то же время, что и старшие хранители Девятого. По крайней мере, у него также были усы щеткой. Кроме того, имелись лакированные и убранные назад темные волосы с проседью. И такие же отблескивавшие лаком носки туфлей, выглядывавшие из-за стола. Больше ничего в глаза не бросалось. Взгляд у него даже рядом не стоял с главой Торикай, к примеру, а ведь директор явно попытался меня просветить им, как только дочитал до мудрёной подписи и печатки. В этом взгляде я заметила неодобрение после наблюдений.
   - Итак, юная леди, Вас отправили к нам на учебу, - начал он. - На стандартных условиях, а значит, как Вы должны знать, нас просят не разглашать Вашу принадлежность к Вонголе. Это не является проблемой, только если Вы сами не станете этого говорить. В школе достаточно учеников из малоизвестных семей. Кроме того, стандартные условия исключают проживание в отдельной комнате.
   - Погодите-ка! - заволновался Дино. - Что значит "нельзя выделить отдельную комнату"? Она ведь девочка, а девяносто девять процентов учеников мужского пола! К тому же, она ниже допустимого порога поступления и не совсем здорова!
   Я моргнула, почему-то представив, как некая пока неизвестная толпа мне представителей мужского пола сдвинута в один угол. И над ними стоят, как трехголовый цербер: Мукуро, Конрад и Генкиши в довесок.
   - М-да, это будет проблемой, - пробормотала я.
   - Насколько мне известно, с ней отправили двоих сопровождающих, - продолжил мужчина как-то привычно, как будто постоянно такое выслушивает. Это странно, но почему-то он решил говорить с Дино. - Одного мы поселим с девочкой, а второго в соседнюю комнату. Таким образом о ее безопасности и чести можно не переживать.
   Я снова моргнула и перед моим мысленным взором возник довольный контрабандный Мукуро, который уже валяется в моей кровати, и Конрад, который предлагает мне занять его кровать, раз моя занята. После чего они дерутся, а я ухожу спать к Генкиши на крышу. Или выгоняю Фуюки с его соседом из их комнаты.
   - Это тоже будет проблемой, но меньшей, - кивнула я. - Что насчет еще одного человека? Он сказал, что хочет поступить от своего собственного лица.
   - С этим нет никаких проблем. Мы поговорим с ним отдельно, - ответил мне директор, который представлялся, но заковыристое итальянское имя, смешавшееся с итальянской же речью, на которой мы беседовали, напрочь слилось с прочими словами, и теперь я боялась ошибиться. - Что касается учебного процесса.
   В следующие минут сорок мы обсуждали мелкие детали, как то, где найти общежитие. Нам дали посмотреть план корпусов и объяснили, где находятся тренировочные полигоны ("Не приближайся к ним ни за что, Кира", - сказал мне Дино, чувствуя себя всезнающим семпаем, как минимум). Школьная форма у меня будет уже завтра. Мерки с меня сняли еще, когда мы были в городе и заехали в ателье, принадлежащее этой школе. Я также увидела расписание и узнала количество предметов. Список действительно впечатлял, но большинство предметов были факультативными и имели более тонкую направленность, учитывающую род деятельности ученика.
   И при этом список расширялся с каждым годом. А всего учились в школе три года, быстро и эффективно выпуская мафиозных работяг. Естественно, меня отправили на первый курс, где список обязательных предметов состоял из физической подготовки, анатомии, географии, совмещенной с ориентированием на местности, стрельбы из пистолета (так как пистолет основное оружие мафиози, этот предмет был обязательным, а уже потом необязательными была стрельба из более тяжелых орудий и холодное оружие) и вождения.
   Вообще-то, три года - это максимум, который брали очень немногие. Кто-то отучивался всего год, и его семья считала, что этого достаточно. Что же тогда насчет тех, кто учился два и три года? Это можно считать углубленной программой или их просто оставляли на второй год? Вразумительного ответа мне не дали, сказав, что это решается каждый раз индивидуально. И вообще, я тут всего лишь на две недели, зачем мне это надо?
   Каваллоне также советовал мне взять в качестве дополнительных курсов политологию и финансирование. Судя по тому потоку слов, что он лил мне в уши всю дорогу, Дино был уверен, что если я и буду работать на Вонголу, то пригожусь лишь как кабинетный планктон.
   Директор также посоветовал к набору юного наследника и иже с ними (он знал, что я не наследник, но моя причастность к Вонголе и его знание о том, что я дочь большой шишки, решали) взять химию, где в основном, как я поняла, изучались методы отравления ближнего своего. Судя по списку основных предметов - школа предназначалась для обучения тех кадров, время на которых не желала тратить их семья. А вот деньги - могла, так как за каждый предмет шла отдельная квота. Ну или же дело было тут вовсе не в обучении...
   После завершения беседы Мураками отправился на переговоры, а Каваллоне отправился вместе со мной, Конрадом и Фуюки смотреть общежитие. Почему-то это его больше всего беспокоило.
   Здание общежития находилось в стороне от общего корпуса. Хотя все же рядом с ним. Тут же располагалась площадка с турниками.
   Комендант общежития смерил меня презрительным взглядом, задержался на рукоятках узи Конрада, выглядывающих из кобуры, и выдал ключи от комнаты на третьем этаже.
   Дино при этом нервно рассмеялся и сказал, что по крайней мере через окно никто не проберется. Комендант же поведал, что женских комнат сейчас нет свободных.
   Вопрос, кто будет жить со мной, не стоял. Я сразу же сказала, что Конрад, а Фуюки - с Мураками. После чего Каваллоне аж на месте подскочил и задохнулся:
   - Кира, а если он увидит тебя!.. Ну или ночью... Или... Да и вообще! Нельзя! - он развернулся к недружелюбному коменданту. - Дайте ей отдельную комнату.
   - Не положено, - лениво ответил мужик, пожевав челюстью.
   - Моя фамилия Каваллоне, - Дино собрался требовать, козыряя титулом, и распрямил плечи. Наличие рядом Ромарио позволило быстро ему превратиться в мега-босса, но я не дала ему закончить, спросив:
   - Что я там не видела? Все равно Конрад ходил передо мной в одном полотенце.
   Рыжий меланхолично взглянул на исказившееся лицо Каваллоне, и я добила:
   - А Скуало вообще в одних трусах.
   Дино уставился на меня округлившимися глазами, явно не ожидая такой подставы. Затем собрался. Нахмурился. Когда мы покинули кабинет коменданта на первом этаже общежития, Каваллоне с подозрением посмотрел на меня и осипшим, явно пересохшим горлом спросил:
   - Скуало приставал к тебе?
   - Нет, - сказала я и, заметив, как Каваллоне немного расслабился, продолжила: - Это я к нему приставала, а он просил не домогаться.
   Как звучит слово "домогаться" на итальянском, я знала от того же Скуало... как и много других слов. Но Дино почему-то выдохнул и криво улыбнулся.
   - Теперь понятно, что с Реборном общий язык вы нашли в шутках, - произнес он, глядя куда-то вперед и думая явно о чем-то своем.
   Посчитал это за шутку? Причем явно несмешную. Что я точно знала, так это то, что чувство юмора Реборна Дино не разделял.
   Я обернулась, чтобы переглянуться с Конрадом, который пожал плечами: мол, не верит, ну и фиг с ним. Рыжий мне точно на слово мог поверить. Да и Скуало, стоило мне сказать, что я говорю в буквальном смысле, мигом все понимал. Наверное, все дело в том, что Дино не знал меня в достаточной мере.
   Если коридор общежития представлял собой достаточно широкий коридор, где могли бы развернуться двое людей, тянущийся от конца до конца и покрашенный в светло-голубую краску, кое-где уже то ли оббитую, то ли облезшую, то комната являлась ярым представителем типичных комнат в общежитии. Маленькая каморка, кажется, даже меньше моей комнаты в отчем доме, предполагалась для проживания двух человек, о чем явно свидетельствовала двухъярусная кровать по левую стенку.
   Мда, почему-то, когда я себе это представляла, я думала хотя бы об одноярусных.
   На кроватях уже были свернуты матрасы и подушки. Постельное нам ранее вручил комендант, и сейчас оно покоилось в руках рыжего, как и наши с ним сумки. Между прочим, проверенные на этот раз на отсутствие Ламбо. Конрад сбросил сумки на пол, подошел к кроватям, бросив часть постельного белья наверх, а вторую половину вниз.
   Из мебели присутствовали еще узкий шкаф и стол с одним стулом по правую сторону. На окнах висели тонкие занавески. По виду даже чистые.
   На этом, видимо, и заканчивался необходимый минимум вещей в комнате, покрашенной серо-синей штукатуркой.
   - Это какое-то недоразумение.
   Поворачиваюсь, чтобы увидеть выражение лица Каваллоне, изображавшее сейчас смесь недоверия с брезгливостью и злостью.
   - Это не может быть твоей комнатой, Акира-чан, - улыбнулся он мне кривовато, но ободряюще. - Я еще мог бы подумать, что в школе поменялись порядки и одноместных комнат нет, но селить тебя... дочь такого человека, в такую комнату?
   Я поняла, что папаня явно договорился обо всем заранее.
   - В сопроводительном письме было пожелание предоставить мне "обычные" условия, - улыбнулась я, сообразив, в чем задумка папани.
   Облезлые стены, старая мебель, маленькая комната - о да, именно это меня больше всего ужаснет в мире мафии.
   - Я рада, что мне не стали уделять особого внимания, - продолжила, все с той же улыбкой осматривая комнату.
   - Но ведь, Акира-чан... - начал было снова Каваллоне.
   - Босс, - вмешался Ромарио, предпочитавший все время идти след в след за своим начальством, - я думаю, окружающая обстановка - это меньшее, о чем стоит беспокоиться.
   - Кхм, - задумчиво изрек Дино, собравшись. - Действительно, в настоящих условиях лучше думать о безопасности, - я закатила глаза, услышав заново начатую шарманку. - К директору я все же еще раз схожу. Вы пока располагайтесь, осматривайтесь. Это я бы все же предпочел, чтобы ты взяла, Кира.
   Каваллоне снова попытался мне всучить револьвер, на что я скрестила руки. Попыталась скрестить, так как одна рука так и была на перевязи. Вот как он представляет, что я буду стрелять одной рукой? Меткость у меня, конечно, повысилась, но это утверждение относится к Серо, которые сносили собой часто около метра в диаметре минимум, и к бросаемым предметам на небольших дистанциях. Пистолет я держала двумя руками. Не то чтобы я не смогла бы выдержать отдачу одной рукой, но я же не Занзас!
   - Хорошо, я оставлю его здесь, - решил Каваллоне, подошел, наклонился и оставил револьвер на подушке. - Не бойся им воспользоваться или хотя бы пригрозить.
   После чего он помахал рукой и был таков, уйдя вместе с Ромарио на хвосте. Я еще раз взглянула на черную сталь, задержавшись на ней взглядом, и невольно вспомнила тот разговор с Кёей. Он выгадал момент, когда я была одна, собирая немногие пожитки, которые могут пригодиться, в спортивную сумку. Точнее перебирая старые сумки и складывая ту одежду, что оставалась в доме Хибари.
   - Акира.
   Услышав свое имя со стороны дверей, я замерла, прекратив сборы, и выпрямилась. Тонкая дверь отодвинулась в сторону, явив стоящего в коридоре Кёю. Он зашел, задвинул дверь обратно и замер, смотря на меня. Я вопросительно приподняла брови в ответ.
   Настрой у него был решительный, если не боевой. И у меня сразу в голове заиграла тревожная музыка. Правда, я быстро отбросила все лишнее в сторону. Вариант с предстоящим очередным выносом мозга отметался. Хибари был смертельно серьезен. В смысле, даже больше, чем обычно. Я приготовилась внимать. Кёя, продолжая смотреть на меня пронзительно, как будто хотел просветить насквозь, начал:
   - Я знаю... знал, что ты умеешь вести себя, когда доходит до дела. По меньшей мере, я видел это, когда только узнал Азазеля. Теперь же я чаще вижу, что ты все понимаешь, но относишься к происходящему без должной степени серьезности и ответственности.
   Я изогнула бровь, ведь, как мне кажется, мы этот разговор уже начинали недавно. Но не успела даже рта раскрыть.
   - Не нужно говорить мне, что ты знаешь, что делаешь, - он раздраженно выдохнул, повернув голову в сторону и прикрыв глаза. Успокоившись, он снова повернулся ко мне и продолжил твердо, как будто впечатывая слова: - Я хочу убедиться, что ты ВНИКНЕШЬ в то, что будет сказано сейчас, потому что это важно.
   Я нахмурилась, но подавила начавшее было подниматься глухое раздражение, когда услышала до боли знакомый мотив избитых нотаций. Причиной тому было... Кёя действительно с трудом подбирал слова. Боялся все испортить? Непонятно. Но то, что на этот раз он руководствовался не желанием все вокруг контролировать - это я видела. А желание говорить без рукоприкладства даже хотелось поощрить.
   Его руки сжимались в кулаки так, что белели пальцы. Он несколько раз сжал их и разжал, выдержав тягучую паузу.
   - Выживи, - припечатал он, нарушив царившее молчание, быстро выпалив. - Понимаешь ли ты, почему многие так отреагировали, когда ты взяла то проклятое печенье? Ты демонстрируешь безобразное пренебрежение к собственной жизни. И здоровью. Ты умрёшь, - стегнул он словом так, что меня как будто по щеке ударили. Глядя на меня как-то... озлобленно - слово "обиженно" здесь не казалось достаточно уместным, Кёя не останавливался: его несло. - И если это тебе еще кажется забавным предметом шуток, то тогда изволь дать себе труд задуматься о том, кажутся ли тебе чем-то подобным последствия, которые повлечет за собой сей, несомненно, не требующий твоего беспокойства факт. Тот же, - мотнул он головой, проглотив, видимо, что-то нелестное, - хохлатый уже имеет свой приговор.
   Кёя, продолжая яростно сверкать глазами на меня, резко выдохнул и снова отвернулся. От силы обуревавших его эмоций у него заметно сбилось дыхание. Возможно, сейчас он пытался взять себя в руки или же просто думал, не сказал ли лишнего.
   Я же стояла, пропесоченная, пытаясь сохранить спокойствие и... не принять сказанное близко к сердцу, что ли? Последнее получалось плохо. Кёя, похоже, еще с того разговора на корабле размышлял, что же он мог сказать такого в прошлый разговор и не сказал, чтобы меня мигом, как капкан, поймало в жесткие официальные рамки и сделало внушающим доверие тому, кто за ним следует, боссом. И результат вылился на меня сейчас.
   Но в этих претензиях было слишком много чего-то, похожего на справедливую обиду, чтобы в этот раз я хотела с жаром отстоять свою позицию, отбившись от нападок строгого Хибари.
   Я уже говорила, что отметелить словами Кёя может не хуже, чем своими тонфа? Жесткое "ты умрешь" со свистом выбило меня из состояния равновесия. Кёя, сам того не зная, попал в самое больное место. И все последовавшие за этим слова тоже угодили в точку. Похоже, в своем старании задвинуть неприятные мне мысли о том, что я пока не могу исправить, и в попытках отнестись к этому проще и не обращать лишнего внимания - иначе можно сойти с ума, - я совсем упустила из виду, что мои хранители могут испытывать те же, и даже не меньшие переживания на ту же тему. И на некоторых, по крайней мере, мои меры по сохранению спокойствия и неподдаванию панике действуют сугубо отрицательно, так как им видна лишь внешняя сторона этого - показная легкомысленность той, от кого они зависят.
   - Я помню об этом, - сказала, тоже посмотрев в сторону - в окно, где видно было деревья у ограды.
   Мукуро, да... Кёя не забыл, что Рокудо сулили Вендиче. Да и Мукуро тоже, стоит только вспомнить, как он меня встречал после моего путешествия во времени. Но и сам Хибари, если что-то со мной стрясется, окажется не в самом приятном положении. В клане его вряд ли ждет что-то особо хорошее. Радужного будущего у него там нет.
   Если так подумать, у всех моих хранителей были свои причины до ужаса перетряхнуться тогда, когда я ела то несчастное печенье производства Бьянки, из-за чего Кёя все никак не успокоится. Но остальные, бедные, видно, привыкли к номерам, что я время от времени откалываю, и к своему подвешенному состоянию, когда они не знают, что их босс с причудами выкинет в следующий момент. Перечить мне имеет привычку только Кёя.
   - Акира, - вытащил меня, меланхоличную и слегка растерянную, из невеселых мыслей Кёя, снова ловя мой взгляд. На этот раз его голос звучал куда спокойней. - Я хочу знать, что ты действительно поняла то, что я пытался до тебя донести. Что ты осознала. Ты опять лезешь к змее в ее логово, а в собственном логове змея может справиться и с драконом. Я принимаю необходимость всего этого... Обещай, что будешь осторожна.
   Я помолчала, разглядывая его. Я не могла ему обещать, что все точно будет в порядке. Не могла и заверить, не соврав, что больше никогда не выкину никаких внезапных коленец - такова моя судьба: оказываться в неловких и нелепых ситуациях, когда причины, к ним меня приведшие, были самыми благими. Одно радует: последствия чаще всего именно всего лишь нелепые и создающие впечатление обо мне как о недалекой девочке-блондинке, и редко приводят к действительно печальным результатам.
   Репутация странноватой девочки себе на уме, от которой никогда не знаешь, что ожидать - это не тот идеал, о котором следует мечтать, но учитывая все: мой возраст, практически нулевой опыт в делах мафиози и почти такую же репутацию с авторитетом... Это пока лучшее, что я могу себе позволить. Но, если говорить об этом разговоре...
   - Ты хочешь услышать от меня, что я буду осторожна? - слегка улыбнулась, глядя на него. - Я тебя успокою - я буду осторожна.
   Хибари свел брови к переносице, глядя на мою полуулыбку-полуухмылку, но не как обычно - от раздражения или злости, а будто с сожалением или досадой, что я подобное вдруг поняла. Он просто хотел получить спокойствие.
   Кёе не хватило прошлого раза. Я понимаю, что сейчас, перед моим отъездом в Италию, чуть ли не прямиком в Вонголу, Хибари не может не накрутить меня по полной в надежде, что я врублю бдительность на максимум и меня это как-то спасет. Но вот он опять выматывает все нервы, вытягивает все жилы нам обоим. Можно попробовать осадить... и вызвать скандал. В очередной раз наш диалог закончился бы рукоприкладством. Этот вариант тем менее хорош, что в данный момент Кёя со своей стороны в общем-то прав. Хотя, учитывая то, что он мне недавно высказал, правильнее будет говорить не "с его стороны", а "с их". Тут Кёя выступает, хоть это и не было озвучено, и от лица хранителей, а не только своего, вне зависимости от того, в курсе ли они об этом нашем разговоре.
   Теперь, преодолев половину мира и стоя здесь, я взъерошила волосы, тихо выдохнув. Как-то почувствовала себя неловко, как будто меня за дело отчитали. Более того - у меня создавалось впечатление, будто я в самом деле недостаточно серьезно воспринимаю угрозу школы. И вот теперь Каваллоне мне еще дает револьвер в качестве самозащиты. Меня убеждали в этом все. И чем больше мне это повторяют, тем больше укрепляется в моем сознании мысль о собственной безалаберности и беспомощности.
   - Ей, босс, ты как? - привлек мое внимание Конрад, застывший у окна, в которое что-то разглядывал только что.
   Я попыталась заставить брови перестать хмуриться и ответила:
   - В порядке.
   - Предоставь все мне! - широко улыбнулся он, вроде бы пытаясь меня ободрить. - Я обо всем позабочусь. Тебе ни о чем не придется переживать!
   Конрад вызвался разложить вещи и прибраться. Я же пока забралась на верхнюю кровать, чтобы не мешать, и раскрыла план школы, который нам вручили вместе с расписанием. Рыжий вышел ненадолго, то ли в поисках чулана с инструментами, то ли по соседям спрашивать ведро со шваброй. Видимо, комната долго пустовала, потому что на полу и мебели действительно собрался тонкий слой пыли. Наверное, еще с начала года, ведь мы, по сути, попали в середину семестра. Отчего, кстати, учеба, можно сказать, заранее пошла по одному нелицеприятному месту. Но это не важно. Я заблаговременно обрисовала всем своим сопровождающим нашу цель. Разведка. Только разведка. Посмотреть, познакомиться, придерживаться инкогнито, пока не случатся экстренные обстоятельства. Мне совсем не улыбалось прослыть ребенком высокопоставленного человека Вонголы и пользоваться плюшками с этого. От того, что передо мной будут кланяться, ни тепло, ни холодно, зато проблем не оберешься.
   Время послеобеденное. Надо позвонить в Намимори - сказать, что добралась нормально, иначе не ровен час Кёя прибудет в Италию уже к ночи. Как раз я осталась в одиночку ненадолго, а значит, никто не будет отвлекать.
   После непродолжительных гудков соединение установилось, и я услышала требовательный голос:
   - Говори.
   - Я на месте, - ответила в трубку.
   - Все в порядке?
   - Ага.
   На этом разговор закончился. Особо по телефону мы договорились ничего не сообщать. Все, что надо, было обговорено заранее.
   Дверь неожиданно приоткрылась на несколько сантиметров, но это не Конрад вернулся: в щель протиснулся пушистый кот, подняв хвост вверх, как трубу. Баюн подошел к кровати, запрыгнул наверх, смотря на меня, мяукнул, и я взяла его на руки, посадив на колени. Кот вальяжно разлегся, прикрыв глаза, и лег на бок, позволяя себя гладить.
   Спрятав мобильный, я вновь вернулась мыслями к Хибари и тому разговору. Для Кеи у меня тогда были отдельные инструкции. Среди оставшихся в городе он самый сознательный в делах мафии, и кроме того... Если Торикай и пойдут на какие-то действия, то действовать могут начать именно с Кёи, а если мои давние догадки верны - даже через него, считая, что тот, как и прежде, полностью верен клану.
   Убивать им кого-то не с руки, как и брать в заложники. Кёя - принадлежит им и не мешает, а может, и наоборот; хранители мои им не смогут ничего сделать, если за ребят взяться всерьез, с профессионализмом, то есть с их нейтрализацией можно не торопиться, так как сделать это можно в любое время. Если с кем и стали бы работать жестко - так это с нами, мной и Мукуро. Мы успели показать, что можем доставить серьезных проблем в прямом столкновении, а еще остаемся темными лошадками: от меня ожидают чего угодно, от Мукуро же, ученика Деймона и в целом слишком по-знакомому хохлатого - тем более. Если нас не вывести из строя моментально первыми и при этом начать действовать против Феникса, например, похищать кого-то из наших, то... не думаю, что Торикай нужна месть и еще один враг. Тем более они уже видели пошедший вразнос Туман. Даже если бомба имени нас взорвется одноразово, им вполне может этого одного раза хватить. Остается вариант с переговорами и осторожным прощупыванием, раз уж Цуру обратил на нас свой интерес. После такого разгрома Торикай могут попытаться восстановиться за счет притока "свежей крови" в свои ряды, а если не дай Ками в частности в этом будет заинтересован лично Цуру, дабы укрепить свои позиции в клане, которые могли из-за недавних событий зашататься...
   Бить на поражение они, опять же, могут по мне (хоть я и не знаю, в чем может быть выгода подобного, но предполагать следует что угодно: если я о чем-то не догадываюсь, это не значит, что этого не может быть) с Мукуро, но я в Италии, нахожусь в школе, которая в свою очередь под протекторатом Вонголы, куда Торикай не достать. Ну, или сделать это им будет в разы сложнее. Остается только пытаться действовать тихо, готовя к моему возвращению ошеломляющий полномасштабный "блицкриг", так что Кёя, как никто другой, должен эти шевеления вовремя заметить. В идеале - остановить, но это если Торикай все же попробуют перейти границы. Мне же надо готовиться к очередным переговорам. Бьякуран от них сбежал, изрядно меня подставив. И более того - подкупает уже дважды, видимо, чтобы не попасть в кабалу Торикай, реши я задобрить тех, выдав его им. Об этом еще следует хорошо подумать...
   Вонгола... Вонгола при идеальном развитии событий должна мешать Торикай. И пока сосредоточится только на том, чтобы японцы ловким движением не забрали себе то, что Вонгола уже считает своим. Тем более что я у Вонголы под рукой, так что и они, возможно, будут пытаться меня наставить на путь истинный пока не жестко, считая, что я с одним-единственным хранителем и будучи не совсем в форме полностью у них в руках и можно не спешить.
   Думаю, две недели достаточный срок, чтобы и Вонгола сумела сориентироваться. Емитсу покажут его заблуждения, и папаня может начать действовать еще жестче.
   Такой перспективный, но такой пока уязвимый для надавливаний влиянием Феникс в рядах противника увидеть не захочет никто, ни клан, ни итальянцы.
   И вот, пока два гиганта будут дубасить друг друга, маленький Феникс должен как-то выжить. Ну, а я смогу немного отдохнуть и подлечиться, с пользой, разумеется. В теории.
   Вернувшийся Конрад принялся за дело. Я же пока взялась исследовать план школы, очерченный явно схематически.
   Учебных корпусов всего было четыре. Вместе с холлом посередине они располагались этакой аркой перед въездом в школу. Получается, я прошла через общий холл и попала в здание администрации за ним, а уже оттуда через заднюю дверь пересекла свободную площадку и попала в общежитие для студентов. Странно, но общежитий было два. Так и подписывались "Љ1" и "Љ2". Причем я сейчас находилась во втором.
   Удивление же мое вызвано было внешним видом зданий. Если эта общага даже с виду сверкала кучей окон, как большой муравейник, то общага под номером один была больше похожа на особняк и выглядела соответствующе. Может быть, про нее говорил Каваллоне, когда возмущался условиями, в которых меня поселили. Больше смахивает на американскую систему студенчества, где была общага для всех и кампус для избранных участников братства или сестринства. Да, я интересовалась этой темой и смотрела несколько фильмов на английском для повышения владения языком. Но не о том речь. Мне стоит больше узнать о номере один и элите, что там проживает. Вполне вероятно, что там находятся наследники семей или иные не последние личности. Тогда их легко будет обнаружить в толпе.
   На карте также присутствовал и "Корпус учителей", которые, видимо, также проживали в школе круглосуточно. Их общежитие находилось ровно посередине площади школы, и не мудрено: слева располагались общежития и корпуса, а вот справа - полигон, корпус для физической подготовки и оружейная. Рядом с полигоном и корпусом учителей благоразумно приютился скромный квадрат лазарета. А довольно обширный полигон с учебными корпусами разделял большой зеленый прямоугольник - видимо, парк или лужайка для отдыха.
   Конрад уже споро закончил с уборкой маленькой комнатки и взялся раскладывать вещи. Я открыла расписание, удостоверившись в том, что еще идут занятия. Мой учебный день начинался с завтрашнего дня, сегодня я могу разве что осмотреть территорию школы.
   Ох, чуть не забыла! Надо домой позвонить, Нане сообщить, что уже добралась. Она наверняка волнуется. Ей-то сообщили, как по официальной версии оформили мою временную поездку за границу - поездка к отцу на пару недель. И все равно, что в школе было прислано опять же отцом извещение о моем переводе в школу для трудных подростков. Это извещение не пошло дальше дисциплинарного комитета, который, собственно, и уладил все вопросы с администрацией.
   Есть подозрения, что Емитсу собирался отрезать меня от Намимори окончательно. Едва бы о переводе в школу для трудных подростков поползли слухи, в маленьком Намимори я бы стала изгоем... Могла бы стать. Учитывая мою нынешнюю репутацию, сложно предугадать итог. Но рисковать не хотелось.
   В принципе, я и так насобирала достаточно для такой школы прегрешений, но в глазах взрослой общественности оставалась отличницей и спортсменкой, притом главой студсовета. Наверное. Ведь были и опоздания, и заваленные промежуточные тесты, и нарушения дисциплины. Но так или иначе, это не было клеймом на мне, каким могла бы стать эта школа.
   Ну, а если бы стало... По такому сценарию мне и в Намимори бы стало жить в тягость, и в мафию бы после школы мафиози, по плану Емитсу, уже бы не хотелось. Вот и был один итог - пришедший на помощь папаня.
   Не знаю, реально ли это был его план или я переоцениваю его способности, но опять же - сама себе я не собиралась усложнять жизнь.
   Что на самом деле думала об этом Нана, я не знала. На людях она провожала меня с улыбкой, хотя и с легким беспокойством, и настойчиво просила позвонить, как только доберусь до места.
   - Алло, - сказала я, не собирающаяся переучиваться на "моси-моси", как только гудки прервались. - Я на месте.
   - Все в порядке? - услышала я голос Наны, быстро заволновавшийся. Следом она, видимо, прикрыла трубку, так как голос стал приглушенным: - Это Акира-чан звонит.
   Послышались возгласы детей: "Акира! Акира!". Они что-то там лепетали, желая что-то передать.
   - Ага, - улыбнулась я.
   Толком ни о чем мы не говорили. Нана спрашивала, ела ли я уже, как у меня погода и самочувствие. Дети тоже желали поговорить о всякой ерунде, несомненно для них важной.
   Тсуна, как сказала Нана, еще в больнице и только недавно пришел в себя, но домой его пока не отпускают. О Такеши или Рёхее я не спрашивала - и так знала, что их состояние стабильно, но это не значит, что долечиваться не надо.
   Когда я закончила разговор и положила трубку, Конрад уже закончил с работой и осматривал единственным глазом комнату, видимо, на предмет того, чего б еще сделать. Но тут дверь приоткрылась. Подвинув Мураками, заглядывавшего в щель, внутрь зашел плечистый Фуюки, сверкая мышцами в одной футболке. На удивление в помещении было тепло, хотя в Италии вообще оказалось теплей, чем у нас. Может быть, мы были где-то ближе к южной части острова - это мне никто не сообщил.
   - Савада-сан, мы уже расположились, - доложился Фуюки.
   - Хорошо, - кивнула я, продолжая поглаживать тихо заурчавшего Баюна. - Сегодня отдыхаем, смотрим территорию и знакомимся с соседями.
   Мураками хотел было что-то спросить или сказать, как снова без стука открылась дверь. Внутрь зашел Каваллоне, с которым вновь была его охрана, отчего в помещении стало еще на троих человек больше. В маленькой комнатке стало тесновато, потому Фуюки с Мураками отошли к другой стене, повернувшись с ожиданием лицом к Каваллоне. Подчиненные Дино сверлили парней подозрительными взглядами. Это, наверное, культура общения такая: сверлить всех взглядом, как будто у тебя стащили любимую банку варенья.
   - Кира-чан, - начал Дино, выглядевший по возвращении недовольным. Он покосился на кота, но не стал спрашивать, откуда тот здесь взялся. - К сожалению, переубедить директора и переселить тебя не удалось. Не нравится мне вообще вся эта ситуация и то, что твой отец отправил тебя в эту школу... Понятно еще меня в пятнадцать отправили сюда учиться, но что тебе тут делать, совершенно не ясно. Спорить с его решениями я не могу, но должен предупредить тебя об опасностях, подстерегающих в этой школе.
   Я наконец с интересом взглянула на него, желая услышать больше информации. Со Скуало перемолвиться как-то не удалось - всему виной то, что я не хотела случайно пересечься с его боссом и спешила сделать ноги.
   - Во-первых, опасности подстерегают уже в душе. По традиции, за право первым посетить душевые происходит драка. Часто ученики, разбившись на группы, устраивают побоище. За завтраком считается хорошим тоном перекинуть чужую тарелку с едой. Я уже молчу о том, что вовсю процветает дедовщина! - Дино от обилия эмоций повысил голос до панических ноток. - Про занятия на полигоне вообще не хочу и начинать!
   Парни смотрели на него не то чтобы скептически, но с какой-то тяжестью во взгляде.
   - Да ладно тебе, я думаю, отец знал, куда меня отправлял, - улыбнулась я, и Дино тут же повелся.
   - Я еще с ним поговорю! - воскликнул он, сведя светлые брови к переносице и как будто разозлившись даже. - Ты только подожди пару дней, Акира!
  
   ***
  
   В классе царила тишина. Учитель рассказывал об Аппенинах, ученики кто смотрел в окно, а кто что-то черкал в тетради. Один из учеников, смотрящий скучающим взглядом в окно, вдруг встрепенулся и, развернувшись на стуле, негромко позвал:
   - Конте. Эй, Конте.
   Парень на задней парте сидел вольготно, закинув ноги прямо на парту. Он лениво приоткрыл один глаз, но двое ребят по обе стороны недобро зыркнули на нарушителя спокойствия.
   - Послушай, Конте, - быстро заговорил тот снова. - Не дон Каваллоне ли там за окном?
   Конте открыл оба глаза и лениво, с достоинством, повернул голову к окну. Двое его друзей, которые сидели по обе стороны от него, проявили любопытство более явно, хотя все, кто услышал это, а это добрая половина класса, прильнули к стеклам.
   - Это дон Каваллоне! - воскликнул кто-то первым.
   - И правда, Каваллоне - блондин, с кучей подчиненных, - вторил ему другой.
   - Погоди, а кто это с ним?
   Названный Конте, сбросив ноги со стола, поднялся одним движением. Перед ним расступились, позволяя свободно пройти высокому парню с его свитой. Тот остановился, разглядывая вид с корпуса во двор перед школой, где высыпали из машин многочисленные люди семьи Каваллоне... и самого дона, скрывшегося за входными дверями.
   - Оба вулкана до сих пор считаются активными, и извержение может произойти в любой момент, - продолжал лекцию учитель, стоя за кафедрой. Перемещения студентов его не особенно взволновали. - На сегодняшний день Везувий...
  
  
  Глава 2
   Волосы на макушке шевелились едва ощутимо под чьим-то теплым дыханием. Мой нос был зарыт в ткань, которая, как я подозреваю, была чьей-то теплой футболкой. Футболка мерно вздымалась в такт шевелящимся волосам и очень знакомо пахла...
   Кажется, тот мой запрет спать в моей комнате в Намимори на Италию не распространялся...
   Я пока не шевелилась, пребывая в некой сонливости. Вокруг было тихо и спокойно. Снизу негромко похрапывал Конрад. Мукуро же посапывал еле слышно и, похоже, пока не проснулся. Показатель, между прочим. У него тоже есть инстинкты, которые не позволяют ему спать, когда рядом может находиться опасность. Учитывая чутье Тумана, с легкостью улавливающего тонкие материи... А вот я проснулась раньше будильника, похоже, из-за смены часовых поясов. Удивительно, что вообще спала спокойно... Хотя, рядом со мной же мой Туман - это все объясняет.
   Но вчера было такое кино...
   Прежде всего стоит сказать, что душевые в общежитии оказались в единственном числе. А так как тут жили ранее одни особи мужского пола - без исключений, - проблем не возникало.
   И вот, спускаюсь я такая по лестнице вместе с Мураками, из-за которого задержалась, в душ. Полотенце через плечо, шлепанцы шлепают, Мураками продолжает расспрашивать подробности про завтрашние планы. Мне надоедает объяснять, что будем смотреть по ситуации, от меня он ничего вразумительного не услышит, поэтому я отмахиваюсь и прислушиваюсь к шуму, который слышно снизу.
   Но когда я спустилась на первый этаж, шум к тому времени стих. Вдоль стеночки стояли, опираясь на нее же, или сидели на полу за неимением стульев разнообразные парни возрастом навскидку от пятнадцати до восемнадцати. Так как многие были в одних штанах, мне открылся отличный вид не только на с завидным однообразием накачанные мышцами торсы, но и на ссадины, с таким же однообразием покрывавшие их.
   На автомате делаю еще несколько шагов вперед, пока не вступаю в вязкую кровяную жижу. Не мудрено - у некоторых были разбиты носы, губы или брови.
   И все такие стоят и на меня, отчетливо почувствовавшую себя не в своей весовой категории, смотрят. Взгляды сначала слегка удивленные появлением чего-то подобного в таком месте, затем у кого-то снисходительные, у кого-то даже похабные. Мураками едва заметно застыл, видимо, не рискуя подходить. Может, побоялся небольшой толпы из чуть больше двадцати человек, а может, поостерегся попасться мне под горячую руку...
   Но тут выскочил из толпы ближе к противоположным дверям Конрад с широкой улыбкой:
   - Ей, босс! - он даже поднял руку, чтобы я точно его заметила, если вдруг не услышала ор, отскочивший от потолка длинного и просторного коридора. - Мы тебя заждались!
   Лица стоящих вдоль стеночки парней поскучнели. Они разом и как-то дружно скосили взгляды на слегка растрепанного рыжего также в одних брюках. Который почему-то тоже имел ссадину над бровью.
   - Босс, - прогудел с акцентом Фуюки, массивная и также наполовину обнаженная фигура которого даже слегка терялась, сливаясь в общей массе тел.
   Вот у Фуюки повреждений на вид не было, кроме костяшек пальцев рук.
   Я неспешно прошлепала по коридору мимо едва стоящих и едва сумевших подняться подростков, не особо обращая на них внимания, но отслеживая движения, что было совсем не трудно. Больше меня интересовали Конрад с Фуюки, которые сторожили вход в душевую. С обнаженными торсами. Это что, неофициальная форма одежды в общежитии? В любом случае, не собираюсь ее придерживаться.
   Рыжий приветливо приоткрыл дверь:
   - Заходи, босс, мы тут подождем. Никто тебя не побеспокоит.
   Я кивнула и решила на месте не расспрашивать.
   Изнутри общая душевая выглядела страшно. В смысле, тут был стандартный набор шести душевых кабинок, но в наличии имелась такая грязь, такая плесень, куча волос и чего-то еще, малопонятного, что хотелось просто сжечь все вокруг... Чисто для дезинфекции. И это учитывая даже то, что я вроде как первая пришла.
   Выходит, Каваллоне не зря переживал - моя психика едва такое выдерживала. Но все же, я быстро ополоснулась, параллельно отвлекаясь на мысли о том, что могла бы и сама расправиться с этой небольшой толпой, но Конрад, видимо, как и обещал, взял решение всех проблем на себя. Еще и Фуюки к делу подключил. Думаю, мне стоит расслабиться и позволить ему сделать это. Рыжему точно будет приятно.
   У меня зачесался нос, и я им пошевелила, пытаясь унять желание его почесать. От чего Мукуро, видать, проснулся. Он слегка пошевелился, глубоко вдохнул воздуха, заставив волосы на моей макушке снова зашевелиться, затем расслабился и потянулся, как большой кот. Перевернулся на спину, оказавшись у края узкой кровати. Я подняла голову встретившись с его лукавым взглядом. Он щурился и слегка улыбался мягкой, приятной улыбкой, кажущейся такой же умиротворенной и расслабленной.
   - Доброе утро, - тихо и с какой-то сладкой патокой в голосе произнес Мукуро.
   Неожиданно снизу что-то гулко и резко ударило, заставив кровать, казалось, подскочить на месте, и меня заодно с ней. Раздались чертыханья вполголоса сквозь сжатые зубы.
   Конрад практически свалился с кровати, и его голова тут же оказалась вровень с верхним ярусом, откуда он прекрасно разглядел и меня, и Рокудо, закинувшего руки за голову. Что примечательно - левой рукой рыжий держался за голову, которой, видимо, и стукнулся.
   - Ей, ты-то тут какого хрена, разноглазый?! - широко раскрыв рот, заорал он и, недолго думая, потянул за футболку Мукуро вниз. - Живо слез с кровати босса!
   Свалившись вниз, Мукуро как-то все же сгруппировался, но недовольно протянул:
   - Оя-оя, зачем же так кричать с самого утра?
   - Ей, я тебя спрашиваю, какого хрена ты в кровать к боссу залез?! - зашипел гораздо тише рыжий, взяв за отворот футболки иллюзиониста и процедив ему это в лицо.
   Что примечательно, мне подобные вопросы никто не задавал. Мукуро же оставался таким же расслабленным и умиротворенным, как будто еще не проснулся.
   - Кто успел, тот и съел, - ответил Мукуро, не скрывая на этот раз ухмылки. - Если хотел тоже, то место уже занято.
   Рыжий поперхнулся на вдохе.
   Сказано это было по-итальянски и там еще что-то было про муку**... Но примерный смысл я поняла.
   Свесив ноги с кровати, зевнула.
   - И вообще, за месяц, что я уже так делаю, ничего страшного не случилось, - с невинным выражением лица сказал Мукуро.
   - Да ты вообще совесть потерял! - возмутился рыжий такой наглости. - Пользуешься добротой босса!
   Я спрыгнула с кровати и направилась за умывальными принадлежностями. Сам нарвался, пусть сам и расхлебывает. Тем более что он имеет дело с Конрадом, который уже как минимум однажды показал свое доверие к такому всему подозрительному и изворотливому Туману. А было это тогда, когда я пропала и парни не знали, на кого думать. Я-то была в будущем, а вот кто-то безосновательно косо взглянул на Мукуро, и, как мне сказал Рёхей, который в "мужских" жестах и переглядываниях был удивительно и внезапно внимателен, Конрад заступился за иллюзиониста.
   Не успела я подойти к тумбочке, как прямо передо мной в внезапно появившихся клочьях Тумана возник Генкиши, преклонивший колено. Для меня его появление все же стало неожиданностью, так как его пламя я почувствовала лишь немногим ранее его появления.
   Мечник был в полном боевом облачении: в обтягивающем костюме и с перевязью для четырех мечей.
   - Доброе утро, босс, - выдал он более чем серьезно.
   - Доброе, - несколько настороженно ответила я, так как все еще пребывала в некотором... недоумении, что ли, в которое меня ввел Генкиши.
   - Докладываю. Попытки ночного проникновения в комнату босса пресечены и согласованы с хранителем Тумана босса. Подозрительной активности более не замечено.
   Я кивнула, невнятно угукнув. Мукуро наградил рыжего снисходительным взглядом - мол, меня не просто так тут сметаной кормят. Конрад ответил ему хмурым взглядом в духе - гнать тебя надо паршивой метлой. Одно удовольствие наблюдать за их молчаливыми перемолвками. Это значит, у меня настроение хорошее. Таким новостям его не испортить. Туманы стояли на страже всю ночь... Ну, кто стоял, а кто явно лежал - не суть. Интереснее другое.
   - А как именно вы пресекали попытки проникновения? - уточнила я. - И кто пытался к нам попасть ночью?
   - Школьники, - ответил коротко Генкиши, продолжая стоять, замерев на месте. - Я создал иллюзию лабиринта в коридоре перед дверью и все, кто тут проходил, в нее попали. Мы также проверили комнату босса на предмет неожиданностей.
   Ого. А неплохо они справились. Возможно, если школьники были не слишком толковыми, то они и не поняли, что попали в иллюзию. Хотя оба мои Тумана высокого уровня - они бы даже иллюзиониста запутали.
   - Ты хорошо постарался, - улыбнулась я Генкиши ободряюще и, подойдя, похлопала левой рукой по его плечу.
   - Благодарю за похвалу, но мне это ничего не стоило, - степенно кивнул мечник.
   Когда я вновь оглянулась, Конрад уже отпустил Мукуро, а тот с видом оскорбленной невинности поправлял футболку. Рыжий все еще недовольно поглядывал на разноглазого.
   Если душ располагался на первом этаже, то умывальники были на каждом. Было еще немного рано, наверное, поэтому очереди там не было.
   Быстро покончив с умываниями, мы с рыжим вернулись в комнату. Мукуро с Генкиши уже куда-то испарились. Рыжий пошел будить Фуюки с Мураками и, оставив их сторожить мою дверь, отправился за формой в здание администрации, куда ее должны были доставить.
   Вскоре Конрад вернулся и оставил меня одну, позволив переодеться первой. В принципе, одеться с одной рукой было возможно. Но застегнуть пуговицы на белой рубашке и еще пару на буром пиджаке - уже нет. О галстуке, который у меня и с двумя руками завязать нормально не получалось, я вообще умолчу. Поэтому мне пришлось просить помощи рыжего, который выполнил просьбу, но явно чувствовал себя немного неловко, хоть и пытался это всеми силами скрыть. А затем ему еще пришлось менять компресс на моей правой руке.
   В целом, форма кроме вышеназванного дополнялась зелеными клетчатыми брюками и коричневыми туфлями. Женского варианта формы даже не было предусмотрено. Когда и Конрад переоделся, он стал выглядеть, как школьник-переросток. Слегка нелепо. Наверное, я слишком привыкла к его "разбойничьему" стилю. Даже в школьной форме Намимори он умудрялся выглядеть серьезнее. Наверное, потому, что воротник то и дело был расстегнут, галстук все время где-то терялся, а рубашка никогда не заправлялась. Пиджаки и безрукавки же он игнорировал.
   Я слегка нервничала в свой первый день и мне все время казалось, что я опаздываю, хотя времени еще было очень много. Чувство было сродни ощущению перед открытием чего-то нового. Хотя в списке предметов значились довольно понятные дисциплины.
   В центральном учебном корпусе висела доска с расписаниями занятий. Мы ненадолго остановились там, исследуя ее. Нашли аудиторию, где должна была проходить анатомия. Я мельком ради интереса глянула на занятия второго и третьего курса. И на третьем заметила предмет с многообещающим названием "Освоение пламени". Не думаю, что там учат делать фаер шоу. Интересно взглянуть на эти занятия хотя бы глазком. Но пока что требовалось посетить лишь немного менее многообещающую лекцию.
   В целом в классе все выглядело цивильно, не считая того, что я почувствовала себя в старшей школе для мальчиков. Хотя, возможно, следует сказать - мужчин? В мафии, как я поняла, рано взрослеют.
   За расположенными амфитеатром партами сидели, стояли, а то и лежали на этих самых партах подростки, выглядевшие слишком взросло для своих лет. У многих на открытых участках тела уже присутствовали шрамы. Еще один парень так же где-то успел потерять глаз, как и Конрад. Явственно чувствовалось, что это не "ясли" Намимори.
   Пока мы пробирались к свободным партам посередине класса у стены, эти молодые мафиози следили за нами пристально и оценивающе. Ладно, не за нами, а за Конрадом и Фуюки, которые отвечали им идентичными взглядами. Нет, это точно разновидность местного приветствия - как на Диком Западе, честное слово. Мураками предпочел затеряться, но, судя по внимательному взгляду, тоже оценивал присутствующих на предмет возможности делового сотрудничества.
   Некоторые лица были мне уже знакомы по той очереди в душе. Они, очевидно, уже были знакомы с моей видимой частью охраны. Никто не задавал вопросов: новенькие ли мы, кто такие и откуда.
   Рыжий сел справа от меня, а Фуюки слева.
   - Прости, босс, - дернулся рыжий, нечаянно зацепив локоть правой руки, безвольно висящей на платке.
   - Ничего, - кивнула я.
   Рука практически не болела, только постоянно слегка ныла и зудела. Но это было хорошим знаком.
   Вскоре появился учитель. Он не стал представляться или даже представлять нас и сразу же перешел к предмету:
   - На прошлых занятиях мы изучали сухожилия человека. Сегодня мы перейдем к сердечной мышце. Движущая сила кровотока создается за счет работы сердца, которое выполняет функцию насоса. И сердце может остановиться не только от близкого знакомства с неким острым предметом...
   Лекция велась на итальянском, поэтому Фуюки усиленно хмурился, явно с трудом разбирая речь. Хотя он должен был по моему настоянию посещать языковые курсы, как и Мураками. Тот, кажется, достиг лучших результатов в этом... а может, просто не особо слушал лекцию, больше времени уделяя незаметному разглядыванию класса. К слову, класс, состоящий всего из пятнадцати человек, тоже лекцию не особо слушал, но и не шумел.
   Меня же неожиданно заинтересовала тема. Учитель явно имел некоторые познания в медицине, и его речь пестрела латинскими названиями, и он достаточно подробно рассказывал о работе сердца. Конечно, с уклоном в вещества, которые могли на него воздействовать, и в познавательную реакцию с ответом на вопрос "а что будет, если перерезать артерию". Но интересно. Даже зашторил окна посредством пульта и включил проектор, с помощью которого можно было разглядеть работающую модель.
   Жаль, что я не могла что-то записать, но почеркала немного в тетрадке, чтобы лучше запомнилось.
   Урок шел час и двадцать минут. Вышла после него в коридор я, пребывая в своих мыслях. Где-то в середине урока меня посетила мысль - а вдруг эти знания мне помогут в будущем избежать смерти? Да, то будущее уже не повторится. Я уже не буду такой беспечной, мои хранители тем более будут настороже - Нана потеряла момент неожиданности. Но сама мысль: что, если мое сердце пронзят ножом? Кажется, это уже стало некой навязчивой идеей. Хватит ли моих способностей в управлении пламенем, чтобы залатать эту рану в кратчайшие сроки?
   Да это даже Луссурии может быть не под силу!
   Мало того, что, чем больше повреждение органа, тем меньше шанс его восстановления, так еще и помощь должна прийти быстро. И это только в случае, если меня не настигнет мгновенная смерть. Так что удар в сердце даже для пламенного может стать последним.
   Следующим уроком была география. Другой учитель (опять не представляясь) раскрыл карту мира над доской и стал рассказывать о странах-соседях Италии. Про уклад жизни, традиции, упоминал некоторые вещи, которые тамошних жителей могут удивить. Если бы кто-нибудь из учащихся попал за границу, возможно, он бы меньше выделялся... будь он шпионом или в сопровождении важной шишки.
   В общем, география также имела практическое применение. Слушала я с интересом.
   После второго урока ожидалась большая перемена длиною в час. Во время нее мы отправились исследовать местную столовую.
   Столовая располагалась в третьем учебном корпусе и представляла собой... да обычную столовую.
   Куча людей толпилась у стойки с подносами, куда складывали тарелки с едой. Через огромные застекленные окна яркий солнечный свет попадал на множество столов, рассчитанных на четырех человек. Но вначале мы отправились за едой.
   - Ей, босс, выберешь стол, а я тебе принесу, что захочешь?
   Предложение рыжего заставило меня вспомнить, что двумя руками нести поднос гораздо легче. Не то чтобы я не смогла, но рисковать все выронить не хотелось. Я пошла вместе со всеми, чтобы указать, что брать на меня.
   В принципе, ассортимент еды в столовой был вполне неплох. Присутствовали непривычные сочетания продуктов, морепродуктов было как раз немного, а рис, который в Японии едят практически семь раз в неделю, присутствовал в совсем малом объёме, и его никто не брал. В остальном еда была простой, но выглядела не отталкивающе.
   Наконец, мы все выбрали и возвращались к столу. За которым кто-то уже сидел. Причем закинув ноги на столешницу.
   Взглянув в лицо парню, лениво открывшему глаза, когда мы подошли ближе, и оценившего нас взглядом исподлобья, я ощутила дежавю. Молодой парень, уже почти выглядевший как мужчина, был черняв, как и многие итальянцы. Волосы его убраны назад и жестко зафиксированы лаком. Рубашка у горла расстегнута, а галстук отсутствовал. С не идеально чистых ботинок сыпалась на стол грязь.
   Меня посетило ощущение представшей передо мной... пародии на Занзаса.
   Правда, этот парень обладал менее крупной комплекцией. А вот наглости явно столько же... Но все равно при взгляде на него возникает ощущение какого-то мультика или актера, неумело изображающего другого.
   То, что перед нами главарь группы - ясно как день. Вокруг него столпились пятеро припевал, столь же уверенных в себе.
   - Вы... - произнес этот парень и выдержал паузу, отчего парни напряглись. - Кто из вас главный?
   - Допустим, я, - ответила тоже на итальянском.
   - Пф, - фыркнул парень пренебрежительно, отчего Конрад вскинулся, а Фуюки напрягся, отчетливо прошептав что-то подозрительно похожее на "самоубийца".
   - Кем ты приходишься боссу Каваллоне? - прямо спросил парень, этим также доказывая, что извилистые пути не для него.
   Как я обратила внимание - остальные присутствующие делали вид, что ничего такого не происходит.
   - А кто спрашивает? - в том же духе и с той же интонацией поинтересовалась я.
   Парень лениво сбросил ноги со стола и поднялся. Это будто послужило сигналом для остальных. Его группа вся угрожающе встрепенулась, мои ребята тоже напряглись.
   Все произошло достаточно быстро. Парень схватил огромный поднос Конрада, где стояла его и моя еда, и перевернул его. Почти что на меня. Я прекрасно видела, что он собрался опрокинуть его на меня, но тут меня загородило плечо Ямады, и я осталась стоять на месте. В итоге спагетти, что я выбрала, повисли на пиджаке Фуюки, а соус растекся коричневой жижей. Тарелки со звоном посыпались на пол, разбиваясь. Моим туфлям немного досталось брызгами, но это ничто по сравнению с тем, что получил Фуюки.
   - Босс, расслабьтесь и доверьте все нам, - пробасил Ямада на итальянском. - Я разберусь с ним.
   - Е-е-е-ей! - взревел через мгновенье рыжий. - Как ты посмел попытаться сделать это с боссом?!
   Конрад кинулся в бой. Тот черноволосый парень отступил назад, позволив драться подпевалам. Фуюки пришел на помощь рыжему в битье морд и треснул своим подносом, на котором также были остатки моей еды, по чьей-то голове.
   Главное, все окружающие продолжали делать вид, что тут ничего такого не происходит.
   Я было нахмурилась, как к моему уху осторожно наклонился Мураками:
   - Босс, по-моему, они неплохо справляются. Как и сказал Фуюки, расслабься и наслаждайся отдыхом. Все мелкие заботы босса должны брать на себя его подчиненные. Босс даже не должен открывать самостоятельно двери.
   Это он про японское понятие босса говорит? Или точнее будет сказать - босса якудза? Я что-то подобное слышала, кажется. Возможно, даже от Фуюки или Коичи, которые увлеклись этой темой.
   Ну и что теперь? Снова оставить все на других и стоять в сторонке? Хм... С другой стороны, противники действительно легкие. Почти что обычные люди, если опустить из внимания боевую подготовку.
   И действительно, все закончилось за пару минут, не больше. Хотя я явно чувствовала от подпевал использование пламени, но уровень его использования был так низок, что они даже проявить его не смогли бы. В итоге все, что у них было - чуть большая сила, чем у обычного человека. Когда-то я тоже лишь этим выделялась.
   - Тц, - цыкнул сквозь зубы досадливо главарь. - Вы ни на что не годны.
   - Прости, босс, - ответил со стоном один из его подпевал.
   Остальные выразили согласие хоровыми стонами. Видно, мои парни не слишком напрягались, раз только один из пятерых в отключке, и тот - которому досталось подносом.
   Подпевалы отошли за спину главарю, а черноволосый парень поднял сжатые кулаки, натужился аж до состояния вылезших из орбит глаз и провозгласил громко, так, чтобы слышала вся столовая:
   - Вы не так уж плохи, но у меня есть сила, которая вам и не снилась!
   Над его крепко сжатыми кулаками появилось алое пламя. Ну так, сантиметров на пять.
   Парни не впечатлялись. Я вообще вопросительно приподняла бровь, ожидая продолжения.
   Конрад медленно достал сигарету из пачки, лежавшей в переднем кармане пиджака, поднял указательный и большой пальцы и поджег конец папироски от заискрившихся между ними зеленых разрядов. И когда он так научился делать? Не с Ламбо же пообщался? Все равно умничка. Выглядело зрелищно.
   Фуюки же просто повторил - поднял кулак, напрягся и зажег невысокое пламя Урагана на руке.
   Вот тут присутствовавший в столовой народ зашевелился, не скрывая своего внимания. Множество любопытных глаз сосредоточились на потасовке. Ближайшие столы решили освободить свои места и переместиться подальше.
   Парень сбледнул с лица. Видимо, оценил силы.
   - Похоже, вы хорошая охрана. Теперь понятно, почему парни не смогли с вами справиться, - он еле смог отвести взгляд от Конрада и Фуюки и перевел внимание на меня. - Тогда кого вы охраняете?
   - Не твое дело, - недружелюбно ответил рыжий, выпустив струйку дыма в него.
   Главарь убрал пламя с рук и выпрямился, оскалившись:
   - Мое имя - Винченцо Конте, я из семьи Арма Сакра*. Третий курс.
   Возможно, это должно было означать дружелюбную улыбку. Он даже рукой как-то махнул, вроде бы в дружелюбном жесте.
   - С кем имею честь?.. - поинтересовался он.
   - Кира Сенапе, - представилась я, так как смотрел он как раз на меня.
   Семью называть не стала. Лучше пока не буду светить Фениксом, а то мало ли - пошел уже слух о Фениксе, участвовавшем в бою со Спейдом или нет - как знать? Кира же звучит на европейский манер, а Сенапе... Как мне сказал Реборн, Емитсу известен мафии под другой фамилией, и не факт, что хоть одна из двух его фамилий настоящая. Поэтому Савада - это только для Японии и только для роли отца-нефтяника. А "Горчица" - это мне как псевдоним. В общем, Емитсу уже за меня позаботился о том, чтобы фамилия Савада никак не была связана с миром мафии. И если я вдруг накосячу и начну говорить "Са...", то могу быстро исправиться.
   Представившийся Конте приподнял брови, как бы намекая: "А дальше?". Я сделала непонимающий вид. В конце концов он был вынужден бросить попытки раскрутить меня на информацию и предложил:
   - Как насчет присоединиться к моей группе? Со мной не придется беспокоиться о безопасности и учебе.
   М-да, щедрое предложение. Не вижу смысла продолжать этот разговор. Поэтому, вновь взглянув на бугрящийся на мышцах Фуюки пиджак, заляпанный едой, изрекла:
   - Я есть хочу.
   - Ей, босс, сейчас принесу! - всполошился рыжий и помчался к стойкам, откуда мы только что пришли. Напоследок он бросил Фуюки: - Наведи тут порядок пока.
   Ямада кивнул тяжелым подбородком. Подошел к подпевалам Конте и, схватив одного из них, невозмутимо вытер им же стол, после бросив парня на пол. Пострадавший поднялся и, видимо, радуясь, что легко отделался, вернулся к своим.
   - Эй, не игнорируй меня! - возмутился его главарь.
   Конрад уже бежал обратно с подносом. Одним, конечно же. Я присела за стол, и тут, откуда ни возьмись, вынырнул из-под стола пушистый кот. Баюн тут же запрыгнул рядом со мной на лавку и принялся выпрашивать вкусненького. С усатой мордашки просительно глядели синие глаза.
   - Тц, мы поговорим об этом позже, - Конте, продолжающий всеми игнорироваться, развернулся и удалился с видом, будто совсем не уязвлен.
   "Интересно, если это, так сказать, - вершки, то, возможно, с него была бы какая-то польза?" - задумалась я, взявшись за еду. Парней отправила снова за подносами, но они решили сделать это поочередно. Зря, перемена не такая уж длинная, и скоро пора будет возвращаться на уроки. А Фуюки еще надо переодеться.
   А еще - если этот парень так открыто демонстрирует пламя, значит, этому тут действительно учат на уроках. Руководствуясь этой мыслью, я сподвигла нашу компанию сбежать со следующего урока и посетить данное занятие у третьего курса. Учитывая то, что я могла наблюдать - учителя не особенно обращали внимание на класс, ученики тоже несколько пофигистично относились друг к другу, - а значит, вряд ли поднимется шум. Мы останемся незамеченными.
   В итоге мы проникли в аудиторию без проблем. Ученики следили за нами, но не спрашивали, что мы тут делаем. Ограничивались только подозрительными взглядами. Учитель, отблескивающий лысиной на солнце, ярко светившем в окна, не нарушая традицию, зашел в класс и объявил:
   - Сегодня у нас проверочные упражнения, - класс дружно воспрял духом. - Все на полигон.
   Этот учитель, в отличие от других учителей, которые носили обычные черные костюмы в полоску, был одет во что-то наподобие формы. Черная плотная кожа не имела на себе каких-то знаков отличия, но, возможно, была стойкой к воздействию пламени.
   Мы вышли из учебного корпуса и прошли по дорожке через парковую зону. Полигон представлял собой нечто вроде стадиона, огороженного железным забором в три метра высотой, плотно закрывавшим обзор. Опять же, по поводу крепости этого забора говорить заранее не буду, но что-то от него я определённо почувствовала.
   Видно было, что это только одна часть полигона. Похоже, их несколько и все разделены.
   Помесив ногами землю, истершуюся в пыль, ученики выстроились в два ряда. Наша компания из четырех человек втиснулась во второй, подвинув третьекурсников. Возмущаться никто не стал: учитель бдел. Или же все дело в том, что ученики внимали каждому его слову и боялись что-то упустить? Я ведь тоже была вся во внимании. Правда, от учеников веяло скорее уважением со страхом.
   - Нет, - категорично и громко сказал учитель, который был типичным итальянцем во внешности и с острым носом-крюком. - Становитесь в один ряд и пробуйте призвать свою волю, как я вам рассказывал на прошлых занятиях!
   Все рассредоточились и стали в один ряд, как было сказано, оставив промежутки в полтора метра между собой. Дисциплина была железная.
   Когда все перемещались, мимо меня прошла точно девушка в той же школьной форме. Ее короткие волосы были завязаны в хвост, а формы не сильно выделялись, но это определенно была девушка! Я так сильно на нее отвлеклась, что, когда очнулась, уже почти все выстроились в ряд.
   - Ты еще как тут оказалась? - остановился напротив меня преподаватель, пытливо прищурившись, будто хотел меня просветить рентгеном. - Откуда такая мелочь затесалась?
   - Так я это... учиться пришла, - нашлась я, сделав самое невинное лицо.
   И главное, ни к кому другому не пристал, а именно ко мне. Из-за роста, наверное - все же Конрад, Фуюки и даже Мураками выше меня и лучше вписываются в ряды третьего курса. Будучи зайцем, главное - быть незаметным, а вот как раз такой у меня быть не получалось. Даже среди одногодок.
   - Учиться, - хекнул он насмешливо. - Тебе место на первом курсе, даже, может быть, не в этой школе. Ты хоть что-нибудь умеешь?
   Конрад вскинулся, и я, заметив это краем глаза, бросила на него предупреждающий взгляд. Учитель проследил за этим, но ничего не сказал. Главным образом потому, что я ему не дала времени.
   - А вы что-нибудь умеете, чтобы я могла чему-то научиться? - задала я встречный вопрос тем же спокойным тоном.
   Рядом стоящие ученики попятились, а кто-то даже отступил на пару шагов, отчего создался некоторый круг отчуждения. Глаза учителя нехорошо блеснули.
   - Фамилия? - почти ласково, но с угрозой вопросил он.
   - Кира Сенапе, - представилась я.
   Лысый, как я его быстро окрестила, сдвинул к переносице густые черные брови, нахмурившись. Взгляд его неуловимо изменился. Что-то мне подсказывает, мое имя или фамилия ему все же что-то дали. Учителей, получается, тоже предупреждали?
   - Хорошо, я разрешаю тебе постоять тут до конца занятия, - нехотя сказал он и повысил голос: - Остальные чего ждут?! Отдельного приглашения?!
   Третий курс приняли стойки и усиленно стали тужиться.
   Я не напрягалась, как и парни. Фуюки уже умел проявлять пламя, а Мураками и вовсе не сумел бы.
   Став наблюдать за учениками, я смогла заметить, у кого явно был потенциал, а у кого получалось едва-едва заискрить свое пламя. При том у всех так или иначе чувствовалось пламя, значит, беспламенные отсеивались.
   Обратив внимание на ближайшего здоровяка, оценила пламя Солнца, которое как раз и искала. В принципе, его уровень был достаточно высок, но вот пламя почему-то не проявлялось. Возможно, он плохо старался, как и убеждал всех своих учеников учитель, виня их в недостаточном усердии. Тем временем у остальных начали понемногу появляться огоньки на руках. Не у всех, и этот здоровяк был в их числе.
   Беззастенчиво начав его разглядывать, оценила и крепкое загорелое тело, и рост под три метра. Мышцы вот как раз могли быть наращены не только силовыми упражнениями, а и пламенем Солнца. Хотя до Фуюки он все равно не дотягивал.
   А вот любопытно: если в каждого стрельнуть пулей. Той, которой стрелял Реборн в лоб Тсуне. Как там ее? Пулей Возрождения, точно! Так вот, если такой выстрелить в лоб парню - то тут же пойдет сильный поток энергии через все его центры. Это вмешательство в свою очередь, так сказать, возбуждает в теле энергию пламени, и оно вырывается наружу. Интересно, что Тсуна от такого ревел, как лев: "Реборн!" - и превращался в электровеник. А Рёхей вот, помнится, особо не поменялся, так как умел к тому моменту управлять пламенем и даже немного сдерживаться. Немного.
   Таким вот образом Вонгола и сыскала славы и силы. Берем такой вот класс: стреляем пулями, и небольшой отряд пламенных почти готов. И не надо несколько лет на обучение. Работает даже с самыми неумелыми, не сомневаюсь.
   Если так подумать, то и в тот момент, когда Девятый хотел запечатать мои центры, он невольно тоже их взбудоражил, отчего я их вообще почувствовала. Исходя из таких наблюдений - получится ли схожий эффект, как от пуль Возрождения, если я пропущу небольшую, но ощутимую волну пламени? А даже если попробую - пламя Неба ведь не должно сильно навредить, так? Оно даже менее травмирующее, чем Солнце, которое ускоряет рост клеток и таким образом регенерирует их.
   От интереса - что будет, если немного парня подтолкнуть - подошла и легонько прикоснулась кончиками пальцев. Пустила по ним свое пламя и быстро "толкнула" источник чуть ниже солнечного сплетения. С рук здоровяка тут же сорвалась волна, едва видимая на ярком солнце, но поблескивающая, и понеслась в стену. Встретилась с железным забором - раздался взрыв. В этот момент я незаметно переместилась обратно и стала наблюдать за результатами.
   Когда пыль и грохот исчезли, в железной стене появилась выгнутость. Здоровяк от удивления выпучил глаза и раскрыл рот.
   - Игното, хорошо сработано! - огласил учитель.
   Остальные ученики завистливо косились на сокурсника.
   - Ты подаешь ощутимые надежды, - неожиданно одобрительно продолжил лысый, - я буду рекомендовать тебя.
   - С-спасибо, - глухо произнес здоровяк.
   В общем-то больше ни у кого подобного сделать не получилось, а Игното оставшийся урок пялился на свои руки и, кажется, бросал взгляды на меня. Ну, и на стоящего с другой стороны от него студента.
   Подумав, решила, что как младший состав сойдет.
   - Вступай в мою семью, - предложила я ему, снова подойдя поближе.
   Сделала я это негромко, но вот следующий хоровой выкрик разнесся на весь полигон:
   - Че, так просто?! - одновременно вопросили Конрад и Фуюки, причем на итальянском и японском.
   Я неодобрительно на них посмотрела. А что, в семью приглашают как-то иначе?
   - Ей, а вдруг он уже принадлежит какой-то семье? - спросил Конрад, сбавив тональность и перейдя на заговорщицкий шепот.
   - Мне-то какая разница, - пожала плечами.
   Действительно, захочет уйти - уйдет, а нет, так откажется. Спросить-то ничего не мешает.
   Лысый крючконосый учитель вдруг заскрипел зубами, сверля меня взглядом. Собственно, из-за взгляда я и обратила на него внимание.
   - Продолжаем, не отвлекаемся! - рявкнул учитель, отчего все вздрогнули и засуетились, вновь собирая концентрацию внимания.
   Здоровяк ничего не ответил. Остальную часть урока он простоял, также ничего не делая. О чем он думал или за чем наблюдал, мне неведомо, на то, что он проигнорировал предложение - просто пожала плечами.
   Звонок не был слышен на полигоне. Как только пришло время, учитель огласил окончание тренировок. Все время он коршуном вился за спинами учеников, делая замечания по поводу всего подряд: не так стоит, не так руки держит, думает о чем-то отстраненном.
   В общем, урок по использованию пламени меня полностью разочаровал. Было бы интересно услышать больше теории, которую этот курс проходил раньше, но, глядя на учителя, я переставала надеяться на углубленное изучение. М-м-м... возможно, мне надо заглянуть на занятия курсом повыше?
   - Ты - задержись, - сказал он мне, когда я уже собиралась влиться в толпу, стремящуюся на выход.
   Конрад напрягся, засверлив внимательным взглядом учителя. Фуюки кивнул едва заметно в ответ на мой жест идти без меня, а за ним понятливо потянулся к выходу и рыжий. Правда, недовольно как-то. Оглядываясь назад. Боюсь, у меня будет мало времени выслушать, что мне желают сказать, так как подозрительность и волнение Конрада будет расти пропорционально прошедшему времени.
   Когда дверь на полигон прикрылась, я почувствовала отчетливое пламя Грозы. Я повернулась, рассматривая источавшего его мужчину. Учитель слабо фонил угрозой. Этого было мало, чтобы стать источником беспокойства, - просто кто-то не сдерживал эмоции. Я не поняла причины, но на всякий случай насторожилась.
   - Мне без разницы, кто ты и откуда, - угрожающе процедил он сквозь зубы, подойдя на расстояние в метр. - Даже если это ЦЕДЕФ. Не думай, что, если нам не сказали кто ты такая, никто ничего не поймет - твоя фамилия уже наводит на нужные мысли. Знающие люди в курсе, кто такие "пряности".
   Я чего-то не догоняла, но внимательно слушала. Для себя сделала выводы, что это какая-то шифровка в мафии. А конкретно - в ЦЕДЕФ. Подумав еще, догадалась: вот Базиль - тот же базилик, он же молодой работник разведки Вонголы. Вероятно, в верхушке есть и другие позывные.
   У учителя тем временем мышцы на шее напряглись и жилы на лице вздулись, делая его лицо устрашающим.
   - От моего слова ты мигом отсюда вылетишь! Мое слово имеет авторитет даже в Вонголе. Если ты хочешь хоть чему-то научиться на моих занятиях - будь повежливей! И если ты не проявишь уважения, Чиполла Адольфо мигом опустит зазнавшегося с небес на землю!
   В то же время учитель резко вытянул руку вперед, желая, видимо, прикоснуться ко мне, но он продолжал фонить пламенем... и у меня сработал рефлекс. Виной тому то, что я во время его монолога летала в своих мыслях о пряностях и других возможных позывных. Но в последний момент я все же успела подумать, что будет как-то нехорошо покалечить или убить известного и многоуважаемого учителя. Поэтому раскрыла ладонь в последний момент и просто дала ему леща.
   Лысый... То есть Чиполла перекувыркнулся, сделав колесо и проехавшись лицом по земле, потом еще раз, и на третий врезался в стальной забор. Медленно стек по нему и не подавал признаков жизни.
   Наверное, кроме как разжать кулак, надо было еще немного ослабить удар... Все же я привыкла, что Гроза - априори крепкая и непробиваемая. Конрад, которому несколько раз доставалось от меня, к примеру, оставался в сознании. От такого удара он разве что бы пошатнулся. А Леви-а-Тан - так и вообще наверняка послужил бы причиной воспроизведения звука удара о каменное изваяние и даже не моргнул.
   Чиполла издал какой-то сип, похожий на вдох, и я решила, что проверять его на пребывание в мире живых уже не нужно. Сделаем вид, что это не я. Может, он потом и не вспомнит, кто его так.
   Покинув полигон, прикрыла за собой дверь и ответила уставившимся на меня в ожидании парням:
   - Все ОК.
   Конрад наклонился к моему уху и, прикрыв рот ладонью, спросил необычно тихо:
   - Босс, ты же его не убила?
   - Пф, - могло показаться, что я фыркнула, но на самом деле это у меня от волнения резко вырвался воздух. - Да о чем ты? Все в порядке.
  Примечание к части
  * - священное оружие
  ** - "Chi primo arriva, primo macina" - Кто первым приезжает, тот первым (муку) мелет.
  
  Приблизительный план школы: https://vk.com/photo-160026619_457240552
  
  
  Глава 3
   По выходу из полигона и по прошествии первого ступора, на меня накинулись с лекцией о том, как устроен мир мафии. Парни настойчиво повели меня к парку, где усадили на скамейку. Остальные ученики разбрелись. Наверное, на следующий урок, перемена ведь короткая. А мы остались в окружении насыпных дорожек из мелкой гальки и зеленых деревьев с непривычными глазу листьями.
   Солнце светило вовсю, ветер казался по-весеннему теплым. Только птицы не пели.
   Главным и самым активным лектором выступил Конрад. Фуюки кивал и поддерживал. Мураками оказался таким же слушателем, как и я.
   - Ей, босс, я хочу сказать всего две вещи, - подуспокоившись и выдохнув, рыжий от рассказа, что от неизвестных личностей, даже учителей, можно всего ожидать и вообще надо его везде с собой таскать, перешел на японский и продолжил более понятно для меня, видя, что я с трудом вслушиваюсь в его быструю итальянскую речь. Вообще, итальянский был для меня понятен, приходилось только над ответом думать, но если речь резко ускорялась... С экспрессивными итальянцами сложно иметь дело. - Если опустить то, что пока что тебе лучше советоваться с кем-то, кто хотя бы немного знаком с итальянской мафией, прежде чем принимать решения, то, во-первых, пламя распространенное явление, но все еще недоступная вещь для многих мелких семей. Это очень большой куш для них. Второе, что тебе следует узнать - чем выше семья в мафиозной иерархии, тем сложнее в нее попасть. Если бы они знали, на что способна наша семья, то тут же все пожелали в нее вступить. Кроме обязательной минимальной проверки на лояльность, даже желающему стать обычным рядовым потребовалось бы продемонстрировать способности и пройти определенную планку.
   Рыжий, скрестив руки на груди, с ожиданием понимания от меня следил за мной единственным зеленым глазом.
   Я задумалась. В его словах, как всегда, была своя правда. Если вспомнить рассказ рыжего о том, какой манной небесной оказался для него шанс вступить в Вонголу... Да и проверку на лояльность мне отлично демонстрировал в то же время Кёя. Но...
   - Но Феникс пока маленькая семья, - сказала я вслух. - Нам нужны даже рядовые. Пусть не особенно сильные. И вообще, пока никто не знает, на что мы способны.
   Хоть говорила я серьезно нахмурившись, чувствовала, что жестоко тупила. По крайней мере я видела это во взгляде рыжего, и тому даже второй глаз не нужен был, чтобы это безмолвно передать.
   - Мы уже показали, что не самые обычные, - коротко прогудел Фуюки, соглашаясь с Конрадом и, видимо, не слишком усердствуя, опасаясь, возможно, моей реакции.
   Ну да, ну да. Показали одному парню, Конте, что владеем пламенем.
   - Да что там показали? - возразила я. - Просто продемонстрировали, что у нас тоже есть пламя.
   Фуюки с Конрадом спокойно так и очень понимающе для двух разных представителей народов переглянулись. И тут вдруг Мураками тоже решил вставить слово:
   - Босс, а ведь даже этой школы достиг слух, что у Вонголы появилась некая "ожившая легенда".
   Не совсем понимая, к чему он ведет, вопросительно приподняла бровь. Это он про выступление Занзаса там, что ли? Того все же признали потомком Второго Вонголы? Или про Деймона? Вот уж действительно "ожившая легенда", достойная упоминания с подобной интонацией.
   - Босс, - на губах Мураками заиграла ухмылка. Как будто даже снисходительная, но усердно скрываемая. - Эта ожившая легенда спасла жизни больше сотни людей Вонголы от ожившего кошмара, продемонстрировала при этом чудовищную силу, некую магическую гиперинтуицию, и обладает внешностью Примо Вонголы, как будто является его перерождением. На самом деле даже есть слух, что потомком, но пока неизвестно, в какой степени родства она с нынешним Десятым боссом Вонголы.
   Чем дальше он говорил, тем больше у меня создавалось ощущение бегущей перед глазами строки с озвученными словами, пока под конец я все же не зависла на слове "она". Но тут врубился синий экран смерти.
   Пока я смотрела перед собой застывшим взглядом, пытаясь переварить поступившую информацию, Конрад присел передо мной на корточки, чтобы быть вровень с моим лицом, и повторил спокойно:
   - Босс, то, что ты можешь сотворить с помощью пламени - это не каждой семье под силу. Даже Вонголу впечатлили твои навыки. Это умения даже не рядового босса семьи.
   Я моргнула, пытаясь выйти из состояния оцепенения. Мозг включился в работу. В принципе, я понимала, что Вонгола - это королевская семья в кругах мафии. А Торикай - японский аналог, только не дай Ками они это услышат. Мафиози Вонголы и бойцы Торикай смотрели на меня одинаково с опаской после боя с Деймоном. Мне даже вспомнились слова Реборна: "Ты требуешь с других то, что умеешь сама, но это не такой уж распространенный навык". Сказано это было лишь про Грех, который я всего лишь вытащила из флакона. Мне казалось это достаточно простым навыком. Ладно, возможно, не слишком простым, но доступным для Девятого, его хранителей и других людей подобного уровня. Вот на церемонии Вонголы было множество людей, источавших пламя!.. Хотя мне сказали, что там собрались только сливки мафиозного общества... Церемония наследования Вонголы, как-никак. Мда.
   Мне-то казалось, что мне просто повезло задеть Деймона в удачный момент. Сражалась я, как и все - чего тут особенного? Ну, техники с пламенем применяла, так у кого их там не было? Но если так посмотреть, то действительно, выглядит, будто я сразила Деймона, когда никто другой не сумел, а не выждала удобный момент, пока другие сражались. Получается, что и Вонгола, и Торикай, ради сохранения репутации, должны были бы стремиться скрыть мое участие или хотя бы имя. Слухи все же просочились, - на то они и слухи, - но официально даже имени не оглашали. Во-первых, это значило бы признать, что я вот такая там была молодцом, а великая семья с не менее великим кланом сдулись, и во-вторых, если на меня положили глаз, то им нет смысла разглашать обо мне информацию, иначе желающих заполучить меня появится еще больше.
   Я пригладила волосы, выдохнув и спросила:
   - У меня что, завышенные ожидания от этой школы?
   Конрад с Фуюки переглянулись и опять синхронно ответили:
   - Да.
   - Ей, босс, ты не переживай! - быстро добавил рыжий. - Относись к этому как к отдыху, а про возможные деловые связи - я подскажу, когда обратить внимание. Сосредоточься на этом.
   В итоге мы еще посидели немного и пошли по дорожке. А я ломала голову, что же мне делать: то ли отдыхать, то ли скрывать свою силу, пока не распознали, то ли наоборот, искать новые возможности и, как завещал Кёя, быть на стреме... Вообще, как раз отдыхать получится, только замаскировавшись среди населения школы. Да и искать новых членов семьи тоже лучше не говоря при встрече, насколько я крута, как сделал это Конте. А то, действительно, набегут всякие, потом попробуй пойми, кто и что из себя представляет, еще и задолбаешься отмахиваться от выстроившейся очереди. Мне же не нужна сотня людей. Я не разберусь, что мне с ними делать, потому и рассчитывала максимум на десяток. Новички должны привыкнуть, освоиться, а я, в свою очередь, должна буду проследить за ними, приглядеть, чтобы не натворили ничего, дать им занятие, в конце концов. Пока Феникс не располагает такими ресурсами.
   Так что... Надеюсь, не будет проблем от того учителя - Чиполла? А вдруг он настучит Вонголе? Да и вообще, в школе тут шум поднимет? Нехорошо будет.
   Над этим всем я еще долго думала. Следующий урок, который назывался просто математикой, был посвящен вычислению скорости ветра и влиянию сопротивления воздуха на полет пули, но я слабо усваивала материал. Хорошо помогали графики и формулы, но с трудом улавливались специфические термины. Вдобавок я никак не могла сосредоточиться и даже после окончания урока, который пообещали продолжить в следующий раз, задумчивая, прогуливалась по территории школы вместе с Конрадом. Мураками отпросился немного походить в одиночку, чтобы осмотреться. Фуюки я отправила вместе с ним, чтобы единственного нашего беспламенного дипломата не прибили.
   Мы прогулялись вокруг здания школы, снова походили по парку, обошли вокруг полигон, пытаясь что-нибудь там разглядеть, и пошли вновь в столовую. К этому моменту прошло уже больше двух часов и близился ужин. Мы поели, на этот раз никем не прерываемые. Фуюки с Мураками вернулись и теперь рассказывали о том, с кем успели познакомиться. Также они немного расспросили про этого Конте. Оказалось, что парень непрост. Семья АрмаСакра занимается выпуском оружия. Но не простого. Перепродавать пистолеты, ружья или винтовки - это каждый может. Они же занимались модифицированием и созданием самого разнообразного оружия для пламенных. И, конечно же, главным и известнейшим их покупателем была Вонгола. И тут она, чтоб ее.
   Мукуро возник рядом в форме школы и тем самым не привлек к себе внимание остальных школьников, когда мягким плавным жестом присел на скамейке рядом. Мураками сразу же прервался и замолчал. Фуюки пристально рассматривал иллюзиониста. Конрад недовольно покосился на то, как Мукуро прижался ко мне с левого бока и, когда я не отреагировала, шепотом на ухо поинтересовался:
   - Почему это у тебя нет настроения, моя прелесть? Неужто тот учитель тебя чем-то расстроил?
   Я повернулась к нему, понимая, что Мукуро как раз-таки видел все произошедшее. И уж очень у него взгляд обеспокоенный. Вряд ли это наносное. Надо бы его успокоить.
   - Просто думаю, а не аукнется ли это мне? В смысле, этот Чиполла мне ничем навредить не сможет, разве что расскажет свои догадки и вышлет жалобу отцу. Это реально?
   Насчет дальнейших возможных действий Чиполла после моего леща, который, вероятно, мог показаться ему полноценной агрессивной атакой, я не была уверена. Спрогнозировать что-то там, где я пока не лучшим образом ориентируюсь, сложно. Поэтому остается руководствоваться только логикой.
   - Сомневаюсь, - усмехнулся Мукуро. - Не переживай на этот счет. Он слишком мелкая пешка для Вонголы или CEDEF, поэтому жалоб не будет. А в школе не станет рассказывать, от чьей руки пострадал.
   Немного успокоившись от его слов, бодро закончила с ужином и отправилась сдавать поднос вместе с Фуюки. Точнее, Ямада нес два подноса и игнорировал жалобу Мураками, что тому приходится самому нести свой.
  
   ***
  
   - Что ты задумал? - после того, как босс отошла достаточно, чтобы не услышать, спросил Конрад, специально затягивавший с едой.
   - Всего лишь порцию вечернего садизма, - ответил ему загадочной улыбкой Рокудо, только что собиравшийся также подняться из-за стола.
   Эрнесто напрягся, на что иллюзионист вновь ответил улыбкой:
   - Мне хватит, чтобы спустить пар... - в его глазах, смешливо прищурившихся, неожиданно появился опасный огонь. - А вот тебе бы, наш верный пес, не мешало бы уделять больше внимания удобству и безопасности босса, но помнить, что ты не можешь меня контролировать.
   Конрад раздраженно дернул губой, но оскал придержал. Понимал, что растить вражду не стоит.
   - Я о боссе и думаю, и то, что ты натворишь, ей может принести проблемы, - хмуро ответил он.
   - Не волнуйся, я подумал об этом, - Рокудо снова расплылся в улыбке, поднимаясь из-за стола.
   Ушедшие Акира, Ямада и Мураками уже возвращались обратно.
   - Ты уверен? - с вызовом спросил Конрад. - Не похоже, что ты себя контролируешь.
   - И что, ты теперь нажалуешься Кёе-куну? - снисходительно и насмешливо приподнял Рокудо бровь, оставив за собой последнее слово, после чего направился в скопление школьников, идущих к выходу, и растворился в нем.
  
   ***
   Позже, вечером, я собиралась в душ. Конрад под благовидным предлогом подержать очередь, очевидно, опять отправился вместе с Фуюки драться перед душевыми. Я же не спешила, сделав вид, что не поняла маневра. Мураками снова отвлекал меня разговорами. На этот раз он, видимо, приберег доклад до вечера, чтобы сейчас не раздражать меня пустыми вопросами.
   - Я слышал, мы появились в школе в удачное время. Кроме Конте, который живет здесь же, в этом общежитии, есть еще несколько особо выделяющихся персон. Конте - главная шишка среди обычного люда, да и у его семьи, как я понял, есть несколько конкурентов в производстве оружия. В соседнем общежитии проживает некий Мартино Пелагатти - наследник семьи Пелагатти, главным направлением которой является производство, пошив и изготовление обмундирования для мафии. В том числе и пламенной. У этих тоже хватает конкурентов, промысел не слишком секретный, но они в первой пятерке лучших.
   - Обмундирование, укрепленное пламенем? - заинтересовалась я.
   - Да, - подтвердил Мураками, как будто невзначай встав спиной к двери.
   Я мысленно усмехнулась такому маневру. Вряд ли он преградит мне путь, но по крайней мере будет странно выглядеть, если я сейчас встану со стула и пройду мимо него.
   - И третья звезда тоже проживает в соседнем общежитии, - гордый добытыми знаниями, Мураками усмехнулся. - Оскар Федели. Его семья славится боевыми навыками.
   Этого Федели Мураками явно оставил напоследок, и не зря: я почувствовала разлившееся довольство и новую надежду. Надо будет с ними хотя бы шапочно познакомиться. Ради интереса.
   Я снова мысленно встряхнула себя. Не ожидать слишком многого - надо запомнить.
   В дверь постучали.
   Мураками обернулся, отступив на шаг от двери. Мы никого не ждали.
   ***
   Дверь в личные комнаты резко распахнулась. Чиполла захлопнул ее со злостью и так же зло прошел в гостиную, забыв запереть замок. Раздражённо бросив куртку на кресло, прошел к мини-бару, с ворчанием выплевывая ругательства:
   - Мелкая сопля, - было одно из самых приличных. - Думает, что раз из CEDEF, то ей все можно. Я ей устрою сладкую жизнь!
   Достав кроме бутылки выдержанного коньяка несколько кубиков льда, он приложил их к правой стороне лица, где отчетливо наливались синяком кровоподтеки.
   - Так меня унизить! Меня, учителя пламени! Да меня даже другие учителя уважают! Все! И тут эта сволочь делает из меня такое посмешище!
   - Поэтому ты хочешь ее подставить, чтобы не просто исключить из школы, а еще и дать основание для тюрьмы? - раздался невинный вопрос в комнате, которая должна была быть пустой.
   Адольфо вздрогнул и повернул голову, узрев с ленцой рассевшегося на его кресле молодого парня. С виду подходящего для школьника возраста.
   - Ты как здесь оказался, ублюдок?! - разозлился он.
   Мало этой Сенапе, так еще какой-то наглец посмел пробраться в его комнаты!
   Чиполла вознамерился выдернуть мерзавца из кресла, схватить за шкирку и вышвырнуть, дав под зад для надежности и собственного успокоения, но замер, не в силах сдвинуться с места. Он опустил глаза, не понимая, почему ноги перестали слушаться. А они были обвиты лианами, как будто сию же секунду выросшими из пола. Лианы вдруг пошли пятнами, а их концы превратились в головы змей.
   Лоб Адольфо покрылся холодным потом. Он сразу смекнул, что перед ним иллюзионист. Туманники в школе были... Вот только слабые, такие, которые не могли принести особого вреда и контролировали себя. Туманов-подростков вообще обычно из дома редко выпускают. Хотя иллюзии всегда можно победить пламенем, пусть даже не Тумана.
   - Ты чего творишь?! - все же собрался он, попытавшись напомнить, с кем парень имеет дело. - Ты хоть знаешь, кто я?
   - Мне все равно, - расплылся тот в снисходительной улыбке. - Таких, как ты, я видел много и каждый раз их хоронил. В адских муках, - улыбка его стала предвкушающей, а голос сладким и приторным, отчего Чиполла почувствовал холод, пробежавшийся по спине.
   Но снова попытаться остудить парня он не успел - змеи вонзили клыки ему в ноги, отчего он закричал и попытался их оторвать. С использованием пламени Грозы ему удалось выдрать их с кусочками плоти. Но это было не все. Пол под ним разошелся, а сам Адольфо провалился в колодец, которого просто здесь не могло быть, так как его комнаты были на втором этаже общежития учителей!
   В колодце была вода по шею, и тут же Адольфо что-то потянуло вниз, заставив захлебнуться водой. Сквозь круги на воде, возникавшие от того, что он махал руками пытаясь сорвать с себя обвивавшие его лианы, Чиполла видел лицо этого парня, и он мог поклясться, что один глаз того был красным.
  
   ***
  
   - Вам все ясно? - спросил он холодным тоном.
   - Да! - ответили ему на два голоса.
   - Что будете делать, если они воспротивятся?
   - Мы силой покажем, чего они стоят на самом деле! - отчеканил один из громил.
   - Отлично, - усмехнулся он, продолжая шагать по этому клоповнику.
   Жилище второсортных мафиози вызывало чувство омерзения. Здесь даже прикасаться ни к чему не хотелось. Но пришлось пересилить свою брезгливость при виде этих стен, на которых кое-где были бурые пятна, как от крови, и пола, на котором оставались грязные следы ботинок.
   Дойдя до нужной двери, где, как ему доложила прислуга, поселили многообещающую девчонку, у которой была какая-то особая способность пробуждать силу в других, он остановился, заставив двоих приспешников застыть за плечами. Пока о ее способностях, похоже, никто не прознал, а значит, требовалось перебороть в себе чувсто отвращения, прийти в это общежитие лично и постучать в эту обшарпанную дверь с ржавыми петлями.
   Подчиняясь знаку, один из сопровождавших его громил настойчиво постучал кулаком по двери. Вскоре она открылась, явив мелкую девчонку, по идее не младше четырнадцати, раз ее допустили в школу. Да еще и с перевязью на правой руке. Надо же, а казалось, что она будет немного постарше и повыше. Эта же вообще скорее ребенок... Ей хотя бы четырнадцать есть?
   На секунду испытав смятение, он все же решил не менять плана. Взгляд у невысокой девчонки оказался взрослым и оценивающе прошелся по их лицам. У самой нее положить глаз было особо не на что. Но пусть почти плоская, выбирать в этой школе особо не приходилось.
   - Да? - приподняла она бровь, рассматривая его с охраной, задрав подбородок. - Вы наши соседи?
   - Не путай меня с этими, - фыркнул он со смехом. - Я - Мартино Пелагатти. Я из высшего общества. Ты ведь знаешь обо мне?
   На ее лице появилась задумчивость, а ярко-голубые глаза поднялись вверх:
   - Да нет, вроде.
   - Это Мартино Пелагатти, - появился в проеме открытой двери, являвшей вид на убогую комнату, светловолосый парень постарше с явно азиатскими чертами лица. И с акцентом, как и у девчонки. - Я вам говорил о нем, босс.
   - А, это ты - та "туфля"! - озарилось ее лицо, отчего на лице светловолосого азиата появилась изо всех сил сдерживаемая улыбка.
   Мартино почувствовал раздражение, но не подал виду.
   - Он - наследник одной из семей, входящих в Альянс, - добавил его громила, реабилитировав Пелагатти в глазах его представителя.
   - Понятно, - безразлично ответила девчонка, чем вызвала новую вспышку раздражения.
   Мартино заскрипел зубами - как она выводит его из себя! Ну ничего он еще отыграется на ней. Даже если желания особо нет, можно ее опоить и сказать, что все было, а затем она уже будет куда послушней. Только нужно выяснить, кто стоит за ее спиной.
   - Ну, рада за него, - продолжила она таким же обыденным тоном. - Вам что надо-то?
   Громилы, кажется, онемели от такой реакции. Мартино же поборол новую вспышку возникшего желания бросить ее на кровать и показать, кто он такой. Все девушки всегда стонали под ним, и этот ее скучающий взгляд его бесил.
   - Кажется, ты не поняла, с кем имеешь дело, - решил подать голос и второй. - Ты обязана, как минимум, представиться.
   Девчонка на секунду задумалась, а затем ответила:
   - Кира Сенапе.
   - Из какой ты семьи? - Мартино привычно натянул на лицо очаровывающую улыбку.
   - Да у меня своя собственная небольшая компания, - пожала она плечами.
   - У меня есть к тебе приватный разговор, - он улыбнулся еще более очаровывающе, почувствовав, что путь свободен. - Но не в этом гадюшнике. У меня гораздо более удобные апартаменты.
   Девчонка пристально смотрела ему в глаза, что ему показалось, будто на нее совершенно не действует его утонченное аристократическое очарование. А затем спросила:
   - У тебя там есть душ?
   - Есть, - не совсем понимая, к чему этот вопрос, ответил Мартино, но в глазах Сенапе при этом появился предвкушающий блеск, и он на всякий случай добавил: - И даже личная ванная.
   Глаза девочки восхищенно, практически счастливо заблестели. Она широко улыбнулась и бросила через плечо своему подручному:
   - Бери вещи.
   - Но... босс... - пробормотал тот несколько сбитый с толку.
   Кажется, этот парень соображал куда лучше, чем эта наивная девочка. Но от него можно избавиться по пути. Сенапе же твердо посмотрела на своего няньку и раздельно повторила:
   - Бери. Вещи.
  
   ***
  
   Эрнесто вытер кровь с костяшек пальцев и пнул лежащего, чтобы тот убрался поскорей с дороги. Последний поверженный поковылял и стал у стены. Обе стены были уже полностью уставлены до самой лестницы. Очередь все росла и росла, а босса не было видно.
   - Задерживается, что ли? - спросил он сам себя, чувствуя сильное желание пожевать в зубах сигарету.
   - Странно, - согласился Ямада, составлявший ему компанию.
   Стоящие парни печально осматривали вместе с ними коридор. С лестницы спустился еще один, окинул взглядом выстроившуюся у стен побитую очередь и встретился взглядом с Эрнесто и Ямадой, затем обречено вздохнул, и самостоятельно влился в ряды у стены. Видно, вчерашний.
   - Черт подери! Ей! - не выдержал Конрад. - И где босс?!
  
   ***
  
   Пена для ванны оказалось отличной, еще и пахла клубникой. Густые пузыри поднялись до самого бортика высокой ванной. Европейской! Дело в том, что японская ванна, к которой я привыкла, была куда ýже, пусть и глубже. В ней совершенно невозможно выпрямиться, вытянуть ноги и полежать. Только с согнутыми коленками, торчащими из воды.
   Ванная оказалась чистой и покрытой белой узорчатой плиткой. Она создавала ощущение уюта, и теплый пар, поднявшийся до потолка, мягко согревал.
   Ах, как хорошо. Горячая вода приятно грела, медленная музыка за дверью добавляла особого шарма. Густые пузыри пены медленно лопались.
   - Босс.
   - Твою ж мать, - открыла я глаза.
   Приподнявшись и выглянув за бортик, посмотрела на бесстыдного Генкиши. Впрочем, мечник хоть и пробрался в ванную, но стоял, уже привычно преклонив колено и склонив голову. Смотрел куда-то в пол.
   - Простите за вторжение, - официально принес он извинения. - У меня не было выбора, и я посчитал нужным вмешаться именно сейчас. Я не видел другой возможности выполнить приказ Рокудо Мукуро присматривать за Вами, одновременно не попадаясь на глаза другим.
   Так значит, Мукуро оставил его присматривать, а сам куда-то отправился по своим делам... Интересно, куда? Если бы был где-то неподалеку, то уже наверняка был бы тут и глазки бы к полу не потупил.
   - Ладно, говори, - вздохнула я.
   - Осмелюсь предположить, что у Мартино Пелагатти не самые честные намерения к Вам.
   - Он оставил Мураками со своими бульдогами в гостиной, а сам привел меня в комнату, где есть кровать и накрыт стол с вином и фруктами, - закатила я глаза. - Неужели ты думаешь, что я ничего не поняла?
   Генкиши как-то напрягся, а затем спросил:
   - Тогда какова Ваша цель?
   - Подай полотенце, раз уж ты тут, - попросила я.
   Когда мечник поднялся на ноги и подошел к вешалке, он также не смотрел в мою сторону, а затем подошел, смотря в пол и протянул руку с висящим полотенцем, повернув голову в сторону.
   Я вылезла из воды, которая за полчаса совсем немного остыла, закуталась в полотенце и встала ногами на мягкий коврик. У него даже коврик в ванной!
   - Раз уж ты спросил, - вспомнила я о вопросе. - Видишь, там вон, в углу, еще стиралка стоит? Можешь собрать вещи, которые нужно постирать. И остальных позови.
   Глаза мечника, смотрящего куда-то в стену, слегка расширились, а затем он только и выдал:
   - Понял. Могу идти?
   - Иди, - кивнула я.
   Генкиши исчез, а мой взгляд упал на полочку, где стояла куча всяких средств гигиены. Посмотрим-ка, что тут есть...
   Когда я через десять минут все-таки вышла, намазавшись кремом, если я правильно прочитала на баночке, "увлажняющим и успокаивающим", в спальне, соседствующей с ванной комнатой, уже выстроилась очередь. И первым в этой очереди стоял исполнительный Генкиши, держащий в руках свой обтягивающий синий костюм.
   Босс сказал сделать - он сделал.
   Следом за ним стоял Конрад, а там уже Фуюки и Мураками. Я быстрым взглядом заценила такое же обтягивающие классическое нижнее белье Генкиши, который, как и Мураками, предпочитал стандарт, пробежалась взглядом по боксерам Конрада и Фуюки. Хмыкнула.
   Генкиши, чье жилистое тело было покрыто белыми тонкими шрамами, особенно внушал.
   Мартино же от такого обилия парней и одного мужика в одном исподнем в своей спальне ошеломленно наблюдал за этим, сидя на краю кровати. Этот тип был из того же вида, что и Мураками. Сами по себе мало что могут. Охрану же он оставил в гостиной. Наверняка она там же и ждет и не может выбраться.
   - Что это все значит?! - возмутился он громко.
   Звякнул меч Генкиши, положившего руку на гарду, висящую на перевязи, которая в свою очередь оставалась на нем. По-своему щелкнул пистолетом Конрад, не спеша пока вытаскивать его из кобуры, висевшей через плечо. Фуюки бросил вопросительный хмык с угрозой. Мартино поднял руки, отрицательно замахав головой.
   - Нет, нет, пользуйтесь моей ванной, мне не жалко.
   Худощав, высок, прическа под короткое каре. Черные волосы, уложенные наверняка с помощью геля, который я видела в ванной, уже, правда, слегка растрепались. Возраст будет, наверное, все же помладше того же Мураками. Значит, меньше восемнадцати.
   - Так, а где Мукуро? - спросила я, заметив, что одного не хватает.
   - Я здесь, моя прелесть, - иллюзионист обнаружился в кресле в футболке с каким-то непонятным чудиком с трезубцем и хвостом и свободных домашних штанах. От одежды слегка веяло пламенем Тумана, а его любимая футболка цвета хаки и брюки лежали перед ним.
   Мукуро держал в руках бокал вина, которое уже успел откупорить. Но пригубил только слегка, судя по налитому и остаткам в бутылке. Больше вдыхал аромат и наслаждался реакцией гостеприимного хозяина жилища. Мартино, глядя на это кощунство, сидел, выпучив глаза.
   Я осмотрела столик с фруктами, которыми я точно не наемся, а голод поднялся после ванны страшный.
   - Хорошо, - подытожила я. - Купайтесь, стирайтесь. А я, кажется, видела там холодильник.
  
  
  Глава 4
   В холодильнике преобладал алкоголь. Похоже, он больше использовался, как мини-бар. Но за разнообразными бутылками обнаружился огромный темный коричневый кекс. Его я и достала, прихватив заодно нож с небольшой кухни.
   Разрезав кекс на несколько кусков, обнаружила, что он с начинкой внутри. Шоколад тут же попытался вытечь, но я ему не дала, воспользовавшись ложкой.
   Видно было, что кухней особо не пользовались. Кухонный гарнитур пребывал в идеальной чистоте, поэтому не удивлюсь, если во втором общежитии (или точнее будет сказать - коттедже?) еще и горничные предусмотрены. Но вот в шкафчиках только перекати-поля не хватало.
   Побег шоколада уже был предотвращен, когда я услышала разговор за дверью. Через щель, которую я оставила, лишь прикрыв за собой двери, я услышала самые настоящие разборки, которые от просто переговоров переросли в уж очень впечатляющие интонации, которые и привлекли мое внимание:
   - Я ждал ее перед душевыми, - услышала я возмущение повысившего голос рыжего.
   - А я вообще с ней все время был, - донесся уверенный голос Мураками.
   - Не была она без присмотра, - подытожил Фуюки.
   И почему мне кажется, что речь обо мне?.. И вообще, что значит "присмотр"?! То, что я младше всех их, еще ничего не значит! Даже на чужой территории не пропаду.
   - Объясните мне тогда, каким таким образом Кира оказалась под охраной единственного, кто не умеет сражаться? - прервал мое возмущение вкрадчивый и насмешливый голос Мукуро, вот только звенело в нем что-то, как напряженная струна, что вызывало смутное ощущение холодка, прошедшегося по спине. Или не только в голосе.
   Тут уж я поспешила открыть дверь и, еще даже не зайдя в комнату, сообщить:
   - Вообще-то Генкиши с меня глаз не спускал!
   Вернувшись обратно, ничуть не удивилась пламени Тумана, заполонившему спальню, где все продолжали заседать. Пламя не оформилось ни во что, но прекрасно создавало подавляющее ощущение. Даже углы комнат казались темнее, будто свет до них не доходил, и там уже даже начинало что-то шевелиться. Мартино с труднопроизносимой фамилией, где фигурировали кошки и шерсть, вот только что с этой шерстью или кошками делали, я не очень понимала, а потому для себя быстро мысленно окрестила его "Туфля", сидел сжавшись. Просто у него были такие лакированные туфли с заостренными носами, ну и профессия его семьи наслоилась. Бедный наш гостеприимный хозяин, вжав голову в плечи, испуганно косил округлившимися глазами на тот самый угол, где что-то шевельнулось. И дрожал, как осиновый лист.
   - Так точно, босс, - подтвердил Генкиши.
   Я остановилась в дверях, увидев их "большое собрание" в одном исподнем. Видно, вещи уже в стирку закинули. Но думала я не об этом. Изогнувшиеся на стенах тени, не зависимые от источников света, и явственно шевелящаяся тьма в темных углах показались мне нехорошим знаком. Либо Мукуро это специально делал... либо недостаточно отошел от боя с Деймоном и использованной пули-допинга, и теперь от его эмоциональных колебаний пламя начинает действовать самостоятельно.
   - Будешь шоколадный кекс? - обратилась к Рокудо, одновременно выпустив небольшую волну из пламени Неба, неслышно прошедшуюся по комнате.
   Как и в случае с взбешенным Кёей, Мукуро несколько расслабился, а его улыбка перестала быть такой угрожающей. Даже в комнате несколько посветлело, а тени приняли свой нормальный вид.
   Мартино резко бросился к торшеру у кровати, заставив ребят напрячься в ожидании его действий, но парень лишь щелкнул переключателем, включив дополнительный свет, заливший комнату. Он медленно сел обратно, бледным лицом повернувшись к одному из темных углов у шкафа. Видимо, чтобы проверить, что там действительно ничего не шевелится.
   - Буду, - мягко улыбнулся Мукуро, ответив на вопрос.
   Его брови чуть приподнялись у переносицы, образовав небольшую складку. Возможно, он понял, что произошло, и немного сожалел, либо же только делал вид, что жалеет. Зная его, больше склоняюсь к варианту - жалеет, что я стала свидетелем этого.
   Я подошла к креслу, протянув тарелку с кексом Рокудо, но тот мягко обхватил меня за талию, усадив на единственное кресло, а сам затем присел на подлокотник, приняв у меня тарелку. Сориентировавшись, осмотрела еще раз комнату, раздумывая.
   Парни стояли почти рядком и уже тоже слегка расслабились. Гостеприимный хозяин спальни молча ожидал своей участи, пялясь в тот же темный угол.
   Я, постаравшись сделать это тихо и незаметно, вздохнула.
   Ну вот. Собиралась совместить прием ванных процедур вместе с полезным приватным разговором, а в итоге наш собеседник запуган так, что готов тут же наложить кирпичей. Парни в одном исподнем тоже как-то не наводили на деловой лад. Я-то рассчитывала на то, что, приоткрыв немного свою маскировку, покажу, что я тут не одна и по крайней мере мои люди обладают достаточной силой, а значит, со мной надо считаться. В итоге случился явный перебор.
   - Мартино, верно? - привлекла я его внимание, назвав по имени, так как не рисковала говорить фамилию, опасаясь, что не смогу ее выговорить правильно.
   Парень резко повернул голову, отчего его короткое каре взметнулось, и уставился на меня настороженным взглядом, внимая. Взгляд не заполошный, вполне нормальный. Да, ожидает чего-то из ряда вон выходящего, возможно, даже ответного возмездия за его не самые честные намерения - ведь в мафии все строится на действии и мести? - но, по крайней мере, не перепуганный до такой степени, что готов только с визгом убегать.
   - Пелагатти, - все же медленно проговорила его фамилию, которая сложно давалась на язык и очень хотела вывернуться на японский манер. - Занимается производством не только одежды, но и различной работой с материалами?
   Парень неслышно сглотнул, отчего его кадык скакнул вверх-вниз.
   - Это так, - ответил он, твердо и требовательно задав встречный вопрос: - Кто вы такие и чью семью представляете?
   Немного запоздало, но он все же решил выяснить, кто я и парни. Возможно, догадался, что я здесь под прикрытием, хотя пребывание в соседской общаге это не объясняло. Именно из-за нее, мне кажется, он и совершил поверхностные суждения. Но мне понравилось, что не приходится иметь дело с паникером или тратить время на избалованного сынка. Выбирать мне, конечно, особо не было из чего, но лучше уж снова выторговать у Варии плащ и варварски его перешить, пусть несколько раз это не сработает, чем сотрудничать с тем, кто на адекватное сотрудничество не способен. А так, лучше не повторять тот случай с плащом Занзаса. Можно ведь сделать все гораздо проще.
   От Мукуро, сидящего рядом, не чувствовалось новых эманаций Тумана. Он кушал шоколадный кекс.
   - Может быть, предложишь нам чаю? - улыбнулась я.
   Мартино поднялся на ноги:
   - Тогда не лучше ли нам пройти в кабинет?
   У него тут и кабинет есть? Серьезно?
   Передо мной стала дилемма. Вроде бы и беседа не была, на мой взгляд, настолько серьезной, и парни тут стояли уже не в том виде, и идти одной недальновидно, так как опять же не хочу где-то пере- или недооценить что-то. Мартино же намеревался вроде бы собрать целые переговоры, и опять же - он пойдет на них один?
   Разбираться в этом вопросе мне придется на месте.
   - Хорошо, - кивнула я.
   Мартино направился к двери. Я подала знак рыжему присмотреть за ним на всякий случай. Вроде бы школа, как выразился Реборн, являлась лишь яслями в мафиозном мире. Здесь не могло быть серьезных конфликтов, которые имели шансы перерасти в войну семей. А если и были, то являлись, скорей всего, исключением из правила. Если какой-то подросток этого не понимал - для того здесь была администрация. Которая, тем не менее, может заметить что-то постфактум. Но что-то мне подсказывает, что в мафиозном мире взгляды на воспитание детей могут быть схожими с теми же взглядами Торикай. Разве что японцы учили детей справляться с трудностями своими силами куда раньше и более жестко. Никому из разумных среди сильных мира сего не надо слабое потомство. В совсем запущенных случаях, как с Дино, и при наличии больших сумм, даже призывался жестокий репетитор.
   Мартино не стал выходить - открыл дверь и в ее проем крикнул:
   - Вы! Зайдите.
   В прихожую, которую мы могли видеть через открытую дверь спальни, протиснулись двое шкафов, которых я уже видела. Они были тоже какие-то взъерошенные. Одному Мартино отдал указания пройти на кухню и быстро сделать чаю, а второй отправился вместе с нами в кабинет. Упомянутая комната оказалась не слишком просторной. Я как-то не много видела подобных помещений, но, общаясь с той же Варией, привыкла к большому пространству.
   Здесь же стоял стол, пару небольших мягких то ли стульев, то ли кресел. И хотя они и были некрупными, но даже так в кабинете оставалось маловато места. Я присела на один из стульев. Мартино не стал садиться по ту сторону стола, а занял второе рядом. Парни, на которых в один момент появилась форма школы, стояли чуть поодаль у стен, оставляя нам немного пространства. Да, иллюзии набросил Генкиши, которого я попросила это сделать, еще когда мы были в спальне.
   Конрад вернулся вместе с подпевалой Мартино, а также с подносом с чайником, двумя кружками чая и вазочкой с мармеладками. Рыжий ранее тоже был мной отправлен на кухню: проследить, чтобы в чай нам ничего не добавили лишнего.
   Поднос был поставлен на небольшой столик, который отодвинул от стены сопровождавший Мартино. Пара подпевал также отошли к стене. Мукуро (то ли Конраду не доверял, то ли просто от кекса слиплось) сделал глоток чая, разлитого по кружкам. Затем встал прямо за спинкой моего кресла, а я не стала возражать.
   За все прошедшее время Мартино успел собраться. Пусть смотрел и настороженно, но зато не так расслабленно, как прежде. Теперь он понимал, что по мановению его руки тут ничего не решится.
   - Вернемся к тому, на чем закончили, - Мартино не собирался давать мне увильнуть от ответа. - Кто ты?
   Тут снова вскрывался вопрос о семье и всем том, о чем ему, по его мнению, требовалось знать. О Фениксе пока говорить рано. Прямо сказать, что к Вонголе не отношусь - так у меня отец Внешний Советник и брат - Десятый босс. А сказать "отношусь" - значит ввести в заблуждение.
   - Я ведь уже сказала, что у меня своя небольшая компания, - пожала плечами.
   - Понятно, что ты не хочешь разглашения, - мне показалось, Мартино понимающе ухмыльнулся, но до снисходительной усмешки это не дотягивало. - Я могу обещать, что ни я, ни мои люди не станут распространять эту информацию в школе.
   В том-то и дело - мне бы эту информацию пока из школы тоже не выпускать. Нет гарантии, что я не оставлю какого-то хвоста, по которому Мартино или его семья не докопаются до того же CEDEF. Тогда уж лучше пусть сразу знают о том, что я не с папаней.
   - Вне школы мне пока тоже не надо поднимать шума, - спокойно пояснила я. - Мне многого от тебя не надо. Я хочу сделать у тебя заказ и узнать сумму и срок. После него, возможно, я захочу постоянно у вас что-нибудь заказывать на пошив.
   Да, у меня сейчас не было связей, даже банально одеться и обуться в пламестойкую одежду. У меня было несколько вещей, но я продолжаю расти, кроме того, образ жизни подразумевает существенное изнашивание обмундирования. После посещения церемонии и острова Шимон у меня в наличии потрепанный официальный костюм с дыркой на боку и кровавым пятном, изорванная одежда и почти пропаленные кожаные перчатки. Вот с них и следовало начать.
   Я взглянула на Мураками, и тот понятливо достал из сумки, которую мы притащили с собой, сверток с перчатками. Подошел, положив их на стол, а я развернула. Камни мной были предварительно вытащены, поэтому клаптики кожи выглядели совсем жалко.
   Мартино взял сухую ложку, лежащую на блюдце, поддел ей одну перчатку, поднял ее к глазам и брезгливо сморщил нос.
   - Сможешь организовать? - уточнила я.
   Не думаю, что работа с ним будет более рисковым делом, чем заказ перчаток у Деймона Спейда.
   - Для того, чтобы передать заказ семье, я должен знать, для кого мы его делаем.
   Хм, логично. Не сам же он тут будет все делать. Он здесь лишь как наследник владельца компании.
   - Для меня это риск, который пока ничем не окупается, - пояснила я свою позицию, строго взглянув на Мартино, чтобы он наверняка меня понял.
   Если до того было видно, что Мартино мысленно перебирает знакомые ему имена и названия семей, то теперь он смотрел на меня недоуменно. Но судя по еще более повысившейся настороженности и напряженным острым плечам, он уверился в том, что мне есть, что скрывать.
   - Твоя семья член другой семьи? - спустя долгую паузу осторожно заметил он.
   - Нет, отдельная организация, и ее глава - я, - честно ответила, чтобы прояснить этот вопрос.
   Надо отдать ему должное - переспрашивать или с сомнением смотреть на меня Мартино не стал. А вот уточнил правильно, так как неизвестно еще, кто я. Может, протеже той же Вонголы, а она очень многочисленна. Тут уж действительно не знаешь, где и когда с ней пересечешься. Вместо этого он спросил:
   - Значит, ваш конек - пробуждать пламя у других?
   - Тоже нет.
   Видимо, он посчитал, что это моя особенность. Не говоря уже про то, что невольно я сама подтолкнула его к неправильным выводам. Тут стоило, наверное, вспомнить, а то и осознать, что даже в мире мафии, как говорил Конрад, не везде распространены знания о пламени... Да и вообще - догадаться, что такие трюки разве что Вонгола и делает. Ну и те, к кому добровольно или нет попала технология изготовления особых пуль.
   - Тогда чем ваша семья особенная? - спросил Мартино, прищурившись.
   - По-моему, кому-то не помешает поумерить свое любопытство, разве не так, босс? - неожиданно донесся мрачный голос Конрада. - У тебя просто хотят что-то купить, Пелагатти, а ты лезешь не в свое дело. Тебе и так уже сказали достаточно.
   Я поняла, что нет смысла выдавать слишком много информации. Не факт даже, что сделка будет. Рыжий долго ловил момент, чтобы вмешаться, не порушив правила субординации. И будто только этого и выждал, Мукуро добавил мягким, сладким тоном:
   - Кроме того, не стоит упускать из виду, что Пелагатти нанес оскорбление нашему боссу и до сих пор не принес извинения.
   Иллюзионист вперился взглядом в Мартино, сбледнувшего с лица. Я же недоумевала, ведь то было лишь намерение, и то - с расчётом на то, что в школу занесло слабую девочку в окружении двух телохранителей лишь немногим старше. Да и компенсацию в виде ванной я за это уже взяла.
   Я повернула голову, заметив, что рыжий встал справа от меня и, когда наши взгляды встретились, отрицательно качнул головой. Значит, считает, что мне лучше пока посмотреть и не вмешиваться?
   Пелагатти мог бы выдвинуть ответное обвинение в проникновении в его апартаменты, запугивании и даже в угрозе его жизни, на которую смахивали нападки парней, но вместо этого он подошел к конфликту с другой стороны. Он перевел взгляд с Мукуро, стоящего за моим стулом, и взглянул на меня:
   - Выполнение этих перчаток в качестве подарка - достаточно для урегулирования наших первых разногласий?
   Хм, а неплохо. Я переглянулась с рыжим, который подтвердил правильность моих намерений, и ответила:
   - Сойдет.
   - Посмотрим, - предвкушающее добавил Мукуро, отчего Мартино заметно передернуло.
   Когда мы покинули его комнаты и вернулись к себе, я только вздохнула. Все же там было довольно комфортно.
   - Босс, этот Пелагатти не твой уровень, - сказал Конрад, когда я присела на стул, открыв учебник.
   Я приподняла бровь, выражая немой вопрос и просьбу объясниться.
   - Смотри, у тебя есть в хороших знакомых Вария, - пояснил рыжий. - Ты могла бы у них спросить, где они заказывают одежду и оружие. Это был бы проверенный надёжный поставщик, который к тому же получил бы рекомендацию от Варии и уже не задавал таких вопросов. Даже не подумал бы подставить.
   - Может, и так, - пожала плечами, соглашаясь. - Но мне ведь нужен опыт ведения переговоров, а в школе, если бы и ошиблась, то было бы не так критично.
   Конрад задумчиво нахмурился, видимо, переваривая, но возражать не стал. Я же не стала дополнять объяснения тем, что перчатки мне нужны уже сейчас, а с Занзасом я пока предпочту подержать расстояние. Нужно, чтобы он остыл и переварил ситуацию трезвым умом. Тогда и сойдемся на идеальном решении нашей ситуации.
   - Босс, давай перевяжу руку, - предложил рыжий.
   Бинты пропитались влагой, поэтому я без раздумий согласилась на дополнительную перевязку. Все равно мне сказали, что менять их надо как можно чаще.
   Конрад достал баночки и бинты. Мукуро, забравшийся на мою кровать, расслабленно лежал на боку, подперев рукой голову и смотря вниз, со второго этажа, с присущей ему ленцой. Влажную одежду мы частично развесили в соседней комнате у парней, а частично - в нашей. Окна открыли, поэтому душно не должно быть. А вот пользоваться общей сушилкой не стали - мало ли что.
   Рыжий приступил к делу. Приготовил все, расставив на столе, присел, размотав бинт, и взял вату, пропитав ее предварительно в перекиси. Кожа на правой руке все еще была серо-синей и даже начала отшелушиваться. В свободное время я прогоняла по ней свое пламя Неба, чтобы лучше восстанавливалась. Со смесями делать это не рисковала. Достаточно и мазей, ведь даже Луссурия не рискнул попробовать залечить все сразу и ударной дозой.
   Вдруг зазвонил телефон. Взглянув на экран, обомлела. Звонил Кёя. А я забыла ему днем позвонить, как и Нане - уж слишком сильно замоталась. Мне бы позвонили, будь проблемы в Намимори... но, кажется, сейчас проблемы будут у меня.
   - Да? - ответила, постаравшись сделать тон нейтральным, так как все еще испытывала иррациональную надежду, что Кёя не будет таким Кёей.
   - Акира, - тяжело выдохнули в трубку, да с таким чувством, будто за воротник притянули.
   Я задержала дыхание.
   - Еще раз не позвонишь в уговоренное время, и я лично приеду в школу. Я достаточно ясно для тебя излагаю свою мысль?
   - Ясно, - кисло ответила я, представив прибытие примерно в том же духе, как парни вломились к Варии в поисках меня. - Я была занята и забыла.
   - Я и не сомневался в твоей безалаберности, - мне показалось или в его голосе звучит сарказм? - Ты вынуждаешь меня еще раз поговорить с тобой по этому поводу, когда ты вернешься.
   - Кёя, не так уж все страшно, как ты себя накручиваешь... - начала было я.
   - Ты меня слышала, - продолжил он давить интонациями. - Еще хоть раз, и ты возвращаешься обратно.
   - Я тут только первый день! - возмутилась я, не сдержавшись.
   - Веселье я тебе и тут могу устроить.
   А вот теперь в его голосе откровенно яд. Ясно, что злится. Лучше не нагнетать, а не то действительно приедет и испортит весь отдых.
   - Хорошо, я буду звонить тебе в срок, - пообещала, ведь только так можно его успокоить.
   Хорошо, что при этом он не видел мои закатившиеся глаза.
   - У тебя все нормально? - спросил Хибари спустя паузу.
   - Да, тут даже интересно.
   Когда с Хибари разговор был окончен, я позвонила Нане. Та тут же защебетала в трубку и полчаса мне рассказывала, как она приготовила пирог и что вытворил Ламбо, умиляясь при этом, а затем немного поведала про успехи Футы и порадовалась, что Ланчия ей помогает. В отведенное время она хотела рассказать кучу всего.
   - Кто-то еще сомневается, кто твоя мамочка? - услышала я вопрос от Мукуро, заданный с присущей ему ехидцей.
   Возмущенно вскинувшись, в следующую секунду выдохнула, успокоившись.
   - Остался ли еще кто-то, кто не пошутил по этому поводу? - задала я встречный вопрос.
   Кёя отчитал меня и спросил, все ли в порядке, не став расспрашивать подробней. Из-за того, что нас могли прослушивать, в ином случае - будь он передо мной, то выведал бы больше. Нана же рассказывала, что дела дома все так же обыденно-спокойные, и тоже спросила, как я тут. В принципе, можно ставить знак равно. Если оценивать ситуацию только в целом, конечно.
   - Подшучивать над Кёей-куном - самое милое дело, - пояснил мне свое видение ситуации Мукуро.
   - А ты бы так не беспокоился, если бы в Намимори остался? - задала я, по моему мнению, риторический вопрос.
   - Не остался бы, - улыбнулся мне в ответ Мукуро, и как-то очень уж много скрывалось за этой мягкой улыбкой одними губами.
   ***
   Утром меня опять что-то разбудило гораздо раньше, чем прозвенел будильник. Я открыла глаза, пытаясь понять, что бы это могло быть, но вокруг было тихо, и даже никто не сопел у меня под боком - Мукуро отсутствовал. Это было самым странным, но у иллюзиониста могли быть свои дела, и спать со мной в одной кровати было лишь его прихотью, а не обязанностью. Я уже молчу о том, что кровать чересчур узкая для двоих.
   Зевнув, окончательно убедилась, что сон ушел, и мысленно чертыхнулась на смену часовых поясов.
   Немного еще повалявшись, решила вставать, так как будильника ждать было долго. Стараясь не разбудить Конрада, похрапывающего на нижней полке, спустилась вниз, тихонько достав зубную щетку с пастой. Развернулась, собравшись уходить, когда мой взгляд зацепился за нечто необычное - чего тут раньше точно не было. На столе стояла небольшая коробка размером с коробку для обуви. Матово-черная, но при этом точно не картонная, а оббитая мягким материалом вроде бархата. Мог ли это принести Мукуро? А зачем? Конрад бы мне перед сном сказал. Это точно специально оставлено на видном месте - рыжий свои вещи аккуратно складывает и далеко не на виду. Фуюки или Мураками? Они вчера ненадолго зашли с нами в комнату, прежде чем уйти к себе, но я точно помню, что коробки на столе не было. Генкиши? Этот настолько исполнителен, что в обязательном порядке вручил бы мне что-то в руки, если бы это действительно предназначалось мне, а не оставлял вот так.
   Откинув все версии в сторону, я так ни до чего и не додумалась. Коробка как будто появилась из воздуха. И при этом никто посторонний проникнуть в комнату мимо двух сторожевых иллюзионистов не мог.
   Так и не придя ни к чему конкретному, решила растолкать рыжего. Потребовалось лишь позвать:
   - Конрад, - и тот тут же перестал храпеть, дернувшись и подняв голову, сунул руку куда-то под подушку.
   Сообразив, что врагов нет, руку из-под подушки вытащил и попытался незаметно ту пригладить.
   - Босс, ты уже проснулась? - задал он риторический вопрос, пытаясь, видимо, все еще прийти в себя.
   Я объяснила ему ситуацию и поинтересовалась, не предупреждал ли его кто-то об этом. Быстро выяснилось, что нет. В итоге рыжий быстро накинул на себя штаны, прекратив передо мной светить бельем, и пошел исследовать коробку, попросив меня отойти подальше.
   Он ее сначала понюхал, аккуратно приподнял, взвешивая в руках, простучал кончиками пальцев по краям. Глядя на неопознанный предмет, как на ядовитую змею, предельно аккуратно переместился по комнате и открыл окно. Видимо, чтобы выкинуть ко всем чертям, если что-то пойдет не так. При этом рыжий повернулся так, чтобы целиком закрывать меня от коробки собой, поэтому видела я его со спины и то, что он делал, могла разглядеть лишь отдельными кадрами. А еще он особенно сильно сконцентрировал пламя - призвал он его чуть раньше, но я отдельно обратила на него внимание только сейчас. Затем достал откуда-то из штанов нож и, судя по звукам, вырезал отверстие в коробке. Заглянув внутрь, видимо, в чем-то убедился и, наконец, открыл крышку. Я тут же подошла поближе, сунув любопытный нос. Внутри лежала еще одна коробочка поменьше, и на ней - белый конверт без печатки.
   Конрад повторил странные манипуляции над конвертом, а уже затем отдал его мне. Как оказалось, послание было даже не заклеено, поэтому я свободно достала небольшой клочок бумаги, сложенный вдвое. Изнутри красовалась всего одна надпись, как будто нарисованная, а не просто написанная - настолько витиеватые и в то же время ровные латинские буквы, повернутые под строгим углом:
  
  
  "Мои извинения за доставленные неудобства"
  
  
  
  
   Вот и все, что значилось там. Я без особого труда смогла перевести записку с итальянского, а это ничем иным не могло быть. Но эта маленькая записка в конверте, в ящике, таком простом и в то же время необычном... Внутри ящика оказалась даже не еще одна коробка, а скорее прямоугольная шкатулка размером с тетрадь. Тоже такая же лаконичная и такая же стильная - черная с тонкой серебряной вязью по бортику.
   Конрад щелкнул защелкой и поднял крышку. Внутри на черном коротком ворсе лежали перчатки. Мои перчатки. В смысле, не мои - это тоже были из черной кожи, без пальцев, с металлическими дополнениями и креплениями, но при этом с полупрозрачными камнями-накопителями, отливавшими синевой. С той стороны, под камнями, на черной коже светлел рисунок птицы, раскинувшей крылья.
   А мои камни лежали в чемодане отдельно.
   В тот же миг я осознала, кто это. В тот же момент во мне зародилась паника, и даже страх. Не за себя. За Мукуро.
   Только вчера вечером я запросила у Мартино перчатки, а уже сегодня утром их мне принесли. Это не мог быть Мартино. Он не мог сделать камни, да даже сшить эти перчатки за ночь. Тем более он не мог их сюда принести. Не в обход Мукуро, уловки которого, между прочим, его учитель уже видел и даже однажды смог одержать победу. А Мукуро сумел противостоять ему разве что под усилением пули. Сейчас же он к сопротивлению готов еще меньше - ослаблен после ее использования.
   Я захлопнула обе крышки обратно, не став даже прикасаться к перчаткам. Обернулась к дверям, собираясь... ну, что-то сделать. Развернула свою ауру пламени Неба, чтобы лучше почувствовать общежитие и прилегающую территорию. Мое восприятие существенно выросло за время с тех пор, когда я только начинала развивать свои способности. Ранее я уже почувствовала практически на другом конце Намимори нападение на Джиг. Вспышки пламени я могла почувствовать и не разворачивая свое пламя для восприятия окружающих. Но чтобы уловить малые и неимоверно тонкие, иного слова не подберешь, ноты пламени Тумана, мне требовалось увеличить ауру пламени до гораздо большей концентрации и распространить его. Пусть в небольших и безвредных количествах, но так я могла ощутить больше.
   Я почувствовала пламя тех, кто не скрывался, и их было очень много. Не так много, как на том острове Шимон, когда собрались вместе и Вария, и Вонгола, и Торикай, и Джиг, но все же достаточно, чтобы запутаться. Распутывать этот клубок я лишь начала, прислушиваясь и выискивая нужный след пламени, которое я прекрасно запомнила, но долго этим заниматься не пришлось.
   Мукуро появился у дверей. Просто взял и появился. Не зашел, дверь не открывал, и пламя также появилось из ниоткуда, собственно, именно из-за него я и поняла, что мой хранитель Тумана возник в комнате, прежде чем повернулась к нему лицом и взглянула.
   Выглядел Мукуро слегка потерянно, даже встревоженно. Весь был слегка взлохмаченный: прическа растрепалась, одежда сбилась так, будто он долго бежал. Вдобавок к тому он действительно тяжело дышал, а его бледное лицо, блестящее от пота, вовсе слегка пожелтело.
   В то же время я была уверена, что это действительно Мукуро. Желая в этом убедиться наверняка, мигом подскочила ближе, заглядывая в разные глаза.
   Глаза тоже были чуток ошалелые, а зрачок в синем - сужен.
   - Босс! - сориентировался рыжий, выкрикнув это с сильной тревогой.
   Вряд ли он понял, что к чему, но ясно, что был слегка растерян от моих действий и появления Мукуро. А вот сам Мукуро слегка встряхнулся от крика рыжего и пришел в себя. Но я не стала терять время на объяснения.
   - Ты как? - спросила, пытаясь понять, не ошибаюсь ли я в том, что передо мной действительно Рокудо.
   - Все хорошо, - Мукуро ободряюще мне улыбнулся.
   Точнее попытался. Растянул губы в улыбке, а вот брови поднялись у переносицы и глаза... глаза выдавали. Но он смотрел на меня прямо, не пытаясь увильнуть от зрительного контакта. Интересно, что сейчас крутилось в его голове?
   Я взяла его за руку, пытаясь хоть так приободрить и выразить поддержку. Не сильна я в этом, но чувствовала, что надо.
   - Что произошло? - задала я главный вопрос.
   Рыжий сделал шаг ближе, пытаясь понять, что происходит. Мукуро же попытался принять непринужденный вид. Маска хорошо ему удалась - он стал выглядеть почти как обычно.
   - Ничего особенного. Мне просто понадобилось ненадолго отлучиться.
   - А это тогда что такое? - указала я на коробку на столе, недовольно нахмурившись, так как все шло к тому, что Мукуро решил что-то скрыть.
   Он посмотрел на коробку, а затем снова на меня. Понял, что я все поняла. И решил не увиливать, сразу убедительно заверив:
   - Кира-чан, мы только немного поговорили, но, пусть он обещал, что подвоха ждать не стоит, я бы все же не рискнул принимать такие подарки.
   - Это я и так поняла, - ответила я. - Что он хотел? Какого черта вообще здесь делает? Что хотел сделать с тобой?
   - Меня сразу выпустил сюда, едва проявилось твое пламя, - улыбнулся мне успокаивающе Рокудо, и его взгляд посерьезнел: - А хотел, я думаю, не со мной беседовать. Судя по всему, он появился из-за тебя.
   - С чего это? - опешила я. - Он же хотел занять твое тело!
   Конрад, видимо, понял, что к чему, и издал звук, как будто подавился воздухом и икнул одновременно.
   - Чего он добивается, мне неизвестно, - продолжил Мукуро, покачав головой, - но его преследование опасно. Не уходи никуда одна.
   - Но зачем он тогда тебя выкрал, если приходил за мной? - не поняла я, так как что-то тут не сходилось.
   - Не выкрал, - поправил меня Рокудо, - а заманил в подпространство, где всего лишь попытался сделать мне несколько внушений.
   Выглядел Мукуро при этом так, как будто Деймон Спейд действительно только попытался, и попытки эти были не столь успешны.
   - На самом деле, я думаю, он просто хотел меня отвлечь, - подытожил иллюзионист.
   Тогда возникает закономерный вопрос - от чего отвлечь?
   Я снова обернулась, посмотрев на стол, где продолжала стоять коробка.
   Неужели Мукуро нужно было отвлечь лишь для того, чтобы тихо и незаметно оставить ее здесь? Тогда получается, что я не должна была проснуться. А если бы не проснулась, то и не узнала о том, что Деймон заманил Мукуро в подпространство, чтобы сделать ему некое внушение.
   - О чем вы говорили? - испытывая подозрение, что в этом может оказаться вся загвоздка, поинтересовалась я и посмотрела на Рокудо испытующе.
   Тот, похоже, собирался увильнуть от этого вопроса, но я хотела услышать правду. Важно знать все детали для полноты картины.
   Мукуро, видно, не хотел этого говорить. Но сдался, так как лгать мне было плохой идеей, и мягко произнес, будто хотел, чтобы сказанное прозвучало как-то иначе:
   - Ему несколько не понравилось, где мы ночуем в целом, и где сплю я - в частности.
   Я моргнула. Еще раз моргнула. Пауза стала затягиваться. Мукуро выжидающе смотрел на меня. Конрад хмыкнул где-то за моим плечом, сумев выразить этим звуком свою солидарность в этом вопросе.
   - Что? - все же уточнила я, что не послышалось.
   - Не волнуйся, Кира-чан, я буду продолжать круглосуточно присматривать за тобой, чтобы никакие другие наглые Туманы любого возраста и дряхлости тебе не досаждали, - Мукуро приобнял меня за плечи, мягко развернув к шкафу: - Давай собираться на завтрак. Думаю, я сумею найти что-нибудь вкусненькое для тебя.
   - Погоди, что? - предприняла я попытку повернуться, чтобы взглянуть на него, но вышло лишь повернуть голову вбок и скосить глаза.
   Но Мукуро повернулся, сказав в сторону:
   - Рыжий, от тебя польза сегодня будет? Ты боссу собираешься помогать или так и будешь просиживать штаны?
   - Ей! - сразу же воскликнул Конрад возмутившись. - С чего ты взял, что я просиживаю?!
   И он ринулся к шкафу, доставая школьную форму.
   Пока Конрад меня отвлекал, Мукуро куда-то испарился. А я осталась недоумевать. И продолжала это делать, даже когда мы собрались и пока рыжий перебинтовывал мне руку, и по дороге в столовую, и в самой столовой, и до первого урока. Похоже, Деймон взялся меня преследовать. Вот только зачем? С чего бы это ему делать? Что такое ему от меня нужно?
   Спустя все это время раздумий я пришла к единственному варианту, показавшемуся мне более реальным, чем остальные. Я выяснила, что Деймон не совсем потерял здравый ум и признавал, что я не Примо. Но он мог хотеть получить от меня кольцо, с помощью которого можно было поговорить с его Небом. Пусть лишь с отпечатком личности, но эта иллюзия могла быть дорога даже для иллюзиониста.
   Вот только кольца у меня не было. Я отдала его обратно Занзасу, но Деймон об этом не знает. Он ушел не насовсем, просто не прощаясь. И, видимо, немного подумал, а теперь, возможно, хотел получить желаемое. К моему счастью, похоже, мирным путем - видимо, я достаточно его впечатлила электрическим зарядом, - и теперь пытался подлизаться подарком, чтобы выманить это кольцо.
   А потом начался урок, где рассказывали об огнестрельном оружии. Конрад делал вид, что ему не интересно и он уже все знает, успел даже немного переругаться по этому поводу с учителем. Учителю было глубоко фиолетово, слушают ли его, но пояснения с замечаниями от рыжего для меня на задних партах услышал. Мне же было интересно немного больше войти в курс.
  
  
  Глава 5
   Эта комната практически ничем не отличалась от больничной палаты. Разве что была гораздо более просторной, из-за чего создавалось ощущение, что стоящие вокруг широкой кровати медицинские приборы, издававшие тихое попискивание, находятся посреди пустого спортзала. Все предметы мебели и украшения находились либо у стен, либо на них же висели. С картин в позолоченных рамах на сидящих на стульях у кровати людей смотрели люди нарисованные, с кружевными воротниками, с диковинными шляпами и то с собаками, то с котами, а то и вовсе с хорьками. Все они тонули в полутьме. За окном только поднимался рассвет - когда уже достаточно светло, чтобы не включать люстры, но не настолько, чтобы попадавший в окна свет заставлял напрягать глаза.
   Писк приборов смешивался с равномерным дыханием в кислородную маску. Лежащий в кровати, на шелковых простынях и под теплым одеялом, седой старик открыл глаза, на что сидящий у кровати мужчина в костюме мгновенно среагировал:
   - Девятый!
   Второй ожидавший только дернулся и выразил свое волнение в напряженной позе и приподнятых бровях, взглядом отслеживая что-то в бледном морщинистом лице лежавшего. Но это и понятно: он был куда старше первого мужчины и мог похвастаться не только сединой, но и стальным протезом вместо правой руки.
   Лежащий в кровати старик медленно поднял руку, снимая с лица маску.
   - Девятый, вам пока не стоит этого делать, - сухо заметил старший наблюдающий при этом.
   Старик перевел карие глаза на них и первым делом задал вопрос на удивление твердым голосом:
   - Где сейчас Савада Акира?
  
  
  ***
  
  
   Я сидела за обеденным столом, ковыряя оставшуюся на тарелке еду. Не от отсутствия аппетита, а скорее действуя по древнему инстинкту, который заставляет что-то рисовать руками, когда находишься глубоко в своих мыслях.
   После первых уроков я все еще не могла разгадать эту головоломку. Деймон приходил за кольцом? Или за медальоном? Или просто разведать обстановку? Решил повоспитывать ученика или просто не смог промолчать и пройти мимо? Вот бы знать наверняка. Но желательно при этом еще и с самим Спейдом не встречаться.
   - Босс, я узнал одну вещь, которая наверняка вас заинтересует, - привлек мое внимание Мураками.
   Когда я подняла на него взгляд, он убедился, что я во внимании, и продолжил:
   - На самом деле, - он произнес это так торжественно, пусть и не громко, что стало ясно: очень гордится этим знанием, - учителей по урокам с пламенем в школе двое. С одним мы уже знакомы, а второй учит четвертый курс. Там учатся лишь избранные. Лишь те, кто смог в третьем классе пробудить свое пламя.
   - Пф, - раздался скрип ножек стула по полу одновременно с фырканьем Конте, который в наглую придвинул стул к нашему столу с правой стороны. При этом у него был такой вид, как будто он снизошел до объяснения примитивных вещей. - До тебя это только дошло? Чиполла только и годится для начальной подготовки. Те, кто, как и я, умели пользоваться пламенем еще до поступления в школу, попадают на третий курс лишь для постепенного вливания в процесс. Эти уроки можно посещать начиная с третьего, перваши.
   Какого он здесь забыл вообще?
   - Не обязательно поступать даже на третий, - вдруг добавил также уже знакомый голос Мартино Пелагатти, который незнамо каким стечением обстоятельств оказался проходящим мимо нашего столика. - Скорей всего, Конте, твоя семья сочла полезным практику стимулирования Грозой. Зря ты пропускаешь занятия.
   - Стимулирования? - не понял Конрад, который как раз-таки был тоже Грозой.
   Мартино также вольготно примостился с другого краю стола, слева, на стуле, придвинутом одним из его подпевал, который следом замер за его спиной. Подпевалы Конте не уступали, замерев за спиной своего главаря.
   - Не первый день здесь, и ничего не знаете? - хмыкнул тот, не дав Мартино продолжить. - Ебашит рядом с тобой Грозой, чтобы почувствовал, каково это, когда пламя пробирает каждую клетку тела. Для особо непонятливых Чиполла не скупится и попадает прямо в цель.
   Оу, теперь понятно, откуда на его уроках такая дисциплина. Погодите, какого они тут расселись и перебивают друг друга?!
   - Ей! - одернул его неожиданно Конрад, недобро зыркнув.
   - Тц, - цыкнул на Конте злобно Фуюки, отчего парень приподнял бровь, выражая непонимание от такой реакции.
   - За словами следи перед боссом, - снизошел до пояснений вольготно себя чувствующий Мураками, ехидно улыбавшийся.
   Конте недовольно скривился, скосив взгляд в мою сторону. Но ничего не сказал. Переглянулся только со своим знакомцем Мартино.
   Нет, значит, когда Скуало надрывается с упоминанием и Девы Марии, и какой-то матери, выходит, это нормально? Причем это посягательство на мои уши может продолжаться довольно долго, да еще с завидной изобретательностью, и прервется разве что от чего-то тяжелого, брошенного прямиком в голову источника шума. В смысле, пока его босс не одернет. И то не факт - капитан Варии может разораться от этого еще больше. А сейчас всех как будто Хибари покусал - чистоту речи блюдут, спохватились.
   Хотя... Не буду спешить делать выводы. Может, это правила хорошего тона в мафии? Если вспомнить, то с Девятым так не разговаривали, нарочито выбирая выражения. Да и трудно представить, чтобы при Реборне употребляли грубые слова. Даже Занзас, если не взбешен, следит за речью, хотя она все равно у него грубовата. Видимо, это и отличает высшие круги мафии от всех остальных. Возможно так проявляется уважение?
   Кёя мне, видимо, тоже это пытался сказать. Его я поняла, да только это правило, по всей видимости, распространяется не только в стране Восходящего солнца.
   Поэтому, пройдя через всю эту цепочку размышлений, я просто спросила:
   - И? Что вы все здесь делаете?
   - Как что? - деланно удивленно приподнял брови Мартино, вскинув при этом голову, отчего его короткое каре взметнулось из стороны в сторону. - В этой школе редко появляется что-то интересное, тем более, когда учебный год уже начался.
   - Здесь много разных людей, и новичок с акцентом не особенно выделяется, - добавил Конте. - Но не когда охрана темной лошадки настолько хорошо владеет пламенем.
   Конрад криво усмехнулся, скрестив руки перед собой. Даже на лице Фуюки появилось выражение довольства. Такое ощущение, что они вообще не удивлены подобной наглости.
   - Ну и что? - спросила я.
   - И не когда Чиполла на следующий день приходит на дрожащих ногах в учительскую весь зеленый, взяв больничный, - продолжил Мартино также с ухмылкой. Он поднял перед собой указательный палец: - Между прочим, сразу на следующий день после того, как на его уроке неофициально появились несколько новых учеников.
   - Да врешь! - рявкнул Конте, вцепившись руками в край стола и подавшись вперед.
   Судя по лицу, он не знал этого и сейчас выглядел так, как будто проиграл некую партию, не сумев побить карту. Ощущение добавлял торжествующий вид Мартино.
   Так, а что там про зеленый цвет и дрожащего, как лист, Чиполла? Серьезно, кто же его так запугал. Вонгола или...
   Выпрыгнувший опять откуда-то из-под стола полосатый кот забрался ко мне на коленки и проникновенно заглянул в глаза. Ну нет, я на такой взгляд не поведусь. Нахмурилась, постаравшись посмотреть на него строго. А он, похоже, сразу решил покаяться, пока я сама не спросила.
   Голубые глазенки заискивающе заглядывали, а хитрая морда так и выражала самый ангельский вид. Это запрещенный прием!
   - Потом поговорим, - пообещала я, прищурившись.
   Возвращаясь к нашим баранам...
   Мартино и Конте сверлили друг друга взглядами.
   Такое впечатление, что я одна не понимаю до конца, что происходит. Но догадываюсь. Или, скорее, не могу поверить в то, что подобная ситуация происходит в школе для мафиози здесь и сейчас. Ну правда - они как будто соревновались между собой. Только за что, непонятно. Может быть, просто хотят таким образом повысить свой статус, показав, кто больше знает? Тогда надо пользоваться.
   - Кто этот учитель? - поинтересовалась я.
   - Густаво Бруно, - ответил мне Мартино, прекратив игру в гляделки.
   Его глаза при этом блеснули, как будто мне следовало ожидать где-то подвоха.
   - Хоть он и Дождь, но всякий мусор быстро на место ставит, - хмыкнул Конте с аналогичным блеском глаз и усмехнулся, как будто насмехался над тем, что мы не в теме.
   - У него как раз урок у четвертого курса после обеда, - продолжил Мартино. - Собираются на третьем полигоне.
   Тут уж я почувствовала, что тоже лучусь довольством. Слегка. Потому что если уж я и увижу что-то стоящее, то как раз во время урока у четвертого курса.
  
  
  ***
  
  
  
   Пелагатти и Конте провожали взглядами идущую в проходе между столов группу людей, пока те вовсе не скрылись с виду.
   - У тебя есть что-нибудь на эту компанию? - по-деловому обратился Мартино к сидящему напротив него.
   Конте прекратил смотреть на двери, которые пересекли новички, и повернул голову, внимательно исследовав лицо Пелагатти. Вероятно, он сам не прочь бы получить больше информации, если она была у соперников.
   - Конкретно на них сейчас нет. Но утром кое-что произошло, - наконец ответил он.
   - Это я уже знаю, - кивнул Пелагатти. - Мощное пламя, похоже Неба. Это может быть как-то связано с ними.
   - Думаешь, за ними кто-то стоит? - уточнил Конте.
   - Еще сомневаешься, - фыркнул Мартино, заставив бровь Конте раздраженно дернуться.
   - Громилы стоящие, а вот разведка хромает, - раздраженно повел плечом Конте, цыкнув в сторону. - Впрочем, что еще ожидать от такой святой простоты.
   А сам Пелагатти считал, что ему соврали по этому поводу. Но пока не знал, почему.
   - От нее ничего не чувствуется, - решил все же поделиться информацией Конте. - Похоже, девчонка просто родилась в нужном месте, охрана говорит все за нее.
   - Если и так... - задумался над его словами Мартино, неожиданно замолчав. - Она не просто охраняемая персона. Видно, что охрана к ней относится с уважением и скорее послушается, чем нет.
   - После Федели будет видно, - отрезал Конте и растянул губы в оскале: - Эта непуганая мелкая сеньорита вернется сюда и войдет в мое подчинение.
   - Поживем - увидим, - развел руки в стороны Пелагатти. - Не надейся лишь на то, что покажешься на фоне нынешнего наиболее многообещающего ученика просто менее агрессивным.
   - Думаешь, что и под нее удачно прогнешься? - хмыкнул Конте, с вызовом взирая на собеседника. - Всегда знал, что ты не только на лицо смазливая баба.
   Пелагатти бросил на него остервенелый взгляд, но удержался от ответных издевок.
   - Сомневаюсь, что она придет к тебе, даже если ты сам предложишь. Свою выгоду я всегда получу. Федели меня тоже не трогает, и вовсе не из-за боевых умений. Он же уже доказал тебе, кто из вас сильнее.
   - Это только потому, что он на четвертом! - взъярился Конте, привстав из-за стола резким рывком.
   - Посмотрим, - усмехнулся Пелагатти.
   - Третий курс и ниже весь мой! - грозно поставил точку Конте.
   - Мечтай, - продолжал нахально улыбаться ему в лицо тот. - Только всякий мелкий мусор стелется перед тобой.
   - Посмотрим! - рявкнул Конте, закончив разговор.
   Оба поднялись из-за стола и разошлись. Вся столовая вернулась взглядами в свои тарелки, делая вид, что ничего не видели и не слышали.
  
  ***
  
  
   - Та-а-а-ак, - протянул мужчина, прошел над моей головой взглядом, замер, вернулся обратно.
   - Та-а-а-ак, - повторил он, вновь проводя неспешным взглядом по лицам учеников, выстроившихся в ряд.
   Второй раз он опять запнулся и все же опустил глаза. Ну почему я в своем подростковом возрасте не вымахала до роста нормального минимум для восемнадцати? А ребята, находившиеся в этой группе, явно были не младше, а то и старше.
   Учитель продолжал смотреть на меня каким-то усталым взглядом. Хотя нет, даже не усталым - пофигистичным. Он вообще напоминал мне внешне большую худую и лохматую собаку, лениво лежащую у хозяйского порога. С таким же усталым взглядом исследующую окружающее пространство из-под тяжелых век. С такими же длинным спутанными и слегка вьющимися темно-каштановыми волосами по плечи. Если бы он ими встряхнул - ну точь-в-точь собака с висящими ушами отряхнулась.
   Моргнула, отгоняя наваждение.
   Учитель тоже моргнул, пытаясь понять, что я тут делаю. Ну посмотри ты на Конрада или на Фуюки, которые стоят по оба плеча от меня! Мураками мы решили оставить за воротами полигона. От греха подальше. Все-таки занятие предполагалось, как я уже знала, для тех, кто точно владеет пламенем, а не только имеет шансы, как на третьем курсе.
   Что-то я стала предчувствовать еще один разговор, как было с Чиполлой. Причем, Мукуро не стал даже скрывать, что зашел к нему для "воспитательной беседы". Сама же ему и пожаловалась по неосторожности. Что там происходило, мне оставалось только догадываться, пусть моя фантазия не переплюнет идеи Мукуро. Главное, что меня беспокоило: не аукнется ли мне это. Мукуро убеждал, что держит все под контролем, и даже пообещал впредь предупреждать меня о подобных своих инициативах. Даже покаялся, так как это была не первая такая моя просьба. Боюсь, приучать его придется долго.
   - М-м-м-м-да-а-а, - протянул учитель, возвращая меня к реальности.
   Он еще пару минут смотрел на меня, только разве что руки не воздевал с немым вопросом. Видимо, не знал, как его сформулировать. Но подвох чуял. Потому не спешил делать выводы. Я же решила прекратить с вопросительным видом смотреть в ответ и взяла все в свои руки.
   - Я тут просто посмотрю, - предложила я.
   Ну правда, что мне тут, тренироваться на полигоне, что ли? И не доказывать же ему, что я тут не случайно забрела. На мне была форма школы, а чтобы проверить, на каком я курсе числюсь и допущена ли до этих уроков, надо было идти в администрацию. Кстати говоря, посещения уроков неучтёнными учениками, даже не допущенными до этих уроков, могло бы быстро вылезти на свет, но, видимо, администрация делала вид, что обладает временной слепотой, учитывая моего отца.
   - Ну, - учитель не переменился в лице, - можешь постоять, ничего от этого, думаю, не случится. Остальные - разбились на свои группы, которые я сформировал, размялись и по очереди - на полосу препятствий.
   Полигон не был пуст, как на уроке Чиполла. Полоса препятствий представляла собой ветвистую дорожку, через которую следовало пройти ученикам. Здесь были и брусья, по которым надо было перебраться через ров, и болото, по которому надо было проползти. Какие-то крутые скаты, лестницы, отвесные стены - в общем все, что должно помочь в физической тренировке. Я бы, может, и была не прочь размяться, но правая рука все еще почти не слушалась, поэтому осталась на месте.
   Ученики разбились не совсем понятным образом. Вообще, группа была довольно небольшой. Девять человек. Четыре человека сразу отошли в сторону для разминки. Если смотреть на то, чем они отличались от остальных, то - большей уверенностью в движениях, поведении и взгляде. Четверо крепко сбитых парней даже производили впечатление их некой самоуверенности. Двое отделились в другой угол - эти были более вытянутые в росте и худощавые. Один принялся быстро отжиматься. У этого был взгляд упрямый и целеустремленный, как у Рёхея. Еще двое вместо разминки устроили спарринг, где обозначали удары.
   Конрад и Фуюки застыли на том же месте, где и я осталась стоять. Я наблюдала. Те двое, устроившие спарринг, отчетливо фонили пламенем Грозы. Слегка. Похоже, они разогревались. Как я уже знала, все сюда не случайно забрели. Они смогли пробудить свое пламя на уроках Чиполла.
   Четвертый курс вообще казался невидимкой. Их расписание не висело на общей доске. Видимо, избранные уведомлялись о нем лично. У них вел уроки только один учитель. А учились они всего лишь четыре месяца - до декабря. Эти ребята уже, считай, скоро закончат свое обучение.
   Как поведал мне Мураками, который успел что-то услышать о них, но не больше - четвертый курс был высшей ступенью. Но попадали в него не только одни наследники или члены мафиозной семьи при деньгах. Вполне могла попасть и местная босота.
   У школы была такая себе программа. О ней мне поведал немного даже рыжий, который, как оказалось, тоже о ней слышал, и вспомнил после того, как услышал фамилию того парня с пламенем Солнца, на которого я обратила внимание. Эта программа была рассчитана не столько на то, чтобы помочь учащимся, а скорее создавала выгоду школе, при этом успешно снабжая готовых заплатить ценными кадрами. Состояла она в том, что представители школы, - уж не знаю, кто точно, может, вообще наемные, - находили ребятишек, у которых смогли разглядеть потенциал. Эти дети находились на такой себе стипендии. Их полностью обеспечивала школа. Когда детишки подрастали и подходили к одному из последних курсов, школа их выгодно продавала. Не знаю, как именно это происходит, но выглядит так, будто все стороны должны быть удовлетворены сделкой. Ребенок - что стал высокооцениваемым рабочим кадром, школа получала нехилую сумму, более чем покрывающую расходы, мафиозная семья - в идеале верного и сильного бойца, не привязанного ни к чему и ни к кому. Разве что в школе их смогут завербовать другие ученики, - создание групп здесь было не редкостью, - но для этого такие почти изгои должны были существенно выделиться. Надо ли говорить, что вмятина на стене, оставшаяся от выплеска пламени Солнца - очень весомый аргумент подняться по социальной лестнице?
   В общем, парни порекомендовали мне сначала убедиться, что человек завербован, а потом уже даровать ему силу. Что они себе вообще понапридумали?! "Даровать"... Вот так реально и сказали. Фуюки с Конрадом тогда на меня еще так посмотрели, будто не понимали моего негодования. Ну, ладно еще рыжий - ему Вонгола реально, считай, "даровала" пламя Грозы и все прочее, но вот Фуюки...
   Пока я стояла, предаваясь новым негодованиям и взываниям к миру в целом, группа уже закончила с разминкой и пошла на полосу препятствий. Прошли ее все и довольно быстро. Как оказалось, присутствовали несмертельные ловушки: кого-то приложило отвалившейся грушей, у кого-то пол под ногами развалился, а кому-то после полосы препятствий пришлось вытягивать из ноги неглубоко ушедшие иглы. Учитель флегматично наблюдал за этим и так же пофигистически наказал им проходить спарринг. Указывал то на одного, то на другого, и те выходили в воображаемый круг.
   За все это время я убедилась: четверо имели пламя Урагана, которое не постеснялись применять во время спарринга. Двое - Дождь. Эти пользовались незаточенными ножами и даже мечами во время боя. А тот единственный - точно Солнце. Этот вышел только на один спарринг, а затем был отправлен качать мышцы.
   - С тем парнем все ясно, - вслух размышляла я, наблюдая, как тот пошел к стоящей в стороне штанге. - У него упор на выносливость чуть больше, чем у других. Позиционируется как боец поддержки, - припомнила я, как Луссурия жалел о том, что его оставляют в тылу. - Чем больше он продержится, тем лучше. Другая интересная закономерность вырисовывается. Всем Дождям в руки меч суют? Или это традиция такая?
   Говорила я негромко, и вопрос предназначался, скорее, к рыжему или Фуюки, которому предлагалось послушать. Но Конрад не успел ответить, задумавшись над ответом. Ответил мне учитель, который меня услышал с расстояния в четыре метра.
   - Можно сказать, что и традиция, - философски заметил он. - Но не безосновательная, раз уж ее практически основала Вонгола.
   Интересно, в этом мире хоть что-то без Вонголы происходит? Куда ни ткни - везде она.
   - Дождь не подходит для прямых атак. У него другая специфика. Дождь не дает разрушительности, как Ураган, его сильная сторона - это концентрация. На острие ножа пламя настолько концентрированное и "острое", что им можно отразить даже всплеск Урагана.
   Я подошла поближе, остановившись в полутора метрах, разделявших нас, чтобы не повышать голос и лучше слышать.
   - А как же его замедляющие способности? - вспомнила я о том, как ласточка Ямамото рассеивала пламя Дождя и оно замедляло врагов, нас тогда преследовавших. - К тому же успокаивающее воздействие при слабой концентрации и мощный транквилизатор - при сильной?
   - Скорее дополнение, чем атака, - изрек Бруно, изволив скосить на меня глаза. - Если бы ты видела настоящее пламя Урагана, его настоящее проявление, то понимала бы, о чем я.
   "Да что я там не видела?" - подумала я, также с каплей философских размышлений вспомнив испепеленную Занзасом бетонную стену.
   Да и вспоминая, как Скуало создавал воздушные волны взмахом меча...
   А учитель, похоже, пытался прощупать почву. Мне же было тоже интересно. Возможно, я нашла в этой школе хоть кого-то, кто что-то знает.
   - Допустим, - все же согласилась я. - Но не всякий же Ураган мощный. Есть же представители с небольшим пламенем, но умело его использующие. Если сконцентрировать пламя на ноже, как Дождь, сила атаки тоже вырастет.
   Тут я вспомнила венценосных братьев близнецов. Пламя у тех было не то чтобы слабым. Скорее, смотря с чем сравнивать. Если с обычным пламенным, вроде Фуюки - они были круты, а с Занзасом... Но фишка Бельфегора и Расиэля вовсе не в разрушительности и мощи.
   - Это неплохой выход из положения, но все же не стоит забрасывать попытки разбудить весь потенциал, - по-своему интерпретировал мои слова Бруно. - Сильное пламя Урагана будет лишь в сильном теле. Это же правило касается и других атрибутов, но, скорее, как рекомендация. Если тело Урагана будет слабым, его пламя скорее его разрушит. Таково свойство Урагана.
   Я нахмурилась, припомнив знакомые мне примеры. Братья-близнецы бросались колюще режущим, считай - сразу отделяли свое пламя от тела при повышении его концентрации. Занзас тоже шмалял подальше, но и на руках зажигал. Правда, как мне подсказал однажды Скуало, когда шрамы Занзаса разрастались, они приносили боль и его владельцу. А шрамы разрастались при увеличении концентрации Урагана внутри тела.
   - Понятно, - сказала я и подытожила: - Держать пламя Урагана внутри тела, тем более долго, как минимум, вредно для него же. А что тогда с другими?
   Мне требовалось знать это наверняка, причем раньше, чем я начну помогать развивать пламя своим хранителям.
   - Солнце благоприятно действует на тело, но опять же - при превышении концентрации скорее вредит, чем лечит. Разрывы мышц при усилении пламенем Солнца тела - обычное явление.
   Ух ты черт! Да если бы Рёхей не выпускал пламя на своих тренировках или меньше тренировался... А вот Киоко это не грозит. Она не усиливает тело, используя его лишь, как проводник. Причем использует для лечения, а там спешка тоже не нужна.
   - А Гроза и выносливость почти синонимы... - вздохнула я.
   - Верно, - изобразил Бруно слабый кивок. - Гроза сама подразумевает выносливость и крепость тела. Если ее пользователь слаб физически, то и пламя его никуда не годится.
   - А что тогда с Облаком? - задала я еще один животрепещущий вопрос, так как с ним вообще было мало что понятно.
   На фоне проблемы Кёи - это почти критически.
   Учитель, наконец, повернулся ко мне всем телом, взглянув в лицо. Подумал над ответом немного дольше.
   - С ними мало что понятно. Ясно только, что правило все то же - чем сильнее физически, тем лучше. Его специфика в мелких фокусах.
   - До Тумана с мелкими фокусами он не дотягивает, - отмахнулась я. - Да, качество фокусов выше, только гибкости той нет. Иногда даже кажется, как будто урезанная версия Тумана. Ну, оно и неудивительно - расположение источника прямо указывает.
   - Туман вообще-то не боец. Его задача прикрывать поле боя и скрывать последствия дел мафии от обывателей, - возразил Бруно. - А Облако может полноценно участвовать в бою.
   Учитель повернул голову чуть в сторону, и я тоже обратила внимание, что небольшой класс учеников прекратил спарринги, вслушиваясь в беседу.
   - В чем дело, почему остановились? - спросил Бруно.
   - Вообще-то, я сейчас услышал о пламени больше, чем за предыдущие три месяца, - изрек с каким-то вызовом высокий блондин из группы Ураганов.
   - Никто не спрашивал, - флегматично пожал плечами учитель.
   - Задавать вопросы нас отучил Чиполла еще в прошлом году, - глухо прогудел парень с Солнцем.
   Но я не собиралась отступать и останавливаться.
   - Из-за этого теперь что - считать Облако недо-бойцом и недо-иллюзионистом? - возмутилась я, еще и успела обидеться за Мукуро. - Да и Туман вообще-то не безобиден.
   - Что не безобиден, то верно, - не стал отрицать Бруно, быстро вернувшись к разговору. - Ты, верно, видела, на что способен потерявший контроль Туман. Но он все равно проиграет перед мощной физической атакой.
   - Это вам Туманы слабые попадались, - не удержалась я и хмыкнула. - Сильный Туман еще и при контроле вообще может быть непобедимым.
   - Они ценные лишь как поддержка, - остался при своей точке зрения Бруно, смотря на меня с высоты своего роста. - В мою группу они даже не попадают. Если находится такой, то их забирают из школы сразу же. Им нет смысла тренироваться физически, так как в прямом бою не будут сражаться. Только время потратят, вместо того, чтобы развиваться в своем русле.
   - Стоящая иллюзия, да еще и вовремя примененная, непредсказуема. Это раз. Она может появиться, где угодно - это два. Туман при этом не рискует телом - это три, - слов мало доказать, насколько недооценен им Туман, и я подытожила: - Они крутые!
   - Босс, - вроде бы с некоторой тревогой положил мне руку на правое плечо Конрад, подобравшийся поближе, как будто собирался закрыть собой.
   - Я бы на твоем месте согласился, Густаво Бруно, - раздался вкрадчивый голос у меня за спиной. Из голоса Мукуро лилась сладкая патока, как будто змея тихо подбиралась, усыпляя бдительность. - Терзает меня недоверие к учителям в этой школе.
   Я повернулась к нему с некоторым возмущением на лице. Но осаждать передумала, пытаясь подобрать правильные слова. Мукуро, видимо, тревожился после того инцидента с Чиполла. Настолько, что, взъерошенный и не восстановившийся морально, чутко дергался на любой намек на повышенные тона.
   Мукуро хотя бы изменил внешность иллюзией, и теперь не было ни фирменного хохолка, ни красного глаза.
   - И да - Туманы - крутые, - улыбнулся Мукуро.
   - Истинно так, - неожиданно поддакнул ему тот парень, что был Грозой.
   И сразу появилась на мгновенье аура Тумана. Знакомого Тумана.
   Правый глаз Мукуро дернулся и заалел сам собой. У Конрада, широко распахнувшего веки, сработала реакция. Он быстро достал узи и открыл огонь.
  
  
  ***
  
  
   Мартино Пелагатти обратил внимание на взрыв со стороны полигонов. Окна его класса удачно выходили в ту сторону.
   "Неужели Федели настолько силен?" - недоуменно подумал он, впечатлившись чередой последовавших за этим взрывов.
   - Всем оставаться на местах! - прозвучал указ от учителя, пока ученики не прижались к окнам.
  
  ***
  
  
  
   Не так уж чтобы совсем далеко от происходящих событий минул охрану не самый последний Советник. Хранители расступились, позволяя ему подойти ближе и преклонить колено.
   - Девятый... - произнес Емитсу, обозначив прикосновение губами к руке босса.
   Он поднялся на ноги, с тревогой взглянув на полулежащего-полусидячего на подушках старика.
   - Как ваше здоровье?
   - Благодарю, уже гораздо лучше, - твердо ответил тот.
   Хотя приборы, стоявшие у кровати, и капельница, воткнутая в руку с проступавшими сквозь пергаментную кожу венами, убеждали в обратном. Лицо его исхудало за столь короткое время.
   - Я позвал тебя не для того, чтобы поговорить о моем здоровье.
   Тимотео проникновенно взглянул в лицо Советника и выдержал паузу, предлагая тому самостоятельно догадаться о цели вызова. Емитсу нахмурил брови, усиленно в мыслях перебирая все свои текущие дела, особенно неотложные и требующие особого внимания. Учитывая то, что Девятый босс Вонголы сейчас ослаб, а Десятый пока не набрал силы, время было опасное.
   - Вам что-нибудь нужно? - наконец, предположил он, не став гадать. - Или будет особый приказ?
   - Я сейчас хочу поговорить не о делах Семьи, - сразу же отсек все его домыслы Девятый. - Емитсу, до меня донесли, что ты отправил свою дочь в школу мафии...
   Девятый вновь многозначительно замолчал, предлагая подчиненному проявить смекалку. Так он часто делал, как предполагали члены его семьи - чтобы вызванный сам понял свою вину или же просто научился думать шире и впредь делал это чаще. Знал об этой привычке и Советник. Емитсу хмурился, пытаясь понять, в чем мог состоять интерес босса.
   - Девятый, мне казалось, вы сами согласились, что до поры до времени ее можно держать подальше от наших дел. Я посчитал, что это время уже вышло, и отправил ее в школу не для обучения. Увидев все своими глазами, Акира лишится иллюзий насчет мафии и Варии, которая неожиданно имеет на нее влияние и притворяется добродушной к ней, - Емитсу сжал руки, вытянутые вдоль тела, в кулаки. - Уверен, Занзас специально настраивает ее против меня.
   - То, что вы с Занзасом друг друга недолюбливаете, мне известно, - напряженно и расплывчато заметил Девятый. - Но меня интересует, зачем ты отправил Акиру в школу?
   - Я не понимаю, Девятый, - честно признался Советник. - Если вы переживаете о безопасности - школа, на мой взгляд, безопасна. Администрация присмотрит за ней, кроме того, я сказал ей взять с собой двоих людей для охраны. Я попросил Реборна проконтролировать тех, кто с ней отправится. Если случится что-то не в компетенции охраны, администрация школы тут же встанет на ее защиту. Нет причин для беспокойства.
   - Есть, - отрезал Девятый, заставив Советника напряженно застыть и внимать. - Наиболее сильное оружие - знания. Через твою дочь знания, которые издревле принадлежали Вонголе, могут выйти в массы. Немедленно забери ее оттуда. С Реборном ты, видимо, не согласовывал вообще кандидатов в охрану.
   Советник недоуменно стушевался. Ему не был понятен текущий нагоняй. Но, возможно, он упустил из виду, что Акира, живя в одном доме с Тсуной, оказалась в центре общества мафиози, и теперь ее знания могли быть опасны не только для нее. Второй его промах - в том, что он доверил дело Реборну? Аркобалено ранее не давал поводов в себе сомневаться. Он должен был выполнить работу лучшим образом из возможных. В чем же там была проблема, которая вызвала недовольство Девятого? В этом следовало разобраться подробней.
   - Тогда, если позволите, я верну ее еще ненадолго в Намимори. Слишком неспокойна сейчас обстановка, - сказал серьезно Советник, пытаясь передать, насколько она неспокойна, пока Девятый прикован к кровати после прошедших событий.
   И церемония, и те бои на острове Шимон ударили по Вонголе. Слухи не удалось остановить. Мафиози, и не только, знали, что Вонгола сейчас немного слабее, чем прежде, и могли иметь неосторожность рискнуть проверить, насколько.
   Девятый кивнул, давая разрешение на эти действия. Емитсу вернулся к работе, не переживая за дочь. Ведь правда - администрация гарантирует безопасность и защиту от обидчиков.
  
  
  
  ***
  
  
   Густаво Бруно, по примеру Конрада, достал и прикурил сигарету. Они оба сидели на обломках камней, с очень философским видом смотря куда-то вдаль. Видимо, сквозь остатки стен полигона.
   Несмотря на то, что бой удалось остановить - да и какой там бой был-то? - шум продолжался. Кричали ученики спецкласса.
   - Это в какие рамки вообще!
   - Они пытались нас убить!
   - Их вообще к уроку не допускали! Их надо исключить!
   Едва громыхнуло от выстрелов пламени Грозы и посыпались стены полигона, к нему сбежались несколько учителей и охраны школы. Все же Конрад сильно раскачался по сравнению с тем, что могла выдержать школа и на что рассчитывались эти стены. А Мукуро почти довел до седины Бруно. У того появились светлые пряди в кудрявых волосах. Слишком уж неожиданно открылся филиал ада.
   К тому моменту, как я уже сказала, все быстро закончилось. Деймон исчез. Зачем появлялся - не ясно вообще. Как будто специально саботировал урок и поднял на уши школу. Не удивительно, что Конрад выглядел потерянным, а Фуюки пришибленным. Мукуро держался рядом со мной, пытаясь оставаться спокойным изо всех сил. Даже я сама усилием пыталась уложить в голове произошедшее и не паниковать.
   Как его пламя исчезло из парня, тело которого он захватил, а это случилось почти сразу, я едва остановила Мукуро и Конрада, словивших триггер. Они слетели со спускового крючка и едва не уничтожили бедного парня, которого уже уносили на носилках. Пламя Грозы изрядно подпалило его. Но боюсь представить, что с его сознанием могло сделать пламя Тумана.
   - Заткнитесь все! - рявкнул тот блондин из группы Ураганов, который привлек мое внимание раньше и, видимо, был лидером среди своих. - Вот это настоящая сила! Если не можете ей противостоять - ваши проблемы! - раздраженно закончил он, повысив голос.
   Ученики, которые действительно простым усилением тела пламенем мало что могли противопоставить в данном случае, глухо стушевались. Блондин же раздраженно смотрел на них, отчего те отводили глаза.
   - Успокойтесь и объясните, что произошло! - припечатал директор, возглавлявший процессию, прибежавшую из администрации. Тут он заметил учителя, спокойно курившего на обломке камня, и позвал требовательно: - Бруно!
   - Это не ко мне вопрос, - философски изрек учитель, ненадолго оторвавшийся от разглядывания дали приоткрывшимися глазами.
   Правда, у него как будто веки поднялись и взгляд стал более округлым, перестав быть совсем уж пофигистичным.
   - Вот там стоит Кровавый Туман, - сдал он Мукуро, стоявшего ко мне вплотную.
   Во время короткого боя с Рокудо слетела иллюзия внешности. Теперь он ее вернул, но, видимо, бестолку уже.
   Директор выпучил глаза на Мукуро. Учителя инстинктивно похватались за оружие. Тот блондин, видимо, тоже был хорошо осведомлен и приготовился к бою по мере своих сил.
   А Мукуро-то, оказывается, известная личность. Даже больше, чем казалось.
   - Не волнуйтесь, - успокоила я их и потянулась к хохолку, где он там должен был быть под иллюзией, чтобы погладить, - он ручной.
   Мукуро растянул губы в улыбке, наклонив голову набок, чтобы мне было удобней.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"