Добрецова Рина: другие произведения.

Хрупкое сердце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.81*6  Ваша оценка:

  Перед домом на лужайке собрались нарядно одетые гости. Праздник был в самом разгаре, на детей хозяев уже не особенно обращали внимание, только тетушка Эшли, двоюродная сестра миссис Холмс, все пыталась заставить "милых ангелочков" сказать ей хоть что-то длиннее трех слов. Оба ангелочка молчали партизанами.
  - Ну, а кем ты хочешь быть, когда вырастешь, Майти? - спрашивала женщина, поглаживая по голове светловолосого мальчика лет тринадцати. Тот едва заметно морщился. Вообще это был примечательный ребенок: несмотря на возраст, на нем был полноценный костюм-тройка, волосы были аккуратно причесаны, а на лице застыло скучающе-вежливое выражение дипломата на светском рауте.
  - Меня зовут Майкрофт, - поправил он. - И я хочу заниматься дипломатией, как дедушка.
  - А ты? - обратилась тетя ко второму ребенку.
  На втором отпрыске семейства Холмс красовался практичный, хоть и нарядный джинсовый комбинезон. Несмотря на нежный возраст, это дитя могло при желании изорвать новый костюм буквально за секунды.
  Из-под копны черных волос недобро сверкнули серые глаза.
  - Ответь, - прошипел стоящий рядом Майкрофт.
  На него посмотрели с непередаваемым выражением типа "а это обязательно?". Старший брат кивнул.
  - Ну же, Шарлотта, - ворковала тетушка. - Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?
  Шарлотта Холмс бесстрашно взглянула в глаза тете и выпалила:
  - Я стану пиратом!
  ...
  
  Наверное, так обычно начинаются любовные романы. Прекрасный главный герой по вине обстоятельств вынужден близко познакомиться с не менее прекрасной главной героиней.
  Нет, вообще-то Джон Уотсон не имел ничего против любовных романов. Разве что прекрасным его назвать было сложно. Военный хирург, только что из Афганистана, с ранением, хромотой и седой головой - это все не слишком романтично. А так, конечно, женские романы имели право на существование. Джон иногда даже их читал. Каждый по-своему пытается отвлечься от действительности. Кто-то напивается, кто-то смотрит телевизор или читает желтую прессу. Сестра-алкоголичка надежно излечила Джона от поисков забвения в бутылке, а от телешоу и сплетен о жизни знаменитостей ощутимо тошнило. Любовные романы же были настолько нереальными и порою настолько смешными, что позволяли немного отвлечься. Доктор часто валялся на диване с очередной книжкой в мягкой обложке и читал, как какая-нибудь Виолетта тщетно пытается спастись от домогательств очередного прекрасного злодея со смоляными кудрями и несчастливым прошлым.
  Но никогда, даже в самом горячечном бреду, доктор Джон Хэмиш Уотсон не предполагал, что сам попадет в дурной бульварный романчик.
  А начиналось все вполне безобидно. Что может быть лучше, чем случайно встретить старого друга? Не сказать, чтобы Джон и Майк Стэмфорд были особенно дружны, но, как известно, даже малознакомые однокурсники спустя лет десять кажутся друг другу лучшими друзьями. Вполне естественно было пойти пообедать, а потом выпить кофе. Так же вполне естественно было пожаловаться на дороговизну жизни в современном Лондоне и мизерный размер военной пенсии.
  - Сними квартиру, - пожал плечами Майк.
  Джон только усмехнулся.
  - На мои деньги разве что кровать можно снять, и ту без подушки и одеяла. А увеличения доходов не предвидится.
  - Найди соседа. Сейчас многие так делают. Сможешь позволить себе одеяло и подушку.
  - Смеешься? Кто захочет снимать квартиру с таким, как я?
  Майк действительно засмеялся, причем гораздо радостнее, чем позволяли приличия. Джон нахмурился.
  - Не обижайся, - поспешил утешить Стэмфорд. - Просто ты уже второй, кто сегодня говорит мне эту же фразу.
  - А кто первый?
  - Один мой знакомый химик. Кстати, хочешь, я вас представлю?
  Джон подумал и кивнул.
  Пока они шли через парк к Бартсу, Майк все рассказывал про незаурядность и удивительность своего знакомого. И только у самых дверей Джон разобрал в его вдохновенной речи местоимение "она". Будь проклят английский язык, позволяющий полчаса говорить о ком-то, не упоминая его пола. Джон остановился, как будто налетел на стену:
  - Она? Майк, тебе не кажется, что я - последняя подходящая кандидатура для соседства с девушкой?
  - А у тебя есть возражения?
  - Я думаю, возражения будут у нее.
  - Не будет, поверь мне.
  Джон продолжил идти, все еще недоверчиво качая головой.
  - Я солдат, вернувшийся с войны, и я не настолько привлекателен, чтобы мгновенно соблазнить любую женщину.
  - Ради бога, я тебе не жениться предлагаю. Соседство не предполагает сексуальных отношений, вообще-то. И если говорить о Шерли, то...
  - Шерли?
  - Шерли Холмс, так ее зовут. Так вот, если говорить о Шерли, то она менее всего будет интересоваться твоими чувствами. Иногда мне кажется, что она вообще не из этого мира.
  - В смысле?
  - Сам увидишь.
  Они вошли в знакомые двери, попетляли по коридорам и скоро оказались в небольшой лаборатории, которую Джон помнил по прежним временам. В глубине зала кто-то сидел, склонившись к электронному микроскопу.
  - Как все изменилось, - негромко проговорил Джон.
  - Да, порядочно, - поддакнул Стэмфорд.
  - Майк? Одолжи мне телефон, мой здесь не ловит.
  Голос определенно принадлежал таинственному кому-то, сидевшему за микроскопом. И голос совершенно точно был женским.
  - А что, городской сломался? - обеспокоенно спросил Майк.
  Послышался короткий вздох, словно говоривший сетовал на глупость собеседника.
  - Предпочитаю смс.
  - Извини, я забыл его в пальто.
  - Возьмите мой, - Джон протянул подарок Гарри. В конце концов, одолжить телефон - не самая плохая попытка начала разговора. А разговор явно надо как-то начинать.
  Шерли Холмс оказалась действительно незаурядной девушкой. Нет, она не была сказочной красавицей. Высокие скулы, худое лицо, широко расставленные серые глаза - все это никак не походило на образ идеальной красотки. Высокая, какая-то угловатая, с шапкой черных кудрей, закрученных в небрежный пучок, она, тем не менее, двигалась с очаровательной грацией. Из одежды на ней были черные брюки со стрелками и темно-синяя рубашка. Кстати, кажется, она совершенно не пользовалась косметикой. Джон, как и любой мужчина, выросший рядом с сестрой, различал такие вещи. То ли Шерли так мастерски наносила макияж, то ли вовсе его не использовала.
  Взгляд серых глаз был жестким, совсем не женским. Джон почувствовал себя будто под рентгеном. Просканировав его с ног до головы, Шерли коротко поблагодарила, цапнула телефон и принялась набирать смс. Ногти у нее на руках, кстати, были обрезаны под корень, но выглядели аккуратно.
  - Афганистан или Ирак?
  А голос у нее был глубоким, низковатым для женщины.
  - Простите?
  - Вы вернулись из Афганистана или из Ирака?
  - Из Афганистана. Но как вы...
  - Ерунда, - Шерли повернулась обратно, протягивая ему телефон. - Благодарю. Кстати, вы ведь на счет квартиры? Я играю на скрипке, я курю, молчу целыми днями, совершенно не соответствую своему полу и иногда неделями не появляюсь дома. Это приемлемо?
  Джон с трудом удерживал на месте грозившую отпасть челюсть.
  - Боже, но ведь это так просто... - закатила глаза мисс (или миссис?) Холмс. - Только сегодня я говорила Майку о том, что мне нелегко найти соседа по квартире. И вот он тут как тут со старым другом, который удивляется, как все изменилось в Бартсе, а значит, только что вернулся в Лондон. Причем вы пришли именно в эту лабораторию, которая ничем не отличается от других, разве что тем, что здесь нахожусь я. Вряд ли он привел вас на экскурсию. А у меня на примете есть прекрасная квартирка в Вестминстере, нам вдвоем будет как раз по карману. Встретимся завтра в два часа.
  - Постойте! Я даже адреса не знаю. И вашего имени.
  Шерли остановилась в дверях, уже накинув на плечи черное пальто.
  - Адрес 221Б Бейкер-стрит. А я - Шерли Холмс. Хорошего дня.
  Джон все-таки проиграл бой с челюстью.
  Майк посмеивался за его спиной.
  - Да, она всегда такая.
  - Но черт побери...
  - Это Шерли.
  - Шерли... что это вообще за имя?
  Стэмфорд пожал плечами.
  - Сокращение, скорее всего. Но она не желает зваться иначе, представляется именно так.
  - Она... феминистка?
  - Да черт ее разберет. Здесь она сидит с какими-то опытами, исследует что-то в морге. Я сам про нее очень мало знаю, да и никто не знает. Вроде бы она не профессиональный химик, хотя знания глубокие. Ну что, выпьем еще кофе?
  Джон потерянно кивнул. Завтра ему предстоял крайне веселый день.
  
  В два часа пополудни следующего дня Джон шел по Бейкер-стрит, всматриваясь в номера домов. Если верить электронной карте Лондона, искомый дом был где-то недалеко. О, вот и он. Действительно, милое местечко. Оживленная улица, маленькое кафе, центр города. Джон одернул куртку и позвонил в дверь с табличкой 221Б.
  Открыла ему улыбчивая пожилая леди.
  - О, вы должно быть Джон Уотсон? Очень рада познакомиться. Я миссис Хадсон, домовладелица.
  - Очень приятно, да, вы правы, но мы договорились тут встретиться с...с мисс Холмс, и я...
  - О, Шерли уже наверху. Проходите, проходите, доктор, - миссис Хадсон посторонилась, пропуская Джона и закрывая за ним дверь. - Она еще вчера перевезла все свои вещи, в гостиной такой беспорядок теперь! Ох уж эта Шерли... А вы, как я смотрю, значительно более аккуратны, - она кинула красноречивый взгляд на аккуратный воротничок Джона и начищенные ботинки. - Идемте.
  Из холла наверх, в гостиную вела лестница. Джон, опираясь на трость, едва не отстал от хозяйки, которая взбежала по ступенькам слишком быстро для своего возраста.
  О, да... если это "беспорядок", то что же она назовет "хаосом"?
  По гостиной, казалось, прошел тайфун. Причем перед этим стихия явно посетила химическую лабораторию, книжный магазин и ларек со свежей прессой, захватила оттуда все, что смогла, и живописно разбросала в маленьком помещении. На столике у дивана стояли колбы, штатив, пара каких-то бутылок и упаковка шприцов. Книги и газеты громоздились на всех поверхностях, а у камина выросла целая башня из каких-то потрепанных изданий, венчала которую почему-то подушка с рисунком в виде британского флага. Армейская аккуратность Джона тут же сдала позиции и уползла куда-то глубоко, чтобы всего этого не видеть.
  - О. Добрый день, - Шерли вынырнула из кухни. Сегодня на ней была простая клетчатая рубашка и джинсы. Волосы в живописном беспорядке рассыпались по плечам. По квартире будущая соседка рассекала босиком.
  - Мисс Холмс, - Джон потянулся пожать руку.
  - О, прошу вас, просто Шерли, - мисс Холмс жизнерадостно улыбнулась. Улыбка больше напоминала довольный оскал хищника. - Миссис Хадсон, что же вы не предложили гостю чаю?
  - Это твой гость, моя милая, - ворчливо отозвалась домовладелица. - И не думай, что из-за маленького происшествия с моим мужем я стану твоей домработницей. Посмотрите только на весь этот беспорядок, который вы тут развели, юная леди! Твой молодой человек может испугаться и не переехать!
  - Я не ее молодой человек, - счел должным уточнить Джон но, кажется, его никто не услышал. Миссис Хадсон, все еще ворча, ушла в кухню.
  - Ну, как вам? - Шерли обвела рукой гостиную. - Там, за кухней, спальня, а вторая - наверху.
  - Мило, - осторожно ответил Джон. - Но я надеюсь, что вы....эээ... все эти вещи...
  Мисс Холмс абсолютно не выглядела смущенной.
  - Да, конечно, я приберусь.
  Она подхватила парочку газет, переместив их с пола на диван. Джон вздохнул, оглянулся и зацепился взглядом за каминную полку. Оттуда ему приветливо скалился череп.
  
  "О Боже, Боже..."
  
  Когда Шерли мимоходом озвучила сумму, за которую хозяйка соглашалась отдать это милое место в пользование им двоим, подозрения Джона только укрепились. Он явно попал в сумасшедший дом. Таких цен за квартиру в Вестминстере просто не бывает.
  - Ерунда, - отмахнулась Шерли, неведомо как прочитав его мысли (Джон уже начинал к этому привыкать). - Миссис Хадсон мне кое-что должна. Ее муж должен был умереть пару лет назад.
  - Ты его спасла?
  - Э, не совсем. Вместо этого он умер раньше, чем должен был. И несмотри на меня так, я просто нашла улики. Электрический стул. Ну, это все неважно. Ты собираешься перевозить вещи?
  Эта девушка, похоже, не нуждалась ни в каких глупых ритуалах вроде знакомства, парочки ужинов, чтобы узнать друг друга поближе. Хотя, может, она собирается сидеть с экспериментами в своей комнате, а с соседом видеться только на кухне?
  - Почему я? - спросил Джон.
  - Что? - Шерли остановилась, прекратив думать, куда бы пристроить очередную стопку книг.
  - Почему я? Почему ты вдруг решила снимать квартиру с совершенно незнакомым отставным военным?
  - Проблемы?
  - Нет, мне просто интересно.
  - У тебя военное прошлое, ты склонен к порядку и не удивляешься странным для большинства обывателей вещам. Ты одинок, у тебя, конечно, есть брат, но ты с ним не очень-то общаешься. Ты врач, у тебя крепкие нервы. Ты подходишь, - Шерли вдруг озорно улыбнулась. - К тому же, доктор Уотсон, разговаривая со мной, вы действительно смотрите мне в глаза.
  Джон поперхнулся и, конечно же, по инерции перевел взгляд с глаз на... на то, куда намекала мисс Холмс.
  
  "Третий размер. Нет, второй. Господи, о чем я думаю?!"
  
  - Так ты перевозишь свои вещи?
  Джон кивнул.
  ...
  Вещи он действительно перевез в этот же день. Мисс Холмс было удивительно сложно сопротивляться. Напористость и уверенность ее речи словно подталкивала к действию. Шерли сама не сидела на месте. Она в самом деле пыталась привести в порядок гостиную. Получалось не очень-то, надо сказать. Миссис Хадсон, зашедшая с чаем, только обреченно вздохнула, пожелала удачи (почему-то Джону) и ушла к себе.
  - Не обращай внимания, - ответила Шерли опять-таки на его мысли. - Общественное мнение в лице нашей хозяйки не может придумать ни одной причины, по которой я бы снимала квартиру со случайным знакомым. Надеюсь, тебя это не заботит?
  - Ничуть, - действительно, чего это Джона должно было заботить, что его считают парой крайне интересной девушки? Саму Холмс мнение квартирной хозяйки, казалось, не волновало ни капли.
  Тем временем, Джон решил, что займет комнату наверху. Во-первых, он продолжал надеяться, что его хромота утихнет. Во-вторых, невежливо было выселять даму на последний этаж. В-третьих, если Холмс действительно играет на скрипке, в своей комнате можно будет скрыться во время импровизированных концертов. Она говорила, что играет, но не говорила, насколько хорошо.
  Он перенес свои немногочисленные вещи, разложил в шкафу одежду, присел отдохнуть и тут только вспомнил случившийся ранее разговор. Она уже говорила о военном прошлом, но брат! Откуда она узнала о родственниках? Джон вообще-то хотел спросить это раньше, но, видимо, горячее обсуждение размера груди мисс Холмс с самим собой его отвлекло. Ловелас хренов.
  Джон спустился в гостиную. Хаос все еще пребывал там, но теперь приобрел некоторые границы. Море бумаг бесновалось у камина, диван же был чист. На столе осталось всего несколько пробирок, а у стены книги громоздились в аккуратные стопки. Шерли сидела на диване, поджав ноги, и пила чай.
  - Джон, если хочешь, на кухне есть еще, - она указала взглядом на чашку.
  - Спасибо. Откуда ты знаешь про мою семью?
  Шерли подняла на него непонимающий взгляд. Через мгновение она вспомнила.
  - О. Это просто.
  - Мне - не совсем.
  - Телефон, - объясняющим тоном буркнула мисс Холмс и снова замолчала. А, вот в чем дело, на столе стоял ноутбук. Видимо, что-то интересное.
  Телефон... Ах, да, гравировка. Гарри от Клары.
  - Кстати, Гарри - моя сестра.
  Холмс мгновенно потеряла интерес к экрану.
  - Сестра? Ах, да, конечно. Цвет, размер, мазок черного лака... Всегда есть что-то, что сложно уловить.
  - Я, честно говоря, не могу понять, как ты уловила все остальное.
  Шерли снова подняла голову и отбарабанила цепочку рассуждений, в которой Джон разбирался еще минут пять, пока не прояснил для себя все звенья. Гравировка, модель телефона, царапины от монет и ключей... Боже, как она это сделала?! Связать разрозненную информацию в одно мгновение, причем она ведь не рассматривала телефон под микроскопом, не глазела на него, просто оглядела походя.
  - Потрясающе! - выдохнул Джон. Шерли посмотрела непонимающе. - Я имею в виду телефон. Потрясающе.
  - Пустяки. И я ошиблась. Это была сестра.
  - Ты не могла знать.
  - Лак, Джон, лак для ногтей. Маленькое пятнышко на передней панели. Лак черный, а девушка твоей сестры наверняка таким не пользуется, посмотри, какой телефон она выбрала - цвет, модель. Значит, это владелица. Мужчины ногти не красят. За редким исключением. И спасибо, но мне не нужны утешения.
  Джон моргнул. Действительно, он только что собирался утешать ее, потому что она сделала неправильный вывод.
  
  "Определенно, дурдом"
  
  Шерли опять уткнулась в ноутбук. Похоже, общения она не жаждала. Что ж, Джон не стал навязываться. Он ушел на кухню, приготовил себе чай, и остаток вечера они вполне мирно провели в разных концах квартиры. Джон выбрался в гостиную, обнаружил среди океана книг Стивена Кинга, на вопрос получил "угу" и углубился в чтение.
  Хорошая книга - что может быть лучше? Чтение всегда могло увлечь Джона настолько, что окружающий мир просто прекращал существовать. Поэтому звонка он не слышал. И даже как миссис Хадсон шла открывать дверь - не слышал. Он включился только от возмущенного возгласа домовладелицы и звука шагов на лестнице.
  Хлопнула дверь.
  Джон поднял голову. В дверном проеме стоял высокий, худощавый мужчина, безупречно одетый и весь пылающий праведным гневом. В правой руке мужчина держал зонт-трость, нервно сжимая изогнутую ручку.
  Шерли подняла взгляд.
  - О, Майкрофт. Добрый вечер.
  Мужчина выпрямился.
  - Шарлота Доротея Амелия Холмс! Извольте объясниться!
  Шерли даже не подумала встать с дивана.
  - Не понимаю, о чем ты, Майкрофт.
  - Ты ведешь себя отвратительно.
  - По твоим меркам.
  - Ты нарушила все наши договоренности.
  - Они были заключены в одностороннем порядке.
  Обмен репликами происходил без изменения дислокации в пространстве. Майкрофт все так же стоял в дверях, как будто гостиная была минным полем. Джон решил подать голос.
  - Раз уж вы вломились в чужой дом, то извольте войти, а не стоять на пороге.
  Джон вообще не любил, когда его вечер нарушали подобным образом.
  - Мне кажется, ваше мнение тут не учитывается, доктор Уотсон - изысканно вежливо прошипел названный Майкрофтом.
  - А мне кажется, нас не представили, - парировал Джон, вставая из кресла и подходя ближе. - И вы все еще не объяснили причины вторжения на чужую территорию.
  - Вторжения? Ваша квартира - не Афганистан.
  - Тем не менее.
  Наверное, со стороны это выглядело комично. Майкрофт был выше Джона, по крайней мере, на голову.
  - Я пришел в гости к своей сестре.
  
  "О, родственники. Как мило."
  
  - Мне кажется, она не очень жаждет вас видеть.
  - Шарлота! - воззвал Майкрофт.
  - Что? Вы прекрасно беседуете с Джоном, не буду вас отвлекать.
  Майкрофт выдохнул сквозь зубы и снова любезно улыбнулся. Оказывается, этот оскал у Холмсов был семейным.
  - Что ж, капитан Уотсон. Прошу прощения за столь стремительное вторжение. Но моя сестра...ммм... несколько эксцентричная девушка, как вы, наверное, уже заметили.
  - Я не заметил, чтобы я называл вам свое звание.
  - Вы не выглядите напуганным чужой осведомленностью.
  - А вы не выглядите пугающим, - проинформировал Холмса Джон.
  Майкрофт поправил галстук.
  - Шарлота, нам надо поговорить.
  - Нам не о чем разговаривать. Я переехала. Камеры слежения можешь найти в ближайшей помойке. Спасибо, что зашел. До скорого.
  Джон снова обратил на себя внимание.
  - Мистер Холмс, мне кажется ни я, не Шар... Шерли не желаем вашего присутствия в этой комнате. С вашей стороны будет крайне вежливо закрыть за собой дверь, когда выйдете.
  Майкрофт посмотрел на Джона так, как будто тот внезапно отрастил крылья или хвост.
  Джон взгляд выдержал.
  Мистер Холмс, видимо, понял, что единственный способ сохранить лицо, - это убраться отсюда подальше. Он развернулся и вышел из комнаты.
  Шерли фыркнула.
  Ну что ж, по крайней мере, Джон точно знал, почему его соседка предпочитала откликаться на сокращенное имя. Если бы его звали Шарлоттой Доротеей Амелией, он бы, наверное, и не такое придумал.
  - Он действительно твой брат?
  Шерли насмешливо прищурилась.
  - Нет, он не преступный гений, если ты это имеешь в виду. Хотя, всем было бы намного легче.
  - А что ты говорила о камерах?
  - Пустяки, Джон. Это не стоит твоего внимания.
  
  В ту ночь, в свою первую ночь в квартире на Бейкер-стрит, Джон спал без кошмаров. И еще ему показалось, что в три часа из гостиной доносилась какая-то печальная скрипичная мелодия. Но утром, когда он спустился, скрипки не было видно, а дверь в комнату Шерли оказалась закрыта.
  Впрочем, соседка мгновенно появилась на кухне, стоило пожарить яичницу. Джон удивился - он привык, что его знакомые женщины поголовно сидели на диете и воспринимали страшно калорийную яичницу как личного врага. Бросив взгляд на девушку, он принялся готовить вторую порцию.
  Шерли плюхнулась на стул и задумчиво постукивала пальцами по столешнице. На девушке красовались футболка, домашние штаны и синий халат. Волосы напоминали гибрид вороньего гнезда и спутанных проводов. Интересно, чем она занималась всю ночь для достижения подобной прически?
  - Кофе?
  - Черный, два кусочка сахара.
  После завтрака Джон решил прогуляться до магазина. И вот тут его настигла месть за вчерашнее.
  Когда подле него остановилась черная машина, он не придал этому значения. Игнорировать просьбу вежливых молодых людей в костюмах и при оружии он тоже не стал - послушно уселся в автомобиль. Джон был солдатом и прекрасно знал, когда следует оказывать сопротивление, а когда нет.
  Майкрофт ждал его в маленьком кафе где-то в центре. Джон не слишком хорошо помнил Лондон, чтобы обозначить место на карте. В кофейне кроме них никого не было.
  - Добрый день, доктор Уотсон, - Холмс приветливо оскалился. Джон уже начинал привыкать, что в семействе Холмсов это зовут улыбкой. - Мне кажется, вчера мы с вами познакомились несколько... неожиданно.
  - Вы прекрасно подбираете слова.
  - Это моя профессия. Позвольте исправить эту досадную оплошность. Меня зовут Майкрофт Холмс, я занимаю скромную должность в правительственной структуре, и Шарлота - моя сестра.
  - Это я все уже знаю. А о скромности вашей должности можно судить по этому многолюдному кафе в самый разгар ланча.
  Холмс иронию, кажется, оценил.
  - Я прошу меня простить. Я очень волнуюсь за Шарлоту, мы не слишком ладим друг с другом. Эта ее беспорядочная деятельность... Согласитесь, когда женщина ее возраста еще не устроилась в жизни, - это может быть опасно.
  - Насколько я знаю вашу сестру, никакие опасности ей не грозят.
  Майкрофт вздохнул.
  - Скажите, доктор, каковы ваши отношения?
  - Какие отношения? - оторопел Джон.
  - Отношения с Шарлоттой конечно.
  - О боже, да нет у нас никаких отношений! Мы познакомились несколько дней назад.
  - И вы уже вместе снимаете квартиру? Она вас подкупила?
  Джон посмотрел на Майкрофта крайне неодобрительно.
  - Вы считаете, что мне, что для моего согласия жить в квартире с необычной девушкой требуется подкуп?
  - Видите ли, Джон... За последние три месяца Шерли сменила шестерых соседей. Шестерых, - повторил он со значением.
  - Знаете, если вы так вламывались к каждому, то я не удивлен.
  Оскал Майкрофта сменился обычной мягкой улыбкой. Оказывается, так он тоже умел.
  - Ну что вы, доктор Уотсон. Вам вовсе не обязательно со мной ссориться.
  - А что вы прикажете - дружить?
  - Не прикажу, а попрошу. Я мог бы выплачивать вам некую сумму. За неудобства. И за информацию.
  - Какого рода?
  - Пустяки. Чем занимается Шерли, кто у нее бывает...
  - Нет.
  - Что?
  - Нет и всего хорошего, мистер Холмс. Мне жаль вашу сестру.
  Майкрофт вздохнул.
  - Вы сейчас скажете, что я пожалею, - догадался Джон.
  - Не делайте из меня злодея из голливудского боевика, - раздраженно сказал Майкрофт. На мгновение он показался Джону просто усталым человеком, волнующимся за сестру. Но наваждение тут же пропало, смытое очередной неискренней улыбкой. - Вас проводят.
  
  Шерли догадалась о разговоре, стоило ему переступить порог.
  - Пил чай с Майкрофтом?
  - Спасибо, мне не понравилось. А что это на столе?
  - Эксперимент, - махнула рукой Холмс. - Ты ведь не против?
  Если вдуматься, Уотсон был против. Но высказаться не решился. Он подозревал, что еще дня два после знакомства с Майкрофтом будет испытывать к Шерли иррациональную жалость.
  - Шерли, чем ты занимаешься?
  Девушка вопросительно подняла бровь.
  - Ну, ты ведь, кажется, не работаешь. Все эти эксперименты...
  Шерли вздохнула.
  - А как ты думаешь?
  - Ммм... частный детектив? Прямо как в сериале.
  - Детектив-консультант.
  - В смысле?
  - Ко мне обращаются, когда у полиции нет никаких идей. Частные детективы делают фото обманутых супругов и ищут засунутые за диван важные документы. Я - последняя инстанция. Видишь разницу?
  Все это она умудрилась произнести просто, совершенно не рисуясь. Словно называть себя последней инстанцией было в порядке вещей.
  - Полиция с тобой консультируется?
  - Ну да. О, кажется, настало время консультации...
  - С чего ты взяла?
  - Разве не видишь синие отблески в окнах дома напротив? У нашего дома полицейская машина. Так что, если миссис Хадсон не ограбила ювелирный магазин то это ко мне.
  Шерли пружинисто вскочила с дивана и унеслась к себе в комнату. Правильное решение, Джон не рискнул бы встречать полицию лежа на диване в халате.
  Через несколько минут в комнату вошел седой мужчина средних лет. Он скользнул взглядом по Джону, оглядел гостиную и снова вернулся к нему.
  - Ммм... мисс Холмс дома?
  - Да, она вышла, - Джон чувствовал себя полным идиотом. К счастью, Шерли уже появилась из комнаты. Она переоделась в брюки и черный свитер, волосы на ходу закручивала в хвост.
  - Лестрейд. Интересное?
  - Тебе понравится. Смерть в парке, внезапный сердечный приступ.
  - И что таинственного в сердечном приступе?
  - То, что он третий за неделю. И то, что умершие были абсолютно здоровы.
  - О... - Шерли восхищенно уставилась на инспектора. - Пожалуй, я поеду. Кто сегодня у вас в команде?
  - Твой любимый Андерсон. Надеюсь, вы не подеретесь.
  - Когда ты уже его уволишь?
  - Шерли!
  - Я поеду на такси. Жди.
  Как только инспектор вышел, Шерли метнулась к вешалке, накинула свое длинное пальто и повязала на шею шарф.
  - Джон, не жди меня, ужинай, я буду... когда-нибудь. Надеюсь, ты не заскучаешь, вечерние шоу еще никто не отменял.
  С этими словами она сбежала вниз по лестнице.
  
  "Бешеная женщина"
  
  Джон уселся в кресло, стараясь беречь больную ногу. Откуда в Холмс столько энергии, интересно? И что она будет делать на месте преступления? И кто такой этот Андерсон?
  - Джон? - он повернулся. Шерли стояла в дверях. Интересно, по лестнице она ссыпалась вполне громко, а обратно как зашла - на цыпочках?
  Холмс подошла к его креслу.
  - Джон, тебе же интересно, так?
  - С чего ты взяла?
  - У тебя на лбу почти что бегущая строка, не притворяйся. Тебе до смерти хочется узнать, что такое случилось. Ты стал снимать квартиру с незнакомой девушкой, которая держит череп на каминной полке, - ты очень любопытен.
  Джон вздохнул.
  - Сдаюсь. Мне интересно.
  Шерли улыбнулась.
  - А мне нужен ассистент.
  - Там у тебя Скотленд-Ярд, кажется.
  - Они все идиоты.
  - А я?
  - Если ты думаешь, что я буду говорить необоснованные комплименты, то ты ошибаешься. Ты тоже идиот. Но ты меня устраиваешь больше. И тебе интересно посмотреть на место преступления - это аргумент.
  - Половине населения города интересно посмотреть на место преступления.
  - Они никогда не видели настоящих убийств. А ты видел. И тебе все еще интересно. Джон, я не буду тебя уговаривать. Ты идешь или нет?
  - Иду, - Джон поднялся с кресла и пошел к вешалке. Позади раздался смешок.
  
  ...
  Они ехали в такси. Шерли молчала, сосредоточенно уставившись в окно. Губы плотно сжаты, глаза разглядывают что-то за стеклом, но совершенно без цели. Джон не любил молчаливых поездок. Это напоминало ему о детстве, когда они все вместе ехали на машине откуда-нибудь. Если все было нормально, то мама рассказывала что-то, Гарри смеялась, папа шутил. Такое вот молчание не означало ничего хорошего.
  - Необязательно вспоминать такие вещи о своем детстве, - прозвучал голос Шерли.
  - О. Я что, начал говорить вслух?
  - Нет. Ты молчал.
  - Но как тогда...
  - Это просто. Ты молчал, рука твоя была сжата в кулак - значит, ты чувствовал себя не очень хорошо. Взгляд отрешенный - воспоминания или размышления. Непроизвольные сокращения мимических мышц, морщины разгладились - скорее всего, воспоминания о детстве или юности. Я ставлю на детство. Грустная улыбка - воспоминания не слишком хороши.
  Джон рассмеялся.
  - Потрясающе.
  - Обычно люди советуют не лезть не в свое дело...
  Уотсон повернулся к спутнице.
  - С такими способностями ты могла бы работать психотерапевтом.
  - Терапевтом? Копаться в том, что люди сами по своей глупости не способны разгрести? Вот уж нет. Я предпочитаю интересные загадки.
  - А Майкрофт по этому поводу сердит?
  - Джон, давай не будем обсуждать мои семейные дела. Это скучно. Гораздо интереснее то, что нас пригласил Лестрейд.
  - Обычно он тебя не приглашает?
  - Приглашает. Я не слишком высокого мнения о способностях Лестрейда, но уж с несколькими отравлениями он способен справиться сам, - Шерли поймала непонимающий взгляд Джона и закатила глаза. - О боже, Джон! Он сказал, что несколько человек были найдены в парке мертвыми. Умерли от внезапного сердечного приступа. Если это не парк при отделении кардиологии, то вывод об отравлении напрашивается сам собой. Связи между жертвами полиция проследить смогла бы. Значит, это неочевидные связи. Скорее всего, какой-то маньяк. Это интересно, но Лестрейд еще месяца два боролся бы со своей гордостью, пониманием профессионализма и прочей фигней. А тут он зовет меня после третьего случая - это необычно.
  - Лестрейд не любит с тобой консультироваться? Дорого берешь?
  - Наградой для меня служит сама работа, Джон. Я вообще ничего с него не беру. Просто я женщина, я всегда нахожу преступников, и его ребятки начинают возмущаться при одном моем упоминании. Лестрейд хороший начальник. Просто так он бы этого не допустил...
  По тону Шерли было заметно, что ей плевать на отношение полицейских.
  
  Такси следовало за полицейской машиной, поэтому Джон не узнал, о каком парке идет речь, пока они не достигли места назначения. Парк Виктории, надо же. Интересно, почему газетчики еще не растрезвонили об этом по всему свету.
  Они вышли из такси, Лестрейд ждал у машины, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.
  - Тело уже увезли? - спросила Шерли.
  - Еще нет. Это еще кто? - невежливо кивнул он на Джона. Очевидно, встречу в гостиной он уже выбросил из головы.
  - Это со мной.
  - Шерли...
  - Я сказала это со мной, Лестрейд. Я тебе нужна или нет?
  Инспектор только вздохнул.
  - Нужна, черт с тобой. Пошли.
  Они прошли дальше, за ворота парка, попетляли по дорожкам, пока не увидели огороженный полицейской лентой фонтан. Лестрейд нырнул под ленту, а Шерли с Джоном остановила миловидная чернокожая девушка.
  - Что ты здесь делаешь? - спросила она, загораживая дорогу.
  - И тебе добрый вечер, Салли. Меня пригласили.
  - Кто?
  - Салли, не надо изображать большее отсутствие способностей к логике, чем у тебя уже имеется.
  - Это место преступления. А не развлечение для всяких... и кто это еще с тобой?
  - Это мой коллега, доктор Уотсон.
  - Коллега? Послушайте, если она притащила вас сюда на свидание, то...
  - Донован! - долетело со стороны фонтана.
  Салли вздохнула и подняла ленту.
  - Мда. Ты была права: тебя не очень любят, - заметил Джон.
  - Конечно, я была права... Лестрейд, почему двигали тело?
  - Потому что пытались оказать первую помощь. Шерли, иногда так бывает, не все приходят в восторг при виде трупов, знаешь ли.
  - О, мисс Холмс! - к компании присоединился мужчина средних лет. - Чем обязаны?
  - Не тебе, Андерсон, - пробормотала Шерли.
  - Тебе помочь?
  - Спасибо, нет. Андерсон, какая часть слова "нет" тебе непонятна? Встань с колен и убери свои руки от тела!
  Лестрейд кашлянул. Шерли фыркнула. Андерсон уставился на Джона с недоверием и неприязнью.
  - Джон, что ты можешь сказать?
  Доктор опустился рядом, разглядывая умершую девушку. На вид той было лет двадцать пять - двадцать семь. Хорошенькая, светловолосая, в легком платье. Выглядело все так, как будто она просто упала и умерла. Почему они вообще решили, что это сердечный приступ? Лестрейд тем временем вполголоса рассказывал о том, что девушка сидела у фонтана с подругой, ела мороженое и вдруг на глазах у всех упала мертвой. Как и в остальных случаях, было совершенно непонятно, что послужило причиной смерти.
  - Что такое, инспектор?! - визгливый голос заставил Джона поднять голову. К ним шествовала целая делегация под предводительством весьма суровой дамы лет тридцати.
  - Миссис Рейс... - обреченно выдохнул Лестрейд.
  - Инспектор! Почему вы опять вызываете нас? Почему мы вообще оказались впутаны в это дело? - продолжала возмущаться дама.
  - Потому что при вскрытии предыдущих жертв обнаружены следы неизвестного препарата и наши эксперты считают, что это повлияло на работу сердца.
  - И теперь вы думаете, что их всех отравили нашими препаратами? Это ваши эксперты? - она указала на Джона и Шерли.
  Лестрейд вздохнул.
  - Послушайте, миссис Рейс...
  - Я не желаю слушать, инспектор! Я буду вынуждена жаловаться в вышестоящие инстанции! Вместо того, чтобы делать свою работу, вы приплетаете к этому...
  - Миссис Рейс! - рявкнул Лестрейд.
  Женщина замолчала.
  Инспектор устало вздохнул, на мгновение подошел к Шерли и что-то тихо ей сказал. Потом направился к рассерженной женщине.
  Холмс хмыкнула и дернула Джона за рукав.
  - Поехали, - бросила она.
  В очередном такси Джон не выдержал.
  - Шерли, куда мы едем?
  - В Скотланд-Ярд.
  - Зачем?
  - Затем, что наш дорогой инспектор очень любит справедливость. И затем, что нужные документы у него на столе.
  Джон мученически застонал.
  - Я ничего не понимаю!
  - Джооон... - Шерли откинулась на спинку сидения, явно очень довольная. - Лестрейд ведет свою игру. Посмотри, в парке Виктория за последнее время обнаружили несколько трупов. Внезапная смерть, никаких признаков насилия, ты сам видел. Но во время вскрытия нашли некий неизвестный препарат, скорее всего, кардиологический. Вмешали крупную фармацевтическую компанию, которая на этом специализируется. Это логично, они приглашены в качестве консультантов. Но что-то миссис Рейс слишком нервничает по этому поводу и вовсе не горда помогать нашей доблестной полиции. Официально Лестрейд не может прижать их и выяснить, что тут к чему.
  - Поэтому, - начал догадываться Джон, - он приглашает тебя?
  - Бинго! Я лицо неофициальное, и если что инспектор всегда может сказать: "Ну это же Шерли Холмс, она вечно лезет не в свое дело". За Лестрейдом крупный долг. А мы едем изучать бумаги. Мне очень не понравилась эта кардиологическая дама, Джон. Она что-то знает. Что-то такое, что не должно быть известно полиции.
  
  До Скотленд-Ярда они добирались в тишине. Шерли что-то обдумывала, а Джон размышлял, какова была его роль, как ассистента, он ведь даже слова о теле не сказал? Поглощенный этими мыслями, он вышел из такси, спокойно поднялся вслед за Шерли к дверям, прошел по коридорам... И опомнился только в кабинете Лестрейда.
  - Слушай, а как тебя сюда пустили? - встрепенулся он. - У тебя ведь нет удостоверения. Инспектор позвонил?
  Шерли нетерпеливо махнула рукой, перебирая бумаги на столе.
  - У меня есть удостоверение Лестрейда. Вытащила у него пару месяцев назад для удобства. А сюда меня пускают и без удостоверения. Все думают, что я его любовница.
  - И ты не опровергаешь? - Джон сильно сомневался, что инспектор и Шерли состояли в отношениях.
  Холмс посмотрела на него удивленно.
  - А зачем? Это убежденность не вредит делу. Помолчи, Джон, ты мне мешаешь.
  Уотсон опустился на стул в углу кабинета. Шерли уселась на стол инспектора, положила бумаги на колени и начала читать. Она хмурилась, перебирала листы, что-то бормотала, подчеркивала ногтем. В общем, работающая Шерли Холмс представляла собой довольно забавное зрелище. Джон поймал себя на мысли, что не может воспринимать ее как девушку. Что-то похожее возникало у него к солдатам женского пола, которые иногда ему попадались за время службы. Это, разумеется, были женщины, Джон не считал их мужчинами, но относиться к ним так же, как к гражданским женщинам, он не мог. В его понимании девушка была чем-то хрупким и нежным, как бы старомодно не было такое восприятие. Такой была его мать и такой была когда-то давно Гарри. Шерли сложно было назвать нежной и хрупкой, хотя она была высокой, бледной, с тонким запястьями и длинными пальцами. И в вечернем, например, платье, она смотрелась бы очень даже ничего... Доктор задумался.
  - Джон! Джон, ау, ты всегда отключаешься во время разговора? - Шерли щелкала перед его носом этими своими длинными тонкими пальцами. Джон помотал головой, приходя в себя, и ему немедленно стало стыдно. Она ведь выбрала его как раз из-за того, что он не ... ну в общем, не реагировал так, как...
  Шерли ухмыльнулась.
  - Судя по твоему лицу, ты думал о чем-то неприличном. Прекрати предаваться эротическим фантазиям, у нас тут вызревает интересная ситуация, - она помахала пачкой документов. - Всего четверо человек погибли в парке совершенно одинаково. В биографии нет ничего общего. В поведении - тоже, разве что все они были не одни. Одна девушка была с подругой, вторая и третья с бойфрендами, а единственный парень гулял с сестрой. Ничто не предвещало беды. Они сидели спокойно некоторое время, а потом один из них просто падал и умирал. Ничего необычного никто не заметил. При вскрытии обнаружены следы неизвестного препарата. Специалисты думают, что это что-то кардиологическое. Вопрос - зачем травить кардиостимуляторами совершенно случайных людей? И если наш маньяк такой гений, что у него есть неизвестный науке препарат, почему бы не сделать его применение бесследным? Те же специалисты говорят, что обычно от таких препаратов следов не остается, - она постучала пальцем по отчетам.
  - Погоди, ты же говорила, что это неизвестный препарат. Как специалисты могут что-то про него утверждать?
  - Джон, сама формула неизвестна, но ведь есть подобные соединения. По следам можно установить примерный ареал поиска. Прими это на веру, не смотря на вопиющую тупость ищеек Лестрейда, в лаборатории у него работают неплохие мастера. Жаль, выводов делать не умеют. Итак, у нас есть отравление кардиопрепаратами, причем намеренное, случайный выбор жертв и очень, ну очень встревоженная дама из фармакологической корпорации. Выводы?
  - Они подозревают, что преступник работает с ними?
  - Джон, они не подозревают - они ЗНАЮТ. Если бы они подозревали, они бы первым пришли в полицию, чтобы снять с себя обвинения в пособничестве. Они знают, кто это, но не хотят, чтобы его нашла полиция. Значит, они будут пытаться найти его самостоятельно. О, Лестрейд.
  Джон обернулся. Инспектор стоял в дверях.
  - Ну как? - спросил он.
  - Будешь мне должен, - Шерли встала, схватила небрежно сброшенное на диванчик пальто и пошла к двери. - Мне надо кое с кем поговорить.
  Джон встал было следом, но Холмс покачала головой.
  - Нет, Джон, там ты мне помешаешь. Выпей с инспектором чаю, кофе тут отвратительный. И не приезжай на Бейкер-стрит до шести вечера, мне надо будет подумать.
  С этими словами Шерли выскользнула за дверь.
  Инспектор вздохнул.
  - Вот вздорная девка, - таким тоном говорят обычно о дочерях или младших сестрах, а никак не о частных детективах. - Куда ее еще черти понесли. Джон, хотите чаю?
  Доктор только рухнул обратно на стул.
  - Хочу, - решил он. - Извините, а знакомство с Шерли Холмс дает мне право занимать ваш кабинет?
  Лестрейд улыбнулся.
  - Почти что. Кстати, мы так и не познакомились, - он протянул руку. - Грегори.
  - Джон. Очень приятно, - рука у инспектора была крепкая и жесткая. Уверенная такая. И сам он, темноглазый и почти седой, казался воплощением надежного полицейского.
  - Вам, наверное, не по себе? - участливо спросил Грег.
  Джон неопределенно покачал головой, и вдруг его озарила догадка.
  - Грегори, а вам, случайно, не Майкрофт предложил за мной присмотреть?
  Лестрейд удивленно поднял брови, а потом рассмеялся.
  - А, так вы уже имели удовольствие познакомиться со старшим братом Шерли? Сочувствую. Нет, это не он меня прислал. А что касается присмотра, то готовьтесь, Джон, на вас будут смотреть очень часто.
  - Что во мне такого интересного?
  - Видите ли... - инспектор пошарил в тумбочке и извлек на свет божий две чашки, упаковку чайных пакетиков и тарелку с бисквитами. - Видите ли, Джон, Шерли никого еще не приводила с собой. Хотя, насколько я знаю, у нее перебывало много соседей. Вы же ее сосед?
  - Откуда вы знаете?
  - Ну, я не Шерли Холмс, но на это меня хватает. Эта девушка не из тех, кто знакомится на улице.
  Джон окончательно перестал понимать ситуацию. Этот человек перед ним - инспектор Скотленд-Ярда или заботливая тетушка взбалмошной девицы-детектива?
  - Откуда вы вообще ее знаете? Я всегда думал, что полиция с любителями не консультируется!
  Лестрейд помолчал, потом сходил куда-то, налив в кружки горячей воды. И только отхлебнув чаю, продолжил:
  - Я знаю Шерли уже около пяти лет. Она сама пришла на первое место преступления. Странная, нескладная девчонка. У меня у самого дочь, так что первое мое желание относительно Шерли было накормить ее, - Джон прыснул, а инспектор улыбнулся. Видимо, ему нравилась возможность посплетничать о мисс Холмс с новым человеком. - Вы бы это видели, Джон! Худая девица, едва ветром не уносит, стоит передо мной и вещает что-то об уликах. Конечно, я ее прогнал. Еще ненормальных детективов женского пола мне не хватало. Не думайте, я не шовинист, но все-таки... Тогда она забралась в нашу базу, выловила оттуда мои незакрытые дела и раскрыла их.
  - Все? - восхищенно присвистнул Джон.
  - Пяти мне хватило, - сухо отозвался Лестрейд. - Пять дел. А ведь времени прошло порядочно. И она не ошиблась ни разу. Тогда я начал принимать ее всерьез. А потом появился маньяк из Хитроу, вы слышали, наверное?
  - Нападения в аэропорту? - кивнул Джон. - Да, что-то такое мне рассказывали.
  - Шерли вычислила его. Сама пошла подсадной уткой и вычислила. Едва не погибла при этом, кстати. И я начал с ней консультироваться. Хотя, по-хорошему, мне надо было ее в тюрьму упечь за взлом архива. До сих пор не понимаю, как она это провернула.
  Лестрейд был явно настроен еще поговорить, но тут зазвонил телефон. Инспектор взял трубку, виновато кивнул Джону, и тот понятливо вышел из кабинета.
  - Эй!
  Доктор обернулся. Его окликнул тот самый судмедэксперт, которого они с Шерли видели около тела.
  - Да?
  - Мистер, позвольте совет.
  Джон удивленно приподнял брови, но решил послушать.
  - Не связывайтесь с Шерли Холмс. Эта женщина не из тех, с кем можно безнаказанно связаться.
  - И от кого же проистечет наказание? - осведомился Джон. - Не от вас ли?
  Он не любил такого рода советов от незнакомых людей.
  - Это уж как повезет, - ухмыльнулся эксперт. - Но поверьте, мистер, красотка-Шерли не для вас.
  "Уж не для тебя ли", - пробормотал Джон, уходя дальше по коридору.
  Вспомнив совет Шерли не появляться на Бейкер-стрит раньше шести, доктор решил послушаться его наполовину. На Бейкер-стрит он пришел, но вместо своей квартиры зашел к миссис Хадсон. Расчет оправдался - одинокая женщина согласилась провести с ним вечер, причем с радостью. Они болтали, смотрели телешоу, и Джон был всем доволен. Когда он все-таки засобирался наверх, квартирная хозяйка как-то по-особенному нежно погладила его по руке и проговорила:
  - Присмотрите за ней, Джон.
  Это было последней каплей.
  - Да что со всеми вами! - Джон удивленно воззрился на женщину. - То инспектор полиции, то вы... Я здесь всего второй день, как я могу повлиять на Шерли, хотел бы я знать? Да и зачем на нее влиять?!
  Миссис Хадсон только покачала головой.
  ...
  В их квартире было дымно. Нет, это было неправильное описание. В их квартире можно было вешать чертов топор! Сигаретный дым висел в гостиной слоями. Джону даже подумать было страшно, сколько нужно выкурить, чтобы до такой степени задымить помещение. На столике у дивана валялась пачка сигарет, рядом лежал длинный мундштук. Шерли стояла у закрытого окна и выводила на скрипке что-то очень меланхоличное.
  - Шерли!
  Холмс повернулась, вопросительно посмотрев на Джона.
  - У нас был пожар?
  Детектив отложила скрипку.
  - Я же говорила, что курю.
  - Куришь? Это не курение, это газовая атака в отдельно взятом помещении! - Джон распахнул окно, с облегчением вдыхая воздух Бейкер-стрит, который, по контрасту с комнатным, казался целебным. - Дышать же невозможно!
  - Дышать скучно, - Шерли плюхнулась на диван, водрузив ноги на спинку. - Джон, сделай чай, пожалуйста. Мне надо кое-что обдумать.
  - Ты именно для этого просила меня не приходить. Чтобы что-то обдумать.
  - Не получается. Что-то банальное ускользает, что-то простое...
  Джон бросил взгляд на лицо девушки и глазам не поверил - губы Шерли были явно разбиты.
  - Ты ввязалась в драку?
  - А, пустяки.
  - Так. Давай я сделаю чай, обработаю это, а ты мне расскажешь, что ты упускаешь, хорошо?
  Шерли кинула на него удивленный взгляд. Словно никто до этого с ней так не разговаривал.
  - Давай.
  - Вот и договорились.
  Уходя на кухню, Джон чувствовал себя воспитателем детского сада. Младшей группы.
  - Да, Джон! - окликнула его с дивана Шерли. - У меня там в кармане мышь.
  Джон подумал, что ослышался.
  - В смысле - мышь?
  - В прямом, Джон. У меня в кармане пальто сидит мышь. Вынь ее оттуда, пожалуйста.
  Доктор развернулся и пошел обратно к дивану. Судя по всему, Шерли не шутила. Джон подошел к висящему на вешалке пальто. В левом кармане обнаружились фантики от двух карамелек и еще одно удостоверение Лестрейда. В правом кармане что-то сдавленно пискнуло. Джон, заранее смирившись с возможными укусами, полез в карман. Мышь, странное дело, кусаться не стала. Она доверчиво сидела у Джона на ладони и шевелила усами.
  - Шерли, ради всего святого, откуда у тебя мышь?!
  - Из лаборатории. Клетка открылась, и она пролезла ко мне в карман. Видимо, ее что-то заинтересовало. Я забыла о ней, было о чем подумать. Что ты так беспокоишься, отпусти ее... куда-нибудь.
  Джон вообще не был сентиментальным человеком, но мышь было жалко. Тем более мышь, забравшаяся в карман мисс Холмс, не могла быть тривиальной.
  - Придется тебе подождать.
  Джон, не выпуская мышь, пошел к миссис Хадсон. Вызвал у нее приступ истерического визга и спросил, нет ли у нее какой-нибудь старой клетки или коробки. Когда домовладелица успокоилась, то коробка все-таки нашлась, а мышь удостоилась звания "милой". В коробку Джон по возвращении в квартиру настелил газет, кинул корочку хлеба и посадил мышь. Животное радостно зашуршало.
  Шерли смотрела на все это со своего дивана крайне неодобрительно.
  - А ты не боишься мышей? - поинтересовался доктор.
  - С чего бы? Глупые стереотипы.
  Джон вздохнул, потом налил чаю, принес его, сел рядом с Шерли и начал осторожно осматривать ранку на губе. Все-таки внешность у мисс Холмс была совершенно инопланетная. Широко расставленные серые глаза, копна черных волос и резко очерченные, полные губы. Наверное, от этого набора можно голову потерять. Но проще представить ее за рулем какого-нибудь звездолета, чем в обычной английской гостиной.
  Ранка была пустячная, Джон быстро обработал ее антисептиком.
  - Ну, и где ты умудрилась подраться?
  - Я не дралась. Меня ударили.
  Джон пододвинул чашку с чаем поближе к девушке.
  - Я побывала в лаборатории той самой фармакологической компании. И кое-что выяснила.
  - Что именно? И как ты попала в лабораторию?
  Шерли отмахнулась.
  - Стандартная схема, - она захлопала глазами, глупо улыбнулась и протянула капризным голоском карикатурной блондинки, - О, сээр, я забыла пропуск в кармане куртки... О, я сожалею. Вы пропустите меня так? О, вы так добры!
  Джон рассмеялся. Шерли польщено улыбнулась.
  - Стереотипы поведения. Глупая, но полезная вещь.
  - Это на входе. А в лаборатории? Это же все-таки большая компания.
  Холмс отмахнулась.
  - Это неважно, Джон. Важно то, что в любой организации есть кафетерий, а в кафетерий стекаются все сплетни. Итак, некоторое время назад в компании разразился небольшой внутренний скандал. Слухи гласят, что молодой специалист, Майкл Рейнольдс, изобрел что-то очень полезное. Этот Майкл, насколько я поняла, не очень-то уважаемый человек. Мальчик на побегушках у более авторитетных сотрудников. И его открытие, вроде бы очень перспективное, у него забрали. Рейнольдс утроил сандал и ушел, хлопнув дверью, заявив, что всем отомстит.
  - Это кто тебе такое сказал?
  - Я собрала информацию и проанализировала около десяти разговоров. Когда я уточняла некоторые данные у одного из работников, к нам присоединилась его жена, отчего-то почитавшая меня его любовницей. Оттуда и губа. Темпераментная дама на грани развода. Пришлось уйти. Но у меня есть все, что мне надо.
  - Погоди, ты думаешь, он травит людей этим препаратом? Но зачем?
  - Месть, Джон! Они отобрали у него открытие - значит, оно стоит денег. Что более всего дорого для большой фармакологической корпорации? Новое лекарство. Не ядами же они занимаются. Какое-нибудь кардиологическое средство. И этот гений решил отомстить. Он отравит людей, полиция начнет копаться во всех этих убийствах и выяснит, что это был за препарат. Попутно там, скорее всего, имеются какие-то грехи со стороны руководства компании, не зря он хочет натравить полицию.
  - Травить людей... Но это же безумие!
  - А я не говорила, что он здоровый. К тому же он перестарался. Следов почти нет, а жертв он выбирает случайно. Вот только как? Как он заставляет их принять лекарство на глазах у многочисленной публики, на глазах у спутников? Джон, что обычно делают в парках?
  - Ну... - задумался Уотсон. - У меня мало практики в этом вопросе, но обычно они гуляют, разговаривают... я не знаю, мороженое едят...
  Шерли как будто подкинуло на диване.
  - Точно! Ну я и идиотка! Мороженое!
  - В смысле "мороженое"?
  - Джон, как ты не понимаешь?! Как можно дать жертве эту гадость? Не заталкивал же он им в рот таблетки. Мороженое! Продавец мороженого! Все убийства совершались в солнечные дни, что может быть естественнее, чем предложить мороженое парочке?
  - Ты уверена?
  - Семьдесят-семьдесят пять процентов. Но это неважно. Важнее другое.
  Шерли схватила телефон.
  - Лестрейд? Мне нужна информация. Да, срочно. Инспектор, вам нужно раскрыть дело или нет?
  Через пару минут Холмс оделась и упорхнула из квартиры, пробормотав на ходу, что с ней идти не надо, это скучно, а к вечеру она обязательно вернется.
  Джон вздохнул, тоже оделся и пошел в зоомагазин. В конце концов, у них перед камином стояла коробка с мышью. Мышь надо было назвать, купить ей клетку и накормить чем-то посущественнее корочки хлеба. Джон был небольшим специалистом в области мышеводства. Возвращать мышь в лабораторию Шерли явно не собиралась. А психолог советовала Джону завести домашнее животное. И в детстве у него был хомяк.
  В магазине Джона просветили относительно мышей на всю оставшуюся жизнь, помогли выбрать клетку, наполнитель, корм и поилку. Расщедрившись, Джон купил еще и колесо.
  Когда мышь была полностью устроена и поселена в гостиной, вернулась Шерли, нагруженная папками и распечатками. Девушка с удивлением посмотрела на мышь, радостно бегающую по клетке, но возражать не стала.
  - Смотри, Джон, - она уселась на диван, едва сбросив пальто. - Досье на Майкла. И некоторая информация о разработках компании. Дальше все будет очень скучно, Лестрейд будет мне должен, - она кинула папки на стол. - Если коротко, то он действительно выдумал что-то. Там числится один его проект. Проект захудалый, он занимался этим чуть ли не пять лет, никто, скорее всего, уже не верил в успех. Но тут, посмотри, внезапно некоторое время назад проект передают одному из ведущих ученых, а прежнего руководителя увольняют. Буквально через месяц начинаются наши убийства.
  - И что ты планируешь делать?
  - Просто, Джон. Поймать его раньше, чем поймают они. У компании в прошлом были нелады с законом, так что сейчас им скандал не нужен. Скорее всего, гения попытаются убрать.
  - А мы?
  - А мы его вычислим, - Шерли улыбнулась. - Ты же пойдешь со мной?
  ...
  В парке было людно.
  Джон уже давно никуда не выбирался и был даже рад кульминационной части расследования. Хотя бы потому, что битва за участие в задержании уже отгремела. Лестрейд орал на Шерли, как отец на малолетнюю дочь, но Холмс не сдалась.
  - Мы пробьем его по базе! Задержим дома!
  - И что у вас на него будет? - осведомлялась мисс Холмс, закуривая. - На основе каких выводов и улик, инспектор, вы собираетесь вламываться к честному гражданину? Его тут же заберут его бывшие сослуживцы. Сочувствующие, так сказать, положению и произволу властей. А потом он умрет или исчезнет.
  Лестрейд отирал пот со лба и хмурился. Джон в кресле не вмешивался. Мышь в клетке безумствовала в колесе. Кстати, мышь так и осталась Мышью. С большой буквы. Шерли сказала, что глупо давать кличку животному, все равно аналогов в квартире нет.
  
  В результате Джон сидел у бортика фонтана и наслаждался солнечным деньком. Шерли сидела рядом. Они договорились, что изображать парочку будет гораздо полезнее для дела, ведь ранее маньяк не подходил к одиноким. Они с час кружили по парку, останавливаясь у каждого продавца мороженого. Джон предлагал своей "девушке" выбрать сорт, а Шерли вовсю капризничала и отнекивалась, тем временем изучая продавца. Майкл оказался четвертым. Теперь они сидели возле его лотка, и представляли собой идеальную приманку.
  Шерли в этот раз решила изобразить нормальную девушку. Выудила откуда-то узкие брючки, туфли на невысоком каблуке, обтягивающую кофточку. Привела в порядок волосы, а на нос водрузила очки без диоптрий, видимо, специально купленные для маскарада. Выглядела она теперь, как студентка на каникулах или секретарша небольшой фирмы. Джон хотел было остаться в чем есть, рассудив, что на мужчину не смотрят, но Шерли, закатив глаза, сказала, что кокетливо одетая девушка рядом с мужчиной, обряженным черт знает во что, смотрится подозрительно. Джон не успел обидеться, как из его гардероба извлекли кое-какие вещи и непререкаемым тоном велели надеть.
  - Не купите своей девушке мороженого? - наконец-то выбрал жертву маньяк.
  Джон поднял взгляд. Правду говорят о том, что маньяки выглядят заурядно. Майкл Рейнольдс выглядел обыкновенно до одури. Невыразительное лицо, серые глаза, блеклые русые волосы. Не человек, а карандашный рисунок. Он протягивал Шерли мороженое и неумело улыбался.
  - Конечно, - расцвел улыбкой Джон и протянул деньги. - Наслаждайся, дорогая.
  "Дорогая" улыбнулась продавцу, делая вид, что рада знакомству, а другой рукой уже приготовилась дать знак полицейским. Дело в шляпе, мороженое для анализа было, покушение на убийство можно будет доказать.
  Джон так и не понял, почему все произошло именно так. Что заставило киллера поторопиться? Возможно, он узнал Шерли. Возможно, он просто был не профессионалом и занервничал. Так или иначе, сидевший на другой скамейке молодой человек резко встал, шагнул вперед, вытягивая руку с пистолетом. Шерли среагировала мгновенно. Майкл еще только хватал ртом воздух, глядя на неожиданную опасность, а она уже успела отбросить мороженое и толкнуть его на землю. Он очень нужен был ей живым. О себе мисс Холмс не подумала.
  Джон предсказал выстрел до того, как услышал негромкий хлопок. Он даже не просчитывал траекторию полета пули - сработал инстинкт. Он бросился на землю, схватив Шерли за руку и увлекая за собой.
  Время внезапно перестало застывать и тянуться. К ним бежали полицейские, кто-то уже скручивал нападавшего, кто-то приближался к оглушенному маньяку. Шерли сидела рядом с Джоном, зажимая плечо.
  ...
  Ранение оказалось пустяковым, пуля просто пролетела поверху, чуть распоров кожу. Даже шва не понадобилось. Но немного ниже, и могла оказаться задетой кость. Тем же вечером они сидели в Скотленд-Ярде в кабинете Лестрейда. Сам инспектор писал отчет, Шерли листала протоколы допроса, а Джон просто отдыхал.
  - Как они его вообще на работу взяли? - вслух удивилась детектив и сунула бумаги Джону. - Посмотри, какой букет.
  - Может, он уже со своими пробирками съехал? - высказал предположение Лестрейд, не отрываясь от отчета.
  - Нет, судя по всему, он съехал раньше. Он ведь даже не понимает сути обвинения.
  По-хорошему, - подумалось засыпающему на стуле Джону, - этого психа можно было поблагодарить. В лаборатории корпорации оказалось все не так чисто. И с экспериментами, и с финансами. Полиция увлеченно копалась в запутанных документах, разделив радость с ребятами из налоговой. А Майкл, скорее всего, отправится в больницу тюремного типа. Жаль - парень, судя по записям, придумал гениальный препарат. Только все свои бумаги он сжег, фирма тоже уничтожила в приступе паники, а восстановить вещество из мороженого оказалось невозможно.
  
  Майкрофт пришел в гости наутро. Шерли спала на диване, Джон таки всучил ей обезболивающее, у детектива был довольно низкий болевой порог, и рана, хоть и неглубокая, болела ощутимо.
  Холмс поздоровался кивком головы, и они пошли на кухню пить утренний чай.
  - Вы уверены, Джон?
  - В чем именно?
  Майкрофт повертел свою чашку. Он странно смотрелся на их скромной кухне - величественный, безупречно одетый.
  - Может, вам лучше подыскать себе другого соседа?
  Джон фыркнул.
  - Это еще почему?
  - Джон, я все понимаю. Вы отставной военный, вам не хватает адреналина и опасности. Это так. Но такая жизнь не прекратится, понимаете? Шерли не бросает на полдороге. Вы хотите прожить отведенное вам время с сумасшедшей женщиной в захламленной квартире с черепом и мышью?
  - Уж мышь-то при чем... - вздохнул доктор. - Майкрофт, я не понимаю, в чем вы хотите меня убедить.
  - Вам может надоесть.
  В утреннем свете великий мистер Холмс, обладатель костюма и зонтика, казался обычным человеком. Усталым, немолодым человеком, беспокоящимся за сестру.
  - Вы думаете, я разобью ей сердце? Мы знакомы несколько дней. Как мне кажется, она не заинтересована в том, чтобы...
  - Джон. Это неважно. Шерли уже включила вас в свой мир. И пока еще можно исключить вас оттуда, я сделаю все для этого возможное. Я знаю, какова она в печали. Зрелище не для слабонервных.
  - Послушайте, Холмс! - Джон оглянулся в сторону гостиной и понизил голос. - Послушайте, нельзя же так. Вы контролируете каждый ее шаг, сколько ей лет? Неважно, но не шестнадцать же!
  - Джон, а вы хоть понимаете, что значит быть братом девочки, которая в шесть лет заявляет всей семье, что хочет стать пиратом, в десять увлекается судебной медициной и таскает в школу труды по баллистике, в семнадцать вместо парней интересуется преступлениями и мешает полицейским, а в двадцать два сбегает снимать квартиру с уголовником, специализирующимся на химическом оружии? - Майкрофт провел ладонью по лицу. - Хорошо, что это было временным увлечением. Как и наркотики. Да, Джон, наркотики. И такое было. И стрельба по стенам от скуки. Вы понимаете, что такое - быть братом этой девочки?
  Джон вздохнул и посмотрел ему в глаза.
  - Майкрофт. А вы когда-нибудь задумывались, что такое - быть этой самой девочкой?
  Холмс задохнулся, словно натолкнулся на стену.
  - Хорошего утра, Майкрофт.
  За спиной хлопнула дверь. А Джон пошел в гостиную. Кормить мышь и отвечать на вопросы Шерли, которая скоро проснется. И им еще предстояло пережить много приключений. Но это - совсем другая история.
Оценка: 8.81*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"