Добронравов Юрий Николаевич: другие произведения.

Акробат -3. Последние хроники

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная часть приключений Акробата.

Глава 1.

Замечательная погода! Такая бывает только на Земле. Ветер почти утих, жара спала, только волны слегка качают яхту. Как говорится, в такую погоду и жить хочется. Тьфу, что за глупости! Жить хочется всегда и всем. Даже самоубийцы в глубине души надеются, что их кто-то остановит, пожалеет, найдет приемлемое решение для сохранения жизни. А уж о нем - ныне Алексе Лейерде, миллионере, успешном бизнесмене, счастливом семьянине - и говорить не приходится. Живи и радуйся.Чего вдруг вспомнилась эта дурацкая поговорка? Голова частенько начала побаливать? А у кого она не болит время от времени? Да, не мешало бы, конечно, обратиться к врачу, но... Представляю рожу местного терапевта, когда он получит результаты анализов, рентгеноскопии, МРТ и прочих исследований! Ему самому потребуется психиатр! Забыли. Нечего даже отвлекаться на подобные мелочи. Погодка-то, погодка! Для рыбалки условия почти идеальные. Вот снова затрещала катушка спиннинга - очередная, уже третья за вечер "ставридка" попала на крючок. Все-таки, дом - есть дом, что ни говори. Даже если соседи так себе... Но не будем о грустном...

Он бросил улов - довольно крупную рыбину - на дно холодильника и прикрыл крышку. Неплохо! Как называется эта рыбешка, он и сам не знал. Такие когда-то водились в его аквариуме на окне - где-то там, в другой жизни под названием "Детство" - и были величиной не более мизинца. А эти их родственники килограмма на полтора -два потянут. И какая разница, как они называются! Главное, что и на уху, и на прочие блюда годились. А они годятся, да еще как! Порадуем сына неплохим пикничком.

Где-то вдали послышался шум мотора. Гости, что ли? Кто бы это мог быть? Вот и мощный прожектор ударил по глазам, уже привыкшим к вечерним сумеркам.

- Морская полиция, - раздался голос, усиленный мегафоном. - Стойте так, чтобы я вас видел, и поднимите руки вверх!

Это как раз то, о чем Алекс недавно подумал, вспомнив "соседей". Да, лучше с ребятами не спорить. Особенно, учитывая крупнокалиберный пулемет на носу катера и нескольких мордоворотов с автоматами "Узи" у борта.

Полиция это или нет - еще вопрос. В этой стране отличить бандита от борца с бандитизмом весьма непросто. Лучше принять меры предосторожности - держаться ближе к борту. Тогда одного резкого толчка будет достаточно, чтобы оказаться в воде. А там, при его умении задерживать дыхание на шесть и даже больше минут... "Я не ваш - я ушел!" До берега каких-нибудь 10 км, а до острова - и того меньше.

- С кем имею честь? - вежливо, но достаточно властно, обратился старший, перепрыгнув на яхту. Жетон на месте, погоны, бронежилет... Вроде и правда, полиция?

- Алекс Лейерд. Между прочим, гражданин США.

- Кто, кроме вас находится на яхте?

- Никого. Я один.

- Оружие, наркотики, другие запрещенные предметы имеются?

- Ружье и нож для подводной охоты. И на них имеется разрешение.

- Чисто! - крикнул один из "мордоворотов", выходя из рубки на палубу.

Старший кивнул и вновь обратился к хозяину яхты:

- Я хотел бы посмотреть ваши документы. И лицензию на рыбную ловлю - тоже.

Последнее было сказано после осмотра холодильника.

- Легко! Прошу. - Алекс сделал жест в сторону рубки.

После поверхностного просмотра бумаг старший извинился за вынужденные неудобства, поблагодарил за сотрудничество и направился на свой катер.

- Минутку, офицер, - окликнул его Лейерд. - Может, все же расскажете, чем вызвана эта проверка? Кстати, без ордера, на что я, как лояльный гражданин, закрыл глаза.

- Сегодня в Тигальме совершено вооруженное ограбление банка. А рыбаки сообщили, что видели три "Зодиака" с вооруженными людьми. Те ли это грабители или нет, но проверяем. Вы, кстати, никого не видели? Если увидите, прошу связаться с нами по рации. Как она у вас, имеется? В порядке? И о ракетнице не забывайте. Мы еще какое-то время будем здесь патрулировать.

Вот такие пироги... Настроение испорчено... Впрочем, наловил уже вполне достаточно... Ладно, поехали домой. Вернее, на остров.

Он давно уже доверял своей интуиции, как зрению или слуху. Но сегодня она была явно на себя не похожа - будто в голове голос звучал: "Жди гостя, жди гостя!" Кого на этот раз занесет на остров, Алекс не знал. Хорошо бы, если бы кого-нибудь из детей - сына или дочь. Но могут быть и кураторы, и вообще, кто угодно. Тем более это странное то ли предчувствие, то ли сообщение... Такого еще не было. Потому и решил устроить встречу сына не на вилле, а на острове, объединив приятное с... Необходимым? Да, уж...

Сегодня ночью Мартин должен был прилететь на каникулы из Штатов, где он учился в военном коледже. Алекс хотел встретить сына в аэропорту столицы, но это предчувствие... Пришлось ехать жене. С охраной, естественно. "Соседи", черт бы их побрал! Нужно держать ухо востро....

Вдали показалось красноватое марево - остров остывал после жаркого дня. Яхта под непонятным для местных друзей и знакомых Алекса названием "Кайя" медленно приближалась к пункту своего назначения, движимая легким попутным ветерком. Надо бы переложить штурвал влево... Ох, что-то не хочется... И даже двигатель запускать - тоже. На северной оконечности острова есть рукотворная бухта с причалами для нескольких судов. Где же еще пришвартоваться, кроме, как там? Но опять это нехорошее предчувствие опасности... А оно не имеет привычки врать. Что-то здесь не так.

Незванные гости время от времени посещали его остров. Чаще это были парочки, которые решили в перерыве своего морского путешествия немного поваляться на песке в тени пальм, а то и воспользоваться одним из бунгало на берегу. Иногда - рыбаки, которые решили устроить пикник на берегу, отпразновав улов. Бороться с ними не было возможности - не нанимать же специальную охрану? Да и зачем? Остров был довольно далеко от материка, и массового нашествия на него не наблюдалось. Доплыть до него могли в основном те, кто имел свой катер или яхту. Для них хватило большого биг-борда на скале при входе в бухту. Там было написано следующее:

"Господа, остров является частной собственностью, которая охраняется законом. Потому, пребывая на нем, просьба соблюдать следующие условия:

1. Не наносить урон экологии острова и его владельцу.

2. Мусор после себя на острове не оставлять и в воду возле него не бросать.

3. Если увидите на флагштоке желто-голубой вымпел, то знайте, что владельцы в настоящее время находятся на острове и ваше присутствие не желательно.

Приятного времяпрепровождения на острове и моя благодарность!"

Пока этого хватало. Но сейчас интуиция говорила не о влюбленных или рыбаках - открыто предупреждала об опасности. А может быть, Алекс просто находился под впечатлением обыска его яхты? Возможно, но перестраховаться не помешает.

Якорь полетел в воду у восточного берега острова. Подойти к самому берегу здесь не было ни малейшей возможности. Даже добраться до него вплавь, учитывая прибой - тоже та еще задачка. Плюс обрывистый берег. Но это уже мелочи.

Изрядно ободрав о гравий локти и колени, Алекс выбрался, наконец, на верх. Теперь предстоял неблизкий путь вдоль берега. А дальше? Предчувствие - предчувствием, но уже пора включить и логику. Наверняка опасность поджидает (а то, что она действительно его поджидает, Алекс был уверен на 90 процентов) его именно там - на полосе пляжей, тянувшихся вдоль всего западного побережья острова. Если налетчики - а кто это еще мог быть? - действительно решили отсидеться на его острове, то скорее всего, расположились именно там - оттуда удобно наблюдать за акваторией. В глубь острова они если и отправятся, то только в случае опасности. Полицейского катера, например. Лесной масив острова не очень удобен для засады. Особенно, ночью. Всяких гадов кусучих хватает. Да и ноги поломать - раз плюнуть. Лианы, корни, торчащие из земли и свешивающиеся с небес, колючие кактусы и им подобные "цветочки"... Конечно, у врага могут быть приборы ночного видения, но против кактусов и ядовитых пауков они бессильны. Самое удобное место для рекогносцировки - там, где джунгли спускаются к пляжу. Если и ему передвигаться именно там - под прикрытием растительности, то он будет в более выгодном положении. Можно контролировать и пляж и в какой-то степени, джунгли. Конечно, более вероятно, что бандиты если и расположились на острове , то ближе к центральной усадьбе или у причала. Там можно спрятать от взгляда морского бинокля полиции свои плавсредства. Но осторожность не помешает никогда. Он всегда был осторожен, потому и жив до сих пор, хотя и трусом его вряд ли кто-нибудь рискнул бы назвать. Не стоит и сейчас проявлять лишнюю самоуверенность. Внимание и еще раз внимание.

Стоп! Что это? Интуиция очередной раз не подвела! Ярко-красная точка на общем темном фоне! А ведь предупреждали врачи - курение вредит здоровью! Проверим, что за раб вредных привычек скрывается за пальмой на берегу.

Алекс под прикрытием кустарника осторожно обошел злополучную пальму и осмотрелся. Ага! Вот они три надувных лодки с моторами покоются на песке. Значит, полицейский катер не зря бороздит окресные воды. После успешного налета ребятки решили-таки отсидеться на его острове? Нет, джентльмены удачи, я против! Явно не ко времени.

Темная фигура, сидящая у дерева, была, судя по всему, охранником плавсредств. Остальные где-то рядом. Нужно быть крайне осторожным.

Что-то цокнуло в стороне от часового. Тот резко вскочил и... В этот момент левая рука Алекса зажала ему рот, а пальцы правой нажали на сонную артерию.

- Давай, давай, просыпайся, соня. Пора побеседовать. - пара хлестких пощечин быстро привели охранника в чувства. - Как тебя зовут, прелестное дитя?

- С...Санчо... - заикаясь то ли от испуга, то ли от рождения, сказал совсем еще молодой парень, почти мальчишка.

- Вот что, верный Санчо Панса, видишь этот ножичек? Если не будешь отвечать на мои вопросы честно и по возможности внятно, он, - Алекс прижал лезвие штыка к щеке паренька в сантиметре от глаза. - будет торчать у тебя под ребром. Как тебе такое предложение? Согласен? Не ори. Только кивни. Парень так истово закивал, будто отбивал поклоны деве Марии в местном храме.

- Что вам нужно на моем острове?

- Босс приказал. Он знает. Я - нет, - прошептал парень.

- Жить, стало быть, не хочешь? - усмехнулся Лейерд. Фальшь в голосе Санчо была видна даже без применения его способностей. - Ну, дело твое!

- Нет! - чуть ли не фальцетом завопил парень. - Я скажу, скажу!

- Скажешь, только шепотом. Где твои подельники?

- Пошли к бухте.

- Зачем?

- Туда должен приплыть один человек на яхте.

Вот это поворот событий! Оказывается, это не грабители банков - у них другая цель?

- Неужели? Не врешь?

- Клянусь девой Марией!

- Не богохульствуй, в аду жарить будут сверх нормы. С чего взяли, что приплывет?

- Вот чего не знаю, того не знаю. Даже если убьешь меня... Босс приказал...

- Ну-ну, - покачал головой Алекс. - И что вам от него нужно?

- У нас на него заказ.

- Ясно. И что он вам такого сделал?

- Ничего. Просто деньги.

- Вы так деньги любите? Неужели в банке Тигальмы мало отхватили?

- Каком еще банке? - Похоже Санчо был изрядно удивлен. - Мы ни в каком банке не были. У нас заказ на мужика с этого острова. Остальное нас не интересует.

Парень, похоже не врал. Но...

- Ты упакован под завязку, я посмотрю. "Калаш", "Беретта", штык, опять-таки, гранаты... На войну собрался? На заказ так не ходят. А на налет - вполне.

- Босс говорил, что хозяин острова - сущий диявол во плоти. С ним даже ребята папы Джинолло - и те не сладили. Хитрый и осторожный. А босс - он ошибок не потерпит. Потому мы и перестраховались.

- Сколько вас всего приплыло?

- Семь человек вместе с боссом.

- И у всех такие игрушки?

- Да. Мы боевой революционный отряд. Мы с оружием родились, с ним и помрем за счастье своей Родины.

- Тихо, тихо! Оставь этот пафос до момента своих похорон, который настанет весьма скоро, если будешь себя плохо вести.

Алекс задумался. Конечно, достаточно пустить в небо ракету и полиция тут же примчится разбираться с этими бандитами. Но как быть с внутренним голосом? Скорее всего, гость все же должен прибыть на остров. И что же его ждет? Бой между полицией и террористами, в котором он может стать заложником, или жертвой, или свидетелем, что тоже нежелательно... У него холодный пот выступил на спине, как только он представил в эпицентре боя своего сына или дочь. Нет, нужно как-то от этих революционеров избавиться более тихим способом.

- Ладно, Санчито, - Алекс повернул голову парня в сторону моря. - Видишь прожектор? Это полицейский катер ищет вас. Вы ограбили банк или нет...

- Нет! - снова взвизгнул Санчо.

-Тихо! Повторяю, вы ограбили или нет, но вы на крючке у полиции. Они меня час назад спрашивали о трех "Зодиаках" - видел я их или нет. Так что, стоит кому-то из вас выстрелить, и здесь будет катер с пулеметом на носу и полным трюмом автоматчиков. А если я еще из этого пальну? - Алекс достал из заднего кармана шортов ракетницу. - Ситуация понятна?

Парень молчал и только нервно моргал.

- Короче, дело ваше - табак. Но я дам вам шанс убраться отсюда по-добру, по-здорову. Сейчас ты пойдешь к своему боссу, опишешь ему ситуацию и скажешь, чтобы убирались с острова. Иначе... Твои игрушки у меня, на своем острове я каждый кустик знаю. Такое вам устрою! А там и полиция подтянется. Усек?

- Он меня убьет, - простонал парень.

- Хочешь, чтобы это сделала я? Вставай и топай. Иначе все тут останетесь, - дуло "Калаша" ощутимо ткнулось в спину. - И не вздумай шалить. В миг к господу Богу отправлю. Ну, пошел!

Санчо на ватных ногах поплелся вдоль кромки воды в сторону центральной усадьбы. Лейерд осторожно двигался за ним, держась во мраке подступающей к пляжу растительности.

Центральная усадьба таковой в обычном понимании этого слова не являлась. Это был просто крытый павильон с барной стойкой - эдакий танцевальный зал летней площадки ресторана на берегу. Кухня, жилые помещения персонала находились на приличном расстоянии от павильона. Там же находился и вход в подземный бункер. Бывший хозяин - говорят, американский миллионер и киномагнат - весьма любил свою жизнь, потому и бомбоубежищем обзавелся. Со всеми атрибутами - генератором, системой вентиляции, канализацией и водоснабжением. Все это Алексу было уже не нужно - ни прислуга, ни кухня, ни бункер. Единственно, что еще поддерживалось в должном состоянии - это генератор, холодильники и винный погреб. И дань прогрессу - ретрансляционную вышку мобильной связи компания установила по заказу самого Лейерда.

Алекс увидел две темные фигуры, сидящие за столиком в павильоне. Именно к ним и двигался Санчо. Стоило его заметить людям за столиком, и они вскочили, направив на парня свое оружие.

- Не стреляйте! - крикнул парень. - Это я, Санчито.

- Что ты тут делаешь? Где ты должен находиться? - один из парочки передернул затвор автомат.

- Чино, не дури. Выслушай.

Тот, кого парень назвал Чино, опустил автомат и подошел к Санчо.

- Говори.

- Нужно уходить, Чино, - путаясь и сбиваясь, забубнил Санчито. - Он меня чуть не убил. А сейчас, наверняка в нас целится - мой автомат у него. А рядом с островом шныряет полиция. Услышит стрельбу - тут же прискачет. Он хочет, чтобы мы ушли. Обещает, что нас не тронет и полицию не позовет. Иначе нас всех тут положат.

- Полиция? Они никогда здесь не появлялись. С чего бы это?

- Он сказал, что в Тигальме банк ограбили. А нас видели в лодках. Вот и ищут.

Тут второй человек встал из-за столика и направился к парням.

- Это твой братишка решил поразвлечься? - прошипел он, обращаясь к Чино. - Я чем сказал ему заниматься? Денег ему мало?

- Не знаю, босс. Может, и не он. Мало ли?..

- Наверняка он. Ну, я с ним разберусь. Вернее, ты сам с ним разберешься. Или я, но с вами обоими! Не дай вам ваши боги, чтобы сорвалось то, за что вам заплатили такой аванс, которого вы в жизни не получали за свои шалости с наркотой!

Голос показался Алексу на удивление знакомым. Нет, конечно, слышал он его впервые. Но сам тембр с едва заметным клекотанием, будто человек говорил и полоскал горло одновременно... Где-то он уже слышал подобный говор. Где? Но сейчас нет времени вспоминать - кажется, мальчишке угрожает нешуточная опасность.

Теперь босс повернулся к Санчо.

- Так ты отдал ему свое оружие? - сказал он, поднимая свой большой пистолет.

- Не стреляйте, босс, - взмолился Санчо. - Нас полиция услышит. Ветра почти нет, звук выстрела далеко будет слышно. И я не виноват, он - точно - сущий дьявол!

- Катер, говоришь - вновь знакомый клекочущий говор. - А у меня кое-что есть на этот случай.

В руке у босса появился темный цилиндр. Глушитель! Да, у парня проблемы. Нет, мы так не договаривались. Раз уж пообещал сопляку, что тот останется живым, нужно выполнять. Алекс в три прыжка сократил расстояние до боевиков и швырнул штык в спину босса. В следующее мгновение он уже откатился во тьму кустов.

- Чино, не стреляй - катер! - завопил испуганный Санчо. - Я же говорил - это дьявол! Нужно уходить, пока еще возможно.

- Эй, - крикнул Чино, водя стволом автомата вокруг себя. - Ты где? Хорошо. Мы уходим. Ты стрелять не будешь? Ответь.

"Ага! Сейчас! - подумал Алекс. - Так я и отвечу, чтобы ты тут же пустил очередь в мою сторону! Что там у тебя на стволе, не разгляжу - пламягаситель, глушитель? А я не в окопе, к сожалению".

Не дождавшись ответа, Чино буркнул Санчо:

- Иди, зови ребят. Уходим.

- А с этим что делать? Здесь бросим?

- Как же! Мы деньги еще не получили. Он, похоже, живой. Господин Ромеро его вылечит. А мы не отпустим, пока не заплатит компенсацию. Только нож вынимать нельзя - кровью истечет.

Через час "Зодиаки" тихим ходом, чтобы не услышали на полицейском катере, отчалили от пляжа и скрылись в предрассветном мареве. Что же, теперь стоит подготовиться к встрече гостя.

Глава 2.

Алекс присел за столик, за которым совсем недавно сидели его враги. Он откупорил бутылку вина, взятую в вином погребе, и наполнил бокал. Не такой уж он и супермен - стресс и ему приходится снимать иной раз. Тем более, что в серьезных передрягах не был уже довольно давно. А мирная жизнь расслабляет. Надо бы все обдумать... Но это чуть позже. Что это за пушка у мальчонки Санчо? АК-47, десантный вариант со складным прикладом. Производитель, то ли Китай, то ли Иран. Довольно старый - еще времен той злосчастной войны в Афгане. Но вроде, состояние ничего. Ствол чистый, без раковин. Нагара, вроде не видно и смазка на месте. Магазин полон. Еще и в подсумке один. Девятимиллиметровый пистолет "Беретта" - тоже далеко не новый, но тоже в хорошем состоянии. Уважают, тебя, Леха!

По телу... Нет, не по телу, а где-то внутри, то ли в голове, то ли в самом сознании пробежала еле заметная дрожь. Это пространство дает знать, что где-то недалеко состоялся переход материального тела через канву. Гость прибыл. Интересно, кто? Осторожность не помешает, особенно, учитывае тех гостей, следы которых не песке еще не успел смыть прибой. Алекс выключил лампу над столиком и дослал патрон в ствол автомата.

Коренастую фигуру, идущую вдоль пляжа, Алекс заметил издалека. Интересно... Это не его постоянные кураторы. И не старший сын, живущий в Метрополии. Когда фигура поравнялась с павильоном, он включил сразу все освещение.

- Элл! Что за шутки! Зачем оружие? - человек остановился, как вкопанный.

- Профессор Саут! Вот так встреча! Проходите, не бойтесь, - Алекс положил автомат на пол.

- Что это вы, Элл, гостей с оружием встречаете? - профессор плюхнулся на стул и, в нарушение всех правил этикета, вытер полой своего не то пиджака, не то сорочки пот с лица.

- Это? - Лейерд пнул ногой "пушку" Санчо. - Это вам презент от меня.

- Шутите? Не надо мне таких подарков.

- Как хотите. А где мои невзрачные друзья? Признаться, я удивлен, что ко мне пожаловали именно вы, а не они.

- Они погибли.

- Что? - Алекс помрачнел. Не то, чтобы его кураторы были его друзьями, и он к ним был привязан, но это были надежные звенья системы в которой действовал он сам - в нелегкой и часто опасной деятельности. Пакостей и подстав от них не исходило никогда. Более того, иной раз они его и из под гнева начальства выводили. Хотя каждый их визит предвещал немалые опасности и риск.

- Как это произошло?

- Точно еще не известно. Погибли на встрече с агентом где-то на Пирисе. Обстоятельств пока не знаем. Потому, собственно говоря, я здесь.

- Хотите, чтобы я расследовал этот инцидент?

- Нет. Вы, Элл, насколько мне известно, уже не являетесь сотрудником Комитета. Я прибыл предупредить вас об опасности. Она вам тоже угрожает. И даже более, чем другим.

- Неужели? Давайте, Саут, подробнее.

- Рассказывать придется долго. Так что, запаситесь терпением.

- Время терпит, - Алекс взял со стойки еще один стакан и наполнил его вином. - Уж не знаю, за что выпить... За нашу с вами встречу или за упокой ребят...

- Спасибо, но, увы, Элл, без меня, - Саут отрицательно покачал головой. - Я, конечно, эти напитки уважаю, а вина, которые производят на Земле - особенно, но... Сами знаете, алкоголь ослабляет концентрацию. А мне нужно сразу же возвращаться. Не будем терять времени.

- Итак... Начну издалека. Наша цивилизация тоже не идеальна. Последнее время появилось много всевозможных течений и организаций. Они проповедуют идеи так называемого прогрессивизма. Дело в том, что после древней катастрофы, которая повлекла за собой гибель Планеты-Матери, образовалось несколько изолированных цивилизаций, которые развивались обособленно, и достигли разного уровня развития. Политика Комитета состоит в том, чтобы наблюдать за этими цивилизациями, не вмешиваясь. Во-первых, это обогатит науку данными о тенденциях развития человеческого общества в разных условиях, во-вторых, ценности далеко не всех цивилизаций нужно переносить на другие объекты.

- Профессор, если вы так спешите, может, оставите менторский тон? Ближе к делу.

- Как скажете. Но думаю, если не будете меня перебивать, мы быстрее поймем друг друга. Продолжу, если не возражаете. Эта политика Комитета и раньше нравилась не всем, а после того, как мир узнал о теориях, а главное, о судьбе профессора Корбиса, общество и вовсе забурлило. Но последней каплей стали работы моего ведомства.

- Корбис? Его работы я читал и даже в чем-то согласен с его выкладками. А что не так с его судьбой?

- Вам, Элл, - ехидно улыбнулся Саут. - Его судьба известна даже лучше, чем кому бы то ни было. Правда, вы знаете Корбиса под другим именем - король Луэл XI.

Алекс молчал. Само собой, о короле Луэле он был осведомлен весьма неплохо. Свела судьба когда-то... Но что это был тот самый профессор Корбис, имя которого на планетах Метрополии с некоторых пор стало упоминаться довольно часто, он как-то не догадывался.

- Так вот, - продолжал Саут. - Я, как вам известно, занимаюсь, в том числе и проблемами дальней телепатической связи. Последнее время у нас случился фантастический прорыв. Мы обнаружили у нескольких человек способности телепатически общаться на очень дальних расстояниях. Вполне возможно - и это подтверждают некоторые эксперименты - что с помощью этого вида телепатии можно мгновенно связаться с адресатом на дальних планетах или космических базах, до которых даже свет будет лететь годы. Конечно, доказать это еще только предстоит - результаты пока неоднозначные.

- Меня вы на остров сегодня вызвали с помощью своих мутантов?

- По крайней мере, была такая попытка.

- Так какие доказательства еще вам нужны?

- А вы сами, Элл, уверенны, что сработал именно вызов, а не, как ранее, это подсказала ваша интуиция? То-то и оно. Пока еще не все ясно. Тем более, нашим научным оппонентам. Но мы отвлеклись. Продолжу...

- Один из моих "слухачей", как я их называю, утверждал, что вступил в контакт с негуманоидной цивилизацией. И цивилизация эта отнюдь не дружественная. Более того, оказывается, его контакт не первый. Уже имеет место противостояние человеческой и этой цивилизаций на одной из планет человеческого ареала. Догадываетесь, какой?

- Нолы?

- Да, Нолы. Это те самые чудища, слухи о которых доходили до нас уже довольно давно. А вы, Элл, и вовсе принесли сведения о том, как они появились на Ноле.

- И чем это грозит лично мне?

- Не торопитесь. Известия о нашем открытии, пусть пока даже стопроцентно не подтвержденном, просочились во вне и изрядно испугали общество. Кое-кто стал выдвигать требования пересмотреть политику Комитета, чтобы в случае противостояния с недружественной цивилизацией иметь союзников в лице обитателей других планет, заселенных людьми. Как по мне, требования в какой-то степени, заслуживают рассмотрения, но... Сами знаете, это дело не одного дня. А кому-то нужно срочно! Так вот, на этой почве появились и откровенно экстремистские организации. Одна из которых раздула кампанию с требованием пересмотра дела Корбиса, а так же расследования обстоятельств его гибели и наказания убийцы, который по слухам, является сотрудником Комитета. Догадываетесь, о ком они? А другая группа пошла еще дальше. Организовала эдакое подобие суда, на котором приговорила вас, Элл, к смертной казни заочно. А теперь, скажите, были ли у вас здесь на Земле проблемы этого плана?

Алекс только пожал плечами. Он уже давно замечал странную возню вокруг себя и своей семьи. Но никак не связывал это со своей прошлой жизнью. Не так давно молодой ловелас - сын местного наркобарона - был сражен неземной красотой жены Алекса - Элианы - и воспылал к ней бешенной страстью. А не добившись желаемого результата, так рассердился, что предпринял ряд попыток ее просто выкрасть. Алексу же отводилась роль покойника - сразу несколько киллеров были выпущены на охоту за ним. Дело не выгорело. После выхода в отставку, Элл Маргио... Как бы это поосторожнее сказать... Стал несколько менее педантично относиться к правилам и законам Комитета. Потому и прихватил с собой на Землю не совсем законно несколько технических приспособлений, которые могли бы облегчить его контакты с членами семьи, оставшимися в метрополии. Волновую линзу, например, ну, и еще кое-какую мелочь... И вот, с помощью одной такой штуковины, удалось взломать компьютеры наркокартеля папаши своего соперника и выложить весь компромат прямо на сайты ФБР США. В результате, дон Джинолло - глава клана - оказался в федеральной тюрьме, старший сын был убит при разгроме нарколабораторий, а младшенький удрал из страны. В дальнейшем были и другие неприятности, но вряд ли они были связаны с наркокартелем. Компьютер, на котором работал Алекс, да еще с инопланетной платой, был так замаскирован, что земным технологиям еще сотню лет понадобится, чтобы его вычислить. Сегодняшний же инцидент выпадал из общей картины и заставлял задуматься. Похоже, что в сообщении Саута есть доля истины.

- Теперь о ребятах, - продолжал профессор, не дожидаясь ответа собеседника. - Сами знаете, что громкие слова - это одно, а лишить человека жизни - это совсем другое. Мало кто из представителей нашей цивилизации на это способен. Чего нельзя сказать о других. Землянах, например, или пирянах. Главное - стимул. На Земле легко можно привлечь к совершению преступления наемного убийцу. Особенно, если средства для этого есть. Пирянина можно заинтересовать, сыграв на его религиозных чувствах.

Это Алекс знал не понаслышке - бывать на Пирисе ему не приходилось, но с пирянами дело имел. Они - люди мстительные, а кровную месть за обиду возвели в ранг культа. Говорят, вся их цивилизация - разбросанные по планете изолированные деревни-крепости, постоянно воюющие друг с другом. А гербами мучеников, совершивших святую месть, завешены все стены храмов. Даже металл плавить не научились. Зато в искусстве убивать себе подобных - мастера. Хотя, до землян и им далеко.

- Ребята работали с одним из пирян. Особой цели не было - просто сбор информации о планете и ее обитателях. Но, похоже, вмешался кто-то третий. Этот агент-пирянин - дальний родственник друга Корбиса, который погиб на Ноле вместе с самим профессором. И для него религиозная благодетель и подвиг - расправиться с убийцей этого весьма дальнего родственника. Есть предположение, что его перевербовали представители террористической организации. Их цель - натравить пирянина на убийцу соратника Корбиса. А ребята... Они или случайные жертвы, или активно выступили против этой аферы. Думаю, Элл, вам все понятно? Говорят, этому пирянину помогли добраться до Земли.

- Да ладно! - удивился Алекс. - С его-то рожей? Или я пирян не видел!

- Вам ли, Элл, не знать, на что способны наши пластические хирурги. Думаю, его отличить от землянина будет весьма сложно.

- Что же, это многое объясняет. Но кое-что желательно кое-какие разъяснения дать и лично вам, Саут. Вы меня сюда вызвали или не вызвали, но все же встреча имеет место быть. Но за несколько часов до этого на мой остров высаживается банда с арсеналом, которому позавидует иная дивизия, и собирается отправить меня к праотцам. А главный бандит имеет характерный акцент. Не напоминает ли вам это подставу? Что скажете?

- Отсюда и оружие? - Саут вскочил и стал бегать по павильону из стороны в сторону. - Утечка! Утечка в моем ведомстве! Проверка сразу же по возвращению! Какое счастье, что вам удалось выжить. Постойте, Элл, так это и я мог пострадать? Обязательно, проверка! Подумать только! У меня под боком кто-то сливает информацию террористам! Это только подтверждает актуальность моего предложения - вам нужно убираться с Земли. Здесь очень опасно.

- Если вы о пирянине, то его уже можно не опасаться.

- Вы его ликвидировали? Замечательно! Одной проблемой меньше. Но я бы на вашем месте не очень радовался. Мало ли на Земле головорезов, почище пирянина! Не вышло с одним, рано или поздно получится с другим. Тем более что у вас семья.

- Да, семья... Но куда же вы советуете мне бежать? Назад в Метрополию?

-Нет. Я не знаю, как там может повернуться ситуация. Вдруг правительство пойдет на поводу прогрессивистов и решит провести расследование? Вы ведь, Элл, насколько мне известно, нарушили кое-какие законы государства. Знаю, знаю! Вас прикрыли, частично уничтожили досье... Сотрудничество со спецотделом, опять-таки... Но вы же знаете - скрыть что-либо очень трудно. Средства информации всегда нароют какой-нибудь компромат. Особенно, если им дадут наводку и проплатят расследование. А в Комитете всяких течений и направлений хватает. Мало ли, какая школа получит большее влияние... Я о Ноле подумал...

- Ноле?

- А что? Плотность населения там очень низкая. Чужого человека обнаружить легко. Враги о ваших похождениях давно забыли, а друзья у вас там, насколько мне известно, есть. И правосудие Метрополии там не действует. К тому же, и жена, и сын - коренные нолианцы. Разве не вариант?

- Они и здесь уже привыкли. Снова срываться... Сын еще учебу не закончил... И мне здесь комфортно, родина, все же... - грустно пробормотал Алекс.

Он прекрасно понимал, что врет сам себе. Жена очень тежело привыкала к жизни на Земле. К ее более высокой силе тяжести, непривычной атмосфере, которая отличалась от атмосферы Нолы не только составом газов, но и наличием загрязненности, к непонятным повадкам землян, которые даже по сравнению с жителями Метрополии, отличались агрессивностью и непредсказуемостью. Скорее всего, она просто притворялась, что ей нравится здесь, чтобы не волновать мужа и сына. Сын... Тому, вроде бы нравится. Молодость, бунтарство, адреналин... Хотя, кто разберет, что творится у него в душе... Некоторые его высказывания иной раз заставляют задуматься. Например о воинской славе, которой ему, мол, не хватает, и о роли личности в истории.

- Я вас предупредил, Элл. Решать - вам.

- Это понятно... Но, Саут, неужели вы думаете, что я не вижу, что у вас есть и свой интерес? Ну-ка, выкладывайте. Игра " в темную" со мной не пройдет.

- Какая игра, Элл? Вы уже вне игры. Отставник. Хотя... В чем-то вы правы. Понимаете, Нола - это сейчас линия соприкосновения двух совершенно разных цивилизаций. Очень, очень желательно знать , как там будут развиваться события. А у нас нет ни одного агента на Ноле. И подготовить в ближайшее время никого не удастся. Вы - лучшая кандидатура. Кстати, у вас есть одно незаконченное дело.

- Какое, интересно?

- Вы в свое время доставили в Комитет чертежи инопланетного двигателя, который вам передали, якобы, некие "духи подземных королевств". Они же, опять-таки, через вас, якобы, просили помочь им с ядерным топливом для их реакторов. Горючее лежит в тайнике уже несколько лет никем не востребованное. С теми же разведчиками, которые там с тех пор бывали, на контакт никто не выходил. В чем тут дело? Неплохо бы разобраться...

- Что же, Саут, спасибо за откровенность.

- Не за что. Мы ведь друзья. Но время, Элл, время. Мне пора.

- До свидания, Саут. И все же, презент от меня возьмите. Не автомат, но... Вы ведь большой знаток вин. Как вам "Шато-Марго"? Французское! Оригинал! Год разлива вам ничего не скажет - у вас в Метрополии другое летоисчисление, но поверьте - вино очень ничего! Употребите, когда концентрация уже не будет нужна.

Глава 3.

Когда еле заметная вибрация прошла по телу, извещая, что профессор Саут уже находится за сотни парсек от Земли, Алекс задумался. Все ли он учел, так легко отпустив бандитов? Не аукнется ли это ему? Конечно, делать Саута свидетелем, а тем более, участником боевых действий, было недопустимо. Но можно было бы предупредить полицию по рации. Нет, по рации - вряд ли. Она на яхте. А вот по мобильной связи - другое дело. Конечно, мобильник тоже на яхте, но к вышке можно подключиться и со стационарного - благо, такой имеется - телефона. Конечно, он обещал... Нашел, перед кем проявлять благородство! К тому же не известно, чем должен был заняться брат Чино, что так разозлил своей самодеятельностью босса. Опрометчиво... Теперь сиди и переживай! А интуиция уже орет открытым текстом... Нет, нужно что-то делать.

Алекс спустился в бункер и включил рубильник, подающий напряжение на оборудование мачты. Затем на старом телефоне стал вращать диск набора номера.

- Алло, Элиана, это ты? - более нелепого вопроса и придумать было невозможно, но... Не опередили ли его враги?

- А кто же это, по-твоему? - в голосе жены, все еще сонном - как-никак, утро даже еще полностью не наступило - послышалась усмешка. Слава Богу! Значит, пока все в порядке.

- Лия, - сказал Алекс, переходя на язык далекой Нолы. - Ничего не говори, только отвечай "Да" или "Нет" по-испански. Ни слова больше!

- Да, - отозвался уже взволнованный голос жены.

- Мартин прилетел?

- Да.

- Он с тобой в отеле?

- Да.

- Слушай. Как ни в чем не бывало, без спешки и суеты садитесь в машину и поезжайте домой. Но в центре города постарайтесь как можно быстрее и незаметнее пересесть в такси. Охрана пусть едет на виллу, а вы с Мартином поезжайте... Помнишь кафе, где мы праздновали мой прошлый день рождения?

- Да.

- Езжайте туда. Я вас там встречу. Все, - Алекс рванул рукоятку рубильника.

Не исключено, что его послание все же будет расшифровано, если в деле участвуют террористы из Метрополии, которые знакомы не понаслышке с Нолой и языком ее обитателей. Кроме них разговор смогут понять , разве что, криптографы с уймой техники. И то, в лучшем случае, через несколько часов. А это фора. Потом будут выяснять, где Лейерд был 12-го августа в свой день рождения. И выяснят, что в США. Возможно, перекроют дорогу в аэропорт. Откуда им знать, что день рождения Алексея Корогода - 28 марта! Тогда они с Лией катались вдоль побережья на яхте и пристали к берегу у небольшой деревушки Санта Лаура в двух десятках миль от Тигальмы. Лие очень понравилось небольшое кафе на берегу моря, где они отметили давно забытый день рождения Алексея. Об этом мало кто знал. Вернее, вообще никто, кроме них. Тоже небольшая отсрочка. И все же нужно поторопиться. Пора переходить к водным процедурам - снова вплавь отправляться на яхту .

Кажется, все обошлось более или менее удачно. Алекс подобрал жену с сыном у причала рыбацких лодок в Санта Лауре и благополучно доставил их на остров. Лия не задала ни единого вопроса - она давно привыкла к тому, что муж ей рассказывает только то, что находит нужным. А если что-то утаивает, значит, ему виднее. Мартин же проявил большую заинтересованность:

- Отец, что это ты в шпионов решил поиграть? - его широкое лицо расплылось в притворной улыбке. Парень явно желал за шутливым тоном скрыть волнение. - Можно было бы и на джипе в Санта Лауру добраться.

- А чем плохо на такси? - ответил Алекс, так же переходя на шутливый тон. - Или не царское это дело?

- Водитель своими бородатыми анекдотами нас несколько утомил, - вступила в разговор Лия. - На редкость разговорчивый малый попался.

- Вот, вот! - продолжил сын. - Охранники уже привыкли, а тут каждый новый самец считает своим долгом произвести на маман впечатление.

- Терпите, родственники. За все нужно платить. И за красоту - в том числе.

- Да! - расхохотался Мартин. - Уж кому-кому, а мне это известно!

Мартин тоже выглядел несколько непривычно для землянина. В какой-то степени, он больше походил на индейца своей формой лица, цветом волос, выпирающими скулами и смуглым цветом кожи. Разве что несколько иной разрез глаз и приплюснутый нос отличали его от типичного представителя монголоидной расы. Потому-то Алекс в свое время и выбрал местом проживания на Земле Латинскую Америку. Да, красавцем его назвать можно было с большой натяжкой, но до Алекса, вернее, до Лии - мать всегда первая откуда-то узнает о событиях в жизни детей - доходили слухи, что парень все же имеет немалый успех у женского пола.

- И все же, - не отставал сын. - Зачем эта конспирация?

- Сюрпра-а-айз! - выдавил из себя Алекс, скорчив препротивную ехидную гримасу. - Решил вас удивить своим уловом и кулинарными способностями. И вообще, помнишь пословицу: "Много будешь знать - скоро состаришься"? Ты мне молодым и красивым больше нравишься. Хочу продлить это удовольствие.

Уже была съедена уха и жаренная на барбикюшнице рыба, выпита бутылка французского вина. Семья сидела в шезлонгах у моря и наслаждалась вечерней прохладой. Лия дремала убаюканная шелестом прибоя, Алекс пытался осмыслить, то, что рассказал ему Саут, а Мартин с головой погрузился в свой планшет. Вдруг он тронул отца за плечо и подал знак отойти в сторону. У стойки бара Мартин ткнул пальцем в экран планшетника. Появившаяся на экране яркая губастая брюнетка читала сводки криминальных новостей:

- Сегодня в 6-45 по местному времени на выезде из столицы на трассе Љ G118 был расстрелян из базуки автомобиль. Двое находившихся в салоне людей, погибли. Было установлено, что сгоревший автомобиль принадлежал известному гражданину США Алексу Лейерду, который имеет в нашей стране недвижимость и бизнес. Имена погибших пока не установлены. Вероятно, это люди из охраны бизнесмена. Полиции удалось догнать преступников и ликвидировать их в ходе перестрелки. Имен нападавших полиция не сообщает, известно только, что они имеют отношение к недавно разгромленному клану Джинолло. Не исключается возможность, что это была месть от оставшихся на свободе членов картеля. Как известно, Алекс Лейерд имел конфликт с Джинолло-младшим - Алесандро. И возможно именно по наводке бизнесмена был организован разгром картеля.

- Хороший "сюрпра-а-айз", папа, - сказал Мартин уже совершенно серьезно. - Снова будешь цитировать фольклор или расскажешь, наконец, что происходит?

- Вот что, семья, - Алекс вздохнул. - Что-то мне подсказывает, что нам пора поменять местожительство.

Глава 4.

Длинная извилистая горная дорога была, как ни странно, в довольно неплохом состоянии. Что там находилось под укатанным снегом, понять было трудно, но езда была вполне комфортной. Длинный воз на полозьях , который тянули четыре скотины, называемые здесь лошадьми (хотя на деле это была непонятная ушастая длиннорылая и низкорослая помесь кого-то с кем-то), медленно, но верно забиралась в неприветливые серые небеса. Пока это еще цветочки - то-то будет, когда придется преодолевать перевал за перевалом перед тем, как спуститься в Горную Страну. Хотя, может, не так все и плохо - навстречу уже попались два каравана: один из четырех, другой из семи саней. Торговцы ездили торговать в с горцами, а то и с южными поморами, к которым добраться можно было только зимой по замерзшей Реке. Последние "ласточки" - зима уже на исходе, властвует только здесь, в горах. Как-то же эти "челноки" прошли нелегкие участки дороги? У них людей, безусловно, больше - в случае чего и расчистить завалы можно, и вытолкнуть застрявшие сани... А в распоряжении Скитальца "всего мужиков-то"... Он и сын. Не жену же заставлять воз толкать!

То, что возы шли группами, тоже тревожило Скитальца. Это могло означать не только возможность совместноых работ по преодолению препятствий, но и большую вероятность отбиться от разбойников. Скиталец уже навел кое-какие справки об этом пути в Горную Страну. Те, кто не раз преодолевал этот тракт, говорили, что он безопаснее, чем Ущелье Южного Ветра, который до недавнего времени был единственным торговым путем к горцам. Что нападения грабителей здесь редки. Но все же случаются... Надо держать ухо востро, а кожаный чехол с "Калашом" - под рукой.

- Милый, отдохнуть не хочешь? - Лия села рядом с мужем на облучек. - Давай я поведу.

- Поведешь... - усмехнулся Скиталец. С языка уже хотела сорваться шутка о том, что эти транспортные средства мало напоминают любимую "Лошадку" жены, - ярко-красную "Королу". Но вспомнив, что повадки этих скотин жена освоила задолго до того, как их увидел он сам, Скиталец только передал жене возжи. - Ну, поведи.

Лия все больше удивляла его. Попав в экстремальные, скажем прямо, очень тяжелые условия на грани выживания, она будто расцвела. И это после жизни на берегу теплого моря в роскошной вилле со слугами, красной "Лошадкой", яхтой под названием "Кайа", нарядами от кутюр, украшениями от лучших ювелирных фирм и светской жизнью... Как тот цветок, которого из тепличных условий пересадили в пусть каменистую и бедную, но родную почву, и он вдруг расцвел. Да... Родина... Улыбка все чаще освещала ее лицо, даже тогда, когда резкие порывы ветра бросали в него шрапнель острых ледяных кристаллов. Такую улыбку Алекс редко видел на лице жены и в стеклянных лабиринтах Шахты, и на стриженном газоне их виллы на Земле.

Сын - тот восторгов испытывает меньше. Он покинул эту планету еще совсем малюткой. Больше скучает по друзьям-подружкам и неоконченному военному образованию. А чего о нем скучать? Что он там не успел изучить? Стрельбу из орудия с лазерным наведением? Или средства подавления электроники противника? Или хотел испытать себя на практике после училища? Где? В Ираке? В Афганистане? Лишний повод увести сына с Земли. Хватит в семье одного "афганца". А повоевать, если уж так захочется, можно и здесь - на Ноле. Но лучше бы, не захотелось...

Наконец между клочьями облаков замаячило примостившееся невдалеке от высокой скалы круглое строение. Скиталец кое-что уже знал о нем - это блокпост на гребне первого из многочисленной череды перевалов и хребтов на пути к их конечному пункту путешествия. Здесь кончались земли Страны, Окрруженной горами и начиналась Горная Страна. И первые владения в ней - земли Северной Принцессы.

Строение представляло собой сложенную из кусков необтесанного гранита круглую широкую башню в два этажа - во всяком случае, два яруса узких проемов-бойниц зияли на ее стенах. На плоской крыше располагалось что-то укрытое мешковиной - не иначе, какая-нибудь катапульта. Потому что, рядом с ней и уже без мешковины просматривалась груда камней примерно одного размера. Скорее всего, боеприпасы. Серьезное укрепление. В башне могло поместиться не менее полусотни бойцов. В случае необходимости, конечно. Пока к ним вышло только три человека - два копейщика-горца и один офицер. На горца он совсем не походил - курносый, сероглазый, безусый, хоть и не очень молодой . Вероятно был наемником из Страны, Окруженной Горами. Об этом говорила и его амуниция - стальная кираса с железным шлемом - горцы себе такое позволить не могли и обходились тулупами и колпаками с нашитыми медными, а то и костяными пластинами.

- Господа, куда едем, что везем? Чем собираетесь торговать? - спросил офицер на языке Побережья.

- Едем к друзьям, везем подарки. Мы не торговцы, - ответил Скиталец.

- Все равно, пошлину придется заплатить. - покачал головой стражник. - Господин Волк, построивший эту дорогу, заботится о том, чтобы путникам было удобно и безопасно ездить по ней. А это требует денег. Будьте добры, покажите, что везете нашему мытарю. Это для вашего же блага.

- Да, пожалуйста. Мы уважаем законы Горной Страны и самого господина Волка. Прошу, - и Скиталец откинул тент воза.

Из узкого дверного проема башни вышел маленький человечек с худым изможденным лицом, так же, скорее всего, не горец, и, не говоря ни слова, полез в воз. Утомленные дорогой Лия с Мартином вылезли из телеги и стали прохаживаться, разминая ноги.

Вдруг один из копейщиков покинул свое место, где должен был стоять по местному уставу, и приблизился к юноше. Скиталец почувствовал опасность. Его рука тут же нырнула под тулуп и нащупала рукоятку кинжала. Но тревога оказалась ложной - стражник упал перед Мартином на колени и стал что-то бубнить себе под нос, пытаясь поцеловать полу тулупа парня.

- Эй! - рявкнул Скиталец. - Отойди от моего сына!

- Мерзавец! А ну, марш на место! - это уже заорал офицер. - Ты где стоять должен? Устав забыл? Так я напомню!

Копейщик нехотя поднялся с колен и, отбивая поклоны Мартину, попятился к своему товарищу.

- Что это с ним? - удивился Мартин. - Что он бубнит? Ни слова не разобрал.

- Простите несчастного. Этот бедняга считает себя великим пророком после того, как бандиты попали ему из пращи в шлем увесистым камнем, - объяснил офицер. - С тех пор у него, видите ли, видения. Вообще-то, он парень неплохой. Он не сделал бы вам ничего плохого. Просто, больной на голову. Не обращайте внимания.

- С вас, - продолжал он, посоветовавшись с худосочным мытарем. - Две меры муки, один мерный кувшин вина и полмешка фуражного зерна. Или хотите заплатить монетами?

- Да, пожалуй, - ответил Скиталец, отсыпая медяки в руку офицера.

Тот улыбнулся. Наверное, увидев посеревшее лицо Скитальца, он посчитал это проявлением жадности и нежеланием расставаться с денежками (хотя, скупердяй и дал сверху пару-тройку монеток - довольно щедро, по сравнению с другими торгашами. Вот тебе и скупердяй!). Но Скитальцу было наплевать на деньги - его волновало только то, что произнес контуженный в бою стражник. А сказал он буквально следующее:

- Приветствую тебя, о великий хан Мати, спаситель и защитник народа Горной Страны. Мы давно ждем тебя и готовы сложить у твоих ног свое оружие и головы.

Хорошо, что этот бред не понял никто, кроме Скитальца.

Главный город этих земель - столица Северной Принцессы и ставка Волка - на город в понимании гостей вовсе не походил. Единственной оградой этого поселения служили горы. Домов тоже не было. На зеленой долине располагались только переносные жилища, эдакие местные то ли юрты, то ли вигвамы - треугольные конусы, обшитые шкурами животных. Центральная юрта, в которой, очевидно, и проживали правители этой земли, была крупнее и выше остальных и располагалась в самом центре долины. Название этого "палаточного городка" переводилось, как берлога или логово, а в более широком смысле - обиталище.

Все это рассказал Скитальцу сопровождавший его офицер - мрачный детина-кочевник, но облаченный в медные доспехи. Еще один повод для удивления - не иначе, крупная шишка, раз имеет средства на столь дорогую броню. Из него трудно было выдавить что-либо вразумительное. Доводилось приложить немало усилий, потратить изрядное количество вина, чтобы немного развязать язык мужику. Да и то, только частично. Пришлось и в голову ему проникать, чтобы понять, что имеет в виду этот "красноречивый", изрекающий все больше "угу", "ну" и "вот-вот". И все же удалось понять, что Принцесса и ее фаворит (не муж, почему-то) - Волк - уже осведомлены о гостях и ждут не дождутся их приезда. Потому и выслали навстречу самого смелого воеводу - сотника Брюхо - с десятком всадников в качестве почетного эскорта.

И действительно, с этой высокой точки было достаточно хорошо видно оживление в поселке. Люди толпились у дороги, по которой должны были ехать всадники, повсюду горели костры, жалась друг к другу скотина, предчувствующая свой близкий конец, бегали дети и собаки. Люди чего-то ожидали.

- Это что, в честь нас беготня? - спросил Скиталец офицера.

- Угу, - последовал ответ.

Разговорчивый ты наш! Ну что же, потерпим до появления лучших ораторов.

И они скоро появились. Едва гости начали спускаться в долину, навстречу им стремительным голопом понеслись трое всадников. Старшего, скакавшего впереди на рослом вороном коне, Скиталец узнал, хотя и с трудом. Волк превратился в крупного средних лет мужчину, по моде горцев с бородой и усами, заплетенными в косички. Наверное, кто-нибудь другой вряд ли признал бы в этом грузном рыцаре прежнего худого безусого подростка. Но память Скитальца и не то берегла в своих дальних закромах. Берегла и в нужный момент подносила своему хозяину.

- Скиталец! Отец родной! Учитель! - заорал во всю глотку бывший Волчонок, заключая гостя в крепкие объятия. - Да ты почти не изменился! Я тебя сразу узнал. А сперва не поверил, что ты едешь ко мне. Где пропадал столько лет? Что делал? Поскакали скорее - Принцесса тоже заждалась - все глаза проглядела. А это кто?

Последняя реплика была направлена в сторону сопровождающих Скитальца - Лии и Мартина. Казалось, Волк только сейчас их заметил. Даже повременил с посадкой в седло - убрал ногу из стремени.

- Не узнаешь? - усмехнулся Скиталец.

- Неужели, наш Малыш?

- Он самый! Только теперь его имя Мартин.

- Здорово! - Волк направился к коню парня. - Красивое имя! И что означает?

- Спроси что-нибудь полегче, - засмеялся Скиталец.

- А я, кажется, догадываюсь. Что-то оно мне напоминает... Да слезай же ты с этой клячи, молодой рыцарь! Забыл своего дядюшку - Волка? Конечно, забыл. Ты тогда совсем еще сосунком был.

- Не забыл, представьте себе. Я вас помню.

- Кого - нас? Принцессу тоже? - удивленно огляделся Волк.

- И свою няньку - тоже, - сказал Мартин, поняв, что совершил ошибку. Здесь на "вы" обращаются только к нескольким людям. Досадный промах в знании местных правил хорошего тона, который нужно будет устранить в ближайшее время.

- А это твоя женщина? - сказал Волк, помогая Лии слезть с лошади.

- Ли-а, - представилась та.

- Волк меня кличут. Мы с вашим мужем в свое время здорово покуролесили. Он многому меня научил, - рыцарь опустился на одно колено и прикоснулся губами к подолу платья Лии.

- Как поживает ваш батюшка? - спросила гостья. - Я знала его с самого детства.

- Вы не могли знать его, - удивленно проговорил Волк. - Вы слишком молоды. Вы по возрасту мне в дочери годитесь или, в лучшем случае, в сестры. А отец... Он давно умер.

- Умер... - прошептала Лия и отошла в сторону. Было видно, как она утирает глаза платком.

- Он был уже очень немолод. К тому же болел, - пробормотал Волк не то себе, не то Скитальцу. - Неужели, она и правда знала моего отца?

- Можешь не сомневаться. Но об этом позже. А это, что за юноши?

Теперь пришлось Волку представлять своих сопровождающих.

- Знакомься - мои сыновья. Марш из седел, негодники! Это - Волчонок. Мой старший. Выростет - станет Волком. Если заслужит, конечно. А это Красавчик. Имя не очень боевое - мамин любимец. Но он еще себя покажет, я надеюсь. Еще есть две дочери и младенец, только недавно родившийся и имени еще не получивший.

- А назову-ка я его Малышом! Тебе, парень, это имя уже не нужно? - Волк хлопнул Мартина по плечу.

- Да, на здоровье! - засмеялся тот.

- Прекрасно! Ну, что стоим? Поехали! Принцесса ждет.

Принцесса встретила их у входа в центральную юрту. Они со Скитальцем сразу узнали друг друга. Принцесса выглядела значительно взрослее, чем та девчонка, которую сохранила память со времени их совместного путешествия по Горной стране. Сейчас это была статная красивая женщина, знающая себе цену - настоящая царица. Серые, чуть раскосые глаза приобрели властное выражение, фигура стала более горделивой, что ли... Только морщинки уже тронули уголки глаз и щеки возле губ. Волосы были убраны под цветастую накидку с узорами, характерными для ее рода. Да, теперь у нее - бывшей байстрючки - был свой род, своя земля, свои подданные. Возникла неловкая пауза. Скиталец уловил замешательство женщины. С одной стороны - она повелительница этих земель. Каждый, кто является пред ее очи, обязан оказывать ей знаки почтения и повиновения. С другой стороны - и это Скиталец почувствовал в полной мере - прежние чувства женщины к нему никуда не делись. Она сама готова была броситься перед ним на колени и целовать его руки. Он как был, так и остался ее господином - безответной любовью и поклонением на всю жизнь. Этого допустить Скиталец не мог ни в коем случае, учитывая, что рядом с ним стояла и его семья, и Волк с сыновьями, и весь народ Земель Северной Принцессы глазел на странных гостей. Он сделал шаг вперед, опустился на колено и припал губами к подолу платья Принцессы.

- Здравствуй, господин Скиталец, - тихо сказала Принцесса. - Я знала, что когда-нибудь тебя увижу.

- Я тоже рад тебя видеть, девочка, - Скиталец сказал это негромко, настолько, что даже стоящие неподалеку Волк, Лия и Мартин не услышали его слов. - Рад, что у тебя все хорошо.

- А это твоя жена? - Принцесса взглянула на Лию. - Молодая. А ты говорил, что рядом с тобой нет места...

- Поверь, Принцесса, что эта та самая моя единственная женщина. И другой не будет. А то, что молодо выглядит... У нас жизнь другая...

Эти временные проблемы!.. Скиталец уже сталкивался с ними. И вот теперь снова. Да жизнь у него была совсем другая. И канва свое слово сказала, и врачи Метрополии знают свое дело. Если быть честным самим с собой, то нужно признаться, что он уже давно не просто homo sapiens, а киборг. Над ним неплохо поработали на уровне ДНК, не все органы внутри него родились вместе с ним. Он теперь и видит в темноте, и ко многим возрастным недугам невосприимчив, и долгую жизнь врачи гарантировали. В Метрополии средняя продолжительность жизни за сто пятьдесят лет переваливает. Если считать по привычному для него земному летоисчислению, Элл Маргио там - еще мужчина в расцвете лет. А на Ноле его ровесники в основном уже покинули этот мир. Но как это объяснить это своим знакомым, которые когда-то считали его своим старшим товарищем и учителем, а теперь видят перед собой довольно молодого человека, который выглядит много младше их?

Принцесса подошла к Лие. Уже это было нарушением этикета, и жена разобралась в ситуации. Она присела в реверансе и, склонив голову, поцеловала Принцессе руку. Чего не сделаешь ради мужа. Он лучше знает, что нужно делать.

- А это кто? - воскликнула Принцесса, увидев Мартина. - Малыш?! Это ты, наша кроха?!

И обряд встречи старых друзей повторился снова. И как оказалось, не последний раз. За спиной раздалась какофония непонятных звуков, а потом и хриплый голос:

Вот он, вот он, гость желанный!

Дорогой и долгожданный!

Но пока еще не пьяный

весь народ наш благодарный.

Чего ждем, скажи, хозяйка?

Поскорей на пир созывай-ка!

- Ба! Знакомые все лица! - воскликнул Скиталец, узнав в седовласом и бородатом певце старого знакомого. - Представитель местного искусства сам Голосистый Ламар! Вот это да!

- Да, наш старый друг, - сказал Волк. - Теперь живет у меня. Здесь у него жены, дети, внуки. Даже ученики постоянно у него кучкуются - меня своими звуками и пением скоро с ума сведут. Правда, иной раз он отправляется на гастроли на год, а то и больше, и тогда я отдыхаю. Но дом его теперь здесь.

Опять объятия, приветствия, расспросы... Только через полчаса путникам удалось наконец добраться до подушки, чтобы отдохнуть после нелегкого путешествия.

Зато вечером все повторилось снова. Волк с Принцессой закатили пир, если не на весь мир, то точно на всю долину, в котором располагалось Логово. Вся трава была покрыта коврами с расставленной на них глиняной посудой. Вовсю пылали костры, на которых жарили туши овец, быков и прочих тварей. Запах молочной браги разносился вокруг, вызывая у Скитальца приступ тошноты. Но он старался придать лицу удовлетворенное выражение, чтобы не оскорбить традиции местного народа. Его же Волк угощал вином, купленным в Стране, Окруженной Горами. Кислятина тоже несусветная, но все же лучше молочной браги с запахом блевотины.

- Когда уже нашу повозку пригонят? - спросил Скиталец у своего друга. - Там я несколько бурдюков вина везу тебе в подарок.

- Сам говоришь, что нужно полозья поменять на колеса. Мои ребята - они смелые, но руки у них не для ремесел пришивались. Не сегодня, так завтра будут. Или ты думаешь, что сегодня все закончится? Нет! Гуляем!

- Ладно, - вздохнул Скиталец, которому этот пир надоел уже после первого тоста. - Вот пока тебе подарок от меня. Только ты его не очень показывай. Эта вещь не для хвастовства. Как и подарок Принцессе.

Он извлек из кармана швейцарский складной нож.

Подарок для принцессы был куда дороже. Это было бриллиантовое колье, которое случайно оказалось в распоряжении тогда еще Алекса Лейерда. Воздыхатель Элианы сделал ей этот подарок, недвусмысленно намекнув, чем за это она должна расплатиться. Алекс отправил подарок отправителю, но... В тот момент молодой ловелас уже вынужден был "делать ноги" из страны, и бандероль вернулась назад. Это было единственное украшение, которое они захватили с собой на Нолу. Остальные так и остались лежать в банковской ячейке, и ими, как и остальным имуществом, должны были заняться адвокаты.

Ценность колье на Ноле определить не представлялось возможным. Среди местных знатных дам, даже ожерелье из медных монеток Побережья, считалось признаком немалого богатства. Драгоценных камней здесь почти не добывали. В лучшем случае, по берегам морей собирались разновидности кварца и янтаря. Даже пресловутые камешки в рукоятке знаменитого меча Серебрянного, и те, вроде, были добыты не на Ноле. Что говорить об алмазах, которые здесь не видел никто? Пусть бы и не видел и в дальнейшем - Скиталец был против того, чтобы Лия делала такой подарок. Уж больно велика опасность, что на эти камешки позарятся соседние ханы и захотят захватить его военной силой. А вдруг их заметит тот, кому и вовсе незачем их показывать? Какой-нибудь разведчик из Метрополии? Но Лия все же уговорила мужа.

Пир шел своим чередом. Вокруг костров уже вовсю плясали гуляки. И не только мужчины - лихо прыгали и размахивали полами своих одежд и женщины, и даже дети, включая совсем крошек. Аккомпанементом служили хлопки в ладоши, ритмические возгласы на грани визга и стук оружием о щиты из панцырей черепах. Весело! Другие пирующие разделялись на группы по интересам и предавались разговорам, спорам, рассказам всевозможных небылиц. Иной раз доходило и до ссор. Прохаживающиеся между коврами стражники вовремя успокаивали разгоряченные брагой головы древками копий или носками сапог.

Впрочем, за ковром Волка подобных эксцессов не было. Принцесса и Лия о чем-то болтали с милыми улыбками на лицах - поди, пойми о чем - то ли о мужчинах, то ли о нарядах... Мартин вместе с несколькими другими зрителями слушал вопли и шум, исходящие от Ламара. Что-то уж больно неравнодушная физиономия у сына, учитывая качество этого шоу. Что могло его так заинтересовать в этой какакфонии?

- Ладно, друг, - произнес Волк после того, как вдоволь наигрался странным подарком. - Расскажи, где пропадал, что делал, как жил.

- Ты действительно думаешь, что я отвечу на твои вопросы? Разве ты меня так плохо знаешь?

-А что такого? Эх, ты, друг, называется! Никогда о себе не расскажешь. Еще с тех времен о тебе ничего не знал. Отец - тот тоже, ни слова. Мать? А что она вообще знала?

- Лучше расскажи ты, как живешь. Почему ты, имея кучу детей, все еще фаворит, а не муж Принцессы?

Этот контрвопрос вмиг заставил Волка забыть о своих вопросах:

- А то ты не знаешь! Из-за тебя. Ты - вечная любовь Принцессы. Конечно, она смирилась с тем, что никогда не будет твоей, но, наверное, дала сама себе или, может быть, богам клятву. Меня она допустила и к власти, и на свое ложе, но о нашем браке публично, как это положено по местным законам, не объявит никогда.

- Я не причем. Сам видишь - у меня жена, Мартин... Есть еще дети в дальней стране - сын и дочь. Уже взрослые. Даже внуки имеются... Ладно, проехали. Ты теперь, если не полновластный хан, то все равно, влиятельный правитель. Соседи не тревожат?

- Как же! Я как земли Принцессы частично отбил, частично выкупил, полно недовольных объявилось. Потом еще и женихи к Принцессе сунулись толпой - она ведь, фактически, незамужняя. А как построил дорогу через перевалы в Страну, Окруженную горами, так нажил еще и более сильных врагов. Ущелье Южного Ветра теперь перестало пропускать столько торговцев, столько до этого. Это ударило по кошелю клана Клык Вепря. А он сильный и влиятельный. Союзников и вассалов у него полно.

- И как?

- Отбился. И у меня друзей по оружию на Побережье хватает - сам несколько лет служил у принца Рогула - полком командовал. Пригласил их. И воинов нанял. Кочевники против этих "железных" - сущие дети. Ни тебе понятия о дисциплине, тактике или управлении войсками. Ломятся толпой, а фактически, каждый - сам по себе. Быстро отвадил. Но врагов только больше стало. Такие вот дела...

- А родные как?

- Отец, как я говорил, умер давно. Мать жива. У младшего брата живет. Ко мне переезжать не хочет. Братья с сестрами уже семьями обзавелись, детей нарожали, землю обрабатывают, богатеют. Как проложил дорогу - они стали владельцами самого большого торжища на границе наших стран. Богаче иных принцев.

- А знать на Побережье еще грызется?

- Немного поутихли, но иной раз междоусобицы вспыхивают - только держись! Иногда даже приходилось свою "железную сотню" отправлять, чтобы земли братьев защитить.

- Ладно, старик, - зевая произнес Скиталец. - Я пожалуй, пойду вздремну. Денек был нелегкий.

- Зачем "пойду"? Эй, слуги! Подушки и одеяла моему гостю! Спи здесь. Вдруг проснешься, и снова кушать захочется. Хочешь, позову нашего голосистого друга? Он тебя убаюкает.

- Нет! - вскричал Скиталец. - Только не это!

Глава 5.

Мартин потянулся и зевнул, бросая на траву свой колчан со стрелами и лук.

- Отец, мы надолго здесь?

- Что значит "здесь"? - Скиталец давно ждал и опасался этого вопроса, видя, что сын откровенно скучает среди просторов своей родины. - В смысле, у Волка? Если уже наскучило, то можем в Страну, Окруженную Горами перебраться.

- Да ладно тебе! Ты меня прекрасно понял. Зачем ты увел нас с Земли?

- Там стало опасно.

- Тебе ли бояться опасностей? Или я не догадывался, чем ты занимался, когда исчезал на месяцы, а то и годы! Да и я был без пяти минут офицер. Тоже, как-то от опасностей бегать не положено. К тому же не замечал я ничего непонятного или опасного в отношении себя. Ну, до того, как джип на дороге расстреляли.

- Опасность грозила мне, - покачал головой Скиталец. - Впрочем, если бы только мне, то как-нибудь пережил бы. Но я опасался, что они меня будут доставать через вас с матерью. А это уже совершенно неприемлемо.

- Можно было бы переехать в другую страну, раз уж на то пошло. Подумаешь, местная мафия! Сменили бы имена, страну проживания, внешность, наконец - и попробуй нас найди! - не унимался Мартин. Видать здорово соскучился парень по Земле. Да, адреналина там выделяется больше, чем здесь. Но у него еще детей не было, и ему не понять, что значит тревога о дорогих людях.

- Будь спок - нашли бы. Не в мафии дело. Против нас действовала гораздо более серьезная сила, - вздохнул Скиталец. Делиться этими секретами ему совершенно не хотелось, но от прилипчивого сына разве отнекаешься...

- Наши друзья из Метрополии? Кто бы сомневался! Признаться, никогда они мне не нравились. Чистенькие, вежливые, аккуратные, но поди - узнай, что у них на уме. Уж лучше земляне - эти хоть и отчаянные, но более настоящие, натуральные, если можно так выразиться.

Мартин опустился на колени около ручья и плеснул себе в лицо холодной водой из ладоней.

- Надоело мне, отец. Все надоело. И охота, и наложницы, что втихаря мне Волк подсылает, и кислое вино. Чем, прикажешь, мне здесь заниматься?

- Ну... - замялся Скиталец. - Женишься на какой-нибудь дочке из влиятельного клана, будешь свои земли защищать. Повоюешь. Не Ирак с Афганистаном, но тоже риск...

- Батя, - упер руки в боки сын. - Давай начистоту! Что ты знаешь о пророчестве, и какое место в нем отведено мне?

- И кто тебе об этом рассказал? Не иначе этот потертый шоумен со своей балалайкой в виде чемодана - Ламар?! Ну, сукин сын! Дождется у меня! - Скиталец рассердился не на шутку. Попадись сейчас ему под руку сей человек-оркестр, уж он бы его за косички под носом подергал!

- Рассказал, и немало. Думаю, это то дело, ради которого я бы согласился здесь остаться. Ничто другое меня не заинтересует. Лучше уж в Ирак.

- Вообще-то, я тебя привел сюда, чтобы уберечь от опасностей, а не подставить под новые. Но вижу, не получится. - вздохнул Скиталец. - Что, так царем побыть захотелось?

- Не самая плохая должность, между прочим, - усмехнулся Мартин. - Но знаешь, отец, если ты думаешь, что меня привлекает перспектива восседать на троне и принимать поклоны от своих подданных, то ты ошибаешься. И полный гарем наложниц меня не интересует, и возможность казнить и миловать - тоже. Я ведь не только маршировать на плацу научился. Нам лекции по истории и геополитике читал сам Гордон Хартли - профессор философии, советник одного из бывших президентов, дипломат и ученый. Так вот, он неоднократно высказывал мысли, что роль личности в истории весьма велика. Что порой и один прогрессивный политик или даже диктатор может существенно продвинуть свою страну по пути прогресса. Примеров тому немало. Хотя бы, русский царь Петр Первый, или президент Рузвельт, или Ли Кун Ю.

Скиталец не очень был осведомлен, кто такой Ли Кун Ю, но признаваться в этом не спешил и просто продолжил дискуссию.

- А не говорил тебе это Гордон, что там, где авторитаризм и диктатура одной личности, всегда возникает беззаконие, террор, несправедливость? И ты хочешь стать таким диктатором?

- Почему бы и нет? Если успею, конечно. И так уже в Горной Стране населения осталось - кот наплакал. Ежедневно друг друга режут. Скоро потенциальных подданных и вовсе не останется. Прикажешь это терпеть? Я горец или нет? А что касается тех ужасов, что ты мне изобразил, то в этой стране они каждый день происходят. Потому как, каждый суслик - здесь не агроном, а как минимум, министр сельского хозяйства. Я хуже вряд ли сделаю. А лучше - возможно. Я ведь Гордона Хартли слушал, да и Маркса читал. Не говоря уже об экономистах и политологах Метрополии.

- Допустим. Пусть так. Ты будешь справедливым царем, самым лучшим во Вселенной... Тебя не переспоришь. Что ты хочешь узнать?

- Для начала, где ты спрятал Звездный меч?

- Это уже господин Волк настучал?

- Не обошлось и без него. Кстати, ножны от этого меча уже у меня.

Скиталец только головой качал. Вот они - друзья, о которых говорил Саут. За спиной договариваются, науськивают парня... С другой стороны, понять можно и их, и сына. Страна погрязла в междоусобицах, в грабежах, крови. И есть возможность сыграть на суеверии жителей, верящих во всякую чушь, вроде пророчеств, предсказаний, добрых и недобрых знамений. А сын... Он самый умный и образованный на сегодняшний день нолианец. Кому, как не ему воспользоваться таким шансом? А мнение его - Скитальца - уже мало кого интересует. Твое время уже проходит, старина!

- Меч лежит под тоннами гранита на дне уже не существующего ущелья Лиса. Достать его, наверное, невозможно.

- А если все же попробовать, отец? Не зря же ты с собой притащил сюда те мешки, что лежали у нас в бункере. Да-да, те самые с надписью "Аммонит".

Глава 6.

Наконец пустыня осталась позади. Мрачная стена очередного уступа Лестницы К Богам уже поднималась из-за горизонта. Где-то там располагалось Ущелье Лиса. Возможно, к вечеру его уже можно будет достичь. А пока все тот же однообразный пейзаж красновато-серого плоскогорья с реденькой зеленью, пробившейся через трешины камней.

Скиталец обернулся. Там, за спиной медленно удалалась башня. Пока спутники спали, он целую ночь ходил вокруг нее. И ничего. Ни малейшего намека на контакт. Где же вы, Духи Подземных Королевств? Завис, что-ли ваш компьютер, пропала энергия для поддержания вашего странного виртуального существования? Может быть, и так. Ладно, не будем тревожить духов.

Четыре длинных телеги медленно тряслись по камням, песку, чахлому кустарнику. Дороги тут не было и в помине. Со времени последнего посещения Ущелья Лиса, прошли годы, и с тех пор, немногие ездили в этом направлении. В двух первых телегах находились люди. Их выклянчил Мартин, в качестве рабсилы для того, чтобы раскопать завал в ущелье Лиса и найти Звездный меч.

"Рабсила", - в душе усмехнулся Скиталец. - В самую точку! Раб. Сила. Сила рабов!"

Люди в телегах были рабами, пленными разбойниками, захваченными Волком за последнее время, когда те грабили торговцев на его тракте.

- Да, забирай бесплатно! - сказал он Скитальцу, который был готов компенсировать другу затраты. - Кому они нужны? Выкуп за них платить не хотят ни главы их кланов, ни даже родственники. Заставишь их работать - я, признаться, буду удивлен. Те еще лодыри! Только, извини, охранять их - много людей не дам. Знаешь, слухи всякие доходят... Нужно быть ко всему готовым. Каждый человек на счету.

Пять горцев во главе с хмурым и грузным Десятником на своих лохматых лошадках трусили рядом с передними возами, охраняя рабов.

- Можешь на них полностью положиться, - сказал Волк. - Эти ребята из клана моего союзника и друга - Цапли. Они кровные враги клана Клык Вепря, из котрого большинство этих негодяев. Они не предадут.

"Интересно, - подумал Скиталец. - "Ребят" друг от друга можно отличить разве что, по отпечаткам пальцев. Но и у них есть свои расовые или клановые предубеждения. Эти ненавидят тех, те - этих... Да, толерантностью здесь и не пахнет. Может бать, и прав Мартин, желающий успокоить этот народ, опираясь на силу суеверий?"

Впрочем, по поводу бунта рабов Скиталец не переживал, и его не опасался. Больше его волновало, будет ли найден меч или нет. Ни тот, ни другой вариант особой радости не сулили. Если он не найдет меча, наверняка Мартин пожелает вернуться на Землю. А там, без помощи его - Алекса - парня вычислят быстро. Если же меч удастся найти, то это, конечно, навсегда привяжет Мартина к Ноле - мол, заварил кашу, а теперь - деру? Парень гордый и для подобных упреков не даст даже повода. Но что это за собой повлечет? Войну? Та еще перспектива!.. Как бы то ни было, ответ скоро будет получен - вход в Ущелье Лиса, довольно широкий внизу, уже виден даже без бинокля.

- Ну как, не передумал? - обратился Скиталец к сыну. - Гляди какая осыпь. Поди, найди в этом стоге нужную нам иголку. Тем более, что нор, как я погляжу, нарыли уже изрядно. Не факт, что не отрыли железяку до нас.

- Отец, ты сам себе противоречишь, - усмехнулся Мартин. - Ты уж разберись, какими аргументами меня доставать - тем, что под этой горой что-то найти и откопать невозможно, или тем, что уже все нашли до нас?

- Ладно, тебя не переубедить, философ. Пойду-ка, произведу рекогносцировку.

Подняться на вершину плато было делом совсем не простым. Прошлый раз Скиталец поднимался значительно выше осыпи, и там была, хоть плохонькая, но тропинка. Теперь же пришлось ползти, как скалолазу по крутому склону, цепляясь за края трещин и ставя ноги на крошечные уступы. Да, где-то здесь он тогда стоял и размахивал Звездным мечом, пугая своих врагов "солнечными зайчиками". Слава богу, погода нынче хорошая - все ущелье, как на ладони. За прошедшие годы оно серьезно изменилось, но все же, узнаваемо. Вот там, внизу уступ, из-за которого Волчонок пускал стрелы в подбирающихся по тропе людей Полоза. Самой тропы уже нет - снесена обвалом. Стоял Скиталец все же где-то правее. И чуть ближе к ущелью. Да, именно так - он стоял не скале, которую потом обрушил не врагов. Значит, метров на пять-шесть дальше края обрыва.

Куда он тогда бросил меч? Целился, помнится, в озерко, которого сейчас тоже нет. А где оно было? Где-то... Трудно сказать. Если принять, что стоял он дальше... Ветер... Тогда был очень сильный ветер. Чуть не сдул его вниз. И Скиталец повернулся к ветру спиной... Получается... плюс поправка на тот же ветер... Ага! Что это за огромный монолит? Похоже, именно им "накрылся" Звездный меч. Так, запомним его расположение - и вниз.

- Ну, что, отец, вспомнил место? - с надеждой в голосе спросил Мартин.

- Похоже, так. Пошли покажем нашим рабам фронт работ. А заодно и озвучим систему премирований и поощрений.

- Так, господа разбойнички, это - Хан Мати, последний мужчина из клана Длиннорога - крикнул Скиталец рабам, указывая на Мартина. - Пророчество не забыли? Хорошо. Где-то под этим камнем лежит его Звездный меч, который нужно найти. Позже я покажу каждому, что нужно делать. А пока скажу следующее: найдете эту железяку - и хан Мати всех отпустит из рабства. Можете возвращаться к себе в улусы. И не с пустыми руками - каждый получит от него вот такую медную монетку, за которую можно купить десяток овец или жену. А тот из вас, кто найдет меч первым, получит еще и серебряную монету, за которую можно купить даже земли. Так что, господа, за работу. И не ленитесь!

"Господа" конечно, за работу принялись. Да так резво, что и через неделю не были прорыты шурфы для закладки взрывчатки. Дело явно затягивалось. Пришлось внять советам Десятника и разрешить охране применять плети и древки пик в качестве дополнительной системы поощрений. И это дало результаты - вскоре Скиталец заложил взрывчатку и соединил патроны бикфордовым шнуром. Технология старая и примитивная, но другого выхода не было. И так он многим рисковал, перебрасывая на Нолу достижения чужой цивилизации.

Взрыв он подгадал провести в грозу, когда все рабы на работу не вышли а прятались у себя в шатре. Наверное, они просто подумали, что гроза разгулялась не на шутку. Зато на следующий день на месте монолита была только воронка и обломки гранита. Оставалось только ждать да надеяться на трудолюбие копателей и рвение стражников.

И вскоре результаты проявились.

В тот день, как следует выспавшись, Скиталец и Мартин отправились в ущелье проверить, как продвигается работа. Уже на подходе к осыпи из-за скалы прямо на них вылетел на своей взмыленной лошадке один из стражников. Сказать, что у него был испуганный вид - ничего не сказать! Он был в ужасе. Забыв о всякой субординации и титулах, с которых нужно было начинать общение со столь знатными людьми, как друзья господина Волка - хан Мати и его наставник Скиталец - он заорал:

- Спасайтесь! Бегите! Назад! Рабы восстали!

- Стоп! Стоп! - рявкнул Скиталец. - Успокоился! Молчать! Тихо!

Этот окрик немного подействовал. Стражник отдышался и уже тише произнес:

- О, уважаемые, вот - это то, что вы искали? - и он протянул Мартину темную полосу металла с отверстиями разной формы.

Мартин вопросительно взглянул на отца. Тот только кивнул и снова обратился к стражнику:

- Продолжай!

- Когда один из этих шакалов и поедателей падали нашел эту штуку, на него тут же набросились те остальные негодяи и мигом его убили. А потом они стали драться за его находку. Господин Десятник с моим братом кинулись их успокаивать, но те набросились и на них. А они все же забрали у тех железо и...

- Стоп! Не совсем понял, что ты несешь. Они, те, эти... Один из рабов нашел меч. Так? На него накинулись другие рабы и его убили. Так?

Стражник только кивал и поглядывал не тропу за своей спиной.

- Десятник и твой брат бросились их разнимать. Так? Что было дальше?

- Господин десятник отнял у них эту штуку и бросил моему брату. На них тут же набросились эти шакалы, стали бить кирками и лопатами, кидать камни. Брат бросил меч мне, потому что, я был верхом. Моего бедного брата убили. И Десятника - тоже. А я ускакал. Но они гонятся за мной, хотят отнять меч. Нужно спасаться - они будут через мгновение!

-Ладно, - сказал Скиталец. - Езжай в лагерь и скажи, чтобы собирались. Сегодня отбываем.

- А вы?

- За нас не беспокойся. Езжай.

Стражник не заставил себя долго упрашивать и скоро скрылся в туче дорожной пыли. А Скиталец съехал к ближайшей груде камней, спешился, и достал из кожаного чехла автомат.

- Отец, наверное, это нужно сделать мне, - покачал головой Мартин. - Это ведь я - хан Мати со Звездным мечом в руках. Я должен их наказать.

- Вот и наказывай. Своим Звездным мечом. Главное - отвлеки их внимание от меня.

Буквально через несколько минут из-за той же скалы, что и стражник, выскочил маленький злой человечек в подранном плаще цветов клана Клык Вепря и кривым бронзовым мечом Десятника в руках. Его обрезанные под самый нос косички усов - своеобразная метка рабов в этой стране - торчали, как у сбесившегося кота, а редкие зубы клацали, как у голодного хищника. За ним выскочили остальные рабы. У всех в руках были кирки, лопаты, ломы, а у некоторых и оружие погибших стражников - пика и кинжал. Увидев стоящего у них на пути Мартина на высоком скакуне, они от неожиданности остановились.

- Стоять, мерзавцы! - крикнул Мартин, подняв над головой полосу металла, полученную от стражника. - Я - хан Мати со Звездным мечом! Если не прекратите бунт и не сложите оружие, я вас жестоко накажу.

Маленький злой человечек уже переместился за спины своих товарищей и оттуда заорал:

- Что ждете, трусы?! Убейте его! Заберите меч! Великий хан Клык Вепря даст нам за это земли, скот и женщин сколько пожелаете. А еще и заберем у этого сопляка те монеты, что он нам обещал.

Так, все ясно. Именно этот сбесившийся кот и есть зачинщик бунта. Вожака выявили.

Злой человечек хотел еще что-то крикнуть, но вместо этого заорал истошным голосом на грани ультразвука - Скиталец из-под брюха своего коня с колена пустил в него короткую очередь. Рабы повернулись к своему вожаку и, увидев разнесенную на куски голову, застыли, как статуи.

- Что, негодяи, хотите еще кары от Звездного меча? - крикнул Мартин, размахивая металлом. - Ну-ка, построились в колонну в затылок друг другу и шагом марш в лагерь. Эй, инструмент подобрать! Он дорогой, не бросать же! Или думаете, я его тащить буду?

Вечером оставшиеся в живых стражники поставили бунтовщиков на колени перед Мартином. Те явно ожидали, что сейчас им будут рубить головы. Многие бубнили под нос молитвы богам, кто-то молча лил слезы, кто-то пытался показать свою смелость и презрение к смерти, высоко подняв голову. Что, впрочем, получалось неважно, учитывая мученическое выражение лиц.

- Что, негодяи, - обратился к ним молодой хан. - Какой милости теперь ждете от меня?

- Пощады, пощады! - послышалось из толпы пленников.

- Пощады? А кто ответит за гибель моих людей?

Ответом на этот вопрос была только мрачная тишиина.

- Ладно, - более миролюбивым тоном продолжал Матрин. - Будет вам пощада. Мне ваши никчемные жизни не нужны. Больше того - я выполню свое обещание и отпущу вас на все четыре стороны. Все же вы нашли мой меч. Но на большее не расчитывайте! Обещаная вам награда будет передана семьям стражников, которых вы убили. И тем, кого чуть не убили. В этом возе есть немного еды. Воду наберете в ручье. На переход через пустыню хватит. Убирайтесь, мерзавцы, и больше не попадайтесь мне на глаза. Второй раз не помилую. И расскажите другим, что хан Мати обрел свой Звездный меч, и пророчество уже начинает сбываться. А теперь - вон!

Обрадованные люди не заставили себя долго ждать и бросились к телеге. Но не все.

Шесть рабов подползли к Мартину на коленях и, стараясь поцеловать его сапоги, стали слезно умолять не прогонять их.

-О Великий Мати! Позволь остаться с тобой! Мы будем тебе верными рабами и готовы положить к твоим ногам наши жизни и оружие, если ты нам его дашь. Только не прогоняй!

- Да, черт с вами! Оставайтесь. Но я вас предупредил. Марш в повозку! - сказал хан Мати, прыгая в седло.

Глава 7

Как и предполагал Скиталец, война приближалась. Ее признаки все сильнее беспокоили обитателей Логова. На тракте увеличилось количество нападений на торговцев. Было даже нападение на блокпост - ту самую круглую цитадель, где со Скитальца содрали мытную подать. Впрочем, гарнизон, хоть и состоял на то время из всего лишь из восьми воинов, все же отбился и даже захватил пленников. С торговцами было сложнее. По совету все того же Скитальца, Волк организовал что-то вроде конвоев. Обычно десяток другой повозок собирались в один караван, а затем всадники Волка провожали их до самого конца тракта. И так с обоих сторон. Торговля не пострадала, но напряженность все же висела в воздухе.

Потом появились разведчики. В Логово пришел странствующий певец - друг Ламара. Этот неопределенного возраста мужичок всю ночь шепотом проговорил со своим коллегой, а следующим вечером, сразу после совместного их концерта перед местной публикой, отправился восвояси.

Ламар же, который, как понял Скиталец, был при Волке не совсем придворным музыкантом, передал своему патрону весь разговор с гостем.

Оказывается, в станах ханов Клык Вепря и Черного Полоза последнее время происходит странное движение. Появилось больше воинов, у крестьян отбирают скот и режут, засаливают, коптят мясо. Вовсю работают ремесленники - отливают оружие из бронзы и готовят для продажи на Побережье крицу. Молодых парней - совсем еще мальчишек, обучают приемам боя и верховой езде. Такого не было уже давно. Что затевают ханы, пока не ясно, но это не может не настораживать.

Потом начали приходить перебежчики. Сначала это были отдельные воины, которые складывали свои мечи у ног хана Мати и клялись в вечной верности молодому правителю. Вскоре это были уже целые подразделения горцев. Волк за голову хватался - всех ведь нужно было кормить. Клан Северной принцессы, конечно, не бедный, но и взгромоздить на шею такой огромный военный бюджет, было делом нелегким. Но делать было нечего. И это стало очевидным после того, как свой меч к ногам Мартина положил сановник высокого ранга из клана Полоза.

Этот сатрап утверждал, что не поддерживал идеи своего суверена о войне, за что попал в немилость и был вынужден спасаться. Скиталец не очень ему верил - даже не читая мысли, по одной только вороватой роже сановника можно было определить причину его опалы. Тем не менее, сведения он принес важные. Оказывается три самых крупных в Горной Стране и самых влиятельных клана - Клык Вепря, Черный Полоз и Чикам - решили объединиться и пойти войной на клан Северной Принцессы.

Свои интересы были у каждого из ханов. Хан Клык Вепря очень опечален тем, что дорога, построенная Волком лишила его изрядной доли доходов от торговли с Побережьем. Ему очень хочется восстановить эту монополию и устранить несговорчивого конкурента. Молодой хан Черный Полоз считает своим долгом вернуть Звездный Меч, украденный у его отца, и отомстить за гибель пращура. Тем более, что меч, говорят уже нашелся и находится во владениях Северной Принцессы. Хан Чикам очень опасается вернувшегося невесть откуда последнего из клана Длиннорога, который Чикам вырезал когда-то давно. Но кровная месть срока давности не имеет. Сановник приблизительно рассказал и о численности врагов. Так хан Полоз расчитывает собрать войско не менее тысячи или полутора тысяч воинов. Клан Клыка - более многочисленный и богатый. У него, возможно, будет около двух тысяч воинов. Чикам сможет выставить не более пяти - шести сотен. Но говорят, есть еще некое племя, живущее на побережье океана - западные поморы. Если уговорить его вождей, то они могут ударить Волку в спину, перебравшись через Реку. А уговорить, вроде, есть кому.

- А вот с этого места, прошу, поподробнее, - сказал насторожившийся Скиталец.

- Недавно появился странный человек. Чужой. Я таких еще не видел. Долго разговаивал с моим хозяином. После этого наш хан и задумал идти войной на земли Принцессы и ее фаворита.

- Он принес весть о том, что меч найден? - вступил в разговор Мартин.

- Молодой хан узнал об этом раньше от тех рабов, что меч откопали. Это чужак уговорил нашего хана поддержать других вождей в этой войне. Хана Чикама, наверное, тоже. Чикам уже старый и трусливый. Он уже давно ни с кем не воюет, и даже часть земель без войны отдал соседу. Этот чужак - страшный человек! Он умеет вызывать гром и убивать им людей на расстоянии.

- Ты его видел? Как он выглядит? - помрачнев, спросил Скиталец.

- Высокий... - сановник задумался, стараясь сформулировать свою мысль. При этом с опаской исподлобья, поглядывая на Скитальца.

Волк вышел из шатра и вскоре вернулся со своим сотником из горцев по имени Гора. Свое имя он получил именно за высокий рост.

- Посмотри-ка, - обратился Волк к сановнику. - Такой?

Тот только хитро усмехнулся и указал пальцем на Скитальца:

- Такой! И кожа у него на лице светлая, такая, как у тебя, уважаемый. Ты тоже, когда замерзаешь, зеленеешь?

- Не понял. Как это, "зеленеешь"?

- Ну, может, не совсем зеленеешь, но что-то такое видится... Если ты не такой, то прошу прощения. У того пришельца не было на лице растительности - потому мои люди его презирали и смеялись над ним, пока он не показал, что такое гром в его руках. Страшно!

- А как он говорит?

- Говорит... - на толстом лице перебежчика появилась страдальческая гримаса попытки задуматься или напрячь память. Наконец он все же смог сформулировать ответ. - Будто в горле у него сидит скальная лягушка - иногда квакает, иногда шипит. Наш язык знает плохо. Но имея в руках гром, легко всех убеждает.

- Значит, говоришь, это он науськивает вождей кланов на Принцессу и подбивает начать войну? - мрачно сказал Скиталец. - А ему какой интерес в этой войне, ты случайно не знаєш?

- Слышал, что он требует себе в качестве трофея какого-то человека из клана Принцессы. Этот человек... - перебежчик замялся, исподлобья все поглядывая на Скитальца. - Высокий, светлокожий. Говорит, что это его кровный враг.

- И когда ханы решают выступить в поход? - спросил Волк.

- Думаю, ближе к зиме. Хотят чтобы и западные поморы помогли, ударив с тыла, когда Река замерзнет. Чужак уже отправился в их края.

- Если дело только во мне... - пробормотал Скиталец, когда перебежчик уже вышел из шатра.

- Прекрати, учитель! - вскочил на ноги Волк. - Не знаю, кого этот предатель имел в виду, но война все равно будет. Дня не проходит, чтобы не было стычек на тракте или на границах. И не только с этими кланами. Тут каждый князек считает себя чуть ли не властителем мира. Работать никто не хочет - только воровать. От того и войны. Кстати, видишь тех всадников, что лошадей поют у колодца? Это гонцы от соседей. Пришли сообщить нашему Малышу, что их хозяева присягают ему на верность. Будут за него воевать или нет - пока не решили, но против воевать не будут. Так что, может быть, пророчество - совсем не чушь, и эта война может стать последней. А эти ханы... Не переживай, отобъемся. Воины все идут и идут. А нужно будет, найму еще пару рот солдат в Стране, Окруженной Горами. Были бы деньги.

Потом Скитальца отвел в сторону и сам Мартин:

- Так, отец, давай начистоту! Что это за пришелец, который тебя так напугал?

- Напугал?!

- Ну, скажем, обеспокоил? Это из-за него ты увел нас с Земли? Он землянин или житель Метрополии?

- Ни то, ни другое, - пробурчал Скиталец. - Этот человек просто пешка в руках далекого шахматиста. Он - фанатик и просто исполнитель чужой воли. Но за ним стоят люди амбициозные и, похоже, довольно сильные в плане обладания влиянием и средствами. А я в данный момент работаю только на себя. Вернее, на вас - свою семью. Началась же эта партия задолго до твоего рождения. Долго объяснять, лучше не спрашивай. То, что я увел вас с матерью с Земли, только подтверждает мою правоту. Как видишь, меня не оставляют в покое и здесь. Только тут о нем я узнал заблаговременно, когда он находится за много кэмэ. А дома столкнулся с ним лицом к лицу и совсем неожиданно.

- Где это ты с ним уже сталкивался?

- Говорю же, не надо вопросов. Не удалось мне замаскироваться и спрятать вас, да и себя тоже. Даже не знаю, что теперь делать... Снова убегать или положиться на Волка и собственные силы?

- Тебе ли бояться драки! Не замечал за тобой такого.

- Знаешь, сын, и я не железный. Тоже могу устать от войн. Воюю чуть ли не с самой юности. Пора бы и отдохнуть... Но не дают!

- Ладно, отец, дело твое, но я отсюда уже уходить передумал. Это моя земля, мой народ, и я за него в ответе. Видишь этих людей? - Мартин указал на группу из двух десятков всадников, отдыхавших на траве. - Пришли час назад и тоже готовы отдать за меня жизнь. Рассказывают, что несколько лет назад их клан почти весь уничтожили, навязали им бездарного хана и с тех пор они вассалы клана Клык Вепря. Я не желаю, чтобы такое продолжалось впредь. Значит, и мне нужно быть готовым отдать жизнь за то, чтобы мои соотечественники прекратили друг друга убивать.

- Чингиз-хан ты этакий! - улыбнулся Скиталец. - Ну, добьешься своего, а что потом? Поход к последнему морю - в Страну, Окруженную Горами?

- Такого ты обо мне мнения? - обиделся Мартин. - Не ожидал. Но если уж спрашиваешь, то отвечу. На Страну, Окруженную Горами, я не претендую. В мои планы входить только постараться заключить союзнический договор с ее властью, если таковая там наконец появится. Постараюсь сделать так, чтобы между этими двумя странами было только сотрудничество и торговля, но не вражда. Или ты думаешь, что для существования страны обязательно нужен внешний враг?

- Насчет страны - не скажу. А вот диктатуре без врага не обойтись. Поверь мне на слово - я сам родом из страны, которая держалась на диктатуре, как ее не назови. А ты ведь собираешься стать диктатором? Или нет?

- Я не собираюсь быть абсолютным монархом Горной Страны. Со временем введу определенные институты, что-то вроде народных собраний, агоры, вече, совета кланов, конвента, парламента... Как не называй - значения не имеет. Главное - суть.

- Эх ты, мой идеалист! Оппозицией тебе станут вековые традиции. Попробуй, их перебори!

- Попробую. Впрочем, отец, вольному - воля. Мне, конечно, твоя помощь очень нужна, но если ты не веришь в меня, что прикажешь делать? Постараюсь управиться сам. Ты, безусловно, заслуживаешь на спокойную старость.

- Старость? - рассмеялся Скиталец, и схватив правой рукой Мартина за пояс, поднял над головой! - Это кто тут говорит о моей старости?! Вы, ваше ханское величество?!

- Понял, батя, понял! Отпусти, - заорал хан Мати.

Глава 8.

Полусотня всадников, в железных доспехах на крупных высоких скакунах и столько же кочевников на своих лохматых лошадках, неторопясь шли ущельем. Особенно не разгонишься - еще сотня пехотинцев и обоз двигались где-то за спиной, и упускать их из вида было нежелательно. Скиталец уже слышал о западных поморах. Это была не отдельная народность, а какая-то смесь рас и наций. Потомки морских разбойников, рыбаков, авантюристов, пытавшихся пробиться в южные моря, но потерпевшие фиаско и вынужденные остаться на этих берегах на долгое время. Были среди них и выходцы с Архипелага, и изгои из кланов горцев, и беглые преступники с Побережья. Они были замечены и в нападении на торговые суда, и в грабежах прибрежных поселений. Работорговлей тоже не брезговали. Короче говоря, народец еще тот! Такие нападут из-под тишка - только держись! Как с ними воевать, Скиталец еще не решил. Кое какие задумки, конечно были...

Когда стало ясно, что война неизбежна, и что враг будет двигаться в земли Северной Принцессы двумя колоннами через ущелья Пологое и Орлиный Стан, началась подготовка к обороне. Скитальца не очень удивило, что основной план составил не Волк, а Мартин. Правда, из вежливости сын постоянно спрашивал мнение старших: "Как на ваш взгляд? Есть возражения? Согласны?". Скиталец только молча плечами пожимал - "мы, мол, академиев не кончали. Наш пик карьеры - замкомвзвода стрелковой роты в Афганистане. Это вы у нас - без пяти минут "господа офицера!". Волк тоже соглашался - а куда было деваться? Парень все говорил правильно - но было видно, что зависть все же скребет душу наместника. Потому он как-то отозвал Скитальца в сторону и сказал:

- Идем, что-то покажу.

Они зашли в тщательно замаскированную от посторонних глаз пещеру, и Волк с гордостью показал Скитальцу ряд бочек.

- Мое секретное оружие. Если я его применю, все воины мятежных ханов просто разбегутся.

- И что же это? - удивился Скиталец?

- Тебе ли не знать? - засмеялся Волк. - Сколько ты за собой по горам таскал удобрения, что выпросил у отца? А то варево, от которого затыкали нос все в лагере, включая даже малыша? Я прекрасно понял, что это такое! Долго смешивал всякие компоненты в разных пропорциях, и наконец у меня получилось. Смотри.

Волк зачерпнул из открытой бочки щепоть серого порошка, вышел из пещеры и стал колдовать над ним с помощью кресала. Наконец порошок вспыхнул, издав к тому же громкий хлопок.

- Ну, что скажешь? Стоит врагам такое увидеть - и они разбегутся кто куда!

- Неплохо, - буркнул Скиталец. - Но эта штука может быть и более эффективна. Например, ставишь свой боченок у тропы, накрываешь деревянным щитом, а сверху насыпаешь гору камней. Когда мимо проходит вражеская колонна, бочка взрывается и камни летят во врага. Эта штука называется "Камнемет". Можно камни добавить и в саму бочку. Поджигаешь и запускаешь ее из катапульты. Главное, угадать время поджега фитиля, чтобы бочка взорвалась над врагом, а не на самой катапульте. А еще можно и целую скалу обвалить на голову вражеской колонны.

- Как это сделал ты в ущелье Лиса?

- Догадливый!

- Да, Скиталец, ты в искусстве убивать всегда был меня на голову выше, - грустно сказал товарищ. - А сынок твой, похоже и тебе сто очков вперед даст. Хороший будет царь Горной Страны.

- Это ты о себе? - улыбнулся Скиталец.

- Почему о себе? О Мартине, вернее, Мати.

- Поверь моему предчувствию, Волк, что Горная Страна - только часть того, на что может рассчитывать Мартин. Скорее всего,он будет владетелем всех стран на континенте. И даже Архипелага. А ты будешь наместником Горной Страны.

- Все шутишь... - покачал головой Волк. - Сам решил провидцем заделаться? Ну, да пребудут с тобой боги! Но сейчас обстановка накаляется. Надо бы быть посерьезнее. Вторжение, конечно, будет, но лишних жертв все же не хотелось бы... Зачем убивать, если удастся, скажем, напугать... Да так, чтобы пятки смеркали или сдались бы на милость победителя.

- A la guerre - comme a la guerre!

- Что? - не понял Волк.

- Ничего. Просто на войне все средства хороши. Не ты их, так они - тебя. Впрочем, тебе решать.

Теперь в обозе покоились три боченка с порохом. Как их применить, Скиталец еще не решил, но чем черт не шутит? Может быть, и пригодятся...

К вечеру вышли на берег океана. Главная цель достигнута. Если армия поморов и пойдет к Реке, чтобы ударить в тыл Волку и Мати, то только по этой полоске берега. По крайней мере, вся картография Нолы, которая была сделана разведчиками до него, им самим и после него, подсказывала, что более удобного пути просто не существует.

Скиталец приказал оборудовать лагерь - ставить возы в качестве фортификационных заграждений, деревянные щиты, как защита от стрел, камни на подходе, как препятствие для кавалерии. Отдельно замаскировал на дальних подступах три "Камнемета". Так, на всякий случай.

Вдруг сотник Брюхо, которого про себя Скиталец называл Господином Угу за его "разговорчивосчть", тронул его за плечо и указал рукой в сторону появления предполагаемого противника:

- Птицы.

- И что? - удивился Скиталец, хотя об ответе догадывался. Уже был подобный случай в его практике.

- Едят.

- Был шторм. Может быть, рыбу выбросило или животных?

- Очень много птиц, - буркнул Сотник.

Ну что же, убедил.

- Эй, разведка! - крикнул Скиталец. - Разведайте, что жрут те птички. Только скрытно. Вперед!

Три охотника-горца вскочили на своих лошадок и поскакали вдоль берега, держась сгущающейся тени скал.

Вернулись они только утром. По их словам, засветло добраться до места не удалось, а в темноте что-либо разглядеть было невозможно. Зато утром они увидели ту еще картину! На берегу валялись разорванные на куски человеческие трупы, а птицы, крабы и морские змеи пожирали останки.

- Сколько было трупов? - спросил Скиталец.

- Сто! Двести! Тысяча! - один за одним стали выкрикивать разведчики. Было видно, что они толком ничего не узнали и просто ретировались от греха подальше.

- Ясно. Десять человек за мной, остальные - охранять лагерь! - отдал приказ Скиталец, про себя думая, что если нужно что-то сделать хорошо, делать нужно самому.

Впрочем, вскоре он даже пожалел своих разведчиков. Картина, действительно, была ужасной. По всему берегу были разбросаны... даже не трупы, человеческие останки, разорванные в клочья, элементы тел, оружие, части амуниции... Было несколько трупов лошадей. Кто и с кем сошелся в кровавой резне на берегу океана? Кто победил? Почему нет костров, на которых кремировала своих погибших воинов победившая сторона?

Скиталец поднял меч, завалившийся между камней. Дорогая игрушка. Победитель не побрезговал бы таким трофеем. А вот медный шлем, выложенный внутри довольно ценным мехом местного хищника. Тоже не понравился? Что же здесь произошло? Боевая ничья с обоюдным отступлением?

- Господин, - обратился к Скитальцу один из разведчиков. - Все эти люди из западных поморов.

- Откуда знаешь?

- Усы и бороды у них не заплетены в косички. У нас - горцев - даже безусые юнцы, и те лепят под нос косички из конского волоса, когда отправляются в поход. Конечно, и на Побережье косичек не плетут, но где оно - Побережье?

- И с кем же они, по-твоему, дрались?

Разведчик только беспомощьно развел руками.

- Раны, господин, у них ужасные. Такие после смерти не нанесут падальщики. Не иначе темные демоны из океана на них напали. Надо бы и нам уходить отсюда. Вдруг они и на нас нападут?

- Так, слушай мою команду! - обратился Скиталец к содатам. - Все трупы собрать, сложить подальше от берега, забросать сухими водорослями и спалить. Оружие собрать и погрузить на лошадей. Но если найдете что-то непонятное - обязательно дайте знать.

Первое "непонятное" было найдено довольно скоро - на берегу валялись обломки длинной лодки- долбленки, над которой изрядно поработала секира воина. Потом Скиталец заинтересовался пятнами крови на камнях. Некоторые были гораздо темнее человеческой, которой было залито все вокруг. Эх, сделать бы анализ... Да нет такого оборудования. Но все равно, странные пятна. И наконец, между камней была найдена странная конечность. Рука - не рука, лапа - не лапа. Вместо кожи какой-то костистый покров, вместо ногтей - когти, и пальцев всего четыре.

- Чудища, Чудища! - в ужасе зашептали солдаты. Уже сюда высадились. Скоро всех нас погубят...

- Тихо! - рявкнул Скиталец. - Вы солдаты или нет? Видите, кто-то эту конечность у чудища отрубил. Значит, они не бессмертные, не неуязвимые. И где они подевались? Удрали, даже трофеев не взяли? Значит, испугались. Продолжайте работать. Нужно похоронить этих ребят - они погибли в битве не против нас. Значит, они нам не враги.

- Господин, - к Скитальцу подошел еще один солдат. - А я нашел еще вот это. Никогда такого не видел.

На ладони воина лежал желтый цилиндрик. Да, он может, такого и не видел, но Скитальцу этот цилиндрик был хорошо знаком. Патронная гильза калибра 9 мм.

- Слушай, больше трупы не таскай - обшарь весь берег, но найди еще такие. Понял? Вперед.

Теперь уже можно сделать определенные выводы. Скорее всего, на берег Восточного континента высадились чудища. Чего им не сидится у себя на Западном континенте - другой вопрос. Но это не первый случай стычек людей с потомками пришельцев. Победа, скорее всего, досталась чудищам. Иначе бы поморы своих мертвецов похоронили бы со всеми почестями, а не оставляли на съедение падальщикам. Но и пришельцы предпочли убраться восвоясе. Почему? Возможно, их испугало оружие, которое против них применили - и не мечи с секирами, а то, что девятого калибра. И не только. Воин нашел и железную пластину - насколько понимал в оружейном деле Скиталец, скобу от запала гранаты. И странное пятно - скорее всего, гарь от ее взрыва. Есть чего испугаться. А вот кто так напугал чудищ, желательно все-таки выяснить. Скитальца ему не напугать - на его девятый калибр у него есть свой 7,62-й.

Скиталец подозвал одного из горцев и отправил его в лагерь с приказом для сотника Угу. Тому предписывалось немедленно свернуть лагерь и выступать следом за дозором Скитальца. Наверняка войско поморов деморализовано поражением от чудищ и сопротивления не окажет. От них можно будет узнать все детали битвы с чудовищами и заставить подписать мировую с Волком. Больше того, возможно и выдать человкека с "громом" 9-го калибра в руках.

Дозор преследовал отступающую армию несколько дней. Сбиться с пути было невозможно - по окраинам дороги время от времени встречались полуобгоревшие трупы солдат. Бедняги умерли от ран, полученных в бою, и были наскоро кремированы товарищами.

- Господин, - сказал один из разведчиков. - За этим холмом находится селение поморов. Наверняка, воины остановятся там, чтобы немного отдохнуть и подлечиться.

- Согласен, - кивнул Скиталец. - А на холме поставлен пост. А ну ка, ребята, есть пара желающих снять часовых? Готовьтесь - ночью выступаем.

Часовых удалось захватить, как говорится, без шума и пыли, а главное - без крови. Они просто дрыхли у костра и даже не поняли, кто им помешал выспаться. Зато утром для Скитальца с вершины холма открылась вся панорама расположения отступающей армии.

- Как думаешь, сколько их? - спросил Скиталец одного из разведчиков.

- Трудно сказать... Наверное, человек триста или даже больше, - ответил тот. - Вон сколько больших шатров стоит на поляне. В каждом может поместиться не менее трех десятков воинов. А еще и малые шаты для старшинства... Лошадей много. Наши силы меньше.

В это время кто-то тронул Скитальца за плечо:

- Господин, наши на подходе. Через пару часов будут здесь.

- Прекрасно! - сказал Скиталец. - А не устроить ли нашим врагам "карусель"?

- Устроить, что? - в один голос спросили воины.

- Увидите. Как наши подойдут, Сотника ко мне.

Этот старый казацкий прием Алексей вычитал еще в детстве в книжке о гражданской войне. Тогда его успешно применил легендарный красный командарм Миронов под не менее легендарной Каховкой. Заключался он в следующем. На участке, хорошо просматриваемом неприятелем, двигались воинские подразделения - пехота, конница, артиллерия. Двигались непрерывно в течении длительного времени. У наблюдателя не было никакого сомнения, что против него выдвигаются значительные силы. Откуда ему было знать, что козаки, оказавшись вне поля зрения вражеских наблюдателей, скрытно возвращались в исходный пункт и снова гордо шествовали на глазах противника. Так одна-две роты иной раз вводили противника в паническое состояние, принуждая отступать.

В середине дня раздались грозные звуки военных труб, и воины армии поморов увидели, как гребень холма пересекают колонны закованных в броню всадников. За ними шел строй пехоты, тежелая телега, запряженная шестью лошадьми тянула катапульту, потом гарцевали на своих мохнатых лошадках всадники-горцы, за ними - опять пехота и снова латники-кирасиры, горцы, пехота, еще катапульта... Все это не прибавило оптимизма воинам, и через несколько часов из стана поморов выехала делегация противника. Впереди ехал всадник на высокой рогатой скотине, который трубил в длинную трубу и размахивал белой тряпкой. Скитальца несколько удивило, что и на Ноле, белый флаг служил знаком примирения. Но времени на удивление и осмысливание столь странного совпадения у него не было. Белая - так белая.

- Ну что, сотник? - засмеялся Скиталец. - Наша уловка удалась. Теперь будут просить пощады. Собирайся, будешь с ними договариваться.

- Я? - удивился тот.

- Конечно! Ты у нас главный. Да, не скромничай. Если где-то запутаешься - я буду рядом, подскажу. Только возьми в качестве эскорта рыцарей покрасивее, в блестящей броне, с перьями и звериными хвостами. Чтобы сомнений у врага никаких не было - против них стоит серьезный противник.

Для себя же Скиталец решил, что будет выглядеть поскромнее. Если странный "человек с "громом" в руках" был тем, о ком он думает, то лучше себя раньше времени не выдавать. Зачем давать врагу лишнюю информацию? Вдруг сей "громовержец" где-то рядом и уже целится в их делегацию из своего оружия? Он надел на себя меховой тулуп, с нашитыми костяными бляхами, на голову шлем с кольчужным забралом, закрывающим лицо, и сменил своего скакуна на мохнатую лошадку горцев. Правда, пришлось изрядно поджимать ноги, но чего не сделаешь ради маскировки.

Скиталец оглянулся. Что же, место для переговоров выбрано неплохо. Отсюда весь холм - как на ладони. Пехотинцы, укрытые щитами и готовые в любой момент выпустить стрелы или побежать в атаку с пикой, Артиллеристы, устанавливающие на позицию "очередную" катапульту, всадники в боевом порядке, готовящиеся к атаке, а на заднем плане "все прибывающие и прибывающие войска". Должно сработать.

Вот и делегация противника. Шарамыги, ободранные, грязные. Если у кого и есть броня, так курам на смех - жилетка из деревянных дранок. Даже если это каменное дерево, все рано, защита иллюзорная. Только у главного на толстом брюхе покоится панцырь черепахи. Хоть что-то. Не слишком ли их опасался Волк, что направил против них пусть немногочисленную, но боеспособную силу?

Сотник Угу все же оказался неплохим переговорщиком. Начал свою речь с отборных ругательств, котрые Скиталец слышал в первый раз. Плюс характерные жесты сексуального характера и дипломатические ноты в виде плевков в сторону партнеров по переговорам. После его короткой, но емкой речи старшина армии поморов согласился больше не воевать с господином Волком, а в знак примерения готов предоставить в качестве заложников 10 детей самых уважаемых детей общины.

Скиталец подъехал на своей кляче поближе и вступил в разговор.

- Не детей, а сыновей, - вполголоса сказал он Сотнику. - И назови ему имена...

- Не детей, ..., а сыновей, ...! - снова заорал Угу добавив от себя несколько "аргументов", каксающихся близких и дальних родственников партнера по переговорам. - И не вздумай мне сирот и бедняков подсунуть! Меня не проведешь! Чтобы среди них были и...

Тут Сотник подъехал к толстому старшине и прошептал ему на ухо несколько слов, от которых тот чуть из седла не выпал. Не мудрено. Сотник назвал ему имена сыновей, которыми при рождении нарекла их мать. Эти имена никто, кроме родителей знать, вообще, не мог, а тут вдруг их называет воин чужой армии! Не иначе, боги открыли врагу эту тайну! Скиталец улыбнулся. Удалось пролезть в башку этого обжоры. Раньше такое удавалось с трудом, но сейчас вышло очень неплохо!

- А теперь пусть раскажет, что произошло на берегу, - снова вполголоса сказал Скиталец Сотнику.

Старшина тоже особым красноречием не отличался.

- Чудища! Мы таких отродясь не видели. Мы вышли на берег, а они уже там. Мы дрались, как звери, но... Это страшные враги. Откуда они взялись на наших берегах? Многие погибли.

- Сколько было чудовищ? - спросил напрямую уже сам Скиталец. С подобным "оратором" говорить через переводчика становилось затруднительно.

- Сто или тысяча... Может больше... Мы насчитали восемь лодок. Одну изрубили в щепки. А сколько чудищ вмещала каждая лодка - это мы не знаем.

- Ясно, - сказал Скиталец. - А теперь скажи ка мне, любезный, кто убил или серьезно ранил нескольких чудовищ? Только не врать! Где человек с "громом" в руках?!

- Да... Он... - старшина явно был смущен. - Это человек хана Клык Вепря. Он обещал, что если мы вступим в войну на его стороне, то получим все земли вдоль Реки, которыми владеет господин Волк. Но многие все равно не хотели воевать за кого бы то ни было, кроме, как за себя. Тогда он показал силу "грома" в его руках. Нескольких старшин он просто убил. Остальные согласились. Ему тоже досталось на берегу. Но нам досталось больше. Мы отступили и снова идти на господина Волка отказались. А он стал требовать, угрожать, говорил, что чудища удрали, испугавшись его "грома". Убил старшину Клока. Наши не выдержали и кинулись на него. Он удрал, но грозил вернуться. Но не вернется - мы в него столько стрел вогнали... Как только, вообще, сумел удрать!

- Куда убежал?

- К Реке. Мы не преследовали - нам бы свои раны залечить.

- Ясно. Давай, Сотник, закругляйся с этими, - сказал Скиталец Угу. - У тебя неплохо получается. А я, пожалуй, проедусь к Реке.

Но поездка к Реке ничего не дала. Несколько дней преследования, но даже следов "человека с "громом" в руках" обнаружено не было. Пожалуй, лучше вернуться в ставку сотника Угу. Домой пора. Здесь уже все закончено, а как там, у Волка с Мартином, еще не известно.

Глава 9.

- Ну, и где же война? - спросил Скиталец у Волка, встречавшего войско сотника Угу.

И действительно, Логово выглядело вполне мирно. Той картины возбуждения, всеобщего движения и тревоги в ожидании чего-то нехорошего, уже не наблюдалось. У шатров, неторопясь, ходили женщины, колдующие у своих котелков, бегали дети и собаки, важно шествовали домашние птицы. Воинов в доспехах и при оружии поубавилось - большая часть мужчин были одеты в свою обычную повседневную одежду. Разве что, эскорт Волка сверкал бликами на своей броне.

- Кончилась война, учитель! Победа полная! Но я потом расскажу. Сперва отдых, еда, семьи. Отпразнуем позже.

- А где Мартин?

- Преследует бегущего врага. Хочет потягать за косички старого хана Чикама.

Эта новость расстроила Скитальца. Да, понятно, что Чикам вырезал весь род Мартина, а самого его только чудом не убил. При подобных обстоятельствах и у самого Скитальца рука бы не дрогнула. Но... Это ведь сын... Его, пусть приемный, но любимый ребенок. Для Скитальца он по сею пору оставался нежным любящим сыночком, который играл в детстве со своими питомцами - собакой Вестой и котом Томасом! Был ласков к Лие и к нему... А теперь он хочет совершить казнь своего лютого врага. Конечно, он теперь взрослый. Он мужчина, воин, почти офицер... Но все же... Может, зря в качестве убежища выбрана именно Нола?

Скиталец спешился и направился к Лие, которая ждала его у входа в шатер, стараясь не мешать официальной церимонии встречи войска.

- О боги, - произнесла жена, обнимая его. - Когда вы, наконец, пошлете мне немного покоя, чтобы я перестала волноваться за своих любимых мужчин!

- Только мужчин? О дочери забыла? - буркнул Скиталец, поднимая полог шатра.

- Нет, не забыла. Люба, к счастью, живет там, где ей не грозят войны и катаклизмы. Я за нее спокойна. Но иногда даже жалею, что мы вернулись сюда. Хотя мне здесь гораздо лучше. И Мартину тоже.

- Да, уж... - только и произнес Скиталец, упав на подушки у очага и прижимая к себе жену. Сейчас это было главное. А остальные проблемы будут решаться позже, по мере поступления.

Мартин приехал только через неделю.

- Ну как, сын, совершил святую месть? - с трудом скрывая раздражение в голосе, спросил Скиталец.

- Старый мерзавец сдох еще до того, как я до него добрался. Похоже, от старости. Или от подлости. А может, от страха - сердце, говорят, не выдержало.

- Ну, может это и к лучшему, - облегченно вздохнул Скиталец. - А его детишки?

- Старшенький погиб в ущелье. Младшие отдали мне это, - и сын протянул монисто из медяков.

Скиталец уже видел эти гербы кланов горцев. Это были обычные медные или серебряные у тех, кто побогаче, монеты, которые чеканились в Стране, Окруженной Горами. Чеканку на монетах стерли и вместо нее были набиты тотемные знаки рода. На монетах в руках Мартина был изображен странный коротконогий зверь под названием чикам. Впрочем, нужно было иметь неплохое воображение, чтобы узнать в этих палочках и крючечках хитрого и опасного обитателя горных пещер.

- Теперь они мои подданные и данники. А затеют мятеж - у меня их сыновья.

- Вы меня так по миру пустите! - вставил реплику подошедший Волк. - У меня, что, сиротский приют? Этих наследников уже целая уйма! Даже ты, учитель, и то десяток приволок! Что прикажете с ними делать?

- Ладно тебе, Волк, - засмеялся Мартин. - Покорми детвору с полгода, да и отправляй к родителям. Действительно, на кой они нужны? Немного попугаем папаш - и будет с них!

- Или отправь их в закрытые пансионаты в Межгорье. Пусть грамоте учатся. Глядишь, и в университет потом поступить захотят, - улыбнулся Скиталец.

- Ага! Вот, прямо сейчас! Будто у меня своих детей нет, чтобы я вражеским чадам образование оплачивал!

Вечером состоялось празднование победы. Хотя еще не все воеводы вернулись в лагерь со своими воинами - некоторые преследовали отступающих союзников мятежных ханов - празднество решили не откладывать. Все повторилось снова, как и в день приезда Скитальца с семьей в стан Волка более года назад - те же ковры по всей лужайке у шатров, костры с жарящимся мясом, вино и молочная брага. Ну, и без Ламара не обошлось. Его версию событий "Великой войны хана Мати со Звездным мечом в руках" Скиталец слушал в пол-уха. Уж больно много было художественных образов в повествовании. Таких, как "неукротимая сила Звездного меча, от которой рушились скалы". Наконец шоумен охрип и, сославшись на усталость, отправился опустошать свою чару с вином. Особой разницы в голосе охрпшего и неохрипшего певца Скиталец не заметил, но сам первый настоял на том, чтобы такое достояние горного народа, как голос Ламара, был храним, как зеница ока.

Теперь настала очередь Волка рассказывать о ходе кампании:

- Мартин, безусловно, умница! Его план хорошо сработал. Пока враг пробирался через многочисленные засеки и баррикады, что мы нагородили в ущельях, он потерял немало воинов. А еще летучие отряды конников нападали из засад. И не давали врагу провести обходные маневры! Но и мои бочечки сработали на славу! Как горхнет-грохнет! А "камнеметы"! Целые десятки кавалеристов выкашивали за один раз. И боченки, запущенные катапультами шороху наделали. Правда, редко удавалось высчитать длину фитиля. Чаще взрывались, разбившись о камни. Но тоже свою лепту внесли - так перепугали солдат, что многие драпанули, не дойдя даже до середины ущелья.

- Это я ему еще о пушках не рассказал, - вполголоса, чтобы не услышал уже изрядно захмелевший Волк, произнес Скиталец.

- Сам дойдет когда нибудь. Если другие не подскажут, - так же полушепотом ответил Мартин.

- Например, ты? - Спросил Скиталец.

- Например, я.

- А уж внизу, - продолжал Волк свой рассказ. - Моя железная армия просто смяла воинство Клыка. Пленных - немерено! Убитых неделю собирали по ущелью, чтобы, значит, похоронить по их обычаю. Мы ведь, не звери...

- А у меня и того проще, - взял слово Мартин. - Ты уж извини, батя, но я немного взял из твоего мешка... Бочки Волка для этой цели были слабоваты. Короче, я взорвал скалу. Погибли многие военачальники мятежников. Хан Черный Полоз, старший сын Чикама, несколько их сотников. Остальные даже в бой не вступили - кто сдался, кто удрал. Ловим их теперь по дальним высокогорным долинам.

-И про это старый балабол - Ламар - распевал тут нам битых три часа? - удивился Скиталец.

- А что ты хотел, отец? Волшебная сила искусства. Но теперь расскажи о своем походе. От твоего Сотника, кроме как "угу" или "ну", добиться мало чего удастся.

- Не скажите! Словарный запас у него - будь здоров! Правда, несколько специфический. Мне до него, признаюсь, далеко. Ладно, слушайте, хотя рассказывать особенно нечего. Мы с поморами даже не вступили в схватку. Они нарвались на чудищ, и понесли серьезные потери. После этого поморы воевать и вовсе не захотели. Сдались. Вот их ярлыки.

И Скиталец бросил на ковер перед Мати связку монист.

- Чудища? - в один голос вырвалось у Волка и Мартина. - Здесь? Как?!

- Вот так. Впрочем, мы их не видели. Они уплыли или ушли до нашего появления. Хотя, все же, скорее, уплыли. Лодок на берегу не было, кроме одной, негодной. Но зато нашли вот это.

Скиталец пошел в свой шатер и вскоре вернулся с чем-то, завернутым в материю. Когда сверток развернули, собеседники застыли, будто окаменев. Странная конечность, покрытая костистым наростом с четырьмя пальцами, оканчивающимися длинными когтями, буквально ввела в ступор соратников.

- Отец, как ты считаешь, чудища для нас очень опасны? Для людей, в смысле? - тихо начал разговор Мартин, когда их уже никто слышать не мог. Волк мирно посапывал, накрывшись плащем, женщины ушли к себе, оставив мужчин продолжать пиршество. А тех уже интересовали только собственные персоны. Многие пытались рассказать о своих подвигах, не обращая внимания на соседей по столу, которые пытались сделать то же самое. Уже начались словесные перепалки и даже небольшие ссоры, которые, впрочем, быстро пресекали стражники Волка.

- Восемь лодок... В каждой, по моим подсчетам, три-пять существ... Итого, максимум сорок чудовищ. А потери поморов - более восьмидесяти человек только на поле боя. И немало умерших от ран. Как думаешь, опасны они или нет?

- Чего их сюда занесло? Западный континент гораздо комфортнее нашего - Восточного. И что это за лодки, что океан легко пересекают?

- Лодки? Я захватил с собой кусок дерева, из которого их выдолбили. Завтра покажу. Очень легкая древесина, вся пронизано порами и карманами, наполненными воздухом или газом. Здесь такие деревья не растут, и в Межгорье - тоже. Лодка из него не потонет, даже если по борта водой наполнится. Это спасательный круг, а не лодка! Когда-то давно выловили такую с двумя мертвыми чудовищами. Как они умерли, не знаю, но то, что их лодка не утонула, не смотря на дырявое дно - факт. А что им здесь нужно? Трудно сказать... Возможно, там свои междоусобицы, и это беглецы от своих врагов. Или просто натура такая - захват новых земель. Чуждая людям жизнь - поди, разберись. Хотя, в плане захвата чужих земель, что-то общее есть.

- И что делать? Как противостоять?

- Мне ли тебя учить? - зевнул Скиталец. - Ты там в своем училище изучал и тактику, и стратегию, походы Ганнибала и Наполеона, битвы Зенона и Нельсона. Тебе лучше знать.

- Да, пожалуй, - вздохнул Мартин. - Не мешало бы, патрулировать море. В Стране, Окруженной Горами строят неплохие парусные корабли. Их можно использовать для патрулирования. Особенно, если вооружить пушками. Галеры островитян тоже неплохи. Быстроходны, маневренны... Можно закрыть подходы к берегам, уничтожая пришельцев в море. И на суше выставить посты, патрули и прочее...

- "Съесть, то он , может, и съесть, дык, хто ж яму дасть!" - процитировал старый анекдот Скиталец. - На побережье каждый за себя. Что ни дворянин, то царь или царек. С Архипелагом и вовсе отношения не дружеские. Если не война, то и не мир. Да и в Горной Стране ты еще не верховный правитель. Так что, "меня терзают смутные сомнения".

-Отец, - сказал Мартин. - Ты слышал о выборах короля в Межгорье?

- Ого, куда замахнулся? - усмехнулся тот. - Забудь. Просто говорильня. Ну, съезжается раз в несколько лет вся более или менее влиятельная знать и пытается выбрать себе короля. Но выбрать нужно абсолютным большинством голосов. А договориться им, ну никак не удается. Потому вскоре разъезжаются по домам. Единственный результат этого "съезда" - новое обострение ситуации в стране.

- Да это я все знаю. Не зря ведь, в свое время целыми днями пропадал в библиотеках университетов в обеих столицах Побережья. Как ты думаешь, если короля все же удастся избрать, ситуация там улучшится?

- Не факт. Хотя, если за него проголосует вся знать... Чем черт не шутит... Впрочем, я не политик, правил этой подковерной борьбы не знаю.

- Когда, ты говоришь, там будет очередной съезд? - спросил Мартин.

- Я говорю? - засмеялся Скиталец. - Я не говорю и не знаю. Это ты у нашего шоумена - Ламара - спроси. Он точно знает. Я же только краем уха слышал, что, вроде как, летом следующего года.

- Ну, тогда время еще есть, - сказал сын, закутываясь в свой плащ. - Пожалуй, и я немного посплю. Спокойной ночи, батя!

Глава 10.

Паильон в королевском дворце был почти заполнен. Господа претенденты съехались уже почти все. Два или три принца - весьма дальних отпрысков королевских родов - пока еще не появились. Но их никто ждать не будет - настолько ничтожны их претензии, а главное, материальный ценз и влияние в стране. Так, поддержат кого-нибудь из серьезных претендентов, и будет с них. Единственный, кого еще ожидали - это престарелый принц Бари. Этот серьезный игрок. В его поддержку всегда отдавалось много голосов. Хотя их всегда не хватало, чтобы принц стал, наконец, королем. Когда приедет старый хрыч, неизвестно. Говорили, что уже его кортеж близко. Скорее бы. Толку от этих выборов короля ни малейшего, и только союзнические обязательства деда вынудили Фрая - наследника владетеля Болотистой долины приехать на это сборище.

Наследник вышел из павильона и огляделся. Он был здесь первый раз, и картина ему совсем не понравилась. В настоящее время дворец представлял собой мрачное зрелище. Фактически, от него остались одни крепостные стены, которые так же постепенно превращались в развалины. Красивого дворца, о котором с восхищением рассказывала мать, уже давно не существует. Его обгоревшие останки снесли, а камни, из которого он был построен, вывезли подальше и сбросили в пропасть. Говорят, те, кто работал на сносе дворца, все долго страдали от странной болезни. У них выпадали волосы, возникали ужасные язвы на теле, похожие на ожоги. Жуть! Многие даже умерли. А последний король? Заживо сгорел во время пожара. Такое проклятье висит над этим местом.

Но традиций менять нельзя. Потому и выборы нового короля должны проходить в исконных королевских владениях. На месте старого фундамента возвели деревянный павильон, обшили его неструганной доской, сверху накрыли пологом из мешковины. Получилось уродливо и мрачно, без какого-либо намека на королевскую роскошь. Внутри расставили кресла для претендентов, сколотили грубые скамьи для публики, сделали трибуну для секретаря, ложу для представителей Королевской канцелярии... Смешно! Ни короля, ни его власти уже давно нет, но Королевская канцелярия имеется. Теперь сюда приезжают претенденты, чтобы в этом хлеву высказать свои претензии на верховную должность владетеля Страны, Окруженной Горами. Только их яркие одеяния еще немного разбавляют общую серость картины.

Фрай от скуки поднялся на гребень стены. Здесь тоже царило общее разорение. Обломки кирпича под ногами, бойницы, через котрые уже никто и никогда не выпустит стрелу. Внизу ров. Воды в нем давно нет, а растения своими корнями почти уничтожили гранитную облицовку стен рва. Грустно.

Вдали показались три экипажа, запряженных четверкой коней каждый, в сопровождении не менее двух десятков всадников. Ну, наконец-то старый хрыч приехал. Значит, скоро начнется. И закончится, что еще лучше. Фраю не терпелось вернуться домой поскорее. После смерти при родах его первой жены он, наконец, женился снова. В жены взял молодую дочь одного из вассалов деда. Девушка была на редкость красива! Но... Уж больно многих одаривала своей замечательной улыбкой и блеском озорных глаз. За такой уследить бы... А тут еще эта поездка! Пропади они пропадом - эти претенденты с их желаниями стать королями!

А это еще кто? Он поднес к глазу подзорную трубу. Кажется, еще кого-то несет. Кареты нет, только всадники. В клубах пыли и не разглядишь, кто такие. Может, просто отставшая от эскорта часть свиты? Но движутся не по той дороге, по которой приехало большинство претендентов. Скорее, один из опаздывающих претендентов из какого-нибудь захолустья хочет поучаствовать в мероприятии, блеснув перед высшим обшеством своим застиранным цветастым камзолом и залатанными штанами. Да... Мрак... Пора возвращаться с павильон.

- Его благородие принц Бари! - громко прокричал глашатай на дверях павильона.

Э!.. Да старикашка уже своими ногами почти не ходит. Два стражника ведут его под руки. Но выглядит достойно. Малиновый плащ, обшитый золотыми галунами, ярко-зеленый камзол и панталоны, тканая серебром перевязь меча. Да и сам меч хорош - серебряная рукоять, дорогие ножны! На голове у престарелого медный с позолотой шлем. Как еще старая немощная шейка справляется с такой тяжестью?! Ради чего он приехал сюда? Чего хочет? Власти для одного из своих четырнадцати сыновей? Самому-то уже недолго осталось топтать землю. Вот и они - его свита, сыночки, зятья, байстрюки и прочая сволочь - рассаживается на самых почетных местах, подсовывая под толстые зады расшитые разноцветными нитями подушечки, чтобы не натереть мозоли о грубые доски скамеек.

Лысый тостяк - секретарь-распорядитель - уже взгромоздился на трибуну и стал молотить друг о дружку медными тарелками, призывая достопочтенную публику к тишине.

- Господа, я думаю, пора начать наше заседание, посвященное выборам владетеля Страны, Окруженной Горами. Тем более что все претенденты уже собрались. Хочу напомнить почтенной публике о важности этого мероприятия, не только с точки зрения традиций нашей страны и ее народа, но и с точки зрения того, что король нам нужен. Ибо без четкого и волевого руководства стране трудно существовать в современном злом мире. Пусть каждый претендент выскажется по поводу того, почему он желает взвалить на свои плечи столь нелегкую ношу. Первое слово по традиции, заведенной нашими предками, предоставляется наместнику самой восточной провинции страны - владетелю Узкой Ложбины.

Со своего кресла поднялся владетель это самой Ложбины - довольно молодой дворянчик с капризным лицом и жиденькими усиками под носом. Он начал рассказывать о красоте своей провинции, о богатстве и счастье своих подданных, которые еще не удрали или не перемерли от голода и болезней, о смелости своей армии - всех трех десятков всадников, которые еще не нашли себе более богатого хозяина, а потому готовы сложить голову за дворянчика. И о себе упомянул - мол, смелый, богатый, молодой и красивый.

- Именно поэтому, - оратор явно перешел к финалу своей речи. - Вы, уважаемое дворянство, должны прислушаться к моему мнению и выбрать королем нашей замечательной страны славного принца Ситиса!

"Ясно, - подумал наследник Фрай. - Очередной прихлебатель, вроде его самого. Что же, неплохая речь, коллега! Надо будет отдельные пассажи и себе перенять. Пригодится".

Он, как бы случайно, надвинул на глаза широкополую шляпу и прикрыл глаза. Теперь главное - не захрапеть слишком громко. Ну, да телохранитель, в случае чего, толкнет.

Но сон слетел с него в один момент, после того, как глашатай крикнул:

- Его благородие владетель Горной Страны хан Мати!

Скиталец, в отличие от наследника Болотистой Долины, видел королевский дворец уже второй раз в жизни. В первый раз, он выглядел более импозантно - высокие стены, глубокий ров под ними, наполненный водой, красивый дворец с большими овальными окнами, за которыми кружились в танце нарядные кавалеры с красивыми дамами. Теперь же вид дворца настроения не прибавил. И вообще, какое может быть настроение! Он не одобрял затею сына, в глубине души считая ее авантюрой. В принципе, Мартин был прав - без объединения всех людей на Ноле, выстоять против пришельцев было невозможно. Не только странная конечность, которую привез из похода Скиталец, добавляла аргументов в пользу этой "выходки" его сына. Пришла весть о жестоком сражении на одном из островов Архипелага и даже о попытке захвата торгового судна, которое шло вдоль берегов материка, направляясь в земли западных поморов. К тому же долбленые лодки чудовищ были замечены невдалеке от Сагура. А это было уже серьезно. Но дворянство Страны, Окруженной Горами, было больше озабочено своими властными амбициями, и ни о каком объединении в целях противостояния врагу или помощи пострадавшим от набегов не было и речи. И островитяне так же надеялись только на свои силы, и о каких-либо совместных действиях договариваться не собирались. Как тут откажешь сыну в его благих намерениях?! Хотя, куда они приведут - эти намерения, если вспомнить известную поговорку - еще вопрос. К тому же, что-то Скитальцу подсказывало, что проблема пришельцев решится как-то иначе. Но вот как?.. Этого он не знал. Потому и уступил парню. Не бросать же сына в такой критический период, даже если и не одобряешь его действия! Тем болеее, что это его планета, его народ.

- Его благородие владетель Горной Страны хан Мати!

В павильон вошел невысокого роста темнолицый человек в сопровождении, как и положено каждому претенденту, двух помощников. Что тут поднялось! Не только претенденты со своими телохранителями, которые сидели на круглой арене в центре павильона, повскакивали со своих мест. Вся публика вскочила на ноги и заорала в полный голос проклятия в адрес владетеля Горной Страны. Принц Рогул сначала не сориентировался, кто есть хан Мати, и заорал во всю глотку:

- Что за представление? Какой еще хан Мати! Это мой полковник по имени Волк! Он не хан, а просто сын крестьянина! Остальных я и вовсе не знаю! Самозванцы! Вон!

Но помощники ему растолковали, что хан - это тот кривоногий коротышка с приклеенными под носом косичками в шерстяном плаще с узорами и меховой оторочкой. А его полковник - просто предатель, перебежавший к горцам и женившийся на местной ханше. А теперь он стал помощником хана. Злости принца Рогула не было предела настолько, что сорвал с головы свой красивый и очень дорогой медный с серебром шлем и запустил им в Мати.

- Вражина! Мерзавец! Убийца! Кривоногий! Грязномордый! Вон! Будь ты проклят!

Мартин одарил зал белозубой американской улыбкой, которую неплохо освоил во время своей учебы, а потом показал и другой свой навык - уже латиноамериканский. Поддел шлем принца Рагула носком сапога, подбросил в воздух, поймал его налету и положил на трибуну перед секретарем.

Этот финт публика оценила еще большей волной возмущения. Казалось, вся эта толпа кинется сейчас на арену рвать кочевника на куски. Рука Скитальца сама непроизвольно нырнула под плащ и нащупала скобу предохранителя автомата.

Но все обошлось. Секретарь забарабанил в свои миски и стал довольно громко требовать тишины. Когда шум немного улегся, и возмущенная публика уселась на свои места, он произнес, обращаясь к хану Мати:

- Благородный хан, что тебя к нам привело?

- Как, что?! - сказал Мартин, продолжая демонстрировать свою улыбку секретарю, членам Королевской канцелярии и достопочтеннейшей публике. - Хочу поучаствовать в выборах короля.

Снова гул возмущения в зале, снова в сторону трибуны полетели подушки, шляпы, огрызки плодов, кости и прочие объедки - публика зря время не теряла и подкреплялась по мере возможностей.

- Но, о благородный! Эти выборы касаются только Страны, Окруженной Горами, но никак не Горной Страны, владетелем которой вы являетесь! - во весь свой бархатный голос произнес толстяк-секретарь, сорвав аплодисменты публики.

- Неужели? А может быть, достопочтенный секретарь прочтет мне полностью титул того, кого собираетесь сегодня короновать? Вот здесь. Читай, читай! И погромче, чтобы все слышали! - теперь Мартин уже не улыбался. Он подошел вплотную к трибуне, и, вырвав у секретаря листы протокола, стал тыкать в них пальцем.

- Э..э... Владетель Страны, Окруженной Горами И Омываемой Океаном ... Горной страны, Архипелага и Западных земель.

- Вот именно! - Мартин подошел к ложе представителей Королевской канцелярии. - Горной Страны! Вы хотите выбрать мне суверена? Мне - и без моего ведома и согласия?! Не много ли на себя берете?!

- Но, благородный, - снова вмешался секретарь. - Название титула короля - просто формальность.

- Формальность, прописанная в законах страны - не есть формальность, а есть закон!

"Да, - подумал Скиталец. - Вам с моим сыном тягаться в юридических коллизиях, что ципленку с поваром спорить! Не зря ему лекции сам Гордон Хартли - советник президента - читал".

Секретарь распорядитель замялся, поводил поросячьими глазками по залу, почесал лысину, потом кончик носа и наконец, сказал:

- Думаю, этот вопрос нужно решить членам Королевской канцелярии. Как вы думаете, господа?

Публика думала иначе. Снова поднялся шум, свист, улюлюканье. Но старший из трех старичков, восседавших в ложе, поднялся и тонким голоском проблеял:

- Господа, вопрос серьезный. Мы должны все обсудить, все взвесить. Нарушать законы Страны, Окруженной Горами, непозволительно даже членам Королевской канцелярии. Мы удаляемся. Ответ дадим завтра.

Наследник владетеля Болотистой Долины сокрушенно покачал головой - теперь эта говорильня быстро не закончится. Наверное, стоило взять с собой жену. Но тут столько кавалеров, которые и богаче его - Фрая - и влиятельне, и красивее. Уж лучше пусть остается дома под надзором деда. Старый Фрай - человек вьедливый, что та вошь. Вцепится - не оторвешь! Недаром его предпочитали иметь в союзниках многие влиятельные вельможи и даже принцы.

Наутро павильон снова был полон. И теперь уже это было не сборище сборище актеров, из года в год разыгрывавших одно и то же надоевшее всем представление, и публики, которая просто приехала себя показать. Это была кипящая возмущением толпа. Пока еще их гнев не выплеснулся на виновника происшедшего - молодого хана Горной Страны Мати - не очень скрываемый возмущенный гул стоял в воздухе, как фон от работающего трансформатора, постоянный и монотонный. Впрочем, до Скитальца долетали и отдельные "комплименты" сыну - "грязномордый коротышка", "кривоногий сопляк" и прочие не менее "лестные" слова. Он чувствовал, что достаточно одной искры, чтобы произошел взрыв этой гремучей смеси. Да, нужно держать ухо востро, а палец на курке.

Наконец появились престарелые члены Королевской канцелярии, и расселись в своей ложе.

Зал затих в ожидании оглашения решения. Старикашка, который накануне объявил перерыв, и который, очевидно, был самым старшим среди счленов Канцелярии не только по возрасту, но и по должности, встал и, прокашлявшись и поправив свою белую мантию с королевским гербом на груди, начал свою речь:

- О, благородные господа принцы и достопочтенная публитка!..

Комплименты господам длились долго. Фрай снова стал позевывать. И только когда принц Рагул грубо одернул оратора, приказав быть ближе к делу, тот наконец перешел к сути вопроса.

- Члены Королевской канцелярии, рассмотрев все аргументы господина хана Горной Страны Мати, пришли к выводу, что он имеет право участвовать в выборах короля.

Вот тут и началось! Сначала рев возмущения чуть не снес крышу хилого строения. Потом повскакивали особо горячие головы и бросились к ложе старичков. Принц Ситис размахивал мечом так, будто хотел обезглавить бедняг. Скиталец перевел скобу предохранителя автомата на непрерывный огонь и расстегнул пряжку пояса на своем плаще. Но старички оказались не лыком шиты - в павильон мгновенно вбежал десяток пехотинцев и загородил ложу своими щитами. А на особо азартных были направлены копья. Это немного охладило пыл дворян, и те вернулись на свои места.

- Теперь, господа, я продолжу, если не возражаете, - сказал старший из членов Канцелярии, будто ничего только что не произошло.

- Итак. Да, Король Страны Окруженной Горами действительно является владетелем всего мира. В том числе Горной страны и Архипелага. Или кто-нибудь из господ претендентов против этого возражает? Вы, господин принц Ситис? Нет? Хорошо. Или кто-нибудь из господ претендентов желает, чтобы короля для него выбрали без его участия? Тоже никто не желает? Так о чем спор? Претензии владетеля Горной страны вполне законны, даже если он не является прямым потомком королевского рода. Ведь допустили же мы к голосованию просто влиятельных вельмож, родство которых с королями Межгорья или даже с узурпатором Луэлом XI не подтверждено документально? Не так ли, господин претендент Фрай?

"И меня достал, - подумал наследник Болотистой Долины. - Будто я хочу стать королем! Если бы мать из-за болезни не впала в маразм и не начала сочинять всякие небылицы о своей дворцовой жизни, и если бы дед не был обязан Рогулу, сидел бы он теперь рядом со своей женой, крепко держа ее за руку. Очень крепко!"

- А кого вы выберете королем Страны, Окруженной Горами И Омываемой Океаном - господ принцев Бари, или Ситиса, или Родо, претендентов Фрая или Кугарса, или даже хана Мати - решать вам, господа. Так в чем дело? Зачем эти страсти? Посему, предлагаю успокоиться и продолжить нашу работу. Господин распорядитель, приступайте.

Снова началась рассказки претендентов, насколько они хороши, как воины, хозяйственники и даже, как любовники. И о том, как к месту они будут на троне Межгорья. Только хан Мати отказался что-либо рассказывать о себе и своей стране, сославшись на то, что все это и так хорошо известно уважаемой публике. Наследник Болотистой Долины надвинул на лицо свою шляпу и прикрыл глаза. Его выступление будет еще не скоро. Скиталец вернул на место скобу предохранителя и затянул пояс плаща.

На другой день состоялось голосование, которое опять ни к чему не привело. Из 38 дворян- претендентов за наиболее влиятельных принцев - Бари, Рогула, Эдадиуса и Ситиса - проголосовало не более пяти-шести их сторонников. Некотороые получили только один голос - свой, что было вполне позволительно. За остальных, в том числе и хана Мати не было подано ни одного голоса.

Секретарь распорядитель скорбным голосом сообщил, что и в этот раз король Межгорья выбран не был, и что господам претендентам предоставляется еще один день для консультаций между собой, чтобы прийти к согласию. Если же после этого так же никто из пртендентов не наберет трех четвертей голосов, выборы будут перенесены на два года, как гласит закон, утвержденный еще Конартом III в стародавние времена.

Он бы еще долго посвящал публику в нюансы избирательной системы Страны, Окруженной Горами, но в павильон вбежал запыхавшийся человек в пыльном плаще. Не спрашивая разрешения, он бросился прямиком к принцу Рогулу и что-то стал шептать ему на ухо. Все невольно повернулись к ним, и даже секретарь, который еще продолжал свою речь, допустил несколько досадных оговорок. Его тоже заинтересовало, о чем же разговаривают принц и странный гость.

Принц Рогул, дослушав сообщение страного человека, вскочил со своего места и заорал на весь павильон:

- Измена! Западня! Нас всех здесь убьют!

- Что такое, Твое благородие? - спросил секретарь перепуганным голосом. - Что случилось?

- Что?! А то, господа, что все дороги перекрыты разъездами кочевников. Они не выпустили моего разведчика, потребовав разрешения от этого грязномордого хана. Мы все в его руках. Такие вот выборы получились! Нас здесь всех перережут, а он станет королем!

- Я первый его прирежу! - это уже принц Ситис выпрыгнул на центр павильона и стал размахивать своим мечом. - Мерзавец! Ты сейчас умрешь! Бери меч и радуйся, что я позволил тебе умереть, как воину с оружием в руках. Иначе я тебя просто зарежу, как ты, кривоногий дикарь, режешь своих овец!

Хан Мати поднялся со своего кресла и, одарив зал своей издевательской улыбочкой, отстегнул ножны и передал меч Скитальцу

- Чтобы справиться с тобой, ублюдок, мне не нужно даже ножа, которым я режу овец. Ты не достоин даже его! - бросил он в лицо принцу.

-Эй, парень, - прошептал Скиталец. - Ты хорошо подумал?

- Спокойно, отец, - так же вполголоса ответил Мартин.

Принца Ситиса слова хана настолько возмутили, что он, издав боевой душераздирающий крик, тут же бросился на обидчика. Его меч мелькал, как молния, но в хана не попал ни разу - тот постоянно уходил от ударов. То пригнется, то увернется, то подпрыгнет, уходя от самых хитрых выпадов принца. Когда же тот нанес колящий удар, целя в живот врагу, его рука, будто в тисках, очутилась в захвате противника. Мати пару раз заставил Ситиса сделать вокруг себя пируэты, а потом резким рывком перевернул того через голову и уложил на спину. После этого несколько ударов небольшого, но крепкого кулака успокоили разбушевавшегося дворянина. Мати встал, поднял своего противника на ноги и пинком в зад отправил на его место. А сам подобрал его меч и положил на трибуну секретарю со словами:

- Пусть полежит у вас. Ему еще рано баловаться подобными игрушками - еще, чего доброго, поранится или других ранит.

- Это твое айкидо? - снова вполголоса спросил Скиталец.

- Ну! - ответил сын. - Разве что, в конце немного уличного бокса.

- Благородный хан Мати! - вновь прорезавшимся голосом обратился секретарь. - Объясни, что происходит?

- Само собой! - хан Мати встал и, взяв из рук Волка какой-то сверток, подошел к секретарю. - А происходит вот что! Посмотрите! Посмотрите! И вы, господа члены Королевской канцелярии! И вы, господа претенденты на трон всего мира. И вы, уважаемая публика.

Всем, кому Мати тыкал в лицо странный предмет, отворачивались и отстранялись, как от зачумленного. На их лицах отражалась целая гамма эмоций - от брезгливости до непомерного ужаса.

- Знаете, что это? - продолжал Мати. - Это конечность того самого чудища, о которых молва давно гуляет среди людей. Только это уже не слухи, а реальность. Более года назад эту конечность потерало чудище в стычке с армией западных поморов. Да, да! На нашем западном побережье! По словам участников стычки, чудищ было где-то около сорока. Но убили они не менее сотни людей. Мне так же сообщили, что их лодки видели и у берегов вашей страны, и у островов Архипелага. Кстати, господа члены Королевской канцелярии, почему нет здесь вождей кланов островитян? Или их не интересует, кто будет ими править, согласно законов Страны, Окруженной Горами? Ладно, это я так, к слову. Как вы думаете, господа, считающие себя вершителями судеб страны и ее народа, сможет ли Побережье противостоять вторжению столь сильного противника? Особенно, если вы между собой не в состоянии договориться? Что вы будете делать, когда уже на ваш берег, где-нибудь под Конартрестом высадятся полчища этих ужасных созданий? Собирать конференции? Договариваться о совместных действиях? Снова пытаться выбрать себе короля, чтобы он возглавил борьбу с пришельцами? А чудища в это время будут уничтожать людей. Потому я и здесь. Я не претендую на должность вашего короля, но мне в лице вашего государства нужен надежный и сильный союзник, который в случае вторжения, моментально придет на помощь. И получит такую же помощь от меня, если подвергнется нападению ваше побережье. Я не собираюсь договариваться с каждым лягушонком на каждой кочке каждого болотца. Мне нужен глава централизированной державы. И вы его в этот раз выберете, чего бы это не стоило вам и мне. От себя обещаю, что никто не покинет этого места, пока Страна, Окруженная Горами не обретет законного правителя. Удачи, господа. Договаривайтесь. И не спешите - времени у вас пока достаточно. Но только пока!

Хан Мати развернулся на каблуках и, под гробовое молчание зала, вышел из павильона. За ним, ни разу не оглянувшись, последовали Волк и Скиталец. Ни о какой провокации им вдогонку уже не было даже и речи.

Скитальца начала одолевать скука. Как и все люди, он не любил две вещи - догонять и ждать. Хотя, это и было составной частью его работы. Об умении быстро бегать, говорить не приходиться. А уж без терпения и выдержки разведчику не продержаться в профессии и дня. Но все же постоянное ничегонеделание изрядно утомляет. Особенно такого динамичного человека, каковым являлся Скиталец. Уже несколько дней он сидел в компании хана Мати и Волка у своего шатра и пил отвратительный отвар местных трав, который Мартин почему-то называл чаем. Мимо каждый день проходили господа претенденты и их сторонники, одаривая хана с товарищами неприязненными гримасами, неприличными жестами и тихими, но вполне различимыми проклятьями. Хан Мати отвечал им белозубой улыбкой и поднимал в дружеском приветствии и со всеми счастливыми пожеланиями чашу горькой гадости, в которую с молодые служанки время от времени подливали добавку этого пойла. Скиталец тоже старался улыбаться - иначе было очень трудно скрыть зевоту. Понятно, что это был план его сына, в котором каждому была отведена определенная роль. Но уж больно скучная досталась ему - Скитальцу.

Однако, вскоре план начал потихоньку осуществляться. Первым возле шатра появился человек явно не благородного сословия, одетый без изыска в простую одежду из дешевой ткани. В таких одеждах ходят городские ремесленники, торговцы, крестьяне, и вообще, люди весьма среднего достатка. Упав не колени перед ханом Мати, он долго мял в руках свою войлочную шляпу, пока, наконец, не набрался смелости и не выдавил из себя первую фразу:

- Благородный принц хан Мати, я повар господина благородного принца Бари.

Когда же Мартин попросил повара пояснить причину его визита, после долгих колебаний, тот снова выдавил из себя:

- Мне нечем кормить моего господина и его многочисленную родню. А они требуют от меня...

- Понятно. И что же ты хочешь от меня? - улыбнулся Мартин.

- Может быть, вы поделитесь со мной какой-нибудь провизией? А я вам при случае отработаю?

- А если не поделюсь?

Повар погрустнел еще сильнее, чем прежде.

- Тогда меня, скорее всего, зарежет кто-нибудь из свиты благородного принца Бари. Они с каждым днем все злее и злее. А у меня пятеро детей, жена с тещей и старик отец...

- А не боишься, что тебя зарежу я? Насколько мне известно, обо мне благородные распускают всякие слухи, вплоть до того, что я младенцев ем на завтрак. А вдруг я и поварами не побрезгую?

- Я старый, жесткий и невкусный. К тому же, мне уже все равно. Выхода просто нет. Еще немного твоей блокады, и господа друг друга жрать начнут. Так что, делай со мной, что пожелаешь.

- А что же другие претенденты? Не хотят поделиться с голодными товарищами?

- Чем, о благородный? Они тоже голодают. Не далее, как сегодня утром ко мне прибегал повар принца Рогула и просил хоть чуть-чуть муки или яиц. А сам весь избитый. Да и у меня тоже, простите, о благородный, грубого ремесленника, вся задница уже синяя от пинков голодных господ. Слава богам, что еще жив пока. Но, думаю, осталось не долго. Нрав у этих...

- Ладно, ладно! - махнул рукой Мартин. - Помогу. Сегодня вечером пригонят тебе немного скотины. Будет мясо и молоко. Ну, и муки дам. Но на деликатесы пусть твои господа не рассчитывают. Только вот что. Это я даю не только твоему господину, а на всю банду благородных дармоедов. Соберешь их поваров с поварятами и будете готовить на всех . Сколько тебе твой Бари платит?

- Платит? - удивился повар. - Ничего не платит.

Но тут же прикусил язык и принялся исправлять свою нечаянную оговорку:

- Вы только не подумайте, о благородный принц Мати! Мой господин очень добр ко мне. Он разрешает моим детям каждый день питаться остатками с его стола. И не берет арендной платы за то, что наш домишка стоит на его земле.

- Как же ты вообще выживаешь? Признавайся, жулик, не иначе потаскиваешь с кухни благородного? - засмеялся Мартин. - Знаю я вашу братию! Ладно, успокойся. Вот тебе серебряник за твою смелость, а главное - будущую работу. Вот еще медяки для оплаты твоих помощников. Только не вздумай никого обмануть! Задница не то, что синей - разноцветной станет!

- Что ты, что ты, о благородный! Чтоб я провалился, чтоб меня сожрал твой бог Кутуму, чтоб...

- Хватит! - оборвал поток прорезавшегося красноречия повара Мати. - Валяй уже, харчи будут к вечеру. А у тебя еще ничего не готово.

- Прощай, благородный принц Мати! - кланяясь и отступая от шатра бормотал повар. Но вдруг, сам удивившись своей смелости, произнес. - А может быть, тебе нужен хороший повар? Я много чего готовить умею...

- Принесешь и мне тарелочку своей стряпни. Если понравится, подумаю, - хан Мати поднялся с подушек и скрылся в своем шатре.

А на другой день прибежали две дамы, явно благородного происхождения, если судить по их вычурным одеяниям и прическам. Оказалось, что их кавалеры устроили дуэль и теперь валяются, изрядно порезанные, и просто умирают.

Скиталец подумал-было, что ради таких дам проливать кровь было совсем не обязательно, учитывая их возраст и "красоту", но все оказалось несколько иначе. Поводом послужила недобрая шутка одного из кавалеров по поводу лица принца Ситиса, который еще долго будет прятать синяки под глазами за кольчужным забралом. Оппонент этого юмора не оценил и схватился за меч. Результат - налицо. И не только - на руках, на груди, на бедрах, как следовало из дальнейшего отчета врачей. Те наложили каждому из драчунов более трех десятков швов!

Почему дамочки обратились именно к Мати? Те ответили, что именно хан Мати - основной виновник и повода для дуэли (как-никак, он испортил красоту лица благородного Ситиса), и вообще ситуации, в которой молодые дворяне весьма скучают, и потому развлекаются, как могут.

Мати отправил к пострадавшим двух молодых врачей, которые после окончания университета в Луэлресте, практики найти на Побережье не смогли, и поступили на службу к Волку. Дамам же велел передать своим вспыльчивым любовникам на словах, что, будь он королем, то отправил бы к ним не врачей, а палача с веревкой. Потому как, закон, принятый во времена Луэла XI, еще никто не отменил.

В последующие дни было много посетителей, которые просили то фуража для лошадей ( ибо, если благородный хан все же отпустит других благородных восвоясе, на чем их везти, коль лошадки помрут с голоду? Самим в карету впрягаться?), то немного дров или угля, чтобы благородные не мерзли в своих шатрах.

- Давай, давай, - подкалывал сына Скиталец. - Ты этим дармоедам скоро за отца родного станешь. Думаешь, заслужишь у них благодарность?

- А то! Батя, не один ты умеешь будущее предугадывать, - отвечал Мартин. - Я, возможно, такими талантами не владею, но на основе анализа ситуации, выводы сделать смогу. И вообще, не торопи события. Поживем - увидим. Как бы то ни было, но цетрализованная власть в Стране, Окруженной Горами, будет. А кто усядется на трон - то дело третье. Значение имеет только угроза от пришельцев.

Вскоре в шатре хана появилась целая делегация уже не простолюдинов, а благородных господ. Среди них не было основных претендентов, но были особы, к ним приближенные. По крайней мере, некоторые из них, как помнил Скиталец, выступали в поддержку то Ситиса, то Бари, то Рогула. Довольно высокий бородатый человек, который был, скорее всего, лидером это делегации, стал представлять своих товарищей. А в конце представился и сам:

- Это благородный владетель Узкой Ложбины - Чигги, это владетель Песчаных Холмов - Эдадиус. Это вледетель Эрла - Лонторо... Меня же зовут Фрай. Я наследник Фрая - владетеля Болотистой Долины.

- Ясно, - усмехнувшись, сказал хан Мати. - Обжора, Кабан, Коротышка, и так далее. Но ты, Фрай, почему-то, не Рыжебородый, а чернобородый?

- Я поражен, о благородный! - сказал Фрай. - Свои имена дворянские кланы получили еще в те времена, когда помнили древний язык наших предков. Сейчас его давно забыли. Откуда же ты знаешь древний язык? Или горцы его еще помнят?

- Нет, горцы его вовсе никогда не знали, - сказал Мати. - Просто я изрядное время провел в библиотеках университетов Луэлреста и Конартреста. Там, кстати, довольно много интересных документов.

- Как? Ты учился в наших университетах? - раздалось сразу несколько голосов. Удивлению гостей не было предела. Ведь некоторые из них и вовсе были неграмотны. А тут вдруг какой-то кочевник, любитель сырого мяса и крови, а то и вовсе, людоед - и университет!

- Нет, не в ваших, - проговорил Мартин и тут же получил незаметный, но ощутимый пинок от отца. Было за что! Какие же еще университеты, кроме "ваших", есть на Ноле? Явный провал! Думать надо, сынок, прежде чем рот открываешь!

- Я нанимал репетиторов из Страны, Окруженной Горами, - внес поправку Мартин. - Они меня многому научили. А уж потом и в библиотеках порылся. Так что, о вас - благородных - и вообще, наших странах, кое-что знаю. Впрочем, насчет рыжей бороды, не обижайся. Это всего лишь шутка. Но зачем вы ко мне пришли?

Вперед выступил молодой худосочный человечек с хилыми усиками под длинным носом, имя которого Мати перевел, как Кабан. Хотя, таких худых и мелких кабанов хан в своей жизни не встречал.

- О благородный хан! Многие люди очень измучены странным заточением, которое ты им устроил. Они голодают, болеют, грустят о доме. Сколько будет продолжаться этот плен?

- Так! - сказал Мати, вставая с подушек. - Во-первых, едой я вас обеспечил и продолжаю обеспечивать по мере расходования. А ежели кто-то не может обойтись без деликатесов, то от этого не умирают. Во-вторых, я прекрасно осведомлен о состоянии здоровья людей в лагере. Там работают мои врачи. Дипломированные, к вашему сведению. В-третьих, я объяснил причину блокады лагеря. Хотите домой - подойдите с ответственностью к выбору себе лидера. Ситуация в мире не терпит промедления и ей плевать на ваши амбиции. Жизнь человеческой расы на кону. Повторяю, мне нужен ответственный союзник в лице вашего государства, чтобы дать отпор чудищам, а не кучка себялюбивых владетелей крохотных уездов. И в четвертых. Здесь уже были просители, которым невмоготу дальше терпеть, как ты говоришь, заключение. Все просители, которые в выборах короля непосредственно не участвуют, уже отбыли домой. Остальных зрителей я тоже не задерживаю. Останутся только те, чей голос хоть чего-нибудь да стоит. Я понятно излагаю?

- О благородный, - вступил в разговор Скиталец. - А почему бы тебе не отпустить и господ претендентов? В законе не говорится, сколько человек должно участвовать в выборах монарха. Как не запрещено и голосовать за самого себя. Так что, пусть себе едут! Останешься только ты и господа члены Королевской канцелярии. Чье имя назовешь - тот королем и будет. Вариант беспроигрышный.

Скиталец, естественно, просто решил пошутить - уж больно его раздражали рожи претендентов. Но его шутку восприняли вполне серьезно.

- Так нельзя! - первым крикнул Чигги. - Это уже будут не выборы!

- Выборы, выборы! Закон позволяет. Не верите - спросите у господ членов Канцелярии, - отпарировал Мати. - Но я не хочу, чтобы короля, выбранного мной, считали узурпатором, как предыдущего Луэла. И вообще, ваш трон - ваша забота! Я, по-моему, ясно разъяснил, чего хочу от вас, господа претенденты?

Наследник владетеля Болотистой Долины Фрай выступил на полшага вперед и разъяснил:

- Благородный Чигги хотел сказать, что шансов избрать короля нет ни малейших. Мы уже четвертую неделю все голосуем и голосуем, а толку никакого. Даже самые влиятельные получают не более семи-восьми голосов. А на другой день эти вчерашние фавориты имеют в своей корзине не более двух-трех. Тупик.

- Неужели нет достойного кандидата? - удивился Мати.

Фрай пожал плечами:

- Похоже, что так. Я, во всяком случае, не смотря на свои обязательства вассала, не дал никому из них ни единого голоса. А ты, о благородный хан, кого хотел бы видеть своим союзником?

- Откуда мне знать? Вам виднее, - снова пожал плечами Мати. - Бари, например, или Рогул, Ситис, в конце концов...

- Ну, уж... - улыбнулся наследник Болотистой равнины. - Бари уже одной ногой в могиле. Ты от него хоть слово слышал? Всю его речь прочел его помощник. На кресло его усаживают телохранители, все время рядом врач. Выбрать его - значит отдать страну на растерзание его наследникам. Тут начнутся такие междоусобицы, что Многолетняя Смута раем покажется. Рогул? Это такой скареда, что люди с его земель бегут, как от пожара - так нещадно он их грабит. А тех, кто пытается убежать, Рогул ловит и казнит. На своих землях он уже король, и законы страны ему не писаны. А будет королем всей страны, снова узаконит рабство, которое было отменено еще Луэлом IV. Вот тогда и жди новых крестьянских восстаний. Какое уж тут сопротивление внешним врагам! О Ситисе и говорить нечего! Он претендент только потому, что в наследство от предков досталось огромное наследство. Которое, кстати, он уже почти промотал. Вся его жизнь - игра, пьянство, женщины и поединки. Королевский титул для него - возможность избавиться от надоедливых кредиторов. Да и претензии его совсем не серьезные - он незаконнорожденный сын одного из Ситисов и служанки. Если бы во время Смуты все другие мужчины его рода не сложили головы, не видать бы ему ни наследства, ни титула. Потому его так и разозлило то, что ты назвал его ублюдком. Ты, о благородный, сам того не зная, попал в его самое больное место. Но дело даже не в этом. Единственное, что он собирается предпринять, как король - это снова разрешить дуэли. Нужно ли стране в столь критический период огромные потери среди дворянства из-за пустяков? Нет. Не вижу претендентов.

- А ты, наследник? - спросил Мати. - По-моему, голова у тебя на месте, рассуждаешь трезво. Чем не король?

- Мои претензии тоже чересчур ничтожны. Владения моего деда крошечные. Доход с них - сущий мизер. У меня нет возможности даже нанять достаточную охрану. А как без военной силы управлять страной? К тому же я не являюсь родственником предыдущих королей. А родственные связи с узурпатором Луэлом XI, за что меня и приглашают на это собрание, не подтверждены никакими документами. Так, слухи, не более.

- Значит, нет достойных? - снова задал свой вопрос Мати.

- Увы. Хотя...

- "Хотя"? Значит, все-таки есть? Кого ты имеешь в виду, наследник?

- Тебя, о хан Мати.

- Меня?

- Ты, о благородный, не посещаешь собрания в павильоне, будто тебя они не касаются. А уже в двух турах голосования прозвучало твое имя. Первый раз за тебя отдали два голоса, а последний - уже семь.

- Неужели вас устроит король-чужеземец, дикарь и кочевник из Горной Страны?- рассмеялся хан.

- Почему нет? Ты решительный, за тобой сила кочевой кавалери и багатство Горной страны. К тому же, после твого прихода к власти, прекратились набеги, расцвела торговля. Это выгодно и Побережью. Само собой, что еще придется многое в наших отношениях утрясти, пойти на определенные компромиссы... Но... Хотелось бы все же знать, ты принципиально согласен занять трон Страны, Окруженной Горами или нет? Стоит нам продвигать твою кандидатуру или просто продолжать есть твое мясо и ждать, когда тебе самому надоест эта блокада?

- Хм... - Мати покачал головой. - Весьма неожиданное предложение. Даже не знаю, что ответить... Знаете, господа, надо подумать. Пока я даже не рассматривал такого варианта. Но думаю, что рассмотреть стоит. Именно сейчас я не могу дать вам ни положительного, ни отрицательного ответа. Встретимся позже. Повторяю, нужно все обдумать и мне и вам. До свидания, господа.

- Ну,что? Доволен? - спросил сына Скиталец, когда гости покинули их шатер. - Кажется, твоя задумка начинает осуществляться.

- Да, ладно тебе, отец, - буркнул Мартин. - Я об этом повороте ситуации даже не подозревал. И вообще, это пока только первые наметки, которые не факт, что сбудутся. Знаешь, здесь что-либо предугадать весьма трудно. И кочевники для жителей Побережья - дикари и враги, а их царь - тем более, и раздробленность между кланами чересчур велика, чтобы ожидать продуманного общего решения.

- Да, дворянчики еще те! - усмехнулся Скиталец. - Их тут более тридцати, и у каждого от десяти до тридцати телохранителей. Не говоря уже о "болельщиках". Итого, как минимум, триста-четыреста, а то и пятьсот мечей! Договорились бы между собой, да рванули бы на один какой-нибудь заслон, и что бы сделали твои несколько десятков всадников? Думаю, даже железных ратников нашего Волка не хватило бы. Но даже ради своей свободы не желают договариваться. Как по мне, то они уже просто мечтают о том, чтобы на их шею взгромоздился какой-нибудь крепкий малый с увесистой дубиной, который их - неразумных - научит уму разуму, приструнит, гонор умерит. Пусть уж лучше тиран, только бы не брать на себя ответственность за судьбу страны. Ты их этой лапой изрядно напугал. А что касается твоего горного происхождения, то не переживай. Были в истории человечества подобные примеры. Не на Ноле, но... Ты, конечно, о Рюрике не слышал, а я тебе не рассказывал, но был такой князь, которого пригласили править славянами. Или, по крайней мере, так говорят легенды.

-Твои бы слова - да Богу в уши! Вернее, Кумуту или кому-нибудь из его семейки. - покачал головой Мартин. - Не думаю, что все так просто.

- Что же, во многом ты и прав - дело это быстрым не будет. Начнутся переговоры о привелегиях для каждого клана в отдельности и уступках с твоей стороны. Затянется надолго. Но поверь мне - старому пророку, все будет хорошо. Ты со всем управишься. Кого-то подкупишь, кому-то пообещаешь карьеру при дворе, кому-то надавишь на гордыню - мол, станешь героем и спасителем Родины... Я чувствую. А мне, пожалуй, в этом участвовать не обязательно.

- Что ты такое говоришь, батя? - взвился Мартин. - Хочешь оставить меня в такой сложный период?

- Не переживай. Тебе вполне достаточно Волка и его воинства. А мне нужно отлучиться. Сам понимаешь... Нужно...

- Опять тебе не дают покоя? Что им только от тебя надо?

- Вот и выясню. Не переживай, я не надолго. Смотаюсь в Долину Одинокого Дерева и вернусь. Иначе, наверное, не избавлюсь от этих голосов в голове. Тем более, цифры какие-то стали всплывать... Ощущения не из приятных. Оставить тебе автомат?

- Не нужно. Обойдусь. Ты только береги себя и быстрей возвращайся, отец.

- Ладно. Но "Беретту" все же возьми на всякий случай. Эх, жаль, с матерью не попрощался. Извинишься за меня, если вдруг что...

- Батя, ты меня пугаешь! - Мартин подошел к Скитальцу вплотную и заглянул в глаза.

- Пустое. Не переживай. Это в моем характере - прощаться надолго при отлучке на день. Увидимся. Ну, я пожалуй пойду посплю. Утром рано вставать...

Глава 11.

Странное каменное дерево, мало изменилось с тех пор, как Скиталец увидел его первый раз. Не без того, что некоторые его ветви не выдержали ветров, жары и снегопадов, и упали к подножью, распавшись на куски. Но в целом оно выглядело так же, как и много лет назад, и как будет выглядеть еще многие сотни, если не тысячи лет. Долина Одинокого Дерева, как назвал Скиталец это небольшое плато, окруженное высокими "ступенями" - зона аномальной напряженности полей, наиболее удобное место для портала перемещения через пространство. Когда-то именно здесь Скиталец, тогда еще просто Алексей, появился на Ноле. Потом еще он несколько раз пользовался этой "дверью". Именно каменное дерево стало узнаваемым символом этого места. Где-то дальше, там, в скальном массиве расположена база, которую Комитет оборудовал для своих агентов на планете. Там всегда можно было разжиться всем необходимым для ведения разведовательной работы. Главным образом, это были медные, серебрянные и золотые монеты, практически не отличающиеся от монет местной чеканки, и одежда, тоже местных фасонов. Ну, может быть еще и кое-какие медикаменты. Ничего больше правила не допускали. Впрочем, Скиталец все же припрятал кое-что для себя, за что его по головке бы не погладили члены Комитета. Но пусть сперва попробуют его достать!

Скорее всего, именно здесь ждал его человек из метрополии, если не врал внутренний голос в голове. Кто бы это мог быть? Гадать бесполезно. Все равно он скоро узнает.

Ага, вот и сам профессор Саут! Что ему снова понадобилось? Он не раз признавался, что, не смотря на свои способности к телепортации, переносит ее весьма тяжело, и не любит этот процесс. А тут вдруг уже второй раз лично перемещается на огромное расстояние, чтобы встретиться с ним. Не иначе, хочет сообщить что-то весьма важное. И неприятное, судя по ухудшившемуся настроению.

Саут вышел из открывшегося проема в скале и медленно двинулся к Скитальцу.

- Простите, Элл. Я давно вас заметил, но, сами понимаете, я непривычен к уровню солнечной радиации на этой планете. Потому пришлось ждать вечера, - сказал Саут, подавая Скитальцу руку для приветствия по земному обычаю.

- Здравствуйте, профессор, - ответил на приветствие тот. - Вас можно поздравить?

- С чем?

- Ну, как же! Вы ведь прислали мне сообщение и подкрепили это паролем - шестизначным чилом 45 29 03. Правильно? Это ли не доказательство того, что ваши "слухачи" могут устанавливать телепатическую связь на расстоянии во многие миллиарды километров?

- Да, спасибо, Элл. Мы это позже задокументируем. Но я пришел по другому поводу. В способностях своих экстрасенсов я не сомневаюсь. А мои оппоненты... Им еще доказывать и доказывать. Меня волнует не то, как воспримут способность моих людей связываться с агентами на других планетах. Речь идет об одном из них - о том, которому, вроде бы, удалось наладить связь с другой цивилизацией. Помните, я вам о нем рассказывал?

- Само собой. И что?

- Он уверен, что состоялся новый контакт с ними.

- Он уверен?

- Да. Я, увы, ни в чем пока не уверен. Все очень странно и фантастично. И страшно.

- Даже так? - удивился Скиталец.

- Увы. Потому я и прибыл, чтобы вас предупредить, - сказал Саут, вытирая платком вспотевшее лицо.

"Интересно, - подумал Скиталец. - Чего бы ему потеть? Температура воздуха отнюдь не высокая. Волнуется?

- Дело в том, - продолжал профессор. - Что по его словам, нам предъявлен ультиматум.

- Что?!

- Да, да. Ультиматум. Требуют освободить планету от людей. Мол, на планете уже находится колония представителей их цивилизации. Стало быть нам там уже не место. Не уберем своих людей, они их просто уничтожат.

- Так и сказали? - Скиталец удивленно пожал плечами.

- Ну, конечно, не сказали. На таком уровне общения применяются совсем другие принципы. Образы, воспринимаемые на подсознательном уровне, трансформирующиеся в мысли. Я не лингвист - те бы лучше объяснили. Скажу только, что общаться можно и без слов, на уровне подсознания. Или что-то в этом роде. Мы только начали работы в этом направлении, а эта цивилизация, похоже уже их освоила. Как бы то ни было, ультиматум предъявлен.

- И что дальше? Вы информировали об этом Комитет?

- Конечно.

- И?..

- И ничего. Сказали, чтобы не нагнетал обстановку. И так в обществе обострилось противостояние с прогрессивистами. Зачем лишнее масло в этом огне? Тем боле, что доказательств-то нет. Может, это просто бред больного человека. А даже если и не бред, то что мы можем сделать?

- Как - "что"?! - чуть не закричал Скиталец. - А как же те чертежи, что я привез? Разве нельзя построить флот и дать отпор агрессору?

- Элл, вы не понимаете, - вздохнул Саут. - Во-первых, корабль, да, мы сделали по тем чертежам. И он даже действует. Но для него нужно огромное количество энергии. Его может дать только антивещество. Несколько реакторов на дальних базах Метрополии за довольно длительное время изготовили всего несколько десятков граммов этого горючего. Хватило на небольшой скачок корабля за пределы планетной ситемы. И все. У нас нет ресурсов на построение флота и технологии производства горючего в больших объемах. Нет ни желания правительства, ни времени. Во-вторых, корабль - это еще не все. Нужно оружие. А мы даже не представляем, какое оно из себя, как должно выглядеть, каков принцип действия. Ведь не на охоте придется стрелять, и не в беззащитных зверушек. Мы - мирная цивилизация. Не умеем делать оружие, не умеем, а главное, не способны его применить. Это - в-третьих.

- Как не вспомнить Корбиса и его теории, - покачал головой Скиталец.

- Вот-вот, - тоже самое сделал и Саут.

- А что хотите от меня? Чтобы я организовал оборону?

- Смеетесь? - снова покачал головой профессор. - Я пришел просто предупредить. Похоже, Нола и ее обитатели уже нашим чиновникам поднадоели. Комитет эта планета уже не интересует. Они не верят в мои исследования, в моих "слухачей", в агрессивных "чужих". Скажу откровенно, похоже, я дорабатываю в Комитете последние месяцы. Скорее всего, мои работы будут похоронены, как и работы Корбиса. Если только...

- Если только, что?

- Если вторжение состоится и будут предоставлены его доказательства или свидетельства. Потому у меня к вам, Элл, личная просьба. Эвакуируйте семью и близких людей, кого найдете нужным, а сами немного задержитесь и постарайтесь добыть эти доказательства. Если вам это удастся, возможно, получится расшевелить этих рутинеров в Комитете. Большего мы с вами сделать не можем.

- А что же будет с остальными людьми на Ноле?

- Элл, вы сами не раз говорили, что здесь полно всевозможных провидцев, предсказателей, оракулов и прочих экстра... Надеюсь, найдется и несколько колдунов, имеющих талант телепортации. Как-то же была заселена эта планета людьми? Будем надеяться, что часть все же спасется.

- И это все, Саут, что вы можете мне сказать?

- Увы, Элл. Это все. Я - всего лишь маленький винтик в машине под названием "Комитет". Принимать такие серьезные решения, которых вы ждете... Не мой уровень. Ну, простите, мне пора. Я здесь без санкции Комитета и ведома непосредственного руководства. Впрочем, семь бед - один ответ. Так, кажется, говорят у вас на Земле? Жаль, опять не выпьем с вами вина за встречу.

- За какую встречу? - раздраженно прошипел Скиталец. - Впору пить за упокой целой цивилизации.

- Не стоит раньше времени впадать в отчаяние. Вдруг и правда, мой "слухач" - просто шизофреник с голосами в голове. Я сам на это надеюсь. И надеюсь все же выпить с вами за будущую встречу хорошего вина. Но не нолианского. Признаться, терпеть его не могу - кислое, привкус какой-то непонятный, об аромате и говорить не приходится... До свидания Элл. Но все же постарайтесь уберечь свою семью, а главное - себя.

Глава 12.

- И какие мысли по этому поводу? - раздалось где-то в глубинах мозга.

Скиталец даже не удивился. Он давно ожидал этого проникновения в свою голову. Даже сам пытался вызвать их на контакт, но до сих пор безрезультатно. Теперь же они сами постучались в его сознание.

- О! Духи подземных королевств? - мысленно ответил он. - Я уже, признаться, думал, что вас уже не существует. Батарейка села, поля изменились или чего-то там еще...

- Откуда такие предположения? - снова прозвучало в голове.

- Я тут уже довольно долго. А до этого здесь были и другие разведчики. А с вашей стороны не было даже намека на контакт. Горючее для ваших реакторов лежит уже несколько лет на базе, но никто за ним не обратился. Что прикажете думать?

- Ну, сам знаешь - мы контактируем только в самых крайних случаях и только с теми, в ком уверены. А горючее... Оно будет годно еще тысячи лет.

- За доверие - спасибо, - Скиталец поймал себя на том, что ведет самый настоящий мысленный диалог, почти не отвлекаясь на посторонние мысли. Даже иронию допускает в этом странном общении. Интересно, это уже развитие способностей его сознания или нужно отдать должное своим телепатическим собеседникам? - А сейчас, что - именно тот самый крайний случай?

- А разве твой друг тебя не убедил?

- Как сказать... Значит, есть повод для беспокойства?

- Это еще мягко сказано. Вторжение состоится и довольно скоро.

- Обрадовали, - уже совсем не телепатически огорченно вздохнул Скиталец. - Вы что об этом знаете? Или опять-таки, просто верите профессору Сауту?

- Ну, кое-какой информацией владеем. О первом появлении пришельцев на Ноле ты уже знаешь. Но было и еще одно. Около полусотни лет назад по Нолианскому летоисчислению за пределами этой планетной системы появился корабль пришельцев. Это был не тот разведчик, что потерпел катастрофу и населил планету чудищами, как их называют местные жители. Огромный корабль-матка, который выпустил в сторону планет этой системы несколько десятков зондов. Но устройство этого корабля немногим отличалось от первого - корабля-разведчика. Отсюда мы сделали вывод, что это были представители одной цивилизации. Зонды отсканировали все планеты и передали информацию на корабль-матку. Особый интерес, как ты понимаешь, они проявили к Ноле. После этот корабль исчез.

- Стало быть, все очень серьезно, - вздохнул Скиталец. Есть от чего испортиться настроению. Опять-таки, мягко говоря... - Значит ультиматум имеет место быть? И что теперь делать?

- Мы просканировали сознание твоего друга и сделали вывод, что он не врал насчет ультиматума. Другое дело, что и он мог быть неверно информирован или информация была неверно истолкована... Ошибка возможна, но... Увы, учитывая наши сведения, вероятность, что угроза существует, весьма велика. А насчет того, что делать... С тех пор, как во Вселенной появились первые живые существа, перед ними в случае опасности было только два варианта действий - убегать или драться.

- А от меня чего ожидаете? Второго? Метрополия не собирается воевать и помогать своим братьям по происхождению. Им не нужно, а мне-то зачем? Думаю, нужно попытаться спасти свою семью и друзей.

- Алексей, - вдруг обратился к нему виртуальный собеседник, назвав его почти забытым именем. - Спасти семью ты, может быть , и сможешь. Но речь идет о существовании всего человечества. Не только на Ноле - на всех планетах Метрополии, на Земле, на Меде... И о твоих потомках в том числе.

- Даже так? - Скиталец в глубине души признал, что ужас подкатывает к сердцу.

- Именно. Как ты думаешь, зачем пришельцам эта планета? Ведь во вселенной полно похожих и даже более комфортных планет. Потому что, она находится в каверне, как вы ее называете. Ты сам неплохо научился перемещаться в ее пределах усилием только своего сознания. А их корабли в каверне будут затрачивать на перемещение в разы меньше энергии. Уж поверь. У нас тоже были подобные аппараты. Как, по твоему, мы оказались на Ноле? Мы не владели навыками телепортации - они возникли у людей уже после катастрофы на нашей планете в процессе мутаций. Так что, в этом вопросе кое-что понимаем. Это вторжение, если его не остановить, будет концом человеческой цивилизации. Пусть не завтра, а через тысячи лет. Но увы, конец будет неизбежен.

- Но именно Нола-то причем? Мало ли других планет в каверне?

- Ты думаешь, узкий по меркам всей Вселенной участок с аномальной напряженностью полей так легко обнаружить? Скорее всего, людям просто повезло, что они оказались в пределах этой зоны, или струны, или каверны... А пришельцы просто случайно наткнулись на нее. И уже отдавать кому бы то ни было не собираются.

- А договориться? Разграничить, скажем, сферы влияния?

- Сам-то веришь в это? Да любая пичуга или насекомое за свою территорию бьется до смерти. Все конфликты между людьми сводились к борьбе за территории. Кто-то пытался захапать чужое, кто-то отстоять свое. И это особи, которые отличаются друг от друга, разве что, цветом кожи или формой носов. А то и вовсе только иначе прочитанными книгами... Человеческие формации договариваются уже всю свою историю. И что? Так ли ревностно блюдется дух и буква договоров? Стало меньше войн на той же Земле? Ты ведь сам прекрасно знаешь! А тут мы имеем дело с представителями иной формы жизни, другой генетики со всеми вытекающими. Поверь, здесь договоренностям места не будет.

- Ну пусть даже так. И что же я могу сделать? Спасти человечество? С автоматом образца 47-го года и шестьюдесятью патронами? Маловато будет против целого флота.

- Имеет значение только твоя решимость. А оружие... Допустим, оно у тебя будет. Что скажешь?

- Ого! - Скиталец удивился так, что наверное, это отразилось не только в мыслях, но и на лице. Потому что, в следующей реплике духов явно проскальзывала ирония.

- А ты думал, мы только молниями играть умеем? Наверное, ты захочешь объяснений? Будь по-твоему. Только присядь - разговор будет длинный.

-Так вот, - начал свой монолог голос в голове Скитальца. - Человеческая цивилизация существует уже очень долго. Миллионы лет, если не больше. Увы, были спады, были катастрофы, после которых приходилось начинать все заново, с нуля или с середины. Предполагается, что наша цивилизация на Планете-Матери - тоже не первая в этой череде падений и взлетов. Впрочем, название Планета-Мать выдумали уже народы переселившиеся с нее после катастрофы. Мы же называли ее, как и все люди свои планеты - среда обитания, почва под ногами, которая кормила, земля, нола и т.д. Но не в этом дело. Мы были могущественной и развитой цивилизацией. Умели летать среди звезд и осваивали новые планеты. Но предпочитали жить в своем доме - планетной системе - рядом со своими близкими, одной семьей, так сказать. Возможно, это было ошибкой, но речь не об этом. Население все время увеличивалось и вопрос о новых территориях вставал постоянно. Чего только мы не делали! Даже перемещали планеты на другие орбиты в нашей звездной системе. На какое-то время это проблему решало. Но постоянно требовало и новых идей. Одной из таких идей стал проект нового светила в нашей системе.

Располагался на довольно далекой от центральной звезды орбите огромный газовый гигант. Ему бы немного набрать массы - сам бы стал звездой. Вокруг него вращалось около сотни сателлитов. Наши ученые подсчитали, что если бы удалось зажечь ядерную реакцию в центре гиганта, то не менее, чем на десятке его спутников можно было бы создать вполне комфортные условия для проживания людей. Правда, ресурсов планеты-гиганта хватило бы на десять-двенадцать тысяч лет. Но разве это мало? Вспомни, какой скачок сделала земная цивилизация за две тысячи лет от рождения вашего Христа. Вот наши ученые и решили зажечь эту планету, состоящую в основном только из водорода и гелия.

- И это стало концом вашей цивилизации на Планете-Матери? - мысленно встрял в монолог Скиталец.

- С чего ты взял? Нет. Мы не успели воплотить в жизнь этот проект. И вообще, мы были достаточно осторожны. Думаешь, почему мы появились на Ноле - тогда мы называли ее между собой просто Девяткой - по последней цифре кода этой планеты в наших каталогах. Здесь мы собирались создать и испытать детонатор. На Девятке была нормальная атмосфера, сносный температурный режим. Правда, несколько более высокий уровень радиации и немного более слабое магнитное поле. Потому все наши базы мы обустроили под поверхностью планеты. Так мы стали подземными королями. Духами же стали значительно позже.

- А что же с бомбой? Получилось?

- Ну, во-первых, не с бомбой. Есть некоторое отличие. Продукты распада бомбы, в твоем понимании, разлетаются от центра взрыва. А наш детонатор действует с точностью до наоборот. Он втягивает в центр детонации водород и, сжимая его, зажигает термоядерную реакцию. Если хочешь, его можно назвать рукотворной черной дырой. Хотя и тут аналогия весьма и весьма притянутая за уши, как у вас говорят. Во-вторых, да, получилось. Мы даже провели испытания на планете, которую местные горцы сейчас называют Глаз Кутуму.

- Зажгли?

- Нет. У этого Глаза масса намного меньше, чем у нашего гиганта. Ничего зажечь бы на нем не удалось. Да мы на это и не рассчитывали. Хватило того, что наши приборы отметили уровень усиления гравитации планеты, начало реакции, ее продолжительность в несколько десятков секунд, уровень излучения и прочие параметры. Победа была полной. И мы приступили к изготовлению рабочего детонатора для нашей звездной системы. И изготовили. Но не успели отправить к пункту назначения.

- Так из-за чего же погибла ваша цивилизация? Мне просто интересно, - не унимался Скиталец.

- Мы были отрезаны от нашего дома. Потому только предполагаем. Может быть, взорвалась сверхновая. Была такая нестабильная звезда в нескольких световых годах от Планеты. Хотя, мы и допускали ее взрыв, но думали, что пара миллионов лет у нас еще есть. Возможно, ошибались. Или причина в другом. Но нам она неизвестна.

Скиталец не смог больше сидеть на месте. Он встал и стал прохаживаться - десять шагов вперед, десять шагов назад. Это немного помогло привести в порядок мысли. Уж больно много вопросов накопилось в голове.

- Допустим, что бомба или детонатор, как вы его называете, имеется, - Скиталец сжал ладонями виски. Этот "разговор" был совсем не безболезненным. Не говоря уже о том волнении, в душе, которое он вызвал, еще началась и головная боль. Примерно такую он испытывал еще в молодости, после ранения. Что это - последствия напряжения при телепатическом разговоре с "духами" или рецидив старой болезни? Но сейчас об этом думать совсем не время. - Что же вы сами не используете его? Я вам зачем?

- Мы - всего лишь "духи". Вернее, энергетическая виртуальная жизнь. Мы не сможем доставить детонатор в нужную точку пространства. А тебе это под силу. Ты неплохо владеешь навыками телепортации.

- Сделать бомбу, ну или протестировать ее вы можете, а доставить нет?

- Как ты не понимаешь! Конечно, мы уже не просто программа. Мы научились не просто копировать сознание наших создателей на момент самого создания. Мы развиваемся, эволюционируем, уже и сами можем творить, придумывать, создавать. Фактически, мы уже полноценная разумная жизнь. Хотя, с другой стороны, все еще программа. После нас - телесных - остались подземные заводы, роботы, умные станки. А что приводит в действие эти механизмы? Обычная программа. Здесь все просто. Но сделать средство доставки мы не можем - у нас нет соответствующих чертежей, а придумать сами что-то подобное - у нас просто не хватит времени. К тому же, запустить оборудование и сделать какую-нибудь летающую бомбу - нужна энергия и опять-таки, время. Не говоря уже о том, сколько будет лететь эта ракета в точку появления кораблей пришельцев. Мы ведь способностью телепортации не владеем...

- Ясно. И что должен сделать я?

- Мы уже сказали - доставить детонатор в нужную точку пространства, включить таймер на нужное время и убраться восвояси.

- "Нужную точку", "нужное время"... - голова Скитальца буквально "раскалывалась" от боли. Но прерывать разговор он не собирался. - Вам откуда известна эта точка пространства и время?

- Мы, как ты уже знаешь, досконально изучили конструкцию их корабля. Его слабое звено - антивещество в качестве горючего. Оно удерживается системой искусственно созданных полей. Но стоит произойти внешнему всплеску гравитации или электромагнетизма - и система может дать сбой. Тогда антивещество выплеснется и вступит в контакт с элементами корабля. А это аннигиляция - взрыв, почище вашей атомной бомбы. Именно так и погиб первый корабль-разведчик, появившийся в окрестностях Нолы. При выходе из гиперпространства он неожиданно попал в зону гравитации планеты. Вероятно, он все же успел передать информацию о планетной системе Нолы. Потому следующий корабль - тот, что привез зонды - "вынырнул" уже за пределами планетной системы. Мы думаем, они не будут менять точку выхода из гиперпространства.

- А время?

- Время... По тем же причинам они выберут время, когда напряженность полей в точке выхода будет минимальным. А это время наступит тогда, когда большинство планет системы будут находиться в противоположной от светила точке. В этом году будет так называемый парад планет. Это и будет наиболее удобное время для выхода их кораблей из гиперпространства.

- И когда это время настанет?

- Скоро. Очень скоро. У тебя всего лишь несколько месяцев на то, чтобы передать нам ядерное горючее для нашего реактора, получить детонатор и добраться до Южного океана.

- А туда - зачем?

- Не на спине же ты понесешь за пределы звездной системы довольно тяжелое устройство. К тому же, нужна какая-то защита - космический вакуум даже такого человека, как ты, погубит мгновенно. Дело в том, что местные жители нашли спасательную капсулу еще первых пришельцев с погибшего корабля. Если телепортацию совершить в ней, то некоторое время на то, чтобы осмотреться и установить таймер у тебя будет.

- Довольно, тяжелую, говорите? Я вряд ли смогу телепортировать более двухсот килограмм грузов. Даже при наличии волновой линзы. Я тоже не господь Бог, - мысленно хмыкнул Скиталец.

- Думаем, там ты найдешь и помощника. Тебе останется только его уговорить.

- Что? Помощник на берегу Южного океана? - Скиталец сжал виски руками и на мгновение замер в такой позе, пытаясь обдумать ситуацию. - Если это тот, о ком я думаю...

- Ты думаешь правильно. Это он.

- Тогда дело не выгорит. Этот скорее умрет, чем станет мне помогать.

- А ты постарайся. К тому же, кое-какими аргументами для этого мы тебя снабдим. Заговорились мы, Алексей. Пора тебе в путь. Времени в обрез.

- Не так быстро! - чуть не вскричал Скиталец. - У меня еще полно вопросов. Я должен знать все. Иначе на меня не рассчитывайте!

- Ладно, ладно. Пусть так. Какие у тебя вопросы?

- Ну, например, такой: как отразилось на Ноле испытание вашего детонатора? Только честно!

- За кого ты нас принимаешь? Врать мы просто не умеем по определению. Да, после испытания катаклизмы встряхнули всю планетную систему. На Ноле произошли серьезные землетрясения, извержения вулканов, наводнения, цунами. К тому же Светило стало более активным, возросла средняя температура на планете, повысился уровень радиации. Даже вымерли некоторые виды животных. Но это были непродолжительные и не критические последствия. Наша колония выжила, выживут и местные жители. Взрыв нового детонатора произойдет намного дальше от Нолы, и хотя мощность его намного больше, существенных разрушений, по нашим подсчетам, это не принесет. К тому же, ты сам считаешь, что здесь много провидцев. Предупредят об опасности, скажут, как уберечься.

- Вы уже словами доктора Саута заговорили. Но в том-то и дело, что ваша колония здесь как раз и не выжила. На планетах Метрополии люди выжили, на Земле - тоже, выжили еще десятке планет. Но не на Ноле. Отчего вы не смогли создать здесь полноценное население?

- Наверное, потому что, не ставили такой цели. Мы прибыли сюда только для проведения эксперимента. Группа была немногочисленной, среди нас было мало женщин, немалая часть сотрудников была старшего возраста. Есть такая формула, которая рассчитывает жизнеспособность человеческого общества. Увы, мы в нее не вписались. К тому же, после гибели Планеты-Матери, люди впали в депрессию. Многие не хотели жить. Были случаи самоубийства... Да и вообще, нынешнюю систему нашего существования изобрели всего несколько активных членов группы. Потом к ним присоединились и другие, но только потому, что им было все равно. Поддались на уговоры, не более. Немалая же часть членов колонии же предпочли исчезнуть навсегда. Не будем об этом - у нас все же есть эмоции, и неприятные разговоры не по душе "духам подземных королевств". Такой вот каламбур. Что еще ты хочешь узнать?

- Еще? Да, конечно... К Южному океану добраться морем очень трудно. Я слышал, что там очень сложное дно - полно рифов, непредсказуемые течения и частые штормы. Летом добраться по Реке невозможно. Что делать? Ждать зимы?

- Нет. Зимы ждать не получится. Времени почти не осталось. Мы тебя проведем сухопутным путем через Мертвую пустыню и хребет Спящий Дракон. Он считается непроходимым из-за сложного рельефа, но только не для тебя. Как и для нас когда-то. Но это будет уже заключительный этап. До этого придется все же добраться морем до небольшого вулканического островка в районе мыса Злой. Там есть шахта, куда нужно будет опустить ядерное горючее для нашего реактора. Без него не заработают станки, роботы и прочее оборудование. У тебя все?

- Нет. А если на момент взрыва не весь флот появится в окрестностях звездной системы? Часть погибнет, а часть достигнет цели? А если флот противника засечет капсулу с детонатором еще до взрыва? У них ведь есть оружие, чтобы его уничтожить?

- Много вопросов... Если детонатор сработает, он изменит пространственно-временной континуум в районе системы. Так что, остальные корабли флота просто вынырнут неизвестно где. И скорее всего, тоже погибнут - горючего на возвращение на них не предусмотрено. Скажем так, что именно на это свойство детонатора мы возлагаем основные надежды. А аннигиляция кораблей будет скорее устрашающим компонентом обороны. Какие-то корабли, возможно, вернутся на свои базы или смогут сообщить о поражении флота. Думаю, это немного успокоит захватчиков. А насчет оружия... Откровенно говоря, не имеем информации. Все возможно. Но выхода-то нет.

- Есть. Детонатор нужно оборудовать красной кнопкой.

- Ты серьезно?

- Совершенно серьезно. Нужно быть готовым ко всему.

- Что же, не мы это предложили. Подумаем. Но, скажи, Алексей, неужели ты готов пойти на то, что только что предложил?

- А есть ли другой выход? И потом... Когда-то нужно возвращать долги.

- О чем ты? Эти твои не всегда понятные идиомы... Ты кому-то задолжал?

- Конечно. Человечеству, своему народу, семье, даже потомкам. Той череде предков, благодаря которым я появился в этой Вселенной, и тем, кто придет в этот мир после меня. Отказаться, смалодушничать, сбежать и бросить их на произвол судьбы? Отсидеться в тихом местечке и убеждать себя, что жизнь чересчур хороша, чтобы отдать ее, пусть даже за великие цели? Что ты нужен своим детям, и вообще, еще не время умирать? А в это время где-то будут тухнуть звезды человеческого разума, пусть не идеального, пусть противоречивого, а то и вовсе абсурдного, но человеческого? Уж лучше смерть. Я часто рисковал жизнью и за куда более меркантильные и ничтожные цели. Что уж говорить об этой? Вариант "Убегать" я выбирал довольно часто. Конечно, делал это не столько ради себя, сколько ради своих близких и друзей. Но теперь , похоже, мы стоим у последнего рубежа, и отступать уже некуда. Да и я уже набегался. К тому же, сколько со смертью не бегай наперегонки, на финише она все равно тебя нагонит.

- Мы тебя поняли, землянин. Мы уважаем твой выбор и даже восхищаемся твоей смелостью. Только запомни, Алексей - смерти нет.

Глава 13.

Скиталец спустился с загривка хоско и с удовольствием развалился на траве. Целые сутки, длинные нолианские сутки, если верить хронометру часовых дел мастера из Луэлреста, он просидел в седле на спине рогатого создания. Да и само создание со своими оставшимися в живых товарищами неимоверно устали. Все три хоско поджали ноги и плюхнулись кто на брюхо, а кто и вовсе на бок, не обращая внимания даже на чахлую травку, пробивающуюся сквозь бурую почву. Только бы не околели - до места назначения еще идти и идти. Но по сравнению с тем, что уже пройдено, остались сущие пустяки.

Он так и не смог проститься с Лией - уж больно большой крюк пришлось бы делать, чтобы увидеть жену. Время, проклятое время поджимало. Может быть, она его за это простит. Особенно, если Мартин замолвит за него словечко. К нему Скиталец тоже не заехал. Все, что нужно для длинного путешествия взял из своего тайника на базе около каменного дерева. А с сыном он и так уже попрощался. Надоедать парню не стоит - у него и так проблем было, хоть отбавляй. Эти дворяне от своих амбиций и предубеждений так легко не откажутся. Но все же картина для Скитальца была уже ясна - быть хану Мати королем всех земель Восточного континента. Всем и так ясно, что лучшего правителя на сегодняшний день не найти, и теперь благородные просто будут торговаться за свои привилегии в обмен на лояльность и поддержку при голосовании. Скитальцу во дворце делать нечего - малый и сам прекрасно справится. Да и время, время...

Сперва пришлось ехать в Конартрест и нанимать корабль. Это оказалось делом нелегким. Плыть к берегам западных поморов желающих нашлось немного. Сказалась и трудная навигация в тех водах, и репутация самих жителей. Западные поморы - это не их южные сородичи. Потомки потерпевших крушение в западных морях рыбаков, морских разбойников и авантюристов, пытавшихся найти морской путь к южным берегам, имели репутацию людей агрессивных и подлых, не брезгующих воровством, разбоем и даже работорговлей. Их корабли иной раз промышляли пиратством и набегами на побережье Страны, Окруженной Горами. Короче говоря, ребята еще те! Все же кое как удалось нанять старое-престарое корыто (иначе эту развалину, скрипящее всеми досками обшивки, и не назовешь) - за немалые деньги, между прочим - капитан которой согласился доставить Скитальца к мысу Злой и дальше в одно из селений поморов.

Однако, как стало ясно из дальнейших событий, плыть в западные моря команда совсем не собиралась. Когда за кормой остался последняя деревушка Страны, Окруженной Горами, на Скитальца было совершено нападение. Несколько моряков, вооруженных топорами и ножами окружили его на палубе и пытались убить. Скиталец быстро вычислил главаря нападавших - или не главаря, но самого активного мерзавца - и "наградил" его таким ударом меча по лысому лбу, что тот отлетел к рубке и отключился, закатив глаза. Пусть негодяй еще спасибо скажет, что Скиталец огрел его плашмя. Иначе, в результате можно было не сомневаться. Остальные нападавшие, получив свои порции зуботычин и пинков, разбежались по своим местам. Убивать Скиталец никого не хотел - и так команда не была полностью укомплектована. Как плыть дальше, если пришлось бы перерезать половину экипажа? Сильнее всех пострадал молодой жиденький матросик с крысиной мордочкой в качестве лица, который хотел прыгнуть с ножом на спину Скитальца, когда тот оказался вблизи мачты. Пришлось припечатать руку держащую нож, каблуком сапога к палубе. Пожалуй, Скиталец перестарался - рука оказалась сломанной, и парень уже всей своей работы выполнять не мог. Зато капитану и боцману досталось по первое число. Скиталец вытащил их из каюты, и так накостылял, что синяки держались до тех пор, пока пассажир не покинул корабль у поселка поморов. А может и дольше. Но Скитальца это уже не волновало.

Как не отнекивались капитан с боцманом, как не пытались уговорить Скитальца вернуться назад - мол, еды и питья взяли мало, до мыса Злой не хватит, да и погоды стоят непредвиденные, того гляди, шторм начнется - но продолжать плавание все же пришлось. А за то, что не запаслись провизией, негодяи получили еще несколько лишних зуботычин - понятно, что ограбить пассажира планировали заранее, задолго до мыса.

Впрочем, Скиталец вскоре сам себя ругал за свою доброту по отношению к этой банде. Стоило ему высадиться на безымянный островок вблизи мыса Злой, как корыто подняло свои грязные паруса и отправилось восвояси, бросив его на острове без еды и воды. Пообещав себе подумать об этой проблеме позже, Скиталец взялся за свои насущные дела - принялся искать колодец, в который нужно было опустить контейнеры с горючим. Но и найти его оказалось только половиной дела. Колодец нужно было еще расчистить - вход в него завалила каменная осыпь. Хорошо, что еще в вещах оставалось немного аммонала и несколько детонаторов.

Зато на утро третьего дня стало ясно, что Робинзона Крузо из Скитальца не получится - его плавсредство благополучно стояло на якоре в бухте острова. В результате беседы капитан с боцманом признались, что отплывали ненадолго, рыбки половить - очень уж кушать хочется. И только юнга, после того, как Скиталец поймал его за ухо, рассказал, что кораблю преградила путь такая стена шторма, что было принято решение вернуться за пассажиром, который, наверняка являлся колдуном и наслал на них это несчастье. "Поколдовав" еще немного над капитаном и боцманом, Скиталец уговорил их продолжить плавание до берегов западных поморов. А сам мысленно поблагодарил своих ангелов-хранителей из подземелий за то, что те умеют не только молниями жонглировать, а и более серьезными силами природы управлять.

Очередной раз укоряя себя за доброту по отношению к морякам, Скиталец отдал им часть причитающейся за фрахт платы. Иначе бы горе-грабители голодали бы всю оставшуюся дорогу домой. А так вся сумма пошла на приобретение у поморов продуктов питания.

Да и с самими поморами нужно было держать ухо востро. Скитальца о них предупреждали заранее, да и сам он уже успел столкнуться с ними не так давно. И он много бы дал, чтобы обойти их селения десятой дорогой. Чего доброго, встретишь кого-то из свиты старшин, с которыми вел переговоры, и тебя узнают. Но куда там! Путь через Мертвую пустыню был трудный и длинный. Нужно было запастись провизией и водой. А кто это все будет тащить? Потому нужно будет у местных купить и продукты, и тягловую скотину - хоско, как наиболее приспособленную к пустыне тварь - и фураж для самих хоско. Как не крути, а без поморов не обойтись.

Поначалу Скиталецу показалось, что ошибся в своем предвзятом отношении к этим людям. Сторговался он с ними довольно быстро, хотя и оставил им почти весь товар, что вез с собой - рыболовные крючки, наконечники багров, ножи, и прочий металлический хлам. Ну, и меди тоже пришлось отсыпать немало. Хозяева же прониклись к нему такой симпатией, что не хотели отпускать без того, чтобы отметить удачную сделку. И вообще, не советовали уезжать, на ночь глядя. Мол, в пустыне небезопасно - зверье, змеи, ядовитые насекомые, сильный ветер... А тут и теплая юрта, и веселая компания, и молодая симпатичная рабыня, чтобы ночь была теплее. Скиталец сослался на усталость и сказал, что с удовольствием гульнет с новыми друзьями утром, а сам пока остановится за деревней и отдохнет в своей палатке - надо же за только что купленной скотиной приглядеть. Сам же, не долго думая, оседлал хоско и отправился в пустыню, не смотря на предупреждения поморов. А может быть, именно из-за этих настойчивых предупреждений.

Наутро Скиталец увидел у себя за спиной группу всадников на лошадях. В бинокль удалось рассмотреть у них оружие - пики, луки со стрелами, сабли. Потому цели этой погони сомнений не вызывали. Тем более, что и первые стрелы полетели в сторону его каравана. Изрядно утомленному ночной поездкой Скитальцу так не хотелось снова вступать в рукопашную схватку с превосходящими силами противника, а заставить хоско бежать во весь опор было нереально, что он решил просто испугать преследователей. Да немного просчитался. Более низкая сила тяжести Нолы на этот раз его подвела. Граната, которую он хотел бросить перед всадниками, полетела немного дальше и взорвалась в самом центре кавалькады. Вопли раненых людей, предсмертное ржание лошадей... Конечно, это враги... Не ты их, так они - тебя... Но все же, убивать-то было совсем не обязательно. Стареешь, Алекс!

Но по сравнению с дальнейшими испытаниями, это были еще цветочки. Мертвая пустыня, полностью оправдывая свое название, показала себя во всей красе. Если в ней и встречалось зверье, то только на самых ее окраинах, прилегающих к морю. Скиталец видел в бинокль пару небольших, величиной с крупную собаку, животных. Если судить по внешнему виду и повадкам, это были хищники. Но от каравана они предпочли держаться подальше. Почему?

Змеи - да - были, и довольно крупные. Одна такая змейка, величиной с земного двухметрового питона, попалась на свою беду на глаза хоско. Те, не долго думая, затоптали беднягу и тут же сожрали, выдергивая друг у друга из пасти куски несчастного пресмыкающегося. Не мудрено, что даже хищники предпочли уйти с дороги этих "домашних животных".

Но вскоре пропали и звери, и змеи, и даже чахлые растения. Остались только сильный холодный ветер и сплошной камень с песком красноватого оттенка. Разве что, на камнях рос то ли мох, то ли лишайник. Неприхотливых хоско устраивало и это. Они так скоблили своими зубами гранитные глыбы, что у Скитальца внутри все переворачивалось - тот еще звук! А что делать? Еще топать и топать, а корма для них, учитывая аппетит, сколько не бери - все равно мало. Хорошо еще, что дрова не нужно было тащить - Скиталец тайно привез с собой нагреватель с радиоактивным блоком питания. И пищу на нем можно приготовить, и ночью в палатке согреет. Узнали бы его прежние начальники - не сносить бы ему головы. Но теперь это уже значения не имело.

Ночи здесь были очень холодные. В отличие от жарких дней. Хоско ночью спали стоя, прижавшись боками друг к другу. Скитальца в его палатке не очень спасал даже нагреватель и меховая одежда. Днем же приходилось раздеваться до голого торса, и даже порывы ледяного ветра воспринимались, как дуновение вентилятора. Но не это угнетало. Голое ровное плато до самого горизонта. Разве что, неожиданно возникал, то каменный столб причудливой формы, то длинный и широкий разлом в почве, который приходилось обходить несколько часов. И больше ничего. Даже каменные деревья - тоже ведь, пустынные эндемики - и те не встречаются. О какой-либо дороге или хотя бы протоптанной тропе, пусть звериной, речи не было. Часто проскакивала мысль: а не заблудился ли он на этих бескрайних просторах? Но его транспорт шел вполне уверенно, да и он сам иной раз направлял их ... Куда? Самому было интересно. Но направлял. Не иначе, направляли и его самого. Та еще навигация!

И так день за днем. Еда уже была на исходе. Скиталец ежедневно урезал себе паёк. А идти было еще о-го-го! На горизонте еще даже не показалась гряда "Спящий Дракон". А ведь и через него еще нужно будет как-то перебираться... Хоско тоже были посажены на диету. Потому с каждым днем все более недовольно урчали. Впрочем, им, было легче. Мха на камнях, безусловно, не хватало, но иногда на помощь приходило и везение. Правда, не для всех. Одна скотинка, изрядно ослабевшая от недоедания, оступилась и попала ногой в глубокую канаву, невесть откуда взявшуюся на пути. Подняться уже не смогла из-за сломанной конечности. Пришлось проявить акт милосердия и прекратить страдания несчастного животного. Стоило только Скитальцу разгрузить мертвую хоско и присесть отдохнуть, как он увидел странную и даже страшную картину. Все его транспортные средства весьма аппетитно пожирали труп своей погибшей подружки. Через пару часов на месте трагедии остались только обломки костей, раздробленных крепкими зубами. Скиталец с тоской подумал, что если и ему суждено остаться в этом бескрайнем однообразии, то так будут выглядеть и его останки.

Хребет "Спящий Дракон" поначалу выглядел, как тонкая темная полоска над горизонтом. Но через несколько дней пути он уже почти закрывал небо. Скиталец видел немало гор в своей жизни. И на Ноле были очень впечатляющие пики и плато. Но такое каменное нагромождение даже на него произвело угнетающее впечатление. Как перебираться? Где искать проход? И есть ли он вообще? И хватит ли сил осуществить это?

Но что-то толкало его вперед в узкое ущелье между горами, и Скиталец доверился этому чувству целиком и полностью. И не ошибся. Вскоре под копытами его животных появились остатки довольно широкой дороги. Плиты из красноватого бетона частично растрескались, частично превратились в щебенку, но сомнений не было - этот путь мостили руки разумных созданий.

По мере продвижения вглубь горного массива дорога становилась все лучше, трещин и выбоин было все меньше, и даже каменные осыпи, если и частично преграждали путь, были вполне проходимы.

А вскоре перед караваном разверзлось жерло темной пещеры внушительных размеров. Хоско остановились, и Скитальцу пришлось приложить немало усилий, чтобы заставить свой транспорт все же двинуться дальше - вовнутрь черного ада.

Но внутри оказалось не так страшно, как это выглядело снаружи. Это был широкий и высокий туннель, идти по которому было довольно легко - дорога, стала почти идеальной, гладкой, будто отполированной наждачной бумагой. Даже блестела в неярком свете, лившемся непонятно откуда. К тому же, по стенам кое-где струилась вода, а под ними скапливались небольшие лужицы, что не могло не обрадовать путника, который до этого экономил каждую каплю живительной влаги из своего запаса. Хоско тоже были весьма довольны - придорожные бордюры и сами стены были покрыты мхом и лишайниками, а из щелей выползали колонии белых полупрозрачных грибов, формой напоминающих плоды груши-дички. Скиталец пришел в ужас, увидев, как его животные обгладывают со стен эту гадость. Такими грибами он когда-то отравил целый отряд врагов. Но, поди, запрети этой скотине жрать то, что ей по нраву! Скорее, они тебя самого сожрут! Теперь, наверное, все околеют - столько грибов сожрали, что на целую армию врагов хватило бы. Но, как не странно, животные только повеселели и стали быстрее переставлять свои толстые и длинные ноги. Даже стали голос подавать, "переговариваясь" друг с другом - чего-чего, а этого Скиталец за ними до сих пор не замечал.

А туннель тянулся и тянулся вдаль. Впереди черная неизвестность, позади чернота, и только над головой неярко тлел, будто сопровождая караван, какой-то источник света - то ли светящиеся плиты потолка, то ли замаскированные лампы. Иногда справа или слева появлялось боковое ответвление туннеля, но Скиталец прекрасно знал (вопрос - откуда?), что туда сворачивать не нужно. Да и его тягло даже голову в ту сторону не поворачивало.

Наконец, прямо посреди дороги, Скиталец наткнулся на несколько ящиков. Сомнений не было - это и есть тот самый детонатор, о котором говорили духи. Что же, они свою часть контракта выполнили, теперь слово за тобой, Алексей. Развязка уже скоро.

Хотя, "скоро" - это еще, как сказать! Нужно было еще идти и идти по длинному лабиринту внутри скал. Продукты питания закончились полностью. Грибов и мха скотине явно не хватало. Еще один хоско упал и подняться уже не смог. Скиталец подумал, что животное просто устало и сделал привал. Но после того как проснулся, увидел все ту же ужасную картину - остальные хоско пожирали останки своего мертвого товарища. Скиталец, тоже изрядно изголодавшийся, и себе отрезал часть бедра бедолаги. Но даже после нескольких часов варки, прожевать эту "резину" не было никакой возможности. Разве что, вонючий и горьковатый бульон немного утолил голод и частично восстановил силы.

Но для хоско это было выходом из положения, и они все так же, не возражая и не спеша, продолжали двигаться и двигаться вперед. Скиталец уже сбился со счета дней, когда караван, наконец, увидел самый настоящий солнечный свет. И огромное плато, и чахлую травку под ногами... Самый последний и самый трудный этап путешествия приближался к своему завершению. Где-то там, за этими серо-зелеными холмами шумит Южный океан.

Скиталец спустился с загривка хоско и с удовольствием развалился на траве.

Глава 14.

Из семейного архива владетелей Болотистой Долины.

"Ну вот, кажется, приближается последняя страница моего жизнеописания. Изрядный вышел фолиант, объемистый, тяжелый. Начинал его писать на настоящей бумаге, хоть и не очень белой и не очень гладкой, пером, выдранным из хвоста домашней птицы в королевском дворце Страны, Окруженной Горами. Тогда этот мой труд только чудом уцелел при пожаре дворца. Как, впрочем, и я сам. Продолжил писать на выбеленной шкуре детеныша домашнего животного уже в Горной Стране. Тоже пришлось приложить немало усилий, чтобы вывезти его из стана сумасшедшего тирана. Последние страницы - мое изобретение. Кожа южной рыбы, очищенной от лузги и тщательно выделанная. А чернила мне поставляют местные хозяйки - вырезают пузыри из тел моллюсков. Не мудрено, что теперь книжонку даже поднять нелегко. Но те, кому он предназначен, смогут прочесть - уж я постараюсь. Сей труд включил в себя всю мою жизнь от начала моей авантюры до ее плачевного конца. Вероятно, это последняя ночь в моей жизни. Что будет завтра, неведомо никому. Но я все же обладаю некоторым талантом предчувствия, и оно ничего оптимистического не сулит. Потому, скорее всего, в последний раз, изложу на эрзаце бумаги чернилом из каракатицы все события последних дней, не приукрашая свою персону, не очерняя врагов, объективно и честно.

Сперва о Госте. Этот человек появился в нашем селении еще зимой. Пришел весь израненный, с гноящимися ранами. Заявил, что пострадал в стычке с чудищами на восточном побережье Горной Страны. Это меня очень опечалило. Значит, чудища уже все чаще высаживаются на Восточный континент, что не может не беспокоить. Я видел их останки в свое время. Огромные и страшные создания - чуть ли не на две головы выше любого из местных. Лица - лучше не описывать - слов не хватает. Скорее, не лица, а... даже не знаю, как сказать... Что-то от гигантских то ли земноводных, то ли насекомых. Одни огромные глаза чего стоят! Да еще поверхность тела - не понятно что - хитин или что-то в этом роде. Короче говоря, страшные враги. А люди в Горной Стране и на Побережье все больше друг с другом воюют, не видя угрозы из-за океана... Эх, меня там нет!

Но дело не в этом. Мне рассказы Гостя сразу показались странными. Не то, чтобы он врал... Но что-то явно не договаривал. И кому? Мне! Пришлось поковыряться в его мозгах. И я был озабочен еще больше, чем сведениями о чудищах. Оказывается, Гость по происхождению пирянин. Как вообще он мог попасть на Нолу? Таланта телепортации я у него не выявил. Кто-то помог? И почему у него внешний вид совершенно не соответствует его происхождению? Где зеленоватый оттенок кожи? Где грива от переносицы до лопаток? Где выступающие вперед челюсти? Гость скорее походил на жителя какой-нибудь колонии Метрополии. Прической - волосы явно не живые, а вращенные, не подросшие и не выгоревшие за месяцы скитаний, сохранившие форму и цвет. Чертами лица - челюсти с ровными некрупными зубами уже не выдаются вперед. Кожей - она светлая, хотя зеленый пигмент иногда пробивается на морозе. Исчезли выпирающие надбровные дуги, а сами брови стали аккуратными и узкими, а глаза изменили даже свою форму и цвет - с красноватого на коричневый. Кто-то серьезно поработал над парнем. Кто - понятно. Так работают пластические хирурги в Метрополии. А вот зачем - вопрос!

Цель его появления на Ноле тоже стала ясна, и тоже не прибавила оптимизма. У жителей Пириса есть свой "конек" или "бзик". Называй, как хочешь, а как по мне, то просто культ недоразвитой расы. Они кровную месть возвели, чуть ли не в ранг религиозной добродетели. К чему это привело, известно. Живут обособленно, кланы друг с другом почти не контактируют. Даже такие события, как образование новых семей между соседними общинами, не празднуют - не дай бог, кто-то по пьяному делу нанесет представителю другого клана обиду. Быть войне! Прогресса никакого нет - бесконечный каменный век. Даже металлургия там под запретом. Зато все храмы увешаны табличками с именами "героев", совершивших святую месть. Кто-то сыграл на этой мании в голове Гостя. Сообщил, что его предка убили, что ему представляется шанс отомстить убийце и занять свое место в галерее святых. Кто же был его трагически погибший предок? Оказывается, мой соратник и верный слуга - герцог Серебряный. А убийца, стало быть, Акробат.

Значит, Акробат снова появился на Ноле. Зачем? Вернулся, чтобы закончить начатое? Два раза он пытался меня убить, и два раза это ему почти удавалось. Решил довести дело до конца?

По этим причинам, я предпочел оставить Гостя при себе. Я приблизил его- как-никак, хоть какой-то союзник, в случае появления Акробата. Я уже давно не воин. Хотя и восстановился после своего увечья, но все еще боли иной раз донимают. Тем более что убегать от Акробата уже просто некуда. Я вылечил раны Гостя, которые, похоже, были нанесены когтями какого-то крупного зверя, возможно, и чудищ Западного континента. Но были и другие раны - от стрел с железными наконечниками. Это явно поработали не пришельцы из-за океана. Поселил его в своем шатре... О том, что его предок являлся моим лучшим другом и соратником, я ему не сказал. Мало ли, как он к этому отнесется? Вдруг посчитает, что доля вины в его смерти лежит и на мне. К тому же, уже само по себе странно, что Гость появился в нашем селении, которое расположено вдалеке от места торжища в устье Реки. Случайно забрел? Не верю я в подобные случайности. Не иначе, кто-то снабдил его информацией. Или дал определенный намек... Короче говоря, он стал жить со мной бок о бок и пользоваться моим покровительством. И эти мои решения принесли мне только неприятности и заботы.

Всем известно, что для уединенных поселений, каковым являются деревни поморов, одной из проблем является как раз их обособленность и замкнутость. Эта проблема носит медицинское название инбридинг - близкородственное скрещивание, ведущее к вырождению. В моем поселении многие дети рождаются с изрядными дефектами, против которых бессилен даже я со своим опытом врачевания. И после того, как по моему совету, вождь племени запретил браки внутри деревни, это не очень улучшило положение - в соседних деревнях тоже жили, в основном, родственники. Потому любой пришелец в поселок считается желанным гостем - мужья делятся с ним своими женами, отцы - дочерьми. Лишь бы родился здоровый ребенок - помощник в нелегком деле добычи пропитания для семьи. А что делать? Жизнь у бедняг нелегкая. И не длинная... А выживать надо!

Гостю тоже обрадовались. А уж как обрадовался он! Это был настоящий сексуальный маньяк и садист - любил доставлять женщинам боль и страдания. Поначалу те терпели - чего не сделаешь ради здорового потомства. Но месяцы шли, а ни одна из женщин не забеременела. То ли Гость оказался бесплодным, то ли очень разная генетика у представителей Нолы и Пириса, но женщины вскоре отказались уступать ему. А этот негодяй - эх, что есть, то есть! - требовал и пытался применить силу. Тогда вступились и мужчины. Произошло несколько драк с неприятными последствиями для рыбаков. Это меня совсем не устраивало. Пришлось объяснить Гостю, что эти коротышки с расстояния в пятьдесят шагов с качающейся лодки загоняют гарпун под панцирь черепахи именно в тот момент, когда та выныривает, чтобы сделать вдох. И если он не будет вести себя более спокойно, то имеет все шансы разделить судьбу несчастного животного.

Но рассчитывать на сознательность этого дикаря я все же на стал. Рядом с селением располагался довольно глубокий залив, куда рыбаки отбуксировали странную капсулу, которую я купил у соседей. Она, говорят, была найдена вмерзшей в прибитый к берегу айсберг. Вождь категорически запретил оставить капсулу в деревне. Пришлось перенести свою резиденцию за мыс Сколотый Зуб. С собой забрал и Гостя, чтобы не провоцировал местных охотников. Вождь Поморник дал еще двух мужчин, которые помогали мне по хозяйству. Ну и еще две не очень молодые женщины согласились составить компанию нам с Гостем.

На новом месте я занялся исследованием капсулы. Как я уже писал, ее обнаружили охотники соседней деревни в глыбе льда. Я купил ее у них, заплатив немалую цену - отдал за нее три стальных наконечника гарпунов и хороший нож, и вместительный котел, которые приобрел еще год назад на торжище в устье Реки. Как уже было сказано, Поморник запретил оставлять эту мою покупку в деревне - опасался кары небесной. Потому ее и отбуксировали в соседнюю бухту. Это был не шар, а скорее, многогранник диаметром где-то чуть выше моего роста. Из чего он был сделан, сказать не могу. Какой-то сплав темно серого цвета. Оболочка была очень тонкой, легкой, но прочной. На нее и камни падали и о берег ее волны били - не осталось даже небольших вмятин. Впрочем, допускаю, что это была только часть конструкции. Я обнаружил на ней остатки еще какого-то материала, напоминающего керамику, скорее всего, это были остатки термоизоляции. Как-то же капсула должна была преодолеть трение об атмосферу... В ее космическом происхождении я не сомневался. Внутри она была совершенно пуста. Мне не досталось, как смелому Таоке, даже полосы металла, из которого можно было бы сделать оружие. Зато было много значков, возможно, надписей. Их расшифровкой я и занялся, обустроившись на новом месте проживания.

В ту ночь я спал очень плохо. Вначале беспокоили кошмары, потом сон и вовсе пропал. Такого со мной давно не было, и игнорировать эти симптомы я не мог. Скорее всего, мое предчувствие слало мне сигналы о том, что скоро моя жизнь изменится, и не в лучшую сторону. А может быть и вовсе прекратится. Я вышел из шатра - все равно в это время темноты ночами почти не бывает - и стал смотреть на море. Вид воды меня всегда успокаивал. Неимоверная сила, гигантская энергия, пробуждающаяся при необходимости... И вселенское спокойствие, когда этой необходимости не было. Тогда море было совершенно спокойным, что случалось крайне редко. Я был очарован величием гладкого зеркала воды, не подернутого даже мелкой зыбью. Смотрел на воду, смотрел... А смотреть нужно было совсем в другую сторону.

Я случайно обернулся и взглянул на холмы, расстилающиеся у меня за спиной. И увидел... Я сразу и не понял, что именно. Не рассмотрел. Видение длилось считанные секунды и снова было поглощено клочьями тумана. Может, это и вовсе была галлюцинация или усталость глаз? На гребне холма я увидел три движущиеся точки, отличающиеся от общей серости неба другим оттенком. Кто это мог быть? Таких крупных животных здесь не водится, а уж те, что водятся, не ходят друг за другом. Очень походило на караван. Караван торговцев? Но как он мог здесь оказаться среди лета, когда путь по Реке невозможен? Да и двигались точки в противоположную сторону - на запад, к реке. Какие-то торговцы, забредшие сюда еще зимой и теперь отправившиеся назад, чтобы с наступлением холодов вернуться домой по замерзшей реке? Как версия - сойдет. Но я что-то не слышал о том, что в какой-то дальней деревне все лето гостили пришлые купцы. Эти мысли только добавили смятения в мою душу. Но что было делать? Только ждать разрешения этой загадки. Или убедить себя, что это видение мне всего лишь померещилось. Но этой надежде не суждено было сбыться.

Вечером я снова увидел эти "три точки". Они вошли в ущелье, где был расположен мой стан, из-за высокой скалы на оконечности мыса Сколотый Зуб и не спеша направились вдоль берега к моим шатрам. Это был караван из трех хоско - крупных и высоких животных местного происхождения, одомашненных первыми поселенцами на Ноле. Напоминали они толи коров, толи верблюдов и использовались только в качестве тягла - мясо у них было очень жесткое, а доить себя они не позволяли. Не мудрено, с такими-то рогами и зубами их боялись даже пустынные хищники. Но в качестве грузовиков они были весьма полезны - могли тащить столько, что ни лошади, ни волы не могли составить им конкуренции. И в еде неприхотливы - жрут все, что попадется - от колючек, до падали. Впрочем, это все мелкие детали. Главное то, что на передней скотине сидел человек. Я узнал его сразу, хоть и не видел уже очень давно. Это был мой злейший враг - Акробат. Вот о чем предупреждала интуиция!

Животные приближались ко мне с неотвратимостью судьбы. Я уже различал на лице всадника кривую саркастическую усмешку - попался, мол! Вдруг я услышал громкий животный крик, от которого кровь могла стынуть в жилах. Это Гость выскочил из юрты и бежал в нашу сторону, истошно крича. Возможно, это был атакующий крик пирян... В руках Гость держал непонятный предмет, который я у него не видел до этого времени. Оружие? Возможно. Гость упал на одно колено...

Но Акробат оказался, как всегда проворнее. Раздался хлопок. Пирянин издал еще более громкий крик, и, взмахнув руками, покатился по земле. Его оружие взлетело в воздух и упало у моих ног. Я машинально поднял его. Да, такой штуки я еще не видел. Прямоугольная коробка, из которой торчал полый цилиндр, а снизу располагалась рукоятка, а сзади штанга с перекладиной. Старинное, но грозное оружие, выбрасывающее металлические поражающие элементы. Я и сам в свое время пострадал от такого, хотя тогда обладал, куда более грозным средством поражения. И вот теперь я держу его в руках! Вот уж тварь, этот Гость! Сколько бы я мог совершить, попади оно ко мне раньше! Но, не судьба. Поздно.

- Ваше величество, - раздался голос человека на хоско. - Вы бы с этой штукой поосторожнее. Пользоваться не умеете, глядишь, себя или окружающих раните. Лучше бросьте-ка ее подальше в воду. Все равно, шансов у вас никаких. Если что, я всегда успею выстрелить первым.

А что было делать? На меня был направлен куда более длинный цилиндр, а в умении Акробата им владеть, я убедился давно. Звук легкого всплеска воды окончательно похоронил все мои идеи и планы. И скорее всего, не только их.

- Эй, что стоите? - на ломаном диалекте поморов обратился Акробат к застывшим возле юрт людям. - Помогите раненому. Видите - ему больно.

Две женщины стали колдовать над стонущим Гостем, снимая с него меховую куртку. Акробат же соскочил со своей скотины и подошел ко мне.

- Ну, здравствуйте, Ваше Величество, король Луэл! Вы, как я погляжу, уже ходите своими ногами? Рад за вас.

- Что, шакал комитетский, пришел закончить начатое? Ну, так делай свое дело и избавь меня от своих издевательств.

- Это вы о чем, Ваше Величество? - засмеялся мой враг.

- Прекрати называть меня так! Пришел убивать - так убивай, не тяни. Или ты от издевательств удовольствие получаешь?

- Убивать, простите, кого? - снова эта издевательская ирония в голосе!

- Меня, кого же еще?

- С какой это радости я должен вас убивать?

- Разве тебя не Тор прислал?

- Тор? Это, который - Висми? Я его уже сто лет не видел. И убивать тебя, - Акробат отбросил насмешки и перешел на "ты", - В мои планы не входит.

- Вот как? И зачем же тогда приперся?

- Ну, скажем, нужна твоя помощь.

Тут уже рассмеялся я. Смеялся долго, наверное минуты три, не меньше. Мои люди, скорее всего, подумали, что я встретил хорошего друга, раз так радуюсь. На их бесхитростных лицах тоже появились доброжелательные улыбки.

- Ты, после того, как сделал со мной такое - покалечил, изгнал из страны, уничтожил труды всей моей жизни - рассчитываешь на какую-то помощь с моей стороны? Можешь не надеяться. Просто закончи то, что начал много лет назад и на том прекратим.

Акробат потянулся, зевнул и сказал:

- Знаешь, я уже забыл, когда нормально спал. Да и не ел уже три дня. Хоско - эти хоть траву чуть-чуть пощипали да мох с камней обгладывали. Мне же подобный корм не подходит, так что, я давненько на диете. Сейчас с тобой спорить и убеждать у меня нет ни сил, ни желания. Надеюсь, не откажешь страннику в ночлеге и еде? А я за это сделаю твоему другу укол против инфекции. Признаться, весьма сомневаюсь, что недожеванная жвачка изо рта моей скотины, которую эта старая знахарка приложила к его ране, спасет от гангрены и заражения крови.

Я только пожал плечами. С удовольствием бы накормил бы Акробата какой-нибудь отравой или перерезал горло, пока он спит, но уже и сам заинтересовался, что ему от меня нужно, что заставило совершить такое путешествие, если не жажда моей крови? Наверняка, что-то из ряда вон выходящее. Оперативников такого уровня Комитет подключает только для выполнения экстраординарных заданий. А то, что Акробат уже давно работает на Комитет, сомнений у меня не было.

- Будь с тобой черные силы, - буркнул я. - Заходи в юрту, ту, что самая большая. Накормят тебя, так и быть. Твоим тварям тоже дадут рыбьих голов и водорослей, чтобы тебя поскорее увезли отсюда.

- Ценю твою доброту, Луэл. Попроси, чтобы разгрузили бедняг - они так устали! А я пойду вздремну часок. Только сперва на твой шарик посмотрю.

Вот, оказывается, что его заинтересовало! Вот в чем цель его визита! Капсула нужна! Интересно, как он мог о ней узнать? От кого? Последнее время, кроме Гостя, в поселение никто из посторонних не приходил, и тем более, не уходил из него. И что он собрался с ней делать? Ладно, скоро, наверняка, узнаю. А потом, если будет необходимость - яд или перерезанное горло. Впрочем, с таким хитрецом это вряд ли пройдет. Думаю, не стоит и пытаться...

Акробат проспал всю ночь и утро. Но говорить со мной не спешил, ограничившись легким кивком в знак приветствия. Сначала мылся в ручье с ледяной водой, тем самым вызвав удивление и насмешки моих слуг, потом долго возился со своими ящиками, все перекладывал, разглядывал непонятные значки на упаковке... Не обошел вниманием и Гостя - действительно, сделал ему укол. Не спеша съел еду, что принесла одна из моих служанок. И только после этого подошел ко мне и предложил поговорить за чашей вина. Он, оказывается, берег вино для этого великого события - разговора со мной! Будто у меня вина нет! Не доверяет. Думает, отравлю? Что же, не так уж он далек от правильной догадки... Ну, да пребудут с ним черные силы!

Акробат пригубил из своей пиалы и начал свой рассказ. Суть его сводилась к тому, что Ноле угрожает опасность со стороны цивилизации странных существ, которые когда-то высадились на планету и расплодились на Западном континенте. На этом основании далекая чуждая человеческому разуму цивилизация предъявляет претензии на Нолу, требует убрать колонии людей. А иначе те будут просто уничтожены. И ее космический флот уже будто бы приближается к планетной системе. Цивилизация очень продвинута в плане технического прогресса - горцы, островитяне и жители Побережья не в состоянии оказать ей сопротивление. Да что там, жители Нолы! Даже в Метрополии не желают ввязываться в эту драку.

- И только один ты - такой герой - хочешь спасти нолианцев от чуждых пришельцев? - улыбнулся я. - Один такой незаменимый ответчик за всю человеческую цивилизацию?

- Зря иронизируешь, - покачал головой Акробат. - Дело весьма серьезное. После вторжения на планете не останется никого из людей, как не осталось их на Западном континенте.

- Я здесь каким боком? Конечно, людей жалко, но ответственность за их гибель, если ты не врешь и таковая случится, целиком и полностью ляжет на Метрополию и ее Комитет. Я давно предупреждал, что опасность встречи с развитыми инопланетными цивилизациями существует. И эта встреча наверняка будет совсем не дружеской. Ибо каждая цивилизация по определению стремится к выживанию, развитию и расширения среды обитания. Разница же психологий, которая обязательно будет иметь место, не даст возможности договориться о разграничении сфер влияния. Давно нужно было подумать о том, чтобы подтянуть человеческие колонии на других планетах до уровня наиболее развитых субъектов цивилизации. Тогда отпор можно было бы дать. Но что смогут против тех же пришельцев даже твои соплеменники с Земли, вооруженные таким оружием, как у тебя? Даже такие решительные люди, как они, или пиряне или дерийцы с морнами, не смогут противостоять развитой цивилизации захватчиков.

- Спасибо за интересную лекцию, - улыбнулся Акробат. - Я изучил в свое время, почти все твои работы. И, в какой-то степени, даже стал твоим почитателем. Но изменить уже ничего не мог. Теперь же ты можешь снова сказать свое веское слово в науке. Знаешь ты или нет, но твои идеи находят все большую поддержку в Метрополии. За твою теорию выступают и известные ученые, и даже экстремисты...

- Которые нацелились и на тебя? - закончил я за него фразу.

- Да. Твоего дружка неплохо на меня натравили. Но, тем не менее, сейчас не об этом нужно думать. Времени мало. Опасность приближается. И ты можешь удовлетворить свои амбиции, и не только словами: "А я говорил, я предупреждал!", но и стать спасителем человечества. За такое твои памятники будут стоять на всех площадях городов Метрополии! Или предпочитаешь, чтобы памятниками тебе служили стертые в пыль города и селения людей?

- Вот, не надо! Это будут памятники тем рутинерам, которые не поняли и уничтожили неординарную и нужную идею. А я... Я уже давно вышел из игры. Доживаю свой век вдали от старых врагов, который и тут меня в покое не оставляют. Будь, что будет. В крайнем случае, скроюсь еще дальше, где меня не достанут ни акробаты с торами висми, ни пришельцы из других галактик. Планет во Вселенной достаточно.

- И оставишь на произвол судьбы свой народ на Ноле?

- Акробат, не нужно демагогии. Этот народ такой же мой, как и твой. Наши народы, по крайней мере, в генетическом смысле, проживают на других планетах. Мой - в Метрополии, твой - на Земле. Для меня Нола была просто лабораторией, где я воплощал в жизнь свои идеи. Не вышло. Лаборатория сгорела. Пора поставить точку. Может быть, кто-то другой, увидев последствия этого краха, вспомнит обо мне и продолжит мои исследования.

- Ты уверен? - сказал Акробат со странным выражением лица. Это выражение мне сразу не понравилось. Что-то задумал, что-то знает?

- В чем? В том, что продолжит?

- Нет. В том, что это не твой народ?

- Что ты имеешь в виду? - похоже, точно имеет какие-то козыри на руках, негодяй. Мое предчувствие снова меня не обмануло?

- Розового Мотылька.

- Мотылька?

- Естественно, не бабочку, порхающую между цветочками на зелененькой лужайке, - криво усмехнулся Акробат. - Фрейлина из твоей свиты. Она, кажется, была твоей фавориткой? Или ты ее уже забыл?

- Ну, допустим, помню. И причем здесь она?

- Притом, что она спаслась из горящего дворца и уехала к своему отцу - владетелю Болотистой долины, где через несколько месяцев родила двойняшек. Мальчика и девочку. Дети выросли. Уже имеют своих детей. Луэл, это твои дети, твои внуки! Это твой народ! Ты скроешься и оставишь их на верную погибель?

- Врешь! У меня было несколько любовниц за время моего правления. Но, ни одна из них не беременела. А с Мотыльком я переспал считанные разы. Скорее всего, это не мои дети. Откуда ты вообще о ней узнал?

- Луэл, ты неплохой телепат. Посмотри, что у меня в голове творится. Я снимаю все блоки. Мое сознание - для тебя сейчас открытая книга. Полистай, почитай...

И я почитал. Перед моим сознанием предстали картины, будто видимые неизвестным свидетелем. Вот я танцую с Мотыльком на балу... Эти сложные местные танцы... А вот мы уже занимаемся любовью в ее спальне - мои апартаменты чересчур аскетичные для свиданий с женщиной. Вот она что-то пытается мне сказать, но я отстраняю ее жестом руки и подзываю своего советника и друга - Серебряного. Тогда ситуация осложнилась - нападение на королевскую тюрьму. Нужно было принимать срочные меры. Пожар. Горит мой дворец. Мотылька под руки поддерживают подруга и мой егерь, помогая спастись из горячего ада. Хмурое лицо владетеля Болотистой долины - отца девушки... Два младенца, копошащихся в колыбелях, в окружении целой толпы родственников и слуг... Вот они уже ходят ножками, играют на зеленой поляне... Вот уже почти взрослые - мальчик скачет на лошади в стальных латах и шлеме с поднятым забралом. Перед девочкой стоит на одном колене молодой вельможа с многочисленной свитой - быть свадьбе. И так далее, и так далее... Вот уже и внуки играют на полянке, катаются на пони, машут деревянными мечами, пеленают кукол... Одна картина особенно заинтересовала меня. Мой уже взрослый бородатый сын о чем-то разговаривает с молодым горцем в его шатре. А рядом с горцем я вижу знакомое лицо - Акробата, который иногда вставляет слово-два. Интересно, о чем разговор? Впрочем, какая разница!

- Ну как? - снова Акробат улыбается своей кривой улыбкой. - Понравилось? Что скажешь?

- А как я могу знать, фальсификация это или нет? Кто вложил тебе в голову эти воспоминания о чужой жизни? Нейроинженеры Метрополии? Они и не на такие фокусы способны.

- Неужели? А как быть с фактами, которые, кроме тебя знать никто не мог? Например, порванную в порыве страсти ночную сорочку Мотылька?

- Тогда кто? ОНИ?

- Догадливый...

- Я всегда чувствовал, что кто-то еще присутствует на планете, - вздохнул я. - Догадывался, что легенды о духах подземных королевств имеют под собой реальную почву. Но со мной они на контакт не шли. А тебе удалось?

- Возможно.

- И они теперь помогают тебе добиться моего расположения?

Акробат только пожал плечами - мол, понимай, как хочешь.

- Это вполне может быть и фальсификацией.

- Знаешь, Луэл, - сказал Акробат, наполняя чаши. - ОНИ - это уже давно не люди. Это, в какой-то степени, компьютерная программа, виртуальная жизнь, сознание, оторванное от телесной жизни, страстей и желаний. Такие сугубо человеческие вещи, как подлость, предательство, интриги, им не свойственны. К тому же это не первая информация, вложенная ими в мою голову. Была и первая, в правдивости которой не сомневается уже никто. Даже самые рьяные скептики.

- Но вполне может быть, что это и не мои дети? Где гарантия? Нравы в моем дворце были весьма свободные! А разница в генетике...

- Сам-то веришь в это? - перебил собеседник. - Ты ведь был первым мужчиной этой женщины? Или нет? И роман ваш не успел прекратиться до нашей с тобой встречи на гребне стены... Как ты думаешь, что она тогда хотела тебе сказать? К тому же, я знаком с твоим сыном. Он на тебя похож. По крайней мере, цветом глаз и высоким лбом. Рост тоже немаленький - немудрено - папаша довольно высокий. Хоть твое лицо и изрядно пострадало от ожогов, но все же сходство я вижу. А ты, что, сам не видишь?

- Будем считать, что почти убедил. Что из этого следует? Только то, что я должен спасти своих родственников. Перенести их в безопасное место. В свое время так и была заселена Нола. Какие-то племена спасались то ли от захватчиков, то ли от религиозных фанатиков, то ли от тирании правителей. Думаю, и мне нужно поступить так же.

- Не получится. Твои потомки уже расселились по Стране, Окруженной Горами. Кто-то служит у влиятельных вельмож, кто-то учится в университете, кто-то скоро переедет к мужу. Только добраться до них - полгода займет. А еще нужно собрать всех вместе и убедить, что ты хочешь их спасти, а не вырвать из комфортной и интересной жизни. А у нас времени - недели две, не более. Так что решай, поможешь мне или сам "сделаешь ноги"?

- А мы сможем что-либо сделать? У тебя есть оружие против пришельцев?

- Да.

- Как я понимаю, оружие тебе тоже дали не в Метрополии?

-Правильно понимаешь.

- ОНИ?

- Точно-точно.

Я задумался. Слишком много всего навалилось на меня. Этого хватило бы, чтобы в корне пересмотреть свои взгляды на жизнь - свою и вообще, человеческую. Но критический склад ума не позволил все сразу принять на веру. Больше того, все мое существо возмущалось и не принимало эту информацию. Особенно, возмущало то, что мне пришлось бы примириться со своим злейшим врагом. А вдруг это просто ловушка? И Тор Висми, и сам Акробат, очень хитрые и подлые. Нужно было все обдумать, проанализировать, сопоставить виденное и то, в чем уверен на все сто, чтобы со свежей головой принять решение.

- Я должен подумать, - вздохнул я.

- Само собой. Только помни, что времени почти не осталось. Давай, принимай решение поскорее. Скажем, завтра жду ответа, - Акробат допил остатки вина и, зевнув, отправился на боковую.

А я удивился, обнаружив, что день уже давно закончился, и за пологом юрты все заволокла обычная для этого времени года ночная серость.

Спал я в ту ночь плохо. Вернее сказать, почти не спал. Приближение чего-то страшного и неотвратимого последнее время изрядно попортило мое психическое состояние. Но теперь предчувствие и вовсе было безжалостным. Что же, я даже благодарен ему за это - по крайней мере, все обдумал и принял решение.

Утром я стоял на берегу и предавался своему любимому занятию - смотрел вдаль. Я прекрасно видел, что Акробат проснулся, пополоскался в ледяном ручье и двинулся ко мне. Но вида я не подал, притворившись погруженным в собственные мысли. Хотя, так ли уж я притворялся? Мысли не давали мне покоя ни на мгновение.

- Ну что, Луэл, принял решение?

- Возможно.

- Что значит: "Возможно"?

- А то и значит. Я так думаю, что это будет путешествие в один конец, - Акробат пытался что-то возразить, но я жестом пресек эту попытку. - А стало быть, я имею право на последнюю волю приговоренного. Поэтому, слушай мое условие. Ты прав - нолианцы давно стали моим народом. И дело не только в том, что у меня, якобы, есть на планете потомки. Просто я прожил здесь гораздо больше времени, чем на других планетах - в том числе и на своей родине - Метрополии. Я привязался к этим бесхитростным и немного наивным, но добрым и искренним людям, и хочу им напоследок хоть чем-нибудь помочь. Или я не имею такого права?

- Почему? - пожал плечами Акробат. - Имеешь. Я даже готов тебе поспособствовать, хотя и чувствую, что ты затеваешь какую-то подлость.

- Прекрасно. Насчет помощи, как говорится, я тебя за язык не тянул. Теперь объясняю суть моего требования. Сам видишь, это селение небольшое и уединенное. На многие десятки дней пути не найдешь других поселений. Все жители - кровные родственники. Отсюда явные признаки вырождения. Все больше детей рождаются с дефектами, а детская смертность вообще ужасная, не смотря на мои усилия, как врача. Выход один - нужна свежая кровь. Само собой, не в плане переливания. Нужна здоровая генетика. Ты же только осложнил ситуацию. Я, оказывается, мог бы быть полноценным мужем и отцом, если бы ты когда-то не сделал меня инвалидом. Я с тех пор частично восстановился, но моя репродуктивная функция пока пробуксовывает. По крайней мере, ни одна поморка от меня еще не беременела. Была надежда на моего Гостя, но ты и его отправил "отдыхать". Теперь тебе придется восполнить эти потери. Тем более, что, насколько мне известно, у тебя есть как минимум один ребенок от нолианки. В поселке около тридцати женщин детородного возраста. Сколько у нас дней в запасе? Десяток или около того? Вот и поработаешь производителем. Справишься с тремя бабами за ночь? Таково мое условие. Устраивает?

У Акробата даже скулы побелели - так сильно он сжал зубы. Сразу было видно, что я его здорово ужалил.

- Ну и сволочь же ты, ваше величество! Решил отомстить мне за то, что я наказал тебя за мою девочку? Пошел ты!..

- А как ты хотел? - засмеялся я. - Ты за свою поруганную любовь мстишь, а мне за свою поруганную жизнь (да и любовь тоже, если вспомнить Мотылька) - нельзя? Я могу пойти, туда, куда ты мне советуешь, но тогда помощи от меня не жди. Думаешь, я блефую? Тогда я сниму все блоки со своего сознания, а ты удостоверишься, что другого выхода у тебя просто нет.

Акробат сплюнул мне под ноги и отправился к своим ящикам.

- Зря расстраиваешься, - смеясь, крикнул я ему вслед. - Наши женщины, может, особой красотой лиц и не блещут, но страстные и умелые. Не мудрено - здесь зимой ночь длится полгода, а бури, когда мужчины не могут идти на охоту - неделями. Чем еще заниматься, как оттачивать искусство любви? Большинство мужчин были бы мне только благодарны за такое "наказание".

Адвокат не обернулся и направился к капсуле. Он был действительно раздосадован моим ультиматумом. Видать, свою девочку любит до сих пор. И ради сохранения ее жизни пойдет на все - даже на самый разнузданный разврат. Наверное, такая любовь все же существует. Жаль, я не успел ее испытать.

Вот и ночь подходит к концу, а вместе с ней и последняя страница моего повествования. Предрассветная тишина опустилась на бухту. Утих ветер, который злобствовал и завывал большую часть ночи. Гость утих, забывшись неспокойным сном - уже не бредит, вроде и жар спал. Выздоравливает. Из соседнего шатра уже не доносятся страстные стоны - наверное, и Акробат решил выкроить себе часок для сна перед трудной работой. Я спать не буду - глупо тратить на сон последние минуты жизни. Лучше мысленно подвести итоги того, что сделано, а что нет, где был прав, а где не очень, кому помог, а кого обидел... Еще осталось проинструктировать Корягу - главного торговца этого поселения - о том, как доставить этот фолиант в Болотистую Долину, снабдить его монетами для выполнения этого замысла. И готовиться к тому, чтобы выполнить свой долг. Долг перед племенем людей. Надеюсь, память обо мне все же будет жить в сердцах тех, кто знает мои работы и кто сможет продолжить их во благо прогресса человечества. На этом заканчиваю. Прощайте.

Ваш профессор Академии Имар Корбис, король Луэл XI, Визирь племени вождя по прозвищу Поморник".

Глава 15.

Сутулый не торопясь налегал на весло лодки. Он был опытным и уже немолодым охотником. Течения в районе мыса Сколотый Зуб знал не понаслышке. Вроде бы, ничто не предвещает опасности, но вдруг из глубины океана поднимется вал! Только успевай лодку поворачивать. На днях одна лодка перевернулась. Хорошо еще, что никто не пострадал - берег был рядом.

Сутулый уже третий раз за последнюю неделю плыл в стан Визиря. Первые два раза отвозил и привозил назад свою младшую жену. Сказать, что он очень горел желанием положить ее под нового гостя визиря... Нет, ревность терзала и его сердце. Но что делать? Его сын от первой жены хромает от рождения. Дневной переход за зверем ему не под силу. Не помощник, что говорить... Младшая жена - Лисица - от первого мужа имеет дочь. Потому Сутулый на ней и женился. И ему она тоже родила год назад дочь. Неплохо, конечно, уже то, что не бесплодная, но если дочерей и возьмут в жены, то они покинут деревню Поморника. А Сутулому помощник нужен. Сын. Новый гость ростом - о-го-го! Да и крепкий, сильный. Говорят, по утрам такие камни на себе за чем-то тягает! Потому и отвез Лисицу за мыс Сколотый Зуб, а потом сам чуть себе от злости все зубы не сточил до самых десен. Эта развратница теперь только и делала, что обсуждала с кумушками свое приключение в лагере Визиря. Сутулый, конечно, не слышал, но так ли трудно понять, о чем бабы говорят, собравшись в кружок и посмеиваясь. А женушка еще и заявила, что беременна! И беременна сыном! Это как она могла узнать, когда прошло всего несколько дней после ее поездки? Врет, наверное. Хотя... Говорят, ее прабабка была еще та колдунья!

Теперь Поморник сам предложил Сутулому отвезти старшую дочь Лисицы к новому гостю. Сутулый с Поморником - лучшие друзья и родственники. Потому и такое расположение вождя. Но будет ли от этого толк? На той неделе Каракатица получил от гостя изрядных пенделей, за то, что привез свою дочь.

- Ты под меня еще детей подкладывать будешь? - и Визиря за грудки давай трясти! А потом и Каракатице досталось.

Конечно, Рыбка немного старше, у нее уже есть жених в соседнем поселении. Зимой, возможно, будет свадьба. Но только боги Океана знают, что в голове у этого странного человека. Каракатица, говорят, теперь сидит только на мягкой подушке.

Сутулый принял мористее. Возле мыса Сколотый Зуб полно подводных скал. Следом за ним двигалась лодка Коротышки, который вез обоих своих жен. Долго уговаривал Поморника и, в конце концов, уговорил.

Вот, наконец, и берег, где разбил свой стан Визирь. Что-то не так! Сутулому это сразу бросилось в глаза. Что? Взгляд охотника мгновенно уловил изменение в обстановке - куда-то пропала та круглая штуковина, что прошлым летом всей деревней буксировали в залив за мысом Сколотый Зуб. Интересно... Вот просто так, была и вдруг пропала? То, что в прошлый визит Сутулого она лежала себе на берегу, сомнений не было. У него иной раз ломят суставы, бывает одышка при длительной быстрой ходьбе, но на зрение и память Сутулый пока не жаловался. Надо бы спросить у Визиря, куда делась штуковина.

Но и спросить не удалось. Сидевшие на берегу люди, которые помогали Визирю, и женщины, которых накануне привезли мужчины, заявили, что Визирь и его новый гость пропали. Ночью еще были, а утром исчезли. Остался только старый Гость. Но он болен.

И Сутулый понял, что внука ему в ближайшее время ждать не следует.

Глава 16.

Из докладной записки купца из города Конартрест по прозвищу Тыква в морское министерство его величества короля Конарта XVII.

Ваше превосходительство морской министр нашего доброго короля Конарт XVII, господин Фрай!

Я, купец из города Конартрест, которого в миру называют Тыквой, довожу до Вашего сведения рассказ о событиях чрезвычайной важности, пережитые мною лично, чему есть несколько живых свидетелей, которые при необходимости могут засвидетельствовать подлинность ниже изложенного.

Через три года после окончания Ужасных Лет, когда сама земля ополчилась против своих детей - тряслась, будто в лихорадке, горы плевались огнем и источали огненные потоки, море смывало целые поселения, а Светило жгло людей так, что днем никто не рисковал выйти из тени домов или пещер - мои дела пришли в окончательный упадок. Чтобы как-то поправить их, я решил предпринять морскую экспедицию в земли южных поморов. Мои конкуренты по торговле уже проложили туда зимний путь по замерзшей Реке. Но этот маршрут все еще был очень неудобным, хотя наместник Горной страны господин Волк довольно много делает, чтобы восстановить былой тракт. Морской путь сулил гораздо большую прибыль. Товары из южных морей - пушнина, бивни и шкуры морского зверя, панцири и мясо черепах, деликатесная рыба и ее икра, засоленные и замороженные поморами - летом были дороже, чем зимой. Тем более, что я нанял человека - лоцмана Соленого - знавшего проход между рифами и который уже плавал в те края.

Я частью заложил, а частью продал все имущество, которое у меня еще оставалось, и нанял два корабля. Кроме того, у меня был и один свой корабль, который я привел в должное состояние. Потерять все я не боялся - мои дела и так были совсем плохи. Это был мой последний шанс.

Я закупил на последние деньги товары, которые пользовались спросом у поморов - муку, вино, мед, специи, железные изделия, а так же древесину - доски, брусья. Последними я загрузил под завязку свой корабль "Желтый Стриж".

Глубокой ночью в начале последнего месяца весны - ибо именно это время определил лоцман Соленый, как наиболее удачное, дабы избежать штормов- все три моих корабля вышли из порта города Конартрест и отправились к южным берегам.

Поначалу наше путешествие было вполне удачным. Погода к нам благоволила. Ветер дул преимущественно попутный, Светило не очень сильно палило наши головы, предпочитая прятаться за легкими облаками. Мы без приключений миновали поселения восточных поморов, не приставая к берегу. Торговля в этих бедных и малочисленных деревнях, изрядно потрепанных морем во время Ужасных Лет, сулила мизерную прибыль, но изрядно задержала бы всю экспедицию.

Мы уже прошли изрядный кусок пути, когда начались первые неприятности. По моему недосмотру, подрядчик, который чинил " Желтого Стрижа" поставил плохие канаты для такелажа. В самое неподходящее время пришлось заниматься их заменой. "Стриж" сбавил ход и перешел в хвост каравана, отставая все больше и больше. Лоцман Соленый перебрался на "Большую лохань", которая теперь шла впереди.

Неожиданно среди ночи грянул гром и налетел неистовый шквал такой силы, что мы даже охнуть не успели - в один миг снес паруса на передней мачте, а заднюю сломал. "Стриж" подлетел вверх на волне и чуть было не перевернулся. Задняя мачта, все еще связанная канатами с корпусом судна, ударила в корму. Никогда не знаешь, что есть хорошо, а что - плохо. Не замени мы канаты на задней мачте, не имели таких неприятностей. Скорее всего, то гнилье, что поставил подрядчик, просто порвалось бы, и мачту унесло в океан. Нам удалось обрубить канаты, но наутро мы не досчитались двух матросов.

Утром шторм не думал утихать. Нас болтало, как крошечную щепку в бурном потоке, и сделать мы ничего не могли. Парусов на одной мачте у нас не осталось, второй мачты не было вовсе. К тому же, руль был сломан - очевидно, он сломался при ударе мачты о корму. В довершение всех несчастий, "Стриж" наполнялся водой и тонул. Мы бы, наверное, давно кормили рыб, если бы судно было загружено мукой или вином. Но его трюм был полностью забит лесом, который был легче воды. Поэтому мы все еще плыли, как большое бревно, а не погибли в пучине.

Так начались наши мучения. Мы, как сельдь в бочке набились в рубку - единственное еще не затопленное помещение на корме "Стрижа". Все запасы воды и пищи находились в трюме, который был полон воды. От голода, жажды и неимоверной качки почти вся команда была не в себе. Людям то слышались голоса морских богов, то виделись светящиеся чудища на носу судна... Матросы бредили и кричали, то проклинали богов за то, что все никак не закончатся эти Ужасные Годы, то меня, втравившего их в эту авантюру. Несколько человек умерли. Я, признаться, не очень боялся проклятий матросов, хотя народ это был еще тот - большей частью, сорвиголовы и бывшие преступники. Среди них было даже два выходца из архипелага. Наверняка, в прошлом пираты. Но что такое быстрая смерть по сравнению с долгими мучениями от голода, жажды, качки и ужаса ожидания смерти!

Однажды в какую-то из ночей - счет времени мы давно потеряли - когда шторм немного утих, и даже небо очистилось от облачности, кто-то из матросов выбрался на палубу. Вскоре мы были разбужены его испуганным криком. Он увидел нечто странное, которое и нас - вышедших вслед за ним - изрядно озадачило и испугало.

Нам не раз доводилось видеть звездопад - когда вниз с небес падают звезды. Но такого мы не видели никогда! Это был звездопад наоборот - светящиеся звездочки появлялись где-то на горизонте и исчезали в небесах. Мы насчитали не менее тридцати или даже сорока этих звезд. Что бы это значило? Наш кок по прозвищу Святоша, который, говорят, был когда-то монахом, запричитал что-то невразумительное. Его речь представляла собой смесь из цитат священных писаний, грязных ругательств и диалекта предгорий. Из всего им сказанного мы поняли только то, что раз звездопад считается благоприятным знамением, стало быть, то, что мы видим, не сулит нам ничего хорошего. Мол, наши чаяния не спускаются к нам с неба, чтобы воплотиться в реальность, а покидают грешную Нолу навсегда. Это и есть приближение конца света. Боги лишают нас последних надежд. А еще один матрос, которого уже на "Стриже" прозвали Нытиком за его "веселый" нрав, подлил масла в огонь, предположив, что это души наших товарищей с двух других кораблей поднимаются в покои богов, и что нам суждено скоро к ним присоединиться.

Все находившиеся на палубе впали в какую-то прострацию, не обращая внимания на неутихающий шторм и волны, перекатывающиеся по полузатопленной палубе. Наверное, только Капитан не потерял самообладания и выдержки. Кого пинками, кого зуботычинами, он всех загнал назад в рубку.

Следующие дни были еще труднее предыдущих. Хотя шторм уже растерял большую часть своей силы, мы были бессильны противостоять волнам - у нас не было ни руля, ни парусов. Эта безнадега угнетала нас едва ли не сильнее голода и жажды. Многие матросы просто валялись в рубке и на сухих участках палубы, не реагируя на окрики товарищей или пинки Капитана. Некоторые так и не пришли в себя. Бедняги умерли.

Однажды ночью мы ощутили толчок и услышали скрежет днища корабля о песок. "Стриж" сел на мель. Возможно, где-то рядом с землей. Но никто даже не поднял головы, не очнулся от тяжелого сна или забытья.

Только Капитан нашел силы выйти утром на палубу. Он нас и разбудил криком: "Земля!"

Все выбрались на палубу. Казалось, надежда на спасение и окончание мук прибавила сил. Берег возвышался из моря везде, куда не поверни голову - и справа, и слева. Если это был остров, то очень большой. До берега было не очень далеко - даже без лодки, вплавь, я бы до него добрался, если бы не был таким ослабевшим. Спасение, казалось, было рядом. Но в этот момент раздался сдавленный всхлип Нытика:

- Светило! Восток у нас за спиной! Океан пригнал нас к Западному континенту. Боги спасли нам жизнь только для того, чтобы накормить нами чудовищ.

- Прекрати ныть, идиот! - рявкнул я. - Может, чудищ тут и нет вовсе. А если и есть, то где-то дальше. Пока нас еще не едят, нечего нюни распускать.

- Пожалуй, - вздохнул Капитан, передавая мне подзорную трубу. - Они есть, и они близко.

Я навел трубу на то место берега, куда указал мой офицер и увидел лодки, лежащие на берегу вверх дном. Далее я рассмотрел какие-то сооружения, вроде построек. Но никакого движения не увидел.

Тут уже мне вспомнилось, что я - хозяин корабля и всех находящихся на нем людей. А стало быть, несу за них ответственность. Уж кому-кому, а мне негоже падать духом.

- Лодки вижу, - сказал я. - Чудищ - нет! Мы пока еще живы. Нечего вешать головы. Скоро начинается дневной отлив. Мы сможем залатать наше корыто, добраться до помпы и откачать воду. Где-то в трюме есть запасные паруса. Древесины тоже хватает. Хотите жить - беритесь за работу.

- А чудовища? - снова завел свою песенку Нытик.

- В рубке есть оружие - несколько мечей, наконечники гарпунов. Есть еще арбалет, лук, стрелы, багры, плотницкие топоры, даже кухонные ножи. Хватит на всех. Мы дорого продадим свои шкуры. Но если будем ныть и тянуть время - точно будем для чудищ первым блюдом на обед. Вперед, молодцы!

С пробоиной мой плотник при помощи самого Капитана, кое-как справились. Отлив не полностью открыл дыру в корме, и беднягам пришлось нырять, чтобы приколотить латку и забить щели кусками каната. Теперь можно было начинать откачивать воду. Но донка была пока недоступна и нам пришлось вычерпывать воду ведрами. А их было всего два. Работа затягивалась, а люди валились с ног. К тому же, небо окончательно прояснилось, и Светило взялось за нас всерьез. У меня от жажды язык не помещался в рот.

- Хозяин, - обратился ко мне плотник. - Это не работа! Это - медленная казнь. Нужна вода. Нужно плыть на берег и набрать хоть немного. Там она должна быть.

- А чудища?

- Какая разница, от чего умереть?

- А на чем плыть? Шлюпку унесло в море. А плавать умеют не все. Да и мало кто такое расстояние сейчас вплавь преодолеет.

- Плот. У нас в трюме брусьев и досок полно. А у меня в ящике - гвозди. Сколотим и поплывем. Я и еще пара человек. А, хозяин?

- Давай, - только и буркнул я, усаживаясь от бессилия у борта.

К вечеру плот был сколочен и спущен на воду. Когда стемнело, четверо смельчаков отправились на нем к берегу, загребая воду досками в качестве весел.

Следующий день был настоящей пыткой. Светило жарило вовсю, в рубке была духота, а воды не было ни капли. Матросы выловили в трюме несколько корнеплодов из запасов провизии. Они в сыром виде были несъедобны, но если пожевать, горечь во рту беспокоила немного меньше. Снова мы понесли потери - один из матросов умер.

На следующее за этим ужасным днем утро мы были разбужены криком Нытика, который стоял на вахте:

- Чудища! Чудища!

Капитан бросился к борту и стал вглядываться в свою подзорную трубу.

- Лодки. Плывут сюда.

Ну, вот, кажется, и все. Я вздохнул и пошел открывать ящик с оружием.

Пока я искал ключ, пока возился с замком, а потом тащил мечи и кинжалы на палубу, там что-то изменилось. Царило какое-то оживление. Капитан дал внушительный пинок Нытику под зад. Тот выл и скулил, пытаясь привлечь внимание:

- Да протрите же вы глаза! У них рога на головах - без ваших стекол видно! Они все колючие, как ежи! Они плывут нас убивать и есть!

Но его никто не слушал. Все толпились у борта и вглядывались в море.

- Что там? - спросил я у Капитана.

- Это наши. Плывут сюда.

- Дай! - я навел трубу и увидел своих моряков во главе с плотником. На лодках действительно были наши. Живые, не съеденные чудищами и везущие воду на умирающий от жажды корабль. - И где это придурок рога увидел?

- Похоже, бедняга умом тронулся, - сказал Капитан. - То ли от страха, то ли от жажды.

Первым на борт "Стрижа" поднялся плотник. На мои вопросы отвечал односложно:

- Вода есть. И еды немного.

- А чудища?

- Поселок пуст.

- Совсем?

- Мы не видели никого.

Больше говорить он не стал, тем более, что у него из рук матросы буквально рвали флягу со спасительной жидкостью. Да и сам плотник еле на ногах держался, как он объяснил, после двух бессонных ночей. Из трофеев экспедиция привезла кроме воды, сушеное мясо, рыбу и еще кое-какую провизию. Уже позже немногословный матрос все же рассказал о своем приключении более подробно. Дело в том, что единственный источник воды - небольшой ручей - протекал мимо холма, на котором находилось поселение местных обитателей. Кто они были - чудища или люди - матросы не знали. Потому решили спрятаться и понаблюдать. За несколько часов слежки они не увидели никого. А жажда давала о себе знать. Как только стемнело, подобрались к ручью, вволю напились и наполнили водой всю имеющуюся тару. Тут кому-то пришла в голову идея о том, что неплохо бы, пока не видно хозяев, угнать одну из их лодок. На ней все же легче преодолевать прибой, чем на неповоротливом плоту. Двое пошли в поселок на разведку, чтобы понять, насколько опасно это предприятие. Вскоре они вернулись и сообщили, что в поселке нет никого. Даже норы, в которых, наверное, обитали аборигены, пусты. Тогда моряки спустили на воду две долбленки, наполнили их бурдюками с водой, и прихватили припасы, которые нашли в землянках и возле них - сушеное мясо, рыбу, кое-какие овощи и фрукты. Убраться поспешили поскорее, пока не вернулись хозяева. Те не могли уйти далеко, не взяв с собой даже заготовленную впрок пищу.

- Все ясно, - сказал я. - Попили? Поели? За работу! Нужно откачать воду из трюма, починить мачту, и удирать, пока не вернулись хозяева - чудища это или нет. Разделяемся на вахты и начинаем откачивать воду. Одни отдыхают - другие работают. И наоборот. Вперед , лентяи, если жизнь дорога!

И мы принялись за работу. Не отлынивал никто. Даже я и Капитан тягали ведра на равных с матросами. Только плотнику и трем его товарищам дали возможность немного выспаться. Утром удалось подобраться к донной помпе и даже запустить ее в работу. Правде, поначалу пришлось качать, стоя по шею в воде, ныряя при каждом нажиме на рычаги, но это все равно было быстрее, чем орудовать ведрами.

Тут ко мне снова подошел плотник:

- Хозяин, те брусья, что в трюме, на реи не годятся. Они очень тонкие. Сломаются при первом же порыве ветра.

- И что ты предлагаешь?

- Нужно снова на берег. Срубить пару деревьев. Там есть подходящие.

- А вдруг чудища вернулись?

- А вдруг - нет?

- Ладно, - согласился я. - Уговорил. Я тоже поеду с вами.

Мы оставили всего несколько человек под командованием Капитана, а остальные отправились в лодках на берег. Перво-наперво, мы подкрались к поселку. Там было тихо и пусто, как и рассказывал плотник. Наверное, хозяева поселка еще не вернулись, что не могло не обрадовать. Люди отправились валить деревья, а я решил осмотреть поселок.

Это было странное поселение. Жили аборигены в землянках, вырытых на склоне холма. Но землянки внутри были обшиты бревнами. Внутри было сухо и довольно уютно. На полу валялись шкуры животных, на стенах висело оружие - не бронзовое, и не железное. Каменное, вернее, стеклянное. Я такое иногда встречал у горцев. Они делали его из стекла, которое добывали возле огненных гор. Но у тех это были только наконечники для стрел. А тут даже меч был из этого стекла. Вернее, возможно это был и не меч, а какая-то пила - деревянная со вставленными стеклянными зубьями. Я подержал его в руках. Даже деревянный, он был чересчур велик и тяжел для меня. Кто эти воины, вооруженные подобными мечами? Чужие люди? Чудовища?

Были в поселке и другие сооружения. Одно из них находилось на самой вершине холма. Наверное, это был храм или что-то в этом роде. Я так считаю, потому что, под навесом из больших кусков коры, опирающемся на четыре столба, стояли глыбы гранита, на которых коричневой краской были нарисованы страшные лица. Зубастые, глазастые, рогатые. Наверное, боги аборигенов. Впрочем, утверждать не берусь.

Вскоре пришел один из матросов и сообщил, что работа закончена и меня ждут, чтобы вернуться на "Стриж". И тогда я сделал то, что плотник с товарищами сделать не догадались. Изрубил топором в щепки оставшиеся на берегу лодки. Хоть будет какой-то выигрыш во времени, если аборигены все же вернутся.

Через два дня напряженной работы мы починили мачту и руль, освободили трюм от воды и части груза. Пустой "Стриж" снялся с мели и ушел на безопасное расстояние от берега.

Началась наша долгая дорога домой. Мы шли вдоль берега Западного континента, потому что, навигационные приборы во время шторма все вышли из строе. С одной мачтой и латаным корпусом с океаном сладить нелегко. Все же, когда берег рядом, надежды не отправиться к морским богам все же больше. Решили плыть на север. Там расстояние между Западным континентом и островами Архипелага было совсем небольшое. По крайней мере, так решил действовать Капитан, а я доверился его знаниям. К тому же, запасов у нас было явно недостаточно для долгого плавания, и мы рассчитывали, что в случае необходимости, сможем пополнить их на берегу.

В один из дней мы снова увидели поселок аборигенов на берегу океана. И опять не увидели самих аборигенов. Куда они могли все подеваться, знают только Боги. Мы высадились на берег и забрали из покинутого поселка все, что могли. А было там немало - еда, кожаные веревки, весьма нам нужные, были шкуры животных и даже меховая одежда. Но больше всего меня заинтересовала странная постройка в стороне от поселка. Дюжина грубых гранитных столбов окружало тяжелую плиту. Поверх столбов так же лежали гранитные плиты, образуя подобие арок. Любой из этих монолитов был настолько тяжел, что вся моя команда вряд ли смогла бы даже сдвинуть их с места. Сама же центральная плита была вывернута из земли и стояла ребром. Под нею зияла яма. Я приказал матросу пошарит на ее дне. Он достал оттуда кусок... Даже не могу сказать, что это такое - то ли ткань без какой-либо фактуры, то ли кожа весьма тонкая, но неимоверно крепкая, то ли кусок железа, мягкий и гибкий, как бумага. Я дарю его Вам, господин морской министр. Возможно вы определите, что это за диковина. Так же матрос обнаружил кость, совершенно не похожую на человеческую. Это, похоже, была фаланга пальца, но я никогда не видел таких пальцев. Вместо ногтя там находился вырост - то ли коготь, то ли зуб.

Я долго думал, что это такое мы обнаружили. И пришел к выводу: чудища покинули Западный континент. Они ушли в спешке, не взяв с собой даже еду и питье. Единственно, что взяли - прах своего прародителя, который покоился в странной могиле, и который был облачен в одежду из странной ткани.

В связи с этим, ваше превосходительство, морской министр нашего доброго короля Конарта XVII господин Фрай, смею просить у Вас следующее.

Прошу Вашего разрешения возглавить и частично профинансировать экспедицию на Запад-

ный континент в целях окончательного выяснения там обстановки, дальнейшей колонизации столь богатых земель и присоединения их к владениям нашего доброго короля Конарта XVII. Для себя же лично прошу поспособствовать перед королем о назначении меня его наместником на этих землях по праву их первооткрывателя. Детали экспедиции при наличии Вашего согласия, можно обговорить в ближайшее время.

В заключение дополню. В конце лета мы вернулись в порт города Конартрест. Два других моих корабля все же смогли добраться до земель южных поморов и благополучно вернуться домой. Мой проект, таким образом, принес немалую прибыль, которую я готов вложить в дело освоения и колонизации земель Западного континента.

Искренне Ваш, торговец из города Конартрест по прозвищу Тыква.

Глава 17.

"Чего только не придет в голову этого конспиратора - Сауту!" - думал государственный служащий Тор Висми, набирая на дисплее транспортной станции адрес бара под названием "Погребок" на окраине столицы.

Фантазия у владельцев бара была весьма богатая. Кому бы еще пришла в голову мысль назвать заведение , расплоложенное на 28-м надземном уровне полиса, "Погребком"? Ох уж эта дань ретромоде! Впрочем, если отрешиться от внешнего мира и спуститься с 28-го уровня на промежуточный технический этаж 27/12 по длинной винтовой лестнице с перилами и ступенями (никакого лифта или эскалатора - все ногами!), то впечатление складывалось такое, будто действительно оказался в старом трактире. Заведение выглядело вполне уютным, и брюзжания господина Висми совсем не заслуживало.

Полутемное помещение было оформлено под старый ресторанчик. Столики были накрыты кружевными скатертями. На каждом стояла лампа с круглым абажуром. Рядом - мягкие кожаные кресла. На возвышающейся в дальнем конце зала площадке для танцев стояла настоящая древняя клавинола. За ней высвечивались голографические фигуры музыкантов. Конечно, музыка звучала примерно такая же "старая", как и кожа кресел - внешне похожая, но все же вполне современная. Пищу разносила девушка в коротком платице и белом фартучке, а не автоматическая система раздачи заказов - не так оперативно, зато создает соответствующую атмосферу. Прекрасное место для романтических свиданий людей, уставших от темпа технического прогресса.

- Проходите, господин, - вежливо улыбнулась девушка. - Выбирайте, где вам будет удобнее. Меню и карту вин найдете на столике.

"Интересно, - подумал Тор. - Это андроид или все же хозяева раскошелились на настоящую официантку?" Но вслух пробормотал:

- Меня здесь ждут...

- Ах, да! Меня предупредили, - закивала головой девушка. - Прошу в кабинет.

Девушка шла впереди, демонстрируя ему длинные стройные ноги и обтянутую коротким платьем попку. Он так давно не был с женщиной! Все работа, работа... Впрочем, не врет ли он сам себе? Так ли уж важна эта его работа? Может, плюнуть на все и отправиться на покой? Возраст уже позволяет. Но что дальше? Он ведь совсем еще не старик! Сил - хоть отбавляй! Но такое впечатление, будто стоишь на обочине дороги, а мимо тебя без остановки несется то, что ты всегда считал жизнью. Проклятые мысли!

- Прошу, - девушка распахнула перед ним дверь в небольшую комнатку, кабинет ресторана совсем не напоминающую. Скорее, это была комната для деловых встреч. Никакого ретро, никакой деревянной облицовки и "прогнивших" потолочных балок. Строгий деловой декор стен, стол, четыре стула, больше характерные для офисов. Впрочем, и широкий диван тоже присутствовал - мало ли чем могут закончиться деловые втречи.

- Привет, однокашник! - из-за стола поднялась коренастая фигура профессора Саута. - Это сколько же мы с тобой не виделись? Работаем в одном ведомстве, а видимся раз в несколько лет!

- И ты решил исправить эту несправедливость? - вымучил улыбку Тор.

- Почему бы и нет? Присаживайся. Поговорим, вспомним молодость. Вина выпьем. Вино здесь, конечно, не с виноградников Земли и не с ягодных полей Меды, но вполне неплохое, а главное, не синтетика.

- Ладно, как скажешь, - Тор пригубил вино из высокого бокала. - Хорошее вино. Но ты ведь знаешь, что я предпочитаю крепкие напитки... Или забыл?

- Ну... - смутился Саут. -Ты прав... Извини. Забыл.

- Ничего ты не забыл. Просто предпочитаешь вести разговор на трезвую голову. От этого, - Тор Висми сделал жест в сторону бокала, - не опьянеешь. Говори, зачем позвал. И зачем вся эта конспирация - встреча на окраине полиса, малоизвестный ресторан, уединенный кабинет? Или я не прав?

- Прав, прав, - замахал руками Саут. - Ты всегда прав. Есть разговор. И не для посторонних ушей. Даже не для нашего начальства.

- Давай, говори.

- Так сразу? И не выпьем по бокальчику? Хорошо, как скажешь... Тор, мне нужен человек, который смог бы кое что разведать на Ноле. У тебя есть такой на примете?

- Причем здесь я? Обратись в отдел разведки новых территорий.

- Мне нужен не герой, умеющий выживать под метеоритным дождем, в метановом снегопаде и при огромных перегрузках. Мне нужен хитрец, который смог бы затеряться в толпе аборигенов и выудить информацию.

- Ты бы объяснил, тебе-то зачем эта разведка? Явно не твой профиль.

- Ну, как сказать, - Саут допил свой бокал, и снова налил в него вино из широкой круглой бутылки с длинным горлышком. - Зря не пьешь. Хорошее вино. Хорошо, объясняю.

- Ты знаешь, что я занимаюсь в том числе и проблемами сверхдальней телепатической связи, - Саут внимательно изучал на свет вино в своем бокале, собираясь с мыслями. - И определенные успехи уже есть. Правда, скептиков тоже хватает. Нет стопроцентных подтверждений успехов. У меня два слухача, как я их называю, уже смогли установить связь с респондентами на других планетах в пределах каверны. Им не верят, не верят мне, но это чепуха. Я знаю, что связь установлена и докажу это. Просто дело времени. Вопрос совсем в другом. Есть у меня еще один слухач, который вроде бы сумел связаться с очень дальней нечеловеческой цивилизацией. Ты об этом слышал?

- И не только я, - усмехнулся Тор. - Вся Метрополия гудела. Такое началось! Прогрессивисты, экстремисты, даже террористы... Ты их здорово напугал, Саут. Были призывы даже к войне готовиться. А доказательств-то тобой предоставлено не было!

- Я не собирался никого пугать. Больше того, Комитет засекретил информацию. Но произошла утечка. Бывает... Источник найден и уволен. Но ты уверен, что эта информация - ложная? А как же сведения о чужих на Ноле?

- А причем тут они? Ну, есть там представители чуждого человеку племени, и даже враждебного. Но причем здесь дальняя цивилизация?

- Ты просто не в курсе. Открою тебе кое-какие засекреченные сведения. Надеюсь, ты не будешь на этом спекулировать? Слушай, точно установлено, как эти существа появились на Ноле. Их предки прилетели на космическом аппарате, который потерпел крушение в окрестностях Нолы. Кто-то из них погиб, кто-то спасся. Оттуда и пошла их популяция. Надеюсь, о проекте С-18 ты слышал? Этот корабль изобрели не наши инженеры. Конструкцию его двигателя срисовали с корабля пришельцев с Нолы. В этом плане факт сверхдальней телепатической связи с этой цивилизацией не выглядит таким фантастическим.

- Что наше руководство все секретит? Врагов, вроде не наблюдается? Я о проекте С-18 слышал. Но чтобы это был продукт чужой цивилизации... - Тор нахмурился. Он все же считал себя ценным специалистом, имеющим немалые заслуги перед Комитетом, а тут вдруг узнает, что его даже не поставили в известность. Саута поставили, а его нет? Этого зубрилку, выходца с дальней колонии, отнюдь не хватающего звезд с небосклона науки! А его - одного из лучших выпускников, и самого молодого начальника отдела за все время существования Комитета - просто не внесли в список на ознакомление с секретной информацией! Обидно...

- Можешь не сомневаться. А режим секретности... Всякой оппозиции и у нас достаточно. Особенно, прогрессивисты. Согласись, что они поднимают серьезные проблемы. А за ними уже и горячие головы готовы подтянуться. Поэтому кое-кто и желает не афишировать некоторые сведения.

- Ну и ладно. Но я-то здесь причем?

- Притом. Продолжу, если не возражаешь. Мой слухач имел еще два контакта с той цивилизацией. Скорее всего, по их инициативе. В первом они выдвинули ультиматум, чтобы мы эвакуировали людей с Нолы. Мол, на планете расположена их колония. Иначе, они просто уничтожат человеческие племена.

- Даже так? - удивился Висми. - И что же вы ответили?

- А что мы могли ответить? Или у нас есть возможности дать адекватный ответ? Просто проигнорировали. Скажу больше. Я проинформировал руководство Комитета. Но от меня потребовали доказательств. Если даже связь в пределах каверны и то ставят под сомнение... А как я могу предоставить доказательства? Теперь ситуация изменилась. Был новый контакт.

- И что теперь?

- Теперь они просят разрешения эвакуировать свои колонии и не препятствовать этому.

- А вы?

- Сам подумай! Я мог отказать? Или мог разрешить? В этот раз я даже не информировал Комитет. Факт контакта задокументировал, если вдруг в будущем понадобится. И все. Короче, Тор, мне нужен разведчик, чтобы узнать, что творится на Ноле. Это будет подтверждением или опровержением таланта моего слухача. Если подтвердится - начнут работать генетики. Найдут и выделят мутацию, отвечающую за эту способность, возможно, смогут внедрить мутированный ген в ДНК других людей. Если все получится... У меня даже голова кружится от того, какие возможности получит человечество! Возможно, это будет начало Вселенского объединения.

- А если опровержение?

- Отрицательный результат - тоже результат. По крайней мере, не будут тратиться средства на тупиковые направления.

- Допустим. И все же, Саут, причем здесь я? У меня нет людей, способных выполнить это задание.

- Как минимум, один - есть!

- Ты меня имеешь в виду?

- Само собой. Ты бывал на Ноле несколько раз и пробыл там продолжительное время. Знаешь местные языки и обычаи. Ты сможешь там затеряться и разузнать все обстоятельства этого дела.

- А ты? Ты тоже бывал на Ноле.

- Бывал... Дальше базы носа не совал. Посмотри на меня, Тори. Меня на Ноле можно, разве что, в цирке показывать. Чтобы стать хоть немного похожим на нолианца, мне нужно скелет откорректировать, ступни укоротить, лицо изменить полностью. К тому же моя иммунная система недостаточно сильна. Если даже за это взяться, потребуется год, если не больше. Подготовка нового агента тоже займет примерно такое же время. А у нас, Тори, этого времени нет.

- У нас?

- У нас. У человечества. Если вдруг контакт действительно имел место, и где-то существует цивилизация с такими возможностями и решительностью, человечеству нужно быть к этому готовым.

- Ты пытаешься лоббировать взгляды прогрессивистов?

- Знаю, Тори, что для тебя это больная тема, но пора бы и самому отказаться от собственных амбиций и пересмотреть свои взгляды. Или хотя бы доказать, что иная точка зрения пока не имеет под собой оснований.

- Не собираюсь с тобой спорить. Скажу только, что оперативной работой не занимался уже давно. Подрастерял навыки, кое-что позабыл... И вообще, Саут, насколько мне известно, у тебя на Ноле есть свой человек. Если не агент, то хороший знакомый. Или я не прав?

- Кого ты имеешь в виду? Акробата или?.. С Акробатом я не могу установить контакт. Дважды слал ему через слухачей предложения о встрече, и оба раза он не явился. Хотя до этого проблем не было. Потому-то и нужен мне разведчик.

- А что ты имел в виду под словом "или"? - напрягся Висми. Какое-то нехорошее предчувствие шевельнулось внутри.

- Забыл своего "лучшего врага" и соученика?

- Но, он же погиб!

- Не совсем. По крайней мере, несколько лет назад был еще жив.

- Откуда знаешь?

- Есть свои источники. Чего только не откопают нейроинженеры, извлекая информацию из мозга агента, даже вопреки его желанию.

Тор долго молчал. Только потом обратил внимание на свой уже пустой бокал. А ведь пить он не собирался...

- И ты думаешь, что я брошусь разыскивать этих людей?

- Нет. Ничего, кроме просто разведки. Найди ответы на вопросы, и больше от тебя ничего не требуется. Хотя, эти люди могли бы серьезно облегчить твою миссию.

- Нет, Саут. Этот твой последний аргумент убедил меня, как нельзя лучше. На меня не рассчитывай.

Саут налил себе остатки вина, залпом осушил бокал и встал из-за стола.

- Что же, Тори, - сказал он, направляясь к двери. - Дело твое. Но пора, наконец, забыть об этой дурацкой вражде. Что она принесла науке? Что она принесла лично вам? Неординарный ученый, да, пусть с необычными взглядами и методами их воплощения в жизнь, граничащие с авантюризмом и нарушением законов, но все рано, талантливый и перспективный, был подвергнут остракизму и потерян для науки и общества. А интересные направления, обозначенные им, объявлены ересью и надолго упрятаны под сукно. Насколько это хорошо для человечества? Туда ли нужно было направить свою энергию? А ты сам? Или тебе эта склока не аукнулась? С такой головой, давно бы был одним из руководителей Комитета. Вместо этого возглавляешь отдел, который никого уже не интересует, и который в скором времени просто упразднят... И даже та, из-за которой разгорелась ваша вражда, с тобой не осталась. Что ты сделал со своей жизнью, Тори! Что ты сделал с другими жизнями? Вершитель судеб! Если уж не о себе, так о всем человечестве подумал бы. Ситуация очень тревожная. Ладно. Пойду, пожалуй. Если все же передумаешь, дай знать. Может, еще можно что-то изменить, хотя бы в отношениях с собственной совестью...

Эпилог.

Сегодня гости начали съезжаться в королевский дворец. Здесь должно было состояться первое заседание Национального собрания. Наиболее влиятельные граждане всех сословий из всех провинций Королевства, включая Побережье, Горную Страну, Архипелаг и колонии Западного континента, должны были, по задумке короля Конарта XVII-го, помогать ему в управлении страной.

Старожилы помнят этот замок, еще не так давно лежавший в развалинах. Тогда его окружали мрачные высокие стены, местами обвалившиеся. Из внутренних построек был только один павильон - временная постройка, предназначенная для заседаний знати, годами безрезультатно пытавшейся избрать законного правителя Страны, Окруженной Горами. Остальное - обгорелые камни, оставшиеся после пожара, который поглотил предыдущего короля Луэла XI. А Ужасные Годы и вовсе почти сровняли его руины с землей. Только и осталось, что небольшой участок стены рядом с центральными воротами.

Теперь замок выглядит совсем по-другому. Стены, кроме того самого уцелевшего участка - теперь любимого места отдыха королевы-матери - снесены, двор очищен от грязи, обломков и гари. Разбиты несколько красивых парков, засаженных цветами и экзотическими растениями. В искусственных озерцах плавают пестрые рыбы и прочие водяные обитатели. А в центре построен великолепный дворец.

Да, на эту роскошь стоит посмотреть! Величественное здание в четыре этажа, с балконами, зимним садом и ротондой планетария - желающие могут даже на звезды посмотреть! Замечательная отделка, как внутри, так и снаружи, красивая мебель, витражные окна, картины известных художников. Полы сверкают, как зеркала, зеркала создают впечатление, что стен и вовсе нет, Красивейшие росписи на потолках...

Но король не живет в этом чуде архитектурного искусства. У него небольшое имение на берегу моря, где он проживает с женой и младшими детьми и еще долина в Горной стране, где он так же проводит немало времени. Сюда же приезжает только когда происходят какие-то правительственные мероприятия, встречи с наместниками подконтрольных земель, переговоры с представителями знати или трудового сословия. Теперь еще и заседания Национального собрание. Ну, и конечно, чтобы навестить королеву-мать. Вот и теперь он приехал заранее и ждал, когда его матушка вернется со своих каждодневных посиделок на гребне остатков стены, чтобы выразить ей свое почтение и сыновнюю любовь. А еще поговаривают, что к нему приезжают и вовсе странные гости, не похожие ни на горцев, ни на жителей побережья, ни на островитян. И одеяния у них странные, и лица какие-то не такие, как у всех. Откуда прибывают - тоже непонятно. Никто их не видел на дорогах, ведущих к замку дальше Долины Одинокого Дерева. Но там нет даже крохотного поселения...

Странный этот король Конарт! Не очень его любят в стране. Само собой, что нелюбовь к власти - в крови у жителей Побережья. А тем более, если власть, как бы это по-мягче выразить... чуждая. Как-никак, король ведь, горец! Побережье с Горной страной воевало всю свою историю. Набеги разбойников, грабежи ферм в предгорьях и даже городов, жертвы, насилие, угон в рабство... Такое не забывается. Только сравнительно недавно, после того, как выбрали королем этого хана, наконец воцарился мир. Но из памяти-то обиды не вытравить...

Впрочем, любят или нет - это, как сказать. Да, шепчутся за спиной, называя кривоногим и грязномордым. Качают головой, что вот, мол, приходится подчиняться кочевнику, что понапустил в страну всяких шалопаев, которые сырое мясо жрут и кровь пьют - учи их в университетах вместе с нашими чадами! А еще и пиратов из Архипелага стал прикармливать! Тоже появились на наших улицах в своих перевернутых ведрах на головах! Но когда принц Рогул поднял мятеж против короля, никто его не поддержал. Большая часть знати предпочла сохранить нейтралитет и укрыться в своих замках, крестьяне спрятали от него продовольствие, ремесленники отказались ковать ему оружие, а рекруты почти все дезертировали и встали под знамена короля. И висеть бы Рогулу со своими немногочисленными приспешниками на центральной площади Луэлреста, не помилуй его сам король. Земли его конфисковал и распродал крестьянам, но самому ему с семьей и соратниками разрешил уехать на Западный континент под присмотр тамошнего наместника - господина Тыквы и его военного министра господина Чигги. Так что, король - он может, и чужак, и кривоногий, и грязномордый, но трудовому люду при нем живется довольно комфортно. Налоги они платят небольшие, знати над ними измываться не больно разрешают, согласно королевским указам. Живи и богатей, что они и делают. И менять, похоже, ничего не хотят. Сойдет и "грязномордый" в качестве короля.

Другое дело - королева-мать. Ходят слухи, что она родилась и выросла в Стране, Окруженной Горами. Но кто это говорит, уже не узнать. Королева-мать очень немолода. Но в ней нет ни одной черты, характерной для ее сына. Ни тебе узких глаз, ни плоского лица, ни широкого носа. Большие серые глаза, седые, но в прошлом светлые волосы, стройная фигура. И это в такие годы! Как она могла родить такое некрасивое создание, как наш теперешний король? Наверное, правы сплетники, и Конарт - ее приемыш.

Королеву в стране любят. Она многим помогла. Сколько несчастных обращались к ней за помощью! Даже с такими странными просьбами, как помочь излечить единственного ребенка (был такой случай!). Никому не отказывала. Что могла, то делала. Даже то, что после избрания королем Конарта XVII, в стране не было ни единой смертной казни по приговору королевского суда - заслуга исключительно королевы-матери, ее доброты. Мол, уговорила сына быть снисходительным даже к преступникам. Так, во всяком случае, поговаривают.

Из всей королевской семьи только она и живет во дворце. Но не в самом, а в небольшом домике в верхнем парке вместе с несколькими слугами, которые ее обслуживают. Сама она уже давно не может своими ногами подняться на стену в вечерний час. Потому два еще крепких ветерана-отставника каждый вечер, в теплую погоду или ненастье, обязательно выносят ее паланкин на гребень стены, и отходят в сторонку, чтобы не мешать этой святой женщине разговаривать с богами. Не верите? А солдаты рассказывают, что когда над замком бушует буря, способная снести со стены кого-угодно, волосы королевы только слегка теребит легкий ветерок, и что в любой ливень, когда на слугах не остается и сухой нитки, на носилки королевы-матери не попадает ни капли дождя! А радуга в небе? А яркое сияние, которое, разве что, в землях южных поморов можно увидеть? Хотите верьте, хотите - нет!

О чем она говорит с богами, неизвестно. Слуги стоят на приличном расстоянии и видять только ее шевелящиеся губы. Но когда ее несут домой во флигель, ее лицо озарено великой благодатью и светится от счастья. Слугам иногда удавалось подслушать то, что она говорила, обращаясь к кому-то, видимому только ей и никому другому:

- Милый, уже скоро! Я тебе верю. Мы будем вместе. Смерти нет! Смерти нет!


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"