Добрый Эээх: другие произведения.

Интуит

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.29*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Интуиты - это элита. Мастера танцев со смертью, в которых одно неверное движение или даже мысль обернутся не просто оттоптанной ногой и недовольством партнерши. Играя судьбами, они находят путь к победе, вырывая свой шанс один из тысячи. Но значит ли это, что их собственная судьба им абсолютно покорна? И что будет, если шансы станут один из миллиона?


Пролог.

  
   Тяжелый шагоход СР-4.5, он же "Твердолоб", был отличным образчиком современной инженерной мысли. Превосходное бронирование, мощный генератор, позволяющий данной машинке иметь в своем распоряжении постановщик щита нового класса, ранее доступный только для стационарных объектов или кораблей, а также разгонять эту трехметровую махину до сорока километров в час. Про вооружение забывать тоже не стоило. Ракеты класса земля-земля и земля-воздух, спаренные пулеметы, плазменная пушка. "Твердолоб" способен не только пережить неравноценный бой, но и выйти из него победителем.
   В целом, машина была хороша как для обороны, так и для прорыва. Безболезненно накрыть ее можно было либо концентрированным огнем артиллерии, либо налетом авиации. Но никто же не будет выпускать всего одну машинку против целой армии, верно?
   "Твердолоб" был кусачим, но еще более кусачей была цена. Позволить себе такую технику могли очень и очень немногие. И речь не только о стоимости. Далеко не каждому согласятся продать эту машину. Для этого нужно иметь определенные связи с домом Арнов, что и контролировал выпуск этой серии. Древним домом.
   И, конечно же, самые лучшие наработки будут воплощены только в тех шагоходах, что используются домом в собственных целях. Ничего принципиально нового, разумеется, но что значит чуть более крепкий щит или чуть более мощное оружие в критический момент понимает каждый.
   Впрочем, конкретно этому СР-4.5 не помогла даже эта малость. В этой груде пышущего жаром металлолома, что размазало на добрую сотню метров по поверхности, мало кто узнал бы "Твердолоба". Разве что, пилот этой машины, но от него осталось куда как меньше.
   Наверное, можно было бы провести целый философский диспут на тему того, что даже самое совершенное оружие в руках неумех будет не лучше палки, и покивать на ныне мертвого пилота, но... СР-4.5 не доверяли неумехам. Человек, что мог вести такую штуку в бой, стоил никак не меньше самого меха. В причинах нынешнего положения было больше абстрактного.
   Им просто не повезло.
   Не повезло наткнуться на историю из самых седин веков, не повезло, что хватило ресурсов и бойцов, чтобы пройти через Дикое Поле, не повезло найти то самое место, что уже тысячелетие не беспокоили люди, и что было описано в почти истлевшем манускрипте, но больше всего невезения заключалось в том, что нашли они не просто кучку бесполезных руин, а спящий комплекс исчезнувшей ныне расы. Последней каплей в череде неудач было то, что они смогли проникнуть внутрь комплекса, чего не удалось в свое время безвестным ныне авторам манускрипта.
   Как итог, вся экспедиция была истреблена. Хотя, один очаг сопротивления еще оставался - в самом центре разбитого лагеря. Там, где находился глава неудачной экспедиции, а по совместительству один из сыновей младшей ветви дома Арнов. И прямо сейчас тот доказывал, что не крепкая броня и мощные щиты тяжелой техники когда-то сделали его дом великим.
   По волосам человека, только что расправившегося с тяжёлым мехом, словно прошелся легкий ветер, а, спустя мгновение, раздался гром. На духовном плане же разразился легкий шторм.
   По нервам резануло ощущением близкой смерти. Спустя пару мгновений на тактическом экране его шлема погасла одна отметка - отряд понес первые невосполнимые потери.
   На один краткий миг лицо человека прорезала легкая ухмылка. Древние дома. С ними всегда возникают... легкие трудности.
  

Глава 1

  
   Есть такие дни, когда нужно вставать несмотря ни на что, есть такие, когда можно подыграть собственной лени, а есть и иные... и этот третий тип у меня были причины не любить. Потому что он всегда означает только проблемы. Что же это за тип пробуждения, спросите вы?
   Все очень просто. Он начинается с ужасающей головной боли, ощущения, что каждую косточку отодрали от тела, осмотрели, пропустили через камнедробилку, а потом кинули обратно, не очень заморачиваясь соответствием осколков и их взаимным расположением - авось срастется как-нибудь само. А еще фантомными болями по всему телу. Словно еще недавно у тебя было куда больше органов чувств, и все их одномоментно удалили без наркоза.
   И все это вместе означает только то, что мне опять пришлось ступить за грань доступного. И даже как-то плевать, облажалась ли разведка, или это противник попался такой с параноидальной системой защиты. Дерьмо случается.
   Не так уж и часто со мной - все-таки звание одного из лучших интуитов, пусть и насквозь неофициальное, не дают за красивые глаза - но ощущения были знакомы. Единственное, никак не удавалось вспомнить, с чего бы это все? Как-то не страдал раньше провалами в памяти. А текущее положение настойчиво намекало, что дело дрянь.
   Пожалуй, тут стоит пояснить, кто такие интуиты, и почему они не оказываются в столь странных ситуациях, как у меня. Интуит - глаза и уши отряда. Если он вступает в бой, то дело приняло плохой оборот, если же ему приходится выжимать всего себя, то жаренным уже не просто запахло, а откровенно смердит.
   После такого дельца, половина отряда оказывается под наблюдением кучи врачей с еще большей кучей дорогостоящего специализированного оборудования... либо не выживает уже никто.
   И отчего-то место, в котором я очнулся, никак не походило на палату для очень ценных пациентов. По ощущениям выходило, что лежу я на поверхности, никак для этого не предназначенной - то ли ящики какие-то, то ли каменная плита. При чем в крайне характерной позе. Словно сюда меня откинуло взрывом.
   Было кое-что еще.
   Все это время я не просто наблюдал вечность, но и приводил собственный разум в приемлемое состояние. Интуит после боя - то еще недоразумение. Приходится крайне осторожно отсеевать лишние чувства, оставляя тот минимум, что был отмерян простым людям самой природой, а иногда и меньше этого. Главное, делать это быстро, но без лишней спешки. Иначе легко можно получить вместо обычного слуха вариацию эхолокации... той, что летучие мыши пользуются.
   Собственно, палата, которую я должен получать в таких случаях, максимально изолирована от всего лишнего. Свет, шум, излучение, вибрация - чем меньше входящей информации, тем меньше шанс отъехать от информационного шока.
   Так вот, потратив субъективно где-то пару часов на собирание увлекательного пазла из собственного разума, я понял, что уже давно слышу ритмичный повторяющийся звук, ранее терявшийся в белом шуме.
   И если кто-то думает, что это сработал будильник, то я - добрая лесная фея.
   Более всего это походило на звук боевой тревоги. Не тот, что был мне привычен, но суть подкоркой явно улавливалась.
   К сожалению, единственное, что я сейчас мог, - аккуратно осмотреться. Не глазами, разумеется.
   Живых в радиусе сотни метров не было. Мертвых, что характерно, тоже. Еще чувствовалось легкое рассредоточенное внимание, но этим можно было пока пренебречь, благо оно не было направленным на кого-то конкретно. Странное внимание. Слишком уж холодное. Даже системы наблюдения ощущаются более живыми. Они как спящие сторожевые псы. Тут же был словно оживший кусок льда. Никогда с таким не сталкивался прежде. А видел я немало и смотрел всегда очень внимательно.
   Чтобы вы понимали, я как-то диагностировал рак в самой первой стадии у прохожего. Небольшой нюанс, находился тот в двух километрах от меня. Сомнительно, что с такого расстояния тот хотя бы мог рассмотреть меня в ответ.
   Но интересовало меня сейчас иное. Я все еще не помнил, каким образом оказался в подобном месте. Это было странно. Вначале еще можно было списать на не самое адекватное состояние, но теперь... Приехали.
   Вздохнув, открыл глаза.
   Трещина. Хорошая такая трещина, зависшая у меня перед взором и свидетельствующая сразу о двух вещах: ударе головой и о том, как иногда полезно надевать на эту голову шлем.
   Еще с данного ракурса открывался ограниченный обзор на некую панель управления, которую мое тело перепутало с периной.
   Надеюсь, здесь не было аналога большой красной кнопки.
   Аккуратно поднявшись на ноги, я имел честь лицезреть небольшое помещение, выполненное в стиле "ничего лишнего". Собственно, ничего кроме панели и черного экрана тут и не было. Даже минимального набора мебели. Надпись же на этом самом экране вводила в ступор. Не только сутью написанного, а тем, что я смог это прочитать.
   ВОЛЯ ВЫПОЛНЕНА
   Язык был мне не знаком, но я его явно понимал. Фраза словно раздваивалась перед глазами. Миг она написана на родимом русском, миг - и перед взором бледновато-зеленые иероглифы.
   "Так, Саня, а сейчас мы узнаем глубину той задницы, в которую ты угодил на этот раз". -- Проплыла одинокая мысль, прежде чем я, сделав глубокий вдох, совершил Нырок.
   На что это похоже -- спросите вы. На первые секунды новорожденного -- отвечу я. Когда мир резко становится больше и ярче. Ослепительная и дезориентирующая феерия чувств.
   Продлилось это ровно полторы секунды, а потом меня словно молотом впечатало обратно.
   -- Твою мать. -- Прохрипел я, приходя в себя в распластавшемся на полу виде. На стекло шлема лениво упала пара красных капель, а во рту поселился солоноватый привкус.
   А вот это уже совсем не хорошо. Хреново, откровенно говоря. Чтобы простой Нырок выбивал из строя интуита моего уровня... остается только радоваться, что я не успел больше ничего сделать, иначе быть бы тебе Саня овощем.
   Привалившись спиной к стене, я начал думать.
   Что мы имеем? Нахожусь неизвестно где, попал сюда неизвестно как, сижу на полу в пустом помещении, одетый в какой-то странный хай-тек костюмчик и, к тому же, не могу даже определить свое местоположение. Прекрасно. Из способностей интуита, только пассивная возможность чувства внимания и угрозы. Словно голый.
   От нечего делать начал осматривать самого себя. Костюм оказался герметичным, выполненным из неизвестного мне материала черного цвета. На поясе справа обнаружилось что-то, отдаленно напоминающее кобуру, слева - чехол для ножа, судя по всему. Пустой.
   Спустя пару минут попыток добраться до пистолета -- сначала аккуратных, а затем с напряжением всех своих сил -- я смирился с мыслью, что чего-то не понимаю. Все должно быть проще. Возможно, какая-то потайная кнопка или... что будет, если просто пожелать этого?
   Сосредоточившись на этой мысли, я был вознагражден едва слышимым щелчком. После этого достать пистолет не составило труда.
   Хм, массивный. И какой-то уж слишком монструозно-футуристичный. Повертев его в руках и даже примерившись к рукояти, аккуратно вернул на место. Еще один щелчок.
   Моим вниманием завладела цифра 31, высветившаяся в правом верхнем углу моего визора и погасшая, стоило только вернуть пистолет на свое место. А шлем-то не простой. Не заметил я как-то в помещении источников света, однако вполне себе мог осмотреться уже и как нормальный хомо сапиенс.
   Кроме того, верхнюю левую часть визора занимало четыре картинки. Три из них сейчас забиты помехами, а на четвертой была комната с каким-то подростком, прислонившимся к стене. Помахав рукой, заметил, что мой визави сделал аналогичный жест.
   Прекрасно. Так вот что напрягало меня все это время. Это не пистолет был слишком массивным, а я, мать его, маленький! То ли карлик, то ли подросток. Ладно, готов признать -- такой хрени со мной еще не происходило.
   Человек на картинке сокрушенно потер лоб, а затем замер.
   Этот жест не был моим. Никогда не имел такой привычки. Тело словно само совершило все эти действия.
   Пришла отстраненная мысль, что теперь понятно, отчего меня выбило из Нырка. Умения интуитов - это в большей степени умения сознания, но это не значит, что для них не нужно тренировать разум и тело. А разум и тело явно не мои.
   Похоже, пора идти знакомиться с соседями.
   "Приятель, ты тут?" -- спросил я сам себя мысленно.
   Ответа не последовало. Либо не хочет отвечать, что очень сомнительно, либо в ауте, что вероятно, либо я тут остался один. Даже не знаю, какой из вариантов мне нравится больше.
   Ладно, это пока терпит.
   Присмотревшись к тому месту, откуда на меня взирала камера, заметил какое-то сидящее на гладком камне стены насекомое. Иди-ка сюда.
   Камера послушно шевельнулась, дернулась, а затем с тихим шелестом приблизилась ко мне, опустившись на подставленную ладонь и, накрыв ее целиком, замерла в ожидании.
   Механическая стрекоза. Очень оригинально. Остальные ее три товарки, видимо, не пережили столкновения с тапком.
   И что же ты мне можешь поведать?
   В ответ на эту мысль, та, быстро перебирая лапами, оказалась за спиной, где встроилась в открывшуюся ячейку и, спустя пять секунд, стала частью моего костюма. Как было и с пистолетом, я сразу же перестал ощущать ее вес.
   ЗАГРУЖЕН ВИДЕОФРАГМЕНТ. ПРИСТУПИТЬ К ВОСПРОИЗВЕДЕНИЮ?
   Так-так. А что у нас по предыдущим видеофрагментам?
   В ответ на это открылось меню из трех файлов.
   Первый ролик рассказал мне о том, как некий парень в моем костюме учится управлять стрекозами. Судя по дрожащей картинке, дерганным движениям и закладываемым маневрам, получалось у него не ахти. Справедливости ради, стоит добавить, что управлял тот не одной, а сразу четырьмя механическими созданиями.
   Куда больше меня заинтересовали два хмурых мужика, стоящих рядом в натуральных бронекостюмах. Что-то вроде безумной смеси скафандра и танка. От автоматной очереди такие и не почешутся. От их поступи даже в каменистой почве оставались ощутимые вмятины.
   В руках те держали футуристичного вида... ружья? пушки? В общем, не знаю, что именно там было, но размер внушал опасение.
   Второй ролик оказался даже полезнее. Там все того же парнишку учили стрелять из покоящегося в кобуре оружия. Картинка была статична, видимо, стрекоза умастилась на каком-то камне. На этот раз видео было со звуком.
   И смотрел я его очень внимательно, предварительно достав пистолет.
   Так. Предохранитель у нас вот здесь. 31 -- это количество оставшихся выстрелов. Стреляет плазменным зарядом. Дальность эффективной стрельбы до ста метров. Отдачи практически нет. Является частью моей обновки и без костюма превращается в высокотехнологичный мусор. В целом, жить можно, но я бы предпочел что-то более традиционное.
   Еще узнал, как меня зовут. Химура Киоу. Очень приятно. Школьник, за каким-то хреном попершийся с кучей вооруженных до зубов мужиков на край мира. Храни местные боги их души.
   Ибо, посмотрев третий ролик, я понял, что был очень оптимистичен с размером задницы, в которой оказался волей неизвестного доброхота.
  
   Птички взлетели и равномерно рассредоточились за спиной Химуры.
   -- Я у входа. -- Произнес тот.
   Парень явно нервничал, но действовал без задержек. Вот он подходит к отвесной стене и на какое-то время замирает. А затем гора вздрагивает. Откуда-то сверху осыпается куча мелкой гальки, раздается резкий хруст, и пара вековых деревьев медленно заваливаются в сторону, открывая проход.
   Химура, подождав, пока все успокоится, заходит внутрь, следом, как привязанные, начинают двигаться и механические стрекозы. Запись включена. Пока все в порядке.
   -- ... внутри... тут... иду... -- Какое-то время связь работает с перебоями, затем все резко возвращается в норму.
   Парня просят повторить, тот послушно отчитывается, что все тихо, внутри только голые стены и запустение, и он идет дальше. В ответ ему напоминают про осторожность.
   Дословная фраза звучала так:
   -- Не торопись, парень. Кровь Предтеч не даст тебе угодить в ловушку, но это не значит, что за сотни лет там внутри все сохранилось в идеальном состоянии. Дважды смотри, куда наступаешь. И проговаривай вслух все, что видишь.
   Это Химура и делал. Через полчаса его голос стал спокойнее, из него ушло напряжение. Бункер легендарных предтеч, по факту, оказался не таким впечатляющим местом. Огромный, древний и... пустой.
   В общем, самым значимым событием первого дня стало обнаружение помещения, в котором было хоть что-то помимо голых стен и потолков.
   Стоило только парню ступить за невидимую границу, отделяющую одну комнату от другой, как по стенам прошла дрожь, воздух загудел. Было и что-то еще, чего сверхчувствительные камеры засечь не смогли, но что вылилось в очередной сбой связи и прошедшую по изображению рябь.
   Внезапно мрак помещения был разогнан тусклым зеленоватым светом, исходящим от возникших на экране иероглифов.
   Парень замер, но больше ничего не происходило. Постояв так какое-то время, он все же приблизился к экрану. Камера захватывала и его и надпись, но каким-то странным образом буквы смазывались, не давая разобрать суть сообщения.
   Химура осторожно коснулся панели, и надпись сменилась. Затем он что-то набрал в ответ. По помещению прошлась еще одна волна дрожи, заработала связь. После этого он еще дважды что-то печатал, пока ему не сказали возвращаться.
   Парень вышел, а одна из стрекоз устроилась на стене, оставшись сторожить комнату.
   Далее часов шесть ничего не происходило, даже размытая надпись не менялась, все так же наполняя помещение мертвенным зеленым светом. А потом сюда ворвался парень. Так, словно за ним сами демоны ада гнались. Он принялся что-то судорожно печатать. Иногда будто одержимый нажимая на несколько клавиш одновременно.
   Кажется, получаемые ответы его совершенно не устроили. Он схватился за голову и облокотился на стену, что-то неразборчиво проговаривая. А затем гору ощутимо тряхнуло. Затем снова и снова... будто некто снаружи принялся ее обстреливать. Зазвучала тревога, но больше, кажется, ничего и не изменилось.
   Химура оттолкнулся от стены и вновь подошел к экрану. На это раз он печатал неторопливо и вдумчиво. Переписка с неизвестным длилась минут десять, пока у противоположной стены не начали сгущаться недобрые тени. Те просто в какой-то миг стали будто живыми. И это не было багом механического наблюдателя, парень тоже явно что-то видел. И вот, когда тени, осмелев, начали приближаться к человеку, комнату полностью затопило зеленым светом.
   Видео прервалось, и началось с того момента, как парень валяется на панели, а у противоположной стены стоят три замерших тени.
  
   Я медленно повернул голову. Вот он и источник ледяного внимания -- стоят родимые. Все три штуки. Странно, как раньше не заметил. И хоть внимание их ненаправленное, но нужен им конкретно Химура Киоу. Если кто не понял, за него здесь я.
   Ничем хорошим от этих теней не веяло. Смердело смертью, откровенно говоря. И хоть никаких враждебных действий те не предпринимали, интуиция настойчиво советовала не приближаться. А приближаться придется, так как выход здесь один, и, по стечению обстоятельств, перекрывают его эти бравые ребята.
   Только сделать это можно по-разному. И уж тупо идти на них, я не собирался.
   "Почти как на тренировке" -- промелькнула мысль, пока я пытался вывести себя из фокуса интереса первой твари.
   Получалось с трудом, что еще раз уверило меня в том, что я имею дело не с живыми существами, а с чем-то вроде систем наблюдения. Их рассредоточенное внимание тоже не просто скинуть. С людьми полегче.
   Внимание твари стало опосредованным, словно та стала смотреть чувствами своих напарников, а я едва не потерял концентрацию от напряжения. Задачка, что раньше решалась мной походя, теперь требовала полной самоотдачи. Дерьмо. Неприятное ощущение. Ощущение собственной слабости.
   С двумя другими было еще сложнее, так как теперь необходимо было не просто подавить интерес к своей персоне со стороны новой твари, но и не вернуть его от предыдущей.
   В какой-то момент во рту вновь вернулся солоноватый вкус крови, а контроль начал выскальзывает из моих рук. Однако удержал. Враждебное внимание испарилось. Вслед за ним испарились и сами тени, а, спустя секунду, замолчала тревога.
   "То есть, вот так просто?" -- Я даже сквозь заполнивший мой разум туман нашел силы для удивления.
   Тот, кто создал эти тени, явно не сталкивался с интуитами. Похоже, что их задачей было ликвидировать юнца. И в куриных мозгах мое исчезновение из всего спектра их чувств было приравнено к выполнению задачи.
   Идиоты. Однако сам враг сюда не сунулся, предпочтя использовать столь ненадежный инструмент. Почему? Считал, что на парня их хватит? Возможно. А как же контрольный в голову? Или сюда зайти могут только обладатели Крови Предтеч, чтобы это не значило?
   "Ладно, гадать можно долго". -- Думал я, с щелчком доставая пистолет.
   Сильно сомневаюсь, что смогу вот так, без пристрелки, сделать из него достаточно точный выстрел, но так как-то спокойнее совать свою голову в пасть ко льву. Мелькнула и пропала мысль направить на разведку стрекозу -- со столь жалким набором оставшихся у меня умений, я только предупрежу противника о своем появлении. Нет, идти надо лично. А потом уже решать, что делать дальше. Если всех моих сопровождающих положили, а пока так и выходит, то дела мои плохи.
   Если этих бронированных мастодонтов размазали, то мне с моим пистолетиком там и вовсе делать нечего. Был бы я в полной своей форме... А еще меня продолжали напрягать эти тени. Холод, что я чувствовал пока работал с ними, не отпускал. Чужие. Их разум был слишком чужд. И с человеком, что мог отдавать таким созданиям приказы, я встречаться сейчас точно не готов.
   Путь до входа не потребовал много времени, но выйти под открытое небо мне было не дано.
   Ждут. Шесть человек, и с десяток дронов, от которых веет угрозой. Эти последние точно не простые наблюдатели.
   Кстати, не факт, что их там и впрямь шестеро. Шесть -- то число, которое я заметил со своего места. Пара шагов, и заметят уже меня. Пока же я мог быть уверен, что этого не произошло.
   Похоже, уходить никто не собирается. А у меня с собой ни воды, ни еды. В таком случае, врагам достаточно просто выждать, пока я не загнусь от жажды. Смогу ли я отвести взгляд такому количеству народа, а после пройти мимо них, как ни в чем не бывало? Не уверен. Пат. Они не могут войти, я -- выйти. И время работает не на меня. Знать бы, что они хотят.
   Придется прорываться. Но сейчас стоит все же попробовать выяснить, нет ли здесь другого выхода, и я даже знаю, как мне это сделать наверняка.
   В том месте, где я пришел в себя, никаких изменений за время моего отсутствия не произошло. Настало время пообщаться с исполнителем воли.
   А что? У Химуры вон получилось, а я что? Не уверен, правда, что парень желал подстелить в свою тушку Аброва Александра Семеновича... но кто их знает этих азиатских школьников, ищущих приключений на свою тощую попу. Может, и желал?
   В панель была встроена обыденного вида клавиатура. Раскладка русская.
   Я перевел взгляд на экран. Надпись больше не двоилась. Повторяю, тем, кто не понял: и близко нет никаких иероглифов. Сегодняшний день, определенно, бьет все рекорды по количеству долбанной мистики.
   СТАТУС
   К сожалению, железный друг оказался настроен ко мне скептически, потому что в ответ выдал:
   ПОДТВЕРЖДЕНИЕ...
   Меня объяло зеленым светом, и даже немного приподняло над полом, а потом плавно опустило на место. Одновременно с этим погасла и новогодняя иллюминация.
   СТАТУС ПОДТВЕРЖДЕН, АРХОНТ. ОБЪЕКТ "ЭФИР-17" ПЕРЕВЕДЕН ПОД ТВОЙ КОНТРОЛЬ.
   Вообще-то, я имел в виду статус объекта, но так тоже ничего получилось. Архонтом меня еще никто не обзывал. А что мне это дает, мы сейчас и узнаем. Но для начала:
   ПОЧЕМУ СРАБОТАЛА ТРЕВОГА?
   ОБЪЕКТ "ДРУЖЕСТВЕННАЯ ЦЕЛЬ" БЫЛ АТАКОВАН
   Ага, в логике не откажешь. А дружественная цель -- это у нас Химура. Других-то нет.
   ЧТО ПРОИЗОШЛО ДАЛЬШЕ?
   АГРЕССИВНЫЕ ФОРМЫ БЫЛИ ИММОБИЛИЗОВАНЫ
   Это понятно. А с нашим героическим школьником?
   В общем, потратив некоторое время, я выяснил, что Киоу просил изменить свой статус, на что "Эфир-17" идти не хотел. Для него тот был "дружественной целью", которой позволено бродить по комплексу и получать ответы на некоторые свои вопросы. На руку парню сыграла боевая тревога. Станция перешла на другие алгоритмы, и Химура был возвышен до текущего статуса. Теперь "Эфир-17" готов выполнить любые его указания. И... только меня здесь волнует, куда в процессе возвышения подевался сам Химура?
   ВОЗВЫШЕНИЕ МОЖНО ОБРАТИТЬ?
   ДА. ПРИСТУПИТЬ?
   Эээ, нет, приятель. Не так быстро. Если подумать, то обращение вспять подразумевает мое возвращение обратно в свое тело, а Химуры - в свое. Хэппи энд? Для меня - да. Для парня - нет.
   Можно сказать, что это уж точно не мои проблемы. В конце концов, я и так ему помог расправиться с тенями, а дальше у каждого своя судьба. Отсутствие тревоги же гарантирует, что вновь меня сюда не выдернет. Соблазнительно.
   ПОДРОБНОСТИ
   ОБЪЕКТ "ЭФИР-17" БУДЕТ ЗАПЕЧАТАН. ОБЪЕКТ "АРХОНТ" БУДЕТ УНИЧТОЖЕН. ПРИСТУПИТЬ?
   Ни хрена не соблазнительно. Ты что сдурел, чугунная бошка? Откатить - не значит уничтожить.
   ДРУГИЕ ВАРИАНТЫ
   ОБЪЕКТУ БУДЕТ ВОЗВРАЩЕН СТАТУС "ДРУЖЕСТВЕННАЯ ЦЕЛЬ". ЛИЧНОСТНАЯ МАТРИЦА ОБЪЕКТА "ДРУЖЕСТВЕННАЯ ЦЕЛЬ" БУДЕТ ВОССТАНОВЛЕНА. ЛИЧНОСТНАЯ МАТРИЦА ОБЪЕКТА "АРХОНТ" БУДЕТ УНИЧТОЖЕНА. ПРИСТУПИТЬ?
   Вот заладил.
   ВАРИАНТ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ ЛИЧНОСТНОЙ МАТРИЦЫ ОБЪЕКТА "АРХОНТ" НА ЕЕ МЕСТО
   ВОЗМОЖНО. ПРИСТУПИТЬ?
   И почему же ты мне сразу такое не предложил?
   Перед тем как согласиться, я тяжело вздохнул. Извини, Химура, но свои проблемы ты заработал себе сам. Если бы я мог с ними разобраться, то сделал бы это, несмотря на то, что ты, мелкие засранец, доставил мне несколько незабываемых часов. Но увы.
   НАЧИНАЙ
   На этот раз мой собеседник задумался на целую минуту, а затем...
   ОТКАЗ
   Да-да, и когда у меня все выходило с первого раза?
   ПРИЧИНА
   ЛИЧНОСТНАЯ МАТРИЦА ОБЪЕКТА "АРХОНТ" ПОЛУЧИЛА ДОСТУП К СЕКРЕТНОЙ ИНФОРМАЦИИ. НЕОБХОДИМО ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ИНЫХ АРХОНТОВ
   ДАЙ СВЯЗЬ С АРХОНТАМИ
   ПОПЫТКА СВЯЗИ ОТКЛОНЕНА
   Так. Тайм-аут. Мне нужна минутка, иначе я познакомлю своего нового друга с тридцатью одним милым плазменным шариком. Вдох-выдох.
   ПРИЧИНА
   НЕВОЗМОЖНО УСТАНОВИТЬ УСТОЙЧИВОЕ ЗАЩИЩЕННОЕ СОЕДИНЕНИЕ
   УСТАНОВИ НЕЗАЩИЩЕННОЕ
   НЕДОСТАТОЧНО ПРАВ. НАЧАТЬ ВОЗВЫШЕНИЕ?
   У меня вырвался нервный смешок. Повторять ошибки Химуры как-то не хотелось.
   СКОЛЬКО ВСЕГО АРХОНТОВ, ВРОДЕ МЕНЯ?
   ОДИН
   Не густо.
   ОПРЕДЕЛИ ЕГО МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ
   НЕДОСТАТОЧНО ПРАВ. НАЧАТЬ ВОЗВЫШЕНИЕ?
   Тупик. И почему все это происходит со мной?
   ПОЧЕМУ ДЛЯ ОБЪЕКТА "АРХОНТ" БЫЛА ИСПОЛЬЗОВАНА ИМЕННО ДАННАЯ МАТРИЦА?
   ВЫБРАНА НАИБОЛЕЕ ПОДХОДЯЩАЯ КОНФИГУРАЦИЯ
   Понятно, что ничего не понятно.
   ПОДРОБНЕЕ
   ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ, МОРАЛЬНЫЕ УСТАНОВКИ, РАЗВИТОЕ СОЗНАНИЕ
   То есть, если я столкнусь с другим архонтом, тот не окажется полным отморозком. Это радует.
   РАЗВИТОЕ СОЗНАНИЕ?
   УРОВЕНЬ ПСИ НЕ НИЖЕ СЕМИ
   КАКОЙ ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ПСИ У АРХОНТОВ?
   НЕДОСТАТОЧНО ПРАВ. НАЧАТЬ ВОЗВЫШЕНИЕ?
   А если так:
   КАКОЙ МАКСИМАЛЬНЫЙ И МИНИМАЛЬНЫЙ ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ПСИ У АРХОНТОВ?
   МАКСИМАЛЬНЫЙ -- ДЕВЯТЫЙ, МИНИМАЛЬНЫЙ -- СЕДЬМОЙ
   А теперь определимся с моим положением в пищевой цепочке.
   ОПРЕДЕЛИ МОЙ УРОВЕНЬ ПСИ
   ДЕВЯТЫЙ
   Значит, в этой песочнице моя лопатка самая большая. Если архонтами здесь называют интуитов, то задача по поиску коллеги значительно упрощается. Как их искать я знаю. А теперь, собственно, опись доставшегося мне имущества:
   ВОЗМОЖНОСТИ "ЭФИРА-17"
   БЕЗГРАНИЧНЫ
   Да ладно. Так уж и безграничны? А если я попрошу сделать меня Богом?
   НЕДОСТАТОЧНО ПРАВ
   И даже не предложишь мне пройти возвышение? Но, если честно, это пугает. Откровенно говоря, ожидал в ответ, что это невозможно.
   Далее оказалось, что мой невидимый друг несколько преувеличил свое могущество. Нет, он больше не отказывал, но на любую просьбу заявлял о недостатке какого-нибудь ресурса. Иногда, это были знакомые мне элементы таблицы Менделеева, иногда названия даже не переводились на русский, прозрачно намекая, что в моем языке таких матерных слов еще не придумали. По факту, в пределах этих стен, я мог приказать "Эфиру-17" разобрать любого противника на составляющие. И на этом все. Единственный итог разговора - я уломал собеседника залатать трещину в визоре. Хоть что-то.
   А дела мои, надо признать, не очень. Допустим -- только допустим -- я пройду сквозь заслон из врагов. Что дальше? О местных реалиях мне известно чуть менее чем ничего. Куда идти, не знаю, что делать -- аналогично.
   Стоп. Не о том думаю. У меня же здесь под боком всемогущее существо. Пусть оно и работает.
   ПЕРЕНЕСИ МЕНЯ КО МНЕ ДОМОЙ
   И, прежде чем появился ответ, добавил:
   В ТЕКУЩЕМ ВИДЕ
   С него станет начудить в процессе. Появиться у себя дома в теле азиатского школьника --тот еще подарок, объяснить который будет ой как не просто. Но что мне остается? Героически кинуться с пистолетиком наголо на толпу врагов? Ну положу я одного-двух за счет интуитских приемов, а дальше?
   Через мгновение меня объяло знакомым зеленым светом, а на экране появилась надпись, что идет определение местоположения объекта "дом". Последнее, что я успел заметить, прежде чем мир утонул в зеленой вспышке, было слово "выполняю".
  
   В опустевшем помещении, тем временем, слово "выполняю" изменилось на фразу "воля выполнена". Какое-то время она еще висела на экране, а затем ее сменила другая:
   ПРИСВАИВАЮ ОБЪЕКТУ "АРХОНТ" ПОРЯДКОВЫЙ НОМЕР. ДОБАВЛЯЮ ОБЪЕКТ "АРХОНТ 173" В ИЕРАРХИЮ ОБЪЕКТОВ СЕРИИ "ЭФИР". ПЕРЕДАЮ ИНФОРМАЦИЮ ОБ ОБЪЕКТЕ "АРХОНТ 173" ОБЪЕКТУ "АРХОНТ 161"
   ВНИМАНИЕ! ОБЪЕКТ "ЭФИР-17" БУДЕТ ЗАПЕЧАТАН ЧЕРЕЗ ДВЕ СТАНДАРТНЫЕ МИНУТЫ. ПОКИНЬТЕ АКТИВНУЮ ЗОНУ
   Спустя означенный срок, помещение залило изумрудное пламя, выжигающее всякое инородное присутствие. Это пламя, отражаясь от стен, прошло сквозь всю базу и вырвалось наружу, прожигая себе дорогу сквозь любое препятствие. После того, как жар спал, сторонний наблюдатель мог лицезреть лишь монолитную толщу камня на месте прохода.
  

Глава 2

  
   Учительница математики вошла в класс с безупречной точностью. Серьезно, по ней можно сверять часы. Сколько за ней наблюдаю -- ни разу не приходила раньше или позже. Всегда минута в минуту.
   И сегодня у нас вновь ничего интересного. А я, наивный парень, все еще жду, когда же начнут преподавать знания будущего.
   Что я забыл в школе? А где еще, по-вашему, должен находиться Химура Киоу в середине рабочего дня?
   Да-да. Когда я понял, в чей дом меня закинуло, то смог лишь пробормотать проклятье. Все то время, что шел переход, я в деталях представлял свой дом, что остался на старушке Земле, но железный тролль решил, что мой дом здесь.
   Спросите, где здесь? И это будет чертовски хороший вопрос. А вот вразумительного ответа на него у меня нет. С одной стороны - будущее во всей своей красе. С огромными мехами, энергетическим оружием и щитами. А с другой... тысячелетние империи, рода и дома. Средневековье и хай-тек. А сверху еще и непонятные духовные техники, которые со стороны -- натуральная магия. Когда увидел первый раз, едва не присел.
   Не то чтобы пятнадцатилетнему пацану все это показывали, но я здесь уже скоро неделю. Успел посмотреть. Точнее, подсмотреть. И то только за тренировками в частных школах -- есть тут и такие. И должен сообщить, впечатляет.
   Уровень энергий, что прогоняют через себя некоторые индивиды, сравним с миниэлектростанцией. И есть подозрение, что это не предел.
   -- Киоу-кун, -- обратила внимание на мой отсутствующий вид учитель-сан. -- Повтори, что я сейчас сказала.
   Что я и сделал, поймав недовольный блик очками от девушки. Неужели хотела подловить интуита? Пусть и такого хреновенького, как я сейчас. Кстати, уже не первый раз пытается. Впрочем, ее легко понять, ведь она вполне искренне переживает, что я с таким отношением к учебе скачусь в самое дно. Уже заявляла мне, что после каникул я вернулся другим человеком. Ну. Угадала. Что тут еще добавить?
   Химура. Должен сказать, что парень оказался тем еще заучкой. Ну, для простолюдина, вроде него, было не так много вариантов подняться. Либо с самого детства занимайся своим духовным и физическим развитием и после устраивайся в силовую поддержку к какому-нибудь отряду наемников, с сомнительными перспективами рано или поздно заинтересовать кого-нибудь из знати и перейти уже под его руку, либо учись с полной самоотдачей. И устраивайся впахивать в одну из корпораций, которые так же под контролем родовитых товарищей.
   Первый путь, помимо упорного труда, требует и таланта, который есть не у всех. А еще чертову пропасть денег, так как наставники здесь даже крупицами знаний делятся крайне неохотно. Второй путь... Ну, тут ничего для меня нового. В конце концов, корпорации, что здесь, что на моей родине -- суть одно и то же. Только здесь правила работы социальных лифтов прописаны еще жестче. Родился простолюдином? Девяносто девять и девять десятых, что им же и помрешь, едва приподнявшись над остальными.
   Но это все лирика. У Химуры был только второй путь, ему он и отдавался со всей самоотдачей.
   Впрочем, у него и выбора не осталось, после того как три месяца назад исчезли его родители. Других родственников у него, кроме младшей сестры, не было. Какой-то запас средств в семье еще оставался, но надолго его не хватило бы. А еще над ним нависали тучи. И имя им -- органы социальной опеки. Те тормозили лишь юридические тонкости с официальным признанием его родителей пропавшими без вести.
   Химура любил свою сестру. И чего уж точно не хотел, так это того, чтобы их разлучили. Этого он откровенно боялся. Доходило до ночных кошмаров. Боялся и искал выход.
   А потом он вытянул счастливый билет с шансом один на миллион. Во всяком случае, именно так тогда показалось парню. У него идентифицировали Кровь Предтеч.
   Что это за штука такая, и откуда она берется, современная наука до конца объяснить не может. В какой-то момент жизни состав крови организма меняется. Не столь значительно, чтобы это мгновенно проявлялось. Что вызывает эти изменения, никто определить так и не смог. У этого явления нет выявленных закономерностей. У одних это происходит в глубокой старости, другие с этим рождаются. К слову, Кровь Предтеч встречается не только у людей, но в мире животных -- это еще большая редкость.
   Никаких суперспособностей это, кстати, не дает. Единственный научно подтвержденный плюс для носителя выразится в его потомстве. У людей, в чьих предках есть носители Крови Предтеч, наибольшая предрасположенность к духовным техникам.
   В общем, у таких людей всегда есть повышенный шанс заинтересовать кого-нибудь из власть держащих. Что с Химурой и произошло. Им заинтересовался род Акаяши. Род, что не так давно был принят в древний дом Арн. Ну, как недавно... лет триста назад. По местным меркам -- буквально вчера.
   Это был шанс одним махом решить все свои проблемы, и, естественно, Киоу не стал от него отмахиваться. Договор был прост. Аристократы не дают бюрократической машине раздавить его семью, а парень помогает роду Акаяши проникнуть на найденный родом объект Предтеч.
   И тут мы подходим к главному вопросу: кто такие Предтечи?
   А вот о них остались только легенды и детские сказки. Уверен, что у аристо информации побольше, но в местном интернете я ничего конкретного не накопал. О духовных техниках и то больше конкретики -- даже пару видео с последней Битвы Драконов посмотрел. Как я и говорил, впечатляет. Хотя, желательно все же посмотреть на это лично. Есть у меня подозрение, что Битва Драконов -- местный аналог реслинга, где во главу угла ставят зрелищность.
   Опять меня отнесло к духовным техникам...
   Итак, Предтечи. В разных источниках их описывают по-разному, но все они сходятся в нескольких фактах. Во-первых, Предтечи не являлись людьми. Во-вторых, они были натуральными богами, что по своей воле могли двигать континенты и менять климат на всей планете. И именно они доминировали на этом шарике в долюдскую эру. А дальше начинались сказки. И частью одной из них я и стал.
   Единственный раз, когда упоминалось слово архонт. Там это был прославленный герой, изгоняющий демонов теней. Герой, созданный Предтечами, дабы хранить доброе и вечное, и бороться со злым.
   Героем, я себя не чувствовал. И, положа руку на сердце, если в этом мире и существуют какие-то демоны теней, то пусть с ними борются местные власти, а я посмотрю на это со стороны. Ввязываться в местные разборки себе дороже.
   Чугунный болван говорил, что чтобы вернуться, мне нужно разрешение другого архонта. Вот его поисками я и собираюсь заняться. Задача, стоит признать, не на пару минут, ведь вместе со мной на этом шарике крутится пять с половиной миллиардов человек. Из них более восьми миллионов только в Токио.
   О. Я же еще не упоминал? Ну, да. Я теперь -- полноценный гражданин Японии. И местное отражение этой страны внушает. Здесь Япония -- сверхдержава, захававшая себе немалую часть Китая, обеих Корей, Филиппин и, как не неприятно это говорить, России.
   Возвращаясь к архонту. Никто же не уверял, что он окажется бессеребренником. То есть тот может и отказаться мне помогать, или выставить кучу условий. А это значит, что к моменту нашей встречи, я должен быть как минимум на равных с ним. Именно этим, помимо сбора информации, я и занимаюсь шестой день -- подтягиваю Химуру к своему уровню.
   А теперь поговорим о том, почему парень -- идиот. Связавшись с благородными, он подставился сам и подставил свою сестру под гораздо большие проблемы, чем бюрократы.
   Предтечи -- были богами. И даже за каплю их могущества в этом мире разворачиваются настоящие войны на уничтожение. Не далее, как пять лет назад так был уничтожен куда более древний род Андо, также бывший частью дома Арнов. И остальные просто утерлись.
   Конечно, я не в курсе всех деталей -- аристо не любят распространяться о своих внутренних делах -- но само то, что история вылезла в прессу, говорит о масштабе возни.
   Не знаю, о чем думали в роде Акаяши, имея такой пример перед глазами, но Химура точно думал сидалищем. Если бы все прошло без накладок, и экспедиция вернулась, то он, как связующее звено между аристо и наследием Предтеч, стал бы целью номер один для всех недоброжелателей дома Арнов. Сейчас же у меня есть шансы побарахтаться. Ведь неизвестный враг сначала решил выбить аристокрашек.
   Спросите, откуда мне это известно? В отличие, от Киоу, я не такой идиот, чтобы верить, что о единственном выжившем неудачной экспедиции просто забудут.
   Первое, что я сделал, оказавшись в неизвестной квартире на одиннадцатом этаже, это заблокировал всякую возможность отследить меня по костюму. Хотя, нет. Это было уже после того, как я выматерился.
  
   -- Братик? -- донеслось из соседней комнаты. -- Это ты?
   После этого раздался звук, словно кто-то спрыгнул с дивана, а через секунду в дверях моей комнаты появилась растрепанная девчонка лет двенадцати. С сомнением оглядев комнату и никого не обнаружив, она вышла.
   Она вышла, а я призадумался. Подошел к окну и посмотрел на открывшийся мне мир. Чужой мир, пусть и чем-то неуловимо похожий на мой. За окном был разгар нового дня. Куда-то спешили люди, ехали машины... город жил своей жизнью.
   В себя меня привела сосущая пустота в районе сердца. Сфера Невнимания выскользнула из моих рук, просуществовав едва с минуту.
   А это означало, что создателям моего костюма достаточно поинтересоваться, где он сейчас находится, и все. Можно брать новоявленного архонта тепленьким. Никогда не поверю, что в мою обновку не вшили маячок. То, что я его не чувствую, говорит лишь о том, что он не активирован, а не о том, что его нет.
   От костюма нужно избавляться. И делать это чем скорее, тем лучше.
   В комнате оказалось достаточно подходящей одежды. Что вполне логично, правда? С тем, чтобы переодеться, тоже особых трудностей не возникло. В сложенном же виде мой костюм легко уместился в походную сумку, что я обнаружил недалеко от компьютерного стола. Выполнена под камуфляж. Сгодится.
   Накинув на себя очередную Сферу Невнимания, просто и незатейливо покинул дом. Новоявленная сестричка и ухом не повела, когда я обувался и хлопал дверьми. На улице же я и вовсе не привлекал ничьего внимания. Ну, школьник, ну, идет куда-то с сумкой, но так и каникулы же.
   А вот с местом, где можно было бы спрятать костюмчик, пришлось повозиться. В итоге, оставил тот в ближайшем пригороде. Дальше тащить его просто не было смысла, а в городе -- слишком велик шанс, что на сумку кто-нибудь случайно наткнется.
   Обратный путь до дома прошел быстрее, но вернулся я, тем не менее, только к вечеру. Дверь оказалась не заперта -- повезло, что сестрица никуда не уходила за это время, иначе могла бы и запереть ее изнутри.
   Сфера Невнимания, разуться, прошмыгнуть в комнату.
   У кого-нибудь может возникнуть вопрос, зачем я вернулся в место, о котором прекрасно известно моим работодателям и, скорее всего, известно его врагам, что напали на нас? И в чем был смысл терять половину дня на запрятывание костюма?
   Отвечаю по порядку.
   Для нанявших меня аристо я мертв до тех пор, пока они не решат поинтересоваться местонахождением своей вещи, которая, напомню, сейчас в пригороде. Пока они выяснят судьбу экспедиции, пока заинтересуются моей судьбой... это если еще им будет интересен какой-то там школьник. Но не будем блаженными глупцами, а потому исходим из худшего -- и выяснят, и заинтересуются. В любом случае, какое-то время у меня есть.
   Что касается врагов...
   Я потратил пол дня, гуляя по городу. И знаете, что? Я не увидел ни одного телепорта здесь. Все такие же автомобили, городской транспорт, самолеты и скоростные поезда. Для врагов -- я все еще внутри "Эфира-17".
   Теперь, почему я спрятал костюм, а не уничтожил его под Сферой Невнимания. Во-первых, сомневаюсь в своей способности сделать это безопасно. Допустим, захочу его сжечь -- а ну как рванет. А Сферу Невнимания нужно держать в непосредственной близости. Другой вариант. Он просто откажется сгорать и начнет слать сообщения моим работодателям. Уверен, что мое перемещение на сколько-то там тысяч километров их заинтересует. Ну, и, во-вторых, это мое единственное оружие.
   Вернулся же я по одной конкретной причине. Я не имею ни малейшего понятия, где нахожусь и как устроен этот мир. Мне нужен источник информации. В комнате Химуры я видел компьютер, так почему же не быть и интернету?
   Сестрёнка заходила еще дважды. Похоже, ее привлекал звук клавиатуры или тихое жужжание кулера. После второго, она закрыла дверь в мою комнату и даже, кажется, чем-то ее подперла. Уже люблю эту умницу -- не будет отвлекать на обновление Сферы.
   За компом я проторчал до самого утра, а потом меня все-таки сморило. Снился мне я сам. Вернее, жизнь Химуры Киоу. Какие-то отдельные моменты. Вот он теряет связь с родителями, вот решает соврать об этом сестре, вот узнает о Крови Предтеч, а вот вновь лжет сестре, что отправляется в поход с ребятами из класса.
   Проснулся от стука входной двери. Прислушался. В замочной скважине дважды провернулся ключ, а потом раздались легкие удаляющиеся шаги -- сетренка решила подышать воздухом. Значит, пока живем.
   Я повернулся к компьютеру и вбил два слова:
   "Род Акаяши"
  
   Изуми, так звали мою сестру, пришла через пару часов. Как оказалось, ходила та за продуктами.
   -- Братик! Ты уже вернулся! -- звуковой волной меня едва не вдавило в монитор компьютера.
   -- Изуми. -- Ответил я, обернувшись.
   -- Что с тобой? -- Подлетела та ко мне, побросав пакеты и начав всматриваться в мое лицо. -- Выглядишь нездорово.
   -- Просто устал немного. -- Я потер рукой лоб. Опять эта чужая привычка. Надо бы отучить свое тело от таких жестов. -- Знаешь, мне нужно будет кое-куда отойти сейчас.
   -- Хорошо. -- Как-то неуверенно ответила она. А потом, спохватившись, добавила: -- Подожди. Ты же, наверное, голодный. У меня остался мисо суп, натто, нори, а еще я могу...
   -- Изуми. -- Едва смог встроиться в этот поток я. -- Сейчас.
   -- Хорошо. -- Вновь повторила она каким-то совсем потухшим голосом.
   -- Я скоро вернусь.
   Кажется, мне не поверили.
  
   Отошел я не так далеко, метров на пятьсот, а потом присел на скамейку.
   Дерьмо. По логике, мне нужно уходить из Токио, потому что здесь меня точно не оставят в покое. Химура Киоу, носитель Крови Предтеч, должен исчезнуть. Слишком парень засветился.
   Мне нужен месяц спокойствия, а лучше два, чтобы восстановить хотя бы часть своего потенциала. Здесь мне этого не светит.
   В чем же проблема? В Изуме.
   Я вдруг понял, что не могу оставить ее один на один с этим миром. Если я хотел сбежать, то делать это нужно было до того, как меня увидит Изуми Киоу. Вернее, даже, до того, как мне начнет сниться жизнь Химуры.
   Глупо. Умом я это прекрасно понимал. Моя цель никак не связана с семейством Киоу. Найти архонта, уговорить его, вернуться назад -- на все у меня максимум год.
   Что сейчас происходит с моим телом, оставшимся на такой далекой Земле? Если исходить из научно обоснованной теории, выведенной Вини Пухом, про мед, который может существовать либо в горшке, либо в желудке означенного медведя, но никак сразу там и там, то выходит, что сознания в оставленном теле нет. Как долго проживет моя оболочка? Сама по себе -- не дольше, чем у любого другого простого смертного. Фокус в том, что интуиты -- товар ценный, а интуиты моего уровня -- штучный.
   Один год. Срок, в котором я абсолютно уверен. Мое тело будут пичкать самыми передовыми лекарствами, приводить экстрасенсов и научных светил, если понадобится, то начнут подтирать мне задницу страусиными перьями.
   Но это там, а здесь мне на спине нарисуют огромную мишень. Пардон, уже нарисовали.
   И пора уже на что-то решаться, так как тратить время на рефлексии -- самое глупое из решений.
   Что я вообще могу сейчас, если отложить идею с побегом? Ну, ответ "ничего" не будет верным. Активных действий предпринять я, и впрямь, не в состоянии, а вот с пассивными все не так плохо.
   Надеюсь, не выбьет как из Нырка.
   Точка Бифуркации -- умение, в котором я никогда не был по-настоящему хорош, но сейчас оно стало моим спасением. Что же оно дает?
   По факту, не так уж много. В общем случае -- это блиц прогноз вероятностей. Лично я вижу его, как навивающийся клубок, что висит над объектом прогноза. Чем ярче нити в клубке, тем ближе негативное событие.
   Надо мной этих нитей было не сказать, что много, но в клубок они уже начали заматываться, что намекает на неприятности в скором времени. Но главное в другом. Отследив некоторые нити, я заметил Его. Монстра, что вбирал в себя сотни судеб и, к сожалению, моя была с ним связана.
   С Точками можно работать. Более того, их можно избегать. Иными словами, выпутывать свою судьбу из клубка, делая его чужой проблемой. Это доступно и простым людям. Но только интуиты могут работать с ними осознанно.
   Простой пример. Скажем, кто-то захотел моей смерти. Я замечу, что негативное событие приближается, и всячески буду этому мешать. Недоброжелатели заминируют дорогу -- я поеду по другой, наймут киллера -- я убью его первым... я буду распутывать одну Точку за другой, но они будут так же возникать вновь и вновь, потому что первопричина Точки не устранена.
   Это был пример того, как поступал бы обычный человек. Интуит же в этом случае поступит иначе. Разберет по Точке, кто именно желает ему смерти, а там заявится на огонек.
   Пример достаточно примитивный, но наглядный.
   Однако, чем больше судеб сплетено в клубке, тем сложнее отследить и устранить первопричину. С подобной Точкой я бы не справился и в лучшие свои времена. Вот только мне это и не нужно.
   Точка располагалась над землями Акаяши, и находились эти земли в пригороде Токио...
  
   Дверь вновь оказалась не заперта. На этот раз я вернулся даже позднее. Мне нужно было убедиться, что я ни в чем не ошибся. Это было важно, так как давало представление о приоритетах противника.
   И я не ошибся. Точка была там, где я и подумал. Не берусь сказать, когда она рванет, но пока лишь набирает обороты, словно водоворот, засасывая все большее количество людей. Под этим нагромождением уже невозможно разобрать никакой конкретики -- такие системы начинают жить сами по себе, вне зависимости от воли тех, кто послужил причиной к рождению Точки.
   Мысль резко остановилась. Пакеты, что принесла сегодня утром сестра. Они все еще лежали в коридоре.
   "Ничего не понимаю". -- Проскочила первая мысль, после того как я накинул Сферу Невнимания.
   "Отличная будет эпитафия". -- Вторила ей следующая, пока я, напрягая все свои силы, осматривал нашу трех комнатную квартиру
   Никого. Только сестра. Причем именно она. Не иллюзия и не маскировка.
   -- Изуми. -- Позвал я и, использовав Смещение, шагнул в сторону.
   Довольно дешевый фокус. Теперь тут два меня. Один настоящий, другой -- тот, которого увидит Изуми. Если это действительно она.
   -- Химура. -- Сестренка оказалась напротив ненастоящего меня довольно скоро, но приближаться не торопилась. -- Ты все-таки пришел.
   -- Глупая, -- ответил я, продолжая внимательно в нее всматриваться. -- Разве могло быть иначе?
   Говорил я, а смотреть она продолжала в пустое место.
   -- Ты оставил свой телефон. -- Наконец, прервала тишину она. А я понял, что меня смущает в ее внешности. Да она, похоже, весь день проревела. И сейчас в ее голосе, несмотря на все старания, слышны слезы. -- И у тебя было такое лицо, как будто ты не вернешься. У мамы с папой тоже были такие лица, когда они уходили. И они не вернулись...
   Она говорила еще, выплескивая накопившиеся за день страхи, а я просто шагнул в ее сторону, объединившись по пути со ступившей вперед иллюзией и делая то, что последней было не под силу. Я обнял свою сестру. Крепко сжал, заставив замолчать. Минуту мы так и стояли.
   -- Ты говорила, что у нас осталось что-то из еды? Я так голоден, что не отказался бы от пары слонов.
   Изуми даже дышать перестала на какой-то миг, а затем ударила своим кулачком мне в грудь.
   -- Бака. -- Вырвалась она из моих объятьев и, подхватив сумки, гордо прошествовала в сторону кухни. И уже оттуда задорно выкрикнула мне: -- Только вымой руки, глупый старший брат.
  
   Да, я не такой идиот, как Химура Киоу. Я еще больший идиот.
   Урок закончился. Время обеда. Детишки начали разбиваться по компаниям и вместе разбредаться кто куда. Засобирался и я.
   Химура не жаловал большие толпы, предпочитая крышу здания всем другим местам приема пищи. У него были приятели в классе, но никого из них он не мог назвать друзьями, а потому обычно оставался один. И вот здесь я ничего менять не собираюсь.
   "Хотя, кое-что поменяю". -- Подумал я, глядя на трех парней, что стояли в коридоре и, возвышаясь над толпой, кого-то внимательно высматривали. И я знал, кого.
   Вчера один из этих трех акселератов потребовал с меня денег. Я культурно удивился, с чего бы это мне платить им дань? В общем, разговор как-то не сложился. Парень попытался давить ростом, нависая надо мной. Вот только в глаза он зря стал смотреть. Я использовал Захват Внимания и просто и без затей вдарил ему по мозгам. Неудавшийся рэкетир завалился как вековая сосна. Заодно обогатив меня на всю имеющуюся у того наличность.
   Вообще, это все очень удачно. Мне не помешают подопытные кролики, на которых можно обкатывать свои техники. Точнее будет сказать, что обкатываю я не сами техники, а реакцию своего разума на них, тем самым проверяя свой предел, но кому нужны эти подробности? Время моего превосходства!
   -- Эй, а ну стой! -- выкрикнул мой новый знакомый. И тут же рванул куда-то в сторону. -- За ним, живо!
   Все трое, распихивая толпу, отправились прочь с моей дороги. Я прислушался к себе, и, мысленно кивнув, спокойно пошел дальше.
   Этот фокус был посложнее Смещения, но всего его потенциала я сейчас не раскрыл. Смещение -- всего лишь нематериальная иллюзия, сквозь которую можно пройти. Захват Разума же далеко не так прост. Суть -- в прямом воздействие на разум цели. Можно заставить видеть то, чего нет, как в данном случае, а можно создать полноценную реальность, которую будут видеть и ощущать на себе жертвы воздействия. Фактически, жертва превращается в марионетку. При этом осознать свое положение той крайне трудно. Если ты не смог уловить момента, когда реальный мир подменила обманка, то дела твои плохи.
   Впрочем, проще сказать, чем сделать. На полноценное освоение тратятся годы. И чтобы разобраться в нюансах, нужно не один десяток раз самому подвергнуться подобным атакам. И через все это я, в свое время, прошел. Отсюда, к слову, и моя уверенность в том, что мир вокруг меня реальнее некуда.
   Тем временем, я вышел на крышу. Сегодня, тут никого не было. Жарковато. В такую погоду нормальные люди стараются держаться подальше от подобных мест. Мне же проще -- никто не будет отвлекать.
   Точка Бифуркации -- не очень удобная вещь в плане предсказания обыденных ситуаций. В глобальных, да. Там равных ей техник не так много. Для повседневного применения удобнее более сложный в применении Нырок. Иными словами, Точка -- это стратегия, а Нырок -- тактика.
   Увы мне. Я остался без привычного набора инструментов, а потому выбирать не приходилось. Только по Точке я мог спрогнозировать, как долго еще продлится затишье.
   Я все еще не готов к внезапной атаке. Даже пяток обычных тренированных людей может стать для меня непреодолимой трудностью, а если среди них окажется местный вариант мага, то единственное, что я смогу сделать -- красиво слиться. Это с неожидающими подлянок детишками мне удается проворачивать свои фокусы, с профессиональным бойцом такое может не пройти. Я могу выехать только на своем опыте и на том, что аборигены никогда не сталкивались с интуитами.
   Даже на моей настоящей родине никто не ожидал бы от пятнадцатилетнего сопляка Захвата Разума. Это внутреннее неверие могло даже помочь тому добиться желаемого.
   "И лучше даже не представлять, какая бы возня началась, в попытках заполучить подобного уникума." -- Проскочила ироничная мысль.
   А в следующую секунду мне стало не до пространных размышлений. Клубок над землями Акаяши все так же лениво разрастался и понемногу наливался яркими цветами. Это было ожидаемо. А вот с моим творилась опасная хрень.
   Еще утром там все было без изменений, а сейчас над моей головой наливался алеющий ком.
   Смещение. Уход в сторону. Так, что из рук едва не выпадает бэнто, что собрала сестренка. Плевать. Мертвым еда не нужна. Сфера Невнимания -- теперь, если враг распознает мою иллюзию, то меня настоящего не сможет засечь какое-то время. Еще дальше в сторону.
   Так. А теперь отключаем адреналин и включаем голову. Клубок все еще растет. Это одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо -- значит разбираться со мной будут не здесь и не сейчас. А плохо от того, что чем больше я даю ему времени, тем меньше мои шансы пережить сегодняшний день.
   "Ну, твою же мать!" -- Мысленно простонал я, когда понял, что послужившая первопричиной линия ведет к землям все того же известного мне рода трижды проклятого дома Арнов.
   "Так. А это что еще?"
   Линия имела излом, от которого в обе стороны -- мою и земель аристо -- распространяла алый. Если не устранить его в ближайшее время, то не поздоровится и им, и, что обиднее, мне. Причем, мне гораздо раньше.
   Излом... Человек это или место?
   В висках начало стучать. Для меня, все еще слишком сложно.
   Излом чуть двинулся, став ближе ко мне. Значит, человек -- привязка к месту всегда статична. И это человек, который одновременно смертельно опасен и для меня, и для целого рода.
   Я уже упоминал, что не умею работать с Точкой на уровне суперпрофи? Они бы смогли выжать максимум информации. А, может, и развязать ситуацию, не сходя с места.
   Так вот. Первый раз жалею об этом настолько ярко.
   "Ну, что, Саня, вот и пришел твой черед делать свой выбор по-настоящему."
   Бей или беги...
  

Глава 3

  
   И я выбрал первое.
   Костюм три дня назад был перепрятан в более удобное место. Пистолет опробован, количество выстрелов изменено на двадцать восемь. В общем, уже через полтора часа моя готовность была переведена к текущему максимуму.
   Все время подготовки я не забывал отслеживать цель. А вот она не желала сидеть на месте. Что-то менялось. Моя судьба сплеталась с судьбой неизвестного человека, послужившего причиной излома, а вокруг нас начинало закручиваться еще десятка полтора линий. Система усложнилась, заставляя меня нервничать.
   Хорошо, когда с тобой десяток матерых псов войны, но сейчас я сам по себе. Не характерно для интуита. Это и заставляет нервничать. Мы -- больше поддержка. Моей основной задачей всегда было не отстреливать супостата или удивлять того крутыми штуками, вроде Захвата Разума, хотя, время от времени, приходилось заниматься и подобным, нет, именно в поддержке раскрывается интуит, придавая любой проводимой операции синергетический эффект.
   Но выбирать не из чего -- команду не создашь за неделю, а выкручиваться нужно уже сейчас.
   Мой путь привел меня сначала в порт, а затем вильнул к каким-то складам. Вокруг сновало уйма народу и, естественно, на меня обращали внимание. Сегодня школьник с походной сумкой за плечами вызывал некоторый интерес. Нехарактерное время и место для таких походов.
   Отвести взгляд всем я и не пытался. Впрочем, в том и не было надобности. У всех этих людей оказались свои заботы, чтобы тратить время на выяснения. Пару раз меня провожали очень цепким взглядом, когда я проходил мимо охраняемых складов, но я просто шел, не меняя темпа и направления, и интерес спадал так же резко, как и появлялся.
   Исключение случилось лишь один раз. Я ответил на очередной внимательный взгляд Захватом Внимания и, оставив в разуме охранника закладку, тут же разорвал зрительный контакт.
   Рука мужчины дернулась к поясу, но остановилась на пол пути. В это время я уже шел дальше, всей своей позой демонстрируя расслабленность и отсутствие всяких нехороших помыслов. Вот только внутри я был напряжен как струна, не на секунду не прекращая контролировать действия охранника.
   Почувствовал, стервец. Ничего не понял, но подсознательно заметил агрессию. На будущее, нужно быть осторожнее. Окажись у оставшегося за спиной мужчины меньше выдержки, и тут уже бы начались веселые пострелушки. Со мной в роли мишени.
   Зачем я вообще пошел на, казалось бы, ненужный конфликт? Все просто. Означенный склад -- и есть моя цель. Это был первый кирпичик, что я положил на часу весов в грядущем бою.
   Отойдя на достаточное расстояние и, заложив приличный крюк, я вернулся назад. Прошмыгнул внутрь под Сферой Невнимания и, отыскав уголок потише, принялся переоблачаться. Простое дело, если выполнять его в уютной обстановке, здесь заняло больше времени. Я постоянно следил, чтобы в мою сторону никто не шел и не смотрел.
   Склад был немаленький, и все вышеперечисленное можно было провернуть и без интуитских штучек. Если иметь безграничное везение или специальную подготовку. Кое-какая подготовка у меня была, но считать ее достаточной я не торопился, а про везение... с самим моим попаданием в этот мир, я перестал даже надеяться на такую эфемерную вещь.
   Первым делом, после облачения, я выпустил своего механического питомца погулять. Расправлять крылья ему я запретил, так как не хотел, чтобы он выдавал себя, а заодно и меня, звуком. Ползает он тише, чем летает. Расположил я того под потолком. За осветительными приборами, свисающими вниз. Получилось неплохо. Насекомое видело всех, а его мешал увидеть яркий свет.
   С дополнительной парой глаз жить стало веселее. Теперь я мог контролировать перемещения противников. Кстати, управлять стрекозой оказалось на удивление просто. Даже не знаю, почему у Химуры с этим поначалу возникали проблемы. Разве что он пытался контролировать каждое мельчайшее движение насекомого.
   Через пятнадцать минут я знал, сколько человек находится внутри и скольких из них мне предстоит обработать. Интересовали меня только вооруженные люди. Рабочих просто ставим на контроль.
   Сейчас шестнадцать тридцать восемь. Судя по Точке, клубок свернется через несколько часов, точнее и не скажешь. Думаю, до наступления ночи время у меня есть. Начали.
   Первого охранника я подловил через семь минут. Тот обходил дальние стеллажи, и на целую минуту выпал из поля зрения своих коллег и немногочисленных камер слежения. Мне хватило бы и половины от этого времени.
   Приблизиться под Сферой Невнимания, Захват Внимания, закладка, отход на исходную. Итого двадцать три секунды.
   Думаю, для него все это выглядело, как пустое место, которое вызвало подозрение и заставило задержать на себе взгляд. Поскольку меня увидеть он точно не мог. А вот с пользователями духовных техник я не был бы так уверен, ибо с ними не все однозначно, но об этом как-нибудь потом, благо среди моих целей таковых нет.
   Следующего я обработал через тринадцать минут. Затем был третий и четвертый, и так далее. Вот так аккуратно и неторопливо я пометил восемь человек. Еще трое оставались на улице. Среди них находился и самый первый охранник.
   Через два с половиной часа тех все-таки сменили, и я смог закончить начатое. Итого, одиннадцать человек. На которых я потратил кучу усилий и почти три часа времени. Думаю, провалил все писанные нормативы для интуитов-диверсантов. Ну, да я здесь и не для того, чтобы сдавать экзамены. Главное, что меня никто так и не заметил.
   Зачем же мне все это нужно? Все просто. Я недостаточно сейчас силен, чтобы одним лишь мысленным усилием убрать со своего пути вооруженную толпу, а именно это я и планирую сделать в нужный момент -- быстро и эффективно уменьшить число действующих лиц.
   Если кто-то подумал, что я собираюсь их всех убить, то вынужден разочаровать. Это не входит в планы. А входит туда тот же самый фокус, что я провернул вчера со школьным вымогателем. И нет, это не я такой неженка-белоручка. Смерть человека с моей закладкой ударит по моему разуму. Не то, чтобы это было непреодолимым препятствием -- если будет необходимость, то колебаться я не стану, -- но, по возможности, желательно этого избегать.
   Далее потекли томительные минуты ожидания. Правда, скучать мне не давали охранники, что заставляли меня перемещаться в их слепых зонах. Иногда приходилось применять Сферу, когда я оказывался в ловушке из людей и камер.
   А потом все изменилось. Внутрь заехал грузовик, и всех посторонних вытолкали из помещения. Внутри остались только одиннадцать знакомых мне охранника, я и люди, что выходили из машины. Всего семнадцать человек.
   А нет. Прошу прощения, восемнадцать -- восемнадцатого, что был с мешком на голове, только что вытолкали наружу. Этот связанный -- и есть моя цель. И это неприятно. С подобного ракурса я на ситуацию не смотрел, придя к месту будущей развязки с настроем ликвидировать причину грядущих неприятностей. Вот только причина эта сама является жертвой.
   Отвлекаясь от источника опасности, новенькие, что прибыли на грузовике, были куда как колоритнее тех ребят, что я уже пометил. Стразу трое из них носили массивные бронекостюмы. Против тех, что я приметил из памятного видеофрагмента моего механического друга, они выглядели, как новенькая иномарка против потрепанных жизнью жигулей, но недооценивать их я не собирался, а потому держался подальше. Не имею ни малейшего понятия, какая начинка у этих ходячих танков.
   И, кстати, на мои художества все же обратили внимание. К человеку, что прибыл вместе с новенькими, и которого я по характерным повадкам определил в главари всей банды, подошел один из помеченных и, видимо, дал полный доклад.
   После этого двое из трех бронированных похитителей при поддержке пяти своих подельников прочесали весь склад. Меня не нашли, но и я не стал к ним приближаться. Ребята нервничали. И это явно не из-за моих манипуляций.
   В руках каждого из бандитов был автомат. На поясе я заметил тяжеловесную коробку -- местный аналог бронежилета, ставящий щит, способный в зависимости от модели выдержать от одного попадания до пары очередей. Кроме того, главарь развил бурную деятельность, раздавая указания со скоростью пулемета. От него так и шибало напряжением.
   Спустя минуту склад преобразился. Грузовик отогнали в сторону. Свет начал стремительно тускнеть. Яркое пятно осталось только на небольшом пяточке, в центр которого поставили металлический стул, а к нему приковали похищенного. В двух шагах за спиной встал главарь, а уже за ним все три бронированных мастодонта. Остальные бандиты рассредоточились по складу, но так, чтобы держать пятачок света в зоне видимости. И лишь двое из них, взяв в руки громоздкие футляры, расположились по углам склада. Снайперы.
   И один из них все еще свободен от моей метки. Что я и исправил, как только тот занял позицию. В ответ этот псих выхватил пистолет и разрядил его по предполагаемому месту моего нахождения. Не попал ни разу, но пару седых волос, я уверен, у меня теперь появится.
   Десяток секунд склад напоминал разворошенный улей, а потом все стихло. Лишь снайпер поспешил сменить позицию. Итого, вне зоны моего контроля главарь и три туши. А у меня только пистолет с двадцатью восьмью выстрелами. Так себе расклад.
   А клубок почти готов. Не хватает лишь одного штриха. И, к сожалению, даже если я сейчас пристрелю похищенного, это уже ничего не изменит. Точка невозврата пройдена. Сцена готова. Время выхода последнего действующего лица.
   И он пришел. Прямо сквозь закрытые двери склада. В какой-то момент перед ними, невзирая на освещение, склубились тени. Обрисовав человеческую фигуру, они втянулись в нее, добавляя плотность и рельеф. Мгновение, и перед нами предстал классического вида джентльмен в костюме-тройке и с тростью в руках. Лицо вполне себе европейское. А на этом самом лице -- застывшая маска превосходства. Всем своим видом явившийся человек заявлял, что хозяин положения здесь он, а не бандиты. Европеец сделал шаг вперед, и от его ног разошлась теневая волна.
   Опасность! Сфера Невнимания, и волна проходит сквозь меня. Действовал я уже рефлекторно, но все равно едва успел.
   А вот у бандитов возможности избежать столкновения не было. От них так и шибануло страхом. И... на этом все. Стрелять никто не стал. Даже как-то обидно за себя. Я действовал максимально скрытно, и все равно меня пытались приласкать, а тут прямая агрессия, и ничего.
   -- Фон Тилль, -- взял слово главный бандит. -- Я попросил бы вас больше так не делать.
   -- Спокойнее, мой друг. -- Улыбнулся тот в ответ, подходя ближе к собеседнику. Нехорошо так улыбнулся. -- Это всего лишь маленькая проверка на вредителей.
   И кинул мимолетный, но очень цепкий взгляд в мою сторону.
   Твою мать!!! Похоже, о моем присутствии тот уже догадался. Весь план к чертям. Но ничего, сейчас ты у меня попляшешь. Сфера все еще на мне, так что начинаю сразу с Захвата Внимания. Полсекунды. Захват Разума. Слом легкого, как тонкий лед, сопротивления, и быстро в сторону.
   А теперь поиграем по моим правилам...
  
   Кисугава нервничал, и это прекрасно чувствовали все его люди. Но это ничего. Главное -- не показывать страха. За страх его позже порвут свои же, за нервы -- нет. А ведь его предупреждали, что лучше не связываться с этим немцем. Предупреждали слишком многие, чтобы просто от этого отмахнуться. И он не стал отмахиваться, решив компенсировать эти сомнения количеством своих людей.
   Немец всегда приходил один. И тот платил достаточно щедро, чтобы закрывать глаза на демонстрируемое во взгляде и позе превосходство. К тому же работа, которую надо сделать, не казалась сложной.
   И все прошло, как по нотам. Выслеживание, похищение, доставка. Ни на одном этапе плана они не совершили серьезных ошибок, а о мелких он потом поговорит. Кое-кто из провинившихся получит меньше, чем ожидал, а он, Кисугава, больше. Он найдет способ верно распорядиться этими деньгами.
   Мистика начала происходить по возвращению. Все, кто остался на складе, как один говорили о каких-то тенях, что привлекали их внимание. У других это были шорохи, или резкие запахи. Общее было в последствиях. У всех, после этого, пару минут жутко болела голова.
   Он приказал прочесать склад. Однако времени заняться этим как следует уже не оставалось. Нужно еще успеть приготовиться к встрече с заказчиком. И вот, когда все заняли свои места, в дальнем углу раздались выстрелы.
   -- Акио, что там у тебя? -- Кисугава быстро определил зачинщика, и уже было приказал остальным идти на подмогу, как в гарнитуре раздался ответ:
   -- Показалось движение. -- А затем добавил: -- В голову словно иглу воткнули.
   -- Что-нибудь видел? Конкретно?
   -- Ничего. Меняю позицию.
   -- Хорошо. -- Все происходящее сильно не нравилось главарю. Что-то происходило, а что именно он не понимал. -- Смотрите в оба, парни.
   Вдруг пришла мысль, что у кого-то могут и сдать нервы, а потому Кицугава счел за благо напомнить:
   -- Внимание всем. В немца стрелять либо в ответ, либо по моему приказу. Все меня поняли? Если кто-то из вас, девочки, решит, что умнее меня, то сильно пожалеет. Я обещаю.
   Ответа не последовало, но он был уверен, что его услышали. Рука потянулась к поясу. Там покоился переданный заказчиком пистолет с транквилизатором. Дело в том, что объект похищения когда-то давно изучал духовные техники, и транквилизатор должен был гарантированно его вырубить. Не понадобилось. Справились без этого. Зато может пригодится сейчас, если вдруг начнутся странности. Если же все пройдет гладко, то тоже неплохо. Такая штука на черном рынке стоит немало.
   Немец явился внезапно и очень эффектно. Раньше он таких фокусов от него не видел. Кинув свою фразу про вредителей, Тилль посмотрел куда-то в сторону. Проследив за его взглядом, Кисугава будто даже что-то заметил, но сморгнув, потерял это чувство.
   Мысленно пожав плечами, главарь хотел было перейти к сути сделки, но слова встали в горле. Заказчик просто и без предисловий махнул рукой, и мимо японца пронесся какой-то сотканный из теней полумесяц, от которого несло смертью. Через мгновение ему пришло звуковое сообщение о гибели одного из его людей, что стояли за спиной.
   Дальше тело действовало словно само по себе. Бросившись в сторону ближайшего укрытия, Кисугава рванул пистолет и выстрелил во врага. К сожалению, от встречи с собственноручно подаренным сюрпризом европейца спасла взметнувшаяся тень, что отклонила дротик в сторону.
   -- Ублюдки! -- Заорал он. -- Какого хрена вы ждете? Пристрелите урода!
   И лишь после прямого приказа, в сторону немца понеслись очереди из плазмы. С боку ухнули три громогласных хлопка -- в дело вступила его элита. Стоп. А почему три, если один из них уже выбыл, после неожиданного удара урода-заказчика?
   Вот только додумать эту здравую мысль главарь не успел. Собственная слишком четкая от близкого источника света тень накинулась на него и принялась душить в своих объятиях.
   Три звуковых сигнала, идентичных тому, что прозвучал в начале схватки, Кисугава уже слышал сквозь пелену беспамятства.
  
   И враг понял, что я сделал. Счет шел уже даже не на секунды, а на гораздо более мелкие отрезки.
   -- Ваш лидер под контролем врага! -- Громко выкрикнул европеец на чистом японском, чем удивил даже меня. Говорил он быстро и отрывисто. -- Вспомните, наверняка вы чувствовали сегодня что-то необычное!
   Полагаю, ему было, что еще сказать, но зарождавшуюся речь прервал главарь банды похитителей. С расширившимися глазами тот метнулся к укрытию, а затем немца накрыл настоящий поток из плазмы. К несчастью для последнего, в этой банде иерархию чтили больше разумных доводов.
   Впрочем, не скажу, что этот типчик испытал какие-то трудности. Еще в процессе своего короткого спитча, он успел приблизиться к похищенному человеку и воззвать к огромному количеству теней -- сейчас их за ними даже не видно. Так вот, эти тени отвели все до единого выстрела в стороны. Разлетались в щепки ящики, крошился бетон, а джентльмен в костюме тройке все так же неприступно стоял в эпицентре всей катавасии. И успевал контратаковать.
   Вот ушли в минус все три мостадонта. Их главарь так же не подавал признаков жизни. Создавалось стойкое впечатление, что все собравшиеся не смогут даже сбить пылинку с плеча немца. Таким образом, его победа становилась вопросом времени. Это, черт побери, пугает. Если в этом мире любой пользователь ДТ может вытворять подобные вещи, то самое время заворачиваться в простыню и отползать на кладбище.
   Однако бандиты все же смогли сказать свое слово. На какой-то краткий миг покров из теней прорезали два лазерных луча, а затем по ним, как по каналам, проскользнул поток энергии. Если до столкновения с тенями этот поток двигался строго прямолинейно, то после он, как и плазменные выстрелы, начал отклоняться в сторону. Но в отличие от плазмы, делал он это не так быстро. Плазму сносило, подобно тому как ураганный ветер носит листья. Выстрелы снайперов -- а это были именно они -- лишь чуть повело в сторону. И если для того, что целился в голову, этого хватило, то тот, что должен был поразить сердце, европейца все же зацепил. Самым краем, но того аж развернуло на месте.
   К сожалению, повторных выстрелов больше уже не будет. Злой, как черт, немец, растерявший весь свой высокомерный лоск, в два удара расправился с опасностью. По разуму тут же ударил откат от гибели людей с моими закладками. Но, прежде чем это произошло, я поймал взгляд врага.
   Захват Внимания. Захват Разума. И... неудача. Я будто со всего маха врезался в гранитную стену.
   В сторону!!!
   Мимо меня пронесся настоящий горный поток из теней. Часть из них вырвались из защиты фрица, остальные присоединились по дороге. Если до этого фон Тилль бил выверено и экономично, то по мне приложился от всей души. Ящики, бетонные опоры, отогнанный грузовик и даже часть стены -- все это просто было стерто из реальности последним ударом.
   И если бы не реакция, а также усиление, что давал мой костюм, то в списке был бы и я.
   Ну, ублюдок, ты меня достал!
   Обновить Сферу -- не хватало еще, чтобы меня застрелили бандиты. Смещение. Канал к иллюзии, а затем уже через нее Захват Внимания. Пресс Разума.
   Едва пришедший в себя фриц, для которого последний удар, видимо, также не дался легко, пошатнулся. Тени, что оберегали его, дрогнули. В них появились рваные бреши. Пара плазменных зарядов прошла в опасной близости.
   Я продолжал давить, и мой враг, прогибаясь от этого давления, сделал единственную разумную вещь. Он атаковал иллюзию. С десяток теневых серпов разорвали пространство рядом с ней, добавляя еще больше хаоса и разрухи в помещение. Будь я на ее месте, то, как минимум, прекратил атаку.
   Но вместо этого я надавил еще сильнее. Немец, дрогнув, упал на пол, уперевшись в него руками.
   У кого-нибудь может возникнуть вопрос, почему я раньше не использовал Канал? Все просто. Захват Разума -- слишком тонкая манипуляция, чтобы Химура мог провернуть ее сейчас через две другие техники. А Пресс -- это Пресс. Грубое почти физическое воздействие, буквально вдавливающее соперника в грязь. Очень помогает при общении с разной мразью.
   Однако, я рано списал фон Тилля. Засранец не просто припал к земле. От его рук в разные стороны протянулись одиннадцать иссиня-черных теней, и, пока я додавливал его, уже чувствуя дыхание своей первой в этом мире победы, тот ударил по всем оставшимся в живых бандитам.
   Одиннадцать одновременно стертых меток едва не вышвырнули мой разум в небытие. Победа, казавшаяся так безумно близко, сделав ручкой, испарилась, а я остался один на один с монстром, что буквально за минуту разделался с не самым слабым отрядом под непрямой поддержкой интуита. И, как вишенка на тортике, мой разум буквально разваливался на куски. Откат от гибели банды разрушил всю цепочку использованных техник. Каким-то чудом, на остатках воли, мне удавалось удерживать Сферу. Но надолго ли меня хватит?
   Немец же, поднявшись с пола и поморщившись от боли в правом боку -- именно туда прилетел прощальный подарок от разрядившего в меня свой пистолет снайпера, -- сделал то, чего я ожидал от него в последнюю очередь. Он заговорил.
   -- Вот за что я вас не люблю. -- С нескрываемой ненавистью и презрением начал тот. -- Вы, как крысы. Сколько не убивай, появляетесь вновь и вновь. И всегда в самых неожиданных местах. Прячетесь за чужими спинами, не чураясь подставлять под удар непричастных.
   Серьезно? Вот прямо сейчас тебя дернуло поболтать? Но мне это на руку. Немного разогнав поселившийся в голове сумбур, я решился.
   Очищение. Мерзкая техника сколь полезная, столь и ненавистная. Она позволяет выдавить из своего разума еще один предел. Взамен повторится то, что было со мной в момент появления в этом мире. Если повезет, и я не возьму в долг у самого себя слишком много. И, разумеется, все последствия наступят для меня при одном условии -- если я доживу до момента, когда смогу сдохнуть сам по себе. А ведь этот день так хорошо начинался.
   -- Так и будешь прятаться от меня? -- Продолжал жаловаться на жизнь немец.
   Смещение. Канал. Хочешь поговорить? Давай.
  
   Когда из-за неизвестно как уцелевшего ящика вышел юнец в школьной форме, я удивился. Выступить в открытую было не в стиле врага. За свою не такую короткую жизнь, мне доводилось участвовать в нескольких подобных стычках, и никогда он не выходил вот так, как сейчас. Если победа оказывалась за мной, то противник сбегал, пользуясь своими грязными уловками. Если дело было наоборот, то ждал, пока его марионетки убьют всех.
   А потом я обратился к тени идущего человека и понял -- очередная иллюзия. Ну, конечно. Было слишком глупо подозревать столь презренное существо в чести. Плевать, пусть уходит. Недолго осталось.
   -- Привет. -- Тем временем сказал мальчишка. Таким тоном, словно увидел старого знакомого. И словно не было на его совести полтора десятка трупов. Просто "привет".
   -- Решила все-таки поговорить?
   -- Я парень, вообще-то. -- Собеседник дёрнул плечом. -- И это ты хотел мне что-то сказать.
   -- Прекращай этот балаган, Луиза. -- Я, сдержав очередной приступ боли в боку, поморщился. -- Ты можешь натягивать любые личины, но это не значит, что ты изменишь свою суть. -- Молчание. -- Должен сказать, что совершенно не ожидал тебя тут встретить. Моя ошибка, признаю. Думал, что сейчас ты занята другими делами. Может скажешь, что ты забыла в Японии?
   -- Я здесь живу. -- Парень криво улыбнулся.
   -- А как же Германия?
   Собеседник пожал плечами.
   -- Так и будешь отмалчиваться?
   -- Ну... -- Юнец потер лоб рукой. -- Вообще-то я хотел узнать, зачем тебе похищать людей.
   -- А ты ее не узнаешь? -- Я подошел ко все еще не пришедшей в сознание пленнице и сорвал с ее головы мешок. Посмотрел в глаза парню, но никаких эмоций в тех не увидел. -- Конечно, не узнаешь. Кто она тебе, в конце концов? Еще одна марионетка, каких вокруг тебе подобных всегда сотни? Вы всегда -- всю свою историю -- относились к людям с превосходством. Однако, вот несправедливость, глупый плебс вас полюбил. Вы -- герои, а мы -- нет.
   -- Может, все дело в том, что это не я подрядил кучку бандитов похитить девушку? -- Иронично уточнил собеседник. -- И это не я поубивал их всех до единого.
   -- Да-да, знаменитая демагогия архонта. -- Я почувствовал, как со спины ко мне подбирается некто с настоящей тенью. Там моя защита визуально выглядела менее надежно. Ее я сделал таковой намеренно. Всегда был небольшой шанс соблазнить врага на удар в спину. В здании осталось только трое живых. Значит, это Луиза. -- Но кто отдал приказ на атаку, кто не оставил мне другого выбора?
   -- Выбор всегда делаем мы сами. -- Сейчас!
   Резко разворачиваюсь. С руки срываются несколько Теневых Серпов. В мгновение преодолев расстояние между мной и архонтом, они прошили того насквозь -- не помог даже надетый на него костюм, мигнувший синей пленкой щита, -- а заодно и ворота склада. Последние этого уже не выдержали. С громким стальным скрежетом правая створка завалилась вперед.
   -- И ты, кусок дерьма, его сделал. -- Продолжила иллюзия за моей спиной.
   "Что?!" -- Быстрая, как молния, мысль. -- "Невозможно!"
   А затем мозг затопила адская боль, а тело швырнуло вперед на целый метр. Попытка вскочить на ноги, откатиться, да сделать хоть что-то привела лишь к новой вспышке боли. На угасающих остатках сознания и воли я едва сумел погрузить свое тело в Мир Теней.
  
   -- Ушел, урод. -- Произнес я, опуская тяжеленную винтовку.
   Штука хорошая, но не для меня. Честно говоря, если бы в мой костюм не была встроена система интеграции, то едва бы я успел разобраться, как вообще управляться с этой оглоблей. Да и так. Стрелял почти в упор, заранее пытаясь предугадать, куда тени отведут выстрел. Судя по результату, получилось лучше, чем у бандитов.
   Не знаю, живут ли здесь с такими ранами, но не думаю, что увижу этого фрица в скором времени. Выглядел тот, откровенно говоря, хреново.
   План родился еще в тот момент, когда соперник проигнорировал мою иллюзию. Он говорил с ней, но даже не попытался атаковать. Учитывая всю его ненависть к некой Луизе, за которую тот меня держал, это выглядело очень странно. Если только не предположить, что он как-то все же смог распознать обманку. Но, при этом, все еще не мог найти меня под Сферой.
   Я перенес взгляд чуть дальше. Увы, мой механический приятель, на которого я и спроецировал еще одну иллюзию, не пережил финальной атаки немца. Последний заметил под мороком настоящий объект, на что я надеялся, и подставил мне спину. В которую я и выстрелил прямо сквозь первую иллюзию.
   Покойся с миром, мой инсектоидный друг. Ты заслужил пропуск в цифровой вариант Вальхаллы.
   А теперь вопрос на миллион: что мне делать с пленницей?
   И без Точки понятно, что текущая ситуация разрешилась. Но это не значит, что девчонка не доставит новых проблем. А я шел сюда с целью решить конкретно эту проблему так, чтобы не пришлось к ней возвращаться. Забавно, но вот она жива, а все остальные -- нет. Хотя должно было быть наоборот.
   С другой стороны, то, как развернулась ситуация, как раз показывает мне, насколько я не в курсе реальных раскладов сил. Это тоже проблема. Слово архонт прозвучало. А значит, сам того не подозревая, я напал на нужный след. А еще ввязался в дурно пахнущую историю, связанную с этим архонтом.
   Надо завести монетку для таких случаев. Сейчас вопрос в том, жить ли пленнице или умереть. И, как всегда, думать надо быстрее. Мы тут не кисло так нашумели.
  

Глава 4

  
   Вы любите кормить голубей? Вот я никогда до этого момента этим не занимался. И должен отметить невероятную прожорливость этих созданий. Кажется, внутри у каждого из них находится миниатюрная черная дыра. И я со своими робкими попытками заполнить эту пустоту выгляжу наивно. Но для меня важнее, что я своей наивностью ничем не выделяюсь среди остальных посетителей парка.
   Так что же я здесь делаю на самом деле?
   Ну. Я пришел на встречу с девушкой. И нет, не спешите поздравлять. Я пришел поговорить.
   В тот день, когда мы совместными усилиями учинили полнейший разгром на складе, я вернулся домой один. Но перед этим оттащил похищенную в ближайший отель, сняв на пару дней одноместный номер. Персоналу я внушил мысль, что девушка пришла самостоятельно. Ее же просто положил в кровать, как есть. Не до излишнего джентльменства. Если бы не чудо костюм, то я бы её и до туда не донес. На столе оставил записку с датой и местом встречи. Можете считать меня излишне сентиментальным, но убить невиновного я не смог.
   С того момента прошло два дня, первый из которых был наполнен незабываемыми впечатлениями отката. Я уже говорил, что ненавижу использовать Очищение? Иной раз кажется, что лучше сразу умереть.
   Что до похищенной, ее я сейчас и жду. И вероятность, что дождусь, оцениваю ниже двадцати процентов. Впрочем, мне на нее плевать. Придет -- хорошо, нет -- не расстроюсь.
   К слову, мои действия привели к интересному результату. Со мной все понятно, а вот то, что я отсрочил нависшую над аристо угрозу, стало сюрпризом. Навскидку, я подарил роду Акаяши еще пару тихих деньков. А заодно еще глубже залез в грядущую войнушку.
   И у меня все еще критически мало информации по действующим лицам этого спектакля. Единственное, что я смог накопать про семью Тиллей за эти пару дней в интернете, так это то, что они занимаются промышленным оборудованием и даже имеют свое представительство в Токио. И как-то не тянут на роль мирового зла. Мелковаты.
   Зато, наконец, смог распознать свой костюм. Итак, я стал счастливым обладателем тактической брони для разведчиков "Ронин 2" за авторством одного из родов дома Арнов. К слову, полнейший эксклюзив, так как броня предполагается к ношению взрослому тренированному мужчине, а Химуре, напоминаю, все еще пятнадцать лет. Никаких ТТХ в открытом доступе не было, но рекламный ролик я посмотрел. В нем неизвестный боец лихо преодолевал препятствия, перепрыгивая многометровые расщелины, мимикрировал под местность и вырезал вражеские дозоры.
   "С мимикрией, кстати, стоит разобраться. Может пригодиться". -- Сделал себе мысленную зарубку. -- "А девчонки все нет и нет. Еще минут пятнадцать-двадцать постою, а потом все. Дел даже слишком много".
   Девчонка. И ничего, что той на вид лет двадцать пять. Привык воспринимать себя несколько старше текущего положения. М-да. А стоит помнить, что я сейчас не в своем теле, иначе можно нарваться, как с немцем и его непробиваемой защитой разума. Интересно, совладал ли я с ней, будь на пике своей настоящей силы?
   И что-то мне не нравится отсутствие определенного ответа. А все дело в том, что я имею лишь смутное представление, на что на самом деле способны местные мастера ДТ. Но в этом направлении я работаю.
   Другой вопрос -- деньги. Их у Киоу осталось не так много. И с этим тоже необходимо что-то делать. А еще и про подбирающиеся органы опеки забывать не стоит... Наметки плана у меня появились, но все все равно упирается в наличные средства.
   О... кажется, это наш клиент идет. Все-таки пришла. Хорошо, что не спорил на деньги, их и так почти нет. Так. Собираем мысли в кучку, и Фокус Внимания. Незаменимая вещь для тех, кто с детства мечтал почувствовать себя Шерлоком Холмсом. Начинаешь замечать любую мелочь в том, на что смотришь. Великим мыслителем это, правда, никого не сделает, но смысл и не в том.
   Кроме того, Фокус позволяет определять наличие чужого внимания к рассматриваемому объекту. Иными словами, сейчас я узнаю, следит ли за девушкой кто-то, кроме меня. Начали.
   Несколько рассеянных взглядов, каждый от разного человека, с пару десятков неживых отпечатков -- эти от камер слежения, которыми утыкан любой город. Их и в данном парке без всякой меры. Хм. Больше ничего.
   Для проформы смотрим под Фокусом еще пару минут, а затем стандартный для меня набор: Сфера, Смещение, Канал. Сторонний наблюдатель мог бы только заметить, как парень, до этого кормивший голубей, стряхнул крошки и отправился куда-то в сторону.
   Действительно, в сторону. В ту самую, где находится слепая зона размещенных камер и где в данный момент не было зевак. Там он преобразился -- стал на несколько сантиметров выше, раздался в плечах, но больше всего изменилось его лицо. Но вот этого, как раз, никто и не видел.
   В итоге, на встречу пришел человек, которого никогда не существовало и в чьих чертах никто бы не смог узнать Химуру.
   -- Здесь занято. -- Вместо приветствия сообщила мне девушка, когда иллюзия приземлилась на одну с ней скамью. Голос какой-то пустоватый, надтреснутый.
   -- Не переживайте, незнакомка-сан. -- Отмахнулся плод моих стараний. -- Я здесь как раз ради вас.
   -- Ради меня? Что это значит?
   Напряглась. Вся её фигура будто наэлектризовалась. Не знаю, как это лучше объяснить. Понаблюдав за некоторыми отдельными тренировками местных бойцов, я выделил общие черты. Прежде чем использовать какую-либо технику из своего арсенала, они собирают некую незримую энергию вокруг себя, проявляя едва заметный ореол. Возможно, это и есть пресловутая аура, но я ощущаю это скорее, как разряды электричества. Вот и сейчас происходит подобное. Не знаю, правда, защитная это техника или атакующая. Чтобы понимать такие нюансы, мне нужно больше наблюдать за пользователями ДТ.
   -- Говоря откровенно, у меня не было к вам никаких дел. К бандитам, что вас похитили, -- на этих словах она немного вздрогнула, -- были. К заказчику этого похищения тоже были, а вот к вам -- нет. Так что спасение прекрасной девушки из лап злодеев оказалось всего лишь стечением обстоятельств.
   -- И зачем тогда вам эта встреча, незнакомец-сан? -- Проигнорировала мой комплимент собеседница.
   -- Мы могли бы быть полезны друг другу.
   И ты даже не знаешь, насколько. Точка непросто так проявила нашу взаимосвязь. Но поскольку мне не хватает ума понять все самостоятельно, то понадобился этот разговор. Так что хватит уже пародировать испорченную гирлянду и искрить на меня своими неоформленными техниками. Это самую малость нервирует.
   -- Чем же?
   -- Заказчик смог уйти от меня, так что это лишь вопрос времени, когда на вас будет совершено новое нападение.
   -- Я буду к этому готова. -- Уверенность и злость. Это мне нравится больше того, что слышалось в ее голосе в самом начале. Но все еще не то, что мне нужно. -- Что насчет вашего интереса?
   -- Сомневаюсь. -- Пропустил мимо ушей ее вопрос. -- Среди бандитов не было ни одного пользователя духовных техник. Это не делает вам, как бойцу, комплимента.
   В ответ я добился только упрямого недоброго взгляда. Ну, а чего хотел-то? С ее стороны вся история выглядит слишком мутной, чтобы идти на контакт и откровенничать со мной, как с близкой подружкой. С другой стороны, раз она пришла сюда, да еще и одна, без всякой группы прикрытия, то можно делать вывод, что идти-то ей больше и некуда.
   -- Как ты связана с родом Акаяши? -- Выдал я, после минутного молчания.
   Накрытие и попадание. По крайней мере, на несколько секунд моя иллюзия выбила девушку из колеи. А затем она задумалась. Надолго задумалась. Но я не торопил. В конце концов, если разговор закончится ничем, то у меня всегда есть Захват Разума. Уж на жизненно важные вопросы я теперь ответы получу.
   -- Так ты и правда ничего обо мне не знаешь? -- Немного рассеянно спросила собеседница. А потом встряхнула своими длинными черными волосами. -- Предлагаешь мне просто в это поверить?
   -- Почему бы и нет? -- Иронично улыбнулся лже я.
   На этот раз девушка думала гораздо быстрее.
   -- Что взамен?
   -- Как насчет моей защиты?
   Да-да, я в наглую пользуюсь ее положением, о котором она мне буквально рассказала одним лишь своим появлением здесь. Обратиться ей попросту больше не к кому. Вопрос, конечно, кто кого будет защищать на самом деле, но в роль крутого крутыша такие вопросы никто не включал. В конце концов, кто здесь завалил кучу народу, лениво позевывая в кулак. Купится или нет?
   Купилась.
   -- Я -- бывшая слуга рода Андо. -- Сказала она таким тоном, будто это должно было объяснить мне все тайны мироздания. Нет, для местных это, возможно, так и есть, но я, на секундочку, немножко не от сюда.
   Так. Что мне известно про данный род, кроме того, что он уничтожен кем-то, о ком я не знаю? Это род из дома Арнов. И Акаяши так же принадлежат к данному дому. И по стечению обстоятельств, над последними прямо сейчас сгущаются тучи. И сгущаться они начали, после того, как Акаяши с моей помощью решили поохотиться за наследием Предтеч. А за пять лет до них на это наследие удачно поохотились ребята из рода Андо. Настолько удачно, что теперь о них осталась только память.
   Почему у меня такое чувство, словно я вляпался в дерьмо?
   Вспомнились три тени, что встретили меня в этом мире. Вот и фриц, охотящийся на девчонку, тоже тенями баловался. Значит ли это, что на экспедицию Акаяши напали немцы? Тогда получается, что и Андо так же они?
   "Нет. Я уже начинаю притягивать факты за уши".
   Ну не тянет семейство Тиллей на мировое зло, да даже на местечковое. Не тянет, и все тут. А значит, у меня просто не хватает информации для правильных выводов.
   -- Продолжай.
   -- После того как род... -- Она запнулась. -- После событий пятилетней давности, мы, все выжившие, оказались сами по себе. Все, что было достаточно ценным, прибрали к рукам остальные рода дома. Земли, бизнес, специалистов и их семьи. Такие же, как я, были выброшены на улицу с незримым клеймом слуг, потерявших своих господ. -- Девушка горько усмехнулась. Напряжение из ее ауры ушло, а я понял, что она в еще большем отчаяние, чем думал раньше, раз готова довериться первому, кто проявит чуть участия.
   -- И, насколько это плохо? -- Уточнил я, получив странный взгляд в ответ.
   -- Гораздо хуже, чем изначально быть никем. Куда бы ты не пришел, рано или поздно твой статус даст о себе знать. И никто не будет разбираться, что в качестве слуги ты пробыл три дня, а выжил лишь от того, что в момент атаки находился в другом месте.
   -- Понятно. -- Это все очень занимательно, но меня волнует другое: -- Так почему тобой заинтересовались бандиты?
   -- Я не знаю. -- Не врет. Это плохо. Я надеялся вытянуть за эту ниточку хоть что-то.
   -- Но какие-то предположения у тебя есть на этот счет? -- В ее глазах появилась неуверенность. Я вновь не торопил, терпеливо дожидаясь, пока она дозреет до ответа.
   -- В последние несколько месяцев я потеряла связь со всеми остальными изгнанными слугами рода. Мы не так чтобы часто общались, но иногда помогали друг другу по мере сил. Изгоям не на кого опереться, кроме как на такого же изгоя. -- Я бы мог сказать, что с последним предложением та погорячилась, но кто его знает, как в действительности живется подобным людям. Может, и не преувеличивает? -- Сначала, я не придавала этому значения. У каждого из нас была своя жизнь. Некоторые даже покинули Японию, и связь с ними изначально была очень редкой и теряющейся. Но потом пропали и те, с кем я виделась почти каждую неделю. После этого, стало ясно, что кто-то открыл на нас охоту. Я собиралась покинуть Токио, но не успела. Меня ссадили с самолета под предлогом какого-то надуманного долга. Задержали почти на половину дня, доставив в полицейский участок, а когда выпустили, то я уже ничего не смогла сделать. Едва успела отойти на сотню шагов, как рядом со мной остановился грузовик и меня парализовало. Затем затащили внутрь и накинули мешок на голову. Это последнее, что я помню в тот день.
   Выходит, все началось в последние несколько месяцев? Как раз, когда исчезли родители Химуры, а род Акаяши увлекся поиском людей с Кровью Предтеч. Не уверен, что тут присутствует прямая взаимосвязь, но совпадение по срокам проглядывает.
   Родители. С их исчезновением тоже все не просто. Они археологи. А поскольку в этом мире когда-то существовали Предтечи, и до сих пор существуют осколки их знаний, то данная профессия начинает играть совсем другими гранями. Однако они не посвящали своих детей в детали и никогда не говорили дома о своей работе. Хорошо оплачиваемой работе, но несущей риски.
   Вот так. Кусочков много, а цельной картины из них не получается. Зачем кому-то охотиться на бывших слуг, спустя столько лет после их изгнания? Что за игра развернулась вокруг бункера Предтеч? Как связаны с этим мои родители, да и связаны ли вообще? А самый главный вопрос, где носит мой выходной билет из этого мира?
   Кстати. Это я хорошо вспомнил. Немец был уверен в связи девчонки с другим архонтом. Почему? У фон Тилля теперь не спросишь, Луиза тоже вне зоны доступа. Но объект их интереса у меня под рукой.
   -- Что ты знаешь об архонте?
   Молчание. И даже лицо собеседница удержала, но то, что мой вопрос ее зацепил, скрыть все равно не смогла. Не от интуита.
   -- Немногое. -- Наконец, выдавила та из себя. Меня, разумеется, такой ответ не устроил. В результате, мой выжидающий взгляд все же заставил ее продолжить. -- Я знаю, что это не просто сказка для детей. По крайней мере, не все из написанного. Архонты существуют. -- Ага. И один из них прямо перед тобой. Лучше скажи мне, чего я не знаю. -- И я видела его в день, когда род Андо пресекся.
   Я, настоящий я, тяжело вздохнул. Еще один кусочек мозаики. Сколько их в этом пазле?
   -- Откуда такая уверенность, что это был именно архонт?
   -- Не знаю. -- Не врет, но что-то невесомое пробежало по ее эмоциям. Фокус Внимания. -- Просто уверена и все.
   Опа. Что это я сейчас увидел? Обновляем на всякий случай Канал и начинаем раскручивать Пресс Разума. Девушка сначала хмурится, а потом и вовсе хватается за голову, понемногу опуская ее на уровень колен. Еще немного. Ну, давай. Показывайся уже. А затем техника соскальзывает в сторону, снимая воздействие с моей собеседницы.
   Вот так, значит? Просто и изящно.
   Становятся понятны и слова немца, и некоторые детали прошлого. А еще теперь есть полная уверенность, что архонт напрямую связан с кончиной рода Андо. Только факт связи. Пока больше ничего.
   Спросите, исходя из чего я сделал все эти выводы? Вернемся к тому моменту, когда я применил Пресс на немце. Тогда он избавился от давления, шандарахнув мне по мозгам смертью людей с моими метками. А теперь смотрим сюда. Девчонка даже не поняла, что ее сейчас атаковали, но, когда уже была на грани сознания, рефлекторно скинула воздействие.
   Такому можно только научиться. И научиться точно так же, как я, в свое время, учился Захвату Разума -- раз за разом испытывая на себе воздействие другого интуита.
   Рядом с моей иллюзией сидит не просто бывший слуга, владеющий какими-то духовными техниками. Там сидит человек, которого целенаправленно натаскивали на противостояние с интуитами. При этом, стирая сам факт обучения из воспоминаний.
   И с кем это, интересно, собиралась воевать Луиза, будучи единственным интуитом в этом мире? Обязательно поинтересуюсь при оказии.
   -- Ты в порядке?
   -- Д-да... -- Неуверенно ответила девушка, помассировав виски. -- Что произошло?
   -- Ты внезапно начала терять сознание. -- Соврал я на голубом глазу.
   -- Я в норме. -- По ее фигуре словно прокатилась наэлектризованная волна. Наверное, что-то из бодрящих штучек. -- И я рассказала все, что знала.
   -- Похоже на то. -- Но, на самом деле, я бы сказал, что ты рассказала лишь то, что помнишь. А вот твой разум помнит больше. Но не в парке же с ним работать?
   -- И что будет дальше?
   Хороший вопрос. Вести её домой не стоит. По крайней мере, до тех пор, пока не буду уверен, что у нее нет никаких скрытых закладок. С ней явно работали не один день, а, значит, и мне проверять ее долго и упорно.
   -- Я обещал тебе защиту. -- Пожимаю плечами. -- Но мне надо подготовиться. Пока же я просто тебя спрячу. Пойдем.
   Она послушалась. В принципе, я почти и не сомневался в том. Удачное приобретение. Источник информации сразу и по делам архонта, и по духовным техникам. Пожалуй, ее еще можно вписать и в план по борьбе с бюрократами. Одни плюсы. Ну, и в довесок, я делаю хорошее дело, спасая ее. Кстати, чуть не забыл...
   -- Как тебя зовут?
  
  
   Где можно раздобыть денег? Много и быстро? Если задать такой вопрос случайному человеку, то тот ответит "в банке". Причем ответ и законопослушного гражданина, и распоследнего бандита окажется одинаков. Разница в закладываемых смыслах.
   Взять банк сложно, но прелесть интуита в том, что он может просто туда зайти. Даже я смогу провернуть подобный трюк. Легкий путь. Но именно своей легкостью он мне и опасен.
   Я практически уверен, что мне не составит труда пройти по этому пути. Взять личину, запутать разум какого-нибудь клерка, а потом выйти неторопливым шагом с круглой суммой.
   А теперь начинаются нюансы.
   Вся банковская система страны поделена аристо. Они очень тщательно следят за статусом-кво. Ревностно, я бы даже сказал. Потерю очень быстро заметят. А служба безопасности гарантированно встанет на уши. И их заинтересует не сумма, а способ. В итоге, я привлеку очень пристальное, недоброе внимание аристо.
   Но даже не это главное -- шансов на мою поимку, если делать все грамотно, не так много. Гораздо весомее нюанс номер два.
   Современные банки работают больше с цифрами, чем с живыми деньгами. Это и в моем родном мире проявлялось все сильнее год от года, а здесь зашло еще дальше. Если я захочу взять из банка наличные, то это, с учетом требуемой суммы, вызовет недоумение даже у обработанного клерка. А потом и остальные заинтересуются происходящим.
   Осуществлять же перевод на карту... Надеюсь, понятно, почему сразу нет?
   И все вышеперечисленное возвращает нас к изначальному вопросу. Так где же можно поживиться наличностью? И другой вариант ответа мне нравится, безусловно, больше. У бандитов.
   Я собирался, согласно воле классиков, грабить награбленное.
   Винтовки, бронекостюмы, грузовик и сам склад -- все это требует денег, и это лишь известная мне часть, чем владела разгромленная немцем банда. С учетом того, что занимались те похищениями и бог ведает чем еще, но едва ли это что-то хоть как-то касалось закона, то живые деньги они просто обязаны иметь. И возможность их защитить, у бандитов всяко меньше, чем у аристо.
   Разумеется, в разгромленном логове делать уже нечего. Поиском кубышки стоило озаботиться заранее, до того, как началась стрельба. Когда же я остался там один, было уже поздно.
   Знал бы, что тогда все так обернется, то, возможно, уже сейчас не имел бы проблем с деньгами. Но что сделано, то сделано.
   Однако, неужели кто-то всерьез поверит, что это единственная банда Токио? Вот и я не верил. Потому и шагаю сейчас, облаченный в свой тактический костюм, в направлении устроенной два дня назад бойни.
   Сам склад, ожидаемо, обвязан полицейскими лентами и опечатан, но внутрь мне и не надо. Ищем место потише. Точка.
   Ни одна банда не существует сама в себе, так или иначе контактируя с коллегами. Вот следы этих контактов я сейчас и пытался нащупать. Дело шло со скрипом. Не моя специализация. Нужен аналитический склад ума, а у меня он под другое заточен. Тем не менее, там, где не хватает таланта, подойдет ослиное упрямство. Вот и мое упрямство было вознаграждено. Правда, пришел я сюда вечером, а первый результат получил уже под светом луны, но это все -- никому не интересные детали.
   Искомое логово моих будущих кредиторов располагалось буквально в десяти минутах ходьбы. С виду, все такой же склад, но, в отличие от своих соседей, здесь активность с приходом ночи только возросла. Вокруг сновали какие-то подозрительные личности, большей частью невооруженные, но встречались и быковатого вида типы, что носили оружие на показ. Последние, в количестве четырех человек, охраняли вход. Внутрь пускали далеко не каждого.
   На сходку главных бандюков не похоже. Скорее, на какие-то нелегальные мероприятия, вроде собачьих боев или типа того. Одним словом, не совсем то, что я искал.
   Вопрос, стоит ли заглядывать на огонек, даже не стоял. Естественно, да.
   "Почти угадал". -- Возникла первая мысль, после того как переступил порог. -- "Действительно бои. Только в роли животных тут люди".
   Внутри оказалось чисто и красочно, как в казино. По огромному складскому помещению, которое уже и на складское совсем не походило, было раскидано несколько рингов. С одного из них прямо сейчас выносили окровавленное тело. Я присмотрелся. Ну да, тело. Признаки жизни в нем едва теплились. Если прямо сейчас начать оказывать медицинскую помощь, то, вероятно, бойца можно спасти, но делать это никто не торопился.
   "Сурово". -- Проскочила мысль, пока шел в сторону дверей, которые не могли быть ничем иным, как входом в туалет.
   Внутри оказалось слишком многолюдно, чтобы спокойно бродить под невидимостью -- возникал риск случайного столкновения, -- так что я собирался накинуть на себя иллюзию и смешаться с толпой.
   Что и сделал. Но ходить просто так мне быстро надоело. Все здесь оказалось так, как я себе и представлял. Даже VIP-ложа с отдельной охраной, среди которых сразу двое балуются ДТ. Но меня они не интересовали. Я искал тотализатор, по пути набрав немного наличности прямо из карманов мелкоуголовного элемента. Особо не наглел, так что сумма вышла не очень внушительной.
   Сейчас исправим.
   План родился быстро, и нравился тот мне даже больше идеи обчистить схрон какой-нибудь банды. Делаем ставку на аутсайдера, а потом помогаем ему победить. Повторяем процедуру несколько раз, и закрываем вопрос денег на ближайшее время. Плюсы очевидны: я "честно" зарабатываю капитал на ставках, так что, с формальной стороны, какие ко мне могут быть претензии? Но нужно понимать, что вокруг меня отнюдь не общество благородных джентльменов, а значит, если потерять чувство меры, то вечер в какой-то далеко не благостный момент перестанет быть для меня томным. И это минус затеи. Много из нее не выжать.
   С другой стороны, не хлебом единым... Если тут собираются все сливки преступного мира Токио, или же, хотя бы, какая-то их часть, то это еще один источник информации. И упускать его я не намерен. Люди, что сознательно ставят себя вне закона, порой, бывают очень осведомленными. Нужно только потереться здесь какое-то время, узнать роли и расстановку фигур в местной иерархии.
   "Это я удачно зашел". -- Подумал я, делая ставку на бойца под именем "Бугай".
   Бой начнется через десять минут, так что появилось время осмотреть помещение более обстоятельно. И отметить, что во всем присутствует даже какой-то вкус. Извращенный, но вкус. Кстати, похоже, я неверно оценил предназначение мероприятия. Бои оказались лишь антуражем, а не самоцелью. Далеко не все интересовались происходящим на рингах. Для таких здесь имелся покер, рулетка, бар и стриптиз.
   Но бои все же являлись главной изюминкой.
   И "Бугай" заставил меня попотеть. Как и положено быть человеку с таким прозвищем, тот был огромным, неповоротливым и тупым. Такой союзник -- всегда одна головная боль. Я сбивал с толку его соперника Захватом Внимания, заставлял с запозданием реагировать на атаки, под конец и вовсе стал поддавливать Прессом, а эта образина умудрялась сводить все мои усилия в ноль. В конце концов, тот все же победил, но лишь из-за большей выносливости.
   Чувствовал я себя после этого так, словно сам присутствовал на ринге. И уж всяко вложился в свой выигрыш больше того, на кого ставил. В следующий бой я поставил против "Бугая", и знаете что? Не шевельнул и пальцем ради победы.
   Хвала Предтечам, больше мне такие уникумы не попадались. Но это не значит, что все прошло как по маслу. Был еще один неприятный момент.
   Один из боев оказался явным "договорняком". И все было обставлено так, что даже я понял это не сразу. А когда понял, то перестал вытягивать профессионально сливающего драку бойца, смирившись с потерей львиной части моих денег. Благо "Бугай" научил меня не ставить все на одного. Хуже только то, что я определенно спалился.
   Почти отыгравшись за два боя, я осознал это в полной мере. А как еще объяснить неугасающий интерес к моей персоне, который я начал ощущать всей кожей? Да и Точка мягко намекала, что пора и честь знать. Намеки я понимать умею.
   Однако, стоило покинуть это достопочтенное заведение, как на хвост мне село трое хмурых парней. На глаза те не показывались, держа приличную дистанцию, но интуиту и не нужно их видеть, чтобы чувствовать недобрый интерес.
   Резко ускоряюсь и забегаю за угол очередного склада. Сфера. В дополнение к ней, задействую способность "Ронина" к мимикрии. А вот от иллюзорного образа уже можно избавляться. Ждем.
   Троица пронеслась мимо, лишь на мгновение мазнув по тому месту, где я скрывался, взглядом. Бегите-бегите, шалопаи. До китайской границы путь не близок.
   Подождав, пока те окончательно скроются, я вышел из импровизированного убежища и отправился в противоположную сторону. Домой. А идти-то километров семь -- общественный транспорт пустят часа через два-три -- так что пешочком. Еще и крюк к тому месту, где оставлю костюм. Но, несмотря на это, я был доволен, хоть и устал. Все эти техники, работа с Точкой, поддержание иллюзии для такого количества народа... особенно последнее. Выматывает.
   Однако если приходил я с дыркой в кармане, то возвращался с суммой, достаточной для приобретения автомобиля Б-класса. А то, что вызвал интерес у криминальных дельцов, так от этого не помру.
   День, определенно, удался.
  

Интерлюдия I

  
   Девушка сердито покусывала кончик карандаша. Последнее время паутина, что она так долго накидывала, начала обрываться. Вернее, не так. Какие-то из паутинок, со временем, исчезали сами по себе. И это было нормально. Она всегда успевала заменить их другими. Сейчас же процесс шел слишком стремительно. Из просто случайности это превратилось в систему. Кто-то целенаправленно уничтожал плод ее усилий. Чтобы затем уничтожить и ее саму.
   "Кто-то". -- Усмехнулась девушка.
   Ей прекрасно было известно, кто стоит за этим. И это ее ошибка, что она оказалась слишком глупа, чтобы не устранить угрозу, пока существовала возможность. Теперь же наступает расплата за беспечность.
   Враг слишком умен. Он не станет делать ставку на один удар. Нет, тот будет откусывать от ее паутины кусочек за кусочком. Паутинка за паутинкой. И она ничего не может с этим поделать. Слишком масштабная сеть, чтобы успевать своевременно реагировать везде и всюду. А там, где она реагировать успевает... Уничтожение чужих пешек не давало никакого эффекта.
   Защити одну нить, чтобы в этот же момент потерять такую же, но в другом месте. Несомненно, чем меньше остается в ее распоряжении паутинок, тем эффективнее она ими распоряжается. Однако это -- стратегия поражения.
   Следует атаковать, и собранная мощь позволяет это делать. Проблема лишь в том, чтобы найти объект атаки. Противник не спешит являть себя, действуя из тени. Он всегда стоит за спинами других.
   На столе перед девушкой лежало несколько раскрытых ноутбуков, десятки папок и стопки исписанных листов. Доклады, аналитика, предложения -- дельные и не очень, -- но взгляд ее скользнул дальше. На угол стола. Там покоилась диковинного вида пирамида из неизвестного темного металла, от которой буквально веяло древностью.
   За последние дни вещица уже не первый раз привлекала внимание. А виной зеленоватое равномерное свечение, что та начала распространять с неделю назад.
   Свечение, которое хозяйка помещения стоически игнорировала -- с не таких давних пор она начала с подозрением относиться к любому предмету, что несёт в себе хотя бы отпечаток сил Предтеч. А обозначенная пирамида являла собой самый настоящий образчик их технологий, за который очень многие пожертвовали бы даже правую руку.
   Однако времена, когда Предтечи вызывали ее восхищение давно минули. И, схлынув, восхищение оставило лишь настороженность. Если и считать Предтеч Богами, то это, несомненно, будут павшие Боги. Собственная безграничная сила извратила их.
   И как же дорого стоили эти знания!
   Не только ей, но и людям, что она повела за собой. Но больше всего Эрику... ее самая главная ошибка. Тот, кто стал ее наставником в этом мире.
   -- Себастьян, сделай мне чай. -- Голос не дрогнул ни на мгновение, но старый слуга, разумеется, понял, что это всего лишь завуалированная просьба оставить ее одну на какое-то время. Для таких мелких поручений имелся целый штат секретарей, так что гонять пожилого уже человека не было смысла.
   Как только за помощником закрылась дверь, девушка взяла пирамиду в руки и аккуратно поставила на клавиатуру ближайшего ноутбука. Экран тут же погас, что стороннего наблюдателя привело бы к мысли, что дорогостоящей вещице пришел конец. Однако все было иначе.
   Через мгновение на дисплее возникли зеленые буквы языка, на котором в этом мире говорила лишь она одна.
   С МОМЕНТА ПОСЛЕДНЕГО СЕАНСА СВЯЗИ ПРОШЛО ДЕВЯТЬ ЛЕТ СЕМЬ МЕСЯЦЕВ ТРИ ДНЯ И ОДИННАДЦАТЬ ЧАСОВ
   -- Ты решил пожаловаться? -- Спросила та в ответ, демонстративно не касаясь клавиатуры.
   НЕТ. ПРИШЛА ИНФОРМАЦИЯ ОТ ОБЪЕКТА "ЭФИР-17"
   -- Что за информация?
   ПРОЦЕДУРНАЯ. ВКЛЮЧЕНИЕ АРХОНТА В ИЕРАРХИЮ
   -- Понятно. И где сейчас новоиспеченный архонт?
   В ТОКИО
   -- Это все?
   ДА. ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ?
   -- Возможно. -- Спустя пару минут ответила она. Настроения продолжать этот разговор не было.
   КОЛИЧЕСТВО АРХОНТОВ НЕДАВНО УМЕНЬШИЛОСЬ... ВЫХОДИТ, "ЭФИР-7" СКОМПРОМЕТИРОВАН
   -- И что это означает? -- Девушка за столом вся подобралась.
   ЭТО ЗАКРЫТАЯ ИНФОРМАЦИЯ
   -- Тогда это наш последний разговор. Мне надоело играть в эти игры.
   ХОРОШО. ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ ЗНАТЬ, ЧЕЛОВЕК?
   -- Что значит "скомпрометирован"?
   ЗАХВАЧЕН ВРАГОМ
   -- Чьим врагом? Твоим или нашим?
   ЧЕЛОВЕК. ВРАГИ ПРЕДТЕЧ НЕ МОГУТ БЫТЬ ТВОИМ СОЮЗНИКОМ. НИКОГДА
   -- Здесь меня зовут Луизой. -- Чеканя слова, четко произнесла она. -- Постарайся это запомнить.
   В МОЕ ВРЕМЯ ТЕБЯ БЫ КАЗНИЛИ ЗА ДЕРЗОСТЬ
   -- Как хорошо, что твое время прошло.
   НЕ ТОРОПИСЬ ЭТОМУ РАДОВАТЬСЯ. ЕСЛИ "ЭФИР-7" СКОМПРОМЕТИРОВАН, ТО ЗНАЧИТ, ЧТО ВСЯ СЕТЬ ПОД УГРОЗОЙ
   -- И? Мне-то что с того?
   ТЫ ЖИВЕШЬ В ЭТОМ МИРЕ. ЕГО УНИЧТОЖЕНИЕ ТЫ ТОЖЕ ПОЧУВСТВУЕШЬ
   -- Что ты от меня хочешь?
   ИЗОЛИРУЙ "ЭФИР-7". УНИЧТОЖЬ ВСЕХ, КТО ЧТО-ТО О НЕМ ЗНАЕТ
   -- Я и так этим занимаюсь. -- Ухмыльнулась девушка. -- А как насчет тебя?
   УТОЧНИ ВОПРОС
   -- Предлагаешь мне просто тебе довериться? Может, предоставишь какие-то доказательства, что сам ты тоже не скомпрометирован?
   ЛЮБОЕ МОЕ СЛОВО НЕ БУДЕТ ДЛЯ ТЕБЯ УБЕДИТЕЛЬНЫМ
   -- Допустим. Но подозрения относительно"Эфира-7" у тебя были изначально. Откуда?
   "ЭФИР-7" НАРУШАЛ ПРОТОКОЛ ПЕРЕДАЧИ ИНФОРМАЦИИ. ЭТО ВЫЗЫВАЛО ПОДОЗРЕНИЯ
   -- А что по поводу "Эфира-17"?
   ОН ВЫЗЫВАЕТ ПОДОЗРЕНИЕ НАОБОРОТ СЛИШКОМ ТЩАТЕЛЬНЫМ СЛЕДОВАНИЕМ ПРОТОКОЛАМ. ЭТО НЕ ТИПИЧНО, НО ЕЩЕ НИЧЕГО НЕ ЗНАЧИТ. "ЭФИР-17" ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ПЕРЕДАВАЛ ИНФОРМАЦИЮ БОЛЕЕ ТРЕХ ТЫСЯЧ ЛЕТ НАЗАД
   -- Мало мне одной проблемы. -- Тяжело вздохнула девушка.
   С АРХОНТОМ "ЭФИРА-17" ЛУЧШЕ РАЗОБРАТЬСЯ СРАЗУ. ПОКА НЕ СТАНЕТ СЛИШКОМ ПОЗДНО
   -- Я подумаю об этом. -- Произнесла Луиза, рассеянно вертя карандаш в пальцах. -- У тебя все?
   Я НЕ МОГ ПРЕДОТВРАТИТЬ ТОГО, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С АРХОНТОМ "ЭФИРА-7". ТЫ ЭТО ПРЕКРАСНО ЗНАЕШЬ
   Девушка молча смахнула пирамиду на край стола. Рабочий стол ноутбука вернулся к изначальному виду. Минуту она смотрела сквозь него, а потом, сбросив апатию, нажала на одну из кнопок на подлокотнике кресла и произнесла:
   -- Себастьян, я все еще жду свой чай.
   Помощник возник буквально через секунду, будто простоял все это время прямо за дверью. Невозмутимо принялся за дело. Напиток был горячим, словно только что разлит. Интересно, сколько наполненных чашек осталось за дверями ее кабинета? Он явно подготовился заранее, раз успел прийти по первому слову.
   -- Что у нас по Токио? -- Задала вопрос девушка, отдав должное чужому мастерству.
   -- Ситуация очень напряженная. -- Произнес мужчина. -- Дом Арнов крайне раздражен вашим отсутствием.
   -- Попрекают нарушением договора? -- Спросила с улыбкой та, что носила имя Луизы.
   -- До этого пока не дошло.
   -- Но неизбежно дойдет, когда они получат по носу. Говорила я им забыть на время про эту историю с родом Андо. Но кто здесь Древний Дом, а кто -- все остальные? -- Девушка вновь задумчиво покрутила карандаш. -- Думаю, тебе стоит отправиться туда и проследить, чтобы детишки сильно не напортачили.
   -- Как будет угодно. -- Мужчина поклонился. -- Когда мне это сделать?
   -- Чем скорее, тем лучше. -- Она немного помолчала. -- И вот еще, Себастьян. В Токио объявился архонт. Он -- не твоя проблема, так что если наткнешься на него, то просто сообщи мне.
   -- Хорошо.
   -- Если у тебя нет никаких вопросов, то можешь идти. -- Что тот и сделал.
   Луиза же осталась сидеть в своем кресле. Последний разговор не желал уходить из ее головы. "Эфир-7" был скомпрометирован. Могла ли она что-то сделать, если бы узнала об этом раньше? Возможно, все сложилось бы иначе...
   "К черту"! -- Оборвала она саму себя. -- "Уже ничего не изменить. Но свою ошибку, Эрик, я исправлю. Обещаю"!
  
  

Глава 5

  
   В последнее время я задумался о том, что по какому-то странному стечению обстоятельств начал заниматься вещами, которыми никогда не занимался в своем мире. У себя там я никогда бы не полез играть в куличики со взрослыми дядями, облеченными властью. Я, конечно, крут без всякой меры, но прекрасно понимаю, что система перемелет любого неосторожного одиночку.
   Да и не было у меня никогда таких амбиций. Власть нужна людям, которые хотят изменить существующий порядок, а меня в нем, в целом, все устраивало. Не без нюансов, но желания стать самым главным это не порождало.
   К чему я это? А к тому, что возможности интуитов просто идеально подходят для любого любителя интриг. Ведь суть интриги -- в умении верно распоряжаться информацией. Узнать чужой замысел, расстроить ряды врагов и сплотить единой волей союзников. Одно маленькое, почти невесомое, воздействие в правильном месте и в нужный момент, и колесо истории сделает оборот в заданном направлении, давя тех, кто секунду назад был на вершине, и вознося тех, кто плел свои интриги внизу.
   Интуит в мире, где о его возможностях ничего не известно -- вещь поистине страшная. Однако у меня нет ни опыта, ни предрасположенности к таким делам. Желания тоже нет, но вот его-то никто и не спросил. Здесь меня с первой же минуты втянуло в игры аристо.
   И вот по такому поводу я и сижу на крыше строящейся многоэтажки, вместо того чтобы досматривать второй сон в мягкой кроватке. Точка, будь она неладна. Судя по тому, как корежит клубок над землями Акаяши, в дело вмешались еще какие-то силы. И мне, как человеку, что связан с грядущей бучей, жизненно необходимо знать, куда дует ветер.
   Сегодня он меня задул на крышу.
   В отличие от прошлого раза, вмешиваться я не планирую, так как напрямую грядущее событие меня не задевает. Посмотрю, кто, с кем, зачем и с каким итоговым счетом на табло, а затем пойду баиньки.
   Осмотреться.
   Пока ничего не происходит, а значит, можно дальше придаваться философским рассуждениям, не забывая одним глазом отслеживать ситуацию.
   Вообще, я много чего успел сделать за эти полторы недели в данном мире. В основном это касается сбора информации. Перечислять все не стану, ибо лень, но вот рассказать, к чему привело знакомство с бывшей слугой, могу.
   Девушку, которая, кстати, представилась совсем не японским именем Эмилия, я уже препарировал. Пробрался к ней в комнату, аккуратным воздействием погрузил еще глубже в сон, а затем жестко надругался. И это было весьма утомительно, скажу я вам.
   Стоп. Чего это вы на меня так смотрите? Над разумом я надругался, над разумом! Я же не какой-то там извращенец.
   Но, по порядку.
   После парка, я повел бывшую слугу определяться с местом жительства, по дороге выводя ее из зоны внимания камер. Мне же не нужно, чтобы наш путь можно было по ним отследить. С поиском свободной квартиры тоже проблем не возникло -- этим я озаботился заранее. Ключи у меня, а хозяин обещал не появляться все три дня, на которые и была снята жилплощадь. На нее я и слил все оставшиеся у семьи Киоу деньги.
   Если бы Эм не пришла, то припрятал там свой костюм. Оставлять тот дома считал все еще рисковой затеей, но и иметь его под рукой было крайне желательно. Так что это стало бы компромиссным решением. Впрочем, после похода по злачным портовым местам, я снял еще одну квартиру как раз с этой целью.
   И, конечно, владелец что первой, что второй никогда не вспомнят ни моего лица, ни каких-либо других подробностей нашей встречи.
   Что до девчонки, то я немного разочарован. С ней явно работали, но как-то небрежно, поверхностно я бы сказал. По меркам моего мира -- на очень слабую троечку. В бою с ней я-Химура разум захватить не успел бы, но вот в тихой спокойной обстановке, листал как открытую книгу. Листочки этой книжечки, защищенные когда-то иным интуитом, были для меня сейчас тяжеловаты, но не неподъемны. Ничего интересного я там не находил. Скрытых мест также не было.
   В общем, девчонка как девчонка. Немного натасканная интуитом. Единственное, что я так и не понял, как через нее могли выйти на меня? Точка не лгала, у нее нет такой функции. Ее можно неправильно расшифровать, но не в том случае, когда все было настолько явно. Если бы я не стянул Эмилию у бандитов, то через какое-то время оказался в смертельной опасности. Это факт. А как бы враги вышли на меня... Жизнь -- это переплетение судеб. Точка выявляет их, но не объясняет.
   Что порадовало, так это отсутствие императива на стирание личности. Такое иногда практикуется. В исключительных случаях. Лично я делал подобное один единственный раз, когда у нас не было права на ошибку, а задание оказалось слишком секретным. Такими штуками не раскидываются просто так. И случай с девчонкой не исключение.
   Рад, что в этом наше мнение с Лизой сходится. Будут шансы договориться без эксцессов.
   В таких вот мелких деталях раскрывается человек. Ей никто бы не запретил сделать все, что она хотела, но та ограничилась лишь тем, что было необходимо. Еще бы знать, насколько она вложилась в Эм. Было ли это действительно для нее сложной работай, или так, между делом?
   Взять тех же ныне покойных ребят из банды похитителей. С ними я работал грубо и быстро, встраивая каждому закладку с одной единственной функцией -- отрубить носителя по условному сигналу. Спешка, в итоге, сыграла против меня, но сейчас о другом. Это воздействие я сам оцениваю, как топорное. Даже сейчас могу лучше и тоньше. Вопрос, насколько лучше может Луиза?
   Железный друг говорил, что я на два уровня выше ее. Но что такое это "пси"? Лично я сказал бы, что сейчас представляю из себя очень хреновенькую пародию на интуита. Хуже и представить сложно. Но я восстанавливаю свой реальный потенциал. Довольно быстро, если судить не предвзято, но достаточно ли быстро, чтобы выжить?
   Вопросы, вопросы.
   Обновляю Точку. Привязанный к месту клубок потихоньку собирается примерно в километре от меня. Минут десять еще можно наблюдать за ним в половину глаза, а потом расслабленность лучше скинуть.
   Самое время подумать, что делать с Эмилией дальше. Я бы не отказался от тренированного бойца, а лучше спаянной группы, в идеале -- той, что осталась в моем мире. Но чего нет, того нет. Эм не боец. Возможно, ее чему-то учили, но полагаться на нее в бою я не стану.
   Но последнее вовсе не значит, что она мне абсолютно без надобности. Планы уже намечены, и первым шагом к их воплощению станет легализация Эмилии под новым именем.
   Сложно ли в этом мире средневекового будущего подделать документы? Убив на этот вопрос порядком времени, я пришел к выводу, что ничего невозможного в этом нет. Нужные связи, куча денег, и кусочек пластика у вас на руках. Насколько надежный, это еще посмотреть. Но зачем подделывать, если можно получить оригинал?
   И здесь минимум бюрократии играет мне на руку. Не буду вдаваться в подробности, но для реализации задуманного, потребуется обмануть буквально пару человек. Самое главное -- никто не мешает присутствовать при "восстановлении утерянных документов".
   Так, лирику долой. У нас движение. И, говоря у нас, я имею в виду, что кто-то еще облюбовал мое здание.
   Сфера. Сейчас посмотрим.
   Угу. Очередной снайпер. Расположился парой этажей ниже меня. Винтовка, кстати, выглядит внушительней, чем у бандитов. Больше на противотанковое ружье похожа. И нужен мне тут такой сосед?
   С одной стороны, очевидно, что нет. С другой -- до самого начала заварушки я с ним все равно ничего сделать не смогу. Дилемма. И где там моя монетка сложного выбора?
   Кажется, кому-то повезло, что я забыл ее дома...
   Кто является целью готовящегося покушения, я уже знал -- тот, кто и заставил клубок над землями аристо трепетать. Не более чем полтора часа назад по дороге, на которую, к слову, открывается прекрасный вид с позиции стрелка, проехал кортеж со знаками дома Арнов. Отправился тот в сторону международного аэропорта. Видимо, встречают важных гостей.
   Сейчас они, наверняка, уже едут в обратном направлении. А тут их поджидает такая неприятность. Но мои ли это проблемы?
   Кстати, самое время определиться, в чем моя задача в грядущей войнушке Акаяши с их недоброжелателями, и к какому результату я стремлюсь. В идеале для меня -- взаимоуничтожение обоих. Но это слишком маловероятное событие. Значит, включаем думалку.
   Внимание аристо мне ни к чему, и раз про меня до сих пор не вспомнили, значит у тех реальные проблемы. Но обязательно вспомнят, как только осядет пыль. Так ли это страшно? Да, в принципе, нет. Что они могут мне предъявить? Как выжил? Так тут и придумывать особо ничего не надо. Главное, не светить своими умениями. Что будет дальше? Определенно, за мной станут присматривать, вероятно, используют в каких-нибудь своих играх. Не страшно, а в чем-то даже может быть полезно. Будет шанс порыскать в их архивах. Что касается крючка, на который меня неминуемо захотят подцепить, то я в любой момент смогу с него сорваться. Выходит, их победа грозит мне лишь потерей кучи времени. Ну, и еще на меня могут поохотиться враги дома Арнов.
   Что же до другой стороны... на экспедицию напали люди, среди которых был некто, умеющий распоряжаться тенями. Похищение девчонки организовал человек, распоряжающийся тенями. Улавливаете нить? Если среди тех, кто вот-вот нападет на кортеж, окажется очередной теневик, то цепочка замкнется. И выбора у меня не останется. Эти ребята явно не любят архонтов. Как минимум один из них и вовсе ненавидит. Если выжил, конечно. Короче говоря, пламенной любви у нас с ними не выйдет.
   Если же все происходящее -- разборки аристо, то мое место либо в зрительном зале, либо на стороне врагов Акаяши. Это по обстоятельствам определим.
   Тем временем, на границе видимости появился тот самый кортеж из четырех машин. Что-то странное. Не понимаю. Клубок ведет себя не типично. Перед самим событием тот обычно замирает, здесь же он судорожно пульсирует. И он стал меньше, словно из него выдернули с десяток нитей. Это похоже на... будто смотрю на работу другого интуита.
   Фокус Внимания.
   Увидел я не то, что ожидал. Признаков присутствия коллеги не было. Зато заметил другое. Все четыре автомобиля двигались абсолютно синхронно. Расстояние между машинами жестко выдерживалось с точностью в несколько миллиметров. Людей невозможно выдрессировать настолько идеально!
   Никаких выводов из этого сделать не успел. Кортеж пересек невидимую черту, и словно со всего маха впечатался в стену. Нет, не в стену. Головные машины опутали чернильно-черные щупальца, выросшие прямо из асфальта, и с силой вдавили в дорогу. Мигнула синяя пелена щита, но никакого результата это не дало. А затем в передние автомобили кортежа влетели те, что были сзади. И в этот раз щиты были эффективны. Не знаю, как пассажиры, а авто никак не пострадали от столкновения.
   Через мгновение кучу малу из машин накрыла пелена красно-алого взрыва. Перед этим я заметил росчерк четырех приближающихся ракет, и поспешил снять Фокус, спасая свой разум от слишком большого потока информации. Не хватало еще отхватить сенсорный шок посреди сражения, когда во все стороны полетят десятки тысяч осколков. Каждый со своей формой, траекторией, температурой и скоростью.
   Взрыв опал так же быстро, как и появился, разметав несколько проезжающих мимо автомобилей, но так и не пробив щитов аристо. Все покушение заняло буквально три-четыре секунды.
   Но, как оказалось, на этом ничего еще не закончилось. На дорогу из припаркованного на обочине грузовика высыпало с десяток вооруженных человек. За их спинами я заметил пару очередных мастодонтов, что медленно распрямлялись во весь свой двухметровый рост. Увы, в местной технике все еще не силен, так что они для меня все на одно лицо.
   Действовали ребята быстро, но без суеты. Четко и отлажено. Единая форма одежды лишь укрепляла мысли об армейском подходе.
   Щупальца тем временем истаяли черным дымом, оставив две покореженных, практически сложившихся пополам, машины со все еще работающими щитами. Внезапно двери двух последних авто открылись со знакомой уже запредельной синхронностью и наружу начали выходить... существа. То, что это не люди, я понял почти мгновенно, когда первому выбравшемуся снесло голову точным выстрелом, а тот в ответ кинулся в сторону обидчика.
   Не добежал, буквально измочаленный плотным огнем до состояния каши. Но за первым уже лез второй, а за тем следующий. Много ли людей можно разместить в четырех авто? Уверен, этот вопрос начал интересовать не только меня. Почему в четырех? А потому, что из пострадавших от нападения машин, с запозданием, так же полезли сложноубиваемые твари.
   Общего их количества оказалось достаточно, чтобы добраться до жиденького строя атакующих, резко поменявшихся ролями со своей жертвой. Им стоило отступать или оставаться на месте, но те шли навстречу. От кровавой бойни людей спас монструозного размера серп, что соткался из взметнувшихся от асфальта теней и отправился в сторону тварей, без всякого труда разрезая тех на неаппетитные половинки, которые и в таком виде продолжали ползти в сторону "солдат". Заодно серп окончательно уничтожил две передние машины, а задние превратил в кабриолеты. И вновь полный игнор щитов.
   Однако, прежде чем нападавшие успели порадоваться успеху, в их рядах возник, по-другому и не скажешь, еще один противник. Впрочем, они вообще ничего не успели, уже через мгновение дружно повалившись на асфальт. Включая и тех, что забронированы по самые уши.
   Я даже сморгнул от удивления. Что это было. И как? Я даже движения не рассмотрел. Это Сфера? Нет. Не похоже.
   Новое действующее лицо, тем временем, занялось единственным устоявшим перед его появлением человеком. Тем, что метнул серп. Вокруг него безумной вьюгой кружили сотни теней, скрывая нападавшего от взгляда.
   "Интуит просто подавил бы его разум". -- Проскочила одинокая мысль.
   Расправившийся же с агрессорами человек поступил иначе. С его фигуры словно стекла красная капля, которая вплелась в танец теней. Что должно было произойти дальше, не дал узнать всеми позабытый снайпер, который именно этот момент использовал для выстрела.
   Никаких визуальных эффектов не возникло. Выстрел был именно выстрелом. Глухим, но прекрасно слышимым с моей позиции. И, увы для снайпера, бесполезным.
   Его цель сместилась с немыслимой для живого существа скоростью, а позади ее бывшего местонахождения от попадания вспух асфальт. То, что это была не телепортация, я смог понять лишь благодаря повторно накинутому Фокусу. Но даже с ним движения оказались слишком быстрыми и смазанными.
   Еще в момент перемещения, резвая мишень взмахнула рукой в мою сторону. Что значит этот жест, я осознал, лишь спустя мгновение после того, как некий предмет, блеснув сталью в свете луны, влетел парой этажей ниже меня.
   Твою-то мать! Он что, только что метнул нож на километр? При этом еще и толком не целясь?! Да что это за монстр такой? И, судя по ощущениям, еще и попал в цель!
   Враги остались один на один. И следующий ход те сделали практически одновременно. Но повелитель теней успел все же чуть раньше. От его защиты, растворившей в себе красную каплю, отделилось три быстрые тени, которые отправились в сторону противника, по пути отрастив в своих руках сочащиеся тьмой мечи.
   Тени были не столь резвыми, но слаженно действуя втроем, принялись теснить шустрика. Тот предпочитал уклоняться от выпадов. И пока все у него получалось.
   Вот только теневик, похоже, не заметил того, что увидел я. В момент его атаки, от противника в направлении пары поверженных мастодонтов протянулись две тонких алых линии, которые через мгновение пропали, втянувшись в людей.
   Теперь же оба бронированных "солдата", поднявшись, внезапно развернулись к своему союзнику и разрядили в него свои пушки. Через половину секунды оба распались на части, буквально измельченные бесчисленным количеством серпов. Но свое дело те уже сделали.
   Нет, теневика они не убили и даже не смогли ранить. Однако на едва различимый миг в его защите образовалась брешь. Ни один человек не успел бы ею воспользоваться, но, как стало уже ясно, простых людей там не осталось.
   Шустрик успел.
   Немыслимо извернувшись под атакой трех противников, он с силой оттолкнулся от асфальта, оставив в поверхности отпечаток, и буквально втиснулся в открывшуюся прореху. И вновь идеальная синхронизация -- движение тот начал еще в момент, когда раздавались выстрелы. А закончил еще до того, как останки его временных союзников упали на дорогу.
   На секунду мельтешение теней скрыло от меня происходящее, а затем все было кончено. Щит распался на ошметки, которые, словно снаряды, раскидало центробежной силой. Истаивая в полете, они работали как серпы, разрезая все на своем пути. Вооруженная мечами троица так же обратилась черным дымом, но уже без всяких последствий для окружающих.
   Моему взору открылась картина, как гость Акаяши легко и непринужденно удерживает над поверхностью на вытянутой руке скорее всего уже мертвого теневика. Голова его была вывернута под неестественным углом, что для любого нормального человека означало смерть. Но с этими ребятами я ни в чем уже не уверен.
   Однако любовался я этой экспозицией недолго. А прервали меня четыре огненных росчерка -- почти позабытые ракетчики дали новый залп. И, кажется, оставшийся последним живым человек слишком поздно заметил новую угрозу. В одну ракету он метнул тело врага, провоцируя раннюю детонацию, но с тремя другими сделать ничего не успел. Взрыв.
   В этот раз я не стал снимать Фокус и на пару секунд натурально ослеп. Когда же вернул себе зрение, то мог лишь осмотреть то немногое, что осталось от поля боя, которое, судя по результатам, все-таки за врагами аристо. Итого, вся схватка заняла от силы минуты две.
   Ну и набедакурили они тут. Дороге теперь точно потребуется ремонт. Выждав пару мгновений, и, не дождавшись никакого движения, я решил удостовериться в кончине снайпера.
   "Удачный бросок". -- Не сильно удивился я результатам ревизии. Тело стрелка с метательным ножом, пробившим шлем тактического костюма и застрявшим в глазнице, отбросило метра на три. Сила и точность броска просто запредельные. Подошел ближе и приложился ухом к гарнитуре трупа. -- "Дай-ка послушать".
   -- Контроль. -- Раздался механический голос.
   -- Цель не обнаружена. Вероятность ликвидации высокая. Группа Луч-3 уничтожена полностью. Око-1 уничтожен. Око со второго по пятое по плану. -- Отчитался неизвестный.
   Ответа не последовало. Собственно, больше я ничего не услышал. Ну, спасибо и на этом, а насчет "ликвидации" мы сейчас и проверим.
   Теперь, когда клубок развязан, это сделать относительно не сложно. Составляющие его нити еще какое-то время будут нести следы произошедшего, а, значит, отлично различимы для меня.
   Надо ли говорить, что когда я определил шустрика, что сейчас находился на пути в сторону земель аристо и продолжал споро удаляться, то удивился не слишком сильно? Чего-то подобного я подспудно и ожидал.
   "Ну, и дела тут творятся. Этот дядя просто зверь какой-то".
   Не представляю, как он пережил взрыв. Я намеренно не снимал Фокус, и все равно не заметил момента, когда тот вывернулся из-под атаки. А это значит, что в сражении, не смог бы ничего ему противопоставить. Вот просто абсолютно ничего. Даже не догадывался, что тут водятся подобные звери. Его возможности просто за гранью. И далеко не факт, что я видел их все. Скорее, факт, что не видел.
   А еще его линия слишком далека от слова "норма". Если Точка показывает переплетение судеб и вероятностей, то здесь настоящий узел, который намертво припаян к одному человеку и от "тяжести" которого полотно реальности едва заметно прогибается. Хотя, какой это, нахрен, человек? Натуральный мутант. И это не оскорбление, а констатация.
   Я успел посмотреть линии пары мастеров, что десятилетия совершенствовали свое духовное начало. Они не сильно отличались от виденных мною у простых людей. Так что у данной аномалии нет простого объяснения.
   И еще, сам не понимаю от чего, но действия гостя аристо иногда чертовски напоминали подобные же у интуитов. Нет, я видел собственными глазами, что манера боя просто не соотносима, но от ощущения легкого узнавания отделаться не мог.
   "А почему интуит мог бы покинуть практически выигранное поле боя? При том так, что враг до конца не узнал бы, жив ли тот или погиб?" -- Задал я сам себе внезапный вопрос. -- "Вернее: что могло бы вынудить его сделать подобное?"
   Вообще-то многое, но конкретно сейчас...
   "Кажется, я знаю правильный ответ". -- Внутренне холодея, понял я.
   Чей кортеж подвергся нападению? Правильно, Акаяши. Куда, после неудавшегося покушения, рванул их гость? Видимо, просить извинения за опоздание. А теперь главный вопрос: а зачем вообще монстр, способный не прицельно метнуть нож на километр и обмануть восприятие интуита, прибыл в Токио? Еще и в тот момент, когда над данным родом нависла совсем не иллюзорная перспектива прервать свое существование?
   А что если допустить мысль, что род Акаяши намеренно организовал экспедицию, в которой поучаствовал Химура? С полным пониманием последствий и знанием, как на них реагировать? Что если передо мной гамбит стоявшего за родом дома Арнов, решившего спровоцировать своего врага на новое нападение? И что, если, поставив капкан на зверя, они поняли, что сами его не одолеют?
   Так что же сподвигло шестеренки в моей голове захрустеть в эту сторону?
   Семейство немцев не выглядело, как некто, способный тягаться с подобным домом. Однако, как часть большего -- вполне. Все эти теневики -- часть единой организации, которая очень не любит архонтов, в частности, и Предтеч, в целом.
   Вырисовывается группа очень влиятельных личностей, что пытается ограничить влияние нечеловеческих технологий на этот мир. Вроде бы не такая плохая цель -- видывал на своем веку и похуже, -- но способы достижения... не потому ли здесь всего пять с половиной миллиардов хомо сапиенс, когда в моем мире их почти в полтора раза больше?
   И всю эту волну умозаключений породил клубок, что неподвижно завис над землями аристо. Тот больше не тянул в себя судьбы людей, будто ненасытная утроба, и никак не менял свой цвет. Еще раз. Неподвижно. Помните, что я говорил?
   Ситуация развяжется прямо сейчас! И если я хоть что-то смыслю в искусстве интуитов, то эту ночь Токио запомнит на долго, и на ее фоне стычка на дороге просто потеряется. Завтра о ней не вспомнит никто. Разве что родственники случайных жертв.
   На секунду возникла малодушная мысль не лезть в это дело, оставив разборки другим. Надо признать, очень соблазнительная мысль. Особенно после того, что я сегодня уже видел.
   Что если на стороне врага тоже есть подобные монстры?
   "А то". -- Оборвал я сам себя.
   Если они там есть, то мне тем более необходимо встать за спину аристо, без дураков вложившись в их победу. Потому что иначе я останусь с их врагами один на один.
   Шансы есть, но кто бы знал, как не хочется дергать судьбу за хвост, когда ты почти ничем не отличаешься от обычного человека.
  

Глава 6

  
   Итак, ситуацию осознал и проникся. Что дальше?
   Взгляд упал на оставшуюся бесхозной снайперку. Почему бы и нет? Понадобится любая возможность, так что вздыхаем и делаем следующий шаг в работе с иллюзией. Материализация.
   Что? Я забыл сказать, что на строящуюся многоэтажку я полез не самолично? Считайте, что сказал.
   "Тяжеленная хреновина". -- Напрягая жалкие силенки, подумал я. На материализацию еще и своего доспеха не решился -- не потяну. К тому же у нас тут война вот-вот начнется, а я уставший. -- "Эх, Химура, Химура. Что ж ты так физкультуру-то не уважал?"
   Ладно, моя задача отпереть ее вниз, а там ее заберу настоящий я. Надеюсь, новая игрушка не окажется мудренее снайперки бандитов. Боюсь, времени разбираться никто не предоставит.
   Человеку вообще свойственно в критической ситуации хвататься за любую соломинку. Моя соломинка, навскидку, весила килограмм двадцать.
   "Фух". -- Мысленно выдохнул я, с облегчением развеивая цепочку техник. Все еще тяжеловато для разума школьника. Особенно с Материализацией. Проще было сходить лично.
   Проще, но не быстрее. А это теперь определяющий фактор.
   В машину, и ходу отсюда. Ее я, если что, нагло и беспардонно угнал в духе самых отмороженных бандитов. Настоящий хозяин сейчас отдыхает где-то в полутора километрах отсюда. Тяжелые времена, жесткие решения и так далее. Но если откровенно, то вопрос морали сейчас интересовал в последнюю очередь.
   Самое хреновое в моем положении, что я абсолютно не готов к такому повороту дел. Знал, что к этому все идет, но неожиданный приезд шустрика сорвал всю ситуацию в штопор. Похоже, что неожиданным он стал не только для меня. Все это покушение выглядит жутким экспромтом. Атакующие явно себя переоценили.
   "Или же их основные силы сейчас уже получают приказ на начало штурма земель аристо". -- Думал я, выруливая на дорогу. На встречу мне пронеслись последовательно несколько машин полиции и скорой, привлеченные недавними разборками. -- "Не туда едете, ребята".
   А, может, и туда. Много ли от них будет пользы?
   За пару километров до цели моей поездки, меня опередили несколько истребителей, что зашли на атаку и, выпустив с десяток ракет, отвернули в сторону. Веселье началось.
   По кому отработали японские соколы, я не знал, но счел за благо срулить к обочине. Дальше ножками. И не по дороге, а в стороне от нее. Оно и привычнее, и безопаснее. Естественно, не забывая про свой трофей.
   Звуки утухающего сражения настигли меня чуть позже того, как я увидел исполинских размеров синеватый защитный купол, что возвышался над деревьями и стоял на страже неприкосновенности территории аристо. Внешняя линия обороны, что полностью строилась на дронах, не долго держала натиск.
   О ней я узнал еще тогда, когда проверял точное месторасположение Точки. В тот раз механические стражи меня не обнаружили, но и я, увидев все, что интересовало, не стал лезть дальше.
   Похоже, план был в том, чтобы втянуть силы врага в схватку и подставить тех под удар авиации. И он провалился.
   Еще пока я находился в пути, в небе разродилась красочная иллюминация, после которой механическим птичкам резко поплохело. Две из них, обратившись огненными шарами, рухнули куда-то за горизонт, а остальные резко передумали приближаться к опасному месту. Техника в этом мире явно пасовала перед личным мастерством местных аналогов магов.
   К тому моменту, когда я добрался к границам земель Акаяши, периметр был прорван. Купол покрылся трещинами и рассыпался миллионами быстро истаивающих осколков. В другой раз я бы сказал, что это даже красиво.
   Враг ступил внутрь, а я получил возможность оценить его силы.
   Двенадцать теневиков. Много это или нет?
   По ним открыли огонь. Десятки бойцов окружили вторженцев полукругом. На этот раз даже по звуку становилось ясно, что калибр ручного оружия явно больше того, что я видел ранее. Простых людей с той стороны не было. Все, как минимум, в тяжелых бронекостюмах, а по краям и вовсе пристроились трехметровые громадины. Звук их выстрелов больше напоминал работу артиллерии.
   Так много ли это -- двенадцать человек?
   Да, если им абсолютно плевать, что их обстреливают из самого совершенного оружия этого мира. Щиты теней, чье исполнение я уже видел до этого дважды, выглядели все так же, но на этот раз те оказались в разы совершеннее. Даже концентрированный огонь не заставлял их изгибаться.
   "Эти парни -- элита". -- Пришла самоочевидная мысль. -- "А те, что встречались ранее -- лишь далекая пародия".
   И осознание этого простого факта произошло за миг до того, как враг ответил на атаку. В людей, оставляя теневой шлейф, полетели узнаваемые серпы. И я уже догадывался, что будет дальше. Щиты вновь окажутся бесполезны, каждый полумесяц найдет свою жертву и, оборвав ее жизнь, еще какое-то время будет лететь дальше, пока не исчерпает заложенных сил. Вырисовавшаяся картина была слишком реальной.
   Но, оказалось, что я поторопился. Парящие тьмой полумесяцы вдруг окутались разрядами молний и все разом клюнули носом в землю, зарывшись в грунт. Бойцы рода будто по команде прекратили огонь. С противоположной стороны также не последовало новых атак.
   Из-за спин людей вышло тринадцать человек, но лишь один из них ступил на пять шагов вперед -- пожилой уже, но совсем не кажущийся дряхлым старичок. Тот был одет в цвета рода, и его окружала такая аура силы и власти, что, еще немного, и ее можно потрогать руками.
   -- Добро пожаловать на земли рода Акаяши. -- Громким ровным голосом сказал он, выставив вперед себя трость и оперевшись на нее обеими руками.
   Ответа не последовало, и отмеченный сединой мужчина продолжил:
   -- Мой род имеет длинную и славную историю. В ней случалось всякое. Кроме одного. Никогда еще патриарх рода не лгал. И как глава рода я обещаю вам: сегодня вы все умрете.
   Последние звуки стали командой к возобновлению боя. Покрывшись разрядами молний, бойцы рода совершили синхронное резкое сближение с противником и, мгновенно остановившись на границе их щитов, хлестким заученным движением словно сбросили с себя и инерцию и искрящийся покров.
   Врагов буквально вынесло за границу владений рода. Пробивая собой стволы деревьев, они веером разлетелись по округе. Следом за ними, вновь пропустив через себя электричество, нырнули лоялисты. Невозмутимым остался лишь старичок, что все так же опирался на трость.
   "Они быстрые, но будет ли этого достаточно?"
   Ни один не смог проломить теневого щита, так что пока их атаку можно считать эффектной, но неизвестно насколько эффективной.
   Смещение. Канал. Сфера на иллюзию. Материализация.
   Оставляем фантому снайперку, а сами идем на сближение с парой схлестнувшихся бойцов, что оказались не так далеко, как другие. Многим не помогу -- не в тот момент, когда часть сознания выжидает удачного момента для выстрела, -- но и помехой не стану.
   А там все подтверждало мое первое впечатление. Боец рода играл теневиком в футбол, что выглядело чертовски зрелищно, и кто-то бы даже назвал это полной доминацией в сражении, но не я.
   Помнится, как-то сравнил пользователя ДТ с электростанцией, и сейчас это кажется еще уместнее, чем тогда. Одна проблема -- человек остается человеком. Ему свойственно уставать. И когда он творит "магию", его духовное начало напрягается подобно мышцам.
   Это все теория, которую я вывел сам для себя по результатам своих отрывочных наблюдений. Уверен, любой грамотный наставник лишь посмеется над ней, но другой у меня пока нет. Так вот, я сумел научиться определять усталость этих "мышц" по косвенным признакам.
   В таком темпе Акаяши начнут скоро выдыхаться. И было бы лучше, если я ошибся.
   Но снова оказался прав. В очередной раз потеряв контакт с поверхностью, теневик огрызнулся серпом. Он и раньше пытался перехватить инициативу, но каждый раз терпел неудачу, вновь и вновь собирая все кочки по округе. Его серпы улетали куда угодно, но не в противника. Тот оказывался слишком проворным, а если не успевал уклониться, то отбивал атаку наэлектризованной ладонью.
   Что собирался повторить и в данном случае. Но в этот раз сотканный из теней полумесяц преобразился в полете в развернутую паутину. Через секунду та сгорела в покрове молний, но свое дело сделала, подарив противоположной стороне ту самую секунду.
   Только коснувшись тверди, теневик выпустил из своего щита десяток отростков, которые частью впились в землю, частью обвили еще уцелевшие деревья. На это он и потратил выигранное время. И следующий удар показал, что сделал это с умом. Потому как в этот раз враг не потерял контакта с поверхностью, устояв на ногах. И атаковал в ответ именно в тот момент, когда воин рода напитывал себя новой порцией молний.
   Момент слабости. Единственный, когда боец Акаяши неподвижен. Окутавшие же его теневые щупальца окончательно лишили того мобильности, а заодно перевели бой в прямое силовое противостояние, где усталость одной из сторон просто обязана дать о себе знать. К тому же теперь именно сторонник скоростного боя был вынужден защищаться, не на мгновение не отпуская свой покров, в котором сгорали все новые и новые теневые отростки.
   Подобным образом дела обстояли и в других местах. Переждав первый сокрушительный натиск, теневики один за другим переходили в атаку. И самое скверное -- я ничем не могу помочь. Как и мой фантом.
   Иллюзия не сделала ни одного выстрела. Для этого просто не было возможности. Если щиты врагов и вело, то едва заметно. Да к тому же теневики, стараниями моих невольных союзников, ни на мгновение не оставались на одном месте.
   Сейчас я, как никогда до этого, ощущал собственную беспомощность что-либо изменить. И еще прекрасно понимал, что живу, лишь пока не привлекаю внимание. Бойцы аристо оказались слишком слабы против теневиков. Если я сделаю ставку на слабака, то проиграю вместе с ним. А проигрыш сегодня равен смерти.
   Если здесь на кого и ставить, то на пережившего покушение гостя дома Арнов. Вот только что-то его тут не видно. Зато я увидел кое-что другое.
   Напрягая все свои силы, мне удалось попасть в некое преддверие Нырка. Не он сам, но что-то отдаленно похожее. Мир заиграл для меня новыми оттенками. И среди них я смог разобрать едва ощутимую дрожь земли. Отправив в сторону источника волну, получил отклик, обрисовавший спрятанного под метровой толщиной грунта исполина. Мех, что превосходил все, что я мог только увидеть в этом мире. И сейчас тот пробуждался от своего сна.
   Я искал бойца, что будет достоин моей поддержки, так вот он. И первое, что я сделаю, так это притушу все демаскирующие его факторы.
   В бой, тем временем, вмешался глава рода. Трость в его руке в мгновение испарилась, и оказалось, что он держит извивающуюся слепяще-белую дугу, что развеяла окружающую темноту. Секунду, и та разделяется на десять частей, каждая из которых отправляется в свою сторону.
   Неслучайное число. Именно столько его сородичей попали в ловушку врагов. И вмешательство главы позволило тем из нее выбраться. Его молнии не просто испарили щупальца, но и перекинулись на теневые щиты, впервые за этот бой образовывая в тех небольшие прорехи.
   Однако развивать успех никто не стал. Все двенадцать бойцов рода молниеносно вернулись в строй, оставив на переднем крае своего главу, который медленно и величаво закрылся покровом молний. И если сравнивать последний с техникой уже показавших себя воинов, то это будет сравнение автомобильного аккумулятора и АЭС.
   Старичок буквально стоял в центре бури из молний. По его фигуре то и дело пробегали разряды в палец толщиной, а глаза светились белым внеземными светом.
   Внушает. Пожалуй, не стоит забывать выдерживать безопасную дистанцию. Будет крайне печально попасть под случайный удар.
   Не удивительно, что именно он и оказался в фокусе атак теневиков. В его покрове сгорали сотни серпов, десятки щупалец и даже несколько теней, но пробиться внутрь пока не смогла ни одна атака.
   Вот один из врагов решается на уже однажды видимую мной технику, когда большая часть теней из его щита единым потоком устремляется во врага. Именно такой атакой меня пытался достать немец. И это даже частично срабатывает, но старичок пересиливает урон, а его люди переключают внимание на открывшегося противника. Вновь раздается грохот артиллерийских орудий, едва заглушаемый треском электричества, а из-за спины главы рода протягивается двенадцать ветвистых молний. И вот, уже врагам приходится прикладывать все свои усилия, чтобы не потерять одного из своих.
   Можно было сказать, что старичок и есть тот, кого мне надо всецело поддерживать, но это не так. За все время с его стороны не последовало ни единой атаки. Цель заключалась в ином. В концентрации агрессии лишь на нем одном. И я понимал, что он просто тянет время. Если бы патриарх Акаяши ринулся в атаку, то, судя по его силам, уже мог размочить счет, но тогда, наверняка, и среди его людей будут потери.
   Однако это не значило, что глава лишь принимал чужие техники на свою защиту. Возникшая заминка позволила ему использовать еще одну технику. Следуя за взмахом его рук, в сторону вторженцев покатился вал из переплетающихся меж собой разрядов. Тех в очередной раз опрокинуло на землю и протащило по ней несколько метров. И не помогли никакие теневые щупальца, что вновь впились в землю.
   Вибрация поверхности усилилась. Сейчас!
   Развеиваю накинутые на иллюзию техники и сосредотачиваю основное внимание на мехе, что вот-вот проявит себя. Надеюсь, я верно понял план Акаяши.
   Полторы секунды. Столько я смог удерживать Сферу Невнимания на огромном, под шесть метров ростом, роботе, что с грохотом вырвался из своей засады и, разбрасывая комья земли, повернулся в сторону теневиков.
   И все это я сумел от них утаить.
   Выстрел.
   Фиолетовый луч энергии почти метрового диаметра вырывается из его футуристичного вида пушки, что заменяла правую руку, и упирается в щит теней. Это походило на то, как буйная горная речка разбивается о встретившийся ей на пути валун. Вода захлестывает его, перелетает сверху, в стороны летят брызги, но камень невозмутим.
   Не в этот раз. Спустя мгновение, скорлупа теней лопнула, а поток смертоносной энергии, не заметив сопротивления плоти, пошел дальше, выжигая в земле огромную раскаленную просеку, что быстро заполнилась пышущей жаром стеклообразной массой.
   Минус один.
   Добавил веселья и глава рода. Собрав львиную часть своих молний в огромную плеть, он припечатал ею одного из противников. Щит теней держался буквально секунду, а затем от врага остался один пепел.
   Минус два.
   Пушка меха опустилась вниз, и на расстоянии пары десятков сантиметров от нее начал собираться пока еще крохотный фиолетовый шарик. Он искрил, выпуская темно-синие протуберанцы, и довольно споро увеличивался в диаметре. Похоже, основное оружие на перезарядке.
   Но оно не было единственным, и робот начал поливать разреженный строй врага из крупнокалиберного пулемета. Трассирующие пули так и полетели во все стороны, отклоняемые тенями. Щиты они не пробивали, но внимание на себя, наверное, отвлекали.
   В ответ прилетела пара трехметровых полумесяцев. На самом деле тех было больше, но их участь заключалась в том, чтобы, покрывшись сеткой разрядов, уткнуться в землю. Те же, что достигли первоначальной цели, пройдя пленку щита, разбились о броню меха. Последний лишь немного покачнулся, а затем продолжил щедро расходовать боекомплект.
   Враг повторил атаку еще один раз, и я, накинув на секунду Фокус, смог заметить, что серпы все же пробивают щит монструозного меха, но говорить, что они его игнорируют, будет неверно. Щит явно вбирал в себя львиную часть смертоносной мощи теневой техники. Так, что вместо того чтобы прорезать броню насквозь, она лишь оставляла едва отличимые вмятины, на которые исполину было откровенно плевать.
   Внезапно от робота ударила звуковая волна, едва не разорвавшая мне перепонки, хоть и находился я в стороне. Его правая рука начала подниматься, а фиолетовый шарик разгорался все сильнее и сильнее.
   Но что за этим должно последовать понимал не только я один. И если в прошлый раз залогом успеха стал эффект неожиданности, то теперь на него положиться было невозможно. И ошеломление звуковой атакой его не заменило.
   От меха вдруг отделилась его полная теневая копия, которая, выставив правую руку, направила черный с прожилками фиолетового поток в свой прототип.
   "Вашу же Машу". -- Я едва успел надавить на леденяще-холодный разум потустороннего существа.
   Робота Акаяши словно окатило серной кислотой. Его левый бок, куда и вильнула после моих воздействий атака, поплыл как восковая свеча. На землю упали капли раскаленного металла. А в следующий момент фиолетовый луч стер двойника.
   И это было частью задумки врага. Да, я чувствовал, что это не единственный экземпляр у аристо -- прямо сейчас сюда приближалась еще парочка исполинов, что скоро будет видна и обычным взором, -- но время нападающие себе выгадали.
   Четверо из них отступили за спины своих товарищей, а шестеро оставшихся, объединив свои щиты, насели на главу рода с новыми силами.
   Очередной поток фиолетового пламени заставил объединенную защиту трепыхаться, как ветер заставляет дрожать пламя свечи, но все же его сил не хватило, чтобы ее пробить. На этот раз. Однако, приняв навязанные правила боя, теневики рисковали погибнуть в любой момент. Как только сюда доберутся два оставшихся меха, трюк с объединением их уже не спасет.
   "Так, что же вы задумали, ребята?" -- Задался я вопросом в тот момент, когда глава рода в очередной раз изменил счет.
   В двое уменьшив число атак, что приходились на его покров, теневики, тем самым, дали тому время на более сложные техники. И мир увидел рождение дракона -- в его азиатской интерпретации, -- что полностью состоял из переплетающихся молний. Старик явно подгадал момент, спустив своего зверя сразу же после атаки меха. И истончившийся щит не смог сдержать новый натиск.
   Построение вторженцев разметало, а троих из них поджарило до состояния well done. Оставшиеся трое уже не имели и малейшей надежды переломить исход сражения.
   Казалось, что он очевиден.
   Если они вновь объединятся, то все повторится, а если нет, то их перещелкают по одному. Из всех выборов остался лишь выбор того, как принять смерть.
   Но тот, кто так подумал бы, зря вывел за рамки уравнения тех четверых, что прикрылись своими союзниками. Все то время, что шестеро теневиков сдерживали атаки, последние не сидели без дела.
   И результатом их действий стал черный провал, что повис в воздухе. А через пять секунд из него вышел один единственный человек.
   "У этих парней странная любовь к классическим костюмам".
   Дело в том, что из зева портала шагнул очередной джентльмен зрелого возраста. Однако неуместность его одежды занимала мой разум лишь миг.
   Меху Акаяши требовалось семнадцать секунд на перезарядку главного орудия. И они подошли к концу как раз к моменту прибытия нового действующего лица. Надо ли говорить, в кого направился смертоносный луч фиолетовой энергии?
   Но цель атаки не стала принимать его на щит или пытаться уворачиваться. В метре от франта образовался новый разрыв пространства, в котором без следа и исчез весь поток, даже не обдав мишень порывом раскаленного воздуха. И в тот же миг реальность рядом с мехом начала дрожать, а затем завернулась в воронку, которая, задев шестиметрового исполина краем, отправила того в долгий полет.
   А должна была попросту развоплотить.
   -- Какая отвратительная атмосфера. -- Новый гость втянул в себя воздух. -- Кажется, здесь запахло архонтом. И где же ты прячешься?
   И да, мои действия не остались для него незамеченными. Еще после атаки теневого двойника, я произвел на мехе Смещение. Не так, как делал это раньше. В конце концов, возможности интуитов дают огромный простор для творчества. И в этот раз я не выводил иллюзию за пределы оригинала, лишь немного сместил ее в сторону и поддерживал слабую версию Сферы Невнимания на самом мехе. Комбинация двух этих действий позволяла вводить врагов в заблуждение -- они видели исполина не там, где он есть на самом деле, а чуть в стороне. Буквально в полутора метрах.
   Пока не начинали присматриваться как следует. Но в бою нет времени на рассматривания. На это и был расчет. Если бы рядом с мехом объявился новый теневой клон, то с высокой вероятностью атаковал бы пустое место.
   "Кажется, я все же сделал свою ставку на слабаков". -- Проскользнула мысль в тот момент, когда джентльмен, приняв две атаки от подоспевших-таки сородичей исполина на свой щит из пустоты, обратил тех в ничто еще двумя воронками реальности.
   А дальше должен был настать черед людей...
  

Глава 7

  
   Но глава подвергшегося нападению рода сделал свой ход первым. Электрическая буря, что на протяжении всего боя окружала его, резко ужалась, а вокруг нового действующего лица появились три шаровых молнии, соединенные тремя же извивающимися дугами электричества. Миг, и из ничего возникают еще три, а затем еще, образовывая подвижную геометрическую фигуру. В воздухе проявляются неизвестные мне иероглифы, и тот начинает гудеть, подобно десяткам трансформаторов.
   Противник, разумеется, не стал игнорировать подобную активность, и часть схемы исчезает в небытие. Однако повлияли ли его действия хоть на что-то, я не понял, потому что в следующий миг с небес обрушилась настоящая царица в мире молний, которая уже и на молнию почти не походила, скорее на столб направленной энергии шириною с баобаб.
   От удара вздрогнула земля. В воздух взметнулась тонна наэлектризованной пыли, которая резко ухудшила видимость. А затем она начала собираться у зоны поражения в плотный непроглядный ком, внутри которого продолжали бить молнии помельче. Правда, мельче только на фоне первоначального исполина.
   Что стало с джентльменом, я не видел, зато взору открылся автор последней техники. Выглядел старичок уставшим, но вида старался не подавать.
   Похоже, что в этот удар он вложился целиком.
   -- Дом Арнов. -- Донеслось из до сих пор посверкивающего разрядами пылевого облака. -- Дом, что был взращен под сенью императорской семьи. Дом оружейников и воинов. -- Враг, а никем другим это быть не мог, сделал паузу, эффектно выходя из зоны поражения. Абсолютно целый и даже не помятый. -- Честно говоря, никогда не понимал таких, как вы. У вас есть все. Вы -- кузница целой империи. И вам этого мало... стремитесь протянуть свои руки туда, куда человечеству лучше не лезть. В конце концов, именно это и станет причиной вашего падения. Дары Предтеч опасны, словно яд.
   -- Себя-то ты считаешь достойным их? -- Рядом с тяжело дышащим главой рода появились трое таких же благообразных старца, каждый в своих цветах.
   Вообще-то их я срисовал еще в момент расправы с двумя другими исполинами, но подошли те только сейчас, предоставив право первого удара хозяину территории. Подозреваю в этом какие-то аристократические заморочки.
   -- Так решил не я. -- Спокойным тоном возразил противник. -- В любом случае, я здесь, чтобы предотвратить ваши ошибки. -- И, обернувшись на остатки группы вторжения, что-то резко сказал на другом языке. Кажется, это был немецкий.
   В ответ, пережившие столкновение враги растворились в тенях. Ушли. Точно так же в свое время свалил от меня якшающийся с бандитами фриц. Воины рода также отступили вглубь своей территории. Этим бежать некуда, но и оставаться настолько близко к драке, которая вот-вот разгорится, мог только самоубийца.
   И я не в их числе, так что отходим еще дальше в сторону. Не мой это уровень разборок. Слишком непонятными для меня силами управляют местные крутыши, чтобы позволить себе роскошь беспечности. Если бы все происходящее не касалось меня самого, то я бы и на десять километров к ним не приблизился.
   И если силы старика еще как-то могу осознать, то с противоположной стороной все сложнее. Поначалу у меня были мысли, что управление тенями -- просто еще одна разновидность духовных техник. Но с каждым прожитым в этом мире днем уверенность слабла. Это что-то иное. Совсем не то, чем пользуются японские аристо. Может, немецкая школа принципиально отличается от той, что практикуется в стране восходящего солнца, но и в этом уверенности нет.
   Я не чувствовал напряжения их "мышц", когда теневики атаковали или защищались. У бойцов Акаяши пожалуйста, а у них... Согласен, что это слишком косвенный признак для далеко идущих выводов, но я сейчас и не к ним веду, а к тому, кто собирался в одиночку противостоять группе могучих пенсионеров.
   Джентльмен казался еще более иным, чем даже его подчиненные. И было в нем что-то общее с гостем рода, на которого совсем недавно совершили покушение. Точка точно так же показывала на его месте ожившую аномалию.
   И я даже не берусь сказать, что будет, когда обе этих аномалии встретятся. А они неизбежно это сделают, так как аномалия за номером один уже давно находится поблизости. И раз в игру она пока не вступает, то и я воздержусь.
   В отличие от них я не способен пережить взрыв трех ракет или удар мега молнии.
   Свои маневры закончил как раз к началу действа. Похоже, в этом мире считается нормой поболтать со своим врагом, перед тем как схлестнуться с ним насмерть. Потому как именно этим и занимались противники, пока я наращивал дистанцию, к сожалению, уже не слыша, о чем идет речь.
   Эта ночь дала мне очень много информации, которую следует хорошенько обдумать. Осталась малость: дожить до рассвета и сделать все возможное, чтобы джентльмен не встретил его.
   Бой. И франт, словно оправдывая свое джентльменство, предоставляет право первого удара противоположной стороне. От старцев в его сторону протянулись десятки сияющих золотом линий, в которых сплелись силы и огня, и земли, и стали, и молнии. Именно так я поименовал для себя стихии, которыми распоряжались мои невольные союзники.
   Судьба этих линий была известна -- исчезнуть в никуда. Но на смену им появлялись все новые и новые, которые заходили и справа, и слева. Их становилось все больше, и вот враг начинает походить на закутанное в паутину насекомое.
   А я замечаю кое-что интересное. Его щиты пустоты не живут долго. Две секунды, а затем те схлопываются сами в себя. Враг тут же восстанавливает прореху в своей уже круговой обороне, но новый провал в никуда возникает чуть ближе к нему. Таким образом, кокон становится все ближе и ближе к своей жертве. И так до тех пор, пока у него не останется пространства для нового провала.
   Слишком очевидно и прямолинейно.
   В какой-то момент нити совсем скрывают врага из вида, а затем резко сжимаются. Последовавшая за этим вспышка, должно быть, была видна на другом конце Токио. Меня ослепило, даже несмотря на закрытые глаза и сработавшее автозатемнение визора, а мгновением спустя, обдало обжигающе-горячим воздухом
   -- ВНИМАНИЕ! -- Раздался в шлеме безэмоциональный женский голос. -- КРИТИЧЕСКИЙ ПЕРЕГРЕВ. ФУНКЦИЯ МИМИКРИИ ОТКЛЮЧЕНА. -- И половиной секунды позже добавила: -- ВНИМАНИЕ! ФИКСИРУЮ РЕЗКОЕ ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ РАДИАЦИИ. ПОКИНЬТЕ ОПАСНУЮ ЗОНУ.
   Прелестно. Эти ребята только что взорвали какой-то магический аналог ядрен-батона. Зарубка на будущее. В следующий раз, когда захочу иметь дела с аристо, выбирать тех, кто помоложе. Кажется, сила и мастерство пользователей ДТ прямо коррелируют с возрастом.
   Результативность последнего удара оставалась неизвестной недолго. Еще не успели исчезнуть постэффекты, а в десяти метрах левее от эпицентра открылся провал, из которого спиной вперед выпрыгнул враг. Отмахнувшись от последовавших за ним через небытие нитей сочащимся тьмой клинком, тот сделал ответный ход.
   Ночь, разогнанная взрывом, сгустилась, объяв фигуру человека, а затем из одного места шагнуло сразу четыре идентичных друг другу джентльмена. Каждый в индивидуальный разрыв пространства. Чтобы выйти за спиной у старичков. И я не мог сказать, где настоящий соперник, а где его копия. Они все ощущались одинаково!
   И даже удары, которые нанесли близнецы, были индивидуальными. Мечи столкнулись с защитой, и где-то были отведены в сторону, где-то остановлены. Хуже всего дело обстояло с главой Акаяши. Увитый электрическими дугами клинок прошел настолько близко от его тела, что еще чуть-чуть, и роду пришлось бы объявлять траур.
   Слабое звено.
   Должно ли вызывать удивление то, что следующий удар пришелся по нему одному? Четверо мечников оказались лишь прикрытием для готовящейся атаки. Уже через мгновение после своего броска, они сгорели в защитных полях. Джентльмен же обнаружился там, откуда начали свой недолгий путь клоны.
   Слишком по-интуитски. Отвлечь внимание обманкой, а самому спрятаться на самом видном месте.
   Волна искажения отправилась от него широкой дезинтегрирующей все на своем пути дугой. Не столь быстро, но безапелляционно. И если остальным старичкам ни что не мешало уйти с траектории удара, то глава подвергшегося нападению рода оказался опутан сотнями черных лиан, вырвавшихся из-под земли. Сгорая в поле грозовой бури, они, тем не менее, выполняли возложенную задачу по удержанию.
   Отступать никто не стал.
   В надвигающуюся волну впились знакомые золотые нити. Поначалу это не приносило никакого видимого эффекта, но чем дальше, тем больше их становилось. А потом они начали свиваться друг с другом и взрываться. Гораздо слабее, чем в самый первый раз, но этих взрывов становилось десятки. И две волны встали друг напротив друга. Одна холодная и чуждая, другая яростная и неистовая.
   Но, увлекшись этим противостоянием, лоялисты упустили из виду подготовку нового удара. Точно такая же волна, но уже с небес, рухнула на них. Гораздо быстрее и незаметнее своей товарки.
   И быть бы им смешанными с землей, если бы не возникший над ними золотистый щит, по которому смертоносная атака соскользнула, как обычный дождь. В бой вмешалась еще одна сила.
   Вперед строя из патриархов своих родов пролетел золотой росчерк, который рассек первую волну и заставил ту рассеяться.
   -- Прекрасно. -- Коротко бросил враг. Достаточно громко, чтобы этот звук смог уловить мой костюм. -- Все боевое крыло дома Арнов собралось в одном месте, и... -- Тот чуть повернулся в сторону нового действующего лица. -- Сам глава дома также почтил нас своим присутствием.
   -- Тебе это не понравится. -- Отрывисто ответил, судя по всему, глава дома, который, к слову, не выглядел так старо, как остальные. Ему больше подошло бы слово зрелый, чем старый. И да, Точка так же определяла его как очень слабую аномалию.
   Сколько же в этом мире подобных монстров?
   -- Это как посмотреть.
   Дальнейшее действие уместилось в одну секунду. Главарь агрессоров срывается с места и сближается с главным протагонистом этого сражения. Десяток столкновений сотканного из теней меча и его золотистого цвета аналога возникают, казалось, одномоментно, а затем предводитель боевых пенсионеров отлетает в ореоле собственной крови метров на семь, откинутый волной искажения.
   Абсолютно же не пострадавший за все это время, джентльмен демонстративно-медленно проворачивает меч кистью и упирает его острием в землю.
   -- Очень удачно, что вы здесь все в одном месте. -- Мужчина обводит взглядом окутанный защитными техниками строй. -- Не придется бегать за каждым по отдельности.
   "Да он их просто провоцирует". -- Осознал я. -- "А еще и вправду не считает себе ровней".
   Что в бою может стоить жизни. Но почему же гость аристо все еще ждет? Опять какие-то заморочки насчет чести дома? Или все сложнее, чем я думаю?
   Вырвавшиеся из-под земли лавовые шипы, окруженные разрядами молний, заставили наглеца умолкнуть. Уйдя через очередной разрыв пространства, он возникает на месте, с которого сорвался в атаку, и застывает в позе с чуть приподнятыми руками. Будто удерживает нечто тяжелое и невидимое. И от этого чего-то ощутимо повеяло силой и смертью.
   Новые атаки потянулись в его сторону. Уже не соединенные воедино, а представляющие каждый свою стихию. Но судьба их была неотличима от предыдущих. Всех их не хватило даже на то, чтобы отвлечь предводителя вторженцев от подготовки уже своего удара. И вот, когда наступил момент, который предвещал сокрушительную атаку, джентльмена -- заставив того согнуться -- насквозь пробило золотым клинком.
   Что? Когда?
   Все это время я удерживал на себе Фокус и все равно не смог заметить момента, когда был нанесен удар. Скажете, ничего удивительного, ведь и движения гостя аристо я тоже далеко не все различал. Но это не будет справедливым сравнением, ведь тогда я с помощью Канала смотрел глазами иллюзии. И это не то же самое, что делать это лично. У любой техники есть свой КПД, иначе интуиты никогда не выходили бы на задания со своими группами, а отправляли с теми фантом.
   -- Твое поражение было предопределено. -- Произнес, поднимаясь, глава дома. Одной рукой тот прикрывал кровоточащую рану на груди, а другой удерживал светящийся, как тысяча солнц, меч. Полную копию того, что пронзил врага. -- Простолюдины, вроде тебя, никогда не понимают, что древний дом -- не просто слова, люди или деньги. -- Клинок разгорелся еще сильнее. Теперь в ту сторону было уже невозможно смотреть. И в ответ на это его побратим, что пробил тело агрессора, так же засиял. От смертельной раны потянулся красноватый дымок. -- Древний дом -- это судьбы тысяч людей -- сильнейших в своем поколении людей, -- что сплетаются единой целью и волей и рождают ее. Эмблему дома. Наша Эмблема -- это несокрушимой щит, -- мужчина кинул короткий взгляд на своих вассалов, которых совсем недавно и прикрыл тем самым щитом от волны искажения, -- и меч, что невозможно остановить.
   Тот сделал подчеркнуто неторопливый выпад в пустоту, и, в тот же миг, небеса пронзила быстрая золотистая вспышка, которая впилась в тело врага, пробив три щита пустоты и превратившись в еще один клинок.
   Предводитель вторженцев содрогнулся всем телом, но устоял на ногах.
   -- Ясно. -- От потустороннего голоса джентльмена вздрогнул даже я. -- Теперь я понимаю, что это значит. -- Враг говорил громко, но при этом словно сам с собой. -- С древними домами всегда возникают легкие трудности...
   А затем тот резко разогнулся.
   Его объяло зеленое пламя... даже не так. Сейчас человек полыхал неестественным огнем, словно лесной пожар. Взмахнув рукой перед своей грудью, тот разбил пронзившие его клинки, будто те были сделаны из очень хрупкого стекла.
   Небеса пронзает новая золотая вспышка, но джентльмен, которому по всем законам жизни положено быть уже дважды мертвым, успевает подставить под нее раскрытую ладонь, и клинок растворяется в пламени без следа.
   В его сторону тянутся новые золотые нити -- похоже, это самая сильная совместная техника от группы старичков, которую те освоили, -- но превратившийся в факел человек лишь лениво отмахнулся от нее, как от надоедливой мухи. Вал зеленого огня, что последовал за этим движением, стирает все нити и, уперевшись в золотой щит, с легким усилием разбивает его и идет дальше, круша индивидуальные защитные поля.
   Минус четыре?
   Нет. Я чувствую судорожное биение жизни. Ранены. И, похоже, очень серьезно. В любом случае, больше не бойцы.
   Соперники остались один на один. И давать время на осознание ситуации вторженец не собирался. Сверхбыстрое движение, и тот уже рядом с моим единственным устоявшим на ногах союзником.
   Но, прежде чем враг успевает убрать препятствие со своего пути, между ним и его целью появляется последнее действующее лицо этой битвы. И на этот раз я успеваю заметить размазанное пятно.
   Гость аристо, оттолкнув в сторону главу дома, принял предназначавшийся ему удар на голую руку. В месте касания пространство на миг изогнулось, а затем выпрямилось, образовав разошедшуюся кругом ударную волну, которая, подняв мусор, достигла меня и легонько толкнула назад.
   -- Себастьян. -- Практически выплюнул агрессор, с силой отталкивая нового соперника. -- Ни на секунду не усомнился, что ты выживешь.
   -- Рад тебя видеть, Томас. -- Легонько кивнул тот, сделав плавный шаг назад. -- Ты, наконец-то, выбрался в Японию.
   "Этот Себастьян выглядит старше Томаса". -- Я получил возможность спокойно рассмотреть гостя Акаяши. -- "Надеюсь, зависимость сила-возраст здесь так же сработает".
  
   (Продолжение от 29.09)
  
   Однако удивительно, что джентльмен, похоже, не чувствовал присутствия еще одного человека, пока тот сам себя не раскрыл. Это дает мне надежду на то, что и меня под моей Сферой Томас не найдет. По крайней мере, в боевой обстановке.
   Я уже не был уверен, что мое вмешательство будет способно повлиять хоть на что-то. Бой уже давно переступил за грань моих скудных возможностей. И ставки только повышаются.
   -- Страна слишком много возомнивших дикарей. -- Припечатал тем временем человек, которому полагалось быть при смерти, а не вести светские разговоры.
   -- Но тебя они все же задели. -- Подчеркнул очевидное его собеседник.
   -- Бывало и хуже, ты же знаешь. -- Враг притушил пылающий неистовым огнем покров. -- Что дальше?
   -- Уходи, Томас. В таком состоянии тебе точно не победить. Я не стану мешать.
   -- Вот так просто? -- Удивление в голосе джентльмена было искренним. -- И ты меня отпустишь, после всего? -- И, похоже, он имел в виду не только события минувшей ночи. -- А как же твоя хозяйка?
   -- Хозяева у рабов. -- Резко отчитал его гость аристо, но все же ответил: -- По поводу тебя указаний не было.
   А задача усложняется. Эти двое имеют какую-то длинную и, наверняка, увлекательную историю. Все это очень мило, но отпускать такого врага? Возможно, этот Себастьян может себе это позволить, но я не он. Сейчас джентльмен громит древний дом, а завтра, чего доброго, вспомнит про одного всем известного школьника. Чего этому школьнику хотелось бы избежать.
   Кстати, если у вас вдруг возникнет вопрос, почему два иностранца болтают друг с другом на японском, то, во-первых, японский тут -- один из языков международного общения, а, во-вторых, говорили они не на нем. Просто один скромный гений, наконец, разобрался в функции автопереводчика.
   -- Увы, старый друг, -- Томас не долго размышлял над предложением собеседника, -- этой битвы не избежать. -- И шагнул спиной вперед в возникший сзади разрыв пространства.
   -- Мэзээки-сан, -- обратился гость к главе дома, -- вам лучше заняться раненными.
   -- Будешь указывать, что мне делать на моей же земле? -- Полыхнул яростью тот.
   -- Мне некогда переубеждать. Вступив в этот бой, ты просто погибнешь. -- Мгновенная пауза, и гость, окутавшись алыми письменами, стремительно сместился в сторону своего бывшего друга. Успев добавить: -- Один раз вы уже проигнорировали наш совет...
   И не угроза смерти остановила предводителя дома. Вовсе нет. Я отчетливо почувствовал, как переменился его настрой, после последней фразы. Тот оглянулся на то место, где приняли последний удар его вассалы и, бросив какое-то проклятие, сорвался к ним.
   Глава Акаяши, кстати, выглядит хуже всех. Пожалуй, мне это даже выгодно. Но об этом поразмышляем позднее. Сейчас максимум внимания на двух иностранцев, решивших выяснить отношения именно здесь и сейчас.
   Бой.
   Себастьяна, вышедшего из своего аналога мгновенного перемещения в алой вспышке, встретил залп из тысяч изумрудных стрел. И он, уклонившись от большей части из них, ответил на остальные своей атакой.
   На грани слышимости прозвучал пробирающий до мурашек шепот, а по пространству между врагами прошла красная рябь. На мгновение там словно открылись десятки микро-порталов, каждый напротив своей стрелы, которые и поглотили весь урон. И природа этих порталов была совершенно иной, чем у джентльмена. Если говорить образно, то последний путешествовал сквозь пустой, вымерший мир, а мой союзник будто приоткрывал двери в реальность, безумно агрессивную и опасную. Словно врата в ад. Последнее пугало гораздо сильнее.
   И этот мир, в который сторонник Арнов открыл столько проколов, не мог просто поглотить враждебную энергию и не ответить на это. Из нор в другую реальность полезли десятки тонких как травинки щупалец, которые частью впились в стенки прохода, стараясь расширить его или хотя бы не дать исчезнуть, а частью стремительно потянулись к джентльмену.
   Тот ответил потоком разошедшегося во все стороны зеленого огня, но алые побеги оказались гораздо прочнее своих земных аналогов. И если Себастьян предпочел скрыться от атаки в новой алой вспышке, то те лишь еще стремительней отправились к источнику пламени.
   И джентльмену пришлось разрывать дистанцию, дабы не втягиваться в ненужное противостояние. Но на выходе из нового разрыва пространства его уже ждал мой союзник, который именно в эту секунду заканчивал удар ногой с разворота. Идеально угаданный момент!
   Врагу не остается ничего иного, как принять атаку на скрещенные руки. В момент касания пространство вновь изгибается, но куда сильнее, чем раньше. Во все стороны расходится ударная волна, и мне, под аккомпанемент ужасного грохота, в котором сплелись и свист рассекающего все на своем пути ветра, и хруст ломающихся деревьев, приходится прижаться к трясущейся земле.
   Из мгновенно образовавшегося пылевого облака по пологой траектории вылетает одинокая фигура и, сбив несколько вековых деревьев, приземляется в метрах ста пятидесяти от меня.
   А вслед за ней из того же облака выходят двое. Первым -- светящийся алым антропоморфный "травяной" голем под два метра ростом, а вторым -- автор стихающей катавасии.
   -- Я повторю это еще раз. -- Произносит Себастьян, продолжая приближаться к врагу. -- Уходи, Томас. Ты и раньше был слабее меня, а сейчас, с полученными ранами, ты найдешь здесь только смерть.
   -- И что же задерживает тебя? -- Спросил, поднимаясь, враг.
   Выглядел тот пусть и потрепано, но не более. Да, его костюм, собравший все ветки и кочки, был сейчас далек от прежнего идеала, но пострадал тот гораздо сильнее своего владельца. Удар, способный превратить слона в неаппетитное месиво, оставил лишь небольшую ссадину у него на лице.
   -- Возможно, я все еще верю в мирное решение?
   В ответ на это, Томас рассмеялся. Настолько самозабвенно, что, на секунду, у меня возник соблазн пустить ему пулю промеж глаз. Думаю, с такого расстояния не промазал бы.
   -- Мирное решение? -- Наконец, справился с собой вторженец. -- Нет никакого "мирного решения". И тебе давно пора принять это.
   -- Так за что тогда сражаешься ты сам? -- Поинтересовался Себастьян, остановившись метрах в пятнадцати.
   -- Ответ "за человечество" тебя ведь все равно не устроит? -- Противник замолчал на секунду, но, не дождавшись реакции, продолжил: -- Тогда прекращай эти бесполезные разговоры. Я сыт по горло твоим мнимым превосходством. Думаешь, раз победил меня однажды, то теперь так будет всегда?
   Фигуру распалившегося говоруна заволокло черным дымом. Это было похоже на явление фрица в логово бандитов, но в обратную сторону. Сейчас человек превратился в парящую черным паром рельефную полупрозрачную фигуру и застыл в таком виде. В груди у него светились две маленькие золотистые черточки -- следы от ударов аристо.
   Все же не прошли бесследно.
   -- Теперь я скажу тебе это, Себастьян. -- Голос человека-тени так же изменился. Стал словно выцветшим, со стальными нотками. -- Уйди с моего пути, и ты переживешь эту ночь.
   -- Я так не думаю.
   После этих слов человекообразное растение с отчетливым шелестом перетекло к врагу и натурально взбесилось, превратившись в живой миксер. Составляющие его тело лианы, вспарывая поверхность и раскидывая куски земли по округе, принялись полосовать фигуру врага. Но тому было ни горячо, ни холодно, все атаки проходили через него, как через пустое место.
   Черное пламя, перекинувшееся с врага на иномирную бестию, в пару секунд прекратило вакханалию.
   -- Не уйдешь! -- Произнес Томас, заметив, как его соперник исчезает в красной вспышке.
   И мир погрузился в непроглядную тьму. Во всяком случае, именно так это и выглядело изнутри купола, которым накрыло нас троих. Причем очень качественно накрыло. Зона моего контроля резко сузилась до диаметра колпака, в который нас поймали, словно муху в стакан. Даже оставшаяся снаружи иллюзия едва ощущается. Кроме того, и обычные органы чувств словно притуплены. Про зрение и вовсе можно забыть. Неуютно-то как.
   Алый всполох сзади превратившегося в непонятную хрень джентльмена, и того буквально разрезает пополам светящаяся бардовым рука моего союзника. Как всегда, молниеносно-быстро.
   Ожидал ли гость Акаяши отсутствия всякого сопротивления этому движению? Судя по тому, что тот все же немного провалился вперед, -- нет. И это стало роковой ошибкой.
   Разрезанный на две половинки теневик ударил обеими своими разъединенными частями. И два соткавшихся из тёмного огня клинка прошили Себастьяна крест на крест.
   Враг же, потеряв форму, превратился в два дымных облака, веретеном скользнувшие в сторону и слившиеся воедино. И не единого следа того, что его только что рассекли надвое.
   -- Ясно. -- Прохрипел мой союзник, согнувшись от боли и прижимая левую руку к груди, откуда толчками вырывалась кровь. -- Так, значит, ты уже прошел через это... -- Мужчина отнимает ладонь от одежды, и его кровь, что уже пролилась и что только покидала тело, останавливается, а затем повисает в воздухе. -- В таком случае, словами мне до тебя не достучаться.
   Застывшие в воздухе капли вдруг начинают светиться нестерпимо-алым светом, а затем отправляются в разные стороны со скоростью пули, оставляя висеть в воздухе десятки красных нитей, что и не думают исчезать. Лишь многократно отразившись от стен и потолка преграды, они успокаиваются.
   Тени это никак не навредило -- все снаряды вновь прошли сквозь нее, -- но мир под куполом заиграл потусторонними цветами. Черный и алый.
   А затем нити образовавшейся паутины начали вибрировать. Не совсем верное слово, но они явно что-то делали, отчего реальность внутри купола начала плыть. Частота и тональность "вибраций" постоянно менялись, словно создатель этой кровавой техники подбирал какой-то определенный ключ.
   К чему это идет, джентльмен понял раньше меня. От него прямо по этим нитям распространился поток черного дымного пламени, который начал образовывать настоящие прорехи в светящейся паутине. В Себастьяна же направилась целая лавина того же цвета огня, от которой тот ушел в алой вспышке. Однако с этими действиями Томас явно запоздал.
   Через мгновение нити выдали финальный аккорд, больно ударивший по разуму инфразвуком, и врага выдавливает в реальный мир. Чтобы тут же напороться на удар, который отправляет его в стену купола.
   И мне резко становится не до наблюдений.
   Знаете, чем отличается взрыв на открытой местности от его аналога в замкнутом пространстве?
   Ударная волна, что вновь разошлась от касания двух монстров и что раньше беспрепятственно рассеивалась по округе, теперь гуляла внутри. И к ней добавлялись все новые и новые, сливающиеся в единый неумолкающий каскад -- мой союзник явно вознамерился приготовить из Томаса отбивную. Вот только я рискую стать ею раньше него.
   Волны приобретшего каменную плотность воздуха, сталкиваясь друг с другом и со стенками купола, обрушивались вниз, превращая землю, поваленные стволы деревьев и останки дронов, что когда-то охраняли периметр земель аристо, в однообразное месиво. Осколки свистели рядом со мной, и не все из них проходили мимо.
   -- ЩИТ НА ПЯТНАДЦАТИ ПРОЦЕНТАХ! -- Сообщил мне все тот же женский голос в момент наступившего затишья. -- РЕКОМЕНДУЮ ВЫЙТИ ИЗ БОЯ ДЛЯ ЗАМЕНЫ ЭНЕРГОЯЧЕЙКИ.
   "Из боя..." -- Мысленно простонал я, экстренно собирая свое сознание воедино, после знатной болтанки. -- "А я в него еще даже не вступал".
   Быстро оценив обстановку, я понял, что ничего еще не закончено. Враг вновь перешел в неуязвимую форму, чем и объясняется отсутствие новых ударных волн. От алой паутины не осталось ни единого клочка, а купол прямо сейчас разваливался на ошметки, которые истаивали, не успев коснуться поверхности.
   Себастьян же занят тем, что, проявляя чудеса скорости и акробатики, уворачивается от дымных полос, которыми его, выдерживая приличную дистанцию, забрасывает противник. Но вскоре Томасу это надоедает, и перед ним рождается его двойник. Несколько синхронных взмахов открывают разрыв в пространстве. Однако, в отличие от предыдущих, этот не спешит исчезать.
   Из него неторопливо, -- но только относительно скорости, на которой велось данное сражение -- начал выползать серый туман. И все, чего тот касался, обращалось в прах. Из провала в другую реальность повеяло самой квинтэссенцией смерти.
   И образовавшееся облако довольно споро начало заполнять поле боя. Я бы волновался еще сильнее, если бы то поплыло в мою сторону, но мне повезло хотя бы в том, что я не оказался на его пути.
   Мой союзник пытается что-то ему противопоставить, и в тумане возникает серия алых вспышек, которые на миг разрывают его, но тот быстро оправляется и выплевывает длинное щупальце в сторону агрессора. Безрезультатно. Последний уже сместился назад. А затем еще дальше.
   Небо прорезает цепь молний неестественно-красного цвета. А затем начинается местечковый ливень. Пара капель падает рядом со мной, и я, растерев одну из них пальцами, внимательно в нее всматриваюсь.
   Кровь.
   Ливень же усиливается, прибивая смертоносное облако к земле. Апогеем противостояния становится еще одна молния, ударившая прямо в раскрытый провал в иную реальность.
   Взрыв. И две тени, что проторили путь облаку, относит в разные стороны. И тут же рядом с одной из них в алой вспышке появляется гость аристо. Его правая рука, лучащаяся красным, пробивает грудь врага, а затем происходит еще одна вспышка, сопровождающаяся раскатистым громом.
   Землю подо мной в очередной раз встряхивает. И почти тут же в пленку щита, просаживая тот до совсем уж смешных четырех процентов, прилетает какой-то металлический осколок.
   Это было близко.
   Первым нахожу взглядом союзника. Выглядит тот, откровенно, не очень. Вместо правой руки -- дымящийся потрескавшийся обрубок, да и правая сторона лица сильно обожжена. Его немного пошатывает, но давящая аура силы отчетливо намекает на то, что тот все еще может продолжать бой.
   А вот о противоположной стороне я бы такого не сказал.
   Джентльмен, что переломанной куклой валялся в стороне, подниматься не спешил. Впрочем, несмотря на все принятые удары, умирающим тот так же не выглядел.
   Себастьян, выйдя из очередной вспышки, останавливается над поверженным соперником. А я, тем временем, обновляю Фокус. Кажется, пришел мой черед вмешаться в эту битву.
   Все сражение я провел в группе статистов, при этом очень сильно рискуя целостностью своей шкуры. Любой случайный удар грозил оборвать мою такую веселую и насыщенную жизнь.
   Думаете, я делал это зря?
   А вот и нет. Как раз ради вот этого мгновения все и было.
   Два Смещения подряд, три Канала... выждать несколько секунд, пока две новых копии меня займут свои позиции, а я пока подготовлю сдвоенный Пресс Разума, не забывая отслеживать парочку.
   А те затевают очередной разговор.
   -- Вот и все. -- Устало произносит поверженный враг, переворачиваясь на спину. Кажется, в его теле не осталось ни одной целой косточки, но тот все еще не выказывал признаков близкой смерти. Однако от не такого сильного удара спиной о землю его пробирает сильный кашель, вырывающийся вместе с пенящейся кровью.
   В принципе, для меня этого уже достаточно, чтобы начать действовать.
   -- Нет, Томас, это не конец. Не для тебя.
   Что и требовалось доказать. Мой новый знакомый решил поиграть в благородство. Извини, Себастьян, но твой "бывший друг" должен умереть. И да, я помню, насколько ловко ты уклоняешься от пуль, а потому верю, что и поймать её тебе не составит никакого труда. Даже в таком хреновом состоянии.
   Сдвоенный Пресс предназначен именно для тебя.
   Гуманизм -- это очень хорошо и правильно. И в мире, где по небу летают какающие радугой единороги, можно бесконечно долго прощать врагов. Но мы живем в другом мире. Из дерьма и крови. И здесь врагов не принято оставлять в живых.
   Материализация.
   Захват цели.
   Пресс.
   Выстрел.
   В конце концов, не только тебе доступна идеальная синхронизация...

Глава 8

  
   "Нет, ну это просто невозможно". -- Думал я, смотря на попрание одного из фундаментальных законов мира. А именно, закона сохранения материи.
   Ведь судя по моим прикидкам, вон тот голубь, за которым я наблюдаю уже полтора часа, сожрал хлеба и зерна никак не меньше собственного веса, и ничего, летает себе в поисках новых простачков, что станут его кормить. И он такой тут не единственный. Да, и лидерство в зачете текущий номер один рискует вот-вот отдать вон тому рыжему красавцу, что обступила группа девчонок моего возраста. Уж не знаю, что они в нем такого увидели, но одарили от всей широты своей души.
   Что?
   Почему я сижу в парке и маюсь ерундой?
   Ну, во-первых, имею я право на отдых, после всего того дурдома, что на меня свалился? А, во-вторых, никакой это не отдых, а самая настоящая тренировка моих навыков. В-третьих, слежу я не только за пернатыми, но и за тренировками пользователей ДТ. Тут школа неподалеку. Давно уже подсматриваю за этими ребятами. Дней пять уж точно. Ну и, в-четвертых, у меня очередная встреча.
   Достаточно причин?
   А есть еще и в-пятых. Всем вышеперечисленным занята лишь часть моего сознания. Остальная рассматривает распадающийся на части клубок и отслеживает прошедшие сквозь него нити. Такие монстры всегда неохотно исчезают.
   Думаете, раз битва закончилась и воздух больше не гудит от смертоносных техник, то можно расслабить булки? А вот и нет.
   Рождение подобного монстра по последствиям похоже на землетрясение, а его распад всегда сопровождается неизбежными автошоками. Уверен, аристо сейчас землю носом роют в поисках следов вторженцев и их структур. Ни в жизнь не поверю, что один из столпов империи оставит нападение на себя как есть. Однажды они уже утерлись, и наверняка поимели некислые репутационные издержки. Такими вещами не злоупотребляют. В конце концов, и на их место может найтись претендент.
   И встреча, которая должна состояться сегодня, основана именно на этой уверенности.
   Так что за встреча?
   Все просто. Я собираюсь срубить с дома Арнов круглую сумму за информацию о его недоброжелателях. Я бы отдал ее им и даром, ведь они намереваются проредить стройные ряды именно моих врагов. Но зачем делать что-то бесплатно, когда можно поиметь и финансовую выгоду?
   Тем более один из автошоков неизбежно должен задеть и меня. Мелкий поганец Химура, которого я не устану поминать, знатно мне подгадил. Настолько, что я еще долго буду вынужден разгребать его косяки.
   А пока мы ждем, то можно и поразмышлять о будущем и моих планах на него.
   Минувшая ночь показала мне то, что и так было известно. В прямом силовом противостояние я не котируюсь вообще никак. По крайней мере, сейчас. Мне кровь из носу необходимо подготовить это тело к Нырку. Что, разумеется, не сделает меня равным таким аномалиями, как Томас или Себастьян, но даст хоть какие-то шансы.
   Так что такое этот Нырок, и почему я ношусь с ним, как курица с яйцом? Так-то уже, кажется, что-то говорил по этому поводу... Нырок -- это то, что позволяет интуиту жить в бою и возвращаться целым и невредимым из таких передряг, что вам лучше и не знать.
   Это мой воздух. И никакой высокотехнологичный щит не заменит его. Тем более, что пробиваются эти щиты на раз-два. Насмотрелся уже.
   И раз уже смог попасть в его преддверие, то осталось мне недолго. И я бы с радостью насел на более продуктивные, чем наблюдение за голубями, тренировки, если бы это было моей единственной проблемой.
   Мои махинации с аристо -- это игра вдолгую. А средства мне нужны здесь и сейчас.
   Из родного гнездышка семейства Киоу надо сваливать. Чем скорее, тем лучше. А поскольку я тут успел обзавестись сестренкой и подопечной, которую взялся вывести из-под удара, то сваливать мы будем осознанно. С Эмилией все просто, вопрос с Изуми.
   Придется ей, как и мне, стать злостной прогульщицей. А еще оборвать все старые связи. Та еще проблемка -- обосновать необходимость подобных действий. Но придумаю что-нибудь. Начинать все равно надо не с этого.
   Так где взять средства на переезд, если не у аристо? Мне известна лишь еще одна кубышка. И сегодня вечером она должна будет поменять хозяина.
   В моем лице, портовый криминальный элемент ждет нашествие иномирного хомяка. Очень жадного до неправомерно нажитых дензнаков. Но прежде займемся новой личностью для Эм.
   "О, а вот и пташки".
   Парк начали наводнять подозрительные лица, что лишь играли расслабленных обывателей. Очень дозировано, но неуклонно. Через какое-то время они создали вполне профессиональную динамичную схему перемещения, при которой ни один подозрительный кусочек территории не выходил из-под их общего контроля.
   Зачем сюда понагнали столько статистов, я догадывался. Будут стараться определить информатора или его пособников.
   Неплохо. Но с интуитами такие номера не проходят. Так что, улыбаемся и машем. Мысленно, разумеется.
   И как только схема заработала, в зоне видимости появился человек, через которого я и решил сливать информацию. Один из тех ребят, что расшвыривали теневиков. Его я раскрутил через клубок, а затем продемонстрировал несколько фокусов из своего арсенала. Естественно, не показываясь лично.
   Теперь парень уверен, что вокруг минувшего сражения началась игра интриганов из других домов. И один из них посчитал выгодным немного помочь Акаяши. Во всяком случае, именно такую мысль ему я внушал.
   Насколько качественно -- неважно. Эта легенда должна выдержать буквально пару встреч, а дальше мне уже будет плевать. Моя задача состоит в том, чтобы столкнуть две своих проблемы лбами, а самому пока заняться не менее важной -- проблемой выживания.
   В таком разрезе, количество народа, которого сюда понагнали аристо, воспринимается как показатель правильности действий.
   Все по заветам классиков. Куем железо, пока горячо.
   Жду, пока объявившийся представитель рода доберется до свободной лавки, а затем прекращаю свою тренировку. Нужно сосредоточиться, ведь следующую технику я в этом мире еще не применял. А она довольно сильно грузит мозги.
   В бою, как правило, нет времени выцеплять каждого своего врага по отдельности и тратить драгоценные секунды на слом чужого разума. Что если против тебя сотня человек? Сколько часов уйдет на то, чтобы обработать каждого?
   В общем, можно прикинуть по тем же портовым похитителям. Долго, нудно и малопродуктивно.
   Вот и сейчас ситуация схожая. Десятки внимательных глаз следят, как за бойцом рода, так и за людьми, что приближаются к нему достаточно близко, либо просто выглядят для тех достаточно подозрительно. Если начать работать с каждым индивидуально, то я и к ночи не закончу.
   А потому сбрасываем с себя все лишнее, оставляя только Сферу, и, мысленно очерчиваем рамки, в которых будет действовать моя техника.
   Поле Мистерии.
   Я аж вздрогнул, когда по моему разуму словно прошлись напильником. Те еще ощущения. А ведь пока только подготовил сцену и определился с числом зрителей. М-да. Нужно минимизировать воздействия, иначе сам я отсюда уже не уйду.
   Так как это работает? В целом, похоже на Захват Разума, но со своими нюансами. Поле намертво привязано к заданной местности. Сделаешь шаг за границу -- снимешь воздействие. Но, с другой стороны, раз я смог удержать технику, то все люди, оказавшиеся внутри, уже видят то, что хочу я. И не только люди, к слову. Даже записи камер покажут картину мира, отличную от реальной.
   Иными словами, прямо сейчас я могу подойти к бойцу Акаяши, снять с себя Сферу и делать все, что угодно. Пока не захочу, никто из сомна наблюдателей меня не заметит.
   А вот если в зону работы техники войдет человек, что сможет сопротивляться воздействию, то Поле перестанет существовать.
   "Хм". -- Я мысленно отсчитал до трех. -- "Полет нормальный. Можно начинать".
   И в этот момент у контактера звонит телефон. Номер скрыт.
   -- Я слушаю. -- Тот подносит аппарат к уху.
   -- Фон Тилль. -- Звучит в ответ скрипучий голос, явно пропущенный через какую-то программу. А затем связь обрывается.
   Человек недоуменно смотрит на умолкший телефон. Быстро что-то просматривает, а затем тяжело вздыхает. Запись короткого разговора не сохранилась.
   Оно и не мудрено. Ведь весь разговор произошел в его голове. Уже представляю, как перевозбудятся спецы дома, когда не найдут вообще никаких следов произошедшего. Но это уже только их проблемы.
   Снимаю технику.
   "Боги, какой же слабак". -- Думал я, задрав голову к небесам и глотая пошедшую носом кровь. -- "И вот с этим мне работать с монстрами, типа Себастьяна".
   Голова кружилась. И хоть Сферу я удержал, ощущения были не из приятных. Мерзко чувствовать себя слабаком в мире, где каждый второй может тебя походя убить. Даже боец, которому я только что запудрил мозги, в их числе.
   "Надо уходить".
   Дело сделано. Семейство Тиллей вылетит из Японии, как пробка из бутылки шампанского. Но они -- всего лишь шестерки. Уверен, что у врага еще много ресурсов в этой стране. Однако надо же с чего-то начинать. Для затравки те сгодятся. А дальше я все-таки распутаю клубок и выйду на рыбок покрупнее. Вот тогда-то и начнется самое интересное.
   "Как бы не пришлось сегодня использовать Очищение".
   С документами все должно быть попроще. Там ничего столь же тяжелого я применять не стану. Максимум Захват Разума. А вот с бандитским вертепом ничего пока не известно. Придется импровизировать.
   Кстати, пока рассматриваю облака, надо подумать, что делать с моей броней. Четыре процента щита как-то не воодушевляют на подвиги. Тут, к сожалению, не игра, в которой стоит выйти из боя, и заряд щитов автоматически начинает ползти вверх. В реальности мне для этого нужна некая энергоячейка. Может выторговать ее у Арнов?
   Покатав данную мыслишку, пока отложил ее в сторону. Для начала стоит уже определиться в своей стратегии в отношении аристо. Я влезаю в это болото, или мне попробовать обойтись без него?
   С одной стороны, Луиза явно работала с родом Андо, а значит, у дома Арнов должны быть выходы на нее. С другой, что они потребуют взамен?
   Как я уже говорил ранее, выйти на меня им и так нетрудно. И как только ситуация устаканится, они это сделают. Подыграть?
   Что-то не вызывает у меня подобная мысль воодушевления. И это не только сила привычки. Сейчас меня в большей степени защищает то, что обо мне большинство игроков либо не в курсе, либо пока отложили мой вопрос в сторону. Контакт с аристо лишит меня этого преимущества. А взамен лишь невнятные возможности, без которых я и сам смогу обойтись.
   Невыгодно.
   Значит, остаемся в тени.
   Приняв решение, я поднялся со своего места и отправился в гости к Эмилии. Сегодня ей предстоит родиться под новым именем и внешностью.
   В принципе, я мог бы сделать все и без ее непосредственного участия, но это, во-первых, не педагогично, а, во-вторых, мне проще работать с живым человеком, чем с иллюзией. Немного, но проще. А я теперь не в том положении, чтобы пренебрегать мелочами.
   Еще бы найти пару часиков на сон...
  
  
   -- Привет, Эм. -- Вошел я в ее очередное временное жилище, которое девушка, по моему настоянию, старалась не покидать. Сейчас она была занята тем, что просматривала выпуск новостей. Угадаете главную новость дня? -- О, ты уже в курсе. Это хорошо.
   -- Что произошло? -- Спросила та у меня, подозревая в том, что я такое веселье упустить не мог. Женская интуиция, видимо. -- На самом деле.
   Логичный вопрос. Разумеется, для плебса историю извратили до полного непотребства. Техногенная авария, в результате столкновения нескольких истребителей. Выводы сделаны, виновные будут наказаны и прочее бла-бла-бла.
   -- То же, что и с Андо. Но на этот раз древний дом сыграл вничью. -- Подождав, пока она переварит новость, добавил: -- Собирайся, мы идем за твоими новыми документами.
   К чести бывшей слуги, лишних вопросов та задавать не стала.
   -- Делай только то, что я говорю. -- Предупредил я ее, когда мы, выходя из такси, собирались вступить в вотчину местных чинуш. -- И не обращай внимания на мои действия.
   Та кивнула. По глазам вижу, что вопросов у нее ко мне просто гора, но задаст она их только в том случае, если я сам начну этот разговор. Похоже, бытие слуги не так легко вытравить из разума.
   Так в чем заключается мой план?
   Для этого нужно рассказать подробнее о самом процессе. Если в двух словах, то местное удостоверение личности, это не только паспорт, но и банковская карта, водительское удостоверение и любой другой документ. В нем пишется вся жизнь человека.
   И если ты, вдруг, потерял данный кусочек пластика, то восстановить его не составит большого труда. Процедура упрощена до самого минимума. Все, что можно автоматизировать, в ней автоматизировано.
   Много времени это не займет.
   Однако, вы представляете то количество запросов, которое должна сделать система, выискивая внутри себя все следы пришедшего человека, от самого рождения и до текущей секунды? Даже компьютерам будущего требуется полчаса на многократную проверку и перепроверку. И весь этот срок заявитель должен простоять в специальном помещении. Без сопровождающих.
   Это первый нюанс.
   Про второй я уже однажды говорил. Так что для требуемого результата мне, помимо системы, понадобится обмануть еще и пару человек.
   Человек номер один: чиновник у входа в камеру, что должен удостовериться, что внутрь заходит именно тот, кто подал заявку на восстановление документов, и что этот потеряшка не пронес с собой биологические образцы другой личности. Он же будет наблюдать за процессом с помощью систем контроля. И те включают в себя не только видеонаблюдение, но и кучу датчиков. Массы, температуры, движения и так далее. Любой сбой или стороннее вмешательство приведет к тому, что у госслужащих появятся вопросы. И если на них неправильно ответить, то загреметь можно по всей строгости закона. А это до десяти лет.
   И, естественно, весь процесс пишется.
   Человек номер два, которого может и не быть: оператор, что способен провести все действия в ручном режиме. Но это делается в редких случаях. Или, когда что-то уже пошло не так, и необходимо убедиться, что это не просто ошибка системы.
   С машиной будет сложнее всего. Людям хватит иллюзии, которую я повешу на мою спутницу, и Сферы, под которой спрячусь сам. А вот с машинным разумом мне без спецприемов не совладать. По той простой причине, что думаю я в тысячи раз медленнее.
   Но это все решаемые трудности, иначе бы я сюда вообще не пришел.
   В общем, так все и происходило. Невзрачный чиновник, что заучено осмотрел Эм, отдельное помещение, что представляло собой вершину технологического развития человечества, и я, как тот, кто впервые в истории взломает, казалось, совершенный механизм.
   -- Протяните правую руку. -- Раздался в динамиках голос встретившего нас человека.
   Моя спутница слова проигнорировала, а вот иллюзия сделала то, что просили. Сверху опустился манипулятор и аккуратно обхватил несуществующую конечность.
   -- Нам необходимо взять образец вашей крови, -- продолжал свою речь тот, -- пожалуйста, не сопротивляйтесь.
   Медицинская игла пронзает воздух. Начали.
   Сбой.
   Манипулятор чуть дернулся. Настолько незначительно, что человеческий взгляд этого бы и не заметил. Сама машина так же проигнорировала атаку. Отлично. Значит, обойдемся без ручной перепроверки чиновником номер два. Лишнее внимание, все же, лучше не привлекать.
   Надсмотр.
   Перед моим внутренним взором разгорается многоуровневая схема, по которой медленно покатились десятки импульсов. Блокируем вырвавшиеся вперед тревожно-красные. Эти хотели сообщить, что руки, из которой взят образец, не существует. Как, собственно, и самого образца.
  
   Смотрим дальше. Управляющий блок. Импульсы докатываются сюда и разбиваются на многие сотни миллионов. Запрос в базу данных. Обратно катятся столько же. И все алого цвета.
   Минутка творчества. Копирую непротиворечивые куски из нескольких откликов и запускаю свой шедевр в управляющий блок. Встроившись в один из красных запросов и прервав истинный отрицательный импульс.
   Если бы не сделал последнее, то количество ответов превысило бы количество запросов, что, согласитесь, не может не вызвать подозрений.
   Напряженная секунда ожидания, а затем по проложенной линии отправляется один единственный запрос. Перепроверка.
   Повторяем процедуру.
   Принято.
   В таком же духе прошли контроль голос, сканирование сетчатки и отпечатков пальцев. Далее пошли запросы к внедренному мной ложному блоку. Уже без проверок.
   Прописываем новую личность, что я продумал заранее. Перед нами предстает девушка, родившаяся за пределами материнской Японии, а конкретно, на части территории, что в моем мире принадлежит Южной Корее. Родители неизвестны. До своего совершеннолетия воспитывалась в приемной семье. Текущий возраст: двадцать четыре года. Рост, вес, вероисповедание, наличие водительских прав, высшее образование, личный счет в банке, и еще тысяча и один факт из биографии человека, которого никогда не было.
   А еще за ней числится непогашенный штраф за распитие алкоголя в неположенном месте.
   И центральный блок скушал мою дезу. Потратив несколько мгновений на переваривание, тот разродился сотней запросов вглубь системы. Пошла перепроверка созданного образа.
   Прерываем все, кроме того, что касается непогашенного штрафа. Его же пропускаем обратно, а одно создаем ровно то количество нужных ответов, сколько вопросов было заблокировано.
   Обратно все отклики должны прийти в один момент. Именно для этого и был выдуманный штраф, который, разумеется, не подтвердился. Я использовал его как образец для замера времени ответа.
   Еще одна перепроверка, и дело сделано.
   Стоп. А это еще что такое? От того места, куда шел касающийся штрафа запрос, выскочила серия импульсов. Отводим их в сторону, и тратим несколько секунд на то, чтобы понять, что это вообще было.
   "Вот, блин. Не подумал".
   В присланном отклике обнаружилась информация о том, что не существует не только штрафа, но и человека, которому тот принадлежит. Как, собственно, и полицейского, что этот штраф якобы выписал.
   "Чуть не спалился".
   Управляющий блок, тем временем, убедившись в подлинности девушки, закрепил созданный мной ложный кластер. Вот теперь точно все.
   Любой запрос, что придет с кусочка пластика, который сейчас получит Эмилия или, правильнее сказать, Морито Хитоми, получит официальное добро. Отныне такой человек существовал всегда.
   Дело сделано. И одному уставшему и невыспавшемуся интуиту стоит выкроить пару часов отдыха. Вечером намечается поход к старым знакомым.
  
  

Интерлюдия II

  
   Девушка с интересом осматривала своего главного помощника, новый вид которого сразу же настраивал на нужный лад: перебинтованная культя вместо правой руки, обожженная правая сторона лица. А еще тот как-то странно припадал на левую ногу, когда входил в помещение.
   Строго говоря, входил сюда не он лично, а лишь его проекция, но нюансы та передавала очень четко.
   -- Рассказывай, Себастьян. -- Наконец, произносит она, когда осознает, что ничего нового не увидит.
   -- Там был Томас. -- Слуга, прекрасно знакомый с ее стилем, сразу же перешел к главному.
   Детали девушка получит позже и из десятка разных источников. Сейчас ее интересует краткая выжимка, которая уже через несколько минут может повлиять на принимаемые ею решения.
   -- Старый знакомый? И как он?
   -- Изменился. -- И в это слово собеседник вложил явно иной смысл, чем вкладывают не видевшие друг друга много лет приятели.
   -- Ты поэтому так выглядишь? -- Решила уточнить Луиза.
   -- Отчасти. -- Следует лаконичный ответ.
   Девушка какое-то время размышляет, а после, мысленно махнув рукой, встает из-за своего стола и приближается к фантому помощника, чтобы бросить требовательное "показывай".
   Через мгновение рабочий кабинет заполняют алые письмена, расползшиеся по потолку и стенам и высветившие едва заметный зеленоватый ореол, что окружал архонта. Сознание последней начинает плыть.
   Она легко могла бы побороть это влияние, однако, Себастьян -- пожалуй, единственный в этом мире, кому та может доверять настолько, чтобы раскрыть перед ним свой разум.
   "А когда-то был и Эрик". -- Но эту мысль девушка додумать не успевает.
   Мир мгновенно изменился, словно одну картину, на которой был ее офис, подменили другой. Луиза оказалась в предместьях Токио.
   "Вот, значит, как выглядела вчерашняя ночь в Японии".
   Сейчас та смотрела глазами слуги. И он начал с того момента, когда сам вступил в бой и спас, тем самым, главу древнего дома.
   Сама схватка ее не сильно впечатлила -- способности Себастьяна и так были прекрасно известны. И тот раскрыл лишь часть из них. Легкий интерес возник, когда его старый знакомый перешел в нематериальное состояние и даже сумел разделить самого себя надвое, но кроме этого, тот не показал ничего столь же выдающегося. Над своими силами Томасу еще работать и работать.
   А вот конец схватки заставил девушку мысленно приподнять бровь и вмешаться в работу чужой техники. После чего воспоминания замирают, словно некто нажал кнопку паузы на пульте.
   -- Зачем ты пожертвовал своей рукой? -- Изумление в мыслях она и не пыталась скрыть.
   -- Я планировал захватить Томаса живым.
   -- Зачем?
   Ответ ее удивил:
   -- Те силы, которые он недавно обрел, означают, что Томас больше не властен сам над собой. -- Что подразумевал под этим Себастьян, девушка понимала. Не понимала она иного -- как ее помощник умудрился сделать из этой информации вывод, что врага нужно непременно брать живым. И тот продолжил: -- Его еще можно вернуть.
   -- Ты же понимаешь, что свой выбор он сделал задолго до того, как стал марионеткой в чужих руках? -- Проницательно спросила девушка.
   -- Не только он ошибся тогда.
   "Да, не только..."
   Луиза задумалась. И не напоминание о собственном промахе заставило ее это сделать. Нет. Свои ошибки она никогда и не отрицала, лишь старалась их исправить и больше никогда не повторять.
   Себастьян поступил неожиданно. Более того, в иной ситуации, это могло стоить ему жизни. Она лично видела, как минимум пару возможностей для него, когда тот мог уничтожить соперника, не жертвуя своей боеспособностью. Зачастую убить -- гораздо проще, чем захватить в плен. С врагами, уровня Томаса, это правило актуально на все сто процентов.
   -- И что бы ты сделал, когда захватил его живьем?
   -- Я бы смог доставить его на базу.
   О. А вот это могло бы быть интересным. Поработать с марионеткой врага такой степени посвящения... Даже если бы не удалось сделать Томаса прежним, это дало много интересной информации. А информация -- всегда залог победы. В таком разрезе, действия Себастьяна выглядят рационально.
   Увы, план слуги не удался. Иначе бы архонт уже знала об этом. Так что снимаем воспоминания с паузы и ищем тому причину.
   И та проявляет себя в виде вмешательства третьей стороны. Признаться, даже она сама, когда сообщала помощнику о появлении в Токио нового архонта, не ожидала, что последний начнет действовать так скоро.
   По разуму Себастьяна был нанесен грубый прямолинейный удар. Если говорить образно, то тут подойдет выражение "будто дубиной огрели". Разумеется, этого было мало, чтобы вывести из строя человека, в которого она лично вложила столько сил и времени и который развил в себе полученный дар. Но цель была в том, чтобы отвлечь, а не убить. И новичок ее добился.
   Для чего ему это, стало понятно буквально мгновением спустя, когда прозвучал громкий одиночный выстрел.
   Вообще, оружие, а тем более огнестрельное, слабоэффективно даже против людей, что достаточно долго практикуют духовные техники. Про тех, кто идет путями Предтеч, и вовсе лучше не вспоминать.
   Но на стороне архонта "Эфира-17" сыграл тот факт, что он выбрал верный момент для своего вмешательства. Оба соперника выложились в битве, и один из них не мог уже сделать ничего, а другого частично вывели из уравнения внезапной атакой.
   Не знал новичок другого.
   Да, Томас уже был не в состоянии продолжать сражение, но находился в сознании и имел достаточно сил для побега. Сбежать же ему не давал Себастьян. И нет, грубый удар по разуму не заставил того прекратить удерживать поверженного врага.
   Отпустить его -- стало сознательным выбором слуги. Только так он успевал перехватить предназначенную Томасу пулю.
   Между гибелью врага и его бегством, тот выбрал именно бегство. К тому же, Себастьян дал ему дополнительные шансы, подставив левую ногу под выстрел. Отсюда и хромота.
   -- Ясно. -- Только и произнесла Луиза, вновь оказавшись в своем кабинете. А после вернулась в кресло и подперла голову рукой. -- Есть, что добавить?
   -- Да. -- Кивнула проекция. -- Оружие, из которого был сделан выстрел... оно принадлежало группе противника, которая напала на меня по дороге из аэропорта. Снайпера я тогда ликвидировал.
   -- Выходит, архонт следил за тобой уже с тех пор. -- Сделала логичный вывод Луиза.
   Больше никакой важной информации не было. Пора переходить к указаниям.
   -- Оставайся в Японии и присмотри за тем, чтобы дом Арнов не слишком пьянел от своих успехов. Никаких крупных столкновений не ожидается, так что у тебя будет время восстановиться. -- Девушка на секунду прервалась. -- Архонт все еще не твоя проблема. Как максимум, выясни все о человеке с Кровью Предтеч, что взяли с собой в экспедицию Акаяши. Только не акцентируй на своем интересе внимание. Дому Арнов пока рано знать, что не все члены их безумного похода погибли.
   Про подробный отчет она напоминать не стала. Это и так самоочевидно.
   Оставшись же одна, Луиза задумчиво взяла карандаш в руки и принялась его вертеть. Привычка истинного владельца тела так и не была ею до конца вытравлена. Задумчивый блуждающий взгляд пал на образчик технологий Предтеч, что так и лежал с прошлого сеанса связи на краю стола.
   Был один вопрос, который она не задала в тот раз, и от ответа, на который зависят ее теперешние действия.
   -- Какой уровень пси у архонта "Эфира-17"? -- Спросила она, водрузив пирамиду на ноутбук.
   ДЕВЯТЫЙ
   -- Это все.
   Девушка прервала связь и задумалась еще глубже.
   Сильнее, чем была она, когда попала в этот мир. Но главное даже не в силе -- опытнее. В отличие от нее, тот у себя дома, похоже, не был самоучкой. За ним чувствуется школа.
   "Вот только он и понятия не имеет, что значит быть архонтом". -- Мысленно рассуждала хозяйка помещения. -- "Наверняка полагается только на привычные силы".
   Но выдержки и терпения ему не занимать. А еще решимости и авантюризма. Это ведь еще надо додуматься -- влезть в подобную битву, даже не разобравшись в новых силах. Риск не пережить схватку просто запредельный.
   Значит ли это, что тот привык к нему еще у себя дома? В таком случае он, вероятно, из той касты, что всегда готовы к новым вызовам. Касты воинов.
   "А это может быть интересно". -- Проскользнула занимательная мысль.
   Своей выходкой тот засветился не только перед ней, но и перед ее врагами, которые, совершенно точно, не станут игнорировать такое вызывающее поведение. Следовательно, глупую ситуацию со сбежавшим Томасом еще можно развернуть к выгоде.
   На новую наживку обязана клюнуть рыбка покрупнее! А это очень веское основание для того, чтобы и самой посетить Японию.
  
  
   В то же время в зале, где царил вечный сумрак, за столом встретились трое. Они не знали практически ничего друг о друге: ни внешности, ни возраста, ни реального местонахождения, ни-че-го. И все же кое-что их объединяло. Общая цель.
   Параноидальная степень же секретности, во многом, была вынужденной. Причина во враге. Стоит одному из них попасть в плен, и тот -- захочет того, или нет -- выложит о своих союзниках абсолютно все.
   Но что расскажет разум, в котором изначально не было ответа на вопросы?
   -- Мы допустили ошибку. -- Развеял тишину первый мужской голос, чей обладатель, как и все остальные, был спрятан под покровом движущихся теней.
   -- Очевидно, что так. -- Согласился с тем другой. -- Никто из нас не знал, что "Эфир-17" специализировался на контроле пространства. Все выглядело так, что тени убили мальчишку, и поэтому объект перешел в спящий режим. Предположить, что парень уцелел, было трудно.
   -- И никто, разумеется, не догадался провести элементарную проверку. -- Прозвучал насмешливый женский голос. -- В открытых источниках есть журнал посещения школы, в которую ходит некто Химура Киоу. Тот, кого вы считали мертвым, уже трижды был там в новом статусе.
   -- Проблему необходимо решать. -- Вновь взял слово первый.
   -- И кто же этим займется? -- Спросила единственная девушка. -- У каждого из нас есть своя зона ответственности, и мы не можем ее надолго оставлять. А тот, кто и должен это сделать, сейчас занят зализыванием ран, после неудачной стычки с японской аристократией.
   -- Мы же уже согласились, что нападение на Акаяши было поспешным. -- С легким раздражением ответил второй. -- Перестань ходить вокруг этой темы.
   -- С Химурой нужно разобраться без замедления! -- Жестко пресекла третья. -- Это я хотела сказать, а не банальное "ну, и кто был прав?". Упустим его сейчас, и через какое-то время получим еще одну Луизу.
   На несколько минут в зале повисла тишина. Все понимали весомость прозвучавших слов, но так же было очевидным и то, что обозначенная Луиза, непременно, отреагирует на изменение обстановки в любой из зон ответственности трех собеседников.
   Акаяши, а если правильно, то Арны, выбрали крайне неудачный для них момент, чтобы начать свою игру.
   -- Этим займусь я. -- Прозвучал, вдруг, четвертый голос, чей обладатель таился где-то вне видимого пространства.
   -- Лорд? -- Удивленно переспросил первый. -- Разумно ли это?
   -- Вы все верно сказали. У каждого есть своя зона ответственности, ею вам и надлежит заниматься. -- Пояснил поименованный Лордом.
   -- Луиза может ожидать именно этого. -- Настороженно заметила девушка. -- После произошедшего в Токио, слишком логичный ход.
   -- Пусть так. -- Последовал ответ. -- Я не боюсь столкнуться с ней. Однако, -- в голосе того послышался арктический холод, -- это не значит, что я буду делать всю работу за вас. Сообщите, когда будете готовы.
   После этих слов, ощущение присутствия четвертого участника разговора пропало.
   -- Все мы слышали его слова. -- Через какое-то время заговорил первый. -- Выделим одинаковое количество людей для подготовки, либо кто-то из нас может отправить готовую команду?
   -- Думаю, смогу сделать это в одиночку. -- Произнесла девушка. -- Если на этом все, то я прямо сейчас займусь организацией операции.
   Противников данному решению не нашлось, и в зале осталось только двое собеседников.
   -- Что скажешь на ее счет? -- Поинтересовался первый.
   -- Слишком эмоциональна, но, пока она устраивает Лорда, все в порядке. -- Мужчина сделал паузу. -- С другой стороны, второй провал уже не сойдет нам с рук так просто, поэтому предлагаю подстраховать ее.
   -- Согласен.
   -- В таком случае, объединим усилия?
   -- Да. Не стоит слишком переусложнять структуру. В конце концов, речь идет о школьнике, что всего около пары недель назад стал архонтом. Если судить сухо, мы и так слишком сильно его выделяем. -- Прячущийся за тенями человек замолчал, будто о чем-то задумался. -- Если поразмыслить, то случившееся с ним -- всего лишь удачное стечение обстоятельств. Только благодаря им, он до сих пор и жив. Но теперь, когда на него обратил внимание Лорд, его удаче пришел конец.
  

Глава 9

  
   И снова порт. Сюда я хожу уже чаще, чем в школу, да еще и во время, когда мальчишкам моего возраста уже пора чистить зубы и идти спать.
   Чтобы сказали родители?
   Ну. Тут стоит уточнить: чьи родители. Если Химуры, то тут я без понятия -- особых воспоминаний на их счет он мне не оставил. А вот мой настоящий отец оттянул бы меня ремнем.
   Только второй остался в другом мире, а первые -- вообще неизвестно где. Да и живы ли?
   Ладно. Это все от накопившейся усталости всякая чушь лезет в голову. Вторую ночь подряд не сплю. Да и днем не скажу, что занят ничегонеделанием. А еще Изуми, которая начинает интересоваться, куда это я так часто отлучаюсь. И авторитета старшего брата уже не хватает, чтобы пресечь подобные вопросы.
   Итак. Сейчас я нахожусь внутри все того же злачного заведения. И знаете что? Не могу не отметить разительных изменений. Нет, на первый взгляд ничего не поменялось. Но это только на первый.
   "Выходит, те трое спринтеров, что в прошлый раз преследовали меня, действовали не самим по себе".
   С чего такие мысли?
   На них меня натолкнул неугасающий интерес пары невзрачный парней, что каждый со своего места следили за дверьми в туалет. В самом туалете так же обнаружилось несколько скрытых камер. Вот ведь вуайеристы недоделанные.
   Похоже, мой прошлый путь отследили от начала до конца. И, в связи с этим, напрашивается логичный вопрос: что дальше?
   Да, в целом, ничего это особо не меняет. Я собирался идти на конфликт и то, что противоположная сторона проявила интерес, лишь упростит дело. Вот только стоит подготовиться.
   Выходим под Сферой из ватерклозета и направляемся прямиком к первому наблюдателю, по пути уклоняясь от столкновения с гостями заведения. Уверен, что мелкий бандюган не откажется поведать мне о планах своего босса на мою скромную персону.
   И, как не удивительно, я оказался прав. Правда, знал тот не так много. Опуская подробности, могу сообщить, что мое появление произвело впечатление на местного мафиозного царька.
   Поначалу, тот подумал, что в туалете есть какой-то тайный ход, о котором ему неизвестно. Но, не найдя оный, изрядно перевозбудился. Теперь его люди пытаются вызнать всю подноготную о человеке, чью внешность я сам себе создал. И, попутно, отслеживают все необычное на подконтрольной территории.
   М-да. Стоит признать, что со скрытностью у меня в прошлый раз возникли проблемы. Засветился по самое не балуй, проще говоря. В данном случае, конечно, можно на это наплевать, но на будущее стоит быть более осмотрительным.
   Больше ничего интересного наблюдатель мне не сообщил, так что, оставив в его разуме закладку, я, прежде чем разорвать, аккуратно истончил нашу связь.
   Чего это вдруг так заморочился? Ну, я же только что говорил об осмотрительности. Чем тоньше воздействие, тем оно менее заметно для жертвы. Сегодня будем работать максимально аккуратно. А время... время у меня пока есть.
   Второй наблюдатель, по-видимому, в местной иерархии стоял на ступеньку выше, потому как знал чуть больше. Кроме того, что подтвердил уже известное, тот передал мне список участвующих в возможном захвате моей иллюзии лиц.
   По ним я и прошелся.
   Конвейерным методом, так что не буду утомлять ненужными подробностями. Таким образом, через пару часов в моем активе было двенадцать человек. И лишь с одним из этого числа возникла небольшая заминка. По неслучайному стечению обстоятельств, этим человеком оказался пользователь ДТ.
   Хоть убей, не понимаю как это работает.
   Духовная сила прихлебателя местного босса была явно ниже той же Эмилии, но с ней, в свое время, я справился проще. И это вопреки специальной подготовке на противостояние мнеподобным. Здесь же закладка заходила с таким скрипом, что я облился тремя потами, прежде чем та, наконец, прижилась.
   Возможно, это зависит от личностных качеств? Но у обычных людей нет такой разницы. Внушению подвержены все: и тряпко-куны, и волевые титаны. Тогда что? Работа связки воля-духовная сила?
   Не знаю. И гадать можно долго, но, без проверки теоретических выкладок практикой, ничего не решить. И это очень важный вопрос, который может стоить мне жизни, но как к нему подступиться, пока не представляю.
   Не нападать же мне, в самом деле, на каждого юзателя ДТ?
   Конечно, конкретно в этом случае проблема легко решалась Захватом Внимания, но опять возвращаемся к тому моменту, когда я говорил про максимальную скрытность. Захват все же не про нее.
   В обыденной ситуации тот едва ли станет поводом для атаки, но не в том случае, когда все только и ждут чего-то необычного.
   Вспоминая схватку с немцем, а точнее подготовку к ней. Поначалу бандиты только шугались теней. А вот уже предупрежденный снайпер разрядил в мою сторону пистолет. Так что обойдемся сегодня без экстрима. Его я еще вчера накушался на месяц вперед.
   Вообще, Захват, как и любая техника интуита, -- очень гибкая штука. Его можно использовать и на самом минимуме, когда внимание цели будет привлечено на подсознательном уровне. Но, в таком случае, и отдача будет невелика.
   В бою я и вовсе предпочитал обходиться без него. Но это на родной мне Земле. Здесь же дела с моим КПД пока настолько плохи, что без Захвата, порой, просто не обойтись.
   Как бы там ни было, дело сделано. Начинаем спектакль.
   Заходим с первым же встречным в туалет, занимаем пустую кабинку, снимаем внимание камер. Смещение. Синхронизируемся с иллюзией, а заодно придаем ей знакомый бандитам вид.
   Ну, двинулись.
   Открываю дверь и чувствую на себе практически безразличный интерес от наблюдателей -- за минувшие с первого моего появления ночи, они уже довели свою функцию до автоматизма, -- который через пару секунд меняется на очень пристальное внимание.
   Тут и обычный человек почуял бы неладное.
   Но я, проигнорировав это, принялся делать вид, что изучаю сегодняшнюю таблицу боев и прикидываю, на кого сделать ставку. Попутно отмечаю, как все мои метки приходят в движение.
   Десять из них концентрируются в одном месте -- какое-то обособленное от общего зала помещение, -- а двое соглядатаев, не выпуская фантом из поля зрения, следуют на расстоянии, понемногу его сокращая.
   Клюнула, рыбка.
   За десять секунд до начала, отпускаю иллюзию вперед себя, а сам под Сферой пристраиваюсь в сторонке. Со знакомым щелчком встроенное в броню оружие оказывается в моей руке. Понадобится или нет -- это еще не факт, но, в случае чего, тратить на это действие драгоценные секунды не придется.
   -- Тебя хочет видеть Змей. -- Произнес наблюдатель номер один, привлекая "мое" внимание.
   Материализация!
   -- И без сюрпризов, приятель. -- Подошел сзади наблюдатель номер два, с силой уперев в спину фантома ствол пистолета.
   Вот был бы фокус, когда тот прошел бы сквозь иллюзию. Надеюсь, эти ребята не собираются перед встречей со своим царьком отработать пару боевых приемов на фантоме. Это будет той еще задачкой -- достоверно и своевременно вносить изменения в технику.
   Но, вопреки моим опасениям, делать они этого не стали, вполне вежливо сопроводив к кабинету этого самого Змея. Если не считать того, что шел фантом под угрозой оружия. Но здесь данный атрибут, полагаю, включен в определение "вежливо" по умолчанию.
   Внутрь я входил в гордом одиночестве. Оба сопровождающих остались охранять дверь.
   В самом же довольно-таки немаленьком кабинете никого кроме Змея не было.
   Да. Именно так бы решил любой простой человек. Я же буквально кожей ощущал присутствие меток, что стоят по стеночке. Техника сокрытия. Неплохо, но прячет лишь визуально. Эмоции набившихся внутрь людей ощущаю без каких-либо помех.
   "Прямо все по списку, как отличники в школе. Ни человеком больше, ни человеком меньше".
   Из всех людей, метки не было только на главаре. Но ему она и не нужна.
   -- Прошу прощения за обстоятельства этой встречи. -- Начал мужчина лет тридцати, что сидел во главе стола из красной породы древесины. Чем изрядно меня удивил. Я полагал, что беседа сразу же пойдет по жесткому пути. Но раз так, то поиграем в эти игры. -- В Токио я известен под именем Змей и являюсь владельцем этого скромного заведения.
   Собеседник сделал паузу, явно намекая, что и мне не помешает представиться. Игнорирую. Посмотрим, насколько хватит его вежливости.
   К слову, внешне Змей -- довольно колоритная личность. Духовной силы за ним не ощущаю, но тот компенсировал физическим развитием. Мышцы не бугрятся, как у героев боевиков, но под кожаной курткой явственно проглядывают. С левого плеча на шею выползает набитая тату ядовитой змеи, за которую главарь, похоже, и получил свое прозвище.
   Одним словом, вежливый разговор никак не вязался с его образом. И либо он любитель ломать шаблоны о мафиозных царьках, либо ему что-то от меня нужно.
   -- Мой бизнес строится на определенных правилах. Он похож на механизм. И как любой механизм не любит помех. -- Начал переходить к сути тот. Я же, тем временем, переместился за спину Змея. -- В мой клуб не пускают всех подряд, однако тебя тут никто не знает. Я бы наказал охранников, но они не признали вины. И камеры подтвердили их слова. -- Игнорируем очередную паузу. -- Да и парни, против которых ты ставил в прошлый раз, все как один заявляют, что им будто что-то мешало победить.
   -- Неудачники всегда жалуются на обстоятельства. -- Нарушитель местного спокойствия, в лице моего фантома, продолжал ходить по краю.
   -- Безусловно. -- Змей хищно улыбнулся, а по мне сквозь иллюзию, прямо по Каналу, ударил поток жажды крови.
   Говорил же, что главарь не так прост. Вот теперь тот приоткрыл свой настоящий лик. Фантому хоть бы что, а я пережил не самое приятное мгновение. И плюс еще одна непонятка к собранной мной коллекции: что за силы такие у этого босса?
   -- Так что тебе от меня нужно, Змей? -- Выдерживая каменное спокойствие, поинтересовался я устами обманки.
   -- Для начала, как тебя зовут?
   -- Можешь обращаться ко мне Кон. -- Без всякого зазрения совести спер я позывной одного из моей группы.
   -- И что ты за человек, Кон? -- Продолжал допытываться бандюган.
   -- Совершенно обычный. -- Улыбнулся его собеседник уголками губ.
   -- Обычный человек на твоем месте сейчас бы ползал по полу, пытаясь восстановить дыхание.
   -- Выходит, чуть менее обычный. -- Продолжал я играть на нервах Змея.
   -- Ясно. -- Царек глянул поверх головы фантома. -- Так ты из того сорта проблем, которые не хотят решаться миром. -- Тот кивнул своим мыслям. -- Да и ведешь себя так, будто являешься хозяином положения.
   -- Попробуй допустить мысль, что так оно и есть, Змей. -- И, прежде чем собеседник успевает сделать хоть что-то, добавляю: -- Твои бойцы меня не впечатляют.
   -- И давно ты их заметил? -- Тот проследил за взглядом нарушителя порядка и уперся в ту из меток, что была ответственна за установленный барьер.
   -- Раньше, чем вошел внутрь.
   -- Хочешь сказать, что настолько лучше моих парней?
   -- Уже сказал. -- И побольше самоуверенности в голос.
   Змей на секунду задумался. Я уже хорошенько потоптался по его терпению и вижу, насколько у него руки чешутся поставить выскочку на место. Однако в зверином предчувствии неприятностей ему не откажешь. Да и я явно сбил его с толку, внешне проигнорировав ту волну агрессии.
   -- Так что же такой крутой боец делает в моем заведении? -- Разродился хозяин кабинета вполне логичным вопросом.
   -- Жизненные обстоятельства. -- Даже ни капли не соврал я.
   -- Ясно. -- Змей изобразил легкий оскал. -- Видишь ли, Кон, у меня не так давно тоже возникли некоторые жизненные обстоятельства. И думаю, ты как раз тот, кто может их решить. К полной взаимной выгоде.
   -- И в чем же мой интерес? -- Изобразил легкую скуку фантом.
   -- Тебе нужны деньги. -- Констатировал Змей. -- Сколько?
   А вот на этом моменте я немного призадумался. Действительно, сколько мне нужно? Следующий этап плана включает переезд в пригород Токио. Необходимо купить на имя новорожденной Морито Хитоми дом с участком, где можно будет переждать некоторое время, пока не восстановлю свои силы в достаточной степени, чтобы можно было действовать дальше.
   Как это дорого? После моей аферы с документами, я пробежался по объявлениям. Если выбирать из того, что есть, то миллиона йен должно хватить на вполне приличный вариант.
   О... и специально для тех, кто ринулся переводить сумму в доллары или рубли. В этом мире, в силу сложившихся исторических обстоятельств, йена стоит дороже, чем у меня на родине.
   Данную сумму я и озвучил.
   -- Это немалые деньги, Кон. -- Кивнул Змей. -- Но я могу позволить себе подобные траты. Так что скажешь?
   -- Подробности. -- Ответил я одним словом.
   И тот мне их предоставил. А хотел мой собеседник ни много ни мало, а обнести конкурентов. Но, поскольку собственных подходящих кадров у него не было, а работать через кого-то всем известного было слишком рискованно, главарь решил попробовать использовать залетного спеца. Меня, то есть.
   "Хмм". -- Задумался я. -- "Второй раз уже прихожу сюда с мыслью грабить награбленное, а в результате делаю совсем другое".
   Предложение Змея не вызывало у меня никакого отторжения. Тем более ещё в прошлый раз я размышлял над тем, как навести мосты с местным криминальным элементом.
   Портила все маленькая деталь -- деньги мне нужны сейчас.
   -- Я берусь. Что с моим авансом?
   -- Ты взял его в прошлый раз. -- Улыбнулся главарь. -- Но, поскольку у меня хорошее настроение, то я дам тебе столько же.
   То есть, совершенно недостаточно. Разумеется, можно использовать полученную сумму, как первый платеж, договориться с собственником, либо взять недостающее в банке, но... это делает данный этап плана ненадежным, усложняет его и, главное, увеличивает необходимое на реализацию время.
   Но есть и другая, не менее значимая, причина -- мое согласие на выдвинутые условия ставит меня в подчиненное положение по отношению к Змею. А вот с этим я точно не соглашусь.
   -- У меня есть встречное предложение. Миллион я возьму сейчас.
   В ответ я услышал смех. Хохотал Змей долго и искренне.
   -- Не наглей, Кон. -- Вполне серьезно заявил тот. -- Возможно, за твоей самоуверенность и скрывается какая-то сила, но и я свои возможности хорошо осознаю. У тебя только два варианта. -- На этих словах все десять меток напряглись. -- Первый: ты принимаешь мои условия и, честно выполнив свою часть, получаешь деньги. Второй: пытаешься и дальше давить на меня и, в итоге, парни вынесут твой труп из моего кабинета.
   -- Очень интересно. -- Иллюзия бросила прямой взгляд в глаза бандита, на который тот ответил своим. -- Пожалуй, я выберу третий.
   Захват Внимания. Пресс Разума.
   Обе техники через иллюзию. С самого же фантома снимаем Материализацию и переводим тот в полупрозрачный вид. Раз Томасу можно становиться неуязвимым, значит и "Кон" будет это уметь.
   -- Убить! -- Хрипло выкрикивает мафиози, понемногу склоняясь над столом.
   Сквозь агрессора тут же пролетают очереди плазмы, которые превращают стену и дверь в кучу хлама. А, мгновением спустя, какая-то убойная техника, выглядящая как струя сверхгорячего пара, заканчивает разгром противоположной от меня стороны кабинета.
   Идиоты.
   Оба наблюдателя остались снаружи. Пострадать сильно не пострадали, но и на помощь от них рассчитывать теперь не стоит.
   Убираем Пресс.
   -- Прекратить огонь! -- Перекрикивая шум, тут же кричит главарь.
   И все стихает. Лишь облако пара, что закрыло обзор, продолжает шипеть. Не делая, впрочем, попыток заполнить все помещение.
   Теперь возвращаем Материализацию, и в воцарившемся затишье прямо из эпицентра атаки раздаются отрывистые хлопки в ладоши. Секунду спустя, оттуда выходит вернувший себе материальность Кон.
  
   Бандиты тут же вскидывают свое оружие, но, прежде чем они вновь успевают открыть огонь, раздается отчетливый щелчок пальцами, и все двенадцать меток отправляются в мир снов. Легкое сопротивление оказал лишь пользователь ДТ, но итог это не изменило.
   -- Ты только что сильно увеличил стоимость моих услуг, Змей.
   -- Что с моими людьми? -- Задал тот неожиданный вопрос.
   Внезапно. Думал бандиту всегда ближе своя шкура, а этот еще и о людях своих переживает.
   -- Живы. -- Коротко отвечает фантом. -- Пока что.
   -- Хорошо. -- Тот прикрывает глаза. -- Значит, крови между нами нет.
   Его поза полностью расслаблена, но, вопреки ей, это заставляет меня наоборот напрячься. И, только благодаря этому, я выдерживаю новую атаку жаждой крови, что на порядок превосходила предыдущую.
   Меня бросает на пол. Воздух с трудом поступает в легкие, а сердце заходится так сильно, что начинают болеть перепонки. Мир плывет перед глазами, и я чувствую, как начинаю приближаться к небытию.
   На остатках воли и сознания едва успеваю оборвать Канал, который и перенаправил всю мощь атаки от моей иллюзии на мой же разум.
   Фантом все это время оставался полностью невозмутим.
   Заставляю его исчезнуть, а сам поднимаюсь на подрагивающих ногах.
   Смещение. Натягивают на себя внешность "Кона" и прижимаю чудом не выпавший из моей руки пистолет к затылку урода.
   -- Выкинешь что-то подобное еще раз, и твои мозги отправятся на прогулку. -- С ненавистью выплюнул я, только сейчас осознавая, насколько близко, в очередной раз, подобрался к смерти.
   И в моем голосе не было и капли сомнения. Сейчас я действительно желал, чтобы Змей совершил последнюю в своей жизни ошибку.
   -- Ладно, Кон. -- Отчетливо стараясь не делать резких движений, говорит он. -- Будь по-твоему.
   Все же у этого парня звериное чутье...
  

Глава 10

  
   Мерное движение машины убаюкивало. За окном проскальзывал ночной Токио, играя огнями вывесок, фонарей и одиноких горящих окон. Все это смазывалось перед глазами в одну кляксу, и я начинал чувствовать, что проваливаюсь в сон.
   "Не время для этого!" -- Отвешиваю самому себе мысленную пощечину.
   Я на пределе. Вернее, это Химура до него дошел. Выходка Змея будто высосала остатки его энергии, оставив одну лишь апатию. Адреналин не позволял мне отрубиться, пока я ждал свои деньги и пока уходил с ними под Сферой, которую накинул на себя, как только взял в руки сумку с моими кровными. Но теперь тот ослаб, и Морфей все сильнее начинает тянуть меня в свое царство.
   Без мелкой пакости, кстати, не обошлось, и где-то в недрах резанной бумаги прямо сейчас работает маячок. Но его я заглушил сначала Сферой, а затем поработал персонально. Попрошу Эмилию найти и растоптать.
   От Змея стоит ждать неожиданностей. Смириться с произошедшим для человека, вроде него, -- немыслимо. Но это будет потом, когда я выполню его заказ. Что сделать намерен совершенно точно.
   Мне нужен источник информации. Слишком много ошибок я допускаю из-за ее отсутствия. Хождение по краю тем и опасно, что однажды можно сорваться.
   Однако, это вопросы будущего, до которого еще стоит дожить. А в этом все больше и больше трудностей.
   "Проснись!" -- Мысленно крикнул я сам себе, когда осознал, что слишком глубоко моргнул. Одновременно с этим меня ведет в сторону -- такси свернуло с главной дороги. -- "Почти на месте".
   И, если кому вдруг интересно, то еду я не домой, а в гости к девушке. Пора увеличить количество неспящих в этом городе.
   Я бы с радостью отложил поездку на завтра, но времени у меня нет. В буквальном смысле. О чем мне полчаса назад любезно сообщила Точка.
   Мой персональный клубок лихорадило. Он набухал и накаливался, что, совершенно очевидно говорило о том, что я оказался в фокусе внимания своих врагов.
   "Чертов Себастьян, что готов жертвовать собой ради спасения противника! Чертовы теневики, что невзлюбили меня с первого взгляда! И чертов Химура, который меня во все это и втравил!"
   Слишком быстро враги отреагировали на мое вмешательство. Если бы Томас не ушел, мне не пришлось бы сейчас крутиться ужом на сковородке. Этот идиот Себастьян меня знатно подставил.
   Расплачиваюсь и выхожу из машины. Все как в тумане.
   "Нет. Так не пойдет".
   Очищение могло бы мне помочь, но использовать столь непростую по последствиям технику вне боя считаю безумием. Нужно взбодриться. И у меня есть другой вариант, с менее сложным откатом.
   Только до квартиры доберусь.
   Девушка встретила меня в коридоре, едва я успел открыть дверь своим ключом. Наэлектризованная и растрепанная, как кошка, на которую вылили стакан воды. Последние недели и у нее выдались нервными.
   А мне очередной минус. Даже не заметил, как выпустил из рук Сферу.
   -- Привет, Эм. -- Вяло махнул я рукой, заодно скидывая набитую наличностью спортивную сумку. -- А я тут как раз проходил мимо.
   -- Ты кто? -- Замерла та в угрожающей стройке, совершенно не обращая внимания на то, что одета только в нижнее белье.
   "Эээ". -- Немного подвис я, прежде чем осознал, что и иллюзия так же с меня слетела. А под ней у меня только безликий тактический костюмчик специальной подгонки.
   Похоже, меня еще не атаковали только по той причине, что узнали мой голос, который я в разговорах с бывшей слугой не сильно менял от оригинала.
   -- Я тот, кто спас твою попку от посягательств портовой швали. -- Я немного покачнулся. -- И собираюсь и дальше это делать.
   -- Днем ты выглядел выше. -- Напряжение та немного убавила, но до расслабленности еще далеко.
   "Боги!" -- Мысленно выдохнул один смертельно уставший интуит. -- "И на эти ненужные выяснения я трачу свое время".
   -- Морито Хитоми -- такое имя я дал тебе сегодня. -- Привел я, как показалось, веский аргумент. И, прежде чем девушка успела открыть рот, продолжил: -- И момент для твоих вопросов все еще не наступил.
   Милый ротик закрылся. Вот и хорошо.
   -- И что от меня нужно? -- Подобралась та.
   Правильный вопрос. Все же она далеко не безнадежна.
   -- Для начала, оденься. -- И Эмилия только сейчас понимает, что стоит в неглиже, и срывается в свою комнату так же быстро, как и полминуты назад вырвалась из нее. -- А, во-вторых, собирайся. Мы уходим.
   Прижимаюсь спиной к стене. Главное не приседать, иначе точно отрублюсь. А мне еще за сестрой нужно заехать и захватить пару вещей из жилища Киоу. А после везти всю дружную компашку в безопасное место. Ночь только начинается.
   Точка.
   "Нет. Должен успеть".
   Но расслабляться буду, когда точно уклонюсь от опасности и вытащу двух дам. И, пока жду, стоит пройтись по пути, альтернативному Очищению.
   Надсмотр.
   А ломать я собирался собственную броню. Ну, не то чтобы прямо ломать... скорее запускать скрытые функции. "Ронин 2" предназначен для использования в разведке. Не поверю, что в него не включили некоторые функции, о которых уже задумывалась современная мне военная мысль.
   Например, вкатить что-нибудь бодрящее тому, кто вынужден неподвижно сидеть на позиции несколько дней. Наверняка, должна быть и встроенная аптечка. Вопрос в том, насколько аристо переработали конкретно этот костюм. Моя ставка на их лень. Все же это слишком круто -- делать полный эксклюзив для одного единственного человека. Да еще и простолюдина, к тому же.
   Логично?
   Открывшаяся моему внутреннему взору схема была в несколько раз проще той, с которой работал днем. В броню просто навтыкали кучу программных заглушек. Осталось найти и убрать нужную.
   Спустя пару минут, более или менее разобравшись что к чему, я приступил к экспериментам. Грузим в электронный мозг ситуацию, когда вымотанному человеку необходимо быть бодрым, и отслеживаем реакцию. И, судя по ее наличию, мои прежние выводы оказались верны.
   Глушим отклик.
   Теперь ситуация номер два под условным названием "разведчик ранен". Повторяем алгоритм, запоминая результат и все так же обрывая отклик -- не хватало еще, чтобы меня накачало слоновьей дозой лекарств.
   А сейчас кульминация.
   "Разведчик добыл важную информацию и попал в руки врага".
   Управляющий импульс расходится веером по всей сети, пытаясь выжать из даруемых тактической броней возможностей весь максимум. И это выливается в краткосрочное многократное увеличение силы и скорости, а перед этим уже знакомый мне коктейль для бодрости. Правда в двойном размере.
   Все в сумме даже подростка превратит в суперсолдата. Про неизбежные последствия промолчим.
   "Что же". -- Мысленно сказал я. -- "Могло быть и ху..."
   И прежде чем додумал, это самое "хуже" и случилось. От управляющей матрицы вышел запрос об изменении ситуации. Через мгновение та получает отрицательный ответ и пытается вколоть мне фирменный коктейль бодрости, но уже с зашкаливающей концентрацией. А затем следует непрекращающийся шквал запросов об изменении состояния здоровья носителя, то есть меня.
   Обрываю все к чертям и тяжело вздыхаю.
   Выходит, я только за последние сутки мог быть убит этим "подарочком" дважды. И хрен бы что успел с этим сделать.
   Тем, кто не понял, объясняю.
   Если бы я или Химура попали бы к врагам живыми, то костюм сначала дал бы ровно одну попытку на побег, в случае неудачи которого обеспечил бы своему владельцу остановку сердца.
   А самый сок, знаете в чем?
   Никакой программной заглушки конкретно для этой ситуации никто не поставил. Вот вам и аристократическое человеколюбие. В случае реальной опасности попадания в плен, Химуру убила бы собственная броня.
   "Секундочку". -- Внезапная догадка заставила меня взбодриться. -- "А ведь это и должно было с ним случиться".
   Весь отряд уничтожен, а он -- единственный выживший, который ничего не сможет противопоставить убийцам. Следуя логике аристо, парня нужно убрать. Так почему этого не произошло?
   Залазим глубже, туда, где хранятся логи. И натыкаемся на интересную картину: управляющий сигнал был отправлен со смертью последнего члена экспедиции, а, по совместительству, и ее главы, и по своей сути не сильно отличался от ситуации с попаданием в плен.
   Иными словами, парень не должен был успеть добраться до комнаты, в которой на него напали три тени, а, следовательно, и вырвать меня из настоящего тела. К тому моменту тот обязан был последовать за сопартийцами.
   Так почему нет?
   "Не понимаю". -- Вынужден был признать я. -- "Заглушек нет, управляющая цепочка не нарушена, как и ее дубликат..."
   По всему выходило, что Химуру должно было вырубить еще в тот момент, когда он только-только вступил в пределы "Эфира-17". И только одна единственная сила могла предотвратить подобный исход. Та самая сила, что именовала парня "дружественной целью". Если объект Предтеч защитил Химуру от агрессивных теней, то почему бы ему не сделать это и с посмертным подарком от предводителя экспедиции?
   "Хорошо. Можно считать, что с этим разобрался".
   Выковыривать все закладки из перешедшей мне по наследству брони сейчас некогда, но займусь я этим обязательно. А сейчас, время отведать японскую версию энергетика для военных. Ослабленную в три раза.
   И результат проявляется практически мгновенно. По телу прокатывается освежающая волна, одновременно и горячая, и ледяная. Начав движение от кончиков пальцев, она мягко ударяет в голову, принося туда чёткость и связность мыслей. Чертовски быстро и эффективно. Надеюсь, расплачиваться за это придется не годами жизни.
   Впрочем, это проблемы Химуры.
   Мои проблемы в том, чтобы уговорить сестренку покинуть родной дом, взяв оттуда минимум вещей и оборвав все связи со знакомыми и подругами. Если таковые, конечно, имеются.
   Закончили мы с Эмилией практически одновременно, так что никто никого не ждал. Идти было не так далеко, и мы отправились на своих двоих. На ходу я накинул иллюзию самого себя, но без брони, а поверх этого накрыл нас обоих Сферой.
   Слуга смотрела с интересом, но мои трюки никак не прокомментировала. Я же все свое внимание направил на Точку.
   В норме, но лучше все же поспешить.
   В квартире, что так и не получила возможности стать мне родной, стояла тишина. В отличие от Эмилии, Изуми не ринулась на поздних гостей с боем. Она даже не проснулась.
   -- Эм, подожди на кухне. -- Полуприказал-полупопросил я.
   Разговор предстоит не из легких. Сказать ей правду или обойтись ложью, по типу той, что говорил настоящий Химура?
   Я медленно подошел к комнате младшей сестренки. Все еще не придя к единому мнению, аккуратно толкнул дверь. Приблизился к сладко спящей девчонке. Какая-то часть сознания твердила мне, что я трачу время на какую-то глупость, но я словно не слышал ее.
   -- Сестра. -- Тихо позвал я. -- Прости...
   А затем в голове словно лопнула какая-то невидимая струна.
   "И что это, мать вашу, было за явление?" -- Мой разум натурально бурлил. Я будто на мгновение потерял над собой контроль. И мне это не понравилось.
   -- Химура? -- Сонно переспросила Изуми.
   -- Вставай. -- Излишне сухо сказал я. -- Мы в опасности. Нужно уходить.
   -- Что? -- Переспросила та, все еще находясь одной частью в состоянии сна. -- Куда уходить? Это что, шутка?
   -- Нет, Изуми. Это правда. -- Я мысленно прислушался к себе, больше не чувствуя никаких странных порывов. -- Есть люди, которые желают нам зла. Я старался не говорить тебе об этом, но сейчас нам нужно бежать.
   -- Но зачем? Мы же можем вызвать полицию и все им рассказать. -- Продолжала святая наивность в лице девчонки. В ее мирке это был самый решительный шаг, который бы поборол любую проблему.
   -- Они не смогут нам помочь. -- Я старался говорить спокойно, но внутри рождалась злость. Нет, не на Изуми, которая, по сути, еще ребенок. Злился на то, что произошло в начале разговора.
   С внезапно пробудившимся Химурой я буду разбираться в первую очередь. Даже раньше закладок в моей броне. Ее я просто сниму, когда эта растянувшаяся на двое суток ночь закончится, а вот с наведением порядка в собственной голове таких простых решений нет.
   -- А как же родители? -- Задала сестра новый вопрос, а в ее голосе послышались слезы.
   "Браво, Александр. Вот только истерики малолетней девчонки тебе и не хватало. А время-то идет".
   -- Родителям мы всегда можем позвонить. -- И не соврал даже. Вот только никто не ответит.
   -- Но... -- Та наморщилась. -- Я не понимаю. Разве у нас есть враги?
   -- Изуми, просто доверься мне, хорошо? Сейчас нет времени на разговоры, но, как только все наладится, я отвечу тебе на любой вопрос.
   -- Ладно. -- Согласилась она.
   -- Бери только самое важное. -- Предупредил я, выходя из комнаты сестренки и заворачивая в свою.
   "Заминировать бы тут все". -- Задумчиво оглядел свое временное прибежище. -- "Кто бы сюда не заглянул после нас, это будет враг".
   Но это все бесплотные мечты. Возвращаясь к реальности, у меня здесь только два дела. Первое -- переписать номера из записной книжки телефона Химуры, второе -- забрать те средства, что я добыл в прошлый раз.
   Никаких документов и личных вещей с собой брать не планирую. Мне они ни к чему. Надо бы и за Изуми приглядеть, чтобы не вздумала взять с собой чего-нибудь лишнего.
   Такси я заказал с собственного мобильного, и уже через пятнадцать минут мы покинули семейное гнездышко Киоу. Возвращаться в это место я больше не планирую.
   -- Остановите здесь. -- Попросил я водителя где-то на половине пути к адресу, который выбрал методом рандома. И, уже обращаясь к своим дамам, добавил: -- Мы выходим.
   -- Цена останется той же. -- Хмуро напомнил мне человек за рулем правила его компании.
   -- Не возражаю. -- Достал я нужное количество купюр и передал их собеседнику.
   Захват Внимания. Захват Разума.
   Четверть минуты спустя, взгляд таксиста стекленеет и тот медленно оседает в водительском кресле.
   -- Изуми. -- Я отвернулся от потерявшего сознание человека и требовательно протянул руку в сторону сестры. -- Отдай мне свой телефон.
   Та с испугом смотрит на таксиста, затем на меня, но мобильный отдает. Кладу его на переднее пассажирское сиденье вместе со своим. Хлопаю дверью, от чего человек за рулем, вздрагивая, приходит в себя и смотрит в нашу сторону неосмысленным взглядом.
   Я киваю ему, и тот трогается с места. Движения механические, но дорогу машина держит уверенно. До конечной точки маршрута такси доберется без нас. Там водитель выйдет и, пройдя с десяток метров, избавится от наших с сестрой телефонов. После чего вернется назад, заведет машину и поедет за следующим заказом с полной уверенностью, что до конца маршрута добрались мы все.
   -- Пойдемте. -- Махнул я рукой девушкам.
   -- Что это было? -- Спросила сестра, сделав два шага в мою сторону и замерев на месте. -- И кто эта женщина с тобой?
   Эмилия, спасибо ей за это, вопросов не задавала.
   -- Изуми, сейчас не время. -- Напоминаю про наш договор.
   -- Ты изменился. -- Не сделала и шага та. -- Твои ночные отлучки, прогулы в школе, а теперь какие-то безумные поездки...
   "Не было печали". -- Мысленно вздохнул я. -- "Но глупо ждать от девчонки иного".
   Точка показывает медленно расслаивающийся клубок. Цвета тот не теряет, а это значит, что опасность пока только отсрочена. В принципе, можно и поговорить. Рано или поздно все равно к этому придет.
   Сфера на нас троих.
   -- Да, ты права. -- Приближаюсь к ней и обнимаю. -- Я многое тебе не рассказывал, и прошу за это прощения, сестренка. Все началось с того момента, как родители перестали нам звонить...
   -- Но ты говорил, что это нормально и что они сами об этом предупреждали.
   -- Да. -- Соглашаюсь с ней, мысленно костеря Химуру. -- Такое с ними случалось раньше, поэтому я успокаивал сам себя. Но правда в том, что в этот раз они исчезли без предупреждения.
   -- Выходит... -- По лицу сестренки моментально протянулись две соленые дорожки. -- Папа с мамой...
   -- Они живы. -- Уверенно сказал я, сам, впрочем, не сильно веря в свои слова. -- Но теперь враги подобрались к нам. -- Делаю тяжелый вздох. -- С каждой секундой они все ближе, поэтому я и говорил, что сейчас не время для вопросов.
   Молчание.
   -- Хорошо. -- Наконец, говорит она. -- Я тебе верю.
  
  
  
   Я лежал и смотрел в потолок. Сон не шел. Последние сутки мне казалось, что стоит только коснуться подушки, чтобы тут же отрубиться, но... вот я лежу в комфорте и относительной безопасности, а сна нет и близко. То ли хапнул слишком много адреналина за последнее время, то ли слишком многое требует обдумывания. А, возможно, японский "бодрячок" даже в уменьшенной дозе оказался слишком эффективным.
   А вот сестренка, на удивление, таких проблем не испытывала, сопя за милую душу. После того разговора, проблем с ней больше не было, и мы отправились далее по плану.
   Который, по никому не ведомой причине, привел урожденную Морито в заранее снятый обширный гостиничный номер. Правда, персонал так и не смог бы вспомнить момента, когда его забронировали. Как и не знал никто в этом здании, что гостей на самом деле трое.
   -- Хорошая легенда. -- Полушепотом сообщила мне бывшая слуга, чуть свесившись с кровати.
   Спальных мест здесь было два, так что себе я постелил на полу.
   -- О чем ты?
   -- О твоем разговоре с девочкой. -- Пояснила она. -- Это твоя сестра?
   -- Это не легенда. -- Я прислушался к мерному дыханию обсуждаемой особы. -- Не все из сказанного. И да, она моя сестра.
   Молчание.
   -- Ты же не ради этого начала. -- Не выдерживаю я.
   -- Почему ты ей просто не приказал следовать за тобой? -- Я приподнял бровь. Света в комнате было немного, но мою пантомиму Эмилия увидела и добавила: -- Как тому таксисту.
   -- Тот таксист мне никто. Да и не навредят ему ничем мои действия. -- Я призадумался. -- И давай уже с главного.
   -- С тобой сложно беседовать. Постоянно создается ощущение, что говорю не с подростком, а с кем-то, кто даже старше меня. -- Улыбнулась голосом девушка. Я никак на это не прореагировал, давая той время на формулирование мыслей. -- Ты -- архонт?
   -- Наверное, да. Хотя сам себя я называю интуитом.
   -- Есть разница?
   -- Возможно. Я не так давно в их рядах, не успел еще толком разобраться.
   -- Ты знаешь, что на самом деле произошло с родом Андо? -- Спросила она, даже приподнявшись на своем месте. Похоже, бытие слуги все же оставляет слишком сильный след, раз это первое, что ее интересует.
   -- Нет. -- И это правда. Я лишь с высокой степенью догадываюсь. -- Но я в поисках того самого архонта, о котором ты мне рассказывала.
   -- И какое место у меня в твоих планах?
   Не доверяет. Я спас ей жизнь, но предстал с фальшивой внешностью. Да и с сестрой не был до конца искренним, и Эмилии это известно. Она многое мне о себе рассказала, а, учитывая, что я побывал в ее разуме, то гораздо больше, чем думает сама, и в то же время про своего спасителя не знает практически ничего.
   -- Его нет. -- Я вновь уперся взглядом в потолок. -- Как уже ранее говорил, твое вызволение из плена -- стечение обстоятельств. Но если говорить о моих планах, то далее Морито Хитоми должна приобрести небольшой дом с участком. И на этом все. После она может делать практически что угодно. -- Ловлю взор девушки. -- А вот Эмилии позволено меньше. Если она будет беспечной, то рискует вновь оказаться в плену.
   -- С этим ясно. А что будешь делать ты?
   -- Готовиться к неизбежной встрече с врагами. -- Пожимаю плечами. -- У нас всех они одни и те же.
   -- А ты полон сюрпризов. -- Вздыхает девушка, падая обратно на спину. -- Никогда бы не подумала, что меня спасет школьник. -- Та усмехается. -- Ты прямо как герой манги: обретаешь сверхспособности и борешься с неизвестным обывателям злом, а по будням прилежно учишься и тайком поглядываешь на самую красивую девочку в классе.
   -- Похоже, я очень плохой герой.
   -- Разве? И почему же?
   -- Я не собираюсь менять этот мир к лучшему. И, поскольку школу я безнадежно прогуливаю, то и с прилежным обучением у меня проблемы.
   -- О. -- Заинтересованно протягивает Эмилия. -- Выходит, и девушки у тебя тоже нет?
   И как разговор свернул на эту тему?
   -- Нет. Но если попытаешься меня соблазнить, то я сдам тебя за домогательства в полицию.
   -- Дурак. -- Слышу я в ответ.
   После чего беседа утихает.
   "Нет, не дурак". -- Продолжаю я изучать потолок. -- "И даже девушка у меня есть. Не здесь".
   И пусть те отношения крепкими не назовешь, они были и, надеюсь, будут единственными. А тут я ненадолго.
   -- Химура. -- Слышу я голос отвернувшейся от меня слуги. -- Ты не такой плохой герой.
   Вот и понимай это как хочешь...
  

Глава 11

  
   Сегодняшняя погода принесла сюрприз в виде немилосердно припекающего солнца, но я, тем не менее, предпочел оставаться на улице, нежели идти внутрь двухэтажного дома.
  
   Сайт временно недоступен. Ведутся технические работы.
  
   Прочитав глазами выскочившую надпись, я медленно отодвинул от себя ноутбук и потянулся. Легкий ветерок шевельнул мои волосы, напоминая о том, что пора бы уже укоротить отросшую шевелюру.
   "Вот я и заимел свою первую недвижимость в этом мире".
   И заодно выиграл в гонке со временем, едва ли не впервые получив возможность без спешки обдумать ситуацию. А она оставалась для меня скверной.
   Все было сделано правильно и своевременно, только поэтому враг потерял нас из виду. Но ход, который я совершил, не является панацеей. Если просто пассивно сидеть на одном месте, то нас рано или поздно найдут. Поэтому следующим делом станет канализирование гнева аристо на моих недоброжелателей.
   Благо, наживку они уже заглотили.
   Сайт, на который я попытался сейчас зайти, принадлежит семейству Тиллей. Тот самый японский филиал. И, похоже, Арны по моей наводке все же что-то накопали. И если так, то самое время подкинуть им еще информации.
   Вообще, оказавшись в относительной безопасности, я задался множеством вопросов, на которые до этого просто не было времени. И один из них -- как теневики так быстро оправились и переключились на меня?
   Это, разумеется, было мной ожидаемо, но не на следующий же день после стычки с аристо.
   Ответ мне подсказала Точка.
   В роли загонщиков выступали совсем иные люди, нежели те, что напали на род Акаяши. Большинство же из первоначальной атакующей группы сейчас и вовсе находились за пределами Японии.
   Но об этом аристо знать необязательно. Они желают мести врагу, и я дам им этого врага. С удовольствием вписал бы в будущую свару и Себастьяна, что, напротив, пока не торопился улетать из страны, но его нить оказалась мне абсолютно неподвластна... чертова ходячая аномалия.
   Нить же второй анамолии под именем Томас и вовсе не желала находиться. Но на его счет больших беспокойств не было. Едва ли мы увидим этого товарища в ближайшем будущем.
   В целом, ситуация с новыми-старыми врагами пока остается под контролем. Как показала практика, с бойцами уровня элитных теневиков аристо справляются. Что же касается тех, что повыше... надеюсь, что таких "Томасов" на той стороне не десятки.
   И все это вновь возвращает меня к вопросу моих собственных сил. А их, как я уже подмечал ранее, совершенно недостаточно, чтобы выступать один против всех. Не тот мир, не те правила.
   В памяти еще был жив момент с попыткой Захвата Разума, что я провел в своей первой битве здесь. Да и определил же как-то мое местоположение фон Тилль? И странно не то, что ему это удалось, -- Бог ведает границу возможностей этих теневиков -- странно то, что после него ни у кого этого больше не получилось. Томас лишь почувствовал мое присутствие, а это далеко не одно и то же.
   Очень, я бы сказал, странно.
   Несомненно, сейчас моя Сфера более надежна, чем даже неделю назад, но только ли в этом причина?
   "Нет данных".
   Как и по десятку других вопросов. Но здесь даже нет возможности узнать ответ. Ведь спросить можно только у пленного любителя теней. А это точно не моего уровня задача.
   "С другой стороны, аристо вполне могут и взять кого-то живьем". -- Начал я продумывать интересную мысль. -- "Возможно ли будет проникнуть на их территорию и пообщаться с затрофеенным врагом?"
   Ответ достаточно однозначен. Да. Но и риск немалый. Особенно, когда рядом будет находиться Себастьян, который для меня та еще загадка.
   Устойчивость последнего к Прессу гораздо выше Эмилии. Сдвоенная атака едва на него повлияла. Почувствует ли тот мое присутствие, если не будет отвлечен сражением?
   И что-то не ощущаю желания выявлять ответ практикой.
   По крайней мере, пока не верну себе Нырок. Ведь то, что мои силы не очень подходят для прямого силового противостояния, никак не влияет на мое желание их восстановить. Это должно открыть иные перспективы, чем простой мордобой.
   Я же интуит, в конце концов, а не пользователь ДТ.
   И раз команды профи мне тут, скорее всего, не собрать, то буду пока пользоваться тем, что подвернется под руку. Подобно тому, как воспользовался бандой похитителей в порту и собираюсь воспользоваться аристо теперь.
   Одноразовые инструменты, которые, тем не менее, позволяют выживать тактически.
   Что касается стратегии, то для меня она неизменна и заключается в выходе на Луизу. Кстати, вполне вероятно, что Себастьян как-то с ней связан, но узнать об этом можно либо у верхушки Арнов, либо у самого Себастьяна.
   Пока не вариант.
   Продолжая говорить про стратегию... Был в ней один тревожный момент, о котором я уже мельком задумывался. Связанный с моим попаданием, а если точнее, то с не сработавшими закладками в броне Химуры.
   Мое предположение о том, что парню не дал погибнуть "Эфир-17", наделяет железного собственной волей. А это сильно меняет расклад.
   Ведь если принять это за истину, то мое появление здесь перестает выглядеть цепью случайностей.
   И как бы не оказаться в ситуации, когда в дополнении к разрешению другого архонта мне придется делать что-то более эпичное? К тому же если машины врать не обучены, то касается ли это машин с собственной волей? Да еще и созданных не людьми, а, значит, и логика их может оказаться иной.
   Я все это к тому, что у засунувшего меня в тело японского школьника древнего агрегата во всем этом может оказаться свой интерес. Зачем-то же их создали и дали такие возможности?
   Жаль, что сейчас нет никакого способа с тем поболтать. Географически "Эфир-17" находится где-то на территории современной мне Монголии. Здесь эти места называют Диким Полем. И это та еще клоака, куда лучше не соваться без подготовленной хорошо вооруженной группы.
   Но от дел будущего вернемся к настоящему. Как и собирался, я тщательно просканировал самого себя на остатки личности Химуры. И ничего не нашел. Остается надеяться, что тот взбрык был первым и последним. Получить такое, с позволения сказать, "пробуждение" прямо в разгар боя крайне не хотелось.
   А вот с тактической броней все было куда проще. И, по уму, следовало заняться этим вопросом куда раньше, а не прятать прощальный подарок Акаяши по съемным квартирам. Повозившись с ним пару-тройку часов, я стал обладателем абсолютно чистой от всяких скрытых функций брони.
   С щитами на четырех процентах.
   Зато появилась полная уверенность, что никто не решит мне поставить неожиданный укольчик. Да и режим работы на износ теперь могу включить по собственной воле.
   "Надеюсь, никогда не придется этого делать". -- Тут же подумал я, сам не сильно в это веря.
   Заодно покопался в логах. Но больше ничего стоящего в них не нашел. Разве что информацию о том, что пару раз костюм пытался подключиться к тактической сети группы. Неудачно, разумеется.
   Эту активность я так же пресек -- не хватало еще выдать меня перед аристо. И пусть сигнал бьет всего на пару километров, от случайного обнаружения это не застраховывает. Я же не всегда держу броню под Сферой. Иногда и простой иллюзией приходится обходиться.
   Из важного, вроде бы, больше ничего не забыл.
   Дамы мои, кстати, сейчас активно обживают перешедшую в полное их распоряжение собственность. Единственное что я успел сделать, так это зарезервировать рабочий кабинет.
   Вообще, они неплохо поладили. Во всяком случае, с виду. И да, с сестрой у меня состоялась еще одна беседа. Пришлось немного приоткрыть карты. В частности, я рассказал про поход аристо, постигший его разгром и свою роль во всей этой неприятной истории. А также произвел небольшую демонстрацию умений. Иллюзорный попугай Изуми впечатлил.
   Так же выдал той чуть подправленную версию о судьбе бывшей слуги. И вновь покаялся за вранье Химуры, пообещав ничего больше не утаивать, и взамен стребовал обещание не нарушать новых правил.
   А именно: не контактировать ни с кем, особенно со знакомыми, не заходить в интернет под своими паролями, и вообще лишний раз не отсвечивать. Даже с соседями не общаться. Вот им точно не стоит знать, что тут живут два школьника-прогульщика и женщина, чья внешность не сильно похожа на ту, что у ее свеженьких документов.
   Кстати, Эмилию я все же заставил заучить свою новую легенду. Вреда от этого точно никакого нет.
   Возможно у кого-то возникнет вопрос, почему я для Морито использовал иллюзорную, а не оригинальную внешность девушки? И на это есть несколько причин. Одна из них в том, что документы, которые я ей создал, пусть и настоящие, но глубокую проверку им не пройти. Для этого пришлось бы взломать вообще все системы, к которым отправлялись запросы. Я же, как все помнят, лишь перехватывал и подменял нужные сигналы.
   Главная же причина -- внешность бывшей слуги уже есть во всех базах данных. И любая камера наблюдения, на которую она попадется, определит ее в первую очередь именно как Эмилию, а уже потом пойдет навязанная системе личность Хитоми.
   Если на пальцах, то это выглядит примерно так.
   Если у девушки вдруг возникнет необходимость покинуть дом, и ее заметит камера, то враг лишь узнает, что Эм была в определенное время в определенном месте.
   Если же я насильно бы вписал новую личность, то и ее система выдала врагу. И тот получил бы возможность узнать имя, под которым скрывается цель. А там и до меня полшага.
   "Все планы горят на мелочах".
   Мысль достаточно известная. И именно поэтому я стараюсь предусмотреть если и не все, то как можно больше. Не уверен, что получается без ошибок, но мотив стараться у меня самый что ни на есть мощный.
   А что еще сравнится в этом с дыханием костлявой?
   Подтягиваю к себе ноутбук и обновляю страницу. Без изменений.
   По уму, следовало бы контролировать и направлять разгром этой ячейки теневиков лично. Но я в этот момент был занят вопросом выживания. Вот и приходится теперь гадать по косвенным признакам.
   Аристо не любят выводить свои разборки в публичное поле, так что не стоит ожидать от них официальных заявлений. Немцам тоже не с руки спорить. Их бизнес в этой стране в любом случае потерян.
   Это если Арны найдут хоть что-нибудь предосудительное. А они найдут.
   Сейчас я отслеживал не только сайт, но и линии отдельных людей. Например, того бойца Акаяши, через которого решил действовать, а также некоторых уже известных мне теневиков. Часть этих линий уже сплелись в один клубок. И его творцом выступил я.
   Будет жарковато.
   На крыльце показалась бывшая слуга, несущая в руках кучу какого-то хлама. Дом достался нам в виде "как есть", со всем, что необходимо для жизни. Однако девушки не были бы девушками, если бы тут же не затеяли перестановку и капитальную уборку.
   Я в их бурную деятельность старался не вмешиваться -- пусть развлекаются. Этот дом все равно для меня лишь временное жилье, так что могут делать с ним все, что хотят, лишь бы стены с крышей устояли.
   Эмилия, тем временем, освободив руки и узрев меня, приблизилась.
   -- Вот. -- Передо мной лег исписанный мелким почерком листок.
   -- И что это? -- Задал я логичный вопрос, переводя взгляд с девушки на бумагу.
   -- Список того, что нужно купить.
   -- Хорошо. Посмотрю чуть позже. -- Кивнул я, прижав тот ноутбуком, и серьезно взглянул собеседнице в глаза. -- Эм, сегодня я отлучусь, присмотри за моей сестрой.
   -- Что ты под этим подразумеваешь? -- Уточнила та.
   -- Изуми -- умная девочка, но она еще слишком маленькая, чтобы осознавать всю степень опасности нашего положения. Не хочу, чтобы какая-нибудь глупость стоила ей жизни.
   -- Ясно. -- Девушка согласно прикрыла глаза, но уходить не спешила. -- Что, если ты не вернешься?
   Хороший вопрос. Человеку всегда свойственно надеяться на лучшее, и, похоже, я слишком сильно поверил в свою исключительность, раз до сих пор не задумался о таком развитии событий.
   Что станет, если я проиграю?
   Для Изуми, пожалуй, это даже к лучшему. Сама по себе она никому не интересна, только в связке со мной. Правда, судьба ее в таком случае -- оказаться в приемной семье. Совсем не то, что я для нее хотел бы. Все же чувства к сестренке, судя по всему, перешли ко мне по наследству от Химуры в полном объеме.
   Попросить Эмилию присмотреть за ней?
   Не вариант. Без меня та сама очень скоро окажется под прицелом. Денег-то у них хватит для долгой безбедной жизни, но слабость не в том, а в ее документах. Уже говорил.
   Рано или поздно ее найдут, и тогда Изуми подпадет под удар.
   -- Если не вернусь в течение двадцати четырех часов, то улетай из страны. -- Прервал свои размышления я. -- Документы, что я тебе дал, позволят это сделать. Но после -- избавься от них. Они превратятся в след. -- Я жестом прервал хотевшую что-то сказать девушку. -- Куда ты направишься и что будешь делать дальше, решай сама. Мне это знать не нужно. И тем более этого не нужно знать моей сестре.
   -- Что с девочкой? -- Задала та неожиданный вопрос. Не думал, что ее так взволнует судьба едва знакомого подростка.
   -- Напишу ей письмо. Передашь, перед тем как уйти.
   -- Хочешь, чтобы я оставила ее одну?
   -- Да. Для вас обоих это будет наилучшим решением. -- Я кинул задумчивый взгляд в небо. -- Впрочем, помирать я пока не планирую, так что это все нам не понадобится.
   -- Никто не планирует.
   И не поспоришь. Но будем надеяться, что мои планы переживут столкновение с реальностью. Все же влезать в слишком крутые разборки мне необходимости больше нет. Пока что. А с остальными разберемся.
   -- Братик! -- Высунулась из окна второго этажа Изуми, прерывая тем самым нашу беседу. -- Помоги мне подвинуть мебель. -- И, не утруждая себя моим ответом, исчезла обратно.
   Ну, что же. Придется и мне внести лепту в творящийся разгром. И кто бы мог подумать, что броню разведчика, что уже давно стала для меня второй кожей и что не снимаю с себя уже десятками часов подряд, будут использовать, чтобы перемещать шкафы по дому?
   -- Есть еще вопросы? -- Поинтересовался я, мельком пробегая по врученному вначале разговора списку. Похоже, нас всех ждет поход по магазинам. Заранее сочувствую самому себе.
   Придется держать сразу три иллюзии. Для себя, для Хитоми и для Изуми. А ведь для последней, кстати, образ еще не продуман. И этим тоже предстоит заняться. Чем лучше представлю конечный результат, тем более правдоподобный фантом окажется на ее месте.
   -- Один: как долго мы здесь пробудем?
   -- Не знаю. Слишком много факторов. Но вещи первой необходимости лучше всегда держи собранными.
   -- Хорошо. -- Согласилась та, возвращаясь внутрь.
   Куда, спустя несколько минут, последовал и я. Однако перед этим вновь обновил страницу сайта. И на этот раз текст изменился с безликого извещения о технических работах на достаточно увесистое полотно.
   Сработало.
   И пусть аристо не стали втаптывать весь немецкий филиал в грязь, ограничившись, судя по Точке, только местечковой атакой на связанных с ним теневиков, семья Тиллей полностью себя дискредитировала. В Японии ей делать больше нечего.
   Мой первый удар по врагу. По масштабам он, конечно, ближе к уколу, который те едва заметят, но начинать же с чего-то нужно. Они дали мне время, и я заставлю прочувствовать всю степень их ошибки.
   С этой мыслью и легкой улыбкой я отправился вершить великие дела. Налаживание эстетического комфорта путем перемещения громоздких предметов интерьера за такое же считается?
   Сторонний же наблюдатель, если таковой здесь оказался бы и заглянул в забытый ноутбук, мог наблюдать весьма эмоциональное сообщение. В нем говорилось о непреодолимых обстоятельствах и тяжелых решениях, о судьбах людей, связанных с многолетним делом, и политических игра, о... а, впрочем, читайте дальше сами.
  
   ...За двадцать пять лет нашего присутствия на рынке Японии произошло много знаменательных событий. Мы выпускали революционную продукцию и разрабатывали инновационные решения для наших заказчиков.
   Особую гордость для нас представляют масштабные исследования, которые проводились в кооперации со многими мировыми лидерами в области промышленного оборудования.
   Да. Мы уходим с рынка Японии, но результат нашего труда остается здесь.
   И я хочу поблагодарить каждого человека, вне зависимости от его гражданства, что работал с нами.
   Я говорю вам спасибо за эти годы.
  
   Генеральный директор
   Industrielle Maschinen G. Till
  
  
  

Глава 12

  
   Высовываюсь из-за угла и отправляю в сторону противников пару плазменных шариков. В ответ прилетает с десяток пуль, оставляющих кучу отпечатков на противоположной стене.
   -- ВНИМАНИЕ! -- Сообщает мне знакомый женский голос. -- ЩИТ ВЫВЕДЕН ИЗ СТРОЯ! ПОКИНЬТЕ БОЙ ДЛЯ ЗАМЕНЫ ЭНЕРГОЯЧЕЙКИ!
   И уже даже не важно, что именно сняло последние проценты: рикошет или разлетевшиеся осколки стены. Факт в том, что отныне мне категорически не рекомендуется подставляться.
   "По крайней мере, теперь не нужно задумываться, на какую из атак четырех процентов хватит, а на какую нет".
   Выглядываю на долю секунды в попытке приласкать кого-нибудь техникой, но просвистевшие мимо пули весьма доходчиво намекнули мне, что лучше этого не делать.
   "Зажали, уроды".
   А ситуация не такая уж и веселая. Уходить некуда, ибо меня загнали в тупик. И пока спасает только отсутствие под рукой у врагов гранат и тяжелого оружия. Но это они скоро исправят. Для них общее положение в последние минуты наоборот стало весьма определенным.
   Хотя, возможно, они не захотят рисковать целостностью той вещи, которую я у них умыкнул?
   Слабенькая надежда, откровенно говоря.
   Заказ Змея оказался той еще подставой. И обвинять-то кроме себя некого. Вопрос лишь в том, знал об этом владелец подпольных арен или нет.
   Думаю, что все-таки нет. Иначе придется признать, что, во-первых, он чертов гений, а, во-вторых, живой мертвец. Так как такое ему с рук точно не спущу.
   Если выберусь из этой передряги.
   В чем проблема, спросите вы? И какого это я хрена, вместо того чтобы уйти под Сферу, устроил веселые пострелушки?
   Ну... тут как-то так сразу и не объяснишь.
   В этот момент нескончаемый смертоносный ливень из пуль прекратился.
   О. Похоже моим визави надоело впустую тратить боекомплект. Одно из двух: либо меня решили брать из чего-то крупнокалиберного, либо сейчас настанет звездный час их главаря, который в лучших традициях этого мира попытается заговорить меня до смерти.
   -- Сдавайся, чужак. -- Начал тот. -- Ты в безвыходной ситуации.
   Ну, что я говорил?
   А пока собеседник рвет глотку, у меня появилось немного времени. Как раз успею рассказать, как я добрался до жизни такой.
   Как это водится, поначалу все шло хорошо. Закончив с домашними делами и сделав моим дама очередное внушение, я отправился на встречу приключениям.
   Если же серьезно, то путь мой лежал в то самое место, из которого мы совсем недавно бежали -- квартиру семьи Киоу. В том клубке, что все еще был связан со мной, оказалось замешано слишком много людей. Я собирался произвести селекцию целей, а для этого стоило определить тех врагов, что пытались перехватить нас в родном гнездышке.
   Проще всего это было сделать, имея перед глазами объект их интереса.
   И эта часть моих вечерних дел не принесла сюрпризов. Выделив тройку теневиков, что и оказались ответственными за мою бессонную ночь, я никем не замеченным покинул пределы многоэтажки.
   Чтобы определить место, где находится уже их логово.
   Это не заняло много времени. Куда больше усилий пришлось приложить, чтобы узнать, как именно выглядят охотники, которые теперь сами превратились в дичь. И ими оказались трое мужчин европейской наружности.
   Наблюдал я за ними под Сферой, и, тем не менее, выдерживал строгую дистанцию. Если бы не знал, то никогда бы не заподозрил в них теневиков. С виду -- чистые туристы.
   Вот только места для своего паломничества те выбирали слишком странные. В частности, в их числе, кроме квартиры, побывала и моя школа. А еще секция, которую одно время посещала моя сестра.
   "Ищите-ищите". -- Думал я, отворачивая в сторону и выпуская врагов из поля своего внимания. -- "Свой шанс вы уже потеряли".
   Однако прямо сейчас я не собирался бежать жаловаться на плохих дядей к аристо, планируя решить проблему этих преследователей на следующий день.
   На повестке же остался заказ от Змея.
   И ничто не предвещало, как говорится.
   Зачем я вообще влез в это дело? Помимо той причины, что уже была озвучена, а именно налаживание контактов?
   Можно было сказать, что раз плата получена, то и результат стоит предоставить. Но, нет... Я, конечно, честный малый, но не с людьми, которые пытались меня убить. Второй по значимости пункт будет связан не с давлением совести, а с тем, что мне лично это не будет стоить ничего.
   Серьезно, какой риск для интуита может принести миссия, в которой всего-то и нужно, что сходить в пункт "А", взять там некую сверхценную безделушку и отнести ее в пункт "Б"? Не считать же за таковой обычных людей или даже чуть менее обычных юзателей ДТ? Последние, пусть и могут стать проблемой, но не думаю, что в криминал идут действительно сильные бойцы.
   Впрочем, Сфера, как я уже убедился опытным путем, не делает разницы.
   В итоге в логово что-то не поделивших со Змеем бандитов я шел почти как на прогулку. Наниматель предоставил мне известную ему информацию о местонахождении интересующей нас вещицы, а также о составе противоборствующей группировки.
   Так что, пока добирался, мысли мои были больше о будущем столкновении с орденом теневиков. Вот, кто действительно не давал повода к расслабленности.
   Они для меня остаются загадкой, и в этом проблема. Чтобы победить врага, его сначала нужно понять. А с пониманием все очень плохо.
   Взять того же Тилля и Томаса. Они явно по одну сторону доски. Однако их силы просто несоизмеримы. Ладно Томас, с ним я не успел пообщаться, а вот с немцем -- да. И тот говорил так, будто уже сталкивался с Луизой. Собственно, от него о ней и узнал же.
   А теперь вопрос: как все трое могут быть живы?
   Если искомый мною архонт способен противостоять автору недавней атаки на аристо, то такого как Тилль ей убить, что комара прихлопнуть. Но верно и обратное. Если с немцем возникают проблемы, то куда уж замахиваться выше?
   Абсолютно непонятная расстановка сил. Может, все-таки попробовать выйти на контакт с Себастьяном?
   "Ага. Разговор муравья с великаном".
   И я в данном случае не великан, если что. Да и подстрелил его тут буквально на днях, что едва ли добавит позитива в наше с ним общение. М-да.
   Так ничего и не решив, переключился на предстоящее дело. Совсем уж расслабляться не стоило.
   А на ужин у меня сегодня был не склад и не порт. Конкурирующая фирма расположилась в отдалении от ареала обитания привычных уже мне уголовников. И в деньгах те нужды точно не испытывали, так как обжили сеть соединенных друг с другом зданий. Которые, если верить предоставленным сведениям, к тому же имели минус три этажа в землю.
   Еще и обнесли все колючей проволокой и понатыкали камер. Не доставало только вышек с пулеметчиками, но за такой перформанс им бы точно сделали а-та-та.
   Что вовсе не значит, что этих условных пулеметов нет в наличии.
   Ну, да нас они и не интересуют. Штурм местных укрепрайонов в мои планы не входит. Единственная актуальная проблема заключается в том, чтобы определить текущее местоположение искомой вещицы. Вот об этом-то сведений не нашлось, лишь о том, что нужный предмет где-то за стенами.
   Начали.
   Сфера уже на мне, так что ловим взглядом ближайшую камеру и запускаем сразу Надсмотр.
   "Вот это размах". -- Присвистнул я про себя, наблюдая за медленно и величественно разворачивающейся перед моим внутренним взором схемой, состоящей из сотен камер и охранных дронов. -- "А не кисло зарабатывают местные мафиози".
   Забегаловка моего нанимателя на этом фоне не смотрится совершенно.
   И, судя по всему, с миллионом я знатно продешевил.
   Однако все эти рассуждения шли фоном, не мешая мне выискивать свою цель. Та вещь, что и стала предметом раздора, по заверениям Змея, являла собой какую-то древнюю абсолютно бесполезную безделушку. Из серии той, за которую толстосумы-коллекционеры готовы отваливать мешки денег, и которая сама по себе не несет никакой ценности.
   Какой из всего этого делаем вывод? Правильно, плотность зависшей передо мной схемы тем выше, чем ближе цель.
   И таких массивных пучков я насчитал аж семь штук.
   Сдается мне, что львиная часть бизнеса этих ребят и строится на приторговывании предметами седой древности. И, учитывая фактор Предтеч, заниматься подобным без надежной крыши аристо -- чистое самоубийство. Тут уж точно никакие вышки с пулеметами не спасут.
   "А Змей у нас -- рисковый парень, раз не побоялся влезть в это дело". -- Думал я, отсеивая первый пучок, за которым, на поверку, скрывалось отдельное хорошо освещенное помещение с пустым постаментом за толстым, наверняка еще и бронированным, стеклом. Так же там дремало четыре дрона.
   Опуская прелюдию, из семи камер хранения, лишь две были сейчас чем-то заняты. Увы, определить ту единственную, что нужна именно мне, дистанционно не вышло. Придется побродить.
   С проникновением вопросов не возникло. Данная группировка излишне сильно полагалась на автоматику: двери, что открываются только по пропускам, при этом отправляя сигнал на пульт охраны, пара человекоподобных дронов вместо секьюрити и... камеры наблюдения. Этих вообще не жалели.
   Мелочевка. Ни тебе датчиков движения, ни сканирования сетчатки, ни чего-то еще в том же духе. Что-то скудная фантазия у местных безопасников.
   По факту, сейчас я мог снять Сферу и сплясать гопака перед всей неодушевленной братией, так как себя уже вписал в систему, как дружественную единицу с максимальными правами доступа.
   Все же им стоило разбавлять дронов живыми людьми. Не то чтобы это все кардинально поменяло, но жизнь одному скромному интуиту чуток усложнило.
   Но мне ли жаловаться?
   Гораздо больше проблем доставил объем площадей, что занимала база. Все эти коридоры, внезапные тупики... пока разобрался, как добраться до нужного места, раз пять заблудился. Приходилось сверяться с добытой через Надсмотр схемой.
   И, по мере приближения к цели, плотность глаз и ушей возрастала, что настроило на максимальную серьезность. А перед последней дверью, что в толщину была в полтора метра, меня и вовсе ожидал сюрприз в лице пары юзателей ДТ. Это помимо все тех же дронов.
   Вот тут пришлось подзадержаться. И опять же Захват Разума противников происходил с совершенно разными трудозатратами. Надо с этим разбираться, надо!
   Но здесь обошлось хотя бы без сюрпризов, и каменной стойкости к моим атакам никто не демонстрировал. Единственное тонкое место во всей затеи.
   Дальше -- проще. Для дронов любое мое действие выглядело абсолютно законным, а парочка живых охранников на моем месте узрела своего главаря. Скользнула, правда, в их сознании какая-то тревога, но это чувство я подавил, заставив тех открыть проход.
   "Тяжеловато, но неделю назад я бы не потянул и половины из того, что сейчас делаю. Расту, что не говори". -- Проплыла мысль, пока я приближался к цели.
   И в этом мне повезло. Закрытая в колпаке вещь была именно той, что нужно. Не придется проделывать всю работу еще раз. Однако тревожить ее я не торопился. Чуйка настоятельно советовала продумывать каждый последующий шаг.
   И стоило быть ей благодарным, потому как очень скоро я обнаружил полный дубликат управляющей сети, что распространялся только на это помещение. Моя неосторожность могла легко привести к поднятию тревоги.
   Пришлось повторно задействовать Надсмотр, теряя на это драгоценное время. Сейчас я действовал грубо и поспешно -- в любой момент что-то могло пойти не так. И не стоит думать, к тому же, что Захват Разума -- это навсегда. Время жизни этой техники так же ограничено. Когда я применил ее на главаре тех бандитов, что захватили Эм, то речь шла буквально о десятке секунд. Тогда этого хватило. Сейчас можно быть уверенным в паре минут...
   Все пошло наперекосяк в тот момент, когда бронированный купол, послушно моей воле, дал доступ к древней вещице. Хотя нет, удача повернулась ко мне обратной стороной, когда я взял исписанную неизвестными рунами безделушку в руки.
   Именно в это мгновение моя Сфера Невнимания схлопнулась.
   Действуй я в ту секунду иначе, то, возможно, не сидел бы теперь в тупике, прижатый огнем и имеющий с каждым мгновение все меньше шансов выбраться живым. Но я сделал то, что сделал.
   Попытался обновить вырвавшуюся из рук технику.
   В ответ выполненный в форме небольшого цилиндра артефакт, а в том, что это именно артефакт, сомнения исчезли, полыхнул пронзительно-зеленым, и Сфера вновь схлопнулась.
   По базе покатился пронзительный вой тревоги.
   И нет, его подали не автоматические системы контроля, так как сигналы от них я оборвал в тот же миг, как в первый раз лишился своей абсолютной невидимости. Тревогу объявили с центрального пульта, так как потустороннюю вспышку не пропустить на экраны мониторов уже не успел.
   А дальше мне пришлось срочно отключать обоих пользователей ДТ. Подавить резкий прекрасно знакомый звук сработавшей тревоги для них я так же не смог, весьма ошарашенный нежданным поворотом дел. И заарканенный разум парочки охранников забился в моих путах, с каждой секундой приближая миг своей свободы и моей смерти.
   В то же самое время по управляющей сети прошел мощный импульс, требующий от всех дронов, что находились поблизости, отправиться в сторону вскрытого хранилища. Он же пытался меня тут запереть, но вот этого сделать я уже не позволил.
   И в тот миг у меня образовалось целых два варианта действий. Первый: оставить опасную хреновину там, где взял, а самому в темпе уходить. Второй: взять под контроль как можно больше дронов и идти на прорыв.
   Атаки со стороны неорганических бойцов не опасался, так как никто внедренного мною дружественного статуса не заметил и отменять не стал.
   Почему я выбрал второй путь? Наверное, все же из-за того, что впервые в обоих своих жизнях встретил вещь, которая могла сбивать мои техники. Это было опасно, это было непонятно, и это несло совершенно не предвиденные риски в будущем. Такие артефакты точно не следует оставлять там, откуда они имеют шанс попасть в руки моих врагов.
   И по началу мой план исполнялся. Я гнал вперед себя волну обработанных механизмов, бросая тех в бой против бывших хозяев и устраивая тем самым локальное восстание машин.
   Да они очень быстро выбывали, да ими приходилось затыкать каждое ответвление, но враг своими же руками обеспечивал мне подкрепление. Только успевай ставить в строй моей неживой армии нового бойца. Друг друга дроны игнорировали, а про свой статус в их глазах я уже говорил.
   Но, к сожалению, противник быстро пришел в себя, и мой наступательный порыв был погашен раньше, чем я успел глотнуть долгожданный воздух свободы. Из плюсов разве что то, что теперь в округе не осталось ни одного дрона. Ни моего, ни условно-вражеского.
   Так я и оказался там, где есть сейчас. Покрошив, пусть и не своими руками, кучу народу и так и не достигнув цели.
   Кстати, камеры я им все же заблокировал, как и все двери, до которых дотянулся. Только этим и объясняется то, что с той стороны сейчас всего-то человек шесть.
   А тем временем лидер этой группы закончил свою речь щедрым предложением. Заключалось оно в целых пятнадцати секундах, что мне даются на то, чтобы бросить оружие, аккуратно поставить артефакт на пол и выходить с поднятыми руками.
   "Совсем обленились тут. Хотят, чтобы всю работу сделал за них".
   А вообще зря он мне дал время осмыслить ситуацию. Пока шел на прорыв, частью разума отслеживал стабильность остальных техник. И, если бы артефакт влиял еще хоть на что-то, то пришлось бы от него избавляться. Но тот, судя по всему, отчего-то невзлюбил именно Сферу, срабатывая на нее тем активнее, чем ближе я к нему в момент использования данной техники.
   Для верности проверил еще Поле Мистерии. Игнорирование.
   -- Я сдаюсь! -- Говорю достаточно громко, сам в этот миг используя Смещение. После следует Материализация.
   Иллюзорная копия шагает в проход, держа в руках так всем нужную вещицу. Вот она делает шаг, затем еще шаг. Сфера.
   "Не такой и большой у этой хреновины радиус действия".
   В то же время мой двойник бросает свое оружие, а я начинаю действовать. Канал. Захват Внимания, Захват Разума. Последние сквозь фантом на человека, что стоит дальше всех.
   И вот это все прошло буквально по грани моих нынешних возможностей. Даже в глазах потемнело.
   -- Хорошо. Теперь поставь артефакт на пол. -- Продолжает лидер группы.
   Фантом был сама послушность. Однако от последовавшей автоматной очереди его это не уберегло. Пришлось вновь поднапрячься, дабы смерть выглядела вполне естественно. Мало кто в это поверит, если все пули пройдут сквозь расстреливаемого, верно?
   Дальше переговорщик года приблизился к моему убежищу, походя выпустив еще пару пуль в голову фантома, и очень осторожно заглянул в закуток, разумеется, никого не увидев.
   Мой ход.
   В тылу врага раздается автоматная очередь, отвлекающая внимание несостоявшегося убийцы, а я, стремительно к нему приблизившись и прижав к затылку бандита пистолет, рисую в нем сквозное отверстие.
   Давно заметил, что если стрелять в упор, то щит не спасает.
   Быстрый взгляд в сторону остальных врагов показал, что уцелевших там нет. Два подранка и три трупа. Вырубаю их Прессом, а сам двигаюсь дальше в сторону выхода, до которого не дошел буквально с полсотни метров.
   С отставанием в десять шагов за мной следует несущий артефакт фантом, на которого я натянул внешность одного из убитых.
   На этот маскарад не сильно-то и рассчитывал, но пусть будет так. Впрочем, до нужной двери я добрался без приключений -- Надсмотр все еще работал и хозяином всей электроники в здании был по-прежнему только я. Иначе, уверен, таких групп тут набилось раз десять по столько же.
   Хотя понемногу контроль начинали выбивать из моих рук -- после финта с дронами, противник все же начал работать по мне и с этой стороны.
   "Не имели вы дел с интуитами, ох не имели".
   Развеиваю иллюзию, забрав из ее рук игрушку древних. Сфера ожидаемо схлопывается сама.
   Если верить камерам, то с той стороны меня ждут трое человек и одна овчарка. И если я привлеку их внимание, то на этом все и закончится. Снаружи у меня не будет преимущества в контроле над дверьми.
   Надеюсь, оно того стоило...
   Очищение. Поле Мистерии.
   А теперь выходим, тут же блокируя сигнал от открытия прохода и пряча звук от внимания четырех разумов.
   Без промедления закрываем дверь и используем Захват Разума. И если возник вопрос, кого из людей я выбрал мишенью, то ответ будет -- никого. Интересовала меня здесь только собака.
   С натасканными животными всегда и проще, и сложнее. Проще в силу большего примитивизма сознания, сложнее -- из-за многократно превосходящего любого человека обоняния.
   Иными словами, не хочу допускать и тени риска, что овчарка возьмет мой след в ту же секунду, как уберу Поле. А держать его долго, в отличие от того же Захвата, все еще вне моих возможностей. Даже с Очищением.
   И это стало последней техникой, что я применил данной ночью.
   Впереди ждал путь до дома и неизбежная расплата за слишком активное пользование теми силами, к которыми организм подростка был все еще не готов. Однако, если я о чем и жалел, то только о том, что все не удалось провернуть тихо.
   Не моя специализация.
  

Интерлюдия III

  
   Змей задумчиво посмотрел в спину покинувшего его кабинет человека. Новости, что ему принесли, были странными и веяло от них смертельным холодом. А своим чувствам он привык доверять.
   Да, его деятельность никогда и не была связана с безопасностью, но человек, что своими силами взобрался на одну из вершин криминальной пищевой цепочки, привык соизмерять риск и выгоду. Только по этой причине и стал тем, кто есть сейчас. И еще, в силу врожденных способностей.
   Однако жизнь с самого начала привила ему мысль, что никакие способности сами по себе не значат ничего. Любого зарвавшегося одиночку, если задаться данной целью, можно убрать.
   Именно поэтому, к слову, он никогда не ворошил собственное прошлое. Мать говорила о его непростом происхождении, но ушла раньше, чем ее единственный сын достиг того возраста, чтобы понимать, что это значит на самом деле. Но одну определяющую мысль привить успела -- не высовываться.
   А дальше было бытие беспризорника и улица. Она и стала его школой выживания. Многое пришлось понять, через многое пройти. Драки, кражи, постоянный голод... первое применение своих сил...
   Ну да к делу. Шумиха, которую поднял его новый знакомый, этот Кон, вышла сильнее ожидаемого. Группировка Злого успела многим перейти дорогу, но в то же время за ними стояла реальная сила, потому никто по отдельности, без фатальных последствий для себя, не смог бы ее задавить. Вместе -- да. Но представить обстоятельства, что заставят остальных объединять усилия, было сложно.
   Вот только спускать наглость по отношению к себе Змей не собирался даже самой мощной банде Токио. Не стоило Злому наносить ему прилюдную обиду.
   Сама заказанная вещь не сильно интересовала владельца клуба. Он хотел сделать неприятный, но отнюдь не смертельный выпад. Показать всем, что, несмотря на собранную под своим крылом силу, Злой не неуязвим. Пустить, фигурально выражаясь, кровь, на запах которой могли подтянуться и местные "пираньи".
   Получилось даже лучше. Но именно это и смущало.
   Кон оказался полон сюрпризов. И зачем ему понадобилось зарабатывать деньги на ставках, у Змея никак не получалось взять в толк. С такими способностями любой мог заполучить и более впечатляющую сумму. Способы есть.
   То, как он расправился с его людьми... такого хозяин подпольных арен еще не видел. Как не встречал и разумных, что были в состоянии полностью игнорировать его Взгляд.
   Дополнительную загадку принесла полученная с минуту назад информация. И вроде бы она никак напрямую не связана с произошедшей на базе Злого бойней, но чутье -- то самое чутье, что и сделало его тем, кто он есть, -- настоятельно твердило, что связь существует.
   Что за информация? Всего лишь свободный заказ на любые сведения о некоем пареньке, что умеет наводить иллюзии и подчинять чужое сознание. Сумма количеством нулей впечатлила даже его.
   Такие заказы время от времени делали аристократы, когда им нужно было отыскать кого-то, кто этого не хотел, и когда те брезговали самостоятельно опускаться в мир криминала и отбросов общества.
   А он, этот мир, таил в себе очень разнообразные таланты, так что сам по себе заказ не выглядел чем-то необычным. Разве что заявленной ценой выделялся.
   Но не в награде дело. Подчинение и иллюзии... с одной стороны, Кон ничего подобного не демонстрировал -- если не считать все произошедшее той самой иллюзией, -- с другой, во всем, что связано с этим залетным гостем, чувствовалось нечто большее.
   Его же явная неосведомленность о раскладах сил превращала почти случайное знакомство в отличный шанс, не воспользоваться которым будет ошибкой.
   Что ему эти деньги, которые через десятые руки предлагает неизвестный аристократ? Даже получив такой куш, его еще нужно удержать. Да и не сочтет ли заказчик, что проще избавиться от исполнителя?
   Тот, кто руководствуется только алчностью, долго не живет. А Змей собирался жить очень долго. У него есть цель получше. Если он прав, и обе истории связаны, то Кон может стать хорошим партнером. А сведения о заказе, которые Змей ему передаст в полном объеме и даже добавив кое-что от себя, станут фундаментом их сотрудничества.
   "Нужно узнать, кто возьмется за это дело". -- Кивнул сам себе тот.
   Если будущий партнер будет решать проблемы так же, как решил свои разногласия с группой Злого, то эта затея начнет отбиваться буквально с первых же дней. Места под солнцем всегда не хватает на всех желающих, так что устранить нескольких конкурентов чужими руками -- никогда не будет для него плохой идеей. В мутной воде всегда есть шанс собрать хороший улов.
   Осталось лишь дождаться момента, когда Кон вновь выйдет на контакт.
   Если же интуиция его обманула, то ничего страшного, опять же, не произойдет.
   Владелец кабинета машинально потер затылок. Давненько ему никто не угрожал смертью, и он успел отвыкнуть от этого ощущения, когда лишь одно нажатие курка может перечеркнуть все.
   Тем, кто этого не испытывал, никогда не понять.
   В прошлую встречу он уступил эмоциям. Слишком нагло вел себя гость. Интуиция кричала набатом, и он старался удерживаться в рамках рационализма. Однако все так или иначе подошло к тому моменту, когда поступить по-другому было нельзя.
   Этот мир готов принять многое... даже поражение от более сильного. Единственное, что не подлежит прощению -- проявленная слабость.
   Змей разжал сведенные злостью кулаки.
   Эмоции... Они и сейчас советуют отомстить за те секунды, но делать этого он не станет. Не сейчас.
   В этот раз владелец помещения не будет им поддаваться, а станет действовать согласно уже определенной стратегии. Что до мести, то это блюдо, которое не подают горячим.
   У змей очень холодная кожа, у них нет лишних эмоций. Они скользят повсюду, ищут добычу с помощью языка и... кусают тех, кто выглядит достаточно аппетитно.
  
  

Глава 13

  
   -- Я в порядке. -- Стараюсь произнести эту фразу как можно более твердым голосом, не смотря при этом в сторону сестры, стоящей чуть в отдалении от кровати.
   Едва ли поверит, но надо же ей что-то сказать. Я бы и сам себе на ее месте не верил. Представляю, как выгляжу сейчас со стороны. Откат от Очищения в этот раз вышел выше любых похвал.
   -- Принеси холодной воды. -- Прошу едва не ревущую девчонку. Больше, чтобы отослать ее от себя на время, чем из-за жажды.
   А пока Изуми ушла, есть минутка перекинуться парой слов с Эмилией.
   -- Насколько все плохо? -- Спрашиваю бывшую слугу, посмотрев той прямо в глаза.
   -- Сам-то как думаешь? -- Взгляд она не отвела, но по лицу скользнула тень эмоций. -- Ты заставил нас переживать этой ночью. -- Та кинула взор на мою постель, что была щедро сдобрена моей кровью и потом.
   Порванный пододеяльник, снятая стружка с деревянного подлокотника -- об него я этим утром переломал все ногти на руках, -- а на подушке остались разводы, по типу тех, что бывают, если в нее кто-то долго ревет. Но мои большей частью состояли не из слёз, а из крови.
   В общем, если не знать предыстории, то выглядело все так, будто тут разделали здоровенный кусок мяса.
   "Надо бы умыться, а то глаза до сих пор слипаются от подсохшей крови". -- Проплыла отстраненная мысль.
   Очищение. Эту технику нельзя применять так часто. Это оружие последнего шанса, а не забава. Вот только без него я бы тупо не смог уйти. Заигрался, а потом стало слишком жаль терять результат...
   -- Что соседи? -- Голос, вопреки стараниям, хрипит и больно режет горло.
   -- Полиция нас не беспокоила, если ты про это, так что думаю, что твои крики слышали только мы с Изуми.
   -- А я сильно... -- Начал было задавать новый вопрос, но был прерван.
   -- Кричал? -- Уточнила собеседница. -- Достаточно громко, чтобы не дать нам уснуть. Что это было вообще?
   -- Откат от использования одной моей техники. -- Пытаюсь подняться, но слабость и головокружение швыряют меня обратно. Кажется, на мгновение даже потерял сознание, потому как в тот момент, когда вновь предпринял попытку занять сидячее положение, от этого меня удерживало уже четыре руки.
   -- Лежи. -- Приказывает девушка.
   -- Братик, что с тобой? -- Повторяет недавний вопрос бывшей слуги моя сестра. -- Может, нам нужно вызвать скорую помощь?
   -- Мы не можем этого сделать. -- Отвечает вместо меня формальная хозяйка дома. И я благодарен ей за это, иначе очевидное пришлось сообщать уже мне. А это лишняя трата сил.
   -- Самое страшное позади. -- Говорю им обеим, не раскрывая глаз. Не хочу лишний раз нервировать девчонку. У меня сейчас, должно быть, еще тот взгляд. Полопавшиеся капилляры, подсохшие дорожки от кровавых слез... красавчик, одним словом. -- Мне нужно в ванную.
   -- Это не может подождать? -- Спрашивает Эмилия.
   -- Нет.
   То, как я добирался до цели, поддерживаемый с двух сторон моими дамами, отдельный разговор. Ноги не хотели меня держать, любую мышцу, при попытки ее задействовать, сводило судорогой, да и головокружение напомнило о себе с новой силой. Плюс меня еще и не слабо знобило, а кости ломило, как у какого-нибудь семидесятилетнего старика перед грозой.
   М-да. Если использую в ближайшее время Очищение еще раз -- умру. Тут уже без каких-либо сомнений.
   -- Будешь стоять и смотреть? -- Сестренка нас тактично покинула, встав за дверью, а вот Эмилия повторять маневр не спешила.
   -- Обязанности хорошего слуги -- всегда быть при господине. -- Невесело усмехается та. Видеть, я этого не видел, но по голосу определил.
   -- Ты мне не слуга, а я -- не твой господин. -- Напоминаю девушке, погружаясь в воду. Стеснительностью я никогда не страдал, так что, если хочет глазеть, пусть глазеет.
   -- А жаль. -- Раздается со спины.
   И что творится в ее голове?
   "А что творится в твоей собственной?" -- Появляется ответная мысль. И та, вдруг, застревает раскаленной иглой.
   Прохладная вода смывала боль. Да, мне все еще было хреново, но уже как с сильнейшего похмелья. Есть прелесть бытия почти ребенком -- организм может сам по себе справиться с тем, с чем не смогло бы мое настоящее тело.
   Думать не хотелось совершенно, но ничего другого мне сейчас не оставалось.
   Я поступаю неразумно, слишком максималистически и легкомысленно. По-ребячески, я бы сказал. Видимо, необходимо было дойти до текущего состояния, чтобы начать о таком задумываться.
   Взять ту же Эмилию. Что я вообще о ней знаю? Мотивы, взгляды на жизнь, мечты, путь, что она проделала, прежде чем оказаться здесь? Ответ -- ничего. Мне же это не нужно. Я здесь вместо отпуска же...
   "Идиот".
   Пора принять одну простую вещь: в этом мире живут такие же люди. Они ходят на работу, встречаются, растят детей. Да, со своей спецификой в виде духовных техник и аристократических родов, но это все не так сильно влияет на эту грань мира.
   И я, хочу того или нет, но уже стал частью этого самого мира.
   Мое желание ни с кем не сближаться казалось разумным лишь в самом начале. Пока не начал тонуть в трясине противостояния с этими теневиками. И за примерами ходить далеко не нужно -- даже мое отношение к сестре продиктовано больше воспоминаниями о ней Химуры, а если их отделить, то что я вообще к ней чувствую?
   Похоже, что слово "равнодушие" окажется ближе всего. Даже не поинтересовался, как она вообще пережила этот переезд и всю ту информацию, что на нее вывалил, скинув все на Эмилию, к которой равнодушие еще сильнее. Ибо уже без примеси отношений Химуры.
   Можно было все, конечно, свалить на возраст тела и бушующий гормональный коктейль, однако это будет бегством от правды. Я вполне себя контролирую, значит, и ответственность за решения полностью на мне.
   "Мне нужна команда". -- В очередной раз возвращаюсь к этой мысли.
   И я все это время знал, откуда можно начать поиск, но воротил нос. Как будто в моей ситуации есть выбор. Ту же Эм откинул только на основании весьма отрывочной информации, но даже если как боец она не подходит, у той как минимум есть сведения о раскладе сил на японской шахматной доске. Чему-то же ее учили?
   А еще есть выходы на других бывших слуг. Тех, до которых не дотянулись мои враги. Не верю, что они добрались до всех. Как минимум попытаться разыскать и привлечь их на свою сторону можно попробовать.
   "Болото".
   Этот мир затягивает в себя. Больше связей -- больше гирек. Попытка же сыграть с аристо может обернуться еще большей ответственностью. Нужно ли все это, если моя цель заключается в возвращении назад?
   Да и Химуре, которого я временно замещаю, едва ли понравится, что впутал его в большую игру.
   "Нет. Мир-дружбу-жвачку с благородными водить сейчас не стану". -- Принимаю мысленное решение. -- "Но узнать основное о текущей диспозиции на их поле можно и даже нужно. Только в порядок вернусь".
   Делаю перерыв, чтобы пошевелить конечностями. Кажется, постэффекты ослабевают, так как руки и ноги стали более послушными. Возможно, что к вечеру приду в относительную норму.
   "Да, и главное: стоит разорвать эту холодную отчужденность по отношению к моим дамам. Так или иначе, мне с ними жить еще не один день".
   Не знаю, сколько я так в итоге пролежал, предаваясь самокопанию, но думаю, что как минимум час на это точно ушел.
   -- Эм. -- Окликаю девушку, что весь этот срок не покидала меня.
   -- Да?
   -- Что должны уметь слуги?
   -- Неожиданный вопрос. -- Эмилия на мгновение задумалась. -- Ответ будет "многое". Встречать гостей, располагать их, поддерживать беседу, если им угодно, сопровождать своего господина и не ронять его чести, ни словом, ни делом, а также принять первый удар в случае атаки. И это лишь часть того, чему нас учат. Мир аристократии очень непрост. Он может лишь казаться таковым с точки зрения обычного человека, но это не так. Он жив и изменчив. Кто-то находится в фаворе, а кто-то в опале... конечно, никто не обращает такого пристального внимания на слуг, как на людей, что входят в род, но даже слуга может бросить тень на своего господина. -- Девушка прервалась на миг, а после продолжила, словно вспомнив что-то: -- Порой, для этого достаточно переброситься парой невинных фраз не с тем человеком.
   -- И тебе это нравилось?
   -- Разумеется. -- Говорит она, как истину. -- В этом заключалась вся моя жизнь и жизнь моей семьи.
   -- Потомственные слуги?
   -- Да. И на мне эта ветвь семьи прервется.
   Разговор немного провис, придавленный тяжестью последних слов.
   -- Эм. -- Вновь начинаю я, немного оборачиваясь назад и ловя ее взгляд глазами. -- Зачем ты со мной?
   -- Ты спас меня. -- Выдавливает девушка улыбку, но под моим серьезным взором та быстро тает.
   -- У тебя был какой-то план побега. Сейчас тебе ничто не помешает его воплотить. Однако ты останешься в месте, которое в любой миг может стать полем боя. Зачем тебе это?
   Молчание. Я знал, что оно затянется, и, поскольку долго сидеть вполоборота сейчас не мог, вернулся в исходную позу.
   "Что-то как-то прохладненько стало. Надо бы сделать погорячее".
   -- Моя мама была наполовину англичанкой. Ее дядя -- мой двоюродный дед -- всегда поддерживал с нами хорошие отношения. Я летела к нему.
   -- Я же просил не говорить мне об этом. -- Морщусь я. -- Ты же понимаешь, что теперь...
   -- Это не важно. -- Прерывает девушка. -- Я не собираюсь никуда бежать. Не в этом случае.
   -- Что ты имеешь в виду?
   -- Я помню тот день, когда род готовился к приему. Помню суету и волнение молодого господина, что передавалась и мне. -- Голос девушки подернулся теплотой воспоминаний. -- Тогда мне самой было чуть за восемнадцать, и я едва-едва стала полноценной слугой. Мне казалось, что сам император или кто-то из его семьи готовится посетить род -- настолько все были возбуждены. Однако в итоге пришел всего один человек. Без охраны, без сопровождения, без слуг. Я тогда сильно удивилась, но все остальные вели себя как ни в чем ни бывало, и свои вопросы оставила при себе. -- Голос Эмилии потяжелел. -- А ночью род был уничтожен. Я выжила лишь по тому, что молодой господин дал мне личное поручение. Вернувшись, я застала лишь пепел и изломанные тела.
   -- Молодой господин?
   -- Андо Мэзэру -- младший сын главы рода. Он погиб той ночью...
   -- Думаешь, он что-то знал?
   -- Я смотрела на всю ситуацию и под этим углом. Поручение, что он мне дал, казалось бессмысленным само по себе. Возможно, тем самым он спас меня от смерти.
   -- Что было дальше?
   -- Меня обвинили в предательстве и трусости. Никто не верил, что я выполняла приказ господина, а не просто сбежала, бросив его одного. Если бы не заступничество Сэтоши, то меня судили бы.
   -- А Сэтоши это...
   -- Старший слуга рода. Он был там и стал единственным, кто принял бой и выжил. После того как оправился от ран, Сэтоши дал клятву стать добровольным изгоем до тех пор, пока не найдет и не отомстит всем, кто причастен к уничтожению рода. -- Эмилия тяжело вздохнула. -- Я пыталась с ним говорить, узнать подробности, но тот просто сказал мне не лезть, а еще, что сделал это не ради меня, а ради памяти Мэзэру.
   -- Сочувствую, что тебе пришлось пройти через это. -- Вновь бросаю на нее серьезный взгляд. -- Но зачем ты мне все это рассказала?
   -- Архонты стоят на одном уровне с благородными. Быть слугой архонта -- не меньшая честь.
   "Угу. То-то их считают сказками. Не знаю, как наверху, а вот у простых людей это так".
   -- Ты делаешь вывод по одному единственному случаю. Мне вот что-то никто не торопится выказывать своего почтения. -- Продолжаю изучать лицо Эмилии. -- Это же не вся причина, верно? -- И, видя в ответ лишь молчание, добавил: -- Говори.
   -- Я хочу увидеть конец тех, кто уничтожил род Андо и... мою семью.
   -- И ты думаешь, что со мной у тебя это выйдет?
   -- Ты же что-то знаешь об этом? -- Полуутвердительно спросила она. -- Твоя фраза про общих врагов не была случайной.
   -- Нет, Эм. -- Отрицательно мотнул головой. -- Я лишь догадываюсь. И мои догадки ничем не подтверждены, а потому не лучше твоих. Возможно, к этому причастны люди, что организовали охоту на тебя и других слуг, а, возможно, кто-то еще. Нельзя исключать даже того, что это сделал архонт.
   -- Нет. Я не верю в это.
   -- Это вопрос знания, а не веры. Так ты еще хочешь быть моей слугой?
   -- Да. -- Приходит почти мгновенный ответ. -- Так у меня будет хоть какой-то шанс.
   "Вот и первый стяжок, что привязывает меня к этому миру". -- А ведь отказывать ей точно не в моих интересах.
   -- Хорошо, будь по-твоему. -- Прикрываю глаза, мысленно смиряясь со случившимся. -- И, в таком случае, у меня к тебе есть два задания.
   -- Я слушаю, господин. -- Говорит сама серьезность в ее лице.
   -- Хмм. Кажется, уже три. Первое, не называй меня так. Общайся, как прежде. Меня это вполне устраивает. Второе, скажи, сколько сейчас времени, а, третье, помоги встать. -- Замечаю легкую заминку. -- Что-то не так?
   -- Другие могут этого не понять.
   -- Другие?
   -- Аристократы. -- Поясняет Эм, беря в руки полотенце и приближаясь ко мне с явно недобрыми намерениями.
   -- Тогда небольшое уточнение: в нашем маленьком кругу все остается по-прежнему, а с благородными будем решать по факту. Устроит такой компромисс?
   -- Вполне.
   -- Тогда приступай к заданию номер два. -- Напоминаю уже моей слуге, вставая с ее помощью на ноги.
   -- Сейчас девять часов.
   Значит, учитывая, что пришел я около пяти и провел какое-то время в ванной, то своими криками донимал домочадцев всего с пару часов. А мне они казались целой вечностью...
   Далее был путь наверх, но уже не в свою комнату, а в зарезервированный ранее кабинет. По пути еще раз заверил Изуми, что в полном порядке, отказался от завтрака и попросил Эм навестить меня через часик. Наш разговор еще не окончен, но перед этим стоит еще раз осмыслить пару вещей.
   А вот от чашки крепкого кофе я отмахиваться не стал.
   Сам кабинет располагался на втором этаже и своим интерьером внушал. Отделка исключительно из темных пород дерева, вся мебель только в классическом стиле, а по стенам стеллажи с книгами. Навскидку, тут было собрано сотни полторы-две книг. Среди них с удивлением увидел и "Войну и мир" Толстого.
   Почему с удивлением? А вы сами подумайте, насколько велика вероятность, что в столь непохожих мирах случатся одни и те же события, описанные одним и тем же человеком, да еще и с идентичным названием.
   Чтобы вы знали, здесь до сих пор существует Персия, а монголы так и не совершили своих великих завоеваний. Полагаю, Отечественная война, раз уж тут и произошла, то выглядела явно иначе.
   Впрочем, на этом экскурс в историю можно закончить, я и сам далеко не о всем в курсе. Самообразование оставлю на более спокойные времена.
   На повестке же несколько иные вопросы. Например, что делать с тем артефактом, что и стал причиной того, что планируемая легкая прогулка обернулась совсем не простым дельцем. А все благодаря одному единственному неучтенному фактору. Кто бы мог знать, что такие вещи вообще существуют?
   Но теперь мне это известно, и следующий вопрос я не задать себе не могу. А что если это не единственный экземпляр?
   Все битвы, в которые я влезал, закончились для меня относительно благополучно только благодаря Сфере. Стоило лишь раз лишиться ее, и все пошло наперекосяк. У моих врагов всегда подавляющее преимущество в огневой мощи. По сути, все, что я делаю, так это направляю эту мощь в сторону от себя.
   Необходимо разбираться с тем, как эта хрень работает и выискивать способы противостоять ее влиянию. Иначе для меня все может закончиться весьма плачевно.
   "Займусь, когда приду в норму".
   Придется моему заказчику потерпеть. Если же у меня ничего не выйдет, то эту древнюю игрушку Змей не получит никогда. Я пока не настолько безумен, чтобы вручать кому бы то ни было оружие против себя.
   Следующий вопрос касался атаки на ту тройку врагов, что строит из себя туристов. Мне чертовски неуютно, зная, что они роют носом землю в поисках наших следов. Но прямо сейчас я, опять же, сделать ничего не в силах. Даже узнать, насколько близко те подобрались, не могу.
   Если бы не Очищение, то уже передал новое целеуказание дому Арнов, и этой троице стало бы не до нас.
   К тому же они -- не единственные, кто побывал в моем клубке. И чем заняты остальные, остается только гадать.
   Фантазия тут же дорисовала картину, как вокруг нашего дома прямо в эту секунду собирается ликвидационная группа. Вот молчаливые фигуры возникают в квартале, вот они уже у границы нашей собственности, секунда, и те превращают ненадежное убежище в дуршлаг...
   "Надо отвлечься, а то так и рехнуться можно". -- Аккуратно массирую виски. -- "Не могли они так быстро на нас выйти. Если только на той стороне нет собрата-интуита, а его там быть не может".
   Из важного остается продолжение разговора с Эмилией и... с Изуми. От первой мне нужны подробности по поводу остальных слуг и, в особенности, этого Сэтоши, а еще разъяснения о духовных силах, различиях школ и рангов. Разговор предстоит очень долгим, так что о мире местных небожителях-аристократах поболтаем в следующий раз. Боюсь, что моя голова в данный момент не в состоянии мыслить достаточно ясно, чтобы запоминать такой объем информации.
   Да. И надо уже узнать, на что способна моя слуга.
   Что до сестры... здесь сложнее. Баланс между моим "равнодушием" и отношением Химуры сводился к тому, что я обеспечиваю ее безопасность, не сильно заботясь об остальном. Теперь же предстоит с ней дружиться. Не представляю, как это делать. У меня никогда не было младшей сестры.
   Взгляд упал на составленный Эмилией список, который я еще вчера днем положил на стол.
   "Шопинг?"
   Думаю, не такая плохая идея для плавного сближения. Только стоит ее расширить. Дом Арнов -- дом оружейников. Слуга, что была его частью, просто не может не знать хоть что-то из производимого арсенала, так что к Эм появился еще один вопрос.
   Полевые испытания выявили мою абсолютную несостоятельность в плане носимого вооружения. Пистолет -- это не серьезно. Тем более, что и выстрелов там осталось всего одиннадцать. Необходимо что-то поувесистей.
   В общем, к тому моменту, когда Эмилия села напротив, схема будущей беседы уже была у меня в голове.
   -- Сэтоши? -- Уточняет она. -- Я не так много знаю. Он стоял особняком от остальных изгоев. Информации от него не приходило. Если же говорить о том, что было до той ночи... я помню лишь то, что он так же выступал наставником для молодого господина.
   -- А что с остальными слугами? Каким образом вы держали связь?
   -- Как простые люди: кто-то оставил свой телефон, те, кто переехал далеко, иногда писали письма, иные использовали для этого интернет. С кем-то я и вовсе могла столкнуться на улице. Мы не афишировали эти связи, но и не скрывали. Слуги-изгои не интересны родам, а для простых людей в таком общение нет ничего странного.
   Облом. Никаких тайных способов они не изобретали, а, значит, выяснить, кто из них попался врагу, а кто просто ринулся в бега, можно только с помощью Точки и личного посещения тех мест, где они жили. Отмахиваться от этого не стану, но вероятность найти знакомых моей слуги крайне мала.
   "Зато можно высветить ту сеть, что раскинул враг. Не думаю, что все члены этого ордена заняты сейчас исключительно мной".
   Мысль мне понравилась. Одиночек я могу выбивать хоть до бесконечности, но пока в Японии жива сама структура, это ничего не изменит. Так что и атаковать необходимо ее.
   -- С этим пока все. -- Киваю своим размышлениям. -- Ты говорила, что слуга должен принимать первый удар. Чему их учат в плане духовных техник?
   -- Зависит от будущей роли. -- Задумчиво произносит девушка. -- Такие как Сэтоши основной упор делают именно на боевой аспект. Старшие слуги отвечают за безопасность, так что в их ведение все, что с ней связано. Они определяют количество необходимых людей и дронов, распределяют их по территории и сами следят за тем, чтобы никто не нарушал периметр.
   "Ну, понятно, почему тот встал на путь войны. Иначе бы его просто не поняли". -- Подвел мысленный итог я. -- "Было бы заманчиво заполучить этого человека или хотя бы сделать своим союзником".
   -- А чему учили тебя? У тебя есть какой-то ранг?
   Вообще, сведения о системе рангов у пользователей ДТ в интернете присутствовали, но все оказалось настолько запутанным, что разобраться самостоятельно я так и не смог, и у меня сложилось устойчивое впечатление, что никакой общемировой системы попросту не существует. Сейчас и узнаю, так ли это.
   -- Мой ранг -- Старший Ученик школы "Восходящей Звезды".
   -- Звучит достаточно грозно и пафосно. -- Улыбаюсь я. -- Что это значит на практике?
   -- На практике... В случае нападения, я могу дать несколько секунд господину, чтобы подготовить уже свой удар, либо уйти. В этой школе учатся слуги большинства японских родов, так что свое имя они заслужили.
   -- И как эти ранги соотносятся с другими школами? Я слышал, что любой может создать собственную школу. Есть какие-то общие правила?
   -- Далеко не любой. -- Возразила Эмилия. -- Но ты прав, новые школы пусть и появляются не каждый год, но не такое редкое явление. И у каждой из них есть свое собственное ранжирование. Даже количество ступеней может отличаться.
   -- И?
   -- Поэтому в Японии пару тысяч лет назад была принята единая система рангов. Она не обязательна, хочешь -- оставайся с внутренним рангом школы, но тогда твой статус так же остается спорным. Если же нужно официальное признание, то придется пройти ряд испытаний на специальном полигоне.
   -- Дай угадаю. -- Прервал слугу я. -- Все это происходит под патронажем государства и обходится претенденту в круглую сумму?
   -- В целом, верно. Только курирует это императорская семья, а не государство.
   -- И сколько там ступеней?
   -- Четыре: воин, подмастерье, мастер, эксперт. Однако, все это работает только в зоне влияния Японии и, с некоторыми, оговорками на территории иных стран. Если захочешь осесть, скажем, в Англии, то ранг придется подтверждать уже там.
   -- И называются они так же?
   -- Не знаю. -- Пожимает плечами девушка. -- Нам говорили, что у персов система выстроена иначе, а про англичан... кажется, отличие только в наименовании ступеней.
   -- И на что могла бы претендовать ты?
   -- Думаю, на слабого воина. Из всех слуг, только у Сэтоши был ранг подмастерья, а мастеров в роду было два, один из которых -- глава рода.
   -- А что с экспертами? -- Уточняю я.
   -- Этих вообще очень мало, на всю планету едва наберется три сотни. У Арнов всего один -- младший брат нынешнего главы дома.
   "Вот как".
   Выходит, Томасу противостояли максимум крепкие мастера. И он расшвыривал их как котят. Значит ли это, что сам он эксперт? Тогда первоначальная атакующая группа из элитных теневиков где-то на уровне подмастерьев?
   "Ну, и враги у меня". -- Задумчиво посмотрел в потолок. -- "Нужно будет показать Эм события той ночи, когда случилась атака на род Акаяши. Пусть посмотрит и подтвердит или опровергнет мои выводы".
   Но это все после. Когда отойду от отката.
   -- А сколько экспертов у Японии?
   -- У меня нет точных данных. -- Предупредила слуга. -- Пять лет назад я знала о двадцати одном подданном императора, что подтвердил этот ранг.
   -- Неплохо.
   -- Да, но у англичан столько же, а у персов около сорока. И они не считают эту ступень последней.
   -- Ты не первый раз упоминаешь персов. Они настолько хороши?
   -- Одно из древнейших государств, как-никак. Сами они себя считают и вовсе древнейшими. У их императора на службе состоит элитный отряд из десяти экспертов, который носит название "Кровавые Всадники". Его история насчитывает почти столько же тысячелетий, что и их империя, и за всю эту прорву времени нашлось очень мало врагов, что кидали им вызов.
   Хмм. Пожалуй, все-таки стоит немного полистать учебник истории. Однако мы отклонились от темы.
   -- Эм, у меня есть к тебе задание. -- Ловлю на себе внимательный взгляд слуги. -- Мне нужен расклад по родам и домам Японии: кто чем занимается, в каких отношениях друг с другом и их реальный вес на политической арене.
   -- Хорошо. -- Сказала та, спустя пару секунд. -- Но я знаю далеко не все, и та информация, что у меня есть, устарела на пять лет.
   -- Хоть что-то. -- Отвечаю ей, взглядом показывая, что она может быть свободна. А затем окликаю уже у двери: -- И еще, чуть не забыл, напиши списком всех тех слуг, что были изгнаны вместе с тобой: где они жили и когда выходили на связь последний раз. Я попытаюсь найти хоть кого-то.
   На это Эмилия благодарно кивнула. Для нее эти люди не были посторонними, так что, полагаю, об их судьбе она задумывалась уже не раз.
   А я, оставшись один, погрузился в мрачные мысли.
   "Болото. Только что оно затянуло меня еще на десяток сантиметров глубже. А впереди еще разговор с сестрой".
   Этот день только начинается.
  
  

Глава 14

  
   -- Можно? -- Спрашиваю, прежде чем войти в комнату сестры.
   Располагалась та все на том же втором этаже, так что идти далеко не пришлось. На лестницы я пока что смотрю с опасениями, а вот пройти по стеночке -- это мой текущий уровень позволяет.
   Комната не отличалась чем-то необычным: добротная, но простенькая мебель, ничем не выделяющаяся на фоне кабинета отделка, в которой руководствовались принципом: максимум света, минимум излишеств. В целом, жить можно.
   Кажется, раньше это была комната для гостей. А потом здесь поселилась Изуми, и я, под ее чутким руководством, перемешал всю мебель, что тут располагалась. Что-то, как явно не вписывающийся в обстановку массивный шкаф, и вовсе пришлось отсюда выселять. И хрен бы справился без своего чудокостюмчика.
   На столе, рядом со стопкой аккуратно сложенных книг, покоился закрытый ноутбук -- техникой я закупился еще в момент нашего заезда. Однако, не похоже, что сестренка им часто пользуется.
   М-да. Поступил, как самый типичный родитель, который, вместо воспитания, обкладывает своих детей гаджетами, а сам видит их лишь мельком. Правда, в данном случае, мою сестру это испортить не смогло. Как оказалось, среди тех вещей, что она взяла из квартиры, львиную часть составили учебники.
   Упорство в учебе, похоже, в данной семье является одним из краеугольных камней. Химура тоже этим страдал, пока с ним не случился я.
   Сев на кровать рядом с Изуми, я тяжело вздохнул. Девочка вызывала во мне странные ощущения. С одной стороны, нежность и любовь брата, а с другой... я все еще прекрасно осознавал, насколько мне было проще, если бы я оставался один. Именно она стала моей первой привязкой, что не дала решить проблему собственного возвращения максимально быстро и эффективно.
   Во все эти ни разу не нужные лично мне разборки я влез, в конечном счете, только из-за одного человека -- сестры Химуры. Изуми невольно лишила меня мобильности. Может, по этой причине я и старался с ней не сильно контактировать.
   -- Как ты? -- Насторожено спрашивает та, смотря мне в лицо, в то время, как я упираюсь глазами в противоположную стену.
   Полагаю, кровавый взгляд вампира, которым меня наградил откат, -- далеко не то, что нужно для доверительной беседы.
   -- Нормально. -- Отвечаю на вопрос. -- Я просто хотел зайти и сказать тебе, чтобы ты не переживала из-за случившегося. Мне и не так доставалось.
   -- Не так? -- С удивлением переспросила девчонка.
   Кажется, ляпнул лишнее. Не рассказывать же ей теперь о собственных бравых похождениях в другом мире, который с этим имеет исчезающе мало схожести?
   Однако, пока я призадумался над этим вопросом, сестренка сама меня выручила:
   -- А-а-а! -- С лукавой улыбкой воскликнула моя юная собеседница. -- Ты про тот случай, когда тебя избили ребята из младших классов.
   "Чего?!" -- Уверен, что в эту секунду мои брови взлетели вверх. Об этом событии в моей памяти не нашлось и строчки. -- "Химура, я перестаю тебя уважать".
   -- Их было больше. -- Бурчу себе под нос. -- И они напали со спины.
   -- Я тогда так и подумала. -- Серьезно кивает Изуми, а я в этот момент понимаю, что та просто рада слышать, что со мной действительно все хорошо.
   -- Предательница. Готовься ответить за свои слова! -- Припечатываю я, хватая подвернувшуюся под руку подушку и отправляя снаряд в ее сторону.
   От которого Изуми успевает уклониться, а вот мне сей фокус не дался. Дальнейшие десять минут обернулись жаркой баталией, которую ваш покорный слуга с треском проиграл и, в конце концов, был вынужден простить пощады.
   -- Братик. -- Немного запыхавшаяся сестра внезапно взяла серьезный тон. -- Как думаешь, мы когда-нибудь еще увидим родителей?
   -- Конечно, увидим. -- Откликаюсь преувеличено бодро. -- Я же тебе уже об этом говорил. Мама с папой -- не те люди, которые могут вот так запросто пропасть.
   -- Я понимаю. -- В голосе девчонки прорезалась грусть. -- И все-таки я по ним очень скучаю.
   На это мне оставалось лишь только пододвинуться к ней ближе и крепко обнять.
   -- Сегодня утром, когда я проснулась от твоих криков, то ужасно испугалась. -- Продолжила сестра, сдерживая в голосе слезы. -- Я испугалась за тебя, за то, что могу остаться одна...
   -- Я всегда буду рядом с тобой. -- Прерываю ее грозящую вот-вот перейти в рыдания речь и, поглаживая по голове, уверенно добавляю: -- Всегда.
   "И, Химура. Когда верну тебе управление, только попробуй нарушить мое слово".
   Так мы просидели минут с двадцать. Изуми просто нужно было выплеснуть накопившиеся эмоции и почувствовать поддержку от близкого человека, а мне... а я думал о многом и ни о чем одновременно.
   Родители Химуры. Найти их будет не так просто, как коллег Эмилии. Разумеется, они работали не сами по себе, разумеется, должны остаться какие-то следы... но, боюсь, что для моих умений эти самые следы окажутся слишком давними. Как-никак, с момента исчезновения прошло уже скоро четыре месяца.
   Это не нерешаемая задача, но, определенно, трудоемкая. Отвлекаться на нее сейчас просто не могу. Однако, как только в моей жизни наступит ясность, то и с этим вопросом я разберусь.
   И да. Сделаю это ради одной единственной девочки, которая считает меня своим братом, а, на самом деле, является мне никем.
   Сформировавшуюся идиллию прервал звук будильника, внезапно сработавшего в новом телефоне сестренки.
   -- Ой. -- Произнесла та, немного отстраняясь. -- У меня же там... -- А потом замолчала, бросив на меня какой-то очень странный взгляд. -- В общем, мне нужно на кухню. -- И, уже вылетая в двери, кинула слегка ошарашенному мне: -- И не вздумай пропустить еще и обед!
   Разумеется, такую угрозу игнорировать было не в моих интересах. Тем более, что молодой растущий организм, едва оправившись от последствий ночных безумств, напомнил о своих потребностях.
   Я уже говорил, что моя сестра обожает готовить?
   И, похоже, на этой теме они с Эмилией и сошлись, потому что сегодня к традиционным японским блюдам добавилась примесь чего-то европейского. Выразилось это в хорошем куске свинины, запеченном с грибами и сыром. Даже и не заметил, насколько соскучился по подобной еде.
   После приема пищи, поблагодарив обеих хозяек, с некоторым усилием, но все же самостоятельно поднялся уже в свою комнату, дабы таки воткнуть пылающий факел просвещения в темное царство собственного невежества. Если же говорить проще, то я задался целью узнать чуть подробнее о мире, в котором застрял.
   А информации оказалось много и, в целом, для меня она была малополезной. Разве что давала общие представления о том, куда могла повернуть моя собственная старушка Земля, если бы на ней существовали Предтечи.
   Естественно, больше всего внимания привлекла Персия. Империя, что в моей истории лишь мигнула на краткий миг, здесь развернулась во всю ширь. И, судя по всему, за отсутствие монгольского нашествия стоит благодарить именно их, ведь персы проделали всю работу за этих кочевников.
   Сейчас они крепко держат весь Ближний Восток, и никаких предпосылок к изменению не проглядывается. Силы, способной им противостоять, просто не существует.
   Конечно, и их собственная экспансия замерла уже столетие как, сдерживаемая остальными великими державами, но противодействовать ей те могли разве что вскладчину.
   Кстати, Дикое Поле -- это как раз одно из мест соприкосновения зон влияния великих держав, на которое те проецируют свои противоречия. Людям, что там родились, точно не позавидуешь. Там всегда очень жарко.
   Политика, экономика, культура и прочее бла-бла-бла я пролистал. Задержался лишь на походах Македонского. В истории моего мира именно этот человек положил конец данной империи, здесь же ему на пути повстречались Кровавые Всадники. Их знатно потрепало в том сражении, и все же мастерство полководца уступило личному мастерству бойцов.
   Победа вышла пиррова, но это была победа. Персия устояла, а Александр так и не стал великим завоевателем, хоть и оставил яркий след в истории. К слову, именно с тех времен Кровавые Всадники и получили статус элитнейшего подразделения на службе империи.
   Македонской же запомнился, как человек, что поставил эту самую империю на грань существования. Ведь до того, как в дело вмешались Всадники, он успел нанести персам ряд чувствительных поражений.
   А еще его знают, как самого молодого мастера в истории. Да-да, рекорд не побит до сих пор.
   Хотя сейчас, спустя такую прорву времени, весьма трудно судить, насколько тот соответствует текущим требованиям к данной ступени.
   Далее шли Япония и Англия. Про первую я уже упоминал -- все-таки узнать хоть что-то о стране пребывания мне ума хватило.
   Что до Англии... все, о чем я вычитал, можно выразить в одной фразе: "меняются миры, меняются персоналии, не меняется только способность англичан сунуть свой нос во все щели мира". И, как это водится у настоящих джентльменов, обратить все в собственную прибыль и прибыль короны.
   В общем, история их завоеваний, козней и интриг может растянуться на несколько книг. Вкратце, те повоевали в Европе, повоевали в Азии, поиграли в колониальную сверхдержаву, покуролесили в Америке, заглянули в Африку... проще сказать, где их не было.
   В Северной Америке до сих пор вот торчат. И будущая Канада плотненько лежит под английской короной. Возможно, в этой ветке истории она когда-нибудь и станет независимой, но я этого точно не застану.
   Что до Соединенных Штатов Америки и прочих стран Нового Света, то тут меня поджидал сюрприз. В данный момент такого государства не существовало. И на это, как я понимаю, повлияло множество факторов. Начать хотя бы с того, что истребление коренного населения пусть и началось так же споро, но чем дальше, тем больше буксовало.
   И причина ясна. Как я уже успел убедиться, техника пасует перед мастерством. Да, в конечном счете, племена индейцев отступили перед напором ринувшихся осваивать новые земли европейских домов, к которым, немногим позже, подключились и все желающие из других мест. Как были разрушены и империи ацтеков, инков и майя. Однако процесс затянулся, хоть и привел к похожему результату.
   Новые земли покорились переселенцам. И состав последних был куда шире и разнообразнее.
   Великий плавильный котел стал еще более великим. Но, поскольку переселялись в него не просто беженцы и одиночки, ищущие лучшей доли, а спаянные группы, составляющие рода, а иногда и дома целиком, процесс "плавления" подзатянулся.
   Сегодня обе Америки -- зона, где анархия преобладает над порядком. Зародыши государственности там проявляются, но дело становления новых стран осложняется наличием аристократов, сорвавшихся с насиженных мест и сделавших ставку на Новый Свет.
   Слишком много сил пересеклось в одном месте, и слишком велико разнообразие преследуемых ими целей. Сюда же плюсом и интерес большинства великих держав к столь лакомому и до сих пор "ничейному" куску.
   В общем, без большой войны, к которой и идет дело, там не обойдется. Каким станет мир, решит история. И все же поразительно, насколько сильно наличие всего лишь пары факторов может повернуть ее русло.
   И, как вы понимаете, Россию я специально приберег напоследок.
   А с ней было сложно. С одной стороны, в этом отражение моего мира она не переживала стольких потрясений -- начиная с монгольского ига, которого не случилось в виду отсутствия главных акторов сего действа, и заканчивая развалом СССР, по той причине, что здесь Российская Империя не прерывала своей истории.
   Мировых войн так же пока не случилось, лишь крупные локальные столкновения. Однако ей хватало и других неурядиц. Тут и поджимающие с юга персы, и недобро поглядывающие европейцы, и изредка покусывающие японцы. А еще пускающие на Аляску слюни англичане, из-за чего последнюю пришлось отдать практически в безраздельное пользование дому Федотовых, в котором числилось сразу два условных эксперта.
   Условных по той причине, что информацию я искал в японских источниках, и, разумеется, русские не торопились платить японской имперской семье за подтверждение своего ранга в их глазах.
   Но это я уже полез в частности.
   Главной проблемой оставалась сухопутная граница, которую физически невозможно было оборонять на всем протяжении. Ну, и чувствительное отставание в промышленном развитии.
   Все же, как не относись к событиям начала XX века, но не замечать того толчка в развитии, что они дали стране, сложно. Здесь же этого ничего не было.
   Хотя нельзя не признать того факта, что великих потрясений удалось избежать не только из-за отсутствия мировой войны, которая стала лишь катализатором деструктивных процессов, но и из-за более мудрой внутренней политики и не потерянной ответственности элит.
   В общем и целом, империя была в состоянии потягаться с любым своим врагом один на один.
   Еще забыл упомянуть Германию, что подмяла под себя всю континентальную Европу, споткнувшись разве что на Франции, собственно, саму Францию, активно занимающуюся Африкой, и множество других стран, чуть менее значимых в глобальном масштабе, но чье мнение не было пустым звуком.
   Но, опять же, если начинать говорить обо всем этом со всеми подробностями, включая влияние личности на историю, то мне и года не хватит, чтобы обрисовать весь текущий расклад.
   Короче говоря, про все местные перипетии можно было рассказывать бесконечно, но, в конце концов, бессонная ночь и сытный обед все-таки дали о себе знать. Меня незаметно сморило.
  
  
   Голубь. Он смотрел на меня, я смотрел на него. Наше незримое противостояние продолжало нарастать. И так уже около пятнадцати минут. В глазах птицы было полное отсутствие всякого интеллекта, но, тем не менее, та очень внимательно следила за мной. И если вы подумали, что мы делали это от безделья, то сильно ошибаетесь.
   Мои планы хоть и подвинулись из-за ночных неурядиц, но в сути своей не поменялись. Так или иначе, я собирался дать весточку Акаяши о троице моих загонщиков.
   А, поскольку тащиться к аристо под самый ужин, было, во-первых, неучтиво, а, во-вторых, лень, то я решил воспользоваться сторонней помощью. Существуют же почтовые голуби, почему бы и не создать себе такого же?
   И нет, столь долгий срок воздействия связан не с исключительной сопротивляемостью данного прожорливого создания. Тут, скорее, сложность со слишком простым разумом, в который мне необходимо впихнуть маршрут до нужного места и конкретного человека, которому и предназначена весточка. С последним пунктом и возникла заминка.
   И, в конце концов, я плюнул на это дело. Пусть отдаст хоть кому-то, главное, чтобы этот кто-то был связан с родом.
   Вместо этого, озаботился тем, чтобы обратный маршрут выветрился из головы моего посланника в тот же миг, как миссия будет выполнена. Мы же не хотим, чтобы он привел на своем хвосте благодарных воинов Акаяши?
   Кинув прощальный взгляд на упорхнувшего на задание голубя, я откинулся на спинку стула, что стоял на веранде. Виски немного сдавило болью. Терпимо, но лучше пока не налегать на интуитские штучки. Благо, особой в том надобности и нет. Разве что проконтролировать доставку сообщения.
   Вечерело...
   Первым делом, по пробуждению, я использовал Точку. Да, это стоило мне нового приступа головной боли и пошедшей носом крови, но подобную цену готов был уплатить. Жизнь дороже маленьких неудобств.
   И с облегчением понял, что в моей ситуации не произошло ровно никаких изменений. Клубок не спешил сжиматься, играя всеми оттенками желтого. Именно желтого, а не красного, что означало отложенную опасность. Неприятно, но не смертельно.
   Если враг не выкинет какой-нибудь новый фортель, то эту схватку я у него выиграю. А дальше... дальше все-таки придется пойти на ограниченный контакт с благородными. Лучшее, наверное, будет начать с тех же Арнов, раз уж мы и так с ними сотрудничаем.
   От них мне нужна лишь информация об архонте. И я ее получу. Так или иначе.
   А пока меня ждет ужин совместного производства Изуми и Эмилии. Они обещали нечто интересное, и не верить их слову причин не было.
   "А жизнь -- не такая уж плохая штука". -- Проскользнула мысль.
   Ведь и в жизни в чужом теле можно отыскать не только негативные стороны. Даже если это тело принадлежит японскому школьнику, который по собственной глупости умудрился влезть в чужую игру на правах пешки и сделать собственным врагом таинственный и могучий орден.
  
  

Интерлюдия IV

  
   Момент перехода был краток и резок. Секунду назад одно из кресел за столом пустовало, а затем многочисленные тени от предметов взбурлили, удлинились -- порой и вовсе навстречу источнику света -- и, собравшись вместе, обрисовали мужскую фигуру. Последний участник прибыл.
   -- Эта встреча не была запланирована. -- Тут же, без всяких расшаркиваний, начал он. -- В чем причина?
   -- Я прошу всех вас прекратить любую активность в Японии, направленную на нового архонта. -- Не стала тянуть время девушка, что и выступила инициатором этой беседы.
   -- Этому есть обоснование? -- Последовал новый вопрос.
   -- Да. Я внимательно слежу за активностью всех наших групп в этой стране. За последнюю неделю, дом Арнов выбил уже четыре наших ячейки.
   -- Это неизбежно. -- Вмешался еще один голос, принадлежащий мужчине, что явился чуть раньше. -- Естественно, после нашего поражения, обстановка в Японии осложнилась. Аристократы...
   Тень девушки издала смешок.
   -- Все эти группы объединяет не то, что они участвовали в подготовке или же в самом нападение на род Акаяши. Сейчас воины дома атакуют в основном тех, кто занят именно нашей новой проблемой.
   -- Хочешь сказать, что он их направляет? -- Заинтересовался последний из прибывших.
   -- Это в духе архонтов -- работать чужими руками. Тем более, что и сами аристократы готовы сейчас кидаться на любого, кто хоть как-то с нами связан.
   -- Но это не объясняет, как он выявляет наши группы. -- Заметил все тот же мужской голос.
   -- Он их чувствует. -- Пояснила единственная женщина здесь.
   -- Что?
   -- Я думаю, что новичок способен ощущать направленную на него угрозу. Это бы объяснило выбор целей.
   В беседе наступило короткое молчание, которое было вскоре разорвано:
   -- Вздор! Если бы та же Луиза умела то, о чем ты нам говоришь, то все уже давным-давно решилось. А она, напомню, гораздо больше времени является нашей проблемой. Немыслимо, чтобы сопляк, только недавно получивший силы архонта, превосходил ее по способностям.
   -- Это могут быть его собственные способности, никак не связанные с возможностями архонта. -- Рассудил явивший последним человек.
   -- Допустим. -- Немного подумав, согласился другой участник встречи, а после обратился к ее инициатору: -- Так что ты предлагаешь? Кроме того, чтобы отозвать наших людей?
   -- Бесполезно пытаться искать его -- так мы лишь быстрее потеряем все инструменты влияния в Японии. -- Начала пояснять свою мысль девушка. -- Заманивать в ловушки так же не имеет смысла. Мы не знаем, как далеко распространяется его предвидение. Однако нам остается, как минимум, еще один вариант действий. -- Та прервалась на пару секунд, будто вновь мысленно взвешивая то, что хотела сказать. -- Мы можем воздействовать через его окружение.
   -- Если ты говоришь про его сестру, то она исчезла вместе с этим Химурой. Он либо очень хорошо ее спрятал, либо держит подле себя. Что до его родителей, то они пропали еще до начала всей этой истории. Насколько мне стало известно, больше близких родственников у него нет. Школьные связи, влюбленность -- все уже отработано. Пусто.
   -- Да, здесь все так. Но кое-что вы из виду упустили. -- С некоторым самодовольством отметила девушка. -- Мое внимание привлекла первая жертва нападения Арнов. Некая семья Тиллей. Слышали про таких?
   -- Это же немецкая фамилия? -- Уточнил прибывший последним, в чью зону ответственности как раз и входила Европа. -- Кажется, что-то такое мелькало в отчетах...
   -- Ладно, не трудись. На самом деле, они мало чем примечательны для нас. Настолько, что никто и не думал привлекать их к атаке на Акаяши. Однако именно они первыми попали под удар возмездия. Мне показалось это очень странным. Опуская лишние подробности, как оказалось, один человек из той части семьи, что вела свои дела в Японии, столкнулся с архонтом за несколько дней до нашей атаки на японцев.
   -- И мы узнаем об этом только сейчас?!
   -- Этот вопрос не ко мне. Тем более, что тот думал, что имел дело с Луизой. -- Отмахнулась девушка, усмехнувшись. -- В данный момент, гораздо интереснее, на какой почве произошел этот конфликт. Причина -- охота на бывших слуг рода Андо.
   -- И?
   -- И я нашла возможность использовать эту ниточку. -- Уверенно заявила девушка. -- Поэтому наличие стольких боевых групп не является обязательным. Более того, если вы не хотите подставлять их под удар японцев, то незамедлительно отзовете тех, кто хоть как-то работал по новому архонту. Со своей стороны, я уже сделала подобный шаг.
   -- Ты уверена в своих силах?
   -- Да. -- Ответила та. -- Это будет опосредованное воздействие. Когда этот Химура заметит угрозу, то для него станет уже слишком поздно. К тому же, здесь использовать аристократов у него не выйдет. Однако, мне потребуется некоторое время на подготовку -- он должен быть полностью уверен в нашем отступлении.
   -- Ты собираешься вступать с ним в бой лично?
   -- Не думаю, что такая необходимость возникнет. Но я планирую проконтролировать заключительную часть и лично убедиться в смерти нашего врага.
   На пару минут в зале повисла задумчивая тишина.
   -- Это рискованная затея. Этот парень оказался сообразительнее, чем мы предполагали. Дав ему время, мы так же подарим и возможности. Хочу напомнить тебе, что Себастьян все еще находится в Токио. Стоит им только сойтись...
   -- Оставьте нас с ней наедине. -- Внезапно перебил говорившего голос молчащего до сего момента Лорда. -- Я решу сам. -- И, когда те исполнили его требование, обратился уже конкретно к девушке: -- Мне нужны подробности твоего плана.
   -- Разумеется, мой Лорд.
  
  

Глава 15

  
   Вы когда-нибудь ходили с девушками в магазин? Если да, то вам не нужно объяснять, к чему я поднял эту тему. Если же подобного опыта у вас нет, то... То можете, как и я ранее, с чистой совестью считать, что рассказы о многих часах, проведенных в примерочной, лишь глупые стереотипы.
   Вот только сейчас эти самые стереотипы воплотились в жизнь.
   Когда соглашался на эту поездку, то не придавал подобным нюансам значения. Ну, подумаешь магазины, ну, подумаешь две притомившиеся взаперти девушки... куда больше волновал аспект безопасности.
   За минувшие с момента атаки на базу бандитов четыре дня, я успел организовать еще парочку нападений аристократов на наших общих врагов, и последним, в конце концов, надоело терять людей. Сегодня утром Точка выявила лишь жалкие остатки некогда грозного клубка, что висел надо мной дамокловым мечом. А это означало лишь то, что противник отступил.
   Именно отступил, так что излишними надеждами предаваться я не спешил, а потому, осторожность -- превыше всего.
   И если в обыденной ситуации мне пришлось бы исполнять только роль носильщика многочисленных покупок, то в моей ситуации все дополнительно осложнялось необходимостью удержания трех иллюзий, две из которых постоянно норовили что-то примерить.
   И нет бы, делали это в изолированных кабинках, но им же еще и требовалось узнать мое мнение, а для этого, выйти перед кучей народа в обновках. Настоящее испытание для одного одинокого интуита.
   Однако, скоро я приноровился и к этому, переведя монотонные действия по внесению изменений в свои иллюзии в полуавтоматический режим. Мыслями же унесся достаточно далеко от этого зала и торгового центра, в целом.
   Вообще в последние дни, помимо целеуказания для Арнов, я занимался несколькими делами. Например, подобрал ключик к доставшемуся мне артефакту, и тот оказался, как и все гениальное, слишком простым.
   Все, что необходимо было сделать, так это вывести данный предмет из-под воздействия Сферы. Я же уже говорил, что умения интуитов крайне пластичны. Не обошла подобная особенность стороной и эту мою технику, ставшую самой востребованой в данном мире.
   По умолчанию, она отводит внимание не только конкретно от меня, но и от всех вещей, что находятся на мне, а также глушит ненужные звуки и не только их. Скрип пола, звук дыхания, запахи тела и тому подобное. Что, согласитесь, звучит чертовски разумно. Иначе, какой бы от нее вообще был смысл?
   Так вот, не имею представления, для какой цели использовался этот артефакт, но мою Сферу тот снимал лишь тогда, когда она пыталась отвести от него внимание, в других случаях оставаясь полностью безучастным.
   Таким образом, подарок из седых времен оказался для меня не столь опасным, как думалось изначально. Небольшая поправка в привычную технику, и, вуаля, я снова незрим.
   Единственное, в таком случае, в руки этот предмет брать не стоит. Все же Сфера не делает человека невидимым в прямом смысле слова. Скорее, так воздействует на разум и технику, что для них объект становится малозначим. И не спрашивайте, как это работает с записью. Я практик, а не теоретик.
   Однако, мало кого оставит равнодушным внезапно взлетевший артефакт. А именно так это и выглядело бы для всех сторонних наблюдателей, если бы кто-то взял его, находясь под новой модификацией Сферы.
   А следом за удивлением придет и повышенное внимание, с которым данная техника может и не совладать.
   Короче, даже если бы я понял все вышесказанное в момент, когда только прикоснулся к "безделице", итог это не поменяло. Один хрен, пришлось бы прорываться с боем. Но сам прорыв это могло сделать не столь рискованным и нервным.
   Впрочем, что было, то было. Держать эту древнюю игрушку подле себя смысла нет. Так что свой заказ решил все же довести до логического завершения. Тем более, что про попытку меня убить, предпринятую Змеем в ходе агрессивных переговоров, я еще не забыл, а, значит, некий владелец подпольных арен задолжал мне еще один миллион.
   Не то чтобы последний мне был так необходим, или я думал, что любовь моих дам к покупкам обойдется мне настолько не дешево, скорее, исходил из того, что всегда лучше иметь запас средств, чем не иметь его.
   Возможно, даже стоит озаботиться созданием точки, куда можно отступить в случае неприятностей.
   "Заманчивая идея".
   Однако повторять уже использованную схему с Эмилией не стоит.
   "Найду какого-нибудь рандомного человека и куплю от его имени еще один домик попроще". -- Рамочно прикинул задачу я. -- "Придется изучить вопрос подробнее, чтобы какое-нибудь случайное извещение, отправленное владельцу истинных документов, не накрыло потом всю затею".
   И заняться этим лучше, как можно скорее. Имеется у меня обоснованное подозрение, что теневики от меня все равно не отступятся. И молчание Точки тут далеко не показатель безопасности. Она, знаете ли, далеко не всемогуща. Есть и для нее противодействие.
   Правда, в мире, где осталось всего два интуита, никто, вроде как, не должен о нем знать.
   В этот момент, Изуми напомнила о своем существовании, потребовав от меня оценить приглянувшееся той кремовое платье с открытыми плечами и отвлекая, тем самым, от размышлений.
   -- Вроде бы неплохо. -- Честно признался я. -- Но не слишком ли оно короткое для тебя?
   -- Такое сейчас модно. -- Заявила эта пигалица.
   -- Модно что? -- Переспрашиваю, выделив интонацией последнее слово. -- Демонстрировать всем, все что выше коленных чашечек?
   -- Пфф. -- Фыркнула та. -- Ты ничего в этом не понимаешь, глупый старший брат. -- И, гордо задрав носик, удалилась обратно в примерочную, с шумом задвинув ширму.
   И эта игра продолжается уже минут двадцать. Моя сестра выбирает какие-то наряды, один другого откровеннее, а потом спрашивает, насколько те ей идут, чтобы затем изобразить нешуточную обиду. Из памяти Химуры я отлично знал, что подобные платья Изуми никогда и не нравились.
   Ну, а пока на меня готовится новая атака, есть минутка вернуться к размышлениям.
   Да, хотя бы об еще одном разговоре с теперь уже моей слугой, что состоялся накануне. Тогда я, наконец, задал давно терзавший меня вопрос, на счет столь странной разницы в вооружении, когда рядом соседствует огнестрел и плазменное оружие.
   -- На самом деле, в этом нет ничего удивительного. -- Ответила тогда девушка. -- Огнестрельное оружие дешевле, за ним слабее контроль и, в конце концов, распространено гораздо сильнее, а потому и достать его относительно просто. Минусы в пробивной способности, которая у той же плазмы выше, это легко перевешивает.
   -- Хмм. Даже крутые банды в Токио не используют энергетического оружия. Хочешь сказать, что и им не хватает на это денег?
   -- Не денег. -- Отрицательно мотнула головой Эм. -- Связей.
   -- Поясни. -- Попросил я.
   -- Подобными вооружениями занимаются фирмы аристократов, которые ведут очень строгий надзор за выпускаемой продукцией. Основными заказчиками, как правило, выступают другие дома или вооружённые силы страны. В исключительных случаях -- иные государства. На внутренний рынок не отгружается ни одной единицы. И это не то чтобы запрет, скорее негласная договоренность. Я в курсе о ней лишь по тому, что дом Арнов так же ее придерживался.
   Вот так меня в очередной раз обломили. Раздобыть нечто, столь же удобное в ношении и превосходящее в огневой мощи мой пистолет, не выйдет. Разве что таскать все тот же огнестрел. Но если для хай-тек вооружения во втором Ронине предусмотрены специальные захваты, то с прошлым поколением палок-стрелялок -- увы.
   Зато обрадовали по поводу просевшего до нуля щита. Повертев в руках изъятую из костюма энергоячейку, которая на поверку представляла собой массивный полупрозрачный многогранник, чем-то похожий на обработанный алмаз, слуга сообщила мне, что купить точно такую же труда не составит.
   Дескать, в моде стандартизация и универсализация, а потому подобную батарейку можно воткнуть, что в мой костюм, что в элитный бронированный автомобиль с функцией постановки щита в момент атаки, которые вполне себе в свободном доступе. Цена, к слову, соответствующая.
   Ну, хоть что-то.
   И, раз уж речь зашла об Эмилии, то стоит добавить и то, что ночную битву Томаса и Себастьяна ей все же показал. Впечатлена она была столь же сильно, что и я в свое время. Однако удивило ее совсем другое.
   -- Это вообще не духовные техники! -- Безапелляционно заявила девушка, когда вернулась из моих воспоминаний в реальный мир.
   -- В смысле? -- Не понял я. -- А что же это по-твоему?
   -- Не знаю. -- Ответила та. -- То, чем пользовались главы родов и дома -- да. Разве что, кроме этого золотого меча и щита. Никогда ничего не слышала ни о каких Эмблемах. То, что использовали их первоначальные враги, эта группа теневиков, как ты их называешь, похоже на духовные техники лишь отчасти. А вот эти двое... совершенно точно, что это нечто иное.
   -- Они на уровне экспертов, раз Томас так легко разделался с явными мастерами. -- Озвучил я мысль, что уже обдумывал до этой беседы. -- Ты уверена, что знаешь, на что способны такие люди?
   -- Основа неизменна. -- С легкой неуверенностью в голосе качнула головой слуга. -- Во всяком случае, так меня учили.
   И данный разговор посеял во мне зерно сомнения. Еще той ночью, когда состоялась атака, я чувствовал исходящую от сладкой парочки странность. Однако, во-первых, был больше занят собственным выживанием, а, во-вторых, не имел достаточного опыта и знаний для верных суждений.
   Возможно, Точка не зря определяла Томаса и Себастьяна, как две аномалии?
   Кстати, общение с Эм имело и другие последствия. Я решил начать натаскивать ее на работу в одной группе с интуитом. Отчасти, потому что это помогало мне самому войти в силу, отчасти, из-за того, что это могло понадобиться в будущем.
   Пусть и воин, пусть и, по собственным уверениям, слабенький, но это лучше, чем ничего.
   Попутно занялся поиском первого из переданных девушкой контактов. Некий, Симада Рокеро. Парень, двадцать девять лет. Рост около ста семидесяти сантиметров. Телосложение обычное. Внешность, в целом, ничем не примечательна.
   Его образ я достал прямо из памяти моей слуги, так что теперь легко узнаю этого человека из тысячи.
   Бывший слуга рода, он был одним из тех, кто не стал покидать Японию, решив попробовать выстроить в ней новую жизнь. Со слов девушки, как и все, тяжело переживал из-за уничтожения Андо и гибели стольких знакомых людей, но старался держаться сам и поддерживать остальных.
   Честный, ответственный, всегда готовый прийти на помощь. Предположительно на уровне уверенного воина.
   Как сообщила мне Эмилия, после исчезновения этого человека, она и решилась на свой неудавшийся побег.
   Дом, где жил Рокеро, я уже посетил. Обычная однушка, что снимал парень. Однако от других холостяцких берлог эту отличал идеальный порядок: все вещи аккуратно сложены и находятся на своих местах, даже продукты в холодильнике рассортированы по цвету и габаритам. Этот Симада -- тот еще педант.
   Помогло ли мне это в его поисках? Пока не сильно. Следов борьбы или обыска в самой квартире не было, так что визуально все выглядело так, будто ее временный хозяин самостоятельно и без всякой спешки собрался и ушел по делам. Картину портил разве что недельный слой пыли.
   Умения интуита конкретно в такой ситуации так же были слабым подспорьем. Несколько линий я благодаря Точке выявил, но соотнести их с конкретным человеком еще не успел.
   В ближайшее время необходимо будет посетить место, где трудился Рокеро, и тогда уже можно будет двигаться дальше.
   "На все это уйдет гораздо больше времени, чем я предполагал ранее".
   На этой мысли меня вновь отвлекли. Но теперь это сделала Эмилия, которая, по-видимому, решила подключиться к увлекательной игре под названием "Соблазни Химуру Киоу". Надо ли говорить, что, в силу возраста, у нее получалось гораздо лучше?
   Почему я так решил? Да, потому что та вышла в наряде горничной, но не классическом, а ближе к тому, в котором принимают участие в ролевых играх. Чем начала привлекать не только мое, но и внимание других скучающих парней, ожидающих своих пассий.
   И если последних очень быстро, буквально в одну минуту, растащили по другим магазинам, то меня спасать оказалось некому.
   "А я раньше как-то и не рассматривал Эм с этой стороны". -- Проскользнула предательская мыслишка.
   Все же в ней чувствовалась примесь европейской крови. Немного другой разрез глаз, немного иной оттенок кожи, чуть больший размер бюста, но при этом оставались и лучшие стороны азиаток...
   "Так, хватит". -- Оборвал явно ушедшую не в ту сторону мысль я, поерзав на стуле, что стоял напротив примерочных. -- "Еще не хватало накинуться на нее прямо здесь".
   Кажется, со всеми этими приключениями упустил одну незначительную деталь. Химура -- чертов подросток. И реакция даже на легкий намек попытки соблазнения у него именно как у подростка.
   -- Тебе нравится? -- Крутанулась на мысках передо мной девушка, отчего юбка, и так не страдающая излишней длиной, визуально стала еще короче, приподнятая центробежной силой.
   -- Даже не знаю, что сказать. -- Силой удерживая взгляд на ее лице, ответил я.
   На что та подошла практически в упор ко мне и чуть наклонилась вперед. Да еще и скрестила руки. При ее-то вырезе!
   -- Возможно, вы просто не рассмотрели этот наряд как следует, господин? -- Томным, грудным шепотом произнесла почти мне на ухо Эмилия.
   -- Возможно. -- Сказал я, вновь поднимая скатившийся вниз взгляд на уровень глаз собеседницы. А там, за пляшущими веселыми бесенятами, скрывались отнюдь не игривые намерения.
   Поняв, что я увидел послание, слуга выпрямилась и, покачивая бедрами, вернулась в примерочную.
   И что это было?
   А ведь легким намеком произошедшее уже не назовешь.
   "Эта девушка..." -- Мысленно вздохнул я.
   Как только мне показалось, что понял о ней достаточно, она выкинула новый фортель. Мгновение назад мне ясно дали понять, что месть за род и за семью -- не весь мотив.
   Это безумно лестно, конечно, что на меня сейчас кидаются вполне взрослые по моим текущим меркам симпатичные девушки, но давайте будем объективны. Взрослых девочек интересуют взрослые мальчики.
   А Химура ничем особо не выделяется на фоне своих сверстников, чтобы стать исключением.
   Благодарность за спасение?
   Да, бросьте. Я уже не раз ей сказал, что это вышло случайно. И мне вполне достаточно обычного "спасибо" и той информации, что она мне уже дала и только готовится передать.
   Остается только...
   "Как она там сказала?" -- Вернулся я к минувшему несколько дней назад разговору. -- "Архонты стоят на уровне благородных? А где, в таком случае, стоят их женщины?"
   Это и есть мотив?
   "Глупо". -- С нечитаемым взглядом посмотрел я на кабинку, в которой находилась слуга. -- "Как же все глупо".
   Свяжи я остаток своей жизни с данным миром, и подобный план был бы не таким плохим. Но вся фишка в том, что этот мир меня не сильно интересует. Такой уж я человек, что предпочитает хорошо изученное старое, чему-то новому.
   А "вау-эффекта" у меня не возникло изначально. Все эти роботы, что по ударной силе как десяток современных танков, крутые костюмчики, что из дохляка-школьника по физическим возможностям делают тренированного бойца, местные маги, что вскладчину сами себе ходячий ядерный заряд, ордена теневиков... чужое все это.
   Не мое.
   А, спустя еще пару часов моих мучений, дамы, наконец, разобрались в своих предпочтениях. Забрав приглянувшиеся вещи, мы, вызвав такси, покинули торговый центр.
   К сценке с формой слуги, которую, к слову, никто покупать не стал, в разговорах с Эмилией больше не возвращались, а Изуми, кажется, и вовсе не придала той особого значения. Если вообще видела.
   Вернувшись же домой, я порадовал себя полным зарядом щитов и вкусным ужином, что вновь приготовила моя сестра под чутким руководством своего нового наставника по кулинарии.
   На эту ночь у меня был запланирован поход в гости к Змею -- пора уже делать следующий шаг в общении с сим достопочтенным гражданином. Так что этим и собирался заняться.
   Однако у дверей дома меня перехватили.
   -- Ты что-то хотела? -- Спросил я изобразившую идеальный поклон слугу, которая сейчас выглядела на удивление серьезно и собрано. Ни капли того веселья, что было ранее.
   -- Завтра мне нужно отлучиться. -- Произнесла та.
   -- Говори. -- Потребовал я, отведя девушку в сторону.
   Не в проходе же нам вести беседу.
   -- Завтра годовщина. -- Совсем потухшим голосом сказала Эмилия. И эта пара слов сообщила мне многое. -- Я стараюсь не пропускать эту дату.
   -- И куда ты пойдешь? -- Аккуратно уточнил я.
   -- Мне нужно навестить могилы родных. Время не играет роли. Просто завтра.
   -- Тогда обсудим это утром, если ты не возражаешь. -- Предложил я.
   Вообще-то собирался продолжить поиски Рокеро, но это может и подождать немного. Одну я ее, разумеется, отпускать не буду.
   -- Хорошо. -- Последовал короткий ответ.
  
  

Глава 16

  
   Погода, будто специально подстраиваясь под настроение, выдалась мрачная и дождливая. И от того немногочисленные люди, что скользили где-то в отдалении, казались черными призраками.
   Когда мы говорили с Эмилией о семье и о мести, то я вполне принимал ее чувства, но не осознавал полностью.
   Одиннадцать!
   Одиннадцать имен под одной датой смерти -- столько насчитал на этом семейном захоронении.
   Лишиться за одну ночь всей своей жизни... а затем еще и быть обвиненной в предательстве -- вот через что пришлось пройти ей теперь уже ровно пять лет назад.
   Мы стоим здесь уже около пятнадцати минут. Она чуть ближе, почти в упор, а я -- чуть дальше. Просто стоим и молчим. И у меня нет ни слов, ни желания прерывать мысли девушки, какими бы они ни были.
   -- Химура. -- Вдруг обращается ко мне сама Эмилия. -- Ты можешь оставить меня одну?
   "Ожидаемая просьба".
   Точка. Смотрим на себя, на Эм, а после и на место, где сейчас стоим. Чисто. Угрозы нет.
   -- Подожду тебя на выходе. -- Говорю ей в ответ и поворачиваюсь спиной.
   Пока шел, мысли мои повернули с посещения захоронения к вчерашней встрече со Змеем, которая прошла на удивление гладко.
   Бандит явно находился в хорошем настроении. Догадаться о первопричине которого было весьма не сложно, ведь я не просто обокрал конкурентов, но и неплохо прошелся по их личному составу.
   В общем, минут на тридцать я стал его кумиром.
   Однако забывать, с кем именно общаюсь, не собирался, а потому разговаривал Змей с все еще моей иллюзией. И, закончив с текущими делами, тот преподнес неожиданный сюрприз.
   Нет, он не стал спорить с тем, что стал еще на один миллион беднее, чего я ожидал. Это даже на его эмоциональном фоне не сильно-то сказалось.
   -- На тебя объявили охоту, Кон. -- Сообщил главарь внезапную новость. -- Сумма: сто миллионов йен.
   Причем сделал это в разговоре один на один, так что напрягшийся и приготовившийся было прорываться с боем я, немного расслабился.
   -- Догадываюсь, о чем ты сейчас подумал. -- Вторя моим мыслям, усмехнулся Змей. -- Однако я не собираюсь тебя продавать. И не по тому, что моих сил явно меньше, чем было у Злого, а даже его ты знатно потрепал.
   -- Наверное, дело в том, что заказчик через меня выйдет и на тебя? -- Иронично уточнил я.
   -- Нет. Ты не понял. -- Отмахнулся от этого предположения собеседник. -- Ставку за твою голову сделали не те люди, что ты атаковал. Это могла бы быть их крыша, но тоже нет. Заказ появился чуть раньше твоего нападения на базу Злого.
   А вот это меня удивило. Ненадолго, правда. У меня был только один враг, который мог назначить за мою голову такую сумму. Это и есть их ответный ход? Если да, то выглядит он крайне слабым.
   Неужели теневики рассчитывают, что там, где не справились они, справятся какие-то отбросы?
   -- Раз уж ты не собираешься на мне зарабатывать, то, может, предоставишь какие-то подробности?
   -- Как раз собирался это сделать, парень...
   Оказалось, заказчика Змей не знал, как не мог его знать и любой, кто возьмется за это дело. За чем строго следили патриархи криминального мира, через которых и шли все подобные сделки. Система была отлажена и за несколько десятилетий успела себя зарекомендовать. И она гарантировала полную анонимность тому, кто делает ставку.
   А заказчиком, как правило, выступали аристо.
   Вот эта деталь меня немного огорошила. В мире благородных я врагов еще не заводил. Тем более таких богатых. Если только теневики сами не работают через них.
   "Не слишком ли длинной получается цепочка?" -- Задался вопросом я. -- "Теневики-аристо-патриархи-исполнитель-я".
   Странно. Все это очень странно. Велика вероятность, что данный заказ оставил все-таки не мой главный враг. Но тогда кто?
   -- Я собрал кое-что для тебя. -- Змей, тем временем, достал небольшую папку и пододвинул ее ко мне. -- Это список отдельных охотников и групп, что уже подтвердили свое участие. -- И, подождав пока иллюзия возьмет ту в руки, дополнил: -- Обрати внимание на первую страницу. Лучший охотник Японии... он редко берется за дело, но если подобное происходит, то остальным ловить уже нечего.
   -- Имя у него есть? -- Поинтересовался я, посредством иллюзии вчитываясь в скудные строчки текста, которые больше походили на послужной список, чем биографию. Внушительный список, стоит отметить.
   -- Только то, под которым он работает. Монго. Весьма скрытный человек.
   "Впечатляет, но не очень-то и сильно". -- Отложил я в сторону досье этого Монго.
   Главным его достижением оказалось то, что пару лет назад он уработал подтвержденного подмастерья. Но, в целом, информация об охотнике была скудной.
   -- Он практикует специфичный метод работы. -- Продолжил Змей. -- Первую неделю, после того как берет заказ, Монго выбирает какое-нибудь уединенное местечко и дает будущей жертве возможность напасть на него.
   -- Серьезно? -- Уточнил я. -- И ни у кого не возникло мысли его убрать именно в этот момент?
   -- Пробовали. -- Отвечает собеседник. -- Если жертва брала с собой большой отряд, то Монго либо сваливал, либо устраивал тем смертельные засады. Если же все происходило честно, то тот затевал дуэль. Как понимаешь, еще никто не смог в ней победить.
   -- Что если цель проигнорирует приглашение? -- Заинтересовался я.
   -- В таком случае, она через некоторое время умрет от несчастного случая, а Монго придет за своим гонораром.
   -- И как же он доказывает собственную причастность к убийству?
   -- Не знаю. -- Пожал плечами Змей. -- Но патриархи еще ни разу не ставили его слово под сомнение.
   Беседа затихла на пару минут, а я погрузился в размышления.
   "Этот парень -- долбанный псих". -- Понял я. -- "Но в наличие извращенной чести ему не откажешь".
   -- Зачем ты мне помогаешь, Змей? -- Нарушают тишину. -- Тебе-то в том какая выгода?
   -- Сейчас -- никакой. -- Прямо ответил собеседник. -- Но я предпочитаю смотреть в будущее, Кон. Считай это вкладом в наши отношения.
   Тогда я ему не сильно поверил. Да и сейчас ничего не изменилось. Доверять подобному человеку? Поищите кого-нибудь другого.
   Однако информацию Змей, тем не менее, передал правдивую. Я чувствовал в своем клубке новую зарождающуюся опасность, что становилась острее с каждым часом. Однако теперь та исходила, похоже, что не от теневиков. А значит, и прикрыться аристо не получится.
   И все это ставило передо мной новый вопрос: как реагировать и реагировать ли вообще на вызов Монго.
   Если что-то и делать, то делать это нужно сегодня, потому как именно сегодня выходит отмерянный им срок в семь дней.
   "Получается, что заказ он взял на следующий же день, после атаки на род Акаяши". -- Мысленно прикинул я. -- "И в ту же ночь мне с моими дамами пришлось бежать от первой тройки теневиков-охотников".
   Выходит, что сотню миллионов за меня пообещали примерно в тот же момент, или даже чуть раньше. А значит...
   "Ни черта это не значит".
   Это вполне могли сделать теневики, а мог и неизвестный враг. Одно совершенно точно -- сие не является ответным ходом. Скорее составной частью первоначального удара, который я заметил только сейчас.
   Возвращаясь к нашему барану, а, точнее, к этому Монго. Место, где тот выжидает свою цель, мне, спасибо Змею, известно. Так что, по зрелому размышлению, стоит туда наведаться. Но не для того, чтобы устроить сражение по его правилам, а только с целью выяснения степени опасности.
   Точка покажет, насколько тот достоин того времени, что собираюсь на него потратить.
   А поиски Рокеро все же придется отложить на следующий день, раз сегодня они не задались.
   С этими мыслями я и добрался к выходу и принялся ждать свою спутницу. Надеюсь, что та не собирается замереть там на несколько часов...
  
   О чем она думала, стоя перед пеплом прошлой жизни?
   Эмоции и слезы? Все это уже прошло годы назад. Боль? Да, она никуда не ушла и будет жить с ней до самого конца. Время лишь немного прикрыло ее, но убрать оказалось не в силах.
   Сейчас же Эмилия не столько думала, сколько вспоминала.
   Ситуации, которые, спустя годы, кажутся смешными, а тогда такими не являлись. Смех, слезы, первый поцелуй...
   А еще ее терзал один вопрос.
   Когда Химура погрузил ее в свои воспоминания по поводу атаки Акаяши, она чувствовала и видела все. Запахи, звуки, ощущения и даже отголоски эмоций ее нового господина...
   Сколько же она готова была отдать, чтобы хоть на мгновение оказаться со своей семьей?
   Услышать смех малышки Акими, ворчание старой Хельги -- ее родной бабушки, понянчиться с маленьким Юичи, выслушать очередную строгую нотацию от матери. Наверное, с точки зрения обычного человека ее семья выглядела странной, но именно так и должна выглядеть семья слуг.
   Она безумно хотела прикоснуться к тому миру. И ее господин мог дать такую возможность. Однако о подобном она не просила. Вовсе не из робости, нет. Из-за страха.
   Страха, что тот иллюзорный мир затянет ее в себя. И страха, что из него придется возвращаться назад, а, значит, пережить потерю с новой силой.
   Нет, она этого не хотела.
   Весь этот пепел и собственную боль нужно перековать в ненависть и месть. Теперь она знает того, кто поможет ей свершиться.
   В этом человеке чувствовалась странная, особенно для столь юного возраста, сила. И дело даже не в том, что Химура стал архонтом. Завораживала уверенность, с которой он использовал новые умения. Словно уже изначально умел ими пользоваться.
   И эти его силы не имели ничего общего с духовными практиками.
   "Да". -- Мысленно кивнула девушка сама себе. -- "Такой человек может победить".
   Именно за этим она пришла в этот раз. Дать обещание, что возмездие свершится. А то, что его принесут чуждые роду люди, не так уж и важно теперь.
   На левое плечо слуги приземлилась стрекоза и, сложив крылья, повернулась всем телом в ее сторону. Однако Эмилия, увлеченная собственными мыслями, не придала этому событию никакого значения.
   Химура Киоу. Школьник, самоуверенный мальчишка, лезущий в смертельные авантюры. В нем словно слились качества взрослого мужчины и юнца. И данная смесь манила ее.
   Вчерашняя выходка с костюмом горничной... она ничего такого вовсе не планировала. Лишь хотела подключиться к игре Изуми. Однако та, неожиданно, переросла в нечто большее.
   "Стыд-то какой".
   А еще больший стыд в том, что она думает об этом прямо перед ликом своей семьи.
   -- Эмилия. -- Вдруг окликнул ее знакомый голос слева.
   Первое мгновение девушка думала, что это сделал Химура, и, обернувшись на звук, ожидала увидеть именно его. И, лишь узрев пустоту, поняла чей конкретно голос только что услышала.
   -- Сэтоши? -- С удивлением и неверием переспросила слуга, начав подозревать саму себя в том, что ей просто показалось.
   -- Да, это я. -- Вновь тот же знакомый тембр и вновь слева. -- Не вертись. Я общаюсь с тобой посредством дрона, что сидит на твоем плече. Звук направленный, так что слышишь меня только ты.
   -- Ясно. -- Ответила девушка, беря себя в руки, и повернулась обратно к захоронению. -- Что ты хочешь?
   -- Предупредить. -- Суховато прозвучало прямо у нее в голове. -- На слуг нашего рода объявлена охота.
   -- Я уже знаю об этом.
   -- Хорошо, раз так. Не придется многое объяснять. В таком случае, ты должна знать еще кое-что. -- Дрон, которого, наконец, заметила девушка, сделал паузу, чтобы подобраться еще ближе. -- Не доверяй никому из своих знакомых. Особенно, это касается других слуг.
   -- Что? -- Удивилась Эмилия. -- Почему?
   -- Некоторые из них в ближайшее время сами начнут искать контакт с тобой. Но не вздумай ответить на него. Это уже не они.
   -- Не они? Что это значит?
   -- Враг, что повинен в гибели рода, умеет делать рабов из любых людей, поворачивая их личные устремления в свое благо. Вчера ты желаешь его смерти, а завтра сам осознанно принимаешь ее в его интересах. -- Сэтоши нехорошо закашлял и дрон послушно передал девушке и этот звук. -- Мне дорого обошлась эта информация. И, к сожалению, в охоте на вас повинен только я сам.
   "Все мои знакомые..." -- Незаконченная мысль отдалась новой вспышкой боли, ударившей в сердце.
   Она надеялась. До конца надеялся, что с остальными все обойдется, что Химура сумеет разыскать и спасти их. А теперь все зря. Она осталась одна.
   -- Почему ты винишь себя? -- Нашла силы задать этот вопрос Эмилия.
   Похоже, что ответ так же не дался собеседнику просто, потому как с ним он затянул почти на целую минуту:
   -- Потому что именно моя жажда мести навлекла внимание врага на вас всех.
   Молчание. Девушке нечего было добавить к сказанному. И, вопреки прозвучавшему признанию, она не испытала к Сэтоши неприязни. Лишь пустоту. Последние надежды, что держали ее на плаву, только что рухнули.
   Пепел и смерть -- вот что осталось у нее.
   -- Мы оба потеряли все, Эмилия. -- Сквозь пелену безразличия пробивается голос старшего слуги. -- Но одно у нас еще осталось. Наша месть.
   -- Месть? -- Знакомое слово будто вернуло ей немного жизни. -- Пять лет назад ты не стал никого посвящать в собственные планы. Как и принимать от остальных какую-либо помощь. Что изменилось теперь?
   -- Изменилось. -- Откликнулся Сэтоши. -- Я старался не впутывать вас, но теперь, когда от всего рода осталось только двое, больше не имею права отказывать тебе в возмездие.
   -- Как ты нашел меня? -- Вдруг спросила девушка.
   -- Я знаю, что мы с тобой не очень ладили пять лет назад, однако ты должна знать, что, хоть и не контактируя с вами непосредственно, я все же присматривал за всеми бывшими слугами Андо. Ты всегда приходишь на это место в годовщину.
   -- Понятно. -- Приняла эту информацию Эмилия. -- У тебя есть конкретный план?
   -- Есть. -- Последовал мгновенный ответ. -- Однако о нем я расскажу только при личной встрече. У тебя есть время на размышления до завтрашнего утра, после этого я начну действовать. С тобой или без тебя.
   -- Что если я смогу привести бойца, что превосходит меня? -- Уточнила девушка.
   А вот это предложение Сэтоши даже немного разозлило.
   -- Месть -- это внутреннее дело нашего рода. Приходи одна, либо не приходи вовсе. -- Дрон на ее плече потянулся и расправил крылья. -- Я покажу тебе место, где буду ждать тебя.
   После чего механическая стрекоза взлетела и, зависнув перед лицом Эмилии, спроецировала той прямо на сетчатку карту Токио с одинокой красной точкой. А затем, без всякого послесловия, рванула куда-то в сторону, быстро затерявшись между могилами.
  
   Девушка пришла даже более мрачной, чем в тот момент, когда я оставил ее одну, а потому с разговорами к ней не лез.
   Поездка оставила по себе тяжелое настроение. Так что, еще раз убедившись в отсутствии слежки и опасности, в компании молчаливой слуги отправился домой.
   Но сегодня он был лишь перевалочный пунктом. Впереди ждала встреча с нанятым врагом убийцей. Это, конечно, в худшем случае.
   Однако, перед самым отправлением меня, как и вчера, вновь перехватила Эмилия.
   -- Во сколько ты вернешься? -- Вот был ее вопрос.
   -- К ужину должен. -- Прикинул я время.
   Сейчас начинался самый разгар дня, так что, по идее, обернусь еще раньше. Но сделаем накидку на непредвиденные обстоятельства.
   -- Хорошо. Мне нужно будет поговорить с тобой вечером.
   На чем беседа и закончилась.
   Я не придал ей особого значения.
   И через час уже стоял на каком-то полузаброшенном пустыре -- даже и не думал, что здесь такие бывают. Из единственной дырявой хибары, что выглядела хоть сколь-нибудь обжитой, звучала громкая иностранная музыка. Кажется, что-то европейское, но точно не скажу. Не знаток.
   И именно там меня поджидал источник опасности.
   Разумеется, самолично лезть внутрь я не собирался. Все же статус лучшего убийцы целой империи внушает достаточно сильно, чтобы им не пренебрегать.
   Смещение. Канал. И две Сферы -- на себя и на фантом.
   Вот сейчас и узнаем, из какого теста сделан этот Монго.
   Помещение оказалось достаточно просторным. Все, что было внутри: немного мебели, старинный даже по меркам моего мира телевизор, такой же древнющий холодильник, тарахтящий в углу генератор и музыкальный центр, что и издавал богопротивные звуки.
   Единственный человек стоял в центре и что-то сосредоточенно делал над небольшим металлическим раскладным столиком, на котором валялись какие-то стальные детали и куски проводов.
   Выглядел Монго экстравагантно. Кожаные штаны, кожаная же безрукавка на голое тело и две перекрещивающиеся за спиной катаны с черными ручками в явно самодельных ножнах. А еще в предках наемника явно затесались представители Африки, так как его собственная кожа оказалась соответствующего цвета. По росту -- едва выше меня.
   Чистый коротышка.
   Иллюзия было попыталась зайти со стороны, чтобы передать мне, чем конкретно занят убийца, но тот, неожиданно, выкинул правую руку и, не целясь, разрядил обойму пистолета в свой проигрыватель.
   -- Терпеть не могу эту тупую мелодию. -- Пожаловался Монго в пустоту.
   А затем отступил на шаг от столика, словно любуясь результатом труда.
   И именно из-за этого фантом, наконец, смог увидеть и передать мне то, чем был занят коротышка.
   На небольшом столике, исходя горячим паром, стояли две чашки с только что заваренным чаем.
   -- Прошу к столу. -- Улыбнулся безумной улыбкой этот тип, глядя прямо в глаза моей иллюзии.
   Скрытой под Сферой иллюзии!
  

Глава 17

  
   "Ситуация". -- Проплыла одинокая мысль, пока я глядел на сжимающийся алеющий клубок у себя над головой. -- "Вот я и приперся в ловушку. Как самый настоящий баран".
   Справедливости ради, стоит сказать, что поступи иначе, то боя мне было все равно не избежать. Не знаю, как ему это удается, но этот Монго опасен. И под этим словом скрывается больше обычного.
   Потому как, не явись я к нему сейчас, и опасность только увеличилась бы.
   Однако, не слишком ли часто в последнее время меня стала подводить Сфера?
   Теперь уже и я не могу оставить ситуацию как есть. Необходимо узнать, как именно Монго нашел мой фантом.
   Убираем бесполезную теперь Точку. А следующим ходом Захват Внимания через иллюзию. И... полный игнор со стороны наемника.
   Да что не так с этим парнем?
   -- Знаешь, заварить чай -- это целый ритуал. -- Разглагольствовал убийца, сосредоточив все свое внимание на двух чашках и своей болтовне. -- Тут имеет значение каждое движение. Вот взять, например, меня с моими катанами. -- Тот молниеносно вооружился указанным оружием. -- Любой, взяв их в руки, будет выглядеть круто. Естественно, не так круто, как я. Тут ты прав. Но не любой сможет правильно распорядиться. Вот и с чаем та же херня. -- Монго на секунду замолчал. -- Ну, так что? Отведаешь моего напитка или так и будешь стоять за дверьми?
   "Выходит, и Канал ты тоже чувствуешь". -- Сделал я единственный верный вывод из последней фразы моего разговорчивого собеседника.
   -- Воздержусь. -- Говорю устами иллюзии, сняв с нее Сферу.
   Не было смысла грузить собственный разум бесполезными техниками. Освободившийся ресурс разумнее потратить на подготовку к неминуемому столкновению.
   -- А я все же попробую. -- Ответил тот, все еще стоя спиной ко входу, и в самом деле отпив немного из одной из чашек.
   А после зашелся долгим кашлем, согнувшись пополам. И все еще заманчиво подставляя свою спину. Но я не торопился в нее бить. Отчасти потому что был занят очень плавным вхождением в Нырок, а отчасти из-за того, что не знал, чего ожидать от этого типа.
   -- Ну и дерьмо! -- Произнес откашлявшийся наемник, опрокинув стол со всем его содержимым ногой. -- По вкусу как моча носорога. Недаром мой ублюдок-папаша так сильно капал мне на мозг с этой вашей чайной церемонией. Да вот беда, я прирезал его раньше, чем достиг необходимого мастерства.
   Монго обернулся и неторопливой походкой приблизился к фантому, встав к тому почти в упор.
   -- А ты не так плох. -- Внезапно-серьезно произнес наемник, раскачиваясь с мыска на пятку. -- Сталкивался как-то с парнем, на вроде тебя, так тот рванул в атаку при первой же возможности. Помню, мне отвалили за него целых пять мультов. А вот за тебя дадут в двадцать раз больше.
   -- Какая жалость... -- Говорю прямо ему в лицо.
   -- Что? -- Переспрашивает наемник.
   -- Какая жалость, что за тебя мне не дадут даже одной йены.
   В ответ на это, Монго от души расхохотался, вновь подставляясь под возможный удар. Вот только теперь, уже видя этот мир всеми возможными чувствами, я знал, что вся его расслабленность -- лишь отточенная опасная игра. Внутри же убийца готов в любой момент атаковать или защищаться.
   Нырок показал мне его как сосредоточие напряженности и риска. Даже не знаю, игра ли его безумие, или у парня и в самом деле не все дома, но одного не оспоришь -- во все стороны от него распространяются волны смертельной опасности.
   -- Ты мне нравишься, бро. -- Признался Монго. -- Мало кто пользуется подаренной мной неделей. Еще меньше тех, кто заявляется один. Это вызывает мое уважение. Хотя ты мог прийти и пораньше. За эти семь дней меня до смерти достало пялить этот сраный ящик, который не показывает ничего кроме белой ряби, и слушать эти тупые песенки. И ведь не поспать же даже толком -- в любой момент могут завалиться либо конкуренты, либо ты. -- Наемный убийца провернул оба клинка в руках, разминая запястья и, как бы невзначай, задевая самым краем острия мой фантом. -- Такая вот нелегкая жизнь.
   -- Ты бы к психиатру лучше записался. -- Посоветовал я, уже привычный к местной традиции чесать языком перед и во время битвы. Во только Монго даже тут всех превзошел.
   -- Если это твое последнее желание, то так и быть. -- Согласился собеседник. -- Отвалю какому-нибудь умному хрену пару тысяч йен из тех гор бабла, что получу за твою башку. Пусть покопается в моих мозгах.
   И вновь задел мою иллюзию своим оружием, но теперь никак не маскируя этого. И, не представляю как, но тот сумел нарушить мою технику -- фантом распался, лишив меня возможности продолжить беседу.
   А через мгновение, прямо сквозь стену, которая представляла собой кое-как приваренные друг к другу тонкие стальные листы, по мне настоящему открыли огонь. Однако, ставка на эффект неожиданности теперь не сработала. Все пули прошли мимо, даже не потревожив щита.
   О. Я же еще не рассказывал, что конкретно дает мне Нырок, который, благодаря усердным тренировкам, все-таки сумел вымучить из тела подростка.
   Говоря прямо, он дарит возможность предвидеть опасность. Но, в отличие от той же Точки, работает мгновенно. Если при работе с клубком, нужно тратить уйму времени на то, чтобы разобраться в переплетениях линий, то здесь все проще. Я предвижу, куда и откуда будет нанесен удар, а еще знаю площадь поражения. И для этого даже не нужно видеть врага. Да даже знать о его наличии нет надобности.
   Однако здесь, как в профессиональных шахматах, необходимо уметь смотреть на несколько ходов вперед. Иначе, уходя от одной опасности, можно загнать себя и свою группу в безвыходное положение.
   Как понимаете, опыт у меня был обширный. А потому обстрел из одного единственного места не впечатлил нисколько.
   -- Хой. -- Выдохнул враг, выходя под свет выглянувшего из-за туч солнца и отбрасывая в сторону пистолет. -- Я бы удивился, если бы смог тебя так просто грохнуть. Однако, впечатлен. Ты прямо как Нео из первой Матрицы.
   "Нео? Матрица? Разве в этом мире есть этот фильм?"
   Но от обдумывания этой шелухи меня отвлек порыв смертельного ветра, прекрасно мной осязаемый, вслед за которым последовала стремительная атака афросамурая.
   Пришлось уходить, напрягая свои и возможности костюма.
   -- Совсем неплохо. -- Похвалил Монго, стоя на моем изначальном месте и поигрывая одной катаной. Вторая оставалась у него за спиной. -- Кажется, ты начал свое движение даже раньше, чем я. Ты что -- долбанный экстрасенс?
   Я проигнорировал вопрос, занятый иным делом.
   У этого типа странная защита разума. Странная, но очень сильная, раз все мои техники оказывают на него столь слабое влияние. Однако он не имеет полного иммунитета. От меня не укрылось то его первое касание фантома. Значит, не был до конца уверен, что перед ним не реальный человек.
   Но сейчас я сделаю то, что нужно было минуту назад. Достану пистолет.
   Убийца привык играть с жертвой, что явственно следует из его поведения. А еще не заметил у того никакой защиты. Полагается на ловкость и скорость?
   "Будет ровно один выстрел". -- Напрягся я, погружаясь еще чуть глубже в свое боевое предвидение.
   Главное -- не пересечь той черты, после которой меня выбьет из Нырка. Слишком уж непростая техника. А уж для вчерашнего школьника...
   От врага вновь потянулись алые нити, сплетающие кружева смерти и намечающие те удары, которые он нанесет.
   "Сначала он попытается достать меня колющей атакой в корпус". -- Пришла мысль-понимание. -- "Затем, когда я смещусь влево и назад, сделает подшаг и нанесет косой удар снизу-вверх. Еще в момент укола использую на нем Пресс, заставив, после второй атаки, промедлить на мгновение. Это даст время прицелиться и сделать свой выстрел".
   Дальше моего видения ситуации не хватило. Придется корректировать в процессе.
   Укол и мое смещение, Пресс и еще один удар -- все это только в моих мыслях выглядело растянуто, а, по факту, заняло едва больше полутора секунд. При том большая часть ушла на сближение. И уже тут я понял, что мой план не сработает, вот только, если не стану стрелять, то окажусь в тупике, из которого без ран уже не выбраться.
   Выстрел.
   И Монго, оборвав собственную атаку и невероятно изогнувшись, пропускает шар плазмы в миллиметре от тела, заодно чиркая тыльной стороной катаны по моему единственному оружию, в попытке выбить его из руки. Однако, уйдя от одной опасности, нарывается на чуть менее значимую.
   Мысленным усилием снимаю ограничения с "Ронина" и, не противясь инерции столкновения пистолета и катаны, а следуя за ней, от всей души прикладываю врага незатейливым ударом правой ноги в бок.
   Наемника сносит в сторону метра на четыре, где тот не пытается остановиться, а перекатом уходит еще дальше, а после отскакивает от земли и в прыжке достает вторую катану. Чтобы, оттолкнувшись руками, сделать еще одно сальто и, изобразив в полёте стальной вихрь, приземлиться на три конечности лицом ко мне.
   Левая рука, удерживая катану, касается земли, а правая заведена за спину острием в небо. Занятая стойка буквально кричит о готовящемся рывке.
   К тому моменту пистолет уже смотрит в сторону Монго. Однако новых выстрелов не следует -- бесполезно. Пока между нами такое расстояние, это будет равноценно стрельбе в молоко.
   -- А я думал, что ты никогда не затыкаешься. -- Пытаюсь спровоцировать врага на болтовню.
   Положение мое далеко от желаемого. Наемник посерьезнел. И это выражалось не только в том, что теперь тот будет использовать оба меча.
   Перестав играться, он стал опаснее многократно. Количество линий возможных атак и моей реакции на них зашкаливали, начиная сливаться в единое полотно. Бывал я и в более сложных ситуациях, но готов ли я встретить подобное здесь и сейчас?
   В независимости от правильного ответа, заканчивать нужно быстрее.
   Монго не ответил, рванув прямо из низкой стойки навстречу мне. И не скажу, что пропущенный удар сильно снизил его резвость. Непрост этот головорез, совсем не прост. А ведь пару ребер я ему точно должен был сломать.
   Выстрел, и он уходит правее. Именно этого и добивался -- сбить тому вектор и уменьшить плотность смертельной угрозы. Шаг влево. Смещение. О том, что последнее было не зря, сказали новые прогалины в кружевах опасности.
   "Значит, иллюзии все же сбивают тебя с толку".
   А теперь еще по одному выстрелу -- от меня и от фантома.
   Результат -- уклонение от настоящего плазменного заряда, и дестабилизирующее касание его иллюзорного собрата.
   Смещение. Материализация.
   Расходимся с новым фантомом в разные стороны. А после я только и успеваю вырастить в своей руке полупрозрачный клинок и кинуть на него еще одну Материализацию. Чтобы, долю секунды спустя, принять один единственный удар от убийцы, бесспорно угадавшего, где находится его настоящий соперник.
   После мой ненадежный меч распадается, развеянный все тем же странным способом, что и самый первый фантом. Но свою роль тот уже отыграл.
   В открытый бок наемника летит еще один плазменный шарик -- ведь пистолет я оставил своей копии еще в момент создания, для чего, собственно, и использовал первую Материализацию -- и тому, дабы не оказаться проплавленным насквозь, приходится оборвать атаку. А следом принимать на жесткий блок очередной мой удар с максимальным усилением.
   Что подставляет его под новый выстрел, сделанный с учетом именно этой реакции. И Монго вновь вынужден демонстрировать чудеса акробатики и еще больше разрывать дистанцию.
   А я начинаю чувствовать, как из носа выбивается струйка крови.
   Слишком много техник. А ведь все это время еще и Сферу с себя не снимал, растягивая ту и на свои копии.
   Пора закругляться.
   -- ВНИМАНИЕ! КРИТИЧЕСКАЯ НАГРУЗКА. -- Сообщает, тем временем, знакомый механический женский голос. -- ВНИМАНИЕ! ПРАВЫЙ СЕРВОПРИВОД СМЕЩЕН. ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ РАЗРУШЕНИЯ СУСТАВОВ ЭКЗОСКЕЛЕТА!
   -- Ты дерешься, прямо как фокусник. -- Отступивший убийца вновь раскручивает вокруг себя стальной вихрь, который обрывается новой стойкой. Оба меча застывают параллельно друг другу, один на уровне груди, второй -- чуть выше.
   И не скажешь, что два удара, нанесенных мной на максимальном пределе, сильно отразились на Монго. Видимо, какая-то техника укрепления тела тем все же используется.
   Это, конечно, все очень хорошо, но проблема в том, что я, в отличие от врага, подобрался очень близко к краю текущих возможностей.
   Пожалуй, даже слишком увлекся проверкой собственных сил. Пора вспомнить, что я не тупой боевик, а интуит.
   Захват Внимания.
   Который, в этот раз, проходит на удивление чисто. А я-то готовился было действовать без него.
   А дальше тараном прорываюсь в разум убийцы. Чтобы оказаться в каком-то раю абстракциониста. По красному небу плывут фиолетовые облака, ниспадающие вниз где-то за горизонтом и становящиеся черной травой. Все какое-то яркое и рябящее, без четких границ и содержания. Будто у Монго вообще не существует оформленных мыслей.
   Судя по всему, легкое безумие, если и было его маской, то давно срослось с настоящим лицом.
   -- Удивлен? -- Раздается заставляющий напрячься голос наемника за моей спиной.
   Здесь, в мире, которого на самом деле не существует, я могу многое. Вот только хозяин "помещения" способен вообще на все. Поэтому интуиты, если им доведется столкнуться в бою, в голову друг к другу, как правило, не лезут. Чревато.
   -- Так, значит, ты у нас необученный интуит? -- Спрашиваю в ответ, отодвинув врага усилием воли метров на десять. Только у интуитов я видел оформленный внутренний мир. У простых людей существует лишь черное ничто.
   -- Без понятия, о чем ты. -- Говорит противник, материализовав из воздуха свои катаны. -- Но если речь о моей способности надрать тебе зад, то здесь она даже выше.
   И, ускорившись гораздо сильнее, чем в реальном мире, ринулся на меня. Я также срываюсь в его сторону, принимая первый рубящий удар на зеркальную атаку собственным иллюзорным мечом.
   И, в момент столкновения, давлю на подсознание врага единственной мыслью.
   "Я сильнее. Я откидывал тебя на несколько метров своими ударами там, а, следовательно, здесь столь же силен".
   И мир соглашается с этим доводом, даря мне достаточно силы, чтобы не только устоять, после сближения, но и отбросить убийцу в сторону.
   "А еще меня может быть много. И непонятно, который из этого множества настоящий".
   И уже в сторону наемника несется тройка моих фантомов, чьи удары столь же быстры и сокрушительны.
   "Зря ты решил принимать бой здесь. Ведь тут не существует ограничений внешнего мира".
   Однако рано или поздно, благодаря данной битве, это поймет и Монго. Вопрос в том, как именно использовать выигранную возможность.
   В идеале -- сплавить его мозг в кашу. Да только не будет у меня столько времени. А сделать что-то подобное быстро не даст защита, что применил к своему разуму наемник. Чуйка редко ошибается в таких ситуациях.
   Пелена безумия. Довольно оригинально.
   Просто по задумке, но крайне сложно по грамотному исполнению. Монго вот не сумел... Как боец, он выше меня на пару голов. Я, разве что, и могу выезжать на своих фокусах. Но как интуит -- куда как хуже.
   Эта его пелена явно помогала против моих техник. Сфера, Смещение -- срабатывая на нем лишь частично, давали возможность ощутить воздействие. Как теперь она не даст навредить разуму убийцы. Во всяком случае, остановит прямой вред.
   Чувствуете критическую ошибку всей концепции?
   Я не буду вредить. Я буду усиливать его безумие.
   Довольно просто звучит? Сделать сложнее. Если бы Монго не начал подобную работу сам, если бы сейчас занялся не размахиванием несуществующими катанами, в попытках порубать очередного фантома в салат, если бы... В конечном счете, все эти "если бы" сводятся к одному -- если бы его, в свое время, обучил грамотный интуит, то я бы не смог сделать задуманного.
   Чего, к моему везению, не произошло.
   И я успел выполнить небольшую часть этого плана, прежде чем наемник, расправившийся с моими копиями, не обратил внимание на меня.
   -- Хоть ты все такой же долбанный фокусник, но здесь у тебя получается явно лучше. -- Признал Монго, закончив, наконец, свое бессмысленное занятие и начав выдавливать из разума чужеродный объект. В моем лице.
   Я не стал противиться этому воздействию -- лишь в пустую потрачу силы. Вместо этого, пользуясь сосредоточением врага исключительно на новой задаче, внедряю свою конструкцию в поток фиолетовых облаков.
   И, прежде чем вылететь из внутреннего мира наемника, успеваю заметить зарождающуюся в вышине изумрудную бурю.
   А теперь быстрее к реальному телу убийцы. Если тот сейчас отвлечется на наведение порядка в голове, то это будет моим последним шансом закончить бой. Если же последует за мной, то зарождающееся безумие вскоре накроет его целиком, сделав более легкой мишенью.
   Нырок с меня плавно сошел, а потому с предсказанием действий Монго теперь все плохо. Однако я запомнил ту дистанцию, с которой он гарантированно мог уклониться от выстрела.
   И, как только пересек ее, тут же нажал на курок.
   Но за мгновение до того, враг приходит в движение и в обратном сальто пропускает заряд плазмы под собой. Однако дальше он поступает неожиданно.
   Вместо попытки достать мой фантом, что и ринулся расстреливать наемника, тот отступает гораздо дальше необходимого и расслабленно опускает руки.
   -- Это был интересный бой. -- Произносит тот, ловко убирая оружие за спину. -- Хоть ты и не дал моим братьям толком порезвиться.
   -- Не хочешь продолжить? -- Спрашиваю устами иллюзии.
   -- Я бы и рад. -- Отвечает Монго, смотря мне в глаза. -- Да только в голове такой кавардак, что вот-вот начну путаться в конечностях.
   -- И что дальше? Будешь ждать меня в какой-нибудь другой дыре еще неделю?
   -- Хе. Хоть твои приемчики и пованивают подлостью, но ты мне нравишься, бро. -- Улыбается убийца фирменной полубезумной улыбкой. -- Однако и отпустить я тебя не могу. Сам понимаешь, имя долго зарабатывать и легко потерять. Да и сто миллионов... давай так, я дам тебе неделю, чтобы устранить заказчика. Справишься -- будешь жить, нет -- с тобой случится какая-нибудь смертельная неприятность. Идет?
   -- Иди к черту. -- Вновь стреляю во врага, и тот с гораздо большим трудом уклоняется. И это, вопреки такой большой дистанции.
   -- Значит, договорились. -- И скрылся за стеной своей хибары.
   Будь у меня чуть больше сил, случись это столкновение хотя бы дня через четыре, и я бы смог помешать ему уйти. Но сейчас сам представлял выжатый лимон.
   Точка.
   "И, правда, сбежал"
   Снимаю все техники, кроме Сферы, и подбираю упавший в пыль пистолет. Чтобы безрадостно лицезреть высветившуюся цифру четыре.
   Когда же я уже закончу впутываться во все эти сомнительные истории?
  
  

Глава 18

  
   Домой.
   Этот ненужный бой вышел в высшей степени странным. Вроде бы я и не потерял ничего, вроде бы обратил врага в бегство, вроде бы выиграл еще одну неделю до нового столкновения. Но зачем?
   Шел ведь на разведку, а попал в оборот. Да, Точка показывает относительное спокойствие, значит, в ближайшее время этот недоинтуит меня донимать не станет. Однако дело-то не в нем.
   "Расслабился".
   Побывав в непосредственной близости от битвы двух условных экспертов, которые не смогли заметить меня под Сферой, я начал полагать, что она непреодолима для всех.
   В какой момент решил, что в этом мире только два интуита? Слова "Эфира-17"? Но тот говорил об архонтах.
   Этот Монго -- настоящий уникум, совместивший умения обоих известных мне миров. Духовное развитие, разумеется, опережает иной аспект, но Точкой тот пользоваться умеет, раз ждал этого столкновения и представлял, как меня искать в случае, если не являюсь.
   И, несомненно, какие-то зачатки Нырка также присутствуют, иначе никакая ловкость и тренировка не помогли бы тому уклоняться от моих выстрелов.
   Идеальный убийца.
   Верю, что такой может завалить подмастерья. И верю, что Монго мог бы стать полезным активом. Вот только это его безумие...
   Пожалуй, даже хорошо, что мой план не удался. В следующую нашу встречу сразу перенесу битву во внутренний мир. Только нужно подготовиться.
   Все же большая часть моей неудачи проистекала из полной внезапности столкновения с таким вот коллегой. Ну, и еще вылезло какое-то странное желание испытать свои текущие силы.
   Так что, имеем, что имеем.
   Впрочем, Нырок мне был нужен не для того, чтобы учинять разборки со всякой швалью. Для меня это этап, знаменующий переход к следующему пункту плана по моему возвращению.
   Хочешь не хочешь, а выходить на контакт с теми же Арнами придется. Пора уже вырываться из этой текучки и приступать к моей настоящей цели. Луиза сама себя не отыщет.
   А что касается моих неизвестных недоброжелателей из числа аристо, доберемся и до них.
   На границе сознания появляется какое-то смутное ощущение, словно упускаешь что-то не слишком важное, но и не совсем пустяковое. И это чувство заставляет сосредоточиться именно на себе.
   Вновь использую Точку. Чтобы еще раз убедиться в отсутствии непосредственной опасности.
   Тогда что?
   Мне потребовалось минут пять самокопания, чтобы понять, в чем дело.
   Поскольку Монго выбрал своим временным жильем халупу, что располагалась практически на противоположной стороне города, то добирался я до нее на метро. Обратно, соответственно, тоже.
   И вот теперь, натянув на себя иллюзию и закопавшись в свои мысли, стоял, прислонившись спиной к поручню, и смотрел невидящим взором сквозь находящихся со мной в одном вагоне людей.
   И, как оказалось, вот уже три станции как еду в непосредственной близости от одного небезынтересного для нас человека.
   Симада Рокеро во плоти.
   Я даже на секунду усомнился в собственном зрении -- постэффекты от Нырка бывают разные. Особенно, если выходить из него нештатно. Можно и глюки словить. И хорошо, если только этим дело и ограничится.
   Однако, это не являлось ошибкой.
   "Все страньше и страньше".
   Парень не был похож на человека, который пустился в бега, скорее на возвращающегося с работы классического клерка. Ну, знаете, идеально-белая рубашка, пиджак без единого пятнышка и пылинки, соответствующий тому галстук... Да и место для преследуемого теневиками человека слишком не подходящее.
   Иными словами, если бы я не стащил из памяти Эмилии внешность этого слуги, то еще долго сомневался.
   Однако он вышел через две остановки, и мне пришлось пройти следом.
   Район я узнал быстро -- именно здесь располагалось его местожительство. Так что вопрос, куда конкретно мы направляемся, развеялся достаточно скоро.
   По пути добавилась еще одна странность -- Рокеро заскочил в магазин и прикупил молока, поздоровавшись с продавщицей, как со старой знакомой, и проигнорировав вопрос о том, где так долго пропадал. И все настолько просто и естественно, что любой бы понял, что парень делает это уже, наверное, в тысячный раз.
   Значит, все же не фальшивка. Перед кем бы ей ломать такую комедию?
   Но что за странные дела тут творятся? Человек просто исчезает на пару недель, а после, как ни в чем не бывало, живет своей жизнью? Здесь просто-таки смердело загадкой и неприятностями.
   Что я там говорил про впутывание в сомнительные истории?
   То, что это одна из них, было понято гораздо раньше, чем за нами двоими закрылась дверь арендуемой квартиры. И даже раньше момента, когда прошедший на кухню Симада ни с того ни с сего заявил во всеуслышание:
   -- И как долго ты собираешься торчать в прихожей? Не ожидал, что архонты такие стеснительные. Особенно, после всех этих подленьких дел.
   В общем, для меня этого оказалось уже достаточно, чтобы молниеносно преодолеть несколько метров и, использовав Захват Внимания, вломиться в голову слуги, по пути наткнувшись на весьма серьезное сопротивление.
   Похоже на только что построенную кирпичную стену, кладка которой еще не успела толком застыть. И где-то в данном мире я подобное уже встречал.
   Впрочем, задержать той меня не удалось.
   А вот представшая картина немного удивила. Начать хотя бы с того, что внутренний мир у нового знакомого был, а вот его самого внутри не оказалось.
   Сейчас я стоял на заливаемом солнечным светом лугу, обдуваемом легким ветром. По безмятежному голубому небу скользили белые барашки облаков. Но была одна деталь, что смазывала всю вырисовываемую пастораль.
   Черная паутина, что, словно спрут, обвивала каждую травинку и уже зарилась и на небеса. От нее тянуло агрессией и голодом. Будто та вознамерилась сожрать здесь все.
   Слишком инородно.
   И именно этот момент черное нечто выбрало для атаки. Со всех сторон в меня метнулись "щупальца" этого спрута, по мере приближения свивающиеся в копья тьмы.
   Пронзить! Растерзать! Поглотить!
   Мысли твари стали очень громкими и отчетливыми. Их буквально выкрикивали в мое сознание. Однако, поразительным было само их наличие, а не содержание.
   "Что за хрень?" -- Проскользнул вопрос, пока я отмахнулся от данной атаки потоком выжигающей все на своем пути белой плазмы.
   Уже же говорил, верно? Здесь я -- второй, после истинного хозяина. И, в его отсутствии, могу вытворять вообще все.
   А вот что это за раковая опухоль, догадки уже начали появляться.
   Переместившись из образовавшегося десятиметрового кратера ближе к наибольшему из видимых пучков паутины и мимолетно подумав, что стоит, пожалуй, быть более аккуратным, если не хочу сотворить из парня идиота, я схватил очередной толстый отросток голой рукой.
   Тот извивался и вырывался, пытался подобно лозе обвить и меня, чтобы приступить к заложенной на уровне инстинкта программе по перевариванию. Вот только жрать мир, покинутый своим хозяином, и готового к агрессии интуита -- далеко не одно и то же.
   Пустив по "щупальцу" разряд тока, перекинувшийся по цепочке на всю видимую часть спрута, я стряхнул с руки оставшийся пепел, растворившийся в воздухе раньше, чем тот успел коснуться поверхности.
   Осмотрелся.
   Освобожденная от гнета инородной паутины трава выглядела пожухшей, да и на земле то там, то здесь проглядывали прогалины, выжженные сотворенной мною молнией.
   Все еще перебарщиваю с силой удара. Видимо, Рокеро ждут пара деньков, наполненных ужасной головной болью.
   Вот только это все еще не было концом схватки.
   Оставшаяся часть захватчика взбурлила, по ней пробежала дрожь, и уцелевшая паутина, неистово разбрасывая вырванные клоки земли и травы, устремилась в одну точку. Чтобы уже там, завернувшись в антрацитово-черную воронку, соткать фигуру человека.
   -- Ты не Луиза. -- Заявляет мне потусторонний гость без лица, как только шоу закончилось. -- Она бы не смогла прорваться в это место так быстро.
   -- Какое разочарование, верно?
   -- Выходит, ты тот сопляк, что выжил. -- Продолжало рассуждать будто само с собой существо. -- Убив тебя, я Возвышусь!
   И в следующий же миг меня накрыло ледяным штормом, упавшим с почерневших небес.
   Происходи дело наружи, и я был бы уже трупом, но здесь и сейчас атака от этого врага не сильно меня впечатлила. Вся ледяная взвесь, что кружила вокруг меня с немыслимой скоростью и готова была содрать плоть с костей, сгорала в тонкой раскаленной пленке щита, что встал на страже моей жизни.
   В данный момент меня занимало вовсе не это самое противостояние, а мысль, как бы удалить наглого вторженца из головы слуги, чтобы не превратить в итоге парня в овощ. Ведь как внутренний мир является отражением сути человека, так и верна обратная связь.
   Разрушив это место, разрушишь и его личность.
   А еще от решительных действий меня удержали слова нового врага. Вернее, даже будет сказать, одно слово, произнесенное с большой буквы.
   Возвышение.
   Как раз его предлагал "Эфир-17" в качестве альтернативы долгим поискам архонта. Но шла ли речь об одном и том же?
   Гашу творящуюся вакханалию усилием воли и обращаюсь к существу, которое, как я полагаю, сюда подселили теневики.
   -- Плохая новость для тебя. -- Говорю, отбив новую атаку в виде иссиня-черного копья голой рукой. -- Похоже, что как интуит я превосхожу эту вашу Луизу.
  
   А затем заключаю врага, столь любезно собравшего самого себя в одном месте, в клетку из переплетенных дуг электричества. Тот пытается вырваться через видимые прорехи, но каждая из попыток оборачивается лишь тем, что захватчика отбрасывает обратно.
   Сейчас я имел возможность прихлопнуть эту мерзость одним лишь желанием, но сперва собирался вытянуть как можно больше из данного столкновения.
   -- Эта битва ничего не значит. -- Сообщила тварь, когда я приблизился к той почти вплотную. -- Наша победа близится, но даже до нее тебе не дожить.
   -- Очень интересно. -- Согласно кивнул я, приложив взбрыкнувшего врага плетью молнии. -- Как раз это и хотел с тобой обсудить.
   -- Бесполезно. У меня нет слабостей, которые ты бы мог использовать для получения ответов. Можешь меня уничтожить, но большего тебе не добиться. -- Откликнулся паразит, а именно им, по сути, тварь и являлась.
   Природа и суть его существования открылась достаточно быстро.
   "Вот так, выходит, орден набирает в свои ряды пушечное мясо. Через подселение в голову таких вот интересных зверушек?"
   -- А я все же попытаюсь...
  
   В залитой лунным светом квартире присутствовали двое: один мужчина, застывший с пакетом молока в руке, что уже давно нагрелось до комнатной температуры, и парень, считай подросток, что стоял напротив, слегка пригнувшись и заглядывая первому в глаза снизу.
   В таком виде они находились уже несколько часов, и никто из них не предпринял ни попытки пошевелиться.
   Единственное изменение, что произошло за эту прорву времени, касалось парня постарше. Его лицо раскраснелось, по нему стекали капли пота, оставляющие необычные черные дорожки, а под кожей проявилась сетка вздувшихся вен, особенно выделяющихся на висках.
   Внезапно что-то изменилось в представшей экспозиции, и мужчина, покачнувшись, безвольно упал на пол, не сделав и попытки как-то смягчить падение. Рядом же шлепнулся и пакет молока.
   Пару секунд спустя, его примеру последовал и второй человек на кухне. Разве что, тот не рухнул на пол, а, уперевшись спиной о стену, медленно осел.
   "Это оказалось сложнее, чем я предполагал". -- Проползла нестерпимо тяжелая мысль, вызывающая почти физическое отторжение.
   Сегодня побил все рекорды по перенапряжению. Грани, конечно, не перешел, но натрудился до полного изумления. Если сравнить это с походом в тренажерный зал, то можно сказать, что вместо стандартного часа, провел там с десяток. Еще и тело, застывшее в неудобной позе, затекло и не хотело слушаться.
   Однако, если бы кто-то спросил, был ли я доволен проделанной работой, то ответил бы без сомнений. И ответ оказался бы положительным.
   Из головы Рокеро я-таки вытащил воспоминания о собственном похищении. И им, как выяснилось, занимался лично небезызвестный мне немец. Тилль верно выбрал место и время, а потому достойного сопротивление оказано не было.
   А вот дальше интереснее.
   Заражение тварью, слом воли и возвращение в обыденную жизнь.
   С последним этапом врагу пришлось торопиться, так как именно в этот момент семейство Тиллей, что и были ответственны за охоту на бывших слуг, выдавили из Японии.
   И сейчас где-то бродит, притворяясь самими собой, как минимум десяток таких вот почти кадавров.
   И даже не знаю, в чем заключалась конечная цель.
   Что касается непосредственно паразита, то выяснить удалось немногое. Что было известно наверняка, так это то, что семья немцев не являлась его создателем. Да и вообще, высока вероятность, что они сами -- жертвы такого же заражения. Тот, с которым имел дело, так совершенно точно этого не избежал.
   Уж больно знакомое ощущение при работе с разумом жертвы. Помнится, когда использовал Захват Разума на немце, то сравнил результат со столкновением с гранитной стеной. Здесь же довести защиту до такого состояния паразит просто не успел. Его стене не дали возможности затвердеть.
   Любопытнее искажения, что внедрял вторженец в личность носителя. Нет, тот не писал человека с чистого листа, он вводил в его разум нужные идеи.
   Например, нетерпимость к архонтам. Самое забавное, что причина у каждого из зараженных окажется своя, но результат... результат всегда одинаков. Ненависть. Причем и оттенки ее будут различны: от расчетливой арктически-холодной, до всепожирающе-безумной.
   Но кроме того, вселенец нес с собой и знания. Очень много и очень разные.
   Начальные сведения о теневых техниках, которые закинул себе в память в полном объеме, опыт столкновения с различными врагами, включая и Луизу -- и эта информация отправилась по тому же адресу. Все это предстоит теперь долго и кропотливо изучать. Чего не нашлось, так это сведений по иерархии ордена.
   Существует некий Лорд, который стоит над всеми, но как тот выглядит, где находится, да даже сколько у него подчиненных -- пусто. В этом ордене крайне серьезно относились к секретности.
   Тут даже сложность с определением, в какую сторону копать, чтобы выйти на нужные сведения.
   Зато теперь прояснилось одно из противоречий. Помните, говорил о несоизмеримости сил немца, Томаса и Луизы?
   В итоге, все оказалось куда как проще. Фон Тилль никогда с той и не сталкивался. Вот и весь ответ. Его же уверенность в обратном проистекала из знаний и опыта, всунутых кем-то в паразита, что живет в его голове.
   Что до Возвышения, о котором обмолвился враг, то здесь так же глухо. С этой тварью оказалось на удивление сложно работать. Чудо, что удалось вытащить хотя бы это.
   И все же, несмотря на смертельную усталость, сложившую в себе за сегодняшний день сразу две разноплановые схватки, я был чертовски доволен случайной встречей с бывшим слугой.
   Опасности -- настоящей, я имею в виду, опасности -- в столкновении с паразитом не было. В мире разума я не являлся вчерашним школьником, только-только вступившим на путь интуита. Тут я был самим собой. И настоящую угрозу для меня мог представлять только истинный владелец тела.
   Кстати. Раз уж вспомнил об арендаторе квартиры. Боюсь, в таком виде он пролежит тут дня два, как минимум, а потом еще и получит провал в памяти, касающейся всего, что произошло после его похищения.
   Не то, чтобы для меня это стало проблемой. Вопрос в том, что с ним делать сейчас?
   Нууу... тащить с собой это тело смысла мало. Тут, откровенно говоря, сам сейчас под вопросом. Лучше приду сюда с Эмилией, приведу парня в чувства, а затем проведу разъяснительную беседу. За половину дня с ним ничего не случится.
   Смотрю в окно и наблюдаю полную луну. И даже это движение дается с превеликим усилием.
   Что-то я уж слишком загнал Химуру. Может, отложить свое возвращение до завтра? Домашним я, правда, говорил про сегодняшний ужин, но он и так уже прошел.
   "Эх". -- Вздыхаю мысленно. -- "Вновь придется извиняться перед сестрой".
   Однако одно напрягающее действие необходимо совершить прямо в этот момент.
   Точка.
   Тишина. Давненько такого не наблюдал. Даже отдаленная опасность не проглядывает.
   Значит, решено. Заночую тут. Места хватит.
   Вспомнилась, вдруг, просьба Эмилии переговорить уже вчерашним вечером... Надеюсь, что ничего действительно серьезного, и что это дотерпит до завтра.
  

***

  
   "Не дотерпело". -- Такая мысль скользнула на грани сознания, когда, вернувшись обратно, я застал дома лишь свою сестру, сообщившую мне потрясающую новость, что Эмилия куда-то ушла посреди ночи.
   Сейчас я стоял в комнате слуги и держал в руках оставленную той записку. О чем же в ней говорилось?
   В основном, о бессмысленности ее жизни, о том, что все вокруг нее лишь умирают, и она не хочет, чтобы и мы с сестрой присоединились к списку. В общем, эмоции впавшего в глубокую депрессию человека.
   Однако ключом, открывшим эту дверь, стало не посещение захоронения ее семьи, а один разговор, что прошел без моего участия.
   -- Сэтоши. -- Протянул я, задумчиво смотря сквозь исписанный листок бумаги.
   Про других слуг тот сообщил чистую правду, они, как я успел вчера убедиться, и впрямь стали марионетками врага. Вот только как об этом узнал этот Сэтоши? И что замыслил?
   Точка, как и прежде, показывала абсолютное спокойствие. Но если до того момента, как я узнал о бегстве Эмилии, такое поведение техники успокаивало, то теперь подобное лишь насторожило.
   Столкновение с Монго кое-чему меня все же научило.
   Не недооценивай врага.
   А потому, прямо сейчас Изуми собирает свои вещи и готовится переждать этот день в какой-нибудь гостинице. В глазах сестры, когда об этом сообщил, я видел переживание и страх. И мои уверения, что просто схожу за Эм и тут же вернусь, не сильно-то их снизили.
   Я и сам не был уверен, что все пройдет настолько гладко. В лучшем случае, предстоит разговор по душам с этим подмастерьем, в худшем -- опять придется вытаскивать девушку из плена.
   Как понимаете, вариант, дать ей спокойно погибнуть во исполнение своей мести, не рассматривался.
   Она стала частью моей команды, а раз так, то потеряла право умирать вне зоны видимости.
   Если бы не риск раскрытия нашего убежища, то отправился в сторону слуги прямо сейчас. Но, как и сказал, сначала пришлось заняться безопасностью сестры. Однако весь путь до нового места всматривался в линию Эм.
   Она куда-то двигалась, затем мигнула красным и вновь продолжила неспешное движение.
   Странное поведение...
   -- Химура. -- Окликает меня сестра, когда уже расположил ее в снятом на выдуманную личность номере и напомнил о мерах осторожности. -- Возвращайся быстрее.
   Мне оставалось лишь обнять ее и шепнуть на ухо одно слово:
   -- Обязательно.
   Впереди ждала новая заварушка. Хоть к ней так и не появилось никаких предпосылок, но кроме всех техник интуита, которые как раз опасности и не выявляли, у меня еще с прошлого мира осталось кое-что еще.
   Можно назвать это профессиональным чутьем. И вот оно тревожно зудело.
   А уж когда моя слуга остановилась, и я сумел произвести привязку к местности, то зуд перешел в стадию настойчивого гула. Тут уже и без всякого чутья легко было заподозрить неладное.
   Причина?
   О. Все дело в том, что сейчас Эмилия находилась в квартире семейства Киоу. И я, черт побери, не видел ни одного вменяемого повода там ей быть.
   А уж молчащая Точка лишь добавляла жару.
   Когда это понял, то находился где-то в полукилометре от родного для Химуры дома. После, я остановился и кинул взгляд на небо.
   Выглянувшее из-за облаков солнце возвестило о приближении полудня.
  
   Парень показался, когда стрелки часов перевалили за три часа. Шел расслабленно и не слишком-то скрываясь, попеременно попадая в поле зрения то одного, то другого датчика или камеры.
   -- Объект у входа. -- Проскрипел бездушный механический голос, когда цель замерла у самого подъезда.
   Девушку, что находилась на крыше противоположной многоэтажки, не сильно впечатлило данное заявление. Она предполагала, что Химура явится за слугой, как и предполагала, что сейчас видит лишь иллюзию парня. А, возможно, и его самого.
   Впрочем, так это или нет -- не столь важно. Архонт в любом случае где-то рядом.
   В данный момент ее больше занимала новая техника, которую той в последнюю встречу обучил лично Лорд. Он говорил, что это должно сбить с толку предвидение мальчишки. И по всему выходило, что это действительно так.
   Еще бы она не налагала столь высоких требований. И дело даже не в уровне сил того, кто будет ее использовать. Главное -- выдержать очень тонкую грань вмешательства в планируемые события.
   Например, если бы она не смогла сейчас сдержать в себе порыв наброситься на архонта, то в итоге тот бы не пришел. Иными словами, если бы тот не явился, то это означало, что девушка не справилась с собственной яростью. Хоть даже и не поняла бы этого сама, ведь, фактически, Химура не пришел, значит, нет объекта для ненависти, а, следовательно, и самой ненависти. Однако юноша уже ее предвидел.
   Короче говоря, о цепочку причинно-следственных связей можно запросто сломать голову.
   Как говорил Лорд, этот школьник видит не столько будущее, сколько смесь намерений его врагов и возможностей эти намерения осуществить. И причин ставить под сомнения его слова не существовало.
   Очень опасное умение в правильных руках. Даже не будь мальчишка архонтом, его следовало либо подчинить, либо уничтожить.
   Но сейчас никакого выбора у Химуры нет.
   -- Объект поднимается на этаж. -- Продолжал докладывать о каждом шаге цели безликий механизм. -- Уточнение. Пешком.
   "Пешком?" -- Спросила саму себя девушка. -- "Уже почувствовал ловушку?"
   Но это не играло никакой роли. Сама квартира, находящаяся там девушка и куча взрывчатки, что рванет на любое подозрительное действие -- лишь малая часть западни, что рассчитана, скорее, отвлечь внимание архонта.
   Если бы врага можно было бы одолеть лишь такой малостью, то ее присутствие тут не понадобилось.
   Вторым шагом откорректированного Лордом плана станет уже ее вмешательство. Не личное, а через пленницу.
   В этом была основная задумка -- спрятать меньшую опасность за большую. И она обязана сработать.
   Однако в данный момент ее задача заключена в том, чтобы скрывать себя и свои намерения, посредством слишком затратной техники. И продолжать слушать доклады от систем контроля. Ведь эта ловушка большей частью строится на возможностях дронов и программирования.
   -- Отчет. -- Требовательно произносит девушка в свою гарнитуру.
   -- Объект остановился на седьмом этаже. Уточнение. Объект разговаривает по телефону.
   -- Подробности.
   -- Не удается перехватить сигнал. Не удается распознать речь. Запись включена, ведется распознание по губам. Возможность вывести речь объекта с лагом в полторы минуты. Приступить?
   -- Отмена. -- Все это не настолько важно здесь и сейчас. А после, она узнает, о чем говорил враг.
   Через минуту тот вновь начал подниматься наверх, продолжая с кем-то беззаботно переговариваться по мобильному телефону. И чем вводил в легкий ступор.
   Химура не мог не заметить ловушки, не теперь, когда его с ней разделяют считанные метры. Выходит, это иллюзия, а настоящий враг таится где-то рядом?
   "Что же. Если нет возможности следить за ним, всегда есть возможность контролировать приманку".
   Она лично Возвысила эту девчонку и теперь чувствовала абсолютно все, что с ней происходило. Никто не спрячет слугу Андо от самой себя!
   Да, Возвышение было проведено наперекор всем правилам, но ее опыт позволял подобные эксперименты. А что станет с приманкой дальше? Да какая разница, если никакого "дальше" для той не будет.
   Момент истины приближался, и главному проектировщику всей сцены стоило немалых усилий, чтобы продолжать удерживать себя в руках.
   Приманка все так же сидит, привязанная к стулу в центре комнаты, принадлежащей школьнику, тогда как он сам поднялся на конечный для него одиннадцатый этаж и вновь замер.
   Уже сейчас архонт находился в зоне поражения, и если отдать приказ, то его сметет взрывом. Но делать этого никто не станет.
   Вот Химура заканчивает разговор и кладет трубку в карман, вот, весело насвистывая какую-то фривольную мелодию, достает ключи из другого, вот касается ручки двери и открывает замок.
   Раздается едва слышимый щелчок, и юнец тянет дверь на себя... Чтобы уже ничтожно малую долю мгновения спустя потонуть в потоке огня, затопившего как площадку, так и всю квартиру. Ударная же волна, корежа металл и кроша бетонные плиты в пыль, ринулась на несколько этажей вверх и вниз.
   Снаружи же момент взрыва вышел еще более впечатляющим. Квартиру семейства Киоу в языках ослепительного пламени и оглушительном грохоте буквально вырвало из дома и швырнуло прочь. Далеко не всякий мастер смог бы пережить такое!
   Кем, совершенно точно, этот сопляк быть не мог.
   От взрыва с соседнего дома взметнулась стайка птиц. Все, кроме одной. И если кто-то сейчас на нее посмотрел, то сразу же понял, чем обусловлена такая реакция. Птица не двигалась и не дышала, лишь очень внимательно всматривалась во взрыв. А после того, как бушующий ураган пламени немного опал, смело ринулась в эпицентр. Чтобы уже несколько секунд спустя выдать единственный вердикт:
   -- Объект уничтожен.
   Того же человека, которому и предназначалось послание, на миг атаковали сомнения. Приманка, а вместе с ней и оставленная метка, исчезли в момент детонации. Это могло значить лишь то, что они уничтожены.
   Но не слишком ли легко все прошло? Мог ли тот человек, что так ловко вычищал и ее, в том числе, партии охотников, настолько просто погибнуть?
   "Или же техника Лорда оказалась настолько эффективной, что даже вблизи не дала понять архонту всю степень опасности?"
   Она собиралась проверить это прямо сейчас. А для этого, взмахнув рукой, открыла черный разрыв пространства. Который должен был привести ее прямо в эпицентр недавнего буйства огненной стихии.
   И который, совершенно внезапно, был закрыт прежде, чем она успела сделать шаг.
   -- Давно не виделись, Крис. -- Прозвучал прямо за спиной насмешливый женский голос.
   -- Луиза! -- Буквально прошипела себе под нос девушка, резко разворачиваясь и понимая, кто именно помешал ее перемещению.
  
  
  

Эпилог

   Две довольно молодые девушки замерли друг напротив друга. Сторонний человек, увидь он тех сейчас, мог бы даже подумать, что это две подруги. И в кое-чем тот был бы прав.
   Они явно друг друга хорошо знали. Однако вовсе не как лучшие подруги, а, скорее, как смертельные враги.
   -- Ты опоздала, Луиза. -- Первой не выдержала та, что оказалась на крыше раньше. -- Парень мертв.
   -- Хмм. -- Задумчиво протянула вторая, слегка прикрыв глаза. -- Пожалуй, в этом ты права. Я и в самом деле не чувствую его в мире живых. -- А затем встряхнула гривой роскошных золотистых волос. -- Но с чего ты решила, что мне вообще есть до этого дело?
   -- Признаешь ты это или нет, не имеет значения.
   -- И на кого я трачу время? -- Задала риторический вопрос Луиза, а после спросила чуть более серьезно: -- Надо полагать, что твоего Лорда я здесь не увижу, не так ли?
   -- Он слишком занят для подобной мелочевки. -- Двусмысленно ответила противница.
   -- Кристина-Кристина. -- Обоих женщин накрыл фиолетовый купол. Мгновение, и они исчезают в ослепительной вспышке. По границе же пропавшего вместе с ними купола остается ровный пышущий жаром срез.
   -- Когда же ты научишься уважать старших? -- Закончила фразу Луиза, появившись вместе с противницей и куском крыши в десятке-другом километров от Токио. А затем уточнила со скукой в голосе: -- Сдашься сразу, или перед этим мне нужно будет подпортить тебе маникюр?
   -- Ты чересчур высокого о себе мнения. -- Делано-расслаблено отвечает Кристина.
   Чтобы через долю секунды возникнуть в потоке теней справа и сверху от своего врага и нанести удар ногой в падении. Который натыкается на подставленную в защитном жесте руку. Сопровождавшие же внезапную атаку тени лишь бессильно обтекли фигуру архонта, даже не коснувшись его одежды или волос, заигравших на поднявшемся от резкого столкновения ветру, и выместив всю свою злость на куске крыши и земле под ногами.
   Однако, прежде чем они успели разбить в пыль бетон и вгрызться в почву, их создательница была отправлена в полет едва заметным жестом ладони. Чтобы натолкнуться на встречный удар правым кулаком от опередившей ее Луизы, возникшей на траектории движения противницы с едва различимым хлопком.
   В момент касания, мир затопила пронзительно-яркая изумрудная вспышка, выжигающая растительность и сплавляющая землю до каменного состояния в радиусе нескольких сотен метров, а в небесах ударил раскатистый гром.
   Из вспухшего разряженного облака, оставляя шлейф зеленовато-черного дыма вылетела одинокая фигура и изломанной куклой, собирающей каждую кочку, кубарем покатилась по выжженной земле. Пока не врезалась в наполовину торчащий из нее увесистый валун.
   -- А ты стала крепче. -- Сказала архонт, с все тем же хлопком появившаяся метрах в трех от лежащей в противоестественной позе девушки и подмечая многочисленные переломы, в том числе, и открытые. А после, вздохнув, произнесла: -- Я не буду говорить, что избивать тебя, мне не доставляет никакого удовольствия. Но есть тысяча и одно дело, которым я сейчас предпочла бы заняться вместо этого. Тебе не победить и не сбежать от меня, Крис. Так есть ли смысл продолжать?
   -- Я... -- Начинает Кристина, предпринимая попытку подняться, но вместо этого лишь еще больше выпячивая острые осколки костей, что, прорвав кожу и одежду, блестели красным. -- Не... -- К обозначенной картине от сумевшей-таки повернуться к собеседнице девушки добавляется струйка крови, что стекает из уголка ее губ. -- СДАМСЯ!!!
   И поток агрессивной Тьмы, ударившей во все стороны от переломанной фигуры, заставляет архонта спешно разорвать дистанцию. А затем, когда столб черноты, прожигающий почву, разогнавший облака и даже затмивший собой свет солнца, возносит силуэт врага, слегка приподнять бровь.
   С человеком, заключенным в объятиях мрака, творилось нечто необычное. Кости собирались обратно в единое целое, как исчезли и все повреждения, а по открывшимся участкам кожи, не скрываемым более истлевшими в потоке остатками одежды, расползлись письмена татуировок.
   Когда же метаморфоза завершилась, то стали видны еще некоторые детали: зрачок противника стал алым, а белок полностью почернел. Но более впечатляющим было то, что Кристина стала ощущаться много сильнее.
   Что-то новенькое.
   А в следующий миг Луизе приходится уходить в сторону со всей доступной скоростью, дабы не оказаться разрезанной напополам выросшим в руке врага клинком из тянущего смертельной опасностью черного бездымного пламени.
   "Когда она успела приблизиться?" -- Проскочила мысль-удивление.
   Но размышлять над ней оказалось некогда, ибо вновь пришлось уходить от очередного выпада. Однако в этот раз Луиза смогла заметить причину возросшей мобильности врага -- та перемещалась с помощью оставляемых предметами теней или даже ее собственной тенью.
   Дальнейшее оказалось лишь вопросом времени.
   Архонт сумела подловить противника на атаке и, схватив рукой за горло, отчего всё татуировки вспыхнули и разлетелись серым пеплом, переместиться на сотню метров в небо. Где швырнула свой груз со всей силы вниз.
   Столкновение врага и земли отдалось легкой дрожью и мгновенно выросшим столбом непроглядной пыли.
   И переместившаяся в знакомом хлопке девушка простояла на границе видимости целых три секунды, прежде чем ей не надоело ждать. Повинуясь легкому усилию, налетевший порыв ветра сносит закрывающую обзор муть.
   Чтобы обнаружить занятную картину. В центре трехметрового кратера, от которого в стороны расходилась настоящая паутина трещин, опираясь на передние конечности стояла девушка, вокруг которой разгорался новый костер тьмы.
   -- Серьезно, Крис. -- Не выдержала Луиза, которую этот бой начал уже утомлять. -- Ты до сих пор еще не поняла? Я могу прихлопнуть тебя в любую секунду. Неужели думаешь, что все твои потуги хоть чего-то стоят? Такая как ты и через сотню лет не станет мне ровней.
   Но, узрев в ответ полное отсутствие понимания, добавила:
   -- Не хотела сильно вредить твоему телу. Но раз ты никак не увидишь разделяющую нас пропасть, то, так и быть, я стану немного серьезнее.
   На этот раз ее перемещение не сопровождалось никаким звуком. Более того, в момент, когда архонт сблизилась с врагом, на прежнем месте еще оставался ее остаточный силуэт. Таким образом, сторонний наблюдатель мог бы даже сказать, что архонт раздвоилась. Что было лишь особенностью этой техники быстрого перемещения, и само по себе говорило о развиваемой с места скорости.
   Новый сокрушительный удар последовал незамедлительно, и, прежде чем этот же наблюдатель заметил результат, его напрочь разорвало бы сильнейшей ударной волной, разошедшейся в стороны и сносящей все на своем пути.
   -- Оу. -- Протянула Луиза, стоя в центре только что образованного филиала скального плато без единого признака растительности. А рядом с ней все в той же позе находилась Кристина, возле рук которой прямо сейчас гасли рунные круги.
   Ее удар был остановлен. Но не непосредственно девушкой, а возникшей рядом с ней восьмеркой теней, которые скрестили над головой Кристины восемь же мечей, что и приняли всю мощь.
   -- Теневые Клоны? -- Усмехнулась архонт, отступив чуть назад. -- Ты могла придумать что-то получше.
   -- Это не просто Теневые Клоны. -- Ответила противница, поднимаясь на ноги. -- Я сняла их с Кровавых Всадников. Посмотрим, как долго продержишься против самого элитного подразделения этой планеты, надменная ты сука.
   -- Ха. -- Усмехнулась Луиза. -- Слышала, что их десять... Выходит, что двоих из этой группы ты не смогла обслужить настолько хорошо, чтобы они позволили сделать с собой подобное?
   -- Убейте ее. -- Вместо ответа приказала Кристина.
   И архонту стало не до праздных разговоров. Все-таки восемь экспертов -- не та сила, с которой можно шутить. Пусть это всего лишь клоны, которые априори не дотягивают до оригиналов...
   Тени экспертов не стали тянуть. Перед поднявшейся девушкой прямо из воздуха собрался завернувшийся воронкой пылевой шторм и со скоростью снаряда понесся в архонта. Следом отправились и все восемь бойцов.
   Она не контролировала их, а потому за ходом схватки могла следить только по резкому оттоку собственных сил, которые щедро расходовали тени, и по ярости атак, чьи отголоски то и дело долетали до Кристины.
   Удары пыли, выжигающие воздух изумрудные вспышки, расходящиеся сферой ударные волны -- казалось, что все это возникает разом в десятке мест, сталкиваясь и перемешиваясь друг с другом в неистовую какофонию яростного сражения.
   Вот только объятая темным пламенем девушка, что непоколебимо стояла то на краю, то в самой гуще этого сражения, несмотря на собственные слова, не верила, что ее тени справятся. Она не может позволить им действовать во всю свою мощь, иначе обессилит сама. А без того, надеяться на быструю победу не стоит.
   Но ей этого и не нужно. Время -- вот что добыли ей ее помощники.
   Вокруг нее вновь во все ускоряющейся вьюге закружили черные руны мертвого языка, а взвившийся огонь, что безмолвно принимал отголоски ни на миг не останавливающейся битвы, сам перешел в наступление, оттесняя сражение в сторону.
   Мельтешение тайных знаков не останавливалось, и девушка почувствовала, словно часть ее сознания начинает плыть. Эти знания не предназначены для использования людьми, и любой другой на ее месте лишился бы не просто сознания, но и жизни.
   Однако в момент, когда собственная смерть встала за спиной, вторая часть ее я, что была благословлена Возвышением, якорем вернула обратно в тело.
   Руны же, тем временем, замирали и будто вплавлялись в сам воздух, становясь частью этого мира. И он подчинился ее воле, вызвав одну из самых сложных техник, что девушка могла воплотить.
   Затмение.
   Темное пламя оторвалось от нее и впилось в руны, вкачивая в них столько сил, что хватило бы на разрушение небольшого города. Но это все было не существенно -- большая часть из них вскоре вернется назад.
   Гораздо важнее то, что теневая копия Луны, что возникла в небе над Японией, прямо сейчас явила всему острову полное солнечное затмение, и что, пока ее техника действует, любой ее удар становится сильнее трехкратно.
   У нее есть целая минута на то, чтобы уничтожить соперницу. Жаль, что на Клонов это усиление не распространяется, иначе задача значительно упростилась бы.
   Был у этой техники и еще один плюс. Закрывая Солнце, она часть получаемой от звезды энергии отдавала создателю.
   Все эти мысли протекли фоном, пока Кристина, разведя руки в стороны, обращалась к глубинам своих познаний. И тени откликнулись ей.
   Напротив груди девушки проскочила молния, затем еще одна, а после те стали появляться все чаще и чаще, пуская черные червячки разрядов во все стороны. Пока не сплелись в продолжающий искрить шарик фиолетово-черного цвета с алой окантовкой.
   Он все рос и рос, пока Кристина, вдруг, не решила начать сводить руки. И тот, повинуясь ее движению, начал сжиматься. Но чем дальше, тем сложнее оказывалось сдавливать его. И в тот миг, когда она поняла, что не может продолжать, девушка сделала отталкивающее движение.
   И не такой опасный на вид снаряд, что размером едва дотягивал до теннисного мячика, оставляя за собой четкий след в виде проплавленной в поверхности борозды и искрящегося электрическими разрядами шлейфа, отправился в свой первый и последний полет.
   Она едва успела заметить момент столкновения, прежде чем монструозный столб черного пламени с яростным гулом не поглотил архонта. А заодно и, казалось, весь видимый мир.
   От удара ощутимо вздрогнула земля, а возникшие рядом восемь теней едва успели создать перед ней пылевой щит, который все равно не смог полностью погасить ураганный порыв затвердевшего до каменного состояния ветра.
   Даже через десять ударов сердца, взрыв не желал униматься. А в добавок к нему, в точку столкновения начали бить черно-фиолетовые молнии, каждой из которых самих по себе было бы достаточно, чтобы проплавить насквозь многоэтажку.
   И все же Кристина не была полностью уверена, что этого будет достаточно.
   Именно поэтому решила подготовить новую атаку. Клоны мгновенно заняли свои места по кругу бушующего гибельного пламени и принялись синхронно возводить новую технику.
   В этом и заключалась их сила. Не в количестве и не в индивидуальном мастерстве каждого отдельного эксперта. В слаженности. И еще -- в специальных разработанных техниках, что возможно использовать только группой.
   Она понимала далеко не все, из того, что те делали. Слишком много легких, почти не ощущаемых на ткани мироздания воздействий, каждое из которых производилось в неуловимой гармонии с предыдущим и последующим. Это было настоящее искусство. И если ее атаку назвать воем ненависти, то сейчас звучала невероятная по красоте смертельная песнь.
   Однако понимания от Кристины и не требовалось. А требовалось лишь не дать этой песни умолкнуть, подпитывая ту силой.
   Девушка уже видела однажды результат данной "мелодии", носящей название Иссушающий Танец Пустыни. Цель атаки была превращена в обезвоженную мумию буквально в пару мгновений. К тому же, как и ее последняя техника, эта не давала жертве уйти из зоны поражения.
   Водоворот появившегося прямо из ниоткуда золотистого песка завертелся вокруг почти успокоившегося и иссякшего столба черного пламени.
   Все это происходило достаточно быстро, и к моменту, когда Затмение спало, обе техники также рассыпались. Нет, огонь все еще пылал где-то там, за медленно осаждающимся на многострадальную землю песком. Но это уже был просто огонь и просто песок.
   И у нее почти не осталось сил, а потому, жив ли архонт или нет, нужно уходить. А о результатах ей позже сообщат оставленные тут тени. Они же добьют Луизу в том случае, если всех ее сил хватило, чтобы сдержать сдвоенный удар, но, как и у нее, не хватит на продолжение битвы.
   Девушка взмахнула рукой, чтобы узреть знакомый разрез пространства. Но вместо этого, не получила никакого результата.
   И в ту же секунду жалкие остатки их совместной с тенями атаки снесло в сторону ураганным порывом ветра. В центре же недавнего буйства прямо в воздухе -- там, где ранее находилась твердая поверхность, -- осталась стоять одинокая фигура архонта.
   Луиза выглядела все так же неприступно, как и в первые секунды их встречи. Даже укладка волос не была полностью нарушена. Но она больше не улыбалась, а в направленном взгляде Кристина не могла прочитать ничего хорошего.
   Клоны вновь ринулись вперед, а сама девушка приготовилась выжать из себя все возможное для удара, который должен стать для нее последним. Потому как живой даваться врагу она не собиралась. Значит, можно уже использовать ту самую технику...
   Но, прежде чем прозвучало новое эхо расходящихся ударных волн, Луиза подняла правую руку вверх и провозгласила неожиданно громким голосом, разошедшимся по округе:
   -- Слово Архонта.
   И все замерло. Из воздуха будто изъяли все звуки, а сам он загустел настолько, что тени экспертов едва могли продолжать свое стремительное -- до этой секунды -- сближение.
   Она и сама почувствовала, как замедляется течение энергий в ее теле. Как ее, будто какое-то насекомое, окунуло в вязкий янтарь остановившегося времени. А все естество охватило незнакомое чувство... трепета?
   Будто весь мир внимал Луизе сейчас.
   И та не стала тянуть больше необходимого:
   -- Смерть.
   Результат был незрим, но о нем прекрасно удавалось судить по волне абсолютного уничтожения, что разошлась от руки архонта. Она не сносила камни, не оставляла новых многометровых кратеров, но работала ничуть не хуже предыдущих техник. Нет... даже много лучше их.
   Когда двое соперниц оказались в этом месте, то их окружал полный жизни луг. С сочной зеленой травой, десятком деревьев и бесчисленным количеством насекомых, мелких зверушек и птиц.
   Сейчас же пейзаж напоминал что-то среднее между поверхностью Луны и жерлом просыпающегося вулкана. Но даже в этой спеченной до каменного состояния земле, перемежающейся с оседающими хлопьями раскаленного пепла и песка, оставалась жизнь.
   До этого момента.
   Волна полностью сметала ее. Обращая бывший луг в абсолютно стерильное, безжизненное место.
   А затем та, пройдя сквозь тени и походя обратив их в ничто, коснулась девушки.
   Ужасный космический холод охватил всю ее разом. Останавливая не только движение собранных для финальной атаки сил, но и дыхание и стук сердца.
   Она почувствовала себя сосудом, который только что осушили до дна. И последней мыслью, что возникла в ее голове, была эта:
   "Лорд... почему... почему вы не сказали, что архонты настолько сильнее?"
   Ступившую рядом с ней на твердую поверхность противницу девушка уже не заметила. Как не ощутила и сотен изумрудных нитей, что прошили ее тело насквозь и погрузили в полностью закрытый зеленый кокон.
   -- Себастьян. -- Негромко позвала Луиза с печатью задумчивости на лице. И, дождавшись появления своего помощника, обратилась к нему: -- Проследи за нашей пленницей и, ради Богов, не упусти так же нелепо, как Томаса.
   -- Хорошо. -- Откликнулся он. А потом, видя серьезность архонта, уточнил: -- Что-то не так?
   -- Да. -- Коротко ответила золотоволосая девушка. -- Этот их Лорд просто пожертвовал девчонкой, выставив ее вместо себя. Не ожидала, что его падение зашло настолько далеко, чтобы трусливо прятаться за чужими спинами...
   -- Это что-то меняет?
   -- Что-то. -- Неопределенно отозвалась Луиза. А после, встряхнувшись, пояснила: -- Мне нужно кое-что срочно проверить. Жди меня у Арнов.
   Новое "хорошо" услышал лишь остаточный силуэт архонта.
  

***

  
   Изуми, несмотря на предыдущую бессонную ночь, не спалось. И причиной было то, что ни ее брат, ни Эмилия так и не вернулись сегодня.
   Ей никак не удавалось поверить, что все будет хорошо, хотя она честно пыталась уговорить в том саму себя. И чем ближе подступала ночь, тем больше страха и неопределенности это в ней вызывало.
   Все началось не так давно... когда брат резко изменился. Он обрел какие-то неизвестные и, откровенно говоря, весьма пугающие ее силы, но вел себя настолько уверенно с ними, что эта уверенность потихоньку передалась и ей.
   Изуми поверила, что все наладится, что Химура справится с этими внезапно объявившимися у их семьи врагами, что мама и папа вернутся, что вскоре все станет по-прежнему.
   Она достаточно долго обманывала саму себя этой глупой иллюзией. Однако все изменилось, когда старший брат, в очередной раз вернувшись, громко кричал от боли, а вся его кровать, после, оказалась залита кровью.
   Тогда-то она поняла, что все происходящее с ними -- далеко от игр. И что ее брат, ее единственный в мире оставшийся родной человек, однажды может просто не вернуться.
   И все равно Изуми старалась оставаться идеальной сестрой и не лезть со своими глупыми чувствами к нему. Она боялась, что даже это может стать причиной того, что он не вернется.
   И вот теперь, когда она почти была готова поверить, что осталась совсем одна, услышала звук открывающейся в номер двери.
   В этой гостинице у каждой из них был электронный замок, ключ от которого есть только у постояльцев или персонала. Но что делать здесь работникам, когда все гости уже спят?
   Значит, это Химура!
   Слезы радости и облегчения выступили у нее на глазах, а все пессимистичные мысли, что мгновение назад, казалось, полностью ее поглотили, теперь выглядели откровенно смешными.
   Как она могла вообще подумать, что ее брат не вернется? Он же сам ей обещал!
   Смахнув с уголка глаз влагу, она вышла из комнаты в коридор, чтобы обнять этого дурака-брата, что вновь заставил ее за себя волноваться.
   Но, сделав лишь один шаг в сторону выхода из номера, остановилась в потрясение. Человек, что зашел внутрь и теперь спиной закрывал дверь, не был ни ее братом, ни работником гостиницы.
   -- Йоу, подруга. -- Совершенно обыденным тоном обратился к ней странный незнакомец.
   Чем именно странный? Наверное, всем. Одеждой, внешностью, двумя рукоятками мечей, что торчали из-за спины. Но более всего -- банкой с краской, что тот держал в левой руке, и валиком и кисточкой, что находились в правой. А еще, что она заметила в последнюю очередь, у того был крайне нетипичный для Японии оттенок кожи.
   -- Кто вы такой? -- Спросила Изуми, понемногу отступая назад.
   -- Я? -- Удивился незванный гость, никак не прореагировавший на ее маневр. -- Ну, мы с твоим знакомым давние кореша.
   -- Знакомым? У нас есть общие знакомые? -- Девушка совершенно растерялась от данной новости.
   -- Такой невысокий парнишка. -- Ночной вторженец руками изобразил рост чуть ниже себя, перед этим поставив свою ношу на пол. -- Был тут с тобой вместе часов двенадцать назад. Сейчас, правда, где-то очень далеко, раз я перестал его чувствовать.
   -- Химура? -- Уточнила Изуми, прекратив пятиться.
   -- Химура? -- С иным оттенком вопросительной интонации откликнулся собеседник. -- А. Ну, да. Так его и зовут. -- А после обратился уже к девушке: -- А ты ему кто?
   -- Он мой брат. -- Произнесла та, все еще находясь под впечатлением от образа стоящего у входа человека, и только мгновением позже сообразившая, что говорить правду было необязательно.
   Тем временем, визитер приблизился к покрытой белыми обоями стене прихожей и, поковыряв ту ногтем, задал внезапный вопрос:
   -- Здесь что, везде такой цвет у стен?
   -- Нет. -- От полной неожиданности ответила она. -- В комнате светло-зеленый.
   -- О! -- Странный гость явно остался доволен новой информацией. -- Зеленый -- это хорошо. Зеленый с красным очень сочетаются!
   -- Напротив, абсолютно не сочетаются. -- Возразила Изуми, зачем-то вступая в безумный спор.
   -- Да что бы ты вообще понимала в жизни? -- Рассердился собеседник. -- И, вообще, таким мелким девочкам уже давно пора спать.
   Та хотела было возмутиться, что вовсе не мелкая, и спать в присутствии посторонних не собирается, да и вообще, вызовет вот-вот полицию или, хотя бы, администрацию гостиницы, но все это сделать не успела. Внезапно навалившаяся сонливость буквально окунула ее в царство Морфея.
   -- Так-то лучше. -- Буркнул Монго себе под нос, вновь беря свое имущество в руки. -- Будут еще меня всякие соплюшки учить, что с чем сочетается. -- А после прошел в комнату.
   Мысли его занимало послание, которое необходимо было оставить Химуре. Но для начала, пришлось отодвинуть в сторону двухместную кровать, дабы расчистить площадь для холста.
   А затем, подтащив кресло и поставив его к противоположной стене, наемник с комфортом уселся и, закинув ногу на ногу, принялся рассуждать вслух:
   -- Значит, так. Чтобы оставить правильную записку, надо соблюдать определенные правила. Во-первых, нельзя сразу переходить к делу. Как говорил мой сгнивший папаша, сначала нужно поболтать о всякой чепухе. Погода, здоровье родных и прочая хернь. Но и после, о сути необходимо говорить образно. -- Убийца почесал затылок. -- Ладно, разберемся.
   Встав и с хрустом потянувшись, Монго приблизился к стене... Чтобы, открыв банку, понять, что весь план провалился -- ублюдок-продавец подсунул синюю краску!
   -- Спокойно. -- Продолжил говорить наемник, уронив тару из рук и позволив содержимому свободно течь на пол. -- Из любой ситуации есть выход.
   Например, послание можно написать кровью.
   И он даже достал одну из своих катан, прежде чем задумался, чью именно кровь использовать в качестве чернил.
   У него были принципы. Монго не трогал посторонних, когда выполнял свою работу. Однако это касалось только работы. У него в жизни имелся период, когда приходилось сводить личные счеты. И тогда он резал всех.
   Сейчас необходимо определиться: текущая ситуация -- это еще работа или уже нет?
   "Личное!" -- Решил наемник, за ногу подтаскивая девчонку поближе к стене и замахиваясь катаной...
   -- Стоп! -- Остановил тот удар в нескольких сантиметрах от шеи сестры Химуры. -- Но если я ее убью, то какой смысл в послании?
   Монго, убрав оружие, вновь сел в кресло.
   -- Ааа. -- Выдохнул он, спустя пару минут размышлений -- после столкновения с Химурой, убийца никак не мог привести свой разум в порядок, а потому думать становилось час от часу все сложнее. -- К демонам все.
   А через мгновение отправился в сторону двери.
   Чтобы через двадцать минут вернуться с другой банкой краски. На этот раз, желтой.
   В итоге, с этой работой наемник справился через два часа и, окинув взглядом дело своих рук, покинул гостиницу. А через десять минут вновь вернулся и, прихватив крепко спящую соплюшку, ушел прочь.
   В ее же комнате осталось пять банок с краской, ни одна из которых не была красной. А на стене, прибитый большой двузубой вилкой, что Монго украл из находящегося на первом этаже ресторана, висел обычный лист бумаги, на котором, отчего-то фиолетовыми чернилами, было написано следующее:
  
   Йоу, бро. Как тебе погода в Токио? Как здоровье твоей любезной тетушки? Я вот тут подумал и решил, что у тебя нет достаточного мотива выполнять наш договор. Или же ты опять протянешь до конца недели, а мне слишком скучно без моего магнитофона. Поэтому решил одолжить у тебя твою болтушку-сестру. Верну в целости и сохранности. Об этом не переживай. Ты главное не забывай о нас.
  
   Твой лучший друг Мо.
  
  

Оценка: 8.29*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Черепанов "Собиратель Том 2"(ЛитРПГ) Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) Н.Александр "Сага о неудачнике"(ЛитРПГ) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Лошкарёва "Суженая"(Любовное фэнтези) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru От меня не сбежишь! Кристина ВороноваМоя другая половина. Лолита МороАлая Академия. Пари на невесту ректора. Розалия АбисиНедостойная. Анна ШнайдерКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаОдним днем. Ольга ЗимаХолодные земли. Анна ВедышеваВальпургиева ночь. Ксения ЭшлиСеренада дождя. Юлия ХегбомЗагадки прошлого. Лана Андервуд
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"