Добрынина Марина Владимировна: другие произведения.

Небо из люрекса. Часть вторая. Спасение Санчеса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение Неба из люрекса

  Часть вторая
  Спасение Санчеса
  
   Маруся Витольдовна Рябинкина возвращалась с работы поздно. Она шла пешком, с трудом шевеля заплетающимися от усталости ногами, и вяло обдумывала предстоящий ей через пару дней судебный процесс. Клиент ей попался нервный, он каждые полчаса звонил в офис и интересовался продвижением его дела. Понимать то, что за полчаса мало, что может измениться, и вообще, выдав доверенность на представительство, он может расслабиться и на время обо всем забыть, клиент отказывался. Муся несколько раз уже ловила себя на мысли о том, что хорошо было бы вообще послать товарища куда подальше вместе с его вопросами, но проделать это пока не решалась. Мешала профессиональная гордость. Послать клиента - значило признаться в недостаточной терпеливости, а это, между прочем, как юриста, совсем бы ее не украсило. Ну, по крайней мере, Муся так считала.
   Постепенно мысли ее двинулись в сторону томящейся в заключении Натахели. Стало совсем тоскливо. Следователь Люлькин на контакт не шел и на мелкие провокации не подавался. Он вообразил отчего-то, что расследование Натахиных махинаций с финансами является делом всей его жизни, завершив которое он приобретет бешеную популярность в народе и уважение начальства. И никак не получалось его в этом разубедить.
   Радовало лишь то, что следователь в свободное от работы время не увлекался, подобно Мусе, изучением научно-популярных статей о внеземных формах жизни, и потому идея об использовании во всех Натахиных преступных действиях трансформера в голову ему пока не приходила. Следовательно, он продолжал выдумывать дикие версии, которые лопались с треском, стоило только попытаться как-то сопоставить их с фактами.
   Муся зашла в магазин, купила там две банки пива, предполагая спокойно распить их вечером возле телевизора. Одна. Звать родственников или друзей не было смысла. Муся не ощущала в себе сегодня способностей весельчака-затейника, а портить всем настроение своей кислой физиономией не хотелось.
  Она поднялась на лифте на третий этаж, хотя обычно ходила пешком, надеясь этим нехитрым приемом улучшить свою физическую форму, прижала пальцы к замку для считывания информации.
  - Ага, приперлась, наконец, - раздался из кухни недовольный голос.
  Муся замерла, быстро, насколько могла, просчитывая возможные варианты действий. Вариантов было два - быстро смыться, на ходу вызывая полицию, или все же пойти посмотреть, кто там такой наглый.
  - Не пугайся, - предупредил ее голос, - это я, Морфей. Я слышал, ты там чем-то гремела.
  Муся посмотрела на свою дамскую сумочку, в которой банки поместились без труда, еще и место осталось, и вздохнула.
  - Морф, я, когда пиво покупала, на тебя не рассчитывала.
  - Ничего, - не стал унывать метаморф, - еще сходишь.
  Муся вытащила банки и направилась на кухню. Там, в образе Муравкина, сидел метаморф и нагло жрал бутерброд с колбасой.
  - Слушай, ты, - возмутилась Муся, - плазменная субстанция! Тебе колбасу есть вредно! Про пиво я вообще молчу. Приперся в чужой дом, лазит по чужим холодильникам, мог бы, между прочем, и мне сделать.
  - Чего это ты, - удивился Морфей, - не соскучилась, что ли?
  - Я отдыхала!
  - Ну, потом отдохнешь. Давай сюда пиво, тебе его тяжело держать. Не, одну банку, так и быть, можешь оставить себе. Рассказывай.
  - О чем?
  - Ну, как там Натахель. А то мне что-то побеседовать с ней не удалось.
  Муся соорудила дикий четырехслойный бутерброд, который тут же был отобран у нее голодным метаморфом и, поворчав, изложила события последних дней.
  - А может, мы Люлькина изымем из обращения? - кровожадно предложил Морфей.
  - Ну, изымем, и что? Мы всех Люлькиных будем ликвидировать?
  Морфей пожал плечами, мол, не проблема.
  - Я надеюсь, нам Натахель под залог отдадут, - продолжила Рябинкина, - С судьей я уже этот вопрос обсуждала. В приватной беседе. Нужны деньги.
  - Сколько?
  - Полтора миллиона на залог, двести тысяч на налог и двести на взятку. И то он согласился лишь после того, как я сообщила, что Натахель беременна.
  - Беременна? - растерянно переспросил Морфей. Надкусанный бутерброд так и завис в воздухе, уныло роняя на стол крошки
  - А то ты не знал! - возмущенно фыркнула Муся.
  - Не знал. Но это же здорово!
  - Да чего уж хорошего, в тюрьме-то?
  - Не, дети - это всегда хорошо.
  Морфей мечтательно заулыбался.
  - А кто отец?
  - Она полагает, что Мусс какой-то. Ты его знал?
  - Естественно! Классный мужик, только он умер. Но не проблема. Я ей помогу.
  - А чего это ты такой добрый?
  - А я всегда такой. Ты просто плохо меня знаешь. Ну, я полетел.
  - Лети, - согласилась Муся. - Насчет залога, если будут деньги, я вопрос решу. И будем надеяться на то, что какому-нибудь умнику не придет в голову идея обратиться к специалистам по контактам с внеземными формами жизни. Ты ошибаешься, если думаешь, что твое существование - это дикая тайна.
  - Да помню я, - проворчал метаморф в образе Корнелия Мусса, - как ты верещала про жидкий азот и посылку.
  - Ага, - без малейших угрызений совести в голосе отозвалась Муся, - еще я знаю, что если тебе сейчас, к примеру, выстрелить в сердце, и ты не успеешь трансформироваться, ты умрешь. То есть, тебя элементарно можно уничтожить, пока ты спишь, без сознания и т.п. в образе более-менее смертного существа.
  - К чему это ты? - с подозрением в голосе осведомился метаморф.
  - Так просто. Морф, будь осторожен. И главное, не вздумай соваться в ИВС. Ты мне еще пригодишься.
  Морфей, который как раз собирался в первую очередь заняться именно этим, немедленно приобрел форму туманного сгустка и двинулся к окну.
  - Там датчики движения поставили, - невинно глядя куда-то в сторону, продолжила Муся, - сверхчувствительные. Тут, говорят, эксцесс недавно был один с инопланетным присутствием. А я гляжу, некоторые страстно желают остаток жизни провести в виварии.
  Морфей продолжал упрямо просачиваться в щель в раме.
  Виновником "эксцесса" был именно он. Пару дней назад ему в голову пришла чудная идея - повидаться с Натахелью, приободрить ее как-то. С этой целью легким облачком он проник в помещение ИВС. Затем без особых затруднений обнаружил камеру, в которой содержалась опасная преступница Швыдченко. Натахель обрадовалась, увидев у себя над головой знакомый сгусток тумана. Но ведь хотелось еще и поговорить! И тогда Морфей, особо не смущаясь, прямо в камере приобрел облик Муравкина. Ну откуда он мог предположить то, что сигнализация тут же начнет орать, как сумасшедшая, а дикие сотрудники УИН будут носиться с бешеной скоростью по коридорам. Пришлось срочно улепетывать. Даже и пообщаться не удалось. Но датчики... Земляне не были такими уж тупыми - это Морфей понял, находясь вместе с Натахелью - с ней он здорово повеселился и теперь немного скучал. Могли и датчики установить. А потому Морфей, слегка поразмыслив, вылетел в космос. У него было дело на Аргомеде.
  
  Несмотря на ярко выраженное желание Натахели оказывать следствию всяческое содействие, продвигалось оно с большим трудом. Эпизод с убийством доказать не удалось. Также была отвергнута идея об избиении Натахелью двух спортивного вида молодых ковырианцев. В конце концов, один из них, Серж, отказался от своего обвинения. Оно больше не имело смысла - его все равно списали с корабля и отправили домой.
  Оставалось мошенничество и уклонение от отбывания. Впрочем, с последним вопросом тоже не заладилось: официальная информация с планеты Кубышка так и не пришла. Вполне вероятно, что она была несколько повреждена во время последней вирусной атаки.
  В деле вообще было очень много неясностей. В результате Натахель, учитывая то, что процесс продвигался очень медленно и, принимая во внимание ее состояние, была выпущена под залог в сумме полутора миллионов кредиток. Залог внесла Муся, холодно пояснив при этом, что это гонорар за успешно выигранный процесс. Она тут же уплатила все причитающиеся налоги и могла бы спать спокойно, если б не Большой Шеф, который, узнав об этом, вызвал ее к себе в кабинет и устроил колоссальный разнос.
  - Как ты могла, - орал он, - поймать ее и тут же позволить выпустить?! Ты о чем вообще думала?
  - Она моя подруга, - спокойно заявила Муся. Поднять на начальника глаза она не решалась, поскольку очень живо представляла себе их выражение. Шефу бы оно не понравилось.
  - Она опасная преступница!
  Муся вздохнула и обвела прощальным взглядом свое рабочее пространство.
  - Идите Вы в... под хвост лилового бешеного скалозуба, - ласково произнесла она, - я увольняюсь из конторы.
  Шеф призадумался.
  - Это где? - неуверенно поинтересовался он.
  Муся окинула шефа гордым и независимым взглядом, небрежно пожала плечами, мол, не знаете, ну не и надо, и пояснила, уходя:
  - Буду заниматься частной практикой, благо у меня теперь есть богатые клиенты.
  - Я испорчу тебе репутацию! - прорычал Шеф.
  - Моя репутация, - гордо заявила Муся, останавливаясь у двери, - настолько чиста и незапятнанна, что давно пора ее чем-нибудь подпортить.
  И вышла вон. Ее карьера государственного служащего была окончена.
  Муся долго не решалась позвонить Натахели. Она не без оснований чувствовала себя виноватой и пряталась до тех пор, пока оказавшаяся дома подруга не вызвонила ее сама.
  - Так, Рябинкина, - заявила она, - я жду тебя через час у себя дома для дачи объяснений.
  - Угу, - сказала Муся и отправилась в магазин за фруктами.
  Очень хотелось чего-нибудь выпить, но положение подруги обязывало к воздержанию от потребления алкогольных напитков. За компанию.
  - Откуда у тебя деньги на залог? - спросила Натахель с порога.
  - Это твои деньги, - честно хлопая ресницами, призналась Муся. Мне их Морфей передал. В виде векселей. Я их обналичила и внесла. Ты скрываться от правосудия, надеюсь, не собираешься?
  Натахель оценивающе подняла бровь и прошла в зал.
  - Ну, дорогая, рассказывай, почему ты решила завершить мою карьеру гениальной мошенницы.
  Муся уселась в кресло, поджав под себя колено, и хмыкнула.
  - Была бы гениальной, тебя бы не поймали.
  - Ну да! - возмутилась Натахель, - и потому ты решила взять на себя эту почетную обязанность!
  - Именно, - парировала Муся, - тебя бы все равно взяли. Аппетиты то у нас немереные. Мы же решили полпланеты обворовать. Мы же на Швивальди не глядя покусились!
  Натахель нисколько не смутилась.
  - Ты от темы не отвлекайся, - заявила она, доедая пятый по счету апельсин, - я до сих пор не понимаю, как более-менее приличный на вид юрист, специализирующийся на предпринимательском, заметь, не уголовном, праве, оказался вдруг в казино с пистолетом в руках.
  - Как послали, так и оказался.
  - Какие мы послушные!
  Муся тяжко вздохнула, налила себе кофе и начала рассказ.
  Она работала в отделении экономической безопасности городского управления полиции уже около пяти лет. Ее туда пригласили после того, как она засветилась в одном вопросе, связанном с неуплатой крупной суммы налога. Благодаря своевременному вмешательству юриста клиент мало того, что смог избежать наказания, но еще и содрал с государства значительную сумму денег в счет возмещения вреда, причиненного его безукоризненной репутации. А потом он исчез в неизвестном направлении, забыв уплатить гонорар своему представителю в суде. Муся, которая этим представителем и была, страшно обиделась. Обиделась настолько, что когда ей предложили должность ведущего специалиста в государственной структуре, расследующей финансовые махинации, она согласилась с воодушевлением. Экс-клиент, пойманный в дальнейшем не без ее участия, клялся и божился, что единственной его мечтой в последние месяцы было именно отдать ей долг, предлагал яхты и земельные участки, но Муся лишь пробормотала гордо что-то про державу и хладнокровно отправила страдальца в места не столь отдаленные.
  При этом она продолжала заниматься юридической практикой. Так, по мелочам. Своих она не сдавала. Большой Шеф тоже молчал до поры до времени, полагая, что всякому толковому специалисту по безопасности (пусть даже экономической) нужно надежное прикрытие.
  Информация о том, что на Аргомеде действует группа мошенников, не прошла мимо ее внимания. Сначала забеспокоились банки. Банкоматы фиксировали поступление денежных средств, но в дальнейшем, при пересчете, нескольких крупных купюр всегда недоставало. Просмотр видеозаписей результатов не дал.
  Тогда один умник додумался пропустить все записи с банкоматов через компьютер и вычислить, кто в дни пропаж разменивал в них наличность. В четырнадцати случаях из семнадцати к банкоматам подходила приятная рыжеволосая дама. К сожалению, качество съемки оставляло желать лучшего, плюс голову свою она старалась прикрывать головным убором, и потому черты лица дамы были размытыми.
  Далее в полицию поступило совсем уж странное заявление. Крупный местный бизнесмен - С.Л.Швапкинсон заявил, что без его распоряжения со счета компании списана значительная сумма. Племянник Швапкинсона уверял, что именно последний дал указание о перечислении средств на счет туристической фирмы. Племянник был оставлен на свободе под подписку о невыезде, фирма тщательно проверена. Пока осуществлялась проверка, поступила еще одна имеющая отношение к делу информация. На сей раз в качестве потерпевшей выступала некая богатая дама - Лебедь А.В. Источник поступления ее денежных средств был неизвестен, но ручеек кредиток, текущий в ее цепкие лапки, никогда не ослабевал. Гражданка Лебедь вознамерилась было расплатиться карточкой за новый автомобиль и совершенно внезапно обнаружила нехватку финансов. Она была искренне огорчена.
  Об этом следователю поведала ее близкая подруга - жена предпринимателя Швапкинсона. В дальнейшем всплыли еще несколько эпизодов. В частности, несколько раз в непосредственной близости с Натахелиным появлялось имя У.К.Швивальди. Впрочем, он жалоб не подавал. В результате проведенного расследования было обнаружено, что все потерпевшие совсем недавно познакомились с одной милой рыжеволосой особой. Натахелью Швыдченко. Особа эта отдыхала на курорте одна, прибыла сюда исключительно с целью подлечить испорченные в неравной борьбе с супругом нервы. Она охотно принимала приглашения и не менее охотно приглашала к себе сама. Впрочем, на Н.Г.Швыдченко у следователей какого-либо конкретного компромата не было.
  И тут на корреспондентский счет находящего в процедуре банкротства Энерго-банка поступило два миллиона кредиток. В счет уплаты долга Швыдченко Н.Г. Поступили они от какой-то не имеющей отношения к делу организации, но представителям органов власти не оставило большого труда отследить цепочку - деньги шли из уже засвеченной туристической фирмы. Именно после этого и было принято решение взять Швыдченко под стражу.
  - Если бы ты знала, - смеялась Муся, - как было поражено руководство банка, когда на их счет внезапно свалилось два миллиона кредиток. Ты что, не могла узнать об их состоянии заранее?
  - Ну, не могла, - буркнула Натахель.
  - Что это за фирма-то хоть была?
  Натахель пожала плечами.
  - Ну, фирма. Купила я ее. Буквально за копейки. Объявление в газете прочитала и купила. Директором я там не значилась, учредителем тоже. Лицензия была, действующий расчетный счет тоже. Чем не прикрытие?
  - Молодец, Натахель, нормальное прикрытие. Вот только в следующий раз, когда решишь кого-нибудь ограбить, не гаси свои долги, пожалуйста. Они же висят, есть не просят.
  - Мусь, если бы ты знала, как достал меня этот долг! - с досадой в голосе заявила Натахель.
  - Понимаю, - вздохнула Муся и продолжила рассказ. О том, что готовится операция по задержанию Натахели, она узнала случайно, из беседы с коллегой. И сразу же пошла к руководству проситься на оперативный простор. Руководство не возражало. Оно лишь попросило пояснить, что именно интересует Рябинкину конкретно в данном деле. Муся честно сказал, что здесь задействована ее знакомая, и именно у Муси наибольшие шансы совершить захват преступницы без кровопролития. Руководство согласно закивало, выдало Мусе пистолет и велело четко придерживаться инструкций.
  - Вот именно после этого я и вылетела на Аргомед. - закончила повествование Рябинкина. Я поняла, что единственным способом уберечь тебя от большей части неприятностей было провести задержание самой - спокойно и плавно. Не думаю, что ты способна была кинуться на меня со всяким там оружием. А на волнующихся мальчиков - кто знает. Я, в принципе, надеялась позже перед тобой оправдаться, чем сейчас и занимаюсь. Извини, если что не так, но иначе у меня не получалось.
  Натахель погрузилась в глубокие раздумья.
  - Не знаю, Муся, - наконец произнесла она, - чем ты сможешь заслужить мое прощение. Но, надеюсь, ты что-нибудь придумаешь. Ладно, хрен с тобою, живи. Кстати, а с Морфеем ты как познакомилась?
  - Он сам меня нашел. Прилетел на разборки с претензиями. Угрожал, что если я тебя не вытащу, то он со мной сделает, сейчас процитирую: "то, о чем я буду сожалеть всю свою недолгую, но очень насыщенную жизнь". Он у тебя что, боевики любит?
  - Понятия не имею, что он любит, - призналась Натахель, - за исключением загибания пальцев в разные стороны. Он у нас птица сильная, птица гордая, но... в общем, ты в курсе. Шарится сейчас где-то. Кстати, а имя Швивальди как всплыло, насколько я поняла, он в полицию не обращался?
  - Не обращался. Но слухами земля полнится...
  
  Санчес исчез в пятницу.
  Маруся, наслаждаясь наступившими выходными, мирно почивала у себя дома, когда в воздухе рано утром разлилась мелодия коммуникатора.
  - Да, - сонно отозвалась она, не отрывая головы от подушки.
  - Мусь, - раздался встревоженный голос сестры, - я что-то Саньку найти не могу. Он у тебя не появлялся?
  - У меня-то ему что делать? - резонно возразила Муся, - ты маме его не звонила?
  - Да я уже все обзвонила. Со вчерашнего вечера его никто не видел. Я уже и начальника его спрашивала. С работы, говорят, отправился домой. И, вроде, дома он тоже был, куртка его висит на вешалке. А потом все, тишина.
  - А сотовый?
  - Вне зоны действия. Мусь, мне чего-то страшно.
  - Ладно, Эль, сейчас я приеду. Сиди дома.
  Через полчаса Муся входила в небольшую двухкомнатную квартиру на четырнадцатом этаже высотки.
  В квартире было чисто. Бледная Элька со слезами на глазах бегала из комнаты в комнату.
  - Я даже не знаю, что делать, - вздыхала она, - куда еще звонить, у кого спрашивать.
  В течение часа они обзвонили все больницы и морги города. Еще через час входили в приемную местного управления полиции.
  - Вот, - сказала Элька, протягивая равнодушному усталому полицейскому карточку с голограммой, изображающей серьезного Санчеса в полный рост.
  Полицейский спокойно глянул на карточку.
  - К Вам такие не поступали? - нетерпеливо спросила Муся.
  - Нет, - ответил полицейский, не проявляя желания продолжить беседу. Однако дамы не были настроены так быстро от него отстать.
  - Тогда мы хотим заявление написать! - категорично заявила Муся. Эля утвердительно кивнула.
  - О чем? - вздохнул полицейский.
  - У меня муж пропал, - жалобно сказала Эля.
  - Погуляет - придет.
  - А если не придет?
  - Ну, не придет, тогда и пишите.
  - Лейтенант, - угрожающе проворчала Муся, - если Вы сейчас не примете от нее заявление, я Вам устрою такую веселую жизнь, какую Вы и вообразить себе не в силах.
  - А Вы что, - хмыкнул он, - адвокат?
  - Нет, - ехидно заявила Муся, - я - бывший полицейский. И о том, как можно усложнить жизнь рядовому сотруднику, я знаю, так сказать, изнутри. Очень много высокоэффективных способов воздействия. Начиная с отдела собственной безопасности и заканчивая...
  - Я понял, - быстро сказал лейтенант, показывая открытые ладони, мол, не бейте меня, сдаюсь, - не надо мне угрожать, коллега. Я приму заявление. Но Вы сами будете выглядеть глупо, когда он заявится домой пьяный или пришлет сообщение из дома подружки о том, что полюбил другую.
  - Он - не такой, - гордо заявила Эля и посмотрела на собеседника с негодованием. Ее голубые круглые глаза так и пылали.
  Полицейский пожал плечами.
  - Такой - не такой. Какая разница.
  И подсунул бланки для заполнения.
  Вскоре, подписавшие кучу документов и оставившие изображение Санчеса в полиции, дамы были уже дома.
  - К вопросу о птичках, - задумчиво проговорила Муся, - что там нам говорили о сообщениях?
  Эля рванула к компьютеру. И в самом деле, в ее электронной почте было непрочитанное письмо, отправленное от неизвестного адресата.
  "Вирус. Металлкомплекс. Полтинник".
  Эля подняла на сестру вопрошающий взгляд. Муся побледнела.
  - Ну, полтинник, допустим, это логин, - медленно произнесла Эля, - а что здесь означают первые два слова?
   - Эти-то? - бодро отозвалась Муся, отходя, на всякий случай, подальше, - ну, здесь все просто. Санчес тут вирус недавно запустил на одну фирму, Металлкомплекс называется, чтобы порушить там все нафиг.
  - Когда это? - угрожающе произнесла Эля. Она опустила голову, напряглась и стала как-то стразу похожа на маленькую агрессивную коровку с рогами. Муся на всякий случай еще посторонилась. Но сзади стоял диван. Отходить больше было некуда. Приходилось принимать бой или отчаянно отмазываться. Муся выбрала второе.
  - Да так, недавно. Относительно.
  - И ты намекаешь на то, что эта организация причастна к исчезновению моего мужа? Где эта фирма?
  - Понимаешь, - заюлила Муся, - тут Натахель влипла с бубликами...
  - Где? - рявкнула Элька.
  - На Кубышке. Это планета такая, спутник Альфа в созвездии Волосы Вероники. Маленькая такая планетка. Хорошенькая такая. Желтенькая. В общем, Металлкомплекс там.
  - Ты что, с ума сошла? - ошарашено произнесла Элька, - во что это вы втянули моего мужика?
  - Да не во что мы его не втягивали! Просто нам надо было вытащить Натахель из жопы. А Санчес, видать, слегка перестарался. Вот и...
  - Так, - серьезно сказала Элька, - как втянули, так его оттуда и вытаскивайте.
  - Натахель не может, она под следствием и беременна к тому же.
  - Натахель не может - сама поедешь, - безапелляционно заявила сестра.
  Муся тяжко вздохнула. Спорить с младшим отпрыском своих родителей и так всегда было нелегким делом. А тут, когда жизнь ее любимого могла оказаться подл угрозой, и вовсе не стоило. Опасно.
  На следующий день совместными усилиями был разработан план вызволения Санчеса. В качестве аксиомы был принят факт его нахождения на Кубышке. Ориентировочно в центральном здании ОАО "Металлкомплекс". Реализовывать спасательную операцию должны были Муся и метаморф в образе серого облачка. Предполагалось, что Муся за рулем какого-нибудь транспортного средства совершит небольшое нарушение ПДД, после чего будет отправлена на Кубышку, где они вдвоем с Морфеем проведут разведку боем.
  Проблема возникла в самом начале. Муся категорически отказывалась садиться за руль.
  - Я не полечу. Если шлюпкой буду управлять я, у бубликов появится больше оснований для задержания. Боюсь, тогда мы штрафом не отделаемся. Нас посадят.
  - Но у тебя же есть права, - настаивала Натахель.
  - Есть, у меня много чего есть, чем я не пользуюсь.
  - Голова, например, - мило отозвался метаморф.
  - А мнением природных явлений я не интересовалась, - огрызнулась Муся.
  - Хорошо, - покладисто согласился метаморф, - тогда шлюпку поведу я.
  Дамы задумались.
  - Тогда ты должен будешь там засветиться, - тихо произнесла Натахель, - это как-то подозрительно, когда водитель испаряется.
  - Не проблема, - бодро заявил метаморф. Его глаза светились и весь он, прикидывающийся сейчас Корнелием Муссом, напоминал старого боевого коня из книжек про рыцарей. Труба зовет, подковы жмут копыта.
  - И некоторое время воздерживаться от трансформаций, - добавила Муся.
  - Справлюсь!
  Метаморф, воспользовавшись Натахиными воспоминаниями, принял для своего воплощения облик Сержа, решив, что эта таинственная личность едва ли могла быть засвеченной на Кубышке. Муся подстриглась и выкрасилась под блондинку, на всякий случай.
  Им удалось раздобыть новые документы (благо, некоторые Марусины связи еще функционировали). В итоге они стали братом и сестрой - Люцием и Фаиной Сербовыми. Маленькая, отживающая свой век, не раз битая шлюпка была куплена ими по поддельным документам за смешные деньги. Предполагалось, что, в случае чего, ее можно будет бросить.
  Они изобразили дикий кульбит перед постом МИКБД и немедленно услышали приказ пришвартоваться.
  Робота не было. На сей раз в качестве инспектора выступала миловидная светловолосая дама. Она, улыбаясь, просмотрела документы, выписала вручную штраф в размере 500 кредиток и пожелала счастливого пути. Озадаченный, метаморф прошел в рубку и стал ждать телепортации. Ничего не происходило.
  - У Вас проблема? - раздался в коммуникаторе вежливый женский голос.
  - Нет, - растерянно произнес Морфей.
  - Тогда прошу Вас покинуть станцию.
  - А штраф платить? - вмешалась Муся.
  - Осуществите банковский перевод, когда прибудете в место назначения.
  - А у нас денег нет.
  - Заплатите позже, с пеней.
  - А у нас и позже не будет.
  Инспектор начала терять терпение.
  - Я прошу Вас покинуть пост. Вы - не единственные нарушители в данной галактике. Я должна продолжать работу.
  - Черт, - выругался метаморф, - никуда я не поеду.
  - Почему? - холодно поинтересовалась дама.
  - А мне и здесь нравится! - зло заявил Морфей. Муся глядела на него с испугом.
  - Прошу Вас покинуть станцию, - упрямо повторила инспектор, - или я буду вынуждена применить к вам меры административного воздействия.
  - Да пошла ты!
  - Хорошо, господин Сербов, - вздохнул голос, - я выписываю Вам штраф за неповиновение представителям власти в размере двух тысяч кредиток и отправляю Вас для отбывания наказания на планету Кубышка. Ваш пассажир может покинуть корабль и в дальнейшем будет направлен к месту прописки транспортного средства. В случае несогласия он имеет право заключить контракт с органами власти планеты Кубышка на время отбывания Вами наказания.
  - Я останусь с братом! - пискнула в микрофон Муся.
  - Пристегните ремни.
  Через пару минут они стояли на желтом волнующемся поле. Надпись "СЮДА" манила к невысокому непрезентабельному зданию.
  Морфей со злорадством подставил крестик в графе "проститутка".
  - Принято. - Возвестил шкаф, и метаморф тут же был отправлен к месту работы - в бордель.
  - А, - протянула, затягиваясь сигаретой, выкрашенная в белый цвет неопределенного возраста женщина, - ты, видать, у нас новая девочка.
  - Да, я такая, - игриво заявил метаморф и кокетливо сложил ручки под подбородком.
  Дама хмыкнула, скривила красные от дешевой растекающейся помады губы и заметила:
  - Ну, считай, тебе повезло, клиент у тебя, скорее всего, будет один, но зато какой!
  Клиентом у Морфея должен был стать начальник службы безопасности ОАО "Металлкомплекс" Веремеев. Метаморф слегка приуныл. Он, признаться честно, рассчитывал на отсутствие стабильного заработка. Конечно, за его долгую жизнь случалось всякое, но быть содержанкой мужского пола ему пока не приходилось.
  Впрочем, Морфей утешал себя тем, что каждый опыт ценен сам по себе.
  
  Мусе, как контрактнику, предстояла иная процедура. Она заполнила анкету, где в графе образование указала честно "юриспруденция". Затем она в течение получаса сидела на длинной, отполированной множеством задов, скамейке, и ожидала, пока приемщик - слегка косящий трехногий мупсель, найдет ей подходящее место работы. Затем ее вызвали на собеседование.
  - Мы можем предложить Вам несколько вакансий. - Сказал строгий на вид седоволосый дедушка, сидящий за колченогим пластиковым столом.
  - Во-первых, на завод резиновых изделий требуется приемщица тары.
  Муся вспыхнула, и хотела уже выдать отповедь почище иного выступления в процессе, но сдержалась.
  - И какое это имеет отношение к правоведению? - как можно спокойнее поинтересовалась она.
  - Во-вторых, - сказал распределитель работников, нагло игнорируя ее ироничное замечание, - в бар "Космос" нужна официантка.
  Муся благоразумно промолчала. В официантки ей идти не хотелось. Кроме того, свежи были еще впечатления, оставленные Натахиным рассказом о публике этого замечательного заведения.
  - И, наконец, - продолжил дед, - есть вакансия в корпорации "Металлкомплекс". Директор по персоналу желает получить секретаря с высшим образованием.
  - О! - воскликнула Муся, не пытаясь даже скрыть воодушевление, - это меня устраивает!
  Дедок наклонил голову набок, отчего жиденькая прядка прикрывающих лысину волос свесилась на глаз.
  - Вы уверены? - с подозрением в голосе осведомился он.
  - А Вы думаете, я не справлюсь? - удивилась Муся.
  - Это, конечно, не мое дело, - продолжил дед, злорадно ухмыляясь, - но я хочу Вас предупредить: у господина Стрелецкого очень тяжелый характер. А Вы, насколько я могу это предположить, тоже отнюдь не ангел. Нет, не ангел. Вам будет трудно.
  - С чего Вы взяли, что я - не ангел? - удивилась Муся, - очень даже ангел. Практически с крыльями. Думаю, директор по персоналу всю жизнь мечтал о такой секретарше, как я.
  - Деточка, - проблеял старик, - поверь моему опыту. Я не первый год здесь сижу, а Стрелецкий - мой непосредственный начальник.
  - Интересно! - воскликнула Муся, откидываясь на спинку стула, чтобы удобнее было изобразить взгляд сверху вниз, - а Ваш начальник в курсе, как Вы секретарей от него отваживаете?
  - Это не очень умно с Вашей стороны, - вздохнул дед, - но дело Ваше. Пройдите к порталу.
  
  Веремеев был не стар, подтянут и дисциплинирован. Внешность имел невыразительную, звезд с неба не хватал, но в качестве исполнителя руководство вполне устраивал. Он не был ни контрактником, ни штрафником. Его наняли для защиты ОАО "Металлкомплекс" еще на заре создания организации - лет так пятнадцать назад. Его репутация была бы совершенно незапятнанной, если бы не один прискорбный факт. Веремееву нравились мальчики. В его подчинении было полтора десятка симпатичных подкачанных парней и, даже, чем черт не шутит, среди них мог бы оказаться и какой-нибудь любитель нетрадиционного секса. Однако Веремеев упорно держал себя в руках. Во-первых, на работе ни-ни. Он полностью разделял мнение своего шефа о том, что любые романтические отношения в служебной среде очень плохо на среде этой сказываются. А во-вторых, он боялся быть непонятым своими подчиненными. Все-таки, несмотря на произошедшую на Земле и охватившую своим влиянием ряд других планет сексуальную революцию, образ крутого боевика в сознании граждан плохо сочетался с голубыми наклонностями. И в самом деле - даже просто повернуться к другому субъекту спиной - это уже опасно, а если еще и это самое... с радостью... Нет, не мог Веремеев позволить себе даже попытку совращения сотрудников. Потому явление метаморфа в образе очаровательного голубоглазого ковырианца, изъявившего желание подработать на сексуальной ниве, было для него прямо-таки даром с небес. И наш бравый командир, едва лишь закончилась его смена, тут же устремился в гнездо порока.
  Люциус Сербов, одетый весьма фривольно в полупрозрачный костюмчик пижамного покроя, увидев клиента, заулыбался на все свои тридцать два безупречно-белых зуба. Веремеев был очарован и немного смущен. О таком привлекательном любовнике он даже и не мечтал.
  
  Муся при макияже и в деловом костюме чинно восседала на стуле для посетителей в приемной Стрелецкого. Ноги вместе, ручки на коленях. Ее страшно раздражала мысль о необходимости корчить из себя умственно неполноценную барышню, но померла, так померла, другого выхода не было.
  Новый начальник заставлял себя ждать. Он появился именно в тот момент, когда теряющая всякое терпение кандидатка в секретари начала обдумывать вариант какой-нибудь крупной пакости. Наверное, был в чем-то психологом или просто предвидел грозящие ему неприятности каким-то особо чувствительным местом.
  - Так, - сказал он, глядя на Мусю сверху вниз, и повторил, - Так-с. Вы, значит, моя новая секретарша.
  Муся молча кивнула.
  - Кофе варить умеете?
  Муся имела лишь общее представление о работе кофеварки. У себя дома она предпочитала обходиться растворимым. Но она не стала делиться своими соображениями и лишь снова утвердительно качнула головой.
   - А Вы хоть когда-нибудь секретарем работали? - с грустью в голосе осведомился будущий босс.
  Муся пожала плечами.
  - А, может, Вы - немая? Мне не нужна немая секретарша.
  - Что? - не поняла его Муся.
  - Разговаривать умеете? Это хорошо. Я Вас спросил, работали ли Вы когда-нибудь секретарем. Вы пожимаете плечами. Как я должен Вас понимать?
  - Простите, - смутилась Муся и опустила взгляд, - Я не работала секретарем. Я юрист.
  Босс удивился.
  - Юрист? Отчего же Вы не пошли в юридическую службу?
  - Вакансий не было, - честно призналась Муся, не вдаваясь в пояснения, что в данной ситуации должность секретаря устраивает ее в гораздо большей степени.
  Босс почесал правой рукой начинающий зарастать щетиной подбородок. На пальце блеснуло белое обручальное кольцо.
  - Ну ладно, - сказал он, - так и быть, работайте.
  И вальяжно направился к своему кабинету.
  - Спасибо, что разрешили, - буркнула Муся.
  Босс обернулся.
  - Что?
  Муся подняла совершенно невинный взгляд.
  - Ничего. Все в порядке. Вам кофе принести?
  - Я скажу, когда надо будет, - холодно ответил он и зашел к себе.
  Муся осталась в приемной. Контракт предыдущего секретаря закончился две недели назад. Штрафников Милен Фармович не признавал в качестве работников принципиально. Контрактники, узнав, благодаря разговорчивому дедку, с кем им предстоит работать, предпочитали идти в мухатели и официанты. Редкие, особо упрямые особи, больше десяти дней на работе не задерживались.
  Все последнее время Стрелецкий собственноручно занимался документацией и приемом звонков. В итоге весь рабочий стол Муси оказался завален письмами непонятного назначения, договорами и уведомлениями. Впрочем, к бардаку ей было не привыкать. Стрелецкий жестоко ошибался, предполагая, будто с появлением Рябинкиной у него в офисе воцарится идеальный порядок. Бардак был ее рабочей стихией, оставалось только направить этот хаос в нужное ей русло.
  Вскоре все документы были рассортированы по принципу: срочное, не очень срочное, подождет, нафиг не нужно. Стол выглядел таким же заваленным, но зато теперь Муся могла не глядя протянуть руку и вытащить из пачки требуемый документ. Стрелецкий фыркал, пыхтел, ворчал, но, поскольку оперативность работы от Мусиного беспорядка не страдала, последняя гордо игнорировала все призывы начальника относительно наведения чистоты.
  Она довольно-таки быстро подружилась с кадровиками и уболтала их, рассказав о своей нелегкой доле, пустить ее ознакомиться с личным делом Стрелецкого. Сведения были скупыми. Тридцать пять лет, уроженец планеты Земля, Россия, город Волгоград. Женат, имеет сына в возрасте четырех лет. Образование высшее экономическое и куча курсов повышения квалификации.
  Молоденькая кадровичка горестно взмахнула волосами, собранными в мышиный хвостик.
  - Я Вам сочувствую, - сказала она, - Ваш начальник, он такой... выпендренистый. Просто ужас!
  - Да, именно такой, - подтвердила Муся.
  
  Между тем Натахель и Элла Конкина вели свою подрывную деятельность на Земле. Пообщавшись с парой-тройкой знакомых, Натахель выяснила, что Кубышка подала заявление о вступлении в Межгалактическую торговую палату. Это давало планетарному государству ряд преимуществ, в частности, могло бы помочь наладить новые каналы сбыта. Торговая палата особой разборчивостью в вопросе приема новых членов не отличалась. Платите бабки, сударь, и Вы в полном шоколаде, в смысле, в членстве. Средства предполагалось вносить немалые, и оттого Палата оставалась не слишком многочисленной организацией.
  До официального вручения председателю правительства Кубышки свидетельства, подтверждающего новый статус планеты, оставались считанные дни. Следовало торопиться.
  И вскоре президент МТП получил жалобное письмо. Следует заранее оговориться, что аналогичное послание было направлено и в антимонопольный комитет. В письме рассказывалось об ужасающих случаях нарушения антимонопольных соглашений. В частности, приводились примеры, свидетельствующие о ведении экономической деятельности на планете исключительно через ОАО "Металлкомплекс" и его дочерние фирмы. В письме настоятельно рекомендовалось обратить особое внимание также и на контракт, заключенный правительством Кубышки с МИКБД. При этом прослеживался отчетливый намек на недопустимость подобных действий со стороны органов власти.
  Помимо письма, было организовано несколько публикаций в прессе на данную тему. И даже прошла одна передача по телевидению, возникновение которой, путем использования своих связей, удалось спровоцировать Эльке. Если на письмо МТП еще и могла не обратить внимание, благо Палата надеялась содрать с Кубышки весьма внушительный вступительный взнос, то проигнорировать средства массовой информации не было возможности.
  Впрочем, ни МТП, ни антимонопольный комитет, не отличались повышенной мобильностью. Поэтому пока и там, и там было принято решение лишь о сборе дополнительной информации.
  Кроме того, Натахель активно топила мужа. Она ни в чем не сознавалась, но позволяла себе во время разговора со следователем туманные намеки на исключительно преступный склад ума господина Швыдченко.
  - Что ты делаешь?! - вопил Аурей в коммуникатор, возвращаясь с очередного допроса, - с кем останутся дети, если меня тоже посадят?!
  - Милый, - кротко отвечала Натахель, - я думаю, и детям, и обществу от этого будет только лучше.
  
  Муся была безмятежной скалой, о которую разбивались волны гнева Стрелецкого, не причиняя при этом какого-либо вреда.
  Она упорно заставляла себя считать Стрелецкого чудовищем, подлежащим немедленному уничтожению. Не получалось. Ей даже нравился этот занудный саркастичный тип со специфичным (не едва уловимым) чувством юмора. Внешне чего-либо особенного он собой не представлял: высокий, сутулый, одетый дорого, но как-то неряшливо. Карие, почти даже черные глаза под нависшими веками казались сначала невыразительными. Лишь потом, уловив в них лукавый взгляд, можно было задуматься - а не таит ли в себе Милен Фармович нечто такое, что может заинтриговать. Но вскоре блеск затухал, и игривые мысли улетучивались сами собой. Нос прямой, губы пухлые, кожа смуглая. Черные волосы регулярно отказывались подчиняться расческе и потому местами гордо колыхались над начинающей редеть макушкой. Ну не походил Стрелецкий на Дона Жуана, и все тут. И каких-либо усилий для того, чтобы сделать свой облик более привлекательным не прилагал.
  Вот только голос у него был хорош. Ни высокий, ни низкий, но глубокий и послушный. Милен Фармович был способен придать своему баритону любую интонацию - от ласкового мурлыкания до угрожающего рычания - и все это без малейшего напряжения. Муся всегда была неравнодушна к красивым голосам и хорошим запахам. Впрочем, от Стрелецкого не пахло никак. И это позволяло надеяться на то, что Мусе удастся спокойно продержаться до окончания миссии и не скатиться банально в служебный роман.
  
  Люциус Сербов встречался с Веремеевым все чаще. Стесняющийся начальник СБ все никак не решался перейти к предложению заняться чем-нибудь более интересным, чем просто беседы, и потому пока водил метаморфа по редким, но все же имеющимся в округе, барам, угощал его виски за свой счет и дрожащим голосом рассказывал о тяготах несения службы. Люциус спокойно принимал знаки внимания от потеющего от нервного напряжения эсбэшника, внимательно его выслушивал, сочувственно охая, но на переходе непосредственно к оказанию сексуальных услуг также не настаивал. Скажем честно, где-то в глубине души (если она у него была) Морф надеялся, что до этого все же не дойдет. Видать, испортила-таки этого межзвездного хулигана упорядоченная земная жизнь.
  
  Муся не планировала специально доводить своего шефа до белого каления, но он упорно на это напрашивался.
  - Господи, Фая Генриховна, - простонал он как-то, следуя к себе, - Вы допишите когда-нибудь это дурацкое письмо или нет?!
  - Вам честно сказать? - спросила Муся, не отрывая глаз от составляемой ею таблицы. Таблица была чрезвычайно важна. Для нее.
  - Да!!! - нервно воскликнул шеф.
  - Нет, - спокойно отозвалась Рябинкина.
  - Почему?!!!
  - А они на Вас наехали. Наезды нужно игнорировать. Если через пару дней не извинятся, я подумаю, писать или нет.
  Она подняла на шефа незамутненный сомнениями взгляд.
  - Вы не представляете, - практически простонал Стрелецкий, глядя на свою новую секретаршу глазами мученика со старой иконы, темными и печальными, - как бы я хотел Вас уволить.
  Муся сочувственно вздохнула.
  - Не получится, - ласково сказала она, - Вы можете расторгнуть мой контракт только в случае ну очень серьезного нарушения с моей стороны правил внутреннего трудового распорядка. А пока придется терпеть.
  "Лапа моя" - добавила она мысленно, но озвучить свой комментарий не решилась - зачем доводить бедного начальника до сердечного приступа? Не время пока.
  С горестным вздохом Стрелецкий удалился. И Рябинкина осталась, вроде бы, победителем на поле боя. И так происходило почти всегда. Но он ей изощренно мстил. Например, одно из писем Мусе пришлось переделывать три раза. Постоянно находил, к чему придраться. То ему не понравилось обращение к руководителю организации, то Муся употребила недостаточно вежливый оборот, то она (это уже была правда) умудрилась переврать в подписи его фамилию - написала почему-то Сралецкий. Наверное, подсознание сработало.
  Когда Муся принесла ему письмо в четвертый раз, Стрелецкий вернул его, практически не глядя.
  - Что опять? - прорычала Муся, вглядываясь в безупречный, на ее взгляд, текст.
  - Измените шрифт, - безмятежно ответил шеф, - мы в нашей организации придерживаемся определенного стандарта. Этот шрифт нам не подходит.
  - А какой шрифт Вам подходит? - едва слышно спросила Муся. Она боялась повысить голос, опасаясь, что не сможет сдержаться и очень, ну просто очень сильно нагрубит.
  - А я откуда знаю, - пожал левым плечом Стрелецкий, - поинтересуйтесь в канцелярии.
  - Хорошо, - прошептала Муся и покинула кабинет.
  У себя в приемной она очень быстро приготовила кофе, взяла чашку дрожащими руками, подошла к окну и закурила. Дико хотелось кого-нибудь задушить.
  - Вы курите в приемной?
  Муся обернулась и выронила сигарету на подоконник.
  - Поднимите немедленно и выкиньте, - раздраженно велел босс, - если Вам так хочется курить, делайте это в положенном месте. Или, на самый крайний случай, у меня в кабинете. Кстати, я вспомнил, как называется шрифт. Таймс. Четырнадцатый. И принесите мне доклад на собрании участников общества. Я у Вас уже в пятый раз его прошу.
  Муся молча кивнула, не в силах разобраться с обуревающими ее эмоциями. Особенно возмущал тот факт, что отчет валялся на его столе уже вторые сутки. Но разрешение курить в его кабинете просто озадачивало. Это позволяло предположить, что где-то в глубине души, но очень-очень глубоко, у Стрелецкого сидит еще нормальный человек. Сидит и мучается.
  
  Вскоре Натахель почувствовала приближение родов и заторопилась в больницу.
  Она без особых затруднений родила мальчика весом около четырех килограмм. Назвала его, немного поразмыслив, Артемом. Поскольку она все еще была замужем, отчество и фамилия определились автоматически - Ауреевич, Швыдченко. Мужа это не обрадовало, но его мнение никого особо и не интересовало.
  Подозрение на то, что она не совсем верно определила отцовство ребенка, появилось у Натахели после того, как дитя, увидев апельсин, вдруг покрылось пупырышками и приняло отчетливо оранжевый оттенок кожи.
  Безусловно, сначала Натахель очень испугалась, схватила мальчика в охапку и рванула к знакомому педиатру.
  - Я, конечно, возьму анализы, - после обследования задумчиво проговорила Вера Андреевна, глядя на весело болтающего ножками младенца, - но, по-моему, это вполне здоровый ребенок. Может, тебе показалось?
  - Ну, может, - растерялась Натахель. Она подустала последнее время, и готова была допустить мысль о том, что ей все привиделось.
  Потом приехавший на выходные старший сын, немного помявшись, сообщил матери, что он, конечно, очень рад тому, что у него появился младший братик. Только вот братик этот какой-то не такой. Объяснить, что в младенце не такого, ребенок не смог. Он лишь пожимал плечами и говорил:
  - Ну не знаю, мама, он странный.
  В голове Натахели забрезжили неясные подозрения. Прояснить их могло лишь одно существо. К сожалению, Морфей находился вне пределов досягаемости.
  Позже подозрения переросли в уверенность.
  
  Дни шли своим чередом. Работа тоже. Муся, конечно же, просматривала всю поступающую Стрелецкому документацию, но пока ничего особенно важного не обнаружила. Все чаще ее взор обращался в сторону компьютера шефа - последний наиболее важную информацию предпочитал вводить сам, не доверяя эту почетную обязанность каким-либо помощникам. Особенно, секретарям. Ситуацию осложняло то, что Стрелецкий был необычайно шустрым - он имел странную тенденцию возникать в самом неподходящем месте в самый ненужный момент. Это успевал прочувствовать на себе каждый работник организации. Стоило чуток расслабиться, позволить себе чем-нибудь развлечься, новой компьютерной игрушкой, например, как тут же на пороге появлялся Стрелецкий с горящими от предвкушения грядущих издевательств над сотрудниками глазами. Причем далеко не всегда за его возникновением следовало наказание нерадивого специалиста, Стрелецкий мог просто понудеть и уйти, но напрягало это всех страшно, а Мусю больше всех. Она подозревала за шефом скрытые садистские наклонности.
  Ждать дальше просто не было сил, и потому, когда Стрелецкий торжественно сообщил, что он удаляется на совещание и около двух часов его не будет, Муся кинулась к компьютеру и быстро вставила в него карту памяти со взломщиком паролей. Три щелчка, и пароль обнаружен: "Киса". Муся задумалась было над его значением, ну тут ее чуткий слух уловил шаги в приемной. Две секунды, карта памяти извлечена и Муся с задумчивым видом, подперев подбородок рукой, стояла посреди кабинета и пялилась на стол шефа.
  Она обернулась.
  Стрелецкий стоял, облокотившись на косяк, и глядел на нее с неуловимым выражением на физиономии.
  - Что это Вы тут делаете? - спокойно спросил он.
  - Да вот, - протянула Муся, - смотрю на Ваш стол и думаю - убираться на нем или так пойдет?
  - А вы полагаете, услуг уборщицы мне недостаточно? А Вы у нас - грандиозный специалист по приведению разных вещей в порядок? - поинтересовался он с легким сарказмом в голосе.
  - Ну, не хотите - не надо. Мое дело предложить, Ваше - отказаться, - нахально заявила Муся, и, гордо задрав подбородок, вышла в приемную. Главное - она теперь знала пароль. Оставалось только отправить босса куда подальше по делам и спокойно порыться у него в компьютере.
  И вскоре случай представился.
  - Меня вызывают на Аргомед. Для отчета совету директоров, - сухо сообщил Стрелецкий, - подготовьте мне документы для командировки. Я еду на два дня, надеюсь, ничего из ряда вон выходящего за это время не произойдет.
  Муся покорно кивнула, пряча глаза и надеясь, что шеф не уловит в них дикой радости. Не удалось.
  - Чего это Вы сияете? - с подозрением спросил он.
  - Я? Я просто радуюсь тому, что за время Вашего отъезда смогу нормально поработать.
  - А в моем присутствии Вы, значит, нормально работать не можете?
  - Могу, - бодро отозвалась Муся, - но без Вас буду работать еще лучше.
  Лицо Стрелецкого сделалось несчастным, аж до плаксивости.
  - Ой, идите, Фая Генриховна, - жалобно попросил он, - не доводите меня до греха.
  Мусю упрашивать не пришлось. Хотя идея с грехом показалась ей заманчивой.
  На следующие сутки, по окончании рабочего дня, она спокойно вошла в кабинет шефа, включила компьютер и ввела в него уже известный пароль. Документов там хранилось - уйма! И все было жутко интересно, и, возможно, полезно. Сначала Муся отыскала поэтажный план здания и выяснила, что в нем имеются целых два подземных этажа. Вполне вероятно, что Санчес томился именно там. Далее ее внимание привлекли материалы, подготовленные для учредителей. Тот отчет, что она недавно печатала, не содержал и сотой доли реальной информации. Мусю, кроме того, несколько заинтриговала фамилия председателя Совета директоров компании, но эти сведения она решила оставить на потом - они требовали тщательного обдумывания.
  Муся настолько увлеклась просмотром отчета ревизионной комиссии, что просто проморгала появление шефа у себя за спиной.
  - Ну что же, госпожа Рябинкина, - спокойно осведомился Стрелецкий, - Вы нашли что-нибудь интересное в моем компьютере? Вы так к нему рвались.
  Муся похолодела. И было от чего. Во-первых, он назвал ее настоящим именем, которое ему знать, вроде бы, не полагалось. Во-вторых, мало кому может понравиться присутствие чужих лиц в своей информационной системе, особенно если этот кто-то такой вредный тип, как Стрелецкий.
  - Что вы предлагаете мне с Вами сделать? - поинтересовался он и изобразил на лице действительную заинтересованность данной проблемой.
  Муся вскочила и растерянно захлопала глазами, пытаясь придумать какой-нибудь выход из положения. Выход находиться не желал.
  - Ну, отвечайте! - настаивал ее босс.
  - На какой вопрос, на первый или второй?
  - На оба.
  - Нашла, конечно, все такое полезное. А что Вы собираетесь со мной сделать, я понятия не имею. Может, придушить?
  - Молодец, - похвалил ее Стрелецкий, занимая свое кресло, и искренне при этом улыбаясь, - Идея мне нравится. И я рад, что Вы сохраняете присутствие духа. А теперь я хотел бы поинтересоваться, зачем Вам понадобились эти сведения.
  Муся развела руки в стороны.
  - А вот этого я сказать Вам не могу.
  И начала потихоньку пятиться к выходу.
  - Не напрягайтесь, - бросил Стрелецкий, не глядя в ее сторону, - я уже вызвал охрану. Она в приемной.
  - Что, испугались, что не справитесь со слабой женщиной?
  - Вы не слабая женщина, - вздохнул Стрелецкий, - Вы - гидра огнедышащая. И я не боюсь, я просто не хочу доводить ситуацию до мордобития. Будьте так любезны, покиньте мой кабинет, Вас там ждут.
  Муся, немного смущенная, отправилась общаться с охраной. Процесс общения закончился тем, что она была отведена на второй подземный ярус, о наличии которого она только что узнала из компьютера Стрелецкого, и заперта там в одном из складских помещений.
  Вскоре Муся сидела на холодном полу, подстелив под попу пиджак, и размышляла о своей дальнейшей судьбе и о том, что следует говорить мучителям, а что - нет. Впрочем, это продолжалось недолго. Не прошло и часа, как ей в склад принесли стул и небольшой диванчик. Похоже, назревали гости. И в самом деле, минут через тридцать в месте ее заточения нарисовался господин Стрелецкий с охраной.
  - Все, Веремеев, можешь идти, - устало проговорил Стрелецкий, ставя стул напротив диванчика, на котором уже, аккуратно свернувшись калачиком, располагалась Муся.
  - И что Вам лично я сделал такого? - спросил он, когда дверь за охраной закрылась.
  - Лично Вы, - замялась Муся, - ну, придирались ко мне постоянно...
  - Я имею ввиду, что Вам понадобилось на моей фирме. Что-то же произошло такое, что заставило Вас пойти на подвиг?
  - А кофе дадите? Тогда скажу.
  - Конечно, Вам принесут кофе. Хотя Вы его и не заслуживаете. Слушаю Вас.
  - Во-первых, - Муся загнула один палец, - Вы убили Корнелия Мусса.
  - Я?! - удивился Стрелецкий.
  - Ну, вряд ли Вы лично, но по Вашему ценному указанию.
  Стрелецкий выглядел озадаченным.
  - Кто такой Корнелий Мусс?
  - Это - отец ребенка моей подруги.
  - Надеюсь, я не за это его убил.
  - Нет, вероятно, Вас заинтересовал патент на отлов шуршиков.
  - Кого? Шуршиков?
  Стрелецкий весело, с прихрюкиваниями, заржал.
  - Всю жизнь мечтал отлавливать шуршиков.
  - Так это не Вы... - растерянно произнесла Муся.
  - Ну отчего же, может и я. Веремеев, - произнес он куда-то в воздух, - зайди-ка сюда на минутку.
  - Слушай, Веремеев, - надменно заявил он, когда горящий желанием слушать и повиноваться начальник СБ появился перед ним, - кто такой Корнелий Мусс?
  Веремеев замялся.
  - Ну, это тот, с никелем.
  - Ах, с никелем. Вот эта дама утверждает, будто я его убил. Было дело?
  Веремеев угрюмо кивнул.
  - И почему я это сделал?
  - Понимаете, Милен Фармович...
  - Не понимаю.
  - Я послал ребят. Чтобы они с ним поговорили. Ну, мужик-то он здоровый. Был. Они увлеклись немного. В общем, а потом...
  - А потом я догадываюсь. Вместо того, чтобы доложить мне, они попытались скрыть следы по-своему. Так?
  Стрелецкий был спокоен на вид, но отчего-то даже у Муси волосы на голове встали дыбом. Бедный Веремеев вообще скукожился.
  - Веремеев, выйдите, я потом с Вами по данному поводу пообщаюсь.
  Поникший, как полевой цветочек, начальник СБ молча испарился.
  - Так, - сказал Стрелецкий, прикуривая, - с одним вопросом мы разобрались. Что дальше?
  - А дальше Вы имели наглость похитить мужа моей сестры.
  - А это кто?
  - Программист, - гордо заявила Муся, и, подумав, добавила, - Полтинник.
  - Ах, вот как! Это Ваш родственник! Ну что же, я поздравляю, у него такой же мерзкий характер, как у Вас. И хулиганские наклонности. Тут уже полностью моя вина. Он сидит в серверной и исправляет то, что по его вине было разрушено. И уж поверьте, после того, как он привел бы все в порядок, его бы отправили обратно на Землю. Я решил, что так будет справедливо. А сейчас я понятия не имею, что с вами обоими делать.
  - Отпустить? - невинно предложила Муся.
  - Не уверен.
  Стрелецкий задумался.
  - Я в самом деле не знаю, что с Вами делать, - повторил он.
  Муся мечтательно разглядывала серое облачко, курсирующее под потолком.
  - А где у Вас серверная? - как бы между прочем спросила она.
  - На втором этаже, - машинально отозвался Стрелецкий и вдруг опомнился, - а Вам зачем?
  - Хочу в гости зайти.
  Стрелецкий поднял на нее изумленный взгляд и тут же рухнул на диван со слегка поврежденным черепом.
  - Ну что, - спросил довольный метаморф, дуя на внушительного размера кулак господина Мусса, - пошли?
  Запах озона, и он начал превращение в Стрелецкого.
  Муся с удивлением обнаружила, что ее бывший босс в изображении Морфея выглядит гораздо более привлекательным, чем в натуральном виде. Над данным парадоксом можно было и подумать. Если бы было время.
   Метаморф аккуратно избавил лежащего без движения Стрелецкого от переговорного устройства, а затем с Мусиной помощью затолкал тело за диван.
  - Веремеев, открывай, - приказал он, прекрасно копируя интонацию Милена Фармовича.
  Веремеев только что не махал хвостом, пытаясь вернуть себе милость хозяина.
  - Да, Милен Фармович!
  - Веремеев, пошли в серверную. Она с нами.
  Метаморф слегка подтолкнул Мусю в сторону охраны. Она скорчила оскорбленную физиономию. Все время тянуло оглянуться, чтобы посмотреть, не торчат ли из-за дивана чьи-нибудь ботинки, но было нельзя. Они проехались на лифте, вышли на втором этаже. Лже-Стрелецкий сохранял на лице безучастное выражение. Местоположение Санчеса они вычислили моментально.
  - Ах, вы, сволочи! - кричал тот, - вы еще пожалеете!
  Муся напряглась и пожалела, что метаморф треснул Стрелецкого по голове только один раз. Похоже, Санчеса кто-то мучил. И этот кто-то заслуживал немедленной расправы.
  Они со Стрелецким переглянулись. Метаморф ускорил шаг.
  - Что там такое? - сухо спросил он у Веремеева.
  - Не знаю, - испуганно пролепетал тот.
  - Опять твои мальчики проявляют самостоятельность?
  Голос Стрелецкого от бешенства так и дрожал.
  - Не должны, - неуверенно отозвался начальник СБ.
  Он нервно, дрожащими руками, открыл дверь в серверную.
  Их взглядам предстал Санчес, который азартно гонялся по экрану компьютера за кровожадными монстрами.
  Муся облегченно вздохнула.
  Стрелецкий весело хмыкнул:
  - Гляжу, дела идут. Конкин, выходите.
  Санчес нажал на паузу.
  - Зачем? - коротко поинтересовался он.
  Муся выглянула из-за плеча Стрелецкого и усиленно заморгала левым глазом.
  - О, - сказал Санчес, - привет, ты чего здесь делаешь?
  - Конкин, - повторил Стрелецкий, - Вы сейчас пойдете с нами. Вопросы будете задавать потом.
  - А чего это ради я с Вами пойду? Я еще работу не доделал.
  - Господи, Санчес, - не выдержала Муся, - говорят тебе пошли, значит, пошли.
  - Не хочу, - заупрямился Конкин.
  - Если ты не пойдешь, - угрожающе проговорила Муся, - сюда прилетит Элька собственной персоной, и оторвет нам обоим голову. А тебе и еще что-нибудь.
  Санчес насмешливо фыркнул, но все же оторвал свой зад от крутящегося кресла.
  - Веремеев, - высокомерно проговорил Стрелецкий, поворачиваясь к усиленно соображающему что-то начальнику СБ, - проводи нас до моей яхты. Да, я улетаю. Не твое дело, куда.
  
  Яхта была хороша. Мерседес не последней модели, но явно дорогой. Немного угловатая на вид, она походила на породистого тяжеловоза. Провожаемые Веремеевым и тремя охранниками, Морфей, Муся м Санчес поднялись по трапу в кабину пилотов.
  Перед тем, как войти внутрь, Муся повернулась и крикнула Веремееву:
  - Проверьте склады на втором подземном! Там для Вас кое-что интересное!
  - Зачем ты это сказала? - спокойно поинтересовался метаморф, включая зажигание.
  - Жалко его, - протянула Муся, - вдруг ты ему голову проломил. Шеф все-таки. Хоть и бывший.
  Они спокойно и плавно оторвались от земли. Яхта оказалась послушной и скоростной.
  Кубышка осталась далеко позади, когда мелодичный громкий звук возвестил о том, что кто-то желает пообщаться.
  - Маруся Витольдовна, - раздался теплый и глубокий голос Стрелецкого.
  Он звучал, казалось отовсюду. Метаморф с Санчесом, резко развернувшись, испытующе посмотрели на Мусю.
  -Да, Милен Фармович, - спокойно отозвалась та.
  - Неужели Вы думали, что сможете угнать мою яхту?
  - А Вам уже лучше?
  - Да, спасибо за заботу, - иронично отозвался Стрелецкий, - правда, голова очень болит. Чем Вы меня?
  - Секрет фирмы, Милен Фармович. Хотите, можем повторить.
  - Спасибо, как-нибудь обойдусь. Какие у Вас планы?
  - Может, Вы от нас отстанете, и мы спокойно вернемся домой?
  - Я бы с удовольствием, но, боюсь, не получится.
  - А мы бы Вам яхту вернули...
  - Не сомневаюсь. Я предлагаю вам припарковаться на любом посту МИКБД. Думаю, мы решим нашу проблему.
  Муся невесело рассмеялась.
  - Я бы тоже с удовольствием, но, при всем моем желании - не могу. Боюсь. Вы можете гарантировать нашу безопасность?
  Молчание в эфире.
  - Милен Фармович, - произнесла Муся с надрывом в голосе, - Вы - честный человек.
  При этих словах метаморф поморщился. Муся бросила на него вороватый взгляд и прошептала "ну, бывало с ним такое".
  - Я, кажется, - продолжила Муся, - неплохо Вас изучила. И потому полагаю, что, при всем Вашем желании Вы не сможете поступить так, как надо нам. А Ваша версия событий нас не устраивает. Поэтому, как получится - так получится.
  - Маруся Витольдовна, - прозвучал в эфире задумчивый голос Стрелецкого, - мне очень нравится мой мерс. Но, Вы знаете, он застрахован.
  - Вы отдадите приказ стрелять?
  - Всякое может случиться. Вы же умная девочка, Маруся Витольдовна, подумайте сами.
  Санчес сделал круглые глаза.
  - Он будет стрелять? - восторженно спросил он у Муси. Она уныло кивнула.
  - Прикольно. - заявил Санчес.
  Муся вспылила.
  - Саня, знаешь, если я не привезу тебя домой, моя сестрица даже после смерти не даст мне покоя. Она вызовет мой дух на спиритическом сеансе и будет его мучить всяческими претензиями. Так что ничего прикольного я в этом не вижу.
  Санчес польщенно заулыбался.
  Метаморф усиленно колдовал что-то над пультом.
  Вдруг яхта резко вильнула влево.
  - Умница моя, - ласково проворчал метаморф, - может, мы не будем ее отдавать?
  Муся поглядела на него с состраданием во взоре, но отвечать не стала. Любопытный Санчес полез к метаморфу помогать процессу вождения.
  - Госпожа Рябинкина, остановитесь! - раздалась команда голосом Веремеева, - иначе я открываю огонь на поражение.
  - Быстро же они нас достали, - заметил Морфей, вглядываясь в дисплей, - будем уходить. Сань, ты не смотрел, оружие на этой красавице имеется?
  - Ищу! - отозвался Санчес, - вроде, комплектация предусматривает, - ага, вот! Справа от тебя синяя прозрачная крышка, откинь ее. Это пульт управления лазером. Но учти, энергии эта штука жрет немеренно.
  - Сань, давай ты сам. Я еще в управлении полетом не все понял.
  Санчес склонился над пультом с инструкцией в руках.
  - А мне что делать? - уныло спросила Муся.
  - Сиди тихо, - отрезал Морфей, - можешь со своим Стрелецким пока пообщаться.
  - Не хочу, - надувшись, буркнула она.
  - Стреляют, - вздохнул Морфей, уводя яхту в сторону, так, что Мусю вдавило в кресло, а Санчес еле удержался на ногах.
  - Ну, что у нас тут? - в задумчивости проговорил он, нажимая на один из рычагов. Машину тряхнуло.
  - Мазила, - пробурчал метаморф.
  - Щас еще попробуем, - не стал унывать Санчес, - в общем-то, здесь все просто.
  - Морфей, - заметила Муся, - держись подальше от постов. И прими, пожалуйста, другой облик. А то мне от Стрелецкого как-то не по себе.
  Морфей пожал плечами и начал трансформацию. Санчес, отвлекшийся на мгновение от управления лазерами, глядел на него с большим интересом.
  И вдруг пульт управления погас.
  - Незаконное вторжение, - возвестил холодный бесполый голос.
  Кабина начала заполняться желтоватым дымом. Муся и Санчес с изумлением поглядели друг на друга. И тут в яхту, наконец, попали...
  
  Муся открыла глаза и увидела потолок - белый, чистый и пустой. Так же чисто и пусто было в ее голове.
  - Что, очнулась? - раздался голос откуда-то сбоку.
  Муся повернула голову и обнаружила Санчеса в полосатой пижаме, уныло сидящего на подоконнике.
  - Дура ты, Муська, - сказал он, глядя в окно, - нахрена тебе надо было заставлять Морфа перевоплощаться? Эта дебильная посудина настроена на распознавание хозяина. Если его нет на борту, она усыпляет гостей, автоматически выключается и следует к ближайшему посту МИКБД.
  - Нас подбили? - прошептала Муся.
  - Да, - вздохнул Санчес, - влепили в бок со всех стволов.
  - Где Морф?
  Санчес пожал плечами.
  - Ушел.
  - Это хорошо. А мы где?
  - Ну, встань, посмотри.
  Муся с трудом поднялась на ноги и, завернувшись в одеяло, пошлепала к окну. Всюду была степь характерного желтого оттенка. И непонятные жвачные животные вдали.
   - Кубышка, - задумчиво поговорила Муся.
  - Тут твой бывший шеф заходил, - продолжил Санчес, - Интересовался твоим здоровьем.
  - М-да? Чудненько. И что ты ему сказал?
  - Сказал, что понятия не имею. Ты вообще как себя чувствуешь?
  - Нормально, только ощущение такое, будто чего-то не хватает. И голова болит.
  - Вот и у меня так же. А чего, не понимаю.
  Стрелецкий появился лишь на следующий вечер. Он прибыл в сопровождении двух телохранителей, которые на сей раз остались внутри комнаты. Он был выбрит, свеж, благоухал дорогим одеколоном. Волосы причесаны волосок к волоску и уложены гелем. Костюм сидел безукоризненно.
  - Ну, Маруся Витольдовна, - весело заявил он, присаживаясь на стульчик, - Как Вы сегодня себя чувствуете?
  Муся, которой было неловко от своего непрезентабельного внешнего вида, натянула одеяло до подбородка и недовольно пробурчала:
  - Спасибо, хорошо.
  - Ну, - засмеялся Стрелецкий, - тогда скажите спасибо Веремееву. Это он Вас из горящей яхты вытаскивал. Никогда Вас за Мурзика моего не прощу.
  - Спасибо.
  - Пожалуйста. И, раз Вы так хорошо себя чувствуете, можете собираться. Завтра поедете домой.
  - В смысле? - растерялась Муся.
  - В прямом! - рассмеялся Стрелецкий. Физиономия его так и лучилась от удовольствия, - я вас с Конкиным не держу. Машина ваша, кстати, где вы такую развалюху раздобыли, подлатана, заправлена и готова к старту. Координаты Земли в нее введены.
  - И даже про Землю Вы в курсе.
  - Я про многое в курсе, - улыбнулся Стрелецкий, - кстати, как Вам сегодня мой внешний вид?
  - Блеск. Только я не пойму, на что Вы намекаете.
  - Маруся Витольдовна, постарайтесь вспомнить имя председателя совета директоров нашей организации.
  Муся наморщила лоб. Имя упорно не вспоминалось.
  - Ладно, - махнул рукой Стрелецкий, - не напрягайтесь. Вы не сможете. Хочу сказать Вам, очень хорошо иметь друзей-медиков. Мы стерли у Вас и Вашего, как его назвать, зятя, из памяти всю информацию, касающуюся ОАО "Металлкомплекс".
  - И заодно порылись в том, что ОАО "Металлкомплекс" не касается, - безнадежно заметила Муся.
  - Да, конечно. Мне было очень интересно узнать, что Вы обо мне думаете.
  Муся покраснела и спряталась под одеялом.
  Санчес, не слезая с подоконника, выразительно хмыкнул.
  Стрелецкий легонько коснулся Мусиной руки.
  - Маруся Витольдовна, - позвал он, - покажитесь на минутку. Я еще пару слов скажу и пойду.
  Муся осторожно высунула нос наружу.
  - Я хочу Вам сказать, - серьезно заявил ее бывший начальник, - что метаморфа вы используете совершенно нерационально. Тех глупостей, что Вы и Ваша подруга наделали за последнее время, вполне можно было избежать. А КПД мог быть гораздо выше.
  Муся тяжело вздохнула и отвернулась к стене. Доля истины в его словах присутствовала.
  
  На следующее утро Санчеса и Мусю транспортировали на принадлежащую им шлюпку. Оба были задумчивы и мрачны. Стрелецкий их не провожал. До Земли они добрались без приключений и почти не разговаривали в пути, несмотря даже на то, что вскоре к ним присоединился Морфей. Их терзала мысль о том, что что-то они упустили. Причем это не касалось принудительно утерянной информации, а скорее относилось к области не сформированных пока умозаключений. Что-то во всей этой истории было не так. И это "не так" грозило вылиться в крупные неприятности.
  Они были правы.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Алиев "Ганнибал. Начало"(ЛитРПГ) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"