Добрынина М., Астральная С.: другие произведения.

Невольник (Зулкибар-5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этой части Зулкибара мы рассказываем о судьбе незадачливого Ларрена. Почему его судьба сложилась именно так? Что он сделал для того, чтобы исправить свое положение? Изменилось ли для него что-то после победы на эльфами?


Невольник

  

Глава 1

  
   Ларрен
   Следую за Иоханной. Сегодня странный день - она прогуливается.
   У Ее величества жесткий, неженский характер, и движения ему под стать - стремительные, резкие. Беременность на ней не сказывается. Вот уж дочь Вальдора, впрочем, мне это в ней даже нравится. Иногда.
   Сейчас же Иоханна плетется, едва передвигая ноги, заставляя юбки медленно и плавно колыхаться. Ее величество изволит пребывать в задумчивости.
   - Дочь!
   Вальдор выпрыгивает из-за угла, как суматошный заяц. Здесь, во дворце, основная проблема - не защитить объект от нападения, а случайно не убить кого-нибудь из своих. Семейство князей Эрраде имеет чудесную привычку просто возникать из ниоткуда, не заботясь о том, что это может кого-то нервировать. Его бывшее величество, к счастью, этим даром не наделено, а потому оно просто бегает по коридорам, забывая о своем величии. Если бы я не знал, что он представитель древней и славной династии, мог бы подумать...
   - Не могла бы ты мне Ларрена одолжить на несколько минут? - эдак преувеличенно жизнерадостно заявляет бывший король Зулкибара.
   - Ларрена? - удивляется Иоханна и переводит на меня недоуменный взгляд, - а зачем он тебе?
   Действительно, зачем я хозяину понадобился? Не нужно обладать способностями к эмпатии, которые у него, в отличие от меня, имеются (впрочем, сомневаюсь), чтобы понять - я Вальдору не нужен. Он сожалеет о том, что спас меня от виселицы. Его раздражает даже моя печать (его она раздражает, а я что должен чувствовать при этом?). Хотя ему-то что жаловаться? Ларрен Кори Литеи в роли комнатной собачонки. "Голос, Ларрен! Сидеть! Взять его, Ларрен!". И господин бывший наместник, послушно виляя хвостиком, несется выполнять команду, испытывая при этом восторг и умиление. Стыдно признаться, но, получив от Вальдора приказ, я радуюсь. Недолго, секунды две, но само это чувство, эта непрошенная эмоция каждый раз меня унижает. Каждый раз, все снова и снова!
   Пусть Вальдор намеренно мне зла не причинял. Согласен. Но, безусловно, он имеет на это право Я же - вещь. Мой социальный статус - где-то между стулом и слугой. Только ближе к стулу. Потому что слуга, в отличие от меня, вправе не подчиниться команде.
   Последний приказ - охранять Иоханну. Но война окончена, и, мне кажется, непосредственной угрозы безопасности Ее величества нет. Впрочем, Вальдор может рассудить иначе. Зачем же он зовет меня?
   - Мне нужно с ним поговорить, - заявляет бывший король.
   С трудом подавляю вздох. Всего лишь поговорить. А я надеялся, Его величество решился все же дать мне свободу.
   Иоханна не в восторге от того, что я понадобился ее отцу. С чего бы это? Однако едва ли она осмелится ему перечить. Из-за чего, в самом деле? Не из-за меня же? Да, безусловно, пару раз я был ей полезен. Даже, помнится, она спрашивала моего совета и получила его. Она была благодарна. Но изменило ли это суть вещей? Нет. Я, как был, так и остался всего лишь говорящей куклой. Полезной игрушкой, и так будет всегда.
   - Поговорите, если он не возражает, - заявляет королева и смотрит мне в лицо, намекая на то, что я обязан как-то высказаться.
   О, кого-то здесь вдруг заинтересовало мое мнение!
   - Я не против.
   А что я еще мог ответить? После того, как с легкой руки родного дяди Терина Эрраде Кайвуса стал собственностью его друга Вальдора? Вот было бы забавно, скажи я, что не желаю с хозяином своим не только разговаривать, что я видеть его самодовольную физиономию не могу!!!
   Иоханна одаривает меня еще одним надменным взглядом и сухо произносит:
   - Ну, иди.
   - За мной! - командует Вальдор и идет вперед.
   С трудом подавляю раздражение. А я ведь по рождению этим людям почти ровня. До сих пор не понимаю, почему Ларрен Эрраде меня не признал. Ладно бы, у него был выводок детей, так нет! Я - единственный его сын. Или он до последнего ждал, что где-нибудь появится более одаренный магически отпрыск? Ну, извини, папа. Не повезло тебе.
   Наверное, бесполезно думать о том, что было бы...
   С другой стороны, мать мою тоже не под забором нашли! Леди Асмея, вдова Карда Кори Литеи, вела свой род от... Впрочем, едва ли это кому интересно. Какая разница, что за родословная у раба!
   Приходим в кабинет. Вальдор, никак усилие над собой сделал, предлагает присесть и выпить что-нибудь. Стискиваю зубы. Будто не понимает, что я не могу. Я на службе. Вечно на службе.
   - Я хотел поговорить с тобой по поводу печати.
   У Вальдора дрожат пальцы. Король нервничает? С чего бы это?
   - Ларрен, я не могу снять с тебя печать.
   О, да! Дорогой хозяин, нашел, чем меня удивить. Опускаю голову, чтобы Вальдор не разглядел выражение моего лица, оно бы ему не понравилось, стараюсь успокоиться. Тихо проговариваю:
   - Спасибо, что сказали мне об этом. Я могу идти?
   - Нет, не можешь! - сердито шипит король. - Я хочу тебе объяснить, почему я не могу это сейчас сделать!
   - Не стоит, Ваше величество.
   - Не нужно указывать, что мне делать, а что нет! - рычит Вальдор, - я не собираюсь перед тобой оправдываться! Я просто хочу, чтобы ты знал. Твою печать снять невозможно, я узнавал у Кардагола. Я могу тебя отпустить, но тогда она лишь видоизменится. Просто надпись "собственность Вальдора" поменяется на "человек вне закона". Я говорил с Горнорылом, старейшиной наших гномов, он все еще хочет тебя убить. Ну, что ты молчишь?!
   Поднимаюсь с кресла, смотрю в глаза королю. Он хочет, чтобы я снял тяжесть с его груди? Его нервирует то, что он стал рабовладельцем? Угрызения совести? И что, теперь я должен быть ему благодарным только за то, что ему тоже паршиво? Уж в любом случае не так, как мне! Ну уж нет, утешать я его не собираюсь, не буду и уверять в том, что безумно счастлив своим положением.
   - Надпись "человек" меня устраивает больше, чем "собственность", - тихо произношу, пытаясь сохранить на лице холодную маску достоинства.
   - Чем лучше-то? Тем, что тебя убьют, как только ты выйдешь из дворца? Так я и здесь тебе защиту не могу гарантировать.
   - Лучше умереть человеком, чем жить вещью.
   - Не понимаю, тебя здесь обижают? Если Терин с Лином, не обращай внимания. Да и не вечно они будут находиться в Зулкибаре. Если кто еще, ты только скажи - я разберусь.
   Он разберется... С Лином. Вот с ним-то как раз проблем уже нет. Помню, кузен обещал даже, как только все утрясется, напоить меня и сводить в бордель. Изысканные же у него развлечения. Не горю желанием принять участие в подобном мероприятии, но княжич сейчас - один из немногих, кто готов считать меня не просто говорящей куклой. Не стоит огорчать мальчишку отказом. Пригодится еще.
   А сейчас я, пожалуй, дам понять королю, насколько меня "радует" сложившаяся ситуация.
   - Хорошо Вам, Вальдор, Вы вправе не смотреть на печать. А она передо мной постоянно. Вы можете себе представить, что вынуждены и днем и ночью носить на себе табличку со словами "раб" или "вещь"? Вам не хотелось бы ее снять? Неважно, как меня называют, важно, чем я себя чувствую. А я сам уже начинаю считать себя чьей-то собственностью.
   - А я буду чувствовать себя последней сволочью, если тебя отпущу!
   О, он будет чувствовать себя сволочью! А сейчас - нет? Сейчас не чувствует?!
   - Я могу Вас каким-нибудь образом убедить отпустить меня?
   - Нет. Не сейчас. Не знаю. Я постараюсь что-нибудь придумать. Да, ты можешь идти. И спасибо тебе за Иоханну.
   - Пожалуйста.
   Направляюсь к выходу, но по пути решаю, что неплохо бы задать еще один вопрос. Понимаю, что ответ может меня не обрадовать, но в любом случае, по крайней мере, станет окончательно ясно, чем я кажусь своему владельцу.
   - Скажите, Вы тоже считаете, будто я защищал Иоханну только лишь потому, что Вы мне это велели? Что иначе я спокойно отошел бы в сторону?
   - Нет, конечно! - кажется, искренне возмущается король, - я и не мог о тебе такое подумать!
   Не даю удовлетворенной усмешке появиться на лице, хотя она туда так и просится, протягиваю Вальдору руку. Пожмет, нет? Должен пожать после таких-то слов. Может быть, еще и растрогается. И, правда, умилился. С видимым удовольствием пожимает мою ладонь. Изображаю на лице грустную улыбку, впрочем, и изображать особо не надо, сама появилась, благодарю и удаляюсь с гордо поднятой головой.
   Пусть Вальдору будет стыдно. И неловко. Пусть переживает. Хоть какая-то компенсация за все. Особенно за то, что он вмешался и все испортил. Ну кто просил его отменять казнь?! Кто? Не сделай он этого, все было бы гораздо проще. Аргвар бы не дал этому произойти. Я ему слишком нужен. Кроме меня, у него никого нет. Он сам мне это говорил.
   Шагая по коридору в поисках Иоханны, позволяю, наконец, себе усмехнуться. Любопытно, каким образом Аргвар уговорил бы того же Лина Эрраде на подобную авантюру? Да княжич, скорее всего, даже не дослушав, ударил бы по нему атакующим. Едва ли это могло хорошо закончиться. Для Лина. А вот Кардагол бы поторговался. И в итоге Аргвар не получил бы ничего, а артефакт достался бы Кардаголу. Хотя, кто знает...
   Интересно, а сам я согласился бы, если бы рос в семье отца, а не матери? Что было бы, если бы старший брат Терина - Ларрен Эрраде Кайвус, мой отец, признал своего отпрыска? Вероятно, сейчас я был бы мертв, как и отец, уж слишком сильно Терину хотелось стать князем Эрраде. Да, как поворачивается судьба. Если бы да кабы... Не жизнь, а сплошное сослагательное.
   Впрочем, не случилось и ладно. А Терин мне не нужен. Не хочет он иметь со мной что-либо общее, да это и к лучшему. Колоритная, надо сказать, у него семейка, но мне в ней нет места. Даже, несмотря на то, что жена Терина как-то нелепо, неуклюже, но пытается меня опекать. А теперь еще и с их сыном отношения наладились. Как все просто. Надо было только лишь настучать ему по физиономии, пару раз позволить ударить себя, и вот мы уже почти друзья. Смешно.
   - Мрряу.
   По ноге взбирается и усаживается мне на плечо черный котенок по имени Кот. Нежданное приобретение. Магическое животное. От такого подарка судьбы невозможно отказаться, даже если захочешь. Да и не хочется. Хоть кого-то здесь интересую именно я.
   "Гуляешь?" - раздается в голове мурлыкающая мысль Кота.
   - Иоханну ищу.
   "Она в своем кабинете"
   - Спасибо. Я так и подозревал.
   Чешу Кота за ушком и ускоряю шаг. Другого задания Вальдор мне так и не дал, следовательно, я все еще тень... то есть охрана его дочери.
   Который день идут празднования по случаю победы над эльфами. Понимаю чувства празднующих, но не просите разделять их. В конце концов, я-то, можно сказать, воевал на другой стороне и, хотя и не питаю к ушастым нежных чувств, сходить с ума от радости, видя их унижение, не собираюсь. Мне их даже жаль. Я наслышан о своем дальнем (к счастью) родственнике Кардаголе Шактигуле Кайвусе и могу лишь посочувствовать жителям Альпердолиона, которым достался такой своеобразный правитель.
   Продолжаю таскаться хвостом за Иоханной, не понимая, зачем это делаю, вернее, почему Вальдор не придумал мне иное занятие. Угроз по отношению к королеве так и не поступало. А даже если бы они и были, дворец полон боевых магов. Да и Кир, насколько можно об этом судить, вполне способен защитить будущую супругу.
   И, тем не менее, я - все еще тень королевы.
   В данный момент, к примеру, стою у запертой двери, ведущей в малый обеденный зал, где сейчас проходит то ли пьянка, то ли совещание. Я давно уже перестал их различать. Благо одно постоянно перетекает в другое.
   Меня не пригласили, что, впрочем, понятно. Негоже слугам восседать за одним столом с господами. Впрочем, не исключаю, что Ханна просто обо мне забыла, и вот теперь я вынужден изображать из себя вешалку у двери или картину, или еще какую никому не нужную ерунду.
   Сначала слышу шаги, напрягаюсь. Эту тяжелую поступь вряд ли с чем спутаешь. Наслушался, когда казни ждал.
   Лишь потом вижу Горнорыла. Гном идет, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Такой важный и нелепый в своем покрытом украшениями одеянии. За ним, пародийно переваливаясь, следуют два похожих на него, очень похожих субъекта - таких же коренастых, с заросшими бородами красными мордами. Возможно, они чуть моложе и только-то.
   Понимаю - сейчас что-то будет, и едва ли мне это понравится. Нет, я и сам бы не против встретиться с гномами где-нибудь на темной улочке, прошлое вспомнить, но не при исполнении служебных обязанностей.
   При виде меня физиономия Горнорыла расплывается в улыбке, надпись "ну все, парень, ты дождался" так и светится на его мерзкой роже.
   - Наместничек! - радостно проговаривает бородатый карлик, - что, ждешь меня?
   Сжимаю зубы. Приветствовать гостей в мои обязанности не входит.
   - Что морду-то кривишь? - интересуется Горнорыл, - у меня, милок, память долгая. Я ж дождусь, когда Вальдору с тобой играться надоест. Я ж тебе все припомню.
   Молчу, старательно загоняя свое раздражение глубоко-глубоко.
   По коридору пробегает слуга с очередным кувшином вина. Сторонюсь, пропуская его. Дверь ненадолго открывается, оттуда слышится радостный гомон. Значит, все-таки, пьянка.
   - Я с тобой разговариваю! - возмущенно выкрикивает Горнорыл и делает попытку толкнуть меня рукою в живот.
   Отстраняюсь, вздыхаю, делаю шаг назад, упираюсь спиной в стену. Вежливо (надеюсь, зубы не скрипят) проговариваю:
   - Вас, наверное, ждут.
   - Сынульки, он хамит! - радостно восклицает гном. Его "сынульки" начинают предвкушающее ухмыляться. Им нравится видеть во мне жертву.
   Что делать? Смотрю Горнорылу в глаза, надеясь отыскать там какие-то намеки на совесть, конечно же, не нахожу и невесело так усмехаюсь. Стоит этот урод бородатый, мне до груди едва достает, рядом две его не совсем удачные копии. И туда же - выяснять со мной отношения.
   - Что лыбишься?! - интересуется Горнорыл и бьет меня кулаком под дых. Вернее, пытается ударить, потому что изображать из себя неподвижную мишень сегодня не входит в мои планы. Уклоняюсь. Этот гном хочет драться? Отлично!
   - Он еще и сопротивляется! - радостно выкрикивает старейшина. Еще бы ему не радоваться - найти в коридоре наместника, одного, без хозяина. Даже если он убьет меня сейчас (ну допустим, что такое возможно), что с ним сделают? Потребуют выплатить мою стоимость? Даже любопытно, сколько может стоить такой экземпляр, как я? Молод, силен, грамотен, благородной крови. Почем такие рабы на Зулкибарском рынке?
   - А Вы хотели бы, чтобы я позволил себя избить, уважаемый? - интересуюсь я.
   Полагаю, именно этого он и желал, потому что замахивается и вновь не попадает. Какая неожиданность! Я гораздо выше Горнорыла, но быстрее, гибче и совершенно не собираюсь стоять на месте, ожидая момента, когда мое лицо встретится с его кулаком. Впрочем, для этого пришлось бы нагнуться.
   И тут один из сыновей решает поспособствовать ограничению моего передвижения в пространстве, за что тут же получает локтем по морде и обиженно сопит. Второй сынулечка немедленно обижается за братика и тоже лезет в драку.
   Еще некоторое время мне вполне успешно удается нырять и уклоняться. Но трое гномов, это - не один гном. Звучит глупо, но вполне демонстрирует реальный расклад сил. Не могу позволить себе воспользоваться мечом. Полагаю, это будет уже слишком, и в рамки необходимой самообороны не уложится. А потому приходится стараться, чтобы по мне просто не попали и надеяться на появление кого-то, кто способен объяснить Горнорылу, что он не прав.
   Гномы теснят меня к концу коридора, и тут понимаю - пора возвращаться. Впрочем, понимаю - не совсем верное слово. Просто мое тело, повинуясь печати, вдруг решает вернуться к охраняемому месту. Успеваю понять, что делать подобное при существующем раскладе сил нельзя ни в коем случае, ставлю блок под летящую ко мне руку Горнорыла, но тут один из сынулей, обрадованный тем, что жертва больше и не думает убегать, впечатывает в мой правый бок тяжелый кулак. Мне бы в сторону уйти, но не могу. Тянет к двери. Такое ощущение, будто я попал в поток, и сил нет сопротивляться.
   Боль ощущаю не сразу. Успеваю еще вмять переносицу Горнорыла поглубже в череп, и ударить ногой по голени одного из его сыновей. Меня все еще тащит к посту, будто и нет на пути обозленных моим сопротивлением гномов.
   Не понимаю, кто смог ударить меня под колено, заставив ногу подкоситься. Хватаюсь рукой о стену, чтобы замедлить падение, получаю пару ударов по почкам и все же падаю на пол. Так бездарно я еще не дрался. Может быть, в раннем детстве.
   Вижу занесенную для удара ногу одного из гномов, успеваю откатиться в сторону, за что меня тут же наказывают еще одним ударом в бок. На сей раз - сапогом. Дыхание перехватывает, но я упорно пытаюсь встать и тут получаю ногой в живот. Судорожно пытаюсь вздохнуть. Не получается. Пытаюсь подняться - не получается. Пытаюсь свернуться клубком и закрыть лицо руками. Помогает не слишком хорошо.
   - Ах ты, сучонок! - бормочет Горнорыл, сосредоточенно пиная мое лежащее на полу тело.
   Вот теперь мне больно. Стискиваю зубы, стараясь сдерживать стоны. Ох, если бы не эта печать! Неужели я бы не справился с этими бородатыми ублюдками? Противно, обидно. И, если честно, очень жаль себя.
   - Да вы сдурели?! - слышу я возмущенный вопль и отвлеченно думаю "о, хозяин пришел".
   Поднимаю глаза на Вальдора. Он стоит в дверях, опершись одной рукой о косяк. Его раскрасневшееся лицо, его поза - явно свидетельствуют о том, что экс-король Зулкибара довольно-таки пьян.
   Пыхтящий Горнорыл подходит к Вальдору и бубнит:
   - Он это... Сам напросился.
   - Он - охранник моей дочери! - рычит экс-король, - на это он никак не мог напроситься! Ты что творишь, Горнорыл?!
   Вальдор кричит так, что на шум тут же прибегают зрители в лице Терина Эрраде, его жены Дульсинеи, кентавра Иксиона, а также королевы Иоханны и ее будущего супруга Кирдыка.
   А раньше им шум, видимо, не мешал.
   - Дуся, найди Юсара, пожалуйста, - просит Ее величество, и княгиня, кивнув, исчезает.
   Я все еще на полу, и подниматься не хочется. Вальдор присаживается на корточки рядом со мной, тихо спрашивает:
   - Ты как? Встать сможешь?
   М-да, отлежаться не получится. Пытаюсь подняться, но, к стыду моему, удается это только с помощью придерживающего меня Вальдора.
   - Одно и то же... - ворчит под нос король Арвалии, - вечно с тобой одно и то же. Ну что ты за магнит для неприятностей?!
   Я - магнит для неприятностей? Ну да, ему, наверное, виднее.
   Стою, стараясь не шататься. Получается не слишком хорошо. За плечом Вальдора появляется уже знакомая мне выразительная физиономия придворного целителя Юсара.
   - Чем это тебя так? - интересуется он. Чем-чем! Гномами!
   Мои глаза уже затекают, и локоть от бока оторвать не могу - боюсь, что-нибудь отвалится. То ли бок, то ли локоть. И говорить мне отчего-то сейчас совсем не хочется.
   - Юсар, ты знаешь, что делать, - произносит Иоханна, после чего поворачивается к Горнорылу и добавляет холодным тоном, - я не ожидала от Вас такого. И, простите, сейчас я не желаю Вас здесь видеть.
   Физиономия гнома немедленно принимает обиженное выражение.
   - Что, из-за какого-то мальчишки, - бормочет он. О! Из-за мальчишки, не из-за вещи. Надо же, меня повысили! Ухмыляюсь. Надеюсь, что злорадно.
   - Сломаны ребра, трещина в голени, да, с почками проблема... - бормочет Юсар.
   Закрываю глаза и расслабляюсь, ощущая, как стекает с пальцев целителя и расползается по коже живительное тепло. Мое блаженство разрушается одной единственной фразой.
   - Будешь наказан, - раздраженно бросает Вальдор, - как только выздоровеешь, придешь ко мне, и я определюсь, что с тобой делать.
   Что?
   - Ну что, друг, в госпиталь? - проговаривает Юсар, берет меня за локоть, и мы перемещаемся в больницу.
   Там меня укладывают на одну из расположенных в два ряда коек. И вот тут я, наконец, могу собраться с мыслями. Собственно, мысль пока всего одна. Наказан... За что? За то, что не дал убить себя? Король хотел, чтобы я сразу лег на пол и сделал гномам приглашающий жест? Мол, делайте со мной, господа, все, что Вам угодно. Хозяин не будет против. Он же у нас такой гостеприимный, наш хозяин. А Кори Литеи - такая забавная игрушка. Конечно, вы можете ею пользоваться. Замечательно. Просто замечательно. Я... я не думал, что мне будет так больно.
  

Глава 2

   Лин
   Празднование по случаю победы над эльфами получилось знатное. Столько я, наверное, за всю жизнь не выпивал, сколько на той гулянке выпил. Ну и, понятое дело, вытворял всякое разное. Отец даже пригрозил, что блокирует мне магию. Я поверил. А как тут не поверить? Я хоть и совершеннолетний, и власти родители надо мной не имеют, все равно с отца станется такое сотворить. Одним словом, угрозами князя я впечатлился и быстренько заключил с Иоханной контракт на должность младшего придворного мага. Теперь только Ханна может мне магию блокировать, а она не такая дура, чтобы это делать. Хотя тоже грозилась, когда я Кира в собаку превратил и заставил королеву на глазах у всех его чмокать, чтобы он вновь человеком стал. А у блондочки из-за ее положения обоняние обострилось и капризным стало. Запах псины она с трудом переносит. Кира она, конечно, поцеловала, а потом убежала, прикрыв рот ладошкой.
   Саффа мне после этой шутки дрындюлей отвесила. Я сделал вид что раскаиваюсь, и пообещал, что больше так не буду над блондочкой издеваться. Во всяком случае, пока она в интересном положении, я стану белым и пушистым.
   Так вот, не знаю, на какой день торжеств случилась эта неприятность, вроде бы на пятый. Горнорыл с сыновьями решили показать молодецкую удаль и побили Ларрена. А где был я? Надо полагать, в зале вместе со всеми веселился. А Лар у дверей стоял. Обязанность у него такая - Ханну охранять. А Ханна дура, не догадалась его пригласить в зал и за стол усадить. И я тоже хорош. Родственник как пенек у дороги, под дверью стоит, пока мы жрем и пьем. Сволочь я, одним словом. Вот честно признаюсь, так стыдно мне уже давно не было. Сам же набивался к Лару в приятели, а о том, что надо его за стол пригласить, не подумал. И вот итог - у входа в зал, где Лар стоял, Горнорыл с сыночками его и поймали, спровоцировали на драку и втроем запинали. Когда я протрезвел достаточно, чтобы соображать, все уже закончилось, Ларрен был в госпитале у Юсара, на дворе ночь стояла. Ну, то есть не совсем ночь. Еще не поздно нанести визит старейшине гномов и его сынкам недобитым. Даром что они ровесники Вальдора, а ведут себя, как малолетки какие-то.
   Пообщался я с ними. Без волшебства, по-честному. Они же не маги. Ну и получил, в итоге, по самое не балуй. Не так сильно, как Лар, но получил. А Горнорыл еще и обиделся на меня и посоветовал больше в гномий квартал не соваться, а то, мол, он за своих подданных не отвечает и не собирается потом Терину с Дуськой объяснять, почему их сына на пятаки порубали.
   Да уж, он не собирается объяснять, а мне вот как Саффе с побитой мордой показаться? Решив, что к такому подвигу, как объяснения с любимой невестой, не готов, я телепортировался в покои Юсара. Ну и что, что поздно! У меня экстренный случай, а если он там с дамой, то я не виноват - меня лечить срочно нужно. Точнее долечивать, потому что я уже сам себя немного подправил. Вообще-то некромантам не полагается уметь исцелять, но мне в этом плане повезло - несерьезные повреждения могу лечить. Вот, например кулаки, сбитые о бородатые морды гномов, я себе сразу вылечил, и трещину в ребре тоже. Во всяком случае, неудобств она мне более не доставляла. А вот с физиономией, пострадавшей больше всего, быстро мне не справиться. Вся надежда на Юсара.
   Но этого гада в его покоях не оказалось! О том, что наш тихоня целитель где-то развлекается в столь поздний час, было даже смешно подумать, поэтому единственное, что мне пришло в голову - Ларрену досталось гораздо сильнее, чем я думал, и Юсар до сих пор с ним возится.
   Госпиталь Юсара во дворце находится. Это дурь у него такая - в свободное от основной работы (забота о здоровье королевской семьи) время, лечить других обитателей дворца, начиная с капризных фрейлин королевы Аннет и заканчивая последней поломойкой с нижних этажей. Под госпиталь ему выделили два зала в южном крыле, на втором этаже. Один зал, тот, что поменьше, целитель приспособил под приемный кабинет и там принимал всех желающих, во втором помещении располагался сам госпиталь - ряды кроватей для особо пострадавших. Не знаю, зачем столько кроватей, ведь в большинстве случаев Юсар сразу излечивает и выпроваживает пациента домой.
   Я телепортировался к двери в "царство Юсара". Мог бы конечно сразу внутрь переместиться, но не стал, мало ли - вдруг не повезет, и с кем-нибудь столкнусь. Хм, как там Саффа говорила? "Впаяешься в посторонний предмет на молекулярном уровне". В общем, жуть и этого мне совсем не хочется.
   Я осторожно приоткрыл дверь и заглянул в помещение. Темнота и тишина. Понятно, что Юсара здесь нет. Я зажег пару светлячков. Простое заклинание, дающее не очень яркий свет. Его даже дети знают, очень полезная штука, особенно если в детстве боишься темноты... Стоп! Не надо ухмыляться и думать, что это я о себе! Где вы видели некроманта, который темноты боится?
   Я оглядел помещение. Ряды кроватей. Пустых. Ага, а вот на той у стены Ларрен наш дрыхнет. Извиниться, что ли, перед ним? Или позволить выспаться?
   Я не успел решить - будить или не будить, как Ларрен сам проснулся. Открыл глаза и попробовал принять сидячее положение. Кот, лежащий у него на груди, возмущенно зашипел. Сам Лар тоже зашипеть был готов, судя по выражению его лица. Понятно, что больно ему. Наверное, по ребрам досталось. Юсар его вылечил, ну то есть повреждения все залечил, трещины там всякие и так далее, но видимо обезболивающее не поставил. Есть у нашего Юсарчика такая фишка - делает подобные подлянки в воспитательных целях, чтобы в другой раз неповадно было драться. И неважно, что Ларрен не нарывался. Я вот думаю, может быть стоит как-нибудь дать Юсару по печени и подговорить Иоханну наложить королевский запрет на использование обезболивающего заклинания, чтобы Юсарушка наш на себе всю прелесть бытия испытал.
   - Ну и что ты скачешь? - проворчал я, прошел в помещение, прикрыв за собой дверь, и присел на край кровати, где наш раненный герой лежал. - Где Юсар, не знаешь? У себя его нет. Почему этот хрен шляется где-то, когда он нужен?
   - А тебе зачем? - спросил Ларрен.
   Я зафыркал и сделал светлячка, мерцающего у моего левого плеча, поярче, чтобы Лар мог на меня полюбоваться.
   - Да-да, "с мордой не побитою не похожий на бандита я", - процитировал я одно из изречений своей матушки.
   Ларрен захрюкал. То ли моя перекошенная физиономия его так обрадовала, то ли стишок по душе пришелся
   - Руки я сразу залечил, - объяснил я, демонстративно пошевелив пальцами. - Кажется, они мне ребро сломали, но там тоже порядок. А с мордой затык. Слишком долго все исправлять, если самостоятельно. Короче, Юсар мне нужен, не могу же я Саффе в таком виде показаться.
   - Я здесь один, можешь занимать любую кровать,- предложил Ларрен. - Утром Юсар придет и подлечит тебя.
   - А как я объясню Саффе свое отсутствие? - заворчал, было, я, но тут меня осенило, - скажу, что провел всю ночь у постели покалеченного родственника. Типа утешал.
   - Я не нуждаюсь в утешении.
   - Слушай, да мне насрать, нуждаешься ты или нет! Я ей совру. И не надо замораживаться, все равно у отца это лучше получается.
   - Это потому что у него опыта больше, - парировал Ларрен.
   - А на фига он тебе нужен, опыт такой? - осведомился я и признался, - я вот помню, пытался ему подражать, да только не вышло. Я слишком эмоциональный. В маму.
   - Где ты получил-то? Герой... эмоциональный.
   - Там же, где и ты... то есть не там же, а в гномьем квартале, но от тех же. От горнорыловых сыночков то есть. Вот придурки. Между прочим, вальдоровы ровесники, а ведут себя как дефективные подростки.
   - Что ты с ними не поделил?
   - Да так. Не сошлись во мнениях. Я считаю, что не следует втроем на одного нападать, а они со мной не согласились.
   - И напали втроем, - ухмыльнулся Ларрен.
   - Вдвоем. Горнорыл бы меня не тронул, он же не совсем дурак с некромантом драться. А я вот дурак. Не стал магию применять, думал, так их побью.
   - Дурак, - согласился Ларрен.
   - Знаешь, Лар, ты на Вальдора не злись. Он и так переживает.
   Вот не знаю, что меня подвигло сказать что-то в защиту Валя. Не иначе как слишком сильно гномы мне по башке звезданули, сдвинулось там что-то.
   Ларрен моего подвига не оценил.
   - И что мне с того? Он сам себе эту проблему создал. Ему следует всего лишь отпустить меня, и повод для переживания исчезнет сам собой.
   - Тебя убьют сразу. Вот смотри, даже печать эта несчастная от мордобития не спасла. Не было бы печати, они бы тебя до смерти в том коридоре запинали. Не понимаю, как так получилось, что они тебя зажали?
   - Как получилось? - Ларрен все-таки сел, игнорируя боль и шипение Кота. - Как получилось, спрашиваешь? А так и получилось, что из-за этой... печати я отойти не мог, ноги сами к двери несли, потому что у меня приказ хозяина - Иоханну охранять!
   - Ни фига себе, - выдохнул я, - не знал, что все так сложно. А нельзя ослабить печать?
   - Откуда мне знать?
   - Я у Саффы спрошу... или у Кардагола. Неправильно это.
   - Переживу, - буркнул Ларрен и лег обратно, подгребая ворчащего Кота подмышку, - не стоит утруждаться.
   Я пожал плечами. Странный этот Ларрен. Вот, кажется, что, вроде бы, открылся, а в следующий момент опять застывает и весь такой из себя каменный. И с какого перепугу я из-за него ввязался в драку с гномами? И зачем сейчас пытаюсь общаться тут с ним, если самому Ларрену все это не нужно?
   Я прислушался к своим ощущениям. Синяки на лице понемногу залечивались. Пожалуй, я так справлюсь сам, без помощи Юсара. Но сколько времени это займет, я не знал. Уходить никуда не хотелось, общаться с заморозившимся Ларом тоже желания не было. Да и вообще надо бы отдохнуть. Если не поспать, то хотя бы прилечь. Что я и сделал. Буркнув: "Спокойной ночи" безучастно молчавшему Ларрену, устроился на одной из кроватей, подальше от этого замороженного. Не хочет по-человечески общаться, и не надо.
   Спустя пару минут это чудище, пытающееся копировать моего папу, меня окликнуло:
   - Лин.
   - Что? - самым недовольным тоном на свете отозвался я.
   - Спасибо, - коротко сказал Ларрен и повернулся на бок, спиной ко мне.
   И что это было, стесняюсь я спросить? Совсем не в духе Ларика вот так - ни с того ни с сего, трогательные благодарности расточать. Ему тоже по голове сильно врезали?
  
   Ларрен
   Проснувшись утром, Лина на соседней койке не обнаруживаю. Видимо, сбежал раньше. "Может, обиделся?" - вяло так думаю я и поднимаюсь с постели.
   Позевывающий Юсар, проведя прием, подтвердил мои опасения - я здоров. Услышавшее об этом тело нетерпеливо стукнуло пяткой и, я, едва успев сказать спасибо целителю, рванул искать Вальдора. Искать пришлось долго. Король Арвалии, как выяснилось, пребывал там, где и следовало - в руководимом им государстве. И что мне делать? Может быть, Лина найти. Он ведь не откажется переместить меня в Арвалию? Не могу достоверно описать свои ощущения от того, что не в силах выполнить приказ. Это как беспокойство. Только возведенное в степень. Лин не находится, а я, кажется, с ума уже схожу от необходимости предстать пред очи хозяина.
   Почти дохожу уже до того, чтобы идти на поклон к Терину, как Вальдор сам появляется в Зулкибаре в сопровождении Андизара, решившего, видимо, что должность придворного волшебника при Вальдоре - неплохая альтернатива необходимости скитаться по странам и весям, таская за собой ребенка.
   Буквально сталкиваюсь с господином в коридоре, и, не давая тому и слова произнести, рапортую:
   - Я здоров. Готов понести наказание.
   На лице Вальдора - растерянность.
   - Наказание, - бормочет он.
   Неужели забыл? Забыл об этом?
   - Наказание, - повторяет король Арвалии, - ну что же, иди к начальнику дворцовой охраны Николаю. Скажи, что я велел поместить тебя под стражу. На трое суток. Выполняй. Пожалуй, тебе будет полезно подумать, прежде чем провоцировать гномов.
   Молча кланяюсь и отправляюсь в подземелье. Провоцировать гномов! Да не было нужды заставлять их делать что-либо! Они же только и ждали, пока их кто-то спровоцирует. Они к этому все силы прилагали!
   Усатый, плотный иномирец Николай окидывает меня недоуменным взглядом.
   - Я пришел по приказанию Вальдора Зулкибарского, - объясняю я.
   - И что от меня хочет бывший король? - ворчит Николай. Как он забавно акцентирует это - бывший. Хотел бы я посмотреть на то, как действующий глава охраны объясняет бывшему королю, что он не намерен выполнять указания последнего. Ну-ну.
   - Он хочет, чтобы Вы определили меня в камеру. На три дня, - бормочу, опуская глаза. Стыдно. Против воли, но стыдно. Вроде и не заслужил, но...
   - Королевская подойдет? - фыркает Николай.
   - Мне без разницы, - отвечаю, не поднимая взгляд.
   Сам прохожу в камеру. Стоя посреди нее, ожидаю, пока закроется дверь. После сажусь на кровать, разглядываю решетку, нелепо украшенную листьями и цветами. На душе тошно и гадко, и даже появление на моих коленях довольно урчащего Кота не радует.
  
   Лин
   Я проснулся очень рано. Ларрен еще спал, я не стал его будить и телепортировался в наши с Саффой покои. Волшебница моей мечты спокойненько спала, а вовсе не металась по помещению в ожидании меня любимого. Я пристроился рядом с ней, решив сделать вид, что так всю ночь и провел. Саффа обняла меня руками и ногами и сладко так промурылкала: "Кардо". На секунду я онемел. Это как это? Что значит "Кардо"? Она что здесь с Кардаголом, пока я... Хм. Не верится что-то.
   - Саффочка, если тебе так нравится Кардагол, мы можем позвать его третьим, - предложил я, придав своему голосу проникновенности и серьезности.
   - Что?!
   Саффа отпихнула меня и села. Сна ни в одном глазу, возмущена, как не знаю кто. Ха! Я так и подозревал, что она вовсе не спит, и подразнить меня решила.
   - Эрраде, ты... ты..
   - Ага, я, - самодовольно изрек я и потянулся к ней, - иди сюда, любовь моя, обойдемся этим утром без моего родственничка недобитого.
   Но идти ко мне Саффа не пожелала, отодвинулась подальше и задала вполне ожидаемый вопрос:
   - Ты где был всю ночь?
   - В госпитале, с Ларреном, - сделав честные глаза, поведал я.
   - Он при смерти?
   - Нет. Я решил его морально поддержать. Родственник все-таки.
   - Лин.
   - Да.
   - Научись врать.
   - Обязательно. В следующем столетии, - пообещал я и предложил, - иди ко мне.
   - Некогда разлеживаться, - отрезала волшебница, выбираясь из постели, - не забыл? Мы на работе.
   - Ха! Ты думаешь, наша королева проснулась в такую рань?
   - Ты забыл, что сегодня утром у нее встреча с шактистанским послом? - вкрадчиво спросила Саффа. - Ночные гулянки память отшибли?
   - Угу, я мудак, - проворчал я, - только я не гулял нигде, я действительно в госпитале ночевал. Не веришь, попроси деда Сферу правды на меня повесить.
   - Еще чего не хватало! Чтобы ты при Мерлине что-нибудь этакое рассказал! - прикрикнула Саффа. - Мне хватило последнего раза, когда ты после заклинания Ллиувердан всю нашу личную жизнь выложил!
   - И вовсе не всю, - возразил я.
   - Вставай, собирайся, - проворчала волшебница, - встреча через полчаса.
   Пришлось подчиниться.
   Через полчаса мы с Саффой стояли по обеим сторонам от трона Иоханны в зале для церемоний. О чем она с этим шактистанцем беседовала, я не очень хорошо понял. Разговор на зулкибарском велся, но манера посла выражаться витиевато и метафорами сбивала меня с толку. В конце концов, я перестал следить за ходом беседы и сосредоточился на безопасности нашей королевы. Хотя какая опасность ей может грозить в собственном дворце при беседе с мирной делегацией на тему о взаимовыгодном сотрудничестве и прочих благах для обоих государств?
   Ларрена, кстати, в зале не было. Он до сих пор не поправился и еще в госпитале отлеживается? Или Вальдор придумал ему новое занятие, освободив от почетной должности тени Иоханны?
   Когда Ханна, наконец-то, выпроводила послов, я с невинной улыбочкой помахал ей ручкой и телепортировался на второй этаж, поближе к госпиталю. Надо же проверить, в чем дело, и куда Ларрен подевался. Проверять не пришлось. Неподалеку от дверей, ведущих в "царство Юсара", меня поймала эльфийка Данаэль. Схватила за руку, а сама вся такая взволнованная и испуганная.
   - Что случилось, о краса моя ненаглядная? - весело поинтересовался я.
   - Его казнят, да?
   - Кого? - растерялся я.
   - Ларрена! Его в тюрьму отправили, в королевскую камеру! Ах, его казнят из-за какой-то драки!
   - Хм... Дана, Валь у нас, конечно, придурок тот еще, это Горнорыла с сыночками надо было в тюрьму, а не Лара. Но вряд ли он собирается его казнить.
   - Но его же в королевскую камеру поместили, - чуть не плача пролепетала эльфийка.
   Я ничего не понял. Пришлось задать пару вопросов. В итоге выяснилось, что в Альпердолионе "королевской" называют камеру смертников. Мне даже смешно стало. В Зулкибаре королевская камера это почти историческая достопримечательность - в ней дважды Вальдор сидел, потому она так и именуется. Я все это Дане объяснил и заверил, что ничего страшного с Ларреном не случится - посидит немного и выйдет, как новенький.
   - Я не верю! Ты это специально говоришь, чтобы меня успокоить!
   Глаза эльфийки наполнились слезами. Вот только плачущих девушек на мою голову не хватало!
   - Пойдем, - решил я, - навестим его. Сама убедишься, что с ним все в порядке.
  

Глава 3

   Ларрен
   "Я прогуляюсь" - предупредил Кот и исчез в полумраке.
   Плохо себе представляю, каким образом перемещаются магические животные. Это явно не телепортация. Лин говорил что-то о подпространственных тропах, но княжич не слишком-то большой специалист по объяснениям. Почти уверен, он и сам не понимает, о чем идет речь. Впрочем, неважно. В конце концов, я могу спросить об этом и Кота. Полагаю, его объяснения будут более внятными, чем у Лина. Это еще посмотреть нужно, кто из них более разумен.
   Желудок урчит. Есть просит. Ну да, еще бы ему не урчать. В последний раз мне удалось перекусить вчера за завтраком. Любопытно, кто-нибудь догадается принести мне что-нибудь съедобное или это не предусмотрено, даже, несмотря на то, что меня заключили в эту историческую камеру - королевскую. Говорят, решетку на двери с нелепыми листиками соорудил сам Терин Эрраде. Скорее всего, пустые сплетни. С трудом представляю князя занимающимся подобной ерундой.
   Укладываюсь на спину, закинув руки под голову, прикрываю глаза. А что еще делать? Изучать потолок? Или листать книгу "Тысяча и одна поза шактистанских наложниц", которую, словно в насмешку, кто-то оставил на столике у кровати? Интересно бы узнать, кто этот остряк.
   Запах появляется внезапно. Буквально секунду назад я был готов поклясться, что в камере пахнет лишь сыростью, к которой примешивается легкий цветочный аромат. Наверное, какой-то охранник пользуется одеколоном с таким запахом. Или кто-то из новых узников принес аромат на своей коже.
   Теперь же по камере распространяется солоноватый запах моря с примесью мяты и еще чего-то пряного и щекочущего ноздри. Я помню этот аромат. Неожиданно чихаю, встряхиваю головой и застываю.
   На кровати, оседлав мои ноги, расположился Аргвар - Бог Воды, как он себя называет. Меня, в общем-то, его название интересует мало, главное, с сущностью бы его определиться. А мне до сих пор это не удалось.
   Он среднего роста, тощий, волосы у него то ли серые, то ли голубые, и такое ощущение, будто мокрые. Они так и липнут к его плечам. И вообще, внешность у этого так называемого бога скорее девичья. Ему бы грудь, да наряд поприличнее, ах да, еще бы волосы подсушить и такая бы получилась красотка...
   - Скучал по мне? - мурлыкает он, обнажая острые зубы в улыбке, и плавно наклоняется, нависая надо мной.
   Аж дышать перестаю. Знаю ведь - несмотря на внешнюю хрупкость и сладкую внешность "Бог Воды" опасен. И не исключено, что с его точки зрения я тоже чем-то провинился.
   - Я ждал тебя раньше, - медленно проговариваю я.
   - Ты ждал меня? Какая прелесть! - наиграно умиляется Аргвар, как-то по-проститутски взмахнув ресницами. - А, что ты делал все это время... конечно, кроме того, что ждал? Может быть, ты выяснил, что-то полезное для меня?
   - Ты никогда не говорил, какая информация может быть для тебя полезной.
   - Не говорил, - шепчет Аргвар, наклоняясь так низко, что почти касается моего лица губами. Противно. Каждый раз одно и тоже, и каждый раз меня тошнит. - Расслабься, я посмотрю сам.
   Знаю я, что значит это "посмотрю"! Не хочу! Не выдерживаю, пытаюсь оттолкнуть от себя эту мокрую гадость, но заканчивается все, как обычно. К сожалению, сколько бы я ни тренировался, и каким бы дохлым на вид ни казался Аргвар, у меня никогда не получалось его победить. Не удалось и сейчас. И вот я уже не просто лежу на кровати, а лежу с поднятыми вверх и крепко зафиксированными руками. Этот... всего-то сжал мои запястья ладонями, а я и пошевелиться не могу. И взгляд отвести не в силах. Его глаза затягивают куда-то на глубину. Кажется, еще чуть-чуть, и я начну задыхаться.
   - Не дергайся, дурачок, - бормочет он, прижимается ко мне как... как.., - я не буду копать глубоко.
   Дергаться бессмысленно. Это я понял давно. "Бог Воды", к счастью, нечасто прибегает к такому неприятному способу узнать, что происходило в моей жизни за время его отсутствия. Это всего-то был четвертый раз за все пятнадцать лет нашего знакомства. Но все равно противно, когда кто-то посторонний копается в твоих воспоминаниях, ворошит твои мысли и чувства, беспардонно сортируя их и рассматривая наиболее интересные. Будто роется в старом сундуке, решая, что из хлама выбросить, а что оставить. Это - мой сундук! Это - мой хлам. Я сам решу, нужен он мне или нет.
   В какой-то момент выдержка мне изменяет, дергаюсь, пытаясь освободиться. Кажется, даже рычу.
   - Дурачок, тебе ведь не больно, - мурлычет Аргвар, но отпускает мои руки и выпрямляется. На его физиономии довольная, удовлетворенная улыбка. А я вот чувствую себя изнасилованным. В утонченной и особо циничной форме.
   - Мне нравятся новости, которыми ты поделился со мной.
   - Которые ты сам взял, - уточняю я. Очень хочется сесть, но "бог" все еще держит меня за ноги. Вырываться бессмысленно. Приходится делать вид, что все, происходящее сейчас - естественно.
   - Которые я сам взял, - безмятежно соглашается "Бог Воды" и радостно скалится, - значит, Ллиувердан вернулась.
   - Вы знакомы?
   - Мы старые друзья, - урчит Аргвар, хмурится и спрашивает, - скажи мне, друг мой, ты собираешься предпринимать что-нибудь, чтобы выбраться из ситуации, в которую себя загнал?
   - Я себя загнал? - Да, и я его друг? С чего бы это. Стараюсь говорить равнодушно, но, боюсь, сдержать злость у меня плохо получается. Что же, ему будет нелишним выслушать, что я действительно думаю по этому поводу, - я тебя предупреждал, что идея с наместничеством не выгорит! Это ты настоял на том, чтобы зачаровать Дафура и "убедить" его назначить меня наместником в Эрраде. Сам видишь, к каким результатам это привело.
   - Мой мальчик сердится, - с умилительной миной на лице проговаривает Аргвар, - расслабься. Все идет отлично. Ты в самом центре событий. Ты приблизился к семейству Эрраде. Это может оказаться полезным. И мне нравится твоя идея подключить к нашему делу Лина. Полностью ее одобряю. Но вот его невеста, с этой ведьмой нужно что-то делать. Она мешает.
   Да? А вот мне она чем-то даже нравится.
   - Хочешь убить ее? - уточняю я и тут же предупреждаю, - если с ней что-нибудь случится, Лину будет очень долго не до приключений. Он меня просто слушать не станет.
   - Ну что ты, - Аргвар приторно улыбается, - как ты мог подумать, что я захочу убить такую милую девочку? Нет, мы ее просто устраним, чтобы не мешала нам. Как насчет Шактистана?
   - Не причиняй ей вреда, - не выдерживаю я.
   - Ах, прекрати! - Аргвар брезгливо морщит нос. Меня тошнит от этих его ужимок, - зачем мне это? Она отправится в Шактистан, скажем, для обмена опытом с придворным магом султана. Он тоже темный словесник, это редкое сочетание, словесники в основном светлые. Им будет, о чем поговорить. Саффочка останется довольна. А Лин начнет скучать. Но ты не дашь ему соскучиться, не так ли?
   Вот это "не дашь ему соскучиться" из его уст звучит как-то особенно пошло.
   - Я действовал бы эффективнее, если бы печать была хотя бы ослаблена. Ты можешь это сделать?
   - Ах, брось ты! Далась тебе эта печать. Такая очаровательная штучка. Тебе идет. Но смотрелось бы намного симпатичнее, если бы надпись гласила "Собственность Аргвара". Быть моим намного приятнее. Веришь?
   Вот именно этого мне не хватало для полного счастья! Да при всей моей нелюбви к Вальдору, я не знаю, на что готов, лишь бы не стать вещью Аргвара. Только не это!
   - Ты должен отвести мальчишку на развалины старого дворца в Эрраде. Артефакт, скорее всего, там.
   - С чего ты это взял?
   Аргвар глядит на меня оценивающе, будто решает, достоин я получить информацию или нет, а после, явно нехотя проговаривает:
   - Понимаешь, дружок, один сильный маг, должно быть, ты с ним уже познакомился, его зовут Кардагол, попал однажды в серьезный переплет. По своей вине. И, когда его допрашивали, он много, о чем рассказал. И это было записано. Так вот, недавно мне в руки попали протоколы допроса...
   - Этот артефакт сделал Кардагол? Он же его и спрятал?
   - Ты - умный мальчик.
   Проигнорировав сей сомнительный комплимент, интересуюсь:
   - А почему те, кто его допрашивал, сами не изъяли артефакт?
   - Это невозможно. А почему, сам узнаешь в свое время.
   - А Лин здесь причем?
   - А с чего ты взял, что я должен отвечать на все твои вопросы?
   Действительно, и что это я? Сегодня Аргвар и так на редкость милостив. Обычно он посылает меня гораздо раньше.
   "Бог Воды" потягивается, изгибаясь и многозначительно поглядывая на меня из-под ресниц.
   Еле удерживаюсь от того, чтобы не поморщится. Эти двусмысленные фразочки, откровенно соблазнительные позы и многозначительные, кокетливые взгляды - раздражают меня до крайности. И ведь Аргвар знает, насколько мне это все неприятно, и, я более чем уверен, продолжает вести себя так намеренно. Ему нравится доводить меня до бешенства. Бешенство и бессилие - любопытная, должно быть, смесь. Если наблюдать со стороны.
   - Не смешно, - бормочу я. А что я еще могу сказать? Уйди, противный?
   - Хорошо, не будем смеяться, - игривые нотки мгновенно испаряются из голоса Аргвара, он поднимается и начинает прогуливаться по комнате. Потом вдруг резко поворачивается, отчего его мокрые длинные волосы разлетаются в стороны. Не знаю, зачем я заостряю на этом внимание, просто это его движении было таким... рассчитанным на эффект. Физиономия этого якобы бога становится злой, после чего он буквально цедит сквозь зубы:
   - Поторопись, Лар. Если к следующему полнолунию артефакт не будет найден и активирован, я расторгну наш договор и придется тебе выбираться из дерьма, в которое ты залез, самостоятельно!
   - Будто сейчас я из него выбираюсь не самостоятельно, - огрызаюсь я, но меня уже не слышат. В камере пусто. О недавнем присутствии здесь этого ублюдка напоминает лишь запах гниющих водорослей. Зачем я связался с ним когда-то? Зачем?
  
   Лин
   Я подхватил расстроенную Данаэль под ручку и телепортировался в королевскую камеру. Честно говоря, не ожидал, что ее так быстро приведут в порядок после недавней эскапады, которую устроили моя мать и Иксион с целью организовать Вальдору как можно более шумный побег. Мать тогда так расстаралась, что даже дверь вышибла, не пожалела этот ценный раритет с решеткой, которую в свое время сделал отец. Не иначе как от скуки все эти листики и цветочки из металлических прутьев выплел. Хотя вот мама говорит, что это он так сидевшего в камере Вальдора (тогда еще принца) повеселить пытался.
   Одним словом, дверь была на месте, в камере царил порядок. На кровати лежал наш узник, невинно заточенный, и, кажется, спал. При нашем появлении он сел, не открывая глаз, потянулся и зевнул.
   - Ну вот, что я тебе говорил? - жизнерадостно обратился я к Дане. - Живой, здоровый, зевает во всю пасть. Жлоб невоспитанный, хоть бы ладонью прикрылся, при даме-то!
   Ларрен захлопнул рот и открыл глаза.
   - А что вы здесь...
   - А мы здесь в гости, - жизнерадостно перебил я, - вот Дана переживает за тебя, и я решил показать ей твою довольную сонную рожу. А Валь козел еще тот! Будто не знает, что ты гномов не провоцировал, а они сами первые полезли. Ты завтракал? Ну, или хотя бы обедал? Замечательно! Посадить посадили, а накормить забыли. Жлобье!
   - Ты бы потише, под дверью охрана, - предостерег Ларрен.
   - Я иллюзию поставил. Охрана нас не слышит и, если в окошко заглянет, увидит, что ты спишь, - объяснил я и предложил, - вы тут пока пообщайтесь, а я сгоняю, что-нибудь поесть принесу.
   - А так переместить не можешь? Не выходя отсюда? - поинтересовался Ларрен.
   Надо же, любознательный какой!
   - У меня так не очень хорошо получается, - признался я. - Могу вот, например, шеф-повара случайно телепортировать, вместо еды. А он и так нервный, я с ним подобное уже не раз проделывал.
   Ларрен рассмеялся. Наверно, представил себе важного шеф-повара зулкибарского двора, которого путем несанкционированной телепортации утаскивают с кухни в неизвестном направлении.
   Я переместился прямо на королевскую кухню. Шеф-повара там, к счастью, не оказалось. Зато там присутствовала мама, под умиленным взглядом одной из младших поварих, вгрызающаяся в колбасу. Увидев меня, она что-то невнятно прорычала. Судя по вопросительному взгляду, ей было интересно, что я здесь делаю. Ну, я ей честно объяснил, что пришел добывать еду для заключенного.
   - Какого заключенного? - удивилась мать, выпустив из зубов колбасу.
   - Так Вальдор Ларрена за драку наказал и в тюрьму отправил. Ты разве не знала? - сделав удивленные глаза, воскликнул я.
   - Он совсем оборзел! - рявкнула мать и, воинственно взмахнув палкой колбасы, исчезла.
   Я злорадно ухмыльнулся. Кажется, сейчас Валю приснится мандоса трындец.
   - Душенька, - ласково обратился я к поварихе, - не могла бы ты мне что-нибудь покушать сообразить? У меня родственник голодный в подземельях томится.
   "Душенька" впечатлилась и, кокетливо поглядывая на меня из-под светленьких ресничек, собрала поднос с едой, и даже кувшин зулкибарского вина двадцатилетней выдержки вручила.
   Надеясь, что за время моего отсутствия Лар и эльфиечка успели наобщаться (любовь у них что ли? Надо бы у Лара поинтересоваться), я переместился обратно в камеру.
   - Вот и я, - объявил я и водрузил поднос на невысокий столик. - А что мы такие грустные? Дана, улыбнись быстро, я тебе зуб даю, что уже к вечеру Ларрен будет на свободе. Я только что маме как бы случайно, сказал, что добываю еду для Ларрена, которого злой Вальдорище в темницу упек. Сейчас она ему устроит нагоняй.
   - Твоя мама - настоящее стихийное бедствие, - пробормотала Данаэль, - не понимаю, за что Шеоннель в ней души не чает?
   - Наверно, за то, что она стихийное бедствие, - пожав плечами, ответил я, сковырнул печать с горлышка бутылки, оглядел стол и опомнился, - ну, ёптыть, а про кружки-то я забыл! Ладно, пожелайте мне удачи.
   Я сплел заклинание и на столе появились две кружки и один серебряный кубок.
   - Кхм... Вальдор точно лопнет от злости. Это его любимый, - объяснил я, ткнув пальцем в кубок. - Ларрен, не хочешь из королевской кружечки винца хлопнуть?
   - Нет, спасибо.
   - А я хлопну.
   - Что здесь, мать вашу, происходит?
   Мы обернулись и застыли статуями самим себе, глядя на стоящего в дверном проеме бледного от злости Вальдора Зулкибарского.
   - Валь за кружечкой прибежал. Как быстро ты вычислил, куда она подевалась! - изобразив радость, воскликнул я.
  
   Ларрен
   Вероятно, мне стоило сразу сказать Лину, что идея с попойкой в королевской камере не так уж и хороша. Но я не сказал. И вот теперь имею честь наблюдать перед собой взбешенного до последней степени короля.
   - Ларрен, иди сюда! - тихо проговаривает Вальдор.
   Медленно ставлю кружку на стол, поднимаюсь с места и приближаюсь к хозяину.
   - Я тебе, скотина, чем велел здесь заниматься? - сквозь зубы рычит Вальдор.
   Старательно пропускаю мимо ушей "скотину", пытаюсь припомнить точную формулировку приказа и не могу.
   - Я сказал тебе сидеть и думать, - поясняет король.
   - Я...
   - Вальдор, - вмешивается не желающий оставаться безучастным Лин, - ну что ты взъелся?! Сам же знаешь - он защищался! Да любой другой...
   - Любой другой не является охранником моей дочери, - отрезает король.
   - Подумаешь! Да и любой другой охранник... - упрямо пытается продолжить свою мысль княжич, не понимая, что он делает лишь хуже.
   - Любой другой охранник, - рычит Вальдор, - за такое был бы выпорот и с позором отстранен от службы!
   Услышав это, вздрагиваю. Он что, всерьез допускает мысль о том, что меня... сына князя, наместника... можно...
   - Вы не смеете так со мной обращаться, - проговариваю я. И напрасно произношу это вслух. Потому что король практически взвивается в воздух от возмущения.
   - Что?! - кричит он и даже поднимает руку, явно для того, чтобы меня ударить, но одумывается. А я стою перед ним и понимаю, что да, я же вещь, мне положено сносить удары и подвергаться унижению. Конечно, мне нужно об этом время от времени напоминать, чтобы я не осмеливался впредь оспаривать приказы хозяина.
   Вальдор сжимает руки в кулаки и выкрикивает:
   - Николая ко мне!
   На его зов тут же прибегают. Правда, не Николай, отсутствующий по каким-то неизвестным причинам, а его заместитель - мелкий и худосочный, но такой же усатый, как и его начальник, человек.
   - Что угодно, Ваше величество? - лепечет он, боязливо глядя на короля Арвалии.
   - Ларрена Кори Литеи на неделю, начиная с сегодняшнего дня, на хлеб и воду. Никого к нему не пускать. А если я узнаю о том, что к нему приходил вот этот, Эрраде, лично Вы, уважаемый, останетесь без должности! Поняли?!
   - Так точно!
   - Выполнять!
   - Вальдор! - возмущается Лин, - ты вообще не король здесь больше! Ты не имеешь права!
   Вальдор делает глубокий вдох и почти спокойно интересуется:
   - Мерлин Эрраде, ты контракт младшего придворного волшебника уже заключил? Заключил. Тебе напомнить, что это означает?
   - Это Иоханна будет решать, а не ты!
   - Да ну?!
   - Ну да!
   - Мерлин, пошел вон отсюда! И Вы, девушка, Вас я тоже прошу удалиться. Немедленно.
   И без того перепуганная Данаэль тянет Лина за руку и тихо, торопливо проговаривает:
   - Пойдем, пожалуйста.
   Лин бросает на меня растерянный взгляд, но позволяет увести себя из камеры. Это не трусость, я понимаю. К сожалению, угроза Вальдора, касающаяся контракта, вполне реальна. Иоханна по просьбе отца вполне может лишить княжича магической силы. А это для волшебника - все равно, что руку отрезать. Или ногу. Или еще что-нибудь. Я не пробовал. Только слышал о таком.
   Вальдор тоже уходит, не прощаясь. Перед этим вызванный им стражник вынес из камеры стол с остатками еды и вина.
   Опускаюсь на кровать и невесело усмехаюсь. Хорошо, хоть поесть успел. Неделя. Неделя - это не так уж страшно. Аргвар, конечно, будет беситься, оттого, что его подопечный бездействует, ну и ладно.
   Чувствую себя каким-то опустошенным, но на удивление спокойным. Сегодня Вальдор дал мне карт-бланш. Если до сего момента у меня где-то в глубине души еще были сомнения относительно личности бывшего зулкибарского короля, то после только что произошедшей сцены, во время которой Вальдор показал, что он свою собственность и в грош не ставит, все встало на свои места. Отчетливо понимаю, что просто мешаю королю, и это устраивает меня в большей степени, чем, если бы Вальдор был ко мне привязан. Освобождает от угрызений совести.
  
   Лин
   Вальдор как всегда во всей красе выступил. И меня, как обычно, выставил вон, будто я собачонка какая. Хорошо хоть в морду не дал. А что? С него станется, как в тот раз, после оргии, которую мы с Шеоном устроили, отхлестать меня и все лицо перстнями этими своими королевскими разбить. Но нет, на этот раз бить не стал, а еще лучше сделал - пригрозил, что попросит Ханну лишить меня магической силы. А что, блонда может это сделать, если Валь убедит ее что так будет лучше для меня. А он вполне может это сделать, если очень постарается.
   Я бы мож еще повозражал, но Данаэль меня из камеры вытащила.
   - Куда тебя телепортировать, радость моя? - спросил я.
   - В сад. Там Шеоннель, - уверено сказала эльфийка.
   - Откуда знаешь? - поинтересовался я, - я видел, как он с утра в Альпердолион умчался.
   - Вернулся час назад. С тех пор как выяснилось, что мы близкие родственники, наша ментальная связь стала сильнее, - объяснила Данаэль и поинтересовалась, - а у вас разве не так? У тебя вот, например, нет связи с родителями или с Ларреном? Они твои ближайшие родственники.
   - Нет, у людей не так. Разве что у сильных телепатов или эмпатов. А у эльфов это, значит, в порядке вещей?
   - Если только родственники любят друг друга, - уточнила Данаэль.
   Ну да, это для эльфов нелишнее уточнение. У них как-то не очень с родственной любовью. Как звереныши какие-то друг к другу относятся. Стоит только Лиафельку вспомнить, которая Шеоннеля "огненной лилией" наказывала.
   - Телепортирую, - предупредил я и переместил нас в королевский сад - предмет законной гордости Аннет.
   Там обнаружился не только Шеоннель со своей наглой Кошкой на плече, но и моя маменька. Эти двое сидели на скамейке в тени дерева и о чем-то увлеченно ворковали. Не понимаю, что у мамы общего с малолетним эльфом?
   - Привет, сладкая парочка, - рявкнул я.
   Мать подпрыгнула от неожиданности и сурово уставилась на меня своими разноцветными глазами. Я в ответ невинно помахал ресничками и доложился:
   - Вот, доставил Дану брату. Утешай деву, Шеон. Там в тюрьме Валь зверствует, напугал ее.
   - Зверствует? - удивилась мать. - Вот гад! А мне обещал, что сейчас нотацию мальчику прочитает и отпустит. Сынуля, это ты его, разозлил?
   - А я-то тут при чем? Мы просто сидели, завтракали, выпивали, а тут мыш этот твой недобитый врывается и начинает буянить.
   - Понятно, - буркнула мать и нахмурилась, - это я виновата. Знала же, что ты у Ларрена сейчас. Надо было Валя подольше задержать.
   - Вот-вот, надо было ему часа два, как минимум, мозги промывать, - проворчал я.
   - Да, об этом я как-то не подумала, - в ком-то веки мать признала, что не права. - Задержала бы его подольше, вином бы напоила, глядишь, он не озверел бы опять.
   - А почему он вообще злится? - робко поинтересовалась Дана, которая уже успела устроиться рядышком с Шеоном и теперь поглаживала довольно урчащую Кошку. - Ларрен не виноват, и Его величество это знает. Почему он...
   - Почему, почему, - ворчливо перебила мать, - он мне популярно объяснил, почему. Точнее, проорал дурным голосом! Видите ли, детки, эта драка подорвала его дружеские отношения с Горнорылом.
   - Подумаешь, велика потеря! - фыркнул я.
   - Когда ты будешь мозгами думать, а не чем-то другим! - прикрикнула мать. - Соображать же надо! Обиженный Горнорыл - это не просто старый друг, не желающий разговаривать. Это - натянутые отношения со всеми гномами Зулкибара, и, соответственно, с гномами других государств. Дошло?
   - Да, - буркнул я, - и незачем так орать.
   Да, все понятно мне. Я бы, наверно, на месте Валя тоже озверел. В руках этих бородатых чудищ, гномов то есть, находится вся торговля предметами роскоши и часть металлургии, и они могут очень сильно осложнить жизнь любому правителю. А что касается такого гадского отношения Горнорыла к Ларрену, то его тоже можно понять. Если с гномьей точки зрения на это дело посмотреть. Это для нас рабство - нечто из ряда вон выходящее, а гномы считают это вполне нормальным явлением. Более того, случается так, что их обедневшие сородичи сами себя продают. Чаще всего на определенный срок, но это значения не имеет. А раб не считается разумным. Это - животное, вещь. То есть с точки зрения Горнорыла конфликт из-за Ларрена выглядит так, как если бы Вальдор обиделся на него за поцарапанный стул.
   - Рада, что до тебя дошло, - проворчала мать и поведала, - Валь считает, что Ларрен мог бы не вступать в драку. Ему ничто не мешало открыть дверь в кабинет и позвать на помощь.
   - Мам, ты же понимаешь, что это унизительно!
   - Понимаю, и Валь понимает. Но если бы Лар наступил на горло своей гордости, то драки не случилось бы.
   - А ты бы как на месте Ларрена поступила? - поинтересовался я.
   Нет, ну понятно, что мать - дама, и ей как раз не стыдно было бы в подобной ситуации на помощь звать.
   - Да я бы по мордасам их бородатым тапком настучала и атакующим сверху приложила, - буркнула мама.
   Другого ответа я от нее и не ожидал. Она сильный маг и драться ни разу "не любит". Жаль, что Лару это не дано (я имею ввиду магию, а не любовь к дракам). Будь иначе, гномы его бы так просто не положили. А может быть, и вовсе драки не было бы. Обезвредил бы их каким-нибудь безопасным заклинанием в самом начале драки и все. Попросить что ли Саффу, чтобы попробовала его обучить чему-нибудь попроще? Ну, хотя бы "ловчие сети" он может со своим уровнем магической силы освоить? Я бы сам его поучил, да только я жестовик, а он словесник, так что ничего не получится. А вот еще Шеона можно попросить, он универсал.
   - Шеоннель, может быть, дашь Ларрену пару уроков магии?
   - Ты что это задумал? - насторожилась мать, - ты что считаешь, если бы Лар атаковал Горнорыла с сыновьями магически, то конфликта не было бы?
   - Ну, мам, он же не такой воинственный как ты. Он бы гномов, допустим, в "ловчие сети" упаковал и вся любовь.
   - Горнорыл бы от злости усрался, если бы с ним такое проделали! - посмеиваясь, заметила мать и сообщила, - тебя Саффа за чем-то искала.
   - Что ж ты раньше молчала? - возмутился я и быстренько переместился в наши покои.
   Наивный! Я надеялся, что волшебница моя искала меня, потому что Ханна ее отпустила и она сейчас свободна, а это значит, что мы можем заняться чем-нибудь интересным. А вот хрен мне по всей морде! Я правильно угадал, Саффа была в наших покоях, да только искала она меня не для того, о чем я подумал, а чтобы выложить мне новость. Замечательную такую новость. Я чуть не сдох от "радости", когда она заявила:
   - Я уезжаю в Шактистан.
   - То есть как это ты в Шактистан? А я? - ничего умнее мне в голову не пришло.
   - Ты должен остаться. Не забыл? У тебя контракт, - как маленькому объяснила мне Саффа. И даже мой взгляд "преданной собачки" ее не растрогал.
   - Но...
   - Во дворце три придворных мага, ты, я и Юсар. Юсар целитель, не более. Он даже защиту путевую в случае атаки не сможет поставить. Ты хочешь оставить королеву и дворец без защиты?
   - Саф, я, когда соглашался служить младшим магом при зулкибарском дворе, не рассчитывал, что ты сбежишь.
   - Я не сбегаю, я всего лишь отправляюсь на неделю в Шактистан. По обмену. Сюда тоже кого-нибудь пришлют. Думаю, младшего придворного мага, он хороший целитель, будет с Юсаром общаться.
   - А тебе там какого хрена делать? Пусть шлют сюда своего целителя, и пусть Юсар с ним нянчится. Зачем тебе в Шактистан?
   - Старший придворный маг султана, господин Шейраз - один из лучших темных словесников. Я могу многому у него научиться.
   - Саффочка, ведьма ты моя озерная, но ты и так все умеешь! - воскликнул я, плюхнулся на колени и обнял ее за ноги.
   - Эрраде, ты что? - растерялась она.
   - Нафига тебе этот Шактистан сдался? - мурлыкнул я, зарываясь лицом в подол ее серебристо-серого платья. - Я же скучать буду.
   - Лин.
   - Что?
   - Ты эгоист.
   - Знаю.
   Я, подхватил взвизгнувшую от неожиданности волшебницу на руки и понес к кровати.
   - Не знаю как ты, а я намерен, как следует попрощаться.
   Ну да, отговаривать ее бесполезно, так что только и остается с пользой провести оставшееся до отъезда время.
  

Глава 4

   Ларрен
   Я покинул подземелье ровно через семь дней.
   За все время заключения никто меня не посещал, и даже водное божество не сочло возможным почтить узника своим присутствием. В итоге я стал, наверное, лучшим знатоком поз Шактистанских наложниц в королевстве. Делать все равно было нечего, и потому я внимательно изучил оставленную предыдущим узником книгу.
   Искать Вальдора мне не нужно, поскольку хозяин не велел отчитываться перед ним о выполненных мероприятиях, а потому решаю сразу приступить к исполнению своих непосредственных обязанностей - охране королевы.
   Иоханна обнаруживается в своем кабинете.
   - Здравствуй, - холодно произносит она, оглядывая меня с головы до ног, - полагаю, тебе следует вымыться и поесть.
   Киваю и удаляюсь. Реакция хозяйки говорит мне о многом. Да, она проявила заботу. Но сделала это так... как для животного. Конечно, потерянную собаку тоже следует первым делом помыть и покормить. Да, еще и причесать, наверное.
   И вот я вымыт, переодет и даже причесан и, вроде как, напоминаю человека, по крайней мере, издали. Сижу на кухне и поглощаю жидкий супчик. Не следует после голодовки сразу налегать на еду, хотя и очень хочется.
   - Привет, несчастный узник! - слышу я и поднимаю голову.
   Тут же на стул рядышком шлепается Лин Эрраде - младший придворный волшебник. Наверное, угроза Вальдора лишить его доступа к силе и в самом деле была настолько реальна, что мальчишка не попытался даже книгу мне какую-нибудь в камеру передать. Хотя не исключено, что он про меня просто забыл.
   - Ну что? Ничего страшного с тобой не случилось? - интересуется княжич, воруя со стоящей рядом со мной тарелки теплую булочку.
   - Все в рамках дозволенного, - отзываюсь я и опускаю взгляд. Видеть бодрого и довольного жизнью Лина мне сейчас не хочется. Хочется грубость какую-нибудь сказать, но не стоит.
   Княжич немедленно перестает жевать:
   - Что значит, в рамках дозволенного? - бурчит он. Слова получились неразборчивыми, так как рот юного мага забит хлебом.
   - Все нормально, Лин, - поясняю, с сожалением отодвигая от себя пустую тарелку, - Ее величество велела мне привести себя в порядок и поесть. Этим я сейчас и занимаюсь.
   - А потом ты чем будешь заниматься? - тут же интересуется Лин.
   - Не знаю, чем прикажут.
   - Хм... а у меня невеста в Шактистан сбежала.
   Морщусь. Что за ерунда? Не мог же Аргвар так быстро все организовать!
   - Я серьезно, - обиженно заявляет Лин, - по какому-то там обмену каким-то там опытом.
   - Кого взамен прислали? - интересуюсь я. Не то, что бы мне нужна была эта информация. Но мало ли что - пригодится.
   - Не знаю еще. Да какая разница! Ну, пришлют какого-нибудь пузатика в чалме. Дело-то не в этом, а в том, что у меня куча свободного времени теперь образовалась. Надо его чем-нибудь занять.
   Один из поварят ставит передо мной кружку с травяным отваром и исчезает из поля зрения.
   - И какие есть предложения? - интересуюсь я.
   - По борделям точно не пойдем! - говорит Лин, - Саффа не поймет.
   - А она узнает?
   - Непременно! Она всегда узнает. Даже если сама не узнает, кто-нибудь ей непременно проболтается. Кстати, ты в курсе, что моя мама с Вальдором поссорилась?
   - Откуда я могу быть в курсе?
   - Между прочим, из-за тебя! Они теперь не разговаривают.
   - В этом тоже я виноват?
   - Да нет! - с досадой восклицает Лин, - просто, чтоб ты знал. Она пыталась за тебя заступиться, а Валь уперся, как баран. Так что насчет того, чтобы отвлечься?
   Хочу сказать этому мальчишке, что не мне, вещи, решать такие вопросы, у меня хозяева имеются, но не делаю этого. Во-первых, не стоит раздражать княжича. Он может еще пригодиться. Во-вторых, этот самый княжич вполне может убедить Ханну отпустить своего охранника развеяться. А уж донести до Лина мысль о том, что развеиваться следует в Эрраде, не составит труда. И потому после небольшой паузы с грустью в голосе проговариваю:
   - Знаешь, Лин. Я бы с удовольствием. Но, сам понимаешь, у меня есть обязанности.
   - Да ты нафиг Ханне не нужен! - заявляет Лин, не понимая, что этой своей фразой прямо-таки добивает мое относительно доброе отношение к своей госпоже, - у нее Кир под рукой! Конечно, она тебя отпустит!
   И что мне остается? Изобразить на лице улыбку и произнести:
   - Ну, тогда я согласен.
   - Отлично! - восклицает княжич, вскакивая на ноги. С трудом сдерживаю усмешку. Я недолго знаю Лина, но успел понять, что тот постоянно вскакивает, срывается, несется, восклицает и выкрикивает. Кажется, маг просто не способен какое-то время провести спокойно. Он не умеет, как другие люди, ходить и говорить. Ему непременно нужно скакать и тарахтеть. Наверное, от избытка энергии. Забавный парень.
   Можно сказать, единственный, с кем мне здесь хочется общаться. Хотя нет, не хочется, надо. Но эта необходимость не вызывает раздражения, и то хорошо.
   - Кстати! - заявляет Лин, - ты, кажется, учиться собирался.
   - Чему?
   - Ну ты... у тебя с памятью проблема? Магии, конечно.
   - А... Магии...
   Да, учиться магии - давняя мечта, жаль, что неосуществимая, по крайней мере, сейчас. С другой стороны, это сделать никогда не поздно. А если все получится... Проблемы с обучением не будет. Да и не факт, что оно вообще понадобится. Хотя нет, понадобится, конечно. Сильный необученный маг - стихийное бедствие и для себя и для остальных. Но эту проблему я решу, когда она станет более актуальной
   - Давай, пошли к блонде, - командует Лин, и, не спрашивая особого позволения, хватает меня за плечо и телепортируется к королеве.
   Та в этот момент беседует со своим женихом. Ну, как сказать, беседует. Сидит у него на коленях и что-то воркует на ухо. Кирдык удовлетворенно улыбается, и эта его улыбка отчего-то вызывает у меня новую волну раздражения.
   Мне не нравится Кир. Чем - непонятно. Попытка проанализировать свои чувства к генералу не выдает удобоваримых результатов, и потому я просто вынужден остановиться на глупом, но таком логичном сейчас выводе "Ну не нравишься ты мне и все!".
   - Что ты хотел, Ларрен? - проговаривает Иоханна, глядя на нас с Лином с явным неудовольствием.
   - Я должен приступить к исполнению своих обязанностей.
   Королева переглядывается с Киром, после чего поворачивает ко мне голову и немного заискивающе произносит:
   - Ларрен, погуляй где-нибудь, а? Ты мне пока не нужен.
   - Сколько времени я должен гулять?
   Кирдык бросает на меня внимательный и жесткий взгляд. Хорошо же, что ты, генерал, не эмпат.
   - Не знаю, - мурлыкает Ханна, - можешь гулять до завтра.
   Княжич фыркает.
   - Ну, я же говорил! - заявляет он, - хорошо провести тебе время, блондочка! Сиди смирно, я на тебя сигналку поставлю.
  
   Лин
   Всю неделю я себя каким-то говном ощущал. Особенно последние четыре дня - после отбытия Саффы в Шактистан. Саффа меня от мыслей всяких отвлекала, а как я один остался, так сразу и одолели меня мрачные думы. О том, какое я говно и трус. Да, угроза Вальдора лишить меня магической силы подействовала, я притих как мышь под веником и даже книжки какой-нибудь в тюрьму не передал, чтобы Ларрен от скуки не сдох. Кстати, я дурак, мог бы и передать. Вряд ли бы меня за это магии лишили. Но эта гениальная мысль посетила меня слишком поздно - неделя закончилась и Лара выпустили.
   Честно говоря, я еле дождался, когда это случится. А потом еле нашел этого бывшего заключенного. Он сидел на кухне и какую-то бурду хлебал. Я попытался его разговорить, но он как-то вяло реагировал. Хорошо хоть на предложение вместе развлечься согласился. И на том спасибо! Если мне удастся его развеселить, я не буду чувствовать себя таким виноватым. Ну и не только в этом дело. Мне действительно хотелось его как-то растормошить, развлечь. Все-таки родственник. Хоть отец его и не любит. Кстати почему? Вряд ли потому, что он какое-то время занимал пост наместника в Эрраде. Папа не такая мелочная скотина, чтобы за это невзлюбить парня. Лар ведь не нападал на наше княжество, его всего лишь назначил наместником король, завоевавший наше Эрраде.
   Иоханна отпустила Ларрена без труда. Мы даже спросить не успели, как она сама предложила ему прогуляться до завтра. Ну да. Не до Лара ей. Она на коленках у Кира сидит, вся такая довольная, как кошка, обожравшаяся сметаны.
   Напоследок я поставил на блонду сигнальное заклинание. Теперь, если ее магически атакуют, я сразу узнаю. Кир, который сам магом не был, но магию видел, одобрительно кивнул, изучив мои старания, и пожелал нам удачного отдыха.
   Я помахал этой сладкой парочке ручкой и переместил нас с Ларреном к воротам дома тетушки Луизы.
   - Где мы? - спросил Ларрен.
   - На распутье. Хочешь, в кабак пойдем на той стороне улицы, а хочешь, в бордель, мы у ворот как раз стоим.
   - Ты говорил, что в бордель не можешь идти.
   - Ага, намек понят. Значит бордель. Да ты расслабься, я тебя туда веду, а не сам иду. Я пока с Луизой пообщаюсь, - объяснил я, не утруждая себя стуком в ворота, схватил Ларрена за плечо и телепортировал внутрь.
   Нас тут же оглушил радостный писк: "Лиииин!"
   Да, девочки меня любят. Даже не знаю, за что. Пробовал как-то расспросить Зулиму, она сказала, что я добрый. Странное объяснение. Ну ладно, добрый так добрый.
   - Девочки, - я расплылся в улыбке, - привет, красавицы. Я вам друга привел. Не эльфа, правда, но тоже ничего.
   Внимание девочек переключилось на Ларрена. Я шепнул: "Выбирай" сунул ему кошелек (девушки тут работают, а не развлекаются, так что без этого никак) и отошел, оставив приятеля наедине с весело повизгивающей стайкой.
   Я присел на диванчик, рядом с хозяйкой заведения - Луизой, которая делала вид, что скучает с бокалом вина.
   - Опять с другом, - мурлыкнула она, жестом подзывая слугу с напитками, - а сам нет?
   - Нет. Не хочу налево от Саффы ходить. Скучно, - признался я.
   - А этот мальчик похож на твоего отца, - заметила Луиза, окинув цепким взглядом Ларрена, который успел расположиться на диване в обнимку с Зулимой и Матильдой. - О! У него печать собственности!
   - Это семейные разборки, не обращай внимания, Лу. Он мой кузен, - объяснил я.
   - Интересные у вас - магов, семейные разборки, - Луиза улыбнулась, - как матушка твоя поживает?
   - Отлично поживает. Да, я знаю она тебе за тот неудачный поход в военный лагерь задолжала, не переживай я ей напомню. Она просто забыла, ты же знаешь мою маму.
   - Дульсинея - очень своеобразная дама, - отозвалась Луиза и скомандовала, - девочки, ведите нашего гостя наверх. Лин, напьешься или просто выпьешь?
   - Напьюсь, - решил я, - Саффа меня бросила. Сбежала в Шактистан опыта набираться. Видите ли, там какой-то гениальный маг словесник завелся, темный, как и она, вот она и поехала. А меня здесь бросила. Иоханну охранять. Да только Ханне моя охрана не особо нужна, у нее Кир есть. К тому же Кардагол обвешал ее всякими охранными амулетами. Я вот тоже для порядка сигналку на нее поставил, но скорее всего любой из кардаголовых амулетов сработает быстрее, так что зря старался. Вот думаю, может быть, сделать Саффе сюрприз - навестить ее. Посмотрю заодно, на какого такого гениального словесника она меня променяла.
   - Да ты ревнуешь! - умилилась Луиза, - брось! Разве можно изменять такому сладкому мальчику, как ты?
   Я едва не подавился вином от такого заявления и удивленно вытаращился на хозяйку борделя. Что это такое она говорит? Какой на фиг сладкий мальчик? И какая, растудыть ее в тудыть, ревность? Ну, я так и спросил:
   - Лу, о какой ревности речь? Я не ревную, я страдаю. Меня бросили в одиночестве на целую неделю!
   - Странный ты, Лин. Вместо того чтобы наслаждаться свободой, страдаешь, - искренне озадачилась Луиза и отдала распоряжение прислуге, - гномьей водки для господина.
   Сколько я той водки выпил, не помню. Сначала с Луизой пил, а потом Ларрен спустился. Довольный такой. Зулима и Матильда вместе с ним в гостиную вернулись, тоже довольные. Даже не знаю, что их больше порадовало - то, что Лар с ними делал или более чем щедрая оплата? Надеюсь и то и другое, а то как-то не хочется за кузена своего перед девочками краснеть.
   Ну, вот значит, Лар спустился, и мы с ним вдвоем пьянку продолжили. Устроились за столиком у окна, который окружали цветы всякие в кадках, создавая видимость уединения. Я тут совсем расслабился и сам не заметил, как жаловаться начал.
   - Ну и вот значит, я ей говорю: на хрен тебе этот обмен опытом нужен, ты у меня и так опытная, а она все равно уехала.
   - Так вернется же, - в который раз напомнил Ларрен.
   - Ага, вернется! Через неделю! Нет, ну ты себе представь! Меня бросили на целую неделю!
   - Четыре дня уже прошло, - напомнил Лар, - осталось всего три.
   - Все равно, три - это много! - упрямо возразил я. - Вот чем она думала, когда бросала меня, а? Так нельзя! Представь себе, я даже капризничать пытался, а она ни в какую, уперлась и все. И уехала. А мне что делать?
   - Развлекаться, - посоветовал Ларрен.
   - Вот я и развлекаюсь, - проворчал я, хмуро уставился на дно рюмки, убедился, что она пуста, наполнил ее, а заодно и рюмку Ларрена и распорядился, - пьем!
  
   Ларрен
   Послушно выпиваю. Это уже третья рюмка, и, пожалуй, мне хватит - закуска в доме Луизы легкая, а съеденный мною недавно супчик пищей можно назвать лишь условно. Думаю, пора княжича отсюда вытаскивать в какое-нибудь заведение, где нам подадут полноценный обед.
   Только собираюсь озвучить мысль о том, что неплохо бы переместиться в трактир через дорогу, как в голове раздается вкрадчивый голос Аргвара:
   "Ты не забыл, что у тебя договор, сладенький?"
   "Сладенький" не забыл. Жаль, конечно, что поесть не удастся. Но я ведь знаю это мокрое божество. Лучше подчиниться немедленно, пока оно не придумало, чем бы меня ускорить.
   - Давай махнем в Эрраде, - предлагаю Лину, чем вызываю его недоуменный взгляд.
   - В Эрраде? Зачем?
   - Посмотрим на руины бывшего дворца. Я слышал, ты интересуешься.
   - Точно. Хочу взглянуть, что там сейчас. - Лин расплывается в ухмылке и сообщает, - я там был, когда с Ханной в прошлое путешествовал. Представляешь, убегаю я от Кира, с перепугу телепортируюсь в наш сад, ну то есть тогда это не наш сад был, но мне повезло, и я удачно переместился, никуда не вляпался. Так вот, там меня охранник сцапал, "ловчие сети" набросил, урод, и притащил к Кардаголу во дворец, а он... ха-ха, гад такой, напугал меня, я чуть заикой не остался! Представляешь, я думал, он меня хочет, ну ты понимаешь, в каком я смысле.
   Да? А Лин все еще думает, что Кардагол шутит на эту тему? На мой взгляд, у этого архимага прослеживаются бисексуальные наклонности. И юный княжич явно его интересует не только в качестве родственника. Впрочем, не стоит расстраивать бедного Лина. Пусть остается при своих заблуждениях.
   Лин опрокидывает в себя рюмку водки и принимает решение:
   - Идем в Эрраде. Я точных ориентиров старого дворца не знаю, но в деревушке поблизости был. Туда и переместимся. А там пешком придется... хотя, нет! Чего это я? Оттуда на лошадях поедем. Я из папиной конюшни утащу. И пусть он от злости лопнет. Главное, случайно мамину Зайку не ухватить, а то она мне устроит желтую жизнь.
   Примерно полчаса спустя мы уже едем к руинам старого дворца на позаимствованных Лином лошадях. При этом мы отчаянно горланим песни, содержание которых ну никак нельзя назвать приличным.
  
   Я эльфенку говорила,
   Что кентавра полюбила.
   Эльфик правду оценил,
   Вмиг кентавру...
  
   ай-ай-ай, ай-ай-ай,
   лучше попу охраняй!
  
   - Ха-ха, Ларрен, ты где такой пошлости нахватался?
   - Не скажу. Твоя очередь.
   - Очередь? Хе-хе, ты не знаешь что такое очередь! А я вот один раз в очереди стоял. Отвратное занятие, скажу я тебе, друг мой Ларрен. Ладно, слушай, это меня Иксион научил:
  
   У кентавра в огороде
   два эльфя спалилися
   весь укроп его скурили
   и в экстазе слилися
  
   ай-ай-ай, ай-ай-ай,
   лучше травку различай!
  
   Дальше следует наш дружный гогот и очередной шедевр в общем исполнении:
  
   Целовала я ушастых
   ровно сорок раз подряд
   но от этого у эльфов
   только ухи и стоят
  
   без каннабиса никак
   - абсолютный нестояк
  
   - Не, что-то нескладно как-то, - проговаривает Лин слегка заплетающимся языком, - наверное, что-то мы не так спели. Ай, ладно. О, смотри, вот они руины. Хм, от них мало что осталось. А на хрена мы, кстати, вообще сюда приперлись?
   - Я слышал легенду о том, что в руинах спрятан ценный артефакт.
   - Да ну! Фигня!
   - Может быть, и фигня, говорят, что артефакт во время Последней Магической войны Кардагол спрятал, перед тем как его в плен взяли.
   - Да? А пошли к Кардаголу, спросим, - оживляется Лин.
   Нет, такой расклад меня совершенно не устраивает.
   - Зачем Кардагола спрашивать? Интереснее самим попробовать найти, - произношу я в расчете на то, что любопытный и непоседливый княжич оценит прелесть самостоятельных поисков клада. Так и происходит.
   - Точно, а потом Кардаголу сюрприз сделаем, - решает Лин, - на что этот твой артефакт похож? Сейчас мы его в миг найдем.
   - Хороший вопрос, - бормочу, оглядываясь.
   То, что перед нами руины именно королевского дворца, то, что это вообще руины, а не просто забытая кем-то кучка камней - это нужно было знать. Наугад едва ли их можно обнаружить. Разве что по ощущениям. За прошедшие тысячелетия запах магии еще не выветрился с этих мест. И, хотя, вроде бы солнышко светит и травка растет, и даже живность какая-то бегает, кожа покрывается противными мурашками. Мы с Лином переглядываемся и молча спешиваемся.
   Поводья лошадей накидываем на ветку толстого морщинистого дерева неизвестной мне породы, а сами осторожно двигаемся вперед. Гадостное ощущение того, что мы здесь чужие, только усиливается.
   - Выпить хочешь? - вдруг шепотом интересуется Лин.
   - А есть? - так же тихо отзываюсь я. Может, в трезвом виде поиски и были бы более эффективными. Да вот только не будь Лин пьяным, едва ли он вообще сюда полез, а я... думаю, лучше заглушить алкоголем неприятное ощущение того, что я делаю что-то недопустимое.
   - Конечно.
   Лин возвращается к лошадям, вынимает из седельной сумки фляжку. Отхлебывает из нее сам и протягивает емкость мне. Нюхаю горлышко и констатирую факт:
   - Водка.
   - Ну да. А ты думал, сок?
   Да, действительно, сок был бы ни к чему. Делаю несколько глотков, привычно замираю, чувствуя, как жидкость обжигает горло и пищевод.
   - Как-то здесь неприятно, - произносит Лин, передернув плечами.
   Неприятно? Это очень слабо сказано.
   - Ну да. Пошли?
   - Пошли. А как мы это должны найти? Если даже не знаем, как оно выглядит? Что этот артефакт делает-то?
   На этот счет у меня уже заготовлена приемлемая легенда.
   - Усмиряет огонь.
   - А артефакт-то для этого нафига? Заклинания ж есть.
   - Придает неуязвимость.
   - Ну, это уже интереснее. Еще будешь?
   - Ага.
   - Слушай, Лар, а чем ты занимался до того, как стал наместником?
   Ну надо же, какой своевременный вопрос! Кому-то интересно, чем я занимался до того, как стал наместником и до того, как из меня сделали раба. Вальдора это отчего-то не интересовало. Он и телохранителем своей дочери меня назначил, не потрудившись даже выяснить, а имеются ли у кандидата на должность достаточные навыки для этой работы.
   - Я был сборщиком налогов.
   Лин удивленно вытаращивает на меня глаза. Вот именно, что вытаращивает. Самый подходящий глагол. Они у него становятся большими, круглыми и удивительно глупыми.
   - Кем-кем?
   - Сборщиком налогов. В Арвалии.
   - И что, вот так просто из сборщиков и в наместники?
   - Нет, не очень просто. Я занимал должность заместителя начальника ведомства. Меня к тому моменту повысили. За эффективность.
   Ну и за то, конечно, что я был дальним родственником Дафура. По материнской линии. В Арвалии, как и во многих других местах, родственные связи порою творят чудеса.
   - И... и чем ты там занимался? Ну, то есть конкретно, что ты делал, когда был сборщиком?
   - Объезжал замки, собирал подати.
   Что еще сказать? Мое происхождение позволяло не отбирать последнее у бедняков. По крайней мере, в большинстве случаев. Чаще всего мы просто приезжали к хозяевам поместий и изымали уже собранное. И я горжусь тем, что ни разу никому не удалось отбить у меня то, что подлежало передачи в королевскую казну. А ведь сколько раз пытались!
   Лин молчит, переваривая информацию. Только минут через десять он тихо спрашивает:
   - И тебе что, это нравилось?
   Честно отвечаю:
   - Да.
  

Глава 5

   Ларрен
   Через полчаса.
   - Лар, ик, ты этта... точно знаешь, что эта штуковина должна быть здесь?
   - Угу.
   - А Кардагол, он хитрый жук. Он ее куда угодно мог захреначить!
   - Что сделать?
   - Спрятать! Чтоб никто-никто не нашел!
   - А... у тебя еще осталось?
   - Чуть-чуть!
   - Дай!
   Отбираю у Лина флягу и допиваю остававшуюся в ней жидкость. Пьяным себя не чувствую. Голова соображает замечательно, с координацией, правда, творится что-то непонятное, но не особо обременительное. Во всяком случае, ноги идут именно туда, куда я им приказываю. А большее мне пока и не нужно.
   - Что такого мог сделать котик, чтобы это не нашел никто-никто, кроме него? - продолжает высказывать свои соображения вслух Лин.
   - Пометить? - предполагаю я. Ну, в самом деле, что делают котики в таких случаях?
   Княжич недоуменно на меня уставляется.
   - Пописать на него, что ли? - наконец, после длинной паузы интересуется он.
   Фыркаю, пытаясь представить себе методично описывающего артефакт волшебника и ржу в голос. Тут же ко мне присоединяется и Лин.
   Отсмеявшись, княжич глубокомысленно произносит:
   - Пометить он мог только кровью!
   - А мы - его родственники!
   - Точно.
   Переглядываемся, и тут же мне в голову приходит замечательная мысль - то, что закрыто кровью, кровью можно и открыть. Судя по выражению мордахи княжича, думает он примерно о том же. Оглядываем развалины, на сей раз хозяйским таким, оценивающим взглядом, и одновременно достаем ножи.
   - Неее, - вдруг протягивает Лин, - руки резать мне нельзя. Я - жестовик!
   - М-да? А мне тогда язык резать не стоит, - тут же отзываюсь я, вызвав своей репликой новый приступ истеричного смеха у обоих.
   - А у меня еще одна фляга есть! - задумчиво произносит княжич. Что же он раньше-то молчал?!
   - Тащи!
   Пока Эрраде бегал к лошадям, я, поморщившись, полоснул себя лезвием по левой ладони. Мне вдруг кажется, что воздух задрожал, но решаю, что это от боли.
   - О! Ты уже! - удивляется Лин, протягивая мне водку и разглядывая мою залитую кровью ладонь, - а мне-то что разрезать?
   - Шею? - предполагаю я.
   - Не, шею имеет смысл резать, только если ты найдешь какую-нибудь подходящую емкость, куда жидкость будет стекать. Да и то не нужно. Кровь свернется, - глубокомысленно произносит княжич и икает.
   Оглядываю руку, думаю, что не стоит, наверное, водить порезом по камням, а потому вымазываю в крови правую ладонь и касаюсь ею одного из булыжников.
   - Не, ну что резать-то?! - восклицает Лин, - мож, здесь, на предплечье?
   - Давай.
   Он с трудом, но расстегивает пуговицы на камзоле, бросает его на траву, закатывает рукав рубашки, оглядывает свою руку и морщится. Явно трусит.
   - Или лучше пописать, - бормочет он. Не думаю, что это нам поможет, а потому спокойно и быстро провожу лезвием по обнаженному предплечью княжича.
   - Больно! - возмущенно выкрикивает Лин.
   - Угу, - соглашаюсь я, наверное, больно, - пошли, что ли.
   И вскоре мы, пошатываясь и поминая Повелителя времени нехорошими словами, бродим по руинам, оставляя пятна крови на старых камнях.
   Пару раз мне слышалось знакомое хихиканье, но я не акцентирую на этом внимание. Если Аргвару захочется появиться - пусть. В любом случае, капризное божество бесполезно звать, да и избавиться от него невозможно.
  
   Лин
   Стало уже довольно-таки темно, и изучать заляпанные кровью руины было не очень удобно. Я зажег несколько светлячков, мрачно оглядел торчащий из земли треугольный камень и пробормотал:
   - Кровь ни хрена не работает. Говорил же я - надо поссать.
   Придя к такому выводу, я принялся расстегивать ширинку. Гномья водка в моих мозгах одобрительно шептала, что я все делаю правильно. Ларрен захрюкал и деликатно отвернулся.
   Осуществить свои намерения и помочиться на ближайший камушек я не успел, потому что этот самый камушек вдруг засветился. Не очень заметно, почти ничем не отличаясь от других камней, на которые падал тусклый свет созданных мною светлячков, но все же он заметно выделялся среди остальных. А может быть, я это видел, потому что был одной крови с Кардаголом - магом, который это место пометил... точнее скрыл своим волшебством, сделав так, чтобы увидеть это могли только он сам и его потомки. Предусмотрительный.
   - Растудыть твою в качель! Лар, ты только глянь! - заорал я.
   - Что там у тебя? Второй член вырос? - пробормотал Ларрен оборачиваясь. По его изменившейся физиономии я понял, что он видит то же что и я.
   - Ну-ка, Ларик, отойди, щас я по нему шарахну.
   Я деловито встряхнул кистями и пошевелил пальцами, раздумывая, какое заклинание применить, чтобы получить желаемый эффект.
   - Может быть, просто сдвинем? - предложил Ларрен.
   - Вот! - я возмущенно поднял вверх указательный палец и погрозил непонятно кому, - вот что значит не использовать магию в повседневной жизни. Подвинем! Мы с тобой кто? Мы с тобой, Лар, маги. И не мотай головой, ты тоже маг, просто учили тебя хреново... то есть вообще не учили! Ноги бы твоим родственникам повыдергивать - оставили ребенка без образования. Ну, ничего, вот Саффа из Шактистана вернется, и я ее попрошу, чтобы она тобой занялась. Она же тоже словесница. Да. Только темная. А ты...
   Я окинул Ларрена внимательным взглядом. Я не спец, у меня не особо хорошо получается угадывать, к какой категории маг принадлежит. Это надо уметь смотреть. Вот отец умеет. Но он Глава магического Совета, так что ему по должности положено, а я умею постольку поскольку. Но что-то подсказывает мне, что Лар темный словесник, и силы у него гораздо больше, чем он сам думает. Только она какая-то... не знаю, как описать. Скрытая? Спящая? Запечатанная? Да уж, чего только в пьяную голову не придет. Магия у него неиспользуемая, только и всего! Вот научится использовать, и будет его сила выглядеть, как нужно, а не так как сейчас - мутной и приглушенной, будто скрытой туманом.
   - Ты, Лар, тоже темный словесник, - объявил я.
   - Я светлый, - возразил он.
   - Плюнь тому в рожу, кто тебе это сказал! - возмутился я. - У тебя вообще кто-нибудь уровень магической силы проверял? Кстати, неплохой уровень. Хм, слушай, Лар, а кто тебе...
   Я хотел спросить, кто ему вообще сказал, что у него почти никакого магического дара нет, но тут он вздрогнул как-то странно и перебил:
   - Давай сдвинем этот камень.
   Я пожал плечами. Не хочет продолжать разговор и не надо. Будем двигать. Поскольку я был пьян, камень отъезжал зигзагами и в итоге затормозил об остатки стены.
   - О, здесь сундучок какой-то. Наверно, мы нашли денежки, которые котик припрятал на черный день, - предположил я, извлек сундук из неглубокой ямки и установил на плоский камень поблизости. - Ну что, откроем?
   - Замок несложный, - заметил Ларрен, подошел ближе и поморщился, будто от боли.
   - Что, голова болит? Хмель выветрился? - заботливо спросил я и сунул Ларрену флягу, - на, выпей.
   Ларрен без особого энтузиазма сделал глоток. Я поколдовал над замком, и он с тихим щелчком открылся. То ли, действительно, несложный был, то ли так легко поддался, потому что почуял во мне кровь Кардагола.
   - Так и что у нас тут? О! Кружечка!
   Я извлек из сундука, держа за тонкую изящную ножку, небольшую чашу из металла холодного голубого оттенка, украшенную серовато-голубыми камнями, которые были похожи на застывшие льдинки.
   - Интересно, - пробурчал я, перевернул чашу и заглянул внутрь, - О! Ни фига себе!
   Ларрен подошел поближе и тоже посмотрел. В чаше плескалась жидкость ядовито-зеленого цвета. Я снова перевернул чашу. Из нее ничего не вылилось.
   - Любопытно, - буркнул я, снова вернул чашу в исходное положение и сунул палец в жидкость, - хм, холодная. И что с этим делать? Как эта фиговина усмиряет огонь?
   - Наверное, этот артефакт надо каким-то образом активировать? - предположил Ларрен.
   - Само собой, большинство артефактов не работают просто так, их надо активировать, - поучительно изрек я, пошатнулся, ухватил Ларрена за плечо и предложил, - а не пойти ли нам в деревню? Там трактир есть, в нем комнаты сдают.
   - Может быть, лучше во дворец?
   - С чего бы вдруг? Нас выгнали до завтра, вот до завтра и будем гулять. Да и не хочу я в таком состоянии возвращаться, блонда мне все мозги вынесет, если пьяным увидит. Она и так вредная всю жизнь была, а беременность ее еще вреднее сделала. Как Кир ее терпит? Это точно любовь! Великая и неземная. Ха-ха... пошли, Лар, в трактир. Заодно и выпивки еще возьмем.
  
   Ларрен
   Три часа спустя мне удается, наконец, уложить пьяного княжича в кровать. Тот пробовал возмущаться, потом требовал, чтобы я прилег с ним рядом, мол, ему грустно и одиноко, но, в итоге, все же уснул. На всякий случай запираю дверь в комнату Лина и прохожу к себе, тихо радуясь, что в трактире оказалось много свободных номеров, и нас не поселили в одном. Слушать всю ночь храп пьяного княжича мне как-то не хочется. А сам я уже успел протрезветь. К сожалению.
   Я не вполне понял, что там Лин говорил насчет моей магии. Надо будет спросить у него завтра.
   Эту фразу проговариваю вслух. Затем с удовольствием вытягиваюсь на кровати и закрываю глаза, предвкушая возможность нормально выспаться. Не в тюрьме.
   - О чем это ты его спрашивать собрался, Ларренчик?
   Открываю глаза и вижу Аргвара. Конечно, кого же еще? Тот изображает на лице нежную улыбку и опускается на постель рядом со мной. Грациозно так, по-женски.
   Сегодня это навязчивое божество одето в непристойно облегающий костюм из серебристой ткани (а может быть кожи) который подчеркивает все, что только можно подчеркнуть. Серые, отливающие голубым волосы заколоты в высокий хвост блестящей заколкой, только несколько прядей падают на лицо.
   Несмотря на то, что облегающий костюм явно демонстрирует то, что эта мокрица является представителем мужского пола, в очередной раз отмечаю, насколько он похож на женщину. На красивую женщину, если быть точнее.
   - Ай-яй, о чем ты думаешь, сладенький! - укоризненно восклицает Аргвар и кокетливо заправляет за ухо волосы. В следующее мгновение он перестает дурачиться и рычит, - не о том думаешь, мальчик! Сейчас ты должен поразмышлять об активации артефакта. Ты выяснил, как это сделать? Почему вы, два урода, дрыхните в каком-то трактире, вместо того чтобы...
   - Ты разве не знаешь, как его активировать? - перебиваю его и пытаюсь сесть.
   Серьезно, не знает? А я-то рассчитывал на то, что это вечно мокрое существо поделится со мной информацией. Впрочем, признаться честно, приятно даже думать о том, что он чего-то не может. Видимо, тень злорадства проскальзывает по моему лицу, потому что Аргвар тут же командует:
   - Лежать! - и ухмыляется, - ты мне в таком положении больше нравишься. Так и хочется сесть сверху и, - божество потягивается, эротично изогнувшись, - мууррр... ха-ха, я пошутил. Расслабься, дурачок. И забудь о том, чтобы задавать Лину вопросы. Ты же не хочешь, чтобы он подумал, будто ты общаешься с ним только потому, что он маг? Или, может быть, ты хочешь, чтобы он решил, что тебя беспокоит твоя слабенькая магическая сила?
   - Сейчас мне кажется, что это больше беспокоит его, - замечаю я, старательно игнорируя эти его потягивания, намеки и ухмылки. Хотя противно, да. Ни разу еще Аргвар не зашел дальше пошлых намеков и легкий поглаживаний, но я постоянно опасаюсь продолжения банкета. Ему это нравится.
   - Парень любопытен, только и всего, - продолжает божество. - На самом деле ему плевать на твое благополучие. Или ты, наивный, поверил, что он так интересуется уровнем твоей магии, потому что беспокоится за тебя? Он просто мелкое любопытное чудище, как и его мамаша. Ха! А ты, и, правда, рассчитывал на его помощь? Ой, я не могу! - Аргвар откидывается назад, обнажая горло, и хохочет. Ему, видимо, так весело, что он даже валится спиной на мои ноги.
   С трудом подавляю в себе желание как следует пнуть это хихикающее существо, которое, собственно, право. Какое дело Лину может быть до моих проблем? Он просто любопытствует, и я не унижусь до того, чтобы показать, как заинтересован в своих слабеньких магических способностях.
   Настроение Аргвара, как обычно, резко меняется. Он садится прямо (вздыхаю с облегчением, потому что, наконец, он меня не касается), брови его сурово сдвигаются, взгляд становится ледяным. Обычная поза. Рассчитанная на внешний эффект. Ну да, я впечатлен.
   - Я не знаю, как активировать артефакт. У Кардагола своеобразное чувство юмора. Он зашифровал описание ритуала в книге. Шифр простой - это набор цифр, каждая из которых это номер страницы, абзаца и слова.
   - И где мне взять эти цифры?
   - Я тебе их дам. И даже название книги скажу, - Аргвар улыбается и гладит меня по бедру, заставляя стиснуть зубы, - я сам прочесть не могу.
   - Неграмотный что ли? - глупо поддеваю я, с трудом удержавшись от того, чтобы отодвинуться подальше. Рука божества на моей ноге как-то не радует.
   - Я грамотный. Но этот ушлепок... кхм... то есть родственничек твой - Кардагол, завязал шифровку на свою кровь... а вы, кстати, молодцы, быстро догадалась, каким образом артефакт искать. Хвалю! Хочешь поощрительный приз за догадливость?
   - Какой? - осторожно интересуюсь я и тут же получаю ответ.
   - Страстный поцелуй. Настоящий. С языком.
   Меня уже тошнит, и, в то же время, накатывает злость. Да сколько можно?!
   - Может быть, лучше минет? - рычу я.
   - Я подумаю над твоим предложением, - обещает Аргвар, многозначительно облизнув губы. Его рука медленно движется вверх по моему бедру, не выдерживаю, отодвигаюсь под злорадное хихиканье божества.
   - Расслабься, сладенький, я не собираюсь тебя насиловать.
   - Хотел бы я на это посмотреть, - бормочу я.
   - Может быть, когда-нибудь и посмотришь, - буркает в ответ Аргвар, в очередной раз, утратив игривое настроение, - значит так, цифры выбиты на том камне, под которым вы нашли артефакт, книга называется "Тысяча и одна поза шактистанских наложниц". Уверен, в библиотеке Лина она найдется. В твоей вот вряд ли, дубина ты пугливая.
   Божество исчезает, оставив после себя, как обычно, запах моря и ощущение гадливости.
   Собственное терпение меня удивляет и восхищает. И любопытно - насколько его еще хватит? Выдержу ли я?
  
   - Подъем! Утро настало, птички поют... мать их за ногу, разбудили, засранки такие.
   Ну что за шум? С трудом открываю глаза и обнаруживаю склоняющуюся надо мной физиономию Лина.
   - Уйди! - рычу, надеясь, что Лин исчезнет, как остатки ночного кошмара.
   - Вставай! - бодро восклицает Эрраде и встряхивает меня за плечо. - Завтра наступило, пора в Зулкибар возвращаться.
   Задумчиво оглядываю цветущего княжича, у которого похмелья ни в одном глазу, и осторожно спрашиваю:
   - Ты поверишь, если я скажу, что мне приснился вещий сон?
   Ну, а чем еще я могу обозначить источник появления у меня информации об артефакте? Что я ночью поболтал с водным божеством, которое меня почти что домогалось?
   - Ты что пифия, что ли? - фырчит Лин. - Так в любом случае, каннабис мы вчера не курили, это я точно помню.
   - Мне сон приснился.
   - Ага, мне тоже, - мечтательно изрекает княжич. - Саффа и кхм... групповуха, короче. Что ухмыляешься? Тебя там не было!
   - Верю. А мне приснилось, как мы ищем способ активировать артефакт.
   - Да? - заинтересованно тянет Лин и плюхается на кровать, едва не придавив мне ноги. И что им всем моя постель медом намазана, что ли? - И как же мы его искали?
   - С помощью книги "Тысяча и одна поза шактистанских наложниц".
   - Очень смешно! Так бы и сказал, что тебе неприличная фигня приснилась, - ворчит Лин. - Подружку бы тебе завести. Вот, например, Данаэль. Шеон часто к ней в Альпердолион наведывается, мог бы тебя прихватывать иногда. Да она и в Зулкибаре постоянно мне на глаза попадается. Кстати, вот когда Вальдор тебя в подземелье посадил, знаешь, как она переживала?
   Очень милая девочка - эта Данаэль. Вот только до Иоханны ей очень и очень далеко. И что здесь такого? Да, я нахожу Ее величество привлекательной и даже более того. А особенно... Стоп, я вообще не об этом.
   - Кхм... Лин, ты что-то не то подумал. В книге было зашифровано описание ритуала активации.
   - Да? И как мы это расшифровали?
   - С помощью цифр, выбитых на камне, под которым мы нашли артефакт.
   Какое-то время княжич недоверчиво меня разглядывает, видимо, размышляя - это я так шучу, или мне, действительно, вещий сон приснился. Если даже юный маг что-то и подозревает, мысли свои не озвучивает.
   - Думаю, перед отправкой домой мы можем заглянуть на руины и проверить тот камень, - наконец с воодушевлением в голосе произносит Лин.
   - Да, будет любопытно, - соглашаюсь, удивляясь тому, что не отличающийся, вроде бы, особой тупостью княжич так легко попался на такое глупое объяснение. Вещий сон. Как же!
  
   В Зулкибар мы возвращаемся час спустя, унося с собой переписанные с камня столбики чисел.
   Конечно же, увлеченная женихом Иоханна вновь отсылает меня куда подальше, мягко намекнув на то, что она пока готова обойтись без моих услуг. Что же, это меня устраивает.
   - Отлично! - радуется присутствующий при моем разговоре с королевой Лин и приобнимает меня за плечи, - пойдем ко мне, изучим эту "Тысяча и одну позу".
   - Лин?! - восклицает королева.
   Да, забавно. Жест княжича достаточно интимен, а уж фраза... Неудивительно, что у Ее величества глаза становятся прямо-таки огромными и безупречно круглыми. А я... я краснею.
   - Ты это о чем подумала? У нас чисто научный интерес, - буркает княжич и телепортирует нас с ним в свои покои. - Да уж. Представляю, что она теперь обо мне подумает.
   - Что ты брякнул не то, - утешаю я, - королева тебя слишком хорошо знает, чтобы подумать что-то еще.
   Очень на это надеюсь.

Глава 6

   Лин
   Ларрен то ли сам дурак, то ли меня за такого держит. Вещий сон. Тоже мне пифия нашелся! Но ведь что смешно - на камне действительно оказались ряды цифр. И мне любопытно стало - откуда Ларрену известно про цифры и про зашифрованный в фривольной книжонке ритуал? Зачем он выдумал про сон? Тайна какая-то? Ну, тогда так бы и сказал, что вот, мол, знаю, но откуда - не скажу. Мне даже неприятно стало, что он меня за дурака такого держит и врет в наглую. Но я решил промолчать. Мало ли какие у Ларрена причины так поступить. В общем, я сделал вид, что как последний придурок проглотил его ложь про вещий сон. Тем более что эта возня с найденным артефактом меня захватила. Ну да, это ведь интересно - найти заныканный Кардаголом предмет и разобрать его на составляющие.
   Я так увлекся, что сказанул при Ханне непонятно что. О, бедная моя репутация! От нее совсем ничего не осталось. Хорошо, что кроме блонды никого в кабинете не было, когда я ляпнул, что мы с Ларом идем тысяча и одну позу изучать.
   Короче говоря, устроились мы в наших с Саффой покоях на кровати. А вот не надо ничего такого думать! Мы вообще-то были с похмелья и уставшие, так что решили, что лежа нам будет гораздо удобнее. Ну и вот лежим себе такие кверху задницами, перед нами книжка раскрытая и бумажка, на которую Лар тщательно цифры с камня переписал. Шифровка была несложная - первая цифра означала номер страницы, вторая - какой по счету абзац, а третья - какое слово в абзаце. Да, слова искались просто, но получалась из них в итоге какая-то нескладуха.
   - Третья страница, второй абзац, пятое слово, - пробурчал Лар, пролистал страницы и известил, - под!
   - Угу, - буркнул я и записал "под" на отдельном листочке.
   - Идем дальше, - с умным видом изрек Ларрен.
   - Восемнадцать, четыре, девять, - подсказал я.
   Лар нашел нужное слово и озадаченно повернулся ко мне.
   - Ты ничего не перепутал?
   - Я хоть и не силен в математике, но не до такой степени чтобы неправильно цифры называть, - счел нужным немножко обидеться я.
   - В этом предложении говорится о синем шелковом шарфе, который следует затянуть на шее партнерши...
   - Вот никогда не понимал, почему он должен быть синим? - возмущенно перебил я, - мы с Саф использовали красный, результат тот же.
   Ларрен смущенно кашлянул.
   - Так какое у нас там слово? - я отпихнул его и сунул нос в книгу.
   - Синий, - поведал Ларрен.
   - Так и запишем, синий.
   В итоге получасовой деятельности в нашем распоряжении появились слова: под, синий, небес, на, зеленый, трава.
   Мы с Ларом недоумевающе переглянулись. Что делать с этим набором слов не представляли себе ни он, ни я.
   - Фигня какая-то, - проворчал я, разглядывая записанные на листке слова и пытаясь включить воображение.
   Тут буквы замерцали, и мой корявый почерк превратился в другой - ровненький, аккуратный, с симпатичными завитушками. Ха! Не удивлюсь, если это почерк нашего Кардагола.
   Слова остались те же, только немного изменились, и в итоге появилась осмысленная первая строка... надо полагать, стихотворения. Ну, растудыть твою налево! Только этого не хватало! Ритуал был описан в стихах. И когда мы расшифруем этот стих полностью, нам еще предстоит разгадать смысл всяких поэтических метафор и прочих аллегорий. Вот счастье-то привалило.
   - Под синевой небес, на зелени травы, - в который раз прочел Ларрен и с досадой выругался.
   Ругался он тихо, почти без эмоций, но так душевно и цветисто, что я аж заслушался. Наверно, я бы ему заслуженный комплимент отвесил, но нам Гарлан помешал. Деликатно в дверь стукнул и вошел, не дожидаясь, когда ему разрешение дадут. Вид двух парней, валяющихся на кровати с книжкой про позы наложниц (с яркими картинками, кстати) дворецкого нисколько не смутил. С нейтральным выражением на лице он поведал, что Ее величество срочно ожидает меня в своем кабинете. Даже интересно, что ей вдруг понадобилось?
   - Сходим? - обратился я к Ларрену.
   - Меня она не звала, я здесь подожду, - решил Лар.
   - Ну, как хочешь, - не стал возражать я.
   Понятно, что кузен не очень жалует мою блонду. И я даже понимаю, почему - она, сама того не замечая, относится к нему, как к пустому месту. Даже, несмотря на то, что он спас ей жизнь. Вообще, Ханна стерва еще та, да к тому же есть у нее милая привычка - она обижает людей своим пренебрежением, даже не осознавая этого.
   Я телепортировался в кабинет Иоханны. Она там не одна была. С Киром (тоже мне неожиданность!) и с каким-то высоким, тощим как жердь шактистанцем в чалме, украшенной россыпью драгоценных камней. Пожалуй, за одну такую "шапочку" можно пол Эрраде купить! Интересно, кто это такой?
   - Лин, это господин Шейраз, старший придворный волшебник Шактистана, - представила его Ханна.
   Шейраз отвесил низкий поклон, буравя меня своими маленькими черными глазками. Что-то мне его рожа не нравится. Слишком наглая. Стоп! Волшебник Шейраз - это же тот самый крендель, темный словесник, к которому моя Саффа сбежала! Если он здесь, то где Саффа? Саффа где, я вас спрашиваю?
   - Мои соболезнования, господин Эрраде, - огорошил меня Шейраз.
   - Это как это? - брякнул я.
   - Лин, ты только не нервничай, - осторожно попросила Иоханна. Так осторожно, что я занервничал еще больше и заорал:
   - Какого хрена происходит?!
   - Саффа пропала.
   Кир оказался единственным нормальным человеком в этой компании и сказал как есть, не виляя вокруг да около. Стоп! Что он сказал? Пропала? Куда пропала? Как? Ну, я так у них и спросил. В ответ Шейраз этот отвесил мне очередной низкий поклон и поведал, что еще вчера его коллега была во дворце, и он вел с ней интереснейшую беседу на профессиональные темы. Они засиделись допоздна и решили продолжить свою дискуссию утром. Но на следующий день Саффа в назначенное время не явилась. В покоях ее тоже не обнаружилось. Магическое расследование ничего не дало - никаких следов атаки или хотя бы перемещения не было. Проще говоря, была Саффа, и вдруг нет Саффы. Куда и каким образом пропала - непонятно.
   Первым желанием было заорать, врезать по наглой морде шактистанцу, который (вот зуб даю!) врал или чего-то не договаривал. Но я ничего такого делать не стал. Во мне будто что-то застыло. На мгновение появилось ощущение, что в моей ауре сейчас ледяная корочка захрустит. Я будто со стороны услышал свой голос:
   - Саффа пропала именно из отведенных ей покоев?
   - Стража в коридоре не видела, чтобы она выходила, - ответив, Шейраз снова поклонился.
   В других обстоятельствах я бы повеселился - слишком часто он кланяется. Но сейчас мне было не до смеха. До такой степени не до смеха, что я заморозился в лучших традициях своего папеньки. Иоханна вот даже рот открыла от удивления. Не ожидала, наверно, от меня такой реакции на новость. Правда, она тут же его закрыла, но я все равно заметил.
   - Я хотел бы лично осмотреть покои, из которых предположительно исчезла Саффа, - все тем же замороженным тоном с неподвижной мордой лица, изрек я.
   - Боюсь, это невозможно, - очень и очень вежливо отозвалась эта вошь шактистанская.
   Я молчал, сверлил его леденящим (надеюсь) взглядом и ждал объяснений.
   - Покои госпожи Саффы находились на женской половине. По нашим законам посторонним мужчинам туда нет хода, если они не евнухи.
   - В таком случае место осмотрит моя мать, - решил я.
   - Увы, господин Эрраде, в женскую половину дворца может войти только юная дева не старше двадцати.
   - Как же туда Саффа попала? Ей за сорок! - вырвалось у Ханны.
   - У волшебников возраст иначе исчисляется, - извернулся Шейраз.
   - Моя мать волшебница, следовательно, никаких препятствий нет, - сделал я вывод.
   - Ваша мать замужняя дама, по нашим традициям замужние женщины не могут посещать женскую половину дворца.
   Я быстро перебрал в памяти всех знакомых мне незамужних волшебниц и понял, что доверить такое серьезное дело не могу ни одной из них. Да уж. Засада. И Шейраз так изворачивается, что вот лично мне подозрительно. Судя по помрачневшей мордашке Ханны, ей тоже это все не нравилось, но вступать в конфликт с магом государства, с которым у Зулкибара налаживаются полезные отношения, блонда вряд ли захочет. Ну да, она ж у нас королева и королевство ей превыше всего. Что ж, ладно, я сам Саффу найду и надаю по шее этим хитромордым шактистанцам.
   Я одарил Шейраза холодным взглядом, вежливо попрощался, отвесил ему преувеличенно низкий поклон и телепортировался к себе.
   - Вернулся наконец-то, - встретил меня Ларрен. - Я вторую сроку расшифровал. Но понятнее не стало. Вот слушай: "В тени сосны высокой, на толстом одеяле". Как думаешь, что это может значить?
   - Мы отправляемся в Шактистан.
   - Каким образом ты это понял из строки про сосну? - растерялся Ларрен.
   - Да срать я хотел на эту сосну и артефакт этот гребанный! - рявкнул я, наконец, дав волю эмоциям. - Саффа пропала, шактистанцы что-то темнят, я намерен ее найти. Если не хочешь, не нужно, оставайся здесь и продолжай расшифровывать стихуечки.
   Фуф, проорался, и легче стало. Интересно, отец вот такое же ощущает, когда ведет себя, будто ледяной принц? Если да, то я ему сочувствую. Это же какие-то оковы прямо-таки! Будто душу в ледяную глыбу засунули.
   - Ну, так что, Лар, ты со мной?
   - Лин, на мне печать, - мрачно напомнил Ларрен, - без разрешения хозяина я не могу никуда отправляться.
   - Ну, ёптыть! - прошипел я, - жди здесь!
   Я телепортировался для начала в кабинет Вальдора. Да, Валь здесь больше не король, но кабинет остался. Ханна им не пользуется, у нее свой есть, ей там удобнее. Так что Вальдор вполне может обнаружиться в своем старом кабинете. Он, конечно, мог и в Аравалию свалить, но мне повезло, он находился здесь. Обсуждал что-то с Иксионом. Судя по вороху бумаг на столе и отсутствию спиртного, разговор был серьезный. До того серьезный, что Вальдор даже не замечал, что кентавр стоит слишком близко и обнимает его за плечи.
   Я не отказал себе в удовольствии и с самым невинным видом мурлыкнул:
   - Привет, голубки! Воркуем?
   Вальдор бросил на меня зверский взгляд и осторожно, будто, между прочим, отступил в сторону, подальше от Иксиона. Кентавр на этот маневр только клыки в усмешке оскалил.
   - Что тебе нужно, Лин? - буркнул Вальдор.
   - Ты в курсе, что Саффа пропала?
   - Пропала? - искренне удивился Валь. Сидит, ёптыть, в своей Арвалии и не знает ни хрена!
   - Только не говори мне, что ты не в курсе, что она отправилась в Шактистан по обмену!
   - В курсе. И что? Она пропала в Шактистане?
   - Да.
   Равнодушие Вальдора начало раздражать, но я совершил подвиг и сохранил спокойствие.
   - А что говорят шактистанцы? - полюбопытствовал Вальдор.
   Я, набравшись терпения, пересказал ему свой разговор с хитрожопым Шейразом.
   - Вряд ли шактистанский правитель настолько опрометчив, чтобы похитить ее в свой гарем.
   - В смысле? - разозлился я, - считаешь, что она недостаточно красива?
   Ну да, глупо в данной ситуации подобным образом возмущаться, да только вот я помню, как Валь не раз под Сферой правды признавался, что считает Саффу, мягко говоря, не красавицей, вот и не сдержался. Что бы он понимал, этот любитель толстушек!
   - Полагаю, султан - не идиот. - Объяснил Вальдор. - Надо быть совсем психически неуравновешенным, чтобы из-за минутной слабости удерживать против воли Озерную Ведьму. У него достаточно женщин. Вряд ли он вдруг воспылал к Саффе безумной любовью.
   - Ты еще скажи, что шактистанцы не виноваты в ее исчезновении!
   - Может быть и так, - заявил король этот недобитый. - Ты, Лин, раньше времени не заводись и ничего не предпринимай пока...
   - Пока что? - перебил я. - Чего ты мне ждать предлагаешь?
   - Возможно, она найдется.
   - Вальдор! Ты бы сидел на попе ровно, если бы Аннет испарилась в неизвестном направлении?
   - Полагаю, что Аннет не могла бы оказаться в подобной ситуации. Она...
   - Да-да, она у тебя дрессированная! - перебил я. - Впрочем, мне плевать на твои советы и твое мнение. Я сюда по другой причине пришел. Отпусти Ларрена со мной в Шактистан.
   - Зачем он тебе там?
   - А зачем он тебе здесь?
   - Ты мог бы не огрызаться, а просто объяснить, почему считаешь помощь Ларрена необходимой, - заметил Иксион, который до сих пор молчал и не вмешивался в наш разговор.
   - А кого мне еще о помощи просить? Вальдора что ли? Так ты сам видишь, как сильно он "хочет" помочь. Вот предлагает не вмешиваться и ждать не понятно чего. Не ожидал я, Валь, что ты такая сволочь бесчувственная!
   - Придержи язык, мальчишка! - король начал закипать. - Я считаю твое стремление лезть в Шактистан и устраивать разбирательства глупым! Обратись к отцу, он найдет более приемлемое решение проблемы.
   - Я тебе, что дитя малое? - заорал я. - Сам к отцу обращайся!
   - Он мертв.
   - Очень мудрое замечание! Я его подниму специально для тебя! Что ты тут городишь херню какую-то? Отпусти Лара, и я больше не буду доставать тебя своей мелкой проблемой. Подумаешь, Саффа пропала! Это же такая фигня! У нас таких Сафф как грязи!
   - Лин, прекрати. Я так не думаю, ты же знаешь...
   - Не знаю! И, честно говоря, знать не хочу. Ну, так что насчет Лара? Он же тебе здесь все равно не нужен.
   - Он охраняет Иоханну.
   - Да на фиг он ей сдался сейчас, когда все успокоилось, и ей никто не угрожает? И ты это прекрасно понимаешь, но за каким-то хреном держишь Лара при ней, как на привязи! Или это ты, таким образом, заботу о нем проявляешь? Заботливый какой! А когда его гномы в коридоре пиз... кхм... пинали, где твоя забота была?
   - Слушай, ты... ты... твою мать, Мерлин Эрраде, если ты такой умный, забирай мальчишку и заботься о нем сам, а я посмотрю, как это у тебя получится!
   - Отлично! И позабочусь! Во всяком случае, у меня он не будет, как неприкаянный, шляться по дворцу и получать люлей от всяких ненормальных Горнорылов!
   - Вон отсюда! - заорал Вальдор. Аж покраснел, бедняга, от ярости. Даже не представляю, чем я его так из себя вывел?
   - Сам дурак, - огрызнулся я и телепортировался обратно к себе.
   - Ты что сделал?! - налетел на меня разъяренный Ларрен, едва я появился.
   - В смысле? Ничего я не делал, - я озадаченно оглядел злобствующего родственничка, который еле сдерживался, чтобы не врезать мне по физиономии. А на этого что нашло? Может быть, по дворцу гуляет вирус бешенства, и Валь с Ларом заразились? Да и я, наверное, тоже.
   - Что, ударить меня захотел? Ну, давай, начинай! - прошипел я.
   - Лин, отмени приказ, - процедил Ларрен, медленно двигаясь в моем направлении, - отмени, я же тебя покалечу, придурок!
   - Совсем чокнулся. Ладно, отменяю приказ, - профырчал я.
   Ларрен остановился и вздохнул с видимым облегчением. Я непонимающе пожал плечами. Что с ним такое? Лар сел на кровать, уставился в пол и как-то устало, почти равнодушно, спросил:
   - Лин, зачем ты это сделал?
   - Да что я сделал-то? Не понимаю! - я начал психовать.
   - Вальдор перенастроил печать на тебя и вряд ли сделал это по собственной инициативе, без подсказки с твоей стороны! - прорычал Ларрен, подняв на меня злой взгляд. - И ты еще спрашиваешь, что ты сделал? Ты, сволочь рыжая, сделал меня своей собственностью!
   Я ошарашено вытаращился на его печать, которая, оказывается, успела за время моего отсутствия измениться. Теперь она гласила: "Собственность Мерлина Эрраде". Вот это номер!
  
   Ларрен
   Когда этот юный идиот дал мне приказ ударить его, я испугался. В драке парень слабее, и наша с ним потасовка могла закончиться либо его избиением, либо моими похоронами, потому что с перепугу это чучело вполне могло приложить меня каким-нибудь атакующим. Когда мы выясняли с ним отношения в прошлый раз, я сдерживался. Конечно, он неплох, но куда избалованному княжичу до бастарда?
   Сейчас смотрю на его растерянную физиономию и размышляю - что делать дальше? Злость схлынула. Княжич, судя по всему, сам не понял, что натворил. И совершенно бессмысленно орать на него за это. Вот только ситуация существенно осложнилась. Теперь он - мой хозяин, и я просто обязан буду исполнять все его прихоти, все, что может только прийти в эту дурную рыжую голову. А я как-то рассчитывал на иной поворот событий - на то, что я буду руководить Лином. Хотя нет. Это я, конечно, размахнулся. Не руководить, а, скажем так, направлять его в нужное мне русло.
   - Я не хотел этого, - бормочет Лин, - это случайно получилось. И вообще, кто знал, что эту дурацкую печать так легко изменить?!
   - А головой думать ты не пробовал? - интересуюсь я.
   - Хватит на меня рычать!
   Ага, очередной приказ. Умолкаю.
   Эрраде плюхается рядом со мной на кровать и интересуется:
   - Ну и что молчим? Скажи что-нибудь!
   - Лин, - устало произношу я, - ты теперь мой хозяин. И, если мне дозволено будет высказать свое мнение...
   - Лар! Не выпендривайся, ладно?!
   Да что он делает-то?
   - Твои команды должны быть более корректными, если ты хочешь, чтобы я их выполнял! Я не понимаю, что означает - не выпендривайся!
   - Я не давал команд!
   - Да ну?! Их было уже четыре - ударь меня, не рычи, скажи что-нибудь и не выпендривайся! Любой глагол в повелительном наклонении воспринимается печатью, как приказ! Ты хоть сам это понимаешь?!
   Теперь уже вскакиваю я. И в самом деле, не понимаю, как мне продолжать с ним общение?
   - Ларрен, ну прости меня...
   - Лин!!!
   - Да, ептыть, ну хочешь, прощай, хочешь, не прощай. Ну, мне... очень хотелось бы, чтобы ты понял. Я этого не хотел. Не хотел, честно! Лар, ты теперь не отправишься со мной в Шактистан, да?
   Физиономия княжича выглядит растерянной и несчастной. По-хорошему, мне сказать бы сейчас, пока у меня есть такая возможность, что я не намерен его сопровождать. Что я хочу остаться здесь. Что я опасаюсь, как бы это чудище малолетнее не достало меня окончательно своими указаниями, если я буду рядом с ним. В конце концов, не так уж он мне и нужен. У меня есть книга и шифр. И вместо этого, не понимаю, почему, проговариваю:
   - Я помогу тебе. Только очень прошу - будь осторожен в своих высказываниях. Ради себя самого, хотя бы. Печать все понимает буквально. Любое высказывание, Лин!!!
   - Ну что ты на меня орешь? Я понял.
   Вздыхаю.
   - Понял и хорошо.
   Но не выдерживаю и добавляю:
   - Так мне звать тебя хозяином или как?
   - Лар!!!
   - Ладно-ладно. Ты ориентиры Шактистанского дворца знаешь?
   - Нет.
   - А кто знает?
   На подвижной физиономии княжича появляется выражение глубокой задумчивости.
   - Ну, хрен этот знает. В смысле, маг шактистанский.
   - Конечно! Он, наверное, всю жизнь мечтал о том, чтобы длинный нос княжича Эрраде залез во все закоулки дворца султана. И он нас с радостью туда телепортирует!
   - Может, Кардагол? И нос у меня не длинный.
   Может, конечно, и Кардагол. Только мне сейчас следует держаться от этого мага подальше. Не знаю пределов его силы, не имею представления о его способностях, а потому не стоит сбрасывать со счетов вероятность того, что он может каким-то образом узнать о том, что его артефакт у меня. Да и Лина следует держать от него подальше. Мало ли что может сболтнуть княжич в сердцах. Так, если не Кардагол, то кто? Старый Мерлин? К нему тоже не хотелось бы обращаться. Стоп! Андизар. Путешественник Андизар. Не может же быть такое, что он не знает ориентиров?
   - Лин, Андизара ты видел?
   - Нет. Но раз Вальдор здесь... Точно! Андизар!
   Княжич вскакивает с места, глаза его загораются.
   - Он должен знать!!!
   Улыбаюсь. Все же порывистость княжича меня забавляет.
   Не спросив разрешения, Лин хватает меня за плечо, и вот через секунду мы уже возле покоев Шеоннеля.
   - Свисток чаще всего рядом с Шеоном. Шеон его типа учит. Значит и Андизар должен быть где-то здесь. Или Шеоннель об этом знает, - быстро проговаривает Лин и распахивает дверь.
   Вайрус-Свисток, и в самом деле, здесь. Только он не занимается, а играет на полу с моим Котом и Кошкой Шеоннеля. Кот отвлекается ненадолго, и я тут же слышу в голове его ехидное замечание:
   "Поздравляю со сменой хозяина".
   "Что-то он у тебя по рукам пошел" - тут же добавляет Кошка. Кот садится и фыркает, глядя на меня наглыми зелеными глазами.
   - Тогда он и твой хозяин тоже, - говорю я, на что тут же получаю:
   "Не-а, вассал моего вассала - не мой вассал".
   Чтобы не подыскивать ответную реплику, оглядываюсь. Ага, вот и Андизар с Шеоннелем. Сидят за столом со сосредоточенными физиономиями.
   - Картишками балуемся? - интересуется Лин.
   Даже любопытно, что это. Подхожу, и в самом деле, перед магами какие-то странные картинки выложены.
   - Мама моя тут всех упорно обучает, - поясняет Лин, - это иномирская игра.
   И тут Андизар бросает веер из картинок, которые до этого держал, на стол и в сердцах восклицает:
   - Не буду я больше играть с эмпатами!
   У Шеоннеля розовеют уши.
   - Я не подслушивал, - мягко проговаривает он.
   - Все равно!
   Андизар поворачивается к нам лицом и раздраженно спрашивает:
   - Вы к Его высочеству? Тогда я пошел.
   - Нет-нет! Мы к тебе, - торопливо проговаривает княжич, - нам нужно в Шактистан. Ты там был?
   Андизар щурится и глядит на Лина с подозрением:
   - Допустим. А зачем Вам туда, молодой человек?
   - А твое ли это дело, уважаемый?
   Ну что же это такое, опять хамит! Торопливо поясняю:
   - Андизар, Саффа пропала, именно в Шактистане. Мы хотели бы попасть туда, чтобы прояснить ситуацию.
  

Глава 7

   Лин
   Ларик просто сама вежливость у нас. Любезно так, чуть ли не расшаркиваясь, объяснил Андизару, с какого перепугу нам в Шактистан нужно. А Андизар, да и Шеон тоже деликатными оказались - ни слова по поводу изменившейся печати не сказали. А я вот, честно признаться, так и находился в состоянии офигевания. Ну, Вальдор! Ну, удружил, мышь дохлая! Теперь мало того, что в общении с Ларреном придется за языком следить, так еще и неудобно. Ну, кому приятно станет, если почти друг вдруг превратится в собственность? Не надо мне такого счастья! Вот найдем Саффу, пойду к Кардаголу и не слезу с него, пока он не скажет, как эту несчастную печать снять. Не нужно мне такого счастья - имущества в лице собственного кузена. Кажется, я начал понимать Вальдора. Ощущение ответственности за разумного, который теперь в моей полной власти, не радовало. А если я забудусь и в шутку предложу ему выпить яду? Или еще какую-нибудь глупость ляпну? Вот же счастье привалило!
   Значит так, Лар любезно объяснил Андизару, в чем дело. Тот сразу изменил свое отношение к нашей просьбе. Саффу он уважает. Проникся после того, как она его привораживающим приложила и заставила выложить все секреты, не прибегая к помощи палача. С тех самых пор Андизар перед ней просто благоговеет и периодически с тоской поглядывает, наверняка вспоминая те незабываемые ощущения, которые ему подарила моя волшебница во время этого сеанса приворота. Только вот не надо ничего такого думать! Ощущения Андизара были исключительно духовного плана. У Саффы нет привычки любиться с каждым, кого она приворожила. Да и вообще нет привычки этим заклинанием пользоваться. Тогда ее Ханна заставила... кстати, мы ей за это еще не отомстили. Надо какую-нибудь гадость придумать, а то заскучала королевишна наша.
   Андизар потребовал подробности исчезновения Саффы. Шеоннель тоже заинтересовался и посокрушался, что он в Шактистане никогда не был и вообще в подобном деле помощник из него никакой. Я не стал напоминать ему о том, что он у нас, вообще-то, мастер иллюзий и неплохой боевой маг и посвятил их в подробности. Точнее в то вранье, которое услышал от Шейраза.
   - Я могу телепортировать тебя в Даран, - после недолгих раздумий решил Андизар. - В сам дворец вам придется своим ходом пробираться. К сожалению, я компанию составить не могу. Контракт.
   - Значит, все-таки Валь уломал тебя придворным магом к нему пойти, - констатировал я и решил, что вот теперь самое время напомнить Шеону о том, какой он замечательный помощник. Поначалу-то я рассчитывал на поддержку Андизара, который вон как загорелся, когда узнал о том, что Саффа пропала. Андизар тоже неслабый боевой маг и иллюзией почти так же хорошо, как Шеон владеет. Но раз у Андизара контракт...
   - Лин, я пойду с вами, - тихо сказал Шеоннель. А мне стыдно стало. Он же чувствовал все, что я тут обдумывал. Понял, что вначале я не хотел его о помощи просить. Ну, все, трындец! Обидится теперь. А как ему объяснить, что я против него лично ничего не имею и был бы только рад его помощи, но не хочу лишний раз выслушивать от Валя упреки о том, что впутываю его драгоценного сына во всякие неприятности?
   "Да понял он все. Понял! Не раскисай, княжич!" - промяукала Кошка, забираясь на плечо полуэльфа.
   Не знаю, может быть, мы бы еще что-нибудь придумали или поговорили о чем, но тут нарисовался Гарлан и объявил, что Вальдор Андизара зовет. Андизар, более не тратя времени на разговоры, телепортировал меня в дыру какую-то, сообщив о том, что я в столице Шактистана, и, помахав ручкой, испарился. Да уж. Вон как торопится на зов работодателя. Прямо-таки достойно умиления.
   Я запомнил ориентиры и вернулся в покои Шеоннеля. Лар и полуэльф в компании Кота и Кошки терпеливо ожидали меня там. Точнее, Шеон ожидал терпеливо, а Ларрен был какой-то бледный и злой.
   - В чем дело? - полюбопытствовал я.
   - В следующий раз, когда надумаешь смыться на такое расстояние, отдавай команду ждать на месте или другое какое задание придумывай, чтобы я не порывался за тобой бежать.
   - Я его еле удержал, - грустно вставил Шеоннель, - его ноги сами несли.
   - Пешком в Шактистан? - вытаращив глаза, пробормотал я. - Ну, ни фига себе... слушайте, если Вальдор - не маг, смог так запросто печать перенастроить, то получается, что хозяин может легко ее изменить. Может быть, попробовать ее ослабить? Кхм... ну вот допустим так. Ларрен Кори Литеи я ослабляю печать и позволяю тебе не подчиняться моим приказам, если они несут угрозу твоей жизни и здоровью... Ну как?
   - Что как? - уточнил Ларрен.
   Шеоннель обошел вокруг него, потом изучил его грудь, где мерцала печать и пожал плечами, не найдя в ней никаких изменений.
   - Лар, выпрыгни из окна, - распорядился я, решив проверить более радикальным способом, чем разглядывание печати.
   Ларрен удивленно посмотрел на меня, а потом расплылся в довольной ухмылке.
   - Сработало! Желания подчиниться нет, ноги к окну не несут, - отрапортовал он.
   - Ура, - откликнулся я и развалился на кушетке, отпихнув в сторонку разлегшегося там Кота. Наглый зверь одарил меня уничижительным взглядом и в один прыжок взлетел на плечо Ларрена.
   - Для начала план действий такой - проникнуть во дворец, на женскую половину и осмотреть саффины покои, - начал я. - Возможно, это нам ничего не даст - магические следы либо изначально были хорошо скрыты либо их уже затоптали местные маги. Но слишком уж рьяно Шейраз упирался и не хотел допустить осмотра покоев. Это подозрительно.
   - Шактистанец еще здесь. Вечером после ужина с королевой он возвращается домой. Я мог бы "послушать" его во время ужина, - предложил Шеоннель.
   - Хорошая идея.
   Я сам себе иногда умиляюсь! Почему мне самому не пришло это в голову - попросить нашего эмпата послушать эту морду шактистанскую? Вот только одно но - какого фига я узнаю о том, что у моей работодательницы ужин с иностранным магом не от нее самой?
   - Там будут Кардагол с Ллиу, - почувствовав изменение в моем эмоциональном фоне, объяснил Шеоннель.
   - Тогда возникает вопрос - а на хрена мы с Саффой Ханне вообще нужны в качестве придворных магов? - проворчал я и тут же осенился гениальной мыслью, - раз мы ей не нужны, то, как только я Саффу найду, женюсь и увезу домой. Хватит уже дурью маяться!
   "Мальчишке не терпится себя захомутать" - прокомментировала Кошка.
   Лар с Шеоннелем зафыркали.
   - Ну и чего веселимся? - буркнул я, - хватит ржать!
   Ларрен тут же стал серьезным. Не по своей воле конечно, а потому что приказ выполнил. Ну, растудыть твою налево!
   - Лар, не слушайся меня! - рявкнул я, всерьез психанув, - вообще никогда и никаким образом не слушай моих приказов! Поступай, как считаешь нужным!
   Вот теперь печать заметно изменилась. Нет, надпись, гласившая, что Ларрен моя собственность, никуда не исчезла, но значительно поблекла.
   - Думаешь, сработало? - заинтересовался Шеоннель, так усердно изучая эту злополучную печать, что аж чуть ли носом Лару в грудь не уткнулся.
   - Ларрен, подай мне яблоко, - распорядился я и с досадой пронаблюдал, как он протянул руку к стоящей возле него на столике вазе, взял оттуда яблоко и перекинул его мне. Яблоко я поймал, но есть его что-то расхотелось.
   - Не получилось ни хрена, - проворчал я.
   - Вообще-то я выполнил твою просьбу, потому что это логично - я ближе к вазе нахожусь, - объяснил Ларрен.
   - Да? - я ухмыльнулся, куснул яблоко и повторил эксперимент, - Лар, сгоняй в сад, сорви мне синюю розу, они как раз вчера расцвели.
   - Обойдешься, - довольно ухмыляясь, заявил Ларрен.
   Я вздохнул с облегчением. Сработало! Странно, что Валю не пришел в голову такой способ ослабить поводок и облегчить Ларрену существование.
   - Вот разберемся с этими бешеными гномами, и я ее вообще с тебя сниму, - решил я.
   - Печать не исчезнет, а изменится. Она будет гласить "человек вне закона", - напомнил Ларрен, - но меня это больше устроит.
   - Точно. Я забыл. Но мы все равно что-нибудь сообразим, - пообещал я, одарил приятелей лучезарной улыбкой и сообщил, - я придумал, как проникнуть во дворец. Лар, ты будешь девушкой в гареме султана.
   Ларрен смерил меня ледяным взглядом и заметил:
   - Зря ты, Лин, ослабил печать. По своей воле я не соглашусь играть подобную роль.
  
   Ларрен
   Заявление, конечно, оригинальное. Мало на мою голову свалилось, так я еще должен чьи-то сексуальные прихоти удовлетворять. Пусть даже султана. Не понимаю, это что - наказание мне такое от судьбы? Может быть, задел на улице ненароком могущественную ведьму, и она меня прокляла быть навеки чьей-то игрушкой? Так я и буду переходить из рук в руки - от Аргвара к султану Гарею и обратно, не минуя посредников?
   - Не злись, Ларрен, - тихо произносит Шеоннель, - выслушай Лина.
   - Не представляю себе, что такого он должен мне сказать, чтобы я согласился на этот фарс! - резко проговариваю я.
   Лин откладывает яблоко в сторону и с обидой в голосе заявляет:
   - Ну, кто-то же должен попасть на женскую половину дворца!
   - Вот сам и иди!
   - А кто будет хозяином? Ты? На тебе печать! Шеоннель? Так он - несовершеннолетний эльф, если ты не в курсе! И вообще, он представитель проигравшей стороны. Много ты эльфов-рабовладельцев видел в последнее время?
   Аж взвиваюсь в воздух.
   - Что?! Какие рабы? Ты из меня невольницу собрался делать?!
   - А чему ты удивляешься? Мы тебя подсунем султану...
   - А надпись на мне ты не читал?! Собственность Мерлина! Или ты собрался официально меня в собственность султану передать?! Чтобы меня в прямом смысле там трахнули, а не фигурально, как это сейчас происходит?!
   Шеон морщится и трет переносицу.
   - Пожалуйста, - просит он, - не так громко. Не так... вы слишком эмоциональны.
   На мордашке княжича в очередной уже раз появляется выражение глубокой задумчивости.
   - М-да... Печать - это серьезно. А давай ее снимем? Будешь у нас пока вне закона! - предлагает он.
   - Раб вне закона?
   - Рабыня.
   - Лин!!!
   Княжич шаловливо улыбается и спрашивает:
   - А ты хочешь стать евнухом? Они тоже доступ на территорию дворца имеют.
   - Знаешь что, извращенец! - в очередной раз взрываюсь я, - Я безумно рад, что ты печать ослабил! А то идеи тебе в голову приходят больно специфичные!
   Лин фыркает и заявляет:
   - Знаешь, Ларрен, когда ты орешь, ты даже на человека становишься похож.
   - Еще скажи, что я тебе нравлюсь!
   - Ну, прошу вас, - умоляет Шеоннель, - ну успокойтесь.
   Ох, ну прямо девочка чувствительная. Сажусь в кресло и упрямо повторяю:
   - Я женщиной не буду.
   - Девушкой, - ехидно произносит Лин, - очень привлекательной.
   - Тем более!
   - Лар, у нас нет другого выхода.
   - Шеона превращайте.
   - Шеон у нас еще маленький.
   - Ничего! Юные девственницы там должны быть в цене!
   - Шеон в розыскном деле ничего не понимает.
   - Я тоже!
   - Серьезно? И когда ты подати собирал, то просто приезжал, и все тебе на блюде выносили? Так, что ли?
   И вот тут я вынужден заткнуться. И кто меня тянул за язык, когда мы артефакт искали? Не мог отделаться ничего не значащими фразами? Дурак! Алкоголик! Это я о себе. Что же, за ошибки следует платить.
   - Ладно, - бормочу, - снимай печать.
   - А я не умею! - радостно сообщает Лин.
   - А ты просто не можешь от собственности отказаться?
   Княжич пожимает плечами и произносит:
   - Я, Мерлин Эрраде, отказываюсь от права собственности на Ларрена Кори Литеи.
   Ждем ради приличия две минуты. Печать не изменяется.
   - Пошли к Кардаголу, - предлагает княжич.
   Опять Кардагол! Но, с другой стороны, видимо, придется. Постараемся быть осторожными.
   - Где он? - сухо спрашиваю я и получаю ответ, но на этот раз от Шеона.
   - Он в Альпердолионе, я могу вас перенести.
   Переглядываемся и тут же оказываемся в эльфийском государстве. Если уж быть точнее, прямо перед дворцовыми воротами.
   Шеоннель кивает стражникам, произносит "Эти со мной", и мы спокойно и беспрепятственно проникаем на территорию дворца. Его ушастое высочество уверенно ведет нас куда-то на второй этаж.
   - Кардагол может быть где угодно, - поясняет он по ходу, - но, кажется, я уловил его эмоции из приемной.
   - А они что, на цвет отличаются? - интересуется княжич.
   - На вкус, - отвечает Шеоннель и усмехается, - у твоего родственника очень характерный набор эмоций. Любопытство, насмешка, злость, похоть...
   И тут мы буквально натыкаемся на выходящего в коридор Повелителя времени.
   - О! Зайчики! А что вы здесь делаете? - интересуется он.
   - Тебя пришли навестить, котик! - тут же отзывается Лин.
   - По делу? Или так, соскучились?
   - Соскучились! - заявляет княжич.
   - По делу, - говорю я.
   На выразительном темном лице Кардагола появляется знаменитая уже ехидная усмешка.
   - Тогда прошу в мой кабинет, - произносит эльфийский правитель, и сию же секунду мы оказываемся там.
   Кабинет Кардагола на аналогичное помещение, в котором любит проводить свое время Вальдор, совершенно не похоже. Во-первых, в нем нет стола. Зато имеется несколько мягких, приглашающих поваляться в свое удовольствие диванов. Полок с книгами тоже не видно, но стоит пара стеллажей, заполненных какими-то странными предметами, на первый взгляд, друг с другом не связанными. Там шлем, чьи-то кости, чернильница, перья и стеклянная ваза, заполненная до половины мутно-розовой жидкостью. И еще куча всякой чепухи, намекающей на то, что ее владелец - тот еще чудак, но чудак, практикующий магию.
   - Памятные вещицы, - поясняет Кардагол, проследив за моим взглядом, и добавляет, - выпить не желаете?
   Не успеваем ответить, как перед нами материализуется низенький столик с кувшином вина на нем и бокалами.
   - Ну, так что вы от меня хотели? - интересуется Кардагол, который уже полулежит на одном из диванов с бокалом в руке.
   - Нам нужно, чтобы ты из Ларрена девушку сделал. Очень красивую, - поясняет княжич.
   Повелитель времени в ответ хохочет.
   - Ну и затейник же ты, младший Эрраде!
   - Нам для дела надо! - обиженно восклицает Лин.
   - Саффа пропала, - сообщает Шеоннель, глядя на Кардагола из-под нависших на глаза прядей волос.
   - Как пропала?
   - Пропала, и все, - бормочет княжич. Кстати, к вину он так и не притронулся, - в Шактистане. На женской половине дворца...
   Кардагол вдруг мечтательно уставляется в потолок и бормочет:
   - Да, был я там как-то... Было любопытно.
   - Как? - быстро спрашиваю я, - как Вы туда попали?
   - Да элементарно. Меня продали. Как девицу. Прелестная Роксуанта. Не слышали о такой? Нет? Вот я там повеселился.
   - Вот и мы так хотим! - восклицает Лин, наклоняясь вперед. - Преврати Ларрена!
   Кардагол переводит на меня полный любопытства взгляд и, спустя пару минут, проговаривает:
   - А что? Было бы забавно. Вот если из тебя, Ларрен, сделать почти копию Роксуанты с поправками на моду, конечно же, может и получится.
   А я сижу и молюсь темным богам, лишь бы он не заподозрил, что я дело с его амулетом имел. Только бы не подумал об этом! И потому лишь тупо киваю, не понимая толком, о какой Роксуанте идет речь. Это ведь намного-намного позже до меня дошло, что Кардагол говорил о легендарной любимой наложнице Силимаха Первого! Историю-то Шактистана я почти не знаю, но легенды читать доводилось. Если бы я понял сразу... Ничего бы я не сделал. Только еще больше расстроился.
   - Мальчики, отвернитесь, - командует Кардагол, - нет, Ларрен, тебя это не касается.
   Он производит ряд жестов, и при этом что-то еще и пришептывает. Помню, конечно, что он универсал, но все равно любопытно наблюдать его колдовство в действии. Вижу, что от Повелителя времени ко мне медленно плывет странное переливающееся облако и позволяю ему коснуться своего тела. Кожу покалывает, но даже приятно. Закрываю глаза, наслаждаясь новым ощущением.
   - Все, Ларрен, - произносит как-то неожиданно для расслабившегося меня Кардагол, - можешь оглядеться.
   Опускаю глаза и вздрагиваю. Грудь. Отчетливо выпуклая. Почти в панике опускаю взгляд ниже и вижу округлые бедра, и... и руки, маленькие и нежные. Накатывает паника, забываю, как дышать и как двигаться - тоже.
   Из этого состояния меня выводит только реплика архимага, произнесенная глубоко удовлетворенным голосом:
   - Ай да я молодец! До чего ж красивая девица получилась!
  
   Лин
   Ларрен так психовал и возмущался, что я прямо-таки залюбовался и заслушался. Вот с такой перекошенной от злости физиономией, весь на эмоциях, будто вот-вот взорвется, он мне нравится гораздо больше, чем когда застывает и превращается в бледную копию моего отца. Честное слово, мне даже пару раз захотелось поаплодировать. Хоть и непонятно - с какого перепугу он так взорвался? Ну, подумаешь, в девицу его превратят. Его же при этом не просят с кем-то в постель ложиться. И вообще, сам согласился помочь, а теперь в кусты.
   Конечно, все было бы гораздо проще, не будь дворец султана (как впрочем, и все приличные дворцы) магически защищен. Если бы не это, мы бы просто послали туда Кота с Кошкой и они бы все, что нужно разнюхали. Но такой возможности у нас нет, зато есть Ларрен. Человек, который и сам может немало разузнать, оказавшись на территории противника, а так же владелец магического животного. Ведь если на магически защищенную территорию вошел маг, то и его животное свободно может пройти и ни одна сигналка при этом не сработает. Даже если Кот с собой Кошку проведет. А он ее проведет, в этом можно не сомневаться. Если не по собственной инициативе, так она его заставит.
   Вообще-то по-честному, если бы Лар слишком протестовал или Шеон почувствовал в его настроении явное отвращение к такому маскараду, то я не стал бы настаивать и попробовал бы сам под видом девицы в гарем проскользнуть. Но, во-первых, Ларрен хоть психовал и возмущался по всякому, особого протеста ни я, ни Шеон не разглядели. А во-вторых, что-то я сомневаюсь, что девицы для султанского гарема не подвергаются тщательной проверке. В том числе и на магические способности. У Лара-то они почти не видны, а так смотреть как я вчера, никто не станет. Я же не только уровень магической силы у него смотрел, а одновременно еще и окружающие его астральные потоки разглядывал. Ну да, чего только по пьяной лавочке не сотворишь. Мож и ларренова магическая мощь мне пригрезилась? Надо будет потом, когда Саффу вернем и появится время на всякие эксперименты, еще раз Лара проверить. Только уже на трезвую голову.
   Короче говоря, проверку в гарем султана Лар пройдет, а вот у меня все на виду, и даже если это скрыть, любой хороший специалист, при тщательном осмотре, определит уровень моей магической силы.
   Дальше встал вопрос, каким образом изменить печать и как из Лара девушку сделать. Тут было без вариантов - нужно просить Кардагола. Во-первых, он о печати этой больше нашего знает, ну и, во-вторых, ни я, ни Шеон совершить полное превращение не сможем. У нас пока еще кишка тонка такое делать - превращать людей в людей (ну или в других разумных). Это превращение в животное операция несложная, с людьми не так. Даже не знаю, почему? Вроде бы принцип один - трансформация тела, но все равно в разумных превращать сложнее. Наверное, это какие-то неписанные законы магии, существующие специально для того, чтобы волшебники не злоупотребляли изменением внешности - своей и окружающих. Короче говоря, сам я Лара превратить мог разве что в собачку какую или кота, ну вот птичкой еще мог бы его сделать. Но подобный фокус даже самый захудалый маг с полпинка разгадает. Да и любая магическая защита на такую "птичку" сработала бы незамедлительно. В общем, не обойтись нам без "прекрасной рабыни", которую мы создадим при помощи нашего родственника.
   Кардагол охотно помог. Да, его хлебом не корми - дай сделать гадость ближнему. Вот он над Ларом и поиздевался. Был Лар, а стала красивая девушка. Очень красивая. Мы с Шеоном чуть слюной не захлебнулись. Бедный полуэльф даже сделал несколько шагов по направлению к этой красе ненаглядной, но вовремя опомнился, остановился и принялся разглядывать лепнину на потолке, сделав вид, что он вообще не здесь и ни при чем.
   Кардагол довольно оглядел дело рук своих и похвалил сам себя:
   - Ай да я молодец! До чего ж красивая девица получилась!
   А потом и вовсе решил, что имеет право пощупать результат своих трудов, но Лар его таким взглядом одарил, что этот маньяк-завоеватель ручонки свои тут же прибрал и нацепил на физиономию невинную улыбочку.
   - Хорошая работа, - одобрил я.
   - Спасибо, - вежливо отозвался Кардагол (да-да, он это умеет... когда захочет). - А скажи-ка мне, зайчик, за какие заслуги Вальдор мальчишку тебе подарил?
   - А я-то уже было подумал, что ты не заметил изменений в печати, - поддел я и, игриво помахав ресничками, объяснил, - за красивые глаза мне его подарили.
   Взгляд у Кардагола стал какой-то... пугающий, наверно? Что он на меня так смотрит? Я ему девица, что ли? Достал уже своими шутками! Я сделал вид, что мне тоже стало интересно изучить лепнину на потолке. Кардагол зафыркал и ласково так мурлыкнул:
   - Глаза у тебя и, правда... хм...блядские.
   - Иди ты! - обиделся я.
   - Куда? - любознательно осведомился Повелитель времени.
   - В поле, - одарив его придурковатым взглядом, поведал я и, перестав валять дурака, попросил, - расскажи, как печать снять.
   - Зачем ты ее снимать собрался? - полюбопытствовал Кардагол, а любознательное выражение на физиономии совсем уж нереальным стало. Ну, прямо-таки прилежный студент всяческих наук.
   - Сам подумай, не можем же мы подсунуть султану "собственность Мерлина Эрраде". А вот "человека вне закона" очень даже можем.
   - Хм, - Повелитель времени задумчиво оглядел Ларрена и предложил, - давай я научу тебя временно менять печать, подаришь Лара султану и печать изменится на "собственность султана" как там его зовут?
   - Ты... Вы... да что Вы такое придумали? - процедил Ларрен. - Я не готов с султаном этим...
   Кардагол издал ехидный смешок и признался:
   - Прости, не подумал, что тебе это может не понравиться. Подойди сюда, Лин, покажу, как печать накладывается, снимается и как снятую обратно установить. Пригодится, может быть.
   Пока Кардагол меня инструктировал, Ларрен злился. Злость на хорошеньком девичьем личике смотрелась умилительно, так и хотелось чмокнуть это чудо в пухлые губки. И еще смешно было. Стоит этакая темноволосая фигуристая красотка и пытается придать своему личику суровое выражение. Шеоннель который расположился чуть позади Ларрена и пользовался тем, что тот его не видит, в открытую ухмылялся. Вот подлая ушастая морда! Наверняка Ларик сейчас забавно переживает свои изменения, и Шеон во всю прикалывается от его эмоций.
   Получив инструкции, я тут же попробовал снять печать, и красотка превратилась из моей собственности в человека вне закона.
   Кардагол кивнул, вероятно, выразив, таким образом, одобрение по поводу моей способности легко обучаться, потом оглядел Ларрена, на котором нескладно висела мужская одежда, и предложил:
   - Позаимствуем вещи из гардероба Ллиувердан. У вас один размер.
   - Кто бы сомневался, что, превращая Лара, ты сделаешь свой любимый размерчик, - поддел я и шагнул к Ларрену. - Ну что, краса моя ненаглядная, согласна платьице с драконьего плеча примерить?
   Я попытался обнять его за талию, он злобно зашипел и отпрыгнул от меня... прямо в объятия стоявшего позади Шеоннеля. Кардагол гнусно захихикал. Я тоже не выдержал и заржал. Ларрен заледенел в лучших традициях моего отца, но в исполнении его девичьей ипостаси это смотрелось не так впечатляюще и еще больше меня рассмешило.
   Кардагол махнул рукой и переместил нас всех в... хм, я так понимаю это был личный "шкафчик" Ллиувердан - огромная комната с рядами манекенов, одетых в разнообразные наряды.
   - Нужно подобрать что-то скромное, но в то же время соблазнительное, - объяснил Повелитель времени.
   Ну, мы и подобрали. В результате, Лар был обряжен в платье из воздушной ткани. Плечи и руки обнажены и скромно прикрыты шарфиком из чего-то прозрачного и почти невесомого, грудь и талия плотно обтянуты корсетом, а ноги скрыты летящим подолом длиной до самого пола. Кардагол обошел вокруг Ларрена, задумчиво нахмурился, что-то буркнул, щелкнул пальцами, и шелковистые локоны Лара сложились в незатейливую прическу, украшенную нитями белого жемчуга. Скромненько и со вкусом.
   - Теперь, стой спокойно, Ларрен, - распорядился Кардагол, - я на тебя приманку повешу. Сам делал - замешана на крови шактистанских султанов. Потомок Силимаха не устоит.
   - Зачем? - слегка побледнев, спросила наша краса и гордость.
   - Затем, - передразнил Кардагол, - ты же не хочешь, чтобы тебя купил кто-то другой.
   Ларрен в ответ только фыркнул, кажется, смирившись со своей участью.
   - Хорош! - одобрил я результат наших стараний.
   - Да, хоть сейчас в кровать к султану. Такая соблазнительная Лорелея получилась, - пророкотал Кардагол, окутывая Лара вожделеющим взглядом. И так натурально у него это вышло, что бедняга Ларрен попятился.
   - Не бойся, дурачок, меня недотроги не привлекают... сегодня, - утешил Кардагол, перестал ухмыляться и облизываться на "красотку", и предупредил, - если сами Саффу не найдете, будем действовать иначе. Я весь Шактистан по камушку разберу. Но это нежелательно. Ханна расстроится. Она так радовалась, когда ей удалось договориться с ними о взаимовыгодной торговле. Надеюсь, у вас получится решить это дело без шума.

Глава 8

   Ларрен
   Можно сказать, что я не напрасно опасался встречи с Повелителем времени. Хотя и не потому, что он мог учуять запах артефакта. Нет! Но он так на меня смотрел!!! Как на жертву!
   В очередной раз появляется сожаление о том, что я дал себя уговорить. Смотрюсь в зеркало, и чувство двойственное. С одной стороны, там отражается девушка, которую я и сам бы хотел. Стройная, но не тощая, грудь, попа, все в наличии, личико чистое, зубки белые. С другой - это явно попахивает каким-то извращением. Чего вообще ради эта прелестная незнакомка повторяет все мои движения?! Кошмар!
   Кардагол смеется, и эти два мелких паразита тоже хихикают в сторонке. Стискиваю зубы.
   - Стоп, - вдруг заявляет архимаг, - мальчики, полагаю, что со своим уровнем магической силы вы там всех собак на себя навешаете. Вы не думали о том, что неплохо бы ее... хм... слегка заретушировать?
   - Это как? - тут же интересуется Лин.
   - Сделать так, чтобы она не слишком в глаза бросалась. Вы ж не думаете, что прекрасную Роксуанту пустили бы в самое святое, если бы у нее был уровень силы, как у Великого Кардагола?
   - Великого? - фыркает княжич.
   - А то!
   - Так не я же иду в гарем, и не Шеон.
   - Смешной ты, зайчик! Ты думаешь, на рынке Дарана каждый день два сильных мага девиц продают?
   - Понятия не имею, что творится на этом рынке!
   - Лин, не нужно, - вмешивается вечный дипломат Шеоннель. - он прав. Я только не знал о том, что это возможно.
   - Для меня мало, что есть невозможного! - высокомерно заявляет Кардагол, после чего мурлыкает какое-то неидентифицируемое заклинание и удовлетворенно произносит, - а вот теперь вы, зайчики, если глубоко не копать, похожи на волшебников чуть сильнее Ларрена. Одним словом, ерунда.
   Молча проглатываю последнее высказывание.
   - Не обижайся, Лар, - тут же произносит архимаг, - на правду не обижаются. А сейчас, я так полагаю, вы хотите со мной попрощаться?
   - Ага, пока! - недовольно буркает Лин.
   Позволяю Лину утащить себя обратно в Зулкибар. Да куда угодно, лишь бы подальше от Кардагола. Мне и Аргвара хватает с его понятными намеками и загадочными претензиями. Спасибо. Не надо.
   Перед отбытием Шеоннель внимательно меня оглядывает и заявляет:
   - Где-то я слышал, что таких красивых женщин в Шактистане не принято показывать кому-либо.
   - Что ты предлагаешь, - в очередной раз взрываюсь я, - покрывалом меня занавесить?!
   - Можно и покрывалом, - задумчиво проговаривает Лин и набрасывает на меня кусок ткани, к счастью, полупрозрачной.
   - Я, - говорит, - в борделе это позаимствовал, с ним Зулима иногда для гостей танцует.
   В Зулкибаре у нас буквально час на сборы. Лин торопит. Понятно, мы и так достаточно много времени потратили. В итоге берем лишь деньги, мотивируя это тем, что все нужное можно купить на месте, да дорожный мешок, набитый какой-то нетяжелой рухлядью. Мы решили, что путешествовать без поклажи - слишком уж подозрительно.
   Шеоннель накладывает на Лина и на себя иллюзию. Легкую, как поясняет он. Просто делает глаза Лина голубыми (оба), а волосы - темно-русыми. Сам же тоже становится достаточно непримечательным шатеном эльфийской наружности.
   Через час мы в Шактистане. В каком-то проулке. Я сразу чувствую запах - влажности, гниющих фруктов, пыли.
   Лин берет меня за руку. Первая мысль - одернуть, но я душу ее в зародыше. Я же сейчас невольница, не более того. Мое дело - подчиняться.
   Некоторое время идем между близко стоящими домами, вернее, между их глухими стенами. Окон нет. Растительности - тоже. Под ногами - высохшая красная земля.
   Выходим к рынку. Слышно его издалека. Такой специфичный разноголосый шум. Не только говорящие на разных языках разумные, но и лошади, ослы, птицы - все вносят свой вклад в разноголосицу. Впрочем, все рынки звучат похоже.
   Идем медленно. Впереди мы с Лином, чуть позади - грустно опустивший уши Шеоннель. Мы договорились заранее, что он изображает из себя слугу Лина, а потому нечего ему радоваться жизни, пусть тащит себе дорожный мешок и молчит.
   Пытаемся обойти рынок по периметру.
   - Нам нужна гостиница! - ору я. А иначе свою мысль просто не донести. Не услышат.
   - Знаю! - отвечает княжич. Надо же, сейчас он сам на себя не похож - деловой, собранный, - я выяснил у Андизара. Остановиться лучше в "Розе пустыни". Приличный, но относительно недорогой трактир. Должен быть где-то недалеко.
   Спрашивать, где это, опасаемся. Мы и так привлекаем много внимания. Иностранец в сопровождении невольницы и эльфа. Думаю, вырядись Лин каким-нибудь жителем Шактистана, было бы проще, но увы, никто из нас не знает язык.
   Побродив по рынку часа так с полтора, наконец, неожиданно, выходим на эту самую "Розу". Вывеска написана на трех языках - шактистанском, зулкибарском и эльфийском. Ну, и для тех, видимо, кто читать не умеет вовсе, над дверью прикреплена табличка с изображением уродливого красного цветочка на желтом фоне.
   Проходим внутрь. Нас приветствует любопытный на вид разумный. Он, вроде бы, на шактистанца похож - такой же невысокий и темноволосый, но уши у него явно заостренные, эльфийские, и по-зулкибарски он говорит без акцента. Видимо, не такая уж закрытая страна - этот Шактистан, раз в ней встречаются подобные экземпляры.
   Одет он в халат длиной до щиколоток, а на голове тряпка повязана. Вроде бы белая, но на нее нашито множество разноцветных лоскутов. От этого голова встречающего похожа на разукрашенную ребенком капусту.
   - Комнату снять? - интересуется полукровка.
   - Да, - важно произносит Лин, - мне и моей невольнице. А также слуге.
   Шеоннель почтительно кланяется. Голова его опущена, как и подобает вышколенной прислуге. Бедняга принц!
   Я, изображая из себя невольницу, стою, не шевелясь, на шаг позади княжича.
   Несколько нервирует мысль о том, что едва ли наброшенное на меня покрывало способно скрыть формы, которыми меня наградил Кардагол. Вон, у этого, со странным головным убором, слюна на пол так и капает. Право слово, лучше бы меня в мешок упаковали!
   - Меня Хайят зовут, - поясняет наш встречающий, умудряясь одновременно глядеть на княжича и облизываться в строну "прекрасной Лорелеи", - могу предложить Вам, господин, комнату на втором этаже. Прекрасный вид на сад, широкий диван. И, в качестве приятного дополнения, ежедневные букеты цветов в номер.
   - Беру! - высокомерно бросает княжич, - а что для моего слуги?
   - А для него у нас тоже найдется помещение.
   - Мне нужно, чтобы он постоянно был рядом!
   - Всенепременно.
   - Пойдет! Проводите нас, уважаемый!
   Лин, задрав нос к потолку, шествует вперед, я семеню следом. Шеон топает чуть позади меня, тяжело и громко вздыхая. Кажется, он переигрывает.
   Комната, в которую нас поселили, и в самом деле, неплоха. Хайят, получив в качестве чаевых серебряную монету (на мой взгляд, это было слишком уже щедро), удаляется в сопровождении нашего полуэльфа. Могу оглядеться.
   Помещение достаточно просторное, было бы светлое, если бы не темно-красные, украшенные геометрическими узорами, ковры на стенах. Здесь немного пахнет затхлостью, из чего делаю вывод, что оно не особо часто используется. Видимо, слишком дорого для прибывающих. Ну да княжич у нас маг, если денег не хватит, знает, откуда их телепортировать.
   На тумбе у стола стоит обещанный букет каких-то чахлых желтых цветочков. Запах у них тоже как-то не очень, кислятиной отдает. Помимо тумбы в комнате имеется платяной шкаф со шторкой вместо двери (ага, было бы, что туда еще вешать) и, конечно же, низкая и достаточно широкая, чтобы на ней без помех могли разместиться два человека, лежанка.
   Часть комнаты закрыта ширмой, за которой обнаруживаются лохань с чуть теплой водой и ночная ваза.
   Лин плюхается на лежанку и тут же вскрикивает:
   - Ох, что ж она жесткая-то такая?!
   Я же, наконец, могу снять с себя покрывало. Оно меня слегка нервирует - изображение, как в дымке, трудно сфокусировать взгляд, и оттого мне повсюду мерещится угроза.
   - Мне не нравится, как ты ходишь! - вдруг заявляет Лин, - ты как-то плохо задом вертишь!
   - Я сейчас чей-то зад... - тихо проговариваю я, но закончить мысль княжич мне не дает, он вдруг начинает смеяться, и, как мне кажется, с какой-то истеричной ноткой в голосе.
  
   Лин
   Ларрен такая очаровашка, когда злится. А эта его угроза... одном словом - я валяюсь!
   - Что за планы у тебя на мой зад, сладенькая? - прожравшись, поинтересовался я.
   Лар одарил меня таким взглядом, что я бы, наверно, даже испугался... если бы на его месте кто-нибудь другой был. Ну, или если б он хотя бы в своем настоящем облике был, а не в девичьем.
   - Расслабься... хи-хи... Лорелея, - посоветовал я.
   - Лин, прекращай, это не смешно, - буркнул Ларрен.
   - Не смешно, - согласился я, - не смешно, что такая красотка ходит, как мужик. Давай, потренируйся, попробуй попой повилять.
   Я поудобнее устроился на диване и приготовился смотреть, как моя краса неописуемая будет дефилировать по помещению. Однако краса явно была не расположена к подобному представлению и одарила меня зверским взглядом.
   - Нет-нет! Наложницы так не смотрят! - воскликнул я. - Ты же султана на фиг отпугнешь, если так на него глянешь. Попробуй посмотреть нежненько. Давай, Лар, у тебя получится! Посмотри на меня так, будто я блондин твоей мечты.
   От этого моего заявления мордашка красотки злобно исказилась. Это нелюбовь к блондинам? Или персонально ко мне?
   - Я сейчас на тебя так нежненько посмотрю, что мало не покажется, - пригрозил Ларрен и, сжав кулаки, шагнул ко мне.
   - Побьешь? - округлив глаза, испуганно спросил я и сжался на диване, всем своим видом демонстрируя тихий ужас. - Ларик, так нечестно, у меня на тебя рука не поднимется сдачи дать, ты же дама!
   - Сам ты дама! - прошипел Ларрен.
   - Нет, дама у нас ты, - возразил я. - Хватит, Лар, я не шучу, у тебя походка неправильная и смотришь ты как озверевшая воительница, а не нежная невольница. Нам это не нужно. Ты должен быть прекрасной и кроткой девой. Лучшей в мире наложницей, которая знает наизусть "тысяча и одну позу".
   Лар открыл рот, явно собираясь рассказать мне, в какой из этих самых поз он меня сейчас отымеет, если я не заткнусь, но тут в дверь постучали, и он благоразумно промолчал.
   - Войдите, - пригласил я.
   - Вы здесь ссоритесь? - спросил мой "слуга" Шеоннель, проскользнув в комнату. - Лин, ты Ларрена дразнишь?
   - Я всего лишь пытаюсь сделать из него женщину, - оправдался я. Полуэльф как-то странно на меня посмотрел. - Эй, ты это о чем подумал сейчас?
   - Ни о чем, - едва заметно усмехаясь, заверил Шеоннель.
   - Ему моя походка не нравится, - наябедничал Ларрен.
   - Лин прав, - к разочарованию Лара, Шеон поддержал меня. - Я погулял тут немного. Послушал, посмотрел. Нам повезло - очередные торги состоятся завтра. Аукцион рабов проводится несколько раз в неделю, в торговом доме господина Нарула. Это у рынка, тут неподалеку. Султан посещает почти каждый аукцион. Ходят слухи, что недавно он остыл к своей любимой наложнице и завтра будет обязательно, чтобы выбрать новую девушку для своего гарема. Нам нужно сегодня записаться и показать товар. Но сначала надо что-то сделать с походкой Ларрена.
   - Вот и я ему о том же! - вдохновенно воскликнул я, - я ему советую попой активнее вилять, а он злится и зверем смотрит. Вот скажи, Шеон, разве может кроткая наложница смотреть зверем?
   - Не может, - согласился со мной полуэльф.
   - Будем учить, - вынес я приговор, и мы с Шеоннелем сурово уставились на заметно приунывшего Ларрена. Ну, понятно, с нами двумя не поспоришь.
   Весь следующий час мы учили нашу красавицу правильно ходить. Красавица послушно выполняла команды, бледнела от злости и даже краснела иногда. Ну да, я наверно перегнул с шуточками. Особенно когда в заключение ляпнул:
   - Молодец, Лорелея, у меня даже почти встал на тебя.
   А Лар возьми и ляпни возмущенно:
   - Почему это почти?
   - Вот если бы я не знал, что на самом деле ты не девица, то встал бы совсем, - серьезно объяснил я.
   Лар не выдержал, зарычал и набросился на меня с кулаками. К счастью, до меня он так и не добрался, был перехвачен Шеоннелем. Полуэльф нашу красу ненаглядную бережно за талию обнял, прижал к себе, в попытке успокоить, получил локтем в бок, ойкнул и отпустил. Ларрен отскочил от него подальше, одарил нас обоих свирепым взглядом и прошипел:
   - Еще одна шутка и я откажусь продолжать это!
   - Все-все, мы молчим! - торжественно заверил я. - Приводи себя в порядок, и отправляемся на площадь. Шеон, во сколько там все начинается?
   - Через час. Я пойду, запишу нас и буду там ждать.
  
   Ларрен
   Да, мальчишки меня довели. Со смирением у меня всегда были проблемы, готов это признать, да-да. Не могу я воспринимать эту ситуацию, как должное! И сейчас мое состояние постоянно колеблется от тихого бешенства до громкого озверения.
   Эти два юных болвана явно не понимают, что я чувствую в этой дурацкой ситуации. А мне противно. Нет, не забавно, не весело. Мне просто ужасно! Им не нравится моя походка! А они задумывались хоть когда-нибудь, что у женщин центр тяжести другой? А я-то привык к своему! Мое тело было сильным, тренированным, послушным, а, главное, предсказуемым. А сейчас я получил это и представления не имею, как заставить его нормально двигаться!
   Еще и взгляд их мой не устраивает. Нет, я должен таять от умиления! Особенно учитывая то, что эти двое просто не в состоянии вовремя заткнуться.
   Только моя угроза отказаться принимать участие в этом балагане заставляет Лина немного притихнуть, а полуэльфа - заняться полезным делом - записать нас на продажу меня. А звучит-то как по-дурацки...
   Записываться нужно в здании, расположенном у южных рядов рынка - длинном, с явно нетипичной для здешних мест скатной крышей.
   Шеоннель нас встречает у дверей и быстро проговаривает:
   - Давайте уже, скоро наша очередь подойдет.
   Входим в коридор. Узкий, с лавками вдоль стен. На них располагаются невольницы и их хозяева. Вонь стоит неимоверная. Пахнет потом, грязным телом и духами.
   - Быстрее! - проговаривает Шеон, идя вперед широким уверенным шагом. Хорошо ему. А я вот в юбке путаюсь.
   Полуэльф толкает одну из дверей, и вот мы втроем оказываемся в другом помещении - почти пустом. За круглым столом, неустойчиво стоящем на одинокой толстой ножке сидит усталый пожилой человек в традиционной для Шактистана одежде (сапоги, длинная рубаха, темные собранные в мелкие складочки штаны, жилет, маленькая круглая шапочка на голове) и что-то пишет в потрепанном толстом журнале.
   - Показывайте, - бросает он по-зулкибарски, не поднимая на нас взгляд.
   - Прошу прощения, уважаемый, - надменно произносит Лин, - что именно мы должны Вам показывать?
   Человек поднимает глаза - красные и слезящиеся. Еще бы, здесь пахнет не лучше, чем в коридоре. Не уверен, что к такому можно привыкнуть.
   - Товар, - терпеливо поясняет он.
   Княжич театральным каким-то жестом сдергивает с меня покрывало. Стою, пытаюсь улыбаться.
   - Иллюзия? - интересуется шактистанец.
   Шеоннель опускает глаза и розовеет, а Лин начинает возмущаться, как-то неестественно взмахивая руками:
   - Как можно?! Натуральная красота! Лорелея, повернись!
   Проклиная княжича, Аргвара и собственную дурость, медленно поворачиваюсь вокруг своей оси.
   - Ну, это мы посмотрим, натуральная или нет, - проговаривает шактистанец, опуская глаза на бумагу и что-то на ней черкая, - документы о собственности на нее где?
   Лин начинает растерянно хлопать глазами, и тут в разговор вступает Шеоннель:
   - Посмотрите внимательнее, уважаемый, девица вне закона. Ее собственником является любой изловивший ее. Вы же знаете.
   Шактистанец поднимает на меня глаза, вглядывается с интересом, после чего задает сакраментальный вопрос:
   - А она девственница?
   На это даже Шеон не знает, что ответить. А я так вообще ресницами хлопаю, благо они у меня теперь длинные. Девственница ли я? Если в плане того, познал ли я прелести плотской любви вообще - безусловно, нет. Однако, если принять во внимание то, что ни один мужчина не воспользовался моим свеженьким девичьим телом, то конечно, да, я девственница. Похоже, аналогичные мысли посещают дурную голову и моего "хозяина".
   - Девочка еще! - уверенно заявляет он.
   - Ну-ну, - отзывается шактистанец. - проверим.
   Пока я отгоняю непрошенные видения способов проверки и вообще пытаюсь вспомнить, как дышать, приемщик добавляет:
   - Условия выставления на аукцион вам известны? Если нас все устроит, мы забираем двадцать пять процентов от стоимости сделки, плюс еще дополнительные расходы.
   - Какие такие расходы?! - возмущается Лин.
   Ах, этот собачий выкормыш на мне еще и нажиться вздумал?! Я княжича имею ввиду.
   - Дополнительные, - спокойно проговаривает шактистанец, - а сейчас мне необходимы качественные характеристики товара. Откуда она?
   - Из Эрраде, - бодро отвечает княжич.
   - Возраст?
   - Восемнадцать.
   - Старовата... Происхождение.
   Лин задумывается, а я стою, ругаю себя почем зря. Идиот! Придурок! Осел! Почему мы не обговорили это ранее? Зачем мы сунулись сюда без подготовки? Ну ладно эти два малолетних балбеса, но я-то почему? Мне что, здешнее яркое солнце голову напекло?! Или изменив пол, я лишился и разума?
   - Она незаконнорожденная дочь одного из лордов, - тихо произносит Лин, бросая на меня виноватый взгляд.
   Шактистанец тоже на меня косится. На сей раз с интересом.
   - Благородная? Хм, это неплохо. А что умеет?
   Тут глаза Лина принимают отчетливо квадратную форму, но княжич быстро приходит в себя:
   - У моей невольницы прелестный голос, позвольте ей самой рассказать о себе.
   Шактистанец фыркает. Воспринимаю это как знак согласия и по возможности мягко проговариваю:
   - Я играю на бахтейне и...
   А вот что сказать в качестве "и..." затрудняюсь. То, что я почти любому могу объяснить, что он не прав, что кулаками, что мечом? Что у меня богатый опыт по изъятию утаиваемого? Или что я недолго побыл наместником Арвалии? Или что редко, кому удается обыграть меня в кости? Могу про образование свое упомянуть, будь оно неладно. Какие у меня еще могут быть достоинства, могущие заинтересовать покупателя?
   - Лорелея очень скромна, - вдруг добавляет Лин Эрраде, - она прекрасно поет.
   Ага, неприличные частушки про эльфов. Их я исполняю просто замечательно. С чувством и толком. Особенно когда пьян.
   - Ну, пусть споет! - тут же заявляет шактистанец, откидываясь назад.
   - Без бахтейна не могу, - бормочу я.
   Вот едва ли они его здесь найдут! Семиструнный бахтейн и в Эрраде-то редкость!
   - А ты так!
   Так... ну ладно, сами напросились
  
   мне ушастый говорил,
   что я некрасивая
   просто он перекурил
   морда, блин, спесивая
  
   ой-ёй-йё, ой-ёй-ёй,
   начинаю бой с травой
  
   Далее петь не решаюсь. Но и этого хватает для того, чтобы Шеоннель в очередной раз залился краской, Лин застыл, а шактистанец начал хрюкать.
   - Скажи мне, деточка, - продолжая улыбаться, интересуется он, - а откуда на тебе печать "вне закона"?
   - Дядя поставил! - выпаливаю я. И это правда.
   - За что?
   А вот эта история у меня заготовлена. И я немедленно выдаю слезливую сказку о злобном дяде-чародее, который после смерти моей мамы решил, что я могу претендовать на часть наследства отца, который меня почти признал. И чтобы этого не случилось, подговорил еще более злобного мага Таурисара, чтобы на меня наложили печать собственности, а потом, когда дядю замучили угрызения совести, он с подачи того же Таурисара исправил печать на "вне закона" и велел мне убираться. А потом я скиталась... скиталась... И эти вот меня изловили.
   После этой трогательной истории шактистанец отчего-то спрашивает у меня лишь одно:
   - И после этого ты все еще девственна?
   - Везло, - угрюмо буркаю я.
   После чего в воздухе повисает напряженная пауза.
   - Хорошо, - наконец говорит приемщик, обращаясь уже к Лину, - сейчас придет маг, осмотрит товар, после чего поговорим о цене.
   Так, дышать нужно спокойно. Сильно сомневаюсь, что здесь найдется маг уровня Кардагола. Но все может быть. Все может быть...
   Открывается дверь позади шактистанца и в комнату входит эльф. Да, эльф. Как бы он там не прятал свои длинные уши под чалмой, черты лица, пусть даже сейчас и загорелого, скрыть не удается.
   Он бросает взгляд на Лина, немного дольше рассматривает Шеоннеля, который коротко ему кланяется, приветствуя соплеменника, после чего поворачивается ко мне. Минуты две маг пристально меня разглядывает и произносит по-эльфийски низким и хриплым, нетипичным каким-то для ушастых голосом:
   - Иллюзии на девочке нет.
   Облегченно выдыхаю. И тут же добавляет:
   - Только вот... Она - волшебница. Но... очень слабенькая.
   Ну, слава всем богам, что я очень слабенькая, хм, волшебница!
   - Как ты используешь магию, прелестное дитя? - интересуется эльф, на сей раз на моем языке, заглядывая мне в лицо. Пытаюсь улыбнуться как можно обворожительнее. По крайней мере, надеюсь, что это выглядит именно так, а не как оскал моего Кота, когда я его дергаю за хвост в воспитательных целях.
   - Я знаю лишь очищающее, господин. Мама говорила, что ничего большего девушке уметь и не нужно, - произношу я.
   - Какая умная мама, - бормочет эльф, - все чисто. Я свободен?
   - Пока да, - заявляет шактистанец.
   Эльф удаляется. Приемщик некоторое время разглядывает Лина, после чего, как бы нехотя, произносит:
   - Пожалуй, я мог бы взять Ваш товар на реализацию, только...
   - Что только? - нетерпеливо восклицает княжич.
   - Старовата она...
   - Зато играет на этом, как его, на фигне какой-то музыкальной!
   - И не сказать, чтобы очень красива...
   - Что?! Да ты посмотри, она просто прелестна! Она сногсшибательна!
   Так, к этому нужно еще привыкнуть. Я - прелестна. Я - прелестна... Я - сногсшибательна. Было бы чем сшибать...
   - Она не очень хорошо поет.
   - У нее есть чувство юмора.
   - Она - маг.
   - Да! Вот именно! Она - маг! Не думаю, что у вас маги-рабыни на дороге так и валяются!
   Шеоннель в торговле участия не принимает, а Лин вот так распалился, будто всю жизнь только об этом и мечтал - продать меня в гарем, да подороже.
   - Хорошо, - вроде как, сдаваясь, произносит приемщик, - три руми.
   Лин аж подпрыгивает на месте.
   - Сколько?!
   - Это стартовая цена.
   - Три руми?!!! Вы с ума сошли, уважаемый, посмотрите на нее еще раз. Если Вы выставите ее за три руми, покупатели решат, что это бросовый товар.
   - Ну, пять.
   - Пять?! Да за пять руми я не смогу купить себе и осла!
   - Вы преувеличиваете, уважаемый. Осла Вы можете приобрести и за полтора руми.
   - Это будет фиговый осел!!!!
   - Что значит - фиговый?
   - Плохой! Я не езжу на плохих ослах!
   Очень любопытно, а Лин ослов-то вообще видел когда-нибудь? И когда это он успел узнать, что и сколько здесь стоит? И вообще, отдал бы меня уже, не торгуясь. Чувствую себя умственно неполноценным. Что самое неприятное, судя по всему, это ощущение меня нескоро покинет.
   - Семь руми! - выкрикивает шактистанец. - И если я не смогу ее продать сегодня, Вы возместите мне все убытки!
   После чего он бьет ладонями по столу.
   - Семь с половиной, - бормочет княжич.
   - Семь!!!
   - Ну ладно, семь так семь. Но это только стартовая, я правильно понял?
   - Да!
   - Угу, ладненько, аукцион, я так понял, завтра с утра?
   - После восхода.
   - Отличненько, мы тогда пошли.
   Лин хватает меня за руку. Приемщик поднимается с места и сразу становится видно, что он невысок ростом и пузат.
   - Товар оставьте, - велит шактистанец.
   - Как оставьте? - недоумевает Лин.
   - Товар остается здесь. Сделка совершена.
   Ошарашенный княжич выпускает мою руку из своей, шактистанец падает обратно на табурет.
   - Сложно с вами, с иноземцами, - сетует он, - нам же нужно ее подготовить, привести в товарный вид.
   - Какой товарный вид?! - кричит Лин.
   - Она у Вас волосатая!
   Я? Машинально хватаюсь рукой за подбородок.
   - У нее на руках - волосы! - добавляет приемщик.
   Где? Вот эти три белые волосинки?!
   Шактистанец машет рукой и брезгливо как-то произносит:
   - Все, идите отсюда, - ничего с девицей вашей не случиться. Я обещаю.
   Лин послушно поворачивается к выходу, но Шеоннель тихо интересуется:
   - А бумагу?
   - Какую бумагу?
   - Подтверждающую, что Вы приняли ее у нас. Причем не больную.
   Шактистанец тяжело вздыхает, берет один из лежащих на столе листочков, рисует на нем несколько закорючек, после чего передает бумагу полуэльфу.
   А я остаюсь стоять. Стою и с тяжелым сердцем наблюдаю за тем, как выходят из комнаты Лин и Шеоннель. Я, конечно, мужчина. Молодой, здоровый, сильный мужчина. Как бы я при этом ни выглядел. Но на душе сейчас противно и тоскливо, как будто меня и в самом деле продали.
  

Глава 9

   Лин
   С легендой нашей красотки вышло как-то не очень. Ну, спишем все на то, что Таурисар - распространенное среди магов имя, и никто не подумает на нашего Тау, который в данный момент в аквариуме у Валя плавает, а до этого по иным мирам путешествовал и никак не мог юных девственниц печатями награждать. Про нашего-то всем известно, где и как он провел последние пару десятков лет, потому что менестрели не дремлют, и историю приключений нашей семейки распространяют так быстро, что мы проконтролировать не успеваем. Одним словом, если в магическом сообществе Таурисар один, то нам грозит немедленное разоблачение. И почему бы Ларрену не придумать этому коварному магу какое-нибудь другое имя?
   Но поскольку бурной реакции и воплей "обманщица!" не последовало, я сделал вывод, что имя Таурисар достаточно распространенное.
   А потом еще эльф этот был. Я честно признаться слегка испугался, когда ушастый начал нас пристально разглядывать. В том, что он не разоблачит Лара, превращенного Кардаголом и не разглядит наложенную им же маскировку уровня наших магических сил я был уверен, а вот шеоннелева иллюзия... Нет я не сомневаюсь, что наш ушастый силен в этом деле, но он не архимаг и найдется немало волшебников покруче. Но нам повезло. То ли Шеон так мощно колданул, то ли эльф-маг не так крут, как хочет казаться. А может быть, он просто не стал утруждать себя внимательным изучением работорговцев, бросив все силы на изучение товара.
   А потом нас самым наглым образом выставили вон. Не через ту дверь, в которую мы пришли, а через другую, что вела сразу на улицу. В какой-то тихий переулок. Я насторожился. Вдруг нас тут засада поджидает? А что, вполне такое может быть - товар мы оставили и на фига с нами делиться? Проще ведь где-нибудь тихонечко прикопать, а потом сказать, что так и было.
   - Здесь нет засады, - шепнул Шеоннель.
   Нет, я когда-нибудь точно стукну этого эмпата ушастого! Ну он, конечно, молодец, что прослушал окрестности, но меня-то зачем было "читать" без спроса?
   - Прогуляемся пешком до гостиницы, - предложил Шеоннель.
   Я скрипнул зубами и молча последовал за ним.
   Настроение у меня было не особо радужное, но испортил мне его, само собой, не Шеон со своей несанкционированной эмпатией, а Ларрен. Точнее отсутствие Ларрена.
   Когда выяснилось, что товар мы должны оставить, я чуть было не послал в неведомые дали всю нашу затею и не телепортировался вместе с Ларреном куда подальше. Но вовремя опомнился - ведь мы это делаем не просто так. Нам нужно Саффу искать! Да и Ларрен вряд ли мне спасибо скажет, если после всех перенесенных им издевательств я вдруг сверну операцию. Пожалуй, он даже морду мне набить может. Я заухмылялся представив, как хрупкая Лорелея пытается дать мне в глаз. Шеоннель с подозрением покосился на меня и поинтересовался:
   - По какому поводу веселье?
   - Да вот, радуюсь, что ушастый иллюзию твою не разглядел, - соврал я и уже без всякого вранья поинтересовался, - он плохой маг или ты так крут? И не надо делать круглые глаза, я не смотрел уровень его магической силы, боялся, что он заметит, что я его прощупываю. У нас с эльфами магия хоть и похожа, но все-таки разница есть. Вдруг бы я что-то не так сделал.
   - Лин, он хороший маг.
   - Ага! Это намек, что ты крутой иллюзионист, - констатировал я и задал новый вопрос, - кто тебя учил? Или ты у нас самородок самоучка?
   - Киль Аринэль.
   - Кто такой этот киль? - заинтересовался я.
   - Мамин отец.
   - Твой дед что ли?
   - Он не признал меня официально и не считается моим дедом, - объяснил Шеоннель.
   Я недоуменно фыркнул. Что за странные тварюшки эти эльфы? У них, кажется, вообще чувство родства не развито. Наверно, такие уникумы, как Шеоннель и его сводная сестренка - большая редкость. А может быть, вообще единственные из эльфийского народа с такой "странной" наклонностью, как любовь к кровным родственникам. Или все-таки нет?
   - Получается, дед... то есть Аринэль этот тебя не признал, но магии все же обучал?
   - Не то чтобы обучал. Ему было скучно, а тут я подвернулся, - Шеоннель нервно дернул ухом и уточнил, - когда киль Аринэль меня к себе пригласил, я сначала удивился, а потом почувствовал, что он просто от скуки заинтересовался. Я, тогда как раз понимать начал, что могу не только жестами, но и словами заклинания плести. Киль Аринэль словесник, ему стало любопытно, вот он и решил развлечься - научить меня чему-нибудь. Сам он в целительстве специализируется, но лечить у меня не очень хорошо получалось. Я думал, киль Аринэль поиграет со мной и бросит, но он, заметив, что я с иллюзией хорошо работаю как словесник, в течение трех лет приглашал лучших в этой области специалистов, чтобы они обучали меня всему, что знают сами.
   - А потом ему надоело, да?
   - Нет, потом мы с мамой отправились в Зулкибар.
   - Понятно, - буркнул я, не зная, что еще сказать. Все-таки семейные ценности эльфов для меня темный лес. Дед не признает внука, но нанимает ему лучших учителей, заметив, что у этого непризнанного внука талант. Странный перец - этот киль Аринэль.
   - И ты его с тех пор не видел? - полюбопытствовал я.
   - Он меня не звал. Хотя мог бы, - равнодушно отвечал Шеоннель и тронул меня за локоть, - давай зайдем в это кафе. Здесь лучшее мороженое в столице.
   - Откуда знаешь?
   - Я же гулял, пока ты в номере над Ларом издевался, - напомнил Шеоннель.
   - Вот как раз таки до твоего появление я над ним не особо-то и издевался, - возразил я и "неохотно" согласился, - так и быть пойдем в это твое кафе. Хотя я мороженое не очень люблю.
   - Шоколадное и кофейное ты любишь, - возразил полуэльф.
   - Это тебе твой невъе... кхм... несравненный дар эмпата подсказал? - прошипел я, - слушай, Шеон, ты уже достал...
   - Мне Дульсинея сказала, - перебил Шеоннель.
   Я плюнул и выругался сквозь зубы. Как я мог забыть, что это чудо ушастое является лучшим другом моей матушки? Вы только не подумайте ничего такого. Шеон ей как сын... да уж, можно сказать, что этот вот принц зулкибарский вроде как мой запасной брат. Будто мне настоящего брата - двоюродного, в лице Ларрена мало. Интересно, как он там?
  
   Ларрен
   Вновь открывается дверь, за которой незадолго до этого скрылся проверявший меня на иллюзию эльф. Задумываюсь - видимо Шеоннель и в самом деле мастер. Допустим, на мне иллюзии нет, но ведь парни подправляли свою внешность. Или Шеон - выдающийся маг, или эльф в чалме решил об увиденном не докладывать. Ладно, возьмем на вооружение первую версию. Вторую я пока все равно проверить не могу.
   В дверь входит мужчина, хм, наверное. У него странное гладкое лицо, округлые плечи и походка какая-то излишне плавная. Евнух? Я слышал о таком, вернее, читал.
   Он что-то говорит мне по-шактистански. Уж извините, чего не понимаю, того не понимаю.
   - Иди с ним, девочка, - переводит приемщик, не отрывая глаз от бумаг.
   Ладно, я - девушка послушная, во всяком случае, пока что. Вроде тряпку надевать на лицо меня никто не заставляет, а потому делаю вид, что я о ней забыл.
   А дальше начинается кошмар.
   Сначала меня толкают в какую-то комнату, буквально набитую различными девицами. Все более или менее привлекательные, некоторые - прямо скажем, красавицы. Ведут они себя по-разному. Кто-то сидит, сжавшись, кто-то подвывает. Кто-то взахлеб пытается рассказывать окружающим историю своей несчастной жизни. Бедные девочки, но кто бы их слушал! Я точно не собираюсь. Мне, вернее несравненной Лорелее, и так проблем хватает по уши.
   С трудом нахожу себе место и спокойно так, удобненько усаживаюсь. Потом, правда, вспоминаю, что приличной девушке не стоит сидеть, расставив ноги и облокотившись о колени, и с трудом сворачиваюсь в компактный клубочек. Во всяком случае, я стараюсь!
   Где-то минут через сорок, но могу и ошибаться, поскольку от шума и запахов просто дурею, меня за руку вытягивают из толпы и ведут куда-то. На сей раз моя провожатая - женщина лет так сорока. Причем, судя по ее внешности, явно откуда-то из наших мест. Впрочем, разговаривать она со мной не хочет, как и я с ней.
   Молчит, пока мы не приходим в купальню. Там, в небольшом бассейне уже располагаются штук восемь обнаженных девиц разной комплекции. Их моют другие девушки, сидящие на бортиках.
   Весьма-весьма примечательное зрелище. Которое отчего-то совершенно меня не волнует. И это отсутствие волнения беспокоит. То ли я настолько выбит из колеи, что не способен воспринимать женщин как женщин, то ли мое новое тело устроено подобным образом. А это пугает, поскольку приводит к выводу о том, что оно способно заинтересоваться представителем противоположного на данный момент пола. Вот только этого мне не надо!
   - Раздевайся, - велит моя провожатая.
   - Совсем? - туповато спрашиваю я.
   Она кивает. Ну да, совсем. Я совсем запутался. Я кто сейчас - мужчина или женщина? Что я должен чувствовать?!
   Минут через двадцать с мытьем, вроде бы, покончено. Вот, кстати, не понимаю я эльфов - зачем они носят такие длинные волосы? Это же невыносимо! Они тяжелые, они всюду лезут. А когда они мокрые, еще и липнут к телу. Обкорнать бы все это богатство хотя бы до плеч, как у меня было! И еще грудь куда-нибудь деть. Куда не посмотрю - везде она. Я просто с ума схожу от всего этого.
   После ванной следует отвратительная процедура удаления на мне, любимом, лишней растительности. Это, видите ли, служит для эротической стимуляции, а также является средством гигиены. Мыться чаще надо! А Гарея этого я бы так простимулировал...
   Потом мне делают легкий массаж, в процессе которого намазывают мою бедную исстрадавшуюся шкурку пахнущим фруктами маслом. Вот это уже приятно. Вот это можно было бы расслабиться, если бы ситуация не была столь пикантной - лежу я голый в женском теле, а другие девушки масло по мне размазывают.
   А вот дальше был ужас, по сравнению с которым удаление волос уже стало казаться мне легкой и приятной процедурой.
   Как меня проверяли на девственность, вообще рассказывать не хочу. Я... в общем, я сопротивлялся. Но, насколько понимаю, я там не один такой строптивый попался. Видимо, такие вот нераспечатанные попадаются им регулярно, потому что вызванные охранники быстренько меня скрутили, разложили и... Сама процедура заняла немного времени. Но до чего же противно! Нет, Лин мне должен. А после такого он мне по гроб жизни обязан. Вместе с Саффой.
   В противном случае я его тоже на что-нибудь проверю. Подручными средствами.
   Понятия не имею, почему процедуры чередовались именно таким образом! После вот этой вот... гадости, меня провожают в комнату, в которой, кроме меня, находится еще примерно пятнадцать невольниц, и велят спать, что я послушно и выполняю. Все же эти издевательства над моим организмом очень утомительны.
  
   Лин
   Кроме мороженого в этом кафе было много чего еще вкусного и интересного. Вот, например, танцовщицы. Полуголые и соблазнительные. И услужливо улыбающийся официант, сватающий нам шактистанский народный напиток - агаву, который по его словам и дракона с ног сшибает. Шеоннель на меня настороженно посмотрел, но я его удивил и от сногсшибательной агавы отказался.
   - А ты что думал, я алкоголик какой-нибудь? - ворчливо спросил я, когда официант отошел.
   - Нет, - полуэльф опустил ресницы, - извини.
   - Нет, ну вообще-то я это дело люблю. И агаву попробовать мне хочется, - признался я, - но не сейчас. Или ты думаешь, я всегда напиваюсь, когда у меня невеста в неизвестном направлении исчезает?
   - А я бы напился, - признался Шеоннель и уточнил, - наверное. С горя.
   - С горя не напиваться, а действовать нужно, - разъяснил я свою позицию, - вот найдем Саффу, а потом на радостях напьемся.
   - Ты уверен, что она жива?
   - Конечно! Не забыл - я некромант и будь она мертва, я бы первый об этом узнал. Есть такой ритуал, и мы его перед нашим первым боем с Арвалией провели. На всякий случай, мало ли что. Хоть мы и работали с Саффой в паре, но вдруг пришлось бы разделиться. Так вот, будь Саффа мертва, я бы сейчас не десертики жрал и не напивался, а сравнивал Шактистан с землей.
   Шеоннель задумчиво на меня посмотрел и решил:
   - Ты бы мог. Ты такой...
   - Да-да, я злое эмоциональное чудовище. Как мама. Это отец у нас сдержанный.
   - Ты тоже сдержанный.
   - Это почему это вдруг я сдержанный? Ничего подобного! - возмутился я, отправляя в рот очередную ложку с шоколадным мороженым
   - По тебе совсем не видно, что ты переживаешь.
   - А я не переживаю. Саффа жива, и это главное. Мы ее найдем, где бы она ни была. А если ее там обидели, то... ну, это проблема похитителей.
   Наверно, я как-то не очень красиво ухмыльнулся при этом, потому что Шеоннель вздрогнул, а танцовщица, которая в танце подбиралась к нашему столику, резко сменила направление.
   - Лин, этот ритуал, о котором ты говорил, помогает только определить, жива ли Саффа? - поинтересовался Шеоннель.
   - К сожалению да, - буркнул я. - Я хотел ей предложить перед тем, как она в Шактистан собралась, на эмоциональном уровне привязку сделать. Ну, на всякий случай. Но не стал, передумал.
   - Почему?
   - А вдруг она бы решила, что я ее, как последний ревнивый дурак, решил таким образом контролировать, чтобы налево не пошла? Ведь когда такая привязка, все чувствуется. Ну, то есть, по идее она могла бы глушить ее по своему желанию, но я бы заглушку почувствовал... в общем, не стал я ей предлагать. Сам понимаешь, что она могла бы подумать.
   - Саффа бы такого не подумала!
   - Подумала бы. Ей иногда такое в голову приходит, что гаси свет, бросай гранату. Вот обиделась же она на меня недавно, после поцелуя Ллиувердан. Сам знаешь - обиделась не за поцелуй, а потому что решила, что я вру, что Ллиу насильно меня целовала.
   - В это сложно было поверить, - Шеон улыбнулся, - Ллиувердан такая хрупкая в своей человеческой ипостаси.
   - Зато силища у нее нечеловеческая, - проворчал я, облизал ложку и, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, повернулся.
   Так и есть. На меня пялился худосочный блондин из-за соседнего столика. Волосы у него были интересного цвета, не совсем белые, а с каким-то оттенком, то ли голубым то ли зеленым, сразу не разберешь. Я так засмотрелся на это, что не сразу заметил, что блондинчик многозначительно мне улыбается. Это что это? Он что, заигрывает, что ли со мной?
   - Лин, нам не пора в гостиницу?
   Я перевел взгляд на Шеоннеля. Так, кажется, эмпат мой что-то такое почуял. Что именно? Как я разозлился? Или понял, с какими намерениями этот хрен белобрысый на меня смотрит?
   - И что же этот дяденька от меня хочет? - мурлыкнул я, проникновенно заглядывая полуэльфу в глаза.
   Шеоннель не выдержал и хрюкнул.
   - Понятно. Я так эротично мороженое кушаю? - невинно помахав ресничками, уточнил я, покосился на блондинчика и начал медленно подносить ложку ко рту.
   - Лин! - зашипел Шеоннель и, кажется, даже слегка покраснел. Понятно, что его мои действия не впечатлили, а вот эмоции блондина, видимо, были таковы, что наш бедный полуэльф прямо-таки не знал, куда себя деть.
   - Ладно, пошли, - решил я и сунул ложку в недоеденное лакомство, так и не донеся ее до рта. Попридуривался и хватит. - Тебе еще, между прочим, в Зулкибар нужно успеть на ужин этот.
   - А ты не пойдешь? - удивился Шеоннель.
   - А меня пригласить забыли, - проворчал я, - это только Саффе мерещилось, что второй придворный маг королевишне нашей необходим, на самом деле ей ни второй, ни первый на фиг не нужны! Я мог бы спокойно с Саффой в Шактистан отправиться, блонда и не заметила бы.
   - Лин, у Ханны сейчас много забот, она просто не подумала...
   - О! А наша блонда думать умеет? - умилился я.
   - Тебе лучше быть там. Это официальный обед и придворный маг твоего ранга должен присутствовать.
   - Моя левая пятка подсказывает мне, что Ее Величество моего отсутствия не заметит. Так же как не замечала Ларрена. У меня возникает непреодолимое желание вправить Иоханне мозги, что-то заигралась она в королеву.
   - Лин, потерпи, скоро она освоится и перестанет допускать такие оплошности...
   - Как невнимание к старым друзьям. Да-да, я, конечно же, в это верю! - преувеличенно весело отозвался я, - ладно, Шеон, не опускай уши, пойду я на ужин. Мало ли, вдруг ты прочитаешь этого шамана шактистанского и станет понятно, что он заслужил "ядовитыми сетями" по морде немедленно получить.
  

Глава 10

   Лин
   Официальный ужин при зулкибарском дворе это совсем не то, что неофициальный, где всем пьяно и весело. Все это действие проходило в банкетном зале, предназначенном специально для таких случаев. С какой целью Ханна это представление организовала, даже предположить боюсь. Не иначе как, чтобы подбодрить бедняжку Шейраза, который мою невесту заманил непонятно куда.
   Кроме Ханны с Киром, меня, Шеона и шактистанца этого недобитого, присутствовали еще Вальдор и Кардагол, который принес извинения от имени Ллиувердан. Мол, нездоровится ей, очень хочет, но не может присоединиться к такой расчудесной компании. Шейраз пробормотал что-то сочувствующее на тему хрупкости женщин, а я поухмылялся. Да уж! Ллиу это у нас самая хрупкая женщина во всех мирах. Ну, прямо-таки не дракониха, а нежная песчаная ящерка. Просто не хочется ей на этом скучном мероприятии присутствовать, вот и придумала отговорку. А Кардагол врет и не краснеет. Впрочем, на лживой морде Шейраза тоже написано, что он честнейший человек на свете и ну нисколько не виновен в исчезновении старшего придворного мага Зулкибара. Да и вообще, судя по рожам собравшихся это все, так, фигня и мелочь! Подумаешь, пропала девушка. Причем не какая-нибудь девушка, а моя невеста! К тому же сильнейший маг. Такие, знаете ли, не исчезают бесследно, без борьбы. Мне вот даже удивительно, что Шейраз не додумался солгать о том, что Саффа сама ушла, не прощаясь.
   Одним словом, весь ужин я тихонечко бесился, при этом делая вид, что бдительно охраняю свою королеву и что-то там поклевываю с тарелки. Кстати, еда была на редкость невкусная. Неужели шеф-повар выполнил свою давнюю угрозу и уволился?
   После двух часов поглощения пищи и натянуто-непринужденных разговоров эта пытка, наконец, закончилась. Как только Шейраз удалился с кучей поклонов, я помахал блонде ручкой, ухватил Шеона под локоток и телепортировался в Шактистан, в свой гостиничный номер.
   - Ты мог хотя бы попрощаться, - упрекнул полуэльф.
   - С какого это перепугу? - искренне удивился я, - меня на этот ужин даже не приглашали. Ни в качестве гостя, ни в качестве придворного мага.
   - Не знал, что ты такой обидчивый, - с улыбкой заметил Шеоннель.
   - Ничего подобного! - возмутился я, - просто не люблю бессмысленных действий. Если Ханне не нужен придворный маг, зачем она заключала со мной контракт?
   - Ты ей нужен, - очень убедительно сказал полуэльф.
   То ли утешал, таким образом, то ли действительно так и есть. Я решил, что с этим потом разберусь и перешел к главному вопросу вечера:
   - Послушал эту задницу шактистанскую?
   - Он боится. И лжет. Одним словом, я считаю, что он обманывает потому, что боится, а не потому, что ему этого очень хочется и выгодно.
   - Кто-то утащил Саффу и запугал неслабого мага? Во что же мы влипли, Шеоннель?
   - Во что-то нехорошее, - констатировал полуэльф, - у нас еще есть возможность отменить план с Ларреном и не подвергать его опасности.
   - Вот уж фигушки! Зря мы, что ли к Кардаголу на поклон ходили? - взвился я.
   Шеон, конечно же, понял, что спорить со мной бесполезно и предложил разойтись на отдых. Ему, видите ли, нужно морально подготовиться к завтрашнему дню. Такой чувствительный, просто сил нет. Моральная подготовка ему понадобилась для того чтобы продать Ларрена. Зачем спрашивается? Ведь продавать его все равно не мы лично будем. Посидим себе в сторонке, убедимся, что красу нашу ненаглядную именно султан купил и удалимся. То есть нет. Сначала деньги заберем, а потом удалимся. Нужно не забывать, что мы все ж таки не кто попало, а торговцы. Очень жадные причем.
  
   Ларрен
   Поднимают меня, как кажется, очень рано. Накидывают на плечи халат, суют в руки стакан молока и лепешку, и пока я уплетаю это, какая-то особа женского пола и шактистанской национальности пытается расчесать мне волосы. А я сижу и тихо злорадствую. Да, мне больно, но я злорадствую. А что? Кардагол зря, что ли, старался, наколдовывая такую роскошную шевелюру. Вот пусть мучаются.
   В результате с помощью масла, расчески и шипения на неизвестном мне языке у меня на голове сооружают странное нечто. Во всяком случае, оно тяжелое и шатается. Дать мне посмотреть на себя в зеркало никому и в голову не приходит. А я бы посмотрел - что такое можно сделать с волосами Лорелеи? Тем более, что возле левой щеки у меня теперь спираль болтается, скрученная из моих же волос. А справа - нет.
   Женщина, окинув плод своих трудов удовлетворенным взглядом, начинает чем-то обмазывать мое лицо. Надо полагать, косметикой, но отчего ж ее так много?! Она кладет и кладет что-то густое жирное на мои щеки, глаза и губы, а я терплю, вспоминая самые изощренные ругательства.
   Наконец, видимо, получив устраивающий ее результат, шактистанка тихо что-то проговаривает и начинает собирать в кучу выложенные ею ранее баночки и расчески.
   - Уважаемая, а где моя одежда? - интересуюсь я. Ну, в самом деле, не в халате же мне идти? Нет, я бы мог. Если бы не одно но - он же вообще ничего не прикрывает, кроме части спины! А я - девушка стыдливая. Можно даже сказать, скромная. И неважно, что это тело я до сих пор не воспринимаю, как свое.
   Женщина уходит, не удостоив меня ответом. Вернее, переходит к соседней ожидающей ее жертве.
   А я сижу, как дурак, в халатик кутаюсь. По сторонам осматриваюсь.
   Я здесь не единственная жертва. То есть товар. Нас пока пять. Пять нервных испуганных девиц разного облика. Возле каждой из девушек уже кто-то крутится. А вон на ту, блондиночку, маленькую, тоненькую, смахивающую на миниатюрного эльфа, уже и надевают что-то весьма своеобразное, что и одеждой-то назвать нельзя. Скорее средством для привлечения внимания. К стратегически важным местам. Да, по улице здесь так не ходят, что радует.
   Но тут быстро приходит и моя очередь. Жестами мне дают понять, что следует встать, воздев руки к небу. После чего и я оказываюсь в какой-то прозрачной ночной сорочке красного цвета. А вот поверх нее на меня надевают еще одно платье - на сей раз чуть более приличное, но тоже очень тонкое. На него - нечто вроде длинного жилета из плотной ткани, широкий пояс с узорами. Кто-то там внизу уже копошится, обувая мои ноги в расшитые разноцветными нитками сандалии. В это же самое время мою растерянную физиономию прикрывают вуалью, которая крепится непонятно на что, но явно спрятанное в волосах. В качестве завершающего штриха "прелестную Лорелею" с ног до головы обрызгивают пахнущей цветами гадостью.
   Меня подталкивают в спину, направляя в соседнюю комнату. Прохожу и вижу разодетых девушек под такими же, как у меня, намордниками, смирно сидящих вдоль стен. Надо полагать, выходим на финишную прямую.
   Зачем я на это согласился?
  
   Лин
   Аукцион начался в полдень. С Ларреном нам увидеться так и не дали, вытолкали в зал и предложили устраиваться поудобнее. Ну, мы и устроились. Народа в зале пока было немного, торги только начались, и в первую очередь, как водится, выставили не самый интересный товар. Мне было откровенно скучно. Появление на "сцене" Ларрена предвиделось нескоро.
   Ведущий аукциона объявил об открытии торгов. Сделал он это на зулкибарском языке. Почему на нем? Да потому что на аукционе не только шактистанцы присутствовали, а зулкибарский давно уже неофициально признан всеобщим языком среди торговцев. Одним словом, нам повезло. А то было бы смешно, если бы все действо велось на шактистанском, которого ни я, ни Шеон не знаем.
   Ведущий расписывал качества выводимых на сцену рабов, явно завышая их достоинства и забывая о недостатках. Чего только стоило его заявление: "Этот орк силен как бык и кроток как ягненок", сделанное в адрес тщедушного полуорка со злыми глазками. Надеюсь, нашу красавицу Лорелею он преподнесет как надо.
   Шел второй час торгов. Я от скуки глазел по сторонам. Людей к тому времени уже прибавилось. Точнее сказать - зал был полон, кое-кому не хватило сидячих мест, и они стояли вдоль стен.
   В какой-то момент я наткнулся взглядом на вчерашнего блондинчика. Он устроился на подоконнике, теребя длинную косу, перекинутую через плечо, и с ухмылочкой смотрел прямо на меня, а, увидев, что я его заметил, подмигнул. Ну, все! Достал! Какого хрена он...
   - Лин! - зашипел Шеоннель и дернул меня за рукав, - ты, почему злишься?
   - А нефиг мои эмоции прослушивать, - пробурчал я, отворачиваясь от обнаглевшего блондина и переключая внимание на Шеона.
   - Ты слишком близко сидишь, а я иногда забываю закрываться, - оправдался полуэльф.
   - Надо было твоему дедуле не иллюзионистов тебе нанимать, а эмпатов!
   - Он не знал.
   - Что?
   - Я не говорил ему про эмпатию. Так почему ты разозлился? Тебе скучно? Мне тоже, но я же не нервничаю.
   - Хорошо я тоже не буду, - пообещал я. Не объяснять же Шеону, в чем дело. Глупо это как-то. Подумаешь, мужик какой-то глазки мне строит. Смешно, право слово! Будто я большую часть жизни провел не при зулкибарском дворе, где еще и не такое можно увидеть. Если присмотреться, как следует.
   Спустя какое-то время торги были приостановлены, потому что прибыл султан Гарей в окружении пестро обряженной свиты и охраны, состоящей из боевых магов. Ни одного простого бойца. Впрочем, учитывая, что султан весь разве что не переливается разноцветьем всякого рода охранных заклинаний, вряд ли его достанет какое-нибудь атакующее, а уж про стрелу, пущенную не владеющим волшебством убийцей, я вообще молчу.
   Гарей снисходительно помахал ручкой приветствующим его подданным и гостям города и прошествовал на огороженное резной решеткой возвышение, где стояло кресло.
   Да, забавный такой шактистанский обычай - ограждать место для правителя. В Эрраде и в Зулкибаре такого нет. У нас представителей правящей династии просто усаживают на лучшие места, а не вот так вот - на демонстративно отгороженные. Прямо как диковинный зверек в клетке. Мне бы на месте султана такой расклад не понравился. Ну да ладно, это их причуды. Национальные. Не мне судить.
   Волнение по поводу прибытия правителя улеглось, и торги продолжились. Теперь целенаправленно выводили только девушек. Сначала обычных, по своему миленьких, но ничем не примечательных. Публика ожила. Каждая новая девица была красивее предыдущей. От некоторых у меня прямо дух захватывало, и я тихо радовался, что у меня есть Саффа, а то я бы точно не выдержал и оставил на этом аукционе всю казну нашего княжества.
   Султан Гарей активного участия в торгах не принимал. Только один раз лениво поторговался за хорошенькую блондинку, но в итоге уступил ее нервному мужичку, который выкрикивал свою цену с явным кирвалионским акцентом. Мне даже странно стало. Всем известно, какие кирвалионцы скряги, а этот вот раскошелился на красотку.
   - Несравненная Лорелея! - торжественно выкрикнул ведущий аукциона.
   Ну, наконец-то очередь до Ларика дошла.
   Когда его вывели на сцену, я тихо прифигел. Что это нашей красотке на голове накрутили? Наверняка у бедного Лара уже шея болит, с такой-то башней на макушке. Про наряд я вообще молчу. Какая-то хреновина, похожая на камзол-переросток, с полами почти до щиколоток, которые спереди расходятся в стороны, открывая прозрачную ткань юбки (или платья?). Подол не до самого пола достает, так что видно разноцветные сандалии, из которых соблазнительно выглядывают пальчики с выкрашенными в белый цвет ноготками. Красиво смотрится, надо Саффу попросить, чтобы тоже так сделала. Я имею ввиду ногти на ногах в такой цвет покрасила. И на руках тоже. Нет, серебристо-серые ногти моей волшебнице идут, но мне кажется, белые будут тоже очень даже ничего смотреться.
   Короче говоря, Ларрен наш выглядел интригующе, а публика, уже достаточно разогретая предыдущими лотами, замерла в предвкушении, ожидая, когда ведущий начнет расписывать товар и понемногу срывать с красотки одежду. Честно признаться, я тоже предвкушал, на какое-то мгновение позабыв, что передо мной не девица вовсе, а мой собственный кузен... который я даже не знаю что потом с меня потребует за все свои страдания.
  
   Ларрен
   Застываю на сцене. Чувства подступают, знаете ли, знакомые. Как перед казнью, только тогда я был сам собой, мог огрызаться и тем заглушать страх. Сейчас я этой роскоши лишен. Оглядываю зал, пытаясь найти своих. Не вижу, от этого начинаю волноваться, не сразу понимаю, что говорит аукционист.
   - ...девушка из далекой Арвалии...
   Какой Арвалии? Я же из Эрраде?
   - Благородная девица, пережившая незабываемые приключения, но сохранившая самое дорогое...
   Да, приключения у меня были те еще. И что же у меня самое дорогое? Ага, я так и думал. Пресловутая девственность. По-моему, меня слегка пошатывает. Уж не знаю, что явилось причиной - башня из волос на голове или начинающие сдавать нервы.
   - Начальная цена двенадцать руми!
   Что? Двенадцать? Мы же говорили о семи с половиной? Ах, мошенники!
   Вглядываюсь в толпу в зале, благо он достаточно хорошо освещен. Слышу:
   - Двенадцать с половиной!
   - Это несерьезно! - тут же отзывается аукционист, - посмотрите на этот цветок, на эту розу пустыни! Деточка, покажи свои ручки!
   Это я деточка? Ах, да! И как я их должен показать? Вовремя вспоминаю, что рукава у платья широкие, и потому резко поднимаю руки вверх, обнажая их почти до плеч.
   - Посмотрите, - тут же кричит аукционист, - какие они белые и нежные! Представьте себе, как будут смотреться на них браслеты!
   Я неловко кружусь вокруг себя, ну, чтобы привлечь внимание. Меня когда-то учили, что движущиеся предметы с гораздо большей вероятностью будут замечены. Кошусь на аукциониста. Тот морщится, видимо, недовольный моей неуклюжестью. Ну что я могу сделать - меня не этому всю жизнь учили. Пока кружусь, выхватываю взглядом из толпы как бы отделенную от нее фигуру и тут же понимаю - султан, а значит, цель. Так, пора менять тактику. Я здесь зачем? Привлечь внимание султана. Вот будь я правителем, понравилась бы мне такая вот деревянная колода, какой я сейчас являюсь? Вряд ли. А быть купленным за бесценок каким-нибудь мелким купчиком не хочется.
   Останавливаюсь, и, глядя прямо в глаза тому, кого я выбрал своей жертвой, медленно поднимаю подол платья. До середины икры. А потом резко опускаю. Учитывая то, что женщины в этой стране ходят все укутанные с ног до головы, то, что я сейчас сделал, должно выглядеть верхом неприличия. Изображаю на лице обольстительную улыбку. Это, правда, выходит не сразу, но вовремя понимаю, что левый угол рта у меня поднимается, а правый - нет. А это уже не знак обольщения, а скорее предупреждение о том, что я готов кому-нибудь врезать. Я - готов. Но не следует.
   Не вовремя, но вспоминаю, что на лице у меня вуаль, а потому все мои попытки строить глазки и улыбаться пошли под хвост Коту. Обидно. А я так старался. Ну ладно, султан сам напросился.
   Резким движением сдергиваю с лица тряпку, уже в процессе вспоминаю о том, что она крепилась к прическе, но увы... поздно пить водичку, пора помирать. От рывка вуаль слетает с физиономии, конечно, но вместе с ней я дергаю и за волосы, отчего башня на моей голове (судя по ощущениям) накреняется и начинает заваливаться. А меня так бесит эта тряпка, что попутное движение прически замечаю не сразу, а когда осознаю, что сделал - уже поздно. Вуаль отлетает в сторону, а на лицо мне падают спутанные, тяжелые, вымазанные маслом и потому неприятные на ощупь волосы. Откидываю их назад и торжествующим взглядом обвожу публику. А что? Вуаль я снял? Снял! Ногу показал? Показал! И кто осмелится сказать, что я - несексуальная барышня?
   Но тут зал грохнул.
  
   Лин
   Я только и мог, что тихонечко похрюкивать, сдерживая смех. Представление Лар устроил то еще.
   - Ему нравится, - шепнул, склонившись к моему уху, Шеоннель.
   - Ларрену? - удивился я.
   - Да, нет же! Султану нравится Лорелея, - объяснил Шеоннель.
   - Тринадцать руми! - раздалось из зала.
   Торги начались. Ведущий вдохновенно расписывал достоинства нашей красотки, цена повышалась. Султан почему-то не спешил вступать в борьбу за право обладать Лорелеей. Мне стало как-то не по себе. А если нашего Ларена кто-то другой купит? Нет, ну в таком случае мы его сразу вытащим, но тогда весь наш замечательный план накроется медным тазом и придется придумывать что-то еще. А время-то идет! Тот факт, что Саффа жива, еще не означает, что я могу спать спокойно и не спешить с ее спасением. Вот почему-то я нисколько не сомневался, что спасать волшебницу моей мечты надо. И чем быстрее, тем лучше.
   - Двадцать!
   - Двадцать один!
   Ларрен оскалился в улыбке, которая явно предназначалась Гарею, развязал пояс и снял с себя этот камзол-переросток, оставшись в прозрачном платье. Точнее в двух прозрачных платьях, под которыми не было никакого белья. Обалдеть!
   - Двадцать пять!
   Ларрен не сводя глаз с султана, рванул на груди верхнее платье и отшвырнул его обрывки. Это что это он вытворяет? Да я же сам сейчас слюной захлебнусь! Ну и кузен у меня! Развратница какая-то!
   - Сто руми.
   В зале наступила тишина. Все взоры обратились к возвышению, на котором расположился султан со своей свитой.
   - Итак, господин Кирей предлагает за прекрасную Лорелею сто руми! - торжественно провыл ведущий. - Кто даст больше? Сто руми раз...
   - Двести, - перебил его султан и с любезной улыбкой покосился на стоявшего рядом с ним Кирея.
   Я этого Кирея узнал. Это тот самый шактистанец, с которым наша Ханна переговоры вела. Лучший друг султана, а так же его посол по особым поручениям. Когда этот Кирей вступил в торги, я решил, что он для султана старается, а оказывается, нет. Для себя Ларика захотел. Вот смеху-то будет, если султан решит в итоге уступить нашу красотку своему приятелю.
   - Двести пятьдесят, - сказал Кирей, глядя Гарею в глаза.
   Султан улыбнулся совсем уж нехорошо и процедил:
   - Пятьсот.
   Кирей низко поклонился и отрицательно покачал головой на вопросительный взгляд ведущего.
   - Пятьсот руми, раз, - начал отчет ведущий. - Пятьсот руми, два.
   - Пятьсот пятьдесят.
   Я в полном офигевании, как впрочем, и другие участники аукциона, повернулся к тому, кто посмел перебить цену султана. Это оказался тот самый взбесивший меня блондинчик, который все так же сидел на подоконнике, и кокетливо теребил кончик своей косы. Краем глаза я заметил, как в ужасе побледнел Ларрен. Он что думает, что если его кто-то другой купит, мы его бросим? Или он просто боится этого конкретного блондина?
   Султан равнодушно пожал плечами, явно не собираясь дальше торговаться и назначать более высокую цену.
   Ведущий пришел в себя и начал считать. Цену блондинчика никто не перебил. Ларрен был продан ему. Я не успел даже разозлиться толком и осознать, что наша операция провалилась, как блондинчик с вальяжной улыбкой заявил, что старался для султана Гарея и преподносит прекрасную деву ему в дар вместе с заверениями в своем почтении.
   Гарей с минуту хмуро смотрел на наглеца, а потом ухмыльнулся и дар, к моему облегчению, принял. А Кирей наградил блондинчика таким взглядом, что я не сдержал ехидного смешка. Но, к моему разочарованию, блондинчик этот многозначительный взгляд принял благосклонно, да еще и заулыбался в ответ так, что стало понятно - белобрысое чучело переключило свой интерес с меня на Кирея. Ровно, как и Кирей, переключил свое внимание с "Лорелеи" на этого вот красавчика. Ха! Совет да любовь.
  

Глава 11

   Ларрен
   Все силы уходят на то, чтобы не ежиться под откровенными взглядами. Да, я стою здесь практически голый, да, я знаю, на что подписывался. Но все равно такое ощущение, будто меня щупает множество рук. Неприятное ощущение.
   Гарей разглядывает меня с интересом на гладкой морде, но не как женщину, а как диковинку какую-то. Новый экземпляр в его коллекции.
   - Пятьсот руми, раз, пятьсот руми, два...
   - Пятьсот пятьдесят!
   Перевожу взгляд на предложившего новую цену участника, и в ту же секунду понимаю, что такое ужас. Мне, конечно, приходилось пугаться в жизни. Но сейчас такое ощущение, будто меня холодной водой окатили. Жалею, что я не настоящая женщина - так бы, может, просто свалился в обморок, и все, и делайте со мной что хотите, меня здесь нет.
   Аргвар! Аргвар решил меня купить! Зачем? Конечно, божество не обманулось колдовством Кардагола. Оно прекрасно знает, что прелестная Лорелея - это неудачливый Ларрен Кори Литеи.
   Что он собрался со мной сделать?! Я... я не понимаю, что ему нужно! Какую партию он сейчас разыгрывает?! Или просто хочет со мной поиграть? Я догадываюсь, что фантазия Аргвара не знает границ, и не хочу помогать ему отыскать эти пределы.
   Страстно мечтаю сбежать отсюда. Жаль, не могу.
   Аргвар поднимается с подоконника, танцующей вальяжной походкой подходит к аукционисту и небрежно бросает ему под ноги кожаный мешочек. Он слишком мал для того, чтобы там могли поместиться пятьсот пятьдесят руми. Это понимает и шактистанец, потому что он быстро наклоняется, хватает мешок, развязывает его, и вот уже в его руках несколько черных жемчужин. Понятия не имею, сколько они стоят, но, судя по восторженному взгляду аукциониста, гораздо больше, чем пятьсот пятьдесят золотых. Да уж, не думаю, что для водяного бога проблема достать хоть целый воз таких. Аргвар насмешливо меня разглядывает, я опускаю взгляд. Не хочу! Не хочу!!! Уж лучше бы меня в бордель продали. Оттуда, по крайней мере, можно сбежать.
   Аргвар резко поворачивается лицом к залу, кланяется и произносит что-то по-шактистански.
   - О! - немедленно взвывает аукционист, - наш неизвестный покупатель предложил Затмевающему Свет Солнца Гарею, да продлятся его годы бесконечно, принять несравненную Лорелею в дар!
   Облегченно выдыхаю. Но, кажется, рано. Султан хмурится, на его лице - раздумья. Наконец, он благосклонно кивает, соглашаясь на предложение Аргвара, поднимается и уходит из зала.
   Стою, глазами хлопаю. А я? А со мной что?
   Меня бесцеремонно хватают за руку и стаскивают со сцены. Я все еще немного оглушен и плохо понимаю, что происходит. Прихожу в себя уже в закрытых носилках. Сижу в них, поджав под себя колени. Причем, прошу заметить - у меня это получилось непроизвольно. Да, надо бы поскорее вернуть свой облик, а то еще немного, и я начну вести себя, как женщина. Пока утешаю себя тем, что это - от страха. Хотя и страх - не такое уж утешение. Окна носилок закрыты шторками, пытаюсь выглянуть, но чуть не получаю по носу. Сам даже не понимаю - от кого. Кажется, там всадник рядом. Не уверен.
   Хотя... все закономерно. Султан купил себе новую наложницу, и нечего ее разглядывать кому попало. И вообще, я же скромная девушка. Или нескромная? Учитывая то, как я бодро обнажался на сцене, сейчас не знаю, что и сказать.
   Носилки ощутимо трясет. Если бы кто спросил мое мнение, я бы предпочел прогуляться верхом или пешком. Но кого здесь интересует мое желание? Вот даже любопытно, еще недавно я страшно переживал по поводу того, что являюсь вещью, а сейчас меня это даже забавляет. Я принадлежал Вальдору, потом Лину Эрраде, прекрасно осознавая то, что им и в голову не придет приказать мне что-то непозволительное. Получается, я просто ныл, ныл не по существу. Хотя... хотя если бы я получил такой приказ, а ведь вынужден был бы его исполнить. А сейчас я могу сопротивляться. Я добровольно не дамся. Я имею такое право.
   И даже если со мной что-то произойдет, это будет не потому, что я сам это сделал, а потому что меня заставили. Ох, нет. Я запутался. Но в первом случае меня лишали и свободы и воли. Во втором - лишь свободы. А воля моя при мне! Странное, странное утешение. Но за неимением лучшего...
   Минут через двадцать прибываем на место. Во всяком случае, носильщики, судя по впечатлениям, замирают. Потом снова бодренько бегут куда-то, а вот после этого дверца носилок открывается, и первое, что я вижу - это толстая смуглая рука. Не сразу, но понимаю, что это мне предлагается ступить на твердую землю.
   От помощи отказываюсь, выпрыгиваю сам. Понимаю, что таким образом я несколько нарушаю представление о хрупкой и нежной Лорелее, но уж больно мне не хочется прикасаться к этой жирной лапе.
   Спрыгиваю на покрытый плиткой пол, забывая о том, что мои сандалии на каблуках. Подворачиваю ногу, но в ту же секунду та самая лапа хватает меня за локоть. И что мне теперь? Материться или спасибо сказать? Поворачиваю голову и вижу евнуха. Ну да, такими я себе их и представлял. Толстого, темнокожего, с кучей сережек в ушах. Не ожидал я лишь того, что у чудища этого будет настолько дружелюбная и располагающая к себе улыбка.
   - Марай! - говорит он.
   Ага, видимо, представляется.
   - Лорелея, - шепчу в ответ и опускаю глаза. Постоянно приходится напоминать себе о том, что я - девушка скромная. Смотрю в пол, а он здесь, надо сказать, красивый. Узоры на плитках прямо-таки завораживают. Всего-то - сочетание белого и синего, но так красиво. Тихо хмыкаю. До сего момента изучать пол в домах мне в голову не приходило.
   Медленно ковыляю рядом с Мараем. Осторожно осматриваю окрестности. Вижу колонны с арками по обеим сторонам. И роспись на колоннах вижу - непривычный рисунок из ломаных линий.
   - Ты говорить любить бахтейн? - вдруг интересуется Марай.
   Вздрагиваю от неожиданности.
   - Я? Да? Любить. В смысле, я на нем играю.
   - Я найти, - обещает евнух. Ну что же, пусть ищет. Не думаю, что ему это легко удастся. Проходим в первую дверь. Рядом с ней стоят четыре здоровенных полуобнаженных стражника. Я даже в родном своем облике им был бы чуть выше плеча. Хм, вооружены они копьями. Страшно, грозно, неэффективно. Только вот наверняка и еще что-то имеется. Конечно, как это я сразу не заметил. Метательные ножи есть.
   Идем дальше. Вновь что-то типа коридора, ну или как его еще назвать? Пространство между рядами колонн.
   Еще один пост. Стражников уже шесть. Сонными они не выглядят. Похвально, но жаль.
  
   Лин
   Ларрен выглядел таким несчастным, что у меня возникло желание телепортировать его куда-нибудь подальше отсюда. Интересно, что его так напугало? Осознал, во что ввязался? Или на него так подействовал тот факт, что его чуть кто-то другой не купил? Точнее, этот конкретный блондинчик, на которого Ларик как-то неадекватно среагировал.
   - Шеон, ты Лара слушал?
   - Ларрен зол на этого человека и боится его, - полуэльф задумчиво повел ухом, - не просто боится, а так, как будто знает, что от него ожидать.
   - Может быть, они знакомы? - предположил я. - А этого кренделя белобрысого ты не пробовал послушать?
   - Пробовал, но не смог. Он закрыт наглухо.
   - Маг? - удивился я, - хорошо скрывается. Я не понял, что он маг.
   - Может быть, и не маг. Возможно, у него мощный защитный амулет, - предположил Шеоннель.
   Пока мы так перешептывались, нашу красотку со сцены увели, а ее покупатель скрылся в неизвестном направлении.
   - Пошли, деньги получим и валим отсюда, - решил я.
   Ну и пошли мы. И пришлось мне устраивать скандал в лучших традициях своей матушки - с выражансами, воплями и стучанием кулаком по столу.
   А как не возмущаться, если эта хитрая задница - распорядитель, попытался вручить мне всего триста руми?
   - Эй, а остальные двести пятьдесят где? - рявкнул я.
   Шактистанец расплылся в учтивой улыбке и начал объяснять непонятными словами, что все, что меньше стартовой цены, отдается собственнику, а с разницы между стартовой и продажной цены - 25% аукционисту полагается, плюс еще возмещение расходов.
   Я с минуту на него таращился и не хуже тупой блондинки ресничками хлопал, потому что абсолютно ничего не понял. Но это не помешало мне заорать и в очередной раз стукнуть кулаком по столу, активно протестуя. Распорядитель заулыбался еще шире и поставил меня в известность, что из суммы так же вычтен торговый налог - 18%, так что я должен быть счастлив, что за свою неуклюжую рабыню получил целых триста руми.
   - И сколько же Вы уважаемый за расходы содрали? - ехидно поинтересовался я.
   Шактистанец принялся перечислять потраченные на нашу красотку средства, ну там одежда, еда, косметика всякая разная. Короче говоря, насчитал на сотню. Тут уже мне даже играть не пришлось. Я самым натуральным образом разозлился, и возмущаться начал.
   - Да ты охренел, морда шатистанская? - заорал я, - Да я за такие деньги мог ее на неделю в лучшей гостинице этого города поселить со всеми удобствами!
   - Вам, как гостю нашей столицы, готов сделать скидку, - проворковал распорядитель. - Двадцать руми.
   - Что двадцать руми? - растерялся я.
   - Я верну Вам двадцать из положенных на расходы по содержанию товара ста руми.
   - Иди ты! - возмутился я, - ты на нее за то время, что она у тебя провела, и десятки не потратил. Отдавай девяносто!
   - Двадцать! - уперся шактистанец.
   - Ладно, так и быть, за то, что ты такой фантастически упертый, возвращай восемьдесят.
   - Тридцать.
   - Семьдесят!
   Мы бодались приблизительно с полчаса, и мне удалось выцарапать у этого ворюги сорок руми. В итоге сие гостеприимное заведение мы с Шеоном покинули "счастливыми" обладателями трехсот сорока руми и плохого настроения. Во всяком случае, у меня оно было именно таким. Знаете ли, приятного мало, строить из себя жадного работорговца. Я все-таки не кто-нибудь, я наследник престола. Хоть и княжеского, а не королевского, но все же. В общем, гордость моя была растоптана, я шел в направлении гостиницы, обгоняя Шеоннеля на пару шагов и пытался утешить себя тем, что разыгрывать из себя торгаша и жадину было необходимо, чтобы не вызвать подозрений.
   - Лин, хватит психовать. Хочешь, мороженого поедим?
   Я резко затормозил и развернулся к Шеоннелю. Это он так прикалывается, что ли? Что значит, мороженого поедим? Детский сад какой-то! Смотрю я на это чудище ушастое, а он стоит и невинно так глазки на меня таращит.
   - Ты еще ресничками помаши для убедительности, - фыркнул я.
   Шеоннель совершил довольно-таки удачную попытку придать своему взгляду придурковатое выражение. Не иначе как у матушки моей научился. Я не выдержал и заржал.
   - Так уже лучше, - одобрил Шеоннель и взял меня под руку, - пошли в гостиницу.
   - Ты, что специально меня смешил? - догадался я.
   - Ага. А то шел на весь мир обиженный, будто тебя некачественно изнасиловали.
   - Шеон.
   - Что?
   - Тебе надо пореже с моей мамой общаться. Она тебя плохому учит.
   - Да, Дуся такая... такая...
   Я покосился на мечтательную физиономию полуэльфа, ухмыльнулся и предложил:
   - Попроси ее, чтобы усыновила тебя.
   - А можно? - оживился Шеоннель, приняв мою шутку всерьез.
   - А тебе оно нужно? У тебя Вальдор есть. И вообще, Аннет обидится, если ты о таком не ее попросишь.
   - Ты прав, - буркнул Шеоннель и задумчиво притих.
   Неужели, и, правда, всерьез обдумывал варианты своего усыновления? И что его так заклинило на семье? Нет, ну я понимаю, что матушка у него не подарок, а дед так и вовсе не признал. Хоть и учить пытался. Но ведь это не повод ходить за моей матерью преданным теленком и всерьез считать, что она его усыновит - взрослого детинушку тридцати пяти лет отроду! И фигня, что он по эльфийским меркам еще несовершеннолетний, все равно это как-то... не знаю... неправильно, наверно? Взрослый дяденька, а все мамку ищет.
   - Ну, хватит! - не выдержал Шеоннель, - тебе что, думать больше не о чем?
   - А ты что, мысли читаешь, а не эмоции? - насторожился я.
   - Мне эмоций твоих достаточно! Ты обо мне думаешь будто... будто я ущербный какой-то!
   Кажется, полуэльф всерьез разозлился.
   - Слушай, ну я же понимаю, что у вас - эльфов все не так как у людей, мне это просто непривычно. И не думаю я о тебе как об ущербном. Даже в мыслях такого не было.
   - Не было, да? Не было... - начал Шеоннель и вдруг резко замолчал и огляделся.
   Мы стояли на безлюдной узкой улочке, вдоль которой с обеих сторон шли высокие здания без окон. То есть окна, наверно, были, только выходили они не на эту улицу.
   - Это не ты, - шепнул полуэльф.
   - Угу, - буркнул я и сплел "ловчие сети". Мы же не хотим кого-нибудь убить. Мы же добрые... такие добрые, что аж самим противно!
   Грабителей было трое. Не маги, само собой. Так что моих "сетей" им вполне хватило, чтобы успокоиться.
   - Что делать с ними будем? - спросил я, мстительно пихнув ногой в бок одного из них.
   - Убьем? - кровожадно предложил Шеоннель.
   Да уж, обиделся ушастый, что кто-то из этих про него не так подумал.
   - Зачем убивать? Мы им сейчас печать "вне закона" поддельную поставим и продадим в каком-нибудь захолустье, где проверять никто не станет, - пробурчал я, обходя вокруг грабителей. Даже руками помахал, сделав вид, что колдую.
   - Ой, не надо! - пискнул один из них на ломаном зулкибарском. - Не надо, господин, мы люди подневольные, нам приказали - мы сделали.
   - Кто приказал? - заинтересовался я.
   - Господин наш - Нарул, приказал.
   - Нарул? Хозяин торгового дома?
   Грабитель торопливо закивал.
   Ага, ну да, как же я сразу не сообразил что аукционист так просто мой приступ жадности не оставит и попытается вернуть свое.
   - Жадная шактистанская морда! - возмутился я, методично обыскал всех троих, изъял все деньги и амулеты, и все-таки колданул на наших неудавшихся грабителей.
   Не надо думать, что я им что-то плохое сделал. Я их просто в Кентарион телепортировал. Пусть насладятся природой кентаврийского края... и попробуют найти там доброго мага, который их бесплатно назад в Шактистан отправит. Ну, а что еще прикажете с ними сделать? Не оставлять же здесь живыми, чтобы они в итоге кинулись к господину этому своему, хозяину аукциона, и доложили что жадный торгаш, то есть я, не просто торгаш, а еще и маг-жестовик. Мало ли какие подозрения в этом случае возникнут, и что может до султана долететь. Нам не нужно, чтобы Ларрена раньше времени из гарема поперли. Или того хуже - допросили, как следует, и казнили.
   - Кошка говорит, что они с Котом в гареме, - будто в ответ на мои переживания, поведал Шеоннель.
   - Отлично. Значит за Ларом есть кому присмотреть. Ты умеешь брать ориентиры для телепортации у магического животного?
   - Нет. Пока не умею.
   - Значит, нам повезло, что Кот Ларрена может дать ориентиры твоей Кошке, которая способна со всеми разговаривать и может передать ориентиры мне, мне папа объяснял, как это делается, - подвел я итог и решил, - пошли, мой ушастый друг, поедим мороженого. А то ты что-то совсем расстроился.
   - Я не понимаю, почему они обо мне так думали, - возмутился Шеон, но уши у него при этом понуро опустились. Расстроился, одним словом.
   - Вы - эльфы, высокомерные сволочи, а тут они видят перед собой ушастого, который чей-то слуга, - объяснил я. - Ты забыл что ли? Ты здесь в роли моего слуги.
   - А, ну тогда понятно.
   Шеоннель заметно приободрился, но мороженым я его все равно накормил.
  

Глава 12

   Ларрен
   Искренне сочувствую женщинам. Особенно красивым. Потому что каблуки придумал какой-то склонный к издевательствам над личностью субъект. Я натер ноги, я спотыкаюсь, я уже схватился за руку Марая, наплевав на гордость и все остальное. А мы все идем и идем. Наконец не выдерживаю. Показываю международный жест, призывающий остановиться, и быстро сдираю со своих ног эту так называемую обувь.
   Евнух глядит на меня с ужасом на толстом лице, бормочет что-то, руками размахивает. Наверное, намекает на то, что мое поведение выходит за рамки общепринятого. Может, и выходит. Ну и что мне за это сделают? Ноги поотрывают? Так, пожалуйста, они все равно уже насмерть стерты! А вообще не стоит со своей собственностью, приобретенной за бешеные деньги, так не по-хозяйски обращаться - заставлять ее топать неведомо куда, да еще и в этом пыточном приспособлении на ступнях.
   - Нельзя! Нельзя! - лепечет Марай. О! Знание зулкибарского проснулось! А поздно. Раньше это нужно было говорить, когда я с ремешками возился. А теперь заставить надеть на себя вот эту конструкцию меня можно только с помощью активации моей печати. Или приложив пару раз чем-нибудь тяжелым, но надеюсь, что до этого они не додумаются. Пятьсот пятьдесят руми! Да это ж... в переводе на "вальдорчики"... да я б на такие деньги поместье себе купил!
   Изображаю на лице выражение "Моя твоя не понимай вообще" и бодро шлепаю вперед, благо теперь мне это даже нравится. Плитка под ногами чистая, прохладная. Приятно.
   Марай, горестно вздыхая, плетется рядом. А я иду, веселый такой, сандалиями помахиваю. Можно сказать, проветриваю.
   И вот очередная дверь. Вновь стражники. Все еще шесть экземпляров. Я уж думал, они тут увеличиваются в арифметической прогрессии. А нет. Видимо, такие здоровые лбы в одной караулке в большем количестве не помещаются.
   Ну, настроение у меня теперь уже бодрое. Деловое, и вообще мною овладел, как там говорит Лин, здоровый пофигизм. Насчет здорового я очень сомневаюсь, но пофигизм - точно.
   А вот за дверями... Останься я мужчиной, подумал бы, что рай. Сначала слышу шум. Потом вижу - кто-то бегает, и тут же понимаю - не кто-то, а полураздетые барышни. Деловито так бегают, туда-сюда. Вот мимо меня прелестница какая-то пронеслась. В руках у нее счеты и пачка бумаги. Хм... Начинаю подозревать, что мое мнение о гареме было сформировано не вполне верно. Судя по всему, они здесь не только неге предаются, но еще и работают. Надеюсь, что меня, как особо ценное приобретение, чаша сия минует.
   Хотя к чему это я? Ах, да! О рае! Так вот, бегают не все. Некоторые дамы просто лениво прогуливаются, поглядывая на меня с явным любопытством. Парочка даже начинает прогуливаться в непосредственной близости от меня, но Марай рычит что-то, и девицы тут же делают вид, что их появление было случайно, они вообще в другую сторону направлялись.
   Идем дальше. Справа - уже не колонны, а просто стена с дверями. Много дверей, явно намекающих на то, что за каждой из них скрывается отдельная комната. Этакий загон для невольниц.
   - Ты здесь жить, - с пафосом заявляет Марай, - сидеть и ждать.
   Ага, понятно. Что ждать только? Не успеваю задать сей сакраментальный вопрос. Меня вталкивают в помещение. Дверь закрывается и, судя по звуку, на замок.
   Вот очень теперь интересно, как я должен место происшествия исследовать, если из меня тут канарейку в клетке пытаются изобразить. Хорошо, хоть петь не заставляют. Хотя бы и частушки.
   Кстати, настроение мое все еще на высоте. Зашвыриваю в угол обувь, оглядываюсь. Комнатка, надо сказать, по размерам меньше моей камеры в Эрраде, а выглядит примерно также, только хуже. Ловлю себя на мысли, что цветочков на двери явно не хватает. Да и кровать неплохо бы иметь пошире. Здесь же - просто узкий топчан, на котором сиротливо лежит крохотная, набитая конским волосом подушка. Скажем так - комфорт нам только снится.
   Впрочем, надолго здесь я задерживаться не собираюсь.
   "Мяу!".
   Никогда я так Коту своему не радовался, если только не считать момент его приобретения. Тогда я был просто счастлив. Ведь магическое животное - это... Это значит, что я - маг. Но сейчас не стоит об этом.
   Поворачиваюсь, а на кровати сидят два юных кошака - мой и сестрица его Кошка. Та еще, кстати, ехидная штучка.
   "Тебе не кажется, что ему так идет?" - интересуется Кошка.
   "Мне больше его обычный облик нравится" - хмуро отвечает Кот. Спасибо тебе, друг! И как сестра такого приличного животного могла родиться настолько мерзкой?
   "Сам выкарабкаешься?" - интересуется Кот, спрыгивает с кровати и начинает тереться о мои ноги. Вот каким бы волшебным он ни был, а ласку любит.
   Наклоняюсь, чешу его за ушком и делаю вид, что не слышу насмешливое фырканье Кошки.
   - Не знаю, - говорю, - все только начинается, но вы будьте поблизости на всякий случай.
   Кошка встает, задирает свой черный, метелкой, хвост и с пренебрежением в голосе проговаривает:
   "Общайтесь, а я пойду, своего полуэльфа проведаю".
   И исчезает. Ну и хорошо. А то, стыдно сказать, в ее присутствии я нервничать начинаю.
   Итак. Я здесь. И что мне делать? Я говорил, что эта комната мало чем от камеры отличается? Так оно и есть. Койка, на которой даже одеяла нет, горшок, умывальник.
   Сижу, с Котом общаюсь. А о чем с ним можно беседовать, если ему и полугода еще нет? Ну, умеет мой кошак разговаривать, так это не значит, что он знает - о чем.
   Ловлю мышей мы с ним обсудили. Он этим не занимается, он у меня вообще, оказывается, гуманист, считает, что каждая тварь имеет право на существование. Это, однако, не значит, будто он мясо не ест. Потом мы немного прошлись по знакомым. Ему Кирдык тоже не нравится. Кот считает его сухим и высокомерным.
   Мы сошлись с ним во мнении о том, что Ханна очень даже ничего и по внешности и по характеру, если не считать некоторых неровностей в ее поведении.
   А вот к Вальдору мы относимся по-разному. Я уже говорил, как. А вот Кот мой от него отчего-то в полном восторге. Считает бывшего короля Зулкибара справедливым (на себе бы ему почувствовать такую справедливость!), грамотным и честным. М-да... Комментарии излишни.
   Впрочем, хватит болтать. Пора подумать над тем, как покинуть это гостеприимное помещение и каким образом узнать, где могли держать Саффу.
   Тут же выясняется, что покинуть помещение прямо сейчас можно одним лишь способом - выломав дверь и устроив в гареме большой бардак. Впрочем, не сомневаюсь, что бардак здесь устроен и без моего вмешательства. А для выбивания дверей моя нынешняя комплекция не вполне подходит.
   Потому остается все так же сидеть и ждать. В конце концов, выложить за женщину пятьсот пятьдесят золотых для того лишь, чтобы уморить ее голодом - слишком уж извращенная затея.
   Тут мне в голову приходит простая до идиотизма мысль. А не стимулировать ли мне любимое животное на общественно полезную деятельность? А то время идет, информации нет.
   - Кот, - говорю, - не желаешь ли ты прогуляться и исследовать помещение, где Саффа жила?
   Кот смотрит на меня внимательно, после чего высокомерно заявляет: "Я не нуждаюсь в твоих ценных указаниях!" и исчезает, не прощаясь. Да, кажется, его сестрица плохо на него влияет.
   Надо сказать, исчезает он вовремя, потому что дверь моего убежища распахивается и в нее, бочком и, нагнувшись, втискивается знакомый евнух - Марай. Думаю, он был бы удивлен присутствием в замкнутом помещении странной черной живности.
   - Идти за мной, - говорит он, сладко улыбаясь. Спрыгиваю с кровати. Идти? Да куда угодно! Лишь бы не сидеть здесь больше. Моя жизнь в последнее время и так чрезмерно щедро снабжает меня ситуациями, при которых необходимо долгое время находиться в замкнутом пространстве. Начинаю чувствовать себя каким-то диковинным зверьком, которого только ленивый не пытается в клетку посадить.
   Марай преграждает дорогу разогнавшемуся мне, строго хмурится и указывает пальцем на валяющиеся у кровати сандалии. Он серьезно? Снова их надеть? Так, что в таких случаях делают настоящие женщины? Ага!
   Корчу жалостливую рожицу. Ноль реакции. Морщу нос и начинаю хныкать. Бесполезно. Ну да, конечно, тут, наверное, те еще умелицы на нем тренировались. Видимо, придется подчиниться.
   Тихо бормоча под нос ругательства, нацепляю на себя эту... обувь и послушно ковыляю из комнаты. Марай косится на меня с неодобрением. А что он хотел? Чтобы я в этих пыточных приспособлениях гарцевал, как лошадь на параде?
  
   Терпеливо сношу процедуру моего переодевания и причесывания. При этом та одежда, в которую меня обрядили перед аукционом, показательно выбрасывается. Мол, нечего здесь такой дешевке делать. Признаться честно, не понимаю, чем лучше полупрозрачный балахон, который на меня в итоге напялили. От высказанной вслух мысли об эпиляции нервно вздрагиваю, но, слава всем богам, выдергивать на мне больше нечего. В результате сижу на диванчике у бассейна весь из себя принаряженный, накрашенный, причесанный. Сижу и жду у моря погоды. А если точнее, как мне сообщили по большому секрету, ожидаю я вместе с остальными неудачницами явления султана. Вроде как великий и всемогущий примерно через полчаса теоретически может посетить собственный гарем, если у него не будет в это время более неотложных дел.
   Вот даже и не знаю, что мне сказать по этому поводу.
   С одной стороны, Кот еще не появлялся с новостями, и куда бы мне двинуть, я не знаю, а потому почему бы и не посидеть, с народом не пообщаться. Хотя бы попытаться. С другой, а если вдруг появится султан, а если он меня выберет, что тогда делать? Смутно припоминаю о какой-то там повешенной на меня Кардаголом приманке и покрываюсь противными мурашками. Даже представлять себе не хочу, как я буду отбиваться от этого равного Солнцу или как там его еще.
   Пробегающая мимо служанка ставит возле меня вазу с финиками и бежит прочь. Не такой уж я поклонник сладостей, хотя... Пожалуй, вкусно. Так, пора оглядеться. Вот, справа от меня сидит симпатичная блондинка. Вся такая беленькая, аж в голубизну. Глаза тоже голубые, испуганные. Из разреза на юбке ножка торчит. Ничего такая, прямая и стройная. Если блондинка, можно предположить, что она знает зулкибарский. Слышал я, что в Шактистане дамы преимущественно смуглые и темноволосые. Которые местные.
   Двигаю девице финики, улыбаюсь и тихо проговариваю:
   - А меня Лорелея зовут.
   Девушка испуганно вздрагивает, косится в сторону Марая (ну да, и он неподалеку), после чего шепчет:
   - А я Соня. То есть Зоралика. Ты откуда?
   - Из Эрраде.
   - А я из Арвалии. Ты давно здесь?
   - Первый день.
   - А я две недели уже.
   А Зоралика эта, которая Соня, очень даже ничего. Действительно, хорошенькая. Есть в ней нечто такое беззащитное, что невольно наводит на мысли... На мысли... Интересно, вот при том, что женщин здесь много, а султан, насколько я понял, появляется здесь изредка, имеют ли место в гареме всяческие... перверсии? Да в любом случае должны быть! Так, о чем это я? Я здесь с миссией. И она не заключается в том, чтобы склонить к сексу одну из обитательниц этого места. С другой стороны, а вдруг она знает нечто мне полезное? Тогда это будет разведка боем.
   Стоп. Так она мне нравится! Эта девушка мне нравится! О, боги, как же это хорошо! А я уже боялся...
   Вот размышляю я о главном, а рука к блондинке так и тянется. Фиником ее угостить, конечно же.
   Финик благосклонно принят, можно и поинтересоваться:
   - А ты слышала о том, что здесь девица одна странная жила? Саффа, Озерная ведьма?
   Зоралика закатывает глазки, мол, пытается вспомнить.
   - Да... - вдруг проговаривает она, - я слышала. Говорят, ею...
   Замираю, но...
   Сначала Марай вскакивает с места. Интересно, кстати, он такой толстый, а подпрыгивает, как мячик, будто и не жир у него там под кожей. Нужно будет к нему присмотреться, если мне возможность такую дадут. Очень своеобразный тип.
   Девицы вокруг меня тоже подскакивают и быстро выстраиваются в шеренгу. Ну и я вместе с ними. А зачем лишний раз выделяться? Можно было бы, конечно, нырнуть за фонтан. Но, боюсь, если бы меня там обнаружили, да еще вдруг начали вытаскивать, султан мог бы мной излишне заинтересоваться, а внимание я привлекать не хочу.
   Так и стоим, женское подразделение на параде. Глазки опущены, ресницы трепещут, грудь в волнении вздымается, талии изогнуты, чтобы достоинства видны были сразу, и Гарей с выбором не ошибся.
   Стою, лицо вниз, волосами распущенными, хотя и завитыми в спирали, прикрываюсь.
   Руки в кулаки сжал, губу закусил. Мысли из головы как ветром выдуло. Все, кроме одной - о том, что к свиданию с султаном я сегодня не готов. Вот завтра - может быть. А лучше - послезавтра. Или никогда. Ну, может же случиться такое счастье, и я выясню, что произошло с Саффой и ни разу не встречусь с Гареем лицом к лицу? Может ведь?
   Стою, прислушиваюсь к шагам. Тапки вижу. Идут они мимо меня, яркие такие. Носки загнуты, сами без задника, самоцветами украшены. Броские, скажем так. Вот эти, что самые блестящие, надо полагать, султановы. И чего это ради они напротив меня остановились?
   Слышу какие-то слова. Судя по тону - команда, но я по-шактистански не понимаю и понимать не собираюсь. Так и стою, пока чья-то бесцеремонная конечность не хватает меня за подбородок и не вздергивает вверх подаренное Кардаголом очаровательное личико. Ага, рука Марая, глаза напротив - Гарея.
   Хотя я и не просил, получаю возможность рассмотреть физиономию своего нового хозяина. На аукционе мне было как-то не до этого.
   На шактистанца, кстати, султан не похож. Начнем с того, что он светловолос и кожа у него белая. Впрочем, едва ли в его жилах много крови местного происхождения. Если веками султаны выбирали себе жен с севера, с чего бы их потомкам оставаться темными и низкорослыми? Гарей же выше меня примерно на голову, худ, что странно. Я думал, пресыщенный и ленивый правитель должен быть более пухлым.
   Глядит он на меня вовсе не с похотью, как можно было бы ожидать, а с таким исследовательским интересов во взоре. Мол, что это за гадость тут завелась? Кстати, любопытно. Кардагол говорил, что снабдил меня какой-то ударной приманкой, от которой Гарей должен просто голову потерять. А он не только не теряет - я на его лице даже намека на желание не вижу. Может быть, за прошедшие столетия правители Шактистана обзавелись своего рода защитой? Или султан оставляет меня на сладенькое? Впрочем, не исключено, что за мной сейчас ведется наблюдение, и Гарей просто не считает нужным рисковать, затаскивая непроверенное нечто в свою спальню. Не знаю.
   Султан с Мараем перебрасываются парой фраз, после чего равный Солнцу резко теряет ко мне интерес и удаляется, ткнув по пути пальцем в крошку Зоралику. А я тупо смотрю ему вслед, пытаясь размышлять о том, что это было.
   Пока пытаюсь справиться с растерянностью, Зоралика исчезает. Чувствую и ревность и обиду. Во-первых, почему нужно было забирать именно ту девушку, которая меня самого заинтересовала, во-вторых, я что, плохо выгляжу, раз он меня не выбрал?
   Ох, нет. Надо избавляться от этого тела. Оно меня заставляет думать о чем-то странном.
   Едва успеваю прийти в себя после посещения султана, как в гареме вновь поднимается переполох. Его обитательницы срываются с диванчиков, на которых они только-только расположились в томных позах и сбиваются в кучу, изображая собою свору охотничьих собак, ожидающих команды хозяина.
   Как выясняется, хозяйки.
   Сначала в комнату впархивает стайка девушек - ярко одетых, чистеньких, стройных. Вслед за ними в зал входит женщина. Она, придерживая рукою подол длинного платья, проходит к одному из диванов и присаживается на нем, выпрямив спину. И тут же девушки из Нижней палаты бегут к ней и, в очередь, начинают почтительно склоняться у ее ног, изображая будто целуют подол ее темного платья и что-то приговаривая. Она же лениво отмахивается от девиц. Видно, что ритуал ее утомляет.
   А я стою, забыв как дышать. Во-первых, вокруг этой женщины клубится сила - не слишком сильная, но какая-то не структурированная, что ли. Кажется, будто магия, как вода, проникает сквозь ее кожу. Во-вторых, она хороша, она прекрасна. Не могу даже вспомнить, как она выглядела. Вроде бы, брюнетка с очень белым лицом, но с таким же успехом она могла оказаться и альбиносом. Вроде бы, ее непокрытые волосы связаны в низкий тяжелый узел, но, не исключено, что у нее короткая стрижка. Она не высокая и не низкая, не худая и не полная. Она - сама соразмерность. Не понимаю, сколько ей лет. Лицо очень молодо, но назвать ее девушкой язык не повернется. Это - женщина, знающая о том, что она прекрасна, и пользующаяся этим с размахом.
   Вздрагиваю, осознав, что девочки почти все уже приложились к ее одеянию губами, я остался один. Торопливо приближаюсь.
   - Не надо, - говорит она по-зулкибарски, но с сильным незнакомым мне акцентом и смотрит мне в глаза. Голова кружится.
   Делаю над собой усилие, чтобы опустить голову и отойти в сторону, а сам за ней наблюдаю. Успеваю заметить поверхностный беглый взгляд, который эта дама бросает в мою сторону. Или мне показалось? Или я выдаю желаемое за действительное? Не знаю. Она пробыла у нас едва ли с полчаса, и все это время я следил за ней, как зачарованный. Из перешептываний девчонок я понял, что это - султанша, айлидэ Элиника. Мать Равного Солнцу Гарея.
   Прихожу в себя только после ее ухода. Понимаю отца султана. Говорят, он был верен этой женщине всю жизнь, пока не умер от неизвестной болезни. Айлидэ невероятна, непостижима. А ее имя - Элиника. Как ягодка. Все мои мысли лишь о ней...
   Кстати, о мыслях. Я есть хочу.
   В растерянности оглядываюсь по сторонам. Девушки, разочарованно вздыхая, успели разбрестись, кто куда. Подхожу к одной из них, пытаюсь спросить, а кормят ли здесь вообще, или в гареме поощряется каннибализм? Девица в испуге убегает. Может, она по-зулкибарски не разговаривает?
   Вторая просто улыбается и пожимает плечами. Нет, ну где еду-то взять?! А может, пока мы в церемонии "возьми меня, я вся твоя" участвовали, нам пищу в номера принесли?
   Воодушевленный, направляюсь к себе в каморку и, к своему восторгу, в самом деле, нахожу у кровати миску с чем-то съедобным. Состав с ходу определить не могу, но пахнет вкусно. Вроде бы зернышки и кажется мясо. Ложки вот нет. Может, завалилась куда-нибудь?
   Нет, не завалилась. Ах да, я ведь слышал, что шактистанцы некоторые блюда едят пальцами! Усаживаюсь на кровать, опускаю руку в тарелку и слышу:
   "Не ешь это!"
   - Я с тобой поделюсь, - сообщаю Коту, который не дает приступить к трапезе.
   "Не ешь! Там яд" - шипит Кот.
   - Какой такой яд?
   "Я не знаю, как он называется! Не ешь!"
   Ставлю миску на пол. Перевожу взгляд на животное, которое выглядит напуганным, дрожит.
   - Уверен?
   "Да-да!"
   - Сам не ел, надеюсь?
   "Нет, я так вижу. Тебя хотят отравить".
   - Я понял. Кто, не знаешь?
   "Не знаю!".
   Беру Кота на руки, поглаживаю его по взъерошенной спинке.
   - Не трясись, киса, все в порядке. Мы справимся.
   Магический, но, все-таки котенок. Минут через пять он перестает трястись, виновато бурчит, что достанет что-нибудь съедобное, и исчезает.
   Итак, проблемы начались. Причин не доверять Коту нет. Значит, меня пытались убить. Кому я здесь успел не угодить? Ревнивой женщине? Или кто-то понял, что я из себя представляю, с какой целью сюда прибыл? Здесь умозаключения тоже могут пойти по двум путям: либо моя смерть должна повлечь за собой далеко идущие последствия независимо от моих действий, либо кого-то не устраивает, что я могу получить нужную мне информацию.
   Какими могут быть последствия моего умерщвления? Я - лицо вне закона. Юридически и фактически наказать кого-либо за мое убийство нельзя. Образно выражаясь, это даже не будет убийством. Обычно подобное застенчиво именуется ликвидацией.
   Кроме того, я здесь под чужой личиной с неофициальным визитом. Да, может быть Лин Эрраде с Шеоннелем и попытаются в случае чего организовать какие-то карательные мероприятия. Но, опять-таки, как частные лица. Маловероятно, что подобная перспектива может кого-то сильно испугать. А значит, скорее всего, злоумышленник опасается того, что я могу узнать и сделать. Значит, он должен знать, кто я. Нехорошо.
   А если вернуться к версии с ревнивой дамой? Безусловно, подаренная мне внешность с объективной точки зрения весьма и весьма привлекательна. Но, рассудив справедливо, замечу: универсальной красоты не бывает. И вполне вероятно, что потомок Салимаха предпочитает блондинок, а шатенки вроде меня кажутся ему пресными. Взял же он Зоралику, а не несравненную Лорелею, за которую готов был заплатить весьма значительную сумму. Вот любопытно, он что, для коллекции меня приобрел?
   Так вот, возвращаясь к версии, связанной с ревностью. Я абсолютно ничего такого еще не сделал, вообще не произошло что-либо, позволяющее предположить наличие у султана какого-то особого интереса к моей персоне. Неужели потенциальная опасность Лорелеи может быть настолько высока, что эту прелестную барышню следует прикончить до того, как она попадет в постель Равного Солнцу.
   - Мяу!
   У ног моих сидит Кот. Перед ним - нечто в промасленной бумаге.
   "Лин передал", - поясняет все еще хмурящийся Кот.
   - Надеюсь, не мороженое? А то с этого сладкоежки станется.
   "Не знаю, я не смотрел".
   Достаю из пакета пару кусков хлеба с холодным мясом. Жуя, умудряюсь поинтересоваться:
   - Новости есть?
   "Да, на жизнь Лина и Шеоннеля было совершено покушение. Они отбились".
   - Ты не мог подождать, пока я есть закончу, я же чуть не подавился!
   "Сам спросил".
   - Кто это был?
   "Вроде бы, бандиты, нанятые аукционистом".
   - Надеюсь, заказчика они после этого не прикончили?
   "Не знаю. У сестры спроси, когда появится. И вообще, мог бы и спасибо сказать. Думаешь, удобно было это в зубах нести?"
   - Ну, спасибо. Кстати, кусочек хочешь?
   "Ничего мне от тебя не надо!"
   Обиженный Кот исчезает. Вот незадача! А я не успел спросить у него, выяснил он что-то насчет Саффы или нет.
   Трапеза окончена. Долго ищу, куда бы спрятать бумагу - она может меня выдать. Если, конечно, еще не все обитатели гарема осведомлены о том, что я - иностранный шпион да еще и мужчина, и с животными разговариваю.
   Ну что же, пора выходить на свет. Насколько я понимаю, завершить мой жизненный путь я могу и в собственной комнате, а потому нет смысла прятаться.
  

Глава 13

   Лин
   Была уже ночь, я почти спал. Точнее уговаривал себя уснуть, несмотря на всякие разные мысли одолевающие меня. Но мысли никуда деваться не собирались. Так я и лежал, весь в сомнениях по поводу нашего плана с внедрением Ларрена на территорию "врага". Вот его сегодня уже чуть не отравили. То ли какая-то сумасшедшая наложница, то ли кто-то, кто знает, кем Лар является на самом деле. Нет, мне кажется скорее первое, чем второе. Ну, кто мог бы разглядеть в прекрасной Лорелее превращенного Ларрена? Да никто! Кардагол же мастер! Не могли Лара рассекретить. А вот какая-нибудь девица вполне могла позавидовать, ведь "Лорелея" наша такая красавица... и впредь эта красавица не станет жрать что попало.
   Успокоив себя тем, что Ларрен не ребенок и не дурак я переключился на более нерадостные мысли. Основная из них - где Саффа? И что с ней? Вот такие вот вопросы без ответа. Нет, ну я, конечно, мог бы более активно переживать, на стены лезть, например. Только смысла не вижу. Хотя порой хотелось именно на стены лезть. Во-первых, я соскучился. Во-вторых, я волнуюсь. Ну, и, в-третьих, виновные в ее исчезновении пожалеют, что на свет появились. Да, в гневе я страшен.
   Я почти совсем уснул, когда в моей голове раздался мысленный вопль Кошки: "Караул! Убивают!"
   С перепугу скатился с кровати, приложился коленями об пол и, матерясь, телепортировался в номер Шеоннеля, решив, что непременно убью Кошку, если это у нее шутка юмора такая была, а на самом деле полуэльф сейчас дрыхнет и десятый сон видит.
   Но, к своему счастью, Кошка не шутила. Шеоннель не спал. Сидел на кровати, глаза как у беспомощного щенка - перепуганные и удивленные. А у ног его валялся тип бандитской наружности, спеленатый в "ловчие сети". Что ж, хорошо, что наш ушастый принц его с перепугу чем-нибудь смертельным не шарахнул. Или плохо? Мертвых вообще-то проще допрашивать.
   - Он в окно залез. Здесь охрана очень плохая, - пожаловался Шеоннель.
   - Это тебе не королевская гостиница, а обычный трактир, - напомнил я и нежненько пнул нашего пленника в бок, - рассказывай, друг сердечный, что ты здесь забыл?
   - Окно перепутал.
   - Ага, а на самом деле ты лез к прекрасной даме, твоей возлюбленной, которая сейчас ждет тебя не дождется и слезы проливает, - тоном жизнерадостного дебила подхватил я.
   Парень то ли не понял, что я шучу, то ли не знаю даже что, но он активно закивал в знак согласия.
   - Он лжет, - спокойно сказал Шеоннель, поглаживая Кошку, которая валялась у него на коленях кверху пузиком и громко мурлыкала.
   - Ну, что молчишь? - обратился я к нашей жертве (то есть пока еще не жертве, но у нас все впереди). - Дяденька эльф говорит, что ты лжешь. Ты ведь понимаешь, что если не начнешь говорить правду, мне придется сделать тебе что-нибудь плохое.
   Пленник застыл, явно приготовившись геройски умереть, но не сказать ни слова.
   - Тебе лучше не злить меня, - прошипел я и для убедительности сделал так, чтобы глаза мои ярко засветились. Желтым огнем и голубым.
   Ответом мне был взгляд побитой собаки. Обреченный такой. Нет, ну, понятно, что не в первый раз мужичок мага в гневе видит. Да и кто их в нашем мире не видел-то - рассерженных магов? Все видели. Но мало кто видел злого меня!
   Повинуясь моему жесту наш упакованный в "сети" пленник взлетел и впечатался спиной в стену.
   - Я буду убивать тебя медленно и мучительно. Никто не услышит, потому что я звукоизоляцию поставил. Мне насрать, расскажешь ты все что знаешь или будешь героически молчать. Я тебя просто убью, чтобы пар выпустить, - поведал я и ударил по бедняге "огненной лилией".
   У эльфов это заклинание в порядке вещей. Оно считается простым и используется для наказания непослушных детей. Но человеку, да еще далекому от магии, мало не показалось. К тому же он не знал, что этот ожог, расцветший по всему телу красивыми цветами - лилиями, хоть и болезненный, но не настолько опасен, как может показаться, если судить по ощущениям. Он закричал. И от страха, и от боли. Шеоннель поморщился, но промолчал.
   - Это еще цветочки, - злорадно пробормотал я и картинно взмахнул рукой, - а сейчас...
   - Стой! Стой, хватит! Я скажу тебе. Все скажу, только остановись и поклянись, что отпустишь меня живым!
   Я нахмурился, сделав вид, что обдумываю его предложение, хотя оно мне не очень нравится. Я тут, понимаешь ли, весь из себя злой и настроился на пытки, а жертва так быстро расколоться изволила.
   - Давай послушаем, что он скажет, - мягко предложил Шеоннель.
   - Ну, не знаю, - буркнул я, - может быть, он ничего путного не скажет, а я тут как дурак ему клятву дам.
   - Да скажу я! Скажу все, как есть! На кой мне надо под пытками подыхать из-за...
   Больше он ничего не сказал. Захрипел, глаза закатились, изо рта пена пошла. Все буквально в одну секунду произошло. Только что был человек - перепуганный, но здоровый, как степной орк, а в следующее мгновение у стены на полу сломанной куклой лежал труп с перекошенным лицом, измазанным пеной вперемешку с кровью.
   - На нем блок стоял. Как я сразу не почувствовал! - огорченно воскликнул Шеоннель.
   - А что, должен был? - проворчал я, подходя поближе и изучая труп.
   - Конечно. Эмпаты обязаны такие вещи чувствовать.
   - Никому ты ничего не обязан, - отмахнулся я. - И вообще, даже лучше, что он умер. Проще будет допросить. Ну что ты смотришь на меня? Забыл, что я некромант? Я запросто подниму это чучело, и он ответит на все наши вопросы.
   Я поставил на покойного ногу. Вот только не надо думать, что я, таким образом, глумился над трупом. Это просто физический контакт, чтобы удобнее было телепортировать его. Он же труп, не все ли равно, руками я к нему прикоснусь или ногами?
   - Шеон, поможешь мне, - распорядился я.
   Полуэльф послушно подошел и с интересом оглядел тело.
   - Мы его прямо здесь будем поднимать?
   - Вот еще! - фыркнул я, - чтобы сюда все ближайшие маги сбежались? Ты не в курсе, как в Шактистане к некромантии относятся? А я вот в курсе. Мне дедушка рассказывал. Так что поднимать мы этого кренделя будем в Эрраде. У нас подвал специально оборудован для проведения некоторых ритуалов, которые рекомендуется проводить при полном отсутствии солнечного света.
   Доставили мы этого красавчика в подвал наш домашний. К счастью, родителей моих там не обнаружилось. Их вообще дома не было. Где они пропадали, даже предполагать не хочу. Не удивлюсь, если устроили романтический ужин в нашем семейном склепе.
   Я разложил покойничка на столе и начал ритуал. Шеоннель деликатно отошел в сторонку, приготовившись за этим безобразием наблюдать. Я ему ухмыльнулся и радушно предложил:
   - Учись, студент. Я из тебя некроманта сделаю, пока Вальдор не видит.
   - Эльфы-некроманты это редкость. В последние шестьсот лет таких не рождалось.
   - Ну, так ты не эльф, а полуэльф, - напомнил я. - Да и вообще, поднять покойника, это просто. Вот смотри, он еще свежий, следы биополя не исчезли до конца, так что будет совсем просто. Цепляешь вот здесь, тянешь сюда, потом соединяешь вот с этим завихрением и вот эту загогулину завязываешь узлом вот на этой фиговине. Понял?
   Судя по физиономии Шеоннеля, ничего он не понял. Ну да, учитель из меня тот еще. Не умею я толково объяснять. Хотя тут и объяснять особо не нужно, ведь видно все - и биополе наемника этого, и воронку, в которую его потихоньку засасывает. Да и нить, удерживающую душу в мертвом теле, которая плетется из потоков энергии некроманта и остаточной энергии покойного, я старался изготавливать медленно, чтобы полуэльф все разглядел.
   - Ладно, если заинтересуешься, я отца попрошу, он понятнее объяснит и покажет, - решил я.
   Тут покойник наш открыл глаза, и я выбросил из головы мысли о своей несостоятельности как учителя.
   Своему положению он не обрадовался, но зажиматься не стал и ответил на все наши вопросы. Нанял его евнух, да не какой-нибудь, а личный слуга наилучшайшего друга султана - господина Кирея. Евнух лицо под капюшоном прятал, но наемник его разглядел, узнал и принял к сведению. Ну да понятно, шантажировать он его собирался, а я вот, гад такой, все планы ему порушил - укокошил ни за что практически. О том, что укокошил его не я, он даже не подумал.
   Интересно, зачем этому Кирею понадобилось нас убивать? Мы вроде бы повода не давали. Тихо-мирно продали Лара в гарем и почти не буянили. Нет, ну вот если бы мы под своими настоящими именами и в настоящем виде здесь объявились, тогда еще можно было бы предположить, что Кирей замешан в исчезновении Саффы и не хочет чтобы мы проводили собственное расследование по поводу ее исчезновения. Но ведь он не знал! Не мог знать! Он не маг. Да и даже если бы магом был, все равно у него было бы мало шансов опознать мощную иллюзию Шеоннеля. И убийцу, кстати, наняли обычного, не мага. Значит, не знали, что нам такой, как слону дробина. Странно как-то.
   - Вопросов нет? - обратился я к полуэльфу. Мало ли, вдруг его осенило на умный вопрос. Но нет, Шеона не осенило, и я начал упокаивать нашего зомбика. И тут он такое учудил. Он запел!
   Бедный Гена-крокодил
   В дверях яйца прищемил.
   Яйца грохнулись на пол,
   Началась игра в футбол
   - Лин, тебе обязательно, таким образом, покойника укладывать - заставляя его петь это непотребство? - мягко упрекнул Шеоннель.
   - Это не я, - честно признался я и, тут меня осенило. Песенка-то знакомая. Да только не наша она, а иномирская! То есть из родного мира моей матушки. Она мне в детстве бывало еще и не такое пела вместо колыбельной. И как я сразу не догадался посмотреть, нет ли на нашем покойничке посмертных ловушек? Лопух я, одним словом! Ловушка была. Причем не чья-нибудь, а мамина. Нет, ну она в этом деле точно не замешана. А заклинания маги друг у друга испокон веков тырят. Видимо, это было одно из тех самых - стыренных.
   - Валим отсюда! - рявкнул я и телепортировался.
   В гостинице в моем номере мы с Шеоном оказались почти одновременно.
   - Что это было? - поинтересовался Шеон, все еще пребывая в счастливом неведении по поводу того, что могло бы с нами случиться, не уберись мы оттуда вовремя.
   - Ловушка, ёптыть, - буркнул я и объяснил, - иногда проще поставить такую ловушку, чем проводить над живым человеком ритуал, который не позволит поднять его после смерти. Таким образом, тот, кто его поднимет и выпытает все секреты, будет уничтожен, как только покойного отпустит. Я дурак, не посмотрел сразу, есть на нашем трупике такая или нет.
   - И что из себя представляет эта ловушка?
   - Рванет так, что мало не покажется.
   - Но ведь это Эрраде! Твой дом! - ужаснулся Шеоннель.
   - Ну и что? - я равнодушно пожал плечами и сцапал из вазы виноградную гроздь. - Ты что думаешь, мои родители не позаботились о том, чтобы магические всплески не уходили дальше подвала? Ну да, мне достанется, когда они поймут, из-за кого в подвале взрыв случился. И нам крупно повезло, что там ничего важного не было, типа отцовых алхимических стекляшек и реактивов.
   - С ними сильнее бы рвануло? - догадался эльф.
   - Ни фига! Отец бы меня на сотню маленьких Линов порвал, если бы из-за меня лишился своих любимых игрушек, - объяснил я. - Итак, что мы имеем? А имеем мы Кирея, который решил нас устранить. Во всяком случае, наемник был в этом уверен. Солгать он не мог.
   - Зачем Кирею посылать к наемнику своего евнуха, которого, как я понял из его слов, многие в лицо знают? - задумчиво проговорил Шеоннель и отщипнул от моей грозди виноградину.
   - Да, похоже на подставу, - буркнул я и отошел от наглого ушастого подальше. Если хочет виноград, пусть сам себе добывает, я не виноват, что в той вазочке его больше нет. - Если даже предположить, что Кирей такой дурак и засветил своего евнуха, все равно непонятно, зачем ему убивать двух торговцев? В том, что он нас под иллюзией не узнал, я уверен. Да и, если бы узнал, то послал бы к нам мага. Не до такой же степени он дурной.
   - Похоже, что кто-то хочет, чтобы мы поверили, что Кирей замешан в исчезновении Саффы, - сделал вывод Шеоннель.
   - Или что Кирей придурок и решил убить бывших хозяев рабыни, которую ему не удалось купить, - подбросил я бредовый вариант.
   - Убийцу посылали на верную смерть. Даже посмертную ловушку поставили, - задумчиво проговорил полуэльф.
   - Да, так и есть, - согласился я. - Тот, кто его послал, был уверен, что мы с ним легко справимся и, само собой, захотим допросить. А чтобы нам наверняка пришлось допрашивать покойника и нарваться на посмертную ловушку, они поставили ограничитель, который его убил, едва он решил заговорить о чем-то... Не пойму я что-то, нас то ли убить хотели, то ли дезу спихнуть?
   - Лин, если кто-то знает, что под этими личинами скрываемся мы, то что, по-твоему, может случиться с Ларреном?
   - Мандоса трындец, - тихо отозвался я. Жрать виноград как-то резко расхотелось. - Шеон, мы идиоты.
   В ответ на мое заявление полуэльф состроил озадаченную морду лица.
   - Мы совершенно не обдумали варианты побега для Ларрена, - пояснил я свое высказывание. - Я же мог зарядить на телепортацию какую-нибудь из его вещей, и ни один маг не вычислил бы!
   - Умная мысля приходит опосля, - глубокомысленно изрек Шеоннель. Не иначе как от маменьки моей таких высказываний нахватался.
   - Тебе это тоже в голову не пришло, когда мы его туда отправляли, - огрызнулся я. Понятно, что Шеон ни при чем, но должен же кто-то быть виноватым. Кто-нибудь другой, не я.
   - Может быть, Кардагол смог бы его вытащить? - предположил Шеоннель. - Он его превращал. Наверняка оставил связь.
   - Да, ты еще скажи, что мы сейчас пойдем на поклон к моему родственничку незваному и признаемся, какие мы балбесы! - профырчал я.
   - Нет, мы лучше подождем, пока Ларрена убьют, - огрызнулся полуэльф. - Не понимаю, почему бы не признаться Кардаголу, что мы совершили ошибку. Он же не чужой, он родственник.
   - Тебе бы такого родственничка, - пробормотал я.
  
   Ларрен
   К концу дня успеваю познакомиться с пятью милыми девочками. К сожалению, лишь две из них более или менее владеют зулкибарским. Они и поясняют, что место, в котором мы находимся, именуется нижней палатой. Здесь содержатся барышни, которые в перспективе могли бы угодить к султану в постель. В этом случае подобные счастливицы немедленно переводятся в верхний зал, где содержатся уже в неге и роскоши. Однако если в течение трех месяцев глава государства не соизволит проявить свое внимание к находящейся в нижней палате юной деве, та переводится в (о, ужас!!!) другое здание, где она (кошмар!) вынуждена зарабатывать себе на пропитание и одежду. Кто чем умеет.
   При этом следует принимать во внимание то, что верхнюю палату султан посещает чаще. Ну, это понятно. Он уже отобрал себе туда лучших. К чему утруждать себя поисками? А значит каждый визит Гарея в Нижнюю палату - это счастье. И не потому, что Равный Солнцу великолепен в постели (здесь об этом никто не имеет представления), а потому, что, угодив султану, можно существенно улучшить условия своего существования.
   - Хм, так Зоралику, наверное, переведут в Верхнюю палату? - интересуюсь я у высокой, тонкой, похожей своими длинными ногами и руками на породистую лошадь, девушки, которую зовут Рада. Она - коренная жительница Шактистана, ее отец султану преподнес в дар. Вероятно, как диковинку. Надо же, шактистанка, а такая вся вытянутая.
   - Возможно. Если она понравится Равному Солнцу.
   - А если нет?
   - Об этом не принято спрашивать.
   - Не стесняйся, здесь все свои.
   - Он сам определит ее судьбу.
   - Каким образом?
   - Я же сказала, подобные вопросы неприличны!
   Ну, надо же, какая щепетильность! Ладно, переведем беседу в другое русло.
   - А если в гареме гости? Где они проживают?
   - Это место называется сераль, чужеземка. А гости, о каких гостях ты ведешь речь?
   - Была же здесь недавно волшебница из Зулкибара?
   На личике Рады появляется подозрение.
   - А ты об этом откуда знаешь?
   Быстро вспоминаю выражение лица Лина, которое он обычно использует в подобных случаях. Эдакая то ли наивность, то ли придурковатость.
   - На базаре слышала.
   Рада пренебрежительно морщит носик.
   - Ах да, ты же с рынка.
   Насколько я успел узнать, даже у собранных здесь девиц есть определенная иерархия. Условно положение считается выше у тех, кого купили дороже. Девица за десять руми не осмелится и приблизиться к той, которую приобрели за триста золотых. Социальная пропасть. Однако подаренные или украденные ценятся выше всех прочих. Потому что дарят, как правило, девиц из благородных семейств - они считаются воспитанными и образованными. А крадут тех, кого нельзя было купить по тем или иным причинам, но их исключительные внешние данные прямо-таки подталкивают бедных подданных султана, чтобы конфисковать обладательниц красы неземной в пользу казны.
   Кстати, видел я тут одну такую. Не нашел я в ее внешности что-либо из ряда вон выходящее. Миленькая, да и только. Но со мной она разговаривать отказалась, несмотря на мою внушительную стоимость. Пятьсот пятьдесят руми! Впору гордиться. Я аж на четвертом месте за всю историю сераля. Любопытно, кстати, а откуда девушки получают информацию? В частности, об истории.
   Рада грациозно поднимается с места.
   - Волшебница из Зулкибара проживала в отдельных покоях в Верхней палате. Насколько я об этом осведомлена.
   Она удаляется, сочтя, по всей вероятности, что и так достаточно много времени уделила назойливой приставале, которую купили.
   Вскоре в зале появляются евнухи, несущие на себе корзины с едой. Котел с кашей, фрукты, изюм. Поскольку стол предполагается общим, я тоже пытаюсь присоединиться к пиршеству. Удается с трудом. Девицы, забыв о воспитании, толкаются и визжат, пытаясь ухватить себе порцию побольше. В итоге получаю лишь яблоко, да и то помятое. Не привык я как-то воевать с женщинами.
   Вскоре нас всех разгоняют по комнатам, закрывают на ключ.
   Спать не хочется.
   Лежу, думаю.
   Я как-то слишком сильно уклонился от поисков артефакта в последнее время. Странно, что Аргвар об этом мне еще не сообщил. Или мое нахождение здесь - часть его плана? Или он вообще ничего не планирует? Я знаком с этим божеством уже порядка пятнадцати лет, но до сих пор его не понимаю. Когда мне начинает казаться, что я улавливаю логику в его приказах, он вытворяет что-то такое, отчего я теряюсь. Вот сейчас. Почему он не помешал мне влезть в эту авантюру? Ведь она реально угрожает моей жизни. Казалось бы, я ему нужен.
   Ладно, забудем на время об Аргваре. Подумаем о более насущной проблеме. Саффы здесь и не было. А значит, искать информацию о ней в Нижней палате бесполезно. Мне казалось, Зоралика могла бы что-то рассказать, но она так и не вернулась после встречи с султаном и не исключено, что она поделилась бы лишь бесполезными измышлениями.
   В любом случае, мне необходимо попасть в Верхнюю палату. К сожалению, я вижу для этого только один путь - через постель султана. По понятным причинам это для меня недопустимо. Значит, придется опираться на сведения, полученные Котом. Надеюсь, мой питомец перестал дуться и приступил к сбору информации.
   Меня, безусловно, взволновала новость о том, что на мальчишек было совершено покушение. Конечно, они маги, причем имеющие боевой опыт. Но история знает немало примеров, когда такие вот самонадеянные волшебники, и даже гораздо более опытные, попадались в глупые ловушки. Именно благодаря вере в собственную неуязвимость. Одна надежда на Шеоннеля. Он более благоразумен.
   Со вздохом позволяю себе признаться, что я к ним привязался. Это плохо. Если придется ими пожертвовать, я могу начать сомневаться. Сомнения - это потеря времени. Потеря времени - увеличение степени риска. Путь к неудаче. Но пока я не вижу способа справиться с эмоциями. Может быть, позже. Если представится такая возможность.
   Посторонний звук заставляет насторожиться. Это ключ поворачивается в скважине. Кстати, зачем здесь замки, ведь можно было ограничиться засовами?
   Сожалею, что рядом нет Кота. Он мог бы объяснить, что происходит. Замираю, медленно поднимаю ресницы и вижу подушку, надвигающуюся к моему лицу. Вот это новости!
   Успеваю откатиться в сторону и упасть с кровати. Тело - чужое, но оно молодое и, в принципе, уже управляемое. Здесь темно, практически ничего не видно. Но запах! Я чувствую запах пота и ароматических отдушек. Так пахнут евнухи в этом забытом богами месте. Я прекрасно чувствую, где находится нападающий, я слышу его, но вот деться мне некуда. Разве что обратно на кровать? Потом спрыгнуть с другой стороны, метнуться к двери, благо она все еще открыта. Другого пути нет.
   Пытаюсь претворить свой план. И все почти удается, только вот меня в прыжке ловят за лодыжку и резко дергают вниз. Я, естественно, лягаю нападавшего.
   Полагаю, что женщина в таком случае должна истерично визжать. Это было бы естественно и необходимо. К сожалению, мое горло сжато, не могу и звука издать. Ну, как у них получаются эти омерзительные звуки?!
   Евнух пыхтит, но не оставляет своих намерений тихо придушить меня подушкой. Конечно, если завтра здесь найдут покрытый синяками труп с бороздой на шее, это может навести на какие-то подозрения. А так, бедная девочка, тихо умерла во сне.
   А вот нет!
   Отбиваюсь молча и сосредоточенно, пуская в ход локти, колени, зубы. Жаль, что у меня нет хвоста. Размахивал бы и им. Но нападающий гораздо крупнее прелестной Лорелеи и, безусловно, сильнее физически. И я слишком быстро устаю.
   Понимаю, что все, зайчик допрыгался, но тут пытающийся прикончить меня злоумышленник ненароком (как мне кажется) попадает своей потенциальной жертве чем-то в глаз. Судя по ощущениям - локтем. Не поверите, взвываю, как сирена. Куда спазмы в горле девались?
   И тут же меня отпускают. То ли вопль подействовал, то ли евнух сообразил, что без синяка на самом видном месте я теперь точно не останусь, и, значит, естественная смерть не удалась по техническим причинам.
   Пытаюсь отдышаться. Фингал на полфизиономии у меня будет в любом случае, следовательно, шансы на попадание к великому и ужасному плавно скатились к нулю. Как бы ни была хороша Лорелея, едва ли ее украсят последствия ночной битвы. И где этот дурацкий Кот, в конце концов?!
   Будто в ответ на мои мысли появляется Кошка. Я ее не вижу, конечно же, в темноте, а потому она считает возможным оповестить о своем появлении ехидным смешком, после чего интересуется:
   "Развлекаешься?"
   - Да, - рычу в ответ, но очень тихо, мало ли, кто там может быть за дверью, - я любитель жестких игр.
   "Каких таких игр?"
   - Мала еще! Вы выяснили что-нибудь?
   "Про Саффу?"
   - Нет, про северное сияние! Конечно, про Саффу!
   "Не понимаю, как братец тебя еще терпит, ты такой хам"
   - Кошка, меня только что чуть не убили. Веришь, нет, я как-то не склонен к вежливому обращению.
   "Чуть не убили? Кто?"
   - Не знаю. Кто-то из евнухов. Так что там с Саффой?
   "Ее нет"
   - Что значит - нет?
   "Нет нигде. Она ушла"
   - Сама?
   "Похоже, что да".
   - Куда?
   "Котик сейчас выясняет. Ты все же должен обращаться с ним помягче. Он не хочет с тобой разговаривать"
   Стискиваю зубы, чтобы не послать это наглое животное подальше вместе с ее нравоучениями.
   - Хорошо, я буду с ним помягче. Сколько вам нужно еще времени?
   "Не знаю. Недолго"
   - Кошка, как только вы получите информацию, сразу передай мальчишкам, что меня нужно вытаскивать. Здесь никто ничего не знает, а в Верхнюю палату мне хода нет. Только, пожалуйста, побыстрее.
   "Хорошо. Они просили спросить у тебя, ты знаешь человека, который тебя купил?"
   Ладони сразу потеют. Что ответить, чтобы не солгать? Эта мелкая пакость наверняка почувствует неправду.
   - Да, знаю. Мы встречались с ним ранее. Это - очень плохой человек. Передай, чтобы держались от него подальше.
   Кошка фыркает и, по всей видимости, исчезает. Во всяком случае, не в ее привычках долго сидеть молча.
  

Глава 14

   Лин
   Честное слово, я сопротивлялся изо всех сил, стараясь не поддаться на уговоры Шеоннеля, который принял твердое решение убедить меня сдаться на милость Кардагола. Я продолжал стоять на своем, даже, когда Шеон озвучил мои собственные мысли о том, что я не в силах самостоятельно вытащить человека из такого магически защищенного места, как султанский дворец.
   - Если бы с нами была Саффа, - вдохновенно вещал полуэльф, - втроем мы наверняка смогли бы сломать дворцовую защиту и вытащить Ларрена.
   - Если бы Саффа была с нами, Лар не полез бы туда, - напомнил я.
   Шеоннель от этого моего заявления погрустнел, даже уши опустил, став похож на несчастного щенка. Но фиг бы я сдался и пошел у него на поводу, если бы не Кошка. Эта тварюшка вальяжно (явно подражая Василию) вышла из-под кровати и отстраненно поведала:
   "Саффы там нет"
   - А-то мы не догадывались! - фыркнул я.
   Кошка одарила меня неодобрительным взглядом и продолжила:
   "У Ларрена неприятности, ночью на него напали"
   - Султан что ли покушался на честь нового приобретения? - развеселился я.
   "Нет. Евнух. На его жизнь"
   Надо же какое совпадение - и на нас и на Лара этой ночью напали. Интересно, это дело рук одного заказчика или Лар просто имел счастье в очередной раз столкнуться с тонкостями гаремного быта? В том, что попытка отравления дело рук завистливой наложницы, я почти не сомневался.
   "Ларрен просил передать вам, что его дальнейшее пребывание там не имеет смысла. Хочет, чтобы вы его вытащили при первой же возможности"
   - Лин, ну что я говорил? - встрепенулся Шеоннель, - теперь ты понимаешь, что мы должны сообщить Кардаголу!
   - Ладно, убедил, - буркнул я и телепортировался. Забавно было бы прямо в кардаголову спальню переместиться, но Ллиувердан вряд ли оценила бы такой финт.
   Так что я культурно появился в тронном зале, в расчете на то, что Кардагол почует постороннее присутствие в своем доме и придет. Но я просчитался, потому что он и так был в тронном зале и при моем появлении спихнул с колен постороннюю брюнетку с острыми эльфийскими ушками. Эльфийка возмущенно пискнула, Кардагол поспешным взмахом руки телепортировал ее куда подальше, а потом уставился на меня взглядом, не предвещающим ничего хорошего. Ехидным таким и насмешливым. Ну, вот сейчас точно какую-нибудь гадость скажет.
   - Зайчик, ты мне помешал.
   - Тебе или девушке, которая сидела у тебя на коленках? - сделав наивные глаза, спросил я, про себя удивляясь, почему Кардагол не съязвил, как следует? Рано удивлялся.
   - Хочешь занять ее место? - медовым голосом спросил этот универсал недоделанный.
   - Да-да, всю свою сознательную жизнь только об этом и мечтаю, - изобразив смущенное помахивание ресничками, признался я, не удержался и спросил, - а где Ллиувердан? Она в курсе, что у тебя брюнетка ушастая завелась?
   Вот не знаю, что бы он мне на это ответил, но тут появился Шеоннель... к счастью... или нет? Наверно, все-таки к счастью, потому что ответ Кардагола вряд ли бы мне понравился и вряд ли бы я достойно его парировал.
   - Я думал ты переместишься в дворцовый сад, - набросился на меня полуэльф, - а ты...
   - А я тут родственничку своему любимому всячески мешаю личную жизнь налаживать.
   Шеоннель сделал квадратные глаза и брякнул:
   - С кем? - потом смутился так, что аж уши покраснели, и попытался объяснить, - я видел Ллиу в саду, она...
   Объяснение вышло весьма "элегантным", и бедный Шеон счел за благо замолчать, не закончив предложение. Кардагол ядовито ухмыльнулся и полюбопытствовал:
   - Так и что привело ко мне юных спасателей могущественных ведьм?
   Вот тут мне захотелось дать ему по морде и забыть, что несколько минут назад я собирался просить у него помощи. Но Шеоннель меня опередил, в двух словах объяснив причину нашего визита:
   - Ларрен в опасности.
   - Вот как? - кажется, Повелитель времени нисколько такому заявлению не удивился. - И что же вы, зайки мои, собираетесь с этим делать?
   - Ты не мог бы вытащить его оттуда?
   - А сами что? Ленитесь? - участливо полюбопытствовал этот засранец.
   - Нет, ёптыть, прикалываемся! - рявкнул я, - будто тебе не понятно, что сами мы ни фига не можем, потому что на дворце такая защита стоит, что гаси свет, бросай гранату!
   - Вы могли бы взять его штурмом, - дал "разумный" совет этот "великий и могучий" стратег.
   - Ха-ха-ха, - мрачно изрек я. - Мы прямо таки оборжались. А теперь, когда нам всем стало весело и хорошо, может быть, поможешь?
   - С ума сойти! Лин Эрраде просит моей помощи! - разыгрывая крайнюю степень восторга, воскликнул Кардагол.
   - Рад, что тебе это так нравится, - огрызнулся я.
   - Мне бы больше кое-что другое понравилось в твоем исполнении.
   - Стриптиз что ли? Тебе медленно и под музыку или быстро и без звукового сопровождения? - поинтересовался я, придав своему лицу выражение крайнего дебилизма.
   - Вряд ли ты настолько хорошо владеешь искусством танца, чтобы поразить мое воображение, но пожалуй я бы, - состроив задумчивую физиономию начал Кардагол, но Шеоннель его перебил:
   - Перестань, пожалуйста! Ларрен в опасности, а ты тут...
   - Что я тут? Продолжай, - вкрадчиво проворковал Повелитель времени. - Я тут устраиваю свою личную жизнь? Или, может быть, я тут выслушиваю обнаглевшего мальчишку, который пытается неуклюже хохмить и...
   - Ну, хватит! - перебил я, - если тебе не нравятся мои шутки, это еще не значит, что они неуклюжие.
   - Мне они такими кажутся, - любезно известил Кардагол и одарил меня лучезарной улыбкой.
   - У тебя глюки, - самым ласковым голосом на свете поведал я.
   Нет, можно было бы конечно попробовать дать ему в глаз. И может быть, у меня бы даже получилось. Если бы мой родственничек незваный не был одним из сильнейших магов. Он пришибет меня атакующим, не успею я, как следует замахнуться. О том, чтобы напасть на него магически, я даже не думал. Я не такой придурок, понимаю, что мне до его уровня еще расти и расти.
   - Ты поможешь вытащить Лара? - вмешался Шеоннель, наивно полагая, что если делать вид, будто он не слышит, как мы с Кардаголом огрызаемся, то все забудется и прекратится само собой.
   - Ни за что! - категорично отрезал Повелитель времени, но в следующую секунду сменил гнев на милость и намекнул, - разве что за отдельную плату.
   - У тебя мало денег? - озадачился Шеоннель.
   - А кто говорит о деньгах? - Кардагол лениво потянулся и, хитро поглядывая на Шеоннеля из-под ресниц, заявил, - вот от стриптиза я бы не отказался. Пусть и от неуклюжего, каковым он, несомненно, окажется в вашем исполнении.
   Судя по тому, как Шеоннеля перекосило, он почувствовал, что Кардагол не только о стриптизе думает, а и еще о чем-то... не очень приятном для Шеона. Или для меня?
   - Я тебе сейчас по морде дам, - на всякий случай сказал я.
   - Это скучно, - отмахнулся Кардагол, - выкладывайте, что у вас произошло? Почему решили, что Ларрен в опасности?
   Шеоннель (умница!) взял на себя труд поделиться с Кардаголом подробностями. Я был для этого слишком не в настроении. Он у меня точно допросится со своими не смешными шуточками.
   - То есть на вас напал какой-то неудачник, и вы сделали вывод, что Ларрена рассекретили, и он в опасности? - уточнил Кардагол. - Это ведь не был человек султана?
   - Мы не уверены, - честно признался Шеоннель (мог бы и соврать).
   - Зачем в таком случае вытаскивать мальчика из гарема? Пока султан не в курсе, Лар может спокойно продолжать свое расследование.
   - Его лучше вытащить оттуда, - возразил я. - Ларрен не тот, за кого себя выдает, и мы считаем, что некто недружелюбно к нам настроенный об этом знает. Вряд ли он будет долго хранить этот секрет. Если султан еще не в курсе того, что его новая наложница - подделка, то наверняка узнает очень скоро. Да, Лар и сам сказал, что ему там больше нечего де...
   - Ларрен не подделка! - возмущенно перебил Кардагол, - я сделал из него настоящую женщину.
   - Да-да, ты мастер, вот только вряд ли Ларрену поможет тот факт, что сейчас он настоящая женщина.
   - Если он напряжет воображение, то очень даже поможет, - с ухмылочкой изрек Кардагол.
   - И все-таки я тебе врежу.
   - Обязательно. Когда сил наберешься. Мы уже, кажется, говорили об этом, - Кардагол послал мне невинную улыбочку и, намеренно игнорируя меня, обратился к Шеоннелю, - я не стану вытаскивать Ларрена, пока ему не будет грозить реальная опасность. Сейчас я ничего такого не чувствую. Мелкие неприятности, но он справляется и сам. Лин, что ты сделал такие большие глаза? Не думаешь же ты, что я не отслеживаю состояние одной из своих лучших работ?
   - Кардо, дорогой, вы уже закончили? - с таким возгласом в зал ворвалась Ллиувердан, увидела нас, на мгновение прервала свою речь и нацепила на лицо лучезарную улыбку, - Лин! Шеоннель! Рада вас видеть. Вы по делу или соскучились?
   - Мы не соскучились и уже уходим, - решил я.
   - Кардо, он расстроен, - заметила дракониха. - Он увидел тебя с Алиэлью?
   - Вот это меня расстроило бы в последнюю очередь! - возмущенно фыркнул я, сделав вид, что совсем не удивлен тем фактом, что Ллиу в курсе шалостей своего жениха. - Мне совершенно все равно, кого мой родственник усаживает к себе на колени и вообще чем занимается в свободное время!
   - Зайчик совсем меня не ревнует, - пожаловался Кардагол Шеоннелю с Ллиувердан.
   - Иди ты! - буркнул я. Это было самое нейтральное, что я мог сказать на его заявление. Можно было бы, конечно, и что-нибудь более многословное и многоэтажное изречь, но тогда, кто знает, как бы он в ответ огрызнулся, и кому из нас после этого пришлось бы утереться и скромно курить в сторонке.
   - И пойду, - весело заявил Кардагол, - обязательно пойду. Вот только провожу вас, гости дорогие, и пойду.
   - Пока, котик. Привет Алиэли, - жизнерадостно попрощался я и поспешил телепортироваться. Слышать, что ответит на это Кардагол, мне не улыбалось.
  
   Ларрен
   На второй день процедура выбора девочки на ночь повторяется. Правда, появление господина и повелителя вызывает у присутствующих уже не только радость, но и недоумение. Два дня подряд. Такого еще не бывало.
   Вновь встаю в строй, размышляю. Как и ожидалось, моя физиономия украшена эффектным лиловым пятном. На эту тему не похихикал только ленивый. Зато я застрахован от посягательств на мою девичью честь со стороны здешнего правителя. Более, вроде бы, она никого не интересует. Пытался обнаружить пути отхода на тот случай, если выбираться придется самому. Не нашел. Совсем. Пока что я не представляю, как невольница может покинуть это место заточения по доброй воле.
   Сегодня с утра меня убить еще не пытались, это хорошо, но стойкую паранойю я уже заработал. Есть боюсь, спать опасаюсь, под арками стараюсь не ходить, чтобы какой-нибудь случайный обломок облицовки не проломил нечаянно мою прелестную головку.
   Кажется, ко мне обращаются. Поднимаю глаза. И точно.
   - Кто тебя ударить? - интересуется старый знакомый Марай, явно с подачи султана.
   - Сама.
   - Как это?
   - Упала с кровати. Ночью.
   Гарей усмехается и что-то тихо произносит по-шактистански.
   - Тебя кто-то обижать? - спрашивает Марай, склонив голову набок и пытаясь прочитать в моих глаза нечто там скрытое.
   Ну что вы, какая может быть обида! Душили меня сегодня исключительно из любви. В объятьях нежных.
   - Меня не обижают. Все замечательно.
   Гарей глядит на меня с интересом и снова что-то проговаривает. Слышу вопросительные интонации в голосе. Перевожу взгляд на лицо переводчика. А с лицом-то творится что-то неладное, будто Марай услышал нечто настолько ужасное, что и слова зулкибарские забыл. Что характерно, девицы рядом со мной, кажется, и дышать перестали.
   Султан повторяет сказанную фразу. В голосе слышно легкое порыкивание недовольного хищника.
   Марай вздрагивает и торопливо произносит:
   - Равный Солнцу хочет знать, не желаешь ли ты, о прекрасная дочь Севера, разделить с ним ужин и постель?
   Первым порывом, конечно же, было сказать "Нет, благодарю". Однако, принимая во внимание то, что я так и не выяснил судьбу не удовлетворивших султана дам, получив лишь намеки на то, что это нечто страшно неприличное, категорический отказ может огорчить правителя Шактистана, настолько, что не только сбежать, я и задуматься о побеге не успею. Свою способность оказывать сопротивление я проверил ночью и счел ее неудовлетворительной. А так у меня появляется возможность немного потянуть время. Надеюсь, что Кошка информацию княжичу и принцу передаст в ближайшее время, и парни найдут способ, как меня отсюда изъять.
   Я, кажется, слишком долго молчу. Вон, господин мой и повелитель уже хмурится.
   - Да, - говорю, - с радостью поужинаю.
   Султан благосклонно кивает и удаляется вместе со свитой.
   Расходятся все. Один я стою и поспешно пытаюсь придумать, что делать дальше.
   Впрочем, долго предаваться раздумьям мне не делают. Тут же подлетает какая-то женщина лет так сорока на вид, невысокая толстенькая, со сросшимися бровями, и, что-то непрерывно бормоча, тянет меня за руку куда-то. Ну почему я не учил шакстистанский?
   Впрочем, эта проблема быстро решается. Недовольная Рада уже идет рядом, разглядывая меня с брезгливостью на длинном лице.
   - Не понимаю, чужеземка, что могло привлечь в тебе повелителя? - наконец протягивает она.
   Накатывает раздражение.
   - Фингал! Советую обзавестись таким же. Ваш Равный Солнцу, видимо, большой оригинал, - рявкаю я и в ответ получаю тихое:
   - Благодарю.
   О, быть может, я дал дельный совет.
   - Что мне делать?
   - Тебя выбрал султан на сегодняшнюю ночь. Сейчас тебя нарядят подобающим образом, объяснят, как себя следует вести в присутствии Равного Солнцу, и будешь ждать, пока он соизволит пригласить тебя.
   - Долго?
   - Что?
   - Ждать долго?
   - Как пожелает Равный Солнцу.
   В течение следующего часа терплю издевательства над собой. Впрочем, издевательства эти не первые, начинаю привыкать, и это пугает. Меня мажут, красят, причесывают, одевают. Потом снова мажут и красят, пытаясь, видимо убрать с лица фиолетовое украшение. Взглянуть на себя мне как-то не предлагают, но не слишком и хочется.
   В конце концов, какая разница, как я выгляжу. Гораздо большее значение имеет то, что не представляю, как вести себя с султаном. Вариант предлагается лишь один - расслабиться и постараться доставить удовольствие. О получении речи и не идет. Понятно, что это меня не устраивает.
   Наконец дама с бровями решает, что я выгляжу достаточно презентабельно. Во всяком случае, султан едва ли при виде моей разукрашенной рожицы останется импотентом на всю свою долгую или как получится жизнь. А я бы не возражал.
   Бровастая, строго глядя мне в глаза, начинает что-то втолковывать. Рада переводит.
   - Когда Равный Солнцу пожелает насладиться тобою, ты должна войти в спальню, остановиться у двери и покорно ждать, пока тебя не позовут.
   - Он что, должен скомандовать "ко мне?".
   - Нет, он постучит ладонью по кровати.
   Ну да, та же команда, только жестами.
   - После этого, - продолжает Рада, - ты раздеваешься, медленно подходишь к постели, плавно опускаешься на нее, потом ложишься на спину и, не глядя на повелителя, начинаешь к нему подползать.
   - Что я делаю?
   - Подползаешь.
   - На спине?
   - Да.
   - А зачем?
   Перед глазами против воли возникает картина. Я лежу на кровати, а ко мне на спине ползет женщина. А как вообще это изобразить? То есть сначала, наверное, нужно плечи подвинуть, а потом - зад. И вот так ползет она, глаза мечтательно созерцают фрески на потолке... Отчего я раньше до такого не додумался? Нет, насчет любви не знаю, но повеселило бы это меня здорово.
   Тем временем Рада тихо объясняет бровастой суть моего вопроса. В ответ мы с переводчицей получаем серию кудахтающих звуков и ряд экспрессивных жестов. Можно не переводить. И так понимаю, что все они означают ярко выраженное сомнение в моей умственной полноценности.
   - Это традиция, - резюмирует Рада.
   - А дальше что? - с тоской в голосе спрашиваю я.
   - А дальше от тебя уже ничего не зависит.
   Спустя пять минут меня усаживают в наглухо закрытые носилки. Признаться честно, я в ступоре и думать могу лишь о том, что со мною будет. Осознаю свою беспомощность очень ярко, и страх сковывает меня. Надо бы что-то придумать, нечто такое, что заставит султана сразу отправить меня в Верхнюю палату или отпустить. Вот только в голове стучит одно: "не трогайте меня". И уже не до размышлений - что говорит во мне - разум мужчины или тело женщины.
   Носилки прибыли на место. Встречает дама, чье лицо, как и у меня сейчас, закрыто платком, а тело плотно укутано темной тканью. Лишь по движениям - сдержанным и плавным - можно догадаться, какого она пола.
   Она ведет меня по лестнице вверх. Едва успеваю оглядеться, чтобы обнаружить, что мы посреди сада. Цветами пахнет. А вот и они - странные крупные белые цветы на низко свисающих ветках. Я таких раньше не видел. Серьезно, запомнил бы.
   Мы поднимаемся к дому, совсем небольшому, скромно украшенному по фасаду каменной резьбой. Солнце почти уже село, и стены дома стали розовыми. Я воспринимаю это очень отчетливо, потому что предчувствие того, что жизнь заканчивается, стало особенно сильным. И мне очень страшно.
   Султан встречает меня у двери, жестом отсылает служанку. Ну что же, подползать пока не надо.
   - Сними платок, - велит он, - и верхнее платье.
   Подчиняюсь.
   - Идем со мной.
   Послушно следую за Гареем. Попутно понимаю, что он здесь, кажется, один. А это значит, что я могу попытаться сбежать. В конце концов, и из ложки можно сделать орудие убийства. Не может же он ожидать коварного нападения от юной девственницы! У меня, кажется, есть шанс выжить, а также сохранить то, что почему-то считается моим главным достоянием.
   Несколько запоздало понимаю, что султан говорил со мной по-зулкибарски. Вот ведь клоун! А до этого ему, видите ли, переводчик был нужен. Хм, а в этом господине таятся сюрпризы. Нужно это учитывать.
   Вхожу в комнату. Роскошью убранства она не поражает, но здесь вполне уютно. У меня было нечто подобное в бытность наместником. Буквально только успел оборудовать.
   Низенькие пестрые диванчики, куча подушек на них - разноцветных и наверняка мягких. Красивые напольные вазы по углам. Пушистый ковер на полу. Столик, заставленный тарелками. В общем, подходящая атмосфера для того, чтобы настроить женщину на лирический лад и расположить к себе.
   Гарей присаживается на один из диванчиков. Я, помня инструкции, терпеливо жду командного похлопывания ладонью по твердой поверхности.
   - Присаживайся, Лорелея, - просит султан. И ведь, действительно, просит, сопровождая сказанное ласковой улыбкой.
   Ну, ладно.
   - Выпей со мной.
   И это я могу.
   Дегустирую вино, преподнесенное мне султаном. Очень даже неплохое, кстати. Оно налито в забавную чашку без ручки - плоскую, из тонкого переливающегося стекла. Жаль, очень хрупкую на вид. Метнуть не получится.
   Султан улыбается, разглядывая мою напряженную физиономию. Странный тип. Не знаю точно, сколько у него женщин. Я выслушал несколько версий. Если взять среднее арифметическое, количество дам в его гареме приближается к двумстам. Тут и поиметь-то их всех не успеешь, а он ритуал ухаживания устраивает.
   - Позабавь меня, - просит Гарей, - я слышал, ты волшебница.
   Э... что он подразумевает под словом "позабавь"? Хотя, сейчас устроим.
   Демонстративно выливаю остатки вина себе на юбку. Шепчу заклинание, и оп-ля, пятна как ни бывало. Мой любимый и единственный фокус.
   Кстати, до того, как я проделал это упражнение, магией здесь практически не пахло. Так, стандартная сигналка, фон от пары амулетов и все.
   - Чудесно! - восклицает Гарей.
   - Спасибо, - отвечаю.
   Сам разглядываю стол. Кувшин, если что, вполне мог бы подойти для моих целей.
   Султан подливает вина. Себе он тоже не отказывает в удовольствии пригубить напиток.
   - Попробуй этот фрукт, - советует Равный Солнцу, указывая на странное колючее нечто, лежащее во фруктовой вазе, - он растет только у меня в саду. Очень-очень редкое дерево дарит такие плоды. Его называют пальмой памяти. Забавное наименование, неправда ли?
   - Да.
   Послушно тянусь к фрукту, но Гарей меня опережает.
   - Я сам почищу.
   И через пару секунд вкладывает в мою ладонь белые сочные дольки. Их вкус восхитителен. Не успеваю даже опомниться, как уничтожаю все. Гарей, тихо хихикая, чистит еще. Потом еще один. А после убирает вазу.
   - Я еще хочу! - требовательно восклицаю я, недоумевая, с чего это вдруг султану проявлять такую жадность.
   - Выпей вина, - приказывает Гарей.
   Да, пожалуйста!
   - Как тебя зовут?
   - Лоре... Ларрен Кори Литеи, - вдруг проговариваю я.
   Султан ухмыляется.
   - Отлично. Странное имя для девушки, неправда ли?
   - Я не девушка. Я - мужчина.
   - Ах мужчина... И сколько же тебе лет, прелестная девственница?
   - Двадцать восемь!
   - Кто тебя ударил?
   - Я не знаю. Какой-то евнух. Он напал на меня. Ночью.
   - Это было первое нападение?
   - Меня пытались отравить.
   - Откуда ты прибыл сюда?
   - Из Зулкибара.
   - Один?
   - Нет, со спутниками.
   - Кто они?
   Накатывает ощущение, что я делаю что-то не то.
   - Скажи мне, кто они? - настаивает султан.
   - Они... мои друзья.
   - Как их зовут?
   Вот тут я уже отчетливо понимаю, что разбалтываю султану то, о чем должен был молчать даже под пытками.
   - Я не могу...
   - Говори!
   И я начинаю говорить. Все. Я отвечаю на каждый его вопрос. Продолжаю осознавать то, что совершаю предательство, но не могу остановиться. Я говорю и говорю. Я рассказываю до тех пор, пока предметы не начинают плыть перед глазами. Только тогда нахожу в себе силы спросить:
   - Что, что со мной?
   Слова доносятся откуда-то издалека.
   - Плоды Пальмы памяти в сочетании с алкоголем, моя милая Лорелея, приводят к любопытным результатам.
  

Глава 15

   Лин
   - Да уж, - пробурчал Шеоннель, усаживаясь на подоконник, - вот и поговорили.
   - А я тебя предупреждал, что не стоит обращаться к этому старому извращенцу! - сварливо напомнил я.
   - Во всяком случае, мы узнали, что Лару пока не угрожает смертельная опасность, - заметил Шеон, героически пытаясь найти каплю меда в бочке того дерьма, в которое угодил Ларрен благодаря нашей гениальности.
   - Да, в понимании Кардагола ему пока ничего не угрожает, - скаля зубы в "радостной" улыбке отозвался я. - Только вряд ли понятия об опасности у Кардагола и Ларрена совпадают.
   - Во всяком случае, умереть Кардагол ему не даст, - его полуэльфийское высочество все еще пыталось быть оптимистичным.
   - Ага, Лару очень повезло, что пределы угрозы для его жизни и здоровья будет устанавливать такой разумный тип, как Кардагол.
   Я даже искренний восторг изобразил, когда это сказал. Только Шеон почему-то не обрадовался.
   - Как насчет того, чтобы взять гарем штурмом? - жизнерадостно предложил я.
   Предложение не вызвало у Шеона восторга, он посмотрел на меня, как на ненормального и предложил поспать. Мол, время позднее, мы умотались, и вообще с проблемой нужно переспать, особенно, если она не решаемая. Хм, интересно, где наш ушастенький таких премудростей нахватался? Не иначе как от матушки моей. Это в ее стиле - чуть что, так сразу переспать. Я предложил Шеону отыметь эту самую проблему в "собачьей" позе, на что полуэльф покраснел и удалился, возмущенно пыхтя. Надо же, какие мы стеснительные!
   Поскольку ушастый меня покинул, а делать больше было нечего, я последовал его совету и лег спать. Приснилась какая-то фигня. Самый настоящий психоделический бред, как сказала бы мама.
   Сначала Саффа снилась, что-то сказать мне пыталась, а я ее не слышал, будто оглох. Вижу, что говорит, а что - не слышу. Вообще ничего не слышу, кроме стука собственного сердца. Пытался крикнуть ей, предложить написать, что она сказать хочет, но крика своего не услышал. Не люблю я такие сны - неконтролируемые. Хотел проснуться, не получилось. Только сон изменился. Теперь передо мной блондинчик вертелся. Тот самый, которого мы на аукционе видели. Улыбается скотина мерзко так и мурлычет:
   - Просрал ты друга своего Ларрена, малыш.
   Можно было бы вежливо огрызнуться на малыша, но я решил не делать резких движений. Уж больно сильно магией от этого блондина разило. Когда я его в реальности видел, я этого совсем не чувствовал, а тут прямо-таки смердит от него силой.
   Жалко, что я не особо вникал, когда отец вбивал мне в голову курс по вещим снам. Ну не сновидец я, не сновидец! Мне сны раз в сто лет снятся, так зачем было в эту тему при обучении углубляться? Теперь вот пожалел. Знал бы как правильно вести себя с этим существом.
   - Это как это я его просрал? - вежливо полюбопытствовал я.
   - Раком... или по-собачьи, если тебе так понятнее, - с ехидной ухмылочкой возвестил блондин и уточнил, - вот сейчас его Гарей раком поставит и... хи-хи... вызнает у него все ваши секреты.
   - Лара раскрыли? - насторожился я.
   - Еще как раскрыли. Завтра устроят ему публичное утопление, - блондин одарил меня ласковой улыбкой, - точнее не совсем публичное. Приглашены избранные обитатели гарема, посторонним вход запрещен. Так что ты этого зрелища не увидишь.
   Он вроде бы еще что-то бормотал о том, как очаровательно будет смотреться утопленный Ларрен. Особенно в том женском виде, в котором сейчас пребывает. Я перестал прислушиваться к лепету этого странного типчика. Да и вообще как-то не по себе мне стало от таких новостей. Нет, я понимаю, что с моим уровнем знаний по сновидению невозможно точно определить, вещий сон это или просто кошмар. А если не просто кошмар? Если Лара завтра казнят? Утопят. Дурацкая смерть... или дурацкий сон? В любом случае, приятного мало, так что я проснулся с перепугу. Проснулся и понял, что все еще сплю. Потому что блондин никуда не делся. Устроился на краю моей кровати и кокетливо так кончик длинной пряди волос покусывает, поглядывая на меня из-под ресниц.
   - Ты кто такой? - поинтересовался я у блондина.
   - Я тебе снюсь, - с честными глазами заверил он.
   - Угу, а я тебе, - буркнул я и предположил, - ты знакомый Ларрена?
   - Можно и так сказать, - помахивая ресничками и многозначительно улыбаясь, поведало это чучело и растаяло в воздухе. Нет, ну, правда! Не телепортировался, а именно растаял, как будто был настоящим призраком. Я выругался и... проснулся. На этот раз действительно проснулся.
  
   Ларрен
   Не понимаю, где я. Что со мной? Взгляд не могу сфокусировать. Глаза болят, и ломит все тело, как при болезни. А пахнет морем. Почему морем? Где-то рядом Аргвар? Но почему он тогда молчит? Не в его это обычае - прийти и хранить молчание. Ах, нет. Не молчит. Нет, это не он. Не может Аргвар так жалобно поскуливать женским голосом. Губы пересохли. Пытаюсь спросить, кто здесь, но получается не сразу. И подвывание сразу становится громче. Сквозь всхлипывания слышны слова, но я их не понимаю.
   Так, нужно что-то с собой делать. Нужно сесть. Не получается. Закрываю глаза в попытке сосредоточиться. Результаты исследования собственного организма не вдохновляют. Руки связаны за спиной и пальцы уже затекли, не слушаются. Ноги в лодыжках тоже чем-то перетянуты. Это кто же так меня? Так, что я помню последним? Султан. И фрукты какие-то, умопомрачительно вкусные. И свой голос, рассказывающий о Лине и Шеоннеле. Стыдно-то как! Как я мог, почему?!
   От этой мысли мозг резко проясняется, как и зрение. Я лежу на песке у воды. Песок чуть теплый, утро. Солнце лишь немного поднялось над горизонтом.
   Поднимаю взгляд на хнычущее рядом существо. С трудом, но мне удается опознать в нем шактистанку Раду. Ее длинное угловатое тело вряд ли с чем спутаешь. Она раскачивается из стороны в сторону и тихонько подвывает.
   - Помоги мне сесть, - хриплю я.
   Реакции нет.
   - Помоги мне!
   - У-у-у...
   - Рада, помоги мне!
   Девица не реагирует. С трудом, но мне удается сесть. Рада продолжает монотонно причитать. Правда, теперь она переходит на зулкибарский, видимо, чтобы я мог оценить всю прелесть исполнения. До сего момента редкие членораздельные фразы вылетали из ее уст на родном языке.
   - Умру, умру, умру...
   - Перестань ныть! - рычу, но добиваюсь лишь того, что рыдания слегка видоизменяются:
   - Это ты во всем виновата, это ты во всем виновата...
   Ну, здравствуйте! Я-то тут причем? Так, дама в истерике, пользы от нее - ноль. Пока огляжусь. Про берег я уже говорил. Но мы с несчастной Радой здесь не одни. На песок наполовину вытащена плоская, покрытая красным лаком лодка, возле которой стоит, грустно опустив голову, наш старый знакомый Марай. За моей спиной - группа женщин, полагаю, обитательниц гарема, в сопровождении охранников. И все выглядят так, будто чего-то ждут. Или кого-то. Видимо, господина своего и повелителя - любителя редких растений.
   - Что с нами будет?
   - Нас убьют, нас убьют...
   - А тебя за что?
   В ответ только рев.
   И в самом деле, меня казнить вполне логично. Расколовшийся шпион. Мужчина, прокравшийся в святое - в гарем султана. Не по голове же меня за это погладить. Хотя... хотя не знаю, как бы я поступил на месте Гарея. Мне бы, наверное, было любопытно последить за развитием событий. Посмотреть, кто же пытался меня убрать. Хотя, может быть, он об этом уже знает.
   - Развяжи меня! - требую, обнаружив, что Рада не стеснена в движениях.
   - Не могу.
   - Почему? Чего ты боишься? Развяжи, - настаиваю я.
   Однако, вместо этого, девица отодвигается в сторону и продолжает причитать. Не понимаю - что сложного было в исполнении моей просьбы? Если она все равно готовится к смерти, разве повредит ей небольшой акт непослушания? Или она надеется, что султан удовлетворит жажду убийства на мне и успокоится?
   Неужели меня и в самом деле привезли сюда убивать? Я умру? Или и сейчас придет добрый дядюшка Терин, чтобы еще кому-нибудь меня подарить? Мне становится смешно от этой мысли, я падаю на спину и смеюсь в голос, взахлеб, до истерики. Смеюсь и пропускаю появление султана. А он вот, рядом. С удивлением разглядывает мое лицо. Тихо проговаривает:
   - Ну, прощай, Ларрен. Тебе, полагаю, приятно будет узнать, что с тобою вместе умрет твоя несостоявшаяся убийца.
   - Что? Правда, что ли? А за что она меня?
   Султан бросает брезгливый взгляд на съежившуюся на песке Раду и поясняет:
   - Дура страшная.
   После чего он гордо удаляется, а мое нежное тело двое стражников начинают запихивать в мешок. Тело сопротивляется, но безуспешно. Конечности затекли, да и что могу я - слабая нежная девушка? Плотная ткань закрывает лицо, дышать тяжело. Меня несут куда-то. Потом я слышу скрип уключин, чувствую, как покачивается подо мной на мягких волнах море.
   О чем думать в последние минуты жизни?
   У меня в друзьях два могущественных волшебника и один бог. И это не считая родственников - архимагов и князей. А сейчас меня просто утопят. Скинут на глубину, и никакой некромант не найдет мое тело, чтобы его допросить. Как нелепо все получилось. Как хочется жить! Второй раз! Как нелепо!
   Как жаль эту глупую девчонку, которую положили рядом со мной. И в самом деле, она достигла своей цели, устранила соперницу, а насладиться победой не смогла.
   Судя по звукам, Марай уже не гребет. Он поднимается в лодке, отчего она начинает раскачиваться. Он кряхтит, поднимая и скидывая в воду тело несчастной Рады. Он с трудом поднимает и меня.
   А вода холодная. Сначала я стараюсь не дышать, а потом понимаю, что проще сразу впустить воду в легкие. Так будет быстрее. Вдыхаю и становится больно. Но вода с кашлем вырывается из легких. И еще раз. А потом все.
  
   Лин
   За окном было уже недостаточно темно, значит, еще немного, и рассвет наступит. И что мне делать с этим моим вещим сном? Кому скажи, обхохочутся - Лин в пифии заделался и даже без каннабиса вон как лихо видения принимает. В виде странного блондинчика, которому самое место в борделе и вовсе не в качестве клиента.
   Верить или не верить увиденному? Что-то мне подсказывало, что хуже не будет, если я поверю. В крайнем случае, когда все прояснится, Шеоннель надо мной поржет. Но это будет потом, если окажется, что сон мой - просто сон, и Лару ничего не угрожает.
   Я не стал заморачиваться и телепортировался в комнату к полуэльфу. И понял, что нужно все-таки иметь совесть и в другой раз стучать в дверь. Во всяком случае, именно на такие мысли наводило наличие в постели Шеоннеля симпатичной рыженькой девицы, которая смотрела на меня испуганными глазами, раздумывая - заорать или не заорать.
   - Прости, красавица, - одарив ее ослепительной улыбкой, промурлыкал я и прикрикнул, - Шеон, подъем!
   Ушастый вскочил, как ошпаренный, мгновенно покраснел, оценив, в каком виде я его застал, а потом сообразил, что нужно возмутиться:
   - Когда ты научишься входить, как все нормальные люди, через дверь?
   - Никогда, - покаянно опустив голову, признался я и перешел к делу, - мне кое-что приснилось. Потом, если это не подтвердится, можешь ржать надо мной и обзывать придурком, а сейчас проводи свою подругу и быстро ко мне. Разговор разговаривать будем.
   Я не стал дожидаться ответа Шеона и быстренько слинял к себе в номер. И какого черта полуэльфу именно сегодня приспичило девицу себе снять? И где вообще он умудрился ее подцепить с его-то скромностью? Ну, я так у него и спросил, когда он появился.
   - Она сама ко мне пришла, - безмятежно поведал ушастый, - я думал, это твои шуточки и не стал ее выгонять.
   - Не мои это шуточки, - заверил я и ухмыльнулся, - ты хоть воспользовался ситуацией, или всего лишь любезно уступил даме половину своей кровати?
   - Не твое это, Лин, дело, - обиделся Шеон, - так что там тебе такое приснилось, что ты сам не свой, хоть и пытаешься это скрыть?
   Я рассказал ему, что увидел, и как при этом ощущался явившийся мне во сне белобрысый. Шеоннель к моему рассказу отнесся скептически, но все же согласился, что оставлять это без внимания не стоит. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Тем более что утопление провинившихся наложниц - это не мое воображение, а реально существующая шактистанская традиция.
   Осталось только понять, каким образом мы будем вычислять, где именно султан топит своих девиц. Наверняка где-то на берегу моря. Только вот где? Скорее всего, у него для таких мероприятий имеется свой личный, огороженный кусок побережья. Нужно как следует погулять по берегу и посмотреть. Наверняка частный пляж султана - одно из самых магически защищенных мест на побережье и нам - магам, заметить его будет несложно. Другой вопрос, как мы будем через эту защиту пробиваться. Но об этом мы подумаем потом, когда найдем нужное место.
   Я изложил свои мысли Шеону, он со мной согласился, и мы двинулись к морю. Пришлось своим ходом, потому что ни я, ни он не знали ни одного ориентира на берегу Шактистанского залива, плавно переходящего в Крионское море. Благо этот самый залив был недалеко.
   Мы почти туда пришли, осталось только срезать путь через переулок и миновать кучу мусора, источающую аромат тухлой рыбы. И вот тогда случились две вещи. Причем практически одновременно.
   Шеон подошел ко мне ближе, тронул за руку и шепнул:
   - За нами следят. Тихо, не нервничай! Я их слушаю. Странно, но они следят, чтобы с нами ничего не случилось.
   - Охраняют что ли? - озадачился я, - и кто это такой добрый приставил к нам охрану?
   - Не знаю.
   - Так давай их поймаем и спросим, - решил я, останавливаясь.
   Не знаю, каким бы образом я выманивал из укрытия наших непрошенных охранников и выбивал из них правду, но этого делать не пришлось.
   - Осторожно! - крикнул Шеоннель.
   Несложно было догадаться, что он еще что-то своей эмпатией почуял. Вот уж не знаю, в каком месте мне следовало проявить осторожность, и потому я просто накрыл нас обоих универсальным щитом, который защищал как от магического так и от простого нападения. Держится он недолго, но нам хватило, чтобы избежать встречи с парой стрел, тремя метательными ножами и "ядовитыми сетями". Интересные какие нападающие нам попались, так сильно хотят нас прикончить, что суетятся и применяют любые средства. Причем все разом. Будто на авось действуют - что-нибудь в нас да попадет и прикончит. Они что, о щитах никогда не слышали? Или, может быть, думали, что у меня не имеется заготовки, которую можно активировать одним жестом? Ну да, если бы заготовки не имелось, то сплести такое заклинание за те пару секунд, которые были в моем распоряжении между криком Шеона и атакой, я бы не успел. Но после ночного покушения щит у меня был заготовлен заранее. Правда он хоть и мощный, но держится недолго, если его постоянно магией не подпитывать, а тратить сейчас силы на поддержание щита было бы неумно. Смысл торчать как пеньки у дороги? Ведь нападающие не успокоятся, пока нас не прикончат. К тому же среди них маг, возможно достаточно сильный, чтобы мою защиту разрушить.
   Шеоннель что-то неодобрительно проворчал и сам вышел из- под щита, сплетая атакующее. Наверняка какую-нибудь жуть типа "увядшей розы". Да уж, это милое дитя в случае драки на пятаки не разменивается, бьет так, чтобы уж наверняка.
   А наши убийцы не сочли нужным скрываться дальше, и вышли из укрытия. Шеон обрадовано хрюкнул и собрался их, как следует приласкать своим атакующим. Я, честно говоря, вообще не собирался в это вмешиваться, потому что полуэльфа с его "розой" было вполне достаточно, чтобы успокоить трех воинов и одного мага. Но сделать Шеон ничего не успел. С крыши ближайшего дома прилетело "ледяное копье", маг-убийца попытался его блокировать, у него почти получилось, но его все же задело по касательной. В то же время с другой крыши было пущено несколько стрел. Один из воинов был убит, двое с ранениями, ругаясь по-шактистански, поспешили в укрытие и начали отстреливаться, кажется, совершенно забыв о нас - своих несостоявшихся жертвах. Маг тем временем нанес контрудар по волшебнику, скрывающемуся на крыше.
   Я покосился на Шеоннеля. Кажется, его ситуация забавляла.
   - Вмешалась наша охрана, - пояснил он. - Их любопытно слушать. Они здесь чтобы нас защищать, но их не радовало, что мы пошли искать место, где султан казнит наложниц. Сейчас они одновременно рады, что нам помешали эти наемники, но и не рады, потому что если с нами что-то случится, их накажут. Жаль что я не телепат, хотелось бы мне знать, кто это решил позаботиться о нашей безопасности.
   - Знаешь что, давай валить отсюда, пока эти две группы товарищей выясняют, кто круче, - предложил я и телепортировал нас с Шеоном на небольшое расстояние. Мы были все в том же переулке, только в нескольких метрах от развернувшихся боевых действий.
   - Бежим, - решил я, - мы и так много времени потеряли!
   - Не думаешь же ты, что султан казнит с утра пораньше?
   - Кто его знает, - буркнул я, схватил ушастого за руку и побежал в сторону пахнущих тухлятиной мусорных куч. Собственно кучи и были предвестниками побережья и состояли в основном из рыбьих потрохов. Вот не знаю, почему граждане шактистанцы так не любят родной город, что позволили себе устроить подобную помойку в не самом захолустном районе, но факт есть факт - кучи мусора душевно воняли, возвещая всех желающих о том, что побережье близко.
   - Давай, смотри, где тут мощная магическая защита стоит, - распорядился я и понял, что уже сам вижу это место - как раз там, где начинались живописные скалы, невысокие, но основательно так пропитанные защитными заклинаниями. Телепортироваться туда я не рискнул, все-таки защита была нехилая и могла сработать на перемещение в радиусе нескольких метров от основного барьера и размазать нас, не спросив, что мы тут забыли.
   Добежали мы быстро, но все равно опоздали. Даже, несмотря на то, что защиту я в одном месте с перепугу пробил в рекордно короткие сроки и так же рекордно быстро взбежал вверх по одной из мини-скал. Все, что я успел увидеть, это как на берег втаскивают лодку с выкрашенными в красный цвет бортами и как расходятся с перекошенными, бледными от страха лицами, гаремные дамочки.
   Тут, словно только этого и дожидалась, мне под ноги выскочила Кошка в сопровождении несчастного взъерошенного Кота и прошипела:
   "Дождались, придурки? Ларрена только что утопили!"
   Кот жалобно мяукнул в подтверждение.
   - Трындец, - только и смог сказать я. Других слов как-то не нашлось. Ну, разве что еще себя обругать за свои гениальные идеи, которые стоили Лару жизни. Послал бы меня на хрен и был бы сейчас жив. Зачем я вообще втянул его в эту авантюру? Будто мало у него неприятностей было, так тут еще я нарисовался со своими проблемами. Лучше бы сидел Лар в Зулкибаре и занимался расшифровкой заклинания для активации артефакта. Кстати, нужно закончить это дело. Не потому, что мне это особенно нужно, а потому что Лар этого хотел. Вот же тупость! И сопливая банальность - Лар этого хотел. Будто сейчас Лару не все равно, разгадаю я этот шифр или нет!
   - Мы опоздали, - озвучил очевидное Шеоннель.
   - Это все ты! - я не придумал ничего умнее, кроме как вызвериться на ни в чем не повинного полуэльфа, - возился там со своей девицей, а потом еще мялся, раздумывая, верить мне или нет!
   Полуэльф печально опустил ушки, не пытаясь возразить. А мне стыдно стало. Ну, он-то тут при чем? Можно подумать, я на его месте вел бы себя иначе, выпнул бы девушку, не церемонясь и помчался бы куда-то, основываясь только на чьем-то дурацком сновидении? Да я б на месте Шеона вообще не поверил и оборжал бы мнительного сновидца.
   - Прости. Ты не виноват.
   - Нет, это я, - сокрушенно покаялся Шеоннель, - я мог бы сразу тебе поверить.
   - Да не мог ты сразу поверить! - отмахнулся я, - и никто бы не поверил. И вообще это я во всем виноват. Втянул Лара в эту авантюру. Сам не понимаю, почему этот план показался мне удачным? Ну что нам дал тот факт, что Лар оказался в гареме? Мы так ничего и не узнали!
   "Ошибаешься, - перебила Кошка и зачем-то напомнила очевидное, - пока Ларрен был в гареме, Кот мог беспрепятственно гулять по всему дворцу. Мы кое-что выяснили".
  

Глава 16

   Ларрен
   - Не смей ко мне прикасаться!
   Отталкиваю в сторону Аргвара. Продолжаю орать:
   - Никогда меня не трогай!
   Бог вытирает губы пальцами.
   - Ты что, никогда не слышал о дыхании рот-в-рот? - интересуется он.
   - Достал!
   Аргвар корчит обиженную рожицу.
   - Прав твой кот. Скотина ты неблагодарная.
   - Где я? Что со мной?
   Бог поднимается на ноги и с пренебрежением в голосе сообщает:
   - Для утопленника ты что-то слишком агрессивный.
   Тоже вскакиваю. Оглядываюсь. Я вновь у моря, вот только берег другой. Он усыпан галькой и загроможден крупными, округлыми валунами. Невдалеке горы. Какие горы? В столице Шактистана нет гор! Ближайшие - километрах в восьмидесяти. И что со мной? Почему я так странно себя чувствую?
   Аргвар усмехается и заявляет:
   - В образе женщины ты мне меньше нравишься, мальчик мой. Кстати, это еще один повод быть благодарным. Ты снова стал собой. И, заметь, одежду я тебе подобрал соответствующую.
   Да. Да!!! Я - это снова я. Как я люблю свое тело! Какое это восхитительное ощущение - быть собой. Я - легкий, я - сильный. Мое тело послушно, и остриженной голове так легко!
   С облегчением выдыхаю.
   Аргвар присаживается на валун, вытягивает ноги, и, поглядывая на меня искоса, произносит:
   - Закончил себя ощупывать? Все на месте? И я не понял, ты собираешься меня благодарить или нет? Я, между прочим, тебя спас.
   - Спасибо, - буркаю, возвращаясь к изучению окрестностей. К берегу подступает хвойный лес. Ветер доносит его запах.
   - Спасибо и все? - удивляется морское божество, - милый мой, я рассчитывал на нечто большее.
   - Боюсь, мне больше нечем тебя порадовать.
   - А я думаю, тебе есть, что предложить.
   - Где мы?
   - На острове. И кроме нас здесь никого больше нет. Так что насчет благодарности?
   - Где Рада?
   - Это кто?
   - Девушка, которую утопили вместе со мной.
   - Девушка? Там, где ей и положено быть - на дне морском.
   - Почему ты ее не спас? Ты ведь не знал, что она пыталась меня убить. Или знал?
   Аргвар соскальзывает с камня и приближается ко мне. Пячусь назад. Почти неосознанно.
   - Знал, не знал - какая разница? Почему я должен был ее спасать? Она мне не нужна. А ты нужен...
   Он протягивает ко мне руку, а я дергаюсь.
   - Зачем нужен?
   - У нас же договор.
   - Не прикасайся ко мне.
   - А то что? - смеется бог, - Применишь ко мне свои боевые навыки? Ну, давай посмотрим, на что способен бывший сборщик налогов!
   Он пытается погладить меня по щеке, но я бью его по руке ладонью.
   - Ларрен, ты просто очарователен, когда злишься.
   - Что тебе от меня нужно?
   - А ты не догадываешься?
   - Нет!
   Его рука вновь ко мне тянется, и вновь он по ней получает.
   - Что, было бы лучше, если бы вместо меня здесь была та девчушка? - интересуется Аргвар.
   Цежу сквозь зубы:
   - Безусловно.
   Божество пожимает плечами.
   - Хорошо. Тогда смотри.
   Он забирается на валун и пальцем указывает на волны. И я вижу, как оттуда медленно выходит женщина. Ее волосы, смешавшись с водорослями, полностью облепили фигуру. Она двигается медленно, покачиваясь. Она, кажется, что-то шепчет. Когда она приближается, я слышу шепот:
   - Мы все умрем, мы все умрем...
   Замираю в ужасе. Меж тем Рада, к тому моменту я ее уже узнал, подходит ко мне, заглядывает в лицо и спрашивает:
   - Почему ты меня не спас, Ларрен?
   - Как я мог это сделать?!
   - Ты же сильный и храбрый. Ты хотел, чтобы я умерла? Почему ты это позволил? - интересуется утопленница.
   - Я сам почти умер! - кричу я, отступая.
   - Но они меня убили! - горестно восклицает Рада и бросается на меня с явным намерением придушить. Похоже, некоторые желания не умирают вместе с их носителями. Пытаюсь ее оттолкнуть, но в посмертье бывшая наложница султана стала гораздо сильнее.
   Где-то справа слышен хохот Аргвара.
   - Почему ты меня не спас? - деловито интересуется девушка и предпринимает попытку вцепиться ногтями мне в глаза. А я опять могу ее только оттолкнуть. Я не бью женщин, даже покойных. Этот барьер трудно переступить.
   - Беги, Ларрен! - кричит божество, и я и в самом деле срываюсь в бег. Просто не понимаю, что делать. Утопленница настигает меня очень быстро, с воем вспрыгивает мне на спину. Пытаюсь ее стряхнуть, ору что-то. И тут вдруг она исчезает, а рядом оказывается Аргвар.
   - Ну, как? - спрашивает он, - понравилось или тебе еще кого-нибудь позвать?
   - Сволочь!
   - Я?!
   Аргвар разглядывает меня с любопытством. На его гладком почти женском лице замерла сладкая улыбка.
   - Я все еще жду свою награду, - напоминает он.
   Со стоном опускаюсь на землю. Закрываю лицо ладонями. Сердце стучит так, что почти заглушает шум моря.
   - Что ты хочешь от меня? - спрашиваю в очередной раз, все еще надеясь услышать требование, не выходящее за пределы того, что я могу дать.
   - А ты как думаешь?
   Что я могу думать? Что? Что он хочет меня?! Вслух я это не произнесу, пусть хоть на куски режет.
   - Думаешь, твое юное тело? - продолжает Аргвар.
   - Пошел ты...
   - Ну, с телом в каком-то смысле ты прав! - бодро заявляет божество.
   Что? Только в каком-то смысле? Мне дают отсрочку? Поднимаю глаза на Аргвара, и надежда, появившаяся на моем лице, заставляет бога смеяться.
   - Какой же ты все-таки еще неопытный! - говорит он. - Пока все, что я от тебя хочу, это чтобы ты занялся активацией артефакта. Ты обленился, мальчик мой. А потому...
   Тут рядом со мной падает давно успевшая надоесть "Тысяча и одна поза..."
   - ... потому пока ты не закончишь расшифровку того, что написал твой полоумный родственник, никуда ты с этого острова не денешься.
   - У меня шифра нет.
   - Он вложен в книгу, - фыркает Аргвар, - если увидишь своего братца, скажи, что подобные вещи нужно лучше прятать. Под подушкой - это не вариант.
  
   Лин
   - Что? - в один голос заорали мы с Шеоннелем. Бедная Кошка с перепугу аж подпрыгнула на месте и шерстку вздыбила.
   - Что? - шепотом повторил я. Признаться честно, мне было страшно услышать, что скажет Кошка. Нет, я был уверен - Саффа жива, но это не означает, что известия о ней не могут быть плохими. Жива, еще не значит - в полном порядке.
   "Саффа из своей комнаты ушла сама. Я не знаю, почему охрана и слуги этого не видели. Что с вас взять - люди! Невнимательные рассеянные существа. И даже маги ничем не лучше. Мы с Котом отследили ментальный след Саффы. Она спокойно вышла из комнаты, никто ее не принуждал ни магически, ни физически. Мне удивительно, что местные маги, которые вели расследование, не заметили этого, - Кошка состроила хмурую мордочку и призналась, - если так будет продолжаться дальше, я разочаруюсь в людях окончательно, и буду любить в тебе, Шеоннель, исключительно твою эльфийскую половину"
   - Куда пошла Саффа? - набравшись терпения, перебил я разговорившуюся Кошку.
   "Мы проследили ее путь до покоев матери султана. Там след стал ярче, потому что Саффа провела у нее довольно много времени. Складывается впечатление, что твоя невеста по своей воле отправилась в гости к султанше, пообщалась с ней и... все!"
   - Что все? Она что... она умерла? - пролепетал Шеоннель. Кажется, ушастый забыл, что я ему говорил о том, что будь так, я бы первый об этом узнал.
   "Она исчезла. Это не телепортация. Ее просто вдруг не стало... Шеоннель, я тебя умоляю, не нервничай! - Кошка картинно закатила глаза, - она жива! Но в Шактистане ее нет. Мы с Котом думаем, что ее вообще нет на земле"
   - Иной мир? - предположил я.
   "Нет, - Кошка задумчиво нахмурилась и попыталась объяснить, - ее нет на этой земле. Но это не значит, что ее нет в нашем мире"
   - Море? Другой материк? Остров? - предположил Шеоннель.
   "Вот и Кот так считает, да, Котик? Ой, где он? Кот!"
   Кошка заволновалась. Мы только теперь заметили исчезновение Кота. Ну и куда мог податься этот кошачий ребенок? И почему мы, скоты такие, не подумали о том, что малыш нуждается в утешении? Ладно, Шеоннель, его бы самого кто утешил, да и мало что он понимает в магических животных, но я-то! Мне ли не знать, как тяжело они переживают гибель своего мага? Нет, смерть от тоски Коту не грозит, но он еще ребенок. Совсем маленький. И что я сделал? Сначала поубивался немного, поругал себя, придурка, за гениальные идеи, потом наорал на Шеона, а потом вот Кошке допрос учинил, совсем забыв про Кота. И он ушел. Непонятно, куда, и что теперь с ним будет. И что он может натворить в таком состоянии? Попробует перегрызть горло султану? Ну, учитывая родословную этого малыша, он может додуматься до подобного.
   - Кошка, ты его чувствуешь?
   "Нет, - кошка нахмурилась и проворчала, - это даже уже не смешно! Он тоже ушел с этой земли. Его здесь нет. Ой, Шеон, ну что ж ты такой нервный у меня? Жив он! Просто здесь его нет. Ты же сам догадался - море, другой материк, остров... ну, успокоился?"
   - И что же это у нас за чудо-остров такой, куда все вдруг испаряются, не сказав "до свидания"? - проворчал я.
  
   Ларрен
   Аргвар исчез, оставив меня с книгой на берегу. Если он думает, что я, высунув язык от усердия, брошусь заниматься расшифровкой, то очень заблуждается. Для начала неплохо было бы выяснить, а на острове ли я. Аргвар вполне способен забросить меня на окраины Муриции, навешав предварительно лапши на уши. Попутно хорошо бы найти источник питьевой воды, а то пить очень хочется. Еще желательно бы запастись какой-нибудь едой. Впрочем, рядом лес, не пропаду. Хотя, с Аргвара станется затащить меня в такое место, где я вынужден буду голодать. Для поддержания дисциплины в строю. Я же разленился, как он изволил заявить.
   Бурчу под нос ругательства и иду вдоль берега. Ландшафт не меняется. Все те же валуны и та же кромка леса. В конце концов, мне надоедает это мероприятие, втыкаю палку в песок, отмечая место, на котором я закончил обход, и направляюсь в сторону деревьев.
   Минут через пять выхожу на полянку. На ней домик стоит. Отчего-то на сваях. Любопытно, судя по почве, затоплений здесь не бывает. Может, снегом заваливает? Или это просто прихоть у Аргвара такая - жить в курятнике? Поднимаюсь по высокой, шатающейся, ненадежной на вид лестнице.
   Единственная комната, маленькая и темная, с низким потолком. Очаг, стол, табурет, застеленная тонким одеялом лежанка - вот и вся обстановка. У стола корзина с рыбой стоит. И то счастье.
   Дров нет. Спускаюсь в лес за хворостом. Пока собираю ветки, обнаруживаю небольшой ручеек неподалеку. Присаживаюсь на корточки, чтобы попить и умыться и слышу истошное:
   "Мяу!!!".
   Вздрагиваю, выпрямляюсь, и тут мне на руки бросается Кот. Он и трется об меня и плачет.
   - Ну-ну, киса, ну успокойся. Что случилось?
   "Я думал, ты умер! Я испугался! А ты живой!"
   - Живой-живой.
   Пытаюсь погладить Кота по голове, но он вьется вокруг меня, жалобно постанывая. Чувствую угрызения совести. О нем я даже и не вспоминал.
   "Я тебя потерял, - причитает Кот, - а потом нашел. Я так боялся!"
   - Кот, ну ты же нашел меня! Я живой, целый. Со мной все в порядке. Дай я умоюсь, мы с тобой поднимемся в дом, и ты все мне расскажешь.
   "Нет! Нам нужно бежать! Здесь плохое место!"
   - Чем же оно плохое?
   "Оно неправильное!"
   - Ну, как же я сбегу? Ты же лучше меня знаешь, что перемещаться я не умею.
   "Я Лина приведу. Он тебя заберет"
   - Хорошо-хорошо. Я не возражаю. Приведи Лина.
   Кот исчезает. И тут же появляется вновь. На его круглой щекастой физиономии - полнейшее недоумение.
   - Что случилось?
   "Я не могу выйти"
   - Что значит "не могу"?
   "Барьер вокруг острова"
   - Так это точно остров?
   Даже в мысленной речи Кота слышно отчаяние:
   "Да! Он закрыт!".
   Он закрыт. Отчего я не удивлен? Уж конечно, Аргвар должен был постараться, чтобы меня не отвлекали от выполнения задания. Как Коту сюда удалось прорваться - понятия не имею. Везучий он у меня, наверное. Или наоборот.
   "Прости меня", - говорит Кот и жалобно мяукает.
   - Да ты-то здесь причем? Рыбки хочешь?
   "Хочу".
   - Ну, пошли тогда. Добрый дядя Аргвар о нас позаботился.
  
   Лин
   Уже час прошел с тех пор, как мы с Шеоном вернулись в гостиницу. Кот так и не объявился, как впрочем, и Кошка, которая отправилась его искать, мотивируя это тем, что он младше на полчаса, следовательно, нуждается в ее опеке, и вообще она ему уши пооткусывает, когда найдет, чтобы в другой раз неповадно было сбегать в неизвестном направлении дабы упиваться горем в одиночку.
   Ну, вот, в общем, Кошка искала Кота, мы тупо ждали их в номере и "наслаждались" своей бесполезностью. И, правда, толку от нас, мягко говоря, никакого. Мало того, что Ларрена на верную гибель отправили, да еще и весело так с шутками всякими разными. Вот не надо было нам все это затевать. Не надо! Да и Кардагол тоже хорош - уверял, что почует, если Лару будет что-то угрожать, вмешается, а сам...
   Сам явился, как будто в ответ на мои мысли. Злой, как я не знаю кто, разве что дым из ушей не валит. И как только ориентиры нашего номера нашел? Он же здесь никогда не был. Ну, я его так и спросил.
   - Василиса ориентиры у Кошки взяла, - подозрительно ровным голосом объяснил Повелитель времени, а потом рявкнул так, что стекла в окне тренькнули, - какого хрена происходит?! Что за тварь перекрыла мне доступ к Ларрену и сняла с него мое превращение?
   - Ты о чем, родственничек ты мой недобитый? - мрачно осведомился я, - у тебя солнечный удар что ли? Ларрен мертв.
   - Хрена с два он мертв! - Кардагол все еще орал, что кстати не радовало Шеоннеля, который тихонечко замер в своем кресле, постаравшись слиться с обстановкой и не попадаться этому разъяренному чудовищу на глаза.... Стоп! Что он сказал?
   - Это как это хрена с два мертв? - опомнился я.
   - А вот так это! - передразнил Кардагол, - пару часов назад я почувствовал, что его жизни угрожает опасность, отследил его местонахождение, собирался туда переместиться, но какая-то гребанная сила меня как щенка отшвырнула прочь, а спустя минуту я понял, что ничего мальчишке больше не угрожает, и что кто-то превратил его обратно!
   - Тебя кто-то отшвырнул как щенка? - не выдержав, подал голос Шеоннель.
   - А что? Удивительно? Я все-таки человек. Хоть и маг. Архимаг...
   Дальше шли непечатные выражения, которые я тщательно запоминал, намереваясь при случае поразить воображение матушки, которая наивно считает себя главной матершиницей во всех мирах. Настроение у меня поднялось до привычного уровня. Если Кардагол так рвет и мечет, значит не шутит - все было, как он говорит. Кто-то более могущественный спас Ларрена, не позволив Повелителю времени самому заняться спасением. Интересно, кто это такой добрый? Вот не знал, что у Лара есть друзья-волшебники, более сильные чем наш Кардагол, который только деду Мерлину в чем-то уступает, да и то не во всем. Думаю если бы эти двое вступили в магический поединок, то изрядно потрепали бы друг друга, но все равно победа в итоге досталась бы Кардаголу, как более опытному.
   Когда ругающийся родственничек начал повторяться, я соскучился и нагло его перебил:
   - Стоп! Котик, ты доказал, тебя не переорать. Надо же, а я-то думал, что мне по материнской линии громкий голос достался, а оказывается, вон чего, это мне от тебя подарок.
   Кардагол бросил на меня зверский взгляд и плюхнулся в кресло. В руке у него появилась сигара, которой он с наслаждением затянулся.
   - Теперь расскажешь спокойно, что произошло? - тихо заговорил Шеоннель. - Где сейчас Ларрен?
   - А вот если бы я знал, где сейчас ваш Ларрен! И этот его спаситель... или спасительница. Наверное, спасительница, раз поспешила его обратно в мальчика превратить... а может быть, и спаситель.
   Кардагол гнусно ухмыльнулся. Кто бы сомневался, что в его дурную голову такие мысли могут придти!
   - Короче, - решил взять слово я. (Ну да, будто самый умный и не нарвусь на ехидные комментарии Повелителя времени). - Получается, что Лара кто-то спас от утопления, куда-то утащил и расколдовал. Если это его приятель... ну или приятельница, почему он до сих пор не дал о себе знать?
   - Хороший вопрос, зайчик! - похвалил Кардагол (странно, что гадость не сказал), - вообще-то я рассчитывал застать Ларрена и его спасителя здесь... но их же здесь нет?
   - Пока ты не появился, мы думали, что он мертв, - Шеоннель грустно пошевелил ушами, - вот и Кот его пропал куда-то, переживает малыш, а мы не утешили. Кошка его искать пошла, ее уже больше часа нет.
   - Все в порядке с Котом будет, скорее всего, он отошел от первого шока и понял, что его маг жив. И отправился на поиски. Только вот хрена с два он его найдет! Если то самое, что спасло Лара, меня вышвырнуло как нечего делать, то котенка тем более не пропустит. Хм... хотел бы я знать, кто это Ларрена прихватил и главное почему?
   Кардагол задумчиво изучил тлеющий кончик сигары, затушил ее о подлокотник кресла и мрачно уставился на меня. А я что? Я ничего, и не нужно на меня так смотреть, я понятия не имею, кому Ларрен понадобился. Хотя, когда узнаю, я этому "кому-то" голову оторву. За сокрытие благополучно спасенного кузена от общественности!
   - Насчет Саффы что-нибудь узнали? - спросил Кардагол.
   Я пересказал ему полученную от Кошки информацию, и Повелитель времени довольно заухмылялся, объявив:
   - Отлично! Значит, идем брать за жабры султаншу. Сейчас дворец по камушку раскатаем, вытащим эту дамочку и как следует допросим.
   - Не надо дворец по камушку, - возразил Шеоннель, - Иоханна расстроится. У нее же удачный договор с Шактистаном. Ларрен жив, не стоит устраивать разрушения.
   Я был готов с ним не согласиться, потому что был бы рад раскатать по камушку не только дворец, но и вообще все это недоделанное шактистанское государство, в котором чужие невесты пропадают. И плевать мне на блондочкины договоры и прочее. Но... если Ханна расстроится, то мне влетит от Саффы. Да-да, сейчас Саффы здесь нет, и неизвестно, когда мы ее найдем, но ведь рано или поздно найдем, и вот тогда мне достанется. Ну и вообще, нехорошо это - беременных подруг расстраивать.
   - Шеон прав, - сказал я, с удовольствием наблюдая выражение несказанного удивления на физиономии Кардагола. Ну да, он-то уверен был, что я его разрушительную идею поддержу. - Мы сами виноваты в том, что случилось с Ларреном. Его раскрыли, и султан имел полное право казнить шпиона. Мы не можем мстить ему за это.
   - А за Саффу? - попытался завести меня Кардагол.
   - За Саффу будем мстить, когда найдем ее и узнаем, кто истинный виновник ее исчезновения.
   - Лин, ты сегодня такой рассудительный, что мне страшно, - поддел Кардагол.
   - Да я такой. Так что бойся меня и... давайте подумаем, как нам добраться до султанши, не поднимая шума и, тем более, не разрушая ничего.
   - Без шума и разрушений значит? Ну-ну! - как-то совсем уж радостно прорычал Кардагол, распорядился, - ждите здесь и чтоб никуда отсюда! - и исчез.
   Мы с Шеоннелем переглянулись.
   - Шеон, тебе не кажется, что мой родственник нуждается в лечении? Причем длительном. Где-нибудь на изолированных островах с интенсивным применением всяких разных успокоительных средств и тому подобных вещей?
   - Мне кажется, тебе нужно его поменьше бесить, - отозвался полуэльф.
   Ну да, еще скажите, что это я нашего великого и ужасного разозлил! Будто я виноват, что кто-то там не дал ему над Лариком колдовать и показал себя более сильным магом, чем наш непобедимый Повелитель времени.
   - Знаешь, мне сейчас совсем не до того, чтобы с Кардаголом в дразнилки играть, у меня вообще-то невеста пропала, если ты не забыл. Как думаешь, куда свалил этот онанист-затейник?
   Шеоннель пожал плечами:
   - Не знаю, куда он отправился, но нам лучше послушаться его и ждать. Лин, только прошу тебя, без самодеятельности!
   - Что бы я делал без твоих советов, рассудительный ты мой! - профыркал я, но возражать не стал. Ждать так ждать.
   Знал бы я тогда, что ждать придется не пару часов, а пару дней!
  

Глава 17

   Ларрен
   Мне здесь хорошо.
   Давно не ощущал подобного умиротворения. Даже не помню такого. Наверное, мне стоило остановиться и подумать о своей жизни, и вот Аргвар предоставил такую возможность.
   Сложностей с расшифровкой нет. Я вполне могу не уделять этому все свое время. А потому купаюсь, просто валяюсь на песке, разглядывая небо, играю с Котом, готовлю рыбу. Размышляю.
   Мне хорошо здесь. Спокойно. Впервые за долгое время я нахожусь в равновесии. И не ненавижу себя и свою судьбу. К печати привык. Да и надпись "вне закона" вполне меня устраивает. Она уже говорит не о собственности, а о том, что социальные нормы на меня не распространяются. Что ж, это не страшно. Я всегда держался особняком. За исключением последнего времени. Я говорил уже, что привязался к мальчишкам, и это правда. А Кот мой - это просто чудо, чудо во всех смыслах.
   Мне как-то тепло на душе от всего этого. Я оттаиваю. И мне хорошо здесь. Немного царапает душу мысль о том, что, мальчишки считают меня мертвым, переживают. Приятно, что кого-то взволновала моя нелепая кончина. Вот будет здорово, когда я оживу. Обрадуются...
   Слова шифровки складываются в какое-то нелепое стихотворение.
  
   Под синевой небес,
   на зелени травы
   В тени сосны высокой,
   на толстом одеяле
   Возможно, как и я,
   посиживали вы,
   Но ничего о том,
   что было здесь, не знали.
  
   Кардагол увлекался поэзией? И эротикой? Нужно же было взять именно эту книгу в качестве базы.
   Все так же найденные слова, будучи нанесенными на бумагу, видоизменяются и складываются в строки.
   А стих получается длинным. Правда, от этого он не становится более осмысленным. Понятия не имею, как привязать чашу к описанию пейзажа. Может быть, имеется ввиду конкретное место, в которое стоит доставить артефакт? Тогда описание должно быть более четким. На траве под сосной. Это вполне может быть и здесь.
  
   Он не был с нею груб.
   Она была согласна.
   Касанья рук и губ,
   Его характер властный,
   Все нравилось ей в нем
   И трепетала дева.
   Он думал лишь о том,
   Что вновь сходил налево.
   Его ждала жена,
   прелестная маркиза,
   как прежде влюблена
   в него и то, что снизу,
   ну и в его глаза,
   еще, конечно, тоже.
   Она была бы за,
   но с ней он так не может.
  
   Маркиза, это, интересно, кто? С маленькой буквы, стало быть, не имя. Возможно, титул или профессия. Или национальность. К чему гадать? Понять бы, зачем он здесь. Может быть, речь должна идти о каком-то конкретном государстве или даже мире?
  
   - Кот, просыпайся, есть будешь?
   - Муррр.
   - Не мурр, ты рыбу какую будешь - сырую, вареную или жареную на углях?
   "Сырую"
   - Ну и хорошо. Мне меньше готовить.
  
   не может он стонать,
   быть слабым непристойно.
   Приходится играть,
   Что он - мужчина-воин.
   Он сильный и большой,
   А хочется отдаться
   Под ласковой рукой
   Рычать, стонать, метаться.
  
   М-да, героя этого стихотворения впору пожалеть. Или великий и ужасный Кардагол писал о себе? Вот уж вряд ли. Отдаться ему хочется... Юморист.
   Я уже отчаялся определить в этих строках хоть какой-то смысл. Одна надежда на Аргвара - возможно, он понимает, о чем идет речь. Впрочем, не исключаю и проявления особого извращенного чувства юмора у сочинителя опуса.
  
   Забыть о всех делах,
   Долгах и прочей мути.
  
   Вот это здорово. Это я по себе понимаю. Забыть обо всем - редкая роскошь. Хорошо мне, хорошо. Почему Кот считает, что это место - неправильное?
   Пожалуй, на сегодня хватит. Пора спать.
   Кот устраивается в ногах, и я в сон проваливаюсь моментально. И снится мне блистательная айлиде. Только не такая, какой я увидел ее в серале. Она сейчас кажется совсем юной и беззащитной. Улыбается, что-то напевает. А потом подходит ко мне вплотную, кладет руки мне на плечи, а я отчего-то пошевелиться не могу. И тут она шепчет: "берегись, Ларрен, судьбу сломаешь, берегись, кровь у твоих ног". А дальше я уже не помню, что было.
   Просыпаюсь в дурном настроении. Какая кровь? Почему у ног? По колено в крови, что ли? Так это не обо мне. Сроду особой кровожадностью не отличался. Людей убивать приходилось, конечно. А также прочих разумных. Но только по необходимости. И, конечно же, удовольствия это не доставило. Ни разу. Судьбу сломаешь... Наверное, у нас с Элиникой разные представления о судьбе. На мой-то взгляд, моя и так переломана, да все никак зажить не может.
   Чушь. И вообще, почему я так серьезно отнесся к этому сну? Пифий в роду у меня не было, да и каннабис на меня не действует. Вот серьезно, никакого эффекта. Ни веселья, ни пророчеств.
   Завтракаю вчерашней рыбой. Меня от нее уже тошнит. Сажусь за стол, открываю книгу.
  
   Пускай в чужих руках,
   Что не меняет сути.
   Когда бы пред женой
   Мог быть самим собою
   Смирился бы с судьбой
   Других не беспокоил
   Желанием своим
   Расслабиться, открыться.
   Он был женой любим,
   И так, как многим снится.
   Но все же про покой
   Пока он лишь мечтает.
   А потому он с той,
   Кого и сам не знает.
  
   И это все? Смотрю на текст и ничего не понимаю. А в чем фокус? Что я должен сделать? Прочитать это стихотворение над артефактом?
   Тщательно изучаю листок с шифром. Нет, других знаков на нем не наблюдается. Так что, я закончил свою работу?
  
   Аргвар не заставляет себя долго ждать.
   Сижу на берегу, камушки в воду бросаю. Кот рядом мурлычет.
   - Ну что, закончил?
   - Закончил, - отвечаю, не поворачивая голову в сторону морского божества.
   - Что нужно делать?
   - Не знаю.
   - Ларик, - неожиданно взрывается он, - ты что-то обнаглел! Встань, когда с тобой разговаривают!
   - Зачем?
   Смотрю на него снизу вверх, и мне не страшно. Ну, бог, ну могущественный. Ну, убьет он меня. Так в третий раз уже. Я привык. А то, что он меня домогается, так это игры все, не имеющие под собой ничего, кроме желания вывести меня из равновесия. Ему не стоило давать мне эти дни покоя - я изменился.
   Аргвар, уловив, видимо, мое настроение, вздыхает и присаживается рядом.
   - Что там написано?
   - Стишок. Про какого-то господина, который хочет, но не может.
   - И все?
   - И все. Ты выходы с острова закрыл?
   - Я. Кто еще мог?
   Пожимаю плечами. Действительно, кто? Сидим, на море любуемся. Оно сегодня спокойное и безжизненное какое-то.
   - Ну что же, - вздыхает Аргвар, - пойдем, покажешь, что получилось.
   Минут через десять он уже изучает плоды моих трудов.
   - М-да... - произносит задумчиво. - Кардагол - затейник...
   - Вы с ним знакомы?
   - Заочно. А тебе-то, какое дело?
   - Никакого. Что теперь?
   - А теперь я тебя с твоей живностью перекину в Зулкибар. Артефакт, насколько я помню, в комнатах Лина?
   - Должен быть там.
   - Вот там и поэкспериментируешь со своим шифром. Учти, Ларрен, наш договор до сих пор в силе. Ты получишь обещанное, только если артефакт заработает. Понял меня?
   - Да.
   Только вот хочу ли я это обещанное? Нет, хочу, конечно. Я же пятнадцать лет к этому шел. Обидно было бы все бросить тогда, когда цель почти достигнута. Да и Аргвар не позволит.
   - Не нравится мне твое настроение, мальчик! - вдруг раздраженно восклицает он. - Ты не забыл, надеюсь, с кем ты работаешь?
   - Нет.
   - Вот и отлично. Я к дворцовым воротам тебя перекину.
   И моргнуть не успеваю, как оказываюсь в Зулкибаре. Ну что же, я на финишной прямой.
  
   Лин
   - Ну что, зайчики, заждались?
   Кардагол объявился на второй день под вечер, поприветствовал нас все тем же веселым безумным рыком и швырнул на кровать нечто завернутое в ковер, пояснив:
   - Классика жанра. Шактистанских потаскух частенько в ковер заворачивают, прежде чем умыкнуть.
   Ковер яростно замычал и дернулся. Шеоннель неодобрительно повел ухом, уловив от него (точнее от того, что в него завернуто) какие-то эмоции. А Кардагол эффектным жестом распаковал сверток и галантно осведомился:
   - Эрраде, не желаешь лично провести допрос этой красавицы?
   - Ты бы еще в реверансе передо мной присел, и я бы умер от счастья, - пробурчал я, разглядывая содержимое коврового свертка. Красивая, слегка потрепанная дама, без определенных возрастных признаков. Она невозмутимо села и принялась поправлять одежды и сбившуюся прическу, не обращая на нас никакого внимания. Этакая демонстрация королевского спокойствия.
   - Это и есть мать султана? - на всякий случай уточнил я. Глупо, конечно. Понятно, что это она. Не девочку же облегченного поведения Кардагол приволок? Все-таки не тот момент, чтобы предаться радостям группового секса, да еще в таком составе.
   - Айлидэ Элиника, к нашим услугам, - представил ее Кардагол и с ухмылкой добавил, - надеюсь.
   - Не надейся, - холодно отозвалась айлидэ, закончив приводить в порядок прическу. - Я не к вашим услугам.
   - А я наивный кирвалионский мальчик и полон надежд, - парировал Кардагол.
   Если бы он при этом еще придурковатую мордаху состряпал, в стиле моей матери, то я бы вообще не сходя с места, помер от смеха. Но вот только вряд ли подобное поведение Повелителя времени будет способствовать желанию айлидэ вести конструктивный диалог.
   Я решил вмешаться. Ну, там пару комплиментов отвесить, фруктами даму угостить, поговорить по душам. Тем более что поухаживать за такой красавицей одно удовольствие. Да на нее даже просто смотреть - уже радость... хм... с чего бы вдруг? Приманка на ней что ли стоит? Я пару раз моргнул и даже головой потряс.
   - Что гривой трясешь? - насмешливо осведомился Кардагол, - никогда пифий не видел, зайчик?
   - Кого? - офигел я.
   - Да пифия она, - профырчал Повелитель времени и обратился к айлидэ, - и как же тебя в гарем занесло? Вы же на Крионе все поголовно девы непорочные и все такое.
   - А дочерей своих мы, по-твоему, в капусте находим? - сварливо огрызнулась Элиника, утратив царственный вид и тот неуловимый налет очарования, из-за которого мы с Шеоном так ею залюбовались.
   - Нет, вам их аист приносит, - ехидно откликнулся Кардагол и уточнил, - в виде всяких иноземных алкашей. Что в лице изменилась, девочка? Или не в курсе, что твои сестры (или как вы там друг друга называете в своем бабьем царстве?) вот уже несколько лет нарадоваться не могут на своего иномирского гостя Семена, которого им Мерлин, этот алкаш старый, приволок?
   - Что... что ты такое говоришь! - возмущенно воскликнула Элиника. - Как ты смеешь такую ересь произносить?
   - А что такое? Правда глаза колет? - участливо осведомился Повелитель времени. - Как думаешь, Эли, много Семен вам уже маленьких пифий наделал? Наследственность-то у него ого-го какая! От такого как раз всякие блаженные с видениями и прочими неприятностями родиться могут. А я-то все гадал, как вы, девочки, ген, отвечающий за дар предсказания, умудряетесь передавать из поколения в поколение бесперебойно. Оказывается вот в чем дело - побольше алкоголиков и наркоманов в генофонд и в итоге целый остров блаженных потаскух-травокурок.
   - Да как ты смеешь! - Элиника окончательно разозлилась и рявкнула, - за своим генофондом следи, урод! В твоей семейке виновник предстоящих несчастий родился!
   - Ну, надо же! - наигранно умилился Кардагол, - и кто же это? Неужели, мой любимчик Лин?
   - Если бы мы знали точно, то не стали бы...
   Элиника резко замолчала.
   - Что не стали бы, красавица? - нежненько так промурлыкал Кардагол и, видя, что айлидэ молчит, обратился ко мне, - зайчик, позови дедушку, пусть он на эту тетю Сферу правды повесит, и будет нам счастье.
   - Представляю, сколько секретов она нам поведает, - оживился я и сделал вид, что собираюсь телепортироваться за Мерлином.
   - Не надо Сферу правды.
   Кажется, с перепугу к Элинике вернулся весь ее царственный лоск, и она заморозилась в лучших традициях моего отца.
   - Саффа на Крионе. Я вам все расскажу. Все, что вам нужно знать.
   Ну и рассказала она. Такое рассказала, что я даже не знаю, как на это реагировать.
   Оказывается, не так давно, несколько лет назад, у пифий случилось массовое видение. Все они, бедняжки, видели одно и то же - пришествие ужасного черного мага, который ввергнет мир в пучину хаоса и страданий. Короче говоря, классический пример пророчества конца света. Виновником всего этого безобразия станет кто-то из рода Повелителя времени. Пифии насторожились и принялись внимательно следить за нашим родом, за Эрраде то есть. А уж когда вышло так, что мы Кардагола с Киром из Нижнего мира вытащили, эти крионские травокурки еще больше всполошились, провели серию ритуалов, вызывающих видения определенного рода и вычислили, что виновником будет кто-то из младших Эрраде. То есть получается - либо я, либо Ларрен. Ну, еще Кир в эту категорию более-менее подходил, хотя он вряд ли - он же не маг, а без магии такие дела, как способствование концу света, обычно не делаются. Одним словом эти любительницы каннабиса сосредоточили свое внимание на мне и Ларрене. До сегодняшнего дня они не были уверены, кто из нас тот, о ком говорится в пророчестве, но сегодня Элинике было видение, из которого стало понятно, что главное действующее лицо - это Ларрен. Элиника решила самолично отправиться на Крион, чтобы поделиться новостью с коллегами, проявила неосторожность, и вот итог - Кардагол ее сцапал.
   Судя по ухмылке Кардагола, я понял, что сцапал бы он ее в любом случае, даже если бы она была осторожна как никогда, потому что Кардагол наш знает султанский дворец как свою ладонь. Ха! Прекрасная Роксуанта. Хотел бы я на это посмотреть... хотя нет, наверно, все-таки не хотел бы. Мне хватило одного его выхода "из-за печки" в дамском облике.
   - А Саффа тут при чем? - поинтересовался я.
   - Пифии готовы принести официальные извинения, - огорошила Элиника, - это была большая ошибка с нашей стороны. Мы предположили, что ребенок, которого носит Озерная ведьма, и есть тот могущественный темный маг, из-за которого в будущем случится много несчастий. Это было логично и очевидно, каким образом этому поспособствовал один из потомков Повелителя времени.
   Я что-то не понял... нет ну то есть я все понял. Но... Нет, растудыть твою в тудыть, ничего я не понял! Я только и мог, что открывать рот, как рыба без воды, но так и не издал ни звука. Не каждый день мне такие новости сообщают, да еще вот так. Как пыльным мешком по голове.
   - Мы ошиблись, ваш ребенок не является тем магом, - поспешила успокоить Элиника, видимо решив, что в этом причина полного офигевания, написанного на моей физиономии. - Это выяснилось, когда Саффа уже была на острове. Мы решили задержать ее, чтобы Вы, княжич, сосредоточили свое внимание на поисках невесты и отвлеклись от других дел. Мы же подозревали, что виновником исполнения главного пророчества можете быть Вы и не могли рисковать. Но вы с друзьями слишком рьяно взялись за поиски Саффы. Как я позже узнала, вы даже умудрились пропихнуть в гарем моего сына шпиона. Я попробовала направить вас по ложному следу, подослав убийцу, нанятого якобы по поручению Кирея. Этот Кирей давно у меня под ногами путается, и мне было бы удобно, если бы вы уделили ему побольше внимания. Навести на себя иллюзию его доверенного слуги, было несложно, так же, как и "случайно" показать эту личину наемнику. За шутку с некромантской ловушкой прошу прощения, я была уверена, что вы не пострадаете.
   - Это Вы, уважаемая, моим родителям скажете, когда они увидят, во что их подвал превратился, - пробормотал я, ощущая себя полным идиотом и понимая, что я что-то не то говорю. То есть не на то реагирую.
   - Кстати, превращение Ларрена - хорошая работа, Кардагол, - игнорируя мое бормотание, обратилась Элиника к Повелителю времени, - даже я не сразу поняла, что эта девица вовсе не девица. Когда я разглядела, кто именно прячется за личиной, я посоветовала сыну проверить девушку. Его решение казнить шпиона было несколько неожиданным, но не шло вразрез с нашими планами. Ведь таким образом устранялся один из предполагаемых виновников исполнения пророчества. Я на всякий случай послала своих воинов следить за Лином и Шеоннелем, чтобы в случае, если они решат спасти Ларрена, им помешали. Откуда мне было знать, что мой сын решил приставить к парням охрану, чтобы две такие важные персоны случайно не пострадали на территории Шактистана. Думаю, вы, молодые люди, изрядно повеселились, когда охрана вмешалась.
   - Да уж, безумно, - прошипел я и, наконец, сказал то, что уже давно следовало сказать. Хотя прозвучало как-то глупо и немного испуганно, - Саффа, правда, ждет ребенка?
   - Вы не знали? - Элиника смерила меня удивленным взглядом, - я думала, маг Вашего уровня видит такие вещи.
   - Да зачем мне было проверять Саффу, если я точно знаю, что она всегда предохраняется... кхм... или не всегда?
   - Расслабься, зайчик! - посмеиваясь, изрек Кардагол и с размаху хлопнул меня по спине. Ну, если он думает, что сломанный позвоночник поспособствует моему расслаблению, то да, конечно, я сейчас расслаблюсь.
   - Ну, вашу мать, - пробормотал я.
   - Лин, ты не рад? - неодобрительно так проговорил Шеоннель.
   - Не рад? Нет, я ни хрена не рад узнать об этом от какой-то посторонней тетки, а не от самой Саффы, плюс к тому же я бы все-таки хотел сначала жениться, а потом детей заводить.
   - Дети - это не всегда предсказуемо, - заметил Шеоннель.
   - Мы своих детей и их пол планируем заранее, - подала голос айлидэ, - если бы волшебницы не задирали нос и спросили у нас, то давно бы уже могли контролировать рождаемость.
   - Кому нужна такая селекция? - фыркнул Кардагол, - это вы, дурочки, на ней помешаны, потому что вам подавай исключительно девочек и обязательно с даром предвидения.
   - Поэтому наш род чист, и в нем не бывает сбоев в виде рождения слабых магов или детей, вовсе лишенных магического дара, - холодно изрекла Элиника, одарив Кардагола многозначительным взглядом, в котором ясно читалось, что ее слова это явный намек на Кира, который магического дара напрочь лишен.
   - Рождение у магов детей, лишенных дара, это естественный ход вещей, дорогая, - промурлыкал Повелитель времени, - ты ведь и сама знаешь - если где-то убыло, значит, где-то прибыло. Среди нас не редкость появление сильных волшебников, от рождения наделенных большим магическим даром. А у вас, Эли, если мне память не изменяет, вот уже лет двести как появляются только посредственности, которые без кучи ритуалов даже погоду как следует предсказать не могут.
   Айлидэ сделала глубокий вздох, кажется, собираясь основательно возразить. Они что собрались здесь диспут устроить на тему селекции и рождаемости? Ну, уж нет! Это они пусть как-нибудь в другой раз и без меня, а я хочу свою невесту! Немедленно!
   - Мы на Крион отправляемся или как? - подал я голос, так и не дав Элинике сказать ни слова.
   - На Крион! Да кто вас туда пустит? - выдохнула она.
   - Ты нас туда проводишь, - ласково так проговорил Кардагол, - а если тебе недосуг, то мы попросим Мерлина. Он, наверное, заскучал уже без своего дружка Семена и будет не против его навестить.
   Судя по тому, как и без того бледная от природы Элиника побледнела еще больше, она себе представила, что могут натворить два алкоголика на ее родине, особенно учитывая, что один из них архимаг, а второй мастер подбивать этого самого архимага совершать всяческие магические глупости.
   - Мне нужно посоветоваться с коллегами, - после недолгого молчания решила она.
   - Так советуйся, - легко согласился Кардагол, - мы за тобой присмотрим. А то мало ли что.
   Айлидэ одарила его неодобрительным взглядом, извлекла из мешочка на поясе сигару и многозначительно посмотрела на меня. Ну и что ей нужно-то?
   - Эли, мальчик в шоке и не понимает, что ты намекаешь на то, что даме нужно дать огонька, - объяснил Кардагол, дал Элинике прикурить и обратился ко мне, - не нервничай, Лин, дети - это цветы.
   - Которые растут на могилах своих родителей, - машинально брякнул я одно из любимых маминых изречений.
   Тут Шеон наш вдруг ожил, вскочил с кресла и зло так мне прошипел:
   - Я не ожидал, Лин, что ты так будешь реагировать!
   - А как я, по-твоему, должен реагировать? Как? - разозлился я, - по-твоему, я должен радоваться, что моя беременная невеста находится на острове, среди этих травокурок, волнуется и вообще... может быть, она сама меня хотела этой новостью обрадовать, а я вот так при таких дурацких обстоятельствах все узнаю и не от нее.
   - Иногда ты меня поражаешь своей сентиментальностью, зайчик, - посмеиваясь, проворчал Кардагол, - это ты точно по материнской линии отхватил.
   Я в ответ, конечно же, огрызнулся. Он тоже молчать не стал. Ну и понеслось.
  

Глава 18

   Ларрен
   Мог бы, собственно, и не выгружать меня перед парадным входом. Я не гордый, воспользовался бы и одним из черных, благо внешний вид у меня сейчас не слишком презентабельный. Но, выбирать не приходится. В конце концов, я - родственник князя, а потому негоже мне по задворкам бегать.
   Гордо, спокойно, как будто, так и надо, вхожу во дворец. Аргвара не видно, но это не значит, что его рядом нет. Уж я бы на его месте свое сокровище без присмотра не оставлял. Нет, безусловно, сокровище - это не я.
   Лестницу выбираю левую, так ближе к покоям Лина. Очень надеюсь, что к нему не забредал кто-то из чрезвычайно любопытных родственников и не утащил артефакт куда-нибудь к себе. Впрочем, сделать это могли разве что Терин с Киром. Да автор вещицы - Кардагол. Всем остальным эта зеленая чашка просто бы в руки не далась. Недаром же даже Аргвар смотреть на нее смотрит, а трогать побаивается.
   Ладно, посмотрим и мы.
   Надо ж такому случиться, что именно тогда, когда я почти приблизился к осуществлению мечты, между мною и ею материализуется Горнорыл. Он спускается мне навстречу. На лице - печать задумчивости. За плечами - топор. Остальной облик без изменений. Видит меня и прямо-таки лучиться начинает от счастья. Замираю. В отличие от него, я не вооружен. Да и одежды-то на мне рубашка, штаны какие-то да опорки странной конструкции. Извините, не сам выбирал. Аргвар постарался. Но не облегающие трико - и на том спасибо.
   - Ах, ты, заррраза! - радостно восклицает гном, - это ж я только с Вальдором помирился, и ты тут!
   Отвешиваю поклон.
   - И вам здравствуйте, дядька Горнорыл.
   - Да какой я тебе дядька, мелочь ты пузатая?!
   - Ну, насчет мелочи пузатой это Вы сильно погорячились. Или у Вас проблема с зеркалами?
   И злость на меня такая накатывает радостная. Ну, думаю, давай. Сейчас я ничем не связан. Ни долгом, ни печатью. Давай, гном, и мы посмотрим, кто сильнее - ты или я.
   Горнорыл аккуратно вынимает топор. Жду.
   - Вы что, - интересуюсь, - зарубить меня решили, дядька Горнорыл? Вам может, удобнее будет, если я на колени встану и голову наклоню. А?
   - Ах ты...
   Далее следует ряд непечатных выражений, но цели я своей добился. Гном ставит топор у стены. Я разворачиваюсь и сбегаю с лестницы. Мне здесь неудобно. Он, конечно же, за мной, с воплями:
   - Стой, трусливый мальчишка!
   Не так уж я и молод.
   Горнорыл сегодня без доспехов. Но одеяние на нем парадное - расшитое золотом, украшенное камнями. Тяжелое, одним словом. Оно, да и комплекция его, конечно, делают гнома неповоротливым. Однако я знаю, что кулаки его - как молоты. Успел в свое время почувствовать. Если он по мне попадет, не факт, что устою на ногах. А вообще драться с ним весело. Но неудобно. Причем обоим. Он по физиономии моей попасть не может, хотя очень хочет. А я так вообще не знаю, куда бить. Разве что ногами.
   Мы быстренько обзаводимся зрителями в лице стражников, а также лениво прогуливавшихся до сего момента придворных дам. Разнять нас с Горнорыдом не спешат. Оно и понятно. Дворцовая жизнь - она скучная, по большому счету. Разве может плетение интриг сравниться со зрелищем, когда два представителя разумных пытаются пустить друг другу кровь?
   Я потихоньку выматываю гнома, не позволяя тому приблизиться ко мне вплотную. Он злится. А мне просто весело. Он очень злится, и уже плохо себя контролирует. Однако злость делает его отчаяннее и быстрее. В итоге он достает меня ударом в живот. Однако удивляю себя сам и мало того, что остаюсь на ногах, но еще и отпрыгиваю в сторону, успев дать Горнорылу смачненькую такую плюху в челюсть.
   Гном трясет головой и продолжает наступление. Чувствую, что я разогрелся, а вот у него реакция уже замедляется. Стар наш дядька Горнорыл. Не по нему уже такие упражнения. Или он и в самом деле считал, что я полжизни провел на руководящих должностях, и у меня мышцы уже атрофировались? Ну, нет, практика у меня была хорошая. И с учителями везло. А как тебе ребром ладони по основанию шеи? Не нравится? А кулаком в переносицу? Тоже? Да неужели?
   Вскоре наша драка превращается уже в избиение. Гном вяло отмахивается от меня, пытаясь не столько достать, сколько помешать мне ломать ему кости. Да не так уж просто их сломать!
   - Сдаешься, дядька Горнорыл? - интересуюсь я, предоставляя гному передышку.
   Тот отрицательно мотает головой.
   - Сдавайся, - предлагаю, - убью ведь. Голыми руками убью.
   - Нет... - хрипит он.
   Ах, нет? Продолжим! Наконец, не знаю, сколько прошло времени, гном падает на пол с грохотом. Останавливаюсь рядом с ним. Лежит, глаза вытаращил. Но дышит.
   - Не прощаюсь, - говорю, после чего разворачиваюсь и иду вверх по лестнице. У меня еще есть незавершенные дела.
  
   Лин
   Айлидэ, пока мы огрызались, успела приговорить всю сигару и застыла. Впала в транс, как пояснил Кардагол. Ну, транс так транс, ему виднее, мы с Шеоном в отличие от него дел с пифиями не имели и по мне так, что транс этот, что обычные кайфушечки, случающиеся после раскуривания каннабиса - все одно.
   Я как раз придумал, как бы еще пообиднее поддеть Кардагола и уже даже рот открыл, как Элиника шумно вздохнула, обвела нас мутным взглядом, загробным голосом изрекла: "На Крион вам хода нет" - и вырубилась.
   Я уже возмутиться хотел, но тут мне на руки свалилась Саффа. В буквальном смысле этого слова - откуда-то сверху. Оригинальные шутки у этих пифий.
   - Привет, Саффочка, скучала? - бодренько осведомился я у офигевшей волшебницы, чмокнул ее в щеку и поудобнее устроил у себя на коленях.
   - Ээээ, - глубокомысленно изрекла Саффа, тряхнула головой и, наконец, возмутилась, как следует, - какая наглость! Они опоили меня какой-то гадостью! Я, как зомби, несколько дней по храму гуляла и почти ничего не соображала! Да я... я их остров недоделанный потоплю на фиг!
   - Саффа, ведьма ты моя озерная, остынь, тебе нельзя нервничать, - напомнил я.
   - С каких это пор? - озадачилась Саффа. - Что на тебя нашло, Эрраде? И, кстати, да, я скучала.
   Судя по саффиному недоумению, пифии не потрудились поставить ее в известность о ее положении, а сама она не знает, потому что срок еще маленький, а специально ей в голову не пришло проверять. Я на всякий случай сам посмотрел, убедился, что Элиника мне тут шутки не шутила, и призадумался. Ну и как это будет выглядеть, если я сообщу Саффе, что она беременна? Немножечко как-то не того, нетрадиционно. Может быть, раз такое дело, и девочка моя не в курсе, стоит пока деликатно промолчать? Видимо, та же мысль пришла в голову и Кардаголу с Шеоннелем, потому что они тоже ни словом не заикнулись насчет саффиного положения. А может быть, они просто не успели ничего сказать. Ведь сначала мы с Саффой целовались, и мешать нам было опасно для жизни, а потом Элиника вновь пришла в себя. Я бы на это внимания не обратил, я же Саффу целовал, но Кардагол вдруг, как ненормальный, заорал:
   - Внимание! Пифию штырит! Сейчас пророчество выдаст!
   Нет, ну я понимаю, что пророчащая пифия это не просто так и не каждому в жизни посчастливится подобное услышать, а тем более увидеть. Но зачем же так орать? Саффа бедная от неожиданности чуть на пол не свалилась. Я наградил Кардагола не обещающим ничего хорошего взглядом, но решил отложить разборки на потом. Как бы там ни было, а на пифию, которую, как выразился Карадагол "штырит", мне было интересно взглянуть.
   Элиника сидела на кровати с прямой спиной, будто заледенела, лицо тоже застывшее какое-то, только глаза живут, так сказать, своей жизнью - зрачки расширенные, взгляд мечется во все стороны. А потом она заговорила:
   - Сила, созданная для обуздания Силы, разбужена непризнанным бастардом. Дракон склонит голову и покорится.
   Мы недоуменно переглянулись. На физиономии Кардагола отразилось волнение. Ну да, единственный дракон в этом мире, это его Ллиу. Есть повод для беспокойства.
   Элиника обмякла и завалилась на бок, простонав:
   - Остановите его! Остановите Ларрена, иначе нашему миру конец!
   Кардагол выругался и телепортировался. Надо полагать, домой к дракоше своей. Не выдержали нервишки у родственничка. Впрочем, у меня бы тоже не выдержали, если бы речь о Саффе шла.
   - Где нам искать Ларрена? - обратился я к Элинике, но она не ответила, кажется, сознание потеряла. Ну вот, сейчас придется время тратить, эту айлидэ обморочную в чувства приводить и допрос ей учинять на тему местонахождения Ларрена, которого она так просит остановить.
   "Быстрее, в Альпердолион! Артефакт! Ллиу!"
   Кошка, выскочившая не понятно откуда, прокричала это и снова исчезла. Мы, не задумываясь, телепортировались в Альпердолион. Черт с ним, с Ларреном, когда у Ллиувердан неприятности с каким-то артефактом. Стоп! Артефакт? Ладно, я об этом потом подумаю.
   Прямо во дворец я не рискнул перемещаться, мало ли что там, да и Кардагол мог с перепугу защиту переустановить. Шеоннель видимо о том же подумал, поэтому мы все трое появились у ворот, изрядно удивив и, возможно, даже повеселив охрану. Еще бы! Стоим мы все такие заполошенные, а я еще и с Саффой на руках, которая впрочем, тут же стукнула меня кулаком по плечу и прошипела:
   - Отпусти!
   В другое время я бы мож подурачился, сказал что-нибудь вроде того, что готов носить ее на руках вечно, но сейчас не до шуток было, и я отпустил.
   - Во дворец, быстро! - распорядился на редкость суровый и решительный Шеоннель, жестом открывая кованные ворота.
  
   Ларрен
   Вхожу в покои Лина. Ну, надо же, тут кто-то убрался в его отсутствие. Вечно у этого мальчишки беспорядок. И где у нас артефакт? Ага, ну конечно, зачем нам прятать такую ценность? Мы же можем просто бросить его на столике у кровати. Вот она чаша, стоит, ждет своего часа. Достаю из-за пазухи лист со стихотворением. Присаживаюсь на кровать, ставлю артефакт перед собой. И что мне прикажете сейчас делать? Прикрываю листом чашу. Эффекта нет. Ставлю чашу на лист. Аналогично. Впрочем, он же на кровь был завязан. Ну, это сейчас не проблема. Костяшки пальцев у меня сбиты. Мажу кровью лист и артефакт, прикладываю их друг другу и понимаю, что да, фокус удался, потому что два эти предмета вспыхивают. Лист отлетает в сторону. Бросаю на него взгляд и вижу, что текст поменялся. Стало быть, я получил новые инструкции. Все тот же почерк.
  
   "Здравствуй. Поскольку я понятия не имею, кто нашел артефакт, на всякий случай считаю своим долгом заявить. Кардагол, если это ты, то есть я, положи эту штуку на место, а еще лучше спрячь так, чтобы и ты ее не нашел. Глупости все это. Не нужна она тебе такая. Да, знаю-знаю, порой она выводит из себя. Но ведь за это ты ее и любишь? Неправда ли? У тебя уже был приступ дури, когда ты это создал. Не нужно было. К счастью, ума хватило не воспользоваться, а то я не знаю, как бы ты потом выкручивался. А потому повторяю - не надо.
   Если ты - не я, родственничек, тогда слушай. Не знаю, зачем тебе эта вещь. Драконы давно ушли из этого мира, да, боюсь, и из других тоже. А конкретно эту вещь я создал в приступе ярости для отдельно взятой женщины. Ну да, моя любимая - дракон. Нечему удивляться.
   И все равно я готов предположить, что вдруг они у вас здесь появились, а сам я почил (ну могло же такое случиться?), и потому у тебя возникла острая необходимость приручить дракона. И тебе артефакт жизненно необходим. Извини, кстати, что все время называю это артефактом. Имени я ему так и не придумал. Так вот, эта штука лишает дракона воли и полностью его подчиняет. Учти, я понятия не имею, как отменить действие артефакта. Я как-то этой целью не задавался, да и не уверен в том, что получится. Боюсь, его действие необратимо. Есть там парочка-другая особых ингредиентов.
   Так вот, чтобы его задействовать, тебе достаточно капнуть в чашу каплю крови. Да, кровь следует использовать трижды - при поисках, расшифровке и, собственно, активации. И, надеюсь, не нужно повторять то, что кровь должна принадлежать мне или моему родственнику. Так вот, а потом дракон в облике человека должен окунуть в чашу руку. Любую. Хоть правую, хоть левую. Впрочем, думаю, с ногой тоже получится. А далее следует произнести: (имя дракона) повинуйся (имя того, кому следует повиноваться) во веки веков. Ну и делать это все тоже должен будешь ты или кто-то, близкий тебе по крови.
   И все. И считай, что дракон навеки твой. Дрессированная такая рептилия. Можешь делать с ним все, что хочешь.
   Хотя, если честно, оставил бы ты эту затею. Лишать живое существо воли... Как-то гадко, что ли. Есть у меня пара-тройка изобретений на эту тему. Веришь, нет, до сих пор раскаиваюсь. А что делать?
   В любом случае, инструкцию ты, дорогой мой родственничек, получил. Поступай теперь, как знаешь.
   Кардагол Шактигул Кайвус".
  
   Сижу, задумчиво изучаю артефакт.
   С ума сойти... Аргвар хочет приручить дракона. Я знаю лишь одного - Ллиувердан. Но зачем? Она - возлюбленная Кардагола. Охотно верю, что маг создал артефакт во время вспышки ярости. По слухам, Ллиувердан - дама с весьма своеобразным характером. Но по тем же самым слухам Повелитель времени любит ее без памяти. Если у него отнять драконицу, случится катаклизм мирового масштаба.
   Но даже если не принимать это во внимание. С моей помощью разумного пытаются лишить воли. Это отвратительно. Мне ли этого не знать? Каждый должен иметь право на выбор. Хотя бы на такой: подчиниться или умереть. Я был его лишен.
   Аргвар обещал сделать из меня сильного мага. Не понимаю, как он собирается это сделать, но неважно, верю, что может. Только вот стоит ли это исполнение моего желания вечной войны с Кардаголом? Да и то вечной лишь в том случае, если мне удастся вечно от него прятаться. Каким бы могущественным магом я не стал, будучи необученным словесником, противопоставить что-либо Повелителю времени не смогу.
   Нужно ли мне все это?
   "Что случилось, Ларрен?" - обеспокоенно спрашивает Кот.
   - Выбрать не могу, - усмехаюсь я.
   Появившийся Аргвар берет в руки бумагу.
   - Ну что, мальчик мой, вижу, все у тебя получилось, - проговаривает он, улыбаясь.
   - Да.
   - Пойдем искать Ллиу?
   - Зачем это тебе?
   Аргвар поднимает брови, будто раздумывает, послать меня с моим вопросом подальше или не стоит.
   - Должны же мы как-то размножаться, - произносит он, пожимая левым плечом.
   - Мы?
   - Мы, драконы.
   - Я думал, ты бог.
   - Я морской дракон, дружище. А вообще, дракон, бог... Какая разница? Нас, Ларик, очень мало осталось. А дурища эта, Ллиувердан, путается неизвестно с кем.
   - Почему же? Известно...
   Сам не понимаю, зачем я противоречу. Я в состоянии, близком к ступору. Неужели все было затеяно лишь для того, чтобы Аргвару было с кем размножаться?
   - Вставай, Ларрен, нам следует поторопиться.
   - Зачем?
   - Как достал ты меня своими дурацкими вопросами!
   - Аргвар. Я не сделаю этого.
   Глаза дракона округляются.
   - Что значит - ты не сделаешь этого?
   - Мне не нужен Кардагол в качестве врага. Я не хочу лишать его невесты. Я не хочу, чтобы кто-то был таким же, как и я.
   - Да мне плевать на твои желания! Ты сделаешь это!
   - Нет.
   - Сделаешь!
   В голосе Аргвара слышна угроза. А мне все равно. Я не намерен выполнять его приказы. Я не хочу.
   - Ну, все, парень, ты сам напросился, - шипит он, после чего нормальным уже голосом произносит, - Я, Аргвар урр Грха, призываю свою собственность, Ларрена Кори Литеи, подчинись мне. Печать - в полную силу, без ограничений.
   - Какая печать? - ору я, вскакивая с кровати, - Я не твоя собственность!
   Аргвар невесело ухмыляется.
   - Моя, мальчик мой. Моя. Тебя купил я. А султан, которому я тебя подарил, сам от тебя отказался, приказав утопить свою наложницу. Так что ты мой. Впрочем, сам можешь убедиться.
   Смотрю на надпись и в ужасе понимаю, что она изменилась. Собственность Аргвара урр Грха - вот, что там написано. И надпись такая яркая...
   - Нет! - кричу в отчаянии. - Нет! Я не хочу!
   - Да кто тебя спрашивает? А сейчас возьми в руки чашу.
   Мои руки сами тянутся к артефакту.
   И в этот момент двери распахиваются, на пороге появляется князь Эрраде.
   - Что здесь происходит? - холодно спрашивает он.
   - Терин, помоги! - в отчаянии успеваю выкрикнуть я, после чего Аргвар бьет меня ладонью по лицу, и мы оказываемся в Альпердолионе. В тронном зале. Прямо перед Ллиувердан.
   - Ар? - удивляется Ллиувердан, - а ты что здесь делаешь?
   Аргвар усмехается:
   - Привет, красавица моя, - после чего дает команду уже мне, - Молчать.
   Он танцующим шагом приближается к трону.
   - Ты неплохо устроилась.
   - Мне нравится. Не помню, правда, чтобы я тебя приглашала.
   - Ларрен, подойди ко мне!
   Я приближаюсь, не в силах отказаться. Ллиу бросает на меня любопытный взгляд.
   - Этот мальчик теперь твой? - интересуется она.
   - Всегда был моим, - отрезает Аргвар, - как и ты.
   - С чего бы это? - кокетничает Ллиу. А мне так хочется сказать - беги, дура, беги отсюда, если хочешь сохранить себя. И не могу.
   - Жизнь с людьми, Вирри, - продолжает он, - плохо на тебе сказывается. Ты глупеешь.
   - Арри! Тебе ли говорить об этом.
   - Ты знаешь, что твой нынешний возлюбленный, Кардагол, сделал для тебя артефакт?
   - Он их много для меня сделал.
   - Нет, это особенный. Ларрен, ближе подойди!
   Ллиувердан кокетливо убирает прядь за ухо. Таким же точно движением, как это порой делал Аргвар.
   - И чем же? - мурлыкает она.
   - Ларрен, руку!
   Протягиваю Аргвару левую ладонь. Он ногтем делает на моем запястье небольшой разрез и заводит руку над чашей. Кровь медленно стекает в зеленую странную жидкость.
   Ллиувердан заинтересованно наблюдает за происходящим. Она не успевает дернуться, когда Аргвар хватает за запястье и ее и окунает ее пальцы в чашу. Ллиу дергается, замирает...
   - Говори заклятье! - рычит мне Аргвар, продолжая удерживать драконицу.
   "Ллиувердан, - произношу я, - повинуйся...
  

Глава 19

   Лин
   Кардагола мы нашли быстро. Никогда его таким не видел. Будто не великий злодей и архимаг, а паникующий подросток, он атаковал дверь в тронный зал. Не знаю, чего хотел добиться наш великий и ужасный, пытаясь с разбегу выбить эту дверь, запечатанную заклинанием. Я такого никогда не видел - сверкающая, будто лед на солнце, причудливо переплетенная решетка. Ну, то есть я видел похожее. Саффа чаще всего работает с водной стихией, у нее в некоторых случаях такие же плетения получаются - тоже, как лед на солнце блестят. Но это было что-то совсем иное, и сила, которая от нее исходила, была мне незнакома.
   - Драконья магия, - прошептала Саффа.
   - Морской дракон, - Кардагол, наконец, нас заметил и вперил в Саффу алчный взгляд, - если мы вместе, то...
   - Попробуем, - перебила Саффа, шагнула к Повелителю времени и взяла его за руку. Ну, вот этого можно было и не делать. Зачем она его за руку-то схватила? Не нравится мне это. Но я ей об этом потом скажу, когда все закончится.
   Кардагол и Саффа начали плести заклинание. Хотя правильнее будет сказать - они расплетали заклинание, которое запечатало дверь.
   Решетка начала в некоторых местах покрываться трещинами, а кое-где расплывалась и стекала, будто тающий лед.
   Нам под ноги выскочила Кошка и в один прыжок оказалась у Шеона на плече.
   - Как ты узнала? - спросил полуэльф.
   "Я искала Кота, сначала не чувствовала его нигде, а потом он вдруг оказался в Зулкибаре, я поспешила туда, но там уже ни его, ни Ларрена не было, они были здесь. А когда я пришла, я увидела... увидела... мяу!"
   Слова у Кошки закончились, и она в заключение просто жалобно мяукнула. Что же она там такого страшного увидела, что в одно мгновение из важной вредины превратилась в беспомощного котенка?
   В этот момент дверь с грохотом распахнулась.
   Ну и картинка нам предстала! Ларрен держит артефакт этот, который мы с ним нашли, а блондинчик, тот самый, что купил Лара и снился мне потом, держит Ллиувердан. Точнее не Ллиувердан, а ее руку держит, опуская ее в чашу.
   - Ллиувердан, повинуйся Аргвару урр Грха, во веки веков - произнес Ларрен, и блондинчик с довольной ухмылкой отпустил Ллиувердан, которая вдруг как-то расслабилась и безучастно осталась стоять рядом с ним.
   Тогда я не совсем понял, что именно произошло. Это теперь я удивляюсь, что Кардагол так спокойно отреагировал. Процедил: "Ублюдок!" и выпустил в Ларрена "ядовитые сети". Саффа их отбила, коротко сказав: "Печать!" Вот тогда я присмотрелся к ларреновой печати. Она изменилась, Лар больше не был "вне закона". Печать горела и переливалась надписью "собственность Аргвара урр Грха", надо понимать, Аргвар - это вот этот вот блондинчик, и все, что сделал Ларрен, он делал по его приказу. До Кардагола это тоже дошло и он больше не пытался атаковать, с отчаянием глядя на Ллиувердан, которую Аргвар обнял за талию и увлек в сторону, подальше от Ларрена.
   - Извини, Кардо, ты проиграл, - мурлыкнул Аргвар, - ничего личного, но нас - драконов, так мало. Мы не можем себе позволить разбрасываться нашими женщинами.
   Кардагол тихо зарычал. Не знаю, чем бы закончилось, если бы он атаковал этого блондина (несложно понять, что он и есть тот самый морской дракон, который двери запечатал), но блондин драться не планировал.
   - Ларрен, возьми свою награду, - сказал Аргвар и исчез вместе с Ллиувердан.
   Потом все очень быстро произошло. Сначала печать Ларрена потускнела, видимо, у этой сволочи белобрысой хватило ума перед бегством ее ослабить до предела, а потом вокруг Лара такая сила вспыхнула, что нас всех отбросило на порядочное расстояние. Может быть, и дальше бы отбросило, да стены помешали, о них мы и затормозили. А Саффа об меня затормозила, сам не понимаю, как я так умудрился извернуться, чтобы она о стену не приложилась. Не иначе как с большого перепугу.
   - Валим отсюда, - рыкнул Кардагол, - этот щенок сейчас сгорит и будет большой взрыв.
   - Не валим.
   Когда отец успел здесь появиться, я просмотрел. Но он был здесь, как всегда холодный и, вроде бы, равнодушный ко всему. Он шагнул к Ларрену и начал плести какое-то незнакомое мне заклинание. Интересное дело, он меня сам учил, сказал, что научил всему, что знает, а вот этого я почему не знаю? Но возмутиться я не успел, да и не время было претензии предъявлять.
   - Какого хрена ты делаешь, Терин? - рявкнул Кардагол, поднимаясь с пола. Это хорошая идея. Я помог встать Саффе и сам встал. А Шеоннель тем временем присоединился к отцу и начал в его заклинание свое вплетать, точно такое же. Ну вот! Даже полуэльф недоучка знает, а я нет!
   - Мы должны удержать его, - объяснил отец свои действия.
   - С каких пор ты занялся благотворительностью? - холодно спросил Кардагол.
   - Если он сдохнет, мы никогда не узнаем всей правды.
   Это сработало, Повелитель времени, ворча, присоединился к отцу и Шеоннелю.
   Саффа тоже было шагнула к ним, но я поймал ее за руку.
   - Ты не станешь.
   Волшебница смерила меня недоумевающим взглядом. Ну, я ее понимаю, как тут не удивиться. Не было у меня никогда такой придури - запрещать ей что-то, тем более колдовать.
   - Это опасно, - выдал я очевидное. - Ты не будешь это делать.
   - Эрраде, с каких пор ты взялся решать за меня? - возмущенно зашипела Саффа.
   Ну что ж, хотел я помолчать и дождаться, пока она сама поймет и осчастливит меня "новостью", да, видно, не судьба. Все у нас не как у людей. Это уже становится традицией.
   - Ты ждешь ребенка, Саф, не надо рисковать. Пожалуйста.
   - Что? Я что? Ты... ты в своем уме? Нашел время шутки шутить!
   - Не шучу я! - рыкнул я, схватил свою волшебницу за руку и, не спрашивая, телепортировал нас домой. Ну, то есть в Зулкибар, в наши покои.
   Да я знаю, что сейчас получу по морде, но Саффа в спасении Ларрена участвовать не будет. Как и я. Обидно, что я не знаю заклинания, которым Лара удерживают, и даже не понял, что с ним такое происходит. Но про этот свой пробел в образовании я потом папе претензии предъявлю.
   По морде я, конечно же, получил. Оплеуху мне отвесили от всей души, аж в ушах зазвенело, и звездочки перед глазами мелькнули.
   - Прежде чем ринешься обратно в Альпердолион, потрудись проверить, шутил ли я, - посоветовал я и отошел от Саффы подальше. Получить еще одну оплеуху мне не улыбалось. Уж больно тяжелая ручка у волшебницы моей мечты.
   Какое-то время стояла тишина. А потом Саффа меня удивила, тихо сказав:
   - Прости, когда мы прощались перед моим отъездом в Шактистан, действие противозачаточного заклинания закончилось, а новое я поставить не успела. Не думала, что вот так с одного раза получится.
   - Саффочка, у нас тогда не один раз был, - ехидно напомнил я, - и мне непонятно, с какого перепугу ты извиняешься? Это же здорово! Жаль, конечно, что мы пожениться не успели. Теперь уже не получится ждать до осени, да?
   Саффа заулыбалась, но сказать ничего не успела, в помещение ворвалась мама, взволнованная и злая.
   - А вы здесь! Саффа нашлась, отлично! Где Терин? Я его сюда послала, у тебя тут вазочка какая-то заколдованная... хм... была. Уже нет. Тааак! Терин свалил куда-то с этой штукой? Вы в курсе, куда?
   - Долго объяснять, - пробурчал я, до меня вдруг дошло, что я по собственной глупости помогал Ларрену в весьма пакостном деле, в результате которого Ллиувердан оказалась заколдована и исчезла в неизвестном направлении с этим самым Аргваром.
   Мать уперла руки в бока, явно намереваясь потребовать с меня подробных объяснений, но от этого меня спасло появление Василия, который вальяжно вышел из-за шкафа, потерся об мамины ноги и замурлыкал.
   - Ну, ни фига себе! - пробормотала мама, выслушав кота, - что там такое у Ллиувердан с Кардаголом происходит? Почему Терин потребовал у Василия в срочном порядке вычислить, где находится Кот Ларрена, и умчался в Альпердолион, ничего не объяснив?
   - Мам, я думаю, будут нам объяснения, когда они вернутся, - заверил я, а про себя добавил: "и дрындюлей мне будет за мою глупость".
   - Вернутся? Ага, так я и стала сидеть, сложа руки, дожидаться! - рявкнула мать и взмахнула своим волшебным тапком, сказав это свое самопальное, но всегда срабатывающее заклинание, - отнеси меня, тапулечка, прямиком к Терину.
   Мать у меня такая, может дел натворить сгоряча, поэтому я схватился за нее, чтобы и меня ее "тапулечка" перенес. Забыл как-то, что Саффа меня за руку держит и тоже с нами переместится в этот бардак, из которого я ее несколько минут назад утащил.
   К счастью, оказались мы не в Альпердолионе, а так и остались в зулкибарском дворце, только переместились в малый обеденный зал. Отец был там, ровно, как и остальные действующие лица. Ларрен почему-то на столе лежал. Мать тут же кинулась к нему, усадила на стул, сорвала со стола скатерть и заботливо в нее Ларрена завернула. Ну, понятно, у него вид был нездоровый, и трясло его, будто от холода.
  
   Ларрен
   У меня дрожат руки, но продолжаю удерживать артефакт. Другой команды не было. Вижу, как в зале появляются Лин, Кардагол, Шеоннель, Саффа. Неужели им удалось ее найти? Вижу заклинание, летящее в меня и то, как его отбивает Озерная Ведьма. Зачем? Зачем она это делает? Уж лучше бы так - быстро, а главное, заслуженно. Я во всем виноват.
   Аргвар обнимает ставшую такой безвольной Ллиу, и я, наконец, могу выронить эту проклятую чашу. Что я наделал?!
   "Ларрен, возьми свою награду" - спокойно произносит морской дракон и исчезает. Секунды две я пытаюсь сообразить, что бы это значило, а потом мое тело охватывает пламя. Я, кажется, кричу. А может, нет. Не знаю. Единственное, что чувствую - это боль, и она нарастает. Потом приходит осознание того, что нужно что-то делать, иначе произойдет нечто ужасное. Более ужасное, чем случилось? Не знаю, но губы сами начинают шептать слова единственного заклинания, которое у меня всегда получается.
   Становится немного легче, настолько, что я ощущаю, будто что-то пытается не дать мне распылиться. Что-то холодное удерживает мою силу с двух сторон. Но также я знаю, что мне нельзя останавливаться, и продолжаю колдовать. Раз за разом.
   - Ларрен, что ты делаешь?! Остановись!!!
   Мне показалось, или это голос Шеоннеля?
   - Не останавливай его, он пытается удержаться.
   А это уже Терин Эрраде. Он мне помогает?
   О боги, больно-то как! Пламя во мне то становится ярче, то немного отступает. Раз за разом. Не знаю, сколько это продолжается. Не сразу понимаю, что всполохи слабеют. Наконец, пламя отступает совсем. Заставляю себя открыть глаза.
   Я лежу на полу, на холодном мраморном полу.
   - Ларик, ты что со дворцом сделал? - слышу я слабый, задыхающийся голос Шеона.
   Не понимаю, о чем он.
   - Лар, ты же даже краску со стен убрал, - поясняет полуэльф и тихо смеется.
   - Я не хотел.
   - Ты много, что не хотел, - холодно заявляет сидящий рядом на корточках Терин, - в Зулкибаре объяснишь, чего именно ты не хотел.
   После чего он кладет руку мне на плечо, и мы с ним оказываемся в Зулкибарском дворце. В малом обеденном зале. Причем я, как главное блюдо, лежу на столе. Лежу и дрожу, потому что сейчас мне очень холодно. Впрочем, замечает это только Дульсинея, которая помогает мне сползти со стола, усаживает в кресло, укутав сдернутой со стола скатертью, и лишь потом сердито кричит:
   - Терин, я не поняла, что за фигня у вас тут творится?!
   - А вот это пусть он тебе рассказывает! - небрежно махнув в мою сторону рукой, заявляет князь Эрраде. Появившийся за его спиной Кардагол смотрит на меня, нахмурив брови, и молчит.
   Ну и я молчу, потому что не знаю, с чего начать.
   К сожалению, мое молчание истолковывается превратно.
   - Говори, или я с тобой такое сделаю... - рычит Кардагол, приближаясь ко мне.
   Невесело усмехаюсь. Ну что он может теперь со мной сделать? Мне сейчас совершенно нечего терять. Свободы я лишен. Друзья? Не думаю, что они остались таковыми. Жизнь? А нужна ли она мне вот такая?
   - Постой, - бросает Терин, - есть у меня средство для самых неразговорчивых.
   Но тут голос подает Лин.
   - Паап! Он не виноват. Мы с ним вместе этот артефакт искали.
   Смешной мальчишка. Забыл упомянуть о том, что это я его подбил на поиски и активацию артефакта. К чему такое благородство?
   - Нет, - говорю, - это моя идея. Лин, не вмешивайся.
   - Не надо делать из меня ничего не соображающую куклу! - взрывается Эрраде-младший, - я тоже принимал в этом участие!
   Князь присаживается в кресло, забрасывает ногу на ногу и цедит сквозь зубы:
   - Отлично. Значит, вдвоем и будете рассказывать, что за артефакт, откуда вы его взяли и вообще, где вы пропадали несколько дней. Я слушаю.
   После чего достает сферу правды. Даже не пытаюсь уклониться, впрочем, я сейчас настолько слаб, что не смог бы, даже если бы и захотел. А Лин просто стоит, гордо задрав подбородок, мол, совесть его чиста, и скрывать перед родственниками нечего.
   Тут в зал входит мой бывший хозяин Вальдор.
   - Я что-то пропустил? - интересуется он.
   Его вопрос остается без ответа, потому что я начинаю рассказывать.
   Следую за Иоханной. Сегодня странный день - она прогуливается...
  

Эпилог

   Ларрен умолкает. Во время рассказа он поднялся с кресла, скинув с себя импровизированное покрывало, и вот сейчас стоит, опустив голову, будто ждет заслуженного наказания.
   - М-да.... - глубокомысленно протягивает Вальдор.
   - Я во всем виноват, - шепчет бывший наместник.
   - Ни в чем ты не виноват! - выкрикивает Лин Эрраде, - Это дракон этот, Аргвар, он тебя заставил.
   Ларрен несогласно мотает головой.
   - Он не заставлял меня ему служить. Я сам согласился.
   - Что он тебе обещал? - сухо интересуется князь.
   - Он обещал сделать меня полноценным магом.
   - Ты хоть понимаешь, что это невозможно?
   Ларрен молчит, и вместо него голос подает Дульсинея.
   - Ага! Невозможно! Да ты сейчас на него посмотри! Это еще вопрос, кто из вас сильнее!
   - Мне не нужен этот дар, - шепчет наместник. В его голосе - боль.
   Князь поднимается с кресла, подходит к племяннику, и, взяв того за подбородок, пристально вглядывается в глаза Ларрену.
   - Кардагол, подойди, - бросает он.
   Повелитель времени приближается.
   - Смотри, - говорит Терин, - только глубже смотри.
   - Твою ж мать... - потрясенно выдыхает Кардагол спустя пару минут, - какие ж мы с тобой идиоты...
   - Что там такое? - интересуется Дуся.
   Мужчины молчат.
   - Ну что там?! - выкрикивает она, подбегая и пытаясь заглянуть в глаза Ларрена, - что вы там нашли?
   - Это же надо было так ошибиться... - бормочет Кардагол и прикладывает ладонь ко лбу.
   Ларрен недоуменно моргает.
   - Ой, я дебил, - произносит князь.
   - Теринчик, я, конечно, рада, что ты такой самокритичный, но что, все-таки случилось?! - восклицает княгиня.
   - Ты увидел, что сила была в нем всегда, да, папа? - тихо спрашивает Лин, - я ведь об этом упоминал. Ты что, меня не слушал?
   - Слушал, не слушал. Какая разница? Мало ли что там тебе показалось. Если бы я обращал внимание на каждое, сказанное вами слово, я бы окончательно поседел.
   - Я не понимаю, - шепчет Ларрен.
   - Что ты не понимаешь?! - разъяренно выкрикивает Кардагол, - что ты родился магом? Сильным магом? А Аргвар тебя просто запечатал, не давая пользоваться силой. И если бы мы, два старых дурака, разглядели это сразу, всего бы этого не произошло! Ты бы мог с чистой совестью послать эту морскую сволочь куда подальше! И Ллиу моя была бы сейчас со мной!!! Ты это не понимаешь?!!!!
   - Понимаю, - вздохнул Ларрен.
   - Ну, вы еще в своей невнимательности его обвините! - зафырчал Лин, - сами хороши!
   - Не все же, как ты напиваются до гениальных идей! - поддел Кардагол.
   - Давайте вот теперь все дружненько ругаться будем! - прикрикнула Дульсинея, - почему бы вам не направить энергию в полезное русло и не подумать, как помочь Ллиу?
   - Да никак! - прорычал Кардагол и в раздражении швырнул молнией в нераскрытое окно.
   - Эй, я бы попросил не заниматься разрушением моего дворца! - возмутился Вальдор.
   - Он не твой, ты здесь больше не король, - напомнил Кардагол, - сам же власть дочери отдал, все по правилам, так что... хм, кстати, о правилах. Ларрен, ну-ка в точности воспроизведи, как ты Ллиувердан заклинал.
   - Тебе обязательно над ним издеваться? - возмутился Лин.
   - Помолчи, зайчик, пока я тебя голоса не лишил лет на сто. Ларрен, я жду ответа.
   - Я сказал "Ллиувердан, повинуйся Аргвару урр Грха, во веки веков", - Ларрен поднял взгляд на Повелителя времени, - я виноват и мне нет оправданий. Я приму любое наказание.
   - Да сдался ты мне, наказывать тебя за дурость, - рыкнул Кардагол и довольно заухмылялся. - Тебя, мальчик, за дурость поощрить надо, и я так и сделаю, когда сниму с Ллиу заклятие.
   - Это возможно? - заинтересовался Терин.
   - Глава совета, наш маг номер один, забыл о некоторых тонкостях магических правил? - поддел Кардагол, но все же снизошел до объяснений. - По правилам, применяя любое подчинительное заклинание, следует произносить полное имя заклинаемого, иначе не сработает. Ллиувердан это ее первое имя. Я сделал сильный артефакт, и он сработал, но из-за неверно произнесенного имени появилась лазейка, которой я намерен воспользоваться.
   - Здорово! - оживился Лин, - слушай, а вот то пророчество, про которое пифия эта накуренная говорила, насчет рождения ужасного ребенка, которому Лар поспособствовал. Это же она имела ввиду потомство, которое Аргвар собрался с Ллиу делать, да?
   - Какой ты у меня догадливый и деликатный, зайчик! - прорычал Кардагол. Разговоры о том, что его невеста будет с кем-то посторонним "размножаться", его не радовали.
   - Прости, - покаялся Лин, - мы тебе со снятием этого заклятия поможем. Да, Саф? То есть поможем, если это не опасно.
   - Ты, с каких пор опасности боишься? - насторожилась Дульсинея, - заболел что ли?
   - Да нет, это я так...
   - Дуська, ну ты курица слепая! - развеселился Кардагол, - поздравляю, ты скоро станешь бабушкой.
   - Чего? Какая я тебе бабушка, ты, растудыть тебя в тудыть, нашелся тут добрый молодец.
   - Мам, он не в том смысле, - осторожно начал Лин, - он имел ввиду, что...
   - И я узнаю об этом от этого... этого засранца озабоченного! - взвизгнула Дульсинея и полезла к Саффе обниматься, распорядившись, - Терин, немедленно радуйся, ты скоро станешь дедушкой. А срок у нас какой? Еще не понятно кто будет, мальчик или девочка? А если мальчик, давайте назовем его Терином. Саф, ты не против? Не против, да?
   - Ты, - Кардагол ткнул пальцем в Ларрена, потеряно стоявшего последи малого обеденного зала, - идешь со мной.
   - Куда? - Дульсинея тут же отлипла от полузадушенной в нежных объятиях Саффы, - я тебе не дам мальчика обижать, он не виноват ни в чем! И никуда он с тобой не пойдет.
   - А кто его в таком случае обучать будет? Ты что ли, предметница, мать твою? Или, может быть, жестовики Терин с Лином?
   - Он темный словесник, как Саффа, - намекнул Лин, которому тоже не хотелось отдавать Ларрена на растерзание Кардаголу.
   - У Саффы магия нестандартная, иномирская, да и вообще не до учеников ей в ближайшем будущем будет, - напомнил Повелитель времени, - что вы так трясетесь за Ларрена? Я не сделаю с ним ничего представляющего угрозу для жизни.
   - Не нравится мне твоя ухмылка, Кардагольчик, - пробормотала княгиня и пригрозила, - учти, я буду лично навещать Ларрена и если узнаю, что ты его обижаешь, я тебя самого так обижу тапком по морде, что месяц сидеть не сможешь!
   - Мне нравятся твои угрозы, Дусенька, - весело отозвался Кардагол и взглянул на Терина, - ну так что, Глава совета, даешь добро на обучение этого... кхм... милого дитя?
   - Смотри, чтобы он дел не натворил, - равнодушно отозвался Терин и, не спрашивая разрешения, телепортировал все свое семейство в Эрраде. Радоваться появлению внука (или внучки) при ехидном Кардаголе и не менее ехидном, хотя и молчаливом сегодня Вальдоре, он не планировал. Да и еще следует наказать Лина за разрушенный подвал.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   123
  
  
  

Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"