Добрынина М., Астральная С.: другие произведения.

Полет тапка над Зулкибаром. Новая редакция

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.11*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мы со Сказочницей недавно перечитали первый Зулкибар и поняли, что нужно править. И последние недели занимались именно этим. Впрочем, не исключаю того, что косяки все еще присутствуют. Однако считаю возможным выложить здесь новый вариант. Возможно, потом я удалю первую версию, но пока пусть полежат так)))


Полет тапка над Зулкибаром

  

Глава 1

  
   Дуся
  
   Я строчила на компе очередное безобразие. А вы что думали - шедевру я набивала? Как бы не так! Это было самое настоящее безобразие на двадцать страниц мелким почерком, которое мне в конце рабочего дня торжественно вручил шеф, с пафосной речью о том, что, мол, труба зовет и дело срочное, к утру надо. Одним словом, возрадуйся, Дуся, вот тебе задание, чтобы вечерком дома не скучно было. И забудь даже думать о своих планах сходить на йогу, а также на танец живота, благо оба этих занятия в одном клубе проходят в двух шагах от твоего дома. Прозрачный намек на премию убедил меня планы пересмотреть. Так что сидела я дома и строчила эту "нетленку", то есть доклад о проделанной за последний квартал работе, который начальство весь день лично своими руками писало, а я вот теперь разбирала эти каракули и с тоской поглядывала в окно.
   А из окна ой как хорошо видны твои "подружки" - бегемотицы спешащие в клуб, которые так же, как и ты, два раза в неделю гнут свои многострадальные тушки на йоге, а многие, как и ты, опять-таки, после йоги бегут трясти телесами на уроке танца живота. Да, полезная штука - танец живота - блескучие одежды, монетки на толстых попах "подружаек" позвякивают, и ты такая стройная рядом с ними, с полным отсутствием присутствия попы и с не особо впечатляющим намеком на грудь... где тоже монетки шевелятся. Ой, тоска зеленая! На чем я там остановилась то? Ага... "Во втором квартале текущего года прибыль заметно возросла, по сравнению с..."
   На этом месте меня прервал выразительный шорох из-за дивана. Ну да, я все понимаю - зима, в подвале холодно, но кто этих мышей звал ко мне на четвертый этаж? Мало того, что они приходят каждую зиму, так в этом году они еще и наглые - шумят, работать мешают. Ну, все, мое терпение лопнуло!
   - Василий! - заорала я.
   Шуршание за диваном стихло. В комнату вальяжно вошел черный кот Василий и снисходительно уставился на меня зелеными глазищами.
   - Мяу? - спросил он. Его морда ясно и понятно выражала, что он хотел сказать что-то нежное, наподобие: "что орешь, дуро ты моё?"
   - Там мышь! - изрекла я, царственно ткнув пальцем в сторону дивана.
   Василий что-то буркнул, развернулся к дивану и... отправился по своим делам, аккуратно обогнув данный предмет мебели.
   - Гад ты, Василий! - проникновенно сказала я и вернулась к разбору шефовых каракулей.
   Клавиши клацали со всей скоростью, на какую способны мои быстрые пальцы. Ага, восемьсот ударов в минуту это вам не х... на заборе писать! Вот побежу... побежду... ай, короче, победю этот долбанный текст и кааак пойду... как пойду в кровать сны смотреть, ибо йоги и танцы всякие разные уже без меня случились. Так что давай, Дуся, стучи по клавишам, мож, тебе и впрямь за это премию дадут, купишь всяких вкусностей типа колбасы и сыра заморского с плесенью, и будет тебе счастье.
   В размеренное клацанье клавиш негармонично вписался стук из-под дивана. Мои пальцы замерли над клавиатурой. Что там делает эта мышь недобитая? Нору выгрызает? Нет, если судить по звукам, она пробивает ее в задней стенке дивана!
   Стук, потом хрумканье (сухарик, что ли она там нашла?), а потом раздался топоток. Эта мышь непуганая там еще и бегает? Может быть, она вообще собирается покинуть свое убежище и носиться по всей квартире, как у себя дома? Судя по звуку приближающихся шажков, мышь действительно собиралась вылезти из-за дивана.
   Я передвинула папиросу в уголок рта и свирепо уставилась на злополучную мебель, которую Василий превратил в когтеточку в тот день, когда поселился у меня. Ну, и с какой стороны ты явишь свою пыльную усатую морду, госпожа мышь? Не страшно ли тебе, милая? Да, Ваську можно не бояться, ленивая скотина - этот Васька. Дармоед! А вот не боишься ли ты, госпожа мышь, моего тапка? Ха! Зря не боишься!
   И мышь явила мне свой лик, то есть, морду свою мышиную. Наглая такая мышь, крупная зараза. Вылезла из-за дивана, привстала на задние лапки и таращится на меня черными бусинами глаз, вызывающе шевеля усами.
   - Вот я тебя! - рявкнула я, в азарте едва не выронив папиросу изо рта, и прицельно швырнула в нахалку тапок сорок пятого размера.
   Мышь подскочила, как ужаленная и скрылась за диваном. Ворча всякие матерные слова, я подобрала тапок. Ну да, сорок пятый размер, а что? Вообще-то у меня тридцать седьмой, но надо же куда-то использовать тапки безвременно сгинувшего очередного "принца на белом коне". Точнее, на черном мотоцикле, что тоже неплохо... если не считать того, что "принц" сгинул после первого же скандала в моем исполнении. Да, хлипкий нынче мужик пошел, не выдерживает моего ора больше одного раза.
   Эх, Дуся, Дуся, может быть дело не в мужиках, а в тебе? Негоже так кричать, да еще отборным матом. Даром, что последний "принц", байкер прожженный и повидавший на своем жизненном пути всякого, но и он взбледнул с лица, услышав, какие пёрлы сыплются из твоих уст... Ха! Слабак!
   Итак, мышь была до смерти напугана байкерским тапком, и скрылась за диваном, а я опять, как проклятая, застучала по клавишам. Вскоре тишина, а точнее, ничем не нарушаемое клацанье клавиатуры, начало меня настораживать. Мамочки мои, я что, без мыши заскучала?
   - Василий, кис-кис, иди сюда, мурлыкать мне будешь, - распорядилась я, решив, что пора устроить  себе небольшой перекур.
   А перекур - это что означает? Это означает, что я с папиросой в зубах падаю на диван, Василий укладывается мне на грудь, и таким образом мы релаксируем.
   Василий, гад такой, почему-то на мой призыв не отозвался. Я разобиделась на противное животное, прикурила и закрыла глаза. Буду тут одна лежать и расслабляться, а Василия целый час любить не буду. Вот так!
   Шорох и топот... Василий?
   Я открыла глаза и... нет, товарищи, это что ж такое делается-то, а? Наглая мышь сидит у меня на груди, на законном месте кота Василия, и строит мне глазки. Вот зуб даю, именно глазки строит, а не таращится по- мышиному глупо! Куда этот мир катится, стесняюсь я спросить, если в нем такие наглые мыши живут?
   - Вот я тебя сейчас! - рявкнула я, щедро дохнув на мышь папиросным дымом и продемонстрировав ей свои желтые кривые зубы.
   Мышь самым натуральным образом содрогнулась. То ли от ужаса, то ли от отвращения, не знаю, на мышиной морде сложно разобрать эмоции.
   А мне вдруг пришла в голову совершенно ужасная мысль. Я вдруг решила, что непременно должна эту мышь поцеловать. Для чего? А вот не знаю! То ли для того чтобы ей жизнь медом не казалась, и она задохнулась от крепкого табачного запаха, который давно и прочно поселился в моем прокуренном рте... рту...в роте короче! То ли мышь я буду целовать для того, чтобы она превратилась в прекрасного принца? О, да! В прекрасного и совершенно невероятного зеленоглазого брюнета моей мечты.
   Тааак, странное дело. А точно ли я курю папиросу? Точно ли это мой родненький "Беломорканал", а не что-то другое, что случайно забралось в папиросную гильзу и теперь дурит мне мозг?
   Скажи наркотикам - нет! Да-да, я им всегда говорю одно большое и категорическое "нет". Но что это такое и с чем его едят, знаю - плавала. Так что же это, в мою красивенькую пачку "Беломорканала", эту самую бело-голубую с картой, коварно закрался прощальный подарок от байкера моего бывшего? Ха! Три раза ха! Как он, должно быть, сейчас матерится, обнаружив пропажу. А я тут такая лежу на диване, любуюсь на мышь, которая самым мерзким образом расположилась на моей груди и... о! Все понятно. Мышь - это моя галлюцинация. Сейчас я ее поцелую, и мне привидится брюнет моей мечты и... ой-ёёёё, у меня работы непочатый край, а я тут под кайфом о принцах мечтаю.
   Окончательно придя к выводу, что все это мне мерещится, я схватила мышь и звонко чмокнула ее в нос.
   С кухни донесся утробный мяв Василия, грудь сдавило, стало трудно дышать... "Докурилась всякой гадости, - обреченно подумала я, - Вот он, сердечный приступ!  И помрешь ты в рассвете лет, Дульсинея Абрамовна".
   Испуг мой длился пару секунд, а потом до меня дошло, что никакого инфаркта и в помине нет, что просто на мне развалился какой-то блондинистый индивидуум... Насилуют, что ли?
   В голубых глазах предполагаемого насильника ни капли страсти не обнаружилось. Только испуг. Меня испугался? Правильно боится, засранец такой! Хотела я ему по уху звездануть от всей души, но он то ли догадался о моих намерениях, то ли запах мой ему не по нраву пришелся... даже чихнул, гад такой, перед тем, как скатиться с меня... Вот это номер. Да он же голый! И что-то не впечатляют меня его... хм... достоинства, которые я достоинствами не назвала бы и в голодный год.
  
   Вальдор
  
   Проклятый некромант! Ну, все у него не как у людей! Да, я понял уже, что расколдовался, понял!!! Но, Вы думаете, приятно мне было обнаружить себя обнаженным и лежащим на этой... этой... доске! Апчхи! Еще и дымом пахнет, как гном какой-то. Гадость!
   В ужасе скатываюсь на пол. Обвожу помещение взглядом в поисках какого-нибудь предмета одежды. Ну, здесь и бардак! Я, пока координаты искал, всякого в этом мире насмотрелся. Ведь не один месяц прошел. Я, хоть и был волшебной мышью, нужную девицу лишь методом проб и ошибок смог обнаружить. Кстати, один раз меня уже чуть не поцеловали. Пьяная блондинка из соседнего дома. Еще и приговаривала "усички-пусички, какой миленький мышоночек". Правда, перед лобызаниями она захотела меня в ванной вымыть - тут и снизошло озарение - не та. Не хотелось мне во цвете лет быть утопленным в мыльной пене. Пусть даже из благих побуждений.
   Бррр! Хотя и здесь не лучше. Пусечкой едва ли кто меня назовет, но вот найти в этом нагромождении книг, кружек, газет и предметов непонятного мне назначения что-нибудь из одежды, я уж не говорю, что-нибудь приличное, просто что-нибудь - не получается.
   О! Что я нашел! Плед! Колючий, зараза, но все лучше, чем ничего. Не думаю, что спасительницу мою стоит сейчас шокировать (или вдохновлять) своими обнаженными, хм, чреслами.
   Привычно вздрагиваю, заметив движение где-то справа. Ох, это всего лишь зеркало. А в нем, кстати, отражается весьма привлекательный мужчина двадцати пяти лет от роду. Высокий, светловолосый, роскошно сложенный. Только вот, кажется, что-то в нем не хватает - то ли топорщащихся усов, то ли лохматого серого пузика, то ли хвоста. Да, отвык я от себя как-то. Так и хочется прижать уши в испуге. Не получается. Логично.
   Надо бы хоть посмотреть на свою спасительницу человеческими глазами. А снизу обзор, знаете ли, не тот, с искажениями.
   Любуюсь и думаю, что, как вернусь домой, попрошу отца повесить некроманта. За особо садистское отношение к представителям правящей династии, поскольку фея мне досталась еще та. 
  
   Дуся
  
   Мне было обидно. До смерти обидно. А как же! Лежу себе, глюки незапланированные ловлю, чмокаю мышь, жду брюнета своей мечты, а вместо этого получаю испуг и... обнаженного блондина чужой мечты. Точно не моей. И к тому же начинаю понимать, что все происходящее - явно не галлюцинация. От травы такого не бывает! Да и вообще трава ли в папиросе?
   Наконец-то мне в голову пришла гениальная идея - принюхаться, чтобы убедиться, что пахнет обычным табачным дымом. Не понимаю, с какого перепугу я решила, что это может быть что-то иное? Наверно, я переработала, и мне пора баиньки, а то воображение заносит куда-то не туда.
   Пока я сидела и в полном апофигее усваивала жестокую реальность происходящего, блондин не моей мечты времени даром не терял - нашел мой любимый плед и завернул в него свою оголенную тушку. Тут-то мое терпение лопнуло окончательно, и от офигевания не осталось и следа. Я в один прыжок оказалась рядом с нахалом, съездила ему кулаком в ухо и заорала:
   - Вот я тебе покажу, как к честным девушкам на их родненьком диване приставать и воровать ихние пледы!
   - Их пледы, - машинально поправил блондин, за что получил по второму уху и, жалобно бормоча себе под нос нечто, что комплиментами даже при буйном воображении нельзя счесть, присел на... на мой, растудыть его раз пять, стул! На мой любименький стульчик!
   - Да кто ты такой, конем тебя и сверху пешкой? - осведомилась я, встав перед ним в классическую позу "руки в боки". Он поднял на меня глаза, испуганно вздрогнул, затем уставился в пол и пробормотал:
   - Я Вальдор, наследный принц королевства Зулкибар.
   - Какой бар? - заинтересовалась я. - Не знаю такого, а я их все в нашем городе обошла.
   - Не бар, а королевство Зулкибар. Принц я!
   И такой при этом у липового принца видок жалкий, что я даже стукать его передумала, только проворчала:
   - Ага, а я ученица Мерлина.
   С кухни явился Василий, окинул завернутого в плед нежданного гостя насмешливым взглядом и ... ничего ему не сделал! Васька чужих терпеть ненавидит и первым делом в обувь гостям моим ссыт... Ну в данном случае, вот блондинчик голый, без обуви то есть, так Васька мог хотя бы порычать на него, а он ничего - проигнорировал. Ну и как прикажете это понимать? Он вот даже на Жорика - байкера моего - порыкивал и в ботинки ему норовил нагадить, хотя Жорик дольше всех у меня задержался, и, вроде как, Васька привыкнуть должен был... хотя с чего бы к нему привыкать? Все равно ведь гадом оказался - самым гадским образом сбежал от меня, такой хорошей и красивой... а что, не красивая разве? Ну да, формы немного костлявые, зато нигде ничего лишнего типа пуза не торчит. И подумаешь, что нос длинный, зато глаза красивые. А кто посмеет возразить и назвать некрасивым мой левый янтарно-желтый глаз? А если кому не нравится мой правый глаз, изумительного светло-голубого цвета, тот сам урод, и рискует вообще безглазым сделаться!
   - Ладно, принц, пошутили и хватит, - решила я, усаживаясь на диван. - Выкладывай, кто такой, и как оказался у меня в квартире? Да еще в таком непотребном виде.
   - Ты меня расколдовала.
   - Да? Ха-ха три раза!
   - Сама подумай, откуда еще здесь мог появиться обнаженный мужчина? - проникновенно начал блондин... ох неверно начал! Совсем не верно!
   - По-твоему, здесь неоткуда голому мужику взяться? - рявкнула я, перебивая нахала. - Это на что это ты намекаешь?
   - Ну, я же не твой мужчина, что мне тут в таком виде делать? - блондинчик попробовал исправить ситуацию.
   - Не мой, - добродушно согласилась я. - Ты страшненький, совсем не в моем вкусе.
   - Что? Я страшненький? Да ты... ты...
   Блондинчик вскочил и, казалось, готов был лопнуть от злости. Как его пробрало-то, а!
   - Тощее недоразумение, в зеркало на себя посмотри. Да то, что я с тобой разговариваю, для такой, как ты - уже счастье!
   - Ха! Счастье! Ты убогое белесое ничтожество. Спасибо, что прикрылся, а то я бы со смеху померла, на твое достоинство глядя.
   - Что? Да ты... ты...
   - Опять слова закончились? - я злорадно ухмыльнулась. - Ты сядь, не мельтеши и скажи спасибо, что я у тебя плед не отбираю и вообще разрешаю сидеть на моем стуле.
   - Спасибо, - буркнул блондин и плюхнулся на стул.
   - А теперь рассказывай, - велела я. - Только не ври! Не желаю слышать сказок про принцев. Просто скажи правду, как ты оказался в чем мать родила в моей квартире... Ага! Стоп! Я поняла! Это Жорик пошутил, да? Ключики-то не вернул, сволочь такая. Точно, это его рук дело. Сколько он тебе заплатил за эту милую шутку?
   - Какой Жорик?! - взвыл блондин. - Я принц! Вальдор Зулкибарский, и никто мне не платил! Меня в мышь превратили, и я долго искал ту, что меня расколдует.
   - Ну-ну, еще скажи, что я прекрасная принцесса, которую похитили в детстве цыгане и подбросили моей маме. И выросла я, не зная, кто я такая на самом деле, а теперь, когда я расколдовала тебя, мы отправимся в твое королевство, поженимся, будем жить долго и счастливо и умрем в один день.
   - Не поженимся! - в ужасе заорал он.
   - А чего так? - развеселилась я.
   "Принц" растерянно захлопал ресничками, силясь, вероятно, подобрать наименее обидное обоснование своему нежеланию сочетаться со мной законным браком. Я терпеливо ждала. Наконец его осенило:
   - Я не в твоем вкусе.
   - Зато ты наследный принц, а я не прочь стать королевой.
   Я, само собой, шутила. Не верю я, что этот чудик - принц, но он всерьез ужаснулся и возмущенно заорал:
   - Да ни за что!!!!
   - Сумасшедший? - предположила я.
   Принц обиженно уставился в пол и хмуро пробормотал:
   - А ты тогда кто?
   - Ну я, в отличие от тебя, не думаю, что я принцесса, - напомнила я.
   - Потому что ты не принцесса. А я принц и... и я не знаю, как тебе это доказать!
   - Ну, например, покажи своего белого коня, - предложила я.
   Кажется, он не понял, что я над ним издеваюсь, и серьезно ответил:
   - Нет у меня никакого коня, я же мышью был.
   - Чем докажешь?
   - Что?
   - Что был мышью.
   - А кого ты целовала, а? Кого? Не мышь?
   - Я думаю, что мне все это приснилось. Не было никакой мыши.
   - Не приснилось! - кажется, блондин начал закипать. - Не приснилось тебе это! Был я мышью! Был! И... и наглотался у тебя за диваном пыли. У тебя здесь когда-нибудь убираются?
   Тут уже настала моя очередь закипеть:
   - А тебе какая разница? Тоже мне, чистоплюй нашелся. Не устраивает, сам бери пылесос в зубы и вперед, за уборку.
   - Кого в зубы? - на физиономии липового принца такое недоумение появилось, что я даже поверила, что он впервые про пылесос слышит, но меня не так просто обмануть наивной мордой лица.
   - Это что типа принц, да? Типа с пылесосом не знаком? Голубые крови, рожден с золотой ложкой во рту, так что ли?
   - С какой ложкой? - блондин окончательно ошалел от моего монолога.
   Ну что ж такое делается-то, а? Я ни одного матерного слова не сказала, а ему уже взбледнулось. Прямо-таки тоска зеленая. Пауза томительно продолжалась, грозя перейти в мордобой.
   - А у тебя за диваном кулончик золотой лежит, - вдруг задумчиво произнес блондин.
   - Не ври! - разозлилась я. - Я его везде искала. И за диваном в том числе. Нет его там и быть не может. Это Стасик, хрен моржовый, стырил, уходя!
   - Так за диваном ты бы и не увидела, он в щель между половицами упал.
  
   Вальдор
  
   Поверьте, я многое могу вынести. Я не ожидал, что столь многое, пока меня в грызуна не превратили. Я почти смирился с тем фактом, что меня целовало костлявое, как смерть и странное, как привидение, подобие женщины с глазами разного цвета. Не просто разного, а кардинально друг от друга отличающегося - один голубой, другой - ядовито-желтый. Я уже не вздрагиваю, услышав очередное "растудыть-твою-тудыть". Может быть, здесь это модно. Я лоялен к этой... девушке... до тошноты. В конце концов, она меня спасла, и я, в принципе, могу быть благодарен.
   Но тут девица, которая, судя по частым упоминаниям всяких жориков-стасиков, вовсе и не девица давно, на что чародей в свое время мне намекал, делает то, что наши придворные дамы себе никогда бы не позволили. Она отодвигает диван от стены. Сама! Своими руками! Нет, я не спорю, возможно, мебель в этом мире сделана из легкого материала, но чтобы дама занималась столь неблагодарным делом. Я потрясен до глубины души. Я таил надежду, что расколдовала меня благородная девица... хотя и со странностями, но все же благородная. Аристократка! А тут такое дело, раз тяжелым трудом заниматься не брезгует, стало быть, и кровь ее не то что не голубая, а вообще неясная какая-то кровь. Вот удружил, маг проклятый!
   - Показывай эти свои половицы, - приказывает она.
   Мне? Приказывает?
   Приходится послушно склониться над полом и постараться вспомнить. Когда я видел этот кулон, я маленьким был, ходил на четырех лапах, и все виделось по-другому. Попробуй теперь определи, между какими половицами я его заметил?
   - Ну что таращишься? - несколько нервно буркает девица, - Ну да! Да, нет у меня денег, чтобы пол поменять. Давай уже говори или не морочь мне голову и выметайся! Я и так с тобой кучу времени убила.
   - Здесь, - не совсем уверенно показываю пальцем на одну из досок.
   Девица молча удаляется, но лишь затем, чтобы вернуться с какой-то железной деталью в руках. Может, она уже созрела для убийства? Я так просто не дамся. Женщин, конечно, бить не в моих правилах, но порой они очень этого заслуживают, и я долго раздумывать не буду, если что...
   Впрочем, она всего лишь поднимает половицу и... я просто гениален! Я не ошибся. Именно там и лежит злосчастный кулон! А дальше эта странная особа начинает ругаться. Нет, не ругаться, а извергать из себя такие шедевры словесности, что я чувствую себя стыдливым школьником, впервые услышавшим слово "пися". Ловлю себя на мысли о том, что некоторые перлы неплохо бы и записать.
   Спасительница мне, конечно, досталась еще та. Не удивлюсь, если мой "дорогой", чтоб его, и "любимый" некромант полвселенной переворошил, чтобы найти такое "обворожительное создание" специально для меня. Обидчивый наш.
   За время поисков я твердо уяснил для себя одно - то, к чему приговорил его отец - это такая мелочь! О, мне бы только вернуться! Я с ним такое сделаю, что мне уже самому страшно. А начиналось ведь все совершенно безобидно...

Глава 2

  
   Вальдор
  
   Наш новый маг мне не понравился сразу. Надменный хлыщ. Старше меня лет на пять-семь, а ведет себя так, будто это он, а не я тут наследный принц. Слова едва цедит, смотрит свысока. А когда я, очень вежливо, прошу заметить, велю ему изготовить для небольшого такого приема гостей пару фокусов, ну, ярких таких, шумных, и чтобы конфетти в разные стороны, этот... хмырь... посылает меня в неведомые дали, заявив, что это, дескать, не входит в его должностные обязанности.  Да вся его обязанность - угождать членам королевской семьи! Да он, зараза, вообще, понимает, что, случись что с моим ненаглядным папенькой, я стану для этого волшебника непосредственным начальником, и тогда он не только фокусы показывать будет! Скажу - и сточные ямы чистить пойдет. Хоть с помощью магии, хоть без.
   В общем-то, так я ему тогда и сказал. А он глаза только сузил, побледнел и ушел. Тоже, между прочим, без разрешения.
   Хотя, насчет ям, это было бы забавно. Так и вижу: "Восстаньте, мертвые! Хватайте лопаты и впереооод!". И этот перед строем, в черном балахоне и колпаке со звездами, идет и руками выразительно так размахивает. Хотя и тут он умудряется изобразить из себя невесть что  - видите ли, форменная одежда придворного мага ему не к лицу. А потому он балахон надевать не собирается, колпак тоже. Ходит, наряженный в то, что ему вздумается, то есть почти как я.
   Я пытался его немного жизни поучить. Чтобы этот выскочка понял, что лично его место там, у ям. Чтобы перестал изображать из себя высокородного господина и вспомнил о том, что он - простой наемник, даже не дворянин, и то, что папа держит его при себе и позволяет в приличном обществе появляться, так за это папе ручки надо целовать, а не дерзить его наследникам направо и налево.
   Кто, как не я, должен был позаботиться о его воспитании? Тем более, что остальные его слегка опасались.
   Я подошел к выполнению этой задачи творчески, но, в то же время, ответственно.
   Для начала подкупил его помощника (два золотых, мелочи, а сколько удовольствия), чтобы тот поменял местами реактивы в лаборатории волшебника. Тот баловался временами алхимией, да, к тому же был редкостным чистюлей и аккуратистом. Ему и в голову не пришло, что какая-то скляночка может содержать совсем не то, что он туда налил. Небольшой взрывчик, и маг с воплями вылетает в коридор, где, конечно же, совершенно случайно нахожусь я, да еще и не один. Я не жадный - всю молодежь пригласил повеселиться.
   Ожоги с физиономии некроманта быстро сошли, а вот ресницы с бровями отрастали недели с две. И все это время я ему регулярно напоминал об инциденте, причем с искренне обеспокоенным видом. И сам напоминал, и другим не давал забыть.
   Потом я написал на него анонимный донос в службу тайного сыска. Про то, что чернокнижник затевает государственный переворот. Правда, чтобы было веселее, я приукрасил это сообщение таким количеством забавных подробностей, что ребята из сыска со смеху укатывались, читая. Я с ними потом пообщался. Но донос - есть донос, и потому побывать на допросе мажику нашему все же довелось. Как вспомню сейчас его бледную физиономию, смеяться хочется. Он ведь аж пошатнулся, ручки затряслись.  Думал, небось, пытать будут. Ан нет - посмеялись и отпустили. А я уж постарался, чтобы чернокнижнику информацию об авторе анонимки передали. Чтобы знал, а иначе неинтересно.
   Ну, слух я пустил о том, что маг к пажам пристает с интересными предложениями. И даже будто мне намекал на возможность нежной дружбы. Не скажу, чтобы эта новость кого-то шокировала, во дворце, все же, свободные нравы, однако магу она отчего-то не понравилась. Спас, вернее, немного исправил, его репутацию только спешно организованный роман с одной из благородных дам не самого тяжелого поведения, а также широкая огласка подробностей этого романа. А от всяких любопытных болезней, сопутствующих таким вот бурным проявлениям чувств, полагаю, он уже сам лечился. Волшебник, все-таки.
   Моя фантазия была неистощима, я устраивал ему гадость за гадостью, надеясь, что какая-то из них станет последней каплей, и некромант уволится. Двор заключал пари о том, сколько еще продержится чародей, а тот все не уходил и не уходил.
   А после того, как король попытался нас примирить, маг даже начал огрызаться, хвост распушил, грудь выпятил - прямо герой. Понятия не имею, отчего это папа решил помешать мне развлекаться, особенно учитывая то, что магов отец всегда недолюбливал. Да и волшебник этот не был моей первой жертвой. Просто самой долгоиграющей. Может, король имел на него какие свои планы, может, просто симпатизировал бедному затерроризированному мною чародею - не понимаю. В любом случае, высказанные папой в мой адрес нравоучения магу не помогли.
   А потом был этот проклятый бал по случаю нашего примирения с соседями, с которыми мы лет сто находились в состоянии холодной войны и всячески друг другу вредили. И вот, наконец, после долгих переговоров правители Зулкибара и Муриции пришли к выводу, что жить в мире лучше, подписали соответствующий договор, а чтобы отпраздновать это событие решили устроить праздничный бал. У нас в Столице. А если уж точнее, в королевском дворце.
   Только мне, да отцу дозволено  появляться на организуемых во дворце торжественных мероприятиях с оружием. Традиция.  А меч, он хоть и парадный, облегченный и весь в золоте, но, все-таки, меч. Ежели знать, как воспользоваться. Я знаю. Но это так, к слову.
   Дело было так. Стою, с фрейлинами болтаю о том, о сем, определяюсь - с кем бы из них сегодня провести вечерок. И тут появляется оно. Мрачное такое, все в черном, дефилирует по залу с выражением лица, какое не каждому лорду изобразить удастся. Смесь снисходительности и высокомерия. Этакий король в изгнании.
   И вдруг фрейлина одна, которую я практически уже выбрал, блондиночка, не иначе как в состоянии душевного помрачения, произносит:
   - А он ничего, милашка.
   - Кто, - спрашиваю, - милашка?
   - Наш придворный чародей, Терин, - отвечает она, кокетливо хлопая ресничками.
   Это я сейчас понимаю, что ей, глупой курице, подразнить меня хотелось, а вот тогда, знаете ли, я слегка занервничал.
   Меж тем "милашка", резко сменив направление движения, направляется к нам и с гаденькой такой ухмылочкой произносит:
   - Я не ослышался, прелестная барышня находит меня привлекательным?
   А на меня - ноль внимания, будто рядом с барышней не наследный принц Вальдор, а, скажем, ваза с цветами. Ну, думаю, чародей, сейчас ты точно нарвался на неприятности.
   - Ты, - говорю, - ослышался, кудесник. Сходи-ка лучше, принеси мне вина.
   И, повернувшись к дамам, добавляю:
   - Что-то слуги в последнее время обнаглели.
   - Принцы тоже не страдают от последствий хорошего воспитания, - как бы между прочим, будто и не ко мне обращаясь, бормочет волшебник.
   Дамы мои похихикивать начинают, и явно не над магом.
   - А что, - говорю, - у нас при дворе прислуге тявкать дозволено?
   - А Вы, Ваше Высочество, у слуг спросите, - предлагает маг.
   - Так я у тебя и спрашиваю, - ухмыляюсь ему в лицо, а он и бровью не ведет. Тогда я проникновенно так интересуюсь, - что, Терин, настроение плохое? Пажика своего потерял? А, может, тебя уже интересуют мужчины постарше?
   - Кроме тебя, любимый, мне никто не нужен, - мурлычет маг, одаривая меня таким проникновенно-нежным взором из-под ресниц, что я, на какую-то секунду, верю и инстинктивно пячусь.
   Фрейлины же откровенно хохочут и, кажется, я в этой схватке проигрываю. Собираю остатки хорошего настроения в кулак и говорю:
   - Нет, Теринчик, я тебя боюсь. Мало ли что могло с тобой случиться после жарких объятий леди Лауры.
   Теперь уже фрейлины от мага пятятся. Леди Лаура наша, известная личность при дворе, многих успела наградить интересными болезнями, пока ее король не отправил куда подальше. Даже и не знаю, куда, вероятно, очень далеко, в горы. Слухи, во всяком случае, о ней не доходят.
   Маг кривится, будто пилюлю горькую проглотил. А что тут скажешь? Мои слова - чистая правда. Лаура - именно та особа, благодаря которой ему удалось подтвердить свою репутацию женолюба. Как теперь выпутываться будет?
   - Кто не бывал в объятиях милейшей Лауры? - сладенько мурлычет Терин. - Я, как маг, многих знаю, за снадобьями ко мне приходили.
   Фрейлины опомнились, опять хихикают и Терину глазки строят. Все ж перед ними волшебник, какие к нему болезни пристать могут? Никакие! Я пока думаю, чем ответить, а он уже продолжает:
   - Только вот Вас, принц, среди моих пациентов не было. Неужели эта божественная женщина обошла Вас вниманием? Не по вкусу Вы ей пришлись?
   - Да как ты смеешь?!
   Начинаю закипать. Предположение о том, что какая-то там Лаура могла мной не заинтересоваться просто абсурдно, а намек на то, что я страдаю некими заболеваниями и вовсе унизителен.
   - Не обделены, значит, были вниманием? -  оживляется маг, делает озабоченное лицо и официально так произносит, - Ваше Высочество, настоятельно рекомендую подойти ко мне за зельем, а то, как бы поздно не было, и не остался наш король без внуков. Кстати, как Ваше здоровье? Все ли в порядке у Вас... хм... в интимном плане?
   Теперь фрейлины дружно от меня отстраняются, при этом одна из них, видимо, самая впечатлительная, даже падает в обморок. Впрочем, до нее никому нет дела. Терин же подходит ко мне близко-близко и тихо, но очень четко проговаривает:
   - Полагаю, при твоем образе жизни, друг мой Вальдор, там у тебя давно уже нечему функционировать.
   И взглядом показывает, что именно он подразумевает под словом "там", после чего поворачивается ко мне спиной и, гордый такой, пытается удалиться.
   Довел все-таки! Не я его, а он меня довел! Что и обидно.
   Сам не понимаю, как меч в руках оказался. Уж очень меня чернокнижник этот раздражал. Настолько раздражал, что я, не стесняясь присутствия придворных, а также того, что субъект этот, строго говоря, был безоружен, с этим мечом на него... Не будь он магом, я б его точно выкосил, как крестьянин траву.
   А этот ко мне поворачивается и пальцами делает так вот "щелк"! И все. Дальше слышу "бзиньк" - меч упал. Потом шорох какой-то, а дальше - темнота и тяжесть.  Я в ужасе ползу, ползу куда-то. О, свет! И... и снова ужас. Ничего не понимаю. Вроде как все вокруг знакомое, но, при этом, страшное какое-то. Большое. Меня начинает трясти. Чтобы хоть немного успокоиться, обхватываю себя руками за плечи. И... не обхватывается. И вообще, ощущения странные. И... и...
   - Мышь! - слышу я чей-то визг.
   Где мышь? Я - мышь?! И ведь верится как-то сразу.
   Терин быстро ко мне наклоняется и протягивает ладонь, на которую я быстренько вскарабкиваюсь. Он может, и противный выскочка, но рассуждает верно - если на меня в суматохе кто-нибудь наступит, останется кудесник без головы, а я даже порадоваться этому факту не смогу.
   Смотрю вниз, и сразу кое-что проясняется. Внезапное возникновение темноты и тяжести было вызвано тем, что меня просто придавило моей же одеждой. Хорошо еще камнем каким по голове не ударило. Быть убитым бриллиантом - может, и не самая худшая причина смерти во цвете лет, однако сама идея гибели меня как-то пока не привлекает. Я еще с магом не разобрался, между прочим, и вообще, жизнь хороша и удивительна. Была. Кстати, пальцы у мага химией какой-то попахивают. Но что с него взять, с простолюдина? Не цветами же он должен благоухать!
   Так и стоим вдвоем. Придворные кричат, суетятся. Дамы в обморок падают, как груши, а кавалеры их подхватывают, правда, через раз.
   И тут все замирает. Его Величество пришел полюбопытствовать, что же тут интересненького происходит.
   Взгляд на Терина, потом на меня и тихий вопрос:
   - Вальдор?
   Робко киваю. Папа явно не в духе. Маг вздрагивает так, что я чуть не скатываюсь на пол.
   Я говорил, что король страшен в гневе? Нет? Ну, так до того момента я и сам этого не знал.
   Отец мой орал так, что, казалось, немного громче, и витражи с окон опадут.
   - Тупые безмозглые идиоты! Оба!
   И это он, который с детства внушал мне необходимость использовать в речи исключительно нормативную лексику. Мол, авторитет власти, пример для подражания и т.п.
   - Ты сам во всем виноват!
   (это мне).
   - А ты как смел руку на сына моего поднять?!
   (это чернокнижнику).
   - Но он, - растерянно шепчет чародей, - он же...
   И остается неуслышанным. Маг стоит, испуганный такой. Я - у него на ладони - тоже жизни не радуюсь.
   - Ты! - кричит король и указывает на меня пальцем, - пока не станешь человеком, домой не показывайся!
   - Отпусти его!  - это уже Терину.
   Волшебник присаживается на корточки и опускает меня на пол, где я и остаюсь сидеть, ожидая развития событий. Хотя, если честно, просто в ступоре.
   - А ты! - это опять волшебнику. - Ты! Я, как король и твой наниматель, лишаю тебя возможности использовать магическую силу до тех пор, пока этот оболтус не вернется домой в человеческом обличии.
   Чародей медленно встает на ноги, растерянно смотрит на короля, и даже я, глядя на Терина ну очень уж снизу вверх, понимаю, что это еще большой вопрос - кому из нас сейчас хуже. Есть у придворных волшебников в контракте такой пункт - что наниматель при соблюдении ряда условий может лишить своего подчиненного силы, вернее, доступа к ней. Своего рода гарантия преданности. А это, рассказывают, весьма неприятно. Вроде как хочешь пить, и вот он, кувшин с водой, а дотянуться не в состоянии.
   Но, как видно, отец решает, что этого наказания недостаточно, и я с ним, прошу заметить, полностью согласен. Не каждый день из наследников престола делают грызунов.
   Король смотрит на меня, затем переводит взгляд на маячащего неподалеку начальника дворцовой охраны, хмурит брови и цедит сквозь зубы:
   - Этого, бывшего королевского мага, выпороть, и в башню, под замок. И пусть сидит там, пока ситуация не исправится. Увести его. А эта мышь пусть сама выпутывается. Я запрещаю кому-либо помогать Вальдору.  Всем понятно?
   Понятно было всем.
   Ошарашенного решением короля чернокнижника быстренько скручивают и уволакивают. Сбылась моя мечта. Выскочке показали его место. И это место на конюшне, или где там еще наказывают нерадивых слуг.
   Толпа взбудораженных придворных рассасывается, стараясь держаться от меня подальше. А я так и сижу на полу в полнейшем недоумении. Хорошо, с магом разобрались, а мне-то что делать?
   Вскоре выясняется, что облик мышиный мне придали, а вот остальные качества, извините, нет. То есть ни пообщаться мне с моими новыми сородичами, ни навыков каких полезных проявить. Ничего. Таких кошмаров, как в первые дни, у меня не было, и, надеюсь, не будет. Кошки, люди, крысы, совы всякие (это когда я уже из дворца выбрался). Поесть толком нечего. Куда идти - не знаю. Что делать - тоже. Провести остаток жизни в облике мелкого грызуна совершенно не улыбается. Тем более, хвост! Я понятия не имел, что делать с хвостом и постоянно забывал о его наличии. Один раз чуть не погиб из-за этого. Зацепился, а тут служанка идет, под ноги не смотрит. В общем, думал все, судьба моя быть умерщвленным в цвете лет грубым деревянным башмаком. Но пронесло.
   В итоге поразмышлял я немного и решил к узнику нашему отправиться. Он, в конце концов, тоже должен быть заинтересован в том, чтобы с меня заклятие снять, если хочет, конечно, вернуть возможность колдовать. Башня его неподалеку - метрах в семистах так от дворца. Впрочем, эти семьсот метров, что я преодолел в мышином облике, весьма обогатили мой жизненный опыт. Я и не знал, что у нас столько всякой хищной гадости в округе водится.
   Аккуратненько прошмыгиваю мимо стражи и в башню. На самый верх. Двести семьдесят три ступени. Еле дошел. Ужас.  Проползаю под дверью.
   Я на месте.
   Смотрю - лежит полуодетый чернокнижник на кровати, пальцем на полу закорючки какие-то рисует. Спина исполосована, и так ему и надо.
   - Сволочь ты все-таки! - произношу с чувством.
   Молчит.
   - Отвечай, - говорю, - когда с тобой наследный принц разговаривает.
   - Мелкий ты паразит, а не наследный принц, - огрызается маг, поворачивая ко мне лицо, - все из-за тебя.
   - Подумаешь, - отвечаю, - высекли его, бедного! Так ты давно на это напрашивался! А вот мне что делать? Как мне облик свой вернуть?!
   - Найдешь женщину, - меланхолично отвечает он, - она тебя поцелует, а потом у тебя будет месяц, чтобы привести ее сюда.
   - В башню?
   Чернокнижник садится на кровати, смотрит на меня, ехидно ухмыляясь.
   - В королевство, Ваше высочество, - произносит он с издевкой в голосе.
   - Э... то есть, я должен найти какую-то девицу за пределами нашего королевства... А где ее искать?
   - У меня в лаборатории есть карта. Искать ты ее будешь в координатах...
   И называет мне координаты, но какие-то очень странные. Начнем с того, что их не две, а четыре.
   - А это параллельный мир, - ухмыляясь, заявляет чернокнижник, - ты же у нас теперь волшебная мышь. Найдешь, если постараешься. И, кстати, девицу я тебе не обещал.
   - А возвращаться я как оттуда буду с ней вместе?
   - У нее артефакт возврата есть. Найдешь - вернешься. Не найдешь - там жить останешься.
   - Но и ты тогда останешься в башне! - восклицаю я.
   - Ничего, это я как-нибудь переживу. Меня будет греть мысль о том, что тобой поужинала какая-нибудь кошка, - отвечает маг.
   Ну и кто он после этого?
   Уже удаляясь, слышу тихое:
   - В жизни вам этого не прощу.
   Это мы еще посмотрим, кто, что и кому прощать будет.
  
   Дульсинея
  
   Поставив себе диагноз - "дура доверчивая", я сходила в кладовку за монтировкой, отодрала половицу и выругалась от всей души и почти всеми нехорошими словами, какие знала.  Нет, мне вовсе не было жалко раскуроченный пол. Да и с чего бы его жалеть, если не обманул "принц" этот без белого коня, и пропажа моя обнаружилась именно так, где он сказал? Вот это меня, собственно, и разозлило. Этот проклятый кулон, золотая фиговина с александритом, единственная память о папочке, которого я в глаза не видела, потерялся два года назад, как раз после того, как я с шумом и треском выставила за дверь Стасика. И что мне было думать? Конечно же, я подумала, что этот засранец прихватил украшение с собой на долгую память... до ближайшего ломбарда и аминь! Нет у меня больше кулончика моего любимого.
   Как оказалось, есть у меня кулончик. Вот он, гад, лежит себе между половицами, красуется! И как этот принц липовый узнал, что он там? Я уселась прямо на пол, заглянула подозрительно задумчивому и, явно что-то вспоминающему, блондину в глаза и задала прямой вопрос:
   - Ты экстрасенс, что ли?
   - Кто? - нервно шарахнувшись от меня, переспросил он.
   - Ну, будущее предсказываешь, сквозь стены видишь, предметы можешь двигать, с духами разговариваешь, - добросовестно перечислила я, закрепляя чудом вернувшийся ко мне кулон на цепочку, - короче, с помощью какой такой абракадабры ты угадал, где его искать?
   - Я не маг! -  завопил он, переходя с нормального голоса на возмущенный ор.
   - Ну ладно, не маг так не маг, - легко согласилась я, надела цепочку на шею и задумалась.
   Понятное дело, никакой этот парень не экстрасенс, они только в дурацких шоу бывают. Так и откуда же в таком случае он мог знать, что моя пропажа лежит между половицами? Сам туда ее засунул? Это нереально. Вот если бы инцидент со Стасиком и исчезновением кулона случился не пару лет, а хотя бы пару дней назад, я была бы уверена, что это стасиковы глупые шуточки. А так, не срастается что-то... если только не послать здравый смыл куда подальше и не поверить в чудо. Я говорила, что я сегодня перетрудилась и у меня голова не в том направлении работает? Так вот, именно поэтому я приняла волевое решение поверить в то, что передо мной действительно сидит... точнее стоит на карачках, завернутый в мой старый плед, никто иной как сказочный принц из сказочного королевства. Ну и что, что без коня и даже без одежды? Принцы, они тоже разные бывают.
   - Значит, принц, говоришь? Как ты сказал, тебя зовут?
   -  Вальдор.
   - А я Дульсинея Абрамовна, можно просто Дуся. Ну, рассказывай, что там с тобой произошло?
  
   Вальдор
  
   Смотрю вот я на Дульсинею и понимаю, что, правда - она, конечно, вещь хорошая, но в небольших дозах. И всю мою историю ей знать совсем необязательно. Не настолько уж мы с ней хорошо знакомы, чтобы передавать все интимные подробности наших с некромантом взаимоотношений. А потому я гляжу на нее очень честными глазами, чуть слезящимися от табачного дыма (это кстати!) и озвучиваю краткую и слегка подредактированную версию событий.
   - Наш придворный маг отчаянно мне завидовал, поскольку он всего лишь один из слуг, путь даже и наделенных некоторыми знаниями и способностями. Он долго изводил меня всяческими каверзами. Я терпел. Ради отца. Ради державы. Но однажды терпение мое лопнуло...
   - Какими каверзами? - интересуется Дуся.
   - А? Всякими. Не перебивай меня, пожалуйста. Мое терпение лопнуло, и я вызвал его на поединок на мечах. Но он, вместо того, чтобы честно отражать мои удары, коварно бросил в меня заклинание.
   - А что, магов тоже учат владению холодным оружием? - удивляется она.
   - Что? Да, учат!
   Откуда я знаю, чему их там учат, помимо магии? Нет, она меня все больше раздражает.
   - Так вот, и превратил меня в мышь. А чтобы я смог расколдоваться, велел найти тебя, поцеловать и привести в королевство.
   - А сам что?
   - Кто?
   - Маг!
   - А сам, - отвечаю, горестно вздыхая, - заперся в черной башне и творит там свое страшное колдовство - поднимает из могил мертвецов, насылает мор на деревни и умерщвляет младенцев мужского пола.
   - Зачем? - спрашивает Дуся.
   - А я откуда знаю? Они, чернокнижники эти, очень странные люди. Нравится ему так, наверное.
   Смотрю пристально на эту бледную разноглазую физиономию. Надо же определить, сочувствует она мне, или нет.
   - Что-то ты, кажется, привираешь, - после двух минут молчания и трех затяжек неприятной такой палочкой, вроде тех, что используют пифии для употребления каннабиса, сообщает Дульсинея.
   Так, здесь нужно, пожалуй, возмутиться. И вообще, пора с этим делом завязывать. Хочу домой.
  
   Дуся
  
   - Как ты могла подумать, что я тебя обманываю? - в голосе блондинчика возмущения, хоть отбавляй. - Да ты же моя спасительница! Да я тебе чистую правду и ничего кроме правды, я же...
   - Мамой клянусь, - стараясь не заржать, подсказала я.
   - Что? - растерялся принц.
   - Да ну тебя, шуток не понимаешь, скучно с тобой - проворчала я, покосилась на часы и предложила, - шел бы ты уже в свое барное королевство, высочество, блин, мышиное.
   - Зулкибар.
   - Что?
   - Королевство Зулкибар. И ты должна пойти со мной. Так этот... этот маг велел.
   - А ты всегда его слушаешься?
   - Я? Да я... ну вообще-то, я боюсь, что если его указания в точности не выполню, то обратно в мышь превращусь, - признался принц.
   - А он прямо так и сказал: притащи мне сюда Дульсинею Абрамовну Тамбовскую? - недоверчиво буркнула я.
   - Он сказал, что дева, которая меня поцелует, должна будет отправиться со мной в Зулкибар, - с видом мученика объяснил Вальдор. Имя-то какое у него заковыристое. Я думала, только надо мной мама так зло пошутила, Дульсинеей обозвала, а у него еще похлеще моего "радость". Меня вот в детстве Дульсинеей Тобосской дразнили, а его интересно как? Или принцев не дразнят? Ну, типа там, не подобает и чревато смертной казнью?
   - Уточняю, я не дева, - с достоинством изрекла я и потянулась за папиросами. Они аккурат на столе, возле стула, на котором принц расселся, лежали. И тут он опять от меня отпрянул, как будто я чудище какое-то.
   - И что ты от меня все время шарахаешься? Ну не нравится тебе, что от меня табаком прёт, так мог хотя бы вид сделать, принц все-таки. Или вы -принцы, деликатности не обучены?
   - Прости, но ты пахнешь, как гном.
   - Как кто? Давно тапки надо головой не летали?
   - Гномы, курящие табак, имеют очень своеобразный и неприятный запах, - объяснил Вальдор.
   Ага, как же, гномы! Пусть еще мне сказочку про фей и эльфов расскажет. Тоже мне, иномирское отродье. Попаданец, растудыть его в качель!
   - Еще раз обзовешь меня гномом, получишь в глаз, - вежливо предупредила я.
   Он серьезно кивнул. Поверил? Наивный. Хотя, откуда ему знать-то, что я драться не умею, и он давно уже мог бы тридцать раз и в глаз мне дать и вообще много чего сотворить.
   - Пойдем со мной, а? - жалобно так попросил блондинчик, а у самого прямо-таки на физиономии написано, что притворяется. Разжалобить хочет. А я и не таких несчастненьких видала. Меня трогательной мордашкой не проведешь.
   - Нет, не пойду, мне и здесь неплохо живется. Шел бы ты уже, у меня работы много, до утра успеть надо, а я тут с тобой время трачу.
   - Пожалуйста! Я не хочу обратно в мышь! Ну что тебе стоит сходить со мной в Зулкибар?
   - Что стоит? Он еще спрашивает! Да если я сейчас всю ночь с тобой промотаюсь и работу в срок не сделаю, меня уволят. Ты знаешь, что такое в наше время, когда кризис на дворе, без работы остаться?
   - Я тебе заплачу, - оживился принц.
   - Да? - мне стало смешно, - чем ты мне заплатишь-то? На тебе даже одежды никакой нет. Где деньги прячешь? Или натурой рассчитываться планируешь? Так мне твоя натура не нужна, не в моем она вкусе.
   Блондинчик, явно с трудом сдержавшись, чтобы не ответить в грубой форме, куда именно он поместил наличность и что думает о моих вкусах, выдавил из себя любезную улыбку и процедил:
   - Я во дворце рассчитаюсь. Золотом.
   - Чем докажешь?
   - Что?
   - Что у тебя есть это самое золото.
   - Я принц. Наследник престола. Как ты вообще могла подумать, что я беден?!
   - Я вижу перед собой голого мужика, заграбаставшего мой любимый плед, и на нем нигде не написано, что он принц.
   - Начинается, - простонал блондин, - опять ты мне не веришь. Как я тебе докажу свой статус?
   Я задумалась ненадолго и решила:
   - Никак не докажешь. Так что придется тебе одному домой топать. А если так хочешь меня там видеть, то бери золотишко и возвращайся, тогда я, может быть, и пойду с тобой.
   Принц глубоко задумался. Я молча курила, не мешая ему. Чем черт не шутит, когда бог спит? Глядишь, и повезет мне, получу кучу золота, а заодно и в сказочное королевство прогуляюсь... как там его? Бар какой-то.
  

Глава 3

  
   Вальдор
  
   Смотрю на нее и понимаю - мага следует не удушить, как я хотел ранее, а четвертовать. Она ж не только страшная, она же еще и глупая какая-то - Дуся эта. И имя-то нелепое. Откуда, по ее мнению, я должен достать ей доказательства своего высокого положения и деньги? Оттуда, откуда она подумала?
   Странная особа. Про то, что я был мышью, верит, а про то, что я не, скажем, поваренок какой-то - нет. Да я же по определению никем, кроме высокопоставленной особы оказаться не могу. Я красив, умен, у меня благородная осанка и гармонично развитая фигура. У меня красивые ухоженные руки. Были. До того, как я мышью побывал. Но руки не в счет! У меня... да таких, как я, просто больше нет.
   Кошусь украдкой на себя в зеркало. Ну принц же! Вот только волосы немного растрепались, и одеться бы мне не мешало.
   Впрочем, что я хотел от простолюдинки?
   Как мне объяснить этой несчастной, что не могу рисковать появиться в королевстве без нее? Терин - педант, и я с вероятностью в 98% вновь окажусь мышью, стоит мне ступить в портал одному. Два процента оставим на чудо. Вроде пролетающего мимо на драконе Мерлина, который спит и видит, как бы с меня заклинание снять.  Бесплатно и без последствий.
   С другой стороны, а стоит ли тратить время на уговоры? Может, оглушить нахалку и так принести в Зулкибар? В виде поклажи? Пусть чернокнижник сам с ней мучается, когда она очнется.
   Ох, даже на душе теплеет, как представлю себе физиономию мага в процессе общения с этой ненаглядной. Как она прокричит ему что-нибудь, да оплеуху! Я, пожалуй, ради такого случая подожду с четвертованием.
   - Ну и что мы улыбаемся? Небось думаешь по башке мне треснуть и оглушенную в свое долбанное королевство притащить? Даже не думай об этом, а то мигом схлопочешь из перцового баллончика прямо в хитрую морду!
   Не совсем понятные угрозы, возможно, какое-то иномирское оружие. Лучше не рисковать, попробую усыпить бдительность, а потом... О, какой я растяпа! Чуть не забыл. Сначала надо найти артефакт, который откроет портал в мой мир. Терин сказал, что он где-то у нее. Но как в этом беспорядке отыскать что-то похожее на артефакт? Я даже не знаю, как он выглядит.
   - Что по комнате глазами шаришь? Ищешь, чем бы меня вырубить? - слышу я и отчетливо понимаю, что очень, ну просто очень хочу воплотить в жизнь ее предположение.
  
   Дуся
  
   Что-то разонравилось мне мое приключение с принцем этим загадочным. Вон, у него прямо на морде лица написано, что хочет меня оглушить первым, что под руку попадется, и в таком виде в Зулкибар свой притащить. Жалко, что нет у меня перцового баллончика, не пользуюсь... ага, типа смелая! А если бы был, то сейчас я бы сама принца вырубила и за дверь его от греха подальше. Может быть, и не принц вовсе, а маньяк какой?
   - Я ищу артефакт.
   - Какой такой "фак" ты тут ищешь? - я даже растерялась.
   - Артефакт! - громко, чуть ли не по слогам, как для умственно отсталой, проговорил блондинчик. - Артефакт - это предмет, с помощью которого следует открыть путь в мой мир.
   - А с какого перепугу ты эту штуку в моей квартире ищешь? Нет у меня никаких артефактов и быть не может.
   - Терин сказал, что он здесь.
   - Какой еще Терин, растудыть его налево?
   - Маг Терин, который превратил меня в мышь.
   Опять он со мной как с дурочкой разговаривает!
   - Ты этот тон брось, - распорядилась я. - И выметайся, давай из моей квартиры, а не то...
   - Что? - ехидно спрашивает он. - Баллончиком этим своим меня убьешь?
   - Да в гробу я видела баллончики всякие разные! Я тебя и так пришибу, ты, поганка бледная!
   Я не на шутку рассердилась. Сидит тут, погань такая, на моем стуле, в мой плед кутается и позволяет себе ехидничать.
   - Да я тебя голыми руками, засранца такого!
   Блондинчик даже не успел понять, что я всерьез злюсь, как увесистая диванная подушка прилетела ему прямехонько в физиономию. Он, бедняга, чуть со стула не свалился. Отшвырнул подушку подальше, свирепо вытаращился на меня и зашипел:
   - Дульсинея, я тебя про...
   Чего ему там надо, я слушать не стала, перебила его семиэтажным матом, который утяжелила пепельницей. Принц проявил чудеса ловкости и пепельницу поймал.
   - Ай, маладца, - процедила я. - А сделать так чтобы окурки не просыпались, слабо было?
   - Дульсинея, в последний раз про...
   Ну, вот даже знать не хочу, что он там у меня "про...". В принца прилетела еще одна матершинная очередь и... я, уже не глядя, хватала различные предметы и прицельно обстреливала это иномирское высочество, которое мало того, что сидит на моем стуле, в моем пледе и ехидничает, так я на него еще и кучу времени убила. Когда только успею работу сделать?
   - Три часа ночи! - Констатировала я печальный факт, и будильник полетел в Вальдора. Потом были какие-то книги, вазочка с давно увядшим букетом, васькины игрушки и огрызки какие-то, наверняка тоже Васькины. Под занавес я сняла тапок.
   - Ну что, давно тапком по морде не получал?
   И тапок прилетел высочеству именно туда, куда я и обещала - точняк в его благородную физиономию грязной подошвой. Он замахал руками, брезгливо поморщился и хотел что-то сказать, но я перебила:
   - Вали в свой сраный Зулкибар, мышь пыльная!
   От второго тапка принц уклонился. Тапок прилетел в стену, и тут такое началось!
   Тапок пролетел сквозь стену. То есть не сквозь стену, а в проход, который вдруг в стене образовался. Интересный такой проходик и вовсе не в квартиру соседа Вовки-алкоголика, а непонятно куда. Края прохода мерцали и подрагивали, сам он искрился всеми цветами радуги... В общем, в лучших традициях Голливуда - портал в иной мир в стене моей однокомнатной хрущебы.
   - Что за хрень?! - заверещала я.
   - Портал! Ты нашла артефакт! - обрадовано заорал Вальдор.
   Васька тоже заорал. В его голосе отчетливо слышалось торжество. И с таким вот радостным ором мой домашний питомец сиганул в этот самый портал.
   - Василий, стой дурак! - взвизгнула я, бросаясь следом. Даже отпихнула со своего пути Вальдора.
   У самого портала на меня озарение нашло, и я остановилась. Что же я делаю-то? Что я, с ума сошла, лезть в эту дыру? Я, конечно, своего кота люблю, но стоит ли...
   Я так и не решила, стоит или не стоит, мне помог увесистый пинок под зад, и вот я уже лечу, оглашая окрестности неизвестной местности старым добрым русским матом.
   Сколько летела и орала, не знаю - не запомнила. Я уже почти все нехорошие словечки какие знала перебрать успела, когда приземлилась, наконец, приложившись пятой точкой обо что-то мягкое. Это заставило меня замолчать.
   И вот значит, сижу я такая вся в дерьме... то есть в навозе, потому что приземлилась точняк на кучу этого самого дерьма. Мягкая посадка, ничего не скажешь. Ой, так наверно сейчас на меня сверху еще и это высочество брякнется. Наверняка ведь за мной сиганул в портал этот. Я поспешно скатилась с кучи, по инерции проскользила вперед, врезалась в кусты, а за кустами дерево и... бум! Здравствуй обморок. Ненадолго.
   Очнулась я, провела рукой по шевелюре и очень "обрадовалась".  Колючка, растудыть ее налево! И как я должна ее выковыривать? Еще одна?! Ну, очуметь, до чего приятно лежать в кустах, задрав ноги к небу, и доставать колючки из волос. И все из-за этого блондинчика! Кстати, а сам-то его так называемое высочество где? А собственно, фиг с ним, с высочеством. Где мой кот? Я с трудом приняла более подходящую позу, то есть на четвереньки встала, и постаралась, на всякий случай, не меняя положения тела, проползти сквозь кусты на какое-нибудь открытое пространство. Хорошо, что я на пространство это только нос успела высунуть. Передо мной предстала чудная картина - два каких-то обормота увлеченно пинали моего блондинчика. Впрочем, тот не реагировал. Видать, в обмороке. Какие мужики нынче хлипкие пошли. Чуть что - так сразу в бессознательное состояние. Или невменяемое.
   Нет, ну это же мой блондинчик! Вот как вылезу сейчас, как объясню им всем, зачем в хлебе дырочки! А нет. Не вылезу. Что-то не нравятся мне эти ребята. Они зеленые какие-то и, мне показалось, или у одного из них только что с лица что-то отпало, вроде носа? Не показалось. Эээ... Неудачный грим? Или болеют? От каких болезней обычно нос или уши отваливаются? Что-то не хочется мне близко к ним подходить. Эх, прощай, Вальдор, ты был так молод и погиб как герой во цвете лет, запинанный у подножия навозной кучи какими-то подозрительными личностями, похожими на героев ужастика про оживших мертвецов. Так, стоп! Вальдор что-то упоминал про то, что маг этот, который чернокнижник, мервецов оживляет. Вот это вот они и есть? Ой, блин... "Прощай, Вальдор. Жаль, что мы были так недолго знакомы", - подумала я, глядя вслед подозрительной парочке, уволакивающей бесчувственную тушку принца в неведомые дали.
  
   Вальдор
  
   А дома и воздух иной.
   Это первая мысль, пришедшая мне в голову. Второй мыслью было то, что я чувствую какой-то дискомфорт во всем теле, и причину его появления не понимаю. Третья же - и не мысль вовсе, а так, некое желание, которое я озвучивать сейчас не хочу. И вот только после этого решаю открыть глаза.
   Причина дискомфорта ясна. Ножные и ручные кандалы в комплекте созданы отнюдь не для удобства. Ранее мне их надевать как-то не доводилось. Думаю, к счастью. Да и ночевок на голом холодном полу я тоже что-то за собой не припомню, вот в лесу - да, было. Но так там же земля, травка, плащ, предусмотрительно подстеленный под спину - мягко.
   А вот что я помню очень хорошо, так это каждую черточку физиономии придворного мага. Бывшего придворного мага. Благо, свет факела на стене, позволяет рассматривать лицо моего персонального врага сколько моей душе будет угодно. Ей пока угодно. Все равно, больше ничего интересного рядом не наблюдается.
   Физиономия же, вся такая серьезно-задумчивая, маячит неподалеку вместе с остальными частями организма волшебника. Тоже пока находящимися в комплекте. К сожалению.
   - Вальдор, друг мой, я по тебе практически скучал.
   - Не взаимно, - огрызаюсь я, - и для тебя я не Вальдор, а Ваше высочество.
   - Я тебя поздравляю, - мурлычет Терин, улыбаясь, - ты снова смахиваешь на человека.
   - О тебе я не могу такое сказать, чародей.
   - Ты так предсказуем, Вальдор. С тобой даже неинтересно разговаривать.
   Маг встает с кресла, на котором он до того восседал, совершенно не смущаясь от того, что это скорее ему положено сидеть в цепях на грязном полу, а мне в кресле, а лучше в кровати. И выпить чего-нибудь, кстати, тоже не мешало бы.
   Встает и начинает прогуливаться взад и вперед, продолжая при этом разглагольствовать.
   - Тебя ведь не было пять месяцев. Пять месяцев! За это время я даже подзабыл как-то, что хотел с тобою сделать по возвращении. Ты ведь, Вальдор, испортил каждую минуту моего существования здесь, ты загубил мне карьеру придворного волшебника и лишил меня шансов попасть в члены Совета чародеев. Благодаря тебе, Вальдор, я испытал самое большое унижение в своей жизни. А сейчас не знаю даже, что я хочу.
   - Да? - удивляюсь я, ерзая и пытаясь устроиться на полу немного удобнее, -  странно. Я вот точно представляю себе очередность действий по отношению к тебе. Будь я свободен, конечно.
   Маг оживляется.
   - Не поделишься?
   - Конечно! Сначала я бы тебя избил. Собственноручно.
   - Банально.
   Терин даже морщится, будто я оскорбил его художественный вкус.
   - Возможно, - соглашаюсь я, - но потом я отдал бы тебя лучшему палачу королевства - Вадику. Недельки на две. Порой заходил бы посмотреть, что интересненького творится. А вот после этого, не сразу конечно, а, дав тебе возможность немного восстановить силы, я бы устроил образцово-показательную казнь. Скорее всего, четвертование или что-нибудь в этом роде. И чтобы убивали тебя медленно-медленно. И чтобы кричал ты при этом громко-громко.
   Представляю себе эту картину, и на душе теплеет.
   - Неплохо, - соглашается волшебник, - мне нравится. Так мы с тобой и поступим.
   - Ничего не забыл?
   - А ты что-то новенькое придумал?
   - А с каких это пор именно ты определяешь мою судьбу? То, что король неизвестно за какие заслуги решил тебя выпустить из башни, а меня зачем-то поместить сюда, еще не значит, что ты вправе строить в отношении меня какие-то планы. Помечтать-то ты, конечно, можешь, но и то...
   - Ты, Вальдор, - холодно улыбаясь, произносит маг, - удивительно ненаблюдателен. Вот это милое колечко у меня на пальце тебе ничего не напоминает?
   Откуда у этой безродной дворняги символ королевской власти?!
   - Вижу - вспомнил, - констатирует волшебник. - Я теперь здесь правлю. Я же, все-таки, некромант. Мне войско собрать - непроблематично. Папенька твой успел сбежать, что удивительно. Ну, да и я могу ошибиться. Однако его исчезновение особой роли не играет.
   - Но он же лишил тебя силы! - рычу я, дергаясь в цепях.
   - Да, лишил. На две минуты. Между словами "лишаю тебя силы" и "выпороть бывшего придворного мага" примерно столько времени и прошло. Действительно, очень неприятные ощущения. Но твоему отцу стоило подумать о том, что, объявляя о моем снятии с должности, он разорвал контракт, и, соответственно, я перестал ему подчиняться. Все, его приказ утратил силу, и я вновь получил доступ к магии.
   - Но почему...
   - Почему я позволил себя избить? Честно?
   Терин замирает, будто решает - быть со мной откровенным, или нет. Скорее всего, просто паузу держит. Актеришка.
   - Я был настолько потрясен своими действиями и реакцией твоего отца, что плохо соображал в тот момент. Мне казалось, что король, зная о том, что именно ты меня спровоцировал, не может так со мной поступить. А он смог. Ну, а потом я понял, что будет лучше, если все останутся в неведении относительно моих способностей. Вот и все. Хотя зачем я тебе все это объясняю?
   - Наверное, хочешь похвастать тем, какой ты умный и предусмотрительный, - предполагаю я.
   - Наверное, - грустно соглашается Терин, глядит на меня с укором, а затем вдруг добавляет, - я, пожалуй, пойду. А ты отдыхай. Ни в чем себе не отказывай. Скоро тебе ужин принесут. Ты что предпочитаешь - воду с хлебом или хлеб с водой? Можешь не отвечать, я сам выберу. И начинай пока морально готовиться. Что у нас там по плану? Встреча с палачом? Кстати о встречах.
   Уже подошедший к двери маг замирает.
   - А женщина где, за которой я тебя посылал?
   - В ... - угрюмо рифмую я, вспоминая Дульсинею и ее очаровательную манеру выражаться.
   Волшебник секунд двадцать пристально меня разглядывает, после чего резюмирует:
   - Значит, познакомились. Забыл тебя обрадовать. Искать именно ее не было необходимости. Тебя мог чмокнуть кто угодно, даже я, и ты тут же превратился бы обратно в человека. Сам бы подумал, я бросал заклятие в состоянии аффекта. Когда бы я успел сплести такую сложную привязку к определенному субъекту, да еще и в ином мире?
   В общем, полюбовался он еще немного моей отвисшей челюстью и удалился вместе с креслом.
   Я же сижу в состоянии транса, пытаюсь мыслить, но со скрипом. Проведению анализа мешает эмоциональная нестабильность. Короче, плохо мне.
   Ну надо же, какой идиот! Это я о себе. Забыть о времени на привязку, нарисовать чернокнижнику план мероприятий для моего уничтожения! Хотя, почему идиот? Можно, подумать, у него самого фантазии не хватило бы. Я, Вальдор, в темнице. На полу. Кстати, холодно, не отморозить бы себе чего. Впрочем, какая разница? Ну, отморожу. В свете грядущих событий мое здоровье не имеет значения. Хотя отец ведь на свободе. Ну и что, что на свободе? Он ведь не знает, что я больше не мышь! А вот Дульсинея знает. Знать-то она знает. Но, учитывая наши с ней отношения, она, скорее во время моей казни будет в первых рядах от счастья подпрыгивать, сопровождая действия палача ехидными комментариями, чем попытается мне помочь. Она нужна Терину. Интересно, для чего? Лучше бы он ее не нашел. Или нашел? Это ж не женщина, а... слов не хватает. Но ведь и Терин - не слаб. Терин - умница, терпеливый, не то, что я. А чего это ради я ему комплименты отвешиваю? Хорошо, что мысленно. Холодно, все-таки. И ребра болят. С чего бы это? Ага, и что бы им не болеть, синим таким? Кто меня так? Даже любопытно.
  
   Дуся
  
   Я даже не успела как следует загрустить или испугаться - колючки из волос вытаскивала, а они у меня густые и длинные, ниже колен. Я их дома в косу заплела (перед кем там выпендриваться-то?), да вот только пока я через портал летела, коса расплелась, а взятие на таран колючих кустов добавило моей прическе "неотразимости".
   Повоевав немножко с колючками, я решила внимательнее изучить открывающийся передо мной вид. Строения какие-то, хозяйственные в основном, и все это на фоне красивого белого дома. Ну, то есть дворца. Я насчитала пять этажей. Но, учитывая, что там еще всякие башенки, то может быть в некоторых частях и по шесть-семь этажей имеется. Нехилое жилище у принца моего недобитого. И красивое. Ну, про башенки я уже сказала, еще горгульи на крышах, некоторые страшные, некоторые симпатичные такие, на купидончиков похожие. Вокруг окон лепнина с позолотой. В общем, просто картинка - белый с золотом дворец. Прямо-таки жилище для прекрасной принцессы, то есть в нашем случае принца, далеко не прекрасного.
   Интересно, как этот прелестный домик выглядит спереди? В том, что приземлились мы на заднем дворе, у меня сомнений не возникло. Это другой мир, но вряд ли здесь имеется традиция у парадного входа наваливать кучу навоза и всякие хозяйственные постройки располагать. А вот то, что при дворце вообще такая ферма имеется, это скорее всего иномирская традиция или просто папа у Вальдора хозяйственный.
   Я уже почти уговорила себя вылезти из кустов и попробовать во дворец проникнуть. Ну, а что остается делать бедной девушке одной в незнакомом мире? Только пойти и спросить у короля, с какого перепугу он всяких зеленых на родного сына натравливает? Почему мне в тот момент не пришло в голову, что например, Вальдор и не принц вовсе, а по полной программе обманул меня, я не знаю. То ли мозги мне от удара по дереву перетряхнуло не в том направлении, то ли я по жизни такая вот наивная финская девочка.
   Вот, значит, высунулась я из кустов, вижу, мужики идут. На этот раз не страшные. Похожие на героев не ужастика, а скорее какого-нибудь исторического фильма, потому что обряжены в сверкающие на солнце кольчуги и шлемы, вооружены копьями. Стража, наверно? И тут меня осенило, что может быть, те жуткие покойнички к королю никакого отношения не имеют и похитили принца в неизвестном направлении, а эти вот солдатики пришли его спасать. Правда, что-то не слишком торопились. Но в любом случае, следует им помочь - указать, в каком направлении блондина уволокли. Придя к такому логичному умозаключению, я собралась вылезть из своего укрытия и рассказать, что случилось с высочеством ихним.
   Тут-то меня сзади и схватили, и рот ладошкой закрыли. Хотела я нахалу локтем под ребра врезать, чтобы жизнь медом не казалась, но тут спиной ощутила, что вовсе и не нахал меня схватил, а нахалка! Да, такое богатство даже с перепугу и даже спиной ощущается. Не чета моему собственному вооружению... но это не повод рот мне затыкать! Я возмущенно замычала.
   - Тихо, дева, - прошипели мне на ухо. - Послушай лучше, что стража говорит.
   В общем-то, почему бы и нет? Я и послушала.
   - Не ошибся король наш новый, на какое место указал, там и нашли Вальдора мертвяки.
   - Да, король-маг это... ну это круто!
   - Круто-то, оно круто, да вот насчет девы не угадал, не было ее с ним.
   - Сомневаешься в могуществе нашего нового короля, да?
   - А ты пойди, доложи об этом, я тебе так в торец вдарю, маму родную забудешь!
   - Да я что? Я ничего. Пошутил я.
   - То-то же.
   - Мужики, хватит ругаться. Нас деву искать послали, а не лясы точить. Король Терин точно сказал, что она с ним прибыла. Не могла иномирка далеко сбежать.
   - Далеко-то не сбежала, но вряд ли на месте осталась. Наверняка, как зомби увидела, так и задала стрекоча.
   Вот оно как получается. Новый король-маг. То есть, пока принц мышью по углам ныкался, этот некромант (как там его? Терин?) власть захватил, а теперь вот меня хотят к нему уволочь, так же, как и принца, который теперь вовсе не принц. Сматываться отсюда надо. И как можно быстрее!
   - Обещай, что кричать не будешь, и я тебя отпущу, - прошептали мне, когда разговор стражников затих вдали.
   Я закивала. А чего мне кричать то? Чтобы стражники прибежали? Вот еще!
   Отпустили меня, и я быстренько развернулась посмотреть, кто это тут меня хватал самым наглым образом.
   Девушка. Ну, девушка как девушка, вооруженная, одежда на ней такая... одним словом, мало одежды. Тоже мне, Зена - королева воинов!
   - Ты кто?
   - Я Брианна, друг королевской семьи. Я видела, как вы появились. Ты та самая дева, которая его спасла?
   - Ну да, спасла на свою голову, - сварливо подтвердила я, - и теперь мне надо назад, в мой мир вернуться. Ты знаешь как?
   - Нет, я не волшебница. А ты разве Вальдора освободить не хочешь?
   - А я тут при чем? Ты друг семьи, вот ты и освобождай, а мне до него дела нет. Засранец он, Вальдор этот твой. Пинка вот мне дал. Или думаешь, я по доброй воле в ваш мир сломя голову бросилась? Мне, между прочим, и в моем неплохо жилось.
   - Не понимаю, ты же его спасла! По правилам, вы должны были бы полюбить друг друга и все такое, - на личике "королевы воинов" такое удивление отразилось, что я аж чуть не сдохла от умиления.
   - Брианночка! - проникновенно проворковала я, - ты с ума, что ли сошла? С какого перепугу я бы полюбила этого заморыша белобрысого?
   - Обычно так всегда и бывает, - немного смущенно ответила Брианна, - если ты его поцелуем расколдовала, значит, ваши судьбы связаны и любовь между вами.
   - Хрена с два! Он совсем не похож на брюнета моей мечты. И спасать я его не нанималась. Мне домой надо.
   Брианна на пару секунд призадумалась и предложила:
   - Пойдем со мной. Король Деларон во время переворота скрыться успел, мы сопротивление организовали, у нас и маг имеется. Он тебе поможет. Пойдешь?
   И эта дурочка еще спрашивает. Конечно, пойду. Еще как пойду!
  
   Вальдор
  
   Сижу. Скучаю, можно сказать. Придумываю планы своего освобождения. В последнем я уже задействовал дракона и бригаду гномов.  Нет, лучше двух драконов, чтобы они вместе осуществляли отвлекающие маневры, пока гномы будут рыть подкоп. А что? Хоть какое-то развлечение. Слышу шаги. Ближе, ближе. О, ко мне гости. Наверное, ужин пришел. Хлеб с водой или вода с хлебом.
   Дверь открывается, и на пороге, с факелом в руках... А факел-то ему зачем? Ожившему-то мертвецу? Наверное, чтобы я мог все подробности рассмотреть. Ну, мне не страшно. Только противно, потому что гадость эта ходячая все еще в процессе разложения. Аромат гниения и экскрементов - та еще приправа к хлебу.
   Монстр кладет на пол какой-то сверток и приближается ко мне. Мне, вроде как, и не страшно, но вжаться в стену отчего-то хочется. Чудище, не обращая внимания на мои терзания, отмыкает кандалы ключом. Я почти свободен! Вот я вам всем устрою! Ничего я не устрою, я и встать-то могу только опираясь о стену и зубами при этом стараясь скрипеть не очень громко. Как все затекло!
   - Хозяин велел, - хрипит мертвец, - одежда. Пища.
   Одежда - это хорошо. Пледик клетчатый все еще со мной, как ни странно, но хотелось бы иметь что-то посущественней. Так, медленно поднимаемся. Очень медленно. Встаем. Что там у нас? Тьфу, одежда простолюдина. Мог бы передать что-нибудь из моего гардероба. Но это же Терин, где ему до такого додуматься! Холщовые штаны, длинная белая рубаха и все. Блеск, принц Вальдор, одетый, как крестьянин. Маскарад.
   - Ешь! - каркает мертвец.
   Я в затруднении. Распространяемые моим собеседником миазмы как-то не располагают к наслаждению пищей. Хотя... Что тут у нас? О, мясо. Надеюсь, не от кого-то из собратьев этого чудика отрезанное. Муррр, мясо. Хлеб. Сыр! Вино! Что это с чернокнижником? Видно, и в самом деле он по мне соскучился. А не так уж сильно этот зомби и воняет.
   Так, я подкрепился, я одет, руки-ноги функционируют, и здесь всего один оживший мертвец, вооруженный факелом. Терин, ты все-таки меня недооцениваешь!
   Хватаю кандалы и швыряю их в тюремщика. И попадаю! Успеваю увидеть, как железо врезается в то, что раньше было лицом, хотя и подгнившим, как взрывается и растекается глаз. Но я уже у двери, еще секунда...
   И тут в мою грудь врезается молот. Судя по ощущениям, поскольку не молот это вовсе, а всего лишь рука. Резвые у чернокнижника зомби получились. Нет, не зомби. Это кто-то другой меня нокаутировал. Хвостатый и клыкастый, которого я мельком только успел заметить. Наверное, нечисть какая-то. От удара отлетаю к стене и... И все.
  

Глава 4

  
   Дуся
  
   С территории дворца мы выбрались через тайный ход. Никогда бы не подумала, что в королевском свинарнике, под одной из лоханей вход в подземелье, которое ведет в город. Судя по строениям, довольно-таки богатый район города. Впрочем, не мне судить - по средневековым, а, тем более, сказочным городам до сего момента мне как-то гулять не приходилось.
   Я собралась было поглазеть по сторонам, уж очень красивенько все тут. Чисто, уютно, как на картинке какой-нибудь. Но Брианна быстро меня за руку сцапала и потянула за собой.
   Хотелось глазеть по сторонам, но эта "королева воинов" явно думала иначе, и не давала мне замедлить шаг и поиграть в туриста, изучающего красоты местной архитектуры. А она в Зулкибаре красивая. Дома в основном одноэтажные, но попадались и в два-три этажа. Крыши, покрытые мелкой черепицей, напоминали рыбью чешую, хоть и были на большинстве домов синего цвета (а ведь синих рыб не бывает, правда?). Водостоки были украшены горгульями - во время дождя вода стекает из раскрытых пастей, у некоторых они скалились, у некоторых улыбались. Красивая традиция - вот такими мордами жилища украшать. Или, может быть, суеверие какое-нибудь, ну там духов злых отпугивать или еще что-нибудь в это роде. Лепнина вокруг оконных рам и над дверями, как я успела разглядеть, была почти везде одинаковая. Может быть, это не просто узоры, а какие-нибудь символы? Крылечки в большинстве случаев были украшены резными деревянными перилами. Но попадались и чугунные. Наверно, недешево стоит такие вот перильца выковать - с тонкими завитушками, листиками и прочими финтифлюшками. Еще меня поразили вымощенные булыжником мостовые. Такие чистые, будто их не метут, а моют как минимум пару раз в день.
   - Быстрее! - в очередной прошипела Брианна, и дернула меня за руку.
   Ну да, ей-то все это привычно и знакомо и плевала она, что я тут в полном восторге от ощущения, что попала в декорации для съемок сказочного фильма.
   Вскоре попадающиеся на пути строения стали не такими роскошными, наверное, это начались бедные кварталы. Но тут тоже было чисто и уютно. Приблизительно с полчаса мы петляли по узким улочкам, как лисы, заметающие следы, пока не остановились в каком-то переулке, где сильно пахло рыбой. Тут-то Брианна меня и осчастливила:
   - Я должна тебе глаза завязать.
   - Это с какой стати?
   - Ну, сама понимаешь, секретность.
   - От меня, значит, секреты? - возмутилась я. - А как насчет того, что я принца вашего спасла? Какие могут быть от меня секреты? Я тут, можно сказать, особо важная персона, а ты мне глаза завязывать собралась!
   Брианна задумчиво оглядела меня с ног до головы. А чего глядит-то? Ну да, в домашнем я. Можно подумать, я одна такая дома не в наряде для званого ужина рассекаю, а в старых джинсах и местами заляпанной жиром рубашке. И еще босиком. Тапки-то мои тю-тю - один дома остался, второй в полет над Зулкибаром отправился.
   - Ну что уставилась? Никогда босых девушек не видела? - проворчала я, смущенно одергивая рубашку, которая теперь была не только в жирных пятнах, но и в навозе, как и мои джинсы. И почему это, интересно, мне вдруг так неудобно перед ней стало? Это наверняка банальный бабский комплекс неполноценности, который на моем месте испытала бы любая. Она ведь красотка - эта Брианна. Золотистые волосы коротко стрижены и находятся в симпатичном беспорядке, глаза синие-синие, ресницы длиннющие... наращенные наверно. И фигурка обалденная, и костюмчик этот, состоящий из ремешков всяких разных, отлично на ней смотрится. И я такая рядом с ней: одежда в навозе, в волосах колючки и... ну да! И в волосах моих навоз тоже имеется. Я ж не в орхидеи падала.
   - Между прочим, я уже все пятки себе сбила. А ты еще и глаза завязать мне хочешь. Может быть, хватит над спасительницей принца издеваться, а?
   - Не ври, у нас улицы чистые и вымощены гладким камнем, не могла ты ноги сбить, - рассудительно возразила Брианна и решила, - поклянешься, что не выдашь наше местонахождение, не буду глаза завязывать.
   - Да кому я его выдать-то могу? Я здесь не знаю никого.
   - Клянись, - настойчиво потребовала Брианна.
   - Хорошо, уговорила, клянусь, что не выдам, где вы прячетесь, - пробурчала я, и тут мне как-то нехорошо стало. По телу волна слабости прошла, и язык слегка занемел. Это что означает? Здравствуй обморок? Я затрясла головой, отключаться мне совершенно не хотелось. Спутанные, грязные волосы упали на лицо, в нос ударил запах навоза. Да уж, оригинальный заменитель нашатыря получился, но лишаться сознания расхотелось. Я поспешно закинула свои космы за спину и бодренько уставилась на "королеву воинов", всем своим видом демонстрируя, что вовсе я не обморочная немочь.
   Брианна удовлетворенно кивнула, взяла меня за руку, и потянула за собой в очередной переулок, ничем на первый взгляд, не отличающийся от других. Но нет, оказалось, что он отличался наличием потайной дверцы в стене. Если не знать, что она здесь есть, то и не догадаешься. Я думала, мы через эту дверцу в дом попадем, но мы прошли по узкому коридорчику, который вывел нас в закрытый дворик. В прямом смысле слова закрытый - со всех сторон окруженный домами без окон, ну то есть окна у домов были, но они выходили на другую сторону. К стене одного из больших домов сиротливо жался маленький домик - единственное строение, окна и двери которого выходили в этот самый дворик. Именно к этому домику мы и направились.
   На пороге нас встретил злющий мужчина. Светло-русые волосы в беспорядке, то ли давно с расческой не встречались, то ли просто из тех, которые как ни укладывай, все равно будут торчать и лохматиться. Это, кстати, придавало ему вид разозленного волчары со вздыбленной шерстью. Светло-карие глаза, сверкающие на нас с Брианной из-под нахмуренных бровей, только усиливали это сходство.
   - Женщина, ты в своем уме? Притащила сюда постороннюю оборванку, не завязав ей глаза!
   Хотела я ему сказать пару ласковых по поводу оборванки, но Брианна меня локтем в бок ткнула и сама заговорила:
   - Она клятву дала.
   - По всем правилам?
   - Сказала: "клянусь, что не выдам, где вы прячетесь". Все как надо. Если захочет нарушить, у нее тут же язык отнимется.
   - Это шутка, да? - скромненько так пискнула я.
   - Не шутка, милая барышня, - ворчливо отрезал "волчара", - магия нашего мира слышит клятвы и следит за их исполнением. Ты же это почувствовала, не так ли?
   - Да, чуть сознание не потеряла, - подтвердила Брианна.
   Так вот что со мной было! Я-то думала, что просто устала и переволновалась, а это оказывается, магия местная что-то этакое со мной делала. Ну, просто полный абзац! Нет, ну я могла бы, конечно, посмеяться и не поверить. Ведь сказка все это. Какая еще магия, слышащая клятвы? Бред сивой кобылы! Да, был бы бред, если бы я была дома, в своем мире, а не здесь, где маги всякие и живые мертвецы в порядке вещей. Ох, что же я наделала? Поклялась на свою голову. Мало ли как все обернется. А если меня в плен возьмут и пытать будут? Это что же я должна буду мучения принимать, а проговориться все равно не смогу, даже если захочу? Надо впредь внимательнее быть и клятвами в этом мире не разбрасываться.
   - Да ладно, я никому и не собиралась вас выдавать, - пробурчала я и задала животрепещущий вопрос, - Брианна, если мы уже с этим сторожем закончили, то может быть, пройдем в дом? Я устала и есть хочу.
   - Глупая! Это король Деларон! - возмущенно зашипела "королева воинов" и я поняла, что еды мне еще какое-то время не видать. Во всяком случае, пока по всем правилам этикета не пообщаюсь с королем, который, кстати, на Вальдора совсем не похож. Ну, то есть Вальдор на него не похож. Я так Деларону и сказала вместо "здрасти".
   - Он в мать свою пошел, покойную королеву Иоханну. - объяснил свергнутый король, в одно мгновение из злого "волчары" превращаясь в доброго дяденьку. Он нежно взял Брианну за ручку и поинтересовался, - душа моя, так кого же ты к нам привела?
   - Это дева, которая расколдовала Вальдора, - гордо отрапортовала воительница
   - Я не дева! - автоматически возразила я, на что король издал добродушный смешок, нахально потрепал меня по щеке и сказал:
   - Нашла чем гордиться, дурочка.
   Анекдотическая ситуация. Интересно, в здешнем мире наши анекдоты знают или король случайно так пошутил? Стоп! Это что же это бывшее величество делает? За щечку меня без спроса треплет? Хам!
   Звон затрещины слился с разъяренным воем Брианны:
   - Короля бить?! Да как ты посмела! Да я тебя... я тебе...
   - Глаз на жопу натяну и моргать заставлю, - подсказала я.
   Деларон засмеялся. Брианна растерянно хлопнула ресницами, но, видя, что король в хорошем расположении духа, тоже заулыбалась.
   - Дульсинея Абрамовна, можно просто Дуся, - представилась я.
   - Деларон, - сказал в ответ король. - Спасибо Вам, милая девушка, что расколдовали этого шалопая. И где же он сейчас?
   - Ну там, на заднем дворе Вашего... то есть уже не Вашего, дворца, какие-то чучела были, похожие на оживших мертвецов из ужастика. Они его... хм... ну в общем, схватили они его и куда-то уволокли, - деликатно закончила я. Незачем королю знать, что его сына еще и отпинали как следует.
   - Что? Мертвецов на особу королевской крови натравливать? Неслыханная наглость!
   Король, опять ставший похожим на взъерошенного волчару, бесновался и ругался, правда, не матом изъяснялся, а просто разными проклятиями сыпал. Пока он таким образом душу отводил, Брианна мне успела объяснить, что король так возмущен, потому что никогда прежде, даже при таких некрасивых ситуациях, как переворот, на особ королевской крови не натравливали зомби, на их захват посылали лучших воинов. Это было делом чести. А тут вдруг на захват наследного принца зомби выпустили.
   - Да что Вы ругаетесь-то? - устав слушать культурную нематерную брань короля, перебила я, - не все ли равно, кто Вальдора уволок? Факт остается фактом, он в плену. Брианна, ты обещала меня с вашим магом познакомить.
   - С Таурисаром? Зачем он тебе, дева Дульсинея? - удивился Деларон.
   - Не дева я! Что за слово дурацкое такое? Маг ваш мне нужен для того, чтобы домой вернуться, в мой мир.
   - А ты разве не хочешь спасти Вальдора, замуж за него выйти и жить долго и счастливо?
   - Не хочу!
   Мне показалось, или действительно у короля при моем ответе такое несказанное облегчение на лице вспыхнуло, что хоть прикуривай от его сияющей физиономии... кстати о куреве!
   - Слышала я, что у вас тут гномы курят. Где бы табачку ихнего достать?
   - Их табачку, - поправил король.
   - Что за мода поправлять собеседника? - возмутилась я. - Это у вас с Вальдором семейное, что ли?
   - А Вы, Дульсинея, выражайтесь грамотно, - наставительно изрек король и потрудился ответить по существу, - табака у нас здесь нет, мы не курим. И Вам бы я посоветовал, милая барышня, не курить. Вредно это для здоровья, да и неприлично к тому же, если только Вы не гном.
   И вот тут мне стало совсем нехорошо. Это что же? Это я застряла в чужом мире, без нормальной одежды, без денег и без папирос. Да еще угораздило меня попасть в компанию борцов с курением! Собрала я все свое терпение, какое еще у меня оставалось, и попробовала спокойно объяснить, что уже совершеннолетняя и исключительно мне решать, каким образом и насколько серьезно я буду свое здоровье губить.
   Деларон спокойненько мои доводы выслушал и, засранец такой, принял "гениальное" решение:
   - Я своими людьми рисковать не собираюсь, посылая их за табаком в гномий квартал.
   - Что, твои люди гномиков испугались? - обиженно поддела я.
   - У гномов свое понимание того, как следует обращаться с разумными, и сейчас они, руководствуясь пониманием своей гномьей справедливости, на стороне Терина. Нам на их территорию ход заказан. Да и ты, Дульсинея, спасибо скажешь, когда не покуришь несколько дней и почувствуешь себя значительно лучше.
   - Несколько дней? - возмущенно заорала я, пропустив мимо ушей слова короля о каком-то там особенном обращении с какими-то разумными и о справедливости (кстати, это я зря). - Какие такие несколько дней? О чем ты толкуешь? Я должна сегодня же домой вернуться!
   Деларон посмотрел на меня как на сумасшедшую и предложил:
   - Давай я тебя с нашим магом познакомлю, с ним и договаривайся.
   Да уж, король он и есть король, даже если свергнутый. Сначала выкал мне деликатно (чего я, кстати, не люблю) а потом плавненько так на "ты" перешел. Но суть не в этом. Я, как дура последняя, обрадовалась, подумала о том, какой Деларон добрый и понимающий мужик - вот сразу с магом меня поспешил свести, чтобы я поскорее домой вернулась. А фиг там! Это Деларон таким образом сплавил меня с моими проблемами к магу, который оказался тем еще говнюком.
   Ждать его пришлось долго. Он, видите ли, какой-то архиважный магический ритуал творит и сию минуту меня принять не может, так что добро пожаловать на кухню, Дуся, будут тебя тут чаем и прочей гадостью потчевать... ааааа, хоть бы где окурок какой завалялся!
   До кухни меня самолично король проводил вместе с Брианной. Проводил и оставил нас, на прощание чмокнув Брианну в щечку. Ага, понятно теперь, какой она друг семьи!
   - Вы любовники что ли?
   Деларон сделал вид, что моего вопроса не услышал и с кухни смылся. Брианна очаровательно зарумянилась и пролепетала, что о таких вещах не подобает вот так напрямую разговаривать.
   - Да ладно тебе, Бри, - я дружески похлопала "королеву воинов" по плечу. - Между нами, девочками, почему бы и не обсудить. Вот ты же воин, да?
   - Да, - Брианна приосанилась и поправила пряжку, которая скрепляла ремни, удерживающие заспинные ножны.
   - Так чего тогда стесняешься, как обморочная фрейлина... или у вас тут фрейлин не бывает?
   - Почему же не бывает? Есть у нас фрейлины. Предательницы! При дворе остались, строят этому уроду Терину глазки.
   Брианна возмущенно запыхтела и принялась с такой яростью кромсать копченое мясо, что становилось понятно - на месте этого окорочка на разделочной доске, она себе фрейлин зулкибарских представляет.
   - Ну и дуры, - сделала я вывод. - Чего ему глазки строить, если он урод?
   - Ну, я не в том смысле, вообще-то он не урод, но все равно урод! Короля свергнул, Вальдора в плен взял. Вот скажи, разве не урод?
   - Урод, - согласилась я, жадно наблюдая, как Брианна насыпает в чайничек заварку. Вот взять эту заварку, так похожую с виду на табак, сделать "козью ножку" и... эх, курить-то, как хочется!
   - Бри, я умру!
   - Что? - девушка даже вздрогнула и окинула меня заботливым взглядом, - тебе плохо?
   - Да! Я уже практически одной ногой в могиле. Мне непременно надо закурить. Вот хотя бы мааааленькую такую затяжечку. Бриииии! Ты же не хочешь, чтобы спасительница принца здесь ластами щелкнула?
   - Чем щелкнула? Я не понимаю.
   - Помру я здесь сейчас. Вот прямо сию секунду лягу и помру, если не покурю.
   - Дуся, ну что за глупости ты говоришь, - отмахнулась Брианна и равнодушно вернулась к завариванию чая. - Никто еще без курения не умирал, так что прекрати, не веди себя как маленькая девочка, которой конфетку не дают... кстати, хочешь конфетку?
   - Нет! Хочу папироску!
   - Прекрати капризничать. Вот тебе чай, вот хлеб с мясом. Угощайся, Дуся.
   Понятно, с этой Брианной спорить бесполезно. Угощайся Дуся и все, и забудь думать о том, чтобы покурить. Гадина она, и больше никто. Я принялась молча угощаться, проклиная все на свете, в том числе и свою невероятную "везучесть".
   Брианну куда-то позвали, я осталась наедине с собой любимой и бутербродами всякими с чаем. Долго я не раздумывала, нашла какую-то бумажку, насыпала туда заварки, скрутила "козью ножку", прикурила от плиты и... поняла, что помираю самым настоящим образом.
   А вы как думали? Пробовали когда-нибудь заварку курить? Ну, так попробуйте, а потом ржать надо мной будете!
   Брианна застала меня за очень интересным занятием - я давилась дымом, кашляла, затягивалась и опять кашляла.
   - Дуся, ты самоубийца! - воскликнула "королева воинов", отобрала у меня самокрутку, выбросила ее в печь и похлопала меня по спине. Я хрюкнула и забыла, как кашлять, уж больно тяжела ручка у королевской... хм... подруги семьи.
   Вот так, накормленная хлебом с мясом, напоенная чаем, едва не задохнувшаяся дымом от тлеющей заварки, я и отправилась знакомиться с магом, который, наконец, изволил завершить свои дурацкие ритуалы.
   - Советник Таурисар, это Дульсинея, спасительница Вальдора. Дуся, это маг Таурисар, наш соратник.
   Представив нас, Брианна подтолкнула меня к магу, а сама поспешила удалиться.
   Я во все глаза уставилась на своего нового знакомого. А что? Я же никогда этих магов не видела, интересно мне. А он, кстати, ничего интересного собой не представлял. Самый обычный мужик в белом балахоне. Морда высокомерная, жидкие волосики серо-бурого цвета прилизаны... точнее размазаны по намечающейся лысине, глазки, как два черных буравчика, губы тонкие плотно сжаты. Одним словом, надо мной возвышался типичный такой Злодей Злодеевич Злодейкин с грозным ликом.
   - Здрасти, - буркнула я и со всеми удобствами устроилась в кресле.
   - Добрый день, дева Дульсинея, - поздоровался маг и занял кресло напротив меня.
   - Можно просто Дуся, - предложила я, решив больше не рисковать и не заявлять, что я не дева, а то здесь на это как-то неадекватно реагируют.
   - Скажите, Дуся, кто Ваш папа? - любезно поинтересовался маг, сверля меня внимательным взглядом.
   Вот так номер! Это у них, у магов, обычай такой, родословную у малознакомых девиц выпытывать?
   - Скажите, Таурисик, а Ваш папа кто?
   А что, мне надо было ему тут же и выложить все о себе? С какого, интересно, перепугу? Маг от моего вопроса крякнул как-то странно. Подавился что ли? Хотела я его по спине похлопать, но он уже отвечал:
   - Мой папа был великий маг, член Совета чародеев, звали его Таурисар, я в честь него назван.
   Маг замолчал, сложил ручки на тощей груди и выжидающе на меня вытаращился. Пришлось оказать ему ответную любезность:
   - Я не знаю кто мой папа. Никогда его, засранца такого, не видела. Мама одна меня растила. Знаю только, что звали его Абрам.
   - А Вы, Дульсинея, стало быть, на папу похожи?
   - Откуда я знаю, говорю же, я его не видела никогда. Бросил он маму. Как узнал, что она забеременела, так и бросил. Ну да, да, говорила мне мама, что похожа я на него сильно, глаза вот как у папы... только я не понимаю, Таурисик, каким образом мои ответы могут помочь мне в мой мир вернуться?
   Тут этот маг ненормальный как вскочил, что аж кресло опрокинул, и как заорет:
   - Ты! Дочь вора, предателя и отступника! И мысли у тебя такие же крамольные! Ишь, чего удумала, в запретный мир отправиться! Вся в папашу своего, этого вора бесстыжего, висельника нечестивого!
   - Эй, мужик, я своего папу не люблю по многим причинам, но чего это ты тут его мне в лицо оскорбляешь? - возмутилась я и тоже из кресла вскочила.
   - Молчи, стервь нечистая! - запальчиво рявкнул Таурисар, аж слюна во все стороны полетела. Я еле от брызг увернуться успела и сказала ему все, что о нем думаю.
   Очень громко сказала. А что делать бедной девушке, когда на нее такой вот злодей злодеевич дурным голосом орет? Только и остается, что заорать в ответ, и тут уж победит тот, у кого голос громче и словарный запас богаче.
   Я выиграла по обоим пунктам. И даже тот факт, что в помещение вбежала куча народа, меня не остановил, а только еще больше подстегнул, и Таурисар узнал много нового о себе, своих интимных предпочтениях и о наличии в своей родословной таких существ как... Впрочем, нет, не буду повторять эти некрасивые слова. Я же, если меня не разозлить, не ругаюсь матом... почти.
   В какой момент маг стал бледнее, чем положено, я даже не заметила, так увлеклась. Поняла что что-то неладно, только когда он пошатнулся и начал медленно оседать, явно собираясь положить свою тушку на опрокинутое им же кресло и таким образом закончить скульптурную композицию, говорящую о разрушительных последствиях эмоционального всплеска.
   - Дуся, хватит, помолчи, ты его до инфаркта доведешь, - перебила меня Брианна и так нежно по спине огрела, что я захлебнулась очередным ругательством, умолкла на мгновение, но все же выровняла дыхание и закончила свою обличительную речь:
   - И сам ты стервь нечистая, маг недоделанный! Брианна, надеюсь, насчет инфаркта ты пошутила, я не хочу прославиться в вашем мире как убийца мерзких старикашек. И вообще, он первый начал хамить.
  
   Вальдор
  
   Кажется, маг превратился уже в своеобразное украшение моей камеры. Изваяние мужчины, погруженного в глубокие раздумья. Работа неизвестного мастера. Чтоб этому мастеру на том свете пятьсот раз икнулось, если он, конечно, уже там.
   Ну, это что ж такое? Стоит мне открыть глаза, и тут же вижу пред собой эту бледную скульптуру, прижавшуюся спиной к стене с выражением неземной скорби на лице.
   - Чародей, если мне вдруг естественные надобности справить нужно будет, я это тоже под твоим присмотром должен делать?
   - Ты пришел в себя, - констатирует факт чернокнижник.
   Преодолевая головокружение, сажусь прямо. Цепи при этом практически привычно уже позвякивают.
   - Я не успеваю по тебе соскучиться, маг, - заявляю, пытаясь изобразить на лице добродушную улыбку, - ты пришел о моем самочувствии справиться? Так я отвечу прямо - в ближайшее время не ожидается.
   - Меня позвал слуга. Посчитал, что сильно тебя ударил. Не хочу лишаться удовольствия сделать нечто подобное самому.
   - Ну что ты! Я - крепкий. Меня бить еще можно и бить. Только, пожалуйста, не по лицу.
   - Бережешь мордашку? - интересуется маг, слабо улыбаясь.
   - Ага, хочу в гробу красиво выглядеть. Ты же не собираешься выкинуть мое покалеченное тельце на помойку? На могилку-то я могу рассчитывать?
   Некромант серьезно кивает.
   - Даже на склепик, - сообщает он, - с цветами и музыкой.
   - Это хорошо, - мурлычу я, - музыки и цветов мне здесь особенно не хватает.
   Маг щелкает пальцами, и мне на колени падают две ромашки.
   - Наслаждайся, - рекомендует чернокнижник, ехидно улыбаясь. Я же растерянно подношу цветы к лицу. Они пахнут зеленью и пылью.
   - Спасибо, - говорю, - особенно их количество меня радует. Хотя на похороны особ королевской крови цветов обычно приносят больше.
   Маг разводит руки в стороны.
   - Смена династии, что же ты хотел?
   Поднимаю на него взгляд и долго всматриваюсь в плохо прорисованное в темноте лицо волшебника. Терин выглядит уставшим, вернее даже, каким-то измученным. Ну, корона - это не просто ювелирное украшение.
   - Маг, а оно тебе надо? - спрашиваю, не успев даже толком обдумать возможные последствия такого вот вопроса.
   - Что? Власть?
   - Да.
   - Сама по себе - не очень.
   Забавное признание.
   - А зачем тогда?
   Лицо Терина становится каким-то неестественно веселым.
   - Ну, считай, что я провожу эксперимент. Пытаюсь доказать, что маги тоже могут править, - заявляет он и, не дожидаясь моей реакции, испаряется.
   Впрочем, реакцию бы ему долго ожидать пришлось. Сначала вот мне челюсть на место надо поставить. А то все отвисает, да отвисает. Эксперимент... А я, значит, ненужный побочный эффект? Или, может, катализатор химической реакции? Терин вступил со мной в контакт, и в его голове образовалась опасная смесь. Так, пожалуй, правдоподобнее.
   Не очень хочется верить в то, что меня просто израсходуют. Хотя все сводится к тому. Ну и что тогда? Продать жизнь дорого мне явно не удастся, так постараюсь хотя бы получить удовольствие от ее остатков.
  
   Дуся
  
   Брианна организовала мне помывку в огромной лохани. Ну, то есть, она эту штуку ванной назвала, а по мне так деревянный тазик - это самая настоящая лохань. Даже если тазик этот выглядит как изящное творение искусного резчика по дереву и прочих деревянных дел мастеров. Все равно лохань! Но, признаться честно, в ней намного комфортнее, чем в чугунном монстре, который стоит в моей хрущебе. А эта... хм... ну ладно, ванна из какого-то гладенького и приятного на ощупь дерева сделана, да и побольше хрущевской будет.
   Я лежала по самую шею в горячей ароматной воде и старательно таращила глаза, чтобы не уснуть, расслабившись по полной программе, и ощущала себя чуть ли не царевной какой-нибудь, которую верные слуги купают перед сном. В роли верных слуг выступала Брианна, готовая в любой момент подать мыло или полить мне на голову из кувшина. Впрочем, на голову уже лить было не нужно, волосы я в первую очередь вымыла... ой, их еще расчесывать предстоит, и сушить, а это нелегкое занятие без фена.
   - Бри, - ласково так позвала я, - а не расчешешь ли ты мне волосы?
   - С удовольствием, - Брианна, кажется, даже обрадовалась моей просьбе. - Они у тебя до того хороши, так и хочется прикоснуться. Длинные, густые и цвет такой... цвет твой родной? Или к магу обращалась?
   - В моем мире нет магов, - напомнила я, -  а вот краски для волос есть, любого цвета, какой хочешь. Даже всякие там зеленые и синие. Но я не пользуюсь, это мой родной цвет. Мама у меня красавица была, а я вот в папу пошла, от мамы только волосы и достались. Единственное, можно сказать, мое богатство и красота. Только вот мороки с ними много. А как ваши девушки волосы сушат?
   - Кто как. Те, что победнее, у камина над огнем сушат. Богатые при себе волшебников держат, они им ветерок делают.
   - О, типа магический фен! - обрадовалась я, - а Туська этот ваш слабонервный может такой ветерок делать?
   - Ты что, Дуся! Таурисар маг высшей категории, член Совета чародеев. Он не опустится до таких жалких фокусов. Да и к тому же не нравишься ты ему. Когда его уносили, он все время твоего папу поминал нехорошими словами. Разве мог Таурисар его знать?
   - Понятия не имею! Этот ваш Туська псих какой-то, лечить его надо, - поставив диагноз слабонервному магу, я с чувством выполненного долга прикрыла глаза, наслаждаясь теплой, вкусно пахнущей водичкой и размеренными движениями расчески, которой водила по моей гриве Брианна.
   Да, мне было приятно, я расслабилась, но засыпать не собиралась. Надо было думать, что делать дальше?
   Дураку понятно, что здесь мне ничего не светит. Ни курева - неприлично и вредно видите ли. Ни возвращения домой, потому что маг ихний с ума сошел. Да и Василий мой остался где-то на территории дворца. Это я сглупила, за "королевой воинов" последовав и позабыв про котика моего. Эх, хреновая из меня кошковладелица! Чуть не бросила друга своего пушистого. А если бы Туська этот психованный вернул меня домой? Вот я бы головой об стену билась, вспоминая, что Васенька мой в иномирье остался. Он, конечно, умный кот и здесь бы не пропал, но что мое - то мое. Если приручила, надо в ответе быть, пока смерть не разлучит нас... или как там Экзюпери говорил? Умную вещь ведь сказал. Вот, по-хорошему, мне бы и принца спасти надо, да только фигушки. Его абонемент на спасение закончился. Один раз спасла - в человека обратно превратила, и хватит, домой пора. Работу я уже потеряла... да, дела мои хуже некуда. И все из-за Терина, задницы этой магической. Тоже мне онанист-затейник! Если бы он ко мне Вальдора не заслал, то не приключилось бы этого безобразия. А вот, кстати, раз Терин принца в мой мир заслать смог, то и меня обратно отправить может... и пусть только попробует не отправит!
   Итак, приняв решение делать ноги из этого убежища свергнутого короля во дворец на поиски Васьки, а также Терина, который пусть только попробует мне не помочь, я со спокойной совестью задремала.
  

Глава 5

  
   Вальдор
  
   Нисколько не сомневаюсь в том, что, натравливая на меня зомби и прочую нечисть, Терин пытался мне свою силу продемонстрировать. Мол, кто ты против меня и моей армии тухлых и вонючих. Хотя я вот в таком положении еще немного посижу и тоже буду таким же. Вонючим точно. А потом еще и тухлым. Так и слышу: "Ой, Ваше высочество, мне кажется, или от Вашей ноги кусок мяса отвалился". И я в ответ: "Не обращайте внимания, милочка, у меня мяса этого еще килограмм восемьдесят". Бред какой-то. Сижу и сам с собой хихикаю.
   - Я рад, что ты в добром расположении духа, - слышу знакомый низкий голос.
   Чернокнижник собственной персоной, и физиономия у него подозрительно довольная. Надо же, вспомни о чем-нибудь неприятном, оно и материализуется. И если в прошлый раз я уже почти готов был принять мага за человека, то сейчас это как раз тот гад, который в мышь меня превратил - наглый и подлежащий срочному уничтожению.
   - Ты сиди-сиди, - произносит он, - мы же с тобой почти братья, не нужно церемоний.
   Терин ставит перед собой возникшую ниоткуда табуреточку, присаживается на нее. Потом он делает своеобразное движение пальцами, и в воздухе справа от него загорается достаточно яркий огонек. Я щурюсь. Отвыкаю уже от света. Плохо. Еще немного, и начну с палочкой передвигаться. С другой стороны, я же в подземелье. Может, я здесь и жить останусь. А тогда слепому даже лучше - начну по звуку ориентироваться. Как мышь, только уже летучая.
   - А вот я позволения присесть тебе не давал, слуга, - заявляю я, продолжая игру в высокомерное высочество и глупого простолюдина. Сам не очень хорошо понимаю, зачем я это делаю, но останавливаться не хочу.
   Глаза у Терина по-кошачьи вспыхивают. Кажется, он даже готов меня ударить, но сдерживается.
   - К сожалению, Ваше высочество, - сухо произносит он, - лимит Ваших позволений давно исчерпан. Или к счастью.
   - Смотря к чьему.
   Маг некоторое время внимательно меня разглядывает. Я даже морщусь, до того у него неприятный взгляд. Вот уж раньше не замечал.
   - Ты в прошлый раз не ответил, Вальдор, а куда твоя спасительница делась? Может, ты ее убил? - интересуется Терин.
   - Конечно, - бодро подтверждаю я, - сначала убил, а потом изнасиловал. Да там и оставил. В том мире.
   Терин усмехается.
   - И как же ты, злодей коварный, в наш мир попал?
   - Чисто случайно! Захотел попасть и вдруг попал.
   Маг, уже не скрываясь, надо мной смеется.
   - Вальдор, друг мой, вот уж не ожидал, что в тебе все эти годы таились способности путешественника по иным мирам. Ты у нас, выходит, не только принц, но еще и дракон? Или, может быть, кто еще, кто может с легкостью перепрыгивать из мира в мир? Что ты за существо, Вальдор? Просвети меня.
   Смотрю на его ухмыляющуюся физиономию и думаю, с кем бы мне этого чернокнижника недобитого (ах, жаль, что не добили!) сравнить? Жаль, в голову ничего не приходит. А потому приходится надевать на лицо маску оскорбленного достоинства и холодку немного в голос добавить
   - Не надо, - прошу, - называть меня неизвестно кем. И вообще, не пора ли тебе удалиться? Ты мешаешь моим размышлениям.
   - И все же, - настаивает маг, - где она?
   - А ты, - удивляюсь, - такой потрясающий волшебник и не можешь сам это вычислить? Хотя, о чем я, не можешь, конечно. Иначе король давно бы уже был здесь.
   Терин напряженно разглядывает стену слева от меня.
   - Я могу тебя заставить говорить, - наконец, произносит он.
   - Ты можешь попытаться заставить меня говорить, - уточняю я, в очередной раз покрываясь холодным потом.
   - Ой, - морщится Терин, - только не надо изображать передо мной несгибаемого героя. Поверь мне, Вальдор, ты не такой.
   Я и сам не знаю, какой я.
   - Но я не буду этого делать, - задумчиво добавляет маг, - пока. Думаю, ты и сам не знаешь где она. Как ты считаешь, она попытается тебя выручить?
   - Она?! Меня?!! Вот попытаться убить меня - это она может. А выручить?!
   - То есть ты и там успел нагадить, как я, в общем-то, и предполагал, - резюмирует Терин.
   Аж начинаю задыхаться от возмущения.
   - Я... А ты...
   - Не стоит, Вальдор, не трать силы. Тебя здесь, кстати, как, все устраивает?
   - Какая трогательная забота! - язвлю я.
   - Да, я не хочу, чтобы ты сдох раньше времени и испортил мне все удовольствие, - парирует маг.
   Он встает и направляется к двери.
   - Я велю удлинить цепи. И табурет можешь оставить себе. Есть еще пожелания?
   Хочу ответить какой-нибудь гадостью, но, вместо этого с некоторым удивлением слышу свой собственный голос, который жалобно просит оставить свет. Вот так моя геройская натура оказалась сломлена моими телесными потребностями.
   - Я решу этот вопрос, - обещает маг, удаляясь.
   Дверь за его спиной закрывается, и я с удивлением наблюдаю за тем, как имевшееся до того в ней крошечное окошко расширяется и заплетается все толстыми прутьями, украшенными листиками и цветочками. Очень эффектно. Теперь мое жилище хоть немного освещается факелами, горящими в коридоре. И за цветочки тебе отдельное спасибо, Терин, эстет ты наш недооцененный.
  
   Дуся
  
   Я начала действовать. едва рассвело. Не знаю, почему меня никто не остановил, когда я вылезала из небольшого окошка, украшающего одну из стен коморки, выделенной мне в качестве спальни. То ли все были уверены, что иномирка не рискнет куда-то сбегать, то ли я вчера слишком хорошо играла роль дурочки, и от меня никаких активных действий не ожидали и вообще не считали нужным за мной хоть как-то присматривать. Одним словом, я без приключений покинула это тайное место и по закоулкам двинулась в направлении богатого квартала, надеясь, что не ошибусь с местонахождением прохода в тайник, ведущий во дворец. Радовало, что на этот раз я иду по чистым уютным улочкам не босая. Спасибо Брианне и слава каким-нибудь зулкибарским богам, что у нас с ней размер ноги оказался одинаковым, в отличие от размера груди.
   И вот значит, топала я по улочкам Зулкибара и размышляла над своей горькой судьбой. В другой мир попала, колючек в волосы насобирала, кот исчез, работу потеряла. Шеф, наверно, рвет и мечет, выясняя, куда его секретарь вместе с речью испарилась. Все, кранты тебе Дуся! Больше ты в этой фирме не работаешь и, на фоне всеобщего кризиса, можешь смело называть себя безработной. Ура мне...
   Как выяснилось, топографическим кретинизмом я не страдаю и дорогу запомнила неплохо. Город был по-утреннему пуст и тих, так что до места назначения я добралась без приключений, и люк, скрытый аккуратно подстриженным кустом нашла с третьего раза, что не так уж плохо.
   В подземелье было темно, как впрочем, подземелью и положено. Но там свет не очень-то и нужен, иди себе по стеночке и в итоге попадешь к выходу. Во всяком случае, так оно и было, когда мы с Брианной шли. Но, видимо, все ж ошиблась я, не доглядела, и оказалось, что в проходе этом имеется несколько поворотов. Может быть два, а может быть, больше. Факт, что не один. Короче говоря, я завернула не в тот поворот, но не сразу это поняла, потому что сначала все было, как и вчера - коридор, потом ступеньки. Дальше должен был быть люк, который открывается в темном углу в загоне с жирненькими поросятками. Но все пошло не так еще на ступеньках. Их оказалось подозрительно много. Гораздо больше чем я запомнила. Я уже начала уставать и пыхтеть как паровоз, но тут лестница, наконец, закончилась и я уткнулась в стену, в которой не было никакого намека на дверь. А потолок находился где-то очень высоко, так что о существовании люка можно было даже не думать.
   - Замуровали, демоны, - пробормотала я, в слабой попытке развеселить саму себя и зашарила руками по стене.
   Вот правильно говорят - дуракам всегда везет! Наверно, я на какой-то специальный камушек нажала, и в стене открылась небольшая дверца. Я сделала глубокий вздох и шагнула в образовавшийся проход. Ну, а что такого? Подумаешь, не в свинарнике я сейчас окажусь, а еще где-нибудь. Да может быть, вообще этот тайный ход волшебный и раз в сутки меняет конечный пункт назначения.
   Он волшебным не был, это просто я такая "волшебная" оказалась и не там свернула, а потому коридор вывел меня к выходу в (как я позже узнала) королевские покои.
   Потайная дверца вела в небольшую нишу за камином, я осторожно высунула нос и оглядела помещение.
   Окна были закрыты тяжелыми темными шторами, почти не пропускающими солнечный свет. На полу пушистый мягкий ковер, на стенах всякие красивости - красочные гобелены, изображающие сцены охоты, зеркало в раме, украшенной блестящими камушками (наверно, настоящие?), и еще канделябры, выкованные в том же изящном стиле, что и перила домов в богатом квартале. Если верить сказкам, такие штуки должны гномы ковать. Ну, наверно они и куют, это ведь сказочный мир и, как я уже выяснила, гномы в нем обитают.
   Впрочем, особого моего внимания удостоились не эти настенные красоты, а кровать, которую язык не повернется назвать как-нибудь иначе кроме как траходромом. А на кровати... ой, держите меня сто человек, всемером не удержите! На кровати, вольготно развалившись на спине и раскидав конечности в разные стороны, спало нечто брюнетистое и по пояс обнаженное. Ну, то есть одеяло у него во сне сбилось и теперь болталось где-то в области бедер. Жаль, что оно вообще на пол не свалилось и не открыло мне остальные прелести этого спящего красавца. Хотя, не факт, что красавец, ведь я слишком далеко стояла, чтобы сразу это понять. Я решила это упущение исправить и подошла ближе.
   Предположения мои оказались верны. Красив засранец! Не качок перекачанный, что уже глаз радует, лишнего веса тоже не наблюдается, ну разве что небольшой недовес, но мне даже нравится, захотелось погладить гладкую смуглую кожу на впалом животе, но я геройски воздержалась, оставаясь на расстоянии вытянутой руки от траходрома и продолжая разглядывать это чудо. Волосы черные. Ну да, правильно, он же брюнет моей мечты, а не какой-нибудь блондинище типа Вальдора. Физиономия спящего брюнета была безмятежна. Интересно, что ему такое снится? От чего на красивых губах такая улыбочка загадочная? А какого цвета у него глаза? И правда ли у него такие длинные ресницы или это с места, где я стою, тени падают таким образом, и мне мерещится? Я решила подойти поближе, чтобы это выяснить.
   И вовсе не собиралась я нападать на него. Оно само получилось. Споткнулась я обо что-то и со всей дури завалилась на этот самый траходром, прямехонько на спящего красавца, который спящим сразу же быть перестал.
   Думаете, он обрадовался? А вот фигушки! Нет, и не испугался он, и даже не удивился. Открыл глаза, как будто и не спал вовсе, схватил меня за плечи, и вот я практически лежу на нем, как дура последняя, а он мне в глаза смотрит. Смотрит, не отрываясь, будто загипнотизировать собирается. У него у самого-то глаза какие! Прямо мечта моего детства, а не глаза! Всегда себе такие хотела - зеленые-зеленые. А ресницы у него и, правда длинные и пушистые, не померещилось мне.
   - Привет, - сказала я, с улыбкой жизнерадостной идиотки и, пользуясь случаем, погладила его по обнаженной груди. Главное, глаза при этом сделать невинные-приневинные, типа это не я, это у меня рука сама своей жизнью зажила, и я за ее действия не отвечаю.
   Брюнет мои поглаживания хладнокровно проигнорировал и вежливо так, будто мы не в постели валяемся, а на каком-нибудь светском приеме повстречались, изрек:
   - Здравствуйте, Дульсинея.
   Он мое имя знает? Вот так номер! Мы знакомы? Ну, уж нет. Такого красавчика я бы не забыла ни за что. Так, давай-ка Дуся, прикинь хрен к носу. Ты во дворце (а куда еще ход мог вывести?), ты в шикарной спальне, ты только что разбудила незнакомого мужика, который твоим появлением не удивлен, и знает кто ты. Ну, и кто это может быть? Правильно, Дуся. Ты просто гениальна!
   - Привет, Терин, - я изобразила радость и поерзала, поудобнее устраиваясь на нем. Ну и опять погладила. На этот раз кончиками пальцев по ключице и по шее немножко. И опять полный игнор, а голос спокойный, как не знаю у кого.
   - Я Вас ждал.
   - Ой, приятно-то как, - умилилась я, - а где же цветы и шампанское?
   - Что? - маг, кажется, немного растерялся. Ну, хоть какие-то эмоции. А то лежит тут, статуя неприступная, растудыть его в печенку!
   - Вот ты ждешь даму в гости и что? - замурлыкала я, водя пальцем по его плечу. - Вместо того, чтобы в нетерпении бегать по помещению, терзая букетик  и поглядывая на часы, ты дрыхнешь, как последний засранец. Мог хотя бы стол накрыть.
   - Вы не завтракали, Дульсинея?
   - Да, очень кушать хочется, - решив, что подвиг в виде утренней пробежки по городу и путешествие по подземному ходу заслуживает награды в виде плотного завтрака, душевно призналась я, раздумывая, а не поцеловать ли мне Терина, пока мы еще находимся в такой интересной позиции - я сверху и так близко к его губам? Нет, ну это точно знак! Я просто обязана его поцеловать. Но маг оказался тем еще гадом, я только успела слегка коснуться его губ своими, а он уже аккуратненько отодвинул меня от себя и предложил:
   - Прошу к столу.
   - К какому такому столу? Нет здесь никакого...
   Терин развернул меня в нужную сторону, и стол я увидела. Вот зуб даю, не было здесь никакого стола, когда я вошла. А теперь вот есть. С едой, само собой, и даже бутылка какая-то на нем имеется, не шампанское, конечно, но и так сойдет.
   - Будешь меня соблазнять, - обрадовалась я.
   - Нет, завтраком кормить, - возразил маг. - Заодно выслушаю Вашу историю. Где Вы почти сутки пропадали и как пробрались в мою спальню мимо охраны?
   - В окно залезла, - честно соврала я и поинтересовалась, - а обязательно мне "выкать"?
   Терин мой вопрос проигнорировал, любезно взял меня за руку и подвел к окну, из которого открылся такой вид, что я даже забыла удивиться ожившим шторам, которые раздвинулись сами собой, повинуясь небрежному взмаху руки мага. Да уж, в это окошко я смогла бы забраться, только если бы была птицей, и при этом не пингвином. Четвертый этаж как минимум.
   - А мне непременно надо рассказывать, как я сюда попала? - напустив в голос жалобных интонаций, поинтересовалась я и покосилась на стол. Наличие всякой разной еды в непосредственной близости от меня разыграло аппетит.
   - Необязательно, - решил маг, - мы об этом поговорим после, прошу за стол.
   Я не заставила себя долго ждать и налегла на завтрак. Люблю повеселиться, особенно пожрать! И вкусно-то все как!
   - А что в бутылочке? - полюбопытствовала я, облизнув пальцы. И тут заметила, что маг сам не ест, сидит напротив и смотрит на меня, - ну и что смотрим-то? Что, никогда не видел голодных девушек?
   - Видел. В бутылке вино. Налить?
   - Он еще спрашивает! Ну что за негалантный кавалер мне попался? Наливай, давай уже, а то уйду!
   - Куда? - насторожился маг.
   - Вот бестолковый! Это присказка такая: "наливай, а то уйду". Никакого чувства юмора у вас, иномирцев, нет.
   Терин налил мне вина и ненавязчиво так предложил:
   - Рассказывайте, Дульсинея.
   - Что рассказывать? - прихлебывая вино, поинтересовалась я.
   - Как Вальдора расколдовали, как портал в наш мир открыли, как скрылись от зомби и стражи, которую я послал на Ваши поиски, и где Вы, Дульсинея, прятались почти целые сутки.
   - Это что, типа допрос?
   - Пока нет, - многозначительно ответил маг.
   Это он мне на что намекает? Угрожает что ли?
   - Ладно, убедил. Тебе подробно рассказывать или кратко? Кстати,  Вальдор где? Почему его не спросил?
   - Я хотел бы услышать Вашу версию.
   - Дашь закурить, так и быть, порадую тебя историей.
   Я это сказала, особо не рассчитывая ни на что, и уже приготовилась выслушать речь о том, что это вредно и неприлично. К моему огромному счастью, маг оказался не таким борцом за чужое здоровье, как Деларон, щелкнул пальцами, и в его руке появилась прикуренная сигара, которую он и вручил мне. Я сыто отвалилась от стола и с наслаждением затянулась.
   Не мой любименький "Беломорканал", но с вином зулкибарским потянет.
   - Я слушаю, - напомнил Терин.
   Ну и рассказала я ему, как все было. То есть почти все. О том, что я в убежище свергнутого короля побывала, я умолчала, соврала, что в свинарнике пряталась все это время, а утром во дворец проникла и вот до его спальни добралась.
   - И каким же волшебным образом Вы миновали многочисленную охрану, и нашли в незнакомом дворце королевские покои?
   - А мне Вальдор план дворца нарисовал, еще, когда мы у меня дома общались, - соврала я. - А как твоя стража меня прозевала, у них и спроси.
   Кажется Терин мне не поверил, но деликатно сделал вид, что это его не волнует, и спросил о другом:
   - Значит, Вы в Вальдора тапок бросили, и проход открылся?
   - Ты не говорил, что будешь задавать вопросы, - заметила я. - Если хочешь получить ответы, то это за отдельную плату.
   - И чего же Вы хотите, Дульсинея? - прямо таки с арктическим холодом в голосе спросил маг. -  Еще одну сигару?
   - Нет, домой хочу. Отправишь меня в мой мир?
   - Я бы мог... наверное. Но сначала мне нужно Вас кое о чем спросить.
   - Ладно, тогда давай еще сигару и задавай свои вопросы, - милостиво согласилась я. Не верилось мне, что все так легко и просто, что вот сейчас он меня поспрашивает и с почестями в мой мир отправит. Не бывает все так. И бесплатный сыр только в мышеловке живет. Кстати, о мышеловках. Где мой Василий?
   - Слушай, Терин, твои слуги тут кота не находили? Черный такой, глаза зеленые, Василием зовут... хм... на тебя похож, кстати.
   - Первый раз слышу, чтобы меня с котом сравнивали, - уже не так равнодушно заметил маг. Обиделся что ли?
   - Ну, это типа комплимент, - пояснила я на всякий случай.
   Маг опять принял высокомерно-равнодушный вид и щелкнул пальцами. Из-под кровати, сонно потягиваясь, вылез...
   - Василий! - заорала я. Кот от неожиданности подпрыгнул и сиганул обратно под кровать.
   - Ты нашел моего Василия! Какой ты молодец! А что он у тебя в спальне делает? Решил моего котика присвоить? Не выйдет!
   - Не надо кричать, Дульсинея, не пугайте кота. Вы готовы ответить на мои вопросы?
   - Сначала ты ответишь на мои вопросы, - решительно заявила я.
   Да, когда дело касается моей собственности, в данном случае, кота, я становлюсь жутко занудной и настырной. Наверно, Терин по выражению моей морды лица понял, что в случае отказа его ждут несколько часов непрерывного скандала, и легко согласился на мое требование.
   - Спрашивайте, Дульсинея.
   - Итак, вопрос номер раз: что мой кот делает у тебя под кроватью?
   Терин задумчиво посмотрел в направлении кровати, под которой скрылся Василий и ответил:
   - Это не Ваш кот, Дульсинея. Это мой кот. Мое магическое животное, помощник. У магов так принято.
   - А вот хрен тебе! - рассердилась я. - Это мой кот, а не какое-то магическое животное! Это мой Василий, которого я полгода назад подобрала голодного и холодного на помойке, между прочим. Решил присвоить себе мою зверушку? Ворюга!
   - Бейсик, выйди к нам, пожалуйста, - любезно попросил Терин.
   - А чего не паскаль или фортран какой-нибудь?
   - Не выражайтесь, Дульсинея, Вам не идет, - с холодком изрек маг.
   - Ой, оборжака! Ты даже не понял, о чем я говорю, - хихикая, прокомментировала я, озираясь по сторонам в ожидании, когда к нам из какого-нибудь угла вылезет этот самый Бейсик. Это непременно будет мерзкий тролль или гоблин какой-нибудь. Ну, а кто еще может у злого волшебника в спальне обитать? Но вместо ожидаемого тролля, из-под кровати вылез мой Василий и, как обычно, задрав наглый пушистый хвост трубой, прошествовал...к Терину!
   - На колени, Бейсик, - скомандовал маг.
   - Это он что ли Бейсик, растудыть твою в тудыть? - наконец догадалась я и приготовилась смотреть, как кот выполняет нелепую команду "на колени". Как вообще этот маг недобитый себе представляет кота, встающего на колени? Но все оказалось намного проще - кот запрыгнул к Терину на колени и принялся вальяжно вылизывать свое котовское хозяйство.
   - Это мой кот, - повторил маг и окинул меня холодным взглядом, - еще вопросы будут?
   - Я тебе своего котика не отдам! - уперлась я, хотя уже прекрасно поняла, что маг не врет. Я хорошо знаю Василия, он чужих терпеть ненавидит. Ну не мог он за сутки настолько к Терину привязаться, чтобы забраться к нему на коленки, игнорируя меня - свою любимую хозяйку... а вот фиг! Оказывается, не любимая я, и не хозяйка вовсе.
   - Гад ты, Василий, и предатель, - проворчала я и мне стало грустно. Вот был у меня кот, можно сказать, единственный мужчина, который не проявлял желания сбежать, а оказывается, он и не мой вовсе.
   - А как же ты умудрился котика своего в моем мире на помойке потерять? - ехидно поинтересовалась я.
   - Я его не терял. Он был отправлен в Ваш мир на поиски... одной вещи.
   - Да? Интересно, какой такой вещи?
   - Вам это знать не обязательно, Дульсинея. И не стоит так огорчаться. Если Бейсик захочет, заберете его с собой в свой мир... Вот, он говорит, что не против.
   - Ты, срака волшебная, не прикалывайся надо мной! - рявкнула я. - Коты не умеют разговаривать!
   - Он умеет. Телепатически.
   - Ага, а я ученица Мерлина в таком случае, - огрызнулась я.
   - Вы не можете быть его ученицей. Мерлин уже лет сто пятьдесят не берет учеников, - возразил Терин.
   - Чего? - наверно глаза у меня от удивления стали квадратными. Маг не шутит? В этом сказочном мире еще и настоящий, живой Мерлин имеется?
   - Дульсинея, теперь Вы готовы отвечать на мои вопросы?
   Чувство самосохранения подсказало мне, что терпение мага на исходе, и я решила сдаться... почти сразу.
   - Сигару! - напомнила я и, получив желаемое, изрекла. - Вот теперь я готова.
   - Вы бросили в Вальдора тапок, и открылся проход?
   - Обоими тапками, - уточнила я. - Одним прямо в морду лица попала, а второй мимо пролетел и в стену... точнее сквозь стену.
   - Вы при этом что-нибудь говорили, Дульсинея?
   - Да, сказала, чтобы валил в свой Зулкибар. Странные ты вопросы задаешь.
   - Я пытаюсь понять, как Вы открыли портал в другой мир.
   - Я открыла? Ничего подобного я не делала. Я не умею!
   - Дульсинея, его открыли именно Вы. И я хочу знать, как Вы это сделали.
   - Это не я!
   - Дульсинея, Вы знаете кто Ваш отец?
   Вот! И этот туда же. А вдруг стоит мне сказать про папу, как и этому магу тоже крышу сорвет, и он верещать начнет всякие гадости? Хотя нет, этот на психа не похож. Ладно, была не была. Я коротко рассказала все, что про папу знала. Маг удовлетворенно кивнул.
   - Я так и думал. Дульсинея, Ваш папа маг из нашего мира.
   - Да? И часто ваши маги такие коленца выкидывают - бегают к женщинам из других миров, делают им детей и сбегают?
   - Советник Абрам не сбегал от Вашей мамы, я читал о судебном процессе над ним.
   - Судебный процесс? Он преступник, что ли?
   Теперь мне хотя бы понятно стало, от чего Таурисар так возмущался и слюной брызгал!
   - Это, смотря с какой стороны взглянуть на ситуацию, - начал Терин и рассказал мне, как было дело.
   Семья моего отца издревле владела артефактом - Повелителем порталов, открывающим путь в другие миры. Это была бы очень ценная вещь, если бы не один недостаток - артефакт работает только в руках членов папочкиной семьи. Несколько сотен лет назад Совет чародеев принял решение ограничить доступ в другие миры, то есть без разрешения Главы Совета никто больше не мог даже мечтать о том, чтобы куда-то дальше этого мира сунуться. Решение такое было принято, потому что маги тащили из других миров, технически более развитых, всякие диковинки, которые, по мнению Совета, вносили дисгармонию в развитие этого мира. К тому же в мирах, где магии не существует, маги шалили и, опять же, мешали гармоничному развитию, теперь уже не своего, а иных миров. В общем, Совет единодушно проголосовал за гармонию во всех мирах и свободный доступ к подобного рода путешествиям перекрыл. Да вот только семье моего отца этот запрет был по барабану, потому что Повелителю порталов на все эти запреты было чихать с высокой колокольни. Тогда Советом было решено артефакт у семьи изъять и поместить в магическую сокровищницу, потому что это не дело, чтобы одна семья такой властью обладала - между мирами могла свободно перемещаться. Около тридцати лет назад последний представитель семейства, Абрам, выкрал артефакт из сокровищницы и дал дёру. Мой родной мир он выбрал, скорее всего, случайно, затаился там, потом встретил маму, полюбил ее, прожили они вместе какое-то время, но тут у папочки началась непруха - решил он чего-то ради в свой мир сбегать, там-то его Совет и изловил и приговорил к смертной казни. Артефакт он каким-то образом ухитрился перебросить обратно в мой мир, и тот так и остался у моей мамы. Изъять его не особо старались, потому что последний представитель семьи, в руках которой артефакт открывает миры - Абрам, был казнен. Про маму и про то, что она ждала меня, магам было неизвестно. Да им вообще в голову не пришло, что папа спутался с иномиркой и так сильно ее полюбил, что даже не предохранялся и заделал ей ребенка. В общем, маги со спокойной совестью казнили мага Абрама и предали это дело забвению. Ведь в моем мире магии нет, и не нужно беспокоиться, что артефакт попадет в чьи-то волшебные ручки и может быть каким-либо образом использован.
   - Значит, казнили папу моего? - буркнула я.
   - Казнили.
   - А мама ждала его. Всю жизнь ждала, не верила, что он ее бросил... эх, сволочи вы!
   - Я в Совете не состою и за его действия ответственности не несу, - заметил Терин.
   - Да конечно, на хрена тебе Совет какой-то сраный? Ты вон королевство себе захватил. А Совет этот ваш - сборище ворюг и убийц! Казнили человека за то, что он свою собственность забрал. Кстати, а что это было? Ну, то есть, как оно выглядит?
   - Кулон. Александрит, оправленный в золото. У Вас, Дульсинея, есть такой?
   И такая заинтересованная физиономия у мага в этот момент стала, что и гадать не надо - вот за чем он Василия в мой мир послал. Вот, на что был науськан волшебный кот - на кулончик мой. Потому и поселился у меня. Ой, обидно-то как! Предатель! Наглая пушистая морда! И хорошо, что, рассказывая Терину о своем знакомстве с Вальдором, я о такой мелочи, как поиски кулона, упоминать не стала. И что мне теперь делать? Сказать магу, что кулон при мне? Заберет, а меня убьет, и все, прощай Дуся. Хотя, зачем ему меня убивать? Без меня артефакт работать не будет. Теперь понятно, почему Терин поставил Вальдору такое условие - меня с собой привести. Я же - необходимое приложение к Повелителю порталов. Кот нашел место нахождения меня и безделушки, а следом был заслан так удачно подвернувшийся под руку заколдованный принц, чтобы доставить меня и кулон в жадные ручонки мага этого недобитого. Хм... жадные ручонки? Я представила, как эти руки с длинными тонкими пальцами жадно прикасаются ко мне, и чуть не замурлыкала от таких мыслей.
   А может быть, зря я себя накручиваю? Может быть, Терин не последний засранец, и его совершенно случайно осенило воспоминание насчет кулона, а Васька вовсе и не его в моем мире искал?
   Ага, как же! Только что его осенило! А  судебные документы моего папы он просто так, однажды теплым зимним вечером от не фиг делать почитать решил.
   - А зачем ты, Теринчик, так тщательно ознакомился с историей моего папы?
   - Это часть программы в школе волшебства.
   Врет или правду говорит? Похоже на правду, инцидент с артефактом  вполне мог войти в магическую историю этого мира и даже стать частью школьной программы. А может быть врет? Что делать-то?
   - Если вы, Дуся, оставили кулон в своем мире, то вернуться домой Вам будет проблематично, практически невозможно. Но если вещь при Вас, то я могу научить, как ею управлять и открыть путь в ваш мир.
   Я молчала. Сказать или не сказать? А если совру, что кулона нет, тогда что? А вот сейчас и проверю.
   - Кулон дома остался, я его сначала в руке держала, а когда к порталу за Василием побежала, на стол положила. Там он и лежит до сих пор.
   Маг прожег меня внимательным взглядом. Ой, мамочки, какой взгляд. Я просто таю! И... опять же... ой мамочки! А вдруг он насквозь меня видит? Или мысли мои читает и знает, что я вру? Вот же блин!
   - Что ж, мне очень жаль. Добро пожаловать в наш мир навсегда, Дульсинея.
   - Еще чего не хватало! Что ты за хрень несешь? Не хочу я в вашем мире навсегда застрять. Ай, ладно, фиг с тобой, у меня кулончик.
   Признавшись, я, на всякий случай, схватила вилку и приготовилась дорого продать свою жизнь... точнее свободу. Потому что если маг решил использовать артефакт по назначению, то я ему нужна живая, и сейчас он меня будет в плен брать. Хм... может быть вилочку все-таки на место положить? Заманчивая ведь перспектива - попасть в плен к брюнету своей мечты.
   Но ничего подобного. Никто меня тут пленить и не думал. Маг остался спокойно сидеть на месте. Даже в лице не изменился. И даже не усмехнулся, хотя угрожающая вилкой девушка должна была, как минимум, вызвать улыбку. Что за жопа неэмоциональная - этот Терин?
   - Если вы позволите, Дульсинея, я обучу Вас работать с артефактом.
  

Глава 6

   Вальдор
  
   Я так устал. От безделья. К стене я больше не прикован, хотя железо на мне оставили. Могу, в общем, передвигаться. Хоть взад, хоть вперед, хоть туда, хоть обратно. Кормят сносно. Опять же, камера у меня большая - шесть на шесть. Со всеми удобствами в углу.
   Маг не появляется. Скучно. И страшно, что уж себе врать? Это я при некроманте могу поизображать из себя бесстрашного и не сломленного духом Вальдора Зулкибарского. А вот один на один с собой могу признаться в том, что умирать не хочется, а умирать так, как мне было обещано - вдвойне.
   И все же тоскливо мне здесь одному, так что появлению Терина я даже радуюсь. Смешно, да?
   Он приходит не один, с двумя товарищами мерзкого вида. Один вроде, похож на давешнего мертвеца, а другой - зеленый и с хвостом. Узнаю эту зубастую морду с ухмылкой от уха до уха. Именно такой меня приложил при попытке к бегству. Кстати, уши у хвостатика забавные - заостренные на концах, почти как у эльфа, только длиннее, и двигаются в разные стороны.
   Маг глядит на меня зло и командует:
   - За мной.
   Меня быстренько хватают под руки и выволакивают из камеры, так что я даже что-нибудь ласковое не успеваю сказать. Мог бы посопротивляться, только зачем? Вверх по лестнице, вверх, и вот уже глаза режет от дневного света.
   - Я и сам могу идти! - возмущаюсь я, но мое мнение, похоже, здесь мало кого интересует. Неужели к палачу? Руки холодеют, и я, кажется, забываю, как дышать. Неужели началось? Хотя стоп, палач у нас раньше внизу работал, в подземелье, чего это ради вдруг Терин пыточную стал бы переоборудовать? Не царское это дело - вмешиваться в работу профессионалов. Значит, можно вздохнуть свободно. Меня вталкивают в одну из комнат, без окон, кстати. Чернокнижник входит следом, щелкает пальцами, и кандалы с грохотом падают на пол.
   - Приведи себя в порядок, - велит Терин, - одежду тебе сейчас принесут.
   И оставляет меня наедине с ванной. Потому что в комнате больше ничего и нет. Только бадья с горячей водой, да бутыль на полу с мыльным раствором. О, и бритва! Остренькая.
   А вот не буду я мыться, гнусный злодей, не буду, как бы мне самому этого ни хотелось.
   В результате появившийся минут через пятнадцать маг обнаруживает меня таким же заросшим и чумазым, как и ранее. В руке у меня бритва, которой я пытаюсь мага этого достать. Безуспешно. Он вдруг исчезает, материализуется в другом конце комнаты, а я вдруг обнаруживаю себя сидящим по уши в воде. В одежде и с бритвой в руке.
   - Мойся, - выдыхает Терин, - не будьте свиньей, Ваше высочество.
   Очень интересно. Я - и вдруг высочество. Из его уст слышать это уже странно. Кажется, готовится что-то интересное. Ради разнообразия могу и подчиниться.
   И вскоре меня - свеженького, как огурчик, чистенького и одетого в один из моих собственных парадно-выходных нарядов вводят в зал для приема делегаций. Самой делегации пока, вроде как, не наблюдается, если не считать таковой расставленных по периметру представителей нечисти.
   Аккуратно, но жестко придерживая меня под локти, старые знакомые - монстр и хвостатик - ведут меня к трону (папиному!), на котором в этот самый момент уже восседает чернокнижник.
   - Отпустите принца, - тихо произносит он, и вот я уже практически готов свернуть ему шею и опять ничего не получается. Успеваю почувствовать лишь, как железо обхватывает мою шею, а не его, как бы мне этого хотелось. В результате желание убить мага остается, а возможности куда-то исчезают.
   - Справа от трона есть скамейка. Сядь на нее и не шевелись.
   С ужасом понимаю, что мое тело с какой-то непонятной мне готовностью топает в указанном направлении.
   Терин наблюдает за тем, как я усаживаюсь, а потом с нежной улыбкой заявляет:
   - Прости, Вальдор, что не по плану. Встреча с палачом немного откладывается. Потерпи. Хорошо?
   Он наклоняется и легонько хлопает меня по плечу.
   - Ты будешь хорошим мальчиком.
   Нет пределов моему терпению. Казалось, больше, чем сейчас, ненавидеть мага я уже не в состоянии. Но вот за мальчика точно бы руку ему отгрыз. По самый локоть. Но не могу. Вообще ничего, только дышать, моргать и голову поворачивать.
   Вдруг Терин перестает надо мной издеваться, резко выпрямляется и принимает "царственный" вид. То есть лицо его становится еще более надменным, чем обычно, плечи распрямляются, локти отводятся в стороны. Пародия на короля, одним словом.
   В зал бодренько вбегает очередной полуразложившийся трупик в одежде главного церемониймейстера и, с хрипами и подвываниями в голосе, сообщает о том, что аудиенции Его величества Терина испрашивают члены Совета чародеев.
   - Впускайте, - велит чернокнижник.
   Двери распахиваются, и в зал входят три мага. Ну, наверное, мага, поскольку из Совета.
   Впереди - толстенький такой низкорослый старичок. Румяный, короткая белая борода топорщится. На голове колпак высотой с полметра. Надето на советнике что-то большое и развевающееся. Вот, а я Терину говорил в свое время, как волшебники должны одеваться. Не изображать из себя первых красавцев королевства, а именно так, чтобы сразу было видно, кто есть кто.
   За старичком следует стройная дама, как говорят, со следами былой красоты на лице. Из тех, что сзади - вострушка, спереди - старушка. Ну и с ними паренек какой-то, лет двадцати на вид. Худой и нервный.
   - Мальчик мой! - восклицает старичок, протягивая к чернокнижнику пухленькие короткопалые ручки, - как я рад тебя видеть! Обними же своего старого учителя.
   - Стоять, - сухо заявляет Терин, - защиту трона Вам не пробить, Дукус.
   - Хм, не пробить, - ворчит Дукус, - да я сам ее и устанавливал.
   - Я усилил.
   - Ты всегда был способным мальчиком. Я в тебе и не сомневался. Ты же знаешь, Терин, что я собирался рекомендовать тебя в Совет?
   - Знаю, а также знаю и то, что Вы полностью одобрили действия Деларона в отношении меня. Я читал вашу с королем переписку. Сейчас даже процитирую.
   Терин делает задумчивое лицо.
   - "...проявление подобной несдержанности по отношению к членам королевской семьи характеризует мага только с отрицательной стороны. Безусловно, Вы вправе были применить к нему любую меру воздействия. Более того, я считаю, что некромант Терин заслуживает не только временного ограничения доступа к своим способностям, но и лишения статуса волшебника. Я готов поставить вопрос об этом на голосование Совета". Это Вы так пошутили?
   Ничего себе заявление от старого учителя! Выходит, Терин не только мне был не слишком приятен?
   - Мы пришли сюда не это обсуждать! - вмешивается дама.
   - Ну, так я слушаю ваши предложения.
   - Ты обязан вернуть трон королю Деларону и освободить Вальдора. В этом случае к тебе будет применено минимально возможное наказание.
   Терин морщится, а затем переводит на меня задумчивый взгляд.
   - Вальдор, друг мой, дай понять тете, что ты не хочешь отсюда уходить.
   Против воли я киваю. Вот сволочь! И интересно, минимально возможное - это как? А отрывание конечностей туда входит? Я бы посмотрел.
   - Он не хочет, - сообщает Терин, - что касается Деларона, я не знаю. Может быть, ему без трона даже уютнее. Вы бы его сюда привели, мы бы пообщались.
   - И ты бы тоже нацепил на него "ошейник покорности"?! - верещит юнец и выкрикивает какую-то абракадабру. Чернокнижник делает жест, будто от мухи отмахивается, и парнишка валится на пол. Старичок с дамой нервно переглядываются.
   - Вот что, уважаемые коллеги, - спокойно улыбаясь, произносит Терин, - поскольку предложить вам мне нечего, а натравливать неопытного, хоть и сильного словесника на жестовика с вашей стороны было, по меньшей мере, неэтично, прошу Вас покинуть территорию страны. Немедленно. Аудиенция закончена.
   Маги удаляются, не забыв прихватить с собой слабо шевелящегося мальчишку.
   - А маг ведь Дукус неплохой! - говорит Терин, обращаясь в пространство, - хотя и вкусы у него своеобразные.
   Молчу. А что остается? Если неплохой маг не смог уничтожить этого нашего, не знаю, насколько хорошего, то что мне за дело до его вкусов?
   - Да, - добавляет он, - Вальдор, ты можешь говорить, если хочешь.
   - Сними с меня ошейник.
   - Сниму, конечно, у него действие ограниченное. Без подзарядки не больше трех часов работает. Так что не волнуйся. И как тебе этот цирк?
   - Цирк как цирк, - отвечаю я, - нормальная политика. А ты что хотел? Любви и уважения?
   - К вопросу о любви, - ухмыляется Терин, сползает с трона и становится передо мной, - как там у Вас отношения с Дульсинеей сложились? Сладкий поцелуй, нежные объятья и страстная ночь?
   Вот же ж... Он так близко, а ударить не могу.
   - Да, - отвечаю, - она - потрясающая любовница. Такая ласковая и умелая. А уж как нежна...
   Не выдерживаю и начинаю ржать. В голос. Наверное, это что-то истерическое. Что забавно, Терин меня в этом устремлении поддерживает. То есть тоже издает звуки, которые не у каждой лошади получатся.
   Уж не знаю, как он познакомился с этой ласковой и нежной, но шутку оценил.
   - Ладно, - отсмеявшись, наконец, заявляет он, - иди к себе в камеру. Там на тебя вновь наденут кандалы и заберут ошейник. Думаю, дорогу найдешь, принц.
   Эй, я бы, может, еще пообщался! Что это я? С кем? С чернокнижником? Точно от одиночества начинаю потихоньку сходить с ума.
   Тем временем ноги сами несут меня в темницу. Вниз, вниз, прощай, солнышко. Еще два поворота и... И мимо чего это они меня несут?! Мимо Дульсинеи? Мимо разноглазой этой из другого мира? У меня галлюцинации? Неужели надетый на мне лишающий воли артефакт способен еще и на это?
   Успеваю пробормотать: "Дуся?" и плавно вхожу в поворот. И вот я уже у себя. Очередной зомби, крепкий мужчина, которого только-только тронуло разложение, оставив зеленоватые пятна на лбу и щеках, молча надевает на мои покорно протянутые лапки кандалы, после чего снимает ошейник и торопливо удаляется.
   Я же, заметив появившийся неведомо откуда в моем жилище матрасик, падаю на него, закрываю глаза и думаю, что вот появись здесь сейчас Терин, я бы спасибо ему сказал. Может быть. В самом деле - матрас - это чудо. Можно сказать, величайшее изобретение человечества - матрас. Вот такой вот плотненький, колюченький, и все равно самый лучший после холодного пола. Жаль, лежать на нем в парадной одежде неудобно. Не предназначена она для этого - слишком много драгоценностей и прочих красивых излишеств на нее нашито.
   Постепенно мысль от матраса переходит на Дульсинею. Очень мне интересно, почему эта барышня гуляет по дворцу, куда ей вздумается, причем с таким видом, будто это она здесь хозяйка, а не я - несчастный почти что венценосный узник. И, кстати, неужели ее совершенно не интересует, как я провожу свое свободное время? С крысами (ладно, загнул, не приходили), на полу и в кандалах?
  
   Дуся
  
   Гуляла я по дворцу. Настроение было не очень. Я-то, наивная, полагала, что маг меня за пару часиков обучит порталы эти открывать и вперед, Дуся, домой. А вот фиг там! Оказывается, не все так просто. Оказывается, надо не просто пожелать что-то типа "сим-сим откройся" и вот тебе путь в другой мир. Как объяснил Терин, надо это самое каким-то специальным образом желать, а каким, я сама понять должна. Ну и каким таким образом, стесняюсь я спросить, я должна понять это? На такой мой вопрос Терин загадочно заявил, что это должно быть примерно также, как, когда я швыряла в Вальдора тапок и орала "вали в свой сраный Зулкибар". Я и орать пробовала и предметы всякие в стены швыряла и даже в мага попала пару раз. Кажется, ему не понравилось, но вида не подал. И вообще, Терин меня раздражать уже начал. Такой весь из себя любезный и невозмутимый, куда бы деться. И даже не пикнул, когда во время моих экспериментов ему в лицо ваза прилетела. Ну вот как прикажете с таким общаться?
   В общем, вчера мы с ним потренировались, точнее я тренировалась, а он старался держаться от меня подальше и только иногда указания давал, как лучше сделать. Я думала, мы и сегодня прямо с утра начнем занятия. Но оказалось, что нет. Сегодня маг изволил выполнять свои королевские обязанности и отправился какую-то делегацию принимать.
   - Дульсинея, я бы попросил Вас не покидать этот этаж, - сказал он мне на прощание и поспешил исчезнуть. Наверно, догадался, что я сейчас протестовать начну.
   Ага, как же! С какого перепугу я должна оставаться на этом этаже (на третьем, кстати, где нет жилых комнат)? Обойдется! Я же дворцов никогда не видела (в кино и на картинках не считается). Я, может быть, хочу изучить это строение изнутри во всех подробностях, и меня совершенно не устраивает, что мое передвижение самым наглым образом ограничивают. Тоже мне доморощенный мистер Синяя Борода - сюда ходи, сюда не ходи, эту дверь не открывай, а то кирдык тебе придет.
   Нет, ну сначала я, как послушная девочка, решила облазить тот этаж, на котором находилась. Но если маг не объявится после того, как я данный этаж обследую, и не даст добро на дальнейшее изучение дворца, то это будут его проблемы. Пойду, куда захочу, без его разрешения. А что? Сам виноват - не уделял дорогой гостье (то есть мне) должного внимания.
   Я по-честному очень тщательно изучила весь этаж по кругу. Именно так помещения здесь расположены - по кругу и паровозиком к тому же, то есть входишь в одну комнату, проходишь ее, выходишь в другую дверь и попадаешь в следующее помещение. Там было много чего интересного. Например, зал с охотничьими трофеями. Никогда в жизни не видела столько звериных чучел сразу. Головы на стенах и звери в полный рост, расставленные по всему залу. Гринписа на них нет, на этих зулкибарских охотничков!
   Помещение, стены которого были густо увешаны картинами, я хотела пробежать по-быстрому. Я не люблю чужие фотографии просматривать. Портреты - это то же самое, так что интереса рассмотреть их у меня не возникло. Но все ж таки я нашла повод, чтобы там задержаться - увидела портрет Вальдора. До чего надменная харя у мыша этого недобитого. Не удержалась я, вытащила из остывшего камина уголек и пририсовала портрету губки попухлее, реснички и много-много длинных кудряшек, с бантиком на маковке. Просто прелесть, какая очаровательная принцесска из Вальдора получилась. Налюбовавшись делом рук своих, я отправилась дальше и попала в оружейную.
   Оружие висело на стенах, а также на всяких разных подставках лежало и стояло. Больше в этой комнате ничего примечательного не было. Тут я задержалась подольше, изучая экспонаты, и пытаясь угадать, для чего предназначены некоторые штуки, назначение, которых по внешнему виду угадать было сложно. В конце концов, я приняла решение затащить сюда Терина и у него поспрашивать. Особенно вот про эти изящные штучки, похожие на декоративные кандалы. Для настоящих суровых кандалов у них ковка слишком тонкая и красивая - листики всякие, завитушки и соединяющая их цепочка так вычурно сплетена, что я бы такую в качестве украшения использовать не постыдилась. Представила я, как замечательно эта штука будет смотреться на моих руках в какой-нибудь захватывающей игре с Терином и... побыстрее покинула оружейную. Что-то размечталась ты, Дуся. Будто очень нужна ты магу этому. У него может быть таких "Дусь" вагон и маленькая тележка. Тоже мне, красавица выискалась. Вот, Брианна же говорила, что фрейлины с ним тут вовсю заигрывают... хоть одну увижу - убью! У меня даже на мгновение возникла мысль вернуться в оружейную и что-нибудь прихватить - ну там ножичек какой-нибудь или сабельку, но в последний момент передумала. Если что, так тут по стенам дворца и так достаточно всякого оружия развешано. Интересно, почему? Мода что ли такая? Или висит специально, чтобы проще было на особ королевской крови покушаться, а тем, в свою очередь, обороняться? Вот, например, идет такой Вальдор... точнее крадется из спальни какой-нибудь дамы замужней, а тут бац! Муж ейный выскакивает, хвать меч со стены и на принца. А принц такой раз! Сабельку со щитом со стены снимает и... ну дуэль и так далее. Да, веселая картинка получилась. Жизненная.
   Из оружейной я попала в библиотеку. Стеллажи до потолка, стремянка с колесами, чтобы с верхних полок книги доставать, стол, кресла, пепельницы. Да уж, красота. Пепельницы поставить догадались, а коробочку сигар к ним приложить - нет. Надо бы подсказать Терину, что в библиотеке не хватает самого главного, то есть курева.
   Я вытащила первую попавшуюся книгу, обнаружила на обложке незнакомые буквы и подумала, что странно получается - я понимаю все, что говорят эти иномирцы, потому что говорят они по-русски, а буквы почему-то читать не могу. Или это инстранщина какая-то? Я из любопытства книгу полистала и обнаружила, что она еще и с иллюстрациями. Красочными такими, очень реалистичными и не совсем приличными. Короче говоря, на любителя иллюстрации, и почти на каждой странице. Что-то мне подсказывает, что я нашла аналог "Кама Сутры" этого мира. Одна из "веселых картинок" ввела меня в недоумение. Я повертела книгу так и этак, но честно признаюсь - так и не поняла, как эта парочка умудрилась сплестись в такой хитрой фигуре. Жалко, что я не могу описание к этому изображению прочесть. С сожалением, поставив книгу на место и на всякий случай запомнив, где она стоит, я вытащила другую. На этот раз буквы были мне знакомы. Ну, то есть обычные русские буквы. Правда книжечка точно не из моего мира, потому что у нас вряд ли существуют "Легенды и мифы Зулкибарского королевства". Я так понимаю, в этом самом Зулкибаре, в который я попала, говорят на русском языке, но также в этом мире существуют и другие страны, где общаются на других, непонятных мне языках, как, например, родина той книжки с веселыми картинками. Ну что ж, получается, мне очень сильно повезло, что я попала именно в русскоязычный Зулкибар, иначе даже не знаю, как бы я справлялась. Это было бы тоскливо - пытаться объясниться с Терином жестами.
   Я открыла "Легенды и мифы" наугад. "Дракон Ллиувердан и храбрый рыцарь" - красивыми буквами было выведено наверху страницы. Обалдеть! Здесь еще и драконы водятся? Ну, все. Капец! Мама, забери меня отсюда! Я быстро "по диагонали" прочла написанное и с облегчением поняла, что драконы в этом мире вряд ли живут, потому что история про дракона и рыцаря была явно из серии детских сказок с участием принцессы, полкоролевства в приданное, злого хитрого дракона и храброго рыцаря, который в итоге принцессу спас. Только вот что стало с драконом, носящим заковыристое имя Ллиувердан, сказочка почему-то загадочно умалчивала, заканчиваясь классической фразой "и жили они долго и счастливо".
   - И умерли в один день, - добавила я от себя, закрыла книгу, поставила ее на место и решила, что пора отправляться дальше. Я люблю иногда от скуки посидеть с интересной книгой, но сегодня не тот случай.
   Из библиотеки я попала... ну, наверно, в обеденный зал. А что еще это может быть, если здесь кроме большого стола, окруженного стульями, ничего нет? И стол и стулья, кстати, шедевры резки по дереву не хуже, чем ванна в убежище свергнутого короля. Любят, однако, зулкибарцы такие вещички.
   Короче говоря, так я шла через различные залы до тех пор, пока не вернулась туда, откуда начала - в помещение, где Терин меня вчера порталы открывать учил. Быстро, однако, мое путешествие подошло к концу. Зато теперь мне стало понятно, что нахожусь я не на полноценном этаже, а в одной из башенок, которые разглядела еще в день своего прибытия, когда осматривала дворец снаружи. Вот же гад какой Терин! Бросил меня в этой пристройке недоделанной, да еще и запретил выходить. Я ему пленная принцесса что ли? Тоже мне, злой и ужасный нашелся! И что прикажете делать бедной девушке?
   Решение было принято в один момент - я пустила в игнор запрет мага и отправилась к лестнице, которую ранее заметила. Она либо выведет меня на другой этаж, либо я останусь на этом же этаже, но покину пристройку. А что? Я ж и в самом деле не принцесса какая-нибудь, чтобы послушно в башне сидеть и не дергаться.
   Я без приключений миновала один лестничный пролет, а там... мамочки мои! Зеленый, противный и вонючий. Один глаз отсутствует, морда тупая-претупая. Одним словом, зомби. Ну ладно бы просто стоял, пусть бы даже шевелился, что я, психованная что ли, пугаться? Я же знаю, что это териновы слуги, чего их бояться-то?
   Но этот зомбик какой-то бешенный оказался, зубки свои корявые оскалил и на меня пошел. Ой, ну жуть пистолетная! Руки расставил, ножку одну приволакивает и, вроде бы, даже рычит. Короче, классическая сцена из фильма ужасов. Вот тут-то я и испугалась. Схватила со стены какую-то сабельку, заверещала для моральной поддержки себя любимой и давай той сабелькой махать. Ну, жуть же все-таки! Так что я и глаза для храбрости закрыла.
   Сколько я так стояла, махала сабелькой и верещала, не знаю даже. Потом устала, глаз один приоткрыла и... ура, я победила! Слава мне, Дусе - победительнице зомбей... зомбов... зомбиков, короче говоря.
   У моих ног лежала кучка изрубленного на куски мяса не первой свежести. Как я его, а?! Просто блеск! Порубала на пятаки, можно сказать.
   Аккуратно перепрыгнув через кучку, которая осталась от поверженного зомби, я продолжила изучение дворца. А что? Заслужила. Можно сказать, в честном бою завоевала. А сабельку на всякий случай с собой прихватила. Вдруг еще какой-нибудь шибко нервный зомби попадется и захочет меня сожрать?
   На этом этаже помещения не паровозиком располагались, а более привычным для меня способом - коридор и из него двери, ведущие во всякие разные места. В какие именно места, я поняла буквально через пару минут, когда одна из дверей приоткрылась и из нее высунулась смазливая девичья физиономия. При виде меня на физиономии явно отразилась усиленная работа мысли. Наверно, соображает - кто я такая и что здесь делаю? Я решила бедную девушку не мучить, и первая завела разговор:
   - Привет.
   - Добрый день, - девица обрела дар речи и осмелилась полностью высунуться из-за двери, ну то есть в коридор вышла.
   Да уж. Что сказать-то? Я бы в жизни такое платье не напялила. И не потому, что у него вырез на груди такой, что еще чуть-чуть и пупок видно будет, а потому что подол у наряда до самого пола, да еще пышный. Ну и как в этом передвигаться? И к тому же оно наверно тяжелое - вон, сколько всяких камушков размером с мой кулак нашито, да и в прическе у девицы тоже много всяких цацок сверкает. Интересно, кто это такая? Ну, я у нее так и спросила:
   - Ты кто?
   Она растерянно моргнула. Вот в чем дело? Я что, к ней как-то не так обратилась?
   - Я придворная дама. Вы можете называть меня госпожа Джула, - важно молвила эта передвижная выставка драгоценных камней.
   - Ага, понятно, - пробурчала я, изучая Джулу с удвоенным вниманием.
   Так вот они какие - фрейлины-предательницы, которые остались при дворе и Терину глазки строят. Ну, она конечно симпатичная, только высокомерная слишком. Ой, а вдруг магу именно такие и нравятся - чтобы в драгоценностях, платье до пола и с вырезом до пупа? Обхохочешься!
   - А я ваша будущая королева, можете называть меня госпожа Дульсинея, - стараясь сохранять серьезность, представилась я.
   Вот честно, думала, она поймет, что это шутка, но эта дурища вдруг склонилась передо мной в глубоком реверансе и пролепетала:
   - Рада познакомиться, госпожа Дульсинея.
   Хм... интересно, что скажет Терин, когда до него дойдут слухи о том, что его без него женили, точнее обручили? Надеюсь, что посмеется.
   - И много тут вас таких? Ну, в смысле дам придворных? - полюбопытствовала я и пояснила, - я тут осваиваюсь помаленьку, потом буду решать, сокращать штат или расширить.
   Я понятия не имею, входит ли это в обязанности местных королев, но мое заявление произвело на Джулу глубокое впечатление.
   - Ах, пойдемте в мои покои, я Вам все про всех расскажу! - воскликнула фрейлина. - Вам непременно понадобится помощник, который в курсе дел при дворе.
   Только дурак бы не догадался, что она, конечно же, на себя намекала. Я от Джулы еле отбилась и не позволила затащить себя в ту самую дверь, из которой она вылезла. Мне не улыбалась перспектива провести ближайшие несколько часов за сплетнями. Нет, ну я люблю иногда посплетничать, но ведь вижу, что эта дамочка правды мне не скажет и всех дерьмом обольет, потому что, дура такая, поверила в то, что я высокое начальство, ну то есть королева будущая, и собираюсь штат перетряхивать. Вообще-то странно это, что Джула так быстро взяла и поверила. И ее даже не смутило, что я, в отличие от нее, выгляжу, как бедная родственница, в старой рубашке и потертых джинсах, а не в платье и драгоценностях.
   Джула от меня отвязалась только после того, как я дала ей ценное указание - изложить на бумаге подробную информацию обо всех фрейлинах и прочих придворных Малого двора (это она мне подсказала, что штат королевы так называется). Джула видимо решила, что я возвела ее в ранг старшей фрейлины и тайного шпиона в одном лице, возгордилась, отвесила мне еще один реверанс и с гордо поднятой головой скрылась за дверью своих покоев.
   Я пошла дальше, радуясь, что так вовремя выяснила, куда ведет большинство дверей на этом этаже - в покои фрейлин и пажей. Ни с теми, ни с другими после знакомства с Джулой мне сталкиваться не хотелось, так что я мирно топала по коридору и изучала оружие на стенах. Между оружием кое-где попадались портреты людей с ярко выраженным семейным сходством. Я пришла к выводу, что это изображения членов королевской династии, которые не влезли в тот зал, где я мыша блондинистого так удачно расписала. Смотрю, а мне навстречу идет этот самый расписной мыш. Вальдор, то есть, собственной персоной. Чистенький такой, нарядный весь и на пленника совсем не похожий. А Терин ведь, гад такой, мне вчера сказал, что принц у него в темнице в кандалах сидит. Ага, в таком-то виде с сытой и бритой мордой, он разве что в тех декоративных кандалах у него тут рассиживается. Это что же получается, они на пару меня обманывают?
   Хотела я дать Вальдору в ухо и сказать все, что думаю о нем и об обманщике Терине, который его вовсе и не запер, то есть не пленник принц, разгуливает себе спокойно по дворцу весь такой нарядный и симпатичный даже. Жаль что не в моем вкусе, убожество белёсое. Только ничего я принцу не сказала. Не успела. Он пролетел мимо меня, как будто у него тормоза не работают, только и успел пискнуть что-то и дальше помчался. Это что ж это такое, растудыть его налево? Своих не узнает? Вот я ему сейчас...
   - Что Вы здесь делаете, Дульсинея?
   Я аж подпрыгнула от неожиданности. Ну, разве можно так подкрадываться к девушкам, у которых холодное оружие в трясущихся руках? Сама не знаю, как это у меня получилось, только вот уже Терин к стене прижимается, а я сабелькой ему в грудь тыкаю.
   - Ты чего подкрадываешься, придурок? А если бы я тебя зарубила?
   - Дульсинея, как Вы попали на второй этаж?
   - Пешком пришла, - честно призналась я, не удержалась от соблазна и лезвием поддела какой-то шнурок на его камзоле. Острое, надо сказать, лезвие. Шнурочек тут же и разрезался.
   Маг на это дело посмотрел, губы сжал и на меня взгляд перевел.
   - Что ж ты так надолго меня одну бросил? Я скучаю, как дура последняя, а ты в это время с Вальдором развлекаешься. Ты зачем мне соврал, что он в темнице и в кандалах?
   - Я Вам правду сказал.
   - Правду? - проворковала я и опять не удержалась, поддела лезвием за пуговку на рубашке. Бац! И пуговка отлетела. А это становится интересным.
   - Если ты не соврал мне, то кого я сейчас видела? Кто это тут весь такой нарядный мимо меня продефилировал? Не Вальдор? Может быть, скажешь, что мне привиделось? Так знай, я галлюцинациями не страдаю.
   - Дульсинея, опустите оружие, Вы можете кого-нибудь поранить.
   - Не кого-нибудь, а тебя!
   Бац! Еще одна пуговка полетела. Нет, ну это уже становится просто офигительно здорово! Стою я такая, раздеваю брюнета своей мечты при помощи сабельки... прямо-таки эротический сон какой-то... был бы, если бы брюнет не вел себя, как говорящая статуя, у которой не случается эмоций.
   - Ну, так что, отвечать будем, маг ты мой недорезанный?
   - Дульсинея, это, действительно, был Вальдор. Вам не привиделось. Принц возвращался в камеру после встречи с делегацией Совета чародеев.
   - Темнишь ты что-то, Теринчик, - решила я, хотела еще какую-нибудь часть одежды ему испортить, уже даже почти решила какую - ремень на штанах, но тут этот подлец пальчиками легонько так двинул, и сабелька, как живая, из моих рук вырвалась и отлетела куда подальше.
   - Так нечестно! - возмутилась я.
   - Дульсинея, если Вы будете так себя вести, я и на вас надену ошейник покорности. Это весьма неприятная вещь, можете спросить у Вальдора.
   - Ага, намек понят. Ты на него какую-то магию навесил, поэтому он с такой офигевшей рожей мимо меня промчался. Эх ты, садюга!
   - Обычные меры предосторожности, - пожал плечами маг. - Не расскажете, как попали на этот этаж?
   - Я уже рассказала - пешком я сюда попала.
   - Хм... и охрана Вас пропустила?
   - Какая охрана? - удивилась я. - Не было никакой охраны... постой, ты имеешь ввиду того бешеного мертвяка, который меня чуть не сожрал? Ах, ты засранец! Ты что, на меня зомбей своих натравил, чтобы я никуда не совалась? И попробуй только скажи, что это для моей же безопасности. Я, может быть, впервые во дворце. Я все осмотреть хочу, а ты мне препятствия чинишь. Гад ты и больше никто! А зомбика твоего вонючего я порубала на пятаки и с тобой бы с удовольствием то же самое сделала, если бы тут свою магию сраную не использовал. Тоже мне, Гудвин великий и ужасный!
   - Дульсинея, Вы изрубили зомби?
   Ой, кажется, он злится. Неужели я сейчас увижу Терина в гневе? Ура... нет, ни фига не ура.
   - Дульсинея, да будет Вам известно, что качественные трупы на дороге не валяются. Вы испортили весьма ценный материал.
   - Да мне пофиг! Сходишь на кладбище еще накопаешь, если такая необходимость загаживать симпатичный домик этими вонючими зомбями.
   - Зомби.
   - Что?
   - Слово зомби не склоняется.
   Я покосилась на свою сабельку, которая сиротливо лежала на приличном расстоянии от меня. Маг проследил за моим взглядом, махнул рукой, и сабелька испарилась.
   - Ну и ладно, - беспечно изрекла я, - я себе другую достану. Тут их по стенам вон сколько развешано.
   - Дульсинея, зачем Вам оружие?
   - А ты что думаешь, если твои мертвяки бешеные ко мне опять полезут, я буду спокойно стоять и ждать, когда меня сожрут?
   - Никто не собирался Вас есть, он всего лишь выполнял команду не выпускать Вас из башни.
   - Сам в этой башне сиди! - рявкнула я и решила, что вот сейчас самое время утяжелить свое возмущение оплеухой. Будет знать, как на слабых женщин зомбей всяких натравливать!
   Затрещина вышла качественная - смачная и звонкая, аж эхо по коридору прокатилось, а не щеке Терина остался отпечаток моей ладони. Он отшатнулся от меня, с лицом полным офигевания. Не привык, наверно, чтобы его по морде били.
   - Хорошо, Дульсинея, - процедил маг, а у самого глаза от злости загорелись, как у кота какого-нибудь. - Дабы избежать дальнейшей порчи Вами ценного материала, я отменяю команду ограничить Ваше передвижение по дворцу.
   - Ценный материал - это твоя морда, что ли? - заинтересовалась я.
   - Это зомби, - уточнил Терин. - Вы можете ходить куда угодно, но за пределы дворца попасть даже не мечтайте.
   - А я и не мечтаю, - утешила я. - Ты здесь, зачем мне еще куда-то ходить? Кто меня учить будет? Кстати, ты уже со своими королевскими обязанностями закончил? Пойдем заниматься?
   Столько всего разного во взгляде Терина было. От недоумения, вызванного резкой сменой моего настроения, до тихого озверения и желания убить меня разными способами. Очень, все же, глаза у него выразительные.
   - Пойдем, Теринчик, учиться, - ласково проворковала я, взяла его за ручку и повела.
   Когда мимо порубленного мною зомбика проходили, маг что-то горестно пробормотал, махнул рукой, и вонючая кучка исчезла.
  

Глава 7

  
   Дуся
  
   После долгих и, к моему разочарованию, бесполезных попыток открыть портал, мы с Терином сдались и на удивление единодушно решили устроить перерыв до завтра. Маг был даже так любезен, что пригласил меня поужинать с ним. А что? Я его слова именно так поняла. Он спросил:
   - Дульсинея, вы голодны?
   - Да, с удовольствием перекусила бы чего-нибудь горяченького и много! Пойдем к тебе в спальню, там уютно. И сигарой меня угостишь заодно.
   Может быть, ему и не нравилось, что я хочу в его спальне ужинать,  может быть, он даже боялся, что я опять ее разнесу, как вчера после первой попытки научить меня открывать порталы, но маг, как всегда, проявил чудеса равнодушия и особо возражать не стал. Одним взмахом руки перенес нас в свою спальню, где от вчерашнего беспорядка не осталось и следа, и стол на двоих был уже накрыт. Вот ведь может Терин быть душечкой, когда захочет.
   Он почти не ел, поковырялся лениво в жареном трупике какой-то птички, зато я отрывалась за троих, потом закурила, поудобнее устроилась в кресле с бокальчиком вина и, решив, что сейчас самое время, задала животрепещущий вопрос:
   - Терин, а как от клятвы избавиться можно?
   - Какой клятвы? - насторожился он.
   - Да вот, я тут на днях клятву дала, но мало ли как сложится, не хочу, чтобы у меня вдруг язык отнялся.
   Терин окинул меня таким взглядом, что мне не по себе стало. Да уж, учитывая, какой я ему скандал закатила по поводу зомбей его недоделанных, он бы только рад был, если бы я навсегда замолчала.
   - Кому Вы дали клятву?
   - А какая разница?
   Брюнет моей мечты некоторое время меня разглядывал, будто надеялся, что имя взявшего клятву субъекта само собой нарисуется на какой-нибудь части моего тела. На лбу, к примеру. Я в ответ подарила ему взгляд лихой и придурковатый, и пару раз ресничками хлопнула для пущей убедительности.
   - Есть один способ, - наконец, сдался Терин, - но он Вам не понравится.
   - Что, так страшно?
   - Неприятно.
   - Ну, я как-нибудь потерплю, - скромненько пообещала я.
   - Уверены? - спросил маг и внимательно так в глаза мне заглянул.
   Ну разве можно так издеваться над бедной девушкой, одаривая ее подобными взглядами? Интересно, изнасилование в этом мире уголовно наказуемое деяние, или мне, как даме, с рук сойдет?
   Кажется, Терин понял, о чем я думаю, и сурово нахмурился.
   - Очень сексуально, - похвалила я.
   - Дульсинея, - с нажимом произнес маг, - не надо так... пожалуйста.
   Он это "пожалуйста" выдавил из себя так, будто ежа из горла доставал. Вот хрен ему за такое "пожалуйста".
   - Так что там насчет освобождения от клятвы? - промурлыкала я, строя магу глазки.
   Не оценил, подлец!
   - Терин, если поможешь, я для тебя что хочешь сделаю, - многозначительно пообещала я. - Вот, например, стриптиз могу станцевать.
   Он покосился на меня с подозрением и недоумением во взгляде. Я решила на всякий случай объяснить, а то вдруг не знает:
   - Стриптиз это такой красивый танец, во время которого танцующий раздевается. Ну, так как? Хочешь стриптиз?
   - Нет!
   И с таким испугом он это произнес, что даже обидно стало.
   - Хам ты все-таки, - буркнула я.
   Он поспешно отступил от меня подальше. Решил, что драться полезу? Обойдется, слишком много чести! Я обижена. Самым настоящим образом обижена. Я повернулась к магу спиной и сделала вид, что чертовски заинтересована происходящим за окном.
   - Дульсинея, - осторожно позвал он.
   - Иди на х... - сердечно предложила я.
   - Дуся, я Вас обидел?
   - На дураков грех обижаться.
   - Да, но... Вы не могли бы лечь?
   - А ху-ху не хо-хо? - теперь я рассердилась. Это что ж такое-то, а? Это кто его учил так с женщинами обращаться?
   - Наверное, Вы меня неправильно поняли, - растерялся маг, - я попытаюсь освободить Вас от клятвы.
   - Спасибо, я постою.
   - Дульсинея, пожалуйста, не спорьте со мной! - прошипел маг, и так впечатляюще у него это получилось, что мне показалось самым разумным в этой ситуации послушно улечься на диванчик. Для полноты картины я даже руки на груди сложила и закрыла глаза.
   Терин тихо хмыкул.
   - Что такое?! - возмутилась я.
   - Свечки не хватает.
   Судя по голосу, маг улыбнулся.
   - В каком месте? - вкрадчиво осведомилась я и открыла левый глаз.
   Не знаю, о чем Терин подумал, я ни на что такое не намекала, честное слово! Но маг изменился в лице, глубоко вздохнул, схватил стул и... аккуратно поставив его около дивана, со всеми удобствами на нем устроился. Я-то думала, он меня этим стулом пристукнуть решил. Да, вывести его из себя - занятие не из легких.
   И вот значит, лежу я, как дура последняя, в позе трупа перед брюнетом своей мечты, а он изучил меня взглядом натуралиста, который обнаружил новый вид букашки, и вдруг произнес:
   - А Вы довольно-таки привлекательны.
   - Мог бы соврать, что я красавица, - подсказала я.
   - Не люблю врать, - серьезным тоном заявил Терин, - но волосы Ваши, действительно, очень хороши. Даже... красивые. И цвет такой необычный. Не рыжий и не каштановый.
   Он меня за дуру что ли держит? Ага, сейчас прямо! Только шнурки поглажу и развешаю уши перед заезженными комплиментами в адрес моей шевелюры. Можно подумать, он первый мужчина, который нахваливает мои волосы, потому что у него не хватает воображения, чтобы придумать комплимент про какие-нибудь другие мои достоинства. Да и вообще, я покруче дифирамбы слышала, например, про то, что мои волосы нежные, как шелк и яркие, как пламя, и так далее и тому подобное. А у Терина никакой романтики. Скучновато даже.
   - Будешь хорошим мальчиком, разрешу поиграть в парикмахера, - равнодушно пообещала я.
   - Благодарю Вас, Дульсинея. Но я уже вышел из детского возраста и в игры не играю, - парировал маг.
   Неужели он начинает огрызаться? Еще пара лет общения, и он сможет на "ты" ко мне обратиться, не содрогаясь при этом от ужаса.
   - А как насчет игр для взрослых? До них еще не дорос? - невинно поинтересовалась я, а сама тихонечко так руку тяну к тому самому месту, которое у всех мужчин является наиболее ценным.
   У этого мужчины оно оказалось не только ценным, но и неприкосновенным. Во всяком случае, к такому выводу я пришла, когда он отпрянул от меня вместе со стулом и нервно прошипел:
   - Что Вы, Дульсинея!
   - Ну что? Что? Уже двадцать девять лет как Дульсинея и что дальше? - промурлыкала я. - Кстати, ты так очаровательно шипишь мое имя. Ну, прямо-таки змей искуситель. Ой, только не надо зубами скрипеть, терпеть ненавижу этого. Фу! Так, что, мы будем меня от клятвы освобождать?
   - Вы меня отвлекаете, - сказал маг и укоризненно на меня посмотрел, после чего все же вернулся вместе со стулом на исходное положение.
   - О, так дифирамбы моим волосьям были частью ритуала? - развеселилась я. - Что ж ты сразу-то не сказал?
   Он внимательно на меня посмотрел, и у меня вдруг возникло такое ощущение, будто маг хочет сказать что-то такое... такое выразительное и неласковое. Но он лишь резко выдохнул и промолчал.
   - У тебя сейчас было такое лицо, - веселясь, заявила я, - будто ты хочешь меня убить.
   Маг опустил глаза и пробормотал под нос:
   - Возможно.
   - Ну вот, а говоришь, что играть не любишь. Давай поиграем, как будто ты меня убил и...
   - Дульсинея, перестаньте. Прошу Вас.
   - Что перестать? - удивилась я, - я ж ничего такого не делаю. Так вот, ты меня убил, а я лежу вся такая привлекательная. Ножки вот так вот...
   - Хватит! - кажется, маг всерьез разозлился, вот даже глаза, как у зверя дикого, загорелись. - Заткнись и лежи молча!
   - Молча лизать?
   - Дуууся! - взвыл маг и... рассмеялся.
   Нет уж, меня совсем не устраивает то, что он начинает мои поддевки с юмором воспринимать. Мне как-то веселее, когда он смущается и нервничает, как первоклашка какой-то. Но ладно, с этим я потом разберусь, сейчас главное от клятвы освободиться. Для меня это очень важно. Нет, не потому что я собралась предать короля и его красотку Брианну, а потому что... потому что неправильно это. Чувствую себя закодированным алкоголиком, которому хочется выпить, да боязно. А соблазн-то какой! Запретный плод он, как известно, сладок. А вот не будет у меня запрета, и от соблазна сразу избавлюсь.
   - Простите меня. Я не сдержался. Вы готовы? - тихо проговорил Терин.
   - Да.
   Я даже зажмурилась, чтобы не отвлекать его и самой не отвлекаться.
   - У Вас интересные и даже красивые глаза, - заявил маг.
   Он что прикалывается, что ли? Он мне тут клятву аннулирует или комплименты отвешивает?
   - И ресницы пушистые.
   Я ответила ему мрачным молчанием.
   - Но у Вас явно проблемы с зубами.
   А это уже не комплимент! Я открыла глаза с намерением высказать ему все, что думаю, но он меня опередил, задав вопрос:
   - В Вашем мире нет нужных специалистов?
   - Еще чего не хватало, - возмутилась я, - чтобы я к этим зубодерам обращалась? Да хрен там! Пусть мои зубья желтые и кривые, зато все здоровые.
   - Понятно.
   - Ничего тебе не понятно! Никаких зубных врачей к себе не подпущу. Я никогда в жизни зубы не лечила. Я не знаю, что такое зубная боль... ааааааааа!
   Заорала я оттого, что вдруг в один момент познала, что такое зубная боль, и не просто боль от какого-то одного несчастного зубика, а боль сразу всех тридцати двух зубов одновременно.
   Перед глазами заплясали звезды и... здравствуй обморок... снова! Второй раз за последние несколько дней. В кого я превращаюсь?
   - Садюга! Урод! Что я тебе плохого сделала? - набросилась я на мага, как только пришла в себя. - Если так достала, то наорал бы, ну если совсем невтерпеж, так дал бы в глаз, а ты сразу магией пытать, колдунишка недотраханный!
   - Вы меня неправильно поняли, - испугался маг, демонстрируя открытые ладони, - я просто освободил Вас от клятвы.
   - А понежнее нельзя было, освободитель хренов? Мог хотя бы предупредить, что так больно будет? Я чуть не усралась!
   - Вы не должны так выражаться, Дульсинея.
   - Почему?
   - Вам... не идет.
   - Тебя забыла спросить, что мне идет, а что нет. Пошел вон с глаз моих, не буду тебя любить целых два часа!
   - А Вы меня любите? - удивился Терин, - простите, я не заметил. Целых два часа? Поверьте мне, Дульсинея, я переживу.
   О! Мальчик умеет язвить!
   - Конечно, переживешь, - ехидно откликнулась я, - ты же сейчас вон какой счастливый. Сделал беззащитной девушке больно и радуешься.
   - За освобождение от клятвы надо платить. Плата - кардинальное изменение чего-либо в освобождаемом, - объяснил маг. - Я не мог сразу определиться с объектом...
   - Ну конечно, ведь я красавица. Как можно такую красоту портить изменениями, - ядовито перебила я.
   - В результате я решил изменить Ваши зубы, - не обращая внимания на мои слова, закончил свои объяснения Терин.
   - Что? Что ты сделал? Это как это ты мои зубы изменил? - перепугалась я.
   Маг молча протянул мне зеркало. Я оскалила зубы на свое отражение и тихонько теми самыми зубами скрипнула. Они были беленькие и ровненькие, как на картинке с рекламой зубной пасты.
   - Извращенец! - рявкнула я и швырнула в мага зеркало. - Ты бы еще сиськи мне нарастил, пигмалион хренов!
   Терин уставился на мою грудь так, будто уже примеривался применить к ней волшебство.
   - Только попробуй! - заверещала я, прикрываясь руками. Можно, подумать, вздумай маг заняться пластической хирургией, меня бы это спасло. Нужно срочно его отвлечь. - Терин!
   - Да, Дульсинея?
   Маг оторвался от созерцания моей груди и перевел взгляд на лицо. Уже счастье. Осталось закрепить результат и окончательно выветрить из головы мага недостойные мыслишки пигмалионской направленности.
   - Расскажи мне, что вы с Вальдором не поделили? Почему ты его в мышь превратил?
   - Разве Вальдор Вам не рассказал?
   - Я хотела бы услышать твою версию, Теринчик, - ласково проворковала я, вспомнив, каким образом он вчера ответил мне на аналогичный вопрос.
   И Теринчик свою версию изложил. Сухо так и кратко. Но мне этого хватило, чтобы увидеть огромную разницу между его историей и тем, что поведал мне Вальдор. Руки так и зачесались как следует врезать этому высочеству недоделанному по мордасам. Враль несчастный! Вот я ему устрою! Осталось только добраться до него, и приснится ему мандоса трындец.
   Добраться до Вальдора получилось через пару часов, когда Терин вежливо выпроводил меня из спальни, пожелав приятных снов. Что-то как-то не клеится у меня роман с брюнетом моей мечты. Ну, как можно быть таким равнодушным и холодным, когда рядом я - вся такая из себя симпатичная? Может быть, ему нужно больше времени, чтобы привыкнуть ко мне, узнать получше и так далее? Что ж, я была готова ему это самое время дать. Тем более, что мне есть, чем себя занять - пойду, устрою разборки блондину не моей мечты.
   Ну и пошла я на поиски темницы. Зомби от меня, как от чумы шарахались, хвостатые твари с клыкастыми ухмылками с пути уходили, некоторые даже отвешивали издевательские поклоны. Засранцы! Я на них шипела и бросала зверские взгляды. Наверно, взгляды были очень зверские, потому что хвостатые как-то сразу с лица, точнее с морды спадали и пятились. Боятся, что ли? Да, в гневе я страшна! А я была в гневе. Ну, каков все-таки засранец этот Вальдор.
   Камеру его я нашла нескоро, но нашла-таки. Ее охраняли хвостатый и зомби.
   - Открывай! - велела я, обращая к хвостатому, как к более разумному представителю нечистой силы.
   - К пленнику нельзя, - прошипел тот.
   Надо же! Оно разговаривает.
   - Терин дал мне разрешение бывать везде в стенах этого дворца. Эта камера тоже часть дворца, так что открывай давай, нефиг передо мной тут грозного стража из себя строить.
   Хвостатый не нашел что возразить против моей умопомрачительной логики и камеру открыл. Давно бы так, а то выпендривался тут.
  
   Вальдор
  
   Вздрагиваю и просыпаюсь. Снится ведь всякая гадость. Дуся мне снится с тапком в зубах. И кот еще этот, как его, Василий. Довольный такой, урчит, рассказывает о чем-то, и ведь понимаю его, что самое странное.
   - Вальдор, мать твою Иоханну, хватит дрыхнуть, мыш заразный! Изобрази из себя для разнообразия мужчину в сознании. Ну, давай, глазки открывай, а то велю хвостатым этим тебе что-нибудь нехорошее сделать.
   Нет! Нет... О, темные боги, не надо мне этого монстра в женском обличии, мне и так плохо. Молитва моя не услышана, монстр здесь.
   - Здравствуй, Дульсинея, - произношу тихо и спокойно. Я ведь помню, что эту особу вывести из себя может что угодно, в том числе и неверно выбранная интонация. А у меня руки скованы, между прочим.
   Она глядит на меня с вызовом в глазах, руки уперты в бока, как обычно. Может, она и родилась в этой позе?
   - Кстати, - добавляю, от шока не успевая вовремя умолкнуть, - а откуда ты знаешь имя моей мамы?
   - От верблюда! Ну, что моргаешь недоуменно? Зверь такой есть, верблюд называется. Ладно, расслабься, папа твой мне сказал.
   - Ты видела отца? Что с ним?
   - Здоров. Причем настолько, чтобы завести себе молоденькую любовницу вот с такой грудью.
   Я, кажется, краснею.
   - Ты о чем?
   - Не о чем, а о ком! О Брианне! Высокая такая, с минимумом одежды на интересных местах.
   М-да, папа времени не терял. Мне, между прочим, Брианна эта самому нравилась. Но это к делу не относится.
   - Что ты здесь делаешь?
   - Гуляю, - фыркает она, а я с трудом подавляю в себе желание чем-нибудь ее ударить. Лучше перейдем сразу к делу.
   - Ты можешь меня освободить?
   - Я? Тебя? С какого перепугу?
   - Конечно, - вздыхаю я, - действующий король куда лучше опального принца. Тебе он так нравится?
   О, тыкал пальцем в небо и, кажется, угодил! На ее физиономии прорезывается нечто, издали напоминающее смущение. Или мне это привиделось?
   Она медленно произносит:
   - Какой ты, нафиг, принц? Принцы - они благородные, а ты фуфло, а не принц. Никто и звать тебя никак, одним словом.
   - А что ж тогда пришла? - интересуюсь, давя возмущение в зародыше.
   - Любопытно, - отвечает Дуся.
   - Что именно?
   - А именно, какого хрена ты мне лапшу на уши вешал? Бедняжкой таким прикидывался. Завидовал, видите ли, ему Терин. Каверзами всяческими изводил. Еще и поединок на мечах придумал, засранец ты этакий. Ну-ка расскажи мне еще раз, как Терин "коварно" швырнул в тебя заклинание, после того как ты, весь такой из себя "нековарный" на него безоружного с мечом попёр. Жертва ты недобитая!
   - Э... а что тебе Терин рассказал?
   Она всплескивает руками.
   - Вальдор, ты меня изумляешь! Где ты на мне видишь надпись "передаст"? Я тебе нанималась что ли сообщения от адресанта к адресату доставлять? Тебе объяснить или сам догадаешься, что версия Терина и твоя - это две большие разницы, но его вариант событий кажется мне более правдоподобным?!
   Молчу. Что мне ей, еще одну версию предложить? С участием Озерной ведьмы, драконов и призраков в ночи?
   - Что ты там все руки чешешь? - с подозрением в голосе спрашивает Дуся.
   - Я? Запястья болят. От наручников. Неприятно.
   - Вот и мало тебе! Кстати, блох тут нет? Мож, ты от них чешешься? Не хватало мне тут еще мондавошек каких-нибудь нахвататься!
   - Глупая женщина!
   - Я глупая? Ты на себя посмотри, нашелся тут умный, как сто свиней!
   Она ненадолго замолкает, так что и я получаю возможность прийти в себя.
   - А ты все эти дни так в кандалах и сидишь? Ну не считая того, что ты сегодня днем в ошейнике покорности по коридору красивый такой гулял.
   - Да.
   Дуся задумывается. Может, она готова меня даже пожалеть? Вот уж во что мало верится.
   - Вот ты мне скажи, с какой радости, во время той вашей ссоры, ты на Терина с мечом накинулся, псих ты мой одиночка? Может быть, он тебя ударил?
   - Нет, - отвечаю, - вероятно, руки бережет. Он жестами магию концентрирует. Хоть бы кто-нибудь ему все пальцы переломал, чтобы он колдовать не смог!
   - Жаль, - говорит Дульсинея. - Если бы он тебе хотя бы разок врезал, перед тем, как ты на него набросился, я тебя, может, и пожалела бы. А так получается, что не за что жалеть. Да за твой сволочизм я бы на месте Терина, знаешь, что с тобой сделала? Я бы... впрочем, мал ты еще для того, чтобы слушать, что бы я с тобой сделала. Маг как-то слишком мягко с тобой обошелся, но ты не переживай, я ему дам рекомендации, как надо наказывать таких засранцев и пакостников как ты.
   - Он в курсе! - уже не сдерживаясь, кричу я, - в курсе! Я сам ему все рассказал! Меня ждут пытки и казнь! Меня, а не тебя и не его! Он обещал мне это! Ты поиздеваться надо мной пришла?! Хватит! Хватит!!! Мне и без тебя плохо. Плохо, понимаешь ты это или нет?
   Кажется, я окончательно расклеился. Настолько, что жалуюсь на жизнь этой вот. Злыдне подколодной.
   А она смотрит на меня, расширив свои разноцветные глазки, и молчит. Дуся и молчит! Да за одно только это мне орден положен.
   - Ладно, - наконец, бурчит она, - не кричи. Можешь считать, что я тебе сочувствую.
   - И что мне с твоего сочувствия?
   - Я с ним поговорю.
   Раздраженно фыркаю.
   - Добрый дяденька маг, отпусти, пожалуйста, Вальдора. Он хороший мальчик. Он больше не будет!
   - Знаешь, что, гавнюк! - вопит Дуся, - я тебе напильник принесу, и делай с ним, что хочешь!
   После чего она срывается с места и вылетает из камеры. Истеричка. Я так и вижу себя с напильником!
  
   Дуся
  
   Напильник я Вальдору утром отнесла. Забросила в окошко на двери его темницы и поспешила удалиться. Разговаривать с ним в мои планы не входило, пусть сидит наедине с собой страдает, не для меня это - выслушивать жалобы заключенных принцев. Вот пускай развлекается - кандалы свои пилит. Ха-ха! "Пилите, Шура, пилите, они золотые!".
   Нет, Вальдора по-человечески жалко, но увольте меня от созерцания его мучений. Тем более, что у меня свидание с Терином. Эх, чем бы мне сегодня в него кинуть таким, чтобы он, наконец, сорвался и вдруг превратился в более эмоциональное существо?
   Помещение, которое Терин выбрал для наших сегодняшних тренировок, поражало пустотой. Да, не особо-то здесь развернешься. Стены без окон, ковер на полу и все... Вчера тут хотя бы стулья были, и я их в качестве метательных снарядов использовала. Вот не знаю даже, с чего я взяла, что если не брошу предмет какой-нибудь, то проход не откроется?
   Вошел Терин, довольный такой, у его ног Васька мой. Предатель толстомордый!
   - Здравствуйте, Дульсинея.
   - Здрасти, - буркнула я, с удивлением таращась на предмет, который маг держал в руках. Это был мой тапок! Точнее, жориков тапок, тот самый, который я в Вальдора бросила, и который в этот мир перед нами улетел.
   - Дульсинея, я понял, почему Ваши магические способности не пробуждаются, - почти весело произнес маг и начал объяснять.
   Оказывается, маги в этом мире делятся на несколько категорий: жестовики, словесники и предметники. Жестовики концентрируют магию в руках и активируют при помощи жестов, словесники пользуются силой слова, проще говоря, заклинания читают, а предметникам нужен какой-нибудь предмет, чтобы свою силу в нем собрать, ну что-то типа волшебной палочки.
   - А чернокнижники в чем свою силу концентрируют? - полюбопытствовала я, припомнив, что Вальдор несколько раз Терина так называл.
   - Где Вы это услышали, Дульсинея? - спросил маг тоном, похолодевшим на несколько градусов.
   - Ну, Вальдор тебя так назвал, а что?
   - Это, Дульсинея, предрассудки и необразованность некоторых личностей, - хмурясь, изрек Терин и потрудился разъяснить, - маги бывают темные и светлые. Темные работают с неживой материей, в большинстве случаев с различными предметами. Также некоторые из них умеют поднимать мертвых, таких называют некромантами. Книги по некромантии, как правило, в черных обложках. Отсюда это неумное и неуместное прозвище, от которого попахивает деревенщиной.
   Это была довольно длинная речь для Терина, я от удивления даже зависла на какое-то время, помолчала, а потом пробормотала:
   - Любишь ты Вальдора, Теринчик всей своей широкой душой. Как, собственно, и он тебя. А ты, выходит, некромант, да? Жестовик? Вальдор что-то про жесты упоминал.
   - Какой оказывается наш принц наблюдательный, - с сарказмом заметил Терин.
   Тут я вспомнила, что принц говорил мне об этом в тюрьме, а маг вроде как не должен знать, что я с ним общалась, и пока он не догадался поинтересоваться, при каких обстоятельствах Вальдор про жесты упоминал, я поспешила сменить тему:
   - Ладно, давай рассказывай дальше, что ты там насчет меня понял?
   - Дульсинея, Вы предметница, - не тратя больше слов на объяснения, объявил Терин и протянул мне жориков тапок.
   - А это зачем? - не поняла я.
   - Когда Вы использовали эту вещь... хм... в качестве метательного оружия, Ваша магическая сила пробудилась впервые и... поздравляю, Дульсинея, эта вещь Ваш магический предмет, с помощью которого Вы сможете концентрировать свою силу и...
   - Что? - перебила я. - Ты что за бред несешь? Тапок - мой магический предмет? Издеваешься, да? Это типа что? Это типа феи с палочками волшебными, волшебники с посохами, а я, как последняя идиотка, с тапком? Это что, блин, за Гарри Поттер и волшебный тапок получается?
   - Дульсинея, я, к сожалению, не понимаю всего, что Вы говорите, но что сделано, то сделано. Вы зарядили именно тапок, в нем сила не меньшая, чем, если бы вы использовали для этого палочку или посох. Не надо так расстраиваться, просто примите как должное. Это нельзя исправить, зарядка предмета производится один раз и на всю жизнь, и придется Вам научиться владеть этим тапком...
   Он еще что-то говорил, но я уже не слушала. Я расстроилась. Очень расстроилась! Ну что мне мешало в тот самый момент схватить какой-то более достойный предмет? Почему именно тапок? Да еще и не мой, а здоровый истоптанный жориков тапок сорок пятого размера? Отвратительно и обидно! А маг этот отмороженный стоит с высокомерной и самодовольной мордой лица и втолковывает мне, как я буду учиться владеть тапком... что за словосочетание нелепое такое - владеть тапком?
   - Вот я сейчас и повладею! Сейчас ты этим тапком по морде схлопочешь за свои дурацкие шуточки! - рявкнула я, выхватила у него тапок и хрясь по этой самодовольной равнодушной морде. То есть после этого морда равнодушной быть перестала, морда прямо-таки самым волшебным образом исказилась и стала очень злой, а потом... бац! Получите, Дуся, затрещину. Аж, в ушах зазвенело, и небо в алмазах привиделось. Тяжелая рука у мага. Треснул он меня и быстренько в другой конец помещения с помощью магии переместился.
   - Трус! - заорала я, как следует, замахнувшись злосчастным тапком, - ударил и бежать, да? Опять магией своей прикрылся, да? Вот хотела бы на тебя посмотреть, каков ты без магии и совершенно беззащитный!
   Чтобы моя речь показалась убедительнее, я швырнула этот свой так называемый магический предмет в Терина. Кажется, он хотел уклониться с траектории полета тапка, но последний почему-то нарушил все законы физики и как самонаводящаяся ракета последовал за магом, и прилетело ему прямо по уху грязной резиновой подошвой. А дальше... ой, мама... что же я наделала? Получив тапком, Терин как-то подозрительно испуганно вскрикнул и... исчез в белом облачке с тихим хлопком.
   - Мяу, - сказал Василий, задрал хвост трубой и направился к месту исчезновения мага.
   - Вась, я бы на твоем месте туда не лезла, - пролепетала я. Что-то мне подсказывало, что волшебник не по своей инициативе исчез.
   Кот предупреждение проигнорировал, взял в пасть тапок и направился ко мне. Смешное, надо сказать, зрелище - тапок-то не маленький, все-таки сорок пятый размер, и хоть Васька у меня не мелкий котик, тридцать сантиметров в холке (специально измеряла), все равно с тапком в зубах смотрелся он уморительно...и страшно!
   - Василий, брось эту гадость!
   Василий само собой меня не послушался. Прямо ко мне двинулся с тапком этим ужасным, магически заряженным, и непонятно, что у него на уме? У тапка, а не у Василия. Василий же просто принес эту страшную штуку, положил ее у моих ног, сел и многозначительно так сказал:
   - Мяу.
   Какое-то время я мрачно изучала лежащий у ног предмет. То есть не просто предмет, а как сказал Терин - магический. Мой магический предмет, как бы дико это ни звучало. И как бы мне не хотелось думать иначе, все говорит о том, что это я собственноручно, то есть собственнотапочно Терина куда-то отправила. Знать бы еще куда?
   Что в таких случаях делают нормальные люди? Наверно, зовут на помощь, да? Ну и кого мне на помощь звать? Зомбиков этих? Или хвостатую нечисть, которую я даже не знаю, как назвать правильно. Черти, что ли? Нет, по-нормальному тут никак не получится, придется по-ненормальному, то есть своими силами мага искать. Если тапок - это мой магический предмет, с помощью которого я могу творить волшебство, то, следовательно, творить его со своим предметом я могу как мне угодно. Ведь так? Конечно так! Придя к такому выводу, я, не снимая туфли, сунула ногу в тапок и, помянув добрым словом дяденьку Волкова и его "Волшебника Изумрудного города", изрекла наиумнейшую фразу века:
   - Отнеси меня, тапулечка, прямиком к Терину.
   Если честно, на какой-то эффект я не рассчитывала. Просто, дурачилась, чтобы не так страшно было. Но все наоборот получилось - мне еще страшнее стало, когда вдруг меня окружило белое облачко и... хлоп!
  

Глава 8

  
   Дуся
  
   Когда белый туман рассеялся, мне уже совсем не страшно было, потому что я увидела... О! Это был мой персональный рай! Брюнет моей мечты, привязанный за руки, тщательно так, за каждый пальчик, к спинке своей собственной кровати, где мы с ним уже однажды повалялись, к сожалению, без желаемого мною результата. Вот он мой шанс исправить ситуацию. Терин же у нас жестовик, а какие могут быть жесты, если он так прикручен, что даже пальцем шевельнуть не может?
   Я сняла с ноги свой волшебный тапок  (не так уж он страшен и плох, вполне себе ничего тапочек, очень даже симпатичный), бережно положила его на столик, и двинулась к кровати, где меня ждала моя награда. Ну, или не ждала, но все равно никуда от меня сбежать не могла.
   - Поздравляю, Дульсинея, Вы быстро учитесь, - с абсолютным спокойствием изрек маг. - Расскажете, как Вам удалось переместиться сюда?
   - Не расскажу, - кокетливо отозвалась я, - пусть секрет будет. Как ты себя чувствуешь, любовь моя?
   - Я не Ваша любовь, и настоятельно рекомендую меня развязать.
   На этот раз его спокойствие не раздражало, а скорее забавляло. Лежит связанный и обезвреженный, строит из себя замороженную рыбу, а сам наверняка боится.
   - Я бы на твоем месте порекомендовала что-нибудь более интересное, - многозначительно изрекла я, одарила некроманта загадочной улыбкой и прилегла рядом.
   - Дульсинея, что еще Вы придумали?
   Мне послышалось или в голосе Терина действительно тревожные нотки образовались? О, то ли еще будет! Сейчас я его быстро из статуи бесчувственной в живого человека превращу. А то строит тут передо мной этакого хладнокровного и крутого. Впрочем, вся его показная хладнокровность испарилась, как только я на него верхом уселась.
   Не надо ни о чем таком неприличном думать, я просто села на него верхом. Виновата я, что ли, что села на ту самую часть тела, которую наивный маг считал неприкосновенной?
   - Дульсинея, что Вы делаете? - с трудом сохраняя спокойствие, спросил Терин.
   Я проигнорировала вопрос и со зверской ухмылочкой принялась расстегивать рубашку. Не свою - теринову. Он вытаращил на меня глаза, но говорить больше ничего не стал. Ну, а что тут сказать можно? "Дуся, не надо"? Ага, а я такая возьму и послушаюсь.
   Процедуру расстегивания рубашки Терин выдержал с героическим молчанием. Я полюбовалась открывшимся мне видом обнаженной груди, погладила ее, потом потерлась щекой и, ткнувшись носом в теринову ключицу, мурлыкнула:
   - Это депиляция или ты от природы такой гладенький?
   - Дульсинея, прекратите, - маг перешел на сдавленный шепот.
   - А зачем? - поинтересовалась я, легонько цапнула его за шею, выпрямилась и констатировала, - тебе нравится. И не говори, что это не так. Я все чувствую.
   В доказательство я поерзала на когда-то неприкосновенной части тела. Теперь она была очень даже прикосновенной и значительно увеличилась в размерах. А может ну ее к черту, мою природную доброту и деликатность? Вот сейчас сниму с брюнета моей мечты штаны и сделаю свое грязное дело.
   Нет, ну это я что-то совсем с ума сошла. У Терина в глазах уже настоящий ужас образовался, наверно, по моему лицу понял, о чем я думаю. А кстати, о чем это я таком думаю? Ну не дура ли я? Может быть, магам нельзя это самое? Ну, того, любовью заниматься? Может быть, у них магическая сила от этого пропадает? Ну, мало ли как в этом мире все устроено. Вдруг так и есть, а  я тут как сволочь последняя человека дразню?
   - Терин, а у магов нет запретов на это дело? Ну, то есть, какой-нибудь обет воздержания вы перед вступлением в маги не даете?
   - Нет.
   Интересно, что ему помешало соврать и сказать "да"? Я бы на его месте так и поступила, чтобы отвадить от себя бесстыжую приставучую девицу, а Терин после пары секунд раздумий заметно расслабился и правду сказал. Почему? Хочет, чтобы я довела свое грязное дело до конца? А потом сделает вид, что вроде как и ни причем. Типа, идите, Дуся, на фиг, я Вам повода не давал, Вы на меня по своей инициативе залезли. Короче говоря, удовольствие получит и в кусты.
   - Все-таки засранец ты, Терин, - решила я и стала страшно мстить.
   Для начала я склонилась над магом и смачно лизнула его в губы. Они вроде бы шевельнулись в ответ. Он что думал, я его нацеловывать начну? Сейчас прям, аж два раза! Я тряхнула головой, перекидывая волосы вперед и, неслабо хлестнула мага по лицу. Он даже вздрогнул. Честно, это случайно получилось, но извиняться я не собиралась, от этого еще никто не умирал. Я провела своей (скажу без ложной скромности) роскошной гривой по обнаженной груди Терина, опуская голову все ниже. Ага, именно к той самой неприкосновенности, которая сейчас у меня еще более прикосновенной станет.
   Дыхание у брюнета моей мечты участилось. А кто бы устоял? Так, что это у нас на ремне? Пряжка у нас на ремне. Не понятно, каким образом расстегивающаяся. Ну что за безобразие, стесняюсь я спросить? А что еще у нас на ремне? Ножны? Прекрасно! А в ножнах нож? Еще лучше! Когда я извлекла этот нож из ножен и нежно провела прохладным лезвием по животу Терина, он тихо застонал и закрыл глаза. Что все, что ли? Умер с перепугу?
   - Терин, любовь моя, открой глазки, - промурлыкала я.
   Никакой реакции.
   - Терин!
   - Да?
   - Ты что там умер?
   - Нет, наслаждаюсь.
   - Чудесно, - мурлыкнула я и поддела ремень лезвием.
   Ножи в этом мире оказались такими же острыми, как и сабельки, так что ремень я в два захода разрезала. На мгновение меня задержала ширинка. Без молнии мне было как-то непривычно, но у меня же есть мой лучший друг - нож. Я быстро искромсала маговы штаны, исподтишка наблюдая за тем, как он меняется в лице. Испугался, наверно, когда я начала ножом над его хозяйством размахивать. Зря боялся, я ж не сумасшедшая, я аккуратненько. Все разрезала, ножичек в сторону отбросила и уделила свое внимание тому предмету, до которого собственно так долго добиралась с помощью этого самого ножичка.
   Зрелище, открывшееся мне, окончательно убедило в том, что это действительно он - брюнет моей мечты во всех отношениях. Вероятно, то что я сделала бы дальше, можно было смело назвать почти изнасилованием, но тут Терин изволил заговорить:
   - Дуся, развяжи меня. Пожалуйста.
   Конец света. Замороженный некромантище назвал меня не Дульсинея, а Дуся и сказал мне "ты". Это же очуметь, что такое происходит! Но ведь развязать просит. Выходит, ошиблась я? Не ждал он, что я его тут со всеми удобствами ублажу, сам поучаствовать в процессе желает. Или наоборот?
   - Хочешь сбежать от меня? - выдохнула я в ту самую часть тела, на которую так самозабвенно любовалась последние пару минут.
   Маг в ответ шумно вздохнул и... ой, мне не послышалось? Он что и, правда, тихонечко зарычал? Проявляет эмоции? Наконец-то! Все-таки мужиков полезно время от времени дразнить, они хоть на людей похожи становятся.
   - Теринчик, - мурлыкнула я и провела волосами по его обнаженному торсу, ну и ту самую часть тела, которую с помощью ножа обнажила, тоже вниманием не обошла, мне не жалко. Потом я стала двигаться вверх. Добралась до его лица, наклонилась и проворковала ему в губы:
   - А что будет, если я тебя развяжу?
   - Увидишь, - шепнул маг, приподнял голову и наши губы встретились в совершенно невероятном крышесносном поцелуе. Я подумала, что может быть, не стоит его развязывать? Ведь и так хорошо. Сейчас только от трусиков избавлюсь и... Терин отстранился и спросил:
   - Так и продолжим? Тебе совсем не интересно, что я мог бы с тобой сделать, если бы был свободен?
   Кому не интересно? Мне не интересно? Ничего подобного!
   Даже не помню, как развязала его. Но сделала я это разве что не со скоростью света, так мне хотелось уже покончить с этими играми и перейти к кое-чему более существенному.
   О да! Скажу я вам, это было что-то! Что-то действительно более существенное. Блузка моя куда-то испарилась вместе с джинсами прежде, чем я успела сообразить, каким образом это произошло - по-человечески или магическим способом? Да какая, впрочем, разница?
   Маг разве что не мурлыкал, запуская пальцы в мои волосы, жадно оглаживая меня везде, куда мог дотянуться и, целуя, куда придется, например, в щиколотку, закинутой ему на плечо ноги, потом под колено, и как-то внезапно уже в губы, когда только успел оказаться на мне? Я забыла, как трезво мыслить, выгибаясь под ним в полном экстазе и где-то на периферии сознания понимая, что все мои "стасики-жорики" и прочие были ужасной ошибкой природы по сравнению с этим вот иномирским чудом. Даже, несмотря на то, что чудо еще не успело приступить к самому главному. Я не удержалась и простонала что-то не совсем внятное о том, какой Терин волшебный волшебник, и тут он возьми и открой свой глупый рот. Нет, вовсе не для поцелуя. Слово молвить ему, гаду такому, приспичило:
   - Экзотика, да? Я буду первым твоим магом? С меня начнешь коллекцию?
   Вот в такие моменты я жалею, что на всех женщин не хватает глухонемых мужчин, которые просто физически не способны в самый ответственный момент все испортить, брякнув какую-нибудь глупость, которую они по наивности своей считают чем-то сногсшибательно гениальным и остроумным.
   Одной оплеухой я не ограничилась. Раза три успела врезать, прежде чем до некроманта этого недобитого дошло, что я вовсе не восторг свой таким образом выражаю, а совсем иные чувства. Он поспешно скатился с меня, возмущенно прошипев:
   - Ты с ума сошла?
   - Нет, это я так радуюсь, - огрызнулась я, гордо заворачиваясь в покрывало.
   - Как тебя понимать?
   - А за кого ты меня принимаешь? В коллекцию он захотел. Тоже мне, предмет искусства - картина Репина "Не ждали"!
   Терин попытался придать своей физиономии привычное надменное выражение, но получилось не очень. Забавно было смотреть. Особенно забавно это выглядело в сочетании с его любимой частью тела, которой было пофиг на попытки мага контролировать себя, и которая бодренько возвещала о своем настойчивом желании не отношения выяснять, а заняться делом.
   И я не выдержала. Заржала. Нет, ну, правда, же смешно. Только это видеть нужно, чтобы понять. Терин себя со стороны не видел и потому мое веселье не оценил. Бросил на меня злобный взгляд, процедил что-то сквозь зубы и исчез.
   Я перестала смеяться. Гад он все-таки, этот Терин. Ведь так все хорошо было, а он вдруг возьми и брякни такую глупость. Ну, что за ерунда ему в голову пришла? Почему я вдруг должна магов коллекционировать? Да плевать мне с высокой колокольни, маг он там или не маг. Разве это важно? А вот то, что он дурак - это ой как важно! Ну, его нафиг, дурака такого. Вот вернусь домой, найду кого-нибудь и умнее и красивее. Хотя с этим может проблема возникнуть, на моей родине такие на дороге не валяются - всех давно подобрали.
  
   Вальдор
  
   Теперь я получил напильник. Ёптыть. Именно эта "ёптыть" мне его и принесла. Молча, заметьте, бросила его вглубь камеры и удалилась. А что это она, вообще, по дворцу разгуливает, как у себя дома? Куда Терин смотрит? Меня он, понимаете ли, на цепь посадил, а это куда более опасное существо с напильником свободно, как ветер для полета.
   Напильник же, как следует из его названия, предназначен для того, чтобы что-нибудь пилить. С чего бы начать? Правильно, буду пилить цепь между руками. Утомительное же это занятие! С другой стороны, а что мне остается делать? Так хоть какое-то развлечение.
   Да, Ваше высочество Вальдор, принц Зулкибара, низко же Вы пали, если подобное времяпровождение всерьез согласны считать доставляющим удовольствие. С другой стороны, раз уж Вы начинаете разговаривать с собой вслух...
   - Вальдор, это я.
   Напильник под пледом. Уже хорошо. Чуть меня не застукали за попыткой к бегству. Вечно этот чернокнижник появляется не вовремя. От волнения сразу начинаю на него кричать:
   - Что тебе нужно? Снова пришел пугать палачом? Давай, а то я уже отвык!
   Что это с нашим невозмутимым? Ба, да таким растерянным я его только один раз видел - когда папа ему приговор выносил.
   - А? Да, если хочешь. Глупо, да? Валь, ведь и в самом деле нелепо, что кроме тебя мне и поговорить-то не с кем.
   - Я тебе не Валь.
   - Конечно, я помню, Ваше высочество. Ты мне не Валь. Ну что я делаю? Валь, я устал.
   - Сними с меня кандалы.
   Ага, сними с меня кандалы, нытик несчастный, а то я уже пилить их устал. О, а выглядит-то наш свежеиспеченный король не очень. Помятым каким-то он выглядит и несчастным. Может, совесть замучила?
   - Больно, да? - спрашивает Терин, заглядывая мне в глаза. - Но я не могу. Ты же знаешь, ошейник действует недолго, а других средств... Валь, она меня достала.
   - Да зачем она вообще тебе сдалась?!
   - Я пока сам толком не понимаю. Но я больше не могу! Она постоянно повышает на меня голос. Она что-то от меня требует, а я не понимаю, что. Она... Она странная, Валь! Даже для дочери советника Абрама она странная. Валь, я с ума схожу.
   - Э... пытать меня ты больше не собираешься?
   - Что? Нет, да, не знаю. Какая разница?!
   - Для тебя, может, разницы и нет...
   - Вальдор, я просто хочу, чтобы меня кто-нибудь выслушал!
   - Я слушаю.
   - Да что ты можешь понять!
   - Терин...
   - Что?
   - Отпустил бы ты меня...
   - Не могу. Ты нужен здесь. Веришь, нет, я даже убивать тебя больше не хочу.
   - М-да, ты твердо решил истерику мне закатить.
   - Это не... Валь, она ко мне приставала!!!
   Вот это повеселил. Девушка от него любви захотела, а наш важный и непобедимый взял, да и расклеился. Я честно пытался серьезное выражение лица сохранить. Секунд десять пытался, но потом меня прорвало.
   - Терин! Ты же маг! Ты король! Ой, не могу...
   Он смотрит на меня так обиженно-недоумевающе, а я смеюсь не в силах остановиться.
   - Что мне делать? - жалобно спрашивает он.
   Нахожу в себе силы унять смех и проникновенно произношу:
   - Отдайся, Терин. И постарайся получить удовольствие.
   Он растерянно моргает.
   - Хотя с Дусей... - добавляю я и, представив себе эту картину, аж сгибаюсь пополам.
   - Смешно тебе? Посмотрел бы я, как тебе станет весело, когда женщина сначала тебя домогается, а потом отталкивает и... и смеется...
   На этом месте я, прошу прощения, просто заржал. Громко и невежливо
   - Ты! - кричит некромант и с силой бьет кулаком по стене, а потом снова негромко вскрикивает.
   - Что такое? - интересуюсь я.
   - Рука, - стонет маг, испуганно рассматривая ладонь и костяшки пальцев, - я повредил руку. Как некстати!
   И быстро уходит. Вот дурак. Какой он идиот! Мне его даже жаль из-за этого. Но пристающая к нему Дульсинея... Это нечто.
   Минут через десять дверь открывается. Что это? У меня вечер посещений? Хм, если это, конечно, вечер. Или, может быть, Терин вернулся? Не все мне выплакал. Еще печаль какую нашел. А может, он даже решил поделиться со мной подробностями дусиных приставаний? А что? Я готов выслушать. Мне понравилось.
   Но нет, это двое хвостатых. Кровать волокут. Вот это номер! М-да, бедный, бедный наш чернокнижник. Точно, некому тебе пожаловаться на жизнь, если за полчаса ехидных комментариев с моей стороны ты решил вот так вот улучшить мои жилищные условия.
   Скромно стою у стеночки, наблюдая за тем, как две зеленых нежити аккуратно устанавливают мое будущее лежбище.
   После этого один из визитеров направляется в мою сторону, бесцеремонно хватает меня за руки и спокойно так, не обращая внимания ни на мое перекошенное от изумления лицо, ни на то, что наручники выглядят несколько иначе, чем было запланировано (напильник помог), спокойно снимает с меня кандалы и удаляется, весело помахивая хвостом.
   Стою, запястья растираю. Думаю, что Терин, конечно, тот еще гад, но все равно ему спасибо. Благо его рядом нет - не услышит.
  
   Дуся
  
   Моя одежда обнаружилась на столике аккуратно сложенная рядом с тапком. Надо же оказывается, Терин не только ее не испарил в неизвестном направлении, но еще и бережно сложил. Какая забота.
   Одевшись, я отправилась побродить по дворцу, потому что видеть мага мне сегодня не хотелось. И вообще было бы хорошо, если бы можно было больше с ним никогда не встречаться. Да только не выйдет, потому что он - единственный, кто может помочь мне вернуться домой.
   Я думала, прогулка по дворцовым коридорам поможет мне развеяться, и не ошиблась. Я даже не успела покинуть четвертый этаж, на котором находятся королевские покои, как уже нашла, чем себя развеселить.
   Голоса я услышала раньше, чем увидела говоривших, и решила на всякий случай спрятаться за портьерой. А то мало ли что, мож там зомби голодные идут, а я без оружия. Не успела я затаиться, как с лестничного пролета в коридор, шурша длинными юбками и гремя драгоценностями, вплыла Джула эта приставучая в компании невысокой пухленькой блондинки. Это, наверно, тоже фрейлина. Странно, мне почему-то казалось, что их по внешности подбирают, чтобы все одной масти были, ну как кони в упряжке, например. Оказывается, нет. Джула вот темноволосая, высокая и с богатством в вырезе почти таким же роскошным как у Брианны, а блондинка совсем другая. То есть другой типаж. Интересно, а зачем вообще при дворе, где нет королевы, держат фрейлин? Надо будет у Терина поинтересоваться. Или у Вальдора. Они же Терину в наследство от прежнего короля достались, значит, Вальдор должен знать, чем эти дамы тут при его папе занимались.
   - Представляешь, какие возможности перед нами открываются, - говорила Джула, - будущая королева просто ужас какая. Не понимаю, что новый король в ней нашел? Наверно, она сильный маг или принцесса. Но ведь смотреть не на что. И глаза эти жуткие, разноцветные. Наверняка он на ней женится по расчету. И вот тут-то мы...
   Девушки отошли уже достаточно далеко, и о том, что там дальше в планах у "гениальной" Джулы я не слышала. Я просто загибалась за этой портьерой, стараясь не заржать в голос. Ну почему она такая тупая? Что ее заставило поверить моим словам? И ведь, как я понимаю, она даже не удосужилась расспросить у прислуги, кто я такая. Слуг - обычных людей, здесь очень мало, почти все, как и говорила Брианна, разбежались. Остались только самые отчаянные, да и те тряслись от ужаса и старались особо на глаза не попадаться. Но при желании кого-нибудь из них можно отловить, они наверняка в курсе обо мне и о том, что никакая я не будущая королева. Нет же, эта дура поверила мне на слово и уже строит наполеоновские планы. Я, кажется, поняла для чего Деларон держал фрейлин. Они у него вместо шутов были - поражали всех своим "умом и сообразительностью".
   Проржавшись я покинула свое убежище и поняла, что настроение повысилось, а вот гулять мне расхотелось. Тем более что я и так каждый день в свободное от обучения время только тем и занималась, что по дворцу шастала. Куда уже только ни заглянула. Даже в сокровищнице побывала. Ничего особенного, кстати. Безделушки всякие. Мож, ювелир бы и оценил, а я не особо в камнях разбираюсь, блестит и ладненько.
  
   Вальдор
  
   Терин молча входит в камеру, смотрит на меня угрюмо.
   - Вставай, - велит он.
   - Чего это ради?
   - Иди сюда, я сказал, - рычит маг.
   А вот и не собираюсь даже. Он что, решил, что, снабдив меня кроватью, которую я сейчас и использую по назначению, то есть на ней валяюсь, получил право обращаться со мной, как с охотничьим псом?
   Терин бормочет под нос какое-то ругательство, делает ряд нервных дерганых жестов, после чего у него в руках, одна из которых, кстати, забинтована, вдруг появляется знакомая мне вещица - ошейник. Моментально подавляю в себе желание забиться в угол. Мне эта штука не нравится. Категорически. Но понимаю, что убежать от мага далеко я не смогу, а радовать его проявлениями ужаса не стоит.
   - Снова решил меня вывести перед Советом? - интересуюсь, демонстративно закидывая руки за голову.
   - Нет, - бросает маг.
   - А что же тогда? Ты придумал для меня новое интересное поручение? Что я должен буду делать в этой вещице? Пятки тебе вылизывать и плакать от восторга? Ты этого от меня хочешь?
   Терин смотрит мне в лицо, взгляд его мрачен. Да, бедняга, видимо, еще не отошел от испытанного им ранее потрясения.
   - Вальдор, - тихо проговаривает он, - пожалуйста, подойди ко мне. Ничего плохого я тебе сегодня не сделаю. Клянусь.
   О, он клянется! Это серьезно. А потому медленно, как бы нехотя, хотя самого так и распирает от любопытства, приближаюсь к магу. Тот, вздохнув, защелкивает на мне ошейник.
   - Валь, - говорит Терин, - я, действительно, не хочу для тебя ничего плохого. Во всяком случае, в данный момент. Я просто думаю, что тебе нужно немного погулять. Ты слишком много времени проводишь в камере. Мне тебя жаль. Отпустить тебя так просто я не могу, я тебе не доверяю. А потому сейчас я приказываю тебе. Иди в Восточное крыло на третий этаж и занимайся там тем, что тебе вздумается. Потом я тебя найду и приведу обратно. Хорошо?
   Ну надо же! Какой подарок судьбы! Меня и в самом деле выгуливают! Еще и без присмотра.
   - Единственно ограничение, Вальдор, - продолжает Терин, - ты не должен пытаться сбежать и ты не имеешь права с кем-либо обсуждать планы твоего побега и вообще предпринимать какие-либо меры для того, чтобы ты получил возможность выйти из дворца без моего распоряжения. И, конечно, ты не вправе нападать на меня и других обитателей дворца. Понятно?
   Фыркаю. Даже если что лично у меня и вызывает некоторые сомнения, полагаю, что та игрушка, которая сейчас красуется у меня на шее, приказы волшебника прекрасно поняла и позаботится о том, чтобы я их неукоснительно соблюдал.
   - Ну все, - устало произносит Терин, - иди.
   И я послушно направляюсь в Восточное крыло. На третий этаж. Понятно, почему Терин выбрал для меня именно эту часть дворца. Когда у нас нет делегаций, там почти никто не бывает. Разве что стражники стоят на карауле. Вернее, при отце стояли. Как уж там сейчас, я понятия не имею.
   Стражников нет, и вообще пусто и тихо. А потому я для начала просто прогуливаюсь по коридору, потом обхожу комнаты, заглядывая в окна. Хорошо-то как все-таки - увидеть небо и деревья.
   В одной из комнат я и нахожу ее - блондинку, которая назвала когда-то Терина милашкой.
   Фрейлина сидит на кровати и рыдает так горько и самозабвенно, что даже мое появление не отвлекает ее от этого занятия.
   - Случилось что-то? - спрашиваю я, и тогда барышня поднимает на меня красные заплаканные глазки и всхлипывает:
   - Ваше высочество!
   - Я весь твой! - бодро заявляю я, заглядывая в вырез ее платья. Очень-очень многообещающий вырез, надо сказать.
   Барышня изволит смутиться и опустить глаза, позволяя мне полюбоваться еще и длинными коричневыми ресницами.
   Присаживаюсь рядом, беру в руки ее маленькую мягкую ладошку и участливо спрашиваю:
   - Что с тобою, цветочек?
   Девица вздыхает:
   - Я боялась, что с Вами что-то случилось.
   Ну да, случилось. Случилось то, что я стал любителем тесных помещений и нетрадиционных украшений, но мне отчего-то не хочется, чтобы меня жалели и утешали.
   - Все со мною в порядке. Ты плакала из-за того, что беспокоилась за меня?
   Она поднимает на меня блестящие глазки, вновь опускает их и смущенно проговаривает:
   - Да, но...
   - Что еще? Говори, не стесняйся.
   - Говорят, у нас появилась новая будущая королева.
   Я невольно выпускаю ее руку из своих, замираю, пытаясь осмыслить сказанное. Какая такая новая королева? С тех пор, как умерла моя матушка, никаких королев здесь не было и не планировалось, в общем-то.
   - Она - странная, страшная, она велела Джуле обо всех нас рассказать! - продолжая всхлипывать, повествует блондиночка.
   При словах "странная и страшная" перед глазами возникает лишь один образ - несравненной Дульсинеи. Но с чего вдруг она стала королевой? Учитывая то, что самопровозглашенный король здесь у нас один - Терин, выходит, Дульсинея вознамерилась стать его супругой? Это из-за этого он ко мне такой мрачный приходил? Хотя, нет... Не почувствовал я в его эмоциональном фоне каких-либо изменений. Ну да, я немножечко эмпат, и я бы понял, если мы маг перестал переживать из-за того, что его высмеяли и стал печалиться по поводу своей грядущей женитьбы.
   - А с чего ты взяла, милая, что она - ваша будущая королева? - интересуюсь я, заглядывая в личико бедной фрейлины.
   - Она сама так Джуле сказала, - сообщает милое дитя, и я не могу сдержать смех. Пофыркивая, интересуюсь:
   - А другие источники информации у вас с Джулой имеются?
   Она глядит на меня, недоуменно расширив глаза.
   - Ну, - поясняю, - вы опросили слуг, или, может, увидели какие-то приготовления к свадьбе?
   - Нет, - растерянно произносит блондинка и вдруг радостно восклицает. - Так это она сказала неправду, да? Эта королева солгала?!
   - Скорее, пошутила, - говорю я, - или твоя Джула просто все выдумала.
   Хотя на самом деле, я склоняюсь к первой версии. Не очень хорошо знаю Дусю, но подозреваю, что это в ее духе - так мимоходом брякнуть, что, мол я ваша будущая королева, начинайте бояться. Забавная шутка, мне нравится.
   - Ах, я такая глупая! - вздыхает моя блондинка.
   - Ну что ты! - ласково произношу я, - ты не глупая, ты простодушная и милая, и ты просто прелестна.
   Девушка кокетливо поводит плечиком и интересуется.
   - Вы так считаете?
   - Я в этом убежден! - горячо проговариваю, притягивая ее к себе. Она не просто прелестна, она обворожительна и восхитительна, особенно для мужчины, которого выпустили из застенка на часок.
  

Глава 9

  
   Дуся
  
   На следующий день Терин с удвоенным усилием изображал из себя особо замороженную особу. Так холодно со мной поздоровался, что аж захотелось поближе к камину встать, чтобы не замерзнуть.  Смотрю, рука у него забинтована. Неужели это я его вчера покалечила? Ну я, конечно же, спросила:
   - Что это с тобой?
   - Неважно, - отмахнулся маг и вручил мне книгу, - здесь руны, научитесь с ними работать.
   - Это как это? - озадачилась я.
   - Руны следует чертить Вашим магическим предметом в воздухе, при этом концентрируя свою силу. Тренируйтесь, это полезная вещь.
   Сказал и ушел. Не переместился, а просто ушел - пешком. Что-то не нравится мне его вид. Будто чем-то озабочен или, может быть, просто устал? Да собственно, мне-то какая разница? Мне же на него наплевать, правда?
   Прежде чем приступить к изучению этих полезных рун, я книгу немного полистала и из введения узнала, что руны это что-то вроде упражнения для начинающих магов - жестовиков и предметников. Предназначены они для того, чтобы помочь научиться концентрировать свою силу, но в дальнейшем, набравшись опыта, маги, как правило, перестают их использовать, переходя на сложный, но более эффективный уровень плетения заклинаний. Впрочем, мне это знать не обязательно, я же не собираюсь здесь надолго задерживаться. Ведь так? Я же хочу поскорее домой попасть? Правильно, хочу!
   Рунами оказались тщательно прорисованные заковыристые закорючки. К счастью, описание о назначении каждой руны было изложено на понятном мне языке. Первым делом я выучила руну очищения и поэкспериментировала со своей одеждой. Не нужно думать, что мне не предлагали переодеться в более свежие вещи. Предлагали, да еще как! Но когда я увидела эти жуткие платьица, то решила, что лучше останусь в джинсах. Правда белье, рубашку, извлеченную из гардероба одного из беглых пажей, и туфли благосклонно приняла.
   Эксперимент по "стирке" джинсов оказался удачным, я вдохновилась, нашла руну любви, выучила ее и решила на некроманте испробовать. А что? Вдруг сработает, и я смогу похихикать, наблюдая, как он бегает за мной понурым влюбленным осликом. Не тратя времени на поиски своей жертвы, я применила уже испытанный способ. Надела тапок и сказала:
   - Отнеси меня, тапулечка, прямиком к Терину.
   И оказалась перед Терином. Он сидел за столом в кабинете, какие-то бумаги просматривал, и при моем появлении аж подскочил от неожиданности. Я тапок сняла и красивенько так перед его озадаченной физиономией нужную руну начертила. Но некромантище этот отмороженный махнул здоровой рукой и отбился.
   - Дульсинея, Ваши успехи похвальны, но это неэтично. Вы бы лучше более полезные руны изучили. Например, оборонную или руну молчания. Пригодится в жизни.
   Сказал и исчез в неизвестном направлении. Это что это получается? Он меня избегает? Ну и ладно! Подумаешь, нежный какой.
   Выучила я руны, про которые он мне сказал и не только их. Еще вот руну врачевания освоила. Написано, что она боль убирает и несложные раны исцеляет. Только на Терине я ее использовать не стану, пусть ходит как дурак с забинтованной лапкой. Захочет, попросит, чтобы я его полечила. Кстати, он, что сам себя лечить не может? А другие волшебники, ну так сказать соратники, у него имеются? Если да, то почему они ему руку не вылечат? И вообще, где он успел ее повредить и насколько сильно? Хотя, мне-то какая разница?
   А вот атакующую руну я на маге с большим удовольствием испробовала. На этот раз перемещаться не стала, к такому ходу он уже наверняка готов, так что я пошла немагическим способом его выслеживать. Это было несложно, потому что он хоть меня и игнорировал, но не сидел букой где-то в углу, а очень активно по дворцу перемещался. Что-то я раньше не замечала, чтобы он так активничал... или просто внимания не обращала? В общем, выловила я его в тронном зале и руну эту атакующую в него запустила. Но он опять отбился, и устало так, с упреком сказал:
   - Дульсинея, мне сейчас каждая крупица силы необходима, а Вы на мне эксперименты проводите.
   - Ну, так скучно же, - честно призналась я, - делать больше нечего, вот я и заигрываю с тобой. А чего это тебе вдруг каждая крупица силы дорога стала? Как блузку мою испарять, так это, пожалуйста.
   Терин одарил меня таким обжигающим взглядом, что я почти поверила в чудо. Но нет.
   - Дульсинея, я прошу прощения за вчерашний инцидент. Больше это не повторится.
   Ну вот! А я-то думала, он предложит продолжить начатое вчера, а я ему гордо откажу. Но как оказалось, этот взгляд его многозначительный был плодом моего больного воображения. На самом деле все не так. Вот обещает, что такое больше не повторится и морда при этом такая равнодушная, что хочется по ней тапком стукнуть со всей дури. Одним словом, обиделась я и задом к нему повернулась, показывая таким образом что разговор окончен, и он может валить на все четыре стороны и дальше свою силу беречь. Он и свалил. Даже не попрощался.
   "Надоел, не буду больше за ним бегать!" - решила я, устроилась на троне (ну а что? почему бы не посидеть на королевском месте?) и опять взялась за книжку с рунами. Вдруг дверь распахнулась и ворвался какой-то тип. Живой и без хвоста. Человек, одним словом. Не стражник, этих я уже по одежде опознавать научилась и тем более не фрейлина, потому что фрейлин мужского пола не бывает даже в сказочных королевствах.
   - Ты кто? - спросила я.
   Парень сильно удивился и даже немного испугался, когда увидел меня на троне.
   - А ты кто?
   - Не видно разве? Королева я.
   Я опять пошутила, но даже не знаю, поверил бы он так же легко, как тупая фрейлина, или нет. Развлечению помешал Терин - как из-под земли появился, на паренька зыркнул, что-то тихо ему сказал, тот согласно кивнул исчез. Выходит, это тоже маг был.
   - Союзник, что ли? - полюбопытствовала я и, не дожидаясь ответа, задала беспокоящий меня вопрос, - почему не попросишь его руку тебе полечить? Или он не умеет? Я слышала, что жестовикам руки беречь нужно. Вот, кстати, я...
   - Что Вы, Дульсинея на королевском троне делаете? - бесцеремонно перебил Терин, явно не собираясь отвечать на мои вопросы и вообще слушать, что я такое говорю. Ну и ладно. Сам дурак. Перебил меня, когда я хотела сказать, что могла бы попробовать помочь ему с рукой, если бы он попросил по-человечески. Но видимо по-человечески некромант не желает. Даже не дал мне договорить, потому что ему интереснее знать, что я на троне делаю. Ну, так я ему сейчас отвечу.
   - А что нельзя что ли? Что это Вы, Терин, какой-то стульчик мне пожадничали?
   Кажется, ему не понравилось, что я к нему на "вы" обратилась. Во всяком случае, глаза он недобро прищурил и губы сжал... или это он так смех сдерживает? Попробуй его пойми, морду эту замороженную.
   - Поужинать не желаете? Ну, или хотя бы меня ужином накормить, - к счастью или к сожалению, надолго моей любезности не хватило и я перешла на более привычную речь, - сволочь ты, Терин! Твоя нечисть не понимает, что мне жрать надо, я от них никакой еды так и не добилась. Нормальных слуг не выловишь, все перепуганные по углам ныкаются, кухня закрыта на замок, а ты весь день от меня как подстреленный бегаешь.
   Мне показалось или на его физиономии виноватое выражение промелькнуло?
   - Прошу прощения, сейчас я велю принести Вам еду. Только на троне не сидите, не смущайте моих сторонников. Нечисти все равно, что Вы делаете, они не понимают, а маги могут не то подумать.
   - Ага, подумают, что ты женился.
   - Нет, скорее подумают, что я сошел с ума, - парировал он и пошел к выходу.
   Хотела я ему тапком вслед запустить, но вовремя вспомнила, что это мой магический предмет и пуляться им в Терина чревато всякого рода последствиями. Сунула я тапок от греха подальше за пояс, с трона слезла, пересела на какой-то диванчик, дальше книгу с рунами изучать и скучать. Впрочем, скучала недолго, пришел хвостатый, принес на подносе еды всякой.
   Поела я и уныло уставилась на свои руки. Да уж, приключение, ничего не скажешь. Терин меня избегает, поговорить не с кем... И как будто в ответ на мои мысли, в зале опять этот паренек, ну тот который маг-сторонник, появился. Глаза бегают, морда лица испуганная.
   - Где Терин?
   - Не знаю, наверно в каком-нибудь углу от меня скрывается, - честно ответила я. - А ты чего такой заполошенный? Будто тебя напугал кто-то.
   - А Вы не в курсе? - парень выпучился на меня, как на дурочку.
   - Ну, вот ты мне расскажи, и я в курсе буду, - ласково проворковала я и белозубо ему улыбнулась.
   Сработало! Парень присел со мной рядышком и... такое мне рассказал. Вот даже не знаю, позлорадствовать, что у некроманта проблемы или наоборот посочувствовать?
   В городе творится самая настоящая войнушка. Народ под предводительством короля Деларона восстал. На стороне Терина только гномы, но их мало, и в данной ситуации они пока нейтралитет соблюдают, то есть не помогают ни Терину, ни Деларону и вообще никак не вмешиваются. Зомбиков почти всех порубили и сожгли, прочая нечисть особого послушания не проявляет с тех пор, как прознала, что Терин на одну руку покалеченный, то есть в полную силу колдовство творить не может. Да еще и слухи ходят, что Деларон с Советом чародеев сделку заключил, и они с ним заодно против Терина выступят в скором времени.
   - То есть получается Терину кирдык придет скоро? - подвела я нерадостный итог.
   - И по какой же причине, Дульсинея, мне кирдык придет?
   Терин появился перед нами, весь такой из себя холодный и высокомерно недоуменный моим заявлением. На парнишку строго так посмотрел и велел:
   - В мой кабинет. Я там с тобой поговорю.
   Парень сник и исчез.
   - Ты его сильно не ругай, - вступилась я за молодого мага. - Он просто мне последние новости рассказал.
   - Ну и как Вам новости?
   - Замечательные! Выходит по всему, что свергнут тебя скоро.
   - Вас это радует?
   - Догадайся с трех раз, - мрачно предложила я. Но Терин в угадайку играть не захотел, бросил на меня странный взгляд и исчез.
   Поджечь, что ли, тронный зал, чтобы веселее стало?
   К вечеру Терин то ли подобрел, то ли устал меня игнорировать, то ли еще какие гениальные мысли в его голове образовались, но он сам меня нашел и предложил позаниматься. Ну, позанимались мы.
   Открывать порталы в другие миры маг меня не учил, я сделала вид, будто совсем забыла, что мне домой надо, и он тоже что-то подобное изобразил. В итоге я училась лишь тому, что он мне в тот вечер решил преподать. То есть атакующей магии и защитной. Ну а что? Домой, конечно, хочется, вот хотя бы для того, чтобы оказаться подальше от этой морды некромантской, пока не одолела меня влюбленность в особо опасной и неизлечимой стадии. Но, в общем-то, спешить смысла нет, потому что работу я уже потеряла, а искать меня и переживать никто не будет... ну разве что Жорик решит за тапочками своими вернуться.
   Короче говоря, я училась нападать и защищаться магически. Это было даже интереснее, чем открывание порталов. Правда, поэкспериментировать не с кем. Терин наотрез отказался расходовать на это дело свою силу, только теорию мне объяснял и одобрительно хмыкал, когда я с помощью магии крушила всякие вазочки, бюсты и прочие предметы интерьера.
   О вчерашнем приключении мы больше не вспоминали. Во всяком случае, не делали этого вслух. Терин на меня взгляды какие-то странные бросал, особенно когда думал, что я не замечаю. Я же на Терина старалась не смотреть и пыталась изобразить из себя оскорбленную невинность. Получалось не очень хорошо. Зато всякие мысли нескромного характера, так и лезли мне в голову. Я даже в какой-то момент хотела намекнуть некроманту на радости секса, но не стала. Пожалела. Ведь не считая этих его пары-тройки странных взглядов в мой адрес, все остальное время вид у него был какой-то озабоченно-растерянный, будто и не со мною он, а где-то еще.
   Одним словом, жалела я его целых две минуты, а потом вспомнила, что терпение у меня не железное.
   - Да разморозься ты уже, наконец! - рявкнула я, поняв, что Терин в очередной раз застыл на месте, и, если я запущу сейчас в него атакующим, он просто не заметит. Ну то есть заметит, когда ему придет трындец, большой и болезненный.
   - А? - после не короткой паузы отозвался Терин, бросил на меня несчастный взгляд и сказал что-то не совсем мне понятное, - им не выстоять против боевиков Совета. Это ж дети. Сильные, но неопытные. Я же не ожидал, что так... придется.
   - Кто?!
   - Мои маги. Я думал, Совет обойдется угрозами. Всегда так было...
   - Терин, ты о чем?!
   - Ни о чем. Прости, Дуся. Занятия окончены.
   Маг приложил ладонь ко лбу, закрыл глаза и исчез. 
   Вот и поговорили называется.
  
   Вальдор
  
   Эту ночь я провел с пользой. И даже мысль о том, что, наверное, стоило бы попытаться уже бежать, ведь Терин говорил, что ошейник действует не более трех часов подряд, меня не тревожит. Ну, не убежал. Зато жизнь уже не кажется мне чем-то страшным и обременительным. Лежу на кровати, рядом, прижавшись всем телом, устроилась сладко посапывающая блондиночка. Личико розовое, губки улыбающиеся бантиком сложены. Ручку мне на грудь положила, а я ничего, не дергаюсь. Пусть, если ей так удобно. Мне даже приятно. Надо будет все же узнать, как ее зовут.
   В дверь стучат, и тут же на пороге появляется Терин.
   - Вальдор, - тихо проговаривает он, - вставай, пошли.
   Блондинка открывает глазки, потягивается, шепчет:
   - Вааальдор.
   - Спи, милая, - говорю, накрывая ее одеялом, а сам покидаю постель, торопливо одеваюсь.
   Подхожу к магу, интересуюсь:
   - Обратно в камеру?
   - Пока да.
   Он снимает с меня ошейник и устало проговаривает:
   - Пошли, провожу.
   - Спасибо, - фыркаю, - дорогу знаю.
   Терин только вздыхает в ответ.
   - Ты что такой мрачный? - интересуюсь, поглядывая на своего конвоира, пока мы мирно топаем рядом.
   - Есть причины.
   - Не поделишься?
   Молча качает головой.
   - А не боишься, что я сейчас на тебя нападу?
   - Тогда я тебя убью, - сообщает маг, даже не повернув ко мне физиономию. Буднично так сообщает, спокойно. Верю. Любопытно только, что ж он ошейник не зарядил. Силы экономит или не может? Или ему просто прогуляться в моей компании захотелось?
   Спустя пару минут он спрашивает:
   - Хорошо время провел?
   - Отлично! - восклицаю я, - чего и тебе желаю. Я, кстати, новый слух слышал. О том, что у нас скоро королева появится. Странная такая и страшная.
   - Не надо так о ней, - грустно проговаривает маг.
   Я аж останавливаюсь, гляжу на него озадаченно, спрашиваю:
   - Подожди, так это может быть правдой?
   - Могло бы быть, - соглашается Терин, - но не будет. Идем, Вальдор, у меня мало времени.
   - Нет, Терин, она и в самом деле тебе нравится?
   - Валь, прошу тебя, не надо.
   - Подожди, ну мне же интересно!
   - Валь, я не намерен это обсуждать. Тем более, с тобой.
   Мы уже подходим к камере, а я все еще весь в недоумении. Он не намерен со мной это обсуждать. А с кем, простите? С зомби? И настрой мне нашего мага не нравится - трагический какой-то. Мол, все пропало, жизнь не удалась. Нет, конечно, если продолжать воспринимать некроманта в качестве персонального врага, то настроение его меня должно вполне устраивать. Но вот проблема в том, что ненависти я к этому замученному волшебнику больше не испытываю. Скорее, сочувствие. А вот сочувствие было бы куда более выразительным, если бы этот гад не втолкнул меня в камеру и не запер дверь. Ну что же. Все возвращается на круги своя. А как, все-таки, зовут блондинку?
  
   Дуся
  
   Утро было как утро. Позавтракав, я решила не ждать, что будет дальше и что Терину сегодня в голову взбредет - учить меня, просто пообщаться или же прятаться от меня по углам? Я решила сама его найти. Заодно и в магии попрактикуюсь. Надела тапок свой многофункциональный, сказала волшебные слова и оказалась перед Терином.
   Только вот где это он?
   Какой-то мрачный коридор, я здесь не была ни разу до этого, хотя вроде бы весь дворец облазила... ну или почти весь.
   - Где это мы? Куда это тебя с утра пораньше занесло?
   - Дульсинея, я там, где я должен быть.
   - Ну и что же это такое ты делаешь там, где должен быть? Только не говори, что это тайна.
   - Не тайна, - маг вздохнул так тяжело, как будто я его здесь под страшными пытками допрашивала, - здесь я храню трупы.
   - Какие такие трупы? - пискнула я. Наверно у меня глаза раза в два больше стали от удивления.
   - Материал для зомби, - устало объяснил Терин, - а вот что Вы здесь делаете?
   - Тебя ищу, мой сладкий сахар, - проворковала я. - Скучно мне.
   Терин выглядел чрезвычайно озабоченным, к сожалению, делами, а не чем-то более интересным. Хм... Терин озабоченный кое-чем, что к делам не имеет отношения. Хотела бы я на это посмотреть.
   - Дульсинея, я прошу Вас...
   - Даже не проси!
   - Дуся, пожалуйста.
   - Пожалуйста, что? - промурлыкала я, - Пожалуйста, не отвлекай меня от дел? Пожалуйста, не прикасайся ко мне своими грязными руками? Или, пожалуйста, запиши меня в свою коллекцию волшебников?
   - Ррррр, - сказал маг и так меня к стенке прижал, что мама не горюй.
   И вот значит стою я в коридоре каком-то темном, прижатая спиной к холодной каменной стене, трупы вот где-то рядом предположительно валяются, а со мной такое делают. Афродизиаков с озверином напополам он, что ли, с утра нажрался? Ой, мамочки! Все, сдаюсь. Терин, я вся Ваша навеки!
   Только я начала отвечать со всей страстью, на какую способны мои пятьдесят кило живого веса, как вдруг Терин меня отпустил и отступил на шаг. Дышал он при этом тяжело, и, вроде бы даже сожаление на морде лица проявилось.
   - Ты чего, сволочь такая? Ты куда? - зарычала я, и попробовала на него напрыгнуть. Фиг там! Поймал меня в прыжке и аккуратно в сторонку отставил.
   - Дульсинея, тут сейчас такое начнется, что тебе лучше и не знать. Вот что, выпусти Вальдора из темницы, охрану я сейчас оттуда уберу.
   - Зачем это ты Вальдора выпускать собрался? - не поняла я.
   - Выпусти его, пусть думает, что ты по своей инициативе ему помогла, - Терин сделал вид, что моего вопроса не слышал, - и сама вместе с ним беги.
   - Куда бежать-то?
   - Да хотя бы в убежище, где король Деларон окопался.
   - И откуда, по-твоему, мне или Вальдору знать, где это?
   - Дульсинея, мне некогда с тобой препираться. Я понял, что в первый день в нашем мире ты встречалась с кем-то, возможно с самим Делароном. Просто так не требуют такие клятвы, какую я с тебя снимал. Ты знаешь, где убежище свергнутого короля.
   - Нет, не знаю, - глядя на него честными глазами, соврала я.
   - Это неважно, мне некогда с тобой спорить, иди, выпускай Вальдора и уходите отсюда. В борьбу вступил Совет чародеев, они церемониться не будут, если понадобится, разнесут весь дворец по камушку, чтобы до меня добраться. А ты не вздумай проговориться, что магией владеешь. Запомни, Дульсинея, для всех ты жертва.
   - Я? Хрена с два!
   - Ты жертва! - настойчиво повторил Терин. - Я тебя обманул, запугал или еще что. Ври что хочешь, но главное не говори им, что у тебя есть магические навыки, иначе с тобой церемониться не будут, убьют на месте и не извинятся. Для них ты дочь преступника и к тому же иномирка.
   - Со мной они церемониться не будут, а с тобой?
   - А я им живым не дамся, - буднично произнес он. Тоже мне, псих-одиночка!
   - Так может, давай вместе Вальдора выпустим и к королю? Он мужик понимающий, не сильно тебя накажет. Зачем тебе с магами воевать? Видела я одного у короля, Таурисаром его зовут, такой истеричный дядька, просто жуть.
   - Значит вот кого они на переговоры с королем послали, - отметил маг и снова обратился ко мне, - Дуся, не спорь, пожалуйста. Сейчас я тебя перенесу в подземелье. Где темница Вальдора, ты знаешь. Что ты так удивляешься? Мне доложили, что ты к нему ходила. Выпускай его, и убирайтесь из дворца, пока еще можно.
   - А вот хрен ты угадал! Никуда я отсюда убегать не собираюсь.
   - А я тебя и не спрашиваю, собираешься ли ты! - заорал вдруг Терин, и глаза, как у дикого кота, загорелись. - Делай, что тебе говорят. Хоть раз не спорь со мной.
   Я уперла руки в бока и хотела показать ему, кто тут главный и у кого голос громче, да вот только фигушки. Он рукой махнул, и вот уже я стою напротив дверей в камеру Вальдора. Вот так вот. Хочешь, Дуся, выполняй команду Терина, а хочешь, вот двери этой доказывай, кто тут главный и громче орать умеет.
  

Глава 10

   Вальдор
  
   Интересно, мне кажется, или, в самом деле, дворец как-то потряхивает? Странные у Вас, Ваше высочество, галлюцинации пошли. Ой, странные. Не идет Вам впрок заключение. Даже учитывая вполне сносные в последнее время условия существования. Не идет. Свободы Вам не хватает, сударь. А, может, дела какого... Попилить не дали. От блондиночки отвлекли. Гости редко заходят. Вы вот опять разговариваете сами с собой.
   - Вальдор! Кончай придуриваться!
   Хм, такое я себе точно не мог сказать.
   Дверь в темницу мою распахивается, и кого я вижу на пороге? О, женщина моей мечты в больших кавычках.
   - Валь? Валим отсюда быстрее.
   Как поэтично это звучит - Валь, валим. За исключением того, что я не выношу, когда меня зовут Валем.
   - Что-то, - говорю, - мне не очень хочется.
   Она так и столбенеет у дверей.
   А вот дальше я слышу непереводимую игру слов, которые я не то, что запомнить, и осмыслить-то не в состоянии. Вроде бы, меня с кем-то сравнили и пообещали со мной что-то сделать. И как-то заодно прошлись по моей родословной. Но я не уверен. Окончание было такое:
   - Вальдор, конем тебя и сверху пешкой! Дворец рушится, с потолка всякая хрень сыплется, а ты тут сидишь придурка из себя изображаешь. Бежим отсюда, пока я тебя спасать не передумала.
   Хм, снова что-то грохочет неподалеку. А, в самом деле, что я теряю? Даже если это провокация со стороны Терина, ну и что? Хоть какое-то разнообразие в жизни.
   - Веди, - говорю, - меня, дева, навстречу подвигам.
   И снова получаю что-то такое в ответ. Весьма своеобразное. Даже учитывая наше предыдущее с ней общение.
   Вылетаем в коридор, и я понимаю, что своеобразное это я, наверное, заслужил, потому что пол под ногами качается, и штукатурка со стен уже начинает осыпаться. Куда? Куда?!! Куда-куда, можно подумать, у нас выбор есть. Вверх, по лестнице.
   Я помню, мы неслись с ней, уворачиваясь от камней и, чихая от пыли. Помню, как она же затащила меня в подземный ход. Кстати, почему она меня, а не наоборот? Как, выбравшись, неслись прочь от дворца. Мне было весело, и я все пытался остановиться и посмотреть, что там позади нас. Помню, обернувшись в очередной раз, я увидел Терина, вскинувшего левую, без бинта, руку в повелительном жесте. Где-то рядом ударила молния, резко и неприятно запахло озоном.
   За нами следом двигалась группа стражников, явно намеренных защищать своего нового короля.
   - Идиот! - зашипела Дуся, - перед собой смотри.
   Ну, я посмотрел. И уткнулся взглядом в толпу метрах так в пятидесяти от нас. Горожане, наемники, вооруженные, кто чем. И даже маг один среди них затесался. Тощий такой, с посохом в руках. Они что-то кричали.
   Под ногами заворочались булыжники.
   - В сторону! - снова закричала Дуся, дергая меня за руку.
   Мы поспешно бросились в сторону, упали на газон с цветами, которые папа совсем недавно велел высадить вдоль дорог (спасибо ему).
   - Говорю же тебе, не тормози! - взвизгнула Дуся, и мы побежали дальше. Но я все же успел заметить, как взмахнул посохом маг, вероятно, выстраивая вокруг себя защиту, и булыжники, аккуратно его обогнув, врезались в людей. Заметил я, и как стражников поглотило пламя, а они кричали, и запах стоял просто невыносимый.
   Снова сверкнула молния, и теперь уже я понимаю, что нужно ложиться, прижаться к земле, к траве или к дереву. Наш темный маг ведь потому и именуется темным, что с большей охотой ему повинуется неживая материя. А с землей, растениями ему совладать сложнее. Верю ведь даже, что убить нас с Дуськой он не хочет, но вот если это выйдет случайно... Прости, любимая, так получилось.
   Пережидаем очередную атаку. То слева, то справа, заметны вспышки света. Вероятно, Терин ведет бой не один. Хоть бы он дома на составляющие разобрать не догадался - город у нас преимущественно каменный. Не догадался, или сил не хватило. Не знаю.
   Но во время очередной передышки, прямо перед остатками нападавших, мы успеваем с Дусей свернуть в какой-то закоулок.
   И все это время мне просто интересно.
  
   Дуся
  
   Бежим мы, значит, камни над головой свистят, кругом мертвечина эта недобитая... и добитая тоже. Я так понимаю, кто-то териновых зомбиков обратно в мертвое состояние переколдовывает, вот они и лежат на пути гнилыми кучками. А Вальдор и сам не хуже зомбиков этих - идет со мной за ручку, как лунатик какой-то. Разве что ножку не приволакивает. На морде ни одной мысли не светится. Это он типа в шоке? Или я проглядела, когда его камнем по башке жахнуло и последние мозги вышибло?
   Завернула я за угол, принца за собой тащу. А там такая резня, не описать словами. Люди, зомби, хвостатые эти черти, все смешалось в кучу на неширокой улочке. Кто кого бьет, и кто побеждает - это вообще загадка века.
   Я потащила Вальдора в обратном направлении. В панике даже не сразу поняла, почему он тормозит. Оказывается, соображает еще что-то блондин не моей мечты. Первый заметил, что обратный путь нам преграждает компания зомби. Видно на выручку своим, в ту кучу малу спешат. А где на нас с принцем написано, что мы в боевых действиях участия не принимаем? Нигде! Так что надо бы с их пути куда-то убраться. Они хоть ребята тормознутые малость, но их много, а нас всего двое... то есть даже полтора, потому что Вальдор сейчас за целого человека не сойдет - сам еще тормознутее этих зомбей, даром что внимательнее меня оказался.
   - Мяу!
   На это басовитое "мяу" я среагировала по инерции. Оглянулась. Василий, жопа эта пушистая, у окошечка подвального стоит. Многозначительно так на нас посмотрел и в окошко сиганул. Ага, намек понят. Я быстрее к этому окошку, сначала принца затолкала туда. Каюсь, не удержалась, пинка ему отвесила, когда он уже почти весь в окно влез. Валь от пинка в подвал свалился, но молчит. Не возмущается даже. Наверно, и правда, ему каменюкой по маковке досталось. Жалко мне его стало. Влезла я в подвал, усадила принца на кучу какого-то тряпья, а сама к окошку вернулась. Вид там открывался отменный - зомбячьи ножки, с приволоком топающие в направлении основного скопления драки, благодаря которой мы не смогли продолжить наш путь.
   Возможно, будь я местной, я бы знала другую дорогу к той улочке, где так сильно пахнет рыбой и где находится проход в убежище Деларона. Но я помнила только одну дорогу - ту, по которой меня Брианна вела. Сейчас дорога была занята дракой, и ничего нам с Вальдором не оставалось, кроме как сидеть и ждать, пока все затихнет.
   Поскольку вид зомбячьих ножек меня не радовал, я отлипла от окна и повернулась к принцу. Тот что-то на стене рассматривал и, кажется, ему было весело. Там что, неприличная картинка нарисована? Там же темно, как он что-то разглядеть смог?
   Решив, что Валь сейчас не лучший собеседник, я позвала Ваську. Ответом мне была тишина. Идти на его поиски вглубь подвала, где было совсем темно, я не рискнула. Вряд ли будет полезно, если я сейчас переломаю ноги впотьмах, ради теринова кота... пусть даже он и мой кот... и вообще, если он волшебный, то уже, наверно, перенесся из этого скучного подвала куда-нибудь в более приятное место.
   - Вальдор, - на всякий случай окликнула я принца, но он не отреагировал.
   Я устроилась напротив него на такой же куче тряпья и приготовилась ждать, когда шум снаружи затихнет и можно будет попробовать продолжить наш путь.
  
   Вальдор
  
   Сознаюсь честно, я не понимал, что происходит. Все это выглядело настолько диким и нелепым, что мой мозг, похоже, отказался переваривать информацию. Это же моя страна, мой город! Пусть даже сейчас он принадлежит Терину, но это же ненормально, когда в людей бьет молния и летят камни, и когда горят они заживо - это ненормально. Разве можно использовать волшебство для этого? Мне не было страшно, я был во власти какого-то всеобъемлющего недоумения.
   Помню еще кота - большого такого, черного, и подвал помню. Я там попытался прийти в себя, но не смог. То, что я видел, совсем не стыковалось с моими представлениями о жизни, и мозг отказывался воспринимать увиденное.
   Страх пришел потом. Когда Дуся притащила меня в чей-то дом.
   Помню, как я сел у стола, сжав ладонями виски. И вот тогда накатило.
   Смешно сейчас. Меня трясет. Дуся рядом стоит - губы белые, глаза большие. Из косы ее волосы, как иглы, торчат. И что-то говорит мне. А я не слышу. У нее губы шевелятся, а мне все равно. И все понять пытаюсь - а что случилось? А где я? И даже временами - а тот ли я, кем себе кажусь? Смешно ведь. Правда?
   Спустя некоторое время, я не знаю, сколько, шум в голове утихает, и я нахожу в себе силы задать сакраментальный вопрос:
   - А что случилось-то?
  
   Дуся
  
   - Я тебе, мышь ты блондинистая, уже минут двадцать твержу о том, что случилось! - рявкнула я, еле сдерживая желание как следует Вальдору по башке врезать. Пока бежали сюда, он то шлангом прикидывался, и мне чуть ли не на себе его тащить приходилось, то ржал как ненормальный. Весело ему, растудыть его в печенку! Возможно, там Терина убивают насмерть, пока я тут с этим принцем недобитым нянькаюсь, а он меня даже не слушает. Смотрю, а у него взгляд растерянный, морда бледная, и вообще как будто не в себе он.
   - Вальдор, ты как себя чувствуешь? - поинтересовалась я.
   - Плохо.
   - Ты понимаешь, что я тебе говорю? Или, может быть, посидишь, отдохнешь, а побеседуем потом, когда ты будешь в состоянии понимать?
   Принц отрицательно головой мотает. Это типа значит - "нет, не молчи говорить будем", или- "нет, не понимаю ни фига, и не стоит тебе, Дуся, распыляться"? Да что я с ним возюкаюсь-то? Ну да, дала я наследнику престола по мордасам. Подумаешь, маленькая затрещина.
   - Дуся, да что ж ты за дрянь такая? Сначала королю оплеуху отвесила, а теперь и принцу тоже!
   Это Брианна крикнула. И когда она успела в помещение войти?
   - Привет, Брианна. Твой принц в шоке, и плюха ему только на пользу пойдет, - объяснила я.
   - Спасибо, Дуся, мне стало легче, - подал голос Вальдор, и ехидненько так к "королеве воинов" этой обратился, - привет Брианна, а где папа? Что у нас здесь происходит вообще?
   Ну, я и рассказала ему, что здесь происходит, и что я обо всем этом думаю, в том числе и о его папе, который решил Терина с помощью Совета этих долбанутых на всю голову истерических чародеев побеждать, и о том, что Терина вот сейчас убивают, так что он - Вальдор, может быть счастлив по самое не могу.
   Счастья от этой информации у принца на физиономии не появилось. Кажется, наоборот, расстроился. Ну и я расстроилась. А как не расстроиться-то, если, пока я принцу выкладывала все, что я об этом думаю, Брианна, эта подружка семьи недобитая, меч свой достала и мне к горлу приставила.
   - Бри, ты чего? - опешила я от такого нежного обхождения.
   - В самом деле, что ты делаешь, Брианна? - вмешался принц, - Дульсинея меня уже второй раз спасает, а ты на нее с мечом.
   - Она здесь уже была и сбежала от нас. А потом Таурисар определил, что она от клятвы избавилась. Кому ты про наше убежище рассказала?
   - Дура ты, Брианна, - обиделась я. - Обрати внимание, вы все еще здесь, и никто ваше тайное логово не захватил. Не рассказала я никому.
   - А зачем тогда от клятвы избавилась?
   - Да вот, зубки себе подправить захотела, а тут повод такой отличный, снятие клятвы - оно ведь дешевле правки зубов стоит.
   Пальцем в небо тыкала, не знаю я местные цены на магические услуги, но Брианна поверила. То ли врала я убедительно, то ли Брианна такая недалекая, и ее мое объяснение удовлетворило.
   Но тут на мою беду в помещение ворвались Таурисар с королем, и стало совсем тесно. Мне во всяком случае. Потому что Таурисар, задница эта нервнобольная, тут же принялся орать, неприлично тыча в меня пальцем:
   - Предательница! Мерзкая дочь отступника! Зачем явилась сюда, лазутчица теринова? Меня не обманешь! Не пытайся притворяться жертвой Терина и охмурять меня враньем о том, что Вальдора спасала!
   - Да уж, очень охмуряющее вранье. Врать про спасение Вальдора, куда уж охмурительнее-то, - прокомментировала я вопли Таурисара.
   - Молчать! - взвизгнул он. - Властью данной мне Советом, приговариваю тебя к немедленной смертной казни!
   Проорал и палец на меня наставил. Ну, все, трындец мне пришел, сейчас испепелит меня этот истерик и даже фамилию не спросит.
   - Стой!
   Ага, Вальдор зашевелился, интересно, будет меня выручать или со всей нежностью пожелает мне счастливо сдохнуть?
   - Ты на кого руку поднимаешь, маг? Она меня дважды спасла, а ты ее в предательницы записываешь? - очень выразительно зарычал он.
   - Не дело это, Таурисар, - поддержал сына король. - Это ты погорячился.
   - А спросите у нее, какого рожна она отсюда сбежала прямиком к Терину во дворец и разгуливала там, как почетная гостья? Мы стражу из людей допросили, они нам все сказали. Не пленницей она была при Терине, а я даже боюсь предположить кем. Казнить ее! Уничтожить на месте, пока не отравила она наши умы своей ложью.
   - Это за что меня казнить-то? - наконец у меня голос прорезался. Если убьет меня этот засранец, так я хоть перед смертью потрепыхаюсь. - Я, между прочим, сбежала отсюда, потому что поняла, что вы ничего не собираетесь предпринимать для того, чтобы Вальдора из темницы вытащить. Я его спасать сбежала. Ну да, не рассчитала силенок, попалась. А не запирали меня, потому что Терин пригрозил, что если я сбегу или что-нибудь нехорошее сотворю, то он Вальдора убьет... ну или пытать будет. В общем, из-за принца вашего я во дворце оставалась.
   - А кто с тебя клятвенный обет снимал? Уж не сам ли Терин старался?
   - Нет, конечно. У него же там сторонники были, мальчики, приветливые такие, общительные. Вот я одного попросила, и он мне за небольшую плату эту услугу оказал. Ну что ты смотришь так на меня, Таурисар? Зубы я себе поправить хотела, а снятие клятвы дешевле правки зубов.
  
   Вальдор
  
   Ну отчего же она недалекая такая?! Я стараюсь, из шкуры вон лезу, ее спасая, а она несет ерунду про какие-то зубы и каких-то сторонников. Ну, что у нее там с зубами? О! Уж не знаю, как она уговорила Терина, учитывая его (предположительную) занятость делами королевства, но зубки у нее сейчас куда симпатичнее прежних. Интересно, а грудь увеличить она не просила? А то вот эта вогнутость на месте выпуклости... с другой стороны, а меня должно это волновать? Не должно, вот именно.
   Но, чувствую я, Таурисар этот так и точит свои кривые зубки на выпуклости ее и вогнутости.
   И ведь наточит их. Точно наточит! Эх...
   - Мы обручились, - сухо заявляю я. А далее мне остается только любоваться расширенными глазами слушателей. Надо признать, самые большие, даже стремящиеся вылезти из орбит - у Дульсинеи.
   - Иди сюда, любовь моя, - добавляю я мрачным голосом, потому что счастье, простите, уж никак изобразить не могу. А сам молюсь только - молчи. Молчи, я прошу тебя. Догадайся, к чему я. Но только молчи.
   А Дуся глядит на меня секунд десять, как на ненормального, а затем протягивает мне навстречу руки и шепчет:
   - Иду, мой ненаглядный.
   Она обхватывает руками мою шею, практически виснет на мне, благо, что не тяжелая. И тут же шепчет:
   - Убью, скотину.
   Да мне все равно уже. Убьет - не убьет. Лишь бы выгорело все.
   И тут Брианна, о, прелесть моя голубоглазая! Воин, может, из нее и хороший, а умом вот не блещет. В общем, она и спасает ситуацию своим дурацким восклицанием:
   - Так вы помолвлены! Я так рада за тебя, Вальдор!
   А я-то как за себя рад. На шее монстра эта висит разноглазая. Судьба не определена. А так я счастлив прямо по уши. Дальше некуда.
  
   Дуся
  
   Я усиленно строила из себя дурочку, лепетала всякий бред о важности красивых зубов для молодой и незамужней девицы, как вдруг эта сволочь, мыш этот недобитый, взял и заявил:
   - Мы обручились.
   И произнес он это с таким видом, как будто о своей скорой смерти от тяжелой болезни поведал. Что он вообще такое несет? Какое такое обручение? Не знаю, что в этот момент выражала моя морда лица, но явно не восторг. Смотрю, Вальдор мне многозначительно глазки строит и, вроде как, нежно говорит:
   - Иди сюда, любовь моя.
   Ну, я ж не дура. Я сразу все поняла. Хотя этот гад мог бы и получше влюбленность изображать. Я к нему руки протянула, чувствуя себя последней дурой. Ух, придушила бы на месте!
   - Иду, мой ненаглядный, - пробормотала я, повисла у засранца на шее и прошипела. - Убью, скотину.
   Тут Брианна давай верещать о том, как она за Вальдора рада. Дура она и есть дура! Надеюсь, что воин из нее хотя бы хороший.
А дальше все как-то быстро завертелось. Не успела я и глазом моргнуть, как меня уже в почетные члены этого мира записали, объявили спасительницей принца и суженой его нареченной, любимой и ненаглядной.
   Я только опупевала от всего происходящего, и даже не помню, как это так получилось, что мы во дворце оказались.
   Дворец в этой битве особо не пострадал, то есть взятие Терина прошло без лишних разрушений. Как нам торжественно поведал Таурисар, Терина атаковали пять лучших магов-боевков и взяли-таки его живым, только оглушили слегка. Ой, даже не знаю радоваться мне, что жив брюнет моей мечты или огорчаться? Ведь грозился же живым не сдаваться. А, может быть, просто так грозился? С перепугу? Лучше я буду радоваться, живой он мне больше нравится. Но впятером на одного - это конечно да! Геройство невероятное. Зал аплодирует стоя.
   Брианна меня прочь утащила, нашептывая что-то соблазнительное о ванне и переодевании к ритуалу обезвреживания узурпатора. Это кто узурпатор? Ах, Терин узурпатор... ну да, ага, конечно. Узурпатор. Да-да, а я несчастная жертва и, конечно же, я хочу принять ванну и буду очень благодарна, если Брианна поможет мне волосы расчесать, потому что горничные во время переворота разбежались и больше просто некому.
   Вот знать бы еще, на какой такой ритуал я наряжаюсь, и что там будет?
  

Глава 11

   Вальдор
  
   Ура, дамы и господа. Мы победили. Правда, говорить "мы" в моем случае не совсем оправданно, поскольку принять участие в освобождении страны мне так и не удалось. Но, главное, что все закончилось, папа снова на троне, а я имею шансы трон этот занять со временем. Причем, судя по всему, не один, а с молодой женой. А что, если смотреть на нее издали и сощурясь, и при этом еще она будет молчать, то, в принципе, с большим количеством допущений, она может сойти за королеву. И даже, всякое ведь может случиться, у меня когда-нибудь возникнет желание попытаться ее обнять, и при этом я не получу в ухо.
   - Вальдор, Вы готовы?
   И кто это там осмеливается отрывать меня от "радостных" мыслей? Неужели Таурисар, с которым я имел счастье недавно познакомиться? Да шел бы он куда подальше, этот Таурисар. Магов я не люблю. А они отвечают мне взаимностью.
   - К чему я должен быть готов? - сухо осведомляюсь я.
   - К ритуалу.
   - Какому ритуалу?
   А у самого в груди все сжимается. Может быть, папа решил не тянуть, и сразу после помолвки свадьбу организовать? Не хочу. Я для этого еще слишком молод!
   - Ритуалу обезвреживания некроманта, - отвечает маг, а у самого лицо аж перекашивает от отвращения. К некроманту, как видно, не ко мне же. Хотя и смотрит он при этом на меня.
   - Где он проводится?
   - В зале для церемоний. Мы ждем Вас.
   - Скоро буду.
   Интересно, а как они собрались обезвреживать чернокнижника? Голову ему снести, что ли? Хороший способ обезвреживания. Действенный. Только раньше он назывался проще - казнь путем усекновения головы и проводился на главной площади Столицы, а не во дворце.
   Выхожу из своих покоев и натыкаюсь на пажа, нервно переминающегося с ноги на ногу. Хорошенький какой! Даже и не поймешь - мальчик это или девочка.
   - Ваше высочество, - лепечет он, испуганно глядя на меня, - Вам Его величество зайти к нему велели.
   - Перед ритуалом? - уточняю я.
   - Д-да...
   Кто тебя напугал-то так, милый? Уж точно, не я.
   Ну, пойду к папе прогуляюсь. А ритуал ничего. Подождет.
   Отец взволнован. По нему это сразу видно. Он в эти моменты так руки свои теребит, будто вымыть их хочет, а воды нет. И ходит туда-сюда.
   - Звал? - спрашиваю.
   - Да, сынок.
   О, сынок! Точно случилось что-то из ряда вон выходящее. Потому что сынком меня чрезвычайно редко именуют.
   - Я должен сказать тебе, Вальдор, что... Я рад, что ты помолвлен. Спору нет, Дульсинея, конечно, не та женщина, которую я выбрал бы для тебя. Но, раз уж она тебя спасла. Тем более, два раза...
   - Папа, ты для этого меня к себе вызывал?
   - Да, но... не только. Сынок, я просто не хочу, чтобы это было для тебя неожиданностью. Но...
   Да что же он все мнется да мнется? Он меня уже пугает этими своими "но".
   - Но я был вынужден заключить соглашение с Советом чародеев.
   И умолкает.
   - Какое соглашение? - интересуюсь я. Не особо-то он пока меня удивил. Я как-то не подозревал Совет чародеев в склонности к благотворительности по отношению к нашему королевству.
   - Я бы сам не справился с чернокнижником. А они согласились помочь мне в обмен на...
   - На что, папа? Что они от тебя потребовали такого?
   - Ну, - вздыхает отец, - во-первых, я должен разрешить открыть в Зулкибаре школу для волшебников.
   - А раньше не разрешал? Я полагал, они сами не хотели.
   - Да нет... Во-вторых, Совет...
   Договорить ему не дает Таурисар, появившийся в королевских покоях, как у себя дома. Без стука и предупреждения.
   - Ваше величество! Что это такое? Вас все ждут! - приказным тоном заявляет он, а я аж дар речи теряю от такой наглости. Перевожу взгляд на отца, а тот глаза прячет и бормочет себе под нос что-то типа "Да иду я уже, иду". Ну, если уж король так себя ведет, мне, как видно, вообще остается лишь молчать в тряпочку.
   - И в чем, все-таки, суть ритуала? - не удержавшись, спрашиваю я у мага.
   - Руки Терину, узурпатору поганому, ломать будут, чтобы не мог он заклятья творить, пока судьба его Советом не решена.
   Снова смотрю на отца:
   - Папа, ты это санкционировал?
   Он лишь пожимает плечами. Мол, понимай, как хочешь, но возражать не стоит.
   Да, думаю, Терин, провалил ты свой эксперимент. Маги править не могут.
   Прихожу я в зал для церемоний. В голове сумбур, и радость от освобождения уже утекла куда-то, боюсь, безвозвратно. Жаль, отец не договорил. Но само его поведение перед этим Таурисаром, сам этот дурацкий ритуал... Ну не можете вы решить судьбу чернокнижника, неужели так трудно обезвредить его иным способом, не столь омерзительным, и, не собирая при этом такое количество зрителей? И почему меру наказания ему должен определять Совет чародеев? Он здесь, здесь власть узурпировал, в Зулкибаре! Отец мой должен решать, что делать с этим героем-одиночкой, а не кучка сумасшедших волшебников с манией величия.
   А вот и кучка эта. Совет чародеев, может, и не в полном составе, но человек семь присутствует. Надо будет узнать позднее, сколько их там, членов этих. Отец мой тоже здесь - и глаза у него бегают. А Брианна рядом притворяется предметом обстановки. Можно подумать, никто не в курсе, что она из себя представляет. Дешевая подстилка. Может, и не дешевая, но неважно.
   Дуся рядом со мной стоит, жмется, глаза разноцветные квадратные и испуганные.
   - Вальдор, - бормочет она. Тихо бормочет. Так, что я вынужден к ней наклониться.
   - Валь, - продолжает она, - ты, наверное, будешь смеяться, но мне как-то не по себе.
   Могу только вздохнуть в ответ. Ей-то понятно, отчего не по себе, а мне вот почему? Я что, казней до этого не видел? Хотя, о чем я? Это же не казнь, а ритуал.
   Наш штатный палач, да, Терин оставил его при должности и папа заменять не стал, профессионалы - они на дороге не валяются, приносит колоду. Я вздрагиваю. Все же, фантазия у меня слишком хорошо развита для принца.
   В зал вводят двух мальчишек и девчонку. Ну, как мне их еще назвать, если старшему на вид не больше восемнадцати, а младшему лет пятнадцать? Ага, маги-сторонники, наверное. Судя по всему, вот тот, рыженький, словесник - у него руки за спиной скованы и рот завязан. Девочка явно жестовик, так как ее локти плотно примотаны к телу, а уж конструкцию, удерживающую пальцы, я вообще плохо понимаю. Ну и старший, предметник. Ему больше всех повезло. Просто в кандалах.
   Вокруг колоды члены Совета образуют полукруг. Они молчат. Ждут. О, Дукуса вижу. И даму эту со следами. Красоты, конечно. Где же юный словесник, так нелепо напавший на Терина? Хотя, о чем я? Едва ли он мог быть членом Совета. Так, просто шавкой, как Терин и говорил. Я сам себя не узнаю, почему я поминаю этого чернокнижника к месту и не к месту? Что со мной?
   А вот и он, кстати. Двигается как-то неестественно. Ах, да! Замечаю у него на шее знакомую вещицу. Теперь ты у нас весь из себя покорный, мерзкий маг. Отчего я не чувствую злорадства?
   - На колени, Терин, - командует Дукус, и чернокнижник послушно опускается перед колодой.
   Хм, Дуся что? Прижимается ко мне? Да ну! Точно прижимается. Обниму-ка я ее, пожалуй. И ей спокойнее, и мне теплее, а то дрожь какая-то по телу противная.
   - Положи правую руку на плаху, - велит Дукус, и Терин подчиняется.
   О, эта деревяшка у нас теперь именуется плахой?
   Лицо у бывшего короля Зулкибара белое, на лбу пот выступил. Да, а я как бы себя чувствовал на его месте?
   Рядом палач. Лучший наш палач Вадик. Даже без обычной маски. Ухмыляется. Ему-то чему радоваться? Работе, что ли? Он, видимо, во время правления Терина заскучал, без дела-то? Дульсинея вцепляется мне в плечо когтями. Терплю. Я в последнее время таким терпеливым стал - сам себе удивляюсь.
   У палача в руках палка. Железная. Судя по тому, как он ее держит, очень тяжелая. Не хочу. Не могу. Не хочу об этом думать!
   Дукус как-то лениво машет рукой, и палач с размаху опускает палку на предплечье чернокнижника. Я слышу хруст. И ни звука больше. Они запретили ему даже кричать. Сумасшествие.  Дульсинея рядом, кажется, хнычет. Если бы я мог к ней присоединиться! Но нет. Я же должен торжествовать.
   - Левую руку, - говорит Дукус.
   Терин все также покорен.
   Снова хруст, и чернокнижник безвольно опускает лицо на плаху. И уже не чувствует, надеюсь, как палач, один за другим, ломает ему пальцы.
   - Встань, - командует Дукус, - встань!
   Ну что же они делают? Что они делают?! Он же без сознания. Кажется, я готов рвануть ему на помощь, но Дусины коготки, впившиеся в меня, дают понять, что не стоит. Я должен радоваться. Мой враг повержен. Я ведь сам мечтал о том, что ему кто-нибудь пальцы переломает? А вот так, когда и руки тоже - даже надежнее. Дульсинея тычется мокрым лицом мне в плечо, это немного отрезвляет. Вот и Терин поднимает голову и встает.
   - В подземелье. В свою камеру, - велит старый Дукус, и Терин, шатаясь, бредет в указанном направлении.
   - Друзья мои! - радостно восклицает Дукус и даже руки в стороны разводит, мол, так и обнял бы вас всех, - мы обезвредили узурпатора! Он больше никому не сможет навредить!
   Где-то справа слышится робкое "ура", но я кидаю туда гневный взгляд, и "ура" затихает, едва родившись. Мага это не смущает.
   - Его судьбу мы решим после, - с восторгом в голосе заявляет он. А я перевожу взгляд на отца. Похоже, король Деларон тоже не в слишком счастлив, созерцая происходящее. Интересно, он-то отчего? А я отчего?
   Маги-сторонники стоят, опустив головы.
   - Ну что, дети, - спрашивает Дукус, обращаясь к ним, - вы поняли свою ошибку?
   Старший поднимает заплаканное лицо и что-то тихо отвечает Дукусу. Не слышу, что. После чего мальчик получает от члена Совета по лицу.
   Звук пощечины и злобное шипение Дукуса, в отличие от слов парня, разносятся по всему залу.
   - Гаденыш! - говорит Дукус, - увести их.
   Детей уводят, я остаюсь. Гляжу на колоду и размышляю. Вот я снова наследный принц. Все, вроде как, встало на свои места. Отчего ж так тошно на душе?
  
   Дуся
  
   Мне место рядом с Вальдором определили. И вот стою я, страху полные штаны, но вроде бы радуюсь, что пронесло, и я здесь нахожусь в качестве почетной гостьи, спасительницы принца, ну и невесты заодно.
   Вообще-то я молодец, что Терина послушалась и ни словечка о том, что магией владею, не сказала, а то кто их знает, этот Совет чародеев, еще и меня под шум волны приговорили бы к чему-нибудь, не посмотрев на то, что невеста. И так Таурисар этот психоватый чуть было меня не прикончил.
   Вот интересно, как они собираются Терина обезвреживать? Руки в гипс по самые плечи? Вместе с пальцами. Мне даже смешно на какое-то  мгновение стало, хотела своими забавными предположениями с Вальдором поделиться, смотрю, а он не улыбается и вроде как взбледнулось ему. Кажется, зря я веселюсь, что-то совсем не забавное тут намечается. Смотрю и остальные присутствующие, в том числе и король с Брианной, вид имеют нерадостный. Тут-то меня жуть одолела по настоящему, я даже к Вальдору прижалась с перепугу.
   - Вальдор, - шепнула я, а у самой губы дрожат от страха. Принц наклонился ко мне, чтобы расслышать, что я там лепечу. - Валь, ты наверно будешь смеяться, но мне как-то не по себе.
   Он в ответ только вздохнул. Ну да, а что еще сказать то можно? По физиономии его вижу, что ему не лучше, чем мне, а может быть даже и хуже, потому что он знает, что сейчас произойдет, а я могу только догадываться. Но что-то мне подсказывает, вряд ли это будет что-то типа невинного загипсовывания рук.
   Вот какую-то колоду принесли. Ой, мама! Кажется, я сейчас в обморок брякнусь. Неужели они ему руки рубить собираются? Да нет, у палача в руках железка какая-то, а не топор. Это что же такое будет сейчас?
   Потом в зал ввели двух парней и девушку. Молоденькие совсем. Одного из них я вспомнила. Это его я в тронном зале видела. Сейчас у него руки за спиной скованы и рот завязан. Значит, получается, он словесник. У девушки, рядом с ним, руки в какую-то странную конструкцию заключены. Это они вот так они жестовиков обезвреживают? А зачем в таком случае колода эта и палач с железякой?
   Дядьки и тетки в балахонах, маги значит, вокруг колоды полукругом встали, морды у всех торжественные. Потом Терина привели, точнее он сам пришел. Двигается как-то через силу. Ну, понятно, вот на шее фигня эта красуется, ошейник покорности, который я на Вальдоре видела.
   - На колени, - скомандовал толстый старикашка с нездоровым румянцем на бородатой сытой морде.
   Терин послушно опустился на колени, волосы его в растрепанном состоянии и скрывают лицо, но я и так понимаю, что выражение бурной радости от подобного приказа на нем вряд ли присутствует.
   Противно мне на все это смотреть и сбежать хочется, аж сил нет! Но не сбегу, потому что должна до конца все это дело увидеть. А как же! Вдруг они все-таки руки ему рубить собрались? На хрен тогда всю конспирацию, все тапком по морде получат, а руки я Терину рубить не дам! Прижалась я к Вальдору поплотнее, для храбрости. Хоть он и блондин не моей мечты, но все ж таки единственный близкий человек в этом зале. Вальдор меня за плечи обнял, а у меня даже желания не возникло локтем под ребра ему заехать. Да какой там! Я ему даже благодарна была за поддержку. Прижалась, как к родному.
   - Положи правую руку на плаху, - велел этот красномордо-бородатый старикан.
   Терин поднял голову. Лицо бледное, на лбу пот выступил. Сопротивляется что ли? Вдруг получится, и он сейчас всех парой движений рук раскидает и сбежит? Нет, не получилось, послушно положил руку на колоду эту. Тоже мне плаха.
   Палач своей железякой помахивает и радостно так ухмыляется в предвкушении. Садюга, растудыть его налево!
   Старикашка взмахнул рукой. Палач замахнулся и... ой мамочки мои! Железяка эта со всей дури опустилась на предплечье Терина. Хруст в тишине был отчетливо слышен, и ни звука больше. Он что из-за этого ошейника покорности даже закричать без разрешения не может? Да что ж за уроды эти маги? Разве можно так? Хотела я слезы удержать, да как-то не вышло, сами собой покатились. От злости безвыходной. И Терина жалко. И просто сволочи они и больше никто! Хоть бы кричать ему разрешили. И это гадство у них ритуалом зовется?
   - Левую руку, - распорядился противный старикан.
   Терин положил левую руку на эту плаху недоделанную. Нет, я не буду смотреть. Вот просто не буду и все! И так понятно мне, что не отрубят ему руки, а только поломают. Можно бы уже и уйти отсюда. Но никуда я не ушла. И стала дальше смотреть. А может быть просто от шока да с перепугу не могла глаз отвести от этого мерзкого зрелища. Снова удар железяки этой жуткой, надо не забыть что-нибудь "хорошее" палачу сделать, ибо нефиг так любить свою работу! Терин еще больше побледнел и завалился на плаху. Сознание потерял. В этой ситуации только порадоваться за него можно.
   Ой, это что же они делают то? Совсем охренели? Теперь палач ломал Терину пальцы. Аккуратно так и методично, каждый палец. Сама не знаю, как я сдержалась и не завыла в голос? Что ж они такое творят? Это что же за ритуал такой? Это же садизм самый натуральный. И как замечательно, что Терин всего этого уже не чувствует, благополучно пребывая в обмороке. Хоть бы подольше не очнулся.
   Палач закончил ломать последний палец. Я думала, Терина сейчас унесут отсюда, и на том все закончится. Но нет.
   - Встань, - скомандовал все тот же красномордый старикашка, - встань!
   Они что совсем охренели? Он же без сознания! Ублюдки! Это уже просто издевательство над окончательно поверженным врагом. Почему бы не велеть унести его? Зачем еще больше мучить? Я почувствовала, как дернулся Вальдор. Чего это он? Ой, кажется, готов на все забить и броситься Терину помогать. Нет уж! В этом смысла нет никакого. Я вцепилась ему в плечо, и он как-то быстро успокоился. Наверно, тоже понял, что не стоит вмешиваться.
   Терин начал вставать. Я не выдержала и уткнулась зареванным лицом в плечо Вальдора. Не могу на это смотреть.
   - В подземелье. В свою камеру, - распорядился все тот же старикашка.
   Жаль, что я не могу не только не смотреть, но и не слушать. Старикан этот соловьем заливается о том, какие они все молодцы, повергли злого узурпатора Терина... и покалечили, сволочи! Еще и поиздевались в придачу, заставив его в таком состоянии самостоятельно до камеры добираться. Тоже мне герои недоделанные!
  
   Вальдор
  
   Все почти так, как и прежде. Разница почти неуловима - она на грани чувств, как легкий запах. Вот только пахнет не цветами, а мерзостью какой-то - гнильцой, разложением. Не пахло так во дворце, когда здесь Терин хозяйничал. Странно же это из уст моих звучит!
   У нас новый придворный маг. Гадать не надо - кто. Дукус, конечно.  Конечно, Дукус, только отчего-то язык у меня не поворачивается назвать его слугой, и руки не поднимаются гадость какую в реторту насыпать. А уж сексуальные его пристрастия вообще тайной за семью замками не являются - пажи давно попрятались, а более или менее миловидные гвардейцы срочно подали прошения об увольнении. Да и сам я, на всякий случай, стараюсь носить одежду темных тонов, чтобы привлекать к себе меньше внимания, и с оружием не расстаюсь.
   Папа мой по мере сил изображает из себя верховного властителя, а Брианна - мою любящую матушку. Меня это не столько раздражает, сколько веселит. И уж точно, когда она, в порыве нежных чувств, прижимается ко мне объемной грудью, я испытываю отнюдь не сыновью привязанность.
   Башня мага, а также его лаборатория, отныне закрытая территория. Как-то внезапно закрытой территорией стало и Западное крыло, в котором эта лаборатория располагалась. А отец ничего. И не пикнул даже. Не знаю, о чем он там с Советом договаривался перед штурмом, и, боюсь, что мне суть этой договоренности очень бы не понравилась.
   На душе у меня гадко и тревожно, и будущее видится пусть не в черном, но в болотном каком-то цвете. Отец меня явно избегает, как видно, не хочет делиться информацией. На мой растерянный вопрос а мне что делать, он, пряча глаза, отвечает: "Развлекайся, Вальдор".
   Развлекайся, Вальдор, пока Совет тебе развлекаловки не поотрывал. Ситуация пугает, но чувствую себя тупым каким-то и безвольным. И с ужасом понимаю, что все чаще во мне появляется желание спустить все на тормозах, покориться, расслабиться, поверить, что все и в самом деле будет у нас хорошо.
   Двор веселится, но слегка истерично. Может, тоже предчувствует наступление нового века - века контроля и выпрашиваемых дозволений.
   Страстно хочется лишь одного - обсудить все это с кем-то. Но с кем? Кто сможет меня выслушать и понять? Опа! Так у меня ж невеста есть! Стало быть, это ее почетная обязанность - ободрять меня, утешать, ну или хотя бы выслушивать. Я же, вообще-то, нетребовательный. Мне много не надо. Все, решено, иду к Дусе.
  
   Дуся
  
   Я целых два дня думала, все никак решиться не могла. Ну да, я трусиха. И было отчего. Мне вовсе не улыбается, чтобы меня за магией застали и тоже чего-нибудь, как Терину, переломали. На третий день я не выдержала. Идет оно все куда подальше, но больше я сидеть, сложа руки, не могу, не хочу и не буду.
   - Что это ты, Дуся, задумала?
   Вальдор стоял в дверях и смотрел на меня как на умственно отсталую. Что ж могу его понять. Я бы тоже что-нибудь не то подумала, увидев девицу, которая стоит посреди комнаты, напялив поверх сапожка тапок сорок пятого размера, а в руках держит поднос со всякой едой.
   - Вальдорчик, ты не поверишь, но я не хочу, чтобы Терин там помер. У меня к нему личные счеты, он мне живой нужен.
   - Хорошо, Дусенька, и что же ты собираешься делать? - ласково так спросил принц.
   Наверно он решил, что я умом тронулась. Он же не знает, что я с недавнего времени счастливая обладательница волшебного тапка. То есть маг-предметник и уже кое-что умею. Во всяком случае, переноситься к Терину, где бы он ни был,  научилась в самую первую очередь.
   Я посмотрела на Вальдора, потом на поднос, где остывала еда и приняла решение:
   - Жди здесь или зайди попозже, я тебе потом все объясню, - и перешла к дурацкому, но все ж рабочему заклинанию, - отнеси меня, тапулечка, прямиком к Терину.
   Вальдор выпучил глаза и, кажется, окончательно убедился, что я сошла с ума... но тут же взял свои мысли обратно, потому что я у него на глазах испарилась в белом облачке.
  
   Вальдор
  
   Дым какой-то белый, и Дульсинея, вооруженная подносом, исчезает прямо у меня перед носом. О, почти стих. Когда-то я баловался рифмосложением.
   О, любимая моя, не уходи ты от меня. Поцелуями своими я замучаю тебя. А что? Дамы ценили.
   Кажется, в Зулкибаре в последнее время появилась новая тенденция - наиболее значимые события происходят без моего участия. И когда это моя драгоценная невеста успела стать магом? А она им стала. При условии, конечно, что я верю своим глазам. Верить? Всегда верил, и сейчас не стоит им не доверять. Ну и куда же золото мое недобитое решило отправиться?
   С моей головой явно что-то не то. Прямиком к Терину. О, нет! Да она же не знает, что такое осторожность! Она же и себя, и мага погубит. И что это я стал в последнее время такой заботливый? Аж, самому противно.
   Да, сходил к невесте за утешением.
   Ну что ж, пойду, проконтролирую, пошумлю немного. Принц я или не принц? Хоть что-то мне здесь позволено?
  
   Дуся
  
   Терин открыл глаза и, как всегда в своем репертуаре, вместо "здрасти" выдал гениальную вещь:
   - Дульсинея, Вы сошли с ума.
   Вот правда, я чуть не разрыдалась. Ну что за дурак-то, а? Лежит беспомощный, руки переломаны, пальцы тоже, сам даже в туалет сходить не может, а туда же - "Дульсинея", "Вы".
   - Дурак ты, Терин, - буркнула я и присела рядом с ним прямо на пол, поставив поднос на колени. - Я тебе пожрать принесла, и если ты хоть слово вякнешь о том, что не позволишь кормить себя с ложечки, я тебе для полноты картины и ноги переломаю. Быстро открывай рот, возражения не принимаются!
   - Я не хочу есть. У Вас, кажется, слезы.
   - Конечно. Здесь воняет как я не знаю где, у меня от вони глаза слезятся, - заворчала было я, потом не выдержала, всхлипнула не скрывая. - Теринчик, ну перестань из себя непонятно кого строить. Тебе поесть надо, ты скажи, что тебе нужно, чтобы легче стало? Мож травку какую? Как в вашем мире травмы лечат?
   - Вы не должны мне помогать. Уходите.
   - Ну, как же я уйду? Ну, тебе ж плохо. Ты же весь горишь. Ну, скажи мне, ты хочешь что-нибудь?
   Маг прикрыл глаза и шепнул:
   - Пить.
   - Конечно-конечно, - засуетилась было я, но поняла, что суетиться с подносом на коленях крайне неудобно, поставила его на пол и напоила некроманта морсом, аккуратно придерживая его голову.
   - Спасибо, - тихо проговорил он, - забирай поднос и уходи, не то...
   - Ну, вот и давно бы так, - перебила я, не дослушав, и опять всхлипнула. - А то выкает тут мне, дурак несчастный. Ты есть будешь или голодовку объявил?
   Терин одарил меня фирменным пристальным взглядом (рентген, скажу я, отдыхает) и вдруг произнес:
   - Дуся, почеши мне нос.
   Я чуть не разревелась в голос. Бедный! Лежит тут с переломанными руками, даже нос почесать не может. Я ему его, конечно же, почесала, а у самой слезы ручьем бегут и сердце разрывается. Никогда мне никого так жалко не было... или не жалость это вовсе? Ой, Дуся, кажется, ты влюбилась, как последняя дура. И не в мага, не в брюнета своей мечты, а вот в это чудо природы беспомощное, грязное и... эх, дура ты, Дуся!
   - Никуда я от тебя не уйду, - всхлипнула я.
   Маг обреченно вздохнул.
   - Иллюзию наведи, - шепнул он. - Охрана. Услышат.
  
   Вальдор
  
   В том, что я до сих пор наследный принц крови, начинаю сомневаться. Чувствую себя в последнее время чем-то вроде украшения дворца. Этакая горгулья на крыше. Выглядит эффектно, никому не мешает, но и пользы от нее - ноль. Если не верить, что она и в самом деле способна отгонять злых духов. Я в детстве верил.
   Так вот, в темницу меня пустили. Мало ли кого я там хотел проведать. Мне сказали развлекаться, вот я и развлекаюсь таким вот своеобразным способом. А что, у нас, у золотой молодежи, разные могут быть предпочтения. Может, я в пыточную хотел заглянуть, нервишки себе пощекотать.
   А дальше я делаю небольшую глупость. Ну, большую, зато вынужденную. Понятия не имею, где именно держат чернокнижника, и потому решаю просто поинтересоваться об этом у первого попавшегося стражника.
   - Не следует Вам этого знать, Ваше высочество, - заявляет он мне и брови при этом хмурит.
   Он заявляет об этом мне. Мне!
   - Ты с кем разговариваешь, хам? - вежливо интересуюсь я, нежно поглаживая рукоять меча.
   - С Вами, Ваше высочество. К пленнику я Вас не пущу.
   Ага, не пустит. Значит, Терин где-то рядом.
   - Я же тебя в капусту порублю, - ласково улыбаясь, произношу я, - ты здесь вообще кто?
   Где-то из-за его левого плеча выруливает новый персонаж. О, судя по знакам отличия, десятник.
   - Простите, Ваше высочество, - бормочет он, - но нам велено никого сюда не пускать.
   - Кем велено?
   - Их величеством.
   - А с каких это, интересно, пор их величество стал закрывать для своего сына доступ куда-либо за исключением собственной спальни?
   Десятник смущается. М-да, это я загнул. Отвечать на такие вопросы уж явно не в его компетенции. Делаю глубокий вздох, успокаиваюсь.
   - Я хочу поговорить с чернокнижником Терином.
   - Не велено.
   - Что значит, не велено?!
   А вот дальше я закатываю самый настоящий скандал. Кричу, размахиваю руками, топаю ногами, угрозы раздаю направо и налево, причем часть из них весьма экзотична. Стражники даже краснеют после некоторых особо экспрессивных выражений с моей стороны. А что? Фантазией я не обделен.
   Надеюсь, я привлекаю к себе внимание достаточного количества охранников, чтобы у Дульсинеи было время переговорить с магом. В конце концов, мне тоже интересно, как он там.
   Спустя примерно полчаса понимаю: все, выдохся я.
   - Ладно, - говорю, - не нужен мне ваш чернокнижник. А папе я все равно пожалуюсь.
   После чего, задрав нос, удаляюсь. Я чрезвычайно собой горд. Вот такой я молодец.
  

Глава 12

   Дуся
  
   - Какую иллюзию? Как ее наводить то? - растерялась я.
   - Бери тапок.
   Я фыркнула. Наконец-то он называет эту вещь своим именем, а то выёживался: "возьмите, Дульсинея, Ваш магический предмет".
   - Руны помнишь? Руну молчания.
   Я немножко неуверенно кивнула. Помнить-то я эти руны помнила и даже на Терине пыталась их использовать, но это все были шалости. Не уверена, что у меня по-настоящему что-то получится.
   - Повернись к двери. Тапком в воздухе ее нарисуй.
   В кои-то веки я его беспрекословно послушалась, сняла с ноги тапок этот свой несчастный, повернулась к двери и, как он велел, начертила руну. Надеюсь, что именно руну молчания, а не какую-то другую изобразила, перепутав пару закорючек. Руны - они штуки хитрые, чуть не так какую закорючку нарисуешь и все - вместо руны молчания получится какая-нибудь руна кричания.
   - Молодец, Дуся, - похвалил маг, уже не шепотом, а нормальным голосом. Ну, то есть не совсем нормальным, а хриплым таким и усталым.
   - И что, стража теперь нас не слышит? - поинтересовалась я, все еще не уверенная в том, что у меня что-то получилось, и потому шепотом.
   - Стража слышит то, что она слышит обычно. Руна действует примерно два часа, но я советую тебе уйти раньше. Говори, что хотела.
   - Я тебя хотела увидеть.
   - Не стоило. Опасно. Они не знают, что ты маг. Темные боги!
   - Что? Больно?
   - Неважно. Твою магию могут засечь. Совет не будет церемониться с дочерью беглого волшебника.
   - И что, мне надо бросить тебя здесь и радоваться жизни? Ты тут лежишь, мать твою за ногу, и даже нос себе самостоятельно почесать не можешь. И ходишь под себя, наверно.
   - Дуся, не плачь.
   - Отстань! Не твое дело, что я делаю. И вообще, нечего тебе здесь разлеживаться, я...я тебя сейчас в другой мир перенесу. Вот к себе домой, например. Медицина у нас не ахти, но все ж таки лучше, чем в темнице.
   Придя к такому гениальному решению, я схватилась за тапок и уже собралась ну просто сдуреть, как сильно захотеть открыть портал. Я была на сто процентов уверена, что теперь-то, с таким огромным желанием, у меня точно получится.
   - Дуся, не смей, - прошипел маг.
   - Это еще почему? - возмутилась я. - Поскольку развешивать руны можно, я делаю вывод, что магию здесь не отслеживают. Так в чем дело? Тебе что, нравится здесь лежать?
   - На мне заклятие, запрещающее перемещения любого рода, в том числе и переходы через порталы в иные миры.
   - Ну и что? - не поняла я, - ведь не ты сам будешь перемещаться, а я тебя перемещу.
   - Как только здесь будет хоть намек на то, что я куда-то перемещаюсь, заклятие сработает, и от нас мокрого места не останется, - терпеливо объяснил маг.
   - Да? Ну ладно, - пробурчала я, задумчиво изучая тапок.
   - Дульсинея, я по Вашему лицу вижу, что Вы собираетесь сделать. Забудьте. Вы не сможете взломать это заклятие.
   - Уверен? - мрачно спросила я.
   Терин едва заметно кивнул. Я собрала все свое благоразумие и решила мага послушаться.
   - Нет, так нет. Значит, будем действовать иначе, а пока...быстро рот открыл и начал жрать!
   - Я бы лучше еще попил.
   - Вот давно бы так, - обрадовалась я. - А то строит из себя тут героя голодного и холодного.
   Я вновь напоила Терина, и он даже благодарно мне улыбнулся. Потрясающе, какое достижение! Кажется, на глаза опять навернулись слезы, и чтобы отвлечь себя от намерения порыдать на груди у этого раненого героя, я быстренько спросила:
   - Ну, теперь ты мне расскажешь, как тебя лечить?
   - Времени мало.
   - У нас полно времени, - возразила я. - Ты думаешь, я сюда в первый и последний раз пришла? Не мечтай! Я сюда буду каждый день приходить.
   - Ты рискуешь.
   - Слушай, если ты еще раз намекнешь, что надо бросить тебя здесь подыхать, я тебя прямо сейчас голыми руками придушу, чтоб не мучился.
   - Это выход.
   - Обойдешься! - рявкнула я и со злости вспомнила руну врачевания. Нет, переломы она не вылечит, слишком слабенькая, но может сработать, как анестезия. И как это я раньше не догадалась? Вот дура-то! Ему же больно до одури. Он, кажется, слегка прифигел, когда я замахала тапком у него перед носом, а потом вздохнул с таким облегчением, что сразу понятно стало, что с руной врачевания я ничего не напутала, и она сработала.
   - Спасибо.
   - Не за что. А теперь я тебя слушаю. Давай, рассказывай, как тебя вылечить. Ты наверняка знаешь. Ты же придворный маг... был... ну, короче, ты должен знать такие вещи.
   - Вообще-то я не травматолог, моя  врачебная специализация венерология, - признался Терин и, кажется, даже хмыкнул при этом.
   Я не удержалась и хихикнула.
   - А что при дворе самое оно. Насмотрелась я, какие тут нравы царят. Одни фрейлины эти тупые чего стоят. Ты кстати в курсе, что Джула тебя соблазнять собиралась? Хм, по твоему лицу вижу, что ты вообще не знаешь, кто такая эта Джула... Э... Слушай, мне кажется, или там в коридоре что-то творится?
   - Нет, не кажется. Уходи немедленно.
   - Ага, сейчас, только все брошу. Тебя вот, поднос и прочие радости жизни, и помчусь, роняя тапки... Не вальдоров ли там чудный голосок мне слышится?
   - Пришел, наверное, на меня полюбоваться, - горько усмехнулся маг, - он ведь так об этом мечтал.
   С меня хихикательное настроение мигом слетело.
   - Дурак ты, все-таки, Терин. Хотя тебе простительно, больному-то. Ты морду Вальдора не видел, когда тебе руки ломали. Я думала, он на помощь тебе кинется. Еле удержала. И тебе бы не помог, и сам бы попал.
   - Ну, - с изрядной долей высокомерия в голосе заявил маг, - вероятно, ему не чужда благодарность. Все же, я отпустил его раньше, чем собирался.
   - А он не в курсе, что ты его отпустил. Он до сих пор уверен, что это была исключительно моя инициатива - его из тюряги выковырять, пока ты там зомбями своими командуешь.
   - Я бы все же не обольщался на его счет, - проворчал Терин и тут же перевел разговор в иное русло, - а что, все так плохо при дворе?
   - Да что ты, там дико весело, - изображая дебильную радость, заверила я. - Только тебя не хватает. В качестве венеролога, конечно. Все перетрахались на радостях в самых разных комбинациях, один король своей сисястой Брианне верен. А Дукус этот, вот же мерзкое животное, всех молоденьких мальчиков распугал. А я типа невеста Вальдора, поэтому ко мне редко пристают.
   - Дукус? Почему он... так понятно, он теперь придворный маг, да?
   Терин помрачнел. Обидно все-таки. Значит, смена мага его волнует, а мой статус - нет? Впрочем, ладно, он же больной пока - неадекватный. Вместо того, чтобы закатить ему истерику, я лишь мило поинтересовалась:
   - Ой, неужели ты этому удивлен? Да, Дукус теперь придворный маг.
   И тут Терин меня неожиданно порадовал вопросом:
   - А Вы, значит, Дульсинея, за принца замуж собираетесь?
   Мне показалось, или в голосе некроманта действительно ревнивые нотки промелькнули? Впрочем, я могу выдавать желаемое за действительное. В самом деле, с чего это он вдруг кинулся бы меня ревновать?
   - Ну вот! Опять ты выкаешь. Вальдор это специально сказал, чтобы подозрения с меня снять. Не собирается он на мне жениться, и я за него замуж не собираюсь. Он, конечно, хороший мальчик, но не мое. Ну, так что, Терин, лечиться будем?
   - Сначала мне нужно вправить кости.
   - Так давай вправлю,  пока анестезия работает.
   - Руна врачевания лишь немного облегчает боль. Я буду орать так, что никакие иллюзии не помогут. Орать и дергаться, Дуся. Не такой уж я и терпеливый.
   Я не стала спорить. Руны это ведь совсем слабенькое волшебство.
   - Вот бы ошейник на тебя нацепить, - мечтательно произнесла я.
   Терин испуганно дернулся и настороженно спросил:
   - Зачем?
   - Ну, ты бы тогда, не орал, - объяснила я, но тут же устыдилась под воздействием его убийственного взгляда и даже покаялась, - с ошейником была плохая идея, извини. Но ведь можно обезболить раны как-то иначе?
   - Можно. Есть такие заклинания, но я не смог бы тебя научить, даже если бы руки целы были. Дуся, ты предметник, до большинства колдовских действий ты должна доходить самостоятельно, работая со своим магическим предметом. Никто тебе не расскажет, как это сделать, это все само приходит к предметнику. Чем сильнее единение с магическим предметом, тем больше возможностей для его использования. Не огорчайся, предметникам обучение намного легче дается. Все, что нужно - это полностью соединиться со своим предметом. Вы с тапком должны стать как одно целое. Это - основа обучения предметника.
   - Легко тебе говорить. Магический тапок, это так нелепо! Если бы это хотя бы был мой тапок. Ну, вот как я могу стать одним целым с жориковым тапком? Эй, ты что смеешься? Терин, ты бесстыжая морда, не смей надо мной ржать!
   - Дуся, все у тебя не как у людей, - сквозь смех простонал Терин. - У тебя очаровательный тапок. Правда, верь мне! Я на эту вещь как маг смотрю, и я тебе говорю - любой предметник захлебнется ядом от зависти, увидев мощь твоего тапка и даже внимание не обратит на, как ты выражаешься, нелепость этого предмета. Ну, если тебе так неуютно, укрась его камушками какими-нибудь, вот пусть тебе... ха-ха... жених твой Вальдор подарит десяток-другой бриллиантов.
   - Терин, - тихо сказала я, и до того это у меня зверски получилось, что он перестал смеяться. - Я тебе сейчас этим самым тапком по морде дам. Почему ты раньше не сказал, что его можно украсить, скотина ты такая?
   - Прости Дуся, но ты не говорила, что для тебя это так важно, - серьезно, без намека на насмешку объяснил маг.
   - Ладно, ты прощен, - великодушно решила я, но не удержалась и ворчливо добавила. - Хотя мог бы догадаться. Я же женщина! Думаешь, мне приятно с уродским мужским тапком сорок пятого размера в магическое единение вступать?
   Терин опять заусмехался было, но посмотрел на меня и перестал.
- Прости.
   - Ладно, хрен с тобой, - решила я и в знак прощения поправила его волосы, а то лежит тут лохматый как дурак.
   - У нас мало времени, - сказал Терин, одаривая меня очередным задумчивым взглядом.
   - Какой молодец, что заметил, - съехидничала я. - Тогда говори быстрее, как тебе кости вправить? Что с анестезией делать будем?
   - Дульсинея, не могу же я все время думать за тебя.
   - Что мне, трахнуть тебя что ли? - разыгрывая дурочку, поинтересовалась я.
   - Дуууся! - простонал он и опять засмеялся.
   Да уж... Кажется, переломанные кости пошли ему на пользу, стал на живого человека больше похож. Вот уже второй раз развеселился. Не удержалась я, наклонилась и поцеловала его.
   Он ответил мне, но как-то очень осторожно, и даже слегка неуклюже. Но в этом тоже было что-то такое... весьма приятное, надо сказать. Не знаю, что бы еще мне в голову пришло, если бы мы так и продолжили целоваться, но я как последняя корова, задела его руку, и на том поцелуй закончился, потому что маг зашипел от боли и тихо выругался.
   - Ой, Терин, ты умеешь материться, - скрывая жалость, весело заметила я.
   - У меня хороший учитель. Если ты твердо намерена мне помочь, приходи завтра. Возьми у гномов водку.  Скажешь - для меня. Они дадут. Только осторожнее. Выучи отрезвляющую руну. Не забудь! Нельзя чтобы после твоего ухода и окончания действия руны молчания меня увидели пьяным. А теперь убирайся, два часа почти прошло.
   - Терин, все хорошо будет, вот увидишь, - пообещала я, чмокнула его в нос на прощание, подхватила поднос, надела тапок и велела перенести меня в мои покои.
   Все-таки что ни говори, тапок вещь хорошая, полезная и многофункциональная.! Оказалась я там, где и хотела - у себя то есть.
  
   Вальдор
  
   Возможно, мое нахождение в покоях невесты могло быть расценено, как нечто крайне неприличное. Даже странно, до чего двор, в общей своей массе плавно и непрестанно переходящий от пьянки к оргии и обратно, трепетно относится к соблюдению приличий, когда речь идет о свадьбе. Впрочем, вероятно, они так пытаются компенсировать собственную распущенность. По идее, если бы речь не шла о магическом освобождении от проклятия, я вполне мог и вовсе не увидеть свою суженую до свадьбы. И уж точно моей невестой не стала бы девица такого неясного происхождения. Хотя... Забавно.
   О, вот и она, красавица моя. С подносом в руках и все в том же ужасном тапке. Именно так она называет эту обувь, с которой не расстается. Может, порекомендовать ей украсить его как-то? А то уже неловко.
   - Ну, - говорю, - мечта поэта, рассказывай, как там поживает наш маг-узурпатор?
   - Чего это ты тут разлегся? Это вообще-то моя кровать и нечего тебе делать на ней! - рычит она и швыряет поднос. Но, что странно, не в меня, а на пол. Как видно, очень расстроена. А потом, не обращая на меня внимания, на тапок свой любуется и бормочет что-то, вроде как "перенеси меня, тапулечка". Никуда он ее на этот раз не переносит, она матерится, снимает тапок этот свой убогий с ноги и начинает им размахивать.
   - Милая, - говорю, - ты бы поменьше диапазон сделала, а то у меня от пыли уже в горле першит.
   - Вот сейчас получишь тапком по морде, быстро вспомнишь, как мышью под диванами пыль глотал, - огрызается Дуся, опять тапком машет и бормочет что-то себе под нос.
   - И что ты там все приговариваешь?
   Она швыряет тапок на кровать и обиженно произносит:
   - Хочу в гномий квартал попасть, но не срабатывает. Думала, все просто будет, скажу тапку, чтобы перенес меня туда, и он перенесет, но фиг там! Гребанный тапок, такой же тормоз, как и его хозяин бывший.
   Я пожимаю плечами.
   - Бывает. А зачем к гномам собралась?
   - Надо.
   - Ну, допустим, я мог бы тебе помочь. Если ты меня убедишь в том, что, действительно, надо. Причем очень.
   Я сажусь на кровати и хлопаю ладонью рядом с собой.
   - Давай, детка, присядь и расскажи своему жениху, что случилось. Хочешь, я тебе массаж сделаю?
   - Убью, - обещает она, но как-то вяленько так, я даже не верю.
   - Я была у Терина...
   - Ну, я в курсе. Я там тоже был. Стражников отвлекал. И что? Как он там?
   - Просто офигительно он там. Радуется жизни. Напряги воображение, мышь ты недобитая, и сделай выводы!
   - Ну, мне-то что за него переживать?
   - Гавнюк ты и больше никто. А я-то, как дура последняя, тебя перед Терином защищала. Между прочим, это он меня заставил тебя из тюрьмы вытащить, мне ты и даром не нужен, чтобы спасать тебя!
   Интересная информация к размышлению. А я думал, что это Дульсинея вдруг прониклась добротой ко мне несчастному. Оказывается, нет. Терин. Непонятно, зачем это ему понадобилось? И вообще, странным парнем оказался этот некромант. Если бы я лучше знал его раньше, может, и не случилось бы того, что случилось.  Он изо всех сил пытался убедить меня в том, что меня ненавидит, но при этом сам пальцем не тронул, и другим не позволил. Я бы... попадись он тогда мне в руки... Я ведь не шутил ни насчет палача, ни... Интересная вещь - предназначение. А, может, обещая ему все это, я предвидел его судьбу?
   - Ну и что ты завис, как первый пентиум?
   - Я? И что с ним?
   - А ничего с ним! Может быть, хватит тут придурка из себя строить? Будто сам не знаешь, что его лечить нужно. Он же загнется там без медицинской помощи и своих способностей.
   Смотрю на нее с некоторой растерянностью:
   - А причем здесь гномы?
   - Да гномы ни при чем, водка мне гномья нужна. И... ну и табак тоже нужен. Операцию буду Терину делать. Хирургическую. Понятно? И не спрашивай что это такое, все равно не поймешь, не дорос еще. Кстати, может быть у тебя припасен литр-другой водки на черный день?
  
   Дуся
  
   Ну, про хирургическую операцию это я загнула, просто чтобы звучало солиднее. Я понятия не имею, как по науке называется то, что я буду с Терином делать. И, признаться честно, даже не представляю, каким образом я буду это делать. А Вальдор, морда эта наглая, ухмыляется и заявляет что водки у него нет, не держит он среди своих запасов драгоценного вина такую гадость.
   - Тогда марш отсюда, не мешай мне колдовать.
   - Дуся, ничего ты не наколдуешь. Чтобы куда-то переместиться с помощью магии, надо хотя бы раз это место увидеть, - объяснил Вальдор с гаденькой такой усмешкой. - Тебе твой Терин об этом сказать забыл?
   - Не мой он, - буркнула я и перешла в наступление. Миленько так Вальдору улыбнулась, придвинулась поближе и замурлыкала, - Вальдорчик, зайчик мой, а не проводишь ли ты свою невесту любимую до гномьего квартала?
   Он подозрительно так на меня зыркнул и даже испуганно слегка. Кажется, поверил, что я нему сейчас целоваться полезу. Вот дурачок.
   - Провожу, невестушка. А табак тебе зачем? Для операции что ли?
   - Нет, Вальдорушка, табак это для меня, а то у меня без курева уже уши в трубочку сворачиваются, и хочется кого-нибудь убить.
   Вальдор недоверчиво покосился на мои уши и решил:
   - Я даже лучше сделаю, я тебя тайным ходом проведу в дом главы гномьей общины.
   - А что без главы никак нельзя? Просто купим сигары и водку эту в каком-нибудь гномьем магазинчике и назад, во дворец.
   - Гномья водка, как и табак, это большая редкость и найти такие вещи в магазинчике, как ты выражаешься, не получится.
  
   Вальдор
  
   Тьфу! Вальдорушка, невестушка, аж зубы ломит от такой сладости. Нужна тебе водка - достану я тебе водку. Рискуя жизнью, между прочим, достану. А ты ведь, зараза, и знать об этом не будешь. Ну, сложные у меня отношения с гномами. Сложные! Могу по слогам повторить.
   И не надо мне рассказывать про их обостренное чувство справедливости. Лично мои проблемы начались задолго до того, как был наказан, по их мнению, незаслуженно, Терин.
   А что я сделал? Да ничего! Это они, их гномская гадская молодежь, напоили меня гномьей водкой. Я, что ли, заставлял их выйти за пределы квартала и идти бить морды ушастым? Ну и что, что мы эльфов нашли лишь две штуки, и те накостыляли нам по самое не балуйся. Ну да, это были не музыканты. А папины наемники особого назначения, которых даже физиономия моя (а они меня узнали, и это точно!) не смутила.
   И вовсе не я навел оставшихся на ногах гномов на мысль заглянуть в бордель тетушки Луизы. Мы случайно на него наткнулись. Я прекрасно знал, что гномам человеческие женщины не нравятся. Потому что бороды у них нет. Поверьте, я тоже на гномих никогда не заглядывался. Или... Нет, не заглядывался. Но было очень забавно наблюдать, как тетушкины воспитанницы выпрыгивают из окон и с визгом носятся по всей округе. И из одежды у них... У кого как, одним словом.
   Ну, поймали нас под утро. Всех наказали, а меня отпустили. Я же принц, в конце концов! И ни в чем я не виноват. Был. Короче, с тех самых пор меня и не любят. Особенно - старейшина. Возможно потому, что тогда со мной все его три сына буянили. И с чего он взял, что это все я устроил? Еще обозвал меня первым пакостником королевства. За что? Звучит, в общем-то, гордо - Первый Пакостник Королевства. Вот так вот. С большой буквы.
   - Вальдор, ты уснул что ли?
   А? Да, замечтался, в воспоминания погрузился. Что ж, проверим, насколько хорошая у гномов память.
   - Идем, - говорю, - звезда моя. Покажу я тебе свое укромное местечко.
   - Оставь при себе свои местечки, - бормочет себе под нос Дуся, но я делаю вид, что не слышу. К подвигу готовлюсь.
   Короче, здесь, за ширмой, там вниз, направо-направо, и мы в свинарнике.
   - О, что-то знакомое! - заявляет Дуся. Конечно, знакомое. Насколько я помню, мы этим ходом из дворца выбирались, когда в столице бои шли. Но я ее поведу немного другой дорогой.
   Проходим от свинарника пятнадцать шагов в сторону высокой, с длинными свисающими ветвями ивы, и спускаемся вниз по шершавым выщербленным ступенькам. Не знаю, сколько этому ходу лет - но уж никак не меньше пятисот. Справа на стене обычно крепится факел для таких вот любителей прогуляться под городом. Ага, здесь он. А спички я заранее захватил.
   - А у вас здесь много таких ходов? - интересуется Дуська, с любопытством оглядывая подкопченные стены.
   - Полно! - легкомысленно отвечаю я. Думаю, что их много. Подозреваю, что я знаю не все. Но сейчас это к делу отношения не имеет.
   Мы довольно долго идем по коридорам, я считаю ответвления. На пятом сворачиваем налево. Потом пятнадцать шагов и направо. Дуська топает следом.
   - Вот здесь аккуратнее, дорогая, не ударься. Синий тебе не пойдет.
   Даже и слушать не хочу, что она мне там отвечает.
   - Ага, - заявляю, - вот мы и на месте. Нам остается только подняться наверх по этой лесенке, и мы окажемся как раз во дворе старейшины гномов.
   - Ты же говорил, мы попадем в дом, - подозрительно так ворчит Дульсинея.
   - Так почти дом, - радостно восклицаю я, - чем тебе двор - не дом?
  
   Дуся
  
   Чем мне двор не дом? Да вот хотя бы тем, что если прямо в дом попадем, то сразу: "вот они мы, здрасти, радуйтесь нам, дорогие хозяева!" А если во дворе мы, то еще в дверь стучать придется, и эту самую дверь у нас перед носом захлопнуть могут, да еще и собак натравят. Эти мысли я при себе оставила, предложив принцу поднять свою августейшую задницу на крыльцо и постучать.
   Вальдор мое предложение без особого восторга воспринял, но поднялся и постучал, а потом так осторожненько на пару ступенек вниз сошел. Боится что ли? В этом мире гномы так страшны? Совсем не такие, как я в книжках читала и себе представляла?
   Впрочем, в том, что мои представления далеки от действительности, мне уже не раз приходилось убеждаться, с тех пор как я попала в Зулкибар. Здесь и принц не благородный герой и чернокнижник не коварный злодей. И вот только что я убедилась, что жилище гномов представляла себе в корне неверно. Я думала, что живут гномы в маленьких домиках, под стать их росту, но вот фигушки! Перед нами был огромный домище, с таким крыльцом, что на нем мог бы и слон свободно развернуться. И двор здоровенный такой, почти настоящая площадь, а не двор.
   На стук Вальдора среагировали почти сразу. Дверь открылась, и на пороге появился гном. То есть нет, правильнее будет сказать - суровый такой гномище, с темно-русой бородой, заплетенной в косу, конец которой был заткнут за пояс, состоящий из металлических прямоугольников, украшенных сверкающими камнями. Бриллианты что ли? Впрочем, камни были не только в поясе. Куртка и сапоги гнома тоже сверкали как витрина ювелирного магазина. На рассматривание этого индивидуума у меня ушла пара секунд, а потом он взмахнул своей огромной секирой. Ну, во всяком случае, мне она показалась огромной в руках гнома, в котором роста не больше чем полтора метра. Острое лезвие просвистело в миллиметре от вальдорова носа. Да, он все-таки молодец, что отошел подальше, а то кирдык бы ему пришел и мне счастья полные штаны с перепугу.
   - Здрасти, дяденька гном, а нельзя ли эту штуку убрать, а то я девушка нежная, в обмороки всякие падать начну, - пробормотала я, старательно придавая голосу интонации "умирающего лебедя" и тыкая пальчиком в направлении секиры. Ну, а что еще мне оставалось, если Вальдорчик мой отчего-то дар речи утратил? Буду сама этому гному зубы заговаривать.
   Как оказалось, Вальдор дар речи не утратил, это он паузу театральную выдерживал, а потом голос подал:
   - Добрый вечер, старейшина Горнорыл.
   Я захрюкала от смеха. Ой, мать моя, вот это имечко! А я еще в детстве из-за своего переживала. А тут вон чего - Горнорыл, это звучит гордо, ой не могу, держите меня!
   - Чего это девка твоя хрюкает?
   - А это она от восторга. Вас так рада видеть, - объяснил Вальдор и так на меня посмотрел, что я веселиться передумала. Ну и гном этот все-таки с секирой, а не с букетом роз нас встречает, так что лучше над ним не ржать.
   - Тебе здесь не рады, Вальдор. Или память у тебя короткая?
   - Знаю что не рады, да только выхода у меня нет. Я не мог свою невесту отпустить к Вам одну.
   - Невесту? - гном оглядел меня с ног до головы, помахивая секирой, как будто прикидывал, какую часть тела от меня первую отрубать будет. Я послала ему белозубую улыбку.
   - Хорошая работа, - одобрил этот хренов Горнорыл. - Искусный маг зубки тебе правил, детка.
   - А то! Сам Терин постарался, - вставил свое слово Вальдор. - Они с Дульсинеей, между прочим, друзья и даже больше.
   - Темнишь ты что-то, принц, - сделал вывод Горнорыл и, наконец, изволил пригласить нас в дом. - Заходите, послушаю, что интересного вы мне расскажете.
   Дальше огромного холла гном нас и не подумал вести, там прямо и расселись. Мы с Вальдором на диване рядышком, а Горнорыл в кресле напротив нас развалился и вопросительно пошевелил кустистыми бровями, давай понять, что готов слушать.
   - Нам нужна водка и табак. Вот, он заплатит, - я решила взять переговоры на себя.
   - Водка и табак не продаются. Такие вещи только дарят, - отрубил Горнорыл, - и я пока не услышал веской причины, почему должен вам эти вещи подарить.
   - Это не для нас, для Терина.
   Как вовремя я вспомнила, что мне Терин сказать советовал.
   - Для Терина? - гном насторожился и посмотрел на нас, как на двух гадов и вражин последних. - А с каких это пор принц и его невеста за водкой для заключенных магов бегают? И зачем Терину табак, если он не курит?
   - Для меня табак, а водка для него, - объяснила я, не выдержала и заорала, - Горнорыл, силы ебические тебе в печенку! Терин покалеченный лежит, помирает практически, его лечить надо, а ты тут недоверчивое бревно из себя строишь. Тебе что, жопа ты бородатая, водки жалко для хорошего человека?
   Смотрю, Вальдор с лица спал. Наверно, подумал, что нас сейчас убивать будут. А Горнорыл этот ничего, молчит, на меня таращится, потом хмыкнул как-то непонятно и заговорил:
   - Ты, девушка, меня сейчас так приласкала, что я теперь до утра обтекать буду.
   Тут уже и я решила, что нас сейчас убивать будут. Ох, и дура я! Не могла язык свой придержать? Но как следует испугаться, я не успела. Гном вдруг загоготал так, что люстра на потолке жалобно висюльками звякнула. Ну, вот и славненько, повеселила я, значит, гномика этого. Я молодец. Гном проржался, вперил в принца тяжелый взгляд и как рявкнет:
   - Вальдор!
   Принц, бедняжка, аж подпрыгнул на месте.
   - Да, дядя Гонорыл?
   Ой, ну я прямо-таки умиляюсь, такой хороший мальчик весь из себя... надо будет ему спасибо сказать, что подвиг такой сейчас совершает - строит из себя мальчика-зайчика.
   - А тебе, Вальдор, какой интерес врагу помогать? - спросил Горнорыл.
   Я заинтересованно уставилась на Вальдора. Мне тоже любопытно стало, с какого это перепугу он помогает? До этого я как-то не задумывалась, а сейчас вот тоже ответ хочу знать на этот простой вопрос.
  

Глава 13

   Вальдор
  
   Какой мне интерес? Ну, ты, дядька Горнорыл, и задал мне сейчас вопросец. Если бы я сам знал на него ответ!
   - Не знаю, старейшина, - говорю, - не знаю.
   А что? Когда вранье не придумывается, лучше уж правду сказать. Однако, вижу, гном поднапрягся весь и, вроде как, секиру свою глазами ищет. А что ее искать? Вот она, рядом с диваном к стене прислонена. Далеко тянуться не нужно. Ну, сейчас я ему выдам по первое число.
   - Жаль мне его. Не как человека жаль, как врага.
   О, тут и Дуся на меня глаза вытаращила. Ты бы уж молчала!
   - Я ведь, когда к нему попал, дядя Горнорыл, к смерти уже готовиться начал. Тем более, что пообещал мне он ее. Жестокую и неминучую. Пытки и четвертование.
   Слезу, что ли, с глаз смахнуть? Нет, не получается. Ладно, продолжим.
   - А потом ведь как получается, он меня не тронул.
   - Подумаешь, не тронул! - фыркает гном, - да волшебник наш давно мирным нравом славится.
   Кто? Терин? Мирным нравом? Ну да, а власть он исключительно по доброте душевной захватил.
   - Приходит он ко мне как-то и говорит, что потому он не стал палачу меня отдавать заморскому...
   - Да чего вдруг ради заморскому?! Я вон слышал, у вас и Вадька очень даже ничего себе специалист.
   Я его убью!
   - Может, и не заморскому, я плохо помню подробности. - Сухо заявляю я, - Вы долго перебивать меня будете?
   А сам на Дусю кошусь. Вот уж зараза. Сидит, косой своей рыжей рот закрыла. Хрюкает потихоньку.
   - Продолжай, сынок, не смущайся, - говорит Горнорыл, а я радуюсь. Сынок - это уже хорошо.
   - Так вот, - говорю, - не стал он палачу отдавать меня...
   Кстати, а почему не стал-то? Я ж и сам этого не понимаю! Я бы отдал! Что врать?!!!
   - Не стал отдавать, - продолжаю в полной растерянности, - потому... что силой я ему своей понравился, мужественностью... и чувством юмора.
   Жаль, что про чувство юмора уже никто не слышит. Потому что эти два ржут в голос, аж заливаются. Вот уж не думал найти среди них такое единение. Ну что такое, в самом деле, а?
   - Мужественный ты наш, - хрюкает Дульсинея.
   - В жизни бы о тебе такое не подумал, - вторит ей гном.
   Нет, ну что такое? Я смотрю на них обиженно, а они оба, только взгляд мой поймают, вообще начинают биться в истерике.
   - Ну не знаю я, почему он меня отпустил! - кричу я, теряя над собой контроль, - не знаю! И чего ради я ему помогаю - тоже! Не понимаю!!! Вам легче стало?!!
   А они смеются. Злые. Уйду я от них.
   - Ладно, - спохватывается, наконец, старейшина, - Вальдор, я тебя понял. Водку дам.
   Перехватывая дусин вопросительный взгляд, добавляет:
   - Табак тоже. Ты прости меня, твое высочество, ну и морда у тебя была...
   И снова начинает похрюкивать. Дульсинея, меж тем, старательно стену разглядывает. Ладно, я не гордый, отомщу и забуду.
   Горнорыл встает, не забывая пофыркивать при этом, открывает шкафчик на стене рядом со мной.
   - На тебе, - говорит, - мужественный ты наш, - водку. Надеюсь, магу она поможет. Нравится он мне. Хоть и не (хрю-хрю) силой. А вот и тебе, девочка, табак. Уважаю. Не каждый человек попробовать его решится.
   - Я пробовала, - решительно заявляет Дуся, и старейшина косится на нее с одобрением.
  
   Дуся
  
   Думала, мы сейчас распрощаемся и назад, но не тут то было.
   - Погодите-ка, детки, - заявил гном. - Вот ты, сынок, на девушке жениться собрался, а свадебные подарки как же?
   - Не успел еще, - покаялся Вальдор.
   - Не дело это, невесту без подарков держать, - пожурил Горнорыл и хлопнул в ладоши.
   В помещение почти мгновенно, как будто под дверью караулил, вбежал гном с подносом, а на подносе гора брюликов... ну или еще каких-то камней, на них похожих, и безделушки всякие.
   - Выбирай, девушка, - щедро предложил Горнорыл.
   Это типа подарок, что ли? Ага, ну, халяву я люблю, кто ж ее, родненькую, не любит? Я выбрала себе штук с десяток красивых бусинок, тапок свой украшу, мож быстрее единение у нас с ним пройдет, и еще часики прихватила. Симпатичные такие все в камушках разноцветных, но не в том суть. Главное, что часики! Не привыкла я как-то не знать, который час, а свои часы в родном мире оставила и даже не рассчитывала новыми здесь разжиться. Я ведь даже не знала, что здесь вот такие часики умеют делать. Во дворце-то я видела всякие разные здоровенные часы с кукушками и без, а вот такой маленькой прелести я не встречала в этом мире... да и когда бы, собственно, успела? Вещичка-то бабская, а много ли я девиц здесь знаю? Брианна не особо украшениями себя обвешивает, воин все-таки. А Джула эта тупенькая как новогодняя елка цацками обвешана, если и были на ней часики, то я не разглядела.
   Обогатилась я, короче говоря, и чуть было даже не поблагодарила гнома за щедрость, а тот ласково так на Вальдора смотрит и говорит:
   - Счет за бриллианты и золотые часики с самоцветами я завтра во дворец с нарочным пришлю.
   - Папе пусть отдаст, - буркнул принц. Не рад, кажется, что подарочек мне сделал. Ничего, не обеднеет, престолонаследный наш.
   - Что ты хмуришься, принц? - вкрадчиво поинтересовался Горнорыл. - Не рад, что такой роскошный подарок невесте сделал? Да таких бусин во всем Зулкибаре не сыщешь. Я сам лично над ними работал. Можно сказать, душу вложил.
   Для полноты картины гному еще надо было стукнуть себя кулаком в грудь. Представила я себе это дело и опять захрюкала. Гном неодобрительно на меня покосился и проворчал:
   - А вот не вижу ничего смешного. Бриллианты, к твоему сведению, очень тверды, их просто так, как лазурит какой-нибудь, не просверлишь, легко трещину пустить. А ты попробуй, найди в моих камушках хоть одну трещинку! Найдешь, я тебе их все даром отдам и еще столько же подарю.
   Я поспешно спрятала свои приобретения подальше с глаз Вальдора и, делая вид, что не замечаю, какие страшные рожи он мне корчит, промурлыкала:
   - Спасибо, дядя Горнорыл, век не забуду твою щедрость.
   Нет, ну это конечно было бы забавное зрелище - его высочество, скурпулезно изучающий бриллиантовые бусины на предмет трещин, да только я уже хотела побыстрее назад во дворец попасть. Гном тоже заметил реакцию принца на свое предложение и довольно рассмеялся.
   - Слышал, принц, как надо спасибо говорить? Ты бы мастеру за труды сверх счета накинул.
   - Финансовыми вопросами в нашей семье папа ведает. С этим к нему подойдите, дядя Горнорыл.
   Отвечая, бедный блондинчик едва зубами от ярости не скрипел.
   Вот теперь мы начали прощаться. Вальдор даже вроде бы раскланяться попытался, но старейшина выразительно так на него посмотрел и говорит:
   - Идите, детки, и пусть у вас все получится. Вот только ты, принц, еще раз детей моих на что-то науськаешь...
   Горнорыл выдержал паузу, во время которой Вальдор очень выразительно вздрогнул.
   - Шкуру спущу, - ласково закончил гном.
   На том мы и расстались.
   Интересно-то как! Надо будет на досуге Вальдорушку поспрашивать, на что это он такое детей этого сурового гномищи науськал?
   Весь обратный путь Вальдор возмущался и причитал о том, какие гномы все ж таки гады хитрожопые! Водку с табаком Горнорыл нам подарил, а потом чуть ли не силой заставил купить брюликов на кругленькую сумму.
   - Вот так они всегда "подарки" делают, - закончил свою обвинительную речь Вальдор и мрачно замолчал.
   Мне как-то расхотелось его спрашивать про детей Горнорыла, вдруг снова разразится обвинительной речью на тему гномьей хитрости. А оно мне надо?
  
   Вальдор
  
   Во дворец добрались без приключений. И я старался не вспоминать, во что отцу может обойтись небольшая такая кучка бриллиантиков с дырочками. Да еще и часики следом. Можно, я подумаю об этом после, когда счет принесут?
   Короче, приходим мы к этой, невесте моей, а она с порога так и заявляет:
   - Пошли к Терину.
   Я вежливенько интересуюсь, все ли в порядке у нее с головой, и не хочет ли она, случайно так, подождать несколько часиков, потому, мол, что, традиционно, тюрьма по ночам у нас лучше охраняется. А сейчас, как мне кажется ночь.
   Невеста моя ненаглядная покричала немного и умолкла. Кажется, голова у нее иногда (очень редко), но работает в нужном направлении.
   Спать она меня отправила в мои покои. Хотя, какая разница? Неужели ей в голову закралась крамольная мысль о том, что я могу ее возжелать? Да даже на безлюдном острове в голодный год - ни за что!
   В итоге встречаемся утром. Я, весь при параде. И она - с бутылью водки в руках. И тут в голову мою закрадывается одно сомнение.
   - Постой, - говорю, - Дульсинея, свет очей моих. Напомни-ка мне, а что ты с магом там при помощи водки делать собралась?
   - Дурак, - фыркает Дульсинея, - операцию я буду ему делать - вот что!
   Кажется, именно этого я и боялся.
   - А ничего тебя, дорогуша, при этом, не смущает? - интересуюсь, как бы между делом.
   - А что меня должно смущать? - спрашивает "дорогуша", подозрительно щурясь, и плотнее прижимая к себе емкость с алкоголем.
   - А не кажется ли мне, но водка тебе понадобилась лишь для того, чтобы Терину кости сломанные вправить?
   - А тебе-то что?
   - Мне? Ничего. А ты, наверное, в иномирье своем, только тем и занималась, что кости вправляла.
   Да неужели мне удалось ее смутить?
   - Нет, - бормочет Дуся, - не вправляла.
   - Но готова, - добиваю я, - заняться здесь именно этим.
   - Да! - кричит она, - готова, и что с того?
   - Ничего, - отвечаю, старательно изображая на лице равнодушие, - совершенно ничего. Я, в принципе, и хотел, чтобы мага пытали. Я, правда, не предполагал, что он от этого умрет. Но тоже неплохо.
   - Идиот! - визжит Дульсинея. - Придурок!
   - Я, - спрашиваю, - придурок? Отчего же? Женщина, которая представления не имеет о сложных переломах, собралась лечить их, а я придурок? Нет, я просто называю вещи своими именами. Иди, красавица, иди. И, может, гномья водка позволит тебе не слышать его предсмертные вопли. Ты уж тогда на мага ее не трать. Сама выпей.
   - Убью! - рычит Дульсинея.
   - Знаю, - спокойно отвечаю я.
   Проходит секунд десять.
   - И что ты предлагаешь? - интересуется Дуся, уже не пытаясь перейти на возмущенный визг или гневные вопли.
   И вот тут я удивляюсь сам себе. С другой стороны, а зачем было это все затевать?
   - Я сам это сделаю.
   - Ой, насмешил! Наш золотой мальчик умеет справляться с переломами?
   - Я - умею.
   - С какого бы перепугу тебе такое уметь?
   - Дульсинея, каким бы ни было плохим Ваше впечатление обо мне, тем не менее, я вынужден отметить. Я - принц. Это - не только привилегия. Меня многому учили. В том числе на случай войны, зашивать раны и вправлять переломы.
   Хм, я рычу? Я - рычу. И это действует. Во всяком случае, зараза эта смотрит на меня крайне недоуменно и молчит. Ну что ж. Я прав. Я прав, и потому именно мне следует лечить мага. О, что же я делаю-то?
   Не знаю, как выглядел маг, когда Дульсинея в первый раз к нему приходила, но сейчас - погано. Настолько, что даже наше с ней эффектное появление его не особо-то волнует. Осторожно касаюсь ладонью его лба. Очень-очень горячий.
   - Вальдор, - шепчет он, открывая воспаленные глаза, - и ты здесь.
   Дуся отталкивает меня в сторону и эдак мелодраматично падает перед магом на колени.
   - Теринчик! Тебе плохо? Я все принесла.
   Что за дурацкая манера у женщин - задавать такие вот вопросы. Нет, ему очень хорошо. Прилег отдохнуть, а тут мы нарисовались, отвлекаем.
   - Зачем он? - еле слышно произносит маг, показывая на меня взглядом.
   - Пришел на тебя посмотреть. Позлорадствовать, - бодро рапортую я.
   - А... Понятно...
   Маг вновь закрывает глаза, и у меня такое ощущение, что сейчас он потеряет сознание. А мне это совершенно неинтересно. Как же мы водку в него вливать будем? Вот уж будет здорово, если маг в разгар операции вдруг придет в себя и дергаться начнет.
   - Иллюзия, - шепчет он, и Дуся спохватывается, практически взлетает на ноги и начинает шустро так тапком своим махать. Выглядит, надо признать, забавно.
   - Эй, друг, - зову я и легонечко хлопаю мага по щеке, - не спи.
   - Не смей его бить, - где-то за спиной всхлипывает Дуся. Хорошо, хоть за руки не хватает.
   Терин открывает глаза.
   - Мне лучше.
   - Ага, некромант, лучше тебе, как же. Вот сейчас мы тебя полечим, может, и станет тебе лучше.
   Признаться честно, на его руки мне даже смотреть страшно, а не то, что кости вправлять, и это несмотря на то, что всей картины я не вижу - кое-что скрывают рукава рубашки.
   Ну да, пару-тройку раз я это делал, но сейчас... А сейчас я в ужасе. Только бы не показать это.
   - Дусь, - говорю, собрав все мужество, - начинай его поить.
   - Что это? - слабым голосом интересуется маг.
   - Что-что, - ворчит Дульсинея, - анестетик. Гномья водка.
   - Не хочу... - бормочет волшебник этот недобитый.
   - Надо, Федя, надо, - говорит что-то странное (какой Федя?) Дуся, приподнимает магу голову и начинает аккуратно вливать в его рот жидкость. Гадостное, скажу я, пойло. Неудивительно, что Терин фыркает, кашляет и даже пытается отплевываться.
   Я же, пока алкоголь на него не подействовал, достаю нож.
   - Что, решил добить, чтоб не мучился? - невесело шутит Дуся.
   - Да, - отвечаю, - это первое, что пришло мне в голову. Но я пока не готов нанести ему удар милосердия. Пусть пострадает.
   Аккуратно срезаю ткань. М-да. Наверное, бывает и хуже, только я, к счастью, этого не видел. Руки распухли чудовищно, покраснели. Местами на них крупные темно-синие пятна. Пытаюсь осторожно прощупать кость, и Терин вскрикивает. Негромко, но я ведь еще и не начал работать. Наверное, водка пока не подействовала. Подождем.
   - Дусь, - спрашиваю, - ты огонь соорудить сможешь?
   - Не знаю. Зачем?
   - Мне нож нужно накалить.
   Дуся резко бледнеет.
   - Ну что ты, - спрашиваю, - так на меня смотришь? Да, мне нужно будет разрезать ему руку. Удивительно, да? Я, знаете ли, не маг, сквозь ткани видеть не умею. Найдешь мне огонь, нет?
   - Это ты типа лезвие дезинфицировать собрался?
   Какая у меня невеста сообразительная.
   - Да, - говорю, - ты права.
   - Ну, так вот, водкой и продезинфицируй.
   Хороший совет... для человека из другого мира.
   - Дуся, это гномья водка, - терпеливо напоминаю я, - она сталь разъедает.
   Глаза у Дуси становятся квадратными.
   - Ты! - верещит, правда тут же поправляется. - Мы... мы Терина отравили, получается?
   - Пить ее можно, но сталь она разъедает.
   У меня столько терпения, что сам себя боюсь. Бросаю на невесту грозный взгляд. Срабатывает. Она шмыгает носом и исчезает.
   - Дульсинея, - шепчет маг.
   Могу в ответ только угрюмо брякнуть:
   - Нет ее.
   - Почему ты от меня сбежала?
   - Я ее за огнем послал.
   - Я ведь так желал тебя...
   Я забываю, как дышать. Так может, моя давняя шутка про некроманта нашего не так уж была далека от истины? Но решаю уточнить, на всякий случай.
   - Э... кого?
   - Тебя.
   Обескураживающий ответ.
   - Тебя, моя разноглазая предметница.
   Как хорошо! Не хватало мне еще быть объектом вожделения всяких магов с узурпаторскими наклонностями. М-да, я так понимаю, водка начала действовать. И где же эта разноглазая предметница?
  
   Дуся
  
   Я вернулась в свои покои и огляделась. Так, дрова из камина - это как-то несерьезно, там щепочки какие-то и вообще больше угля, чем дров. Лампочка, похожая на керосинку моего родного мира, тоже не то, на ней особо ничего не накалишь. Высунулась я в коридор, огляделась, вроде пусто. Схватила со стены факел, развернулась, чтобы к себе обратно бежать, и попала в объятия, не знаю даже кого.
   - Вот я тебя щас факелом по морде приласкаю, будешь знать, как невесту наследника лапать! - рявкнула я.
   Меня поспешно отпустили. Вот даже не знаю, и правда лапали меня или я случайно с кем-то столкнулась из-за того, что резко обернулась, и бедняга просто не успел смыться с траектории моего движения? А впрочем,  какая разница?
   Вернулась я в свою комнатушку и быстренько назад в темницу переместилась. А там Вальдор от смеха разве что по полу не катается.
   - Ну и что смешного? Радуешься, что враг повержен и страдает, да?
   - Дуся, ты же знаешь что это не так!
   Кажется, принц даже немного обиделся на меня.
   - Я пошутила, - буркнула я и сунула ему факел. - Вот, я огонь принесла, накаливай свой нож, хирург хренов.
   Я отошла поближе к Терину, смотрю он, лежит, в потолок глядит, а глаза пьяные-пьяные. Как говорится, готовенький в дрова. Это хорошо - значит не больно ему будет. Я для усиления анестезии еще и руну врачевания над ним изобразила. Два раза.
   - Еще раз, - потребовал Терин.
   - Понравилось что ли? - посмеиваясь поинтересовалась я, но руну начертила. Мне не жалко.
   - Он же меня резать будет, - на редкость рассудительно для пьяного, изрек некромант, - тройная руна врачевания любое кровотечение останавливает на три часа.
   - Вот и хорошо. А ты давай-ка еще выпей, а то что-то слишком хорошо соображаешь, - пробормотала я.
   Терин поморщился, но возражать не стал, послушно выпил, закашлялся, глаза закрыл и затих. Уснул что ли? Хорошо если так. Я устроилась рядом с ним поудобнее, хотела ему волосы поправить, уже даже руку протянула, но тут он глаза открыл. Посмотрел на меня, ухмыльнулся так нехорошо, и заявил:
   - Что, чмо, растудыть тебя в качель, радуешься, что я в таком состоянии?
   Вот так номер! Нет, мне конечно даже где-то приятно, что он от меня слов всяких разных нахватался, но за что он меня так приласкал?
   - Ты чего это, Терин, в глаз захотел что ли? - осторожно поинтересовалась я.
   - Ты этого хотел? В жабу надо было тебя превратить. В мерзкую жабу. Мыши, они... хорошие...
   - Так это ты не обо мне, - поняла я и заулыбалась.
   А вот Вальдор помрачнел. Ну, да это неприятно - о себе всякие гадости слушать. Да и к тому же, что у пьяного на языке, то у трезвого на уме, вот сейчас послушает принц, какого Терин о нем мнения и откажется помогать.
   - Выпей-ка ты еще, - решила я и влила в Терина остатки водки. Выпил и даже не поморщился.
   - Спасибо, Дульсинея, ты настоящий друг. А этот... Вальдор, ты...Ты все время надо мной смеешься. Даже, когда тебе страшно. Не спорь, я чувствую. Ненавижу тебя, ненавидел, и... уважаю. Но ты... Ты... Я думал, что ты... а ты... Я не смог, а ведь хотел...
   - Что-то разговорился ты, Теринчик, - перебила я, не дослушав, что именно он такое хотел сотворить с принцем.
   Вот сейчас еще что-нибудь ляпнет, и Вальдор точно пошлет нас куда подальше, обидится. Принц все-таки, сволочь высокомерная и так далее.
   А он смотрю, ничего, ухмыляется и со всеми потрохами мага сдает:
   - Ты пока за огнем ходила, он тут тебя желал, о разноглазая предметница... ха-ха!
   - Чего ржешь? Смешно, что меня желают? - обиделась я. - Вот сейчас огребешь по морде, сразу проникнешься, мышь ты недобитая.
  
   Вальдор
  
   За что, друзья мои? За что? Мышь недобитая, жаба мерзкая - и это все я. А ничего, что у меня и без вас руки трясутся? Или, может, вы вдвоем ободрить решили меня таким вот специфичным образом? Ну ладно, Терин, он пьян и болен, хотя, конечно, когда выздоровеет и протрезвеет, получит от меня, это точно. Но эта-то пигалица лохматая?
   Меня... по морде... Хотя... А стало легче. Легче стало к жизни относиться.
   - Дусь, - командую я, подержав нож над огнем, - а теперь хватай убогого этого за плечи и держи со всех сил. Будет орать, заткни ему рот чем-нибудь.
   - Поцелуем... - мечтательно бормочет маг.
   - Да мне все равно, - отвечаю, - хоть набедренной повязкой.
   - Я не хочу повязкой, - мурлычет Терин, и мне уже хочется применить к нему другой широко известный способ обезболивания - стукнуть его затылком обо что-нибудь твердое.
   - И он не убогий, - мрачно добавляет Дуся, после чего мое желание применить анестезию начинает распространяться и на нее.
   Делаю глубокий вдох.
   - Просто держи.
   Она кивает и вцепляется в плечи пациента.
   Мне, действительно, нужно разрезать его руку. Ну, вспомни же! Чему ж там меня учили, а?
   Делаю аккуратный надрез, слышу слабое "ой" и понимаю, что некоторые длинноволосые сейчас свалятся в обморок и испортят мне тут все.
   - Дуся! - ору я, - только упади. Убью, на хрен, обоих!
   А что, действует. Особенно это - на хрен. Маг пока молчит. Терпит или без сознания? Да какая разница! Ох, папа-папа, если бы ты знал, чем я сейчас занимаюсь.
   Нет, он, скотина, все-таки шевелится.
   - Дульсинея, - рычу я, - сделай что-нибудь, он мне мешает.
   - И что, к примеру? Мне сверху на него сесть, чтоб не дергался?
   - Да мне плевать, что! Хоть ляг!
   Ну, понимаю я, понимаю, что ей, с ее бараньим весом волшебника не удержать. Но я-то что могу сделать в этой ситуации? Хм... Как-то она буквально приняла мою рекомендацию. Хотя, с другой стороны, ну села и села. Э... целовать его не обязательно, я, может, смущаюсь. Говорю же - не обязательно! Вот и Терин так считает. Да ну вас всех. Главное, что он успокоился.
  
   Дуся
  
   Ну и чего этот засранец на меня орет? Хоть сядь, хоть ляг. А вот и лягу! Хотя нет, не лягу, конечно же. Просто уселась на мага верхом, а он возьми и расплывись в пьяно-радостной улыбке.
   - Дульсинея! - шепчет таким тоном, как будто ему счастье великое привалило, а не пятьдесят кило на корпус плюхнулось. Не удержалась я, поцеловала его. Душевно так и нежненько. Терин, кажется, отвернуться попробовал, да только куда ему в таком состоянии от меня отбиться? Впрочем, услышав недовольное сопение Вальдора, я сама от мага отстала. Мало ли, вдруг Вальдор стесняется, и рука у него дрогнет, и вместо помощи он еще больше брюнета моей мечты покалечит.
   Я старалась не смотреть, чем там Вальдор занят, а то совсем неудобно будет, если я в обморок грохнусь. Ага, вот прямо тут на Терине, растяну свою бесчувственную тушку, и Вальдор точно помрет от счастья такого. В конце концов, чтобы ненароком не подсмотреть, что там Вальдор делает, я зафиксировала взгляд на пьяной физиономии Терина, который то вырубался, то порывался стихи мне читать, то орать. Вот когда орать начинал, я ему рот затыкала. Без поцелуев обошлась, так просто, ладошкой затыкала, а он периодически пытался ладошку мою целовать. Вот дурак пьяный! Зато я теперь знаю, что надо было с ним сделать, чтобы не строил из себя буку и бяку в одном флаконе. Напоить его надо было.
   Что-то подсказало мне, что руна молчания скоро скиснет. Наверно, это магическое чутье, о котором мне Терин толковал, а я все никак понять не могла, что это такое, и с чем его едят? Вот оно, оказывается, какое - чутье это. Я просто вдруг поняла, что руну молчания надо обновить. Обновила. И когда уже этот хирург доморощенный закончит?
  
   Вальдор
  
   Все закончено. Не знаю, сколько прошло времени, только, кажется, Дуся опять использовала тапок. Обновляла руны. Как мне плохо... Не помню, когда в последний раз я так уставал. Маг... Маг приходил в себя несколько раз, пытался кричать, кажется. Кажется, Дуся закрывала ему рот. Ему, бедняге, опять не дали поорать. Когда ломали - не дали. Когда лечили - добили. О! Стих. Все, я больше не могу.
   - Дуся, - говорю, вытирая пот со лба, - я закончил. Теперь твоя очередь.
  

Глава 14

   Дуся
  
   Закончил, наконец! У меня уже ноги затекли верхом на Терине сидеть. Он хоть и брюнет моей мечты, но коленкам-то неудобно на жестком каменном полу. Я не из тех, кому с милым рай и в шалаше, в конце концов, я - существо нежное. Смотрю на Вальдора, взбледнулось ему бедняге даже. Но ничего, держится.
   - Слушай, Валь, если я его сейчас отрезвлю, то он подохнет тут от боли. У нас еще время есть, пусть подольше пьяный побудет, а мы тут с ним посидим, а?
   - Ты как хочешь, о разноглазая предметница, а мне уже скучно здесь, - заявил Вальдор, а у самого руки трясутся. Вряд ли у него это от скуки. Кажется, не по себе мышу моему белобрысому, нужно бы его на воздух и выпить чего-нибудь покрепче.
   Я перенесла принца из темницы и назад вернулась. Когда уходила, Терин вырубился, а сейчас уже песни вовсю орал. Какое счастье, что руна молчания еще работает, а то вот бы весело было, если бы его в таком виде стража обнаружила. Представляю картину маслом - лежит такой весь из себя страдалец и похабные песни орет. А песенка и правда неприличная, про стрекозу которая всем подряд давала, а как замуж собралась так и облом случился - у стрекозки сифилис... Ну что с него взять-то, с венеролога этого дипломированного? Или что в этом мире выдается по окончании обучения?
   - Хоть бы приятное что-нибудь спел, романтическое, - предложила я, обновляя руну молчания.
   - Дульсинея, не покидай меня!
   - Да здесь я... пока здесь.
   - Я тебя люблю, а ты дразнишь меня и ругаешься. Все время ругаешься. Дуся, тебе это не идет, я же говорил.
   Мне, конечно, приятно до одури, что он меня любит, но по пьяни не считается. Я таких пьяных признаний уже наслушалась за свою жизнь по самое не хочу, так что не впечатлилась.
   - Дуся!
   Это он уже громко так, практически командирским голосом, выкрикнул.
   - Ну что ты орешь?
   - Полежи со мной, моя прекрасная Дульсинея.
   Ну, если он так ставит вопрос, конечно полежу. Я прилегла рядом, он даже порывался руками шевелить, только я ему не дала, пригрозила, что уйду, если будет лапы распускать, и сама его погладила немножко, везде, где наглости хватило. А ему только этого и надо, лежит, морда пьяная, а по губам улыбка довольная блуждает.
   - Дуся, ты меня любишь?
   - Конечно, нет, - заверила я и предупредила, -  сейчас тебе будет очень плохо.
   - Мне не может быть плохо, когда ты рядом.
   - Ага, помечтай.
   Жалко мне было его, но делать нечего, придется так жестоко поступить, потому что времени много уже прошло. Вдруг его проверить захотят, а тут картина маслом - принцева  невеста рядом с магом на полу валяется, а маг пьяный в дрова.
   Начертила я руну отрезвления и приготовилась, если что Терину рот заткнуть. Вдруг от боли заорет. Нет, не заорал, только вздохнул судорожно и говорит:
   - Спасибо, Дульсинея. Мне не привиделось, здесь Вальдор был?
   - Да, был. Или ты думаешь, я сама тебя так качественно полечила? Я не умею, а его учили этому.
   - Да, он должен иметь разные навыки. - Терин задумался и добавил, - хотя бы примитивные.
   - Ты как себя чувствуешь?
   - Лучше.
   - Правда?
   - Да, правда. Спасибо.
   - Помнишь, что тут по пьяни говорил?
   - Что говорил, не помню, - вот по лицу вижу, что врет! - Помню, что вроде бы Вальдор здесь был и ты на мне сидела. Любишь ты, Дуся, быть сверху.
   - Сейчас дошутишься у меня, как дам тапком по морде, не посмотрю что раненый, - пригрозила я.
   - Вот и правильно, Дуся, бери тапок. Будешь мне ткани сращивать.
   - Что? - я даже лоб его потрогала, мож температура у него и бред он сейчас несет?
   - Это как это ткани сращивать? Какие ткани?
   - Дуся, я не в больничной палате, - зачем-то напомнил этот маг недобитый, будто я этого и так не знаю.
   - Ну и что дальше-то?
   - Жених Ваш, Дульсинея, меня порезал, чтобы кости на место поставить. Как вы думаете, что в таких случаях дальше происходит?
   - Ну, гипс, наверно, накладывают, - растерянно отвечаю я, - тебя перебинтовать что ли?
   - Дуся, - ехидно так проворковал Терин, - а что по-Вашему подумает охрана, когда увидит мои перебинтованные руки? Наверно, они решат, что кто-то устроил мне несанкционированное лечение, да, Дуся?
   - Так, ну-ка кончай прикалываться и "выкать", ты, сволочь недолеченная! Трудно, что ли простым языком объяснить, чего ты от меня хочешь?
   - Чтобы ты своей магией ускорила сращивание костей и заживила порезы. Судя по ощущениям, Вальдор твой меня как не знаю кого искромсал.
   - Спасибо бы сказал, что мы вообще с тобой возимся, засранец ты неблагодарный.
   Я обиделась и даже чуть было не плюнула на это дело и не убралась восвояси безвозвратно. Тут смотрю, Терин бледный, даже губы посинели как-то страшненько. Ох, ты ж блин, да ему же больно! Он от боли такой капризный и ехидный весь из себя сделался.
   Я быстренько руну врачевания сотворила и присела рядом с магом. Вот же задница вся из себя гордая. Мог бы и напомнить, что можно эту руну использовать. Я ж неопытная еще, я просто забыла, что так можно сделать. Но я ему не стала об этом говорить, а попросила объяснить, что я должна делать, чтобы ускорить ему сращивание костей.
   - Сначала заживи раны, - подсказал Терин.
   Получив хоть слабенькую, но все ж анестезию, маг подобрел и больше не вредничал. Объяснил мне, что я делать должна. Ну, я и давай тапком махать. Странно так было наблюдать, как порезы прямо у меня на глазах затянулись и исчезли, даже шрамов не осталось.
   - Хорошая работа, - похвалил Терин, - а теперь костями займись. Принцип тот же.
   - Угу, - буркнула я и занялась. Со всей своей дусинской дури занялась. Даже не заметила, когда в глазах белые мухи заплясали, и захотелось прилечь и больше никогда не вставать.
   - Дуся, остановись!
   Голос Терина как сквозь вату пробивается. Ага, остановлюсь... да я собственно стою... то есть лежу. Вот тут рядышком с брюнетом моей мечты, легла и лежу. Судя по ощущениям, совершенно мертвая.
   Открыла глаза. Оказывается, и правда лежу я, а Терин сидит уже и голова моя у него на коленях. Удобненько... было бы, если бы остальное тело на полу холодном не валялось.
   - Дусенька, нельзя так, - ласково говорит маг и по голове меня гладит.
   Ой, как это гладит? Это как это? Он что уже руками шевелить может?
   - Это как это? - спросила я и села. Нечего мне на его коленках лежать, обойдется без радости такой.
   - Ты, Дуся, перестаралась слегка, чуть всю силу свою не израсходовала на меня. Так ни в коем случае делать нельзя. Ты могла погибнуть, глупая женщина.
   - Ты не обзывайся мне тут. Между прочим, для тебя старалась.
   - Я попросил всего лишь ускорить сращивание костей, а не сращивать их. Ты меня почти полностью излечила, хорошо, что сознание вовремя потеряла.
   - Так ты, получается, здоров теперь?
   - Не совсем. Колдовать не смогу пока, но большую часть переломов и трещин ты мне срастила.
   - Колдовать совсем-совсем не сможешь?
   - Не уверен. Может быть, иллюзию создать получится, чтобы стражники видели меня больным и покалеченным.
   - Давай я отдохну немножко и до конца лечение доведу, - предложила я.
   - Дуся, тебе теперь отдыхать не немножко надо, а много. Ты почти весь свой резерв исчерпала. Это глупо.
   - Слушай, я тебе сейчас как дам в ухо и обратно все твои руки переломаю. Мог хотя бы спасибо сказать, срака ты неблагодарная!
   - Спасибо, Дульсинея, и шла бы ты отсюда. На это у тебя сил хватит. Я вижу, руна молчания слабенькая, скоро ее действие закончится. И бутылку пустую забрать не забудь.
   - Вот тебе и спасибо, - проворчала я, - тварь ты неблагодарная, Терин, я тебя теперь три часа любить не буду.
   Я уже хотела исчезнуть, но тут он тихо так позвал:
   - Дуся.
   - Ну что тебе еще?
   - Дульсинея, я не переживу, если Вы меня целых три часа любить не будете.
   Говорит все так же тихо и на меня не смотрит...и, вот же задница! Пытается из себя строить, не знаю кого и опять выкает мне.
   - Дурак ты, Терин, - проворчала я и исчезла.
   Тоже мне, не переживет он. Зато я очень даже переживу и без его благодарности. И любить не буду... ближайшие три часа. У меня на это время как раз намечено ответственное мероприятие - тапок бриллиантами украшать.
  
   Пришла я в свои покои, на всякий случай позвала Василия и получила в ответ тишину. Ну да, с тех пор как Терина победили, я кота своего не видела. То есть не совсем моего, но это неважно. Привыкла я к нему, а теперь вот гадай - куда сгинул после того как путь в подвал нам с Вальдором указал? Где его искать? Может быть, женишка своего попросить, пусть отряд соберет и бросит на поиски моего любимого зверика?
   Ну и вот сижу я, значит, в своих покоях на диванчике, вооруженная иголкой с ниткой и занимаюсь украшательством тапка волшебного. А ничего так получается. Тапок сам по себе неказистый, обычный такой мужской тапок, каких на любом рынке пруд пруди - черный кожаный и возмутительно здоровенный, даже для сорок пятого размера, ну это типа "большемерки", как добрые тети продавцы говорить любят. Я красивенько так из бриллиантовых бусинок букву "Д" выложила, а что, ничего получается. Только бледновато. Эх, жаль, я еще и цветных камушков не прихватила. Вот, надо было александритов набрать, чтобы тапок с кулончиком моим гармонично сочетался.
   В общем, закончила я, полюбовалась делом рук своих, пришла к выводу, что искусница я знатная, ну подумаешь, буковка корявая какая-то получилась, зато бриллиантовая. Да у меня этот тапок дома с руками бы оторвали... и с головой тоже...
   Вдруг дверь в мои покои без стука открылась. Я, не отрывая влюбленного взгляда с украшенного тапка, проворчала:
   - Валь, ты вообще что ли с дуба рухнул? Тебя папа стучаться не учил? А если бы я тут голая бегала?
   Ответом мне было вежливое покашливание. Ну, вот зуб даю, это не Вальдор! Тот бы покашливать не стал, гадость какую-нибудь ответил бы типа "если бы ты тут голая бегала, я бы от ужаса помер", ну да он такой, принц не мой без коня белого.
   Повернулась я и прямо-таки залюбовалась этой вечно цветущей красной мордой старого педофила Дукуса.
   - Добрый вечер, господин маг, - самым вежливым образом поздоровалась я. - Вы комнатой не ошиблись? Пажи на втором этаже в соседнем с фрейлинами крыле квартируются. Здесь - на четвертом, только королевская семья обитает.
   - А я к Вам, Дульсинея, - радостно так ответил мне Дукус и по-хозяйски расположился в одном из кресел.
   - Я была бы Вам рада, Дукус, но только мне сейчас некогда, я тут вот рукоделием занимаюсь, - скромненько отвечала я и, все так же скромненько тапок подальше с его глаз заныкала.
   Терин говорил, что если маг не захочет, то никто не увидит, что является его магическим предметом, даже более сильный маг не увидит. Это нам - предметникам, как бы поблажка такая магическая, а то ведь, если каждый гад будет знать, в чем предметник свою силу концентрирует, то и обезвредить каждый дурак предметника сможет. Украсть вещичку - оно ведь дело не хитрое. Но я все равно на всякий случай тапок с глаз Дукуса убрала, я же неопытный маг, вдруг я недостаточно сильно хочу, чтобы Дукус не видел, а он возьмет и увидит?
   - Красивый башмак, Дульсинея, - похвалил Дукус. - Для жениха подарок, наверно, готовите?
   - Да, сюрприз ему будет, - сладенько улыбаясь, ответила я, а саму жуть берет, аж переночевать негде! - Вы с чем пожаловали? По делу или просто соскучились?
   - Хочу, Дульсинея, поговорить с тобой о твоей семье.
   Меня аж передернуло. Как-то быстро этот слизняк на "ты" со мной перешел. Да и вообще не нравится он мне, ну вот ни с какой стороны не нравится!
   - А что тебе, Дукус, до моей семьи? Их и в живых никого нет, одна я, сиротинушка.
   - Мне Таурисар кое-что интересное рассказал. Я же, выходит, папу твоего, Абрама, знал, - при этом Дукус попытался сделать душевную мину на морде лица, да только я как-то не прониклась. Видела я, какой он душевный, этот милый старикашка, и как людей мучить любит.
   - Мы с ним большими друзьями были, можно сказать, как братья родные, - душевно так продолжает Дукус.
   - Так мне тебя дядей звать? - белозубо улыбаясь, обрадовалась я.
   - Зови детка, если хочешь, - великодушно позволил Дукус и быстренько к делу перешел, - скажи мне, Дуся, отец твой не оставил ли тебе в наследство каких-нибудь вещей?
   Ага, понятно, что тебе надо, морда ты бородатая. Артефакт тебе захотелось.
   - Да ты, наверно, шутишь, дядя Дукус! - возмущенно пискнула я. - Папаша мать мою бросил, когда я еще на свет не успела появиться. Сбежал, как последняя сволочь! А ты тут о каком-то наследстве говоришь. Не оставил он мне ничего.
   - А может быть, мама твоя тебе украшения какие-нибудь оставила? - решил подойти с другой стороны Дукус.
   Я сначала хотела сказать, что нет, не оставила, и идите вы нафиг, дяденька Дукус, но потом вспомнила похожий разговор с Терином, и решила врать более честно.
   - Оставила, конечно. Цепочку золотую и кулончик на ней с александритом. Красивая вещь, мне ее не хватает.
   Дукус, кажется, воздухом подавился, даже икнул как-то пугающе, а потом говорит:
   - Так значит вещь эта не при тебе, Дусенька?
   - Нет, я, как назло, цепочку с кулончиком сняла и в руках держала, когда в Вальдора предметами всякими швырялась, вот как вазочку швырнула, портал и открылся, я кулончик на стол положила, пошла посмотреть на портал поближе, а потом как-то вот там, на столе и позабыла. Жалко очень, вот бы было здорово его на свадьбу надеть.
   - Не переживай, Дусенька, Вальдор тебе таких украшений надарит, что о том кулончике и думать забудешь, - утешил Дукус и распрощался со мной. Что-то слишком довольный и окрыленный он от меня выскочил. Задумал что-то?
   Терин говорил, что мой мир для магов закрыт, туда только магические зверушки, вроде принца-мыша, попасть могут. Хм, да тут не надо быть очень умной, чтобы понять, что Дукус теперь быстренько организует поисковую группу в мою квартирку...и артефакта там не найдет. И снова ко мне придет спрашивать...и мне уже заранее страшно! Если он глазом не моргнув ученику своему - Терину, руки переломал и всячески издевался, то даже представить боюсь, что он со мной сделать может, и не посмотрит, что я принцева невеста. Сейчас королевская семья власти имеет ровно столько же сколько я, к примеру, то есть нисколько власти она не имеет.
   Пойду-ка я женишку своему пожалуюсь. Глядишь, полегчает.
   Пошла. Нашла этого козлика мохнорылого на террасе с какой-то фрейлиной в обнимку. Порадовалась, что это не моя "любимица" Джула, а фрейлина, как меня увидела, с лица спала и бегом бежать. Вальдора это не обрадовало. Зверем на меня глянул и ядовито так поинтересовался:
   - Что, о прекрасная предметница, соскучилась?
   - Нет, страшно мне, - не стала я скрывать, и выложила ему все как есть. А что? Я одна, что ли должна ходить и переживать? Пусть тоже переживает... хотя ему то что переживать? Артефакт и прочее связанное с моим папой - это сугубо мои личные проблемы.
  
   Вальдор
  
   Я немного подзабыл о той блондинке, что утешала меня во время тюремной прогулки. Во всяком случае, я ее не искал. А тут она сама неподалеку обнаружилась. Хорошенькая такая, пухленькая, розовая, с ямочками на щечках и, я помню, прочих интересных местах. Увидела меня на террасе, засмущалась, заулыбалась. Конечно, я ее позвал.
   Как она сейчас ко мне прижимается-то, а! Мммм, какая шейка! А что у нас там дальше? Ну что опять такое?! Нимфа моя прелестная срывается с места, взметнув пыль подолом, и ускакивает прочь.
   Ну конечно, что бы ей не ускакать? Моя драгоценная невеста собственной персоной! Надо подумать о том, как прекратить этот фарс со свадьбой, а то моя личная жизнь стремительно несется под хвост коту Василию.
   - Что, - спрашиваю, - о прекрасная предметница, соскучилась?
   Стараюсь вложить в голос максимальное количество сарказма, только вот зачем стараюсь? Можно подумать, сарказм этот когда-то мешал ей делать то, что у нее левая пятка захотела.
   - Нет, страшно мне, - отвечает Дульсинея.
   А вот это что-то новенькое. Если уж случилось нечто, способное напугать эту мою безмозглую воительницу, значит, и мне нужно подумать о том, как обезопасить тылы.
   - Присаживайся, - говорю, - рядом на скамеечку. Помилуемся с тобой, как жених с невестой.
   - Я тебе помилуюсь, - бормочет она. Но послушно опускает свою тощую задницу рядом.
   Я нежно приобнимаю ее за плечики (это для отвода глаз), со сладкой улыбкой наклоняюсь к ее уху и шепчу:
   - Рассказывай, что случилось.
   Рассказ ее мне не нравится. Хорошо, конечно, что Дукус в ее тапке магический предмет не узнал. Спасибо Терину, за то, что успел вбить в эту бестолковую рыжую голову азы магии. Но вот то, что кулон с александритом, якобы оставленный в ином мире, на самом деле в корсаже моей невесты лежит, это плохо. Хотя...
   - Терин знает про кулон?
   - Конечно, знает.
   - И, теоретически, ты могла соврать ему о том, что кулон в твоем мире остался?
   - Я ему сначала так и сказала.
   - Вот и чудненько, значит, Терин с помощью кота своего кулон и забрал. Ты же здесь совершенно не причем. Можешь рыдать, заламывать руки, и кричать на каждом углу, что папенькино наследство пропало.
   Невеста моя драгоценная замирает на минуту, а потом поворачивает ко мне лицо и яростно шипит, не забывая при этом улыбаться:
   - Что, мыш недобитый, решил все стрелки на Терина перевести?
   - И что? - удивляюсь я, - его все равно казнят.
   Дуся бледнеет.
   - Что значит, все равно казнят?
   - Дуся, - смеюсь я, - дорогая, вопрос сейчас стоит не о том, казнить мага, или не казнить, а лишь о том, где и как. Ну и, конечно, что делать с его выжившими помощниками.
   Это мне папа вчера объяснил. Ну да, конечно, судьба чернокнижника меня тоже интересует. Теоретически.
   - Я, - продолжаю, - понятия не имею, за что Совет так на него взъелся. Впрочем, не исключаю того, что за то лишь, что Терин с ними забыл посоветоваться, когда власть захватывал. Да и после их в известность не поставил. Но факт остается фактом - вопрос о необходимости его казни уже решен.
   Дуся глядит на меня, молча хлопая ресницами.
   - И что же, - вдруг спрашивает она, - мы ему не поможем?
   - Радость моя, - интересуюсь, - ну ладно ты - прониклась к нему романтическими чувствами, плюс он тебя вроде как тоже желал, но я почему головой должен ради него рисковать?
   - Но ты же...
   - Да, я прикрывал тебя, я помог тебе его лечить, но дальше все, моя миссия выполнена. Если даже отбросить в сторону нашу с ним взаимную неприязнь, он заслужил наказание. На этот раз. Его никто не заставлял свергать законного правителя и держать в темнице его сына. Нет, не перебивай меня, это не месть. Я именно так сказал бы, даже если бы речь шла о другом королевстве, и меня бы это не касалось. Он это заслужил.
   - Ты...
   - Да, я.  И я рекомендую тебе, нет, я настаиваю, чтобы ты рассказала Дукусу о своей беседе с Терином. Я не говорю, что это нужно сделать сейчас. Пусть он сначала обнаружит пропажу. Ты обязана это сделать, и, не исключено, что тем самым ты продлишь чернокнижнику жизнь.
  
   Дуся
  
   - Ты, ёптыть, интриган доморощенный! - рявкнула я и утяжелила свой ряв оплеухой. То есть попыталась утяжелить, но Вальдор мою руку в полете поймал и зашипел:
   - Думай, что делаешь, драгоценная! Я тебе не мальчик. Мне уже надоело получать от тебя оплеухи.
   - Раз надоело, то не получай, - великодушно позволила я, - но Терина я подставлять не буду. Ты понимаешь, что его пытать будут, чтобы вызнать, где этот артефакт несчастный?
   - Ну и что? Перетерпит как-нибудь.
   Вот же козел! А я молодец, что не рассказала ему, что Терин уже практически здоров и со дня на день покажет всему Совету, зачем в хлебе дырочки!
   - Ты как хочешь, Валь, а я Терина подставлять не буду, нехорошо это.
   - Я же сказал, ты ему тем самым жизнь продлишь, дура!
   Ой, он на меня рычит. Убью засранца! Вот прямо сейчас убью и скажу, что так и было! Но вообще-то он прав. Терину терять уже особо нечего - он и так в тюрьме. А вот если Дукус решит, что я артефакт при себе имею и скрываю, то и сама я в тюрьме оказаться могу. А так я на свободе буду и придумаю, как Терина от пыток избавить. Что придумаю? Да сама не знаю, но что-нибудь точно придумаю. В общем, нам главное - время протянуть, а там и Терин поправится. Но Вальдору я об этом не скажу, перетопчется. Пусть думает, что Терин там лежит весь изрезанный и ждет, когда у него все заживет естественным путем.
   - Ладно, женишок ты мой недобитый, - проворчала я, - так и быть, уговорил. Если подкатит ко мне Дукус с соответствующими вопросами, то я ему про разговор с Терином навру.
   - Дуся, я знал, что ты умная девочка.
   - А я знала, что ты козел!
   На том мы и попрощались.
  
   Вальдор
  
   Она и в самом деле держит меня за идиота? Она что, всерьез верит в то, что я представления не имею, на что способны волшебники? Тем более такие вот влюбленные дуры. Как же, лежит там Терин весь изрезанный, слезами кровавыми умывается. Да сдох бы он давно после моей операции и без своих способностей, если бы эта, невеста моя доморощенная, с помощью своего дурацкого тапка не заштопала ему раны.
   Я не намерен вмешиваться в ситуацию, по крайней мере, сейчас. Но вот если Дульсинея, как она там выразилась, не переведет стрелки на Терина, я сам ее убью. Причем исключительно из милосердия, чтоб не мучилась.
  

Глава 15

   Дуся
  
   Дукус явился в тот же день, поздним вечером, когда приличные старикашки уже в постели десятый сон видят, а не по чужим невестам шастают. А этот нарисовался, фиг сотрешь! Мрачненький такой весь из себя. Ага, понятно, заслал, получается, ко мне домой зверюшку какую-нибудь волшебную, и вернулась зверюшка с пустыми лапками. И вот пришел дяденька Дукус по мою душу.
   Мне как-то не по себе стало, но я ничем не показала своего состояния, и такую дуру включила, что любо-дорого посмотреть. Изобразила на лице радость, поудобнее устроилась в кресле и закурила. Дукус неодобрительно на это дело поморщился, сел подальше от меня и... ой, нет, это оборжаться же можно! Он достал веер и принялся им обмахиваться. Тоже мне, фрейлина обморочная!
   - Здравствуй, Дусенька.
   Я от этих слов даже облегчение испытала. Думала, он сейчас в стиле истерикуса Таурисара на меня с пеной у рта набросится, и кранты мне большие и страшные придут. Поломанными руками не отделаюсь. А он вон как, вежливый весь из себя, ну прямо как отец родной.
   - Здравствуй, дядя Дукус, - пропищала я, белозубо улыбаясь. Нет, ну мне даже нравиться начинает, что я белозубо улыбаюсь. Все-таки умничка Терин, знал что делал.
   - Вот скажи мне, Дусенька, могло ли так получиться, что кулончик ты с собой прихватила случайно?
   Ага, это он типа намекает, что дает мне последний шанс прикинуться дурнее, чем я есть, и воскликнуть что-то вроде: "Ах, да конечно! Ах, какая я растяпа, да вот же он, кулончик мой! Берите, дяденька Дукус, не побрезгуйте!"
   Да только хрен там. Я на него глаза выпучила и возмутилась:
   - Да что ж я без мозгов совсем? Это ж как я, по-твоему, могла бы случайно прихватить и забыть? Я, ёптыть, что, похожа на дуру?
   Дукус и посмотрел на меня как на дуру. Мол, упустила ты, Дульсинея Абрамовна, свой последний шанс остаться в живых. Мне даже жутковато стало, и где-то глубоко-глубоко внутри появилось желание сдаться и наврать, что да, оказывается, прихватила я кулон и все эти дни не замечала даже, что он на шее у меня висит.
   Сама не знаю, как я выдержала и промолчала. Дукус тоже долго молчал, видимо обстановку нагнетал. Перестарался. Мне скучно стало из-за затянувшейся паузы. Я даже начала подумывать о том, чтобы зевнуть, как следует, но тут Дукус заговорить изволил:
   - Хотел я, Дусенька, тебе к свадьбе подарочек сделать, послал в твой мир зверя волшебного за кулоном, да только не нашел мой зверь его в твоем жилище.
   - Обокрали! - заверещала я на весь дворец, - Сироту обокрали, обидели! Суки, сволочи, гады!
   Я даже слезу с перепугу пустила и верещать при этом горестно не забывала. Дукус от моего визга морщился страдальчески, но убегать не спешил, хотя по роже его было видно, что очень ему хотелось оказаться где-нибудь подальше, где моих воплей не слышно. Да только, наверно, вопли эти мои далеко слышны были, по всему дворцу так это точно.
   Поняв, что сбегать Дукус не собирается, я плавно от визга перешла к горьким рыданиям и причитаниям о безвозвратно утраченном наследстве и, чувствуя себя последней сволочью, ввернула, что вот при Терине упоминала, что кулон дома забыла, он, гад, наверно, его и спёр.
   - Ты с Терином об этом разговаривала? - оживился Дукус.
   - Да! - пуская сопли, ответила я. - Он тоже моей семьей интересовался и цацками всякими... ааааа, обидел сиротинушку, обокрал! Это все кот его уродский. Вот где он, кстати? Как победили Терина, так и кот его пропал, наверно, вместе с кулончиком моим свалил куда-нибудь.
   Мож хоть так Терину легче будет? Мож Дукус поверит, что Васька с кулоном слинял, и все силы на поиски кота кинет?
   - Не плачь Дусенька, - Дукус даже подошел и по голове меня погладил. Я чуть не сдохла от отвращения, но виду не подала, сижу дальше в рыданиях захлебываюсь... в настоящих причем. Вот же сволочь я какая - на Терина все стрелки перевела.
   - Найду я твой кулончик, - ласково так пообещал Дукус и удалился.
   Я сопли вытерла, попереживала часок тихо сама с собой и тоже удалилась... ну то есть не удалилась, а пошла прямиком в покои Вальдора. Почему одной мне хреново должно быть? Пусть ему тоже будет. Вот сейчас устрою ему разборки, чтобы жизнь медом не казалась. И пофигу мне, что неприлично это, чтобы невеста находилась у жениха в покоях до свадьбы. Мне на их приличия плевать с высокой колокольни.
   Ворвалась я в спальню к Вальдору, а там... опять он с этой фрейлиной. С той самой, с которой на балкончике зажимался. Вот теперь я ее узнала - это та самая белобрысая пышка, которую я с Джулой видела. Вот же шустрая какая! Решила последовать совету своей подружайки и залезла в постель к наследнику престола. Небось, к королю побоялась, у него же Брианна есть, она воин, с ней не забалуешь.
   Я даже не смутилась тем фактом, что у них с Вальдором не просто обнимашки были, а самый настоящий секс. Нет, это меня наоборот еще больше возмутило. Это же получается, пока я как последняя сволочь Терина подставляла, мыш этот недобитый тут в свое удовольствие эту пампушку блондинистую того... любил во все места.
   - Сволочь ты, Валь! - с порога заорала я.
   Блондинка взвизгнула, пулей с кровати слетела и бежать. Надеюсь, одежду прихватить успела, не хватало еще, чтобы из-за меня по дворцу голые фрейлины бегали... еще обидит кто-нибудь дурочку.
  
   Вальдор
  
   Ужас. Я что, и в самом деле, не мог себе какую-нибудь другую невесту подобрать? Слепо-глухо-немую, к примеру, и парализованную в придачу? Она дурой прикидывается, или и в самом деле не понимает - каково это... в самый разгар? О, боги!
   Прикрываюсь одеялом и смотрю на нее. Нет, не с укоризной. В ярости я на нее смотрю! В ярости!
   - Что тебе, - кричу, - здесь надо?!
   - Ты, - визжит она, - ты подбил меня на то, чтобы Терина во всем виноватым выставить!
   - Я! И что?! Это повод для того, чтобы...
   - Чтобы что? - ехидно интересуется Дуся.
   - А ты не в курсе, чем женщина с мужчиной могут в постели заниматься? Тебе показать надо и рассказать?! Тебе маг этот недобитый не все продемонстрировал?
   - Что?!
   - А ничего! Ну так иди сюда, невеста моя ненаглядная! Я тебе все в лучшем виде изображу.
   Дульсинея пятится к двери.
   - Валь, - бормочет она, - ну я же не думала.
   - Так думать надо!
   Меня аж трясет всего. От злости, или чего еще, и думать даже не хочу.
   - Иди, - говорю, - отсюда быстрее, пока я в состоянии сдерживаться. Уходи!
   М-да, остатки понятливости у нее в наличии имеются. Дуся поджимает губы и выметается прочь.
   О, боги! Как же это все меня раздражает!
  
   Дуся
  
   Вот и поскандалила, называется. Это я, конечно, маху дала, такой процесс прерывать. Будто сама не знаю, каково это, когда на самом интересном месте обламывают. Пожалуй, я даже прощения у Вальдора попрошу... попозже. Все-таки засранец он. Я ж почти поверила, что он из меня сейчас замену фрейлине этой своей сделает. А может быть, и не зря поверила, мож у него, и правда, от внезапности моего появления шарики за ролики зашли?
   Ну, Дуся, поздравляю. Теперь Вальдор тебя "любит" еще сильнее, чем прежде.
   Иду я, значит, переживаю, смотрю, кто-то за портьерой шебуршится. У меня первая мысль - убийцы! Хватаю со стены меч. Только я собралась убийцу этого портьерного, заколоть, как он заговорил человеческим... тьфу ты! То есть женским голосом, тоненьким таким и жалобным:
   - Не думала я, что Вы, Дульсинея, до такой степени Его Высочество ревнуете, что даже на убийство готовы.
   Я тихо выругалась и меч на место повесила. Ну, вот я так и знала! Так я и подозревала! Фрейлина эта в чем была, в том от Валя и выскочила, а теперь вот за портьерой ныкается... без ничего... то есть ничего, кроме портьеры той самой, на ней нет.
   - Что ж ты, дура такая, одежду не прихватила?
   - Я испугалась.
   - Я что, такая страшная? Ну, спряталась бы под одеяло, а ты бежать сразу, - пожурила я девицу и великодушно предложила. - Сиди здесь, я тебе сейчас что-нибудь принесу из одежды, а то у вас тут такой вертеп, что кто-нибудь увидит, отымеет во все места и будет думать, что так и надо.
   - Спасибо, - тихо пискнула фрейлина.
   К Вальдору за ее одеждой я не пошла, хватит с него меня на сегодня. Быстренько сгоняла к себе за халатом. Нет, мне и платья не жалко было, все равно не на мои деньги все это сшито, но размер-то у нас с девицей разный, платье мое у нее в груди бы не сошлось, и в бедрах узковато бы было. Нет, не пампушка она, это я погорячилась, но по сравнению со мной-то, конечно, да, у нее есть за что подержаться.
   Принесла я халатик, сунула за портьеру, фрейлина там пошуршала и вышла, вся такая смущенно порозовевшая и говорит:
   - Я Вам, Дульсинея, теперь по гроб жизни буду благодарна, что от позора меня спасли.
   - Да ладно, чего уж там, - пробормотала я, но все ж таки не удержалась, подколола, - вот что бывает, когда пытаешься дорваться до власти через постель!
   Девица покраснела, и кажется не только от стыда, но и от возмущения.
   - Да Вы... да я... да я клятву дам, что не подойду больше к Вальдору!
   - Не надо, - я в ужас пришла от такого предложения, - ну их на фиг, эти ваши клятвы нерушимые.
   - Как скажете, Дульсинея, но к принцу я все равно не подойду больше, - твердо сказала фрейлина, а сама вся такая унылая сделалась, что мне ее жалко стало. Может быть, зря я ее под одну гребенку с Джулой этой? Может быть, она не такая, и ей Вальдор по-настоящему нравится? Ну, в конце концов, не виновата же она, что он наследник престола, а не какой-нибудь, допустим, пятый сын графа, которому в наследство светит только любимый папенькин скакун, а не целое королевство?
   - Зря ты от Вальдора отказываешься. Не ты, так другая к нему в постель прыгнет. Вот, например, эта жуткая Джула... хотя Валя, наверно, такие не привлекают. Я его с тобой уже второй застаю. Наверно, ты ему сильно нравишься.
   Девушка от моих слов расцвела и даже заулыбалась. Видимо, так радостно ей от моих слов сделалось, что она даже не поинтересовалась, с какого перепугу я - невеста принца, советую ей крутить любовь с этим самым принцем. А может быть, она об этом не спросила, потому что при зулкибарском дворе такое в порядке вещей - любят одних, а женятся на других? Ну, или еще как вариант - она просто постеснялась спросить. Я не стала уточнять, проводила ее до второго этажа, где фрейлины обитали, и посоветовала в другой раз при виде меня не сбегать в неизвестном направлении, будто испуганный сайгак. На том мы и попрощались. А вот как ее зовут, я спросить забыла. Да уж, невежливая ты, Дуся, девица.
  
   Вальдор
  
   Одеваюсь, выхожу. Ночь, все спят, один я изображаю из себя неизвестно что. Я зол, я возбужден. Я хочу найти блондинку. Как же ее зовут? Отчего я никак не соберусь спросить у нее имя? И где ее теперь искать? Да на нее ж Дуся моя, как змея какая, действует! То есть сначала жертва замирает, а потом исчезает в неизвестном направлении.
   Скоро светать будет, а я все брожу по замку неприкаянный. И блондинка мне уже не нужна. И мысли всякие в голову лезут, которым там быть не положено.
   К примеру, о том, что случится с Терином, и о том, как зараза эта рыжая данный факт переживет. А еще, что я буду делать дальше - наблюдать, как отец лишается власти? А потом и сам стану безвольной марионеткой в руках Совета? Как это... Развлекайтесь, Вальдор, Вы еще так молоды.
   Вот так до рассвета и гуляю по пустым коридорам дворца, размышляя на "веселые" темы.
   Стоп. Кто это? Дукус?
   Любопытно, куда это он так целеустремленно направляется? Надо бы с ним побеседовать о высоких материях.
   Изображаю на лице очаровательную улыбку - почти такую же, какой я подружек своих одариваю, перед тем, как. Но это к делу не относится.
   - Милейший Дукус, - говорю, - и куда это Вы так спешите ни свет ни заря? И не спится же Вам!
   Маг останавливается, и мелькает что-то на его физиономии такое едва уловимое, но явно предвещающее неприятности. Не исключено, что и мне.
   - Ах, принц Вальдор, - мурлычет он и улыбку мне дарит точь-в-точь моя. - А Вы-то почему на ногах?
   Да всю ночь не спал я, старый козел. Думал, что мне теперь делать.
   - Вот, - отвечаю, - солнышко в окно светит. Не спится. А Вы куда, могу я полюбопытствовать?
   Он замирает на мгновение, будто решает, куда бы меня послать.
   - Вы... ну отчего же, можете, конечно. Я к Терину. Очень, говорят, живучий оказался. С чего бы это?
   Делаю круглые глаза.
   - Вы полагаете, ему кто-то помогает? Но такого просто не может быть!
   Даже интересно, и кто бы мог ему помочь?
   - Вы так думаете, принц?
   - Я в этом уверен!
   - Ну, раз ВЫ в этом уверены...
   Перехожу в наступление. Я даже за локоток его беру, как мне это ни противно.
   - Милейший Дукус, возьмите меня с собой. Я сам хочу убедиться в том, что Терин не затевает новые козни.
   Ага, и в том еще, что он не сдаст нас с Дульсинеей, когда его на дыбу вздернут. Ух, аж мороз по коже. Ну мне-то, допустим, ничего и не будет... Хотя... Ох, как я в этом сомневаюсь. Как я в этом теперь сомневаюсь. Ну что, противный старикашка, найдешь ты аргументы против моего присутствия или нет?
   Судя по выражению его физиономии, аргументы бы он нашел, только вот помимо них на морде его красной какая-то новая мысль проявляется. Уже на мой, похоже, счет. Я же лицо делаю туповато-благостное. Ни дать, ни взять, местный дурачок. Ну, поверь же мне!
   - Хорошо, Ваше высочество, - наконец произносит он, а я стараюсь сдержать вздох облегчения, - думаю, Вам будет полезно его увидеть.
   - Да-да, - говорю, - раньше он меня в тюрьме держал, а теперь вот я его.
   Дукус даже хихикает в ответ, мол, шутку оценил.
   - Ну что же, Ваше высочество, если так, то конечно, пойдемте.
   Я с готовностью киваю и изображаю торжествующую улыбку, как бы говорящую: "Вот сейчас я получу возможность полюбоваться на искалеченного врага".
   Спускаемся вниз. Что показательно, Дукус стражников с собой не берет. Думает, видно, пока своими силами обойтись.
   И вот он, Терин. Лежит на полу больной и бледный. Руки изломаны, и даже рукава рубашки на месте. А сам без сознания. Молодец! Мастер иллюзии, иначе не скажешь.
   Дукус направляется к пленнику и со злостью пинает того носком сапога с предплечье. Я вздрагиваю. Если бы руки были сломаны, боль была бы адской.
   Терин не подводит. Его вопль слышен, наверное, и в соседнем королевстве.
   Он открывает глаза. На лице мука.
   - А, это ты, учитель, - стонет чернокнижник.
   - Я, падаль, я. Хорошо тебе здесь?
   - Отлично, - слабым голосом отвечает Терин.
   Дукус, будто первого раза ему было мало, вновь бьет пленника по руке.
   Терин сжимает зубы и стонет:
   - Не надо!
   - Надо, дорогой мой, надо, - рычит Дукус, - ты кого из себя изобразить решил? Ты выше Совета себя хотел поставить?
   На сей раз удар приходится в бедро, и я слышу, как чернокнижник с силой втягивает в себя воздух. Болен он или нет, но получать такое все равно неприятно. Пора вмешаться.
   - Ну что же Вы, милейший Дукус, - произношу я, - не опускайтесь до такого. У нас специалисты имеются.
   Терин глядит на меня недоуменно, я же отвожу глаза в сторону. Плевать, что он обо мне там подумает. Я СЕЙЧАС не могу этого видеть.
   - Падаль! - вновь рычит Дукус и опять пинает пленника в предплечье.
   Терин вздрагивает всем телом, я и сам дрожу. Противно. Как же мне противно!
   - Будешь говорить? - спрашивает наш новый придворный маг у старого.
   - Что именно? - интересуется некромант.
   - Кулон где с александритом?
   - Какой кулон?
   - Повелитель порталов!
   - Ах, этот... а почему он должен быть у меня?
   - А что, не твой кот забрал его из иного мира?
   Терин недоуменно хлопает ресницами, а я молюсь - ну переведи взгляд на меня, ну пожалуйста!
   - Я... да, - наконец, произносит он, - я велел коту забрать его из иного мира и принести мне.
   - Где он?!
   Терин глубоко вздыхает. Конечно, ему же время нужно, чтобы хоть что-нибудь придумать.
   Пора подать голос.
   - А что за кулон, Дукус? - спрашиваю я, старательно изображая из себя идиота.
   Дукус смотрит на меня с некоторым удивлением на физиономии. Кажется, он успел подзабыть о моем присутствии.
   - Это наши дела, - наконец, выдавливает из себя он, - магические. Вам знать об этом необязательно, принц.
   В другое время убил бы за такие слова. А сейчас ничего. Терплю. И улыбаюсь даже в ответ.
   - Но мне же очень интересно, Дукус. Скажите мне, пожалуйста.
   Я не переигрываю? Нет? На всякий случай изображу заискивающий взгляд и постараюсь не замечать искорок, проскальзывающих в глазах Терина.
   Наконец, чернокнижник, сделав глубокий вздох, произносит:
   - Я его спрятал, Дукус. Я знал, что Вы будете его искать.
   После чего Терин вновь получает удар в предплечье, а я опять сжимаю зубы, стараясь не выдать свое реальное ко всему этому отношение.
   - Куда? - спрашивает Дукус.
   - Не скажу, - отвечает пленник.
   Ну что же он дурак такой? Ну, неужели он придумать что-нибудь не мог, чтобы хоть ненадолго прекратить все это?
   Дукус в ярости бьет Терина по руке, и я слышу стон последнего. Не знаю, насколько ему больно, но получается очень натурально.
   И вот тут раздается:
   - Ты что это, скотина, делаешь?!
   Поворачиваюсь в сторону звука и холодею от ужаса.
   Ну отчего, отчего она так не вовремя?!
  
   Дуся
  
   Я всю ночь не спала толком, вертелась больше на кровати этой огромной. И что у них за мода во дворце - что ни кровать, то траходром. Здесь бы не одной, а с брюнетом моей мечты кувыркаться... да только, Дуся, предала ты своего брюнета, сделала его крайним и лежишь теперь предаешься всяким фантазиям. А лучше подумай ты, Дуся, о том, какая ты какашка и сволочь! Это же последнее дело - своих предавать и подставлять. И мало тебе будет Дуся, если Терин решит превратить тебя в облезлую крысу за все хорошее, что ты ему сделала.
   Вот с такими "радужными" мыслями я всю ночь и провела, а с утра пораньше решила пойти к Терину на покаяние. Дождалась, когда мне завтрак принесут, взяла поднос, тапок натянула и сказала волшебные слова.
   Перенеслась, а там такая хрень! Дукус, эта толстая жопа, Терина пинает, а Вальдор, мыш этот подлый, в сторонке стоит и наблюдает. Этот хрюн бородатый так увлечен был, что даже не заметил моего появления. Мне бы, если по уму, линять надо было сразу же, пока он не очухался, да только не выдержала я и как рявкну:
   - Ты что это, скотина, делаешь?!
   Принц с выражением неописуемого ужаса на лице ко мне повернулся, а Дукус так и замер с ногой, занесенной для удара.
   - А теперь ногу медленно опусти, пока подносом по башке не получил, - предложила я и, не дожидаясь реакции этого засранца, швырнула в него поднос.
   Поднос до Дукуса не долетел, он на него только рукой махнул, и мое импровизированное метательное орудие сменило направление полета. Но мне этого времени хватило, чтобы мой верный тапок, весь такой красивенький и бриллиантовый, с ноги снять и со всей дури влупить по Дукусу руной огня.
   - Защиту поставь! - подсказал Терин, перестав притворяться тяжело больным и немощным.
   Я поспешно защиту поставила. И вовремя, надо сказать. Дукус руками помахал, и я ощутила, как что-то мощное в мою защиту врезалось, но защита ничего - выдержала. Молодец я. И тапок мой молодец тоже.
   - Чтоб тебя расплющило, жопа красномордая! - рявкнула я и тапком махнула.
   Дукуса к стене припечатало. Кажется, я новое заклинание придумала. Правда, Дукус быстро в себя пришел и так мне наподдал, что сама удивляюсь, как это я заметила, что Терин меня подстраховал и удар ослабил. Значит, лучше некроманту, раз уже не только иллюзии делает. Даже трогательно - по-рыцарски так, помог прекрасной даме, то есть мне.
   Боевой маг из меня был никакой. Я знала всего две подходящих для такого дела руны, ну и еще парочку атакующих заклинаний, которым меня смог научить Терин (ему - жестовику, несподручно было обучать предметника, так что чудо, что хоть что-то смог теоретически объяснить так, чтобы я освоила). Я не стала мелочиться - все, что знала, на Дукусе испытала. Дукус от этого не особо пострадал. Но и мне не слишком досталось. Даже, несмотря на то, что я игнорировала команды Терина типа "ставь защиту!", а также его ругательства, когда он сам на меня эту самую защиту ставить пытался, а я с перепугу принимала ее за очередную атаку Дукуса и тапком отмахивалась, ну то есть разрушала защитное заклятие на излете.
   Вот не знаю, чем бы наша потасовка закончилась, но тут Вальдор, который до этого только осторожно с места на место перемещался, чтобы не попасть на траекторию полета наших заклинаний, вдруг ожил, меч выхватил и...
   Я брезгливо сделала шаг назад, подальше от подкатившейся к моим ногам головы Дукуса.
   - И не надоело тебе, Валь, на безоружных магов с мечом кидаться? - ядовито спросил Терин.
   - Ну, так сработало на этот раз, - парировал Вальдор
   - Браво, мальчики, - похвалила я обоих. - И что мы будем делать с этим бездыханным телом? Скажем, что так и было?
  
   Вальдор
  
   Это я нечаянно. Я даже не думал. Я, честно, не собирался это делать. Не знаю, как такое получилось.
   - И не надоело тебе, Валь, на безоружных магов с мечом кидаться? - спрашивает Терин, а я даже не знаю, что сказать в ответ.
   - Ну, так сработало на этот раз, - заявляю я, а самому стыдно. Хотя... с другой стороны, ну не был он безоружным! Ладно, Терин - тот хоть контрактом был связан, а про этого я точно знаю - договор с отцом он не подписывал. Да у Деларона духу даже не хватило - предложить Дукусу, да, ныне уже покойному, такое.
   - Браво, мальчики, - заявляет Дуся с непередаваемым скепсисом на лице. - И что мы будем делать с этим бездыханным телом? Скажем, что так и было?
   Терин встает, смотрит на меня, на Дусю, а потом с этаким глубокомысленным видом произносит:
   - Знаете, Дульсинея, а ведь Вальдор прав. Мы с Вами могли это заклинание и не отразить. Так что Вам стоит поблагодарить своего жениха.
   - Ща, я его за это в щечку поцелую, - воркует Дуся, - а также в разные другие места. С трупом что делать? Иллюзию накладывать?
   Терин переводит на нее растерянный взгляд:
   - Вы предлагаете мне остаться и держать иллюзию? - спрашивает он.
   - Я? - возмущается Дуся, - с чего бы это?
   - Но... - начинает было Терин, однако я не даю ему договорить.
   - Ты, - заявляю, - некромант, немножко одну вещь не учитываешь - не знает наша девочка о том, что иллюзия сама по себе не держится. Вовсе не намеревалась она тебя один на один с тухнущим трупом оставлять. Дура просто.
   - Я - дура? - верещит Дуся, но, переведя взгляд с меня на Терина, неожиданно замолкает.
   - Ну, дура, - добавляет она, надувшись, - но вы же, типа, мужчины. Что, я сама должна все решать?
   Терин смотрит на меня. Я - на Терина.
   - Ладно, - говорю, - я согласен быть безвинной жертвой.
   - В смысле? - быстро вклинивается Дульсинея.
   - Пусть Терин захватит меня в заложники и так выйдет отсюда.
   - А я? - удивляется Дуся.
   - А ты, - поясняю, - быстренько исчезаешь и не показываешься. Хороший ведь план?
   - Не очень, - вздыхает чернокнижник.
   - Почему это?
   - Вальдор, друг мой, помнишь, как ты в ошейнике у трона сидел?
   Дуся глядит на меня с любопытством. Наверное, представить пытается.
   - Ну, допустим, - надменно заявляю я.
   - И мальчишку, значит, словесника, помнишь, который заклинание бросил, - продолжает некромант, внимательно меня разглядывая.
   - Помню, и что?
   - Да то лишь, что заклинание он не в меня бросал.
   - Что?
   - А в тебя. Я же под защитой трона находился, принц. Меня трудно было достать. Я от тебя заклинание отбивал.
   Ну, здрасти, приехали.
   - Выходит, - добивает меня кудесник, - что тебя они убить хотели, чтобы я не мог их дальше тобою шантажировать. И сейчас ты на роль заложника ну совершенно не годишься.
   Здорово. Превосходно. Замечательно. Я им даже на роль заложника не гожусь, потому что я и так отработанный материал. У них принцев наследных, как грязи - так везде и валяются, успевай только перешагивать. Через трупы.
   - Вальдор, - говорит Терин, - не расстраивайся. Ты же сам говорил - политика.
   Когда это я успел ему такое сказать?
   Вместо этого сухо так интересуюсь:
   - Ладно, я вам не гожусь, тогда кто?
   - Эх..., - вздыхает Дуся, - был бы Дукус жив.
   Терин оживляется:
   - А это, в общем-то, не проблема.
   Все время он запястья себе растирает. И морщится при этом. Да, чернокнижник, даже интересно, что же ты чувствовал, когда Дукус тебя бил. Мне тебя ударить разок, что ли? Чисто из любопытства?
  
   Дуся
  
   Я заинтересованно уставилась на Терина. Что значит, не проблема? Это типа он сейчас будет Дукусу голову приращивать и зомби из него делать?
   А вот хренушки, этот исключительно умный во всех отношениях маг заявляет мне:
   - Дульсинея, я Вас дезинформировал.
   Нет, я всякие умные слова знаю, но в тот момент я о другом думала и даже не поняла, о чем он, и на всякий случай переспросила:
   - Ты меня что?
   - Обманул он тебя, - подсказал Вальдор.
   - Молчи, мыш! - огрызнулась я. Мне все еще обидно на него было за дуру.
   - Так и как же ты меня обманул, ненаглядный мой? - прошипела я, обращаясь к Терину.
   - Вы легко можете открыть портал, Дульсинея. Для этого Вам не нужно делать что-то особенное.
   - А говорил, что нужно, - проворчала я, - прикалывался надо мной, что ли? Нравилось тебе, как я в тебя предметами всякими швырялась?
   Вальдор некрасиво заржал. Наверно, представил, гад такой, как я в Терина кидаюсь всем подряд, а тот балдеет.
   Терин пропустил мой вопрос и ржание Вальдора мимо ушей и сухо проинструктировал:
   - Возьмите артефакт в руки, сконцентрируйте минимум магической энергии и пожелайте попасть в иной мир. Немного тренировки, и Вы сможете открывать порталы без помощи Вашего магического предмета.
   - Ты... ты... - у меня даже дыхание перехватило от злости, - если ты сейчас же не оставишь этот дебильный тон, то узнаешь, каково собирать выбитые зубы сломанными руками.
   - Ну, точно дура, - прокомментировал Вальдор. - Он в обмане признается, а ей его тон не нравится.
   - Заткнись уже, наконец, - отмахнулась я от принца. - За обман я тебе, Терин, потом отомщу, когда ты здоров будешь. А вот за такой тон я тебя прямо сейчас с удовольствием по морде тапком приласкаю!
   - Дуся, хватит воздух сотрясать! Открывай портал!
   А вот это уже другое дело. Не выдержал Теринчик, разозлился и сразу на человека стал похож.
   - Погоди-ка, Терин. - опомнилась я. - Ты же сам говорил, что на тебе заклятие, и нам мандоса трындец придет, если тут хотя бы намек на перемещение случится... Тоже врал?
   - Оно касается только меня. Как-то ты до этого сюда перемещалась? - буркнул Терин.
   Кажется, он еще больше разозлился из-за того, что я его в обмане заподозрила. Сам виноват! Нечего было вообще мне врать. Тоже мне, хитромудровые... хм... гад, одним словом.
   Я вытащила из корсета кулончик, сжала его в ладони, направила тапок на стену и сказала:
   - Хочу назад в свой гребанный мир!
   И портал открылся. Открылся, как миленький! И на этот раз очень удобно открылся, я ясно разглядела обстановку своей квартиры, со следами наших с Вальдором побоищ. Как давно это было. Во всяком случае, с тех пор столько всего произошло, что мне показалось, будто тот мир и квартирка моя были миллион лет назад, в моей прошлой жизни, и возвращаться туда совсем не хотелось.
   Вальдор с Терином быстренько Дукуса и его голову в портал закинули, и он закрылся.
   То-то кому-то радости будет, когда мое жилище вскроют, а там вон чего - неопознанный труп с отрубленной головой валяется. Теперь я уж точно в тот мир не вернусь. Потому что там меня либо милиция ждать будет, либо дюже вонючая квартира и сгнивший по самое никуда Дукус.
  

Глава 16

   Вальдор
  
   Ладно, от трупа мы избавились. И что теперь?
   А сейчас вот чернокнижник наш недобитый смотрит на меня пристально, будто я сам должен догадаться о чем-то таком - крайне неприятном, но жизненно всем необходимом. Ну почему опять я?
   - Ладно, - говорю, - я примерно представляю, что мне сейчас делать. Ты, Дуся исчезаешь. И не спорь со мной. В этом я непреклонен. А вот ты, Терин, чтоб тебя, наводишь на меня иллюзию, вроде как я и есть Дукус, и мы идем, куда тебе там надо. Кстати, а куда?
   - В тронный зал, - глухо так произносит чернокнижник и взгляд отводит.
   - Куда? - кричит Дуся, - ты, милый мой, умом, случайно так, не тронулся? Тебе, может, не только по плечу, но и по голове звездануть успели?
   И, надо признать, я с ней полностью в этом солидарен. За исключением того, что я твердо знаю - по голове некроманту при мне не попадало.
   - Мне нужно попасть в тронный зал. Ты, Вальдор, постарайся не сказать такого, что бы выдало твою осведомленность. Ты, Дуся, Вальдор прав, на глаза не показывайся. Разве что, если очень хочешь, можешь побегать-покричать о том, что чернокнижник сбежал.
   Я перевожу взгляд с него на Дусю и обратно и говорю:
   - Друзья мои, а не кажется ли вам, что вы слишком все усложняете? Если Дульсинея может трупы в свой мир перекидывать, отчего бы ей и тебя, Терин, не переправить в свой мир и все? А я уже, оставшись здесь в гордом одиночестве, навру что-нибудь. А?
   Дульсинея начинает пожирать глазами мага. Тот же, отвернувшись, делает вид, что я не его сейчас имел ввиду.
   - Ну и что? - наконец, произносит он, - и останешься ты здесь, Вальдор, под опекой Совета? И даже если тебя и не убьют, всю свою оставшуюся жизнь проведешь под их контролем?
   Ну, надо же, какое благородство! Сейчас я заплачу и кинусь кому-нибудь на грудь. Вот только не знаю кому - то ли Дусе, но она для меня мелковата, склоняться будет неудобно, то ли Терину - вполне удобно, только вот он мужчина, и плакать ему в жилетку как-то не то. Остается только раскланяться, что я с удовольствием и проделываю.
   - Спасибо, - говорю, - господа и дамы. Всю жизнь именно об этом я и мечтал. Как меня сообща из-под удара выводить будут. Особенно так - решив, что я чучело безмозглое, ни на что не пригодное. Благодарю!
   - Вальдор, ты утрируешь, - с укоризной в голосе заявляет чернокнижник, - я вовсе не это имел ввиду.
   Да мне все равно, что именно он куда имел! Я ему, ему предлагаю скрыться, а он поворачивает все так, будто именно я - мальчик маленький и беззащитный. И я... Я даже не знаю, что сказать сейчас - до такой степени я возмущен!
   - Я не пойду в ее мир, - наконец, произносит маг, - у меня здесь еще дела остались. Да и не могу. Я говорил уже, на мне заклятье, запрещающее перемещения. Полагаю, что подействует и в том случае, если перемещусь в другой мир с помощью Дуси.
   - Я тоже домой не хочу, - добавляет Дульсинея, упрямо нахмурившись, - мне там делать нечего.
   Ну что же, честь моя спасена, совесть тоже. Что я мог - все сделал.
   - Хорошо, - говорю, - тогда превращайте меня в Дукуса. Я согласен.
  
   Дуся
  
   Это видеть надо было! Только что стоял Вальдор, весь красивый такой, хоть и не в моем вкусе. И вдруг, раз! И вот передо мной какашка эта - Дукус.
   - Ну что ржешь? Быстро марш отсюда!
   А мне еще смешнее - Дукус голосом Вальдора раскомандовался! Терин недовольно головой покачал, сделал какой-то финт руками своими недолеченными и следующую фразу "Дукус" уже голосом Дукуса произнес:
   - Дуся, марш в свои покои!
   Я ржу. Легла бы от смеха, если бы было куда, но не на каменный же пол.
   - Дульсинея, я бы попросил Вас удалиться.
   Ну, вот так всегда. На самом интересном месте этот маг недобитый начинает мне своим заунывным выканьем настроение портить.
   - Удачи, мальчики, - буркнула я и перенеслась к себе.
  
   Вальдор
  
   А далее, как в балаганном представлении - смешно, нелогично, но на зрителей действует.
   - Я убью его! - это Терин.
   - Да-да! Он меня убьет! - Это уже я надрываюсь, а сам по сторонам смотрю. О! И ты здесь, красавица моя блондинистая! Жди меня, и я, надеюсь, вернусь.
   - Не подходить! - кричит чернокнижник, а я старательно так к нему прижимаюсь, чтобы все поняли - подходить и в самом деле не следует. Заклинание кинуть не успеет, так прирежет точно. Моим же собственным ножом. Прирежет, и спросить забудет, как звали. Хотя, он и сам в курсе - Дукус меня зовут. Дукус!!! Если кто не понял.
   А не переоцениваем ли мы значимость этого волшебника? Своевременный вопрос. Именно его мне и следовало себе задать. Вот именно здесь. И сейчас. Потому что, если переоцениваем, нас сейчас расстрелять - раз плюнуть. И пусть потом Дульсинея хоть обрыдается вся на наших могилках. Вместе с Делароном. Надеюсь, хоть поплакать Совет ему разрешит.
   М-да, а до тронного зала мы, похоже, доберемся.
   - А что должно случиться в тронном зале? - тихо спрашиваю я.
   - Сюрприз, - бормочет в ответ Терин.
   Для кого? Не для меня надеюсь, хотя, зная магов вообще и этого в частности...
   - Отойти! - кричит чернокнижник, - всем отойти!
   Я испуганно киваю. А что, мне и притворяться сейчас не нужно. Я, действительно, испуган. Меня вполне могут прибить нечаянно за компанию вместе с этим ненормальным. Где была моя голова, когда я на все это согласился? Погулять вышла?
  
   Дуся
  
   Я совсем недолго в покоях своих пробыла - успела только заляпанные дукусовой кровью джинсы сменить на платье. А что? Для разнообразия нужно хоть разок надеть то, что королевские портные для невесты принца пошили. Вот значит, переоделась я, слышу в коридоре шум, гам, беготня. Ну, вот и мне пора "проснуться". Вышла я из покоев, морду сонную состроила, сцапала первого попавшегося пажика за шкирку и спросила:
   - Что за шум, а драки нет?
   - Там Терин Дукуса в заложники взял, - бодренько так отрапортовал пацан. Судя по всему, сочувствия к Дукусу он не испытывал, а скорее даже наоборот. Я этого симпатичного мальчика вполне понимаю - поводов сочувствовать этой старой толстой жопе у него ни одного нет.
   Я пажа отпустила и резво за ним попрыгала, не забыв прихватить свой верный тапок, который засунула за пояс, как будто украшение это, и в моем мире так все уважающие себя дамы с утра пораньше расхаживают. Бегу я, значит, за пажом и, для полноты картины, ору со всей дури что-то типа: "спасите-помогите, великий и ужасный Теринище на свободу вырвался, щас нас всех убивать будет, спасайся, кто может, все лицом в песок и аминь".
   Примчалась я в тронный зал, а там показательно образцовое взятие заложника происходит. Терин прижимает к себе "Дукуса" как родного и требует, чтобы все по стойке смирно к стеночке встали и не дергались. "Дукус" в его объятиях себя совершенно несчастным изображает, ну практически мертвый старик получается. Ох, переигрываешь ты, Валь! Дукус радоваться бы должен, что его такой красивый мужчина к себе прижимает... хотя может быть и нет, может быть, Терин для педофила этого староват?
   - Что же ты, окаянный, делаешь такое?
   В зал истеричным ураганом ворвался Таурисар собственной персоной. Вот кого бы я с большим удовольствием прихлопнула. За ним следом еще несколько магов ввалились, среди них дамочка, интересная такая... видно, что не юная дева, но... хм, хотела бы я так отлично в ее преклонном возрасте выглядеть.
   - Как смеешь ты руку поднимать на учителя своего?
   Ой, я сейчас уссусь от смеха! Наивный Таурисар надеется пристыдить отчаявшегося и покалеченного этим самым учителем Терина? Кстати, улучшившееся состояние здоровья некроманта Таурисар тоже отметить не забыл.
   - Кто? - орет, брызжа слюной. - Кто посмел узурпатора и предателя лечить? Узнаю, сгною в подземельях! Руки отрублю, язык вырву!
   Таурисар своей истерикой все внимание на себя перетянул. Смотрю, как-то растерялись даже мужчины мои... ну да, мои, а что? Один брюнет моей мечты, второй хоть и блондин не моей мечты, но все ж таки друг, можно сказать, лучший друг... другого нет у меня в этом сказочном мире.
   В общем, мужчины мои прифигели и к трону потихоньку пятятся, Таурисар вопит, того и гляди пена изо рта пойдет, так старается. Руками машет, на эмоциях. Психует, значит... или не психует? Ведь не просто так Терин настороженно за его руками наблюдает? Да он же заклинание плетет!
   Была ни была, рискну, попробую отвлечь. Ну и рискнула. Тихонечко так, стараясь не привлекать к себе внимания, тапком махнула... и промахнулась, дура несчастная. То есть не совсем промахнулась, попала в другого мага. Хлоп! И он в таракана превратился. Наверно, это подсознательное желание моего тапка сработало, им ведь немало тараканов было в свое время передавлено, когда он еще простым немагическим предметом был и вел борьбу с тараканами соседей-алкашей.
   В общем, тараканище крупный такой и неприятный из мага вражеского получился. Случилась легкая паника, и тут фрейлина эта, та самая блондинка, которую я с Вальдором застукала, вдруг как покачнется, как пискнет и бряк в обморок, точненько на руки одного из магов, а сама при этом совсем не обморочно так ножкой топ... и придавила таракана. Вот зуб даю, что она это специально сделала! Надо бы ей спасибо сказать, но мне некогда было, я опять Таурисара атаковала.
   Почему именно его? Ну, во-первых, потому что не нравится он мне, а во-вторых, потому что  не от избытка эмоций он орал и руками размахивал. Я догадалась, что стратегия у него такая - шумит, речи безумные толкает, противника отвлекает, значит, а сам тем временем не просто истерически руками размахивает, а заклинания боевые творит. Хитро придумано. Я Таурисара даже зауважала. Целых три секунды уважала, потом атакующее заклинание в него кинула. Отбил, засранец такой.
   А мужчины мои тем временем на трон уселись. Ой, прелесть-то, какая! Сидит на троне Терин, а на коленках у него Вальдор... то есть Дукус... одним словом, обхохочешься.
   Дохохаталась. Влепил мне Таурисар этот заклинанием. Но, видимо, что-то слабенькое, потому что меня только с ног сбило. Я на задницу шмякнулась, смотрю, Терин в лице переменился. Я ему на всякий случай показала средний палец руки, мол, валите отсюда, если можете. Не знаю, понял он, что мой жест означает или нет, но исчез. Вместе с "Дукусом".
   Таурисар даже забыл на пару секунд, как орать. А впрочем, чего теперь-то воздух сотрясать и руками размахивать? Уже все, поезд ушел, целуйте рельсы. Тю-тю пленник ваш. Ну и мне пора честь знать.
   Хотела я колдануть и перенестись куда-нибудь, да вот хотя бы в гости к суровому гномику с дивным именем Горнорыл, даже тапок успела на ногу напялить, благо удобно - на полу же сидела. Но не тут-то было. Никуда мне свалить не дали. Ощутила я на себе всю прелесть настоящей магической атаки, не сдерживаемой никакой защитой. Неприятные, скажу я вам, ощущения.
   И вот стою я такая на карачках, трясу головой, как коза контуженая, кто-то "добрый" меня за волосы ухватил и резко вверх дернул, ну типа галантно так попытался помочь мне встать. Я в этот самый момент как раз за свой тапок схватилась, с ноги его, значит, снимала, ну загнулась буквой "зю" и от такого повертона выскользнула у меня из корсажа цепочка, а на ней кулончик этот... что б ему!
   - Я так и знал! Так и знал, что он у тебя! - заверещал Таурисар. Надо же, как вид моего кулона его вдохновил. Опять вот разорался, как недорезанный. Спасибо, что не на меня, а на помощников своих:
   - Что замерли, придурки? Не поняли еще? Она предметница! Немедленно заберите у нее этот башмак, в нем силы хватит пол королевства разнести, и ваше счастье, что она еще не умеет толком с ним обращаться, а то бы сейчас все тараканами тут ползали.
   Я бы, пожалуй, поблагодарила его за подсказку, да только вот зря он губу на мой тапок раскатал. Хрен тебе, задница ты нервнобольная. Не получишь ты его. Но меня особо спрашивать не стали, так за волосы дернули, что, думала, голову оторвут. Я, конечно, успела обидчику тапком по морде съездить. Теперь-то понимаю, что не драться надо было, а колдануть, как следует, да только человеческий бабский рефлекс сработал - он меня за волосы, я его - тапком по морде.
   Вот так глупая Дульсинея Абрамовна оказалась без тапка у Совета чародеев в плену... еще и волосьев повыдергивали, не знаю даже сколько. Обидно! Вся надежда на то, что у них в Совете только один Дукус с садистскими наклонностями был, и меня не сильно пытать будут.
  
   Вальдор
  
   А вот сейчас могу лишь простонать:
   - Меня тошнит.
   - Вот только не здесь.
   - Нехороший ты, все-таки, человек, Терин. Как прикрываться мною, так пожалуйста, а как посочувствовать, так шли бы Вы, дорогой Вальдор, куда подальше. Мне плохо! Честно тебе говорю!
   - Ну, так приляг.
   - Куда?
   - На кровать, куда еще?
   - Она вся вещами завалена.
   Терин делает глубокий вздох, поворачивается ко мне, и я вдруг совершенно четко понимаю, что сейчас здесь некоторых принцев будут убивать. Долго и жестоко. С применением магии и других подручных средств.
   Вместо этого чернокнижник медленно, почти по слогам проговаривает:
   - Вальдор, если тебе не трудно, сгреби весь этот мусор и брось его на пол. После чего я настоятельно рекомендую тебе, или, если угодно, Вам, Ваше высочество, лечь на кровать и сделать так, чтобы я на некоторое время забыл о Вашем существовании.
   - Но...
   - Ты меня слышал.
   Ну, ладно-ладно. Я все понял. И не нужно на меня так рычать. И вообще, это неприлично, рычать на принцев. Особенно, когда их тошнит и голова кружится.
   Попробую-ка я реконструировать события. Итак, Дуся показывает нам какой-то интересный жест. Кстати, надо будет поинтересоваться позже, что это означает. Потом она падает... Или наоборот? Нет, сначала она валится на пол, потом жест, а потом мы с Терином оказываемся в каком-то странном месте. Темно, холодно, мыши (ох, зря я о них вспомнил!) летают. Не успеваю понять, что к чему, как мы уже на вершине горы. Потом, вроде как, в каких-то городских предместьях. Потом вообще непонятно где, но там очень нехорошо пахло. Потом... потом еще в каких-то разных местах. Все это время чернокнижник крепко держал меня за плечи. Можно подумать, у меня ума бы хватило вырваться. И вот, наконец, мы здесь.
   И ничего удивительного в том, что меня тошнит.
   Кстати, что-то обстановочка такая знакомая. И точно! Нужно же было столько времени кружить, чтобы вернуться в башню!
   - Маг! - кричу, - да ты с ума сошел! Ты куда нас притащил?
   Терин же на меня ноль внимания - увлеченно расковыривает стену с помощью моего, кстати, ножа.
   - Терин, - продолжаю я, - ты, может, не в курсе, но тебя сейчас пол-Зулкибара разыскивает. Ты решил работу им облегчить? Терин, я с тобой разговариваю!
   Чернокнижник отрывается от своего занятия, поворачивается ко мне и вежливо так интересуется:
   - Ваше высочество, я просил Вас немного помолчать?
   - Но...
   После этого Терин с совершенно серьезным видом показывает мне козу. Это что за ерунда? Хотя, забавно. Я фыркаю и только, было, собираюсь высказаться на данный счет, как понимаю, что все - довысказывался. Не могу и звука произнести.
   - Так будет лучше, - вздыхает маг и продолжает свои работы по реконструкции стен.
   Я начинаю было возмущенно махать руками, демонстрируя этому специалисту по трупам степень своего негодования, но он, не оборачиваясь, заявляет:
   - Когда я закончу, тебя освобожу. А пока отдохни, Валь, нам силы еще понадобятся.
   Ну и ладно, и буду тогда спать. И будут мне кошмары сниться - молчаливому такому.
   Не знаю уж, сколько я пребывал в стране снов, но открываю глаза и вижу Терина - сидит на стуле, и вид у волшебника задумчивый - дальше некуда.
   - Ты пока не можешь разговаривать, - заявляет он, - я хочу, чтобы ты кое-что выслушал. Ситуация сейчас обстоит следующим образом. Ты и сам, видимо, догадался, что Зулкибар подконтролен Совету. У меня есть некоторые предположения по поводу того, зачем это было нужно, но я их выскажу позже. Твой отец и сейчас-то ничего не решает. Дальше, думаю, все будет хуже. Впрочем, насколько я знаю Деларона, долго он терпеть такое не станет, и, скорее всего, уже ищет, с кем бы ему вступить в коалицию. Согласен?
   Киваю с глубокомысленным видом. Да, папенька мой никогда особым терпением не отличался.
   - А как они могут повлиять на Деларона? Правильно, убив тебя, дорогой наш наследник престола. И пообещав нового ребенка от союза с Брианной за хорошее поведение. Не думаю, что Брианна будет очень уж возражать, хотя ее и спрашивать-то не станут. Так что, мальчик, ты жив до тех пор, пока твой папа лоялен. Но ты не пугайся, это всего лишь наброски.
   Не пугайся, Вальдор! Вальдор не пугается, у него так просто волосы дыбом встали. Проветриваются.
   - Это чтобы ты понял, принц, что у тебя остаться совсем в стороне никак бы не получилось. С другой стороны, лично я втягивать тебя ни во что не собирался. Не надо так удивляться. Я имею ввиду, не собирался уже после того, как... как я потерпел поражение. Хотя, в общем и целом это ты во всем виноват.
   Я?!!!
   - Но я не заставлял тебя меня лечить. Кстати, спасибо. Я никак не мог принудить тебя прийти ко мне в камеру и срубить голову волшебнику Дукусу. Выглядело, бесспорно, эффектно. Но это была не моя инициатива. Я вообще не планировал демонстрировать свое выздоровление так скоро. Да я еще и не здоров. Мне минимум два дня необходимо, чтобы полностью восстановиться. И эти два дня я вполне мог бы провести в тюрьме. Попинали бы меня еще пару раз - ничего страшного. Хотя и больно. У тебя все же, Вальдор, очень выразительное лицо. Ты твердо уверен в том, что тебе следует вернуть дар речи? Я вот, например, и так прекрасно понимаю, о чем ты сейчас думаешь. Ладно-ладно. Так вот, поскольку все это время ты отчаянно путался у меня под ногами, придется тебе продолжать это делать и дальше. Тем более, что, с большой долей вероятности, наша с тобой общая подруга влипла в очередную историю. И ей нужно будет помочь. Ты готов мне что-то сказать?
   С готовностью киваю.
   - Говори.
   - Ну ты, Терин, и сволочь!!!! В какие она опять неприятности вляпалась?!
   - Она себя раскрыла, - грустно произносит маг, - перед Советом. Я могу лишь надеяться на то, что ей удалось сбежать. Хотя надежда невелика. Девочка считает себя выдающимся магом и готова идти против армии. Если она здесь, то... то лучше бы она отвлекла их кулоном, потому что в противном случае... Я даже думать об этом не хочу.
   - Вот этим, для портала? А как?
   - У твоей будущей жены, принц, очень интересная родословная. Ее кровь позволяет ей ходить между мирами, невзирая на все запреты.
   - Ты поэтому заставил меня ее сюда притащить?
   Маг молчит некоторое время, будто думает - отвечать или нет.
   - Да, - говорит, наконец, -  поэтому. Я полагал, что ее умения мне пригодятся.
   - А что ты в других мирах забыл? Был я у нее, ничего интересного. Нет, интересное-то, как раз было. Телевизор, к примеру, автомобили, это такие дурно пахнущие повозки. Но вот зачем это здесь? У нас же магия!
   - Твои представления о магии, принц, весьма примитивны, - холодно заявляет чернокнижник, - ее применение зависит от слишком большого числа переменных. Технологии в этом плане куда надежнее.
   Забавно. Я-то полагал, что волшебники, напротив, использовать технику не желают, а оно вон как! То ли я что-то в жизни этой не понимаю, то ли Терин у нас маг не вполне нормальный - готов свою уникальность чародея променять на надежность механизмов. Склоняюсь больше ко второму варианту.
  
   Дуся
  
   И вот сижу я в... нет, не в темнице! Меня в моих же покоях и заперли. И сижу я такая, поверженная героиня, без тапка, зато при артефакте, с которым теперь фиг знает что делать. Может быть, и можно им портал открыть без магического предмета, да только я не знаю, как.
   Сижу, боюсь, представляю всякие ужасы, которые со мной случиться могут. Таурисар-то мож и не такой садист, как Дукус, да только очень уж нервный, и кто знает, что ему в голову стукнет?
   И часа не прошло после моей бесславной битвы с Советом чародеев, как Таурисар ко мне наведался. Веселый такой, весь в каких-то радостных мыслях и пугающе добренький.
   - Здравствуй, Дульсинея, как ты себя чувствуешь?
   - Просто отлично. Отдай тапок, жопа ты магическая!
   - А может быть, и отдам, - игриво так заявил Таурисар. Наверно, решил удивить меня ответом таким. Да только я не поверила ему.
   - Сотрудничать со мной будешь, отдам, и даже научу, как им пользоваться.
   - Я и так умею.
   - Не умеешь ты ничего, дура! - надолго Таурисара не хватило и он опять на привычный истерический визг перешел. - Стервь позорная! Курица безмозглая!
   Далее была небольшая пауза, а потом истерик этот решил опять нормальным тоном заговорить:
   - Дульсинея, ты же неглупая девушка, ты же видишь, что у тебя нет выхода?
   Я на всякий случай кивнула, хотя не совсем понимала, куда он клонит.
   - Будешь со мной сотрудничать, проживешь долгую и счастливую жизнь.
   Таурисар с интересом взглянул на меня, ожидая реакции. Я невнятно угукнула, глупо при этом улыбаясь. Ну да, дура я! Дура! Не понимаю я намеков. Не тянул бы уже кота за яйца, сказал прямым текстом, что хочет-то от меня?
   - Ты открыла портал в наш мир. Ты знаешь, как ты это сделала?
   Так вот что ему надо - порталы в другие миры! Тоже мне лягушка-путешественница доморощенная.
   - Ага, я в Вальдора вазочку швырнула, - прикинулась я идиоткой. - Дорогую, между прочим, так что ваш принц мне задолжал нехилую сумму.
   - Дура ты! - опять сорвался Таурисар, - не знаешь ничего! Ничему не научилась за столько времени. Чем с тобой Терин этот бестолковый занимался? Чему учил?
   - Тебе скажи, и ты захочешь, - кокетливо помахивая ресничками, промурлыкала я. Ну не могу я его всерьез воспринимать, когда он так орет.
   Таурисар аж в крике своем захлебнулся от такой моей реакции. А чего он ожидал-то? Что я в обморок упаду от его воплей? Ага, фигушки! Я и не такое слышала. Напугал козла капустой. Маг ненадолго замолчал, а потом заговорил. Да, именно заговорил, а не заорал:
   - Давай, Дуся, равноценный обмен. Я тебе свою защиту обещаю, а ты мне за это порталы открывать будешь. Заключим договор по всем правилам и будем сотрудничать. Я даже готов подумать о возвращении башмака твоего.
   - Видела я, какие договоры Совет заключать умеет. Вон, бедный Деларон даже пукнуть без вашего разрешения не смеет, так что не раскатывай губу, Таурисик, не буду я с тобой договариваться, а тапок мой можешь себе на память оставить, я еще к нему не успела привыкнуть, так что переживать не буду.
   - Ты, стервь!
   - Ага, это я уже слышала.
   - Да что я церемонюсь с тобой, проклятое отродье? Уговариваю тебя, как будто ты того стоишь. Не стоишь ты моих усилий. Ничтожество ты! Ничтожеством на свет появилась, ничтожеством и сдохнешь!
   - Убивать меня будешь?
   Это мне совсем не понравилось. Я даже начала подумывать о том, чтобы согласиться на сотрудничество... ну не по настоящему, а для отвода глаз, а там мож повезет и вырвусь как-нибудь. Да только Таурисар уже перехотел сотрудничества, потому что его опять понесло на тему моего сомнительного происхождения, а также моего папы отступника и вора поганого. Да, познакомившись поближе с этим Советом, я начала понимать, почему папа предпочел  мой скучный мирок этому сказочному. С таким Советом офигительным куда угодно сбежишь, лишь бы подальше.
   - Как жаль, что я не могу тебя под пытками заставить, - прошипел Таурисар.
   - Пожалел что ли? - растерялась я.
   - Глупая дочь своего отца! Невозможно заставить порталы открывать. Ты должна сама захотеть, чтобы портал открылся. А впрочем, что я с тобой время трачу? Мне нужен кто-то, в ком течет проклятая кровь советника Абрама, и это не обязательно ты.
   - А что у папы моего еще дети есть? Интересно было бы познакомиться с сестричками или братиками.
   - Дура! - Таурисар брезгливо поморщился. - Зачем мне искать по всему миру ублюдков абрамовых, если у меня ты есть?
   Ой, а вот взгляд Таурисара мне совсем не понравился. Очень и очень не понравился! Не надо на меня так смотреть, я от этого пугаюсь и нервная становлюсь.
   - Дети твои тоже смогут артефактом управлять, - объяснил Таурисар. - Родишь мне ребеночка, воспитаю его сам, и он мне будет с радостью порталы открывать. Что ухмыляешься, стервь позорная? Думаешь, женишок твой защитит тебя? Кто ему разрешит-то? Да и пропал он, кстати. Наверно, Терин его из мести убил.
   - Ну, раз Вальдору кранты, то я готова рассмотреть твою кандидатуру. Вот только как же конфетно-букетный период? - наивно тараща глаза, спросила я и, видя недоумение на лице Таурисара, объяснила, - ну, там, чай, кофе - потанцуем, пиво, водка - полежим. А потом уже можно и детей начать делать.
   Да, мне бы бояться надо было или хотя бы обморочную фрейлину из себя изобразить, но простите, не могу. А как бы вы среагировали, если бы такое вот чудо в перьях начало вас незапланированной беременностью стращать?  Мне лично смешно было.
   - Что у тебя лицо такое удивленное, Таурисарчик? Или я не поняла чего-то? Ты не сам мне ребеночка делать будешь, а попросишь кого-нибудь? - хлопая ресничками, полюбопытствовала я и не выдержала, захрюкала от смеха, представив себе, как Таурисар с детородным органом наголо за мной по комнате бегает.
   - Сама меня просить будешь. Ошейник покорности еще никому не мешал забеременеть.
   Вот тут мне уже как-то не по себе стало. Разошлась я что-то. Позабыла, наверно, что не дома нахожусь, что это магический мир, где существуют такие "прелестные" вещички, как ошейник этот, и вообще передо мной сильный маг, а я тут хихикаю. Весело мне, идиотке.
   Таурисар понял, что до меня дошла серьезность моего положения, и ласково так сказал:
   - Ты подумай, Дульсинея, у тебя еще есть шанс по-хорошему со мной договор заключить и прожить долгую счастливую жизнь.
   На этой радостной ноте он меня оставил в одиночестве. Наверно, чтобы мне легче думалось.
  

Глава 17

  
   Дуся
  
   Подумать мне дали до следующего дня. Вот только накормить забыли. А мне это, знаете ли, вредно при моей хрупкой конституции - голодной ходить. Вот смешно будет, если это меня таким образом к сотрудничеству склоняют. Поморят голодом недельку-другую, и я им с голодухи и портал открыть - нате вам, пожалуйста, и ребеночка магического - вот вам, распишитесь, получите, да хоть звезду с неба достану за корочку хлеба!
   Таурисар пришел рано утром. Нарисовался, гад, хрен сотрешь.
   - Ну что, Дусенька, подумала?
   - В моем мире правило есть - на голодный желудок важных решений не принимать, - невинно улыбаясь, соврала я. - Вот накормишь, тогда и обсудим, какого пола и в какие сроки ребеночек тебе нужен.
   Таурисар от такого поворота взбледнул слегка... да нет, о чем это я? Не слегка, а очень даже взбледнул, аж губы посинели. Красавчик, ничего не скажешь.
   - Ну что, Таурисик, завтракаем и приступаем? - бодренько изрекла я, надеясь так бледность его разогнать. Ага, разогнала. Он пошел красными пятнами, а потом как заорет:
   - Шлюндра иномирская! Девка бесстыжая!
   - Ну вот! Тебе не угодишь, - обиделась я. - То ребенка от меня хочешь, то шлюндрой обзываешься... Ну так что, завтракать будем?
   Таурисар разве что не лопнул от злости, но, видимо, поверив, что в моем мире правило такое, действительно, имеется, быстренько мне завтрак организовал. Правда, все то время, что я его поглощала, напротив меня сидел и пялился. Ну что за нафиг-то? Так ведь и подавиться недолго.
   Я сытно рыгнула и отвалилась от стола. Таурисар поморщился. Нет, господа, я не свинья, но когда на меня так неприлично таращатся, начинаю вести себя соответственно, то есть тоже неприлично.
   Закурив, я невинно выдула дым в лицо Таурисару, выдержала эффектную паузу и сказала:
   - Я согласна попробовать.
   Таурисар какое-то время задумчиво смотрел на меня, потом осторожно поинтересовался:
   - Попробовать что?
   - Заняться с тобой любовью, - кокетливо хлопая ресничками, промурлыкала я и подалась вперед, сложив губки бантиком и всем своим видом выражая страстное желание целоваться.
   Таурисар вместе с креслом отъехал от меня подальше, на лице его был написан такой ужас, что мне даже немножко обидно стало, хоть и добивалась я именно этого - чтобы ему, гаду, больше в голову не пришло такие мысли думать. Тоже мне, бык-осеменитель!
   - Ладно, Таурисик, я пошутила, - успокоила я его. - Ну, так что, пробовать будем?
   - Что пробовать? - нервно уточнил маг.
   Я загадочно ухмыльнулась. Ага, я тоже умею непрозрачно намекать, чтобы собеседнику нифига не понятно было.
   - Пробовать открывать порталы, - сжалившись, уточнила я.
   - Ну, так, Дусенька, сначала договоренность по всем правилам оформим, - обрадовался Таурисар, разве что ручки не потирал. - Проведем ритуал заключения, а там и за дело.
   - Э, нет, так не пойдет, - возразила я, махнув в его сторону сигарой, от чего Таурисик опять шарахнулся и поморщился. Надо же, какие мы нежные, дыма не выносим. Ну, взял бы веер, как Дукус этот, безвременно убиенный.
   - Как это не пойдет? Без договоренности в таких серьезных делах никак нельзя, Дусенька.
   За дуру он меня, что ли держит? Как же! Серьезные дела! Куда уж серьезнее то - порталы открывать для этой задницы злобной.
   - Нет, Таурисик, никаких договоренностей я заключать не буду, пока не убедюсь... убежусь... тьфу ты! Короче, пока не буду уверена, что, действительно, смогу открывать порталы без тапка своего, никаких договоренностей. Вдруг не получится у меня ничего, и что тогда?
   - Что? - с каким-то даже любопытством спросил маг. Он явно не ожидал от меня возражений и растерялся. А мож, до сих пор находился под впечатлением от моей готовности детей с ним делать, потому и соображал плохо.
   - Тогда, Таурисик, буду я как дура вся в обязательствах, которые не могу выполнить и нервничать от этого начну, а ты со злости мне какую-нибудь гадость сделаешь, а я и возразить-то не буду права иметь. Боюсь я тебя, Таурисар.
   Маг на какое-то время задумался. Я раза три успела затянуться, пока он думу свою думал, а потом расцвел весь в улыбке и говорит:
   - Хорошо, Дуся, я согласен. Но ты должна поклясться, что, научившись использовать артефакт без магического предмета, не сбежишь в портал.
   - Клянусь, - быстренько среагировала я. - Клянусь, что не сбегу в первый открытый мной портал.
   Таурисар аж позеленел от такой корявой клятвы.
   - Дуся! - шипит, а сам уже готов начать вопить и слюной во все стороны брызгать. Ну, я прямо даже не знаю, какими словами выразить свое восхищение. Такой горячий мужчина, просто мечта, а не мужчина!
   Но нет, сдержался Таурисик, не заорал, сделал глубокий вздох, расслабился.
   - Хорошо, Дульсинея, договорились. Я начну обучать тебя. Как только ты сможешь открыть твой первый портал, мы оформим договоренность по всем правилам.
   - Хорошо, а теперь скрепим это дело поцелуем, - страстно пробормотала я и оказалась у Таурисара на коленях.
   Он разве что не взвизгнул по-бабьи от такого моего фортеля. Его спасла случайность. Дверь открылась, и в помещение ворвалась эта красавица, которая в возрасте. Увидела нас и на пороге застыла. Лицо перекошено, стоит, брошь свою теребит и разве что дым из ушей не пускает. Ревнует, что ли?
   - А я тут отдохнуть присела, - промурлыкала я, неспешно покинула костлявые коленки Таурисара и, виляя бедрами, продефилировала к окну. Ведь там столько интересного, за окном этим.
   - Таурисар! - зашипела дамочка.
   - Мадлона, дорогая, - Таурисар, кажется, готов был начать заикаться. Чего это он? Жена ему, что ли, Мадлона эта?
   - Что у вас здесь происходит, Таурисар? - дамочка перешла на холодный официальный тон. - Пленница пыталась тебя соблазнить и склонить на свою сторону?
   - Нет, Мадлона, дорогая, мы с Дульсинеей договорились о сотрудничестве, - поспешил развеять ее сомнения маг.
   - Когда ритуал заключения состоится? - оживилась дамочка.
   - Как только у меня получится открыть первый портал, - я решила, что самое время вклинится в их милую беседу. - Таурисик, начнем тренировки, как только я переоденусь. Вы оставите меня одну или мне при вас оголяться?
   - А хоть бы и при нас! - разозлилась Мадлона. - Ты тут пленница и больше никто. Преступница государственная, а ведешь себя как хозяйка!
   - Ну, при вас, так при вас, - легко согласилась я и начала стягивать халат.
   - Пошли отсюда! - прошипела Мадлона и чуть ли не за шкирку утащила свое "сокровище", Таурисара то есть.
   Ну, точно, ревнует.
  
   Вальдор
  
   Я Терину уже раз десять намекал на то, что поскольку мы с ним союзники, он мог бы и сказать мне, зачем стену расковыривал. Чернокнижник молчит. М-да, надо было в тюрьме его оставить и в самом деле. Как он сказал - попинали бы пару раз. Он же у нас такой стойкий, думаю, продержался бы, не выдал нас с Дульсинеей. И зачем, в самом деле, я с Дукусом навязался? Пошел бы лучше к невесте - объяснять про то, что приличной девушке полагается в комнате сидеть, носа оттуда не высовывая, а не по тюрьмам на свидания с государственными преступниками бегать.
   Глядишь, и сложилась бы моя судьба по-другому. Эх...
   Я с этим наглым, высокомерным, язвительным простолюдином сижу в этой жуткой, неуютной, маленькой башне уже вторые сутки. Сижу, причем, совершенно голодный. Ладно, хоть вода здесь есть. И то хорошо. Маг большую часть времени проводит лежа на кровати, объясняя это необходимостью регенерировать, на раздражители в виде меня реагирует плохо. То есть либо угрожает чем-нибудь, либо игнорирует. А мне скучно! И я хочу есть!
   А он из башни не выходит и меня не выпускает, объясняя это тем, что башня магически опечатана, а продублировать печать словесника, если что, он не сможет.
   После моего робкого напоминания о его способности перемещаться в пространстве и доставать из этого пространства всякие нужные, а главное, вкусные, вещи, Терин поясняет, что на нем - заклинание, ограничивающее перемещения, которое, между прочим, в обе стороны работает - то есть, и самому не сбежать, и сюда что-нибудь не притащить. К трону же мы пробивались лишь потому, что этот, как он сам о себе заявил, грамотный и предусмотрительный волшебник, встроил в трон артефакт перемещения. Вроде Дусиного, только попроще - в рамках нашего мира. Садишься, задаешь ряд координат, и терпеливо ждешь, пока тебя где-нибудь в нужной точке не выкинет. Это чтобы адреса проследить сложнее было. Говорит, даже не для себя старался, а для папы моего. На всякий экстренный случай. Вот уж спасибо!
   Короче, терпи Вальдор, и жди, пока чернокнижник силы восстановит, и заклятье с него сползет. Вальдор терпит. Пока.
   - Слышишь, некромант, а как ты думаешь, если...
   - Тихо!
   Смотрю - маг подобрался весь и глазами мне на выход показывает. Не вопрос, прятаться здесь все равно некуда, кроме как за дверью, что я и проделываю.
   Тихий скрип... На пороге волшебница. Без балахона, в приличном платье, но я ее даже по спине узнаю. Та, которая со следами красоты. Э, женщина, а не спина.
   Встала и на Терина таращится. А тот спокойно так заявляет:
   - Предметница.
   Она нервно дергается, но я тоже не зря из себя вешалку изображал. Оперативно заламываю руки ей за спину. Она что-то пыхтит гневное, а некромант подходит ближе и со словами: "Красивая у Вас брошь, Мадлона", срывает этот предмет украшения с ее груди. После чего я могу уже со спокойной совестью швырнуть мадам на кровать. Не для того, о чем можно было подумать, хотя и этого мне в последнее время не хватает.
   - Терин Эрраде! - рычит волшебница.
   - Терин Эрраде Кайвус Третий, - надменно поправляет чернокнижник, - да, Вальдор, меня тоже не под забором нашли.
   Забавно, в жизни мне в голову не приходило фамилиями чародеев интересоваться. Кстати, Эрраде - что-то знакомое.
   - Здравствуйте, Мадлона. Мне солгать о том, что я рад Вас видеть или обойдемся без обмена любезностями?
   - Что ты здесь делаешь?
   - Живу. А Вы?
   Мне тоже интересно - а она? В опечатанную башню?
   - И Вы здесь, принц, - цедит сквозь зубы магичка, а глаза так и бегают, - а Вас там ищут.
   - Ничего, - радостно заявляю я, - скоро у них появится возможность меня найти. Так какими Вы судьбами в наших пенатах? Потеряли, может, что-нибудь?
   Мадлона прямо-таки вперивает взгляд в физиономию чернокнижника.
   - Мне тоже интересно, - холодно проговаривает он, - что Вы забыли в моей башне.
   - А она Ваша?
   - Моя-моя.
   Терин достает нож (кстати, а чего это ради мой нож вместе с ножнами к нему перекочевал?!) и начинает со скучающим видом выковыривать из броши Мадлоны камушек.
   - Что ты делаешь?! - шипит волшебница.
   - Ну, так она все равно Вам больше не нужна, - поясняет маг, не поднимая глаз, - а я ей воспользоваться не смогу. Продам по частям. Даже из магического предмета можно достать камни. А остальное - на лом.
   Лицо волшебницы покрывается красными пятнами, губы поджимаются и тут же начинают трястись.
   - Вы что-то хотите мне сказать? - интересуется маг.
   - Что ты от меня хочешь?
   Терин держит паузу, и тут уже терпение заканчивается у меня:
   - Давайте, милая Мадлона, пока Терин думает, Вы мне скажете, где моя дражайшая невеста обитает, а то соскучился я очень.
   Мадлона переводит на меня полный презрения взгляд.
   - Отвечайте, - велит маг.
   - Да все с ней в порядке, с вашей рыжей ведьмой с башмаком. Сидит у себя в покоях... и у Таурисара на коленях тоже сидит, мурлычет с ним днями напролет. Так что, не знаю я, Вальдор, твоя ли она теперь невеста.
   Внешне безучастный до того момента чернокнижник вдруг срывается с места и резко, хлестко бьет Мадлону по холеному лицу.
   - Подробнее, - рычит он.
   На глаза волшебницы наворачиваются слезы, она прижимает ладонь к щеке и хнычет:
   - Не знаю я подробностей. Говорят, артефакт он у нее какой-то обнаружил. И как бы не тот самый, Повелитель порталов. Башмак ее у него где-то спрятан.
   - Хорошо, - уже спокойно произносит Терин, - я понял. Теперь ответьте мне на другой вопрос - откуда у Вас медальон Главы Совета?
   Глаза ведьмы расширяются, а потом она тоже вдруг как-то резко приходит в себя.
   - Нашел, значит, - цедит она сквозь зубы.
   Чернокнижник небрежно так плечом дергает.
   - Конечно, нашел, это же моя башня.
   - Одного такого находчивого уже упокоили и с тобой разберемся!
   - Что же Вы, Мадлона, - вмешиваюсь я, - так плохо вещи прячете? И кто тот счастливчик, который первый нашел?
   Терин вопросительно смотрит на волшебницу.
   - Папаша Дуси вашей ненормальной, кто же еще, - выплевывает Мадлона. - Совал везде свой длинный нос. И ты туда же, глупец! - поворачивается к магу. - Тебе не активировать медальон Главы без согласия семи членов Совета!
   - А я знаю. Но это при условии, что в Совет входит пятнадцать магов. Простое, знаете ли, большинство. Так что, простите меня, Мадлона, кворум придется уменьшить. В том числе и за счет Вас.
   Он что, убивать ее сейчас будет? Ну, если так надо...
   Терин, глядя в глаза жертве и нехорошо усмехаясь, начинает плести заклинание. Медленно движет пальцами, видимо, для того, чтобы волшебница узнала заклятье и ужаснулась заранее своей несчастной судьбе.
   И вот уже в башне нет Мадлоны. А на полу, грустно шмыгая носом, сидит большая крыса с поседевшей мордой.
   - Слушай меня внимательно, волшебница, - говорит чернокнижник, - ты сможешь снять с себя заклятие, если тебе поможет в этом Мерлин. Да, и ты не можешь говорить. Чао!
   После чего он открывает дверь и крыса, едва успев увернуться от его ноги, несется вниз по лестнице.
   А у меня приключается приступ плохо контролируемого ржания, потому что смехом я этот истерический припадок назвать не могу. Мерлин... Мерлин, целующий крысу! Во-первых, если слухи верны, Мерлин живет в полутора тысячах километров отсюда, где-то в горах. Во-вторых, Мерлину четыреста лет, и триста из них он пьет все, что горит, не исключая, наверное, и нефть. Алкоголик наш Мерлин и чудак. Ну-ну, дражайшая Мадлона, удачи Вам.
   - Закончил? - сухо интересуется Терин, - а теперь не хочешь подумать о том, что нам делать с Дульсинеей?
   Да я-то, может, и хотел бы, только что-то вот тревожит меня одна мысль - ну где я слышал про Эрраде? Потому размышления Терина по поводу дальнейших планов я тщательно пропускаю мимо ушей. Ничего, потом еще повторит. Он, пока не убедится в том, что я все понял правильно, все равно не успокоится.
   Эрраде, Эрраде... Отчего мне кажется, что это должно быть важным? Стоп. Вспомнил. Читал ведь как-то. Княжество Эрраде.
   Еще во времена одного из предков нашего Мерлина, великого мага, когда было созвано общее собрание магов и тех земных правителей, за которыми маги этот статус признавали, было принято решение, которое изменило ход развития истории. Без всяких там натяжек. Понимаю, что все об этом знают, но повторение - мать учения и все такое. Этим решением было закреплено некое положение - маги не претендуют на роль правителей государств, а правители, в свою очередь, обязуются обеспечивать этих самых магов работой при дворе. Если последним такое вдруг понадобится. Тогда же и был разработан типовой контракт между волшебником и сюзереном. Кстати, он и до сих пор применяется, хотя и с некоторыми поправками.
   Решение было обусловлено тем, что со временем маги заметили - волшебник, полностью отдающий себя управлению, теряет навык и вообще перестает тренироваться и заниматься теоретическими изысканиями. Теоретик же становится отвратительным и, в большинстве случаев, недолго живущим государем.
   Может, там еще какая подоплека была - история об этом умалчивает.
   Тогда же, то ли в порядке эксперимента, то ли потому, что король Эрраде (а по совместительству - маг) обладал определенным весом, и его не хотели слишком уж сильно обижать, но Эрраде было оставлено в качестве исключения. Только вот королевством оно с тех пор перестало именоваться. А только княжеством. Может, статус его хотели принизить, может, по каким другим причинам. Ну и попутно, вместе с изменением названия существенно были сужены границы княжества. Весьма существенно.
   У нас с Эрраде дипломатические отношения установлены не были. Помню, отец даже ворчал как-то, что, мол, дед его не хотел с ними общаться, отец тоже, а потому и ему не следует знакомиться с этими ненормальными. Что он подразумевал под ненормальностью - понятия не имею.
   Совет, похоже, ожидал, что со временем княжество загнется. А нет. Даже расширилось немного. Говорят, в семье князей с тех пор толковых магов рождалось все меньше. Но вот с Терином им, вроде как, повезло. Хотя это с какой стороны посмотреть. Хм, а я его простолюдином называл...
   Кстати, что он там говорил о Дусе?
  
   Дуся
  
   На второй день Таурисар стал на меня недоверчиво коситься, и мне уже сложновато было шлангом прикидываться, но я стойко продолжала и типа "не могла" портал открыть. Капризничала, конечно, понемножку, тапок свой требовала, но Таурисар непреклонен был. Боялся, наверно, что с тапком я его так приласкаю, что будет остаток жизни тараканом по углам ныкаться.
   Время уже к обеду близилось, Таурисар потихоньку зверел, я решила не доводить до крайности и рискнула. Сжала кулончик свой в ладошке и осторожненько так, но от всей души, пожелала, чтобы портал в любой из миров чуточку приоткрылся, совсем немножко и буквально на секундочку. Видимо, сегодня удача была на моей стороне, потому что пожелание мое было выполнено с точностью до миллиметра.
   Таурисар радостно заорал, увидев, что портал открываться начал, да только он тут же захлопнулся... и Таурисар снова заорал, уже не радостно, а разочарованно и на меня, конечно же:
   - Что ж ты, растяпа, не удержала?!
   - Ну, так это, сил не хватило, - пролепетала я и решила, что здесь мне тоже уместно будет немного покричать. - Я не знаю, как это делается! Сам виноват, не объяснил мне, что надо его не только открыть, но еще и удерживать каким-то образом. Я тебе что, магии с детства, что ли обучалась? Специалист я тебе, что ли? И вообще не понимаю, что ты ко мне пристал? Вон, попросил бы Совет, чтобы сняли запрет на доступ в иные миры и гуляй себе на здоровье, а то издевается тут над бедной девушкой.
   - Да если бы все так просто было, я бы тебя давно в темнице сгноил, отрезал бы язык твой поганый, и скормил собакам, стервь ты позорная!
   - А что так? Не любит тебя Глава Совета, да, Тусенька? Не хочет доступ тебе дать? - поддела я.
   Таурисар сильно в запале был из-за того, что портал у него практически перед носом захлопнулся, а тут еще я со своими комментариями нелестными, вот он и проговорился:
   - Какой Глава, дура ты? Нет никакого главы!
   - Так выходит, Дукус у вас главой был? - догадалась я.
   - Не формально! Не формально! - проорал Таурисар, впадая в свое привычное истерическое состояние. - Формально уже лет сто как Главы нет. Эта должность слишком большую силу дает, и все ее получить хотят. Каждый сам за себя голосует, и так уже сто лет. Кучка меркантильных дебилов!
   - А ты не член Совета, что ли?
   Но тут Таурисар опомнился, гляделки свои бешеные на меня вытаращил и, я так понимаю, прикидывать начал - прикончить меня на месте или просто язык мне отрезать, чтобы никому не проболталась? А что, порталы и без языка можно запросто открывать.
   - Ты... ты... стервь поганая! - потом была пауза, во время которой у меня вся жизнь перед глазами промелькнула, и я даже успела попрощаться со всеми, в том числе и со своим языком, который мне, как пить дать, оторвут. Но нет, пронесло.
   - Все равно никому не проболтаешься. А попробуешь, как твой папочка закончишь.
   - А что, его казнили за длинный язык? Я думала, за кражу артефакта.
   - Допрыгаешься у меня, - пригрозил Таурисар и умчался, хлопнув дверью.
   - Пока, Тусечка, - проворковала я. И даже помахала ему вслед. Жаль, что оценить мою вежливость некому было.
   То есть, нет, как, оказалось, есть кому.
   - Мяу.
   Знакомый бас Василия я бы узнала из тысячи кошачьих "мяу". И откуда только взялся, поганец?
   Вылез из темного угла, хвост трубой, довольный, как сто свиней, морда сытая. Интересно, где его носило? Он явно не бедствовал все эти дни.
   - Василий... хм... Василий, а ну-ка шагом марш к хозяину своему и доложи все, что тут услышал.
   Я не была уверена, существенен ли тот факт, что Совет без Главы, но, учитывая, как занервничал Таурисар, когда понял, что проболтался, это, скорее всего, важно. Но Василий важностью момента как-то не особо проникся, вальяжно упал на спину и опять говорит:
   - Мяу.
   - Что мяу? Что мяу-то? - проворчала я и потыкала Ваську кончиком туфли в бок. - Иди, давай уже... или не умеешь? Фу, а я думала ты - волшебный кот.
   Васька одарил меня презрительным взглядом и... исчез. Вот просто взял и исчез. Ладно, сдаюсь, теперь я верю, что он, действительно, волшебный.
  

Глава 18

   Вальдор
  
   Сижу себе, никого не трогаю. Делаю вид, будто обдумываю действенные и коварные планы по уничтожению членов Совета в розницу и оптом, а также по вызволению моей ненаглядной Дусеньки и передаче ее в пользование этому бывшему узурпатору-чернокнижнику. На самом деле - что с открытыми глазами я сижу, что с закрытыми, перед глазами одна картина - окорок запеченный с зеленью. Или вот дичь, политая клюквенным соусом, и грибочки, а еще рыбка, зажаренная целиком... или вот кот, вареный или жареный.
   - Брысь! - строго говорю я и спихиваю со своих коленей эту наглую черную скотину. Чем его кормили, что он такой большой вырос и такой тяжелый?
   Кот фыркает в мой адрес что-то неодобрительное и направляется к чернокнижнику.
   - Ну и где тебя носило? - строгим голосом интересуется тот, - я тебя, между прочим, звал.
   Кот же одним движением, как это умеют делать только кошки и некоторые женщины, стекает на пол и начинает себя вылизывать в разных местах.
   - Интересно, - наблюдая за котом, произношу я, - а волшебных животных кастрируют?
   Кот поднимает на меня неодобрительный взгляд.
   - Да, - продолжаю, - и становится ли их мясо от этого нежнее?
   Кот пристально глядит в глаза хозяину, и Терин вздыхает:
   - Да, его следовало бы покормить. Хотя ты знаешь, Бейсик, с его комплекцией Вальдор мог бы безо всякого ущерба для здоровья поголодать еще неделю-другую.
   И чем это плоха моя комплекция? Я сложен, как атлет!
   Кот возвращается к своему занятию, а я не выдерживаю:
   - Между прочим, обсуждать кого-то вот так, в его присутствии, крайне невежливо.
   - Ну да, - соглашается маг и улыбается.
   Надо же! А я уж думал, что его физиономия для такого вообще не приспособлена. Зловещая усмешка, презрительная ухмылка, нервный оскал - это, пожалуйста, а чтобы вот так, по-человечески, и даже глазами!
   - Бейсик подтвердил то, о чем я и раньше догадывался. Все очень удачно складывается. Совет чародеев обезглавлен, и уже давно. Я догадывался давно, а теперь точно знаю. Дуся молодец. И Бейсик тоже. И медальон этот Мадлона тоже очень удачно спрятала. Так что, Вальдор, мы с тобой еще поживем.
   Ну, что поживем - это пока вопрос. Однако не могу удержаться и не съехидничать:
   - А ты, значит, хочешь помочь обзавестись Совету новым руководством?
   - Должен же и я расти по карьерной лестнице, - радостно заявляет маг.
   - Ну, наверное. Королем ты уже немного побыл. Так что тут либо империю создавать, либо Советом командовать. Третьего, значит, нам уже не дано.
   - А что? Насчет империи - это мысль!
   Что-то он излишне развеселился.
   - М-да, надо было тебя в тюрьме оставить. А то, как бы меня потомки добрым словом не вспомнили как "Вальдора - освободителя чудовищ".
   - До потомков дожить еще надо. Кстати, к вопросу о потомстве. Там Таурисар тебе рога наставить пытается.
   - В каком смысле?
   - Ну, объявил тебя безвременно усопшим...
   - Да я только третий день, как усоп-то! - возмущенно кричу я.
   - И пытается сделать ребенка твоей Дусе, - добавляет маг.
   А сам разве что зубами не скрипит. Какой впечатлительный!
   - Что? - интересуюсь, - он это делает добровольно?
   Терин мрачнеет.
   - А вот за это можно...
   Но что со мной можно за это сделать, услышать не успеваю, потому что кот громко так и требовательно мяучит.
   Чернокнижник переводит на животное внимательный взгляд.
   - Хорошо, - говорит, - иди к ней.
   Не выдерживаю:
   - Ну что там еще?
   - Бейсик сказал, что терпение Таурисара на исходе. Дуся морочит ему голову, не понимая, насколько он злобный и невыдержанный человек.
   - Что? Хуже тебя?
   - Без комментариев. Ночью мы покидаем башню.
   Радуюсь. Наконец-то мне дадут поесть.
  
   Дуся
  
   Сижу. Жду Таурисара. Мечтаю застрелиться. Ну, а вы бы не мечтали на моем месте в ожидании такой вот психбольной старой калоши? И даже Василий, преданно свернувшийся клубком у меня на коленях, не отвлекает от мыслей суицидальной направленности. Он когда вернулся, я его, гада волшебного, спросила, видел ли он Терина с Вальдором? Василий что-то промяукал, в глаза мне заглядывая, да только я не поняла ни шиша, то ли кошак жрать просит, то ли рассказывает, что и как у мужчин моих. Эх, знать бы, где они? Мож, плохо им? А мож, сгинули где-то, и Васька мне вот пытался рассказать, где их мертвые тушки искать, дабы похоронить достойно.
   Мне бы тапок мой сейчас, то-то потеха бы началась. Всех бы победила... хотя, мож и не всех, но большую часть, так это уж точно.
   - Приветствую тебя, Дульсинея.
   - Растудыть тебя в тудыть! - взвыла я от неожиданности и даже на месте подпрыгнула, а Васька быстро и незаметно исчез.
   Таурисар замер на месте, принюхиваясь, как ищейка.
   - Кто это у тебя тут колдовал недавно?
   - С чего взял-то? Кто тут колдовать мог?
   Я и правда растерялась, глюки у Таурисарчика что ли начались?
   - Чую, только что кто-то магию использовал.
   До меня дошло, что котик, исчезая, намагичил слегка.
   - А, так это я колдовала. Сам же сказал, чтобы тренировалась без тапка, при помощи одного амулета, портал открыть, вот я и тренируюсь.
   - Когда я зашел, ты в кресле валялась, стервь лживая!
   - Ну и что? Одно другому не мешает. Что ж мне по залу бегать, пробуя портал открыть? Это ты у нас, Таурисик, когда магичишь, бегаешь, будто подстреленный, а я девушка тихая и даже более того - ленивая, не с руки мне лишние телодвижения производить.
   Таурисар скрипнул зубами, пробурчал что-то нелестное в мой адрес и велел приступать к тренировке.
   - А если я устала? - осторожно спросила я.
   - Лучше тебе не уставать, Дусенька, - сладко так пропел Таурисар.
   До того сладко, что я поняла - и правда, лучше не уставать, и с удвоенным рвением взялась за дело. Нет, ну понятно, что долго я Таурисару голову морочить не смогу, тем более что сегодня он какой-то злобненький, даже злее чем обычно.
   Портал открылся как-то неожиданно для меня самой, и остановить я это дело не успела. Ну вот, попала ты Дуся! Вали отсюда или приснится тебе мандоса трындец в виде ритуала оформления какой-то там мудреной договоренности, после которого будешь ты как овца даже пукать с разрешения Таурисара. Нет, ну то есть клятву-то я сдержу и в первый портал не полезу. Но, ёптыть, где один портал получился, там и два нефиговски смотреться будут.
   - Ааааа, получилось! - заорал маг.
   Этот наивный финский мальчик решил, что я буду, как дура, стоять и ждать неприятностей всяких разных. Ага, аж, два раза!
   Второй портал открылся как-то не очень охотно, и я уже практически одной ногой была в другом мире, когда Таурисар с визгом схватил меня за косу.
   - За дурака меня держишь, да? Я так и думал, что ты подобное выкинешь!
   Ну, теперь-то у меня точно не было выхода - либо сдаться на милость Таурисара, либо лишиться косы... да хрен с ними, с волосами, новые отрастут. Я со всей дури рванула в портал, Таурисар не отпускал. В какой-то момент я подумала, что он мне голову оторвет. Особенно, когда портал стал затягивать, и я уже не могла остановиться, даже если бы захотела. А Таурисар вот, гад такой, очень даже мог бы от моей косы отцепиться, если бы захотел. Но, видимо, не хотел, так ко мне и пристал... зайцем, можно сказать, проехал.
  
   Вальдор
  
   - Вальдор! Вальдор, стой, я тебе сказал! Ты куда?
   Ну, то, что наш бывший придворный чернокнижник умеет шипеть так, что не каждой гремучей змее под силу, это я знал еще и до всяких там событий. Этим меня не удивишь.
   - Вальдор! Стой!
   - Да пошел ты!
   Ну и что он со мной сделает? Убьет? Вряд ли. В мышь превратит? Да все равно. Даже если к Мерлину тащиться придется - без разницы. Я хочу есть. И по сравнению с этим моим желанием идея спасения мира как-то меркнет.
   - Ладно, - пыхтит, наконец, чернокнижник, - сочтемся еще. Я к Дусе.
   Можно подумать, для меня это сюрприз. Он - к Дусе. А то я сомневался хоть секунду в этом его благом намерении. Да он сколько угодно может изображать из себя жесткого и бесчувственного, но когда речь заходит об этой его разноглазой предметнице, лицо у нашего узурпатора становится мягким до туповатости. Да даже Бейсик его в такие секунды по сравнению со своим страшным и коварным хозяином выглядит тигром перед домашней кошечкой. Он к Дусе! Потрясающе.
   В общем, он может идти, куда его душе угодно, а я на кухню. Да. Поесть. Но не только. На кухне могут ведь прятаться как вражеские лазутчики, так и всякие сочувствующие партизанам лица. А я, принц Вальдор, партизан. Ожившая мумия, потерянный секрет, и все, что вам будет угодно.
   Мррр, мясо! Холодное мясо, но вареное. По сути своей я - хищник, а не какое-нибудь там травоядное. О! Лучок. Сладкий такой пахучий лучок. Терин, ты - сволочь! Два с лишним дня лишал меня этого удовольствия.
   - Ааааа! Батюшки, привидение!!!!
   О, что это?
   Хм, женщина какая-то в обмороке лежит. Я ее не знаю, а потому пусть так и валяется. Найдет кто-нибудь - приведет в чувство. Нет - ну, судьба ее такая. Сама поднимется.
   Возьму-ка я с собой вот эту курочку и вот эту булочку. Я ж не жадный. А Терин - пусть он будет сытый. Может, у него противность тогда убавится?
   С дисциплиной, однако, во дворце нашем стало не то, что плохо, а вообще. Полный абзац. Слова Дусины - смысл мой. Радуйтесь. Короче, стражников на своем пути я встретил аж две штуки - оба спали. Ну что ж, судьба, знать, моя такая - неузнанным по собственному дому гулять. Где там Дусины покои? Ага, вот они.
   И вот вхожу я такой красивый, ну и что, что лицо небрито, а одежда помята, зато в одной руке - мясо, в другой - хлеб. И что я вижу? Чернокнижник наш на Дусиной постели сидит такой весь грустный и печальный. Очи долу опустил, кота безучастно меж ушами поглаживает.
   - Эй, - говорю, - страдалец, жрать хочешь?
   - Нет, - глухо бормочет он.
   Ставлю вопрос иначе:
   - А не желаете ли откушать, Терин свет Эрраде, не помню дальше, что-нибудь, потому что Ваше обморочное от голода тельце мне таскать на себе неинтересно?
   Молчит.
   - А может, - спрашиваю, - Вы уже успели Дульсинеей Абрамовной отужинать? Так тогда курица Вам точно не повредит, потому что есть в Дуське нечего.
   - Вальдор, хватит, - вздыхает Терин. - Дульсинея открыла портал в иной мир и ушла. Вместе с Таурисаром.
   - Хм, - говорю, - но это не повод от еды отказываться. Я, между прочим, рискуя жизнью...
   - Ну ладно. Хватит. Давай сюда, что у тебя там есть.
   Это надо же, с такой скорбной миной и при этом с такой скоростью еду уплетать! Уважаю. Я бы не смог.
   - Я, - говорит Терин, временами интеллигентно почавкивая, - только и успел увидеть, что ее косу, да Таурисара. Судя по выражению лица последнего - это не было предусмотрено планом. Вопрос следующий - куда она его утащила, когда она собирается возвращаться, и что нам с этим делать?
   - Ну, - отвечаю, - на самом деле это один вопрос - чем мы займемся в то время, пока она с Таурисаром по другим мирам путешествует. А на другое, прости уж, друг Терин, нам повлиять не дано.
   Чернокнижник смотрит на меня пристально, а сам при этом косточку обсасывает.
   - М-да, - наконец, произносит он, - мудр ты, Вальдор, не по годам.
   А я такой.
   - Ну что же - говорит Терин, меланхолично вытирая пальцы о Дуськину простынь, - будем убирать членов Совета. Бейсик мне сказал, что во дворце их трое. Тоури - старичок неведомо скольки лет от роду, спокойный и безобидный. Гамос - молодой, но глуповатый словесник. И Туба - Тубероза Улли - однокурсница моя. Очень эффектная особа. Тебе, думаю, понравится. Вот с нее мы и начнем.
  
   Дуся
  
   Через портал мы долго летели. Я даже начала лелеять надежду, что Таурисар не удержится и косу мою отпустит. Но нет, вцепился как клещ.
   Полет наш окончился на свалке. Очень, знаете ли, "приятно" было приземлиться прямиком в кучу мусора непонятно какого происхождения. Ну, то есть понятно какого - человеческого. Но все равно, опять же, непонятно, что за человеки этот мусор мусорили, и какая там зараза водится? А тут еще этот Таурисар на моей косе повисший. Больно, между прочим.
   - Да отпусти ты уже, наконец! - заорала я.
   - Змея подколодная! Обманщица! - заверещал Таурисар, и не думая меня отпускать. Наоборот, гад, покрепче косу на кулак намотал. Он что, теперь всю жизнь собирается вот так меня держать?
   - Это с какого перепугу я обманщица? - возмутилась я, на всякий случай подергав косу. Вдруг повезет и вырвусь? Какой там! Вырвешься, пожалуй, от такого.
   - А кто клятву дал не сбегать в портал? Ты ее нарушила и теперь, по правилам, обязана на всю жизнь моей рабыней стать.
   Я аж онемела от наглости такой. Он то ли по жизни такой дурак, то ли пока мы летели, головой стукнулся и резко поглупел? Как бы там ни было, почему он меня-то за дуру держит?
   Таурисар по-своему понял мое молчание и совсем распоясался:
   - Слушай мою команду, рабыня! Немедленно возвращаемся назад!
   - А ху-ху не хо-хо? - рявкнула я. - Ты за дуру меня принимаешь? Так спешу тебя уверить, я не дура! Я в чем клялась-то? В том, что не полезу в первый портал, который открою. Я туда и не полезла. Так что отцепляйся от меня и поищи себе другую рабыню... вот, например, среди тех рептилий, которые к нам так торопятся.
   А к нам, и, правда, спешили милые такие зверюшки. Наподобие динозавров доисторических. Зубастенькие такие, хвостатенькие, скачут на задних лапках и передними помахивают. Прелестные такие хищные кенгуру.
   Вот даже не знаю, куда меня занесло, путь в какой мир мне открылся? Если тут динозавры, значит, это какой-то доисторический аналог моего мира. Но, с другой стороны, мы на свалке сидим. Она самая настоящая, человеческая, что я свалок не видела, что ли? Наверно, люди здесь вымерли и вот динозавры появились. А может быть, и не вымерли люди, может быть, эти динозавры - их домашние зверюшки?
   - Открывай портал! Немедленно! - заорал Таурисар и больно дернул меня за косу.
   - А вот хрен тебе!
   Ну, обиделась я, что меня за косу дергают. Сначала даже не сообразила, что зверюшки не будут разбираться, кто из нас кто, и сожрут обоих. Правда, когда они подбежали поближе, до меня дошло, что моей жизни угрожает не меньшая опасность, чем этому клещу волшебному, который на моей косе повис. Он еще и визжать там что-то пытался, грозил заклинанием в меня шарахнуть. Но не шарахнул. По мне, во всяком случае, не шарахнул. У него хватило ума этим заклинанием зверюшек отпугнуть. Надо валить отсюда, пока они не очухались!
   В надежде, что открытый мной портал ведет назад во дворец, я прыгнула. Таурисар прицепом за мной. Спасибо, конечно, ему, что своей магией динозавров этих отвлек и дал мне время портал открыть, но я была бы не против, если бы они Таурисара от моей косы откусили.
   Попали мы не в Зулкибар, а в мою квартиру.
   - Дукус!
   Как, однако, быстро, прямо-таки с первого взгляда, признал Таурисар в бездыханном теле своего коллегу.
   - Злодейка! Убийца!
   Он еще как-то меня обзывал, но мне не до того было, чтобы вникать, что он там говорит, потому что каждое свое слово этот засранец сопровождал жестами, кажется, забыв, что у него на кулак моя коса намотана. Растудыть его в качель, он мне точно голову оторвет!
   - Да отцепись ты от меня, наконец! - взвизгнула я и запустила в него первым, что под руку подвернулось - монитором.
   Таурисар озадаченно уставился на летящий в него неопознанный предмет. Так ему было интересно, что он забыл о том, что можно уклониться или отбить и поймал это жидкокристаллическое чудо техники.
   Пока он там замешкался, я открыла портал и прыгнула. Очень надеялась, что, увлеченный удержанием в руках монитора, Таурисарчик растеряется и косу мою отпустит.
   Но нет, не растерялся. Монитор бросил, и за мной последовал. И не отпускает, гад! Что делать-то?
   Мы переместились в какое-то совсем уж кислое место. Выжженная пустыня. В прямом смысле слова выжженная. Кое-где еще даже не прогорело до конца и тлеет. Не дрова тлеют, а, кажется, сама земля. Извержение вулкана здесь, что ли, было?
   Старый портал еще не закрылся до конца, а я уже открыла новый и прыгнула туда. Сгореть заживо не входило в мои планы на сегодня. В планы Таурисара это тоже не входило. Нашел себе паровоз в моем лице... то есть в моей косе.
  
   Вальдор
  
   - Пустите, пустите меня, пожалуйста!
   - Что случилось?
   Мне открывает дверь девушка лет так тридцати пяти от роду. Но такие - всегда девушки, от пяти и до семидесяти. Потому что женщинами их назвать язык не повернется. И все, вроде, при ней, только вот взгляд какой-то глупенький, личико какое-то пустенькое, ночная рубашка бабушкина - до полу и в рюшах, в общем, если какой мужчина сюда и заглядывал, так затем лишь, чтобы камин починить.
   - Простите, - томно шепчу я...
   И она захлопывает дверь перед моим носом. Я несколько растерян. Не думал, что подобная особа способа проигнорировать появление на пороге такого, как я.
   - Давай снова! - рычит Терин, толкая меня в бок кулаком. Я, в общем-то, не нуждаюсь в стимуляции. Стучу. Открывает. Голос испуганный.
   - Что Вам?
   - Я принц Вальдор, - стону, - я вырвался из лап чернокнижника Терина. Помогите!
   И пытаюсь плавно сползти на пол. Плавно не получается. Ну, потому что не умею я этого.
   - Ах! - произносит она и прижимает ладонь ко лбу (и кто из нас здесь переигрывает?), - я Вас умоляю! Что же это такое? Зайдите!
   Зашел.
   - Прилягте, - предлагает дамочка, указывая на собственную, уже разобранную постель.
   Ну, а я что? Я прилег. Я же в образе раненого героя. Отчего бы и не прилечь?
   - Шалунишка! - страстно воркует эта особа и буквально, в прямом смысле слова набрасывается на меня. То есть прыгает сверху, придавливая своим костлявым, пахнущим несвежим потом телом.
   - Я тебя, - говорит, - сейчас в бодрое состояние приведу, даже пикнуть не успеешь.
   Какой там пикнуть! Я уже готов орать во весь голос что-нибудь непотребное и принцам неподобающее, например: "Помогите! Насилуют!". А уж что касается бодрого состояния - так хоть сейчас могу пару километров пробежать. Лишь бы куда подальше.
   Свершиться гнусному насилию мешает эффектное появление Терина на пороге.
   Тубероза же, увидев чернокнижника пред своими вытаращенными от страсти очами, забывает обо мне и думать. Даже не понимаю, обрадовалась она однокурснику или испугалась. Во всяком случае, тянуться руками к тому, что я предпочел бы использовать по отношению к другим лицам, она прекращает.
   Пользуясь ее замешательством Терин, сделав пару элегантных жестов, превращает нашу прыткую дамочку в лягушку и традиционно отправляет ее к Мерлину, авось последний обнаружит себя где-нибудь за тридевять земель и снизойдет в своей милости к бедному любвеобильному земноводному.
   Я же, стряхнув с себя эту противную живность, делаю вид, что ничего такого и не случилось, и даже приоткрываю перед лягушкой дверь, намекая тем самым, что ей пора отправляться к полулегендарному волшебнику немедленно. Тубероза покорно ушлепывает по коридору.
   - Ну, - говорит чернокнижник, задумчиво глядя вслед лягушке, - не переживай. Я тоже с ней спал.
   - Я не спал! - возмущаюсь я.
   - Так потому что я вовремя успел, - парирует некромант, и я ему верю.
  
   Дуся
  
   Решение, что делать, пришло как-то самой собой. Выскочила я из портала, смотрю, ну точно, он самый - дворец зулкибарский! Уже практически дом родной. А дома, как известно, и стены помогают. В моем случае не совсем стены, а настенные украшения. Это у меня уже в привычку вошло - использовать их в качестве вспомогательных приспособлений. Схватила я сабельку со стены, махнула. Не иначе, как с перепугу у меня такая реакция бешеная и сообразительность обнаружились. Отсекла я себе косу, и портал захлопнулся.
   Ну вот, была коса до колен, стала до пояса. Ну, или немного покороче. Ой, мамочки, жалко-то как! Села я там, где стояла, волосики эти коротенькие на лицо свисают, непривычно, будто не волос, а головы лишилась. Не выдержала я и заревела. Сижу, значит, рыдаю, слышу, ласковый такой и до зубовного скрежета знакомый голосок:
   - Что ты плачешь, красавица? Обидел кто?
   - Я сама, кого хочешь, обижу, - давясь соплями, отвечаю я.
   - Дуся!
   Ну, надо же, какое счастье. Узнало-таки меня высочество зулкибарское.
   - Привет, Вальдор, - буркнула я, утирая сопли и вставая с пола. Не хватало еще рыдать тут перед ним.
   - Дусь, а что с косой твоей? - сочувственно спросил принц.
   Хотела я гадость какую-нибудь сказать, но так мне себя жалко стало, что я опять расплакалась. Вальдор прифигел от этого дела и даже обнял меня. Ах, какая честь! Стою, рыдаю на груди у наследного принца. Видать, сильно его мои слезы впечатлили, даже по спине меня осторожненько так погладил.
   - Дульсинея!
   Я на мгновение плакать перестала. Надо же! Терин узнал меня со спины, даже несмотря на некачественно обрубленные волосенки.
   - Вот. Рыдает, - зачем-то объяснил очевидные вещи Вальдор и, не скрывая вздоха облегчения, передал страдающую меня в руки Терина.
   Ну, я и у него на груди порыдала. Правда, недолго.
   - Дульсинея, Вам идет новая прическа, - спокойно, будто я только что из парикмахерской вышла, проговорил Терин, погладил меня по заметно укороченным волосам, а попутно и слезы мне вытер. - Не хотите, Дуся, рассказать, что с Вами было?
   Вот смотрю я на него и думаю - он специально мне выкает или это у него непроизвольно, на подсознательном уровне, получается?
   - Хочу, Теринчик! Очень хочу. Только не рассказать, а наподдать тебе, как следует, за все хорошее!
   - Вы намекаете, что в Ваших неприятностях виноват я?
   - Конечно, а кто же еще? Если бы ты ко мне мыша этого недобитого не прислал, то и не было бы у меня никаких неприятностей.
   - Довольно! - вмешался Вальдор. - Хватит меня мышью, а также всякой другой гадостью называть. Мне, дорогая моя невеста, чтоб ты знала, слышать подобное обидно и неприятно.
   Терин меня тут же отпустил и каменное лицо сделал. Ну, отпустил и ладно. Спасибо, что хоть не отпрыгнул от меня на пионерское расстояние, а так и остался рядом стоять. Я сделала вид, что мне все это абсолютно безразлично и предложила:
   - Рассказывайте, чем без меня занимались? Какие подвиги совершили?
   - Да вот, маг наш недолеченый Мадлону в крысу превратил. У него странная тяга к грызунам.
   - Вальдор вот волшебницу Туберозу соблазнил... почти.
   - Я-то почти! - парировал принц, - а кое-кто с этой шваброй спал.
   - Давно, - уточнил маг.
   - А что, давно она была красавицей? - очень искренне удивился Вальдор.
   - Нет. Это я в Вашем возрасте, принц, был смелее.
   - Именно поэтому ты стал венерологом?
   - Ребята! - здесь я решила, что пора вмешаться. - Это все, конечно, безумно интересно, но я не понимаю, зачем вы вообще полезли к этой тетке? Я ее видела, она страшная, как не знаю кто. Ладно, Терин - давно. Но ты, Вальдор, зачем полез к ней сегодня? Не мог кого-нибудь посимпатичнее найти?
   - Терин, значит, ладно, а я не ладно? Я у нас просто умственно неполноценный и сексуально озабоченный! - психанул принц. - Дуська, что вообще за глупость тебе в голову пришла? Отвлекал я ее! Понимаешь? Отвлекал! Могу по слогам сказать, если надо. Я вот отвлекал, а Терин ее в лягушку превращал. Мерзкое такое земноводное получилось. На редкость.
   - Ну вот, а говоришь, что он всех в грызунов, а оказывается еще и в лягушек, - удовлетворенно подвела я итог и выразила уместное любопытство. - А чего вы вообще на этих теток напали?
   - Мы Совет таким образом проредить решили, - жизнерадостно объяснил Вальдор. - Вот, Терин на место Главы метит, честолюбивый наш!
   - Всем стоять!
   Это сказал некто посторонний, и мы все втроем дружненько вздрогнули от неожиданности.
   Ага, пока мы тут фигней занимались, ну там встрече радовались и так далее, этот дедок подкрался незаметно и теперь вот стоит, направив на нас... ой, мамочки! Я бесконечно люблю свой тапок! Уж лучше тапок, чем вот такое. Представьте себе - стоит убеленный сединами дед, согнутый и скрюченный и недрогнувшей рукой угрожает нам рогаткой. Самой настоящей, добротно так сделанной из подручных средств, мечтой моего детства - рогаткой. Да, это было бы смешно, если бы не было понятно, что дедок - предметник, и рогатка у него не для смеха в нашу сторону рожками вперед направлена.
   - Я так и подозревал, что неспроста на дворцовой кухне "призрак" Вальдора завелся, - дед укоризненно покачал головой. - Стыдно, Ваше Высочество, пугать до обморока пожилых кухарок.
   - А сами-то что на кухне делали среди ночи, господин волшебник? Поесть захотелось? - любезно поинтересовался Вальдор. - Или к пожилой кухарке наведаться решили?
   Я захихикала. Появилось непреодолимое желание тоже что-нибудь приятное дедушке с рогаткой сказать.
   - Дуся, молчи и не двигайся, - тихо, практически беззвучно, прошептал Терин, сжав мои плечи. Мне показалось, или он, действительно, испугался? Испугался деда с рогаткой!
   - А ты говорил, что он безобидный, - прошептал принц.
   Терин хмыкнул:
   - Ошибался.
   - Вижу, ты понял, какое заклятие я на вас троих сплел, пока вы тут этой ведьме сопли вытирали и всякой ерундой занимались. Ай-яй-яй! Терин Эрраде, ну почему я не удивлен твоим поведением? - заявил старый маг.
   - Ты забыл добавить Кайвус Третий, - разве что не похихикивая подсказал принц, лучезарно улыбнулся и так захлопал ресничками, что я чуть не легла от смеха. Наверно, у фрейлин научился такую наивную морду лица делать.
   Дед бросил на него недоуменный взгляд, пожал плечами и продолжил:
   - От дурной наследственности никуда не денешься, хоть ты сто раз закончи магическую школу. Вы - Эрраде, как были властолюбцами и лентяями, так и остались. Даже ты, талантливый маг, не смог держать себя в узде, к власти тебя потянуло!
   - Захватить власть и навести порядок в погрязшем в интригах Совете чародеев - это разные вещи, - возразил Терин и попытался отпихнуть меня к себе за спину, но я уперлась и отпихиваться категорически не желала.
   - Не глупи, мальчик мой, - дедок заметил попытки Терина. - Даже если ты спрячешь ее себе за спину, мое заклятие достанет и там. Сначала пробив тебя. Это будет так романтично - погибнуть вдвоем от одного удара... я так и не понял, чья она все-таки невеста? Впрочем, это сейчас не важно. Сейчас ты, Терин, снимешь чары с Мадлоны и Тубирозы. К сожалению, я еще не выяснил, куда вы дели Таурисара, но это вопрос времени.
   - Советник Тоури, Вы кажется, пытаетесь собрать в кучу самых ценных членов Совета? - в голосе Терина была явная насмешка. - Боитесь, что оставшиеся не осмелятся проголосовать против меня?
   - Я всегда считал, что негоже было затевать этот глупый эксперимент и разрешать магам правителями быть. Терин, ты сам видел итог. Твоя семья забросила магию, все ваши так называемые "специалисты" ничего сложнее бытовых заклинаний не знают и не хотят знать. Ты - исключение. Скажи спасибо своей мудрой бабушке, которая настояла на твоем обучении в магической школе. И, как я уже говорил, дурная кровь все-таки взяла свое. Ты, отличный маг, но рвешься к власти.
   - Я просто хочу, чтобы у Совета появился Глава. При чем тут тяга к власти? - сухо спросил Терин. - Совет уже более ста лет обезглавлен. С какой целью он создавался? С целью содержать кучку зажравшихся слабеньких магов?
   - О чем ты говоришь? Ну да, у Совета нет Главы, но это недоразумение, небольшая заминка, и...
   - Сто лет! Да, это небольшая такая заминочка. Даже незаметно совсем, - прокомментировал Вальдор.
  
   Вальдор
  
   Ну и что теперь коситься на меня, как на первого врага государства? Я всего лишь озвучил общее мнение. Что самое забавное, крайне недружелюбный взгляд мне подарил не только бешеный старичок, но и Терин. Мол, куда ты лезешь, недотепа, в наши волшебные дела? И что они постоянно меня недооценивают? Будто я всю жизнь свою провел, бездельничая и наслаждаясь. Да мне свободу, и то относительную, года два как дали. А так, сколько себя помню - верховая езда, фехтование, кулачный бой, словесность, история, искусство управления, психология, философия, языки и т.д. и т.п. Я же наследник престола, в меня же с младенчества вколачивали все, что могло только в меня влезть. В том числе, и основы магических искусств. Таланта к чародейству у меня ноль, разве что к эмпатии немного, но вот узнавать основные пассы и выражения, иметь представление о принципах их построения, историю магии знать, в конце концов, я был обязан. Допустим, некоторые пробелы у меня имеются, но я же не дурак!
   И я в общих чертах понимаю, что у моих двоих сотоварищей перед этим Тоури шансов сейчас нет. Не успеет Терин сплести заклинание, если я ему не помогу, а Дуся... Был бы у Дуси тапок, можно было бы еще о чем-то думать. А тапка нет. Да и с меткостью у нее проблемы. Еще попала бы куда-нибудь, к примеру, в меня. Бегал бы я тут тараканом. Нет уж, увольте!
   Короче, надо брать огонь на себя. Тем более, что Тоури явно меня провоцирует.
   - А Вы, молодой человек, - с ехидцей в голосе произносит он, - помолчали бы. Что у Вас за странная любовь к государственному преступнику образовалась? Давно ли Вы у трона в ошейнике сидели, как собака?
   Я? Собака? Ну, все. Пора начинать злиться.
   - Вы с кем разговариваете, Тоури?
   Надменный тон. Угроза во взгляде. Шаг вперед.
   - Я? С наглым самовлюбленным мальчишкой, которому все еще мнится, будто он что-то из себя представляет! - парирует маг.
   - Мальчишке мнится, - рычу я, - что вскоре он станет королем, и выметет всякую мразь из своей страны.
   Еще полшага.
   - Терин, - говорит старик, скорчив наглую мину на своей и без того противной физиономии, - держи своего дворняжку на привязи.
   О, теперь я, кажется, начинаю злиться. А не надо бы. С другой стороны, гнев на моем лице будет выглядеть вполне естественно.
   - Да как ты смеешь?! - ору я, быстро делаю еще один шаг к магу, замахиваюсь, будто хочу ударить его по физиономии, он отшатывается, но бью я его по другой руке, в которой рогатка. И уже в последнюю секунду понимаю, что зацепит меня, по касательной, но зацепит. Но поздно уже что-либо делать. Умру я, видимо, молодым.
  

Глава 19

   Дуся
  
   И что на него нашло? Зачем кинулся отвлекать этого старого пня? Лежит вот теперь, герой поверженный у той самой стеночки, к которой отлетел, и по которой так красиво и медленно стек, как в кино прямо. И я тоже хороша! Тоже как в кино, с визгом бросилась к герою этому, голову его на коленки себе водрузила, сижу, страдаю и даже не смотрю, что там с брюнетом моей мечты происходит - побеждает он Тоури или нет?
   - Вальдорчик, ты только не умирай, миленький!
   Он меня, конечно же, не услышал, он в состоянии блаженного покоя пребывал, то есть без сознания. И что я могла в этой ситуации сделать? А ничего. Вот сидела, как дура, по голове его гладила и причитала всякие глупости о том, что ему такому молодому и красивому умирать еще рано и что вообще, не имеет он права умереть, а то я, на правах невесты, его с того света достану и по морде тапком надаю. И вообще, я даже готова полюбить его, если он сейчас совершит свой главный в жизни  подвиг и не умрет.
  
   Вальдор
  
   Я жив или не очень? Полежу-ка я немного, подумаю. Герой я, в конце концов, или не герой? Может даже и павший, если я сейчас в чем-то ошибаюсь. Может, меня уже загробный мир принять готовится. Осталось дождаться только его полномочного представителя. Не могу же я сам идти? Принц я, в конце концов, или не принц? Не дворняжка же, в самом деле?
   Что это там за странные завывания на заднем плане?
   М-да. Либо я совсем жив, и это Дуся рядом эти противные звуки производит. Либо я мертв, и опять-таки, рядом Дуся, но уже тоже на дороге в мир иной. А что тогда носом хлюпать?
   Глаза не открою ни за что. Интересно.
   - Вальдорчик, ты только не умирай, миленький!
   Как выразительно это прозвучало. Можно подумать, скучать по мне будет. Ничего, Дуся, придешь на мою могилку, чуть было не сказал безымянную, но так тоже не получится. Цветочки принесешь... Дусь, ты учти, от нарциссов я чихать начинаю. Хотя, какая разница? Мне и чихать-то нечем будет. С другой стороны, Терин же у нас некромант. Вытащит меня на свет, а там хоть обчихайся.
   - Ты ж молодой такой и красивый, ну зачем же ты так?
   Ну, наконец-то, меня назвали красивым. Много же времени ей понадобилось, чтобы признать эту очевидную истину.
   - Как же я буду без тебя?
   А я-то ей зачем? У нее вон, есть персональный чернокнижник. С другой стороны, у мага этого, судя по его поведению, явная тяга к самоубийству в последнее время образовалась. Так что останется Дуся в скором времени дважды вдовой.
   - Ты не можешь! Не можешь умереть! Я же тебя на том свете достану. Я же тапком тебе по морде твой наглой надаю и обратно вернуться заставлю.
   Нет, я могу упокоиться с миром или нет? Ну что сразу по морде-то? Ага, с помощью Терина вылезаю я такой слегка облезлый из могилки, а там уже Дуся. С тапком. И бриллиантами меня по подгнившей морде хрясь-хрясь!
   - Дуся, хватит, я не железный! Я от смеха скончаюсь! - кричу я и открываю глаза. В самом деле, разве так причитают над павшими героями?
  
   Дуся
  
   - Дуся, хватит, я не железный! Я от смеха скончаюсь!
   Нет, ну вот как это понимать? Интересно, как давно он пришел в сознание и мои причитания слушает? А потом до меня дошло, что в зале потрясающая тишина стоит. Ой, мамочки! Это получается, Терин избавился от старикашки этого и тоже слушает, что я тут попискиваю женишку своему ненаглядному.
   Кхм... веселенькая ситуация. У Терина морда каменная сделалась, Вальдор от смеха корчится, а я сижу, как дура последняя, и не знаю, что сказать. Ну, а что скажешь-то тут? Да, я девушка эмоциональная, я думала, что умирает принц этот недобитый, вот и расчувствовалась.
   - Ладно, мальчики, - пробормотала я, спихнув голову хихикающего Вальдора со своих колен. - Вы тут как-нибудь сами, а я пойду тапок свой поищу.
   На этом я хотела по-быстрому сбежать, но Терин меня остановил.
   - Дульсинея, Вам известно местонахождение Вашего магического предмета?
   Ну вот, тормознул, так тормознул. Можно сказать, убил в прыжке. Во-первых, я не знаю, где находится мой тапок. И, как следствие, во-вторых, бежать мне теперь вроде как некуда и незачем. Но хочется-то как!
   - Ладно, Дусь, не смущайся, я оценил и польщен, - заявила эта морда, принц этот, мать его за ногу, принимая сидячее положение.
   - Что прикалываешься, да? Ну-ну, прикалывайся, давай. Сволочь ты неблагодарная! Я думала, ты умираешь, а ты тут лежал, ржал надо мной!
   - Нет, Дусь, очень трогательно было. Правда.
   Я покосилась на Терина. Да, судя по его заледеневшей физиономии, это, действительно, было трогательно. Вон как его беднягу тронуло, до сих пор в себя придти не может. Если бы я его не знала, как облупленного, точно поверила бы, что ревнует.
   - Дульсинея, Вы знаете, где находятся покои Таурисара?
   Ни фига себе вопросики задает брюнет моей мечты!
   - Это откуда я, по-твоему, должна знать, где эта истерическая задница жила? Ты это о чем подумал? Ты думаешь, я тут, чем занималась все эти дни? Да, ты гад просто, Терин! Что за мерзкие мысли у тебя в голове живут? То я магов коллекционирую, а теперь вот, пожалуйста - по покоям всяких посторонних мужиков шастаю. Ах да, как же я забыть могла, он же тоже маг! Стало быть, исключительно для пополнения своей коллекции я к нему ходила.
   Вальдор, уже не сдерживаясь, взвыл от смеха.
   - Дуся, Вы меня не так поняли! - кажется, Терин даже испугался слегка оттого, что я так сильно возмутилась. То-то же! Будет знать, как подозревать меня во всяких непристойностях.
   - А как в таком случае тебя понимать, срака ты волшебная?
   - Нам доподлинно известно, что Таурисар у себя прятал Ваш магический предмет. Искать нужно у него в покоях.
   - А, ну так бы сразу и сказал
   Вальдор проржался, деликатно так кашлянул и осведомился:
   - Господа не желают у хозяина дворца поинтересоваться, где этот маг неуравновешенный обитал?
   Мы с Терином в едином порыве одарили принца зверскими взглядами. И чего он раньше молчал? Слушал, как мы тут препираемся, ржал и всячески наслаждался, гад такой! Нет, чтобы сразу сказать, что проводить нас туда может.
   - Знаешь, Валь, когда я научусь, как следует, пользоваться тапком, я тебя во что-нибудь неприятное превращу, - задумчиво пообещала я.
   - Это будет государственным преступлением, Дусенька, - оповестил меня принц, поднимаясь с пола. - Прошу за мной, господа... хм... волшебники.
  
   Дуся
  
   У Таурисара оказались ничего себе так покои. Намного роскошнее моих.
   - Это почему это у него шикарнее, чем у меня? - не удержавшись, возмутилась я. - Невесту принца могли бы и получше разместить!
   Вообще-то мне надо было думать, прежде чем такие вещи говорить. Терин, который вроде бы повеселел в последние минут пять, опять сделался весь такой из себя каменный и мрачный, да и Вальдор как-то нерадостно на мое упоминание о том, чья я невеста, среагировал.
   Да собственно и мне не с чего радоваться. Надо мной все еще висит угроза угодить в жены к блондину не моей мечты. И я сама же своим дурным языком расстраиваю брюнета своей мечты... Или не расстраиваю? Конечно, нет! Я его не расстраиваю, я его дразню.
   Шмон в апартаментах без вести сгинувшего Таурисара мы навели приличный. Ну, то есть, конечно, точнее будет сказать, что шмон мы навели неприличный - перевернули все, что можно и не можно. Тапок обнаружился в таком месте, что я даже умилилась. Нашел его Вальдор.
   - Дусенька, а Таурисарчик оказывается, так трогательно к тебе относился! - воскликнул принц. - Вот, даже предмет твой магический под подушкой хранил.
   - Ну, так это понятно. Он же тебе не хухры-мухры, он в отцы моих детей напрашивался, - бодренько отозвалась я и отобрала у Вальдора тапок.
   - Дульсинея, это правда?
   Голос у Терина, когда он задал этот вопрос, был такой заледеневший, что не передать словами.
   - Что правда? - невинно хлопая ресницами, спросила я.
   - Значит, Мадлона не лгала, этот... Таурисар Вас домогался?
   - Да ну, Терин, а по лицу ты волшебнице, как видно, исключительно из любви к искусству ударил, - ввернул Вальдор. -  А так ты совсем не поверил!
   - Терин, женщин бить некрасиво, - пожурила я и объяснила, - вообще-то Таурисику не я нужна была, а тот, кто смог бы управлять артефактом. Например, ребенок мой. Вот даже ошейником покорности мне угрожал... эй, Терин, ты чего бледнеешь-то? Ой, прелесть какая! Я прямо-таки таю, когда у тебя глаза загораются! Кхм... Валь, что это с ним?
   - Переживает твой Терин, - посмеиваясь, объяснил принц.
   - Так чего переживать-то? - озадачилась я. - Ничего же не случилось.
   - Вы, Дульсинея, зря его в ином мире оставили, - процедил маг. - Не откроете ли мне портал туда?
   - А я не помню, как, - соврала я.
   Не хватало мне еще, чтобы Терин совался в эту жопу мира из-за какого-то психованного колдунишки!
   - Очень жаль, - прорычал Терин.
   - Да ладно тебе, твоя Дуся жива и невредима, вот же скачет, как лошадь, - утешил Вальдор.
   Хотела я ему какую-нибудь гадость сказать, но маг меня нагло перебил:
   - Может быть, хозяин дворца в курсе, где остальные волшебники разместились?
   - Хозяин в курсе, - благосклонно отозвался Вальдор.
   - Не лопни от осознания собственной важности, индюк набитый, - я все-таки ввернула полагающуюся ему гадость.
   Терин бросил на меня укоризненный взгляд и обратился к принцу:
   - Надо найти Гамоса. Это последний из членов Совета, которые находились во дворце.
   - Этого найти будет нетрудно, он требовал, чтобы его разместили поближе к несравненной Тубирозе.
   На этом месте Вальдор не выдержал и опять заржал. Я вдруг поняла, что терпеть ненавижу этот его дурацкий ржач. Непонятно становится - то ли это принц, то ли конь его передо мной гарцует. Я бы ему об этом сказала, но тут Терин предложил нам поторопиться, пока не рассвело, и дворец со всеми его обитателями не проснулся.
   Искомый нами Гамос мирно почивал в своей кровати и не оказал никакого сопротивления, когда Терин врезал по нему легоньким оглушающим заклятием.
   Наблюдая, как мои мужчины тщательно затыкают ему рот и привязывают к кровати, я сделала логичный вывод:
   - Словесник. Пытать будем.
   - Дульсинея, мне известны Ваши таланты по обращению с привязанными к кровати магами, - холодно произнес Терин, - но, к Вашему разочарованию, нет, пытать мы его не будем.
   Вальдор насмешливо зафыркал. Мне показалось, или этот некромант недолеченный действительно в мой адрес ехидничает? А он, как ни в чем, ни бывало, продолжал свои рассуждения:
   - Это самый молодой из членов Совета, попробуем убедить его перейти на нашу сторону. Жаль, что он словесник, и в диалог с ним вступить будет сложновато.
   - Ничего, достаточно того, что он слышать будет, что мы ему скажем, - уверенно сказал Вальдор.
   - А что, принцев учат убеждать пленных? - поинтересовалась я.
   - Дуся, не задавай глупых вопросов, иди лучше с тапком своим поиграй, что ли, - душевно так предложил в ответ принц.
   Убью гада!
  
   Вальдор
  
   Я все еще не могу успокоиться и потому время от времени подхихикиваю. И когда это красавица наша успела мага к кровати привязать? И чем она, интересно, его пытала? Возьми меня, Терин, не то так и буду голая перед тобой танцевать? Интересно, не после этого ли эпизода он ко мне плакать прибегал и руку повредил? Вот так, чернокнижник, взрослые игры - они до добра не доводят. Один раз позволил себя привязать, и все, прощай, корона.
   Дульсинея косится на меня с подозрением. Я старательно отвожу взгляд.
   Терин покровительственно усмехается и идет к плененному нами члену Совета.
   - Гамос, - вкрадчиво произносит наш чернокнижник, - не бойтесь нас. Мы вынуждены были связать Вас в основном потому, что сами опасаемся. Мы просто хотим поговорить. Кивните нам, если Вы согласны.
   Гамос отрицательно качает головой. Терин злится. Дуся хихикает. Я вздыхаю.
   - Отстань, - говорю, - от человека. Дай я сам с ним пообщаюсь.
   Терин переводит взгляд на Дусю. Та недоуменно хлопает ресницами, после чего чернокнижник молча отходит в сторону.
   - Вот что, друг, - заявляю, присаживаясь на стул рядом с кроватью. - По большому счету мне все равно, согласишься ты с нами общаться или нет. Моя неприязнь к магам известна широко. То, что я сейчас имею дело с этим Эрраде - мера вынужденная. Мы ведь с тобой ровесники. Так?
   Маг неуверенно кивает.
   - Тогда ты должен меня понять. Мне эти все ваши фокусы, в результате которых ограничивается моя свобода, давно уже надоели. И, если честно, я даже в действенность контракта не верю. Как показала практика, правильно делаю, что не верю, его условия легко можно обойти. Ты в курсе ведь, как это произошло с чернокнижником? Да?
   Снова кивает.
   - Так вот, Гамос, ты словесник, ты умный, опытный маг, и прекрасно понимаешь, почему мы тебя связали. Так ведь?
   Гамос вздыхает и ненадолго прикрывает глаза.
   Слышу за плечами сопение.
   - А поскольку ситуация у нас сложная, мы никак не можем тебя отпустить. Верно ведь? Ну, прости, что я тебя не освободил, не могу, но я очень хотел бы видеть твою реакцию. Ведь ты понимаешь, почему мы не можем тебя отпустить? Кивни мне.
   Волшебник вздыхает. Глаза у него делаются грустные-грустные. Он снова делает вздох и кивает.
   - Ты понимаешь. Это славно. Гамос, ты еще не знаешь о том, что на данный момент исчезли уже пять членов Совета. Пять не самых слабых мага, Гамос. Понимаешь, о чем я?
   Грустное хлюпанье носом.
   - Да, это сделали мы. Дукуса убил я. Я просто снес ему голову мечом. И его голова долго катилась по полу. Такой, знаешь, звук: тук-тук, тук-тук.
   Квадратные глаза.
   - Мадлону Терин превратил в крысу с совершенно невероятными условиями освобождения. Он послал ее к Мерлину, запретив при этом разговаривать, ты можешь себе это представить?
   У парня на глаза наворачиваются слезы.
   Где-то за спиной я слышу насмешливое фырканье, но старательно его игнорирую. С этими фыркающими я потом разберусь.
   - Так вот, - продолжаю, - а Таурисара Дуся отправила через портал. Ты же знаешь, что она умеет открывать порталы? Что, не знаешь? Ну, она же дочь советника Абрама, посмотри на ее глаза, и артефакт у нее есть. Повелитель порталов. Слышал про такой? Так вот, Таурисара она отправила через портал в какой-то ужасный мир. Она сама боится об этом вспоминать.
   Фырканье становится отчетливее. Убью, заразу. Но позже. Вернее, обоих зараз я убью, потому что они по очереди фыркают.
   - Я не буду рассказывать тебе подробности того, что стало с еще двумя членами вашей милой компании. Скажу только, что мы вынуждены были это сделать, они на нас напали. Некоторые члены Совета, Гамос, я думаю, ты об этом не знал, решили захватить власть в моем королевстве, да, пожалуй, и во всем мире тоже. Они, все же, пришли к выводу о том, что маги могут править, и хотели в корне поменять мироустройство. Не отдельно взятый маг, вроде нашего Терина, а маги все, вообще. Дуся, что там за шум, иди, проверь! Так вот, Гамос, Тоури пытался меня убить. Меня, наследного принца Зулкибара. Ты думаешь, это правильно?
   Взгляд у мага становится каким-то туповатым. Он, по-моему, уже не в состоянии отслеживать, куда это я веду.
   - Но, Гамос! - патетически восклицаю я, - разве Совет был создан для этого? Он ведь призван был следить за соблюдением баланса. И он же это правило нарушает.
   Глаза волшебника становятся совсем уж непонимающими.
   - Гамос, дорогой, - произношу я, старательно придавая голосу всю мягкость, на которую я способен, - проблема в том, что у нас сейчас есть лишь два пути: убить тебя или придумать что-нибудь гораздо худшее, чем смерть. Эти два человека на это способны. Вот, Дульсинея, например, специализируется на пытках магов, привязанных к кровати. Ее в родном мире этому по специальной программе обучали. А про Терина я вообще промолчу, ты и сам знаешь, на что этот зверь способен.
   За спиной слышу возмущенное сопение и приглушенное рычание. Сами напросились, вот и получайте, гады, камень, который я держал за пазухой Нечего отвлекать меня посторонними звуками.
   - Поэтому и у тебя выбор такой: либо ты помогаешь нам сохранить равновесие, либо мы тебя убиваем. Впрочем, могу предложить и третий вариант - эти два крайне жестоких волшебника, поверь мне Гамос, это так, сами придумывают, что с тобой делать, а это может быть, что угодно. Моей фантазии не хватает. Наша миссия, Гамос, не может обойтись без жертв. Ну что, я снимаю с тебя повязку?
   Гамос ошарашено кивает.
   Медленно вытаскиваю кляп у него изо рта.
   - Я... - говорит Гамос, отплевавшись, - все понял. Не хочу к Мерлину и деву эту в свою кровать не хочу. Что я должен делать?
   - Колдовать не будешь? - с угрозой в голосе спрашивает Дуся и демонстративно взмахивает тапком.
   - Н-нет, - отвечает пленный маг, косясь на нее с испугом.
   Перевожу взгляд на Терина. Тот стоит, уткнувшись лбом в стену, и мелко вздрагивает. Смеется, гад. Ну ладно, я не гордый. Отомщу и забуду.
   - Тук-тук! - произносит Дуся, глядя на меня с этаким заговорщицким выражением на лице. - Тук-тук.
   Пленник нервно вздрагивает, а чернокнижник издает болезненный стон.
   - Терин, - строго говорю я, - объясни Гамосу, что он должен сделать.
   Пойти, что ли, еще что-нибудь перекусить?
  
   Дуся
  
   Пока Терин разъяснял этому запуганному мальчику, что от него требуется, я нежненько так взяла Вальдора за локоток, отвела в сторонку и мстительно шлепнула его по уху. На этот раз он не успел уклониться или поймать мою руку. Шлепок был смачный. Вряд ли ему было очень больно, но вот обидно, это уж точно.
   - Дуська, ты что делаешь? - зашипел он.
   - А ты? - обиженно буркнула я. - Что за гадости ты про нас наговорил? Я, может быть, девочка нежная и обиделась. Следовательно, имею право на оплеуху.
   - Я сейчас нежным мальчиком стану и тоже воспользуюсь своим правом на оплеуху, - пригрозил Вальдор и сменил тему. - Что за шум в коридоре был? Ты проверила?
   - Да, пришлось! Чтобы не уронить твой авторитет в глазах этого парнишки выполнила команду, пошла и проверила, - объяснила я. - Стражник это... был.
   - Что значит был?
   - Ну, он того... не стражник теперь. Я его в таракана превратила.
   - Условия освобождения назначить не забыла?
   - Ой, а надо было? - растерялась я.
   - Дуся, чему только тебя Терин учил? Если ты превращаешь человека в животное, по правилам надо оставить ему шанс на обратное превращение.
   - Вообще-то он не животное, а насекомое. Без разницы, да? Ну... хм, - я задумалась. - А мож его тоже к Мерлину послать... за поцелуем?
   После того как я это сказала, мой тапок на мгновение засветился. Ой, мамочки! Вот так ляпнула! С перепугу такое вот условие стражнику создала. И как же бедный таракашечка до этого самого Мерлина доберется?
   - Валь, - пискнула я, - нам надо этого таракана найти!
   - Дульсинея, это Ваших рук дело, Вы можете его призвать и, если он еще жив, то появится перед Вами.
   Это сказал Терин. И когда только успел подкрасться и застыть позади меня? И опять он выкает. Что на этот раз я не так сделала?
   - Это нехорошо - всех подряд превращать в животных, - объяснил свое выкательное настроение Терин. - Вы нарушаете кодекс чести волшебников, Дульсинея.
   - А кто-нибудь потрудился мне про этот кодекс чести рассказать? - я решила, что лучшая защита - это нападение и завозмущалась. - Я что, по-твоему, по умолчанию должна знать всякие эти ваши кодексы? А сразу мне объяснить слабо было, да?
   - Простите, это мое упущение, - покаялся Терин.
   - Ладно уж, так и быть, прощаю, - снисходительно буркнула я, - рассказывай, как его призвать. Жалко же парня! Он не виноват, что не вовремя по коридору шел.
   - Просто призовите его, Дульсинея.
   Да уж! Очень внятное объяснение. Ну и я призвала. Просто. Махнула тапком и... Терин еле успел поймать несчастного таракана, который почти свалился мне на голову.
   - Вот, возьмите, Дульсинея.
   И Терин протянул мне это насекомое. Фу! Нет, я тараканов не боюсь, но не горю желанием брать их в руки.
   Ситуацию спас Вальдор - нашел какую-то коробочку и предложил поселить стражника там до лучших времен. То есть до тех пор, пока мы со своими проблемами не разберемся, и у меня не появится время разыскать Мерлина и убедить его чмокнуть в мордочку таракана. Да, условия снятия заклятия необратимые, это такое правило. И я сама себе по своей собственной глупости создала проблему. Ох, пошлет меня этот Мерлин в далекие дали с моим предложением таракана поцеловать.
   - Бедняга ты, - посочувствовала я таракану, который, уныло шевеля усами, самостоятельно перебрался с ладони Терина в подставленную коробочку.
   - Спрячь куда-нибудь, - распорядился Вальдор. - И не забывай его кормить.
   - Чем? - растерялась я, засовывая этот тараканий домик в карман.
   Принц бросил на меня такой взгляд, что ответ, который вертелся у него на языке, стал очевиден.
   - Не думаю, что он будет это есть, - проворчала я, - он же не муха навозная.
  
   Вальдор
  
   Следующего по очереди мага мы отлавливали специфичным образом. Поскольку Терин перемещаться пока побаивался, не будучи уверенным в том, что заклинание Дукуса иссякло, а я владею лишь одним способом обезвреживания магов - мечом под ребра или по другим жизненно важным органам, отправить к магу решили Дусю.
   Волшебник этот обитал неподалеку - примерно в дне пути от столицы. Строго говоря, это была уже территория соседнего государства - Муриции. Впрочем, дружественного теперь Зулкибару государства
   Мага звали Журес. И был он, как и Гамос, словесником. Слыл человеком невредным, нелюдимым, неопасным. Но про Тоури Терин тоже что-то подобное говорил. А потому Дусю он строжайшим образом проинструктировал - в бой не вступать, не скандалить, на разборки международного масштаба не напрашиваться. Обезвредить мага и быстренько телепортироваться с ним обратно, благо в уже известные места она перемещаться может.
   Дуся поворчала немного ради приличия и пошла гардероб свой в сундук укладывать. Мол, поездка предстоит долгая - аж двадцать часов в карете, мало ли что. Да и ладно, лишь бы тапок не забыла.
  
   Дуся
  
   Вот так всегда! Как привязанный к кровати молодой мужчина, так с ним Вальдор разбирается. А как куда-то бежать, так сразу вот про Дусю вспомнили. Я еще понимаю, если бы все просто было - села в самолет и на месте. Так нет же! Никаких самолетов тут не водится, тут только кареты есть. Да и то - нам карету достать проблема. Мы же типа в подполье, так что из королевских конюшен не возьмешь. Вальдор мне ехидненько так посоветовал продать бриллиантик с тапка, его как раз хватит на покупку кареты вместе с лошадьми и кучером. Я сделала вид, что не поняла его тонкого намека на то, в какую огромную сумму королевской казне обошлись мои брюлики, и продавать хоть один камушек наотрез отказалась. Вальдор пытался настаивать.
   - К Горнорылу иди, - перебил Терин наши препирательства. - Скажешь, я послал. Он поможет тебе до Муриции добраться.
   - Карету даст? - по-своему поняла я.
   Терин в ответ неопределенно пожал плечами. Если бы я тогда знала, что это означает, вряд ли так легко согласилась бы. Но я не знала. Как дура последняя, собрала вещички в дорогу и с помощью тапка перенеслась к Горнорылу. У меня это легко получилось, ведь я уже была у него в доме и знала, куда телепортироваться.
   Кажется, суровый гномик мне не особо обрадовался. А я готова была сквозь пол провалиться от ужаса! Ну, кто же знал, что я застану в холле дома старейшины такую картину маслом - двух целующихся бородатых мужиков. Один из них определенно Горнорыл, второй, который на коленях у него сидел, мне незнаком был. Но от этого не легче! Достаточно одного Горнорыла и его секиры, чтобы мне отшибло память (вместе с головой) и я никому не смогла рассказать, что здесь увидела.
   - Мама! - только и смогла пискнуть я, в панике пытаясь сообразить, куда бы переместиться ну или, по крайней мере, куда бы глаза спрятать и как бы притвориться, что я ничего такого не видела.
   - Здравствуй, Дуся, - хмуро поприветствовал меня Горнорыл, нежно спихнул своего приятеля с колен и предложил. - Знакомься, это супруга моя, Аметиста.
   И как я могла забыть? Вальдор же говорил мне, что гномихи бородатые. А я-то тут себе напридумывала, не знаю что, и почти к смерти приготовилась. Мало ли, на что способен Горнорыл для защиты своей репутации.
   - Приятно познакомиться, - пролепетала я.
   - Это Дуся, невеста принца нашего, Вальдора, - представил меня Горнорыл.
   - Бедная девочка, - вместо "здрасти" пробасила гномиха и крепко пожала мне руку. - Как же тебя угораздило с таким пакостником связаться?
   - Судьба у меня такая, - печально промычала я и обратилась к старейшине. - Меня Терин прислал, помощь нужна.
   - Слышал я, что он из тюрьмы сбежал, и принц в тот же день пропал, - Горнорыл хитро прищурился. - Что-то подсказывает мне, что неспроста они одновременно сгинули.
   - Ну, так вместе же из дворца свалили, - не стала скрывать я и перешла к делу,- мне карета нужна.
   - А я тут причем? - удивился Горнорыл.
   - А это у Терина спросить надо, почему он решил, что ты причем-то и к тебе меня послал.
   Я начала злиться. Мало того, что испытала такой ужас нечеловеческий, так теперь еще этот гномик шлангом мне тут прикидывается. Ни причем он видите ли!
   - Что? Маг так и сказал - иди к Горнорылу за каретой? - уточнил гном.
   - Не совсем, - призналась я. - Сказал, что ты поможешь мне до Муриции добраться.
   - Это другое дело, - оживился гном. - Это Терин правильно решил ко мне тебя послать. Только переодеться бы тебе не мешало.
   Ну, вот не угодишь на обитателей этого мира! Пока я в джинсах ходила, мне не раз деликатно намекали, что принцевой невесте в таком виде не подобает разгуливать. Ну и вот, вырядилась я в платье, и что? Теперь мне говорят, что переодеться нужно. Чем гнома этот наряд не устраивает? Я, конечно, не так радую его гномьи глаза, как длиннобородая Аметиста в мешковатых штанах с оттянутыми коленками, но, все же, с какого перепугу я должна ему на радость переодеваться?
   - В платье неудобно на лодке будет, - не дожидаясь вопроса, объяснил Горнорыл.
   - Какая такая лодка? - растерялась я.
   - Так по подземной реке до Муриции поплывем.
   Я сглотнула комок, внезапно вставший в горле, и только какое-то чудо удержало меня от потока нецензурной брани. Такого поворота я не ожидала. В лодке! По реке! А меня, между прочим, на всех видах водного транспорта укачивает, как не знаю кого. Я убью Терина. И Вальдора за компанию.
   - Не грусти, детка, я это сделаю совершенно бесплатно.
   Будто это может меня утешить. Будто если бы он за это деньги брал, я бы с ним из своего кармана расплачивалась. У меня для этого жених есть.
   - Не понимаю, почему ты такая кислая? - подала голос Аметиста. - Прокатишься с ветерком, полюбуешься на красоты подземных тоннелей. Их наши предки, между прочим, собственноручно украшали и задаром мы по ним испокон веков никого не водили.
   Вот уж радость-то мне привалила! Нет, я ничего не имею против подземных тоннелей, тем более украшенных гномьими предками. Это было бы даже интересно, но, боюсь, что в лодке я буду не красотами любоваться, а висеть мордой за борт и прощаться с завтраком, обедом и ужином.
   - Тебе не во что переодеться? - по-своему поняла мое резко испортившееся настроение гномиха.
   - Дорогая, кажется, я знаю, в чем дело, - Горнорыл противненько заржал и открыл мой страшный секрет. - Ее укачивает!
   - Горнорыл, конем тебя и сверху пешкой, что смешного? - мое терпение закончилось, и я перешла на привычный крик. - Девушку укачивает, а он ржет, как конь ретивый!
   Горнорыл смех свой лошадиный оборвал и задумчиво погладил рукоять секиры, стоявшей у кресла. И что? Голову мне, что ли, снесет? А вот я его тапком по морде за то, что вздумал прикалываться надо мной. Не вижу в этом ничего смешного.
   - Я тебе гномьих сухарей в дорогу дам, они от морской болезни помогают.
   Ну, вот и славненько. Голову рубить мне никто не собирается. Проблема с морской болезнью решена. Осталось только переодеться и в путь.
  

Глава 20

   Вальдор
  
   - Что-то я устал, - выдохнул Терин, разваливаясь в кресле в дусиных покоях, давно уже ставших нашим штабом.
   - Руки плохо слушаются, - добавил он. - Тяжело.
   Меня ж терзает одна мысль, которую все не решаюсь озвучить. А потому хожу по комнате туда-сюда. Нервничаю.
   - Терин, - зову я.
   - Да?
   - Странные у нас с тобой взаимоотношения.
   - Да уж, - соглашается маг.
   - Ты мне доверяешь?
   Чародей переводит на мое лицо внимательный взгляд, и я впервые замечаю, что глаза у него - зеленые. Замечаю потому, что они стремительно темнеют.
   - Сложный вопрос, - произносит он после долгой паузы.
   - Зато ответ на него простой, - обиженно бурчу я, - так да или нет?
   Терин вздыхает.
   - Пожалуй, да.
   И закрывает глаза, мол, отстань, я утомился. Ничего, зайчик наш, сейчас отдохнешь. С размаху опускаю на его голову тяжелый серебряный подсвечник. У Дуси подсвечников этих много - она любит ярко освещенные помещения.
   Стащить мага с кресла на пол, связать ему руки за спиной полосами ткани, надранными из многострадальных Дусиных простыней, отобрать у бесчувственного Терина нож вместе с ножнами (попользовался и хватит!) - дело нескольких минут. Даже учитывая весьма своеобразный способ заматывания рук. Жестовик, все же, и неплохой.
   Лишь затем выглядываю в коридор и начинаю звать стражу. Долго, между прочим, зову. Но минут через пять (а пять минут - это очень долго!) перед моими глазами появляются три заспанных охранника.
   - Ваше высочество? - недоуменно интересуется один из них, намекая, вероятно, на то, что как-то странно я здесь появился.
   - Некогда! - отмахиваюсь я, - нужно срочно отвести чернокнижника к королю.
   И взглядом показываю на лежащего на полу Терина.
   - Это ж... - бормочет второй из бравых вояк, - это ж...
   - Да! Это маг-узурпатор, - злобно рычу я, - я его поймал! К Деларону его, немедленно!
   И отчего это мне все приходится повторять дважды?
   Стражники боязливо, будто перед ними не связанный волшебник, а крайне ядовитая и опасная гадина (где-то в глубине души я их понимаю) приближаются к магу.
   - А он не... - интересуется один из них.
   - Нет! - цежу я сквозь зубы. Надо будет серьезно поговорить с начальником дворцовой стражи о дисциплине. Очень серьезно. Похоже, его должность ему не нравится. Кажется, он страстно мечтает стать смотрителем рудников. Лет так на пятнадцать. Вместе с большей частью своего коллектива.
   Наконец, напуганные и удивленные стражи порядка аккуратно ставят чернокнижника на ноги. Терин открывает глаза. Взгляд у него обиженно-недоуменный. Сначала. Но недоумение быстро сменяется уже привычным мне высокомерием. Вот это другое дело. А то строит, понимаешь ли, невинную жертву, коварный наш и дважды уже побежденный.
   Король Деларон кушает. Кулуарненько, в малом обеденном зале вместе с подругой своей Брианной. Прислуживает им всего-то с пяток слуг, что свидетельствует о крайне интимной обстановке. Да, я ехидничаю. В конце концов, он мой отец. Имею право.
   Вхожу первым. Пусть будет сюрприз.
   - Здравствуй, папа.
   Отец, бедный, как жевал, так и замер с куском во рту.
   - Вальдор! - вскакивая  с места, радостно кричит Брианна. Ее грудь при этом призывно колышется. С трудом отвожу взгляд.
   - Обо всем - потом, - заявляю, - у меня есть кое-что для вас.
   И делаю стражникам условный знак, мол, заводите пленного.
   Через минуту перед столом, за которым восседает король, на коленях стоит связанный чернокнижник. Стоит и нагло ухмыляется, зараза.
   - Ваше величество, - говорит Терин, вежливо склоняя голову.
   Кусок выпадает у отца изо рта и валится ему на грудь, оставляя за собой некрасивые жирные пятна. Деларон переводит на меня изумленный взгляд.
   - Ты где был? - спрашивает он.
   - У меня были свои дела, - нахально, напрашиваясь на неприятности, отвечаю я. И тут же добавляю, - узурпаторов недобитых заказывали?
   Король издает нервный смешок, встает из-за стола и осторожно приближается к чернокнижнику. Терин глядит на него снизу вверх с веселым любопытством. Вероятно, королю это не нравится, потому что Деларон замахивается и бьет мага ладонью по лицу.
   - Наглый щенок! - шипит отец, собирается ударить еще раз, но я, проявляя крайнюю непочтительность, перехватываю руку короля в полете.
   - Не надо, папа. Он Эрраде, не унижай его.
   - Кто?! Вот Дукус, старый хрен, посоветовал мне ученичка! Тогда я просто его убью. Без всяких там ритуалов.
   Деларон начинает искать глазами оружие, я же, продолжая удерживать его за запястье, медленно проговариваю:
   - Ваше величество, я не для того тащил его сюда. Сначала выслушайте меня. А потом, если будет нужно, я сам его убью. На Ваших глазах. Хотите, извращенно-циничным способом.
   Отец хмыкает. Я тоже пытаюсь улыбнуться и кошусь при этом на Терина, на щеке которого все еще краснеет след от удара. В глазах мага растерянность и боль. Но вот выражение его лица начинает медленно меняться.
   Король глядит на меня, на мага, и вдруг весело фыркает. Понимаю, что смертоубийство пока откладывается, и разжимаю ладонь. Король возвращается к столу.
   - Ну, - говорит он, - сынок, я тебя слушаю.
   - Нет, отец, это я тебя слушаю. Членов Совета рядом нет. Так что ты можешь мне объяснить, в чем суть вашей договоренности.
   - Не твоего ума дела.
   - А ты уверен? Ты кому, стесняюсь спросить, страну оставить собираешься? Дукусу или Таурисару? А я - развлекайся, Вальдор, развлекайся? Пока жив!
   - Сейчас рано об этом говорить.
   - Да ну?! А мне кажется, поздно.
   - Вальдор, - рычит король, - ты забываешься!
   - Отец... Мне... в моем возрасте ты уже правил.
   - Не понимаю, какое отношение это имеет к чернокнижнику?
   - Прямое, - буркаю я, - Терин...
   Тут я собираюсь эффектным жестом указать на плененного мною мага, но жест мой замирает на полпути, потому что маг этот, кажется, изо всех сил сдерживается, чтобы не заржать. Странная реакция. Я его тут предаю изо всех сил, а он хихикнуть порывается.
   - Терин, - продолжаю я, - поможет нам избавиться от опеки Совета.
   Маг опускает лицо, якобы в знак смирения, но я-то понимаю, зачем - чтобы отец ехидство на морде этого недобитого не прочитал.
   - Сына, - с жалостью в голосе произносит отец, - а ты не напутал ли что? Я ж Совет позвал, чтобы с магом этим справиться.
   - Папа, - отвечаю, - если ты заключишь с Терином контракт, он вредить не сможет. А Совет не нужен сейчас ни нам, ни ему.
   - Сына, между нами, Совет обнаглел, конечно, но вести переговоры вот с этим...
   - Папа, вот этот всегда тебе нравился.
   - Да, но...
   - Не но, папа, а это логично.
   - Твой маг чуть Брианночку не убил!
   Перевожу взгляд на чернокнижника. Вид у Терина, надо сказать, весьма недоуменный.
   - Я? - спрашивает он, - когда?
   - Может, и не ты лично, но по твоему указанию. На Брианну напали во время рейда. Она еле вырвалась.
   - Но мне-то, зачем было это делать? - удивляется маг.
   - Вероятно, чтобы узнать у нее место нашего нахождения, - гордо заявляет Деларон.
   - Я знал.
   - Как это знал?
   - Не сразу, уже после Вашего обращения к Совету, но вычислил. Взять Вас не было проблемой. Двухэтажный дом с витражными стеклами... Может, это Совет решил Вас припугнуть, Ваше величество? Стимулировать к сотрудничеству?
   - Я должен подумать, - медленно проговаривает Деларон.
   - Некогда думать! - вмешиваюсь в их диалог. - Отец, либо вы оба соглашаетесь на сотрудничество, либо я убью мага, а сам уеду. Потому что править здесь мне все равно не дадут. Если я вообще жив останусь.
   - Ты меня шантажируешь?
   - Да, папа.
   - Но у меня уже есть придворный волшебник!
   - Нет, папа. Нет уже. Я убил его. Снес ему голову. Бродившие в ней мысли мне не нравились.
   - Мысли ему не нравились, - бормочет король, - кто поручится за Терина?
   - Я.
   - Ты знаешь, что...
   - Да, я буду отвечать за него.
   Король встает с места и торжественно произносит:
   - Терин Эрраде, ты готов стать волшебником королевства Зулкибар, признать меня, Деларона, своим нанимателем, признать за мной право карать и миловать, наказывать и награждать?
   Маг склоняет голову.
   - Готов, - произносит он, - признаю.
   - Ну что же, контракт заключен. Вальдор, можешь помочь своему приятелю развязаться, - весело заявляет король, снова усаживаясь и нежно беря Брианночку за ручку.
   Я режу стягивающие руки Терина полоски ткани и размышляю о том, а с чего это вдруг отец обозвал чародея моим приятелем.
   Освобожденный маг поднимается на ноги и отвешивает королю церемонный поклон.
   - Ваше величество, - произносит он.
   Деларон кивает.
   - Можете идти, мальчики, я закончу трапезу и велю вас позвать.
   Мы с чернокнижником направляемся в покои Дуси. Терин сдержан и молчалив. И лишь когда за нами закрывается дверь, он поворачивается ко мне, глядит на меня некоторое время, сощурясь, и вдруг со всей дури бьет меня кулаком в глаз. Хорошо так бьет - я и сам не успеваю понять, как оказываюсь на полу.
   - Знаешь - за что, - цедит сквозь зубы чернокнижник.
   - За что?! - обиженно восклицаю я.
   - Вставай, давай.
   Терин помогает мне подняться и злобно рычит:
   - Почему ты со мной не посоветовался? Какого... было устраивать это представление?
   Чернокнижник откуда-то из воздуха вытаскивает мокрое полотенце и швыряет его мне.
   - Приложи холодное, - велит он. И продолжает, - а тебе в голову не могло прийти, что я мог согласиться и без твоих штучек? А если бы я отказался - ты бы меня убил? Извращенно-циничным способом? Это как, вообще? Ты знаешь, каково мне пришлось?
   - Отец бы тебе не поверил, - ворчу я, прижимая к глазу мокрую ткань.
   - А так он, можно подумать, поверил. Да он же раскусил тебя почти сразу!
   - Но сработало ведь!
   - Да? А я за что получил?
   - Ах ты, бедный, связали его, подумаешь!
   Лицо Терина мрачнеет.
   - Я не об этом.
   - Боже ты мой! - восклицаю я, - какие чувствительные некроманты пошли, Отвесили ему пощечину! Можно подумать, тебя никогда не били?
   Терин задумывается.
   - Не били, - тихо проговаривает он, - до нашего с тобой инцидента с превращением ни разу. И я не собираюсь к этому привыкать.
   - Не стоит изображать трагедию на ровном месте, - советую я.
   - Что ты подразумеваешь под трагедией? - холодно осведомляется маг.
   - Песнь козлов! Ну, или маленькую гражданскую войну? А то гляди, я ж за тебя поручился.
   - Я не просил.
   - Ну и что? А я тебе верю. Так просто. Верю, и все. Слышишь, маг, доверяю. Могу по слогам повторить, если хочешь. Так что, несчастная жертва произвола, заканчивай выяснять со мной отношения. Нам страну еще спасать, если что.
   Молчу секунд с пять и добавляю:
   - И вообще, что-то для жестовика ты слишком руками размахался.
  
   Дуся
  
   Вот я, наконец-то, и прибыла. Злая и уставшая. И вовсе я не любовалась красотами тоннелей, украшенных гномьими предками. К счастью, сухари помогли, и меня не мутило, но эта подземная река оказалась быстрой, порожистой и извилистой, как не знаю что. Я думала, из меня весь дух вышибет, пока мы до места доберемся. А Горнорыл, паразит такой, еще и песни орал всю дорогу. Тоже мне, венецианский гондольер. Когда лодка, наконец, пристала к берегу, и гном объявил, что мы приехали, я готова была задать стрекоча куда глаза глядят, лишь бы подальше от этой бешеной реки и от певучего старейшины. Но Горнорыл рассудительно заметил, что одна я далеко не убегу, и с моей стороны будет гораздо мудрее, если я подожду, пока Горнорыл передаст меня в руки своих местных родичей, которые помогут мне и проводят, куда попрошу.
   Они помогли. Спасибо, что не пели при этом и лишних вопросов не задавали. Довели до нужного дома, в окошко, по случаю жары открытое, помогли залезть и деликатно удалились. Еще поржали, что волшебник совсем страх потерял, дрыхнет с открытым окном, и даже простенькую магическую сигнализацию установить поленился.
   Я попала прямо в спальню Журеса этого. Стою такая, как дура, посреди спальни чужого дяденьки и наслаждаюсь отсутствием внимания к себе любимой.
   Журес видел десятый сон, похрапывая в своей кроватке. Да, его трудно было не заметить. Такой объемный бугорок пододеяльный посреди траходрома выпирает и шевелится в такт мелодичному храпу с причмокиваниями и похрюкиваниями.
   Над кроватью плавал магический огонек, давая слабенький свет. Журес боится темноты? Или просто опасается заблудиться впотьмах на своей необъятной кровати? Да какая мне, собственно, разница? Я подошла ближе с целью внимательнее изучить объект, который мне сейчас придется обезвреживать и тащить к моим парням. Посмотрела. Какая прелесть! Лежит такой колобок в ночном колпаке, ручки пухлые на пузике сложил и похрапывает.
   Соблазн был велик. Я тихонечко так по кровати проползла, рядом с дядечкой прилегла и прямо в ухо ему рявкнула банальное: "Бу!".
   Дяденька испуганно подпрыгнул из положения лежа, увидел меня, издал полный ужаса визг и сиганул с кровати со скоростью стеснительной девственницы, спасающейся от сексуального маньяка. При этом он продолжал повизгивать.
   Я же в свою очередь взвыла. Нет, не для того чтобы еще больше напугать и без того напуганного мужичка. Взвыла я от восторга, потому что на нем была... ночнушка! Самая настоящая ночнушка - длинная до пят, с кружавчиками и рюшечками. Ну, это ж надо же! Никогда не видела мужика в ночнушке. Это же просто очуметь можно!
   - Ааааа, дорогой не покидай меня, вернись в кроватку! - давясь смехом, простонала я и махнула тапком.
   Веселье - это, конечно, вещь полезная, но надо словеснику рот заткнуть, а то у него сейчас первый испуг пройдет, и он как вдарит по неопытной мне каким-нибудь заклинанием, вот тогда и поржу... на том свете.
   Визг мага плавно перешел в сдавленный стон. Я еще немножко похихикала, глядя в потолок, а потом перевела взгляд на Журеса. Надо же было убедиться, что мой тапок правильно понял команду. Да, тапок команду понял. Только как-то чересчур буквально. Я, когда поняла, что моя магия натворила, сама чуть не завизжала во весь голос. Я же была уверена, что магия моя Журесу просто рот заткнет, ну там, например, носком или платочком каким-нибудь сопливым. Но того, что получилось, я от себя и своего тапка не ожидала. У Журеса исчез рот! Вот просто взял и исчез. Как будто никогда и не было его. Как будто подбородок его всю свою жизнь плавно переходил в нос картошкой.
   В глазах мага стоял ужас. Он судорожно ощупывал свое лицо в поисках рта и, кажется, его сейчас Кондратий хватит.
   Вот и повеселилась ты, Дуся. Надо же такое колдануть! Сделала человека инвалидом.
   - Надеюсь, это обратимо, - пробурчала я и, утратив всякое желание прикалываться над беднягой Журесом, перенеслась вместе с ним обратно во дворец.
   У Вальдора глаза из орбит повылазили, когда он увидел, в каком состоянии я им советника доставила. Точнее не глаза, а глаз. Один. Потому что второй был украшен свежим фингалом и основательно заплыл. Интересно, это принц случайно об угол ударился или все ж таки довел хладнокровного Терина?
   Между тем Терин, как бы подтверждая свою хладнокровность, даже не вздрогнул, увидев, что я с Журесом сотворила. Нахмурился и заявил:
   - Дульсинея, Вы выбрали очень эффективный способ обезвредить словесника.
   Я сначала даже загордилась, а он, гад такой, добавил:
   - Надеюсь, Вы знаете, как это заклятие снять?
   Ну да, пусть надеется. Надежда умирает последней.
   - А это тебе сюрприз, Теринчик, - ласково проворковала я, - развлекушечка такая небольшая. Называется - верни дяденьке рот.
   - Дульсинея, это не смешно.
   - Конечно, не смешно, - огрызнулась я и призналась, - не знаю я, как его расколдовать. Это случайно получилось.
   - Терин, ты, правда, поверил, что она это специально сделала и сама вернет, как было? - ехидненько спросил Вальдор.
   - Я сейчас и тебе так сделаю, - обиженно пригрозила я.
   Кажется, сработало. Валь слегка взбледнул и даже на пару шагов от меня отступил. Будто это его спасет от моего тапка, если я вдруг решу... а что, надо на заметку взять и в случае чего таким образом заткнуть ехидный рот своему женишку недобитому.
   - Впредь, Дульсинея, будьте осторожны со своим магическим предметом, - наставительно изрек Терин, - Вы можете повредить себе.
   - Какая забота, - проворчала я, подавив желание как следует съездить этому герою тапком по морде.
  
   Вальдор
  
   Итак, Дуся притащила мага к нам - нервного, трясущегося, одетого в ночную сорочку и колпак, пародийно напоминающий колдовской. Только вот верхушка его опала, как рухнуло окончательно и настроение бедного волшебника, едва он увидел нашу честную компанию в сборе - я, Дуся, любовно прижимающая к себе тапок, и чернокнижник, выплетающий последние аккорды заклинания. Если, конечно, настроение у него оставалось, учитывая то, что Дуся впопыхах с ним натворила. Это надо же - человека рта лишить! Так Терин, выходит, со мной еще по-божески в башне поступил.
   Волшебник - полноватый, лысоватый, кривоногий, что не скрывает и ночная сорочка. Он жалобно хлопает ресницами и молчит, что, впрочем, неудивительно.
   - Журес, - произносит Терин, делая левой ладонью приятно-округлый жест.
   Журес, наблюдающий за чернокнижником, как заколдованный, неуверенно кивает. Мол, кажется, это я.
   - Сотрудничать будем? - интересуется, ласково улыбаясь, наш придворный маг.
   Жертва вздрагивает.
   - А давай я его тапком? - немедленно предлагает Дуся, кровожадно облизываясь.
   Терин тут же изображает на физиономии задумчивость, вроде как он всерьез готов обсудить данное предложение. Ага, Дусю с тапком к и так покалеченному ею магу. Успокойтесь, господа! Мы же не живодеры!
   - Сударь, - вмешиваюсь я, - Вы имеете честь беседовать сейчас с наследным принцем Зулкибара Вальдором.
   Видя, что маг начинает растерянно оглядываться по сторонам, милостиво поясняю:
   - Это я.
   Круглые от испуга глаза словесника расширяются еще больше.
   - Так вот, - говорю, - мой друг, чернокнижник Терин...
   При этих словах отчего-то глаза "друга моего" и Дуси приобретают отчетливо квадратную форму, но я сей факт гордо игнорирую и продолжаю:
   - Друг мой Терин хотел бы попросить Вас о помощи. Ему просто жизненно необходим Ваш голос за его кандидатуру на Совете чародеев. Вы поняли меня?
   А дальше я практически слово в слово повторяю сказанное ранее Гамосу. И ведь действует!
   Завершаю речь словами:
   - А вот если сейчас Вы по всей форме не принесете клятву на верность Терину, знаете, что с Вами будет? Дуся, скажи!
   - Полный кирдык, - мрачно произносит наша разноглазая предметница, помахивая тапком.
   Маг кивает уже с готовностью во взоре.
   - В общем, Вы поняли, - резюмирую я, - клянитесь быстро, пока кирдык Вам не пришел.
   Ну, он и поклялся, после того, как Дуся с пятой попытки смогла рот ему обратно на лицо вернуть.
   Кажется, даже становится скучно. Впрочем, может, потому Терин и предложил с ним сначала поработать, чтобы по накатанному. Надеюсь, следующие маги дадут нам нормально развернуться в сфере их усмирения. А то не интересно. А так новый опыт. Может, мне потом пригодится, когда я трон займу? А что, я серьезно. Кто из правителей может похвастать тем, что он просто так, не напрягаясь, сразу несколько магов обезвредил? А я могу. Уже могу, хотя пока и не король. А уж что дальше будет... Даже представить страшно.
  

Глава 21

   Вальдор
  
   Далее все пошло сложнее. Чернокнижник наш решил брать советников оптом. Так, в общем-то, и заявил, криво ухмыляясь, мол, что это мы все по одному их обрабатываем, пора партиями, и дал команду Гамосу звать Троицу. Гамос нервно сглотнул слюну и отправил приглашение от имени короля. Отец, заранее предупрежденный, не возражал.
   Терин велел встречать магов. Я, ради разнообразия, подчинился без возражений.
   Мы предположили, что явятся маги к парадному входу. Доступ в сами дворцовые помещения в Зулкибаре закрыт, и правильно, нечего посторонним смущать августейших особ своими неконтролируемыми перемещениями.
   Потому я ожидал Троицу у лестницы, ведущей к дверям. Ожидал со смешанным чувством боязни и любопытства, с которым примешивался еще и азарт. Очень хотелось посмотреть, справится с магами наш великий и ужасный чернокнижник или нет.
   Стою, смотрю - воздух дрожит, в нем дыра переливающаяся образуется, и в отверстие это, переваливаясь и кряхтя, протискиваются три абсолютно на первый взгляд похожих типа. Терин сказал, что зовут их Домериус, Аводым и Даробам. Или - Дом, Дым и Дам, как прозвали их в свое время школьники. Дом-Дым-Дам преподавателями не были, но с инспекциями в волшебную школу наведывались регулярно. Терин их хорошо запомнил. Он у нас вообще парень наблюдательный.
   Дам, как упомянул чернокнижник, женщина. Хотя с первого взгляда это незаметно. Впрочем, да, женщина, кажется. Вроде, балахон на груди оттопыривается.
   К моему удивлению, в портал они входят не одни, а в сопровождении высокого красавца. Ну да, и я в состоянии определить - красив мужчина или нет. А этот явно хорош собой - фигура почти, как у меня, а волосы еще светлее и длиной до плеч. Кожа белая, чистая, черты лица правильные. И такой самоуверенный, что даже наш личный чернокнижник рядом с ним может показаться мелочью, не заслуживающей внимания.
   Изображаю на лице неописуемое счастье.
   - Здравствуйте, господа и дама! Рад приветствовать вас на гостеприимной земле Зулкибара. Ваши покои уже приготовлены. Прошу следовать за мной.
   Дым, Дом, Дам одинаково кивают. Сопровождающее их лицо хмурится.
   - Постойте, - говорит оно, - Вы Вальдор, если не ошибаюсь?
   - Да, - улыбаясь, произношу я.
   - До меня доходили слухи о Вашем исчезновении.
   - Они несколько преувеличены.
   - И все же?
   - Я не уполномочен сейчас отвечать на подобные вопросы.
   - Тогда мы никуда не пойдем!
   Вот наглец, а!
   - Что же, - отвечаю, одаривая нахала холодно-отстраненным взглядом, - воля Ваша, сударь. Господа маги могут вернуться. Но вот лично Вам придется остаться и ответить за оскорбление лица королевской крови.
   - Где Вы увидели оскорбление? - очень натурально удивляется сопровождающий.
   - Вы выразили мне недоверие, - отвечаю, внутренне закипая, - и я не вправе оставить подобные действия без ответа.
   Выразительным жестом кладу ладонь на эфес меча. Может, человек этот и прав в своих подозрениях, но лучше ему правоту эту держать при себе.
   - Барут, извинись, - вдруг слышу я. О, это, похоже, Дам, судя по некоторым намекам на принадлежность мага к женскому полу. Голос тихий, без интонаций, но Барут резко меняется в лице и отвешивает мне низкий церемониальный поклон. Излишне низкий, что тоже можно принять за издевку.
   - Прошу прощения, Ваше высочество, - произносит он.
   - Извинения приняты, - цежу я сквозь зубы. - Господа маги готовы проследовать за мной?
   Волшебники переглядываются и кивают. Барут искоса бросает на меня злобный взгляд, но на сей раз, сдерживает свои эмоции. Надо же, недоверчивый какой нашелся! И эти тоже хороши - явились с телохранителем, будто их не в Зулкибарский королевский дворец пригласили, а в низкосортный кабак. Надо будет Терину сказать - пусть их в пауков или какую другую гадость превратит. Или вообще по стенке размажет. Особенно Барута.
   Конечно, в какие-то там якобы их покои я их не повел. Ко мне навстречу выбежал дворецкий, после чего я, сияя улыбкой, сообщил магам, что их ждет король Деларон. Причем, прямо сейчас. Барут поморщился, но промолчал.
   Я же все ждал от Терина знака какого-нибудь о том, что встречу надо бы отменить, поскольку на Барута мы никак не рассчитывали.
   Знака не было. Ну что же, рискнем.
   Минут через двадцать мы впятером уже входили в большой обеденный зал, где нас ждали Терин с котом и Дуся со своим неразлучным тапком.
  
   Дуся
  
   Сначала появился молодой парень. Я заулыбалась и состроила ему глазки. Симпатичный такой, высокий, стройный, золотистые локоны в художественном беспорядке обрамляют лицо и ниспадают на плечи. Ну, просто сказочный принц... ага, именно сказочный принц, в отличие от настоящего принца этих мест. Я покосилась на Вальдора, который вошел вслед за этим красавчиком, и злорадно ухмыльнулась. Он не понял смысла моей ухмылки, высокомерно пожал плечами и отвернулся. Волосенки растрепанные, морда небритая, глаз подбитый. Бандит с большой дороги, а не принц. Хотела я ему сказать о том, как идет ему живописный фонарь под глазом, но тут в помещение вошли еще трое.
   Я решила, что эти три толстеньких старикашки, возможно, даже родственники покойного Дукуса - такие же пухлые, цветущие здоровьем морды, топорщащиеся бородки... у двоих. Третий был без бороды и при ближайшем рассмотрении оказался дамой. Ой, мамочки мои! А я-то думала, маги могут выглядеть, как им того хочется, а тут вон чего - пухлявая вся такая старушка... а мож, это у нее фишка такая? Ей нравится выглядеть именно так? Да и красавец блондин, может быть и не красавец вовсе? Ой, тогда получается, что и Терин на самом деле не таким красивым родился? Хм... я так до сумасшествия доразмышляюсь!
   - И ты, Барут. - Задумчивый голос Терина отвлек меня от вредных для психики размышлений. Фраза какая-то знакомая получилась. Что-то она мне напоминает.
   Красавчик шагнул вперед и противно ухмыльнулся. Нет, Терин куда лучше улыбаться умеет.
   - Я так и понял, - заявил он, - что это - ловушка, когда мальчишку этого высокородного увидел.
   Небрежный кивок в сторону Вальдора. Принц тут же подобрался весь и меч наполовину из ножен вынул. Старикашки же сгрудились вместе неподалеку, и с любопытством на сцену эту пялятся. Ну ни грамма испуга на круглых мордочках не нарисовалось.
   - Какой же он мальчишка? - рассмеялся чернокнижник. - Вспомни себя в его возрасте. Это уже взрослый мужчина, который твердо знает, что хочет.
  
   Вальдор
  
   Я - взрослый мужчина? Ущипнуть себя, что ли? Или вот Терина подойти потрогать, а? Мне послышалось? Про меня чернокнижник только что нечто хорошее сказал? Чудные дела творятся в нашем королевстве!
   - Ты вызывал? - между тем осведомляется Барут.
   - Я, - соглашается Терин.
   - Зачем?
   - Не твое дело. Я членов Совета звал. Не тебя. Мне нужно с ними поговорить.
   - Говори со мной!
   - Ты знаешь, парень, я привык как-то с головой разговаривать, а не с... другими частями тела, - язвительным тоном заявляет Терин.
   - Асса... - рычит Барут, и чернокнижник тут же поднимает вверх руку, явно намереваясь бросить в наглеца заклинание.
   - А сам ты кто? - исправляется телохранитель, и тут я понимаю - что товарищ этот и сам маг. Маг-телохранитель. Смех, да и только. И словесников что-то в последнее время развелось, как собак нерезаных. Хоть бы предметник какой ради разнообразия попался.
   - Опускаешься до угроз? - уточняет некромант, и глаза у него весело поблескивают. Ну надо же - нарвался на неприятности и жизни радуется.
   Барут только собирается рот раскрыть, как я опять слышу шелестящий тихий голос, только исходит он на сей раз от одного из стариков:
   - О чем ты хотел поговорить с нами, Терин Эрраде?
   Чернокнижник поворачивается на голос. Краем глаза вижу, как Дуся выдвигается вперед, держа тапок перед собой, будто шпагу. Прикрывает, видать, мага нашего. Какое единение! Впрочем, у меня и самого ладонь уже к рукояти меча прилипла.
   - Я прошу Вас голосовать за мою кандидатуру как члена Совета и его Главы, - нахально заявляет наш придворный маг. Вот так дипломатия!
   Члены Троицы переглядываются. Раздается тихий, непонятно, от кого из них исходящий смешок.
   - Отчего бы и нет? - вдруг произносит один из троицы, - убеди нас, и мы проголосуем.
   - Как я должен вас убедить?
   - Дуэль, - шепчет один из магов, и остальные за ним повторяют: "Дуэль, дуэль...".
   - Если ты победишь, - говорит кто-то из троицы, кажется, Дам, - мы клянемся голосовать только за тебя, если нет - ты умрешь.
   Они хором хихикают, а у меня мурашки по коже бегают - так мерзко и зловеще это у магов получается - хихикать.
   - Я согласен, - без раздумий заявляет Терин, - с кем я должен биться?
   - Со мной! - говорит Барут, и старички согласно кивают.
   Смотрю на Дусю - она гневно хмурится. Перевожу взгляд на чернокнижника - тот, кажется рад. Один я, наверное, плохо понимаю, что здесь происходит. Нет, я имею представление о том, что такое магическая дуэль. Но почему с помощью этой устаревшей штуки должна решаться судьба Зулкибара - уж извините, понять не могу. А ведь, если Терин погибнет в дуэли, и мне, и Дусе либо голову сложить остается, либо бежать из королевства сломя эту самую голову, куда глаза глядят и не глядят. Эгоист этот чернокнижник, все же. Точно эгоист.
   Дуэлянты быстренько определяются с местом проведения поединка. Обеденный зал им по понятным причинам не подходит. Все же они пока не готовы исчислять количество жертв своей борьбы сотнями. А потому соглашаются устроить битву на пустыре за городом, куда немедленно перемещаются.
   Если бы не Дуся, не видать бы мне магического поединка, как своих ушей, поскольку топать до этого пустыря от дворца и топать. Ну, или ехать и ехать - все равно далеко. Но предметница наша не подкачала - хватает меня за рукав, нашептывает что-то тапку своему ненаглядному, и вот мы на месте сражения.
   Старички, кстати, уже там.
   И не страшно же им, убогим. Мне вот - страшно. Честно говорю, потому что битва уже началась, и гадости разные вовсю происходят.
   - Ассаэмеда! - кричит Барута, и к Терину устремляется неизвестно откуда взявшийся рой насекомых.
   Чернокнижник делает пасс левой рукой, и насекомых разметывает по сторонам порыв ветра. Ух ты, зараза! Одна из них подлетела ко мне и цапнула за палец. Больно же!
   Терин прижимает ладони друг к другу и вдруг резко разводит их в стороны. Под ногами словесника земля начинает расходиться, но Барут, подпрыгнув на месте, успевает выкрикнуть что-то неразборчивое, и провал мгновенно оплетается корнями деревьев. Терин пожимает плечами и трещина исчезает, но там, где она только что была, из земли начинают лезть старые голые кости. Руки, ноги, они цепляются за одежду Барута, замедляя его движения, а чернокнижник плетет уже новое заклятье. Но красавчик проговаривает несколько слов, кости рассыпаются, и вот уже наш маг стоит, оплетенный ветками и корнями. И тянутся они к запястьям Терина, тянутся. К счастью, последний успевает отмахнуться, правда, как-то с натяжкой, и ветви жухнут и опадают, на лету превращаясь в перегной.
  
   Дуся
  
   Терин встряхнул руками, с них посыпались искры, как мне потом разъяснили, это остаточная магия так осыпается. Красивенько... а руки-то у брюнета моей мечты дрожат. Эх, маг мой недолеченный, ну хоть бы подмигнул, что ли? Подал бы какой-нибудь знак, что устал, и что мне вмешаться надо. Ладно, будем считать, что дрожащие руки были условным знаком. Осталось только сосредоточиться и вспомнить, как там я своим тапулечкой Журеса уделала?
   Терин, заметив мое движение, рукой небрежно на меня махнул, и я отлетела в объятия стоявшего поодаль Вальдора, едва не выронив тапок. Я так офигела от поступка брюнета моей мечты, что даже забыла выругаться. А Вальдор меня покрепче схватил и прошипел:
   - Не вмешивайся, дура!
   - Сам дурак, - огрызнулась я. - Отпусти, пока по морде не получил!
   - В дуэли вмешиваться нельзя! Даже в магические.
   - Но он же... ну и пусть сдохнет! - сдалась я, мстительно пихнула принца локтем под ребра, чтобы отпустил, и отошла в сторонку.
   Я решила и вовсе не смотреть, как Терин самоубийством занимается, отвернулась и старательно изучала пейзаж окружающей местности. Если ему так хочется биться из последних сил и в итоге подохнуть, то это его личное дело. Пусть подохнет! Найду некроманта путевого, подниму этого засранца и по роже ему надаю, чтобы неповадно было так со мной поступать.
   Смотрю, неподалеку Василий возник и принялся яростно землю рыть. Чего это он? Уже готовит могилку хозяину своему ненормальному? И ведь не просто копает, а еще и орет дурным голосом, будто ему на хозяйство его котовское наступили. Интересно, этот кошачий концерт Терина не отвлекает от самоубийства? Не выдержала я и посмотрела.
   Оказывается, Терин тоже обратил внимание на поведение своего кота, протянул руку в его сторону... ну да, дрожащую руку... придурок, так и врезала бы! Земля вокруг Василия пришла в движение, начала бугриться маленькими холмиками, которые раскрывались, выпуская на свет... ой, мама! Кажется когда-то давно, очень давно, здесь было кладбище домашних животных. Кошек, в частности. Вон их сколько повылазило в виде скелетиков. Все гладкие, без остатков плоти, сразу видно, что давненько почили. Василий сел, сощурил зеленые глазищи и издал протяжный вой, перешедший в рык. Ну, прямо-таки генерал, отдающий команды своей армии. И армия команду выполнила. Несколько десятков кошачьих скелетов одновременно взвились в прыжке. Вот тут бы мне зажмуриться или отвернуться... ну или, на худой конец, в обморок упасть, но нет. Я продолжала смотреть, как скелеты рвали Барута, стараясь целиться в лицо, чтобы не успел заклинание произнести. Один из трупиков вцепился клыками в кадык словесника. Да уж, в таком положении не поговоришь.
   - Дусь, не смотри, кошмары ведь замучают.
   Спасибо Вальдору! Я вышла из ступора и зажмурилась. В обморок, что ли, упасть, для полноты картины?
   - Можешь открыть глаза.
   Я недоуменно посмотрела на принца. Нет, не ехидничает. Весь такой серьезный и без намека на насмешку любезно оповещает меня о том, что Барут повержен и уже можно смотреть. С ума сойти, что творится! Я не стала комментировать это событие вслух и осторожно посмотрела туда, где недавно кошки так свирепо драли Барута. Я думала, там кучка чего-то непонятного от него осталась и очень удивилась, когда увидела, что Барут живой и относительно невредимый стоит на коленях перед Терином. На руках у него по кошке висит, одна на плече сидит и угрожающе у горла зубами щелкает. Барут что-то говорил, но с того места, где мы стояли, слов было не разобрать.
   - Он сдается, - объяснил Вальдор. - Дуэль окончена.
   Как бы в подтверждение его слов, Терин махнул рукой, и кошки отцепились от потрепанного блондина. Он поднялся с колен и, прихрамывая, понуро поплелся к поджидающим его трем магам. Едва он приблизился, старушка отвесила ему затрещину (для этого ей пришлось подпрыгнуть) и велела отправляться к ней домой и ждать ее возвращения. Мол, она закончит здесь и полечит его, бедолагу.
   Ну, раз все кончено, пришло время решить кое-какие личные вопросы. Вот, например, вопрос о том, с какого перепугу эта волшебная задница, этот Терин недобитый, посмел поднять на меня руку? Нет, ну он и раньше оплеухами меня награждал, но сегодня перегнул - магией своей по мне влупил. И это - когда я ему, дураку несчастному, помочь хотела. Ну, он у меня сейчас пожалеет, что жив остался!
   Я от всей души врезала Терину. Кулаком. Думала, в глаз попаду и будут они с Вальдором как два брата-близнеца одинаковых с лица. А вот фиг! Зря размечталась, Дуся. Терин шагнул в сторону и кулак мой поймал. Нежно так в ладони сжал и попросил:
   - Успокойтесь, Дульсинея.
   - Обойдешься, - буркнула я и с размаху ему на ногу каблуком наступила.
   - Дульсинея, что Вы делаете? - зашипел Терин, а у самого глаза аж загорелись от злости. Больно наверняка. Ну и мало ему, будет знать, как нападать на беззащитных девушек, которые ему помочь пытаются.
   - Покалечить тебя хочу, - объяснила я с самой невинной улыбкой на свете.
   Маг отпустил мою руку и отошел на всякий случай подальше, бросив на меня зверский взгляд. Ах, эти гневные эмоции, да в мирных бы целях! Я представила, что он с такой же вот приблизительно страстью на меня смотрит, когда...
   Смущенный кашель старушки сбил меня с мысли.
   - Ну, знаете ли, Терин Эрраде, Вы во всех областях отличились. Вот даже невесту Его Высочества совратили.
   Терин разве что не позеленел от этих слов, зубы так стиснул, что я удивляюсь, как это мы не услышали их скрежета?
   - Дульсинея, - процедил он, явно с трудом подавляя желание задушить меня на месте. - Не могли бы Вы держать свои фантазии при себе?
   Я недоуменно нахмурилась. Это типа, что? Эта старая вешалка мои мысли читает?
   Вальдор надо мной сжалился и весьма ехидно объяснил, что эта бабка - эмпат. Причем нехилой силы, что является большой редкостью. Она не просто эмоции легко считывает, а практически читает мысли.
   - Телепатка что ли? - уточнила я.
   - Телепатов уже несколько тысяч лет не рождалось, - отмахнулся Вальдор, - есть специальные амулеты, которые не позволяют глубоко считывать эмоции. Не понимаю, почему Терин тебя таким не снабдил? Ведь он знает про возможности этой волшебницы.
   - То есть получается, у тебя такой амулетик есть? И у всех остальных тоже, да? И она сейчас из всех присутствующих только меня может прослушать?
   - Браво, Дуся! Ты такая догадливая, - умилился Вальдор.
   - Чтоб ты оглохла! - душевно пожелала я и махнула в сторону эмпатки тапком. С него слетело что-то похожее на сгустившийся воздух, прозрачное, но при этом вполне видимое. Терин это самое что-то одним движением руки остановил, не позволив долететь до цели.
   - Что же Вы, Дульсинея, всех наших потенциальных союзников погубить хотите? - ласково так спросил он.
   Нет, я определенно обожаю, когда он злится. Это так возбуждает. И так вдохновляет на всякого рода фантазии. Я мстительно покосилась на магичку. Она покраснела, как маков цвет, и сделала вид, будто безумно интересуется кошачьими скелетами, которые дисциплинированно закапывались обратно в свои могилки. Надо будет как-нибудь сюда вернуться и цветочки положить... или покойным кошкам больше рыбка подойдет?
   - Вы нас убедили, Эрраде, - тихо прошелестел один из старых магов.
   - Не без помощи животного! - не удержалась от ехидства Дам.
   - Это мое магическое животное, - напомнил Терин. - Барут был вправе также воспользоваться помощью своего.
   Василий, словно в подтверждение его слов, сказал выразительное "мяу!", и одним махом запрыгнул магу на плечо. Вот это да! Я даже не подозревала, что у моего котика так хорошо развита прыгучесть. Терин тоже молодец - даже не вздрогнул, когда на него такое вот чудище когтистое приземлилось.
   - Возвращаемся, - сказал кто-то из магов. Я даже не поняла кто, слишком у них голоса похожи.
  
   Вальдор
  
   Мы быстренько собираемся на совещание. А что тянуть? Чем больше времени упустим, тем больше шансов получить новые неприятности. С этим соглашается даже отец, который любит, в общем-то, брать время на всякого рода размышления.
   Небольшая заминка выходит только с местом для сборища. Я настаиваю на зале для церемоний - на мой взгляд, там было бы удобнее всего, но Терин упирается рогом в стенку, мол, где угодно, но не там, и Дуся его поддерживает. Видать, у нашего мага с этим залом плохие воспоминания связаны. Впрочем, неудивительно.  Хотя было бы забавно принести туда колоду и понаблюдать за физиономией Терина.
   В итоге решаем, что и малый обеденный нам вполне подойдет, тем более, что закуски с небольшим количеством алкоголя хорошему разговору никогда еще не мешали.
   И вот сидим в теплой компании - я, папа, Терин, Дуся, Василий, ну и Гамос в придачу. Брианну я даже не упоминаю. По-моему она сделалась таким же приложением к королю, как тапок к Дусе.
   - Итак, - заявляет Терин, - подведем итоги. Было четырнадцать членов Совета фактически и пятнадцать теоретически.
   Дуся глубокомысленно кивает. Отец шепчет что-то на ушко Брианне и улыбается при этом. Как-то неприятно мне это наблюдать, сам даже не понимаю - почему. Гамос же, все еще запуганный, сидит, пытаясь прикрыть плечами уши и комкает салфетку. Непривычно ему, бедняге, находиться в обществе таких особ, как мы с папой, а может, нервничает отчего-то.
   - В результате наших общих действий мы получаем следующее, - продолжает чернокнижник, - Дукус убит Вальдором. Мадлона превращена в крысу, а Тубероза - в лягушку. Таурисар в ином мире. Тоури погиб. Итого, из Совета по разным причинам выбыло пять магов. Осталось девять. Простое большинство из девяти - пять. Из пяти оставшихся Гамос перешел на нашу сторону. Верно, Гамос?
   Маг нервно кивает.
   - Журес тоже с нами. Он принес клятву и никуда не денется. Троица также обещала помочь. Осталось четыре мага, чье мнение мы не будем учитывать по причине того, что они в меньшинстве.
   - Э... А пятнадцатый член Совета, который теоретический? - интересуется король.
   - Хороший вопрос! - радостно восклицает Терин, и в этот момент мне очень хочется его чем-нибудь стукнуть по голове, поскольку наш маг явно красуется, наслаждаясь общим вниманием.
   Гляжу - и Дуся тоже морщится.
   - Пятнадцатый член Совета, - объясняет наш некромант, - это, предположительно, и есть Глава. Однако у меня на руках благодаря Мадлоне имеется неопровержимое доказательство того, что эта должность вакантна. Сами знаете, нет Главы - нет пятнадцатого мага.
   - И что за доказательство? - интересуется Дуся.
   - Медальон Главы, - заявляет Терин и обводит присутствующих торжествующим взором.
   - Да ладно, - вдруг грустно произносит Гамос, - нету пятнадцатого мага. И Главы у нас нет. Давно уже.
   И в этот момент я практически готов бедного словесника расцеловать, ну, или руку пожать хотя бы. Испортил чернокнижнику эффектный жест по вытаскиванию из-за пазухи медальона - и на том спасибо. А то вот такой весь из себя важный Терин меня слегка, нет, сильно, раздражает.
   - Я понял, - говорит король, - что ты предлагаешь делать дальше?
   - Ну..., - задумчиво тянет Терин, но тут уже вмешивается Дуся:
   - Кончай выпендриваться, - говорит она, - мы все поняли, какой ты крутой. Созываем Совет и объявляем выборы. Ты плакаты со своей мордой по стране развешивать собираешься, или так обойдешься? А то, может, глашатая на площадь отправим, пусть поорет что-то типа: голосуйте за Терина, и будет Вам счастье?
   Чернокнижник растерянно хлопает ресницами. Деларон хихикает, вежливо отвернувшись.
   - Да, - наконец говорит наш придворный маг, решив проигнорировать ехидные комментарии в свой адрес, - пора созывать Совет. Ваше величество, Вы не возражаете, если мы пригласим их сюда?
   - Не возражаю, - подтверждает король, - а зрители на заседании могут присутствовать?
   - Вы - безусловно.
   - А мы? - спрашиваю я.
   Терин вздыхает.
   - Гамос, это можно устроить?
   - А? Да, думаю, можно. Мне начинать их звать? На завтра?
   Лицо у Гамоса становится еще более бледным, чем ранее - уже до синевы.
   - Не дрейфь, парень, - утешает его Дуся, - прорвемся.
   Гамос издает то ли вздох, то ли рыдание.
   - Хорошо, - шепчет он, - я это сделаю.
   На этом мы и расходимся. Вернее, пытаемся разойтись, поскольку я вдруг задаю Гамосу вопрос:
   - А скажите-ка мне, маг, с чего это вдруг Ваш Совет так заинтересовался нашим государством?
   Я не собирался его об этом спрашивать - честно! Сам не знаю, что нашло. Но слова сорвались, отступать некуда - мы в столице, да еще и папа подливает масла в огонь:
   - Да, мне тоже было бы интересно услышать Вашу версию, советник.
   Гамос глядит удивленно на меня, на короля, на Терина.
   - Ну, как же так, - бормочет словесник, - я думал, все об этом догадываются. Оползень!
   - Что оползень? - интересуется Дуся, - по башке камнем всех вас ударило?
   - Нет, просто резиденция наша была в горах. Замок сильно поврежден. Нам собираться негде. А у Вас здесь свет, воздух, климат хороший, архитектура интересная.
   - А что же вы его не восстановили? - спрашиваю я, а у самого глаза аж на лоб лезут. - Вы ж маги?
   - Да, - отвечает Гамос, застенчиво опуская глаза, - но среди нас один только темный маг, и тот... недостаточно квалифицированный. А светлые пытались, у них что-то странное получается. То листья вместо камней, то травка, а не фундамент. Камушки не складываются.
   У меня перед глазами живенько так встают поднимающиеся в воздух булыжники мостовой. Гляжу на Терина, а тот смехом ну прямо давится. Дуся так вообще сползла на пол и стонет тихонечко. Надо полагать, не от душевной боли. Только у отца на лице непонятное напряжение.
   - Это все? - спрашивает он, - иных причин не было?
   - Ну, я не знаю, - тянет Гамос, - это Вам у Дукуса надо было спрашивать. Я как-то особо и не интересовался.
   Гамос обводит нас всех поочередно несчастным, растерянным взглядом. А мы молчим. Так, молча, и расходимся каждый по своим местам обитания.
  

Глава 22

   Дуся
  
   Вечер у меня получился неудачный. Были планы прогуляться и продолжить изучение быта обитателей королевского дворца. Я вот, кстати, еще дворцовый сад, как следует, не рассмотрела. Да что там! Я его до сих пор только из окна видела. А там пруды всякие и птички какие-то, на павлинов похожие, ходят. Интересно же вблизи все это увидеть, птичек потрогать. Хотела я кого-нибудь из мужчин своих на прогулку вечернюю соблазнить, но Валь по бабам пошел, не до меня ему, а Терин... ну Терин обиделся за то, что я на совещании этом брякнула. Когда я ему прогуляться предложила, окинул меня холодным взглядом и заявил:
   - Мне, Дульсинея, некогда. Плакатики со своей мордой рисовать буду. Нужно успеть их к утру по городу развесить, так что гуляйте со своим женихом.
   В общем, гад он и больше никто. Так и осталась я невыгулянная и на весь мир обиженная. И утром в таком же настроении проснулась. Точнее не сама проснулась, а разбудили меня. Бабы какие-то посторонние, без спросу в мою спальню вломились, шторы открыли и давай какие-то тряпки раскладывать и доброго утра мне желать.
   - Вы кто такие? - пробурчала я, нащупывая под подушкой тапок.
   - Горничные мы, - девица постарше в реверансе присела.
   - Одевать Вас пришли, - объяснила девица помоложе и тоже в реверансе сложилась.
   Ну вот, кажется, быт во дворце налаживается. Горничные появились. До этого я как-то без их помощи обходилась. Но раз объявились, то надо по полной программе пользоваться.
   - Так, молодцы, девочки, что одевать меня пришли. А где кофе в постель, стесняюсь я спросить? Завтрак мой где?
   Горничные переглянулись, глазками хлопают. Дуры, одним словом.
   - Девочки, пока не пожру, с кровати не встану, - выдвинула я ультиматум и залезла под одеяло с головой.
   Слышу, девочки зашептались, потом дверь хлопнула. Ушли? Ну и ладно. Я задремать даже успела к тому времени, как они вернулись. Одна из них тащила поднос, на котором имелось что-то похожее на завтрак. Не такой обильный, как я привыкла, но тоже сойдет.
   - Сразу трудно было догадаться? - проворчала я, вцепившись зубами в бутерброд, - или у вас тут не принято завтракать?
   - Мы думали, Вы сами себе наколдуете, - наивно призналась горничная, которая помоложе.
   - Ага, делать мне больше нечего, завтраки себе наколдовывать. Я ж так наколдую, что гаси свет, бросай гранату, - пробурчала я.
   Да уж, молодец я. Можно сказать, призналась в своей магической некомпетентности. Заодно и вспомнила о последствиях этой самой некомпетентности.
   - Подайте мне вон ту коробочку с комода. Только поаккуратнее, не трясите, а то напугаете маленького.
   Коробочку мне подали. Ту самую, в которой тараканчик мой бедненький обитал. Открыла я коробочку, он сидит там, весь такой грустный, усики повесил. Я ему булочки покрошила, приговаривая:
   - Кушай мой маленький, кушай, мой бедный стражник. Вот разберемся с Советом и я тебя расколдую.
   Смотрю, горничным взбледнулось как-то нехорошо, и они стали осторожно к двери пятиться.
   - В чем дело? - поинтересовалась я, - у меня рога вдруг выросли? Или татуировка по всему лицу проявилась? Стоять, кому сказала!
   Горничные замерли у дверей по стойке смирно. Стоят, дуры, дрожат. Ага, ну понятно, испугались, что я сейчас и их, как этого стражника, во что-нибудь этакое превращу.
   - Поднос заберите и одевайте меня, что ли, - милостиво позволила я.
   Да уж, одели они меня. Полный восторг! Это, как они объяснили, парадное платье. Ужас просто! На нем камней больше, чем я сама вешу. А они еще мне на шею каких-то цепей понадевали. Как в этом местные дамы ходят? А как я сама буду в этом передвигаться?
   А горничные меня под руки подхватили, усадили у зеркала и давай с волосами моими что-то химичить. Тут я окончательно расстроилась, вспомнив, как они укоротились из-за вонючки этого - Таурисара.
   Короче говоря, в зал я пришла в отвратительном настроении. Точнее не пришла, а практически на последнем издыхании приползла. Не понимаю, зачем обвешивать себя таким количеством драгоценностей?
   Когда я увидела Вальдора, Деларона и Брианну, я поняла, зачем - чтобы не потеряться на фоне блеска королевской семьи. Вальдор вообще как новогодняя елка сверкал и переливался. Нет, ну, в общем-то, этот золотой обруч с изумрудом, прихватывающий волосы, очень ему к лицу, сразу на сказочного принца похож стал. Да и фингала у него уже нет. Наверно, Терин ему каким-то магическим способом вывел. Короче говоря, красавчик мой принц сделался, жаль, что не моей мечты блондин.
   Терин после меня пришел. Весь такой мрачненький. В смысле наряд на нем мрачненький - черный и без такого обилия камней, как у остальных.
   - Опять ты, Терин, этикет нарушаешь, - поддел его Валь, - не в парадном одеянии магов явился.
   Терин в ответ промолчал, но так на принца зыркнул, что я удивляюсь, как это тот на месте не помер?
   Когда начали прибывать другие маги, я поняла, почему Терин так на слова Вальдора среагировал. Потому что члены Совета прибыли в парадном. Ой, держите меня сто человек!
   Оказывается эти балахоны, похожие на ночнушки, и есть парадное одеяние. В комплект также входили колпаки. Один из членов Совета, незнакомый мне дядечка, из тех четырех неохваченных нами магов, вообще на себя такую конструкцию напялил, что застрелиться можно! Еще немножко, и она бы за потолок зацепилась. Дамочка, тоже из незнакомых мне магов, на кончике своего колпака имела помпон, пушистый такой, ядовито розового цвета. И балахон, точнее мантия, на ней розовая была. С золотистыми звездами, рунами и бантами. Ага, это типа гламур по-зулкибарски? Или из каких мест такая прелесть розово-золотистая выпорхнула?
   Троица престарелых колобков, знакомая мне по вчерашним событиям, прибыла в одинаковых белых мантиях с голубым рисунком и одинаковых колпаках. Благо в меру высоких и без всяких помпонов. Держались они вместе, передвигались синхронно. Было ощущение, что они все трое за мантии булавками скреплены, так дружно они промаршировали к своим местам.
   Гамос и Журес прибыли одновременно. У обоих морды траурные, мантии серые со скромным белым рисунком. У Гамоса на колпаке какие-то закорючки нарисованы, которые как живые шевелятся. От этого ощущение, что у него по головному убору насекомые ползают. У Журеса колпак скромнее, без рисунка, зато с кисточкой, понуро свисающей спереди. Кажется, не любит меня Журес. Я ему приветливо тапком помахала, а он от меня шарахнулся и постарался устроиться как можно дальше.
   Последние прибывшие, еще одна парочка из неохваченных нами магов, вызвала у меня приступ смеха, который мне пришлось скрыть за некультурным похрюкиванием. Это были парень и девушка, молодые или выглядевшие таковыми. Мантия девушки была заужена, по подолу шли два разреза до колен, за спиной были прицеплены крылья, по конструкции похожие на крылья бабочки. Она ими тут же зацепилась за портьеру, но ловко освободилась и торжественно прошествовала к креслу. Крылья помахивали в такт шагам и позвякивали, потому что были украшены колокольчиками. Такие же колокольчики и множество бабочек разных цветов, были прикреплены к ее колпаку. Бабочки были также и на кудряшках, выглядывающих из-под колпака. Тоже мне, фея Динь-Динь!
   Парень был в черной мантии с черными птичьими крыльями за спиной, бледный, черноволосый и торжественно серьезный, будто на похороны прибыл. Нет, ну если бы это были его натуральные крылья, я бы мож и впечатлилась, а так ведь сразу видно, что они к мании пришиты и уныло обвисли, так что готичность у паренька получилась какая-то комическая. В моем мире готы и то более монументально выглядят.
   Одним словом, вот такой парад придурков собрался в этом зале. Кто в брюликах и прочих цацках, кто в балахонах всяких разных. И Терин такой весь в черном - без причуд, как белая ворона среди нас. Зря я горничных послушалась и позволила напялить на себя это безобразие. Лучше бы в джинсах пошла, а то мало ли, вдруг советники эти взбунтуются и драться придется. Нет, драться я не умею и не стала бы лезть в такое дело, но в случае всеобщей суматохи, в платье у меня больше шансов запнуться об подол и упасть в самый неподходящий момент. Да и лишние килограммы украшений не делают меня грациознее.
  
   Вальдор
  
   Итак, все в сборе. Советники стоят, молчат, переглядываются друг с другом. В атмосфере отчетливо ощущается запах грядущих перемен, а если точнее, то перемен неприятных. Понятия не имею, отчего это я такое вдруг предположил. Кошусь на Терина - бедняга волнуется. Нет, внешне-то он, конечно, невозмутим. Только вот немного бледен, немного скован, немного руки подрагивают. А так все хорошо.
   Наши старые знакомые удивление от наличия чернокнижника в зале не демонстрируют. Новеньким же просто некуда деться. Конечно, парочка с крылышками, увидев Терина живым, здоровым и не обезвреженным, вздрагивает и начинает на дверь коситься, но попыток к бегству не предпринимает. Дама в розовом пытается строить глазки мне, королю и Терину одновременно. Маг с башней на голове, как кажется, занят преимущественно попытками удержать равновесие. Еще бы, по моим прикидкам, его, хм, шляпа, примерно в половину его роста.
   Все прибыли, заседание открывается.
   - Уважаемые коллеги, - начинает Гамос, и голос его дрожит, - я пригласил вас всех сюда для того, чтобы... чтобы... мы избрали нового члена Совета, и нового Главу. Дукус погиб, его место сейчас вакантно. Я... Я...
   Бедняга начинает заикаться, и я, небрежно взмахнув рукой, подзываю к себе слугу и велю последнему поднести магу что-нибудь попить. Чтобы ему легче стало - поясняю я. Уже через секунду расторопный малый вкладывает в трясущуюся руку Гамоса бокал. Маг благодарно улыбается, отпивает глоток и тут же начинает фыркать, плеваться, хвататься за живот. Отравили - думаю я. Вот они, неприятности, и начались.
   - Что это? Помогите! - шепчет волшебник, роняя на пол бокал.
   Я несусь к нему, хватаю эту посудину. Думаю, хоть по запаху определю, что там было, а потом уже будем думать о противоядии. В конце концов, здесь столько волшебников. Неужели никто не поможет коллеге? А может, они в сговоре?
   Ну да, по запаху определил. Нахожу глазами слугу этого, зову к себе.
   - Ты откуда, засранец, - спрашиваю я, - взял гномью водку?
   Парень растерянно хлопает ресницами:
   - Так... На кухне... Она всегда там стоит. Вы ж сами сказали - чтоб легче стало. А после нее - всегда.
   Отвешиваю ему легкий подзатыльник, а сам стараюсь серьезное выражение на физиономии сохранить. На кухне стояла, хм, всегда. Да если б я об этом знал, не видать бы Дусе бриллиантов на тапке, как своих ушей! М-да, Вальдор, ближе надо быть к народу. Ближе.
   Гамос, меж тем, перестает кашлять. Но, то ли от испуга, то ли от водки, бедняга начинает хрипеть. Голос отказал. Восхитительно.
   Гляжу на Терина - и что он теперь будет делать?
   - Господа, - говорит чернокнижник и делает несколько шагов вперед. - Я прошу прощения за небольшой инцидент, который сейчас произошел. Мне очень неловко, что наш коллега не может продолжить начатую им речь. А потому я все скажу сам.
   Я уже говорил, что Терин и дипломатия совершенно несовместимы? Они просто избегают друг друга! Вот и сейчас, нет, чтобы людей подготовить как-нибудь, или Гамоса вон откачать, вместо этого наш отважный некромант гордо идет на баррикады. Ну, знамя ему в руки, и орден куда-нибудь.
   - Именно я претендую на должность члена Совета, - продолжает маг, - и я же собираюсь стать его Главой. Не думаю, что стоит объяснять мотивы моего поступка. На ваше решение они повлиять не должны. А потому предлагаю вам приступить к голосованию. Кто за то, чтобы я, Террин Эрраде Кайвус Третий вошел в Совет чародеев на правах его полноправного члена?
   Маги переглянулись, и стали молча, по одному, поднимать руки. Один, два, три...
   Три... и все. Потому что остальные, вместо того, чтобы голосовать за нашего умного, грамотного и во всех смыслах перспективного кандидата, вдруг дружненько так поворачиваются в сторону двери. А на лицах ужас прорисовывается. Ну и что там такое? Дракон Ллиувердан прилетел с морковкой в зубах? А нет, не дракон.
  
   На пороге стоит высокий тощий мужчина, даже старик. Физиономия его выглядит не то, чтобы старой, скорей потасканной, но глаза горят, а костлявые плечи распрямлены. На одном из плеч, кстати, сидит довольно-таки упитанная крыса. И носом шевелит, принюхивается.
   - Терин, мальчик мой, а ты не оборзел?
   Чернокнижник бледнеет и нервно сглатывает слюну.
   - Мерлин? - спрашивает он шепотом.
   - Нет, ёптыть, Дед Мороз! Подарки вам принес - полный мешок звездюлей!
   Надо же, сама легенда к нам пожаловала! А, какой богатый словарный запас! Напоминает мне кого-то.
   - Ты, мелкий пакостник, какого хрена грызунов ко мне посылаешь? Мне, ёптыть,  заняться больше нечем, морды им усатые целовать?! Лягушка тоже твоих рук дело? Так, поздравляю, засранец ты этакий, наступил я на нее!
   Мерлин выдерживает паузу и с достоинством уточняет:
   - Спьяну. Непреднамеренное убийство, проще говоря.
   Наш чернокнижник выглядит таким потрясенным, что мне его даже жаль.
   - А ежели я тебя, - продолжает Мерлин, - в жабу, скажем, или какую другую гнусь? И чтобы мужик тебя какой-нибудь лобызал в разные места, а? Не, ну до чего молодежь нынче наглая пошла!
   Старик аккуратно опускает крысу на пол.
   - Иди, Мадлоночка, поищи себе чего-нибудь вкусненького, - говорит он, и я тихо хихикаю.
   - Вот! - кричит Мерлин, и тычет в меня пальцем, - вот! Ты и этого распустил! А какой был хороший мальчик, аяяй!
   Только успеваю задуматься о том, когда это я был хорошим мальчиком, а главное, как старый затворник умудрился это разглядеть, не покидая пещеру, как Дульсинея, сдунув с глаз прядь волос, ставит руки в боки и тоже начинает верещать:
   - А ты тут кто такой, растудыть тебя в качель? Выискался, понимаешь, защитник грызунов, Гринпис, ёптыть, доморощенный! Ты чего на Терина наезжаешь? Не видишь - человек делом занят?
   Старик на пару секунд замирает.
   - А это что за пигалица? - интересуется он, и Дульсинея, тихо повизгивая от ужаса, зависает над землей и медленно к нему подлетает.
   - Так, ага, что-то личико у тебя сильно мне знакомое, кого ж ты мне напоминаешь? Ой, бля! Внучка, что ли?
   - Да какая я нахер тебе внучка? - верещит Дульсинея.
   А я снова начинаю смеяться. Это же надо - встретились два одиночества. А я дурак! А Терин-то какой идиот! О том, что у Абрама один глаз голубой, а другой желтый, он вспомнил, а вот, что у Мерлина такие же! Охренеть, как выражается моя драгоценная невеста.
   - Но в родословной Абрама, - произносит несчастным голосом чернокнижник, - не было упоминания о Вас.
   - Ну, мало ли, что может случиться по молодости, - отвечает Мерлин и загадочно улыбается.
  
   Дуся
  
   Вот тебе и здравствуйжопановыйгодприходинаёлку! Вишу...то есть висю... тьфу! Короче, зависаю я в полуметре над полом перед этим самым Мерлином и чувствую себя как кутёнок, которого за шкирку взяли и на предмет соответствия стандартам породы изучают.
   - Слышь, дед, лучше по-хорошему отпусти, - предложила я и аккуратненько так к поясу, где у меня тапок находится, потянулась.
   Мерлин этот, растудыть его, в улыбке расплылся, опустил меня на грешную землю... то есть на пол, и ласково так говорит:
   - Внученька!
   Я смущенно икнула и к тапку тянуться перестала. Ну все ж таки родственники, по-хорошему не договоримся, что ли? А у него и глаза, как у меня - один янтарно-желтый, другой голубой. И нос, как у меня... хм... ладно, признаю, длинноват нос, но все равно красивый.
   - Мы с тобой, внученька, еще успеем поговорить, сначала мне надо с этим сборищем засранцев и лентяев разобраться.
   С этими словами Мерлин меня в сторонку отодвинул и начал разбираться. И так он цветисто разбирался с ними, что я аж заслушалась и пожалела, что под рукой диктофона нет. Вот бы записать эти перлы изящной словесности!
   Советники стояли перед Мерлином как нашкодившие детишки, разве что ножками пол не ковыряли и носами не шмыгали в приступе раскаяния. А я, как дура, спряталась за спиной этого деда своего новоиспеченного и не смела рта раскрыть. А что тут скажешь? Это же очевидно, что и голос у него громче и словарный запас богаче. Так что пусть Терин сам ему доказывает, что достоин Главой Совета этого стать.
   Из деда не только перлы изящной словесности сыпались, но и всякие интересные подробности. Например, о том, каким образом Совет этот моего папу уделал. Оказывается, папа случайно медальон Главы Совета нашел, прикинул хрен к носу, понял, что с Советом нечисто и решил делать ноги. Выкрал артефакт и в мой мир ушел. Дед еще по поводу трусости и малодушия папиного прошелся, мол, трус был Абрам, вместо того чтобы воспользоваться знаниями своими и как следует Совет пошантажировать, в бега ударился и вот результат - выращенная в другом мире внучка, которую учить и учить еще, чтобы себе собственной магией не навредила. Я хотела обидеться, но не до того мне стало, потому что дед коротко, но емко расписал судебный процесс по делу Абрама, который был скорее на балаган похож, чем на процесс. Кажется, Мерлин и про казнь хотел что-то сказать, но посмотрел на меня и передумал. Ну и ладно, можно подумать, я бы в обморок брякнулась, если бы узнала, каким способом казнили моего папу, которого я никогда в глаза не видела.
   - Вот я над вами сейчас такой же "справедливый" суд учиню! - пригрозил в заключение своей речи дед. - Особенно это вас касается, вы, три хари благонравные! И не надо мне рожи невинные корчить, знаю я, что вы в первых рядах за казнь внучка моего голосовали.
  
   Вальдор
  
   Дед - молодец. Даром, что легенда. В том плане молодец, что словарный запас у него богатый, и энергия так плещет. В общем, я не только заслушался, но еще и впечатлился.
   Стою, подавляю в себе желание челюсть рукою подержать. То, что Дуся - его внучка, это уже понятно, но вот то, что ей до него расти еще и расти...
   - Терин, - наконец, говорит Мерлин.
   Почему, наконец? Потому что просто говорит, без россыпи сравнений и метафор.
   - Терин, мальчик мой, а с чего это ты вдруг вообразил, что достоин стать главой Совета? У тебя что, опыта больше всех, или рожа хотя бы толще?
   - Но кто-то же... - лепечет чернокнижник.
   - Ты, парень, - прерывает его Мерлин, - не дорос пока до медальона-то. Не, я ничего плохого ввиду не имею. Задатки у тебя, бесспорно, есть. Мальчик ты сообразительный. Вон как шустро от кучи магов избавился. Но, согласись, и попалось ведь тебе одно фуфло. А случись беда какая серьезная, что б ты делал? Силы ж одной недостаточно. Ум еще нужно иметь. Опыт, опять-таки, лишним не будет. Ты ж ребенок еще!
   - Мне уже... - пытается возразить Терин.
   - Тебе уже! - передразнивает его старый маг, - тебе уже пошел четвертый десяток. Потрясающе! Ты уже ну такой весь замечательный волшебник, что даже... даже я тебе и в подметки не гожусь. Короче, парень, хрен тебе по всей морде, а не пост Главы Совета.
   Терин бледнеет и дышит тяжело.
   - Ну и чего распыхтелся? - интересуется Мерлин, - я ж не говорю, что навсегда. Вот подрастешь, подучишься. Там, того и гляди, я тебе тепленькое местечко и освобожу. Честно-честно! Ты ж из присутствующих здесь чародеев больше всех мне нравишься. Ну, если внучку не считать. Дусь, ты Главой Совета хочешь быть?
   Дульсинея начинает быстро-быстро качать головой, демонстрируя, что подобное желание у нее и не возникало ни разу.
   - Так вот, - продолжает Мерлин, - стало быть, пост твой. Лет так через пятьдесят. Если мне надоест, то раньше. Вот только не считай, что я давлю на тебя авторитетом. Хочешь, на поединок вызову?
   Терин снова вздыхает и опускает глаза.
   - Боюсь, исход поединка предрешен, - глухо бормочет он.
   Старый маг расширяет глаза и поднимает вверх указательный палец.
   - Вот именно! - говорит он, - а потому, господа присутствующие здесь маги, давайте-ка шустренько проголосуем за меня. Э... Терин, Журеса от клятвы освободи-ка быстренько, а то ж я ему что-нибудь во внешности так поменяю, полжизни будет брюки из трех штанин носить.
   Терин послушно кивает, делает пассы руками, и бедный Журес с воплем падает на пол. Подол его мантии задирается, и что я вижу? А вижу ноги мага - волосатые, но идеально прямые. Классической, я бы сказал, формы.
   - Маладца, - говорит Мерлин. - Добрый мальчик!
   Журес стонет и пытается встать на четвереньки. Дуся хихикает, прикрывая руками грудь. Папа мой тоже веселится. Троица в полном составе, похоже, получает явное удовольствие от процесса. На их лицах радостное возбуждение.
   Голосование за председателя проходит без эксцессов. Все "за".
   - Ну, а теперь, ребята, - бодренько так возвещает Мерлин, - мы быстренько введем в Совет Терина Эрраде, активируем мой медальон и устроим пьянку. Как вам такое предложение?
   Возражений нет.
   В результате, Терин - советник, Мерлин - Глава, а мы с Дусей просто радуемся жизни, потому что закончилось все хорошо и без мордобития.
   На лице чернокнижника нашего тоже, надо сказать, облегчение написано, а не вселенская скорбь. Ну, какое-никакое, а повышение в статусе, а империю он себе всегда построить успеет.
  
   Дуся
  
   Торжества по случаю нашей окончательной и бесповоротной победы как такового не было. Была вселенская суета, все друг друга поздравляли, и пытались пить на брудершафт, с кем попало. А брудершафт это у нас что? Это у нас не просто выпить, а еще и поцеловаться потом. Вот уж увольте, целоваться с этими придворными, которые непонятно, с кем и как всякой разной любовью занимаются. После таких поцелуйчиков как бы не пришлось обращаться к брюнету моей мечты за услугами по его второй специальности, по венерологии то есть.
   Кстати, мужчины мои куда-то пропали. Принц-то понятно куда делся - решал дела государственной важности, то есть за фрейлинами гонялся. А вот куда Терин пропал, хотелось бы мне знать? Тоже за фрейлинами бегает? Мне даже смешно стало, когда я представила как Терин, весь такой из себя серьезный, носится за этими дамочками. Особенно за Джулой, которая вся из себя такая меркантильная и серьезная... Прям как раз в пару к такому, как Терин. Я с трудом подавила желание немедленно отправиться к Джуле и превратить ее в какую-нибудь гадость. Во всяком случае, пока достаточно веского повода она мне не давала.
   Вот на этой мрачной ноте кто-то прервал мои размышления, похлопав меня по плечу. Что, еще один желающий на брудершафт со мной пить? Ну, хватит! Достали!
   Я развернулась, одновременно замахиваясь тапком. Вот сейчас кто-то схлопочет у меня по морде!
   Ой, счастье-то какое, что врезать не успела! Это оказался мой новоприобретенный пра и еще много раз прадед, а проще говоря, дед Мерлин.
   - Крута ты, внученька, - насмешливо изрек он. - Опусти тапок, а то еще колданешь ненароком.
   - Прости, дед.
   - Ребенок ты еще неразумный, - Мерлин ласково потрепал меня по волосам и решил. - Сам тебя учить буду, а то Терин мало того, что не предметник, так еще и, растудыть его, мальчишка бестолковый! Какой из него учитель, когда он слюни на тебя пускает и об образовании твоем думает в последнюю очередь?
   Какой внимательный дед, вот разглядел же, что Терин слюни на меня пускает, я и то не заметила.
   - Он хорошо меня учит, - вступилась я за брюнета своей мечты. - Просто у нас мало времени было. И спасибо, я буду рада у тебя поучится. Вот, к примеру, расскажи, как таракана обратно в человека превратить?
   - Так знамо как! Условие выполнит и обернется обратно... или ты, малявка, условие поставить забыла? Так это никогда не поздно. Хоть сейчас можешь.
   - Кхм... дед, ну вообще-то условие я поставила. Совершенно случайно! Правда-правда, я не хотела.
   Ой, как же мне неудобно было. Это ж получается, мое близкое знакомство с предком начнется с того, что я ему сейчас таракана для поцелуйчиков подсуну. Я еще не забыла, как он на Совете бушевал по поводу посланных к нему крысы Мадлоны и лягушки Тубирозы.
   - Деточка, не смущайся, скажи, что за условие? - подбодрил Мерлин.
   - Ну, ты, в общем, дед, не злись только, - предупредила я, достала коробочку с тараканом, открыла и протянула ему. - Вот. Ты его поцеловать должен.
   Мерлин нахмурил брови, ухватил меня за плечо и мы оказались на террасе. Той самой, где я не так давно Вальдора с фрейлиной блондинистной застукала.
   - Незачем всем слышать, как я на внучку ору, - спокойно пояснил Мерлин и плавно так, без резкого перехода, рявкнул, - да что ж за нахрен? Опять я? Вот молодежь пошла! Это тебя Терин твой, эта морда бесстыжая научил? Я его самого в таракана! И чтоб безвозвратно, пока все старухи Зулкибара его не перецелуют!
   - Ой, дед, не надо! - не на шутку испугалась я и так жалобно ресничками захлопала, что едва не взлетела от усердия.
   - Эх ты, дурища моя родненькая, - растаял Мерлин, погладил меня по голове и решил, - в порядке исключения, только ради тебя.
   Да, скажу я вам! Это надо было видеть, как легендарный Мерлин чмокал бедного таракашечку. И сработало же! Дед еще плевался брезгливо, а на полу уже корчился голый стражник. В глазах его стоял ужас, но где-то там, на заднем плане, уже намечалась радость во взоре от счастливого возвращения в человеческий облик.
   Я хотела помочь ему встать, протянула руку, но он испуганно взвизгнул и задал стрекоча. Прямо голышом.
   - Как ты его, бедняжку, напугала, - укоризненно качая головой, заметил Мерлин. - Ты, когда к людям бросаешься, тапок этот свой ужасный прячь. Ведь уже все королевство знает о появлении новой могущественной волшебницы и ее тапке.
   Да уж. Вот и прославилась ты, Дульсинея Абрамовна. Даже не знаю, радоваться или расстроиться? Ведь вроде как магический предмет должен быть тайной. Только самые близкие знают, что является этим самым магическим предметом, а тут получается, весь Зулкибар уже в курсе, что у меня тапок. И как мне с этим быть?
   - Давай-ка присядем, выпьем, как полагается, за знакомство, - предложил Мерлин, достал из-за пазухи стоптанный ботинок, взмахнул им. и на террасе появились два кресла и стол со всем необходимым содержимым. Но появление стола меня не особо удивило. А вот ботинок в руках прославленного волшебника произвел неизгладимое впечатление.
   - Дед? - только и смогла пискнуть я.
   - А что, думала, ты одна такая невезучая предметница?
   Мерлин с ухмылкой спрятал ботинок за пазуху и уселся за стол.
   - Присоединяйся, внучка.
   - Дед, а посох тебе в таком случае зачем?
   - А для солидности, - объяснил он, посмотрел на меня задумчиво и, пробурчав что-то о вредности и неприличии, наколдовал мне сигару.
   - Спасибо, дед.
   Так мы и сидели. Мерлин пил гномью водку, я курила. Было тихо и хорошо, и не хотелось думать ни о чем плохом. Вообще-то, мне было, о чем подумать, но я решила отложить всякие грустные мысли на потом и задала животрепещущий вопрос:
   - Дед, а король Артур есть?
   - Нет, внученька, это фантастика.
   Вот не ожидала я такого ответа! Я вся такая приготовилась выслушать историю о славном короле Артуре и о том, как Мерлин ему во всем помогал, а тут вон чего.
   - Дед, это как это?
   - А вот так это, внучка, - строго нахмурившись, отвечал дед. - Не любят в нашей семье эту историю вспоминать, так что заруби на своем длинном носу: король Артур - это фантастика.
   - Почему это? - буркнула я, обидевшись за длинный нос. На свой бы сначала посмотрел, а потом обзывался!
   - Потому это, - передразнил дед, хлебнул еще водки, подобрел и рассекретился. - В те времена с путешествиями в иные миры проще было, никакого запрета не стояло, вот и шастали наши волшебники куда ни попадя. А предка нашего, в честь которого меня назвали, занесло в твой мир... ну то есть в тот, где ты родилась.
   - Ой, то есть это не ты был?
   - Да ты что? Разве ж я бы таких глупостей, как старший Мерлин, натворил?
   - Каких таких глупостей? В легендах об этом ничего нет.
   - Как это нет? Очень даже есть! А кто, как последний дурак, на простенькое любовное заклинание Озерной Ведьмы поддался? - прикрикнул Мерлин.
   - Я такого момента что-то не припомню.
   - Эх ты, малявка, - снисходительно пробурчал дед. - Все так и было, как я говорю. Мерлин попался в любовные сети Озерной Ведьмы, в итоге и артефакт ценный просрал, ну Эскалибур то есть, и парнишке этому - Артуру, не помог толком. Вот так-то. Ну, так и что, внученька, король Артур существует?
   - Нет, дед, это фантастика! - бодренько отрапортовала я.
   - Вот и славно. Отправляйся-ка ты спать, у тебя завтра тяжелый день.
   Да уж, может дед настроение испортить. Мне как-то сразу не до ознакомления с семейной историей стало и я, как понурый ослик, поплелась к себе.
   День мне завтра, и правда, трудный предстоял. Король Деларон, окрыленный избавлением от опеки Совета, раскомандовался и решительно настоял, чтобы завтра же сын его со своей спасительницей обвенчался, как полагается, а то, мол, часто нас видят в покоях друг друга - это неприлично, и дабы толки всякого рода прекратить, надо нас поскорее поженить.
   Ой, мамочки! А оно мне надо? А Вальдору надо? Нет! Нет! И еще раз нет! Не надо это нам! А как от этого дела отвертеться, не знаю даже. И Вальдор, дрянь такая, молча рожи зверские строил и не возражал, когда папенька его грандиозными планами с нами делился.
   Сидела я в своих покоях недолго, заскучала и решила отправиться к тому, кто уж точно меня выслушает и не пошлет куда подальше с моими переживаниями, как это сделала Брианна, когда я попробовала к ней, как к особе, приближенной к королю, подойти с просьбой отговорить Деларона так скоропалительно сына женить.
   Надела я тапок, сказала волшебные слова и оказалась перед Терином.
  

Глава 23

  
   Дуся
  
   Маг в своей башне находился. Там все было вверх дном перевернуто. Видимо, Терин пытался здесь порядок навести немагическими силами, да только еще больший срач развел, а теперь вот сидит на кровати грустный весь такой и задумчивый. На меня как-то не очень активно среагировал, даже не посмотрел, молчит, пол изучает и ждет, когда я первая заговорю. Ну, я и заговорила:
   - Привет, Терин, не рад меня видеть?
   - Доброй ночи, Дульсинея, Вам тоже не спится?
   Я решительно уселась рядом с ним. Он - ноль внимания. Видимо, что-то безумно интересное на полу разглядел.
   - Опять он мне выкает! - набросилась я на него. - Да что ж это такое? Ты что, нормально разговаривать только по пьяни или с большого перепугу можешь? Хотя бы глазюки свои бесстыжие на меня подними!
   Терин, наконец-таки, отвлекся от созерцания пола, повернулся в мою сторону, и в одно мгновение его взгляд стал таким внимательным и заинтересованным, что я начала подозревать, что со мной что-то не то, ну там, например, разводы грязные по всему лицу.
   - А что это у Вас, Дульсинея, с волосами приключилось?
   - Что?! Ты прикалываешься что ли? А то сам не знаешь, что мне их из-за этой задницы, из-за Таурисара этого обрезать пришлось!
   Задел он меня за больное. И вот зачем, спрашивается? Обязательно что ли таким вот нечестным способом меня обижать? Это же удар ниже пояса.
   - Я не о том, Дуся, - спокойно возразил Терин. - У Вас магия на волосах.
   - Это как это? - опешила я.
   Терин промолчал в ответ, с интересом разглядывая меня, то есть не меня, а волосы мои. Даже руку протянул. И тут меня осенило, что это может быть.
   - Не трогай! - заорала я, но было поздно, он успел не то что потрогать, а целую прядь ухватить.
   Ну вот, мои подозрения подтвердились. Тихий хлопок, облачко серого дыма и лежит передо мной кучка одежды Терина, из-под которой выбирается... хорек! А мои волосы... ой, волосики мои родненькие! Они опять стали длинными, как и прежде. Вот просто за один миг - раз и отросли.
   Ну, дед! Ну, удружил! А я-то все умилялась, какой ласковый дедок у меня - по головке все гладит. А он вон чего! Он подлянку Теринчику моему учинил - через меня на него чары навел. Найду и убью вредителя этого! И пофиг, что вернул волосам моим прежнюю длину. Никто не смеет так поступать с брюнетом моей мечты... кроме меня.
   И вот сижу я, вся такая длинноволосая и в полном ужасе. Хорек тоже радости не проявляет. Хорошо хоть не убегает никуда, на задние лапки встал и в глаза мне заглядывает. И что делать-то? Что, если дед свою угрозу выполнил, и теперь Терин не превратится обратно, пока его все старухи Зулкибара не перецелуют? Спасибо, что хоть не в таракана, а в хорька... хотя тоже не очень-то приятно, но все ж таки не насекомое.
   - Ну, дед! - буркнула я, схватила хорька за шкирку и чмокнула в нос.
   Мало ли, вдруг сработает?
   Сработало! Вот сюрприз мне, так сюрприз! Брюнет моей мечты передо мной и без одежды совсем. Нет, все ж таки люблю я своего деда. И фиг с ним, что у Терина от этого превращения настроение окончательно испортилось.
   - Значит, сюрприз мне от дедушки своего новоиспеченного принесли, Дуся?
   - Да я сама охренела! - оправдалась я, потом поняла, что оправдываться мне вообще-то не полагается, потому что пострадавшая у нас здесь я. Ну и Вальдор тоже... немножко.
   - Охотно верю, что Вы по неопытности своей не заметили, что на Вас переходящие чары наложили, - равнодушно согласился маг, и начал не спеша одеваться.
   Это ему просто пофигу, что я смотрю? Или он меня специально дразнит? Вот засранец!
   - Растудыть тебя в тудыть, я тут, понимаешь ли, страдаю, а ты... ты...
   - А почему Вы, Дуся, страдаете? Случилось у Вас что-то?
   - А то ты не знаешь, мажья морда, что мне завтра придется замуж на Вальдора выходить!
   - Примите мои поздравления.
   - Дурак ты, Терин! Не хочу я за Вальдора замуж, а ты меня тут поздравлениями дразнишь, - пробурчала я и печально уставилась на свой тапок, который все еще у меня на ноге надет был поверх туфли. Все лучше, чем на этот стриптиз в обратном порядке, то есть на одевание обнаженного мужчины, смотреть и слюни пускать.
   - Дульсинея, многие женщины королевства все бы отдали, чтобы оказаться на Вашем месте.
   Это Терин типа таким образом подбодрить меня решил.
   - Да-да, я знаю, это же такая удача, выйти замуж за наследника престола, - ехидно отозвалась я и честно призналась, - Терин, я была бы сейчас очень счастлива, потому что ничем не отличаюсь от других девиц и тоже не прочь выйти замуж за принца, но я не могу. Вот не могу и все тут!
   - Что же Вам мешает, Дульсинея? Боитесь, что не поладите с Вальдором?
   - Нет, Вальдор хороший парень, хоть и ведет себя иногда, как засранец, но в целом хороший, и мы бы с ним, возможно, даже немножко полюбили друг друга со временем, - тут мое ангельское терпение подошло к концу, и я заорала, - Терин, хватит из себя дурака строить, ты прекрасно знаешь, что я не могу за Вальдора замуж идти из-за тебя, срака ты волшебная!
   - Дульсинея, я Вам никоим образом не препятствую, - сухо ответил маг, усаживаясь рядом со мной, и... получил-таки тапком по физиономии.
   Вот уж не знаю, что на него подействовало. То ли волшебство какое-то в тапке сработало, то ли просто терпение у него лопнуло после этого наглого удара. Как бы там ни было, но маг распоясался настолько, что дал мне ответную оплеуху.
   Мы уставились друг на друга, злобно посапывая, так что аж ноздри раздувались... ну, насчет моих не знаю, а у Терина точно так и было. Я соображала, что бы такого гадкого сказать, чтобы ему больше никогда в жизни в голову не пришло на меня руку поднимать? О чем он думал, не знаю. Но, видимо, о чем-то совсем не имеющем отношения к разговорам, потому что, как только я открыла рот, чтобы сказать ему все, что он заслужил, как он набросился на меня и... и все, что у нас с ним до этого было, это просто детские забавы.
   Ух, и разошлись мы! А уж какие он мне слова говорил, я только мычала в ответ, не представляя, как реагировать на такие трогательные признания. Ну да, не было у меня никогда такого. Вот просто не было, потому и ошарашивалась я тихонечко от таких речей пылких.
   И вот уже случилось у нас то, к чему по логике вещей приводят предварительные ласки, как вдруг раздалось ехидненькое такое покашливание. Не знаю, как это такое может быть, но зуб даю, покашливание было именно ехидным.
   - Дусечка, а что это ты делаешь, невеста моя ненаглядная?
   Ну и вопросик задал Вальдор! И когда он вообще успел здесь появиться?
   А маг мой что-то прорычал, рукой в сторону принца махнул, бац...и нет принца!
   Да уж, вот тебе и "бац".
   С вас когда-нибудь соскакивал мужик в самый разгар того самого? А с меня вот соскочил. Почти сразу же, как опомнился и понял, что натворил. Впрочем, у меня от появления Вальдора тоже пропало всякое желание продолжать наше интересное занятие. У Терина загадочная бледность на лице образовалась, и пробормотал он себе под нос что-то явно ругательное из моего репертуара.
   - Куда ты его дел? - спросила я, прикрываясь какой-то деталью одежды, не своей, судя по размеру.
   - Дуся, я его в мышь превратил, - как-то не очень радостно, я бы даже сказала, уныло, признался маг.
   Я свесилась с кровати, посмотреть. Увидела и заржала в голос. На полу, точнее не совсем на полу, а на кучке одежды принца, сидела мышь с таким офигением в глазах, что не передать словами.
   - Дуся, целуй его скорее, пока кто-нибудь не увидел!
   - А ты уверен, что сработает?
   - Я использовал то же самое заклинание. Его любой может поцелуем расколдовать. Думаешь, у меня было время плести что-то новое и оригинальное?
   - Да уж, надеюсь, что ты не в состоянии сложные заклинания плести, когда со мной кувыркаешься, - проворчала я, решив не расстраивать Терина предложением самому принца чмокнуть. Ему сейчас и так несладко. Мало того, что такой процесс прервали, так еще и колданул он на наследника престола, нарушая тем самым закон.
   - Эх ты, мыш недобитый, - нежно проворковала я, схватила несчастного мыша и смачно чмокнула в нос.
   - Ну, Терин! Ну, мать твою! - заорал Вальдор, как только принял человеческий вид. - Да я тебя...я...
   - Вот, Вальдорчик, что бывает, когда без спроса врываешься в покои мага, - проворковала я, нагленько похихикивая.
   А потом... ой, позорище-то! Потом в покои Терина просочилась Джула, прикрывая истинную цель своего визита совершенно нелепой причиной - мол, ей требуется, чтобы придворный маг немедленно вылечил ее любимую болонку, которая опять переела и заблевала ей всю кровать. Вот не знаю, что она надеялась увидеть в спальне некроманта, но увиденное явно превзошло ее ожидания, потому что требования замерли у этой дурищи на губах, когда она разглядела, кто и в каком виде у мага в комнате находится.
   Вот представьте себе картину маслом - на кровати мы с Терином, все такие многозначительно взъерошенные и без одежды, а рядом с кроватью Вальдор... тоже взъерошенный (правда по другой причине) и тоже без одежды.
   Нет, ну нравы при дворе таковы, что подобным положением дел трудно удивить или шокировать, но Джула шибко нервной оказалась, взвизгнула и в обморок грохнулась.
   - Ну вот, нам тут только обморочной дамочки не хватает для полного счастья, - проворчал Вальдор и пошел фрейлину в чувства приводить.
   - Оденься, - посоветовала я,- а то она как увидит, что ее голый наследник престола по щекам хлопает, так опять отключится, и будете вы тут всю ночь возиться и нам мешать.
   - Дуся, а тебе спать не пора? Ты не забыла, что у нас завтра свадьба?
   Это он, наверняка, сказал, чтобы мне жизнь медом не казалась, гад такой!
   - Ваше Высочество, а Вы уверены, что хотите на Дульсинее жениться?
   Так, кажется, теперь Терин решил Вальдора до икоты довести своими "выканьями".
   - Ты что это, чернокнижник? Заболел? Я тебе уже и Высочеством стал? От чего вдруг такая честь?
   - А он тебя сейчас так отвыкает, что ни на ком никогда в жизни жениться не захочешь, - припугнула я.
   - Не стоит, принц, жениться на даме, если она того не хочет.
   - А я хочу? Я, по-твоему, хочу? Да, я скорее остаток жизни мышью проведу, чем...
   - Это легко устроить, - задумчиво так пробормотал Терин.
   - Пошутил я, хочешь, сам на ней женись, - великодушно предложил Вальдор.
   Моего мнения, кажется, никто спрашивать не собирался. Да я и не настаивала на своем участии в их "чисто мужской" беседе и уже развесила уши, приготовившись к категорическому согласию Терина на предложение жениться на мне. Но облом вышел.
   - Я подумаю об этом, - абсолютно покойно изрек некромант.
   И вот тут я поняла, что он хочет еще раз по морде получить. Это что за заявления такие: "Я подумаю"? Чего тут думать-то? Засранец такой! Да только не успела я ему врезать, потому что фрейлина решила, что пора ей очнуться от обморока и красивенько так застонала.
   Плюнула я на все это дело, и перенеслась к себе. Ну их, пусть сами разбираются с Джулой этой. Пусть хоть оргию с ней устроят, если ей от этого полегчает.
  
   Вальдор
  
   Спасибо, господа и дамы, за испорченное настроение. Ну все, вроде бы, хорошо - злодеи повержены, добро восторжествовало, всем ура и пошли по койкам. Но нет! Папа мой вдруг вспомнил, что он король и, грозя мне всяческими карами, велел жениться на Дусе чем быстрее, тем лучше. Быстрее, чем завтра, он придумать не смог. Ну надо же было ему хоть немного времени на подготовку к свадьбе оставить. Часов так десять-двенадцать.
   Я просил, я угрожал, я чуть не плакал. Отец был неумолим. Женись, и точка. Мол, это раньше мне Дульсинея в качестве твоей невесты не очень нравилась, а сейчас, с учетом всякого рода обстоятельств вроде появления на горизонте нового Главы Совета чародеев, породниться с этим самым Главой совершенно нам не помешает. Ну и роднился бы с ним сам!
   Не понимаю, к чему такая спешка, но я ведь не только сын, а еще и подданный. Куда не сунься - везде засада. Либо отец накажет, либо король. Какая, в принципе разница? Приходится согласиться.
   Я полвечера провел в саду. Устал изображать веселье. Меня и не искали. Все решили, вероятно, что Вальдор захотел отпраздновать последние часы свободы, и, где-нибудь... с кем-нибудь. Ах, если бы так! Последние часы свободы - как это грустно. И вдвойне печальнее то, что я проводил их в одиночестве.
   И сейчас, сижу вот в полной задумчивости, на фрейлину беспамятную смотрю, и ничего мне не хочется. Ни с девицей этой ни вообще.
   А женитьба... Это ж навсегда! А что касается брака с Дусей - это либо терпеть ее шашни с Терином, либо казнить обоих. Второй исход мне даже больше нравится - и репутация моя не пострадает, и свобода, опять-таки. С другой стороны, я ж к ним привязался! Эти ж два... нехороших человека как родные мне теперь. Я велю казнить их, а сам расстраиваться буду, переживать. Что ж теперь делать?
   Фрейлина меж тем приходит в себя, ну или делает вид, что до сего момента она была в обмороке, а теперь вот вернулась. Изгибается вся и призывно глазками на меня косит и ручки на груди складывает. Неинтересно. А потому я помогаю ей подняться и вежливо, но решительно выпроваживаю даму в коридор с глаз моих. Если уж западать на фрейлин, то лучше блондиночку ту найти. Как там ее, кстати? И вообще, что за дурость у нас во дворце? Матери моей уже лет пятнадцать как в живых нет, а фрейлины остались. Зачем они здесь? Тоже мне, лютики - украшения клумбы.
   - Нервничаешь? - спрашивает вдруг чернокнижник, я даже не сразу понимаю, что вопрос адресован мне.
   - Да, - говорю, - пугает меня завтрашний день. Ты уж прости, маг, но для меня жениться на Дусе - все равно, что на тебе. Одинаково ужасно. И... И прости заодно, что помешал. Мне просто нужно было с кем-то обсудить ситуацию.
   Терин некоторое время молча меня разглядывает, а затем произносит:
   - Сочувствую.
   - А! - вздыхаю, - что мне с твоего сочувствия, волшебный советник. Мне помощь нужна, а не соболезнования.
   Маг разводит руками:
   - Прости, - говорит, - я не всесилен. Постарайся поговорить с отцом.
   - Я говорил.
   - Еще раз постарайся. Сам знаешь, Деларон - не деспот, он - думающий государь.
   - Государь, может, и думающий, а отец так исключительно повелевающий.
   - Ну, ты взрослый парень. Решай сам.
   Смотрю на Терина с укором, и понимаю вдруг, что этот наш важный и невозмутимый сам переживает. Может, еще побольше моего.
   - Что, - спрашиваю, - тебе тоже плохо?
   Маг пожимает плечами и отворачивается.
   - Все в порядке, - произносит он.
   Ну да, а я - Озерная ведьма, если у него все в порядке! Эх, папа-папа. Одно решение, а три человека чуть не в трауре. Ну, нельзя же так!
  
   Дуся
  
   Уснула я не сразу, но все ж таки совершила такой подвиг - уснула. С твердым намерением выспаться и, не дожидаясь свадьбы, отправиться домой в свой мир. Буду там жить, и про королевство это сказочное забуду, как про дурной сон. Труп Дукуса еще не поздно куда-нибудь в другое место перекинуть. Открою портал куда попало, наугад, и заброшу его туда. Противно, конечно, но чего не сделаешь ради своего удобства.
   Проснулась я с пугающим осознанием того, что все происшедшее со мной - это сон, который я увидела, уснув на диване с папиросой в руках и котом в обнимку.
   Все, капец, я на работу проспала, и доклад шефу не напечатала! Я вскочила в полном ужасе и... споткнулась, растянувшись на пушистом ковре. Да нет уж, вовсе не дома я! У меня отродясь такого ковра не было! Ну и, собственно, падение способствовало моему окончательному пробуждению, и в наступивших предрассветных сумерках я разглядела, где нахожусь. Ура! Я не дома. Мне не приснилось. Все это действительно происходит и... и я сегодня замуж выхожу... за блондина не моей мечты. Ура? Нет, вовсе не ура.
   Да, я знаю, это слабость. Но так сильно мне домой не хотелось возвращаться, а замуж за Вальдора не хотелось еще сильнее, что я просто разревелась, как последняя дура, прямо сидя на полу, на этом ковре пушистом.
   В таком положении и застал меня Вальдор.
   - Что это ты, о разноглазая предметница, рыдаешь? От счастья, что ли?
   - Да пошел ты, - буркнула я и постаралась по возможности подобрать свои слезы-сопли. Не хватало еще перед женишком слабость свою выказывать. И так уже не в первый раз он меня в таком размазанном состоянии застает.
   - Дусь, не переживай, не женимся мы.
   - Да? Ты все отменил? - мне как-то не верилось в такое счастье, поэтому радоваться я не спешила.
   - Нет, пока не отменил. Отец категорически настроен нас женить, и ничего слушать не хочет. Мои возражения списывает на классическое волнение перед свадьбой, какое бывает у большинства молодоженов.
   - В таком случае, трындец нам, - сделала я вывод и опять всхлипнула. - И не остается мне ничего другого, кроме как свалить в свой мир, пока нас не окрутили.
   - Дуся, зачем такие крайности?
   - Крайности? А за тебя замуж выходить - это не крайность? Да я лучше домой вернусь!
   - Неужели я так тебе противен?
   Кажется, Вальдор всерьез обиделся.
   - Нет, ты мне даже нравиться начал, когда я тебя получше узнала, - призналась я, - но понимаешь, какое дело, Терин мне нравится гораздо больше и... Валь, ёптыть, ну зачем тебе жена, которая будет тебе рога наставлять с придворным магом?
   - Незачем, - согласился с моими доводами принц. - Мы с Терином вчера кое-что придумали. Во время свадебного обряда будет задан вопрос: "есть ли какие-либо причины, по которым эти двое не могут сочетаться законным браком?" И вот тогда я скажу... мы с тобой скажем все, как есть. Когда мы все расскажем, до моего папеньки, надеюсь, дойдет, что жениться нам ни в коем случае нельзя.
   На том мы и порешили.
  
   Вальдор
  
   Рыдающая Дуся - это нечто, и пусть я наблюдаю такое не в первый раз - заново впечатляюсь. Эх, невеста моя ненаглядная. Так бы на тебя и не глядел. Ну не могу я жениться на боевом товарище, как отец это не понимает?
   Про Терина я Дусе наврал - ничего такого маг не говорил. И вообще, наша с ним беседа закончилась на минорной ноте - грустный маг предложил мне сходить примерить свадебный наряд и постараться получить удовольствие хотя бы от этого процесса.
   Ну, примерил. Не помогло.
   А в голове - одна лишь мысль - ну что бы такого хорошего мне сделать, чтобы и свадьбы избежать, и под горячую руку отца не угодить? И ну ничего оригинального не придумывается.
   Вот тогда я Дусе и ляпаю про причины, по которым кто-то там чем-то там не может сочетаться. Страшно, конечно, выносить свою историю (ну, или некоторую ее часть) на публику. С другой стороны - а что я теряю? А вдруг выгорит? А вот возьму и расскажу королю, как оно все было на самом деле. Пусть попробует тогда влезть в мою шкуру и сам ощутит, каково это - быть обреченным жениться на Дусе. Это чернокнижник у нас получает удовольствие от мучений. А меня увольте от этой процедуры - нас, принцев Зулкибарских, не для того воспитывали.
  
   Дуся
  
   Ну, а дальше вы и сами все знаете. Суета эта предсвадебная, и меня даже слушать никто не стал, хоть и пыталась я сказать, что не хотим мы с Вальдором жениться.
   Вот, когда нас венчать начали, и вопрос этот классический задали про причины, мы с Валем хотели сказать, что причины есть и не одна, но тут эта швабра, Джула то есть, вмешалась и давай верещать, что причины есть, что, мол, мы все правила предсвадебного поведения нарушили и нынче ночью с магом оргию устроили. Не было никакой оргии, я протестую! Я приличная девушка и в оргиях не участвовала... но у меня все еще впереди.
   Одним словом, дамы и господа, жениться нам ни в коем случае не надо, но не из-за того, о чем тут фрейлина эта недобитая говорила, а потому что мы с принцем друг к другу испытываем исключительно дружеские чувства. Да, Валь?
   Ну что молчишь, принц ты мой заколдованный? Что качаешь головой как понурый ослик? А сказать громко и выразительно "Да, Дуся!" тебе слабо?
   Вот, кстати, нас тут вообще кто-нибудь слушает? Я вообще для кого тут распинаюсь? Мы оба, растудыть вас всех в тудыть, для кого тут наизнанку выворачиваемся? Нет, ну конечно, если бы дед не повесил над нами эту волшебную Сферу Правды, мы бы и третьей части всего того, что наговорили, не стали бы рассказывать. Особенно я. А то вон, теперь дамы на Терина косятся, как голодные лисицы. Эй, вы мне это дело бросьте, а то все тапком по мордасам схлопочете! Что мое, то мое и не надо на некроманта моего слюни пусткать. Мало ли что я там говорила про его достоинства и прочие размеры, не про вашу честь все это. Валь, пни, что ли, папу своего, он, кажется, уснул!
  

Эпилог

   Принц Вальдор - молодой мужчина, одетый роскошно, но с претензией на вкус, стоял пред троном и растерянно повторял:
   - Папа, папа, ты меня что, вообще не слушаешь? Отец, я для кого тут который час надрываюсь? Король Деларон, проснись же, наконец!
   Деларон, король Зулкибара, встрепенулся и поднял на сына сонный взгляд:
   - А? Что? Сынок, я слушаю! Я... Ты...
   Официальная любовница короля, Брианна, дама весьма интересная, и даже эффектная, очень холодно посмотрела на выглядящего несчастным принца и медленно проговорила:
   - Не переживай, Вальдор, я все ему передам. Особенно то, как ты назвал меня дурой сисястой, сравнил с тапком...
   - Я не так выразился, и потом...
   - Дешевой подстилкой...
   - Ты не дешевая!
   - И о том, какие ты испытываешь ко мне чувства, когда я, как это, прижимаюсь к тебе своей объемной грудью.
   - Сынок?!
   - Папа, вы все меня неверно поняли, суть-то не в этом!
   - М-да, Вальдор, тебя точно пора женить.
   - Но не на Дуське же! Ну посмотри на нее - какая из нее королева?
   Принц в отчаянии указал рукой в сторону Дульсинеи - рыжеволосой девицы с весьма своеобразной внешностью. Ну, хотя бы глаза ее взять - один желтый, другой - голубой. И нос немного длинноват. Не красавица, хотя... Девица растерянно прижималась к другому молодому мужчине - спокойному, темноволосому, властному. Интимно так прижималась, как невесте принца не подобает, да и любой другой невесте тоже.
   Король внимательно оглядел свою предполагаемую невестку.
   - На ком тогда? - поинтересовался он.
   - К чему торопиться, папа? Давай мы с тобой с толком, не спеша поищем подходящую девушку, и годика так через два-три...
   Деларон покосился на задумчиво поигрывающую столовым ножом Брианну и заявил:
   - Нет, Вальдор. Ты женишься сегодня. Либо на внучке Мерлина, либо на ком-нибудь другом.
   Принц обвел присутствующих совершенно несчастным взглядом. Наконец, он увидел скромно стоящую неподалеку девушку - милую блондинку с розовыми щечками и ясными глазками.
   - Ну... ну... ну вот на этой фрейлине, блондиночке, как ее там..., - нерешительно проговорил Вальдор.
   - Аннет, - тихо произнесла блондиночка, очаровательно краснея.
   - На Аннет! - охотно подхватил принц. - Я готов жениться на Аннет!
   - Валь, слышь, я тебя три часа любить не буду за такое хамство. Готов променять меня на эту... ну да, Аннет. Наконец-то, я узнала, как ее зовут. Ура и аминь прямо-таки, и больше слов нет!
   Дуся завистливо покосилась в глубокий вырез новоиспеченной невесты Вальдора и решительно порадовала брюнета своей мечты:
   - Терин, ну ты, в принципе, если очень хочется, можешь грудь мне увеличить.
   - Освободи ее от какой-нибудь клятвы, чернокнижник, - посоветовал принц, - упрости себе задачу.
   - Ваша осведомленность в магических  делах поражает, Ваше высочество, - холодно "выкнул" Терин и обратился к Дусе. - Есть у тебя какая-нибудь клятва?
   - Пока нет, но дурное дело не хитрое. Как насчет того, что я клянусь э... хотеть тебя, пока... хм...
   - Забавная формулировка. Только вот за освобождением от такой клятвы тебе придется обращаться к другому магу.
   Дуся ухмыльнулась и вдохновенно заорала:
   - Деда!
   - Я занят, - немедленно отозвался аккуратно ощупывающий выпуклости зазевавшейся Джулы Мерлин. Язык его слегка заплетался.
   - Я так понял, Дуся, домой ты уже не собираешься? - поинтересовался принц.
   Дуся только было открыла рот для ответной реплики, как ее перебил Деларон:
   - А тебя, сын, это волновать уже не должно. У тебя, дела на сегодня намечены. И на всю оставшуюся жизнь тоже.
   - Ах, да, - вздохнул Вальдор, - я должен жениться.
   - Вы не хотите? - жалобно пролепетала Аннет, заглядывая принцу в глаза и нежно поглаживая Его высочество ладошкой по крепкому плечу.
   - Хочу, - грустно ответил последний, - давай, папа, что уж, начинай церемонию. А то, может, оптом. Может вон, и Терин уже созрел. А, Терин?
   Чернокнижник слегка побледнел и покосился на Дусю, которая с чрезвычайно задумчивым видом разглядывала бусины на тапке.
   - Я... ну я... - пробормотал он.
   - Он подумает, - невозмутимо заявила Дульсинея. - Ты, Валь, с больной головы-то на здоровую не перекладывай, ладно?
   Терин подарил Дусе полный благодарности взгляд.
   - Я вот тоже подумаю, - тихо продолжила она, - а нафига вообще мне сдался этот нерешительный некромант? Ко мне вон Таурисар в сожители набивался. В принципе, не так уж сложно будет его найти...
   - Я подумал, - перебил Терин.
   - О, это похвально, - одобрила Дуся, - не поделишься своими гениальными мыслями с общественностью?
   По правде говоря, маг подумал о том, что в жизни всякое случается, старший брат его (наследник и будущий князь) смертен и маг из него никакой, так что надежды на то, что он проживет еще лет триста, нет. Если случится так, что Терину придется принять княжеский титул, никуда он не денется от женитьбы во имя наследников, и жениться придется на ком-то более подходящем по статусу. Это будет катастрофа, потому что обстоятельство непреодолимой силы по имени Дульсинея никуда от этого не исчезнет и отравит ему все существование. Так пусть лучше она это делает в качестве законной жены. И ему спокойнее и она под присмотром будет.
   Решив, что по большому счету Дусе эти подробности знать ни к чему, маг выдал краткую версию своих размышлений:
   - Вы, Дульсинея, окажете мне честь, согласившись стать моей супругой.
   - Это типа, о, прекрасная Брунгильда будь моей женой? - уточнила Дуся.
   - Что? - растерялся чернокнижник.
   - Я согласна! - не тратя время на объяснения, она повисла на шее у брюнета своей мечты под насмешливым взглядом Вальдора. Тот факт, что не его одного сегодня окрутят, поднял принцу настроение, и он даже обнял свою невесту за плечи, чем вызвал приятный румянец на ее щеках.
   Дульсинея отцепилась, наконец, от Терина и порадовала всех очередной непонятной фразой:
   - Счастливый финал у нас получается. Типа - жили они долго и счастливо и умерли в один день.
  

КОНЕЦ

1 части

  
  
  
  
  
  
  
  
   No Алк-Консильери: "Полет тапка над Зулкибаром"
   ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
  
  
   1
  
  
  

Оценка: 8.11*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com LitaWolf "Жена по обмену. Вернуть любой ценой"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"