Доценко Виктория: другие произведения.

Слезы Банши.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сирил было восемь, когда её жизнь ошибочно прервалась. Но она воскресла, чтобы стать независимой от людских убеждений и отомстить за себя. Теперь она - Банши... Плакальщица и обязана оплакивать умерших, обязана подчиняться хрупким законам мира, обязана говорить правду.


СЛЕЗЫ БАНШИ

Сирил было восемь, когда её жизнь ошибочно прервалась. Но она воскресла, чтобы стать независимой от людских убеждений и отомстить за себя. Теперь она - Банши...Плакальщица и обязана оплакивать умерших, обязана подчиняться хрупким законам мира, обязана говорить правду.

  

СЛЁЗЫ БАНШИ.

Эпилог.

   Вид из окна был изумительный! Сирил всегда гордилась собой, что смогла отвоевать эту комнату, и вместо гостевой здесь процветала её детская. Она могла часами сидеть на широком подоконнике, вот как сейчас, рассматривая густой и такой манящий своей таинственностью лес. Вопросы, вопросы, ее мучили вопросы....
   И чего взрослые его так бояться? Почему, кроме их особняка, рядом больше нет домов? Почему местные жители так испугались, когда узнали, что хозяин снова поселился в старом доме? Но как бы Сирил не хотелось узнать ответы, спросить у отца она не решалась. В последнее время он был и так слишком занят. Даже толком не спал ночами.
   Можно ещё было спросить у мамы.... Хотя она, наверное, как всегда, занята воспитанием Маилы, а значит, будет слушать рассеяно, и, в конце концов, совсем забудет о присутствии в комнате старшей дочери. Маленькие дети отнимают слишком много времени! Наверное, если бы у Сирил не было её прелестной детской, она завыла бы уже от скуки.
   Слева, где-то в коридоре, послышался чей-то незнакомый смех и крик Клиффорда. Брат звал ее.
   Девочка с усмешкой приподняла бровь, переведя взгляд с такого притягательного леса на огромную, просто громадную дверь. Беззвучно она начала открываться, пропуская в комнату любимого брата. Он был всего лишь на год старше Сирил, но вёл себя так, будто разница в возрасте была немыслимой.
   Несколько месяцев назад, до переезда в это место, Клиффорд всеми силами защищал сестру от всего, что, по его мнению, могло ей навредить. Но всё изменилось, когда возле брата появились новые люди. В новом окружение он менялся слишком быстро и это пугало. Нет, брат и сестра, конечно же, как и раньше сидели в гостиной, на мягкой софе, обсуждали что-то интересное, или просто читали друг другу. Но всё же, весь день Клиффорд проводил с новыми друзьями, иногда даже принимал их в доме. В это время Сирил предпочитала сидеть в своей комнате, потому что друзья брата пугали её. Ей не нравились их отстранённые взгляды и глаза, в которых не было ничего, кроме пустоты.
   В который раз она убедилась, что поступала правильно, не вливаясь в компанию Клифа, и держась от его друзей подальше. Теперь, когда они стояли за спиной брата, Сирил стало не по себе. От их пристальных взглядов по спине пробежались мурашки.
   И только Клиффорд выглядел беззаботным:
   - Мы решили сейчас прогуляться в лес. Может, Сирил, ты пойдёшь с нами?
   - Я, - от неожиданного предложения девочка почувствовала себя растерянной. Её ещё никогда не звали в лес, - Я не знаю.
   - Да, брось, сестрёнка. Я же знаю, что ты хочешь пойти.
   Сирил опустила взгляд на туфли из такой хрупкой кожи, что носить их можно было только дома. Конечно, жалко их испортить, но нарастающее любопытство было ничто по сравнению с испорченной обувью. Желание взглянуть на таинственный лес, от которого держаться большинство людей, в последнее время стало просто непреодолимым.
  
   Лес зачаровывал. Сирил пыталась запомнить каждое дерево, так невообразимо отличавшегося от предыдущего, но их образы слишком быстро потухали в памяти.
   Они шли уже достаточно долго, и Сирил, за всё это время, держалась вдалеке от друзей Клиффорда. Она сжимала руку брата, и чувствовала себя в безопасности. Тепло родного человека вселяло уверенность в том, что ничего плохого не случиться.
   - У этого места своя особая история, - внезапно заговорила высокая девочка. Сирил вспомнила её как Шейю, появляющуюся всегда с дружелюбным выражением лица.
   Но девочка всё равно не смогла сдержать дрожь, пробившую её из-за резкого голоса подруги брата. Вглядываясь в её лицо, Сирил ощущала что-то зловещее.
   - Что за история? - Клиффорд ухмыльнулся во весь рот.
   Шейа ничего не ответила, только многозначно улыбнулась и резко остановилась. Остальные последовали её примеру, и Сирил чуть не врезалась в спину брата. Борясь с желанием спросить, что же случилось, девочка оторвала взгляд от ореха, переплетающегося с соседствующей ивой. Красиво, но такой контраст никак не вписывался в общий вид леса.
   - Что....
   Слова застряли в горле. От удивления, которое она испытала от увиденного, Сирил смогла издать лишь бессвязные звуки.
  
   Они стояли на камнях, служивших преградой, огородившей края огромного болота. От трясины исходил такой омерзительный запах, что Сирил невольно зажала нос. Клиффорд притянул сестру ближе, как будто защищая от чего-то плохого. Он так нервничал, что Сирил с лёгкостью услышала в груди брата бешеный стук его сердца.
   - Лий, - нервно прошептал Клиф, но его друг только зло усмехнулся.
   За мгновение решительность Клиффорда испарилась. Лицо совсем потеряло краску, и Сирил подумала, что брат стал похож на мертвеца. Таким бледным Сирил ещё никогда его не видела. Когда из-за ближайших деревьев начали выходить люди, мальчика затрясло. Он во все глаза уставился на трёх женщин, вставших совсем близко, и громадного мужчину, загородившего своей фигурой единственный путь домой, который знал Клиффорд.
   Мужчина медленно повернул голову в сторону группы деревенский детей:
   - Идите домой. Вы не должны этого видеть.
   - Чего не должны видеть? - встрепенулся Клиффорд, сильнее сжимая запястье Сирил. Девочка еле сдержала вскрик от неожиданности и страха. Почему взрослые так на неё смотрят? Почему её так пугают их глаза? Движение одной из женщин слева привлекло внимание Сирил.
   - Отойди, мальчик, - крикнула она, кинувшись к Клиффорду. Она попыталась его сдвинуть, но мальчик тут же отскочил, не упуская из рук сестру.
   - Что вам нужно?
   - Мальчик, уйди. Ты нам не нужен.
   К женщинам присоединился мужчина. Одним рывком он вырвал Клиффорда из хватки Сирил, и как бы она не цеплялась за брата, не смогла удержать его рядом с собой. Сила мужчины была слишком грубой.
   - Зачем вам моя сестра? - вырывался Клиф. Его крик эхом разнёсся в голове Сирил. Паника брата смешалась с её собственным страхом, вызывая тошноту, - Зачем вам моя сестра?
   Клиффорд повторял и повторял эти слова, но его уже оттащили в сторону.
   Сирил было трудно пошевелиться. Страх сковал всё её тело, в то время как три женщины уже приближались:
   - Всё будет хорошо, девочка, - проворковала одна из них. Её ярко-рыжие волосы блестели от пота, на губах появилась печальная улыбка, - Ты спасёшь так много жизней.
   - Сирил! Не трогайте мою сестру!
   Клиффорд не прекращал вырываться, но мужчина держал его слишком сильно. Он ничем не мог помочь Сирил, а её уже обступили женщины, протягивая к девочке свои руки. Рыжая по-матерински нежно прижала к себе Сирил:
   - Как мне не хочется этого делать, но на кону столько жизней, что медлить больше нельзя. А твое аристократическое происхождение
   Сирил захотелось убежать, но женщины стояли к ней так близко, что никакого шанса выбраться из кольца их тел не было:
   - Что вы собираетесь делать? - она не узнала свой голос. Хрипота и дрожь напугали девочку ещё больше, чем нависшие над ней женщины.
   Рыжая коснулась её лица кончиками пальцев:
   - Закрой глаза, тогда будет легче.
   Сирил всхлипнула, но глаза всё же закрыла. Не хотелось видеть всего этого ужаса. Минуту она стояла, не шевелясь, и пытаясь расслышать крик брата, или хотя бы что-нибудь, что помогло бы ей понять случившееся, как почувствовала сильный удар в живот. Но какая из женщин нанесла его, она не увидела. Боль, разнёсшаяся по всему телу, ослепила, и Сирил рухнула на землю.
  
   Боль и неприятная липкая жидкость на ладонях вытащили Сирил из темноты, в которой она пребывала. На губах ощущался гадкий металлический привкус. Девочку затошнило. Голова раскалывалась, а в лёгких не хватало воздуха. Сирил попыталась повернуться, но на её лихорадочно-горящий лоб тут же опустилась чья-то прохладная ладонь:
   - Не пытайся повернуться, моя милая. Сохраняй свои силы.
   Говорила женщина, этот голос не принадлежал ни одной из тех трёх, о которых смутно помнила Сирил. Он был таким тихим, почти неслышным, в нём звучали слёзы, как будто говорившая вот-вот разрыдается.
   Внезапно этот голос раздался вновь, вот теперь он прозвучал гораздо громче.
   - Да, как они смеют! Эти людишки ещё не знают во что впутались.
   - Успокойся, Илия.
   - Я не успокоюсь! Смотри, что они сделали с девочкой. А видела лицо её брата, когда его утащили как щенка! Почему они думают, что мы повинны в смертях?
   - Илия, да не кричи ты так. Я не могу сосредоточиться.
   Чья-то нежная рука легла Сирил на живот. Девочка немного дёрнулась от неожиданно окутавшей её прохлады в месте, которое горело как огонь. Стало легче, но дыхание всё ещё сбивалось. Сирил часто задышала, пытаясь подавить панику:
   - Я не хочу умирать.... Не хочу,- голос оборвался, и девочка больше не смогла ничего сказать.
   - Ты не умрёшь, милая, - послышался рядом шёпот. Сирил кожей ощущала, что кто-то присел возле, и принялся перебирать ей волосы, - Всё будет хорошо. Ты можешь открыть свои прекрасные глаза и увидеть, что я говорю правду.
   Голос был таким притягательным, по-матерински заботливым, что Сирил послушалась, преодолевая желание остаться в темноте ещё чуть-чуть.
   Яркий солнечный свет больно ударил в глаза, но Сирил всё же удалось рассмотреть сквозь прищуренные веки красивое женское лицо. На нём не было ни одного изъяна: гладкая сливочная кожа, такие живые, светящиеся глубокой зеленью глаза с радужной оболочкой. И тут взгляд Сирил упал на её волосы. Какими же они были длиннющими! Притом каждая прядь идеально лежала, ниспадая на плечи, и исчезая за спиной.
   Сирил отчаянно захотелось, чтобы её собственные русые волосы стали такого же пепельного оттенка, как у этой удивительной женщины. Но кто она такая? Человек не может выглядеть настолько идеально.
   Из-за своих беспокойных мыслей Сирил повернула голову, и чуть не подскочила.... С левой стороны, так близко, что плечом девочка ощущала тонкую ткань платья, сидела ещё одна женщина. В её взгляде читалась забота и доброта, но не такая как у той, что пыталась ей помочь.
   Заметив, что Сирил смотрит на неё, женщина улыбнулась:
   - Как ты себя чувствуешь?
   Сирил не ответила. Она была настолько удивленна и занята догадками, кто же эти женщины, сидящие возле неё, что не сразу поняла вопрос. Но в какой-то момент она всё же кивнула, пытаясь улыбнуться в ответ:
   - У меня болит голова, но боль в груди прошла.
   Её голос уже звучал вполне сносно, и улыбки женщин стали шире и радостнее:
   - Мы рады, что теперь ты чувствуешь себя лучше, но тебе придётся ещё немного полежать. Рана слишком серьёзная, хоть и быстро теперь затянется.
   - Кто вы?
   Любопытство Сирил возросло до неприличного вопроса, за который отец сильно бы отругал её, если бы услышал, но его здесь не было, а женщины не были против. Продолжая излучать своим видом дружелюбие, одна из них, что сидела слева, ответила:
   - Мы не люди, милая, но ты не должна нас бояться, - она замолчала, но продолжила, как только увидела, что непонимание девочки возросло, - Ты могла о нас не слышать. Много тысячелетий назад люди узнали о нашем существовании, но так и не смогли понять, - рука женщины легла на плечо Сирил мягко и легко, - У нас много имён, хотя предпочитаем мы только одно из них. Мы - Банши, милая. Мы оплакиваем смерть.
   Смерть? Сирил вздрогнула от слова, плотно засевшего в её голове. Вопрос, пугающий до дрожи, вырвался раньше, чем она смогла его полностью обдумать:
   - Что со мной случилось?
   Радость моментально исчезла с лиц женщин, и это ещё больше напугало девочку:
   - Тебя убили, милая, но сейчас ты снова жива. Ты с нами.
   Убили? Сирил не могла в это поверить. Она же дышит, думает, чувствует. Внезапно её нос ощутил запах чего-то плохого. Девочка опустила взгляд и чуть не задохнулась от страха. Её маленькое, некогда бежевое платьице, окрасилось в пурпурный цвет крови. Её крови. Она всё ещё вытекала тонкой струйкой из ран на животе и груди, казалось, больше никогда не остановиться.
   Побледневшая Сирил подняла взгляд на спасительниц:
   - Почему именно я?
   - Потому что тебя им не было жалко.
  

Глава первая.

   Несколько фигур скользнули в тени домов. Быстро и решительно они приближались к воротам города. До полной безопасности им оставалось всего лишь несколько минут.
   Внезапно одна из фигур остановилась, остальные замедлили шаг:
   - Мей, что случилось?
   Самая высокая фигура приблизилась к подруге:
   - Что случилось?
   - Сирил, мальчик...
   - Что? - не поняла девушка, опасливо оглядываясь по сторонам. Им нельзя было останавливаться. В любую минуту их могут заметить.
   - Мальчик, Сирил. Он скоро умрёт.
   Девушка увидела, как на глазах подруги наворачиваться слёзы. Ещё чуть-чуть и своими рыданиями она погубит их всех.
   - Где этот мальчик?
   Сирил пыталась выглядеть серьёзной, сильной, но всё равно испугалась. Она знала, какого это оплакивать ещё живого человека, доживающего свои последние минуты. Прошло четырнадцать лет, но ей всё ещё так и не удалось привыкнуть к траурным рыданиям Банши.
   Мей, сотрясаясь от рыданий, сильно сжала плечо Сирил.
   - Он...он....
   - Соберись, Мей! - Сирил крепко встряхнула подругу. Неужели и она становиться такой же мягкой, когда оплакивает чью-то смерть?
   - Мальчик... он на площади около фонтана, - наконец произнёсла Мей, из последних сил сдерживая слёзы.
   Она, как перед собой, видела ничего не подозревающего ребёнка. Тот сидел на площади возле фонтана и ничего не выражающим взглядом уставился на стекающую из каменной фигуры воду. Он выглядел несчастным, но даже его бледная худоба не могла намекнуть на присутствующую рядом смерть.
   Сирил неотрывно наблюдала за подругой. Слёзы теперь ужё беспрепятственно лились по лицу Мей, но девушка не замечала их. Внезапно в памяти возникло:
   "Мальчик, Сирил. Он скоро умрёт"
   Девушка колебалась всего несколько секунд.
   - Лио, Сара, идите домой.
   - А как же ты и Мей? - стоящие рядом девушки выглядели удивленными.
   - Вы прекрасно знаете, что я собираюсь сделать, а Мей сейчас с места сдвинуть невозможно. Возвращайтесь домой.
   Девушки кивнули. Чуть помедлив, они кинулись бежать и через минуту скрылись за одним из домов. Сирил улыбнулась темноте. Как же ей хочется домой!
   - Сирил, - Мей рядом начала всхлипывать громче, - Мальчик.
   Девушка, больше не медля, кинулась в проём между домами, надеясь, что никому из людей не придёт в голову забрести туда же. Темнота всё ещё скрывала Сирил от чужих глаз, но солнце уже достаточно взошло, чтобы каждый необдуманный шаг открыл её миру.
   Сирил поняла, что ей придётся решать сразу две проблемы: она должна спасти мальчика, не выдавая при этом своей сущности. Если её заметят.... Нет. Сирил отогнала от себя эту мысль. Даже если её заметят, она попробует притвориться человеком. Не так уж и сильно она отличается от деревенских девушек. Может никто и не заметит тёмных брюк под белоснежным плащом?
   Сирил сосредоточилась на площади. Глазами она обыскивала в толпе собравшихся, мальчика, которого в конце улицы оплакивала Мей. Она должна будет его почувствовать... Но вместо этого, девушка поняла, что сейчас её обнаружат. Замедлив дыхание, сделала шаг, другой, и оказалась почти в самом центе толпы. Паника усилилась, но Сирил заставила себя собраться. В какой-то момент перед глазами мелькнула маленькая фигура, и девушка кинулась в ту сторону, откуда исходила смерть.
   Мальчик сидел возле фонтана. На вид, казалось, ему было не больше десяти, хотя для своего возраста был слишком мал. Наверное, из-за отсутствия нормальной еды и частых болезней.
   Сирил тут же шагнула к нему, но внезапно резко остановилась, как будто налетев на невидимую стену. Секунда, и девушка поняла, что происходит. Хотелось крикнуть: "Нет. Не сейчас!", но рыдания волной подступили к горлу. Перед глазами мгновенно появился образ умирающего.
   Старик. Он, молча, лежал в своей пастели, спал, но душа его была готова вот-вот покинуть тело. Сирил ничего не смогла бы сделать, ей оставалось только оплакивать. И не сдержаться. Девушка была уже готова опуститься на колени и зарыдать, но внезапно мысли о мальчике заполнили всё её внимание. Его она могла ещё спасти.
   Пытаясь подавить инстинкт банши, Сирил шагнула к ребёнку. И вот теперь-то он заметил её. С непониманием и удивлением он посмотрел на девушку в белом плаще. Когда же слёзы потекли по её щекам, он застенчиво спросил:
   - С вами всё хорошо, госпожа?
   Сирил чуть кивнула. Да, этот мальчик должен был умереть, но не своей обычной смертью. Тогда как? С минуту она стояла, пытаясь придумать способ изменить судьбу ребёнка, и пытаясь не обращать внимания на зов, заставляющий зарыдать.
   Прошла ещё секунда...и Сирил не выдержала. Упав на колени, из горла вырвался стон. Внутри всё оборвалось и слёзы потекли быстрее. Стоны и всхлипывания сменились истошными воплями и рыданиями, остановить которые было невозможно.
   Мальчик, неподвижно сидящий возле фонтана, заметно задрожал. Он понял, кто на коленях перед ним!
   Остальные тоже заметили. С тошными воплями они кинулись в разные стороны, подальше от завываний банши, напоминающих волчий вой.
  

Глава вторая.

   В дверь громко постучали. Было слишком рано для визитов, еще даже солнце толком не взошло. Клем с глубоким вздохом поднялся с постели, заранее зная, что обязательно накричит на того, кто вот так беспардонно стучит ему в дверь. В конце концов, у него честно заработанный выходной.
   С не скрытым раздражением он отодвинул щеколду, впуская незваного гостя внутрь. Неудивительно, что это был Говард. Клему ужасно хотелось накричать на друга. Почему в такую рань он является и портит своим видом его единственный за несколько месяцев выходной?! Но все же передумал, и решил обойтись всего лишь несколькими словами:
   - Какого черта, Говард, ..., - Клем умолк. Что-то на лице друга остановило его от резких слов, - Что-то случилось?
   - Да, дружище. На площади у фонтана сидит рыдающая банши. Похоже, она приняла облик молодой девушки, и теперь всем местным страшно выходить из собственных домов. Лион отказался от работы, и только ты сможешь поймать эту стерву.
   - Вы уверены, что девушка - это банши? - Клема ошеломило подобная мысль о том, что Плакальщица пересекла границу их города. Никто из банши никогда этого не делал.
   - Уверены, капитан.
   У Клема внезапно пересохли губы. Он провел по ним языком и сглотнул. Не хватало еще и эпидемий в его городе.
   - Милый?
   Еще сонная невеста высунула голову из-под одеяла, взволнованно взглянув на жениха. Они жили вместе всего лишь год, но Арабелла уже давно научилась понимать выражение лица Клемента, когда тот находился на грани срыва.
   - Спи, Арабел. Мне нужно уйти по делам.
   Не теряя ни секунды, Клем быстро накинул рубашку и, не заправляя ее в брюки, выскользнул из дома. По пути Говард передал ему оружие.
   - Она на площади?
   - Да, сэр.
   Клем не удержался и зарычал от абсурдности происходящего:
   - Собери остальных, Говард. Встречаемся на площади.
   - Уже, капитан.
   Клем, не замедляя шага, обернулся. Говард, как всегда, все предусмотрел. Хитроумный мерзавец.
   Заметив на себе взгляд капитана, парень усмехнулся:
   - А знаешь, Клем! К черту этикет. Можешь на меня наорать, если хочешь, но если бы не эта крыса Лион, я бы ни за что не сунулся к тебе домой в твой выходной. По крайней мере, без охраны.
   - Говард, мы с тобой оба знаем, что, когда настает время для дела, Лион соскакивает. Это не твоя вина, что я единственный в этом городе умею усмирять тварей.
   - Конечно же, тебе в этом нет равных, - усмехнулся Говард, пытаясь собраться с мыслями. Он до сих пор не мог понять, что в самом центре площади делает банши, да еще в таком совершенном обличии.
   Увлеченный своими мыслями, парень не заметил, как Клем прибавил шаг. Капитан почти бежал, пытаясь уловить в темноте рассвета звуки присутствия банши. Сделав еще несколько шагов, он расслышал рыдания вдалеке, и его охотничий ум зажегся азартом.
  
  

Глава третья.

   Еще минута и она прекратит испускать истошные крики и стоны. Еще чуть-чуть и траурный плач исчезнет. Сирил почти задыхалась. Она оплакивала умершего, не замечая ничего вокруг. И вот это все закончилось. Девушка без сил упала на каменную площадь. Глаза ужасно болели и казались слишком опухшими.
   - Пусть все будет хорошо, - беззвучно прошептала Сирил, как молитву.
   Она с трудом приподняла голову, надеясь натолкнуться взглядом на мальчика, ради которого здесь оказалась. Но его уже не было рядом. Кто знает, где он теперь! Сирил только надеялась, что он в безопасности.
   Преодолевая ломоту во всем теле, девушка приподнялась на локтях, но тут что-то твердое уперлось ей в затылок. Она попыталась повернуться и посмотреть, как ощутила грубый удар в спину. Как же ей хотелось накричать на того мерзавца, который находился за ней, но голос подвел.
   Чья-то сильная рука больно сжала волосы на затылке и без сожаления резко дернули. Боль огнем разнеслась по всему телу, но сил у Сирил сопротивляться уже не было. Траурный плач оставил ее совсем беспомощной.
   Тот, кто стоял сзади и причинял Сирил боль, заговорил:
   - Рассказывай, где остальные! - голос был мужским, приятным, но очень злым, - Говори, тварь болотная!
   Рука яростным рывком едва не выдернула прядь ее красивых длинных волос. Чтобы не вскрикнуть, Сирил пришлось сжать зубы.
   Человеческая конечность чуть ослабила хватку, но тут же оказалась у горла:
   - Я не отпущу тебя, пока не ответишь на мои вопросы. Откажешься, и всю бессмертную жизнь проведешь, закованная в цепях.
   Если бы Сирил не задыхалась от боли, она бы усмехнулась человеку в лицо. Бессмертную! За столько тысяч лет люди так и не смогли понять банши. А тот, кто так сильно давил ей на горло, вообще верил в вечное бессмертие!
   Он пытался заставить ее ответить на какие-то вопросы, или со свободой, которой, так дорожат все банши, будет покончено. Сирил задрожала, испуганная таким условием. Она была уже готова отдаться паническому страху и выкрикнуть тихое:
   " Да, я согласна", рассказать обо всем, что захотят узнать...
   Нет! Люди не должны знать, что банши разумны. Они убьют всех, когда поймут, что "не люди" могут влиять на мир, не только принося в дом горе. Люди должны продолжать думать, что банши всего лишь посланницы смерти.
  
   Молчание нежити выводило Клема из себя. Он сильнее сдавил горло, пылая с ног до головы отвращением. Еще чуть - чуть и, казалось, шейные позвонки этой твари, если, конечно, у нее есть кости, треснут.
   Внезапно банши энергично закивала, соглашаясь на условия:
   - Вот и отлично, - пробормотал юноша себе под нос, ослабляя хватку. Ему уже надоело уговаривать это существо к сотрудничеству. Надо было просто перерезать ей горло и не тратить время, - Вот и хорошо.
   Резко банши метнулась в сторону, одним рывком полностью освободившись от его хватки. Такого Клем не ожидал. Слишком точными и быстрыми, для нежити, были ее движения.
   Юноша до боли в пальцах сжал приготовленный кинжал. Ему не пришлось выкрикивать приказ, стоящим начеку парням. Бывшие солдаты, а ныне его охотники уже кинулись вслед за банши. Чуть помедлив, Клем присоединился к погоне.
  
  

Глава четвертая.

   Сирил кожей ощущала за собой погоню. Люди, гнавшиеся за ней, к ее удивлению, двигались очень быстро, хоть и производили много шума. Они, как будто, замечали все ветки, за которые она цеплялась в панике, и продолжали следовать по этому следу.
   Сирил молча выругалась. Нельзя допустить, что бы кто-то обнаружил болото банши. Чуть замедлив шаг, девушка несколько раз глубоко вздохнула. Сердцебиение замедлилось, и теперь пелена страха спала с ее глаз. Сирил огляделась. Тихие звуки человеческого дыхания приближались, решать приходилось быстро. Девушка мгновенно кинулась в противоположную сторону от дома, пытаясь сломать как можно больше веток вокруг себя.
   Кровь больно стучала в висках. Казалось, что в венах бурлит не она, а раскаленное золото. У Сирил снова сбилось дыхание.
   Добежав до одного из скрытых поворотов, используемых банши, как раз для вот таких побегов, девушка осторожно перепрыгнула через ужасно колючий терновник. Дальше она передвигалась с осторожностью, не задевая даже листочка.
   Каждый следующий шаг давался Сирил с такой радостью, которую она уже давно не испытывала. Она возвращается домой!
  

Глава пятая.

   Задыхаясь, Клем понял, что банши их обставила. Каким-то способом она сумела скрыться от преследования. Теперь Клем и его охотники топтались на одном месте, там, где следы банши обрывались. Вокруг не было видно никаких путей отступления, к которым могла прибегнуть нежить. Юноша тяжело вздохнул.
   - Что будем делать, сэр? - спросил Говард, нервно оглядываясь.
   Клем не ответил. Куда она могла деться, не оставив следов!
   Внезапно взгляд юноши упал на колючие кусты. Может... Клем приблизился к терновнику, внимательно осмотрел колючие ветки. Да, именно они могут служить ответом.
   - Кажется, я знаю, куда направилась банши, - усмехнулся Клем, и многозначно посмотрел на охотников.
   Они, без лишних вопросов, перешагнули через терновник, продолжив преследование ровным уверенным шагом.
  
   Сирил с трудом удалось вовремя затормозить. Страх быть пойманной людьми улетучился, как только девушка ступила на родную землю.
   Дом. Сирил глубоко вздохнула. Приятный знакомый запах вскружил ей голову, поднимая на поверхность давно забытые воспоминания. "Тебя убили", напомнила себе Сирил, сбрасывая обувь, и ступая обнажёнными ногами в вязкую воду болота. "Тебя, не задумываясь, зарезали". В голове Сирил заметались картинки прошлого, она ощутила в себе нарастающую ярость, которая вот-вот готова была вырваться на свободу. Но девушке понадобилось всего несколько секунд, чтобы прийти в себя. Она дома, ей ничего было здесь бояться или ненавидеть.
   - Илия, это я, - крикнула девушка, удивляясь, почему ей не встретилась ни одна из сестёр. И что случилось с Мей? Вернулась ли она? И что....
   Внезапно кто-то позади зажал ей рот. Сирил мгновенно сумела выскользнуть из чей-то хватки. Повернувшись, она столкнулась лицом с Илией, и облегчённо вздохнула:
   - Мей вернулась?
   Банши с длинными до колен волосами немолодого серебристого цвета поднесла к губам указательный палец:
   - Тише, - еле слышно прошептала она, - Лио и Сара всё нам рассказали. Ты спасла мальчика?
   Сирил покачала головой.
   - Нет. Я не знаю, где он. Я.... Я отвлеклась, а когда пришла в себя, мальчика уже не было рядом. Но кто-то, - девушка запнулась. Как она не заметила этого человека! Даже ослабленная рыданием, она не должна была потерять своего внимания! Её этому учили.
   - Сирил. Кто - то гнался за тобой?
   - Да. Мне кажется, они и сейчас идут по моему следу. Если они найдут нас....
   - Илия!
   Обе банши дёрнулись и медленно повернулись. Из-за дерева, пошатываясь, вышла Мей. Её белые, шелковистые волосы растрепались, глаза покраснели от рыданий, щёки впали. Сейчас она была скорее похожа на приведение, которыми человеческие мамаши пугают своих детей. Настоящая банши... по мнению человека.
   Но как же Сирил была рада видеть подругу живой! Несмотря на надвигающуюся опасность, девушка улыбнулась. Все сестры ушли из этого проклятого человеческого города, все спаслись, и теперь Банши в безопасности.
   Почти...
   - Мей, что случилось? - воскликнула Илия, обнимая молодую девушку за плечи, и ведя её к болоту.
   - Я видела людей. Они сейчас всего в нескольких минутах от нас. Они..., - голос Мей сорвался, но через несколько мгновений банши продолжила, - Они очень страшные, и у них кинжалы из закалённого железа.
   - Тебя видели? - испугалась Илия. Сирил ещё никогда не видела свою спасительницу в таком смятении. Если что-то смогло напугать воинствующую, главенствующую банши, значит, это "что-то" - серьёзная проблема.
   - Илия, если люди обнаружат наш дом, они перебьют нас всех.
   Банши не ответила. Сирил удалось заметить, что женщина нервничает, но очень быстро прейдя в себя, она произнесла, громко и чётко, так, как может это делать только главная:
   - Люди думают, что мы бессмертны, что мы всего лишь предвестницы смерти. Пусть будет так. Когда люди появятся, мы будем их ждать.
   У Сирил пересохло во рту:
   - Мы столько лет скрывались, а теперь ты хочешь, чтобы люди о нас узнали! - девушка не заметила как начала кричать. Она просто не могла поверить в слова, произнесённые Илией. Это просто не могла быть правдой.
   - Сирил, успокойся.
   Девушка поморщилась. Как можно успокоиться сейчас, когда люди вот-вот вторгнуться в её дом? Мысли лихорадочно заметались в её голове, но времени на то, что бы придумать стоящий план не было.
   Когда неподалёку треснули ветки, и раздались чьи-то тихие голоса, Сирил, не раздумываясь, кинулась в трясину. Если уж людям предстоит узнать об их логове, то всё должно пройти правильно.
  
   Глава шестая
  
   Клем застыл от удивления. Он когда-то слышал, что некоторым удавалось найти болото Банши, но не думал, что сегодня это удастся ему.
   Мужчина сжал клинок, отдавая стоящим позади солдатам беззвучный приказ приготовиться. Сколько же здесь было банши! Казалось, что на берегу болота собрались все предвестницы смерти. Они, все как одна, приняли вид белокурых и черноволосых красавиц. Если бы банши не отбирали человеческие жизни, их можно было даже назвать женщинами.
   Внезапно Клем заметил ту, чьи следы привели его сюда. Она всё ещё принимала вид молодой девушки с загорелой медовой кожей. Её чуть розовые губы приоткрылись и что-то произнесли, но Клем не расслышал что именно. Банши, её глаза приковали к себе его взгляд. Они горели безумной яростью, которая, казалось, достала Клема на расстоянии.
   Говард наряжено дёрнулся. Клем еле сдержался, чтобы не усмехнуться. Все знали, что Говард неравнодушен к красавицам, а их здесь столько, что не вериться самому. Клем только надеялся: друг вспомнит о том, что за совершенной красотой скрывается уродство.
   - Не скажу, что рады видеть вас, люди.
   Солдаты вздрогнули, услышав мелодичный голос Илии. Банши медленно, чтобы никого не спугнуть, шагнула вперёд. Трясина обнажила тонкий лиф её платье небесного цвета. С каждым новым шагом Клему и его людям открывалась её тонкая фигура. Когда Илия полностью вышла из болота, вытащенные из ножен клинки, издали неприятный звук.
   При виде острого холодного металла банши напряглась. Сирил пришлось себя заставить себя сидеть тихо и спокойно, а не кинуться в липкую воду, утаскивая туда по одному из стоящих на берегу людишек. Девушка взглянула на сестёр. Было видно, что и они разделяли её ярость. Сидя на толстых корнях деревьев, уходивших глубоко в болото, сёстры оскалились и зашипели. Казалось, что сейчас Предвестницы смерти и вправду утащат людей на дно.
   Илия только мимолётно глянула в сторону недовольных:
   - Вас никто не тронет, воины.
   - Так значит, вы умеете говорить, - наконец удалось произнести Клему. Его голос прозвучал весьма сильно и нахально, хотя в душе поселился легкий страх. Что ещё могут эти твари, собравшись вместе?
   Солдаты нервно сглотнули, но Илия не обратила на это никакого внимания. Она только слегка улыбнулась, удивлённая словами человека:
   - Вы думали, что мы безмозглые создания? Фантомы? Ах, да, конечно, вы не знаете. Вы, люди, редко вдаётесь в подробности. Ваше любопытство наедается поверхностными ответами, - банши театрально вздохнула, - Но я отклонилась от темы.
   - Какой темы? - Клем испытывал раздражение от того, что ему приходиться признавать наличие у болотной нежити интеллекта.
   Сирил усмехнулась, надеясь, что Илия приструнит людишек. Но зачем ради этого Банши надо было раскрывать свои тайны, девушка до сих пор не понимала.
   - Вы здесь для того чтобы разобраться в смертях. А мы - для того чтобы помочь вам. Я официально заявляю, что Банши этого болота не убийцы, и мы можем только догадываться о том, кто действительно виновен.
   До Клема слова банши доходили медленно. Они еле-еле вливались в его сознание, и только через минуту юноша смог понять смысл сказанных слов. Он оскалился:
   - С чего вы взяли, что мы поверим вам? Наши люди мрут семьями от этой ужасной болезни, гниют изнутри, а вы....
   - Это не мы! - внезапно Сирил вскочила со своего места и с яростью посмотрела на Илию, - Почему вы не рассказали мне, что всё началось снова? Я смогла бы помочь.
   - Дорогая, я не хотела, чтобы ты знала. Это могло принести новую боль. Ты дорога нам. Мы тебя любим.
   - Но...
   - Стоп, - вмешался Клем. Ему уже надоело стоять, ничего не делая, и слушать, как банши говорят о чём-то своём. Он - человек, у него в руках кинжал, который может изгнать этих существ подальше, куда-нибудь за грань миров, где им самое место. Он здесь диктует правила, а не нежить, - Вы отошли от той темы, которая прямо касается людей.
   - Хочешь получить ответы? - Илия вновь вернула на лицо улыбку. Нужно сказать, дружелюбную.
   - Да, хочу.
   - Тогда задавай. Только... Сирил!
   Девушка чуть дёрнулась, услышав своё имя, но быстро со своей обычной грацией нырнула в липкую воду Болота. Как же ей здесь было спокойно. Сирил даже пожалела, что слишком быстро вынырнула на поверхность.
   Когда ноги банши коснулись камней, Клем напрягся. Будь осторожней! Они Банши, и всё ещё остаются твоими врагами, напомнил себе юноша. Он всё ещё пытался контролировать ситуацию, но даже с оружием против такого количества разъярённой нежити, это становилось бессмысленным.
   - Встань ближе, Сирил. Я хочу, чтобы ты всё услышала и поняла.
   Сирил и Клем переглянулись. Обоим эта мысль показалась глупой и дикой, но девушка всё же сделала несколько шагов, приблизившись к капитану.
   Сирил осторожно взглянула на кинжал в его руке:
   - Значит, переговоры? - она с вызовом посмотрела на Клема.
   - Да, переговоры, - он ответил с таким же непринуждённым интересом, - Вот только они будут очень быстрыми и многообещающими.
   Сирил захотелось ударить его кулаком в живот и посмотреть, как человек упадёт на землю в приступе острой боли. С огромным усилием ей всё же удалось сдержаться.
   Илия смотрела с улыбкой на пылающую яростью подопечную. Какой же Сирил была человечной в эти моменты! Оглядываясь назад, банши понимала, что раньше девушка не выглядела так, как сейчас. В её глазах ярко-зелённого цвета никогда не горела такая ярость и опустошенность. Бедная, бедная девочка.
   - Я хочу узнать всё и сейчас. Что вам известно о болезни?
   Клем нервно покачнулся, но кинжала из руки не выпустил. Он ещё больше напрягся, когда две банши своими глубокими глазами внимательно уставились на него. Молчание старшей женщины продолжалось всего несколько мгновений. Она заговорила медленно, не спеша и без страха:
   - Это происходит постоянно. Болезнь наступает внезапно, поражая человеческое тело и... ну, это страшно, увидеть человека, пораженного этой гадостью. Я и мои сестры, мы всегда будем готовы помочь в поисках виновного.
   Сирил видела, с каким трудом охотникам удается держать себя в руках, но она была благодарна за то, что те не кинулись на них с кинжалами. Чуть придвинувшись к Илии, девушка незаметно сжала её руку. Теперь ей стало легче переносить тишину.
   - Я не верю ни единому слову о вашей непричастности,- голос Клема прозвучал неожиданно громко, - Но так как мы уже знаем это болото, вам никуда не деться, и я рискну выслушать всё, что вы предложите.
   - Это очень мудро с твоей стороны, капитан, - Илия в уважительном жесте чуть наклонила голову. Шёлковые волосы упали ей на лицо, сделав банши ещё красивее и обольстительнее, - Как до меня доносят источники, болезнь, которая терроризирует ваши города, имеет неестественную природу. Она явилась на ваш род проклятьем, и сами вы не сможете с ним справиться. Слишком скоро она коснётся всех, не успеете даже узнать, кто пришёл за вашими человеческими душами, наполнив тело адскими мучениями, - на последних словах Илии Сирил вздрогнула. Ей никогда не нравилось слышать о смертях, хотя вся её натура была связанна с Ней, - Кто-нибудь из моих сестёр могут согласиться помочь. Дайте нам немного времени, и мы найдём тех, кто должен ответить за все.
   - Нет, - от напряжения, с которым Клем сжимал рукоять кинжала, его пальцы побледнели, - Я не дурак, а в этом случае, с моей стороны было бы полным идиотизмом доверять таким тварям как вы.
   Клем в мгновение поднял металлический кинжал, защищаясь от молодой банши, глаза которой в ту же секунду вспыхнули яростным огнём.
   Сирил хотела шагнуть вперёд, схватить охотников за шиворот, потянуть их к болоту и утащить, не мучаясь совестью. Никто не смеет называть её и сестёр "тварями".
   - Сирил, тише. Люди не могут за половину дня изменить своё мнение о нас, внушаемое им веками.
   Илия утешающее погладила Сирил по волосам. Девушка чуть успокоилась, ощущая себя не одинокой, кому-то нужной, частью этого болота. Илия была права. Если кто-то убивал людей посредством проклятья, его нужно было найти и остановить, вместо того что бы шипеть на тех, кого она так давно поклялась защищать.
   - Какая для вас выгода помогать нам? Мы же люди. Враги, - взгляд Клема упёрся в лицо Сирил, но прошло лишь мгновение, и он перенёсся на Илию.
   - Юноша, ты путаешь наш род с родом Банши, у которых нет никакой любви к жизни, только к смерти. Мы же покровительствуем людям от начала их создания. Мы мертвы и поэтому ценим жизнь.
   Слова Илии были пропитаны таким жаром и откровением, что даже Клему на секунду показалось это правдой. Нет! Банши нельзя верить. Они рождены в обмане. Им нельзя доверять, повторял себе Клем. Сейчас ты на их территории, в любой момент они могут напасть.
   Но их помощь может быть полезна.
   - Какие у меня гарантии, что сказанное не ложь?
   - Ах, - Илия горько вздохнула, - Вы должны были давно знать. Лгать банши не может. Ни один мёртвый не может. Я могу поклясться на священной книге человека в том, что наш род, что ни одна из присутствующих здесь банши не причинит вам никакого вреда.
   Илия гордо вскинула голову, послышался чей-то нервный смешок и голос Говарда:
   - Смешно видеть, как нежить клянётся дать клятву в церкви.
   - Молчи, Говард, - тут же рявкнул Клем, пытаясь взять всё происходящее под контроль. Солдаты и Банши должны знать, кто принимает решение. Последнее слово всегда будет за ним, - Ваши слова я не могу считать за гарантию. Я не глуп, чтобы довериться банши. Мне нужно что-то более весомое.
   - Предлагайте, - Илия непринуждённо взмахнула рукой.
   - Одна из вас пойдёт с нами,- сказал Клем тем тоном, который не терпел возражения. Хотя по виду Илии, та возражать не собиралась. Наоборот, глаза банши радостно заблестели, губы растянулись в обворожительной улыбке:
   - От лица всех своих сестёр, я соглашаюсь с этим условием. Но так же хочу поставить своё. Без нас, вы ничего не сможете сделать. На следующем болоте вас утопят, не пройдёт и минуты. Поэтому вам лучше согласиться с моим предложением. Моя сестра жизнь отдаст за человека, но с ней пойдёт только один. Он может взять столько оружия, сколько пожелает, но это будет только один человек. Вы довольны?
   - Вполне, - Клем даже позволил себе усмехнуться. Условие было так себе. В голове юноши уже созрел план, как нарушить его так, что бы Банши ничего не заподозрили. Они даже ничего не заметят.
   - Значит, нам осталось обсудить только место и время встречи наших представителей. Кого из своих воинов ты хочешь отправить?
   - Я сам.
   - Но капитан! - Говард хотел возразить, но взгляд Клема тут же заставил его умолкнуть. Когда друг нёс службу, перечить ему было предательством.
   - Я хочу сам проследить за всем!
   - Это похвально, юноша, - Илия повернулась к болоту лицом, призывая банши к серьёзности решения, - Кто из вас, сестры мои, отважиться на...
   Сирил не позволила договорить. Ей во что бы то ни стало, нужно было найти того, кто так бесчестно травил людей... из-за кого её лишили жизни.
   - Я! Я пойду.
   - Сирил, я знаю, как ты сильна, но мне не хочется причинять тебе лишнюю боль.
   - Я должна это сделать! Должна узнать кто...
   Дальше ей не надо было говорить. Илия поняла всё сама и мрачно кивнула:
   - Хорошо, пойдёшь ты. Теперь, господа, назначьте день и место.
   Клем на мгновение задумался, прикидывая в голове возможные варианты:
   - Через четыре дня на дороге, возле главных ворот, за два часа до рассвета.
   - Согласна, - ответила вместо Илии Сирил. От напряжения у неё затряслись руки. Как не хотелось ей ждать четыре дня! - Я сделаю всё, что от меня зависит, и надеюсь, что вы, люди, мне не помешаете.
   Клем пропустил её слова мимо ушей. Солдаты начали медленно отступать, не поворачиваясь к Банши спиной. Внезапно капитан остановился:
   - Чем вас можно убить?
   - Какой жуткий вопрос, юноша!
   - Но вы ведь говорили про доверие, - улыбнулся Клем, - Я должен знать, какое оружие подойдёт, если ваша банши решит напасть.
   Сирил потеряла дар речи. Да как они смеют задавать такие вопросы? Кто они такие? Девушка уже хотела напасть, но её прервал голос Илии:
   - Я отвечу, если ты поклянёшься своей жизнью не применять его на Сирил, если для этого не будет достаточно серьёзной причины.
   Клем кивнул:
   - В моих интересах, чтобы наше сотрудничество принесло желаемый результат, поэтому я клянусь. Но если почувствую угрозу со стороны этой вашей Сирил, то убью её, без малейших мук совести.
   - Тогда Сирил вернётся живой, - немного подумав, Илия продолжила, - серебро причиняет нам боль, но не убивает, как закалённая сталь. Поэтому в выборе оружия у вас полная свобода. А теперь идите! Мне и моим сёстрам нужно отдохнуть.
  
  
  

Глава седьмая.

   Никто из солдатов не пытался заговорить, пока все не оказались в пределах города. Клем, не останавливаясь, поднялся по ступенькам своего жилища и лишь одним кивком головы пригласил остальных следовать за ним. Арабелла, как всегда, занималась домашними делами. Её волосы, как всегда идеально уложенные, повлияли на Клема успокаивающе. Для него она была самым родным человеком. И он не позволит ей погибнуть. Никогда не позволит, даже если придётся мериться с присутствием банши.
   - Клемент, ты вернулся!
   Арабелла кинулась к нему, светясь улыбкой и нежно обнимая жениха. В этот раз её руки слегка дрожали, Клем чувствовал это своей кожей. Но мысли юноши умчались к болоту, Банши и будущему сотрудничеству с этой девчонкой. Сирил. От этого всего Клема отвлёк только знакомый голос:
   - Сэр, - как всегда первым заговорил Говард. На его лице отразились недоумение, - Клем, неужели ты пойдёшь туда с этой... с этой тварью.
   - Говард, я уже всё решил, поэтому единственное, что ты можешь для меня сделать - это найти подходящую одежду и почистить оружие.
   Клем устало повалился на стул, энергично потирая переносицу. Ему нужно было обдумать свои действия, подготовиться, но вместо этого придётся целый день успокаивать Говарда и Арабеллу. Обеспокоенный вид невесты обещал ему целый вечер её совсем ненужных вопросов.
   - Но ты должен признать, что это глупо и опасно. Неужели ты не понимаешь. Банши врут, они всегда врут.
   - Говард, хватит постоянно мне возражать. Вот посмотри на ребят, они стоят, молчат и меня не раздражают, - Клем небрежно перекинул ногу на ногу, его локоть сильно упёрся в крышку стола, - Знаешь, мне иногда кажется, что ты считаешь меня идиотом. Неужели ты думаешь, что я настолько глуп, чтобы действовать без каких-либо запасных планов?
   Под испепеляющим взглядом командира Говард растерялся. Когда Клем вёл себя так, солдат всегда терялся, но на этот раз молчание прервал Джонатана:
   - И что ты предлагаешь, Клем? Решил приставить к горлу этой твари нож и заставить её говорить?
   - Это бессмысленно, - голос Клемента отвердел, и только чуть приподнятая бровь отражала его истинное насмешливое настроение, - У меня есть более действенный план. Пока Банши будут думать, что мы им поверили и согласились на честное сотрудничество, пока я буду послушно следовать за этой девчонкой Сирил, вы все будете следовать за мной. Надеюсь, ваша любознательность будет хоть немного успокоена.
   Клем усмехнулся, заметив, как солдаты заметно успокоились. Очень глупо было с их стороны думать, что он слепо довериться Банши.
   - Но, черт возьми, Клем, дружище, неужели ты думаешь, что мы оставим тебя одного. Конечно же, мы пойдём за тобой. Ты уверен в том, что не стоит позвать ещё несколько охотников?
   - Нет. Больше никого в это дело мы не будем посвящать. Лиону не обязательно знать, где и с кем я, а особенно, для чего.
   Губы юноши чуть скривились. Лион. Глупая, нелогичная копия его самого. Как такому вообще удалось стать капитаном, до сих пор оставалось для Клема загадкой.
   - Лион всё равно узнает, о чём ты задумал, - наконец заговорил Говард, - Этот гад хитёр, как змея. Не пройдет и больше недели как ему донесут о нашем внезапном походе.
   - Брось. Ты сам сказал, что не пройдёт больше недели. Но нам-то нужно только четыре дня. Пока Лион поймёт причину того, что мы ушли из города, для него будет уже поздно увязаться за нами. А сейчас, господа, я хотел бы отдохнуть. Вам, кстати, тоже не помешал бы сон. Как понимаете, на все сборы у нас немного времени. Не тратьте его попусту, пытаясь вразумить меня. Идите.
   С минуту солдаты стояли, не шелохнувшись, потом Говард и Джонатан первыми покинули дом. За ними вышли остальные, только кивком головы выказав капитану уважение.
   Клем облегчённо вздохнул и растянулся, удобно устроившись на стуле. После напряжённого дня всё его уставшее тело ныло, а кожу на руках щепало от тех мелких парезов, которые он получил в погоне. Но Клем не обращал на это никакого внимания. Ему хотелось как можно быстрее оказаться в пастели, уснуть и не просыпаться вплоть до полудня следующего дня. Юноша уже встал, что бы направиться к кровати, но мрачный взгляд Арабеллы остановил его.
   Девушка выглядела такой расстроенной и растерянной, что желание поведать ей всё превосходило необходимость Клема ко сну:
   - Милая, - начал он тем голосом, который всегда успокаивал невесту, - Я понимаю твой страх оттого, что ты знаешь не всё, что случилось, и отчего я принял такое решение. Обещаю, что расскажу обо всём, но ты должна пообещать, что не будешь мешать моим планам.
   - Конечно же, Клем. Ты же знаешь, я никогда не лезла в твои дела. Мне только нужно знать, куда ты так внезапно исчезаешь?
   Арабелла бессильно опустилась на стул рядом с Клемом. Её руки дрожали, щёки от волнения покрылись румянцем. Что-то в этой её реакции, не причиняя вреда, кольнуло юношу в сердце. Он понял, почему выбрал себе в невесту именно Арабеллу. Она была так невообразимо прекрасна, заливаясь краской смущения, так мила и заботлива, так верна...
   - Утром меня срочно вызвали на службу, и моя сегодняшняя вылазка была удачной, - Клем улыбнулся своим несущимся мыслям, - Преследуя банши, мы обнаружили их пристанище, Болото, и похоже мне удастся покончить с этой чёртовой болезнью навсегда. Через четыре дня я уйду, но вернусь не позже чем через несколько недель.
   - Но кто будет сопровождать тебя? Говард говорил о какой-то твари, - носик девушки чуть сморщился.
   - У меня с банши договорённость. Одна из них должна сопровождать меня и помогать в поимке виновного.
   Минуту Арабелла молчала, но как только до неё дошёл смысл сказанных слов, её передёрнуло:
   - Нет! Ты же не сделаешь этого! Ты же не будешь так рисковать! - от страха она вскочила на ноги, нервно перебирая пальцами свои длинные волосы, - Ты же никогда так бездумно не поступал! Ты никогда не рисковал!
   - Я рискую только тогда, когда риск оправдан. В этот раз он оправдан более чем....
   - Но разве никто не может заняться этим делом? Разве Говард не может тебя заменить?
   Волнение невесты стало Клема раздражать. Юноша резко встал, направившись к кровати, и грубо прокричал уже в том углу:
   - Об этом не может быть и речи! Я сделаю всё сам и тебе не зачем волноваться из-за меня. Я обещаю, что вернусь.
   - Милый, я надеюсь, что ты вернёшься живым, дышащим и здравомыслящим человеком, - тихо, еле слышно, прошептала Арабелла, покорно отводя взгляд от лица Клема.
   Теперь всё шло своим обычным чередом. Теперь Арабелла знает о всех его планах и вряд ли будет задавать ещё вопросы. Осталось только позаботиться об оружии, но этим он займётся завтра. А сегодня он уснёт.... Уснёт и проспит весь следующий день. Конечно, если и на этот раз его никто не отвлечет.
  
   Когда тяжёлая шершавая ткань одежды коснулась кожи, Сирил еле удалось сдержать радостный крик. Так приятно было снова ощущать на себе тяжесть брюк, рубашки и плотного жилета. В этом она чувствовала себя совсем другой. Так как будто в её теле пребывали и человек, и банши.
   - Как же ты красива, Сирил, - улыбнулась Илия, поправляя на девушке грязно-зелёный жилет, - Твою красоту не может затмить даже эта ужасная человеческая одежда.
   Сирил отвернулась, чтобы никто из сестёр не заметил, появившийся на щеках, смущённый румянец. Каала, сидящая сзади, и заплетающая ей волосы в изящную причёску, больно щипнула девушку по спине:
   - Не вертись, Сирил, иначе у меня не получиться то, что я задумала.
   - Лучше бы ты просто заплела их в косу, - глухо пробормотала девушка, нервно дёргая выбившуюся из причёски прядь.
   - Нет. Обычная коса подходит только для простых людей, а ты банши и должна гордиться этим, - заметила Каала жёстким голосом, всё же продолжив невозмутимо играть волосами молодой сестры.
   Возмущению Сирил не было предела. Гордо вскинув голову, и тем самым вызвав недовольный взгляд Каалы, она произнесла:
   - Я и горжусь! Вот только это не значит, что мне нужно ходить разряженной как кукла. С твоими причёсками я ничем не отличаюсь от тех дамочек, прогуливающихся солнечным днём по саду под своими зонтиками с рюшечками.
   Каала только презрительно хмыкнула в ответ и резким движением руки выдернула из рук Сирил тонкую прядь. Наблюдающая за всем этим Илия тут же заговорила, что бы предотвратить дальнейшие грубые реплики сестёр:
   - Ох, Сирил, не стоит недооценивать свою внешность. Тем более, что от твоего личика трудно оторвать взгляд.
   - Илия, это всего лишь лицо, - вздохнула Сирил, а старшая банши задумчиво покачала головой.
   - Я с тобой не согласна, милая.
   - Я тоже, - подала голос Каала, которой уже наскучило молчать, - Готова поспорить, что те людишки были просто ошеломлены, когда ты появилась на поверхности, Сирил.
   Девушка закатила глаза. Когда Каала поддерживала Илию, вместе они были стеной защищающие свои суждения, и никто не мог убедить их в обратном. И всё же, неужели она, Сирил, сможет провести столько времени без своих сестёр, без дома, один на один с человеком, на которого она не может даже накричать. Нет! Сирил отмахнулась от лишних мыслей. Она не будет жалеть из-за своего выбора. Она решила найти виновного, и она найдёт его, даже если рядом будет щеголять надоедливый человек, желающий её смерти.
   - Сирил, ты меня слушаешь?
   - А, что? - только сейчас девушка обратила внимание на Илию. Вроде Старшая говорила что-то о правилах. Сколько раз она уже их повторяла, и столько же раз Сирил их прослушивала, зная уже всё заранее, - Прости меня, я задумалась.
   - Переживаешь о том, как это, идти бок обок с человеком?
   Илия опустилась напротив Сирил на колени и сильно сжала запястье девушки. От неё так и веяло обеспокоенностью, или же Сирил могло просто показаться.
   - Милая, ты же понимаешь, что тому юноше лучше не знать о твоём ночном поведении. Ты же не выдашь себя? Не расскажешь об этом?
   - Конечно же, нет! - Сирил даже подумать было страшно, что случиться, если человек узнает о её способностях... Если люди узнают о способностях Банши, поправила себя девушка.
   - Хорошо. Тогда всё будет прекрасно, милая. Я знаю, что ты справишься. Люди надеются на нас, и мы их не подведём, ведь так?
   - Я не подведу, Илия. Клянусь, я не подведу.
   ... Я не подведу...
  

Глава восьмая.

   Пробираясь через замаскированную лесную тропу, Сирил перебирала варианты встречи с человеком. Больше всего её волновало то, сможет ли она защитить себя всего лишь одним кинжалом? И сможет ли она всё время держать втайне само присутствие у себя оружия?
   Вопросы неукротимо мчались в её голове, и Сирил даже не заметила, как ступила на пустынную дорогу. Ворота города возвышались над ней, такие величественные, и одновременно отталкивающие. Они никогда не нравились Сирил. После своей родной деревни... Нет, она никогда не была для Сирил родной. Там она умерла. Там она навсегда потеряла своих родных.
   Рождённые воспоминаниями слёзы больно сдавили ей горло. Девушка крепко сжала руки в кулаки, сдерживая печаль. Я банши, твердила она себе, теперь я другая.
   Чтобы не поддаться слабости, Сирил сосредоточилась на ненавистных ей воротах. Они всё ещё скрывались в темноте уходящей ночи, но каждая частичка тела банши ощущала присутствие рядом человека.
   Выпрямившись, Сирил широкими шагами с гордо поднятой головой направилась вперёд. Юноша стоял, оперевшись спиной о планку, молча следя за её движениями. Человеческие глаза сверкали в темноте, приобретая вместо синего чёрный оттенок. На мгновение Сирил задумалась о правильности принятого решения, но только на мгновение. Собрав всю свою волю, отразив её на лице гордой усмешкой, девушка встала в позу, излучающую независимость.
   - Значит, пришла, - пробормотал себе под нос мужчина. В его голосе слишком явно звучала угроза, и даже злость, хотя чем она была именно вызвана, девушка не могла понять. Сирил только чувствовала, как человеческие мысли заметались, сердцебиение, так и оставшееся беззвучным для обычного слуха, но уши банши уловили, как оно участилось. Лицо человека вспыхнуло яркой краской, доказывая, что ему уже не терпится приступить наконец-то к делу.
   Заметив на себе взгляд банши, юноша оттолкнулся от своего места и сделал несколько шагов в сторону Сирил.
   - С чего желаете начать? - спросила девушка милым голоском, пропитанным ядом. С этим человеком она никогда не сможет разговаривать с настоящим уважением. Слишком много черни в его глазах, и ... он вызывал в ней только раздражение.
   Похоже, мужчина не обратил на её тон никакого внимания:
   - Начнём с лёгкого. Какое Болото ближе всего к нам?
   - Кроме нашего, есть ещё несколько, - Сирил замолчала. Она никогда не разговаривала с людьми после того как стала банши, особенно на такие секретные темы. Преодолев сильное желание послать человека куда подальше, девушка продолжила, - Ближайшее болото всего в десяти милях от нас. С него нам будет легче начать.
   Юноша только кивнул и резко кинулся прочь от ворот, как будто убегал от той жизни, что была за их стенами.
   Сирил не оставалось ничего другого, как молча поплестись за ним, ревностно охраняя свои секреты и тайны своих сестёр.
  

Глава девятая.

   Сирил еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Этот человек её до сумасшествия раздражал! Неужели не нашлось никого другого из человеческих особей? Кого-то, у кого нет проблем с вежливостью и нет аллергии на признание себя более уязвимым, чем Банши.
   Хотя Сирил думала, что человек будет жаловаться из-за огромных расстояний и хождения пешком, но он только молча шёл, изредка кидая взгляды в сторону покинутого города.
   Клемент не выглядел скучающим. Просто состояние тревоги никак не отпускало его, и чтобы хоть как-то его заглушить приходилось кидать взгляды в сторону дома. И ещё.... Это помогало отвлечься от мысли свернуть банши шею.
   Прошло много времени пока стемнело. Они шли целый день и почти не отдыхали, поэтому Клем начал спотыкаться, а на его лбу появилась испарина. Он мог бы идти ещё долго, но усталость с каждой минутой брала над ним вверх, заставляя останавливаться всё чаще.
   - Надо остановиться, - произнесла Сирил. Сегодня она говорила всего несколько раз, и от этого голос её прозвучал глухо. Она встала около дерева, поджидая мужчину.
   Клем злобно сверкнул глазами. Как же банши раздражала его своим гордым неприступным видом!
   - Не можешь идти дальше? - его губы чуть изогнулись в темноте, открывая на удивление ровные зубы. На его вопрос Сирил оскалилась:
   - Могу, - чуть не рыча, выкрикнула она, - Но ты вот не можешь! И если тебе вдруг захотелось пощеголять до болота ночью с минимум сил в запасе, то ты псих. А я не намерена помогать психу!
   Мышцы парня напряглись. На какое-то время Сирил даже показалось, что он броситься на неё, но через мгновение дыхание юноши начало успокаиваться, рука, сжимающая рукоятку ножа, расслабилась, и небольшой рюкзак из плотной шершавой ткани соскользнул с его плеча на землю.
   Сирил мысленно себя обругала. Если она хочет выжить, ей надо вести себя внимательней.
   Медленно, словно преодолевая чьё-то сильное влияние, Сирил развязала шнурки, скрепляющие концы широкого пояса. Благодаря ему, плащ на плечах держался более менее сносно, и как только преграда исчезла, он соскользнул со спины прямо девушке в руки. Сейчас рядом с Сирил было так мало родных вещей, что приходилось дорожить каждой из них: плащ был такой вещью... Девушка положила его на землю в виде мягкой подушки, пояс же снова обвязала вокруг талии, внезапно бросив взгляд на копошащегося в стороне человека.
   Мужчина уже успел расстелить для себя покрывало и сейчас вытаскивал из сумки аппетитно пахнущее мясо. Судя по тому, как он тут же начал его уплетать, делиться не думал. Хм.... Да и Сирил бы ни за что не взяла бы ничего из рук человека!
   Девушка медленно опустилась на холодную траву, задерживая дыхание, чтобы успокоить часто бьющееся сердце. Ну, почему она постоянно нервничает в моменты, когда жизнь сталкивает её с людьми! Когда же она научиться контролировать свои эмоции! Неужели она никогда не сможет доверять, ну, или хотя бы выносить людей, но всё так же пытаясь спасти их, даже ценой собственной жизни. Хотя бы в последнем Сирил была уверенна: чтобы не случилось, она сделает всё, чтобы людям ничего не грозило, а особенно оставшимся где-то её родственникам.
   Клиффорд....
   Сирил резко прервала поток льющихся больных мыслей, пытаясь отвлечься на тихое шуршание сидящего неподалёку капитана.
   С минуту оба молчали, но уже через двадцать минут в темноте раздался голос Клема:
   - Вы, Баньши, едите человеческую пищу? Или ограничиваетесь людской плотью.
   Его голос прозвучал грубо и издевательски.
   Кровь Сирил тут же загорелась и начала больно жечь изнутри. Девушку сжирала ярость. Она уже было хотела наброситься на этого наглого неотесанного парня, как тут же вспомнила причину своего теперешнего положения:
   - Нет, мы питаемся, только не так часто как вы, - Сирил попыталась смягчить свой голос, слегка улыбнувшись в темноту. Этот парень не должен знать, что его слова выводят девушку из себя. Дав себе секундную передышку, она продолжила, - А начёт человеческой плоти... Мы никогда не ели людей. За бесчисленное своё существование мы только заботились о вас.
   Клем только фыркнул:
   - И как же это вы о нас заботились? Спасали, отправляя нас на тот свет?
   - Нет. Я не буду говорить на эту тему.
   Человек коснулся той темы, на которую она не имела права развивать, и сейчас ей как никогда хотелось заснуть. Но вместо этого она целый час пролежала, свернувшись калачиком на земле. Хорошо, что её мёртвое тело не чувствует холода. Сегодняшняя ночь выдалась действительно холодной.
   Только через час после разговора с человеком, Сирил расслышала его тихое сопение, и наконец-таки дала себе разрешение поспать. Закрыв глаза, девушка ощутила телом медленный мелодичный звук болота. Оно так сильно звало Сирил к себе, что это не давало ей никаких сил на то чтобы продолжать путь. Во сне девушка улыбнулась, не боясь раскрыть свою ужасно пугающую правду.
  

Глава десятая.

   Ещё издалека Клем почуял болотную вонь. По рукам пробежали неприятные мурашки, чьё-то тошнотворное пение выводило его из себя. Хотелось чем-то заткнуть уши, чтобы не слышать женский голос, но показывать свою слабость перед одной из банши не стоило.
   - Вот.
   Внезапно шедшая впереди девушка остановилась, преграждая Клему путь. В уме мужчины мелькнула мысль сломать к чёрту руку этой девчонке, но удержался. Не в первый раз за сегодняшний день, кстати...
   - Постой здесь и жди меня, - буркнула Сирил.
   - Зачем?
   Сирил лишь чуть-чуть повернулась в сторону Клемента:
   - Через двадцать метров болото. А так как ты человек, то вход тебе туда открыт только в роле утопленника. Эти банши не будут тянуть время, как мы, чтобы выслушать и попробовать решить проблему. Они тебя утопят, и глазом не моргнув. Так же вы, люди, выражаетесь?!
   Клем издал неприличное ворчание, переросшее в довольно зловещий взгляд:
   - Ты надеешься на то, что я соглашусь с твоим планом? Э, нет. Я не идиот, чтобы так рисковать. И пока я не очень-то тебе доверяю... Я вообще не собираюсь тебе доверять, поэтому к болоту пойдём вместе.
   - Послушай же ты, наконец! В моих интересах найти виновного в смертях и в моих интересах, чтобы от тебя не остались только кости!
   - Нет, - Клем уверенно шагнул вперёд.
   - Осёл! - крикнула ему вслед Сирил. Внезапно девушка почувствовала вспышку гнева. Она уже была готова поглотить с головой, как шуршание листвы слева отвлекло её внимание.
   Камень вылетел из соседнего куста внезапно, пролетел совсем рядом от Сирил. Его траектория сразу же бросалась в глаза. Девушка даже вздрогнула и зажмурилась от глухого звука, когда камень врезался в чью-то голову.
   Через мгновение Клем упал, ударившись ещё сильнее о мёртвенно-сухую землю. Мышцы Сирил напряглись, готовые в любой момент отразить атаку, но время шло, а никто не появлялся.
   Девушка кинулась к Клему. Аккуратно переворачивая мужчину на спину, она надеялась, что тот ещё жив. По виску капитана стекала тонкой струйкой кровь. Руки Сирил испачкались в ней, металлический запах появился в воздухе, и банши чуть не вывернуло. Как же она ненавидит кровь! Глаза Клема были закрыты, но он дышал.
   Девушка облегчённо вздохнула, и этот вздох смешался с тяжёлым прерывистым дыханием человека.
   - Эй, Сирил!
   - Кто здесь?
   - Это я. Мей.
   Кусты слева зашуршали, и на свет вышла молодая банши, одетая в своё традиционное платье. Появление Мей так удивило Сирил, что девушка могла только стоять на коленях и смотреть на подругу. Почему она здесь?
   - Почему ты здесь? - Единственное, что смогла пробормотать Сирил. От того, что всё шло не по плану, девушка ощутила нарастающую злость, но срываться на лучшую подругу она не собиралась, - Что ты здесь делаешь?
   - Сирил, я никогда тебя не брошу.
   - Мей, ты хоть понимаешь, что значит этот твой бросок? Люди подумают, что это нападение.
   Девушки одновременно посмотрели на лежащего без сознания мужчину. По его виску всё ещё текла кровь, и настроение у Сирил совсем упало.
   - Он никого не поймает. Я заделаю ему голову, - Мей сильно стиснула запястье подруги, едва не доводя до боли, - Сирил, ты должна идти. Илия предупреждала, что не все банши будут помогать, и чем раньше ты поговоришь с ними, тем раньше всё закончиться.
   - Я знаю! - воскликнула Сирил. Она попыталась поднять Клема и привести его в чувство, но тот издал только булькающий звук и снова затих, - Ну что ты натворила!
   От разочарования Сирил даже уронила голову потерпевшего. Он снова ударился о землю, кровь из раны потекла сильнее.
   - Сирил, послушай меня! - привлекая внимание, Мей замахала руками, - Человека не должны видеть другие Банши. Виновные вряд ли сознаются соплеменницам, а если он ещё будет с тобою рядом, дела совсем плохи. Я хочу, что бы всё это закончилось. Хочу, чтобы нас всех оставили в покое. И я всегда буду помогать тебе, сестра.
   Мей крепко обняла Сирил, сдерживая слёзы. Девушка еле сдерживалась, чтобы не закатить глаза. Малышка Мей всегда была такой чувствительной.
   - Ты должна идти. Я посмотрю за человеком.
   - Уверенна?
   Маленькая банши активно замотала головой. В её глазах блеснул огонь предвкушения и волнения.
   Сирил не осталось ничего другого как со вздохом кинуться вперёд к болоту.
  
   Сирил почуяла чужих в то же самое время, когда чужие почувствовали её. Выбираясь из зарослей на свет, девушка лихорадочно размышляла, что же скажет Старухам Полосы. За все года своего полумёртвого существования она никогда не разговаривала с другими Банши. Так... иногда видела издалека их мрачные фантомные фигуры.
   - Кто здесь?
   Всего в нескольких шагах от Сирил раскинулось недружелюбное Болото. Тёмное, вязкое, покрытое жирной плёнкой, совсем не похожее на её родной живой дом.
   - Кто здесь?
   К Сирил повернулись лица всех Банши. Они ничем не были похожи на Плакальщиц, как подумала девушка. Их лица напоминали старую сморщенную и потрёпанную временем бумагу, а кожа почти прозрачная.
   - Плакальщица? Зачем ты здесь? - прошипела одна из старух.
   По рукам Сирил пробежали множество мурашек. От вида Старух Полосы у неё вылетели все мысли. Она даже подумывала о том, чтобы незаметно уйти, но тут же вспомнила, что всё равно мертва и гордо вскинула голову:
   - Я представительница известной вам Илии. Я здесь по ее приказу.
   - А, маленькая мёртвая Плакальщица, - прошипела та же самая банши, вот только теперь её голос звучал немного приветливее, а когтистая рука потянулась навстречу безмолвно стоящей Сирил, - И чем мы можем помочь вашему роду? Неужели люди снова суют свой нос не в свои дела?
   - Нет, - поспешно ответила девушка, - Хотя то, о чем нам стоит поговорить относиться к людям.
   Она замолчала, ожидая увидеть хоть какие-то чувства на лицах Старух Полосы, но хозяйки Болота даже не переглянулись.
   - Могу ли я предположить, что речь пойдёт о болезни, как чума, распространившаяся над человеческим родом. Если так, то от лица своих сестёр, я клянусь, что никто из нас не имеет к этому никакого отношения.
   - А если поточнее? Вы знаете, кто виноват? - Сирил мысленно скрестила пальцы. Чисто человеческий жест, но он, как ни странно, помог справиться с переживанием.
   - Нет, Плакальщица. И тебе лучше покинуть нас. Мои сёстры не любят упоминания о людях и тех, кто на их стороне, - старуха шагнула назад в глубину болота. - Напоследок я повторюсь. Мы не имеем отношения к смертям и никогда не будем. Да, мы ненавидим людей, но марать руки о них это ниже нашего достоинства. В конце концов, с их войнами люди сами себя уничтожат и без помощи высших сил.
   Сирил кивнула. Она собралась быстрее смыться подальше от этого зловонного болота, но внезапно почуяла знакомый запах. Он заструился и повис над водой.
   - Человеческий запах, - одновременно прошипели все Старухи Полосы. Затем слух Сирил уловил их дьявольское шипение, - Ах ты, дрянь.
   С дрожащим от испуга телом девушка развернулась. Сначала она ничего не заметила кроме обычного лесного пейзажа. Знание о том, что в зарослях кто-то есть, давали только сладкий запах и громкое шуршание. Сирил не надо было видеть, чтобы понять: Клем благополучно пришёл себя, а Мей не удалось его задержать. На секунду девушка обрадовалась, что его мозги не растеклись по земле, и человек жив.... Но тут же вспомнила о Старухах Полосы. Если они увидят представителя человеческой расы, то ни за что не отпустят его живым.
   Когда между ветвей промелькнула загорелая кожа, девушка кинулась вперёд. Время замерло. Сирил не ощущала его движения, пока не почувствовала, как сталкивается с телом Клема. От удара и неожиданности этого столкновения мужчина не устоял на ногах и упал, ударившись спиной. Банши упала сверху, вышибая из него дух. Клем попытался вздохнуть, сориентироваться и понять, кто на него напал, но не пришедший в себя после падения рассудок отказывался подчиняться.
   - Чтоб тебя!
   Клему удалось освободиться. Чуть пошатываясь, он поднялся на ноги, выхватив из ножен кинжал.
   Молодая банши лежала у его ног, руками сжимая левый бок. На глазах у неё появились слёзы.
   Слёзы. Ха. Клем крепче сжал рукоятку, напрягая всё тело для атаки. Неужели эта банши думает обмануть его таким мелким, глупым способом!
   - Беги, - пробормотала девушка. Её голос прорвался сквозь его затуманенный яростью мозг и заставил вздрогнуть, - Если не уйдёшь сейчас же, мне придётся гнать тебя туда пинками.
   Но даже её такой звенящий злостью побуждающий голос не смог сдвинуть Клема с места. Мужчина всё так же стоял, пытаясь понять смысл происходящего. Только когда пошатывающаяся Сирил толкнула его в грудь, он обрёл способность решать.
   - Что ты делаешь? - воскликнул он, когда ощутил ещё несколько ударов, подталкивающие его назад в чащу.
   - Ты должен прекратить тупить и начать понимать, что, если не услышишь меня сейчас, не услышишь больше никого! - Из-за крика и эмоций голос девушки сорвался.
   - Это угроза?
   Клем упёрся ногами в землю, упорно отказываясь подчиняться. Чтобы не сорваться, Сирил пришлось собрать всю свою силу воли. Кровь болезненно была её в голову, вызывая приступы тошноты. В раздражении она крикнула:
   - Да, это угроза! И если не сдвинешься с места, то я очень сильно тресну тебя по голове. Понимаешь меня? А теперь будь хорошим мальчиком и....
   Сирил не договорила. Её слова заглушил вой... плачь, всё вместе звучало жутко и подтолкнули Клема к действиям. Сам не зная почему, он крепко стиснул запястье банши и метнулся в чащу. Девушка не отставала. Наоборот, её шаг совпадал с его, ничуть не задерживая.
   - Стой! Теперь можно остановиться!
   Шаг Сирил сбился. Останавливаясь, девушка затормозила за собой Клема. Он чертыхнулся, но остановился.
   Что-то тёплое сжимало его руку и грело будто изнутри. Он переместил свой взгляд на запястье, туда, где рука Сирил с силой сжимала его руку.
   - Успокойся, Клемент, - её тихий спокойный голос умиротворял. Он не заглушал жуткий вой Старух, но всё же отвлекал и успокаивал взбунтовавшиеся нервы.
   Ещё какое-то время Сирил держала парня за руку, успокаивая его, но как только чужой вой умолк, отскочила. Девушка видела, как Клем медленно приходит в себя и попыталась скрыть свой нарастающий страх. Что сейчас будет? Что этот человек решит сделать? Вариантов у Сирил было много, но какой из них окажется верным, проверять не стала. Вместо этого она медленно опустилась на колени. Боль в боку усилилась, и за всю свою жизнь девушка пожалела, что смерть не убила её нервные окончания.
   - Что это было? - спросил Клем. Он попытался, чтобы его голос звучал спокойнее, но Сирил всё равно слышала звуки волнения в его голосе.
   Видя, что банши молчит, Клем вышел из себя. Резко наклонившись, он рывком поднял её на ноги, пропуская мимо ушей совсем обычный девчачий вскрик.
   - Я спрашиваю, что, чёрт возьми, это было?
   - Что именно? - обиженным тоном спросила девушка, пытаясь вырваться из его рук. Наконец, ей это удалось, но только после долгих шести попыток.
   - Ты меня ударила по голове. Думаешь, это так просто сойдет с рук? Да ты...
   - Тише, тише, - пробормотала девушка.
   Ей никогда не нравилось, когда люди злились. Она шагнула назад, пытаясь оказаться от Клема как можно дальше. Капитан не последовал за ней, но ярость в его крови вскипела сильнее:
   - Я хочу, чтобы ты мне всё рассказала, и тогда может быть, я не стану убивать тебя сейчас!
   Убивать? Он собирается её убить? Сирил попыталась затушить гнев, забурливший в крови, но этот человечишка так на неё смотрел... смотрел как на закоренелую преступницу или ужасное чудовище. Бледная кожа Сирил покрылась мурашками от силы этого гнева:
   - Ты не имеешь права мне угрожать. Я не Илия, нянчиться с тобой не стану. И хватит на меня так смотреть. Я тоже была человечком и....
   Внезапно Сирил замолчала. Слова застряли в горле, и девушка почувствовала себя опустошенной. Кинув взгляд на Клема, она заметила в его взгляде яростные искры, которые с каждой секундой мутнели.
   - Не будем возвращаться к этому. Я устала,- прохрипела Сирил, отступая от мужчины ещё дальше.
   Медленно, шаг за шагом, её тело отказывалось повиноваться. Сколько ещё она сможет находиться вдалеке от своего дама, от своего болота? Сколько ещё времени ей предстоит выслушивать бредни этого наглого человечишки?! Мысли девушки вернулись в то время, когда её душа была спокойна. Медленно сознание начало её покидать. Когда она начала падать, Клемент её удержал и почти с нежностью уложил на траву.
   Его мучил один вопрос: "Что, чёрт возьми, здесь происходит?"
  

Глава одиннадцатая.

   Сирил медленно открыла глаза, и первое, что она увидела, были медно-зелённые глаза Мей. Несколько минут девушка думала, что подруга снова решила вытянуть её на прогулку по городу. Она уже была готова отказаться от этой ужасной затеи, как вдруг вспомнила, что подруги сейчас вообще не должно было быть рядом с ней.
   - Мей, что ты здесь делаешь?
   - Шшш, - молодая банши улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой, - Я же говорила, что не оставлю тебя.
   - Но Клемент...
   - Юноша ушёл. Он у реки недалеко отсюда, но и не настолько близко, чтобы услышать нас. Кстати, должна признать, этот человек восхитительно сложён.
   - Ой, Мей. Не пытайся сбить меня с толку. Ты же не просто так пошла за мной. Ты должна рассказать мне, почему Илия послала тебя за мной, - приподнявшись на локтях, Сирил попыталась принять серьёзный вид, но радость от того, что рядом есть хотя бы один дорогой сердцу человек, даже если это не совсем человек, отразилась на лице.
   - Сейчас у нас слишком мало времени. Не хочу пускаться в объяснениях, которые не так уж и важны. Важно только то, что я здесь и буду помогать тебе во всём, - Мей чуть наклонила голову, - И в следующий раз не позволю тебе навлечь на себя гнев Старух Полосы.
   - Гнев? Какой же такой гнев я на себя наслала?
   - Тебе следовало тогда вырубить этого парня. От него за милю несёт человеком. Ещё удивительно, что Старухи вас так легко отпустили. - Мей весело захлопала в ладоши, - Мне нравиться, как ты разговариваешь с человеком. Мне бы тоже так хотелось, но..., - девушка пожала плечами, - ... у меня так не получиться.
   - Постой, Мей. Почему я потеряла сознание?
   Подруга опасливо переглянулась. Медленно, почти вплотную, лицом к лицу, она приблизилась к Сирил:
   - Энергия Старух Полосы отличается от нашей. Она сильнее, и действует на нас неблагоприятно. Так говорит Илия.
   - Поэтому я и упала в обморок?
   Мей активно замотала головой, соглашаясь, но внезапно насторожилась и нахмурилась:
   - Он возвращается.
   Сирил прислушалась, улавливая вдалеке твёрдые человеческие шаги. Она взглянула на подругу, но Мей, не ответив ей на взгляд, поспешно вскочила, и без промедления кинулась в противоположную сторону от места, откуда доносились шаги. Только у самых зарослей, готовых скрыть банши в любой момент, она обернулась:
   - Сделай вид, что только что пришла в себя, сестричка, а то у тебя вид какой-то уж слишком подозрительный, - Мей с улыбкой подмигнула и через секунду уже скрылась из виду.
   Сирил успела только принять расслабленную позу, как человеческие шаги стали слышны четче. Несколько секунд и девушка увидела Клемента. По его лицу стекали маленькие капельки воды, короткие влажные волосы стояли дыбом в шальном беспорядке. Почему-то в таком чуть потрёпанном виде, Клем вызвал в душе Сирил тоску по жизни... по нормальной человеческой жизни.
   - А, проснулась, - парень усмехнулся. Все звуки его голоса были наполнены сарказмом, - Теперь от меня не отвертишься. Живо рассказывай...
   - Давай не сейчас, - Сирил поднялась на ноги, попутно складывая мягкое, почти невесомое человеческое одеяло, - Обещаю, как только мы закончим со следующим болотом, я всё расскажу. Дай мне время разобраться с моим нынешнем положением.
   Она протянула Клему его одеяло, всем своим видом выражая благодарность. Даже уголки её губ чуть дёрнулись в улыбке.
   Клемент бросил на неё один единственный разъярённый взгляд, прежде чем принял одеяло из рук банши. Голосом, не терпящим возражения, он произнёс:
   - Я никогда не отступаю и всегда получаю то, что хочу. Сейчас мне хочется услышать о ваших родах и о том, что мне ещё предстоит пережить. Немедленно!
   - Мы не всегда получаем то, что хотим. Привыкай, человек, к слову "нет". И вообще радуйся, что я хоть что-то собираюсь тебе рассказывать.
   Не дожидаясь, пока Клем соберётся, Сирил быстро зашагала вперёд. Если этот человек думает, что сможет хоть что-то вытянуть из неё запретные знания, то сильно ошибается. Она только немного успокоит его, а дальше всё будет лучше.
  

Глава двенадцатая.

   Они почти не разговаривали. Иногда, когда терпеть тишину было уже невозможно, Клем кидался оскорблениями, но такая перепалка быстро заканчивалась, как только мужчина замечал в глазах Сирил нарастающую ярость. Как же ему нравилось её злить! В капитане сразу же загорался охотничий инстинкт, требующий немедленного утоления кровавого голода, а рука то и дело скользила по рукоятке кинжала.
   Время, напомнил себе Клем. Ему нужно подождать, но как только виновные найдутся, он истребит их всех. Всех, до одной, банши.
   Шагая позади девушки, Клем улыбнулся своим мыслям. Неужели жительницы болота и вправду решили, что он такой наивный, сдержит своё слово. Они и могли солгать ему о том, что не могут лгать. И эта девчонка тоже может его обмануть.
   Внезапно Сирил ускорила свой, и без того бодрый, шаг. Девушка почувствовала, как чья-то энергия опустилась ей на плечи, и начала медленно стекать на руки, растекаться по всей коже. Ощущения были такие, словно всё её тело погрязло в мазуте. С каждым новым шагом, присутствие чужой энергии выражалось ещё чётче. Сирил даже стало мутить.
   Бросив опасливый взгляд на шедшего позади юношу, она ожидала, что тому ещё хуже. Но Клемент выглядел таким же здоровым и наглым, каким и был несколько минут назад. Сирил даже немного расстроилась. Несправедливо.
   - Ты что-нибудь чувствуешь? - спросила она, оборачиваясь и замедляя шаг.
   - А я должен? - Клем посмотрел на банши, как на ненормальную, - Это ты у нас отвечаешь за чёрную магию.
   Лицо мужчины скривилось в маске отвращения.
   И Сирил не удержалась. Она передразнила человека, высунув язык и сморщив нос:
   - Мне не нравиться твоё отношение. Я из кожи вот лезу, чтобы помочь, а ты не хочешь ничего понимать.
   На слова Сирил Клем только приподнял бровь. Парень молчал, и у девушки не осталось желания спорить. Она, молча и без мыслей, прошла несколько метров, как снова ощутила это...
   - Стой!
   Клем замер. Крик банши привёл его в замешательство.
   - Болото рядом с нами, - Взгляд Сирил уткнулся на почти сросшихся молодых деревьях, соединившихся своими ветвями в общую кучу. Такое не могло быть простым совпадением, - Оно здесь.
   Голос девушки звучал тихо, как будто разговаривала сама собой. Клем ничего не мог услышать, но когда Сирил шагнула вглубь зарослей, он оживился:
   - Что ты делаешь?
   - Пытаюсь спасти ваши человеческие душонки. Стой здесь, и, может быть, мне удастся спасти твою.
   Сирил чуть приподняла молодые ветви так, чтобы не дать человеку заглянуть через открывшуюся щель на идеально красивое болото. Оно как будто сияло великолепием изнутри. И цветы, везде цветы.
   Удостоверившись, что человек не собирается следовать за ней, девушка уверенным шагом направилась к своей цели. Сладкий запах магии тут же закружился вокруг Сирил, но тут же смешивался с горьким ароматом болота. Хоть эта смесь поначалу вызывало у девушки только неприятное жжение в горле, она быстро привыкла к дискомфорту. Ноги банши погрязли в мокром прогнившим дёрне, и Сирил с трудом передвигалась. Несмотря на всю мерзость, болото внушало доверие.
   - Я чую тебя, Плакальщица, - шёпот разнёсся над водой, в нём звучало только холодное безразличие, но хотя бы не злость, - Откуда ты? Что тебе нужно от нас?
   - Моё имя Сирил, я посланница Илии, Плакальщица. Я здесь, что бы задать вопрос и получить на него ответ.
   Девушка хотела неотрывно смотреть на появившуюся из воды лучезарную банши, ту, с которой она говорила, но не смогла пересилить себя. Так хотелось разглядеть всё прекрасное на этой территории. Сирил внимательно осматривалась, не желая, что бы хоть что-то ускользнуло от её взгляда.
   - Что это за вопрос?
   Старуха Полосы чуть склонила голову в уважительном жесте, и Сирил не оставалось ничего, как повторить её действие:
   - До вас, наверное, доходи слухи о несчастных жителях...
   - Несчастных? - перебила банши, хищно улыбнувшись и скривившись, - И что же...
   - Я спрашиваю вас от имени всех своих сестёр и самой себя. Вы виноваты в том, что болезнь убивает человеческий род?
   Лица банши потеряли всякий интерес, но вежливая улыбка всё еще играла на лице низенькой, похожей на человека, банши, которая говорила с Сирил:
   - Дорогая сестра, - как Сирил не любила этот этикет, но она была обязана слушать дальше, - Я могу искренне заверить тебя, что мы не убийцы. Это не мы сотворили болезнь, которая теперь убивает людей, хоть мы и не очень-то их любим, - Старуха по-дьявольски хихикнула.
   - И вы не знаете, кто мог бы настолько сильно ненавидеть людей, чтобы опуститься до того, чтобы убивать их вслепую?
   Сирил с трудом сдержала злость и разочарование. Но если Старухи Полосы и заметили её реакцию, то никак не подали вида.
   - Ох, милая, - заговорила банши скрипучим голосом, - Неужели ты хочешь, чтобы мы вот так вот рассказали тебе всё. О нет, моя милая маленькая Плакальщица. Я и мои сёстры ревностно охраняем свои знания, но, так получилось, что мы действительно не знаем, кто виноват. Это всё что ты хотела узнать?
   Лёгкие нотки грубости в голосе Старухи Полосы, отрезвили. Сирил изящно поклонилась и шагнула назад, как внезапно ощутила слабость.
   - За всё в этом мире приходиться платить, малышка Сирил, но я дам тебе бесплатный совет. В следующий раз, когда ты решишь заявиться на чужое болото, потрудись избавиться от человеческого запаха, - Старуха облизнулась, - На твоём месте я бы утопила этого мальчишку и полакомилась его останками.
   - Я это учту.
   Сирил чуть не вывернуло от столь жуткого замечания. Её сёстры никогда не питались человеческой плотью, но для Старух Полосы это обычное дело. Именно поэтому девушка их и не любила.
  
   Сирил остановилась в нескольких шагах от того места, где сидел Клем. На его лице не было ничего кроме отвращения, и от его холодного взгляда девушке стало ещё хуже. Это выводило её из себя. Снова. Он не имеет право на неё так смотреть. Она спасла его, жертвовала своей силой и...
   И он был прав. С чего бы это человеку любезничать с банши.
   - Нам надо уходить. Скорее.
   Сирил одним движением подцепила свои вещи и, пока усталость не свалила её окончательно, бросилась вперёд. Несколько раз она даже споткнулась из-за скорости бега, но не остановилась.
   Клем шумно следовал за ней, бормоча себе под нос проклятья.
   - Стой. Остановись, гадина!
   Мужской голос раздался теперь совсем близко от Сирил. Рука Клема крепко сжала тонкое женское запястье, быстро поднялась и сжала шею девушки, почти полностью обездвижив её. Сирил издала глухой стон, в то время как рука уже тянулась к спрятанному кинжалу.
   - Что ты творишь? - прохрипела она. Оружие было слишком далеко, она не сможет его достать. Теперь её рука пыталась ослабить хватку Клема, - Ты делаешь мне больно.
   - Вообще-то я так и планировал, - усмехнулся он, ещё сильнее сжимая пальцы, - Мне тоже хотелось бы задать тебе вопрос. Что ты делаешь, банши? На месте не сидится, так ты решила в героиню поиграть?
   - Отпусти меня.
   - Неа. Не заслужила ещё.
   Клем перестал сдерживаться. Он, что есть силы, сжал тонкое горло Сирил. Из лёгких девушки сразу же вышел весь воздух. Она пнула человека ногой, оцарапала его, но ничего не изменилось.
   - Отпусти.
   Сирил хотелось, чтобы её голос прозвучал громко и твердо, но вырвались только хриплые звуки. Внезапно рука Клема исчезла. Больше от неожиданности, чем от испуга, девушка упала на колени, не заботясь о содранной коже.
   - Ты совсем спятила, банши. Я десять лет за вами охочусь, я изучил все ваши повадки. Для меня не составит большого труда найти тебя, и отправить на тот свет в муках, способных....
   - Глупец, - выплюнула Сирил. Она, наконец, справилась со своим сбившимся дыханием, - Ты ничего о нас не знаешь! Ничего!
   Сирил гордо вскинула голову, столкнувшись взглядом с Клемом. Он стоял слишком близко, но девушке было всё равно. Она вздрогнула только тогда, когда что-то острое прижалось к её ребру, а Клем навис над ней:
   - Ты специально выводишь меня из себя! Не терпится получить серебро в сердце?
   Клинок переместился по телу Сирил к её груди, туда, где должно было биться её сердце. От резкого холода, лизнувшего кожу, она согнулась:
   - Ты можешь меня убить, но тогда не получишь ответы на свои вопросы. Только я могу дать тебе их.... Или у тебя вообще не получиться нанести мне вред, но тогда я сама утоплю тебя, и найду виновника сама. Решай....
   Говоря это, Сирил заранее знала, что произойдёт. Люди слишком предсказуемы, а этот парень вообще не представлял никакой загадки. Единственное из-за чего он согласиться со словами банши будет то, что он страстно хочет прекратить весь этот ужас. Точно так же как и сама Сирил.
   - Ты шантажистка, - прошипел Клем, и, не сдерживая силу, пнул девушку вперёд.
   Но Сирил удержалась. Крепко встав на ноги, она гордо выпрямилась, не давая Клему и минуты торжества.
   - Да, я шантажистка, но и ты не блистаешь идеальностью. Твоё отношение оскорбляет! С каждой минутой мне всё труднее контролировать себя! Так и хочется сломать хоть одну кость. Если ты против помощи банши, тогда я немедленно покину твоё человеческое общество. Будешь рисковать сам. Сам будешь искать болота, сам задавать эти дурацкие вопросы. Жаль, что хватит тебя только на несколько часов.
   Всего за несколько дней этот человек довёл её до истерики. Сирил даже хотелось со злостью топнуть ногой и продолжить изливать своё недовольство.... Но она должна была сдержаться.... И сдержалась.
   Чтобы не зажжется новым огнём злости, Сирил отступила от Клема на несколько шагов. Юноша ничего не сделал. Он стоял, всё так же продолжая сжимать в руках кинжал. Серебро красиво переливалось на солнце, но девушка сморщилась. Её кожа там, где ёе касался драгоценный металл, начала медленно зудеть.
   Чтобы не подавать виду как же ей больно, Сирил опёрлась о ствол стоящего недалеко от неё дерева, и скатилась на землю, подогнув под себя ноги. Она устала и чувствовала себя ужасно слабой.
   Внезапно перед её глазами появилась фигура Клема. Она затмила всю лазурную полоску неба, которая была видна сквозь листву. Глаза человека ярко сверкнули, а тени, а чуть приподнятые уголки губ ввели девушку в растерянность.
   - Я могу убить тебя в любой момент....
   - Так убей, и посмотришь, что будет, - перебила Клема Сирил. Вот только не этой серебряной штуковиной.
   - Я не боюсь вашего проклятья. С ним смогу справиться сам. Я могу убить тебя, но для меня, так же как и для твоих сестёр, - Клем скривился, - Это важно. Хотя я никак не могу понять причину такого живого интереса с вашей стороны. Я допускаю возможность сделки между нами. Я согласен выполнять свои обязанности, вот только если и ты будешь выполнять свои. А твоя обязанность - выполнять мои требования!
   - Какие высокие слова. И что же я буду обязана сделать? Неужели как мишень бегать по лужайке? - усмехнулась Сирил. Даже когда она смотрела на Клема снизу вверх, сарказм в её голосе никуда не исчез.
   На лице Клема отразилось что-то наподобие улыбки:
   - Нет, хотя это и прекрасная идея, но на неё у нас нет времени. Может быть позже. Сейчас мне нужна информация. Мне нужно знать всё и вся о том, что же всё таки происходит. И было бы не лишнее узнать что вы, банши, представляете собой.
   Этот человек никогда не отстанет, подумала Сирил, протяжно вздыхая. И он слишком много говорит.
   - Тогда взамен этого, ты жалкий человечишка, перестанешь хамить и вести себя так самонадеянно, что от этого начинает болеть голова. И хватит угрожать мне этим идиотским клинком. От него у меня кожа начинает зудеть. И если тебе уж так не терпится наказать виновного в смертях, изволь действовать сообща и не лезть туда, где твои силы бездейственны.
   Последние слова Сирил прошипела сквозь зубы, радуясь открывшейся возможности спокойных поисков. Всё должно было пойти лучше.
  

Глава тринадцатая.

   Когда стемнело, Сирил почувствовала себя лучше. Во всяком случае, в темноте девушка смогла бы спрятать своё лицо. Да и ночная чернота успокаивала её взбунтовавшиеся нервы.
   Сирил взглянула на сидящего напротив Клема. Капитан сидел, расслабленно вытянув скрещенные ноги. Он молчал, но его глаза, хищно прищуренные, следили за Сирил. Девушке показалось, что он сидит в этой позе уже несколько часов, с тех пор как день сменился ночью, и остановиться на ночлег было уже необходимостью. Интересно, о чем он думал всё это время?
   Внезапно Клем дёрнулся и посмотрел вверх, в ночное небо, и теперь свет костра осветил его лицо.
   - Тебе не кажется, что пришло время исполнять обязанности?
   - И с чего же мне начать? - покорно спросила Сирил, сверкнув глазами. Если Клему не удастся задавать правильные вопросы, она сможет уклониться от ответа. А люди никогда не научаться этому, и они никогда не узнают всей правды. Девушка мысленно возликовала.
   - Начни с самого начала, - продолжил Клем и изменил позу. Теперь он заложил руки за голову, ещё больше осветившись в свете огня. И теперь, как заметила Сирил, стал походить на красивого деревенского дурочка. - Скажи, откуда вы вообще появились на мою голову?
   Сирил вздохнула. Может быть, ей удастся разрушить существующее ужасное мнение людей о Банши. И даже если Клем не поверит ей, все равно она ничего не потеряет.
   Спрятавшись поглубже в темноту, Сирил заговорила:
   - Мы существовали намного раньше до того, как ты родился, или ты думаешь, что ты единственный грозный охотник на Банши?
   Клем не ответил, лишь многозначно приподнял бровь, предлагая продолжать.
   - То, что людям известно о нас - бред. Мы не феи и не демоническое порождение зла, мы не появляемся, чтобы убить. Мы рядом, потому что хотим помочь. Многие из моих сестёр - хранительницы древних человеческих семей. Они следят за благополучием людей, а не провожают их до гроба.
   - Стой, прекрати, - Клем чуть наклонился вперёд, - мы же договорились. Если будешь мне врать, я причиню тебе боль. Всё по-честному. Говори правду.
   Сирил раздраженно вздохнула:
   - Банши не может лгать. Я не знаю, как это происходит, но закон таков: я никогда не солгу, как бы мне этого не хотелось.
   - А если ты мне прямо сейчас лжёшь?
   Сирил усмехнулась. Ох, эти люди!
   - Я не лгу. Хочешь меня проверить? Давай. Если знаешь способ, я с удовольствием поиграю в эту игру. Задавай свои вопросы.
   Клем пропустил её едкое замечание мимо ушей. Думал он всего лишь секунду, и решил рискнуть:
   - Чем ты занимаешься? Какова твоя роль?
   - Я Плакальщица. Я та банши, которая помогает обрести человеку покой перед смертью. Я чувствую боль и оплакиваю умирающего.
   Сирил почувствовала, как заскрипели зубы Клема.
   - И ты ещё говоришь, что Банши не приносят смерть. Да, ты ходячая проблема, - воскликнул мужчина.
   Он напрягся. Все его мышцы напряглись, но глаза всё же не потеряли звериного блеска. Именно этот взгляд пугал Сирил намного сильнее кинжала, готового сейчас же перерезать ей горло. Но всё же не настолько, чтобы замолчать:
   - Я не приношу смерть. Она приходит сама, никого не спрашивая. Я оплакиваю тех, кого мне не удаётся спасти.
   - Спасти?
   - Я вижу того, кому суждено умереть, и если получается, спасаю ему жизнь. Это не зависит от моих желаний. Сметь - это смерть, а я всего лишь банши.
   - Значит, тот мальчик на площади должен был умереть? - вспомнил Клем, и в замешательстве потёр переносицу. Всё, что он услышал, медленно усваивалось в голове.
   Сирил, наблюдая за Клемом, усмехнулась, но, взяв себя в руки, продолжила:
   - Его оплакивала другая, а я пыталась спасти мальчишку. Но..., - Сирил дерзко посмотрела на охотника, -... тут появились вы и устроили неплохую погоню за мной.
   Внезапно для Сирил и самого себя Клем рассмеялся. Девушка впервые слышала его смех. Он был таким человеческим и легким, что она не смогла не улыбнуться.
   - Ты изрядно подпортила мою гордость следопыта, - пробормотал Клем сквозь смех.
   - Но тебе всё-таки удалось найти Болото.
   - Да, удалось.
   С довольной улыбкой Клем откинулся назад и глубоко вздохнул. Странно, но сейчас рядом с банши он ощущал предельное спокойствие. Наверное, уже начал привыкать к её компании.
   - И что же дальше? Почему ты запретила мне идти на болото с тобой? Почему, черт возьми, ты вырубила меня?
   -Тебе нельзя попадаться Старухам Полосы. Эти Банши могли утопить тебя. Если бы ты увидел, какие у них были кровожадные лица, когда они унюхали на мне твой человеческий запах... А за больную голову, прости. Мне надо было хоть как-то тебя остановить. Ты же, осёл, не слушаешь меня, - О Мей Сирил говорить не собиралась. Она и так слишком много решилась рассказать человеку. С него бы хватило и половины того, что она говорила, но всё же девушка продолжила:
   - Пришлось ударить тебя, чтобы спасти.
   Но Клему было мало. Ему хотелось узнать как можно больше:
   - Почему ты потеряла сознание? Вы же не люди, вы не должны падать в обморок.
   - Хоть я и не человек, для меня опасно сталкиваться с другими родами Банши. У меня нет устойчивости к их силе, потому что...
   Сирил вовремя остановила поток ненужных слов. Боль от воспоминаний больно сжала грудь в том месте, где должно было быть её сердце.
   - В общем, мне нельзя слушать вой Старух Полосы.
   - Значит, ты рискуешь?
   - Нет, не рискую, - решительно ответила Сирил и перевела взгляд со своих колен на Клема.
   Поза, в которой покоилось тело мужчины, выражала власть и решимость. Его лицо приобрело красивый тёмный оттенок. Даже волосы, коротко подстриженные восхитительно торчали во все стороны. С минуту Сирил смотрела на Клема, рассматривая его в свете костра.
   Парень в это время сам пытался рассмотреть черты лица сидящей напротив него банши сквозь копну её распущенных волос, светящихся изнутри серебром в свете костра. Слишком удивительна.
   - Почему ты не применяешь своё настоящее обличие?
   - Что? - не поняла Сирил.
   - Это ведь не твоё тело. Почему ты не применяешь своё обличье? Неужели настолько страшная?
   Страшная! Ярость обожгла Сирил немыслимым жаром. Этот человечишка думает, что её тело это выдумка, фантом! Девушка уже решила дать громкий отпор этому несносному человеку, как внезапно мысли об Илии остановили её. Она не одобрила бы такого поведения. Поэтому, сделав глубокий вдох, Сирил спокойно произнесла:
   - У меня нет другого обличия, кроме своего собственного. Я не превращаюсь в страшную старуху с заплаканными глазами, если ты так думал. После того, когда я стала банши, я не теряла своего....
   Сирил замолчала. Она снова натолкнулась на запретную тему. Ну, когда же она забудет своё прошлое. Когда же она захочет забыть его...
   Но Клем расслышал всё до последнего звука, и не собирался униматься:
   - Стала банши? Так ты не всегда была ею?
   - Не всегда, - пробормотала девушка и одним движением затушила костёр заготовленной рядом водой. Потом вернулась на место возле дерева и свернулась калачиком около своих вещей:
   - Ложись спать, завтра будет сложный день. Даже для тебя... человек, - добавила Сирил, и уже через несколько минут задремала, не желая больше думать о прошлом.
  
   Клем не мог уснуть. Несколько часов он думал, лёжа на спине, и вдыхая чистый аромат ночи. Рядом спала, чуть подрагивая, банши.
   Банши!
   Никогда за всю свою жизнь Клем даже не думал, что когда-нибудь согласиться на сделку с Банши. А теперь он, как маленький щенок верит во всё то, что говорит ему эта девчонка.
   Мужчина с шумом выдохнул сжимающий его изнутри воздух. Он уже начал задыхаться. Адреналин в его крови, казалось, готов вырваться через кожу. Клем снова выдохнул.
   Что за бестия эта банши? Чего она хочет? Почему всё-таки решилась рассказать ему всё? Может она врёт? Нет, Клем чувствовал, что так врать невозможно. Но почему? Клем не знал, но неожиданное откровение не давало ему покоя. Неужели всё то, что он знал столько лет неправда?
   Его взгляд мимолётно упал на спящую... и тут же замер. Кожа, волосы, одежда девушки светились изнутри так ярко, что заболели глаза. От удивления Клем вскочил на ноги. Не сводя глаз со спящей фигуры, он подошёл ближе.
   - Эй! Что с тобой?
   Внезапно кожа девушки вспыхнула серебром, её губы чуть приоткрылись и она тихо, почти шепотом ответила:
   - Я сплю.
   - Что за...
   Клем запнулся. Внезапно происходящее дошло до него. В детстве мать часто рассказывала о снах, которые приходят Банши. Она говорила, что это очень редкое явление, но никто в это не верил. Даже Клем считал всегда сказкой рассказы, в которые верят дети.
   Теперь же у него не было сомнений. Происходящее сейчас совпадало с тем, о чём он слышал так давно. Эта башни настоящая находка. Сирил оказалась настоящей красоткой, да ещё у неё можно с лёгкостью вытащить любую правдивую информацию.
   Клем ликовал, и, создавая в голове план последующих действий, он медленно наклонился в девушке:
   - Ты меня слышишь?
   - Слышу.
   Юноша улыбнулся своим замыслам:
   - Ты можешь сейчас солгать?
   - Не могу.
   - Почему?
   - Потому что сплю и вижу сны. Это мой дар.
   Клем сжал руку в кулак. Да, да, да, всё правда. Всё, что говорила мать, было правдой, истиной.
   - То, что ты рассказывала мне сегодня это правда?
   - Правда.
   - Ты утаила от меня что-нибудь?
   - Да.
   Шёпот Сирил становился невыносимо тихим, и Клему не оставалось ничего, как ещё ближе придвинуться к девушке. Каждое сказанное ею слово было важно.
   - Что? - Клем говорил с нажимом, не справляясь с предвкушением, - Что ты от меня скрыла?
   - Многое, - тихий шепот Сирил защекотал ему ухо.
   - Что именно?
   - Своё рождение как банши.
   - И какое же оно было?
   - Трудно, - голос девушки сорвался и затих.
   - Ты мне расскажешь?
   - Да.
   Сирил снова замолчала. Клем уже начал выходить из себя, ожидая, когда же она, наконец, заговорит. Терпел он всего лишь полминуты:
   - Расскажи мне всё, о чем утаила от меня. Немедленно, - прошипел Клем. Он должен был знать всё.
   - Я была дочерью местного землеправителя. У меня был брат, самый лучший брат Клиффорд, и маленькая сестрёнка. Может быть, я и прожила бы долгое время, но меня убили. Принесли в жертву Болоту, потому что думали, что смерть и лихорадка у людей были вызваны Илией и другими сестрами. Эти люди единственные знали о Болоте. Они поклонялись ему, считали священным местом. Может, были и правы. Болото действительно волшебно, самое спокойное место которое я знаю.
   Меня убили, но Банши воскресили, как свою сестру. После этого я точно знала, что наше Болото не виновато... не виновато, - голос девушки сорвался, а она всё повторяла и повторяла, - Не виновато.
   Клема передёрнуло.
   - Сколько тебе было, когда ты умерла?
   - Близился девятый год, - удивительно, но теперь слова Сирил звучали более уверенно, а кожа сияла ещё ярче.
   - Как тебя убили?
   - Мне вырезали сердце..., - рука Сирил неосознанно дернулась к груди, вызывая интерес.
   Клем, не думая, потянулся к воротничку её рубашки, пальцы коснулись мягкой ткани. Мужчина задержал дыхание, но Сирил лежала, не шевелясь. Ничего ему не мешало.
   Клем с силой дернул за верхний край рубашки и обнажил кусок плоти ниже ключицы, там, где должно было находиться сердце. Но вместо идеальной фарфоровой кожи, которая покрывало всё тело Сирил, на этом месте зияла чернота. Как будто этот кусок тела подпалили.
   - Ужас, - пробормотал Клем, касаясь черноты кончиками пальцами. Мертвая кожа на ощупь оказалась шершавой.
   - Мне вырезали сердце, - продолжила Сирил, - И бросили в трясину.
   Клем пытался отогнать появившуюся в воображении картину произошедшего, но ночь этому никак не способствовала. Вместо того чтобы забыть слова банши, он крепко закрепил из в своем рассудке. Ему казалось, что огромное насекомое пробежало по спине, быстро перебирая своими сухими конечностями. Как же он ненавидел такое ощущение. Но сейчас оно полностью захлестнуло его, и ужасно отвлекало.
   - Почему ты пошла со мной?
   Уголки губ Сирил чуть приподнялись, отгоняя мрачные тени, засевшие на ее лице.
   - Я хочу найти того, кто хочет избавиться от людей, и... кто виноват в том, что я умерла. И это ты пошёл со мной...
   Банши хотела сказать ещё что-то, но внезапно вся вздрогнула, её тело напряглось. Сквозь темноту ночи Клему удалось рассмотреть маленькую струйку крови, вытекающую из уголка рта.
   Человек не знал, но вряд ли такое должно было быть. Больше ничего лучше не спрашивать....
   - Я могу тебе доверять, Сирил? - Не удержался.
   - Да, - больше простонала, чем произнесла девушка. Кровотечение усилилось, и лунное мерцание её кожи быстро угасло.
   Клем почувствовал, как тело Сирил обмякло, и больше ответов ему не добиться. Да и ему этого и не надо больше. Он спросил всё, что хотел, и у банши больше не осталось секретов.
  

Глава четырнадцатая.

   Сирил просыпалась медленно, словно выныривала из липкой глины. Голова болела, а ноги стали похожи на вату... И она очень сильно пропахла человеком. Запах мужчины был везде. Даже деревья пропиталась им уж слишком сильно.
   Сирил приподнялась на локтях, постепенно различая звуки. Очень близко хрустнула ветка. Девушка дёрнулась в ту сторону, где кожей ощущала присутствие человека.
   Он молчал, и Сирил не возражала.
   Она медленно поднялась на слабые ноги.
   - Куда-то собралась? - голос Клема прозвучал уж слишком громко.
   Сирил еле сдержалась, чтобы не сморщиться и схватилась за голову, удерживая на месте.
   - Прежде чем идти к Банши, мне надо хоть немного избавиться от твоего ужасного человеческого запаха. Я вернусь меньше чем через час.
   Не дожидаясь новой реплики Клема, Сирил неуверенным шагом направилась к водопаду, разминая затёкшие ноги. Жаль, что пустого Болота в окрестностях нет, и ей придётся довольствоваться пресной мертвой водой.... А она, как и все Банши, просто ненавидит воду....
  
   Клем медленно собирал те немногие вещи, которые у него были. Прошло уже восемь часов, а он всё ещё не мог полностью сосредоточиться. В его памяти до сих пор жили воспоминания о ночном разговоре с Сирил. Мысли так поглотили его, что присутствие Говарда он заметил лишь, когда тот встал в метре от него:
   - Должен признать, ты прекрасно здесь устроился. Интересно, почему все красивые девушки вьются возле тебя, друг?
   Усмешка Говарда стала шире, когда он увидел серьёзное выражение лица командира. Клем же никак не отреагировал:
   - О чем ты говоришь?
   - Ну как же, Клем. Я заметил, что эта банши обладает прекрасной внешностью, и она направляется в сторону водопада. Кстати, у меня сложилось такое мнение, что болотные твари не любят воду. Она так красиво морщила свой носик.... Просто чудо.
   - Говард, ты когда-нибудь сможешь оставить девушку одну, хотя для того, что бы та поплавала?
   Клем сам не думал, что в его голосе прозвучит такая злость, ведь он не злился. Но Говард только улыбнулся:
   - Значит, эта банши зацепила тебя, раз ты называешь её девушкой? Как же тогда Арабелла?
   - Ты несёшь вздор.
   Клем хотел выглядеть суровым, но Говард как всегда смог с лёгкостью внести улыбку на лицо своему командиру. Ну не мог Клемент долго злиться на своих, а особенно на друга. Очень довольный собой, Говард подошёл ближе:
   - Так что же произошло? И каких указаний нам дальше ждать?
   Клем взглянул в сторону, где недавно скрылась Сирил. Банши сказала, что её не будет ещё двадцать минут. Этого времени ему хватит:
   - Ты помнишь, в детстве нам рассказывали о Банши, которые могут видеть сны. Вчера я понял, что все это правда. Она не смогла мне соврать, и никогда не сможет.
   - И что же ты узнал? - Лицо Говарда, наконец, приняло серьёзное выражение, но всё же не потеряло следа улыбки.
   - Узнал то, что мне очень поможет, - Клем напрягся, - Если кратко, эта банши была когда-то человеком, и её принесли в жертву Болоту.
   Послышалось долгое растерянное "эээ" друга.
   - Была человеком? - Говард удивлённо посмотрел на капитана, - Ты уверен?
   - Полностью.
   - И как это на тебя повлияло?
   Клем не знал. Он привык думать о Банши, как о самом мерзком чудовище, но, честно, ему трудно смотреть на Сирил и видеть в ней кровожадного монстра. А её лицо.... В памяти Клема вспыхнуло воспоминание о нереальной красоте девушке, излучающей сияние. Он никогда не сможет забыть это.
   Нет. Клем в который раз отогнал от себя мысли о Банши. Ему нельзя думать о ней, но, увы, с каждым днём ему становиться всё труднее контролировать собственную голову.
   Говард стоял, а на его лице слишком уж явно читалась недоверие.
   Юноша присвистнул:
   - О, я понял, Клем. Жалко девочку стало.
   - Ты не знаешь того, что знаю я, - продолжать обсуждать эту тему он не собирался, - Пока я ничего не нашёл, вы будете продолжать прикрывать меня и наблюдать. Ничего не изменилось. Я не доверяю банши, кем бы она ни была в прошлой жизни. Тема закрыта. А теперь иди, передай остальным, что бы готовились.
   Говард ничего не ответил, лишь наклонил голову в уважении и молча удалился. Такого никогда не случалось, но и никогда Клем не думал, что будет один на один путешествовать с банши. Ему надо бы уже давно было привыкнуть к удивительным поворотам событий.
   Клем вздохнул, почувствовав, что ему стало легче дышать. Даже на душе стало как будто спокойнее, и минуты одиночества и тишины он провёл с наслаждением.
   Но когда девушка, наконец, появилась из-за деревьев, все его тело вновь напряглось. Банши тоже выглядела нервной, и никак не расслабленной. Она быстро шагнула в сторону Клема. Её длинные мокрые волосы, грубо затянутые в хвост, сияли в лучах солнца, а капельки воды медленно стекали по коже на лице. Сирил выглядела такой наивной и восхитительно красивой, что Клем на секунду представил, какой бы она была, если не стала бы Банши.
   - Я пойду впереди, чтобы твой запах не сильно привязался ко мне, а то вдруг у меня больше не будет возможности смыть его.
   - Ладно.
   Клем был не в восторге, но ему всё же пришлось позволить Сирил идти впереди. Мужчина покорно следовал за ней, не на секунду не упуская банши из виду, но всё же держась на расстоянии.
   У него не было желания нарываться на неприятности. Всё, что он знал о Банши, меркло с тем, что знала о них Сирил. Кому как не ей знать, что следует делать дальше. В любом случае, знает ли банши выход, или нет, он всегда сможет вернуть себе контроль над ситуацией. Стоит только Сирил оступиться, и она потеряет те крохи доверия, которые он испытывает к ней.
  

Глава пятнадцатая.

   Сирил бесшумно ступала по траве. Свои сапоги она оставила возле Клема на месте нового ночлега, и теперь ничего не мешало ей ощущать всем телом лёгкий, словно ветерок, зов Болота.
   - Ку - ку!
   Мей внезапно спрыгнула с дерева перед Сирил. Девушка улыбнулась, искренне радуясь присутствию подруги. Теперь у неё в полной мере получилось ощутить запах родного существа. Но грусть растования с домом с новой силой вспыхнула и взяла над ней вверх. Сирил могла только мысленно понадеяться, что до окончания поисков осталось совсем немного времени.
   - Ку - ку, Сирил.
   - Тише, Мей. Мы не так уж далеко ушли. Клем может нас услышать.
   - Ну и что. Мы банши и имеем право кричать. Это наша работа.
   Мей снова весело рассмеялась. Какая же она была беззаботной. И Сирил хотелось немного почувствовать тоже самое.
   - Что ты здесь делаешь?
   - Ох, Сирил. Общение с человеком плохо на тебя влияет. Я здесь всегда, помнишь?
   - Ах, да. Ты ведь следишь за мной, - Сирил усмехнулась.
   - Немножко.
   С наигранным раздражением девушка шагнула вперёд и уволокла за собой Мей. Подальше от человека.
   - Как же ты не понимаешь. Тебе нельзя показываться на глаза Клему, как бы я не желала твоего общества. Если он узнает, что в окрестностях бродит банши-шпионка, то мировому соглашению придет конец.
   - Сирил, ты стала настоящей занудой. Я же передвигаюсь намного тише, чем те люди...
   - Тише, - Сирил совсем не обратила внимания на слова Мей. Её обострённые слух уловил всплеск воды, и голова закружилась от волнения. Болото. Желание поскорее задать вопрос полностью поглотило Сирил. Она ускорила шаг.
   Лес внезапно прервался, деревья поредели. Перед Сирил раскинулась многомилевая равнина, погруженная в туман болота. В каждой частичке этого воздуха девушка ощущала его дух и дух тех, кто кишит в этом самом Болоте.
   - Красиво, - послушался позади громкий шёпот Мей, разрушая глубокую тишину, царствующую на равнине. Где-то встрепенулась и подеялась в воздух птица.
   - Да, тут не плохо. Но мы не красотами пришли любоваться.
   - Зануда!
   Сирил смогла только рассеяно улыбнуться. Всем её вниманием завладело болото, которое так и осталось на вид безжизненным. Несколько секунд она стояла, ничего не предпринимая, но секунды складывались в минуты, и Сирил не выдержала. Уверенным шагом она приблизилось к болоту. Медленно она, наклонившись в уважительном поклоне, дунула на поверхность грязной воды.
   Рябь мгновенно зашевелилась. В нескольких метрах от берега по болоту пошли круги. Секунда, и на поверхности появилась банши. Её лицо, так же как и всё тело, платье, волосы находились в потрепанном состоянии, но всё же светились изумительной красотой бессмертной. По всей фигуре стекала вода, и это был единственный звук, который услышала Сирил.
   Болото вновь погрузилось в тишину. Сирил надеялась, что появятся и другие Банши, но ничего так и не произошло. Всё так и осталось тихим, и только незнакомая банши стояла перед Сирил. Одна.
   - Кто вы такие?
   Властный голос разнёсся над Болотом. Ничего не выражающий взгляд смотрел прямо на Сирил, изредка косясь на маленькую Мей, топтующуюся невдалеке.
   - Моё имя не имеет значение, - громко произнесла Сирил, склоняя голову в уважительном кивке.... И внезапно себе остановила. С чего это она стала скрывать своё имя? Никогда не скрывала, а теперь.... Общение с человеком сильно стало на неё влиять, - Я пришла задать вам вопросы, и вы не сможете отказать мне в ответах.
   - Это почему? - усмехнулась банши, опасно сверкнув глазами.
   - Потому что сама Илия заставит тебя говорить, если ты не будешь так добра ответить мне на один вопрос.
   - И какой же вопрос тебя интересует, получеловечешка?
   От небрежного "получеловечешка" Сирил скривилась. Ее давно никто так не называл. Оскорбление в чистом виде.
   - Где находятся тот, кто насылает на человеческий род проклятье?
   Девушка чувствовала, что банши что-то знает, и торжественно улыбнулась, когда лицо Плакальщицы, непонятное лицо, исказилось от злости. Наконец-то удалось найти ниточку, ведущую к распутыванию всего.
   - Я не выдам их, как бы ты не старалась.
   - Тогда ты умрёшь. Банши не могут лгать и увиливать от чётко поставленного вопроса, ты же это сама знаешь. И я не прошу тебя называть имена, просто скажи, где их найти. Ты знаешь ответ, и я не отстану, пока не услышу его, - Сирил кинула взгляд за спину, в гущу леса, - Если что, я могу позвать друзей.
   Плакальщица зашипела, в панике отступила на шаг, но почувствовала, как дышать стало труднее, и на ней навис вопрос, заданный Сирил: "Где находиться тот, кто насылает на человеческий род проклятье?". Банши начала задыхаться. Не выдержав напора, она сдалась:
   - Да, проклятая. Я знаю, кто всё это сделает. Но они живут далеко отсюда. Настолько далеко, что ты не сможешь пройти этого расстояния, потому что твоя связь с Болотом станет настолько малой, что это станет невыносимо. Не лезь туда, и скоро всё станет на свои места.
   - Где именно?
   Плакальщица скривилась, не довольная тем, что вопрос снова прозвучал в воздухе.
   - К югу от Барсака. Там сама поймёшь, - прорычала банши своим огрубевшим голосом. Она была в ярости, но одна ничего не смогла бы сделать. А подружки никак не хотели ее поддержать.
   Сирил это знала. Да и в любом случае, ей бы всё равно удалось выбраться из передряги. Она была к этому готова.
   - Э, Барсак?
   - Ах, ты же не знаешь этого города. Ну да, ты же не была нигде кроме своего болота. А о городах знают люди, - На лице банши появилось коварное выражение, - Тебе бы лучше спросить у них, - Её губы растянулись в блаженной улыбке, - Если конечно сможешь.
   Сирил только скривилась:
   - Очень благодарна.
   Девушка уже повернулась к Мей, но голос одинокой Плакальщицы привлёк её внимание. Сирил обернулась, натолкнувшись на её испепеляющий взгляд. Банши ухмылялась:
   - Зачем ты делаешь это?
   Сирил удивила сама себя, спокойно ответив:
   - Я хочу остановить их.
   - Даже если это будет стоить тебе жизни?
   Сирил вздрогнула, услышав позади голос Мей. Девушка повернулась к подруге.
   - Даже если это будет стоить мне жизни, - с печальной улыбкой произнесла она, ощущая, как человеческое в её жизни начинает заполнять пустоту одинокой жизни банши, - И ты не пойдёшь со мной, Мей.
   - Но я...
   - Нет, я могу распоряжаться собой, но только не тобой.
   Мей улыбнулась и кивнула в ответ, несмотря на грустные выводы. Сирил же, кинув последний взгляд на злобную банши, быстро зашагала обратно в лес. У неё осталось мало времени, и просто так его тратить она не собиралась.
  

Глава шестнадцатая.

   Сирил вернулась в одиночестве. В полном одиночестве. Мей она уговорила вернуться на Болото, и теперь на душе стало грустно.
   Человек сидел в том же самом положении, в котором был, когда Сирил ушла. Услышав, как недалеко хрустнула ветка, Клем мгновенно открыл глаза, но заметив, что виновницей шума стала банши, вопросительно приподнял бровь.
   - Ты знаешь, где город Барсак? - опередила его Сирил. Теперь, когда у неё в руках нить, она её уже ни за что не отпустит.
   - С чего это ты им заинтересовалась?
   Хоть голос Клема и звучал спокойно, в его глазах таилось нетерпение.
   - Я нашла того, кто смог ответить мне на вопрос. И теперь нам лучше поторопиться, что бы успеть до того, как весь человеческий род вымрет.
   - Не вопрос, конечно, но мне хочется знать, что твой источник надёжный. Барсак не так уж близко.
   Сирил подошла к Клему почти впритык. Мужчина смотрел на неё снизу вверх, внезапно осознав, что банши выглядит совсем как человек. И глаза её блестят триумфом совсем как у обычного человека.
   Он смотрел на Сирил и ждал ответа.
   - Я полностью в ней уверенна.
   - Значит, нам нужны лошади, - устало произнёс Клем. Медленно поднявшись на ноги, он натянул на рубашку скомканный плащ, - Здесь недалеко есть деревушка. Там мы сможем взять всё что нужно.
   - Деревушка? - Сирил передёрнуло от мысли, что ей придётся показываться людям.
   - А ты можешь передвигаться как ещё? Может, по воздуху летаешь?
   - Нет, не могу.
   - Значит, возьмём лошадей.
   Клем покидал еду и накидки в мешок. Сирил следила за ним, прокручивая в голове причины для отказа посещать человеческую деревню. Она уже хотела крикнуть Клему, что не согласна, но осеклась.
   Человек подхватил второй мешок, аккуратно положил туда фляжку и протянул ей.
   У Сирил всегда получалось скрывать свои эмоции, особенно от людей, но сейчас она не смогла сдержать удивления. Левой рукой девушка потянулась к сумке, с готовностью принимая её из мужских рук. Ей даже захотелось поблагодарить его, но всё же удержалась, напоминая себе, что Клем - человек.
   - Сирил, ты так и будешь стоять? - усмехнулся парень, натягивая на ногу сапог, - У нас много дел.
   - Я и не спорю. Ты только не отставай.
   И не дожидаясь Клема, Сирил первая кинулась вперёд, исчезая в зарослях леса.
  
   Чем ближе они подбирались к деревне, тем сильнее Сирил волновалась. С каждым шагом она пыталась лихорадочно найти выход. Но когда ворота показались на горизонте, её так и не удалось решиться на открытую вылазку. Слишком много времени прошло, с тех пор как она могла спокойно себя чувствовать в окружении людей.... Слишком много....
   Сирил резко остановилась, но Клем заметил это только через несколько шагов.
   - Какие-то проблемы? - мужчина оглянулся.
   - Нет никаких проблем, - поспешно отозвалась Сирил, вновь контролируя всплеск ужаса, - Я посижу здесь, пока ты добудешь лошадей.
   Непреклонная в своих словах, банши уселась на ствол поваленного недалеко дерева. В том, что эта разруха человеческих рук дело, она не сомневалась.
   - С чего это ты взяла! - воскликнул Клем, наступая на неё, - Ты думаешь, что я оставлю тебя одну?
   - Я здесь не пропаду.
   - Я не о твоей жизни беспокоюсь, банши, - прошипел капитан, подойдя почти вплотную к Сирил. Наглость, которую проявляла эта девчонка, моментально разожгла в нём ярость, - Я тебе не доверяю, и доверять не стану настолько, чтобы оставлять тебя без присмотра.
   - Твои проблемы, а к людям я не пойду.
   - Пойдёшь.
   - Нет! - Сирил вскрикнула слишком громко и сама испугалась, что кто-нибудь мог её услышать, - Сам подумай, - продолжила она чуть тише, - Что будет, если в деревне у меня начнётся похоронный плач? Как ты объяснишь людям моё присутствие рядом с твоей знаменитой персоной?
   Клем понимал, что надо согласиться, но недоверие к банши уже загорелось в его крови. А что если всё что происходит - подстава? Да, конечно, он знал теперь намного больше о Плакальщицах, но все же не мог же он доверять окончательно одной из них. Несколько секунд мужчина просто стоял перед Сирил, но саму её как будто не видел. Он думал, как поступить.... И через минуту с огромным трудом принял решение.
   - Ладно, хорошо, - с нажимом произнёс Клем, - Но когда я вернусь, ты должна быть здесь, поняла?
   - Поняла,- на удивление послушно отозвалась Сирил, - Я буду здесь, клянусь своим сердцем.
   "Которого у тебя нет", мысленно дополнил Клем, но всё же что-то в глазах банши помогло ему повернуться к ней спиной и быстрым шагом направиться к воротом деревни.
   Сирил поудобнее устроилась на стволе и тепло улыбнулась вслед удаляющемуся Клему.
  
   Клемент бесшумно, словно тень, шёл по главной, и как выяснилось, самой широкой дороге. Низенькие хижинки, стоящие в ряд, отбрасывали свои тени, пряча его лицо от глаз местных жителей. Иногда некоторые из них, кто не был особо занят бытовыми хлопотами, оборачивались и смотрели ему вслед.
   Один раз Клем сам привлёк к себе внимание мальчика - подростка, чтобы узнать, где тут можно купить бумагу.
   Войдя в дом "переписчика", как назвал мальчик продавца бумаги, Клем думал о том, как бы побыстрее написать и отправить письмо Арабелле. Ему хотелось поговорить с ней, но сейчас придётся довольствоваться только письмами.
   - Добрый день, господин, - внезапно раздался громкий голос мужчины.
   Клем напряг зрение, пытаясь рассмотреть в полумраке человека. Это был мужчина средних лет, похожий больше на оружейника, чем на "переписчика". Широкое грубое лицо, сильный взгляд тёмных глаз и слишком уж кряхтящий голос.
   - Господин, вы ищите что-то особенное?
   Клем усмехнулся. Неужели он всё ещё выглядит как господин после долгих дней путешествия.
   - Нет, совсем нет. Мне всего лишь нужно несколько листов бумаги и что-нибудь чем можно писать.
   - Чернила?
   - Нет, нет, - поспешно отказался Клем, - Мне нужно что-то менее проблемное. Может, у вас найдётся кусочек мягкого угля? Или что-то в этом роде...
   - Конечно, конечно.
   Мужчина быстро засуетился, выкладывая на деревянный стол слишком тонкие листы бумаги и маленькие коробочки с перьями. Пока "переписчик" вертелся и крутился, пытаясь выставить на обозрение весь свой товар, Клем обшаривал карманы плаща в надежде, что монеты, которые он взял с собой для таких вот неожиданных нужд, найдутся там же.
   - Может вам, господин, требуется что-нибудь ещё?
   - Нет. Я взял всё, что нужно.
   Быстрым движением Клем подцепил несколько листов, вытащил из коробочки палочку мягкого угля, испачкав пальцы чёрным, и кинул на стол, не глядя, монеты. Пока "переписчик" со звоном пересчитывал деньги, мужчина выскользнул из дома.
   Мальчик всё ещё стоял на улице, и как только Клем появился на улице, стал смотреть на него оценивающим взглядом. Видимо, в этой деревушке редко появляются чужие, особенно "господа".
   - Эй, парень, - подозвал к себе подростка Клем. Мальчик вздрогнул, но всё же шагнул ближе, - Где у вас можно раздобыть лошадей?

Глава семнадцатая.

   С трудом Сирил заставила себя успокоиться и уснуть. Клема не было слишком долго, и девушка боялась, как бы с ним не случилось ничего плохого.... Но тут же себя остановила. Она одна из могущественных Банши! И не её это дело нянчиться с человеческим мужчиной. Но всё же Сирил долгое время провела без сна, хотя день уже сменился глубокой ночью.
   Внезапно девушка почувствовала сквозь пелену сна шуршание ветвей неподалеку. Потом шуршание вменилось глухим шлепком, и раздались громкие ругательства.
   - Клемент!
   Усталость быстро слезла с лица Сирил. Девушка медленно села, опираясь на колени.
   Клем выглядел расслабленным, чуть ли не довольным. В его глазах горела радость и что-то ещё, но Сирил не поняла что именно.
   Рядом топтались две лошади, настолько красивые, что у Сирил перехватило дыхание. Первая, молодая кобыла черной масти была сильной и довольно гордой на вид, и вызвала у Сирил далёкие воспоминания.
   Да, у неё была когда-то лошадь. Ещё моложе, чем эта. Отец подарил ей её, когда Сирил пожаловалась на несправедливость. Ведь у Клиффорда была лошадь, а у неё нет, хотя желание держаться в седле у девочки было намного сильнее, чем у брата. Жаль, что это не всегда помогало.
   Вторая лошадь - конь, был сильно похож на животное, что был у её отца. Серый, мощный с такими яркими и красивыми святящимися в темноте слёзными глазами, что в них было приятно смотреть, как и у отцовского жеребца. Хотя тот, наверное, не был настолько породист как этот.
   Сирил ждала, но боль от воспоминаний к удивлению не наступала. Наоборот, картины прошлого вызвали у неё приятные тёплые ощущения.
   Ошарашенная, девушка повернулась к Клему:
   - Откуда ты их взял?
   - Ты не поймёшь, - пробормотал юноша, вяло доставая из плаща стопку чистых листов бумаги.
   - А ты попробуй.
   - Ты - банши.
   - И что? Я ведь не безмозглая банши. Скажи мне.
   Клем оторвал взгляд от своего занятия и взглянул на Сирил:
   - Я их выиграл.
   - Выиграл?
   - Да, выиграл.
   - И как же?
   - Этого тебе уж точно не понять, - голос Клема перешёл в бормотание, и мужчина вновь уткнулся в чистые листы.
   Он молчал, и Сирил хотелось узнать за какую такую игру можно раздобыть таких красавцев. Девушка ещё немного полюбовалась породистыми скакунами и села на землю, не слишком близко к Клему:
   - И всё же как?
   - Как, как, - раздраженно передразнил её Клем, - В карты.
   Сирил усмехнулась.
   - Я знаю о человеческих азартных играх, Клем. Особенно о картах, но ты настолько зациклился на своём, что не можешь понять: Банши цевелизованей человеческого рода. И гораздо мудрее.
   - Как же я мог забыть о тварях болотных.
   Клем говорил в таком желчном тоне, что Сирил захотелось быть где-то поблизости от воды, чтобы утопить этого наглеца или хотя бы иметь под рукой что-нибудь теплое. Уж тогда бы больная голова была бы ему гарантированна. Но нет. Сирил не должна была позволять злости развиваться. Чтобы избавиться от Клемента и обрести, наконец, покой, ей нужно найти виновного. Тогда всё станет так, как и должно быть.
   Тихое шуршание угля по бумаге отвлекло Сирил от мыслей, складывающихся как пазл в единственно важную идею. Её взгляд прояснился, и девушка снова разглядела в темноте Клема.
   Он в задумчивости что-то писал. Иногда подносил палочку угля ко рту, смачивал слюной и продолжал так же быстро писать.
   Сирил не решалась заговорить несколько минут, но любопытство, принадлежащее кусочку её человеческой природы, взяла вверх над холодным разумом.
   - Что ты пишешь?
   Клем быстро взглянул на неё:
   - Ты слишком любопытна сегодня, да, мудрая жительница болота? - на мгновение переведя взгляд с Сирил на листок бумаги, он продолжил, - Я пишу письмо своей невесте.
   - Невесте? А я и не знала, что у такого зануды, как ты, есть возлюбленная, - улыбнулась девушка, почему-то внезапно обрадовавшись, что Клем не один. Каждому человеку необходимо счастье. Никогда ведь не знаешь, как долго оно продлиться, или когда оборвётся.
   - Ты сомневаешься, банши? - спросил Клем, но его слова прозвучали как-то странно, как будто язык мешал ему говорить. Вглядываясь в лицо и глупую победную улыбку юноши, Сирил внезапно осознала:
   - Ты пьян.
   - С чего ты взяла?
   - Для начала, у тебя язык заплетается. Да и весь твой вид не олицетворяет разумного человека.
   - Для начала..., - бровь Клема смешно изогнулась, - Для начала должен тебе сказать, что от нескольких стаканов вина не пьянеют до той степени, чтобы выглядеть, как осел. А слова путаются, потому что я очень устал, шатаясь один по деревне в поиске нужных нам обоим животных, в то время как ты мирно спала. И кстати, ты не разбираешься в человеческих увлечениях, банши, раз не понимаешь, что не пить, играя в карты, да еще и в компании, невозможно.
   Сирил еле сдержалась, чтобы не рассмеяться:
   - Ваша человеческая логика требует некоторой коррекции.
   Девушка перешла на то место, где покоились её вещи и самодельная кровать. Она легла, положив голову на свой мягкий мешок. Банши не мёрзли, но Сирил всё же укрылась своим плащом. Так было уютнее и хоть немного напоминало прошлую жизнь.
   Сирил фыркнула. Что-то слишком часто в последнее время она вспоминает о своём прошлом.
   - Ты не ответила на мой вопрос, банши.
   Сирил немного передвинулась, чтобы видеть всю фигуру Клема:
   - А какой был вопрос?
   - Ты сомневаешься, что у меня может быть невеста?
   - Нет, совсем нет, - быстро ответила Сирил, радуясь, что у неё даже не возникло желания солгать, - Но с чего ты решил задать мне такой вопрос?
   - Не знаю. Просто захотелось спросить и всё, - Клем чуть пожал плечами и, закончив писать, свернул лист бумаги пополам, - Хотелось узнать, что ты думаешь.
   - Я думаю, что каждый человек достоин, в полной мере, наслаждаться счастьем, ведь никогда не знаешь, когда оно может закончиться.
   Сирил мгновенно умолкла, осознав, что высказала свои мысли вслух. Банши не должна раскрываться, особенно перед человеком. Мысленно ругая себя, она поймала взгляд Клема.
   Человек смотрел на неё, и в его глазах читалось то, что он понял тайный смысл этих слов. Ему и самому было бы больно вспоминать о прошедшем счастье, если бы ему вырезали сердце. Мысль, что маленькая Сирил стала центром жертвоприношения, никак не укладывалась в его голове. Ему хотелось, чтобы банши сейчас же заснула.... И он бы спросил о чём-нибудь, что касалось бы её детства, что сама она никогда не расскажет.
   Но Сирил не могла спать:
   - Расскажи мне о ней.
   - О ком?
   - О своей невесте.
   - С каких это пор ты хочешь знать о моей невесте?
   Это был вопрос, который Клем и не думал задавать. Но вопрос есть вопрос, а Банши не могут лгать.
   - С тех пор как ты привёл лошадей.
   - Не понимаю.
   - Тебе и не нужно понимать, - усмехнулась Сирил, обнимая мешок руками.
   - Но зачем тебе о ней знать?
   И снова вопрос. Сирил начала раздраженно дышать. Ответ был очень личным, но она не должна лгать.
   - Мне хочется хотя бы услышать то, чего сама никогда не смогу иметь.
   Клем неподвижно застыл, пытаясь cделать вид, что ничего не понял. Хорошо, что темнота могла скрыть его лицо от зоркого глаза банши. Чуть удобнее устроившись на земле, он обдумывал слова, которые должен был сказать. В их отношениях с Арабеллой не было ничего секретного, но как-то странно говорить о них с банши.
   - Тебе рассказывать с самого начала?
   - Да, - без сомнений ответила Сирил, ощущая приятное покалывание в теле от предвкушения.
   - Я знаю Арабеллу несколько лет и сразу понял, что она станет моей женой. Её родители были рады видеть меня в роли её супруга и быстро согласились на помолвку. Всё шло идеально пока они не погибли. Арабелла долго носила траур, но всё же согласилась переехать в мой дом.
   - Она не смогла перенести боли? - голос Сирил показался Клему жалобным.
   - Да. Она не смогла больше жить в родительском доме. Попросила меня продать его, либо сжечь, но я не сделал ни того, ни другого.
   - Почему?
   - Времени не было.
   - Хам, - тон Сирил внезапно быстро окреп, а глаза опасно сверкнули в темноте.
   - Я никогда не был и не буду романтичным. Это не в моём характере, и Арабелла об этом знает, но всё же любит. А я люблю её. Когда кончиться вся эта дрянь, я женюсь на ней. Так что видишь, не ту человеческую историю ты выслушала. Моя романтика не длилась долго, но я доволен тем, что у меня есть.
   - Я рада за тебя, - Сирил сама не понимала, зачем это говорит, но короткий рассказ, короткий эпизод из жизни кого-то живого невероятно подняло ей настроение, - Я знаю, что ты ненавидишь Банши, но за твоё откровение и помощь, я могу сделать для что-то для тебя.
   - Но я не просил, - запротестовал Клем, и тут же осекся. А почему бы и нет? Он замолчал окончательно, когда Сирил его перебила:
   - Да, не просил, но не отказывайся от моей помощи. Я знаю, что вы с Арабеллой будете счастливы, ну а я смогу сделать это счастье чуточку нерушимым. Я Плакальщица, я могу, как и все Банши, помочь вашей семье.
   - Ты забываешься.
   Ему захотелось разозлиться, но он не смог. Женская фигура банши, окружённая ночью, приковала к себе его взгляд. Неужели она только что предложила им своё покровительство? И куда делось его отвращение?
   Внезапно Сирил отвернулась. Клем мог теперь видеть только её спину, закутанную в плащ.
   - Спокойной тебе ночи, Клемент.
   И вновь в голосе Сирил послышался металл. Он бы испугал любого. Клемент понял, что свою последнюю реплику он произнёс довольно грубо.
   - Ты сказала, что можешь сделать для меня кое-что, - он попытался смягчить свой голос.
   - Не разбрасывайся желаниями, Клемент. Я могу быть доброй, но не долго. Вообще-то у меня ужасно злобный характер. Проси у меня что хочешь, но знай границы и количество этих просьб. Я с быстротой ветра могу изменить своё решение о том, какую роль ты играешь на моём пути.
   На Клема угрозы девушки не подействовали, но лёгкая улыбка всё же соскользнула с его лица:
   - О чём мне запрещено говорить?
   - О секретах Банши! Если заикнёшься, тебе не жить.
   - Я и не собирался.
   - Что ты тогда от меня хочешь? - насторожилась Сирил. Этот бессмысленный разговор её настораживал.
   - Хочу, чтобы ты рассказала мне о своей жизни. С самого начала.
   "С самого начала". От неожиданности Сирил чуть не подпрыгнула. Но Клем не мог знать. Он не смог бы понять, что значили её слова в минуты слабости.
   - Зачем?
   Клем только пожал расслабленными плечами:
   - Я хочу узнать побольше.
   - Это не будет интересно, - попыталась отговорить его Сирил, но всё напрасно. Клем настаивал на своём:
   - А ты попробуй. Я никуда не тороплюсь. Если рассказ будет и вправду скучным, то мне, хотя бы удастся выспаться. Я требую!
   Да кто он такой чтобы требовать? Никто и никогда не услышит о её прошлой жизни.
   Сирил была готова к новому порыву злости, но ничего не происходило. Вместо привычной ярости девушку охватила потребность. Ей хотелось поговорить, рассказать Клему, невзирая на то, что он человек, что её история может стать достоянием людей. И всё же слишком долго Сирил хранила в себе этот балласт. Даже с Илией она не могла поделиться своими кошмарами, не избежав излишней заботы и запрета на вылазки.
   И всё же человек.....
   - Я не всегда была банши, - начала произносить слова Сирил, всё таки решившись, - Четырнадцать лет назад я ещё была человеком, но меня убили жители деревни, в которой главенствовал мой отец, - О том каким способом её убили, девушка решительно промолчала, - Тогда у меня было всё: дом, семья, любящий брат, но всё это у меня отобрали. Они принесли меня в жертву, как животное! Этим людишкам ничего не стоило убить маленькую девочку. Банши... Они меня спасли, в то время как люди убили. Я смогла бы столько всего сделать, а вместо этого до конца своего существования я привязана к смерти. И сейчас я должна выслушивать, какие мы Банши плохие, из уст человека, который понятия не имеет о жизни! Я даже не могу узнать, что стало с моим братом. Я даже не знаю, умер ли отец!
   Сирил рыдала душой, но голос её всё - так же оставался железным. Всё её отчаянье исчезло, и жизнь показалась не такой уж трагичной. С прошлым она просто должна смериться.
   Клем медленно поднялся на ноги и упёрся спиной о ствол дерева. Его взгляд ни на секунду не отрывались от девушки.
   - Мне очень жаль, - он уже второй раз слышал эту историю, но не думал даже, что ощутит вновь ту же самую жалость.
   - Меня не нужно жалеть, - Сирил повернулась к юноше спиной, не желая больше продолжать разговор. Слишком много запретного она подняла на поверхность, - Я больше не принадлежу тому миру.
   Вот только Клем был не согласен.
  

Глава восемнадцатая.

   Утром Сирил чувствовала себя восхитительно. Мир вокруг снова обрёл краски, и пока Клем спал, она бесшумно и с нечеловеческой резвостью покидала все свои вещи в мешок. Перекинув его через круп молодой кобылы, ей кое-как удалось его закрепить. Красавица тут же заржала, требуя внимание.
   Сирил мягко прикоснулась к лошади, чуть поглаживая её по морде. Когда же девушка зарылась лицом в плотную шкуру кобылицы, конь, стоящий неподалёку нервно затоптался на месте.
   - Тише, тише, мальчик. Не разбуди своего глупого наездника.
   Сирил коснулась жеребца, не прекращая поглаживать свою кобылу. Сомнений не было: обоим нравилось, когда их лилеяли.
   - С чего ты решила, что я разрешу тебе выбирать, Сирил? - послышался позади девушки сонный голос Клема.
   Развернувшись на каблуках, Сирил столкнулась взглядом с проснувшимся мжчиной. Не прошло и пяти минут, а он уже задал вопрос.
   - С того что мне нравиться эта красотка, - банши плечом прижалась к боку лошади, - Хотя и этот конь просто прелесть.
   - Ладно, хорошо. Уступлю тебе Шери, но только на это раз.
   Клем усмехнулся, пытаясь разгладить спутавшиеся ото сна волосы, но вместо этого они восхитительным образом перепутались ещё сильнее. Сирил смотрела на него несколько минут, но как только парень заметил, быстро переключилась рассматривать чёрную кобылу.
   - Значит, тебя Шери зовут, малышка? - девушка потрепала лошадиную гриву, - Красавица Шери.
   - Эй, всё, хватит любезничать. Нам пора.
   - Пока ты будешь собираться, я успею потрепать за ушком и твоего красавчика.
   Лошади одобрительно заржали, в полной мере соглашаясь с Сирил. Девушка мягко расслабилась, чувствуя жизнь вокруг себя. Даже Клем её сегодня не раздражал своим человеческим запахом и ужасным отношением ко всем Банши.
   Она глубоко вздохнула.
   - Что ты маешься, Сирил. Я собрался, а тебе пора бы научиться залезать на лошадь.
   - А с чего ты решил, что я не знакома с верховой ездой? - весело усмехнулась Сирил.
   С тем самым изяществом, которое ей было дано с рождения, девушка оттолкнулась от земли и, не напрягаясь, устроилась на Шери. Кобыла тут же начала притопывать, почувствовав на себе груз, но через минуту уже привыкла и послушно встала на месте. Сирил победно взглянула на Клема сверху вниз:
   - Ну, что? Мы едем, или тебя ужё придётся ждать?
   - Рад за твоё искусство, но ты, что, собираешься ехать без седла?
   - Да, а что не так?
   - Хорошо, это твой выбор, - рассмеялся Клемент, подтягивая подпругу на своём седле, единственном, которое он смог найти и выиграть в деревне. Ночью он подумал, что мог бы уступить его банши, но она была так уверенна в своих силах, что он даже не стал предлагать.
   Быстро и с уверенностью натренированного наездника, Клем влез на коня, потянул на себя поводья:
   - Готова?
   Сирил кивнула и направила кобылку за Клемом, так и не заметив аккуратно свернутый листок бумаги, оставленный для Говарда.
   "Немедленно направляйтесь в Барсак. Если поторопитесь, сможете появиться там одновременно с нами. Возьмите лошадей, но в никоем случае не следуйте за мной. Это приказ.
   И, Говард, хватит шуметь по ночам. Ты никудышный шпион. Закончим дело, поговорим".
  
   Клем первым оказался на земле. У него болела спина от десяти часовой езды. Быстро сбросив с коня свои вещи, мужчина повернулся к банши.
   Девушка спрыгнула с Шери, но как только её ноги коснулись земли, скривилась. Чуть покачнувшись, она упала, если бы вовремя не оперлась о ствол дерева.
   - Ну как тебя поездка без седла? - усмехнулся Клем.
   Мягким движением он подвёл уставших лошадей к зелёной поляне, закрепил поводья к ближайшему стволу. Животные тут же принялись жевать траву, чавкая и тяжело дыша.
   Сирил вглядывалась в ночь и сжимала губы, чтобы не закричать. Она попыталась выпрямиться, но боль в ногах доводила её до безумства. Никогда за всю свою мёртвую жизнь она никогда не испытывала такой боли. Казалось, что все её нервные окончания в её теле напряглись, а ноги живут своей собственной жизнью. Сирил соскользнула на землю, ощущая, как сокращаются мышцы. Тяжело вздохнув, она легла на спину.
   - Эй, как ты? - Клем встал неподалёку от неё.
   - Сам видишь.
   Сирил даже не ожидала, что её голос прозвучит так глухо. Девушка прикрыла глаза и сконцентрировалась на том, чтобы боль быстрее прошла. Но её родное болото было уже слишком далеко, и никак не могло способствовать её моментальному выздоровлению.
   - Настолько плохо? - Клем был удивлён. Он никогда не видел Сирил в таком избитом состоянии. Всегда она была такой ухоженной и красивой, что просто не верилось.
   - Я ног почти не чувствую, Клем! Как ты думаешь, завтра это пройдёт?
   - Ты хочешь услышать моё мнение? - В сумерках сверкнул оскал Клема, - Ну, а если серьёзно, то да. Боль продлиться ещё долго. Хотя,- он цокнул языком, - Ты же банши, и я не знаю, как долго она продлиться у тебя.
   Сирил вздохнула:
   - Ладно, я не собираюсь жаловаться. Завтра мы с рассветом должны отправляться, сейчас лучше отдохнуть.
   - Согласен. Да и ночь сегодня обещает быть тёплой.
   Сирил кивнула, но тут же сморщилась от боли. Такого никогда с ней не происходило. Даже в глазах потемнело из-за ноющих мышц.
   Когда зрение прояснилось, девушка с удивлением увидела Клема, стоявшего возле неё на коленях. Его руки аккуратным, почти бесшумным движением стянули по - очереди её сапоги.
   У Клема были такие тёплые руки, что Сирил вздрогнула, когда они коснулись её бледной и холодной ноги.
   - Что ты делаешь? - спросила девушка чуть ошарашено и совсем не то, что она должна была сказать.
   Клем на мгновение встретился с ней взглядом, но тут же вернулся к своему занятию:
   - Банши даже о массаже не знают? Я пытаюсь сделать так, чтобы завтра ты смогла снова сесть на лошадь. Ну, или если твоя кровь не поможет, то хотя бы сесть вообще.
   - Ладно, ладно, поняла, - пробормотала Сирил. Впрочем, идея Клема была не так уж плоха.
   Через несколько минут, её глаза начали закрываться, а голова становилась всё тяжелее и тяжелее, как бывает у людей после трудного дня. Но она ведь не была человеком, и всё же....
   Клему недолго пришлось прислушиваться к дыханию банши. Когда Сирил полностью отдалась власти сна, он не ушёл. Тело не подчинялось ему, и Клем всё так продолжал сидеть возле банши, сжимая в руках её женскую ножку. Его лицо как всегда сморщилось от отвращения, но тут же разгладилось, потому что как такового отвращения он больше не чувствовал. Презрения в нём больше не осталось. По крайней мере, к этой банши.
   Прошло ещё около часа, пока Клем сидел вот так, не меняя позы и удивляясь: как же быстро человек и банши смогли продержаться в мире.
  

Глава девятнадцатая.

   Следующие несколько дней прошли для Сирил на удивление спокойно, если не считать того, что каждый день на привале у неё ужасно болели ноги. К полудню третьего дня они остановились на маленькой полоске леса. Со своего места наездницы Сирил ясно видела высокие дубовые ворота огромного оживленного Барсака. Этот город был намного больше тех мест, где когда-либо была Сирил. Даже оттого что она смотрела на него, в девушке зарождался страх.
   - Я не пойду туда.
   - Разве у тебя есть выбор?
   Клем быстро слез с коня и, поймав поводья Шери, с силой потянул на себя. Кобыла встрепенулась, и Сирил соскользнула по её крупу на землю, но не устояла на ногах и осела на землю. Человек же, казалось, никак не хотел обращать внимание на злой испепеляющий взгляд банши, продолжил:
   - Ты же знаешь, что обязана мне помочь. Знаешь же?
   - Я не пойду в город. И у меня нет выбора, но я собираюсь пойти другим путём. А и ещё.... Да, я обещала помочь и помогу. Для меня это так же важно, как и для тебя, как бы не больше, - быстро протараторила Сирил, ответив на все вопросы Клема, который даже не заметил, как их задал.
   - Как ты намеренна поступить сейчас?
   - Я пойду в обход города, посмотрю в окрестностях. Может, найду что-то стоящее.
   Клем долго смотрел на Сирил, пытаясь понять, почему эта девчонка так себя ведёт. Он пытался найти ответ на её лице, но девушка прятала его в тени своих волос. И всё же он догадался.
   - Ты боишься?
   - Что? - вздрогнула всем телом Сирил, - Да, с чего ты взял?
   - Я вижу. То, как ты держишься, как говоришь. Тебе страшно, вот только из-за чего?
   Клем смотрел на Сирил, и она не смогла солгать:
   - Ты прав, я боюсь.... Боюсь открыто показаться людям.
   - Почему?
   - Потому что я банши! - Сирил не хотела кричать, но спокойствие Клема и равнодушие его вопроса, вывело её из себя. Не успокаиваясь, она продолжила, - Ты когда-нибудь жил, как я? Нет! Всю свою жизнь ты человек, а я уже никогда не буду. Может сейчас тебя уже и не напрягает моя природа, но это лишь потому, что ты знаешь, я не всегда была такой, либо тебе просто выгодно. Мне плевать. Я помогу остановить лихорадку, но я боюсь этого чёртового города!
   - Ладно, ладно, я понял, - Клем в примирительном жесте поднял руки, - Но что если все ответы в Барсаке?
   - Вряд ли. Банши не появляются в городах.
   Клем усмехнулся:
   - А как же ты?
   - Плакальщицы исключение, - Сирил смотрела на Клема, на его весёлую усмешку, и ей тоже хотелось улыбнуться, но страх удержал это желание.
   - А почему ты не думаешь, что Плакальщицы всему виной?
   - У нас нет такой силы, чтобы держать проклятье настолько долго.
   Сирил умолкла. Пытаясь справиться с волнением, девушка безмолвно смотрела в лицо Клема. Что - то в нём напоминало ей Клиффорда. Может быть, та исходящая от мужчины братская забота, которую она чувствовала уже несколько дней.
   Или, может, ей лишь показалось его новое к ней отношение?
   Почему-то этот вопрос очень её заинтересовал и она, продолжая размышлять над ним, не заметила, насколько близко приблизился к ней Клем.
   - Сирил, - его слова отвлекли девушку от пустых мыслей, - Ты должна пойти со мной. Что если я прав, и зацепку можно найти в Барсаке?
   - Тогда мне придется повиноваться и войти в город.
   Клем мягко улыбнулся, радуясь своей победе над банши. Он схватил Сирил под локоть и потянул в сторону гигантских ворот, другой рукой он вёл под уздцы лошадей. Животные начали противиться, но твёрдая хватка Клема их, в конце концов, усмирила.
   - Куда ты меня ведешь?
   - Мы с тобой отправляемся в Барсак. И это решено.
   Сирил ощутила панику, но тепло человеческой руки успокоило её. Перейдя почти на бег, она еле поспевала за широко шагающим Клемом, и думала: как же жители Барсака на неё отреагируют. Ведь у неё даже нет плаща, чтобы прикрыть бледное лицо Банши.
  
   Они все на неё смотрели. Сирил ощущала на себе их взгляды, как будто они были из плоти и крови. Чуть приподняв голову, девушка разглядела сквозь стену своих волос проходящих мимо людей.
   - Сирил.
   Девушка повернулась в сторону Клема. Юноша с доброй усмешкой смотрел на неё, и только сейчас Сирил заметила красоту его чуть небритого лица.
   - Это ведь не сложно.
   - Не сложно что?
   - Не сложно появляться рядом с людьми.
   - Тебе просто кажется, что мне не сложно.
   - Но ведь и не трудно?
   - Да, - ответила Сирил и улыбнулась.
   Почувствовав себя намного лучше, девушка выпрямилась.
   Люди вокруг тут же засуетились, и с раскрытыми от ужаса глазами уставились на неё. Где-то в далеко послышался женский плачь.
   Среди общей массы жителей Сирил заметила тех, кого уже поразила болезнь, посланная Банши. Они ходили, как мертвецы, еле перебирая ногам, и издавая булькающие звуки. К горлу тут же подступили слёзы, но Сирил сдержалась. Пока что ей некого оплакивать. Хотя может быть скоро и придётся, а пока она сдержалась.
   Клем напрягся. Одним движением он остановил лошадей и придвинул к себе ближе Сирил. Идиот. Он должен был предугадать такое развитие событий.
   Девушка взглянула вперёд и, разглядев выражение человеческих лиц, уже поняла правильный ответ. Её рука бессознательно потянулась к спрятанным ножам, лёгкие заполнил запах гнева, ярости и страха. Она ощутила их горький вкус на языке.
   - Сирил.
   Девушка развернулась. От Клема уже пахло жаждой драки. Она опьяняла девушку, усыпив все её остальные чувства.
   Без интереса она взглянула на людей. Глаза их горели решимостью, а в руках заблестело оружие. Они приближалась к Сирил чёткими рассчитанными шагами, и у девушки не было сомнений в том, что её узнали.
   - Выбираемся отсюда, - прошептал Клем прямо в ухо банши.
   Он отодвигал Сирил назад, пытаясь действовать тихо, почти бесшумно и незаметно для жителей Барсака, чтобы они не среагировали быстрее него, но опоздал.
   Вперёд вышли высокие крепкие, самое главное, здоровые мужчины, сжимая в руках серебряные кинжалы. От запаха металла у Сирил запершило в горле. В каждым шагом, люди приближались к ней всё ближе и с каждым шагом, Сирил всё чётче ощущала на себе их жестокие взгляды. Физически девушка чувствовала ярость, злость, ненависть, и совсем скоро они стали её собственными чувствами.
   Как бы она ни любила людей, как бы ни защищала, они не имели права ей мешать.
   Её рука всё же вытащила из-под рубашки клинок. Спиной Сирил почувствовала, что кто-то громко вздохнул. Клем. Но ей было уже всё равно.
   - Опусти оружие, банши. Сейчас ты в нашем городе и должна подчиняться нашим правилам.
   Подчиняться? Сирил задохнулась от такой наглости.
   - Да как ты смеешь! - гордо подняв подбородок вверх, сделала она шаг вперёд. Никто не имеет право ей указывать, - Я - Банши и не следую ничьим правилам. И не смей мне угрожать!
   Она долго смотрела в глаза мужчины, пока тот первым не отвёл взгляд. Страх всё же царствовал в душах этих людей, и как бы они не пытались с ним бороться, он ещё сильнее вонзался вглубь.
   - Парень,- внезапно раздался голос кого-то в толпе, обращённый к Клему, - Отойди подальше от этой твари, не то тебя может задеть.
   И все защитники города вскинули оружие.
   Клем только протяжно вздохнул. Ну никогда у него не получается без приключений, постоянно происходит что-то неприятное. Юноша шагнул к Сирил, и тут внезапно заметил в руках одного из солдат арбалет, направленный в их сторону. Одно неправильное движение.....
   - Пошли, - он попытался мягко отстранить девушку от толпы, ведь она была так близко к провалу.
   Но Сирил всего лишь одним взглядом, своих потемневших от ярости глаз, остановила его:
   - Не надо, Клемент, ты лучше уйди.
   - У нас времени нет на то, чтобы ты доказывала всем своё превосходство.
   - Не ворчи, человек, - вышла из себя Сирил.
   Она чуть повернула голову, чтобы видеть Клема, но человек ничего предпринимать не собирался. Он всё так же стоял, и сжимал её руку с ножом, наверное, желая остановить. Сирил уже собиралась освободиться от его человеческой хватки, как тут внезапно почувствовала это.
   Запах Болота, такой знакомый, такой родной, и одновременно чужой смешался с ветром, донёсшим его до Сирил. Девушка прикрыла глаза, полной грудью пытаясь вобрать вкус магии до конца. Да, она не ошибалась. Болото рядом, четверть мили не больше. Скоро всё закончиться, она сможет вернуться домой... К сёстрам.
   Сирил открыла глаза. Люди смотрели на неё испуганно, и только этот страх останавливал их на месте.
   - Я чую силы Старух Полосы, - прошептала девушка тихо, чтобы только Клем расслышал её слова, - Они за городом.
   Сирил была уже готова кинуться туда, откуда доносился запах, но всё вдруг изменилось. Воздух загустел, вкус болота стал слишком отчётливым, лип на языке, и видимая только ей сила заструилась вокруг людей.
   - Клем, быстро подойди ко мне!
   - Что?
   Юноша не успел понять слов Сирил, и с каждой минутой ему становилось всё труднее дышать. Лёгкие прошибло холодом, сознание затянуло пеленой. Клем пытался бороться, но у него ничего не получалось. Откуда-то издалека он почувствовал, как Сирил схватила его за руку и потащила в сторону. С каждым шагом опьянение росло, и ноги почти не держали тело. Боль граничила с расслаблением.
   Клем согнулся, Сирил ухватила его покрепче, принимая весь вес его фигуры на себя:
   - Вот не слушаешь ты меня, человечишка, а потом вытаскивай тебя из передряг.
   Она дотащила Клема до ближайшего дома и прислонила его к стене, еле держащегося на ногах и с уже покрасневшими от яда глазами.
   - Сирил.
   Клем качнулся к девушке, но ей удалось его на месте. Сейчас он выглядел ещё хуже, чем несколько минут назад, и всё же Сирил не теряла своей трезвости. Прикоснувшись к его шее, девушка заставила себя посмотреть ему глаза. Человеческие зрачки закатились в приступе, изо рта Клема вырвался стон.
   Тянуть Сирил не могла. Сконцентрировавшись, она направила свою небольшую силу в Клема. Серебристые нити коконом обволокли всего человека, проникая через кожу внутрь.
   Прошло много времени, но Сирил была готова ждать, пока её сила полностью излечит Клема. Дыхание юноши стало постепенно учащаться, приходя в норму, краснота спала с глаз и скоро он смог подняться на ноги.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросила Сирил, чуть поддерживая Клема за руку.
   - Нормально, - парень прокашлялся, - Что произошло?
   - Проклятье. Похоже, Старухи решили добить Барсак очередной волной болезни.
   - Где они? - прошипел Клем, уже твёрже упираясь в землю ногами, - Где эти твари сидят?
   - Неподалёку.
   Сирил пропустила ругательство Клема мемо ушей. Молча, она осмотрела лицо и кожу мужчины, чтобы полностью удостовериться в полной защищённости его человеческого тела.
   Клем заметил внимательный взгляд банши на себе. Ничего не понимая, он тоже начал наблюдать за девушкой:
   - Что ты делаешь?
   - Проверяю всё ли с тобой в порядке, и как на тебя влияет моя сила.
   - Твоя?
   Клем не ощущал ничего кроме своей собственной силы и желания расквитаться с Банши, но всё же сейчас его порыв удерживала одна из них:
   - Что ты со мной сделала?
   - Защитила тебя от проклятья.
   - Почему?
   - Потому что ты ещё должен помочь мне закончить со всем этим..., - Сирил кивнула в сторону.
   Клем проследил за ней и замер.
   Жители Барсака лежали на земле мёртвые, их кровь разлилась лужами под телами, а те немногие, кто выжил, выглядели ужасно. Такого Клем никогда не видел. Даже когда в его городе вспыхнула эпидемия, он думал, что хуже, чем выглядели его сородичи, не может быть.
   Оказалось, что может.
   - Что с ними такое, чёрт возьми? - воскликнул Клем, отодвигая со своего пути Сирил. такая нежная и милая она смотрела на него с заразительным спокойствием, - Почему ты такая спокойная? Большинство людей лежат мёртвые в собственной крови!
   - Мне их очень жаль, но я - Банши, и я должна предотвратить это, а не плакать. И тебе стоит помнить об этом. Сейчас счёт сводится на часы.
   Больше ничего не говоря, Сирил кинулась в сторону леса. Без сомнений всё решиться сегодня, сейчас, и смертей больше не будет.
   Тогда она успокоиться навеки.
  

Глава двадцатая.

   Девушка обернулась только раз. В её глазах Клем разглядел страх, чуть ли не панику, и его собственный испуг сменился на решимость закончить, наконец-таки, своё дело.
   - Сирил, - начал мужчина, желая утешить девушку, но она перебила его:
   - Тише.
   Сирил говорила только одними губами, крепко сжимая кинжал, о существовании которого Клем даже не подозревал. И всё же оружие в руках банши его совсем не волновало, даже наоборот, чувствовал себя как-то на удивление спокойно рядом с ним.
   Сирил бесшумно прошла ещё несколько шагов и застыла. Запах силы стал таким острым, что защекотало в носу. Старухи Полосы должны были быть недалеко.
   Девушка мягким движением руки отодвигала в поисках ветки заросших кустов. Они щекотали и царапали её руки, но Сирил не обращала на боль внимание. Всё её тело дрожало от возбуждения и волнения.
   Она быстро перебирала руками по кустам можжевельника, пока не натолкнулась на пустоту. Чуть отодвинув лезущие в глаза ветки, Сирил и Клем увидели Болото, для человека такое тёмное и гадкое, а для банши - тихое и спокойное, и хоть немного, но похожее на дом.
   - Вот мы и пришли, - тихо пробормотала Сирил.
   Теперь она стояла на ногах более уверенно и, не дожидаясь Клема, перешагнула через колючие заросли на мягкую жилистую почву у болота.
   Клем не отставал, пользуясь тем, что всё внимание и все чувства Сирил были направлены на другое. Иначе, вряд ли бы банши позволила ему следовать за собой.
   Девушка прислушалась. Болото молчало, но буквально через мгновение всё резко переменилось. Тихая гладь подёрнулась рябью, но настолько незаметной, что Клемент не отреагировал.
   Зато все чувства Сирил ещё сильнее обострились, мышцы напряглись, во рту появился тяжёлый привкус человеческого запаха.
   - Сирил, - окликнул девушку Клем, но та в молчании приложила к губам палец, всем своим видом заставив его замолчать. В какое-то мгновение и он понял: всё началось.
   Над болотом сначала появились головы, а потом на камни посреди воды ступили все Банши. Их длинные спутанные волосы закрывали бледные лица, и Клем не смог разглядеть, насколько Старухи Полосы злы.
   - Человечишка, - шёпот одной из них пронёсся над болотом и исчез в зарослях.
   Все головы банши повернулись в сторону Клемента. От их безмолвного взгляда и собственного предвкушения Клему даже захотелось облизнуться, но он всего лишь усмехнулся на шипение Старух. И его ухмылка стала ещё шире, когда он поймал на себе взгляд Сирил. затуманенный и взволнованный, но всё же взгляд её зелённых глаз.
   Клем ближе придвинулся к девушке, ни на секунду не потеряв злобный взгляд шипящих Банши, хотя в какое-то мгновение лица Старух устремились и на Сирил:
   - Ты привела к нам человека. Мы благодарим тебя за эту молодую плоть, но почему он вооружен? И почему он так нагло улыбается.
   - Вооружён, потому что он не для вас. Человек мой и я пока не собираюсь топить и скармливать его вам. А ухмылка, - Сирил кинула мимолётный взгляд на всё ещё улыбающегося Клема, - Он всегда улыбается, не знаю почему.
   Старухи Полосы грозно зашипели, приближаясь к девушке на шаг, но всё же остановились, когда Сирил заговорила вновь:
   - Я ответил на ваш вопрос. Теперь позвольте ответить на мой.
   - Что тебе нужно? - выплюнула стоящая вдалеке банши, показавшая даже Сирил слишком противной с её хрипучим голосом. С седых длинных волос стекала вода, платье покрылось плесенью. На вид Старуха Полосы была больше похожа на утопленницу, чем на бессмертную.
   Сирил хотела говорить мягко и с почтением, но всё же не смогла сдержать грубого напора:
   - Это вы насылаете на людской род болезнь?
   Сирил попыталась поставить вопрос так, чтобы Старухи Полосы не смогли улизнуть от ответа. И они просто не могли этого сделать. Секунду все Банши яростно уставились на Плакальщицу, но всё же послушно, своими шипящими голосами, монотонно ответили:
   - Да.
   Клемент почувствовал, что от признания Старух Полосы, ярость загорелась в его крови. Перед глазами тут же вспыхнули воспоминания о боли, и о лежащих на земле Барсака мертвецов. Его руки сами собой выхватили клинок, специально привлекая к себе внимание Старух Полосы... И Сирил.
   Девушка удивлённо посмотрела на Клема, но мужчина уже ничего не замечал. На его губах ещё играла злая ухмылка, мышцы свело от предвкушения будущего сражения. Клем только надеялся, что Говард с остальными где-то недалеко и в случае успеют помочь зарубить Старух.
   - Не надо, Клем.
   Сирил мягко положила руку на его плечо, пытаясь успокоить, но вместо этого она только раззадорила его. Клему хотелось отшвырнуть девушку подальше и кинуться на Банши, покончить со всеми сразу, но с каждым мгновением хватка Сирил становилась всё крепче, и мужчине не оставалось ничего кроме как попытаться успокоиться.
   - Эти люди все такие! - внезапно хрипло рассмеялась Старуха Полосы, - Не думая, они лезут в драку. Неужели ты, мальчишка, решил, что сможешь убить нас.
   От грубой усмешки банши Клем снова загорелся мыслями о убийстве, но Сирил остановила его всего лишь одним беспокойным взглядом.
   - Почему вы это делаете? В чем смысл омертвления людей? - девушка шагнула в сторону Старух полосы. У неё чуть дрожали колени от злости.
   - Посмотри на своего дружка! - банши гневно всплеснула руками в сторону Клема, - У него вены лопаются от ярости и невежества. Эти людишки все такие! Они гнобят нас, как скот какой-то. Они забыли, что мы Банши - великие существа. Когда двенадцать лет назад, большинство людей умерли, мы хоть немного смогли пожить спокойно. А потом появилось новое поколение. Ещё свирепее, чем предыдущее. И вот тогда они совсем нас загнали. Всех нас! И тебя, детка, между прочем, - Старуха усмехнулась, - Нам снова пришлось спасаться, убивая. Борьба между Банши и людьми вечна, но когда-нибудь она закончиться. Пусть тогда победа будет наша.
   Старуха замолчала, но продолжила от раздражения щёлкать кривыми зубами.
   Они разозлили Клема. Юноша взглянул на Сирил, ища поддержки и успокоения, но вместо этого натолкнулся на разъярённую Плакальщицу. Девушка вся пылала от гнева. Её глаза затуманились, кожа покрылась мурашками, так быстро замеченные Клемом.
   Отчего-то ему очень захотелось покрепче прижать Сирил к себе и попытаться успокоить, но его такое желание было за гранью разума.
   Когда же девушка заговорила, её голос зазвучал как-то мрачно, почти мертво. С нескрываемой злостью:
   - Вы не имеете право этого делать! У вас нет власти убивать, даже если вы сами Прародительницы! - тон Сирил повышался, пока девушка не перешла на крик, - Из-за вашего эгоизма меня убили. Меня, понимаете! Меня оторвали от семьи, от брата. И таких как я было много.... Из-за вас.... Я умерла из-за вас.
   Клем услышал, как её голос сорвался. Казалось, что Сирил что-то мешает говорить, и чтобы поддержать девушку, парень встал за её спиной.
   А Сирил было всё равно. Ей хотелось плакать по-настоящему. Не останавливаясь, не думая о том, что Банши не плачут по своему желанию.
   - Это люди тебя убили, - заговорила Старуха, - Видите, они даже своих сородичей готовы загрызть, что уж говорить о нас, бедных Банши. Но теперь ты одна из нас, малышка. Теперь ты под защитой смерти.
   - Вот уж нет. Я не бессмертна. Так же как и вы. И если не сейчас и если не я, так через день здесь будет Илия. Вот тогда начнётся хаус, - Сирил уже выплёвывала слова, не в силах справиться с дрожью, сковавшее всё её тело. Ох, как же ей хотелось приблизиться и ударить по сморщенному лицу Старухи Полосы. Только чтобы заставить их больше не говорить о глупой мести.
   С каким наслаждением Сирил увидела в глазах банши испуг. Да, Илию знали все, особенно, её покровительниц. Могущество, которое она излучала, не шло ни в какое сравнение со Старухами Полосы.
   - Илия, ха! - зашипела банши, хищно приближаясь к Сирил, - С чего ты взяла, что она сможет нас остановить? С чего ты решила, что хоть кто-то сможет нас остановить?
   - Существуют правила...
   - Плевать на правила, - прокричали сразу несколько банши.
   Клем рванулся вперёд, пытаясь встать между Старухами Полосы и Сирил, но девушка ему не позволила:
   - Которые нужно соблюдать, - договорила она, яростно жестикулируя.
   Клема Сирил даже не замечала. Необходимость доказать Старухам Полосы весь ужас ситуации захлестнула её полностью:
   - Вы не имели права так действовать. Не имели права! Люди должны нас забыть. Должны снова думать, что Банши всего лишь выдумка, фантом прошлого и ничего больше. Так всем будет лучше. Мы все так решили!
   - Мы? - закричала Старуха в нескольких шагах от Сирил, - Вы, чёртовы Плакальщицы, всегда были на стороне людей. А ты... тебе хочется спасти всех и сразу. Ты боишься своей сущности, но ты навсегда останешься связанной со смертью. И никакая интрижка тебе не поможет почувствовать себя вновь человеком. И никогда, запомни, никогда между людьми и Банши не будет мира, чтобы не решили Старшие. Мира никогда не будет!
   Клемент сорвался, хотя самыми сильными усилиями пытался сдержаться. Он выступил вперёд, угрожающе сверкнул глазами:
   - Ну а теперь послушайте меня, - Старухи Полосы скривились, но он не обращал внимания на это, - Если всё не закончиться сейчас, я и мои люди не успокоимся, пока ваши головы не будут перерезаны серебром. Все, без исключения.
   Клем почувствовал, что его голос стал похожим на рык. Спины его коснулось тёплое дыхание Сирил. Девушка мягко развернула мужчину к себе, смотря на него, как показалось Клему, с грустью и дрожью.
   - Не надо, - услышал он, - Ты человек, и они тебя никогда не будут слушать.
   - Но...
   Клем замолчал, как только девушка жестом заставила его умолкнуть. Отходя в сторону, в его голове мелькнула мысль, с каких это про банши указывает, что ему делать. Но уже через мгновение Клем понял, что ему это даже нравиться. Он сосредоточился на словах девушки:
   - Я слишком устала, чтобы спорить с вами. Поэтому я спрашиваю один раз. Вы добровольно откажетесь от своей затеи по очищению мира от человеческого рода или мне придётся вас заставить? - спросила Сирил, заранее зная, что ей ответит Старуха Полосы:
   - Я и мои сёстры никогда не откажемся от своих идей.
   - Значит, вы объявите войну не только людям, но и всем остальным Банши.....
   - Значит.
   - Тогда, вы знаете, что за этим последует.
   Сирил не спрашивала, только утверждала с ясной холодностью в голосе, но Банши с одинаковыми на лицах отвратительными ухмылками ответили:
   - Да, знаем. Всё будет так, как и должно быть.
   - Нет. Наш мир расколется. Банши против Банши, - Сирил подавила смешок, - Первая в истории война между слугами Смерти.
   - А не плохо звучит. Первая война между Банши, - загоготала Старуха, её подхватили сёстры, - Значит, тому и быть.
  

Глава двадцать первая.

   Сирил ощутила чужую энергию и согнулась от боли во всем теле, появившуюся так внезапно, что у девушки не было возможности подготовиться к тому, как в кожу воткнуться невидимые иглы. Ноги банши подкосились, и она попыталась как можно мягче опуститься на землю. В воздухе заструился вонючий запах мёртвой магии. Сирил качнулась на полусогнутых, но совсем упасть не успела...
   Клемент сумел вовремя подхватить её, но что-то мерзкое и липкое прильнуло к нему со спины. Юноша с чувством такого омерзения крепче ухватил кинжал и быстро развернулся.
   Мёртвенно-зелёные глаза смотрели прямо на него, ужасное морщинистое лицо Старухи Полосы расположилось всего в нескольких сантиметрах от него.
   Он поскользнулся и упал. Банши упорно тянула его в сторону болота, а единственное доступное оружие исчезло из рук. Внезапно холодная вода коснулась лодыжек. Клема передёрнуло. Он заставлял свой мозг лихорадочно работать, пытаясь придумать хоть что-то, но не погибнуть от лап банши. Но руки скользили по мягкой почве, не находя опоры, хватка Старухи Полосы была невозможно сильной, а болото уже начало затягивать его в свои недра.
   Чем больше Клем брыкался, желая избавиться от хватки банши, тем быстрее погружался в воду. Наконец, ему хватило сил посмотреть в сторону Сирил.
   Девушка сидела на земле, но теперь полностью окружённая Старухами Полосы. На её лице отпечатком лежала боль.
   Паника Клема сменилась яростью. Он попытался ещё раз уцепиться за что-нибудь, найти хоть что-то, что помогло бы ему притормозить погружение, но горькая вода болота уже чувствовалась на языке. Лёгкие сжимало от вони магии, но Клем пытался рассмотреть Сирил.
   Наконец, их взгляды встретились. Клем с удивлением увидел, как глаза девушки распахнулись, а её кожа засветилась серебром. Несколько секунд мужчина ещё смотрел на Плакальщицу, а потом болото сомкнулось над ним, погрузив весь его мир в полную темноту.
  
   Сирил не раздумывала и не паниковала, когда кинулась в Болото за Клемом. Наоборот, как только прохладная вода коснулась её кожи, девушку наполнила такая лёгкость, что от энергии, пронзившая её тело, хотелось кричать.
   Сирил взмахнула руками, преодолевая сопротивление воды, и выискивая в темноте Клема. Кожей она ощущала неподалёку плавающих Старух. Да, их здесь было много, и теперь не удивительно, почему они могли так долго контролировать проклятье. Они кружили вокруг, но ближе чем есть, не приближались.
   Девушка ещё раз взмахнула руками, и тут запах Клема защекотал ей нос. Мгновение, и она оказалось возле него. Как только луч света, с трудом проникающий сквозь гладь болота, осветил лицо Клема, банши неосознанно вздрогнула.
   Бледность его кожи не утешала, плотно закрытые глаза пугали, обездвиженные конечности вообще приводили в хаус все мысли Сирил. Девушка подплыла поближе, протянула руку и ухватила Клема за запястье. Усилив хватку, она потянула юношу на себя. Человеческое тело без сопротивление поддалось, но дальше, чем Сирил его подтолкнула, не продвинулось. Она потянула сильнее, и когда ветер коснулся её волос, крепче ухватилась за Клема.
   Он не дышал. И даже его лицо казалось Сирил слишком мёртвенно бледным. Мысли пронеслись в её голове, картины самых ужасных последствий не давали ей покоя.
   Поддерживая одной рукой тяжёлое обмякшее тело Клема, девушка упёрлась о камень, нависший над водой и местами заросший травой. Мягко. Сирил уложила голову юноши на мох, мгновенно переместилась к ногам. Вода ручьями стекала с Клема, когда, он теперь уже весь, лежал на безопасном расстоянии от Старух Полосы.
   Секунду Сирил смотрела в обездвиженное бледное лицо человека. Теперь он казался ей таким нежными, беззащитным и нечеловечески красивым, что даже думать о его смерти было больно. Желание спасти затуманивало, лишало всякого рассудка.
   Сирил вся засветилась. Энергия быстро загорелась и заструилась в крови. Мягкими потоками она вливалась в тело Клема. Вначале ничего не происходило, но через мгновение тепло начало заполнять мужчину. Его лицо начало приобретать оттенки жизни, ещё через секунду он задышал. В следующую - Сирил избавилась от паники, но вместе с этим пришло новое ощущение опасности.
   Девушка развернулась к берегу и застыла в удивлении. Там стояла Илия. Ярость не отражалась на её отстранённом лице, но слишком ясно читалась в сиянии кожи и плотно сжатых губах. Она стояла одна против половины сотни Старух Полосы и так тихо говорила, что даже тонкий слух Сирил не смог уловить её слова. Недалеко, метрах в десяти, в гущах ветвей, сидели Плакальщицы, её сёстры, сжимающие в руках резные луки. Взгляд девушки скользнул по их неясным фигурам, в поисках Мей.
   Но тут в гуще леса послышались человеческие голоса. Они звали по имени Клема, с каждой минутой приближаясь к болоту. Видимо, бежали.
   Что-то в груди Сирил щёлкнуло. Как будто сердце снова появилось на своём месте и глухо застучало в панике. Всё погрузилось в панику. Даже Илия заметно дёрнулась. Сирил показалось, что она грязно выругалась, совсем по-человечески.
   - Сирил, живо в воду!
   Девушка даже не заметила, как Илия повернулась к ней и быстро замотала руками. Она просто наблюдала за сёстрами, и когда они исчезли в ветвях, затерявшись, всё её существо потребовало погружение в вязкую воду болота.
   Сирил нырнула, кинув мимолётный взгляд на Клема, и мгновенно скрылась в глубине, так и не замеченная вышедшими из чащи людьми. Так и не заметив, что Клемент очнулся.
  

Глава двадцать вторая.

   Клем попытался ухватить Сирил, но она исчезла в темноте болота слишком быстро. Он уже готов был зашипеть от разочарования, как взглядом натолкнулся на Говарда, Джордана и Амфри. Вид у них был потрёпанный, хотя Клем не сомневался - сам он выглядит намного хуже. Встревоженность в глазах охотников передалась и ему.
   Клем резко поднялся на ноги, но тут же сморщился. Никогда за свою жизнь, никогда он не заходил так далеко в мир Банши. А теперь та, которая стала его проводником и нитью между двумя мирами скрылась в глубине болота, и неизвестно, когда она решит появиться на суше снова.
   Всё пережитое несколько минут назад резко всплыло в памяти. Клем вспомнил, что тонул. И его щиколотки держали Старухи Полосы. В темноте их было тысячи. И хотя человек не видел их, зато слишком хорошо чувствовал. От Банши исходило такое физическое зловоние. И даже после того, когда в его лёгкий закончился кислород, он не перестал ощущать на себе их взгляды.
   А потом всё кончилось. Когда Клем открыл глаза, он увидел, как Сирил... Сирил, которая спасла его, нырнула в болотную темноту.
   Теперь же Клем в упор смотрел на Говарда, и его слух уловил слова охотника:
   - Джордан, будь начеку. Банши могут появиться в любую минуту. Амфри, прикрой тылы, - парень шагнул к самому краю воды и протянул руку, - Клем, дружище, мы пришли вытащить тебя.
   Капитан устало усмехнулся, но всё же воспользовался помощью друга и, опираясь на чужую руку, с трудом шагнул на твёрдую землю. Говард тут же вложил ему в ладонь кинжал. Знакомая шершавая рукоятка приятно согрела, сила постепенно начала возвращаться во все мышцы.
   - Говард, отойди от воды. И вы, парни, тоже. Главное, подальше.
   - Клем, какого чёрта....
   Охотник тут же замолчал. Взглядом они, все трое, провожали Клема, когда тот настолько близко встал возле кромки болота, что стопы его ног погрузились в воду.
   - Сирил! - голос Клема разнёсся по всему болоту и исчез в ветвях на другом берегу, - Сирил, появись, чёрт тебя возьми!
   Он не заметил, как Говард чуть придвинулся:
   - Клем, с тобой всё в порядке? Ты же зовёшь банши!
   - Молчи, - отмахнулся юноша и снова повернулся к болоту, - Сирил, жду несколько минут, и ухожу без тебя!
   - А с чего ты решил, что она пойдёт с тобой?
   Это не был голос малышки, до которой он пытался дозваться, но Клем всё же повернулся на звук. И тут же оцепенел.
   В нескольких метрах от него стояла Илия. Но что она здесь делает? И тут же человек почувствовал волнение. Если уж здесь появилась Главенствующая, значит, Сирил грозит опасность.
   Клем занервничал ещё сильнее оттого, что девушки не было рядом. Она барахталась где-то в болоте. Одна и беззащитная. Клемму показалось, что от злости из-за своего бессилия он пылает с ног до головы.
   - Что вы здесь делаете?
   Илия усмехнулась, и эта усмешка немного, но сгладила напряжённое лицо банши.
   - Тоже самое, что и ты. Ох, мальчики, уберите оружие. Оно вам сейчас не поможет, - уголки губ Илии упали вниз, и внезапно она перевела взгляд на Клема, - А ты, юноша, превзошёл все ожидания Сирил.
   - Неужели?
   Клем хотел сказать это голосом полным сарказма и насмешки, даже с нотками отвращения, но всё же не смог сдержать любопытства.
   Илия широко взмахнула руками:
   - Конечно же, мой мальчик. Она говорила, что ты полный олух и всё испортишь, но такого, - она кивнула головой в сторону троих охотников, - Даже она не могла такого предложить. Чтобы ты в тайне вёл за собой эту шайку. Поздравляю, вам удалось нас обмануть.
   Клем кинул в сторону своих собратьев один единственный взгляд, но тут же отвернулся. Хорошо, что не только он ощущал исходившее от банши злобу. Не опасность, а просто злобу, которую, подумал он, будет испытывать и Сирил.
   - Я не мог подвергать опасности то, что было на кону. И вы, кстати, тоже следовали за нами. Хотя вы говорили, что Сирил будет единственной банши, с которой я буду иметь дело.
   - Ох, Клемент. Это твоя человеческая логика.... Мы были обязаны оберегать нашу сестру. Сирил слишком эмоциональна, она могла навредить себе. А тебе мы не врали. Кажется, у нас уже был разговор, где я клялась о твоей безопасности.
   - И вы думаете, я должен был слепо верить вам?
   - Должен! - Илия повысила голос, с трудом сдерживая раздражение, - Когда дело касается вымирания всего человеческого рода, ты обязан делать выбор. Играть по нашим правилам или умереть. А сейчас, пока не началась новая волна, лучше уходите.
   - А Сирил? - спросил Клем, желающий поскорее смыться отсюда вместе с Сирил.
   Как же ему хотелось узнать, почему же девушка скрылась, даже не обратив на него внимание. Он же так долго её звал.
   - Сирил одна из нас и она будет делать то, что должна. Можете быть уверенны, что вернувшись домой, не увидите ни единого больного человека. Но сейчас ты и твои верные люди должны покинуть наши территорию. Сирил проводит вас, но только до того места, где вы будете в безопасности.
   - Согласен, - Клем кивнул и улыбка сама собой появилась на его лице. Уж теперь он просто так не отпустит её. Только после того, когда она расскажет ему обо всём, что он захочет знать.
   Обдумывая вопросы, которые он задаст девушке, как только появиться возможность отделаться от Илии и её опеки, Клем развернулся к болоту. И тут же улыбка слетела с его лица. Губы сжались в узкую плотную нитку, глаза потемнели от ужаса и восхищения.
   Она шла к берегу с каждым шагом обнажая всё больше частей нежной такни платья, прилипшей к телу из-за болотной воды. Длинные, мокрые, чуть спутанные волосы закрывали её лицо и плечи, и только по походке Клему удалось узнать в этой прямой тоненькой фигурке Сирил.
   Через секунду Клем увидел и её колени. Он уже сделал шаг к кромке воды, чтобы помочь девушке ступить на землю, но Сирил остановилась в нескольких шагах от него. Медленным движением руки она откинула волосы с лица. Капли воды брызнули на капитана, некоторые упали на землю к его ногам.
   Взгляд Сирил переместился с лица Клема на стоящего рядом Говарда. В этом взгляде отчётливо читалось удивление, но когда этот взгляд снова натолкнулся на Клема, мужчина понял, что Сирил недовольна.
   - Илия, у нас мало времени. Всё вот-вот начнётся.
   - Да, Сирил, - Илия чуть наклонилась голову, - и возьми Мей. Малышке незачем видеть то, что сейчас начнётся.
   - И ничего я не малышка!
   Клем резко развернулся в сторону нового раздавшегося голоса, но его взгляд натолкнулся только на деревья. Мужчина недоумённо взглянул на Сирил.
   Но банши уже стояла возле него, и всю её фигуру заливал серебряный свет. Её платье стало постепенно таять. Вместо него на Сирил начал появляться новенький костюм. Точно такой же, в котором она пребывала все время путешествия.
   - Это Мей, - тихо произнесла Сирил, встречаясь с взглядом Клема, - Она любит прятаться в деревьях.
   И как будто в подтверждение её слов, миниатюрная банши спрыгнул с ветки на землю, приземлившись совсем рядом с Говардом. Взгляды людей тут же метнулась в её сторону.
   Сирил даже понравилось, что Клем отвлёкся от её лица. В последнее время слишком часто он бросал на неё взгляд, полный странного удивления. Это очень смущало и почему-то задевало.
   Девушка сосредоточилась на словах Илии, отмахиваясь от запретных мыслей.
   - Сирил, у тебя будет всего лишь несколько часов. Это понятно?
   - Да, Илия. Я справлюсь.
   Не дожидаясь пока старшая банши заметит ей подозрительное поведение, Сирил шагнула в сторону чащи и скрылась за деревьями.
  

Глава двадцать третья.

   Сирил мчалась настолько быстро, насколько ей позволяла скорость мертвого тела.
   Клем, не отставая, задыхаясь, следовал за ней, и банши кожей ощущала его тяжелое, но такое ровное и теплое дыхание... такое человеческое. Сирил побежала быстрее, чтобы быть как можно дальше от приятного чувства, и тогда топот движущихся за ней людей послышался не так уж и отчётливо. Это успокаивало.
   Но Клем недолго держался вдалеке. Через минуту он снова приблизился к Сирил ровно настолько, насколько это было ему позволено. И до Сирил снова донесся его запах. Он резко ворвался в лёгкие, затуманивая голову.
   Девушка повернулась на ходу и столкнулась с ним взглядом. Клем улыбнулся, но не так как всегда. В этой улыбке не было и намека на ухмылку, только красиво изогнутые к верху уголки губ, чуть приоткрывая смешком ровные для человека зубы.
   Сирил поняла, что уже слишком долго смотрит на Клема, когда её окликнула Мей. Девушка посмотрела на подругу и удивилась, Мей оказалась впереди, а она этого даже не заметила. Но упрекнуть себя не успела, подруга заговорила:
   - Сирил, тебе лучше остановиться, - и когда девушка затормозила, Мей кивком указала ей в сторону горизонта.
   Тяжело дыша, Сирил шагнула вперед, тут же сморщившись
   - Водопад, - Мей по - детски сморщила носик, но через секунду её настроение изменилось. Она повернулась в сторону шумных людей и широко улыбнулась, - Там впереди водопад.
  
   Клем бесшумно встал за спиной Сирил. Он видел, как побледнело и без того бледное лицо банши. И с каким отвращением она смотрела на воду впереди. Как будто почувствовав его взгляд, девушка повернула голову. Немой вопрос так и витал в воздухе вокруг неё:
   - Банши ненавидят воду.
   - Неужели. А как же болото?
   - Болото - это дом, а такая вода, - Сирил многозначно посмотрела на сияющий в лучах солнца водопад, - нам не нравится. Это как для вас огонь. Он служит вам, чтобы обогревать, но в то же время одна искра может поджечь весь дом. А это неприятно. Согласен?!
   - Значит, чистая вода может тебя убить?
   - Нет, - Сирил печально улыбнулась, - Просто я её ненавижу.
   Клем смотрел на девушку, и ему по-глупому хотелось встать ещё ближе, и все же он удержался, продолжая стоять на месте. И удивительно то, что даже Говард за всё это время не произнёс ни слова. Охотник, не двигаясь, смотрел удивленными глазами то на Клема, то на Сирил, то на эту молодую банши, которая Мей.
   - Дальше вы пойдете сами.
   Резкие слова отвлекли внимание Клема от Говарда и маленькой девушки. Он тут же взглянул на Сирил.
   - Сами? Постой, ты возвращаешься назад? - в голосе мужчины появилось отчетливое несогласие. Ему должно было попытаться его скрыть, но такого, увы, не было в его мыслях.
   - Я должна. Я одна из них.
   Девушка почувствовала, что начинает задыхаться от слишком внимательного взгляда Клема. Он не должен был на неё так смотреть. Чтобы не показывать свое смятение, она отошла на несколько шагов. В лицо дунул влажный ветер, мягко растрепав её волосы. Дышать стало легче, хотя она и стояла теперь слишком близко к краю водопада. Отсюда она видела, как река, такая же мутная, как и вода болота, спадает с обрыва.
   - Ты не такая как они, - Клем на шаг приблизился к Сирил, он почти прижался к её спине. Она чуть вздрогнула, но человек не обратил на это никакого внимания и продолжил:
   - Ты слишком человечна, чтобы быть банши. Тебе вообще не следует жить с ними. Не следует заниматься...
   - Не заниматься чем? - перебила его Сирил, начиная злиться, - Оплакивать людей? Это моя судьба. Тем более, что выбора у меня нет. Я мертва, меня убили.
   - Ты не мертва. Ты здесь, ты живешь, - от эмоций, захлестнувших всего Клема, он с силой сжал плечи Сирил, - Ты можешь выбирать.
   - Между чем и чем?
   Глаза Сирил потемнели, ощущение нереальности усилилось. Она попыталась сбросить с себя его руки, но хватка Клема была сильнее, и такое человеческое прикосновение лишило её всех сил...
   - Между тем, чтобы вернуться в разгар битвы или пойти со мной... с нами и вернуться домой.
   - Мой дом - болото! - возразила Сирил, но Клему было все равно. Он задал тот вопрос, который не мог оставить девушку равнодушной:
   - Разве ты не хочешь узнать, как живут твои родные теперь?
   И улыбнулся, радуясь, что смог все-таки заставить банши выслушать его. Она должна была понять его. Обязана послушаться и пойти с ним.
   - Вернись с нами. Я обещаю, что сам разыщу твоего брата... Клиффорда.
   - Брат, - тихо пробормотала Сирил, но тут сказанное, наконец таки, дошло до её сознания,- Откуда ты знаешь о Клиффорде? Я никогда о нем не говорила. По крайней мере, никогда не называла его по имени.
   Клем, понял, что облажался. И зачем он назвал Клиффорда по имени. Но момент утерян, а слова были уже сказаны. Клему не оставалось ничего, кроме как быстро самому принять решение за неё. Всего лишь крепкой хватки хватило, чтобы удержать Сирил на месте. Наверное, банши почуяла его намеренье, потому что со всей силой начала вырываться. Но Клем ни за что не отпустил бы её.
   - Что ты делаешь? - завопила Сирил, еще активнее пытаясь освободиться. Мужчина не ответил. С ещё большей решимостью он шагнул влево, увлекая за собой девушку и, надеясь, что Говард с ребятами последуют за ним.
   Сирил, падая, ощутила такой жуткий страх, что казалось, само время остановилось. Она даже не поняла, куда падает. И только при соприкосновении с водой, поняла, Клем потянул её за собой вниз водопада.
  
   Она тонула. Пресная ледяная вода вливалась в горло, заливая глаза, и вообще не давала сориентироваться. Беспомощно Сирил пыталась ухватиться хоть за что-нибудь, что помогло бы ей держаться на плаву, а не погружаться под воду. Но руки ловили только пустоту. Новая волна воды накрыла Сирил с головой. Девушка крикнула что-то неразборчивое. Слова растворились в шуме ниспадающей воды. Последнее, что она заметила перед тем, как сдаться и открыть рот, чтобы вдохнуть и пустить холодную воду в легкие, чью-то длинную быструю тень. Она пронеслась в нескольких метрах от неё, но Сирил уже было всё равно. Мышцы банши свело судорогой и девушке не оставалось ничего, кроме как попытаться не паниковать. Она кожей ощутила движение позади. Повернулась. Волосы закрыли ей глаза, не позволяя рассмотреть того, кто с каждой секундой приближался. Наконец, пелена волос спала и от неожиданности, Сирил вскрикнула. Вскрикнула просто так, без причины, из-за нервов, которые, как показалось девушке, натянулись как нитки. Нет, если ей каким-то чудом удастся выжить, никогда - никогда больше не прикоснется к человеку.
   Тень принадлежала Клему. Полный решимости в глазах, он в один взмах резко оказался возле Сирил. Потянувшись к ней руками, он попытался прижать её к себе. Баньши подчинилась. Воздуха в лёгких почти не осталось, и сопротивляться было бы глупо. Клем обхватил Сирил за талию, девушка прижалась к нему еще теснее, руки закинула ему на шею. На доли секунды банши зажмурилась и открыла их только тогда, когда воздух снова защекотал ей кожу.
   - Что это?- закашлялась Сирил. И только через минуту поняла, Клем тянет её к земляному берегу, работая рукой и ногами за двоих.
   - Тише, Сирил.
   Он чувствовал, как кровь по венам течет быстрее. Кожу охватил жар, в тех местах, где к нему прижималась банши. Сирил продолжала прижиматься к нему и от этого мысли путались все сильнее. Ему даже стало страшно, что трезвый рассудок никогда не вернётся. Но берег уже был близко, настолько близко, что Клем смог рассмотреть небольшие пучки травы, росшие почти у самой кромки воды. Сделав последний рывок, мужчина вытащил Сирил, а сам, не удержавшись, повалился на нее.
   Руки девушки все ещё прижимали его к себе за шею, даже не замечая этого. Её кожа покрылась мурашками от только что пережитого ужаса. Ей даже не хватало сил накричать на этого высокомерного человечишку, скинувшего её с обрыва. Вместо этого Сирил просто лежала, и как будто издалека слушала прерывистое дыхание Клема.
   - Э, Сирил, - тяжелый шепот коснулся слуха банши, - Как ты себя чувствуешь?
   Вопрос показался ей до безумия глупым. Захотелось швырнуть в Клема что-нибудь тяжелое, но разжать руки все-таки Сирил не смогла:
   - Как я себя чувствую? Ты свихнулся, человек! Ты сбросил меня в водопад, хотя я была против и говорила, что терпеть не могу воду.
   - Тише, Сирил. Все хорошо.
   - Хорошо? Да, ты... Ты знаешь, что сделал? Мне теперь придется преодолеть огромное расстояние, чтобы хотя бы через два дня прийти к тому месту, откуда ты меня выкинул. Ты понимаешь, что я нужна своему народу...своим сестрам.
   - Они смогут обойтись и без тебя, - произнес Клем, чуть отстраняясь, но все же не упуская девушку из объятий, - Зато ты сможешь, наконец, определиться в каком мире тебе будут легче жить.
   - В этом нет необходимости. Я знаю, где мой дом. В болоте и всегда там будет.
   - Решай сама. Я не хочу указывать или манипулировать тобой. Просто, позволь помочь найти твоего брата. Прошу.
   - Забудь.
   - Нет.
   - А я сказала...
   - Экх, Клем, - прерывая Сирил, раздался застенчивый голос Джордана.
   Охотники по очереди выбирались на берег. Один из них, Амфри, пытался с помощью прыжков вытряхнуть из ушей воду, но все было бесполезно. Сирил, наблюдая за ним, поняла, что может не только она ненавидит воду...
   Мей... Имя подруги само собой всплыло в памяти. С силой, девушка оттолкнула от себя Клема и мгновенно поднялась на ноги. Взглядом попыталась найти Мей и... увидела её в руках Говарда. Юноша помогал банши выйти из воды с таким выражением лица, что Сирил показалось: он и вправду переживает за Мей. Но люди не могут переживать за банши. Это нереально.
   - Мей, - к счастью, её голос не дрожал, хотя Сирил всем телом ощущала собственную нервную дрожь, - Мей, с тобой все в порядке?
   - Да, Сирил, - подруга сильно закашлялась, - Все хорошо, не волнуйся. Я не сильно воды наглоталась. - Но тут же снова задохнулась от кашля.
   Полыхая раздражением и злостью, Сирил повернулась к Клему. Тот уже успел подняться на ноги, и теперь стягивал с себя мокрый плащ.
   - Видишь, что ты наделал? Почему нельзя меня просто оставить в покое?
   - Сирил...- девушка почувствовала на плече ладонь Мей, - Все в порядке, Сирил. Не злись. Илия не будет возражать, если нас не будет. Мне кажется, она специально отправила нас с этими людьми...
   - Зато я возражаю. Сколько лет я потратила, чтобы найти виновного в смерти и теперь вместо того, чтобы отомстить, вынуждена вернуться туда, откуда бежала все это время.
   Узнать, что случилось с родными: матерью, отцом, сестрой... с братом, казалось жутким испытанием. Но в то же время было так притягательно. Может быть, и вправду за столько лет всего один раз увидеть Клиффорда не будет считаться чем-то плохим и неправильным?! Если, конечно, он ещё жив.
   В задумчивости, Сирил взглянула на Клема. Тот всем своим видом выражал решительность, и чуть-чуть раскаянья. Сирил подумала, что, наконец, сделать что-нибудь для себя было бы не плохо. Ее душа требовала ответов, и банши отчаянно решила увидеть родных.
  

Глава двадцать четвёртая.

   В ночи Болото Старух Полосы казалось ещё злее и страшнее. Мутный лунный свет осветил уже почти исчезнувшие мертвые тела банши. И только тело одной из них все ещё теплилось жизнью. Чуть посапывая от боли в груди, она медленно поворачивала голову, рассматривая трупы своих сестёр, и понимала, её время скоро...очень скоро закончится. Её и всех сестер повергли в крах. И кто? Всего лишь кучка Плакальщиц во главе с треклятой Илией! Ещё эта Сирил, чертовка с человеческим псом. Если бы не она, то их дело всё ещё жило. Через неделю мир отчистился бы от мерзких людишек.
   Тогда всё стало бы идеально. Но Плакальщицы всегда были фанатами людей. Всегда верили в их честность и добродушие. Но ничего. Сирил ещё заплатит за своё вторжение в планы Старух Полосы. Вот только сил не осталось на то, чтобы причинить физический вред банши, зато... Старуха ухмыльнулась. Зато сил хватит на её человеческого дружка. И перед смертью она заберет кое-что у Плакальщицы.
  
   Четыре охотника сидели возле костра и молчали. Удивительно, что даже Говард не сказал и слова с тех пор, как все они остановились на перевал. Юноша медленно, словно в забытье, шевелил палкой в костре в то время, как Джордан и Амфри тяжело сопели на земле, а его капитан лихорадочно шагал, то взад, то вперед, не желая останавливаться.
   Внезапно Клем замер. Его взгляд устремился в темноту, туда, куда полчаса назад, скрылись Сирил и Мей. Мягкий свет от костра не помогал разглядеть в ночи фигуры банши, и Клему пришлось напрячь зрение, чтобы найти между деревьями Сирил. Странно, но теперь, когда всё было уже кончено, все мысли и всё внимание мужчины было приковано к банши. И Клем этого хотел. Ему хотелось думать о Сирил, хотелось представлять, как он найдет Клиффорда и как это повлияет на желание девушки продолжать отрицать: она больше человек, чем банши. И не должна отталкивать его...
   Нет. Клем рукой прервал ход соблазнительных мыслей. У него ведь есть невеста. Невеста, у которой кроме него нет никого. Вся жизнь Арабеллы, её будущее, её репутация зависит от него. Он не сможет никогда себе простить, если все его мысли займет банши. Он не имеет права думать о ней. Ему не позволено.
   Чтобы отвлечься от уже угнетающих мыслей, Клем решительно посмотрел на Сирил и тут же застыл, сдерживая в себе удивительные возгласы. Они танцевали. Мей и Сирил не слишком изящными, но резкими четкими движениями вскидывали руки над головой, и повинуясь какой-то своей внутренней музыке кружились. Клем подошел ближе, но не настолько, чтобы обнаружить себя. Нет. Движение банши были более чем изящными. Просто танец, который они исполняли не походил ни на один танец, который Клем видел.
   Внезапно девушки, совершая дерзкий пируэт, упали на колени. Их головы склонились в уважительном поклоне. Клем отчетливо видел беспокойное выражение лица Сирил, ведь она стояла на коленях лицом к нему. Секунда, и из темноты вышла Илия, сияя золотыми свечениями так, словно она была самим солнцем. Но Клем помнил, как несколько ночей подряд сияла серебром Сирил, отдаваясь магии без остатка. Она была самой луной.
  
   Сирил порадовалась жесткости земли. Это отвлекало её от мрачных мыслей. Когда Илия вышла из темноты, девушка не посмела даже шелохнуться. Ей даже не хотелось посмотреть на банши. Сирил руководил страх и полное унижение от того, что поддалась на уговоры человека.
   - Ах, Сирил, подними свои глаза, - чарующе мягко сказала Илия. Несмотря на внешнюю мягкость голоса, Сирил не ощущала уверенности в том, что главенствующая банши находится в хорошем настроении. Но все же подняла голову. Илия не улыбалась, хотя и не выглядела злой настолько, чтобы начать волноваться.
   - Сирил, ты лучшая из нас. И я очень горжусь тобой. Но этому должен настать конец. Ты слишком долго возишься с людьми. Для нас это вредно.
   - Что стало с ними? - Сирил не могла говорить о Клеме. Не могла произнести имена Старух Полосы. По коже пробежались множество мурашек, стало внезапно холодно, но Сирил решилась продолжить, - Что произошло, Илия?
   - Успокойся, - Банши глубоко вздохнула и лицо её приобрело ясный оттенок, - Всё изначально было ясно. Мы сильнее их, и нам было за что сражаться. Старухи Полосы пали. Все до одной. Твоя миссия закончена. Ты должна чувствовать удовлетворение.
   - Да, я его чувствую, но не в той степени, на которую рассчитывала.
   Илия с улыбкой покосилась в сторону костра, где сейчас мирно сидели люди:
   - Хм... И почему же ты не можешь насладиться своей победой. Ты больше десяти лет мечтала об этом дне. Что же смогло отвлечь тебя?
   Сирил хотела ответить, она уже открыла рот, чтобы произнести слова, но из приоткрытых губ вырвался всего лишь стон. Тихий и нежный, он унесся вслед ветру, а перед глазами Сирил стояла ужасная картина.
   Покрытый красными от крови ранами, Клем растелился у подножья дерева, за которым стоял. Его рот открылся в бесшумном крике. Он умирал.
  
   Клемент почувствовал резкую боль, волной разнесшуюся по телу. Казалось, что кто-то невидимый одновременно располосовал раскаленным железом его кожу. От удивления он даже не вскрикнул, только дернулся от неожиданности. Внезапная слабость в ногах, заставила его упасть на колени. Всё ещё ничего не понимая, Клем опустил взгляд на руки и задохнулся от ужаса. Его ладони были исполосованы таким множеством царапин, что с рук стекали капли крови. Освещенные слабым мерцанием огня, через ткань брюк и рубашки появлялись бурые пятна.
   Кровь. Его кровь покидала тело через маленькие царапины, - понял Клем и обрадовался тому, что главные вены не повреждены. Он не умрет мгновенно. У него ещё есть шанс остановить кровотечение. Но облегчение сменилось напряжением, когда он ощутил липкую жидкость, стекающую по его лицу. В нос ударил знакомый кислый запах, на языке - металлический привкус. Значит, лицо тоже изрезано. Значит, он не успеет. Значит, он умрёт.
  
   Сирил, не раздумывая, кинулась к Клему. От удивления и неожиданной надвигающей смерти человека, она даже не замечала стекающих по щёкам слёз. Ей хотелось только одного: чтобы её ведение оказалось ложью, и Клем сейчас мирно сидел у костра вместе с остальными людьми. Но, только сделав несколько широких шагов, Сирил поняла, что все её надежды не оправдались.
   Клем лежал всего в метре от неё. Всё его тело покрывали сочащиеся кровью раны. Вид был ужасный, такой мрачный, а выражение лица наполнилось такой мукой, что Сирил не могла удержаться. Она со стоном упала на колени. Её собственные слёзы горячо полились с силой, превосходящей силу оплакивания. Страх и горе было настолько напористым, что Сирил не могла даже подумать, что ей нужно сделать, чтобы спасти человеческую жизнь. Даже строгий голос Илии не смог вывести её из этого оцепенения.
   - Сирил, попробуй держать себя в руках! Ты же можешь. Он, Мей...помоги мне. Этого человека надо спасти. Его время не пришло, - банши опустились на колени совсем близко от Клема, - Старухи Полосы. Они успели отравить его.
   "Отравить". Дальше Сирил не слушала. Полностью отдав себя горечи потери, она содрогалась от рыданий. В какое-то время ей удалось понять, что охотники встрепенулись и в шокированном молчании стояли вдалеке, пытаясь не поддаться панике. Но все было бессмысленно.
   Когда Сирил пыталась сконцентрировать свой взгляд на Клеме, понять, что же с ним сейчас происходит, зрение ей заволакивала пелена. Мысли стали путаться. Плач заполнил все её существо. Стал одним целым с ней. Теряя последний контроль, Сирил схватила окровавленную руку Клема и со всей надеждой в душе, стала её крепко сжимать. Ей это было позволено.
  
   Сирил казалось, что она проплакала несколько суток. Последние мгновения были самыми тяжёлыми. И когда плач Плакальщицы исчез, глаза сильно щипало. В первые секунды девушке захотелось биться в истерике, самой разрыдаться из-за потери Клема. Но как только все чувства осязания возобновили свою работу, Сирил ощутила как липкая, но все же тёплая и живая рука сжала её запястье. Рука Клема. Сирил даже не пришлось смотреть вниз, чтобы подтвердить свою идею. Стоило только бросить мимолетный взгляд на Мей, увидеть её сияющее счастьем лицо, и облегченный выдох сам собой вырвался из её горла.
   - Клем, - дрожащим голосом позвала Сирил, и его измученный, но все же живой голос, заставил девушку улыбнуться.
   - Что это было?
   Сирил не ответила. У неё просто не было сил, чтобы сказать вслух хоть что-то.
   - Тебя прокляли. Хоть сила банши, сделавшей это, была в упадке, от её следов тебе не избавиться несколько лет. Я сделала всё что могла. Остальное мне не по силам, - Илия грациозно поднялась на ноги и немым кивком головы подозвала за собой Мей.
   Говард, Джеральд и Амфри тут же окружили командира. Но Клему не хотелось отвечать на их занудные вопросы, задаваемые слишком заботливым тоном. Весь его взгляд, всё его внимание было обращено на Сирил.
   Она плакала, - думал он, и внезапно охватившая его радость поразила его, - Она плакала из-за меня. И плачет сейчас, - когда банши исцелила его и ему уже ничего не угрожало. Ну, разве что шрамы будут больно саднить.
   - Сирил, почему ты плачешь?
   Вопрос был задан просто так. Только для того, чтобы правдивые слова девушки вызвали в нём ещё большую радость.
   - Я должна была оплакивать тебя, как Плакальщица, и не заметила, как стала плакать о тебе, как человек, - честно ответила банши, но не из-за того, что должна была быть честной, а потому что почувствовала потребность в этом. Несколько мгновений она сидела перед Клемом, вглядываясь в его чуть посветлевших лицо, жилая самой убедиться в том, что опасность больше не грозит.
   Илия делала своё дело прекрасно. Действие проклятья уже почти исчезло. Оставалось всего лишь лёгкое отвратное чувство чего-то грязного.
   - Тебе следует лежать,- Сирил мягко расцепила руку Клема от своего запястья. Поднявшись, она немного пошатнулась, и все же удержалась, и мягко улыбнулась, - Проклятье всегда оставляет на себе следы, если ему не удастся унести за собой чью-то жизнь. Я очень рада, что ты ограничился всего лишь мелкими царапинами.
   Чуть пошатываясь, но продолжая улыбаться, девушка повернулась в сторону поджидавшей её Илии и Мей. За спиной тут же послышался человеческие перешёптывания. Сирил ни на секунду не обратила на это внимания. Мысли её витали в свободном полёте, пытаясь, наконец, восстановить трезвость ума.
   - Ох, милая моя, - сказала внезапно появившаяся около девушки Илия,- Всё хорошо. Человек выжил и будет жить. Не плачь.
   - Я уже успокоилась, - заверила Сирил, но Илия коснулась её лица своими тоненькими пальцами, а когда показала их, то девушка разглядела на них капельки собственных слезинок.
   - Ты расстроена.
   - Но почему? - вмешалась Мей, озорно оглядываясь на Клемента, - Ты же всегда недолюбливала людей, хотя и стояла на их защите.
   - Я всегда любила людей, Мей. Для меня потеря такого человека, как Клем всегда огорчительно.
   - Я чего-то не понимаю, Сирил. Ты говоришь с безразличием, но я чувствую, что ты что-то задумала. Знать бы только что?
   Лицо Илии приняло выражение присуще её положению, но сквозь эту маску, девушка разглядела замешательство, никак не свойственное главенствующей банши. Вопрос был задан, Сирил не могла не солгать или увильнуть:
   - Я решила узнать, что стало с моей семьёй. И если ты, Илия, разрешишь, я сделаю всё, чтобы найти их. Я больше не могу сдерживать желание, увидеть Клиффорда.
   После того как Клемент напомнил о прошлой жизни, Сирил с тех пор ощутила потребность почувствовать любовь, которую она не чувствовала уже давно. Стоя напротив Илии в ожидании согласия или отказа, она волновалась третий раз в своей мёртвой жизни банши. Да, похоже, Клемент плохо на неё влиял.
   - Илия, ты разрешаешь мне сделать это?
   Банши не задумывалась:
   - Да, Сирил. Я разрешаю.
  

Глава двадцать пятая.

   За последние несколько дней Сирил произнесла не больше двадцати слов, в то время как Джеральд и Говор, а иногда и Амфри, тарахтели без умолку. Их слишком громкие голоса, распугали всех живых существ, находившихся на пути. Сирил даже понять не могла, как этих людей могут называть охотниками. Даже Клем с его потребностями шёл тише. Девушку обуревал гнев, Говард начинал задавать вечные вопросы, ответить на которые Клементу просто не хватало сил. Всегда в эти мгновения, девушке хотелось поддержать мужчину, чтобы он не упал, но вовремя останавливалась и предоставляла охотникам поддержать друга. Хотя, он с каждым днём крепче держался на ногах, всё так же продолжал выглядеть ужасно. Конечно, за прошедшие пять суток к его израненному лицу уже можно было привыкнуть, но что будет, когда он вернется в свой город... Что скажет его невеста? Возненавидят ли люди Банши ещё сильнее?
   Эти вопросы начали пугать Сирил ещё сильнее, когда на горизонте уже виднелись ворота родного города.
   Ветер донёс до неё запах свежей выпечки и в голове ручьём заструились воспоминания. Когда-то давно, Тарина, кухарка в доме отца, готовила настолько вкусные булочки, что Сирил приходилось бороться за них с братом.
   Клиффорд. Может быть после того, как она увидит брата, то мысли о семье наконец отпустят её? Сирил медленно опустила голову, чтобы не видеть искушающую картинку.
   - Ты волнуешься.
   Девушка вздрогнула, ощутив, насколько горло Клема охрипло.
   - Тебе нельзя напрягаться. Лучше бы нам сделать привал, - девушка оглянулась, пытаясь найти хорошенькое местечко для отдыха.
   - Брось, Сирил. До города осталось всего лишь минут сорок быстрой ходьбы, - Клем кивнул головой в сторону ворот, но внимание Сирил привлёк лес. Там был её дом, Болото и сёстры. Мужчина, заметив нерешительный, почти мечтающий взгляд, шагнул вперёд, обращая на себя её внимание:
   - Ты хочешь вернуться?
   Сирил долго смотрела в его глаза, скользнула по ранам на лице, и уверенность в своём решении в ней моментально окрепла:
   - Нет. Я не вернусь, пока вы не окажетесь в безопасности. Я же обещала тебе, Клем, что за твою помощь, стану защитницей твоей семьи.
   - Интересно, ты всегда рвёшься защищать тех, кого ненавидишь, - улыбнулся Клем, и Сирил, видя эту улыбку, сама улыбнулась в ответ:
   - Только тех, кто взаимно ненавидит меня и периодически напоминает об этом.
   Слова Сирил внезапно отрезвили насмешливое настроение Клема. Он смотрел в лицо банши без улыбки, но глаза сияли внутренним возбуждением. Заговорил он голосом, отражающим всю серьезность его слов:
   - Я больше не чувствую к тебе ненависти, Сирил. Мне даже кажется, что ты больше человек, чем кто-либо.
   - Ты уже говорил об этом. А я говорила, что ты ошибаешься. Я банши, и это ничего не изменит. Даже, если мне удастся найти свою бывшую семью, от этого я не стану живее.
   Как же Сирил хотелось верить в слова Клемента, и может быть, она смогла бы отвлечься от своего предназначения Плакальщицы, если бы не её трагическая смерть. Может быть после того, когда она увидит, узнает, а если повезет, прикоснётся к знакомым людям, она перестанет думать о прошлом и сможет, наконец, полностью отдастся Болоту... без остатка погрузиться в заботы банши.
   - Сирил, ты живее всех живых,- девушка и не заметила, как далеко ушла в свои мысли, пока Клем не заговорил, - Посмотри на себя! Ты так красива и умна, что во всех городах мужчины будут умолять тебя стать женой одного из них.
   И если бы не Аврора, я стал бы одним из них,- подумал Клем, ощущая, как каждое мгновенье температура его тела повышается настолько, что кожа начинает гореть,- И победил бы. Никто не смог бы жениться на тебе, кроме меня.
   То, о чём говорил Клем, было недозволенно. И всё же слова звучали искушением в голове.
   - Хватит! - Сирил решила дать себе передышку, - Это глупо думать, что банши может жить с человеком. И вообще, чем раньше вы вернетесь в свои дома, тем раньше и я смогу вернуться в свой.
   Не дожидаясь, пока Клемент остановит её, уверенным шагом направилась в сторону ворот и обернулась всего лишь раз.
  
   Как только Сирил шагнула на землю, принадлежащую городу, то тут же пожалела о своем принятом решении. Обычно Банши входили в город, скрывая лица под капюшонами белых плащей, но после многодневного похода в компании с людьми, Сирил решила пренебречь своим же правилами. Хотя ей и не нравилось, как женщины тут же заволновались, пряча в домах себя и своих детей, но все же в живую ощущать мягкий трепещущий её волосы городской ветер было приятно.
   Когда несколько храбрецов всё же решили напасть на неё, девушка лишь улыбнулась. Знакомая суша вызвала всплеск радости, и мягкая улыбка Сирил стала дерзкой.
   - Эээ. Стоп. Стоять. Оружие на землю и назад от банши!
   Сирил застыла от удивления. Неужели эти слова были сказаны Клемом? Так, или иначе, но серебряные кинжалы были брошены на землю, а крепкая рука Клема оттолкнула Сирил за спины четырех хорошо сложенных мужчин. Наблюдая за тем, как местные жители пытались медленно осмыслить сказанные Клементом слова и найти в них, хоть какой-нибудь смысл. Сирил продолжала улыбаться. Она хотела сказать, что не стоит Клему так сильно кричать на своих солдат, но человек опередил её:
   - Никто не тронет эту банши, пока она находится в нашем городе. Она под моим покровительством и если с ней что-нибудь случиться, вас ждет смерть предателя!
   - Но, господин...
   - Моё решение не обсуждается. Вы знаете, что у меня есть власть и право требовать от вас соблюдать мои условия, - Клем повернул голову влево, но увидев кого-то, тут же вернулся в исходное положение. Сверкнув гневными глазами, он продолжил, - Если вам все понятно, заберите оружие и приведите его в подобающий вид. Меня не было чуть больше недели, а вы умудрились здесь все так забросить.
   Молодой парень, с волосами темного цвета, наклонился и подобрал с земли все кинжалы. Совсем ещё мальчик, подумала Сирил, а когда он поднял свои глаза и посмотрел на неё, девушка поразилась глубине его глаз. Поняв, что банши смотрит ему в глаза, юноша испуганно дёрнулся.
   - Мико, не пугайся. Сирил тебе ничего не сделает, - успокаивающим тоном произнёс Клем, а затем и сама банши подала голос:
   - Да, Мико, я ничего тебе не сделаю. Я безобидна и ни для кого не предоставляю опасность, - оттолкнув Клема, Сирил шагнула вперед, но была тут же отброшена назад.
   - Рано, Сирил. Они должны привыкнуть, - улыбнулся Клемент. И банши пришлось признать его правоту.
   - М...но господин,- заикаясь, произнес Мико, - Разве не банши виновата в ваших ранах?
   - Нет, не банши.
   Сирил успела подумать, что как хорошо, когда ты можешь лгать. Если бы мальчик спросил у неё, вражда гарантирована была бы ещё на сто лет.
   - Клемент!
   Громкий женский крик привлёк внимание Сирил. Чуть передвинувшись, она взглядом натолкнулась на высокую светловолосую девушку с огромными блестящими серыми глазами и пухлыми губами. Когда девушка кинулась к Клему, Сирил осенило. Арабелла. Это красивая девушка - невеста Клема. С придыханием банши посмотрела на человека. Клемент поддался вперед, расправляя объятия, и Арабелла с громкими всхлипываниями кинулась в них. Приподняв её, Клем мягко уткнулся ей в волосы. Сирил понимала, что должна отвернуться, чтобы не смотреть на людей, крепко обнимающихся, но не могла отвести взгляд от Клема и радостно улыбающийся Арабеллы в его объятиях. Сама же банши никогда не сможет узнать такого счастья, не почувствует тепло родного тела и никто никогда не сможет держать её в объятиях.
   - Клем, что с тобой, милый? Что с твоим лицом? - быстро затараторила молодая невеста, руками ощупывая царапины.
   - Профессиональное ранение, - Клем отстранился, - Но ничего страшного. Самое главное это то, что в нашем доме с сегодняшнего дня будет жить Сирил.
   Клем развернулся в сторону банши, и девушке захотелось быстрее сбежать от его взгляда и взгляда испуганной Арабеллы. Вот зачем он это сказал! Она его не просила!
   - Банши? Но Клем, ты ведь ненавидишь...
   - Это в прошлом,- перебил невесту Клем и отошёл на несколько шагов, - Сирил остановится в нашем доме. И это не обсуждается.
   Жесткий голос Клема заставил Сирил взглянуть на Арабеллу. Девушка пыталась не показывать беззащитность, но она была испугана. И настолько, что каждая частичка её кожи отдавала напряжение. Сирил запротивилась:
   - Э, Клем, я польщена твоим предложением, но нет. Я не останусь в твоем доме.
   Мужчина только усмехнулся:
   - Кроме меня, тебе двери больше никто не откроет.
   - Значит, меня не будет в этом городе. Болото находится недалеко, и я смогу навещать тебя...
   Сирил поразилась, с каким проворством и силой, Клем сжал её запястье и потянул на себя. Девушка почти столкнулась с ним, когда Клем, понизив голос до шёпота, заговорил:
   - Нет. Ты останешься здесь, а если тебе не хочется ночевать в моём доме, то... ты все равно будешь здесь!
   - Нет, Клем. Ты же видишь, как Арабелла меня боится! Как и все этом городе...
   Сирил попала в самую уязвимую часть разговора. Развернувшись, Клем по-очереди разглядывал собравшихся людей. На всех лицах отражалось единственное чувство - страх... У всех кроме одного. Мико смотрел на Сирил с интересом, без страха и паники. Без сомнения мальчуган восхищался девушкой, даже, несмотря на то, что она - банши.
   "Но и меня-то это тоже не остановило".
   - Капитан, банши может переночевать в моём доме.
   Слова Мико вызвали в душе Клема такую сильную ревность, что даже не мог предположить, что может чувствовать столь глубокий порыв. В голове вертелись одни и те же слова, и прежде, чем он смог что-либо сказать, Сирил спросила:
   - А ты не боишься спать под одной крышей с банши?
   - Я доверяю своему командиру, - ответил мальчик, - И готов служить ему настолько, насколько позволят мне собственные силы. Надеюсь, сэр, вы не против моего предложения.
   - Нет, - проворчал больше, чем сказал Клем, - Я не возражаю. Главное, чтобы наше задуманное, осуществилось. Не хочу, чтобы ты передумала, - он взглянул на Сирил.
   - Я не передумаю, Клем. Я долго думала и мечтала об этом, что теперь не могу отказаться от всего просто так. Ну, что, Мико, веди меня к своему дому. Обещаю, что не причиню никому зла.
   И надеюсь, никто не причинит его мне, - усмехнулась в глубине души Сирил, и, шаркая ногами, поплелась за храбрым мальчуганом.
   Всё это время Клемент смотрел ей в след.
  

Глава двадцать шестая.

   Клем влетел в свой дом, ощущая, как гнев подбирается к горлу. Знакомая обстановка в спальне вместо того, чтобы успокоить, ужасно раздражала, и Клему не оставалось ничего, кроме как швырнуть вещи и ножи в угол, совершенно не заботясь об их состоянии. Почему все его мысли тянутся к Сирил? Почему после встречи с невестой он продолжал думать о банши? Продолжая задавать себе вопросы, Клем снял плащ. Конечно, вся его одежда была потрепана, ткань плаща совсем растрепалась и весь подол полностью разорвался. С отвращением, мужчина бросил его к остальному хламу. Одним движением скинул с себя рубашку и взялся уже за опояску брюк, как услышал шаги Арабеллы за спиной. Девушка ахнула, и Клем повернулся в её сторону.
   - Клемент, что это такое?
   Мужчина опустил взгляд вниз и от бессилия зашипел. Все его тело было покрыто рубцовыми ранами от проклятья, и он ничего не сможет сделать, кроме того, что не обращать на них внимание.
   - Эта та банши с тобой сделала? Эта Сирил?
   - Не трогай её, Арабелла! - резко закричал Клем. От того, что кто-то произносит имя банши с отвращением, выводило его из себя, - Сирил не причем. Она спасла меня множество раз, и тебе следовало быть бы учтивее с ней.
   - Но она банши, Клем! Ты же сам говорил, что они дьяволово отродье. Ты столько лет охотился на них, а теперь говоришь, что бы я радовалась её присутствию? - Девушка всплеснула руками.
   - Я ошибался. И это стоило мне многого.
   - Но...
   - Арабелла, эта тема больше не обсуждается!
   Злясь на невесту, а ещё больше на самого себя, Клем быстрым движением надел на себя новую рубашку. Полностью раздеваться перед Арабеллой больше не хотелось, и Клемент просто заправил чистую рубаху за пояс брюк, которые всё ещё были на нем. Пальцами расчесал спутавшиеся волосы, и готов был уже выйти из дома, чтобы появиться у Сирил, перед тем, как та ляжет. Попробовать её ещё раз уговорить остановиться в его доме, но Арабелла быстро остановила его:
   - Я обещаю, что перестану бояться банши, если тебе это будет приятно. Но я должна быть уверена, что она не причинит, ни тебе, ни мне зла, и кому бы то ни было ещё.
   Губы Клема скривились в сонной ухмылке:
   - Я готов поручиться за неё.
   - Хорошо, - кивнула Арабелла, и её лицо приняло выражение обычной будничной радости.
   Клем ещё несколько минут смотрел на свою невесту, удивляясь её красоте, которая теперь не имела для него никакого значения. Он вышел, удостоив Арабеллу лишь лёгкой улыбкой.
  
   Сирил растянулась на небольшой, но чертовски уютной кровати. Она даже не помнила, когда в последний раз спала на кровати. Наверное, лет двенадцать назад, когда сон под крышей имел значение. От мягкости перин, хотелось замурлыкать, но Сирил издала всего лишь радостный вздох, и поудобнее устроилась на одеяле. В первый раз, за несколько лет, девушка снова смогла почувствовать себя человеком. Обычной девушкой, которая любит всех, а особенно свою семью.
   Не желая покидать омут восхитительных грёз и желаний, Сирил откинулась на подушки. Прошло минут пять, девушка уже уснула, не силясь противостоять усталости к мягкости кровати. Всё это время Сирил неосознанно думала... Нет, мечтала о Клеме. Может быть, он ей присниться, если она сильно этого захочет...
  
   Клемент бесшумно скользнул в дом Мико. Мальчик как раз сидел в комнате, окруженный двумя взрослыми. Он молчал, но когда Клем зашел, тут же вскочил и кинулся к командиру.
   - Где она? - спросил Клем, прежде чем Мико успел заговорить.
   - Наверху, в моей комнате.
   Клем слабо кивнул парню в благодарность, и тут же влетел по ступенькам на второй этаж, еле сдерживаясь, чтобы не перескакивать через одну. Пол под ним заскрипел и Клем, быстро перебирая ногами, дошел до конца коридора.
   Мужчина толкнул дверь комнаты. Она со скрипом отворилась. С улыбкой на лице Клем уже был готов шумно зайти в комнату, но серебряное свечение в темной комнате привлекло его внимание.
   Дальше он действовал очень тихо. Придерживая дверь, он проскользнул в комнату, но тут же застыл. Наверное, ему уже давно стоило бы привыкнуть к тому, что почти каждую ночь Сирил впадала в сон банши, но свечение, исходившее от неё, все так же поражало.
   Клем, беззвучно придвинулся к кровати. Лицо Сирил было таким расслабленным и восхитительно красивым, а розовые губы чуть приоткрыты, открывая взгляду ровные зубы. Глядя на неё, Клем почувствовал, как кровь быстрее понеслась по венам, разнося внезапно вспыхнувший в нём жар. Как же она была прекрасна! Клем сел на край кровати, почти не соприкасаясь с Сирил.
   Ему хотелось смотреть на неё, такую сверкающую и сильную... Безумно хотелось, но её чуть приоткрытые губы, заставили желать большего. Казалось, что если сейчас он не будет к ней ближе, то сойдет сума. Сирил была великолепна, и теперь Клему хотелось, чтобы это великолепие принадлежало ему.
   Не думая больше ни о чём, Клем наклонился и яростно впился своими губами в её губы. Но это не помогло успокоиться. Наоборот, кровь как будто превратилась в огонь, струившийся по венам, и желая большего. Когда же губы Сирил ответили ему, Клем подумал, что сойдет сума, если не станет единственным, кто будет иметь право касаться этой девушки.
   Внезапно, женские руки легли ему на плечи. Ох, какое же наслаждение Клем испытывал, ощущая её теплое размеренное дыхание на своем лице.
   - Сирил, - прошептал он, уткнувшись ей в лицо. Ох, как же ему хотелось, чтобы она тут же открыла глаза и ответила ему по-настоящему, чтобы он видел, как её глаза засверкают, и он утонет в их сиянии. - Сирил, как же я тебя люблю.
   Всего лишь неделю назад, такое чувство и мысли, пугали бы его до чёртиков, но сейчас, когда девушка была так близко к нему, он уже её не отпустит. Поцелуй становился крепче, желание разливалось в крови мгновенно. У Клема даже зубы свело от столь приятного ощущения. Руки Сирил ещё сильнее вцепились в мужскую рубашку, скомкав ткань. От её такого явного порыва, Клем прервал поцелуй, испугавшись, что банши очнулась... или наделся, что она проснется. Но глаза Сирил были закрыты, взбунтовавшееся дыхание выпрямилось и лишь сияние её кожи стало сильнее.
   - Сирил?
   - Да.
   Клем нежно приподнял девушку, возвращая её на подушку. Ощущение сладостного поцелуя немного уменьшилось и Клемент вновь смог, хоть медленно и туго, но всё же соображать:
   - Сирил, я не сделал тебе больно?
   - Нет, я хочу ещё, - медленно шевеля губами, прошептала девушка.
   Клем больше не сопротивлялся. Её мягкие, припухшие от поцелуев губы, приковали всё его внимание. С новой, ещё большей, силой вскипело желание прикоснуться и раствориться в поцелуе.
   Клемент медленно сокращал расстояние до лица Сирил, с каждой секундой пьянея от женского дыхания ещё сильнее. Сирил приподнялась, железной, но в тоже время мягкой, хваткой вцепилась ему в волосы. Она любит... его...
   Нет. Клем резко прервал поцелуй. Нет, он не может отдаться Сирил в полной мере. Обещание Арабелле, связывало его кандалами. Даже, если бы Сирил не была банши, а обычной девушкой, он всё равно не смог бы предать Арабеллу. Он не может её покинуть... Ох, если бы Сирил появилась в его жизни год назад... Губы Клема растянулись в лёгкую улыбку. Год назад девушка осталась бы для него банши. Ненависть к ней сожгла бы его изнутри, пока Сирил не утопла бы в собственном болоте. Он бы сам её утопил. Какая ирония! Теперь Клему самому хотелось утопиться, чтобы не видеть это чудесное лицо, не мучиться из-за этого лица и не желать вновь впиться в эти бледные губы. Но он не смел. Он не имел права отречься от невесты, и он не сделает этого. Громко хлопнув дверью, Клем вылетел из комнаты. Он даже не удостоил семью Мика беглым взглядом.
   И той ночью, он не смог уснуть.
  

Глава двадцать седьмая.

   Сирил не нервничала, подходя к заброшенному, почти разрушенному, дому. Она была просто в панике, находясь в такой опасной близи к своему прошлому. Если бы рядом не шагали с десяток людей, и самое главное Клемент, Сирил не смогла бы сдержать бушующий внутри страх. За неделю, которую она провела в деревне, ей уже несколько раз пришлось оплакивать умерших, и Клем, несмотря на своё отвращение ко всему, что касается потустороннего, был рядом. Это радовало, но сейчас напрягало.
   - Сирил, Сирил, - удивительным образом слова Арабеллы проникли сквозь мысли. Девушка тут же остановилась, и предложила идти только тогда, когда высокая светловолосая невеста Клема встала рядом. - Ох, Сирил, я понимаю, что в последнее время вела себя недостойно по отношению к тебе, но теперь поняла, что ошибалась...
   - Арабелла, твоя реакция вполне нормальна. Я - банши, и навсегда ею останусь.
   Сирил чуть замедлила шаг, давая Арабелле возможность поспевать за собой. Её взгляд внезапно натолкнулся на идущего позади Клема. Мужчина, не спеша шагал, смотря себе под ноги. Казалось, ничто не может отвлечь его от обдумывания чего-то своего, но, почувствовав на себе взгляд Сирил, Клем поднял глаза. Улыбнулся, и девушка почувствовала, что её собственные губы растягиваются в улыбке.
   - Нет, Сирил, - голос Арабеллы снова отвлёк банши от Клема. Она развернулась к ней, не заметив, что лицо Клемента приняло выражение обречённости. - Ты какая-то другая. Клем прав.
   - Клем? Он говорил обо мне?
   - Конечно, говорил, - добродушная улыбка тронула её губы.
   - Ну, раз такое сказал великий охотник, значит, так оно и есть.
   На какое-то мгновение, Сирил сама поверила в то, что сказала, но потом её взгляд метнулся к заброшенному дому, и все мысли о том, что она является кем-то, кто хоть немного похож на человека. Вылетели из головы.
  
   - Что здесь произошло? - Сирил коснулась шершавой стены своего бывшего дома. Как такое с ним могло случиться? И где теперь отец с матерью? И вообще жив ли кто-нибудь из них?
   В полном смятении, Сирил повернулась к Клему. Было видно, ответ ему не известен.
   - И что будем делать дальше? Вдруг моего брата даже нет в живых! - от страшного предположения высказанного вслух, банши вздрогнула.
   Клем приблизился к Сирил ближе, тепло его тела успокаивало. Девушка даже смогла нормально вздохнуть. Мягко и глубоко. Почему присутствие человека её так успокоило? Почему слова Клема звучали так естественно и совсем не раздражали? И почему всего за несколько лет её дом... бывший дом, превратился в развалины?
   - Почему это случилось всё со мной? - голос Сирил дрогнул, но девушка заставила себя справиться с хрипотой. Как же она надеялась увидеть семью: А теперь, ей даже неизвестно сможет ли она их найти вообще!
   - Сирил, я обещал, что найду Клиффорда, и я его найду. Из-под земли достану.
   - Клем, это глупо. Ты не должен.
   - Но я же уже дал обещание. И оно, как никакое другое, приносит мне удовольствие.
   Даже не прикасаясь к человеку, Сирил почувствовала твёрдость его намерений. Ей даже не удалось сдержать улыбку от столь необычного порыва человека помочь существу, которое он не так давно преследовал.
   - Что же ты собираешься делать? - Сирил сложила руки на груди, - Заходить в каждую деревню, в каждый дом, и искать Клиффорда?!
   - Ты такой пессимист. Всё можно сделать более разумно. Тобсон!
   - Да, сэр.
   Из стоящих позади людей, вышел парень. И хотя его лицо не излучало красоту, что-то в его взгляде было невероятно красивым. Сирил подумала, что смогла бы назвать его притягательным.
   - Тобсон, найди мне человека, который когда-то жил в этом доме больше десяти лет назад. Клиффорд. Ему сейчас должно быть, - Клем задумался. - Ему должно быть около двадцати трех лет.
   Тобсон дернулся в сторону Сирил. Видимо, некоторые всё ещё не привыкли, что в их обществе появилась банши, но противиться воли капитана не смел... особенно этого капитана. Клемент.
   - Найди мне его, Тобсон. Возьми с собой Джерома и ... Говарда. Конечно же, своим видом он будет пудрить людям головы, - усмехнулся Клем.
   - Брось, Капитан, - усмешка и громкий голос Говарда донеслись до слуха Сирил, - Не так уж я и плох. Хотя ты прав, теперь я стал самым видным мужчиной, после того, как вы, сэр, обзавелись этими шрамами.
   - Не обольщайся, Говард. Шрамы только украшают мужчину.
   Юноша фыркнул. На лице Клема отразилась ленивая улыбка. Остальные дружно рассмеялись. Даже Сирил ощутила радостное волнение.
   - Вот видишь, всё очень просто, - Клем повернулся к девушке, - пока мы будем праздновать, Тобсон найдет твоего брата, не сомневайся.
   - Я не сомневаюсь, но... Стоп! Что праздновать? Ты о чём?
   - Завтра вечером, всё узнаешь.
   Улыбка Клемента стала хитрой, глаза заблестели, и Сирил даже не хотелось знать, из-за чего это.
  
   Сирил поклялась, что больше никогда не позволит Клему не договаривать. Конечно же, она понимала, что вечером состоится какой-то праздник и на него должны прийти люди, но она никогда не думала, что их будет столько! Вся главная площадь была заставлена скамьями. Огромное количество мест и все они были уже заняты. Даже когда Сирил вышла на площадь, людей не стало меньше. Никто не бежал, никто не закричал от ужаса и вообще, никто не обратил внимания на банши в её традиционном зелёном платье. И в который раз, Сирил наслаждалась этим моментом.
   Не спеша она прошла к фонтану, находившейся в самой середине площади, туда, где кажется годы назад, она пыталась спасти мальчика. Ох, сколько же времени прошло с того... Может, она все-таки еще сможет ещё раз увидеть его.
   Сирил села на холодный камень, устремив своё взгляд на всеобщее веселье. Музыка сотрясала воздух, её ноты отдавались в ушах. Через мгновенье, часть площади опустела и Сирил, резко посмотрела в ту сторону. С минуту ничего не происходило. Девушка даже была готова потерять ко всему этому интерес. Как только она отвела взгляд, та часть площади снова привлекла к себе внимание Сирил.
   Девушки начали выходить в центр одна за другой. Их белоснежные платья колебались в такт шагам. Похоже, все незамужние девушки оделись в этот вечер в белое. Сирил улыбнулась. Кто же тогда здесь одевается в зеленое? Неужели только она одна?
   Музыка внезапно изменилась, и девушки затанцевали под быстрое веселое звучание. Они кружились, подпрыгивали и пели и в полной радости, и вскоре в воздухе послышался их смех. Где-то среди них, Сирил заметила, промелькнувшее лицо Арабеллы с заплетенными в косу белокурыми волосами. Арабелла - прекрасная девушка. Сирил даже не сомневалась, что она станет хорошей женой, но вот Клем... Что-то сдерживало банши думать о них, как о будущих супругах.
   Девушки закружились, музыка стала громче, и Сирил подумала: какого это присоединиться к ним? Чтобы удержать свои руки в спокойствии, банши начала заплетать свои волосы в косу, подобную тем, что заплетали остальные девушки. Так она сильнее сольется с толпой. Ох, видела бы её сейчас Илия.
   - Не надо.
   Сирил резко развернулась на голос, принадлежавший Клему. Мужчина выглядел восхитительно. На фоне аккуратно расчесанных волос и темного костюма, сливавшегося с окрестностями, шрамы на лице были почти не заметны. Но всё же есть, подумала Сирил, но заговорила голосом, не способным выразить печаль:
   - Что не надо делать?
   - Не заплетай волосы.
   - Почему? Так я хоть немного вписываюсь в ваше общество.
   - Тебе необязательно следует угождать всем. Ты - банши.
   - Да, банши. Именно поэтому я и должна всем угождать, - Сирил, чуть подвинулась, давая возможность охотнику сесть рядом. Подол платья колыхнулся, и человеческий взгляд тут же устремился туда.
   - Ты босиком?
   - Да, а что? - Девушка приподняла ногу и помахала голой лодыжкой в воздухе, - А в том, что у меня голые ноги, есть что-то запретное?
   - Не больше того, что я привел тебя в свой город,- Клемент усмехнулся, - но почему ты не носишь обувь?
   - Отвыкла, - пожав плечами ответила Сирил.
   - Но на тебе же были сапоги, когда...
   - Это был поход, Клем. Не хотела портить твоё человеческое представление о женском воспитании, хоть ты и считал меня кровожадной банши.
   - Считал? Хм, я и сейчас так считаю.
   Оба тихо расхохотались, но тут же наступило неловкое молчание. Кровожадная банши... Сирил была готова поклясться, что даже если сегодня никто не гонится за ней с вилами, завтра жителям все равно будет сложно видеть в ней обычную женщину.
   - И вряд ли Клиффорд увидит во мне кого-то другого.
   Сирил поняла, что говорит вслух, когда услышала свой голос.
   - Ты не кровожадна, Сирил. И Клиффорд увидит в тебе только свою сестру.
   - Не уверена. Но я не хочу об этом думать. Ваш праздник восхитителен, - Сирил кивнула в сторону танцующих, - В честь чего он?
   Лицо Клема внезапно потемнело. Улыбка исчезла с его губ. Он нервничал, очень нервничал. Сирил уже хотела подбодрить его, как Клем всё же решился заговорить:
   - Пять лет назад, в этот день мы сожгли шестерых банши. И вот после этого, каждый год, мы празднуем это событие. Я понимаю, что в этом году, его следовало бы отменить, после того, что мы узнали о вас, но, видишь ли, от меня ничего не зависит. Я всего лишь один из капитанов.
   - Лучший из капитанов, - перебила Сирил. Странно, но выражение её лица никак не изменилось. Всё та же улыбка на лице, никаких слёз и полное спокойствие, - Вы не убили их. Если кто-то из них рожден банши, то через ночь они вновь ходили по земле, а кто когда-то был человеком, они уже мертвы. Нас мертвее сделать невозможно.
   - Неужели? Но ты ходишь, ешь, дышишь, пьёшь,...живёшь. А если тебя сжечь..., - Клема передёрнуло, - Этого уже не будет. Тебя не станет.
   - Я - это бесполезный пример, Клем. Я тоже мертва. Какая разница, умерла я тогда или сейчас.
   - Во времени. В том, сколько ещё проживешь, шагая по земле.
   Сирил хихикнула:
   - Неужели ты начал философствовать?
   - Общение с тобой любого сделает философом.
   Сирил скорее почувствовала, чем увидела, как парень ухмыльнулся,... и как несколько злобных взглядов остановилось на ней.
   - Странно. Почему ты не рассуждаешь о зле, которое я несу?
   - Потому что ты воплощаешь добро, - ответил Клем. Теперь уже его взгляд буравил Сирил насквозь.
   - Чем дольше я нахожусь среди людей, тем чаще мне приходит в голову мысль: а что было бы, если Илия не спасла меня двенадцать лет назад? Может, меня бы просто не было, и я бы не сидела возле фонтана, привлекая взгляды ненавидевших банши людей.
   - Но тогда бы ты не увидела Клиффорда.
   Клем хоть и сдерживал эмоции, всё же в его голосе была слышна борьба. Если бы он не встретил Сирил, ему бы не пришлось менять свою жизнь, не пришлось бы мучиться из-за искушения предать невесту. Но он встретил. И теперь ему казалось, что девушка стала частью его самого. Мнение других за последнюю неделю потеряло всякий смысл. Только её взгляды, звуки голоса имели теперь значение. Клиффорд стал для него единственным шансом удержать Сирил рядом. Клем только надеялся, что Тобсон успеет и они оба, он и брат, смогут уговорить Сирил, не возвращаться на болото.
   Музыка изменилась. Нежное звучание сменилось быстрыми тембрами гитар и нескольких скрипок. Эта знакомая мелодия отвлекла Клема от мыслей. Он здесь, в своём городе. Рядом сидит девушка, за которую он готов жизнь отдать. И ему очень хочется танцевать с ней.
   - Идём. - Клем резко вскочил и неожиданно для Сирил, увлёк её за собой. Конечно, её желание танцевать было неописуемо глубоким, но она и так своим присутствием привлекала слишком много внимания.
   - Клем, я не могу, - Сирил попыталась вырваться, но мужская хватка сильнее прижала её фигурку к себе:
   - Никому до нас нет дела. Смотри, все танцуют и веселятся. Почему мы не можем?
   - Тебе лучше потанцевать с Арабеллой.
   Находясь так близко к Клему, Сирил чувствовала тепло его тела. Слишком ярко воспринимался запах его кожи. От него у девушки приятно закружилась голова. Мысли начали путаться, смешиваясь в одну кучу. Лучше бы Клем бросил её одну у фонтана, а сам пошёл танцевать с Арабеллой. Но руки человека всё еще сжимали плечи Сирил, удерживая девушку на месте. Она была напугана и в тоже время желала, чтобы Клем не ослаблял хватки.
   - Ты прекрасно танцуешь, - почти шёпотом позвал банши Клем. Она даже почувствовала прикосновение к своему лицу его пальцев. Сирил, только после слов Клема осознала, что двигается в такт быстрой музыки, а парень слишком сильно прижал её к себе.
   - Тебе не следует танцевать со мной вот так.
   - Почему это? - фыркнул Клем, уворачиваясь от пролетевшей мимо пары.
   - Потому что не должен.
   - Но...
   - Нет, Клем. Мы не должны! - Вскликнула девушка и резко остановилась, но от этого ещё сильней прижалась к грудной клетке мужчины, - Отпусти меня, Арабелла увидит.
   - Не увидит. Она танцует с Леоном и вообще по сторонам не смотрит. Можешь мне объяснить, что с тобой твориться?
   "Я схожу сума. Я банши и не имею права испытывать ничего подобного"
   - Сэр!
   Сирил была счастлива, что внимание Клема перешло на прибежавшего Говарда. Музыка внезапно умолкла, но Сирил уже ничего не слышала. Весь её слух был обращён вдаль, в сторону ворот. Вначале девушка улавливала лишь слабые звуки. На мгновение даже показалось, что это всего лишь обман, но как только в темноте появилось очертание лошади, Сирил уже знала кто всадник. После стольких лет, ей все же придется встретиться с Клиффордом.
  

Глава двадцать восьмая.

   Сирил не могла пошевелиться. Она так и продолжала стоять в мягких объятиях Клема, но так и не желая осознавать, что человек, остановившийся в десяти шагах от неё, действительно Клиффорд. Но это лицо, эти черты лица так часто всплывало в памяти девушка, что ошибки быть не могло. Этот высокий ни мальчик, ни юноша, уже мужчина, с черными, как ночное небо, волосами, осунувшимся лицом, но ярко горящими глазами - её брат. У Клема получилось его найти.
   Сейчас, почему - то, вместо того, чтобы испытывать радость, Сирил ощутила себя ещё более одинокой. За всю свою жизнь она не чувствовала эту пустоту настолько сильно и глубоко. Она никогда не сможет быть рядом с теми, кого любит.
   - Клем, скажи, что он мне всего лишь мерещится, - Сирил, не осознанно крепче вцепилась в Клемента, но он не успел ей ответить. Вместо него заговорил тот, кого Сирил считала слишком реальным воображением:
   - Я не мерещусь тебе, сестрёнка. Я здесь, Сирил. Я, наконец, нашел тебя.
   Девушка не осознавала, она кинулась в сторону Клиффорда, желая понять. Ей хотелось убедиться, что Клиф реален, что он стоит во плоти рядом с ней. Когда же брат стиснул её в своих объятиях, Сирил заплакала. За последнее время она слишком часто плакала.
   - Ох, Сирил, что же с тобой случилось?
   Как давно она не слышала этого голоса. На секунду, девушка даже не могла ответить, но когда ей всё же удалось заговорить, её собственные слова казались слишком далекими и плаксивыми, как у маленькой девочки.
   - Теперь я здесь, сестрёнка.
   - Ты здесь? - Эхом отозвалась девушка, - И никуда не уйдешь?
   - Никуда, - Клиффорд зарылся в её волосы руками, как будто боялся, что сестра исчезнет. Он больше не хотел терять её. После того, что случилось, он её не потеряет, - Сирил, не плачь. Я всегда буду рядом.
   - Я знаю, - еле шевелящимися губами произнесла девушка. Внезапно, ей так захотелось, чтобы брат остался с ней, но воспоминание о том, кем она теперь является, развеяли прекрасные мечтания. Чтобы не разрыдаться сильнее, Сирил посмотрела на брата.
   - А где родители? Где отец? Как мама? Как..., - ей хотелось узнать всё и сразу, даже если это причинит ей ещё большую боль. Она хотела знать, для этого она и страдает.
   - Успокойся, сестренка, - в глазах брата мелькнула грусть. - Мы так долго тебя искали, а оказалось ты совсем рядом. Может, мы где-нибудь поговорим вдвоем?
   - Да, нам надо поговорить. Ты должен рассказать мне об отце и маме.
   Девушка быстро развернулась к застывшим танцорам. Но она не видела никого, кроме Клема. Заметив взгляд Сирил, мужчина кивнул Клиффорду:
   - Можете воспользоваться моим домом.
   - Спасибо, - кивнул в ответ тот и после немногих раздумий, добавил, - Большое спасибо, сэр.
   - Называй меня Клемент.
   - Меня - Клиффорд.
   - Знаю.
   Больше никто ничего не говорил. Клем оставался на месте, не смел пошевелиться. Остальные же во все глаза наблюдали, как банши быстрым шагом направляется к дому капитана и тащит за собой молодого незнакомого юношу. Может быть, она решила вершить над ним свои страшные злые деяния?!
  
   - Умер? - Сирил хотела вести себя тихо, но слова брата выбили её из равновесия.
   - Когда ты не вернулась тогда... я и отец решили найти тебя. Нам казалось, что это чья-то страшная шутка. Мы не нашли твоего тела. Это давало надежду, но Лию и остальных детей, невозможно было найти, точно так же, как и тех, других четверых. Наверное, они поняли, что наделали, и скрылись очень далеко, потому что у отца никак не получилось их отыскать. Я пытался что-то сделать. Как-то помочь, но мама... Она не хотела еще большей боли, и это связало мне руки. Она винила себя за то, что не уделяла тебе должного внимания. Потом начал себя считать виновным отец, а когда прошел месяц, не принесший никаких следов твоего существования, я ... Я знал, что именно из-за меня ты оказалась в том лесу. Если бы я был, хоть немного серьезней, - Сирил села на кровать рядом с братом и сжала его руку, желая ощутить знакомое тепло. Клиффорд вздрогнул и сжал ладошку сестры, - Из всех нас, отец переживал сильнее всего. Он много времени провел в седле и на ногах, пытаясь найти хоть какое-то упоминание о тебе, Сирил. Но не нашел. Он не мог найти. Через три года он умер. Горе, обезвоживание и долгие месяцы нагрузки не по его возрасту, сделали своё дело. После его смерти отца, мать решила полностью погрузиться в воспитании младшей. Я любил их, но и не мог бросить тебя. Я не хотел верить, что ты погибла.
   - И ты меня искал...
   - Искал. Долго искал. - Клиффорд улыбнулся, - Я уже два месяца не появлялся дома. Представляешь, как обрадуются Маила и мама? - Глаза Клиффорда засверкали. Он резко встал, обнимая Сирил. Родное братское тепло разнеслось по всему телу.
   "Представляешь, как обрадуются Маила и мама".
   Нет! Ей никогда не увидеть мать и младшую сестренку.
   - Я не могу, Клиффорд, - пробормотала Сирил, мягко отстранившись от брата.
   На лице мужчины отразилось недоумение и растерянность. Такого он не ожидал.
   - Почему, Сирил? Тебе не хочется вернуться домой? Тебя что-то держит в этом городе?
   Вопросы, вопросы, так много вопросов, на которые Сирил обязана была ответить честно.
   - Потому что я не могу вернуться домой. Двенадцать лет назад меня и вправду убили, но я воскресла. Но уже не человеком, а банши. Помнишь, сколько мы слышали легенд про Плакальщиц? Это всё правда. Теперь я одна из них, - заметив, как исказилось лицо брата, девушка усмехнулась, - Мама меня никогда не примет, а Маила меня не может помнить. Для них будет спокойнее вообще не вспоминать. Остаешься только ты, Клиф. Я очень хочу вернуться домой, но не могу. Я люблю этот город, но не могу остаться и здесь, хотя по не обыкновению здесь меня приняли достаточно радушно.
   Сирил замолчала, ожидая реакции брата. Она видела, что ему было трудно стоять на одном месте, и уже через секунду он начал маячить перед ней. Сирил с усмешкой наблюдала за его новыми, неизвестными ей привычками и мечтала узнать брата как можно больше. Вот если бы у неё было время...
   - Значит, тогда тебя убили?
   - Да,- Сирил кивнула.
   - И сейчас ты Плакальщица?
   - Да.
   - И что нам теперь делать? - Клиффорд остановился и во все глаза взглянул на сестру. Он всё ещё считал её сестрой...
   - Я вернусь в Болото, а ты вернёшься в свой мир. Скоро, всё забудется. Ты найдешь своё счастье и может быть даже, если ты забудешь обо мне, научишься жить, как нормальный человек. Но я всегда буду оберегать тебя. Теперь, когда я знаю, что ты жив.
   Сирил поднялась. Клиффорд стоял в оцепенении, не смея пошевелиться. Девушка улыбнулась ему и неторопливо направилась к двери. Ей не стоит узнавать что-то ещё. Она почувствовала, что не может выдержать родного голоса.
   - Сирил, постой, сестренка,- вскрикнул Клиффорд, и через мгновение девушка ощутила на плече его теплую ладонь, - Вернись со мной.
   - Не могу. Правда, не могу.
   Девушка резко открыла дверь и шагнула на улицу, одновременно смахивая с плеча руку брата. Ночь должна была скрыть выражение её лица, но она не успела скрыть свою фигуру от посторонних взглядов. Ещё не сделав и нескольких шагов, Сирил столкнулась с Клементом. Мужчина смотрел на неё, улыбаясь. Но на лице Сирил была только грусть, и глаза девушки заблестели от еще непролитых слёз.
   - Что случилось? - Клем шагнул в её сторону, но прикоснуться к ней сейчас, было бы ошибкой.
   Капитан заметил Клиффорда, остановившегося вдалеке за спиной банши. Всем своим видом парень изображал печаль: осунувшееся лицо, сгорбившиеся плечи и спина, а вместо приятного веселого, наполненного жизненным огнем, взгляда, на мир смотрели печальные пустые глаза. Клему показалось, что он сойдет сума, если Сирил не ответит. Но она ответила, потому что должна была ответить:
   - Я потратила слишком много времени. Мне нужно возвращаться.
   - Что?
   - Мне нужно возвращаться, - повторила Сирил и ощутила, как в груди разрывается несуществующее сердце. Было невыносимо больно прощаться с Клемом, ужасно больно бросать только что нашедшегося брата... но она банши и обязана вернуться на Болото.
   - Я итак стала слишком человечной! Не идите за мной, прошу!
   Угрозы жизням людей больше не было, её цель была осуществлена, а боль потери осталась. Нет, она даже стала ещё сильнее.
   Боясь передумать, Сирил не оборачиваясь, кинулась к воротам, платье било её по ногам, она бежала, оставляя позади шокированного Клема и брата, убитого новой потерей ... и своё прошлое. Впереди было только будущее банши. Только одиночество.
  

Глава двадцать девятая.

   Сирил не могла успокоиться. В её душе царил такой хаос, что девушка казалось, никогда не успокоит свои взбунтовавшиеся чувства. Не стоило ей встречаться с братом! Может быть тогда, боль от разлуки была бы менее сильной. Нет, она бы никогда не успокоилась. Всегда бы желала встретиться с ним, всегда хотела бы услышать о родных. Об отце.
   Теперь она знает, что случилось, и ей не стоит думать об этом сейчас, когда она решилась полностью отдаться Болоту.
   Сирил легла на землю, рядом с Мей, желая, чтобы её мёртвая жизнь вновь вернулась в своё обычное русло. Может через несколько лет, ей все же удастся забыть Клиффорда, маму, ... и Клема? Нет, она никогда не забудет их. Уж лучше всю жизнь мучиться, но потерять приятные воспоминания - это хуже всего. Этого никогда не будет.
   - Сирил, - мягкий голос Мей, привлек внимание девушки. Оказалось, подруга не спала, а все время смотрела на неё.
   Сирил улыбнулась:
   - Да, Мей, что?
   - Ты вернулась, - прошептала девушка и растянула губы в дружеской улыбке.
   Сирил поняла, что не смогла бы оставить Мей одну, не смогла бы забыть Илию. И все оставшееся время, если бы она решила остаться там, с Клемом и Клиффордом, ей пришлось бы разрываться между двумя мирами. Ну вот, запретные мысли вновь заполнили мысли Сирил, но девушка не дала им развиться:
   - Я больше никуда не уйду, Мей. Клянусь.
   - Клянешься? - Как ребенок переспросила девушка и Сирил кивнула.
   - Я клянусь, Мей. Больше никогда.
   Руки девушек переплелись, и Сирил почувствовала, как к ней тянется успокаивающее тепло, не такое как у Клема. Оно было намного слабее, но всё же действовало:
   - Сирил, я вижу в твоих глазах грусть. Ты хочешь вернуться?
   - Мечтаю, - девушка честно призналась, - но я не вернусь. Моё место здесь, рядом с такими как и я.
   - Кто знает, Сирил. Кто знает.
   Улыбка Мей стала грустной, потеряв свой веселый блеск. Но Сирил не видела этого. Она закрыла глаза, мечтая быстрее уснуть, и не видеть во сне тех, кого она любила больше, чем саму жизнь.
  
   Сирил вздрогнула. Сонное оцепенение тут же исчезло, и девушка вскочила на ноги. Что-то шло не так.
   Все банши собрались на берегу, Илия стояла неподалеку и о чём-то оживленно говорила. Но её лице была запечатлена как всегда милая улыбка, но глаза излучали непонимание. Заметив Сирил, она жестом подозвала её к себе. Предчувствие банши никогда не обманывало.
   - Что-то случилось? - Сирил насторожилась, напрягаясь всем телом. Теперь на ней вместо вчерашнего платья уже материализовался охотничий костюм, но на этот раз без сапог. Босиком на болоте было привычнее.
   - Конечно, случилось! Иначе бы мы не стали собираться все вместе, - Илия вздохнула, - Ох, Сирил, оказалось, что быть с людьми в мире еще труднее, чем в войне.
   - Не поняла.
   - Сама посмотри, - Илия небрежно махнула в сторону заброшенной поляны. Она располагалась в нескольких десятков метров от болота, и чтобы разглядеть её, приходилось выйти из-за границ Болота. Девушка всегда играла там с Мей и другими, потому что люди не знали о ней, но раз уж им удалось отыскать Болото... То найти заброшенную поляну не составляло бы уже никакого труда.
   Сирил печально вздохнула. Кто мог предположить, что когда-нибудь всё закончиться, и появятся другие проблемы, которые нужно будет решать?!
   Уверенно, но немного пошатываясь от усталости, девушка вышла из болота. Она бесшумно ступала по заросшей травой земле, с каждым шагом отдаляясь от сборища банши.
   В воздухе послышался звон железа, ударяющегося о камень. Еще и еще. Потом последовало несколько глухих ударов. Сердце Сирил остановилось. Неужели сражение? Нет, Сирил отдернула себя. Если бы кто-то воевал, адские крики разлетались бы по всем сторонам. Люди не умеют убивать тихо. А здесь что-то другое. Не сбавляя шага, девушка двинулась дальше, пытаясь как можно тщательнее сливаться с деревьями. Стать более чем незаметной.
   Она сделала несколько шагов, прежде чем открылся вид на поляну, и...
   Сирил чуть не упала от удивления. Она сделала еще шаг, но зацепилась за выпирающий из земли корень и грохнулась бы, если бы не ствол того же дерева, которому принадлежал этот корень. От удара у неё заболела кожа.
   - Что вы здесь делаете? - не в силах сдержать злость Сирил закричала.
   Клем и Клиффорд тут же развернулись. Заметив девушку, на их лицах отразились улыбки. Сирил тоже хотела улыбнуться, но тело её не слушалось. Она только могла стоять, опираясь о дерево, и перебирая в голове тысячи оскорблений. Что они здесь делают?
   - Раз ты не захотела остаться, мы решили придти к тебе, - Клиффорд состроил такую милую гримасу, как делал это в детстве, на которую просто невозможно было обижаться.
   У Сирил сердце дрогнуло. Она посмотрела на Клема, готовая выплеснуть на него весь свой гнев, но заметила в его руке топор и в ошеломлении открыла рот:
   - Что, - запинаясь произнесла она, - что вы здесь делаете?
   - Для начала постоим небольшую хижину, - усмехнулся Клиффорд.
   Сирил подумала, что сейчас потеряет сознание:
   - Но вы не можете...
   - Кто это сказал?
   - Никто, но это... это наглость!
   - Неужели? - подхватил Клем, наконец-таки подав голос.
   - Да! - девушка посмотрела на него прищуренными глазами. - Чья это была идея? Отвечайте.
   Мужчины переглянулись, и ухмылки на их лицах только стали шире. А Сирил так хотелось стереть их...
   - Это моя вина, - Клем подошел к девушке почти вплотную, - Я не мог оставить всё как есть.
   - Всё так и должно было быть... Я банши и должна жить в болоте.
   - Так ты живи, - Клем взмахнул руками, - А мы будем рядом.
   - Но зачем?
   - Для Клиффорда ты всё ещё сестра, а для меня всё ещё самое восхитительное создание.
   - Ты не должен так говорить.
   Сирил попыталась отвернуться, но Клем без стеснения прижал её к себе. От знакомого прикосновения по телу растеклось яростное тепло, желающее вырваться наружу. Но она подавила его и сказала то, что должна была сказать:
   - А как же Арабелла? Ты должен вернуться к ней!- выглянув из-за плеча охотника, она посмотрела на Клиффорда, - А мама? Ты подумал, что будет с ней?
   - Она привыкла, что меня подолгу не бывает дома, и живет вполне полноценно одна. Тем более, что я буду возвращаться к ним раз в месяц, может, даже чаще, - ответил Клиффорд. У него всегда найдутся отговорки, Сирил это знала, и решила не тратить на него время.
   - А ты? - девушка строго посмотрела на Клема. Его лицо было так близко от её глаз, что она ясно увидела ранки на его лице.
   - Знаешь, я был так поглощен охотой на вас, что даже не заметил, как конкурент увел у меня невесту, а я целиком и полностью порабощен банши.
   - Не говори так, Клем.
   - Но я люблю, - его руки обхватили лицо девушки, притянули к себе. Теперь их губы были в опасной близости друг от друга. Сирил ощущала сладкий запах пряностей исходивший от него. Так хотелось почувствовать, каков же он на вкус, - Ты же чувствуешь это, - прошептал Клем так, чтобы было слышно только им двоим, - Как бьётся сердце от желания прикоснуться, как одиноко одному, как хаос стирает нас изнутри... Ты чувствуешь это?
   - Да, - пробормотала девушка из сжавшегося горла. Стало даже трудно дышать, не то что говорить, и если бы не хватка Клема, она бы уже давно растянулась на земле. Дыхание Клема смешалось с её собственным, вскружа голову.
   - Я люблю тебя, Сирил, и никогда не оставлю, даже если ты меня прогонишь. Я слишком сильно люблю тебя, чтобы уйти.
   И не спрашивая больше ничего, он прикоснулся к ней губами. Девушка вздрогнула. Потеряла ощущение реальности. Не знала, где вверх, где низ, всё смешалось в одно единое чувство, которое разгоралось всё сильнее и сильнее. Сирил ощущала только Клема, прижимавшегося к ней, его запах и вкус. Когда девушка почувствовала спиной, что прижимается к дереву, Клем оторвался от неё:
   - Ты любишь меня?
   Это был наглый, точно рассчитанный вопрос, но солгать на него было невозможно.
   - Да, - с придыханием еле выдавила из себя Сирил. Перед глазами всё кружилось, но лицо Клема слишком ясно и чётко вырисовывалось перед глазами.
   - Ты будешь со мной? Ты хочешь быть со мной?
   Сирил показалось, будто Клем хочет узнать все её мысли, что она хочет узнать все её тайны, которым место глубоко в душе, а не на воле.
   - Да. Я буду с тобой. Всегда.
   - Пока смерть не разлучит нас? - отводя упавший на лицо Сирил локон темных волос, с усмешкой спросил он.
   - Я не бессмертна. Клем. И старею с каждой минутой, как ты. Я не буду вечно такой.
   Капитан охотников улыбнулся мягко, нежно, без ухмылки, и его губы задвигались совсем рядом с её женским ухом, обдавая пряным дыханием:
   - Других желаний у меня нет.
   А Сирил не могла возразить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"