Доктор Хауз: другие произведения.

Виагра для дракона 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Изначальной задумкой было написать короткий рассказ о событиях, на деле произошедших в Москве начала 90-х. Так были написаны первые две главы. Все персонажи этих глав(или почти все:) имеют реальные прототипы. Они жили (а некоторые еще живут) среди нас. Конечно, автор позволил себе добавить финтифлюшек вымысла и художественного украшательства, - не удержался...Но, в общем, все так и было. А потом герои зажили собственной жизнью и нестерпимо захотелось представить, что было бы если... Скажем, если бы "Зубы Дракона", посеянные в 90-х, проросли сегодня, среди наших современников. И понеслось)))


  
   Виагра для Дракона.
  
   Благодарности:
   Великолепному доктору Дону Карлосу и всем тем, кто искал Свободу под его крылом
   посвящается.
  
   Пролог: "Что внизу, то и вверху"
   Изумрудная Скрижаль
   Гермеса Трисмегистова.
  
   Знойный июньский день 199...года клонился к закату. Жара наваливалась на город удушливым покрывалом. Дым горевших вторую неделю подмосковных торфяников из-за безветрия смешивался с обычным выдохом мегаполиса и желто-серой шапкой висел над Городом.
   Москвичи, не имевшие возможности, в силу тех или иных обстоятельств, сбежать на выходные из города, с нетерпением дожидались спасительной прохлады ночи. Плотный воздух дрожал и плавился над раскаленным асфальтом улиц, отбивая у людей всякое желание покидать многоэтажные каменные пещеры.
   Метеорологи называют такое явление - Смог. Есть в этом английском имени что-то свинцовое, удушливое для русского человека. Как будто, кроме физического мира, Смог проникал глубже, в миры, где рождаются самые сокровенные чувства и мысли.
   Сама атмосфера города была пропитана безысходной тоской. Такие дни хорошо известны психиатрам и работникам скорой помощи: чаще умирают тяжелые больные, слабые дети, старики и резко вырастает количество самоубийств.
   К счастью, в мире нет ничего вечного, и на Столицу уже надвигался мощный грозовой фронт. На востоке Москвы еще ничего не предвещало его приближение, но жители Крылатского уже могли видеть подсвеченный заходящим солнцем вал черных дождевых облаков.
   В воздухе замерло то знойное марево, что всегда предшествует очистительной буре. Захвативший Москву Смог был обречен.
   Высоко в небе уже неслись на восток серебристые перистые облака, как легкие кавалерийские отряды, опережающие в наступлении основную армию. А еще выше, там, где сиреневая дымка стратосферы растворяется в черной ледяной бездне, две живые человеческие души заворожено наблюдали разворачивающиеся внизу события.
   И, скажем прямо, события эти из космоса выглядели как кадры из фантастического фильма. Так выглядели, что людям, незнакомым с творчеством Андерсона Г.Х., Р.Р.Толкиена и прочих сказочников, сразу хотелось ущипнуть себя покрепче и протереть глаза. А знакомых с жанром фэнтази невольно посещали мысли о визите к психиатру...
   Космонавт-исследователь станции Мир Михаил Лежепеков так и сказал бортинженеру: - Степаныч, глянь что под нами, - над Москвой форменный дракон свернулся. Степаныч элегантно вильнул задом, такой стиль движений вырабатывается как следствие длительного пребывания в невесомости, перевернулся кверху ногами и прильнул к окуляру мощной фотокамеры. В благословенные застойные времена широкоформатная камера с мощной прецизионной оптикой задумывалась как средство шпионажа за американцами. Сейчас же, из-за полной неясности с потенциальным врагом и отсутствия денег на спецпленку, она служила даже не для науки, а для развлечения космонавтов.
   Открывшаяся картина заставила Степаныча тихо присвиснуть, а это кой-чего значило. Старик, - так звали бортинженера среди своих, попал в отряд космонавтов еще при Королеве. Он имел за плечами три полета космос и бесчисленное число тренировок. Горел в корабле на старте, чудом спасся и через год настоял на возвращении в отряд.
   Старик на своем веку видел многое, о чем в отчетах предпочитают не писать, и даже по пьяни не проговариваются. Служба наблюдения за психическим здоровьем космонавтов работает жестко: - раз покажи себя неблагонадежным - вылетишь из отряда как пробка.
   Поворачивая мощный телеобъектив, Степаныч успел составить общую картину происходящего. Сейчас он прикидывал, нужно ли вообще будить капитана и сообщать Центру. По инструкции надо бы, а вот по уму - не стоило.
   Распечатать резервную кассету пленки они все одно не успевали. Станция за необходимые 3-4 минуты пролетит 2000км и уйдет за горизонт событий. Если не будет подтверждающих снимков со стороны военных спутников, в дело вступят психиатры...
   За пару секунд приняв решение, Старик придержал за рукав ретивого Лежепекова, дернувшегося было за пленкой, и продолжил детально исследовать происходящее.
   Над Городом свернулась кольцом желто-зеленая исполинская туша, у которой явственно угадывались лапы и хвост. С некоторым суеверным ужасом Степаныч осознал, что пытается найти и пересчитать когти на лапах.
   Ощетинившаяся снопами косматых дымных выбросов "голова дракона", вопреки всем законам природы вытянулась на запад.
   Мощные кучевые облака двигались против ветра, в сторону надвигающейся на Москву воронки циклона. Сам циклон тоже выглядел, мягко говоря, странно. Край воронки, обращенный к "морде ящера", бугрился иссиня черными тучами, в которых то и дело вспыхивали мощные разряды молний.
   И край этот явно пытался обогнуть, взять в клещи дымного дракона, - что тоже совершенно необычно для грозового фронта. Мир стремительно уходил из-под ног у космонавтов, и завораживающая картина скрывалась за горизонтом.
   А внизу, с московских улиц, разворачивающийся природный катаклизм скорее предчувствовался. Все как будто замерло: на улицах и скверах ни ветерка, затихли неугомонные московские воробьи, попрятались от удушливой жары вечно куда-то спешащие москвичи и даже машин стало явно меньше.
  
   Глава первая: Сон Ведьмы
   В тот жаркий вечер городской роддом N13 окружала обычная для излета субботнего дня тишина. Врачи, нянечки и сестры кто на даче, кто в отпусках. Рожениц ввиду капитального ремонта, разгромившего две трети здания, и тревожного постперестроечного времени, мягко говоря, тоже негусто.
   Те немногие, что осмеливались сейчас рожать, наплевав на полную неопределенность положения, выбирали для себя клиники без строительных лесов и налета цементной пыли в приемном отделении.
   Клиника, еще недавно переполненная орущими младенцами и их мамашами, дамами "на сохранении", отчаянно трясущимися за будущее потомство, и ветреными гражданками, забежавшими на денек-другой в абортарий, стояла в полной тишине, будто вымершая.
   В ординаторской пустующего родильного блока Ангелина Сикорская, врач-интерн и по совместительству ведьма (хотя, что считать совместительством еще вопрос) раскладывала карты на себя любимую...
   Расклад получался невеселый, причем третий раз подряд. Смерть Девы в трефах - масти ее жребия. Число три священно для магов.
   Повторять гадание дальше не просто глупо, а оскорбительно для проводников пограничья и чревато потерей дара. уки предательски дрожали, на лбу выступил липкий пот.
   - Бля , бля, бля! - едва слышно прошептала ведьмочка слова ритуального призыва, и смахнула карты в приоткрытый ящик стола.
   Хочу отметить, дорогой читатель, что Ангелина Васильевна представляла собой тот редкий казус природы, когда содержание прямо противоположно форме. Прехорошенькая на первый и просто очаровательная на второй и последующие взгляды миниатюрная брюнетка 16-17лет отроду.
   Ну, 16-17 это ее обычный возраст, по необходимости она умела выглядеть на свои паспортные 24, а при особой нужде - и старше. Точно возраст ведьмы не определить, искусство отводить глаза - одно из первых в науке. Точеные ножки умело оттенялись бардовыми туфлями-лодочками с высокими каблуками.
   Снежно белая шелковая юбка внезапно открывала многообещающий изгиб загорелого бедра предлинным разрезом.
   Белая кружевная кофточка с брошью зеленого золота в виде дракона при всей своей показной строгости расстегнута именно там где надо (белье Ангелина Васильевна за субботним отсутствием начальства игнорировала).
   Та еще Лолита - этот стиль сложился у нее под воздействием одноименного произведения Набокова и просмотра фильма Эммануэль (про себя она называла его развратная невинность).
   Нахальный взгляд сияющих темных глаз из-под черной как смоль челки, но не прямо в глаза, а чуть в сторону. Надутые губки и нарочитая неловкость движений дополняли произведенное впечатление. Конечно, ведьмочка могла бы легко изобразить и женщину-кошку, искушенную соблазнительницу, но... Для мужчин наделенных Деньгами и Властью нужно отнюдь не то, что заводит юнцов и многодетных папаш, истомленных семейной рутиной. А деньги Ангелина Васильевна любила сильно. Любила, конечно, не сами по себе, она была слишком умна для такой примитивной страсти. Деньги, особенно Большие Деньги, давали власть тому, кто мог с толком их применить.
   Образ Лолиты отрабатывался Ангелиной с 12 лет, вполне сознательно и настойчиво, отметим--весьма похвально для такой юной особы. Редкий мужчина от 14 до 70 не чувствовал себя рядом с ней героем "американского пирога" или "муравьев в штанах", а кто не чувствовал, скорее всего просто не представлял для ведьмы интереса.
   Существовало еще несколько личин, которые использовались по мере надобности:
   Недосыпающая из-за ухода за больной матерью и приработка на ночных дежурствах отличница - для тетушек в деканате (очень хорош после ночных оргий - гарантирован допуск на экзамен, невзирая на явную помятость).
   Фанатичная подвижница науки - для чудака профессора, --кандидатскую не каждому интерну дадут писать.
   Чистой и наивной влюбленной дурочки - для породистых молодых самцов, - чтоб быстрее заполучить их в постель.
   Впрочем, "дикая охота" - это в прошлом, с первым темным посвящением она осознала сакральную природу соития и ту мощь, что открывается в ПРАВИЛЬНОЙ оргии... Ангелина сладко потянулась почти насильно вытягивая себя из воспоминаний о событиях прошедшей ночи. Она позволила себе несколько минут отдыха, чтобы отвлечься от тягостности ситуации.
   Когда Ведьма сталкивается с силами или обстоятельствами, ставящими ее в безысходное положение, надо отойти в сторону, выйти из ситуации. Хорошо тут вспомнить момент силы и счастья, темного восторга. Воспроизвести его полностью, со всеми звуками, запахами, ощущениями, оттенками цвета и света - это искусство памятования. И только собрав все свои силы, стоит повторять попытку найти выход.
   Ответ придет сам, из самых глубин души. А ведьма черпает свою силу и знание еще глубже, из самой БЕЗДНЫ, служению которой она себя посвятила - так учил ее Бегемот... Да Бегемот был сейчас ее главной проблемой, он был Проблемой с большой буквы.
   И юная ведьмочка принялась ее решать на том поле, где чувствовала себя увереннее всего. Ангелина знала карты на врожденном уровне. Умение читать судьбу и менять ее в желательном направлении, было заложено в ее цыганской крови еще в те времена, когда правили Ромальские королевы, - до Исхода. Тогда же, на берегах матери-Ганги, были установлены законы, по которым сверяли свою жизнь ведьмы.
   Подчиняться мужчине, будь то муж, подпитый участковый или сам цыганский барон - это позор, так учила ее мать. Однако Бегемот уже несколько столетий как не был мужчиной, а был он тем, о чем и думать-то не хотелось, особенно сейчас. Ведьма боялась гроссмастера до противной дрожи, до тошноты. Ослушаться его прямого приказа--- лучше умереть.
   Так смерть и так смерть и даже хуже, но "выход есть - его не может не быть". Ангелина криво усмехнулась, - неплохой припев для попсовой песенки. Надо будет потом (если это потом будет) подкинуть его Петеньке. Петенька, Петенька, Петенька...Она позволила цепочки своих мыслей течь почти свободно. Почти, - тут ключевое слово. Полностью расслабиться и удерживать, думать ОДНУ мысль, Бездна ее подери!
   Петр Комаров, в прошлом имевший несчастье побывать у Ангелины в любовниках и потерявший в результате короткого, но весьма бурного романа почти все свои накопления, искренне считал себя автором исполнителем бардовской песни. Высокую поэзию он упрямо полагал своим призванием, основной работой и смыслом жизни, хотя особой прибыли капризная муза приносить не желала.
   А деньги молодому, но уже вполне сформировавшемуся алкоголику требовались постоянно. Петенька никак не хотел расставаться с богемными привычками и употреблял только дорогие напитки.
   Приходилось прирабатывать сочинением текстов для исполнителей 2-3ряда: бандитских жен и любовниц, дочерей банкиров, и каких-то невнятных голубоватых личностей, выплывших из неизвестности. Его клиентура была выплеснута в эфир, по меткому выражению патриотического писателя Прохансона, мутными водами перестройки.
   Петюня, друг сердешный, мог быть очень полезен. Чем, еще не ясно, но предчувствие Ангелину не обманывало никогда, следовало только уточнить подробности.
   Ведьмочка почувствовала поклевку, по-другому не скажешь. Это как леска, щупальце из глубины живота, выходящая через пуп.
   Когда "рыбка попалась", чувствуешь, как что-то тебя дергает, - подсекай и тяни! Вот оно!!! - Имелся у Петеньки младший братец Семен, сильно обязанный Ангелине. Собственно, обязанный и повязанный не просто сильно, а всей своей поганенькой квазижизнью. Или не-смертью, дело не в терминологии, а в самом факте кровной зависимости творения от творца.
   Семушка был упырем, упырем хилым и свежеиспеченным, но все-таки нежитью, причем нежитью соображающей, лично Ангелиной созданной и от нее прямо зависимой.
   Дело в том, что обычному, даже самому испорченному, человеку выполнить за Ангелину Бегемотов приказ нельзя было никак. И не то чтобы задание было необычным или каким то через чур сложным. Оно, это чертово задание требовало магии, и результат этой магии однозначно выбрасывал участников процесса за рамки проявленного мира.
   На такое ни один маг, будучи в здравом уме, не пойдет: - зачем обрекать себя на верную смерть, а то и на что-то похуже смерти? Ангелина, будучи для своих лет весьма разумной особой, умирать не собиралась. А упырю деваться некуда, приказ хозяйки - закон, да и не поймет Семен ничего, не та у него "понималка".
   И силы для задуманного Бегемотом черного колдовства у нежитя хватит. Ангелина прекрасно помнила, какое количество темной энергии потребовалось для инициации Семушки. Так что, даже ничего не смысля в происходящем, задание упырь выполнит, - магии, поддерживающей его существование, для этого вполне достаточно. А если и развоплотиться в результате, так тоже неплохо: - одной заботой в жизни меньше будет!
   Ведьма, воодушевленная открывшимся выходом, закружилась на месте от радостного возбуждения. Теперь следовало спешить, но "поспешай медленно", - сначала диагноз, а потом лечение.
   Ангелина откинула лист ковролина, прикрывавший пентаграмму начертанную "кровью первенца колена Левитова" прямо на бетонном полу ординаторской. Пентаграмма появилась на этом месте сразу после постройки роддома и исправно служила нескольким поколениям магов, проходивших здесь стажировку.
   Расположение ее точно соответствовало древнему месту силы, и было указано кем-то из знакомых Бегемота, знававших времена еще дохристианской Руси. Загадочный "некто", чье имя боялись поминать вслух даже старые ведьмы, начертал заклятье внешнего круга знаками, происхождение которых Ангелина до сих пор не могла выяснить.
   Специально соблазненный по такому случаю лингвист сумел только высказать предположение, - это один из языков протошумерской группы.
   Пентаграмма являлась своего рода воротами, порталом в первый круг преисподней. Она позволяла обученному новичку легко совершать то, что по силам только опытным практикам, - входить во Тьму телесно. Говорили, что врата могут открываться и с той стороны.
   Каждый неофит обязан был проводить жертвоприношение заново, обновляя заклятье свежей кровью, иначе его не признал бы дух-хранитель врат. Это, с одной стороны, было неплохо, - за более чем 20 летний срок использования место силы впитало в себя столько крови, страха, боли жертв, что служило отличным маяком для духов тьмы внешней. Ярости, злобы, темного восторга колдунов тут тоже хватало, так что непосвященные люди чисто инстинктивно держались от ординаторской подальше, избавляя магов от ненужного внимания.
   С другой стороны, не так-то просто добыть еврейского младенца, а уж к первенцам у б-гоизбранного народа отношение особенно трепетное. Тем более что, для успеха жертвоприношения, требовался ребенок "хороших кровей". Старшие Ведьмы рассказывали, что до Великого Шабаша 1917-го, это был подвиг, дающий право на посвящение второго уровня.
   Да что там, еще на памяти Ангелиновой бабки, женщины рожали дома. Идея везти здоровую роженицу в больницу считалась полным бредом. Однако в наше просвещенное время "индустриального родовспоможения" задача заметно упростилась. Удобное все-таки место роддом - биоматериала навалом, и юридически не подкопаешься. Смертность в госучреждении есть факт статистики, а не повод для возбуждения уголовного дела.
   Бегемот настаивал на получении молодежью правового или медицинского образования, а из профессий лучшими для работы считал адвокатуру и гинекологию.
   Сейчас акушер-гинеколог Ангелина Сикорская собиралась использовать знания и силу, данную ей мастером, чтобы избежать уготованной им же судьбы.
  
   В то самое время, когда юная ведьма готовилась к ритуальному вызову духов тьмы посреди ординаторской роддома, потенциальная клиентка этого "храма здоровья" собирала вещички.
   В жизни Верочки все важное случалось в самое неподходящее время: брак "по залету" - хоть и за любимого, но лет на пять раньше, чем собиралась; свадьба застряла в пробке, образовавшейся по причине приезда важного Американского гостя; мужа послали в командировку как время рожать пришло... Ну а схватки пришли утром воскресного летнего дня, - на обилие заботливых докторов в это дачное время рассчитывать было нереально.
   Вера Павловна Реальгар, в свои двадцать пять лет была барышней отнюдь не робкого десятка. Работая в отделе кадров московского метрополитена, невольно станешь собранной: - кадры "под землю" приходят разные, от будущих студентов до бывших уголовников. И со всеми надо найти общий язык, быть чуткой, но безжалостной, вежливой и непреклонной.
   Все вышеперечисленные качества мягкая по природе женщина воспитывала в себе сознательно. Дисциплина и умение предвидеть возможные проблемы находились в числе таких умений, так что вещи к родам были собраны сильно загодя.
   Сейчас шел скорее смотр "готовых к бою войск", чем их экстренное построение. Верочка загодя выясняла особенности всех роддомов в Москве, и остановилась на "тринадцатом" по двум причинам. Во-первых, в этом роддоме только что провели капитальный ремонт с завозом нового импортного оборудования: - в голодное перестроечное время дело почти нереальное.
   Нереальное, - для простых смертных, для знаменитого на всю Москву академика Моисея Абулафии, - вполне возможное. О деловой хватке Моисея Абрамовича во врачебной Москве ходили легенды. Работать у него считалось за большую удачу, и за качество врачей можно было не опасаться.
   Был еще один момент, о котором Верочка предпочитала не задумываться, - национальность академика Абулафии. Папа Веры был выкрестом, и, как часто бывает среди евреев, добровольно принявших христианство, ярым антисемитом.
   Но даже он под конец жизни часто говаривал дочке: - мы с тобой, милая, в России всегда будем жидами порхатыми. Новая фамилия, приобретенная Верой в замужестве, только подчеркивала ее и без того колоритную еврейскую внешность, не оставляя никаких сомнений в происхождении.
   Верочка принадлежала к тому типу ослепительно красивых евреек, который ненавистен юдофобам до зубовного скрежета, возможно в силу своей для них магнетической сексуальной привлекательности. Как известно психологам, иррациональные мотивы часто определяют наш выбор. Роженица бессознательно рассчитывала, - в клинике Моисея Абрамовича Абулафии ее не будут гнобить по национальному признаку.
   Второй причиной выбора послужила острая неприязнь Веры Павловны к обычной практике вводить прививки новорожденным в первые 48 часов после появления на свет. Ее родная сестра испытала прелести этого медицинского достижения на своей шкуре. Долгожданная дочь, совершенно здоровая по рождению девочка, после вакцинации превратилась в слюнявого идиота. Причем рожала сестра в элитной клинике 4-го управления Минздрава.
   Дело замяли, несмотря на то, что папаша ребенка был одним из богатейших людей Москвы и входил в окружение самого Ельцина. С тех пор в семье наступили черные времена: безутешный отец запил, затем ушел из дома и через пару месяцев погиб в автомобильной катастрофе при крайне подозрительных обстоятельствах. Его бизнес забрали конкуренты, а вдове убедительно посоветовали не претендовать на наследство. Спустя неделю после похорон мужа сестра повесилась.
   Верочка нашла удавленницу на кухне роскошной квартиры и до сих пор не могла забыть ее почерневшее лицо с вываленным языком. Перед смертью несчастная женщина пыталась вырваться из петли, горло было разодрано, а ногти с безупречным маникюром сломаны под основание.
   Лужу невыносимо смердящего дерьма на лакированном дубовом паркете богато обставленной кухни и посмертную записку с проклятиями в адрес врачей Вера не могла забыть даже сейчас. А тогда она поклялась себе, что с ее ребенком и семьей такого не сделают никогда.
   Внимательно изучив ситуацию с прививками, Вера Павловна поняла, что случай ее сестры в Москве отнюдь не единичен. Более того, в последнее время такие трагедии стали чуть ли не закономерностью. Никакие деньги или связи, как показывал пример ее сестры, гарантией безопасности не являлись.
   Перед Верой было всего лишь два выхода: - домашние роды или больничные, но на "особых условиях". Рожать дома, как делали многие отчаянные женщины в то время, она не рискнула, да и муж был категорически против родов "в нестерильных условиях и без квалифицированной помощи".
   Конечно, оставался старый, как мир, способ, - полюбовная договоренность с врачом с "дачей на лапу". Но, в силу природной застенчивости и воспитанной родителями щепетильной порядочности, взятки Вера давать не умела. И тут на глаза попался журнал с интервью главврача роддомаN13 профессором Абулафией. Въедливая журналистка буквально набросилась на мастистого академика с обвинениями.
   Дело в том, что как раз недавно в его клинике случилось прискорбное происшествие: от вакцинации пострадали сразу несколько детей и двое из них погибли.
   Моисей Абрамович не стал отрицать свою ответственность за произошедшую трагедию, но вину прививок считал недоказанной. Абулафия плавно перевел тему с безопасности вакцин на бедственное положение российского здравоохранения вообще. По его словам, причиной смерти новорожденных была стафилококковая инфекция, только случайно совпавшая по времени с вакцинацией. Академик поклялся, что если не добьется выделения средств на капитальный ремонт и дезинфекцию роддома, то подаст в отставку.
   Кроме того, он объявил, что хотя и уверен в полной безопасности вакцин и их необходимости для защиты нации от эпидемий, пойдет навстречу пожеланиям рожениц. Отныне в подведомственной ему клинике прививки новорожденным будут делать только с письменного согласия родителей.
   Вот это-то согласие и явилось последней каплей определившей Верочкин выбор. Она взяла телефонную трубку и набрала номер тестя, владельца старенькой "копейки". В отсутствие мужа он обещал доставить ее в нужный роддом.
  
   Вера Павловна готовилась к родам, а в это самое время Ангелина Сикорская занималась настройкой своего магического инструментария. Ведьма повесила на дверь ординаторской табличку "не беспокоить", плотно защелкнула замок и отключила телефон.
   Теперь следовало позаботиться о "топливе" для проведения ритуала. В ритуальной магии нет ничего особенно сложного. Большинство ее секретов давным-давно опубликованы и находятся в "открытом доступе". Вопрос в том, что искать и где искать, а так же в энергии. Нет энергии - нет магии. Самая интенсивная из доступных человеку энергий - сексуальная. Именно эту силу и собиралась задействовать сейчас юная ведьмочка.
   Уроки сексуальной магии когда-то обошлись Ангелине в целое состояние, и брала она их не у доморощенных тантриков. Ее учила в Оаксаке сама Кэрол Эггс, великая ведьма по прозвищу "железные яйца".
   Прозвище Кэрол придумал кривой Галл, женоненавистник и мастер извращенных шуток, но даже в его устах оно звучало скорее уважительно. Юный колдун, насколько Ангелина знала, отличался жестокостью, бесстрашием (подкрепленным, впрочем, СИЛОЙ) и поистине безграничным, абсолютным хамством. Однако на Кэролин Эггс эта абсолютность не распространялась, Галл ее боялся.
   Данное им наставнице прозвище учитывало не только неукротимый характер великой ведьмы. Оно обыгрывало и те "тренажеры", с помощью которых ученицы обучались управлению интимными мышцами. Способность раздавить "нежным местом" грецкий орех, была не самым сложным из выпускных экзаменов...
   Шутка Галла, едва не стоившая ему жизни, заключалась в аккуратно запечатанном в орех живом скорпион. По счастливой (не для колдуна конечно) случайности, орех, предназначенный Ангелине, взяла себе Кэролин для демонстрации тонкостей искусства. Впрочем, возможно, ведьма поступила так и не случайно.
   Допустив "оплошность" Железная Мама не только получала законный повод напасть на донимавшего ее Галла, но и продемонстрировала ученицам свою безупречность. Скорпион погиб мгновенно, колдун выжил чудом и с тех пор назывался кривым Галлом.
   Отогнав посторонние мысли, Ангелина сосредоточилась на деле. Сила, дыхание и мысль должны быть слиты в единое целое, только тогда возможна магия. Молодая ведьма прекрасно усвоила урок наставницы и получала наслаждение от безупречности своих действий.
  
   Расположившись напротив зеркала и наблюдая трансформацию либидо, она могла любоваться собой. В этом было что-то извращенно-чувственное - как раз то, что Ангелина обожала.
   С кошачьей грацией женщина вытянулась, распрямив спину и вытянув в зенит руки, как натянутую стрелу. Пальцы рук сплетены, сомкнутые указательные выпрямлены, живот втянулся, следуя диафрагме, подбородок плотно прижат к груди.
   Еще мгновение назад казалось - сама чувственность воплощена в ней, а сейчас все силы ее молодого гибкого тела одним движением собраны в основании позвоночника. Кожа лица натянулась, ввалившиеся глаза горят мрачной решимостью, - как будто змея приготовилась к броску.
   Секунда сосредоточенного покоя, и вот уже следует новое преображение. Плавной спиралью женщина скользнула точно в центр пентаграммы, сбросив туфли немыслимым кошачьим движением. Со стороны это смотрелось, как порыв ветра, на мгновение охватывающий Ведьму.
   Говорили, Графиня умудряется во время этого падения снимать белье, не пользуясь руками, но Ангелина по счастливой случайности трусиками сегодня пренебрегла. Спустя мгновение она устойчиво сидела в позе лотоса, чувствуя приятную прохладу каменного пола разгоряченным телом.
   Нижние врата должны быть открыты Земле - это правило. И еще необходима жертва, а лучшая жертва - кровь и менструальная кровь подходит идеально. Но месячные, - на то и месячные, что приходят раз в месяц, и их в обозримой перспективе не предвиделось.
   Урок первый мамаши Кэролин: - "В Агхора Тантре сказано - одна капля семени по запасенной силе равноценна 100 каплям крови".
   Урок второй: - "Можно длительно сохранитять телесные соки, в т.ч. и сперму, используя естественные резервуары".
   Урок третий: - "Секс - не для удовольствия, а для магии или воспроизводства, коли пороху колдовать не хватает!!" Детей Кэрол не переносила на дух, да и постоянных любовников у нее не наблюдалось. Точнее, среди местных индейцев ходили слухи, что любовники у Железной Мамы все-таки водились, да только жили они недолго. Жуткое рассказывали про любовь Ведьмы.
   Галл назвал ее романы "случкой самки богомола". И, в этом случае, похоже, был прав, - никакой романтики и страсти, голая целесообразность.
   Тут Кэролин, на взгляд ученицы, слегка перебарщивала, одно другому не помеха. Не всегда помеха... Ну, возможно лет через 50-100 она поменяет свое мнение, а сейчас.... Ангелина не планировала полностью завязывать с удовольствием, любила хороший секс и знала, что вряд ли в ближайшее время уподобится наставнице.
   Так или иначе, но уроки Железной Мамы юная ведьма усвоила отлично, и сейчас в ее теле был изрядный запас необходимой для ритуала энергии. Теперь - выверить направление - лицом на Юг.
   - Точно пропеть ИМЯ привратника, не исказив не то что буквы, малейшей интонации в формуле призыва.
   - Несколько раз сократить и расслабить интимные мышцы, - так, чтобы несколько капель драгоценной эссенции жизни, столь предусмотрительно запасенной прошлой ночью, вытекло на пол.
   Как только первая капля семени коснулась камня, раздался тоскливый вой. Миллионы ищущих воплощения, заключенных в ней, оплакивали свою судьбу. Внизу, там, где только что ощущался приятный холодок бетонного пола, разверзлась ледяная бездна. Жертва принесена и принята! Женщина ощутила, как поток обжигающего холода ворвался в нижние врата и устремился вверх по позвоночнику.
   Ведьма подкинула в воздух щепотку черного порошка, загодя бережно отмеренного из маленького кожаного мешочка. Порошок, будто подхваченный порывом ветра, отгородил юную естествоиспытательницу от мира непроницаемой стеной.
   Черное пламя окружило ее, и в нос ударил резкий запах серы. Последовало мгновенное сосредоточение в межбровье, чувство стремительного падения, яркая вспышка...
   И вот уже перед ее внутренним взором сегодняшний карточный расклад. Карты оживают, оборачиваясь знакомыми и чужими людьми, рассказывают ей свои истории, тянут ней руки, о чем-то настойчиво просят.
   Окруженная вихрем, ведьма летит сквозь время и миры, сплетая нити судеб и вероятностей, с отчаянным упорством противясь жадно зовущей ее смерти. Уже ясен путь, позволяющий идти по краю и черпать силу бездны, не отдаваясь ей.
   Ангелина видит череду смертей. Ведьма будет убивать снова и снова, не для удовольствия, просто чтобы выжить на пути Тьмы. Бездна алчно требует своего и взыскует за дарованную силу кровью, но не обязательно колдуна. Принимается и замена: - в этом суть всех ритуальных убийств. Чтобы использовать темную энергию, надо платить, и сейчас настал момент решать, чьей жизнью будет внесена плата.
   Три смерти уже рядом, - молодая женщина, и двое еще нерожденных. Жить им осталось несколько часов. Ангелина видит, - женщина приняла на себя ее смерть. Ясно так же, что эта смерть связала ведьму с чем-то чудовищным, несущим неотвратимое возмездие не только Ангелине, но и всему ее магическому Кругу. Видение сегодня раскрывает ей больше, чем за всю предыдущую жизнь. Разворачивается картина ближайшего будущего, то, что уже отмечено печатью неизбежного.
   - Грозовые тучи стремительно расходятся концентрическими кругами, образуя колодец. Чернота неба озаряется сиянием и на неказистое здание роддома, примостившееся рядом со станцией метро, нисходит поток ослепительного золотистого света. Ливень из золотой пыли бесшумно падает из прорехи в небе.
   Ведьма чувствует, еще мгновение, свет сожжет ее. Она знает, прямое видение опасно, оно захватывает видящего и уносит его с собой без возврата.
   Превозмогая страх, Ангелина продолжает видение, свет в небесах обретает форму Золотой Бабочки. Свет, он несет блаженство и погибель для таких, как она. Кэролин, безумная мамочка Эггс, - единственная из известных Ангелине темных, смела созерцать золотую пыль вечности напрямую. Возможно, именно это созерцание и свело ее с ума.
   Бездна, Бездна!! - взывает Ангелина, - всем сердцем я верна тебе, прими меня под свое крыло, спаси и сохрани.
   Роддом светится изнутри, как хрустальная игрушка, переливаясь всеми цветами радуги, тьме негде укрыться в его прозрачных стенах. И, как ответ на призыв ведьмы, навстречу золотому ливню, из темного жерла вентиляционной шахты метро выползает густая, вязкая тьма. Тьма древняя, тысячелапая, тысячеглазая, поглощающая все на своем пути.
   Трава и листья кустов желтеют, бессильно обвисают ветки деревьев, падают замертво зазевавшиеся голуби и воробьи, отмечая полосой смерти и запустения ее путь. Серой пылью припорошил этот гибельный след рой мотыльков, так и не успевших сыграть свою короткую свадьбу.
   Схватился за сердце и мешком осел на асфальт старик, понуро толкавший коляску с пачками вечерних газет. Коротко и бессильно захлебнулась лаем бежавшая рядом собачонка. Бросилась в последний бой за хозяина, тоскливо взвыла, и упокоилась у его ног.
   Тьма плавным и одновременно стремительным движением преодолевает сотню метров, отделяющие роддом от северного вестибюля метро и вторгается на цокольный этаж. Тем временем Свет, наполняющий здание, разгорается все ярче.
   Извечные враги встречаются на втором этаже в родильном блоке и начинают неспешно кружиться, свиваясь в спираль, словно опасаясь коснуться друг друга. В центре захватившего здание циклона две точки, - тьмы и света, два ребенка, пришедших в наш мир с разных полюсов вселенной.
   Чарующий танец недолго удерживает внимание Ангелины, - ведьма знает, в нем вся ее будущая жизнь, но ветер видения уносит дальше. Видящая жаждет узнать больше, устремляясь в опасную и непредсказуемую гонку со временем. Видение как наркотик, хочется еще и еще. Но понять и узнать, - полдела, надо еще сохранить ускользающее, как песок сквозь пальцы, знание.
   Не успеть... Тьма поглотила видения, и беспощадная сила выбросила обессиленную ведьму в плотный мир. Мир оказался на редкость груб, - ощущение было такое, как будто ее сбросили на бетонный пол с высоты 2-,го этажа. Обычное дело, недаром обряд называют видением падения, но сегодня как-то уж слишком...
   Ангелина даже на секунду задумалась о перспективах лечения компрессионного перелома позвоночника. Бегемот в таких случаях говаривал: чуть голова в жопу не провалилась. Ведьма бегло просканировала костяк, врач таки: серьезных повреждений тканей нет, удар пришелся на энергетическое тело. В другое время ей бы порадоваться - если ощущения Дубля перекрывают плотские, - это признак прорыва в развитии мага, но сейчас надо шкуру спасать и быстро.
  
   Спасение ведьмачьей шкурки началось со стремительной уборки помещения. Ковролин был аккуратно положен на место и придавлен тяжелым сейфом для хранения "списочных" медикаментов и документации. Кто бы мог подумать, что хрупкая девушка играючи может двигать 200килограммовый сейф.
   Спасибо Кэролл Эггс за третий урок - продвигайся от сложного к простому. Непроизвольная мускулатура поддается управлению с колоссальным трудом. Кто сумеет развить "мускулатуру любви", тот и другие скелетные мышцы способен использовать на 100%. В этом убедился Галл, когда Железная Мама обрушила на его голову бочку с мазутом, - первое, что под руку попалось! Тут все решает скорее не сила мышц, а крепость костей и связок, иначе Кэролин приложила бы Галла машиной, как супермен доктора Зло.
   Теперь избавиться от запаха. Магический порошок стоил ужасно дорого, и пах тоже не слабо. В "коктейле" присутствовали запахи ладана, корицы, падали и еще несколько, уже с трудом определяемых на общем фоне. Чтобы отбить чудовищное зловоние Ангелина выпустила в воздух полный баллон освежителя.
   Принюхалась, и, неудовлетворенная результатом, вылила на пол заранее приготовленный флакон нашатырного спирта, после чего, распахнув настежь окна, позволила помещению проветриваться. Критическим взглядом окинув свое отражение, Ангелина достала из персонального шкафчика безупречно выглаженный и в меру изношенный белый халат, той же бэушности мешковатые хирургические штаны и стоптанные матерчатые туфли без каблуков.
   Нашлось в ее новом образе место и для комплекта белья, впрочем, уже не такого строгого, - благо при полностью застегнутой кофточке разглядеть его подробности не представлялось возможным даже очень заинтересованному зрителю. Косметика была безжалостно смыта, золото убрано с глаз долой, волосы на затылке завязаны строгим пучком, - за какую-то минуту ведьмочка преобразилась в благожелательного, очень проницательного и очень-очень строгого доктора Ангелину Васильевну Сикорскую.
   В этой своей ипостаси она и направилась в сторону поста, где в это время мирно подремывала единственная на все родильное отделение дежурная сестра Томочка. То есть, конечно, Тамара Петровна, дама слегка за 40, полноватая, беззащитно наивная и наделенная той простоватой добротой, что еще встречается у русских женщин.
   К сожалению, доброта эта часто сочетается с некоторой ограниченностью, если не сказать с неумностью и полной неспособностью отстаивать свои интересы. Говоря проще, Томочка не умела говорить слово "нет". Отсюда происходили все ее злоключения, которых, к неполным 42годам, в жизни Тамары Петровны набралось немало.
   Спустя минуту сестра-акушерка уже сидела навытяжку, хлопая сонными глазами, и подобострастно выслушивала девчонку, годившуюся ей в дочери. На столе между ними лежали папка с историями пациенток (трое на весь корпус, лежат на сохранении и на выходные отпросились домой), упаковка одноразовых шприцов, в то время приличный дефицит, и ампула с вакциной БЦЖ.
   - Вы же понимаете, Тамара Петровна, как Важно для нас с вами, чтобы дежурство прошло без происшествий. Ангелина испытующе заглянула Томочке в глаза, и по спине у акушерки пробежал неприятный холодок. - Я так надеюсь на Вас, - ослабила нажим ведьма. - И, конечно никогда бы не позволила себе уйти с работы, но мама... -Тут голос ординаторши задрожал, а глаза увлажнились.
   Сердце Томочки предательски защемило, ее собственная дочка примерно тех же лет отнюдь не отличалась таким же трепетным отношением к матушке.
   - Но я нашла замену, Тама-а-арочка Петровна, - уже ласково, почти нежно продолжила Ангелина, - это мой однокашник, Семен Антонович Комаров. Прекрасный доктор, хоть и не акушер. Он реаниматолог, - можете доверять ему как мне. - Ангелина Викторовна лгала лишь отчасти, доверять ей можно было не больше, чем изголодавшемуся упырю в темном переулке. А недоделанный вампир Семочка и впрямь работал ночами попеременно на скорой помощи и в нейрореанимации Склифа.
   Почему ночами, - понятно, а почему в неврологии, спросит меня пытливый читатель? - Да потому что там смертность больше. Упырю для удержания тела от разложения необходима отнюдь не кровь, (хотя ей они тоже при случае не брезгуют) а жизненная сила, обильно источаемая умирающим. Умирающих в те лихие годы хватало, всех пострадавших в бандитских разборках везли в Склиф, и Семен голодал редко.
   Вы ведь мне доверяете?! - Продолжала дожимать свое ведьма. Томочка сдалась. Умом она понимала, что Ангелина фактически подбивает ее покрыть должностное преступление. Случись что, крайним окажется тот, кто был на рабочем месте, то есть Тома. И, как всегда, у Тамары Петровны не нашлось сил сказать нет.
   - Да, конечно, Ангелина Васильевна, не волнуйтесь. Идите к маме, не задерживайтесь, а то сегодня какой-то воздух у нас тяжелый, не дай бог чего случиться, а Вы - доктор, все знаете...- Затараторила Томочка. - Отделение пустое стоит, рожениц, считай, что и нет. А от внеплановых, так мы помолимся, Бог и помилует. При упоминании Белбога Ангелина невольно скривилась, но, мигом совладав с желанием наорать на тупую старуху, принялась терпеливо прорабатывать вторую составляющую плана.
   - Вы Тамара Петровна не на боженьку рассчитывайте, а на свою аккуратность и выполнение должностных инструкций. И главное, о чем я прошу вас помнить, лежит прямо перед вами, - тут ее мизинец мягко коснулся ампулы с вакциной. - Вы, надеюсь, не забыли прошлую планерку и то, что Моисей Абрамович говорил про провал плана вакцинопрофилактики нашим отделением тоже помните? - Нахмурившись, как предгрозовое небо вопрошала ординаторша слегка ошалевшую от такой перемены тональности Томочку.
   Гнев главврача, пользующегося в клинике непререкаемым авторитетом, живо представился акушерке. Так вот, Тамара Петровна, возможно, только от Вас зависит, получит ли наш коллектив 13ую зарплату в этом году, ВЕСЬ коллектив, вы это понимаете?
   - Но как же, они, мамаши-то, отказы пишут, после того случая помните, и в газеты ведь попало...- Робко попробовала возразить Тома. - Детки ведь умерли, прокурорские приезжали...
   - Вы это бросьте, Тамара Петровна, ненаучно и дико такое даже думать! 20-й век на дворе, а у образованной женщины-медработника предрассудки, опровергнутые наукой еще двести лет назад!
   Но, пожалуйста, не волнуйтесь. Не надо так расстраиваться по пустякам. - Ангелина снова сменила тон на ласково-участливый, всем своим видом показывая: - несмотря на Тамарину "дикость", образованная докторша снисходит до того, чтобы объяснить ей понятные и ребенку истины: - Моисей Абрамович комиссию созывал, во всем разобрались. Прививки безвредны, дети умерли от стафиллокока. Случайность это, совпадение. Детей не надо матерям сразу на руки давать, чтоб инфекцию не занесли. Выдержали бы трое суток в инкубаторе, как положено, глядишь, и беды бы не было. И вообще, - дело давно закрыли.
   Подумаешь, газетчики пишут, так вы их слушать будете или Науку! - Грозно добавила Ангелина, закрывая дебаты. - И снова, сменив гнев на милость, уточнила: - Вы только мамашке ничего не говорите, тихонько укольчик сделайте, - эта дуреха после родов все одно ничерта не вспомнит!
   - А чтоб вам спокойнее было, я по блату французскую вакцину достала, она проверенная. Да, только ампулку после укола уничтожить надо, а то не по инструкции это. Но что для хорошего человека не сделаешь, - снова милостиво улыбнулась бедной Томочке ведьма.
   Ангелина готовила убийство, причем готовила чужими руками, и тщательно заметала следы. Орудие убийства она сейчас и подталкивала своим пальчиком ничего не подозревающей сестре-акушерке.
   Любая вакцина содержит в себе консервант, микродозу крайне токсичного соединения ртути, - меркаптиолята. У чувствительных детей этот яд вызывает тяжелые отравления, вплоть до остановки дыхания. Дальше дело техники, - перед Томочкой лежала специально обработанная ампула БЦЖ. Вакцина по составу ничем не отличалась от других, однако любой ребенок, получив ее подкожно, становился крайне чувствительным к меркаптиоляту. То есть лабораторно безвредное вещество на деле являлось ядом, убивавшим со 100% гарантией!
   Бегемот как-то проговорился, что завидует тому, кто придумал эту гениальную отраву. Но надо отдать учителю должное, именно он нашел ей необычное применение и активно продвигал в жизнь. Имея своих людей почти во всех крупных клиниках Москвы и доступ к оракулу Среднего Царства, Бегемот получил в свои руки оружие сокрушительной мощи. Оружие, способное изменить баланс сил между Светом и Тьмой.
   Вычисляя время и место рождения светлых душ с немыслимой точностью, гроссмайстер хирургическими ударами зачищал столицу. А народ, как известно, достоин своих властителей. Не без основания Бегемот рассчитывал, что пройдет каких-то 20-30 лет работы и основательно расчищенная им Московия будет готова принять Темного Властелина.
   Однако, даже в таком гениальном плане не обошлось без непредвиденных осложнений. В круге тьмы поговаривали, что, вопреки своему желанию, старый дьявол помог Свету. Из-за резко возросшей смертности в роддомах Москвы люди стали в массовом порядке отказываться от прививок. Самые отчаянные рожали дома.
   Появилось даже псевдорелигиозное движение "Водородов", - последователей доктора Чарковского. Они исповедовали культ рождения детей в море и общения с дельфинами. То есть, во многом благодаря Бегемоту, простые обыватели начали отходить от тупого благоговения перед научной медициной и поворачиваться "лицом к природе".
   Однако гроссмастера Тьмы не смущали мелкие шероховатости, и он продолжал планомерно продвигаться к поставленной цели. А какая цель более желанна для Темного, чем обретение абсолютной власти? Такая власть складывается из множества мелких побед на разных фронтах, и конкуренция между алчущими ее обостряется с каждой ступенькой подъема по "пирамиде могущества". Так что, строя глобальные замыслы, Бегемот не гнушался банальным шантажом для достижения сиюминутной выгоды.
   Среди его многочисленных врагов и конкурентов в бизнесе гринписовцев и сектантов не наблюдалось. А вот дети были ценностью для большинства. Угроза смерти ребенка, - прекрасный способ заставить склонить голову даже самых бесстрашных из смертных. Врагов у Бегемота хватало, Большие деньги - Большие проблемы, так что "вакцинопрофилактика" использовалась не только против сил Света ...
   Но сейчас речь не шла о заурядном устранении светлой души или устрашении конкурента. Это был какой-то редкий, из ряда вон выходящий случай. Случай, которому гроссмастер приказал уделить особое внимание.
   Ангелине позарез надо было выполнить задание безупречно. Бегемот промашек не прощал, а сегодня он соизволил позвонить ей лично, впервые за последние два года. Сие могло означать только одно, - устранение младенца для него важно, дело на особом контроле.
   Что младенец будет, сомнений не было. Гроссмастер сказал, - значит будет, возможно, роженица уже в дороге. Но будет и второе дитя и на счет него совершенно особые указания. Указания, выполнив которые, Ангелина обречена на смерть. Значит, - пора привлекать к работе Семена.
   Несколько лет назад, будучи самонадеянной молоденькой ведьмочкой, она вообразила, что иметь в услужении сверхестественное существо, - это очень круто. На деле результат ее усилий не только не оправдал надежд, но и принес массу ненужных забот.
   Упырь Семушка отнюдь не был благородным вампиром, величественным Князем Тьмы. Семен был жалок в жизни, таковым оставался и в посмертии. Темный дух, поддерживающий его разум и плоть, оказался даже не мелким бесом, а растолстевшей на астральной падали элементалью, и особыми талантами тоже не блистал. Но сейчас Семен был нужен и нужен позарез. Только этой разумной нежити ведьма могла доверить выполнение второй части задания.
   Конечно, Бегемот выразился предельно четко, - никаких посторонних. Но с другой стороны, формально, упырь и не был чужим для нее. Когда мертвое тело Семена впервые дернулось на жертвенном столе, приняв в себя одержателя, гроссмайстер рассказал ведьме о вечной связи призвавшего и призванного и ее пожизненной за упыря ответственности. Рассказал с гаденькой, заметим ухмылочкой.
   Сообщив Томочке о своем намерении самолично проверить постоянно барахлившую проводку, Ангелина направилась в подвал. С заржавевшими замками пришлось изрядно повозиться. Наконец с противным скрипом отворилась тяжелая железная дверь и в лицо ведьмы дохнуло сырым холодом, пылью, плесенью - всем тем букетом запахов, что обычен для подземных технических помещений.
   Щелкнул выключатель, коротко вспыхнула перед смертью единственная тусклая лампочка, и больничный подвал вернулся в свое естественное состояние - черт ногу сломит.
   Ведьма коротко чертыхнувшись, полезла в карман за спичками. Ангелине нравился запах серы и она игнорировала удобство новомодных газовых зажигалок.
   Вспыхнул огонь, Живой Огонь - красиво. На мгновение наша героиня замерла, наслаждаясь игрой света и тени, оживившей подвал. Запалила керосинку, заготовленную для таких случаев в момент случайного протрезвления больничным техником Михалычем. Внимательно огляделась и, осторожно перешагивая через ржавые трубы, направилась прямиком в то крыло здания, что было расположено под ординаторской родильного.
   Место силы было обозначено чугунным канализационным люком в бетонном полу. Люк был давнишний, украшенный по центру советской пентаграммой, в которую было заключено зверского вида лицо, отдаленно напоминающее Льва Давидовича Троцкого.
   Полустертое клеймо указывало, что отлила его кузнечная артель "Красный Бык" в 1921году. Колодец открывался без затей, - стоявшим в уголке ржавым, тяжелым, но на удивление удобным ломом. Части лома, предназначенные для захвата, были аккуратно обмотаны черной изолентой. Верхняя часть заострена и загнута, на манер пожарного багра. На нижней имелся конусообразный наконечник, тускло блестевший серебром в полутьме подвала.
   Наконечник был и вправду серебряный, так что инструмент мог служить не только для перемещения тяжестей. При случае, лом служил средством упокоения непослушных или буйно настроенных гостей.
   Ангелина любила работать тихо, да и показать уважение к месту силы было отнюдь не лишним. Аккуратно подцепив краешек люка ломом, она на мгновение замерла. Чутко прислушалась, стараясь уловить любой звук, любое шевеление снизу. В таком деле осторожность лишней не бывает. Крепко прихватив люк руками и выгнув спину на манер штангистов, ведьма одним движением открыла колодец.
   Внутри была земля, не обычная подвальная глина, а черный, маслянистый южно-русский чернозем. Никаких "бездонных пропастей дышащих ужасом", простая земля, ну не такая уж простая, конечно. Но это к делу не относится, для задуманного сошла бы любая. Вызов неупокоенного - дело не мудреное, но ряд условий соблюден быть должен непременно.
   Первое, - нужен прямой контакт с живой Землей. Выполняя второе, Ангелина отточенным движением вонзила иглу шприца в локтевую вену, зубами придерживая перетянувший плечо жгут. Старшие посмеивались над ее трепетным отношением к своей бархатной коже, но юная ведьма считала, - лишние шрамы от жертвенного ножа ей без надобности.
   Аккуратно прижав ваткой вену, она опустила рукав и придирчиво осмотрелась, нет ли вишневых пятнышек на халате. Сема, конечно, свой упырь, но техника безопасности придумана не зря. Шприц в правую кисть, левая выполняет охранительную джеггатуру (попросту - козу, пальцовку, направленную в сторону круга). Выкринув имя одержателя, она круговым движением распылила кровь над колодцем.
   Раздался негромкий хлопок вытесненного воздуха и на черную землю бесформенной грудой тряпья приземлился Семен Антонович. Сема был в стельку пьян, от него крепко пахло мочой, сивушными маслами и перегаром. Невнятное мычание и мокрые брюки не оставляли сомнений, - упырь пил технический спирт и выпил его немало. Другие спиртные напитки не оказывали на измененный метаболизм нужного действия.
   Нужного Семе, разумеется, - а упырь не изменил своей привычке нажираться как свинья даже в посмертном существовании. Что удивительно, похоже его вкусы разделял и дух-одержатель. Иначе как почти гармоничным симбиозом такие отношения назвать было нельзя. Элементаль получил в свое распоряжение плотское тело и все, так сказать, блага к нему прилагающиеся. В число вышеупомянутых благ первой строчкой входила возможность угузюкиваться до беспамятства.
   Семен, в свою очередь, стал пусть плохоньким, но магом и обрел относительное бессмертие. Упырь не может помереть, траванувшись стеклоочистителем или по-пьяни сломав себе шею, и похмельем он тоже не страдает. Единственная забота живого мертвеца, - вечный голод, правда его хватает с лихвой. Так что, если б не подлая необходимость постоянно пить кровь и аллергия на солнце, можно было бы сказать, что Семушка обрел свое счастье. Но счастье никогда не бывает бесконечным. И вот сейчас безбедную псевдожизнь Семена Комаровагрубо нарушило вмешательство хозяйки.
   Бесцеремонно подцепив Семино тело ломом, Ангелина отволокла его в угол, на всякий случай не поворачиваясь спиной к колодцу. Место силы имеет свое сознание. И не факт, что это сознание не сочтет себя оскорбленным вторжением столь гнусного представителя нежити. Ведьма весьма смутно представляла, на что способны духи-хранители древнего языческого капища, и проверять это сейчас не очень-то и хотелось.
   Она выполнила ритуальный поклон, поспешив бесшумно поместить крышку люка на место. Открутила вентиль на трубе и, наполнив холодной, пахнущей застоялым железом водой помятое ведро, окатила ей жалобно заскулившего Семена.
   На втором ведре Сему обильно стошнило, и он вновь напустил себе в штаны, попытавшись, однако, расстегнуть ширинку. Примерно ведру к 8-9 упырь поднялся на ноги и знаками дал понять, что скоро будет готов к интеллигентной беседе. К ней Ангелина Васильевна не медля и приступила, излагая Бегемотово задание в простых и доступных Семочкиному осознанию терминах.
   Для закрепления понимания изложение сопровождалось периодическими тычками лома в страдающее Семино тело. Била Агелина умело: - больно, но бережно и несеребреной стороной. Провинившийся упырь, тихонько подвывая при каждом ударе, всем своим видом выказывал покорность и предельное внимание. Завершая беседу, ведьма перевернула лом серебряным наконечником к зажавшемуся в угол Семе и недвусмысленно продемонстрировала, что его ожидает, допусти он ошибку.
   Минут через 15 молчаливый, чистый и переодетый в хирургическую форму реаниматолог Семен Антонович Комаров был представлен Томочке. Вид он имел слегка помятый и бледный, обильно благоухал одеколоном Москва, но в остальном не слишком отличался от обычного московского дежуранта. Инструкции касаемо взаимоотношений с Тамарой Сема получил предельно простые: - молчать, ждать своего часа, ничего (и никого) без спроса не трогать.
   Все, - Ангелина выдохнула, сбрасывая с себя напряжение, скопившееся за день. Ведьма стояла перед зеркалом и придирчиво изучала отражение. На нее смотрела спокойная, немного усталая и скромно, хотя и небедно одетая женщина лет 25 . На лице отпечаток забот и легкая печаль. Да, так в самый раз.
   Пробегая мимо поста, улыбнулась и махнула рукой Томочке, на выходе ласково поцеловала в щеку старика-вахтера. Ангелина знала, разборки предстоят нешуточные, без прокуратуры не обойдется. И о показаниях будущих свидетелей стоило позаботиться заранее. Ведьма распахнула двери служебного выхода.
   Городские улицы опустели и притихли, несмотря на ранний вечер, было как-то безлюдно и непонятно быстро темнело. В лицо неожиданно ударил хлесткий порыв холодного ветра, закручивая на тротуаре смерчи из пыли и мелкого мусора. А на западе, полностью поглотив заходящее солнце, неумолимо накатывался бугристый, черный, посверкивающий зарницами и глухо, угрожающе погрохатывающий вал грозовых облаков.
   На секунду Ангелина замерла, собирая силу в межбровье. Обычно видение эфирного плана требовало специальной подготовки, и даже так открывалось не всегда. Сегодня темная энергия кипела в ее теле. Потребовалось только устремить взгляд в межбровье, чтобы мир перед ее глазами изменился. Трудно описать то, что представляет собой видение. Меняется все и все остается прежним, мир разлетается на мириады частиц и собирается вновь, зачастую самым непредсказуемым образом.
   Скосив глаза, ведьмочка увидела, как разлетаются, прячась в сиреневых кустах, цветочные эльфы. Хмурый гном в поношенной милицейской форме пытался протащить в подвальное окошко глянцевый журнал. С обложки хищно улыбалась усыпанная золотой мишурой и брильянтами блондинка. Сегодня мало кто может позволить себе настоящие сокровища, и горожане, люди и нелюди, довольствуются их гламурными копиями. Гном обернулся, бросил добычу и тенью скользнул в подвал.
   Грозовые духи, перелетая между веткам деревьев, проводами и рекламными вывесками с веселым гиканьем втягивались в новую игру. Родившиеся в гуще грозовых разрядов дети Перуна, походили на маленьких изумрудно - синих бесенят. Между их рожками то и дело проскакивали электрические разряды, выпученные глазки бешено крутились в поисках зазевавшейся добычи а лиловые рожицы сияли от счастья. С дикой радостью, подобно передовому отряду кочевников, они захватывали замерший в страхе город.
   Духи ветра, грозы и прочие шаловливые элементали не редкость на наших улицах. Маленькие смерчи, играющие со старыми газетами, норовящие выдрать старой вороне пару перьев из хвоста или запорошить пылью вам глаза - их проказы. Просто взгляд обывателя отмечает только то, что важно. А важно то , что опасно или требуется для удовлетворения насущных нужд. От эфирных духов выгоды никакой, вот мы и разучились их видеть.
   Почему ветер дует, - потому что деревья качаются. Дети видят волшебную сторону мира, играют с невидимыми друзьями и боятся тех, кто прячется в тени. Маг, обретая видение, невольно превращается в ребенка. Иногда наивного, злого или бессердечного, но все равно - ребенка.
   Уже на полпути к метро, обернувшись на визг тормозов, Ангелина увидела, как из старенького жигуленка выскочил помятый мужичек лет пятидесяти. Несколько раз суетливо дернул дверную ручку, безуспешно пытаясь открыть заевшую заднюю дверь. Тем временем из соседней двери, открывшейся прямо в отцветающий сиреневый куст, выбиралась роженица.
   Успела! Сердце молодой ведьмы радостно забилось. Бесконечность предоставила Ангелине ровно столько времени, сколько было нужно, чтобы завершить дела и уйти с пути колеса смерти. Ни минутой больше. Безупречность ведьмы позволила ей слиться с намерением бесконечности и выиграть магическую битву за свою жизнь.
   Дальше следовало предоставить ситуацию самой себе - большего ведьма сделать уже не могла. С легким сердцем Ангелина Сикорская нырнула в прохладный створ станции метро. Она еще не осознала этого до конца, но уже чувствовала - ее жизнь бесповоротно изменилась.
   Молодая птица покинула гнездо и отправилась в свой первый полет. Полет длинною в жизнь. И пусть полет этот казался неустойчивым и слегка неуклюжим, но клюв ее был направлен в небо, крылья уже потеряли детский пушок и отливали вороненой сталью....
  
  
   Глава вторая:
   Роды.
   Дежурство Тамаре досталось нелегкое. Она поняла это сразу. Маленькая сучка Ангелина только начала свой разговор, а Тома уже знала, - впереди тяжелая ночь. Тамара Петровна часто бывала на удивление проницательна. Она прекрасно видела, в каком взвинченном состоянии прискакала к ней девчонка. Видела, а виду не подала. Знала, что отказать все равно не сможет. Но и не поверила молодой докторше ни на секунду, ну разве что про маму. Да и эта история не вызывала большого доверия.
   Томочка поморщилась, - нехорошо так думать о человеке, а вдруг ее мать и вправду больна. Не нравилась ей Ангелина, почему - Тома не понимала. Даже не задумывалась, просто старалась держаться от новенькой подальше. И сейчас, стоило Ангелине выпорхнуть из клиники, облегченно вздохнула. Ну ладно - сказала она себе, - так даже и лучше, спокойнее без ведьмы ночью.
   Тома частенько про себя называла доктора Сикорскую ведьмой. И, как часто бывает с простыми людьми, попадала в точку. Проходя мимо ординаторской, она мельком заглянула в приоткрытую дверь. В вытянутой как пенал комнате было темно и душно. Странный доктор плотно задернул шторы и тихонько дремал на диване, укрывшись с головой больничным одеялом.
   - Дежурант еще этот прохвост. Рожа - не приведи господи в темном переулке встретить. Крепкий у реаниматолога, видать, похмел, если в такую жару замерз. Алкаши они все там, в Склифе. Толку от такого помощничка, как с козла кефира.
   От видавшей виды сестры не укрылось Семочкино состояние, похмельных докторов за свою жизнь навидалась она не мало. - Да ну их. Поди, двадцать лет роды принимаю, обойдусь как нибудь. Продолжая тихонько ворчать, акушерка неспешно двинулась в сторону холла. На посту взвыл зуммер. Тамару передернуло, - приемное!
   Ну вот, началось! У девчонки чутье, минуты не прошло, как с дежурства смылась, а роды уже приехали. В том, что это роженица, Тамара Петровна не сомневалась ни минуты. Кого еще понесет в роддом субботним вечером.
   То, что беременность многоплодная она поняла уже после первого взгляда на прибывшую мамашу. Та еще рот не успела открыть, а у Томы все похолодело внутри. Вдруг обвитие пуповиной или ручка застрянет, да бог его знает еще что. А у них операционная на ремонте. Да и будь она, операционная, что это меняет. Врачей-то на месте нет, разве что дежурант...
   Нет, приняла решение Тома, ему я дворняге кесарево не доверю сделать. Надо скорую вызывать, в ближайшую хирургию везти. Тут у роженицы отошли воды, и Тамара поняла, - дамочка собирается рожать прямо в приемном.
   Подхватив побелевшую женщину, акушерка потащила ее к лифту. Спустя три часа Тамара держала на руках первого младенца. Ребенок получился маленький, но на удивление красивый, - просто ангелочек - подумала Тома. Даже кричал он как-то мелодично и неназойливо, скорее приятно. Привычным движением акушерка наложила клипсу на пуповину.
   И тут младенец широко открыл глаза и посмотрел на нее, посмотрел вполне осмысленно!На секунду время остановилось. Глаза у мальчика были чистые, понимающие и немного грустные. Немая пауза закончилась, младенец набрал полную грудь воздуха, закрыл гляделки и истошно заорал.
   Этого не может быть! - сказала себе Тамара, решив обдумать случившееся потом, в спокойной обстановке. И в этот самый момент опять заверещал зуммер приемного! Тома обернулась. В дверях процедурной стоял бледный как простыня Семен Аркадьевич.
   - Я всстреччу, - запинаясь и как-то странно причмокивая, сказал дежурант. Тамара смерила его оценивающим взглядом. Проспался - решила она, а на безрыбье... - Роды принимал? - Будь спок мэмм, - криво оскалился Сема. На сскорой ччего ттолько не ппринимал...
   Оно и видно, денатурат ты принимал совсем недавно, - печально подумала Тома. Но вслух сказала только - ну встречай, я подойду, как только головка пойдет. Если не справишься, зови немедля. Реаниматолог в ответ только всхрапнул, заставив Тамару зябко поежиться, и бесшумно исчез в больничной полутьме.
   Если предыстория первой роженицы нам хорошо известна, то о прошлом второй могу рассказать вам немного. Минуты за 3-4 до вышеописанных событий, из темного вестибюля станции метро Азовская выскользнула молодая женщина.
   Станция уже закрывалась и пассажиров пропускали только на выход. Да немного их было, пассажиров-то. Посему крайне удивительно, что никто из "привратников" московского подземелья не обратил внимания на удивительной, воистину нездешней красоты гражданку.
   Конечно, хорошо сложенные и длинноногие женщины сегодня не редкость на Московских улицах. Но эта обладала какой-то запредельной женственностью. Волнистые золотые волосы упрямо выбивались из-под капюшона свободного плаща черной кожи. Широко посаженные голубые глаза, тонко очерченное лицо с высоким лбом, полная грудь, роскошные ноги... Даже живот, несущий в себе младенца и почти ведро околоплодных вод, выглядел на удивление аккуратным.
   Беременность, вопреки обыкновению, только усиливала ее привлекательность. Такие женщины не должны ездить в метро и ходить по ночным улицам в одиночестве. Место им в дорогих лимузинах, рублевских виллах и прочих эксклюзивных аквариумах для золотых рыбок.
   Тем более, что была она в положении, да что там в положении, - на сносях была гражданочка. Двигалась молча, целеустремленно, и была в ее глазах некая странность. Обреченность и несгибаемая вера, отчаянье и надежда, - трудно описать это состояние. Так идут на казнь люди, приговоренные к смерти, но не страшащиеся ее. Такой увидел бы будущую мать ночной прохожий, но одинок был ее недолгий путь. Не удивительно, - кому придет в голову разгуливать в бурю по ночной Москве.
   А Москва умывалась долгожданным ливнем. В небе бушевали грозовые разряды, грохотало и сверкало так, что казалось - еще немного и начнут вылетать стекла. Ветер ломал подгнившие деревья и срывал плохо закрепленные листы кровельного железа. Косые струи дождя переполнили стоки городской канализации и по улицам несли свои воды бурные реки.
   Недолог путь от метро до больничной ограды, но и сотни метров под таким дождем хватило нашей героине, чтобы промокнуть до нитки. На секунду задержавшись на крыльце, она решительно нажала на кнопку звонка. Минуту постояла, толкнула незапертую дверь и вошла внутрь.
   В каморке перед раздевалкой, освещенной тускло горевшей лампой накаливания, спал на посту старичок вахтер. А в открытых дверях приемного ее уже ждала долговязая фигура, подсвеченная мертвенным светом ртутных ламп. Милости ппроссим, госсти дорогие: - ледяная рука упыря железным кольцом сомкнулась вокруг тонкого запястья женщины.
   Еще час спустя Тамара Петровна уже обрабатывала второго новорожденного. Девочка, удовлетворенно заметила она. Все мамане утешение в старости будет, а пацаны эти... - Акушерка покосилась на удовлетворенно сопевшего в прозрачном кювезе младенца. - От них расстройство одно.
   Несмотря на многоплодную беременность, роды прошли идеально. Мать крепко спала в палате. Дети, приняв первую в своей жизни пищу, не замедлили к ней присоединиться. Девчонка умудрялась посапывать даже в то время, когда Тома обрабатывала ее бархатную кожу стерильным маслом. Тамара и припомнить не могла, когда в последний раз все шло настолько гладко. Ей даже удалось пару раз заглянуть на первый этаж.
   У новенького дела обстояли не плохо. Роды шли стремительно, но Семен Аркадьевич, к ее удивлению справлялся хорошо. Правда, зачем-то наладил роженице внутривенный наркоз, буркнув через плечо что-то о полезности Калипсола для юных организмов.
   Тамара решила не вмешиваться, анестезиолог все-таки, что касается наркоза, - ему виднее. Бережно переложив девочку в инкубатор для недоношенных, Тома тяжело опустилась на стул. Теперь можно было на минуту перевести дух, но что-то, что она никак не могла вспомнить, не давало расслабиться полностью.
   Акушерка машинально засунула руку в карман и наткнулась на холодное стекло ампулы. БЦЖ и ведьма эта клятая, а мамашка, так не кстати, со своим отказом от прививок.
   Но что такое отказ? Бумажка, от руки писанная, а не документ официальный, бумажку ведь и потерять можно... А ребенок защиту на всю жизнь от туберкулеза получит. Младенчики, - вон какие красивые, а мамшка их своей дурью погубить хочет... - Томе очень не хотелось колоть вакцину, просто руки не поднимались. Но, как уже много раз было в ее жизни, она уговорила себя. Последним доводом в ее внутреннем монологе была кончина Антона Павловича Чехова от чахотки.
   Как часто, дорогой читатель, мы заглушаем тихий голос своего наития и совершаем то, о чем впоследствии сожалеем! Тамара Петровна имела обширный опыт таких прискорбных ошибок. Вот и сейчас она своими добрыми и заботливыми руками ввела под кожу новорожденных яд.
   В это самое время космонавты Степаныч и Лежепеков, сменяя друг друга у объектива камеры, наблюдали происходящее на Земле. Станция успела сделать два витка по орбите, вошла в зону ночи и сейчас пролетала над западной Польшей. Центр циклона наползавшего с Атлантики находился прямо под ними. Глаз - так называют зону безветрия и чистого неба в сердце исполинского вихря. Космонавты не теряли надежду увидеть что-то достойное распечатанной дефицитной пленки. Повезло, на сей раз, Старику.
   Серия снимков запечатлела сияющую резким, сварочным светом фиолетовую звезду. Золотой хвост, оставленный объектом в стратосфере, начинался где-то над Атлантикой. В считанные секунды прочертив небо над Европой, падающая звезда вонзилась в сине-черный покров облаков скрывавший Москву. По странному стечению обстоятельств, место ее приземления пришлось ровнехонько в месте, где у облачного "Дракона", будь он живым, располагалось бы сердце.
   На секунду черноту облаков осветила яростное пламя вспышки, и было видно, как от нее кольцами разбегаются облака. Михалыч, наблюдавший на полет Звезды через метровое обзорное окно, судорожно вцепился в руку бортинженера. Командир, ты видел? - спросил через интерком Старик. Да, - сквозь треск вечно барахлящей внутренней связи ответил старший, - сейчас в центр доложу, на Москву ведь е...нулась.
   - Нет больше Москвы и докладывать некуда. - Степаныч прошептал последнюю фразу сквозь зубы, но Миша Лежепеков расслышал его прекрасно. --Ты че, Старик, ты это серьезно?! - А серьезнее некуда, лучше скажи, у тебя родственники в столице есть? - бортинженер не шутил, начало доходить до Лежепекова.
   - Помнишь, в том году ребята просчитывали фильм Армагеддон. Ну, там еще америкосы мир спасают от астероида, а помогает им советский космонавт, - придурок на тебя похожий?
   А теперь прикинь: - скорость той хреновины, что мы с тобой засняли, была под триста километров в секунду. Раз в десять выше, чем у обычных метеоритов. При входе в плотные слои атмосферы на такой скорости объект испытывает чудовищные ударные и термические нагрузки. Чтобы прошить, как в нашем случае, атмосферу и на х... не сгореть, масса его должна быть никак не меньше пятисот тонн. И это при условии, что масса эта очень плотная и тугоплавкая, из металлического иридия к примеру.
   Продолжим, помнишь, как энергию считать? Эм умножить на Вэ в квадрате. Получается, что на Москву только что рухнула из космоса металлическая глыба по кинетической энергии равная тысяче Хиросим. Тут из наушников опять захрипело, - мужики, не отвечает центр в Королеве. Байконур говорит вообще нет связи с ЦУПом, гроза в Москве, помехи. Степаныч сжал зубы и отвернулся, - в Москве жила его старшая дочь...
   Старик был опытным космонавтом и талантливым инженером, но на свое счастье ошибался. Не его вина, что не все в нашем мире известно науке.
   Из пустыни внешнего космоса на Москву рухнула вовсе не тысячетонная глыба оплавленного металла. Внутри падающей звезды, защищенный пузырем золотого света, спал младенец. Его не коснулся ни холод вакуума, ни страшный жар плазмы, окутавший пузырь защитного поля при торможении. Он не почувствовал чудовищных перегрузок, и даже последний страшный удар, проломивший перекрытия роддома был полностью поглощен его оболочкой.
   Золотой шар угодил прямехонько в центр пентаграммы на полу ординаторской, измолов ее в бетонную крошку. Там он исчерпал свое назначение и рассыпался светящейся пылью.
   Младенец проснулся и закричал. И крик этот звучал в полной тьме. Электромагнитный импульс, вызванный его вторжением в атмосферу, вывел из строя системы связи, в том числе и правительственной и оставил без электричества добрую половину города.
   На Земле в это время развивались не мене драматические события. За минуту до падения Звезды черный Роллс-Ройс, с вечера неподвижно стоявший в переулке неподалеку от клиники, плавно тронулся с места. Почти бесшумно он подкатил к воротам роддома.
   Здесь на его пути возникла неожиданная помеха. Сутулая фигура, с головой покрытая армейским прорезиненным плащем, преградила лимузину дорогу. В руках человек, дерзнувший преградить путь роскошному автомобилю, держал толстую суковатую палку, которую использовал как трость, опираясь на нее всем весом. Было ясно - он нездоров или очень стар. Тяжелая машина, не замедляя хода, сбила стоявшего.
   Точнее говоря, ударила его, с тем же успехом можно было пытаться таранить бетонный столб. Со скрежетом сминая о посох, массивный капот Роллс-Ройс остановился. Неизвестный, оказавшийся довольно высоким, выпрямился и откинул на плечи капюшон плаща.
   Из распахнувшихся дверей машины перекатом вывалились охранники, на ходу открывая стрельбу. Несколько танцующих движений, почти невидимые движения палки, и стрелявшие упокоились навечно. Старик, а это все-таки был старик, двигался настолько быстро, что его движения размывались в воздухе.
   Он не обманывался, - главный бой впереди. Все предыдущее: - попытка наезда и бессмысленная гибель людей дало Хозяину несколько секунд, необходимых для трансформации. Разодрав крышу, над автомобилем взметнулась исполинская угольно-черная тварь. Стремительно последовавший удар палкой она смахнула легким движением плеча.
   Трость с грохотом обрушилась на бронированное стекло, дробя его на тысячи осколков, серебряными брызгами рассыпавшихся по мостовой. Монстр выбросил вперед непропорционально длинные конечности, похожие на щупальца кракена, и вырвал трость из рук противника.
   Старик запахнул плащ и застыл, склонив голову. С торжествующим ревом тварь обхватила его и рванула к себе. И тут из рук ее добычи рванулась вверх, оставляя за собой яркий огненный след, сигнальная ракета. Пробив слой низких грозовых облаков, она взорвалась, разбрасывая тысячи сияющих оранжевых искр. Каждая маленькая звезда оставляла за собой сияющий плазменный "провод", пронзающий насыщенное электричеством чрево грозового облака.
   Особенность электрического разряда заключается в том, что для своего распространения он выбирает самый легкий путь. Нет материи с более низким сопротивлением, чем плазма. К примеру, хвост ионизированного газа, оставляемый за собой шутихой.
   Из черного брюха грозы ударил вниз столб молнии, в мгновение ока охвативший сияющим пламенем сражающихся. Обернувшийся давно отбросил своего противника, а разряд длился и длился, подпитываемый тысячами маленьких молний. Как цветок хризантемы, сначала распустившийся в небе и огненным стеблем растущий вниз. Наконец взорвался бензобак, и пылающие останки твари рухнули в глубокую лужу на перекрестке перед въездом в роддом.
   Победа дорого далась Белому. Лицо и руки победителя покрывали ожоги, а правая нога была вывернута в тазобедренном суставе почти на 180 градусов. Тем не менее, он, не мешкая, подполз к своему посоху, и, поднялся на ноги, используя его как костыль. Темный, еще недавно трехметровой помесью гориллы и спрута метавшийся в адском огне грозового разряда, оказался карликом. Теперь он беспомощно ворочался в грязной воде. Монстр представлял собой на вскидку не более двадцати килограмм обугленной дымящейся плоти.
   Опираясь на трость и приволакивая сломанную ногу, старик подошел к поверженному противнику. - Ты слишком далеко зашел Учитель, прости, - серебряный наконечник трости пробил сердце Падшего. Обугленное тело рассыпалось серым пеплом, обнажая тень, питавшую чудовище.
   Через несколько секунд потоки дождевой воды смыли прах в люк ливневой канализации. Будто не желая расставаться с останками, в тот же люк скользнул сгусток клубящейся тьмы размером не больше кошки. Великого мага, возомнившего, что он в праве решать, кому жить в нашем мире, погубила новогодняя игрушка - шутиха.
   - Право же, Наш Господь тоже умеет шутить, - прошептал Белый, тихо вскрикнул, схватился за сердце, и упал на мягкую, пропитанную дождевой водой землю. Умирая, он видел нисходящий с небес золотой свет и был счастлив.
   На улице грохотало так как, будто молнии громили двор роддома. А бедная Тома пожинала плоды сна своего разума. Новорожденные, которым она сделала прививку, перестали дышать на ее глазах. После нескольких минут отчаянных попыток реанимации акушерка запаниковала. Сообразив, что спасать детей одновременно она не сможет, несчастная женщина, подхватив на руки обоих, рванулась за реаниматологом.
   В этот момент на здание обрушился чудовищный удар. Свет погас, но почти сразу заработал резервный генератор, и стало ясно, что роддом постигла катастрофа. Коридор отделения был завален строительным мусором и обломками мебели, от пыли почти ничего не было видно.
   На первом этаже было спокойнее, хотя и тут в воздухе клубилась пыль, а на полу лежали куски обвалившейся штукатурки. Семен Аркадьевич принимал роды в процедурной, расположенной как раз под ординаторской родильного блока и над одним неприметным люком в подвале клиники.
   Тамара распахнула двери и столбом застыла на месте. В луже черной крови распласталась на спине безымянная роженица. Ее обнаженное тело было прекрасно даже в посмертии. Золотые волосы расплескались волной по зеленому кафелю пола, умиротворенное лицо было повернуто в сторону выхода. На губах покойной застыла легкая улыбка. Между бесстыдно раскинутых мраморно-белых ног зияла чудовищная рана, будто ребенка силой вырвали из чрева матери.
   Рядом с роженицей, лицом вниз, лежал Семен Аркадьевич. Реаниматолог был безусловно мертв, если так можно выразиться. То есть, судя по следам разложения, он скончался дня три назад и никто не озаботился укрыть тело от летней жары.
   Помер Семен Аркадьевич скверно: - к его груди присосалось мерзкое создание, напомнившее Томе толи помесь краба с плацентой, толи разросшуюся до размеров чайного блюдца амебу. "Амеба", крепко обмотавшая своим хвостом-пуповиной горло реаниматолога, уже выела половину живота трупа и сейчас, как слизняк клубнику, обгладывала его грудину.
   Картину гармонично завершали два детских трупика у Тамары на руках и один вполне здоровый и довольный жизнью младенец под боком у мертвого реаниматолога.
   Тома издала сдавленный крик. Ее взгляд остекленел и медленно переместился на единственного живого ребенка. Мысли смешались и приобрели совсем беспорядочный ход. Диктовался он индийскими фильмами, горячо любимыми акушеркой.
   В этих фильмах частенько фигурировали обмененные в больнице новорожденные и их горячая, драматичная и счастливая в развязке любовь. У безумных мысли сразу воплощаются в действие, минуя стадию критического осмысления. Обмен мертвых детей на живого был проведен без колебаний.
   Тамара Петровна со спокойной целеустремленность направилась на второй этаж, вызволять оставшуюся в палате роженицу. Детский плач из разрушенной ординаторской заставил ее отклониться от своего пути. В чашеобразном углублении полу у оплавленного сейфа заливалась криком девочка, перепачканная цементной пылью.
   Ничуть не удивленная происходящим Тома подхватила второго младенца - ситуация полностью укладывалась в безумный сценарий, сложившийся у нее. Когда она появилась перед Верой, в отчаянии метавшейся по отделению в поисках помощи, вид у акушерки был поистине героический.
   Покрытая слоем пыли с головы до ног, с горящим взором и двумя орущими младенцами на руках, Тамара Петровна напоминала героиню американского блокбастера. Вера до конца жизни была уверенна - отважная женщина, рискуя жизнью, спасла из огня ее детей. Оставив младенцев матери, акушерка, не говоря ни слова, развернулась и направилась к выходу.
   В холле первого этажа ей снова встретился мертвый реаниматолог. Полуразложившийся труп Семена Аркадьевича целеустремленно полз к приоткрытой двери подвала, оставляя за собой след из дурно пахнущей слизи. Одной рукой оживший покойник крепко сжимал еще недавно пожиравшую его плоть крабо-амебу, а другой вполне успешно использовал для перемещения.
   Лицо Томы исказила дикая усмешка. Посмеиваясь и бормоча что-то нечленораздельное, она прошла мимо по-прежнему спящего сном праведника вахтера, и скрылась в беспроглядной темноте ночи.
  
   Спустя несколько месяцев, уже по первому снегу, в ворота маленького северного монастыря постучались. Сестра привратница впустила изможденную, оборванную женщину. На все вопросы о себе она отвечала молчанием или тихонько плакала. Документов при ней не было, но по абсолютно седым волосам еще не старой пришелицы, можно было предположить, - судьба ей выпала нелегкая.
   Отбыв положенный срок послушания, блаженная (так меж собой прозвали ее сестры) была пострижена и наречена сестрой Ангелиной. Постриг произвел на молчаливую и погруженную в созерцание женщину необычайное впечатление. Она всю ночь плакала и тихонько разговаривала с собой.
   Мать настоятельница, обычно строгая с новичками, пригласила блаженную в свою келью и несколько часов о чем-то ласково говорила с ней. На следующий день сестре Ангелине выделили послушание на скотном дворе в дальнем углу монастырского двора. Там же, в теплом коровнике, устроила она себе келью. Блаженной было дозволено житие в затворе. Днем она на люди не показывалась. Прошло еще несколько лет и о Томе забыли.
   Память об академике Моисее Абулафии сохранялась дольше. К месту его трагической гибели, отмеченным пятном расплавленного асфальта, и посеченными осколками взорвавшегося лимузина стенами, благодарные пациентки годами несли цветы.
   Дело приобрело большой общественный резонанс и широко освещалось в прессе и на телевидении. Президент поручил генеральному прокурору взять его на "особый контроль". Как частенько бывает в таких случаях на просторах нашей необъятной родины, расследование закончилось ничем. Немногочисленные свидетели, кроме двух последовавших друг за другом мощных взрывов, сотрясших окрестности, ничего не помнили.
   С версиями происшествия в подчиненной академику клинике было также непросто. Причиной разрушений в роддоме признали, за неимением лучшего объяснения, взрыв кислородных баллонов. Журналисты нашли новые скандалы, а экзальтированные пациентки обнаружили, что в столице осталось еще немало харизматичных докторов.
   И только в медицинской Москве еще долго оставалось живым предание о Великом Враче. Говорили, что академик Абулафия, подобно святому, продолжал помогать людям после своей смерти. После капитального ремонта 13-го роддома, явившегося своего рода венцом деятельности Моисея Абрамовича, произошло маленькое чудо.
   Клиника переместилась с первого на последнее место в Москве по количеству младенческой смертности и осложнений в родах. Несомненно, это была заслуга нового коллектива врачей, но и дорогостоящее импортное оборудование в полностью перестроенной силами Абулафии клинике недооценивать не стоило.
   По крайней мере, так считали многие из тех, кто не имел счастия знать Моисея Абрамовича достаточно близко. А те, кто знал о настоящем лице академика, по понятным причинам предпочитали помалкивать.
   На месте разрушенного взрывом газа родильного блока была сооружена маленькая часовня. По странному стечению обстоятельств ее фундамент расположился прямиком над неприметным чугунным люком в больничном подвале, накрыв его толстой бетонной подушкой...
  
   Жизнь настоящей Ангелины тоже складывалась непросто. Несмотря на свой юный возраст, Ангелина Викторовна была весьма трезвомыслящей особой. Покидая роддом, ведьма четко осознавала: - эхо событий, подготовленных с ее участием, может догнать, как ударная волна от термоядерной бомбы.
   Нырнув в метро, она отправилась отнюдь не в свою уютную квартирку на Старом Арбате. У Ангелины были заранее подготовлены укрытия на все случаи, в том числе и для того, чтобы спрятаться от Бегемота. Через час она уже стояла перед железной дверью на первом этаже неприметного панельного дома на окраине Москвы.
   Короткий звонок, два длинных, снова короткий - дверь отворила закадычная подруга, мадам Лара. Малогабаритная четырехкомнатная квартира была переоборудована под бордель. Ну, переоборудована, - это громко сказано про перепланировку санузла и выполненный молдаванами "евроремонт", но все же квартирка отличалась некоторым аляповатым "цыганским" шиком.
   Здесь, в апартаментах хозяйки, собиралась провести Ангелина ближайшую ночь. Она рассчитывала, что излучения похоти, обильно генерируемые клиентами заведения, замаскируют ее ауру от Бегемота. Да и искать ее в Выхино будут в последнюю очередь. Всем была известна любовь молодой ведьмы к роскоши и комфорту и презрение к рабоче-крестьянской окраине Москвы.
   Коротко переговорив с Ларисой и получив ее заверения в том, что клиентура ночью будет в достатке, Ангелина отправилась в ванну. Через дверь до нее доносился хрипловатый смех, "подружки" обсуждали ее перспективы в местном бизнесе.
   Мадам резко прикрикнула на зарвавшихся проституток. Ангелина несколько раз бесплатно (бесплатно - бес платит) выручала подругу из весьма щекотливых ситуаций, и хозяйка борделя любила и побаивалась ее.
   Через час ведьма уже крепко спала на занимавшей почти всю комнатушку роскошной кровати Лары. Сама мадам была безжалостно отправлена на кухню, - так надо, - коротко объяснила ей Ангелина.
   Сон ведьмы - это не совсем сон, он зачастую более реален и опасен, чем тот мир, что называют явью. Вот и сейчас, в ясном сознании Ангелина блуждала по бесконечным темным тоннелям, влекомая настойчивым зовом. Множество тускло светящихся огоньков, некоторые как маленькие сферы, другие как пламя свечи, составляли ее свиту. Хор едва слышных голосов убеждал поспешить, ведьма пыталась сопротивляться их давлению, но ветер безостановочно гнал ее вперед. Внезапно движение остановилось.
   Внимание Ангелины сосредоточилось на яркой, светящейся багровым пламенем фигуре. Она походила на трехметровый зуб мудрости корнями вверх. Ведьма осознала, ее нашли. Она впервые видела гроссмастера в его истинном облике,
   - Тот, кого ты называла учителем, мертв: - произнес голос. Пламя на миг окуталось тьмой и обернулось человеком. Совсем таким, как раньше, только лицо безостановочно менялось, ребенок, старуха, мужчина с грубыми чертами, снова ребенок...Ангелина не успевала составить образ, как он сменялся другим.
   - Ты еще не поняла, - голос дрожал и менялся, следуя перемене личин, - Бегемот, не имя человека, это призвание, должность и титул. - Как звание в армии, - усмехнулась Ангелина, - здравия желаю посмертно товарищ Бегемот! Ведьма знала, что о сне переступила черту мира живых и не страшилась, - что может напугать того, кто уже мертв...
   - Я не могу умереть, я был здесь задолго до того, как первая обезьяна взяла в руки палку. Я стоял у истоков вашего мира и пребуду до конца времен. Принимая мою власть, человек становится Бегемотом, - голос звучал где-то позади ее левого плеча и перемещался, по мере того как она поворачивала голову.
   Ангелина насторожилась, - пришло чувство тела, темный мир затягивал ее. - У меня мало времени, говори, что хотел и я уйду - дерзко ответила она.
   - Тот, кто учил тебя, всегда был бездарем. Сын каббалиста, великого Светлого, он всю жизнь мечтал превзойти своего отца. Не получилось в Свете, подался в темные. Предатель Мойша жаждал получить от Тьмы дармовую силу. Он и погиб как глупец, ослепленный силой. Ты - другая. Он был жалким Светлым, искавшим во Тьме силы и власти. Ты - сама Тьма по своей крови.
   Твой предшественник не мог вместить и десятой доли того, что доступно тебе. Прими Меня и ты обретешь не только мою силу, ты получишь знания, накопленные поколениями твоих предшественников за десятки тысяч лет. Собственно вопрос не в том, что я могу тебе дать, а в том, сколько сможешь взять ты...
   Панорама освещенной багровым заревом заходящего солнца Москвы предстала перед Ангелиной. Воробьевы горы служили исполинской трибуной, с которой она предстала перед тысячами коленопреклоненных подданных. Любой из них - мужчин и женщин, стариков и детей был готов умереть за один лишь ее взгляд.
   Обнаженная, упиваясь своей силой и властью, ведьма оседлала черного дракона, сливаясь с ним в безумной похоти. Толпа колыхалась волнами у ног Ангелины и ревела от восторга, выражая свое восхищение Королеве Тьмы.
   Чешуя ящера отливала темным золотом, кожистые крылья прижимали бедра всадницы к гудящему от потока силы телу, хвост со свистом рассекал воздух, когти крошили асфальт. Подобный исполинскому фаллосу мягкий вырост на хребте глубоко проникал в ее плоть.
   Никогда, ни с одним из своих любовников, ведьма не достигала такого единения, женщина и дракон были сплавлены в единое целое. Его горячая дрожь наполняла Ангелину жаждой полета, совокупления и убийства.
   - Сладка твоя Ярость, зверь чрева моего - пропела она и от торжествующего рева дракона содрогнулась Земля. - Да, Блудница Вавилонская, оседлавшая Зверя, - это можешь быть и ты, - вкрадчиво нашептывал голос.
   Ангелина отдавала себе отчет в том, что Демон Бегемот сказал ей правду. Она не была ни доброй, ни способной любить или сострадать. Пристрастие к темным искусствам являлось не просто плодом ее ошибок или тяжелого детства.
   Тьма бурлила в цыганской крови и женщины ее рода никогда не отличались особой добродетелью. Но даже среди них у Ангелины была дурная слава, цыганы отказали ей в родстве, как только она повелась с компанией Бегемота.
   Родичи ненавидели и боялись молодую колдунью не зря, Ангелина с детства не стеснялась в средствах для достижения своих целей.
   Если лузер из Светлых стал исчадием ада, то страшно даже представить, во что превратится она, приняв бремя демона Бегемота. Ведьма не спрашивала о цене предоставляемых услуг, она знала: - заключивший сделку с демоном отправляет свою душу на ПМЖ в преисподнюю.
   Жалкий упырь-алкоголик Семен Комаров и гроссмайстер темных Москвы, в конечном счете, были в одинаковом положении. - Да они и погибли вместе! - эта мысль резко выдернула Ангелину из грез о величии. Ярость вскипела ее сердце, - она не станет чудовищем, не продаст себя! И, главное, сохранит свободу...
   - А не пошли бы Вы.... в Ад, моя прелесссть, - Ангелина не отводила глаз от плывущего лица Бегемота. - Ты пожалеешь, - шепнул голос, - ветер закружил ее, пронес через длинную кишку тоннеля и выбросил из сновидения. Тело выгнулось дугой и захлебнулось судорожным вздохом, еще несколько минут она не могла отдышаться и остановить дрожь.
   Через три дня Ангелину Викторовну Сикорскую арестовали. Ее магический потенциал приближался к нулю, - уходя, гроссмастер сжег за собой все мосты, соединявшие ученицу с темной стороной силы. Ведьма выла от бессильной ярости, но ничего не могла противопоставить грубой власти людей в погонах. Следствие было предвзятым, суд скорым и пристрастным, - выяснилось, что у Бегемота было много весьма влиятельных врагов.
   Не имея возможности поквитаться с мастером, они изливали годами копившуюся ненависть на учеников. Дело о покушении на академика Абулафии стало удобным поводом для расправы над ними, и Ангелина проходила в ряду основных подозреваемых. История с самого начала приобрела скандальный характер: -- маститого академика взорвали в служебном автомобиле как рядового банкира или криминального авторитета.
   То, что, имело место быть покушение, сомнений у следствия не было. Иначе, зачем охрана открывала огонь, и по кому? Тело, обнаруженное неподалеку, со всей очевидностью принадлежало случайному прохожему. Пулевых ранений на нем не было, что при количестве выпущенных перед смертью охранниками пуль, было невероятным.
   На таком расстоянии промахнуться нереально, стреляли явно по другой цели. Но следы гипотетических покушавшихся на месте преступления отсутствовали. Единственный свидетель происшествия скончался в результате обширного инфаркта миокарда, очевидно не вынеся шока от близкого взрыва. Что, впрочем, в его возрасте было не удивительно, удивляло другое: - с какой целью ветхий днями старец, по документам давно переступивший вековой рубеж, прогуливался ночью под проливным дождем так далеко от своего дома.
   Вездесущие газетчики ухватились за историю таинственного аксакала, но не смогли раскопать ничего интересного. Вот так, жил человек, пенсию получал, а следов никаких не оставил. То есть совсем никаких: - ни родственников, ни друзей, даже соседи по квартире имели о гражданине, оказавшимся старейшим жителем столицы, весьма смутное представление.
   Следов самого Моисея Абрамовича тоже обнаружить не удалось. Эксперты в один голос утверждали: - какова бы ни была температура пламени во взорванном автомобиле, тело дородного академика никак не могло сгореть до тла, фрагменты обязательно должны были остаться.
   К поискам Абулафии подключили даже Интерпол, но тщетно - академик как сквозь землю провалился.И тут подоспела очередная новость. Автомобиль Моисея Абрамовича никто не взрывал, следы мощнейшего электрического разряда и полное отсутствие признаков использования взрывчатки еще больше запутывали ситуацию.
   Загадкой оставалась и причина гибели охранников академика. На их телах не было найдено ни одного пулевого ранения. Только ожоги и множественные ушибы, возникшие вслествие ударной волны от сдетонировавшего бензобака. Но непосредственной причиной смерти у всех являлся проломленный череп.
   Причем проломленный каким-то тяжелым и тупым предметом. Как будто всем телохранителям одновременно неповезло получить по голове разлетавшимися деталями лимузина...
   Но даже если люди погибли в результате чудовищной случайности, то на кой ляд они палили в дряхлого старикана из автоматов? И почему ни в кого не попали?!
   К моменту, когда техническая экспертиза установила истинную причину подрыва машины, в деле накопилось такое количество несуразностей, что оно начало тяготить всех участников процесса. Продолжать расследование убийства стало невозможно: - нет тела, нет дела!
   Спустя год большинство задержанных отпустили, но Ангелина Сикорская по-прежнему оставалась в тюрьме. Деньги, заплаченные ментам за то, чтобы "чертова докториха" сидела, надо было отрабатывать. Ведьму обвинили в торговле неучтенными наркотиками, притянув доказательства совсем уж за уши.
   Ангелина понимала, -- дело неизбежно развалиться, и от свободы ее отделяет совсем не много, но и этого "немного" в неволе бывает более, чем достаточно. Хороший адвокат решил бы проблему за пару дней, но вот беда: - денег на адвоката не было.
   Единственный, кому оказалась небезразличной ее судьба, был Галл. Когда его громадная фигура, неуклюже сутулясь, чтоб не задеть дверной косяк, пересекла порог комнаты свиданий, ведьма грустно усмехнулась. Внутри была выжженная, холодная пустыня.
   Все живое сгорело в ту ночь, когда Ангелина отказала демону. Любить она не умела никогда, а желать просто не было сил. Гигант с изувеченным шрамами лицом и черным огнем в глазах вел себя как робкий влюбленный мальчишка, а ей нечего было сказать в ответ.
   Не успев даже начаться, их роман получил трагическую развязку. Заняв крупную сумму денег у своих бандитских дружков, Галл решился подкупить следствие. При передаче денег его попытались задержать, и делали это по милицейской привычке невежливо. В ярости колдун забыл, за чем шел, убил двоих оперативников и вынужден был лечь на дно. Рассказывали, что через несколько лет Кривого видели в Чечне, в ближайшем окружении одноногого Шамиля.
   Ангелине Викторовне добавили попытку побега и приговорили к семи годам заключения с отбытием наказания в колонии особо строго режима. Ведьма неплохо устроилась и там, впрочем, это уже совсем другая история.
  
  
  
  
  
   Глава третья: Детские сны.
  
   Восемнадцать лет, прошедшие с той памятной ночи, когда в обычном московском роддоме разыгралась метафизическая драма, мало изменили его окрестности. Разве что исчез налет перестроечной разрухи и улицы, украшенные яркими вывесками и рекламой, приобрели более сносное асфальтовое покрытие.
   Вокруг стояли все те же серые кирпичные пятиэтажки, только фонари на столбах сменили мертвенно бледный ртутный свет и ночью заливали тихие дворы более оптимистичным оранжевым. По старой советской привычке их не гасили и после восхода солнца, превратившим своими розовыми лучами зеленый дворик в настоящую сказку. Даже в суетно-пыльном городе можно найти время и место, когда красота проникает в окружающий мир.
   Так иногда случается на рассвете теплого выходного дня, когда после прошедших накануне дождей воздух прозрачен, зелень дворовых деревьев пронизывают лучи восходящего солнца и на еще нешумных улицах поют свои радостные песни веселые московские птахи. Воскресное летнее утро выдалось на удивление ясным и светлым, и большинство жильцов спало беспробудным сном. Но на то и правила, чтобы существовали исключения, и по закону подобия есть в нашем мире исключения из исключений.
   Такое существо бодрствовало сейчас в светлой маленькой комнате на первом этаже одной из пятиэтажек. Неспящий парил над своим телом на высоте примерно полутора метров и внимательно его изучал. Смуглый, очень жилистый юноша, с резкими, почти "индейскими" чертами лица, орлиным носом и длинными и густыми иссиня-черными волосами, разметавшимися по подушке, смотрел на себя глазами эфирного двойника.
   Смотрел, надо сказать, не без удовольствия. Тело выглядело совсем неплохо, если бы не полное отсутствие подкожного жира, его даже можно было бы назвать красивым. Дубль, с точки зрения плотского тела, был не столь привлекателен. Он упорно не желал сохранять стабильность, периодически норовя потерять человекоподобие и приобрести новые, более хищные формы.
   Некоторое время сновидец играл, переключая внимание и пытаясь одновременно удержать обе позиции видения, но вскоре не удержался и соскользнул в прошлое. Воспоминания были предельно четкие и, как всегда случалось после выхода дубля, неприятные. Настолько неприятные, что именно с этих детских воспоминаний и стоит начать рассказ о событиях, столь драматичным образом изменивших мою жизнь.
   Я, как Вы, наверное, уже догадываетесь, и есть вышеописанный довольный жизнью юнец, столь беззаботно валявшийся в постели и даже не подозревающий о том, какие испытания готовит ему судьба. Мог бы догадаться, ведь всем известно: - как день начинается, таким ему и быть. А начинался день, как я уже говорил, с воспоминаний о крайне гадостном сновидении, давшим старт изменениям, превратившим меня в то, чем я и являюсь на сегодняшний день, - в Чудовище. Но в ту ночь чудовища из сновидения преследовали меня, привычно оказавшегося в положении беззащитной жертвы.
   - Я убегал, меня преследовало Нечто, клубяще-серое, наполненное клыками и лезвиями. Ноги стали ватно-бессильными, крик не мог вырваться из груди. Облицованный белой плиткой коридор полого уводил вниз, упираясь в тоннель. В конце не было света, там грохотал поезд метро, не оставляя шансов на спасение. Сон снился снова и снова, я орал, пугая спящих родителей, но кошмар не уходил. Сегодня, перед сном я спросил у бабушки, тихо шептавшей молитву перед старой иконой: - Бааб, а что такое Бог?
   - А ты спроси его сам, будет тебе плохо или страшно, попроси, - Он поможет. Тихо поцеловала меня в лоб и ушла. Закрываю глаза и снова проваливаюсь в сон. Опять коридор и мука преследования. Ну, где же ты Бог, помоги, мне страшно, я уже не могу, устал бежать! Прошу отчаянно, из самой глубины своего сердца, так, как когда-то просил маму.
   Но мамы больше нет, а Всевышний глух к моим мольбам. Небеса не раскрылись, и сияющий ангел не спешил мне на помощь, а из клубящегося серо-красного облака раздалось мерзкое издевательское хихиканье. Мне уже не страшно, мне обидно до боли. Бог не ответил мне, я знаю. - Он есть, он меня слышал, но не помог. Гнев рождается во мне, разгорается темно-багровым пламенем, течет по жилам тела, рвется наружу.
   Я уже стою лицом к насторожившемуся кошмару, гнев выплескивается из меня ревущей рекой огня. Я впервые вижу свой многолетний ужас, - за серым облаком страха прячутся человекоподобные существа, и они явно изумлены таким поворотом событий. Нет, уже не прячутся, бегут, теряя по пути куски сгорающей плоти.
   Мое тело стало иным, это уже не тщедушная человеческая оболочка, теперь оно стало подобным жидкому металлу. Тяжелое, текучее и чудовищно сильное. Саблеобразные когти крошат кафельный пол коридора, зеленые чешуйчатые лапы стремительно несут змеиное тело, хвост бешено хлещет по стенам, высекая снопы искр и каменную крошку. Вслед своим недавним преследователям я вылетел на поверхность, расправил кожистые крылья и устремился вверх, к низкому серому небу.
   Дракон летит вовсе не как исполинская летучая мышь, скорее в полете он напоминает современный истребитель. Небольшие, но очень сильные крылья служат для управления, а тягу обеспечивает длинный хвост. Волнообразными движениями, как у плывущего крокодила, отталкиваясь от нитей светимости Земли, он работает как челночный привод.
   Полет опьянял, и я забыл азарт погони, желание рвать убегающую жертву и чувствовать ее предсмертный ужас. Что мне дело до этих мокриц внизу, я свободен. Глаза охватывали почти 360градусов поля зрения, и я видел, что на километры вокруг простиралась картина разрухи и запустения. Таким изображают в фантастических фильмах мир после ядерной войны. Там, где я вырвался из-под земли, разливалось огненное озеро, оно выплескивало в небо фонтаны расплавленного камня и с каждой секундой расширяло свои границы.
   Мне стало жарко. Жарко?! - Да я горю! Проснувшись, я секунду смотрел на стену огня перед собой, истошно заорал и пулей выскочил из комнаты. Мне было девять лет, и я впервые осознал свою силу. Горевшую штору залила из бельевого ведра водой подоспевшая бабушка, и пожар не приобрел катастрофических масштабов. Настоящая катастрофа ждала меня в школе.
   Я потянулся и одним движением выдернул себя из постели, а заодно и из воспоминаний о дне, когда стал монстром.
   Да я, Реальгар Платон Генрихович (Реальгар - фамилия, если кто не понял!), студент медик третьего курса - монстр. Нет, не просто монстр, я чудовище среди монстров. Я - Адский Ящер, Красный Дракон Реальгар, - звучало бы с претензией, если не было б так грустно.
   Спросите почему? Да потому, что бытие урода, недоразумения природы, заброшенного на миллионы лет в будущее от того времени, где ему было положено проявиться - это мука. Мука инаковостью, мука одиночеством, постоянное издевательство и ежедневная отчаянная борьба со своей звериной природой.
   Господь Бог не любит меня, но ему этого мало, - Он надо мной глумится. Началось все, как я думаю, с того, что мой папаша назвал полуживого задохлика Платоном. И сейчас, в свои неполные 18, я совсем не Шварцнегер, хотя ежедневные изнурительные тренировки Ай-ки-до и рукопашного боя привели хотя бы к тому, что мое худосочное тело уже не вызывает сострадания. А в детстве вызывало, - у всех, для кого я не служил объектом для идиотских шуток. Большеголовый очкарик с паучьими конечностями, вздутым животом и торчащими над впалой грудиной ребрами.
   Не помню, что бесило меня больше: - издевательства одноклассников или сопливое сюсюканье многочисленных родственников, - жааалко сиротку...Рано потеряв родителей, я жил с бабушкой. Она по-своему любила меня, но в ее глазах тоже нет нет, да и проскакивала скрытая горечь. Внук не оправдывал возлагаемых на него надежд.
   Единственная, кто относился ко мне по-человечески, без насмешек и слюнявой жалости, была моя родная сестра. Марго любила меня без ума и была безжалостна со своей любовью. Ее сердце до сих пор кажется мне отлитым из какого-то металла. Может из золота, может и из чего покрепче. Наши родители исчезли, не оставив следа, когда нам было 7лет от роду. Я остался с бабушкой по матери в Москве, сестра досталась родственникам отца в Тольятти.
   Маргарита, единственное существо женского пола, которое я любил, - даже ей я не мог открыться. Сама мысль о том, сестра узнает о моих "пристрастиях" повергала меня в ужас. Я берег ее от такого знания раньше, буду беречь и впредь. С этими душеспасительными мыслями я обрушил на себя очередное, седьмое по счету ведро ледяной воды. Холод наконец-то начал проникать под кожу и моя голова понемногу прояснилась.
   Горячая кровь имеет достоинства, - я практически не болею, и свои недостатки - с температурой тела под сорок голова начинает напоминать чугунный котел. То есть, можно разогреется и сильнее, но тогда со мной начинается то, что я до сих пор не решился довести до конца. Скорость и сила возрастают многократно, конечно мне далеко до супермена, но зайца в поле я догоняю легко - проверено многократно. Так же стремительно, буквально на глазах, заживают на мне раны - этого я понять не могу, с точки зрения цитологии - совершенно невозможная вещь.
   При температуре выше42-44градусов по Цельсию белки человеческого тела начинают сворачиваться, как вареное яйцо, - это смерть. И вот тут начинается самое интересное, - страх смерти, ярость и азарт начинают менять мою природу и я превращаюсь в дракона...
   Во всяком случае, так много раз происходило в моих снах, а что будет на деле, - не знаю. Может у меня сварятся мозги, и на одного пытливого студента медика на Земле станет меньше. А может, и взаправду студент второго курса лечебного факультета Реальгар, - волшебный оборотень, чудо-юдо. Во всяком случае, после "драконьих" снов в нашем доме загорались вещи, было даже пара небольших пожаров.
   Бабушка, всерьез обеспокоенная моим состоянием, решила принять меры. Меня показали хорошему психиатру, - благо среди многочисленных еврейских родственников во врачах недостатка не было. Доктор Флакс, по возрасту явно перешагнувший 90-летний рубеж, оказался весьма тактичным миниатюрным старичком, и не стал мучить меня детальными обследованиями. Воспитанный в старой врачебной школе, он больше доверял традиционным методам диагностики.
   Ощупав и простучав меня своими мосластыми пальцами с ног до головы, Яков Абрамович задал несколько странно звучащих вопросов, в основном касавшихся особенностей моего аппетита, пищеварения и стула, чем психики. Было даже слегка обидно: - заранее изготовившись к тому, что "психиатр" будет выпытывать из меня подробности моей внутренней жизни, я испытал некоторое разочарование.
   Старичка со всей очевидностью больше интересовали мочеиспускание и кишечник, чем тщательно оберегаемые тайны моей души. Что, впрочем, не помешало ему с умным видом пробурчать что-то о "шизоидной акцентуализации" и назначить целую россыпь замечательных ярких таблеток. Таблетки я, конечно, ел, с моим метаболизмом иглонил как аскорбинка, но толку от них было немного.
   Пирокинез - так по-научному называется это пакостное свойство, нейролептиками не лечится. А жили-то на пенсию бабкину и то, что она на дежурствах ночных прирабатывала. Не хотелось мне бабулю подставлять, пришлось спешно учиться самоконтролю. Как результат, сны стали подозрительно походить на настоящую жизнь, временами норовя ее заместить. А когда содержимое сновидений регулярно вторгается в твою явь, невольно начинаешь относиться к снам с настороженностью.
   Я вспомнил сегодняшние сновидения и призадумался: - день обещал быть нелегким. Этой ночью меня вынесло на Дорогу Мертвых, - так я про себя называл путь, по которому движутся души на тот свет. Такой поучительный сновидческий опыт всегда означал одно, - впереди ожидает смерть, моя собственная или чужая, но всегда связанного со мной человека.
   Я трус, знаю этот прискорбный факт и не стесняюсь себе признаться. Трансформация тела, к сожалению, не затрагивает душевное устройство, а просто искажает его. Трусость до сих пор продолжает создавать мне проблемы. Раньше я не мог найти в себе силы противостоять дворовым хулиганом и влачил жалкое существование на самом дне "детской иерархии". Сейчас боятся меня, причем хищники интуитивно чувствуют угрозу и боятся больше других.
   Но как реакция на страх приходит Ярость, я нагреваюсь в прямом и переносном смысле слова и становлюсь опасен. Все равно, чей это страх - мой или чужой, я чую его, как стервятник чует падаль, - на расстоянии, и начинаю меняться.
   Вот и сейчас, всплывшее в памяти сновидение собиралось разбудить во мне бурю страха, переходящего в ярость - этого допускать было нельзя. Безжалостный контроль над собой, - единственное, что не дает мне превратиться в монстра, и терять его я не намерен.
   Закончив обливание ледяной водой, я решил не останавливаться на достигнутом и закрепить успех в укрощении своего дракона. Здоровье в порядке - спасибо зарядке! Облился - рванул в спортзал. Никогда не вытираюсь после ванны, это позволяет продлить состояние прохлады и ясности. Накинул кимоно, босиком выскочил на лестничную площадку, - в 6 утра она всегда пустует, так что можно было и голышом! Секунду повозился, и, отворив хитрую задвижку подвальной двери, очутился в своей персональной тренировочной.
   Уже несколько лет я упорно создаю из подвала стандартной хрущевской пятиэтажки идеальную качалку для монстров. То есть, для монстра, конечно, но при необходимости тут можно тренировать и небольшую террористическую группу. Подвал по официальной версии находится в собственности ЗАО "Ящур" - год назад я сильно помог большому человеку в префектуре, и он сделал широкий жест, - проси что хочешь.
   Чиновник, выросший из самых низов бандитской среды, слов на ветер не бросал: - "Пацан сказал - пацан ответил". Его шестерки оформили документы на 99лет аренды подвала за фантастические для Москвы пару месяцев. Попутно я оказался владельцем предприятия по "Дератизации и дезинсекции нежилых помещений".Так что, официально, мой спортзал служил благородному делу истребления грызунов, что не помешало пяти или шести крысам стремительно прыснуть по углам, когда я включил свет. То есть, это им казалось, что стремительно.
   Пожар страха, продолжавший разгораться во мне, делал свое черное дело. Время встало, мои движения замедлились, как будто я плыл в киселе. Крысы ползли к своим норам, еле передвигая лапами, - при желании я мог легко поймать и передавить их всех, - одну за другой. Да, раздавить и порвать, пожрать их трепещущую плоть, - эта мысль забавляла меня.
   Ну вот, прибыли - передо мной возвышался "Противный" - двухметровое, отлитое из тяжелой армированной резины уродливое чучело. С наслаждением я обрушил на эбонитового ящера серию ударов, чувствуя, как волной спадает охватившая меня ярость. Деньги, истраченные на отлитого по спецзаказу угольно-черного урода, окупились уже не раз. Идею я украл у психоаналитиков. Эскиз "Противного" был полностью срисован с моего представления о том, в кого я могу превратиться, если дам волю своему гневу.
   Время восстановило свой нормальный темп, тело горело, обливаясь потом. Я остановился, восстанавливая дыхание, и придирчиво оглядел себя. Сегодня обошлось без больших потерь, - ни одной сломанной кости или выбитого сустава. Да, голени и предплечья покрыты ссадинами и огромными фиолетовыми синяками, но они затянуться раньше, чем я закончу дыхательные упражнения.
  
   Глава четвертая: Нашествие Амазонки.
  
   Комплекс Тай-Чи летящего журавля не занимает больше 15минут, и требует предельного сосредоточения внимания, не оставляя места для посторонних мыслей. К его завершению я был спокоен, как великий отшельник Ду-Вэй, созерцающий цветки дикой сливы. В таком возвышенном настроении даже Катерина, ожидающая меня перед дверью квартиры, не представлялась чем-то, особенно удивительным.
   Катя, - настоящая красавица: длинные ноги, четко очерченная линия широких бедер переходит в узкую талию, высокая грудь подчеркнута обтягивающей кофточкой. Огненно красные волосы убраны в аккуратные каре и гармонично сочетаются с громадными желто-зеленого ведьмачьего цвета глазами и не менее яркой пламенеющей помадой, щедро нанесенной на пухлые губки. Впрочем, глаза сегодня были подкрашены на удивление скромно, без обычных декоративных подтеков в стиле "вамп".
   Амазонка - так называли ее у нас в институте, любила шокировать общественность вызывающими выходками. Покрасить волосы в помидорный цвет, а ногти в черный и прийти в институт в армейских крагах, - это запросто. Но меня таким не проймешь. Я панкую по жизни, а она только выделывается.
   Росту в Катерине сантиметров сто восемьдесят, против моих ста семидесяти, и это еще без каблуков. Смотреть на нее приходилось, сильно задирая подбородок, мне это не нравилось всегда, сейчас - особенно. Тем более, что недавно я ей здорово нагрубил, и чувствовал себя виновато.
   Катя эффектна, уверенна в себе и, похоже, влюблена в меня. И вот последнее - совсем плохо. Мое хамство не смогло ее оттолкнуть, вопреки всем ожиданиям, и что теперь делать было не ясно. Ну не бить же ее, в самом деле?! Мало того, что она не "девушка моей мечты", дело в том, что я не смогу быть с ней даже из сострадания. Я - девственник, и изменить эту ситуацию будет непросто.
   Ее глаза при виде меня медленно расширились, и она выдохнула, - Ой, Платончик, я не ожидала... Я не дал ей завершить, быстро прикрыв девичий рот ладонью, - не грубо, но достаточно крепко. Тссс... Соседей разбудишь!
   У меня не очень, скажу мягко, хорошие отношения с жильцами и еще одна жалоба мне без надобности. На меня пишут все: сумасшедшая старуха с дюжиной собак напротив, отставной КГБ-эшный стукач из квартиры надо мной, ну эти, - регулярно. А по одной-две жалобы удосужились написать наверно все жильцы моего подъезда. Даже бабка, изредка протирающая полы в подъезде, и то умудрилась написать петицию участковому: - мол, у студента следы кровавые под дверью, маньяк завелся новый. Участковый меня знает с детства, делу ход не дал, но убедительно попросил следить за чистотой.
   На меня писали жалобы в ФСБ, милицию, СЭС, пожарникам, Президенту...Правда, старушка-собачница уже не в счет. Ее последняя кляуза Путину содержала в себе обвинения в том, что я - нечистая сила, и силой мысли заставляю ее сучонок выть на портрет президента. Вредину занесли в список "психических" и больше на ее сигналы не реагируют. А ведь правду карга писала, ее дворняги отмечали истеричным воем каждый мой нервный срыв.
   В данный момент за бабкиной дверью зверинец только начинал успокаиваться после выброса ярости, что устроил я недавно. Доброе утречко Вам, соседи дорогие! Но надо и совесть знать, пора убирать Катерину с глаз подальше.
   - Сейчас, Кать, сколько времени?! - я тебе скажу - пол-седьмого, воскресенье, спать любит народ в это время. - А что в такую рань девицы полураздетые у моего подъезда делают, как я объяснять буду?
   - Тут я обнаружил два факта: первый заключался в том, что плотно прижатая мной к стенке Катерина медленно оседает, норовя завалиться мне на грудь, а второй - она наврыд плачет, и это было "ударом ниже пояса". Я не могу выносить женских слез. Вообще не могу, - это то не многое, что у меня осталось общего с нормальными мужиками.
   - Катька, реветь прекрати, - выдавил я, подхватил девушку на руки (а делать-то, что!) и занес ее в свою квартиру. Расположив не прекращающую всхлипывать амазонку в кресле на кухне, я начал маневр отвлечения: - Екатерина Викторовна, меня начинает беспокоить ваше нездоровое увлечение Красным.
   Мои глаза прошлись от ее огненной шевелюры вниз, последовательно задерживаясь на дрожащих губах, лифчике, просвечивающем через тонкую кофточку, короткой бардовой юбке и, наконец, на туфлях. Заметив мой оценивающий взгляд, Катя смутилась и мигом прекратила рев. - Дедушка Зигмунд Фрейд, сказал бы по этому поводу, - продолжал я заговаривать зареванную амазонку, убедившись, что мой коварный план начинает иметь успех, - Он сказал бы, что Вам, девушка явно не хватает чего-то насущного!
   И, учитывая столь ранний час, насколько я знаю женскую физиологию, дело совсем не в либидо. Следующая за сексуальной потребность, - пищевая. Значит, мне надо накормить тебя завтраком! Лукавил я только отчасти, жрать хотелось моему дракону, но и девушке еда поможет успокоиться. Катерина выпрямилась, прямо взглянула мне в глаза и выдохнула: - Платон, нужна твоя помощь, мой отец в беде.
   Это был еще один удар "в мягкое место", я потерял родителей рано, и знал, что Катя тоже росла без матери. А теперь - еще и "отец в беде". Термин "беда" в отношении к почти всемогущему олигарху не предвещал ничего хорошего. Все, о чем ни попросит меня девчонка, сделаю без условий. Но Катерине этого пока знать не следовало, - уж больно шустрая у Моталина дочурка, неровен час, вовлечет меня в совершенно ненужные разборки.
   Продолжая с невозмутимым видом заниматься завтраком, я кивнул: - Присоединяйся, чего сидишь, как отмороженная, тосты пожарь. Пока готовить будем и поговорим. - То, что беседа приобрела деловой тон, поможет Кате собраться, а мне будет проще контролировать свои инстинкты.
   Инстинкты тем временем оживились. Голод навалился с новой силой и я, не дожидаясь яичницу, сунул в рот раскупоренный шоколадный батончик. Надо отметить, что, кроме людоедско-сексуальной мании, у меня есть еще одно тайное пристрастие. Я безумно люблю шоколад и, особенно, простые дешевые батончики. Подсел на них в тот приснопамятный день, когда впервые проснулся драконом, или дракон проснулся во мне, - тут еще разобраться надо. Прошло девять лет, но я прекрасно помню свою панику, и то, как быстро среагировала бабуля.
   Бабушка у меня вообще существо замечательное. Повзрослеть ей пришлось рано, и далеко не в самой спокойной атмосфере. Прибавив себе три года возраста, вчерашняя школьница в 1943-ом сбежала на фронт. Она прошла санитаркой от Курска до Берлина. В четырнадцать лет под пулями выносила раненных на Курской дуге. Полученную в годы ВОВ закалку старушка сохранила на всю жизнь, и маленький пожар в квартире не застал ее врасплох.
   Справившись с огнем с помощью воды и мокрых полотенец, через минуту бабушка уже держала меня на коленях, пытаясь успокоить судорожные рыдания, рвавшиеся из груди непутевого внука. И тут на меня обрушилась новая напасть. После первого ошеломления и испуга пришел Голод. Я совершенно не понимал, что со мной происходит, а многократно усилившийся обмен стремительно пожирал тщедушное тельце.
   У бабушки со мной всегда было две основных задачи: первая, - как сделать так, чтоб я не болел, а болел я постоянно и всеми возможными детскими болезнями.
   Вторая, - как меня накормить. Несмотря на чудовищную худобу, я упорно отказывался от пищи, особенно мясной. Теперь ситуация резко переменилась: - Драконья кровь не только сделала меня невосприимчивым к простудам и инфекциям, она постоянно требовала еды. Сожрамши все, что старушка приготовила для нас двоих, и присовокупив к этому пол-кило творога с вареньем, я попросил добавки. Вот тут-то в дело пошла пачка шоколадных батончиков, которыми бабуля торговала с лотка. Она помогла мне продержаться этот день, не залезая в мусорный контейнер в поисках объедков и не побираясь.
   День в школе пролетел пулей, мне было удивительно весело и легко - я смеялся и бегал на переменах, первым тянул руку на уроках, заигрывал с девочками. Мое поведение столь отличалось от обычного, что всегдашние обидчики обходили меня стороной. Но счастье всегда скоротечно, впоследствии я не раз убеждался в непреложности этого факта.
   Выйдя из дверей школы, я увидел четверку подростков, поджидающую меня для обычных издевательств. Мои мучители не были сильно старше меня, но были заметно крупнее и сильнее духом. Мало того, что они отнимали всю мою небогатую наличность, их изобретательности в области унижения ближних не было конца. Пытливый ум малолетних садистов постоянно изобретал все новые способы унижений "жиденыша", и поедание сырой земли было не самой злобной из их шуток.
   Я обреченно шел судьбе на встречу и чувствовал, как живот опять сводит голодной судорогой. Подонки отнимут мою еду, - эта мысль вдруг показалась настолько обидной, что терпеть ее не было сил. Горячий поток хлынул мне в глаза и их заволокло багровым туманом. Я зашатался и сорвал очки - казалось, стекла внезапно запотели. Но это уже было неважным, - весь мир сосредоточился на жажде немедленного отмщения покусившимся на МОЮ ЕДУ.
   Не обращая внимания на внезапно прояснившееся зрение, я начал разбег. Через несколько секунд бывшая жертва уже неслась к оторопевшим охотникам, как живая торпеда. Во мне проснулся Зверь, и он знал, добыча - обречена, поле зрения сузилось до туннельного, время замедлилось.
   Зверь видел, как большой человек преградил ему путь, но свернуть уже не успел, - слишком велики были скорость и инерция движения. Я врезался в мягкий живот школьного физрука, и мы вместе кувырком полетели на землю.
   Сергей Владимирович Татарский обладал комплекцией борца Сумо, в прошлой, дошкольной, жизни Татарский собственно и был борцов-вольником, но это его не спасло. Скорость нашего столкновения была такова, что физрук рухнул, как подкошенный. Держась за бок, он тяжело приподнялся и повернулся ко мне: - Эх, Платон, Платон - твою бы энергию, да в мирных целях.
   В голосе Большого Человека не было страха и злости, а вот укоризны и молчаливого страдания хватало с избытком. Поверженный физрук никак не походил ни на жертву, ни на агрессора. Зверь потерял из виду добычу и, поняв, что его участие более не требуется, нырнул в глубину.
   Я сидел и ошеломленно смотрел, как единственный близкий мне в школе человек оседает на траву. Из его рта вытекла струйка крови, он уронил голову и затих. Сервелат, как прозвали в школе физрука, шел защитить меня, он уже не раз преграждал дорогу распоясавшимся хулиганам.
   В глазах у меня потемнело, я уже не помнил своих обидчиков, отчаянно бежал к школе и кричал, звал на помощь. Потом, когда Сервелата увезла скорая, я второй раз за этот день просил Бога. Не помню точно, о чем говорил тогда, как обращался к Нему, помню одно - я предложил сделку.
   Хорошо, - Ты не любишь меня, не надо мне помогать, справлюсь сам, но помоги Сервелату, я не хочу, чтоб он умирал! Помоги Господи, спаси его, и я сделаю все, чтоб держать себя в руках. Обещаю: ни один невинный больше не пострадает от моей ярости!
   Сергей Владимирович выжил: - ему удалили селезенку, зашили разорванную печень и пробитое сломанным ребром легкое. Через полгода он вернулся в школу, а я, с его подачи, пошел заниматься рукопашным боем. Регулярный мордобой в дружеской обстановке и изнурительная общефизическая подготовка несколько лет позволяли мне сдерживать своего Зверя.
   И сегодня Господь Бог в очередной раз милостиво предлагал мне проверить, чего я смог добиться. Катя - это посыльный от Него, отсюда и эта нелепая, петушиная раскраска и ее внезапное появление, так удачно совпавшее с моим срывом. Все складывалось в стройную картину - это магический вызов,- выкристаллизовалась в моей голове.
   Уплетая яичницу из десятка яиц, обильно сдобренную беконом, луком и помидорами, я внимательно слушал сидевшего напротив меня ангела.
   Дела обстояли хуже, чем я ожидал: - все началось месяц назад, когда у Катерины похитили мачеху, точнее не у Кати, а у ее любимого папочки. Катин Папаша был человеком весьма обеспеченным, даже по московским стандартам, и, что странно, не связанным с преступностью или ФСБ. Выпускник МФТУ всего добился сам, сочетая природный ум, чудовищную работоспособность и немалую отвагу. Все вышеперечисленное помогло ему не только выстоять в беспредельные девяностые, но и удачно вписаться в новую, "Питерскую" эпоху развития российского бизнеса.
   Работая по двадцать часов в сутки будущий олигарх тем не менее умудрился жениться по любви. И, хотя времени на личную жизнь оставалось совсем немного, семья всегда была для него ценностью. Супруга родила двоих детей, младшенькой и самой любимой естественно оказалась Катя.
   Восемь лет назад ее мать со старшим братом погибли в автокатастрофе. Виктор Сергеевич с головой ушел в работу и воспитанию дочурки внимания уделял, мягко говоря, недостаточно. К шестнадцати годам наследница начала проявлять характер, была даже какая-то история с побегом из дома вместе с симпатичным и, очевидно, неумным охранником. Папа проявил строгость, девочка поехала на год учиться в Англию, но и там умудрилась затеять пару скандалов, попавших в прессу.
   Подробности Катерина не излагала, да и я не настаивал, но отношения семье разладились радикально. Беда не приходит одна, и пока Катя дебоширила на земле Туманного Альбиона, на вдовца плотно насела предприимчивая девица, возрастом не сильно превосходившая его дочку. По возвращению на Родину оказалось, что Кате придется смириться с появлением в доме новой хозяйки.
   Не прошло и полугода и дочь, затаив на мачеху кровную обиду, переехала из папиного дома в новенькую двухкомнатную квартиру на Пятницкой. Эту трагическую историю из жизни богатых я услышал сразу после знакомства с Катериной, - собственно тогда мне и предлагалось проживание у нее на дому в качестве "бодигарда".
   Услышал, заинтересовался, выяснил подробности и забыл. То, что пропажа жадной до легких денег мачехи, внесет такую сумятицу в Катину жизнь, я не предполагал. А если бы кто-то сказал, что она хоть каким боком затронет меня, так сильно удивился. Хотя, будь чуть внимательней, мог бы разглядеть тревожные знаки уже на первом "свидании". Свидание это состоялось совсем недавно и подозрительно напоминало сцену из малобюджетного боевика.
   Как говорил великий Шекспир: - "Весь мир - театр, и люди в нем - актеры!". А вот чего он не сказал, так это кто режиссер театра. Для магов театральность окружающего мира всегда означает близкое присутствие Духа и "готовность N1".
   Так вот, история нашего знакомства сильно попахивала мелодрамой с самого начала. Подружился я с Катей случайно, походя, можно сказать, спас прекрасную незнакомку...Неделю назад, выходя из института, я увидел, как четверо крепко сбитых бритоголовых парней заталкивают в "БМВ" упирающуюся девицу.
   Дело происходило около часу пополудни и поражало своей беззастенчивой наглостью, - я попервой подумал, не снимают ли какой "ментовско-братковский" сериал. Оглянувшись и не обнаружив рядом съемочной группы, подошел поговорить, благо жертва киднеппинга упиралась и брыкалась не на шутку, а похитители действовали по-дилетантски. Ходить при необходимости я могу быстрее, чем многие бегать, так что через пару секунд был готов к культурной беседе с потерпевшими.
   Потерпевшими я, с подачи моего первого тренера по рукопашному бою, называю всех своих потенциальных противников. Дело в том, что в обычном состоянии скорость моей реакции раза в полтора выше, чем у самого быстрого из встреченных мною бойцов, а в предельном, разогретом режиме раз пять-шесть. Но даже полуторное превосходство в реальном бою - очень много. Это означает, что я успеваю блокировать два удара противника и нанести свой - он обычно и заканчивает поединок.
   Из-за особенностей физиологии мне пришлось очень рано усвоить науку маскировки. Сменив трех тренеров, я устал объяснять, почему мне не нужно участвовать в соревнованиях и "спортивно расти" и ушел в АйКиДо. Здесь все решала не скорость, а мастерство, умение сохранять душевный покой и видеть течение силы в самых повседневных вещах.
   Впрочем, рукопашка тоже пригодилась, причем самым неожиданным образом. Через своих знакомых по спорту я нашел себе интересную работу. С четырнадцати лет и до сего дня моим основным работодателем являются московские братки. Я - "кукла", на мне натаскивают бойцов, причем отнюдь не начинающих быков, нет, сейчас Платоша - это бренд. В лидеры преступного мира Москвы пробиваются люди, способные по достоинству оценивать кадры. Так что мои способности, пускай и не во всей своей инфернальной красе, быстро стали "широко известны в узких кругах".
   Могу сказать, что мне приятно чувствовать уважение, пускай и не лучшей части нашего общества. Уважают меня, в том числе и за то, что я упорно отклоняю все предложения о более тесном, так сказать, сотрудничестве. Тех денег, что мне платят "работодатели" за участие в натаскивании бойцов, более чем достаточно студенту для безбедной жизни, а к роскоши и излишествам тяги у меня нет. Так что и зацепить меня особенно не за что. Я не желаю участвовать в гонке к вершине иерархической пирамиды, и не важно, какой: - демонической, уголовной, денежной или их симбиоза, пирамиды власти.
   В качестве приятного бонуса к высокооплачиваемой работе прилагалась прекрасная возможность тренировать смирение. Уголовники не самые приятные в общении люди, а мне регулярно приходилось причинять тяжкие телесный и моральный ущерб настоящим отморозкам. Они, впадая в бешенство, пытались в ответ уязвить мое самолюбие. По части втаптывания в грязь "вшивой интеллигенции" бывалые сидельцы далеко опережали дворовую шпану.
   Платон-человек каждый день учился удерживать в себе зверя, ведь нет на свете преступника, полностью пропитанного чернотой. Даже в самом отпетом убийце есть частица добра, любви, пускай только к своей матери или ребенку. И я держал свое слово к Господу, - за все время тесного общения с преступным миром ни один уголовник не погиб от моей руки. Наградой мне послужила способность договариваться с самыми невыносимыми людьми.
   Четверка бритоголовых и черный BMW, - сюжет из моих повседневных будней. По "понятиям" они вряд ли стояли выше заурядных "быков", мне доводилось на коротке общаться с людьми и покруче. Я был уверен, что без труда вызволю девушку. Если не получится мирными средствами, то насилие будет быстрым и минимальным. Убаюканный такими размышлениями я расслабился и спокойный как танк прибыл к машине похитителей.
   Тут начались странности: во-первых, - ребята напоминали братков только издали, в прямом контакте они оказались напрочь обдолбанными казаками-ниндзя. Их гладко выбритые головы украшали длинные чубы, стеклянные глаза с черными дырами расширенных зрачков блестели маниакальным светом, а свободные серые хламиды ничуть не стесняли стремительных движений.
   Надо отдать хлопцам должное, выглядели они покруче банды безумных клоунов и в скорости лишь немного уступали мне. Вместо того чтобы перетереть базар, как нормальные люди, эти типы завыли на непонятном языке и стремительно перестроились в боевой порядок. Затем, без лишних предисловий, атаковали меня одновременно с разных сторон.
   В моем ускорившемся восприятии это выглядело так: - синхронно повернувшись в мою сторону, клоуны выпустили из рук девчонку, как будто у них переключили тумблер. Катерина, а это была она, осела на асфальт, сообразив, однако ме-е-едленно начать откатываться с поля битвы.
   Воздух сгустился, как прозрачное желе, и мы с четверкой нападавших поплыли на встречу друг другу. При равных скоростных возможностях бой одного против четверых дело безнадежное. Чтобы выжить мне пришлось экстренно разгоняться и сделать еще один шаг к краю пропасти.
   Зверь внутри радостно взвыл, предвкушая хорошую драку. Поле зрение окрасилось багровым, - желе пропиталось кровью, но и этого оказалось недостаточно. По крайней мере, двое из четверых успевали меня достать. С учетом набранной психами скорости, их удары могли пробить насквозь в прямом смысле слова.
   Спасли рефлексы, привитые АйКиДо, - не успевая нанести удар, я перенаправил движение врагов на встречу друг другу. Последствия их лобового столкновения до сих пор живы в моей памяти. Сминая кости лицевого черепа и разбрызгивая кровавую пену в чудовищном "братском поцелуе" ниндзя-клоуны обнулили импульс своего смертоносного броска.
   Мне оставалось только следовать первоначальному пути, стараясь уклониться от разлетающихся во все стороны мозгов. А может все-таки не мозгов, - с надеждой представилось мне, - очень не хочется в один момент оказаться причиной гибели четырех человек.
   Подхватив очень кстати начинающую вставать на ноги Катерину, я "поплыл" к ближайшим кустам. Тело ее жгло меня, как мешок углей. Терпкий запах молодой женщины проник через ноздри и, казалось, ударил прямо в мозг. Следующие секунды основной моей задачей была борьба на два фронта: - с одной стороны следовало сохранять достаточную скорость, чтобы успеть незамеченным покинуть поле сражения, с другой - удержать бешеное пламя, разгоравшееся в моих чреслах.
   Мои мучения продолжались не более 4-5 секунд, стометровку с увесистой студенткой на плечах за такое время - согласитесь неплохо. Да только гордиться собой времени не было, сбросив ошеломленную Катерину на траву за зеленой изгородью, я приземлился рядом и обомлел. Только что очевидно мертвые, "гарны хлопцы" несколько дерганными, но вполне уверенными движениями направлялись к своему Х-пятому.
   С одной стороны у меня камень с плеч свалился, - в убийцах мне не ходить. С другой, - дело приобретало неприятный оборот: "казаки-ниндзя" очевидно обладали сверхъестественными способностями. При этом, оставаясь людьми, - нечисть я почуял бы сразу. И ведет она себя по-другому, - ввязываться в драку среди бела дня не в обычаях ночных охотников. Однако без нечистой силы тут не обошлось, нападавшие были явно не в себе, - встать на ноги после таких повреждений обычный человек не сможет. Да что там, пожалуй, и мне такой фокус не по плечу.
   Ребята погрузились BMW и, подняв тучу пыли, стремительно покинули поле битвы. Я довольно ухмыльнулся, - не такие уж вы неуязвимые, как кажетесь, и повернулся к спасенной. Ее округлившиеся глаза были устремлены на некий предмет, явно выпиравший из моих брюк. Захотелось провалиться сквозь землю немедленно. Кровь бросилась в лицо, и, если б можно было сбежать, меня уже давно бы здесь не было. Чувствуя себя полным идиотом, я остался сидеть на месте, угрюмо рассматривая свои ботинки.
   Больше отмороженных уголовников я ненавижу только женщин, особенно молодых и красивых. Спросите за что? А попробуйте себе представить себя на моем месте. С четырнадцати лет я познакомился с понятием половой зрелости. Она, эта зрелость, вломилась в мою жизнь как вооруженный бандит, нападающий на ни в чем не повинных обывателей.
   Сначала изменились "драконьи сновидения", - в них появились девушки, все как на подбор - крутобедрые, прекрасные, златовласые... Что драконы делают с девицами, догадываетесь?! А перед тем как их порвать и сожрать драконы на них "женятся", причем процесс пожирания частенько начинают не дожидаясь завершения первой брачной ночи, так сказать...
   Но сны, это еще пол-беды. Я начал чувствовать их запах на яву, причем некоторые гражданки привлекали меня, как кота валерьянка. Я не знал, куда мне деваться от манящих округлостей и умело подчеркнутых вторичных половых признаков.
   Мои инстинкты просыпались совершенно непредсказуемо, половой член, уже в юности отличавшийся немаленькими размерами, жил своей собственной, независимой от хозяина жизнью. Я перестал посещать пляжи и бассейны, отказался от тесных брюк, чтоб хоть как-то скрыть периодически рвущееся на волю чудовищное "мужское достоинство".
   Слава богу, хоть прыщей у меня не было, - зараза к заразе не липнет. Потребовалось несколько лет, чтобы определить, - какая именно комбинация внешности, запаха и поведения женщины приводит меня в неистовство. В конце концов мне конечно удалось выработать некоторый иммунитет, и я уже не боялся внезапно сорваться и совершить зверское изнасилование переходящее в убийство при особо тяжких, но... Как писал автор учебника по детской психиатрии: - "интимная жизнь шизоидного подростка покрыта глубокой тайной".
   Сейчас, опьяненный жаром внезапной схватки, я вдыхал Катькин аромат и с досадой осозновал, - мой хваленый самоконтроль трещал по швам. Катерина привлекала меня во всех отношениях, и нескольких секунд тесного контакта оказалось достаточно, чтоб к возбуждению схватки добавилось желание.
   Бросить девушку тоже было никак нельзя, похитители вряд ли выехали на дело без подстраховки - уж больно серьезные ребята на свою беду пересекли мою дорогу. Успокоить себя мыслью, что жаркая схватка наверняка привлекла внимание и сюда уже мчится вызванный сознательными гражданами милицейский наряд, тоже не получалось.
   Оставлять спасенную ментам совсем не хотелось, - искалечить четырех человек и бросить тепленького свидетеля около крыльца родимого Вуза - в деканате меня не поймут. Отделаться от Катюхи я сейчас не мог, но и выставлять себя на посмешище не хотел.
   - Отвернись, пожалуйста, не видишь, - больной я, психопат. Возбуждаюсь от сцен насилия, - тебя что, психи привлекают? - Тогда могу психоаналитика присоветовать! - Ну, спасибо! - Катя наконец-то смогла оторваться от самозабвенного созерцания моих гениталий и сходу начала врать. - Очень надо твое хозяйство разглядывать, я подумала, может ты ногу сломал, кость торчит - помощь нужна, а ты...
   - Да, и на сломанной ноге тебя, дорогуша, бегом тащил, - но это про себя, девчонке и так досталось, не буду ее смущать. - Ну, прости, ты меня спас, а я глупости болтаю, - пошла на мировую Катерина. Ее голос слегка дрожал, девушку начинала бить крупная дрожь, - пережитый стресс давал о себе знать.
   - Платон, я давно тебя заметила, походка, стиль движения, ты даже в аудиторию входишь как кошка, сразу видно - боец. Но что такое возможно, не могу поверить! Четырех бойцов сделал, да каких, - они как из железа, я пошевелиться не могла у них в руках.
   - Тут она продемонстрировала свои маленькие кулачки, с трудовыми мозолями на кентусах, - я тоже карате занимаюсь, Кекошинкай, два года уже! Не черный пояс, конечно, но уже не ребенок. Кой чего понять способна: ты - Супермен, Платон. Может, с детства в Шаолине воспитывался, или тебя радиоактивный паук укусил?! - девчонка плавно переходила ко второму этапу постстрессовой адаптации - стадии словесного поноса.
   - Я тебя сам сейчас укушу, если трещать не прекратишь! Лучше скажи, кто эти хлопцы, и что нам ждать от них в ближайшем будущем?!
   Мой организм уже начал остывать от горячки драки и полового возбуждения и переходил к другому своему обычному состоянию - зверскому голоду. Мне надо было срочно поесть, но перед тем отделаться от красавицы. Сделать это следовало как можно быстрее, элегантнее и умудриться не стать спасителем-рыцарем.
   У каждой красавицы есть свое чудовище, и мужчин так и подмывает с этим чудовищем сразиться и спасти несчастную - так говорил мне доктор Головин, мой психоаналитик и просто хороший друг и наставник.
   Чудовищем может быть буйный ухажер, сумасшедшая теща, постылый ренивец-муж, и это только начальная часть списка. Наконец, и это самый кошмарный вариант, сама красавица может оказаться чудовищной стервой или истеричкой.
   Если повезет, чудовище разделает тебя на части, а вот если победишь, то ты попал, - принцесса вешается на шею и норовит сохранять такое положение возможно дольше.
   Док был безумен, но говорил дело. Имея десятки озабоченных пациенток, он умудрялся избегать их сетей и жить в одиночестве. Только тощему как жердь чудаку-профессору я мог без утайки выговаривать все, что болело в моей душе. Он и научил меня искусству избегать женщин, сохраняя при этом подобие душеного равновесия.
   Конечно, есть психологи без таких странностей, но мы идеально подходили друг другу. Док рассматривал мои откровения как плод "активного фантазирования", и даже включил меня в группу алхимического роста. Собственно я был единственным ее постоянным участником и основой для псевдонаучных изысканий Головина.
   Остальные клиенты "алхимической группы" периодически находились в дурдоме, что не мешало им верить в успех терапии.
   Я, со слов Дока, был "компенсирован" и в госпитализации не нуждался. Но свою выгоду от общения с Головиным имел. Мне предоставлялось право на внеочередной прием у одного из лучших аналитиков мира. И самого дорогого в нашей стране.
   Причем общался со мной Док бесплатно, что то же было исключительным случаем. Толя объяснял свою благотворительность тем, что получает от такого общения бесценный материал для своих алхимических изысканий.
   Да и кому еще наставлять в жизни озабоченного шизоидного подростка, как не психиатру-алхимику. Он фактически заменил мне отца, а бабушка - мать, так что, по-своему, у меня была полноценная семья.
   И не беда, что бабуля большую часть времени проводила на даче, а дока я видел раз в неделю - все лучше, чем в детдоме. Я научился жить в одиночестве, но женщины находили меня сами, и, как правило, приносили с собой неприятности.
   От Кати неприятностями несло за версту, причем, судя по боеспособности "казачков", серьезными неприятностями. Потому и отделываться от нее следовало незамедлительно.
   Катерина не была первой девушкой, вызволенной мной из беды. Если любишь гулять по нашему городу в темное время суток, неизбежно будешь влипать в истории с барышней и хулиганами.
   Чаще всего мне удавалось сохранять инкогнито и скрываться "с места спасения", избегая тесного знакомства с потерпевшей. В случае Катерины такой вариант не проходил - она училась со мной в одном ВУЗе и, судя по ее высказываниям, уже примеривалась, как меня оседлать.
   Но тут ее ждет облом, я не рыцарь, а чудовище, и надо дать девчонке это понять в самое ближайшее время. Но сначала следовало сдать ее на руки папеньке или хотя бы сопроводить до дома.
   Я набрал легкие воздух и, воспользовавшись паузой в потоке Катиного красноречия, перевел разговор в другое русло.
   - И так, Екатерина Викторовна, повторяю вопрос: - что за сукины дети пытались только что меня укокошить?! И зачем им снадобилась ты?
   --Да если бы я знала, - Катенька уже поправляла растрепавшиеся волосы. - Скорее всего, это те же бандиты, что требуют у отца выкуп за мою новую маменьку. Не знала, что ее похищение так обернется. Поначалу даже, дуреха, обрадовалась...
   Зря. Чужой беде радоваться грех. Говорила я папе, связываться с уголовницей, - беду себе нажить, а она пять лет в колонии провела. У меня же мачеху украли, папа рвет и мечет, но я знаю, деньги отдаст....
   Это вопрос времени. Сучка Наташка думала, окрутила богатенького, и будет жить в шоколаде, нет, от прошлого не уйдешь. Отец эту дуру любит без ума, все сделает, чтоб ее вызволить, друзья ему давно говорили, нельзя так. Да если Нату на куски распилят, я огорчаться не буду, бабу с возу - папе легче!
   Катерина завелась по новой, видно давно хотела высказаться по адресу мачехи, и мне не повезло подвернуться ей под горячую руку.
   -- Ее старые подружки решили денег подзаработать, а для верности и меня умыкнуть, так надежнее. Сейчас папе позвоню, чтоб охрану при...
   Тут несостоявшийся рыцарь бесцеремонно выхватил мобильник из руки девушки и медленно раскрошил его пальцами, причем проделал это с гадкой такой, "фирменной" ухмылочкой, позаимствованной по случаю у уголовников.
   Пора расставить все по своим местам, перед ней чудовище! Я пробивался в жизни самостоятельно и испытывал неприязнь к детям богатых родителей, причем не стеснялся выражать ее открыто.
   Однако Катерина оказалась не так проста, как ожидалось от смазливой дочурки олигарха. Секунда возмущения, и вот уже она с раскаяньем хлопнула себя по лбу.
   - Ну и дура же я, по телефону нас отследить по всей Москве - проще некуда. Прости, могла по глупости тебя опять под удар поставить. Спасибо еще раз, Платоша, только трубу за чем портить?! А, ерунда, сейчас главное к отцу офис добраться, там центр, ментов куча, они не рискнут напасть.
   А вот это никуда не годиться, уже "Платоша", а потом "дорогой Платоша", и девчонка то хорошая, грех такой голову морочить. Делать нечего, надо применять запасной план - "стремительное бегство под угрозой смерти".
   - Катя, нам надо бежать! Они скоро вернуться и уже не одни! И мы побежали. Я задал такой темп перемещения, что все ее силы уходили на то, чтобы не отставать.
   Вихрем мы пронеслись по дорожке, ведущей к Ленинскому проспекту, запрыгнули в подъехавший троллейбус, но только для того, чтобы покинуть его у "Дома Туриста".
   Игра "Дети-шпионы" - прекрасный способ отвлечь юную девицу. Катя играла в нее с наслаждением, она остановила первую же проезжавшую машину, картинным движением приподняв юбку на своем загорелом бедре.
   Парень за рулем старенькой пятерки с тонированными стеклами дал по тормозам и с визгом встал перед нами. Когда я вслед за "феей" протиснулся в тесный салон, лицо молодого джигита выразило такое разочарование, что даже дракону во мне стало неудобно.
   Трижды мы меняли машины и два раза спускались в метро, прием подсмотренный в боевиках и абсолютно бессмысленный в реальной жизни.
   Я даже задумался над возможностью пробега по лесистым холмам на Воробьевых горах, но все-таки сжалился, - заставлять женщину бегать на каблуках по пересеченной местности - это садизм. Через час с небольшим мы были у цели. На последнем перегоне метро Катерина четко сформулировала свои деловые предложения - папина кровь!
   От меня требовалось всего-то жить в ее уютной квартирке в центре, иногда провожать в институт и получать за то немалые для студента-медика деньги. Даже сейчас, с моим приработком, немалые, а безденежного сироту такой "куш" должен был сразить наповал. Честно говоря, я так и не понял до конца, что это была за работа, охранника или содержанта, но обиду затаил.
   Мы молча преодолели последние сто метро от метро до входа в офис. В стеклянном аквариуме первого этажа, рядом с охранниками Катя моментально распушила перышки, и на меня поглядывала уже без испуга, скорее уверенно, как на свою собственность. Я передал Катерину на руки начальнику службы безопасности папенькиного небоскреба и приготовился к самому трудному.
   Долгие проводы - лишние слезы. Катерина мне нравилась все больше и не только как человеческая самка. Она оказалась способной на простые чувства, совершенно не ожидавшиеся от богатой избалованной сучки. Жаль, что дружба с женщиной для меня реальна меньше, чем полет в Космос. Нужные слова давались непросто, тем более, что говорить их приходилось, глядя девушке прямо в глаза.
   - Ты знаешь, Катенька, устал я таскать на своих плечах твою жирную задницу. Целлюлит подлечи, а то у папы денег не хватит мне платить за сожительство с Вашим Величеством. Катя застыла передо мной, стремительно меняясь в лице.
   Как ребенка ударил. Мне было больно до слез, но выдавать себя было нельзя, вот жизнь-сука! Амазонка держала удар хорошо, и это было самое страшное, лучше бы истерику закатила или в морду мне расцарапала. Баба и есть баба, не человек, и реветь теперь должна! Каратистка чертова, не дрогнула, как мне себя уважать теперь...
   Катерина молчала, не отводя от меня взгляда, только глаза предательски заблестели, - ну что тут скажешь. Грустно и стыдно, но так будет лучше для всех. Урод не имеет права даже на дружбу, а любовь ко мне девочку убьет. Я повернулся и пошел к выходу не оборачиваясь, навсегда, как мне казалось, вычеркнув Катерину из своей жизни.
  
   Глава пятая: Ангел для дракона.
  
   И вот я снова смотрю на Катю, и, странное дело смотрю с приязнью, почти с нежностью. Мы допивали второй чайник, девушка на удивление быстро освоилась у меня на кухне и уже по второму разу рассказывала, что она пережила этой ночью. Звонок отца разбудил ее примерно в третьем часу, слышно было плохо, но указание срочно уезжать из города и скрываться, не обращаясь к знакомым, было предельно ясным. Больше того, всесильному Виктору Сергеевичу кто-то (или что-то) не дал договорить.
   Катя рассказала, что никогда не слышала отца таким взволнованным. Выглянув в окно, она, к своему ужасу, не увидела машины охраны, приставленной к ней на круглосуточное дежурство. Телефоны охранников не отвечали. Тут Катерина с некой укоризной глянула на меня и продолжила:
   --Не знаю, чего ты там надумал, когда меня нехорошими словами у папы на работе обзывал, но мне на самом деле нужен был защитник.
   И лучше тебя, Платон, на эту должность кандидатуры нет. Дело даже не в бойцовских качествах, а в том, что ты не привлекаешь внимания. Ну, живут студент со студенткой в одной квартире, на лекции вместе ходят, кто скажет, что это невидаль какая-то? Мало ли влюбленных у нас на потоке. Хотелось сохранить хотя бы видимость обычной жизни, а не ходить по институту в компании плечистых дядек с пистолетами...
   Я живо представил, до какой степени надо было напугать гордую девчонку, чтоб она решилась снова обратиться ко мне. Представил и, наконец, выдавил из себя хилое подобие извинений. - Это...Мммм... Кать, ты прости меня за грубость, я тогда в шоке после драки был, да и вообще с девушками у меня не очень... А задница у тебя не толстая, очень даже ничего себе попа.
   - Да, лучше бы промолчал. Но, к моему удивлению, Катерина совсем не смутилась, а скорее наоборот, довольно заулыбалась. Вот и попробуй понять этих женщин!
   - Я, Платоша, так и подумала, после того как ты меня глазами съесть пытался, твои нападки на мои ягодицы неубедительными казались. Давай забудем, кто старое помянет, тому глаз вон!
   - Сказала и как-то незаметно оказалась совсем близко ко мне. На сей раз ее запах был не столь резок, и мне удалось не отвлекаться от основной темы. - А в милицию чего не звонила? - Я спросил первое, что пришло на ум, чтобы хоть как-то заполнить возникшую после нашего сближения неловкую паузу.
   - А потому, что если у папы неприятности, то и милиция не поможет. Как ты считаешь, откуда охранники на работу к нам приходят?! Умный мальчик, оттуда и приходят, договор у нас официальный с ОМОНом на охранную деятельность. А мимо кассы папа им три зарплаты дает. Заслужили, - все бойцы опытные, Чечню прошли. Так что если эти ребята с поста ушли, - значит, у них были очень серьезные причины.
   Так что через парадный ход выходить было неразумно. Я по балконам на пожарную лестницу, с нее на крышу магазина, далее по водостоку. И это, заметь, на каблуках и в короткой юбке! Ты пробовал лазить по балконам в короткой юбке и прозрачном белье, а, Платоша? - Эта девица опять умудрилась заставить меня краснеть.
   Катерина, несомненно, заметила мое смятение, но продолжила в том же духе: - Для тебя старалась, красивой хотелось предстать перед Вашим Величеством. А то, вдруг, моя задница опять не занравится?! - С таким многообещающим заявлением Катя кошачьим движением переместилась мне на колени.
   Я сидел в углу кухни и пути отступления были отрезаны. А Катерина, надо сказать, девица рослая, даже без каблуков, и бюст у нее никак не менее третьего номера. Из-за разницы в росте примерно сантиметров на десять не в мою пользу мой нос оказался как раз напротив ее точеной шеи, а взгляд невольно скользнул в вырез кофточки.
   Операция по высадке десанта была проведена безупречно. Тестостерон горячим потоком устремился в мою кровь, а моментально воспрявший грешный отросток ощутимо уперся в бедро девушки. Когда дракона зажимают угол, неизбежно просыпаются скрытые резервы, сейчас мне только и оставалось, что надеяться на них. Господь, на сей раз, был ко мне благосклонен, и Чудо не заставило себя ждать.
   Как только я собрал внимание в межбровье (прием йогов, предназначенный в частности для усмирения плоти) мой дубль моментально выскользнул из безжизненно обвисшего тела. А за тем случилось то, на что я не смел и надеяться. Впервые в жизни мне удалось перетянуть плотское тело вслед за энергией.
   Раздался громкий хлопок, - воздух занял место "испарившегося" Платона. Катерина, внезапно лишившись опоры, свалилась с опустевшей табуретки на пол. В трех метрах от поверженной амазонки, на выходе из кухни на пол мешком приземлилось еще одно тело, на сей раз мое.
   Воодушевленный удачной телепортацией я попытался встать и продолжить бегство, но голова закружилась, живот свело судорогой, и любовно приготовленный завтрак фонтаном покинул желудок. Последнее, что мне запомнилось, был стремительно приближающийся и не очень чистый паркетный пол.
   Пробуждение произошло в ванной, мое безвольное тело лежало в ледяной воде, а Катя, всхлипывая, пыталась отмыть меня от блевотины. На сей раз вставалось уже проще. Отделался я легко, внезапное выделение дубля может запросто убить. Катерина буквально спасла мне жизнь. Действуя интуитивно, девушка сделала лучшее из возможного: - ничто не собирает энергетику так эффективно, как купание в холодной воде.
   Дальнейшее напоминало эпизод из фильма "живые мертвецы". Глаза Кати начали стремительно расширяться, она пробормотала что-то вроде: - "ты правда в порядке?!" В ответ мое полупарализованное горло вместо "спасибо, да" издало жуткий гортанный звук, напоминающий хрип умирающего.
   Неожиданное "восстание из мертвых" застало девушку врасплох, она громко вскрикнула и выскочила из ванной. Оставляя за собой лужи воды, я проковылял в свою комнату, стащил кимоно и застыл на месте. В зеркале отражался очень мускулистый и очень-очень бледный худощавый подросток (да, я выгляжу сильно моложе, чем хотелось бы).
   Мой член, даже после ледяной ванны, был непропорционально велик. Можно сколько угодно читать в умных книжках, что размер не имеет значения, но... Скажу только, что единственная в жизни попытка получить "сексуальный опыт" оставила у меня чувство глубокого унижения. Проститутка, к которой я рискнул обратиться после долгих метаний, послала меня "в родные горы", добавив на прощанье "таким хером тебе только ишаков еб...ть".
   Да, надо бы одеться, но контуженный телепортацией мозг напрочь отказывался соображать, как это делается. А зачем мне одеваться, собственно?! Кто тут хозяин квартиры, а кто - непрошенный гость?! Как был, - голый, мокрый и злой хозяин вернулся на кухню.
   Вот тут Катя испугалась не на шутку, хоть и глядела на меня свысока, но колени ее подгибались, а губы дрожали. Я говорил с ней очень тихим и спокойным голосом, наверное, потому, что впервые позволил себе не врать. Девчонка, возможно, только что спасла мне жизнь и заслуживала правды. - Катя, я не могу быть твоим мужчиной: - во-первых, потому что ты этого не вынесешь, - тут моя рука указала на "основной комплекс", только немного не достававший до середины бедра.
   - И еще раз, во-первых, потому что я люблю только одну женщину во всем мире. Я перевел внимание оцепеневшей девушки на портрет сестры, стоявший на комоде. Тут до меня внезапно дошло, что я только что сказал правду. Правду, которую мне так не хотелось признавать, что пришлось придумывать все новые поводы избегать встреч с сестрой.
   Моя любовь к Марго мало напоминала чистые братские чувства, я желал ее больше любой из встреченных в жизни женщин. Именно этим объяснялось то, что за последние два года мы не виделись вовсе. Я отталкивал сестру с той же страстью, что и любил ее.
   И снова Катя смогла меня удивить. Она издала звук, парадоксально совместивший вздох облегчения и сдавленное хихиканье и, ничуть не смущаясь, направилась в ванну. Прихватив оттуда махровое полотенце, амазонка, сохраняя все тот же деловито насмешливый вид, кинула его мне.
   - Прикрой срам, суперподросток! Подумаешь, какие мы страшные, ты что, не знал, родовые пути женщины способны ребенка пропустить! А тут, напугал ежа голой жопой! Вот любовь и верность, - другое дело, я тебя уважаю. Ты сядь, отдохни от переживаний, а мне ведро с тряпкой, - займусь женским делом, полы от блевотины отмыть надо!
   На кухне и впрямь воняло, как в общественном сортире на городском празднике. Я вяло попытался помочь, но, быстро осознав свою беспомощность, опустился в мягкое кресло. Катя распахнула окна настежь и споро начала приборку загаженной квартиры. Терпеть не могу мыть полы, а она, избалованная дочка богатого папика, драила их, напевая что-то под нос.
   За несколько минут расправившись с грязью и беспорядком, Шехрезада уселась в почтительном удалении от меня и, как ни в чем небывало, продолжила свои речи. Меня в который раз поражала способность Катерины адаптироваться к неожиданным поворотам жизни и встречать их пулеметными очередями болтовни. Я расслабился и не перебивал.
   - Ты меня тоже пойми и прости, за бестактность и глупость. Я же совсем не такая, как про меня говорят. И знания мои о мужской психологии больше теоретические, из романов и фильмов. Кто же знал, что вам, мужикам не только "это" от женщины нужно, у меня до сих пор в голове не укладывается, почему ты за меня жизнью рисковал?
   И страшно мне, очень страшно, понимаешь! А еще я одна, тот дурак первый был, мы с ним сбежали, а в постели, - считай, ничего и не было, кроме недоумения. И после него у меня личная жизнь на нуле. Одни комплексы. Кстати, у моего "первого" сморчок раз в пять меньше, чем у тебя, он все комплексовал по поводу своих размеров. Сам культурист, гора мышц, а пиписька...
   - Катерина язвительно улыбнулась, вызвав у меня очередной приступ смущения. - Мы с ним, как бы это сказать, по размерам не подходили. Сейчас вспоминаю, - смешно. А тогда, - трагедия, жизнь кончилась. Он сказал, что это я ненормальная, большая очень. Плакала потом полночи.
   Ты меня, Платоша, не только от бандитов спас, теперь знаю, что есть Мужчины на белом свете, а не только сопляки. Сколько хороших парней отшила, комплексовала, как ненормальная. Когда ты меня на плечах нес, я не боялась, а рада была, - столько мужской силы и все для меня. А потом, когда себя пришла, неожиданно для себя почувствовала влечение и увидела желание в твоих глазах.
   Мне стало ясно: - твои возможности, Платон, соответствуют желаниям. Все ушло: и страх и возбуждение от погони, остались только мы с тобой. Я в этот миг себя желанной женщиной почувствовала! Конечно, захотелось тебя заполучить во всех, так сказать, смыслах. Если б знала, что другую любишь, никогда бы себе такого не позволила. Я же раньше не понимала: - толи ты извращенец, толи я такая страшная, что мне отказываешь. Совсем девочке голову задурил. Кстати, не пойми за приставания, но у тебя как с женщинами, было что-нибудь раньше или...
   -- Тут я скривился так, что даже до Кати дошло, что она несколько переборщила с интересом к моей личной жизни.
   -- Ну, прости, лезу со своими вопросами дурацкими, если я тебе душу открываю, это не значит, что ты тоже обязан делать...
   -- Настроение Екатерины явно улучшилось, она просто порхала по кухне, на глазах создавая вторую серию завтрака. Не отрываясь от плиты, Катя умудрялась заваливать меня ворохом вопросов о моей личной жизни, происхождении и предполагаемых сверхспособностях в наличии каковых она, похоже, ни капли не сомневалась.
   Настенные часы показывали половину восьмого, и трудно было поверить, что мы знакомы чуть более недели. Мне определенно нравилась эта заводная девчонка, и было даже странно, какие гормональные бури она вызывала еще недавно. Сейчас мы болтали (точнее трещала Катька, я то больше слушал) как старинные друзья.
   Как ни удивительно, Катерина заметно больше подходила на роль моей сестры, чем Марго. Сестру я любил совсем не платонически, а Катьку, скачущую по кухне в короткой юбке, спокойно воспринимал как товарища. После того, как меня вышибло из тела, все мое к ней влечение куда-то исчезло.
   Как мне теперь быть с Маргаритой я не знал, и решил отложить этот вопрос на будущее. Надо решать проблемы по мере поступления. Но одна интересная мысль меня посетила: - получалось, что в один день я потерял сестру и приобрел друга.
  
   Глава шестая: удар в сердце.
  
   - Кать, ты извини, прерываю, но что делать то будем? - Катюха осеклась, так и не закончив излагать мне историю своих сложных взаимоотношений с любимым папочкой. - Я думала, ты сам знаешь. Ты же у нас супергерой, и, на потоке поговаривают, с крутыми знакомство водишь. Может, через своих друзей справки наведешь, раз уж милиция нам сейчас не в помощь?
   Я напрягся, мое тщательно скрываемое знакомство с бандитами оказалось известно всему институту. Плохо, и может повредить моей врачебной карьере, если я до нее конечно доживу. - Водить то, - вожу. Но, во-первых, - быть знакомым, это еще не значит, что они мне чем-то обязаны. Во-вторых, звонить уважаемым людям субботним утром несколько неэтично.
   Да, и мы с тобой совсем забыли, папа тебе велел бежать из города и прятаться. Тебя будут искать везде, где живут люди, значит, - будем скрываться среди мертвецов. Собирайся дорогая, едем на кладбище! - Я широко улыбнулся, довольный своей шуткой - вещей, за исключением маленькой сумочки, при девушке замечено не было.
   Предоставив временно затихшей Катерине обдумывать сложившуюся ситуацию, я занялся сборами пакета N3 - "охотника за привидениями".
   Комплект, кроме двух смен спортивной одежды, легкого бронежилета, белья и туалетных принадлежностей, включал: 30метров ужасно дорогого репшнура, армированного серебряной нитью, семь дротиков для Дартса, тоже серебряных, ультрафиолетовый налобный фонарь, черный обсидиановый нож и еще несколько не менее полезных в быту маньяка вещей.
   Выковырнув пару досок из паркетного пола, я бережно достал жемчужину своей коллекции, - автоматический пистолет Глок. Эта пушка при довольно компактных размерах отличалась безотказностью и более чем хорошей убойной силой. По моим догадкам, австрияки проектировали Глок для какой-то более живучей мишени, чем обычный хомо сапиенс.
   Так или иначе, оружие было приобретено и стоило мне полугодового заработка. А мое еврейское сердце не разу не сжалось от жадности, - Глок окупил все затраты в первом же "боестолкновении".
   Пули в его обойме, как вы догадываетесь, были отлиты из серебра. Правда, не все, а через одну с бронебойно-зажигательными. Подумав, добавил к набору пару коротких изогнутых мечей, - подарок из Японии.
   Тут надо заметить, что я не просто монстр, я - убийца монстров. В переводе это означает, что обычный студент-медик имеет несколько неординарное хобби. Охота на нежить, вот то, что по-настоящему волнует мою кровь. Охота как наркотик, убийство (если слово убийство уместно для нежити) заводит меня больше еды, секса, насилия и прочих общечеловеческих ценностей. И именно драйв и энергия получаемые от упокоения упырей позволяют мне до сих пор не "съехать с катушек" окончательно.
   Звучит как бред душено-больного? Я это знаю! Да, как ни печально, я - социально опасный психопат, прекрасно это осознаю и регулярно посещаю психоаналитика. Доктор Головин научил меня жить с моей болезнью, но первую помощь оказал мне Сергей Витальевич, наш школьный физрук. Он встал на моем пути, когда впервые проснулся Зверь, и защитил от него не только моих обидчиков, но и меня самого.
   Тогда, дракон впервые вырвался на свободу и почуял вкус человеческой крови. Намерение убить было несгибаемым, даже Сервелат, человек-гора, едва не простился с жизнью. У щуплых подростков остановить Зверя шансов не было.
   Смешавшись с восторгом от приобретенной силы, такой опыт вполне мог превратить меня в серийного убийцу, только наделенного сверхспособностями, в довесок к звериной жестокости. Дракон, прирожденный хищник, обещал Господу не убивать невинных людей, но сумел таки найти лазейку в своей клятве.
   Да, ни один человек, как бы ни был он запачкан злом, не может быть целиком черен. Но нежити-то это не касается! В семнадцать лет я впервые столкнулся с совершенным злом, чудом выжил и был абсолютно счастлив еще пару недель после схватки. С тех пор и поныне в моей жизни появился СМЫСЛ. Охота постепенно подчинила все мои мысли и действия.
   Особенности дичи определяют способ и место охоты. По до конца непонятным мне причинам некрополи, даже давно заброшенные, привлекают нежить, как котов валерьяна. Вполне естественно, что я завел "лежки" на большинстве крупных московских кладбищ. А на том, что располагалось рядышком с бабулиной дачей, и где была добыта "первая дичь", у меня имелся оборудованный схрон.
   Туда, в свой "охотничий домик", я и собирался отвезти новоприобретенную подругу. Дочку олигарха будут искать на кладбище в последнюю очередь. Ночная охота в принципе не предполагалась, но если уж еду, почему бы и нет?! - Руководствуясь этой вполне здравой для психопата идеей, я, насвистывая бравурный мотивчик, тщательно упаковывал в походный рюкзачек полезную мелочевку. Правильно собранный и упакованный рюкзак сэкономит твои силы, - знает каждый турист, ну а в нашем деле может сохранить жизнь.
   Кевларовую жилетку упорно не получалось поместить так как хотелось, - поближе к спине, которую следовало поберечь от различных колюще-режущих предметов. Наконец, сложив его вдвое, удалось запихнуть броник в карман для документов в задней части рюкзака.
   Мысли о возможном приключении так воодушевили меня, что присутствие в комнате Катерины осталось незамеченным. Из приятных размышлений меня вывело тихое покашливание за спиной: - Платончик, а ты уверен, что это все нам понадобиться? Я же своими глазами видела, на что ты способен, зачем оружие, может, не будем законы нарушать? Катаны, - это еще понятно, сама имею слабость к красивым ножичкам, но ствол, да еще такой громадный! За него же посадить могут!
   -- Еще как будем, Катюша, ты меня за того парня, что над Нью Йорком летает, зря принимаешь. Если мне в лоб пулю пустить, она не расплющится, а вышибет мне мозги. Автоматический пистолет сильно повысит мои шансы, если придется разбираться с вооруженными людьми. Бой с теми казачками мог стоить мне жизни, и не факт, что к следующему они не подготовятся лучше. Да, я заметно быстрее обычных людей, но плачу за это немалую цену и так же смертен, как любой другой.
   Я на секунду задумался и добавил: - Да, совсем не супермен. При этом еще и вспыльчив не на шутку, и красивые девушки заводят меня ничуть не меньше, чем драки. Если уж сравнивать с киногероями, то скорее Халк, только без его неуязвимости. Проявляя ко мне свое женское внимание, ты рисковала жизнью, милая Катя.--Теперь настала моя очередь кидать укоризненные взгляды, и не могу сказать, чтобы это занятие не доставляло мне удовольствия.
   Щеки девушки приобрели помидорный оттенок, но взгляда она не отвела. Все-таки Катька молодец, - так владеть собой в неполные восемнадцать, - тут чувствуется папина закваска!--Чем могу тебе помочь, Платон, скажи. Отныне ты старший, говоришь - я делаю. Одна просьба, объясняй, пожалуйста, мне все подробно, как маленькой, мне очень сложно разобраться в твоем мире. А он очень необычный, незнакомый мне. И еще, хочу чтоб знал, - я тебя не боюсь. Чтоб ты не думал, знаю, Платон Реальгар - лучший парень, из встреченных мной в жизни. Повезло этой кудрявой, - Катерина кивнула в сторону Маргошиного фото, - ее любит настоящий мужчина.
   Катя сидела прямо, как струна и со всей своей юной каратистской решимостью ждала указаний. Солнечные лучи, потоком льющиеся через открытое окно, преобразили девушку.
   Разметавшиеся волосы горели пламенем, громадные, широко посаженные изумрудно-желтые глаза сияли, глядя на меня прямо-таки с обожанием. Она походила на светоносного ангела, освещающего своим присутствием полумрак моей кухни. Ангела с очень, надо сказать, привлекательной грудью, да и ниже бюста у Катюхи все было в порядке.
   С минуту полюбовавшись ее тонко очерченным профилем, я с некоторым сожалением отвел взгляд. Быть Катькиным сенсеем, не входило в мои планы, но уж лучше так, чем подвергаться сексуальным домогательствам. Впрочем, в свете последних событий, домогательства представлялись не столь устрашающими.
   Я оборвал цепочку мыслей, не дав им соскочить на скользкую дорожку. Хорошо, будем приступать к подробным объяснениям: - Мне нужно время, Катя, хотя бы для того, чтоб узнать подробности происходящего. Насколько понимаю, твой отец достаточно влиятельный человек, и убрать его просто так, втихушку, дело невозможное.
   Надо выяснить, какие силы вовлечены в дело, кто играет за нас, а кто - против. А чтобы этим спокойно заняться, надо тебя укрыть. У меня есть такое место, и, так уж получилось, что это кладбище. Пушка, которую ты видела, - мой запасной вариант, и стрелять из нее скорее всего не придется, во всяком случае искренне на это рассчитываю. А остальное, - ну это на случай встречи с непредвиденным.
   Подробности изложу на месте, а сейчас отправляемся по магазинам. Домой тебе еще не скоро, а большого запаса одежды у вас, мамзель, не наблюдается. Через пятнадцать минут, наспех прибравшись, мы покинули квартиру. Если бы я знал, как надолго расстаюсь с отчим домом, сборы затянулись бы подольше, но не судьба.
   А судьба, казалось, впервые за многие годы одиночества, поворачивалась ко мне передней стороной своего тела. Рядом широким, совсем не девчачьим, шагом переставляла свои предлинные ноги старавшаяся сохранять серьезность девушка. Моя девушка, - чертовски необычное ощущение, и оно мне нравилось!
   Хотелось взять ее за руку, но как это сделать было непонятно. Дернулся было помочь при спуске с крыльца, тут же запутался в своих ногах, вдруг ставших ужасно неловкими. Мы вышли на окруженный цветущими каштанами проулок, и Катерина внезапно разбежалась и прыгнула вверх. Прыжок был хорош, не ожидал, что на таких каблуках можно оторваться почти на метр от земли, но до бледно-розовых пирамидальных соцветий она не достала.
   Достать, - не достала, а вздувшаяся пузырем юбка продемонстрировала ее стройные ноги во всей красе, от кончиков пальцев до своего, так сказать, основания. Открывшееся зрелище побудило меня блеснуть эрудицией: -- "Эскулюс гиппостанум" - настойка из соцветий этого лекарственного растения издавна применяется как тонизирующее вены средство. Для ног хорошо, впрочем, твои - вроде без изъяна.
   Хотя нет, на левой ягодице мне показалось небольшое синее пятнышко. Ничего личного, но как врач врачу, - может, прыгнешь еще разок, рассмотрю внимательней! - невинно улыбнувшись, осведомился я. Катерина протянула ко мне руку и пребольно ущипнула за бок. - Ты такой галантный, Платоша, как пятиклассник. Хорошо что у меня косичек нет, а то бы наверняка не удержался, - подергал!
   -- С этими словами чудесное создание взяло меня за руку само и, как бы между прочим, произнесло:
   -- Ну, чисто гипотетически, если бы я была мужчиной и хотела бы понравиться девушке, то, - Катерина вернула мне невинную улыбку,
   -- Я не стала бы ее дразнить, подчеркивать телесные недостатки, дергать за волосы или плеваться жеваной бумагой. Есть и другие пути к сердцу дамы. Можно, гипотетически конечно, цветы ей подарить или хотя бы сорвать, если денег нет.
   Я оглянулся по сторонам, - вроде нет никого. Пару раз глубоко вдохнул и почувствовал, как по жилам, с каждым ударом сердца ускоряясь все больше, несется багровая река силы.
   Необычным было то, что силу разбудила не звериная ненависть или похоть, а радость и желание подурачиться. Так, вероятно, ощущает себя котенок, самозабвенно гоняющийся за бумажной мышкой на резинке в руках маленькой девочки.
   На миг задумавшись, что за мышку держит в своих ловких ручках Катюха, я решил не развивать идею и, присев пониже, чтоб задействовать все четыре конечности, сиганул за цветами.
   Уже на старте стало ясно, что котенок несколько перестарался в желании выпендриться перед девочкой. Пробив нижний ярус ветвей каштана, мое тело, сшибая желанные цветы по пути в небо, взлетело до уровня третьего-четвертого этажа.
   Мгновение на апогее траектории показалось вечностью: далеко внизу осталась с застывшим удивлением на лице Катерина, прямо напротив моего лица взлетала с гнезда не менее изумленная ворона, а в трех метрах далее, за открытым окном пятиэтажки, осеняла себя крестным знамением опрятная старушка, смотревшая на меня удивительно ясным и все понимающим взглядом.
   Но бог с ней, бабушка не из разряда кляузников, и опасности не представляет, а вот то, что ждало нас за поворотом, меня неприятно удивило.
   Две машины блокировали подъезды, пятеро "людей в черном" рассредоточились на ключевых позициях, перекрывая пути отхода. И, самое гадкое, в деле участвовал расположившийся на чердаке соседнего дома человек с оптической винтовкой.
   С одной стороны такое внимание к моей скромной персоне было даже неплохо, репутация, даже кошмарная, - капитал в нашем циничном мире. Но снайпер, способный в любой момент вынести мозги пулей штурмового ружья, сильно портил мне игривое настроение.
   Возможно, этим можно оправдать некоторую злобность дальнейших моих действий. А может быть, просто не было другого выхода, человек с винтовкой заметил меня, и медлить было нельзя.
   Изумление в его глазах стремительно уступало место какому-то решению, и что именно он надумал, проверять не хотелось. Так или иначе, через долю секунды в глаз стрелку уже летела с околозвуковой скоростью пятирублевая монета, обнаруженная мной в кармане штанов.
   Опыта в швырянии подручных предметов мне было не занимать, с одиннадцати лет я чемпион в этой мальчишеской игре. Любимая забава ребенка с возрастом стала предметом постоянных тренировок. Благо драконья кровь позволяла состязаться в силе и меткости с героями комиксов и гонконгских боевиков.
   В ходе этих научных опытов выяснилось, что наибольшей точности попадания удается достичь с помощью дротиков для игры в Дартс и закрученных металлических монет. Такой монеткой мне удавалось пробить сантиметровую сосновую доску на расстоянии двадцати метров, - почти пистолетная убойная сила при заметно большей точности.
   Сейчас в том, что древняя методика Давида не утратила актуальности с появлением огнестрельного оружия, предстояло убедиться незадачливому снайперу. Намерения его убивать у меня не было, кроме того, человека, зарабатывающего на жизнь отстрелом особей своего вида, трудно назвать невинной овечкой. Формально соглашение с Всевышним соблюдалось, но скорость монеты была высока, и оставалось только надеяться, что ущерб ограничится выбитым глазом.
   Впрочем, у древних был обычай вкладывать в глазницы усопшего монету для оплаты перевозчику через реку смерти. Получалось, что я либо оплатил стрелку расходы на лечение, либо оказал последнюю услугу. Вспомнился Карлсон, - шалун тоже летал над крышами, удивляя граждан, и любил расплачиваться с пострадавшими от его проделок монетками по пять эре.
   В ускоренном восприятии полет длился долго, и мне пришлось подумать не только о дальнейшей судьбе исчезнувшего в чердачном окне стрелка, но и о планах на ближайшее будущее.
   Расклад получался безрадостный даже без снайпера: - пятеро вооруженных мужчин на улице и, по крайней мере, еще двое в машинах прикрытия, представляли серьезную угрозу для Катерины. Как-то незаметно для себя я оказался на посту ее личного телохранителя, это понимание на мгновение отрезвило меня.
   В который раз убеждаюсь: - беззащитность женщин субстанция мнимая, предназначенная маскировать их беспощадный оскал. И, самое удивительное, мне нравилось ее защищать, просто так и подмывало намылить шеи ничего не подозревающим пострадавшим. Знакомых казачков среди участников засады не наблюдалось, боя на равных можно было не опасаться.
   После расправы над снайпером моя температура приближалась к критической и хорошая драка была бы весьма кстати, да что говорить - она была мне необходима.
   Собирая по пути дождь из сбитых сухих сучков, листьев и соцветий каштана котенок обрушился на асфальт, упруго как мячик отскочил еще на пару метров и окончательно приземлился перед своей слегка оторопевшей хозяйкой. - Вруль ты, Платоша, все-таки паук тебя кусал, или жаба бешенная! Ты меня чуть заикой не остав... Я уже отработанным движением прикрыл говорунье рот, а она не менее ловко обвисла на моей груди, не теряя, впрочем, довольной улыбки - девчонка определенно училась на своих ошибках!
   Мне пришлось приложить немалые усилия, чтобы изложить ситуацию в доступном человеческому уху темпе и диапазоне. Катерина выслушала новости, постепенно меняясь в лице, спорить со мной не стала, но тихонько попросила: - Ты только, пожалуйста, не убивай никого, ладно.
   Было видно, еще немного и девчонка сорвется: на мраморно-белом лице трогательно дрожали алые губы, огромные глаза смотрели на меня почти затравленно.
   - Да что я мелю, - не дай себя убить, черт с этими идиотами, сами напросились. Пойдем скорее, за меня не волнуйся, я уже устала бояться.
   Сила кипела во мне, накатывала волнами, рвалась действовать, но за моей спиной Катя, и я ей нужен. Ее присутствие, ее вера позволяли мне сохранять абсолютный покой и непривычное бесстрастие. Сила без злобы и желания убивать, такой подарок принесла с собой амазонка.
   Не по-джентльменски скинув на Катерину увесистый рюкзак с вещами, я взял ее под руку и расслабленной походкой двинулся к выходу из двора. План был незамысловат: - изображая полную беззаботность войти в максимально тесный контакт с бандитами и напасть до того, как они сообразят применить оружие.
   Снайпер был нейтрализован, а мое превосходство в скорости вкупе с уверенность противника в своих силах, давали неплохие шансы на успех затеи.
   Но гениальному плану как всегда помешала воплотиться нелепая случайность. Судьба определенно решила побаловать меня сюрпризами: - стоило нам завернуть за угол, на освещенную солнцем улицу, события завертелись с неимоверной быстротой.
   Мне потребовалось совсем немного времени, чтобы понять свою ошибку, и этих потерянных секунд оказалось достаточно, чтобы попасть в центр ожесточенной перестрелки.
   Бой, а это был настоящий бой с применение автоматического оружия, разгорелся сразу после нашего появления "на сцене". Шел он между уже знакомыми мне "людьми в черных пиджаках" и одетой в красно-синюю форму сборной России охраной невысокого пузана в спортивном костюме.
   Утренний моцион закончился для "спортсменов" печально - бег от инфаркта иногда бывает смертельно опасен. С неожиданной для его комплекции резвостью коротышка, в котором я опознал местного авторитета Ваню Могилу, рванул в направлении металлических гаражей.
   Ирония судьбы заключалась в том, что уважаемый бизнесмен и хозяин гостиницы "Симферопольская" а по совместительству "вор в законе", начал регулярные утренние пробежки именно по моему наущению. Иван был одним из моих работодателей и (для тех, кто не переступал ему дорогу) неплохим человеком. Более того, Могила, единственный из воров, не предлагал мне влиться в "дружные ряды", а узнав о том, что я поступил в медицинский, искренне поздравил.
   В свою очередь, "доктор Реальгар" давно советовал страдающему гипертонией бизнесмену заняться, наконец, своим здоровьем. Выходило, что Иван решил-таки начать новую жизнь, не подумав, что прежде неплохо было бы завязать со старой. Хороший был человек Ваня Могила, да только его "погоняло" говорило само за себя. Живых врагов у Вани не было, и сейчас судьба-злодейка решила спросить его по накопившимся счетам.
   Двое охранников отступали, прикрывая спину хозяина, двое уже лежали, не подавая признаков жизни, а четверо поливали автоматным огнем участников покушения, оставшихся по моей милости без прикрытия "сверху".
   Все участники перестрелки постарались укрыться и залегли, используя естественный рельеф местности, а мы с Катериной вывалили из переулка живыми мишенями и попали под перекрестный огонь. Первые пули ударили девушке в рюкзак, и это было хорошо, "полезные мелочи" и кевлар, подложенный под спину, давали неплохую защиту.
   Разворачиваясь, чтобы прикрыть Катю от неумолимо приближающейся новой линии трассеров, я успел заметить, как один за другим спотыкаются и падают на бегу прикрывающие Ваню охранники.
   Горячий тяжелый удар в левую лопатку помог направить наше движение в высокие заросли крапивы, сердце взорвалось болью и остановилось. Я продолжал упрямо тащить Катерину, продираясь сквозь кусты, и уже не дышал.
   Перебросил ее безвольное тело за бетонный забор детского садика, перемахнул сам и только тогда позволил себе вздохнуть. Сердце неожиданно ударило вновь, и из моего рта соленым потоком хлынула горячая черно-красная кровь.
   Я лежал на спине, глядя в не по-московски высокое голубое небо через изумрудную зелень листвы молодого клена, и чувствовал, как с каждым ударом сердца жизнь покидает меня, горячими струйками впитываясь в мягкую землю. Мать сыра Земля ласково обнимала своего сына, как это уже происходило мириады раз в прошлом, и будет в будущем со всеми, павшими в бою.
   Только сейчас я понял, почему Викинги говорили, что Смерть ласкова и нежна с павшими воинами, как женщина с желанным мужчиной. Если бы не ощущение раскаленного кола, вбитого в грудь, умирание, пожалуй, было приятным.
   Выстрелы уже стихли, ветер мягко шелестел в листве, пели птицы, катился по Каховской поток машин - был слышен свистящий шорох шин каждой из них. Звуки города, обычно сливающиеся в неразделимый фон, вычленялись, и между ними зияли провалы черноты, неудержимо притягивающие внимание.
   Мне были знакомы эти переживания, они предвещали выделение энергетического тела, и, на сей раз, похоже безвозвратное. Я всегда хотел знать, - что там, в конце "Дороги Смерти", и вот представилась возможность досмотреть сон до конца. Оставалось только закрыть глаза и отпустить себя, перестать цепляться за отчаянное желание жить, и дать шелесту унести себя. Перед глазами с характерным затягивающим шипящим звуком открылся створ туннеля.
   Мне помешали в самый последний момент: - Катя со стоном сбросила рюкзак, попыталась сесть, но не смогла. Затем перевернулась лицом ко мне, ткнулась рукой в лужу крови, открыла глаза и закричала, почти завыла, тихо, но не переставая протяжно тянуть: - Ааааиииия,ааа... в ее голосе было столько тоски и безысходности, что умирать дальше стало стыдно.
   И я остановил смерть. Тут же чудовищная тяжесть навалилась на меня, препятствуя вдоху. Боль в ране, тысячами раскаленных коготков раздирающая грудь, разгорелась с новой силой. Костлявая не любила ждать и убедительно просила меня поторопиться.
   Внимательно просканировав внутренним зрением тело, я оценил повреждения. Выяснилось, что раневой канал, проходя в непосредственной близости от сердца, повредил легочную артерию. Чтобы прекратить истекать кровью, мне следовало перестать дышать левым легким, задача не столь уж сложная, даже для начинающего йога.
   Собирая свое внимание в сердце из постепенно остывающего тела, я тихонько шепнул Катерине: - аптечка в клапане рюкзака, прими Арнику 10М сама и дай пару горошин мне. - Я сейчас, я быстро, ты только не умирай, - Катя слепо шарила в кармане, отыскала синюю пластиковую сумку аптечки и бесконечно долго добывала из нее блистер с белыми горошками.
   - Это обезболивающее? - Нет, но боль сейчас отпустит. Потом объясню, если жить буду, - говорить становилось все труднее, надо торопиться. - Слушай внимательно, Катерина, от этого твоя жизнь зависит! Первое, - ты ноги чувствуешь, шевелить ими можешь?
   - Да, Платоша, ерунда, просто спина болит очень, меня как кувалдой между лопаток вдарили, аж дух вышибло. Сейчас отдышусь, и за скорой, тебя обязательно спасут, ты сильный, ты...
   - Постой, Катя, скорая не поможет, если меня сдвинуть с места я умру. Собственно я все равно сейчас умру, но если ты будешь делать все, как скажу, есть небольшой шанс. Ты же мне сегодня обещала, помнишь?! - Я сплюнул очередной комок крови, вызвав у Катерины сдавленный крик, и продолжил. - Это будет не совсем смерть, понимаешь? Хотя выглядеть будет очень натурально, это как целебный транс, он закончится и все будет хорошо. Но если не закончится, ровно через семнадцать минут с момента, когда прекратиться дыхание, вложи в мой рот две горошины Ацидум Гидроцианикум.
   --Я сам не знал, о чем говорю, опыта воскрешения у меня не было, но старался врать убедительно.
   - И ты оживешь, да, - сквозь слезы с надеждой шепнула девушка.
   - Да, - как в сказке, только тут принцесса оживляет и не поцелуем, а гомеопатией. Ну, Катюша, не плачь, ты же будущий врач, вот тебе и первый пациент! Ацидум гидроцианикум2М, семнадцать минут, отсчет пошел...
   - Последний выдох закончился, и я плавно начал соскальзывать в багровую, жаркую тьму. Бездна встречала меня тысячами голосов: - Мужские и женские, старческие и совсем юные, но такие похожие в своем одиночестве, бесконечном отчаянии и озлобленности, голоса эти не оставляли сомнений, - меня принимал в себя Ад. Сожалений и страха не было, удивления тоже. Тьма и огонь были моей родиной, падая в пропасть, я отдавал вожжи управления Дракону. Огненный зверь - последняя моя надежда, и впервые я звал его на помощь.
   - Сделай что-нибудь, ты же моя вторая жизнь, мы будем вместе живы или умрем сообща. Помоги мне Дракон, пожалуйста, - мне не кого больше просить... Человек просил помощи у своего Демона и услышал в ответ тяжелый вздох.
  
  
  
  
   Глава седьмая: Красавица и чудовища.
  
   Почти не помню, что происходило со мной в преисподней, но подъем из нее навсегда останется в памяти. Мне казалось, что бесконечные черные, как сажевая губка, иногда темно-коричневые коридоры ада, и есть мое тело. Или даже не так, - я видел свое плотское тело изнутри, как проекцию, копию мира теней.
   Бесчисленное множество населяющих его духов, выполняя мою волю, сливаясь с клетками крови и подвижными амебами фибробластов, накладывали заплатки из сетей коллагена на повреждения. Они же направляли рост капилляров и нервных окончаний, заново восстанавливая структуру размозженных пулей органов. Теперь мне стало понятно, на каком уровне работает гомеопатия.
   Арника восстановила энергетическую матрицу, светящийся каркас, служащий основой для роста тканей. Я видел, как эта эфирная матрица, похожая на светящееся яйцо, всплывала из глубины, приближаясь к границе, разделяющей миры.
   И эта граница оказала неожиданно прочной, - она отталкивала меня, подобно эластичной мембране. По мере того, как плотское тело регенерировало, его все больше пропитывала темная сила, и помощники из нижнего мира начинали заявлять права на него: - Твое сердце уже никогда не будет биться, ты не сможешь запустить его без нашей помощи, умрешь и все равно будешь наш. Скажи, что намереваешься жить у нас, и обретешь не только бессмертие, но и безграничную мудрость. Великие маги прошлого нашли свою силу, обучаясь в нашем мире...
   -- "Оставайся мальчик с нами, - будешь нашим королем..." - вспомнилась песенка из мультфильма. Да и сюжет был там чем-то похож, - непростые люди снимают порой детские мультики.
   - Голоса наговаривали мне всякое-разное, но слушать их не хотелось. Может быть потому, что Дракон, постоянно присутствующий "за сценой", не советовал доверять духам темного мира.
   -- Да, они говорят тебе правду, - его голос, звучал у меня за левым плечом, оставаясь в тени. - Ложь, - удел жалкого человеческого существования, в Аду так же как в мире Горнем места ей нет. Но, - тихо шептал мой Даймон, - умей различать правду ангельскую и дьявольскую, выбор всегда остается за тобой.
   Я бился, как дикий зверь, визжал и рычал, пытаясь прорвать границу, отделяющую меня от моего тела, - напрасно. Так, вероятно, ведет себя муха, задыхающаяся в пузырьке пены. Потом начал молиться, вспомнил все известные мне молитвы (собственно, кроме "Отче Наш" ничего полностью не знал). Моя внезапно проснувшаяся религиозность была столь же тщетна, как и звериная ярость.
   Голоса уже не уговаривали меня, - они гаденько хихикали и отпускали издевательские комментарии по поводу моих не сложившихся взаимоотношений с Богом. Я продолжал безнадежную борьбу, игнорируя бесов. Мой выбор сделан, - даже если Господь предпочел не слышать меня.
   Так уже бывало в моей жизни и, вероятно будет еще не раз, помощь приходит, когда ее уже не ждешь. Яростная вспышка голубой молнией пронзила меня, сердце свело судорогой, ударило раз, другой и забилось.
   Катя точно выполнила инструкции, - горошины лекарства коснулись моего языка ровно через семнадцать минут после остановки сердца. Пленка, отделяющая "меня от меня", с оглушительным треском лопнула, и первый судорожный вдох ворвался в горло, обжигая пересохшие бронхи.
   Какое все-таки блаженство жить! Вдыхать обожженным горлом насыщенный терпкими запахами городской воздух, чувствовать почти приятную, наполненную чувственным зудом боль в израненном теле. Даже рыдания Катерины не портили общее благолепие, ревела она с явным облегчением и при том очень осторожно обтирала мое лицо чем-то мягким и влажным.
   Открывать глаза не хотелось, - меня вполне устраивала игра света и тени через прикрытые веки. Из блаженного неделаньяменя безжалостно вырвала сирена скорой помощи, прибывшей к месту недавней "разборки". Чтобы видеть место происшествия, мне не нужно было присутствовать рядом. Достаточно того, что внимание оказалось притянуто резким звуком сирены, и я увидел все поле боя.
   Обильно пролитая кровь еще светилась, но сияние ее стремительно слабело, - его стремительно поглощали слетевшиеся со всего двора мелкие духи.
   Убиенных оказалось на удивление мало: один болтался в трех метрах позади отъезжающей скорой, как несуразный воздушный шар, привязанный к своему телу тающей с каждым мгновением серебристой нитью. Еще двое призраков продолжали драку, не замечая своего бедственного положения, а дела их были плохи.
   Мелкие эльфы, гномы и ундины из соседнего болотистого пруда, самозабвенно пожирающие светимость свежей крови не представляли для расставшихся с телом опасности. Но из глубин земли уже доносился низкий басовитый гул, предвещающий неизбежное появление Служителей Кармы.
   Рядом с телом, над которым работал судмедэксперт, фантом погибшего тщетно пытался привлечь к себе внимание живых.
   Мужчина явно сохранил в посмертии достаточно ясное осознание, что случается не столь уж часто и говорит о высоком уровне развития души. В его ситуации эта ясность сослужила дурную службу.
   Когда на асфальте появилось дышащее ледяным холодом серое пятно и стало стремительно распространяться в его сторону, убитый охранник Могилы все понял. Он рванулся было от своего тела, но вязкая ледяная тьма стремительным броском схватила ноги призрака.
   Мне не хотелось видеть ужас встречи с посмертной судьбой погибших в перестрелке бандитов, а оперативно подоспевшие на место преступления ребята из "убойного отдела" не замечали ничего, что выходило за рамки обыденного.
   Убедившись, что опера не интересуются примятой крапивой, отмечающей путь нашего бегства, и самоотверженно стремятся поскорее завершить воскресный вызов, я вернулся в свое тело. Глаза мои отказывались верить происходящему, - Катя делала мне искусственное дыхание. Точнее пыталась делать, и губы у нее были весьма приятны на вкус...
   -- Дурак, почему ты перестал дышать! Я думала конец, все глаза выплакала. Как так можно, лежал и притворялся мертвым, дубина бесчувственная! - Размазывая косметику по заплаканному лицу, Ангел-хранитель не прекращала свои речи, пока не высказала все, что накопилось у нее на душе за последнее время.
   Я не перебивал, за двадцать минут девочка пережила столько, что многим хватило бы на годы лечения в клинике неврозов. Наконец она выдохнула и затихла, настороженно глядя на меня.
   - Ты как, в порядке? - в ее наивном вопросе сквозила надежда. Девочка на самом деле думала, что ее волшебный принц, только что получивший пулю в сердце, запрыгает зайчиком после поцелуя красавицы. Формально и поцелуя то не было, так, оказание первой помощи боевому товарищу. Хотя по друзьям так не убиваются...
   - Ты не можешь говорить, Платон? И чего ты так уставился на мою грудь! Только что при смерти был и опять на женские сиськи пялишься, будто только что с гор спустился! - Да, видать что-то есть у меня от горца, если женщины из разных, так сказать, социальных групп так меня обзывают. Придется переходить к грубой реальности.
   - Катенька, во-первых, спасибо тебе большое, ты молодец, все сделала как надо, без тебя мне бы не выбраться.
   - Говорить я мог только шепотом, но постарался придать голосу примирительно-благодарные интонации.
   - Во-вторых, меня нельзя трогать, я даже перевернуться сейчас не смогу, чтобы не началось кровотечение. Должен тебе сказать, - нам крупно повезло, ребята пользовались совершенно незаконным, но малокалиберным оружием: автоматы УЗИ - это не Калашников.
   Если б в нас из "Калаша" очередь засадили, мы бы сейчас на том свете переговаривались. Ты, голубушка, в рубашке родилась, бронежилет в рюкзаке пули задержал, - только пендаля хорошего получила. А вот мне не подфартило, схватил одну в спину. Но суперменам пули нипочем, отдохну тут до вечера, и порядок.
   --Мне приходилось лавировать, чтобы, с одной стороны, довести до Катерины истинное положение вещей, с другой, - не вызывать излишней паники. - Сейчас нам нужно сообща выбираться, и так, чтобы никто в милицию не донес, если менты в деле, то кранты, - есть официальный повод нас задержать. Так что первое дело - вид цивильный приобрести, а то ты как "жрица любви" после неудачной ночи...
   -- Катерина одарила меня еще одним зверским взглядом, но промолчала. Она только что достала из сумочки зеркало и с помощью влажных салфеток сосредоточенно удаляла пострадавший макияж. Вокруг ее левого глаза неотвратимо расплывался фиолетовый кровоподтек, замазать который будет непросто.
   Но косметическими дефектами займемся потом, в первую очередь следовало позаботится о моем скорейшем восстановлении. Конечно, я уже не умирал. За время, проведенное в аду, основные "пробоины", через которые меня покидала жизнь, были залатаны.
   Однако для роста тканей требуется время, и оно, даже с учет моей фантастической скорости регенерации, не исчисляется минутами. Ускоренный обмен имел и обратную сторону, мое тело тратило свои ресурсы стремительно, и уже сейчас кожа заметно обтягивала кости. Надо было срочно что-то съесть, а есть было нельзя - пуля-дура повредила пищевод.
   --Обрати свое внимание, Катюша, на те растения, что окружают тебя: -- слева мы видим прекрасный образец Hypericum Perforatum, по нашему. Зверобой продырявленный, прекрасный антисептик и стимулятор роста нервных волокон. Прямо перед тобой заросли, а это редкость в нашем городе, Milleofolium Achillea. Лучше тысячелистника трудно найти травы для остановки кровотечения и заживления ран. И, наконец, прямо под твоей прекрасной..., ну под тем местом, на котором сидишь, мне видится листья подорожника. Фактически, мой юный доктор, мы имеем готовую аптечку раненного супермена.
   -- Катя слушала внимательно, впрочем, не прекращая кропотливой работы по восстановлению своей боевой раскраски. Получалось это у нее неплохо, даже фингал под глазом был частично замазан, и прикрыт появившимися из недр сумочки гламурными черными очками. С ними в облике девушки появилось нечто хищно стрекозиное. Только порядком запачканная юбка не очень-то гармонировала с общим впечатлением "клубной" тусовщицы.
   -- В клапане моего рюкзака ты найдешь ключи от квартиры, а в шкафу напротив ванной подходящую одежду. Из трав надо выжать сок, и много, не менее литра. Мешки и перчатки в боковом кармане, катаной будешь резать травы, соковыжималка на кухне.
   Я говорил по-существу, Катя беспрекословно принимала мои слова, как руководство к действию. Интересно, на долго ли хватит ее каратистского смирения?
   - Про себя усмехнулся, а вслух: - Спасибо, Катюша, что не задаешь лишних вопросов, - она только поморщилась, продолжая резать катаной тысячелистник, - сейчас от тебя зависят наши жизни, будь, пожалуйста, осторожна и ОЧЕНЬ внимательна.
   Тут Катька чертыхнулась, порезавшись об острый лист. Сама виновата, говорил же - будь внимательна, а про перчатки пропустила мимо ушей...
   Сердитый и сосредоточенный Ангел покинул меня с двумя огромными полиэтиленовыми пакетами, набитыми лекарственным сырьем, пообещав не задерживаться. Я закрыл глаза и провалился в беспробудный глубокий сон.
   Казалось, я проспал всего несколько секунд, но по перемещению солнца было понятно, - до ее возвращения прошло не менее часа. Горло пересохло и горело, как от жгучего перца, тело потеряло много воды. Поллитровка свежего травяного сока, плод Катиной борьбы с соковыжималкой,пролилась в меня живительным нектаром. В ситцевом в горошек платье моей бабули Катерина была по-прежнему неотразима. Негодяйка нацепила на голову белый беретик покроя пятидесятых, и выглядела крайне стильно.
   Мои коварные планы подколоть девицу старушечьей одеждой потерпели полное фиаско. Я глубоко вздохнул, оперся неожиданно слабыми руками о матушку сыру Землю, и сел. Катя ойкнула, голова пошла кругом, но, в целом, все было даже лучше, чем ожидалось. - Катька, жрать давай! - Чужим, каким-то хрипло каркающим голосом выдал я.
   - А где волшебное слово?! - "ученица" утрачивала покорность, прямо пропорционально моему выздоровлению.
   - Ну, хорошо: - БЫСТРО ДАВАЙ ЖРАТЬ!!!
   -- Катя с задумчивым видом наблюдала полет облаков, не обращая на мой грозный вид ни малейшего внимания! Я попробовал снова: -- п о ж а л у й с т а, дайте мне поесть, Екатерина Викторовна...
   - Пожалуйста, пожалуйста, - скажи мне это дважды, а то я чего-то плохо расслышала, - судя по издевательской улыбочке на Катькиной физиономии, я решил, что уже достаточно выздоровел, пора добывать пищу самому.
   Ревизия покромсанного пулями рюкзака показала, что килограммовый пакет с шоколадными батончиками получил повреждения несовместимые с жизнью. Продукт надо было спасать, что я и не замедлил сделать.
   Катерина милостиво выдала мне бутылку гранатового сока, а по ее употреблению со вздохом достала из рюкзака вторую, очевидно заныченную для себя. Не прошло и пятнадцати минут, как мой желудок и, вслед за ним, остальной организм почувствовал себя на вершине блаженства.
   Я встал и вполне уверенно (ну разве что самую малость покачиваясь) отошел отлить. Простейшие физиологические отправления доставляли телу искреннюю, прямо таки детскую радость. Неожиданно громко отошедшие газы вызвали у Кати короткий комментарий:
   - Животное! Все-таки Платон, все мужики примитивы, - желудки с яйцами, и ты, дорогой, - не исключение!
   "Дорогой" - вот это мне уже нравится. Сменив окровавленную рубаху и, с помощью сделавшей недовольную мину Катьки, помывшись из пластиковой канистры, я почувствовал себя ожившим. Ожившим во всех смыслах, - хотелось петь, бегать, пробивать плечом стенки. Все это здорово настораживало, - мне бы отлеживаться, есть да спать, а тут - такая жажда деятельности.
   Особенно пугал характер силы, наполнявшей тело. По его сосудам рекой неслась гудящая, как ток в высоковольтных проводах, энергия мира теней. Катерина уже несколько раз ойкала, получая от меня болезненные разряды, и теперь держалась на некотором удалении.
   Мы неспешно (Катя - оберегая пострадавшего, а я, - с трудом сдерживая желание бежать) двинулись по направлению к метро. Аккуратно залатанный рюкзак безропотно тащила Екатерина. Все-таки, в положении раненного героя есть своя прелесть!
   На улицах, несмотря на позднее утро, было малолюдно. Солнышко несильно припекало сквозь набежавшие облака, поток машин несся по черному свежеположенному асфальту Каховки, - мир вокруг был усыпляющее обычен.
   Я бы расслабился, да только недавние события научили бдительности. Громкий треск над головой, и, раньше, чем мозг успел дать команду, мое тело рванулось в сторону, прихватив с собой Катю. Громадная ветка старого дерева обрушилась, поднимая клубы пыли, на то место, с которого мы так стремительно убрались. Но это было только начало. Второй акт пьесы разыгрался тут же: - электрический провод, оборванный упавшим деревом, извиваясь как змея, падал на прямо нас.
   Накась, выкуси! - нас, Драконов, так запросто не прибьешь! Злорадно усмехнувшись невидимым врагам, я перехватил оголенный кабель руками. Дело в том, что электроток не причиняет моему тощему телу большого вреда. Может быть, это следствие низкого сопротивления тканей или повышенной живучести, - не знаю. Но факт остается фактом. У себя дома спокойно беру провода под напряжением голыми руками и не испытываю сильного дискомфорта. Разве что сердце колотится немного быстрее, да выступает легкая испарина.
   380 промышленных вольт конечно не 220 бытовой розетки, и меня пробило на славу. Тряхануло так, что клацнули зубы, но разряд, выгнувший тело дугой, был даже приятен. Если бы не остановившееся некстати сердце, можно было б немного покайфовать. Закоротив искрящий провод об основание столба освещения я легонько стукнул себя кулаком по грудине (мотор, привыкший к неожиданностям, завелся мигом) и повернулся к Кате.
   Повернулся как раз, чтобы увидеть, как заглядевшаяся на мою борьбу с "елекстрическим змеем" девушка собирается погибнуть в ДТП. Повернувшись спиной к потоку машин, она не замечала, как стремительно надвигается бело-зеленая туша городского автобуса. Убегая от одной беды, Катерина попала в другую, а из нее прямо в третью.
   Задумываться над вероятностью такого совпадения несчастных случаев в ограниченном пространственно временном объеме было некогда. Мне хватило "разогрева" и скорости, чтобы выбросить девушку вместе с увесистым рюкзаком с проезжей части. Автобус догнал меня вместо Кати, как пару секунд назад догнал высоковольтный провод, и рухнувшее "случайно на наши головы" бревно, да и пуля тоже предназначалась отнюдь не мне!
   Эти гениальные озарения пришли в догадливый ум, в то время пока его хозяин наблюдал свое тело, безвольной куклой отброшенной в сторону. Удар автобуса был хорош, - тело вылетело из кроссовок.
   Знакомый фельдшер как-то говорил: у них, на скорой, есть экспресс-тест по определению тяжести повреждений при ДТП. Если "клиент" вылетел из обуви, - все, не жилец. Мой босоногий труп, однако, приземлился на обочину и не попал под колеса. Это хорошо, - размазанные по асфальту мозги выглядят неэстетично.
   За сегодняшнее утро меня вышибали из тела в третий раз, и я, похоже, начал привыкать к состоянию призрака.
   Человек - такая скотина, что вообще хоть к чему привыкнет: телевизор смотреть, вместо того чтобы жить, водку пить, на работу ненавистную каждый день в метро ездить. Чем по вашему метро принципиально отлично от загробного мира, встречающего московского обывателя? То же душное подземелье, тот же с воем надвигающийся вход в туннель. Видать москвичей заранее приучают к особенностям посмертного существования...
   Обратив свое видение в сторону Катерины, я получил подтверждение своей запоздавшей догадке. Вокруг девушки, барахтающейся в ветвях того самого дерева, что совсем недавно пыталось нас раздавить, расположились клубящиеся, темно-серые, клыкасто-зубастые тени.
   Служители Кармы, казалось, были ошеломлены не меньше, чем я. Предназначенная им жертва, вопреки всем ожиданиям, еще не рассталась с плотским телом. А выколупать душу из тела под силу только самым мощным сущностям, посещающим наш мир отнюдь не часто. В плотном мире обычные призраки бессильны, только и могут, что выть, цепями звенеть да народ баламутить.
   Конечно, у Служителей Кармы накоплен большой опыт в деле устроения "случайных" неприятностей. Но даже Серым Демонам нужно было время, чтобы организовать очередной "несчастный случай" руками смертных. Оставался один вопрос: - Почему все их внимание приковано только к Екатерине? Беззащитный дубль Платона совсем не заинтересовал Серых, что слегка меня задело.
   Даже не слегка, а очень задело, скажу прямо: - через секунду я уже кипел от ярости и плевался огнем. В прямом и переносном смысле слова. Даже в обычном своем состоянии я парень слегка вспыльчивый, а когда меня начинают убивать, превращаюсь в настоящий вулкан.
   Огонь, кипевший в животе, как перегретый пар в скороварке, с ревом вырвался на свободу, едва не разодрав мой призрак пополам. Поток багрового пламени вихрем закружил Серых Палачей, и бешено вращающейся воронкой втянулся в прикрытый решеткой люк ливневой канализации.
   Подобное тянется к подобному, и адов огонь вполне естественно направился в преисподнюю кратчайшей дорогой. Служители Кармы должны быть мне благодарны за скорую доставку домой.
   В проявленном мире моя ярость вызвала очередной сноп искр из упавшего кабеля, мигом воспламенивший сухое дерево, на котором так вольготно расположилась Екатерина Викторовна. Катька с визгом вылетела из горящих веток прямо в руки неуклюже подхватившему ее длинноволосому чернявому молодчику.
   Постойте, - этот урод был как две капли воды похож на меня, только рожа разбита в кровь и нос свернут на сторону! Да он собственно и был мной, только двигался как-то коряво и дергано, но вполне уверенно тащил девушку прочь. Обалдев от такой наглости, я рванулся в свое тело, и вошел в него так остервенело, что потерял равновесие и рухнул вместе с Катериной на землю.
   Упал жестко, как мешок костей, и хорошо, что на газон, а не мордой в асфальт. Опаленного адским огнем "ангела" в который раз спас рюкзак, который Катя в панике так и не догадалась сбросить. Девушка довольно мягко приземлилась на него, вместо того чтобы приложиться затылком о землю.
   Мне повезло меньше: несколько десятков секунд мое тело сотрясалось толи от мелких судорог, толи от крупной дрожи. По нему бежали волны энергии, подобной потоку холодного электричества. Самостоятельное поведение моего тела получило объяснение: жители мира теней не преминули воспользоваться временным отсутствием хозяина и взяли над ним контроль.
   Вот суки адские! - выругался я про себя, - в момент прибирают к рукам все, что плохо лежит. С другой стороны, такая концентрация враждебной неорганической энергии не только спасла мне жизнь, но и восстанавливала изломанное автобусом тело с невиданной скоростью.
   Для полной регенерации потребовалось не более минуты. Если дело и дальше пойдет в таком же темпе, то скоро я научусь заживлять дырки от пуль на бегу, как киношный Дракула. Правда мои новые "друзья" могли перехватить власть в свои руки и создать из обыкновенного шизоидного подростка что-нибудь похуже старика Влада.
   Задумываться о такой переспективе не хотелось, и я решил: будь что будет, но по своей воле нежитью не стану. Но пассаран! Драконы не сдаются, - свобода или смерть!
   В это время мое тело лежало лицом вниз и в прямом смысле ело землю, - жевательные мышцы сокращались непроизвольно. Земля с клочками травы была невкусной, а Катька, вместо того, чтобы помочь товарищу подняться, причитала: - Неуязвим, неуязвим и быстр как молния...
   Наконец с очередной судорогой кости носа хрустнули и встали на место, дрожь утихла. Я сел и, отплевываясь от земли, мрачно изрек: - уязвим, неуязвим, это дело неважное, если тебе, Катюша, труба.
   Из автобуса, вставшего на прикол у бетонного столба метрах в сорока от нас, уже вынесли окровавленного водителя. Возбужденные пережитым пассажиры озирались в поисках раздавленных тел. До них еще не дошло, что ребята, о чем-то оживленно болтающие на газончике неподалеку, - это и есть искомые трупы. Не дошло, но скоро неминуемо дойдет: - будет скорая, милиция, и совершенно ненужное для нас разбирательство.
   - А ты знаешь, Катя, что тебе пиз..ец, что это за тобой смерть приходила? Я был зол на всех и вся и не стеснялся в выражениях: - И неизбежно вернется, если мы тут сидеть будем! Кстати, вон уже и зеваки к нам движутся, - надо бежать, милая!
   Предложение уносить ноги уже становилось привычным для нашего с Катериной стиля общения, я только и делал что бегал: - или от нее, или вместе с ней.
   Вопрос, кто позволил духам так беззастенчиво распоряжаться телом в мое отсутствие, требовал рассмотрения, но я решил отложить его на потом. К нам приближались пассажиры автобуса, да и "Серые Палачи" не имеют привычки оставлять дела незаконченными и неизбежно вернуться.
   Потерпевшие, вместо того, чтобы смирно дожидаться помощи, внезапно подскочили и бодрой рысью понеслись в метро. Умница Катя беспощадно снесла о бордюр каблуки своих модельных туфель и теперь бежала по-человечески, уже не напоминая раненую кобылу на булыжной мостовой. Через пару минут мы нырнули в прохладный полумрак вестибюля метро "Севастопольская".
   Оказавшись на платформе я вздохнул с облегчением, у нас есть время подумать. Земля экранирует светимость всех своих детей, имеют они органическое тело или нет. Именно по этой причине те, кому нужно скрыться от видения, находят убежище в подземельях.
   "Серые" потеряют нас из вида минимум на 40минут, необходимые чтобы добраться до станции "Площадь Ильича". Можно, конечно, застрять в тоннелях метро и подольше, но стоит ли? Служителей Кармы явно что-то влекло к Катрине. Если на девушку объявлена темная охота, то в метро тоже будет небезопасно.
   Для меня давно уже не секрет: московский метрополитен врата в миры преисподней, причем врата с двухсторонним движением. Собственно он и задумывался рябым демоном Джугашвили с целью облегчить спуск в Ад большевикам и их прислужникам.
   По лестнице в центре зала мы уже неспешно перешли на Каховскую и расположились напротив настенного панно из нержавеющей стали. Нержавеющий образец искусства "Совка" семидесятых изображал батальную сцену жизни и смерти красноармейцев.
   Боец в "буденовке" с пентаграммой держал на руках бездыханное тело культуриста-товарища, очевидно убитого белогвардейской пулей в битве на Каховском перешейке. Над боевиками краснопузых, отчеканенными в стиле египетских барельефов, рвался в небо стальной конь, завершающий триптих.
   Недавний опыт умирания от пулевой раны живо вспомнился мне, и я впервые почувствовал нечто вроде сочувствия к герою большевистской легенды. Внезапно стало ясно: - художник, работая в рамках партийного заказа, сумел изобразить много больше, чем умещалось в заскорузлые мозги советской номенклатуры.
   Скорбный воин, оттягивающий прощание с умирающим другом в крестьянской рубахе: - это душа, привязанная к бездыханному телу. Но расставание неизбежно: Конь-Дух, древний шаманский символ, уже освободился от уз плоти и рвется в небо. Саму суть Смерти: - вот что изобразил неизвестный мне, но, безусловно, великий мастер, пользуясь убогими средствами советской иконографии.
   До того непривычно молчаливую Екатерину прорвало, она потребовала объяснений, бурно жестикулировала и вообще производила впечатление весьма неуравновешенной особы. О чем я, дождавшись паузы в ее гневной тираде, ей и сообщил. Ответом мне был новый взрыв. Смешалось все, но, в основном можно было выделить два вопроса: - Катерину интересовала моя истинная природа, и значение слов о неизбежности ее смерти. Внезапно она остановила свой монолог, замерла и посмотрела мне в глаза.
   - Кто ты, Платон Реальгар? Ты Демон, как Завулон из Ночного дозора? Она побледнела, в ее расширившихся почти до границ радужки зрачках отражался некто исхудавший, со спутанными длинными волосами и маниакальным выражением лица, взаправду смахивающий на Мефистофеля. Видок у меня был дикий. Приходилось признать, - учитывая недавние события, подозрения девушки оправданны.
   - Хорошо, попробую объяснить: - сказал я и рукой указал на стальной триптих украшавший стену тоннеля. На этом произведении советского искусства мы можем увидеть сложную составность человеческой природы.
   Дух, тело и душа, - троичность мирозданья, явленная в человеке.
   Конь, - это дух, принужденный к существованию в мешке, набитом мясом, ливером, костями. Он рвется на свободу, к смерти.
   Душа, - напротив, желает страстно жить, дышать и наслаждаться муками сознанья. Она и заточает дух свой в теле смертном.
   Вот Тело, - это зверь. Желает есть, спать, совокупляться в промежутках между едой и праздностью, и смерти страстно избегает.
   Я вдохнул, приготовившись выдать новую порцию ямба, но Катерина бесцеремонно прервала мой поток вдохновения. - Ты, Реальгар, мне мозги не пудри, отвечай прямо - ты Демон?!
   И с этими словами юный "Ван Хельсинг" достала из под бабушкиной кофточки золотой крестик на тонюсенькой цепочке и сунула его мне под нос. Выглядела она воинственно и крайне нелепо, - взъерошенные волосы языками пламени выбивались из съехавшего на бок берета, щеки раскраснелись, глаза лихорадочно блестели. Девушка дрожала всем телом, но держалась молодцом.
   Мне пришлось оправдываться. А если уж доказывать, что ты не верблюд, так почему не получить при этом удовольствие? - Вот те крест: Платон - не Завулон! Я широко и, как мог, добродушно улыбнулся, затем, громко чмокнув, приложился к кресту, для чего мне пришлось привстать на цыпочки. Вполне естественно получилось так, что мой взгляд нацелился прямиком в ложбинку между девичьих грудей! - Крест целовать буду, святой водой умываться, чеснок есть...
   - Я замер, балансируя в этой неудобной позе, и некоторое время наслаждался открывшимся видом на "холмы наслаждений". Прошло пару секунд, пока до Катьки дошло, что происходит, и она, с возмущенным "фу, дурак!", меня не оттолкнула.
   Напряжение ушло, и надо было ловить момент для давно назревшего разговора. - Так вот, Катюша, возвращаясь к человеческому составу, скажу. Телом, мы, люди, при всем разнообразии, очень похожи биологически, как человеко-животные. Это факт бесспорный, наукой давно доказанный.
   Дух, древние греки называли его Монадой, еврейцы - Шхиной, индийцы - Атманом, тоже "один на всех", при этом у каждого свой. А вот этот факт современной науке неизвестен. Хотя и доказан древними видящими задолго до появления этой самой науки.
   Как такое возможно, не очень понимаю, хочешь знать подробнее - читай философов. От Платона и Гаутамы Будды до каббалиста Лурии, Канта и Юнга. Они тему обглодали до чистых костей.
   А вот остальное - загадка. Но я знаю, - души людей сильно разные по происхождению, по целям на нашей Земле, да и по посмертной судьбе. Некоторым везет, такой "счастливец" получает две души при одном духе-теле. Так что ты права, но лишь наполовину, - я демон отчасти: Платоша - человек, а Реальгар - дракон, из преисподней родом.
   Мои босые ступни приятно холодил гранитный пол, любимые кроссовки остались на месте ДТП. Однако никто не оборачивался и не показывал пальцем на странного необуто-взъерошенного парня, что-то терпеливо объясняющего своей спутнице. Так же игнорировала нашу странную парочку контролерша на входе, бдительно пасущая оборванцев и безбилетников.
   Поток людей, устремившихся к прибывшему поезду, не замечал нас, обтекая по сторонам, как вода камень на своем пути. Мы незаметно для себя подошли к самым границам человеческого мира. Я, - из-за пропитавшей меня темной энергетики, а Катерина уже ступила на дорогу смерти.
   Она была хорошей девчонкой, и, за несколько часов знакомства, успела показать себя настоящим другом. Я должен был сказать ей правду и не знал, как это сделать. Катя помогла мне сама: - Ты говорил, - я умираю, а может, уже умерла?!
   Потому со мной происходят чудеса, а никто их не замечает? Я ведь видела этих серых монстров вокруг себя, видела еще тогда, когда тебя подстрелили. Думала, со страху пригрезилось, но потом, когда провод оборвался, опять видела.
   Это ведь черти, да? И они приходили за мной, меня ждет Ад? Но тогда почему ты меня защищаешь, ты ведь прогнал их, не дал забрать меня. - Катюха смотрела на меня с надеждой, почти мольбой в глазах. - Ну, не так скоро, девочка, не торопись на тот свет раньше времени. Да, я сказал, что за тобой приходили.
   Приходили потому, что ты потеряла душу, или не потеряла, а ее у тебя украли. Возможно, не всю душу, а важную ее часть, - неважно. Важно то, что тебе была судьба умереть сегодня, а я встал на пути смерти, за что и получил звездюлей по полной программе.
   Да, то, что ты видела, это факт. И сам факт видения говорит о том, что смерть уже рядом. Но все это не означает того, что ты уже привидение, еще можно побороться. Но нам нужно понять, почему так ослабла серебряная нить твоей души, та узда, что удерживает Дух в теле. Твоя нить тает с каждой секундой, душа почти не чувствуется, и ты стремишься к смерти.
   Все началось еще утром. Лезть по балконам и пожарной лестнице уже было попыткой самоубийства. Только в кино обыватели беззаботно скачут по балконам и крышам, для неподготовленного человека в жизни такое обычно кончается трагедией. Но ты почему то выжила. Следующая блестящая идея, - заявиться ко мне в ажурном белье, с намерением соблазнить.
   Дразнить сексуально озабоченного демона... Да ничего удачней для того, чтобы расстаться с жизнью и придумать нельзя! Тебе и тут повезло. Я боролся со своим Зверем, как никогда раньше. И все равно проиграл бы борьбу, если бы не вылетел из тела.
   Пойдем, карета подана: - я мягко толкнул Катерину в открывшиеся двери прибывшего к перрону поезда метро. Вагон был пуст, - очень плохо. Свидетели, даже случайные, своим вниманием "закрепляли" границы человеческого мира и могли помешать вторжению сверхестественного. Черты лица сидевшей рядом со мной девушки стали дрожать и размываться, она как будто соскальзывала в тень.
   - Говори, Катя, говори о чем угодно, только не молчи, говори ради своей жизни! - Я схватил онемевшую спутницу за плечи и сильно встряхнул. Вовремя. - Ой, пусти! Больно же! Я просто задумалась, только руки онемели и холодные, почему то ...
   Катерина посмотрела на оплывающие, как воск на жаре, кисти своих рук и закричала, кричала во весь голос, но слышно все равно было плохо. Звук будто пробивался через ватную стену, воздух вокруг девушки дрожал и плавился.
   Я уже три раза вмешивался в естественный ход событий и не дал Серым забрать ее душу, но смерть неумолимо требовала свое. Сила смертного зова была такова, что Катя могла покинуть наш мир вместе с телом. В попытке помочь я обрек ее на страшную участь, - если и есть что-то страшнее смерти, так это попасть на тот свет физически.
   С усилием преодолевая вязкий барьер, мне удалось выдернуть девушку из окружавшего ее кокона. Раздался громкий хлопок, и мы вылетели в открывшиеся двери, как пробка из бутылки шампанского. Чтобы не покатиться кубарем, мне пришлось крепко обхватить Катю. Кружась в тесном объятии, будто танцуя, Красавица и Чудовище провальсировали на середину зала станции Каширская.
   Нас встретило улюлюканье банды бритоголовой молодежи. Ребята были богато украшены брутальными татуировками, цепями, забавными металлическими побрякушками и прочими атрибутами городского дикаря.
   Для старушек, ботаников и одиноких таджиков скины выглядели угрожающе, но парочка знакомых мне уголовников за три минуты могла бы поставить пацанов в "коленно-локтевую позу".
   Я как ребенок обрадовался их ослиному гоготу и почти с нежностью смотрел в маслянистые, с утра залитые пивом гляделки. Скины нас видели, значит можно попытаться удержать Катерину в нашем мире.
   Никогда не думал, что общество гопников способно доставлять столь теплые чувства! Однако Катя таяла буквально на глазах, и процесс этот прогрессировал. Девушка уже фактически мертва, но был небольшой шанс задержать ее на границе. Для этого следовало напоить Катю кровью.
   Все, имеющие хотя бы поверхностный интерес к сверхъестественному, в курсе: упыри пьют кровь. Это правда, но почему они это делают? А потому, что кровь содержит в себе животную душу, связывает дух и тело в одно целое.
   Что у человека две различные души известно давно. Китайцы говорят о животной душе По и небесной Ши. На самом деле, не совсем так, но для понимания сгодится и такая примитивная схема. Суть та, что упыря называют живым мертвецом не зря. Он и на деле лишен человеческой души, а значит, - его дух в любой момент может покинуть тело.
   Воруя кровь, вампиры берут себе и часть чужой души, а уж она удерживает их дух от бегства из умершей плоти... Конечно, я не планировал превратить свою пдругу в вампира, но частью их опыта можно было бы и воспользоваться. Даже если у Катерины прекратится дыхание и порвется серебряная нить, свежая кровь в желудке удержит дух, как якорь.
   Крепко поцеловав Катю в губы, чтобы закрепить произведенный на нацистов эффект, мне захотелось продолжить преставление. Весь мир театр, и люди в нем - актеры. А режиссер, как известно, Дух. Хорошее представление угодно Духу, а ведь именно от его милости зависел успех мероприятия.
   Катя прекрасно играла свою роль: - оттолкнув меня в сторону "арийских бразеров", она, ничуть не смущаясь зрителей, громко фыркнула и предложила мне пойти и заняться с ними горячей плотской любовью, если уж мне так не хватает тепла и ласки.
   Широко расставив ноги и упершись руками в свою осиную талию, амазонка показала онемевшим от такой наглости скинам нацеленный в зенит средний палец. Определенно в ней было что-то ангельское, - дразнить гопоту, находясь за чертой смерти, обычным человекам не дано!
   Антракт, - публика в восторге! Не дожидаясь аплодисментов, я перешел ко второму акту нашей пьесы. Отработанным движением достал из рюкзака катану и аккуратно рассек себе предплечье. Достаточно глубоко, чтобы венозная кровь черной струйкой побежала к запястью и недостаточно, чтоб повредить сухожилия сгибателей пальцев.
   Никогда не делал этого раньше, но читал у кого-то из древних: толи у Светония, толи в "Кодексе самурая". Выглядит эффектно, - молодежь восхищенно притихла. Неуловимо стремительное движение, - и "ножик" оказался в рюкзаке, а демон за спиной у ангела. Решительным движением притянул, ставшую вдруг удивительно легкой, нахалку к себе и крепко прихватил за волосы, - пусть знает, кто в доме хозяин!
   Прижал запястье к губам бледной как полотно девушки и приказал: - пей. Не медли, жить хочешь, - пей! Она пила неумело, давилась и поперхивалась, но не отрывала губ от раны. С каждым глотком Катерина возвращалась к жизни: контуры тела уже не расплывались, глаза приобрели прежний блеск, мертвенная бледность сменялась румянцем на ее щеках.
   Все, довольно! - Оборвал я трапезу свежеиспеченной леди-Вамп, и зажал порез пальцами, давая ему затянуться. Затем повернулся к начавшей выходить из транса нацистской поросли и коротко сказал, со свистом проведя над головой катаной: - Теперь Она пребудет со мной Вечно. У вас детишки семь секунд, чтоб подобрать ботинки подходящего размера. Королю не должно ходить босяком, не будем тратить время на пустые разговоры!
   - Последовал театральный жест левой рукой, на которой на глазах прорастал розовой кожей свежий порез.
   - Чего стоишь, сымай обувку, паря! Устану ждать, отрежу вместе с ногами... - Это уже тому маленькому лысому брату, что вытеснен толпой поближе ко мне.
   Полярники рассказывают, как пингвины Антарктиды, перед тем как нырнуть в океан, сталкивают в воду слабейшего сородича. Находчивые птицы проверяют, нет ли там Касатки.
   Парню не повезло дважды: во-первых, с друзьями, - скины оказались натуральными пингвинами; во-вторых, размер обуви у нас совпал идеально, - дальше босиком пошел он, а я засунул конечности в теплое кожаное нутро "натовских" ботинок.
   Спустя несколько секунд мы с Катей мягко скользнули в распахнувшиеся двери подоспевшего вагона, и, оставив позади притихших гопников, устремились к центру в грохочущем, визжащем, но таком уютном и родном метропоезде.
  
  
  
  
   Глава восьмая:
   Уроки виденья, или как не надо умирать.
  
   Вольготно развалившись на продавленном диване, я осторожно разглядывал сидящую рядом девушку. Некоторое время казалось, - она не замечает никого вокруг. Алые волосы распушились и чуть трепетали в потоках воздуха, лицо спокойно расслаблено, но спина держит тонус, не касаясь спинки сиденья, глаза устремлены вдаль.
   Будто рассматривает что то, недоступное моему видению. На секунду я тоже уплыл, задумавшись о том, что происходит во внутреннем мире моей спутницы.
   Вдруг оказалось, что Катя смотрит прямо на меня, и смотрит нехорошо. Что сильно недоброе было в ее взгляде: такими глазами надо смотреть на врагов перед смертным боем, или на того, кто только что предал тебя. Себя я к вышеперечисленным категориям товарищей не относил, а потому спросил прямо: - ну что, тепло тебе девица, тепло ль тебе с красного?!
   И улыбнулся. С этой "девицей" за день мне пришлось выдавить из себя такой объем благожелательных улыбок, что раньше приходился примерно на год.
   Катерина, как всегда, среагировала неожиданно. Она плавным движением привстала с вагонной лавки, вплотную приблизила свое лицо к моему, и, на секунду пристально поглядев мне в глаза, крепко поцеловала в губы. Между нами проскочил электрический разряд, и вполне чувствительный - только что дуги не было.
   Девушка вздрогнула, встряхнулась всем телом и крепко взяла меня за руки. Однако поцелуй не прервала, дав мне сполна прочувствовать солоновато-сладкий вкус ее губ. А может не губ, а моей крови, задумываться не хотелось, было ласково-тепло, необычно и очень приятно. Цветочный запах, смешиваясь с нежным ароматом молодого женского тела, щекотал ноздри, отсылая воспоминания к детству, маме и цветущему летнему полю.
   Я затих и наслаждался моментом, не желая по своей воле прерывать новое переживание. Как знать, будет ли у меня еще такая возможность? Все хорошее когда-нибудь кончается. Ангел оторвался от моих губ и тихонько сказал: - Что бы ты не сделал, все равно спасибо. Я уже умирала, и вот, снова могу дышать. Могу разговаривать и целовать тебя. Мне хорошо, как никогда в жизни, но я очень боюсь. Я теперь стану вампиром, да?
   -- Ну, прям так сразу и станешь. Разбежалась... Чтобы стать вампиром, неоходимо добровольное, сознательное решение. И еще, тебе нужна помощь могучего мага, или ты сама должна иметь немалый "метафизический вес". Много чего надо, фильмы и девчачьи романы безбожно врут: - укус упыря может вызвать заражение трупным ядом, а питие его крови, скорее всего, обернется расстройством кишечника, хотя точно не знаю, не пробовал.
   Да и Ваш покорный слуга, Платон Реальгар - отнюдь не Дракула, и тело у меня вполне человеческое. А кровь моя ядовитая для упырей, чахнут они от нее на глазах, проверено! Так что, если ты моей кровушкой не траванулась, значит - не вампир. Но запас времени тебе сейчас не помешает, кровь - это жизнь, и дает тебе время.
   Катя непонимающе смотрела на меня. - Ну как бы объяснить попроще. У тебя украли душу. Человеческую душу можно украсть, отдать добровольно или продать, и вот последний случай - полный пиз...ец, дорога в упыри. А вот украденную душу, - можно вернуть, проблемы три: надо найти, кто украл; найти того, кто сильнее вора и заставит его вернуть украденное; и добыть Живу, - время жизни на все вышеперечисленное!
   Жива, или животная душа не сама по себе, это скорее продукт "обмена веществ", взаимодействия духа, души небесной и плотского тела. Ее еще ошибочно называют эфирным телом, а йоги говорят точнее: пранамайя коша, или тело праны. Обители праны - кровь, нервы и костный мозг. У меня тело тощее, зато души целых две, - явный избыток, вот я с тобой Живой и поделился!
   После этого заявления в глазах у меня потемнело, и голова пошла кругом, - хвастовство как всегда пошло не впрок. Кровопотеря, это не самое страшное, а вот жизненной силы в сражениях с Серыми демонами я потерял не мерянно. Отданное Кате, похоже, было последней каплей.
   Уже ставшим привычным усилием мне удалось справиться с дурнотой, и такая оперативность пугала до неприятного холодка "под ложечкой". Помогла энергия темного мира, по первому зову наполнившая тело. Катя быстро отшатнулась от меня, побледнела, глаза ее испуганно расширились: - Что с тобой Платон, ты - это Ты?!
   Девушка замерла, ожидая ответа, и врать ей не хотелось. Тем более что она видела, как я зачерпнул силу из преисподней, что делало ложь не просто бессмысленной, а вредной - мне нужно было Катино безусловное доверие.
   Видение, штука не столь редкая в нашем мире, как может показаться. Миллионы мистически озабоченных людей отчаянно домогаются его, бесплодно проводя часы в отупляющих "медитациях". Участвуют в дурацких ритуалах и травятся галлюциногенами, исправно давая корм тысячам оккультистов, "йогов", продавших за "тридцать серебряников" мирского благополучия свою юношескую мечту о спасении мистиков и прочих мошенников всех видов.
   Все напрасно: - видение, - как хвост лисицы, пока зверюга носится за ним по кругу, - все без толку. А успокоилась, увлеклась неотрывно другим, - вот он, рыжий, рядом, - только внимание обрати!
   Ключи к видению в Великом Пределе противоположностей: намереваться не желая, натянуть лук и отпустить стрелу намерения, более не колебля ее ветром внимания. Аллегорий много, а суть одна: видение всегда в нашем распоряжении, и, одновременно, недоступно алчущим. Близок локоть...
   Но в жизни каждого неизбежно приходит время, когда виденье становиться доступно. Приближаясь к любому пределу в своей жизни, мы невольно приближаемся к видению. А Великий предел смерти делает видящими всех. Жаль ненадолго и, как правило, поздно...
   Екатерина Викторовна пересекла свой предел, и не отправилась в далекое путешествие по "дороге смерти" только из-за моей крови. Фактически она разделяла со мной мою Живу, а значит, - мой мир, со всеми его особенностями. Среди них было и видение устрашающих и чудесных сторон мира.
   Надо было бы подготовить девочку заранее, да кто же знал, где "соломку стелить". Сейчас эта "соломка" была бы не лишней, мне предстояло сообщить Катерине о том, что она связала свою жизнь с демоном. - Ну, что ты, Катенька, как в первый раз. Не бойся меня. (Это, точно, чего боятся той, что уже умерла...) Да, я нелюдь, демон, живу в Аду и блюю огнем. Но тебе плохого не сделаю, точнее, сделаю все, чтоб не сделать.
   Ах, бля! Хотел сказать как лучше, а получилось - как всегда. Глаза девушки угрожали вывалиться из орбит, а тело напряглось и изготовилось к бегству. Стараясь казаться спокойной, она начала потихоньку расстегивать молнию на кармане рюкзака. Как мне помнилось, Глок был упакован как раз там.
   Надо было улаживать возникшее недоразумение и улаживать быстро. Я продолжил, не давая Кате времени прийти к ошибочным выводам и начать меня мочить из моего же любимого ствола. - У меня двойственная природа, уже говорил тебе, две души. Одна Адамова сына, другая - огненного ящера. Соответственно, и проблем вдвое больше: в преисподней жарко, а здесь вечно мерзну.
   Обычно стараюсь демоническую природу в себе прижимать, и, особенно когда мне девчушки в ажурном белье на коленки не прыгают, мне это удается. Но когда меня тут слишком сильно убивать начали, пришлось черпануть энергии адской "полной чашей". Вот ты и отметила изменения в моей "морде лица". Если скосишь глаза к переносице, так что в глазах раздвоится, и попробуешь смотреть между двумя образами, увидишь мою светимость и все поймешь сама.
   Катя слегка расслабилась, но посматривала на меня все равно не слишком доверчиво, да и руку из рюкзака убирать не спешила. Глаза, однако, к переносице свела, и честно постаралась "окунуться в мистические глубины видения".
   Конечно, были у меня некие сомнения относительно успешности затеи по "экстренному курсу открытия третьего глаза в условиях реального боя". Сомнения то были, а делать что? Ждать, пока амазонка начнет в меня палить из чудовищного пистолета и пристрелит попутно пять-десять невинных пассажиров поезда, или тикать из вагона и оставить ее на заведомую погибель?
   Был небольшой шанс, что из-за своего состояния или моей крови, плескавшейся в желудке, она сможет видеть. Естественно, ничего не вышло. Катюха посмотрела на меня скорее с обидой, чем с фанатичной ненавистью, и с вызовом произнесла: - Ты, что, издеваешься надо мной?! Так скажу, - не удачное время выбрал для этого.
   Я тебе в одном поверю: - смерть рядом, спинным мозгом ее чувствую. И дыхание холодное меня морозит между лопаток вполне конкретно. А раз все равно помирать, так и страха нет, чего мне бояться?! Сейчас из тебя самого души твои вытрясу, обе сразу. Или сколько там у тебя есть, если не брешешь!
   В поезде стало светлеть, и, через несколько секунд напряженного молчания, мы вылетели на Коломенский мост. Тьма и грохот отступили, унося с собой скопившееся напряжение, и мне подумалось, что самое время повторить сеанс обучения видению. Катерина расслабилась и не ожидала подвоха, а я вспомнил, чему меня учили старшие товарищи, и решил не сдаваться. - Хорошо, сейчас покажу тебе "правду мира". Сядь на краешек скамейки и спину выпрями. Хорошо. Теперь набери в грудь побольше воздуха и закашляйся, как будто поперхнулась.
   Катя "сделала" недовольное личико, недоуменно пожала плечами, но спорить не стала и показательно-послушно закашлялась на весь вагон. И это было ошибкой, - не надо доверять людям на слово, а доверять демонам не стоит вообще никогда.
   По крайней мере, так говорил мне старый йогин Иннокентий Леонидович, а Кеша, в силу своего йоговского воспитания, всегда говорил правду. Он же научил меня нехитрому, на первый взгляд, приему, подробно описанному в Кастанедовских сказках.
   Глубоко вдохнув через плотно сомкнутые губы, я со свистом втянул через моментально онемевшую левую руку хорошую порцию энергии мира теней. Пока Екатерина Викторовна театрально выкашливала последний воздух из легких, темная сила жидким электротоком перетекла через мои плечи и скопилась в центре ладони занесенной над амазонкой правой руки.
   Граждане, встревоженные бурным выдохом "профессиональной туберкулезницы", быстро переместились в противоположный конец вагона, обеспечив мне оперативный простор для "оказания первой помощи".
   С резким выдохом "Хааа!" я нежно приложил свою "заряженную" ладонь меж лопаток ничего не подозревающей амазонки.
   Эффект превзошел ожидания: Катька с тонким писком выдохнула и мягко опустилась на лавку, оставшись сидеть с таким видом, как будто проглотила целиком здоровенную селедку.
   Девушка спала с открытыми глазами, и сны которые она сейчас видела были реальнее, чем вся ее предыдущая жизнь. Заряд энергии, слетевший с моей ладони задолго до того, как она коснулась Катиной спины, буквально расплющил светящееся яйцо энергетического тела. От такого удара из нее буквально дух вышибло, и сейчас этот дух, освободившись временно от помех плоти, мог непосредственно постигать вселенную.
   Все органы чувств и привычные способы восприятия мира отказали мгновенно, - Кеша многократно показывал на мне этот изуверский прием, но со стороны я видел его действие впервые. Катя глубоко заснула, оставаясь бодрствующей. Из чуть приоткрывшегося рта побежала вниз тонкая струйка слюны. Глаза ее сияли, разливаясь пульсирующими озерами света на застывшем, как маска, лице.
   Мой ангел стал воспринимать мир так, как собственно его ангелы и воспринимают, - всей своей целостностью: Катерина увидела все и сразу. Теперь только оставалось надеяться, что ей хватит ума заглянуть в свое прошлое и будущее, и вытащить из безмерности виденья то, что поможет нам спасти ее жизнь.
   Наш поезд пересек Москва реку, и стоило мне подумать о символизме этого момента и образа реки вообще, начиная с греческих Стикса и Леты, реки Самородины русских былин, как Катя пришла в себя. Прийти в себя, а кто это собственно приходит и куда? - Я уже не раз задумывался, какая магия сокрыта в этой и других окружающих нас обыденностях, но сейчас впервые увидел тайну осознания, и увиденное мне не понравилось.
   Как бы то ни было, некто пришел в плотское тело сидевшей рядом девушки, и она шумно втянула в себя воздух, ошеломленно посмотрела на меня, потом прикрыла лицо руками и заплакала.
   Причем разревелась Катюха не на шутку, со всхлипываниями, тихонько подвывая и содрогаясь всем телом. Женские слезы для меня хуже святой воды, ее я как-то даже для пробы пил, морщился от хлорки, но не помер, даже дым из ушей не пошел. Святая вода, вопреки общепринятому мнению, не смогла нанести существенного урона моей демонической части. А Катькины слезы жгли мою душу насквозь, и, самое гадкое, я абсолютно не знал, что предпринимают в таких случаях "настоящие мужики". Как-то опыта у меня было маловато по женской части.
   От осознания собственной непроходимой тупости мне стало грустно, пришлось достать из рюкзака шоколадный батончик и пустить его в расход. Не успел я дожевать свой "последний утешитель", как Катерина, не прекращая всхлипывать, повернулась ко мне и спросила: - еще есть? Спросила, с трогательной наивностью поглядывая на фольгированную обертку шоколадки.
   - Нет, и в ближайший час не предвидится. Как и другой еды. Но мы сейчас едем к человеку, который тебя обязательно накормит. Мы едем к Иннокентию Леонидовичу не только за едой, он единственный из моих друзей, кто, возможно, сможет тебе помочь. А накормит просто потому, что воспитание у него деревенское: сначала накорми, баньку вытопи, а потом и вопросы задавай.
   На счет друга я слегка перегнул палку, старый Наг за товарища меня не держал. Более того, при первом знакомстве он ни на секунду не выпускал из рук устрашающего вида колун, а меня - из поля зрения.
   Мы сидели на дворе его бревенчатого дома в Никольском и внимательно разглядывали друг друга. Не знаю, кого увидел Иннокентий Леонидович, а на меня он впечатление произвел. Неубранная грива цвета воронова крыла, свободно падала на плечи, старенький ватник обтягивал тело, будто слепленное из одних костей и жил. Сияющий яростными глазами, с подвижными как ртуть и резкими птичьими чертами лица, порывистыми, юношескими движениями легендарный йог совсем не походил на расхожий образ подвижника. И, тем не менее, им являлся: байки о Кеше, ходившие среди оккультной Московской тусовки, приписывали этому ненормальному почти божественное могущество.
   Говорили, что в Кундалини-йоге равного ему на территории всего Советского Союза не найти. Что на раскопках Тунгусского метеорита, в коих Кеша якобы участвовал еще в начале пятидесятых, старик зажилил кусок инопланетного корабля и приобрел через то сидхи, а в тайге на глазах многочисленных свидетелей голыми руками придушил медведя, покусившегося на его запас кедровых орехов...
   Много чего рассказывали, да только все это потеряло всякий смысл, когда я увидел в золотистом мареве, окружавшем йога, взметнувшуюся над его плечами исполинскую иссиня-черную трехглазую кобру. Светившийся багровым пламенем третий глаз змеи видел моего дракона, и короткое мгновение, растянувшееся на вечность, они вели безмолвный диалог. Потом Кеша вобрал кобру в себя и опять стал обычным мужиком в рваном ватнике, коих не счесть по подмосковным поселкам.
   Меня поразила легкость, с которой старик управлялся со своим нагуалем и его виртуозное владение видением. Минуту я остолбенело молчал, не зная с чего начать разговор и не имея сил для того, чтобы оторвать взор от Кешиного топора, - хозяин явно всерьез задумался: - а не пустить ли его в ход?
   - Ну что, струхнул, Демон. Проходи в избу, чаем напою, а потом и разговоры разговаривать будем! Устрашающее орудие "железного дровосека" было отложено в сторону, а моложавый старец с улыбкой людоеда протянул мне свою жилистую руку.
   - Хочешь учиться йоге, научу. Подведешь меня, убьешь кого, даже нечаянно, не обижайся: - ты нелюдь и спрос с тебя особый, - голова с плеч! - Кеша признал во мне своего, но сразу разъяснил, кто главный: среди подобных нам так заведено, - или смертный бой, или безоговорочное подчинение младшего наставнику.
   Только спустя два года старик начал обращаться ко мне по имени, - Платон. К тому времени я уже привык к кличке "Демон", на которую, кроме меня, откликался еще один постоялец Кешиного дома - громадный сибирский кот совершенно бандитского вида. Впрочем, к коту отношение хозяина было заметно более дружелюбным. Старый йог хоть и считал его дармоедом, но из дому не гнал, более того, периодически позволял спать у себя в "келье", месте для остальных запретном.
   Спустя годы до меня дошло, Кеша не делал различия между существами приходящими к нему в дом. Его йоговская этика автоматически делала гостя представителем Духа, и наделяла статусом священной неприкосновенности.
   Йог привечает всех: - ученика, отчаянно жаждущего знаний и провокатора, желающего отработать свои тридцать серебреников; женщину, стосковавшуюся по мужской ласке и мечущегося в поисках смысла жизни одержимого Адом подростка. По непонятной мне причине покрытый шрамами от бесчисленных схваток серый котяра был единственным, к кому старик проникся по-настоящему теплыми чувствами.
   Меня Наг не взлюбил с первого взгляда, но учить согласился. Чего собственно я и добивался, напрашиваясь на встречу с ним. Эта встреча, как и вмешательство Сервелата, направила мою жизнь по новой дороге. Если бы не йога и Кеша, открывший мне ворота в нее, меня неизбежно вобрал бы в себя бандитский мир.
   Не только по причине моей врожденной склонности к насилию и востребованности в среде уголовников. Просто люди, живущие "по понятиям", были честнее и прямее всех тех, кто считал себя элитой общества. Меня тошнило от той пошлости, что предлагал мне потребительский мир московских обывателей в качестве идеологии "честной жизни".
   Иннокентий Леонидович показал мне другой мир: - яростный, предельно честный и безжалостный, но в тоже время наполненный любовью и состраданием к жизни мир Йоги.
   Сейчас я собирался просить его помощи и рассчитывал только на это сострадание, Катя была в беде, и помочь ей мог только Бог. -- Мы едем в гости к Богу, Катя. Бога зовут Кеша!
   Катерина прекратила рев и заинтересованно посмотрела на меня, потом вздохнула и потянулась к сумочке. Достав из ее утробы косметичку, утерла влажной салфеткой размазанную косметику, аккуратно уничтожив следы эмоциональной бури. Я не мешал, если девчонка сама сможет взять себя в руки, отлично. И как она этого добьется, - ее дело: пусть хоть крестиком вышивает...
   Мои размышления об особенностях нежной женской психики были безжалостно прерваны грубым вторжением реальности. - Платончик, я есть хочу, просто умираю от голода! Давай на Третьяковской в "Макдональдс" заскочим, ведь ничего страшного за пять минут не будет, а?!
   Меня передернуло всем телом: - первенец американского образа жизни на земле Руси-Матушки был последним из мест, где я хотел бы питаться. С другой стороны, почему бы и нет? Жирная высококалорийная пища - гроза манекенщиц и сторонников здорового образа жизни, донельзя хорошо соответствовала нашим нуждам. Где еще можно так быстро и недорого наестся до отвала?!
   Единственной проблемой, пожалуй, было видение, но у Катюхи на него уже не оставалось сил, а мне полезно отучать себя от брезгливости. Видение - не такая уж заманчивая штука, как представляется начинающим, на деле оно здорово мешает жить. Да что там мешает, напрочь вышибает тебя из мира человеков в чистое безумие.
   Для открывшего третий глаз, нет преград, - ни во времени, ни в пространстве. Видящий получает настолько полное представление о предмете созерцания, насколько может вместить: вся его история, в прошлом и будущем, все живые и мертвые в ней участвующие и их судьбы, видение потенциально бесконечно.
   Разглядывая котлету в булочке, ты видишь только кусок зажаренного мяса в салате с соусом, все остальное - домыслы и догадки. Видение обыкновенного "Бигмака" в свое время для меня было сродни апокалипсису. Кеша, подбивший меня на этот опыт, смеялся до слез, вытаскивая заблеванного ученика на улицу.
   Я злорадно улыбнулся, представив себе, что будет, если Катеньку еще раз сподобит приоткрыть третий глаз во время трапезы, потом вздохнул и сказал: - Хорошо, хочешь Макдональдс, будет тебе счастье! Вперед, в гости к веселому клоуну. В конце концов, крысятина - тоже белок, мой драконий желудок еще и не то переварит. А при каких обстоятельствах погибли животные, отдавшие свои жизни на алтаре индустрии фастфуда, и почему человеческая плоть время от времени встречается в "диетическом мясе", - не мое дело!
   Несмотря на мое ворчание и недобрые предчувствия время в ресторации, битком набитой молодежью, прошло хорошо. Катюха, похоже, вместе с моей кровью приобрела "драконий аппетит" и переесть ее не удалось даже мне.
   Глядя на то, с каким удовольствием она уплетала пережаренный картофель с куриными биточками, заливая его ударной дозой приторного клубничного коктейля, я невольно расслабился. Расслабился и начал наблюдать.
   Как ни странно, моя спутница ничем особо не выделялась из среды сверстников. В толпе молодых (и не очень молодых, но вполне сохранившихся) девушек и их спутников ей было просто затеряться, даже в несколько необычной одежде.
   А вот я всегда чувствовал себя чужим в обществе сокурсников: каким-то безумно древним, преждевременно состарившимся подростком. Мне были непонятны или просто неинтересны темы их разговоров, а "сложные отношения" с девушками и повышенная агрессивность делали все попытки найти компанию безнадежными.
   Единственные люди, которые хоть как-то могли меня принять в свою среду, либо были отморозками, либо, как Кеша, людьми собственно и не являлись.
   Судьба легендарного Кощея представлялась вполне гармоничным продолжением для такой жизни. И вот теперь, с появлением в моей жизни Катерины, обозначилась некоторая, пускай наивная и робкая, но все-таки перспектива выстроить отношения с человеческим миром. Пускай и не с самым спокойным из его представителей, пускай на краю могилы, но все-таки: - я сидел в кафе с красивой девчонкой, и она меня почти не боялась!
   Мне было непривычно хорошо, я уже не метался между неистовым желаниями: - порвать Катерину на части, или бежать, сломя голову. За такое можно и "Макдональдс" вытерпеть.
  
  
   Глава девятая:
   Ангелы и демоны.
  
   Обогатив американский империализм долларов на двадцать, мы покинули его Московский фортпост, слегка покачиваясь от сытости на ходу. На улице было людно и тепло, мягкое московское солнце заливало светом подворотню рядом с церквушкой, примостившейся недалеко от входа в метро.
   Со стороны Пятницкой, приятно добавляя образовавшуюся идиллию, раздавался звон колокольцев и маленьких бронзовых цимбал, производимый процессией кришнаитов. Возглавлял ее гладко выбритый, очень прыщавый и очень-очень тощий юноша лет двадцати пяти. Ребята и девчонки в ярких индийских одеждах пляшущие и распевающие имя своего чернявенького Господа на улицах гиперборейского города выглядели скорее забавно, но мне почему-то стало сильно нехорошо. Накатила волна "дежавю", как будто все происходящее не просто уже было в моей жизни, а оставило в ней какой-то мерзкий, пахнущий смертью след.
   Я застыл на месте, начиная боевой разгон с немыслимой скоростью. За считанные секунды, потребовавшиеся кришнаитам, чтобы подойти к нам вплотную, мое тело изготовилось к смертоубийству, а я по-прежнему не мог понять: кого и за что готовлюсь убивать! Зрение сузилось до тоннеля, в пределах которого была видна каждая пора кожи, каждый волосок на здоровенном шнобеле вайшнавского предводителя.
   Дракон во мне взял управление в свои бронированные лапы и весь обратился во внимание, сосредоточившись на распознании угрозы. Как будто компенсируя сверхчеловеческую ясность в "коридоре видения", за его пределами все расплывалось, превращаясь в неразличимую цветную мешанину. Перемещаясь не быстрее улитки в навозе, в поле зрения последовательно вплывали участники процессии, становились на время предельно резкими и так же плавно покидали его, расплываясь цветными пятнами на периферии.
   Вот обрела четкость кустодиевских форм девица, с выражением идиотического блаженства на лице, и без того не обремененном печатью интеллекта. Она подпрыгнула на немыслимую для такой толстухи высоту и теперь планировала вниз, разбрызгивая за собой тягучие нити слюны.
   Такое непроизвольное слюноотделение и выпученные остекленевшие глаза по всей видимости означали предельную степень религиозной экзальтации и встречались у каждого второго участника шествия. "Гопи" плавно скрылась в тумане переферийного видения, не успев порадовать меня следующим молодецки скачком, и уступила место двум до боли знакомым мне хлопцам, даже не затруднившимся повернуть в мою сторону свои бритые чубастые головы.
   А ведь стоило повернуть, еще как стоило. Не забыл дракоша-Платоша, как ласково назвала меня в приступе эйфории пьяная от сытости Катька, казачков-кришнаитов, так рьяно пытавшихся его заметелить рядом с родимым вузом. Ох, не забыл! И теперь достаточно даже не поворота головы, хватило бы искры узнавания пробежавшей в их глазах, и демон не упустил бы свой шанс ввязаться в драку.
   Да и не было у меня охоты сдерживать рвущегося к крови зверя, - после сегодняшней "игры в салки с костлявой" смирения в моей человеческой части заметно поубавилось. И плевать на белый день и толпы фланируещего по улицам народа, на двух, похожих на жирных сытых котов, греющихся на солнышке, ментов тоже плевать.
   Вот они враги, искать не надо, сами на меня вышли! Горло голыми руками вырву, напьюсь в волю горячей кровушки и с подругой поделюсь, а там - будь что будет. Короче, совсем я от неожиданности и накопившейся злости голову потерял, а "дракоша" не преминул воспользоваться ситуацией к своему, так сказать, удовольствию.
   Только облом зверюге вышел. Не обратили боевитые кришнаитики на нашу сладкую парочку никакого внимания. То есть абсолютно никакого, даже обидно стало. Скользнули мутным взглядом, не выделяя из толпы, и дальше попрыгали.
   Внезапно мой взор устремился в зенит, а тело будто прижали к раскаленной, но какой-то удивительно приятной доменной печи. Демон растерялся и на миг утратил контроль, а мига, при должном опыте, вполне достаточно, чтобы вернуть власть в свои руки. Очнулся я от боевого транса так же неожиданно, как в него вошел, и, надо сказать, весьма непривычным и приятным способом.
   Катерина крепко целовала меня в засос, обхватив при этом поистине железной хваткой. Из-за разницы в росте голова моя оказалась запрокинута почти в зенит, резко затруднив возможность обзора места неслучившегося происшествия.
   Чувственности в Катином поцелуе не было и грамма, а вот страх, решимость и злость присутствовали в избытке. Не без труда разорвав "страстные объятия", я глубоко вздохнул и с вопросом взглянул на подругу. Ответ последовал незамедлительно: - Ты что, совсем охренел!? На людей кидаться при мне не смей, кто б ты там ни был, я тебе не позволю.
   У тебя пар из ноздрей пошел, а глаза! Если б ты видел, что с твоими гляделками делается, когда ты злишься! Пол-улицы обернулось, если б не моя находчивость, замели б в ментовку голубчика. А там объясняй, почему арсенал с собой носишь! И что тебе эти несчастные клоуны сделали, или ты черносотенец, православный фанатик? Ну, скажи, что фанатик, удиви меня еще раз, а то я думала не удержу, порешишь кришнаитов во славу господа Иисуса!
   Тут уж мне пришлось возмущаться, доказывая несомненную виновность вайшнавских бразеров и их причастность к покусительству на ее драгоценную персону. Да только куда мне с моим вялым драконьим темпераментом до буйной женской правды. Одно радует, - призадумалась Катенька, вспомнила совпадения морды лица "невинных секстантов" и ребятишек ее умыкнуть пытавшихся.
   Призадумалась и спросила уже другим тоном, уважительно и с некоторой опаской: - А ты точно уверен, что это те самые бандиты, не ошибся? Как-то нестыкуются у меня два образа, - сектанты безобидные и братки. Я их подробно не рассматривала, ни сейчас, ни тогда. Но... - Никаких но, Катюша, я конечно псих, это ты верно отметила, однако память у меня абсолютная.
   - Тут уж я пошел на мировую: - И еще, Катя, извини за несдержанность, сам знаю, водится за мной грех. Но на счет черной сотни, - это перебор! У меня мама - еврейка галахическая, в роду каббалист на каббалисте. Я до сих пор помощь от синагоги получаю, как сиротка иудейская. А ты говоришь, - черносотенец, - обидно, однако.
   Тут я несколько лукавил: - продуктовые посылки действительно имели место быть, и с каббалистами я знакомство водил. Точнее, это они меня доставали регулярно. Старый лис Лайтман каждый год присылал мне поздравительную открытку к Пуриму, приглашал в летний спортивный лагерь "бригада Нефелим", но я отмалчивался.
   Своих соплеменников мне полюбить так и не пришлось. То ли потому, что папа у меня был из поволжских немцев, толи по причине лютого антисемитизма, проповедуемого моими наставниками. Доктор Головин искренне полагал, что все беды мира происходят "от иудео-масонского заговора", а йог Иннокентий Леонидович происходил из раскулаченного казацкого рода и имел к жидам-комиссарам старинные счеты. Так что, несмотря на наличие многочисленных родственников на "Земле обетованной" меня туда особо не тянуло.
   Но сейчас не грех было прикинуться обиженным "по национальному вопросу". Политкорректная Катька повелась на этот бесчестный еврейский прием, как ребенок, - и продолжила уже виновато: - Платошенька, не хотела тебя обидеть, прости за глупую шутку... но скажи, почему нам за кришнаитами не проследить? Ведь, если ты прав, они нас на колдуна выведут, что мою душу украл. И ты с ним разберешься, да?! Я ведь тебя в деле видела, знаю: - ни один чернокнижник тебе в драке не соперник!
   А глаза такие честные-честные, как у кота Шрека. Льстит мне Евино отродье, давит на все кнопки управления разом, но приятно. Вот так бабы мужиками и рулят, - где лестью, где обманом, где подкупом. Все знаем, понимаем, и в дураках остаемся.
   Но сейчас девчонка говорила дело. Пожалуй, при других обстоятельствах, я бы последовал ее совету, да времени не было. Ее время кончилось еще тогда, в метро. И, если бы не моя кровь, быть Катерине там, где кончаются все вопросы. Как говорил Кеша: - вопросы возможны только на этом свете, на том, - одни ответы... Эту неприятную правду я поспешил донести до девушки в прямых, хотя и максимально смягченных выражениях.
   Мы стояли напротив входа в церковь и два ангела-привратника на паперти внимательно прислушивались к нашей беседе. То есть, это я говорю, - прислушивались. У ангелов нет ушей, но надо же как-то передать то, о чем и говорить невозможно. С видением всегда так: как не стараешься правдиво описать то, что видишь, все одно соврешь.
   За последний год церковные ангелы стали заметно сильнее. Из расплывчатых теней они превратились во вполне уверенных в себе пламенеющих хранителей Закона Божьего. Очевидно, новый священник сумел поставить дела в приходе на правильные рельсы. Молитвы начали доходить до Господа, и церквушка стала "намоленной".
   Завидев меня, ангелы поначалу напряглись, взявшись за огненные мечи. Теперь же их внимание целиком захватила волна отчаянья, генерируемая Катериной, и привратники обратили к нам свои лики, буквально истекая фиолетовыми протуберанцами сострадания.
   - Ой, кто это?! - Катя уставилась на божьих вестников с выражением похмельного дьякона, заставшего с утра в ризнице Патриарха. Мои худшие предположения оправдывались, даже с полным животом моя спутница находилась скорее в мире духов, чем на Земле.
   - Ну что, никогда ангелов не видела? Поздоровайся и дальше пойдем. Можешь благословения испросить, если крещеная. Только спрашивать их ни о чем не надо, - ответить не смогут. Они здесь для другого поставлены. Их служба, - таких как я, в храм не пущать, а не с любопытными девицами беседовать.
   Помешать мне войти в церковь ангелы бы не смогли, тут поп нужен посильнее, а лучше бригаду схимников с Афона выписать. Но все одно, путь мне в эту церквушку теперь заказан, не хочу невежество проявлять, мимо хозяев в чужой дом ломиться. А жаль, иконы там красивые, сильные.
   Есть у меня несколько старых церквушек, куда захожу время от времени, перед иконами постоять, дракона помучить. Чем ближе к Богу храм, чем сильнее намолен, тем большая ярость моего Зверя охватывает. Страсть эта такой беспредельной интенсивности, что даже те отголоски, что достигают моей человеческой части, несравнимы ни с чем из испытанных мной чувств. Ярость и одновременно беспредельная тоска, томление по чему-то давно и безнадежно утраченному.
   Кто-то скажет, что это бессильная попытка насолить своему Демону, отыграться за пережитое, или просто мазохизм, скажет и будет прав. Прав, да не совсем: не любит дракон заходить в храм божий, страдает там, но никогда, ни единого раза не попытался мне в этом помешать, а ведь мог...
   Не стал я посвящать Катерину в свои мысли, взял как джентльмен под руку, и повел ошеломленную увиденным девушку к входу в подземелье метро. Не без сожаления повел, чего говорить: - есть красота особенная в ангелах, влекущая и губительная, светоносная красота. Да не товарищи они демонам, наше место под землей, их - в небе. С тоской бросив взгляд на это самое небо, беззаботно синеющее над головой, я толкнул дверь подземного вестибюля Третьяковской.
   В лицо толкнул упругий порыв ветра, на долю секунды запорошив пылью глаза, но тот, кто послал этот "ветер" мне навстречу, смыться не успел. Слепой дракон - злой дракон. Через мгновение маленький, похожий на мятого пыльного воробья, мужичонка неопределенного возраста уже сучил ногами в воздухе и хрипел, пытаясь освободить горло из моих железных пальцев. Затея скрыться от меня за спинами товарищей-бомжей провалилась.
   Катерина широко распахнула глаза, однако воздержалась от комментариев по поводу моего способа здороваться с незнакомцами. Встала тихонько, не отходя далеко, но и к бомжам не приближаясь особенно. Видать, начинала привыкать к моим закидонам.
   Как я и предполагал, проходящие сограждане старательно не замечали происходящего. Хотя не только в боязливом обывательском невмешательстве было дело. Люди и духи обитают в разных мирах и часто не обращают внимания на драмы, разыгрывающиеся у "соседей за стенкой".
   Из всех участников драмы к людям можно было отнести только Катю, да и ту, памятуя ее положение, с большой натяжкой. И теперь она, бесстрашно ткнув пальцем в живот "пострадавшего", спросила: - а это что еще за чудо-юдо? Я полагаю не ангел, а скорее наоборот? - Катя, сама того не заметив стала видеть и маскировка, скрывавшая "бомжа" от обычных людей на нее уже не действовала.
   Я выпустил иссохшее тельце упыря, весившее не больше двадцати килограммов, ласково ему улыбнулся и сказал: - ну что же ты Яцек, представься даме, ведь как-никак дворянин.
   "Пан Яцек" заметил в моих глазах что то такое, что заставило его расслабиться и пробудило обычную привычку паясничать и придуриваться. Едва коснувшись ногами камня, он встряхнулся, как дворняга, вылезшая из воды, вытянулся "во фронт" и доложил: - унтер офицер первого пехотного полка, 12-ой чешской добровольческой дивизии, баронет Яцек Пукалка!
   Прибыл в расположение части в 1915году. Сдался в русский плен во время "Брусиловского прорыва", скончался от тифа в деревне Мертвая грязь под Екатеренбургом в ноябре 1918-го. С тех пор прозябаю в благословенной России на положении вольноопределившегося вампира-прихлебателя.
   Что прикажете, Ваше благородие! - Яцек молодецки щелкнул каблуками, выпятил грудь и застыл с выражением глубочайшей преданности на лице.
   Мне уже не в первый раз пришло в голову, что в упыре пропал великий актер, бравого солдата Швейка он мог играть практически без грима. Ну, конечно, перед съемками его следовало запустить на недельку в банк крови, - откормить.
   Швейк, насколько я помню, никогда излишней худобой не страдал. Катерина, во время выступления "вольноопределившегося" пребывавшая в ступоре, истерически рассмеялась. Она крепко сжала мне ладонь и тихонько попросила: - Платон, ущипни меня, может, я сплю? Это все правда, у него же клыки с палец и, я чувствую, запах...
   Я демонстративно потянулся рукой к ее ягодице, Катька взвизгнув отскочила, а Яцек, поймав мой взгляд, запнулся на полуслове и снова застыл, бешено вращая глазами. Товарищи упыря по бомжеванию уже вернулись к своей обычной "жизни", не обращая заметного внимания на ужимки предводителя. Двое из них уже начинали, сами того не замечая, трансформироваться по его подобию.
   Когда-то одним из самых шокирующих открытий для меня стало то, что далеко не все, кого мы привыкли считать людьми, ими являются. Среди бомжей количество не совсем мертвых, умерших или полуживых зашкаливало за все мыслимые пределы. Из-за каких причин, и как происходило превращение опустившихся людей в нежить, я точно не выяснил, но то, что этот процесс не всегда проходил одномоментно, было ясно.
   "Сладкая парочка" полутрупов из свиты пана Яцека прошли по, моим прикидкам, две трети своей скорбной дороги. Их сердца делали не более 1-2 сокращений в минуту, волосы выпадали клоками, обнажая бледно-серую кожу, а пальцы были заметно тронуты тлением. Бездомные и в обычном своем состоянии не отличаются приятным ароматом, а когда к запаху немытого тела и испражнений добавляется легкий трупный душок...
   В общем, Катя, несмотря на свою показную веселость, жалась ко мне все плотнее и тихонько подталкивала в сторону турникетов. Я тоже не хотел задерживаться, поэтому продолжил разговор уже в деловом тоне. Для этого пришлось плотно зажать упыря в угол и заглянуть ему в глаза: процедура не из приятных, но в общении двух демонов необходимая. Слабый подчиняется силе: - вот закон нижних миров.
   Яцек жалобно причмокнул и попытался вывернуться из моих объятий. Ему этого не удалось, - знал же мерзавец, что я быстрее, но все равно попытался. В глазах неупокоенного клубилась тьма, и смотреть туда было жутко, но мне не привыкать, тем более мои глаза открывали бездну пострашнее...
   Тьма из меня рывком выплеснулась в колодцы зрачков напротив. Мир исчез, затем сменился бесприютным бархатно-черным полем, над которым с тоскливым воем беспорядочно метались бледные полотнища, похожие на давно нестиранные больничные пододеяльники. Они тянулись ко мне, собираясь вокруг хороводом рваной мешковины на ветру. Мне стало неприятно от их жадного, навязчивого внимания и захотелось уйти.
   Внезапно я вспомнил, зачем здесь, схватил полотнище покрупнее, показавшееся чем-то знакомым, и позволил своей энергии на мгновение слиться с ним. Поток воспоминаний того, кто в миру откликался на имя Яцек, захлестнул меня смрадной, кровавой волной. Я отпустил его и вспыхнул от ярости.
   Полотнища вокруг накрыла волна багрового пламени, опалив и разбросав в стороны. В низкое, облачное и, как будто, подсвеченное невидимой луной небо, ударил столб огня. Последнее что я видел, перед тем как это пламя растворило меня, были разбегающиеся от прорехи на небе концентрические круги.
   Возвращение в родной мир было омрачено противным звоном зуммера пожарной тревоги. Темнота вокруг была жутковато подсвечена цветными огнями турникетов, и тусклыми красными лампами пожарных щитков. Как частенько случалось в подобных случаях, часть энергии моего гнева просочилась через барьер и сожгла проводку.
   Через пару секунд врубилось сине-красное аварийное освещение, "матюгальник" над входом истеричным бабьим голосом уговаривал пассажиров "сохранять спокойствие и организованно продвигаться в сторону выхода".
   Из носа у меня вытекла струйка крови, но упырь, скорчившийся на полу, не обратил на ее запах никакого внимания. А когда пурпурная капля упала на край его одежды, отодвинулся в сторону с тихим шипением. Я видел его мир, и меня тошнило. Он видел мой, - и боялся. Впервые мне случилось применить прием под названием "колодец души" и теперь стало понятно, почему Кеша не рекомендовал использовать его на нежити.
   Перед тем, как уйти, я, пересилив себя, наклонился вниз и тихонько спросил: - Имя? - Нннемммогу, - запинаясь пробормотал упырь. - Хозяиин нне ппозволяет. - А ты напиши, предложил я, зная тонкости "хрупкой упырьей психеи", напиши не глядя. Он ведь твоими глазами смотрит, и то не всегда, а мыслишки гнусные читать, нах.... ему надо... Ты не увидишь, и Он не увидит, - ласково, как ребенка уговариваю.
   - Или будем дальше в гляделки играть, - это уже с угрозой. Впрочем, угроза была лишней, Яцек сам хотел расстаться со мной как можно скорей, и с удовольствием воспользовался возможностью нарушить запрет Мастера.
   С удивительной ловкостью выудив золотой "Паркер" из недр замусоленного пиджака, он, не глядя черкнул что-то в блокноте, выдрал листок и протянул мне. Его глаза при этом независимо вращались в своих орбитах, делая похожим подсвеченного аварийным освещением упыря на гигантского хамелеона, по недоразумению напялившего человеческую одежду.
   Я сунул в карман мятый клочок бумаги с "паролями и явками", немного подумал и, с некоторым сожалением, достал из кармана рюкзака малюсенькую пробирку. - Открой рот. Да быстрее соображай, а то передумаю! - Яцек ошеломленно смотрел на меня, не веря своей удаче. Золотистая вязкая капля на мгновение замерла, как будто не желая покидать жерло колбы, и с тихим шипением упала в предусмотрительно широко раскрытую пасть немертвого.
   Его тело задрожало, размываясь в воздухе, затем выгнулось дугой и гулко ударилось о каменный пол уже преображенным. Передо мной лежал, счастливый, как дворовый кот, до пуза наевшийся селедки, натуральный "бравый солдат Швейк". Капля волшебного зелья превратила ссохшееся тельце постояльца Освенцима во вполне упитанный, краснощекий образец солдатского счастья начала 20-го века.
   Аурипигмент, неочищенный философский камень, "aqva nostra": как только не называл эту субстанцию синтезировавший ее Головин. При всем своем безумии док был настоящим ахимиком и лелеял мечту о бессмертии. В воплощении этой мечты я помогал ему, как мог, в том числе и своей кровью, служившей одним из компонентов зелья. Полноценный "Lapis philosophorum" упорно не давался нам в руки, но, как будто для того чтобы подразнить, в процессе алхимического делания появлялись совершенно неожиданные "побочные продукты".
   Аурипигмент или жидкое золото с виду вполне мог бы сойти за эликсир бессмертия, если бы не одно маленькое но... Для нормальных людей Головинский элексир являлся смертельным и быстродействующим ядом, а вот на некоторых измененных оказывал прямо противоположное действие. Скажем, у меня он вызывал жуткую изжогу и вздутие живота, а на упырей действовал как на котов валерьянка.
   Только "вампирская валерьянка" дарила нежити кроме кайфа еще и несколько часов почти человеческой жизни, и последнее позволяло некоторым бессовестным драконам манипулировать "подсевшими" на Аурипигмент клиентами.
   Яцек был моим осведомителем и уже год снабжал информацией о Темной Москве, а стукачей не надо любить, их нужно подкармливать. Это я раньше так думал и исправно расплачивался с упырем "жидким золотом", полагая, что за свои иудушкины "тридцать капель" он сдает мне товарищей. Теперь, после "душеной беседы" с паном Яцеком, события выглядели несколько иначе.
   Все эти мудрые мысли посетили меня уже на спуске в метро. Потерявшая остатки почтения Катька утащила меня вниз по остановленному эскалатору, не давая времени на раздумья. Мы как будто поменялись местами: - рыцарь пребывал задумчивом ступоре, а принцесса, ухватив его железной ручкой, сосредоточенно направляла наше движение.
   Общение с упырями или видение ангелов, а может, и сумма впечатлений произвела на девушку такое действие, - не знаю, но она молчала почти всю дорогу до Кешиного дома. Мне такая ситуация была на руку, можно было спокойно обмозговать происшедшее.
   А подумать о чем было. Во-первых, даже из тех обрывков образов, что достались мне при погружении "в глубины Яцека" становилось понятно: - Катенька умудрилась попасть в разборки на "высшем уровне". Причем не человеческом, а том, где сталкиваются интересы сил, на порядки превосходящих мою скромную демоническую персону.
   Во-вторых, сам пан Яцек, оказался не так прост, как мне представлялось ранее. "Жалкий упыришко" на деле занимал не последнее место темной иерархии и по силе вполне мог тягаться со средним танком. Я, восхищаясь собственной крутизной, тряс "мозгляка" за шкирку, а он мог в любой момент переломать мне кости: - хоть все сразу, хоть последовательно по одной.
   Кроме того, мой знакомец "держал под собой" всех нищих, людей и нелюдей, центра Москвы. За доходягой, о которого и ноги брезгливо было вытереть, числились тысячи трупов и миллионы на банковских счетах, причем миллионы отнюдь не в российских деньгах и банках.
   Все наши с ним отношения, от самого начала и до встречи в "колодце душ", оказались игрой. Причем не той игрой, в которой я воображал себя метафизическим Штирлицем, виртуозно вербующим агента в стане врага. Нет, это упырь играл со мной как кошка с мышкой, даже не с мышкой, а с опьяненной кровью лаской.
   Яцек использовал меня для того, чтобы убирать конкурентов "по бизнесу" и просто старых врагов. А врагов у черного Барона было хоть отбавляй. Собственно взаимная ненависть, насилие и пожирание, и есть тот цемент, что скрепляет камни "Дома Тьмы".
   Мир, в котором обитал упырь, представлялся мне непрерывной борьбой за власть и пищу на выметенных ледяным ветром бесприютных равнинах. Только сегодня я понял, что такое неутолимый голод, и что значит проникающая до мозга костей стужа, постоянно терзающая неупокоенных.
   Аурипигмент был для них больше чем наркотиком, он позволял немертвому хотя бы на короткое время почувствовать себя живым. Это было как отпуск из Ада. Да только не думаю, что капля аурипигмента загладит в памяти упыря погром, который в ней учинили.
   Всю дорогу до Кешиного дома, - в метро, в электричке, на коротких переходах и остановках, я отчаянно пытался воспроизвести в памяти подробности событий прошедшего дня. У меня было гадкое ощущение, что осталось упущенным что-то предельно, жизненно важное.
   В этих попытках я неизбежно возвращался к обстоятельствам встречи с упырем. Во всем произошедшем, несомненно, таился какой-то знак, но вот какой? На ум приходила только одна, весьма грустная мысль: - Считать Черного Барона своим приятелем больше не приходилось. Больше того, прикончить меня, было для Яцека делом чести. От этого зависел его статус в мире нежити, а может и само выживание. Я это знал просто как факт, откуда, - непонятно.
   Новое знание не добавляло мне оптимизма. Ну ладно, минусы положения мы перечислили, теперь будем искать плюсы.
   Тут я с удивлением понял, что оживленно беседую вслух сам с собой, а рядом шагает весьма заинтересованная моей болтовней особа. Екатерина училась на удивление быстро, что, впрочем, и не удивительно, памятуя нависшую над моей невольной ученицей угрозу. Сейчас она следовала магическому правилу: меньше говори, больше смотри и слушай, - дольше проживешь.
   Мы сошли с электропоезда на станции "Никольское" и бодрым шагом двигались к Кешиному жилищу, располагавшемуся примерно в полутора километрах от железной дороги. Путь наш проходил по типичной подмосковной дачной улице, разве что деревья разрослись на участках более вольготно, чем обычно. Участками с 1937года владел "дачтрест" и только недавно их распродала частникам предприимчивая Балашихинская администрация.
   Свежеотстроенные кирпичные особняки, щеголявшие модными медными крышами, несколько диссонировали с кустами сирени и малины, буйно разросшимися вдоль покосившихся деревяных заборов и слегка присыпанными свежей щебенкой громадными ямами. Одна из этих ям, доверху наполненная зеленовато-бурой жижей, преграждала нам дорогу.
   Выбор был невелик: - либо протискиваться мимо грязи в малиннике, либо метра четыре-пять идти вброд. Испытывать судьбу не хотелось, здешние лужи славились непредсказуемостью. Не так давно в такой же яме застрял мужик на "лэндкрузере".
   - Мамзель, позвольте. Не сочтите за вульгарность! - Галантно, как мне казалось, подхватив Катюху на руки, я одним прыжком перемахнул местное "море". Легко так перемахнул, и приземлился мягко, даже в рюкзаке ничего не звякнуло.
   - Ух ты! Ну, ты даешь, Платон. Тебе в большой спорт не предлагали?! И правильно не предлагали, рассеянный ты сильно. Документы важные теряешь, пока перед девушками выпендриваешься!
   С этими словами Катя подобрала смятый листок бумаги, вывалившийся из кармана во время молодецкого прыжка. Резким, "готическим" почерком на нем было нацарапана единственая фраза: - Его зовут Нарасимха.
   Ай да Катерина, не ожидал! В моем мозгу будто повернули тумблер, и все встало на свои места. Яцек почти провел меня. Пока я ошарашено разглядывал его вращающиеся хамелеоновы гляделки, паршивец сумел отвести мне глаза. Я напрочь забыл все, что он ответил на вопрос об имени похитителя Катиного папеньки. Более того, сам факт вопрошания испарился из моей памяти.
   -- Ты, конечно, умница Катя, но почему раньше не поинтересовалась содержимым записки? Ты ведь рядом стояла, когда мы с упырем беседовали?!
   -- С каким таким упырем? Ты, Платоша, или меня с кем то путаешь, или бредишь! Катя возмутилась столь искренне, что подозревать ее в обмане было нелепо. Я не мог не восхищаться Яцеком. Находясь фактически в энергетическом нокдауне, он умудрился полностью стереть у Кати воспоминания о встрече. И это при том, что основное внимание упыря было направлено на меня!
   -- Хорошо Катенька, сейчас проведем ускоренный курс вспоминания! Набери в грудь воздуха, и выдыхай со звуком Хаааа. Не успел я замахнуться, как Катерина, мгновенно сообразив, что дело идет к очередному удару между лопаток, сбросила с себя вампирские чары. Я так и застыл с поднятой рукой, наблюдая на ее лице "стремительную смену декораций": страх - озарение - удивление - вопрос...
   -- Как же я могла все забыть?! Будто вообще не со мной было... Платоша, а много чего еще я не помню? Ты со мной ничего такого ужасного не делал?
   Это я не понял, - она на самом деле боится или издевается? Ну ладно, буду под дурачка косить: если боится - насмешу, издевается - получит той же монетой! - Катюша, все ужасное, что я мог с тобой проделать, уже перевыполнено с лихвой. Хот, погоди, - нет. Кой чего и правда упустил, хотя в начале нашего знакомства ты интенсивно напрашивалась!
   - Тут Катюха зарделась, как пионерский галстук на закате дня, а я испытал мстительное удовольствие. Конечно, мелочная месть недостойна воина, но эта стеснительная дева за сегодняшнее утро умудрилась вволю потоптаться по всем моим комплексам. Посему гордый воин, сложив губы бантиком, наслаждался бедственным положением девы. Мое торжество было недолгим.
   Катерина встряхнулась всем телом, будто сбрасывая с себя пыль, и произнесла уже абсолютно спокойным тоном: - Хорошо, верю, можешь дальше в остроумии не упражняться. Пойдем к твоему Кеше, вдруг он и на самом деле так крут, как рассказываешь.
   На моих глазах произошло чудо. Своими силами, с минимальной моей поддержкой (если дразнение ее самолюбия можно было считать таковой) девушка достигла отправной позиции, с которой начинается обучение магии: "места без жалости". Отныне ее действия, освобожденные от личностных ограничений, обид и страхов, приобрели максимальную эффективность.
   Я с горечью подумал, что из Кати получилась бы прекрасная ученица для Иннокентия Леонидовича. Мне, в свое время, потребовались поистине титанические усилия, чтобы достичь безжалостности. А, что, чем Господь не шутит, может еще получится. Кеша и не таких с того света вытаскивал, - думал я, заходя в калитку глухого зеленого забора.
  
  
  
  
   Глава десятая: в гостях у Йога.
  
   За калиткой была Зима. То есть, натурально, было холодно и шел снег, припорашивая белым штабеля бревен, там и сям разбросанные по участку. Я вдохнул морозного воздуха, закашлялся и бешено, не хуже Яцека, завращал глазами. Давно Кешу знаю, а все к его сюрпризам привыкнуть не могу. Раздался хлопок, и пелена майи спала с меня, вернув саду привычный летний вид.
   Моментально стало удушливо-жарко, противно жужжали роившиеся столбами комары. Катерина отнеслась к происходящему со стоическим спокойствием, а вот мне, с моей горячей драконьей кровью жара пришлась не по вкусу. Люди однообразны: весной тоскуют по теплу, получив же летом желаемое с избытком, донимают Господа нытьем, мечтая о прохладе.
   Только Кеша не просил у природы милости. В йогическом экстазе, именуемым самадхи, он перекраивал окружающую реальность по своему произволу. Когда я спросил, как такое возможно, ответ был краток: - человеческий мир есть коллективная иллюзия, и нет причин, по которым Йог не мог бы создать для себя альтернативу.
   Декорации изменились радикально, как всегда бывает при таких скачках восприятия. Только гигантские сосновые бревна, утащенные Кешей под носом у лесников из ближайшего парка, остались на своих местах.
   Иннокентий Леонидович строился. Из сушин, спиленных под покровом ночи и мусора, щедро оставленного строителями соседских особняков, он создавал произведения сюрреалистического инженерного искусства. Собственно, все те годы, что я его знал, Наг находился в состоянии перманентной стройки. Подобно строителям древних Кижей, Кеша воздвигал свои циклопические многоэтажные сараи, пользуясь только топором, веревкой и двуручной пилой.
   Я чувствовал себя демоном-искусителем (необычное амплуа для демона-убийцы!) когда купил ему бензопилу. Предполагалось, что использование этого чуда техники сэкономит йогу время для медитаций. Коварный план ожидало фиаско: - Кеша освоил агрегат, но одновременно увеличил объемы работ. Мои робкие протесты он комментировал лаконично: - я медитирую с топором в руках.
   Пока одни сараи строились, другие подвергались перепланировке и разборке. Одни из них гордо именовались "лабораторией", иные "кельей для медитации". Другие скромно: - баня, гостевая светлица, или совсем банально - погреб. Но судьба всех была одинаковой: после недолгой службы они оказывались несовершенны и перестраивались. А некоторые, особенно невезучие, сгорали: - в запале Кеша, как и я, запросто мог устроить пожар.
   Док Головин как то изрек, что на участке у Иннокентия царит тот же хаос, что и в его голове. Типа: что внутри, то и снаружи. После этой фразы, опрометчиво оброненной при Кеше и в его же бане, Головин больше в гостях у Нага не появлялся.
   Ничем неповинная баня сгорела дотла. Дружба была уничтожена тем же пламенем. Новостями и мнением друг о друге старые товарищи теперь обменивались через меня. Я любил их обоих, и выполнял роль подросшего ребенка у разошедшихся, но сохранивших накал страстей родителей.
   Они знали друг друга больше сорока лет, и изливали на меня все взаимное непонимание и претензии, накопившиеся за эти годы. Порой Кеша и Док здорово напоминали разобидевшихся мальчишек. И при этом оба проявляли безупречность, бесконечную мудрость и безжалостность. Как им это удавалось, - до сих пор было для меня загадкой. Хотя, возможно, они были столь совершенны только в моих восторженных глазах
   - Будем ждать, - решил я за нас с Катей. Протиснувшись через нагромождения стройматериалов к маленькой скамейке под яблоней, можно было позволить себе расслабиться. Катерина замерла с неестественной для живого человека восковой неподвижностью. На сильно расслабленную девицу она явно не тянула.
   - Коли погоду на участке так колбасит, значит Иннокентий Леонидович медитируют! - Я почтительно возвел глаза к небу и сложил руки лодочкой перед грудью. - А ежели оне медитируют, то лезть им под руку не надо. Могут ненароком и зашибить.
   Ждать пришлось недолго. На третьем ярусе, над гостевой и лабораторией, раздался скрип открываемой двери. Затем мой моментально обострившийся слух уловил, как шаги спустились по деревянной лестнице и... Как всегда, без всякого перехода: вот он на лестнице и сразу рядом. Будто не было пятнадцати метров перехода между нами, будто соткался из воздуха, как подросший Чеширский кот.
   Кеша опять умудрился подкрасться ко мне незаметно, с дольной улыбкой протягивая мне свою выдубленную, мозолистую ладонь. Мы играли в эту игру уже не первый год, и, до сих пор, старикан неизменно оставлял меня с носом. Его худощавое, чем-то напоминающее индейца из старых советских фильмов, лицо светилось весельем. В неизменном заштопанном ватнике и хлопковых синих штанах, тоже не отличавшихся новизной Йог легко мог сойти и за алтайского селянина.
   Кеша вообще много за кого мог бы сойти. Только вот ни на кого не был похож окончательно, так чтоб можно было навесить на него готовый обывательский "ярлык". Крепко ухватив землю узловатыми пальцами на босых ступнях и не обращая внимания на разметавшиеся по заспанному лицу седые длинные волосами, скрывавшими сияющие стальным блеском глаза, юноша с лицом старика упорно не желал вписываться в привычные представления.
   -- Здорово живешь, Платон Реальгар. От тебя мертвечиной несет, как от гиены-трупоеда. Опять с упырем подрался, чертяка? И что за покойницу ты с собой притащил, у меня тут, знаешь ли, не анатомический театр!
   -- Как всегда, Кеша был удивительно галантен. Вопрос задавался несомненно Катерине, но, как "карамболь" в бильярде, сначала прилетел мне в лоб, а потом угодил в девчонку.
   Катя держала удар с достоинством. Без суеты, но не мешкая, она поднялась со скамьи и спокойно протянула йогу руку, ожидая пожатия. Кеша здороваться не спешил, так же спокойно стоя напротив девушки, он смотрел ей в глаза. Первой паузу нарушила Катя: - Иннокентий Леонидович, не знаю, что ВЫ про меня думаете, но Я - ЖИВАЯ! Меня зовут Катя и мне нужна ваша помощь.
   Выпалив все на одном дыхании, Катюха обессилено осела на скамейку. В глазах старика появился интерес. Он еще несколько секунд молча разглядывал девушку из-за полуприкрытых глаз, потом развернулся и пошел к избе, вросшей в землю почти по окна.
   Немного повозившись, чтобы отпереть ржавый замок, повернул голову в нашу сторону и тихо произнес: - ну что сидишь, Катюша, проходи. Живая, неживая, пока держишь себя хорошо, не суть важно.
   В старом бревенчатом доме, единственном, не подвергшимся перестройке с 1937 года, Кеша принимал новых гостей. Дальше, в фантасмагорический лабиринт сараев, допускались только прошедшие предварительный отбор. Я слегка приободрился, Катя прошла первый "тест". Наг не отказался с ней разговаривать. Более того, она удостоилась скупой Кешиной похвалы, значит, - шансы еще есть.
   Мы уселись на продавленный диван, лицом к выбеленной русской печи, представлявшей сакральный центр дома. Стол перед нами, накрытый белой льняной скатертью, стремительно заполнялся атрибутами сельского гостеприимства. Тарелки с тахинной халвой и засохшими пряниками, щедро нарезанными ломтями сала и черного хлеба, свежезаваренный чайник ароматного черного-пречерного чая, - Кеша презрительно называл помоями все, что было жиже чифиря.
   Старый Наг не любил терять времени: через несколько минут мы с Катюхой утолили первый голод и были готовы внятно изложить ситуацию. Кеша запросил подробности и я приступил к рассказу. Рассказывать пришлось с самого начала, с первого знакомства с Катей. Хорошо еще с рождения не заставил, с него станется.
   Время от времени Наг обращался к Катерине за уточнениями, а в моменты, когда я деликатно пропускал подробности нашего знакомства, старый поганец глумливо лыбился. Но апофеоз его восторга наступил, во время моего отчета о удачной телепортации. Вместо того, чтобы порадоваться магической победе ученика, он довольно осклабился и буркнул себе под нос: - Значит, девственность сохранил. Хорошооо...
   Буркнул, вроде вполголоса, но так, что Катерина расслышала и с яростью заблестела глазами. Мне же стало, мягко говоря, неудобно. - Чего сконфузились, любовнички?! - Откомментировал наше негодование Кеша.
   - Реальгару на роду написано девство потерять со страшной бабой. Не рожей страшной, - не горюй, Демон. Ведьмой будет твоя первая, такой мощи, что раз в сотню лет земля рожает. И силу ты свою обретешь через энтот опыт сексуальный и никак иначе. А тебе, милая, повезло крупно, что судьбу ему не сломала. Иначе мы б с тобой тут не разговаривали, Мойры такое не прощают.
   Единственная женщина, с которой мне по-настоящему хотелось бы расстаться с невинностью, звалась Маргаритой. То, что Кеша про нее рассказывал, мне очень не нравилось. Как не нравилась идея переспать с собственной сестрой. Хотя, если начистоту, была Маргоша ведьмой, точно была. Как иначе объяснить мою к ней безусловную любовь и такой же, по интенсивности, страх. Ситуация была патовая, я предпочел отмолчаться и не думать дальше в столь неудобном направлении.
   Дальше Кеша слушал не перебивая, только что-то недовольно проворчал, когда речь зашла о моем "самоуправляемом теле" после столкновения с автобусом. Историю с Яцеком попросил рассказать дважды и не поленился выслушать ее от Катерины еще раз.
   Из ее отчета я узнал много нового касаемо "выражения Платошиной рожи" и моей "духовной близости с упырями", но в целом наши версии происходящего совпадали. Слегка удивило меня только то, что Катюха умудрилась увидеть мир Яцека. В ее исполнении рассказ о происходившей там "битве со стаей вампиров" заставил меня проникнуться самоуважением.
   Иннокентий Леонидович не был бы собой, если б позволил продлиться столь вредному для моей неокрепшей психеи состоянию. Он сдвинул кустистые брови, моментом помрачнев. Казалось, что в избе заметно потемнело и даже мухи на подоконнике прекратили жужжать.
   Убедившись, что произвел на слушателей необходимый эффект, Кеша голосом пророка Иеремии изрек: - Сегодня ты приобрел Врага с большой буквы. Вампир не прикончил тебя на месте только потому, что, вломившись нахрапом, ты умудрился сжечь почти всю его энергетику. Ну, если не всю, так половину той силы, что собиралась по крупицам целое столетие.
   Яцек никак не ожидал от тебя такой наглости, да вот беда, - ты, Платон, дурак. Дуракам везет. Кроме того, ты просто не знал, с кем связался. Яцек так умело прикидывался безобидным клоуном, что у тебя за год знакомства и мысли не возникло оценить его силу. Хитрозадость упырьего барона подвела его самого.
   Недавно в газетах писали, как малолетний хулиган вырубил боксера-профи ломомиком по голове, завернув его в газету. Ты произвел с Яцеком похожий трюк. Но упырь со столетним стажем, это тебе не боксер-гуманист, он скоро очнется от пережитого шока, и будет мстить.
   Темный Барон ненавидит тебя за свое бессилие, за то, что не разглядел в сопливом юнце высшего Демона, и еще раз ненавидит за свою зависимость от Головинского зелья. Эту позорную для нежити его уровня страсть Яцек никак не хотел признавать. Скрывал, прятался, ловчил, пока не переиграл сам себя. И оказался растоптанным мальчишкой, которому полагалось быть пешкой в тщательно спланированной игре.
   Внезапно дух пророка Иеремии оставил Кешу в покое. Лицо его неузнаваемо переменилось, и в воздухе повисла драматическая пауза. - Да, как там Толя Головин, бороду не отрастил еще?
   Наг не дал мне времени переварить грозное предсказание. Его мысль стремительно понеслась дальше, и он требовал от собеседников той же скорости. Дело в том, что в Московской эзотерической тусовке Головина исторически называли Толя-Борода, за пышную бороду, а-ля граф Толстой. В прошлом году Док публично высказался по поводу жиденькой, "ленинской" бороденки, отпущенной Кешей во время сбора трав в тайге.
   Дело было без меня, так что за точность формулировки не поручусь. По отзывам, Толя сравнивал объем бороды и метафизический "вес" ее хозяина или что-то вроде того. Все было сказано, конечно, в шутку, но Кеше доброжелатели Головинский юмор передали. Кеша промолчал, свою бородку убрал начисто, а Толину пообещал выдрать при очной встрече.
   Ответ Дока был симметричным, он, впервые за сорок лет, гладко побрился. Пациентам рассказал, что у неизлечимо болен, и вдвое увеличил цену приема. А на все вопросы потрясенных друзей отвечал примерно так:
   -- Как потомственный интеллигент, терпеть не могу над собой физического насилия. Отпущу бороду снова, когда Кеша поумнеет.
   Это был коварный ход. Кеше надо было либо признать себя неправым, и извиниться, чего он терпеть не мог. Либо расписаться в невозможности выполнить свою угрозу: нет бороды - нечего выдирать.
   Чтобы оценить всю глубину Толиного замысла, надо знать: "сказал - сделал" есть основной постулат магии. Первое, чему безжалостно обучают любого неофита, это безусловная ответственность за свои слова. Только когда за каждым словом появляется непреклонное намерение провести его в жизнь, ученик обретает силу. Если такова ситуация для ученика, то можно представить себе всю глубину ответственности мастера.
   Конечно, Иннокентий Леонидович не собирался калечить старинного друга, но пока борода у Толи была, он мог это сделать, пускай и гипотетически. Теперь же, Кеша был абсолютно лишен возможности выполнить обещание. Как уже говорилось: - нет бороды, нет и отмщенья!
   Вот уже несколько месяцев при каждой встрече мне задавался ритуальный вопрос "о бороде". И, учитывая чудовищное упрямство обоих "метафизических старцев", можно было предполагать, что вопрос этот я буду слышать еще не один год.
   Утешить Кешу мне было не чем: непреклонный Головин легко вжился в новый образ, и обрастать не собирался. Ну ничего, Иннокентий свое горе как-нибудь переживет, а вот удастся ли пережить сегодняшнюю ночь нам с Катей, - это еще вопрос.
   Что меня всегда восхищало в учителе, так это его умение отвечать на невысказанные вопросы. Вот и сейчас Кеша не замедлил с разъяснениями: -- Тебе, девочка, что могу сказать. Во-первых, пришлась ты по сердцу старику. Взял бы тебя в ученицы, да не могу. Ты уже мертва, а у мертвецов свои пути. Я тебя даже упокоить не могу. После того, что с тобой было, обычная смерть тебе заказана.
   Свиту пана Яцека помнишь, милая. Кто с демоном долго рядом пробудет, неизбежно его судьбу разделит. А судьба у демонов
   нелегкая. Лучше тебе б не пересекаться было с этим безмозглым драконом. У него всегда так: хочет как лучше, а получается....
   -- Что это значит, дядя Кеша? Я и умереть теперь по-человечески права не имею? -- трогательно, по-детски прошептала Катюха.
   -- Платон, а ты о чем думал, когда Служителям Кармы портки подпалил? Что они тебя испугаются и сбегут? Да чертям этим мильены лет, они таких грозных пачками в банки закатывали!
   Единственное, чего добился, так это то, что тебя убивать теперь будут заодно с подругой. Ты вспомни: чтоб ты за день не делал, все к одному оборачивалось. Думаешь, долго так протянешь?!
   -- А ты, девица-красавица, зачем за Платоном к упырям в нижний мир нырнула. За милым в огонь и в воду, да?! Да не пара тебе этот нелюдь. Давно понять могла бы.
   Теперь что получается: Платошу убьют и дело это скорое, - это раз. Без него тебе и часа не протянуть - это два. Три - Дорогу в мир упырей ты теперь знаешь и силу видеть имеешь. Чуешь, к чему дело идет, красавица?
   -- Дядя Кеша, да я никогда. Я сама себе кол осиновый в сердце, но нежитью не стану!
   -- Это ты сейчас так девочка говоришь. Как помирать будешь, все поменяется. Страх смертный да жизни жажда, - непобедимые союзники. Не ты первая в такую историю попадаешь. Мало кому на твоем месте удавалось соблазн победить. Да почти никому и не удавалось.
   -- Кеша смотрел на нас с состраданием, почти со слезами на глазах. Если б не полная жопа, в которую мы с Катюхой залезли, я бы подивился такой буре эмоций на лице бесстрастного Нага.
   Судя по всему, дела мои и впрямь оставляли желать лучшего. И тут я внезапно понял, что отнюдь не опечален таким развитием событий. Больше того, зол, как никогда в жизни. Зол и готов к драке.
   Я сейчас был готов убить всех: неведомого колдуна, кришнаитов с женами тещами и потомством до седьмого колена, Яцека (если корректно говорить про убиение давно усопшего). Да и Кешу с его состраданием, Катьку-дуру, вообще порвал бы всех, кто под руку подвернется!
   С выдохом прорвавшись через окружавший меня кровавый туман я заметил, что обстановка вокруг разительно поменялась. Слегка напрягшийся Кеша с железной кочергой в руках стоял посреди комнаты, загораживая забившуюся в угол Катюху. В его глазах не было страха, скорее удивление и плохо скрытый смех.
   Вот этого терпеть уже не было сил, я взвыл и бросился на гада, намереваясь достать зубами до горла. Последнее, что я видел, перед тем как кочерга опустилась на мою голову, были лучащиеся весельем глаза любимого учителя.
   Антракт. Свет включился внезапно, обжигая воспаленные глаза. Хотя, нет, это не свет, это ледяная вода потоком обрушилась на меня. Я лежал во дворе и откашливался, а Кеша уже принимал из рук Катерины очередное ведро. Мое пробуждение не укрылось от его заботливых глаз.
   -- Ну что, очнулся, милок? - Я вяло попытался отмахнуться от неуклонно приближающегося ведра, но Наг был неумолим.
   Пришлось заставить свинцовое тело сесть. Мысли в голове поворачивались с таким скрипом, что, казалось, их неторопливый ход можно было услышать. Тем не менее, мне без труда удалось вспомнить подробности недавнего позора. Так сорваться, причем на кого, на Кешу. Стыдно было до такой степени, что я даже пожалел, что проклятая живучесть не дала мне возможность помереть на месте или хотя бы все забыть.
   --- Как я и говорил, жив твой любовничек, другой бы месяц в коме провалялся, а этому демонюге все нипочем. Только инструмент об него портить! - Кеша с картинным вздохом покосился на погнутую кочергу.
   Катерина отставила в сторону очередное ведро, наполненное из скважины свежей водой, и с некоторой дрожью в голосе поинтересовалась: -- Платон, с тобой правда все в порядке?
   Вопрос был настолько дурацкий, что пару секунд я не мог сообразить, что ответить. Наг не упустил возможность вбить еще один гвоздь в мой гроб - да, Катенька, в порядке он, в порядке! Только теперь меееедленный будет, как горячий эстонский парень, но это ему и на пользу. Пока решит на обидчика броситься, тот уже далекооо уйдет!
   Молчать дальше было невозможно, и я сделал то, что ненавижу всеми фибрами души, -- начал извиняться. - Я все помню, Иннокентий Леонидович. И понимаю, что попытка убить учителя оправданий не имеет. Сейчас встану и уйду. Свои проблемы буду решать сам. Единственное, о чем прошу, -- помогите Кате, не гоните ее...
   Я оперся о торчащий из земли столб колонки и рывком встал на ноги. То есть попытался встать. Земля, вероятно обидевшись на такое бесцеремонное с ней обращение, пошла кругом и попыталась дать мне в морду. От неумолимо приближающейся к лицу тверди меня спасла расторопность Екатерины, с неожиданной быстротой оказавшаяся рядом.
   Я стоял перед едва не убитым мною учителем, опираясь на женщину, которую повесил ему на шею, и чувствовал себя побитой собакой, но глаз от Кеши не отводил. Иннокентий одобрительно хмыкнул, и произнес: -- Ты как мокрый помятый пес.
   Наг частенько озвучивал мои мысли, но на прямые вопросы о том, как ему это удается, отвечал притчами и иносказаниями. Причем частенько эти притчи носили весьма неприятный для моего самолюбия характер.
   --- Катя. Отведи его в светелку, там моя одежда рабочая. Она конечно, не новая, но этому герою сойдет. Помоги переодеться, ветошью протри, но не заигрывай! Знаю я вас, баб. Любите раненных утешать. Через пять минут жду вас в избе, будем разговаривать. Не появитесь вовремя, приду сам, любовнички!
   С печалью я понял, от "любовничков" мне не отмыться никогда. Независимо от того, будет у нас с Катериной это самое "когда" или нет. Утешало только то, что Кеша не собирался гнать меня взашей. Более того, моя безумная выходка даже вызвала у него некоторое одобрение. Логику Нага понять было невозможно, но сейчас для меня это было неважно. Главное, -- я прощен! Мое моментально приподнявшееся с колен настроение уже не могли испортить разные мелкие досадности, вроде собирающегося прикончить меня упырьего барона или обиженных служителей кармы.
   Пока Катюха деловито обрабатывала мое избитое тело я даже начал насвистывать бравурный мотивчик, вызвав ее молчаливое неодобрение. К ее чести надо сказать, справилась амазонка на редкость быстро и никаких сексуальных намеков не допускала. Даже обидно было немного, но умом я понимал - так лучше. Как говорил Док Головин, -- Танатос сильнее Эроса. Когда надо шкуру спасать, амуры в деле лишние!
   Девчонка определенно отличалась хозяйственностью, необычной для условий ее воспитания. По дороге к Кешиному дому она успела бросить мои порядком замызганные шмотки в корыто с разведенным стиральным порошком. Когда только она успела его приготовить?! Ведь не тогда же, когда я валялся в беспамятстве, получив кочергой по кумполу? Озадаченный такими глобальными мыслями я вошел в ставшую родной Кешину избу. Про себя, однако, подумав, что покидать ее таким экзотическим способом больше не стоит. Второй раз Наг мог и зашибить. Иннокентий Леонидович особым терпением к человеческой глупости не отличался, и испытывать его было бы непростительной глупостью.
   Однако Кеша опять умудрился меня удивить. Он пригласил нас за стол с видом доброго дядюшки, встречающего давно не виданных племянников. Единственным, что напоминало о недавней баталии, была новая скатерть на столе, да еще не посохшие влажные пятна на достчатом полу, оставленные пролившимся чаем. Чайник уцелел, и уже был до краев наполнен новой заваркой, пряники на столе тоже сохраняли первозданную чистоту, будто и не разлетались дождем из перевернутой моим броском вазы совсем недавно.
   Дядя Кеша. - Катька аж ерзала на стуле от нетерпения, - а почему вы так жестко на секс смотрите? - Дааа, очевидно, пока я валялся в "коме", пропустил много интересного. Но Катюха, хотя уже перешла к фамильярному "Дядя Кеша", явно еще не просекла суть Иннокентия Леонидовича. Заигрывать с ним стоило не больше, чем с заряженной миной.
   - А потому, милая девочка, - осклабившись людоедской улыбкой подхватил Наг любимую тему, - что соитие между мужем и женой это не просто трение слизистых, а акт магии, сотворения жизни. Ты не думала, почему из магических способностей современным людям оставлена лишь одна: - творить новую жизнь?
   Все остальное: - космические ракеты, компьютеры, ядерные бомбы и прочие "чудеса мира технологии" мы делаем из "чего-то", преобразуя материю природы. Только жизнь и одушевленное, мыслящее существо, происходит из нас самих. И это чудо сотворения ты осмеливаешься называть пошлым словом секс?! Это для тебя значит потереться, и разбежаться как кобель с сучкой, да?! Если твердо вознамерилась переспать с Платоном, так помни: - дракон мягко стелет, да жестко спать!
   - Катерина, к моему удовольствию, наливалась краской, как помидор, но Кеша продолжал беспощадно гнуть свою линию. - Теперь, еще одно. Ты когда его соблазняла, думала о том, что Платон не только девственник, но еще и ученик йоги? Что ты ему могла всю практику на корню сгубить?
   - Впервые за все наше знакомство я удостоился у учителя такого звания. До сих пор, все мои усилия в йоговской практике иначе как "жалкими потугами" не именовались. Впору было бы гордиться, но ситуация была скользкой и для меня.
   - Иннокентий Леонидович, мы же не ..., - в голосе Катюхи появились плачущие нотки. - И не переспали бы, - безжалостно добавил Наг, - Платон бы тебя убил и, став демоном окончательно, утратил бы шансы на йогу. Но этого не случилось. Повезло, и не твоя девочка в том заслуга, а нелепое стечение обстоятельств или милость Духа, если смотреть оптимистически.
   Наг на несколько секунд замолк, погрузившись в молчание. Его голова склонилась, подбородок безвольно уткнулся в грудь, изо рта вытекла тягучая струйка слюны. Казалось, старик погрузился в глубокий сон. Даже всхрапнул. Я тихонько кивнул Кате, и она поняла - ждем, беспокоить Нага не надо. Кеша внезапно приподнял веки и уставился на меня жутким взглядом.
   - Платон, скажи нам, какой самый богомерзкий поступок может совершить человек? Нет, не про тебя речь, демоны не в счет. Само воплощение адских тварей на Земле есть мерзость и вызов Богу. Я про обыкновенных людей спрашиваю?!
   Пришло время краснеть мне: - Кеша, я понимаю, что натворил, убийству учителя прощения нет, как и его предательсву. Иуда... Наг резко прервал меня, не дав закончить покаянную тираду. - Ну, ты и дурень, паря. Да еще и с комлексам вины, - вечно все на свой счет принимаешь! Но, если уж заговорил, давай разберем. Ты ж не меня хотел убить, а себя! У тебя мозги есть и опыт в боях немалый, для юнца, разумеется. Так что ответь на простой вопрос: - хоть один шанс у тебя выжить был, коль я б всерьез тобой занялся?
   Да. С такой точки зрения моя атака на Нага выглядела принципиально иначе... Кеша говорил очевидности. Почему эти очевидности продолжали ускользать от моего понимания до настоящего времени, было непонятно. Молчание затягивалось. Нагу надоело ждать моего комментария, и он вновь обратился к Катерине: - Связавшись с тобой кровными узами, этот идиот подцепил не триппер. Все много хуже. Платон разделил твою карму. И, вместе с ней, пристрастие к самоубийству.
   Рано или поздно, - скорее рано, он его реализует. Неважно как: - со мной, с Яцеком, бандитами или еще каким экзотическим способом, но Платон найдет свою погибель в ближайшие три дня. И причиной всему, Катенька, - твое изначальное намерение его соблазнить. Совратить человека, взыскующего духа Святого, есть хула на этого самого духа. А хула на духа Святого, как говорил ваш еврейский Господь Иисус, - это единственный непростительный грех!
   - Теперь настала Катюхина очередь потрясенно замолкнуть. Она мертвенно побледнела и начала расплываться в воздухе. Кеша хмыкнул и одним бесцеремонным щелчком по носу вернул мою подругу к действительности. - Легко хочешь отделаться, милочка. Да только не выйдет, тебе в смерти покоя найти, и в этом не только беда, но и твой шанс. Твой и Платона.
   Дух неспроста вас с Яцеком свел, это знак и надежда. Черный Барон будет искать Платона и найдет свою смерть. И эта смерть даст вам жизнь. - Кеша любил говорить загадками, но тут превзошел самого себя. - Ты про Светлану слышал? - Это уже ко мне. Конечно, я слышал, история старая, и неоднократно доходила до меня в изложении Кешиных друзей.
   Еще в семидесятые годы 20века, когда Иннокентий Леонидович трудился рядовым инженером на знаменитом (своими сбросами в чистейшее озеро планеты) ЦБК и, одновременно, был известным на всю страну подпольным (а других тогда небыло) йоговским гуру, зачастила к нему из Москвы весьма предприимчивая девица.
   Спортсменка красавица и, естественно, комсомолка Светлана, имела, по ее словам, непреклонное намерение учиться йоге. И так хорошо у пошло обучение, что весьма скоро неискушенный в коварстве городских женщин Кеша очутился в Москве, в качестве гражданского мужа Светы, разумеется.
   Далее события развивались по весьма обыденному и пошлому сценарию. В среде московских мистиков Кеша быстро приобрел известность. Его дом стал местом встречь, на которые приходили самые разные люди (и нелюди). Православные интеллигенты, при советах не брезговавшие обществом столь же угнетаемых властью йогов, составляли немалый процент участников этого диссидентско-мистического полуподполья. И, как во времена Римских гонений, постоянно агитировали за свою веру.
   Встретилась Светлана с православными, и, как результат их "религиозной пропаганды", ушла к ним жить. Не на голое место ушла, разумеется. Присутствовали там и четырехкомнатная квартирка в тихом московском центре и неплохая, по советским меркам зарплата, коими был наделен ее новый избранник. А спасти невинную девушку (прижившую, к тому времени от Кеши дочурку) из лап "йогического змея" для христианина дело святое...
   Подробностями Кеша со мной делиться не спешил, а я, памятуя его высказывание: - "Сам другим в штаны не лезу, и когда мне залазят, сильно не люблю", - выяснять подробности не стремился. Вынужденное невмешательство в личную жизнь учителя при моем дьявольском драконьем любопытстве было настоящей пыткой. Сейчас, наконец, мне представился шанс узнать хоть что-то о Кешином прошлом.
   Я, как гончая "принял стойку" и приготовился слушать. И Наг не подвел. - Светлана, как Платоша своим длинным носом уже успел разнюхать, была моей женой. Но не только, и не столько на телесном плане, сколь на уровне метафизическом. Она обладала всеми данными прирожденной ведьмы, ясновидящей, как сейчас говорят. И я ее способности развивал, вкладывая всего себя. Любил жену без ума, и вел себя, как безумный.
   Используя мою силу, Света легко перешла в "левостороннее", магическое осознание. Христиане не зря плюют через левое плечо, отгоняя назойливого беса. Вместе с чертом (тем, кто обитает за чертой) они отвергают целые миры, постигаемые при смещении фокуса осознания в левую часть энергетического кокона человека.
   Окружающий мою жену мир превратился в сказку. А сказка, Катюша, совсем не всегда так ужасна, как та, в которую угодила ты. В магии есть, кроме устрашающей стороны, и неописуемое счастье, безграничная свобода и блаженство, широчайшие просторы для постижения. Магия захватывает тебя целиком и, как сильный наркотик, опьяняет на всю оставшуюся жизнь...
   Света не только без труда выполнила то, на что мне потребовались десятилетия работы. Она совершила невозможное: - осталась жить на "левой стороне", не возвращаясь к обыденности. Моя сила органично вплелась в светящиеся волокна ее кокона. Мне даже пришлось искусственно ставить барьеры на пути видения, для ее же безопасности. И на какое-то время это удалось. Конечно, были сигналы, свидетельствующие о том, что Света излишне увлечена темной стороной силы. Но страсть слепа, влюбленный мужчина видит только то, что желает видеть...
   Я покинул берег Байкала, где годами оттачивал практику, и отправился в Москву. Достаточно быстро мы обросли влиятельными знакомыми, ведь в советское время пара целитель-ясновидящая были явлением неординарным.
   В своем сумасшествии я брался за случаи неизлечимых, кармических болезней, и они отступали. Пациент выздоравливал от рака, чтобы через пол-года погибнуть в автомобильной аварии. Или, - Кеша горько поморщился, - покончить с собой. От судьбы не уйдешь... У нас тогда лечилась высокопоставленная клиентура, обеспечивая защиту от беспощадных законов совка. Защиту и не только. Мне предлагали жилье на выбор в любом, самом престижном районе столицы.
   Я выбрал бревенчатую развалюху в Подмосковье. Тогда мы со Светой впервые крупно повздорили. Объяснять жене, то, что она знала сама, - особенности изменения светимости Земли по мере перемещения выше 2-го этажа, мне показалось смешным. А зря, в глазах человеческой самки никакая энергетика и рядом не стояла рядом с возможность обретения собственной квартиры. И тут же, сразу по переезду в Никольское состоялась моя первая встреча со знакомым тебе упырем Яцеком.
   Уже тогда Яцек был полноправным хозяином нищих и бомжей столицы. Он контролировал не только профессиональных сборщиков подаяния, но тех, кто промышлял обработкой вторсырья. Пан Яцек - серьезный бизнесмен, его счета в зарубежных банках давно измеряются семизначными цифрами! - Кеша сделал паузу, чтобы оценить произведенный на меня эффект.
   Я старательно изобразил изумление. Очевидно, степень вытянусти моей физиономии вполне удовлетворила старого змея и он продолжил: - Гигантский мусорный полигон расположенный неподалеку, как и существующий с незапамятных времен блошиный рынок в Салтыковке входили в сферу непосредственного влияния нежитя.
   Вот на этом самом рынке, точнее, на его бомжеватом придатке под говорящим названием "пиявка", я впервые и встретился с упырями. Не с самим упырьим бароном, разумеется. С мелочевкой, низовым "бригадиром" и двумя его подручными.
   Слушая Кешины речи, я невольно насторожился, залежи "дичи", готовой к охоте и совсем рядом, - ну что может быть заманчивее?! Салтыковская "Пиявка" мне была известна давно. Там, прямо на сырой или промерзшей (от времени года) земле, постелив под себя кто кусок гофрокартона, кто рубероид, выставляли свой нехитрый товар окрестные бабульки, пьяницы и бомжи.
   Разнообразие предлагаемого приятно удивляло, и я не упускал случая там пройтись. Продавали на Пиявке самый разнообразный товар: - б/у унитазы, сворованные из старых домов, чахлые букетики кладбищенских цветов, восстановленные "на коленке" электродвигатели, останки старых советских библиотек и прочую рухлядь.
   Встречались и вещицы поинтереснее: - скажем, я приобрел там пару заготовок для ножичков из "ракетно-космического" сплава, а знакомый антиквар несколько предметов из домашнего сервиза Николая 2-го. Никаких упырей, как и прочей нечисти, мною на "пиявке" замечено не было, так - бомжи как бомжи, вполне себе живые.
   Кеша, в очередной раз отвечая на мой невысказанный вопрос, сделал жест человека, сметающего пыль со стола: - молодой был, горячий, самоуверенный, хотя, - кивок в мою сторону, и не настолько наглый, как этот дракошка! Короче, порешил я кровососов сразу, в ту же ночь, как встретил. Не думая о последствиях. И только потом озаботился увидеть ситуацию. И снова ошибка, не стал дожидаться подъема кундалини у себя, использовал Светлану. А видение процесс двусторонний: - видишь ты, видят и тебя...
   Света проложила для себя дорогу в миры неорганического осознания, откуда черпают свою силу немертвые, и была потрясена открывающимися переспективами. Сила, знание, власть, а главное, почти безграничная длительность жизни, предоставляемая хозяевами этого мира в обмен на пустяковые, на первый взгляд, уступки очаровывали и более сильные натуры.
   А моя жена, при всей ее природной предрасположенности к магии, сильной никогда не была. Ее инфантильное, воспитанное советской властью сознание не смогло удержаться от сооблазна. Конечно, Света не собиралась становиться подобной Яцеку, но глаз на темный мир положила.
   Мне бы остановить ее, разъяснить природу темного искушения, да времени задумываться над происходящим уже не было. Я втянулся в войну с упырями. И, естественно, использовал способности жены к "астральной разведке". Именно Светлане мы обязаны большинству знаний о теневых мирах. Отрезвление наступило, когда меня попытались убить. Упыри привлекли к делу людей. Наемных убийц, киллеров, как сейчас модно говорить.
   Катерина не выдержала: - Иннокентий Леонидович, да как это возможно, при советской власти такого же не было! Мне отец рассказывал, во времена его молодости порядки строгие поддерживали, тишина, безопасность....
   Кеша пренебрежительно отмахнулся. - Все тогда было, девочка. И уголовники, и бандиты, и чернокнижники с нежитью. Конечно, по телевизору о них не рассказывали, только о победах "строителей коммунизма". Да, отчасти твой отец прав: - беспредела такого не было, вечером по улицам девушки без охраны ходили, но сегодняшняя мразь вырастала и воспитывалась в "старые добрые времена". Не веришь, спроси у Платоши, у него блатные - лучшие друзья.
   Я заерзал на стуле, но возражать не стал, Наг говорил правду. Однако эпизод с киллером представлял интерес. Если Яцек и вправду собрался меня "достать", узнать его методу было бы нелишним. Стоило выяснить подробности: - Ну и как вас убивали, Иннокентий Леонидович, - спросил я, стараясь сохранить на лице самое нейтральное выражение.
   Провести старика не удалось, Кеша понимающе кивнул и продолжил: - Банально. Но тебя так не будут. Яцеку нужна сила, - давить он тебя будет сам и голыми руками. В моем случае упырю было проще. Двое с пистолетами подстерегли нас с женой темным вечером в глухом переулке.
   Я знал о приближающейся угрозе заранее, но, по своей наивности ожидал встречу с нежитью, и не позаботился о том, чтобы оставить Свету дома. В голове не укладывалось, что Яцек может нанять людей. Кроме того, моей тогдашней самоуверенности мог бы позавидовать даже Платон. Но, в отличие от него, у меня были основания.
   Я был быстрее обычного человека, много быстрее... но все же недостаточно быстр, чтобы защитить любимую. Пули, предназначенные мне, прошили ее тело. Точнее, то место, где оно было за мгновение до выстрела.
   Жена растаяла в вечерних сумерках прямо на моих глазах, она скользнула во тьму, спасая свою жизнь. Не имея абсолютно никакого опыта, Светлана своими силами совершила магический переход между мирами. Случилось то, о чем я уже говорил вам, дети. Самый большой соблазн преисподней, это то, что там тебе на самом деле дают защиту от смерти. А за жизнь цепляются все. Страх смерти и знание дороги неизбежно приведут мир теней...
   Мы слушали старого Нага заворожено, перед глазами рекой текли образы Кешиного прошлого. Я живо представил, что сотворил бы с убийцами на месте учителя, и содрогнулся. Мой невыговоренный вопрос прозвучал из уст Катерины: - А дальше что было, вы их убили?
   - Ну почему сразу "убили"? - Наг посмотрел на Катю, как почтенный старец, обвиненный в мелкой краже охраной супермаркета. - У Вас, девушка, слишком много насилия в голове. Сказывается дурное влияние Платона. - Кеша заговорщицки подмигнул и я с готовностью поддержал выдвинутую им версию.
   - Нет, уголовники мне нужны были живыми. Какой из меня йогин, если я позволю себе терять голову из-за такой ерунды. Мы отправились с ними вдогонку за Светланой, я - как паровоз. Они, - как прицепные вагоны с углем. Понятно изъясняюсь?
   Не дождавшись проблесков понимания в наших глазах, Наг пояснил: - Для погружения в мир теней нужна энергия. Много энергии. Мои несостоявшиеся убивцы отдали в этом путешествии почти всю свою жизненную силу.
   Но, к сожалению, они оказались не только наркоманами, что делало их скудными донорами живы, но и завзятыми бабниками. А подобное тянется к подобному. По дороге нас занесло в посмертные обиталища душ подобных моим убивцам сластолюбцев. Мне лунный ад не страшен, сексуальность никогда не была для меня искушением, а вот киллеры за пару часов постарели лет на сорок. Хозяйство Лилит, - это не пансион благородных девиц.
   Я шел до конца и все равно не нашел жену. Наверное, потому и отпустил бандитов живыми. Чтобы вытащить ее мне потребовалось бы выпить их досуха. Отпустил, но путешествие в Ад и более уравновешенных людей способно свести с ума. Эти же, несмотря на молодость, были уже закореневшими наркоманами, а наркоши особой стабильностью психики не отличаются.
   Но все же моих киллеров ожидала разная судьба. Один был отважен и нашел выход в свет, другой подлый трус, закончил плохо. Смелый, тот, что в меня стрелял, ушел с головой в православие, принял постриг и сейчас спасает душу в Абхазском ущелье Амткел. Насколько я знаю, слывет среди местных святым старцем, наставляет на путь истинный бандюков, наркоманов и алкаголиков.
   А вот тот, что стоял на шухере, в поисках защиты подался к Яцеку. Со всеми вытекающими последствиями. Не уверен до конца, но полагаю, что твой ненаглядный Платоша совсем недавно порвал его, как тузик грелку.
   Что ты удивляешься? Реальгар совсем не та невинная овечка, какой прикидывается. Он демон в человечьей шкуре, как и я. Только при этом еще и прирожденный убийца. Да, Реальгар охотится на нечисть, что хоть как-то позволяет ему удерживать человеческий облик, но и ангелом Платону стать не грозит!
   К моему удивлению, Кешино замечание в мой адрес не произвело на Катю видимого впечатления. Мне даже показалось, что она поглядела на меня с нежностью. Интересовало девушку совсем другое. Собственно, то же, что и меня. Судьба отправившейся в мир теней Кешиной супруги. - И как Светлана, дядя Кеша, - она вернулась? - Катя вновь опередила меня всего на мгновение.
   - Конечно, вернулась, кому там баба нужна. - В голосе Кеши прозвучали горькие нотки. - Ее время на Земле, в отличие от твоего, еще не истекло, и Света могла послужить здесь "агентом влияния". Влияния на меня, но не только. Женщина на службе мира теней, - страшная сила. Она становиться настоящей ловушкой, сексуальной воронкой, засасывающей мужчин в преисподнюю.
   Да, она вернулась, - Кеша в упор посмотрел на Катерину. - И это была другая женщина. Ей рассказали и показали достаточно, чтобы соблазнить служить новым хозяевам. Дали духа-союзника и немного силы, но не в силе дело. Силой прельщают только таких тупых брутальных демонов, как наш юный друг, людей хоть сколько-нибудь развитых влечет знание. Впрочем, настоящее знание и есть сила. И только когда до Платона дойдет этот факт, он станет мужчиной.
   Собственно, сейчас вопрос стоит так: - или Реальгар станет взрослым или помрет мальчишкой. Размахивая кулаками и размазывая кровавые сопли.
   Думай, Реальгар, думай. Пришло время учиться работать головой. А чтоб легче думалось, расскажу тебе сказку. Страшную сказку о том, откуда упыри берутся. - Кеша расслаблено откинулся на спинку стула и на несколько секунд замолчал, собирая наше внимание. - Ты, надеюсь, уже понял, что нужно, чтобы превратить обычного человека в нежить?
   - Не дождавшись от меня ответа, Наг вздохнул и тоном пожилого лектора, давно разочаровавшегося в умственных способностях студентов, продолжил. - Для такой трансформации необходимым условием является перемещение фокуса сознания или души, один из темных миров.
   Сильный маг способен самостоятельно "договориться" с его обитателями и, получив от них "энергетический кредит", отправиться в преисподнюю. Получение такого кредита дает старт процессу, что в просторечии зовется "продажа души дьяволу".
   Специально для тупых драконов отмечу. Без активной помощи его хозяев посетить мир теней нельзя! И, если ты думаешь, что попал туда по своему произволу или случайно, ты уже на коротком поводке у бесов.
   Это касаемо мужчин, у женщин все по-другому. Они "энергетически легче" и выдающиеся ведьмы могут ходить в Ад и обратно, как на прогулку, не прибегая к заимствованиям темной силы. Хотя и для них все заканчивается похоже, уж больно заманчив мир теней. Древние маги, совершавшие чудеса, о которых мы и помыслить не смеем, черпали свою силу и знания там. Там и сгинули, сколько веревочке не виться, все конец будет...
   За силу и знания надо платить, и поначалу маг отдает свою витальную энергию. Если ее избыток, как у Платона, начало может быть долгим. Но, по мере углубления во тьму, неизбежно наступает момент, когда собственные резервы иссякают. А бесы хитры, чем дальше к ним заходишь, тем больше тайн они открывают, и постоянно сулят еще больше.
   Для стороннего наблюдателя энергетическое тело такого путешественника выглядит весьма любопытно. В светящемся яйце мага образуется вмятина, воронка чуть пониже левой лопатки. По мере укрепления связи с темным миром эта воронка углубляется и начинает активно засасывать витальность окружающих.
   Маг, часто сам не отдавая отчет в своих поступках, начинает стремиться в самый центр насыщенных страстями событий. Это не только эмоциональные выбросы на уровне отдельных людей, количество тоже имеет значение. Войны, революции, рок-концерты, игорные дома, футбольные матчи: - везде, где обильно выплескивается человеческая энергия, мы можем встретить таких существ.
   Но аппетит "приходит во время еды", а аппетит Ада безграничен. Переломным моментом является перемещение видящего, а к этому времени маг уже видит и понимает, что творит, в мир теней телесно. Воронка буквально выворачивает светимость такого человека "на изнанку", превращая в подобие "курительной трубки", тонкий мундштук которой, загибаясь вниз, пуповиной устремляется в преисподнюю.
   Отныне такая тварь теряет статус человека. Ее человеческая душа обретает возможность веками существовать в нижнем мире, а взамен власть над плотским телом здесь обретает дух-одержатель. Физическое тело тоже меняется, становясь почти неуязвимым. Для интесивного метаболизма измененного мага истечения чужих эмоций, даже самых интенсивных, становится недостаточно. С этого времени для поддержания жизни в нашем мире ему необходимо убивать.
   Непреодолимая жажда убийства, причем желательно с пролитием крови, это отличительная черта всех упырей. Слава богу, за последние тысячелетия человечество порядком измельчало. Магов, способных на дьявольский подвиг демонической трансформы, считай, уже и не делают.
   Кеша, не вставая, потянулся всем телом, на мгновение напомнив гигантского кота. Хруст его суставов заставил Катерину нервно дернуться, будто внезапно очнувшись от глубокого сна. Но первое впечатление было обманчивым, девчонка оказалась внимательней меня. - Иннокентий Леонидович, но из того, что я слышала, Яцек никак не мог быть магом, тем более могучим. Он же совсем юным умер, или я что-то не поняла?
   Кеша довольно улыбнулся. - Учись, Платон. Вот как надо слушать! Ты права Катя, у черного баронета, а так его прозвали еще во времена гражданской войны, другая судьба. Пан Яцек уникум, исключение из исключений. Его создатель погиб сразу после инициации.
   Да, стать нежитью можно и не обладая особыми магическими талантами. Нужно только иметь карму, перегруженную злодеяниями и достаточно длительно пребывать в тени, под крылом, так сказать, у высшего вампира. Он служит проводником для энергии преисподней, постепенно пропитывающей подопечного и каналом, через который душа жертвы погружается в Ад, замещаясь духом-одержателем.
   - Но, Кеша, а как быть с бомжиками из окружения Яцека. Они никак не похожи на вселенских злодеев? - Я почувствовал себя слегка уязвленным похвалой в адрес Катерины, и мне тоже захотелось сказать что-нибудь умное. - А ты, Платоша, уверен в том, что говоришь? Ты их видел? Эти "бомжики" до встречи с упырем были очень плохими людьми.
   - В устах Кеши такие слова, да еще выделенные интонацией, звучали приговором. Наг редко осуждал людей. Недавно пойманный "битцевский маньяк" с его слов был "бедным запутавшимся парнишкой". Это при том, что только доказанных трупов на "парнишке" висело более шестидесяти.
   - Ну и какова их дальнейшая судьба, дядя Кеша? - На лице Катерины читался живейший интерес. - Судьба простая, - через "трубку" мастера их жизненность утекает в мир теней. И удержать они ее не могут. Большинство таких тварей служат донорами, подпитывающими хозяина силой, пока не сгниют заживо. Страдания поистине неописуемы, они ожидают смерти как блага и, одновременно, страшатся ее, догадываясь, что их ожидает "в конце тоннеля".
   И только самые способные, негодяи из негодяев, "удостаиваются" чести стать упырем. Они умирают и в смерти находят не-жизнь, с окончательной остановкой сердца происходит обмен душ. Человечья - отправляется в Ад, бесовская - получает воплощение в нашем мире.
   Тут и начинается настоящая мука, Ад на земле. "Новорожденная" тварь вместе с духом одержателем обретает ясность сознания и, одновременно, чудовищный, ненасытный голод. Ведь все, что она добудет, неизбежно будет поглощено ее создателем и хозяином. Для личного употребления ей оставят лишь жалкие крохи и те не всегда, а только в знак особого благоволения.
   Единственный шанс вырваться из рабства, - убить вышестоящего на пирамиде власти, обращенной вершиной в бездну. И этот факт мастеру вампиров прекрасно известен. Низовое звено вампирской ерархии, - всегда смертники, расходный материал.
   Рядовые упыри редко существуют более года. Тут царит настоящий "Дарвиновский" отбор. Но если уж выживают, доказывая свою нужность звериной жестокостью, то становятся "бригадирами". Бригадиры уже находятся в непосредственном подчинении мастера, к примеру, Яцека, - силы им оставляют чуток поболе.
   Впрочем, и это не делает их "гордыми ангелами тьмы", описанными в дамских романах. Судьба их мало чем отличается от низовых упырей. Разве что они яснее представляют, куда отправятся после неизбежной кончины, и еще более люто, если это конечно возможно, ненавидят хозяина.
   А мастер постоянно мучает их, он может перекрыть утечку силы, тогда упырь почти перестает нуждаться в крови и, при экономии сил, способен существовать годами. Или откроет "кран" настежь и тогда убивать надо ежедневно, иначе тело нежити буквально обрушивается внутрь себя, превращаясь в иссушенный прах.
   Когда погиб создатель Яцека, тому повезло дважды. Во-первых, его мастер был из древних видящих, самостоятельно заключивших "контракт" с Адом в незапамятные времена, так что черный барон получил прямой доступ в преисподнюю, минуя посредников.
   Во-вторых, дело было в 1918-ом, в разгар гражданской войны. Член ВЧК Яцек Пукалка получил уникальную возможность ежедневно убивать десятки людей, поддерживая свое существование. И так в течении нескольких лет, пока не обучился контролировать поток силы в трубе соединяющей его с миром теней.
   Третий раз "милость Ада" настигла Яцека в годы 2-ой мировой войны. Тут счет жертв уже пошел на тысячи, если не на десятки тысяч. Пукалка неудержимо рвался в высшие демоны, он жаждал "выйти в свет", обрести иммунитет к излучению солнца. И Яцеку, по моим данным, это удалось!
   - Мне очень не понравилась метафора Нага. От одной только мысли, что суперупырь, жаждущий моей смерти, может свободно перемещаться днем, бросало в дрожь. И я позволил себе перебить учителя: - Кеша, а разве "выйти на свет" для упыря не синоним развоплощения? Яцека я всегда в подземелье встречаю.
   Наг вскочил, будто подброшенный пружиной и закружил по тесной комнате, как лев, запертый в клетке. Я давно не видел его в таком возбуждении. - То, что ты Черного Барона на свету не видел, не значит, что он там не бывает! Вот тут-то и есть ВАШ ШАНС, ребятки. Черная жемчужина, в Яцеке созрела черная жемчужина! - Кеша не обращая внимания на наше изумление, продолжал говорить, обращаясь уже сам к себе.
   - Впервые я узнал о дьявольских камнях от Светланы. Она принесла знание о демонической иерархи из темного мира, и была потрясена этим знанием не меньше меня. А вот дальше мы копали вместе с Головиным, точнее он копал в древних книгах по моей наводке.
   Выяснилось, что со временем и накоплением критического количества жертв, в крестце у упыря вызревает черный жемчуг. Это средоточие эманаций мира теней, превращает плотское тело нежити в своего рода "посольство преисподней", территорию, где законы нашего мира уже не действуют. Такой упырь становится вампиром, своего рода аристократом среди нежити, обладающим демоническими силами в купе с "иммунитетом" к дневному свету.
   В прежние времена таких тварей на Земле было меньше, чем пальцев на руках, и не по причине гуманизма упырей. Им банально не хватало расходного материала. Слишком много людей следовало придать мучительной смерти, причем в ограниченный период времени. Но за последние 200лет ситуация радикально поменялась. Мировые войны, революции, эпидемии и социальные эксперименты сделали свое черное дело. Во время знаменитой блокады Ленинграда 1941-1944гг. появилось по крайней мере два новых суперупыря.
   Их маскировка почти совершенна, они любят носить необычные маски. Ты, Катенька, заметишь такую тварь только перед тем, как она тебя схарчит, и то, если повезет. Кстати, один из этих "Питерских", заклятый враг Яцека, сейчас занимает не последний пост в церковной иерархии. Успешно ведет табачный бизнес матушки церкви, благотворительностью занимается...
   Но "черная жемчужина" еще не предел мечтаний, есть и следующая ступень. "Камень крови" или карбункл антихриста, зарождается в эпифизе, районе третьего глаза. Черный жемчуг превращается в него, мигрируя вверх по сушумне.
   Каждый пройденный на этом пути позвонок обагрен гекатомбами жертв, а для заключительной инициации требуется принести в жертву двенадцать высших вампиров разом.
   Хозяин "кровавого камня" - настоящий дьявол воплоти, носитель демонических сиддх, преобразующий в ад не только свое тело, но и окружающий мир. Уничтожить его почти невозможно, разве что прямым попаданием ядерной боеголовки. Первое, что сделает такой тип, придя к власти (а к власти он придет непременно!), - начнет борьбу за всеобщее ядерное разоружение.
   Кеша говорил о страшных вещах, но мне от чего-то не было страшно. Наоборот, было очень интересно и немного весело. И очень хотелось узнать, где можно повстречать таких забавных и, вероятно, очень вкусных тварей. Я старался молчать изо всех сил, но мой рот открылся помимо воли и чей-то голос спросил: - Учитель, ты говоришь, что сейчас по Земле ходят несколько Антихристов?
   - Нет, насколько мне известно, пока нет. Но совсем недавно, в Камбодже, "китайскими товарищами" была предпринята попытка такой инициации. Погибло три из восьми миллионов жителей страны, были развоплощены, по крайней мере, десяток носителей черного жемчуга, но фокус не удался. Великий Упырь Мао так и не стал хозяином мира: - толи американские конкуренты помешали, толи время еще не пришло...
   Да дело не в еврейском Антихристе, евреи его придумали, пускай евреи с ним и разбираются! - Кеша скроил такую мину, что и без дополнительных вопросов было ясно его отношение к христианству и прочим "жидомасонским сектам".
   Было очевидно, что воспоминания об участии христиан в его судьбе, не приносят Нагу особой радости. Скорость перемещения старика по тесному пространству избы стала меня не на шутку беспокоить. Леонидыч метался между нами с такой страстью, что создавал вполне ощутимые порывы ветра. Впрочем, бешеный ритм его движений ничуть не мешал Кеше продолжать разговор.
   - Дело не в Антихристе, а в том, что раскопал Головин у Парацельса. Великий алхимик писал, - если добытый из упыря черный жемчуг растворить Аурипигментом, то высвободившейся силы хватит для одной Великой Молитвы. Настоящей молитвы, которую обязательно услышит Господь.
   И в этот момент можно просить. Что угодно просить, - будет дано. В рамках Божественного Закона, и не разрушая реальности, разумеется.
   - Сказать, что я был удивлен, было мало. На моей памяти Наг никогда не заговаривал о наличии Господа Бога всерьез. Тем более, о том, что у него чего-то можно выпросить. Наоборот, Кеша всегда жестоко высмеивал христиан за нежелание самим отвечать за содеянное и постоянное нытье к небесам.
   - Я поставил на старую легенду все. Добыть черный жемчуг Яцека, растворить его и испросить спасение для Светланы. Месяц мы с Толей бились над этой задачей. И потерпели крах. Аурипигмент не удалось синтезировать без крови дракона. В ход пошла кровь игуаны, даже кровь аллигатора, добытая из московского зоопарка, все тщетно. - А Яцек? - вырвалось у нас с Катей одновременно.
   - Что Яцек... Я сделал все, чтобы привести его в ярость, и добился успеха. Удар был нанесен по самому дорогому, - источнику доходов упыря. Нежить беспощадно уничтожалась, а все живые пособники, до которых я смог добраться, горько пожалели о своем знакомстве с Яцеком. Одних пунктов приема вторсырья округе сгорело пять штук. Вампир терял десятки тысяч долларов ежедневно. Не прошло и недели, как Черный барон прибыл разбираться с обидчиком самолично.
   - Ну и как, дядя Кеша?! - Катерина сидела, вытянувшись стрункой и дрожала от возбуждения, казалось еще немного и начнет подпрыгивать на месте. Девушку явно увлекала за собой маятникообразная траектория перемещений Нага. Мне подумалось, что скоро по избе будут метаться друг за другом уже две живые кометы.
   - Никак. Как прибыл, так и убыл, руку вот правую оставил на память, поди, долго потом отращивал. - Наг на секунду замер и лукаво посмотрел на нас с Катей, совсем как добрый дедушка из телевизионной рекламы, перед тем как расхвалить перед внуками очередной "восхитительный продукт".
   Мягкий юмор учителя мне определенно нравился. Но все хорошее в нашем мире, к сожалению, недолговечно. Кеша прекратил свое кружение по комнате и тяжело опустился на диван рядом с Катериной.
   - Ты думаешь, девочка, можно спасти человека против его воли? Нельзя, даже если любишь, все равно нельзя. Ваш еврейский бог Иисус пробовал, его за это гвоздями к дереву прибили... Эти слова были обращены уже мне, как представителю неспасенного из-за собственного упрямства народа. Но особого смущения не вызвали, как-то не ощущал я особой вины за совершенный предками грех.
   Может потому, что моя православная бабка исправно отмаливала в церкви весь наш порхатый род, а может, - из-за наличия эсэсовцов в родне по папиной линии. Даже скупую еврейскую слезу пустить не получилось. Так или иначе, но Кеша, так и не дождавшись моего покаяния, продолжил.
   - Яцек ушел, синтез Аурипигмента провалился, Светлана все больше удалялась от меня и утрачивала человеческие черты. И я сделал то, что убило ее как волшебное существо и едва не убило меня. Я выдрал из светимости жены свою силу, все те светящиеся нити, что передал ей, вместе с присосавшимся к ним союзником из мира теней.
   Лишил любимую всего: магии, силы, видения. Она превратилась в обычную женщину, человекообразную самку. Вместе с силой ее покинули и все воспоминания о пережитом. Почти все, что у нас было, стало казаться кошмарным, бредовым сном...
   Успокойся Катюша! И не надо смотреть на меня, как на упыря. Я тоже потерял кое-что. Такие, как мы с Платоном, способны жить долго. По человеческим меркам, даже слишком долго. Не вечно, но достаточно, чтобы жизнь успела порядком надоесть. Но такое долголетие имеет одно маленькое условие, - наш светящийся кокон должен оставаться абсолютно целым. Это гарантирует сохранность энергии. Деторождение целостность кокона разрушает непоправимо.
   Если у человека-демона появляется ребенок, он забирает хороший "шмот" светящихся волокон, образуя незаживающую пробоину в коконе, непрерывно сочащуюся жизненной силой. В "дырявом яйце", как в худом гандоне, семя жизни не удержишь...
   В случае Светы повреждение кокона было вызвано моим вмешательством, а не естественными причинами и ускорило ее старение в тысячи раз. Она умирала в бреду. Чтобы закрыть открывшуюся в коконе брешь, через которую утекала ее сила, мне пришлось вложить в нее изрядную часть своего свечения. Предполагалось, что это временная мера. Под "заплатой" из моей светимости энергетическая пробоина должна была затянуться сама собой, а потом я рассчитывал вернуть свое.
   Но за все надо платить, и непредвиденные последствия не заставили себя ждать. Мое вмешательство вызвало зачатие, хотя мы не к тому времени уже и не были близки. Света забеременела от меня "непорочным способом", заставив пересмотреть отношение к христианским байкам.
   Я Наг, и нежные чувства к потомству не мой удел. Змеи равнодушны к судьбе своей кладки. Однако самому убивать своего ребенка не хотелось, хотя мог легко. От моего взгляда бывало, и коровы телят скидывали. Надежды были на то, что Сетлана догадается сделать аборт, тогда задействованная в создании новой жизни энергия неизбежно вернулась бы обратно.
   Подобное тяготеет к подобному, в этом причина "кровной связи". Она бы и сделала, ее ненависть ко мне, причин которой она так и не смогла вспомнить, не знала меры. Но вот незадача, наклюнулся удачный брак, а среди православных друзей ее нового мужа такой метод контрацепции был не в чести.
   Через 9 месяцев я стал отцом и начал стареть. Теперь моя смерть придет в срок положенный обычному человеку, но тогда этот факт волновал меня меньше всего. Кеша напоминал подбитую птицу, голос его дрожал, казалось, слезы вот-вот хлынут из глаз.
   - Я потерял женщину, которую любил больше жизни. Какое счастье! - Я, наконец, был свободен! - Наг за мгновение изменился до неузнаваемости. Только что он был воплощением вселенской скорби и вот уже стоит, сияя, во весь рот своей фирменной "людоедской" улыбкой.
   Я был абсолютно счастлив в это момент, любил своего учителя больше жизни, и такие мелочи, как неизбежная смерть отменить этого факта не могли. Тем более, что ни такая уж она и неизбежная, ведь Аурипигмент у нас был, а Яцек - непременно будет в самое ближайшее время. Дело за малым, - выковырять из задницы у суперупыря средоточие его силы, - загадочный черный жемчуг. Катя, насколько было ясно из ее слов, сопротивляться спасению не собирается.
   Занятый приятными мыслями я, не заметив как, погрузился в глубокий сон. Во сне было на диво хорошо: -моя молодая мать о чем-то оживленно болтала с Катей, Маргарита, почему-то оказавшаяся моей женой выгуливала громадного черного пуделя, в которого превратился Яцек.
   Пес рычал и упирался в землю всеми четырьмя лапами, но Марго упорно продолжала тащить его в мою сторону, крепко ухватив за украшенный стразами розовый кожаный ошейник. Наконец ей удалось преодолеть сопротивление зверюги и обиженный Яцек-пудель не нашел ничего лучшего, как вцепиться мне в ухо.
   - Мама!! - заорал я во все горло, пытаясь одновременно освободиться от дьявольской скотины и привлечь к себе внимание матери. - Не мама, а папа! - Кеша все-таки соизволил отпустить мое ухо. Иннокентий Леонидоич никогда не отличался особой тактичностью, вот и сейчас, не став дожидаться моего пробуждения, буркнул: - Хочешь спать, иди в светелку. К ночи тебе свежим надо быть, у нас большие планы. За Катерину не переживай, ей дело найдется, а твоя помощь только навредит. Девочке сейчас собраться надо, ум успокоить, - это для нее важнее, чем к драке готовиться.
   Подхватив рюкзак с вещами, я покинул избу и поплелся к бревенчатому строению на заднем дворе, напоминающему чудовищно разросшийся двухэтажный курятник. Серое, поросшее мхом сооружение с малюсенькими окнами-бойницами и носило гордое имя светелка.
   Спать, как назло, расхотелось совершенно, а на то, кто в компании Катя-Кеша третий - лишний, мне указали вполне недвусмысленно. Подавив ревность, я решил, не откладывая в долгий ящик, выяснить насколько крут этот "Нарасимха", которого сам пан Яцек вслух поминать опасался.
   Ревизия рюкзака показала, что чудеса в мире все-таки случаются. Планшетник избежал встречи с пулями и исправно вышел в сеть прямо из Кешиного строения. Сотовая связь работала на подведомственной Нагу земле отнюдь не всегда, а только в моменты его особо благодушного настроения. Сейчас коннект был идеален.
   Истолковав это как благоприятный знак, я углубился в виртуальное пространство сетевого поиска. Мои изыскания довольно быстро выявили картину насколько интересную, настолько же и непонятную.
   Во-первых, о судьбе Катиного папеньки толком ничего не было известно, кроме того, что сам он исчез, не оставив следов, а на его бизнес в отсутствие хозяина покушаются весьма серьезные люди.
   Во-вторых, основной боевой силой, осуществляющей захватнические действия, управлял персонаж, прямо ассоциированный с именем "Нарасимха". Больше того, это залетный тип всего за год занял в Москве львиную долю "рейдерского рынка".
   С запоздалым сожалением я понял, что неоднократно был свидетелем оживленных обсуждений перемен, внесенных им в уголовный мир. И каждый раз брезгливо пропускал мимо ушей, как и остальные дискуссии знакомых бандитов. Мой "интеллигентский снобизм" в очередной раз вышел мне боком. Пообещав себе больше так не делать, я углубился в изучение истории появления нового "крестного отца" на свет.
   Нарасимха, божественный Человеко-Лев индуистского пантеона, при детальном рассмотрении вопроса оказался греком. Причем грек этот умудрился не только взбаламутить преступный мир столицы, ему удалось поставить на уши большую часть московской йоговской тусовки. Человек, равно популярный среди йогов, мистиков и уголовников уже сам по себе вызывал немалый интерес.
   Впервые имя Демиоса Леонидиса Сатанопуло стало известным широкой общественности в начале 1970-х, когда он принимал активное участие в военном перевороте на исторической родине. После падения хунты "черных полковников" Сатанопуло, приобретший к тому времени прозвище "непотопляемый Демиос", умудрился не только избежать судебного преследования дома, но и развернуть активную торговлю по всему миру.
   Бизнес будущего "Нарасимхи" состоял в переправке оружия к горячим точкам планеты, коих на тот момент было немало. СССР и США вели непрекращающуюся войну чужими руками практически по всему миру. Поскольку Сатанопуло не брезговал поставками обоим враждующим сторонам, у спецслужб Соединенных Штатов к нему достаточно быстро "накопились вопросы".
   Выручила Демиоса афганская война, участие в которой на стороне муджахедов позволило ему временно уладить все недоразумения с ЦРУ. Сатанопуло даже получил американское гражданство и неоднократно был замечен в Белом Доме, не говоря уже о конгрессе, где вездесущие репортеры видели его чаще многих конгессменов.
   С распадом Советского Союза американцы утратили интерес к афганским партизанам, а вот Демиос - нет. И в самом деле, глупо было бы бросать на произвол налаженную сеть производства и доставки опиатов. Оставаясь верным традиции, Сатанопуло продавал героин как на просторах бывшего СССР, так и в пригревших его на груди Соединенных Штатах. Причем, ввиду обширности рынка, гостеприимным америкосам доставалась львиная доля отравы. Как говорится: "чисто бизнес - ничего личного".
   К середине 90-х Сатанопуло перестал считаться "другом американского народа" и все чаще назывался "международным террористом", что, впрочем, отнюдь не помешало Демиосу периодически появляться на страницах светских таблоидов и мелькать на привилегированных вечеринках в пафосных европейских клубах. Формально безвыездно проживая в Талибском Афганистане "террорист" большую часть времени вел жизнь европейского плейбоя.
   В то благословенное для него время временного охлаждения американо-европейских отношений было просто и сравнительно недорого подкупить евробюрократов, да и США не проявляли особого усердия в его поимке. Хотя от его предложений по поставке оружия во время Югославской войны предусмотрительно отказались. Даже неповоротливые ЦРУ-шные мозги сообразили, что услуги "непотопляемого грека" обходятся слишком дорого.
   Очередная черная полоса наступила в жизни Сатанопуло осенью 2001-го года. Сначала обиженные на взрыв "башен-близнецов" америкосы сделали его конкретно не выездным из Афганистана человеком. Спустя месяц Демиос умудрился вдрызг разругаться с лидерами Талибана.
   Причиной конфликта стала неуемная страсть грека к предметам антиквариата. Он договорился о вывозе из страны и продаже за немыслимые деньги гигантских каменных изваяний Будды, причем успел взять за 2-тысячелетние каменные истуканы немалый аванс.
   А гадкие талибы обложили их взрывчаткой и взорвали историческое достояние нации к едреной фене, демонстрируя свою ненависть к идолопоклонникам и преданность к Аллаху. Обиженный Сатанопуло объявил им войну и, за неравенством сил был разгромлен. Его небольшая, хоть и сплоченная банда не смогла оказать сколько-нибудь значимого сопротивления регулярным бандформированием Талибана. Пришлось отступать в труднодоступную долину Горного Бадахшана, где у предусмотрительного антиквара было оборудовано убежище.
   Долину охраняло проживавшее там дикое и исконно конфликтующее с любой центральной властью племя. Если принять в расчет, что последние 20 лет основной доход гордые горцы имели с опиумных плантаций Сатанопуло, то шансы на его выдачу приближались к нулю. Маленький героиновый заводик на фазенде грека работал без устали, однако бизнес в остальной части страны терпел значительные убытки.
   Что самое обидное, правоверные студенты отобрали у Демиоса годами выстраиваемые каналы поставки наркотиков конечному потребителю, хотя долго радоваться победителям тоже не пришлось. Аллах по достоинству оценил деяния обоих спорящих сторон и обрушил на их головы американские "томагавки".
   Началась вторая Афганская война. Одной из первых целей американского возмездия стал роскошный дом-крепость Сатанопуло, где, окруженный горами и непроходимыми перевалами, он скрывался от гнева Талибов.
   Вакуумные бомбы стерли крепостной комплекс Демиоса в пыль, а высадившийся вслед за бомбардировкой десант последовательно выжег огнеметами, взорвал и затопил обширные подземные сооружения. Температура была такая, что на оплавившихся руинах еще несколько лет не могла пробиться зелень.
   Воскрешение Демиоса произошло в Пакистанском Кашмире, спустя всего три года после столь впечатляющей операции Пентагона. По легенде, распространенной среди его почитателей, умирающего Демиоса перенес туда архангел Гавриил и передал на попечение индийскому бессмертному йогину Бабаджи. По другой версии Гавриила подменил Хизр, а в роли наставника Сатанопуло выступал учитель всех сикхов гуру Нанак, по такому случаю временно покинувший райские обители.
   В любом случае Демиос возродился из пепла уже святым, жаждущим нести ближним свет Божественного откровения, и с тех пор откликался исключительно на прозвище Ананда Сингх.
   Достаточно быстро ему удалось сколотить небольшую секту из проживающих в приграничном Афганистану районе маргинальных элементов. Его сподвижники вместе с обставленным большой тайной посвящением получали долю в наркобизнесе и весьма приличный по местным меркам доход. Бывшие крестьяне, въезжая в родное село на новеньких Мерседесах, подкрепляли свои проповеди толстыми пачками хрустящих купюр.
   Но тут Блаженный Лев слегка промахнулся. Деньги деньгами, а не стоило в исламской стране смешивать в одном котле Магомета, Будду, Христа и загадочного Мелхидисека, ой не стоило.
   Пуштуны люди, конечно, неграмотные. Но простые и в решениях быстрые. В одну печальную для Демиоса ночь к его дому подъехало человек пятьсот хлопцев с "калашами" и базуками и порешили всех находящихся там секстантов вместе с семьями и домашними животными. Остальных сподвижников "святого льва Ананды" переловили течении пары суток и так же разобрались без суда.
   Только вот самого Сатанопуло им прихлопнуть не удалось. Больше того, прорывая кольцо окружения, Блаженный, вместе с немногочисленной охраной, положили около роты вооруженных людей. И каких людей. Нападавшие сильно отличались от розовощеких американских коммандос, не привыкших воевать без прикрытия с воздуха, кока-колы и памперсов.
   Пуштуны, разгромившие недавно "непобедимую" советскую армию, впитывали искусство войны с молоком матери. Подробности их боя Сатанопуло были неизвестны из-за отсутствия живых свидетелей, но, судя по тому, что большинство тел были "фрагментированы", т.е. разорваны на части, драка была жаркая. Полегли все: и боевики пуштунов и сектанты, а Ананда опять ушел.
   Читая комментарии военных экспертов к этому эпизоду жизни Сатанопуло, я ощутил неприятный холодок, пробежавший по позвоночнику вверх. Это было знакомое чувство, тут ошибится было трудно : - Я учуял "своего", почувствовал его буквально спинным мозгом. Люди существа хрупкие, в подобных обстоятельствах обычно умирают, а Демиос Сатанопуло упорно переживал всех своих врагов.
   Ананда Сингх не мог быть человеком. А значит, он был добычей, и это знание горячило мою кровь. Несколько раз глубоко и шумно выдохнув, по Кешиной методе успокоения нервических демонов, я продолжил чтение.
   Самая полная, хотя и несколько пристрастно рассмотренная, история похождений "непотопляемого грека" содержалась пространной статье известного сектоборца, отца Курякина. Оказалось, дотошный дьякон успел даже выпустить телепередачу, почти полностью посвященную разоблачению новой секты.
   Программа "Православный взор" была выложена на "Ю-тьбе" и вызвала шквал откликов и обсуждений. Так как Курякин периодически удивлял меня своей прозорливостью в прошлом, я решил затратить время и просмотреть ее "по диагонали".
   Как это ни странно, "рупор РПЦ" пришел к тем же выводам, что и я, только с другой стороны. Хорошо упитанный дьякон, покачивая окладистой бородой и сотрясаясь, как гигантский студень в шоколаде, своим дородным, укутанным в черную сутану телом, доказывал журналистам простой факт: - С точки зрения православия господин Сатанопуло являет собой собирательный образ всех московских йогов, призвавших "своим беззаконием" демона воплоти. Его появление в Москве, несомненно, есть кара господня за языческие обряды, регулярно проводимые Кришнаитами "самом сердце православной столицы".
   С прискорбием должен признать частичную правоту отца Курякина. В йоге и в самом деле сильна демоническая струя. Отчасти это обусловлено тем, что вне Индии за йогу зачастую выдают себя откровенно сектанские движения, не имеющие на родине большего количества приверженцев.
   Это правда, но не вся. Главная причина высокой концентрации демонов среди российских йогов в том, что подобные мне находят в Йоге прибежище.
   Кеша как-то обмолвился, что демон, в силу своей природной кармы обречен страдать. Адские миры дают необходимый объем мучений в достатке, а вот здесь, на Земле, их нам явно не хватает. Возможностей же чтобы грешить насилием и вызывать законную ненависть окружающих, наоборот, в избытке.
   По одиночке люди слабы и трусливы, но, собравшись в стада, способны задавить любого своей массой. Как результат - неизбежное и достаточно быстрое переселение воплотившегося здесь демона на его "историческую родину". И, если демон по какой-либо причине желает на Земле задержаться, ему необходимо тщательно скрывать свою природу. А как скрыть то, что так и прет из всех щелей? Шила в мешке не утаишь, вот и приходиться прятаться в "железном мешке йоги".
   Маневр тут тонкий. Да, Демоны должены страдать, - это приказ Господина вселенной. Но вот где и как нам страдать, - мы вправе выбирать сами. Тут и сокрыта лазейка для всех, кто твердо решил не возвращаться в Ад. Выход для желающих покинуть нижние миры, - искать для себя сознательного страдания.
   Со слов Нага, Йога для демона - это иго, ярмо добровольно принятых на себя ограничений. Падшие своевольны сверх всякой меры, ведь именно безумная гордыня и своеволие были когда-то основной причиной их падения. Для них йога и, в первую очередь, "яма-нияма" - десять заповедей садханы, есть непрерывная, сознательно принятая на себя мука. Как раз то, "что доктор прописал".
   Так что соглашусь я с дьяконом Курякиным: - матушка церковь конечно права, да не совсем, не здесь и не всегда. Но вот незадача, на Ананду ополчились отнюдь не только православные фанатики. Представители "конкурирующих фирм" со стороны индуистской ортодксии почти слово в слово вторили дьякону Курякину:
   Сатанопуло - ракшас. Доказательства ими, правда, приводились несколько иные. Дело в том что "непотопляемый грек", уже в бытность Ананда Сингхом, успел отметиться и на Индийской земле. Скрываясь от гнева воинственных Пуштунов и назойливого внимания американских спецслужб, Ананда-Сатанопуло пересек пакистанскую границу и обосновался в Пенджабе, совершенно официально обратившись к Индийскому правительству с просьбой об убежище как "жертва преследованиий за веру".
   И Индусы, в то время сильно обиженные на Американо-Пакистанскую дружбу сделали то, о чем очень быстро пожалели. Они не только приютили Демиоса, наплевав на ордер Интерпола, но и позволили ему свободно проповедовать в самом сердце непризнанной сикхской республики, - святом городе Амритсаре.
   Там, с незначительными нюансами, повторилась Пакистанская история. Блаженный Лев чуть было не вызвал своей деятельностью внеочередной сиксхий бунт, и только своевременно введенные в город войска смогли предупредить большое кровопролитие.
   Тут уж индийские спецслужбы церемониться не стали и выдали неугомонного Ананду американцам. Причем действовали по-восточному коварно. Сатанопуло вызвали в Дели, якобы для вручения премии мира и прямо в аэропорту, сняв с внутреннего рейса, посадили на спецборт ВВС США.
   Громадная серо-зеленая туша транспортного самолета поглотила "Блаженного Льва", как Левиафан библейского Иону и без промедления запустив двигатели начала свой разбег по взлетно-посадочной полосе. Курс ее лежал на Север, в сторону бывшей советской авиабазы, ныне киргизского аэродрома Манас, так заботливо отданного русскими в ведение "Пентагона".
   Не знаю, какую судьбу планировали для своего "заклятого друга" американские спецслужбы, да только их планам не суждено было сбыться. Но одну победу америкосы все-таки одержали, подкинули Сатанопуло почти до самой России. Не долетев до авиабазы всего трех сотен километров, летающий кит врезался в гору, развалившись от удара и последовавшего за ним взрыва топлива на десятки тысяч серебристых маленьких рыбок, которыми так любят играть чумазые таджикские ребятишки. Искореженные и обожженные обломки разбросало по склону на протяжении нескольких километров.
   Скорость столкновения составляла более семисот километров в час, в таких случаях речь идет даже не об опознании, а о генетической экспертизе "фрагментов тел". Демиос Сатанопуло в очередной раз был зачислен ФБР Интерполом и ЦРУ в покойники. Его списали и сняли с розыскных листов. Вероятность выжить в такой катастрофе экспертами, исследовавшими место крушения самолета, не рассматривалась. А зря.
   Пока американцы сопоставляли донесения из Москвы с отчетами и циркулярами, "непотопляемый грек" успел получить российское гражданство, причем под своим настоящим именем. Как ему удалось стать "россиянином" в столь короткий срок неясно. Думаю, тем же путем, что позволил мне оформить в собственность "ООО ЯщуР". Мздоимство наших чиновников непреодолимо даже для всесильного ЦРУ.
   Прибыв на Московскую землю менее года назад Ананда Сингх, ничуть не скрываясь, развил бурную деятельность. За столь короткое время ему удалось не только связанную железной дисциплиной банду-секту, но и частично легализовать свой бизнес.
   Официально он занимался операциями с недижимостью и портфельными инвестициями. Неофициально - тем же, только уж очень его операции напоминали классический "гоп-стоп". Недвижимость Блаженный Лев предпочитал не покупать, а брать силой, а инвестиции, приходившие через него на наш рынок, были крайне сомнительного, мягко говоря, происхождения.
   И вся эта деятельность, несмотря на шумиху прессе и запоздавшую, но крайне раздраженную реакцию американцев, не встречала особого сопротивления со стороны правоохранительных органов. Роскошный, даже по московским меркам, офис "Леон Сингх Интеркорпорейтед" занимал целиком старинный особняк в историческом центре столицы, всего в паре километров от Кремля. Что, по неписанным законам Московского Ханства, говорило о непосредственной близости Демиоса к власти.
   Интересна была и история проповеднической деятельности Сатанопуло на русской земле. Поначалу он пытался найти сторонников среди Кришнаитов и примыкающих к ним "йогонутых" товарищей. Но тут его ждал облом. Индийские брахманы, каким-то образом разузнавшие о воскрешении "Бешенного Ананды" раньше ЦРУ, оповестили по своим каналам йоговскую тусовку Москвы о его предыдущей деятельности.
   Несмотря на демонстрируемые перед публикой на первых порах чудеса, Демиосу не удалось переломить "черный пиар индусов" и завербовать среди московских "йогов" много сторонников. Однако описание его фокусов, в обилии встречающиеся в сети, заставили меня укрепиться в своем мнении о нечеловеческой природе "святого". Потерпев неудачу среди йогов, экстрасенсов, уфологов и мистиков, Ананда-Сатанопуло сменил тактику.
   Отныне он вербовал сторонников среди уволенных в запас военных, милиционеров, спецназовцев всех мастей. Не брезговал и бандитами, правда, тут был разборчив, подбирая кандидатов по каким-то непонятным критериям. Одно было ясно: - пьяницам, наркоманам и людям с физическими недостатками ходу в секту не было.
   Желающие приобщится к новой вере по слухам (а наверняка, в силу приносимой сектантами клятвы молчания, никто не знал), проходили замысловатые и весьма суровые испытания.
   В них, кроме сдачи "кандидатского минимума" по санскриту, входила обязательная сорокодневная голодовка и погребение заживо на сутки в специально оборудованной, кондиционированной, но от этого не менее страшной могиле. Жутковатый экспиренс с захоронением был венцом испытаний, за которым следовало посвящение с каким-то неясным "причастием крови". После него испытуемый получал статус "Преданного Господу Нарасимхе" и все приилагающиеся к нему права и обязанности.
   Не удивительно, что прошедшие такой отбор начинали новую жизнь. На прежнюю у "преданных" просто не оставалось времени. Во-первых, ежедневные многочасовые медитации с пением на непонятном языке в причудливых позах, были только частью программы.
   Изнурительные тренировки на тренажерах, бег, рукопашный бой, и, зачем-то, спортивные танцы. Летом - загородные лагеря боевой подготовки, организованные по образцу спецназа ГРУ, в промежутках между физподготовкой и рецитацией мантр, - изучение иностранных языков, риторики, права.
   Преподавали в "Ведическом Университете Ананды" лекторы из лучших вузов столицы. Свободного времени у новообращенных студентов не было. Учебу и тренировки приходилось совмещать с работой на Блаженного, и, если на сон выпадало больше 5-6часов в сутки, это считалось выходным днем.
   Тем не менее, мантрами, спортом и эксплуатацией жизнь сектантов не ограничивалась. Бешенный Ананда был не только беспощаден к врагам и предателям, но и безмерно щедр к верным. С посвящением его последователи получали не только обязанности. Их ждала и награда. Хорошая квартира, машина уровня не ниже Ауди - BMW, высокооплачиваемая работа, - все эти "мирские блага", гарантируемые верным, никак не укладывались в привычный образ тоталитарной секты.
   И еще один момент настораживал общество: - в каждой секте обязательно найдутся раскольники и предатели. Так уж устроена подлая человеческая природа, что верность идеалам среди людей скорее исключение. Так вот. Дезертиров у Сатанопуло не было. Припоминая полную отмороженность пытавшихся похитить Катьку "зомби-кришнаитов", я догадывался, почему.
   Даже мимолетное общение с демоном не проходит бесследно, а служба ему чревата непоправимыми изменениями человеческой природы, - Кеша совсем недавно обстоятельно прояснил нам этот вопрос. Рассказы о том, что происходило с принявшими посвящение у "Бешенного Ананды" хорошо комментировали лекцию Нага.
   Люди разрывали отношения с близкими друзьями, уходили из семей, прекращали посещать казино и бордели и сдавать "десятину" воровскому общаку. Последнее обстоятельство особенно напрягало моих криминальных знакомых.
   "Не по понятиям живет пацан": - в их устах это звучало приговором. Бандитская Москва возмущалась, кипела, грозилась втихую, но сделать ничего не могла. Блаженный Лев показал свои зубы вскоре после прибытия, - опытные и умные притихли, непонятливые замолчали посмертно.
   Боевиков Ананды использовали в разборках такие люди, что его позиции казались неуязвимыми. Непотопляемый Грек занял "экологическую нишу" где-то между ФСБ и бандитами, выполняя работу слишком грязную или не престижную для первых, и слишком сложную - для последних. Дисциплина в его организации была покруче НКВД Бериевского замеса, а метода решения проблем не уступала в жестокости чеченским отморозкам.
   Погруженный в раздумья о природе явления по прозвищу Демиос Сатанопуло я почти полностью отключился от реальности окружающего мира. Из мечтательного забытья меня выдернул шум скандала, неуклонно приближавшегося к моей "светелке". В его многоголосой какофонии мой мгновенно обострившийся слух сквозь неразборчивые выкрики Нага, испуганный голос Кати выловил знакомые истерично-визгливые ноты.
   Дело было плохо: - Нинелла, Кешина домохозяйка, и по-совместительству фурия-женоненавистница, возвратилась с работы раньше положенного срока. Через секунду в распахнувшуюся дверь влетели, как снаряды в одну воронку три тела.
   Первым телом при детальном рассмотрении оказалась похожая на взъерошенного воробья, спасающегося от ястреба, Катерина. За ней проследовал пытавшийся сохранить некоторую плавность и достоинство движений Иннокентий Леонидович.
   За его достоинство и неторопливость пришлось заплатить мне, когда влетевшая следом Нинель отбросила меня с дороги небрежным движением руки. Ее слипшиеся, как льняная пакля, засаленные волосы рассыпались по плечам, серое драповое пальто криво висело на костлявой фигуре. Восково-желтое перекошенное лицо с водянистыми, лишенными ресниц глазами, не обещало Кеше ничего хорошего.
   На первый взгляд Нинелла выглядела как измученная беспросветной жизнью многодетная жена алкоголика и казалась абсолютно индефферентной к происходившему вокруг, но это впечатление было обманчиво. Фурия кипела, как перегретый котел постоянно, а частенько превращалась в котел взрывающийся. Ее ненависть ко всем навещавшим Нага особам женского пола уступала в интенсивности только несносности нрава.
   Вкупе с непредсказуемыми вспышками гнева и чудовищной силой это делало Домомучительницу, как я ее за глаза называл, опасным противником. Несмотря на сутулость Нинелла обладала немалым ростом, и сейчас грозно возвышалась над Кешей, указуя за его плечо корявым, потрескавшимся пальцем и медленно сокращая расстояние, отделяющее ее от Катерины. - Откуда здесь взялась ЭТА ДЕВКА!
   - Вот так: - ни тебе здрассьте, ни тебе - позвольте войти, многоуважаемый Платон Генрихович. Так даже с близкими друзьями не поступают, не говоря уж о малознакомых демонах. Все эти обидные мысли приходили мне в голову, пока я тихонечко сползал по стенке, собирая спиной занозы из разможженных ударом досок.
   Домомучительница приложила меня походя, просто отмахнувшись, как от назойливой мухи. Будь ее атака целенаправленной, я бы уже не обижался. Мертвые срама не имут. Но сейчас мне досталось лишь по касательной, основные неприятности приходилось испытывать прикрывавшему своим телом забившуюся в угол Катерину Нагу. Не получив от Иннокентия Леонидовича устроившего ее ответа, Нинелла немедленно перешла в атаку, воспользовавшись для расправы первым, что подвернулось ей под руку: - массивной чугунной сковородкой.
   С немыслимой быстротой и грацией орудуя знакомой мне кочергой, Кеша как заправский фехтовальщик отбивал удары со свистом рассекавшей воздух сковороды. В комнате снопами летали искры и запахло перегретым металлом. Звон стоял такой, что мне заложило уши. Учитель был хорош, им можно было бы любоваться, да только времени на это не было. Нинель не только превосходила его в скорости, - сковорода буквально размывалась в воздухе, но и продолжала наращивать темп.
   Кеша начинал уставать и вот-вот должен был допустить ошибку. Конечно, ему вряд ли придется слишком туго, ну получит по башке чугуном, и только. Очухается быстрее меня, добивать его Нинка не станет, - программа у ней прошита не та. А вот Катерину по инерции может и зашибить, да что там, учитывая содействие служителей Кармы, обязательно прикончит.
   "Домомучительница" в гневе была не просто страшна, она излучала эманации смерти. Мое счастье, Нинелла не приняла меня всерьез, что вскоре и стало ее роковой ошибкой. Не стоит оставлять у себя за спиной обиженного дракона. Еще вчера удар фурии вывел бы меня из строя минимум на час, но сегодня в жилах Платона бурлила энергия темного мира, и телу даже не пришлось регенерировать.
   Надо было только вздохнуть, восполнив выбитый из легких воздух, чтобы начать действовать. Как тигр, атакующий буйвола, я взвился в воздух и обрушился на спину Нинель. Прием подлый, из тех, что мне особенно нравятся.
   Домомучительница взревела, как раненный слон и крутанулась на месте, пытаясь достать меня сковородкой. Поздно. Ее руки не обладали достаточной гибкостью, - хитрость в очередной раз одержала верх над грубой силой. Цепко захватив жертву обеими ногами за место, где у нормальных женщин положено быть талии, левой рукой "стальным зажимом" сдавливая горло и, одновременно неумолимо протискиваясь правой к углублению под левой лопаткой, я уже чувствовал близость победы, когда Нинель сменила тактику.
   Отбросив бесполезную чугунку, она со всей дури, а дури у домомучительницы было на батальон шахидок, приложила меня спиной к стене. Удар был чудовищный, если б рядом со мной подорвалась всамделишняя шахидка, я вряд ли пострадал бы сильнее.
   Кешина светелка застонала, покачнулась, но выстояла. С потолка сыпалась труха и куски штукатурки, клубы пыли застилали поле зрения. Противно хрустели ребра, на каждом вдохе отзываясь мучительной болью, я с надсадным кашлем выхаркивал сгустки крови и кусочки легких, но дело было сделано. За мгновение до столкновения со стеной мне удалось выдернуть из этой бешенной суки маленькую золотую табличку, испещренную корявой арамейской вязью, и теперь Домомучительница бесформенной грудой валялась на полу.
   Нинель и раньше выглядела, мягко говоря, непрезентабельно, а сейчас походила на попавшую в стиральную машину старую куклу, причем режим стирки был определенно с кипячением. Ее правая рука, еще недавно со смертоносной силой орудующая сковородой, была вывернута из плечевого сустава, ноги широко раскинуты в стороны, а бежевая вельветовая юбка задрана почти до головы беззастенчиво открывая бесформенные розовые трусы поистине чудовищного дизайна.
   Белье! Если бы я не был контужен раньше, то эта печальная участь несомненно постигла бы меня сейчас. Домомучительница в трусах, - это как ежик в тапках! Сколько я ее знал, белье она игнорировала принципиально, и все попытки Кеши изменить эту привычку терпели полную неудачу. Сейчас же перед моим изумленным взглядом предстало доказательство невозможного: - Нинель обрела понятие о стыде и эротичности!
   Впрочем, сексуальным это зрелище мог назвать лишь явный извращенец и некрофил, - кожа Домомучительницы на глазах приобретала серо-желтый оттенок и покрывалась трещинами. Рядом с телом уже хлопотал Иннокентий Леонидович, которому я безропотно отдал с таким трудом изъятый из "покойницы" золотой прямоугольник, а в углу, дополняя наш натюрморт музыкальным сопровождением, истошно визжала Катька. - Подонок, ТЫ ЕЕ УБИиил!!! Дядя Кеша, да сделайте же что-нибудь. Надо скорую вызвать!
   Сосредоточенный и молчаливый Наг, закончил вправлять кукле домомучительницы вывернутую конечность, легко подхватил ее на руки, и, на секунду задержавшись, перед тем как покинуть избу, тихонько обронил: - Ты, Катюша, не вини Платона. Он поступил правильно. А за Ниночку не волнуйся, - нельзя убить то, что никогда не жило.
   Я, несмотря на боль, терзавшую раздавленную грудь, обратил внимание на то, с какой заботливой нежностью Кеша хлопотал над искореженным телом Нинель, мне даже показалось, что он бормотал ей что-то нежное. Хотя последнее, пожалуй, все-таки было посттравматической галлюцинацией. Мне не хотелось верить, что старик впал в маразм и проникся любовью к глиняной чушке. А вот Катерина, похоже, прониклась. И это после того, как та чуть было ее не прикончила!
   Во всяком случае, как только Кеша закрыл за собой покосившуюся дверь, амазонка уже сидела рядом со мной. И, вместо того, чтобы оказать первую помощь раненному герою, потребовала объяснений. При других раскладах послал бы ее, куда Макаревич попсу не гонял, да Наг предельно ясно высказался о необходимости сохранения Катькиного душевного равновесия. Стараясь шевелиться и дышать как можно меньше, я начал свой экскурс в происхождение домомучительницы.
   - Ты помнишь первую заповедь проститутки?! - Для того, чтобы немного разрядить атмосферу в отношениях с девушкой, нет ничего лучше пошлой шутки. Это я теоретически так представляю, у меня и отношений раньше не было, возможно по причине таких представлений...
   Но сработало. Катька мгновенно прекратила свою обличительную тираду и с вопросом в глазах уставилась на меня. Теперь, когда внимание объекта привлечено и достигнут "разрыв шаблона", следовало развивать успех. Так было написано в кратком курсе "начинающего пикапера", который я тщетно пытался освоить пару лет назад.
   - Первое правило, - не суетись под клиентом! Ты разберись в ситуации, прежде чем на человека кидаться, который тебе жизнь спас, в очередной, заметь, раз спас!
   Катька сдулась прям на глазах, на лице девушки смешались стыд, вопрошание и начинающее возникать сочувствие. Похоже, что мое бедственное положение наконец то дошло до нашей "доброй Самаритянки". Я продолжал подло давить на ее мягкое сердце: - Чурку глиняную, долбанную големшу она пожалела, а что друг сердешный кровью блюет - это в порядке вещей.
   Кровь то уже остановилась и бешенный зуд в сломанных ребрах свидетельствовал о их скором заживлении, но Катерине об этом знать было явно незачем! - Платончик, милый, тебе очень больно? Может я воды принесу, или еще что, ты только скажи.
   Я нервно дернулся, вспомнив недавнюю серию ведер ледяной воды, заботливо предоставленную мне Катериной. Нее, как ни будь, без воды! Но вслух лишь тихонько и жалобно застонал, вызвав на Катином личике бурю эмоций, близких к отчаянью. Решив, что не стоит перегибать палку с нагнетанием трагичности, я продолжил прояснять устройство личной жизни Иннокентия Леонидовича.
   - Катя, ты помнишь, как Кеша нам рассказывал историю своего развода с женой? Так вот, тогда Головину все-таки удалось кое-что. Синтез Аурипигмента провалился, но, как побочный результат, Толе удалось воскресить один старый каббалистический рецепт.
   Рецепт описывал производство древнееврейских глиняных андроидов, - Големов. Золотая табличка, которую я вытащил из сердцевины Нинеллы, является управляющим контуром, своеобразной SIM-картой, без нее Домомучительница лишь бесчувственная глыба глины. Упрекать меня за причинение вреда это ряженной в тряпки навозной куче так же нелепо, как ругать крестьянина за избиение грядки тяпкой, согласись.
   Катерина внезапно передернулась всем телом, будто окаченная холодной водой. Ее лицо исказилось гримасой толи страдания, толи омерзения, толи работой мысли, - я не так хорошо разбираюсь в тонкой женской психее, чтоб сразу разобрать. - И как Кеша с ней живет, как эта гадость вообще возможна?! Зачем ему это надо?
   - Мне стало смешно и грустно одновременно. Смешно от того, что это меня Катерина называла недавно сексуально озабоченным. А грустно от того, что стала ясно видна пропасть отделяющая нас с Кешей от обычных людей и дикость их представлений о нас. - Ты не о том думаешь, Катюша. Кеша хоть и Наг, но не извращенец. Иннокентий Леонидович живет монахом в миру, и не трахает никого, или ничего, если уж говорить про Нинель и другие неодушевленные предметы.
   Катерина насторожила ушки и, нимало не смущаясь своего промаха, ждала продолжения. Даже не покраснела.
   Я глубоко вздохнул и, пообещав себе сохранять спокойствие, продолжил введение в курс "Личной жизни И.Л. Архимандритова". Кеша в свое время обещал мне голову открутить за разглашение природы Домомучительницы, но, в свете недавно произошедших событий, можно было и рискнуть.
   - И так, слушай: - Головин создал Големшу для того, чтобы она выполняла при Кеше роль домохозяйки, не требующей от него за свои услуги выполнения супружеских обязанностей. В дополнение к программе "хозяйственной женушки", заложил в нее охранные функции, в том числе уничтожения нежити и отпугивания от Кеши претендующих на его благосклонность женщин.
   На женщинах Борода сделал особый акцент, не безосновательно считая Кешу слишком наивным и неспособным самостоятельно противостоять "коварным обольстительницам. Опыт со Светланой заставил его всерьез озаботиться семейной жизнью друга. Так что ничего личного Домомучительница к тебе, Катя, не испытывает. Ты просто нарушитель, без разрешения появившийся на охраняемом объекте.
   Катя слушала меня молча и предельно сосредоточенно. Не дождавшись от нее каких либо комментариев или вопросов, я продолжил: - "Женский вопрос" был решен радикально, но все-таки Толя, на мой взгляд, маленько перестарался. Такой лютой големши, как Нинель, не было со времен разрушения Второго Храма, когда спятивший от обилия крови отряд големов рабби Зеноха растерзал, заодно с наступавшими римскими легионерами, его защитников. Римлян тогда погибло в разы меньше, чем евреев.
   После того прискорбного происшествия Синедрионом был наложен жесточайший запрет на эксперименты в области "големостроения", выполнявшийся всеми каббалистами, за редким исключением, почти две тысячи лет. Что симптоматично, все не в меру любознательные раввины, нарушавшие запрет, погибли от рук своих "детищ". И это при том, что каббалисты-экспериментаторы всячески рекламировали големов как надежных, добрых и покорных слуг.
   Добрый голем, это как мирный атом, явление нестабильное. А Домомучительница доброй не была никогда, сколько я ее помнил. Сегодняшний случай был отнюдь не первый, когда Кеша получал от нее взбучку. Конечно, Наг - это вам не старый иудейский книжный червь, а почти бессмертный сверхъестественный Змей.
   Забить насмерть Иннокентия Леонидовича непросто даже големше, но и ему частенько приходится несладко. Теоретически, Нинель можно было бы "перепрошить" и попробовать сделать мягкой и пушистой, можно было...
   Но... Толя был ужасно горд своим достижением, и не желал и слышать о возможности перепрограммирования "изделия". Сейчас же, в свете холодной войны, которую Экс-Борода вел против Кеши, такие предложения с моей стороны вызывают у него только кривую усмешку. Кроме того, в Нинкиной озверелости есть один жирный плюс, который для меня перевешивает все остальные минусы. Она самоотверженно защищает не только Кешу, но и все, что находится на его участке, без разницы, - капусту или людей.
   Уверен, если кто и заявится, по твою, Катюша душу, пока мы с Кешей будем охотиться за Яцековой задницей и сокрытым в ней черным жемчугом, ему сильно не поздоровиться. Пожалуй, Нинелла и самому Яцеку при случае яйца на голову натянет!
   Я просто таки излучал волны спокойствия и уверенности в благополучном исходе нашего приключения. С такой охраной Катерина в абсолютной безопасности. А с Нинеллой она договорится, уверен. Если уж меня смогла приручить, то големша просто обречена стать ее закадычной подружкой! Не знаю почему, но опасности со стороны домомучительницы для Катерины я не чувствовал.
   Про Катю этого сказать было нельзя. Внимательно выслушав мои излияния, она, слегка нахмурившись, задала вполне резонный вопрос: - А когда Нина проснется, она не обидится на нас за то, как с ней обошлись?
   Слава Богу, отвечать мне не пришлось. С противным скрипом отворилась покореженная дверь, и на пороге показался заметно постаревший и ссутулившийся Наг. Видать процедура реанимации домомучительницы далась ему нелегко. Впрочем, - Кеша сам виноват, слишком уж много вольности стал позволять големше. Я с ужасом видел, как учитель все больше входил в роль смиренного и заботливого мужа при мегере жене.
   А "жена", тем временем, на глазах очеловечивалась. Нинель устроилась на работу, пускай и в цех по наклейке этикеток, но работу! И, самое невероятное, даже сумела завести там подруг. Бог свидетель, - они болтали по телефону! Я с содроганием попытался представить себе внутренний мир женщины, способной дружить с големшей, и не смог. А Наг, судя по его виду мог. Больше того, ни слова не обмолвившись о произошедшем здесь недавно сражении, он поманил нас рукой.
   - Пошли в дом, сейчас тут Нинель убираться будет, мешать ей не надо. Да, еще одно. Ты Катенька с ней не болтай без дела, она и не вспомнит ничего.
   - Наг развернулся и, тяжело переставляя ноги, как будто на его плечах лежал весомый груз, пошел вперед. Мы с Катей, как цыплята за наседкой, гуськом устремились следом. Чтоб там Кеша ни говорил, сталкиваться с Домомучительницей после произошедшего не хотелось не только Катюхе.
   Недолгая дорога к дому прошла в полном молчании, но, как только за нами захлопнулась дверь, Катерину прорвало. Она со вслихоп прижалась к Кеше и в голос разревелась, пряча лицо в его телогрейке. Путая слова со слезами и придыханиями, девчонка (а сейчас, без косметики, ей легко можно было бы дать лет 15-16) за какую ту минуту умудрилась пожаловаться Нагу на всю свою горестную жизнь. Я тихонько присел на стоящий у окна продавленный диван и предоставил учителю самому выпутываться из положения.
   Как к немалому моему изумлению оказалось, что женские слезы невыносимы не только для меня. Дав Катюхе немного прореветься, Наг при первом же удобном случае аккуратно отлепил девушку от себя и усадил ее рядом со мной. Случай этот наступил сразу же, как только Катерина прервалась, чтобы вытереть слезы заботливо предоставленным Кешей носовым платком немереных размеров и изрядной засаленности. Повернувшись ко мне, учитель голосом исполненным вселенского сострадания изрек:
   - Ты, Платон, девку испортил, тебе ее и утешать! - Тон Кешиного голоса, отнюдь не вязался с бесенятами, плясавшими в его бездонных зрачках. Подмигнув мне озорным глазом, слегка повеселевший Наг принялся за организацию ужина. Катя минуту поплакала, потом вытерла слезы и, не прекращая всхлипывать, поднялась с дивана, чтобы ему помочь, а я решил развлечь товарищей рассказом о похождениях господина Ананды-Сатанопуло.
   Рассказывал обстоятельно, с деталями и кратким изложением мнения экспертов. В конце изложил и свое, робко предположив, что Демиос Сатанопуло, с учетом его "говорящей фамилии" и влияния на учеников, возможно и есть так давно ожидавшийся "супервампир-антихрист".
   Кеша слушал внимательно, но не проронил ни слова, пока я не закончил повествование. И только поставив на стол скворчащую сковороду с жареной картошкой, тарелку с крупно нарезанным белоснежным салом и солеными огурчиками, он снизошел до комментариев.
   - Это не вампир, и дело тут не в чувствительности к солнцу, а в их повадках. Да, с появлением "черной жемчужины" они могут ходить под солнцепеком, испытывая минимум неудобств. Но упырь, даже с приставкой супер - , никогда не вылезет "на свет" в прямом и переносном смысле слова, он не даст себя обнаружить. "Засвеченный" демон, - мертвый демон, запомни это Платоша.
   Они предпочитают оставаться невидимыми, маскироваться под "серых мышек", просто обожают это. Твой дружек Яцек по вампирьим меркам, - малолетка, а легко водил тебя за нос целый год. И, несомненно, водил бы дальше, извлекая для себя немалую пользу, если бы не твоя дурная лихость.
   Что уж говорить про других носителей черного жемчуга, возраст которых зачастую переваливает за тысячу лет! Их маскировка просто бесподобна. К примеру, говорят, что мастер НьюЙорка, входящий в первую десятку богатеев планеты, продает хот-доги прохожим где-то на улицах Бронкса.
   Наг, не прерывая повествование, налил нам чаю и разложил по фарфоровым тарелкам дымящуюся картошку. - Сатанопуло и не думает маскировать свою природу. Блаженный Лев не просто на виду, он активно высовывается, кричит о себе, - вот он я! Начиная с его последнего имени: - Демиос Сатанопуло в православной Греции, само по себе вызов обществу. Не очень-то удивлюсь, если он ездит по Москве на большой черной машине с номером вроде "ГОТ 666".
   Кеша жизнерадостно улыбнулся, плюхнул на толстенный ломоть черного хлеба нехилый шмат сала, откусил и принялся сосредоточенно жевать. Я воспользовался паузой, чтобы уточнить: - Иннокентий Леонидович, вы, все-таки, скажите прямо, с кем поцапался Катин отец, и как его выручить?
   Кеша почесал затылок, виновато поглядел на Катю и выдал одним махом. - Выручить его Катенька не удастся, и если, как Платон сказал они с Сатанопуло "поцапались", папы твоего уже нет в живых. Ананда Сингх, так же как и Демиос Сатанопуло имена Древней Твари. Я и не думал, что они еще бродят по нашей Земле. Время слуг Аннунаков закончилось с уходом хозяев, и вымереть они должны были еще две с половиной тысячи лет назад.
   Судя по его внезапному появлению на сцене, он проспал столетия, если не тысячи лет, как-то сумев пережить Великую Чистку. Сатанопуло действует так, как должно было действовать тысячи лет назад, не обращая внимания на то, что времена сейчас совсем другие.
   И хозяева мира тоже изменились. Они неизбежно вынуждены будут вмешаться. Демиос рвется к власти, и не остановиться, пока его не остановит превосходящая сила. Но нам Бешенный Ананда не по зубам. Его уровень даже не на порядок выше, на два, а может и на три. Он убьет нас походя, не обратив особого внимания.
   Так что будем заниматься ребятки тем, что по силам, - выручать тебя девица. Бог даст, выкрутится и Катин папенька. Если у него ума хватит с Анандой договорится, его не убьют, а используют "для святого дела". Хотя не известно еще, что лучше: - умереть или оказаться у этого типа в рабстве...
   Как бы то ни было, шанс и для Кати и для ее отца все-таки есть, и он скрыт в пане Яцеке. Я нутром чую, что Сила намертво связала наши судьбы. Спасем Катю, и ее отец обретет надежду, проиграем - погибнут все. Нам надо найти Упырьего барона до того, как он найдет нас, точнее Платона. И сейчас я покажу вам то, что нас на упыря выведет. Это мой компас!
   И, не давая Кате опомниться, а возможно и опасаясь нового приступа слез, Наг достал из-под стола что-то похожее на хорошо подержанную мумию ребенка, крепко обмотанную серебряной цепью. Повертев его у нас перед глазами, он неожиданно осторожно и медленно начал освобождать тряпичный сверток от связывающих его металлических звеньев.
   Хитро поглядывая на нас, Кеша прошептал что-то неразборчивое, вроде "рекс пекс фекс" и на стол, стремительно выскользнув из грязных тряпок, грохнулась мумифицированная человеческая рука. Эффект был достигнут. Даже я невольно отшатнулся, а Катя, коротко взвизгнув, вжалась в угол дивана.
   Мне не потребовалось много времени, чтобы опознать хозяина руки. У нас драконов нюх в критических ситуациях обостряется не хуже овчарочьего. Над конечностью, судя по знакомому запаху когда-то принадлежавшей Яцеку, поработал ювелирных дел мастер.
   Массивная серебряная цепь крепилась к плотно сдавившему почерневшее от серебра запястье широкому браслету, покрытому чеканными золотом непонятными письменами. Каждый когтистый палец был, в свою очередь, охвачен своей миниатюрной копией запястного браслета, связанной с "материнским" тонкой черной цепочкой.
   Дальнейшие события развивались до неприличия стремительно. Я глубоко вдохнул, наслаждаясь приятно щекотавшим ноздри трупно-ладанным ароматом нежити, и неожиданно громко чихнул.
   Упырья лапа, будто дождавшись условного сигнала, скребанула острыми когтями, оставив на столешнице глубокие царапины, и неожиданно быстро рванулась к окну, с грохотом волоча за собой тяжеленную цепь.
   Кеша, с видом фокусника, развлекающего детвору на детсадовском утреннике, рявкнул: - КЕКС! И одним неуловимым движением прихлопнул не в меру шуструю ручонку уже ставшей мне почти родной кочергой. Похоже, для Нага она служила излюбленным средством укрощения расшалившейся нечисти.
   Учитель прямо таки сиял от счастья, было видно, что и представление и зрительская на него реакция его вполне удовлетворили.
   Кеша, ловко перехватывая рвущуюся на волю длань Яцека руками, плотно обмотал ее серебряной цепью моментально остудивший пыл раздухарившейся конечности. Закончив паковать "компас", Наг подмигнул осторожно выглядывавшей из-за моей спины Катерине и опять показал мне свое место, развеяв иллюзии на свой счет.
   - Что Платоша, думаешь, я перед вами красуюсь, потому такой счастливый? Нет, дорогой мой Дракончик, меня радует близость битвы! Не один ты в этом доме любишь хорошую драку. Судя по поведению "компаса", Яцек уже рядо. Я, признаюсь, не ожидал от него такой прыти. Обнаглел упырь. Или очень зол, а скорее, - и то и то одновременно.
   Хорошо. Наши планы остаются прежними, но придется немного сжать время. На то, чтобы закончить с едой ,- семь минут, отсчет пошел. И постарайтесь наесться, этой ночью вам потребуется собрать все силы, не стоит упускать даже мелочи.
   - Ха, это для Кеши еда - мелочи! Для Дракона жратва - это смысл жизни, и упускать ужин я отнюдь не собирался. Положенные на ужин семь минут прошли в полном молчании, нарушаемом только сосредоточенным чавканьем. Катерина восприняла Кешины слова так же предельно серьезно и нарушила паузу, только почистив тарелку добела.
   - Дядя Кеша, а почему вы свою же..., ну голема, Нинеллой зовете? Нина как-то проще и мелодичнее.
   Наг поморщился, и кивнул мне головой: - Объясни ты ей, Платон. Только короче, времени у нас в обрез.
   Я постарался не растекаться по древу мысли и не бередить Кешины душевные раны зазря. - Ни-нель, потому что она Тварь. Не как ругательство, а как создание, несущее в себе заряд воли и целеполагание создателя. Элохим, дети Элу или Ану, - в переводе c Шумерского - боги-творцы. Для Ни-нель творцы, это не Господь Бог, помянутый в Торе, и даже не его многочисленные отпрыски, а Кеша с Толей.
   "Ни" тут - родовой знак линии алхимического знания, унаследованный Кешей и Толей Головиным вместе с "големской" технологией. "Эль" - окончание, обозначающее големшу, как их творение. Так что верно произносить имя Домомучительницы именно через дефис: Ни-нель, но можно и Ни-на, если тебе так нравится.
   Я с вопросом глянул на учителя и, увидев сдержанное одобрение в его глазах, успокоился. Катерина тоже умолкла, хотя было видно, что ее так и распирает от множества вопросов. - Катя, ты убираешь со стола, моешь посуду и идешь знакомиться с Нинель или Ниной, - называй ее как хочешь, но наладить с ней отношения, - твоя первоочередная задача. Пока нас с Платоном будет пытаться укокошить Упырий Барон, големша - твоя единственная защита.
   Иннокентий Леонидович умел командовать, и, хотя никогда не допускал грубости, от его предложений не отказывались. - Платон, твое дело - собрать свои монатки, и, как можно быстрее, выдвинуться на исходные позиции. Если успеешь до заката, твои шансы на выживание повысятся в два-три раза.
   Через минуту я уже сосредоточенно перебирал свой многострадальный рюкзак, стараясь не упустить ни одной мелочи. Уж чего-чего, а вниманию к мелочам охота на нежить меня приучила крепко. На сей раз ситуация осложнялась тем, что я выступал в непривычной для себя роли "подсадной утки".
   Кеша дал мне ясно понять, что шансов выстоять в прямой схватке с Черным бароном у меня нет. Моя задача: - выманить его под удар Нага.
   Тем не менее, я занимался обычной подгонкой оружия, мучительно пытаясь сообразить, куда лучше пристроить кобуру с пистолетом, сколько взять патронов, ножей и каких именно, и как все это увесистое добро разместить на моем худосочном теле.
   Идеальная компоновка с одной стороны должна была максимально защищать жизненно важные органы от клыков и когтей, с другой - минимально стеснять движения. С большим сожалением я отложил в сторону верный кевларовый бронежилет.
   С учетом нового понимания возможностей пана Яцека, сомнений не было: - уж если он меня достанет, живым не уйти, - размажет в грязь вместе с жилеткой. Так что тут скорость и маневренность была важнее брони.
   Яцек, конечно, Упырь не рядовой, а зверски сильный и почти бессмертный владелец черного жемчуга, но кой-какой опыт по упокоению его собратий у меня имелся. Причем, по иронии судьбы, опыт этот приобретался при его непосредственном участии. Убирая с моей помощью "конкурентов по бизнесу", хитрюга переиграл сам себя. Игрушки, выбранные мной на этот раз, должны были, если не уничтожить идущего по мою душу вампира, так хотя бы здорово его разозлить и отвлечь внимание.
   Основной удар нанесет Кеша, а как и где он это сделает, я знать не должен. Наг, мило улыбаясь, сообщил мне приятную новость: - так как во мне осталась часть силы Черного Барона, упырь может отслеживать мое местоположение и, отчасти мысли. До какой степени, - неизвестно, но на всякий случай стоило перестраховаться, и ограничиться только самыми общими рекомендациями.
   Следуя этим рекомендациям, я быстро закончил сборы, и шагнул через неприметную калитку в покосившемся зеленом заборе, чтобы окунуться в насыщенный терпкими запахами воздух летнего подмосковного вечера.
  
   Глава одиннадцатая Упыриная охота.
   Поздние летние вечера в подмосковье, когда жаркая суета дня уступает постепенно обретающими все более насыщенную синеву сумеркам, когда воздух упругой теплой волной бьет в ноздри, принося непредставимый нормальному человеку букет запахов, и звенит мериадами маленьких крылышек ночных мотыльков.
   Как я люблю эти ускользающие мгновения бытия, как задыхаюсь от переполняющего грудь желания. Не желания женщины, багрово-черного, вызванного гормональной бурей в крови, и не холодной белизны яростной охоты к убийству, - они так обычны для моей звериной натуры, что стали уже восприниматься скорее привычным фоном, чем чем-то шокирующим. Нет, сейчас я хотел чего-то неясного, непонятного по самой своей сути, что, тем не менее, отчаянно манило меня и несло с собой обещание свободы и бесконечного счастья.
   Настроение это не замедлило вытолкнуть меня из меня, - некоторое время мой Дубль-Дракон болтался за левым плечом плотского тела, с нескрываемым удовольствием наслаждаясь редкими мгновениями свободы.
   А Реальгар-Дубль, надо сказать, не только ростом метра на два повыше Человеко-Платона. Он, зарраза, и смотрит на все происходящее абсолютно холодно и совершенно отстраненно, воспринимая обычное мое Я, как нечто совершенно незначительное. Жизнь в условиях раздвоения личности тяжела, это вам скажет любой психиатр, но есть в ней и своя прелесть, - подробности может поведать только ее испытавший. То есть, только такой "законченный псих", как я.
   Вот с каким настроением окунулся Платон-Реальгар в сиреневые полутени между кустов малинника, окаймлявших дорожку, ведущую от Кешиного дома к станции Никольское. И, редкий случай, обе его (мои) части взирали на мир с одинаковым чувством.
   А мир этот гудел от возбуждения, жизнь вокруг жаждала продолжения, совокуплялись все, от мотыльков и позабывших в запале охоту на них лягушек, до двуногих безволосых приматов, вообразивших себя вершиной эволюции.
   Дубль мог видеть это брачное исступление, охватившее природу, как полотнища сиренево-лиловой светимости, стелившиеся в полуметре над Землей. Светимость источаемая "брачующимися" привлекала его, как кота валерьяна. Не то, чтобы мой Дракон мог питаться похотью, - нет, пища демона-убийцы это излучения страха и боли, а лучше, - агонии жертв. Сиреневые облака не были для Демона пищей, но "пахли" так восхитительно-маняще. Тигр и корова любуются цветущим полем, но совсем по-разному...
   Мое же недосверхчеловеческое плотское тело буквально пьянело от звуков и запахов в изобилии проникавших через четырехметровые ограды особняков "новодачников", незаметно вытеснивших в последние годы старенькие щитовые хибары садоводческих товариществ.
   Гортанные, ломающиеся от избытка гормонов голоса подростков, перемежаемые пьяными выкриками и женским смехом, свидетельствующие о том, что праздник в разгаре, отзывались во мне волнами жара. Жар этот заставлял тело двигаться быстрее, и я невольно перешел на бег, ускоряя свое движение все больше.
   Дубль с радостью включился в знакомую игру "обгони ветер". И вот уже рассекаемый воздух загудел в ушах, плотной подушкой навалившись на грудь, кусты и заборы на периферии слились в серые полотнища, а поле зрения сузилось до черно-белого туннеля. Тоннель этот затягивал меня, превращая бег в подобие скольжения.
   Внутри тоннеля зрение стало предельно четким, я мог разглядеть в подробностях все особенности рельефа и мелкие песчинки дороги на моем пути, отследить полет каждого мотылька, а, при желании, и поймать его на лету.
   Я видением выбирал насыщенный энергией объект в желаемом направлении и позволял интересу дубля перенести меня. Затем, не мешкая, переключал фокус внимания с виденья на зрение, чтобы не затеряться в фантастическом мире, погружение в который мое плотское тело переносило без тяжких последствий (а Вы пробовали блевать и гадить на бегу?!) считанные мгновения.
   В таком "туннельном беге-видении" таилась еще одна опасность, уже не раз приводившая меня к слишком близкому знакомству с жесткими реалиями мира. Чтобы бег не закончился падением "мордой в грунт", приходилось следить за тем, чтобы видение "не залипало" на интересных камешках и "местах силы", перетекая с одного "пункта притяжения" к другому, как струя масла, по меткому сравнению Иннокентия Леонидовича.
   Я и так неплох в беге, но этот метод позволял развивать поистине невозможные для плотского тела скорости. Точнее даже не скорости дело, само пространство-время сминалось, как жеванная бумага, позволяя "прокалывать" в себе ходы. То есть, можно и не бегать, а тихонечко так, даже с ленцой прогуливаясь, преодолевать почти мгновенно огромные расстояния.
   Для стороннего наблюдателя такой путешественник выглядит неторопливо идущим, а его и бегом не догнать... Тот же Кеша, по отзывам друзей, в один день был замечен в Москве и Байкальске. Жаль только, что мне редко когда удавалось удерживать в фокусе внимания объекты на удалении более 5-6метров, но надежды я не терял, тренируясь при каждом удобном случае.
   Как всегда внезапно передо мной открылась наполненная черным металлом и раздражающим зеленым светом высоковольтных токопроводов траншея железной дороги. И снова я (точнее мой дубль-пофигист) совершил привычную ошибку. Не желая признавать свою слабость, рванул напрямки, попытавшись одним прыжком пересечь пути.
   Ну, подумаешь, каких-то двадцать два метра в длину и 6.70 высоту (я специально замерял на досуге)! Надо сказать, раньше мне это не удавалось, а сейчас почти вышло... Это почти ознаменовалось яркой вспышкой и снопом искр из задетых ногой проводов, а так же дольно жесткой посадкой в кустах на другом склоне траншеи оглушенного разрядом тела.
   От удара оба моих Я резко состыковались в единое целое, что вызвало еще одну вспышку. На сей раз, искры сыпались у меня из глаз. Рот наполнился кровью, перед глазами плавали фиолетово-красные пятна, ушах звенело и ревело, а нос разъедал запах горелой резины, обильно источаемый тлеющей подошвой ботинка.
   Все органы чувств, за исключением осязания, оказались полностью блокированы. Чтобы восстановить слух, координацию движений и дыхание мне понадобилось около минуты, а увидеть мир обычным образом я смог и того позже.
   Хорошо еще не напоролся на что-нибудь острое, - утешая себя этой мыслью, я затушил обувь о мокрую траву, как мог тщательно очистил налипшую на одежду грязь и листья, и, уже не спеша, направился в сторону Носовихинского шоссе. Печалило мнея одно: - только что я полностью потерял над собой контроль, забылся и позволил себе поддаться Дублю.
   Будь Яцек неподалеку, это означало бы верную смерть, причем для всех, включая идиота-дракона. Демон-Реальгар, при всей его мощи и самомнении, держится на плаву только благодаря человеку-Платону. Конец Платону - Реальгар со свистом ухнет домой в Ад.
   Да что там Яцек, пока "Великий Прыгун Реальгар" валялся в канаве, беспомощный и слепой, как крот под прожектором на ледовом катке, его бы спокойно схарчила и рядовая бомже-нежить. Ошеломленный этим открытием я остановил свое движение в круге света, отбрасываемого ртутной лампой уличного фонаря.
   Следуя противному скрипу светильника, раскачиваемому неизвестно от куда взявшимся ветром, яркое световое пятно двигалось, периодически выхватывая из тьмы куски пространства. Гротескно изгибались резкие тени, будто танцуя странный и буйный танец в полном молчании, что, в контрасте с застывшими пятнами сиреневой черноты среди зелени кустов, окружающих пустынный перекресток, и странно притихшими звуками, делало обстановку несколько зловещей.
   Я замер, прислонившись спиной к теплому дереву фонарного столба. Чувства предельно обострились, выискивая в окружавших меня сумерках признаки опасности. В радиусе 200-300метров таковой определенно не обнаруживалось. Интуиция тоже молчала.
   Видение, еще недавно столь доступное, не подавало даже намеков о своем существовании. Притихший после электрошоковой терапии Дубль не желал вмешиваться. Но откуда тогда эта жуть, незабываемый сладковатый привкус смерти? Черный Барон рядом, он ищет меня, - такая возможность делала мирную тишину подмосковных дач гробовой.
   Мои мысли сосредоточились на выживании, сердце гулко билось, мощными толчками прогоняя горячую кровь по сосудам, нервы и мышцы гудели от сдерживаемого напряжения.
   Видение, мне нужно немедленно увидеть окружающий мир, - это вопрос жизни и смерти. Кеша не раз говорил, что я напоминаю ему лисицу, изнуряющую себя в погоне за хвостом: - чем больше стараюсь, тем дальше от меня то, что можно взять легко и без усилий. Сейчас, похоже, был как раз такой случай. Я жаждал видеть и не мог.
   Напряжение внимания стало запредельным и оно, внимание, начало сворачиваться, стягиваясь, как простыня от периферии к центру. Остановить этот процесс, похожий на рождение черной дыры было невозможно.
   Мгновение, и, пройдя точку "сингулярности" где-то в самой сердцевине моего существа, я буквально вывернулся на изнанку. Яркая вспышка, возникшая в момент полного коллапса, выбросила меня в удивительно ясное воспоминание.
   Год назад, на этом самом месте и, примерно, в то же время суток я впервые схватился с нежитью. Столкновение это, едва не ставшее фатальным, положило начало череде событий превративших меня в то, чем я и являюсь на сегодняшний день.
   В тот памятный майский вечер я возвращался домой после очередного урока Кеши, как всегда не обратив внимания на его настойчивый совет "воздержаться от пеших прогулок и ехать домой электричкой".
   Сейчас, узнав Учителя поближе, я почти уверен, что Наг если и не знал все в подробностях, то уж о смертельной угрозе, неумолимо поджидавшей меня на узких улочках Никольского, догадывался точно. Но, в своих традициях, ограничился коротким невнятным предупреждением, предоставив ученику "расхлебывать кашу" самостоятельно.
   Конечно, я его не услышал. То есть, услышал, но кого мне, демоническому супермену, обладателю 8-го дана и т.д., и т.п., бояться в такой восхитительный, напоенный ароматами пробуждающейся природы, вечер! Да я кого хошь замочу, а кого не замочу, так от тех сбегу, - ищи ветра в поле...
   И я бежал, и в своем беге мог поспорить в скорости, если не с ветром, так с хорошей гончей уж точно. Запахи, звуки, ощущения, краски весны бурными потоками заполняли меня, заставляя ускоряться, продавливая грудью воздух. Я скользил между темных домов, стараясь двигаться бесшумно и держаться неосвещенных участков, благо, в виду начала дачного сезона, освещался поселок весьма скудно.
   Легко перепрыгивал многометровые заборы, иногда пробегая для удобства по их тонкой бровке, не стесняясь пересекал "приватные территории", грохоча проносился по крытым листовой медью особнякам нуворишей. Будить небогатых обитателей проржавевших жестяных крыш мне, "конкретному пацану" было "западло", в то время романтика Робин Гуда была для меня любимым развлечением.
   Впрочем, как-то запутавшись в колючей "спирали фуко", коей была богато декорирована такая хоромина, я прекратил хулиганить и более кровлю людям не портил. Тем более, что Кеша не замедлил сделать мне выговор, подсунув под нос статейку о "Салтыковском Йети" в местной желтой газетке.
   Я тут же "взял под козырек", как примерный ученик, и пообещал безобразия прекратить. По крышам-то прыгать действительно перестал, но ночные забеги не оставил, разве что стал уделять больше внимания скрытности. Более того, мои экскурсии стали почти регулярными, зачастую я носился всю ночь, пытаясь, иногда успешно, соревноваться в скорости с автомобилями и поездами, покрывая порой мега-марафонские дистанции.
   У моих забегов не было цели и заранее уготовленного направления, и потому я никогда не знал наперед, куда приведет меня сила. Не глядя, врывался в "особо охраняемые зоны", пересекал вплавь реки и болота, позволяя теплому ночному ветру сушить одежду и придавать мне направление. Единственное, да и то необязательное условие, ограничивало мой бег: -- рассвет хорошо бы встретить поближе к дому.
   Бежал так, что к утру приходилось выбрасывать изорванную и испачканную нефтепродуктами из подмосковных речек и озер обувь-одежду. Благо, "дружба" с уголовниками позволяла мне зарабатывать огромные для малолетки деньги.
   И так, в тот вечер я наслаждался бегом, намеревался быть незаметным и получал дополнительную радость от того, что мне это удавалось. Немногие встреченные мною прохожие успевали разве что почувствовать резкий порыв ветра, да смутную тень, скользнувшую по периферии зрения.
   И только собаки взрывались в след бешеным лаем, да и то не все и с заметным запозданием: - я уже далеко, а она, дурилка, еще думает, - брехать или померещилось?!
   И только существа женского пола, вошедшие в золотой возраст поиска пары, реагировали на мое появление более или менее осмысленно, хотя и не совсем так, как мне бы хотелось: - они пугались.
   Будто чувствуя напряжение желания, охватывающее меня, всякий раз, когда их запах достигал моего носа, женщины и девушки (а я безошибочно отличал это тонкое различие по запаху и тембру голоса потенциальной жертвы), вскрикивали или молча сжимались, но и те и другие одинаково шарахались в сторону от курса моего движения. Так что на недостаток женского внимания я пожаловаться не мог, даже когда честно старался быть невидим.
   Подстегиваемое неизрасходованными гормонами тело хотело бежать быстрее, и меня сдерживала даже не усталость, (я не знал такого слова, просто падал в истощении, когда кончался запас энергии), а биомеханика человеческого организма. Ну не рассчитан хлипкий мешок с костями на такие скорости, что я пытался из себя выжимать. Хотя, если поднапрячься...
   Однако, как раз в ту ночь я был непривычно осторожен. Мне даже удалось воздержаться от попытки прыжком пересечь пути железной дороги, возможно, потому, что перед этим я обогнал электричку, и по-детски радовался своей победе над чем-то отдаленно напоминающем "железного червя" из моих сновидений.
   К тихому перекрестку, густо заросшему малинником я подходил почти шагом, полной грудью вдыхая букет ароматов весеннего подмосковья. Воняло в подмосковье не по-детски, встречный ветер нес с собой запах гнилого сыра пополам с тухлой рыбой, гармонично оттенявший душком хорошо выдержанного покойника.
   Мысль о сдохшей от последствий разграбления рыбного магазина кошке еще зарождалась в моем протрезвевшем сознании, когда источник зловония без всяких банальных "закурить не найдется?" прыгнул навстречу, метя в глотку.
   Меня атаковал труп, сомнений не было. Органы чувств отметили все характерные признаки мертвеца: - слух не смог уловить звук сердцебиения, а нос - запах, точнее, уловил его отсутствие.
   Заглушить характерные для живого тела запахи пота и дыхания, несущие точную информацию об эмоциональном и физиологическом состоянии человека, невозможно. Хоть неделю с покойником обнимайся, а все одно: - твой индивидуальный запах учуют непременно. Конечно, учуют только те, кто умеет чуять.
   То, что я принял сначала за груду зловонного мусора, оказалось на поверку весьма прытким мертвяком, причем не только прытким, но чудовищно сильным. Роковую роль сыграло замешательство: - вместо того, чтобы уйти в сторону с "линии атаки" я замер, демонстрируя обычно не свойственные мне рефлексы жертвы.
   Хотя, возможно, просто не ожидал от кинувшейся на меня дохлятины такого напора, привык к позиции заведомо сильного и быстрого. Расплатой за самоуверенность стали разможженые кости левой руки, которую в последний момент мне таки удалось засунуть в челюсти твари, с неумолимой целеустремленностью рвущейся к моему горлу.
   Тут уж я включился "на полную", вертнулся юлой, и, оказавшись над противником, с бешеной яростью стал бить его всеми известными способами и свободными конечностями (включая голову) по доступным "жизненным центрам". И получил очередной шок, причем не от боли, боль я в бою почти не чувствую. Обескураживало внезапное осознание полной тщетности моих усилий.
   Кости противника трещали и крошились, ткани рвались, брызгая мне в лицо вонючей жижей, а тварь и не думала прекращать поступательного движения к моей глотке. Создавалось впечатление, что этот мешок прогнившей плоти поддерживает и движет изнутри какой-то неведомый мне неуязвимый силовой каркас.
   Понимание того, что бой проигран и надо отступать, привело меня в неистовство. Все мои инстинкты протестовали против бегства, но кто-то внутри холодным голосом сообщил, что я близок к смерти как никогда раньше, и немедленно уносить ноги - единственный шанс спастись.
   Взревев в бешенстве и бессилии, я одним рывком приподнялся почти вертикально и, наступив двумя ногами на стопы мертвеца, попытался выпрыгнуть из его объятий. Этот трюк как-то помог мне освободиться от захвата големши Нинель, но тут потерпел полное фиаско. У твари просто оторвались ступни, и она взлетела в воздух вместе со мной, как ракета, отстрелившая стартовый ускоритель.
   Уже в полете я понял, что жить мне осталось считанные мгновения, и мгновения эти будут не только крайне болезненны, но и глубоко омерзительны.
   Зажеванная левая рука онемела и потеряла подвижность, правую мертвец блокировал своей при взлете, мои ноги он крепко оплел своими, подобно похотливой самке (отсутствие части нижних конечностей ему со всей жуткой очевидностью не мешало).
   Получив преимущество в "одну руку" тварь немедленно им воспользовалась, чтобы открыть себе "доступ к телу". Но ужасала даже не близость ее челюстей к моей шее, а ощущение эрегированного члена, с чудовищной силой вдавливающегося мне в пах. У меня даже мелькнула гадкая мыслишка, что мертвяк собирается поиметь меня не только в переносном смысле слова...
   Через секунду все было кончено. Описав четырехметровую параболу, мы рухнули на деревянный штакетник старого забора. Мне повезло, я все-таки оказался сверху, даже в последние мгновения отчаянно цепляясь за свою мужественность. Заостренные доски с хрустом пробили грудь твари и, на излете движения, больно ударили в мои ребра.
   Еще пару мгновений я, не веря в свою удачу, ждал смерти, хотя исчезновение "внутреннего каркаса" оживлявшего мертвеца отметил сразу.
   А затем пришла Радость, Эйфория, нет КАЙФ, - именно так, большими буквами. Мне до сих пор не с чем сравнить это восхитительное чувство, - секса я не знаю, а наркотики на мой измененный метаболизм заметного действия не оказывают.
   Но тогда радость переполнила мое тело. Мне хотелось прыгать, плакать и смеяться, я с трудом удержал себя от безумной идеи вываляться в стремительно разлагающихся останках моего противника. Сейчас его запах был для меня слаще любых духов, желанней аромата возбужденной женщины.
   Что характерно, измочаленная рука совершенно перестала беспокоить, больше того к ней полностью вернулись чувствительность и подвижность. Процесс регенерации и так ненормально ускоренный сейчас занял не более нескольких секунд! Но на такие мелочи я уже не обращал внимания, избыток энергии требовал немедленного действия.
   Чтобы не сойти с ума, мне надо было срочно найти выход переполнявшей меня силе. И я побежал. Побежал так, как никогда не бегал, будто в теле появился тот самый загадочный внутренний силовой каркас, что недавно рвал в клочки мою плоть, поддерживая челюсти твари.
   Я бежал, не выбирая дороги и не думая о маскировке. Да и не было в ней нужды, на скорости выше полутора сотен километров в час во тьме трудно отличить человека от ветра. Я не сворачивал перед препятствиями, просто проламывая заборы, встреченные на пути насквозь.
   Впрочем, возможно, часть воспоминаний относится к области сновидений. Про сверхчеловеческую скорость я говорю так уверенно, только потому, что, спустя несколько дней, случайно услышал по телевизору передачу, в которой высмеивались "перебравшие гаишники" не сумевшие догнать одинокого бегуна на МКАДе.
   Гаишники действительно вспоминались. Мне показалось удивительно забавной идея побегать с ними наперегонки, поддразнивая лысоватого водителя фигурой из пальцев, в просторечии называемой "ФАКом". Про остальное уверенно не скажу, не знаю. Мало что запомнилось о той сумасшедшей дороге, только урывками отпечатался в памяти мой путь по ночной Москве.
   Очнулся я ранним утром, уже рядом с домом, обнаружив себя о чем-то оживленно беседующим с таджиком-дворником, перемежая русский мат и таджикскую речь, причем именно на таджикском я изъяснялся без акцента! Осторожно расспросив Рашида Абдурахмановича на следующий день, я, с некоторым облегчением, понял, что содержание беседы было дворником напрочь утрачено, да и сам факт ее наличия вспоминался не без усилия.
   Вернувшись домой, я, еле найдя в себе силы, чтобы скинуть изодранные останки одежды и помыться, завалился спать. И продрых не только весь следующий день, но и изрядную часть ночи. Такой глубокий освежающий сон приличные люди называют сном праведника, хотя не уверен, что ко мне применим такой эпитет.
   Проснулся уже под утро, на душе было удивительно легко и радостно. Я даже, вопреки обыкновению, позволил себе около часа проваляться в постели, наслаждаясь ничегонеделаньем и прослушиванием "утреннего концерта", с таким задором исполняемого на рассвете неброскими московскими птахами. Обычная зарядка была отодвинута сначала на "попозже", затем на "после завтрака", а потом и вообще забыта.
   И только к вечеру до меня дошло, что со мной что-то сильно не так. За целый день мне не только ни разу не захотелось никого убить, я вообще будто забыл про само существование гнева и ярости. И это притом, что в отношении спорта, обычно помогавшего мне сдерживаться, я халявил на полную катушку.
   Даже отменил вечернюю тренировку с братвой, совершенно неожиданно для себя заменив ее на поход кинозал для просмотра "Гарри Поттера". Фильм мне не понравился. Уж больно слащавым оказался главный герой и нелепыми поступки злодея Волдеморта.
   А ведь именно сиротство Поттера (что такое расти сиротой-изгоем я знаю не по-наслышке) и инфернальный вид изображенного на рекламном плакате "главаря пожирателей смерти" побудили меня купить билеты.
   Художник, хоть и обладал несомненным талантом и извращенной психикой, но сути фильма передать не смог. До меня так и не дошло, почему Гарри не замочил своих приемных родителей. По сюжету они были редкостными уродами, а Поттер все терпел и терпел. Непонятно, - ведь с обретением сверхчеловеческой силы накал страстей тоже зашкаливает за все мыслимые пределы, и гнев мага неизбежно выливается в действие.
   Злодей Волдеморт оказался и вовсе картонным, кровавых сцен с его участием в картине считай, что и не было. В общем и целом, надежд фильм не оправдал.
   Но даже прискорбный факт нелепо потраченного времени (я мог бы заработать на боях неплохие деньги), не сумел сбить с моего лица идиотической улыбки. И еще один факт невольно заставил меня насторожиться: - меня перестали бояться девушки.
   Больше того, в фойе кинотеатра я не раз замечал на себе заинтересованные взгляды. Ощущение было настолько новым, что я так и не нашелся, как мне реагировать. Да и обычное жгуче-томливое притяжение к противоположному полу в тот вечер куда-то испарилось, уступив место любопытству и легкому изумлению.
   Я гулял по ночной Москве после вечернего сеанса, праздно, без всякой цели и заботы шатаясь по улицам, как и положено обычному подростку. И мне было чудо, как хорошо, правда, уже не так хорошо, как вчера.
   Накал эйфории безумного восторга ушел, смытый ночным забегом и 20-ти часовым сном, и сменился ровной умиротворенностью сытости. Мой Дракон, впервые за долгие годы нашего знакомства, был доволен, и тихо дремал где-то на периферии сознания.
   Осознание необычности происходящего заставило меня взглянуть на себя критическим взглядом. Взгляд этот выявил неутешительную картину. Я был весел, сыт и пьян, хотя веселье и опьянение скорее затронуло мою человеческую часть, временно освобожденную от гнета демонических страстей. Демон просто обожрался и спал, переваривая добычу.
   Все бы ничего. Да только причиной столь забавного и приятного состояния без всяких сомнений явилось то ночное происшествие, о котором я почему-то предпочел сегодня не вспоминать. Прошлой ночью я прикончил нечто, явно не относящееся к разряду живых в обычном понимании существ. Я убил мертвеца (что само по себе уже является бредом!) и не только получил от этого неземное удовольствие, но заодно и добыл массу необходимой моей нечеловеческой части пищи.
   Тут на меня накатило новое озарение, принесшее с собой очередной всплеск эйфории: - Я не просто нелюдь, прирожденный убийца, обреченный на вечную борьбу с самим собой. Мое сверхчеловеческое предназначение и счастье, - истреблять нежить.
   На фоне впечатлений от вчерашней схватки противостояние Гарри и Волдеморта было похоже на борьбу двух клоунов на арене цирка Шапито. Настоящий "пожиратель смерти" - это я, существо, для которого законной добычей и пищей являются не-живые.
   С этого дня я начал искать встречи со своей потенциальной добычей. Сначала неосознанно, но, по мере того, как расходовался запас силы "позаимствованный" у упыря (а это был один из "птенцов" Яцека), голод проснувшегося Дракона заставил меня действовать активно.
   Кешу я решил в дело не впутывать, резонно опасаясь его гнева. Ведь я не только нарушил его прямой приказ, но и убил на территории охоты Старшего Демона. А кем на деле являлся добрейший Иннокентий Леонидович, я не позволял себе забывать ни на секунду...
   Мои поиски в среде салтыковских Бомжей и опекавшей пункты приема цветмета братвы через неделю вывели меня на пана Яцека. Старый упырь вел меня к этой "случайной встрече", виртуозно, шаг за шагом. Вся найденная мной информация была сброшена "нужным людям" им лично, ждать, пока я найду дорогу самостоятельно, Черный барон не желал.
   Наше первое свидание было выдержано в стиле "не бейте меня, я сам все отдам!". Я узнал нежить сразу. Все мои естественные и сверхъестественные органы чувств взвыли, как сирена пожарной машины: - вот она, цель! Но дальше все пошло не по плану, точнее, не по моему плану.
   Маленький, ростом не более метра с кепкой, сжавшись жалкой кучкой праха, "пан Пукалка" сидел в углу между будкой контролера и входом в отдел метрополитеновской милиции, и не только не изъявлял намерений напасть на меня, - он дрожал от страха! При моем приближении это недоразумение в поношенном тряпье бухнулось на колени, и, трясясь всем телом, залопотало что-то неразборчивое, но явно демонстрирующее его полную покорность и мольбу о пощаде.
   Внутри меня разыгралась настоящая битва: - мой демон рвался к добыче, не желая медлить ни мгновения, а человеческая часть, напротив, начала проникаться к "жалкому упыришке" чем-то вроде сочувствия. И, впервые в моей жизни, Дракон был прав, но ничего не смог поделать с глупым упрямством человека. Я тренировался годами в усмирении своего демона и сумел удержать его и на сей раз.
   Первый "раунд" Яцек выиграл вчистую, сумев точно предсказать мое поведение. Дальнейшее было делом техники. Он представился мне, как нежить, глубоко страдающий от своего положения, чуть ли не вегетарианцем. По "нижайшей просьбе" я даже добывал своему осведомителю консервированную кровь 1-ой группы и перетаскал с племенной птицефабрики не одну сотню черных как смоль цыплят! А "благодарный" Яцек потихоньку начал раскрывать мне информацию о мире нежити и учить, как ее "упокоить".
   Естественно, все "тайные знания", выдавались крайне дозированно и, каждый раз, с целой "психодрамой". Я получил возможность позабавиться всласть: - орал на него, тряс тщедушное тельце, "как тузик грелку", угрожал серебром. Угрозы, в стиле дешевых ментовских сериалов, чередовались обещаниями и посулами. Плазма и эритромасса со станции переливания крови, цыплята, и, как кульминация, Аурипигмент...
   Яцек был безупречным актером. Все сцены, начиная со "случайного нападения" полуживого упыря, заканчивая нашими рандеву (хитрец всегда встречал меня в метро, при большом стечении людей, - типа, боялся!), были тщательно спланированы.
   Что я не понял этого тогда, еще можно было понять: - откуда взяться жизненному опыту у семнадцатилетнего подростка, пускай и вынужденного рано повзрослеть?! Но как Яцек мог водить меня за нос целый год, последовательно подсунув для истребления 12 немертвых тварей, было непонятно. Я вел себя как последний идиот, подтверждая Кешин "диагноз", причем идиот видящий. И вот последнее обстоятельство настораживало. Возможно, способность блокировать видение входит в число сидх, доступных владельцу черной жемчужины.
   Сам факт нападения на меня свежеиспеченного и явно ослабленного упыря, почти при свете дня, должен был бы выдать мне волю его хозяина.
   Такая полудохлая тварь решится напасть сама, только если чует полную беззащитность жертвы и отсутствие возможных свидетелей. Дисциплина среди нежити жесткая, полная тайна - условие для их выживания. В случае неудачи охотник, жертва и случайные свидетели нападения не должны уйти живыми.
   Промахнувшийся упырь тут же ликвидируется своими же. Не удивительно, что кровососы предельно осторожны в своих поступках. Удивительно, как я умудрялся не замечать все "рояли",
   Первого (как и трех последующих) немертвого, упокоенного мной, заставили напасть на меня насильно. Шансов у него не было никаких, и если бы не моя растерянность, вряд ли бы наше "сражение" продолжилось более одной секунды.
   Больше того, моя измененная присутствием Демона кровь ядовита для нежити. Возможно, пан Яцек и сможет мной закусить, но на плоть упырей низшего ранга она действует подобно серной кислоте. Кеша предположил, что даже владелец "черного жемчуга" скорее всего, выпьет мою силу, не прикасаясь физически. Нет, не обожжется, побрезгует! - с ласковой улыбкой добавил Наг.
   А тварь, напавшая на меня в Никольском, продолжала отчаянно жевать мою руку, не только не надеясь на поживу, но и превозмогая дикую боль. Доберись она до моего горла, - конец настал бы нам обоим. Я видел как шипела, дымилась и обугливалась ее пасть, но в силу нервозности обстановки не придал особого значения.
   Только страх расправы мастера, мог заставить упыря пойти на такое безумство. Остается только предполагать, как изощренно истязает Черный Барон своих "птенцов", если смерть от разъедающей отравы кажется им "легким выходом".
   Фактически, Яцек обрекал своих выкормышей на верную погибель, постепенно подсовывая мне все более "трудные задачи". Каждая последующая на порядок превосходила по сложности предыдущую. Но только после "генеральной репетиции" с участием уже не рядового, а испытанного в боях упырьего бригадира, мне было предложено схватиться с нежитью из другого клана.
   Репетиция эта запомнилась мне надолго. Я шел на "охоту" неплохо подготовленным: - не полагаясь более на холодное оружие, подкупил на черном рыке револьвер и снарядил его серебряными боеприпасами. Да и слежку за "дичью" решил доверить электронике, заранее разместив на месте предполагаемой охоты дорогущую и чертовски сложную в установке систему охранной сигнализации.
   Но, в этот раз, Черный барон решил провести двойное испытание. Его подручный, руководитель целого звена из пяти немертвых бомжей (знание о его "детях" пришло ко мне в момент поглощения силы упыря), был матерой, налитой под завязку силой и очень опытной нежитью. Он заранее знал обо мне если не все, то достаточно для того, чтобы быть равным соперником.
   Хитрец Яцек выигрывал при любом исходе поединка, и готовил нас к нему одновременно, по-своему стараясь соблюсти "упырью справедливость".
   Победа его ставленника дала бы ему возможность поглотить мою силу, не привлекая внимание Кеши к своей персоне напрямую. Моя - служила сигналом о "профпригодности", как вампироборца, и готовности к "самостоятельному плаванию".
   Получить в свои руки оружие, выкованное Кешей и решать с его помощью конфликты с другими упырьими кланами, - идея поистине гениальная. Думаю, Яцек здорово поразвлекся в ту ночь, ну а мне было не до шуток.
   "Дело" происходило глухой и очень холодной осенней ночью на Николоархангельском кладбище. Тьма, вызванная неполадками в местной электросистеме, усугублялась плотными и низколетящими облаками. Как я потом выяснил, кто-то очень сильный буквально свернул с бетонной подложки многотонный трансформатор. Тем не менее, напасть на меня внезапно упырю не удалось.
   Предусмотрительно подготовленные электронные датчики, настроенные засекать движение сработали отлично. Я заметил тварь рано, но она умудрилась преодолеть более ста метров всего за пару секунд, перелетая, как исполинская белка, с одного кладбищенского дерева на другое. За это время я успел выстрелить семь раз и, по крайней мере, трижды, в нее попал, но спасла меня только последняя пуля, буквально выворотившая упырю из плечевого сустава правую руку.
   Преимущество в одну конечность может иметь в бою принципиальное значение, - этому меня научила первая встреченная на пути нежить. Да и наличие армейского ножа в свободной руке оказалось весьма кстати, позволив отделить голову противника до того, как он сломал мне хребет.
   Я вновь победил и получил достаточно энергии для того, чтобы к утру восстановить раздробленные кости, но ощущение драки с взбесившимся бульдозером осталось со мной на всю жизнь. Впредь допускать прямой контакт с озлобленным упырем я счел для себя недопустимым излишеством, скрепя сердцем занял денег и купил свой ненаглядный "Глок". Купил и ни разу не пожалел о покупке, а для моего еврейского сердца спустить враз трехмесячный заработок - нелегкий удар.
   Затраты окупились спасением жизни в следующем же бою. На сей раз, Яцек притравил меня на птенцов из другого гнезда. Я понял это сразу, вместо привычного "аромата бомжатины", если так можно выразиться о видении энергии нежити, обнаружив в добыче некоторую утонченность, налет артистизма и богемности.
   Второй неожиданностью стал запах, точнее отсутствие запаха разложения и падали. Лаванда, жасмин, корица, даже ладан - все что угодно, но не мертвечина, так обычная для прежних противников. Да и место встречи было новым, - на крыше ночного клуба в центре столицы. Мне даже слегка не хватало ставшим почти родным и уютным кладбища.
   Двое измененных по данным моего "информатора" должны были встретиться с курьером-человеком, для осуществления старой как мир товарно-денежной операции. Мое присутствие там их удивить не должно, но для того, чтобы обмануть сверхъестественное чутье нежити, Яцек настоятельно рекомендовал раздобыть настоящий героин. Выручил Ваня-могила, только он мог дать взаймы килограмм "порошка" под честное слово и не задавая лишних вопросов.
   Вампиры (у меня язык не повернется назвать этих прекрасных убийц упырями) отличались от Яцековых порождений не только приятным запахом, они и выглядели как обитатели Олимпа. Мужчина и Женщина, Елена и Парис, Афродита и Адонис вынырнули из подсвеченной огнями города тьмы за парапетом крыши небоскреба. Их облики, так же как одеяния, мерцали и менялись с каждым плывущим шагом, напоминая сразу всех виденных мной в жизни красивых людей.
   Пара греческих богов, архетипов человеческой красоты, приближалась ко мне, двигаясь абсолютно беззвучно и синхронно. Ритм их движений завораживал меня. Мое человеческое тело полностью потеряло над собой контроль, поглощенное этим зрелищем. И Дракон не упустил момента взять управление на себя. Я стрелял в упор, прямо сквозь чемодан с наркотиками. Каждый выстрел сопровождался серебристо-белым фонтаном, стоимостью с хороший лимузин.
   Преимущество неожиданности и подлость удара были на моей стороне, каждый выстрел попадал в цель. Но как же красиво они двигались и как бесстрашно сражались, несмотря на полную безнадежность своего положения. Одна за другой разрывные пули пронзали по-кошачьи рванувшиеся ко мне тела, поражая ключевые центры их светимости, а вампиры не теряли ритма и грации движений.
   Даже исковерканные и изломанные продолжали они свою игру, спектакль для последнего зрителя. Благородный танец смерти, - у меня нет других слов, чтобы описать свой восторг от их атаки. Я наслаждался каждым мгновением схватки, а выпитая из Вампиров сила еще неделю будоражила мою кровь, оставив после себя благородное послевкусие, как говорят любители коллекционных вин.
   Деньги, добытые у своих жертв, я, не считая, отдал Ивану в компенсацию за рассыпанный порошок, хотя, подозреваю, мог бы неплохо нажиться. Не жалею о содеянном, нежить не имеет право на существование в нашем мире, но мне было бы невыносимо жить на добытое убийством прекрасного.
   За последующие полгода я упокоил еще шестерых немертвых, но этих двух отметил для себя особо. Как наделенных неземной красотой и, от того, особо опасных людям тварей. Именно о них я поведал Нагу во время обсуждения грядущей операции по поимке Яцека, и был немедленно вознагражден за откровенность.
   Кеша, в отсутствие Катерины, выразился, вопреки обыкновению, прямо: - Яцек использовал тебя в многоходовой интриге. Интриганство - основная и самая человеческая черта нежити, какой бы "неземной красотой" она не представлялась. Кое-кто вообще предполагает, что склонность к коварству и интригам "импортирована" людям из мира упырей.
   Истребление "конкурентов по бизнесу" было лишь одной из побочных целей, а основной - разборка с ненавистным Нагом. Нанести удар через ученика, - какая месть может быть слаще?!
   Кеша говорил, четко произнося каждое слово и внимательно вглядываясь мне в глаза, как бы проверяя, - все ли я понял точно.
   Да понял. Жаль поздно. Еще недавно "признания" Яцека выглядели, как ценная информация, добытая путем запугивания и подкупа из "предателя вампирьего рода", нелепого и безобидного (безобидный упырь, - ХА!) упыришки.
   Меня вели на убой безупречно, и, несомненно, привели б, куда надо, но... Единственную и роковую ошибку, которую допустил Черный Барон, я использовал на все сто процентов. Вампир, почти всесильный носитель черной жемчужины, "подсел" на Аурипигмент, как подросток на клей "Момент". И это заставило его совершить немыслимый для высшего демона поступок: - пустить кого-то в свою душу, не будучи готовым сожрать.
   Результат поразил не только меня, - того, что я смогу поглотить значительный кусок силы мегаупыря не ожидал никто: - ни я, ни Кеша, ни, тем более, сам Черный Барон.
   Думаю, что настоящая причина произошедшего в вестибюле станции метро Третьяковская не в моей крутизне или "рассеянности" Яцека, а в намерении, генерированным Кешей и Толей во время первой попытки синтеза "Упыриного наркотика".
   Слишком страстно намеревались добыть Аурипигмент и черный жемчуг мои наставники, а намерение сущностей такого уровня оставляет на ткани реальности глубокие шрамы...
   В конечном счете, именно это Намерение и привело меня год назад на этот тихий дачный перекресток, заставило, вопреки его воле, вступить в безнадежный бой первого из упокоенных мной упырей, вовлекло в свой водоворот самого Черного Барона и многих, многих других участников. И только сейчас, увидев его, я смог, наконец, сложить воедино разрозненные "кусочки пазла" и понять, какую роль сыграл Яцек в моей жизни.
   За последний год его вклад в мое обучение и формирование был никак не меньше Кешиного. А сейчас, сполна глотнув силы по крохам собираемой Черным Бароном почти столетие, я мог с полным правом претендовать на сомнительную честь считаться яцековым "птенцом". Только что бомжатиной вонять не начал.
   Супер Упырь стал, хоть и не по своей воле, моим вторым Нагуалем, разделив эту неблагодарную участь с Иннокентием Леонидовичем. Сегодняшний их бой был предрешен давно, и, хотя причины их вражды коренились не в моей скромной персоне, мне неизбежно придется попасть между молотом и наковальней в схватке двух великих.
   Кстати, о молоте и наковальне: - это не я сам придумал, а Кеша мне "прозрачно намекнул". Да, допер не сразу, что "добрейший Наг" мне целый день втолковать пытался. Я то, наивный, думал, Учитель из-за меня, дурня, жизнью рискует!
   Оставалось только надеяться, что в этой поэтической метафоре мне отводиться роль выкованного меча, а не сплющенной консервной банки. Да и жестяной банкой, если постараться, убить можно, - с мстительным удовольствием подумал я про себя.
   Эта простая мысль окончательно пробудила меня к осознанию окружающего мира. А мир за несколько секунд (или минут, бог его знает...) моего вспоминания претерпел любопытные изменения. И первым новости ощутил мой нос.
   Меня в прямом смысле слова чуть не сбил с ног тяжелый аромат, в котором смешались запахи женского пота и выделений, мужского семени, дешевых духов и крепкого алкоголя: - все красноречиво свидетельствовало о том, что подруги (а перед моим мигом прояснившимся взором действительно предстали две девицы) еще "не остыли" после весело проведенного времени.
   Как часто бывает у "закадычных подруг", они гармонично дополняли друг друга экстерьером: - маленькая "блонди" и долговязая, по крайней мере, наголову выше меня, кобылоподобная брюнетка, сочетались как "Инь" и "Янь".
   На шаг впереди стояла низенькая и ооочень упитанная крашеная блондинка с вызывающих размеров бюстом. Бюст так и норовил вывалиться из плотно обтягивающего его черного топика. Она также представляла более активный компонент пары, явно собираясь как-то со мной сообщиться.
   Мое бессознательное состояние очевидно не вызывало у нее особых опасений, девушка просто предпочла не торопить события и дождаться пока я сам приду в себя. Такое поведение свидетельствовало не только об обширном опыте общения с нетрезвыми мужчинами, но и о почти полном отсутствии всяческих комлексов и предубеждений в данном образце человеческой породы. Однако особой симпатии во мне оно не вызывало, как, впрочем, и манера девушек одеваться.
   Надо сказать, даже на мой неприхотливый взгляд, дизайн мамзелей был вызывающе безвкусен и выдержан в избыточно черных тонах. Наличествовали и не в меру короткие черные юбки, ничуть не маскирующие массивные целлюлитные ляжки одной и жилистые мослы другой, и высокие черные "армейские" ботинки на шнуровке, и нелепый клоунский макияж в стиле "вамп".
   Почти неприкрытое отсутствие нижнего белья у подруг завершало картину и придавало всему этому безобразию не столько сексуальный, сколько отталкивающий оттенок. Единственным заметным отличием их "одеяний" являлись изрядно драные розовые чулки, коими более рослая из девиц пыталась хоть как-то прикрыть срамоту. Дамы переминались с ноги на ногу, очевидно испытывая ко мне некую потребность, но до сих пор так и не решались на прямой контакт.
   Тут я понял, что стою уже почти прямо, и не шатаюсь, а вот рот не мешало бы прикрыть, да и свисающие из него почти до земли нити слюны не прибавляют моей персоне привлекательности.
   Мне моментально представилось, как забавно выглядит наша троица со стороны. Сильно тощий и неслабо "обдолбанный" юноша, с трудом сохраняя вертикальное положение у фонарного столба, пытается сфокусировать зрение на двух здорово потасканных готских девахах, чтобы определить с кем (или чем!) имеет дело.
   Я попытался что-то сказать, чтобы их поприветствовать, но вышло не очень. Мое мычание даже отдаленно не напоминало "Добрый вечер". Однако толстушке и этого оказалось вполне достаточно, чтобы попробовать завести знакомство.
   - Молодой человек, угостите дэвушку сыгарээтоой...- она проблеяла эту свою "сыгарэту" так противно, что меня аж скривило. Да, дамы были явно не в моем вкусе, даже с учетом их недавней случки и аромата доступности я не ощутил к ним ничего кроме легкого сострадания. И весьма тяжелого недовольства.
   Готы, эти малолетние придурки-вампиролюбы, последнее время повадились устраивать свои собачьи свадьбы в непосредственной близости от моих охотничьих угодий. Групповой секс на свежих могилах, ну что может быть романтичнее для чистой девичьей души?!
   А для меня такое соседство было совсем некстати, особенно сегодня. Дело было даже не в том, что мне не нужны были случайные свидетели разборок с упырями, а в том, что они были не нужны нежити.
   Как я уже говорил, упыри создания патологически осторожные и всегда очень тщательно готовятся к охоте. Смерть жертвы должна или пройти незамеченной или казаться вызванной естественными причинами. Нежить без крайней нужды не нападет на неизученного заранее человека, особенно, если есть вероятность, что его будут искать (а шалуны Готы и прочие сатанисты частенько заводятся как раз в очень обеспеченных семья). Тем более, упырь обойдет стороной компанию таких людей.
   Так что в готских кладбищенских экспиренсах основную опасность представляет скорее вероятность сломать себе впотьмах ногу или гонорею подцепить, чем столкнуться с "князем тьмы". Но на всякое правило есть другое, что его отменяет.
   Если речь идет о необходимости устранения свидетелей, Яцек не остановиться ни перед чем. Даже перед групповым убийством. Тем более, что сила ему сегодня необходима, а связей у Черного Барона довольно, чтобы замять это маленькое недоразумение с минимальной оглаской.
   Не далее, как час назад, Кеша ошарашил меня заявлением, что пану Яцеку принадлежит контрольный пакет акций центрального телеканала, две развлекательные радиостанции FM-диапазона и несколько рекламных агенств.
   По словам Нага, за последние пол-века упыри развязали настоящую информационную войну против человечества. И сегодня они контролируют стратегические группы масс-медиа по всему миру. Образ "Благородного Вампира" внедряется в сознание людей со все возрастающей изощренностью. Цель данной работы проста и страшна: - нежить готовит почву для легализации своей власти над Миром...
   Но судьба планеты меня мало сейчас волнует. Глобальные планы Тьмы - пока только домыслы, а вот немалые возможности пана Яцека по "информационному прикрытию" сегодняшней операции - факт, который нельзя не учитывать. Будет нужда, черный Барон выпьет всех участников Готской вечеринки, и не икнет.
   Остальные, даже враждебные ему кланы нежити, помогут сохранить происшествие в тайне. Таков неписаный Закон: - перед угрозой разоблачения упыри объединяют все силы. Только мелькнет потом в газетах что-то вроде: - группа подростков погибла, "надышавшись метаном в канализации", "отравившись некачественным алкоголем", "самопальным наркотиком", да мало ли от какой гадости и дурости нынче не загибается молодая поросль...
   Стать хоть и невольным, но соучастником гибели детей мне не хотелось. Как-то не укладывалось такое развитие событий в мой "Договор с Господом". В другое время я, не раздумывая, отменил бы "охоту", но не сегодня. Сейчас отступать некуда, придется идти до конца. Даже если придется положить перед этим "концом" не только упырей, но и этих, пускай и не в меру романтичных, но невинных юнцов. Что юнцы на кладбище будут, сомнений не было. Судя по тому, в каком состоянии пребывали подруги, сегодня Готы резвились на кладбище вовсю.
   Будучи их ровесником, я смотрел на ребят с высоты опыта столетнего старца. Смотрел и удивлялся сам, откуда у меня такие замшелые мысли. И через секунду понял. Мои старческие замашки - прямой результат сегодняшнего "разграбления" Яцековых припасов силы. Вот к чему приводит питание энергией векового упыря!
  
   Настроение, изначально не ахти какое, было испорчено радикально, и недвусмысленно отразилось на моем лице. Во всяком случае, "низенькая" поняла его верно, трезво оценив, что "сигарэтыы", как и иных благ, от меня не дождешься. Скривив приличествующую случаю презрительную рожу, она, развернув ко мне свою массивную корму, протянула подруге: - Вер, а Вер, да он жлоооб. И импотент!
   Лошадиное лицо Веры обрело некую осмысленность, и долговязая поспешила развить предложенную товаркой тему. Оттянув топик книзу, так, чтобы стало видно ее недоразвитые по сравнению с подругой молочные железы, она широко шагнула, оказавшись почти вплотную ко мне. - Возьми меня. Я вся твоя за пачку Кэмэл лайт!
   - Девчонка сделала то, чего делать не стоит ни при каких обстоятельствах. Во-первых, дразнить демона не стоит вообще, а уж заглядывать при этом в его глаза не нужно категорически. Я ведь не спроста очки цветные таскаю почти круглосуточно.
   Зенки у меня и в "нормальном" состоянии жутковатые: - то холодом могильным дышат, то адским жаром, а сейчас чуть-чуть приоткрыли девочке краешек преисподней. Малюсенький такой ее отблеск, но Верочке хватило с избытком. В глаза Дракону смотреть, это тебе не роман о сексе с благородным "Дракулой" почитывать.
   Верин поэтический дар заглох так же внезапно, как и прорезался. А вот мне, наоборот, захотелось поразвлечься. Да и дать упырям знать о своем присутствии Кеша советовал примерно в этом районе.
   Недопонявшая смены курса толстуха дергала остолбеневшую "долговязую" за рукав, пытаясь отвлечь ее от пристального созерцания моих гляделок. Подпрыгивая на месте от возбуждения, она бурно выражала свое отношение к "мудилам, не способным на элементарный разговор с приличной девушкой". Меня, однако, руками не трогала, - видать бабская интуиция ее оставила не совсем.
   Я отпустил взгляд долговязой Веры, позволив ее вмиг обмякшему телу осесть на подругу, вдохнул поглубже, засунул в рот пару пальцев и от души свистнул.
   Надо сказать, что мой фирменный "драконий свист" - это нечто. Точнее, это нечто, что мне удалось вытянуть в обыденный мир из волшебных, драконьих снов. В этих снах, пребывая в теле ящера, я напрочь забывал о человеческом и предавался безудержной радости дикой охоты. Массивному, покрытому броней охотнику понятно без слов: - направленным звуковым ударом можно оглушить жертву, не утруждая себя долгой погоней за мелкой и более маневренной добычей.
   Это свист силы, и использую я его только в особенных случаях. Как правило, во время охоты. Драконий свист в моем дилетантском исполнении хоть и не убивает нежить, но на какое-то время выводит ее из равновесия, парализует. Что, поверьте, в схватке, исход которой решают сотые доли секунды, уже немало.
   И свист глушит некросуществ, то можете себе представить, какое действие он производит на органическую жизнь. Зубодробительное, прямо сказать, действие. Как то, на спор с Толей Головиным, я заставил уйти тараканов, оккупировавших его квартиру. Посвистеть, правда, пришлось на совесть. Тараканы-мутанты, появившиеся на свет как побочный продукт алхимических опытов Бороды, упорно не желали поддаваться ни разнообразным ядам, ни каббалистическим знакам, коими Толя старательно разрисовывал кухню.
   Более того. Головин утверждал, что твари обладают зачатками разума. Причем разума весьма изобретательного и мстительного. Рассыпанную по углам кухни с вечера отраву Толя каждое утро находил аккуратно собранной. То в солонке, то в хлебнице, то у себя в ботинке. А однажды - заложенной между половинками забытого бутерброда.
   Разумные тараканы не только не собирались покидать квартиру, они пытались выжить из нее своего творца и хозяина. Мутантов не брали никакие обычные средства. А вот к резким звукам они оказались на диво чувствительны.
   После первой же моей "трели" на нас прямо с потолка упало несколько маленьких ярко-рыжих трупиков. Головин, предупредив, что времени у меня немного, вышел прогуляться во двор. Из его объяснения стало понятно, что соседи, ненавидящие Дока всеми фибрами своей измученной алхимией души, наверняка уже названивают в милицию.
   Я всего часок поэкспериментировал с частотами и обертонами, и насекомые струйками живого песка потянулись на улицу. Как раз вовремя, - вызванная соседями Пожарная подъехала первой. Всего на пять минут опередив милицию и психиатрическую скорую. Впрочем, "менты" и "скорушники" особенно не спешили. И там и там Головина хорошо знали и уважали. Психиатры, - как пускай ненормального( а где вы видели нормального психиатра?!), но коллегу и мэтра мирового значения, опера - как постоянного консультанта по маньякам и психопатам.
   Так что там вызову особенно никто не удивился, так, для галочки приехали. Даже попросили меня свистнуть разок для ознакомления. Пожалуй, я тогда несколько переусердствовал. Молодой оперативник, как раз заходивший в квартиру, был не в курсе происходящего и обгадился от неожиданности. Его старшие товарищи, не чуждые мягкого милицейского юмора, смеялись до колик. Обижаться на меня не стали, но и свистеть больше не просили.
   Да что там менты или тараканы. Матерые волкодавы мочились под себя, беременные коровы сбрасывали телят, заслышав "драконий" свист.
   Что касается "Готских принцесс", так не кстати решивших стрельнуть у меня сигаретку, то сбрасывать на низ им, кроме триппера, было нечего. Так что обошлись красотки обмоченными штанами, каковых (штанов) собственно у них и не наблюдалось.
   Малой кровью отделались барышни, у толстухи даже хватило наглости на бегу оборонить в мой адрес пару - тройку нелицеприятных замечаний.
   Но удовольствия наблюдать за резвым галопом, коим нимфы покидали "поле боя" это мне не уменьшило ничуть. С удовлетворением констатировав, что первое сражение этой ночи выиграно "нокаутом", я, заметно повеселев, продолжил путь.
   На сердце полегчало, даже дышалось как-то свободнее. Несмотря на тоскливый вой, поднятый окрестными шавками в ответ на свист, мне стало спокойнее. В глубине души я чувствовал к встреченным Готессам что-то вроде признательности. Они помогли мне переступить ту тонкую грань, за которой принятое решение становится необратимым.
   Теперь, когда я не только переполошил всех собак в радиусе километра, но и обозначил свое присутствие и намерения Черному барону, мои действия приобрели смысл и цельность. Я шел на охоту. И плевать на то, что Кеша и Яцек думали по-другому, что расклад сил отнюдь не в мою пользу. Я, Дракон Реальгар, охотник по праву рождения, и нежить, какой бы крутой не была, - моя дичь по тому же праву!
   Подстегиваемый охотничьим азартом, я ускорил бег, подключая видение. Концентрация была бесподобной, легко удавалось удерживать внимание на предметах в 20-30метровом удалении, что превращало бег в серию гигантских скачков.
   Одним прыжком перепрыгнул-перелетел Носовихинское шоссе и еще за несколько пересек отделяющее кладбище от дороги заболоченное поле. Последний скачек был рассчитан предельно точно. Сторонний наблюдатель (если б этот наблюдатель обладал сверхъестественной способностью видеть в темноте!) увидел бы, как некий "неопознанный прыгучий объект" буквально провалился сквозь землю.
   Я и провалился. Конечно не сквозь, а под-землю, проскользнув в квадратное отверстие массивного чугунного люка. Люк прикрывал от бомжей и любопытных подростков жерло канализационного коллектора. И вентиляционное отверстие 15х15см. не позволило бы просочиться через себя даже самому хлипкому и ушлому беспризорнику, не говоря уж об увешанном оружием взрослом. Тем более, после 20-и метрового прыжка. Чудо, если не брать в расчет видение.
   Видящему во мне это чудо представилось соскальзыванием в сияющую изумрудным светом воронку. На крышке коллектора эпоксидной смолой намертво были приклеены кусочки зеленого бутылочного стекла.
   Приклеены не абы-как бы, а спиралеобразно. Так, чтобы внимание сновидения, уловленное блестящей спиралью, собиралось к черному квадрату отверстия в центре. Как у Малевича, только провалился я в шахту коллектора не фигурально, а очень даже ощутимо.
   Оказавшись в теплом и неожиданно сухом подземелье, я позволил себе целую минуту расслабления в полной тьме. Не столько, чтобы отдохнуть, сколько чтоб собраться с мыслями. Мои способности к магии, как и видению до сих пор слабы и большей частью непроизвольны (за исключением кого убить, или чего разломать, - с этим делом у меня завсегда все хорошо).
   Когда удается совершить что-нибудь, по-настоящему чудесное, я долго не могу успокоиться. Только что выполненный "ход Каабы", хоть и был мне уже хорошо знаком, а все одно: - каждый раз внутри все ходуном ходит, прыгать от радости хочется! Однако, времени у меня было чуть. Солнце уже закатилось за горизонт и, по мере приближения полуночи, сила упырей прибывала.
   Я на ощупь нашарил на стене оголенные провода "выключателя", и, передернувшись от удара тока, зажег свет. Система электропитания моего бункера имела простую, но эффективную защиту от незваных гостей. Немертвого электроразрядом не остановишь, а вот любопытного человека отвадить им можно. Для нежити, доколе у кого из них хватило бы ума за мной проследить, предназначался следующий сюрприз.
   В силу особенности физиологии ночных охотников, зрение упырей настроено на инфракрасную часть спектра. Красный они различают неплохо, желтый - уже с трудом, а, начиная с зеленого, известный человеку спектр для кровососов закрыт. Голубое небо и изумрудную зелень травы им никогда не увидеть. Да и не зачем, - поди, не коровы!
   По периметру колодца вспыхнули, залив его жестким ультрафиолетом, шесть ртутных трубок. Свет бактерицидных ламп нежити не виден, а кожу с нее снимет не хуже полуденного солнца. Обычному человеку в таком "солярии" пребывать больше минуты тоже не рекомендуется, ну а моей драконьей шкуре даже приятно. Ласково так припекает, настраивает на спокойное расслабление, одновременно отгоняя сонливость. Тут я готовлюсь к охоте, порой по двое-трое ночей подряд проводя в ожидании "дичи".
   А "дичь" эта, надо сказать, не только непредсказуема, но еще и невидима. Причем не только для обычного человеческого глаза. Не мертвые и неживые, упыри существуют на границе миров. И в наш мир они без нужды полностью не переходят. Не только по соображениям маскировки.
   Неутолимый Голод, порожденный острой нехваткой жизненной силы, - постоянный спутник любого упыря. Даже мастер-вампир, владелец Черной жемчужины, может лишь временно приостановить утечку энергии в темный мир. Почти всесильный и почти бессмертный, он остается заложником этого почти - рабом мира Теней. Да и сам вампир, какую силу бы он не набрал, - лишь бездушная тень былого человека. Иногда чудовищно могущественная и всегда ужасающая, но всего лишь тень.
   А тень нельзя поймать в ловушку или заснять на самую чувствительную из существующих камер. У тени нет веса и цвета. Она не излучает никаких волн: - ни электромагнитных, ни звуковых и не имеет вкуса и запаха. Могильная вонь, источаемая подручными Яцека, появляется тогда, когда им нужно воплотиться в нашем мире телесно. То есть, засечь упыря можно только непосредственно перед тем, как он начнет Вас убивать. Или перед тем, как Вы убьете его (а для этого надо быть существом, не уступающим нежити если не в силе, то в скорости!).
   И Вам, даже при равной скорости, надо быть готовым еще ДО перехода нежити в наш мир, то есть увидеть невидимое. Причем магия тут, - скорее помеха. Использовать видение нельзя категорически. Видение - это не зрение. Видишь ты - видят и тебя. Засечь Тень, скользящую во Тьме, не прибегая к сверхъестественным средствам - вот какую задачу должен решить охотник на нежить.
   Тенью скользят упыри по "водоразделу миров", и даже суперсовременные системы наблюдения, пульт управления которыми установлен мной в этом уютном коллекторе, способны уловить лишь косвенные следы их присутствия.
   Датчики, настроенные улавливать движение, показывают непонятно откуда взявшийся "порыв ветра". Термосенсоры сигнализируют о быстром локальном падении температуры. Энтропия мира теней и его "эмиссаров" на порядок превосходит обычные константы нашего мира, место перехода тянет в себя тепло, как пылесос тополиный пух. Движущееся пятно холода на экране - почти стопроцентный признак вторжения нежити.
   Так что, если знать что ищешь, можно увидеть невидимое, до того как это невидимое тебя схарчит. Мне, правда, пришлось пару раз перепрошить систему. Сигнализация была рассчитана отслеживать тепловые объекты, и компьютер зависал, пытаясь решать обратную задачу. Но это ерунда, дело техники. Главное сейчас, активировав свою систему, я был готов встретить черного Барона лицом к лицу. Встретить и хорошенько угостить серебром из "Глока".
   Осторожно, чтобы не запачкаться мазутом, я снял прикрывающий пульт грязнющий ватник, затем два листа рубероида и, в заключение, старинный халат, выменянный мной у бабушки в обмен на обещание неделю ночевать дома.
   Ну, неделя-то была пред сессией, так что особого ущерба моей свободе сделка не нанесла. При всей своей ненормальности, учебу я старался не задвигать. Кеша жестко расставил приоритеты: -Хочешь учиться йоге, - для начала наладь учебу по специальности. Так что я старался. И стал бы отличником, если б не небрежение физкультурой и еще несколькими малозначимыми, на мой взгляд, предметами..
   Бабушкин халат заботливо укрывал от пыли два 20-дюймовых сенсорных экрана, на которые выводился основной поток информации, шесть небольших мониторов локального контроля, три разноцветные светодиодные шкалы и массу рычажков и колесиков управления. Все это сложное и дьявольски дорогое хозяйство позволяло мне контролировать "места силы" и силовые линии некрополя.
   Сверхъестественные существа прокладывают свои пути, опираясь на видение, а не на сетку человеческих дорог. Другое дело, что люди, сами не понимая зачем, часто прокладывают дороги сообразно руслам течения ручейков и рек силы. А в местах ее выплеска строят ключевые объекты или располагают перекрестки. Именно с прицелом на контроль таких зон я расположил свою "сигнализацию".
   Включалась система не сразу. Поочередно требовалось запустить камеры ночного видения и откалибровать датчики по заранее выбранным на кладбище контрольным целям. Так что вся операция редко занимала менее десяти минут. Сегодня я управился за четыре, причем не спешил, тщательно перепроверяя каждое действие.
   Моя скорость с одной стороны приятно удивляла. С другой, - наводила на размышления. Уж не связан ли возросший уровень способности с энергией, позаимствованной у Яцека?! За все в мире надо платить, это не мораль, а энергетический факт. Для демонов наличие во Вселенной Силы, дарующей и отнимающей жизнь, не предмет веры, а прямое знание. Бог дал, Бог взял. Как я буду расплачиваться за силу, добытую убиением тысяч людей, думать совсем не хотелось.
   Вместо того, чтобы предаться христианскому покаянию и обдумыванию своих непростых отношений с Господом, я сосредоточил свое внимание на бетонной коробке бойлерной, расположенной ровнехонько на границе кладбища.
   Серый бетонный забор, окружавший некрополь, подступал к зданию с обеих сторон, так, что половина его находилась в "мире мертвых", а вторая - смотрела в сторону кипевших от весеннего буйства жизни дачных участков. Неприметная железная дверь, выкрашенная в цвет стены, давно служила мне проходной на территорию кладбища.
   Конечно, перемахнуть через забор, - задачка не из трудных. Но привлекать внимание в нашем деле совершенно излишне. Я использовал бойлерную, постоянно пышущую жаром из-за утечек перегретого пара, как проходную.
   Тихонько отпер заранее смазанный замок с одной стороны, аккуратно запер за собой, проскользнул между компрессорами и теплотрассами, и, так же незаметно, вышел с другой. Маршрут давно стал для меня привычным, но я не ленился оттачивать каждый его участок, стремясь достигнуть совершенства на каждом этапе.
   Как знать, какая из мелочей в следующий раз сохранит мне жизнь, предусмотреть все невозможно, но постараться надо. В число таких мелочей входили и камеры наблюдения, расположенные как на подступах к бойлерной, так и внутри нее. Но это, - техника, важно, но не главное.
   Был в моих действиях и метафизический подтекст. Шизоидным психопатам безумно нравиться наполнять свою повседневную жизнь мистикой и ритуалами. Доктор Головин рассказывал много интересного на сей счет. Старик коллекционировал ритуалы психов, и я, безусловно, был "звездой" его коллекции.
   Каждый раз пробираясь среди переплетения горячих труб и гудящих насосов, в подсвеченной тусклой лампой накаливания полутьме, я как бы совершал ритуальный переход через чистилище в царство мертвых. Все, что связывало с миром живых оставалось позади. Вокруг отныне была только смерть, - моя или чья-то еще, смерть уравнивала всех. Возвращался я тем же путем редко, воскресать можно разными способами, не обязательно идти назад.
   Однако, кроме мистического был и еще один, вполне практический смысл в таком способе проникновения на территорию кладбища. Потоки теплового излучения, в избытке излучаемые бойлерной, создавали "засвеченное поле" в инфракрасном видении упырей, а утечки газа и перегретого пара притупляли их обоняние. Потерявшие чутье твари, пускай временно, но попадали в шкуру своих жертв. Погибель приходила к ним без предупреждения.
   Однажды мне уже удавалось достать нежить пулей прямо с крыши "чистилища", и сегодня я намеревался повторить этот удачный опыт. Однако камера, установленная внутри помещения, убедительно доказывала, - запланированный путь для меня закрыт. И, возможно, закрыт навсегда. Готы превзошли худшие ожидания и учинили в моей проходной импровизированную черную мессу.
   "Алтарь" из пары полосатых матрасов, задрапированных черной тканью, располагался прямо на переплетении горячих водоводов в центре бойлерной. То, что происходило на нем, заставило мое сердце забиться заметно быстрее.
   Коптящее пламя черных свечей, хаотично понатыканных в стенных нишах, на трубах, ящиках и инструментальных шкафах давало сильные блики. Камеру, рассчитанную отслеживать перемещение температурных зон, лихорадило совсем как мою кровь.
   Чтобы разглядеть готский шабаш подробнее, пришлось вырубить инфракрасный диапазон, но и в обычном действо производило впечатление. Даже на меня производило.
   А уж кого не удивить самыми извращенными сексуальными фантазиями, так это "доктора" Реальгара. Толя Головин проговорился, что собранного с меня материала хватит его аспирантам еще минимум на десяток диссертаций. Но группового секса в моих предпочтениях не было никогда.
   Демоны вообще, а демоны-убийцы в особенности, жуткие единоличники. Взять силой прекрасную блондинку, хорошенько помучить ее у жертвенного столба, а потом (а можно и входе процесса) сожрать, - вот это дело.
   При таких мыслях у меня глаза горят, слюни текут и хр... стоит дыбом! А скопом ее мутузить, так я сначала друзей-соперников на части порву, а про девку могу и позабыть в запале. Короче, в теории, - не интересно. А вот на практике оторваться было трудно, я даже перевел вид с камеры на центральный монитор.
   При подробном рассмотрении стало ясно: - прекрасная как сон златовласая девушка с задатками фотомодели, изначально принятая мной за жертву сатанистов, на деле была режиссером процесса.
   Яростной амазонкой она оседлала поверженного навзничь двухметрового, атлетически сложенного и затейливо татуированного Гота. Юноша на первый взгляд напоминал классического голливудского злодея, обычного противника Конана-Шварцнеггера.
   Было что-то зловеще-индейское в предельной сосредоточенности его резко очерченного, скуластого и горбоносого лица. Длинные и густые волосы, цвета воронова крыла, рассыпались из удерживавшей их бардовой ленты. Рельефно очерченная мускулатура торса и рук бугрилась от напряжения, будто вес его "наездницы" был не меньше нескольких центнеров.
   Хотя, на мой взгляд, в утонченно-изящном и белом, как слоновая кость теле жрицы Тьмы было, от силы, кило 45-50. Такую и мучить не интересно, долго не выдержит. Мяса и сала больно мало, в моих снах подобные хрупкие создания были крайне недолговечны. Что называется "на один укус", и особого интереса не вызывали. Мой Дракон предпочитал крепких телом и розовощеких дам "Кустодиевского" типа.
   Но, несмотря на субтильность телосложения, зажигала девка не по-детски. Прошла всего минута, как я прилип к монитору, а кровь уже приближалась к точке кипения.
   Своими тонкими, почти прозрачными ручками она задавала ритм двум парам совокупляющихся по бокам от себя подростков. И ритм, и само действо никак не укладывались в мое представление о подростковом сексе. Ну не должны, не могут люди, только что переступившие порог детства, трахаться с таким неистовством, с выражением полного забытья на лицах.
   Позы, в которых совокуплялись подданые "Королевы бала" были самые, что ни на есть простые, рабоче-крестьянские. А вот страстности их совокупления позавидовал бы любой доморощенный тантрик.
   Златовласка, как я прозвал про себя ведущую, бережно, лишь чуть-чуть касаясь кончиками тонких пальцев, придерживала расположившихся по бокам от нее обнаженных юношей в точке чуть повыше крестца.
   Будто волна прокатывалась по телу ведущей, проходила через точеные руки и легким движением она передавала импульс соседям. Результат этой легкости выглядел так же ошеломляюще, как "работа" напоминающего маленького эльфа основателя АйКиДо против вдвое превосходящих его по массе противников. Подталкиваемые чудовищной, нереальной нежностью мальчишки врубались в тела распластанных на спине подруг, подобно бешенным носорогам.
   Златовласка восхищала, влекла и пугала меня одновременно. Не прекращая бешеной скачки на "индейце", она впивалась ярко-алыми губами в член стоявшего перед ней кучерявого рыжеволосого юноши, заставляя его буквально выгибаться назад дугой с гримасой толи страдания, толи блаженства на мертвенно-бледном лице.
   Парень давно бы встал "на мостик", да труба теплотрассы позади, к которой его за запястья привязали заботливые товарищи, здорово ограничивала подвижность "тантрика".
   Перекаченный черноволосый гигант "в партере", тоже выглядел отнюдь не хозяином положения. Судя по приспущенным до колен джинсам и нерасшнурованным армейским ботинкам, мачо даже не успел толком раздеться.
   А теперь Златовласка явно не собиралась предоставить ему такой возможности, парень "попал" по крупному. Хищная красота движений и, одновременно, почти детская невинность лица его наездницы завораживала не хуже танца пары "упыриных богов", упокоенных мной когда-то при передаче чемоданчика героина.
   Волосы сатанинской жрицы золотым дождем спадали с ее точеных плеч. Струились по рукам и бедрам, накрывая любовников хищно шевелящимся, живущим своей, отдельной жизнью, ковром. Такой гривы мне не приходилось видеть ни разу. Если Златовласка заплетала косу, то в серьез рисковала запутаться в ней при ходьбе.
   Почти силком оторвав себя от "Готического Порнотеатра", я переключился на камеры, отслеживающие обстановку на крыше бойлерной. Мой опыт и нюх говорили, что Готы устроили свою вечеринку "на горячих трубах" неспроста. В такой "случайности" проглядывал вполне определенный смысл. И смысл для меня крайне настораживающий. Потому как, кроме жажды убийства, я склонен столь же неистово предаваться только одной страсти, - похоти.
   Кто-то, отлично меня изучивший, явно вознамерился отвлечь мое внимание от охоты. Вопрос за малым, кто этот неизвестный? Это или ловушка упырей (о чем настойчиво твердила мне паранойя), или мистический вызов (версия шизоидной части моей личности). А возможно, и то и другое одномоментно.
   Почему бы Господу Богу не использовать в своем спектакле Златовласку с Готами в первом акте, а Яцека со товарищами, - во втором?! При любом раскладе сцену надлежало изучить заранее и со всем возможным прилежанием.
   Кроме того, наличие столь бурного истечения сексуальной энергии наверняка отвлечет не только мое внимание. Если мне удастся тайком пробраться на кровлю, эманации похоти отлично замаскируют от нежити драконий аромат. Так что крыша бойлерной оставалась весьма заманчивым для меня местом.
   Прошло почти десять минут, с момента как я принялся наблюдать за зданием теплопункта, а ничего подозрительного так и не проявилось. Две инфракрасные камеры, расположенные на деревьях метрах в шести над бойлерной показывали только незначительные скачки естественного температурного фона. Датчики движения, способные уловить даже небольшой ветерок, тоже молчали.
   Полный штиль, редкая и очень удачная для меня ситуация. Временное затишье становилось и в моем внутреннем мире. Похоть, разбуженная Златовлаской и ее сотоварищами, улеглась так же быстро, как и возникла, уступив место спокойной сосредоточенности.
   Я уже собрался признать свои опасения паранойей, как буквально краем глаза уловил мимолетное движение клубка темноты на краю кровли, прикрытом свисающими ветвями старого дерева. Одновременно тревожно замерцал контрольный светодиод. Система уловила локальное падение температуры.
   Есть! Значит, все-таки засада. По крайней мере, один упырь на крыше, и насколько я понимаю их повадки, должен быть еще минимум один на подстраховке. Ублюдок Яцек слишком хорошо меня изучил, и, даже если Готский блядоворот не его затея, то использовал он ребятишек по полной. Хотя, скорее, все же его.
   Девочки, подобные Златовласке, не участвуют в дилетанских групповушках. Тем более, за бесплатно и в малоприспособленных помещениях. Услуги ппрофессионалов по "организации праздника" стоят очень дорого. Готам таких денег за всю жизнь не скопить.
   Так что с ведущей, - все ясно. Прекрасная Златовласка честно выполняла заказ. А вот готская массовка, - добровольцы. Только вот незадача, ни Готы, ни та, что сейчас отрабатывает свои блятские деньги, не понимают, на что подписались. План Черного Барона был ясен и прост, как все гениальное. Пока я охуеваю, неожиданно натолкнувшись на своем пути на столь возбуждающее зрелище, меня берут "тепленьким". А если, вопреки всем ожиданиям, чудом сохраню бдительность, все равно сожрут.
   Мне хватило ума в проповедовать "безвредному вегетарианцу" Яцеку свое учение о "непричинении вреда невинным". Упыри знают - я стрелять не буду, боясь зацепить в тесном помещении людей. Без огнестрельного оружия мне даже против нежити из середнячков долго не продержаться. Что говорить про пана Яцека, да в компании его свиты. Тут и начни я пальбу, все одно, - задавят скопом.
   Понятно, что при любом исходе Готам не жить. Златовласка, о чем бы она не договаривалась, оговаривая условия заказа, - то же покойник. Хотя ее, возможно, оставят на десерт. Упыри любят при возможности растянуть агонию жертвы, чтобы сполна насладиться ее предсмертным ужасом и страданиями. И к сексу у них, вопреки общепринятому мнению, в посмертии интерес вовсе не пропадает.
   Только вот для смертных упырья любовь оборачивается плачевно, живо напоминая соитие паука с пойманной мухой. Красивой женщине простой и быстрой смерти от нежити не светит, а то, что светит, мало напоминает описанные в дамских романах сцены.
   Кстати, паук то же совершает с жертвой что-то подобное половому акту, только впрыскивает в нее не сперму, а пищеварительные ферменты. Заживо переваривает, а потом не спеша выпивает. Если есть время, а до рассвета его оставалось еще не мало, Яцек торопиться не станет. Что касается сцен насилия, у меня хорошее воображение, и представить себе в картинках последние часы жизни "жрицы любви" было не трудно.
   Пауки растянули сети, и сейчас с нетерпением ждут, когда в них залетит последняя, самая крупная муха. Да только не все, что жужжит, безобидно. Есть осы, с виду очень напоминающие мух, любимой пищей которых являются как раз паукообразные. Охотятся они предельно просто: - позволяют пауку себя поймать, в последний момент предъявляя "весомый аргумент", в виде гигантского жала, до поры искусно спрятанного в теле "мушки".
   Сейчас мне предстояло использовать их тактику. Без малейшего сожаления я отложил в сторону почти все набранное с собой вооружение, оставив только обсидиановый нож, моток посеребреной веревки и связку дротиков. "Глок" извлек из кобуры и, сняв с предохранителя, в несколько слоев обернул сначала фольгой, за тем махровым халатом, служившим ранее укрытием пульта.
   В результате у меня получился сверток, чем-то напоминающий плотно запеленутого младенца. Его нелепый вид должен был, по идее, вызвать у противника замешательство, а многослойная изоляция - помешать просканировать содержимое.
   Пару запасных обойм расположил в левом нагрудном кармане. И доставать удобней и сердце прикроет.
   Мой план предусматривал выполнение заготовленного упырями сценария до предпоследнего шага. Особо не скрываясь, я покину свое убежище и прогулочным шагом начну продвижение по направлению к бойлерной.
   Только вот внутрь здания входить не стану, а метров за двадцать включу видение и с его помощью перенесусь в заранее заготовленную стрелковую позицию на его крыше. Маячком для фиксации внимания сновидения послужит маленькое зеркальце, поблескивающее на противоположном от упыриной лежки краю кровли.
   С моей новоприобретенной скоростью расстрелять в упор затаившуюся гадину труда не составит. Тем более, что стрелять мне придется не в супер-пупер носителя черной жемчужины, а в тварь послабее и меньшей живучести. Не в привычках Яцека лезть на передовую. Он потому и продержался почти сотню лет, что всегда перестраховывается трижды. Едва ли Черный Барон засел в засаде самолично, скорее поставил кого-то из своих бригадиров, а с ними я уже имел дело.
   По прошлому опыту, чтобы остановить подобную тварь, потребуется всадить минимум три пули в ее ключевые энергетические центры. Причем нафаршировать серебром атакующего упыря крайне желательно до наступления прямого физического контакта. Несколько часов на регенерацию переломанных костей, как в прошлый раз, Яцек мне не даст.
   С учетом расстояния от зеркального маяка до засады, возможностей бригадира и скорострельности моей пушки я успевал выстрелить минимум шесть-семь раз. Промахнуться на таком расстоянии трудно. Если мое предположение верно (а в противное и верить не хочется), то упыря на крыше разрывные пули упокоят гарантированно.
   Дальше буду действовать по обстоятельствам и постараюсь продержаться до подхода Кеши. Силы, полученной от упокоенного бригадира, должно хватить, чтобы какое-то время выстоять даже против владельца Черного Жемчуга. Кроме того, я очень рассчитывал на его осторожность. Сначала вампир пошлет в атаку своих птенцов, и только в крайнем случае решиться напасть сам.
   Каждый ликвидированный упырь будет увеличивать мой энергетический потенциал, и шансы на выживание. А Яцек будет слабеть, его дети - это не только преданные рабы, они при нужде могут подпитывать своего мастера энергией. Выхода из здания всего два, если меня ждут внутри, - буду бить их сверху, когда полезут наружу. Если упыри засели на деревьях - получат пулю на подлете.
   На нагретой крыше бойлерной я буду неплохо замаскирован от инфравидения и окажусь в выигрышной позиции по отношению к потенциальному противнику. Главное - с ходу зачистить плацдарм от засевшей на нем нежити. См. правило РеальгараN1: - Для начала - ввязаться в драку, а потом - будь что будет!
   Наблюдательный пункт в коллекторе был со всей очевидностью уже "засвечен", но мне не хотелось вызывать у противника и малейших подозрений. Упыри должны быть уверены, - дичь не знает о засаде.
   Обычные ритуалы выхода из под земли я выполнил исправно. Метров пятнадцать полз в грязи, извиваясь змеей по узкому лазу, ведущему к вентиляционной башне. Потом протискивался между отогнутыми стальными листами. И все это вместо того, чтобы откинуть крышку люка, элементарно открывающегося изнутри, и спокойно выйти, не измазавшись по уши в глине и ржавчине.
   За время моего подземного затворничества на Землю опустилась Ночь. Почти полная луна через прорехи в облаках заливала окрестности серебром. Встречный ветер нес с кладбища запахи цветущей черемухи, пиона и шиповника, привозных цветов, водки оставленных на могилах и тлена наполняющих их тел. В общем, присутствовал весь букет обычных для этого места запахов.
   Но было в знакомой композиции кладбищенских парфюмов и нечто новое. Со стороны белеющей в темноте железобетонной коробки, к которой держал я свой путь, несло струей ароматов похоти такой интенсивности, что казалось, - мертвецы дружно восстали из могил и устроили "праздник жизни" по всему кладбищу.
   Да, правду говорят: - Кому война, а кому - мать родная! Готы оттягивались от души, не подозревая, что рядом с ними начинается схватка за жизнь. В том числе и за их жизнь.
   Я собрался, осторожно переместив "младенца" на руках так, чтобы ствол пистолета был направлен в сторону предполагаемой атаки. А дальше все пошло не так, совсем не так как мне представлялось. Время изменило свой ход и события понеслись с головокружительной быстротой.
   Из распахнувшейся настежь двери навстречу мне выбежала, нет, пулей вылетела обнаженная женская фигура. Яркий свет хлынувший из бойлерной на мгновение ослепил меня, но уже через секунду я понял: - на встречу в чем мать родила несется прекрасная Златовласка. Неудержимый животный ужас ее криков не оставлял сомнений, - упыри вышли на сцену и Готский междусобойчик обернулся резней.
   Одновременно я увидел, как на крыше, прямо над светящимся прямоугольником двери, сгустились из темноты две тени и, одна за другой, метнулись наперерез девушке. Худшие подозрения оправдались - упырь в засаде был не один.
   Уже начиная стрельбу, я понял, - не успеваю. Понял, и, ускорившись до предела, рванулся навстречу, чтобы отрезать жертву от нежити своим телом. Нас атаковали "бригадиры", - мое видение не ошибалось. Достаточно одного удара такой твари и Златовласке не жить. Хрупкое тело человеческой женщины будет смято, как консервная банка.
   Времени раздумывать не было. Чертовы упыри двигались с невероятным проворством. Их атака была выверенной и слаженной до доли секунды. Но и я был бесподобен. Каждый из летевших ко мне "бригадиров" успел получить причитавшуюся ему дозу серебра. Выстрелить на бегу 9 раз, и каждой пулей поразить летящие на тебя с разных сторон цели, - я мог бы возгордиться. Только не успел.
   Столкновение с девушкой, "упавшей" в мои объятья, было подобно удару гигантского молота. Единственное, что мне удалось сделать, так это - остаться в сознании. Но сил сопротивляться уже не было. Через мгновение я уже лежал, придавленный ледяной глыбой, почти как готский культурист на "ритуальном матрасе" в бойлерной. Почти, да не совсем. Дьявольское отродье в облике Богини все же не смогла стянуть с меня штаны. Но легче мне от этого не стало.
   Златовласая упырица улыбалась мне с нежностью матери, прижимающей к груди младенца. И придерживала, растянув на сырой земле, тоже бережно. Лишь слегка захватив мои запястья в кольцо из большого и указательного пальцев. Но эти тонкие пальчики не уступали моим отчаянным рывкам даже миллиметра!
   Ситуация складывалась гадкая. Шансов прорваться силой не было, и мое осознание привычно соскользнуло в видение. Я видел нависшую надо мной упыриную самку и поражался ее отличием от тварей Яцековой генерации.
   Птенцы Черного Барона знали только один способ добычи энергии, - втягивать светимость жертв через коричнево-багровую воронку "энергетического рта", в которую трансформировались слившиеся горловой и межбровный центры бывшего человека. На физическом плане это действо выглядело довольно неприглядно: - вряд ли кому может понравиться полутруп, заживо пожирающий человека.
   У Златовласки был альтернативный и весьма эстетичный, для непосвященного зрителя, способ "питания". Для поглощения жизненной силы она могла использовать свое влагалище. Ее любовь в прямом смысле слова была смертоносной. Теперь стал ясен смысл "Черной мессы", свидетелем которой я недавно был. Упырица насыщалась, готовясь встретить меня "во всеоружии женских чар". И, к моему стыду, это ей вполне удалось.
   Ее по девичьи поджарые бедра сжали меня стальным и уже совсем не материнским объятьем. Казалось, она напевает вполголоса что-то ласково-успокаивающее, нежно покачивая в такт своему мурлыканью тазом. Не знаю, чего она добивалась, но ее действия меня отнюдь не успокоили.
   Ярость, бессилие и досада на собственный идиотизм, - эти слова лишь отчасти описывают чувства, пожаром охватившие меня. Я увидел суть Златовласки еще набегу, перед столкновением. Видел, но упустил драгоценные мгновения. Человек своей глупой рефлексией опять помешал дракону. И ведь успевал же вывернуться из ее ледяных лап, да не только вывернуться. Ножом сатанинскую шлюху успел бы распахать от лобка до подбородка.
   Я рванулся, пытаясь превозмочь распявшую меня вампиршу, уже наперед зная, - бесполезно. Ее промежность, по контрасту с леденящим холодом тела, ощущалась раскаленным водоворотом, неудержимо притягивающим мою жизненность. Перед глазами закружился калейдоскоп цветных огней и образов прошлого, - дух отчаянно сопротивлялся, а тело уже начало поддаваться смерти. Недавнее высказывание Нага о том, что мне суждено потерять девственность в объятиях "страшной ведьмы", приобрело новый смысл.
   В панике я обратился к своему демону и неожиданно ощутил на его месте пустоту. Дракон исчез, будто его и не было. На мгновение у меня мелькнула мысль: - а не мстит ли мне старый ящер? Мол, не слушал меня, ограничивал в естественной жажде убийства, теперь расхлебывай сам! Но долго раздумывать над этим было некогда, помощи от демона ждать не приходилось, - я остался один на один с сексуальной вампиршей.
   С каждой секундой плена сила моих рывков слабевала. А вот в паху разгорался настоящий пожар. Сердце мощными ударами перекачивало кровь в низ живота. Мой, и раньше не отличающийся управляемостью член, рвался на волю, угрожая порвать джинсы.
   Гадина улыбнулась еще шире и засмеялась. Теперь я знаю, как поет смерть. Для меня это нежный, будто перезвон хрустальных бубенцов, девичий смех и мурлыканье кошки, ласкающей зажатую в когтях мышь. Отсмеявшись, упырица заговорила.
   - Какой милый мальчик, сколько силы, страсти! Гнилушка Яцек не врал, ты вкуснее всех, кого я пробовала! Жаль...Мне правда не хочется тебя убивать. Тебя надо отпивать понемногу, как дорогое вино, наслаждаясь каждым глотком. При других обстоятельствах мы могли бы подружиться, и, как знать, даже создать семью.
   - При этих словах она опять залилась звонким смехом. За тем, мигом помрачнев, продолжила. - Но тут дело личное. Ты посмел убить моих родичей. Да, я знаю, спланировал преступление гнилушке, но в кровников стрелял ты! Ты Нам должен. Я верну долг с процентами, и прямо сейчас. Вся твоя сила достанется мне одной! Ублюдок Яцек получит только высосанную шкурку. И никто не сможет мне помешать! Все благодаря Тебе, мой милый мальчик.
   Я и рассчитывать не смела, что такой малыш сможет уложить двух старших ванов гнилушки. Как хорошо, что только что всласть наелась. Такой сильный и брутальный мужчина, ты мог бы меня обидеть!
   - Она обиженно надула алые губки, но, спустя секунду, с озорной улыбкой переменилась в лице. - Ой, да что я болтаю, ты ведь спас от страшных вампиров несчастную девушку!
   Я хотел бы ответить глумливой сучке, да не мог. Прошло всего несколько секунд, как она меня оседлала, а тело было уже почти полностью парализовано. Вместо заготовленных проклятий из моей глотки вырвался булькающий хрип. Однако сил откинуть голову назад, подставив обнаженное горло, мне достало.
   Я очень рассчитывал, что Упыриха не сможет отказаться от такого заманчивого предложения и хлебнет от души моей едкой кровушки. Отчаянно хотелось жить, но прихватить тварь с собой в Ад хотелось еще больше. Мысль о том, что перед смертью я увижу, как тварь сгорает заживо, служила мне последним утешением.
   Ответом стал очередной взрыв заливистого смеха. Златовласка укоризненно покачала головой, как мамаша, распекающая шкодливого ребенка.
   - Ты смелый, но глупый. Гнилушка очень подробно рассказывал про тебя. И советовал остерегаться. Говорил, - мальчишка много опаснее, чем кажется на первый взгляд. Никогда б не поверила, если бы не видела своими глазами, что ты сделал с его птенцами. Сейчас - верю. Всемогущего Черного Барона обманул прыщавый мальчишка. Обманул и заставил себя боятся!
   Но Мы, Гоимы, из другой породы, мы сами - суть искушение и обман! Если тебе чудом удалось провести моих кровников в прошлый раз, это не значит, что везти будет вечно! Не рассчитывай обмануть мастера обмана. Я не буду пить твоей отравленной крови, гадкий мальчишка.
   И прекрати сопротивляться, не оттягивай неизбежное. Тебе не будет больно, обещаю. Я выпью тебя так, что ты забудешь все на свете от счастья и до самого конца будешь просить меня продолжать еще и еще.
   Ее ангельское личико исказил хищный оскал, а "адский магнит" между бедер усилил свое притяжение. Я чувствовал, что еще немного и мое тело начнет выворачиваться наизнанку, обрушиваясь в жадное лоно Златовласки. Упырица не лгала, долго сопротивляться ей невозможно.
   Как там говорили самураи? - Если перед тобой два выхода и один из них смерть, надо выбирать смерть? А что, если выход всего один. Чего ни делай, все равно погибель?! Самурайский "правильный пацан" выберет такую смерть, которая максимально испортит удовольствие врагу. Вот и сейчас, - пальцем пошевельнуть не могу, а интуитивно чувствую, надо напоить гадину моей кровью!
   И тут меня осенило. Есть способ, спасибо вредным самураям! Когда этих упертых мудаков брали в плен, хорошим тоном считалось проделать "сипуку" - ритуальное самоубийство. Но хитрые враги зачастую получали себе в пользование оглушенных или тяжело раненых воинов, в силу немощи неспособных взрезать себе брюхо. Таких неудачников предусмотрительно связывали по рукам и ногам, и хорошо лечили, чтобы по выздоровлению спокойно и всласть попытать, вызнав все военные тайны.
   Так вот, самураи нашли альтернативный и достойный настоящего мужчины (то есть, наиболее мучительный) способ покончить с жизнью. Можно убить себя и будучи полностью обездвиженным. Вызвать интенсивное кровотечение и помереть от кровопотери несложно. Надо только умудриться откусить свой собственный язык, - орган, богато снабженный кровеносными сосудами.
   Что я незамедлительно и проделал, ничуть не уступая во вредности древнеяпонским чудакам. Благо, зубы у меня острые, а жевательные мышцы еще повиновались волевому контролю. Не ожидал, что будет ТАК больно. Ощущение было такое, будто я попытался проглотить раскаленную головешку.
   Тут же вспомнилось, как на нормальной анатомии нам рассказывали, что язык не только обильно кровоснабжается, но и насыщен нервными окончаниями. Но дело было сделано: - кровь хлынула в рот потоком, а дикая боль помогла на время отвлечь внимание от "влагалищного жизнесоса" упырицы.
   Златовласку, тем временем, полностью поглотил процесс выкачивания моей жизненной силы. Ее полуоткрытые губы возбужденно двигались, издавая сладострастные стоны-причмокивания в такт заметно участившимся маятникообразным движениям бедер. Глаза закатились, придавая прекрасному лику оттенок безумия. С таким чудесным выражением лица предавалась неистовому онанизму малолетняя идиотка в доме ребенка, где проходила моя летняя практика.
   Пошевелиться я уже не мог. Оставалось любоваться "милым ликом" на фоне несущихся по низкому небу подсвеченных оранжевым светом города облаков, дожидаясь подходящего момента, чтоб плюнуть в рот своей смерти.
   Как же долго пришлось мне ждать этот "подходящий момент"! И как сладостен был миг, когда со стоном содрогнулась Земля и над Николо-Архангельским кладбищем, разнесся тоскливый вой, исполненный болью и бессильной злобой.
   Казалось, окружающий мир на мгновенье померк. По низколетящим облакам пробежала рябь, а резкий порыв ветра взметнул волосы вампирши языками серебристо-золотого пламени. Златовласая демоница всего на долю секунды отвлеклась, ослабив волевое давление, и мне с лихвой хватило отпущенного времени.
   Кеша достал-таки Яцека, а я из последних сил выплюнул свой изжеванный язык вместе с обжигающим потоком крови в широко открывшийся рот изумленной упырицы. Ее стальная хватка ослабла, а мне вернулись силы. Пусть далеко не все, но скопившаяся ярость выплеснулась одним ударом. Мое колено вошло в пах Златовласки, с хрустом ломая кости лона..
   Я нанес толчок видящего в нижние врата ее светящегося кокона. Тварь отлетела метров на шесть, уже в полете с истошным визгом сворачиваясь винтом. На телесном плане это был удар, способный размазать яйца носорогу. Таз упырицы был смят, но не это вывело ее из строя. Удар был направлен так, чтобы Златовласка была вынуждена проглотить и мой болтливый орган и полкружки черной драконьей кровушки в придачу.
   Тело, вконец обессиленное ударом, лежало пластом. Быстрая ревизия показала, что хоть какую-то подвижность сохранила правая рука. И то неплохо, адская сука выпила меня досуха, а уверенности в том, что она сдохла окончательно у меня не было. Неловко, червяком, повернуться на бок. Глубоко вздохнуть и, дергаясь как престарелый паралитик, онемевшей рукой вытащить из ножен обсидиановый нож, готовясь к худшему.
   Несложные манипуляции потребовали предельного напряжения сил и истощили меня. Вовремя, - один из "бригадиров Яцека" обрушился сверху мешком зловонной, исполненной ярости и истерзанной пулями плоти. Недобитый упырь был слаб как ребенок, но и мне, мягко говоря, было хреново. Сил не было не то что нанести удар, просто пошевелиться. В единственной сохранившей подвижность конечности я крепко зажал свое оружие.
   Тварь, даже умирая, пыталась выполнить приказ хозяина. Меня спасло чудо. Упырю просто не повезло: - он сам насадился на мой нож грудью. А уж вырвать из врага сердце сил у меня хватило, - помог проснувшийся азарт охотника. Я ведь тоже был в какой-то степени "птенцом" пана Яцека. Мне нравилось убивать настолько, что на все остальное в такие моменты было наплевать. Черный Барон вложил в мое воспитание немалую часть себя, и я оказался хорошим учеником!
   Водопад силы обрушился на мое тело, как муссон на саванну, иссушенную многомесячной засухой. Я зубами рвал на части сердце врага, захлебываясь и мешая нашу кровь, наслаждаясь каждым глотком этого чудесного коктейля. Жаль, блаженство длилось недолго. Упырь разлагался на редкость стремительно, тяжелая туша на моей груди в течение нескольких секунд истаяла прахом.
   Так же быстро восстанавливались мои силы, но добраться до тела Златовласки я не спешил. Бить гадину надо наверняка, самоуверенность недавно мне дорого обошлась. Но и мешкать не стоило, упускать девушку после "первой брачной ночи", которую она мне устроила не хотелось. Глаз за глаз, как говорил старина Моше.
   Да что там, когда я кошачьим прыжком метнулся к поверженной вампирше, мысли на счет нее особым гуманизмом не отличались. И сожрать ее выдранные заживо глаза было не самой садистской из посетивших меня идей. Я был опьянен совершенным убийством и жаждал новой "дозы".
   Отрезвление пришло быстро. Я летел рвать на части прожженную адским пламенем упыриную самку, а увидел в центре разметавшихся солнечной короной волос свернувшееся калачиком худенькое тельце. Оно принадлежало скорее не закончившему половое созревание подростку, почти девочке. Ее голенастые тощие ноги ничем не напоминали роскошные бедра Златовласки, грудь сдулась в размерах номера на 2-3, приобретя характерный для современных московских девиц вид едва наметившихся холмиков.
   Голова девчонки была абсолютно голой и поблескивала в лунном свете как бильярдный шар, а роскошные волосы золотым ковром устилали черную землю. Создавалось впечатление, будто какая-то неведомая сила выдернула каждый волосок и аккуратным кругом разложила его на расстоянии 2-3ех сантиметров от обнаженного черепа. Длина и густота волос поражала, навевая воспоминания о недавно просмотренном мультфильме "Рапунцель". Никогда ранее не приходилось мне видеть женщин способных подметать своей гривой пол.
   Кроме едва заметных движений грудной клетки, сопровождавших ее дыхание, других признаков жизни упырица не подавала. Что-то упорно не давало мне покоя: какая-то вредная мыслишка, мухой жужжавшая на периферии сознания не позволяла расправиться с добычей. Абсурдность происходящего заставила меня замереть.
   Да, есть! Нежить НЕ ДЫШИТ! Передо мной был человек. И неважно, кем она была еще минуту назад, убить живую женщину я не мог. Пауза начинала неприлично затягиваться, застыв на месте, я не мог решить, что делать дальше
   Наверное, со стороны все это смотрелось странновато, прям как сцена из малобюджетного ужастика: - дико-маньяцкого вида юноша ощерив окровавленную пасть примеривается вырезать обсидиановым кинжалом сердце из груди беспомощной жертвы.. Да какой жертвы! - Обнаженной девочки ангельского вида, окруженной полутораметровым, золотом мерцающим в лунном свете, нимбом. Сцена, внушающая ужас, сострадание и желание немедленно спасать несчастную, любому нормальному существу мужского пола.
   Вот только зрителей на мое счастье не было, но расклад мог измениться в любую минуту. Совместными усилиями мы произвели на кладбище немало шума. Один только вой обиженного Кешей вампира наверняка перебудил жителей дач на пару километров вокруг. Глок тоже работал отнюдь не бесшумно - глушителем для маскировки пришлось пожертвовать. Если мою пальбу услышали, то ждать наряда милиции долго не приходилось.
   Прекратив раздумья, я принял решение и немедленно приступил к его претворению в жизнь. Жизнь существа, способного дышать, будет сохранена, по крайней мере, до того, как его увидит Иннокентий Леонидович. Повинуясь интуиции, я достал из-за пазухи заветный флакончик и влил в рот пострадавшей лошадиную дозу Аурипигмента. Реакции не последовало.
   Человек бы зашелся в предсмертных судорогах, упырь - расплылся довольной улыбкой. Эта тварь вообще не среагировала. Тем хуже для нее, - Кеша любит препарировать неизвестных животных.
   Чтобы связать экс-Златовласку по всем правилам военного искусства мне потребовалось менее десяти секунд. Кевларовый шнур, глубоко врезаясь в тонкую кожу, в несколько оборотов стянул за спиной локти, щиколотки и запястья.
   Отдельная затяжная петля из посеребренной проволоки на шею, так, чтобы любая попытка резкого движения привела к быстрому отделению головы.
   Девочка выгнулась назад дугой, демонстрируя нечеловеческую пластичность, но не издала ни единого звука. Дыхание ее так и осталось ровным, а кожа шелковистой и слегка прохладной. Такое отсутствие реактивности меня окончательно успокоило: - кем бы ни была моя пленница, на человека она только походила.
   Чувства обострились до предела, делая восприятие мира почти мучительным. Всеми силами я пытался удержать свое внимание от вовлечения в детали. Видение сейчас могло унести остатки самоконтроля, и было крайне нежелательным.
   Мне удавалось сдерживать Дубля только благодаря титаническим усилиям и тактическим уловкам. К примеру, я постоянно скользил взглядом, не задерживаясь более десятой секунды на одном объекте. Контролировать слух было сложнее, - мои уши, казалось,
жили своей жизнью, подобно сонару летучей мыши сканируя пространство.
   Я есть то, что я ем, - а питаться "бедному студенту" Реальгару за последние сутки приходилось преимущественно упырями. Энергия нежити пропитала меня "до мозга костей" и невольно сделала чем-то похожим на ее бывших хозяев. Я с удивлением отметил, что даже издаю специфические щелчки, слегка причмокивая обрубком языка по верхнему небу.
   Рожденная этой бессознательной деятельностью звуковая волна концентрировалась гайморовыми и лобной пазухами, и узким, не более 15-20 градусов, лучом направлялась вперед. Отражаясь от предметов в "поле слышания" она создавала вполне видимую звуковую картину! Мне пришлось познакомиться со способом восприятия, присущим нежити, чем-то вроде тоннельного черно-белого звуко-видения. Теперь стало понятно, зачем упырям забавная привычка постоянно причмокивать и посвистывать.
   Не имея опыта в управлении внезапно прорезавшимся сверх-слухом я постоянно сталкивался с неожиданными трудностями. Ориентация в пространстве стала затруднена. Внимание периодически проваливалось в "шумовые ямы", отвлекалось на звуки событий происходивших в отдалении, и упорно игнорировало ближнее окружение.
   Я настолько привык слышать свои движения, что просто не понимал, какую важную роль играет эта способность в координации движений. Особенно в темноте или, как сейчас, когда зрение тоже подводит. Стоило только попытаться сузить звуковое поле, как слух обострялся и малейший шум становился почти невыносимым.
   Звук шагов пробежавшей неподалеку крысы казался грохотом, сотрясая кости черепа многократным эхом. Ветер завывал в траве, истошно орали сверчки, каждый удар моего сердца сопровождался такой какофонией шумов, что заглушал "голос" пробегавшей неподалеку ночной электрички. Со зрением и нюхом тоже было непросто. Глаз различал десятки оттенков тьмы и скопище скрываемых ей мелочей, а обоняние упивалось букетом трупных запахов, источаемых стремительно разлагающимися подручными Яцека.
   Мое тело постоянно танцевало, совершая стремительные и точные движения. Я закинул на плечо обездвиженную девушку, даже не почувствовав ее тяжести. От былой слабости не осталось и следа: - сказывалось действие энергетики "бригадира", пропитавшей меня насквозь. Сейчас я мог бы порвать упырицу голыми руками, не прибегая к помощи оружия. Более того, мне очень хотелось проделать с ней нечто подобное, причем максимально растянув удовольствие во времени.
   За все в нашем мире приходится платить, за чужую силу, - в особенности. Дикая, с трудом поддающаяся контролю энергия не только помогла мне стремительно залечить раны и временно почувствовать себя суперменом. Она принесла с собой и намерение своего прежнего хозяина, - чтобы сдерживать жажду крови и не расправиться с "добычей" на месте мне приходилось прилагать недюжинные усилия.
   Еще раз внимательно просканировав ближайшее окружение на предмет возможной угрозы, я решил отступить на заранее подготовленные позиции. То есть с максимально возможной скоростью уносить ноги в сторону Кешиного логова.
   Убедившись, что подобрал с земли все предметы своего снаряжения, я пристроил добычу на плечах поудобнее и изготовился к бегу. И в это мгновение кто-то легонько тронул меня за плечо. Оборачиваясь, я уже знал, кого увижу и не спешил напрягаться.
   Ощерившись от удовольствия, как кот, поймавший жирную мышь, на меня смотрел Иннокентий Леонидович. Старый Змей опять сумел подкрасться незамеченным, и, в кои-то веки, это меня ничуть не огорчило.
  
   Глава двенадцатая Серые тени судьбы.
  
   Вид у Кеши был изрядно потрепанный, но по довольной улыбке на его физиономии и сияющим от счастья глазам было понятно, что Черному Барону тоже пришлось несладко. Про сияние глаз, - это сказано буквально. Глаза Нага светились ядовито-фиолетовым светом, как два светодиодных фонаря, заставляя меня слегка прищуриваться и отводить глаза в сторону.
   Впрочем, мне тут же вспомнилось, что мои собственные зенки сейчас тоже могли бы напугать даже неробкого человека. Год назад, впервые увидев в зеркале багровый огонь в своих глазах, я не на шутку перепугался сам. Причиной жутковатого свечения была неусвоенная энергия, позаимствованная у недавно упокоенного упыря.
   Однако, в случае Кеши, отличие было не только в цветовой гамме, но и в заметно большей интенсивности свечения: - казалось, на меня сейчас были направлены два небольших прожектора. Я даже начал опасаться, что их свет может привлечь ненужных свидетелей. Будто уловив мои мысли, Наг потушил свои "зеркала души", и моментально приобрел свой обычный вид расслабленного и слегка сонного пенсионера на отдыхе.
   Вот только исполинский топор с зазубренным лезвием на плече "старпера" не очень-то вязался с почти готовым образом. Когда я видел это орудие декапитации бегемотов в прошлый раз, на идеально заточенном лезвии не наблюдалось даже малейшей зазубрины. Связать воедино этот факт с недавним воплем, так кстати отвлекшим внимание упырицы, не составило особого труда.
   Теперь пришел мой черед улыбаться. Неловко орудуя обрубком языка, я прошамкал: - у шо, Яшшеш метф?! - Кеша скептическим взглядом окинул мою ношу и, по-еврейски, ответил вопросом на вопрос. - Ты Платоша, что-то не в себе. Говоришь, как будто полный рот дерьма набрал. И девку полудохлую опять где-то раздобыл. Небось, ко мне ее тащить собрался? Не слишком ли часто?!
   Я ошеломленно молчал. Напитанное силой выпитой из нежити тело восстановилось так быстро, что проверить функционирование языка мне просто не приходило в голову. За сегодняшний день на мне без следа заживали куда более серьезные травмы. К тому же, во рту ничего уже не болело, да и разговаривать было особо не с кем. Осознание того, что на месте части моего тела теперь находиться отчаянно зудящая наспех зарубцованная культя, было шокирующим.
   До Кеши наконец-то дошло, что интеллигентного диалога у нас не получиться и старик со вздохом продолжил: - Ушел от меня паршивец. Силен оказался. Неожиданно силен. Пожалуй, мне бы пришлось лихо, если б он в полной силе был.
   Наг на секунду задумался, хитро улыбнулся и продолжил: - Ты, Платончик, идиот, притом идиот буйный, но в хозяйстве полезный. Выпить Черного Барона, как стакан портвейна, - не ожидал от тебя такой прыти! А сейчас расскажи, что за тварь у тебя на плече? И почему голышом?
   На нас, хитрых еврейцев, где сядешь - там и слезешь. Кеша мне сам это не раз напоминал. Пришло время продемонстрировать ему жидовскую натуру и увильнуть от неудобного разговора. Я широко открыл рот и показал туда пальцем: - мол, не в состоянии сейчас разговоры с тобой разговаривать. С инвалида какой спрос?! Тем более, с такого "полезного в хозяйстве" инвалида!
   То есть, разговаривать я, конечно, мог. Но не хотел, и особенно не хотел сейчас посвящать учителя в подробности своего боя, закончившегося банальным изнасилованием. Стерпеть неизбежные насмешки Кеши было бы затруднительно и в обычном состоянии. А сейчас, когда все мое существо кипело и пузырилось от яростной силы, его издевательства неизбежно приведут к драке. Второй раз за день получать от Нага по голове, тем более, топором, мне совсем не хотелось.
   Иннокентий Леонидович тем временем изучал мою добычу. Его деловитый подход свидетельствовал о крепких крестьянских корнях, неизжитых за десятилетия йогической практики. Ощупав экс-Златовласку от кончиков пальцев ног до макушки, он не приминул не только заглянуть ей в рот и пересчитать зубы, но и внимательно исследовать остальные "физиологические отверстия".
   Не удовлетворившись увиденным, Кеша вытащил из кармана большую лупу и, широко оттянув веки девушки, произвел с ее помощью офтальмологическое обследование. Его собственные глаза вновь разгорелись, очевидно, выполняя роль подсветки, в этом импровизированном офтальмоскопе.
   Было заметно, что Наг тоже испытывает легкое недоумение по поводу природы твари. Озадаченно хмыкнув, Кеша наконец прекратил свои затянувшиеся пассы над обнаженным женским телом и, достав из-за пазухи небольшой угольно-черный сверток, сунул его мне: - Разверни мешок и упакуй в него бабу. Ты и так сейчас на опасного психа похож, а с такой ношей на плечах....
   Я не стал возражать и молча выполнил приказ. Хоть Кеша и сам сейчас смотрелся не менее экзотично, но отчасти был прав: - разгуливать со стреноженной голой девкой по тихим дачным улочкам не стоило.
   Сверток, при внимательном рассмотрении, и впрямь оказался мешком, причем сшитым из очень тонкой и удивительно прочной ткани. Тело девушки вошло в него настолько плотно, что мне пришлось приложить немалые усилия, упаковывая свою добычу. Догадываясь, для кого он изначально предназначался, я с вопросом поглядел Кеше в глаза. Старик без труда прочитал мои мысли.
   - Потом. Яцек может быть неподалеку. - Наг развернулся и, с пугающей легкостью закинув свой устрашающий колун на плечо, широким шагом направился в сторону железной дороги. Мне ничего не оставалось, как подхватить свою ношу и следовать за учителем.
   Его тело задрожало, слегка расплываясь в воздухе, и через мгновение оказалось метрах в пятидесяти от меня. Иннокентий Леонидович использовал хотьбу силы, явно не собираясь давать мне скидку на усталость после боя. Надо отдать ему должное, ходил старик намного быстрее, чем я мог бегать.
   Спокойствие холодной волной затопило меня. Было удивительно, насколько быстро улетучивалась моя агрессивность и жажда крови от одного только присутствия учителя. Все силы сосредоточились на непростой задаче: - не отстать от Кеши.
   Видение давалось мне почти без усилия. Я сфокусировался на Наге и, как всегда был ошеломлен увиденным. Иннокентий Леонидович в своем истинном облике - зрелище одновременно завораживающее и пугающее. Долговязая и костлявая в обычном мире фигура сейчас виделась как массивный, подобный трехметровому угольно-черному айсбергу, монолит, рассекающий сияющие нити светимости Земли.
   Его перемещение походило на неотвратимое движение атомного ледокола, с легкостью проламывающего метровые льды северных морей. Я "ухватил" своим видением Кешу за "инверсионный след", оставленный его энергетическим телом и перенесся за ним. Как щенок, ухвативший суку-мать за хвост.
   Мгновение спустя я понял, от кого пришел только что мелькнувший в сознании карикатурный образ и тут же "отцепился" от учителя. Да и нужды в таком буксире больше не было. Получив от Кеши первичный импульс, я уже легко находил зацепки для видения самостоятельно, перенося тело от одного "маяка к другому".
   Мы бесшумно скользили во тьме, сливаясь с тенями и проскальзывая мимо освещенных редкими фонарями пятен. Теплый ветер дул навстречу, принося с собой пряный букет ароматов ночи. Ночь по-прежнему пахла страстью. В кустах так же, как и пару часов назад, заливались цикады, празднуя бесчисленные свадьбы, с истошными воплями любили друг друга лягушки в придорожных канавах.
   Мало уступая земноводным в накале любовного томленья, разгулявшиеся дачники шумели и веселились за почти прозрачными для моих обострившихся чувств стенами своих домов. Все было по-прежнему и ничто не осталось неизменным. За то недолгое время, пока продолжалась схватка с демоницей, я и вправду потерял девственность. Или наивность. А может, что-то еще, для чего и имя подобрать трудно. Что-то необъяснимое, заставляло меня воспринимать до этой ночи женщин как неких волшебных, почти сверхъестественных существ.
   Я был очарован, почти загипнотизирован властью, которой обладали над моими чувствами, волей и мыслями эти странные, волнующие и восхитительно пахнущие существа. Сейчас былое очарование рассеялось, будто пелена спала у меня с глаз.
   Прекрасное тело той, что недавно пыталась меня "залюбить досмерти" и ныне лежала беспомощной на моих плечах, вызывало скорее отстраненный интерес, чем какие-либо желания. Любовная истерия, охватившая живых, тоже воспринималась по-новому. И не то, чтобы я совсем утратил желания, - нет, просто приобрел способность смотреть на себя со стороны, оставаясь безмолвным свидетелем происходящего.
   Некоторое время я забавлялся, позволяя себе, то соскальзывать в жаркий туман страстного опьянения чувствами, то выныривать в холодную четкость отстраненности видения. Раньше такое состояние возникало только при выходе Дубля, и уравновешенным его назвать было трудно. Сегодня мне впервые удалось удерживать осознание на грани магического и обыденного миров. Причем удерживать не теряя самоконтроля и достаточно продолжительное время. Даже жаль, что идти пришлось недалеко, - чуть более трех километров. Только успел войти во вкус, а мы уже на месте.
   Уже на подходе к Кешиному дому я почуял неладное. Несколько кварталов были погружены в непроницаемую тьму. Лишь в немногих богатых особняках, снабженных собственными генераторами, горел свет. Ближайшие соседи Нага были людьми небогатыми и освещения в их домах не наблюдалось. Света не было и у Кеши. А вот мертвечиной с его участка тянуло изрядно. На участке явно побывали гости. Ощущения предстоящей схватки у меня не было, но на всякий случай я предпочел вынуть из кобуры Глок и поудобнее пристроить его в правой руке.
   Мешок с телом, по размышлению, решил оставить на прежнем месте. Упырица у меня на плечах весила всего чуть, движений почти не сковывала, а вот шею прикрывала неплохо. Кроме того, идея запустить ее телом в нападавшего, показалась мне вдруг на удивление забавной.
   Кеша коротко матернулся и зажег обыкновенный светодиодный фонарь, чтобы открыть запор калитки. То ли энергия упыря уже была переварена, и его глаза уже не могли гореть так ярко, как прежде, то ли учитель просто следовал своему правилу "не светиться рядом с домом" буквально.
   За знакомым зеленым досчатым забором наш ждал кошмар. Двор выглядел так, будто по нему прошелся небольшой торнадо. Трехметровый штабель из толстенных сосновых бревен, заготовленных хозяйственным Нагом в соседнем лесопарке под носом у лесников, был не просто развален, а раскидан по участку в художественном беспорядке.
   Изба при входе устояла. Но по покосившимся стенам, выбитым окнам и сорванной наполовину крыше было заметно, что досталось ей лихо. Газовая плита, застрявшая в дверном проеме и сплющенная как консервная банка, красноречиво говорила о том, что в "Кешином логове" случилась нешуточная потасовка.
   Катька! Она же оставалась здесь! Сердце тревожно сжалось. К своему стыду я понял, что за все время, прошедшее с нашего расставания я ни разу о ней не вспомнил. А ведь почти убедил себя, что влюбился. Нет, любовь так не забывают. Но то, что за наше недолгое знакомство, девчонка стала мне настоящим другом, было правдой. А друзей бросать в беде не принято.
   Я аккуратно снял с плеча мешок и, пристроив его на скамье перед собой, изготовился к стрельбе. Причем не поленился принять классическую позу стрелка в тире. Если уж Глиняная Домомучительница не смогла управиться с "ночным гостем", то мне с ним (или ними?) схватываться в рукопашную было не с руки.
   Самое неприятное в сложившейся ситуации было не молчание Кати, - ей то Наг наверняка наказал сидеть в подвале и тихо дожидаться нашего возвращения. Нас не встречала Нинелла, а такого за все время знакомства с Нагом я припомнить не мог.
   Тем временем Кеша отложил свой топор в сторону и, ничуть не заботясь о безопасности, сосредоточенно копался в ящике с распределительным щитком электросети, висевшим на покосившемся столбе перед сенями. Наконец его усилия завершились успехом. После яркой вспышки, сопровождавшейся снопом искр и новой порцией матюгов, над участком зажглось сразу несколько довольно ярких люменисцентных ламп. В их мертвенно-бледном свете разгром выглядел еще более впечатляющим.
   - Брось пушку, она уже без надобности. Ты что, совсем нюх потерял. До сих пор ничего не понял?! - Наг коротким кивком указал в сторону деревянной будки туалета в дальнем углу участка. И тут до меня дошло, что дух со стороны клозета шел совсем не дерьмовый. Мертвечинкой от туда попахивало и попахивало неслабо.
   На стальном остове раздавленной упавшим бревном теплицы, поблескивавшей в свете ламп немногими уцелевшими стеклами, висело нечто, с первого взгляда напоминающее голову яка, как то виденную мной в дарвиновском музее. Или, точнее, Йети, снежного человека, только что эту голову открутившего, и теперь мирно почивавшего с добычей на груде арматуры и битого стекла.
   Увиденное настолько меня поразило, что, невольно зацепившись за блестящий осколок стекла вниманием видения, я одним прыжком оказался рядом с теплицей.
   Големша Нинель таки выиграла свой последний бой. В ее уже покрытых сетью трещин глиняных руках была крепко зажата голова твари, которую можно было бы назвать "петушком - золотым гребешком", если б не размеры, скорее приличествующие подростку-динозавру или вымершему исполинскому страусу Мадагаскара, чем мирной насестке. Его черная двухметровая туша, нелепо раскидав в стороны голенастые лапы, валялась за туалетом.
   Похоже, мегапетух, в отчаянной попытке вырваться из железной хватки домомучительницы, нанес ей сокрушительный удар вооруженными отточенными когтями ногами в живот. Как результат, агрессор потерял собственную голову, - Нинелла, не особо расстраиваясь по распоротому брюху, в момент скрутила петушку шею. Чудовищная сила удара только облегчила ей задачу.
   Домомучительница пролетела около восьми метров, отброшенная силой толчка, но голову врага из рук не выпустила. Отследив траекторию полета големши, направления разброса перьев и следы на рыхлой земле я воссоздал картину схватки. Судя по всему, "петушек" атаковал Нинель сверху, обрушив на ее плечи и голову весь свой вес и силу когтистых лап. Он рассчитывал, что неожиданность позволит ему решить исход битвы одним ударом.
   И, отчасти, это ему удалось. Собственная голова Нинеллы отсутствовала на своем законном месте, но я вполне ясно мог представить себе торжествующую ухмылку на небогатом эмоциями лице домомучительницы. Одетый, как завзятый модник в манто из черных перьев "супер-кур" вероятно и не догадывался, с кем связался.
   Он атаковал големшу, как орел курицу, ударив в голову смертоносными когтями. Оборотень рассчитывал, что его добыча поведет себя как обычная женщина или, на худой конец, демоница в плотском теле. И будь Нинелла обыкновенной нежитью, его расчет оказался бы верным.
   Упыря убивает не разрушение его плоти, - плоть нежити давно мертва, и не потеря головы, как таковой. Нежить упокаивается в результате разрыва связей между энергоцентрами ее светящегося кокона, и чем сильнее и старше тварь, тем сложнее связи эти разрушить. Я по крохам вытянул эту информацию у Яцека и подтвердил свое знание на практике, методом проб и ошибок, иногда очень дорогостоящих ошибок. Но Жизненно важные центры моих прежних противников были расположены так или почти так, как у живых людей.
   У големши Нинель структура энергетики была принципиально иной. Глинянного "андроида", в отличие от обыкновенной нежити, нельзя упокоить, оторвав ему голову или пробив сердце. Нельзя потому, что если взглянуть за его внешность, становиться ясно: - нет у голема присущих `любой твари, когда-то бывшей живой, органов и тканей.
   Голем-то изначально создавался из инертной, неживой материи, и его форма продиктована не биологической целесообразностью, а прихотью творца. Соответственно и энергетический кокон видится радикально отличным от других созданий. Это даже не кокон, а скорее силовой каркас, завязанный на золотую табличку под левой лопаткой.
   Потеря головы для Нинеллы означала не большую травму, чем утрата пальца, и боеспособность ограничивала несильно. Даже ее ориентировка в пространстве почти не пострадала. Со зрением у Домомучительницы всегда было слабовато, и я сильно подозревал, что видит она, как червяк, скорее всей поверхностью кожи, чем глазами.
   Остальные травмы, нанесенные Нинелле обротнем, не могли ей сколько-нибудь повредить. Вывернутая на 180градусов нога - максимум, на несколько оттянула неизбежный исход схватки. Чудовищные рваные раны на животе и груди, оставленные, по всей видимости, саблевидными двадцатисантиметровыми когтями и иззубренным клювом "петушка", тоже были для Домомучительницы некритичны. Погубила ее скорее досадная случайность: - арматурина, на которую толкнул Големшу уже погибающий противник, выковырнула из тела золотую табличку.
   Вместе с табличкой Нинелла лишилась и духа, придававшего глиняному чучелу подобие жизни и сознания. И лишилась, судя по выражению безутешного горя на Кешином лице, безвозвратно. Насколько мне было известно, такое могло случиться, если с момента извлечения золотой "СИМ-карты" из тела голема прошло не менее часа.
   Иннокентий Леонидович, тем временем, оставил свои безуспешные попытки "реанимации" Домомучительницы и, с досадой пнув ногой голову "куро-монстра", обратился ко мне. - Ты таких видел раньше? - И я не видел, но слышать, - слышал. И его появление на свет, отчасти - твоя заслуга...
   Не понимаешь? - Сейчас объясню! Кеша вздохнул и неожиданно тяжелым, стариковским движением опустился на скамейку, жестом приглашая меня присесть рядом. Я не понимал, почему Наг решил устроить лекцию о происхождении упокоенной Домомучительницой твари прямо здесь и сейчас, но вопросов задавать не стал. Раз учитель считает, что так надо, значит, - так тому и быть.
   Кеша на несколько секунд замолчал, будто прислушиваясь к чему-то внутри себя, и продолжил: - Когда высший вампир получает такую специфическую субстанцию, как Аурипигмент, он на время становиться почти человеком. Настолько почти, что обретает способность к нормальному совокуплению. - Это факт номер один.
   Факт номер два состоит в том, что девственник мужского пола, вступающий в гомосексуальную связь с такой насыщенной Аурипигментом тварью, он получает темное посвящение особой природы. Сохраняя жизнь, этот вампирский пидор становиться способен приобретать зооморфное тело. И характеристики такого тела зависят от того, чем или кем своего любовничка вампир откармливает.
   Кормит кровью черных кур: - получается такой вот "черный петух". Монстр, способный днем ходить под солнцем в человечьем образе, а ночью обращаться в аналог современного многоцелевого самолета-штурмовика. В древних магических войнах их так и использовали. Отсюда и легенды о птице Рух, - летающих демонах, способных "заклевать" боевого слона. Пан Яцек всегда слыл экстравагантным упырем и его выкормыш это в очередной раз подтвердил. Чтобы держать в любовниках такую "штучку" надо быть большим оригиналом.
   Отношения такого рода сильно отличаются от обычной взаимосвязи вампира-мастера и порожденной им нежити. Супер-упырь, а создать зооморфа под силу лишь владельцу Черной жемчужины, бережет свое дитя как зеницу ока. Связывают любовников не только кровные узы, но и жгучая смесь любви-ненависти, густо замешанная на чувстве собственности, насилии и похоти.
   Вампирские пидорасы пользуются невиданной по упырьим меркам вольностью. В дневное время они ведут жизнь великосветских плейбоев, а все их "странности" обществом списываются на злоупотребление алкоголем и кокаином. Наркотиков, денег, любовников и любовниц, дорогих машин и прочих "гламурных благ" в их жизни и впрямь избыток.
   Но свободы и смерти своим хозяевам зооморфы желают так же страстно, как и рядовые упыри. Иногда им везет - если мастер погибает, такая тварь не сталкивается, подобно остальным его детям, с неутолимым голодом, вынуждающим убивать еженощно.
   Наоборот, за счет энергии, перетекающей к нему во время гибели создателя, сила зооморфа возрастает многократно. Именно тогда он и "выходят из тени", правда, на короткое время. Долго без беспощадного присмотра мастера не прожить, - в силу своей кровожадной дикости и нежелания маскироваться "освобожденный любовник" достаточно быстро погибает. В одиночку озлобленной людской массе не способен противостоять демон и гораздо большего масштаба, - наш новый знакомец Сатанопуло тому живой пример.
   Но вернемся к зооморфам. В исторических хрониках такие твари неоднократно отметились - от греческого Минотавра, до нашего Словья-разбойника. И это только те, кому посчастливилось каким-то чудом не только избавиться от своих "создателей-кормильцев", но и выжить достаточно долго, чтобы наследить в истории.
   Курей достать проще, чем быков, соловьев или орлов, потому "черный петух" стал настолько распространенным персонажем теневого фольклера, что со временем слово "петух" на уголовной фене стало обозначать пидораса вообще. Миры криминала и нежити, как ты, мой мальчик, уже догадываешься, тесно переплетаются и незаметно перетекают один в другой.
   Вообще процесс выращивания зооморфа крайне сложный, трудный, требующий соблюдения массы специфических условий и, как мы с Толей до сих пор полагали, в наше время невоспроизводимый. Одна только необходимость во время инициации почти ежедневно скармливать такой твари сотни особей птиц одного вида и окраса чего стоит.
   А теперь к тебе, Дракончик, два вопроса. - Кто Яцеку Аурипигмент давал? А кто ему, "вегетарианцу хренову", цыплят черных с птицефабрики ящиками носил?!
   Ответить Нагу мне было нечего. Осознание непоправимости содеянного давило на мою человеческую часть тяжким грузом. А вот Драконья, - ничего, как с гуся вода, мол, - чего ты от демона, начальник, хотел? Чтоб он ангелочков на свет помогал выпускать?! Помимо воли на моем лице появилась легкая, но вполне довольная усмешка.
   Кеша окинул меня внимательным взглядом и понимающе хмыкнул. - Взрослеешь, сынок. Жаль, поздновато взрослеешь. Но помни: - мало понять и принять свою природу. Чтобы просто выжить, тебе надо научиться ее трансмутировать. Перегнать, так сказать "первичную демоническую брагу" в самогон-первач высшего качества. Ну ладно, что сделано, то сделано, - не воротишь. Пойдем Катерину из подвала вызволять, девка, поди, совсем заждалась.
   Вопреки моим предположениям Наг расположил убежище Екатерины отнюдь не в основной избе, под надежной защитой толстых бревенчатых стен, увешанных оберегами и цепной големши. Катя всю ночь просидела скрючившись в три погибели в тесном и весьма сыром подвале под светелкой.
   Когда Кеша откинул тяжелую створку люка, предварительно предупредив затворницу условным стуком, о том, что пришли свои, девчонка вылетела из подвала, как пробка из бутылки шампанского. Я и не ожидал от человека, проведшего несколько часов в весьма стесненном положении, такой прыти.
   Эмоциональная реакция тоже была бурной: - сначала Катя разревелась от радости, а минуту спустя накинулась на нас с обвинениями и жалобами. Впрочем, обвинения пришлись в основном на мою долю. С Катькиных слов выходило, что именно из-за меня она провела "жуткую ночь в сыром подвале".
   В утренних сумерках Катерина со своими всклокоченными алыми волосами, мертвенно белой кожей на сильно осунувшемся за ночь лице и лихорадочно блестящими глазами, казалась ангелом, по ошибке проведшим ночь в преисподней.
   Наг некоторое время молча выслушивал Катькины сетования, за тем, ласково придерживая ее за локоть, провел истосковавшейся по воле девушке небольшую экскурсию по участку. Причем экскурсию, снабженную весьма подробными комментариями, освещавшими все стороны происходивших здесь ночью событий.
   К моему изумлению, дохлый "супер-кур" не произвел на Катю большого впечатления, а вот с останками Нинель дело повернулось неожиданным образом. При виде кучи глины, оставшейся от Домомучительницы, Катерина было разразилась новой серией рыданий, но Кеша привлек ее внимание к основному дому. Судя по разгрому, учиненному в избе, выбор убежища был правильным. Осознание масштаба угрозы, от которой уберегла ее домомучительница, вмиг высушило слезы на Катином лице.
   Яцек бросил на штурм Кешиного логова свою отборную гвардию. Только в сенях мы нашли остатки одеяний двух упырей. Еще одна куча рваного трепья, бывшего до встречи с Нинеллой дорогим костюмом, находилась неподалеку от туши Черного Петуха. Судя по тому, что сохранилась только одежда, а тела истлели в пыль, твари были ранга бригадира. Кешина "подруга" в одиночку расправилась с целой стаей бывалых упырей.
   Я с содроганием понял, что сильно переоценивал свои силы, имя наглость регулярно подначивать Нинеллу. Кеша не раз предупреждал меня воздержаться от подобных поступков, но, как и в других случаях, я пропускал слова учителя мимо ушей.
   Но почему Черный Барон бросил на штурм Кешиного дома свои отборные части, вместо того чтобы взять их с собой? Ответ пришел моментально. Достаточно было только задуматься над происшедшим, как в моем уме сложилась полная картина происшедших ночью событий. И картина эта в корне меняла все то, что я привык считать истинным в своих отношениях с Нагом.
   До меня с запозданием дошло - Черный Барон рассчитывал на то, что Кеша вернется, увидев происходящее у себя дома. Яцеку позарез нужен был я, и он сделал все, чтобы отвлечь Нага. Кеша меня не бросил, - что и было для меня шокирующей новостью. Дом, как учитель называл весь комплекс сооружений на участке, создавался Иннокентием Леонидовичем десятилетиями и был не только и не столько жилищем. Это было средоточие его силы, место практики и любые на него покушения рассматривались Нагом, как угроза жизни.
   С самого нашего знакомства я был полностью уверен, что Кеша за мою шкуру не даст и ломанного гроша. Наг просто терпит меня, повинуясь повелению Духа, и оттачивает свою безупречность в тесном общении с ненавистным его природе еврейским подростком.
   Леонидыч неоднократно, прямо или косвенно, позволял мне убедиться в истинности такого предположения. А на деле он защищал меня как сына, да собственно и назвал сегодня "сынком". Случилось то, о чем я не смел и мечтать все десять лет своего сиротства. Такое известие нужно было переварить.
   Из ступора, вызванного раздумьями о том, как мне теперь относиться к учителю, меня вывел вполне чувствительный подзатыльник. - Ну шо, сынку, пригорюнился! Давай бардак приберем, пока солнце не встало, у тебя силушка в избытке. - Кеша, похоже, уже решил для себя, что ему делать с приемышем и сразу привлек меня к работе по расчистке завалов на участке.
   Сила и впрямь бурлила в моем теле, позволяя совершать невиданные в обычном состоянии подвиги. С разбросанными по участку тяжеленными бревнами мы с Кешей управились буквально за пять минут.
   К своему изумлению, я понял: - не будь рядом Нага, мне не составило бы большого труда перетаскивать дровины, весом килограмм пятьсот минимум, в одиночку. Причем легко, без приложения мышечных усилий. Я просто слегка касался бревна кончиками пальцев с намерением его приподнять. Остальное делал загадочный энергетический каркас, ощущавшийся скорее как потоки жидкого электричества, струящиеся по жилам, чем как что-то жесткое. Становилась понятна пугающая легкость, с которой упыри справлялись с перемещением немыслимых для обычного человека тяжестей.
   Дальше - больше. Упершись плечом в стену покосившейся избы я, с помощью Нага, ловко, как домкратом, орудующего трехметровым стальным швеллером, умудрился придать многотонной конструкции почти первозданный вид. Для этого нам пришлось приподнять край дома и, одновременно удерживая на весу крышу, передвинуть его почти на метр. Ощущать себя "суперменом" было приятно, тем более под восхищенным Катькиным взглядом. Правда, любоваться чужим трудом девчонке пришлось недолго.
   Кате быстро нашлось применение: - во-первых, ей было поручено подметать, все, что можно подмести, и протирать, все, что подлежит протирке, - короче вся мелкая уборка, включая сбор разбросанных по всему двору петушиных перьев и останков нежити.
   Во-вторых, Катерине пришлось отнести в подвал, послуживший ей ночным убежищем, оживившийся с приближением рассвета черный мешок. Причем объяснять кто (или что) там находится и почему пытается освободиться и издает звуки, подозрительно напоминающие детский плач, Кеша не затруднился. Катя выдержала испытание достойно: - ни одного возражения или вопроса с ее стороны не последовало. Но по взглядам, которые она адресовала мне, было понятно, что объяснений нам не избежать.
   Время за уборкой летело быстро, я и не заметил, как рассвет вступил в полную силу. Небо уже полностью просветлело, окрасившись синевой в зените. Солнце залило восток ярко-алым, засияло отражениями и бликами окнах домов и, наконец, рассыпав первые лучи сначала по крышам и верхушкам берез, потом по заборам и кустам, залило нежным, утренним золотом весь двор.
   Волна света, окатившая меня, буквально смыла все то, что оставила прошедшая ночь. Тело вдруг стало ватно-тяжелым и я понял, что раньше просто не чувствовал его веса. Без следа исчезла сила, оставив после себя ощущение легкой слабости, дрожи в подгибающихся ногах и пустоты. Вместе с упыриной энергией испарилась раздраженная взвинченность и жажда деятельности, - мой Дракон забылся глубоким и умиротворенным сном, предоставив человеческую часть самой себе.
   Приход рассвета изменил не только меня: - перья оборотня, заботливо собранные Катериной большую кучу у забора вспыхнули и мгновенно сгорели, как только на них упал первый солнечный луч, оставив после себя кучку пепла и легкий аромат горелой шерсти. Перемены затронули и тушу "Черного Петуха". Воздух вокруг нее задрожал и покрылся разноцветной, похожей на разлив бензина на воде, рябью, размывая гротескные черты чудовища.
   Мои глаза не выдержали на секунду расфокусировались. Пришлось пару раз моргнуть и протереть слезы. Первое, что пришло мне в голову при виде преобразившегося монстра, было желание протереть глаза снова. Уж больно невероятным казалось произошедшее. Я впервые в жизни увидел чудо трансформы со стороны.
   Вампирский любовник предстал перед нами во всем своем блеске, и, надо сказать, это был по-настоящему прекрасный образец человеческой породы. Тело, даже побывав в медвежьих лапах Нинеллы, сохраняло грациозную утонченность, и снежную почти молочную белизну его не могли испортить чудовищные кровоподтеки, проступавшие под тонкой безволосой кожей.
   Сложен парень, которому на первый взгляд нельзя было дать более18 лет, был безупречно: - тонкая кость гармонично дополнялась хорошо развитой мускулатурой, торс, плечи и бедра накачены ровно на столько, чтобы рельеф не становился избыточно гротескным, на удлиненных "артистических" пальцах мой внимательный к деталям глаз обнаружил аккуратно выполненный маникюр.
   Курчавая голова, аккуратно пристроенная Катюхой на пенек, в момент преображения скатилась на землю, и лежала лицом вверх, устремив в ярко голубое рассветное небо пустые и уже начинающие блекнуть глаза. Я узнал его. Ошибки быть не могло, оборотень, очевидно принадлежавший в миру к "великосветской тусовке Рублевского развеса", постоянно мелькал на телевидении в рекламных клипах и проектах типа 2-го Дома.
   И что красавчику не сиделось на модных показах и светских раутах. Нет, связал жизнь с Яцеком. Набрался у любовника дармовой силы и обнаглел, а зря! Не выебывался бы, - дольше б прожил. Идея схватиться в рукопашную с противником, на его глаза голыми руками удавившим двух бригадиров Яцека, представилась мне верхом идиотизма. Парнишку определенно погубила присущая "золотой молодежи" самоуверенность, помноженная на "вампирские понты".
   Конечно, "Черный Петух" - мощная боевая единица, и способен потягаться даже с носителем вампирской жемчужины, но... Нинель то же не лыком шита, Домомучительница способная вывести из себя даже Иннокентия Леонидовича - это тебе не Ксюша Сы. На Големшу не действовал даже мой неотразимый "Драконий Свист", куда уж "Супер-куру" с его жалким кудахтаньем!
   На лице незадачливого налетчика застыло выражение безмерного изумления, которое не смогли стереть ни страшный удар, свернувший на сторону прежде безупречный "романский" нос и превративший чувственные губы в подобие отбивной, ни сама смерть, явившаяся к уверенному в своей неуязвимости вампирскому "Петуху" в виде немолодой и неряшливо одетой домохозяйки.
   В следующее мгновение я увидел всю подоплеку событий, приведших гламурного мальчика к столь печальному концу. Пан Яцек перехватил парня из под носа у "конкурентов", тех самых богоподобных Гоимов, о безмерном коварстве которых мне обмолвилась Златовласка. Фактически выкрал и обратил в чудовище, вызвавшее у них глубочайшее омерзение самим своим существованием.
   Степень бешенства, испытанное мастером Гоимов и его детьми, мое сознание трансформировало в видения пожара, охватившего Москву и заживо сгорающих в его пламени людей. Думаю, дай им волю, вампирские эстеты легко могли бы учинить нечто подобное.
   Это происшествие и привело два вампирских клана на грань войны. И не только на грань. Война состоялась, хотя и в замаскированной форме. Обе стороны обменивались ударами в классическом стиле упырей: - орудуя чужими руками, и я принимал в событиях непосредственное участие.
   Мое видение было прервано довольно бесцеремонно: - Кеша отвесил очередную затрещину. Уже вторую за прошедшие полчаса, мрачно констатировал я про себя. Усыновление Нагом определенно имело побочное действие, и если дело ограничится одними подзатыльниками, можно считать, мне повезло.
   "Папенька" даже не затруднился объяснениями и сразу перешел к делу: - Платон, ЭТО надо убрать со двора! Причем немедленно! Ночью тут шумно было, кто-то из соседей наверняка милицию вызвонил. А может и не один кто-то. Менты местные меня знают давно и крепко уважают, я их начальство лечу регулярно. Но дружба - дружбой, а служба - службой. Сейчас вызовы аппаратно фиксируются. Что ночью не приехали, так это не значит, что вообще "сигнал" проигнорируют. В темное время сюда их деньгами не заманишь, - как я говорил, знают меня давно, но отреагировать-то обязаны. Сейчас, небось, уже едут. И труп, при всем уважении, не заметить им будет сложно.
   Мне стало не по себе. Сила, еще недавно бурлившая в теле, отправилась почивать вместе с драконом. Спать хотелось даже сильнее, чем есть, и одна мысль о том, что придется тащить на подгибающихся ногах тело крепко сбитого мужчины незнамо куда, вызывала содрогание.
   - В помощь тебе Катю командирую, вижу ты совсем серый стал. Но надо, Платоша, надо. Не мне же, старику, с покойником по улицам таскаться. И, потом, кто-то должен здесь с ментами объясняться. - Старый змей опять опередил мои возражения и проделал это так виртуозно, что нам с Катериной ничего не оставалось, как согласиться. Может, Кеша и впрямь в прошлой жизни был иудеем, как в свое время не без ехидства обронил Головин.
   Катя тоже была явно не в восторге от нового задания Нага, но выразила свои протесты по-женски своеобразно. - Иннокентий Леонидович, я бы с радостью помогла. Для Вас, хоть в огонь, не то, что тело обезглавленное втихую припрятать! Но тут случай особый, этого мальчика мне не вынести.
   Я же его давно знаю. Дядя Кеша, это мой старый знакомый, Алеша! Ну, Леша Тихомуров, он еще у Тони Канделюки работал. Меня тоже сниматься звал, да отец тогда запретил. Мы с ним почти дружили, и сейчас я просто не знаю, как быть. Очень жалко парня, у меня все внутри переворачивается, когда его лицо вижу.
   А Вы говорили, что мне надо быть абсолютно спокойной и от практики не отвлекаться. Зачем я Платону, чем помогу человеку, способному играючи огромные бревна перекидывать? Только под ногами мешаться буду. Может, он один управиться?!
   Мне страстно захотелось проснуться. Окружающие люди на глазах открывались с неизвестной стороны. Создавалось впечатление, что я тут отнюдь не единственное лицо еврейской национальности. Я открыл рот и попытался возразить, да не тут-то было: вместо связной речи из моего рта полился поток булькающее-шипящих звуков, - язык не отрастал! То есть, ничего удивительного в том, что утраченный орган не регенерирует, как хвост ящерицы, в общем-то не было. Но моего огорчения такое понимание ничуть не уменьшило.
   Катюха осеклась на полуслове и, выпучив свои и без того немаленькие глаза, изумленно уставилась на меня. Кеша сдержался от обычных издевательских комментариев, но, по плохо скрытой кривой улыбке на его губах, было видно, каких усилий требует от Нага сохранение серьезности. Он глубоко вздохнул и обратился к Катерине уже без улыбки.
   - Ты Катенька, не шути так. Платон тебе сейчас и друг, и брат, и сват, даже папеньку заменил, своей кровью с тобой поделившись. Говорить он сам не может, так что я тебе переведу. Ночь у парня была сложная, та тварь, что в мешке была, ему язык отгрызла. Но это, - полбеды. Главная проблема в том, что сейчас наш герой не многим тебя сильнее. Силу из упырей добытую, Платон с рассветом потерял, а своей у него - кот наплакал.
   По-хорошему, ему б отдохнуть сейчас, выспаться. Но нет. Поедет Платоша труп твоего Лешеньки прятать, чтоб нас всех в тюрьму не упрятали. И хорошо еще, что ходить может, ему не только язык отмочалить могли, но между ног кое-что. Или все-таки она тебе это кое-что тоже отгрызла? Платон, скажи что-нибудь, а то ты чего-то и впрямь сильно бледно выглядишь... - Кеша поглядел на меня, улыбаясь во весь рот. И выражение его довольной физиономии как-то не вязалось с притворным сочувствием в голосе. Я мило улыбнулся Кате и, широко открыв рот, показал обрубок языка. Ширинку расстегивать по здравому размышлению не стал, хотя соблазн продемонстрировать сохранность жизненно важных органов был немалый.
   Наг и раньше нервозно относился к пошлым шуткам в свой адрес и был скор на расправу, а теперь, после моего "усыновления", пощады от Леонидыча ждать не приходилось вовсе. По моим наблюдениям, именно к немногим близким ему людям Кеша проявлял особенно строгие требования. Посему я решил притвориться покладистым мальчиком и смиренно уселся на скамейку в ожидании дальнейших указаний.
   К моему удивлению Катерина последовала моему примеру и пристроилась рядом, совсем не по-дружески положив голову мне на плечо.
   Кеша отнесся к такой вольности совершенно спокойно, и, усевшись на толстенный обрубок бревна верхом, коротко и по военному четко изложил нам где, по его мнению, нам надлежало окончательно упокоить злосчастного Алексея.
   Как всегда, Наг предложил нам варианты для выбора: - первый, менее затратный по силам и времени, предполагал имитацию несчастного случая с помощью скоростного электропоезда Москва-Владимир. Данный состав недаром приобрел в народе прозвище "Серая Смерть". Электричка мышино-серого цвета двигалась по запасному пути настолько стремительно и бесшумно, что послужила причиной гибели более десятка местных алкоголиков, только за первые полгода ее эксплуатации.
   При удачном раскладе эта "машина смерти" должна была размазать тело по путям, так, что со слов Кеши "Оживить своего любовничка будет сложной задачей даже для Черного Барона". Правда, тут же Леонидыч резонно заметил, что тело надо бы одеть, а из нас двоих подходящий размер одежды был именно у меня.
   Более сложный и трудоемкий, но, на его взгляд, лучший вариант, предусматривал захоронение тела в лесном болоте, недалеко от Военной базы Ракетчиков "Заря". Там, где на поверхность выбивались естественные железисто-серные источники. Знакомство с их обитателями станет для Яцека "неприятным сюрпризом". Последнюю фразу Кеша произнес с такой нехорошей улыбкой, что идея переть мешок с трупом несколько километров по бурелому моментально перестала меня напрягать.
   На мой невысказанный вопрос, как нам найти загадочные ключи, способные чем-то навредить владельцу Черного Жемчуга, Наг ответил просто: - Направление в лесу определишь по чутью. На месте, - будешь ориентироваться по желтым потекам железа, а тот источник, в который тело опустишь, тебе сам себя покажет. Дорога там старая была когда-то, Владимирский Тракт. Каторжников по нему "в Сибиря" водили, а сейчас заросло все. Однако память осталась в названии местного райцентра - "Железнодорожный".
   Я чуть рот не открыл от изумления. Местная топонимика всегда казалась плодом скудоумия советского чиновничества, и связать название близлежащего городка с древним языческим капищем никогда не приходило мне в голову. Тем паче, что название раньше ему было "Обираловка", что никакой мистикой не пахло.
   Кеша презрительно посмотрел в мою сторону, слегка скривился, но отвлекаться не стал и продолжил инструкции: - По идее вам там ничего повредить недолжно, но все-таки. Катю туда не води, пускай в сторонке подождет. Не задерживайся, - сделал дело, сразу домой. Ни с кем ни в какие разговоры не вступай, будут что предлагать, - откажись, но вежливо, а не так, как обычно. Будешь хамить, запросто можешь там и остаться.
   Место там древнее, еще с дохристианских времен заброшенное, но хранители ничего не забывают. Для таких столетия, что для нас - дни. И к упырям у них счет особый. Наши местные московские кровохлебы на железные ключи не в жисть не сунуться, но Яцек-то, - упырь залетный! Даже если и знает, все одно за любовником полезет.
   - Кеша вдруг осекся, и на несколько секунд замолчал, прикрыв глаза и будто прислушиваясь к чему-то. Я всегда поражался переменам его настроения и способности моментально менять направление концентрации. Вот и сейчас: - только что Наг был полностью вовлечен в процесс "наставления учеников", и вот - новый поворот, учитель явно что-то видит.
   Это что-то прояснилось весьма быстро. Стремительным движением Кеша метнулся к телу оборотня и в два приема упаковал его в уже знакомый мне черный мешок. Старик в этот момент был удивительно похож на циркового фокусника, только наоборот: - вместо того чтобы извлекать что-то наружу, он так же виртуозно запихал в мешок явно превосходящее его размерами тело.
   Я понял учителя без слов. Милиция была уже на подъезде, и пора было заметать "следы преступления". Сборы отняли у нас секунд пятнадцать: - в течении первых десяти я упрятал угольно-черный мешок в громадный рюкзак, служивший Кеше для переноски травы во время летних заготовок.
   Махнул Катерине рукой, - пошли со мной, убедился, что девчонка верно истолковала ситуацию, взвалил на плечи неожиданно тяжелого "Лешеньку", и вперед. Уже на бегу подхватив небольшую холщевую сумку, я кинул туда двухлитровую пластиковую бутылку с водой, стоявшую у скважины, и пакет с краюхой серого хлеба, парой луковиц и внушительным шматом сала. Иннокентий Леонидович все-таки озаботился моим прокормом и вынес этот нехитрый "завтрак дракона" из сеней.
   Двор мы покидали через парадный выход, особо не маскируясь и не прибегая к хитростям и уловкам. Кеша всегда говорил: - хочешь скрыться, - научись быть незаметным на виду у всех. Сейчас мне предстояло незаметно прогуляться по оживленному дачному поселку с вместительным рюкзаком за плечами. Ну, допустим, буду я туристом, в сопровождении симпотной такой подруги. Собрался, значит, в поход по близлежащим лесам и топям.
   А что рюкзак большой, - ну так надо ж вещи и на себя и на подругу тащить. Для наших ненавязчивых к опасным незнакомцам сограждан - сойдет, а вот попадись нам на встречу милицейский наряд, - расспросов избежать не удастся. И "симпотная подруга" не поможет.
   Кстати, о ней, о подруге, что поделывает Катерина у меня за спиной. Я обернулся и с немалым удивлением обнаружил, что в облике Катюхи за прошедшие сутки произошли немалые перемены. То, что я не заметил их сразу по возвращению, можно было списать только на последствия ночного "сексуального опыта" с Златовлаской.
   Лицо девушки, прежде жизнерадостное и румяное от природы, приобрело бледно-восковый цвет слоновой кости и как будто истончилось. Волосы за ночь утратили жизнерадостный помидорный свет и стали пепельно-серыми. Только у висков кое-где еще проглядывали алые пряди.
   Кроме того, она умудрилась радикально поменять не только свою окраску, но и стиль одежды. На ногах место яростно-красных лодочек на высоких каблуках заняли мягкие черные матерчатые туфли, спортивного кроя. Туфли, надо отметить, были не только элегантны, но, судя по качеству материалов и лейблу фирмы, так же дороги. И явно не являлись наследием Домомучительницы, предпочитавшей бесформенную отечественную обувь 43-го размера.
   Откуда Катя умудрилась их раздобыть, не покидая Кешино логово, оставалось загадкой. Возможно, подумал я, их оставила одна из пациенток "дедушки-травника", убегая босиком от разгневанной Нинеллы.
   Глаза девушки теперь прикрывали черные очки-стрекозы, на "всякий случай" заныченные мною в Кешиной кладовке. Черный кожаный плащ, немного широкий в плечах, за счет утянутой поясом талии, прекрасно подчеркивал фигуру. В совокупности с черной же водолазкой и колготами, все вышеперечисленные аксессуары придавали Катерине вид маргинальной девицы Тринити - главной героини фильма Матрица. Впрочем, на ее дружка, супермена-Нео я тянул слабовато.
   Скорее наша парочка походила на туриста-водника, волокущего гигантский рюкзак с байдаркой и его подругу - байкершу. Некоторое время я развлекался, пытаясь навесить на нас разнообразные житейские роли: - тихоня ботаник и металлистка, робкий кавалер, припаханный к переноске барахла решительной девицей. Во всех вариантах, так или иначе, Кате доставалась главная роль, и дело было не только в ее броской одежде и моем грузе.
   С некоторым огорчением я отметил, что даже без каблуков Катерина выше меня на полголовы. Ну и ладно. Это горе не беда, главное - словоохотливость ее заметно уменьшилась, что, в сочетании с моими собственными "языковыми" проблемами, сделало нашу прогулку на удивление молчаливой. Так в полной тишине мы шли всю дорогу до станции, и никто нам не встретился.
   Улицы будто вымерли, ни прохожих, ни милиции не наблюдалось. Даже Салтыковские старушенции, обычно выползающие из своих вросших в землю хибар ни свет, ни заря, куда-то попрятались. Ничем другим, кроме как Кешиной магией, я такое безлюдье утра выходного дня объяснить не мог, и в очередной раз позавидовал учителю.
   Мне страстно хотелось научиться так же влиять на окружающий мир с самого первого дня нашего знакомства, но сам я упорно не мог понять, как этого добиться, ну а Кеша... На все мои вопросы, как ему удается проворачивать свои фокусы, Наг отвечал или затрагивающими мое самолюбие дурацкими шутками или, еще хуже, устраивал мне "метафизические провокации", подобные сегодняшнему ночному приключению.
   Почему провокации, - тут долго объяснять не надо, а "метафизические" - потому, что по идее, они должны были сподвигнуть меня к прямому восприятию сути бытия - видению. То есть, растолковал мне тонкости процесса Толя Борода совсем недавно, до этого я склонен был считать Кешины выходки просто изощренными издевательствами с выраженным антисемитским привкусом.
   Так или иначе, но сейчас на моем месте оказалась Катерина. И, судя по переменам в ее имидже, местечко это было весьма некомфортным. Во всяком случае, в переполненной по контрасту с пустыми улицами, электричке народ инстинктивно отодвигался именно от излучавшей инфернальный шарм девушки, напрочь игнорируя мое присутствие.
   Обычно именно мне приходилось сталкиваться с такой реакцией сограждан на свою персону, но сегодня в роли "скрытой угрозы" выступала Катя. Дракон забылся сладкой дремой и я, пускай и временно, но стал обычным и совершенно не внушающим угрозы щуплым молодым человеком.
   А вот Катерина сегодня сильно смахивала на вампира, не настоящего конечно, а того, киношного, "живого мертвеца", образ которого вдохновляет Готов на их "подвиги". И не только смахивала, - напомнил я себе. Она и была фактически мертвой, задержавшейся на краю могилы лишь благодаря нелепому стечению обстоятельств и моей глупости.
   Люди интуитивно чувствуют "чужаков" и стараются держаться от них подальше, зачастую не отдавая себе в этом отчета. Было весьма любопытно наблюдать со стороны, как в течении буквально пяти минут сонные дачники образовали около Кати свободное пространство около полутора метров в диаметре.
   У каждого нашелся свой, безусловно уважительный, способ переместиться от "опасного объекта" подальше: - сразу несколько человек вышли в тамбур покурить, двое вспомнили, что им необходимо срочно посмотреть на карту станций в конце вагона, а крошечной бабульке, сидевшей рядом, просто стало плохо с сердцем и она покинула вагон в на следующей остановке.
   Дорога до "Зари" заняла у нас около десяти минут и никакими происшествиями омрачена не была. Безлюдную платформу, оправдывая название станции, заливал нежно розовый свет только начавшего свой путь к зениту светила.
   Скрежет открывавшихся дверей больно резанул по ушам, ясно давая мне понять, - проблемы с нарушением границ восприятия исчерпаны не до конца. Зрение тоже преподнесло пару неприятных сюрпризов. Я опять перестал адекватно воспринимать расстояния.
   Выходя из поезда, мне пришлось приложить изрядные усилия, чтобы не провалиться в проем между составом и перроном. Настолько изрядные, что они вылились в сильно избыточный прыжок, вынесший меня к ограждению платформы. Тяжелый рюкзак за плечами и инерция этого молодецкого скачка чуть было не привели к падению в заросли крапивы за низкими перилами.
   И все-таки, на улице было хорошо. Спертая атмосфера, толчея и обилие пахнущих кислым потом стариковских тел вокруг, не добавляли электричке привлекательности. А сейчас, в состоянии обостренного восприятия, были почти мучительны. С облегчением я покинул душный вагон и окунулся в прохладный утренний воздух, наполненный ароматами цветущей сирени и горячего битума. В расположенной неподалеку военной части бригада ремонтников занималась латанием многочисленных выбоин мостовой.
   Других химических запахов легкий ветерок, дувший с юго-востока, не доносил, что и не удивительно: военные тоже люди и, несмотря на то, что "небо родины прикрыто круглосуточно", по выходным поспать не дураки. Из увлеченного исследования ароматического спектра меня вывели крики Катерины. Слышны они были как-то странно: - будто издалека, приглушенно и неразборчиво. Обернувшись назад, я обнаружил, что нас с ней разделяет почти сотня метров.
   Фактически мы находились на разных концах платформы и, судя по бурной жестикуляции и ругательствам в мой адрес, такая ситуация Катюху радикально не устраивала. Разгневанная амазонка сокращала дистанцию между нами весьма стремительно, и я приготовился к взбучке.
   И тут же услышал биение ее сердца, шумный ток крови сосудам, почувствовал запах ее пота и, по легкому привкусу крови, понял, что девчонка больше напугана, чем зла. Фактически я за пару секунд просканировал Катерину с головы до пят. И легко соскользнул бы в видение, удержавшись на самом его краю немалым волевым усилием. Судя по разделявшему нас расстоянию, я только что успешно телепортировался, причем в один прием преодолел сотню метров.
   Происходило нечто непонятное. На меня явно оказывала воздействие некая посторонняя сила. Достаточно мощная и, одновременно деликатная, для того, чтобы я совершил скачек видящего, сам того не сознавая. Стоило мне только задуматься о смысле происходящего, как я уже знал все ответы. Искать желтые ключи, блуждая по лесу, нам не придется. Источник тянул меня с такой силой, что приходилось противиться его зову, чтоб не бежать. Голоса, голоса, голоса...
   Без угрозы, глумливых или заискивающих ноток, обычных для обитателей миров Тени, они, тем не менее, неудержимо влекли меня за собой. Их было так много, что невозможно было разобрать не только то, о чем они говорили, но и на каком языке. Тем не менее, смысл послания начинал до меня доходить. Меня звали к себе и обещали Службу и Покой. Именно так, служение и покой с большой буквы, - дело всей жизни и награду за верную службу, чувство полной, всеобъемлющей, блаженной умиротворенности. Того самого "мира в душе", что я так страстно желал всю жизнь.
   Однако, к черту все голоса и их "деловые предложения", меня о них Кеша заранее предупредил. Я сбросил на платформу рюкзак с изрядно надоевшим мне грузом, шумно выдохнул и бешено завращал глазами: - этот нехитрый прием, когда-то показанный Кешей, всегда помогал мне отключиться от ненужных слоев реальности. Помог и в этот раз.
   Когда запыхавшаяся Катерина с ревом обрушилась на мою грудь, голоса в голове уже не мешали мне ее выслушать. Девчонка решила, что я решил ее бросить, и была не на шутку напугана. Краска на лице потекла, и на ее матово-белом лице образовались сине-черные разводы, сделавшие Катю окончательно похожей на новоиспеченного вампира. Несмотря на сбившееся дыхание и бешенный пульс, у девушки не проступило и подобия румянца.
   Как не горько было это сознавать, но по всем признакам моя подруга медленно, но верно продвигалась по "дороге смерти". Если дело так и дальше пойдет, придется опять поить ее кровью. Но сначала следовало дать "пациентке" обыкновенной воды и успокоить.
   Приведение Катиных чувств в более или менее сносное состояние заняло больше времени, чем я рассчитывал. Еще несколько минут она, уткнувшись, как ребенок, носом мне в грудь, молча выслушивала все то, что я экспромтом выдумывал с целью утешения. При этом Катерина периодически выдавала "на гора" новые всплески рыданий, и, сотрясаясь всем телом, размазывала сопли по моей рубашке. Я напоил ее водой из предусмотрительно захваченной от Кеши бутылки и даже пожертвовал один из пяти купленных в станционном киоске шоколадных батончика.
   Мы сидели рядышком, жевали шоколад и ворковали как два влюбленных голубка, - картина почти идиллическая, если не брать в расчет, что насестом нам служил рюкзак с расчлененным трупом. Не прошло и десяти минут, как моя спутница наконец обратила внимание на этот прискорбный факт, и, с возмущенным воплем: - Ты, что, совсем сдурел! - Взвилась в воздух.
   Я истолковал столь бодрый прыжок как признак того, что Катя восстановила душевное равновесие, и дал команду на выход. Вопреки моим страхам, Катерина оказалась вполне адекватно воспринимать реальность. Пробормотав в полголоса что не совсем лестное в мой адрес, она, тем не менее, возражать не стала, только испросила пару минут на "привести лицо в порядок".
   Распахнув полы плаща, Катя добыла на свет приличных размеров дамскую сумочку, где лежали отнюдь не приличествующие случаю оружие и боеприпасы. Я тяжело вздохнул и отвернулся. Меня уже не удивляла ее способность извлекать косметичку буквально из воздуха, но понять, почему надо краситься даже перед лицом матушки-смерти я не мог.
   Дорога до источников заняла у нас чуть более часа и ни чем особенным, кроме периодически напоминающих о себе голосов, отмечена не была. Учитывая степень насыщенности этим самым особенным предыдущего, дня я даже немного заскучал.
   Примерно через полчаса дачные участки, перемежаемые полями и перелесками, сменил густой хвойный лес, разделенный на квадраты редкими и основательно заросшими малинником просеками. Неожиданно быстро стемнело. До меня дошло, как необычно тихо стало вокруг. Замокли неустанно галдевшие птицы, и даже вездесущие подмосковные комары, казалось, приглушили свою заунывную песню. Катя тоже притихла и ощутимо жалась ко мне.
   Как назло именно в этот момент я понял, - дальше девчонку внести нельзя. Голоса, до того особо меня не волновавшие, оживились и сделали мне недвусмысленное предложение: - в качестве доказательства моей лояльности сдать им "на руки" всех моих спутников. То есть, не только дохлого Алексашу, но и Катьку в придачу.
   Последнее в мои планы никак не входило, тем более, что я уже начинал догадываться об истинной природе духов источника. Пришлось остановиться и с помощью клочка бумаги, огрызка карандаша, обнаружившегося в кармане Кешиных штанов, и бурной жестикуляции объяснить Катерине суть происходящего. Хозяевами железистых ключей оказались уже знакомые ей Серые Призраки.
   Прочитав мои каракули, Катя тяжело опустилась на землю, и, прикрыв глаза, привалилась спиной к замшелому стволу столетней ели. Говорить она ничего не стала, но вид у амазонки был несколько бледный, если можно так было сказать про и так почти бескровную девицу. Обреченный такой видок.
   Тихонько матюгнувшись про себя, я тоже не стал размусоливать неприятную тему и приступил к процедуре "передачи тела". Кеша, конечно, гад, не предупредил заранее. Но ведь предупредил бы, так я сюда хрен бы сунулся. Тем более, вместе с Катериной. Как бы там ни было, а упокоить Яцекова выкормыша следовало на совесть, и отступать в самом конце пути я не собирался.
   Место нашей стоянки находилось на краю заболоченной опушки, на противоположном конце которой, среди чахлых сосенок и водяных окон, поросших ряской, проглядывали рыжие потеки. В контрасте с сырым полумраком леса, воздух над открытым пространством, залитым ярким утренним солнцем, дрожал и клубился, постоянно искажая очертания предметов.
   Скосив глаза, я увидел несколько размытых серых теней, будто замерших в ожидании на незримой границе, отделявшей лесную чащу от покрытой желто-зелеными кочками поляны. Как только я переступил эту границу, меня моментально окутало их липкое, похожее на воздействие холодной наэлектризованной воды, присутствие.
   Служители Кармы будто ощупывали мою кожу тысячами маленьких протуберанцев, бахромой свисающих с их коконов. Было щекотно и немного боязно. Но не хозяева места силы вызывали это чувство. Я почему-то был уверен, что они не причинят мне зла. Опасение внушала зыбкость почвы под ногами. Поляна Серых Призраков на поверку оказалась настоящим лесным болотом, и вероятность ухнуть в неизвестной глубины трясину радовала меня не сильно. Приходилось буквально перепрыгивать с кочки на кочку, чтобы не провалиться в покрытые зелено-желтой ряской водяные колодцы.
   Учитывая мою слабость и весьма увесистый груз в рюкзаке, делать это было непросто. Соблазн использовать прыжок видения, чтобы подобраться к источникам в один присест, я отмел сразу. Неизвестно куда меня этот прыжок забросит. Кеша дал мне в свое время пару весьма болезненных уроков, научивших относится к видению с подобающим почтением. В месте силы Служителей Кармы, эксперименты такого рода были особенно опасными. Я подозревал, что именно здесь и находятся "ворота" в их родной мир. Так что приходилось прыгать, периодически балансируя на краю неустойчивых кочек, покрытых мягким зеленым мохом.
   Голоса в моей голове разом пропали, уступив свое место странному чувству: - мне казалось, что, по мере того, как я продвигаюсь в сторону дышащих серными испарениями желтых луж, в мою собственную суть внедряется некая сила, подробно, буквально до мозга костей, меня изучающая.
   Процесс моего "сканирования" продолжался недолго. К тому времени, как я выбрался из трясины, все было кончено. Ощущение чужого присутствия в моей голове исчезло, оставив после себя звенящую пустоту и полное безмыслие. Я лежал на шершавой и нагретой солнцем черной поверхности гранитной глыбы, слегка возвышавшейся над поверхностью болота.
   Основная масса скалы несомненно скрывалась в глубине, внушая невольное уважение предполагаемыми размерами. Сам же "островок" был не более трех метров в поперечнике, открывая за своим противоположным краем периодически вскипающую зловонными пузырями, желто красную лужу железистых ключей.
   От ближайшей кочки каменный остров отделяли, по меньшей мере, два метра воды. Еще вчера я б и не задумался, перешагивая такую преграду, но сегодня все было не так. Несмотря на предельное напряжение сил, мой прыжок вышел слегка неудачным. Не долетев до суши каких-то сантиметров, я поскользнулся на покрытой скользкими водрослями поверхности скалы, и со всей дури растянулся на ее изъеденной лишайником поверхности.
   Руки ободрал, но нос умудрился сохранить, - и то хорошо. Мой "орлиный" паяльник в подобных случаях обычно первым встречался с жесткостями мира. Я прижимался щекой к выщербленной горячей поверхности, глубоко дышал, наслаждаясь теплом исходящим от камня, и пытался собраться с мыслями.
   Мыслей не было. Точнее, были, но шевелились они где-то далеко, будто скрытые под черными водами болотной трясины. Было совершенно непонятно, не только что я тут делаю и зачем сюда пришел, но и сам факт моего существования вызывал массу вопросов.
   В принципе, такая ситуация меня вполне устраивала, если бы не смутное ощущение, что что-то идет не так, как должно. Ощущение это находилось даже не во мне, а пряталось во тьме вместе с мыслями.
   И вот там, в глубине, будто шевельнулось нечто, похожее на огромную снулую рыбу, ударило хвостом, и начало медленно подниматься к поверхности. И, по мере ее неспешного, но неотвратимого подъема, во мне начала вскипать темно-багровая ярость. Рыба была очень недовольна. И не рыба вовсе, а что-то похожее на гигантскую, дышащую неукротимой злобой ящерицу.
   Знакомое чувство. Я с ревом поднялся на ноги, раздирая плотное покрывало окутавшего меня беспамятства. Аура моего тела буквально полыхала, выбрасывая из себя пламенные протуберанцы. Серые шарахнулись в стороны, отступив к самому краю гранитного островка.
   С их бегством пелена с моих мыслей спала и пришла холодная ясность, граничащая с сумасшествием. Что делать дальше было понятно: - логово серых ублюдков, решивших проверить Дракона на вшивость, следовало выжечь до тла. План возмездия моментально выкристаллизовался в моей голове. Оставалось только решить маленький вопрос, - где и как добыть компактную ядерную бомбу. В том, что мне удастся провернуть акцию, недоступную даже ребятам из Ичкерии, сомнений я не испытывал.
   Найти хранилище ядерных мин для видящего особого труда не составит. Остальное, - дело техники. Просто накачаюсь силой до ушей, предварительно упокоив одного-двух упырей, и все дела. Живой танк, а именно так я мог бы описать свое самочувствие после удачной охоты, никакая охрана не остановит. О неизбежных и многочисленных, даже при самом удачном раскладе, человеческих жертвах я в тот момент почему-то не задумывался.
   Дальнейшие действия предпринимались, балансируя на тонкой грани ледяного безумия и багрового пламени ярости. Удерживаться на этой грани было трудно, но ответственность за оставленную в лесу Катерину и отеческое напутствие Кеши "не хамить" здорово помогали. Короче, не стал я разносить вдребезги-пополам всю эту Кармическую малину, хоть, не скрою, хотелось очень. Просто спокойно занялся своим делом.
   Снял с плеч уже порядком надоевший груз и, не обращая внимание на радостный вой, поднятый Серыми, вывалил останки Алексаши в желтую жижу источника. Трясина быстро поглотила тело и, на последок, издала нечто вроде удовлетворенного вздоха. После недолгого размышления за Алексашей последовал и рюкзак. Железное правило не оставлять вещдоков, в этом случае можно игнорировать. Вряд ли сюда когда-нибудь доберутся менты, а если и доберутся, не до раскопок им тут будет.
   Пока Служители Камы сканировали меня я, в свою очередь, увидел кой чего из их собственного прошлого, точнее из истории железных ключей. Мы с Катей не были первыми посетителями этого "гостеприимного" местечка. Хотя приглашались сюда далеко не все подряд, а только избранные. Те, кому волей случая, из-за вмешательства сверхъестественных сил или благодаря собственной изворотливости, удавалось избегать назначенной судьбы.
   Таковых счастливцев только за послевоенные десятилетия накопилось более полутора сотен. Дальше в прошлое я заглядывать не стал, опасаясь перегрузить и так уже закипающие мозги. С людьми, случайно или намеренно попавшими на это ничем не примечательное лесное болотце происходили весьма странные события.
   Воздаяние за все содеянное в жизни, делом, словом или мыслью, хорошее или плохое, настигало их с удивительной быстротой. И, судя по тому, что большинство из посетителей поляны Служителей Кармы тут и оставалась, постепенно погружаясь в топь, или безнадежно сходило с ума, навсегда забывая не только дорогу к железным ключам, но и самих себя, праведных людей в эти леса забредало немного.
   Я увидел лишь одно исключение. Сутулый монах сорока с небольшим лет внезапно остановился, снял с переносицы очки в массивной роговой оправе, с недоумением повертел их в руках, затем перекрестился и выбросил болото. Изменилось к лучшему не только его зрение, но и осанка. Пересекая болотце, он выпрямил спину, расправил плечи и приобрел почти юношескую легкость походки. Один святой на полторы сотни грешников, - печальная статистика урожая собранного Служителями Кармы на своей "делянке судьбы".
   Я с удовольствием потянулся и тоже расправил плечи. Серые Демоны, будто почувствовали перемену в настроении и придвинулись ближе. Одновременно возобновил свою болтовню хор голосов в моей голове. Но даже эта навязчивая рекламная кампания "Пиздец энд Карма лимитед" не могла испортить мне удовольствие.
   Осознание того, что здесь может оказаться пан Яцек, заставляло кровожадно улыбаться. Дело в том, что голоса поведали мне некоторые детали, касавшиеся их конфликта с нежитью. Создания, подобные Черному Барону нарушают сразу несколько законов, установленных еще во время создания нашей планеты. В том числе Закон Вечного Возвращения. То, что родилось, должно своевременно умереть, исключения тут не приветствуются. Без этого круговорота жизни и смерти приходящие на Землю духи будут лишены возможности достигать своих целей.
   Кроме того, для поддержания своего существования нежить вынуждена постоянно убивать, внося в наш мир незапланированную энтропию, и искажая судьбы существ исправно соблюдающих здешние правила. Те самые правила, следить за исполнением которых, Служители Кармы были "наняты" еще в незапамятные времена...А служба Серых Демонов, кроме массы преимуществ, имеет один малюсенький недостаток. В избытке и по праву неся расплату страданиями всем жителям Земли, Серые Демоны обречены испытывать неимоверные муки каждый раз, когда нарушаются Законы, на страже которых они обязаны стоять.
   Короче, для Служителей Кармы немертвые являются постоянным раздражителем, более того, они причиняют Серым реальные страдания. И чем старше и могущественнее упырь, тем больше он досаждает Служителям Кармы. Конечно, Серые постоянно пытаются вернуть ситуацию под свой контроль. Стоит только упырю потерять тело, как его дух немедленно водворяется ими на "историческую родину", - в один из Адских миров.
   Но возможности Служителей сильно связывает отсутствие плотского тела. Без него в нашем мире можно действовать только чужими руками. Вот так, у людей есть, у животных, у нежити - неживое, но тоже имеется, а у существ, призванных быть Судьями, - нет. Из чего, кстати, следует, что никакие они не судьи, как бы не пытались меня в этом убедить. Так, в лучшем случае, судебные приставы, с сильно урезанными полномочиями.
   Но и этих, ограниченных бесплотностью, полномочий вполне достаточно, чтобы направлять судьбы большинства человеков в нужном направлении. Нарушение Божеских, т.е. установленных Создателями Мира законов неизбежно приводит к страданию и смерти. Пожелал зла другому, - вернется назад сторицей. Украл, - отнимется. Убил, - кто-то, рано или поздно, достанет и тебя.
   Впрочем, всем живущим Смерти все одно не избежать, и это - тоже Закон. Хотя лазейки тут тоже имеются, но только для видящих. Простым смертным они недоступны, в силу их постоянной озабоченностью своей драгоценной персоной. Люди, постоянно занятые бесконечными желаниями и проблемами просто не замечают стороннего вмешательства в свою жизнь, приписывая все происходящее случайному стечению обстоятельств. Или, кто поумнее, Гневу Божию. Но и те и другие находятся в одинаково беспомощном состоянии.
   Лишь те, кто наделен видением, способны реально быть хозяевами своей судьбы. Заранее отслеживая светящиеся нити судьбы, они в состоянии "прогибать" реальность в желаемом для себя направлении (в рамках предоставляемых этой реальностью возможностей, разумеется!). Таких видящих среди людей всегда было немного, в общей массе слепцов погоды они не делали, хотя попыток было не мало. Собственно, все религии и являются такими попытками направить невежественное человечество и привить ему хотя бы механическую, но мораль.
   Среди нежити ситуация иная, становясь ей неизбежно покидаешь общечеловеческое поле и оказываешься Вне Закона. Но, являясь вместилищем Духа-одержателя, упырь приобретает видение и магические способности автоматически, в силу самой своей измененной природы. Видение помогает нежити избегать "депортации в Ад", но чем дольше ей это удается, тем сильнее давление со стороны Служителей Кармы. Говоря коротко, упырям постоянно НЕ ВЕЗЕТ.
   И чем дальше, тем больше обстоятельства складываются не в их пользу. Только видение и способности, далеко превосходящие человеческие, позволяют нежити это НЕ ВЕЗЕТ успешно обходить. Но не всем, а только самым успешным. Самым жестоким, коварным, умным. Остальные, а их тотальное большинство, отсеиваются в первый год после обращения. Если где и царит самый настоящий Дарвиновский отбор, так это среди кровососов. И правят этим отбором Служители Кармы, направляющие судьбы неупокоенных к скорейшему "упокоению". Только аурипигмент может защитить упыря от навязчивого сервиса Серых, и тот ненадолго.
   Если упал с высоты, как первый встреченный мной упырь, так обязательно напоролся сердцем на кол. Если связался с мальчишкой, затратив год на подготовку тщательно продуманной интриги, так тот окажется Демоном-убийцей и в миг перевернет ситуацию сам не понимая, как и что делает. Отсюда, кстати, и потребность убивать сородичей для продвижения по ступеням Вампирской Силы. Сожрал слабого, поглотил его силу, свалил на него свои грехи, - Серые спустили жертву в Ад и на время успокоились...
   Черный Барон и подобные ему твари вынуждены мучать и подсиживать друг с друга, манипулировать обстоятельствами и людьми, постоянно используя видение. Но это еще не все. Судьба упыря - вечно скрываться не только и не столько от людей. Основные их враги и преследователи как раз людьми и не являются. И здесь, на Железных Ключах, у портала соединяющего мир Серых Демонов и Землю, Яцек будет крайне уязвим для существ давно и сильно на него обиженных.
   Некоторое время я честно пытался перестать лыбиться и придать роже более или менее пристойный вид, отслеживая результаты своих потуг в отражении на поверхности воды. Не особенно преуспев этой задаче, я отправился обратный путь.
   Прыгать с кочки на кочку без туши Алексаши за спиной было не пример веселее, чем раньше. Сейчас, когда дело сделано, можно было прислушаться к Голосам Служителей Кармы и попробовать оценить их предложения. Смысл предлагаемой сделки был прост: - работа в качестве наделенного с одной стороны плотским телом, а с другой - всеми полномочиями Кармического Владыки, эмиссара. Своего рода метафизический Судья Дред.
   Предлагались и заманчивые бонусы. Относительное бессмертие, ограниченное только неясными "особыми обстоятельствами малой вероятности", практически полная безнаказанность перед людьми, подкрепленная властью над человеческими воспоминаниями и даже способность слегка подправлять событийные цепочки и человеческие судьбы в желательном для себя направлении.
   Впрочем, люди не были бы основным объектом моей деятельности. Серые Демоны планировали с моей помощью организовать массированную травлю ненавистных упырей. Так что даже в плане нашей "Сделки с Господом" особых корректив не требовалось. Нести возмездие нежити, нарушившей принятые на Земле "правила игры" уже самим своим здесь появлением, - вот в чем была суть обещанной мне службы.
   Причем "работа" предлагалась только Платону-человеку, Дракону же было обещано что-то вроде летаргического сна, но, по особому примечанию, "без страданий". Фактически, прими я предложение Серых, мне предстояло заниматься той же охотой, что и раньше. Только не из любви к искусству, а "за зарплату". И без навязчивого давления сумасшедшего Ящера за плечом.
   Как сказке, днем - нормальный парень, ночью - супергерой, истребитель упырей. Можно было бы жить почти нормальной жизнью, любить женщин не рискуя ежесекундно их прикончить, даже детей иметь. Только семью заводить почему-то не рекомендовалось категорически, но этого мне не очень-то и хотелось.
   Да, предложения Серых выглядели, на первый взгляд, заманчиво, но был в них какой-то подвох. Какой, - не понятно, но был. А если так, - торопиться не следует. Тем более, что Катерину я Серым отдавать не собирался, да и Дракону, при всей моей к нему нелюбви, гадить тоже не стоило. Вспыльчивый Ящер ведь и обидеться мог, а во что его обида может вылиться, я догадывался.
   Стоило только в моей голове кристаллизоваться такой мысли, как тональность голосов резко поменялась. Из их хора выделился один, и, надо сказать, вполне мелодичный и весьма приятный. Одновременно, прямо из плотного воздуха передо мной, соткался человеческий силуэт, на глазах обрастая плотью. Еще через секунду я с немалым удивлением касался руки обнаженной девушки, будто созданной по образцу моих эротико-каннибальских фантазий.
   Безупречный овал в меру загорелого лица, усыпанного веснушками, огромные раскосые глаза небесно-синего оттенка, полные чувственные губы, слегка тронутые насмешливой улыбкой, золотая коса в руку толщиной до пояса. То, что гражданочка имела выше и ниже пояса, тоже вполне соответствовало моим представлениям об идеале женской привлекательности.
   Я ощущал теплую шелковистость кожи, чувствовал легкий, но вполне ощутимый запах желания, источаемый плотью, и даже слышал пульс и шум бегущей по жилам женщины крови. Только желтое свечение на месте зрачков и то, что ступни моей собеседницы совсем не утопали в мягком болотном мху, выдавали ее происхождение.
   Со мной говорила одушевленная иллюзия, причем явно сработанная по результатам подробного изучения тайников моего бессознательного. Совсем недавно по этим самым тайникам основательно прошлась Златовласка. После ее "бульдозерного секса" все происходящее сейчас выглядело бледновато. Но, даже памятуя уроки упырицы, удержать рванувшееся на свободу либидо было непросто.
   Будто уловив мое смущение Русалка (про себя я решил называть ее так) отступила на шаг назад, грациозно опустилась на полусгнивший ствол упавшего дерева, и, озорно улыбнувшись, сделала жест рукой, предлагая присесть рядом. - Здравствуй, добрый молодец. Заряна я, Велесова дочь, и буду тебе сестрой, коль с нами сговоришься. А если сердцу люб придешься, может и сосватают! Да что нам на будь загадывать, сейчас жить надо. Ты лучше скажи, тебя как звать-величать?! - Еще одна ослепительная улыбка в мою сторону, и я невольно сделал шаг к поросшему мягким зеленым мхом и такому удобному на вид бревну.
   Русалка определенно имела не только модельные данные, но и склонность к нездоровой патетике. Интересно, откуда Серые набрались псевдославянского лексикона, у меня или у кого из утопших в их болоте "горе-грибников"? Я расслабился и решил отвечать в том же псевдорусском стиле, даже послушно рядом присел, но все-таки предпочел сохранять почтительную дистанцию. - Здравствуй и ты, Краса-девица! Хорошо говоришь, уста у тебя медовые, да только не пара я тебе. Шибко возраст у нас разный, да и вообще: - Шмар Болотных я не трахаю, даже таких очаровательных, как ты!
   После таких слов обычно со стороны дамы следует пощечина, и я не стал ее ждать. А просто засадил Заряне в брюхо обсидиановый нож и, не без удовольствия, распорол ее совершенное тело от пупа до самого горла. Надо сказать, что обсидиан с серебром прекрасное средство для рассеяния накаченных эктоплазмой призраков. От Русалки должна была, по идее, остаться только хлюпающая лужа быстроиспаряющейся слизи. Не тут-то было. Нож, вопреки ожиданиям, встретил вполне ощутимое сопротивление.
   Рассекаемые ткани рвались с хрустом, запах крови и кишечного содержимого был так силен, что кружил голову. Кровь из аорты ударила мне в лицо соленой и горячей струей, мигом залив с ног до головы, вывалившиеся в болотный мох кишки придали картине совсем сюрреалистичный вид, но почему-то мне не верилось до конца в его реальность. Действо, происходящее на поляне, слишком напоминало сон, чтоб быть правдой.
   Через секунду мои подозрения оправдались. Сохраняя на безупречном лице всю ту же ироничную улыбку, Заряна махнула рукой у меня перед глазами, на мгновение вызвав у меня расфокусировку зрения. Когда я, сморгнув пару раз, восстановил фокус, ее тело приобрело прежний безупречный вид, а от крови и внутренностей не осталось и следа.
   Сука конечно, но хороша. Будто успокоенное содеянным, мое либидо улеглось навзничь, и, недовольно прошипев что-то обидное на прощанье, уползло в свою нору, где-то в основании позвоночника. - Совсем как я в молодости. Такой же горячий и скорый на руку. Мы ведь подобны, Платон, и ты уже догадываешься об этом, правда?! - Голубоглазая Болотная Шмара (видите какой я богатый на ласковые прозвища для девушек!) видела меня насквозь.
   Я и вправду чувствовал себя рядом с ней, как с сестрой, которую не видел много лет, и вот, наконец, встретил. Как по идее должен был бы чувствовать себя рядом с Марго. То есть, без постоянного желания заняться разнузданным сексом.
   Заряна придвинулась ближе и положила свою маленькую узкую ладошку мне на колено. Рука ее была очень горячей и почти невесомой. Я как то сразу успокоился и сама мысль о том, что еще недавно мне хотелось размазать Русалку в грязь, казалась странной.
   Может и зря успокоился. То, что произошло дальше, заставило меня еще раз убедиться в правильности главного правила Доктора Головина: - Не доверять женщинам никогда, нигде и ни при каких обстоятельствах. Первое, что заставило меня насторожиться, было внезапное изменение выражения лица Заряны. Она будто заметила что-то за моим плечом, и, судя по ее округлившимся глазам, это было неожиданностью даже для нее.
   Я потерял драгоценное время, мучительно раздумывая, не пытаются ли меня подловить на старом трюке: - "ой, чегой-то у тебя за спиной". И начал разворачивать корпус, только услышав хлопки пистолетных выстрелов. Огонь неизвестный стрелок вел по нам, и, судя по тому, что первые три пули ушли в молоко, излишним профессионализмом он не страдал. Впрочем, везенье не продолжалось слишком долго. Оружие отличалось хорошей скорострельностью, а дистанция стрельбы была небольшой. Фактически по нам стреляли в упор из автоматического пистолета.
   Первой пришлось пострадать Заряне: - ее прекрасное тело буквально расцвело кровавыми цветами, придавшими русалке совсем уж экзотический вид. Хотя я отнюдь не был уверен, что она чувствует боль, смотреть на такое надругательство над красотой было неприятно. А спустя мгновение свою дозу "наслаждений" получил и я. Резкий толчок в правую лопатку закончил мой разворот и совпал с опознанием стрелка. Даже взрыв боли, огненным шаром растекающейся по развороченному разрывной пулей плечу, не смог снизить степень моего изумления.
   Грациозными скачками перепрыгивая с кочки на кочку к нам стремительно приближалась Катерина. Черный кожаный плащ, распахивающийся при каждом прыжке, сделал ее похожей на гигантскую ворону. В руках амазонки дымился полностью разряженный Глок, но отсутствие боезапаса ничуть не мешало ей упорно жать на курок.
   По выражению предельной сосредоточенности на Катюхином лице можно было понять, - моя подруга находилась в каком-то подобии боевого транса и воспринимает мир несколько искаженно. Пожалуй, сейчас это была не ворона, а настоящий ангел.
   Первоначальная догадка о природе моей подруги оказалась верной. Катерина и вправду была ангелом. Ангелом смерти. Как такая простая мысль не пришла в мою голову раньше, ведь все доказательства были предоставлены. С самого начала нашего знакомства прекрасная амазонка несла мне погибель. Больше того, об этом прямым текстом говорил Кеша, и все одно дошло только сейчас.
   Я бы рассмеялся, если б не полная безнадега происходящего. Плечо горело, как будто кто-то с наслаждением ковырял в нем раскаленной кочергой, ярко-алая кровь ритмичными толчками выплескивалась из разорванной плечевой артерии, непреклонно отсчитывая недолгий срок оставшейся мне жизни. Мои любимые разрывные пули оказались на редкость эффективными.
   Время замедлилось, и я привычно потянулся в глубину, рассчитывая если не найти там поддержку моего Демона, так хотя бы хлебнуть силы из мира теней. Так наркоман тянется за очередной дозой, не задумываясь о последствиях.
   Кеша предупреждал и о таком "забавном привыкании", но сейчас мне было не до раздумий. Спасение шкуры и в правду отодвинуло в сторону все "благие помыслы", мешающие сползанию в Ад. Так что "нырнул" во Тьму я без длительных раздумий. И провалился в серый туман, вязкой массой окутавший меня со всех сторон.
   Пропали цвета, звуки, запахи, вкусы, пропало все, даже само ощущение тела и чувство времени. Мне просто не на что было опереться, чтобы измерить временной промежуток пребывания в серой мгле. Показалось - вечность. Вечность в сером безвременье, без надежды и смысла, даже без Адских мук. Просто абсолютное ничто, похоже, именно такое посмертие ждет меня. Пожалуй, Серые Демоны сумели таки придумать для подобных мне выродков достойное наказание. Но как только я задумался об этой грустной перспективе, вечности наступил конец.
   Мир не просто проступил через серые клубы тумана, он буквально взорвался красками и звуками, ударил в ноздри запахом крови и наполнил ее соленым вкусом мой рот. А вот боли не было. Больше того, плечо, еще недавно разорванное в клочья пулей, приятно зудело. Это могло означать одно из двух: - либо моя плоть стремительно регенерировала или я уже умер и попал в прямиком болотный рай в гости к Заряне.
   Верить в хорошее не хотелось, уж больно болезненным было бы разочарование. Затаив дыхание, я повернул голову и увидел на месте кратера раны с торчащими из нее обломками кости серо-зеленую нашлепку, по всей видимости, состоящую из болотной тины и ряски.
   Похоже, вместо того, чтобы утащить мое бездыханное тело прямиком в преисподнюю, Служители Кармы его вылечили. Причем без всяких торгов и предварительных условий. Прямо аттракцион неслыханного гуманизма. О его настоящих причинах я решил подумать позже, а сейчас удовлетворился данностью - вылечили, и слава богу.
   Это ничуть не изменит мое к ним отношение, хотя пронести сюда ядерную боеголовку, имея такой должок, будет морально сложнее. Сложнее, но возможно, моя еврейская совесть и раньше была весьма пластична, а за последние дни так и вовсе истончилась.
   Беглый осмотр места происшествия выявил еще несколько любопытных деталей. За время, пока я пребывал в сером тумане, радикально поменялось не только состояние моего тела. Катерина тоже изменила вектор своего движения. Она распростерлась в небольшой заводи, среди поросших изумрудно-зеленым мхом кочек, устремив в небо свои бездонные газа и вольготно раскинув руки в стороны.
   По-прежнему сохраняя на лице выражение глубокого самосозерцания, Амазонка медленно погружалась в топь. Она лежала так мирно, что, казалось, наконец, обрела долгожданный покой и приют. Над ней, с поистине материнской заботой на лице, склонилась Заряна.
   Тело Кати уже почти скрылось под темной водой, и только лицо еще выступало над зеркальной гладью болотного "окошка". Еще мгновение и черная гладь покрыла ее глаза, и только нос да несколько прядей волос остались на поверхности.
   Река Стикс или Лета, или Полынь-река, - у нее много названий. Суть остается неизменной, и черные воды забвенья могут проявиться в любом, пусть и самом маленьком водоеме нашей планеты.
   Я как завороженный созерцал погружение Кати в мир мертвых. Между нами было около десяти метров, но мои глаза внезапно приобрели невиданную зоркость, правда, в достаточно ограниченном секторе. Это было уже знакомое мне "тоннельное виденье", откуда до виденья настоящего был один шаг. Внимание фиксировало каждую пору мраморно-белой кожи, каждый ее волосок, все оттенки цвета воды, неуклонно захватывающей все новые территории острова по имени Катя.
   Девушка даже не моргнула, когда вода коснулась самой чувствительной части глаза - роговицы, но до моего обостренного слуха донеслось что-то напоминающее глубокий печальный вздох. Не нужно было видеть, чтобы понять: - Катерина, погружаясь в темные воды, пересекает границу, отделяющую жизнь от смерти. Стоит последней пряди волос скрыться под водой и ее уже не вернуть.
   Внезапное осознание этого прискорбного факта вывело меня из созерцательного состояния. Друзей в беде не бросают, и плевать, каким могуществом обладают здешние жители, пока жив, Катьку им не оставлю. Мое неожиданное исцеление позволяет надеяться на то, что "мочить" меня за это не будут. Неразумно убивать того, кто тебе уже должен, - эту простую истину я прекрасно усвоил за годы общения с братками.
   В следующее мгновение я начал действовать. Начхав на безопасность, врубил видение и перенесся прямо к "месту происшествия". Поначалу все складывалось гладко: - прыжок виденья удался на славу, ноги сразу нашли для себя опору, руки легко проникли в вязкую плоть болота и, обхватив тело девушки, затормозили ее погружение. А вот дальше возникло непредвиденное затруднение.
   Стоило мне попытаться поднять Катю из воды, как ее вес увеличился многократно. Ощущение было такое, будто я тащу из болота Бегемота, в прямом смысле этого слова! Как сказал бы Кеша, сначала было бы неплохо подумать, да вот беда, времени на раздумья не было. Не дали мне времени, и чья в том была вина, особо сомневаться не приходилось. Я поднял голову и столкнулся взглядом с зеленоглазой ведьмой.
   Заряна смотрела на меня с ярко выраженным, почти материнским сочувствием. Это был перебор. Я отпустил Катерину, выпрямился и тихо зашипел от вскипающей в моей душе злобы. Мне не нужно было говорить, чтобы меня поняли. Взгляд глаза в глаза позволяет обмениваться образами напрямую.
   То, что сейчас видела Русалка, было сжатой информацией о моих планах на ближайшие дни. И тема добычи ядерного боезаряда с последующим его подрывом на здешнем болотце звучала в этой "песне без слов" вполне ясно.
   Я не блефовал и знал, что оставляю Серым Демонам небогатый выбор: - пойти на попятную или все-таки попытаться ликвидировать меня на своем месте силы.
   Ожидание затягивалось, но на душе у меня было удивительно покойно. Даже неугомонный Ящер притворился, что ничего не замечает и затих. А зря, ведь сейчас решалась и его судьба. Соблазн продать тварюгу Служителям Кармы с потрохами сегодня был для меня как никогда силен.
   Заряна сумела таки меня удивить. Она, не сказав ни слова, взяла Катерину за волосы и аккуратно приподняла ее голову из воды. Только продемонстрировав мне свои "добрые намерения", русалка перешла в контратаку.Психическую атаку, которая, как выяснилось, была покруче всех ожидаемых мной мер физического воздействия. Хорошая тактика - показать сперва ласковую улыбку, а потом, не меняя выражения лица, крепко дать под дых.
   Глаза Заряны распахнулись двумя водоворотами и в прямом смысле втянули меня без остатка. Водопад ярчайших образов, звуков, красок, запахов затопил мое сознание. Мне за считанные мгновения показали все: - кем я был, что со мной происходит сейчас и кем обречен стать студент-медик Платон-Реальгар, спустя всего несколько дней.
   Серые Демоны решили приоткрыть карты. Чуть-чуть, но вполне достаточно, чтобы полностью перевернуть мое представление о своей скромной персоне. Точнее, не перевернуть, а подтвердить самые худшие ожидания. Я был личинкой, выращенной в Преисподней сильно задолго до официальной даты моего рождения.
   Точнее, это предполагаемое и так много о себе мнящее "Я" Платона, оказалось не более чем прыщем на толстой коже древнего Ящера-Реальгара.
   Причем, локализировался этот мнящий себя хозяином положения и бесстрашным укротителем Демона, фурункул, отнюдь не на носу или какой другой жизненно важной части дракона. "Я"-Платон послушно следовал всем волеизъявлениям Реальгара, утешая себя рационализациями на тем "свободы воли", как и полагается прыщу на заднице.
   Каковы были демонические волеизъявления, мне тоже показали. Но понял я их лишь отчасти. Масштаб слишком разный. Так, наверное, может пытаться оценить муравей намерение владельца ноги, приближающейся к родимому муравейнику. В общем, то, что до меня дошло, выглядело так: - Кроме "классической инфернальности" в моем Демоне было нечто, делавшее его по-своему уникальным среди ангелов Тьмы.
   Дракон Реальгар являлся смутьяном в стане бунтовщиков, "революционером в квадрате". Реальгару приспичило вернуться к Богу, отринутому им еще на Заре Времен. Именно благодаря этому бунту он и смог вырваться из Ада, а сейчас был близок к тому, чтобы полностью воплотиться в нашем промежуточном мире.
   Человеческое тело, при всей своей ограниченности и хрупкости, представляет для духов, приходящих сюда с разных концов вселенной уникальные возможности для развития и трансформации себя. Когда-то, на Заре Мира, потерпевшие поражение в Первой Войне ангелы упали сюда с небес, облачившись в "одежды из плоти". Часть осталась, большинство продолжили падение в более плотные и жаркие области мироздания. Обратный путь предполагает тот же маршрут.
   Родившийся человеком демон, получает возможность изменить карму и вернуться в Сферы Света. Теоретически это так. Но со времен, когда на Земле правили Динозавры, многое изменилось. Служители кармы утверждали, что Реальгара отпустили из преисподней так легко только потому, что его план изначально был обречен на поражение. Больше того, он прекрасно укладывается в планы Князей Тьмы по глобальному прорыву на Землю. Мятежный Дракон сделает свое дело, проложив дорогу другим, и ухнет обратно в преисподнюю.
   Реальгара можно было бы назвать хорошим демоном, по-своему стремящимся возвратиться к Свету, но это не делало его демоном безопасным. При всей своей сверхчеловеческой мудрости он был по-детски наивен и совершенно не осведомлен о реалиях современного мира.
   Как и в случае с Нарасимхой, инкарнация демонической сущности такого масштаба на современной Земле неизбежно приведет к массовым человеческим жертвам. Ребенок, решивший пошалить в муравейнике, может и не желает причинять вред муравьишкам, а результат все одно плачевный. Особенно, если учесть, что муравьи совершенно естественно начнут кусаться...
   Просто демон мой еще не вызрел, находился, как бы в яйце или, скорее, в куколке, посему особо и не буянил, проводя большую часть времени во сне. Собственно, студент-медик Платон Реальгар, с его чувствительной душой, обширными планами на будущее, богатым внутренним миром и т.д., был просто одним из таких "драконьих сновидений".
   Причем, отнюдь не самым ярким сновидением. Реальгар сновидел несколько миров и, соответственно, имел несколько "куколок" на разной степени зрелости. Однако, по ряду обстоятельств, имеющих отношение к тому, что людям известно как "война в небесах", пережить стадию "куколки" за последние пару тысяч лет удалось только одному особо борзому студенту.
   И это делало ничтожного человечка Платона важной, хотя и проходной персоной. Как пешку, волей случая добравшуюся до седьмой линии, начинают окружать невиданной заботой и вниманием все участники шахматной партии.
   Потому его (то есть меня, Платона!) особо не давили и даже, до поры, позволяли проявлять мнимую самостоятельность. Ну, чешется чегой-то в корме, лапой не достать да и углядеть из-за неповоротливости бронированного корпуса не выходит, но особо и не мешает: - такое образное сравнение наших взаимоотношений с драконом транслировала мне болотная ведьма Заряна.
   Но самое поганое было даже не в этом. Мое жалкое псевдочеловеческое существование подходило к концу. В самое ближайшее время дракон должен был "вылупиться из яйца" и перейти к следующей фазе своего развития. Пройдет неделя, не больше, и Платон исчезнет. А то, что появиться на свет, начнет на радостях резвиться так, что проделки Сатанопуло-Нарасимхи покажутся детской забавой.
   Моя человеческая личность, все, что я привык считать собой, со всеми годами пестуемыми комплексами, дисциплиной и самомнением, испарится как беспокойный утренний сон, оставив у Ящера-Реальгара лишь мимолетное воспоминание.
   Кое что новенькое Серые демоны мне показали и про Иннокентия Леонидовича. Служители Кармы явно не собирались оставлять у меня надежд получить поддержку у кого-то. Кроме них, разумеется. Новое знание не оставляло сомнений: - Кеша мне не поможет. Непонятно, почему вообще он меня до сих пор не ликвидировал. Ведь старик знал о моей природе с самого начала нашего знакомства. И то, что Наги являются излюбленной добычей демонов моего рода, тоже знал. Знал и каждый день ждал преображения ученика в кровожадное чудовище. И продолжал терпеть мои выходки.
   Похоже, Кеша и впрямь святой демон. Но и у святых терпение не бесконечно, и не надо испытывать его сверх меры. Да и держать учителя за идиота не следовало. Наг, что бы про него не говорили, поставил целью своей жизни служение человечеству. Тому самому человечеству, что беспощадно костерил и в хвост и в гриву при каждом удобном случае. Доказательства тому я встречал постоянно.
   Достаточно вспомнить совершенно не нужный ему конфликт с упырями. Что ему до Яцекова выводка? Угрозы Кеше они не представляли и интересами с ним не пересекались. Зацепив Черного Барона за живое, Иннокентий Леонидович не только ничего не выиграл, но и приобрел врага чудовищной силы, мстительности и коварства. В результате Наг потерял не только любовь всей жизни, но и шанс на потенциальное бессмертие. И никогда не жалел о содеянном.
   А Кешино вынужденное целительство? Старик безвозмездно лечил всех, кто к нему обращался, даже ненавистных евреев. Плевался, ругался, но в помощи не отказывал...
   Сопоставить факты было несложно: - "Вылупившийся" из меня Дракон несет человечеству реальную угрозу. Это факт номер раз. Факт номер два: - Рисковать жизнью людей Наг не станет. И вывод: - Иннокентий Леонидович не задумываясь прихлопнет "любимого ученика", как только почует что "процесс пошел".
   Впрочем, мне не очень-то хотелось бездарной смерти от руки наставника. Ждать, пока появившееся на свет из меня чудовище попытается его сожрать, я тоже не собирался. Еще несколько часов назад я думал, что в Кеше наконец-то нашел того, кто заменит мне отца. И вот, снова сирота. Мне надо уходить из дома учителя не медля. Не думал, что это будет так больно.
   Такой массив новых знаний не просто переполнил меня, он вызвал нечто, подобное короткому замыканию в сознании. Меня выбросило в обыденный мир в совершенно обалдевшем состоянии. Я обнаружил себя сидящим в неглубокой луже и некоторое время не мог вообще сообразить, кто я такой и где нахожусь. Мир вокруг меня вращался как спятившая карусель.
   Когда мне наконец удалось сфокусировать взор, я увидел, что место происшествия вернулось к исходному состоянию: - Катя неспешно погружалась в воды местного Стикса, а Заряна, уютно пристроившись на заросшем мхом бревнушке, по-хозяйски обозревала окрестности. Казалось, происодящее ее совершенно не интересует.
   Ну, хватит. С меня достаточно. Мало того, что я, оказывается, являюсь мимолетным "драконьим сном", так еще сижу в луже, в прямом смысле слова, и меня чуть было не пристрелила из моего собственного оружия моя девушка. Так еще эта болотная сука собирается продолжить свое гнусное дело, в полной уверенности, что теперь "мальчик" у нее в кармане и за подругу вступаться не будет.
   Как говаривал главный оборотень нашей страны: - Уши ей от дохлого осла, а не Платона с Реальгаром! Я может и драконий сон, но упрямства у меня не занимать. И пока я снюсь, буду уважающим себя сном.
   Я не спеша встал, подошел к Кате и, неожиданно легко взвалив ее тело на здоровое плечо, направился в сторону станции. Впрочем, с плечом я пожалуй перестраховался. Серые демоны залатали меня на совесть, и в ране, кроме приятного зуда под заплатой из болотной тины, ничего особенного не чувствовалось.
   Судя по возмущенному хору голосов в моей голове, такой благодарности хозяева болота от меня не ждали. Заряна тоже не осталась равнодушной. Шустро подскочила с бревна, она одним текучим движением преодолела разделяющее нас расстояние. Затем, как ни вчем небывало пристроилась за моим левым плечем и оживленно залопотала что-то на счет "судьбы мира поставленной на кон". Типа, на совесть давить попробывала.
   Тут она маленько промахнулась. Кеша не раз говаривал: - Вам, жидам, судьба мира похеру. Свой шкурный интерес завсегда вперед ставите! Похоже, старик был прав, - аргументы Служителей Кармы, изложенные Заряной, особо меня не трогали. Тем более, что по сравнению с демоном, коим я без сомненья являлся, даже пресловутый "вечный жид" - существо высокоморальное. Огорчаться этому факту бесполезно, так что буду получать удовольствие.
   Убедившись в полном отсутствии моей реакции, Заряна мгновенно переместилась на кочку в двух метрах прямо передо мной, чуть присела и уперла руки в бока, живо напоминив рассерженную домочадцами мать семейства. Возмущенно фыркнув, болотная ведьма весьма натурально для призрака сплюнула мне под ноги. Ее плевок с шипением растворился в маленькой лужице, вызвав целый каскад событий.
   Во-первых, лужа буквально вскипела, превратившись в стену желтого дыма, перегородившую мне дорогу.
   Во-вторых, движение мое замедлилось. То есть, существенно замедлилось, - чтобы продвинуться хоть на сантиметр, мне приходилось напрягать все свои силы. Все-таки, совсем остановить меня Заряна не смогла. И я продолжал упрямо продвигаться дальше. Но все, что она обо мне думает, зеленоглазая стерва сказать мне успела.
   Если убрать несущественное, звучало это примерно так: - "Тащи, тащи свою сученку. Упрямый осел. Все одно ей уже человеком не быть. Срок твоей Катерине вышел. И то, во что она превратиться, неприятно тебя удивит. Еще не раз пожалеешь, что упокоить ее не позволил. Но так, пожалуй, и лучше будет. Мне то без разницы: - одной мелкой демоницей прибудет, сильно хлопот не прибавиться. А ты посмотришь на "милую Катю", глядишь, и одумаешься".
   Стена вязкого тумана, сопротивление которой мне приходилось преодолевать, кончилась так же внезапно, как и выросла на моем пути. Оставалось пройти буквально пару метров, чтобы достичь края леса, ограничивавшего владения Серых Демонов, когда Заряна вытащила из рукава "последний козырь".
   - Эй, Платон! - крикнула она мне в след. - Про тех, что тебя приютил на этой Земле, узнать не хочешь? Реальгары-то, живы. В беде они, большой беде, но до сих пор живы! Хоть и не родня тебе те, кого ты за родителей считаешь, все одно, - сердце твое по ним досих пор болит. А как их выручить мы знаем, договоримся по-хорошему, - и тебе скажем...
   Я ни на миг не замедлил свое движение, но зеленоглазая ведьма была права. В моей душе зияла незаживающая рана. И, что удивительно, Заряна сказала мне то, о чем я всегда знал, но прятал это знание в самых потаенных уголках себя. Моя мать - НЕ МАТЬ мне, отец - НЕ ОТЕЦ. Марго, - тоже не является кровной сестрой. Выход этого знания на поверхность никак не меняло моего к ним отношения, больше того, оно наполняло меня какой-то особенно болезненной, глубокой печалью. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять: - единственный шанс вернуть любимых мной людей, это сдаться на милость Служителям Кармы.
   На помощь Кеши тоже рассчитывать не приходилось. Я едь уже просил его поддержки в самом начале нашего знакомства. Наг тогда четко дал мне понять: - мои проблемы, это мои жизненные задачи. Помогать мне в их решении, означает красть у меня возможность победить и "сдать экзамен" в школе "Земной жизни". Для него, как учителя, такая помощь была бы немыслима.
   С тяжелым сердцем покидал я болото Серых демонов, но сдаваться не собирался. Возможно, именно потому они и не попытались применить грубую силу, чтоб меня задержать. Уверен, могли. На своем месте силы у тварей такого ранга возможностей предостаточно. Могли согнуть мальчишку в бараний рог, но не стали. Сломленный раб будет ненавидеть свего хозяина и гадить исподтишка, Служителям Кармы куда выгоднее иметь верного слугу, сознающего выгоду от своей службы. Ну, это я так думаю, а что там на уме у Серых, черт его знает. Отпустили без членовредительства, больше того, дырку в теле подлатали, - и на том спасибо...
   Как только я вступил в прохладный сумрак ельника, окружавшего плотной стеной место силы Служителей Кармы, голоса в моей голове разом утихли. Наступившая тишина подарила мне чувство удивительного покоя. И, в самой глубине этой кристальной тишины, я нашел ответ на все мучавшие меня вопросы. Собственно, ответ этот уже был при мне. Его мне подарила прекрасная Златовласка, не далее, как прошлой ночью. Самураи не сдаются, Драконы - тем паче.
   Дорога к Кешиному дому прошла на удивление гладко. Катя очнулась от окутавшего ее оцепенения буквально через несколько минут после того, как мы покинули владения Серых демонов. Очнувшись, она сразу соскользнула с моего плеча и, напрочь отказавшись от помощи, продолжила движение самостоятельно.
   На все мои попытки завязать разговор экс-амазонка отвечала с прежде не свойственной ей сдержанностью. Как выяснилось, девушка только казалась погруженной в смертный сон. Она прекрасно осозновала все происходящее на болоте, и даже умудрилась "услышать" большую часть нашего диалога с Заряной.
   Услышанное Катерину, мягко говоря, напрягло. Причем, с присущей дамам избирательностью, она обратила внимание не на свою печальную судьбу, а на мою неизбежную трансформацию. Типа то, что ей самой нежитью предстоит стать, - это так, пустяки. А вот с будущим человекоубийцей приличной барышне якшаться зазорно. Ну и ладно, будем путешествовать в тишине: - меньше болтовни, - больше дела.
   Электричка по направлению к Москве, в виду выходного дня, была пустынна, и наша чудная парочка не привлекла ничьего внимания. Так же спокойно и буднично прошла дорога до ставшего уже родным дома Нага. Когда мы подошли к калитке в покосившемся зеленом заборе мое сердце болезненно сжалось. Я понял, что, скорее всего, прихожу сюда в последний раз.
  
   Глава тринадцатая
   История Золушки.
  
   Мы сидели за столом у Кеши и пили крепкий-прекрепкий черный чай, с удовольствием заедая рубиново-черную обжигающую жижу гигантскими баранками. Мы: - это я, Катюха, предельно довольная и сияющая как медный самовар, вытащенный по такому случаю из бездонных кладовых Иннокентием Леонидовичем, сам хозяин и миниатюрная девушка совершенно очаровательной наружности.
   Даже ее одеяние, состоящее из безразмерных синих хлопчатобумажных штанов и такой же футболки с полустертой надписью "Олимпиада 80"не могло испортить общее впечатление. Настоящие красавицы редкость в нашем мире, они - как брильянты, в какую оправу не вставь, будут сиять и привлекать внимание.
   На вид обладательнице широко расставленых глаз, сразу приковываших взгляд к скуластому, почти монголоидному лицу, можно было дать не более15-16 лет. Узкие, еще не сформировавшиеся бедра, длиннющие голенастые ноги и малюсенькие, еле просвечивающие через застиранную Кешину майку, холмики грудей, выдавали в ней скорее подростка, чем женщину. Короче, не женщина-вамп, а мечта маньяка-педофила.
   Мне нравятся гражданки помясистей. Встреть я мою нынешнюю соседку на улице, - не обратил бы особого внимания, не в моем вкусе (в прямом и переносном смысле, Ха-Ха!). Тем более не испытал бы такого звериного, сумасшедшего желания, что вызвала во мне златовласая упырица. Тем не менее, это была Златовласка, и она на моих глазах питалась простой человеческой пищей, да еще как питалась. Лопала так, что хруст стоял!
   Да и пахла девченка совсем не как нежить. Хотя человеческим ее запах я б тоже не назвал. Слишком нежный, для обычных, загаженных современным фаст-фудом и вредными привычками москвичек, источала аромат сидевшая рядом красавица. Скорее цветочный, чем женский. И совсем-совсем лишенный мускусных ноток сексуальности. А уж сексуальности в моей ночной "полюбовнице" было более чем в избытке!
   Ситуация настолько невероятная, что я пребывал если не в страхе, то в некоторой настороженности и невольно старался держать некоторую дистанцию между собой и этим, скорее ангелоподобным, чем демоническим существом.
   Объяснение произошедшей с Златовлаской метаморфозы мог бы дать Иннокентий Леонидович. Мог, но не спешил. Прилепив на себя свою излюбленую личину "доброго дедушки", старый змей тянул время, сполна наслаждаясь моим все возрастающим любопытством.
   Наг уже выслушал подробный отчет о визите на болота Служителей Кармы. Причем, вопреки обыкновению, позволил нам говорить вместе, не устраивая отдельный допрос каждому. Мы наперебой рассказывали, Кеша слушал и переодически зевал. Его, казалось, вообще особо не интересовало, что там произошло.
   Только пару раз сенсей соизволил проявить некоторую эмоциональную реакцию. Впервые это произошло, когда я с обидой пожаловался на Катьку, чуть не замочившую меня из моего любимого Глока, а за тем утопившую его в болоте. Тут Кеша скривился, как лимон разжевал, скептически хмыкнул и, повернувшись к Катьке заявил:
   - Раззява! Если взяла оружие в руки, стреляй наверняка, говорил же, в голову надо целить! А ты, - бросил он мне, - Екатерину не вини. Это я девочке наказал тебя пристрелить, коль увидит, что Серые соблазнили...
   Я воспринял эту "новость" с необычным равнодушием. После того, что сообщила мне Заряна, признание учителя особо не удивляло. Но вот когда Кеша просиял от счастья, услышав о том, как я отверг предложение "усыпить" Дракона взамен на обещание безбедной жизни на "службе у Серых демонов", мне стало интересно, чему же так радуется Наг.
   Ведь собственные шансы Кеши на выживание в случае моей педполагаемой трансформации в полноценного дракона были невелеки. Измывательств такого масштаба, что приходилось мне сносить от Иннокентия Леонидовича, я не принимал ни от кого. Демоны вообще злопамятные существа, а высшие демоны злопамятны в высшей степени...
   Тут уж Кеша не замедлил дать комментарий. С его слов выходило, что в предложении Служителей Карм было даже не двойное, а тройное дно.
   - Во первых, согласись я на их условие мне неизбежно пришлось встать на путь Предателя. Сначала "продать" Катерину и своего дракона, потом своих немногих друзей и многих, многих других. Все бы ничего, но есть второй пункт:
   - Путь предателя страшен тем, что предательство тотально. Каждый раз, когда оно совершается, ты продаешь часть своей души, пока от нее не остается и кусочка. А свято место пусто не бывает. И на место прежнего хозяина неизбежно приходит новый. Одержимость тут скорее вопрос времени, чем возможность. В этом и состояло "третье дно" предложения Серых.
   Кеша на минуту задумался, потом резко встал, будто приняв какое-то трудное решение. - Твое тело специально создавалось, как вместилище для высшего демона, способное выдерживать и транслировать его силу. Заполучить такой инструмент в свои поганые лапки: - давнишняя мечта Служителе Кармы. И как они не пыжаться предать себе вид беспристрастных слуг Божественного Закона, суть остается прежней! Все, что они жаждут от людей, это страдания, страдания и еще раз страдания! Чем больше, тем лучше...
   Они мало чем отличаются от человеческой полиции. Для виду - неподкупные служаки, на деле - продажные ублюдки. Ты знаешь, Платоша, во сколько обошлось замять с милицейским нарядом сегодняшнее происшествие на моем дворе? - Наг вопросительно посмотрел мне в глаза.
   Не дождавшись ответа он продолжил: - И так, не прошло бы и года с начала твоей "Беззаботной жизни" на службе у Серых, как от прежнего Платона-Реальгара не осталось бы и выеденного яйца, а ублюдок, появившийся на свет своей высшей целью ставил бы не разрушение всего и вся, хорошего и плохого, как новорожденный Дракон Реальгар, а усиление мук человечества!
   - Кеша вдохновленно вещал, на минуту впав в другое свое излюбленное состояние - Глас Пророка Вопиющего в Пустыне: - Потому я и рад за тебя, Платон. Ты достойно выдержал первый соблазн демона - Искус покоя! Мы существа страстные по самой своей природе, и покой для нас кажется проявлением недостижимого блаженства. Обрести его можно, но не бегством, а беззаветной преданностью своей судьбе, какой бы тяжкой и жуткой она не казалась!
   За столом воцарилось торжественное молчание, прерываемое только равномерным чавканьем и хлюпаньем. Моя соседка справа сладострастно поглощала сушки, запивая их неимоверным количеством чая. Можно было только удивляться, как в такое тщедушное тельце помещается столько жидкости.
   Мне такое поведение показалось верхом наглости. Это, конечно, Кешин дом, и он волен приглашать за стол кого захочет, но нас с сидевшей рядом "девицей" связывали особые счеты.
   Я повернулся к ней лицом, и взглянул прямо в глаза. Причем постарался придать взгляду максимальную степень драконей лютости. Судя по реакции облысевшей Златовласки мне не очень-то это удалось. Наглая тварь не то что не отвела взор, она не сморгнула! Спокойно дожевала свою "добычу", с чувством, по-мужицки срыгнула, и только потом соизволила выдать ответную реакцию.
   Она с наслаждением потянулась всем телом, прохрустев позвоночником, на миг напомнив мне самого Иннокентия Леонидовича. Затем улыбнулась во весь свой немалый рот и, обратясь ко мне, выдала: - Ну, спасибо, мальчик-демон. Вызволил меня из Ада. Больно, обидно, но все одно в закромах Лилит хуже. Я тебе теперь по гроб жизни обязана. Хотя, судя по тому, что Нагваль говорит, обязанной мне быть недолго.
   - Голос у вампирши оказался совсем не таким, как мне запомнился. Прошлой ночью он звенел десятками серебрянных колокольчиков, пел с материнской заботой, обволакивал опиумным ароматом томности и неги.
   Сейчас Златовласка лишилась не только своей роскошной гривы, но, одновременно с ней и былого вокальног очарования. Голосок у девицы оказался низкий, с хрипотцой, как у завзятой курильщицы табака, если чего не покрепче. Заметив мое удивление, она прокашлялась и обратилась к Кеше уже более мелодичным тоном: - Иннокентий Леонидович, разрешите, я внесу некоторую ясность в ситуацию. А то парнишка совсем извелся. Зачем его дразнить, не ровен час, опять на меня бросится.
   - Наг утвердительно мотнул головой, выказывая высочайшее согласие. Девушка грустно улыбнулась и даже, мне показалось, тихонько вздохнула. А потом решительно отставила от себя миску с сушками и начала рассказ о своих злоключениях.
   И рассказ этот меня, мягко говоря, удивил. То есть сказать удивил, это ничего не сказать. У меня глаза на лоб полезли сразу, и выпучивались все больше и больше все время, пока моя соседка продолжала говорить. Так это выглядело со слов Катерины, а ей я с некоторых пор доверяю. Нельзя не верить существу, которое регулярно пытается тебя убить. Ангел смерти не врет! Но довольно преамбул, перейдем к сути.
   Грустная сказка про современную Золушку, реши ее напечатать какой-нибудь глянцевый журнал, начиналась бы так: - Жила была простая душой, и очень, очень красивая девушка Наташа в маленьком городке Русского Севера. Может в Муроме или Рыбинске, а может, в каком другом, не важно. Важны в нашем случае два особых обстоятельства: - первое, это то, что девочка росла в семье небогатой, состоящей из нее самой и ее мамаши одиночки, поставившей целью своей нелегкой жизни выжить всеми доступными способами.
   Надо сказать, что в то сложное перестроечное время способов таких было навалом. Вчерашние каратисты, таксисты и трактористы осваивали немудреное ремесло "лихих людей" называемых ныне на заграничный манер бандитами. Библиотекарши, педагогини и медсестры решительно переквалифицировались в "жриц любви,"или, на худой конец, в менеджеров по продаже хоть чего-нибудь. И то и другое, естественно, под опекой вчерашних таксистов-каратистов.
   Бывшие директора, бухгалтера, и инженеры из рушившихся НИИ и госпредприятий становились владельцами кооперативов и вскоре, если их не убивали бывшие трактористы, заводов, шахт и нефтяных приисков.
   Но Наташина мама особой предпреимчивостью не отличалась, являя собой классический случай так называемого советского человека или "совка". Существа безответственного, свято верящего телевидению и, вопреки очевидности, рассчитывающего на то, что "все будет хорошо". И потому, вместо того чтобы выйти на панель или с энтузиазмом расхищать народное достояние, торговала рыбой с лотка на рынке.
   Наталья, будучи по своему девочкой доброй, с малых лет маменьке за прилавком подсобляла, что и летом не сладко, ввиду запаха специфического. А зимой-то, в условиях Русского Севера, постойка на морозце с девяти до девятнадцати. А она стояла, несмотря на второе важное обстоятельство, мной ранее упомянутое. То, что была наша Наташа КОРОЛЕВОЙ.
   Именно так, большими буквами, можно было бы описать состояние, в котором она родилась и пребывала большую часть своей жизни. Трудно это, рыбой вонючей торговать и Королевой оставаться, но ей удавалось. Удавалось, в общем-то, вполне успешно.
   И в прямой как струна спине, и в гордо поднятом подбородке и во взглядах, которыми она без труда "отшивала" робкие попытки ухаживаний со стороны рыночных "мачо", - во всем сквозила ее природа. А может и не природа вовсе, а несбыточные маменькины надежды, сути дела это не меняет. Высоко ставила себя Наталья, и окружающие люди чувствовали ее состояние.
   Чувствовали и робко обходили стороной, как расходятся мелкие льдины, загодя обходя надвигающийся фортштевень мощного ледокола.
   В классе Наташа училась ровно, не прилагая, впрочем, значительных для того усилий. Учителя не раз уговривали мать освободить девочку от работы. Наивные, они предполагали, что "перегрузка мешает талантливому ребенку раскрыть свои способности". Талантливый ребенок" уже давно для себя все решил. Доказывать свое превосходство ей было не зачем, девочка и так осознавала его с пеленок.
   Будучи первой красавицей школы, она умудрилась заработать себе такую репутацию, что самые отъявленные наглецы так и не смогли придумать повода с ней заговорить. За Наташей прочно закрепилось прозвище "Снежная Королева" и ее оставили в покое.
   Даже общепризнанные дворовые лидеры, претендующие на членство в обществе каратистов-трактористов, не решались разобраться с "недотрогой" обычным способом, затащив ее предварительно в близлежащий подвал. Грозились, обещали сами себе, бахвалились перед друганами, - это да. Но, встречаясь со Снежной Королевой взглядом, наталкивались на холодную, колкую ясность, и, сами не понимая почему, робея, отводили глаза.
   Такая надмирская отстраненность имела и оборотную сторону. Не было у Наташи ни друзей ни подруг, за исключением мамы, да и стой она самым сокровенным никогда не делилась. Так что росла девочка, хоть и в самой что ни на есть гуще жизни, но, по сути, в одиночестве. Впрочем, такая жизнь ее ничуть не тяготила.
   Дни, месяцы и годы сменяли друг друга, а она спокойно следовала течению жизни, не предпринимая ровным счетом никаких усилий, чтоб хоть что-то изменить. Единственным, что Наталья унаследовала от матери в неизменной форме, была безосновательную уверенность, что "все будет хорошо".
   Будет, и все тут. Снежная Королева спокойно дожидалась своего часа, безучастно отмахиваясь от жужжащих надоедливых насекомых-людишек, время от времени пытавшихся привлечь ее высочайшее внимание. И потому, когда в жизни нашей Золушки объявился принц, она этому особо и не удивилась.
   Хотя принц был не простой, а Настоящий Заграничный Фотограф из известного Дома Мод. Престарелый гламурный пидарас с говорящей фамилией Том Карлссон углядел Наташино лицо в журнале Нешнл Джеографик, в иллюстрации к статье, живописующей "дикий быт Русских".
   Контраст между омерзительным бардаком занесенного снегом рыбного рынка и обрамленным аурой золотистых волос лицом северной красавицы показался Тому забавным. А редкий типаж самого лица вызвал неподдельный интерес. На тот момент господин Карлссон пребывал в состоянии, которое у людей его круга называют творческим кризисом: - работы нет, любовник бросил, кокаин кончился. В попытке преодолеть этот самый кризис он и решился на отчаянный шаг.
   Через коллег из Нэшнл Джеографик разузнал координаты рынка "в Сибири". С помощью Манхэттенской конторы "Наташкин Турз" оформил турпакет, включающий визу, билеты, гостинницы, экскорт услуги в России, и отправился в путь.
   Путешествие в страну Калашниковых, Гулага и Медведей вопреки ожиданиям оказалось скорее приятным, чем страшным. Прямо из аэропорта Тома доставили в Москву, где он некоторое время отдыхал и осваивал достопримечательности столицы в компании смазливого экскорт-боя Ивана (в Наташкин Турз очень внимательно относились к предпочтениям клиентов!).
   Через три дня господин Карлссон внезапно очнулся и обнаружил, что голова нещадно болит с похмелья, время и деньги стремительно заканчиваются, а то дело, за которым он собственно сюда явился, еще и не начиналось.
   Ехать самому пятсот верст в жуткий городок из показавшейся вдруг такой уютной Москвы Тому не хотелось страшно. Потому срочно был разбужен сладко посапывающий под боком белокурый "Иван"(крашенный пергидролем осетин Аслан - впоследствии популярный певец Вукас) и безжалостно командирован на поиски неизвестной северной красавицы.
   Чтобы кровно заинтересовать гонца коварный интурист, прекрасно изучивший человеческую натуру, не стал предлагать "Ивану" денег. Наооборот, он предложил ехать за свой счет. А в компенсацию наобещал доверчивому русскому золотые горы в виде официального брака (союз между мужчинами разрешен в ряде штатов Свободной Америки) и последующей протекции по попаданию в американский "Высший Свет". Ни того, ни другого Том естественно делать не собирался, как говориться: - "Поообещать, не значит жениться!"
   Окрыленный переспективами Аслан с энтузиазмом взялся за дело. Выжимая последние силы старенького мерса, подарка прошлого "друга" из Германии, он в полдня добрался до нужного городишки, без особого труда разыскав рыбный рынок и работавшую на нем девушку.
   Обладая немалым природным артистизмом, вкупе с выработанной за время пребывания в Москве способностью беззастенчивой ложью добиваться от людей нужного поведения, Аслан не стал терять времени. Посланец "светила мировой фотографии" быстро убедил Наташину маменьку преодолеть вполне естественный страхи и отпустить дочку в столицу. "На кастинг международного конкурса красоты Мисс Вселенная".
   А Наташу и уговаривать не потребовалось, она восприняла все происходящее, как само собой разумеющееся. Королева и есть королева, она ждет от подданных безоговорочного признания, а получив его, особо не удивляется.
   Вопреки своей воле и привычкам Аслан не солгал. Когда в дело вступают сверхестественные силы, их проводники вынуждены говорить правду, даже когда думают, что собираются соврать.
   Не прошло и года, как Наталью пригласили участвовать в вышепомянутом конкурсе, но к тому времени у девушки были уже совсем другие интересы. И маменька не ошибалась, уступив настойчивым уговорам "Ивана". Смазливому юноше с постоянно бегающими глазами и регулярно срывающимся на фальцет голосом можно было доверять, он не собирался увезить ее дитятко в турецкий бордель.
   Ну и пошло-поехало. Маховик судббы начал медленно. Но непреклонно набирать обороты. Хотя с самого начала возникли непредвиденные трудности. Приглашение на пробную съемку в Москву оказалось весьма затратным для семейного бюджета. Деньги на билеты и гостиницу занимали по родственникам, пидарас-фотограф оказался не только гламурен, но и на редкость жаден. - На этом месте до того ровный голос моей соседки стал странно дрожать, и она на миг прервалась, с вопросом поглядев на меня, будто спрашивая, стоит ли продолжать.
   - Это его и сгубило. Я нашла Томми вскоре после того, как изменила свою природу. Подманила деньгами, как кота валерьяной. Знал ведь, к кому идет. Если и не наверняка, то догадывался точно. И все равно пришел... Он умирал долго и крайне мучительно. Мы, гоимы, умеем растягивать страдания пищи на недели...
   - Рассказчица на несколько секунд задумалась, потом качнула головой будто сокрушаясь по чему-то непоправимому. - Ну, не будем о грустном. Даже говорить не хочу о своей мести, не за этим столом, во всяком случае. Тем более, что и месть то, не совсем моя. К тому времени от меня прежней мало чего осталось. А та тварь, что заняла место души наивной провинциалки Наташи, особым гуманизмом не страдала.
   Хотя, нельзя все на Одержателя валить, предпочтения одержимого тоже много значат. Это как всадник на коне, правит, конечно, седок, но и от лошади много зависит. Да вы и сами знаете...
   - Экс-Златовласка опять робко улыбнулась, теперь уже Кеше, и продолжила повествование. - После съемки занявшей целый день и проходившей, вопреки всем страхам маменьки, в обстановке полной целомудренности (господин Карлссон не притронулся и пальцем к обнаженным прелестям Наташеньки), заграничный принц бесследно исчез.
   За тем последовали месячное пребывание в полной неопределенности и внезапно последовавший оглушительный успех. Наташино портфолио заметили в "Вог", и девочку пригласили в Париж.
   На сей раз поездку обставили на самом высшем уровне (по представлениям Наташиной мамы, естественно). Перелет бизнес классом, песональная встреча в аэропорту, трансфер лимузином в хороший отель... Наталья Подводная, - такой псевдоним придумал ей хитромудрый Томми, отправилась покорять столицу мирового гламура вместе с маменькой и почти сразу получила контракт в одном из ведущих модельных агенств. Все происходящее для провинциальной девочки (а ей только-только исполнилось 16), выглядело как сказочный праздник.
   На деле, "бенефактор" Том просто продал модельной индустрии "свежее мясо" на максимально выгодных для себя условиях. По сути, происходящее мало отличалось от пугающих Наташину маменьку историй с турецким борделем. Разве что суммы в контракте стояли другие.
   На кабальных условиях был составлен первый Наташин контрактик, но после рыбного рынка условия эти, прописанные мелким шрифтом и затерянные среди витиеватых фраз и заманчивых предложений, показались маменьке манной небесной.
   А что Наташа? А ничего, особе королевской крови не приличиствует интересоваться мелочными юридическими казусами. Ведь Королевой, несмотря на все превратности жизни начинающей модели, она себя чувствовать не прекращала. Никакие искушения и превратности не способны были изменить этого мироощущения. Работы она не боялась и раньше, а ночные клубы, алкоголь и кокаин привлекали Наталью не больше, чем предлагаемые когда-то дворовой шпаной "подвальные радости".
   Оказалось, что отказать Дженераль-Продюсеру, предлагающему за ооочень круглую сумму "провести вечер" в компании ооочеень влиятельнных людей ничуть не сложнее, чем отшить дворовую гопоту. Безотказно срабатывал тот же, отработанный еще на Родине, ледяной взгляд. И, конечно, выживанию в построенном на законах взаимопожирания в мире Мировой Моды, очень помогало Равнодушие к Деньгам.
   Еще в бытность продавщицей на рыбном рынке Наталья никогда не стремилась обсчитать покупателя или подсунуть ему подпорченный товар, скурпулезно высчитывая каждую копейку сдачи. За что и пользовалась бешенной популярностью у местных бабушек, именно к Наташеньке через весь город ходивших купить "150грамм кильки для котика". Сейчас она так же тщательно добивалась от работодателей выполнения условий контракта, выжимая каждый причитавшийся ей цент, при этом оставаясь абсолютно равнодушной к постоянно маячившим на горизонте заманчивым предложениям "подхалтурить".
   Модельный бизнес тот же рынок, только большой, и рыбки там другие. Клюют те рыбки преимущественно на брильянты и денежные купюры, а наша героиня равнодушно игнорировала самые заманчивые приманки.
   Настойчивые ухаживания со стороны моделей-мужчин, журналистов, фотографов и прочей "гламурной шушеры" она отвергала по той же причине, что и прежние робкие заигрывания сверстников в России. Ее натура не позволяла приблизить к себе кого-то, кто не являлся ровней. А подходящих кандидатов в окружающей среде как-то не наблюдалось.
   Прежнее школьное прозвище возродилось. Товарки по новой работе за глаза называли Наталью почти так же, как одноклассники: - Айс Куин. И так же шушукались и сплетничали за спиной, строя всевозможные догадки на тему: - Кому же удасться наконец растопить сердце "русской ледышки". Даже пари пробовали заключать, - бестолку. Наталья продолжала взирать на окружающих свысока, хотя росту в ней было для модели немного - каких-то 170 сантиметров.
   Так и получилось, что в свои неполные 17 лет она умудрилась сохранить девственность, пребывая, так сказать, в самой сердцевине мирового разврата. Продажное блятство, алкоголизм, наркомания и прочие "прелести" новой жизни соскальзывали с ее гладкой, мраморно белой кожи не оставляя и малейшего следа.
   Даже внезапная и скоропостижная смерть матери от возникшего будто из ниоткуда онкологического заболевания не смогла нарушить ее душевного равновесия. Наталья, не проронив на людях ни единой слезинки, еще больше увеличила и так почти запредельную рабочую нагрузку, получив за это от завистливых коллег новое прозвище: - " русская машина".
   То, что в глазах не блещущих особой соообразительностью модельных стерв представлялось "тайнами особой русской души" на деле имело простое объяснение. Маменька, не болевшая больше дня за последние десять лет, сгорела от лейкоза потому, что лишилась основного смысла своего существования, - выживания любой ценой. Сытая и безпроблемная жизнь буквально убила ее.
   А дочка вовсе не игнорировала смерть матери ради пары тройки тысяч евро упущенной выгоды. Нет, просто по самой своей сути Наталье было невыносимо выставить свое горе на поругание окружавшей ее черни. Спустя год после первого знакомства с миром модельного бизнеса, иллюзий по поводу кастовой принадлежности своих коллег наша героиня уже не испытывала...
   Так или иначе, жизнь продолжалась. Залечив рану, нанесенную потерей матери, и еще более закалив свою уверенность в превосходстве над окружающими, Наталья Подводная рванула вверх по карьерной лестнице, имея вполне реальные переспективы войти в ряды Топ-моделей мира.
   Неизвестно, чем бы закончилась ее история, не вмешайся в нее сторонние силы. Скорее всего, Наталья нашла бы себе всамделишнего принца, или, на худой конец, барона. Благо в Старом свете аристократов, сохранивших более или менее приличную чистоту крови и остатки былой культуры, осталось немало.
   Бери такого "породистого лоха" замуж, рожай маленьких принцев-барончиков, потом разводись и живи в свое удовольствие на доставшиеся в качестве отступного при разводе миллионы. Жизнь, вполне характерная для современных Золушек. Но не такова была Златовласка (а к тому времени она уже начала отращивать свои знаменитые кудри), чтобы принять столь банальную судьбу. Тем более, что в ее жизнь, как уже говорилось выше, вмешались посторонние силы.
   Совсем посторонние, по отношению к нашей Земле и, тем не менее, стремящиеся найти на ней себе место. Посланцем этих сил на свою беду выступил уже знакомый нам Томми Карлссон. Пропавший из поля зрения почти на год "заграничный прынц", при повторном знакомстве показался Наташе потрепанным и испитым плейбоем лет 50-60. Новый опыт, кровью и потом заработанный за последний год, позволял девушке видеть содержание за прикрывающей его формой.
   Былое очарование и шарм, так глубоко поразившие провинциальную девочку при первой встрече, испарились, как забытая на крышке унитаза в клозете ночного клуба дорожка кокаина. "Господином Карлссоном" изрядно подержанного гея Наталья называть уже не смогла, но то, что он ей рассказал, выслушала внимательно.
   Выслушала и сразу поверила. Ведь звериный оскал "великих тайн", о которых полушепотом сообщил ей Томми, уже давно просвечивал сквозь гламурную оболочку мира высокой моды. Наташа всегда была умной и весьма проницательной девочкой. Теперь же, приобретя несколько тонн профессионального цинизма, она безвозвратно утратила "розовые очки" и о многом догадывалась сама.
   Томми, не замечая ничего вокруг, вдохновенно рассказывал о "могучих оккультных силах, правящих миром", о "страшной цене, которую надо заплатить за бессмертие", "кровавом причастии", "неземном блаженстве" и прочих глупостях, сквозь бесконечную череду которых просматривалось НЕЧТО. Нечто наполненное, ночью, тайной и силой, страшное и влекущее одновременно.
   Нечто, что могло изменить уже казалось бы предопределенную жизнь модели-баронессы-разведенки с мильонами. И, главное, способное реализовать ее самые потаенные мечты о Настоящем, Королевском Величии.
   Сегодня это неизвестное, пугающее до дрожи под коленями, запретное знание само пришло за ней, выбрав посредником ничтожного человечишку Томми Карлссона. Наташа чувствовала, что время ее триумфа пришло, и, если она из страха или нерешительности упустит свой шанс, другого не будет.
   Сейчас или никогда. Наталья Подводная войдет в число реальных хозяев мира. Пускай за это придется заплатить "страшную цену", оно того стоило. - Я поверила и сразу приняла приглашение. Мой мастер говорил, что я была идеальным кандидатом, какие встречаются не чаще раза в столетие. Люди с Гордыней такого масштаба всегда были большой редкостью.
   А я, в дополнение к этой "основной добродетели Тьмы", обладала подходящими внешними данными и умудрилась сохранить девственность. Последний факт, как ни странно, оказался для преобразования в суккуба принципиальным. Так что приняли меня Гоимы с распростертыми объятиями и не стали годами томить в ожидании, как многих других.
   Лучшего варианта для "вербовки" и придумать нельзя было. Меня не пришлось насиловать, соблазнять или обманывать, готовность продать душу в обмен на Силу и Безусловную Власть была уже встроена в меня всей моей предыдущей жизнью. И логично эту жизнь завершила. - Последние слова вампирша произнесла с такой болью в голосе, что даже мне стало не по себе, а из угла, где приютилась Катюха, послышалось тихое всхлипывание.
   Наг, тяжело вздохнув, поднялся из-за стола и властным жестом прервал повествование. - Хватит, Наташенька. Любознательному Платону наверняка подробностей хочется. Как обращали, больно, приятно тебе было, и так далее... Кеша повернулся ко мне. - Как суккубой стать, знать, поди, хочешь, Дракончик? Не боись, тебе это уже не грозит! А вот твоей подруге по секрету сообщу. Наг сложил губы бантиком, и, придав лицу умилительное выражение, мелодично пропел: - ОЙ, что это?! ОЙ, кто это?! ОЙ, чем это?! ОЙ, за чем это?! - ОЙ-ей-ей, приятно-то как!
   Все действо исполнялось Кешей с такими неприличными жестами, ужимками и пантомимой, что атмосфера за столом невольно разрядилась. Даже взгрустнувшая было Екатерина, заулыбалась и налилась несвойственным ей ныне румянцем.
   Вампирша Наталья так та и вовсе разразилась взрывом заливистого смеха. После чего не приминула добавить: - Ну, в общем, если не смущать молодежь, некоторыми особо пикантными подробностями, все было именно так, как Вы нам показали, многоуважаемый Иннокентий Леонидович. Трансформа плотского тела идет по пяти стадиям, соответствующим стихийным элементам.
   Дух-одержатель, вначале почти незаметный, растет, постоянно подпитываясь похотью и гордыней и, в итоге, выталкивает "душу-хозяйку" из тела, как кукушонок птенца-конкурента из родительского гнезда. Последующее падение души в Лунный Ад, сопровождается переживаемым телом возрастающим блаженством-болью. Все так. Добавить к вашим словам особо нечего.
   Но дальше то, что мне делать, а?! Мне, Наталье, восставшей из Ада, предстоит неизбежно упасть туда вновь. Моя хозяйка уже близко. Я чувствую ее скорое возвращение! Лицо Наташи исказилось, на мгновение приобрело присущий прежней Златовласке хищный оскал. В расширившихся зрачках, обращенных прямо ко мне, заблистали всполохи холодного серебристого пламени. Будто через них выглянула на поверхность до того скрытая и очень, очень злая на меня лично сущность.
   Я сосредоточился и расслабил мышцы, готовясь атаковать возвратившуюся тварь, до того как она меня оседлает. Привычная багровая мгла затопила поле зрения жаркой волной неожиданно быстро. Раньше "боевая трансформация" занимала у меня заметно больше времени.
   Сердце бешено колотилось, вскипающая кровь раскаленной лавой неслась по сосудам. Каждый пульсовой удар отдавался в голове колокольным набатом: - Бум-бум, Бум-убей, Бум-Бум-Бум--Убей ВСЕХ!!!!!! Отрезвляющий ледяной душ вернул меня к более или менее ясному восприятию мира. Катерина под бдительным руководством Иннокентия Леонидовича, заботливо придерживающего меня за шиворот, повторяла уже знакомые по вчерашнему утру "водные процедуры".
   Наташа, напрочь утратившая вампирский оскал, сжавшись в калачик, забилась в кресло на противоположном конце избы. Сам же Кеша, несмотря на выражение заботы на лице, крепко держал в свободной руке свою любимую кочергу-успокоитель.
   Убедившись, что я очнулся, Наг положил кочергу на свое законное место, - в углу за русской печью, и многозначительно глянул в мою сторону. Поймал глазами мой взгляд, одобрительно кивнул, повернулся к Наталье, продолжавшей оккупировать дальний угол избы, что-то быстро сказал ей и еще быстрее вытолкал девушку на улицу. На последок еще раз оглянулся, погрозил мне пальцем и вышел следом.
   Мне стало не по себе при мысли, как быстро я стал терять контроль над собой. Похоже, Серые Демоны не солгали, и от превращения в чудовище меня отделяет один шаг. Не радовало и поведение Катерины. Что-то ее не на шутку встревожило. Катя несколько раз стремительно прошлась по комнате, будто не зная, к чему приложить руки. Ей явно хотелось со мной заговорить, но по какой-то неясной причине она не решалась этого сделать.
   "По какой-то непонятной причине!"- да я идиот! После того, что она узнала сегодня, подслушав нас с Заряной, у девушки есть все основания опасаться вспышек гнева с моей стороны. Я очень медленно выпрямился, и еще осторожнее поднялся с мокрого дивана. Холодная вода, которой меня с избытком смочили, уже согрелась, а местами и высохла.
   Одежда вовсю парила под воздействием упорно не желающего остывать тела, создавая полную видимость того, что я дымлю как вытащенная из костра головня. Короче, тот еще видок. Не удивительно, что Катя не знает, что со мной делать. Спасибо, деру не дала, вслед за Наташкой.
   Однако, расслабленность лица и плавность перемещений возымела действие и несколько успокоила опасения Катерины. Девушка наконец прекратила маятникообразное движение по комнате и решительно опустилась на стул напротив меня.
   Некоторое время мы молчали, потом мне надоело и я тихонько прошептал не поднимая глаз: - Ну, так и будем в молчанку играть или скажешь что? - В ответ Катя вопреки обыкновению не разразилась словесным поносом, а, внимательно поглядев мне в глаза, коротко спросила: - Платон, скажи мне, прямо сейчас. Ты - это ты?! - Я это я, только слегка прихреневший. Дракон пока спит, а Платон себя полностью контролирует. Чем тебе это доказать? Увы, - не знаю! - Я грустно улыбнулся, и поднял руки ладонями к девушке, демонстрируя свою беспомощность в сложившейся ситуации. Как ни странно, этого оказалось достаточно, чтобы успокоить ее подозрения.
   Катя как-то очень бережно взяла мои ладони в свои, поднесла их к лицу и ласково поцеловала. Вот так, одну за другой. В ее движениях было столько простоты и нежности, что я на мгновение впал в ступор, совершенно растерявшись. - Давно хотела это сделать. - Она откинулась на спинку стула и прибрала рукой непокорные пряди со лба. - Я на самом деле тебе благодарна, Платон. Ты за два дня стал мне ближе всех, включая родного отца.
   И мне очень жаль, что у нас с тобой нет времени ни для дружбы, ни для чего-то большего. Пойми, я просто испугалась. Дуреха, конечно, но основания у меня были. Вы с Наташкой зверем лютым друг на друга вылупились, глаза у обоих огнем горят. У тебя багровым, у нее - жидким серебром отливают. Тут еще Кеша, как подскочит, как заорет не своим голосом, что-то вроде: - "Геть на место".
   Я и не подозревала, что Иннокентий Леонидович так голос повышать может. Вроде и не очень громко, а внутри все узлом завязалось, как будто умру сейчас же. Но сработало. Наталья, та так сразу притухла и с лица спала, а ты еще кипятился, Кеша еле тебя удержал. Хорошо ведро с водой рядом стояло. Никогда не видела тебя ТАКИМ, даже когда ты дрался. И, твои руки, они изменились на моих глазах! Пальцы на какое-то время стали когтями.
   Я струсила, как никогда в жизни. Да, когда ты умирал у меня на руках, было страшно. Когда с пеной на губах на дядю Кешу кидался, когда ночью одна в подполе сидела, вы с ним на кладбище за Яцеком, а у меня над головой настоящяя битва, - еще страшнее. На болоте у Служителей Кармы, - то же не сахар. Но такого ужаса у меня еще не было!
   Катюха говорила совершенно серьезно, без истерики, дрожи и плачущих ноток в голосе, и от того ее становилось еще тяжелее слушать. Слава богу, Наг выручил. С крайне озабоченным видом Кеша ввалился в избу держа в руках поллитровую фарфоровую чашу, наполненную како-то подозрительно дымящейся субстанцией. Без всяких предисловий он сунул мне ее в руки и приказным тоном отрезал: - На, выпей. Да смотри, не пролей. Половицы прожжешь!
   Такому настойчивому предложению учителя отказать было трудно. Они с Толей-Бородой и раньше ставили на мне опыты, спаивая разнообразные алхимические смеси. Периодически не совсем безвредные, а то и норовящие прожечь одежду и испортить мебель. Отсюда и необходимость использовать для их изготовления лабораторную фарфоровую посуду.
   До сих пор не отравили, будем надеятся, и сегодня сдюжит мой "специально сконструированный выносить демона организм". И я, для вида скривив кислую мину, принял из рук учителя шипящую и булькающую чашу пахнувшего мне в нос терпким травяным запахом пойла. Совсем как Сократ цикуту из рук палача. Даже произнес патетически: - "Принесите за меня Петуха Асклепию". Никто, однако, моего юмора не оценил. Катюха, - по примитивному незнанию истории, а Кеша, судя по плотоядной улыбке, вспомнил Алексашу, нашедшего бесславную погибель в объятиях Нинеллы.
   Кешино лекарство оказалось вполне себе ничего. Ну, да, немного островато. Зато вместе с огненым жжением, пожаром охваитвшим мои внутренности, пришло чувство сытости, удовлетворенности и покоя. Причем сытость эта касалась именно Дракона-Реальгара, человек-Платон захотел есть с утроенно силой.
   Я воспрял духом. Смотаться к близлежащему сельпо и купить пару тройку десятков шоколадных батончиков представлялось куда более простой задачей, чем пытаться усмирить проснувшегося динозавра.
   Кеша тоже выглядел довольным. Он внимательно осмотрел мои глаза, бесцеремонно оттянув веки, скептически хмыкнул, и, как ни в чем не бывало, опустился на свое прежнее место, с явным намерением продолжить прерванное чаепитие.
   Вся картина живо напоминала "Чаепитие у безумного шляпника" из "Алисы" Льюиса Кэррола. То, что Наг сообщил нам дальше, с довольным видом продолжая прихлебывать чай вполне гармонично дополнило сцену. С его слов выходило, что я, благодаря стечению обстоятельств, совершил немыслимое. Отчаянная попытка отравить оседлавшую меня на кладбище Златовласку возымела неожиданные результаты.
   Глотнувшая сполна ядовитой драконьей крови Лунная Демоница оказалась в прямом смысле слова выбита из своего человеческого носителя, а лошадиная доза аурипигмента, которую я "для консервации" влил в ее тело, притянула из преисподней душу прежней хозяйки.
   Однако, самой Наталье радоваться было рановато. Ее душа по праву и добровольно заключенному договору принадлежала Лилит, а тело - одной из приспешниц хозяйки Мира Похоти. Ад не любит отпускать свои жертвы и возвращение статус-кво вопрос времени, причем недалекого.
   Наг возвел очи к потолку и патетически выразил свою мысть: - Твои действия породили в Лунном Аде настоящую бурю. Вряд ли пока дело дошло до самой хозяйки, но в том, что будут задействованны значительные силы, сомневаться не приходиться. Бегство души, - прецендент, пятнающий репутацию всего адского мира. Прознает Лилит, - "полетят головы" демониц рангом покрупнее, чем та мелочь, что ты так удачно нокаутировал прошлой ночью.
   Проштрафифшуюся Демоницу, потерявшую контроль над носителем, уже откомандировали обратно на Землю. Причем, для надежности, с избытком снабдив силой. Энергию тут жалеть не будут, слишком велики ставки. Душу Натальи суккубам необходимо вернуть до того, как дело дойдет до Хозяйки. - А что это для нас значит?
   - Кеша хитро улыбувшись осмотрел на нас с Катей. Судя по его довольному виду, означало это что-то хорошее. Но какую именно выгоду усмотрел Наг в назревающем конфликте еще с одним упырьим кланом, я упорно не догонял. - Это значит, что скоро нам принесут, фигурально выражаясь "милльон на тарелочке с голубой каемочкой".
   С помощью такой массы дармовой энергии мы что-нибудь придумаем, чтоб помочь Екатерине, да и Платону она позволит выиграть еще немного времени. - Иннокентий Леонидович окинул нас победным взглядом и затих, явно ожидая вопросов. Вопросы не заставили себя ждать. Мне даже не пришлось спрашивать, все озвучила Катерина.
   - Дядя Кеша, если я вас правильно поняла, чтобы из вампира силу добыть, надо его упокоить? Так что же с Наташей будет, ее душе здесь без тела не удержаться. Неужели Вы позволите девочке на веки-вечные в Аду сгинуть. Она же при вас рассказывала, каково человеческой душе в "закромах у Лилит". А, учитывая "попытку побега", вообще страшно подумать, что будет.
   - Наг внимательно посмотрел на меня, ожидая комментариев. Я промолчал. Кеша пожал плечами и, тщательно выбирая слова, как ребенку, начал объяснять Кате свою жизненную позицию. - Конечно, нет, Катенька. Ты же знаешь, я никогда в чужую жизнь сам не полезу. Но и в помощи не откажу, коли попросят. А Наташа попросила и хорошо попросила.
   Кроме того, она осознала свою вину и готова платить по счетам. Счета, конечно, за ее бытность суккубой, накопилиись не малые. К прежней жизни ей возвратиться не светит, но вот где и как их выплачивать, - тут выбор есть. Точнее, будет, когда Платон Наталью окончательно упокоит. - Катя в изумлении округлила глаза, а Кеша сокрушенно пожав плечами, продолжил.
   Я же не могу отменить договор, - свое тело Наталья отдала Демонице Луны добровольно. Но про душу там речи не было, по крайней мере, в явной форме. Власть над телом в обмен на силу и нетленность, вот и все. Ее даже не обманули, просто не предупредили об "эффекте кукушонка". О том, что рано или поздно отягощенная злом душа ухнет прямиком в ад, а не воспарит в небесные кущи, Наталья могла бы и сама догадаться.
   Так что и нам не грех будет словчить. И не смотри на меня так, я тебе не папочка. Подробностей не скажу. Не нужно тебе их знать, пока дело не сделано, да и не безопасно. Теперь о вас двоих, голубчики. Судьба свела, не мне разводить. Но предпредить должен.
   Во-первых, - никаких амурных шашней. Повторяю тебе, Екатерина Викторовна, который раз. Во-вторых, - ваша обоюдная задача, продержаться как можно дольше в неизменном состоянии. Это уже от тебя, многоуважаемый Платон Генрихович, зависит. Пойдешь вразнос, Катюша сгинет сразу за тобой. Моя микстура на время поможет, но если опять психовать начнешь, рискуешь не остановиться. Никогда. Это понятно?!
   - Да уж что тут непонятного. Если Кеша меня Платоном Генриховичем кликать начал, дела приобретают серьезный оборот. А Наг, убедившись в нашем с Катей полном внимании, продолжил железной рукой разруливать ситуацию.
   - Последнее. Что вам делать прямо сейчас? Не знаете?! - Идите спать. На дворе уже девятый час, а выспаться обоимне помешает. Завтра в школу! То есть в университет. И не вздумайте прогулять первую пару, сам разбужу пол-шестого.
   Мы с Катериной одновременно непонимающе переглянулись. Более идиотского предложения в сложившейся ситуации придумать было трудно. Тем не менее, в предложении резон был. Как объяснил нам Кеша, лучшее, что можно было тут делать, - это не делать ничего. То есть жить обычной жизнью, дожидаясь Знаков от Духа.
   - По койкам, может насновидите что-нибудь путное! - Напутствовал нас Наг разводя по "светелкам" на разных концах участка. Мы с Катюхой чмокнули друг друга в щеки и разошлись. Наталья в общем вечернем "разводе" участия не принимала.
   Суккубе сегодня выпала сомнительная привилегия ночевать в подполе с картошкой, служившем укрытием для Катюхи в прошлую беспокойную ночь. Так что ни тебе "спокойной ночи, дорогой Платончик", ни "чмоки-чмоки" я от Златовласки не дождался. Ну, не очень-то и надо.
   Судя по тому, как тщательно придавливал Кеша крышку подпола бетонными шпалами, перетащенными с другого конца участка, основания для такого расклада у него имелись.
  
  
  
   Глава четырнадцатая или почему
   не надо верить милиции.
  
   В институт мы и впрямь поспели к первой паре, даже раньше приехали минут на 15-20. Что, ввиду тяжелого понедельничного утра, смотрелось просто вызывающе. Катюха сразу по приходу понеслась в уборную "чистить перышки".
   Торчать перед дамской комнатой в ожиданиии Амазонки у меня охоты не было. Потому, послонявшись без дела в коридоре перед деканатом и не обнаружив себя в каких-либо ненужных списках, я нацепил на лицо максимально индифферентную маску и прикрыв глаза розовыми очками "а-ля Джон Лэннон" направился в сторону аудитории.
   Перед входом в лекционный зал меня ожидал сюрприз в виде двух хмурых, демонстративно вежливых, но непреклонных оперативников. В немалом, между прочим, чине. Меня пришли "брать" старший лейтенант и капитан убойного отдела МосковскогоУГРО. Впрочем, судя по отсутствию "людей в черном" снаряженных автоматами, масками и бронежилетами, особых неприятностей наша встреча не предвещала.
   Непреклонность служивых заключалась в том, что они напрочь отказывались поверить мне на слово и позволить доехать к ним самостоятельно, сразу по окончании занятий. Более того, настаивали на немедленном прибытии в отдел для дачи показаний по делу "О покушении на гражданина Могильного".
   Через несколько минут к нашей теплой компании присоединилась как всегда умудрившаяся опоздать Катерина. И сразу начала скандалить и качать права, затребовав документы, ордер и прочие полагающиеся на такой случай причиндалы. Ситуация оказалась безнадежно испорченной.
   Если до этого момента Капитан предпочитал отмалчиваться, а старлей говорил со мной снисходительно-дружелюбно, то после появления на сцене Амазонки расклад поменялся. Старлей притих, а капитан, незамедлительно предъявив затребованные бумаги, потребовал "немедленно проследовать с ними в отделение".
   Я сам себе не верил. Благодаря Екатерине Викторовне меня впервые в жизни "замели в милицию"! Да, бывал я там и раньше, и частенько бывал, но только по повесткам. Приходил сам, вежливо отвечал на вопросы, сам уходил. А вот так, силком, чуть ли не в наручниках, - впервые. Всегда старался дружить с законом, в дневное время, естественно. А ночью... ночью, меня еще поймать нужно.
   Высказав Амазонке все, что думаю по поводу такого поводу такого насильственного лишения меня административной "девственности", я вызвал невольную улыбку на суровых милицейских лицах, но судьбы не изменил. Нашу парочку отконвоировали к стоявшей перед входом машине под удивленными взглядами сокурсников.
   Ехали мы с комфортом пристроившись на заднем сиденье милицейского форда. Этот момент я тоже отметил особо. Ребята явно не собирали загодя информации о "клентах". Неприятностей менты от меня не ждали, иначе не посадили бы у себя за спиной. Так что, похоже, не врали: - прямо нас дело не касалось.
   Вообще, волноваться мне вредно, об этом Кеша специально предупреждал. Вот и не волновался, до той самой поры, пока нас по разным камерам не развели. И даже тогда особо не напрягся. Ради развлечения позволил себе рассказать несколько свежих анекдотов разделившей со мной неволю парочке уголовников. Ребятки, в отличие от ментов, сразу поняли "ху из ху" и отнеслись ко мне со всем надлежащим почтением.
   А ведь специально старался выражаться как учитель грамматики, тщательно обходя жаргонизмы. Под ботаника закосить все одно не вышло. Бывалых "сидельцев" так просто не проведешь, раскусили новичка сразу и оценили по достоинству. Вот что значит школа "Зоны-мамы".
   Неладное я почувствовал только часа через два, когда меня вызвали на допрос. Да и трудно было не почувствовать, когда вместо приторно-вежливых офицеров тебя конвоируют четверо автоматчиков в полном боевом снаряжении со снятыми с предохранителей стволами. Руки мне предварительно одели за спиной в три!!! пары новеньких наручников, а на лицо надвинули светонепроницаемую маску.
   Сами конвоиры обозревали окружающую действительность через прорези в таких же масках, только одетых под титановые шлемы. И вся эта "антитеррористическая группа" в полной боевой экипировке собралась здесь для того, чтобы проводить в подвал здания щупленького студента. Цирк какой-то.
   Уголовники за моей спиной уважительно перешептывались, поздравляя друг друга за проявленную сообразительность. Конечно, приятно, что у меня появилось так много поклонников в здешнем заведении, но расширение клуба "Фанатов Реальгара" почему-то меня не радовало. Еще больше пришлось огорчиться во время допроса.
   Начнем с того, что доставили меня явно не в обычное, для рядовых дознавательных действий место. Сырой подвал с подозрительными потеками, проступающими на свеже выбеленных стенах, аскетическим набором мебели и единственной железной дверью, скорее напоминал спешно переделанное под "расстрельную" бомбоубежище, чем офис милицейских клерков.
   Вообще, все происходящее напомнило мне антураж из фильма "Молчание ягнят". Со мной обращались как с Доктором Лектором, предпринимая меры безопасности, явно избыточные по отношению к малозначимому свидетелю. Наличествовал даже пожарный щит, с огнетушителем, баграми и стоящей подле него железной бочкой, до верху наполненной водой. В бочке зачем-то плавали куски колотого льда.
   Автоматчиков из помещения все-таки убрали, предварительно фиксировав меня "браслетами" к арматуринам вмурованного в пол железного кресла. Конструкция, сваренная из стальных швеллеров и 20мм арматуры, напоминала скорее электрический стул, и была рассчитана выдерживать усилия, далеко превосходящие обычные человеческие возможности. Впрочем, этот "трон маньяка" оказался довольно удобным. Особых неудобств я не испытывал.
   Но то, что кроме рук, ног и двух лент серого сплава на туловище, меня пристегнули еще и ошейником, доказывало весьма неприятный факт: - Допрос собирались проводить люди удивительно хорошо осведомленные о моих возможностях. Даже переоценивающие их. Вырваться из такого "трона", пожалуй, смогла бы только тварь масштаба пана Яцека.
   Проводил вышеупомянутое следственное действие полноватый и совершенно седой подполковник лет сорока. Причина ранней седины следака вырисовывалась в виде грубого рубца, наискось пересекающего когда-то красивое лицо, и орденской планки на груди. Не специализируюсь по наградам, но судя по массивности планки, их было не мало. Где в наше время можно заработать боевые ордена, догадаться было не сложно, так что их хозяин сразу завоевал мое уважение.
   Представился ветеран Чеченской компании как "подполковник милиции Заря С.С. к Вашим услугам". В том, с какой улыбкой было произнесено это "К Вашим услугам", и в самом сокращении Сергея Сергеевича до коротко-шипящих С.С., без труда читалась издевка. Перед тем, как отпустить конвой следователь, многозначительно глянув на меня, выложил на стол снятый с предохранителя "Глок", копию моего, так бездарно сгинувшего в болоте Серых Демонов.
   Кроме того на столе демонстративно была выставлена пухлая папка, по стикеру на которой можно было понять, что подполковник Заря только что изучал "личное дело Реальгара Платона Генриховича". Примерно через полтора часа допроса я с удивлением понял, что, несмотря на толщину "личного дела", известно ментам про меня на удивление мало. Так мало, что становилось совершенно непонятным, зачем было устраивать весь этот цирк с автоматчиками, браслетами, мрачными подвалами и т.п.
   Ну, водит парень дружбу с уголовниками, - так доказательств, что закон нарушает, нету. Да и кто сейчас с ними не дружит, время такое. Ну, состоял на психиатрическом учете, - так снялся с него уже три года как. Боевыми искусствами занимается, а ни в одной уличной драке замечен не был. Жалобы соседи пишут, - на кого сейчас не пишут. Видели недалеко от места "покушения на г-на Могильного", - так живу я там, провожал девушку после приятной ночи.
   Мне даже изворачиваться особо не приходилось, только обходил молчанием неудобные моменты.
   А допрос все продолжался и продолжался, по пятому разу продолжая перебирать уже совсем незначительные подробности моей биографии. Подполковник Заря бубнил с монотонностью, присущей скорее многоопытному геморройному офисному клерку, чем боевому офицеру.
   Я уже начинал потихоньку клевать носом, когда в кармане у следователя зазвонил телефон. Подполковник на полуслове оборвал мерный ход допроса и дерганным движением приложил неуклюжий лопатник смартфона к уху. "Труба" у Зари была ярко-розового цвета, причем еще и богато украшенная стразами. Такой игривый дизайн никак не вписывался в образ "сурового воина на штабной службе". Трубка-то, наверняка дочкина: - отвлекся я от происходящего, невольно занявшись фантазированием на тему "каков подполковник С.С.Заря в семейной жизни".
   Несколько секунд следак внимательно прислушивался к тому, что говорил ему невидимый собеседник, потом коротко отчеканил в трубку: - да, все понял, жду на линии. Подполковника как подменили. Его лицо расплылось в широчайшей улыбке, а толстые пальцы суетливо зашарили по клавиатуре лежавшего на столе коммуникатора.
   Наверное, такими сосископодобными педипальпами нелегко СМС-ить на дамском телефоне. Однако Заря не дал мне времени насладиться спекуляциями на его счет и быстро опустил на землю. Точнее, - в болото. А на болоте были совсем другие расклады. - Ну что, господин Платон-РЕАЛЬГАР. Не желаете осведомиться о судьбе подруги своей Екатерины Викторовны Моталиной?!
   На секунду показалось, что я сплю. С обезображенного шрамом лица седого подполковника на меня с издевкой глядели знакомые глаза. Глаза, в которые я имел удовольствие плюнуть во время недавнего визита на болото Служителей Кармы. Голос седого следователя тоже изменился самым радикальным образом: - не может прокуренная милицейская глотка издавать столь нежные трели.
   Через подполковника С.С.Зарю со мной говорила "сестра-хозяйка" болота Серых демонов, мадам Заряна собственной персоной. Тысячелетняя стерва не только разглагольствовала, используя голосовые связки пожилого мужчины, она прекрасно освоила современные средства коммуникации. И сейчас настойчиво пыталась привлечь мое внимание к картинке на малюсеньком экране жизнерадостно-розового смартфона.
   Да только внимание это было занято совсем другим. Ярость заливала меня горячей волной, и для того, чтобы сохранить трезвость мне приходилось напрягать все силы. Дракон просыпался, я впервые чувствовал, как он буквально ворочается во сне, потягиваясь и пуская пар из ноздрей. Каждое его движение отдавалось в моем теле. Внутри что-то мерно сокращалось и явно готовилось к действию, постепенно завоевывая контроль над моим сознанием.
   И, самое неприятное, постоянно повышался "градус" беспричинного озлобления на все и всех. Мне уже почти нестерпимо хотелось кого-нибудь убить, что было сейчас совсем некстати. Чтобы остановить этот процесс, надо было отвлечься и думать на нейтральные темы. А вот этого как раз упорно не получалось.
   Меня одурачили, провели как мальчишку. "Добрый" старлей и "злой" капитан в институте разыграли партию как по нотам. Учтено было все. В том числе и моя повышенная "боеготовность". Всю дорогу к универу мне было крайне неуютно, угроза черной тучей нависала над головой, сгущаясь с каждой минутой. Чувства обострились настолько, что мне удавалось сканировать пространство в радиусе нескольких сотен метров.
   Приди менты с группой захвата, я нашел бы способ избежать ареста, даже не прибегая к силе. Благо, опыта пробежек у нас с Катериной накопилось немало. А тут расслабился и, как овца, поехал на убой "с комфортом".
   Я вспомнил, как Кеша сравнивал Служителей Кармы и ментов. Жаль, не понял сразу, насколько буквально это сравнение. Старый Змей никогда не позволял себе пустословить, даже когда всем казалось, что он дурачится.
   "Подполковник Заряна" тем временем продолжал тыкать мне под нос свой смартфон. - Ты смотри, смотри. Я ж тебя предупреждала, от судьбы не уйти! Едет твоя краля по тому адресу, где ей давно пора уж быть...
   Мне наконец удалось отвлечься от внутренней "битвы за душевное равновесие" и сосредоточиться на экране розового телефончика. То, что я в нем увидел, свело все предыдущие усилия по "усмирению товарища Реальгара" на ноль.
   Отчаянно упирающуюся Катюху волокли под белы ручки к огромной черной машине. И волокли отнюдь не бравые милиционеры, а, до боли в разбитых кулаках знакомые, "Кришнаиты-Сатанопуловцы". Только, вместо знакомой BMW Х-5. На сей раз они сподобились прибыть на роскошном черном Брабусе.
   Что было дальше, - не помню. Но очнулся я далеко не сразу. Тело било судорогами и закручивало в самые причудливые позы, абсолютно независимо от парализованного сознания. В поле зрения периодически попадала моя собственная правая рука, с методичность молотилки бьющая куда-то в сторону.
   Выглядела она весьма необычно, напоминая скорее чешуйчатую птичью лапу изумрудно-зеленого оттенка, чем обычную человеческую конечность. Каждый удар сопровождался ощутимым сотрясением и целым фонтаном из каменной пыли. Дискомфорта это не причиняло, тело полностью утратило чувствительность.
   Некоторое время я находился в позиции "бесстрастного" наблюдателя, ничему не удивляясь, без чувств, желаний и каких-либо мыслей относительно происходящего. Мир, включая мое собственное тело, воспринимался как через толстое звуконепроницаемое стекло. По этой стеклянной стене стекали потоки мутной воды, которая постепенно становилась все более холодной.
   Наступил момент, когда под действием обжигающего холода я очнулся. Седой мужчина в серой униформе, показавшийся почему-то давним знакомым, деловито орудуя пластиковым мусорным ведерком, поливал меня холоднющей водой из стоявшей рядом со входом проржавевшей бочки. Судя по тому, что вокруг разливалась громадная лужа, а бочка была уже на 2\3 пуста, водные процедуры продолжались достаточно долго.
   - Хватит. Довольно уже, отпустите меня. - Мой голос оказался жалобным, странно тонким и как-то по подростковому надтреснутым. Седой с недоверием взглянул мне в глаза, секунду подумал, и, отставив ведро в угол, начал набирать на каком-то странном девчачьем телефоне комбинацию цифр. Очевидно, я еще не совсем пришел в себя: - периодически мне казалось, что передо мной молодая женщина, одевшая на себя серую милицейскую форму заодно с телом пожилого и очень усталого мужчины.
   Наконец странный мент дозвонился куда хотел. Он говорил сбивчиво и постоянно норовил сорваться на крик, о чем-то докладывая своему собеседнику. До моего сознания долходили только отрывки рубленых фраз. Как будто кто-то периодически включал тумблер громкости у меня в голове и потом резко выключал его. - Да товарищ генерал, очнулся....Я сам плохо помню, как не в себе был, наверное контузия дает о себе знать....Да, теперь понял, зачем надо было бетонировать... Нет, не горит. Обошлось.... Вы уверены? Это же чудовище, я вам говорил, он порвал титановые наручники! .... Да я вас правильно услышал. Да, все понял, доставить до дому.
   Седой повернулся, с задумчивостью посмотрел на лежащий перед ним пистолет, махнул рукой, и, с выражением "будь что будет", начал деловито отстегивать меня от странной конструкции, служившей своеобразным "прокрустовым ложем". Это сплетение искореженного металла походило на творение скульптора авангардиста, несколько раз проутюженное тяжелым танком.
   Я испытал к своему освободителю невольную благодарность. Лежать, задравши ноги к потолку в нагромождении металлолома и не иметь возможности пошевелиться было не очень-то приятно. Тело казалось чужим, голова пошла кругом при попытке подняться. - Помогите. Мне не встать самому. - В глазах смотревшего на меня человека промелькнула целая гамма эмоций - недоумение, страх, понимание.
   Мужчина промедлил всего секунду и решительно протянул мне руку. На мое робкое "спасибо" Седой среагировал странно. Его лицо исказила гримаса не то страха, не то отвращения, но "пожалуйста" из себя мент все-таки выдавил.
   Я в милиции, а человека передо мной можно называть подполковник Заря, и он почему-то был женщиной, - эта мысль пришла ко мне в голову без всякой связи с какими-либо воспоминаниями. Тем временем седой подполковник подвел мое шатающееся из стороны в сторону тело к черному письменному столу, стоявшему прямо посреди громадного сводчатого зала. Потолки, подпираемые украшенными барельефами колоннами, терялись в полумраке где-то далеко наверху.
   Стрельчатые окна пропускали через запыленные цветные витражи совсем немного света. Его еле хватало, чтобы видеть как чудовищные тени, напоминающие исполинских летучих мышей, срывались со стен и с тяжким уханьем перелетали на другой конец зала.
   Меня, запутанного в тяжелые кованые цепи волокли к столу, который уже и не был столом, а все больше приобретал свою истинную форму: - вытесанного из массивных базальтовых плит алтаря-жертвенника. Я упирался всеми четырьмя лапами, тщетно пытался достать обидчиков шипастым хвостом, ревел так, что со стен осыпалась каменная крошка, но алтарь неумолимо приближался.
   Силы были на исходе, я потерял много крови и, почему-то это казалось важнее, желчи. Тело предельно истощилось, огонь в сердце едва тлел, не в силах вырваться наружу, но группе рыцарей с головы до ног закованных в черные доспехи, приходилось нелегко.
   Холод. Снова несущее блаженство ощущение ледяной воды, льющейся за пазуху. Я сижу на стуле перед канцелярским столом, а седой подполковник с чудным именем Заряна, отложив в сторону пластиковое ведро, подсовывает мне под нос бумагу.
   Я понимаю, что должен подписать какой-то документ. Почему-то вспоминается фраза, подслушанная в фильме: - "никогда не подписывай бумаги спьяну". Мычу, и отрицательно трясу головой. Седой, как мне кажется, с облегчением откладывает ручку с бумагой в сторону. - Да и черт с тобой. Дальше без протокола будем говорить. Так даже лучше, не люблю врать.
   Тяжело вздыхает и поднимает что-то со стола. - На, забирай. Твой, говорят. - Он протягивает мне смутно знакомый черный пистолет. - Велено передать, чтобы было чем застрелиться. - Я машинально запихиваю пистолет в небольшой рюкзачок.
   Место находится с трудом, рюкзак почти до упора забит тетрадями и какими-то толстыми книгами, украшенными изображенными на титуле людьми с ободранной кожей. Такой грубый натурализм неприятно меня удивляет. Я по слогам читаю заглавие: - "Атлас нормальной анатомии под редакцией Синельникова". Читаю вслух - так проще.
   Судя по вытянувшемуся лицу Седого, он чем-то сильно огорчен. - Да ты, паря, совсем мозгами раскис. - В его голосе больше досады, чем сострадания. - И впрямь придется мне сегодня таксистом работать, своих ребят я с тобой не отправлю.
   Как мы добирались, помню смутно. Но особых проблем не возникало, мой водитель оказался на диво покладист. Его ничуть не удивила просьба отвезти меня не домой, а на "дачу к другу". Совершив короткий звонок начальству, подполковник без возражений изменил маршрут. Заря высадил меня у Кешиного забора уже в сумерках, ни слова не говоря. Вообще Сергей Сергеевич оказался на диво сдержанным. За всю дорогу он не проронил больше двух-трех коротких фраз, да и те касались уточнения маршрута.
   Я тоже не стал рассыпаться в благодарностях, только некоторое время пытался найти в карманах деньги, чтобы расплатиться. Заминка вышла недолгой. Осознав суть моих неуклюжих манипуляций, Седой коротко матюгнулся, опустил стекло, и, подняв тучу пыли, резво сорвался с места.
   Только сейчас я понял, что везли меня на Тойоте Лендкрузер 200. У машины оказался недюжинный запас мощности: - чтобы скрыться за поворотом подполковнику Заре потребовалось не более 3-4секунд.
   Открыть калитку самостоятельно у меня не получилось, а затраченные на это усилия оказались последней каплей. Я бессильно опустился на землю, свернулся калачиком у Кешиного порога и погрузился в забытье.
  
  
  
  
   Глава пятнадцатая.

Ночью в черных очках.

  
   Весь вечер и первую половину ночи мне пришлось "наслаждаться" состоянием, которое можно было назвать бредом, если бы бредом не была вся моя предыдущая жизнь. Только вот бредил отнюдь не я, а тот, кого я по своей нивности считал плодом своей больной психики. Сейчас, по словам ухаживающего за мной Нага, "драконье сновидение" постепенно истончаясь, сходило на нет. Соответственно, иссякала и моя жизнь.
   Несмотря на периодически вливаемые в лошадиные дозы Кешиного пойла, дела были плохи. Старик носился со мной как с ребенком, буквально выпаивая с ложки, но слабость продолжала нарастать. Я равнодушно наблюдал, как истаивает на глазах тело, погруженное в горячку. Силы, желания и надежды, казалось, окончательно меня покинули. Если бы не постоянное присутствие Нага, я бы сдался. Но проявить слабость на глазах учителя было стыдно. Возможно, поэтому и остался жить, вопреки его прогнозам.
   Кеша несколько раз за это время вполне серьезно рекомендовал мне готовиться к смерти, для чего, по его мнению, надо было изо всех сил стараться удерживать внимание в межбровье. Из-за этого ли, или по какой-то другой причине, но впервые в жизни в мое сознание так явственно стали просачиваться отрывки из воспоминаний Реальгара.
   Жизнь у Древнего Ящера была долгая и многоплановая в самом прямом смысле этого слова. Ему и вправду удавалось сновидеть сразу несколько воплощений. Были среди них и хорошо узнаваемые по преданиям и сказкам сюжеты, и совершенно непредставимые миры и тела. Но чаще всего встречались воспоминания с участием людей или человекоподобных существ.
   Даже будучи воплощенным "летающим тираннозавром", Реальгар не мог удержаться от общения с ними. И, кстати, жрал далеко не всегда и не всех. А только самых охочих до драконьей кровушки. Таких полоумных энтузиастов, к моему изумлению, находилось немало во все времена. Кровь дракона ценилась в большинстве обитаемых миров, и часто, ценилась заметно дороже золота.
   С мирным населением Ящер без необходимости не враждовал, а пару воплощений служил даже чем-то вроде племенного Тотема-покровителя. Правда, дело было не на нашей Земле, а в одном из миров, напоминающем христианское описание Чистилища. Во всяком случае, защищать своих "подданных" Реальгару приходилось от существ, подозрительно смахивающих на чертей, какими их изображал Йероним Босх.
   Так и текла полноводная река драконьей жизни, временами разбиваясь на множество отдельных рукавов-воплощений. Но была в ней одна любопытная странность. Хотя к человекоподобным формам Реальгар питал явную страсть, воспоминаний о собственном человечьем существовании у него считай, что и не было.
   Детишки-то, носящие в себе "Искру Драконьего духа" рождались довольно часто, а сравнить мне себя так ни с кем и не пришлось. Дело в том, что жили такие "счастливцы" на удивление недолго и умирали отнюдь не от естественной старости. Миновав младенческий возраст, все человеческие воплощения Реальгара погибали при разных, но одинаково трагичных обстоятельствах.
   Можно было даже сказать, что, рождаясь человеком, Дракон-Реальгар приобретал необъяснимую склонность к суициду. Каковую и реализовывал при первой возможности. Это печальное правило имело только одно исключение: - меня.
   Вспоминая свою жизнь, мне пришлось признать: - Платон Генрихович Реальгар вел себя почти так же, как и остальные инкарнации Дракона. Почти, да не совсем. Мои приключения, хоть и носили тот же отпечаток выраженной тяги к опасным авантюрам, но заканчивались, тем не менее, благополучно.
   Уже поздним утром следующего дня, нежась в клубке желтых от высохшего пота простыней, я задал Нагу мучавший меня вопрос. - Почему? - Я выжил сейчас. Это, хоть и с натяжкой, можно объяснить чудом. Или сверхъестественной заботливостью самого Иннокентия Леонидовича. Но вот остальная история моей жизни абсолютно невероятна.
   - Почему Платон Генрихович до сих пор жив, несмотря на все крайне не способствующие благополучному исходу обстоятельства?! Что делает меня исключением из правил. И, если в этом исключении есть сила, как ее правильно использовать? - Кеша несколько секунд внимательно всматривался в точку, находившуюся позади моего левого плеча. Я знал, что старик созерцает мою смерть, оценивая, перенесу ли я ответ.
   Знание это пришло, без усилий с моей стороны, так же как и предчувствие, - ответ учителя не принесет облегчения. Старый Змей все понял и невольно расплылся в улыбке, проворчав под нос что-то одобрительное. Мы понимали друг друга без слов, - мне не нужно было спрашивать, чтобы увидеть, чему он радуется. Учитель наконец-то добился от ученика желанного результата. Пусть и на пороге смерти.
   Еще немного помолчав, Кеша, наконец, превратил улыбаться и как-то неожиданно мягко спросил: - Ты и в правду хочешь знать ответ? И, не дожидаясь моего согласия, продолжил: - Я давно подозревал, что с тобой что-то не так. Но увидеть наверняка смог только сегодня.
   Ты потерял большую часть своей энергии, и, вместе с ней, защитное поле, которое искажало внимание видения направленное на тебя. Эта Защита исправно служила тебе всю жизнь. Не только мне довелось попасться на твою удочку. Достаточно вспомнить в высшей степени нелепый промах владельца черной жемчужины - пана Яцека. Даже суперупырь не смог раскусить тебя за все время знакомства.
   Для нежити такого ранга правильно оценивать "вес" соперника - вопрос выживания. Сейчас, когда ты умираешь, все покровы растаяли, и я могу сказать тебе правду: - У тебя нет человеческой души. - Я замер, не веря своим ушам.
   - У тебя нет души, Платон. - Кеша упрямо продолжал твердить этот бред. - Именно потому Дух свел тебя с Катериной. Вы подобны в одном: - у обоих похитили человеческую душу.
   Разница в том, что Катя лишилась своей недавно, а ты, - сразу после рождения. У тебя отняли человеческую душу, но ты не умер сразу, как положено нормальному младенцу в такой ситуации. Наоборот, благодаря эманациям Дракона человеческое тело начало постепенно трансформироваться, приобретая свойства и способности, далеко выходящие за рамки обыденных.
   От того и твоя необъяснимая живучесть. Все предыдущие воплощения Реальгара кончали жизнь самоубийством в той или иной форме. Их человеческая суть не выдерживала сожительства с духом высшего демона. - Кеша сделал еще одну паузу, чтобы убедиться, что его слова дошли до получателя. Я сглотнул комок горячей слюны и утвердительно мотнул головой.
   - Платон, ты не совсем человек. Я уже не раз говорил тебе. Твое тело создано специально, и так же преднамеренно тебя лишили человеческой души. И, как ты наверно уже догадываешься, - все эти действия тщательно маскировались от Серых Демонов. Иерархии Света тут тоже явно не при делах. Образно говоря, - не их стиль. Чтобы провернуть втайне такую масштабную операцию и создать столь мощное защитное поле, требуется вмешательство демонической сущности планетарного уровня.
   Не хочу тебя огорчать, Платон, но похоже, что твое появление на Земле - часть глобального плана инфернального прорыва. Лишенный души человеко-демон Платон-Реальгар является тем Ноу-Хау, что должно помочь инферно прорваться в наш мир. Но даже это сейчас не вопрос первостепенной важности.
   Душа, конечно, штука нужная, но ты, в отличие от Кати, до сих пор прекрасно обходился без нее. Функции тела поддерживал своими эманациями Реальгар, а недостающие человеческие чувства ты конструировал сам, под нашим с Головиным "чутким руководством".
   Прямо сейчас человек Платон умирает от нехватки энергии. Серые Демоны решили не оставлять тебе выбора. Дракон Реальгар, воплотившийся на Земле, не нужен никому. Упырям - потому, что начнет их нещадно истреблять, ангелам - просто потому, что он павший. Людям придется нести на себе гнет власти еще одной демонической сущности, а их и так на Земле более, чем достаточно. Даже я, твой учитель, понимаю - Реальгар несет мне погибель.
   В поражении Дракона заинтересованы все. Особенно, хозяева железного болота, оберегающие сложившееся равновесие. А появление на сцене воплощнного высшего демона равновесие нарушит основательно. Служители Кармы хотят заполучить тебя живым или мертвым. Они разбудили Реальгара, использовав твою привязанность к Катерине. А потом загнали его обратно "в яйцо". Как им удалось провернуть такой "фокус" не прикончив тебя, я не понимаю.
   Но одно знаю наверняка: - Двойная трансформация израсходовала силу, накопленную твоим телом за годы. А возможности ее восполнить, убив хоть кого-нибудь у Дракона не было. Вся инфернальная энергия, по крохам собранная у упырей, сгорела до тла. Вместе с ней канула в бездну и твоя собственная жизненная сила. Следующая попытка Дракона проснуться убьет Платона-человека. А ждать ее недолго, набранную инерцию Реальгар остановить не сможет, даже если и поймет, что происходит.
   Я приподнялся в постели, так, чтобы опереться спиной о стену, пристально посмотрел на Кешу и улыбнулся во весь рот. Не скрою, удивление в глазах старика доставило мне немало удовольствия. Не все же ему за мой счет развлекаться.
   Мой голос был слаб, но слова звучали четко, поднимаясь будто из самой глубины моей души. Души, которая по уверению Нага у меня отсутствовала. - Все это конечно очень грустно, но уже ровным счетом ничего не меняет. Да, Платон Реальгар - сон. Но пока я снюсь, я буду уважающим себя сном. И закончу дело, которое начал. Кем бы не был ублюдок Сатанопуло, - он сильно пожалеет, что решил украсть у меня Катерину. Я разберусь с ним и соберу довольно энергии, чтобы пережить трансформацию и не сойти с ума после нее.
   Кеша попытался что-то сказать, но я не позволил ему. - Не прерывай меня, Наг. Да я знаю, - скорее всего, Бешенный Ананда упокоит меня. Но пока я жив, шансы есть. И я буду драться. А для драки нужна сила. Если я тебя правильно понял, у нас такой силы сегодня должно было привалить в избытке.
   Давай не будем терять времени. Мне кажется, пора навестить Наталью. Надо все-таки поговорить с девочкой, перед тем как... - Кеша приложил ладонь к моим губам, прерывая на полуслове. Тихо качнул головой, соглашаясь. И беззвучно, одними губами. Шепнул: - Не надо сейчас об этом, Наташа слышит все в окружности пары сотен метров.
   Я кивнул в ответ, соглашаясь. Принятое решение начинало жить своей жизнью, прокладывая дорогу моей судьбы. Кончились все метания и сомнения. Невольно вспомнился завет самураев: "Если у тебя только две дороги, выбирай ведущую к смерти".
   В моем случае все было заметно проще, - все принятые решения неизбежно заканчивались гибелью. Спасибо Кеше, развеял мои сомнения касаемо целесообразности сделки с Серыми Демонами. И я с легким сердцем выбрал вариант, предусматривающий перед смертью хорошую драку. Такой расклад вполне устраивал как Дракона, так и то, что оставалось во мне от человека.
   Впервые за два последних дня мне было спокойно. Даже в живот тихонько заурчал, сигнализируя о проснувшемся аппетите. Наг с любопытством окинул меня взглядом, довольно усмехнулся и предложил "заняться делом, которое получается у тебя лучше всего" - обедом.
   Через полчаса мы закончили бесхитростную трапезу, состоящую из сваренной целиком курицы приправленной макаронами с лошадиной дозой специй, и отправились в гости к "госпоже Подводной". Именно так окрестил Наг Златовласку, и я не стал ему возражать.
   Одолеть двадцать метров до подвала, служившего Наталье тюрьмой-убежищем, оказалось непросто. Несмотря на приятную сытость и отсутствие головокружения мое тело еле стояло на ногах. Но, все таки, стояло. И даже было способно на передвижение.
   Было что-то около семи-восьми по полудню, когда мы вышли на открытый воздух. На приусадебном участке, засаженном смородиновыми кустами, яблоневыми деревьями и хаотично расставленными сараюшками, сараями и мегаамбарами, кипела жизнь.
   Орали птенцы, которым пичуги-родители без устали таскали насекомых. Жужжали, скрипели, стрекотали и с чавканьем жрали друг друга насекомые. Истошно орали запозднившиеся лягушачьи кавалеры в канаве, бесплодно пытаясь призвать уже отметавших икру самок. Почти бесшумно скользили кошачьи тени в густой траве у забора.
   Вечер еще не начался, но жара уже спала, и воздух начинал наполняться запахами приближающейся ночи. На Кешином участке было довольно много цветов, начиная от банальных роз, ноготков и ромашки, кончая экзотическими лекарственными растениями, вывезенными Нагом из Забайкалья.
   С разогревшегося за день уличного клозета несло терпким змеиным дерьмом, от гаража соседа за забором - бензином, резиной и машинным маслом, от соседки справа, содержащей на иждивении дюжину коз, тоже пахло отнюдь не розами. Мой нос различал тысячи ароматов земли и ее жителей с перекопанных сегодня грядок и легкий, почти выветрившийся дух нежити, оставленный порванными в клочья Нинеллой упырями.
   Полностью утратив силу, тело сохранило звериный нюх. Со слухом дело обстояло похуже, но выделить пение каждого отдельного сверчка и кваканье лягушек разных видов я еще мог. А вот зрение оказалось непривычно мутным. Как будто приходилось созерцать мир через толстое и местами искривленное стекло.
   Я шел походкой старого паралитика, покачиваясь, косолапя и волоча ноги. Кеша неспешно двигался рядом, не проявляя ни излишней заботы, ни обычного ехидства в мой адрес. Старый Змей был на удивление тактичен, что вызвало у меня приступ истерической благодарности. Я прослезился, но через пару секунд благодарность сменилась печалью, столь интенсивной, что стало трудно удерживать равновесие.
   Да еще и сердце прихватило так, что стало понятно, почему стенокардию раньше называли Грудной Жабой. Идти стало совсем невмоготу, земля качнулась, как пьяная и начала стремительно приближаться к лицу.
   Кеша моментально подхватил мое падающее тело, подставив для опоры свое плечо. - Ты начал чувствовать свою душу, Платон. Дракон больше не подавляет своей силой ее слабые эманации. Это значит, - душа Платона-человека еще на Земле, что в принципе, неплохо. Теоретически, ее даже можно найти и вернуть. Но вот твоя реакция меня беспокоит. Учись сохранять эмоциональную стабильность, - пригодится!
   Плечо Иннокентия Леонидовича по консистенции напоминало самшитовое полено, обвитое тугими жилами, и особо не располагало к длительному на себе возлежанию. Отдышавшись с минуту, я предпочел продолжить путь без помощи учителя.
   Пока Кеша разбирал железобетонные блоки над крышкой люка, мне приходилось держаться на ногах. Но стоило Нагу нырнуть в прохладный сумрак подземелья, как я мигом сполз на низенькую деревянную скамью.
   Чувствовать себя дистрофиком было необычно, и совсем не доставляло дискомфорта. Больше того в этой слабости проявилось что-то давно забытое и приятно естественное. Тело чувствовало сотни оттенков боли, неудобства и немощи. Но это еще полбеды.
   Самым большим сюрпризом оказалось невообразимое богатство чувств, которое способен испытывать человек. Я был потрясен тем, как много упустил за время своей "борьбы" с Драконом. Любовь и нежность, забота, угрызения совести, радость победы и досада поражения, тонкая печаль по безвозвратно ушедшему, и еще много, много переживаний, присущих обычному юноше. Жизнь проходила мимо, а я и не замечал.
   Интенсивность страстей Дракона, затмила почти все радости и горести, лишив меня того простого опыта человеческой жизни из-за которого, оказывается, и стоит жить на Земле. Человеческое существование казалось настолько хрупким, что невольно вызывало удивление. Как это люди умудряются вести столь безрассудный образ жизни и при этом так редко умирать?!
   Я будто вернулся на десятилетие в прошлое, когда был обыкновенным ребенком, не испытывавшим постоянного давления демонической силы. Только что тело стало больше и ушли мешавшие наслаждаться красотой мира страхи. Вместе со страхом пропала и брезгливость. Видимо потому облик Натальи Подводной не вызвал у меня особых эмоций. Хотя некоторое удивление я все таки испытал.
   Даже мне, с моим опытом охоты на "живых мертвецов" было чему удивиться, да и испугаться - то же. Экс-Златовласке больше подошел бы эпитет "Подземная". И не из-за места ее последнего приюта, а по окраске тела, вполне подходящей для прикопанной месяц-другой назад покойницы.
   Одна клочьями облезающая с бледно-землистого, местами с прозеленью черепа кожа многого стоила. Недоделанные Яцековы птенцы и то смотрелись живее. Дохнуло из погреба, как от распечатанного гроба. До меня с опозданием дошло, что трупный аромат на участке оставили отнюдь не позавчерашние жертвы големши, их след давно был выметен дневным солнцем и ветром. Запах подпитывался новой постоялицей Кешиного "отеля для выходцев с преисподней".
   Бывшая топмодель напоминала персонаж фильма "ожившие мертвецы", и двигалась соответственно. Наталья перемещала тело рывками, раскачиваясь из стороны в сторону и чудом сохраняя равновесие. Казалось, невидимый кукловод дергает за нити сочленения ее тела.
   Я невольно вспомнил Катю и представил, что она может быть сейчас в таком же состоянии, если не в худшем. Следующие мои действия удивили всех, включая меня самого. Мое тело, без всякого сознательного контроля, шагнуло к самодвижущейся покойнице на встречу и попыталось поддержать ее за плечо, как недавно подпирал меня Кеша.
   Нельзя сказать, что джентельменский поступок удался мне в совершенстве. Потеряв равновесие, я рухнул на свежевскопанную грядку, прихватив с собой Наташу. Иннокентий Леонидович то же оседал на землю, медленно сползая по бревенчатой стене "светелки". Только не от бессилия. Кеша не мог совладать с приступом гомерического хохота.
   - Полумертвый мертвую не вынесет. - Отсмеявшись, констатировал ситуацию Наг. Мне было не смешно и совсем не обидно. В глубине души или того, что ее мне заменяло, я знал - мой поступок был верным. Потому и расстраиваться не стоило. А вот отдохнуть, впитывая в тело силу Матери Сырой Земли, было для меня сейчас не лишним.
   Очнулся я от настойчивых толчков, приятными волнами сотрясавшими тело. Иннокентий Леонидович мягко пинал меня сапогом в область печени, всем своим видом давая понять: - отдыхать долго не придется.
   Наташа уже сидела, привалившись спиной к стене светелки, и тщательно обирала с одежды комья липкого чернозема, поглядывая на меня с каким-то нехорошим огоньком в глазах. Еще минуту назад тусклые, ее "зеркала души" наливались жутковатым серебристым сиянием, хорошо заметным, несмотря на остатки дневного света. Сейчас меня будут жрать, - с равнодушием отметил я про себя. Предпринимать хоть что-нибудь, чтобы избежать своей участи не хотелось совершенно. Тем более, что в исполнении Златовласки процесс расставания с жизнью обещал быть приятным.
   Как оказалось, Кеша тоже заметил перемену в Наташином настроении. Ждать развития событий он не стал и, мигом подлетев в раздухарившейся упырице с пол-литровым резиновым клистиром в руках, что-то впрыснул из него в приоткрывшийся от предвкушения трапезы вампирский хлебальник.
   Голову девушки Наг крепко зажал между своих бедер, а кисти рук придавил к земле сапогами, напрочь лишив ее свободы маневра. Так что давилась, ногами сучила, плевалась, а лекарство проглотила.
   Судя по тому, как забилось в судорогах тело потерпевшей, состав в клизме был невкусный. Вернувшаяся было на мгновение радость победы над Златовлаской, уже не грела мое сердце. Я с сочувствием созерцал мучения девушки. Огонь в ее глазах угас и, судя по тому, с каким страданием она на меня смотрела, происшедший недавно казус произошел не по ее воле.
   Демоница, отравленная "лекарством" временно отступила и перед нами снова была несчастная человеческая женщина. Алхимический состав вернул Наташе контроль над телом, но так же вернул и боль. А как болит разлагающееся заживо тело, можно было только догадываться. Но одном я был уверен наверняка: - после лекарства тошнить должно не по-детски. Кому как не мне было знать о свойствах и вкусовых достоинствах Кешиных снадобий. Догадка не замедлила подтвердиться.
   Наталья внезапно вывернулась из Кешиной хватки и упала на землю, свернувшись калачиком. Ее рвало раз за разом, сначала едой, потом слизью и чем-то желто-зеленым. Казалось, еще немного и девушка выблюет свою печень. Кеша стоял, устало привалившись спиной к бревенчатой стене светелки, и, с непроницаемым выражением на лице, созерцал наши разбросанные по грядкам тушки.
   Вся сцена виделась мне с высоты примерно трех метров и представлялась очень живописной. Походила она скорее на сюжет традиционной японской гравюры, чем на зарисовку из жизни подмосковных дачников. - Картина Репина "Приплыли". - Подумал я и сразу вернулся обратно в тело. Вовремя, Кеша уже заносил над моей головой знакомое ведро с ржавой водой.
   Я сел, слегка удивившись той легкости, с которой удалось подняться. Встал и удивился еще больше. Слабость будто рукой сняло. - Что ты со мной сделал?! - Спрашивая, я уже знал ответ.
   Кеша был тут причастен только косвенно. Энергией со мной поделилась суккуба. А вот условия для такого маневра создал хитрый Наг, выманив ее на поверхность. Так же я понимал, что силы, рассеянной Демоницей мира Лилит при попытке воплощения, не хватит мне на долго, а второй раз ее обмануть не удастся.
   - Ну что же вы ждете, делайте, за чем пришли! - Голос Натальи скрипел, прерывался и менял тональность. Он был почти не узнаваем, как запись давно умершего человека на пластинке из антикварного патефона.
   Кеша склонился над свернувшимся в клубок тельцем девушки и тихо спросил: - Ты понимаешь, о чем просишь, Наташа? Может, не будем спешить. Твое тело можно поддерживать не только энергией людей. Животные тоже сгодятся.
   Поживешь у меня в подвале, под землей власть Лилит тебя не достанет. Изредка даже на поверхность выходить сможешь, - лекарство даст возможность час другой времени сопротивляться суккубе. А там, глядишь, и найдем способ обуздать одержательницу... - Я понимал, что Кеша сам не верит в то, что сейчас говорит. И так же понимал, зачем он это делает. Наташе надо было дать выбор. Пускай иллюзорную, но свободу решать свою участь.
   - Ты что, смеешься, Наг? - Теперь девушка говорила хриплым фальцетом, присвистывая при каждом вдохе. - Твой Змееныш для меня будет котов и Бобиков ловить, а я с ними совокупляться? А решите в отпуск сняться, так на крыс перейду...
   Посмотри на меня. Я же гнию заживо! Я чувствую свое зловоние. Эта сука мучает меня, заставляя тело умирать частями, и говорит, что может длить такое страдание вечность! Она знает, куда бить. Красота всегда была моей силой, а сейчас трудно найти чудовище омерзительнее... Ну, тут я мог с Наташей поспорить, приведя несколько убедительных примеров, но похоже это не очень-то ее бы утешило.
   - Наташа зашлась в сиплом кашле, минуту помолчала, будто прислушиваясь к чему-то внутри себя. - Не теряй времени, Наг. Она скоро вернется и подомнет мою волю. Не хочу. Лучше уж то, что ты предложил. Это будет честная сделка, если, конечно не обманешь... - Но разве у меня есть выбор? - Снова пристальный взгляд в глаза Кеше.
   Наг грустно усмехнулся в ответ на скрытый упрек. - Ты знаешь, что неправа, девочка. Я уже не могу лгать, даже когда хочу. Мы постараемся не делать тебе очень больно, Наташенька. - С этими словами Кеша протянул мне тряпичный сверток, из которого торчала знакомая рукоять. - Ты знаешь, что делать, Платон? - Я молча кивнул.
   Наг нагнулся к телу девушки и почти ласково подхватил его на руки. Шагнул к стоявшей в тени яблони деревянной скамейке и осторожно опустился на нее. Потом подал знак мне сесть рядом. Наташа обхватила его шею руками, уютно устроившись на коленях у Кеши.
   Было тихо. Угомонились птицы, устроившись в своих гнездах на сон. Молчали цикады. Даже ветер, казалось, и тот обходил дерево, под которым стояла наша скамья.
   Солнце уже спустилось за горизонт, а мы продолжали сидеть в полном молчании. Не знаю, сколько прошло времени, но по субъективным ощущениям, - вечность. Временами мне казалось, что девушка заснула. Но нет. Всякий раз, когда я искоса поглядывал в ее сторону, мой взгляд натыкался на широко распахнутые глаза. Внезапно мне почудилось, что на самом их дне мелькнула искорка серебристого света. Наташа подняла голову и тихо шепнула. - Пора.
   Кеша достал из-за пазухи коньячную фляжку из нержавейки и дал ее в руки девушки. - Сама выпьешь или помочь?! - В его голосе не было привычного сарказма, но Наталья улыбнулась. - Ваше здоровье, господа Демоны! Чтоб тебе сдохнуть, сука Лилит! - Она опрокинула фляжку одним молодецким глотком. Знакомый металлический запах заполнил мои ноздри.
   Я был ошарашен. Моя еврейская натура не могла смириться с очевидным фактом. Кеша только что споил упырице целое состояние. При удачном маркетинге стоимость "коньяка" была никак не менее сотни миллионов долларов. Содержимым фляжки несомненно являлся бесценный аурипигмент. Как то Яцек предлагал продать ему мой личный запас, и за миллилитр сумма называлась шестизначная.
   Кеша споил Златовласке дозу, достаточную чтобы удовлетворить всех земных упырей скопом, и не один раз. Оставалось только догадываться, как старик умудрился синтезировать такое его количество. Серебро в глазах девушки вспыхнуло факелом, разливаясь по телу и укутывая его ровным саваном. На моих глазах происходило чудо трансформы.
   Через секунду вместо изъеденной тленом мертвячки у Кеши на коленях сидела Богиня. Произведение искусства, превосходящее все, что только можно вообразить о женской красоте. Прежняя Златовласка не годилась ей и в подметки.
   Богиня смотрела на меня. Глаза обещали блаженство, немыслимое в нашем мире, а губы тихо шептали: - Делай же то, за чем пришел, милый мальчик... И я сделал то, о чем меня просили: - вонзил обсидиановый кинжал в божественное тело. Разворотил его плоть, от кончика грудины до горла, а за тем, не мешкая, вырвал из вспыхнувшей, как прожектор груди сердце.
   И выпил из него кровь, а потом сожрал, разрывая зубами трепещущее мясо. Холодное сердце суккубы таяло нектаром на моем языке. И я продолжал рвать и глотать куски ледяного мяса, не обращая внимания на мольбу в глазах умирающей красоты.
   Как только последний комочек был проглочен, сияние, окружающее тело девушки, исчезло, впитавшись в меня, как вода в сухой песок. А та, что еще недавно представлялась мне богиней, истаяла прахом на руках у Кеши.
   Ветер, будто дожидавшийся своего времени, резким порывом взметнул то, что осталось от Златовласки, и сизым облаком унес на Север. - Прах к праху. - Шепнул Наг. - А дух, - к золоту! - Я скосил глаза и увидел, как на скамье рядом с Кешей светится теплым светом маленький золотой прямоугольник, покрытый затейливыми иероглифами.
  
  
   Что такое сила? В конце концов, все определяется точкой зрения. Для муравья сила муравьиного льва запредельна, а с точки зрения землеройки "ужасающее чудовище царства насекомых" всего лишь крошечная добыча, способная на некоторое время утолить голод.
   Златовласая суккуба отдала мне много силы. Необычной, еще не прошедшей через тело земной женщины, сияющей ультрафиолетовым светом энергии Ада. Она жгла меня изнутри, пульсировала в сосудах и нервах, пропитывала кости.
   Сила принесла с собой чудовищное смешение боли и блаженства, а главное - пьянящее чувство неуязвимости. Мне страстно хотелось проверить себя, схватившись с серьезным противником. Решив не откладывать драку в долгий ящик, я заметался, собирая по многочисленным заначкам все, что могло бы мне пригодиться.
   За время моего знакомства с Нагом в его кладовых накопилось много полезных вещей, но почему-то именно сейчас самое нужное куда-то запропастилось.
   Больше всего раздражало то, что я никак не мог отыскать обсидиановый кинжал, который только что использовал, чтобы вскрыть Златовласку. Почему-то идея идти на Сатанопуло с холодным оружием доставляла мне неизъяснимое наслаждение.
   Катаны в обеих руках, черный ножик в зубах - в мечтах я представлялся себе чем-то вроде живой мясорубки, превращающей врагов в кровавый фарш.
   А зануда Наг никак не желал помогать мне в поисках, вызывая все нарастающее раздражение. Кеша воспринимался как досадная помеха на пути к грядущему счастью. Что-то постоянно говорил, махал у меня перед носом руками и отвлекал от сборов.
   Я чувствовал его гнетущее давление и все больше склонялся к мысли о том, что без драки тут не обойдется. Мое превосходство в силе и скорости было очевидным. Пока Кеша успевал переместиться на шаг, я делал три.
   Вот только как старому пердуну все время удается мельтешить перед носом? Резонный вопрос заставил меня на секунду застыть на месте. Следовало оценить ситуацию и найти способ избавиться от приставучего Змея.
   Как будто звук включили - я начал слышать. Бессмысленный набор звуков, издаваемых Иннокентием Леонидовичем, обрел форму и содержание.
   Содержание Кешиного монолога было для меня неутешительным, а форма, - по преимуществу матерной. В несколько емких фраз учитель вложил все, что он думает по поводу "мудаков, неспособных совладать с мало-мальским потоком силы" и печальных перспектив ожидающих их в недалеком будущем. - Не будь кретином, Платон. Ты, - как Золушка, должен торопиться завершить все дела до рассвета. С первыми лучами солнца волшебная сила уйдет, оставив от тебя опустошенную оболочку...
   - Спасибо, утешил. - Я позволил себе расслабиться и сел, сложив ноги в лотос, прямо на свежевскопанную грядку. Влажная почва приятно холодила раскаленное тело и давала ощущение надежности и покоя. Несколько вдохов промежностью позволили мне набрать достаточно сырой Инь-Земли, чтобы прояснить сознание и начать более или менее трезво воспринимать окружающий мир.
   Дальнейшие сборы проходили уже в более спокойной обстановке. Быстро нашлись все необходимые для задуманного мной дела вещи. Нашлись даже черные очки-стрекозы забытые рассъеянной Екатериной при последних сборах. Подумав, я решительно нацепил их на нос. Нелепо конечно, бродить ночью в солнцезащитных очках, но светить в темноте глазами-фарами и пугать москвичей тоже не айс. Кроме того, Катюхины очки создавали хоть и иллюзорное, но ощущение связи со ставшей неожиданно близкой мне девушкой.
   Бронежилет, как и все колюще-режущее оружие, я, по совету Нага, оставил у него на хранение. На мой невысказанный вопрос: - Почему? Наг ответил неожиданно подробно: - Того, кто называл себя Демиосом Сатанопуло, создавали когда-то для борьбы с предшественниками пана Яцека и прочей клыкастой нежитью. Своим ножичком ты сможешь его разве что пощекотать.
   Огнестрельное оружие тоже не принесет желаемого результата, но пистолетик все-таки прихвати. Чтобы добраться до хозяина придется отогнать его шавок. Я даже не знаю, чем можно реально ранить слугу Древних Богов. Во время Лемурийских войн против них и им подобных тварей использовались плазменное оружие, что-то вроде молний. Вспомни стрелы греческого Зевса, нашего Перуна или Индры в индийской мифологии.
   Старину Сингха теоретически можно было бы убить электрическим разрядом достаточной мощности и длительности. То есть банальным электрошокером. Но где раздобыть электрошокер размером с микроавтобус и как с ним подобраться вплотную к Демиосу, - решай сам.
   Я решил прислушаться к словам учителя и без сожалений расстался мечтой о "сабельной атаке на танк". Кроме верного Глока с парой запасных обойм, в мой рюкзак отправился комплект запасной одежды, коробка любимых шоколадных батончиков и литровая бутыль "лекарства", к которой Кеша рекомендовал прикладываться по необходимости.
   Наг, высказав свои соображения касаемо предстоящего дела, не обременял меня больше советами, был молчалив и отстраненно наблюдал за моими телодвижениями, воздерживаясь от комментариев. Только уже перед выходом, заглянул мне в глаза и тихо сказал: - Прощай, Платон. Не держи на меня обиды. Я делал все, что мог, чтобы вырастить тебя человеком. Получилось или нет, - покажет время. И помни, - сейчас тебе надо совершить невозможное: - любыми способами избежать трансформации до встречи с Бешенным Анандой.
   Энергии, чтобы ее пережить у тебя может и хватит, но чтобы продержаться без подпитки больше минуты, - вряд ли. Так что никакого гнева до решающего боя. Важно научиться балансировать на грани. Держи себя в узде, но если надо, - отвечай на агрессию адекватно. - Кеша крепко сжал мою руку и сказал то, что я никак не ожидал услышать от учителя: - Можешь кого-нибудь убить, если сильно достанет. Это временно тебя расслабит. Лучше положить одного сукина сына, чем сотню другую мирных граждан.
   Но особо не увлекайся, не надо давать Служителям Кармы повода тебя заграбастать. Лучше безвозвратно кануть во тьму, чем попасть в их "серые лапки". Хотя верю, - ты им не дашься. - Наг говорил отрывисто, и каждая его фраза попадала в цель, как автоматная очередь. - В то, что вернешься с победой, - прости, не верю. Дракону Реальгару не дадут завершить трансформу. Против тебя объединятся все: - и ангелы и демоны. Впрочем, если все-таки вернешься, - убей меня быстро. Не мучай старика. По-моему, я этого заслужил. - Кеша улыбнулся своей шутке и закрыл за мной калитку.
   Все слова, которые мне хотелось сказать ему на прощанье, застряли комком в горле, так и не сумев найти путь наружу. Я даже не сумел его поблагодарить. Странное дело: - сила кипела во мне, наполняя до краев, а внутри была пустота.
   Ну что ж. Так даже лучше. Долгие проводы - лишние слезы. Я окинул взглядом зеленый дощатый забор, глухой стеной отгородившей меня от дома, в котором жил мой несостоявшийся отец, развернулся и, не оглядываясь, направился в сторону станции.
   Памятуя Кешин завет сохранять душевное равновесие, я вел себя как старый пугливый жид, всячески стараясь подражать повадкам обычного хомо-сапиенс. Только черные очки-стрекозы, призванные притушить багровое пламя, норовившее разгореться в моих глазах при любом удобном случае, выделяли меня среди прочих ночных прохожих.
   Чтобы не тратить энергию любые попытки тела перейти в режим ускорения пресекались на корню. Пешочком - до станции, на электричке в Москву. Только в метро спускаться уже не стал. Слишком людно, даже в полуночное время. А тесный телесный контакт сейчас был совсем некстати. Это стало ясно уже в электричке.
   Я стоял в конце вагона, стараясь максимально абстрагироваться от окружающей действительности, и разглядывал мелькавшие за окном граффити на заборах прославляющие скинхедов и призывающие спасать русский народ от "жидов, либералов и пидарасов". Выполненные в черном, патриотические надписи перемежались с традиционными изображениями гениталий и абстрактными картинками кислотной расцветки.
   Сзади некто, пахнущий дорогим парфюмом, алкоголем и тестостероном любовался порно и, судя по звукам, не без удовольствия подрачивал. Я не видел происходящего, но богатый аудиоряд позволял создать подробную картину происходящего.
   Внезапно копошение и пыхтение, уже довольно долго раздающееся за моей спиной, усилилось, и я почувствовал как кто-то горячий и интенсивно благоухающий обжимает мою жилистую каратистскую задницу. Грозного Дракона Платона Реальгара бесстыдно лапали! Намерения незнакомца прояснились, но что делать дальше было непонятно.
   В роли жертвы "сэкшуал харрасмент" со стороны лиц мужского пола мне бывать еще не приходилось. Даже Дракон, казалось, замер в недоумении. Пожалуй, правильному пацану стоило бы разозлиться и дать охальнику в рыло, но беда в том, что не был Платон Реальгар правильным и раньше, а уж теперь...
   Теперь мне хотелось смеяться. Представляя нас со стороны, я начал беззвучно корчиться от смеха. "Кавалер" истолковал спазматические сотрясения моего тела желаемым для себя образом, усилил натиск и начал просовывать потную ладонь мне под джинсы. Со стороны ближайшей лавочки раздалось сдавленное девичье хихиканье, - наша парочка начала привлекать внимание.
   Но самое необычное в ситуации было то, что мне она нравилась. Даже вызывала внутри странный зуд, граничащий с наслаждением.
   Дальнейшие мои действия совершались спонтанно. Что-то во мне будто знало, что и как делать. Энергетика моего тела перестраивалась, создавая совершенно невероятную, но, в тоже время, чем-то знакомую структуру.
   Желание неизвестного мужчины породило настоящую лавину событий, и остановить ее было не в моей власти. Мое тело дрожало и вибрировало, готовясь к чему-то, что одновременно влекло и вызывало глубочайшее омерзение. Я слегка подался тазом назад и позволил нашим светимостям на мгновение слиться.
   Случившееся дальше можно было смело назвать супероргазмом, - это был разряд чувственного наслаждения такой силы, что мне с трудом удалось устоять на ногах. Моему горе-любовнику не удалось. "Оргазм" в мгновение ока выпил его энергетику. Тело, только что страстно прижимавшееся ко мне, обмякло и мешком рухнуло на пол.
   В то же мгновение до меня дошло, у кого я видел подобную способность забирать живу через половой центр. Лилит все-таки нашла способ отомстить мне за унижение своей служанки. Энергия суккубы продолжала жить внутри меня своей собственной жизнью и без колебаний отнимала жизнь у подходящих "клиентов". Теперь я смело мог называть себя тем самым, не к ночи помянутым жидо-гомосеком, пускай и энергетическим, но от того не менее смертоносным, чем представлялся авторам патриотических граффити.
   Тем временем электричка, замедлив ход, притормозила у платформы Чухлинка. Люди на ближних сиденьях наконец обратили внимание на пострадавшего. Какая-то сердобольная тетушка, срываясь на фальцет, заголосила: - Врача! Человек умирает!
   Не оглядываясь, я шагнул в распахнувшиеся двери и покинул "место преступления". Ощущение от поглощенной силы было мерзкое, будто ненароком глотнул протухшего кваса. Питаться гомосятиной было крайне неприятно. Да, жизнь суккубы, - не повод для зависти. Впрочем, излюбленная добыча Дракона, упыри, пахли тоже не розами, - напомнил себе я, чтобы не впадать в грех самолюбования.
   Соскочив на железнодорожные пути, я направился в сторону центра, с целью экономии времени перемещаясь с помощью прыжков виденья. Для развлечения и тренировки мне вздумалось телепортироваться ровно через 21 шпалу. Такая тактика позволяла следовать за уходящим поездом, не отставая и не наступая ему "на хвост". Настроение, несмотря на инцидент в электричке, было приподнятое.
   Конечно, существовала вероятность, что мой договор с Господом на тему "Не убий" был нарушен, но раскаянья я почему-то не испытывал. Более того, меня совершенно не интересовала судьба потерпевшего. Что произошло дальше с незадачливым гомиком, и выжил ли он вообще, поделившись со мной своей энергией, желания выяснять не было.
   Но одно стало ясно предельно четко. Из-за подарка Златовласки жизнь изрядно усложнилась. Энергия суккубы, поддерживающая меня, оказывала на человеческих самцов вполне определенное действие. Причем велись на все, включая тех, кто и не подозревал о наличии у себя гомосексуальных наклонностей.
   А тех, кто подозревал, оказалось на площади у Курского вокзала неожиданно много. Как и человеческих самок разного возраста и "товарной кондиции". Женщины тоже реагировали, но, к моему изумлению, заметно сдержанней. Максимум, что позволяли себе дамы, - заинтересованный взгляд и робкая попытка познакомиться. А излюбленный типаж Реальгара, богатые телом блондинки, - так те и вовсе пугались.
   Голубых же влекло ко мне, как пчел на мед. Пару раз пришлось даже использовать прыжок виденья, оставляя "кавалеров" недоуменно пялиться на пустоту, образовавшуюся на месте "сладкого мальчика".
   Это конечно были неправильные пчелы, и они летели на неправильный "мед", но повода убивать их на месте не было, несмотря на настойчивые нашептывания Дракона. Реальгар, кстати, заметно оживился. Оживился и требовал крови, настоятельно предлагая свои услуги по организации разборок с навязчивыми охальниками.
   Не ожидал, что древний ящер окажется завзятым гомофобом. С учетом его собственной физиологии, такая пристрастность удивляла. Истинные Драконы гермафродиты, и, как рыбки-гуппи, могут менять половую принадлежность в зависимости от обстоятельств.
   Я родился мужчиной только потому, что для внедрения на Землю требовался изрядный запас активной Янской силы. Вздумай Реальгар воплотиться в каком-нибудь "Иньском" мире, скажем у Лилит под боком, быть бы мне яцекладущей бабо-ящеркой. Не часто, но случались такие воплощения за долгую драконову жизнь. Ничего, жил как самка, и не возмущался. А теперь эта двуполая тварь буквально взбесилась от сознания того, что ее пожелали трахнуть!
   С другой стороны меня донимал голод Лунного Ада, за счет энергии которого я собственно и жил. Короче, ситуация требовала прогулки на свежем воздухе. Но не просто так, а по делу. Целью прогулки был подвал дома на Фрунзенской набережной, где располагался "Экономико-философский факультет Ведического Университета Ананда Сингха".
   Точнее, официально "Университет" занимал цокольный этаж добротного строения эпохи "цветущего сталинизма", подвал же был приватизирован находчивыми Сатанопуловцами самостийно и использовался под цели далекие от "философско-экономических". А именно, для тренировок и психологической накачки боевиков.
   Вход в этот расширенный и усовершенствованный аналог моего "ООО" Ящур располагался в укромной нише между задворками Кафе-шашлычной "Надя" и закрытым в незапамятные времена опорным пунктом милиции.
   Такая дислокация, ввиду нежелания местных жителей пересекаться с хмельными посетителями шашлычной, постоянно выясняющими межу собой возникшие еще в Кавказских аулах "терки", помогало бритоголовым студентам сохранять конспирацию.
   Стоя перед массивной стальной дверью, я с завистью подумал, что на ублюдков Демиоса, представлявших собой готовую террористическую организацию, наверняка пишется в разы меньше доносов, чем на меня. И это при том, что они особо и не прятались. Информацию о местоположении и предназначении "Университета" я нашел в интернете!
   Такие мысли вкупе с непреходящим "послевкусием" употребленного мною в электричке гражданина изрядно портили настроение. Еще больше разозлило долгое ожидание. Чтобы хоть как-то успокоиться, я попытался увидеть, что поджидает гостей за дверью подвала. Меня ждало разочарование. Похоже, кто-то, неплохо сведущий в магии, позаботился о том, чтобы постороннее внимание не смогло туда проникнуть.
   Подвал был закрыт завесой непонятного сиреневого света, сканировать удавалось пространство на расстоянии не более двух метров от порога. Ожидание затягивалось.
   Прошла почти минута, от момента, как я нажал на кнопку звонка, до того как приторно вежливый голос спросил: - Кто там? - Более дурацкого вопроса представить себе было трудно.
   А видение тут же подсказало мне, что за дверью находится умственно отсталый субъект. У идиотов свечение имеет вполне характерные признаки, этот вопрос я хорошо изучил во время летней практики в доме малютки.
   Но неожиданно низкий уровень интеллекта сатанопуловского "студента", - это полбеды. То, что ждало меня, походило на человека лишь отдаленно. Цвета его ауры, наряду с резким ослаблением интеллекта, демонстрировали гипертрофированную животную силу и агрессивность, свойственную скорее бешенному бабуину, чем мирному дебилу.
   Причем в руках у обезьяны, вышедшей мне навстречу, был некий металлический предмет, явственно излучавший эманации смерти. Так можно видеть оружие, которым уже убивали людей. За пологом сиреневого свечения неясно угадывались еще пара-тройка субъектов с похожими железяками. Меня намереваются убить, причем убить быстро и подло - эта истина оказалась неожиданно неприятной.
   Я снова начал испытывать совсем ненужные отрицательные эмоции. Дальнейшее бездействие становилось опасным со всех точек зрения. Да и разыгрывать из себя вежливого самоубийцу мне надоело. Голос Дракона, звучащий все настойчивей, призывал к действиям. Поэтому я, не утруждая себя более раздумьями, изо всех сил пнул ногой в дверь.
   Произведенный эффект превзошел все ожидания. Возможно, по вселенским масштабам Златовласка влила в меня всего лишь каплю силы, но для человека это было круто. Сваренная из 20мм стального листа дверь вышибло внутрь подвала заодно с кусками бетона, куда были вмурованы держащие ее штыри. Вместе с ней отправились в его недра поджидавшие меня вооруженные уроды.
   А дальше я позволил себе отступить в глубину сознания, добровольно передав часть контроля Реальгару. В конце концов, сам мудрейший Иннокентий Леонидович присоветовал не сдерживаться, чтоб "любой ценой" сохранить равновесие.
   Из двух сил, боровшихся за власть над моим ослабшим разумом, милее и привычней была Лютость Дракона. Чего ждать от Реальгара, я хотя бы догадывался. А вот какие сюрпризы принесет Госпожа Лилит, если отдаться в ее власть, не хотелось даже воображать.
   Так что в подвал к питомцам Сатанопуло влетела не только смятая, как папиросная пачка, стальная дверь. Вслед за ней ворвалось нечто, что уже трудно было назвать человеком. Впрочем, твари населявшие "спортзал университета", тоже выглядели весьма экзотично.
   Искаженные боевым экстазом лица, скрюченные пальцы-когти, горящие в темноте глаза и забавная способность бегать на четырех конечностях по стене, аки по полу, должны были создать немало проблем любому нежелательному посетителю университета Ананды.
   С автоматическим оружием студенты обращались достаточно профессионально, сходу попытавшись взять меня на перекрестие директрис стрельбы. "Философы", вооруженные АК-47, были неплохо подготовлены к бою и заметно превосходили в скорости и силе обычных смертных.
   Спасибо птенцам пана Яцека. Бригадиры Черного Барона требовали от меня безупречной стрельбы в высоком темпе, и сейчас я отрабатывал уже выученный на отлично урок. А энергия Златовласки, пусть и временно, превратила меня в нечто, подобное упырям по смертоносности. Так что драки не получилось, вышла бойня.
   Через пару секунд все было кончено. Глок сработал безупречно. А Реальгар - еще лучше. Первая пуля - в сердце, контроль - в голову. Большинство погибло, успев сделать не более одного прицельного выстрела. Я не пожалел, что выбрал для разборки с Сатанопуловцами серебряные пули. Чутье меня не обмануло.
   Их метаболизм был явно изменен чужеродным свечением, сиреневыми нитями вплетенного в янтарный человеческий кокон. Если б не серебро, препятствующее влиянию сторонней энергии, "студенты" смогли бы регенерировать, подобно избитым мною когда-то "клоунам-ниньдзя".
   Даже после двух смертельных ранений, очевидно мертвые, они какое-то время продолжали хаотично перемещаться по подвалу, паля во все стороны, натыкаясь на стены и сшибая мебель. Но стрелять осознанно уже не могли, что и требовалось. Проверять собственную способность к регенерации в мои планы не входило.
   Безоружных врагов я убивал голыми руками, и не просто убивал, а рвал в куски, испытывая звенящую радость от осуществления давней и казавшейся несбыточной мечты. Кровавым смерчем пронесся Реальгар по подвалу. Скорость была такова, что даже для моего зрения предметы порой размывались. Попутно успел сменить обойму и расстрелять камеры наблюдения, хотя это было, пожалуй, и лишним.
   Клубы пыли, беспорядочная стрельба и взрывы. Тень, из серой стремительно превращаясь в багровую, проносится от одной стены до другой. Взрывающаяся плоть и мясной фарш, оставшийся после ее касаний от только что живых людей, - вот что запечатлела бесстрастная электроника.
   К сожалению, настоящие наблюдатели были сейчас вне пределов моей досягаемости. Среди истошно вопящих людей вместе с моей кровавой тенью метались Серые Демоны. Служители Кармы, довольно ухая, собирали свой урожай, выдирая эфирные тела из умирающих.
   До сих пор ненавижу себя за то, что хоть и невольно, но сработал на них. Мой уговор с Господом Богом, а скорее, - с самим собой, столько лет служивший уздой для Дракона, был стерт в порошок за несколько секунд. Точнее, за пять. Именно столько квантов времени потребовалось живой мясорубке по прозвищу Реальгар, чтобы лишить жизни двадцать восемь разумных (пусть и с большими ограничениями!) существ. Потом все кончилось, точнее - все живое. Терзать трупы Дракону было неинтересно.
   Реальгар взгрустнул и неохотно отступил обратно во тьму, а я, не желая долго созерцать последствия содеянного, усилием воли прекратил видение и приступил к уборке. Учитывая расстояние до ближайшего отделения милиции и предполагаемую скорость реакции ментов, на все про все у меня было не более получаса. Так что тратить время на угрызения совести я не стал.
   Сбросил с себя одежду и, наскоро обмывшись в душе, переоделся в сменную. Глубоко втянул носом воздух. Среди запахов крови, страха, благовоний, дерьма, пролившегося из разорванных животов, пороховых газов и прочих ароматов войны выделил интересующие меня ароматы оружейного масла и стали.
   Тут меня ждало разочарование. Ничего принципиально более мощного, чем Глок, найти в разоренном подвале не удалось. Основным оружием "студентов" оказались банальные АК-47. Для самого Ананды-Демиоса, как показывал печальный опыт Талибов, "Калаши" угрозы не представляли.
   Зато горючих углеводородов оказалось вполне достаточно. За каким дьяволом "студентам" требовалось держать в подвале жилого дома двухсотлитровую бочку авиационного керосина, оставалось только догадываться.
   Но одно было непреложным фактом: - Такое выдающееся нарушение правил пожарной безопасности рано или поздно должно было привести к пожару. Я только немного ускорил естественный ход событий, вызвав у Дракона взрыв детской радости. Реальгар, как и все представители своего вида, был завзятым пироманом, и был искренне убежден, что все дела следует завершать огнем.
   В этом случае вынужден с ним согласиться. Сигнал Блаженному Льву отправлен, и скоро дойдет до получателя. А мне остается только прибрать за собой, облегчая труд следователей и уборщиков.
   Предполагаемая температура пожара уничтожит почти все улики и тела, останется только просеять пепел и собрать оплавленное железо. Никакой тебе судмедэкспертизы, сбора мелких улик и отпечатков пальцев. Подполковнику Заре, которому, как я смутно догадывался, поручат расследование, следовало меня благодарить.
   Конечно, в накладе будут пожарные, но они виноваты сами. Ведь, как мне было известно из своего собственного опыта, существование нелегальной тренировочной базы невозможно без полюбовной договоренности с пожарной инспекцией...
   Через несколько минут я уже шагал по стеклянному мосту, переброшенному к Нескучному саду, неумолимо приближаясь к следующей цели. Роскошному особняку на берегу Москва-Реки, совсем рядом с высоткой Академии Наук. Только проживал в особнячке отнюдь не заслуженный деятель науки, и даже не административный зубр. Новый дом в "тихом центре" служил уютным гнездышком Ване-могиле.
   У Вани с недавних пор был передо мной должок. Во всяком случае, я рассчитывал, что сам "гражданин Могильный" в курсе расследования покушения на себя и знает о моем активном участии в деле. То, что Ваня не отказал в аудиенции, несмотря на внезапный ночной звонок, косвенно подтверждало эти соображения.
   Фасад особняка смотрел прямо на набережную реки, служившую местом ночных прогулок влюбленных, роллеров и велосипедистов. Его блестящие зеркальным стеклом и анодированным алюминием профили светились во тьме, показывая любопытным прохожим ровно столько, чтобы можно было понять: - здесь проживает человек небедный и любящий комфорт. Да и безопасность тоже.
   Камерами наблюдения и разнообразными датчиками дом был оснащен не хуже моего "кладбищенского гнездышка". Кроме того, на набережной, несмотря на позднее время, оказалось неожиданно людно. Вариант вторжения, опробованный на "Ведическом Университете" был тут совершенно неуместен.
   Так что от плана обрадовать господина Могильного внезапным визитом я решил отказаться и, для приличия потоптавшись немного перед входом, нажал на кнопку звонка.
   Ждать пришлось бесконечно долго, - почти пять минут. Даже Сатанопуловцы, мир их праху, ответили быстрее. По воровским понятиям это являлось знаком недовольства хозяина. Конечно, Ваня имел право возмутиться ночным визитом просто по своему статусу. Даже обязан был возмущение продемонстрировать, чтоб авторитет не ронять.
   Все-таки, он - вор в законе, а я кто? Но охранники, наверняка отлично меня знавшие по совместным тренировкам, могли бы проявить уважение. Запустить гостя в прихожую и занять беседой в ожидании приглашения на высокую аудиенцию, - это ж элементарная вежливость!
   Ну да ладно. Изобретательный студент всегда найдет, чем себя занять. Особенно если владеет хотя бы зачатками виденья и имеет обширный опыт в области мелкого хулиганства.
   Оставшееся время я развлекался, методично разжевывая пачку жвачки, позаимствованную при налете на "Университет Ананды", и меткими щелчками посылая липкие снаряды во все замеченные камеры. К тому моменту, как меня вышли встречать, таковых обнаружилось примерно восемь штук, причем пять - в весьма труднодоступных местах.
   Это было изощренной местью. Чтобы отмыть объективы, охране придется демонтировать всю систему или заплатить за это ремонтникам из своего кармана. Скорее, - второе. Ваня очень нервозно относился к нецелевому расходованию средств, приравнивая его к "крысятничеству".
   Возможно, поэтому двери распахнул сам начальник службы охраны. Борис Макарыч, в просторечии - Боря-Педофил встретил меня совсем недружелюбно. По выражению его лица можно было понять, - усилия по "коррекции системы слежения" не пропали даром.
   В дверях стояла дышащая злобой помесь гориллы с носорогом, причем от носорога Борису Макарычу досталась вспыльчивость. Полагаю, если бы не печальный опыт столкновений со мной на ринге, он не задумываясь распустил бы руки.
   Но болезненный опыт учит даже непроходимых дураков. А глава боевиков Вани Могилы был совсем неглупым человеком. Неуравновешенным - да, пожалуй, даже с избытком. Но дураки на службе в охране мафии долго не задерживаются. Их быстро убивают. А Боря умудрился продержаться больше десяти лет.
   Кстати, мысль использовать меня для подготовки боевиков Могилы, принадлежала именно Макарычу. Он и сам в прошлом неоднократно пользовался моими услугами. В свое время Боря доставил мне немало приятных минут в качестве спарринг-партера.
   Я раз за разом обманывал его, позволяя до последней секунды надеяться на победу. А потом безжалостно отправлял в Нокаут. Причем, в отличие от остальных, не делал никаких поблажек - бил почти в полную силу.
   Макарыч велся, как ребенок, хотя отлично понимал, в чем дело. Его ярость была просто неописуема. Он давно прикончил бы меня, если б смог. Но в честном бою шансов на это не было, а банально пристрелить строго запретил сам Ваня.
   Узнав о таком указе "Шефа", я обнаглел вконец и начал выдразнивать Борю уже в открытую. Друзья из окружения Вани-Могилы не раз предупреждали о неразумности такого поведения, но оставить в покое столь выдающегося ублюдка было выше моих сил. Тем более, что к этому времени я уже познакомился с паном Яцеком и осознал, что в наше мире есть вещи пострашнее братков, пусть и столь незаурядных, как Борис Макарыч.
   Упыри удовлетворили охотничий инстинкт Реальгара, а на долю Бори осталось учить Платона хладнокровию. Неуправляемая ярость в схватке и желание убить или хотя бы нанести увечья в учебном бою, представлялись мне почти идеальным "тренажером смирения".
   Боря олицетворял тип человека, наиболее ненавистного для моей человеческой "интеллигентской" части. Он был чудовищно силен, широк в кости, волосат и обильно благоухал тем характерным тестостероновым запахом, что дает основание женщинам обзывать человеческих самцов вонючими козлами.
   Впрочем, дамы интересовали Борю в основном как объекты садистических опытов и живой товар для переправки в зарубежные бордели. А вот для смазливых мальчиков он представлял реальную угрозу.
   Я невольно вспомнил об этой его особенности, когда на лице Бори место гримасы ярости внезапно заняла похотливая улыбочка. Моя новоприобретенная "аура" действовала на горриллоида, как запах валерьяны на кота. Он возвышался надо мной, буравя взглядом маленьких глазок, прикрытых мощными надбровными дугами, подобно пращуру гопников Голиаф над первым еврейским пионером-Давидом.
   Кличка Бори-Педофила отражала только один из его многочисленных пороков. А еще он был убийцей и законченным садистом и даже среди отморозков имел репутацию психопата, а еще... Да много чего еще можно было рассказать про начальника охраны господина Могильного.
   Ваня как-то обмолвился, что уже не раз задумывался, - не прикопать ли Боречку где-нибудь в тихом и живописном месте. Задумывался, но каждый раз откладывал это непростое решение. На своем месте Боря был незаменим. Как говориться: - чисто бизнес. Ничего личного...
   До недавнего времени я придерживался того же мнения, и вот теперь, разглядывая этот оживший детский кошмар, невольно усомнился в правоте своих выводов.
   Несмотря на идеально подогнанный черный костюм и дорогую обувь выглядел Боря как злодей из голливудских фильмов про "русскую мафию". Даже классический шрам через всю изрытую буграми от юношеских прыщей рожу имелся в наличии. А думал и действовал этот одетый от Армани Йети в точном соответствии со своим экранным прототипом. То есть, не особенно задумываясь о последствиях.
   А зря. Меня тоже охватило невыносимое желание. Вот только его осуществление не принесло бы Бореньке удовлетворения. Моя измененная Златовлаской энергетика уже изготовилась поглотить возбудившегося до предела самца. Жаль, пришлось притормозить, - сегодня обстоятельства не благоприятствовали нашей любви. Я шел к Ване за помощью, и начинать диалог с поедания его помощника было дурным тоном.
   Борис Макарыч только дернулся протянуть ко мне свою волосатую длань, как наткнулся на взгляд из-под предусмотрительно поднятых на лоб очков. Я был в ярости и не стал умерять огонь, рвущийся из глаз наружу.
   Нет, все-таки Боря - не носорог, хотя животная часть в нем выражена заметно. Рука, протянувшаяся ко мне, замерла в воздухе, не дойдя каких-то сантиметров до бедра. Парализованный Горрилоид застыл на месте, а на его лице отразилась забавная смесь похоти и невыразимого ужаса.
   Я опустил очки на глаза и криво улыбнулся. - Молодец, умный мальчик, хорошший мальчик. Будешшшь вести себя хорошоо, - еще поживешшшь... - Из моего горла вырывались даже не слова, а звуки, подобные змеиному шипению. И сам Боря невольно складывал из них фразу, которую так любил повторять своим малолетним жертвам.
   Виденье приносило мне все новые открытия из жизни сексуальных вампиров. Оказалось, что Гоимам даже не нужно прилагать усилия, чтобы соблазнить человека. Их энергетика все делает сама. Похоти, существующие в любом из нас, отражаются в ней, как в зеркале, и возвращаются к источнику многократно усиленные. Процесс напоминает принцип действия импульсного лазера.
   Между демоном и человеком возникает своего рода резонанс отражений, в котором обретают жизнь самые потаенные сексуальные желания и мечты жертвы. Волна похоти нарастает лавинообразно, взрывая энергетический кокон человека изнутри.
   Боря попался в ловушку своих собственных страстей. Нависший над тощим студентом человек-гора, был подобен мотыльку, стремящемуся к огню своей погибели.
   А я с трудом удерживал этот огонь, оставленный мне в наследство Лунной Демоницей. Да и не тот был случай, чтоб очень хотелось сдерживаться. Потому и вздохнул с облегчением, когда Боря нашел в себе силы оторвать от меня свои гляделки, развернулся и, тяжело шаркая ногами, потопал к лифту.
   Бритый затылок Макарыча покраснел и покрылся мелкими бисеринками пота, а запах неопровержимо доказывал: - человек, отважно оставивший меня за своей спиной, напуган до судорог.
   За Борей неспешно двинулся я. А вместе со мной парочка клубящихся серых теней. Служители Кармы неотступно следовали рядом, справедливо рассчитывая, что налет на "Университет Ананды", - это только начало банкета.
   Обшитая инкрустированными золотом черными деревянными панелями кабина встретила нас мягким янтарным светом, запахом утреннего морского бриза и ласковым женским голосом, спросившим на какой этаж угодно прибыть господам.
   Если господа чего и желали, так это поскорее оказаться подальше друг от друга. Не сговариваясь, мы повернулись друг к другу лицом и одновременно отступили назад, прижавшись к противоположным стенкам и угрюмо вперив взгляд в затейливый малахитовый узор на мощеном золотыми пластинами дне кабины.
   Отделка лифта производила впечатление, что, безусловно, стоило затраченных средств. Но сейчас нас занимали не мысли о количестве бабла, вбуханных хозяином в дом. Я боролся с нежелающим отступать голодом суккубы, и побуждением выпить Бориса Макарыча "не отходя от кассы", а Боря - с ужасом, вызванным пониманием с какой тварью ему приходится делить столь тесное пространство.
   На секунду ускорение вдавило меня в пол, потом ослабло, создав ощущение частичной невесомости, и кабина прибыла на самый верхний, пятый уровень. Все происходило в почти полной тишине, нарушаемой только нервным сопением моего спутника. Двери разъехались так же бесшумно, как и сработал сам роскошный подъемный механизм.
   Приемная Вани-Могилы в роскоши не уступала лифтовой кабине и на первый взгляд напоминала диковинную смесь римских терм и манхэттенского офиса. Такой забавный "нео-русский" стиль говорил не столько о вкусах самого хозяина, сколько о качестве выкуренного дизайнерами каннабиса.
   Подобно римскому патрицию, Ваня вольготно устроился в круглом бассейне-джакузи, занимавшем почти треть зала, декорированного мраморными копиями античных статуй, вертикальными садами орхидей и гигантскими плазменными панелями, свисающими с потолка в самых неожиданных местах.
   Сам Иван Николаевич сейчас больше всего напоминал наспех побритого гнома. Коротконогое волосатое тельце по лягушачьи плавало среди взрывающихся облачками пара пузырей, маленькие водянистые глазки подозрительно смотрели на меня из под кустистых бровей, а лысина налилась кровью и по цвету вполне соответствовала качественно отваренному раку.
   Картину гармонично дополняли семейные трусы цвета пионерского галстука, придававшие могущественному "крестному отцу" несколько игривый вид.
   Впрочем, разглядывать Ваню мне быстро наскучило и я переключился на изучение обстановки дома. Верхний его уровень, на котором мы сейчас находились, представлял собой перекрытый витражными стеклами пентхауз.
   Стеклянный потолок и панорамные окна, обращенные на Москва-реку сейчас были прикрыты раздвижными металлическими шторами, не давая и малейшего шанса постороннему наблюдателю заглянуть в этот маленький персональный рай.
   С северной стороны располагался вход, через который проходили гости, с западной - отделанный природным камнем камин, а восточную стену загораживал настоящий тропический сад. Фэн-шуй помещения хоть и был несколько хаотичен, но определенно заключал в себе некую, непонятную мне до конца, гармонию.
   Я и раньше бывал в подобных домах, и не раз убеждался в справедливости высказываний Эдички Лимонова: - гламурная личина скрывает за собой звериное рыло русского капитализма. Убедиться в обоснованности своих предположений мне было несложно.
   Застыв на месте, я начал сновидеть, сканируя окружение, чтобы оценить обстановку и вычленить из нее представляющие угрозу элементы. Таковых обнаружилось сразу несколько.
   Во-первых, непосредственно за моей спиной мстительный Боря примеривался, как бы снести мне голову из штатного УЗИ, и при этом не забрызгать шефа мозгами. Чудак еще не понял, что сейчас лучшим выбором было бы прикинуться ветошью и не отсвечивать.
   Во-вторых, по обе стороны джакузи Ваню опекали облаченные в пурпурные мантии Духи-палачи. Да, да! Не пасли, дожидаясь удобного случая, чтобы подставить и проводить в Ад душегубца, как обычно у них заведено.
   Господина Могильного несомненно опекали, что было понятно по тому как синхронно развернулись маскообразные глиняные морды в мою сторону, одновременно создав экран эффективно блокирующий направленное на Ваню внимание сновидения. Впрочем, от присосавшейся к правому боку эфирной пиявки-Ундины, они подопечного не уберегли. Возможно, просто не замечали ее.
   Откуда столь смертоносная и экзотическая тварь попала в джакузи, было непонятно. Может, просочилась из канализации, или каким-то способом перебралась с протекавшей рядом реки. Так или иначе, - Ундина свое дело делала, и Ванина печень, отравленная эфирным ядом, уже начала разлагаться.
   По слегка проявившейся желтизне лица было ясно, - гепатит доканает Ивана быстрее пули киллера. Но Серые Демоны в помещении отсутствовали как факт, а пришедшие со мной не обратили на хозяина дома и малейшего внимания, доказывая тем эффективность "щита".
   Расположившиеся в углах залы мутные тени определению не поддавались. Но, ввиду отсутствия энергии, и опасности не представляли. Это были толи духи убиенных Ваней людей, толи потерянные и обесточенные ангелы-хранители, оставленные прошедшей недавно церковной службой. Господин Могильный слыл глубоко набожным человеком, регулярно освещал жилье и даже содержал прикормленного попа для литургических целей.
   Кроме того сновидение засекло много разнообразной плотоядной и цветочной эфирной мелочи, в изобилии сновавшей среди экранов 3D-TV и тропической зелени, из которой были скомпонованы висячие сады. Интересно, что элементали явно предпочитали естеству продукт современных технологий.
   Ошарашенные эльфы вились около ярких плазменных панелей, как мухи у навозной кучи. Цветочные летуны тщетно пытались заменить насыщенным виртуальным нектаром тонкий аромат орхидей. Возможно потому вид у "экранных эльфов" был весьма потрепанный. Светящаяся пыльца осыпалась со стрекозиных крылышек, а миниатюрные лица страдальцев напоминали испитые физиономии московских бомжей.
   Около экрана, по которому демонстрировался порнографический фильм, прилепилась группа зубастых большеголовых карликов, с гипертрофированными гениталиями. Время от времени карлы высовывали красные, лоснящиеся раздвоенные языки, пытаясь что-то слизнуть с экрана.
   По форме языка можно было понять, что твари не являются обыкновенными лярвами, а принадлежат к моим пусть и отдаленным, но родственникам по демоническому змеиному роду. Пару раз я уже замечал подобных рептилоидов на плече у Бори, и теперь стало ясно, откуда он их приносил.
   Однако, вид у здешних похотливых бесов был невзрачный. Как и эльфам, им тоже не удавалось получать от ТV полноценной пищи.
   Я вспомнил, что Кеша как-то обмолвился про то, как мелкая нечисть подражает людям во всем, в том числе и в их заблуждениях. Разница том, что мы пытаемся добыть из телеэкрана настоящий чувственный опыт, за которым собственно и приходим на Землю, а элементалы надеются извлечь необходимую им для выживания энергию.
   В окружении убийц всегда предостаточно разнообразных духов, а господин Могильный умудрился собрать целую свиту. Стоило ему отключить свой многоэкранный кинотеатр, как вся эта эфирная камарилья с противным писком собралась в тучи, заслоняя хозяина от моей свиты. И, о чудо, - могущественные и всезнающие Серые Демоны не обратили на Ваню и малейшего внимания.
   К своему удивлению я понял, - тонкоматериальный зверинец Вани защищает своего кормильца от навязчивого внимания Служителей Кармы ничуть не хуже, чем покровительство Мира Теней своих земных эмиссаров-упырей.
   Видение отнимало немало сил, а они мне еще пригодятся. Я вышел из транса и как мог вежливо поздоровался. - Здрассьте, Иван Николаевич. Спасибо, что принять изволили, но всеж таки Борьке прикажите пистолетик припрятать. У меня и так ночка беспокойная выдалась, а тут еще холоп Ваш со своими глупостями пристает.
   Ваня-Могила тем временем выбрался из бассейна и, накинув на плечи бардовый халат, расшитый золотыми драконами, сделал мне приглашающий жест: - мол, че студент стоишь, мнешься. Проходи, садись, - говорить будем. Сам тем временем грозно зыркнул куда-то сквозь меня и, убедившись в произведенном результате, устроился в кресле, расположенном, как мне помнилось как раз между диспозицией Багряных палачей.
   Нахмуренные брови и тяжелый взгляд предназначались Боре. Холопу выказывалось недовольство излишней самодеятельностью. Ваня, как хороший актер, играл одновременно на партер и галерку.
   Я принял приглашение, и неспешно приблизившись к бассейну, опустился в шезлонг. Разговор предстоял нелегкий, а пляжное кресло, предложенное мне заботливым хозяином, оказалось совсем неприспособленно к деловой беседе. То есть, на нем можно было либо уютно лежать, уставившись в потолок и невежливо обратившись к Ване ногами, либо сидя балансировать на краю в крайне неудобной позе.
   С секунду помучившись, я сообразил, что Ваня специально посадил меня в "гостевой" шезлонг. По принятым в его круге понятиям это означало одно: - говори коротко и по делу, или убирайся. Мне тут же расхотелось притворяться вежливым и я вольготно развалился в шезлонге, подставив брюхо ласковым лучам инфракрасного излучателя.
   Блин, а тут уютно, как на пляже. Только вот надоедливый Боря опять зашевелился в уголке у камина и даже позволил себе снять Узи с предохранителя. Я опять начинал злиться.
   Макарыч определенно не умел учиться на своих ошибках. Он решился отомстить за унижение и одновременно выслужиться перед хозяином, самолично "завалив наглеца". Сомнений в Бориных намерениях не было. "Запах смерти" - это то, что я, как и все прирожденные убийцы, умею чувствовать задолго перед тем, как костлявая придет в гости. Дракон тут же осведомился, не нужны ли его услуги, чтобы "навести порядок в этой жалкой хижине".
   Как же, пусти козла в огород! Аппетиты Реальгара определенно росли. Не прошло и получаса после бойни, учиненной нами в "Университете Ананды", как ящеру потребовалась новая кровь.
   Я приподнял голову и вопросительно глянул на Ваню, показав глазами в сторону его гиперактивного охранничка. Ответа не последовало, более того хозяин, казалось меня не замечал. Ну, это мы сейчас поправим, мстительно подумал я и легким движением кисти запустил через плечо подобранную с паласа золотую паркеровскую ручку. И тут же сел, давая Ване понять, что шутки кончились.
   Сзади послышался грохот, - на пол свалилось что тяжелое. А за тем раздался РЕВ. Похоже, Макарыч угодил-таки в камин. Я просчитал, что массивное перо должно пробить лоб Бори-Педофила примерно в области межбровья, и, пройдя мозолистое тело, разрушить связи между полушариями и ствол мозга.
   Результатом этой импровизации на тему лоботомии должно было стать элегантное и бесшумное обездвиживание потерпевшего. Ошибка была в недооценке толщины лобной кости Бориса. Паркер в ней просто застрял, повредив комиссуру, но так и недобравшись до жизненно важных центров в стволе мозга.
   Боря, потеряв ориентацию во времени и пространстве, отнюдь не утратил подвижности. И сейчас с воем носился по залу, оставляя за собой дымный след от подпаленного в камине зада и сшибая по пути клумбы с орхидеями.
   Ситуация складывалась патовая. Охрана, разбуженная от спячки воплями начальника, уже занимала боевые позиции, а мы с Ваней замерли друг напротив друга в весьма напряженных позах.
   Дальше предстоял нелегкий выбор: - толи позволить себя банально пристрелить, толи экстренно переходить в "боевой режим", с очень большой вероятностью из него не выйти. Да и сумей я пережить очередной взрыв драконьей ярости, хозяин дома его не переживет гарантированно. А он мне сейчас нужен позарез.
   Выручил нас всех Ваня. Он решительным взмахом руки пресек поползновения охраны и, абсолютно не повышая тона, на редкость спокойным, каким-то будничным тоном выдал своим людям серию команд: - Ша, я сказал. Стволы на пол, мудака Макарыча - вязать и убрать сглаз, хату очистить! Его голос бил, как стальной хлыст, не оставляя у братвы и мыслей усомниться в приказах.
   С видимым облегчением отставив мысли о предстоящей разборке с "доктором Реальгаром", охрана принялась выполнять новые вводные. Первым делом ребята выловили из бассейна надумавшего утопиться Бориса Макарыча и поволокли его бездыханную тушу к выходу.
   Убедившись, что подчиненные сменили программу действий, и, зачехлив оружие, занялись уборкой помещения, Ваня обратился ко мне уже более мирным тоном. Мирным, да не совсем, стальные нотки нет-нет, да проскакивали в его голосе.
   - Не серчай, Платон. Обидеть не хотел, - но и ты брат, зарвался. Боря, конечно, не прав, больше того, он - КОЗЕЛ, но он - МОЙ КОЗЕЛ! И это - МОЙ ДОМ! Убивать здесь имею право только Я!
   Маленький пузатый человечек, сидящий напротив, совершенно не боялся меня, хотя несомненно догадывался, с кем имеет дело. И тем заслуживал, по меньшей мере, уважения.
   Говорил Ваня по существу. Не убавить, не прибавить. По воровским понятиям - правда на его стороне. Но разговор сейчас идет по ПОНЯТИЯМ намного серьезнее уголовных. А потому Могиле придется потерпеть.
   - Я Вам, дядя Ваня, как родному скажу: - Простите, ради Бога! Вы мне, - как отец, я помыслить не мог в Вашем доме буянить. - Это громко, так, чтоб братва слышала. А тихо, персонально хозяину: - Иван Николаевич, мне нужна стрелка с Нарасимхой. Да, именно с ним самим, и важно время - этой ночью, максимум, под утро.
   Хозяин недоверчиво сощурился и протянул мне стопку Хэннэси, самолично плеснув коньяка из стоявшей на мраморном столике бутылки. Жест, рассчитанный на то, чтобы продемонстрировать мирные намерения и выиграть время. Ваня прекрасно знал, что я не пью вовсе. - Выпей и остынь, Платоша. Сатанопуло, - не тот человек, с которым стоит связываться сгоряча. Да и не человек он вовсе. - Не дождавшись реакции с моей стороны, Ваня аккуратно поставил рюмку на столик и продолжил.
   - Ты не знаешь всего, молодой волк. Бешенный Лев за неполный год подмял под себя пол-Москвы. Мы пытались его остановить, но сами не смогли, а сверху почему-то молчат. Не знаю, кто его крышует, но власть не вмешивается. И еще - все, кто пытался его достать самостоятельно, - мертвы. И исполнители и заказчики.
   Я в свое время решил не торопиться, и остался жив. Не думал, что буду когда ни будь радоваться своей трусости. Мало кто ненавидит Демиоса так, как я. И я, Ваня Могила, каждое утро молю господа о том, чтобы еще один день прошел без известий от этого ублюдка.
   Смотри, - прямо напротив моего дома его логово! И как бы ты, Платончик, не пыжился, каждый из бойцов Демиоса может раскатать в пыль троих таких крутых. А бойцов у него около полусотни. - Могила нажал кнопку на пульте и жалюзи, закрывающие обращенное к реке окно бесшумно разъехались в стороны.
   Ваня застыл на половине своего картинного жеста, долженствующего показать мне могущество Нарасимхи. - За окном открывался захватывающий вид на пожар. Горел "Университет Ананды", весело подсвечивая багровыми бликами не только рядом стоящие дома, но и изрядную часть Москва-реки. - Я тут зашел к ним в гости, Иван Николаевич, и мы славно развлеклись. Так что сегодня крутых бойцов у Сатанопуло стало заметно меньше.
   Пожар разгорелся во всю и уже затронул пару вышележащих этажей жилого дома. Оставалось только надеяться, что жильцы успели покинуть свои квартиры до того, как пламя перекрыло им путь к бегству. Внимание разделилось, демонстрируя прямо противоположные точки зрения на пожарище. Мне-человеку стало тошно при одной мысли о том, что среди погорельцев могли быть дети. А скотина Реальгар ничуть не сожалел о содеянном, с видимым наслаждением созерцая завораживающий танец огня.
   Вокруг полыхающего "университета" суетились пожарники и зеваки, время от времени раздавались какие-то взрывы, вызывающие выбросы пламени, достигавшие крыши дома. Похоже, пожар выдался не менее как пятой категории сложности. Реальгару было чем гордиться.
   Внутри у меня что-то щелкнуло, как будто прорвалась какая-то мембрана, и мир стал видеться совершенно в другом свете. Ушли все беспокойства и докучливые волнения по поводу надоедливых людишек, по своей собственной глупости оказавшихся на моем пути.
   Я невольно залюбовался произведением искусства, к созданию которого имел непосредственное отношение. Как мне раньше не приходило в голову, что настоящее искусство должно быть живым?! Живой огонь, несущий очищение, - что может быть прекрасней... - Платон, ты что делаешь! - Вопль сидящего рядом гнома вырвал меня из столь приятного размышления.
   Вообще, с гномами у меня всегда возникали разногласия, уж больно эти маленькие воришки любили золото. Этот притащил в свою пещеру немало. Наверное, удивится, когда я попрошу его поделиться. Гномы всегда не любили отдавать краденное. Ну, ничего, слегка подпалю ему бороду, - заговорит по другому!
   Но почему гном лысый и где его борода? А небо над головой, - откуда тут небо? Гному пристало жить в пещере. И что за странное гномье имя - Могила... - Дракон нехотя уполз в глубину, а моя человеческая часть получила возможность вернуть контроль над телом. Я с удивлением наблюдал обратную метаморфозу когтей, только что прорезавших глубокие борозды на граните столешницы, в обыкновенные человеческие пальцы.
   Мои маскировочные очки валялись на полу, а глаза, судя по отблескам в тонированных стеклах витражных окон, горели багровым пламенем, конкурируя по интенсивности свечения с пламенем пожара.
   Ваня-Могила смотрел на меня с пониманием и, как мне показалось, даже с некоторым облегчением. А вот страха в его глазах не было. Совсем. Возможно, именно это спокойствие только что спасло ему жизнь. Дракон велся на животный страх, как кот на валерьяну. - Как, говорить можешь? - Осведомился Ваня, как ни в чем не бывало, стоило мне только немного прийти в себя. - И как это я раньше не догадался, не понимаю...
   Ты ведь сразу меня заинтересовал. Уж очень странные фокусы показывал, совсем для человека нехарактерные. Но не убивал, не калечил даже. Видно было, тебе хотелось, - но держался. И аура - простенькая такая и очень, очень человеческая. Обманул старика, провел, как мадьчишку... ну может это и к лучшему...
   - А ведь Ваня-Могила колдун. То есть, необученный, природный видящий. - Сделал я очередное за сегодняшний долгий день открытие. Отсюда и необъяснимый воровской фарт, легкость, с которой он избегал многочисленных покушений и спокойствие при столкновении с тварью, способной убить его движением пальца.
   Конечно, одной магии недостаточно, чтобы стать королем преступного мира. Нужны безжалостность, звериная хватка и безупречная отвага. Все эти качества Иван Николаевич демонстрировал мне прямо сейчас, расслабленно ведя беседу с демоном-убийцей.
   Входе того разговора я не только выяснил интересующие меня подробности, но и узнал причину, по которой Ваня-Могила согласился меня принять. Причину простую и очень личную. Сатанопуло не только подрывал бизнес Могилы, он забрал у Вани самое ценное в его жизни - сына. Единственного ребенка, о существовании которого, по идее, вообще никто не должен был знать. А Демиос как-то прознал.
   И сейчас Ваня вынужден был просить помощи у одного демона, чтобы справиться с другим. Он буквально исповедовался передо мной, раскрывая все карты. Человек, перед которым трепетали матерые убийцы, рассказывал историю своей жизни.
   История эта могла послужить сюжетом для целого мелодраматического сериала. Если упустить детали, не имеющие прямого отношения к описываемым дальше событиям, завязка сюжета произошла примерно лет двадцать назад. Именно тогда Иван Николаевич Могила нашел то, что возможно является самой большой ценностью нашей Земли, - Настоящую Любовь.
   Ваня не всю жизнь был пузатым и лысым коротышкой с ледяным взглядом рыбьих глаз и тонкими бескровными губами. Когда-то молодой и кудрявый, похожий на популярного Рок-музыканта Макаревича, юный вор покорял девичьи сердца одно за другим, не задерживаясь в раскрывшихся объятиях долее одной-двух недель. Но однажды стрела беспощадного амура достала и его сердце.
   Душной летней ночью Ваня встретил на дискотеке приморского городка черноволосую красавицу. Увидел ее глаза, вдохнул цветочный запах девичьего тела, скользнул взглядом, привычно оценивая стать, и понял, что пропал. Девушка (а Иван был у нее действительно первым) ответила ему взаимностью на вторую ночь. Это был тот случай "любви с первого взгляда", о которой большинство людей знают только из книг.
   Столь редко Великая Любовь встречается на нашей Земле по простой причине: - хрупкая человеческая природа не выдерживает запредельной интенсивности страсти. Афродита и Адонис, Тристан и Изольда, Ромэо и Джульетта - в преданиях рода людского сказки о настоящей Любви всегда имеют печальный конец. Иван и его возлюбленная не стали исключением.
   Их роман был обречен изначально, уже в силу нахождения на противоположных полюсах социальной пирамиды. Дочь первого секретаря райкома КПСС и молодой картежник-профессионал не могли иметь общего будущего.
   Зато настоящее у них было такое, что о развязке их любовной истории, приведшей Ваню на нары, а его избранницу в элитную психиатрическую клинику, еще долго судачили в тюрьмах по всему Союзу. Было даже сложено несколько песен, вошедших в традиционный репертуар кабацких лабухов.
   Как девушка смогла пройти все круги советского психиатрического ада и сохранить ребенка, история умалчивает. Но ребенок был. И любовь была.
   А Ваня не только умудрился пронести ее через годы отсидки, он бережно хранил память о ней до сих пор. Хотя, даже получив такую возможность, семью с любимой так и не создал. То ли не позволили строгие законы воровского мира, толи просто хватило ума понять - совместная жизнь не сулит обоим ничего, кроме страданий.
   Его избранница то же не обрела счастья. В качестве протеста против насилия со стороны родителей она избрала популярный для отпрысков власть имущих метод - алкоголизм. И, если до выхода Вани на волю, еще хоть как-то умудрялась сохранять человеческий облик, то после его освобождения дела пошли совсем плохо.
   Убедившись, что любимый не собирается предлагать ей руку и сердце, ограничивая общение денежной помощью, пусть и не малой, бывшая спортсменка-комсомолка ушла в запой, закончившийся только с ее смертью.
   Воровской закон не запрещал иметь детей вообще, но семью не признавал, как факт. И в этом была своя правда. Чтобы быть авторитетом среди волков, вор в законе не должен иметь чего либо, чем его можно было бы шантажировать. Особенно - любви.
   Такова плата за власть, и Ваня согласился ее платить, ограничив контакты с наследником до минимума. Но совсем сына не забывал, продолжая поддерживать его деньгами и негласной опекой. И это несмотря на то, что отпрыск, мягко говоря, относился к папочке без должного пиетета. А именно, - открыто посылал Ваню вместе со всей его "воровской шушерой", отказываясь иметь с ними чего либо общего.
   Молодой байкер, успевавший одновременно с ночными гонками по Московским улицам, учиться на Мехмате МГУ и зарабатывать неплохие деньги программированием, вызвал у меня невольное уважение. Да и зависть, надо сказать, то же. Василий Могильный вел тот образ жизни, о котором я мог только мечтать. Парень жил в удовольствие, и мог позволить себе послать на хрен все, что ему не нравилось. В том числе и воровской мир... - Даже денег не брал в последнее время, подлец! - Последняя фраза прозвучала в устах Вани-Могилы почти нежно.
   Он на секунду задумался, мечтательно улыбаясь, потом помрачнел и продолжил, отрывисто и четко выговаривая каждое слово: - Я помогаю тебе не потому, что ненавижу Демиоса. И даже не потому, что ты спас мою шкуру, вовремя убрав снайпера. Это недостаточные причины, чтобы так подставляться.
   Просто у меня нет другого выхода. Сатанопуло убьет мальчика, вне зависимости от того, что я предприму. Даже если застрелюсь, предварительно оформив на него все имущество, это не изменит судьбы моего сына. Я сильно сомневаюсь, что в человеческих силах изменить тут что-то. А ты, нелюдь, - может и в силах.
   По крайне мере тут есть небольшой шанс. И, потом, ты избавил меня от необходимости решать, что делать с Борей. Должен же я хоть как-то тебя вознаградить. - Ваня грустно и как-то устало улыбнулся и протянул мне руку.
   Я пожал ее, стараясь быть осторожным и не сломать ее тонкие и такие хрупкие человеческие кости. Странно, несмотря на то, что Иван Могила был убийцей, мне совсем не хотелось причинять ему боли.
  
   Глава шестнадцатая.
   И Ад следовал за Ним...
  
   Мне не хотелось причинять боли Ване, но это ничего не меняло. Если мне удастся выжить, я вернусь и принесу смерть всем обитателям его дома. Мы оба принадлежали к одной касте - убийц. Убийца должен убивать и, в конце концов, быть упокоенным более сильным, хитрым и дальновидным собратом.
   Так устроен мир, что вступив однажды на путь Смерти, ты неизбежно будешь вовлечен в Большой Дарвиновский Отбор. Правила Игры установлены и поддерживаются отнюдь не людьми, а приз победителю часто заставляет его завидовать проигравшему.
   Багряные плащеносцы, последовавшие за мной, оставив свой пост в уютном пентхаузе господина Могильного, доказывали правоту моих суждений. Демоны-палачи всегда выбирают сторону сильнейшего. В прочем, нет худа без добра. Их появление любопытным образом повлияло на реакцию окружающих на мою персону.
   Еще недавно люди меня частично боялись, интуитивно обходя стороной, частично (в основном голубые), наоборот, притягивались, то сейчас просто перестали замечать. Такое ощущение, что я просто вывалился из поля осознания большинства человечества.
   Похоже, что Серые Призраки в компании с демонами-палачами вызывали инстинктивный ужас такой интенсивности, что у обывателей срабатывали защитные механизмы, отсекавшие из восприятия запредельный раздражитель. Такое поведение эволюционно оправданно: - бегущая жертва вызывает у хищника рефлекс преследования. А ничего кроме желания бежать без оглядки вид нашей компании, стань она заметной, у нормального человека бы не вызвал.
   Но нас не замечали и, как результат, не возникало поводов для активации Дракона. И это несмотря на то, что его голод неуклонно рос. Убийство "студентов" удовлетворило мою жажду мщения, но ощутимого прилива сил не принесло. Похоже, энергию мы могли черпать только из нежити.
   И, все-таки, определенных успехов в самоконтроле я добился. За прошедший час у меня не было ни одного приступа бешенства. Так что Багряные Плащеносцы мне здорово помогли. Глядишь, еще и доброе дело сделаю, частично загладив вину перед Господом за нарушение обещания. Ведь Василий Могильный - плод Великой Любви, и, соответственно - любимчик Бога. Помочь мальчику - несомненно богоугодное дело.
   Успокаивая себя душеспасительными размышлениями, я даже начал тихонько насвистывать привязавшийся мотивчик про "миллион алых роз" из репертуара столь любимой Могилой Аллы Борисовны. Пребывать в таком приятном заблуждении долго мне не дали. Все опять испортил Господь Бог, точнее - его нерадивые служители.
   Я неспешно прогуливался вдоль берега Москвы реки, и так уж получилось, прогуливаться пришлось мимо сильно нелюбимого мной собора. Нелюбимого настолько, что не назначь мне встречу Нужный Человек неподалеку, черта с два я б тут был. И ведь угораздило же Ваниного посыльного выбрать для стрелки такое место, где меня тошнит прямом смысле этого слова.
   То есть не надо думать, что если я демон, так от церкви христовой у меня рыло перекашивает. Есть в Москве старые намоленные веками церквушки, - тянут к себе так, что плакать хочется. И объяснение тому простое, - тоскует душа Демона по горнему миру, пусть и оставленного по своей воле.
   Даже и отсветы того давно покинутого мира вызывали у Реальгара настоящее смятение чувств, заставляя нас часами простаивать перед папертью. И внутрь нельзя и уйти сил нет.. Но, на драконово счастье, мало таких храмов сохранилось в столице.
   А этот, восстановленный на деньги воровской семьи вечно пьяного президента, я невзлюбил сразу. Странной, не имеющей разумного объяснения ненавистью. Нельзя же назвать разумным виденье. А оно каждый раз демонстрировало картину, от которой моя крыша так и норовила съехать на бекрень.
   Световые линии благодати, уходящие в зенит, как и положено уважающему себя храму, были неразрывно переплетены с серыми потоками излучений Мамоны и черной бахромой Инферно. Не удивительно, что на паперти этого сооружения я пару раз встречался с Яцеком, и упырь чувствовал себя там вполне уютно.
   Как и должен себя чувствовать серьезный бизнесмен рядом с крупным торговым учреждением. Возродившийся на месте советского бассейна храм вполне гармонично уживался с религиозным супермаркетом. И оборудован он был по последнему слову техники, - подземные авто-стоянки, концертный зал с генераторами снега, дыма и мыльных пузырей, роскошная акустическая система....
   Все необходимое, для того, чтобы зашедшие на "поклон к Богу" власть придержащие могли понять: - их обслуживают по "высшему разряду". А попавшие туда случайные посетители замерли в восхищении от богатства и роскоши убранства и по достоинству оценили величие московитской церкви.
   Собор имени Божьего Сына открыто демонстрировал все то, что Он в своем человеческом воплощении так яростно отрицал. Назарянина и распяли за то, что он посмел покуситься на "святое": - упрекал еврейских законников в лицемерии и гордыне и даже посмел выгнать торгашей из Храма. Так что наша РПЦ в этом вопросе просто скопировала фарисеев...
   Причем такая монструозная идея была заложена в собор изначально, еще на уровне проекта! Меня, Демона, и то воротило. А какого было ангелам, по долгу службы посещавшим храм во время литургии...И вот я тут, провожу свой возможно последний вечер на Земле. Определенно, это очередная подначка со стороны Господа.
   Или подарок, - задумался я, увидев, кто вышел из подъехавшей к парадному входу машины. Собственно, из "большого черного немецкого автомобиля", сохраняя благообразную неспешность, вылезли четверо субъектов, но заинтересовал меня только один из них.
   Среди обряженных в парадные ризы священнослужителей людьми были только трое. Под четвертой монашеской рясой скрывался натуральный упырь! Вот тут-то меня и проняло. Видеть, как судорожно дергаются, пытаясь вырваться на свободу, спеленутые, как мухи в паутине ангелы-хранители окруживших нежить попов, было мучительно.
   Нам с Драконом одновременно пришла одна и та же мысль: - если помогать, так всем. А лучшая помощь увязшим во тьме...Тут я спохватился и подсунул ретивому ящеру яркий образ: - в ответ на зверское убийство священнослужителей к месту преступления съезжаются менты и ФСБ-эшники со всей столицы. И накрывается наша встреча с нужным человечком, со всеми вытекающими последствиями.
   Реальгар, вопреки ожиданиям, оказался вполне разумен. Даже рыкнул что-то одобрительное, по поводу моей сообразительности. Но от идеи поживиться упырьей силой отказываться не стал.
   Наша инфернальная свита тоже проявила активное участие. Причем Серые Демоны и духи-палачи действовали на удивление слаженно. Багряные плащеносцы сместились вперед, образовав маскировочную завесу между мной и упырем, а парочка Служителей Кармы взяли поповскую братию в клещи. Нам с Драконом даже скрываться не пришлось. Нас просто не замечали!
   Упырь не видел угрозы из-за маскировочного поля, а батюшки были заняты попытками оказать первую помощь самому упитанному и пожилому члену их группы. Престарелому архимандриту прихватило сердце.
   Думаю, Служителям Кармы не пришлось прилагать для этого больших усилий. С таким ожирением надо на диете в санатории сидеть, а не ночами по городу шастать. Метаболический синдром, ожирение и риск сердечно-сосудистых заболеваний - тема моего недавнего доклада на студенческом кружке. Если провести исследование на базе Патриархии, можно набрать интересный матерьяльчик...
   Додумать не удалось, - Реальгар начал действовать самостоятельно, несколькими гигантскими прыжками преодолел разделяющее нас с церковниками расстояние и через миг уже рвал упыря на части. Сработал дракон для новичка неплохо, хоть и упустил из виду некоторые детали. Водителя, по совместительству обязанного охранять подопечных от "всяческих ненужных встреч", нужно было обезвредить в первую очередь.
   У чинов такого ранга личная охрана набирается из профессионалов. Тут уж пришлось подключиться мне, благо опыта вести прицельный огонь на бегу было не занимать. Стрелял я, Реальгар был увлечен атакой на упыря. В результате человек сохранил жизнь. Хотя голова у него будет болеть сильно. Пуля, по касательной чиркнувшая ФСБ-эшный котелок выключила охранника надолго.
   Попов мы успокоили безболезненно и быстро, они и понять-то не успели, в чем дело. Тела батюшек еще оседали на гранитные ступени, а мы уже полностью переключились на упыря. Да и много ли надо, чтобы вырубить привыкших к спокойной и сытной жизни людей. Точный удар пальцем в область каротидного синуса, резкий перепад давления в головном мозге и сознание отключается, как перегоревшая лампочка. Драка с людьми закончилась, не успев толком и начаться. А вот нежить-монах бился славно.
   Первая пуля, попавшая упырю в голову практически в упор, только слегка задержала его реакцию. К тому моменту, как мы разобрались с батюшками, упырь уже пришел в себя настолько, чтоб совершить ошибку, ставшую роковой. Вместо того чтоб спастись бегством он развернулся и атаковал. Шустрый "старец" сам насадился на мой обсидиановый нож, как бабочка на булавку.
   Оставалось только провести аккуратный разрез от паха до горла, и бой был завешен. Почти завершен. Даже разорванный почти пополам, нежить продолжал цепляться за свою псевдо жизнь, отчаянно сучил руками и пытался достать нас своими жалкими коготками. И отдал в результате много вкусной силы, - мы остались довольны.
   А наша свита ликовала. Серые и духи-палачи разделили ошметки энергии, оставшиеся от упыря поровну, и настойчиво стали толкать нас в сторону собора. На безмолвный вопрос - "зачем?" Мне была транслирована картина происходящего внутри действа.
   В ночной литургии участвовало совсем немного людей. Что-то около двухсот человек и все при духовном сане. Как говориться, - здесь собрался цвет церкви. Ни одного "гражданского" в соборе не наблюдалось. Зато упырей было целых восемь штук, причем парочка из них просто сочились силой. Такого количества энергии я не видел даже у самого пана Яцека! И упыри, судя по тому, как завивались вокруг нежити нити благодати, молились!
   То есть, напрямую светлую силу упыри, конечно, не потребляли, но они преспокойно пили энергетический "сок" из стоявших рядом людей. Вопреки всему, что я знал о взаимодействии Света и Тьмы, светоносная мана соборной молитвы ничуть им не мешала.
   Чудовищная несуразность происходящего разрушала мою худо-бедно сложившуюся картину мироздания. Суть происходящего мне доступно объяснил Реальгар. Дракон не стал разглагольствовать, и просто показал мне серию образов, содержащую обзор истории христианства, начиная примерно с 3-его века н.э..
   Нежить начала инфильтрацию живого тела Церкви еще во времена Римской империи. Упырям тогда приходилось несладко. С одной стороны здорово прижали им хвост собратья-оборотни. Демоны в людской оболочке истребляли нежить везде, где могли достать. С другой - упырям сильно докучали христиане. Учение, несущее в себе живую традицию связи с горним миром, создавало растущий дефицит кормовой базы.
   Упыри питаются не столько кровью, сколько эманациями боли, обиды, жалости к себе, злобы и насилия. Убивать, если жертва их не генерирует, для них лишено всякого смысла. Отсюда необходимость обрекать "пищу" на максимально интенсивные физические и моральные страдания.
   А противные Христиане, подражая своему мессии, учились испытывать любовь ко всем, включая своих врагов. И умудрялись стяжать благодать даже во время мученической смерти! Любовь - это пища для Ангелов, упырь от нее чахнет. Человек "насыщенный" Духом Святым автоматически становился для нежити несъедобным.
   Когда стало понятно, что грубой силой первых последователей Христа извести не удастся, было найдено гениальное решение. Движение, которое грозило в перспективе посадить упырей на голодный паек, следовало возглавить. И, заодно, пошатнуть власть оборотней, давних покровителей Римских Кесарей.
   Именно тогда на территории Римской Империи появился новый, доселе невиданный вид вампиров. Постоянная зависимость от пития крови и прямого убийства для упырей-новаторов осталась в прошлом. Эти уникумы научились выдаивать людей досуха, даже не прикасаясь к ним физически.
   Кто из них первым нашел способ питаться эманациями верующих, точно неизвестно. Но вот как это делается, Реальгар мне объяснил.
   Все начинается с тех тонких искажений в сокровенной сути религии, что постепенно накапливаясь, заставляют человека одновременно декларировать "возлюби ближнего, как самого себя" и жечь этого ближнего живьем на костре "Во славу Божию".
   Точнее во "Вражью Славу", ибо там, где нет Любви, нет места и для Духа Святого, а "свято место пусто не бывает". Переход от христианина к сатанисту не требует длительной подготовки. В то мгновение, когда Любовь уходит из христианского сердца, ее место занимает фанатизм. Мы спасемся, остальные - в АД. А если все равно нехристям в Ад, то почему эти суки еще живут?!
   Безумная гордыня, заставляющая слепо верить в постулат о "Эксклюзиве на Спасение предоставленном Господом членам нашей Церкви", порождает ненависть ко всем, кто не разделяет запатентованный "символ веры". Ненависть, гордыня и "праведный гнев" уже вполне съедобны для нежити.
   "Вражью Славу" обильно источаемую обманутыми прихожанами и кушают церковные вампиры-вегетарианцы. Но, если бы все ограничивалось только больными на голову фанатиками! Вместе с ними свою дань нежити платят люди, искренне стремящиеся воплощать в жизнь заветы Иисуса Назарянина.
   Верующие, сплоченные общей молитвой, образуют единое тело Живой Церкви. И каждая клетка этого тела невольно обязана кормить присосавшегося к нему паразита. Всякий раз, вознося в храме общую молитву за власть имущих, церковное начальство и призывая Гнев Божий на головы их врагов, верующий невольно отдает часть своей Живы упырям в рясе. И чем искренней его вера, тем больше жертва.
   Не удивительно, что фанатично верящий ортодоксальный христианин быстро становиться похожим на бледно-серую тень тяжелобольным человеком. А его пастыри все прибавляют и прибавляют в весе, несмотря на такой тяжелый труд по наставлению своего стада...
   Нельзя сказать, что первые христиане не боролись за чистоту рядов и понятий. Еще как боролись! Большинство известных нам святых мучеников и множество безвестных видящих во Христе погибли в этой войне с засильем нежити.
   Как и следовало ожидать, упыри встали на передний край борьбы. Этой "священной войне" мы обязаны возникновению самого понятия "Ересь". Тут уже людям пришлось признать свое поражение. Воевать на смерть со своими братьями, пусть и обманутыми, святые, причастившиеся Духа Святого, что есть Любовь, не могли по определению.
   Те немногие христиане, что обладали видением пришли к общему решению: - не противопоставлять себя Церкви, пусть и возглавляемой нежитью. Они согласились платить чудовищную энергетическую дань упырям в обмен на возможность сохранить внутри церкви принципиальную возможность духовного спасения.
   Это желанное спасение внутри Церкви теперь обретается только через величайшие страдания тела и духа. Ведь страдания - самая вкусная пища для нежити, так что человеку, способному вынести нечеловеческие муки и терпеть их десятилетия упыри готовы простить приближение к Богу. Пусть и только для избранных, способных на подвиг мучениства, путь остается открыт.
   Со времени Константинопольских вселенских соборов церковь Христа разделилась на эзотерическую, невидимую часть, в которой сохранилось живое учение и экзотерическую, сросшуюся с мирскими властями, - ей безраздельно завладели упыри в рясах.
   Процесс захвата церкви нежитью развивался небыстро и сопровождался периодическими попытками реставрации. Но к 16-17 векам был в основном завершен. Последние очаги сопротивления внутри Русской Православной Церкви были подавлены во время реформ Патриарха Никона.
   Суть Раскола была не в "принципиальном" вопросе о количестве пальцев, коими следовало совершать крестное знамение. Реформы затрагивали куда более животрепещущие, имущественные проблемы. Может ли Церковь владеть землей и прикрепленными к ней крестьянами? Кому служить монахам, Богу Христу или Золотому Тельцу-Мамоне? - Вот на какой вопрос отвечали тогда Русские люди.
   Монастыри "обновленной" церкви получили возможность стать крупными земле- и, соответственно, рабовладельцами, а оставшаяся незатронутой инферно часть православия ушла в глухую оппозицию гражданским властям.
   Оборотни попытались исправить положение, возглавив Раскол. Но, как всегда, спохватились слишком поздно. Более того, здорово навредили. Неистовый Волколак Аваакум и подобные ему уводили своих последователей туда, где сами чувствовали себя лучше всего, - в глухую Тайгу. Христианство старого обряда оказалось выдавленным из общества и, постепенно приобретая все более маргинальные формы, утратило влияние на исторический процесс.
   Поле битвы под названием Православная Церковь было людьми проиграно. Конечно, это не значило окончательной победы упырей, но в наше время человечество играет по чужим правилам. Настоящая война идет между вампирами и оборотнями, использующими людей в качестве марионеток. Древнее противостояние инфернальных силовых центров отражается в человеческих летописях периодическими переходами власти от "либералов-демократов" к "имперцам-государственникам", от "просветителей" к "инквизиторам", от христиан к мусульманам и т.д. и т.п. Последняя попытка реванша оборотней предпринята на Руси совсем недавно и заклеймлена ныне позорной кличкой "Сталинизма".
   История человечества глазами Реальгара выглядела бесконечной чередой повторяющихся обманов. А Церковь, всегда позиционирующая себя как оплот истины, была одной из основ этой империи лжи. Я никогда не причислял себя к защитникам православия, но лично знал и уважал несколько человек, глубоко и искренне верящих во все, что им втирали упыри в рясах. Моя любимая бабушка была в их числе.
   Внезапно мне очень захотелось поддаться уговорам Серых Демонов и продолжить незапланированную охоту в соборе. Тут уж сам Реальгар сдал назад. И даже не по причине необходимости соблюдать маскировку. С двумя тварями уровня Черного Барона нам сейчас не сладить. А ведь им будут помогать еще шесть рядовых упырей, и вместе они составят серьезную силу. Придется отступить, как бы не хотелось получить за раз такой жирный кусок.
   - Но мы же вернемся? - поинтересовался я у Дракона. - Конечно! - Ответом мне была картина огненного вихря, в котором сгорали все причастные к сатанинской службе. Ящер тоже не оставлял мечты о возможности разнести ненавистный собор.
   Мы развернулись и неспешно направились к поджидавшей нас на перекрестке машине. Наше инфернальное сопровождение возражало, но маскировку продолжало держать исправно: - батюшки, мирно шествующие к храму, внезапно прилегли отдохнуть на ступеньках, а к ним так никто и не подошел. И это несмотря на десятки припаркованных рядом служебных машин, в каждой из которых дожидался хозяина водитель-особист.
   Ванин человек прибыл на место точно в назначенный срок, передал мне увесистую посылку и не стал задавать лишних вопросов, хотя, несомненно, видел все, происходящее перед собором. Серые Демоны так же спустили дело на тормозах.
   Возражать пытались только Багряные Плащеносцы. Духи-палачи то и дело заглядывали мне в глаза и что-то укоризненно шипели. Объяснить необходимость отложить до лучших времен назревающую бойню инферналам не вышло. Что с них возьмешь - демоны в своей массе создания неинтеллектуальные...
   Вполне возможно, что совсем скоро им придется вновь сменить хозяина, - подумал я, взглянув на световое табло, висевшие над вестибюлем метро. Часы показывали 00.59. До встречи с Демиосом оставалось чуть более часа и не менее пяти километров подземных дорог.
   Впрочем, мне уже не приходилось что либо решать: - Рельгар взял управление на себя. В метро мы спускались уже вместе, причем я - просто как наблюдатель. Денег платить не пришлось, - тетушка на входе нас не заметила. Усталый милиционер, лениво поигрывающий дубинкой в подземном переходе, просто отвел глаза в сторону. И это при том, что я совершенно забыл убрать за пазуху кобуру с Глоком, а за спиной у меня висел гитарный футляр с не менее смертоносной начинкой!
   Длинноволосый гитарист с выставленным на показ автоматическим пистолетом, спокойно разгуливающий по городским улицам, - такие персонажи встречаются только в американских боевиках. Я и чувствовал себя сейчас как-то нереально, скорее героем вестерна, чем человеком. Все происходившее напоминало кошмарный сон, который никак не хотел заканчиваться.
   Тем временем спать хотелось все больше, а мое присутствие более не было необходимо. Наша маскировка работала идеально, Реальгар прекрасно справлялся и без меня, а захоти он кого прикончить, - помешать ему мне все равно уже не хватит сил.
   Все-таки, в обществе дракона есть свои плюсы, подумал я и заснул. То есть, "прилег отдохнуть" безмерно уставший за последние двое суток человек-Платон, а Реальгар, полностью освободившийся от моего морализаторского нудения, с удовольствием взял бразды правления на себя.
   Проснулся я, судя по часам, всего через двадцать минут, уже на другой ветке метро. Реальгар отступил в сторону, без возражений вернув мне контроль над телом. Но не до конца, - я постоянно ощущал его молчаливое присутствие у себя за спиной. На платформе кроме меня и двух основательно подпитых мужчин никого не наблюдалось.
   Убедившись, что запоздавшие пассажиры меня не видят, я вытащил из футляра промасленную металлическую трубу и пристроил ее на спине с помощью замысловатой ременной упряжи. Маскировать оружие от людей нам более не потребуется, а тот, для кого оно предназначено, еще далеко. Еще раз оглянувшись, я скользнул в пахнущую креозотом, окисленной медью, машинным маслом и затхлой водой темноту тоннеля.
   И в этой Тьме наконец-то понял - Платона человека, как отдельного Я, больше не существует. Есть Мы-Реальгар, в которое человеческое естество входит совсем незначительной частью. Сейчас, ожидая поезда в уютной полутьме, это вмещающее множество личностей Мы, внимательно изучало историю последнего воплощения по имени Платон, пытаясь не упустить ничего важного, что могло бы пригодиться в последней, решающей битве.
   Просматривая нашу человеческую жизнь, мы раз за разом убеждались, что большинство из встреченных людей достойны огненного освобождения. Люди сами того не понимая, накапливали безмерную тяжесть грехов, превращая дарованную им Богом Землю в Ад. Грешны были все жители планеты, даже еще нерожденные. И всех их следовало освободить от бремени самих себя. Вспомнился завет инквизиторов - "жги всех, Господь разберется, - кто прав, а кто виноват!". Однако приоритеты существовали.
   В обширный список будущих "зачисток" в первую очередь входили упыри, бывшие одноклассники, доставившие когда-то столько мук "маленькому жиденышу", прихожане одного знакомого собора и сподвижники Вани-Могилы. Здесь же присутствовали мои учителя и родственники, за исключением Марго, к ней Реальгар испытывал нечто, похожее на благоговение. Сестра оказалась единственным человеком, вызвавшим у Демона те же чувства, что и у человека.
   Вердикт в отношении всех остальных, хоть как-то принимавших в моей жизни персонажей был однотипен. Только охоту на Иннокентия Леонидовича Дракон решил отложить "на потом", благоразумно рассудив, что сначала неплохо бы набраться сил. Но номером один в этом обширном списке по прежнему оставался Демиос Сатанопуло.
   Прибыть на место стрелки с Бешенным Анандой, мы собирались загодя и максимально незаметно. Отсюда и выбранный способ передвижения. Как только последний поезд, с грохотом набирая скорость, устремился к следующей станции, со сводчатого потолка на его крышу что-то упало.
   Вопреки законам инерции и тяготения это нечто не скатилось на пути, а, подобно большой липучке, плотно закрепилось на металлической поверхности. Нельзя сказать, что такое происшествие осталось совсем без внимания.
   Недавно установленная в тоннеле камера "системы предотвращения несанкционированного доступа", засекла нечто необычное и передала сигнал тревоги в диспетчерскую. Оператор ничего толком не разглядел, но действуя по инструкции, оповестил дежурных по станции и путевых рабочих.
   Если бы на поезде решил прокатиться обыкновенный хулиган "зацепер", вряд ли его путешествие продолжилось дольше двух-трех перегонов. Но "липучка" была заметно более приспособлена к выживанию во враждебной среде, чем безбашенные городские подростки, время от времени разбрасывающие свои мозги на метрополитеновских путях.
   Прошло совсем немного времени, и цвет тела, прилепившегося на крыше вагона, приобрел свойственный давно немытому метропоезду грязно-синий оттенок. Единственным, что еще можно было разглядеть, был тускло блестевший метровый металлический цилиндр, похожий на отрезок водопроводной трубы.
   Даже наметанный глаз дежурного электрика ремонтной бригады, осмотревшего замедливший ход поезд, не смог различить чего-то, хоть отдаленно напоминающего человека. Сообщив в диспетчерскую о "забытом каким-то муд...лой на крыше вагона трансформаторном блоке", он закрыл вопрос.
   И не удивительно, ведь в твари использовавшей такой необычный способ доставки к намеченной цели, человеческого было не сильно больше, чем в упомянутом ремонтником электрическом приборе. Как самонаводящаяся торпеда, она не знала ни сомнений, ни страха. И только на самой периферии сознания живой машины убийства мерцало воспоминание о том времени, когда она считала себя человеком по имени Платон. Впрочем, Реальгаром она себя тоже не ощущала. Дракон экономил силы и не спешил без нужды наполнять собой человеческую оболочку.
   Тварь соскользнула с поезда, не доехав нескольких метров до законсервированной станции метро. Бегло просканировала видением платформу, заставленную лесами, строительным оборудованием и запакованными в деревянные ящики отделочными материалами. Угроз не обнаружено, можно выйти из тени и подыскать подходящее место для засады.
   По мнению Реальгара, самое подходящее место располагалось на маленьком карнизе под самым потолком сводчатого перекрытия станции, где мы и зависли в оказавшейся удивительно удобной перевернутой позе.
   Ждать добычу пришлось невыносимо долго. Дракон уже начал терять терпение, а человек, - память о том, что ему должно делать, когда ОН наконец-то появился на пустынной платформе. Пунктуальный Нарасимха прибыл за три минуты до оговоренного времени.
   Дракон тут же скользнул во тьму, чтобы не спугнуть добычу своим присутствием, а человек неуловимым движением достал из нагрудной кобуры пистолет и открыл стрельбу. Вереницы трассеров устремились к цели. Странно, но враг и не думал скрываться...
   Статный и безупречно аристократичный мужчина лет сорока, шел мне на встречу с видом человека, неожиданно нашедшего старого друга, с невозмутимостью игнорируя обстрел. Демиос Сатанопуло двигался с грациозностью танцующего танка, умудряясь сохранять пластику движений одновременно излучая волны силы потрясающей мощи. Его черные глаза сияли на тонком, высоколобом и очень бледном лице, оттененном кроваво красными чувственными губами, сложившимися в улыбку узнавания.
   Широко распахнув руки, в черном костюме - двойке, с ослепительно белой рубашкой на груди, Нарасимха вполне соответствовал образу "Божественного Льва". Мой враг смотрелся королем, небожителем, снизошедшим до встречи с безумным дикарем. Основательно испачканный машинным маслом и собравший на себя килограммы метрополитеновской пыли Платон вполне годился на роль троглодита.
   А у короля должна быть свита. И у Блаженного Ананды она имелась. Правда, отнюдь не ангельская. Сатанопуло сопровождал экскорт из шести Багряных Плащеносцев. Если учесть, что даже один такой дух полагался только самым выдающимся убийцам, а у меня самого свите их было двое, то расклад складывался явно не в мою пользу. Примерно 1 к 3.
   И еще, - Блаженный Лев был быстр. Быстрее всего, с чем мне довелось до сих пор встречаться. Демиос ловил пули рукой, с безмятежной улыбкой отбрасывая их сторону, как шелуху от прожеванных семечек.
   Я, конечно, предвидели что-то подобное, но все равно был удивлен его силой. И уже был близок к панике, не зная, чего делать. Тщательно продуманный план трещал по швам. Предполагалось, что прицельная стрельба бронебойно-зажигательными, если и не нанесет Сатанопуло ощутимого вреда, так хоть сколько-нибудь его задержит или вынудит на "боевую трансформацию", дав мне время подготовиться к основному удару.
   Внезапно мой противник остановился и примирительно поднял руки ладонями мне на встречу. Блаженный Лев явно предлагал переговоры, и нам с драконом это было на руку. Я прекратил бессмысленную пальбу и мягким прыжком приземлился на гранитный пол платформы.
   Приземлился не абы как бы, а рядышком с припрятанной куче грязных тряпок металлической трубой. Девайс, доставивший мне массу хлопот при перевозке, должен был послужить решающим аргументом в предстоящем диалоге.
   - Здравствуй! - Демиос улыбнулся такой всепрощающей и любящей улыбкой, что будь я в своем обычном состоянии, непременно сблевал бы от умиления. А голос-то, как у оперного баса. С таким вокалом дьяком в патриаршьем соборе служить, а не кришнаитов зомбировать!
   - Давно хотел с тобой познакомиться, Платон. Да, я знаю, как тебя зовут и еще много, много чего, что поможет нам подружиться. Ты удивлен?
   - Я продемонстрировал на лице выражение глубочайшей задумчивости, тихонько обращаясь к Реальгару: - Уже пора, или как?!
   - Молчишь?! Ты наконец-то начал думать, прежде чем стрелять? Это уже хорошо. Хорошо, потому что нам нет нужды убивать друг друга. Задай себе вопрос, - зачем проливать столько ненужной крови, ведь мире и так хватает насилия! Я могу научить тебя, как жить иначе. Ведь меня для того и создали, чтобы нести мир и не давать потусторонним тварям безнаказанно властвовать над людьми.
   Сатанопуло воспринял мое молчание, как замешательство, и продолжил свою проповедь. - Смотри! - Демиос театрально взмахнул руками, будто пуская в мою сторону волну. Волна, состоящая из мириадов колючих снежинок, мягко толкнула меня в грудь. И Дракона не стало, совсем не стало. Будто и не было никогда. А сила, что удивительно, осталась. Блаженный Лев тем временем развивал наступление.
   - Знаю, ты зол на меня, я забрал твою женщину. Но что ждало ее впереди? Смерть и, скорее всего, от твоей руки! Я избавил Катерину от такой участи, больше того я изменил саму ее природу. Ей уже никогда не стать гламурной дурочкой, проживающей бессмысленную жизнь за счет богатого папика. Девушка будет служить мне, и, поверь, это адекватная плата за жизнь.
   И что она потеряла? - Опять молчишь?! А что потерял ты? Возможность растерзать ее своими руками?! Вспомни, скольких людей ты убил сегодня, повинуясь воле Демона. Убил не испытывая и капли сострадания или раскаянья.
   Да, я изменил их природу, но что ждало моих учеников в прежней жизни? Ты знаешь, из кого я набирал служителей?! Это были далеко не лучшие представители человеческого стада, и терять им, как и твоей Катерине, было уже нечего.
   Убийцы, преступники, садисты и психопаты. Люди, погубившие свою Карму на многие воплощения вперед, получили возможность посвятить остаток своей жизни бескорыстному служению. Они были призваны стать фундаментом Нового Мира. Мира без корысти, мира, где труд на всеобщее благо, медитация и йога заменят деньги, наркотики, алкоголь и телевидение.
   Студенты "Университета Ананды" - первые, потому и отобраны из самых устойчивых к перевоспитанию душ. Получиться с ними, изменить остальное человечество не составит большого труда.
   Конечно, это только начало, неизбежны ошибки и потери. Но когда методика будет отработана, мы получим в свои руки способ перестроить природу людей и весь наш мир к лучшему! Мы выполним волю Творца, создадим Рай на этой Земле! Возможно, это потребует столетий кропотливой работы, но начало уже заложено.
   Я говорю - "Мы", потому что предлагаю тебе, Платон-Реальгар, строить Новый Мир вместе со мной. И не только потому, что ты убил лучших моих учеников и теперь обязан вернуть Долг Крови. Я говорю так, потому что нуждаюсь в помощи! Ты уникум, сочетающий в себе два начала, но сейчас они грозят разорвать тебя.
   В моей власти подчинить демона воле человека. Скажи мне ДА, прими мою волю прямо сейчас и я дам тебе власть над Драконом. Если мы объединим наши силы, старый мир вынужден будет сдаться. А каков этот мир, ты уже видел!
   Люди, как бессловесные овцы идут за поводырями из адских миров. Ты знаешь только часть правды, но уже достаточно, чтобы понимать весь ужас положения.
   Уже больше тысячи лет на Земле, используя человеческих властителей как марионетки, правят две инфернальные силы. В преданиях людей они известны как Вампиры и Оборотни. Они разводят свое стадо в городах, как бройлеров на птицефабриках, выжимая из человеческих душ последние соки.
   Все попытки Света вмешаться извращаются прививками Тьмы. Люди проделали с учением Аватара Христа то же, что с ним самим.
   Его церковь распята упырями и их приспешниками на Древе Лжи. А сочащуюся из ран кровь лакают алчные твари! Ты сам видел результат такого святотатства совсем недавно. Мерзость в глазах Господа, - вот что такое старый мир! И если ангелы бессильны, то у Бога здесь нет других рук, кроме наших...
   Говорил Ананда красиво, только про наркотики зря ввернул. Чья бы корова мычала. И про Новый Мир я уже где-то слышал. Толя Головин говорил, что эта старая песня всегда сопровождается массовым жертвоприношением доверчивых лохов. Но все одно, красиво излагал свою версию мировой революции "товарищ Сатанопуло". Я прям заслушался.
   Что, впрочем, не помешало мне тихонько навести на грудь Блаженного Льва промасленную черную трубу, до времени припрятанную среди трепья, которым я обзавелся, распотрошив по дороге бомжиную лежку.
   Запах прелой мочи и немытого тела - идеальная маскировка ароматов оружия. А демонстративная и предвиденно бесполезная стрельба из Глока - подготовки основного удара.
   Толи удалась моя детская хитрость, толи Сатанопуло за тысячелетия безнаказанных убийств настолько привык к своей неуязвимости, что не счел нужным беспокоиться о таких мелочах, но прием сработал.
   Противотанковый гранатомет Тайваньского производства выплюнул кумулятивную гранату, способную (со слов Вани-Могилы, я-то по-китайски не кумекаю!) прошить 500-мм броню, прямехонько в прикрытую накрахмаленной сорочкой грудину Ананды.
   Когда Блаженный Лев понял, что облажался, было уже поздно. То есть, среагировать-то он успел, даже попытался отбить гранату в сторону, как волейбольный мяч. Попытка, достойная уважения, но бесплодная. Двухкилограммовый реактивный снаряд - это не пуля, руками Сатанопуло, при всех своих сверхспособностях его не остановить не смог. Последнее, что я успел разглядеть, была струя яростного пламени, ударившая в центр белоснежной сорочки, из распустившегося огненным цветком черного яйца гранаты.
   Взрыв противотанкового боеприпаса - страшная штука, а если он подорван в замкнутом пространстве, - заведомо летальная. Причем не только для того, в кого он угодил, но и для всех, в радиусе двадцати-тридцати метров от места подрыва.
   Хоть я и стрелял почти в упор, мне, конечно, досталось меньше чем Демиосу. Кроме того у меня хватило ума прикрыть лицо и сердцевину корпуса трубой гранатомета, выставив его перед собой, как щит. Голова уцелела. Но ноги осколками посекло основательно.
   Отлетев на несколько метров, я крепко приложился к бетонному пилону, поддерживающему свод станции, и мешком рухнул рядом с краем перрона. Мне еще повезло, что не свалился вниз на контактный рельс. Напряжение 800 вольт плюс промышленная сила тока, - это, пожалуй, было бы слишком, даже для молодого дракона.
   Сверху сыпался выбитый мной при столкновении со столбом кафельный лом, слабые лучи чудом уцелевших светильников с трудом пробивали клубы пыли, поднятой взрывом. Встать сразу не получилось.
   Хоть тело, накаченное под завязку упыриной энергией, и не поддалось контузии, кости ног были перебиты осколками сразу в нескольких местах. Времени на регенерацию катастрофически не хватало, поднятый нами шум наверняка скоро привлечет массу ненужных свидетелей.
   И не факт, что первыми прибудут люди. Если Ананда-Сатанопуло не дурак, а дураки столько не живут, вряд ли он отправился на стрелку без подручных. На что способны его выкормыши, я убедился совсем недавно. Конечно, в ближнем бою им и сейчас меня не одолеть, но преимущество врагов в подвижности было критичным.
   Расстрелять с безопасного расстояния и потом добить в упор, - на их месте, я бы выбрал такую тактику. И сколь бы не были велики мои способности к регенерации, прицельный расстрел из АК-47, столь любимых в среде "студентов", мне не пережить.
   Подосадовав на свою непредусмотрительность, я ползком направился в сторону предполагаемого расположения останков Демиоса. Глок с шестью оставшимися пулями пришлось по абрекски зажать зубами. Пистолет хотя бы немного уравняет шансы при столкновении с вооруженным противником. Знать бы будущее, такие безосновательные надежды могли здорово меня позабавить.
   Ползти, цепляясь измочаленными ногами за груды каменного мусора, было очень больно, но другого выхода не было. Есть шанс, что из тела Сатанопуло можно будет добыть хотя бы немного энергии. А энергия сейчас не помешает, - судя по окостеневшим и начинавшим подозрительно отливать зеленью пальцам, процесс трансформации уже начался.
   Реальгар, похоже, окончательно отошел от магии Нарасимхи, и активно принялся наверстывать упущенное. Меня опять стало двое. К сожалению, поздно. Раздался рык, подобный раскатам грома, и из дымной пелены на нас обрушилась Смерть.
   За те сотые доли секунды, пока Смерть не смела меня с платформы, я успел ее увидеть. Больше всего то, что тараном ударило мне в грудь, походило на Сфинкса. Но не того, что восемь тысячелетий назад сработали из гранита в Египетском ГУЛАГе, а на творение безумного художника, нарисованное по большому обкуру, после просмотра голливудского триллера "Мумия".
   Ощущение было такое, будто меня сбило поездом. Причем эта свихнувшаяся электричка сходу попыталась нарезать мое тело пластами, с анатомической точностью орудуя саблеобразными когтями. Видение не оставляло простора для сомнений, - меня атаковал Бешенный Лев Ананда. Если б не дымящиеся лохмотья, оставшиеся от аристократического костюма, я бы не поверил самому себе.
   Но факты свидетельствовали, - Кеша, как всегда, не ошибся. Пытаться убить слугу Анунаков без использования сверхмощного электрического разряда, было изначально безумной затеей. Ананда Сингх не только пережил прямое попадание разогнанной до скорости в пять километров в секунду струи расплавленного металла. Кумулятивный взрыв даже не замедлил его превращения в монстра! Человеческим оружием такую тварь не достать.
   Впрочем, весь сверхчеловеческий опыт Реальгара оказался столь же бесполезен. Если бы не начавшаяся трансформация, "Сфинкс" разделал бы меня на бифштексы еще во время падения на железнодорожные пути. Хотя и сейчас я сильно сомневался в том, что смогу справиться Анандой. Даже покрывшая мое тело бронированная чешуя лишь не на долго отсрочивала развязку. Удар о рельсы пришелся на поясницу, пополам разломав мне хребет.
   Я лежал на спине, парализованный ниже пояса, а Сатанопуло, окончательно утративший человеческий облик, как исполинский кот бил и рвал когтистыми лапами мой живот, норовя зубами добраться до горла.
   Каждый удар отдавался в теле жгучей болью, летели снопы икр и вырванные с мясом чешуйки, рыжее брюхо Сфинкса-Демиоса окрасилось изумрудной зеленью моей крови. Бешенный Лев определенно не собирался давать нам с драконом времени для окончательного обращения.
   Мне все же удалось зажать чешуйчатыми руко-лапами его шею, но это уже ничего не решало. Силы таяли, когти путались и скользили в мощной огненно-рыжей гриве, а шея у Демиоса оказалась на ощупь подобна камню. С тем же успехом можно было пытаться удавить настоящего гранитного Сфинкса. Реальгар, так же как я, понимал безвыходность положения, но продолжал сражаться с свойственным боевому ящеру маниакальным упрямством.
   А я сдался. Битва еще продолжалась, но мое внимание уже обратилось к пристальному созерцанию межбровья. Перед лицом смерти, моя человеческая часть предоставила Дракону полную власть над стремительно тающими остатками энергии, а сама обратилась к тому немногому, что удалось перенять во время обучения у Иннокентия Леонидовича.
   Жизнь стремительно мелькавшей кинолентой летела передо мной. Я готовился принять смерть, максимально освободив осознание от кармических привязок "читта-вритти", как подобает уважающему себя йогу. По идее, такая подготовка должна была избавить мою душу от необходимости возвращаться в наш жестокий мир. Хотя, принимая во внимание уверения Нага в отсутствии у меня человеческой души, было не совсем ясно, принесут ли плоды усилия.
   Неожиданно внимание сновидения по неясной причине притормозило на эпизоде, где Кеша рассуждал о "теоретической" возможности упокоить Слугу Аннунаков с помощью молнии. Выход был рядом, и я его видел.
   Нарасимху можно убить мощным электрическим разрядом. Для этого нужен или конденсатор "размером с автобус", или заманить его на трансформаторную подстанцию или... Прямо сейчас, на расстоянии вытянутой руки, текла электрическая река, способная без труда перемещать тысячетонные поезда.
   Осознание того, что Блаженный Лев разделывает меня на части на рельсах метро, как раз рядом с токопроводом, привело нас с Реальгаром в состояние близкое к эйфории.
   Когда Ананда-Сатанопуло появился на платформе, часы показывали 1.58. Электричество в Московском Метрополитене отключают ровно в 2 часа ночи. У нас оставалась, по крайней мере, минута и ее хватило с лихвой! Время не просто ускорилось, оно понеслось сломя голову. Одновременно произошло несколько событий.
   Я отпустил шею Демиоса, что позволило ему вонзить когти мне в голову, и, протянув правую руку за голову, ухватился за холодную медь токопровода. Левая конечность тоже без дел не осталась. Ее мне пришлось использовать как своеобразный кляп, загнав Сатанопуловскую глотку почти по локоть.
   Холодный электрический огонь обжигающим потоком устремился сквозь наши тела. Ананда взревел так, что со стен осыпалась плитка, и раздавил мне череп, а из разверзшегося водоворота Тьмы навстречу нам рванулось багрово-алое море бушующей лавы.
   Мы, сцепившись в смертельном объятии, как два любовника не желающих оторваться друг от друга, падали навстречу огненному шторму. Вокруг нас, сливаясь в сплошной серо-красный водоворот, кружились Серые Демоны и Багряные плащеносцы. Демоническую мелочевку сгубила жадность. Они не смогли удержаться от соблазна поживиться силой и сейчас падали в глубинные слои преисподней вместе с Высшими.
   Мое драконье тело просто истаивало от жара, а Ананда, на миг вернув свой человеческий облик, тут же рассыпался дождем кристаллов, похожих на ограненные брильянты размером с теннисный мяч. Падая на поверхность лавового моря, они вспыхивали, взрываясь снопами разноцветных искр, как огни праздничного салюта.
   Когда то, что осталось от Платона коснулось огня, перед угасающим сознанием распахнулось видение, без сомненья навеянное классической индийской графикой. Йоги Тантрики изображают творение мира, как танец обнаженной Богини Кали на поверженном наземь Шиве.
   Великая Мама на сей раз удивительно походила на Маргариту, только лицо почему-то было угольно черной окраски. А танцевала эта божественная папуаска на мне самом. Я всегда знал, что избитая фраза "Любовь спасет мир" имеет скрытый метафизический контекст. Сейчас это знание открылось во всей своей устрашающей наготе. Любовь не просто спасает, она творит и разрушает мир в каждый отдельный квант времени.
   Черноликая Кали-Марго обратила ко мне пылающий взор и благосклонно кивнула. Одновременно я увидел, как разверглась зияющая чернота ее влагалища. Меня неудержимо влекло в это божественное лоно, одновременно предельно узкое и способное пропустить через себя мироздание.
   Вспомнились слова Головина, сказанные мне в нашу последнюю встречу: - Когда пройдешь через игольное ушко Черного Солнца, ты наконец примешь Волю Господа, умрешь и родишься заново. Что-то подобное пыталась втолковать мне и моя бабушка, в очередной раз терпеливо объясняя, почему так важно молиться на смертном одре.
   Кроме "Отче Наш" ничего не вспоминалось, да и тут я успел прошептать только обращение к Отцу, несколько несуразное в ситуации, когда на меня обратила внимание Божественная Мать: - Отче Наш! Да будет Воля Твоя! - Чудовищная сила, протащив меня через точку Сияющей Тьмы, стерла в золотую пыль. Платон-человек отдался смерти, и рассыпался на мириады МЫ, - светящихся самосознающих искр.
   Не знаю, сколько длилось это состояние, которое древние Йоги когда-то назвали САМ.-АД.-ХИ. Времени не стало. Начало и Конец, Ад и Рай, наслаждение и боль, Свет и Тьма - все общеизвестные противостоящие измерения Бытия слились в одно невыразимое Нечто.
   МЫ были всей полнотой и, одновременно, совершенным небытием. Абсолютное знание, свет и блаженство, - так можно описать на убогом человеческом языке отдаленный отсвет самадхи.
   МЫ насытились светом и осознали, что каждый опыт подразумевает конец, а он в свою очередь порождает новое начало.
   Пребывание в Нави подходило к концу. Мириады МЫ закружились в вихре и стали стягиваться просвету "Космического Влагалища". То, что вырвалось из него на сторону Яви, человеком уже не являлось.
  
  
  
  
   Глава семнадцатая Зверь из бездны.
  
   Дракон летит вовсе не как исполинская летучая мышь, скорее, в полете он напоминает современный реактивный истребитель. А истребитель, решивший полетать в тоннеле метро, обречен испытывать некоторые неудобства.
   Хотя, их, конечно, не стоит сравнивать с теми муками, что испытывают прирожденные летуны в вязкой магме Земного Ядра. Ящер, вырвавшийся на волю после почти бесконечного заточения, наслаждался движением, постоянно ускоряя свой бег-полет. Тело демона, рассчитанное противостоять агрессивной среде Адских миров, быстро приспосабливалось к новому миру.
   В первые минуты мы регулярно цепляли торчащие из стен железки, высекая снопы искр, но уже совсем скоро научились избегать таких столкновений, и перемещение по туннелю начало приносить удовольствие.
   Впрочем, даже напоровшись брюхом на острый крюк, Реальгар вряд ли испытал бы значительное неудобство. Покрывавшая тело ящера чешуя по прочности превосходила закаленную сталь, - у крюка просто не было шансов...
   Стена, потолок, снова стена, - в свободном полете удавалось удержаться не более пары сотен метров. Мешали не только свисавшие со стен провода, но и сама геометрия тоннеля. Скорость поезда метро меньше самолетной, потому и повороты он способен преодолевать с большей крутизной. А нас с Реальгаром на крутых изгибах пути инерция заставляла прижиматься к стене, сильно умеряя прыть.
   Когти скользили по чугунной опалубке тоннеля, из разорванных проводов сыпались искры, а выхода на открытое пространство все не было. Новое тело было слишком сильно. Оно разрушало непрочную плоть этого мира, создавая подданным дополнительные проблемы.
   Подданным? Я осознал, что основной моей миссией на Земле была абсолютная Власть. Реальгар чувствовал себя призваным из Бездны для того, чтобы огнем вычищать Земную скверну. Да, это правда, но не вся. В обязанности властителя входит не только нести суд и возмездие, но и защищать вверенных ему людей. В том числе и рабочих метро, которым придется восстанавливать поврежденные когтями кабели.
   Наконец впереди забрезжил просвет и Новорожденный Дракон, в последний раз оттолкнувшись от поверхности, свечой взмыл в подсвеченное оранжевым светом города низкое Московское небо. А в маленьком монастырском храме на далеком северном острове сестра Ангелина схватилась за сердце. На лике Богородицы, перед которым старица молилась непрестанно последние двое суток, выступили кровавые слезы. Но тот, чью душу оплакивала Пресветлая, в эти минуты был счастлив, как никогда в жизни.
   Полет - о нем в тайне мечтает любой ребенок, надеясь, - придет день и ему удастся свободно взмыть в небо. Большинство людей, взрослея, забывают свои детские мечты, немногие упрямцы - находят способы их воплощения. Пускай и не совсем так, как мечталось в детстве, а с помощью технических ухищрений, но полет сегодня стал доступен. Любой, кто найдет достаточно отваги, времени и денег, может прыгнуть с парашютом, научиться пилотировать самолет или освоить дельтаплан.
   Не обошло это модное веяние и меня. Стоило мне достичь шестнадцатилетия, как я с упрямством, достойным лучшего применения, начал изводить бабулю просьбами подписать официальное согласие на занятия парапланеризмом.
   Бабка встала насмерть, не поддаваясь ни на какие посулы и уговоры, - фронтовая закалка превратила старушку в настоящий кремень. Слава Богу, мне хватило ума не пытаться ее подломить. Наткнувшись на стену я, проявив совершенно нехарактерную для меня гибкость, не стал пробивать ее лбом.
   Оказалось, что в Москве, кроме официальных секций и аэроклубов существует сообщество, особое, тайное братство любителей прыгать с запрещенных для подобных забав объектов: - небоскребов, мостов, телевышек и прочих, совсем уж неожиданных объектов.
   Для вступления в этот подпольный "клуб самоубийц" с меня, по понятным причинам, справок никто не спрашивал. Пришел, делом доказал свое намерение и был принят в братство. Впрочем, увлечься джампингом всерьез мне не удалось, - нашелся более мощный источник адреналиновых бурь. С началом охоты на упырей прыжки утратили былую привлекательность, но некоторый опыт "свободного полета" я все-таки накопил.
   Особенно меня привлекала модная в то время среди джамперов привычка открывать парашют в самый последний, из возможных, момент. Собственно, из-за той злополучной моды нас и прозвали "мотыльками", - уж больно недолгой была жизнь вольных прыгунов.
   Чувство, что сейчас испытывал Дракон, можно было бы сравнить с драйвом рокового мгновения, когда необходимо принять решение: - дернуть кольцо или еще помедлить. Растяни это ощущение свободного падения и балансирования на грани во времени, усиль до предела интенсивность и добавь щепотку радостной ярости, - получишь отдаленное представление о "настоящей драконности".
   Мы скользили на границе невидимых обычному глазу воздушных потоков, пикировали в наполненные светом расселины улиц, рассекая со свистом воздух в непосредственной близости от стен, снова штопором взмывали в небо. Дракон играл в ночном небе, как молодой котенок, впервые оказавшийся на даче. И, как старому другу, позволял играть мне, временами устраняясь от контроля, что тут же приводило к неуправляемому падению.
   Я оказывался один на один с чудовищной мощью нового тела, и все попытки ей управлять заканчивались похоже. Фигура высшего пилотажа под названием "штопор" была моим коронным номером. В последний миг гадкий ящер брал штурвал на себя и выруливал вверх буквально в сантиметрах от крыш.
   Его радость от виртуозности маневра и человеческого смятения была настолько искренней, что мне даже не хотелось обижаться. Энергия, отданная Нарасимхой переполняла нас, и мы расходовали ее не задумываясь. Реальгар сам был чистой силой, свободным огнем, принявшим на Земле форму летающего ящера, лишь по прихоти демиургов, когда-то установивших законы нашего мира.
   Но все-таки, до конца свободными мы себя не чувствовали. Я - из-за ощущения себя в необычном качестве придатка чужой воли, Реальгар по какой-то до конца не ясной мне причине. Предчувствие чего-то, ожидающего его внимания, не отпускало Дракона. Полет над ночной Москвой только казался хаотичным, сила неумолимо влекла нас на Юго-восток, в сторону Воробьевых Гор. Уже на подлете к сияющим башням Москва-Сити природа загадочного магнетизма прояснилась.
   Там, на смотровой площадке напротив Лужников, где я так любил гулять в человеческом облике, Дракона ожидала ОНА. Неясные картины багряного зарева пожара, охватившего Москву, многотысячной колышущейся людской массы, окружавшей меня полукольцом, восторженный рев толпы, обжигающий сильнее адского пламени жар женского тела, - вся эта гамма восприятий как вспышка мелькнула перед моим внутренним взором.
   Мы устремились к цели, не отвлекаясь более на игры. Как путеводная магистраль змеилась под нами черная лента реки. Дракон снизился так, что до поверхности воды оставалось не более нескольких метров. Скорость стремительно росла, еще сильнее нарастало желание Реальгара обладать неведомой женщиной.
   Мне самому похоть рептилии к самке примата была непонятна и казалась противоестественной. На кой черт дорвавшемуся до свободы ящеру понадобилась какая-то бабенка, было неясно. Но рулил сейчас он.
   Платону-человеку оставалось молча наблюдать за сливающимся в световые ленты пейзажем за "иллюминаторами" драконьих глаз. В какой-то момент ускорение создало из воздуха плотную подушку, Дракон решительно уперся нее мордой, ударил хвостом и прорвался вперед.
   Громыхнуло так, что у нас будто бомбу голове взорвали, а в домах на набережной Москва-реки, над которой летел вконец охреневший от предчувствия встречи с загадочной незнакомкой ящер, вылетели стекла.
   Реальгар от неожиданности буквально оцепенел, и мне пришлось выруливать без него. Я справился, резко развернув крылья навстречу набегающему потоку воздуха, и, в результате кувырком взлетел на пару сотен метров вверх. Вообще-то тело демона - чертовски крепкая штука, но и у него есть пределы прочности. Крылья вывернуло из суставов, и я узнал, что такое адская боль.
   Мне бы скользнуть в забытье, растворившись в драконьем подсознании, -- Не вышло... Привыкшего к таким передрягам Дракона и след простыл. Азартный Ящер преодолел таки звуковой барьер, и был оглушен сопутствующим акустическим ударом.
   Судя по реакции, такой эффект был для него неожиданностью. В преисподней так шустро летать не получалось. Если вообще мучительно медленное перемещение в расплавленной магме можно назвать полетом, - подумал я, вспомнив, откуда прибыл на Землю Реальгар.
   Впрочем, сочувствовать Дракону времени не было. Моего человеческого опыта катастрофически не хватало для управления телом высшего демона. Относительным успехом можно было считать то, что плечевые суставы с треском и очередным взрывом неистовой боли заняли свои места. Но воспользоваться суперживучестью мне все равно не удалось. Кувыркаясь и суматошно хлопая куцыми крыльями, я отчаянно старался изобразить хотя бы видимость управляемого полета.
   Ввиду плачевного состояния летательного аппарата получалось это хреново. Сказать прямо, - мы падали! А контуженный Реальгар совсем не торопился выйти из ступора. Тело свивалось пружиной, хвост обрел автономность и отчаянно цеплялся за какие-то сияющие нити, мир бешено вращался вокруг меня.
   В последнее мгновение перед столкновением с Землей я отчетливо осознал : - Мечта джампера о последнем прыжке сбылась. Удар был страшен, но как ни странно, даже приятен. Нет, не само столкновение с неожиданно промявшейся подо мной твердью, приятно было прекращение бешенной круговерти. И совсем, кстати, не больно, - Драконье тело меня определенно радовало.
   Я блаженно, как довольная кошка вытянулся, собираясь растянуть это удовольствие. Ощутить устойчивость окружающего мира, насладиться покоем, слышать что-то, кроме свиста рассекаемого воздуха, вдыхать его запах...Только почему этот мир так воняет соляркой? И кто так противно вопит истошным бабьим голосом? Я приоткрыл глаза, с немалым трудом сдвинув бронепластины, заменяющие ящеру веки.
   И тут же червем скользнул в кусты, постаравшись как можно быстрее покинуть компанию до крайности возбужденных граждан, собравшихся посмотреть "что за дрянь упала на крышу джипа". Судя по воплям за спиной, такая активность со стороны "дряни" зрителями не ожидалась. Особенно меня позабавило неоднократное упоминание слова "анаконда", что, впрочем, было не удивительно.
   Как бегать на четырех лапах я не знал и сделал то, что подсказала интуиция: - пополз на брюхе как настоящая змея. Или Змей, - не важно. Главное быстро и бесшумно убраться с людских глаз.
   А так как длины в моем новом теле было никак не меньше четырех метров, ничего странного в том, что его в полутьме приняли за свалившуюся невесть откуда змеюку, не было. Я заполз подальше в зеленку, обвился вокруг толстого дерева и, стараясь не отсвечивать зеркальными глазами, внимательно вгляделся в окружающий мир.
   Благо, даже без виденья, зрение дракона позволяло рассмотреть обстановку не хуже камеры с длиннофокусным объективом. Как оказалось при детальном рассмотрении, свалились мы с Реальгаром как раз там, куда он так стремился: - на смотровую площадку Воробьевых гор, рядом с большим трамплином.
   Неведомая Реальгарова подруга, которая мне почему-то представлялась жгуче-блядовитой низкорослой брюнеткой с осиной талией и шикарным бюстом, на месте встречи отсутствовала.
   Зато вокруг разбитого вдребезги белого Хаммера уже собралась небольшая толпа. И мадмуазели модельной внешности, оживленно обсуждающие происшествие с долговязым чернявым парнем, очевидно хозяином длиннющего "шлюховоза", составляли немалую ее часть.
   Со слухом у моего нового тела дела обстояли неважнецки, - как я не старался, подслушать, о чем они говорили, не смог. А надо бы. Чернявый прекратил жестикулировать и принялся куда-то звонить.
   Кто там у нас занимается отловом забредшей в город живности? МЧС? Или менты ввиду ночного времени приедут? В любом случае ждать людей Зари, хоть как-то способных трезво оценить ситуацию, не приходилось.
   Реальгар не подавал никаких признаков жизни, а без него я был фактически беспомощен. Интуиция молчала, а тело, уютно обмотавшееся вокруг кряжистого вяза, полностью игнорировало мои попытки взять его под контроль.
   Дожидаться пока вызванные МЧС-овцы снимут меня с дерева, как библейского Змея, не хотелось. Да и снимать то не будут, разглядят как следует и начнут "мочить". Блин, да меня, боевого ящера, победителя Великого и Ужасного Сатанопуло, банально забьют дубинками!
   У нас тут не Европа, гуманизма от "службы отлова диких животных" ждать не приходиться. Как пить дать, кончат на месте, а из шкуры сделают чучело и подарят Шойгу на именины. Интересно, как долго надо бить бронированного Дракона, чтоб он сдох? Поди устанут, бедолаги... А если не только дубинками?!
   Да мало ли что придет на ум нашим изобретательным людям, могут ведь запросто облить бензином и спалить. И не факт, что Дракон проснется даже при таком раскладе, его ведь не разбудило падение со стометровой высоты. А если все-таки проснется в кругу недоброжелательно настроенных людей, так устроит очередную массовую бойню...
   Мысль о том, что став, наконец, супероборотнем, я могу погибнуть от милицейского произвола, напрягала. Вариант с горой нашинкованных капусту МЧС-овцев радовал не больше. Только вот Реальгара мои переживания абсолютно не трогали. Я задумался в поисках способа срочно разбудить Дракона. Как мне удавалось это прошлом? - Да очень просто! - Достаточно как следует разозлиться, и ящер тут как тут! Надо срочно найти повод для ярости. Я поискал такой повод и обнаружил, что его нет. Факт моей беспомощности перед лицом надвигающихся неприятностей почему-то скорее печалил, чем злил.
   Реальгар и не думал просыпаться, а единственное чувство, что всегда действовало как безотказный будильник для этой маниакальной скотины, сейчас было недоступно. Я с ужасом понял, что весь заряд ненависти, накопленный за последние дни, канул в бездну вместе с Блаженным Львом. Платон-Реальгар сейчас был агнцем в демонической шкуре и, кроме желания поспать в тихом и теплом месте, никаких эмоций не испытывал.
   Даже мысль о перспективе закончить жизнь чучелом не вызывала праведного гнева. Но и оптимизма почему-то не вызывала. Блин, ну должен же быть хоть какой-то выход! В отчаянии я еще раз обратил свой взор на людей, суетившихся вокруг похожего на раздавленную белоснежную гусеницу Хаммера. Обстановка на подсвеченном оранжевым светом пятачке смотровой площадки изменилась.
   Девицы, еще недавно пустившиеся наутек при виде "анаконды", вернулись назад и тесным кружком обступили хозяина автомобиля. А с ним происходило нечто любопытное. Черноволосый мужчина, на голову превосходивший окружающих, стоял на коленях перед истекающим солярой лимузином и горестно стенал. Только что головой об асфальт не бился!
   И тут меня осенило. Мы с Реальгаром умудрились приземлиться на любимую игрушку Киркора Филлипова! Можно сказать - раздавили детскую мечту. Купить новую бедняга сможет нескоро, его могущественная жена только что дала Филлипову отставку. И сейчас брошенный спонсоршей Киркор предавался своему излюбленному времяпревождению - истерике.
   Вот она, моя счастливая звезда! Я не любил популярного певца давно и крепко. И не просто не любил, меня трясло, когда он вместе со своей престарелой эстрадной "мамочкой" в очередной раз наполнял своим присутствием телеэкран.
   Спастись от Киркора было некуда, - бабушка, считавшая совместный просмотр предновогоднего телешоу святой семейной традицией, требовала от меня обязательного участия. Так что минимум раз году я был вынужден его лицезреть.
   А теперь этот гламурный геронтофил собирается сдать нас с Реальгаром таксидермистам! Я увидел, как знакомая волна багровой ярости зародилась внутри и спиралями пробивает себе дорогу из тьмы забытья, где еще недавно так уютно спал ящер. Филлипов испохабил мне не один Новогодний Праздник, и, судя по тому, как заворочался внутри просыпающийся Дракон, сейчас ответит за свое преступление по всей строгости закона. Демоны бывают очень злыми, когда их насильно будят.
   Только вот о Киркоровских девочках я не подумал, разъяренный ящер вряд ли пройдет мимо такого обилия сладкого женского мяса. Опять пострадают невинные, - эта мысль отравляла мне радость от грядущего возмездия. И я честно попытался загнать Дракона обратно в сон.
   Жаль, но уже поздно, отныне в нашей паре главный - Реальгар. И сейчас он рвал и метал от необычного, даже для такой пылкой твари, бешенства. Тело наполнялось раскаленным потоком силы, хвост стальной спиралью охватил дерево, дробя его в щепу, а болтавшиеся бесполезными придатками крылья с глухими щелчками вправлялись в суставы.
   Еще пара секунд и горячее марево хлынуло в нашу голову, грозя вырваться наружу языками жаркого пламени. Проснувшийся Ящер бесцеремонно отпихнул меня на периферию сознания и, как распрямившаяся пружина, с места рванул в зенит.
   К моему немалому удивлению вместо того чтобы обрушиться с неба на окружающую Хаммер толпу, мы взяли курс на Юго-восток, к ярко подсвеченным куполам собора. Того самого, где совсем недавно удалось так славно поохотиться, и где, как мы надеялись, осталось еще много вкусной пищи.
   У меня камень с души свалился, массовая бойня деятелей шоубизнеса откладывалась. "Филлипов и компания" отнюдь не являлись причиной неистовства Реальгара. Взбесился дракон по причине обманутых ожиданий. Его черноволосая подруга не явилась на свидание, назначенное, как я понял, еще до моего рождения.
   Для женщин, как мне рассказывал доктор Головин, приходить на встречу с мужчиной вовремя, - явление из ряда вон выходящее. И это говорилось о поведении заурядных человеческих самок.
   А подругу Реальгара в заурядности обвинить было нельзя никак. Дама, готовая совокупляться с четырехметровой огнедышащей ящерицей, должна быть боольшой оригиналкой. Вряд ли пунктуальность входит в число ее добродетелей. Так что, учитывая давность договоренности, состав участников и обстоятельства свидания, я бы здорово удивился, если б оно состоялось.
   Однако Дракона эти логические рассуждения не успокоили, он сейчас вообще на меня внимания не обращал. Высший демон повел себя как обыкновенный человеческий самец, попавшийся в ситуацию "я пришел - ее нема"! И, так же как человек, обманутый желанной женщиной, стремился сорвать зло на ком ни будь подходящем.
   Подходящие "под раздачу" твари, по мнению Реальгара, сейчас собрались в соборе, и расправа над ними стала смыслом его существования. К тому же буйный полет "а-ля истребитель-бомбардировщик" оказался весьма затратным энергетически. Запасы силы порядком истощились и требовали незамедлительного пополнения.
   Парочка сочных упырей являлась для нас вполне убедительным поводом, для того чтобы навестить Дом Божий. Взлетев вверх почти вертикально, мы осмотрелись, полого спланировали над рекой и продолжили путь на бреющем полете.
   Учитывая прежний опыт, ящер подошел к делу творчески. Смекнув, что от сомнительного удовольствия воткнуться в железобетонную опору на сверхзвуковой скорости его спасло только невероятное стечение обстоятельств, дракон на сей раз летел медленнее и куда более осмотрительно. Фасеточные глаза, делавшие Реальгара похожим на крылатого геккона-переростка, с огромным любопытством сканировали пространство.
   Наш путь пролегал на уровне 5-7-го этажа, чуть выше верхушек деревьев и электрических кабелей уличного освещения. Я невольно восхищался способностями восприятия Высшего Демона. Реальгар с легкостью разделял свое видение одновременно по множеству целей. Только вот эти цели восхищения у меня уже не вызывали, - сказывалось "ускоренное обучение в школе Златовласки".
   Внимание Дракона, десятками отдельных ручейков просачиваясь в квартиры близлежащих домов, с потрясающей избирательностью вылавливало всех более или менее симпатичных женщин. На кой ляд ему это сдалось, было неясно. Даже после того как мы сожрали "Госпожу Подводную" со всей ее суккубьей энергией, такой озабоченности не наблюдалось. Видимо, динамо со стороны загадочной брюнетки глубоко проняло нежную Реальгарову душу.
   Особо его привлекали сцены совокупления. Пару раз ящер, подобно гигантской стрекозе, даже зависал в воздухе, будто в раздумье - не составить ли любовникам компанию. Причем характер его эротических фантазий имел весьма плотоядный оттенок.
   То есть, участники предполагаемой "групповушки" имели весьма призрачные шансы ее пережить. Только необходимость перекинуться в человеческий облик и связанные с этим энергозатраты удерживали дракона от немедленного претворения в жизнь своих намерений.
   Я был несказанно рад, что в третьем часу утра сексуальная активность москвичей естественным образом сходила к минимуму. За сегодняшний день убийств мне хватило в избытке, да и мысль о том, что я лишен возможности хоть как то повлиять на развитие событий, радости не добавляла.
   Но Реальгару переживания использованной оболочки были глубоко безразличны, да и как ему следовало относиться к своему сну? Спасибо, что вообще не забыл. Впрочем, некоторую ценность человеческая составляющая для него все-таки имела.
   Из образов, которые ящер транслировал непосредственно для своей человеческой части, то есть для меня, было понятно, что он доволен моими действиями. Доволен настолько, что милостиво позволял пребывать на периферии сознания, не погружаясь во тьму забвения окончательно. И даже изредка прислушивался к моему мнению, что, в человеческом исполнении выглядело бы, как уважительно-снисходительный диалог с галлюцинацией.
   Это "уважение" делало меня невольным соучастником его эротико-гастрономических изысканий. Всякий раз, когда видение дракона вылавливало очередное источающее фиолетовые всполохи страсти сплетение тел, мне становилось невыносимо тошно от осознания своего бессилия.
   Понятно, что благодарности к нему я не испытывал. Было крайне унизительно ощущать себя придатком сексуально озабоченного ящера, но изменить ситуацию было не в моей власти.
   Хотя, почему? Ведь меня только что повысили в звании до положения нужной в хозяйстве вещи! Практичный Реальгар не только оценил мои заслуги в качестве "куколки-носителя", но и признал ценность человеческой составляющей для взаимодействия с неизведанным миром людей.
   И, в то же время, мой хозяин проявил абсолютную дикость во всем, что с этим миром связано. А особенно ящер заблуждался в женщинах. Иначе не взбесился бы так, не найдя свою "подругу" на условленном месте. Вот тут мы тебя и подловим, - мстительно подумал я и тут же постарался спрятать предательскую мысль подальше.
   Раб должен помнить свое место, особенно, если хозяин способен читать его мысли. Посему я не стал развивать свой коварный план. Вместо этого старательно визуализировал образ "прекрасной незнакомки" и, с неожиданным для себя раболепием, поприветствовав "Реальгара Великого и Ужасного", принялся "намысливать" ему простую идею: - Для того, чтобы найти в многомиллионном мегаполисе единственно нужную самку, крайне желательно обернуться человеком. Если дракон всерьез рассчитывает с ней совокупиться без летального исхода, то человеческая форма становиться необходимой!
   Мысль о том, что тело человеческой женщины не приспособлено для страстного секса с высшим демоном, показалась Реальгару интересной, и, в миг охолонув, ящер прекратил свои порнографические изыскания.
   Вытянувшись как стрела дракон с места рванул в сторону мерцающих золотом куполов ХСС, только немного недобрав по скорости до недавнего "рекорда". Этот чешуйчатый "истребитель" все-таки учился на своих ошибках. Урок с преодолением звукового барьера не прошел для него даром.
   Через несколько секунд мы были на месте. Заложив над куполами собора крутой вираж, дракон изготовился было ворваться с лету через слуховое окно и обрушиться на головы прихожан, как что-то привлекло его внимание.
   Как заправский истребитель-бомбардировщик Реальгар зашел на второй круг. Скорость была такая, что огни города "за бортом" сливались в сплошные световые полосы.
   Крылья со свистом рассекали воздух, вытянувшийся стрелой хвост мелкой дрожью отзывался на вибрации струн земной ауры, все было как обычно, вот только почему ящер откладывал столь желанную для него бойню? Еще недавно он ясно дал понять, - с его боеспособностью расправа над упырями будет если и не легкой, то вполне осуществимой затеей.
   Я не понимал, что происходит, ведь на моей памяти дракон никогда не проявлял нерешительности в бою. А сейчас он явно колебался, силясь разглядеть какой-то непонятный объект на самой маковке купола, венчающего центральный притвор собора.
   Наконец Реальгар принял решение и свечой взмыв в небо набрал полкилометра высоты, на секунду завис в верхней точке параболы траектории и, штопором ввинчиваясь в воздух, устремился к выбранной цели, стремительно набирая скорость. Целью этому живому "Томагавку" служило маленькое окошко чуть ниже основного купола.
   Мне идея не показалась очень разумной. Промахнись Реальгар мимо слухового окна, даже сверхпрочное тело демона могло не выдержать столкновения с железобетонным пилоном купола. Да и как ящер собирался сбрасывать набранную кинетическую энергию внутри здания, было не совсем ясно. Я еще не забыл боль в вывернутых из суставов крыльях при прошлом экстренном торможении.
   Если мы снова окажемся в таком жалком положении среди своры разъяренных упырей, нам придется несладко. Оставалось только надеяться на обширный опыт охоты, накопленный Реальгаром за эпохи, проведенные в адских мирах, и молиться. Я опять начал припоминать текст "Отче наш", так славно выручивший меня во время предстояния перед Великой Мамой-Кали. На сей раз мне удалось добраться до "и не введи нас во искушение", что уже было определенным прогрессом.
   Как ни странно, моему молитвенному рвению помешали самые, что ни на есть, Светлые Силы. Все случилось настолько быстро, что рассказ о событиях займет много больше времени, чем они сами. Как я уже говорил, еще на подлете к собору, мне стало ясно: - Атака будет непростой задачей.
   Оказалось, ящер не просто так медлил с нападением и выписывал круги в подсвеченном первыми лучами рассвета московском небе. По мере того как мы со свистом ввинчиваясь в воздух падали к цели, наше движение постепенно замедлялось. И хотя происходило это вопреки всем очевидным законам физики, нечего необъяснимого в происходящем не было.
   Высший Демон буквально завяз в потоке Благодати, янтарным столбом устремлявшимся от купола собора к небу. Что оставалось непонятным, так это откуда взялась божья милость в столь загаженном продажными попами и их инфернальными хозяевами месте.
   Еще недавно скудные ручейки янтарной светимости почти полностью терялись среди мощных серо-коричневых потоков излучений корысти и иссиня-черных выплесков чистого инферно.
   И вот, надо же, мы с Реальгаром залипли в настоящую Ниагару Божественной Любви. Тело дракона вибрировало, черная кровь вскипала и пузырилась, сердце с каждым ударом все труднее удавалось проталкивать ее во вздувшиеся от напряжения жилы.
   Упертый ящер не думал сдаваться, с маниакальным упорством пробиваясь к желанной добыче. Но, несмотря на его отчаянные усилия, наше продвижение застопорилось всего в нескольких метрах от подсвеченного прожекторами гигантского креста, венчающего центральный купол собора.
   Невидимый простому глазу и такой ослепительный для виденья свет Благодати не приносил Высшему демону особых страданий, но и приятным такое купание назвать было нельзя. Наше тело будто щекотали, покалывали и поглаживали одновременно изнутри и снаружи. А самое главное, поток благодати связал Реальгара, как смола стрекозу, не давая никакого шанса сдвинуться с места.
   Неспешно покачиваясь в потоках божественного света, мы зависли в паре метров от горизонтальной перекладины креста. Тело дракона медленно поворачивалось вокруг своей оси, позволяя мне насладиться окружающими видами.
   На востоке, за украшенными светящимися звездами башнями и темнеющими в предрассветных сумерках башнями Кремля уже начинала разгораться заря.
   Но что до ее нежных лучей подсвеченным мириадами искусственных солнц улицам каменных джунглей. Великий город, над сердцем которого сейчас сошлись в схватке Свет и Тьма, уже начинал набирать обороты нового дня, так и не остыв окончательно от горячки прежнего.
   Удивительно, но в этот ранний предрассветный час, мы с драконом оказались не единственными "туристами", решившими почтить своим присутствием купол собора. Повернувшись мордой к кресту, Реальгар смог наконец распознать истинную причину провала атаки. Перед нами, на перекладине массивного креста расположилась парочка прелюбопытных персонажей весьма преклонных лет.
   Два человека, а в том, что сидевшие на столь необычном насесте были людьми, сомнений не было,(видение не обманешь!), как ни в чем не бывало болтали ногами на высоте более ста метров в прозрачном предрассветном воздухе. Странное место для утреннего променада, учитывая же возраст верхолазов, - так просто удивительное.
   Сидевший ближе к крестовине худющий и очень костлявый старичок походил на обычного московского пенсионера, ввиду старческого маразма оставившего дома всю одежду. Единственным покровом дедушки служили пышная, несмотря на возраст и седину грива нечесаных волос, достигавших почти до пояса и куцая бороденка, контрастирующая своей жидкостью с густотой волосяного покрова головы.
   Бесстыдный пенсионер даже гениталии не затруднился прикрыть. Такое поведение, в купе с его нахождением в неглиже на вершине главного храма столицы, явственно выдавало полную маразматичность гражданина. То есть обвинить дедушку в маразме хотелось, но было в его облике нечто, напрочь не соответствующее облику склеротичного старца.
   Уж больно ясным и чистым взором зыркал на нас с Реальгаром этот престарелый хиппи. Да и навыки скалолазания, необходимые человеку для того, чтобы сюда добраться, как то не укладывались в диагноз старческого слабоумия. К тому же старичок был не совсем гол. Его костлявую грудь украшал медный крест, своими размерами вполне способный составить конкуренцию не только массивным золотым нательникам братвы, но и самому патриаршему распятию.
   Сосед хиппующего нудиста-альпиниста был еще более изможден, и, несмотря на наличие одежды и приличествующую старику лысину, выглядел не менее импозантно. Кроме железного креста столь же внушительных размеров, он был облачен в джутовый мешок с прорехами для головы и рук, ржавый железный шлем, походивший не то на раритетную пожарную каску, не то на кованную красноармейскую буденовку и железные же сандалии, доставлявшие хозяину, судя по кровавым мозолям на босых стопах, немалые неудобства.
   Судя выбранному для утренней прогулки месту, панковскому прикиду, глазам, сияющим лихорадочным светом и обилию христианской символики, украшавшей старцев, перед нами уютно расположились религиозные психопаты. Причем, психопаты буйные, ограбившие по пути "из дурдома к храму" музей средневековой церковной утвари.
   По моему мнению, никакой угрозы для бронированного демона эти безумные стариканы представлять не могли. А вот Реальгар считал иначе. Более того дракон был вне себя от ярости. А ярость для драконов заменяет целую гамму эмоций, включая страх перед опасным противником.
   По непонятной мне причине именно таковыми виделись Реальгару дистрофичные пенсионеры, способные напугать разве что сторожа, из гипотетически ограбленного ими исторического музея. Физически не способный испытывать страх боевой ящер, просто кипел от ненависти, отчаянными усилиями пытаясь разорвать световые путы и пробиться к обиженным богом безумцам.
   Некоторое время старики старательно делали вид, что не замечают присутствия Реальгара. Но это была плохая игра, - судя по то и дело бросаемым в нашу сторону косым взглядам и ухмылкам на их лицах, истерические телодвижения дракона явно забавляли наших соседей, что вызывало у Реальгара еще большую ярость. Глаза ящера начал застилать багровый туман.
   Я интуитивно понял, что дракон готовиться пустить в ход свое самое мощное и, к сожалению, самое энергозатратное оружие, - огнемет. Не знаю от куда, но мне было известно наверняка, - стоит Реальгару начать плеваться высокотемпературной плазмой, он уже не остановиться, пока не израсходует весь "боекомлект".
   Этого следовало избегать любыми способами. Резервы энергии и так уже были на исходе, а впереди предстояла драка с кучей упырей. Я попытался оценить ситуацию максимально беспристрастно, как врач, ставящий диагноз самому себе. Как ни крути, картина выходила печальная.
   С противниками сопоставимыми с паном Яцеком на одной телесной мощи не выедешь, потребуется мобилизовать все драконьи сверхспособности. А они пожирают энергию с поистине безмерным аппетитом. Без достаточного резерва силы прогноз на исход боя с превосходящим противником из сомнительного переходит в однозначно негативный.
   Однако довести эту простую мысль до перегретого сознания Реальгара не представлялось возможным, - эта крылатая козлина просто меня игнорировала, продолжая добиваться очевидно невозможного. Все его попытки хоть на сантиметр приблизится к пенсионерам, были абсолютно тщетны. Даже до меня уже начало доходить, что стариканы не так просты и невинны, как выглядели на первый взгляд.
   Как только этот факт осознался мной окончательно, дед, напрочь игнорировавший одежду, понимающе кивнул мне головой, улыбнулся и сделал рукой приглашающий жест. Далее события завертелись с головокружительной скоростью. В одно короткое мгновение произошло сразу несколько происшествий, перечеркнувших все мои дальнейшие планы. Впрочем, планам Реальгара настал столь же безоговорочный каюк.
   Сила, играючи удерживавшая Высшего Демона на привязи, исчезла как по мановению ока, дракон с места рванул к обидчикам и тут же получил от одетого в мешок "пенсионера" железной сандалетой промеж глаз.
   Удар был страшен. Бронированный, способный пробивать слета железобетонные перекрытия, драконий череп впервые показался мне на удивление хрупким. Думаю, если б Реальгар и вправду промахнулся мимо окна, наткнувшись на бетонный пилон свода, он не получил бы таких интенсивных переживаний от столкновения.
   Ощущение было такое, будто в нашей голове взорвалась небольшая, но очень мощная бомба. Причем этот взрыв, почему то воспринимался как колокольный звон все нарастающей силы. По бешено завертевшемуся миру за "окнами" драконьих глаз, и беспорядочным ударам по разным частям тела ящера я понял, что мы падаем, кубарем скатываясь по кровле собора.
   Хоть как то воспрепятствовать нашему падению вторично, за последние пол-часа, получивший контузию Реальгар не пытался. Больше того, сукин сын опять нырнул в спячку. Наконец мы сорвались с купола и со свистом устремились к стремительно приближающейся земле. После нескольких секунд свободного полета тело ящера плашмя грохнулось перед парадным входом в собор.
   Столкновение с гранитными ступенями паперти не доставило мне особого наслаждения, но, по сравнению с шоком от удара дедушкиным сандалетом, полученные повреждения были смешны. Через секунду я уже стоял на ногах, пусть и слегка покачиваясь, но без труда удерживая вертикальное положение. И стоял в человеческом облике!
   Радость от возвращения в свое тело была такова, что мне тут же захотелось обнять и расцеловать первого же увиденного человека. Расцеловать и расплакаться на его плече от умиления, бурной рекой слез прорвавшегося из моих глаз.
   Что я тут же и попытался проделать, благо подходящее плечо оказалось совсем рядом. Неизвестный прохожий идеально подходил для моих излияний. Он стоически претерпевал братание в демонических объятьях, и даже предоставил в мое пользование носовой платок.
   Я рыдал в благодатном умилении от испускаемого моим спасителем света и, содрагаясь в пароксизмах блаженных судорог, пользовал соплевытиральный девайс по назначению. Платок был хоть и не первой свежести, зато размерами с наволочку и оказался вполне способным впитать без остатка слезные реки, устремившиеся из меня. Хотя, продлись это состояние "счастья и любви до полного отключения мозгов" еще минуту, и незнакомцу, чтобы не промокнуть, потребовалась бы полноценная простыня.
   Слава Богу, волна эйфории исчезла без следа так же быстро, как и появилась. А вот свет, излучаемый незнакомцем, остался, хоть и несколько поумерил свою интенсивность. Я, наконец, нашел в себе силы собраться, с некоторым сожалением отстранился от такого уютного плеча, протер глаза и с изумлением уставился на того, кто так вовремя пришел мне на помощь.
   Передо мной, улыбаясь во весь рот знакомой до звона в черепе улыбкой, стоял все тот же развеселый старикан, что встретил нас с Реальгаром над куполом собора. Чуть в стороне, вальяжно привалившись спиной к гранитному парапету, расположился его корешок, так удачно отоваривший нас сандалетой.
   На сей раз свой бронебойный девайс драчливый дедок держал в руках, демонстративно помахивая им в воздухе. Так что, несмотря на благостную улыбку на устах, сомнений не было: - пенсионер готов к любым неожиданностям с моей стороны.
   Зря он так. Не было у меня агрессивных поползновений. Больше того, я был искренне благодарен за освобождение от драконьей одержимости, все прелести которой сполна испытал за последние несколько часов. С содроганием я понял, что массовая резня в церкви была только первым, из череды планируемых Реальгаром "богоугодных" деяний. Список подлежащих расправе поражал воображение, и в первых позициях включал почти всех моих родственников, знакомых и немногочисленных друзей.
   Ящер в вопросах отношения к грешникам исповедовал мировоззрение, диаметрально противоположное моему. Я в своем человеческом состоянии придерживался позиции: - нет человека абсолютно запачканного тьмой и потенциально не способного к добру. Отсюда и мое маниакальное упрямство в вопросах связанных с человекоубийством.
   Парадигма Реальгара, если сказать кратко, звучала так: - жги всех, господь разберется, - кто прав, кто виноват! Уже за избавление от этого "Жги Всех!!!" я готов был целовать ржавый сандалет, послуживший невольным орудием моего спасения.
   Будто почувствовав мое отношение дед, стоявший рядом, довольно хмыкнул и, повернув голову к приятелю, негромко сказал: - Ваня, можно обуваться. Малой уже остыл и готов к разговору. - Сказал вроде по-деловому, но как-то очень ласково, почти что нежно. И это, несмотря на хриплый, напрочь простуженный голос.
   Ну, что голос у пенсионера простуженный, - это не удивительно, учитывая его любовь к прогулкам в обнаженном виде. - Подумал я, с изумлением понимая, что в облике моих новых знакомых произошли разительные перемены. То есть, с лица то они никак не изменились, а вот приодеться шустрые стариканы успели на славу.
   Стоявший рядом и явно более дружелюбно настроенный ко мне "нудист" оказался облаченным в простенький, но ладно сидевший на хозяине клетчатый костюм-тройку. Несмотря на некоторую легкомысленность, придаваемую костюму красно коричневой клеткой ткани пиджака, выглядел он вполне подходящим для университетского преподавателя.
   Начищенные черной ваксой остроносые ботинки, выглаженная белая рубашка, аккуратно застегнутая на все пуговицы и отсутствие галстука, создавали образ пожилого научного работника, решившего прогуляться по набережной в ранний утренний час.
   И только массивный медный крест, по прежнему украшавший грудь того, кто только что был мне ближе всех на белом свете, выдавал своего хозяина с головой. Носить на себе "символ веры" таких размеров модно среди бандитов и сделавших удачную карьеру попов. Советская профессура, если и уверовала в Господа Иисуса, то выражает свои чувства более скромно.
   Убедившись в том, что перемена в его внешности дошла до моего сознания, дед протянул мне ладонь и, дождавшись пока я ее пожму, представился: - Блаженный Василий Иакович, доктор исторических наук, профессиональный экскурсовод по золотому кольцу Москвы. А это мой старинный приятель и коллега, Колпакович Иван Христофорович.
   "Коллега Колпакович" сменил свой облик не столь радикально, как его благообразный приятель. Разве что джутовый мешок, служивший ему рубашкой, теперь прикрывал драный овчинный полушубок, а на голове нелепой глыбой возвышалась столь же потасканная пыжиковая шапка-ушанка, размеров на 5-6 превосходившая необходимый для головы своего хозяина объем.
   Я не смог сдержать своего удивления и произнес вслух: - Этот клоун, - он тоже профессор?! - Дедок, по-прежнему обутый в железную обувь вполне смог бы сойти за московского бомжа, - настолько нелепой и несообразной летней погоде выглядела его одежда. - Вы, юноша, не смотрите на внешний вид, смотрите за и увидите: - Перед вами высококультурный человек. - Слово "увидите" Василий Иакович выделил интонацией так, что я невольно начал расфокусировать зрение, пытаясь отстраниться от своего изумления и собрать внимание сновидения.
   Надо признать, Василий Иаковович не соврал: - внешность "пенсионеров" удивляла заметно меньше, чем то, что открыло мне видение. Я видел, - передо мной люди, изменившие свою природу не меньше, чем пан Яцек. Вот только изменения эти были привнесены не Тьмой, а Светом такой запредельной интенсивности, что даже в человеческой форме видение для меня было почти невыносимо.
   Не удивительно, что Реальгар так и не смог до конца понять, с кем так опрометчиво вступил в схватку. Высший Демон физически не мог постичь истинную природу "безумных пенсионеров", ибо прямое видение Света недоступно тому, кто от Света отрекся.
   Понять не смог, но это не помешало дракону ненавидеть святых со всей возможной для Ангела Тьмы ненавистью. Битва на небесах не является чем то, давно ушедшим в прошлое. Она происходит здесь и сейчас, преломляясь в каждом из нас тысячами отражений. - Об этом мне неоднократно напоминал Толя Головин.
   Только сейчас, когда я сам был повержен "С Небес" ударом сандалии святого "профессора Колпаковича", до меня дошел смысл этой избитой метафоры. Я опустился на ступени паперти, придавленный тяжестью открывшегося мне знания. Деды будто дожидались этого момента.
   Клетчатый Василий, старательно изображая немощного старца, с натужным кряхтением опустился по правую руку от меня. А "железный сандаль", как я про себя решил называть Колпаковича, в мгновение ока преодолев разделяющее нас расстояние, оказался сидящим справа.
   Оба приятеля начали говорить одновременно, причем каждый о своем, но в то же время одно и то же. Спустя некоторое время я не поленился изучить нейрофизиологию такого воздействия. Из-за того, что разнонаправленные потоки информации поступали в мой мозг с разных слуховых нервов, в коре создались так называемые "зоны сенсорной интерференции", что автоматически привело к подавлению альфа-ритма электрической активности мозга и усилению тета-ритма.
   Сказать по простому, - я почти мгновенно погрузился в глубокий транс, не прибегая к ставшей уже рутиной процедуре "вызова драконьей ярости". Свет и покой, - вот основная характеристика вызванного старцами состояния.
   То, что происходило дальше, слабо отпечаталось в моей памяти. Но кой чего запомнить удалось. Во-первых, мир сразу размылся, и через мгновение предстал преображенным. Мы находились в месте, отдаленно напоминающем описания христианского Рая.
   На мой безмолвный вопрос: - Так ли это? - Мне ответили, что, в силу отягощенности "демоническим братом близнецом", путь в обитель света нам заказан, но сияние, заливающее изумрудно зеленые холмы, от горизонта до горизонта простирающиеся перед нами, - есть дальний отсвет того самого места, где Аватар Иисус собирает преданных.
   Тут же Василий Иаковович Блаженный, который виделся мне столбом яростно белого огня, добавил, что именно сейчас я волен принять решение разделиться со своим демоном и отправиться в Свет навсегда. А Колпакович, представший в виде горящего жарким, но каким-то добрым, необжигающим пламенем, куста, пояснил: - Ты всегда старался совершить невозможное для человека, - спасти своего демона. И людей от его произвола спасал исправно, пока в силах был одержателя контролировать. А сил не стало, - все одно скорбишь по содеянному.
   Не тужи так, все, что человек может, - ты сделал. Шансов спастись своими силами у тебя не было изначально. На подвиг спасения способен только Бог, - житие Иисуса Христа тому доказательство. Но сама попытка подражания Спасителю делает тебя христианином.
   Кроме того, ты читал Его Молитву. А тот, кто вспоминает "Отче Наш" перед лицом смерти, всегда будет услышан. И сейчас мы пришли не только для того, чтобы остановить Демона Реальгара. Мы посланы Высшей Волей, предложить тебе, Человеку Платону, спасение.
   Я знал, что медлить нельзя. Вопросы вечности решаются здесь и сейчас. Но все-таки колебался. Было что-то в этом предложении, что не давало покоя моей совести. И, набравшись смелости, я произнес вопрос, который совсем не следовало задавать стремившейся в рай душе. - А Реальгар, что будет с ним? Меня в Свет заберете, а дракон в конец озвереет и начнет всех без разбора в капусту крошить. Так или не так?!
   Столб огня по имени Василий вспыхнул ярче тысячи солнц, а пылающий куст Колпакович взорвался жаром такой силы, что мое тело, сотканное из мириадов тончайших изумрудных световых волосков, сгорело в один миг. Дымный вихрь закружил меня и выплюнул на паперти перед входом в ненавистный собор.
   Я опять сидел на холодном граните ступеней и в досаде крошил его пальцами рук. Совсем не человеческих рук. Сквозь бледную человеческую кожу, явственно просвечивала зелень чешуи, тонкие ногти в любой момент готовы были преобразиться в иссиня-черный обсидиан когтей, а на пороге сознания опять клубилась багровая тьма, уже готовая принять очертания древнего ящера.
   Я с надеждой взглянул в глаза Василия, потом, уже все понимая, обратился к его товарищу. Железный сандаль вообще отвел взор в сторону, и опять демонстративно разулся. Вообще Христофорыч, в отличие от интеллигентного Василия, меня явно недолюбливал и всячески старался свою нелюбовь продемонстрировать.
   И что, что я демон. Ивану то, какое дело? Как там, у христиан сказано: - "Возлюби врага своего?!" Его Иисус, поди, всех любит. А смиренный служитель Иван Колпакович так и норовит чугунной сандалетой прибить. Да, от Христофорыча помощи ждать не приходится. Ну, может, профессор Блаженный поможет бедному студенту приструнить поганого ящера?
   Я вновь обратился Василию. Василий Икович продолжал всматриваться в меня своими бездонными василько-синими глазами и что-то тихо, почти на грани слышимости, нашептывать. Я придвинулся поближе, так что мое ухо оказалось у самых его губ, и прислушался.
   - Поздно, милой...Ты себя сам с драконом связал, тебе этот узел и развязывать. Моя была бы воля, я б тебя ослобонил, или Христофорыча попросил упокоить, да нет в том нашей власти, прости милой...
   То, что ласково напевал мне Блаженный в клетчатом пиджаке, совсем не вязалось с интонацией его голоса. Не вязалось настолько, что я против своей воли впал в грех гневливости. Совсем чуть-чуть впал, но Реальгару этого чуть-чуть хватило с лихвой. Одним рывком он выпрыгнул из тьмы, буквально натянув меня на себя, как хирург натягивает резиновую перчатку.
   Натянул, наполнив до краев силой тело, чувства, мысли. Все части мой целостности гудели от грозившей перелиться через край злобы.
   А Василий Иаковович, даже не удосужившись сменить интонацию, продолжал нежно уговаривать: - Ты, Демон, остынь. Нет в Храме Божьем твоей власти, и пока Господь не попустит, - не будет! - Чудно, говорит Блаженный почти шепотом, а от шепота того у меня сердце тает. Да только нет воли у сердца человека над Демоном...
   Мои голосовые связки непроизвольно испустили хриплый рык. Негромкий такой рык, но с чувством. У нормального человека душа в пятки должна была бы провалиться, а Василий и бровью не повел. Я решил вмешаться, пока ситуация полностью вышла из-под контроля. Получить звездюлей от святых угодников не хотелось, но еще больше мне не хотелось оказаться соучастником их убийства.
   Дракон пока не проснулся окончательно и время еще есть. Если мне удастся договориться с Василием Иаковичем, "коллега Колпакович" его послушается. В том, кто главный в этой парочке у меня сомнений не было. Потому я и обратился к одетому в клетчатый пиджак профессору: - Кого покрываешь, блаженный! Упырей в церкви у вас под носом развели, а вы их под святой подол прячете?! Посмотри сам, во что они храм божий превратили. Если сами не можете очистить от скверны собор, почему другим не помочь? Дай Реальгару с ними разобраться, и вся твоя паства с облегчением вздохнет!
   Блаженный профессор оправдал мои ожидания, правда то, как он это сделал, ситуацию не разрешило. Одним мановением руки отстранив рванувшегося было ко мне Христофорыча, он стукнул по мостовой неизвестно откуда появившимся суковатым посохом. Земля под ногами дрогнула, по гранитной плите, расколотой ударом, зазмеились трещины, а мимо моего виска, чувствительно задев ухо, просвистел осколок камня размером с крупное яблоко.
   Острая боль окончательно пробудила дракона, и он полностью оттеснил меня от управления телом. Вопреки моим опасениям, демон продолжил начатый мной диалог. - Нежить - добыча нашего рода, по праву, установленному Господом. Отдайте мне мою долю! - Реальгар впервые заговорил сам, используя мой мозг как своеобразный авто-переводчик, транслирующий его мысли на человеческий язык.
   И заговорил, змееныш вежливо. Без хамства и подхалимажа. Как сильный с сильным. Впервые на моей памяти дракон снизошел до диалога с противником. В прежние времена он сразу нападал, либо уносил ноги, в зависимости от предполагаемого результата схватки.
   Христофорыч аж весь вытянулся, став от напряжения на пол-головы выше. А Василий продолжал безмятежно улыбаться, впрочем избегая прямого взгляда в глаза. Умница дед, уважаю. Зверя бояться не надо, нападет на автомате, но и провоцировать его не стоит.
   Жаль, если Реальгар все-таки прикончит святых. Я уже желал Блаженному и Колпаковичу победы в предстоящей схватке. Реальгар был другого мнения. Старый змей был почему-то уверен, что деды, несмотря на свой ангельский чин, не имеют права ему препятствовать. А раз так, то либо уступят его воле, либо проиграют бой.
   Права, в каком-то глобальном, сверхъестественном смысле слова. В уверенности Реальгара была сила. Во всяком случае, дракон потихоньку начал оттеснять Василия с Христофорычем к воротам собора. Мое тело двигалось вперед с неотвратимостью танка и, судя по тяжести поступи, весило раза в три-четыре больше прежних 66 килограмм. Сохранив человеческую форму, оно утратило былую немощь и хрупкость присущую органической жизни. Теперь можно было без страха схватиться врукопашную с любым упырем.
   С печалью я понял, - давно лилеемая мечта о демонической трансформе сбылась. Я стал суперменом. Только воспользоваться новоприобретенным сверхтелом мне не придется. Организм, состоящий из материи нижних миров, не может управляться человеческим духом. А вот ящер Реальгар осваивался в теле прямоходящего примата на зависть быстро...
   Волосы на голове блаженного панка Ивана Христофоровича встали дыбом, рыжими клочьями выбиваясь из-под его железной буденовки, глаза налились кровью и грозили вывалиться из орбит, но Колпакович неуклонно пятился назад, так и не решаясь вновь пустить в ход свою брутальную обувь. До дверей собора оставался какой-то десяток метров, когда Василий, отступавший вместе с Колпаковичем, вдруг остановился и вновь обратился к нам.
   - Стойте! Я предлагаю выкуп. Выслушай меня, ангел Тьмы. Гундосый и его свита уже покинули храм, там остались только люди. Как бы ни были велики их грехи, они не дадут того, что ты алчешь. А я могу.
   - Блаженный поднял посох и упер его мне в грудь. Ощущение было странное, молнии боли и невыразимого блаженства одновременно пронизывали тело, заставляя лихорадочно дрожать каждую его мышцу. До того исправно бившееся сердце внезапно зазбоило, стремительно нарастала слабость, стало темнеть в глазах.
   Реальгар слегка подался назад и застыл на месте. На сколько я смог разобраться в его чувствах, дракон был заинтригован. Василий отпустил свою клюку, позволив ей упасть, и, тяжело вздохнув, опустился на ступеньку рядом. Руки старец развел в стороны, оборотив к нам в жесте, демонстрирующем мирные намерения. Колпакович притулился на ступень выше и смиренно опустил голову.
   Драка откладывается - эта мысль привела меня в состояние эйфории, да и дракон, казалось, не был особо опечален. Реальгар опять проявил себя с неожиданной стороны. Отринув вскипевшую было ярость, он смотрел на Василия и Колпакевича если и не с большой любовью, то явно приязненно.
   Дракону пришлось по нраву абсолютное отсутствие проявлений гнева и гордыни Блаженным и лихое бесстрашие Христофорыча. Боевой Ящер испытывал давно забытое ощущение удовольствия от общения с достойным противником. Реальгар не будет нападать, не выслушав предложения Василия, но и отступать он не планировал. Бойня откладывается, и это уже не мало.
   Я навострил уши и постарался уловить все нюансы предложенного выкупа. Блаженный говорил негромко, но слова его звучали ясно и четкими образами отпечатывались в моем сознании. Каким-то образом Василию Иакововичу удавалось одновременно обращаться к Дракону и тому, что еще оставалось от человека Платона.
   - Я человек науки, и все мои интересы посвящены изучению Москвы и ее жителей. У таких, как я, нет земных богатств или власти в мире людей. Мне нечего предложить тебе, кроме знаний. Настоящих знаний, тех, что невозможно добыть в книгах или почерпнуть из слухов, тех, что становятся доступны только искренне влюбленному в город человеку и добываются веками видения.
   Спрашивай, чего ты хочешь узнать о столице, и я отвечу на любой вопрос... - Василий улыбнулся и затих в ожидании. Реальгар ждать не заставил. Высшего Демона не надо долго убеждать в том, что настоящее Знание - это Сила, и, как таковое, оно является достойным выкупом.
   - Где ОНА! - сопровождал вопрос не только утробный рык, вместе с облаком сизого дыма вырвавшийся из моей глотки. Целый пакет образов, связанных с таинственной брюнеткой, продинамившей нас на Воробьевых Горах, был транслирован Блаженному профессору в одной фразе.
   - И ты уйдешь с миром? - Голос старца Василия был по-прежнему спокоен и только яростно заблестевшие глаза подобравшегося, как тигр перед прыжком, Христофорыча, выдавал растущее напряжение.
   - Да, клянусь Своей Волей! - Дракон искренне постарался умерить интенсивность ответа, так чтоб он прозвучал уважительно, и отчасти ему это удалось. Голосовые связки измененного тела быстро адаптировались, и от нашего рыка уже не закладывало уши, хотя нежностью голос еще не отличался.
   - Реальгар дрожал в возбуждении, живо напоминая мне меня самого во времена тестостеронового гона. Ну, не совсем, конечно, Дракон не испытывал полового влечения как такового. Скорее чудовищная похоть, охватившая ящера при воспоминании о таинственной незнакомке, была только следствием какого-то более обширного, глубокого чувства.
   Чувства, по интенсивности очень напоминающего приказ, требующий безотлагательного воплощения в жизнь. Загадочным "зовом" были вызваны и остальные опрометчивые поступки, пару раз уже приводившие нас на грань физического уничтожения. И это при том, каких усилий стоило дракону пробиться на Землю, а мне продержаться до его воплощения.
   Я невольно начинал испытывать к Реальгару смешанные и совсем не подобающие почтительному рабу чувства. Озабоченный придурок по своему слабоумию несомненно угробит нас в самое ближайшее время! По сравнению со угодниками Реальгар выглядел совсем по-детски. Даже простоватый Колпакович в разумности мог бы дать дракону сто очков вперед.
   Такое наивное поведение Высшего Демона невольно заставило меня вспомнить рассказ Иннокентия Леонидовича Василий про причину, по которой мы все оказались в нашем мире. Кеша еще в самом начале нашего знакомства сделал безосновательное, как мне тогда показалось, утверждение. С его слов выходило, что только на нашей планете созданы идеальные условия для йоговской практики, и вообще, по некоторым данным Земля для этой практики и создавалась.
   Отсюда и необходимость "забыть все" при рождении в нашем мире, и суровость его законов. Будь ты хоть могучее божество, хоть супер-пупер демон, пришел сюда - отнимут не только всю силу, но и саму память о ней, а взамен дадут тусклое, склонное впадать в спячку сознание, заключенное в недолговечное и немощное органическое тело.
   Может и хорошо, что память стирают. Человек, это звучит гордо... Ага! Одержимый манией величия кисель из белков и липополисахаридов, нанизанный на хрупкий скелет и заключенный в непрочную коллагеновую оболочку, не вызывал у меня сейчас ничего, кроме брезгливости и легкого сострадания.
   Понятно, что такая ситуация создана не просто так, по прихоти и произволу непостижимого Демиурга. Сущность, способна "Вспомнить все" вопреки множеству препятствий и чудовищному давлению мира, собирала воедино опыт полученный во всех мирах, до той поры служивших ей пристанищем. Смерть органического тела становилась своего рода выпускным экзаменом, пройдя который осознанно, можно было более не возвращаться.
   Но все вышеперечисленное касалось тех, кто шел сюда работать, спускаясь на Землю из миров Света, или наоборот, поднимаясь из Ада. Впрочем, гости из Инферно частенько приходили на Землю не за спасением, а за едой. Немощное тело, как и забвение, им было совсем не кстати. А всем остальным "слушателям школы Земной жизни" не нужны здесь твари, решившие поживиться за чужой счет.
   Иннокентий Леонидович объяснил мне сложившуюся ситуацию очень наглядно. - Представь себе, Платон, что ты договорился с друзьями на секции устроить тренировочные бои со связанными руками и глухой повязкой на глазах. Да еще, для усложнения, приняв предварительно по пол-литра беленькой на грудь. И тут появляются гопники с кастетами и ножами, вас грабят и насилуют, а вы вынуждены продолжать играть по правилам!
   Конечно, Демиурги не оставили нас совсем без присмотра. Нарушители, вроде упырей, контрабандой протаскивающих на Землю свои неорганические тела, преследуются "по всей строгости закона" Служителями Кармы.
   А если возможностей Серых Демонов становиться недостаточно, то сюда запускают хищников покрупнее, или специально сконструированных тварей, вроде Сатанопуло. Проредить, так сказать, инфернальные сорняки. Равновесие временно восстанавливалось, чтобы с неизбежностью вскоре быть снова нарушенным. Уж слишком заманчивым был Земной мир.
   Чтобы пройти "жесткую школу земной жизни" на Земле вынуждены воплощаться взыскующие просветления сущности из самых разных миров. Взять, скажем, ангелоподобных стариканов и меня, грешного. Большей полярности и представить себе сложно. И вот, стоим рядышком и даже как-то умудрились сговориться без мордобоя.
   Кстати, Василий Иаковович сумел в очередной раз меня восхитить. Легко, совсем не по стариковски, Блаженный профессор вспорхнул с насиженного места, достал из бокового кармана пиджака перламутровый шарик, чуть меньше куриного яйца, очень бережно опустил его на мостовую и тихонько подтолкнул ногой.
   Коллега Колпакевич тут же оживился, подскочил к нам поближе и, с выражением поистине детского счастья на лице, начал подметать растрепанными рукавами своей хламиды невидимые соринки с пути перламутрового снаряда. Сейчас Блаженный с Христофорычем походили на мальчишек, увлеченных игрой на детской площадке.
   Шарик, как положено законами физики любому материальному телу, испытывающему сопротивление среды, начал было замедлять свое движение, но вскоре, будто подгоняемый пассами Колпаковича, ускорился и весело запрыгал вверх по пологому пандусу, ведущему прочь от собора.
   Свое волшебное баловство Василий Иакович сопроводил адресованным Реальгару замечанием: - беги, беги за ним Демон, да не оглядывайся, приведет тебя мой дружочек прямиком к суженой. Реальгар не стал долго раздумывать. Только хитрый старикашка указал путь (а что Василий дракона вокруг носа обвел, без труда читалось по довольной улыбке, в которой расплылся простодушный Христофорыч!), рванул дракоша к желанной цели без оглядки.
   Я опять оказался в положении лишенного способности вмешаться в ситуацию наблюдателя. Человеческая форма, вопреки всем моим ожиданиям, отнюдь не мешала Реальгару править. Впрочем, не совсем так. Был один нюанс, который все-таки вселял надежду. Чтобы уверенно передвигаться на "задних лапах", рептилоид был вынужден воспользоваться услугами человеческого сознания, и передал часть полномочий мне.
   Так что бежать за все ускорявшим свое движение перламутровым шариком приходилось человеку Платону. И, надо сказать, бег в теле демона был незабываемым впечатлением. Высший Демон, пусть и в человеческом обличье, - совсем не человек. Прочность демонизированного тела, как и его энергетические характеристики возрастают неимоверно.
   Я чувствовал себя способным без труда проламывать стены и на равных бороться с упырями. Да что там, на равных. Встреченная мной до сих пор нежить, за исключением пана Яцека, представляла для Реальгара не большую угрозу, чем крыса для ласки. Наша масса по субъективным впечатлениям увеличилась не так сильно, - раза в два-три. Но как разительно это повлияло на стиль и динамику движения!
   Во-первых, чтобы не смущать немногочисленных утренних прохожих слоноподобным топотом и сотрясением грунта, мне пришлось двигаться максимально плавно.
   Во-вторых, толи из-за новообретенной чудовищной силы, толи по каким-то сверхъестественным причинам изменился сам характер перемещения. Я даже не бежал, а будто летел в 15-20см. над поверхностью земли, слегка задевая мостовую кончиками пальцев.
   Мы неслись по пустынным предрассветным улицам и дворам, без труда продавливая грудью разреженный воздух. Скорость, конечно, была не та, что в свободном полете, но из-за близости земли воспринималась совершенно головокружительно!
   Причем не только мной. Люди, пожалуй, впервые за всю мою жизнь, обращали внимание на того, кто в неистовом упоении пролетал мимо. Пускай и не все, но, по крайней мере, несколько в испуге шарахнулись в сторону с моего пути и еще долго провожали взглядом. Взглядом, для которого физически невозможно было различить объект, движущийся на скорости около ста метров в секунду.
   Прохожие, обычные московские обыватели, несомненно, видели меня! А видение требует не только специфической тренировки, но и больших запасов свободной энергии и в нашем мире встречается совсем не часто.
   Я не понимал, по какой причине здесь и сейчас образовалась концентрация видящих неслыханной плотности. На мой невысказанный вопрос ответил Реальгар. Суть переданной им информации была в том, что перед лицом Смерти любой человек начинает видеть без какой либо посторонней помощи. А наше воплощение в Земной мир неизбежно приведет к гибели множество его обитателей.
   Видели нас только те из прохожих, кто найдет свою смерть с нашей помощью, причем найдет в ближайшие часы. И таких будущих жертв, за недолгое время, что потребовалось летящему на крыльях страсти Реальгару, чтобы добраться к дому своей избранницы, встретилось нам немало... Я скорбел по каждому из этих несчастных, но моя боль нисколько не мешала дракону все наращивать и наращивать неистовый темп движения.
   Становилось ощутимо светлее. Предрассветные сумерки с каждой минутой отступали под напором поднимающегося из-за горизонта светила, и я физически чувствовал, как неприятно это все возрастающее давление Солнца дракону. Реальгар недовольно морщился и инстинктивно старался ускользнуть от света в глубину.
   Нет уж, выкуси! На сей раз тварюге придется потерпеть. Дракон отныне привязан к моему, пусть и внешне сохранившему человеческую форму, но утратившему органическую природу телу. Телу, которому существенный урон могло принести разве что ядерное оружие, было, в общем-то, пофиг воздействие солнечных лучей. Дракон скорее сродни крокодилу, на солнцепеке только ускоряющему обмен веществ, чем упырю, чье тело расползается клочьями гниющей плоти от действия ультрафиолета. А вот Высшему Демону, заключенному в неуязвимое тело, любоваться Солнцем совсем не хотелось.
   Ведь светило, дарующее жизнь Земным тварям, являло собой идеальный образ Хозяина Вселенной, когда-то отвергнутого восставшими Демиургами. Само воспоминание о том, что когда-то они были связаны с Творцом неразрывно, причиняло демонам неимоверные страдания.
   Я испытывал сейчас смесь эмоций, одновременно сочетавшую упоение чудовищной силой и злорадство от душевных терзаний Реальгара, лишенного возможности укрыться от неумолимо приближающегося рассвета. Сам Реальгар тоже был близок к экстазу от близости столь желанной цели.
   Наше нутро переполняло море кипящей огненной тьмы, готовое в любой момент вырваться наружу, поглощая в пламенном водовороте все и вся: - дома, рассекающие их каменные расщелины улиц, идущих по ним по своим делам пешеходов и растущие на газонах деревья, бродячих котов и ворон, с отчаянным карканьем разлетающихся при моем приближении.
   В таком, можно сказать возвышенно-адском состоянии мы и прибыли на место, оказавшееся крыльцом трехэтажного особнячка в "тихом центре". Перламутровый шарик Василия Иоаныча, до сих пор лихо выписывавший виражи перед самым нашим носом, внезапно начал резко сбавлять скорость. Секунда и он затормозил рядом с ажурной золотой калиткой в кованной из черного металла изгороди, закрывающей от посторонних малюсенький дворик трехэтажного особняка.
   Ну, не совсем золотой. Конечно, в основе конструкции была сталь, но то, что для ее покрытия вместо краски или анодированного алюминия было использовано настоящее золото, говорило о хорошем вкусе и немалом богатстве хозяйки дома. И была сия чудная калитка не только основательно закрыта, так еще и откликнулась на попытку ее отворить мегаджоулевым электрическим зарядом!
   Едва я взялся за выполненную в виде золотой змеиной головы дверную ручку, как мое тело изогнуло дугой от такого потока заряженных ионов, что вполне был способен превратить в хорошо прожаренный бифштекс взрослого африканского слона. Худосочного юношу, коим я до сих пор выглядел, разряд такой мощности должен был просто испарить.
   Только измененная демонической трансформой природа тела избавила нас с Реальгаром от столь бесславного конца. Конечно, такое внимание моей скромной персоне льстило, но, все-таки, я был неприятно удивлен. Что ж это получается? Прибыл ухажер на свиданьице, и как его встречают?!
   Удивительной красоты и качества исполнения дверка в решетке, украшенной медными вензелями и розами, отделявший заросший зеленью дворик от асфальтовой реки улицы, оказалась банальным капканом. Коварной ловушкой, пусть и в художественном исполнении.
   Причем рассчитан был сей сюрприз явно не на человека, а на кого-то заметно более живучего. Чтобы поджарить безволосую обезьяну, достаточно разряда в сотни раз менее мощного. - Итить твою мать, - да нас тут ждали! И ждали совсем не так, как полагается встречать желанного любовника после долгой разлуки...
   Эти мудрые мысли пришли мне в голову в то время пока Реальгар озадаченно разглядывал свои (или мои:) ноги, по щиколотку утонувшие в растопленном рукотворной молнией асфальте. Волосы на голове стояли дыбом, испарившаяся с дверной ручки позолота окрасила мою руку жизнерадостный золотисто-зеленый цвет, в животе урчало и слегка пощипывало кончики пальцев. В остальном все было так, как обычно.
   Кто бы ни готовил нам "теплую встречу", он здорово недооценил живучести дракона. Электричество не только не повредило ему, разряд сработал примерно так, как на обычного человека действует обливание ледяной водой.
   Вместо того, чтобы изжариться на месте, боевой ящер чувствовал себя на редкость превосходно. И даже испытывал нечто вроде благодарности к хозяйке дома, близкое присутствие которой Реальгар чувствовал всеми фибрами драконьей души. А в это самое время...
  
  
   Глава восемнадцатая.
   В которой все ходят в гости друг другу
   и получают неожиданные подарки.
  
  
   В то время, пока Реальгар с удивлением разглядывал свои дымящиеся конечности, а Платон возмущался коварством драконовой избранницы, на втором этаже особняка, спрятанного за высокохудожественным забором, происходил крайне любопытный диалог. Да и сами участники вышеупомянутой беседы, доведись их увидеть московскому обывателю, вызвали бы у него немалое удивление.
   Скажу прямо, наложил бы в штаны этот самый гипотетический "обыкновенный москвич", и бежал отсюда сломя голову, стараясь на бегу забыть все увиденное, как кошмарный сон. А то и просто сдался бы в Кащенко, подобно Булгаковскому герою, усердно добиваясь для себя размещения в бронированной палате.
   В небольшой, но роскошно убранной зале без единого окна, расположенной в самой сердцевине дома, прекрасная Дама беседовала с омерзительной на вид мертвой Головой. Голова и при жизни принадлежала отнюдь не красавцу, в посмертии же приобрела совсем неприглядный вид.
   Свет десятков массивных восковых свечей, отбрасывая множественные блики от полированной антикварной мебели и черного мрамора пола, добавлял обстановке жутковатого антуража. На что собственно, обстановка дома и была рассчитана. Хозяйка особняка приводила сюда только избранных и готовых на последнюю сделку.
   Допущенный в "святая святых" должен ужаснуться темной мощи хозяйки. А Инфернальная Голова, ведущая отдельную от тела жизнь, убеждала самых неверующих и отважных в простом факте: - Бог есть, но есть и ПротивоБог, и здесь - Его Место. Массивное золотое блюдо, служившее опорой Терафиму, занимало почти всю поверхность небольшого столика, вырезанного из цельного массива черного дерева.
   Резьба, покрывавшая похожую на застывший смерч ножку стола, изображала сотни переплетенных человеческих тел с выражением толи невыносимой муки, толи запредельного блаженства на воспроизведенных с мельчайшими подробностями лицах.
   И, если б кто-то нашел в себе силы внимательно приглядеться к этим лицам, то смог бы убедиться в том, что дерево столешницы отнюдь не мертво. Ведь как можно назвать мертвым то, что служит вместилищем для живых человеческих душ. Душ людей, добровольно отдавших себя во власть Тьме.
   Все замурованные в чудовищном столе когда-то сами пришли к Ведьме, чтобы испросить ее помощи: - кто слишком сильно любил деньги, кто добивался обладания желанной женщиной или приворожить показавшегося позарез нужным мужчину. Многие просто хотели продлить свою молодость и жизнь дольше положенного судьбой срока.
   Были и такие, что просили извести насмерть своих врагов, - их принимали вне очереди, ведь ничто не дает Тьме большей власти над человеческой душой, чем лютая ненависть к ближнему.
   Наконец, изредка находились безумцы, готовые выкупить чужую жизнь ценой своей, пытаясь силой Тьмы свершить благое дело. Хозяйка черного стола не отказывала и таким, удивляя врачей случаями "спонтанной ремиссии" неизлечимых болезней. Ей было прекрасно известно, как меняет "спасенных" лечение. Потому и отказывалась брать деньги с родственников безнадежных больных, прослыв среди них чуть ли не святой.
   Люди не наблюдательны и редко способны связать причину со следствием. Почему "милый мальчик", покинув онкоцентр телесно здоровым, вдруг превратился в бездушного ублюдка, рассматривающего близких только как средство для удовлетворения своих желаний. Отчего любимая дочь, чудом выйдя из комы, в которой находилась уже не один месяц, тут же с головой погрузилась в героиновый кошмар...
   Безутешные родители вновь шли на поклон к "целительнице", ведь она уже смогла совершить чудо. На сей раз с просьбой хоть немного укротить съехавшее с катушек чадо. Ведьма вновь помогала, взамен требуя лишь выполнить "маленькую услугу". Достать прядь волос нужного человека или случайно забыть в чьем-то доме нелепую тряпичную куклу, добыть могильной земли и отнести ее к оговоренному месту в строго определенный час.
   Иногда она "просила" просто сказать незнакомцу пару ничего не значащих нелепых слов. Слов, после которых цветущий и, казалось бы, абсолютно здоровый человек бледнел и оседал на землю, судорожно глотая воздух посиневшими губами. Слово может убивать, равно, как и лечить...
   Отказать "целительнице" было невозможно. Платили все, и цена всегда оказывалась выше ожидаемой. Платили, не замечая, как свет и радость покидает их душу, как меняется жизнь, постепенно погружаясь в череду страданий и беспросветный мрак.
   Ведь Жива, охота к жизни, которой заставляла расплачиваться за свою помощь ведьма, - и есть сама радость, она придает нашей жизни направленность, цель и смысл. Львиная доля этой жизненной силы доставалась чудовищной Голове, помогавшей хозяйке дома вершить свои мрачные дела.
   Редкие вьющиеся седые волосы, заострившиеся черты восково-бледного лица, тонкие бескровные губы, - хозяин головы мог бы без грима сыграть вампира в малобюджетном американском ужастике. А тлеющие в глубине запавших водянистых глаз угольки багрового свечения придавали собеседнику походившей на потерявшего крылья ангела незнакомки налет жутковатой инфернальности.
   Но, странное дело, страшная Голова проявляла в отношении женщины вполне ощутимое почтение. И не зря, ведь мадам Ангелина являлась ее полновластной хозяйкой. Да-да, уже знакомая нам Ангелина Сикорская обсуждала со своим верным и единственным союзником Семеном непредвиденную проблему по имени Платон Реальгар.
   Точнее, проблему предвиденную, причем давно, еще в тот памятный день, когда молоденькая ведьмочка, проявив недюжинное самообладание и поистине звериную волю к жизни, сумела выполнить страшный приказ Бегемота, одновременно избежав расплаты за содеянное. Принявший роды у матери Платона упырь Семушка, принял на себя и возмездие за совершенное над человеческой природой насилие.
   Даже нежить с трудом выдержал отдачу от примененной Бегемотом магии. Магии, призванной скрывать куколку Дракона угнездившуюся в человеческой оболочке. Магии, охранявшей Платона-Реальгара от внимания сверхъестественных сил и, одновременно, отнявшей у него человеческую душу. Той магии, что обрекла на безумие акушерку Тамару, а "реаниматологу" Семену Комарову стоила большей части его немертвого тела, оставшегося догнивать в пыльном подвале роддома N13.
   Но неотвратимая Карма догнала ведьму. Дитя Тьмы, в судьбе которого она принимала участие, нашло свою повивальную бабку. Конечно, Семен заблаговременно предупредил хозяйку об угрозе, больше того, Терафим точно указал, кто именно идет по ее душу. Собственное виденье Ангелины подтверждало слова Семена, ясно указывая на фатальные сплетения нитей судьбы. Но, как часто бывает с видящими, даже столь опытными, встреча с Роком произошла не тогда и совсем не так, как ожидалось.
   - Ну что, говорил тебе, - присвистывая канючил Семушка, - отключи защиту. Теперь ты его точно разозлила. Это же дракон, воплощенный Высший Демон, а не львиноголовый выкормыш Аннунаков. То, что могло остановить Сатанопуло, пожирателю Нагов повредит не больше детской хлопушки. - Ангелина невольно поморщилась, вспомнив обстоятельства кончины своего мастера. Великий и ужасный Бегемот нашел свою смерть как раз от пиротехнической игрушки, использованной в нужном месте и в нужное время.
   Тем временем голова не прекращала нытье: - Маленький гаденыш все-таки сумел превратиться во взрослого Гада. Ты не слушала меня, говорила, что это невозможно. А я был прав! Я всегда говорю правду! И эта правда сейчас войдет сюда и насадит тебя на свою железную дубину....
   Терафим, не обращая внимания на недовольство хозяйки, продолжал занудствовать. Семен Аркадьевич, хоть и приобрел за прошедшие годы обширный жизненный опыт и немалую мощь, впитав в себя силу из тысяч замученных ведьмой людей, но мерзкого характера отнюдь не утратил.
   Напротив, лишившись большей части своего тела и соответственно, возможности вести столь приятный его натуре свинский образ жизни, Семушка стал совсем несносен. В этом высший вампир удивительно походил на обычного закодированного алкоголика.
   Ангелина терпела его только по одной причине: - в этом мерзком создании была сосредоточена большая часть накопленной ведьмой силы и вся ее магия. Те крохи, что доступны любому экстрасенсу средней руки, не прибегающему к использованию энергии темных миров, ученица великой ведьмы Кэролин Эггс за настоящую магию не считала.
   Хотя во время заключения и эти "крохи" ей здорово пригодились. Хороший врач и на зоне будет жить неплохо, а если он умеет делать кое-что выходящее за способности обычных эскулапов, то ему цены не будет. А темные чудеса в живущем по звериным законам уголовном мире ценятся не меньше способности к исцелению.
   Хотя дальше банальной порчи и простеньких приворотов продвинуться Ангелине не удавалось, этого оказалось достаточно, чтобы приобрести авторитет не только у зэчек, но и у всемогущего Начальника Зоны. Условиям ее проживания могли бы позавидовать большинство жителей окрестных таежных деревень и рабочих поселков. Но сама ведьма с горечью осознавала всю глубину своего падения.
   Еще отбывая срок в лагере, по иронии судьбы расположенном неподалеку от северного монастыря, давшего приют Томочке, доктор Сикорская поняла: - ушедший мастер не только унес с собой те способности, что дал ей во время обучения. Мстительный Бегемот отрезал отвергнувшей его ученице все возможные пути использования темной силы. Все, кроме доставшегося Ангелине в наследство от него самого никчемного упыря Семушки.
   А Семен, в свою очередь, остро нуждался в помощи. Отравленный ядовитой для нежити драконьей кровью, буквально теряя куски плоти по пути к месту силы, сокрытому под канализационным люком в подвале тринадцатого роддома, упырь сумел таки доползти до портала и откинуть прикрывавший его чугунный диск.
   На этом его везение закончилось, и энергия, поддерживающая Семину не-жизнь, иссякла окончательно. Плоть, прикрывающая костяк, мгновенно истлела. Тело упыря распалось на отдельные части, буквально расчлененное по суставным щелям.
   В люк между мирами упала отделившаяся от туловища голова. За ней в след змеей юркнула крабообразная тварь, до того методично жевавшая Семину грудь. Как Ангелине отыскать догнивающего в мягком южно-русском черноземе Семена история умалчивает. Но спасти удалось только голову упыря, остальные телесные фрагменты были безвозвратно утрачены. Их просто вывезли вместе с мусором в ходе последовавшего за катастрофой капитального ремонта здания.
   Впрочем, для ведьмы так было даже удобнее. Ангелина получила в свое распоряжение полностью зависимого посредника между миром людей и адом. Через которого и вела своеобразные "торговые операции", обменивая Живу человеческих душ на энергию Тьмы, позволяющую вершить мрачные чудеса.
   А Семен, утратив тело и, вместе с ним, способность вести привычный образ жизни, был вынужден сосредоточиться на любимом упырьем занятии, - накоплении силы. В чем с помощью хозяйки, пользующей голову-Терафима как своеобразный аккумулятор, изрядно преуспел. И не просто преуспел, а добился фантастических для столь юной нежити успехов.
   К тому дню, как на пороге Ангелининого особняка возник Реальгар, жалкий упырь Семушка обзавелся собственной черной жемчужиной, и, прилагающимися к ней способностями Высшего Вампира. Возможностями колоссальными, пусть и изрядно ограниченными сложившимися обстоятельствами. Так что дерзил Семен хозяйке неспроста, понимал, что ведьма без крайней необходимости мстить не станет.
   Последние полчаса, начиная с того момента как ему удалось увидеть неуклонное приближение новорожденного Дракона к их дому, Терафим ныл и ругался почти без умолку. Сейчас его несло еще и из страха, ведь стоявший перед дверями Высший имел к Семену особые счеты, а о том, что ждет его за смертным порогом, каждый упырь знает не понаслышке.
   Ангелина, сохраняющая видимое спокойствие, тоже не питала иллюзий в отношении своих шансов на победу в предстоящей схватке. В том, что схватка будет, сомневаться не приходилось. Стоявший перед калиткой обнаженный юноша, будто очнулся от задумчивости, вызванной гигаватным электрическим разрядом. Сквозь стальную решетку ограды он прошел играючи, просто продавив ее плечом. На мгновение замер перед входной дверью и вышиб ее пинком ноги.
   Дом содрогнулся от тяжелого удара. Дверь, на первый взгляд, деревянная, скрывала в себе три листа 12мм. нержавеющей стали, приваренные к остову из мощных швеллеров, и по утверждению фирмы-изготовителя, исходно проектировалась для ядерного убежища. Гость вынес ее вместе с дверной коробкой и частью железобетонной стены.
   Терафим, на этот раз потеряв голову в переносном смысле, издал пронзительный визг, переходящий в ультразвук. Стоявший на антикварном трюмо хрустальный графин разлетелся на тысячи осколков, расплескав на белоснежную скатерть пурпур дорогого вина. Как ни странно, именно истошный вопль Семушки окончательно утвердил Ангелину в правильности принятого решения. До настоящего момента ее терзали сомнения, - не стоило ли последовать совету Терафима и, бросив все, спасаться бегством.
   Нет, это не в ее правилах. У ведьмы еще остались козыри в рукаве, и, если их умело использовать, шансы на победу есть. Ангелина встретит врага на своем месте силы, и будет биться до победы или до смерти. Ведьма навсегда усвоила урок, когда то преподанный ей в Оаксаке железной мамой Кэролин: - страх плохой советчик. Послушай его голос и сделай наоборот, - вот девиз ведьмы, стоящей костей своих предков!
   Ангелина скользнула к столику Терафима, схватила лежащий перед самым Семиным носом изящный серебряный клинок, постоянно напоминающий обнаглевшему вампиру, кто в доме хозяйка, и, одним движением распорола на себе платье сверху донизу. Так как носить белье ведьма недолюбливала смолоду, сейчас из одежды на ней оставалось лишь массивный золотой пояс, с вырезанным из цельного берилла зеленым драконом.
   Продолжавший истерить Терафим мигом заткнуся, будто подавившись своим визгом. Однако, Ангелина добивалась не этого. Смысл такого необычного способа разоблачения был не в эффекте, который вид обнаженной хозяйки произвел на упырью Голову. И даже не в быстроте раздевания, что-что, а стремительно выскальзывать из платья, мадам Ангелина умела в совершенстве! Ведьма создавала в себе особое настроение, то самое настроение в котором "Железная мать" Кэроллин Эггс настоятельно советовала встречать враждебно настроенных могущественных мужчин.
   Настроение, которое заставляло изменять ход потоков крови в их телах, направляя ее бурное течение из скелетной мускулатуры в область низа живота. Настроение, преобразующее силу агрессии в похоть, - древнейшее оружие женщин в их вечном противостоянии с мужчинами. Настроение, сопротивляться которому мог только поистине Великий Воин.
   Когда Реальгар ввалился гнездышко Ангелины, первой его реакцией было удивление. Перед нами о сей красе предстала обнаженная Королева, столь неодолимо влекущая избранница из снов и видений. Та самая, единственная желанная для дракона, миниатюрная адски-блядовитая брюнетка, окутанная ореолом вьющихся черных волос, стояла рядом с похожим на клубок Тьмы деревянным столом.
   Левая ее ладонь лежала на загадочном шарообразном предмете, сокрытом под испачканной кроваво-красными пятнами белой скатертью и почему-то показавшимся мне очень знакомым.
   В правой незнакомка весьма решительно сжимала серебряный кинжал с рубиновой рукоятью, вполне пригодный, на мой взгляд, для упокоения малосильной нежити. Как она собиралась обороняться своей иголкой от Реальгара, я не знал, но, на всякий случай, попробовал привлечь внимание ящера к этой детали.
   Куда там! Дракон оцепенел, как бандерлог перед удавом Каа. Тем не менее, он продолжал медленно, будто во сне, приближаться к ведьме. То, что перед нами настоящая Ведьма, у меня сомнений не было. Какая еще человеческая женщина осмелиться встретить разъяренного Высшего Демона в чем мать родила?!
   Одеянием ведьме служил только массивный золотой пояс с изумрудной застежкой и налобный ремешок, сплетенный из похожей на шнурки невыделанной кожи, скрепленные на затылке странным и, как будто живым, крабобразным существом.
   То, что не было сокрыто поясом, выглядело потрясающе. Конечно, Реальгар ждал чего-то подобного, но столь полное исполнения драконьих мечт, стало неожиданностью даже для прожженного адским пламенем демона-убийцы. Да и меня такая встреча, мягко говоря, удивила. И насторожила тоже. Всегда относился к красивым женщинам с недоверием, а недавнее знакомство с мадам Подводной превратило меня в крайне настороженного по отношению к Евиным дочерям демона.
   То есть, это я за себя, человеко-демона так говорю, а настоящий демон-дракон просто знал: - это Она. И сейчас все, что ему нужно, это спариться с наконец-то найденной самкой. Знал и медленно, но неуклонно продвигался к желанной цели. А цель вовсе не напоминала мне несчастную жертву похотливого ящера. В ее показном спокойствии и расслабленности позы, в легкой улыбке, проскользнувшей по хищным губам, темном сиянии в глубине миндалевидных глаз я видел, - нас ждет ловушка!
   Ситуация напомнила мне первое свидание с Златовлаской. Только на сей раз в роли бессильного свидетеля, отчаянно пытающегося предупредить о грозящей опасности, оказался не Реальгар, а я сам. Грозный дракон оказался бессилен противостоять примитивной сексуальной магии. И ведь перед нами обычная женщина, а не наделенная сверхъестественной силой суккуба! Пусть красивая, пусть ведьма, но Она - человеческая самка! Я вопил, пытаясь докричаться до сознания Реальгара. Тщетно, меня игнорировали.
   Дракон подошел к ведьме плотную, очень бережно, так, чтобы случайно не сломать тонкие пальцы, разжал руку, сжимавшую направленный в нашу грудь кинжал, уверенно раздвинул бедра и, мягко подхватив свою Королевну за ягодицы, одним движением насадил ее на в прямом смысле слова железный член.
   Вспомнилось недавнее пророчество Кеши о том, что мне суждено потерять девственность в "объятиях ужасной ведьмы". Напрасно я не воспринял тогда старика всерьез. Сколько раз убеждался: - Наг, даже когда издевается, говорит правду. Ведьма, подтверждая его правоту, черноокой змеей извивалась стальных объятиях Реальгара.
   Расклад, конечно, несколько отличался от любви с Златовлаской, здесь инициативу проявлял дракон. Простой, как пять копеек, ящер не утруждал себя долгой прелюдией и сразу перешел к делу. Ящер сношал свою самку так, как полагается у приличных рептилий - молча, монотонно, глубоко и сильно.
   Судя по издаваемой "новобрачной" сдавленным стонам, ведьме такая "любовь" доставляла немного радости, но, к моему удивлению, она и не думала вырываться. А напрасно, - учитывая размеры драконьго "достоинства" и нарастающую интенсивность совокупления, жить ведьме оставалось недолго. Реальгар окончательно забылся и начинал входить в раж.
   Мощь демонического тела такова, что выдержать его страсть не смогла бы и суккуба, а человеческая самка просто обречена быть разорванной на части. Ну что ж, помочь ей я сейчас не смогу, да и надо ли? Тем более, что ведьма явно строила в отношении нас какие-то коварные планы. Сама напросилась, знала, с кем связывается!
   Я расслабился и постарался получить из сложившейся ситуации если не удовольствие, то, по крайней мере, хороший урок. И урок не заставил себя ждать. Сколько раз говорил мне Кеша: - не надо недооценивать противника!
   Да, изнемогающая в объятиях Реальгара ведьма была простой человеческой самкой, но ее "головной убор" оказался совсем не так прост и безобиден, каким представлялся на первый взгляд. И сейчас он или оно, не знаю какими словами обозвать тварь, напоминающую снабженную длинным тонким хвостом членистоногую амебу, полз по моей груди пробираясь к животу!
   Я взвопил, вновь обращаясь к обезумевшему от страсти дракону, и Реальгар услышал меня. Услышал, увидел тварь, мгновенно осознал опасность и попытался устранить ее. Рефлексы старого бойца не засыпают до конца даже во время случки.
   "Амеба" ловко увернулась от метнувшейся сорвать ее когтистой лапы-руки и скользящим движением устроилась в моем пупе. В одно мгновение сила покинула нас, и только что наполненное до краев неизмеримой мощью тело мешком грохнулось оземь. Кожаный хвост твари тугой петлей стянул мне горло, лишая дыхания и заставляя глаза вылезать из орбит.
   Я не понимал, что происходит. Как могла органическая тварь, хоть и явно отмеченная инфернальной силой, повредить неуязвимому телу Высшего Демона?! Реальгар метался внутри меня, как выброшенная на сушу рыба и был абсолютно бессилен. Так, как никогда раньше в моей жизни. Даже удушающий вихрь ледяных игл, обрушенный на нас Сатанопуло, лишь на время подавил волю Реальгара, не лишая меня его силы.
   Давление петли, охватившей мое горло, стало невыносимым, и я провалился во тьму. Сколько времени мне пришлось пробыть в беспамятстве - не помню, но когда я очнулся обстановка претерпела некоторые изменения.
   Начнем с того, что разбудило меня крайне мерзкое хихиканье, доносящееся со стоявшего рядом черного стола. Реальгар был тих и задумчив, пребывая где-то на самой границе моего осознания. На немой вопрос: - "Что собственно с нами произошло?!" Дракон ответил чем-то похожим на печальный толи вздох, толи стон. Ящеру Ада было стыдно! Сам по себе этот факт переворачивал мою картину мира. Но более подробных объяснений дракон мне не дал. Напрягаясь из последних сил, я сумел повернуть голову.
   Основательно измочаленная, но, тем не менее, вполне живая ведьма пластом лежала рядом, время от времени испуская негромкие стоны. Из влагалища потерпевшей толчками вытекала темная кровь, образовав уже вполне приличную лужу. Впрочем, ведьма пострадала не только телесно. Любовь дракона не прошла бесследно и для ее энергетики.
   Встречала нас ослепительная красавица в расцвете своих двадцати восьми-тридцати, а сейчас рядом лежало тело сорока-пяти, пятидесяти летней и очень, очень много пережившей на своем веку женщины. Я подумал, что она мне врядли поможет. Если бедняга чудом и выживет, дожидаться от ведьмы объяснений придется долго.
   Крабо-амеба, не подававшая признаков жизни после моего пробуждения, уютно пристроилась в пупе, и тоже особой разговорчивостью не страдала. Душить перестала, и на том спасибо. Хотя, стоило Реальгару чуть шевельнуться, хватка петли, охватившей мою шею, заметно усилилась. Тот, невидимый, кто хихикал на черном столе, будто сделанном по эскизам Йеронима Босха, просто зашелся в пароксизме лающего хохота.
   За неимением других собеседников я решил обратиться к невидимке. Заговорил и сам изумился своему голосу. С таким тембром обращаются к работникам железной дороги диспетчера, выжимающие последние силы из ржаво-металлических связок станционных мегафонов. - Ты, юморист хренов, может, слезешь со своего стола и объяснишь мне, какого черта ты здесь делаешь и, вообще, что тут происходит?
   - Может и слезу, а, может, и нет! Я-то слезть могу, а вот ты, противный мальчишка, уже не побегаешь! Как, уже оценил всю прелесть беспомощности?! Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, сам был в твоей шкуре много лет. Но тебе будет еще хуже. Ангелина будет добиваться абсолютной верности и поверь, у нее есть для этого много крайне извращенных способов. А главное, есть та штуковина, что держит сейчас тебя за горло.
   И будет держать вечно, если хозяйка того захочет. Адская плацента для того и предназначена, чтобы лишать силы плод Тьмы, не давая ему возможности убить свою мать до срока. Ты, такой сильный, но у проклятой ведьмы нашлась управа и на тебя. Она хотела заполучить себе еще одного раба. И у нее почти получилось. Суке мало было одного Высшего Демона на побегушках.
   Ага, раба!!! Я был таким почти двадцать лет, но сегодня настал день моего торжества. Ведьма сдохнет, и всю силу стола получу я! Семен Комаров на свободе! А совсем скоро я наберусь сил, выращу новое тело, и меня будут называть Властитель Черного Стола, Князь Комаров!! С этими словами хозяин голоса, заложив, как мультяшный Карлсон, крутой вираж вокруг стола, спланировал вниз, зависнув в воздухе сантиметров в тридцати от моей головы.
   К сожалению, на Карлсона Семен Комаров походил мало. Точнее, совсем не похож был этот облезлый упырий череп на добродушного толстяка-весельчака. И шутки у недоделанного "господина Комарова" вполне соответствовали гнусному обличью.
   Слегка покачиваясь в воздухе, говорящий обрубок довольно долго разглагольствовал о том, как несладко ему, "Высшему Вампиру", "настоящему Ангелу Тьмы", жилось на службе у "бездарной сучки Ангелины", как много унижений и страданий пришлось от нее претерпеть. Особое возмущение у упыря почему-то вызывала необходимость ежевечернее докладывать ведьме обстановку в тонких мирах, смежных с Земным.
   - Проклятая ведьма заставляла меня рассказывать ей сказки перед сном! - Буквально визжал Семен, захлебываясь кровавой слюной. Периодически эта летающая Шехрезада прекращала свои речи, для того, чтобы хорошенько хлебнуть из лужи крови, образовавшейся между бедер лежащей без чувств ведьмы. По глумливой улыбке упыря было понятно, что такой способ питания доставляет ему массу удовлетворения.
   Я даже решил для себя, что, пожалуй, был слишком строг в оценках пана Яцека. По сравнению с прислужником ведьмы Ангелины пройдоха Яцек был просто душечкой. Хотя, возможно у меня просто не было случая выслушать то, что было на уме у Черного Барона. Летающая голова предоставила мне такую возможность в избытке.
   Отдельной темой удостоилась моя персона, "отравившая его прекрасное молодое тело своей гадкой кровью" и опять-таки "клятая ведьма", не предупредившая, что младенца-демона охраняет Адская плацента.
   Со слов упырьей головы выходило, что само провидение решило покарать столь нечестивых созданий с его помощью, и будет вполне справедливо сначала выпить досуха бывшую хозяйку, а потом уже придумать, как прикончить меня и злокозненную плаценту.
   Никогда не стоит пытаться словами заменить дело. Слово несет в себе великую силу и много болтать значит - развеивать свою удачу по ветру. Тем более глупо издеваться над сильным, пусть и поверженным врагом. Достойного Врага следует добивать быстро и милосердно.
   Долго болтал Семен Комаров, достаточно для того, чтобы во рту скопилась кровь из прокушенного языка. Благо, урок, преподанный Златовлаской, не прошел для меня даром. Стоило летающему засранцу подлететь поближе, как он получил хорошую порцию черной, как смола, драконьей кровушки прямиком в разинутый рот. Результат превзошел все мои ожидания. Болтливый упырь запнулся на полуслове, его лицо исказила гримаса боли, а затем оно как-то вдруг почернело и стало стремительно распухать, будто его ужалили единовременно множество пчел.
   С тихим гудением медленно поднимаясь к потолку, Семен Комаров стремительно терял свою инфернальную отвратительность и начинал походить на гротескную детскую игрушку. В воздухе нарастало напряжение. А потом все кончилось. Летающая Голова взорвалась, как начиненная нечистотами самодельная бомба, основательно забрызгав нас с Ангелиной мерзко пахнувшей субстанцией.
   На лежавшую доселе без движения ведьму этот "нектар" произвел поразительное действие. Она стремительным движением перевернулась на бок, внимательно посмотрела на меня, и, скривившись от боли, встала на ноги. Встала, только для того чтобы плашмя растянуться на черном столе. Кровь по ее бедрам хлынула с новой силой.
   Обхватив круглую столешницу раскинутыми руками, ведьма несколько раз шумно и глубоко вздохнула. По окутавшейся сиреневой дымкой массивной ножке стола в такт ее дыханию прокатывались волны сияния. Мне на миг показалось, что я ясно слышу тысячи человеческих голосов, со стенаниями сетующих на свою несчастную судьбу.
   Когда ведьма оторвалась от своего алтаря, передо мной стояла не женщина в расцвете лет, каковой она встретила Реальгара, и не начинающая увядать, подточенная тяжким страданием "сорокопятка", а юная девушка едва двадцати годов от роду. Пускай и несколько бледная, но с ярким, даже лихорадочным румянцем на лице и яростным блеском в молодых глазах.
   Несколько секунд Ангелина стояла, пошатываясь, потом снова глянула в мою сторону. По характерному мерцанию глаз я понял, - ведьма пытается увидеть меня. Там, где луч ее внимания касался моего тела, чувствовалась неприятная щекотка. Упыриная Голова оборонила, что тварь, угнездившаяся в моем пупе, не только лишала меня силы, ее магия так же блокировала любые попытки видения.
   Похоже, что Ангелина сейчас пыталась преодолеть воздействие Адской Плаценты. Судя по недовольству, проскользнувшему как тень на ее бесстрастном лице, не очень то это у нее и вышло. Наконец ведьма прекратила попытки меня просканировать, шумно выдохнула и тихо сказала, пристально глядя мои глаза:
   - Спасибо. Ты шел сюда убить меня, а вышло так, что спас мою жизнь. Больше того, ты собираешься подарить мне свою службу. И столетия юности в придачу. Поверь, так будет лучше для всех. Даже для твоего Зверя. Ведь Реальгара использовали так же, как и меня. Да, я знаю, Дракон восстал против Тьмы и искренне стремился к Свету. Но его обманули.
   Замысел Ада был прост. Земная женщина и Дракон Реальгар должны были породить новую расу дьявололюдей, способных принять в себя адские души.
   Только я, Ведьма Ангелина Сикорская, оказалась мудрее Высшего Демона. Я смогла преодолеть соблазн Силы, предложенный мне Бегемотом, и отказалась участвовать в спектакле под названием "конец Света". А сейчас я поступлю с Адом, так, как он намеревался обойтись со мной. Я использую его силу для своего блага. Твой Демон будет служить мне. И никто не посмеет возразить, даже Служители Кармы, ибо так будет лучше для равновесия между Светом и Тьмой!
   Так что не грусти, у нас с тобой впереди столетия. "Князь" Семен Комаров был для меня временным попутчиком, устрицей, заботливо пестующей для меня свою жемчужину. Настоящий спутник, предначертанный мне судьбой, - это ты! И ты доказал это делом - спас свою "прекрасную даму" от вампира и добыл для нее волшебную черную жемчужину.
   Я знаю, какое это богатство, и знаю, как с помощью его изменить свое тело. Оно станет устойчивым к времени и болезням, юным и чертовски крепким. Почти таким же крепким, как у тебя, мой сильный мальчик. Но для эликсира необходим еще один редчайший компонент. - Ангелина взяла с комода хрустальную рюмку и, бесцеремонно раздвинув мне челюсти, слила в нее скопившуюся во рту черную жидкость. - Прости, мне нужно немного твоей крови. Может быть, я даже сделаю тебя своим любовником, в благодарность за твои подарки!
   Ангелина взглядом указала мне на небольшой матово-черный перламутровый шарик, сиротливо жавшийся к массивной ножке инфернального стола, служившего когда-то жилищем упокоенному Семену. Забавно, но знаменитая "Вампирская жемчужина" удивительно напоминала перламутровый шарик Блаженного Василия.
   Однако ведьма не дала мне додумать столь интересную мысль. Она торжествующе улыбнулась и пропела слабым, но наполненным радостью голосом. Жди меня, мальчик-дракон, я приведу себя в порядок и скоро вернусь, чтобы сварить из твоей крови и черной сути Семена последнее зелье!
   Когда Ангелина выскользнула из залы, на прощанье ласково похлопав меня по щеке, мы с Реальгаром синхронно погрузились в глубокое уныние. Впервые за всю нашу совместную жизнь дракон полностью разделял мою оценку ситуации. И впервые Реальгар сам заговорил со мной. Его речь состояла скорее не из слов, а из пакетов виденья, потому словами ее можно передать лишь приблизительно.
   Суть ее сводилась к трем простым фактам. Во-первых, дракон ясно осознал всю глубину своих заблуждений, и испытывал чувство, которое можно назвать Стыдом Ангела. Стыд поистине глобальных масштабов, сродни того, что когда-то привел Сатану к падению с небес. Особую досаду вызывало у Реальгара не то, что "бегство из преисподней" оказалось инсценировкой иерархов Тьмы, а то, что его, Высшего Демона, провела земная ведьма.
   Во-вторых, Дракон не собирался мириться со сложившимся положением. Ящер все же кой чему научился у меня и зловредных самураев. Его решением было вернуться в Ад, туда, откуда он тщетно пытался вырваться со дня падения, и где его ждало жестокое возмездие за проявленную самовольность. Только так Реальгар мог избежать унизительной службы у ведьмы Ангелины.
   А вот третья новость была несомненно приятной для меня. Как только Высший Демон покинет тело носителя, дух-охранник заключенный в Адской Плаценте уйдет вслед за ним. А вот человеческая душа - останется на месте. Тварь, сидевшая в моем пупе, превратится в абсолютно безвредное морское членистоногое и быстро умрет от обезвоживания. Чтобы вернуть свою человеческую душу из Адской Плаценты, мне не нужно будет прибегать к каким-либо экзотическим процедурам. Достаточно будет просто ее съесть.
   Дальше Реальгар говорил словами: - Все просто, человек. Каждый из нас старался поступать, как должно. Жаль, что ничего хорошего из этого не вышло. Благодарю тебя за службу, прости и не поминай меня лихом. Последние слова, как мне показалось, Реальгар произнес с легкой усмешкой.
   А потом Дракон ушел, и вместе с ним ушло волшебство. Я стал обычным человеком. Не думал, что восприму это долгожданное событие как потерю. Тем не менее, так оно и было. Вместе с Реальгаром из моей жизни ушла сказка, пусть страшная, временами жестокая, но такая волшебная. Забыть ее я не смогу никогда.
   Я попробовал встать на ноги и у меня получилось. Тело казалось непривычно тяжелым и удивительно слабым. Только сейчас, имея в своем распоряжении лишь обычные человеческие мышцы, я понял, какой неизмеримой мощью наделял меня демон.
   Краб-мутант, еще недавно гордо называвшийся "Адской плацентой", вяло копошился на черном мраморе пола, а студент медик Платон Реальгар мучительно раздумывал, как именно следует есть несчастное создание, чтобы окончательно стать человеком. Стоит ли сожрать тварь живьем или все-таки можно предварительно отварить?
   Размышлял я недолго, тихий шум за дверью напомнил мне, что в доме, кроме меня, находится по крайней мере одна особа, которая будет весьма недовольна сложившейся ситуацией. А потом до меня дошло, что я только что потерял Друга. Как бы не относился ко мне Реальгар раньше, его последний поступок заслуживал уважения. Прощался он со мной так, как положено прощаться с друзьями. А друзей в беде оставлять нельзя!
   Еще через мгновение я уже знал, что делать. Внимательно прислушался к шагам, приближающимся к двери, и понял, - на дальнейшие раздумья времени нет. Ведьма просто не даст мне его.
   Я поднял с пола полудохлое вместилище своей души, и, обмотав его кожистый хвост вокруг левого запястья, крепко зажал мокрую тварюшку в кулаке. Затем осторожно, двумя пальцами, подхватил черный шарик и, не мешкая, опустил ее в бокал с драконьей кровью.
   Вопреки моим ожиданиям вампирская жемчужина не обожгла меня ледяным холодом или адским жаром, на ощупь она оказалась прохладной и только чуть-чуть покалывала кончики пальцев. Стоило угольно-черному шарику коснуться мазутоподобной крови Реальгара, произошла поистине удивительная реакция. Тьма бесшумно поглотила тьму и через мгновенье в бокале оказалась прозрачная как слеза и слегка опалесцирующая жидкость.
   Я поднял бокал свободной рукой и начал громко декларировать единственную формулу обращения к Богу, которую знал твердо: - "Отче наш, иже еси на небеси. Да святится Имя твое. Да придет Царствие твое. Да будет Воля твоя, на Земле, яко же на небеси! Хлеб наш насущный дай нам днесь. И отпусти нам грехи наши, яко же и мы прощаем должникам нашим!" - Шаги за дверью стремительно приближались.
   - "И не введи нас во искушение, но избави от лукавого!" - Кто-то отчаянно дергал дверную ручку, пытаясь отворить заевший замок. - "Ибо есть Сила и Слава твоя, во веки веков, Аминь!" Господи, вызволи из Ада друга моего, Реальгара, а я пригляжу за ним, чтоб не грешил. Твои угодники говорили мне, что Ты слышишь искреннюю молитву и не оставляешь ее без ответа.
   Ты знаешь меня Бог, я грешный человек, но всегда стараюсь выполнять свои обещания! Выполни же и ты свое. Спаси Реальгара! - С такой нахальной просьбой к Творцу я выпил свой бокал на глазах ворвавшейся в залу Ангелины Сикорской. В руках разъяренной ведьмы помповое ружье - серьезный аргумент для ведения спора. Но за последнее время я умирал уже неоднократно и такие мелочи уже не могли меня остановить.
   Терпкая, как медицинский спирт, которым меня потчевал Головин, жидкость выжгла мне пищевод, пылающим камнем упала в желудок. Слезы брызнули из глаз ручьем, где-то далеко вверху глухо зарокотало, и тут же мир вокруг вспыхнул яростным пламенем. Заряд дроби прошел над моей головой, лишь слегка опалив шевелюру. Все таки, для такой миниатюрной женщины, ружье двенадцатого калибра - это перебор.
   Но ведьма не собиралась останавливаться и я, не дожидаясь, пока она передернет затвор, сделал то, что сам от себя не ожидал. Вместо того, чтобы выбить оружие у нее из рук я истратил драгоценную секунду на то, чтобы покончить с дьявольским столом. И, как ни странно, у меня это получилось. Когда второй выстрел разворотил мне живот, в самую сердцевину черной, как антрацит, столешницы по самую рукоять уже вошел серебряный клинок, когда-то верно служивший самой Ангелине.
   Ведьма, при всем своем коварстве, поступила по-бабски. Глупо оставлять оружие рядом с пусть и поверженным, но врагом. Стол взвыл так, будто это ему в кишки вонзился раскаленный рой крупой дроби. Он визжал и орал тысячью голосов разом, а рядом, свернувшись клубком в углу, захлебывался криком я. Ангелина, так та вообще напоминала кошку, которой намазали под хвостом васаби. Ведьма носилась вкруг стола, отчаянно вращая руками
   Стол взвыл еще раз. Взвыл и тут же лопнул, выбросив из своего нутра столб ослепительно белого света, вонзившегося в потолок. Перекрытие с оглушающим грохотом треснуло, и в образовавшуюся прореху навстречу световому столбу, извергнутому дьявольским столом, ударила молния. Ее огненное древо дало три корня. Самый мощный угодил прямиком в сердцевину черного стола, мигом испепелив адский алтарь. А два других, чуть слабее, приняли на себя мы с Ангелиной.
   Что сталось с ведьмой, - не знаю, а я оказался на уже знакомых, покрытых изумрудно-зеленой травой, равнинах. По правую руку от меня они плавно переходили в холмы, за тем в горы, вершины которых были скрыты за странными светящимися облаками. Слева зеленая равнина, плавно опускаясь, постепенно переходила в каменистую пустыню, пейзажи которой терялись за пеленой сернисто-желтых испарений.
   И компания была у меня знакомая: - профессор Василий и Христофорыч. Только сейчас вместо того, чтобы заниматься богоугодным наставлением вьюношей, угодники предавались совсем не мирному занятию. Совместными усилиями они вызволяли из преисподней Реальгара.
   Преисподняя, судя по доносившимся из нее поистине адским воплям, находилась где-то в глубине пустыни, за полосой желтого тумана. Христофорыч, подросший до размера пятиэтажного дома, тащил за рога упиравшегося как молодой бычок, дракона. Давалось это одетому на обычный металлистский манер старцу непросто.
   Колпакович подгонял строптивого ящера пинками, а хитрый Реальгар ловко уворачивался от похожих на паровые молоты гигантских чугунных сандалий и норовил при первой возможности обмотаться хвостом за скалу и запустить когти в землю. Дракон, кстати, то же предстал передо мной в своих истинных размерах, т.е. примерно с вагон пассажирского поезда. Но супротив божьего человека Колпаковича он смотрелся жалостливо.
   Блаженный Василий не мог помочь коллеге, так как был сильно занят. Угодник яростно молотил своим сучковатым посохом многочисленную бесовскую шушеру, будто слезшую с полотен Йеронима Босха. Твари яростно огрызались, но всерьез атаковать явно не хотели. И правильно делали: - я еще помнил, каким огнем мог обернуться разгневанный Блаженный.
   Тут были монстры самых разных обличий и мастей, но я не стал бы говорить с уверенностью, что сейчас вижу их истинную форму. Кеша неоднократно говорил, что мы бессознательно придаем неизвестному знакомые формы. Я же всегда восхищался Босхом и теперь видел адских тварей соответственно впитанным образам.
   Битва тем временем подходила к концу. Бесы, убедившись в бесперспективности попыток отбить дракона, с воем унеслись восвояси, а Христофорыч, заручившись помощью Блаженного Василия, потащил смирившегося с судьбой ящера почти бегом.
   По мере того, как угодники с Реальгаром перемещались на светлую сторону долины, они принимали все более человеческий вид. Когда компания подошла ко мне вплотную, старцы обрели обличье, в котором предстали передо мной впервые, а Реальгар стал походить на метровую изумрудно зеленую игуану.
   Я, стараясь быть вежливым, склонился перед стариками в почтительном поклоне. Христофорыч, явно удивленный моим поведением, ослабил поводок, на котором тащил дракона. Василий одобрительно хмыкнул, а хитрюга Реальгар, пользуясь ситуацией, мигом забрался мне на плечи и устроился там, урча, как довольный кот.
   Свои острющие коготки он запустил достаточно глубоко мне в кожу. Сильно больно не было, но теперь, чтобы снять с меня "игуану", угодникам пришлось бы здорово попотеть, при этом нанеся значительный урон моей шкуре.
   - Ну и задал же ты нам работы! Ты ведь хитрец, парень. Вспомнить, что я тебе говорил про молитву из сердца, да в нужное время, - это надо умудриться. Пришлось нам с Колпаковичем за те слова перед Господом ответ держать. Еле выдюжили. Уж больно не хотели черти твоего Змия отпускать. Только с Божьей помощью и управились.
   Мне и то тяжко пришлось, а бедняга Христофорыч половины бороды в Аду лишился, бесы выщипали. Теперь из нее зелье молодильное варить будут, поганые. - Василий подмигнул мне и искоса бросил хитрый взгляд на насупившегося товарища.
   Было видно, что простоватый Христофорыч не в первый раз служит объектом для шуток Василия Иакововича, и чует подвох. Чует. А рукой осторожно тянется к бороде, - проверить, все ли на месте. Я не выдержал и тихонько хихикнул. Вызвав гневное сверкание глаз владельца железной обуви и укоризненную улыбку Блаженного.
   - Ты паря, не возносись раньше времени. Рановато тебе еще над стариками потешаться. Давай лучше о деле поговорим. Господь твою молитву принял, и мы, слуги его верные Змия сюда притащили. А что дальше с ним делать будешь, ты думал?! Как ты, человече, Ангела Тьмы укрощать собираешься?
   А ведь ты это Богу обещал! - Ответить было нечего, и я промолчал. В конце концов, не для того угодники всю эту бучу затевали, чтобы на полдороги бросить. Василий понимающе усмехнулся, напомнив мне Кешу, то же периодически читавшего мои мысли.
   - Хорошо молчишь! Господь милостив, дал тебе, что испрашивал и сил дал свое обещание выполнить. Отныне на поруках у тебя Демон Реальгар, и будет у него ровно столько воли, сколько ты ему дашь.
   Для тебя это бремя тяжкое, а для него - еще тяжелее. Ибо волю свою и гордыню ангельскую предает дракон в руки слизняка человеческого добровольно. Верно говорю, Змиеще?! - Вопрос, адресованный Реальгару, Василий рявкнул так, что у меня зазвенело в ушах. Крылатая игуана на моих плечах тихонько пискнула и запустила свои коготки поглубже.
   Я тут же хлопнул ладонью по влажному носу ящера. Слегка, но вполне доходчиво. Хватка когтей моментально ослабла. Блаженный улыбнулся и продолжил уже спокойным голосом: - Хорошее начало, мальчик. Поглядим, что дальше будет. Да, да, мы с Христофорычем за тобой приглядывать будем. Ты не смотри, что одежды у нас белые. Белое пламя жжет сильнее, чем багровый огонь Ада. Забалуешь - не помилуем.
   Смысл сказанного Василием никак не вязался с ласковой интонацией его голоса. Я на миг закрыл глаза и увидел - блаженный фактически поручился за меня перед силой, на которую и мельком то глянуть страшно. Поручился, просто потому, что любовь была его природой. Любовь святого старца согревала всех попавших в его окружение, в том числе и меня. Согревала даже демона Реальгара, несмотря на яростное сопротивление с его стороны.
   Впрочем, сейчас дракон вел себя как нашкодивший кот, всем своим видом показывая лояльность вызволившим его из ада угодникам. А Блаженный профессор, как ни в чем ни бывало, почесывал его под кожистым подбородком, - былые разногласия не мешали ему выражать свою любовь понятным Зверю способом.
   Железный боец с нечистью Христофорыч был подобен другу, только разговаривать не любил, в силу простоты и прямолинейности предпочитая выражать свои чувства действиями. Блаженные физически не могли не любить все сущее, хотя их любовь временами и принимала форму подзатыльников. И даже ругаясь, они продолжали меня любить.
   Василий на словах почти угрожал, а по сути, просил быть бдительным, не подвести его. Горячая волна затопила мое сердце, на глазах выступили слезы. Я не знал, как выразить святым свою благодарность, хотел сказать что-нибудь и не мог найти слов.
   - Да не надо нам твоих благодарений! - Неожиданно выступил немногословный Христофорыч. - Ты свое спасибо делом докажи. И не нужно рожу кислую делать. - Господу радование угодно, а не смурной вид!
   Железный сандаль хитро подмигнул, и, тут же состроив обычную суровую мину, продолжил наставление: - Змий тебя искушать будет. Сам не хочет, а удержаться не сможет. Силу предложит и крепость свою ангельскую. Для дела хорошего, не для зла. Если надо - бери, не раздумывай. Господь для того Реальгара в мир и допустил, чтоб он нечисти рога поотшибал.
   Только знай, чем больше силы у дракона возьмешь, тем больше власти он над тобой получит. А получив, назад уже не вернет. Ты уже раз себя терял, что такое одержимость знаешь сам. Власть упустишь - беда! Будешь убивать людей походя. Природу лютую за раз не переделаешь, помни это Платон, держи Змия крепко! Ему сие тоже во благо будет, поможет адскую гордыню обуздать.
   Реальгару еще долго в земную школу ходить, прежде чем он без поводка и намордника тут жить сможет. Ты за него в ответе, а за тебя перед господом мы с Васей подписались. Этого тоже не забывай! - Железный сандаль замолк, а Василий подошел вплотную и, достав из кармана знакомый безразмерный платок, вытер мне слезы. - Второй раз за день угодник божий тебе сопли подтирает. Иной схимник такой чести и раз в жизни не удостоится, а тебе, засранцу, прости Господи, - такая милость!- Не упустил подколоть меня Христофорыч. Но голос его на сей раз был непривычно ласков
   Я чувствовал, что время нашей встречи на исходе. - Катя! Нужно спросить у старцев, жива она, и, если да, можно ли вызволить ее из беды! И опять Василий опередил мои мысли: - Жива, жива твоя подруга. И душу ее из Ада ты сам того не зная спас. Ангелина с упырем Катю в плену черного стола держали, по сговору с мачехой и наущению Сатанопуло. Беса Леонидова и упыря уже нет, ведьма с мачехой - жалеют, что в живых остались. Да Катеньке от того не легче.
   Жива девка. Только лучше бы было ей помереть. Испортил ее поганый кот. Сильно испортил. Пока душа ее в адовом столе заключена была, успел нечистый тело девичье по своему подобию переделать. Демонскую кровь в нее влил. Охота его взяла себе подругу из Катьки твоей сделать. Затосковал в одиночестве. Задумал свою стаю завести.
   Душа человечья к девице уже вернулась, но в новом теле ей без постоянного присмотра хозяина крови не ужиться. Сатанопуло ты по ветру развеял, а без власти старшего демона младшему не выжить. С ума сойдет и в безумии на себя руки наложит, если люди добрые раньше не упокоят. Ты какой исход предпочесть хочешь? А, паря, я тебя спрашиваю?! Опять молчишь... - Старики переглянулись и, не сговариваясь, осенили меня крестным знаменьем.
   Не знаю, как описать словами, но благословение угодников - штука сильная. Примерно как тонна прохладного медово-сладкого света внезапно вылившаяся с небес. "Игуан" на моих плечах беспокойно заерзал, а я вытянулся, как струна, наслаждаясь обрушившимся водопадом светоносного нектара.
   Тем временем меня очень внимательно изучали две пары сияющих глаз. Видимо моя реакция на благодать показалась угодникам правильной, или что-то еще склонило чашу весов, - не знаю. Но Колпакович радостно просиял и одобряюще мотнул головой в мою сторону. Василий широко улыбнулся, подманил меня рукой поближе и тихонько шепнул: - Будет тебе совет, Платон. Есть одна лазейка. Ты ведь девице тоже кровь пить давал? И демон у тебя на плече пристроился не из последних.
   Возьметесь вместе Катю окормлять, может и выживет. Да только, все, что она натворит, опять-таки на тебе, Платон, будет. Готов такую ношу нести?! А ты, змий, то же в деле?! - Реальгар радостно завилял шипастым хвостом, активно показывая: - Да, он в деле! Совсем, как дворовый пес, нашедший повод угодить строгому хозяину. Такое сравнение дракону пришлось не по вкусу, и он пребольно укусил меня за ухо. Хотя хвостом, подлец, крутить перед угодниками не переставал!
   - Ну, быть по сему. Благословляю! - Громовым голосом рявкнул Василий и грянул о Земь посохом. - В моем мозгу будто взорвалась атомная бомба, море света смешалось с настоящей какофонией всевозможных звуков, закружилось стремительным водоворотом и выбросило меня на берег нашего привычного мира.
   Впрочем, света в нашем мире тоже хватало. И почему то он светил мне прямо в глаза. В следующую секунду после пробуждения к световой вакханалии прибавились еще более острые ощущения. Мою грудь пробил мощный электрический импульс, тело выгнулось дугой, а истерический женский голос заорал - еще разряд, четыреста давай! Попытка вырваться из лап садистов оказалась безрезультатной. Руки и ноги мучители крепко зафиксировали на покрытом зеленой тканью алтаре.
   Что за черт! - хотел крикнуть я, но тут же подумал, что после столь тесного знакомства с божьими людьми чертыхаться будет нефеншуево. Хотя, - зря расстраивался, в горле у меня все одно торчала интубационная трубка, сводящая все попытки высказаться к жалким сипам. - Хватит, Леночка. Видишь, пульс есть, завелся парень. Или ты его заживо зажарить собираешься?! - Последние слова принадлежали уже не женщине. Их произнес веселый и пропитый мужской бас. Сквозь пелену слез, закрывавшую воспаленные глаза, хозяин баса виделся похожим на синеватого доброго бегемота, склонившегося над моим изголовьем.
   От сердца у меня отлегло. Стало понятно, что над моим бренным телом колдует реанимационная бригада, а не свора экзотических чертей, как стало уже обычным в последнее время. И я уже спокойно нырнул в беспробудный медикаментозный сон.
   Пробуждение застало меня врасплох. Я наслаждался удивительным сновидением, в котором спал, как младенец, на руках у матери. Мама, ставшая почему-то очень большой, качала меня на руках и что-то ласково напевала голосом железного старца Колпаковича. Было тепло, спокойно и очень уютно.
   Вместо пустышки у меня во рту почему-то оказалась обсосанная почти до неузнаваемости адская плацента, ничуть, впрочем, не мешающая получать от сна удовольствие. Более того, плацента на вкус напоминала миндальное пирожное. Мне было диво, как хорошо. Жаль, недолго.
   Идиллию разрушил спустившийся с небес Василий. Блаженный, наподобие херувимов с рождественской открытки, был оснащен малюсенькими крылышками. Он бесцеремонно схватил меня за пальцы правой руки и принялся за них дергать, тихонько напева: - "Хэппи Бестдей ту ю... ".
   Просыпаться не хотелось, но кто-то требовательно тряс мою руку и звал по имени, пока я не разлепил глаза. На сей раз я сразу понял, что нахожусь в больничной палате. Судя по обстановке и тому, что дышал я самостоятельно, было ясно - из реанимации меня уже перевели. Учитывая, что ведьма Ангелина сумела нашпиговать мой живот дробью из помпового ружья, а напоследок я хорошенько прожарился в разряде молнии, такое стремительное выздоровление выглядело более, чем странно.
   Драконье тело, вместе с его неуязвимостью Реальгар прихватил с собой в преисподнюю, и сейчас у меня была вполне обычная человеческая плоть. Последнее воспоминание не оставляло в этом никаких сомнений. Меня реанимировали как вполне заурядного пациента, и реакцию на разряд дефибриллятора тело дало вполне человеческую.
   Я неохотно разлепил веки и отчаянно заморгал. Свет люминесцентных потолочных светильников больно резал глаза. Наконец мне удалось сфокусироваться на том, кто сидел рядом с кроватью и осторожно покачивал мою руку. Сказать, что я был удивлен - ничего не сказать.
   В палате присутствовали существа, которых я меньше всего ожидал встретить вместе. Рука моя покоилась в теплых ладонях Блаженного профессора Василия Иаковича, а в ногах кровати скромно пристроился подполковник Заря. Вид у последнего был донельзя смущенный. Рядом с подполковником расположилась пухленькая и блондинистая молоденькая врачица весьма симпатичной наружности.
   - Ну чего, внучок, очухался?! Не смотри, что я с милиционером пришел, не в тюрьму тебя повезем, на волю! Хорошо, с товарищем полковником встретились в приемном, помог старику к внуку пройти. А я то, тоже служил, в последнюю войну как раз госпиталь на месте этой больницы располагался. Так что мы с Зарей в одном звании! Полковник медицинской службы, профессор Блаженный Василий Иаковович - к вашим услугам!
   В наброшенном поверх знакомого клетчатого пиджака застиранном белом халате угодник Василий и вправду напоминал скорее старенького чудака-профессора, чем сурового святого старца. Но сила его от того отнюдь не покинула. Даже бесстрашный укротитель драконов Заря реагировал на "дедушку", как на старшего по званию. Стоило Василию заговорить, подполковник вытягивался струной, и было заметно, каких усилий ему стоит подавить инстинктивное желание отдать честь.
   - Хватит прохлаждаться, выздоровел уже. А дел у нас с тобой накопилось немало! Пора на выписку. Правильно говорю? - обратился угодник к Заре и, одновременно, к жавшейся в уголке ординаторше. Докторица как болванчик мотнула головой. По некоторой остекленелости глаз девушки стало ясно: - сейчас она согласится с любым заключение "профессора". Заря тоже утвердительно кивнул, и, сохраняя непроницаемую серьезность на лице, протянул мне запечатанный бумажный пакет.
   Раскрыв его, я обнаружил готовый комплект одежды: джинсы, футболку, белье и, что приятно, модные солнцезащитные очки, упакованные в пластиковый футляр с лейблом "Версаче". На дне, завернутые в бумагу, лежали вполне сносные кроссовки.
   Кто из посетителей подбирал мне одежду, было неясно, но переодевшись, я обнаружил - вещи сидят как влитые. Только кроссовки слегка поджимали ноги, что, впрочем, меня ничуть не огорчило. Обувь, ввиду неординарных пристрастий у меня долго не жила и покупать ее приходилось частенько.
   Сам частенько брал обувь на полразмера меньше необходимой: - лучше пусть разноситься на моих железных копытах, чем слетит во время очередного ночного "приключения". Поразмыслив, понял, - к выписке меня готовило ведомство Зари. И готовило сильно загодя, не поленившись даже собрать информацию с магазинов, где я обычно закупался.
   Василий то же не остался в стороне от забот о моем снаряжении. Блаженный профессор преподнес мне подарок в своем вкусе. То есть странный до невозможности. Когда угодник извлек из кармана пиджака маленький, не больше апельсина, запаянный стеклянный шар, глаза округлились даже у привыкшего к неожиданностям полковника.
   В шаре, представлявшем собой герметичный аквариум, полностью заполненный водой, кроме водорослей находился один живой объект. Это была потрепанная невзгодами, сильно исхудавшая и съежившаяся втрое от своих исходных размеров, но вполне себе живая адская плацента. - Держи, парень, и больше не теряй! И пусть ВСЕГДА при тебе будет. Она тебе еще пригодиться, кой кого на поводке держать сподручнее будет.
   Я осторожно взял шарик в ладони и прижал "аквариум своей души" к сердцу. И, к своему изумлению, ничего не ощутил. Василий улыбнулся и тихо молвил: - Погоди, не спеши. Придет время, примешь душу в себя, будешь плакать от счастья. Сейчас рано тебе человеком становиться, надо старые долги вернуть. Твоего Змея в том участие требуется, а сможет ли он с человечьей душой в одном теле ужиться, один Господь знает.
   - Угодник обратил взгляд на по прежнему молчаливого подполковника и добавил: - Да, и твоя помощь лишней не будет. И не кривись! Знаю, кому службу служишь. Но и они - не последняя сила в нашем мире. Служители Кармы - Хозяева твои, Господу обязаны, так что возражать не будут. Но и помогать добровольно, то же не намерены. А ты, человек, - поможешь. Потому как душа у тебя живая...
   - Василий на секунду умолк, как-то грустно улыбнулся и продолжил: - Не думал, что буду вас о помощи просить. Ну что ж, и бесы Богу службу служат, не хотят - а служат. Чудны дела твои, Господи!
   - Угодник поднял глаза к подвесному потолку, внезапно просиял, будто и в правду увидел там своего Бога, и, взяв меня за руку, направился к выходу и палаты. Перед дверью старец на секунду притормозил и обратился к застывшим, как восковые фигуры, Заре и докторше. - Ну что, служивые, пойдем что ли?
   Василий махнул рукой и, решительно распахнув дверь, повел меня на свободу. Ладошка у угодника была теплая и почти невесомая, а тащила меня с неукротимостью бульдозера. Так что притормозить его у палаты в конце коридора стоило мне значительных усилий. Но я тоже умею быть упрямым.
   А сейчас для упрямства был значимый повод - знакомый запах не оставлял сомнений. Из затемненной палаты по правую руку от ординаторской смердело Ангелиной и еще какой-то незнакомой женщиной. К запаху ведьмы примешивался терпкий аромат гноя, антисептиков и горелой плоти.
   Меня затошнило, а врачиха неверно истолковав мою бледность, охнула и, взмахнув по курячьи руками, залопотала. - Да что ж это я, для вас новость есть хорошая. Вы же уникум, после такого взрыва, и ни царапины. В коме сутки пробыл - и сразу на ноги.
   Чудо настоящее профессор Блаженный совершил. Вот что значит старая медицинская школа... А в палату не ходите! Не надо туда заходить, там ожоговая, стерильная зона! - Я отмел робкие попытки ординаторши преградить мне дорогу и, раздвинув стеклянные двери, решительно шагнул в полумрак палаты, наполненный мерцанием датчиков и мерным пыхтением аппарата ИВЛ. Василий с Зарей не стали меня провожать, оставшись в коридоре.
   Когда я увидел то, что осталось от ведьмы, то сразу понял, почему старики так поступили. На специальном матрасе с "воздушной подушкой" мерно покачивалось кровянисто-гноящееся, покрытое черными струпьями существо. К Ангелине, напомнившей мне реквизит фильмы "про Зомби", тянулось множество трубочек и проводков, идущих от аппаратуры поддержки жизнедеятельности.
   По моим прикидкам ведьма получила ожоги 3-4 степени, покрывавшие более 90% поверхности тела. И, тем не менее, не собиралась умирать. Во всяком случае, на это ясно указывало мое видение. Светящийся кокон Ангелины Васильевны Сикорской получил чудовищную рану, похожую на след от тупого ножа в спелом персике, почти полностью разделивший его на две половины.
   Но дальше произошло странное: - вместо того, чтобы раскрыться и выплеснуть свою светимость во вне яростной вспышкой умирания, кокон ведьмы свернулся вокруг раны, образовав гротескную спиралевидную конструкцию. Точнее, его свернули, придерживая с двух сторон, растягивая и одновременно выкручивая, как поступают хозяйки, выжимая воду из мокрой простыни.
   Только "хозяйки" у Ангелины были явно нечеловеческой природы. Разорванный кокон ведьмы удерживали от распада две хорошо знакомые мне серые тени. Служители Кармы не давали ей умереть, впитывая каждую каплю эманаций страдания, обильно источаемых изуродованным телом.
   На соседней койке свою карму пожинала некая "Наталья Корольчук, 1989 г.р". Мгновенная вспышка озарения, принесенная виденьем, позволила мне опознать юную женщину с обожженным до костей лицом. Соседкой Ангелины оказалась "похищенная" мачеха Кати, очевидно, находившаяся где-то совсем неподалеку от взорвавшегося сатанинского стола. На это, кроме моего видения, указывала речь, произнесенная "господином Семеном Комаровым" перед его окончательной кончиной.
   Кусочки "пазла" складывались, создавая почти завершенную картину интриги, в которую я был вовлечен последние несколько дней. Между ведьмой, мачехой и Сатанопуло-Нарасимхой очевидно существовал сговор. Основной его целью был бизнес отца Кати, но каждая сторона имела свой интерес. Рассчитывая получить выгоду, сообщники стремились, по возможности, урвать кусок у товарищей.
   Отношения внутри преступной группы были далеко не безоблачными: - ее участники перегрызли бы друг другу глотки и без моего участия. Электрическая ловушка, явно заготовленная ведьмой для Блаженного Льва, подтверждала мои подозрения. Да и сам Демиос, насколько я узнал его привычки за недолгое знакомство, прикончил бы Ангелину при первой возможности.
   Фактически это мне принадлежала сомнительная честь стать примирителем враждующих сторон. Странно, но обычного удовлетворения от убийства и страданий врагов я не испытывал. А понимание, что мне вместе с Катериной предстоит выпутываться из затеянной Ангелиной интриги, окончательно отравляло настроение.
   Ординаторша смогла, наконец, преодолеть ступор и вытолкала меня из ожоговой палаты, тем самым прервав затянувшиеся раздумья о превратностях судьбы. Ее гневная речь сводилась к простой мысли: - никакие личные связи и привязанности не дают прав посторонним находиться в стерильной зоне.
   Пришлось выметаться из палаты. Как врач, девченка была в своем праве, и я беспрекословно подчинился. Василий с Зарей никак не комментировали мою выходку, и наша компания продела дальнейший путь до служебного выхода из клиники в полном молчании.
   Только в вестибюле шедшая в арьергарде врачиха будто вышла из транса и как-то удивленно сказала: - Ну, юноша, надеюсь, прощайте. Сама не понимаю, почему так делаю, но знаю - надо вас выпустить. И ведь влетит мне от руководства, а все равно - знаю.
   А вам, Василий Иаковович, - обратилась она к угоднику, - земной поклон. У меня чутье на настоящее, и Вас я без сомнения к целителям с большой буквы могу причислить. Никогда еще такого врача не видела, спасибо за науку. Если надумаете в гости зайти, милости просим! Может, научите чему путному или просто так заходите, чаем угощу, за жизнь поболтаем... Хорошо мне как-то с Вами...
   Девушка улыбнулась и робко протянула ладонь "профессору". Василий хитро глянул в мою сторону, согнулся в неожиданно галантном поклоне и поцеловал протянутую для рукопожатия худенькую девичью лапку. Потом распрямился, метнул соколиный взгляд на раскрасневшуюся ординаторшу и громовым голосом рявкнул уже знакомое мне "Благославляю". Я только слегка присел, Заря схватился за голову, а вот девушке, принявшей на себя благословление святого, пришлось несладко.
   Молодая докторица, ввиду непривычности к таким переживаниям, выключилась как перегоревшая лампочка. Я еле успел подхватить ее на руки, предотвратив жесткую посадку на каменный пол больничного вестибюля. Перекладывая девушку на диванчик, я спиной чувствовал одобрительный взгляд угодника. Ну что, - начало положено. Мы с Реальгаром сослужили первую службу, пусть чуть-чуть, но облегчив работу светлых сил...
   Светлые силы в лице блаженного профессора, служителя Серых Демонов С.С.Зари и молодого демона на поруках, не теряя времени, погрузились в служебный лендкрузер полковника. Впрочем Василий Иаковович пробыл с нами недолго. Как я понял с его слов, далее границ столицы 16-го века власть святого не распространялась. Не мог угодник в плотном теле туда выходить. Или мог, да Господь не попускал до времени, - как-то так.
   По мере того, как машина удалялась от исторического центра Москвы, тело Блаженного профессора на глазах истаивало и теряло человекоподобие, все больше напоминая призрака, а голос становился все тише. Угодник говорил не переставая, умудряясь одновременно обращаться ко всем присутствующим.
   То есть слова-то были одни, но в отношении меня и Зари они приобретали разный смысл. Блаженный наставлял нас на путь истинный до последней секунды. Истинным путем Василий конечно считал подражание Христу. Возможность такого пути для полудемона Платона и продавшего Служителям Кармы душу подполковника старец обосновывал с помощью недоступных моему уму метафизических аргументов.
   Заря, судя по кислой мине, был то же слегка не в теме. Но Василия это не останавливало. Его, как и блаженного Августина, в свое время проповедовавшего птицам, ничуть не смущало наше, мягко сказать, непонимание его проповедей.
   Через час с небольшим джип полковника Зари высадил меня у ворот окруженного четырех метровым железобетонным забором особняка Демиоса Сатанопуло. Точнее, особняком это баракообразное сооружение, походившее на хрущовскую пятиэтажку, назвать мог только кадровый мент.
   А молчать всю дорогу, игнорируя все мои попытки хоть как-то завязать разговор? - Так в среде культурных людей поступать не принято. Даже со стороны видавшего темную сторону Платона полковника я ожидал более теплое отношение.
   Вообще, мое отношение к Заре за время поездки заметно изменилось в худшую сторону. Как только старец Василий с тихим "Прости Господи..." растворился в воздухе, мой спутник умолк. И молчал до самого Расторгуево.
   Прибытие на место было обозначено примерно так: - "Поселок Расторгуево, особняк Демиоса Сатанопуло. Твоя женщина здесь. Вылезай и делай свое дело. У тебя полчаса. Через сорок минут здесь будет спецназ. У них приказ стрелять на поражение. Не успеешь - твои проблемы!" - Секунду полковник помолчал, будто раздумывая, потом достал из бардачка плотно обвязанный пеньковой веревкой сверток. За черным пластиком пакета угадывались очертания Глока, а пах сверток знакомо. От пакета воняло паленой кошачьей шерстью, последним, что уловил мой нос во время схватки с Сатанопуло.
   Меня передернуло. Заря ухмыльнулся. Вероятно, его это позабавило. Протянул сверток. - "Развернешь, посмотришь. Велено передать - шкура Льва анунаков защитит от пули лучше бронежилета. Ствол больше не теряй, я не уверен, что смогу покрывать тебя дальше".
   - И все, чисто по делу, без лирики. Никаких "пожалуйста, извините за прямоту, до свиданья...". Впрочем, отчасти я Зарю понимал. Говорить "до свиданья" той твари, что была вызвана к жизни в милицейском подвале на его глазах, полковник не хотел по вполне ясным причинам. Но все-таки было обидно...
   Обидно??! - Да я не и вспомню, когда обижался в последний раз! Чувство обиды, как и многие другие человеческие эмоции были известны мне до сих пор скорее теоретически, из книг и кинофильмов. Да, с подачи Толи Головина и Кеши, я научился их имитировать. Для адаптации к человеческому окружению. Но чтобы испытывать самому? Прям таки, душа болит!
   Похоже, Блаженный профессор не солгал. В моем кармане, заключенная в тщедушном крабе внутри стеклянного микроаквариума, и впрямь бултыхалась человеческая душа мальчугана Платона. Почти как у Кощея, только вместо старомодного сундука - модерновый стеклянный аквамирок, а вместо кощеевой смерти в нем плавает моя жизнь.
   И хорошо, что ее отныне прикрывает один маленький, но очень горячий "игуан". Дракон, отныне кровно заинтересованный в сохранности своего человеческого носителя. Хозяином Реальгара, при всем том, что говорил мне угодник Василий, называть я себя бы не стал. Не хозяин, скорее опекун, но все-таки...
   Помру я, Реальгар автоматом проследует туда, где его ожидает более, чем теплый прием. Дракон понимает это не хуже моего и в обиду меня не даст. С Реальгаром за плечами мне не понадобиться надевать шкуру Сатанопуло. Если сектанты попробуют оказать сопротивление, выпущу его на свободу. Для благого дела, с позволения светлых сил, так сказать....
   В таком минорном настроении я вошел в гостепреимно распахнутую калитку Сатанопуловской дачи. Дачка, надо сказать, была укреплена на славу. Сказывался афганский опыт или просто так было принято среди его родственников, - не знаю, но два ряда спиралей фуко, скрывавшихся за заборчиком, способным выдержать танковый таран, впечатляли.
   Но все это великолепие фортификационной инженерии не спасло "студентов". На территории объекта пахло смертью. Запах несвежей крови, дерьма и уже начавшегося разложения смог бы учуять даже обыкновенный человек, моему же обостренному обонянию он был почти нестерпим.
   Две кавказские овчарки страхолюдной наружности, надрывающиеся от лая в вольере рядом с воротами, то же были явно не в восторге от местной атмосферы. Их охрипшие глотки при виде меня издали что-то среднее между карканьем и воем. Видать, визит демона-убийцы вконец расстроил и без того потрепанные нервы кавказцев. Собаки взвыли и захлебнулись, после чего на пыльном дворе, вымощенном серой бетонной плиткой, установилось гробовое молчание.
   Тут и птиц не было, - за полным отсутствием какой-либо зелени, даже вездесущие голуби не нашли себе экологической ниши под крылышком у блаженного Ананды. Гробовая тишина настораживала. Похоже, кто-то успел разобраться с учениками "блаженного" до меня. Я готовился пробиваться с боем, а придется разгребать трупы. И тот, кто эти трупы за собой оставил, может представлять угрозу. Даже для меня, с "Реальгаром за плечами". Тут осторожность не помешает, да и шкура супероборотня Нарасимхи может пригодиться.
   Неспешной походкой я подошел к парадному входу в дом и уселся на серые ступени под металлическим крыльцом, скрывавшим меня от взглядов из окон. Да черт с ними, со взглядами. Пускай смотрят, - тут и камер понатыкано немеряно. Главное, стрелять по мне сейчас крайне неудобно. А когда станет удобно, я уже примерю Сатанопуловскую шкурку. - Мысль о том, что враг будет служить мне после смерти, была приятной.
   Развернув подарок хозяев Зари, я испытал немалое удивление. Вместо львиной шкуры или, на худой конец, скальпированной кожи человеческой ипостаси господина Нарасимхи, в свертке был аккуратно упакован стеганный из лоскутков грубой кожи жилет, по виду овчинный. Сильно напоминающий тот, что зимой носила моя бабушка. Я бы даже сказал, - ТОТ САМЫЙ, бабушкин жилет, если бы не самолично спалил его лет семь назад в очередном приступе пирокинеза.
   И этот, пахнущий паленым кошаком утиль, должен "защитить меня от пуль лучше кевлара"?! Я еще раз вдохнул запах, прикрыл глаза и скользнул в виденье. Мир преобразился, обратившись ко мне своей светящейся, текучей и, в то же время вечной стороной. Все сразу стало простым и ясным. Пускай не на долго, я знал - вернувшись к обыденности, утрачу кристальную ясность, но сейчас.. Сейчас жилет обратился в мерцающую изумрудно-зеленым свечением шкуру гигантской кошки. Стало ясно - он выдержит не то что пулю, прямое попадание из танковой пушки. При этом, оставаясь для обывательского взгляда все тем же потрепанным лоскутным полушубком с обрезанными рукавами. Форму защитной оболочке Демиоса придал я сам, инстинктивно спроецировав на неизведанное знакомый с детства образ.
   Магия заключалась в том, что отныне любой лишенный виденья человек будет представлять бронебойную шкуру Льва Анунаков именно так, и никак иначе. Точно так же поступал при жизни хозяин шкуры. Заставив, к примеру, меня считать ее похожей на белоснежную накрахмаленную сорочку плейбоя.
   Царский подарок приподнес мне полковник Заря. Точнее, его Серые хозяева. Интересно, чем придется за него платить? - Я оставил раздумья будущему и, накинув на плечи жилетку, поднялся на ноги. Глок вполне комфортно расположился во внутреннем нагрудном кармане, где бабуля в свое время хранила клубки шерсти, спицы и прочую необходимую для вязания оснастку.
   Ну что ж. Теперь я готов к встрече с любыми неожиданностями. Согреваемый этой мыслью я распахнул двери парадного урашенные скромной табличкой "Факультет Теологии университета Ананды Сингха". Меня встречали.
   Трое студентов богоугодного факультета, окруженные роем мух, неторопливо раскачивались прямо напротив входа. Пикантности ситуации добавляло то, что животы висельников были распороты, что называется от пупка до лобка, а кишки живописно свисали почти до самого пола.
   Еще один "студент", по видимости пытавшийся совершить тот же трюк сочетания повешенья с хиракири, судя по обрывку веревки на шее, потерпел жалкую неудачу. Парню сильно не повезло, - инфернальное "причастие крови" сыграло со слугой Блаженного Льва дурную шутку.
   Несмотря на страшные раны, оставленные ножем на его груди и животе, несчастный умирал долго, - это показывал кровавый след оставленный самоубийцей. Он метался от стены к стене, пачкая кровью белоснежный мрамор, а подконец пробовал разбить свою дурную голову о пол. Но и это не смогло его прикончить.
   Тем не менее, страдания и кровопотеря сделали свое дело. Студент, похоже, обезумел вконец. И был вынужден прибегнуть к крайней мере, - его голова держалась буквально на ниточке. Большую часть шеи догада перепилил себе небольшим, но весьма острым кинжалом с рукояткой в виде зеленой львиной головы.
   Ножик я аккуратно протер влажными салфетками и прихватил с собой. Не из жадности, а помятуя слова Толи Бороды, о возможном использовании орудия самоубийства в ритуальной магии. Мне самому - оно без надобности, а Головину может и пригодится. При случае, подарю старику.
   Видеть не хотелось, но знание об истинной причине смерти сатанопуловцев могло сильно понадобиться совсем скоро. На секунду скосив глаза, я осознал, - мне в этом доме ничто не угрожает. В воздухе висела смрадно-черная туча сконденсированных эманаций саморазрушения. Бойня произошла по воле самих безумцев и была исполнена их руками. Причина случившейся здесь трагедии тоже стала ясна. Остатки недавно усопшего могут "рассказать" видящему многое не только про обстоятельства смерти, но и про его жизнь.
   Блаженный Лев Сатанопуло давал своим последователям много: - его сила привносила в тела людей сверчеловеческую мощь, быстроту реакции и способность к регенерации тканей, мало чем уступающую упырям. Но за все надо платить, и "студенты" отдавали сполна. Их человеческие души, хоть и не отправлялись трансфером в Ад, как происходило с нежитью, но было им от того не сильно легче.
   Эманации супероборотня размыкали связь души с волей, лишая ее возможности хоть как-то влиять на поведение человека. Обратная же связь сохранялась, и все впечатления душа получала в неизменном виде. И немало страдала от содеянного.
   А впечатлений было хоть отбавляй, - Сатанопуло старался создать студентам жесткие условия и "вязал" их кровью сразу же после посвящения. Каждый новообращенный был обязан убить человека, причем по-возможности причинив жертве максимально возможные страдания. Каждая ступень "карьерного роста" внутри секты так же требовала крови, ступеней же в университетской иерархии было немало. Бедняге Демиосу элементарно не хватало врагов: - приходилось пускать в расход бомжей и другой "подручный материал".
   Я в очередной раз убедился, что рыспылив Сатанопуло совершил благое дело. Судя по тщательно выстроенной структуре, у секты были далеко идущие намерения. Фактически, Блаженный Лев собирался построить на Земле настоящий коммунизм, только на магической основе. А коммунистическое общество, как показали многочисленные исторические примеры, невозможно без кровавых жертвоприношений, причем чем "чище" коммунизм, тем больше их требуется.
   Не удивительно, что этому Демону-идеалисту потребовалась моя помощь. В деле "спасения человечества" существовала немалая конкуренция. В числе основных претендентов фигурировали исконные враги Нарасимхи - вампиры. Особенно та их часть, что так успешно смогла встроиться в Христову Церковь. Уж эти-то оседлали тему спасения основательно.
   Сатанопуло не лгал мне, описывая условия сотрудничества. Ну, почти не лгал. Просто упускал несущественные с его точки зрения детали. Мы вдвоем, пожалуй, смогли бы нанести нежити немалый урон. И быстро, - долго нам порезвиться все одно б не дали. Блаженный Лев все-таки спятил, если всерьез решил померяться с силами, пасущими "Человеческие Стада". Сейчас, после ухода хозяина, везь груз его безумия обрушился на рабов.
   Томящиеся в заключении человеческие души, вынужденные терпеть полудемоническое существование, рвались на волю. А разум "студентов" был до такой степени подорван измененным метаболизмом и нечеловеческими нагрузками, что какое-либо сопротивление столь искреннему душевному порыву оказать не мог. Виденье показало, что в здании находится около двух десятков относительно свежих трупов.
   Видеть становилось определенно невыносимо, и я решился обратиться за помощью к Дракону. Реальгар, до сих пор не подававший никаких признаков жизни, будто того и дожидался. Он моментально перехватил канал виденья, оставив мне контроль над физическим телом.
   Руководствуясь его подсказками, я по длинной винтовой лестнице спустился в подвал, который в "Университете Ананды" напоминал скорее командный пункт РВСН, чем подсобку подмосковной дачи. Системы наблюдения объекта работали исправно, а вот про "студентов", недавно заступивших на дежурство в зале с десятками мониторов, на которые поступала информация с камер слежения, этого сказать было нельзя.
   Осторожно пробираясь между обезображенными трупами, вповалку лежащими на полу, я уверенно направился к неприметной дверце в дальнем углу помещения. Тут возникла небольшая заминка. В отличие от всех предудущих, эта дверь оказалась заперта, причем весьма основательно. Электронный замок пришлось открывать без помощи дракона.
   Ящер предлагал простой выход - выбить дверь. - "Дай мне немного власти над телом и это не составит никакого труда, ты ведь помнишь, как мы вошли в дом ведьмы?" - Ага, дай ему чуть-чуть власти. Потом еще, и еще...
   Хорошо помню, как мы "интеллигентно постучали" в другую дверь, на Фрунзенской набережной, и какой бойней все закончилось. Пришлось преодолеть брезгливость и по очереди подтаскивать тела сектантов, приставляя их ладони к дактилоскопическому датчику замка.
   Дверь с мягким шипением отехала в сторону после пятой попытки, и мы с Реальгаром встретились с Катериной. Точнее, с тем, что от нее осталось. В дальнем углу темного тоннелеобразного помещения, аскетичностью обстановки живо напомнившего мне подвальчик полковника Зари, тихонько повывало человекообразное животное. Или кошкообразная женщина, не знаю, с чем можно было бы сравнить это покрытое облезлой шерстью существо, будто застывшее на стадии трансформации из приматов в кошачьи.
   Нижняя половина тела Кати была почти сохранна, за исключением когтистых гротескных ступней, покрытых взувшимися синими венами. Торс, покрытый густой черной шерстью, тоже еще сохранял знакомые формы, хотя впечатление производил не из приятных. А вот в голове и лице, ставшим скорее мордой леопарда, человеческое уже угадывалось слабо. Да и говорить несчастная тварь, судя по издаваемым мяукующим стонам, уже не могла. Трансформа гортани и голосовых связок зашла слишком далеко.
   Руки застыли где-то на середине: - часть пальцев укоротилась, поросла густым мехом, и заканчивались саблеобразными когтями. Часть, - имели прежнюю форму и даже сохранили ярко-красный маникюр на ногтях.
   При всей чудовищности произошедших с ней перемен Катя сохраняла способность мыслить, критически оценивать обстановку и свое положение. Она невыносимо страдала, - об этом сообщил мне Реальгар, продолжавший сканировать виденьем наше окружение. Он же предупредил меня, что в помещении присутствует еще одно живое существо с искаженной демонической прививкой природой. Причем существо крайне враждебно ко мне настроенное.
   Впрочем, боеспособность монстра получила у дракона крайне низкую оценку, что подтвердилось спустя всего пару секунд, после того как мы вошли в подвал. Куча тряпок на полу у противоположной стены поднялась на ноги и попыталась на меня броситься. Попытка почти удалась, тварь рухнула на пол, не допрыгнув каких-то двух метров.
   Монстр оказался мужчиной с вполне узнаваемыми чертами, - в отличие от Кати, его лицо сохранило почти первозданную форму, лишь местами покрывшись клочками рыжеватой шерсти. У моих ног корчился и рычал в бессильной злобе Василий Иванович Могила. Юноша, принять участие в судьбе которого, я обещал менее суток назад.
   Набравшись сил, недооборотень вновь попробывал встать на ноги, поскользнулся и рухнул на колени. Но даже в такой позе запала не утратил. - "Это Моя женщина, и я не пущу тебя к ней, чудовище!" - При этих словах Катерина издала угрожающее шипение и попыталась ползти в нашу сторону, явно выражая сокамернику свою поддержку.
   Приободрившийся Вася замахнулся на меня когтистой лапой, но не удержал равновесие, и снова растянулся на покрытой скользкой грязью плитке. - "Ты не пройдешь, поганый Змей, я..." что мне собиралось сделать это полудохлое создание, разобрать было невозможно. - Юноша явно бредил, что, учитывая его плачевное положение, было неудивительно.
   Но что-то в Васином бреде меня настораживало, и через секунду я понял, что. Точнее, мне объяснил Реальгар. Его виденье принесло на чудные вести: - в наполненном смрадными испарениями безысходности и смерти подвале зарождалось величайшее чудо вселенной, - Любовь!
   Два искалеченных, лишенных всякой надежды человеческих существа нашли в себе силы любить. Любить перед лицом смерти, на самом дне отчаинья. Любить, невзирая на страшные перемены в облике и самой сути любимых. Реальгар обескуражено отступил во тьму, на последок тихонько шепнув: - "Это для тебя, человек..."
   А я ЗНАЛ! Знал без всякого виденья, - это мой ШАНС!!! Спасибо Толе Головину за науку. Сейчас или никогда! Благородный Рыцарь победит Чудовище и получит в нагаду спасенную принцессу! А чудовище обретет долгожданную свободу, свалив на плечи Рыцаря связанные с заботой о "прынцессе" геморрои.
   - Я бухнулся на колени, театрально сложил руки в молитвенном жесте и громким голосом произнес: - "Ты победил Вася. Я, Платон Реальгар, Змей поганый, клятвенно обещаю. Катерина отныне твоя, отдаю ее тебе на веки вечные. Аминь!" Господь и твой ангельский тезка угодник Василий мне в свидетели.
   Произнеся столь пафосную речь, я не стал дальше церемониться и сделал то, что подсказало мне наитие. Подхватил вяло сопротивляющегося Василия Ивановича за шкирку, я перетащил его к постели возлюбленной. Точнее, к покрытому подозрительными пятнами ватному матрасу, служившему молодым брачным ложем. Туда же посленедолгого сопротивления последовала новобрачная.
   Запашок в подвале стоял тот еще: - параши тут не наблюдалось, а кошачьи экскременты воздух не дезодорируют. Кроме того, до ожидаемого визита ОМОНа оставалось не более получаса, и задерживаться я не собирался. Так что венчальную церемонию пришлось проводить в урезанной форме, - тут мне весьма пригодился заботливо припасенный кинжал самоубийцы. Тот ритуал, что я собирался сейчас провести, требовал предельного сосредоточения разнополюсных энергий. Рай и Ад должны были на мгновение сойтись вплотную и послужить общему делу. Учитывая демоническую природу участников церемонии, зассаный матрас вполне подходил для нее в качестве алтаря.
   Убедившись, что участники лежат рядом и касаются друг друга как минимум в двух местах, я вскрыл вены левого запястья и, по очереди вливая свою кровь в оскаленные пасти новобрачных, продекламировал: - Простите меня дети. Но согласия не спрашиваю. Вы его уже доказали. Властью дарованной мне Светом, в лице святых угодников Василия Иакововича и Ивана Христофорыча объявляю Вас мужем и женой.
   Властью, украденной у Тьмы демоном Реальгаром, и взятой в честном бою у льва Анунаков, я заклинаю Вас служить мне, душой и телом. В залог нашей связи пейте кровь мою и восстаньте людьми во плоти! Аминь!" - Сын вора в законе и дочь олигарха, будто отрешившись от всего на свете, смотрели в глаза друг другу, совершенно не обращая внимания на торжественность ситуации.
   А ситуация, тем временем, взяла бразды правления в свои божественные руки. Если б я даже захотел, поворачивать было поздно. Поток ослепительно яркого света, толщиной не более человеческого волоса, пронзил мою макушку и раскаленной иглой ударил в сердце. Навстречу ему, через промежность устремился луч могильного холода, будто исходящий из того самого, не к ночи помянутого "Черного Солнца" Головина.
   С каждым произнесенным словом тоненькая горячая струйка из моего запястья становилась все толще, и, под конец, хлынула настоящим потоком. Поток в воздухе разделялся надвое, и, чудесным образом не теряя ни единой капли, достигал обращаемых. Я чувствовал себя полой трубой, проводником двух воль выполняющих одно дело во славу кого-то, безмерно превосходящего Свет и Тьму и вмещающего их разом. Сила эта была столь неописуемо могущественна, что даже упоминания ее оказалось достаточно, чтобы почти полностью исчерпать все запасы моей энергии. Зажав фонтанирующую кровью рану правой рукой, я обессилено рухнул.
   А с Катериной и Василием тем временем тоже происходило нечто весьма любопытное. Их тела окутались мерцающей золотистой дымкой и на секунду слились в одно целое, сплетенное из прядей света и тьмы существо. Потом свечение вновь разделилось, и, еще спустя секунду, рядом со мной лежали два обнаженных, до крайности исхудавших, но вполне нормальных человеческих существа.
   Влюбленные по прежнему неотрывно смотрели в глаза друг друга. В этом перплетении взглядов было что-то, что невольно заставило меня отвернуть голову в сторону и наполнило сердце странной тоской. Я понял, что испытываю еще одно неизведанное доселе чувство: - жгучую зависть чужому счастью. Понял, и от досады потерял сознание.
   Не буду описывать, как ребята выносили мое бесчувственное тело из подвала, как умудрились проскользнуть мимо приехавших на двадцать минут ранее обещанного Зарей ментов. Мне было стыдно, что я не могу им помочь, но привлекать к делу дракона без крайней нужды не хотелось, а я потерял столько крови, что сейчас скорее сам напоминал узника сектанских застенков. Катюха же с ее новоиспеченным муженьком смотрелась в камуфляже и берцах позаимствованных в запасниках "Теологического факультета" весьма импозантно.
   Именно она приняла решение ехать ко мне домой. Вопреки моим опасениям девушка оказалась права, - нас там никто не ждал. Хотя тщательно замаскированные следы обыска я все-таки отметил и запах чужого присутствия в квартире еще не выветрился. Запах был мне хорошо знаком. Заре я этот обыск припомню, так же как и преждевременный приезд спецназа с приказом "стрелять на поражение".
   Но сейчас все складывалось как нельзя лучше, попытка скрыть содеянное говорила сама за себя, - вламываться сюда в ближайшее время полиция не собирается. Так что можно было расслабиться и позволить себе хорошенько выспаться, что я с превеликим удовольствием и проделал. Проснулся уже под вечер, и, что отрадно, сам. Со стороны кухни доносился полушепот Катюхи и хрипловатый басок Василия, - ребята обсуждали обстоятельства своего спасения и, к моему удовольствию, очень тепло отзывались в мой адрес.
   Но разбудили меня не они, а восхитительный аромат готовящейся еды. Пахло бараниной, вареными овощами и еще чем-то, судя по запаху, обалденно вкусным. В животе раздалось радостное бурчание и мой организм, моментально проснувшись, сделал "стойку", как охотничий пес при виде дичи. Тихонько выскользнув из постели, я, стараясь быть бесшумным, начал продвигаться к пище.
   Надежды удивить молодежь внезапным явлением не оправдались, оборотней так просто не проведешь. Более того, попытка подшутить над ними стала мне боком. Когда я просочился на кухню, то никого в ней не обнаружил. Только спустя несколько секунд шутников выдало сдавленное хихиканье. Катюха со своим дружком, упершись конечностями в противоположные стены, примостились под потолком, и, сияя от счастья, поглядывали на меня сверху. Ну, право же, дети.
   С грустью я осознал, что мне в нынешнем состоянии такой трюк недоступен. Во-первых, не хватит ловкости, а если б и хватило, - элементарно недостанет роста. Но за кастрюлю бараньего супа с россыпью восхитительных ребрышек можно было простить и не такое.
   Пока я с наслаждением поглощал обедо-ужин, Катерина с Васей наперебой докладывали мне обстоятельства своего пленения и жутковатые подробности "посвящения крови". Кроме того, Василий Иванович Могила все-таки унаследовал у отца предпринимательскую жилку. Только оправившись от обратной трансформы, среди растерзанных трупов в подвале центрального поста, он умудрился взломать компьютер "теологического факультета" и скопировать на флэшку несколько гигабайт крайне интересной информации. Пока я валялся в отрубе, этот компьютерный гений сумел вычленить из общей массы данных жизненно важную для своей любимой информацию. Вася выяснил судьбу Катиного отца.
   Оказалось, что Демиос Сатанопуло при всех своих суперспособностях бизесменом был, прямо скажем, дерьмовым. И дела в его стремительно растущей религиозно-криминальной империи шли неважнецки. К настоящему моменту блаженный Лев умудрился задолжать около сотни миллионов долларов.
   Долги эти надо было отдавать срочно. Кредитовали "Университет" люди, за которыми чувствовалась серьезная сила. Сила, преоставившая гонимому американцами Нарасимхе приют на нашей земле. Как я понял из сбивчивых объяснений ребят, имена должников не упоминались прямо, но кидать их Демиос не собирался. Вот тут ему и подвернулось заманчивое предложение ведьмы Ангелины и ее предприимчивой ученицы Натальи Корольчук.
   План был прост и незатейлив, как сам Сатанопуло. Люди Демиоса обеспечивают силовой захват олигарха Моталина вкупе с его буйной дочуркой, а единственная оставшаяся в живых законная наследница Наталья делит доставшееся ей имущество на три части.
   Катерина по первоначальной договоренности должна была перейти в собственность Блаженного Льва и, после демонической трансформы, стать его боевой подругой. Ее папашу планировалось убить сразу после того, как он напишет завещание на имя супруги и выдаст всю необходимую для раздела бизнеса информацию.
   Однако, в ходе реализации проекта, Демиос то ли почуял, что ведьма собралась его нагреть, то ли не пожелал делиться сам, но план решил изменить. Блаженный Лев не стал убивать строптивого олигарха, не пожелавшего делиться нажитым даже под пыткой.
   Вместо этого Сатанопуло продемонстрировал Катиному отцу процесс обращения дочери и дал понять, что в завершение девочка пройдет последнюю инициацию. Во время которой и схарчит любимого папеньку с потрохами. В качестве альтернативы упрямцу была предложена быстрая смерть взамен, опять-таки, на все активы и недвижимость.
   Виктор Сергеевич оценил предложение и понял, что отказать Демиосу не сможет. После чего попытался покончить с собой, выхватив у зазевавшегося охранника пистолет. Олигарху это почти удалось, но в последний момент Сатанопуло успел отвести ствол, и пуля чиркнула череп Моталина по касательной. После чего строптивого бизнесмена в состоянии комы вывезли из Москвы.
   Блаженный Лев остался с носом, а такого он не прощал никому и никогда. И, судя по намекам с его стороны, жить Виктору Сергеевичу предстояло недолго, а умирать - тяжело. Как мстительно прошипел Катерине взбесившийся Демиос: - "Человеческий червь, возомнивший себя героем, пожалеет о своей гордыне еще не раз.
   Там, куда попадет твой папаша, обычная пытка покажется раем. Я продам его кровососам из Шатоя, убью ведьму и ее сучку, и все заберу себе. Точнее нам, моя девочка. Ты сама все отдашь, - когда поймешь, что любишь меня больше своей паршивой жизни"...
   Все рассчитал древний оборотень. Только судьба распорядилась по-другому, предоставив расхлебывать заваренную Ангелиной и Сатанопуло кашу мне. И сыну врага Демиоса, Вани Могилы, которого и полюбила Катерина, вопреки воле хозяина.
   Координаты маленького горного аула в Шатойском районе Ичкерии были в компьютере "университета", так удачно взломаном Васей. Так же как и настоятельные рекомендации Демиоса своим людям осуществлять все манипуляции по передаче пленника в дневное время. Вкупе с упоминаниями "кровососов" такие вести не предвещали катиному папеньке ничего хорошего.
   Катерина понимала это так же хорошо, как и я, благо лекцию о природе упырей Кеша читал нам одновременно. Сейчас она ждала моего решения, ничуть не сомневаясь в том, что я буду участвовать в авантюре по спасению ее отца. Вася, судя по-всему, был введен подругой в курс дела и тоже умолк в ожидании.
   Выглядел новоиспеченный оборотень совсем не инфернально. Высокий тонкокостный очкарик с кудрявой ярко-рыжей шевелюрой, бледной кожей и обилием веснушек на курносом носу, скорее напоминал классический образ компьютерного фаната, чем отпрыска вора в законе с демонической сердцевиной.
   Василий Могила и был бы простым жизнерадостным сисадмином, не сведи его злодейка судьба с Демиосом-Нарасимхой. Клетчатая рубаха и застиранные хлопчатобумажные штаны, позаимствованные бесцеремонной Катюхой из моего гардероба, смотрелись на нем и вовсе комично: - парень перерос меня минимум на голову.
   Но при всей своей миролюбивой внешности Вася был нелюдем. Я уже успел осторожно просканировать его светимость и убедиться: - с виду такой беззащитный очкарик находился в крайне неустойчивом положении. Он был готов к трансформе хоть сейчас. Любая мало-мальски выраженная агрессия в его адрес и зверь вырвется наружу. Смогу ли я загнать его обратно еще раз, уверенности не было.
   Виденье показало мне еще одну весьма неприятную деталь. Для завершения процесса, запущенного кровавым причастием Сатанопуло, требовалась человеческая жертва. В просторечии, - Василий и Катерина были запрограммированы убить или умереть. Лошадиная доза моей крови смогла только на время притормозить естественный ход событий. Так что, обращаясь к ребятам, я старался тщательно подбирать слова. И говорил почти шопотом, - внимательнее будут слушать.
   - Дети мои. Да, - дети! И не надо так таращить на меня свои гляделки, Катя. С того мгновения, как напились драконьей крови, вы перешли под мое крыло став членами клана Реальгара. Я не хотел такого поворота событий, в гробу я видел все эти кланы, но так уж вышло. Надо было или перехватывать на себя то, что не успел закончить Нарасимха, или вас убивать.
   Убивать не стал, сейчас приходится расхлебывать. Я прям как мамаша несовершеннолетняя, - аборт делать уже поздно, брюхо растет, а как рожать и что с приплодом делать непонятно! Вам не легче, трансформация-то еще не закончилась. Настоящие "роды" еще впереди. Сейчас вы зависите от меня, как ребенок в утробе от матери. Поймите и примите это...
   - Я вглядывался в лица ребят, стараясь уловить их настроение. Пока слушают внимательно и по существу не возражают, - уже хорошо. Хотя лица вытянулись изрядно. Вася спокоен, а вот Катя - видно, вот-вот взорвется. И этого допускать нельзя ни в коем разе. У Василия сработает рефлекс защиты самки и начнется неуправляемая трансформация.
   Да и Катюха может перекинуться, а два взебесившихся оборотня в малогабаритной однушке, - явный перебор. Тем временем с девушкой происходили стремительные перемены. Дыхание участилось, кровь прилила к лицу, глаза налились зеленью, а зрачки вытянулись в вертикальные щели. Катерина подтверждала мои худшие опасения.
   - Ша, Екатерина Викторовна, сядь на место! - Я позволил на мгновение проявиться дракону, и это "Ша" получилось у него весьма зловещим. Настоящее, жуткое шипение Адского Змея. Почуяв присутствие Высшего Демона, оборотни моментом растеряли боевой задор и притихли.
   - А ты Вася слушай. Сейчас нам всем нужно действовать в команде, иначе Катюхиного папеньку не вытащим. А не вытащим в самое ближайшее время, - умирать ему смертью лютой. Да и вам выжить можно только на условиях строгой дисциплины, и уважения командного духа. Кто в команде начальник, - кажется, договорились?!
   - Возражений на сей раз не последовало, Реальгар умел быть убедительным. - И так, рядовой Могила Василий Иванович. Первое задание для тебя. Смотри, не провали! - Вася напрягся и вытянулся как струна, всем своим видом демонстрируя готовность "не провалить". - Нужно сделать очень простое дело. Встретиться с ТВОИМ папой и убедить его помочь нам в вызволении отца Екатерины. Нам нужен самолет до Моздока и машина с проверенным человеком на месте. Причем так, чтоб прошло мимо всех, включая ФСБ.
   Других знакомых, кто мог бы это устроить, кроме твоего отца, у меня нет. А я к нему, в силу некоторых обстоятельств, теперь невхож. Так что идти тебе, и просить папу о помощи тоже тебе. - Смотреть на парня было жалко, но виду я не подал. Пускай гордыню свою усмиряет самостоятельно, в жизни пригодится и не раз. - Василий несколько раз сжал зубы, проглотил слюну и выдавил: - "Да, все понял. Разрешите исполнять, герр штандартенфюрер?!"
   - Ну, если острит, значит самое страшное уже позади. Оборачиваться у меня на кухне Вася не будет. Человек от животного отличается не сильно и одно из принципиальных отличий, - чувство юмора. И это Васино свойство нам весьма пригодится, когда будем в Чечне. Шутка - лучшее средство разрядить напяжение и страх перед опасностью.
   Что поездка за Катиным отцом будет опасной, у меня сомнений не было. Вот только, кого бояться больше, - стерегущих пленного олигарха тварей или своих спутников, я не знал. Оставалось рассчитывать на чувство юмора...
  
   Бывший олигарх, а ныне клиет чеченского "зиндан-отеля", Виктор Сергеевич Моталин, свое чувство юмора оставил еще во времена юности, когда председателю клуба КВН, бывшему командиру студенческого стройотряда и самому веселому парню потока пришлось одновременно заканчивать вуз и на ходу осваивать премудрости бизнеса. Работая по шестнадцать часов в сутки, он успевал все. Но студенческие пирушки и КВН пришлось забыть.
   Под грифом "металлолома" Мотанин отправлял за кордон эшелоны с военной техникой, за бесценок скупленной у генералов оставшейся безпризорной советской армии. Получал взамен составы с бельгийским денатуратом "Рояль" и тайваньские комлектующие к компьютерам. Продавал спирт бандитам, а на вырученные деньги нанимал студентов собирать по ночам "настоящие макинтоши".
   К четвертому курсу он заработал свой первый "миллион зелени", а к пятому, приди ему в голову такая блажь, мог бы купить с потрохами родимый вуз. Да только студенту-олигарху были нужны не деньги или блага с ними связанные. Витя работал как проклятый ради самого дела. Как любил потом Мотанин повторять своим подчиненным, цитируя Бенджамина Франклина: - "Занимайся любимым делом и тебе никогда не придется работать!"
   Сначала все делал сам, затем подобрал помощников, по ходу изучая сложную науку общения с людьми и отбиваясь от наседавших бандитов. С бандитами помогли разобраться друзья по дзюдоистской секции, подавшиеся в КГБ, а с людьми, - врожденная способность чувствовать собеседника сразу.
   Виктор Сергеевич умел ощущать человека всем телом. Вживаться в его суть и без сомнений определять, - можно доверять новому знакомому или нет, а если можно, то до какой степени. И сейчас, сидя на глинянном полу малюсенькой сырой камеры он знал, сидевший рядом худющий старик с окладистой седой бородой был самым искренней и чистой душой из всех, когда-либо встречавшихся на его жизненном пути. Одно его присутствие окрашивало мир в яркие краски, и разгоняло безвыходную тоску заточения.
   Даже молодые абреки из охраны, обходившиеся с одним из влиятельнейших людей Российской империи, как с бесправной тварью, испытывали к его соседу схожие чувства. Исмаил-ага, так обращались к нему конвоиры, сохраняющие почтительную дистанцию, несмотря на жалкое положение пленника.
   Только вот твари, являвшиеся действительными хозяевами не только державшей аул банды, но и всех его жителей, такого почтения не испытывали. Они появлялись с приходом темноты. Когда последние лучи рано скрывавшегося за высокой горой солнца покидали аул, улицы селенья погружались во тьму беспросветного ужаса.
   Виктор Сергеевич никогда не был атеистом, но в Бога, как и многие "технари советского развеса" веровал весьма абстрактно. А все рассуждения об ангелах, домовых, вампирах, оборотнях, русалках и т.п. считал бредом психопатов, воспринятым толпой жаждущих острых ощущений обывателей.
   Столкнувшись с оборотнем Нарасимхой, а затем с существами, на деле пьющими кровь живых людей и обладающими способностями, много превосходящими человеческие, Мотанин уверовал. К сожалению, опять-таки, как большинство "хомосоветикус", уверовал от противного. Если есть дьявол, должен быть и Бог.
   Этому-то загадочному богу олигарх и молился, как мог, все дни и ночи своего заточения. Сначала неумело, по отрывкам вспоминая слышанные когда-то христианские молитвы. С появлением в камере соседа, "дедушки Исмаила", оказавшегося знатоком суфистской молитвенной практики, Виктор Сергеевич принял Ислам.
   Не потому, что ислам казался Мотанину лучше религии предков. Окажись Исмаил-Ага сторонником вудуизма, олигарх стал бы резать цыплят с тем же энтузиазмом, с каким теперь совершал пятикратный намаз, отчаянно перевирая арабский текст сур Корана.
   Энтузиазм новоиспеченного мюрида был велик. А искусство его шейха позволило Мотанину изучить за недолгое время знакомства почти всю священную книгу. К сожалению, его вера была крепка только от восхода до заката.
   Страх внушаемый "ночными хозяевами" был столь интенсивен, что с закатом бесстрашные абреки становились похожими на невротических детей, готовых шарахаться от любой тени. И плененный олигарх понимал, почему. Ужас внушала не смерть, которой разило от ночных тварей, а что-то, казавшееся страшнее смерти. Что-то, чем упыри могли "наградить" вопреки твоему желанию.
   Дышащий на ладан старец Исмаил был единственным жителем аула, не испытывавшим в присутствии "хозяев ночи" страха. И кровососы платили ему черной ненавистью, измываясь над стариком, как только могли. Нет, к его крови они не прикасались, приберегая старика к некоему загадочному "Великому обряду".
   Упыри мучали дедушку Исмаила более изощренными способами. Они убивали на его глазах. Убивали детей, долго, растягивая мучения жертв и не давая им забыться в спасительном забвении. Сергей-Оглы, как ласково называл своего мюрида Исмаил, сам временами отключался, не в силах выносить зрелище, а старик смотрел и слушал. И не переставая говорил с детьми, убеждая их вспоминать Аллаха, сопротивляясь мучителям.
   Порой олигарху-мюриду казалось, что он чувствует страдания учителя сердцем. В такие моменты его грудь пронзала боль столь запредельной интенсивности, что сознание гасло, как перегоревшая от слишком высокого напряжения лампа накаливания.
   В себя Виктор Сергеевич приходил только под утро, находя Исмаила вконец обессиленным, посеревшим, но в полном сознании и с глазами, не потерявшими прежней, пронзительной синевы. А потом наступал день, и измотанный ночью Исмаил-Ага не тратил на сон более часа, чтобы снова и снова повторять и толковать мюриду священные суры.
   Наставник добивался от ученика состояния, которое называл марифат - познание Аллаха не умом, а сердцем. Именно это состояние позволяло шейху избавлять жертв вампиров от мучений, переживая страдания плоти вместо них. Каждая ночь убивала шейха, а с рассветом он беззаветно отдавал последние силы обучению своего последнего мюрида. Мюрида, по словам Исмаила, присланного ему Аллахом.
   Сейчас шел уже третий час с захода солнца, а упыри все не являлись. Само их ожидание было мукой, и Виктор Сергеевич искренне недоумевал, наблюдая, как обычно становившийся молчаливым и погруженным в себя с закатом шейх, веселится и травит бородатые анекдоты, как мальчишка накурившийся "хаша".
   Наконец олигарх не выдержал и задал вопрос, давно вертевшийся у него нак языке: - "Учитель, что так радует твое сердце? Уж не предвидешь ли ты близость смерти?!" - Исмаил Ага успел внушить ученику мысль о том, что для настоящего мусульманина смерть, - есть только приближение к Возлюбленному Аллаху. Никакие ужасы Ада или прелести Рая не должны отклонять намерение преданного мюрида от выбранной раз и навсегла цели.
   Неудивительно, что в душе новообращенного суфия при виде странного веселья наставника зародились нехорошие предчувствия. Ну не видел Виктор Сергеевич в лютой смерти особой радости и не чувствовал божественной любви "пред которой меркнут все страхи и печали мира", а врать себе он не привык с детства.
   - Ты глупец, Серегей-Оглы. Такой большой и серьезный мужчина, а сердце твое слепо, как новорожденный котенок. Посмотри глазами сердца, и ты увидишь, откуда моя радость! - Мотанин уже привык, что похожий на оборванца старик, то и дело дразнит его, обзывая дураком по любому поводу. Потому, особо не смущаясь, продолжил пытать наставника: - Учитель, я не знаю, о чем ты говоришь, хотя и верю тебе. Все-таки снизойди к моей глупости, разъясни словами доступными для обычных людей.
   Старик поднялся с пола, на секунду задумался, потом хлопнул себя по лбу и, в возбуждении приплясывая на месте, запричитал: - Вах! Все-таки это я глупец. Старый болван, как я мог забыть! Ты же его видел, ты даже с ним говорил! Вспомни, что тебе снилось, прямо сейчас, от этого зависит твоя жизнь! - Исмаил Ага взвизгнул, будто укушенный змеей и совершено неожиданно для ученика треснул его ладонью промеж лопаток.
   Сухонькая ладошка шейха ударила олигарха как кузнечный молот, мгновенно выбив из легких остаточный воздух. В ушах Мотанина зазвенело, из левой ноздри вытекло несколько капель крови, зрение после секундного помутнения обрело кристальную ясность, и он тут же заснул. Точнее, полностью погрузился в сон, сохраняя полное осознание происходящего.
   В его сне мрачная камера преобразилась, наполнившись мерцающим теплым янтарным светом, казалось испускаемым самой Землей. Учитель, вдруг ставший много моложе, как оказалось, был занят игрой с нарды с благообразным старичком, одетым в совсем неподходящий для чеченского зиндана аккуратный клетчатый костюм. Исмаил-Ага и старичок, которого Виктору Сергеевичу почему-то хотелось называть "профессором", весело болтали, на перебой обмениваясь последними новостями.
   И новости эти были хорошие: - у кого-то из общих друзей родился сын, кто-то счастливо выдал замуж любимую дочь, а главное, всех любит Бог. Или Аллах, но это все об одном - так ведь?! - Осторожно спрашивал шейх Исмаил у "сердечного друга Василия", - как он любовно называл собеседника.
   Клетчатый старичек Василий оборвал свою болтовню и вдруг стал серьезным: - Так или не так, перетакивать не будем! Исмаилий, знаю, ты, хоть и муслим обрезанный, а все одно - Иисуса Христа почитаешь, и не время нам о ерунде спорить, стыдно пред Господом!
   Я то, для чего пришел? - Вседержитель внял твоей молитве и послал сюда внучка моего приемного. Шустрый малец. Беспокойный правда, и нраву буйного. Чудит много, но задатки хорошие есть. Совсем как Малюта-Волк в годы юные. Ээхх, Малюта, какие надежды на него возлагал, как любил. А он не сдюжил, лютость природы своей одолеть не смог....
   Ну да ладно, нового приемыша мне Господь доверил. Идет он сюда, да не один. Вернет Вите, - тут старичек бросил на олигарха пронзительный взгляд, - то, что для него дороже жизни. Ученика твоего вызволит, а тебе поможет помереть достойно. Нет власти у бесов над праведником и не им провожать верного в последний путь! Воином жил Исмаил, и отойдешь, как воин. Так что радуйся, скоро предстанешь перед Господом.
   - Как только беседа стариков перешла на духовные темы, с их телами стали происходить любопытные перемены. Будто внутри каждого зародился источник света, делавший собеседников похожими на удивительные живые люстры. Исмаил-Ага светился все ярче, и, к окончанию речи Василия, на шейха уже трудно было смотреть. Виктор Сергеевич увидел на месте учителя светящееся яйцо нежно-персикового света, обменивавшееся всполохами светимости со столбом ослепительно-белого пламени, в который обратился багообразный старичек-профессор.
   И так тепло стало душе от созерцания общения святых, что железное сердце олигарха, не выдержало ниагары света обрушившегося на него, и на миг растаяло. Слезы хлынули из глаз, унося все горечи и заботы, вернув безжалостного бизесмена в те счастливые дни детства, когда Радость приходит сама по себе, просто по тому, что ты живешь...
   Проснулся он от того, что где-то в самой глубине его существа зазвонил маленький колокольчик, сначала тихонько, потом громче и настойчивие, и вот уже в ушах набатом звучит:
   - "Проснись! Тревога!". Виктор Сергеевич с трудом распямил затекшие за время его "сна" ноги и подумал, что все-таки следует послушать старика Исмаила и начать разрабатывать колени. А то так и до артрита недалеко.
   Ничего нового в камере не происходило, шейх сидел по-турецки, привалившись спиной к противоположной стене, и перебирал нефритовые четки, что-то тихонько напевая про себя.
   Внезапно могильную тишину ночи разорвала автоматная очередь, потом еще одна и еще. На фоне беспорядочной стрельбы раздались несколько взрывов. Где-то неподалеку стремительно разгорался бой. На стене камере замецали всполохи света, проникавшие в малюсенькое зарешеченное окно, за массивной стальной дверью послышались гортанные голоса охранников и удаляющийся топот их сапог.
   Дело принимало нешуточный оборот, ведь охране их маленькой тюрьмы было строго запрещено покидать свой пост. И запрещено теми, чей приказ они никогда не осмелились бы нарушить. Может, - это спецназ ГРУ, мелькнула спасительная мысль. Ребята сейчас штурмуют аул, и, входе зачистки, непременно освободят их из плена. У олигарха были неплохие связи в спецслужбах, и пара генералов вышепомянутого спецназа бала ему сильно обязано.
   Но новые звуки, примешавшиеся к обычной вакханалии ночного боя, заставляли усомниться в таком благополучном исходе. Их можно было бы назвать криком раненной кошки, если бы не звенящий, болезненный до потери сознания, металлический тембр и громкость, присущее скорее сирене поезда, чем животному. Мотанин с ужасом понял, ГДЕ он слышал похожие вопли. К тому же этот сон...
  
   Что-что, а нарушать покой и сон обитателей аула как раз и не планировалось. Продумывая операцию по спасению Катиного отца, я искренне рассчитывал сделать все максимально тихо, желательно так, чтобы люди даже не просыпались в своих постелях.
   Во всяком случае, Катерина с Василием получили такой инструктаж: - Мы зайдем в село глухой ночью, между тремя и четырьмя часами утра. В это время человеческий сон самый крепкий, а нежить находится на пике своей силы и не будет ждать нападения.
   Вы совершите трансформацию и открыто пойдете первыми. Я в человечей форме буду прикрывать вас сзади. Во-первых, это позволит нам минимизировать жертвы среди людей, - мой Дракон будет на привязи, а агрессия ваших зверей направиться на упырей. Во-вторых, я, в отличие от вас хорошо стреляю и знаю, как можно упокоить нежить. Пока твари будут разбираться с вами, буду бить их, как в тире.
   И, в-третьих, для окончательной трансформации оборотню необходимо кого-нибудь убить. В вашем случае искренне рассчитываю обойтись нежитью. Моего демона, к примеру, такой расклад вполне устраивает. От расправы над упырями Реальгар получает изысканное удовольствие, а людишки его интересуют мало.
   Гарантировать, что ваши звери не затребуют живого мяса, не могу. Но, при любом раскладе, будет лучше проверить это среди боевиков, чем ждать спонтанной трансформы среди мирных жителей...
   Предупреждая возможные вопросы, я уточнил. - Да, опасно. Крайне опасно выполнять роль "подсадной утки" для созданий, далеко превосходящих по смертоносности обычных хишников. Но и оборотни не лыком шиты. В темноте способны видеть не хуже упырей, способностью к регенерации лишь слегка им уступают, а по силе и скорости, пожалуй, и превосходят. - При последних словах Катюха с Васей заметно приободрились, было видно, что им не терпиться прочувствовать свои "супер-силы" в деле.
   Все вышеперечисленное, конечно, касалось нежити молодой, тварь "бригадирского" уровня легко скрутит свежеиспеченного оборотня в бараний рог. Но ребятам я этого говорить не стал, не надо расхолаживать команду перед первым боем. Как не стал посвещать в то, почему на самом деле, принял такое решение.
   Тут я следовал примеру пана Яцека, который всегда выпускал подчиненных вперед, чтобы оценить силу противника перед схваткой. В нашем случае так будет лучше для всех: - убьют меня, Кате с Василием живыми не уйти, а их гибели я постараюсь не допустить.
   Тем более, что по моему скромному опыту знакомств с Сатанопуловцами, укокошить оборотней не так-то просто. Стоило учесть и тот избыток силы, что влил в "эксперементальную серию" Демиос. Лев Анунаков хотел создать свою стаю, стаю подобных себе. "Студенты" были лишь недоделками, пробной партией, несравнимой по силе и возможностями с моими подопечными. Так что Катерина с Василием теоретически должны представлять собой грозную боевую единицу. А Реальгар вообще крут, - сумел замочить самого Нарасимху.
   Может быть по причине самоуверенности, может, просто нам не повезло, но с самого начала все пошло наперекосяк. Точнее, с Москвы до Чечни дорога была гладкой. Василий нашел в себе силы не только доехать до отца и почеловечески с ним поговорить, но и попросить прощения за многолетнее хамство. Ваня Могила на радостях по поводу воссоединения семьи расстарался, и до Шатоя нас доставили почти без заминок. А вот дальше возникли непредвиденные трудности.
   Встречавший в аэропорту водитель наотрез отказался ехать в горы ночью. Ни за какие деньги и посулы. Тридцать километров от города, до последнего блок поста, а там, - идите пешком следующие семьдесят или ловите попутку.
   Все это сообщалось нам с широчайшей улыбкой на исполненной кавказском гостепреимства и густо покрытой рубцами от угрей роже. Ха, попутка, ночью, в район, контролируемый упырьей бандой. У сорокалетнего джигита Вахи оказалось неплохое чувство юмора.
   При всей любви к ночным забегам, такой кросс в мои планы не входил. Неизвестно, как покажут себя после оборота ребята, да и привлекать внимание не стоит. Параноидальная осторожность нежити не позволяла рассчитывать на то, что нам удасться подобраться незамеченными. Тем более, что мы сейчас на их земле, а Земля, - мать для всех. Включая и нежитей. На своей земле они многократно сильнее. Пешком или на машине, - нас все равно обнаружат, и нет надобности внушать упырям излишние опасения экзотическим способом перемещения. Пускай хозяева аула ждут в гости обычных людей.
   Кроме того назрела еще одна проблема, требующая выяснения отношений. Нас подвела совершенная маскировка. Я так старался скрыть свою демоническую природу, что позабыл о специфическом кавказском менталитете, который с детства прививает своеобразную табель о рангах: - кто старше, тот и главный.
   Когда боевой абрек Ваха обнаружил что "дорогими гостями из Москвы" являются недавние подростки, почти ботаники, он просто не смог удержаться от фамильярности. Тем более что пара тощих очкариков, сопровождавших в горы девицу модельных данных, вполне соответствовала популярному в этих местах сюжету "прадай жэнщыну". И Ваха сразу же начал осыпать Катерину комплиментами, приобретающими со временем все более сальный характер. Под конец он обнаглел до того, что, почти не скрываясь, попробовал ущипнуть оборотниху за ягодицу.
   Ребята, получившие от меня строжайший приказ не вступать с местными ни в какие диалоги, смолчали. Василий даже отвернулся, бросив на меня такой многозначительный взгляд, что стало ясно, - если ситуацию не разрулю я, то он за себя не отвечает. Но это еще пол-беды. За сына Вани Могилы я был спокоен, парень унаследовал лучшие черты папиного характера: - железную волю и самоконтроль.
   А вот про Катю такого сказать было невозможно. Девушка тоже как будто не обратила внимания на заигрывания абрека, но по вздувшимся желвакам на ее челюстях и стремительно вытягивающимся в вертикальную щель зрачкам я понял, - еще один жест доброй воли со стороны Вахи, и Катюха совершит спонтанную трасформу. А значит, - мы тут же лишимся водителя.
   Пришлось поговорить со сластолюбивым абреком по душам и заглянуть ему в глаза. Достаточно было только чуть приоткрыть покров, скрывающий дракона, и я увидел отражение багрового пламени в расширенных зрачках горца. И сразу все встало на свои места.
   Табель о рангах нашей маленькой компании приобрел весьма стройный вид. Вверху, на правах высшего демона, уверенно устроился Реальгар. На ступень ниже расположились Катерина с Васей, не забывавшие время от времени преданно поглядывать в мою сторону, а где-то в левом заднем углу этой пирамиды власти, скромно потупив взор за пыльным плинтусом, пребывал наш водитель. Как я уже говорил, Реальгар умеет быть убедительным.
   Дело было сделано, правда, небезупречно. Воздух в машине оказался безнадежно испорчен. Крутой абрек, моментально осознав, кому хамил, наложил в штаны. Пришлось терять время на то, чтобы дать ему возможность наскоро простирнуть вещи и обмыться в придорожном канале.
   Чтоб не сбежал, я командировал с ним Василия, но, похоже, зря. Ваха принял нас за коллег хозяев кровавого аула и из гордого волка превратился в смиренно ждущего своей участи барана. Причем барана в мокрых штанах, что, ввиду прохлады горной ночи и выбитых стекол нашего Уазика, было, как я догадывался, весьма неудобно.
   С целью подбодрить приунывшего водителя, я посоветовал постараться добраться до места побыстрее, прозрачно намекнув, что расторопность повышает его шансы на выживание. Ваха оказался на диво понятливым абреком. Не думал, что по ночному проселку можно пилотировать видавший еще первую Чеченскую УАЗ с такой скоростью.
   По мере того, как мы углублялись в горы, дорога стала совсем скверной. Сплошные ямы и промоины от стекавших на нее многочисленных ручейков, россыпи булыжников и наплывы глины. Ваха отчаянно маневрировал, чудом удерживая машину между откосом и пропастью, с ревущей где-то далеко внизу рекой. А вокруг, - тьма, глаз выколи, прорезаемая узкими лучами фар, бешено скачущими вместе с машиной.
   Оставалось только надеятся, что прыгающий по колдобинам, как горный козел, Уазик не опрокинется. За себя я особо не беспокоился. Судя по всему, шкура Нарасимхи, которую я не снимал с момента визита в "Теологический факультет", способна выдержать и авиакатастрофу. А вот успеют ли обернуться ребята, до того, как джип достигет дна ущелья - вопрос открытый.
   Так что прибытие на место восприняли с облегчением все: - Водила, - с обреченностью скотины, прибывшей, наконец, к дому мясника. Ожидание, которое хуже смерти, закончилось, сейчас или зарежут, или отпустят и сена дадут. Катерина с муженечком, - в радостном возбуждении от предстоящей пробы сил. А я, - доехали целыми, ну и слава Аллаху, одной проблемой меньше. Остановив машину, я дал ребятам команду на готовность N1 и обратился к нашему извозчику с небольшой речью.
   - Ваха, сейчас ты нам хорошо поможешь. Ты знаешь, в этом селе живут плохие люди. И, что еще хуже, они служат шайтанам. Я тоже шайтан, но хороший. Будешь себя хорошо вести, отпущу живым и с деньгами. Хорошими деньгами, Ваха! У меня к местным шайтанам свои счеты. Плохие шайтаны захватили в плен моего друга, а друзей в беде не бросают. Понимаешь, да?!
   - Ваха закивал головой и промычал что-то, выражающее его понимание и сочувствие моему горю. Говорить абрек уже не мог. Вид Катюхи, стремительно освобождающейся от одежды, лишил его способности внятно выражать мысли. Ребята сосредоточенно готовились к трансформе, но Катюха не была бы собой, если б упустила шанс подразнить мужиков.
   Я отлично понимал абрека. Катерина и раньше была хороша, а сейчас, добавив к природным данным кошачьей грации, девушка смотрелась не хуже профессиональных моделей. На мой вкус, правда, была слишком мускулистой, но это уже придирки. То, что не нравится жителю мегаполиса, на скотовода часто оказывает прямо противоположное действие.
   Катя смотрелась не хуже мадам Подводной в ее лучшие дни, а легкий налет звериной инфернальности делал ее просто неотразимой для простодушной натуры горца. Надо будет заставить парня закрыть глаза во время трансформации, а то, не ровен час, спятит. - Отвернысь, дорогой, дэвушко раздэвается для дэла. И дэло это тэбэ выдэт нэ нужно! - Я невольно начал коверкать слова, подражая местному гортанному говору.
   Вероятно, меня тоже зацепило Катюхино обаяние. Одернув себя, я продолжил человеческим языком: - Сейчас Ваха мы сыграем небольшую игру. Ты возьмешь автомат и будешь меня конвоировать. Иди сзади. Как обычно, будто собираешься живой товар с рук на руки передать. Магазин я из калаша вынимать не буду, но стрелять не вздумай. Повредить ты мне не сможешь, а злить шайтана не надо.
   Помогать нам тоже не надо, я не хочу, чтоб тебя убили. Не потому, что ты мне нравишься. Просто нам нужен живой водитель, чтоб отсюда выбраться. Дойдет до дела, ложись и притворяйся мертвым. Потом - уноси ноги, как сможешь. Если решишь нас бросить, - осуждать не буду. Но денег не получишь. УАЗ оставь. Обманешь - найду на том свете. - Я снял очки и подарил абреку еще один ласковый драконий взгляд. К чести водителя, на сей раз он удержался от дефекации.
   А может, ему просто срать нечем, - вслух отметила Катерина, с самого начала невзлюбившая нашего водителя. Впрочем, Ваха виноват сам, - опрометчиво заигрывать с самкой оборотня при муже, а щипать ее за задницу, - так вовсе граничит с попыткой самоубийства. - Закрой глаза, дорогой. Целее будешь. - Ваха послушно отвернулся и, для надежности, прикрыл лицо руками. Люди быстро учаться на своих ошибках и парень уже догадался, что Катерина не девушка его мечты.
   Трансформа прошла на удивление гладко. Сказалось многочасовое ожидание и возбуждение от предстоящего боя. Я только дал ребятам слизнуть по капельке крови из проколотого кончиком ножа мизинца, и дело было сделано. Контуры их тел задрожали, на миг размылись в воздухе, и еще через мгновение перед нами стояли на задних лапах два грациозных зверя. Катерина Викторовна обернулась мускулистой черной пантерой, а Василий огенно-рыжим зверем, смахивающим на упитанного безгривого льва.
   Мы оставили УАЗ, не доехав полукилометра до естественного сужения ущелья, где, как я прикинул, изучая Гугловскую карту местности, хозяевам аула удобнее всего встречать незванных гостей. Дальше двинулись пешком: - я с моим "конвоиром" по дороге, и чуть впереди, по поросшим низким кустарником обочинам, - Катерина с Василием.
   Я до предела обострил свое восприятие, вплотную подойдя к границе, за которой начинается виденье. Дальше - нельзя, начну видеть я, - тут же присоеденится Реальгар, с которым мы на уровне энергетики срослись как сиамские близнецы. Нежить засечет выплеск энергии высшего Демона, а это в наши планы не входило.
   Для упырей появление на сцене дракона должно стать сюрпризом. Впрочем, сучара Реальгар неплохо потрудился, адаптируя под себя мое хлипкое тело. Даже без его энергии видеть в темноте я мог вполне сносно, а слышать и чуять запахи - на уровне хорошей овчарки. Беспросветная для абрека Вахи ночь была для меня наполнена мириадами событий.
   Яростно светили колкие горные звезды, тысячами голосов пела бежавшая справа от дороги горная речка, выпрыгивала из воды в погоне за мотыльками форель. Истерически стрекотали сходящие с ума от страсти цикады, с тихим шелестом парила в небе пара сычей, выслеживая снующих в траве полевок, а наслаждающиеся теплой ночью мыши объедались свежей зеленью и любили друг друга среди высокой травы, успевая прожить заодну ночь больше, чем иной московский обыватель за год жизни.
   Одновременно зарождались и находили свой конец мириады живых созданий. Хороша была чеченская ночь, сполна насыщена жизнью и смертью. Я бы с радостью наслаждался и дальше ее силой, да надо было одновременно следить за подопечными оборотнями и не прозевать нежить.
   Кстати, об оборотнях. Молодежь во тьме ночи чувствовала себя как дома, подобно теням гигантские кошки скользили вдоль обочины, почти не производя шума. Старик Сатанопуло мог бы гордиться своими созданиями.
   А вот и долгожданные хозяева аула, почти с облегчением подумал я, увидев соткавшийся из теней человеческий силуэт. Упырь сумел обмануть не только мои органы чувств. Оборотни тоже попали в просак, пропустив появление нежитя.
   Пантера-Катюха, обнаружив чужака в каких-то пяти-шести метрах перед собой, резко затормозила и села на задницу, как обыкновенная кошка, нежданно столкнувшаяся нос к носу с дворовым псом. Леопардо-кот Василий встал рядом, и, выгнув спину дугой, издал угрожающее шипение-мяв. Я оступился и замедлил шаг, получив от неожидавшего такого поворота событий Вахи ощутимый тычек стволом автомата между лопаток.
   Паашел, шакалий сын! - Рявкнул вошедший в роль водитель. Бедняга не обладал ночным зрением, и появление на дороге "шайтана" еще не дошло до его абрекского сознания. Тень перед нами подняла вверх руки, напрвив вперед раскрытые ладони.
   Упырь очевидно пытался продемонстрировать отсутствие оружия и свое дружелюбие, да на его беду Катерина с Василием не знали международного жеста готовности к переговорам. Для их напряженного как струна внимания этот жест стал последней каплей, опрокинувшей человеческий контроль над звериной яростью.
   Упыри вообще-то крайне осторожны и обладают очень хорошей реакцией. Но этот толи был еще молод, толи не ждал такого в своем логове, но уйти он не успел. Да пожалуй, и мне бы этого не удалось, столь неожиданна и стремительна была атака. Размываясь в серые ленты, оборотни бросились на нежитя, одновременно вцепившись в него с двух сторон.
   Охреневший от такой наглости упырь взвыл как раненный в жопу слон, и начал отчаянно отбиваться. Ребята то же забыли все мои наставления о звуковой маскировке и включились в драку с самозабвением мартовских котов. Катюха, захватив зубами горло твари, раздирала ей брюхо когтями задних лап, а Василий пытался проделать с упырем тот же маневр, зайдя сзади.
   Все вместе они орали так, что даже я был шокирован, а Ваха - так просто опрокинулся на спину, отброшенный резкозтью звукового удара. И тут со стороны аула ударили выстрелы. В сторону визжащего и катающегося по земле комка, в который сплелись нежить с наседающими на него оборотнями, полетели огни трассирующих пуль.
   Предусмотрительный упырь тоже пришел не один. И человеческие подонки, что верно служили кровопийцам, сейчас пытались отбить хозяина. На наше счастье, люди хреново видят в темноте, и даже приборы ночного виденья, которые я потом обнаружил у убиенных чеченов, не смогли радикально поправить эту ситуацию.
   Но Ваха всего этого не знал. Больше того, ничего не видел, и понять-то толком ничего не успел. Не знаю, что происходило в голове абрека и каковы были его побудительные мотивы, но через секунду с криком "Аллах Акбар" и "сдохни, Шайтан!" наш водитель включился в бой. Он лупил из своего АК-47, вполне профессионально посылая пули в сторону "вражеских шайтанов". Благо, по трассерам можно было легко отследить, где залегли стрелки.
   "Шайтаны", обнаружив нового противника, быстро переключились, с этузиазмом обрушив на нас стальной град. Оборотни продолжали терзать стремительно регенерирующего упыря, пытаясь добраться до его жизненно важных энергетических центров. Судя по неумолкающему вою твари, это им удавалось с переменным успехом.
   Веселились все. Только я валялся в неглубокой, но очень мокрой и весьма холодной луже, изображая контуженного обывателя. Вмешаться в разборки оборотней я не мог, в любой момент сюда мог пожаловать старший нежить. Мастер всегда высылает вперед птенцов. Этот урок я хорошо выучил с помощью пана Яцека. Так что приходилось сжать зубы и ждать, не вмешиваясь в драку.
   Единственная вольность, которую я себе позволил, так это прикрыть Ваху своим телом от трассеров. Абрек, неожиданно решивший вступить в бой на нашей стороне, заслуживал протекции, а меня в шкуре супероборотня Нарасихи автоматные пули могли разве что слегка пощекотать.
   Бой затягивался, и я уже начинал терять терпение, когда ночь внезапно стала совсем беспросветной. Казалось, даже звезды на небе померкли, притихли звуки, и откуда-то сверху на нас навалилась вязкая, тяжелая тень.
   Оне прибыли. Наконец-то. Выходи Реальгар, твоя очередь, - и я выпустил на волю своего заплечного змея. Уже знакомое чувство, будто тебя, человека, надевает на себя как перчатку тонкой кожи чудовищная сила. По форме я остался почти человеком, но суть изменилась принципиально. Трансформа затронула саму материальность, придав насыщенной демонической энергией телу сверхестественные качества.
   Все как прежде. Однако, была на сей раз в намерении дракона какая-то необычная деликатность. Почти нежность, сказал бы я, если б такая метафора была уместна в адрес демона-убийцы. Впрочем, разводить долгие церемонии Реальгар не стал, одним прыжком он перенес нас к появившейся рядом с полурастерзанным оборотнями упырем темной глыбе.
   И вовремя. Похожий на двухметровый гранитный обелиск старший вампир уже успел подмять под себя тыльную часть Василия. Бедняга откомментировал этот факт истошным воплем, что было не удивительно, - оборотень враз лишился половины роскошного хвоста.
   Дальше глумиться над своим слугой Реальгар не позволил. Удар когтистой руки разорвал упыря пополам, и его жизненный сок обильным потоком хлынул из раны, насыщая нас силой. Меня удивил контраст между почти неразложившимся телом упыря и его энергетикой. Я привык, что чем сильнее нежить, тем больше его возраст и, соответственно тем быстрее разлагается тело упокоенного.
   Упырь, ополовинивший гордость Василия, в посмертии не распался прахом, а завонял как достаточно свежий, пролежавший в земле не более года, покойник. А силушкой был наделен немалой, не хуже бригадиров пана Яцека.
   - Делай как я! - Приказ ударил, как хлыст, заставив оборотней работать слаженно. Рванув одновременно в разные стороны, они проделали с птенцом ту же операцию, что Реальгар произвел над мастером. И тут нас все-таки достали.
   Со стороны аула полыхнуло, бухнуло, и с резким свистом в нашу сторону устремилась маленькая комета. Мы с Реальгаром успели сообразить, в чем дело, - еще недавно я пытался так же извести Льва Анунаков. Дракон даже пробовал повторить трюк Сатанопуло с волейбольным отпихиванием летящей гранаты. И так же, как Нарасимха, потерпел неудачу.
   Карма имеет поганую привычку возращаться. Кумулятивный снаряд рванул у меня в руках. Блять, до чего же больно! И, добавлю, обидно! Отброшенный взрывом гранаты я, кувыркаясь как лягушка, летел в ночном небе, проклиная упырей, их прислужников, и благословенную землю Ичкерии, породивший столь противоестественный союз нежити с людьми.
   Дальнейшие события слились в моей памяти в один спутанный клубок криков, выстрелов, огненных всполохов и стремительных перемещений. Меня основательно контузило взрывом и дракон пререхватил управление на себя. Впрочем, Реальгар не подвел.
   Он даже по-своему старался быть гуманным, избегая тотальной зачистки аула и производя убиение активно сопротивляющихся врагов максимально быстрым способом. Как потом рассказывали ребята, врагов оказалось не так уж много, и большинство из них досталось Дракону.
   Поначалу оборотни справлялись сами. Контуженные разрывом гранаты, получив по нескольку пулевых попаданий, они смогли собраться и атаковали нападавших. Пока Реальгар выбирался из бешенных водоворотов горной речки, в которую его забросило взрывом, Катерина с Василием успели прикончить пятерых обстреливавших нас автоматчиков и порвали еще одного птенца упыря, сдуру решившего отомстить за упокоенного мастера.
   А потом подоспевший дракон рыкнул на оборотней так, что охота самовольничать у них отпала окончательно. Высший Демон вошел в село первым и ревностно пресекал все посягательства на свою добычу. Выглядел он по-прежнему обыкновенным человеком, вполне себе мирной наружности и только горящее в глазах багровое пламя выдавало его природу.
   Реальгар расслабленной походкой прошел по главной улице села, собирая на себя восторженное внимание публики. И публика рукоплескала наглецу автоматными очередями. Ополченцы, мобилизованные по утвержденному заранее плану обороны, поливали "чужого шайтана" огнем из самого разнообразного огнестрельного оружия.
   Стреляли из каждого дома, из автоматов, карабинов, винтовок, подствольников и гранатометов более крупного калибра. Пара огневых точек была оснащенна антикварными крупнокалиберными пулеметами ДШК. Впрочем, их быстро обезвредили оборотни, которым совсем не улыбалось получить пулю размером с небольшой огурец.
   Даже Реальгару пару таких "подарков" доставили некоторое неудобство, но большого вреда он не получил. От гранат быстро обучающийся дракон предпочитал уворачиваться, а более мелкие снаряды, подобно Нарасимхе, без труда ловил на лету.
   Вокруг чужака образовался пылающий шквал из трассеров и взрывов, среди которых с неумолимой целеустремленностью его худощавая фигура продолжала продвижение к главной площади. Дракон с интересом рассматривал выловленные из огненного вихря боеприпасы, удивляясь человеческой изобретательности.
   Среди них встречались даже самопальные пули, отлитые из серебра. Наивные горцы полагали, что благородный металл способен повредить твари, пережившей прямое попадание противотанковой ракеты.
   Реальгар спокойно выследил все огневые точки, и атаковал. Он прыжками перемещался от одной позиции защитников аула к другой, методично уничтожая противников. Меньше, чем за минуту село было зачищено. Скорость драконьей атаки была такова, что уследить за его перемещениями не могли даже оборотни, а о ее силе говорили пробитые насквозь каменные стены.
   Оборотням по существу почти нечего было делать. Им на поживу достались те немногие идиоты, что затаились и пробовали обстреливать группу с тыла. Только на них выдавал "охоничью лицензию" Реальгар, державший Катерину с Василием на коротком поводке. Приказ дракона был строг, - добычей является каждый вооруженный мужчина или нежить, остальных - не тронь!
   Возможно, это и спасло женщин и детей аула от полного уничтожения. В запале первого боя попробоваший крови оборотень не знает меры. Реальгар меру знал, но убивал без разбору всех, попадавшихся ему на пути. Мужчин, женщин, молодых и старых, с оружием или без. Убивал даже собак, посмевших тявкнуть на него из-за забора.
   На мой вопрос, - зачем? Он выдал потрясающий по простоте ответ: - Это же бой. Всякий, кто встает против тебя в бою, досто