Докторов Дмитрий: другие произведения.

Глава первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    734 век Новой Эры Человеческая раса в течение долгого периода своего существования пережила бесчисленные войны, будучи раздробленной в результате естественного процесса освоения космоса и колонизации. Население Солнечной Системы и окрестностей рано или поздно должно было разрастись до невероятных масштабов. И это случилось. В настоящем на четырех планетах, десятках лун, и в открытом космосе в Солнечной системе проживает свыше восьмидесяти миллиардов человек. А в остальном космосе эта цифра в разы больше - в четырех с половиной тысячах обитаемых систем поселилось более девятисот миллиардов одних только людей, объединенных в единое сообщество посредством тонкой невидимой линии информационной сети под названием Галоген. Именно это сообщество стало доминирующим во всей Галактике и взяло под собственную опеку все остальные малые и большие расы разумных существ. Именно в таком мире живут, влюбляются, грустят, умирают - словом существуют обычные люди. Именно таково 73 тысячелетие... Марк Александров, один из наследников фамилии Александровых. Родился на Венере, обвиняется в халатности, повлекшей к гибели людей во время одного из полетов Лайнера, находившегося под его командованием. 72314 год (SET) Капитан Марк Александров берет на себя всю вину случившегося, хотя фактически не имеет к аварии прямого отношения. Тем самым он спасает свой экипаж от преследования, но оказывается под следствием. Его лишают регалий его родовитой семьи, наследства, а так же обвиняют в связи с людьми расы 213, находившейся в добровольной изоляции на планете Терра-Сейякон. Вместе со своей возлюбленной невестой Сейяминдой, которую однажды он увез с Терры, Марк решается уйти от преследования закона путем собственного изгнания из Солнечной Системы в Содружество Независимых Миров. Именно здесь, на краю Галактики, бывший первоклассный пилот начинает все сначала и женится на Сейе Александровой, что по обычаю своего народа с детства носит на левом запястье тату "миано" - знак принадлежности к народу Терра-Сейякона. Через пять лет у них рождается дочка, которую они называют Валерией...

  Глава I
  
  ...И я одна среди толпы,
  Но в одиночестве мы вместе.
  Так хорошо, что в сердце нет пустоты.
  Так жаль, что слезами залиты песни...
  
  Теплый дождь окутал безмятежное спокойствие летней ночи, и его брызги заполоняли тьму туманной взвесью, скрывая от глаз призрачный горизонт. Ласковый бриз мягко обнимал за плечи, осторожно подталкивая вперед, будто напутствуя, поддерживая, не давая ни упасть, ни отступить назад.
  Она стояла на краю, купаясь в струях дождя. Крупные капли влаги стекали по стройному хрупкому телу, оставляя странное, но очень приятное ощущение. Только шум падающей воды, неровное от радости дыхание и биение сердца нарушают тишину. Только дождь, тьма, теплый ветер и Она. Наедине с собой и наравне с Ветром...
  Мокрые короткие рыжие волосы свисали тяжелыми прядями, прилипая к лицу. Струи воды, стекая вниз ручьями, омывали хрупкие плечи, спину и грудь, а тонкая рубашка, намокнув, приятно прилипала к телу...
  Руки широко расставлены в стороны, в раскрытых ладонях собирается благодатная вода. Взгляд утопает в бездонной пропасти молочного неба над головой, а под ноги низвергается бездонная пропасть нескольких десятков этажей, утопая во мраке.
  И полное спокойствие в душе...
  Но вдруг во всей этой картине появляется что-то иное, тонкий, чуть слышный шорох. Это тоже ветер, но он другой... Он доносит до сознания пение птиц и шепот листвы, с каждым мгновением, становясь все громче, этот ветер заполняет собою все вокруг, внося в мир теплой сырой тьмы яркий свет и утреннюю прохладу...
   Предательски зазвенел будильник, разрушив иллюзию видения. Лера нехотя открыла глаза, и очнулась в холодной постели у себя дома. За окнами уже светило яркое утреннее солнце, заполняя своими золотистыми лучами всю спальную комнату. Лениво потянувшись и очень сладко зевнув, девушка медленно села. Руки невольно потянулись к лицу, растирая затекшие глаза.
  "С добрым утром, Лера!" - без особого энтузиазма сказала она сама себе. Из раскрытого настежь окна дул прохладный ветер, принося с собой уличные запахи свежей листвы и звуки далекого центра города. Противно, играя на нервах, трещал будильник, провозглашая своим голосом наступление семи часов утра.
  -Да замолчи ты уже! - Лера вслух сердито прикрикнула на нерадивый прибор и тот, повинуясь силе мысли, виновато затих.
  Не осторожное движение вдруг вызвало в левой руке тяжелую ноющую боль, от которой у Леры даже чуть перехватило дыхание. Памятные события прошлого дня вновь вспомнились девушке вместе с приходом этой боли, вызванной сильным порезом.
  Повязка на локте, закрывавшая рану, за ночь разлохматилась и сильно ослабла, съехав со своего места. На простыне Лера обнаружила несколько пятен от крови и с досадой поняла, что постель придется менять.
  Сдернув одеяло и, не без усилий, встав на ноги, она еще раз потянулась всем телом и громко зевнула, да так что даже в глазах потемнело.
  Из окна прямо ей на глаза упали яркие золотые лучи оранжевого светила, заставив сильно зажмуриться. Лера подошла к окну и вдохнула прохладный утренний воздух, наполненный ароматом листвы и прелым тяжелым запахом мокрого асфальта. Вдали на горизонте, среди тысяч шпилей многоэтажных зданий, возвышался огромный силуэт центра города - Цитадели. Биение сердца машин этого исполина, наполняя утреннюю тишину мощной вибрацией и низким ритмичным гулом, проносилось сквозь огромную равнину, на просторах которой раскинулась столица планеты Ия - Ньюпорт. Отсюда - с дальних окраин четвертого спального района, расположенных на холмистом возвышении, открывался чудесный вид на огромное водохранилище, разделявшее город на две части. Мутные очертания горизонта дальних его берегов утопали в утреннем тумане, скрывавшем обширное пространство заброшенных районов города, названных Пустошью.
  Первое, что она решила сделать - заново перевязать руку. Сняв старую повязку, Лера запеленала руку, начиная чуть выше локтя, и заканчивая запястьем, в гидрофобную пленку-антисептик, не дававшую ране намокнуть, и зафиксировала ее тугими лентами по краям.
   Затем девушка направилась в ванную. В зеркале над умывальником она увидела свое отражение - ярко зеленые глаза, чуть покрасневшие спросонья, короткие рыжие волосы, непослушно торчащие во все стороны, тонкие брови, прямой носик, светлая даже бледноватая кожа... Единственное, что было не так в ее лице - круги под глазами и полосы от складок простыни на щеке, легшие наперекрест со ссадиной от падения накануне.
  -Ну и видок у тебя, Александрова! - сказала девушка своему Alter Ego , стоявшему по ту сторону стеклянной глади.
  "Сама виновата" - промелькнула в ответ мысль ее отражения.
  Спросонья Лера действительно выглядела довольно потерянно, и еще больший бардак на самом деле царил внутри ее головы. Все еще хотелось спать, но засыпать было уже поздно - до начала первой лекции оставалось от силы полтора часа, а значит, засыпать "на несколько минуток" было просто бессмысленно.
  Зазвонил коммуникатор. Лера ринулась в коридор и с замиранием сердца рванула трубку из гнезда зарядного устройства, приложив ее к уху.
  -Да! Кто это?
  В ответ молчание.
  -Я слушаю, говорите!
  Не громкий чужой мужской голос, вдруг вздохнув, тихо ответил:
  -Извините, я ошибся номером...
  Лера даже не успела ответить, так как собеседник завершил разговор, отсоединившись от линии.
  "Нет, это не Он. Это не Его голос. Но почему?"
  Вот уже несколько дней Лера ждала звонка от ее молодого человека, ведь почти неделю они были в ссоре, вызванной обоюдной обидой.
  Тем самым парнем был Ник Дьюборн. Давняя любовь после трех месяцев отношений утихла, обнажив многочисленные изъяны в характерах их обоих. Капризный, но умный и смышленый малый, с неотразимой внешностью и невыносимым характером - он тщательно скрывал от окружающих свои недостатки, показывая себя на людях с лучшей стороны, и становясь для девушек из параллельных классов прямо-таки "идеалом". Лера никогда не замечала за собой ревности, но в последнее время Ник стал банальным бабником - и это в нем бесило больше всего. Но видимо, либо она сама такая дурочка, либо она действительно любит своего нерадивого избранника - после каждой ссоры, как и сейчас, Лера чувствовала себя виноватой и первая шла на компромиссы.
  И теперь, как прежде, девушка в отчаянии бросалась на любой телефонный звонок, в тайне мечтая услышать знакомый голос, и еще более огорчаясь, если это не он, а кто-то другой.
  С тяжелой досадой на душе Лера вернула трубку на место и, послав в сердцах все к чертям, возвращаясь в душевую.
  Шум воды был очень похож на пение дождя, а чувство скользящей по изгибам тела воды вновь возвращало в утренний сон, будто реальность была его продолжением.
  Она любила дождь. То теплый и ласковый, то жестокий и холодный, то грубый и ветреный, грозный и шумный - он будто чувствовал смену погоды в душе Леры (или она сама менялась по его прихоти?) был, словно живым, понимал ее, прямо, как и не дождь вовсе, а обычный человек. Дрожь каплей дождя на стекле или крыше успокаивал нервы, убаюкивал и вносил в душу что-то мокрое, сырое, но теплое и, несомненно, доброе.
  Лера любила погрустить вместе с дождем, но это скорее была светлая грусть. Полумрак ванной комнаты, в которую редко заглядывало солнышко, душистый влажный воздух вокруг и журчание воды переносили сознание из начала лета в осенние дни, в сезон дождей, когда влага с неба льется сутками напролет.
  Вдруг снова неожиданно зазвонил телефон, заставив девушку вздрогнуть от испуга. Не найдя выхода лучше, она выбралась из душа и, оставляя мокрые следы на полу, проскользила к шкафчику у стены, взяв оттуда биотический усилитель - небольшой приборчик с мягким полимерным браслетом, созданный специально для биотиков . Надев устройство на левое запястье, и активировав его, Лера послала мысленную команду терминалу связи на включение громкоговорителя и почти прокричала сквозь шум воды, возвращаясь в душ:
  -Да, кто это?
  -Тот, кто рано встает! - раздался звонкий голос с противной ноткой ехидства.
  -Джек, блин! Ты вовремя! Я только-только в душ залезла! - раздосадовано проворчала девушка, снова надеясь услышать своего парня, но опять вместо этого узнав в собеседнике другого человека, своего друга Джека Торсона.
  -Ого! Хотел бы я на это посмотреть!
  -Облизнись! Чего в такую рань звонишь?!
  -А ты как связь то включила, если ты в душе? - совершенно не в тему спросил Торсон.
  -Как, как - просто так! Спасибо телекинезу, хотя бы кнопки научилась нажимать - усмехнулась девушка, пытаясь разговаривать громче воды.
  -О, великий кнопконажиматель Александрова Валера, склоняюсь перед вашим мастерством биотика седьмого уровня! - смеялся Джек.
  -Во-первых, не Валера, а Валерия. Во-вторых, это официально я "биотик седьмого уровня". Вообще я уже взрослее по опыту, и не на седьмом а на шестом или пятом уровне!..
  -Слушай, кнопконажиматель опытный, ты в институт то идешь сегодня?
  -А, по-твоему, куда же я собираюсь?
  -Ну, кто тебя знает!- из динамика снова раздался смех, - Ты не забудь с собой захватить лекции по ТПФ , а то Жафризо уже рвет и мечет - забрала ты, мол, месяца полтора назад - и с концами...
  -Захвачу. А Жафризо передай мои наилучшие пожелания, - раздраженно ворчала Лера.
  -Ладненько, передам. Слыхала, наши выиграли чемпионат среди старшей школы прошлой весной, а 'третьи' подали судье апелляцию.
  -Ник говорил, неделю назад. Странно, что они только сейчас опомнились с претензиями.
  -Вы, случайно, не из-за этого поругались?
  -Мне глубоко наплевать и на его мнение о нашем классе и на спортивные достижения института в целом. Тут другое - у Ника опять свои залеты начались... Так! Кончай болтать, а то я так с тобой опоздаю совсем!
  -Как прикажете, мастер Александрова, - снова сострил Джек, и, добавив "встретимся у Сенсея на лекции", вышел из разговора.
  "Вот ведь идиот!"- сама собой накипела мысль у девушки после этого диалога.
  
  *** *** ***
  
  На пассажирской остановке, несмотря на ранний час, было много людей, и в основном это была молодежь. Среди десятков лиц в толпе, текущей по тротуарам вдоль стен домов, Лера не чувствовала ни одного знакомого, и что странно - среди толпы почти не было таких же как она биотиков. Для девушки безмолвный поток людей будто окрашивался в разные "цвета" - то, что обычный человек никогда бы не смог увидеть, Лера чувствовала и осязала без усилий, и иногда этот дар даже мешал сосредоточиться. Среди многих лиц на улице девушка могла видеть каждого отдельного человека, его мысли и даже целый спектр его ощущений. Все эти тонкие невидимые нити информационной паутины были повсюду, сопроваждая каждое живое существо. И именно за это биотики недолюбливали обычных людей - то, что должно обычно храниться в глубинах личности, они выносят наружу, и за серыми масками усталых еще не проснувшихся существ прятался целый ураган эмоций, не всегда позитивный. Среди людей, слышащих мысли, обычный человек чувствовал себя белой вороной из-за неумения контролировать тот информационный поток, который шел от него, превращая самого человека в подобие маяка. Но иначе дело обстояло с самими "слышащими" - любой телепат контролировал информационное поле вокруг себя, мог чувствовать своего собрата на большом расстоянии, и встреча таких людей для обоих становилась довольно приятным событием.
  Заходя в пассажирскую маршрутку, Лера почувствовала одного из таких "слышащих" у себя за спиной, и практически машинально в голове промелькнуло незримое приветствие, похожее на скрытую улыбку, обращенное к этому человеку, что оказался довольно красивым парнем со спокойным сосредоточенным лицом. Все мысли девушки внезапно были бестактно нарушены чьим-то мысленным бормотанием, окрашенным перепадами плохого настроения. Лера поняла, что это противоборство мыслей стоящей впереди бабушки преклонного возраста, чем-то озабоченной и огорченной, медленно поднимавшейся по ступеням в салон маршрутки.
  "Оживленные сегодня мысли у всех" - Александрова обратилась к попутчику-собрату.
  "Пятница, конец недели. Странно, что ты не замечаешь постоянства настроения толпы, прямо как зачарованная" - ответил незнакомец.
  "Да уж, я даже в днях затерялась..." - сокрушенно согласилась Лера.
  "Сегодня будет трудно - пятница все-таки" - заметил парень, улыбнувшись отражению Леры в окне.
  И на этом разговор двух биотиков завершился - сказано не меньше чем нужно, и не больше, чем требуется.
  Маршрутка тронулась с места и, медленно набирая ход, поплыла на псевдогравитационной подушке по узкой полоске дороги к входу на станцию метро.
  Телепатам не нужен выход в Сеть, не нужны никакие информационные каналы и даже глаза и уши - все что нужно, это быть среди других людей. В общей толпе биотик, умеющий "слушать" мог узнать и день недели, и последние новости, и новинки в магазинах, и даже то, где находится поворот на другую улицу. Умы людей кишат информацией, абсолютно доступной и ничем не скрываемой, ведь толпа состоит в своем большинстве из не умеющих держать свои мысли при себе, даже если это просто мысли. Так и теперь, если "прислушаться" к голосам людей в маршрутке, то можно узнать очень многое, хотя в большинстве своем весь этот ворох информации - просто ненужный хлам. Именно поэтому Лера выработала привычку никогда никого не "слушать", или слушать только тех, кого она хочет "слышать".
  Выйдя из машины на тротуар у перехода на подземную станцию метрополитена, Лера долгим взглядом проводила своего собеседника, пока тот не скрылся за поворотом на углу двадцатиэтажного здания, отбрасывавшего тень вдоль всей улицы. Напротив метро, зажатый между многоэтажными офисными зданиями, жилыми домами и магазинами, увенчанными балконами с цветами и растениями, свисавшими вниз, тянулся зеленый бульвар с десятками тяжелых скамеек и высокими ветвистыми тополями. Над перекрестком на кабеле линии электропередач висело табло электронных часов, указывавшего время - восемь часов тридцать четыре минуты. Постояв немного на месте, девушка слилась с потоком людей, направлявшихся к темным дверям здания перехода в метро, и скрылась в темноте за автоматическими дверьми.
  
  *** *** ***
  
  Прямо у входа в кабинет Лера чуть не столкнулась лбом со своей одноклассницей Настей Волковой. Маленькая юркая светловолосая девчонка резко вылетела из дверей и, миновав Леру, бросила мимолетное приветствие, а затем торопливо сгинула с глаз. Александрова лишь успела почувствовать лихорадочный ураган мыслей в ее голове, но не услышала в них никакого смысла.
  "Чего это она?" - удивилась девушка, несколько озадаченная этой неожиданной встречей, но следующее столкновение с очередным одноклассником заставило позабыть обо всем остальном. Как только Александрова вошла в кабинет, на нее набросился негодующий Жафризо Юриго. Угрожающе блеснув стеклами очков, он, заговорил своим скрипучим голосом, полным присущей этому человеку желчи:
  -А вот и ты! Где лекции?! Сколько раз я просил приносить лекции вовремя?! Ты не уважаешь ни моих трудов, ни моих принципов! - верещал Юриго. Лера же, поздоровавшись с присутствовавшими в аудитории товарищами, остановилась перед ним. Сначала девушка не поняла, что именно хочет от нее вспыльчивый, как престарелый старикан, Жафризо, но после преодоления секундной растерянности, она вспомнила все-таки о своих долгах, и вынула из сумки толстенные тетрадки с лекциями. Жафризо же нервно вырвал то, что ему принадлежало из рук Александровой, а затем одарил ее полным злости взглядом. В этот момент девушка почувствовала спиной тепло знакомого биополя и сразу же догадалась, что сейчас в кабинет войдет Вольфрам, один из ее друзей среди одноклассников.
  Вольфрам Геринг, высокий широкоплечий блондин, славился в школе АТФ своим учтивым, но твердым и решительным характером и элегантными манерами. Естественно, то, что Вольфрам увидел, войдя в кабинет ему, как интеллигентному человеку, не понравилось.
  -Всех приветствую! - громко сказал Вольф, а затем попросил Жафризо уступить проход. Юриго в присутствии друга Леры, превосходившего в росте, сразу же умерил пыл и, подвинувшись, искоса улыбнулся, будто извиняясь за себя.
  -Валя, а что тут происходит? - удивился Вольф, - Юриго, тебя, кс-стати, даже из ко-оридора слышно! - несколько запинаясь, заметил он.
  -Ничего особенного, просто Лера принесла мне лекции...
  -И? - спросил Вольф, - Продолжай мысль, я тебя с-слушаю.
  -Ну вот, - продолжил Юриго, - Принести то она принесла, вот только их нужно было принести еще две недели назад!
  -Ну и что? - возразил Вольф, - Об-бязательно нужно кричать, тем более н-на девушку?
  -Это мое право решать - кричать мне на кого-нибудь или нет! - снова начал беситься Жафризо, но тут же получил затрещину от непонятно как появившейся с другой стороны Лайк Стафэр, что была в классе двенадцать - семь старостой благодаря своему прямому хулиганскому характеру и огромному авторитету.
  -Ты на кого наехал, шипилявый?! - она угрожающе повысила голос.
  Заставленный врасплох парень от неожиданности чуть не подпрыгнул, и, обернувшись к Стафэр, испуганно на нее уставился.
  -А ты-то тут откуда?!
  -Лайки, ну зачем же так грубо! - обиделся Вольф.
  -А чего этот придурок на Лерку взъелся! Я уж молчала-молчала, да не вытерпела! Нашел с кого сладить, очкарик?!
  -Стафэр, если ты зам-метила, я тоже очкарик, - Вольф, усмехнувшись, поправил на переносице свои тонкие очки в золотой оправе.
  -Извини, - коротко сказала Лайк, будто бы рассчитавшись за какую-то мелочь.
  -А тебе вообще, какое дело?! - Жафризо заорал на старосту, крайне удивив Геринга.
  -Думаешь, если выбилась старосты, то все можно?! - кричал Жафризо, размахивая руками.
  "Пойти покурить? До лекции минут восемь осталось..." - услышанная Лерой мысль Вольфа чуть было не рассмешила ее. Она, едва сдерживая улыбку, поглядела на друга, стоявшего рядом.
  -Что? - не понял Геринг, заметив эту реакцию, на что девушка качнула головой, как бы говоря "не имеет значения". Вздохнув, парень перевел внимание на ссорившихся рядом, и, наконец, произнес:
  -Ладно, пока вы тут общаетесь, пойду-ка я покурю.
  -Вольф, не бросай меня! - засмеялась Лера, но ее мольбы не были услышаны, и Вольфрам спешно удалился, избавляя себя от удовольствия наблюдать перебранку товарищей.
  -Интересно, как такая мымра, как ты, вообще оказалась старостой! И вообще, что ты делаешь в команде по форсстрайку?!
  -Эх, Жафризо, - вздохнула Лайк, - я бы тебя послала на разведку черных дыр, - она развернулась и запрыгнула на парту, будто она была скамейкой, подставила локти под голову и сладко зевнула, игнорируя бешенство оппонента, - Да вижу, ты только что оттуда...
  -Ах, ты!.. - теперь Юриго даже не знал что делать, он стоял в негодовании, в поиске какого-нибудь предмета, который можно бы было швырнуть в Стафэр. Сидевшие в аудитории Алан Кин и Артем Бондарев, были свидетелями всего происходящего и смеялись до слез.
  -Да чего вы ржете! - заметался Юриго.
  -Чего, Жафризо, словарный запас кончается? - веселился в своем духе Тема, - Ты вроде бы еще что-то о форсстрайке упоминал! Может, сыграем? Заодно посмотрим, насколько же ты крут в действии! - его предложение было встречено еще большим всеобщим весельем.
  -Да он даже перезарядить пистолет не сможет! - весело поддержал Алан своего друга, ткнув его в плечо, отчего Тема чуть не рухнул со стула. После такого Юриго просто побагровел и начал яростно рычать.
  "Сейчас взорвется" - думала Лера, в сердцах приготовившись к худшему. Она уже успела занять свое привычное место за второй партой третьего ряда и наблюдала за всем уже издалека.
  -Да идите вы к черту! - выдавил, наконец, из себя парень и пулей вылетел в коридор под звонкий смех согрупников.
  -Да, парни! Веселье начинается с самого утра! - смеялась Лайк, - Вон как задорно унесся! Даже пятками засверкал!
  Александрова в течение следующих минут успела разложить на парте все необходимое для лекции, и хотела было выйти в коридор прогуляться, как вдруг услышала за спиной:
  -Лера, - почти шепотом позвал кто-то. Девушка обернулась и встретилась взглядом с Ленкой Селивановой.
  -Ну, как ты? Он звонил?
  -Нет, не звонил, мы вторую неделю не разговариваем. Я в порядке.
  -Вторую неделю?! А ты сама?..
  -Еще чего, - не дала договорить подруге Лера. Селиванова пересела со своего места поближе к Лере, за другой стул за ее партой, где обычно сидела Эттейн Блеквуд, нареченная сестра Леры. Случайным движением Лена задела руку девушки, от чего ту передернуло от боли.
  -Ай, твою мать! Аккуратнее можно?!
  -Лер, ты чего? - затревожилась подруга.
  -Да рука болит, - прокряхтела в ответ Александрова, схватившись за порез.
  -А что случилось?
  -Какая разница? Порезалась.
  -Аа... А где?.. - попыталась поинтересоваться Ленка.
  В этот момент в класс ввалилась хозяйка места, на котором сидела Селиванова. Это была высоченная брюнетка с шикарным и удивительно сильным телом. В ее сопровождении плелся Джек Торсон - белокурый разгильдяй, чуть ниже Тей. Среди сверстников он вполне заслуженно получил древнее человеческое прозвище "Казанова", так как вольно или невольно этот самоуверенный парень притягивал к себе взгляды многих девушек.
  -Чтобы я еще раз, Надюха, подождал, пока ты оденешься! - причитал Джек, назвав свою подругу по данному ей когда-то в детском доме второму имени.
  -Я что, еще и виновата?! - воскликнула девушка, - Значит, если ты полтора часа собираешься, перемеривая подряд все футболки, и не знаешь что тебе надеть - это нормально! А меня двадцать минут подождать это конец света?! И вообще ты меня всю дорогу пилишь этим!.. - Тей перевела взгляд на свое место, и, увидев там Елену, разозлилась еще больше:
  -Селиванова, переваливайся к себе! Чего на моем месте распласталась?!
  -О, Лерка! - воскликнул Торсон, - А ты чего это раньше нас пришла?
  -Ты чего это звонишь в семь утра, будишь на пару, а сам опаздываешь?! - встретила его ответным вопросом Лера.
  -Не надо, не надо! Я не в семь утра звонил, а в пятнадцать минут восьмого! - рассмеялся Джек.
  -Ну, да. Только не в пятнадцать, а в шестнадцать, - огрызнулась Александрова.
  Пока они разговаривали, в класс уже успели войти все остальные ученики и, спустя несколько минут, как всегда неожиданно, в аудиторию нагрянул преподаватель.
  -Встать, суд идет! - гаркнул Тема, вскочив со стула, на что преподаватель Александр Дмитриевич, именовавшийся так же Сенсеем, в своем стиле злорадно похихикал.
  -Тема, ты меня, значит, в ранг единовластного правителя возводишь? - пошутил учитель.
  Тут дверь распахнулась, и на пороге промелькнуло перекошенное лицо Юриго.
  -Ой, я чего-то не вовремя, - пробубнил он.
  -Нет-нет! Как раз вовремя! Проходи, гостем будешь! - смеялся Сенсей.
  Парень воровато посмотрел на одноклассников, и молчаливо прошуршал между партами к своему месту, вызвав смех в аудитории.
  Между тем учитель занял свое привычное место за кафедрой, и, окинув многозначительным взором присутствующих, произнес:
   -Итак, граждане студенты! Начинаем вынос мозга?!
  Это был довольно высокого роста молодой человек двадцати трех лет с коротко постриженными светлыми волосами и темно - карими глазами, одетый в синие джинсы и рубаху молочно-серого цвета. Он ухмыльнулся, настраиваясь на быстрое воспроизведение материала лекции. Но прежде, чем начать, он все-таки решил разрядить обстановку в аудитории:
  -Как дела-то у вас?
  "Зря ты это спросил" - подумала Лера.
  По рядам старшеклассников пронеслась волна одобрительного гомона и даже смеха, сама за себя ответившая, что все хорошо.
  -Отлично! А я слышал, что у некоторых из наших парней снова возникли трения в отношениях с двенадцатым - третьим классом. Вы что, опять?!
  Тема - тучных форм парень среднего роста с темными жесткими короткими волосами, обладавший довольно внушительным авторитетом среди одноклассников, встал со своего места, подняв руку, затем взял речь, остановив тем самым оживленное обсуждение вопроса в глубине аудитории:
  -Вся проблема состоит в том, что они никак не могут простить нам свой проигрыш в игре по форсстрайку! Кто же виноват, что их команда проиграла четыре раунда из-за взрыва бомбы на объекте? Пускай тогда быстрее бегать учатся, а не кричат направо - налево, что таймер бомбы намеренно сократили почти на минуту! Нил Фъюсторн предъявил нам обвинение в использовании чит - кодов, хотя игра велась честно!
  В подтверждение этих слов часть парней с задних рядов начали вразнобой приводить примеры "проскоков" команды соперников в пользу своей правоты, а так же череду случайностей, которые бывают в каждой игре. Но тут другая часть класса начала возражать относительно того, что не всегда те или иные случаи были для команды в их пользу. В ответ посыпались обвинения в отсутствии солидарности, дискуссия вдруг переросла в откровенную брань.
  Сенсей слушал дебаты своих учеников, с грустью и скукой наблюдая за происходящим. Затем он встал, широко взмахнул руками над головой и очень громко свистнул, пытаясь остановить безобразие в аудитории, пока оно не переросло в драку.
  Парни виновато замолчали, повинуясь воле учителя, но все еще косо поглядывали друг на друга, рассаживаясь на места.
  "Знала же - зря спрашивал!" - от этой мысли на лице девушки промелькнула улыбка.
  -Вы вроде бы и студенты уже, а ведете себя как дети малые! Вы бы еще стульями покидались!
  -Сенсей, согласись - это же не по понятиям совести нас обвинять в читерстве! - заявил Алан, - Мы выиграли честно!
  -Алан, успокойся! - прикрикнула на него Юля, высокая девушка с худощавой фигурой и длинными прямыми волосами, окрашенными в термочувствительную краску. Этот вид пигмента менял окраску от малейшего перепада температуры и поэтому волосы на голове Юли мерцали и светились всеми красками радуги, подобно рекламным огням на улицах. Именно из-за цвета волос девушке дали оригинальное и броское прозвище Юкля - Гирлянда.
  "Ну вот, началось!" - почувствовала Лера мысли Джека Торсона.
  -Юкля, ты еще мне указывать будешь, чего делать?! Смотри-ка, да ты вся покраснела от злости!
  -Еще слово, и я за себя не отвечаю!
  -Алан прав, третьи сами на конфликт пошли! Пускай по заслугам получают! - прокричал кто-то из дальнего угла аудитории.
  -Что?! - Сенсей вдруг не выдержал и, встав в полный рост, обрушил кулаки на стол со страшным грохотом, заставив всех вздрогнуть.
  -Это кто такой смелый у нас?!! Вы что, обалдели совсем?!! Хороши же ученички! Через два года вам уже работать кому - где, по специальности, а вы до сих пор даже договориться между собой не можете! Кто еще за Алана?! Кто против?!
  -Мы же пытались мирно все уладить! Не хотят, заразы! Будто специально так делают!
  -И что? Разборки устроите?! В прошлый раз, помнится, из-за ваших разногласий шестеро студентов устроили мордобой "трое - на - трое" в школьном парке! Поправьте меня, если я что-то подзабыл! Вы теперь "команда на команду" стрелку назначите?! Если словами договориться не можете то, пожалуйста, деритесь, сколько влезет хоть всем составом обоих классов! Только за пределами школьного комплекса, ясно! Я устал уже распинаться за вас, дурачков, перед начальством на кафедре!
  Аудитория молчала. Многие стыдливо прятали лица от раздраженного взгляда преподавателя. Все понимали теперь, что противостояние между классами, казавшееся сначала обычным спортивным соперничеством, зашло уже слишком далеко. Борьба между классами 12.3 и 12.7 стала уже темой баек и шуток студентов всех курсов и учеников всех ступеней Школы АТФ - и это было лучшим доказательством абсурдности ситуации.
  -Ваши ссоры уже всех достали, а меня уж тем более! Хотите снова драки?! Прекрасно! Только меня предупредите сначала, чтобы я успел забрать документы с этой работы!
  -Александр Дмитриевич можно сказать? Мы всегда пытались не доводить споры до ссор и уж тем более драк! Но ведь "третьи" как будто бы специально "жгут" все "мосты", которые мы пытаемся навести! - жаловался, пытаясь все объяснить по-своему, Артем.
  -Так, хватит! Относительно форсстрайка вы сами все решите. Относительно всего остального - еще раз повторится что-то подобное, и я приму меры! И не кричите потом после третьей пересдачи с комиссией во время сессии "Санек, ты нас не предупреждал!" и вообще вам всем бы ремня ввалить или в угол поставить, как детей маленьких!
  "Что-то Сенсей сегодня разгорячился" - Лера снова услышала мысли Джека.
  -Пожалуй, это мы виноваты, - грустно ответила она.
  -Ну, Лерка! Что за привычка у тебя читать мысли вслух?! Ладно бы - свои, так ведь и чужие тоже!
  -Извини, - виновато улыбаясь, проворчала девушка.
  -Александр Дмитриевич, простите нас, пожалуйста! - вдруг сквозь сгустившуюся тишину сказала Эттейн Блеквуд, высокорослая подруга Леры, сидевшая сегодня позади нее на второй парте третьего ряда, - Чего взять с некоторых дураков, которым только лишь бы силой помериться с однокурсниками. Не все ведь такие!
  -Вот! - усмехнулся Сенсей, взмахнув рукой в сторону темноволосой Тей, - Вот с кого надо брать пример, парни! Учитесь у наших девушек самообладанию!
  По аудитории пронеслась волна смеха, наконец разрядившая грозную атмосферу среди одноклассников.
  -В общем, я вами не доволен. Ну да ладно, начнем лекцию.
  "Ну вот! С утра пораньше и писать!.." - огорчилась Лера, лениво листая тетрадь с записями лекций по Общегалактической Истории Развития Миров.
  -"Технология совмещения пространства-времени была известна людям еще в третьем-четвертом тысячелетиях. Но если теоретическая физика на основе теории элегантной вселенной могла обеспечить создание высокоскоростных систем передвижения, то на практике подобное появилось лишь спустя два тысячелетия, а в глобальных масштабах гиперсветовые системы передвижения стали использоваться лишь с середины восьмого тысячелетия Новой Эры" - читал лекцию Александр Дмитриевич. Он встал за трибуну кафедры, подперев подбородок ладонью и с очень тоскливым взглядом, обращенным куда-то в пол, со сверхсветовой скоростью читал строку за строкой с экрана букридера, лежавшего перед его глазами.
   -"Попытки найти жизнь в пределах Местного скопления, а уж тем более пространства Солнечной Системы, не увенчались успехом. Сотни экспедиций за пределы наших "космических задворков" к соседним созвездиям терпели неудачу за неудачей. Наконец люди к концу третьего тысячелетия отказались от освоения Дальнего космоса и развернули активную колонизацию пространства Солнечной системы, что стало впредь именоваться Пространством Гелиона.
  Но уже к началу сорок второго века человечество познакомилось с соседними расами людей, образовавших еще за несколько тысячелетий до этого две независимые космические державы - Алфоранскою Военную Империю и Центурианскую Галактическую Федерацию"...
  Александр Дмитриевич запнулся, не дочитав до конца абзац, услышав из центра зала неясный шепот и тихий смех, будто кто-то, совершенно обнаглев, распускает анекдоты и смешит весь ряд, позабыв, где находится.
  -Четвертая парта, прекратите галдеть! - доцент поднял глаза к аудитории и грозно рявкнул на нарушителей спокойствия. Шум в аудитории мгновенно прекратился.
  -Так, где я остановился? - спросил Сенсей сам себя, но спустя мгновение нашел нужную строку и продолжил:
   "Оба государства являлись человеческими, хотя и алфоранцы и центуриане и генетически и внешне отличались от людей Пространства Гелиона. Именно это обусловило сложные и не всегда дружелюбные отношения между тремя мирами. К тому времени в солнечной системе сформировалось Содружество Независимых Планетарных Государств, во главе которого состояло земное правительство.
  В отличие от двух других сторон, СНПГ не обладало ни высокими технологиями, ни мощными ресурсами, и находилось на стадии ранней военной демократии, следовавшей после колонизационной имперской политики Земли. К тому же не освоенные регионы Пространства Гелиона содержали, по статистическим подсчетам, несметные богатства минералов и металлов. И именно эти факторы обусловили низшее положение СНПГ относительно ЦГФ и АВИ, и поэтому на территории Солнечной системы часто сходились разносторонние враждебные взгляды соседей, что приводило к военным конфликтам. В борьбе за гегемонию над Пространством Гелиона АВИ развязала военный конфликт, перешедший в полномасштабную боевую операцию. Данное событие получило определение "Первая Марсианская война".
  Столкновение марсианских войск с Алфоранской флотилией боевых кораблей произошло 9 декабря 7381 года. Солнечная система подверглась полномасштабной блокаде, в которой практически все планеты, кроме Земли и Луны, оказались изолированы войсками АВИ друг от друга. Объединенный флот Земли и Луны отбил первую волну атаки и занял оборонительную позицию на внешней орбите местной системы. Венера же оказалась частично блокирована, но с успехом сдержала нападение, не допустив высадки вражеского десанта на поверхность планеты. Однако более тяжелая участь постигла Марс, на который пришелся..." - вдруг преподаватель снизил громкость речи почти до шепота и в возникшей тишине по кабинету раздался звучный храп. Призвав учеников не шуметь, Сенсей подошел на цыпочках к спящему на третьей парте первого ряда смугловатому парню, которого звали Филипп Мьюроу, и громким басом наорал ему прямо в ухо:
  -...На который пришелся основной удар Алфоранских войск!!!
  Парень, жутко испугавшись, подлетел на стуле, будто наэлектризованный, и ошарашенными глазами уставился на Сенсея.
  -Не спать, Мьюроу! - выпалил замечание Александр Дмитриевич под протяжный хохот всего класса.
  Несколько позже Сенсей снова встал за кафедру и продолжил:
  -"...Боевые действия на орбите Марса начались с высадки диверсионных групп на марсианские орбитальные станции. Под прикрытием гражданского флота в орбитальные колонии прибыли на транспортных торговых кораблях десятки групп авангардных диверсионных подразделений. Захватив управление ресурсами колоний, передовые войска двинулись на спутник Марса - Фобос. Ответом на высадку войск стала точечная ядерная бомбардировка спутника, которой предшествовала экстренная эвакуация четырех тяжелых промышленных предприятий и двух рабочих колоний. Приказ о запуске с Марса ядерных боеголовок поступил спустя восемь суток и три с половиной часа после начала боевых действий на Фобосе..."
  Тут Лера случайно оторвала сосредоточенный взгляд от тетради с лекциями и увидела значок нового электронного сообщения на панели задач в своем КПК, оно было без обратного адреса и имени отправителя. Развернув окно диалога, она прочитала:
  "Хочешь узнать автора идеи "Сказания о Читерстве?"
  В это время Сенсей продолжал:
  -"...Близ второго спутника Марса - Деймоса, буквально за несколько часов был сформирован марсианский военный флот из сорока тяжелых кораблей и нескольких сотен истребителей малой флотилии. Находясь под прикрытием Марса, флот был отведен к астероидному облаку Каменный Край, в трехстах тысячах километров от Марса и там ждал отдачи приказа к наступлению..."
  Едва успевая записывать лекцию, Лера напечатала:
  "Во-первых, здравствуй. А во-вторых, мне это не интересно.... Извини"
  -"...Высадка АВИ на поверхность Красной планеты началась 8 января 7382 года и закончилась второй фазой военного вторжения через пятнадцать дней. К этому моменту главная база войск планетарной обороны "Церра" перешла в полную боевую готовность, выслав в точки десантирования орбитальную авиацию. После долгих затяжных боев войска АВИ овладели частью регионов западного полушария планеты, двинувшись на восток, к "Церре" и на север, к пригороду столицы планеты Марсианскому Вавилону. Именно на востоке произошло решающее сражение, окончательно установившее линию фронта вдоль границ Вавилона и "Церры". Фактически вся планета, кроме этих двух регионов, оказалась под властью Алфоранцев..."
  "Интересно, что ты скажешь, когда узнаешь, что это был твой возлюбленный?!"
  Прочитав, девушка незамедлительно ответила:
  "Ник? С чего ты взяла?"
  "Мы же в Школе АТФ! Здесь даже стены имеют уши..."
  "Для меня это, кстати, не новость. Ник часто дурачится"
  Затем незнакомый собеседник прислал следующее:
  "Из-за ваших с Ником ссор страдают все окружающие! И недавняя его шалость это отчасти и твоя вина!"
  Между тем, лекция продолжалась:
  -"...Но спустя месяц после начала операции, в конце января, флотилии Каменного Края был отдан приказ о выдвижении на малую орбиту Марса и высадке на планету. Контратака сопровождалась тяжелыми орбитальными боями с силами АВИ и закончилась высадкой планетарных войск на территорию, подконтрольную Марсианам. Несмотря на серьезное подкрепление, марсианские силы обороны к середине марта оказались сильно измотаны и едва ли сдерживали атаки Алфоранской Военной Империи. К этому моменту объединенный Лунно-Земной флот прорвал кольцо блокады и двинулся к Марсу, но даже в лучшем случае он мог прибыть туда только к началу апреля, что сулило военную катастрофу и гибель всех вооруженных сил на Марсе..."
  "И в чем я, по-твоему, виновна? Думаешь, я его настраиваю против всего класса? Это же глупо!"
  "Ты единственная, кто может повлиять на этого придурка! И ты единственная, кто может его вразумить. А вместе с ним успокоится и вся шайка разбойников из "третьей" группы..."
  "Не смей называть его "придурком!"
  "Ты еще и защищаешь Дьюборна?"
  "По тому, что я его люблю, он мой парень. И я не позволю его оскорблять, каким бы он ни был!"
  "Тогда поговори с ним немедленно и постарайся его утихомирить"
  "Это просьба?"
  "О! Поверь мне, ты ошибаешься!"
  "К твоему сведению, мы уже не общаемся"
  "Значит, придется помириться..."
  "Не надейся" - однозначно ответила Девушка
  В ответ на это Лере уже ничего не пришло. Она ждала несколько минут, оглядываясь по сторонам в поиске кого-нибудь, кто в этот момент мог ей писать, и выдавал бы себя по опущенному к сенсорной рамке, находившейся на парте, взгляду. Ее озабоченный вид заметила Тей и толкнула подругу в бок, проворчав шепотом:
  -Ты чего?
  Лера мгновенно успокоилась, сделав вид, будто ничего не произошло.
  -Да так...
  -Пиши, давай! - бубнила подруга.
  -Да пишу я, пишу...
  Сенсей, между тем, продолжал читать:
  -"...Но в это самое время затянувшаяся боевая операция привела к массовым гражданским выступлениям Алфоранцев, что привело к еще большему спаду военного потенциала армии АВИ. Именно в этот момент авангардный флот Галактической Федерации Центурианцев подступил к пограничным системам территории АВИ и выдвинул ультиматум о прекращении боевых действий в Солнечной системе. Главнокомандующий вооруженным флотом Империи Геррус Фурид отдал приказ об открытии второго фронта в пограничных системах АВИ, не подозревая о том, что Центурианцы одновременно с вышедшим к границам Империи флотом послали еще одну, гораздо более многочисленную, флотилию в Солнечную систему. Надеясь на тщеславие Алфоранских генералов, командование ЦГФ верно спланировало операцию по опережающему удару в районе Марса, продумав каждое действие, приведшее к победе образовавшейся федеративно - республиканской коалиции. Как рассказывают источники ЦГФ, массовые беспорядки в Алфоранской Империи были спровоцированы слаженной работой Федеральных спецслужб. В дальнейшем противостоянии именно "фактор толпы" сыграл важнейшую роль в расслоении алфоранского общества и началу гражданской войны"
  Несколько минут спустя Эттейн вдруг тихо сказала:
  -Лера. Что случилось? Кончай грузиться - даже у меня голова гудит от твоих мыслей!
  В ответ Александрова молча показала окно диалога на своем букридере. Прочитав все до конца, Тей озадаченно посмотрела на подругу.
  -Он что, опять?!
  Лера только вздохнула, сложив руки на парте и спрятав лицо за ними.
  -Эх, парни! - презрительно прошипела Тей.
  Неожиданно для всех в коридоре послышался далекий гул. Александр Дмитриевич нахмурил брови и посмотрел на свои часы.
  -По-моему, я слышу звонок на перемену! - воскликнул Алан.
  -Да, так и есть, - с досадой проворчал Сенсей, - Так! Все ли все записали?! Тогда кыш из аудитории! - воскликнул преподаватель, многозначительно взмахнув руками, и вызвав этим жестом реакцию смеха у студентов.
  
  *** *** ***
  
  Во время перемены неразлучная троица направилась в столовую на первом этаже корпуса, попутно обсуждая новости дня. И главной темой обсуждения, конечно, сразу же стало таинственное послание.
  -Да не раскисай ты, Лер! - подбадривала Тей подругу, - Наврятли Дьюборн настолько глуп, чтобы ввязываться в межклассовые разборки да еще таким способом!
  -А что, если это не так? - возразила Лера.
  -Ну и что? - равнодушно протянул Джек, - Если так, то влетит то Нику. А не тебе. Ведь так, подруга?
  -Так-то оно так...
  -Ну а что тогда?
  За разговором они миновали коридор, и вышли на лестничную площадку. И тут Лера остановилась и заявила:
  -А то, что я устала слушать нападки отовсюду лично в мой адрес, хотя я виновата только в том, что связалась с этим.... Этим...
  -Вот-вот! - усмехнувшись, заметил Джек, - Даже выражение подобрать сложно к такой личности.
  -Какая разница, как его назвать! Мы расстались две недели назад! Так нет, все равно ко мне лезут со всякими издевательствами! Мне что, на лбу написать "Я не его девушка"?
  -А что, идея! - рассмеялась Эттейн.
  -Надя, ничего смешного! - обиделась Лера.
  -Да ладно вам, девчонки! Лер, если надоело слушать всякое нытье, не слушай! - слова Джека были убедительны, но еще более убедительна была его несменная улыбка.
  -Я только не пойму, чего мы стоим то! - Тей вдруг опомнилась и, схватив друзей за локотки, со словами: "Пошли жрать!", поволокла их вниз по лестнице.
  -Эй! Полегче, спецназ! - заорал в ответ на такую выходку Джек, но его возмущение не было услышано.
  -Я хочу есть! - злобно рычала Тей, волоча обоих за собой. Люди, встречавшие их на пути уступали дорогу скорее из опаски получить пинка от двухметровой Блеквуд, чем из вежливости.
  -Да пусти ты меня! - наконец не выдержал парень. Он резко одернул захваченный подругой рукав на себя и все-таки сумел освободиться.
  -Тогда пойдемте быстрее! - умоляла Тей.
  -Джек, лучше делай, что она говорит, а то хуже будет! - Лера смеялась над друзьями, совершенно позабыв на мгновение о всем, что недавно забивало ей голову.
  -Я знаю, Лер!
  -Вот! Дельная мысль! - громогласно провозгласила Блеквуд.
  Так, подшучивая друг над другом, все трое в скором времени спустились по лестнице и слились с множеством людей, заполнявших очереди за дверьми столовой.
  Простояв некоторое время в ожидании среди студентов, жаждущих подкрепить свои силы, Александрова, Торсон и Блеквуд вновь собрались вместе уже за одним столом.
  -Так ты не знаешь, кто это писал? - спрашивала Тей.
  -Небось, какая-нибудь Юкля, или... Точно! Это Инесса! Такие шутки в ее духе! - Джек снова шутил над ситуацией, сводя серьезность разговора на нет, и раздражая тем Александрову.
  -Зачем это Инессе Пик? - размышляла Лера.
  -Может, она Ника любит?
  -Фу! - Тей от таких мыслей скорчила кислую мину, чуть не подавившись котлетой.
  -Ладно, на счет "любит" - это я загнул, - признавался Джек, укрываясь от злобного взгляда Александровой, - Но ведь это главная наша сплетница!
  -А вот тут ты прав, - согласилась Тей. Лера же лишь шумно выдохнула воздух и кивнула головой.
  -Какая разница в принципе, кто пустил слух? - тихо сказала она чуть позже, - Слух есть и это главное. Придется все-таки мириться с Ником.
  -Тогда ты докажешь своим поведением, что слухи - правда, - заметил Джек.
  -А мне-то что? - злобно усмехнулась в ответ Валерия, - На Ника думают, пускай он и разбирается. Я ему не нянька.
  -Правильно! - воскликнула Тей, прихлопнув подругу по спине, отчего та чуть не свалилась под стол, - Нечего парней наваживать! Меньше нежностей!
  -Да тихо ты! - пискнула Лера, еле удержавшись на месте, - Чего руками размахалась!
  -Я смотрю, вы друг по другу соскучились! - ржал Джек.
  -Соскучились?! - Лера раздраженно воскликнула, - Да она мне за эту перемену уже надоела!
  -Не, Лерка, плохая у тебя прическа! - Тей вдруг схватила подругу за голову и начала надраивать ладонью макушку, взъерошив все волосы.
  В этот момент за столик присела девушка с подносом. Это была Сиерия Коул, одна из немногих подруг Леры из параллельной группы 12:3 и давняя подруга самой старосты Лайки.
  -Привет ребята! У вас не занято?
  -Нет, конечно! - прокряхтела из глубин объятий подруги Лера.
  -Как дела у вас? Я вижу, все хорошо?
  -Да-да! - жизнерадостно отвечала Эттейн, - Все хорошо, как у тебя дела?
  -Ага! Все просто отлично, особенно у меня! - Лера все еще пыталась выпутаться из цепких объятий своей подруги, но ничего дельного из этих попыток не выходило. Наконец, Тей просто надоело издеваться над девчонкой, и она разомкнула руки, отпуская на свободу взъерошенную рыжую голову Лерки. Джек после нескольких секунд наблюдения шикарного зрелища на голове подруги, пустился в хохот.
  -Издеваются? - Сиерия спросила Леру.
  -Еще как! - смеялась девушка.
  -Кстати, вы слышали про форсстрайк? - вдруг спросила Коул. Лера сразу изменилась в лице, и, заметив это, Тей резко сделалась строже в поведении.
  -Да, слышали. Возмутительно! - ответила Лера.
  -Парни из нашей группы, видимо, несколько "не в себе", - вздохнула Сиерия, - Любят дурачиться и выкидывать всякие шутки в этом роде. Ну, вы сами знаете...
  -Ничего себе "шутки"! - Возмутилась Тей, - За читерство же полагается дисквалификация команды на год с любых соревнований!
  -Согласна, юмор на грани дозволенного, - пробормотала Коул.
  -Скорее уж, за гранью, - размышлял Джек.
  -А Лайк к этому как отнеслась? - спросила Сиерия.
  -Стафэр вообще глубоко наплевать на все это. Знает, что ничего не было. Ей этого достаточно, - в словах Джека были заметны нотки грусти.
  -А ведь комиссия будет в конце недели... Это не мое дело, конечно, но она собирается что-то делать?
  -Говорят, она уже собрала доказательства в нашу пользу. Поэтому особенно Лайки не нервничает на эту тему.
  -Ну и хорошо, - улыбнулась Сиерия - Так и надо.
  Вдруг Тей заметила оживление в лице Александровой. Та обвела всех за столом встревоженным взглядом, какой обычно бывает у людей, только что осознавших, что они опаздывают.
  -Что? - озадаченно спросил Джек.
  -Лекция. Нам пора.
  -Вот ведь не вовремя то! - раздосадовалась Коул, - Я только-только решила поесть!
  
  [РАЗРЫВ]
  
  -Итак, рассмотрим схематическое устройство навигационного сервера космического корабля и принципы работы его программного обеспечения. Под технической стороной кибернетической сферы космического корабля подразумевается центральный блок оператора центральной кибернетической системы, отвечающий за высшие операции, в том числе и поддержку работы Призрака, многозеркальные серверы, отвечающие за работу основных систем программного обеспечения, вспомогательных программ, а так же за хранение всех файлов библиотек киберпространства космического корабля. Особую роль в программно - аппаратной начинке корабля играет автономная система защиты вычислительных блоков, серверы безопасности, а так же программно - аппаратная система ручного пилотирования и поддержки систем жизнеобеспечения.
  "Космический корабль" - неспешно размышляла Лера, параллельно записывая лекцию, - "Вроде бы аппарат, машина, бездушная, как и все остальные инструменты людей. Но с другой стороны - вся его структура как организм, даже операционная система обладает человеческим интеллектом. Хотя человеческим ли?.. А ладно, не важно! Важно другое. Может, корабли и впрямь живые? Хотя, киберфоги такие же. Они тоже машины, но это разумная цивилизация, ей два миллиарда лет, и каждый ее представитель даже более чем живое существо..."
  -По типам программное обеспечение корабля подразделяется на навигационные, программы поддержки систем жизнеобеспечения и корректировки их параметров, программы поддержки боевого оборудования и систем защиты, мультимедиа программы, программы управления энергообеспечением корабля, плагины систем связи, плагины навигации вспомогательных средств и программы контроллеры внутренних механизмов автоматики корабля.
  "Все как у человека - даже рефлексы есть в виде автоматики!" - слышала Александрова мысли Тей.
  "Жалкое подобие животного" - вторил им внутренний голос сидевшего неподалеку Вольфрама.
  -Система навигации в своем принципе работы строится на математической модели пространственно - временного континуума галактики, по которой рассчитывается движение корабля относительно звезд, в условиях гравитационной независимости корабля, траектория небесной механики галактики, искривление пространства-времени по курсу. Курс корабля рассчитывается из данных о движении звезд, перемещение в субсветовом режиме происходит исходя из избирательности противодействия воздействию отдельных космических объектов на корабль.
  "Слишком сложно и не практично, один программный сбой и конец всему кораблю. Или хуже - занесет еще черте-куда" - недоверия в эмоциях этих мыслей Тей было куда больше, чем в самом смысле размышлений.
  -Рассмотрим на примере действие системы навигации - пусть нам необходимо переместиться относительно нескольких звезд. За счет центробежной скорости вращения планетарной системы производится разгон до субсветовой скорости, затем в действие происходит антигравитационный контур корабля, разрывающий связи между кораблем и звездой. В этот момент движение двух звезд - локации старта корабля и локации цели прыжка, становятся абсолютными, а значит, необходима тщательная корректировка курса с учетом абсолютного движения звезд, которое зачастую измеряется десятками тысяч километров в секунду. К тому - же чем дальше находится звезда, тем больше искривление прямой линии курса корабля. Разгон до субсветовой скорости осуществляется локальным воздействием повышенных полей гравитации на движение корабля, за счет чего происходит рост скорости корабля в арифметической прогрессии. Для корректного отображения галактической карты служит четырехмерная математическая модель, учитывающая искривление пространства-времени.
  "Четырехмерная!" - пронеслось в головах многих учеников.
  -Построение модели осуществляется специальным набором программ и обширной картотеки, содержащей информацию о любых объектах открытого космоса, космических тел и образований, напряженности гравитационного поля межзвездного пространства и радиационном воздействии на корабль вблизи примечательных космических объектов типа пульсаров, цефеид и тому подобных.
  "О боже, сколько вводных данных необходимо для простого расчета курса корабля!" - думал Джек. Лера чувствовала его смешанные мысли, и понимала, что загруженность головы друга скоро достигнет предела.
  -Второй тип систем корабля по важности - система связи и анализа информации об окружающем пространстве. В основе своей подразумевает несколько типов связи и анализа данных, по локациям сферы действия - внутрикорабельные, внешние малого радиуса, опосредованные, межзвездные, субгалактические. К первым относится система Интерком - она представляет собой индивидуально-корпоративную систему связи, действующую внутри корабля или спускаемого модуля, основанную на разработках в сфере ментально - кинетической коммуникации отдельных индивидов любого пола, национальности, расы и биологического вида разумных существ. Попросту говоря, на корабле расположен сервер - аналог сервера Сети Ньюнет.
  "Круто!" - снова прокатилось по аудитории. Некоторые студенты даже присвистнули, услыхав о такой системе связи.
  -К системам внутрикорабельного анализа относятся комплексы датчиков движения, анализаторов состояния систем, систем слежения, комплекс программного обеспечения координаторов и редакторов поведения автоматики корабля. К внешним системам малой дальности связи относится система локальной космической связи, так называемая субпланетарная космическая связь (СКС). СКС используется для связи между кораблями, планетами, космическими станциями и другими объектами связи. Посредственные системы связи представляют собой комплекс структурных механизмов, взаимодействующих с гиперпространственными маяками. Механизм взаимодействия представляет собой посредственное подключение к стационарным серверам связи, использующим мгновенные системы передачи информации в пределах локальной звездной системы или масштабах всей Галактики. Последний тип связи является кране не удобным в наше время, но весьма эффективным в случае аварийной ситуации - передача информации через каналы гиперпространственной связи во всех направлениях, при этом на огромных расстояниях от самих маяков ГПС. В принцип работы данной системы связи, которая была названа аварийной субгалактической, вложено создание мощнейшей пульсации за счет внутренних энергосистем корабля в условиях нахождения в гиперпространстве. В давние времена для осуществления импульса требовался вход корабля в режим гиперпространства, теперь же достаточно создание вокруг корабля поля горизонта гиперпространства. Аналогично, ранее использовался энергетический потенциал всех систем питания корабля, теперь же аварийная система связи имеет собственные батареи питания, заряжающиеся от возмущения гиперпространства. Данная система связи способна доставить сигнал бедствия в любую точку сферы вокруг корабля диаметром более двадцати тысяч световых лет. Недостатком этого вида связи к ряду еще и кратковременность возможного использования, так как батареи ГПК, гиперпространственного конденсатора, имеют возможность подзарядки только в изолированном состоянии. Другими словами одновременная работа системы подзарядки и системы ГПС невозможна.
  
  [РАЗРЫВ]
  
  В школьном парке, пустовавшем в учебное время, одним из мест, где можно было спрятаться от полуденного зноя, был школьный фонтан, испускавший размашистые струи воды далеко в воздух. Над маленьким сквером, где он располагался, постоянно висела туча водяной пыли, отчего в тени деревьев было обычно сыро. Тем не менее, это не мешало, а наоборот даже притягивало сюда детей с родителями и влюбленные парочки.
  Для Леры это местечко в Ньюпорте было памятным, ведь здесь прошел самый незабываемый месяц в ее жизни. Именно здесь в былое время они вдвоем с Ником часто гуляли вместе. На скамейке, что была напротив той, где сейчас сидела Лера, они впервые целовались. В тот вечер было чудесное ясное небо, наполненное яркими звездами, что купались в туманных облаках космической пыли...
  Как символично - теперь это место, ставшее местом их встреч и первых любовных переживаний, стало еще и местом их ссор и коротких свиданий. Здесь они ругались и мирились вновь, расставались и вновь сходились. И здесь, видимо, они разойдутся навсегда.
  В томительном ожидании неприятного разговора, девушка ожидала встречи, сидя на скамье возле клумбы цветов местной Иянской флоры, переводя иной раз взгляд на татуировку на левом запястье. Этот фамильный знак - часть немногого того, что осталось от ее родителей. Лера давно пыталась понять смысл причудливого рисунка татуировки, но информации о таких вещах не было даже в сети Ньюнет. Напряжение в сердце она пыталась сбавить, переключившись на красоту благоухающих растений, пышно разросшихся под яркими лучами щедрого оранжевого светила.
  "И для чего это все?"
  -А вдруг не он? - вслух успокаивала себя девушка. Ей трудно было даже представить, что Дьюборн способен на подлость, тем более - на такую подлость.
  "Хоть он и бабник, пускай, он не идеален, пускай, эгоист. Но он никогда не позволял себе намеренно делать что-то плохое людям. Его эгоистичность граничит с благородностью..." - влюбленное сердце искало любых оправданий, лишь бы не остаться наедине с правдой, даже если она ложна.
  "Да не он это! Сама подумай, какой смысл? Он что, такой кровожадный, что хочет и денег и дисквалификации соперников? Ты сама знаешь..."
  -Нет... - продолжила мысль Лера, - Тогда почему пытаются выставить виновным его?..
  На той стороне скверика были двое юных людей. Влюбленные друг в друга, они сидели на скамье, обнимая друг друга. Что-то оживленно обсуждали, смеялись...
  "Прямо как мы" - почти прошептала Лера. Вместе с горечью теперь пришло осознание того, что этого "мы" уже нет.
  Все здесь вокруг было до боли знакомым. Даже то место, где сидит Лера. Когда-то они вместе сидели здесь. В этом скверике нет ни одного уголка, в котором Александрова бы не побывала. И здесь не было ни одной вещи, которая не знала бы Леру и Ника.
  "А теперь все идет крахом" - с досадой в душе думала девушка.
  Что ей теперь остается? Снова помириться? Но ведь чем дальше, тем хуже, и Александрова это понимала. Если стараться не думать обо всем, что сейчас досаждало, то все кончится еще более плачевно...
  -Может, хватит? - спросила она сама себя. Но ответ застрял в горле, сполна наполнив горечью и без того отравленное сердце.
  -Так, все! - взбодрилась Лера, - Я здесь по делу все-таки!
  Эта мысль заставила опомниться. Да, ей жалко воспоминаний, но они того не стоят!
  "И, в конце концов, еще ничего не случилось"
  За размышлениями миновали несколько минут. Посмотрев на часы, Лера еще больше разозлилась и разнервничалась.
  "Как всегда, опаздывает!"
  Нервы все-таки взяли теперь свое, девушка взметнулась со скамейки и стала ходить взад вперед, меряя секунды шагами. В такие моменты она ненавидела Дьюборна, и гнев этот был более чем оправдан.
  Наконец вдалеке на одной из дорожек, уходивших вглубь парка, возник знакомый силуэт молодого человека. Уверенная походка, не слишком спешная вне зависимости от обстоятельств, была его заветной визиткой. Даже с такого расстояния не узнать Ника Дьюборна было невозможно. Поравнявшись друг с другом, Лера и Ник холодно встали поодаль, сойдясь до расстояния нескольких шагов.
  -Пришел все-таки? - не слишком приветливо отозвалась Лера на его "здравствуй".
  -Как видишь, - Коротко ответил Ник, - Я уж было думал, ты меня позабыла! - неизменная самонадеянная улыбка так и осталась главной внешней чертой этого человека. А когда-то для Леры она просто сияла...
  -Я мечтаю об этом.
  -Ну вот! - надуманно обиделся Ник, - А я подумал, ты будешь мне рада.
  Лера в ответ на это промолчала, лишь пригласив жестом прогуляться вместе. Они медленно шагали по аллее, уходившей к учебным корпусам школы АТФ, долго молчали. Ник первым решил нарушить это молчание, и начал разговор с самого банального, что могло придти в голову:
  -Как твои дела?
  -Все хорошо. Знаешь, я почти не скучаю. Без тебя, оказывается, даже легче, чем вместе с тобой.
  -Да? Странно, но я того же мнения придерживаюсь. Все эти ссоры, выяснения отношений... Мне больше по душе полная свобода.
  -Когда-то ты думал иначе, - заметила Лера.
  -Мнение меняется вместе с человеком и миром, - глубокомысленно ответил Ник.
  -Ты так быстро меняешься? Или меняется только твое мнение?
  -Поверь, я меняюсь несколько более оживленно, чем ты себе представляешь.
  -Даже так? - удивилась Лера.
  -Ну да, как иначе? Мы живем в динамичном мире, где отношения между людьми развиваются стремительно, подобно термоядерной реакции...
  "Не лучшее сравнение" - угрюмо подумала девушка, но не подала вида.
  -Ну да, ты иначе не умеешь. Ты до сих пор злишься за тот вечер? - спрашивала Лера.
  -С чего ты взяла? Какой вечер? - Ник поначалу не понял, о чем это собеседница, а Лере показалось, будто он сделал вид, что не понял.
  -Тот самый, - напомнила Лера.
  -Я уже все забыл.
  -Тогда в чем дело? Почему ты стал меняться? Я хочу понять, в чем я виновата?
  -А ты чувствуешь себя виноватой? - Дьюборн перевел на девушку прямой взгляд своих стальных глаз. Лера старалась не смотреть на него, но чувствовала этот взгляд всем сердцем, что называется, "видела в мыслях".
  -Ты ведь... Ведь ты до сих пор помнишь. И то, что мы постоянно ругаемся теперь... Не нужно было тогда с тобой так...
  -Ты опять за свое! - раздраженно ворчал Ник, - Причем здесь тот вечер? Думаешь, кроме тебя у меня забот нету?
  -Тогда объясни, почему все не как раньше? Почему раньше на меня времени хватало?
  Дьюборн долго молчал в размышлении, видимо думал, что сказать на это. Но затем вместо ответа на вопрос сухо произнес:
  -Ты говорила, что по делу, а не мириться.
  Сказав это, парень остановился, заставив девушку сделать то же самое.
  -Да, точно, - сдержанно проговорила Лера, осознав, что и эта попытка тщетна, - Ты слышал про Форсстрайк?
  -И ты туда же! Ну, слышал, Фьюсторн подал апелляцию. Я слышал, я видел, я был рядом. Я тут причем?
  -Я сама бы хотела знать причем здесь ты. Мне сказали, что это твоя идея, ведь никаких читов не было?
  -Что?! Моя идея? Моя идея! - Ник негодовал, - Лера, ты что, дура?! Кто такое ляпнул?!
  -Полегче с выражениями! Кто сказал, не важно, я хочу знать, правда это или нет!
  -Лера, я похож на идиота? - Воскликнул парень, - Давай, я на свет встану, лучше меня рассмотришь!
  -Не паясничай! - огрызнулась Александрова.
  -Мне вообще дела нет до всех ваших политических штучек! То, что я друг Фьюсторна, не значит, что я его подельник. Да, я раньше увлекался интрижками между классами, но только, чтобы позлить пару человек, да вашего "Сенсея". Но это было давно!
  -Так! Скажи прямо, - Лера оборвала возмущенные излияния своего возлюбленного, на что он резко ответил: "Нет!"
  -Ты из-за этого меня вытащила?! Я, значит, все дела бросил только ради этого!
  -Да! Именно за этим я тебя вытащила сюда. Потому что именно из-за того, что тебя считают зачинщиком новых споров, меня начали донимать всяким бредом и угрозами! И так обычно бывает всякий раз, когда ты влезаешь куда-нибудь не туда! Я ведь твоя девушка, девушка самого главного шалопая двенадцатого курса!
  Люди, наблюдавшие за ссорой Ника и Александровой, останавливались поодаль, потом долго наблюдали за ними и тихо расходились.
  -Ну вот, Лер... - ворчал Ник, заметив это, - Ты всегда сумеешь собрать шумиху.
  -Ты хотя бы думаешь, когда творишь что-то, обо мне?! - не унималась Лера.
  -А что ты? Тебя не устраивает что-то?
  -По крайней мере, то, что я, как твоя девушка, вынуждена выслушивать всякий бред о тебе, о себе и о нашей группе.
  -Это твои проблемы, - коротко ответил Ник, ошеломив этим Леру, - Да, еще кое-что. И тебя и меня уже давно тяготят наши отношения. Давай прекратим их, ведь будет лучше нам обоим.
  "Нет!"
  Девушка вдруг надолго замолчала. То, чего она боялась больше всего, ее молодой человек сказал ей напрямую.
  -Твоего согласия я и не жду, - продолжил Дьюборн, - Извини, что так получается. Но дальше ругаться, смысла нет. Скоро ты будешь считать, что я разбил тебе сердце, но, поверь, это самое лучшее, что я могу сейчас.
  Лера так и стояла в ступоре, широко раскрыв глаза. Ник глубоко вздохнул, затем сказал:
  -Извини, мне пора идти. Не вини себя.
  -Не надо... - прошептала девушка, но сил пошевелиться не осталось.
  Он медленно развернулся в другую сторону и, сделав пару десятков шагов, вновь оглянулся:
  -А ты теперь в свободном полете, Лера! Прямо наравне с Ветром!
  
  
  
  *** *** ***
  
  Блестящий силуэт почти невесомого диска-левитатора, выпущенного из рук Лайк Стафэр, прочертил дугу над аллеей и оказался в руках Джека Торсона, что едва ли смог дотянуться до него в прыжке. В эту игру курсанты школы АТФ часто играли в парке, по дороге домой или просто так, на переменах. Ответный меткий бросок Торсона выше головы оппонента заставил Стафэр немного пробежаться. Так они играли прямо на ходу, зачастую либо далеко убегая от своих друзей, что шли вместе с ними, либо задерживаясь подолгу где-то позади.
  -Эй, Джек! Зачем же так далеко?! - воскликнула девушка, без оглядки ринувшись за диском.
  -Побегай-побегай! - смеялся в ответ Торсон.
  -Это все прекрасно, конечно, - недовольно ворчала Тей, наблюдая за весельем товарищей, - Но ведь нужно что-то делать! Лайки, ты уверена, что одной записи геймплея со стороны всех игроков твоей команды достаточно?
  -Конечно! - однозначно ответила Стафэр, когда поймала диск в прыжке и, рухнув на колени, поднялась обратно на ноги.
  -Не знаю, как вы, а я сильно беспокоюсь, - вдруг заявила Сиерия, шедшая рядом с Тей.
  Новый бросок заставил парня размять ноги, в то время как девушка ликовала, обрадовавшись чудесному полету диска. Описав протяжную дугу, он со свистом скрылся в кустах за поворотом боковой дорожки, от чего Торсон воскликнул с досады: "Вот дьявол!". За тем отправился на его поиски. Но спустя несколько секунд он встал как вкопанный на дорожке, а потом воскликнул, обернувшись к друзьям:
   -Ребята, глядите! Лерка! - Он указал вглубь скверика, куда шла дорожка, на которой стоял Джек. Там на мокром краю фонтана, занимавшего почетное центральное пространство сквера, сидела рыжая девушка с короткими волосами и плакала. Спутать с кем-то другим Александрову в ее привычной для всех светлой однотонной форме было практически невозможно.
  Повинуясь голосу Торсона, подруги устремились навстречу Лере, а та при их присутствии мгновенно спрятала слезы и привела себя в порядок.
  Подбежавшие друзья сразу же принялись расспрашивать девушку о том, что произошло. Сначала она говорила, что все в порядке, долго отнекивалась, после стала говорить, что "ничего серьезного не произошло". Только после прямого вопроса Тей, Лера, наконец, сдалась и тихо шепнула "Ник".
  -Что "Ник"?
  -Все... - сдавленный голос снова задрожал, а слезы опять покатились из глаз.
  Осознав все, что произошло, Блеквуд медленно села рядом с каменным лицом. Ее примеру поступили все остальные, а Джек склонился над плачущей Лерой, пытаясь хоть как-то ее успокоить.
  -Вот дела! - наконец удалось сказать Тей, а Лайк лаконично добавила "Я так и знала".
  -Все-то ты знаешь! - зашипел Джек на Стафэр, дав понять, что шутки тут не уместны.
  После нескольких минут глубокого молчания и слез, Лера, наконец, взяла себя в руки:
  -Так, все. Я в порядке...
  -Вы опять разругались... - тихо сказала Тей, настолько мягко, насколько могла, в попытке не ранить словами подругу.
  -Расстались, - поправила Лера, едва сдерживая себя.
  -Что он сказал? - спрашивал Джек.
  -Не хочет больше отношений...
  Бушующая вода в фонтане заглушала своим матовым голосом большинство звуков, что витали вокруг, оставляя слуху лишь высокое щебетание птиц и шум ветра, наполненного водяной пылью, теплой от яркого солнца. День уже почти близился к концу, и теплота послеобеденного солнца предвещала скорый закат. Лера уже и не плакала, заслушавшись пением водяных потоков, хотя горечь в сердце обжигала дрожью все тело и даже голос.
  -А все к тому и шло, - печально вздохнула Тей. Друзья замерли в молчании, наблюдая тишину, пока Александрова, едва всхлипывая, наконец-таки стала рассказывать о случившемся, отходя от шока.
  -Ну, хватит! Вставай, Лерка, пойдем в общагу! - подбадривающее говорила Тей, - Сейчас придумаем чем заняться, а после и поговорим обо всем!
  -Кстати, сколько времени? - вдруг как всегда совершенно не в тему спросил Торсон.
  Лера машинально потянулась в карман пиджака за коммуникатором и тут с круглыми глазами замерла на месте.
  -Что? - недоумевала Сиерия, до сих пор молча наблюдавшая все происходящее.
  "Коммуникатор!"
  -Ты его потеряла! - понял мысли подруги Джек, всплеснув при этом руками. Девушка с досады хлопнула что есть мочи себя по лбу, а затем сорвалась с места, и, бросив "я сейчас", унеслась из скверика в поиске заветного приборчика связи.
  -Как всегда, - усмехнулась Лайк, а Тей только сокрушенно покачала головой.
  
  *** *** ***
  
  "Наконец-то наступил конец этого безумного дня", - размышляла Лера, ожидая вечернего электролайна на маршрутной остановке. Вокруг, несмотря на присутствие людей, стояло умиротворенное спокойствие и тишина. Дождь лил весь день, не переставая, но вечером словно сжалился над людьми. Крыши домов - еще сырые, озарял яркий закат, и его блики играли на окнах верхних этажей, вечерняя прохлада сгущалась все сильнее. Так долго в школьном комплексе она еще не оставалась, но сегодня Лера, едва освободившись от дел, совершенно не знала куда идти - в общежитие совсем не хотелось, а оставаться одной в Гнезде было слишком уж тоскливо. Мысли - усталые и сонные, путались от событий почти ушедшего дня, не зацепляясь на чем-то существенном, а в голове надолго засел странный вопрос - "а что я делаю? И зачем?"
  Лера едва ли заметила, как в ее жизни стала образовываться пустота - она уже не ребенок, чтобы не понимать своих желаний и мыслей, но...
  "Понять бы, что происходит... Почему происходит"
  Тут знакомый мужской голос прервал ее раздумья и заставил, обернувшись на зов, невольно улыбнуться:
  -О, Валерка!
  Это был голос Александра Дмитриевича. Он, не спеша, перекинув пиджак своего костюма через правое плечо, а галстук через левое, приближался к остановке, смоля сигаретой в зубах.
  -Привет, брат! Чего грустим? - обратился он к своей ученице бодрым голосом, присаживаясь на скамью остановки.
  -Привет! Не знаю, что-то взгрустнулось...
  -Это нормально. При такой-то погоде, пожалуй, не только загрустишь, но и повесишься! - недовольно проворчал Сенсей, вглядываясь в отражения деревьев на грязных лужах.
  -Ага, на счет скуки - это вы точно...
  -А чего ты одна то? Избранник то твой где?
  -Не знаю. Где-то в городе...
  -Как это так?
  -Да вот так! Сама удивляюсь... - с грустью заметила Лера. Она все еще помнила расставание с Ником, но не решилась даже заикнуться об этом перед учителем.
  -Эх, парни-парни! Не мужики они в наше время...
  -Это точно! - рассмеялась Лера, - А вы что, не к ним относитесь? Где же ваша мужская солидарность?! - весело подшучивала ученица над учителем.
  -К ним, конечно! Но "за державу обидно"! - ответил тем же Сенсей, затянувшись дымом сигареты.
  -Ну а то, что вы курите - это ничего? Я имею в виду, что Ирина Сергеевна...
  -Кому Ирина Сергеевна.... А кому.... Но вообще ничего, терпит, - Сенсей почему-то вдруг погрустнел, и Лера сразу же догадалась, почему.
  -Не понимаю, зачем мужчины курят и травят себя алкоголем...
  -Мы что, одни такие?! - вопросительно посмотрел на девушку Александр Дмитриевич.
  -Ну, вы же учитель! Вам же...
  -По тому и курю, что учитель, - проворчал Сенсей, рассмешив этим собеседницу.
  -Взрослее станешь - поймешь, почему и пьют и курят. А потом, когда еще взрослее станешь - поймешь, почему бросают...
  -Ну и в каком возрасте произойдет такое чудо? - улыбалась Лера, - Мне ведь семнадцать уже, не девочка из младшей школы давно!
  -Ну и что? Думаешь, повзрослела уже? Кстати, чем это семнадцатилетняя девушка убивает свободное время? И где пропадает, прогуливая некоторые занятия? Ты чего это, в лоботрясы записаться вздумала?
  Лера хотела было возразить, но вовремя сдержалась. Вместо этого она вспылила:
  -Вот не надо в мою личную жизнь лезть!
  -Была бы она - эта жизнь, - заметил Сенсей, но позже понял, что чуть перегнул палку.
  Лера вдруг изменилась в лице, услышав такое. Она нахмурила брови и отвернулась в сторону, не желая продолжать разговор.
  -Обижайся - не обижайся, а это правда, - изрек Александр Дмитриевич довольно банальную фразу, затянувшись в очередной раз.
  -У вас никогда не возникало странных мыслей, будто чужих, в своей голове?
  -К примеру?
  -К примеру... Сомнения...
  -Хм, - задумался Сенсей, приняв позу мыслителя. Потом после минутного молчания он, взглянув на Леру, ответил:
  -Да, бывало поначалу. Когда молод был.
  -И как вы поступали?
  -Шел по намеченному пути, как и хотел.
  -Даже если он не правильный?..
  -Даже так. Оставаться на месте еще хуже - жизнь-то мимо проходит.
  -Это ведь нелепо, - непонимающе ворчала Лера. Попытавшись подумать на эту тему, она тут же брезгливо поморщилась.
  -А что, если нелепо как раз все остальное?
  -Может, обойдемся без "а что, если"?!
  -Давай. Ты просто пойми, что иной раз стоит отказаться от старой жизни и начать новую.
  -Но это не моя жизнь будет...
  -А чья? Господи, Лера! Мне бы твои проблемы! Мы вот с Иринкой женимся через год, а денег на свадьбу с моей-то зарплатой... Хотя, все это не так уж важно. И успеем мы еще что-нибудь придумать... А тебе советую просто послать все к чертям и радоваться жизни, пока она тебе принадлежит! - добродушно рассмеялся Сенсей, докуривая сигарету.
  -Ну да, как тут радоваться, если даже парень мой - и тот меня покинул.
  -А может, это ты ото всех сбежала?..
  Вопрос остался без ответа, повиснув в атмосфере мертвым грузом.
  -А Ирина Сергеевна приедет только через неделю, - с досадой прошептал Сенсей, будто разговаривал сам с собой.
  -Долго...
  Снова наступила тишина, и в ней Лера провожала взглядом последние лучи мокрого заката. Заходящее солнышко отражалось в блестящих изумрудных глазах, а блики его играли радужными искрами света среди прядей рыжих волос.
  Сенсей же наблюдал за красотой не заката, а самой Леры. Спустя несколько долгих минут, он медленно протянул:
  -Да, Валерка! Твой Ник - либо круглый идиот, либо последний бабник и эгоист, раз не ценит и не замечает такой красоты. Да и ты сама себя не ценишь, раз с ним до сих пор.
  -Спасибо, - улыбнулась Лера, - я знаю, что я дурочка со своими "тараканами" в голове. И меня, наверное, уже не исправить...
  -А нужно ли? - улыбнулся учитель.
  Разговор их резко прервался, когда за поворотом на перекрестке показался длинный силуэт электролайна.
  Что-о?! - раздосадовано удивился Сенсей, когда прочел символы на информационной панели маршрутки и понял, что это не его рейс. Он несколько секунд постоял в раздумьях перед открытыми дверьми машины, пока Лера в этот момент вскочила на площадку внутри транспорта, а затем, вздохнув, развел в бессилии руки и произнес:
  -Ну вот, Валерка! Нам опять не по пути...
  -Не расстраивайтесь вы так, Александр Дмитриевич! Ирина Сергеевна скоро приедет! - постаралась ободрить Александрова своего любимого учителя.
  -С чего ты, Лера, взяла, что я расстраиваюсь?! - успел воскликнуть Сенсей, прежде чем двери захлопнулись. Девушка улыбнулась сквозь прозрачный лед оконного стекла и махнула ладонью на прощание, а тем временем электролайн, вздымая к небу тучи пыли, поднялся на раме антиграва и поплыл вдоль дороги, оставив молодого человека в одиночестве на остановке.
  -До завтра, - шепнул, будто сам себе, Александр Дмитриевич.
  
  
  Ну вот, она вновь осталась одна. Хотя так нельзя было сказать, ведь электролайн оказался полон людей. Среди этой будничной толкотни и неразберихи мысли людей походили на взбушевавшееся море. Всюду было не спокойно и скверно. Лера встала ближе к месту рядом с водителем, отсюда все происходящее внутри можно было наблюдать лишь сквозь отражение на темном стекле. На поворотах ее постоянно заносило в сторону и толкало к пожилой женщине, недовольно ворчавшей и в мыслях осыпавшей Леру проклятиями.
  "Посмотри на них. Каждый думает о себе как о личности. И каждый старается ничего не замечать вокруг себя" - твердил голос внутри.
  "Я знаю. Мне они тоже безразличны" - отвечала Александрова.
  Наконец, спустя некоторое время, место для девушки освободилось. Проклиная в сердцах происходящее, в котором нечем было дышать, она все-таки села на свое место и, закрыв глаза, забылась. Среди суеты время потерялось. Мысли снова обратились к Нику, к ее прошлому. К детству. Она не помнила родителей, не помнила ничего из детства. Сколько раз она пыталась забраться в глубины себя, чтобы вытащить оттуда обрывки воспоминаний? Единственным, что она запомнила, был огромный и величественный тогда для нее транспортный корабль, похожий на диск. И объятия матери. У нее были рыжие волосы, как и у самой Леры. Все остальное оказалось ограждено стеной тьмы. За ней были другие воспоминания, где уже не было всего этого, где были толпы мальчишек и девчонок, первые наставники и стены детского дома.
  Даже сквозь сомкнутые веки до Леры доходили мысли и эмоции людей в электролайне. Все бы ничего, ведь девушка к этому привыкла, но сейчас всякая мелочь, вонзавшаяся в голову, раздражала до крайности.
  "Как они все надоели!"
  От мыслей о детстве сознание снова перекатилось к мыслях о Дьюборне. Горы воспоминаний, теперь уже не нужных, приходили в самый неожиданный момент и больно давили на сердце.
  "Да что же это такое! Все что ни делаю, все крахом, черт... Почему все так? Почему все закончилось?" - вопросы, как обычно, бомбардировали мозг, не давая спокойно сидеть на месте. Нервы, и без того расшатанные, снова дали слабину, из глаз потекли слезы. Прошло несколько секунд, а на это никто не обратил внимания. Не в силах себя больше сдерживать, она закрыла глаза ладонями и заплакала. И тут...
  "Девушка. Плачет? Может, она спит? Красивая..." - теплый ветер этих мыслей, исходивших от незнакомца, вошедшего только что, ворвался в сердце и отогрел душу.
  "Что?!" - от неожиданности Лера замерла. Кто это подумал?!
  Она обернулась, сверкая заплаканными глазами, в ту сторону, откуда исходило тепло и увидела высокого парня с трехдневной щетиной на лице, в темно-сером пиджаке. Он сел рядом с дальним выходом, и с интересом рассматривал спину Александровой. Встретившись с ней взглядом, он тут же отвернулся, но в отражении девушка увидела, что он улыбнулся.
  "Леха, держи себя в руках!" - услышала она. Леша... Его зовут Леша!
  Волна невероятного чувства накрыла Александрову с головой, она отвернулась к стене, но там, на стене, тоже было его отражение.
  "Какой он красивый!" - отражение девушки улыбнулось само себе. Все плохое внутри будто испарилось, а душа воспрянула ввысь в необычайном ликовании. Что с ней происходит?!
  Неизвестно откуда взявшийся парень был, будто бальзам на душу. Лера часто оборачивалась в его сторону, пытаясь уловить его взгляд, запомнить лицо получше. Задумчивые серые глаза, почти голубого, морского цвета, были все это время обращены к вихрю сменявших друг друга пейзажей города за окном. Другая бы на месте Леры давно бы разочаровалась холодностью этого взгляда, но Александрова по-прежнему ощущала то тепло, что возродило ее.
  Неожиданно, машина остановилась рядом с пассажирской платформой, и интуиция девушки шепнула ей, что эти мгновения последние. Парень действительно встал, взяв с собой свой дипломат, а после вышел из электролайна. На секунду он остановился на улице и обернулся прямо к замершей в оцепенении Лере. На его устах была добродушная улыбка...
  "Ну вот..." - одна и та же мысль объединила их на мгновение, и за это мгновение в сердце девушки снова стало тесно, но душа все-таки обрела то спокойствие, что она чувствовала в объятьях любимого человека.
  Но беспощадная реальность прервала эту паузу на середине, машина снова начала движение и вскоре оставила платформу далеко позади, а Лера все еще не могла поверить во все, что случилось. За одно мгновение.
  "Ха-ха. И принц в сером пиджаке внезапно испарился..." - скептически пробурчало второе Я.
  
  
  После, устав от переживаний, Лера смогла уснуть, и проспала всю оставшуюся дорогу, опершись головой о стекло окна маршрутки. Она проснулась, как только электролайн остановил движение и мягко коснулся покрытия дороги.
  Выйдя на улицу, девушка отправилась по заросшей тропинке, петлявшей среди кустов, прочь от шассе. Никто не видел, как низенькая рыжая девчонка, скрывшись за поворотом тропки, воровато оглядываясь, юркнула в раскрытые ворота высокого проржавевшего металлического забора.
  Эта преграда разделяла жилой район с заброшенной его частью, опустевшей после тяжелого наводнения, вызванного прорывом дамбы, что сдерживала берег водохранилища. Именно это пустое пространство, где практически никогда теперь не бывало людей, назвали Пустошью. Сия железобетонная пустыня полностью охватывала целых четыре жилых квартала, а так же часть прилежащего пространства города.
  Полуразрушенные здания, забуревшие от разрушительного воздействия природы, местами захваченные наступающими джунглями улицы, залитая водами водохранилища подземка, абсолютно пустые улицы, на которых редко встречались даже дикие звери, приходящие из лесов, окружавших Ньюпорт - все это вселяло страх жителям Города. И именно поэтому Пустошь практически никто не посещал. Никто, кроме джамперов или сталкеров. И если последние окунались в мир заброшенной цивилизации только по долгу службы, то другие искали здесь приключений. В Ньюпорте, как и в других огромных городах, хватало шпаны, обожающей заброшенные здания, но в основном вся молодежь обитала на территории старого приборостроительного завода, некогда самого крупного предприятия города, а теперь - самых грандиозных руин в Ньюпорте. Но дальше его огромных полуразрушенных цехов никто никогда даже и не думал соваться. Почти никто...
  Для джамперов вся пустошь стала огромным полигоном для тренировок и турниров, самой грандиозной площадкой для выполнения трюков абсолютно любой сложности. Благо, что тому позволял сам ландшафт, рукотворно созданный людьми. "Бегущие" могли тренироваться тут как группами, так и целыми кланами. А могли быть и одиночками, как Александрова к примеру.
  В свое время она облюбовала крышу и последний, восьмой, этаж одного из жилых домов, переоборудовав несколько помещений под мастерскую и "творческий приют" - местечко, где можно было не только передохнуть после тренировки, но даже и заночевать несколько дней, спрятавшись от всего и всех.
  Войдя через железные ворота во внутренний дворик трехэтажного здания с несколькими пристройками во дворе, вероятно, офисного ансамбля, Лера пересекла внутреннюю площадку и не спеша направилась по одной из дорожек, мимо маленькой одноэтажной домушки. По дороге она перебирала все, что произошло за этот последний день, в попытке навести хоть какой-то порядок мыслей в своей голове.
  "Сон, или это было на самом деле?" - задала сама себе вопрос Лера, вспоминая встречу с этим Лешей.
  "Многие твои перепады настроения вызваны бедами, в которых ты сама и виновата" - внутренний голос все никак не унимался, укоряя девушку за ее безалаберность.
  "То есть, ты хочешь сказать, что проблемы со здоровьем и личной жизнью это дурацкие причины для истерик?!" - возражала Александрова.
  "Детские отговорки. И ты это знаешь"
  "Я знаю, но никак не могу понять - почему все так! Почему все вокруг меня только рушится? Хоть и потихоньку, но верно все идет к разрушению! Черт, я даже любимый коммуникатор потеряла"
  "В том, что ты потеряла что-то, виновата ты сама. И вообще, ты хотя бы что-то делаешь, чтобы все изменить? Изменить к лучшему, хотя бы попробовать сдержать это разрушение?"
  "Вообще-то уже нечего исправлять" - Лера тяжело вздохнула, с досадой вспомнив о Нике. Почему он так поступил? Почему просто так взял и расстался с ней?
  "Просто так?!" - возмутилось Второе Я., - "Просто так ничего не бывает! Вообще-то вы оба виноваты в этом. Только сначала ответь на один вопрос, Лера - почему ты не была против? И вообще ты помнишь, как вы познакомились? Как стали встречаться? Причина была?"
  "Да мы просто так начали общаться!" - ответила Лера.
  "Ну вот и расстались. Просто так. Или я не права?"
  -Права, - пробормотала вслух Александрова.
  "Тогда забудь его и все что с ним связано"
  -Легко сказать "забудь"...
  "А ты попробуй" - эта мысль как провокация, повисла в голове, оборвав все размышления.
  Эти мысли саднили сердце, не давая душе успокоиться. Лера медленно шла по запыленной поросшей травой и растрескавшейся от старости дорожке, раздумывая о том, что не понимает происходящего, как ни старается.
  Вспомнились слова Лайк: "Умей видеть среди множества парней настоящих мужиков! Если надо, сама веди себя как мужик! Научись хоть за себя постоять!"
  Все что она сказала - чистая правда, без преувеличения. Это обидно, больно и одновременно единственно верно. Если Ник на самом деле такой, какой он сейчас, то Александрова сама себя обманывала.
  "И он знал! Он пользовался твоей беззащитностью, зная, что ты от него никуда не денешься!"
  "У меня ведь родных нет, друзей-то по пальцам пересчитать можно..."
  "Правильно, жалей себя, если хочешь. Но ты сама знаешь - это все не оправдание"
  "Видимо, все к лучшему. Только я теперь одна..."
  "А как же Джек, Тей? Вспомни о Лайки и Вольфе! А Сиерия? Настя? Они что, не друзья? А тот Леша из маршрутки? Будь ты безобразна, он бы на тебя внимания не обратил! Хватит страдать ерундой! Скажи прямо, что хочешь влюбиться еще раз и еще раз обмануться, как это с тобой бывает! Хватит строить из себя мученицу!"
  -Но их рядом нет, - шепнула сама себе Лера.
  "Все, хватит! Выбрось из головы всю эту дребедень! Давай лучше начнем разминку, а то ты уже со всеми этими переживаниями форму потеряла совсем!"
  Девушка остановилась, глубоко вздохнула, опустив голову и закрыв глаза. Потихоньку все прежние мысли и проблемы канули в пустоту, на место которой явилось настоящее. И в этом настоящем была улица, заброшенная и поросшая густой растительностью, в конце которой меж двух жилых домов возвышалась бетонная пристройка с металлическим обрамлением наверху. Обрамление было перилами из обычной двухдюймовой трубы, предназначенные для дополнительной страховки при работах наверху, хотя, для второго этажа такая мера предосторожности была скорее лишней. Это препятствие обычно первым встречало Леру на пути к ее маленькому укрытию, которое сама Лера почему-то называла "гнездом".
  Недолго думая, Александрова разбежалась и прыгнула на стену, пробуксовав ботинками, и в прыжке успела зацепиться за трубу обеими руками. После этого она, повиснув как мешок, растянулась до земли и при этом чуть не стукнулась лбом о кирпичную кладку.
  "Совсем засиделась со своими излияниями! Вон, какую задницу отрастила!"
  -Сейчас вот как подтянусь! - Лера, немного повисев, собрала все силы в руках и рванулась вверх. Уже стоя на крыше второго этажа, она взглянула вниз и усмехнулась:
  -А задница у меня и вправду ничего!
  "Ха-ха" - ответило отражение в окне слева, - "А ты бегать то не разучилась?"
  -А сейчас посмотрим! - воскликнула Александрова и побежала к лестнице, ведущей с крыши на верхние этажи дома.
  Лера знала эти места как свои пять пальцев, поэтому дорога к намеченной цели четко удержалась в голове. На восьмом этаже этого дома был воздушный переход в следующее здание. Этот переход связывал сразу несколько домов и был сквозным, проходящим сразу на несколько сот метров вглубь жилого микрорайона. Дальше был спуск в дворики и долгая пробежка по широкой улице среди старых деревьев.
  Так Лера за несколько минут пересекла весь микрорайон и вышла на осевую улицу, что связывала комплекс воедино. Пробежав по нему пару километров, девушка свернула вглубь массива зданий. В этом районе дома были значительно выше и стояли гораздо более близко друг к другу. Войдя в одно из зданий, Александрова поднялась на двенадцатый этаж и по переходу достигла следующего дома. Уже оттуда, из его окон, был виден высокий комплекс из четырех тридцатиэтажных домов, на последнем этаже одного из которых и была мастерская студентки-космобиолога.
  "Ну вот, мы почти дома..."
  
  *** *** ***
  
  На часах десять часов, тридцать семь минут и двадцать одна секунда. Пора начинать...
  Последние мысли вновь привычно уходят из сознания, растаивая в тумане, постепенно освобождая мозг от лишних ощущений, и голова начинает воспринимать только то, что происходит вокруг, причем очень ясно и четко.
  Она стоит в центре площадки на крыше восьмидесятиэтажной башни заброшенного завода. Впереди параллельно правому краю площадки по ее центру протянулись трубы системы вентиляции, далее располагалось несколько построек и забор. Одна из этих построек, последняя из всех в ряду - шахта канала вентиляции, имела форму невысокой будки с длинным выступом, нависшим над пропастью за стеной здания. Этот своеобразный трап, будто специально создан для затяжного прыжка.
  Все мельчайшие детали окружения четко отпечатались в памяти, постепенно в голове возникла картина будущего маршрута "прогулки". Десять часов, тридцать семь минут и двадцать три секунды - остается двадцать семь секунд на размышление...
  Она обернулась полутораметровому парапету, через который должна была перемахнуть в первую очередь.
  В голове идет обратный отсчет, а пальцы уже скользят по приборной панели управления антигравом, активируя системы и приборы...
  Несколько мгновений до начала. Она замерла в начальной позе спринтера, считая секунды, слышно было, как неровно колотится сердце в предвкушении...
  Старт!!!
  Девушка сорвалась с места, каждый огромный шаг придавал ей двойное ускорение. Вот уже она у парапета - прыжок с толчком правой ногой, левая в согнутом состоянии оттолкнулась от края преграды, выбрасывая тело еще выше. Еще один шаг и вот уже она в воздухе. Сделав сальто, девушка благополучно перелетела через преграду и приземлилась на трубы, снова пара быстрых шагов, прыжок вперед, приземление на руки с переворотом. Вот уже, наконец, край крыши. Перемахнув с легкостью через забор, взлетела на вершину постройки и ринулась вперед по "трапу".
  Вот он - самый прекрасный момент. Полет. Ты уже не человек, но еще не ветер. И ни страха, ни мыслей - ничего, кроме безоблачного неба, залитого лучами
  утреннего солнца и ярких звезд где-то наверху и земли под ногами, разлинованной бесконечной сетью улиц с белокаменными домами и юными зеленеющими садами. Там внизу - утро. Люди еще спят в этот выходной день, хотя многие уже проснулись и принялись за суетные дела. Два мира - Небо и Земля. А грань между ними это она сама - рыжеволосая зеленоглазая девчонка, бесстрашный джампер в антигравитационном костюме - Валерия Александрова.
  Этажи стремительно уносятся ввысь, приближая с каждым мгновением тротуары и дороги внизу. Лера усилием мысли создала вектор гравитации, толкнувший ее вперед. Руки разведены далеко в стороны, ноги согнуты в коленях. Постепенно падение замедлилось, девушка почувствовала, что ее что-то тормозит. Значит, все шло как нужно. Девушка спланировала в полете, приземлившись на крышу соседнего здания. Удар от приземления был довольно ощутимым, но Лера удержалась на ногах. Сделав пару огромных шагов, она за несколько мгновений преодолела расстояние до края площадки и, набрав большую скорость, взмыла в новом прыжке. Антиграв сработал как часы - добавив дополнительный вектор гравитации, он придал движению еще большее ускорение, и девушку буквально выстрелило вперед, вознеся на пару метров вверх. Силы разгона хватило, чтобы перелететь пропасть длиной в полсотни метров, Лера описала грандиозную дугу и рухнула на соседнее здание. Спустя несколько мгновений новый прыжок доставил ее на следующую крышу, в полете она взглянула вниз, и высотомер мгновенно определил расстояние до земли, выведя информацию на дисплей шлема - тридцать один метр. Спидометр в это время показывал скорость шестьдесят один километр в час, а гравитометр определил степень напряжения гравитационного поля - тринадцать единиц. Это означало, что сила гравитации сейчас удвоена, но вектор ее направлен вперед.
  Проносясь над пропастью, Лера влетела в пролом в стене на высоте седьмого этажа. Едва касаясь паркета, она неслась по прямому коридору, заваленному разнообразным хламом. Усилием мысли девушка подала команду на создание волны сильно сжатого воздуха перед собой и ударом руки вынесла стеклопакет, преграждавший путь наружу, одновременно оттолкнувшись от подоконника.
  
  *** *** ***
  
  Будильник прозвенел как всегда внезапно, заставив по рефлексу дернуться за тем, чтобы его заткнуть. Сначала Лера даже не поняла, где находится, но после память вернулась ко вчерашним событиям, и сознание потихоньку вошло в русло нового дня. Удивление вызвало даже не то, что девушка не сразу сообразила, что она уснула на диване в Гнезде, а то, что она уснула в одежде, позабыв даже перевести время звонка на будильнике. И только при этой мысли Лера инстинктивно посмотрела на часы и ужаснулась - цифры показывали 8:03.
  "Черт побери! Я же опаздываю!"
  Мгновенно проснувшись, девушка взметнулась с дивана в спешном порыве, но ударивший в голову прилив крови заставил, охнув от неожиданности приземлиться обратно. Несмотря на это, Александрова скоро опомнилась и стала спешно собираться в дорогу.
  "Так. Если я сейчас выбегу к границе Пустоши, то успею на утреннюю маршрутку. Дальше на метро в четвертый район, взять учебную сумку и не забыть забежать по пути в общагу" - девушка рылась в шкафу в поисках той одежды, в которой вчера приехала сюда, в Пустошь, размышляя о том, успеет ли она к первой паре или нет. При этом Лера уже сейчас понимала, что все бессмысленно. Ей бы за спиной крылья или ракетные двигатели - вот тогда она бы вовремя прилетела в АТФ и еще бы позавтракать успела.
  И тут ей на глаза попалась коробка со сложенными модулями антиграва внутри. А что, если?..
  "Ты в своем уме?!" - возмутилось отражение в зеркале на стене.
  "А у меня есть выбор?" - почти вслух возразила Лера.
  
  
  Бешеный ритм топота ботинок утопал звонким эхом в безбрежном небе, ноги в скором беге мелькали с безумной частотой, казалось - еще бы чуть-чуть больше скорости и Лера просто взлетит в небо, оторвавшись от бетона. Вот уже очередная грань площадки крыши, за которой ее ждет очередной безумный полет, жесткое приземление и новый разгон для нового полета на тридцатиметровой высоте. Ускоряясь с каждым шагом, девушка взлетела с края вершины двадцатиэтажки, и, перемахнув через огромную пропасть, приземлилась на крышу высокого трехэтажного полуразрушенного магазина. В момент приземления Лера успела сделать кувырок, чтобы погасить огромную энергию полета, и по инерции ее выкинуло почти на два метра вверх. Выравнивая положение в полете, она врубила ручные ускорители, что толкнули ее с края площадки вниз на твердую землю внутреннего дворика жилых домов.
  Пролетев сквозь скверик, девушка приземлилась на четырехполосную магистраль, ведущую прочь из районов Пустоши.
  "А теперь придется бежать только по крышам" - с досадой размышляла Лера и не без оснований - плотный поток движения машин и людей для джампера самая страшная вещь из всех, что может быть.
  В девятом спальном районе в основе своей находились пятиэтажные здания и невысокие постройки. Дома во всем районе стояли на широком расстоянии друг от друга, обширные парки утопали в зелени. Для движения по такой локации потребовалось в урез времени снизить крейсерскую скорость вдвое, лавировать между деревьями и не подниматься на крыши домов. Редкие люди с ужасом оборачивались на страшное, двухметровое, светящееся статическим электричеством чудище, со свистом и громким топотом проносящееся мимо них, а самой Лере было глубоко стыдно слышать в свой адрес грязные мысли и нецензурную брань бедных испуганных прохожих.
  "Осторожно, тротуар!!!"
  -Да вижу я! - успела ответить девушка сама себе, перед тем, как сигануть в прыжке над группой людей, ожидавших зеленого света на тротуаре перекрестка, вызвав у них испуг, а у некоторых крик. Описав грандиозную дугу в воздухе, она удачно приземлилась на угол верхней площадки на крыше соседней пятиэтажки.
  -Чертовы джамперы, совсем охренели! - послышался чей-то грубый голос из толпы людей.
  "Чтобы я еще раз сунулась в жилые сектора!" - причитала девушка, перепрыгивая через проемы между крышами зданий.
  
  Вот уже знакомый дом показался за поворотом улицы. Девушка нырнула в подъезд, чуть не столкнувшись при этом с каким-то незнакомым дядей лет сорока. На бегу ослабив антигравитацию, Лера почувствовала привычную тяжесть собственного веса, что заставила ненадолго остановиться, чтобы передохнуть. Перелетая через несколько ступеней подряд, Александрова на едином порыве добежала по лестнице до своей квартиры на пятом этаже, и, громадным усилием мысли разблокировав налету входной замок, с силой толкнула плечом дверь, чуть не сорвав ее с петель. Домчавшись до шкафа, Лера начала расстегивать крепления модулей антиграва, по тысячу раз запутываясь в непослушных ремешках. Отбросив, наконец, тяжелые модули экзоскелета в сторону, она разом сорвала с себя комбинезон костюма и схватила первую попавшуюся вешалку из шкафа, на которой как раз покоилась ее школьная форма.
  "Мастер случайности, блин" - сама себе улыбнулась девушка.
  Накинув на плечо пиджак, Лера принялась натягивать узкие брюки, запутываясь в штанинах. Тут раздался звонок коммуникатора, лежавшего на кровати, от которого Лера от неожиданности чуть не свалилась на пол, потеряв равновесие.
  -Кто?! - спросила девушка, ответив на вызов, стараясь держать голос непринужденно-спокойным.
  -Лерка! Ты куда пропала?! Я в который раз звоню уже, чего не отвечаешь?!
  Голос в трубке показался ей знакомым, и в следующее мгновение девушка воскликнула:
  -Торсон, блин! Ты вовремя!
  -Ты что опять проспала?! Одевайся живо! Забыла, что Сенсей первой парой сегодня?!
  -Да помню я! Уже оделась, сейчас к вам в общагу заскочу! - отвечала Лера, стараясь перебить ругань своего "нареченного братца".
  -Ты что, еще дома?! - негодующе воскликнул Джек.
  -Да! - ответила Лера, застегивая последние пуговицы пиджака, - Уже вышла, буду минут через двадцать. Все, пока, братишка!
  -Жду, - коротко и жестко ответил Торсон, завершив диалог.
  
  
  Тонкий галстук сегодня никак не хотел завязываться, непослушно перекручиваясь в руках. Что это? Волнение? Да с чего бы...
  Саюри собираясь на первую лекцию в Академии Торгового Флота, уже потратила несколько драгоценных минут впустую на непослушные волосы. И вот теперь она еще никак не может завязать этот чертов галстук!
  -Мам! Пап! Да помогите кто-нибудь!
  -Ну что у тебя тут опять? - спрашивала мама Саюри, уже успевшая одеться и спешно наводившая марафет на голове.
  -Да галстук этот не слушается никак, - ворчала дочка.
  -Милый, подойди, пожалуйста!
  -Сейчас сейчас! - донеслось из кухни, и через пару секунд в прихожую вошел отец Саюри - высокий тридцатилетний мужчина с приятной внешностью и строгим деловым видом.
  -Галстук? Ерунда! - воскликнул он и буквально за пару секунд выправил как следует непослушную деталь гардероба
  -Ну да, для тебя-то ерунда, - заметила девушка, - Эй, не так сильно! - воскликнула она, когда отец стал затягивать узелок на галстуке.
  -Не забудь зайти в деканат и предоставить документы по учебе. И еще - разговаривай со всеми на Лексиконе, чему я тебя учила! - повторяла свои наставления Мама.
  -Да помню я! И я плохо разговариваю на лексиконе. Хочешь, чтобы надо мной все смеялись? - причитала Саюри.
  -Ну и что? - возразила женщина, - Разговаривай, как можешь и вникай на ходу. Пригодится ведь! Так, ладно. Мы пойдем, да дорогой? - она обернулась к мужчине, который уже успел накинуть пиджак и обуться.
  -Да, пожалуй. Дочка, удачи в Школе!
  Вся семья спустилась к входу в подъезд, родители пошли в одну сторону, а их уже взрослая дочка направилась в другую.
  "Легко говорить то! "Все будет в порядке, не волнуйся, доча" - ворчала Саюри.
  Хотя, она все-таки не права - у Папы ведь сегодня собеседование по поводу нового места службы. Эх, ей бы отцовскую уверенность!
  "Главное не волноваться. Многие в АТФ знают терминикон, значит, я могу разговаривать на родном языке без опасений, что меня не поймут. Хотя с другой стороны - на меня ведь как на чудо из другой вселенной все смотреть будут... Черт, как все не привычно на этой планете!"
  
  *** *** ***
  
  Огромный школьный комплекс с высокой башней здания администрации в центре, со сложной монументальной архитектурой, увенчанный куполом вместо площадки крыши, сразу же бросился в глаза на фоне других зданий жилого района. Высокие прямые белокаменные стены учебных корпусов завораживали своим величием и строгой простотой, выделяясь на фоне однотипных пятиэтажных домов. Маршрутный электролайн, выехав за пределы жилого района, нырнул в зону лесного массива, возведенного вокруг школы АТФ, и через несколько минут достиг центра комплекса по одной из радиальных дорог. Машина, зависнув рядом с пассажирской остановкой, плавно приземлилась на раму антиграва, остановив движение. За окном показалось восьмиэтажное здание учебного корпуса Академии, возвышавшегося над густыми кронами школьного парка. Мимо вышедших из маршрутки по тротуару аллеи проходили группы людей, почему - то удивленно оборачивавшихся и провожавших девушку долгим заинтересованным взглядом.
  "Господи, да чего все на меня глазеют-то!"
  Факультет космобиологии располагался на четвертом этаже высокого здания, утонувшего в центре зеленого парка. Именно там находились учебные аудитории высшей школы второй ступени.
  "Высоко, однако!"
  На проходной девушку встретила рамка пропускного пункта, почему-то отказавшаяся реагировать на приближение. Саюри несколько секунд стояла в полном недоумении, пока к ней не подошел охранник с универсальным инструментом на левом запястье и представился:
  -Эрик Миркс, служба безопасности. Ваша фамилия?
  -Ояцуми, - удивленно ответила девушка на родном языке, все еще не понимая суть происходящего.
  -А попонятнее?
  -Ой, простите. Саюри Ояцуми, - представилась она уже на лексиконе.
  -Ояцуми, Ояцуми... - бормотал молодой человек, перебирая списки учащихся на экране уни-инструмента, затем, не найдя нужного имени, переспросил:
  -Новенькая что ли?
  -Да, новенькая, - ответила Саюри, стараясь использовать Лексикон, что у нее плохо получалось.
  -Так чего же молчишь, что новенькая! Давай хоть лицо отсканирую, а пропуск потом оформим, - охранник провел уни-инструментом перед лицом девушки, сосчитав его параметры с помощью фотосканера, и после занес ее личные данные в картотеку.
  -Все, проходи. Не забудь после занятий получить на вахте пропуск.
  -"Аудитория вести три" - прочитала Саюри на экране интерактивного расписания, висевшего на стене в коридоре на третьем этаже.
  "Интересно, а где это?" - спросила она сама у себя. Девушка обернулась, посмотрев в дальний конец коридора, в надежде найти заветное трехзначное число над нужной ей дверью, но этой цифры ни на одной из дверей не было. Тогда Саюри двинулась к лестнице и поднялась на этаж выше. В поисках двести третьей аудитории она обошла весь корпус на этом уровне, но ничего не нашла. Вдруг из какого-то закутка ей навстречу выкатился агрегат странной формы, имевший высоту человеческого роста. Машина будто бы была собрана из разных модулей, абсолютно друг на друга не похожих. Железное чудище остановилось рядом с немало напуганной девушкой, наставив на нее сенсорный анализатор. Затем, с шумом выпустив струю воздуха, оно мягко разложило под собой платформу на колесах, перестроившись в машину для уборки мусора.
  -Не пугайтесь, я всего лишь школьный уборщик, - заговорило чудище электронным голосом.
  -Ты робот?! - боязливо спросила девушка
  -Как можно! Я никакой не робот, я киберфог! - возмутилась машина, угрожающе взмахнув всеми восемью манипуляторами, - Меня зовут Дион, я здесь работаю четверть цикла!
  -Ого! А что такое четверть цикла? Сколько это будет в годах? - поинтересовалась Саюри.
  -Двадцать пять лет, в переводе на годичную систему исчисления, - ответил Дион, хотя его ответ больше походил на механический результат вычислений.
  -Прошу прощения, вас зовут Саюри Ояцуми? - спросил киберфог.
  -Да.
  -Рад был знакомству. Прошу меня извинить, Саюри-Сан, у меня много работы. Всего доброго.
  Сказав это, Дион втянул в себя манипуляторы и, набрав приличную для закрытого помещения скорость, укатил восвояси, а девушка так и стояла в коридоре, ошеломленная встречей и ошарашено глядела ему вслед.
  
  *** *** ***
  
  Джек и Тей одновременно вломились в двери кабинета, каждый из них пытался наперегонки первым оказаться в аудитории.
  -Куда это ты так ломишься! - весело кричал Джек.
  -Пусти, дурак! Зашибу! - Эттейн прижала парня к дверному косяку, пытаясь протиснуться вовнутрь, от чего тот издал нечленораздельный звук, походивший на стон придавленной собаки.
  -Ай! Ногу отпусти! - взвыл Джек и толкнул девушку локтем в бок, выкидывая назад в коридор. Блеквуд еле удержалась на ногах и, сняв с плеча торбу, забитую тетрадями и книгами, швырнула что есть сил в обидчика.
  -А ну стой! Вот паразит-то! - взревела она, когда Торсон увернулся от брошенного в него снаряда. Он схватил первый попавшийся стул за ножки и угрожающе выставил перед собой.
  -Не подходи! - прорычал парень, сотрясая стулом воздух. Тей, увидев, что проиграла, махнула рукой и рассмеялась. Но в следующее мгновение ее лицо резко сузилось в гримасе недоумения. Джек проследил за ее округлившимся взглядом, уходившим ему за спину, и увидел, что позади него рядом с окном стоит низенькая девчонка, ниже его на полголовы, и ошарашено смотрит на них с Эттейн. Ее огромные зеленые глаза еще больше раскрылись от удивления, когда в кабинет, скептически приговаривая, вошла рыжая девушка:
  -И, конечно, по законам жанра, сейчас в меня полетит либо стул, либо стол!
  На мгновение их взгляды пересеклись, и Лере даже показалось, что она смотрит на саму себя в зеркало - настолько был похож блеск в изумленных глазах блондинки, что растерянно хлопала ресницами, не понимая, что происходит.
  "Ее глаза! Это же мои!.."
  Опомнившись, Александрова перевела взгляд на Джека, замершего в позе первобытного воина со стулом вместо дубины в руках.
  -Я что-то ничего не понимаю! Какого дьявола тут происходит?!
  Тей будто бы представила себе всю эту картину со стороны и начала дико хохотать, а Джек, виновато улыбаясь, поставил стул на место и аккуратно задвинул его носком ботинка подальше под парту.
  -Она первая начала!
  -Чего?! - протянула Тей, поднимая с пола свою торбу.
  -Прощения простить, я вам не мешать? - подала тонкий голос незнакомка, все это время тихо стоявшая поодаль от троицы друзей.
  Все трое в удивлении обернулись к ней. Удивление вызвало скорее даже не то, что ее голос оказался настолько странным, а то, что ее Лексикон имел очень сильный акцент.
  -Чего-чего? - переспросил Джек.
  -Прощения простить, я плохо разговаривает на Лексиконе. Мой родной язык есть терминикон . Меня называйте Саюри Ояцуми.
  Тей, переварив все, что казала девушка, задумчиво поскребла в затылке:
  -Ты на терминиконе разговариваешь?
  -Точно, - ответила Саюри уже на родном языке, - Я буду учиться вместе с вами в одном классе.
  "На терминиконе?!" - пронеслось в голове у Тей.
  "А мордашка у нее ничего так!" - мыслил Торсон, хотя его взгляд исследовал далеко не те нюансы внешности, о которых он подумал. Действительно, в лице Ояцуми прорисовывались древние восточные черты - тонкие уголки больших глаз, широкий овал лица в сочетании с тонким подбородком и чуть вздернутый носик. Белоснежные волосы с золотистым отблеском ниспадали на прямые плечи, а ровная челка скрывала почти треть лица, почти доходя до ресниц.
  -А ты что, не здешняя? - Лера задала вопрос на Терминиконе, стараясь четко соблюдать фонетику языка.
  -Не стоит говорить на моем языке, я вас понимаю и так, - улыбнулась девушка, - Да, я родилась не на этой планете, а на Новой Александрии. Мой отец получил направление на работу здесь, поэтому мы с семьей переехали на Ию.
  -Стой-стой-стой! - взмолился Торсон, - Разговаривай чуть медленнее, мы не все понимаем.
  -Джек, это Ты не все понимаешь, - съязвила Тей, - Я же вполне успеваю.
  -Ты на что намекаешь?!
  -Ребята, может, хватит?! - раздраженно воскликнула Лера.
  -Я понимаю Лексикон, но плохо разговариваю на нем, - снова заговорила Саюри.
  -Это понятно, просто не привычно слышать человеческую речь на языке машин, - недовольно ворчал Джек.
  -Моя родная планетой есть вся разговаривает так, - страшно запинаясь, выдала Ояцуми.
  -Так вот почему Ирина Сергеевна терминикон сдавала перед командировкой! - догадалась Тей, - Ну да ладно, давайте знакомиться! Я Тей, Эттейн Блеквуд, - Она протянула руку в дружественном рукопожатии, в ответ на это Саюри пожала руку, склонив при этом голову по обычаю ее народа.
  -Я Джек Торсон, - парень последовал примеру подруги.
  -Лера, - коротко представилась Александрова, лишь качнув головой в приветствии, - На каком языке будем общаться?
  -Если вы хорошо понимает Терминикон, - Саюри пыталась говорить четко, но наглухо выворачивала окончания слов.
  -Да, пожалуй лучше так, - усмехнулся Джек.
  -Но я хотеть обучить лексикон себе, - заявила Саюри.
  -Ясно все с тобой, - вздохнула Лера, скрестив руки на груди.
  -Кстати, времени от пары прошло почти десять минут, а Сенсея все нет. Да и остальных тоже...
  -Джек, ты уверен, что мы в той самой аудитории сейчас?! - встревожилась Тей.
  Спустя пару секунд молчания Торсон с досадой хлопнул себя по лбу и воскликнул:
  -Перепутал, черт!
  -О мой бог! Мы есть опоздаем! Лекция идет не здесь!
  "Вот, блин, четыре лоха!" - выругалась Лера про себя.
  -Чего стоим! Айда к расписанию! - громогласно скомандовала Тей и вся дружная компания опоздавших толпой ринулась из кабинета.
  
  *** *** ***
  
  На пороге аудитории после темноты коридора их встретило яркое утреннее солнце, бившее прямо в глаза из окон. Его яркие лучи вырисовывали в контрасте теней все мельчайшие детали обстановке. Казалось даже воздух, заполненный едва видными пылинками, светился. Чуть привыкнув к солнцу, Лера увидела, что в полупустой аудитории находилось всего несколько ее одногрупников, а так же Александр Дмитриевич. Сенсей уселся в пол оборота на пустую первую парту второго ряда и читал лекцию с букридера. Обернувшись на шум, он встретил вошедших улыбкой и поприветствовал Саюри.
  -Ребята, это наша, то есть, ваша новая одноклассница, - сказал он, встав в приветствии, - Ее зовут Саюри... Ояками? - Сенсей нерешительно назвал фамилию, предполагая, что произносит ее не правильно.
  -Нет-нет, Саюри Ояцуми, - сказала девушка на Терминиконе, поправляя учителя.
  Среди студентов в аудитории были сестры-близнецы Митчеллы, а так же Алан и Юкля Лазаренко, Настя Волкова и Лайк Стафэр. Все они с интересом стали рассматривать Ояцуми, пытавшуюся держаться не краснея, под пристальными взглядами своих новых товарищей.
  -Да, точно! Ояцуми! - согласился Александр Дмитриевич, - Ребята, Саюри прилетела из Новой Александрии, поэтому у нее есть некоторые языковые проблемы. Прошу вас понимающе отнестись к этому. Короче, если кто обидит Саюри, и я об этом узнаю, то!.. - в голосе учителя послышалась нотка шутки, но все знали - шутить в таких случаях Сенсей не любит.
  -Да все в порядке, Саня! - воскликнул, улыбаясь, Алан, - Такую красивую девчонку не только в обиду не дадим, но и на руках носить будем!
  -На руках носить не надо, но уважать обязательно, - уже абсолютно серьезно сказал Сенсей.
  -Александр Дмитриевич, а чего это половины группы нет? - удивился Джек.
  -Наверное, понедельник! - Сенсей, посмеялся над своим предположением, но затем мгновенно сделался серьезным, - Так, проходим, проходим! Не задерживаемся!
  Спустя некоторое время, покуда студенты успокоились на своих местах, Александр Дмитриевич хотел было продолжить лекцию, но засмотрелся на белокурых сестер Митчелл. Те сидели вместе, в одинаковой одежде, намеренно выполняя одни и те же движения. В ожидании учителя, Стефани и Элизабет раскрыли в едином синхронном жесте свои тетради и абсолютно одинаково улыбнулись. Сенсей даже не сразу понял, что две пары одинаковых карих глаз смотрят прямо на него. Опомнившись, Александр Дмитриевич выдал, вызвав хохот у остальных:
  -Больше вместе не садитесь. У меня в глазах рябит.
  -Да-да, приятно смеяться над другими людьми, - с ироничным упреком ворчал Сенсей. Он поднялся с парты, видимо, устав сидеть, вдохнул полной грудью и продолжил свой рассказ:
  -Прежде чем продолжить рассказ о слиянии трех цивилизаций в Коалицию Гелиона, давайте вернемся назад во времени к моменту появления планетарного государства Венеры.
  Параллельно политике освоения Марса в четвертом тысячелетии, спустя шестьсот лет после мировой гражданской войны на Земле, появилась доктрина терраформирования Венеры. Вопреки официальной версии, план по терраформированию был начат разрабатываться еще в начале третьего тысячелетия, в двадцатом и двадцать первом веках. В условиях последующего глобального катаклизма в тридцать втором - тридцать шестом веках, и гражданской войны, уничтожившей половину человечества, проект, как и другие проекты освоения космоса, были заморожены почти на тысячелетие. Но в начале сорок первого века условия нового роста и развития общества, пережившего великие потрясения, потребовали реализации накопленных за время возрождения ресурсов. По расхожему мнению начало колонизации Марса было идеализировано правительством для стимуляции продуктивности, подобный шаг был целенаправлен. После нахождения на Марсе месторождений золота и серебра, освоение планеты стало носить огромный коммерческий характер, но несмотря на золотую лихорадку и колонизацию, несмотря на огромное количество безработного населения планеты, задействованного в проекте, на Земле все еще было столь же большое количество людей, желавших пуститься в любую авантюру ради выживания, но не имевших возможностей к этому. Тем не менее, именно высокая безработица и новые ресурсы Марса, а так же Луны сделали возможным осуществление проекта по терраформированию Венеры, в недрах которой были обнаружены обширные залежи палладия, причем самые крупные в солнечной системе. Для реализации плана по терраформированию была создана специальная научная организация, на основе которой возникла в далеком будущим корпорация "Галактический Центр".
  Первым этапом миссии "Венера" должен был стать поиск ледяных тел в дальнем космосе и корректировка их движения для разгона к орбите Венеры. Изменение траектории полета комет предполагалось осуществить за счет автоматических кораблей ускорителей с термоядерными двигателями на борту, а последующая корректировка по движению внутри солнечной системы возлагалась на вспомогательные корабли ориентации. По расчетам для доставки на Венеру необходимого количества воды необходимо было отправить на столкновение с ней более сотни крупных ледяных тел радиусом от тридцати километров...
  Речь учителя прервалась, когда дверь кабинета скрипнула и на пороге показалось лицо подростка из школы начальной ступени. На несколько секунд она растерялась, боязливо поглядывая на лица старшеклассников, но вскоре все же собралась с мыслями и обратилась к Сенсею:
  -Александр Дмитриевич! Вот... - она принесла обалдевшему учителю в руках записку, а затем нырнула в коридор, пискнув: "До свидания"
  Александр Дмитриевич развернул записку, пробежался взглядом по стройному подчерку и, расцветая в улыбке, прошептал:
  -Приехала!
  Затем он встрепенулся, посмотрел на время на циферблате старомодных наручных часов.
  -Так, что там со временем?
  -Сенсей, поверь, до конца лекции еще долго! - усмехнулся Алан.
  -Вот ведь... - Сенсей вздохнул и глубоко задумался, анализируя ситуацию.
  -А может, мы тихо посидим? - пропищала Настя.
  -Да, заманчиво, - медленно сказал Александр Дмитриевич, все еще не решив, что делать.
  -А, ладно! Бог с вами, посидите здесь немного! - он махнул рукой и тут же сам вылетел в коридор.
  -И в тот же миг влюбленное создание, врубив форсаж, умчалось на свидание! - процитировал кто-то переделанного классика под многозначительный хохот парней.
  
  *** *** ***
  
  Ирина Сергеевна, высокая русая девушка, листала какой-то журнал, вышагивая взад-вперед по кабинету учительской, когда туда вихрем ворвался Александр Дмитриевич. Не успев ничего понять, она только успела развернуться на шум раскрытых дверей и тут же оказалась в объятиях Сенсея. Губы прижались к губам в глубоком ненасытном поцелуе, от которого девушка потеряла равновесие и рухнула на диван.
  -А где "Привет"?! - воскликнула она, едва отдышавшись.
  -Привет! - наконец произнес Сенсей,
  -Сашка, ты как всегда! - недовольствовала Ирина, при этом отвечая на поцелуй поцелуем.
  -Ага! Я тебя не видел две недели! - не обращая на недовольство любимой, Сенсей продолжал дальше ее целовать.
  -Саш, хватит! Мы в школе же! - не выдержала, наконец, Ирина, отпихивая Александра Дмитриевича локтями. Тот неожиданно замер, и стал задавать вопрос за вопросом.
  -Ты когда приехала то?
  -Часа три назад, успела заскочить в квартиру и положить сумки. И сразу сюда.
  -Ого! - вырвалось у Саши.
  -Саня, ты бы слез с меня, а? Не дома ведь!
  -Ой, прости, прости! Я что-то забылся совсем, - Сенсей поднялся и сел рядом, взяв Ирину за руки.
  -Ну, как там, на Александрии?
  -Чудесно, только вот достопримечательности не было времени смотреть. Зато вот космических пейзажей насмотрелась, наверное, на год вперед... Но Александрия на рассвете просто прекрасна! Я привезла тебе кучу фотографий, так что ты сам все увидишь!
  Сашка, словно завороженный, слушал голос любимой и все никак не мог наслушаться. Две недели он даже не мог ей позвонить! За это время Сенсей соскучился по своей невесте так, как будто не видел ее не пятнадцать дней, а пятнадцать лет.
  -Как твои поживают? - спрашивала Ирина.
  -Мои лютуют снова. Опять не поделили что-то с "третьими". Алан почти неделю гулял, перед выходными, вот, ходить на лекции стал. Короче все как обычно.
  -Не сердись на него.
  -Еще раз вздумает прогулять, завалю рефератами. Еще родителям посоветую загрузить работой.
  -Ну, ты поосторожнее с рефератами, - встревожилась Ирина.
  -Не важно. А ты когда на работу выходишь?
  -С четверга.
  -Значит, эта неделя у тебя свободна?! - воскликнул Саша.
  -Ага!
  -Это же прекрасно! Завтра в ресторан!
  -Ты серьезно?! - Ирина прямо-таки засветилась от счастья, повесившись на шею любимому.
  "Эх, прощай зарплата. Ну да ладно, гулять, так гулять!"
  
  *** *** ***
  
  Тем временем, пока преподаватель отсутствовал, аудитория жила своей жизнью. Как водится, в появившейся свободе действий все, облегченно вздохнув, продолжили свои разговоры, что шли до этого шепотом. На этот раз главной темой сплетней и болтовни была чрезвычайная ситуация появления в классе новенькой.
  Саюри выбрала себе место рядом с сестрами Митчелл, оказавшись практически в центре класса. Со всех сторон наперебой с ней начинали разговоры, а несколько парней даже подошли и познакомились. Естественно, среди них были Артем и Алан. Девушка, растерянная от такого внимания, едва успевала отвечать на вопросы и поддерживать разговор, причем ее речь постоянно перемешивала и родной язык и Лексикон.
  В общем гомоне кто-то снова обсуждал случай с форсстрайком, другие разговаривали по мелочам, третьи обсуждали новенькую и ее родной мир. Вся эта привычная суматоха абсолютно не волновала Леру, хотя лучшие ее друзья тоже ввязались в разговоры. Она скептически смотрела в сторону Саюри, подставив локоть под подбородок, и размышляла о чем-то старом, вспоминая разговоры в чатах.
  "Сколько ни смотри на эти два мира - отличий мало" - думала она. Внутренний голос был полностью с ней согласен. Но в отличие от самой Леры, ее вторая половина не разделяла спокойствия, и пессимистически ворчала о Саюри.
  "Смотри, она в центре внимания!"
  "Тебе не хватает центра внимания? Ты ведь теряешься постоянно, когда так бывает"
  "А ты ли не мечтаешь о том, чтобы быть на ее месте?!"
  "Я и так на хорошем месте. А внимание к ней пройдет"
  Погрузившись в себя, Александрова как всегда не заметила того, как ее кто-то окликнул. Только позже она поняла, что это Настя.
  -Эй! Ну ты чего, Лер?
  -Ой, извини, задумалась, - Лера опомнилась, когда подруга, сидевшая за партой позади, начала разговор с ней.
  -Ну как твои дела, страдалица? - Настя улыбнулась, но Лера поняла эту улыбку по-своему.
  -Плохой смех, - проворчала Лера.
  -Насть, это бесполезно, - жаловалась Тей, наблюдавшая за разговором до этого.
  -Вот не надо, ребята! - раздраженно фыркнула Александрова, - Все в порядке, просто день не удался!
  -А может, вся неделя? - усмехнулся Джек.
  "Они что, втроем, смерти своей хотят?!" - возмущался голос внутри головы девушки. Сама же она не имела таких кардинальных мыслей, хотя оно того стоило.
  -Может, зря. Все может быть, - машинально ответила девушка, разрядив внутреннюю грозу.
  -Народ, а знаете, что самое интересное?! Самое интересное, что обе наших группы скоро собираются объединять! - Тема откровенничал на публику, смакуя очередным секретом школьного руководства, - И это произойдет уже в следующем году!
  -А, правда, что твой папа крупный бизнесмен? - наперекор из общего шума послышался вопрос к Саюри от кого то.
  -Да вы что, ребята! Был бы богатым, разве стал бы переезжать на другую планету?
  -Ну, мало ли...
  Лера уловила эти мысли, и поняла, что это разговаривали Филипп и Стефани.
  Голос внутри настойчиво советовал оставаться Лере спокойной, но все происходившее вокруг, начинало бесить.
  "Да не слушай ты, не обращай внимания!"
  Пока ее друзья разговаривали, Лера попыталась найти для себя хоть какие-нибудь мысли для раздумий. Но тут в голову полез Ник с недавней сценой. От этого больно кольнуло сердце, и боль была уже привычна за последнее время. Стараясь не выходить из себя, девушка прикусила губу и потупила взгляд, направив его в окно. Там, в расплывчатом ореоле от яркого солнца, было Небо. Сегодня оно было серым и дождливым, хотя и стояла удушливая жара. Проведя ладонью по лбу, девушка почуяла влагу на коже, отчего всю спину прошило холодом.
  "Жарко тут. И скучно. Пойдем?" - на заданный самой себе вопрос не было смысла давать ответ, ведь ответ был "да".
  Выйдя в коридор, Лера решительно направилась к лестнице, и прямо на первых ступеньках вниз столкнулась лицом к лицу с Ником. Необдуманно она по привычке сказала "привет", после чего осознала, кто перед ней. С этим осознанием на девушку второй раз за эти минуты нахлынула волна эмоций, заморозивших Леру на месте.
  -Привет и пока, - коротко ответил Ник, едва ли улыбнувшись. Не сбавив хода, он поднялся по лестнице и ушел вдаль по коридору.
  -Ник! Дьюборн! - наконец опомнилась Лера.
  "Поздно" - вздохнуло отражение на стекле лестничной двери.
  Оцепенение прошло, и вместе с ним к девушке вернулся дар нецензурной речи.
  -Вот зараза то!
  "Как он тебя отшил" - злорадствовало второе "Я".
  -Ты помолчать можешь?! - не выдержала и вскрикнула Лера. Она побежала по лестнице и очень скоро пулей вылетела из учебного корпуса, чуть не сбив кого-то по дороге. Но чуть позже бешенство ушло в глубины подсознания, и сам собою встал один элементарный вопрос: " А куда она ломанулась?"
  На него быстро нашелся ответ, когда Александрова обратила внимание на круглую открытую беседку с широченными решетчатыми декоративными окнами чуть поодаль от здания учебного корпуса. Свернув туда, Лера пошла по замощенной дорожке, а сама внутренне успокаивала свои эмоции. Надо же было ему взяться из ниоткуда!
  -Специально на глаза лезет что ли? - размышляла она.
  "Он так же думает о тебе"
  -Он обо мне думает?! Да брось ты!
  Шедший мимо молодой человек лет двадцати обратил внимание на то, как встречно идущая к нему девушка оживленно разговаривает сама с собой и поспешил обойти ее, долго еще в недоумении оглядываясь после. Лера же не удостоила его ни малейшей реакцией, она была слишком занята своими мыслями. Между тем это заметил голос внутри, и был рад очередному поводу поиздеваться над девушкой.
  -Ну ты и разговорчивая сегодня! - воскликнула Лера.
  "Бессонница дает о себе знать, Ночной Джампер?" - веселилось второе "Я", припомнив ночную прогулку на антиграве.
  -Ерунда, - оправдывалась Лера. Она двумя шагами преодолела приступок веранды, и устало села на скамейку, откинув голову назад.
  -Итак, я едва держусь на ногах, я едва держу себя в руках. Меня успели за утро обсмеять и отшить. Похоже, день удался...
  "О-о, сестренка, день только начался!"
  -Лера, Валерия, так ведь тебя зовут? - услышала вдруг Александрова снаружи беседки. Она повернула голову и увидела белоснежные волосы и зеленые глаза Саюри.
  "Ну, что я говорю?"
  -Ты гляди-ка! Без акцента разговариваешь, прямо как человек, - язвительно удивлялась Лера, хотя в душе ей было все равно, - Ты меня преследуешь?
  -Нет, я увидеть, что ты убежали, а после подойти за тобой. Ты не любите шум? Можем поговорить?
  -Ну вот, а я обрадовалась. Может быть, и можем. Один вопрос, о чем?
  -У меня переменный успех, - четко произнесла Саюри, - Я хотела знакомиться ближе, - Саюри приветливо улыбнулось, что сейчас раздражало Леру еще больше.
  -А я не хотела. Но коли так, проходи, посидим вместе.
  Они молчали. Саюри с интересом рассматривала все вокруг, а Лера видела перевернутое небо, закинув голову назад за спинку скамьи. Расслабив спину, она будто растеклась, повторяя всю плавно изогнутую форму поверхности под ней. На небе ясно темнел голубой просвет на западе, очеркивая край огромной серой тучи, заволокшей полнеба. Другую меньшую его часть занимал восьмиэтажный силуэт здания, где сейчас еще шли занятия. Тишина и пение птиц заглушали рабочие звуки, доносившиеся из раскрытых окон. И только нескончаемый, едва слышный, утопавший в жаркой духоте, ритмичный гул напоминал о далеком Сердце Ньюпорта.
  -Давно вы и Джек и Эттейн дружить были?
  -С детского дома, - терпя неграмотность собеседницы, коротко ответила Лера.
  -У вас нет родителей? Грустно...
  -Поверь, это больше чем грустно.
  -Я хотела сказал, что это есть ужасно! - быстро поправила себя Саюри, едва выговорив слова. Лера лишь печально улыбнулась.
  -Не спеши, когда говоришь. Поверь, это помогает.
  -Хорошо, - мурлыкнула Саюри.
  Их неловкую беседу вновь прервало молчание. Саюри думала о своем, Лера ее слышала. Наконец, она произнесла:
  -Извини, конечно, но не стоит так наивно думать, что акцент пропадет сразу. И в столовую ты еще успеешь сходить, времени еще - целая вечность.
  -Я как раз об этом думала! - ошалело воскликнула Саюри.
  -О боже, тебя не предупредили? Я биотик, - разговор для Леры уже давно был в тягость, но из вежливости, она все еще поддерживала его, в тайне мечтая спихнуть Ояцуми своим одноклассникам на душевное растерзание.
  -Так ты слышать мои мысли?!
  -Саюри, кроме тебя здесь разве еще кто-то есть? Кого же мне слушать, - все ворчала девушка.
  -Удивительно! - воскликнула на терминиконе собеседница.
  -Это нормально, - так же ответила Лера. Она напрягла живот, и медленно села, мотнув головой. Теперь обе девушки смотрели друг на друга. У Саюри был красивый и живой взгляд. На мгновение Лера даже засомневалась, стоит ли дальше пренебрегать этой симпатичной девочкой, ведь она явно вполне себе добрая.
  "Да шли ты ее..." - проснулся голос в голове
  -Ха, - высокомерно возразила Лера.
  -Что? - не поняла Саюри. Александрова поняла, что болтнула вслух, и чуть покраснев, неловко ответила: "ничего".
  -Показалось, - решила Саюри.
  Через некоторое время, она робко спросила:
  -А почему ты ушла?
  -Не люблю шум, особенно когда есть о чем подумать в одиночестве.
  -Ясно.
  "Ну и когда ты наговоришься?" - бубнил голос в глубине души, обращая свое недовольство к Саюри.
  -Я понимаю, что доставляю своим присутствием неудобства... Лера, а почему ты решила учиться здесь?
  -Хочу стать звездным исследователем, - усмехнулась девушка.
  -Серьезно?! Мечта прекрасна!
  -Не спорю, - едва ли дружелюбно согласилась Лера.
  -Это так интересно работать на звездный корабле!
  -На звездолете, наверное? - догадывалась Лера, расшифровывая смысл фразы.
  -Да, да! На звездолете...
  -Да ну, подумаешь...
  -Нет, нет, это так! Я тоже хотеть, но это слишком для меня. Еще я хотеть работать фарма... фар... Да как же это!..
  -Фармацевтом? - догадалась Лера.
  -Да, точно, фар-ма-цев-том! - по слогам повторила Саюри.
  -Тоже не плохо, - вздохнув, ответила Лера.
  -Я думаю, моя работа важна и сейчас, ведь лекарства постоянно кому-то есть нужны.
  -Ну, если ты так думаешь, то это хорошо.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"