Долгая Галина Альбертовна: другие произведения.

Глухая параллель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан, как эмоциональный отклик на вырубку вековых деревьев исторического центра Ташкента в 2009 году.
    Финалист конкурса "Свободное творчество"-2010


   Глухая параллель
  
  Сквер до уничтожения чинар [Долгая Г.]
  
   Большой разлапистый лист сорвался с ветки и кружась, словно вальсируя, полетел к земле. В воздухе, напоенном ароматом пожухлой листвы, ковром устилавшей подножия чинар, шелестела музыка ноября. Еще стояли теплые солнечные дни, и лишь по утрам ощущалось то особенно свежее дыхание осени, которое так любила Мария.
   Ранним утром в Сквере никого не было, и девушка, присев на массивную скамью, в одиночестве наблюдала, как сквозь золото крон пробивалась небесная просинь, едва тронутая красками зари. Мария подняла голову: тысячи желто-зеленых листьев покачивались в воздухе, как ладони дирижера. Ветер летал среди них, теребил, словно проверяя на прочность и, выбрав ослабевшие, накидывался и трепал до тех пор, пока они не отрывались.
   Когда ветер подул крепче, Мария опустила голову, накинула капюшон и засунула руки в карманы. Целый ворох листьев упал на нее, скользя по голове, плечам, покрывая колени. В привычном шелесте девушка вдруг услышала звук так похожий на стон. Скинув капюшон, она осмотрелась, в надежде увидеть кого-то, но в Сквере кроме нее никого не было. Мария удивилась: "Показалось, наверное..."
   Но стон повторился, усилившись, как эхо, проникая до самого сердца. И в эту странную музыку барабанной дробью ворвался скрежет покачивающихся деревьев. Мария вздрогнула. Страх прокрался в сердце и, повинуясь ему, девушка встала, озираясь вокруг. Она поспешила покинуть Сквер. Но не успела сделать и двух шагов, как откуда ни возьмись вдали появилась воронка, похожая на смерч. Она приближалась, поднимая по пути все листья и, в конце концов, превратившись в шипящий кулек, добралась до девушки и накрыла ее с головы до ног.
   Пыль заполнила нос, пробралась в легкие. Мария задыхалась, но не могла не то, чтобы закричать, а даже вздохнуть. Она закрыла глаза, прижала ладони к лицу, защищаясь от колких веточек. Внезапно бешеная пляска ветра остановилась. Девушка едва удержалась на ногах. Раскинула руки в поисках опоры, но руки шарили в пустом воздухе, а через прищур глаз Мария видела только размытые краски листвы, оседавшей к земле и увлекавшей ее за собой. Мария упала, прижала руки к земле. Ладонями она ощущала мягкость и прохладу опавших листьев. Головокружение не позволяло встать, и Мария решила немного посидеть, отдышаться. Открыв, наконец, глаза, она чихнула и, не поднимаясь, осмотрелась. То, что она увидела в сером воздухе потухшего рассвета, ее испугало. Если мгновение назад она сидела под широкими кронами чинар, то сейчас вокруг не было ни одного дерева. Только обрубки стволов, вывороченные пни и горы веток: от молодых, тоненьких, с парой желтоватых листиков, до толстых, окруженных кипой листвы.
   - Господи, что это? Что случилось? - Мария вскочила на ноги, но от слабости едва не упала вновь.
   Пробежав взглядом в поисках скамейки, от которой она отошла совсем немного, Мария остолбенела: вокруг, насколько она могла видеть, не было ни одной скамейки. Только пни, стволы, ветки... и странный шум, визг и ... треск ломаемой древесины! Мария пригляделась: оранжевые и синие трактора сновали по пустырю, растаскивая срубленные стволы в стороны. Мужчины в таких же оранжево-голубых жилетках обрубали мелкие ветви с уже спиленных веток, а несколько человек столпились у еще живых чинар, наблюдая за тем, как хищная пасть пилы вонзается в плоть дерева, разбрызгивая вокруг опилки.
   Крик возмущения застрял в горле, и Мария, как ни пыталась, не смогла издать ни звука. Тогда она, еще ощущая головокружение и изо всех сил стараясь не упасть, пошла к чинарам, махая руками, чтобы остановить людей, уничтожавших последних великанов.
   Одинокая девушка в темно-красном плаще привлекла внимание, и несколько рабочих, оторвавшись от дела, с интересом уставились на нее.
   - Прекратите! Не смейте рубить деревья! Они же живые! - кричала Мария, но никто не слышал ее.
   Она подбежала к человеку с пилой и бросилась на него.
   - Ты что, дура, жизнь надоела? - успев выключить пилу, заорал он, отпихивая ненормальную девчонку с выпученными глазами.
   Но Мария цепко ухватилась за его руку и не отпускала, продолжая открывать рот в крике, которого он не слышал.
   - Да уберите эту ненормальную! - парень с ужасом смотрел на искаженное то ли страхом, то ли гневом лицо девушки, но что-то остановило его - что-то в ее глазах, из которых по щекам катились слезы, оставляя бороздки в пыли, покрывшей их.
   Мария перестала кричать, поняв, что это бесполезно. Она со всей выразительностью, на какую была способна, уставилась в его глаза и с мольбой закачала головой.
   Подошел пожилой мужчина.
   - Дочка, - он ласково погладил ее по спине, - отпусти его, он работает.
   Мария резко обернулась. В глазах мужчины было понимание. В грустном взгляде - отчаяние и безысходность.
   - Ты иди домой, дочка, иди. А то ведь, - он тяжело вздохнул, оглядываясь по сторонам, - лучше иди, милая. Ничего уже не изменишь.
   - Как? Как не изменишь? - воскликнула Мария, но мужчина увидел только еще шире распахнувшиеся глаза и открывшийся рот.
   - Она немая, кажись, а? - заглядывая ей в лицо, спросил один рабочих.
   Пожилой мужчина, скорее всего бригадир, жестом остановил вопросы. Растерянность девушки, страх на ее лице говорили без слов о ее чувствах.
   Пока рабочие выполняли указ городских властей, спиливая вековые чинары в самом любимом месте отдыха горожан, многие приходили попрощаться с деревьями. Женщины плакали, мужчины опускали глаза, как на похоронах. Все фотографировали на прощание, но никто не осмелился броситься на защиту. Люди понимали: силы неравны. Почти все страдали от варварского уничтожения не просто деревьев, а памяти - памяти города, памяти каждого отдельного человека, для которого Сквер был местом встреч и расставаний, радости и счастья, но ничего изменить не могли. А эта непонятно откуда взявшаяся девочка ворвалась в серое утро вместе с неожиданным порывом ветра и осмелилась остановить пилу. Бригадир и сам глубоко переживал, но, помня о том, что дома его ждет семья и не просто ждет, а надеется на тот скудный заработок, который он, возможно, получит, нанявшись на первую подвернувшуюся работу в столице, сжимал зубы и отдавал приказания молодым ребятам своей бригады.
   - Что тут происходит, почему стоим? - грубый окрик капитана, который наблюдал за порядком в Сквере, словно отрезвил всех.
   - Тут эта, ненормальная... - начал было тот, которого Мария держала за руку, но бригадир оборвал его, возвысив голос.
   - Да внучка прибежала, что-то дома случилось, а понять не могу, - мужчина положил свою руку на руку девушки, сжал ее и поднял, освобождая парня с пилой.
   - У тебя тут внучка есть? Ты ж не местный?.. - заподозрив обман, наехал блюститель порядка. - Ты кто такая? Что делаешь здесь? - рассматривая заплаканное лицо Марии, он засыпал ее вопросами. - Паспорт у тебя имеется?
   Мария, казалось, на самом деле потеряла дар речи. Она растерянно взглянула на парней, в которых только что видела источник угрозы для деревьев. Они молча посматривали на нее, ожидая, что будет дальше. Положение спас бригадир.
   - Она глухонемая, капитан, кричи не кричи, она тебя не слышит. Я, пожалуй, отведу ее домой, да узнаю, что у племянников случилось, а то видишь, как она встревожена.
   Не дожидаясь, пока милиционер ответит, мужчина увлек девушку за собой. Она почувствовала в его настойчивости необходимость и не сопротивлялась, но, как только они отошли шагов на десять, тишину сквера снова разорвал скрежещущий рокот пилы.
   Мария ахнула и хотела развернуться, но мужчина крепче сжал ее плечо, и для надежности и руку.
   - Стой, стой, дочка, не надо, успокойся, ты ничем не поможешь, а себе навредишь.
   Вдвоем они пошли по одной из улиц, которые лучами расходились от Сквера. Удалившись достаточно далеко от того страшного места, мужчина остановился.
   - И сесть-то некуда... - осмотревшись, горестно вздохнул он. - Дочка, скажи, куда тебя проводить, а то сама можешь и не дойти.
   Но Мария молчала. Только сейчас она задумалась, почему люди ее не слышат. Ведь она кричала во всю силу легких. А ни звука не сорвалось с ее губ. Да и город выглядел странно. Рассвет, которым Мария любовалась, сидя в тени Сквера - того Сквера, в котором росли чинары, а не торчали пни,- обещал светлое, солнечное утро. А сейчас небо закрыто плотной завесой облаков, проходя сквозь которые, солнечный свет превращается в серый, безрадостный туман.
   На улице становилось все оживленней, появились автобусы, вереницы однотипных машин двумя змеями, ползущими в разные стороны, заполнили мостовую. Мария знала эту улицу с детства, но сейчас она казалась ей незнакомой, чужой настолько, что сердце сжалось от страха и безысходности.
   - Где я? Я не понимаю... - она расплакалась.
   Мужчина потоптался, не зная, что делать дальше, попытался утешить:
   - Ну, что ты, дочка...
   - Я хочу домой, в свой город, что происходит? - всхлипывая, спрашивала Мария, а пожилой человек стоял в растерянности, не зная, как ей помочь. Мало того, что она не говорит, но, похоже, еще и память потеряла.
   - Давай-ка я отведу тебя к нам, там хоть и не так уютно, - он вздохнул, вспомнив комнату в строящемся доме, куда их поселили на время работы, - но зато от посторонних глаз укроешься до вечера. А там решим, что делать!
   Мария хотела было отказаться, но вовремя одумалась: кроме этого человека она не знала здесь никого. И ей действительно нужно время, чтобы подумать, как быть дальше.
   Она согласно кивнула.
   - Вот и хорошо! - обрадовался мужчина. - Пойдем, дочка!
  
   Оставшись одна в полупустой квартире, окна которой были закрыты пленкой, Мария почувствовала, что не может находиться здесь. Ее сердце рвалось наружу. Помедлив немного, чтобы провожатый ушел подальше, она вышла вслед за ним и, попав на оживленную улицу, остановилась в нерешительности.
   "Что же мне делать? Как попасть домой? - этот вопрос был для нее сейчас самым главным. Но как найти ответ, Мария не знала. - А почему бы мне не пойти к своему дому? - вдруг осенило ее. - Раз улица моя, хоть и выглядит по-другому, значит и дом должен быть на месте".
   Она решительно перешла дорогу и, направилась к тому месту, где должен был находиться ее дом, но вдруг заметила, что огромные дубы - гордость города и ее улицы! - выглядят как-то не так. Приглядевшись, девушка остолбенела: толстые стволы гигантов, посаженных больше ста лет тому назад, не красовались мощными ветвями, каждая из которых походила на многолетнее дерево, а были покрыты, словно язвами, уродливыми спилами. Мария почувствовала, что может потерять сознание. Голова закружилась от возмущения, слезы заполнили глаза.
   "Господи, да что же это, на самом-то деле?! Как можно так издеваться над живыми деревьями, над дубами, которые горожанам в прадеды годятся?!"
   Словно поняв мысли девушки, дубы закивали редкими ветвями на верхушках, больше похожих на хохолки, чем на кроны деревьев. Мария подошла к одному из дубов. Обняла его, прижалась щекой к шершавой коре и заплакала. Сухой лист с волнистыми краями упал на плечо, черенком пощекотав нос. Мария чихнула. От потока воздуха лист спрыгнул с ее плеча и упал на землю. Мария наклонилась за ним и услышала рядом:
   - Будь здо-ро-ва!
   Голос говорящего показался странным. Он звучал глухо, так, будто человек едва умел говорить или учился этому. Отчетливо слышались гласные "у" и "о", а согласные звуки таяли между ними. Мария выпрямилась, сжав черенок дубового листа в пальцах. Перед ней стоял парень под руку с пожилой женщиной, скорее всего - с матерью. Парень был не совсем нормальным. Мария не могла вспомнить, как таких людей называли: то ли дауны, то ли олигофрены... Но он заговорил с ней, а его мать приветливо улыбалась и потому Мария вежливо ответила:
   - Спасибо!
   - По-жа-луй-ста! - расплылся в улыбке парень.
   Вглядываясь в его по детски наивные глаза, Мария вдруг поняла: он ее слышит!
   - Ты меня слышишь?! - воскликнула она, и ее глаза расширились так, что испугали женщину: она берегла своего мальчика от незнакомых людей, стараясь оградить от насмешек, которыми его частенько одаривали глупые дети, да и не слишком умные взрослые.
   - Пойдем, Толик, пойдем, - потянула она сына.
   Но Толик не двинулся с места. Он улыбался, высунув толстый язык и кивая головой.
   Мария поспешила успокоить его мать:
   - Не волнуйтесь, я сейчас уйду, просто меня никто не слышит, а он...
   - Что ты говоришь? - вглядываясь в лицо девушки, спросила женщина, а Толик ответил:
   - Ее не слы- ы- шат, она уйде-е-т, ма-ма...
   Мария поежилась от холода, засунула руки в карманы. Слова парня напомнили о ее маме. Так захотелось домой! Мария сжала кулаки, чтобы не разрыдаться, и почувствовала боль в одной руке. Ключ! Ключ впился в ее ладонь. Она достала его, и, рассматривая, медленно побрела по улице, забыв о случайной встрече.
   "Ключ... должен быть ключ к тому, что со мной произошло, - размышляла она, а мысли улетели назад - к тому моменту, когда она попала в воронку. - Город похож на мой город, но в то же время он не такой, каким я его знаю".
   Мария остановилась в задумчивости, бесцельно блуждая взглядом, и вдруг заметила на решетчатом заборе плакат с картинами города и огромными цифрами: "2200".
   Мария подошла вплотную к плакату и уставилась на цифры. В ее городе, в том городе, в котором дубы и чинары красовались пышными кронами, укрывая прохожих от летнего зноя и осыпая листьями осенью, тоже отмечали 2200 лет со дня основания города.
   Мария напряглась, а мысли пронеслись в ее голове, стремительно, как тот ветер, что занес ее в ... другой мир...
   "Да, другой... нет! Не другой, а параллельный мир! - осенило девушку. - Так, надо вспомнить. Я читала об этом. Но... то была фантастика! Пусть фантастика, потом разберемся, что фантастика, что нет. А пока, надо вспомнить, как люди попадали в параллельный мир и как возвращались. Почему люди? Я! Как я сюда попала?"
   Мария тихо шла по тротуару, неотвратимо приближаясь к Скверу. Она прошла свой дом, только мельком заглянув в подъезд, понимая, что это вовсе не ее дом - ее находится в параллельном мире! Но как вернуться в него?! Словно подсказывая девушке ответ, ветер закружил небольшую воронку на обочине и погнал ее вперед. Мария, не обращая внимания на удивленные взгляды прохожих, пошла за ней, ускоряя шаг, интуитивно чувствуя, что ветер, именно ветер, который подхватил ее вместе с листьями и перебросил в этот мир, должен привести ее назад, домой.
   На ходу, почти неосознанно Мария отмечала все, что видела: поруганные деревья, новые кирпичные дома с куполами на крышах, газоны с красивыми клумбами вместо привычных деревьев и кустов, и заборы, заборы, много заборов, у ворот которых стояли пластиковые будки с охраной.
   "Что же случилось с нашим городом? Куда подевались памятники? Во что превратился парк? Зачем оголили улицы, срубив совсем или обкромсав деревья до вида пальм?"
   Вопросы улетали без ответа. Ветер крепчал. Первые капли дождя упали на лицо. Мария побежала.
   "Ветер, листья, смерч! - наконец, цепочка образов выстроилась и приобрела смысл. - Меня подхватил смерч, поднятый ветром времени, созданный из упавших листьев! Да! Деревья хотели, чтобы я узнала о том, что с ними может произойти, узнала и ... и рассказала всем, заранее, заранее сказав о том, как они мне - всем нам! - дороги! Что мы будем страдать, если их не станет, что нам будет стыдно и больно за то, что мы жили рядом с ними, ходили мимо каждый день, год от года, и никогда, или почти никогда не говорили им о том, как они нам дороги. Не говорили друг другу об этом, не писали статьи, не сочиняли стихи, не ... да что там... Я все поняла! Теперь только вернуться!"
   Впереди показался Сквер. Мария старалась держать свои чувства в узде, но от вида пустоты вместо чинар, обычно приветливо машущих листьями, она чуть не задохнулась. Мария почти физически почувствовала, как отрубают ветви, как выкорчевывают корни, как сильны люди, поставившие себе целью убить, убить наверняка, без шанса на воскрешение.
   Тех чинар, которые девушка защищала, уже не было. В сторону тележки, что стояла на другом конце Сквера, катился миниатюрный трактор, поднимая за собой шлейф пыли; в ней, подпрыгивая на комьях земли, в последних конвульсиях дергался корень чинары. Мария ахнула. Сильно кольнуло сердце. Бригада рабочих собирала остатки листьев в другую тележку. На земле почти не осталось ни веток, ни листьев. Мария прижала руку к груди, словно боялась, чтобы сердце не выпрыгнуло из нее, и медленно пошла к тележке с листьями.
   - Азиз-ака, смотри, твоя глухонемая вернулась! - обратив на нее внимание, сказал один из рабочих.
   Бригадир испугался, увидев девушку. В ее лице было столько решимости! Но что она задумала, не понять. Пока он размышлял, что делать, Мария прошла полдороги. Сильный порыв ветра ударил в спину бригадира, чуть не свалив его с ног. Ветер полетел дальше, к девушке, которая остановилась и подставила ему лицо.
   - Стой, дочка, стой, не надо, - предчувствуя беду, взмолился Азиз, побежав к ней, но ветер вернулся назад и тугой воздушной стеной преградил ему путь. Потом, оставив мужчину, понесся к тележке, влетел в нее, закрутил листья в конус и одним дуновением опрокинул его на Марию.
   Рабочие с недоумением смотрели на то место, где мгновение назад была странная девушка с распущенными волосами, в красном плаще, напоминающем флаг давно ушедшей в прошлое одной большой страны, о которой помнили разве что аксакалы.
   Невесть откуда взявшаяся буря стремительно ворвалась в Сквер и так же быстро улеглась. Девушка исчезла, как мираж.
   - Ота, как думаешь, Всевышний простит нам это? - рабочий, который спилил последние чинары, подошел к бригадиру. - Ведь это знак был от него, а Азиз-ака? Девушка эта, она - ангел?
   - Не знаю, - потирая подбородок, ответил Азиз-ака, затем развернулся и пошел к своей бригаде: - Давайте, давайте, заканчивать надо, дождь идет, быстрее, чего расселись!
  
  Спиленные чинары [Мирхан Сагитов, сайт mytashkent.uz]
  
   Ташкент, 21 ноября 2009 года.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"