Долгая Галина Альбертовна: другие произведения.

Венец творения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Размышления о сотворении мира и пути женщины *мой первый рассказ на СИ, а произошло это в июле 2007*


  Это мое самое первое произведение. Написано летом 2007 года. Дорого как антиквариат.
  
   ВЕНЕЦ ТВОРЕНЬЯ.
  
  Встреча Адама и Евы [Е. Субота, графика]
  
  
  
   Безграничны просторы Вселенной. Создатель и не предполагал, что она так будет разрастаться. Он бросил маленькое семя в пространство, дал ему имя Атом и приказал жить.
   Питательная среда оказалась плодотворной - бесконечное число тел, порожденных первичным Атомом, родилось, распалось, дав жизнь другим телам; они объединялись в Галактические семьи и распадались на первичные составляющие, производя при этом Энергию, дающую жизнь другим видам.
   Создатель парил в безграничных просторах, как заботливый садовник, оглядывая свою рассаду, тщательно расчищая место от плевел для благородных растений. Числа не было светильникам, что украшали Его сад. Звезды - так назвал Он вместилища неистощимой страсти и силы.
   Жизнь звезд была яркой и бушующей, они создавали энергию, выбрасывали ее в пространство, освещая при этом все свое окружение, как бы для того, чтобы еще раз при cвете убедится, что все вассалы продолжают кружиться вокруг них в пределах установленных границ. Те, в свою очередь, окружали себя газовыми туманами, прячась от губительной энергии, создавая свои спутники для отвлечения такого жаркого внимания, отодвигаясь дальше насколько хватало сил, иногда сталкиваясь друг с другом и распадаясь на мелкие составляющие, которые впрочем продолжали свой полет по заданной орбите, не в силах преодолеть притяжения Звезды.
   И было хорошо. Все во Вселенной происходило по мысли Создателя. Из первичного Хаоса он вывел стройную систему взаимоотношений его созданий. Но чего-то не хватало, как последнего аккорда в музыке жизни. И то была сама Жизнь.
   В огромных мирах Создатель видел отражение себя, дух его проникал во все уголки Вселенной. И решил он создать Жизнь в телесном ее проявлении, вдохнуть в нее разум, дать ей пищу и влагу, и способность производить на свет себе подобных.
   Но Нечто, созданное Им, но не знающее своего Отца, Нечто, имеющее Его силу, но еще не понимающее все последствия ее применения, словно ребенок, познающий мир, вмешалось в стройную систему созидания. То был Дух Женщины, один из детей Создателя, обитающих во Вселенной, производя хаос и неразбериху среди ее огромных пределов. Они мерялись силами, создавая, подобно Отцу, энергетические тела, эфемерные пространства и материальные миры.
  
   София мчалась со скоростью кометы, все сметая на своем пути, пролетая в этой безумной погоне Галактику за Галактикой. Поняв, что след созданной ею сущности потерян, она остановилась перевести дух. Разгоряченная от погони, все еще досадуя на саму себя, она никак не могла смириться с проигрышем. Жадно оглядывая окрестности ищущим взглядом, София вдруг увидела прелестную игрушку, которая привлекла ее внимание, как яркий цветок бабочку.
   Вокруг светящейся Звезды с разной скоростью кружились маленькие разноцветные планеты. Они то удалялись от Звезды, то приближались к ней, как будто подразнивали ее, убегая. А Звезда, поддерживая игру, выпускала светящиеся щупальца-руки, пытаясь ухватить озорника, осмелившегося приблизиться к ней на недопустимо близкое расстояние.
   София с интересом ребенка следила за планетами. Она была на их стороне, и радовалась, когда в очередной раз какой-нибудь шалун успевал убежать от огненной руки. Ей тоже захотелось подразнить Звезду. Она подталкивала планеты поближе или, создавая обратный движущийся поток, помогала быстрее убежать от разгоряченных объятий. Ее живое дыхание проникало глубоко в тела планет, тем самым давая Жизнь им самим.
   Насытившись игрой, София вдруг вспомнила о каких-то других своих делах и, окинув последним взглядом маленькую Галактику, без сожаления умчалась прочь в неизведанные миры такой огромной Вселенной.
  
   1.
  
   Была душная летняя ночь. Она металась по постели, не в силах сомкнуть глаза. Хотелось уснуть и забыться. Он ласково погладил ее по руке, ощутив жар ее тела.
   - Ну что ты, милая, успокойся, иди сюда.
   Она прильнула к его плечу. Его запах, такой родной и успокаивающий, проник в ее мозг, расслабил тело. Она приблизила свое лицо к его шее, вдыхая вновь и вновь этот самый желанный аромат, ее губы коснулись его кожи, поблуждали по шее. Языком Она почувствовала соль и мягкость, и желание овладело ею, внезапно пронзив тело огнем и холодом одновременно. Он ответил ей, и самое прекрасное и загадочное действо в мире разыгралось на этой постели, в который раз доставляя удовольствие, тем, кто играл и режиссировал этот спектакль жизни.
  
   - Знаешь, мне снятся сны,- сказала Она задумчиво, всматриваясь в черноту ночи. По потолку изредка пробегали полоски света то ли от соседских окон, то ли от проезжавших по пустой дороге ночных автомобилей.
   - Эка невидаль, все люди видят сны,- ответил Он.
   Сладость недавних объятий все еще владела им, и нежность к Ней заполняла его сердце.
   " Она такая впечатлительная, ранимая.", подумал он, ощутив ответственность за это неземное создание, которое Бог вручил ему, обязав заботится и защищать, любить и понимать, как самого себя. Но ему не удавалось понять ее до конца. Ее душа витала в таких далеких мирах, куда ему и заглянуть не представлялось возможным.
   - Так что же тебе приснилось? - осторожно спросил Он, словно боялся спугнуть только что проскользнувшее откровение.
   - Нет, нет, я не буду тебе рассказывать. Ты снова будешь смеяться надо мной и думать, что я - сумасшедшая.
   - Не буду, честное слово, рассказывай, - он повернулся к ней, устроился поудобней, облокотившись на руку, готовый внимать ее откровениям.
   Она лежала на спине, скрестив руки за головой. В темноте не было видно ее лица, но Он и так знал, как она сейчас выглядит - широко открытые глаза устремлены в бесконечность ночи, в них - океан мыслей, глубину которых не измерить, лицо спокойное и чистое; вся она - тайна, которая, может быть сейчас, откроется ему.
   - Ко мне приходили мудрецы, знаешь, как старенькие гномики, такие маленькие, в турецких шапочках, с длинными бородами. Они молчали, а я их слышала. Чудно, - она улыбнулась, видимо представляя эту картинку действительно забавной.
   - И что дальше.
   - Дальше. Дальше они сказали, что пришли учить меня, что покажут мне все тайны мира, которые я хочу знать. У меня перехватило дыхание. То, о чем я так часто думаю в последнее время, могло открыться мне, - у нее действительно задрожал голос, как будто ей стало трудно дышать, ему показалось, что слезы потекли у нее по щекам. Голосом, полным сожаления, она продолжила:
   - Они раскрыли свои книги и уже начали говорить, а я ... я вдруг отказалась.
   - Но почему? - удивился Он.
   - Ты не понимаешь, ничего не дается даром, - сказала она с легким раздражением.
   - Вот так просто пришли такие добренькие дяденьки и решили мне что-то рассказать. Я должна буду заплатить за это, может даже жизнью, - она замолчала, испугавшись самой этой мысли.
   Отдать все за Знание. Да, оно того стоит, но ей так хочется просто жить и не менять ничего в этой жизни. Она еще не готова к таким жертвам. Она просто земная женщина, которая несет в себе какую-то тайну, неизвестную даже ей самой. Вот это ее и озадачивало.
  
   Утро. Еще одно утро нового дня. Первыми просыпаются птицы. Редкие звуки их еще слабого, сонного пения нарушают тишину ночи. Один за другим эти звуки сливаются в победоносную песню нового дня, тьма отступает, и поначалу слабый, но уже свет пробуждает к жизни все живое этого мира. Перед самым появлением Светила все птицы умолкают, наступает минута тишины; и вдруг яркий свет дня, под уже окрепший хор самых преданных и голосистых певцов, лавиной врывается в мир, и ничто не в силах остановить его.
   Он и Она вместе встретили это утро так же, как и всегда. Скорый завтрак под привычный голос диктора телевидения, рассказывающий о событиях в мире, торопливый поцелуй и такое короткое "пока".
   День почти всегда принадлежал каждому из них. Это тот кусочек свободы, на который вправе рассчитывать каждый человек, решивший создать семью. Днем они расставались для того, чтобы вечером снова встретиться, обнять друг друга, рассказать о своих приключениях за день, о том, что произошло в их личной жизни за это короткое время разлуки.
   Она закрыла за ним дверь, вздохнула; два чувства одновременно завладели ее сердцем - легкая грусть и трепетное предчувствие радости новой встречи с любимым.
   Да, Она любила этого мужчину. Любила с нежностью и бескорыстием, как может любить истинная женщина. Ей повезло в этой жизни. Он оказался как раз тем мужчиной, который предназначался именно ей. Они встретились, две половинки, встретились и соединились, вновь воссоздав одно целое, сохраняя тем самым гармонию природы.
   Она вышла в сад. Это была ее гордость. Все в нем было делом ее рук. Извилистые дорожки петляли меж трав и цветов, звали все дальше и дальше, обещая что-то еще более красивое и загадочное. Цветущие кустарники раскинули свои плетистые ветви, густо усыпанные цветами всевозможных форм и расцветок. Были здесь и гортензии с огромными шарами светло-зеленых соцветий и экзотические магнолии с розовыми благоухающими цветами. Совсем недавно отцвела дейция - на ее ветвях еще сохранились остатки белых ландышевидных соцветий. Душистые сирени, украшение весеннего сада, стояли уже без цветов, но с красивой темно-зеленой листвой, так гармонирующей со светлой зеленью газона. Впереди еще было цветение поздних летних и осенних кустарников, которые уже готовились поразить воображение своей заботливой садовницы необычайно пышным цветением.
   Некоторые кустарники были аккуратно подстрижены, и создавали геометрические формы обрамления для уютных площадок, вымощенных грубо отесанным камнем. На одной такой площадке под сводом розовых кустов, источающих божественный аромат, уютно расположилась резная скамейка с мягкими подушками, заботливо вышитыми руками хозяйки. Неподалеку, журча, падали струйки маленького фонтана из бело-розового мрамора. Щебетали птицы, пролетая мимо по своим делам.
   Она присела на скамейку. Чувство удовлетворения приятно обволокло ее сердце. Созерцая дело рук своих, Она всегда испытывала радость. Что может быть прекрасней и совершенней цветов?! Фантазия природы неистощима. Она лишь собрала все в одном маленьком садике, выбрав для каждого прекрасного творения самое подходящее место.
   И теперь наслаждалась их видом.
   Ветерок играл резными листьями, которые тихонько шелестели от его дуновения, солнечный свет мягко расстилался по всему саду, его блики играли на лице Анны, и сквозь них она видела причудливые картины из света, листьев, цветов и воздуха.
   - Анна, - тихонько позвал ее приятный, но незнакомый голос.
   Она насторожилась, никто из чужих не мог проникнуть в ее сад. Он был надежно защищен высокой стеной, двери заперты.
   - Анна, снова позвал голос, - не пугайся, я не причиню тебе зла.
   Анна не шевелясь, одними глазами огляделась вокруг себя - ничто не потревожило атмосферу сада, казалось, никого нет, и голос лишь почудился ей. Но она уже знала, что ошибается. Какое-то чувство внутри ее подсказывало, что сейчас произойдет нечто удивительное. Она расслабилась, глубоко вздохнула и спросила:
   - Кто ты, и почему прячешься от меня? - ее голос прозвучал тихо, но в нем уже чувствовалась уверенность. Анна умела собраться в неожиданной ситуации и подчинить свои эмоции разуму.
   - Я не прячусь, я здесь рядом с тобой, если ты так хочешь, я покажусь тебе.
   И вдруг перед изумленной Анной начал сгущаться воздух, повеяло прохладой, и Она ощутила запах мирры. В воздухе проявились очертания фигуры мужчины в просторных одеяниях. Лик его был прекрасен - светлые кудри обрамляли тонкие черты лица, мягкий свет его глаз проникал в самое сердце.
   - Ты ангел?- спросила Анна.
   -Если хочешь, да, - он подошел к ней ближе - я пришел сказать тебе, что в твоем чреве появилась новая жизнь, и скоро ты станешь матерью замечательного создания, очаровательной девочки, которая, как и ты будет нести в себе Дух той, что была Первой.
   Анна не нашлась, что ответить. Эти слова заворожили и озадачили ее. Она еще не чувствовала беременности и не понимала, почему она может быть так важна для тех, кто послал это неземное существо сказать ей об этом.
   - Не беспокойся ни о чем, и не волнуйся, всему свое время. Ты все узнаешь, только не сейчас. Сейчас оставайся в мире и покое, и расти свое дитя по Законам Божьим. Я буду рядом. Я буду хранить вас обеих. Ангел начал таять в полуденном воздухе. Анна очнулась от оцепенения, и как ей показалось, громко закричала вслед уходящему видению,
   - Покажи мне Ее, я хочу ее видеть, сейчас, какая она, моя дочь!
   Видение остановилось, легонько покачалось в воздухе, словно задумалось, и Анна вдруг воочию увидела прелестное дитя, младенца не более двух лет, лежащего на спине и играющего с кем-то невидимым яркими круглыми предметами, напоминающими мячики, что продают в игрушечных магазинах.
   Потом все исчезло. В воздухе слышалось жужжание пчел, был уже полдень, солнце сильно пригревало скамейку и траву, и цветы. Анна сидела неподвижно, боясь пошевелиться. Перед ней была пустота - те же деревья, цветы, тот же воздух, но никого - ни ангела, ни дитя.
   " Я сплю или спала и проснулась. Был дивный сон. Это не могло быть явью. Просто жарко, а я задремала ",- Анна пыталась убедить себя в нереальности происшедшего.
   Как вдруг все ее существо закричало что есть мочи, - "Нет! Это было, я ее видела, я знаю, что это правда, моя доченька существует! Она уже есть и мы вместе!".
   Она едва дождалась вечера, чтобы ошарашить такой вестью своего мужа. Он вернулся в свой дом, к своей жене, как обычно еще по дороге вспоминая события прошедшего дня, чтобы самые значительные рассказать ей, услышать ее мнение, конечно же совпадающее с его собственным.
   Так было всегда. Она с нетерпением ждала его с работы, встречала долгим поцелуем и привычными и такими ласковыми словами:
   "Ну, как ты, милый? Я так скучала по тебе, любимый".
   Он в ответ целовал ее в щеку, и они обнявшись шли сначала на кухню, где она угощала его ужином, а потом уютно располагались в гостиной - он в глубоком мягком кресле, она на маленькой скамеечке рядом, облокотившись на его колени, внимательно слушала его дневной отчет, подперев голову маленькими кулачками.
   Она увидела его из окна кухни и опрометью бросилась к двери прихожей. Он даже не успел постучать - рука так и застыла в воздухе перед распахнутой настежь дверью.
   - Что случилось?- спросил Михаил, с тревогой всматриваясь в горящие безумным огнем глаза Анны.
   -Милый, ты просто не представляешь, что сегодня произошло!
   Его беспокойство усилилось. С его Анной частенько случались всякие истории. Бывало, кто-то заманивал ее в какую-нибудь авантюру, а в итоге ему приходилось долго и упорно доказывать , что ее соблазняют на никчемное дело, пользуясь ее доверчивостью и эмоциональностью. Анна расстраивалась, но доверяла только своему Михаилу. И хоть ей самой казалось, что дело стоящее, она все же делала так, как велел ее муж - он был опытным человеком, и провести его было почти невозможно. Анна знала это по многолетнему опыту совместной жизни. И это спасало и ее, и их семью.
   Такое доверие уберегло их от многих бед. Завистники не раз пытались опорочить их в глазах друг друга. Но все их попытки оказывались никчемными и разбивались о преграды, свято охраняющие любовь и верность. И преградами этими всегда были и остаются честность и откровенность любящих людей друг перед другом.
   - Я сегодня видела нашу дочь, и она сейчас здесь со мной, - Анна с нежностью посмотрела на свой живот, потом на мужа. На ее лице сияла улыбка безмерного счастья женщины-матери, которая обрела долгожданное дитя и теперь хотела кричать всему миру о своем счастье. Михаил молчал.
   "Хорошо, все - хорошо", - думал он, пытаясь овладеть собой, своими чувствами и, не дай бог, ненароком не обидеть Анну непониманием или недоверием. Она, казалось, не замечала его замешательства. Резким движением взяла его за руку и буквально силком затащила в дом, едва закрыв входную дверь.
  
   2.
  
   Прошло полгода. В мире все также боролись за власть властьимущие. Где-то война уже уносила тысячи человеческих жизней, где-то дипломаты неимоверной силой убеждения в который раз останавливали гордых правителей от ее развязывания. Надолго ли? А жизнь продолжалась, и женщины носили своих еще не рожденных детей в самом уютном и безопасном месте на Земле. Они ожидали рождения младенцев, рисуя в своем воображении картины прекрасного будущего - Мир на Земле, счастье в людских семьях, гармония и согласие в Природе.
   Анна читала Библию. В последнее время все свое свободное от домашних дел время она проводила за чтением огромной старой книги, в которой собрана вся мудрость Мира. Она твердо решила назвать свою дочь именем одной из женщин прошлого, которая оставила заметный след в истории народов. И ей хотелось, чтобы имя это звучало особенно. Произносивший его вслух должен был навсегда запомнить музыку звуков его составляющих.
   Михаил незаметно разглядывал свою жену. Ее округлые формы приводили его в восторг. Анна была само спокойствие и совершенство. Она двигалась плавно, неся себя с достоинством царицы.
   - Анна, позвал он.
   Она вопросительно посмотрела на него, и мягкий струящийся свет ее глаз словно окутал его волшебным облаком.
   -Нет, нет, ничего. Это я так. Ты что читаешь? - его вопрос прозвучал более чем нелепо.
   Но Анна, казалось, не заметила этого.
   - Знаешь, я читаю историю Святой Вероники, и чем больше я читаю, тем больше чувствую, как это происходило. Как будто это было со мной. Странно, да? И это не в первый раз. Я прочувствую историю каждой женщины, как свою собственную. Бедненькие, они столько натерпелись в своей жизни. Даже царицы. Но сколько мудрости! Нет, мне далеко до них. Нужно столько испытать, пройти через такие тернии, чтобы обрести библейскую мудрость,- Анна с грустью вздохнула.
   Ее жизнь показалась ей такой никчемной. Ну, кто она есть на самом деле?
   Просто женщина, которая хранит семейный очаг, ждет ребенка, любит мужа. Она не сделала никакой карьеры, за ней не бегают толпы поклонников.
   В праздники только один мужчина дарит ей цветы. Только один. Но как он их дарит!
   Он выбирает их только для нее, цветочек к цветочку. Торжественно несет его домой, и вручает ей, как сокровище, преисполненный гордости и с таинственной улыбкой на губах. Весь в предвкушении восторга с ее стороны. И она восторгается, прижимает букет к груди, буквально зарываясь с головой в его ароматах.
   Да, такие моменты дорого стоят! Анна снова почувствовала себя самой счастливой женщиной.
   Как тонка грань между огорчением и счастьем! Вот ведь стоило только вспомнить букет цветов от любимого и в мире снова запели соловьи.
  
   3.
  
   Белый снег за окном. На фоне такой белизны стволы голых деревьев кажутся совсем черными, как вороны, которые на зиму прилетают в эти края с холодного севера. Эти огромные птицы важно ходят по снегу, переваливаясь с боку на бок и оставляя за собой, кроме следов от лапок, небольшую борозду от своего птичьего тела.
   Анна наблюдала за жизнью зимнего сада из окна.
   Было довольно-таки холодно, ей не хотелось уходить от жаркого камина. Да к тому же она уже ходила с трудом - приближались роды, и Анна выглядела, как колобок в сарафане. Она одевала его поверх теплого свитера и просторных гамаш. Сарафан был в серую полосочку, по вороту отделан каймой из благородного вельвета тоже серого цвета, но другого оттенка. Анна сама сшила себе и просторный сарафан, и теплое шерстяное платье для дома.
   Ей уже надоело ее отражение в зеркале, она сама, как ворона ходила по дому вперевалочку. А уж как спать то надоело на спине! Анна очень любила спать на животе, растянувшись по всей кровати, руками обняв подушку. Она мечтала об этом все зимние дни. Но ничего. Скоро все изменится. Она снова станет тонкой и стройной, а в доме появится еще один член семьи - желанный, уже любимый и ею, и ее мужем.
   Анна прилегла на диван и мечтательно посмотрела на огонь в камине. Язычки пламени играли с тонкими, сухими дощечками, заставляя их потрескивать от горячего общения.
   Она снова вспомнила образ ожидаемой дочки, и сладостное томление окутало ее сердце.
   "Уж скоро, совсем скоро я буду держать тебя в руках, деточка моя!", - подумала Анна, и в ответ почувствовала толчок в животе - может ручкой, а может ножкой, дитя ответило на ее ласковые мысли, тем самым как бы поддерживая разговор.
   С улыбкой на губах Анна прикрыла глаза и погрузилась в дремоту. Ее мозг создавал прекрасные мысленные образы подрастающего ребенка - вот он голенький лежит на большой родительской кровати и играет с желтым надувным зайчиком, захватив его ручками и ножками одновременно. А вот они втроем идут по аллее парка, держа друг друга за руки, и весело смеются светлому радостному дню.
   В следующей картине Анна видит себя и шестилетнюю дочку в легких белых одеждах, сидящих у небольшого фонтана во дворе красивого богатого дома.
  
   4.
  
   Маленькая девочка с невероятно миловидным личиком, в русых завитках кудряшек, прихваченных золотым обручем, надула щечки и со всей силы дунула. Ничего не произошло. Она выпятила пухленькие губки, собираясь расплакаться от обиды.
   - Ну, что ты так сильно дуешь! Я же тебе объясняю - просто представь себе, как этот шарик движется, как будто ты на него дунула. А ты? Дуешь, почем зря.
   Анна посмотрела на дочку и пожалела, что дала волю своим чувствам. У них никак не получалось движение созданного образа. Наверное, она плохо объясняет. Слезки уже текли по щечкам девочки; от обиды на упреки мамы у нее совсем пропало настроение, неудача последнего урока начисто заслонила успехи в создании образа.
   Анна обняла дочку, поцеловала ее головку, с удовольствием вдыхая запах шалфея и губами ощущая мягкость ее волос. Саломея облегченно вздохнула и затихла в материнских руках. Ей было уютно и покойно с самой сильной и красивой мамой в мире. Она умела то, что другим и не снилось. Например, прогонять боль из головы. Мама просто погладит по головке, задержит свою добрую ладошку на мгновение в том самом больном месте, и хворь пропадает. Ну, не чудо ли! А еще она понимает ветер, знает, о чем думают другие. Но об этом никому нельзя говорить. Почему-то мама боится, что кто-то узнает, какая она необыкновенная.
   Анна решила продолжить урок, девочка уже успокоилась, а день только начинался.
   - Родная моя, давай вспомним, как нужно создавать золотой шарик.
   - Сначала надо придумать его в голове,- как хорошо выученный урок, -отрапортовала Саломея.
   - Хорошо, а дальше?
   - Потом вот от сюда,- девочка прижала обе ручки к груди, и повернув их ладошками вверх, вытянула их вперед, - вынуть его, то есть направить,- девочка запнулась, но мама одобрительно кивнула головой, и Саломея продолжила,- направить вперед, как будто дунуть.
   И в этот момент яркий светящийся предмет мягко поплыл по воздуху от девочки к маме. Саломея звонко засмеялась. В ее смехе было столько восторга и непосредственности. Искренняя радость озарила личико, на котором еще видны были следы недавних слез.
   Анна поймала взглядом этот шарик и послала его вверх, в голубое утреннее небо. Он кружился, удаляясь все выше и выше, а две пары счастливых глаз провожали его, и улыбки озаряли их лица.
   - Мама, мамочка моя, у меня получилось!- девочка с восторгом смотрела вверх.
   - Ах ты, мой ангел, конечно же получилось, умница моя, по-другому и быть не могло.
   "Какая она у меня талантливая. И способности у нее огромные. Но еще совсем маленькая" Беспокойство проникло в сердце женщины.
   Мир, в котором они жили, был жесток. Люди не принимали тех, кто хоть чем-то отличался от них самих. Тяжелый труд приносил мало радости. Дети, не успев повзрослеть, вынуждены были идти с родителями на поля, в дома богатых граждан, чтобы не быть обузой в семье и хоть немного зарабатывать на еду. Среди народа не было грамотных людей. Священники держали их в страхе перед богом и хозяином. Только тяжелый труд с раннего утра до ночи, в любую погоду и время года.
   Семья Анны не была бедной. Она вышла замуж за достойного человека, который имел хороший дом и даже прислугу. Он вел дела хозяина этих земель, и целые дни напролет ездил по полям и селениям, следил за работниками, что-то считал, решал мелкие проблемы. Анна была предоставлена сама себе, муж не заставлял ее работать. Он был намного старше ее, и, наверное, любил эту хрупкую, красивую женщину, почти девочку, украсившую его уже немолодую жизнь. А после рождения дочки его нежность удвоилась, казалось, он совершенно счастлив.
   Но что-то в Анне настораживало его, даже пугало. Она казалась не от мира сего - всегда задумчивая, с бездонной глубиной красивых карих глаз. И с дочкой она играла не так, как все. Они часами тихонько разговаривали, сидя в тишине сада, где только шелест листьев отвечал им. Маленькая девочка не отходила от своей матери ни на шаг, она смотрела на нее восхищенными глазами, полными счастья. Отец никогда не удосуживался такого взгляда. Но его радовало хотя бы то, что они обе здоровы, всегда встречают его с улыбкой; жена заботится о нем, как и положено женщине. В доме было уютно и пахло яблоками и пирогами. Что еще нужно мужчине на склоне лет в этой тяжелой непредсказуемой жизни?
  
   Внезапно идиллия была нарушена громким стуком и лязгом железных замков. Чужие голоса ворвались в сад. Ничего хорошего они не предвещали.
   Анна, не задумываясь, схватила остолбеневшего от ужаса ребенка и побежала в дальний угол сада, к скале, укрытой от посторонних взглядов густыми зарослями плюща.
   Там был вход в пещеру, которая вела темными переходами на другой конец города, далеко в горы, к келье одинокого старца, давно ушедшего от людского мира в свое одиночество. Молодая женщина тайком навещала его, приносила домашнюю еду, слушала его мудрость. Он был ее наставником и учителем. Только ему могла Анна доверить свою малолетнюю дочь в случае опасности.
   - Саломея, ничего не бойся, ты у меня храбрая девочка, - торопливо говорила Анна, стараясь, чтобы голос ее не дрожал, - ты иди все время вперед, там просто темно и никого нет, поняла, доченька?
   - Мама, а ты? Разве мы не пойдем с тобой вместе? - девочка пыталась заглянуть в глаза матери, и в ее голосе чувствовалась напряженная надежда, что мама ее не оставит.
   - Нет, дочка, в этот раз ты пойдешь сама, это такое испытание, игра, а сможешь ли ты пройти весь путь сама, не испугаешься? - Анна попыталась пошутить, превратить этот кошмар в игру. У нее холодела спина при мысли о том, как ее маленькая кроха будет пробираться темными переходами. Но еще больше она боялась оставить ее здесь, в этом доме. Озлобленные стражники не пощадят малое дитя.
   Анна еще не знала, что случилось, но чувствовала, что ее нелюдимость навлекла на них беду. Не зря к ним зачастил священник, все выпытывал у прислуги что-то, смотрел на Анну из-под своего грязного капюшона недобрым глазом, осенял себя крестным знамением, бормоча себе под нос охранные молитвы. Не иначе, как он решил сжить ее со свету и отправить на костер, как ведьму.
   В последнее время инквизиция с особым усердием взялась за женщин, чье поведение отличалось от других. И что такого она сделала! Никуда не высовывалась, ничем не привлекала внимания к себе. Неужели кто-то подсмотрел ее занятия с дочкой, а может даже что-то увидел. Как же она была неосторожна!
   - Мама, ну что ты так вцепилась в меня, отпусти, я могу сама ходить, я уже не маленькая, - голос дочери вернул ее к реальности. Они уже были прямо перед входом в пещеру. Анна поставила дочку на землю. Внимательно посмотрела в ее глазки, едва не лишившись чувств от ужаса, что может больше никогда не увидеть свою маленькую фею, свое создание, ради которого она готова на самые страшные муки. Только бы она спаслась и не попала в руки к хищникам, охочим до человеческой крови.
   - Девочка моя, запомни то, что сейчас видишь. Красивые зеленые деревья, легкий ветерок, аромат роз и меня, - Анна смотрела на дочку ласково, посылая ей всю свою материнскую нежность, все, что она еще не успела ей дать, что хотели отнять злые люди.
   Саломея прижалась к ней, обняла за шею, как взрослая поцеловала мать в лоб. И спокойно сказала: "Я все запомнила. Ты со мной - навсегда."
   Анна еле сдержала слезы, тоже поцеловала дочку долгим прощальным поцелуем, и легонько подтолкнула ее ко входу за плющевой завесой.
   - Иди же, иди родная, и помни всегда - я люблю тебя!
   Саломея скрылась в темноте пещеры.
   Стражники схватили Анну в другом конце сада. Женщина не сопротивлялась. Грязное существо в капюшоне, называвшее себя служителем самого Господа, но им забытое и отверженное, как змея вертелось вокруг Анны, не скрывая своего торжества, как гиена, что урвала лакомый кусочек из пасти обессиленного охотой старого льва.
   Мысли Анны были далеки от этого места - она вела свою дочь по темным проходам пещеры, разговаривала с ней, будто была рядом, чтобы не впустить страх в маленькое сердечко Саломеи. Девочка чувствовала беспокойство матери, но Анна усилием воли успокаивала ее и вела, вела к свободе и безопасности. Лишь когда впереди показался свет, такой яркий, что Саломея невольно прикрыла ладошкой глазки и тихонько вскрикнула, Анна отпустила ее и вернулась к реальности, страшнее которой она и представить себе не могла. Ее, уже закованную в кандалы, в разорванном платье, с растрепанными волосами вели по городу под звук барабана, возвещавшего о том, что еще одна ведьма разоблачена, и все горожане провожали эту процессию, озаряя себя крестным знамением и отворачиваясь от женщины, которая до этого момента была ими уважаема, хоть и не понята.
   Господь сжалился над несчастной и забрал ее раньше, чем грязные руки мучителей коснулись ее тела. Она не почувствовала, как разрывают ее плоть, жаждущие только удовольствий тупые неграмотные люди. Она лишь увидела себя в последний раз на пыльной дороге в остатках белого шелка с лицом, обращенным к небу и с улыбкой на устах.
  
   5.
  
   Анна открыла глаза. Оглядела комнату не шевелясь, одними глазами.
   В наступивших сумерках все предметы имели призрачные очертания, создавая в уме испуганной женщины причудливые образы той далекой реальности. Она не была уверенна, что все происходящее мгновение назад было реальностью; чувства ее были тревожными, страх не покидал сердце.
   - Саломея! - тревожная мысль пронеслась в уме Анны. И в тот же миг дитя в ее утробе отозвалось резкими толчками, живот пронзила острая боль, возвещавшая о скором наступлении родов. Анна попыталась успокоиться, уговаривая себя, что это был лишь сон. Но тревога не отпускала душу. Ее беспокоила судьба той далекой маленькой девочки, ее дочери или нет. Анна заплакала.
   - С ней все хорошо, - услышала молодая женщина спокойный и такой знакомый голос, - она выросла в хижине старца, вдали от людей. Она стала мудрее матери, которую всю оставшуюся жизнь помнила, видела в своих снах, где души их мчались в безграничных просторах Вселенной, а чувство близости и сопричастности к Великому давало им ощущение полного счастья и безграничной любви.
   - Кто она, эта женщина, та Анна?- все еще всхлипывая, спросила она.
   - Ты же знаешь, не бойся осознать это, загляни в себя, открой свою память, ты можешь это, - ответил голос.
   Анна закрыла глаза. Осязание реального мира мешало проникновению в далекие уголки памяти, которая хранила всю историю человечества. Едва сомкнув глаза, она полетела по ярким лентам света, ведущего ее в нужное место, туда, где происходящие события минувшего сна могли дать ответ на этот непростой вопрос.
   Смутные догадки возникали в ее мозгу и раньше. Но она боялась даже произнести про себя имя той, о которой она думала.
   -Ева! - это имя ворвалось в мозг стремительным ястребом, разрывая пространство сознания своей простотой и лаконичностью.
   - Ева, - сказала Анна, уверенно и громко. Все происходящее в один миг стало понятным и естественным. Вереница жизней прошла перед ее взором как стенографический отчет - быстро, лаконично и реально.
   В это время дитя дало знать о себе вдруг прозревшей матери резким толчком. Анна вскрикнула от неожиданности.
   "Все, пора спуститься на Землю",- промелькнула в голове мысль, явно реального характера, - "Похоже, я скоро рожу".
   С этого момента весь мир Анны сосредоточился только на ее ребенке. Она написала записку мужу, взяла заранее приготовленный пакет с вещами, вызвала такси и отправилась в клинику, где ее уже ждали доктора, акушерки, чтобы помочь ей благополучно родить на свет божий чудесное дитя, дочь, которую она ждала на протяжении девяти месяцев.
   Михаил узнал о рождении дочери по телефону - звонок администратора клиники застал его на важном рабочем совещании по продвижению его идеи новой концепции маркетинга фирмы. Партнеры по бизнесу, друзья, сослуживцы сердечно поздравили новоявленного папашу, отметив это событие рекой шампанского ко всеобщей радости и удовольствию.
  
   6.
  
   Больничная палата была неправильной формы. Она больше напоминала застекленную веранду летнего дома. Посередине стояла простая железная кровать. На ней лежала женщина, белизна лица которой сливалась с белизной больничных простыней. Недалеко от кровати стоял стул для посетителей. На нем дремал мужчина, опустив седую голову на грудь. Бессонные ночи последних дней сделали свое дело. Он больше не мог сопротивляться желанию уставшего мозга получить хоть капельку покоя.
   Женщина на кровати открыла глаза. Она была уже не молода. Перед ней вихрем пронеслись все самые значительные события ее жизни - замужество, рождение детей, внуков, прекрасные картины природы, где она успела побывать. Казалось, она даже слышит шелест листьев и дуновение легкого ветерка.
   Внезапно сильная боль разрезала ее тело пополам. Анна застонала. Стон ее был почти беззвучным. Уже столько дней она страдала, все силы закончились, она затихла.
   " Господи, скорей бы", - промелькнула мысль в ее угасающем сознании.
   Она смирилась со своей участью. В минуты, когда боль оставляла ее, Анна молила о прощении за все грехи свои - знаемые и незнаемые. Она также просила за своих детей, за мужа, который был верен ей всю их долгую совместную жизнь.
   Она посмотрела на него, спящего на казенном стуле, с нежностью и любовью.
   " Как он останется без меня? Кто же позаботится о нем?" - эти мысли внесли беспокойство в ее уставшее сердце, - "Родной мой, пусть горе твое будет недолгим. Мы еще встретимся, когда придет твой час".
   "Господи, Отче наш, я готова, прими же меня на свой суд, освободи от телесных страданий, и душу мою от мук беспокойства", - молитва умирающей женщины прорвала земное притяжение и как легкокрылая птаха помчалась в неведомую даль.
   Но прежде, чем господь забрал измученную, но очищенную страданиями, душу, произошло нечто. Кто-то пытался всей силой своей мысли прорваться к Анне, поговорить с ней, не видя ее, но ощущая ее на расстоянии. Этот незримый человек просил Анну не уходить, возвращал ее к бытию, напоминал о людях, что любят ее и хотят, чтобы она еще оставалась с ними.
   Анна прервала свою молитву, ее душа вновь вернулась в истощенное тело. Женщина поднялась на кровати во весь рост, вскинула вверх руки, замерла на мгновение и, как срезанный серпом цветок, в последнем плавном движении упала на кровать.
   Михаил очнулся от легкого крика, больше напоминавшего тяжелый выдох. Анна, раскинувшись, с поникшей головой, лежала на кровати. Казалось, она не дышит. Но жизнь еще теплилась в ее маленьком хрупком теле. Он уложил ее поудобней, позвал доктора. И просидел около ее постели, не смыкая глаз, держа ее за холодную руку до самого рассвета, который не предвещал ничего хорошего.
  
  
  
  
   Три маленьких облака стремительно поднимались ввысь, покидая земное пространство. Умеющие видеть могли разглядеть в них двух белоснежных ангелов, сияющих неземным светом, и прекрасную женщину, облик которой, казалось, был соткан из золотистых нитей - в лучах утреннего солнца она переливалась всеми цветами радуги; и вся эта процессия была окружена кольцом ярчайшего света, который еще долго был виден в небе, пока не превратился в маленькую звездочку, которая, впрочем, быстро погасла, не в силах спорить с самой яркой звездой земного мира, возвещавшей о продолжении бытия, несмотря ни на что.
   Она ощущала себя пушинкой. Ее легкость не была скована телом.
   - Так вот что такое - Душа! - подумала Она.
   Вокруг не было ничего. Только - Пространство. Но Она не чувствовала страха или одиночества. Ее новые ощущения вызывали восторг и желание лететь и лететь вот так все дальше и дальше.
   Вскоре их полет был прерван силой, которой никто не мог сопротивляться. Ангелы оставили Ее одну, почтительно отойдя назад, где и замерли в ожидании дальнейших событий.
   Она почувствовала не испытанную никогда ранее нежность. Нежность и любовь обволакивали все ее существо.
   - Мама! - промелькнуло в сознании, - ты здесь?
   - Я перед тобой, дочь моя.
   Этот то ли голос, то ли чувство очаровали ту, которая совсем недавно была Анной.
   Она увидела перед собой облик самого прекрасного создания Вселенной. То была сама Чистая Женственность.
   Два Духа слились воедино, и это были самые трогательные объятия двух сущностей, разлученных многие тысячелетия назад волею самого Сущего, Создателя Вселенной, Безграничного Пространства и самой Жизни.
  
  
   - Ева, - обратилась к ней София, - прежде, чем ты предстанешь перед Отцом нашим, я хотела бы посвятить тебя в тайны твоего рождения и узнать, как ты изменилась за время пребывания на Земле.
   Ева внимала Матери, уже зная, что сейчас в это самое мгновение она узнает, то, что беспокоило ее все время земного существования. Она уже привыкла к своему имени и не удивлялась. Еще на Земле она догадывалась, кто она, но осознать это полностью ей не позволял менталитет человека. Еще бы - Первая женщина, прародительница всего человеческого рода, создание самого Господа!
   Ева оглядывалась на свою прошлую жизнь, и чувство выполненного долга все больше утверждалось в ней. На протяжении бесчисленных веков она была рядом с мужчиной.
  
   Она была его музой и вдохновением, женой и любовницей, матерью и сестрой, рабой и наложницей. Он слагал песни в ее честь и избивал до смерти за малейшее неповиновение. Он просил ее совета и смеялся над ее мудростью. Он боготворил ее и ненавидел.
   Но Она терпела все. Она любила Его. Она честно несла крест, который выбрала, и ни о чем не жалела. Она понимала мужчину, понимала его амбиции, его жажду власти, его физическое превосходство. И принимала его таким, оставаясь рядом во все времена - и в торжестве, и в забвении.
   Вместе они создали род человеческий, обустроили Землю для жития, хоть изрядно ей этим навредили.
   Тем не менее, жизнь на Земле продолжалась, ее сыновья и дочери, подобно ей, несли свой крест. Добро и Зло было в равновесии. Каждый человек имел право выбора, на какой стороне ему быть, и от этого зависело его дальнейшее существование. В конце концов, душа каждого земного жителя представала перед судом совести и справедливости, и каждому воздавалось по делам его.
   - Ты достойно прошла свой путь, - заключила София, прочитав ее мысли. Ничего тайного в этом мире уже не существовало. Они разговаривали и мыслили чувствами друг друга.
  
   - Твоя чаша - пуста, ты испила ее до дна, до последней капли.
   Ева вздохнула. Это был последний вздох по мужчине. Теперь она свободна, свободна, как воздух, как свет, как дух.
   -София, расскажи мне то, о чем я еще не знаю, - сказала Ева.
   - О, это будет долгий разговор. Пока только ты должна знать свою историю и самое главное, предстать перед Высшим Судом. Уже пора. Готова ли ты? - София заглянула в самую глубину души Евы. Ева не могла скрыть своего волнения от предстоящей встречи с тем, кто создал ее. Последняя их встреча закончилась разлукой. Отец отпустил ее, позволив сделать выбор между Истинной Свободой и греховным падением.
   Диалог женщин прервали звуки труб, возвещавших о приближении Страшного Суда. Два ангела вновь встали рядом с Евой, и они отправились туда, где предстояло решить дальнейшую судьбу Первой женщины.
  
  
   Мрак Бесконечности. Здесь нет начала и нет конца. Здесь нет времени. Но есть Истина. Ее не надо искать тому, кому дозволенно понять. Во мраке существуют светлые миры. В них живут светлые души. Во всем - равновесие и гармония.
   Две сущности промчались космическим ветром, разрезав стену тьмы веером света.
   Истинная свобода, как бесценное сокровище, была дарована той, что вернулась к своему истоку. Она наслаждалась Вечной Жизнью, открывая для себя новые миры, познавая истинные ценности.
   Иногда Она возвращалась к Земле, маленькой голубой планете в Солнечной системе. С любовью смотрела на нее, посылая ей свою нежность.
   Вспоминала сады, посаженные ею в разные времена, благоухание цветов, порхание бабочек, смех ребенка, яркое солнце и прекрасное звездное небо, под которым люди любили и слагали стихи в честь Природы.
   Она долго жила в Раю, не сознавая этого, как и большинство людей все еще живущих на Земле. Всегда есть выбор. Бог создал человека по своему образу и подобию, поселил его в прекрасном теле, дал ему Землю, вдохнул жизнь в его душу. И дал ему право выбора пути - к свету или во мрак. Вспомнят ли люди об этом когда-нибудь? Сохранят ли свою неповторимую Землю или в ненависти и войнах уничтожат и ее, и весь свой род?
   На этот вопрос Она не имела ответа. Но твердо знала, что никогда судьба Земли не будет ей безразлична, отныне Она стала ее Ангелом-Хранителем, ее заступницей и просительницей пред Высшими Духами.
   Она продолжила свой стремительный полет в безграничных просторах Вселенной, а в ночном небе Земли ненадолго задержался след яркой кометы, немало озадачив прогрессивное человечество своим не предсказанным появлением.
  
   София [Жозефина Уолл]
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей 2"(Любовное фэнтези) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"