Долгая Галина Альбертовна: другие произведения.

За Дальним Пределом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Книга издана в Ridero.ru
    Купить можно на OZON
    и на Litres.ru


    Фантастическая повесть о приключениях палотрикса и пухта - представителей двух из многих разумных рас, населяющих необъятные просторы Обитаемой Вселенной, - которые направились за Дальний Предел для исследования новых форм разумной жизни.




  
  Галина Долгая
  
  
ЗА ДАЛЬНИМ ПРЕДЕЛОМ
  
  
  
  1. Знакомство
  
  
   Совет Планетарных Исследований (СПИ) расположился на необитаемой планете Т1З46Г11*, не имеющей атмосферы и никаких форм жизни. Именно на таких планетах строили заводы и фабрики, а также сооружения для размещения служб управления Вселенной.
   Высокий, тощий палотрикс, с болтающейся на правом боку командирской сумкой, тяжело шагал по прозрачным коридорам СПИ, опустив голову и еле волоча ноги. Высоты коридоров едва хватало, чтобы он не задевал головой осветительных приборов, вмонтированных в потолки. Наконец, впереди, в проеме за широкой аркой, палотрикс увидел просторный холл главного здания Совета, по внутреннему периметру которого бесшумно бежала лента передвижений. Палотрикс сильнее заработал руками, помогая себе при ходьбе, и с облегчением встал на ленту. Отдышавшись, он пригладил непослушную прядь волос - тонких, но крепких, как ветки ракиты, - и достаточно бодро спрыгнул с подвижного тротуара перед дверью начальника всех исследователей Вселенной. Тут же створки двери распахнулись, и огромный пимар встретил палотрикса, раскрыв объятия.
   - О-о-о! Яс Дерев! Наконец-то! - гигант протянул руку для приветствия. Завитки коротких жестких волос выглядывали из-под широких рукавов оранжевого пиджака. На Холодной Планете - родной планете пимара - естественный шерстяной покров тела надежно защищал ее жителей от трескучих морозов.
   - Приветсвую, Снерг, я тоже рад вас видеть!
   Снерг с чувством пожал тонкую, как ветка дерева, руку палотрикса, обхватив ее двумя ручищами. Его лицо, хоть и замаскированное густой растительностью, сияло от радости. Это было заметно по прищуренным глазам и широкой улыбке, сверкающей двумя рядами крупных белоснежных зубов. Тонкий рот Яса, в противоположность пимару, выглядел слабым подобием ухмылки, а серость его кожи, включая и цвет губ, придавали всему облику исследователя болезненный вид. Только ярко зеленый комбинезон смягчал удручающую внешность палотрикса.
   - Как вы долетели? Как вас встретили? Устроились хорошо, удобно? - Снерг буквально засыпал его вопросами.
   Яс замахал руками, словно отбиваясь от назойливых насекомых.
   - Все хорошо, хорошо! - скороговоркой ответил он, падая в мягкое кресло. - Думаю, случилось что-то очень важное, раз вы вытащили меня с родной планеты экспресс-кораблем.
   Снерг спрятал обаятельную улыбку и серьезно, как настоящий начальник - строгий, бескомпромиссный и лишенный эмоций, - сказал:
   - Да, Яс Дерев, вы отправляетесь за Дальний Предел Обитаемой Вселенной, к Галактике Г114, где разведчики зафиксировали появление новых форм жизни. Подвигайтесь сюда, - он показал на место у своего стола, во всю длину которого раскинул карту* Обитаемой Вселенной. - Вот, смотрите, - Снерг ткнул в самый край правого верхнего угла карты, - здесь обнаружены признаки жизни в системе звезд З5267 и З6412. Данные о планетах скудные. Вам предстоит по возможности исследовать планеты и собрать материал о жизни аборигенов. Это и будет вашим заданием.
   Яс окинул взглядом угол карты. Самым ближайшим объектом, на котором ему пришлось побывать в этом районе, оказалась Планета Порхающих Бабочек, неспешно вращающаяся вокруг голубой звезды, что сияла на краю Обитаемой Вселенной. Дерев улыбнулся. Исследовать эту планету было сплошным удовольствием - легкость души, которую он ощущал там во все время работы, подняла его настроение на такой уровень, что следующие два года своей жизни он продолжал порхать везде, где ему пришлось побывать.
   - Я чем-то рассмешил вас? - неожиданно спросил Снерг.
   Яс поднял на него зеленые глаза и покачал головой, отчего его волосы затрещали как пучок прутьев.
   - Нет, что вы! Я просто вспомнил свою последнюю командировку.
   Снерг заулыбался. Снова блеснули его зубы:
   - А-а-а! Я понимаю, о чем вы! - он хитро подмигнул. - Ведь я тоже побывал там в молодые годы! Но к делу! - Снерг снова спрятал улыбку. - Вы назначаетесь командиром экипажа.
   -Экипажа?! - воскликнул Яс.
   - Да, да, уважаемый Дерев! На этот раз у вас будет экипаж.
   - Но!.. Я всегда работал один, Вы же знаете, что... - хотел было возразить Яс.
   На что начальник многозначительно поднял волосатый палец с розовым ногтем, тем самым останавливая палотрикса, и позвал:
   - Вин-Кол! Прошу вас, выйдите к нам!
   В повисшей тишине слышался мерный звук кондиционеров. Снерг снова позвал:
   - Ви-и-и-н-К-о-о-л! Мы ждем вас!
   Снова - никого. Снерг встал - слишком резво для своей комплекции - и двумя шагами приблизился к двери в соседнее помещение.
   - Вин-Кол! - удивленно сказал он, распахивая дверь. - Ну что вы тут сидите? Не слышите меня?
   Яс, не поднимая головы от карты, вполоборота взглянул на спину пимара - он полностью закрывал обозрение. Но вот Снерг отодвинулся, провожая взглядом, направленным вниз, существо, похожее на большое белое яйцо, лицо которого кто-то, словно шутя, разукрасил яркими красками, да так, что оно стало похоже на маску грустного клоуна. Острый конец яйца покачивался при движении, отчего пучок черных кудряшек, украшающих его, болтался из стороны в сторону. Уголки яркого рта были опущены, глаза полуприкрыты, щеки надуты - Вин-Кол артистично изображал обиженного малыша.
   Он залез в кресло напротив Яса, неловко подбирая коротенькие ножки, и усевшись, сложил руки на круглом животике, на котором блестели две пряжки ярко-синего комбинезона.
   - Во-первых, меня зовут Виннето Колиборо и я вам не домашнее животное, чтобы звать меня: "вин-кол, вин-кол"!
   Яйцеобразный не успел сказать, что во-вторых, как Яс, ничуть не смущаясь, рассмеялся, да так искренне и заливисто, что и Снерг, сначала делающий Ясу какие-то знаки за спиной Виннето, захмыкал, давясь от смеха, и все же не сумел сдержать его. Вин-Кол смотрел на них, удивленно мигая, поворачиваясь то в сторону Яса, то к Снергу, и вдруг сам, словно заразившись, начал хихикать. В конце концов, он повалился на спину прямо в кресле и так зашелся от смеха, подергивая ножками и ручками, что едва успевал вздохнуть:
   - Ой, ой, не могу больше, ой, хватит, ой, сил больше нет! Хи-хи-хи-хи-хи!
   Остановил это безумие хозяин кабинета.
   - Все, вот и познакомились! Ха-ха-ха! Простите... Давайте, к делу! Х-х-х! Прошу всех серьезно отнестись к предстоящей работе!
   Яс вытер слезы и обмяк в кресле.
   - Я с большим уважением отношусь к мистеру... Ха-ха-ха, простите, к мистеру Колиборо, но Снерг! Почему вы решили создать э-ки-паж? - последнее слово он выговорил по слогам, подчеркивая всю абсурдность такого решения.
   - Решил не я! - заявил начальник. - Решили психологи Института Исследований Гуманоидов!
   - Вот как! - воскликнул Яс, - И что же подтолкнуло уважаемых психологов к такому решению?
   Вин-Кол внимательно слушал беседу начальника с Ясом, рассматривая второго сквозь прищуренные веки. Пухта тоже интересовал ответ на поставленный вопрос. Снерг объяснил, что в экстренных ситуациях, которые могут случиться, решение должны приниматься коллективные. Так считают психологи. Это для того, чтобы эмоции одного не помешали правильной оценке ситуации.
   - А если наши мнения будут различны, - возразил Яс, косо поглядывая на пухта, - что вероятней всего, - не без иронии заметил он, - что тогда?
   Снерг обрадовался вопросу:
   - Вот именно! Каждое ваше решение, в случае, если оно не является совместным, будет проанализировано новой программой, разработанной на Планете Мудрых, но еще не проверенной на деле!
   Яс захлопал глазами.
   - Это что, мы будем вроде подопытных кроликов?
   - Кого, кого? - не понял Виннето Колиборо.
   Снерг жестом остановил его:
   - Я вам потом объясню про кроликов, уважаемый Виннето, а пока давайте не отвлекаться!
   Пухт надулся, всем своим видом выражая недовольство. Снерг же, как можно мягче,ответил палотриксу:
   - Ну что вы, командир Дерев! О чем вы? Все будет как обычно. Вы - командир, но в спорном случае, я повторяю - в спорном случае! - программа, то есть - ваш компьютер, следуя установленной программе, притормозит выполнение команды и выйдет в режим ожидания до тех пор, пока вы не придете к единому мнению.
   - Вот как! - наконец понял Яс Дерев. - Это значит, что в нашем, с позволения сказать экипаже, командир не предусмотрен?
   - Нет, нет, что вы, Яс, командир - вы!
   Снерг многозначительно посмотрел на Вин-Кола, подтверждая свое утверждение кивком головы. Пухт хмыкнул и отвернулся, пробормотав про себя:
   - Да пожалуйста, пусть командует, мне-то что!
   - Вот и договорились!
   Начальник СПИ достал новенький экземпляр карты, свернутый аккуратным прямоугольником и подал его Ясу.
   - Все! Ваш крейсер, дорогой Яс Дерев, на стоянке Л8, в нем проведены некоторые конструктивные работы, - при этом начальник мельком взглянул на пухта. - Все сделано так, чтобы вам обоим путешествие показалось приятным. В добрый путь!
   С последними словами Снерг взял обоих членов экипажа за руки и, крепко пожав их, выпроводил исследователей Вселенной за пределы своего кабинета.
  
  
  2. Экипаж
  
  
   Оказавшись в коридоре, командир Дерев постоял несколько минут, в раздумье разглядывая курчавую макушку своего нового товарища и, смирившись с решением психологов, направился к стоянке крейсера, на ходу сказав Вин-Колу:
   - Пошли!
   Они одновременно запрыгнули на ленту дорожки. Коротенькие ножки пухта, как пружинки, подбросили его маленькое туловище. Яс же не без труда переставил тонкие ноги, преодолевая непривычно сильное для него притяжение планеты, чтобы сделать шаг.
   - А ты легок! - отметил командир.
   - Чего не скажешь о тебе, - ухмыляясь, ответил Виннето. - Ты откуда такой? С какой планеты?
   Дерев сделал вид, что не заметил иронии нового товарища.
   - Я с Планеты Шагающих Деревьев. У нас притяжение меньше, чем здесь, гораздо. А ты? - в свою очередь спросил он.
   Пухт вытянулся, как мог, придавая себе важности. У него даже шея появилась, отделив верхушку яйца от почти круглого тела.
   - Я с Планеты Прыгунов. Это в Звездной системе шесть, Галактики пять.
   - А-а-а! - понимающе потянул Дерев.
   - Знаешь?
   - Не-е-е-т!
   Так, беседуя, экипаж добрался до стоянки крейсеров. Сквозь прозрачные стены гаража каров - маленьких машин, с искусственной атмосферой внутри, - на огромной равнине планеты виднелись великолепные космические корабли. Поверхность их блестела в свете прожекторов, так как в это время дневная звезда освещала планету с другой стороны. Межгалактические корабли, словно гигантские птицы серого, зеленого, синего цвета, напоминали уснувшую стаю. Они стояли в ряд, опустив носы и распластав крылья, а кары светлячками сновали меж ними, как непоседливые насекомые, копошащиеся вокруг своих жилищ.
   Яс подошел к одному из ближайших каров, дверь которого автоматически открылась при его приближении. Он залез внутрь машины, с трудом поместившись на левом сиденье, и поднес раскрытую ладонь к красной сигнальной лампочке на панели перед собой.
   - Приветствую Вас, Яс Дерев. Вы едете один? - раздался приятный голос робота, с мягкими, чувственными нотками тембра.
   - Нет, со мной пухт, - тут Яс заметил отсутствие своего спутника. - Подождите, да где же он?
   Яс выглянул из кара. Колиборо так и стоял перед прозрачной стеной, открыв рот от восторга.
   - Вин-Кол! - позвал Яс. - Виннето! Идемте же, нам пора ехать!
   Голос Дерева оторвал маленького пухта от созерцания и тот, переваливаясь с бока на бок, побежал к кару.
   - Нет, ты видал такое! - устраиваясь рядом с командиром, восхищался Виннето.
   Яс скосил на него глаза.
   - Ты никогда не летал на крейсерах? - спросил он.
   - Нет, я прилетел сюда на транспортном корабле, и было темно, - откровенно ответил Колиборо, прикладывая свою маленькую ладошку к красной лампочке.
   - Приветствую Вас, Виннето Колиборо! - пропел робот. - Можно ехать?
   - Поехали! - пухт откинулся на высокую спинку сиденья, укладывая руки на подлокотники.
   Дверь кара плавно опустилась, закрылась, щелкнув замками, и машина тронулась.
   Несколько таких же каров ехали к выходным воротам. Дерев подкатил к блоку номер восемь и, быстро преодолев шлюз, разделяющий помещение управления и космодром, направил кар на стоянку своего крейсера.
   - Вы можете расслабиться и отдохнуть, Яс Дерев, - проворковал компьютер кара, - я в автоматическом режиме доставлю вас, куда следует.
   - Нет, нет, спасибо! - возразил Яс. - Автоматика автоматикой, а навыки вождения забывать нельзя, я уж сам, позвольте!
   Он лихо свернул влево, и впереди показался серебристо-голубой крейсер с изображением черной птицы на лбу изогнутого носа, внутри которого находился зал управления. Яс, не в силах скрыть улыбку, с гордостью посмотрел на своего спутника:
   - А вот и мой "Стриж"!
   Колиборо ничего не ответил: он как зачарованный смотрел на крейсер, и весь его вид говорил о восторге, настолько заполнившем сердце, что сдавило дыхание.
   - О-е-е-е-ей! - только и смог проговорить он.
   Кар объехал величественную машину и притормозил сзади, ожидая, когда опустится трап. Яс Дерев, нажав на газ, ловко заскочил на полосу металла, покрытую мягким пластиком, и откинулся на спинку кресла, ожидая, пока кар пройдет внутренний шлюз. Когда машина, наконец, въехала внутрь корабля, командир и его экипаж одновременно ступили на теплый пол крейсера.
   - Вас ожидать? - спросил голос кара.
   Яс Дерев ответил "Да!" и пошел, высоко поднимая колени в штурманскую рубку. Пухт прыгал рядом, ничуть не отставая от своего длинноногого командира. Он чувствовал себя счастливым! Стать космическим исследователем - мечта его жизни, и она сбывается! Лететь на таком шикарном крейсере, открывать новые звезды, исследовать новые планеты - что может быть интересней?! Виннето просто раздуло от гордости, и он катился, как беленький шарик по коридору корабля, освещенному нежно-фиолетовым светом, в воздухе переставляя ноги для каждого следующего прыжка.
   Круглая дверь в конце прямого коридора разъехалась в стороны от зигзага центральной линии, и желтый свет космодрома, проникающий через огромное лобовое стекло, ослепил экипаж.
   Дерев прикрыл глаза пластичной ладонью, а Вин-Кол зажмурился и, не рассчитав последнего прыжка, влетел в рубку, ударившись головой о спинку кресла у пульта управления.
   - Добро пожаловать на борт корабля, командир Дерев! - раздался голос бортового компьютера. В нем не было обволакивающих нот голоса кара, напротив, он звучал весело, даже игриво, как у подростка.
   - Здравствуй, Стриж, как ты тут без меня?
   - Ух! - вздохнул невидимый собеседник. - Тут такое без вас творили! - Вин-Колу почудилось, будто он закатил глаза. - Переделали все правое крыло! Я ничего не смог сделать, они отключили мою систему охраны.
   Стриж обиженно замолчал. Тем временем Виннето поднялся с пола, куда он сполз после удара.
   - Стриж! Познакомься - Виннето Колиборо! Он полетит с нами.
   - Здравствуйте, Виннето Колиборо! Так это ради вас перекроили всю библиотеку командира?
   Яс напрягся, и очень быстро сообразив, о чем идет речь, помчался в правый отсек корабля, перешагнув недоумевающего пухта, едва не задев его коленом. Вин-Кол побежал следом.
   В просторной каюте с прямоугольником окна под крылом крейсера, на месте, где раньше находились стеллажи с бумажными изданиями, стояла койка - почти квадратная, с двумя мягкими подушками и таким же матрасом, застеленным новеньким коричневым покрывалом. Вся аппаратура с библиотекой электронных носителей, хранящих кладезь мудрости всех планет и рас, исчезла. Небольшой кожаный диван - антикварный, подарок народа Планеты Ветров, - остался на своем месте напротив койки.
   - Где, где моя библиотека? - заорал Яс, и его гримасы испугался бы самый смелый пухт.
   Вин-Кол попятился к противоположной стене коридора, успев только заглянуть в каюту.
   - Я... я... не з-з-з-наю...
   - Командир, - вмешался Стриж, - библиотека теперь находится в левом крыле, рядом с вашей каютой. Они даже дверь проделали из каюты в библиотеку, чтобы вам было удобно. Только диван не поместился.
   Голос компьютера умолк и повисла тишина. Дерев закрыл рот, но его сдвинутые брови и бегающие глаза все еще выражали неприкрытый гнев. Он осмотрел бывшую библиотеку еще раз и вышел, буркнув пухту:
   - Занимай! Располагайся!
   Виннето моргнул, кивнув головой, так, что пучок волос упал на треугольный лоб, и осторожно переступил порог своего нового дома.
  
  
  3. Общие предки
  
  
   Каюта Яса почти не изменилась, не считая того, что из шкафа для вещей, удлинив его за счет подсобного помещения, сделали библиотеку. Дерев внимательно осмотрел стеллажи, провел рукой по стопке дисков и, окинув взглядом кровать в основной части каюты - длинную и узкую, убранную просто, без излишеств, - вышел.
   В штурманской рубке Яс сел в свое кресло, отпихнув ногой второе.
   - Стриж!
   - Слушаю! - голос компьютера стал беспристрастным, деловым, все эмоциональные нотки пропали.
   - Где пухт? - Яс намерено не хотел называть по имени навязанного управлением коллегу.
   - Виннето Колиборо у себя в каюте.
   - Что делает?
   Стриж помолчал, словно подбирая правильные слова, и серьезно ответил:
   - Прыгает на кровати.
   Дерев облокотился на пульт управления и покачал головой, недоуменно поднимая лучики бровей.
   - Пригласи его сюда, пора делом заниматься!
   Вин-Кол прыгал по перине, стараясь макушкой достать до потолка. Достигнув цели, он хохотал от удовольствия, и падал назад, расставив маленькие ручки в стороны, чтобы удержать равновесие.
   - Виннето Колиборо, командир Яс Дерев просит вас пройти в штурманскую рубку, - сообщил Стриж.
   - Хи-хи-хи! - верещал пухт, утопая ножками в перине. - Иду, иду! - он сполз с кровати и, чуть покачиваясь, не спеша, направился к командиру.
   Дерев проверял системы навигации, когда вошел Виннето. Он пододвинул кресло, свободно скользящее по рельсе, протянувшейся вдоль окна обозрения, и неуклюже залез.
   - Почему ты не запрыгиваешь в кресло, а лезешь? - не глядя на пухта, с раздражением спросил Дерев.
   Виннето поджал сочные губы, размышляя - командир шутит или спрашивает серьезно. Не поняв его, он отмахнулся:
   - Так, просто, могу и запрыгнуть.
   Яс покосился на него. Маленький, толстенький, даже странно представить, что они произошли от одного предка - человека разумного! Вин-Кол уловил во взгляде командира презрение. Но решил не обращать внимания. Благодушие и радость от последних впечатлений переполняли его сердце. Там не было места обиде. Виннето сосредоточил свое внимание на панели управления и, продвигаясь вместе с креслом вдоль нее, ощупывал руками все кнопки, ручки, клавиши.
   - Я хорошо знаю электронику, у меня феноменальная память и непредсказуемость решений, - как бы между прочим сообщил он.
   Командир оторвался от работы и, развернувшись к пухту, смерил его изучающим взглядом.
   - Та-а-ак! Спасибо, что предупредил! А как насчет экспедиционной работы или истории народов Обитаемой Вселенной?
   Колиборо тоже повернулся к палотриксу.
   - Я изучил историю зарождения, развития и расселения в мировом пространстве человека разумного...
   Виннето еще не закончил, как Яс Дерев оборвал его:
   - Так может я здесь и не нужен вовсе!? Ты все знаешь, все умеешь, чем же мне заниматься?
   - Командуй! - ответил Виннето и теперь уже обиделся. - Ты думаешь, что в чем-то превосходишь меня, палотрикс, только потому, что ты тощий, серый и тяжелый - еле двигаешься?
   Яс Дерев раскрыл рот от изумления. А пухт не унимался:
   - Хочу напомнить, что наши расы имеют один корень, и только особым планетарным условиям мы обязаны своей внешностью и нравом.
   - Да я ... я - прямой потомок человека разумного! - возмутился Дерев, - Посмотри на себя! О каких корнях ты говоришь?!
   - Да не о корнях ваших шагающих деревьев! Кстати, они с корнями шагают? То-то тебе трудно ноги от земли отрывать...
   Вин-Кол не успел закончить мысль, как Дерев вскочил на деревянные ноги и с высоты своего роста гневно посмотрел на пухта.
   - Ладно, ладно, прости, я еще не изучил твою родословную. Да! - озарение буквально осветило лицо Виннето. - Стриж! Покажи нам проекцию человека разумного в натуральную величину.
   На большом экране сзади появилась фигура человека, известная с давних времен, как Золотая Пропорция Леонардо*. Пухт, развернувшись, соскочил с кресла, и в один прыжок оказался перед ней. Он расставил ноги, раскинул руки, как на картинке, поднял голову повыше, обнажив подобие шеи.
   - Смотри, Дерев, я вписываюсь в образ.
   Командир кивнул:
   - Ага, только похудеть не мешает и подрасти раза в два!
   Он тоже встал и подошел к проекции. Вин-Кол хотел было что-то сказать, но отодвинулся, освобождая место. Яс прислонился к экрану, оглядываясь на картинку, и тоже примерился к образу человека. Его голова при этом торчала гораздо выше, а растопыренные руки и ноги вообще вышли за пределы экрана.
   - Хи-хи-хи! - тихонько засмеялся пухт. - Тебе кушать надо больше и руки-ноги укоротить!
   Дерев вернулся на свое место, не говоря ни слова. Вин-Кол тоже.
   - Даю справку, - вмешался Стриж. - Человек разумный расселился по всем планетам Обитаемой Вселенной в двадцать девятом стеке* до образования Галактического Союза. Он ассимилировал и приобрел черты, присущие коренным формам жизни, сохранив при этом оригинальность мышления и первоначальный разум. Его способности развивались в соответствии с условиями жизни обживаемых планет, пополняясь отличительными особенностями, присущими только населению данной планеты. Так, жители Планеты Прыгунов, приобрели навыки быстрого соображения, как и передвижения, свойственные только их планете. Тогда как жители Планеты Шагающих Деревьев обогатились глубиной мышления и твердыми познаниями в науках, равно как и твердостью и гибкостью своих тел. Продолжать? - остановился Стриж.
   - Не надо, - ответил Дерев.
   - Да, да! - воскликнул Колиборо и осекся. - Как скажет командир, - примирительно добавил он.
   Яс Дерев оценил тон пухта и вполне миролюбиво заключил:
   - Что ж, будем считать, что познакомились. Давай теперь займемся проверкой всех систем крейсера. Я здесь, а ты ознакомься с планетарными модулями.
   - Это с лодками, там стоят, где кар остался?
   Дерев, молча, кивнул, состроив при этом гримасу притворного удивления.
   Экипаж погрузился в работу. Как сказал бы Снерг - общее дело объединяет, если, конечно, дело стоящее и всем по душе!
  
  
  4. Подготовка к прыжку
  
  
   Командир рассматривал вертикальную проекцию карты Обитаемой Вселенной, сидя в кресле. По взаимной договоренности в общих помещениях крейсера Стриж установил гравитацию чуть больше обычной. Нечто среднее между нормальной для палотрикса и пухта. Поэтому Яс Дерев испытывал небольшие затруднения при передвижении тогда, как Виннето Колиборо летал подобно пуху одуванчика.
   - Стриж, дай крупнее Галактику 114.
   Карта сдвинулась вниз и влево, и словно начала наплывать на Яса; звезды - большие и маленькие, с планетами и без, - засияли разными цветами, разукрасив черное поле космоса.
   - Дай трехмерное изображение и белый фон.
   Круги и кружки, изображающие космические тела превратились в разнокалиберные шары - одни из них зависли, не двигаясь, другие вращались с разной скоростью. Ясно проявилось поле астероидов, пересекающее траекторию движения крейсера в последнем квадрате Дальнего Предела. Астероиды песчаным облаком очень медленно двигались в юго-восточном направлении координат, частично захватывая квадрат, где выше, не спеша, вращалась вокруг голубой звезды Планета Порхающих Бабочек.
   - Та-а-ак, - задумался Яс, - Похоже, придется внести коррективы в наш маршрут. Стриж, проведи траекторию движения крейсера выше поля астероидов.
   Пунктиры поползли вверх, нанизываясь на невидимую нить, как бусины.
   - Предыдущую линию сохранить? - спросил Стриж.
   - Да, только цвет измени.
   Первая линия поблекла - нитка желтых бус повисла ниже красной. Дерев встал и отошел подальше от карты, которая словно парила в центре зала управления. Вся Запредельная Область, кроме нижнего левого куба, еще оставалась пустой. По данным космической разведки там находились две планеты, возможно, населенные разумными существами. Одна из планет как раз вращалась вокруг белого карлика, радиусом 2 рС (в общепринятых единицах измерения Планеты Мудрых, где рС - радиус Солнца - звезды, освещающей когда-то колыбель разумной цивилизации).
   Яс Дерев уже ввел все данные, что получил от Снерга, и Стриж - его незаменимый помощник, обработал их и рассчитал все необходимые параметры для достижения дальней орбиты еще безымянной звезды. Все было готово для начала работы экипажа, и командир решил, что сутки до старта крейсера они могут провести вне корабля, как кому хочется.
   - Стриж, позови Виннето Колиборо.
   Вин-Кол копошился в одной из планетарных лодок. Любитель комфорта, он пристраивал большую мягкую подушку к своему креслу.
   - Виннето Колиборо, командир приглашает вас в зал управления, - сообщил Стриж.
   Затянув ремни, с помощью которых пухт фиксировал подушку, он вылез из лодки и, удовлетворенно потерев руки, помчался в командирскую рубку.
   Пулей влетев в открытые двери, он затормозил прямо посреди трехмерной карты. Яс Дерев успел только вскинуть брови и открыть рот.
   Заметив удивление командира, Вин-Кол спросил:
   - Что?
   Шарики звезд и планет дрожали, проецируясь на ставшую голубой кожу пухта. Красная и желтая линии прочертили его тело наискосок, наподобие пулеметной ленты со старинных картин прошлого. Дерев не сдержался и закряхтел, захмыкал, не в силах подавить смех.
   - Что? - снова спросил пухт, не двигаясь.
   - Уйди, уйди в сторону, - махая листком ладони, взмолился Яс, - ты похож на гигантский астероид, нет, на гигантскую туманность, поглотившую половину Вселенной. Вин-Кол осмотрел себя и, поняв, наконец, в чем дело, ударил руками по бокам и захихикал, приговаривая:
   - Ух, ты, пухты, хи-хи-хи, ух, ты, пухты...
   - Капитан Снерг на связи, - доложил Стриж.
   Веселье прекратилось так же быстро, как и началось. Дерев включил громкую связь и доложил о том, что экипаж готовится к полету. Верней - к прыжку.
   Великие достижения научной мысли, воплощенные в крейсерах нового поколения, позволили превратить космические полеты в пространственно-временные перемещения на расстояния в десятки световых лет за считанные секунды. Но была в этом и опасность, которая подстерегала исследователей Вселенной: неверно рассчитанная скорость могла привести к трагедии. Мало того, что экипаж попадал не туда, куда планировалось, так еще и космические объекты, находящиеся в изменяемом пространстве могли уничтожить корабль. Потому капитан Снерг настаивал на многократных проверках работы бортового компьютера и точности введения данных участка Вселенной, куда предстояло отправиться исследователям.
   Яс Дерев доложил, что обозначенной цели крейсер достигнет за два прыжка и лишь потому, что на пути находится поле астероидов, которое им придется обойти выше. Вин-Кол согласно кивал, рассматривая красный пунктир на карте, заложив при этом руки за спину. Внешне он казался спокойным, но сердце пухта замирало в предвкушении первого в его жизни трансгалактического полета.
  
  
  5. Программа "Сомнение"
  
  
   Крейсер "Стриж" медленно выехал на взлетную полосу, как еще по старой привычке продолжали называть путь от стоянки крейсера до точки старта. Командир Дерев привычными манипуляциями с многочисленными кнопками, рычагами и клавишами вел корабль, коротко комментируя свои действия. Великан Снерг наблюдал за отправкой крейсера из обзорной башни, прозрачные стены которой позволяли видеть все в округе.
   На нужной точке "Стриж" остановился, развернулся на пятнадцать градусов и вскоре исчез, будто его и не было вовсе. Только прозрачные слои сгустившегося пространства повисели несколько мгновений, как мираж колыхающейся водной глади в пустыне, и растворились, расплывшись по пустой планете.
   Снерг грустно вздохнул. Он бы и сам с удовольствием пошел хоть юнгой в экипаж Дерева - так его манили приключения и неизведанные планеты! Но долг превыше всего! Вот уже три вселенских года, вычисленных мудрыми, как среднее из всех единиц времени обитаемых планет, Снерг занимал ответственный пост начальника отдела Планетарных Исследований. Старый капитан мысленно пожелал Ясу Дереву и Виннето Колиборо удачного полета и поспешил в лифт, который доставил грузного пимара на этаж, где, бесшумно скользя по прозрачной трубе коридора, шла лента подвижного тротуара ко всем отделам Планетарного Совета.
  
   Крейсер "Стриж" выполнил два прыжка подряд, обходя поле астероидов под углом сто тридцать два градуса. Как только пространство перед кораблем, сжимающееся при гиперпрыжках, вернулось к нормальному состоянию, взорам экипажа предстала сияющая звезда, окруженная тремя планетами. Они словно вассалы вращались вокруг своего господина на строго определенном расстоянии, соответственно раз и навсегда установленной иерархии чинов.
   - Ух, ты! - воскликнул Вин-Кол. - Это значит мы прибыли на место? То есть, мы уже там, где должны быть?
   Он так искренне удивлялся, что Яс улыбнулся и даже почувствовал к пухту какое-то особое расположение.
   - Мы только приблизились к звездной системе 5267. А вот та планета, что сейчас скроется за звездой, и есть наш объект исследований.
   Виннето насколько мог близко, наклонился к широкому окну штурманской рубки и расширил глаза, чтобы лучше рассмотреть маленький желто-зеленый шарик, ставший ущербным с одного бока.
   Яс рассмеялся.
   - Не выпрыгни из корабля!
   Вин-Кол вернулся назад и обиженно поджал губы.
   "Интересный народец, эти пухты, - подумал Яс, разглядывая своего спутника. - Все эмоции на лице, ничего не умеет скрывать, как ребенок!"
   Тем временем крейсер вышел, как и было запланировано, на дальнюю орбиту звезды, и экипаж принялся за работу. Им предстояло сделать точные расчеты параметров звезды и ее спутников, провести спектральный анализ, фотосъемку, вычислить силу притяжения планет и многое другое, что совершенно необходимо знать прежде, чем высадится на планете, где по данным разведки предполагалась разумная жизнь.
   Палотрикс и пухт работали так дружно, словно их экипаж существовал уже многие годы. И все же командир решил заранее проверить, как будет работать программа "Сомнение", которую заложили в бортовой компьютер на случай, если возникнут противоречия во мнениях.
   - Стриж, рассчитай и включи третью космическую скорость. Мы направляемся к орбите планеты.
   Виннето откинулся в кресле, и почти зафиксировал в нем свое тело страховочными креплениями, как вдруг его осенило:
   - Какую скорость? Третью? Яс, ты ничего не перепутал?
   Яс Дерев сделал вид, что не слышит вопросов пухта. Он уже приготовился к перегрузкам и ожидал сообщения компьютера о готовности.
   - Яс Дерев, подтвердите, с какой скоростью нам стартовать, - беспристрастно вопрошал Стриж.
   - Третья, - повторил Дерев.
   - Нет, стой! - резко возразил Вин-Кол. - Командир, ты что? Мы же вылетим с орбиты с этой скоростью! Это же параболическая скорость, скорость освобождения, убегания, ускользания от космического объекта! - Он вытянул тонкую маленькую руку вперед и указал пальцем на звезду. - От этого объекта!
   Дерев медленно повернулся к пухту и подразнил:
   - Ух, ты, пухты! Какие мы грамотные, оказывается!
   Виннето Колиборо опустил руки и вытаращил глаза. Только что все было слаженно и логично, и раз тебе - командир несет какую-то чушь! Прыжок так на его здравомыслие повлиял или нервное напряжение оказалось чрезмерным? А может, длительное пребывание в неестественных условиях с повышенной гравитацией? Виннето сосредоточенно размышлял. И вдруг вспомнил о том, что говорил Снерг перед полетом. Программа "Сомнение"! Если два члена экипажа имеют разное мнение, то команды ни одного из них не выполняются, пока они не придут к согласию.
   - Стриж! Программа "Сомнение"! - как можно громче сказал Колиборо, так, будто искусственный разум мог не услышать его. - Я не согласен с Ясом Деревом. На третьей скорости мы улетим в неизвестном направлении. Я считаю, что нам нужна вторая скорость для полета к орбите второй планеты звезды 5267.
   Крейсер продолжал равномерно двигаться вокруг звезды. Стриж сообщил, что снял задание командира и экипажу требуется обсудить возникшую ситуацию. Яс Дерев расстегнул ремни безопасности и встал. Виннето последовал за ним. Командир, как ни в чем не бывало, направился в свою каюту. Улегся на кровать, скрестив корявые ноги, и закрыл глаза. Пухт так и остался стоять около него, в недоумении вскинув брови. Яс еле сдерживался, чтобы не покатиться со смеху. Его спутник в эту минуту точно походил на персонаж старинной игры людей, эпизоды которой сохранились в нескольких гравюрах Всемирной Библиотеки Вселенной. Этот персонаж назывался Петрушка. Он развлекал публику на круглой арене, строя всевозможные гримасы, одна из которых украшала в этот момент лицо Колиборо.
   Но Вин-Кол не замечал настроения командира. Он все еще принимал его игру за чистую монету. Не найдя, что сказать, он оставил Дерева в каюте и буквально влетел в штурманскую рубку.
   - Стриж, ввиду необъяснимого поведения командира Дерева, беру управление кораблем на себя, - со всей серьезностью сказал он, усаживаясь в кресло Яса.
   - Вы не можете управлять крейсером, - сообщил Стриж.
   - Это почему? - не унимался пухт.
   - Требуется веский аргумент для того, чтобы снять с занимаемой должности командира Дерева.
   - Так он неадекватен, говорю тебе! Ты же видишь, какие команды он отдает! - Колиборо покраснел с головы до ног от возмущения.
   - Требуется медицинское доказательство его неадекватности, - все также беспристрастно доложил Стриж.
   Виннето задумался. Как затащить Яса в медицинский центр крейсера? Не скажешь ведь: "Идемте, уважаемый командир, проверим, как работает ваша головка!"
   И тут его осенило. Он подскочил в кресле и в несколько прыжков оказался у каюты Дерева. Командир уже сидел в библиотеке и слушал музыку. Из приоткрытой двери слышались звуки оркестра, исполняющего кантату Бартока. Звуки заполняли пространство корабля и, постепенно затихая, умирали в безграничном космосе. Яс покачивался в такт музыке, совершая ладонями плавные движения. Со стороны его руки в этот момент были похожи на ветки дерева в осеннем лесу - на нем еще остались два бурых листка, не сорванные ветром. Вин-Кол приосанился, придавая себе солидности и, как можно спокойней, сказал:
   - Командир, прежде чем приступить к основной части нашего задания, нам необходимо снять очередные медицинские показания...
   Он хотел было продолжить, рассказывая о своем дополнительном задании - сборе информации об изменениях в организме пухта и палотрикса, происходящих в экстремальных условиях космоса, - как Яс оглянулся и, перекрикивая оркестр, спросил:
   - Что ты говоришь?
   Виннето поджал губы и тоном, не терпящим возражения, ответил, едва не скрипя зубами:
   - Пожалуйте в медицинский отсек, командир Дерев, для запланированного осмотра.
   Яс недоуменно поднял брови, но возражать не стал. Неохотно выключил музыку и, демонстративно показывая пухту на дверь, сказал:
   - Идем! - а про себя пробурчал, но так, чтобы Виннето слышал. - Придумал тоже - "медосмотр"! Пионер Вселенной!
   Каюта медицинской лаборатории сверкала, как снег на Холодной Планете. Белые стены, белый пол, белые приборы и белые капсулы посередине - сразу и не разглядишь на общем фоне.
   - Просто первозданная чистота! - воскликнул Вин-Кол, краем глаза осматривая свою кожу, которая посерела среди белой стерильности каюты.
   Он оглянулся на командира. Тот с маской безразличия на лице вошел следом, низко наклонив голову, так что упругие волосы на мгновение закрыли его высокий лоб и глаза.
   - Ну-с, с кого начнем? - спросил он.
   - Конечно, с тебя, - безапелляционным тоном ответил Колиборо и открыл капсулу, предназначенную для палотрикса.
   Она была раза в три длиннее другой, стоящей рядом. Дерев не стал возражать и сел внутрь, запрокидывая ноги, одну за другой; потом улегся, устраиваясь удобней, и вытянул руки вдоль туловища.
   - Готов? - Вин-Кол приподнялся на носочки, заглядывая в лицо Ясу.
   - Начинай!
   - Стриж, командир Дерев готов к томографии, можно начинать.
   - Подтвердите приказ, командир Дерев, - ответил Стриж.
   - Подтверждаю!
   Крышка капсулы мягко закрылась и сканер, стрекоча, как кузнечик, прошелся от головы до ног Яса. Спустя несколько минут на мониторе, экран которого засиял синим цветом, одно за другим появились изображения всех частей тела Дерева. Справа побежали колонки цифр с результатами исследования. Колиборо прыгнул к монитору и сосредоточенно принялся читать сообщения медицинского анализатора.
   - Так, тридцать и две десятые, м-м-м, сто десять на семьдесят, да-а-а-льше... Стриж, где заключение?
   - Подождите, Виннето Колиборо. Вот - последние строки, - и Стриж зачитал: - Яс Дерев практически здоров. Не обнаружено никаких отклонений от нормы, соответствующей виду палотрикса.
   Вин-Кол стоял как вкопанный, опустив руки и широко раскрыв глаза. Весь его вид говорил о том, что в его голове идет трудная умственная работа, которую можно было выразить одной фразой: Как быть? Дерев уже вылез из капсулы и, продолжая играть свою роль, сказал:
   - Теперь твоя очередь, Колиборо.
   Вин-Колу ничего не оставалось, как запрыгнуть в свою капсулу. Стриж произвел сканирование пухта и озвучил результат:
   - Виннето Колиборо практически здоров. Все системы и органы индивида работают в соответствии с нормами пухта. Отмечается легкое нервное перевозбуждение в коре левого полушария головного мозга.
   Вин-Кол выпрыгнул из капсулы, едва она приоткрылась.
   - Какое возбуждение? Легкое? Да я ..., - он хотел добавить, что лопнет от напряжения, но вовремя остановился.
   Яс Дерев глубоко вздохнул и ласково посмотрел на своего спутника.
   - Виннето, ну что ты так нервничаешь?! Все в порядке. Мы тестируем программу "Сомнение". Все работает отлично. Теперь мы можем приступить к своей непосредственной работе - исследованию планеты в поисках разумной жизни.
   Вин-Кол застыл. На его лице произошли разительные перемены. Одно за другим на нем отразились удивление, озарение, обида и разочарование. Яс даже почувствовал себя неудобно за смоделированную ситуацию.
   - Я не ожидал, что ты так близко к сердцу примешь эту..., - он замешкался в поисках подходящего слова, - этот инцидент.
   Виннето продолжал молчать. Потом развернулся и медленно вышел из медицинского центра. Дерев последовал за ним. В штурманской рубке они сели каждый в свое кресло, и командир отдал приказ:
   - Стриж, отменить программу "Сомнение". Крейсер перевести в режим ожидания. Мы покидаем корабль.
   - Виннето Колиборо, подтвердите согласие с решением командира для отмены работы программы "Сомнение", - ответил Стриж.
   - Подтверждаю, - тихо сказал Вин-Кол.
  
  
  6. Полет к планете
  
  
   Четыре планетарных модуля отдаленно напоминали лодки с парусом - овальная форма корпуса серебристых машин имела возвышение в верхней части. Для полного сходства не хватало только флажка. Лодки стояли по две в ряд и носом к задней части фюзеляжа крейсера. Яс Дерев и Виннето Колиборо спустились с верхней палубы крейсера и направились каждый к своему модулю. Атмосфера планеты, куда они должны были высадиться, вполне подходила как пухту, так и палотриксу, а вот сила притяжения для пухта была слишком мала. Потому ему пришлось надеть специальные ботинки с утяжелением, чтобы не порхать по планете как бабочка, если придется покинуть корабль. Но сейчас он еле переставлял ноги! Яс сочувственно поглядывал на своего спутника и, все еще ощущая неловкость перед ним, решил напоследок поговорить. Он остановился у лодки Вин-Кола, поджидая, когда тот доберется до нее. Пухт полностью сосредоточился на ходьбе и, тяжело дыша, старательно поднимал худенькие ноги. Проходя мимо командира, он недовольно пробормотал, что лучше бы он надел эти ботинки прямо в модуле. Добравшись до поднятой вверх двери, Вин-Кол взгромоздился на подушку сидения и, вздохнув с облегчением, выглянул, развернувшись назад.
   - Что-то еще, командир? - спросил он.
   - Я хотел сказать, - Яс замялся, блуждая взглядом по сверкающей поверхности корабля, - ты не обижайся, ладно? Программа действительно нуждалась в проверке, но какой еще приказ надо было отдать, чтобы ты возмутился?
   Вин-Кол скосил яркий рот в сторону, раздумывая, стоит ли сейчас обсуждать происшедшее. Махнул рукой и всего лишь сказал:
   - Да ладно, проехали!
   Яс облегченно вздохнул:
   - Вот и здорово! Кстати, "Стриж" может только прыгать.
   - Да-а? - искренне удивился Колиборо, и от его обиды не осталось и следа.
   - Да! - подтвердил Дерев. - В этом и заключалась вся абсурдность приказа. Ну что, отправляемся? - не углубляясь в рассуждения о космических скоростях, Яс вернул разговор к текущему моменту. - Я первый, ты за мной, дальше все по плану.
   - Есть, командир!
   Колиборо целиком ушел в работу. В то время как Яс Дерев еще только устраивался в своем модуле, пухт уже включил все системы, доложил Стрижу о готовности и терпеливо ждал своего первого самостоятельного прыжка. Крейсер продолжал движение по орбите вокруг звезды 5267 и в этот момент времени находился в самой дальней точке от нее, тогда как исследуемая планета как раз подходила к нему на самое близкое расстояние.
   Безымянная планета не имела никаких спутников - ни естественных, ни искусственных. Это наводило на мысль, что ее жители, если таковые действительно там имеются, находятся на таком уровне развития, когда разумный мозг еще не задумывается о тайнах космоса или, по крайней мере, не достиг таких высот познания, которые способствуют созданию высокоразвитых технологий. Исследователи Обитаемой Вселенной смело могли выйти на околопланетную орбиту, не опасаясь быть замеченными кем-либо, и совершить посадку в любом месте.
   Палотрикс внешне был похож на растения, часто встречающиеся во флоре многих обитаемых планет. Это позволяло Ясу Дереву оставаться незамеченным и проводить свои наблюдения тайно. Он не раз замирал в корявых позах при встрече с разумными обитателями исследуемых планет. И они принимали его за сухой куст или дерево. А он делал съемку, посылая на крейсер, что неизменно вращался вокруг звезды, кадры ранее неизвестных существ, окружающей природы, искусственных сооружений, если такие встречались.
   Яса удивляло то, что ему в напарники дали пухта, а не его соотечественника. Внешность Колиборо была столь яркой, что спрятаться в незнакомом мире ему вряд ли удалось бы. Командир Дерев строго настрого запретил Виннето обнаруживать себя во избежание непредсказуемой ситуации. Пухт должен был совершить посадку в пустынном районе, где, судя по космическим снимкам планеты, не было никаких следов приложения сил разумных существ. Дерев очень опасался за пока неопытного напарника и доверил ему близкую съемку, которую тот мог делать, не покидая своего модуля, а низко планируя над поверхностью планеты.
   Яс Дерев привычно готовил свой модуль к старту, а сам еще раз вспоминал про себя, все ли он успел сказать Колиборо перед полетом. В конце концов, "Стрижата", как ласково называл планетарные корабли Дерев, были готовы к старту и, пожелав друг другу удачи, исследователи выкатились из крейсера. Зависнув в пространстве на видимом отдалении друг от друга, планетарные модули исчезли, совершив прыжок к объекту исследований. В штурманской рубке "Стрижа" на трехмерной карте обозреваемого пространства космоса появились две яркие точки - белая и темно-красная. Они замигали у планеты, которая, казалось, повисла на тонкой нити орбиты, что опоясала ярко-желтую звезду 5267. Белая точка изображала модуль пухта, а темно-красная - палотрикса.
   Планетарный прыжок доставил Виннето Колиборо незабываемую радость, не то, что межгалактический, когда он даже не успел понять, что спустя несколько минут оказался за десятки парсек от Совета Планетарных Исследований.
   - Ух, ты! Красотища какая! О-о-о-о! Здорово как! - услышал Яс Дерев восклицания напарника.
   Эмоциональный пухт искренне восхищался красотой картинки, в которую всего лишь на несколько мгновений превратилось космическое пространство перед кораблем. Многоцветные блики, видимые сквозь широкий иллюминатор окна лодки, казались галлюцинацией. Дерев, в отличие от Колиборо, молчал. Да на разговоры и времени не было. Космические корабли вошли в поле притяжения планеты и начали неспешное вращение по ее орбите. Космонавты рассматривали коричнево-зеленую поверхность под лодками сквозь нижний иллюминатор, сравнивая то, что видели со снимками, как слайд-шоу мелькавшими на экране монитора.
   Экваториальная область, словно окутанная пестрой тканью, поражала набором оттенков зеленого цвета, неровными зубцами переходящего в такое же разнообразие оттенков коричневого, как платок, собранного в узел на полюсах. Тонкие синие линии беспорядочно расчертили весь ландшафт, утолщаясь в некоторых местах до размеров капли. Планета выглядела первозданной - никаких искусственных сооружений исследователи не обнаружили даже на многократно увеличенных снимках. Дерев сразу предположил, что разумная жизнь на этом космическом теле, скорее всего, находится на самом раннем этапе развития, если там вообще есть разумная жизнь. Но разведчики зафиксировали всплески мыслительного процесса и некоторый эмоциональный фон при дальнем исследовании, и потому вторую планету звезды 5267 поставили в список планет с предполагаемым наличием разумных существ.
   Определив точки посадки, лодки исследователей покинули свои орбиты. Дерев сел в лесном массиве, невдалеке от озера, образованного между скальными отрогами, уходящего к полюсу горного хребта, а Колиборо - в бескрайней пустыне за этим хребтом.
   Яс сидел внутри модуля, не торопясь выходить наружу. Сквозь широкое лобовое окно он рассматривал лес, потревоженный посадкой корабля. Часть деревьев повалилась, у некоторых лишь надломились верхушки крон. Лес стоял стеной перед палотриксом, и дальше стволов и зеленой массы листьев ничего не было видно.
   - Виннето Колиборо, ты меня слышишь, ответь, - в полной тишине произнес командир.
   Он замер, с нетерпением ожидая ответа, и облегченно вздохнул, услышав высокий голос пухта.
   - Я слышу, командир. Посадка прошла удачно, модуль закопался в песчаную яму. Вокруг ничего, кроме песка не видно. А как ты?
   - Я тоже сел, только на зеленую подушку, - ответил Дерев, ухмыляясь. - Виннето, перейди на автоматическое управление и подними модуль над поверхностью пустыни. Включи камеру.
   Спустя пару минут на наручном мониторе Яса появилось изображение желтой песчаной стены и проецируемое на ней отражение Вин-Кола на переднем окне. Дерев тоже включил свою камеру, и теперь напарники могли видеть все, что было перед ними.
   - Ух, ты, здорово ты помял инопланетную растительность! - захихикал пухт. - Как будешь выбираться?
   Яс тем временем приподнял свой корабль над упавшими деревьями и, зависнув, смотрел вниз. Затем он неспешно полетел над лесом, выбирая площадку для корабля. Чуть выше слияния двух рек, питающих озеро, он обнаружил холм, верхушка которого словно была срезана, и представляла собой большую круглую поляну. Там Яс и посадил корабль. Он установил режим автоматического управления, при котором планетарный модуль постоянно находился в готовности к взлету, и, наконец, открыл боковую дверь.
   Как только она поднялась, разнообразие звуков ворвалось внутрь. Шумела листва деревьев, стремительно бежали реки, переговариваясь с крутыми берегами. Падали камни со скалистых уступов. Свежий ветер приятно щекотал ноздри, а необычный запах планеты будоражил мозг, заставляя его искать картины подобия, соизмеримые с тончайшими нотами аромата неизвестных трав, воды, почвы и еще чего-то неуловимо прекрасного и волнующего. Дерев выставил ноги наружу. Не торопя момент первого соприкосновения с неизвестностью, оставаясь еще в лодке, он опустил длинную руку и пошарил гибкими пальцами по грунту. Прихватив горсть почвы, Яс поднес ее к носу и принюхался.
   "Да, все планеты пахнут по-своему!" - заключил он, вдыхая пыльный грунт.
   Громко чихнув, палотрикс потряс головой, отчего его волосы издали характерный треск, и достал круглую пластиковую коробочку, куда и засыпал грунт новой в его жизни планеты. Командир Дерев коллекционировал грунт планет, на которых ему пришлось побывать. В герметичном продолговатом ящике, который он хранил в библиотеке крейсера, бок о бок стояли с десяток таких баночек, подписанных именами исследованных планет.
   - Будь здоров! - откликнулся Вин-Кол.
   - Спасибо! - пряча коробочку, чтобы напарник не заметил, ответил Яс. Командир считал коллекционирование своей слабостью и совсем не хотел, чтобы о ней узнал насмешник Колиборо.
   - Я выбрался из ямы, - сообщил Виннето, отдуваясь, будто он выбирался не на корабле, а выкарабкивался сам.
   - Вижу, - командир рассматривал то, что показывал его монитор.
   Пейзаж в районе исследования пухта был весьма однообразен. Песчаные дюны лежали застывшими волнами, кое-где в них торчали странные холмы, высотой почти в рост палотрикса. Их форма поразила Дерева. По законам физики такие холмы должны были осыпаться, а они торчали, как усеченные пирамидки, укутанные складчатыми накидками.
   Колиборо медленно вел лодку на высоте не более одного метра от поверхности и крутил головой в разные стороны.
   - Виннето, веди съемку помедленней, а то потом мы не разберемся, что да где, ладно?
   - Угу, - ответил пухт, продолжая крутиться.
   Командир ухмыльнулся и решил больше не делать замечаний напарнику. Он знал, насколько ему сейчас все интересно и занимательно. Потом сам поймет свои ошибки. В последний раз окинув взглядом пульт управления кораблем, Дерев, наконец, вылез на вольный простор. Дверь опустилась, и корабль... исчез. В отсутствии экипажа планетарные модули автоматически закрывались зеркальным экраном. Теперь на холме издалека было видно только странное дерево без листьев, которое вдруг раздвоилось у основания и зашагало вниз по направлению к лесу, размахивая корявыми ветками.
  
  
  7. Исследование планеты
  
  
   Яс Дерев наслаждался свободой! Он чувствовал себя легко, как на своей родине. На какое-то мгновение он даже забыл, где находится. На Планете Шагающих Деревьев лес занимал и равнины, и горы, и даже города, которые просто тонули в зеленом море листвы. Палотриксы бережно хранили память о своих родовых корнях и очень заботились об обыкновенных деревьях, как, впрочем, и обо всей растительности. Теплый климат позволял строить жилища из вездесущего пластика, производимого на заводах безжизненной Хозяйственной Планеты, не нарушая экологию хрупкого живого мира.
   Новая планета отличалась от родины Яса более сухим воздухом. Сказывалось обилие пустынь. По расчетам Стрижа, они занимали более шестидесяти процентов всей территории. Полноводные реки, по всей видимости, питающиеся подпочвенными водами, не могли обеспечить высокий уровень влажности, но они не пересыхали даже в пустыне, что удивляло. Да и температура воздуха была не столь высока. Совершенно отсутствовали океаны и ледники. Яс предположил, что вода на планете исключительно пресная. Он подошел к берегу первой же реки на своем пути и, немного поразмыслив, все же решился и зачерпнул гибкой ладошкой прохладную влагу. Пригубив сначала, он облизал мокрые губы и, почувствовав приятный вкус воды, отхлебнул всю, с удовольствием смакуя ее свежесть.
   Река текла к лесу, в котором Дерев совершил посадку. Бурный нрав водной артерии планеты становился тише по мере выполаживания рельефа, и под сводами ширококронных деревьев вода потекла плавно, став похожей на разлитое масло. Яс слышал гомон невидимых птиц и, задрав голову, старался рассмотреть среди ажурной листвы хотя бы одну. Но тут среди естественных природных звуков исследователь уловил необычные, шуршащие, как смятая бумага, звуки речи. Он замер, свернув за толстый ствол дерева, и притаился. Волнение, которое при каждой встрече с неизвестными существами всегда проявлялось учащенным стуком сердца, сдавило горло. Яс напрягся и глубоко вздохнув, расслабился. Этот прием действовал безотказно. Успокоившись, он терпеливо ожидал первой встречи, не спуская глаз с неширокой тропинки, уходящей в чащу. Говор становился все громче, менялись интонации, непривычная речь приобретала некое подобие мелодии, присущей всем языкам разумных обитателей Вселенной. И вот, наконец, Яс увидел первого из живущих на этой планете.
   Существо, ростом чуть выше пухта, с привычными глазу ногами и руками, более напоминало человека разумного, чем многие из представителей известных рас. Круглая голова, прикрытая головным убором цилиндрической формы, покачивалась из стороны в сторону в такт его шагам. Одет маленький человечек был в короткую тунику серого цвета, едва прикрывающую голые ноги, лишенные волосяного покрова, но довольно-таки темного цвета. И, как показалось Ясу, кожа существа была толстой и морщинистой. Вслед за первым из чащи появились еще четверо индивидов, которые несли грубо отесанное бревно на плечах и бесформенные кули из такой же серой ткани, связанные попарно и перекинутые через это бревно. Такой же куль был в руках у первого - он забросил его за спину. Тут Яс заметил, что руки у планетян необычно длинные и сильные, судя по выступающим под кожей буграм, которые исследователь посчитал мышцами. Существа о чем-то разговаривали между собой: звуки, издаваемые ими, напоминали свист.
   Яс дождался, когда они прошли мимо и, осторожно выглянув из-за своего укрытия, бросил в сторону первую попавшуюся в руки ветку, отвлекая от себя внимание, и одновременно легким хлопком прикрепил к спине последнего индивида маленькую, величиной с горошину, камеру. Тот дернул плечом, оглядываясь, и ничего не заметив, пошел дальше, что-то отвечая своим спутникам. Яс продвигался за процессией до самой кромки леса и, насколько позволяла видимость, проследил за лесовиками, как он назвал этих существ, до самого момента их исчезновения из поля зрения. Потом он, широко шагая, устремился вслед за ними и успел увидеть за поворотом холма, как последний из них исчез в проеме красно-коричневой скалы, словно обрубившей холм у реки. Налобная камера Дерева, прикрепленная на эластичной ленте, передавала изображение и звуки на крейсер. Чувствуя себя неуютно на открытом пространстве, Яс быстро вернулся в лес и, пристроившись там среди молодой поросли деревьев с удлиненными зубчатыми листьями, вызвал Колиборо.
   - Я все видел! - сразу же ответил Вин-Кол. - Что будем делать дальше?
   Яс всматривался в наручный монитор, рассматривая унылый пейзаж, который передавала камера пухта.
   - У тебя все по-прежнему, ничего нового? - спросил он вместо ответа.
   - Как видишь, пески, пески, пески, - Виннето даже расстроился.
   Он остановил лодку и сел, мягко погрузившись в песок.
   - Не вздумай выходить наружу! - предостерег командир. Его беспокоили песчаные холмики, странная форма которых наводила на мысль, что стоит быть осторожными.
   - Тебе так можно по лесам шастать, а мне даже свежим воздухом нельзя подышать! - в сердцах воскликнул Колиборо.
   В этот момент Яс услышал треск ветки и поднял голову: прямо перед собой он увидел лесовика. Тот стоял в зарослях кустарника, похожего на лещину и смотрел на говорящее дерево, открыв рот от изумления. Вин-Кол притих, наблюдая немую сцену первого контакта с разумным существом. Лицо лесовика проецировалось на весь экран монитора. Надо сказать, лицо - это громко сказано! Маленькое, морщинистое, с небольшим бугорком, напоминающим нос, над мясистыми губами. Но глаза! Большие, круглые, опушенные густыми ресницами и, что самое главное, с огромным, во всю форму глаз, черным зрачком. Скорее всего, зрачок был нормальным, а то, что поразило пухта, была радужка глаза, без привычного, как у многих представителей разумного мира, белка глазного яблока. Совершенно черные глаза никак не передавали выражение чувств лесовика. Яс, недолго думая, свел брови, вытянул губы трубочкой и пугнул:
   - У!
   Лесовик уронил куль, который держал в одной руке, и, помогая себе руками, напролом бросился из чащи. Наверное, он потерял дар речи, так как никаких возгласов или крика о помощи Яс не услышал. Но было очевидно, что пора уходить. Вскоре могли появиться другие лесовики, хотя бы для того, чтобы забрать свой куль. Но прежде чем ретироваться, палотрикс, проявив любопытство, раскрыл серый мешок, грубо сотканный из каких-то волокон, и пошарил в нем. Внутри оказались небольшие овальные плоды, напоминающие тропические фрукты - твердая опушенная оболочка серо-коричневого цвета, скорее всего, скрывала нежную мякоть. Яс взял один плод и, оставив мешок, скорым шагом направился в сторону, где находился его модуль.
   Виннето хохотал, сидя в своей лодке. Он не сразу понял, что сделал Дерев, но потом, когда экран монитора показал картинку убегающего лесовика, догадался и представил себе физиономию командира.
   - Хи-хи-хи! - услышал Яс и, не останавливаясь и ничего не отвечая, отключил связь.
  
   Вин-Кол посмотрел на темный экран наручного монитора и, скривив рот в усмешке, сказал:
   - Подумаешь!
   Лодка плавно скользила по воздуху, едва не касаясь песка, но чувствительный регулятор высоты поддерживал заданное расстояние. Виннето поерзал в кресле, уперся локтем на подлокотник и, подперев голову мягкой ладошкой, печально уставился в боковое окно. Ему не сиделось на месте.
   "Что был, что не был на новой планете, - думал он, - смотрю в окно, все равно как на записи отчетов разведчиков!"
   Он хмыкнул. Повернулся в другую сторону. Но там было то же самое. Ничего сколько-нибудь интересного не было ни слева, ни справа, ни впереди, ни сзади. Лодка, приподняв нос, шла вдоль склона небольшой возвышенности. Пески лежали волнами. Их нетронутая первозданность звала и манила пухта.
   "Хоть свой след здесь оставить! - с сожалением вздохнул он и, приподняв брови, задумался: - А что мне мешает? Да? Командир бросил меня, к тому же гуляет, где вздумается... Так почему бы и мне не выйти на минуточку и не размять ноги?"
   Виннето посмотрел на свои гигантские ботинки, повертел ногами и, решившись, потянул на себя ручку ручного тормоза.
   - Желаете перейти на ручное управление? - раздался монотонный голос робота.
   - Нет, то есть - да! Стоп машина! Желаю выйти наружу!
   Корабль на мгновение завис в воздухе и пухт, ловко орудуя рычагом управления, повел его к впадине, видневшейся меж двух барханов. Опустив лодку на песок, он выключил двигатель и, глубоко вздохнув, решительно поднял дверь. Сухой воздух пустыни ударил в нос запахом неизвестной планеты. Пухт вдыхал всей грудью и пытался сравнивать его с известными ему запахами. В голове промелькнули образы молодых кустиков чеснея, которые в изобилии украшали равнины Планеты Прыгунов в первой фазе года. Вин-Кол вспомнил, с каким удовольствием он прыгал в компании друзей, наслаждаясь свободой и радостью жизни. С такими мыслями он вылез наружу. Немного помедля, пухт сделал свой первый шаг по планете. Несмотря на то, что ноги были обуты в тяжелые ботинки, он ощутил легкость при движении, и это невероятно обрадовало впечатлительного исследователя разумных планет.
   - Ух, ты! - воскликнул он и, помогая себе руками, пробежался вперед.
   Оглянувшись, Вин увидел свои следы на песке.
   Не сдержав эмоций, он запел и, упершись руками в бока, закружился на месте. Но вдруг завяз в песке и, потеряв равновесие, упал на спину. От этого смешливому прыгуну стало еще веселее. Он захихикал, поднимая руками облачка песка. В конце концов, Колиборо успокоился и, раскинув руки, остался лежать на песке, прикрыв глаза и прислушиваясь к звукам планеты. Внезапно появившийся странный шелест заставил его не просто открыть глаза, а вскочить на ноги. На пустынной равнине, словно по мановению волшебной палочки, выросли те самые песчаные бугорки, которые привлекли внимание Дерева. Вин-Кол резко оглянулся и заметил, что они движутся по направлению к нему и берут его в кольцо. Сердце в груди пухта забилось сильней. Он автоматически нажал кнопку вызова командира, а вслух громко закричал:
   - Опасность! Стриж, опасность!
   Песок под ногами Виннето зашевелился и он чуть не упал; раскинув руки, пухт еле удержался на ногах, но камера с его головы слетела вместе с лентой, к которой она была прикреплена. Песчаные объекты в мгновение ока вплотную придвинулись к Вин-Колу и накрыли его с головой. Он начал задыхаться, песок лез в нос, глаза. Всем телом маленький исследователь ощутил тяжесть - его не только засасывало внутрь, но и сверху неведомая сила давила на него песчаной массой. В одно мгновение к Колиборо пришло решение: он, поддавшись этой силе, наклонился и, щелкнув одновременно застежками обоих ботинок, как ракета выпрыгнул из них, совершив самый главный в своей жизни прыжок. Без гравитационной обуви тело пухта стало легким, почти невесомым. Это спасло ему жизнь.
   Модуль с открытой дверью стоял неподалеку. Колиборо молнией влетел внутрь и резко опустил дверь. Песчаные хищники не успели за быстрым прыгуном, и уже через несколько секунд лодка взмыла в небо, оставив за собой невероятные песочные фигуры, принимающие фантастические очертания. Гигантское существо, забрасывающее руки-щупальца в небо, пыталось поймать маленький космический корабль. Оно росло, вытягиваясь все выше и становясь все тоньше. В конце концов, совсем тонкая струя песка, рассыпавшись, упала на почву планеты бесчисленным роем песчинок.
   - Курс на крейсер, режим управления - автоматический, - с облегчением сказал Виннето и, расслабляясь, откинулся на мягкую подушку.
   Он и сам как подушка распластался в кресле. Его белое тело, кое-где облепленное песком, застрявшим в маленьких волосках, стало похоже на бесформенный снежный ком. Лишь хохолок волос, опустившихся на яркое, но безрадостное лицо, легонько покачивался, реагируя на движение корабля.
  
  
  8. Выяснение отношений
  
  
   Планетарные модули один за другим вернулись на крейсер. Яс Дерев и Виннето Колиборо по отдельности проходили дезинфекцию в камерах стерилизации, в которых воздушные струи с особыми парами веществ смывали с них остатки грунта планеты и невидимых, но возможных микроорганизмов, способных погубить при развитии целую расу, не имеющую к ним иммунитета. Планетарные модули Стриж сканировал на предмет присутствия чужой эктоплазмы*. Искусственный разум крейсера уже взял пробы газа, содержащегося внутри кабины модулей, и пока проводились его анализы, законсервировал лодки в промежуточном отсеке.
   Исследователи планеты встретились в кают-компании, которая находилась рядом со штурманской рубкой. Командир, несмотря на усталость, выглядел бодро и с нетерпением ожидал появления пухта. Червь стыда и вины перед Вин-Колом грыз Дерева.
   "Зачем я отключил связь!" - корил он себя с того самого момента, как заметил сигнал вызова на своем мониторе и, немного помедлив, включил его. Одновременно Стриж передал ему сигнал опасности, полученной от корабля пухта. Все произошло так быстро и так неожиданно, что Дерев просто не успел прийти на помощь другу. Когда он достиг того места, где Колиборо совершил посадку, то увидел перед собой круто уходящий вверх модуль, а за ним песчаный шлейф, редеющий на глазах.
   Вин-Кол вошел в кают-компанию на удивление спокойно и медленно. Уголки его рта, опущенные вниз, как стрелки на циферблате старинных механизмов, показывающих время, красноречиво говорили о настроении пухта. Яс встал и хотел было подойти к товарищу, но не успел сделать и шага.
   - Сиди, сиди, командир, не стоит бросаться мне на помощь, - бесстрастно сказал Колиборо.
   Яс так и застыл на месте, почувствовав, как слово "помощь" с шипением прошло в самое сердце.
   - Виннето, я не успел... прости меня, пожалуйста, я виноват перед тобой.
   Вин-Кол залез в кресло, стоящее напротив того, в котором сидел Яс, при этом носки тапочек на его маленьких ножках задрались кверху. Пухт уставился на свои ноги, с интересом рассматривая их и поводя носками то в одну сторону, то в другую. Его брови поплыли вверх, придав лицу выражение удивления. Причем выглядел Колиборо настолько искренним, что Яс тоже сосредоточился на носках его тапочек.
   - Ты садись, садись, что пялиться на мои ноги, - все также спокойно проговорил Вин-Кол, переводя взгляд на командира.
   Дерев справился со своими эмоциями и, уловив в тоне пухта иронию, почувствовал, как его стыд растворяется в нахлынувшем возмущении. Он вернулся в свое кресло. Расслабился, закрыв глаза. Без движения и без живого блеска на лице, который придавал разумный взгляд, Дерев стал похож на засохшую ветку старого куста, небрежно брошенную на кресло. Совладав с эмоциями, командир открыл глаза и уже не испытывая угрызений совести сказал напрямую:
   - Виннето Колиборо, нам необходимо разобраться во всем, что произошло на исследуемой планете, с самого начала нашей работы. Это очень важно, потому как обиды застят разум и не позволяют трезво оценить ситуацию. Если тебе трудно по какой-то причине говорить со мной, иди к себе и напиши отчет. Я напишу свой, а Стриж, проанализирует их и составит психологический портрет события, в котором даст оценку действий каждого из нас.
   Колиборо смотрел прямо на командира, прищурив глаза. Маска обиженного пухта постепенно сходила с его лица. Он прекрасно понимал, что нарушил приказ командира и теперь, опомнившись от пережитого страха, осознал, что вина Дерева по сравнению с его собственной настолько ничтожна, что, если ему и обижаться, то только на самого себя.
   Он заерзал в кресле. И не усидев, соскочил и зашагал по кают-компании от одной стены до другой. Его внимание привлекла картина, висевшая на одной из них. Она не поражала ни яркостью красок, ни красотой пейзажа. Поверхность холста потрескалась, тонкие линии испещрили изображение, придавая ему вид помятой бумаги. На переднем плане картины были изображены две фигуры разумных существ. Один из них сидел на кубе спиной к зрителю, а другой стоял перед ним на шаре, склонив голову и подняв руки вверх. Тот, что сидел, выглядел огромным и грубым. Так показалось Виннето, хоть лица его и не было видно.
   - Это что такое? - забыв обо всем, как и свойственно любознательным пухтам, спросил он, вглядываясь в картину, задрав при этом голову.
   Яс тоже встал и подошел ближе. Он любил это древнее украшение и знал наизусть каждый мазок и каждую трещинку на полотне.
   - Это картина*, Виннето. На ней изображены два человека. Самых настоящих, понимаешь? И рисовал ее тоже человек. Очень, очень давно. Потому она так и выглядит. Ее вывезли с Земли, как одно из достояний человечества.
    - А кто нарисовал это, и кого?
   - История не сохранила имен, к сожалению.
   Яс задумчиво разглядывал людей. Какими они были на самом деле? Ему не верилось, что во Вселенной не сохранился ни один индивид тех самых людей, которые некогда были жителями одной из планет галактики Млечный Путь. Колиборо прервал его размышления.
   - Похоже на нас с тобой.
   - Да? И чем же?
   Вин-Кол вздохнул.
   - Я пытаюсь удержаться в неустойчивой позиции шара, а ты, как скала, сидишь на кубе правды, - трагически сказал он, опустив голову.
   - А-а-а! - только и ответил Яс.
   - Да, командир, я все осознал. Я не послушал тебя и покинул корабль. Каюсь. Прости меня. Больше не повторится. Ни-ког-да!
   - И ты не обижаешься на меня? - не переставляя удивляться такой быстрой смене настроений пухта, спросил Яс.
   Виннето вскинул брови и тоже удивленно спросил:
   - Обижаться?
   - Ну да, ты же пришел сюда такой весь... обиженный!
   Колиборо недоуменно покачал головой, поглядывая на Дерева, как отец на сына.
   - Зачем помнить обиды? Ты же сам только что говорил, что обида разрушает мозг.
   - Не мозг, а разум, и не разрушает, а застит.
   - Это только игра слов, суть одна, - возразил Вин-Кол.
   -Что ж, я очень рад, что мы пришли к взаимопониманию, но зафиксировать всю последовательность произошедших событий нам с тобой придется, - сказал Яс, улыбаясь, и при этом многозначительно поднял корявый палец.
  
  
  9. Разбор полета
  
  
   Командир шаг за шагом описал свое пребывание на исследуемой планете и теперь, размышлял, еще раз просматривая записи. Когда они только приблизились к планете, его поразило обилие песка, четко разделившее всю поверхность на полосы пустынь и оазисов. Теперь он понимал, что песок - это субстанция удобная для бестелесной формы жизни. Магнетизм, присущий ей, притягивал песчинки и они, облепив нечто, пока не имеющее название, придавали ему форму.
   "Но зачем? - не мог понять Яс. - Куда проще оставаться невидимым - никто не замечает твоего приближения. Что побуждает это "нечто" покрываться песком? И почему именно песком?"
   - Модули проверенны, - доложил Стриж, - передаю данные анализа планетарного грунта из корабля Виннето Колиборо.
   Перед Деревом побежали столбики цифр, и он полностью сосредоточился на них.
   Вин-Кол тоскливым взглядом смотрел в темное пространство космоса, еще раз прокручивая в памяти все эпизоды своего пребывания на Планете Песчаных Призраков, как он окрестил свою первую планету. Он хорошо помнил, как ощутил буквально каждой клеточкой тела давление Призраков, когда они тащили его вниз, одновременно прижимая сверху.
    "Они хотели затащить меня вниз, куда-то под песок... Наверное, там они живут. Но зачем призракам без тела живой организм? И откуда у них такая сила? Что это за сила?"
   - Яс, - Виннето окликнул командира.
   - Что?
   - Яс, а призраки едят лесовиков?
   Яс так удивился вопросу напарника, что с недоумением перевел взгляд на него.
   - С чего ты решил, что ... призраки должны есть лесовиков?
   - Ну как же! Лесовики почти такие же, как мы - у них есть тело, какой-никакой разум, - Виннето сделал ударение на слове "разум", - а призраки бестелесны, откуда им брать энергию для поддержания жизни?
   Яс задумался: в рассуждениях Колиборо угадывалось верное направление.
   Действительно, ведь призраки, как он назвал их, пытались затащить пухта, обладающего телом, куда-то к себе, под песок. Возможно, там они обитают, внизу, под защитой песка....
   Песок! Везде песок! Что же это значит, почему песок, а не что-то другое?
   - Ты говоришь - энергию, - как бы про себя произнес Дерев, - хорошо, и как они "едят" по-твоему?
   Колиборо пожал покатыми плечами.
   - Не знаю, может быть, высасывают ее, может, еще как, я не знаю! Мне не приходилось иметь дело с такими тварями. Я сомневаюсь, что у них есть разум. Скорее всего - только инстинкт.
   - Да, но этот инстинкт позволил им превратить полпланеты в пустыню! - Яс тяжело вздохнул: слишком много вопросов, а вместо ответов - только не менее призрачные догадки. - Я думаю, что на этой планете...
   - Планете Песчаных Призраков, - перебил Виннето.
   - Хорошо, на Планете Песчаных Призраков развиваются две антагонистические расы: призраки - бестелесные, разумные, но агрессивные существа и лесовики, которых по внешнему облику можно отнести к классу мыслящих существ одной из ветвей человека разумного, но находящихся на довольно-таки низкой стадии своего развития.
   - Причем, их развитие происходит в процессе приспособления к условиям обитания, меняющимся в зависимости от деятельности одних или других, - добавил Колиборо. - Этакий эктогенез*.
   Яс возразил:
   - Делать такие выводы пока еще рано, но ..., - тут его осенило, - давай посмотрим записи видеокамеры, которую я прикрепил к спине лесовика.
   Стриж до того оставался безучастным, но, когда командир заговорил о записи наблюдений, спросил:
   - Показать все с самого начала или то, что происходит сейчас?
   Друзья переглянулись и в один голос воскликнули:
   - Сейчас!
   Развернувшись в сторону большого экрана, они замерли. Белое полотно стало темным. Но темнота не оставалась неизменной. Она двигалась, сгущалась и снова таяла. Внезапно яркий свет с экрана ворвался в командирскую рубку. Яс прищурился, а Колиборо прикрыл глаза ладонью, вскрикнув при этом от неожиданности. Исследователи почувствовали себя снова на планете; казалось, ветер принес запахи леса, а слух уловил чуть слышное поскрипывание босых ног о каменное ложе тропы. Прямо перед ними во весь экран плыло лицо лесовика, зорким взглядом оглядывающего окрестности. За ним виднелась еще одна голова.
   - Они куда-то идут, - констатировал Вин-Кол.
   Дерев ухмыльнулся:
   - Ясное дело - идут! Думаю, они живут в каменных пещерах. А наружу выходят за пропитанием. Кстати, плоды, которые они собирают в лесу, безопасны для нас, предлагаю попробовать.
   Виннето с опаской посмотрел на командира.
   - Не стоит! Я так точно не буду и тебе не советую. Мало ли что... последствия могут сказаться гораздо позднее. Превратишься из дерева в лесовика!
   Пухт не удержался и захихикал, представив себе, как Яс видоизменяется. Но Дерев не дал ему дофантазировать.
   - И не надейся! Раз ты отказываешься, то я засушу его.
   Тут на экране произошло нечто интересное. Лесовик, чье лицо занимало весь экран, уставился прямо в камеру. При этом он начал удаляться, видимо, остановился, когда другой продолжал двигаться. Раздался тихий свист и все замерли. Вин-Кол с Ясом тоже.
   - Кажется, нас обнаружили, - тихо сказал пухт, будто его могли услышать.
   Яс жестом остановил его и напряг слух. Негромкая речь лесовиков заставила экипаж наклониться ближе к экрану, словно непривычные звуки шли от него. Тонкие крылья бровей Вин-Кола поднялись вверх внутренними уголками, придавая выражению его лица недоумение.
   Звуки напоминали переливчатый свист, тихий, но не лишенный интонаций. Пока исследователи прислушивались к его нотам, говорящий лесовик протянул руку, и изображение поплыло: на экране запрыгали картинки неба, земли, ног лесовиков, часть лица; в последний момент друзья увидели ступню поднятой ноги и... раздался хруст.
   - Все! И чего они испугались? - Виннето даже обиделся.
   - Ничего странного, - спокойно сказал Яс Дерев. - Все неизвестное пугает и, как правило, уничтожается. Это что-то вроде защитной реакции. Давай посмотрим теперь все сначала.
   Спустя несколько мгновений, на экране появился Яс Дерев. Его угловатая фигура сливалась с растительностью планеты, но временами он перебегал от дерева к дереву, от камня к камню и так до тех пор, пока свет не превратился в сумерки и потом вовсе в полную тьму.
   - Я что-то не пойму, - как всегда откровенно отозвался Колиборо, - они видят в темноте?
   Яс почесал острый подбородок и, упершись локтем в свое колено, придержал подбородок пальцами.
   - Возможно, - шепелявя, ответил он, - у них огромные зрачки, совершенно черные.
   - Но ... странно это все... при свете они не жмурятся, как мы, в темноте видят, к тому же, несут в свои пещеры бревна, где-то шьют кули... странно.
   - Мда... странно, - поддакнул Дерев, - А твоя камера, Вин, она же упала в песок?
   Виннето сдвинул брови, вспоминая.
   - Упала, точно! И я ее не выключал! Стриж!
   - Покажи изображение с камеры Колиборо! - подхватил Яс Дерев.
   Теперь на экране задвигался песок, с характерным шелестом. Камера уходила все глубже и, в конце концов, когда видимость почти исчезла, остановилась. Пухт и палотрикс замерли. Время тянулось долго, но друзья, молча, ждали. Постепенно изображение начало светлеть, словно издалека кто-то светил фонариком. Песок снова зашевелился, изображение резко дернулось.
   - Камеру подняли, - сказал Дерев.
   - Кто? - со страхом спросил Виннето.
   - Сейчас увидим.
   И Дерев оказался прав. Но сначала они увидели большое пространство, частично освещаемое неизвестным источником света. Каменные своды сменили слой песка. Они были желто-коричневые, но темнее пустынной поверхности. Изображение дергалось. Стало понятно, что кто-то несет камеру за ленту, к которой она прикреплена. Внезапно объектив выхватил извивающееся тело, похожее на толстую змею.
   - Смотри, смотри! - Закричал Виннето Колиборо. - Это змей!
   Камера приняла более устойчивое положение, и исследователи увидели на экране чудовище с множеством щупальцев, исходящих от толстого тела, на верхушке которого показалась безобразная голова.
   - Медуза Горгона... - с замиранием сердца прошептал Вин-Кол. Сравнение с древним мифическим существом оказалось наиболее удачным: на голове змея извивались многочисленные щупальца; сквозь них с экрана прямо на друзей смотрели круглые глаза. Они горели как прожектора в ночи, а взгляд был полон ненависти и злобы.
   - Мамочка родная... - только и проговорил Виннето, - Яс, на месте камеры мог оказаться я...
   - Ты здесь, друг, с тобой все в порядке, - подержал командир.
   Горгона тем временем приблизила камеру к глазам одним из своих щупальцев, которым она и держала ее. Поняв, что предмет не съедобен, чудовище открыло бесформенный рот - сплошную дыру, внутри которой краснело горло, - и испустило такой вопль, что исследователи зажали уши руками. Стриж уловил высокий уровень децибел, опасный для психики разумных, и выключил звук. На весь экран безмолвно орало чудовище. Но это продолжалось недолго. Камера дернулась и изображение исчезло.
   - Разбила, гадина такая, - заключил Колиборо.
   Яс молчал. Он снова ощутил вину перед товарищем. Но не стал ничего говорить. Работа исследователей Вселенной полна опасности. Ему как никому другому это понятно. В каких только переделках не побывал Яс, но он всегда отвечал только за самого себя. Ответственность за другого оказалась тяжелым бременем, и командир понял, что пухт дорог ему больше, чем он об этом мог подумать.
   - Виннето, оставим все это аналитикам. Пусть они исследуют, рассуждают, пусть ..., - он не закончил фразу.
   Колиборо, казалось, не слышал его. Он рассуждал сам.
   - Эта змеюка ест лесовиков. Странно, что и она, и они живут в пещерах. А призраки служат Горгоне. Мы же не видели никаких других существ, а, Яс?
   - Птицы, - сказал Яс. Версия о наличии призраков теперь казалась ему несостоятельной, но он не стал ничего говорить об этом напарнику. Пухт и без того был слишком возбужден. А лишний спор им сейчас совсем не нужен.
   - О! До птиц они пока не добрались! А остальных змей съел. И, в конце концов, съест всех лесовиков... Надо что-то делать, командир! Надо их спасать!
   Яс посмотрел на своего эмоционального спутника с нескрываемой нежностью.
   - Виннето, друг, мы не можем вмешиваться в процесс жизни на планетах. Мы только наблюдаем, фиксируем и доставляем материал о разумной жизни планет в Совет Планетарных Исследований. Дальше там решают, можно ли посылать переговорщиков для установления связи Сообщества Жизни Вселенной с жителями планеты. Это очень сложный вопрос, Виннето. Важно не навредить новой цивилизации, не испугать, не шокировать и не вызвать агрессии.
    Яс изобразил улыбку сожаления, всем своим видом показывая, что и ему жаль лесовиков. Пухт помрачнел. Он понимал, что командир прав, но его миролюбивая душа требовала справедливости. А справедливость он видел в спасении маленького народа, старающегося всеми силами выжить.
   - Но мы можем хотя бы побыстрее сообщить СПИ об опасности для лесовиков?
   Яс поджал губы, потом вытянул их трубочкой, потом поднял брови.
   - Думаю, что можем. Мы пошлем сигнал на Планету Порхающих Бабочек. Они примут наши материалы и передадут в Совет Планетарных Исследований Снергу. Да, так и сделаем! - окончательно решил он.
  
   Друзья вернулись к пульту управления крейсером и занялись подготовкой материалов для передачи. Впереди их ждала еще одна неизвестная планета, на которой, возможно, тоже существовала жизнь в одном из ее бесчисленных проявлений. Но прежде чем отправиться туда, экипажу надлежало хорошенько отдохнуть и восстановить силы. Серебристый крейсер с изображением черной птицы над командирской рубкой покинул орбиту звезды 5267 и совершил прыжок к краю галактики Г114 к звезде 6412, вокруг которой вращалась одна единственная планета. Именно с нее разведчики получили вибрации, которые дали повод считать ее обитаемой разумными существами. Двум исследователям предстояло подтвердить это или опровергнуть.
  
  
  10. Двойники
  
  
   Планетарные модули скользили над безжизненной поверхностью планеты, поражающей исследователей однообразием ландшафта. Урок, полученный на Планете Песочных Призраков, не прошел даром: теперь пухт и палотрикс были предельно осторожны и не торопились с посадкой.
   Яс Дерев рассматривал унылый пейзаж и с недоумением пожимал острыми плечами, размышляя о том, с чего разведчики Вселенной решили, что здесь есть хоть какая-то форма жизни. Разве что вся жизнь на планете, в том числе и разумная, проходит под ее поверхностью. А это настораживало еще больше.
   - Командир, - позвал Вин-Кол, - и что будем делать?
   Яс понимал нетерпение пухта: ему самому надоел пустынный пейзаж. Надо принимать решение. А оно может быть только одним - садиться и исследовать местность, так сказать, непосредственно контактируя с ней.
   - Давай садиться, - ответил он сухо, и предостерег: - Только в пределах видимости друг друга!
   - Есть! - обрадовался Виннето и первым ушел в вираж.
   "Ох, уж мне этот неугомонный пухт!" - Яс проводил взглядом корабль напарника и, не спеша, последовал за ним.
   Стрижата мягко коснулись почвы, сплошной белесой коркой устилающей всю планету. Виннето перевел управление в автоматический режим, проверил герметичность своего скафандра, и открыл модуль. Планета никак не отреагировала на появление инопланетян.
   - Никто не бежит навстречу, не приветствует, никаких тебе цветов и оваций! - разочарованно проговорил Колиборо.
   - Не то, что песчаные объятия на Планете Призраков, - в тон ему ответил Яс, фигура которого, облаченная в зеленый скафандр с хаотично разбросанными мазками бирюзового цвета, как сказочное дерево, выросла рядом с кораблем невдалеке от пухта.
   Вин-Кол хмыкнул, вспоминая песчаные щупальца Горгоны, и нарочито деловито спросил, уводя в сторону от неприятной темы:
   - Корабль защищать зеркальным экраном?
   Яс покрутил головой, словно выискивая того, от кого бы следовало защищать и корабль, и самих себя.
   - Нет, не закрывай люк. Корабли будут ориентирами. Пустынно здесь как-то...
   Исследователи постояли в раздумье, решая с чего начать знакомство с планетой и, договорившись, разошлись в противоположные стороны.
   Виннето не прыгал, как обычно - такой же зеленый скафандр, как у командира, не только защищал пухта от неподходящей для него атмосферы планеты, но и поддерживал комфортный уровень гравитации. Колиборо шел, не спеша, переставляя ноги, и сцепив руки за спиной. Скафандр несколько сгладил его яйцеобразную фигуру, превратив ее в почти правильный овал. Озорной хохолок волос, придававший облику пухта игривость и то самое неотразимое обаяние, спрятался под круглым шлемом с четырьмя прозрачными окошками. Создатели костюма учли подвижность шеи пухта, и, благодаря такой конструкции, он мог обозревать окрестности почти на триста шестьдесят градусов вокруг себя.
   Яс удалялся от модуля, всматриваясь вдаль. Звезда 6412 светила палотриксу в спину, отчего длинная тень его собственного тела следовала впереди его самого.
   - Командир, - тишину эфира нарушил голос пухта, - я сверну к северу градусов на тридцать, а то свет глаза слепит.
   - Опусти забрало, - пошутил Яс.
   - Чего-чего? - не понял Вин-Кол.
   - Забрало! - повторил командир, улыбаясь, и представляя вопросительно изогнутые брови пухта.
   Виннето, казалось, не почувствовал шутливого тона.
   - Я опустил защитные шторки, но от этого мир вокруг изменил окраску, а я хочу видеть его таким, как он есть.
   Дерев остановился и оглянулся. Колиборо не было видно. Тогда командир посмотрел на наручный монитор, который показывал картинку пейзажа, перед напарником.
   В белесой пустыне - такой же, как и перед ним самим - не было ничего нового. Но вдруг изображение легко качнулось, и вдалеке показался овал фигуры Вин-Кола.
   - Ты зачем снял камеру? - удивился Яс, даже опешил.
   - Ничего я не снимал, - возразил Колиборо, и картинка на экране задергалась.
   Яс понял, что напарник крутит головой.
   - Стой! - приказал он. - Не шевелись!
   Изображение застыло. Но пейзаж так и остался унылым и безжизненным.
   - Теперь медленно поворачивайся в одну сторону, так, не спеши, медленно... Стой! Замри! Видишь... - Яс замер сам.
   Перед Колиборо вдали стоял... пухт. Точно такой же, как и Вин-Кол: в скафандре со шлемом, от бокового окошка которого отражался свет. Он стоял, сцепив руки за спиной, и не шевелился.
   - Командир, - понизив голос до шепота, словно тот, другой пухт мог его слышать, - это галлюцинация? Ты тоже видишь... меня?
   - Вижу, - ответил Дерев, - не отрывая взгляда от экрана и соображая, что это может быть. - Наверное, это местный житель и он...
   - Здесь обитают пухты? - прервал Вин-Кол, и по его голосу чувствовалось, насколько он удивлен, если не сказать больше - обескуражен!
   - Не обязательно пухты, - как можно спокойнее ответил Яс, - они могут быть такого же роста, такой же комплекции...
   - И в таком же скафандре, - продолжил Колиборо.
   - Мда, - не зная, что возразить, замялся Дерев.
   Вин-Кол тем временем опустил руки по бокам, двойник сделал то же самое. Вин-Кол, недолго думая, поднял одну руку - двойник тоже поднял.
   - Он повторяет мои движения. Яс, ты видишь?
   Яс видел. Но только двойника.
   - Ты тоже двигаешь руками? - спросил он.
   Двойник запрыгал на месте, потом побежал в одну сторону, остановился, помахал рукой и побежал в другую сторону. Яс наблюдал за его передвижениями и уже не сомневался, что тот все повторяет. Пока Колиборо тестировал подобие пухта на неизвестной планете, все внимание и его, и командира было сосредоточено на нем. И исследователи не сразу заметили, что в стороне от Колиборо появились еще двойники. Они словно проявлялись в воздухе, как изображение на потревоженной водной поверхности: сначала в ряби проступали искаженные черты отражения и по мере того, как вода становится похожей на зеркало, очертания обретали четкость, принимая точный вид того предмета, который отражался.
   Яс вытаращил глаза и не сводил их с экрана, тогда как Виннето, застыв, как вкопанный, рассматривал своих двойников, медленно поводя головой. Количество копий увеличивалось: они росли, как грибы после дождя, выстраиваясь полукругом вокруг Вин-Кола. Внезапно страшная догадка оторвала Дерева от лицезрения размножения пухтов, и перед собой он тоже увидел двойников, но ... палотриксов. Он инстинктивно попятился - двойники тоже. Яс не стал проверять их, поднимая руки или прыгая, как Колиборо. Он не сомневался, что они будут повторять все его движения, так же, как и двойники-пухты.
   - Виннето, - позвал он друга, не глядя на экран, - посмотри на ручной монитор.
   - Мама родная! - услышал он в ответ.
   - Виннето, - продолжая пятиться, Яс, поглядывал то на ручной монитор, то перед собой. Картинка что там, что здесь была удручающей: двойники плодились, чуть ли не в арифметической прогрессии, - Виннето, не делай резких движений и отходи назад, к кораблю. Они повторяют все, что ты делаешь. Потому, будут тоже отходить от тебя. Необходимо добраться до корабля, пока эти ребята не замкнули круг. Мы еще не так далеко ушли.
   - Я попробую прыгнуть назад, - не то спрашивая, не то докладывая, сказал Вин-Кол и в этот же момент стена его подобий резко отдалилась.- Получилось! Яс! - в тот же момент Виннето заорал так, что испугал командира не столько резкостью голоса, сколько неожиданностью.
   Яс уставился на экран и потерял дар речи: перед пухтом выстроились в ряд многочисленные посадочные модули.
   - К-к-к-командир... - заикаясь, проговорил Вин-Кол и в то же время все двойники пухта уселись на песок, вытянув ноги и бессильно опустив руки.
   Яс пришел в себя, но ответить напарнику было нечего. Да к тому же его собственный модуль тоже "размножился".
   Казалось, что на планету совершили налет полчища пухтов и палотриксов. И эти самые полчища все множились и множились.
   - Стриж, - позвал Яс Дерев.
   - Да, командир, - отозвался бортовой компьютер крейсера.
   - У нас ЧП... - Яс докладывал и постепенно обретал способность мыслить, - Стриж, что ты видишь на планете?
   Виннето Колиборо слушал разговор командира с замиранием сердца. Пауза, во время которой Стриж осматривал планету, показалась вечностью. Но вот, наконец, раздался его детский голос:
   - Я вижу тысячу триста двадцать пять модулей Виннето Колиборо, тысячу двадцать восемь...сорок четыре... я не успеваю фиксировать моменты появления всех модулей... и ваших, командир Дерев...
   - Значит, ты их видишь и это не галлюцинации, - Яс понял, что модули и, скорее всего, двойники их самих, представляют собой физические тела. Но... и тут Яса осенило: - Стриж, просмотри планету через тепловизор!
   Снова пауза и снова бесконечное ожидание.
   - Я вижу только два модуля - ваш, командир Дерев, и Виннето Колиборо!
   - Ух! - облегченно выдохнул Вин-Кол.
   - Хорошо, Стриж, - стараясь держать эмоции в узде, сказал Яс Дерев, - дай нам точные координаты наших модулей.
   Стриж переслал обоим членам экипажа координаты и схему, на которой изобразил реальные модули и Дерева с Колиборо.
   - Виннето, - командир позвал пухта, - видишь схему?
   - Да, - с волнением ответил Колиборо, догадываясь о том, что задумал Дерев.
   - Двигайся по ней к своему модулю! И смотри только на экран! Все, пошли!
   Но они не успели сделать и двух шагов, как оба ударились о препятствия.
   - Ой! - воскликнул Колиборо.
   Он лоб в лоб столкнулся с псевдо пухтом, стоящим перед ним в плотном ряду "близнецов". За ними виднелись многочисленные ряды стрижат. - Нам не пройти, - трагически промолвил Вин-Кол, и его подобия удрученно опустили головы вниз.
  
  
  11. Находчивость Вин-Кола
  
  
   Не зная, что предпринять, исследователи замерли на месте. Пустыня коварной планеты теперь походила на поле боя. С одной его стороны стояла армия пухтов, с другой - палотриксов. Крейсер продолжал неспешный полет по орбите планеты, а бортовой компьютер ждал указаний, между тем производя наблюдение и фиксируя все изменения.
   Яс Дерев усиленно думал, но ничего путного в голову не приходило.
   - Командир, мы скоро потеряем контакт - я уйду за пределы связи с вами, - сообщил Стриж, - какие будут указания?
   Дерев огляделся - "близнецы" окружили их плотной стеной и сама по себе эта стена не расступится. Надо что-то делать, но что? Впервые опытный исследователь не знал, что предпринять.
   - Стриж, - раздался голос Вин-Кола, - командир...
   - Прости меня, Виннето, - я не знаю, как быть... Стриж передай Снергу сигнал о помощи...
   - Подожди, Стриж, - вмешался Виннето, но вовремя вспомнил о программе "Сомнение" и поторопился исправить ситуацию: - Да, да, я согласен с командиром, передавай... но... командир, ведь Стриж может управлять нашими модулями...
   Дерев насторожился.
   - Может. Что ты задумал?
   Вин-Кол не стал больше ничего объяснять и скомандовал:
   - Стриж, закрой люк моего модуля!
   - Командир, подтвердите приказ Колиборо, - Стриж все же отреагировал "сомнением".
   - Подтверждаю!
   Яс Дерев уставился на экран наручника. В ряду двойников модуля Колиборо образовалась брешь. Тут же изображение на экране качнулось, и... вся армия модулей перед Виннето исчезла! В тот же момент пухт развернулся и подпрыгнул, изо всех сил стараясь преодолеть искусственную гравитацию скафандра, его двойники сделали то же самое. Колиборо снова развернулся и в прыжке скомандовал:
   - Стриж, открой люк моего модуля!
   Корабль Колиборо заблестел поверхностью чуть в стороне от хозяина. Вин-Кол, как очумелый, влетел в распахнутый люк, захлопнул его и сорвался с места. За ним устремились модули-двойники, которые снова появились. Близнецы-пухты испарились, как не было. Яс Дерев, не тратя время на объяснения, проделал тот же трюк, только не прыгая, а бегая, и его корабль, в конце концов, поднялся в воздух. Исследователи мчались к своему крейсеру, преследуемые двумя "хвостами" близнецов, концы которых терялись далеко за пределами видимости.
   Дерев отдавал приказания Стрижу:
   - Приготовиться к гиперпрыжку, входной люк приоткрыть на две трети, пропустить модуль Колиборо, затем сразу же закрыть люк. Я уйду в вираж, а там посмотрим.
   Виннето влетел в крейсер. Дверь закрылась.
   - Защитный экран! - приказал Дерев.
   Но экран и не понадобился. Как только модуль пухта исчез внутри лайнера, все двойники испарились. А корабль Яса промчался мимо со шлейфом "близнецов".
   Виннето, ерзая от нетерпения, прошел шлюз, выскочил из модуля, быстро освободился от скафандра и полетел к рубке, изредка касаясь тонкими ножками пола корабля. Он плюхнулся на свое кресло и, вцепившись в край панели управления, уставился на экран монитора.
   - Определить координаты командира, приготовиться к открытию крейсера, - зачастил он.
   - Виннето Колиборо, - прервал его Стриж, - посмотрите в лобовое окно.
   Вин-Кол уставился в темноту, переводя взгляд от одного угла окна к другому.
   - Что такое, Стриж, что там?
   И тут он увидел! Прямо перед ними плыл по орбите ... Стриж. Серебристая птица смотрела на Колиборо светящимся окном обозрения, над которым четко было видно черное изображение стрижа, раскрывшего крылья в полете.
   - Черт меня побери! - из глубин родовой памяти пухта всплыли давно не употреблявшиеся слова возмущения человеческой расы.
   - Командир, ты это видишь? - Вин-Кол спросил и замолк. Его мозг напряженно искал выход.
   - Да, вижу, - ответил Яс Дерев. Но его голос был тверд. - Проделаем тот же трюк с исчезновением и появлением. Они реагируют на мгновение позже. Потому для начала попробуем следующее: потушите все огни. Так я смогу ближе подойти к вам перед решающим маневром.
   Стриж долго не раздумывал - он отключил питание, и крейсер погрузился во тьму. Почти сразу исчезли из поля видимости его двойники.
   - Командир, - позвал Колиборо, - ты успел?
   - Думаю, да, - отозвался Дерев, - но они берут меня в кольцо, сразу я не смогу влететь в шлюз. Включайте освещение лайнера и приоткройте двери. А я попробую запутать их
   Колиборо припал к экрану монитора. Через окно обозрения он не мог видеть модуль командира. Когда Стриж включил освещение, Вин-Кол увидел, как один из модулей, зависших в отдалении от лайнера, резко пошел вниз. За ним устремились остальные. Тем временем Стриж приоткрыл дверь, и модуль командира на всех парах влетел в нее.
   - Ура! - закричал Колиборо, подпрыгнув в кресле до потолка. Его хохолок поднялся, как пучок ниток и, спружинив, упал на затылок. - Гиперпрыжок! - еще громче скомандовал пухт и обхватил поручни кресла пухлыми ладошками.
   Виннето зажмурился и сосредоточился на ощущениях в ожидании прыжка, но... крейсер даже не дернулся.
   - Стриж... - Вин-Кол приоткрыл один глаз, - мы прыгнули?
   - Нет.
   Пухт широко открыл оба глаза и завертел головой. Выражение его яркого лица отражало полное недоумение.
   - Почему???
   - Нет подтверждения команды, - бесстрастно ответил Стриж.
   - Да он... да ты... - Вин-Кол расстегнул ремни безопасности и перепрыгнул спинку кресла, оттолкнувшись руками от поручней, - ты понимаешь, командир там в каком состоянии?! Он сидит в модуле и ждет, когда мы уберемся подальше от этой планеты!
   - Он этого не ждет.
   Вин-Кол опешил.
   - Как это - не ждет?
   - Его модуля нет на корабле.
   Колиборо застыл посередине рубки и в полном смятении заморгал: часто-часто.
   - А где он?
   - В другом лайнере.
   - В каком? В двойнике? - ужас охватил пухта. - А у нас кто?
   Пока Вин-Кол соображал, что случилось, Стриж сканировал пространство вокруг крейсера. Помещение с посадочными модулями он изолировал сразу же, как только определил инородное тело. Модуль-двойник "таял" за дверью шлюза. Стриж обратил внимание Колиборо на этот странный факт.
   - Так, так, так, - вслух рассуждал Вин-Кол, - планета поддерживает форму своих созданий только в прямой видимости и при наличии объекта подражания. Ага! Это очень интересно и нам на руку.
   - Я обнаружил модуль командира. Яс Дерев находится внутри него, на запрос не отвечает, - доложил Стриж.
   - А где, где сам модуль? - в один прыжок вернувшись к окну обозрения, Виннето разве что не прилип к нему.
   - Он врезался в двойника и на одну треть корпуса погрузился в его субстанцию.
   - Не может быть... но как же так? - Колиборо молниеносно вернулся в свое кресло и уставился на монитор. - Покажи этот лайнер-двойник. В прямой видимости его не разглядеть.
   Стриж приблизил изображение. Хвост модуля командира торчал из приоткрытой двери двойника.
   - Странно, - Виннето почесал за хохолком, - там, на планете, я ударился о своего двойника. Если бы не скафандр, то шишка бы точно соскочила. А тут... модуль погрузился внутрь псевдо лайнера, как в желе. А все модули-близнецы... где они?
   - Не наблюдаются.
   - Ага! Они тоже врезались в подобия крейсера!
   Вин-Кол с присущей ему импульсивностью снова соскочил с кресла и помчался к стоянке модулей. На вопрос Стрижа, что он задумал, пухт ответил коротко:
   - Спасать командира!
   Стриж открыл люк в шлюзовую камеру. К тому моменту модуль-двойник превратился в лужу киселя, поблескивающую на матовом полу лайнера. Виннето с отвращением посмотрел на субстанцию неизвестного происхождения, двигаясь к выходу из крейсера. Наконец, дверь поднялась, и стриженок Колиборо выпорхнул в космос.
   - Держись, командир, я сейчас! - решимость пухта отразилась на его лице маской злобного клоуна: плотно сжатые губы превратились в алую ниточку, глаза поблескивали из-под насупленных бровей.
   Колиборо направил модуль к ближайшему двойнику крейсера, из чрева которого торчал хвост стриженка командира. Подлетев сзади, Виннето завис, разглядывая псевдо крейсер с торчащей из него задней частью планетарного модуля.
   - Так, так, так, - размышлял Колиборо, - даже краешка окна не видно. Командир там, как в пудинге. -Неуемная фантазия Виннето работала, несмотря ни на какую трагичность момента. Пухт захихикал и тут же, крякнув, посерьезнел.- Стриж, что наблюдаешь?
   - Ваши подобия проявляются...
   Вокруг крейсеров-близнецов Вин-Кол снова увидел парящие модули-двойники. Но выглядели они так же рыхло, как и близнецы крейсера.
   - А! Силенок не хватает на твердые создания! - обрадовался Вин-Кол.
   Но и в таком виде двойники оставались опасными. Действовать надо было быстро, и пухт решил повторить проверенный трюк.
   - Стриж, защитный экран!
   Крейсер исчез. За ним испарились его двойники. Остались только задние части модулей-близнецов, которые, как и модуль командира, торчали из чрева псевдо кораблей. Стриженок Дерева завис перед Колиборо.
   - Командир! - завопил пухт.
   - Не кричи так, оглохнуть можно, - ворчливо отозвался Яс Дерев.
   - Ура! - не обращая внимания на тон командира, обрадовался Вин-Кол. - Летим, пока они не мешают.
   Обрубки двойников снова превращались в целые псевдо модули, и они стояли напротив друг друга, как модули Дерева и Колиборо.
   Исследователи Вселенной один за другим сорвались с места и, обманывая двойников, вместе влетели в распахнувшиеся двери своего родного крейсера.
   - Гиперпрыжок! - в один голос скомандовали пухт и палотрикс, и Стриж навсегда исчез с орбиты Планеты Двойников.
  
  
  12. Анализ Планеты Двойников
  
  
   Серебристая машина материализовалась среди густой черноты космического пространства и, не спеша, поплыла в бесконечность.
   Вселенная жила по своим законам, лишь немного позволяя разумным, населяющим ее, приблизиться к тайнам, коих таила в себе безмерно. Два представителя совершенно разных рас, объединенных одним общим предком, в полном одиночестве путешествовали от одного космического тела к другому, подвергая свои жизни опасности, но посвящая их познанию.
  
   Беленький пухт безмятежно спал в мягкой постели, провалившись всем телом в воздушную перину. Его друг - палотрикс - лежал на своем аскетическом ложе, вытянувшись, как солдат по стойке "смирно". Стриж - их верный страж и помощник - вел корабль в никуда в ожидании приказа Совета Планетарных Исследований. Задание, полученное от Снерга, было выполнено, но последняя планета осталась неразгаданной загадкой. Да и просьба о помощи, отправленная Стрижом по приказу командира пока оставалась без ответа. Чрезмерная отдаленность крейсера от освоенных объектов Обитаемой Вселенной была тому причиной. Только на Планете Порхающих Бабочек - самой дальней от СПИ и самой близкой к "Стрижу" - могли принять все сообщения исследователей Дальнего Предела и передать их дальше. Но на это требовалось время.
  
   Виннето Колиборо почмокал влажными губами и распахнул глаза. Мягкий приглушенный свет просачивался из-под узких полос обшивки, валиком окаймляющих периметр потолка каюты. Пухт сладко потянулся, улыбнулся и соскочил с кровати.
   - Стриж! - тонким радостным голосом позвал он неспящего электронного друга.
   - Слушаю вас, Виннето Колиборо, - сразу же отозвался бортовой компьютер.
   - Что делает командир?
   - Спит.
   Брови Виннето разочарованно поползли вверх. Потом он хитро улыбнулся одним краешком губ и, несколько раз подпрыгнув до потолка, остановился. Пригладив взъерошенный хохолок, Вин-Кол заложил руки за спину и деловым тоном приказал:
   - Командира не беспокоить - пусть отдыхает. Беру управление на себя.
   - Но... - Стриж хотел было возразить, но Колиборо перебил его:
   - Ничего менять не надо, как плывем, так и будем плыть, а вот командиру надо приготовить отличный ужин! Он получил стресс, а хорошая еда - самое лучшее лекарство от любой нервотрепки. Так, что он у нас любит? - и Вин-Кол принялся расспрашивать Стрижа о вкусовых пристрастиях Дерева. Обычно они ели каждый свое блюдо, и, как ни любопытствовал пухт, Дерев всегда отмахивался от его расспросов, как от надоедливых насекомых. Других тем для разговоров хватало! Теперь Колиборо решил заполнить пробел в знаниях о пище палотриксов.
   Стриж не обнаружил в его интересе ничего запретного и охотно рассказывал о наборе продуктов, припасенных на кухне крейсера для питания командира.
   - Так, значит, приготовь фрукты, как их - пиролоки... как он их ест - сушеными?
   - Нет, упаковку с пиролоками я "оживляю" в пароварке, - ответил Стриж.
   - Хорошо, оживляй! Что еще? Мясо, крупы, кальцевики...
   - Мясные продукты палотриксы не едят. Источник белка для них - бобовые. Крупы - любые. Кальцевики употребляют только гурманы. Командир Дерев предпочитает молочавый гриб семейства нють.
   - Чего-чего? - Вин-Кол изобразил потешную рожицу удивленного клоуна.
   - Грибы семейства нють содержат в своей мякоти 68 процентов солей кальция... - Стриж принялся перечислять минеральный состав продукта, но пухт замахал руками.
   - Стоп, стоп! Мне совсем не интересно из чего состоят эти грибы, главное, чтобы командиру они нравились. Готовь! Да и мне обычный рацион пухта с удвоенной порцией желтого марципана. - Виннето облизнулся, представляя большую тарелку с распаренным ореховым марципаном, политым сиропом из ягод баруники.
   Накрыв стол, Вин-Кол сел в кресло, ожидая, когда проснется Дерев. Но голод давал о себе знать урчанием в животе, и пухт, не выдержав, взял большой кусок крупяной булки и в два прикуса съел ее, помаргивая глазами, словно стесняясь невидимого Стрижа.
   - Приятного аппетита! - пожелал тот, и, пока Виннето проглатывал последний кусок, сообщил: - Яс Дерев очнулся ото сна. Сообщить ему о вас?
   - Нет, нет! - Вин-Кол замахал руками, а с его губ посыпались булочные крошки. - Пусть будет сюрприз!
   Сказав это и вытерев губы ладошкой, Виннето откинулся на спинку кресла, утонув в его мягкой обивке. Сложил руки на животе и замер в ожидании командира.
  
   Яс Дерев - худой и взъерошенный - шел в рубку, по пути выясняя у Стрижа подробности полета. Заметив свет из приоткрытой двери кают-компании, он остановился.
   - Пухт ужинает? - то ли спросил, то ли просто высказался вслух.
   - Виннето Колиборо ожидает вас в кают-компании, - доложил Стриж.
   - М-м-м, - промычал Дерев и просунул голову в дверь.
   Вин-Кол сразу же подскочил в кресле и, спрыгнув, колобком подлетел к командиру.
   - Ура! Мы снова вместе и предлагаю это отметить, хорошенько закусив!
   Дерев засмущался, а накрытый стол напомнил ему о том, что в последний раз они с пухтом ужинали еще до исследования Планеты Двойников.
   - Спасибо, Виннето, я тронут твоей заботой!
   Командир уселся на свое место и принялся за еду.
   - Что ж, можно считать задание выполненным? - все также радостно спросил Колиборо.
   Дожевывая сочный кусок пиролока, Яс Дерев, закивал.
   - Да, мы исследовали две планеты и, можно сказать, что задание выполнено...
   -Но, что-то ты совсем не радостный, - заметил Виннето.
   Яс промокнул рот салфеткой. Приятная свежесть волокнистой и чуть кисловатой мякоти пиролока охладила рот, отчего настроение палотрикса несколько улучшилось. Тем не менее, грустные думы одолевали командира. Даже во сне он видел, как ощетинившаяся планета гонялась за ними по всей Вселенной.
   - Понимаешь, Виннето, - Яс решил поделиться своими размышлениями, - мы побывали на планетах, вроде исследовали их, но что, в конце концов, имеем?
   Вин-Кол в ответ недоуменно пожал плечами.
   - Ни-че-го! Ладно, оставим Планету Песчаных Призраков. Там все же есть разумная раса, и есть кое-какой материал о них, но вот что за форма жизни на Планете Двойников? Как мы доложим о ней? Что, собственно, мы исследовали?
   Колиборо отодвинул тарелку с недоеденным марципаном. Хорошее настроение улетучилось, как пыльца с цветка при сильном ветре. Пухт задумался. Командир тоже сидел молча, положив руки на стол. Упругие волосы торчали на его голове, как пучок прутьев. Казалось, чуть солнышка - и они зазеленеют, как ракита весной.
   - Яс, я тоже думал о Планете Двойников. Мне кажется, что она сама живая, понимаешь?
   - Все планеты во Вселенной живые. Просто некоторые из них находятся в спячке, ожидая определенных условий для расцвета, а некоторые ... живут!
   - Нет, я не то имел в виду, - Вин-Кол наклонился над столом, приблизив свое лицо к Ясу, - эта планета - сама и есть разумное существо, ну, разум. Именно его вибрации засекли разведчики. И такая планета не одинока! Не помню точно, пусть Стриж подскажет, где-то встречается упоминание о подобной разумной планете, контакт с которой пытались наладить еще наши предки - люди.
   - Не люди с планетой, а планета с людьми, - поправил вездесущий Стриж, - описание контакта сохранилось в некоторых летописях. Планета называлась Солярис*. Как, в конце концов, выяснили исследователи, она была очень молода, и хотела просто общаться, играть с пришельцами. Но человек не понял ее. Для многих подобное общение закончилось плачевно. Планета начала создавать реальные образы, о которых втайне думал каждый из исследователей.
   - Она мысли читала? - Виннето только на мгновение представил себе, какие образы могли преследовать его, если бы и Планета Двойников могла проделывать такие трюки.
   - Совершенно верно! Читала и создавала.
   - Вот! А наша планета умеет создавать только то, что сама видит. Причем, ее создания, как показал опыт, имеют лишь внешнее сходство с подражаемым объектом. Что видит - то и лепит!
   - Да, да! - подтвердил Яс Дерев. - Внутри "объекта" - просто какая-то вязкая масса. Сам видел... Жаль, мы не взяли пробу на анализ.
   - Взяли, - встрял Стриж.
   - Где? - одновременно воскликнули оба члена экипажа.
   - В шлюзовой камере. Когда объект "модуль" залетел к нам вместо модуля командира.
   - Стриж! Ты... ты просто молодец! - Яс с восхищением поднял глаза к потолку, будто там и вправду летал стриж.
   - Это моя работа, командир. Но... образец исчез, пока вы спали. Я успел сделать несколько анализов.
   - Точно! - Виннето аж подпрыгнул. - Пока я гонялся за тобой да от них, я тоже заметил, что двойники, созданные на самой планете, очень отличаются от тех, которые планета создавала на орбите. Помнишь, там, на планете, они были твердыми, почти как камень, я еще врезался в такой. А на орбите ты буквально утонул в вязком веществе двойника крейсера. А внутри нашего корабля, когда планета "не видела" свою игрушку, та и вовсе испарилась.
   Яс Дерев встал.
   - Нам пора все записать. Это важно, так как других материалов исследования, кроме анализа, сделанного Стрижом, у нас нет. Да и Снерг все равно потребует подробный отчет. Кстати, Стриж, есть ли ответ от СПИ на наш призыв о помощи?
   - Нет.
   - Пошли отбой. И сообщение об успешном окончании экспедиции.
   - Есть, командир. Прошу вас пройти в рубку. Мне нужны координаты для дальнейшего направления полета. Куда держать курс?
   Яс призадумался. Колиборо сосредоточился, обхватив подбородок кулачком.
   - Подождем ответа СПИ. Пока напишем отчет. А там решим. Все зависит от действий Снерга. Он мог и спасателей выслать. Мда... Вот что значит страх...
   Яс Дерев опустил глаза и вышел из кают-компании. Вин-Кол понял его. Непростая тогда сложилась ситуация. Но все закончилось хорошо.
   Виннето облегченно вздохнул и последовал за командиром.
  
   Дерев уединился в своей каюте, отдав распоряжение Стрижу сообщить заранее, если пухт вдруг решит навестить его. Яс достал ящик с раритетами, коих он насобирал с разных планет, и с наслаждением коллекционера рассматривал камни, сушеные плоды, ракушки и всякие другие предметы. Все они были аккуратно завернуты в кусочки ткани, подписаны и разложены в многочисленные ячейки ящика. В другом ящике палотрикс хранил образцы грунта планет, на которых ему пришлось побывать. Яс любовно провел ладонью по своим сокровищам, закрыл ящик и достал тот - с грунтом. Прежде чем поставить круглую коробочку с грунтом Планеты Двойников в одну из пустых ячеек, Яс раскрыл ее и поднес ближе к свету.
   - Грунт, как грунт, серый, сухой... ничего особенного! Хотя, если срезать мои волосы и упаковать их, то они тоже вряд ли покажутся особенными и что-то такое расскажут обо мне, как о представителе разумной расы...
   Приятный музыкальный фон, заполняющий каюту волшебными звуками, нарушил голос Стрижа:
   - Командир, Снерг на связи.
   Яс даже вздрогнул от неожиданности. Не отвечая, он быстро закрыл ящик, задвинул его в конец полки с книгами и бегом помчался в командирскую рубку.
   Виннето Колиборо уже сидел в своем передвижном кресле и очень серьезным голосом докладывал Снергу о выполнении задания.
   Визуальная проекция начальника всех исследователей Вселенной висела в воздухе посреди рубки, а выражение лица пимара говорило о его полной сосредоточенности.
   - Приветствую, Снерг! - слегка склонив голову, Дерев прошел к своему креслу.
   - Рад, очень рад, Яс Дерев! - белозубая улыбка пимара засияла на проекции.
   - Я доложил уже, что ситуация у нас нормальная, опасность миновала и мы в порядке, - сообщил Колиборо.
   Серьезность отражалась на его шутовском лице сведенными ниточками бровей, поджатыми губами и хохолком, прикрывающим половину белого лба. Когда Виннето шутил или был просто самим собой - таким, как он есть - игривым и непосредственным, - пучок волос на его макушке всегда болтался из стороны в сторону от того, что пухт секунды не мог находиться в неподвижности. Сейчас же он, казалось, застыл, как мраморное изваяние.
   - Снерг, как я понимаю, вы покинули свой кабинет и отправились к нам на выручку...
   - О, да, командир Дерев! А как же иначе?! Ваш экипаж на особом счету! А связь напрямую через такое множество галактик пока - увы! - невозможна. Потому я с отрядом спасателей прибыл на ближайшую к вам планету.
   Яс затаил дыхание. Он знал наверняка, что это за планета!
   - Да, да, дорогой Дерев! Я сейчас на Планете Порхающих Бабочек! - улыбка пимара засияла еще ярче. - И вот что я вам скажу, дорогие мои исследователи: я жду вас здесь!
   - Ура! - Виннето подпрыгнул прямо с кресла и, боднув перекрытие рубки спружинившим хохолком, упал, протаранив проекцию начальника всех исследователей Вселенной.
   -Ха-ха-ха, - рассмеялся Снерг.
   - Не обращайте внимания, такое с ним не в первый раз, - Дерев тоже улыбнулся, а его серое лицо даже позеленело.
   Вин-Кол отполз от проекции и, поднявшись на ножки, как ни в чем ни бывало вернулся на свое место.
   - Подумаешь... - он надулся, как раньше, изображая обиженного малыша.
   - Виннето, не обижайся, я пошутил, - Яс едва сдерживал смех.
   Проекция Снерга закачалась, то пропадая, то появляясь вновь. Снерг беззвучно смеялся. Яс догадался, что он отключил звук. Вин-Кол, соображая, что это с начальником, не мигая, уставился на него. Нескрываемый интерес придал всему облику пухта еще больше комичности, и Яс, не в силах более сдерживаться, расхохотался во весь голос. При этом прутики его волос так трещали, что Виннето заметил:
   - Трещишь, как энергоморф*!
   - Как кто? - включив звук, в изнеможении пробулькал Снерг.
   - Энергоморфная машина! Физику учить надо... - Виннето гордо приподнял подбородок, обнажив подобие шеи.
   - Энерго... энерго... - Яс Дерев распластался в кресле.
   - Вот до чего бессмысленный смех может довести любого, даже самого серьезного пимара или палотрикса! - заметил Виннето, поглядывая то на Снерга, то на Дерева.
   Яс утер выступившие слезы с глаз и, взяв себя в руки, но не в силах собрать расплывшиеся в улыбке губы, с нежностью посмотрел на Колиборо.
   "До чего же удивительный народец, эти пухты! - подумал он. - Или это мне так повезло, и Виннето - особый индивид даже среди своих? Надо же сочетать в себе такое откровенное профанство и резвость мышления в особых ситуациях!"
   - Виннето, не энергоморф, а энергофор*. Вот последнее точно из физики!
   - Да? - нисколько не смутившись, Колиборо, открыто посмотрел на командира. - А, какая разница... Командир, мы прямо сейчас направляемся на Планету Порхающих Бабочек! - глаза Виннето сияли радостью.
   - Ох, с вами я такой заряд энергии приобретаю, энергофорная машина зашкалила бы, - улыбка не покидала лица Снерга. - Что ж, жду вас на Планете Порхающих Бабочек! До встречи, друзья! - изображение начальника всех исследователей Вселенной исчезло.
   - Стриж, ввожу данные для гиперпрыжка к Планете Порхающих Бабочек! - пальчики Колиборо уже бегали по кнопкам сенсорной клавиатуры.
   Яс Дерев проверил точность данных и отдал приказ:
   - Гиперпрыжок!
   Крейсер мягко качнулся и, почти мгновенно преодолев расстояние в сотни астрономических единиц, выпрыгнул в точке на дальней орбите желто-красно-зелено-голубой планеты, из космоса напоминающей разноцветный леденец.
   - Командир! - Вин-Кол смотрел вперед, как зачарованный. - Мы уже не За Дальним Пределом Обитаемой Вселенной, а В Дальнем Пределе!
   - И перед тобой, Виннето, самая прекрасная из планет Дальнего Предела - Планета Порхающих Бабочек! Стриж, курс на планету!
   Колиборо удивился:
   - А разве мы не в модулях туда полетим?
   - Нет, Виннето, на эту планету мы посадим наш крейсер. Она так же безопасна, как наши родные планеты. И Стрижу не мешает немного почистить перышки после работы, - Яс хитро подмигнул.
   - К посадке готов! - сообщил Стриж.
   - Посадку разрешаю!
  
  
  13. На Планете Порхающих Бабочек
  
  
   Нежный цветочный аромат в воздухе планеты обволакивал, звал за собой и обещал сказку. Виннето спустился с трапа и с упоением дышал, полуприкрыв глаза.
   - Добро пожаловать на Планету Порхающих Бабочек! - словно перезвон колокольчиков, прозвучал чарующий голос и, распахнув глаза, пухт увидел перед собой чудо: желтый свет дневной звезды обтекал ажурные крылья, сияющие радугой, а в серединке между ними, как перед волшебными декорациями стояла девочка с лицом ангела и копной мельчайших золотых завитушек вокруг головы. На ее тоненьком теле не было заметно и следов одежды, но оно сияло, словно покрытое золотой фольгой.
   - З-з-здрасьте, - Виннето растерялся.
   - Здравствуйте, здравствуйте, дорогой Виннето Колиборо! Очень рады встречи с вами! - райской птичкой защебетала девочка и, ухватив Вин-Кола за руку, потянула его за собой.
   Виннето в нерешительности оглянулся, ища взглядом Яса. Того тоже вела за руку бабочка, только раза в три больше, почти вровень с палотриксом. Ее огромные крылья устремились в синее небо бархатными острыми кончиками, а гладкие иссиня-черные волосы прикрывали шею, сияющую, как алмаз. Светлые блики пробегали по чернявой головке, перебегая на красные крылья, обрамленные каймой более глубокого цвета.
   Девочка-ангел вела Колиборо по дорожке космопорта, и пухт с замиранием сердца слушал ее щебетание и жмурился от ветерка, создаваемого трепетанием полупрозрачных крыльев.
   Под высоким куполом гостевого дома, куда инопланетян привели встречающие бабочки, их ожидал Снерг. Колиборо раскрыл рот от изумления, когда увидел огромного волосатого пимара в одних лишь коротких штанах и майке с глубоким вырезом пройм. Снерг прошлепал к своим исследователям босыми ногами по зеркальному полу и сгреб их в охапку, не переставая повторять:
   - Как я рад, как рад!
   - Полегче, Снерг, - Яс Дерев, пряча улыбку, выскользнул из жестких объятий, поработав локтями, - мы еще не в том состоянии, чтобы совсем забыть о нашей миссии.
   Как только гигант ослабил хватку, Виннето, выпал из его рук и инстинктивно перепрыгнул за спину командира.
   - Что вы, дорогие мои, какие условности? Вы живы, и мы вместе здесь - в раю!
   Бабочки стояли чуть поодаль и мило улыбались, поглядывая на гостей и пересматриваясь между собой.
   - Но, хорошо, давайте сначала обсудим ваше путешествие, а потом... потом - отдых!
   Хозяйки проводили пимара, пухта и палотрикса в уютную гостиную и там они, наслаждаясь цветочными коктейлями, занялись разбором полета.
   Снерг в один момент вновь стал серьезным, как и подобало начальнику всех исследователей Обитаемой Вселенной и, не перебивая, выслушал отчет Яса Дерева. До их прибытия он уже ознакомился с докладами каждого члена экипажа, а потому был в курсе всех мелочей, касающихся жизни на исследуемых планетах.
   - С Планетой Двойников как раз все ясно! - сказал он, тыча розовым ногтем в край визуальной проекции карты, зависшей в середине зала. - Мы оповестим всех космонавтов о забавах этой планеты, чтобы они, как вы, не попали в ее игру. Вот в этом-то и заключается ваша заслуга: подвергая себя опасности при исследовании неизвестных космических объектов, вы ограждаете от нее всех остальных!
   Снерг протянул руку сначала Дереву, потом Колиборо и с чувством потряс их руки в знак благодарности.
   - А как с лесовиками? Что вы думаете о Горгоне? - задал вопрос Колиборо.
   - О! - Снерг поднял палец вверх. - Горгона, как вы ее назвали, уважаемый Колиборо, есть не что иное, как существо-паразит. Она обладает примитивным разумом и невероятной жаждой истребления. У нее нет родной планеты. Во всяком случае, мы пока не определили, есть ли. Представители расы жимаков - так она называется на самом деле - перелетают от одной планеты к другой и уничтожают коренное население, превращая саму планету в пустыню.
   - А эти, живые столбики песка, которые служат ей? - Колиборо хотел получить ответы на все свои вопросы.
   - А это ее производные, она их плодит, как бы отпочковывает. Это на самом деле маленькие существа, бездумные совершенно. Но они умеют крутить пирамидки из песка и не только пирамидки, но и гигантские воронки. Вы это видели воочию, дорогой Виннето.
   Вин-Кол крякнул, вспоминая пережитый ужас.
   - И поставляют своей хозяйке или хозяину - существо это бесполое! - все живое, что сумели поймать.
   - Так надо спасать лесовиков! Эта горгона, жи... жимака гадская их всех поест! - Виннето подскочил с кресла.
   - Тихо, тихо, уже спасли! - Снерг заулыбался, наблюдая за изменением выражения лица пухта.
   - Как? Лесовики уже в безопасности? - не веря своим ушам, Вин-Кол, не мигая, уставился в глаза Снерга.
   - Да! Отряд спасателей, изучив присланные вами материалы, сразу же, оставив меня здесь, отправился на Планету Лесовиков - под таким названием мы занесли ее в кадастр - надеюсь, вы не возражаете, - и уничтожил жимаку прямо в ее логове. Лесовики даже не подозревают о том, что произошло. Пройдет время, и они выберутся из каменных пещер на поверхность своей планеты и будут, как и прежде, жить в лесах. Мы будем наблюдать за развитием этой расы.
   - Спасибо, Снерг! - поблагодарил Яс. - Виннето Колиборо очень переживал за народ Планеты Лесовиков.
   Виннето при этих словах засмущался. Его и так яркие щеки налились красным цветом, как спелые ягоды баруники.
   - Что ж, все вопросы мы обсудили, - Снерг встал и, указуя рукой на пейзаж, широко открывающийся в прозрачном окне гостиной, предложил: - Теперь отдыхать и набираться сил и настроения на ближайшие годы!
   Блистательные бабочки уже ожидали своих гостей. От одного только вида пестрых трепещущих крыльев, больших ярких цветов на полях за космодромом настроение друзей сразу же поднялось. Тревоги и тяжесть испытаний, которые выпали на их долю, словно испарились. Даже Яс - серьезный и тугой на подъем, почти бегом выскочил из Купола и в окружении бабочек зашагал к желтой поляне, над которой резвились бабочки-малыши, залетая в цветочные корзинки, прячась в них, изображая лепестки цветков и весело смеясь, когда их фокусы оказывались разгаданными. Радужная бабочка, что встретила Виннето, подлетела к нему и, снова взяв его пухленькую ладошку в свою, предложила:
   - Полетели!
   Виннето как-то вдруг сразу ощутил легкость в общении, будто они были знакомы уже вечность, и, радуясь всем сердцем, запрыгал рядом с порхающей бабочкой в направлении одной из цветущих полян.
   Весь день пухт и палотрикс отдыхали в компании жизнерадостных жителей планеты. Яс Дерев устроил игру с бабочками-малышками. Он изображал настоящее дерево, а малыши рассаживались на его руках-ветвях и даже на коленках и голове, представляя, что они цветы и листья. Яс временами качался, как дерево под напором ветра, и все малыши взлетали в голубое небо, весело вереща, а потом снова усаживались на палотрикса.
   Виннето скакал по планете, получая несказанное удовольствие от свободы и легкости своего тела. Но наступил момент, когда ему захотелось просто полежать в густой траве, понежиться, помечтать.
   Дерев к тому времени оставил малышей и, уединившись с бархатной бабочкой среди кустов с махровыми белыми цветами, разговаривал с ней о мире и любви.
   - Дорогой Яс, - смотря на палотрикса глазами, полными нежности, говорила бабочка, - любовь - это чувство, которое раскрывается, как цветок, и наступает момент, когда его дарят! Но, если упустить такой момент и не поделиться любовью с тем, для кого она созрела, то лепестки цветка начнут блекнуть и даже могут завянуть.
   - Но, дорогая Роза-Магнолия, любовь - это тайна одного существа, и он должен хранить ее в глубине своей души до того момента, пока не почувствует, что тот, для кого он хранит эту тайну, тоже хранит подобную для него.
   Роза-Магнолия затрепетала крыльями.
   - Мой любезный гость, а что, если предмет вашей любви тоже весьма стеснителен и ждет, когда вы первым откроете ему душу? И вы напрасно ожидаете какого-то особенного момента для признания. Ведь мгновения нашей жизни так ничтожно малы, и то, что не сказано в один из них, можно считать навсегда потерянным...
   Яс сник, задумавшись. Вся его поза говорила о том, что он давно хранит в своем сердце тайну, но так хочет, чтобы кто-то особенный, кто-то, кого он любит всем сердцем, узнал ее.
   - Да, дорогой Яс! Нельзя прятать чувства, если они есть. Чувствами надо делиться, не оглядываясь на условности, принятые в некоторых расах. Просто потому, что жизнь всех существ имеет ограниченный срок. В самом начале жизни всегда кажется, что ее так много - все можно успеть! Но, когда жизнь проходит некоторую черту, известную только тому, кому эта жизнь принадлежит, то становится ясно, что многое из того, что хотелось сделать или просто сказать, безвозвратно ушло. Потому я призываю вас делиться любовью, жить любовью и не скрывать своих чувств.
   - Спасибо, Роза-Магнолия! Кто, как не вы - такое трепетное и чудесное существо,- знает о любви все!
   Бабочка опустила веки, отчего тень от ее длинных ресниц упала на щеки.
   - Не только о любви, но и о краткости жизни. Ведь мы, дорогой Яс живем почти одним днем. И потому стараемся прожить его с наибольшей радостью не только для себя, но и для друзей.
   Яс погладил ее руку. Он уже знал о скоротечности жизни жителей Планеты Порхающих Бабочек. И не переставал удивляться их философскому отношению к самой жизни и умению дарить радость.
   Виннето Колиборо живо интересовался образом жизни, подробностями быта бабочек, и поначалу его общение было похоже на уроки истории, географии и этнографии вместе взятые. Но, когда он узнал о скоротечности жизни таких чудесных существ, то обомлел от удивления.
   - Это несправедливо! - с пылом воскликнул он. - Ведь есть же Планета Мудрых, они должны, просто обязаны придумать что-то, какой-то эликсир, чтобы продлевать вашу жизнь!
   - Зачем? - вопрос красавицы Мимозы оказался столь неожиданным, что Виннето не нашелся, как на него ответить.
   Мимоза тряхнула кучерявой головкой и заливисто рассмеялась.
   - Дорогой мой друг! Важна не длительность жизни, а ее наполненность - наполненность радостью, счастьем, любовью и ощущением нужности, полезности для других. Вот, взять, к примеру, меня, - она уселась, сложив крылышки, уперев изящные ручки в коленки. - Я успела пробудить любовь в нескольких сердцах, я подарила свою любовь прекрасному Тори-Бору, у нас родились малыши - трое! Я научила любви инопланетян, и не только любви, но и радости ее самого существования в сердце!
   - Подождите, подождите, дорогая Мимоза, - перебил ее Виннето, - я что-то не понимаю... Вы одновременно любите одного Тори-Бора и дарите свою любовь еще кому-то... Как это?
   - Ах, как все запущено! - Мимоза всплеснула ручками. - Дорогой Виннето! Вы говорите о любви, или иначе - влечении существа одного пола к подобному существу другого пола. Это всего лишь один из видов любви. Удивительно, как долго живут в памяти постулаты нашего далекого предка - человека! - Мимоза пожала хрупкими плечами. И терпеливо объяснила: - Это та любовь, те отношения, благодаря которым мы продолжаем свой род. Но это не та любовь, которая живет в сердце у каждого по отношению ко всему миру - к цветам, к существам других рас, к звездам. Понимаете?
   Виннето начал понимать. Он никогда не задумывался о любви вообще. Но чувство радости, например, за Яса Дерева, когда он живой и здоровый вернулся на корабль после игр с Планетой Двойников, было сродни любви к нему, о чем Виннето даже стеснялся признаться самому себе. Чувство радости от взгляда на прекрасные цветы, что окружали его сейчас, чувство... любви к Мимозе - этой прекрасной бабочке, которая прямо сейчас сидит рядом с ним и делится своей любовью. Да само его волнение о судьбе лесовиков - совершенно чужих существ! - оно же возникло в его сердце!
   Виннето едва не задохнулся от восторга открытия в самом себе.
   - Так я умею любить?! Я люблю жизнь! Я люблю ... командира, я люблю лесовиков, я люблю вас, прекрасная Мимоза!
   Бабочка захлопала в ладоши.
   - Прекрасно! Прекрасно! Я и не сомневалась в вас! Ваше сердце полно доброты и света, такое сердце не может не любить и никакая корысть или еще хуже - злоба! - не затмят своей чернью настоящих душевных порывов, дорогой Виннето!
   - Полетели еще? - радость распирала пухта изнутри, его тело требовало движения.
   Вин-Кол подскочил, как пружинка, и, оттолкнувшись от мягкого зеленого ковра поляны, подпрыгнул вверх, широко распахнув руки.
   Мимоза расправила свои перламутровые крылышки и полетела выше пухта, обдавая его легким ветерком.
  
   - Наш друг резвится, как младенец! А, командир Дерев? - Снерг подошел к Ясу в сопровождении двух строгих, в сравнении с подругами пухта и палотрикса, бабочек. - Знакомьтесь, Дерев, это Прайн, а это Прин. Они дают разрешение на посещение планеты в эти дни.
   - Очень рад встрече! - Яс пожал мягкие ручки бабочек. Фиолетовые крылья за их спиной почти не пропускали свет, но узор, который разноцветными нитями, проходил по всей поверхности, очаровывал изысканностью линий и удивлял глубиной фантазии природы.
   - Мы тоже рады вам, дорогой Яс Дерев. И всегда помним о том, что именно вы - первооткрыватель и исследователь нашей планеты. Как ваше настроение?
   - Прекрасно! Спасибо! Аура вашей планеты удивительным образом способствует его стабилизации на долгое время.
   Бабочки склонили головы в знак благодарности за приятные слова.
   - Что ж, Яс, нам пора, - Снерг уже снова был одет в костюм, хоть и разноцветный, но строгого покроя, - зовите Колиборо и в путь! Я на вашем крейсере, если не возражаете.
   - Сочту за честь, дорогой Снерг! - Дерев расцвел в улыбке и, обратив взгляд к пухту, позвал: - Виннето!
   Но тот не заметил его жеста, как и всю их компанию.
   - Не беспокойтесь, пожалуйста, дорогие гости, сейчас Мимоза приведет вашего друга! - Роза-Магнолия обаятельно улыбнулась и в тот же момент, Мимоза оглянулась и, ухватив Вин-Кола за руку прямо в полете, что-то сказала ему.
   Виннето опустился на траву и затерялся среди высоких стрелок фиолетовых цветов. Но вскоре его белая голова с игривым хохолком показалась меж разлапистых зеленых листьев.
   - Командир! - пухт радостно помахал Дереву и в два прыжка приблизился к ним. - Ух ты, пухты! - выдохнул он, усмиряя участившееся биение сердце. - Командир, красота-то какая!
   Яс, не скрывая улыбки, потрепал хохолок друга.
   - Кра-со-та! Мда... Но нам пора, уважаемый Колиборо...
   Вин-Кола как студеной водой облили.
   - Пора? Уже...
   Он оглянулся.
   Блистательная Мимоза стояла за ним вместе с томной Розой-Магнолией. А за ними, как цветы в ветреный день трепетали крыльями бабочки - красивые, улыбчивые, радостные. От одного взгляда на них грусть улетучилась, как и не было.
   Виннето подтянулся, выпрямил спину, откинул хохолок назад и, театрально выставив ногу вперед, поднял руку и поклонился. Яс Дерев, поддержал друга грациозным кивком головы, а Снерг потряс обеими руками, подняв их над головой.
   - Спасибо, дорогие бабочки, за то, что вы есть! Я никогда не забуду вашу прекрасную планету и вас - таких красивых и мудрых!
   - Проникновенная речь, - тихонько шепнул Яс, наклоняясь к другу.
   - Да ладно... - пухт залился краской.
  
  
  14. Прощание
  
  
   Собирая серебристой обшивкой последние лучи света на Планете Порхающих Бабочек, межгалактический крейсер "Стриж" вздрогнул и в три прыжка вернулся на необитаемую планету Т1З46Г11, где находился Совет Планетарных Исследований.
   - Ну, вот и дома... - разочарованно сказал Яс Дерев.
   - Предположим, что дома только Стриж... - возразил Вин-Кол.
   - Как я вас понимаю! - Снерг поднялся, услышав, как открылись двери шлюзовой камеры. - Но всему всегда приходит конец! Хотя, в вашем случае - это только передышка.
   Три кара вкатились в крейсер и Стриж объявил:
   - Транспорт ожидает вас. До свидания!
   Снерг направился к выходу. Заметив, что пухт и палотрикс неуверенно топчутся на месте, он решил оставить друзей наедине, а сам поспешил в свой кабинет.
  
   Яс задумчиво смотрел в лобовое окно капитанской рубки. Кары огромного космопорта сновали туда-сюда, перевозя пассажиров к их лайнерам и обратно. Где-то среди транспортных кораблей стоял и корабль на Планету Шагающих Деревьев. Из головы Яса не выходил разговор с Розой-Магнолией. Решимости в его сердце прибавилось, и он обдумывал, как расскажет о своих чувствах давно обожаемой им Ли-Кроне. Сердце в его груди учащало ритм, как только он представлял себе светло-зеленое лицо любимой, ее необычные, вытянутые к вискам глаза, свет из которых проникал прямо в душу.
   - Яс, - Виннето прервал раздумья командира, даже не подозревая, какая борьба шла в его сердце. - Яс, знаешь, мне Мимоза столько всего рассказала. Я видел, как они живут - домики такие хрупкие. И вообще, бабочки, да и вся планета такие беззащитные. Даже удивительно, как они построили космопорт... Яс, ведь они так далеко от нас, а что, если кто-то прилетит и ... обидит их, или эта, горгона-живака поселится. Что тогда будет?
   Командир тряхнул ракитовой шевелюрой и поспешил успокоить пухта:
   - Их никто не сможет обидеть, Виннето. Разве такая красота могла остаться нетронутой за многие-многие тысячелетия развития разумной жизни, среди рас которой встречались и до сих пор встречаются злобные, воинственные представители, если бы бабочки не обладали силой?
   - Силой? - хохолок Виннето подпрыгнул вверх и, на мгновение зависнув, опал, как скошенная трава. - Ты что, не видел какие они хрупкие? Какая сила, командир?!
   - Сила мысли! - Дерев многозначительно поднял палец вверх. - Ты не заметил, Виннето, как Роза-Магнолия позвала Мимозу? Когда мы собрались улетать, помнишь? Вы порхали среди цветов, а мы стояли так далеко от вас, что докричаться было невозможно. И... - Яс прервался, давая Вин-Колу возможность самому сообразить, что да как.
   - И что? - откровенное непонимание в глазах Колиборо разочаровало Яса.
   - Что, что? Подумай, вспомни хотя бы, что сказала тебе Мимоза?
   - Ну-у, она сказала, что нас зовут...
   - Правильно! А откуда она это узнала? Ты слышал какой-нибудь зов или видел, как я машу тебе?
   - Не-е-е-т!
   - Вот именно! И Мимоза не видела! А Роза-Магнолия передала ей мысленно, порхайте, мол, сюда, к космопорту, пора мол. Ну, сообразил? - Яс в нетерпении помахал пальцами, выставив ладони перед собой.
   Виннето не спешил отвечать. Он задумался, да так глубоко, что, казалось, никого и не видит перед собой. Яс плюхнулся в кресло, скривившись в ухмылке.
   - Ты хочешь сказать, что бабочки умеют передавать мысль? - встрепенулся пухт.
   - Дошло! Да, именно это я и сказал! - Яс оперся подбородком на кисть руки.
   - А читать мысли они тоже умеют? - в голосе Виннето послышалась тревога.
   - Умеют! - поддакнул Яс Дерев.
   - Ужас! - красные щеки Вин-Кола побледнели.
   - Почему "ужас"? Что такого ты мог думать ужасного? Да и не станут умные бабочки читать мысли всяких прилетающих пухтов. Они еще до того, как мы сели на их планету, знали, какого рода мысли роятся в наших головах. Видал двух парней в фиолетовых смокингах?
   - В смокингах? - Виннето напрягся.
   - Ну да, они провожали нас. Так вот, эти парни и читают мысли всех, кто как мы, оказывается на орбите планеты. Узнают знакомых - дают добро на посадку. Если незнакомые, то по полной сканируют их разум.
   - И что? - вид у Вин-Кола был такой заинтригованно-испуганный, что Яс сам испугался за его психику.
   - Виннето, давай поедем в здание СПИ. Там отдохнем немного, впечатления все улягутся, потом встретимся, поговорим... Ты же не торопишься к своим прыгунам?
   Вин-Кол потер висок. Стрелки бровей почти соединились в одну линию, прочертив границу между лбом и собственно лицом. Было видно, как напряженно шел процесс осмысления в сообразительной голове пухта. Сообразительной в критических ситуациях, но не при осмыслении! Нет! Виннето никак не мог понять, что Мимоза и другие бабочки так умеют владеть мыслью, что читают их на расстоянии, превышающем размеры самой Планеты Порхающих Бабочек.
   - И что? - словно не услышав предложения командира, спросил он. - Как они себя этой самой мыслью могут защитить?
   Яс тяжело вздохнул.
   - Виннето, до чего же ты бываешь нудным... Ладно, поясняю, специально для тебя: Мысль имеет силу. Убийственную. Бабочки могут не только передавать мысль, сканировать пространство и головы, но и причинить вред любому разумному существу, вплоть до смерти. Просто убить. Понимаешь?
   Вин-Кол застыл, опустив руки и открыв рот. Он был ошарашен таким откровением командира. В его представлении хрупкая, нежная Мимоза никак не могла быть убийцей. Не вязалось это страшное слово с ее ангельской внешностью. Дерев, кажется, понял, что именно шокировало пухта, и поспешил успокоить его:
   - Виннето, они никого не убивают! Я неверно выразился. Они умеют себя защищать - вот, что я хотел сказать, когда ты спросил об их безопасности. Бывали случаи - они описаны в истории планеты, - что к ним пытались попасть злоумышленники, завоеватели. Тогда бабочки так атаковали их разум, что все забыли, что они вообще хотят, что делают около леденцовой планеты - так заболела у них голова! И все убрались подальше, так и не сев на планету.
   Виннето ожил, как спящая красавица после поцелуя. Он встрепенулся, щеки снова засияли, брови расползлись, а рот расплылся в улыбке.
   - Уф, а я испугался, почти как горгону! Удивительно!
   - Что? - не понял Яс.
   - Удивительно, как могут сочетаться хрупкость облика, сила мысли и ... любовь ко всему прекрасному во Вселенной! Удивительно...
   Яс согласился:
   - Да, ты прав. Порой встречаются такие удивительные существа, что просто диву даешься! А космопорт, кстати, строили не бабочки, а мы - представители Совета Планетарных Исследований. Это единственное современное сооружение на планете.
   Вин-Кол понимающе кивнул и посмотрел в окно. Реальность вернула самые обычные мысли. Захотелось зарыться в перину, закрыть глаза и увидеть во сне красивую благоухающую планету, среди прекрасных цветов которой порхают не менее прекрасные бабочки - разумные, полные любви и силы.
   - Пойдем, Яс? Я что-то устал...
   - Пойдем, Виннето! - Яс вытянул руку открытой ладонью вверх. - Мне было приятно работать с тобой, уважаемый Виннето Колиборо!
   Вин-Кол расплылся в улыбке и, подскочив с места, хотел было с чувством пожать руку командира, но вместо этого врезался головой ему в живот, отскочил обратно, ойкнул и, как нашкодивший малыш, исподлобья воззрился на Дерева.
   Яс развел руки:
   - Ты неисправим, Виннето!
  
   Как только кары покинули крейсер, Стриж погасил все огни, кроме опознавательных. Повидавший немало за свой срок службы, космический корабль исследователей Вселенной, впервые со времени начала полета За Дальний Предел уснул. Бортовой компьютер видел во сне, как модули экипажа улетают, покидая крейсер, потом возвращаются после томительного ожидания. Стрижу снились далекие планеты - они крутились вокруг одной звезды, чудесным образом собравшись вместе. И он, Стриж - бортовой компьютер одноименного крейсера - впервые не мог вычислить орбиту для ожидания. Стриж вздыхал во сне, зажигал огни, проецировал карту Дальнего Предела в командирской рубке и, проснувшись, снова вздыхал, выключал все и опять погружался в сон - до следующего задания, до следующего полета в бесконечные миры такой огромной Вселенной...
  
  
  
   Ташкент, 2009-2010 гг.
  
  
  

  
  
  *Справочник:
  
  
  Карта  [СПИ]
  
  
   СПИ - Совет Планетарных Исследований
  
   Т1З46Г11 - Тело первое, Звезды сорок шестой, Галактики одиннадцатой. Небольшая планета диаметром всего-навсего сорок шесть шегов* - в единицах измерения обитателей Планеты Мудрых, Галактики Просвещенных, общепринятых для всей Обитаемой Вселенной.
  
   Шег - единица измерения, равная 100 км.
  
   Диаметр планеты Т1З46Г11 равен 46 шегов или 4600 км
   (для сравнения: экваториальный радиус Земли = 6378 км или почти 64 шега)
  
   Человек разумный - Homo Sapiens - обитал на планете Земля Солнечной системы, галактики Млечный Путь.
  
   Леонардо да Винчи - выдающийся ученый и живописец расы человека разумного. Сохранились некоторые из его картин и описания изобретений, среди которых схема золотого сечения, подтверждающая гармоничное строение тела человека.
  
   Барток - композитор с Планеты Тающих Звуков.
  
   Картина "Девочка на шаре", художник Пабло Пикассо - землянин
  
   Роман "Солярис", автор Станислав Лем - землянин.
  
   Ассимиляция - потеря расой части отличительных черт и замена их чертами, заимствованными у других рас.
  
   Мутация - изменение генетической информации организма, вызванное различными факторами - климатическими, химическими, антропогенными (связанными с деятельностью человека)
  
   Эктогенез - направление эволюционного учения, когда развитие живых организмов происходит путем их приспособления к среде обитания.
  
   Эктоплазма - наружный, прозрачный и более плотный слой протоплазмы (содержимого живой клетки) в теле одноклеточных животных, служащий для передвижения, захвата добычи, а также и для защиты.
  
   Тепловизор - прибор, позволяющий видеть излучение тепла.
  
   Электроморфы или аллоферменты - особые ферменты, являющиеся маркерами генетической изменчивости.
  
   Энергофор - аналог электрофора, или электрофорной машины - прибора для получения статического электричества, преобразующего механическую энергию в электрическую. Энергофор преобразует энергию индивида в электрическую, тем самым демонстрируя силу энергетических способностей разумного существа. При работе издает характерный потрескивающий звук.
  
   Единицы измерения Обитаемой Вселенной:
  
   Радиус звезд - в радиусах Солнца рС
  
   Белый карлик З5267 имеет радиус = 2 рС
  
   Планета Порхающих Бабочек находится в системе голубой звезды З1359
  
   Крейсерский прыжок = 2.6 пк
  
   Стек - единица измерения времени. 1 стек=1000 земных лет.
   Человек разумный расселился по планетам Обитаемой Вселенной в 29 стеке до образования Галактического Союза.
  
   Единицы измерения из астрономии планеты Земля, солнечная система, галактика Млечный Путь:
  
   Скорость света С = 299 792 км/сек (в вакууме) или 3х10в5степени км/сек
  
   Астрономическая единица (среднее расстояние от Земли до Солнца)
   а.е. = 149 597 870 км
  
   Световой год - расстояние, которое свет проходит за год (365 земных суток)
   К примеру, от звезды Вега до планеты Земля расстояние 8.33 парсека или 27.1 св.лет.
  
   Парсек - расстояние от наблюдателя до космического тела, которое, соответствует 1 сек параллакса (при нулевом базисе)
  
   1 пк = 206 265 а.е.
   1 пк = 3.08х10в13 степени км
   1 пк = 3.26 световых года
  
   Параллакс - угол между двумя расстояниями от наблюдателя и доступного предмета, образованный у недоступного предмета. Измеряется в градусах, минутах, секундах и радианах.
  
   1 радиан = 57.3 градуса = 3438 мин = 206 265 сек
  
   С
  
   А В
  
   В точке А - наблюдатель, в точке В - доступный предмет, в точке С - недоступный предмет (звезда или планета). Угол АСВ - параллакс, АВ - базис, АС - расстояние между телами.
  
  
   Космические скорости:
  
   1-я космическая скорость - круговая. Зависит от массы космического тела и постоянной тяготения. V1= \/fM/r , где \/ - корень из, f - постоянная тяготения, V- скорость, r-расстояние, M- масса. V1для Земли=7.91 км/сек
  
   2-я космическая скорость - параболическая (скорость освобождения, убегания, ускользания) V2=\/2fM/r=V1\/2 V2для Земли=11.186 км/сек
   Со 2-й космической от Земли до Солнца можно долететь за 1458 земных суток, т.е. 1 парсек за 4 года.
  
   3-я космическая скорость - на границе сферы действия тяготения космического тела.
   V3для Земли=16.67 км/сек
  
  
   Гиперпространственный привод позволяет преодолевать космические расстояния со скоростью, превышающей скорость света в 10в 32 степени, или 3х10в37 степени км/сек
   Метод основан на принципе двигателя деформации пространства.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"