Долгая Галина Альбертовна: другие произведения.

Звезды Осириса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Свободное погружение в историю Египта


   Звезды Осириса
  
  Цвета звезд Ориона [David Malin]
  
   Главного жреца Храма Гора одолевали тревожные думы. День летнего солнцестояния неумолимо приближался, а апофеоз Праздника Слезы - танец звезд - не был готов!
   - О, Исида! - горестно прошептал жрец и сразу же его ушей достиг шум, доносившийся снаружи.
   Слуга зашел в келью и припал на колени.
   - Говори! - не оборачиваясь, приказал жрец.
   - Господин, посыльные вернулись с тремя девочками.
   - Слава Исиде!
   Главный жрец воздел руки к небу и поспешил навстречу долгожданным гостям.
   Три девочки стояли в сторонке и жались друг к другу, как кутята. Несмотря на долгий путь, выглядели они неплохо. Две рослые, сильные смотрели с вызовом. Одна из них была светлокожей, с лицом, покрасневшим от жаркого солнца, с длинной косой цвета соломы. Вторая же - поджарая, как лань. Стройные крепкие ноги, обутые в тонкие кожаные сандалии, ровная спина и гордая осанка выдавали в ней жительницу неведомых земель. Откуда она появилась в Та-Кем оставалось загадкой. Черные косы девочки, заплетенные прямо над ушами растрепались, но это ничуть не убавило красоты смуглому лицу. Третья же - ниже первых на голову, худая, как мумия, но с копной рыжих кудрей - казалась слабенькой, и в глазах ее не было сопротивления, только отрешенность и покорность.
   Главный жрец остался довольным. Именно таких девочек и не хватало к тем пяти, которых привели раньше.
   - Готовьте их, - приказал он слуге, - а сам вернулся в свою келью.
  
  
   Над страной Та-Кем одна за другой загорались звезды. Сначала появлялись самые большие и яркие из них; чем чернее становилась ночь, тем больше звезд наполняли небо. Их густое скопление - отражение Великого Хапи - расчертило темный свод от края и до края. Рядом с ним загорелся царь небес - Осирис-Сагу. Красным светом сияла самая красивая звезда на его плече - Бетельгейзе. Ниже его пояса, который составляли три белые звезды Альнитак, Альнилам и Минтака, слабо мерцали звезды фаллоса Осириса, словно прикрытые от любопытных глаз полупрозрачной тканью туманности. Небесный фараон упирался в твердь ногами, которые освещались звездами Сайф и Ригель. Слева от Осириса сверкала Исида - преданная жена бога, украшение неба, самая яркая звезда созвездия Аш-Шира - Открывающая Дверь. Когда она восходила вместе с Ра, начинался новый египетский год. Гелиакический восход предвещал разлив Хапи - время года, называемое Ахет.
   К этому событию и готовил Великий жрец Праздник Слезы - пять дней ритуальных танцев и песнопений накануне летнего солнцестояния. Пять дней, за которые, как гласила легенда, Исида собрала останки Осириса, расчлененного коварным Сетом, и воскресила его, омыв слезами, чтобы потом, соединившись с ним, как жена с мужем, зачать сына Гора - символ возрождения, защитника от злых сил и проводника в загробный мир.
  
   Жрец стоял посередине площади перед Храмом и наблюдал за изменениями небосвода. Прямо на земле сидел писец, склонившийся над невысоким столиком, на котором лежал наполовину исписанный лист папируса. Когда созвездие Осириса наконец заняло свое место на небе, жрец крикнул:
   - Ведите!
   Из главного входа показалась целая процессия. Люди двигались тремя линиями: по бокам шли полуобнаженные факельщики, а между ними, озираясь вокруг, как затравленные зверьки, несмело ступали девочки. Их было восемь. Одетые в одинаковые рубахи серо-белого цвета, они различались ростом и цветом волос.
   По приказу Верховного жреца факельщики встали в линию, подальше от девочек, которых слуги начали выстраивать по схеме, изображенной на папирусе. Писец заглядывал в схему, называл имя звезды и указывал место, на которое тут же отводили одну из девочек. Все вместе они составили сложную фигуру, которая занимала довольно-таки большое пространство на земле.
   Главный жрец вновь посмотрел на небо и довольно кивнул. Перед ними сверкало яркими звездами созвездие Осирис-Сагу - владыки всех небесных движений, олицетворение первого фараона Та-Кем. А на земле его образ копировали девочки. Еще не понимая, что происходит, они прислушивались к словам чужой речи и с тревогой поглядывали на небо, частью которого они стали.
   Главный жрец подошел к белокожей девочке. Указывая на одну из звезд Осириса, он назвал имя звезды:
   - Ригель.
   Девочка поняла и согласно кивнула. Имя первой из звезд пояса Небесного Великана - Минтака - получила девочка с северного побережья Зеленого моря. Она была самой низенькой из всех, но гордо держала голову, изо всех сил стараясь не показывать страх и отчаяние, цепко держащие маленькое сердечко с того самого момента, когда два пирата пленили ее.
   Имена двух других звезд пояса - Альнилам и Альмитак - получили соотечественницы Минтаки, каждая из которых была чуть выше другой.
   Беллатрикс назвали стройную и мускулистую девочку. В ее роду все женщины были воительницами, и с малых лет их обучали искусству владения мечом. Ее пленили во время сражения. Бесстрашная защитница пыталась спасти своих малолетних сестренок, но слишком неравны оказались силы.
   В верхней части фигуры Осириса стояла пышноволосая рыжая девочка - она воплощала собой звезду Мейсса. А рядом с ней находилась ее подруга. Как и звезда Бетельгейзе - самая крупная из созвездия, она была высокой ростом и имела красноватый цвет кожи.
   Имя звезды Сайф, которая указывала на левую ногу Великана, получила девочка с нежной кожей персикового цвета и иссиня-черными волосами.
   Стоя на земле, юные красавицы видели прекрасное созвездие перед собой, и свою звезду, которая могла быть для каждой из них счастливой.
  
   До Праздника Слезы оставалось чуть больше месяца. В утреннем небе вместе с солнцем уже всходили первые звезды Осириса. Каждый день вместе с Главным жрецом девочки встречали звездное воплощение фараона и Великого Ра песнями.
   Днем, когда ветра из пустыни приносили нестерпимый зной, юные танцовщицы разучивали танец звезд в большом зале Храма Гора. Особая атмосфера таинственности наполняла его залы. Под высокими сводами девочки чувствовали себя песчинками в пустыне. Массивные колонны, расписанные столбцами причудливых иероглифов, подпирали потолок, из-под которого через прямоугольные окошки сочился дневной свет. Высокие фигуры богов, изображенные на стенах храма, вызывали душевный трепет даже у тех, кто не знал их.
   Жрецы добивались от девочек понимания смысла каждого движения и точности исполнения фигур танца. Когда на смену дню приходила ночь, танцовщиц выводили на простор, и уже под сводом звездного неба под ритмичные звуки барабана, они танцевали, снова и снова повторяя разученные движения.
  
   Серый свет пробрался сквозь узкие окна и раздался тяжелый звук гонга. Девочки нехотя поднялись. Сладкие грезы о родном доме остались в их снах. Еще с затуманенными глазами они пели хвалебную песнь чужому богу Осирису, вкладывая в незнакомые слова свои мольбы о свободе.
   В этот день в Храме было суетно. Жрецы не обращали внимания на озадаченных девочек, тесным кружком усевших в углу храма. Сайф поднялась, и с видом заговорщицы, направилась к выходу, шутливо погрозив пальчиком Мейссе, которая попыталась остановить ее. Она прошла вдоль стены и юркой мышкой шмыгнула в проем двери. Девочки напряженно смотрели по сторонам - как бы кто не заметил, что она покинула зал!
   Ожидание затянулось - Сайф не возвращалась. Беллатрикс тоже встала, намереваясь последовать за ней, но в это время двери храма широко распахнулись, и в зал вошла женщина, закутанная в белую ткань. Она шла в сопровождении жрецов. Беллатрикс прислонилась к стене, не зная, что предпринять - оставаться на месте или пойти за подругой. Но этого не пришлось делать. Сайф вернулась так же незаметно, как и вышла. Из ее путаного рассказа, в котором было больше жестов, чем слов, все поняли, что незнакомка в белом прибыла с караваном, что ветер пустыни утих, а жрецы готовятся к дороге. Все разволновались и едва дождались вечера.
   Солнце еще украшало горизонт, когда девочек посадили на ослов, загруженных мешками, и они отправился вслед за жрецами с их поклажей и незнакомой женщиной, которая проезжая мимо в паланкине не без любопытства посмотрела на невольниц.
   Они провели в дороге семь дней - столько раз солнце восходило над Та-Кем. И с каждым разом на рассвете чуть севернее от него все выше поднималось созвездие небесного фараона.
   Когда вся процессия прибыла на просторное плато, покрытое песками, до восхода Исиды оставалось шесть дней. Голубая лента Великого Хапи, хорошо видная с высоты плато, изрядно похудела за время засухи. Глядя на нее, Главный жрец подумал: "Еще только шесть дней, и твое лоно вновь наполнится водами, которые возродят жизнь долины".
   Время не спеша близилось к полудню. Девочек разместили под навесами. Солнечный диск поднялся к самой высокой точке своего небесного пути и горячими порывами ветра обжигал открытые лица. Жрецы принесли воду и плотные покрывала. Укутавшись в ткань с головой, тем самым защищаясь от колючего и жаркого ветра, танцовщицы растянулись в тени навеса, с удовольствием расправляя уставшее тело. Они были измотаны дорогой, но на отдых им дали только остаток дня до вечера.
   Альмитак, Альнилам и Минтака о чем-то болтали. Бетельгейзе с тоской смотрела на запад. Где-то там - ее страна, ее народ. Их разделяет безграничная пустыня и такой же безграничный океан. Желтая пустыня повергла жительницу влажных лесов в отчаяние. Несносная жара убивала надежду на спасение. Черные косы пленницы запылились - в них не было былого блеска, глаза горели от жара - в них не осталось и слезинки, чтобы оплакать свою судьбу.
   Рыжеволосая Мейсса прислонилась к своей подруге и защитнице, заглянула в глаза, поцеловала сухими губами в щечку. От такой искренней нежности Бетельгейзе стало легче.
   - Спасибо! - сказала она, обнимая подругу.
   Поближе к ним перебралась Беллатрикс. В ее глазах светилась улыбка. Она поискала взглядом Ригель и Сайф - девочки спали, укутавшись в покрывала. Три болтушки подсели к ним поближе.
   За девочками из своего шатра наблюдала молодая египтянка. Она знала, какая судьба уготована им. Уже четвертый раз она участвовала в Празднике Слезы, исполняя танец Исиды. К счастью, она была свободной, а исполнение танца звезды Сириус было огромной честью для любой египтянки.
  
   День пошел на убыль. Наступил вечер. Жара спала, и Главный жрец приказал всем идти на холм, полого поднимающийся к югу. С его высоты взору открылось удивительное зрелище: внизу, окруженный песками, одиноко стоял каменный сфинкс. Его тело походило на огромную кошку, спокойно созерцающую долину Хапи. Ее поза выражала готовность к действию, и в то же время подобранные под грудь лапы придавали облику безмятежность. Голова сфинкса была точь-в-точь голова львицы: выразительные глаза разъединялись широкой переносицей, плавно переходящей в плоский нос. Но губы! Это были губы человека! Мягкий овал подбородка дополнял это сходство. Форма головы напоминала гриву льва или прическу человека с пышными волнистыми волосами.
   Сфинкс был величественен и вызывал трепет ни у одного поколения жителей Та-Кем. Никто не знал, кто поставил его здесь и для чего. Никто, разве что, кроме служителей богов. Каста жрецов рьяно хранила многие тайны Та-Кем, и даже фараон не мог претендовать на все те знания, что в виде папирусов и табличек хранились в сокровищницах храмов и составляли великое наследие богов.
   При виде сфинкса Бетельгейзе упала на колени. Она подняла руки к небу и запела, раскачиваясь в такт напеву из стороны в сторону. Никто не осмелился прервать ее, даже Главный жрец. Он только настороженно прислушивался к звукам незнакомой песни. Когда краснокожая танцовщица встала, он приказал всем спуститься к Сфинксу.
  
   Девочки танцевали перед молчаливой кошкой, двигаясь уверенно, точно в такт глухим звукам барабана. Для этого танца им раздали длинные платки. Они были легкие, воздушные и соответствовали цвету звезд Осириса.
   Бетельгейзе получила огненно красный платок, Беллатрикс - нежно голубой, все остальные - белые, но они различались глубиной цвета. Самый плотный, цвета сливок получила Мейсса, более легкие и прозрачные окутали черную головку Сайф и русую Ригель. Альмитак, Альнилам и Минтака получили воздушные и прозрачные покрывала, словно для того, чтобы пояс Осириса являлся единым целым с едва различимой под ним звездной туманностью, за которой прятался вожделенный фаллос фараона.
   Огромный сфинкс молчаливо наблюдал за танцующими. Его ничто не удивляло. За все века, что он стоял здесь, перед ним прошли многие жизни. Люди приходили к нему, кто за мудростью, кто из любопытства или, как эти - поклониться и встретить новый год у его подножия. Сфинкс был беспристрастен. Он стоял здесь с незапамятных времен, выполняя чью-то волю. Возможно, те, кто когда-то поставил его, уже давно забыли о гигантском страже пустыни, а он продолжал хранить тайну и пристально вглядывался в безграничный горизонт востока, откуда день за днем перед ним появлялся отец всех богов Ра.
   Возвращаясь в лагерь, Беллатрикс поравнялась с Бетельгейзе. Они довольно скоро спускались вниз, где хорошо были видны зажженные факела.
   - Ты видела раньше это чудовище? - спросила подруга, показывая рукой в направлении сфинкса.
   Бетельгейзе остановилась. Как объяснить, что это каменное изваяние есть хранитель мудрости богов?! Она почувствовала взгляд сфинкса, как только увидела его. Вместо ответа на вопрос, она подняла голову к небу и, вскинув руки, замерла на несколько мгновений.
   - Видимо, так оно и есть, - догадалась Беллатрикс.
   Больше они не разговаривали. Сон пришел как спасение от переживаний, и девочки погрузились в него, отдаваясь всем телом прохладе ночи.
  
   Ранним утром, задолго до рассвета первого из наступающих дней Наси - периода предшествующего первому месяцу нового года, девочек разбудили жрецы. Они бросили каждой сверток с одеждой и украшениями для танца. Юные красавицы, разбирая свои украшения, забыли о неволе - блестящие в свете факелов камни, золотые подвески, яркие ткани вызвали восторг, и девочки наряжались, смеясь и хвастаясь друг перед другом. Но это веселье длилось недолго. Жрецы торопили их. Начинался первый из пяти дней праздника.
   В полной темноте все с ожиданием смотрели на северо-восток. У самого горизонта на еще черном небе зажглась голубая звезда Беллатрикс. Одновременно с ней с горящим факелом в руке к сфинксу выбежала танцовщица. Она встала на свое место и, воткнув факел в песок, воздела руки к небу, повернувшись к сияющей звезде. Поднятый нежно голубой платок заиграл в ее руках волнами, а девочка, кружась, создавала вокруг себя воздушный вихрь, сверкая золотыми украшениями.
   Вслед за Беллатрикс взошла звезда Ригель, украшая правую часть горизонта. Белокожая девочка с белым платком и горящим факелом легко выбежала на площадку, заняв свое место в земной проекции созвездия. Она подхватила танец Беллатрикс, и белый платок закружился над ее головой стремительной чайкой. Когда две звезды поднялись выше, на уже светлеющем небе одна за другой зажглись звезды пояса Осириса, а на земле в танец вошли Минтака, Альнилам и Альнитак. Их прозрачные покрывала создали вихрь - танцовщицы кружась, опускали и поднимали воздушные ткани, извиваясь всем телом в такт нарастающих звуков барабана.
   Одновременно с Альнилам свое место в голове Небесного Великана заняла Мейсса Хека. Ее танец не был столь стремителен, напротив, она двигалась плавно, чередуя движения тела с подбрасыванием вверх тяжелого покрывала, которое надувалось куполом в самой верхней точке, чтобы через мгновение с шумом опуститься на голову танцовщицы.
   Но вот небо во весь горизонт окрасилось розовым светом. Созвездие Осириса начало таять, так и не представ перед зрителями во всей красе. Красная Бетельгейзе и белая Сайф лишь обозначили контуры Небесного Фараона, когда Величественный Ра воззрел на Египет. Две оставшиеся танцовщицы заняли свои места и замерли, воздев руки к небу. Мгновение спустя все земные звезды, взмахнув на прощанье платками, плавно осели и распластались на земле, не в силах противостоять затмившему свет всех звезд золотому светилу.
   Жрецы, стоя перед танцовщицами, запели хвалебную песню. Впереди всех стоял Главный жрец. Он смотрел на Солнце и, воздев руки к небу, проникновенно пел о богах, которые хранили Черную Землю, посылая вслед за испытаниями засухой свое благоволение его жителям - долгожданный разлив Хапи, благословенные воды которого орошали плодородные луга, позволяя вырастить хороший урожай.
   Бетельгейзе почувствовала необходимость посмотреть на сфинкса. С самого первого момента встречи он словно звал ее, притягивал к себе. Во время танца она поняла, что танцует для него. Как жаль, что ее танец был недолгим! Девочка тайком взглянула на статую сквозь красную ткань покрывала. Ей показалось, что глаза львицы засветились.
   "Она слышит меня, - пронеслось в голове, - это знак!".
   Бетельгейзе закрыла глаза и обратилась к сфинксу с молитвой, которой научилась у матери. Девочка просила каменную статую о помощи. Она так скучала по родине! Ее единственным желанием было вернуться домой. Но чуда не произошло - она все также лежала в песке у подножия сфинкса, а в наступившем утре звучали голоса жрецов.
   Еще три дня продолжался танец. Звезды Осириса всходили все раньше, и Бетельгейзе удавалось подольше покружиться в танце, пока ее звезда продолжала гореть в небе, как слабый отблеск далекого костра перед родным вигвамом.
   Вечером четвертого дня жрецы торжественной процессией направились на юго-восток, спускаясь к Хапи. Закат украшал небо яркими красками, которые менялись каждое мгновение. Вскоре девочки увидели, что жрецы возвращаются. За ними шла огромная толпа мужчин, которые несли на себе паланкины, украшенные яркими тканями, закрывающими от солнца сидящих в них важных людей. Для них разбили лагерь из просторных шатров, самый красивый из которых стоял в центре, поражая юных невольниц изумительными украшениями и золотыми изображениями головы кобры и грифа перед входом. Это был шатер фараона, который прибыл для завершающего ритуала Праздника Слезы.
   Это событие взволновало танцовщиц. Суета и оживление тихого до того лагеря вселило тревогу в сердце Бетельгейзе. Она заметила, что все девочки теснее жались друг к другу, а воинственная Беллатрикс сжала руки в кулаки, словно крепче сжимала невидимое оружие. Постоянные спорщицы с другого берега Зеленого моря сидели рядышком, все втроем; их родина была ближе всех - через море. Но как добраться до него?! Безжизненная пустыня поглотит их прежде, чем они дойдут до первого оазиса с водой. Тем не менее мысль о побеге не оставляла Бетельгейзе, да и других девочек тоже. Завтра будет решающий день - все это чувствовали. Что-то неизвестное неминуемо приближалось, угрожая будущему каждой из них.
   В последнюю ночь ночь уснуть не удалось никому, только Мейсса впала в забытье и тихонько постанывала рядом с Бетельгейзе. Все остальные лежали с открытыми глазами, разглядывая такое чудесное и безучастное к ним чужое небо.
  
   Последний танец пятого дня Праздника Слезы начался раньше всех. Небесный Великан всходил теперь ночью, оставляя на утро лишь одну звезду - Исиду из созвездия Аш-Шира. Именно ее восхождение вместе с солнцем давало начало отсчета нового года. Именно сегодня Богиня Исида станет Сотис после совокупления с воскрешенным мужем, когда его семя породит в ней будущего спасителя Черной Земли - Гора.
   Свита фараона заняла места слева от сфинкса, где был устроен постамент, на котором в золоченом кресле восседал правитель Та-Кем, потомок Ра, реинкарнация Гора при жизни и Осириса после смерти.
   С восходом первой звезды Осириса девочки начали танец. Теперь они кружились долго при свете факелов, которые, впрочем, не затмевали восходящих звезд. Когда Осирис предстал миру во всем своем великолепии, барабаны смолкли и танцовщицы упали на землю, оставаясь в неподвижности под легкими тканями покрывал. Небо набирало яркости и, наконец, в смешении радужных красок взошли две звезды - сверкающая Исида и ослепительно прекрасный Ра. В этот же момент к танцующим присоединилась загадочная египтянка - она была Исидой, ее земным воплощением в этот день.
   Исида выполняла сложный и красивый танец, в котором рассказывала свою историю любви к мужу. Она кружилась в танце счастья вокруг фигуры Осириса, в то время, как девочки продолжали лежать неподвижно. Лишь после того, как танцовщица воздела руки к небу, повернувшись лицом к бессловесному сфинксу, и упала в горе наземь, восемь танцовщиц стремительно поднялись и разбежались в разные стороны, тем самым изображая расчленение Осириса.
   После паузы тишины несмело запел рожок, его звук пробудил Исиду, ее платье, состоящее из легчайших юбок, затрепетало под легким порывом ветерка из долины, который принес весть о наполнении Хапи.
   Исида поднималась, качаясь как тростник на болотистых берегах Великой реки. Глухой аккорд барабана придал ей уверенность, и богиня начала собирать останки мужа, окропляя их слезами. Танцовщица подбегала к каждой девочке и препровождала ее на свое место. Собрав фигуру Осириса, Исида распласталась под его поясом, извиваясь змеей. В апофеозе танца египтянка встала под громкий гул барабанов и, водрузившись на воображаемый фаллос, вскинула голову и руки, сообщая миру о свершившемся зачатии сына.
   Эстафету радости подхватили жрецы. Воспевая подвиг Исиды, они славили Осириса, Гора и фараона. Их голоса сплетались со звуками барабана, добавляя мажорный оттенок поэтической композиции.
   Песня закончилась, когда солнце, затмив звезды, заняло все небо, с великой щедростью посылая на землю мириады ярких лучей. В наступившей тишине вновь раздался звук барабана. Удары рук по толстой коже инструмента извлекали тревожные звуки, которые нарастали, пугая юных танцовщиц. Свита фараона не расходилась, все ждали продолжения действа. Египтяне с легкостью относились к жизни, их более интересовало воскрешение, жизнь после смерти. Так, став на время земным воплощением великого Осириса, девочки должны были умереть, чтобы перейти в мир мертвых, в царство Дуат, где Осирис жил вечно среди звезд, а танцовщицы должны были радовать его своим искусством весь год, до следующего Праздника Слезы.
   Вперед вышли восемь жрецов. В руках они держали ножи, блеск которых слепил глаза. Девочки инстинктивно начали отступать к сфинксу. Главный жрец затянул прощальную песню, от которой мурашки побежали по коже.
   Бетельгейзе развернулась к сфинксу, скинув красный платок. Кровавым облаком повис он в воздухе и через мгновение бесформенной массой лег к ногам сфинкса. Девочка запела свою песню: величественную песню о родине; о богах, которым поклонялись ее родители; о жизни, которую боги даруют людям для радости и прославления Великих. Звонкий голосок Бетельгейзе долетел до ушей египетского сфинкса - земля задрожала, повергнув в ужас жаждущих крови зрителей. Главный жрец прервал свою страшную песнь, и, указывая на краснокожую невольницу, закричал:
   - Убить ее! Она - слуга Сета! Сфинкс предупреждает нас о ее страшных замыслах!
   В ответ на это земля содрогнулась с еще большей силой, и у всех на глазах сфинкс начал расти. Он поднимался ввысь, осыпая тонны песка, веками скрывавшие все его тело. Девочки прижались друг к другу, пытаясь устоять на земле, и оказались между огромными лапами каменной львицы, которые она словно расправила, раздвигая песок. Молчаливое чудовище стеной закрыло несчастных пленниц от убийц. Воздух наполнился пылью. Жрецы, свита фараона пали ниц перед невиданной силой. Только Главный жрец стоял, в немом исступлении продолжая указывать на сфинкса.
   В облаке пыли стоял и фараон. Он понял, что могучий гигант защитил девочек, и, если ослушаться его, то Та-Кем ждет неминуемая кара. Жрецы же выполняют свое предназначение, следуя по раз и навсегда установленным ими законам, которые пугают не только темных людей, но и фараонов.
   Внезапно к ногам фараона упала молодая египтянка, исполнявшая танец Исиды.
   - Великий фараон! - не поднимая головы, закричала она, и ее голос прозвучал в земном гуле отчаянной мольбой. - Прошу, пощади юных танцовщиц, отпусти их! Мудрый сфинкс всегда был стражем нашей земли, через него боги изъявляют нам свою волю.
   Фараон жестом остановил женщину. Пыль рассеялась, песок улегся. Сфинкс словно держал в объятьях испуганных девочек, впереди которых стояли Бетельгейзе и Беллатрикс. Они заслоняли собой подруг, готовые сразиться за свою и за их жизнь. Лица девочек были не по-детски суровыми.
   Главный жрец попытался что-то сказать, но фараон, не позволил ему. Он прошел к сфинксу, погружаясь по щиколотку в песок. Стража последовала за ним. Остановившись перед лапами статуи, фараон поднял голову, вглядываясь в лицо львицы. Сейчас оно как никогда было похоже на лицо человека. Великий сфинкс и великий фараон смотрели в глаза друг другу. В этот момент фараон получил знание, согласно которому в будущем, спустя несколько веков, живые воплощения бога на земле будут строить свои усыпальницы в виде пирамид точно соответствующих местоположению и величине звездам созвездия Осириса. И тогда за спиной сфинкса вырастут три великие пирамиды, которые донесут до далеких потомков загадки страны Та-Кеми его цивилизации, так далеко опережающей все другие цивилизации народов Земли. А сфинкс будет стоять перед пирамидами, как сейчас эти девочки стоят перед ним.
   Фараон склонил голову перед сфинксом, в благодарность за мудрость, и перевел взгляд на застывших в ожидании танцовщиц. Про себя фараон улыбнулся. Беззащитные, но воинственные пленницы пробудили сострадание в каменном сердце сфинкса. Но у фараона сердце не каменное, и он может быть милосердным. Он приказал отпустить девочек, и не препятствовать их пути.
   Танцовщица-Исида провозгласила славу фараону, и ее призыв подхватили все, кто был свидетелем этого события. Только жрецы в бессильной злобе молча стояли в стороне, не смея перечить правителю Та-Кем.
  
   В небе пролетела птица ибис. Зачем она оставила Хапи и, проделав нелегкий путь над пустыней, прилетела сюда, никто не знал. Ибис сел на голову сфинкса, и с высоты наблюдал за суетой людей, в спешке покидающих горячие пески пустыни. Возможно, древний бог мудрости Тот, символом которого был ибис, решил убедиться, что воля богов понята правильно и исполнена?..
   Восемь девочек стояли перед сфинксом, не решаясь покинуть спасительное убежище. Львица, как мать, заслонила их от беды, и они, как благодарные дети, следуя примеру Бетельгейзе, встали на колени и обратились к сфинксу с молитвой.
   Когда все люди ушли, девочки спустились в долину. Сострадательная танцовщица оставила им осла, воду и одежду. Теперь они сами были ответственны за свою жизнь.
   Бывшие невольницы направились на север, к дельте Великого Хапи, который разливался все шире и шире, даруя жизнь сухой земле Та-Кем.
   Сумели девочки вернуться на свою родину или нет, неизвестно - судьбы людей оставляют малозаметный след в истории, и то - не всегда.
   Величественный сфинкс, вновь оставшись один, погрузился в вековую задумчивость. Засыпаемый песками, он взирал на небо и днем, и ночью, встречая еще не один восход солнца с ярчайшей звездой неба Исидой, которая и по сей день стремится к своему возлюбленному - блистательному царю небес Осирис-Сагу.
  
  Сфинкс []
  
  
   Пояснения:
   Та-Кем - Черная Земля, старинное название Египта
   Хапи - древнее название реки Нил
   Осирис-Сагу - Владыка Небесных Движений или Великий Охотник, древнеегипетское название созвездия Орион
   Аш-Шира - созвездие Большого Пса, самая яркая звезда которого - Сириус (греческое) или Исида у древних египтян
   Ра - бог Солнца
   Зеленое море - Средиземное море
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Вичурин "Ник "Бот@ник""(Постапокалипсис) Е.Никольская "Снежная Золушка"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Э.Холгер "Чудовище в академии или Суженый из пророчества 2 часть"(Любовное фэнтези) А.Платонов "Грассдольм. Стая"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"