Долженков Анатолий Филиппович: другие произведения.

Дети Перестройки Часть 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  Служба в советской армии всегда было делом почетным. Даже лозунг такой был, да, наверное, остается, и по сей день. Звучит он приблизительно так: каждый юноша определенного возраста должен отдать долг Родине. Поэтому будь добр, отслужи положенный срок в армии. Все честно и правильно, защищаешь страну, значит защищаешь свой дом. Долг этот можно было погасить, отслужив в сухопутных войсках два года, в морском флоте - три. Проценты не начислялись. Сейчас, по-моему, есть небольшое послабление со сроками. Сказать напрямую, что ты не помнишь, когда брал взаймы столько, что отдавать приходится так много и долго, никто не решался. Ответственные представители страны могли отправить такого наглеца в другое место со значительно худшими условиями жизни и на более длительный срок.
  
  Система в этом направлении работала лучше любого самого навороченного японского механизма. Поэтому на людях все допризывники соглашались, что да, мол, долги Родине - это такая штука, что лучше отдать, чтобы случайно не обидеть, и тем самым не создать проблем для себя и родственников. В конце концов, защищать своих от чужих кому-то ведь надо, что тут скажешь? А то, не дай Бог, как бы чего не вышло. Агрессоров вокруг не пересчитать, и все только и косятся, как бы покуситься на чужой пирог. Надо же кому-то им дать по рукам загребущим? Надо! Какие сомнения?
  
  Но в глубоко семейных кулуарах царили несколько иные настроения. С общей концепцией соглашались и здесь - долг Родине отдавать надо, дело святое, никуда не денешься. Но, пардон, только не за счет нашей семьи. Мы бы с удовольствием, но не можем. Мальчик наш интеллигент и интеллектуал, причем со слабым от рождения здоровьем. Слабое здоровье всегда высоко котировалось у допризывников и их матерей, как самая надежная "отмазка" от службы в армии. И всех-то дел - нужен был квалифицированный доктор, который бы подтвердил версию родителей солидным диагнозом.
  
  Доктор, получивший привет от Ивана Ивановича, и солидной толщины конверт от матери допризывника, скорбно смотрел на здорового мордастого пацана, слегка заплывшего жиром и тосковал над диагнозом, внесенным в армейский перечень болезней как несовместимых со службой в армии. И если находилась хотя бы малейшая зацепка, какое-то незначительное нарушение правильной работы организма у кандидата на отправку в армию, дело можно было считать решенным. Этот мелкий недуг в умелых руках специалиста с медицинским дипломом разрастался до диагноза, могущего чисто теоретически поставить допризывника на край могилы. Не всегда, но срабатывало.
  
  Второй путь отлынивания от армии это то, на чем мы останавливались выше - на наличии у допризывника интеллекта, позволяющего успешно выдержать вступительные экзамены в ВУЗ. Для этого требовалось набрать необходимое количество баллов по профилирующим и непрофилирующим дисциплинам, достаточных для преодоления конкурса. Только и всего. Студентов, зачисленных на первый курс института, университета, либо другого учебного заведения в армию не брали. Речь шла об отсрочке на время обучения в ВУЗе.
  
  Здесь тоже была своя специфика. В тех ВУЗах, где не имелось военной кафедры, студентам, после окончания обучения, приходилось-таки тянуть армейскую лямку, но в два раза меньше, чем обычным призывникам. Там же где военная кафедра имелась, царили другие правила. После окончания такого ВУЗа помимо высшего образования выпускнику присваивалось воинское звание лейтенант запаса. Не знаю, есть ли такая лафа в других странах - не познав ни дня тягот армейской службы сразу прыгнуть в офицеры. У нас была. И даже если по большому невезению кому-то все-таки приходилось служить в настоящей армии, так офицером же, не солдатом. Чувствуете разницу?
  
  Впрочем, и здесь встречались шершавости и недоразумения. Как-то быстро преобразоваться из студента в солдата не получалось. Сидение в учебных аудиториях ни в коей мере нельзя было сравнить со сборами, проходящими, как правило, в военных лагерях. Положа руку на сердце можно признать честно - дисциплина здесь была отнюдь не армейская. Ходили строем, стояли под грибком с незаряженным автоматом (типа на боевом посту), бегали кроссы.... Да, это было, но все как-то несерьезно. С тяготами службы в настоящей армии подобное служение не имело никакого сравнения. Почему? Да потому, что вместе со студентами в сборах участвовали и преподаватели военной кафедры, где ниже полковника, звания никто не имел.
  
  А максимальное воинское звание кадровых офицеров, живущих и несущих службу на отшибе цивилизации, тянули максимум на капитана. Но основная масса - это, конечно же, начинающие воинскую карьеру желторотые лейтенанты. Майор был вообще один - командир полка. Поэтому, всякие потуги особо ретивых строевых вояк, пытавшихся создать условия, при которых институтские салаги почувствовали бы на своей шкуре горький вкус воинской службы, старшие офицеры кафедры в корне пресекали. Военные педагоги грубо и бесцеремонно ставили на место младший комсостав, зарвавшийся в служебном рвении. Они понимали, ректор института вряд ли простит им подобные фокусы, пожалуйся кто-нибудь из сановных родителей на беспредел по отношению к родному чаду.
  
  Но все же казусы и недоразумения встречались, чаще, чем этого хотелось бы. Неприятности у прибывших на сборы начинались с простых бытовых вещей - продуктов питания, которыми сердобольные родители снабжали в дорогу любимых чад. Мамаши понимали, как трудно их детям будет без деликатесов, к которым те привыкли дома, резко перейти к питанию исключительно кашами и другими аналогичными продуктами, причем не самого высокого качества. Поэтому вещмешки и сумки будущих офицеров были набиты до отказа колбасой, консервами, сыром и другими весьма аппетитными, но, увы, скоропортящимися продуктами.
  
  Откуда любящим матерям было знать, что жить их дети будут в палатках, вдали от цивилизации, где не предусмотрены не только холодильники, но и обыкновенные стулья. Поэтому вполне закономерно, что для профилактики пищевых отравлений данные излишества безо всякого сожаления изымались отцами командирами в первый же день пребывания на службе. Правда, не у всех. Некоторым студентам, наиболее продвинутым в плане приспособленности к тяжелым жизненным условиям, удавалось сохранить не только привезенную с воли закуску, но и водку, которые они и умудрились употребить в день прибытия, сразу же после отбоя. Благо в этот день надзор за ними был ослаблен. Господа офицеры, как это принято в соответствии с законами воинского гостеприимства, организовали небольшой банкет для коллег и старших офицеров, сопровождавших на сборы студентов.
  
  А, где-то под утро, для обожравшихся и опившихся студентов наступала неотвратимая расплата за любовь к деликатесным излишествам с просроченным сроком годности. Необходимость быстро освободиться от бурлящего в кишечнике содержимого, весьма сильно осложнялось наличием неприспособленных для этих целей отхожих мест. А как вы думали? Сборы - это вам не шутки. Студентов из различных вузов понаехало около тысячи человек. Каждому сортир не построишь. Даже самый примитивный. Вот и приходит на выручку армейская смекалка. На расстоянии пятнадцати - двадцать метров от крайней палатки, с учетом розы ветров, прорыли петушком ров такой же приблизительно длины.
  
  Поперек рва положили доски с таким расчетом, чтобы ноги сидящего философа не разъезжались в разные стороны при выполнении одного из самых ответственных физиологических актов. Это было очень важно, поскольку глубина земляного сооружения достигала двух метров. А чтобы ни у кого не возникало сомнений в том, что именно так и выглядит армейский полевой сортир, на одном из близ стоящих деревьев был прибит огромный щит с надписью: "Начинающему снайперу. Солдат! Какай в дырочку. Не создавай проблем товарищам, желающим справить нужду после тебя". Вот такой ясный и понятный лозунг. В армии не любят словоблудий, и ходить вокруг да около. Здесь привыкли называть вещи своими именами и проблему излагать понятным любому балбесу языком.
  
  Но, с другой стороны, легко писать воззвания и транспаранты. Каково же начинающему служивому, когда под тобой двухметровая пропасть, а в качестве седалищного сооружения лишь две хлипкие доски двадцатки. Конечно, оно хорошо, когда есть навыки или врожденная склонность к экстремальным ситуациям. А тут, как говорится, подобрался не тот контингент. Поэтому было весьма забавно наблюдать со стороны, как студенты справлялись с непростой задачей. Они долго готовились к посадке, осторожно трогали ногами доски, проверяя их на прочность и, наконец, усаживались, тряся от напряжения оголенными, высоко поднятыми задами, напоминая со стороны небольшую стайку сельских кур, усаживающихся на насест.
  Что там говорить, если есть время и никуда не спешишь, с поставленной воинской задачей можно успешно справиться. А если подпирает? Если некачественная пища не то, что просится - рвется наружу. Да плюс рассвет еще не наступил и видимость нулевая. Тогда как? Тогда плохо. В первое утро после прибытия, из злополучной ямы были извлечены семь дурно пахнущих бомбистов. Поскольку выбраться самостоятельно оттуда они не могли, на помощь пришли соратники по оружию.
  
  Страдальцы были извлечены из отхожего места, брезгливо осмотрены (не духами пахли), отмыты и отправлены в лазарет отбывать карантин. А там, как водится, нарушителей ждет промывание желудка и всеочищающая клизма. В узких военно-медицинских кругах справедливо считают, что именно подобный подход позволяет довершить формирование правильного воинского мировоззрения. Те же счастливцы, коих миновала сия горькая чаша, мгновенно осознавали преимущества армейского питания перед гражданским. А, что, нормально. Привыкай к походной жизни. Познавай армейские тяготы и становись мужчиной.
  
  Питание, правда, было не то, чтобы неполноценное. Нет. Армейские гигиенисты настолько правильно сбалансировали в пище количество белков, жиров и углеводов, а также минеральных веществ и незаменимых аминокислот, что организму хватало на его биологические нужды. Но в количественном отношении еды было маловато. Другими словами, не хватало, чтобы наесться. Как я уже сказал выше, основу рациона составляли исключительно каши: овсяная, пшеничная и другие. Но самая распространенная в армии была каша, ласково называемая солдатами "кирзуха".
  
  В принципе - это обыкновенная перловка и готовили ее исключительно для солдат, а не для обожравшихся гурманов. Понятно, почему даже молодой, лишенной всякой патологии желудок ее с трудом переваривал. Ну, неудобоваримая она была, потому и название к ней приклеилось исключительно киллерское - "выстрел в желудок". Очень точное название. Несмотря на трудности с пищеварением, организмом она усваивалась практически полностью и, вскоре, паломничество к выгребной яме практически прекратилось. Военному народу, буквально нечего стало предложить отхожему месту.
  
  Но, как говорится, беда не приходит одна. Вскоре к постоянному чувству голода добавилась еще одна неприятность - изжога. А чего бы ей не быть? Каши готовились в полевых котлах, входящих в состав полевых кухонь. Размещался котел на платформе грузового автомобиля, весил больше тонны, и емкость имел полторы сотни литров. Внешне выглядело это сооружение, как огромная глубокая бадья. В этой емкости повара, из числа военнослужащих срочной службы, и готовили "кирзуху". Весь фокус рецептуры этого замечательного кулинарного шедевра заключался в том, что в уже практически сваренную перловую кашу добавлялись бычки в томатном соусе. Консервы, такие (поясняю для тех, кто не знает), расфасованные в огромных жестяных банках. Вот они-то и вызывали изжогу и неприятную отрыжку организма, как реакцию, на, подобного рода, издевательство над ним. Если удавалось разжиться содой - ели ложками, чтобы погасить пожар внутри.
  
  Раздача пищи проходила следующим образом. Каждому курсанту выдавали солдатский котелок и алюминиевую ложку. Котелок - выпукло-вогнутая емкость зеленого цвета с крышкой на проволочной рукоятке, которую прицепив к ремню, постоянно носили с собой. Чтобы не украли, а то придется, есть из рук и пить из лужи. Повар первое блюдо наливал собственно в котелок, а второе блюдо и пайку хлеба накладывал в крышку. Была еще фляга с водой. Все. Садись на бугорок и кушай. И кушали. Вылизывали так, что практически посуду можно было и не мыть. А чего ее мыть-то после сухой каши, сполоснул и хватит. Однажды, чисто случайно, студентам, дежурившим на кухне, удалось заглянуть в меню, которое расписывалось на участников сборов.
  
  Так вот, те, кто видел текст, утверждали, что в нашем рационе значился и свиной гуляш, и сливочное масло, и даже апельсины и виноград на десерт. Куда все это девалось? Среди будущих офицеров зрело недовольство подобным хамским обхождением с будущей гордостью советской армии. Злобы добавляло и то, что практически каждый день заставляли бегать кросс в полном обмундировании и маршировать на плацу перед деревянной трибуной. На трибуне, как правило, находись преподаватели кафедры и местное войсковое начальство. Курсанты строевым шагом, с песней, проходили мимо трибуны, время от времени, громко крича "ура". Наконец это им надоело. А, кричать "ура" вообще не было никаких серьезных причин. Более подходяще было бы орать "помогите" или "караул".
  Гром грянул на одном из таких парадов, когда вместо оптимистического хита ВИА "Самоцветы":
  Через две, через две зимы,
  Через две, через две весны
  Отслужу, отслужу, как надо, и вернусь...
  высокое начальство услышало медико-патриотическую песню:
  Как у Машки в ж-пе
  Разорвалась клизма
  По Европе бродит
  Призрак коммунизма.
  
  Шум был большой. В те времена подобные тексты не поощрялись. Коммунизм - это было святое, то самое место, куда стремилось все прогрессивное человечество. Поэтому подача светлого будущего в подобном контексте, не то чтобы не приветствовалось, а даже наоборот, грозило отщепенцам всякими неприятностями.
  На какое-то время студенты были оставлены в покое. Высокое руководство, как это сейчас модно говорить, проводило консультации по прогнозу последствий парада, и приходили к неутешительному выводу - не дай Бог дойдет до попечителя, как говаривал классик из прежних литераторов, проблемы возникнут у всех. Местные офицеры наставали на том, что надо доложить наверх и ждать указаний, более опытные преподаватели категорически возражали.
  
  - Ну, доложим, - прогнозировал старый опытный полкаш из преподавателей, - пришлют комиссию, начнут разбираться. Кто конкретно пел? А? Пела рота, восемьдесят гавриков. Солистов-то нет. А виноват кто? Отцы командиры. Недосмотрели. Развалили политико-воспитательную работу. Нас стариков понятно куда отправят - на пенсию, а вас, зеленую молодежь зафистолупят туда, где двенадцать месяцев зима, а остальное лето. Как вам такая перспектива, а? А то и вообще из армии попрут. И чего бояться-то, особисты на сборы не ездят.... Так, что...
  
  Осторожный и предусмотрительный народ сомневался, говоря, что не только стены имеют уши. Деревья, знаете ли, тоже не глухие, на что полковник аргументированно возражал:
  - Да, возможно, кто-то и не удержится, стукнет наверх. Из страха или выслужиться захочет.... Но ведь если остальная масса будет все отрицать.... Соображаете? Так и под статью попасть можно, за клевету на армию. А это серьезное обвинение.
  
  Короче решили так, студентов строго наказать, дело замять. Наказание было одно - корчевание пня. Пень этот в три обхвата корчевало не одно поколение курсантов - нарушителей общественное порядка и воинской дисциплины. А он, каким был таким и оставался. Неприступный бастион, воздвигнутый самой матерью природой. Корни у него были такой толщины, что перерубить их топором - дело бесперспективное и безнадежное. Народ копошился, что-то там рубил, пилил, но безрезультатно. На борьбу с пнем и кинули проштрафившуюся роту, а пару особо отличившихся певцов, у которых был хоть какой-то голос и слух - на чистку и мойку пищевого котла. Тоже работка не из легких.
  
  Котел глубокий, руками до дна не достанешь. Наматывали тряпку на палку и мыли. Контролировал качество работы старлей, в прошлом выпускник суворовского училища. По слухам, он и спал по стойке смирно, не говоря уже о том времени, когда бодрствовал. Еще та гнида. Подойдет к вымытому котлу, намотает на палку носовой платок и давай им елозить по дну котла. Достает и показывает - некачественно помыли, жир не смыли, остался на стенках. Какой жир, его в этой посуде сроду не было. И все по новой. И вот эти двое страдальцев придумали прогрессивную технологию - один опускается в котел и моет, а другой его за ноги держит, чтобы не упал вовнутрь, значит, чтобы его потом по халатности не сварили.
  
  И все было бы не плохо, если бы полез тот, что был поменьше размером. Но, как показал эксперимент, он не дотягивался до дна. Тогда они поменялись местами, но слабосильный экземпляр, в силу своей хилой конституции и слаборазвитых верхних конечностей, не смог удержать приятеля на весу, как это было задумано. А теперь представьте себе такую картину. Котел. Над котлом хлопочет озабоченный курсант, а изнутри раздаются искаженные металлическими стенами котла вопли и маты. Акустика - прелесть, слышно далеко. Тому, что оказался в котле, стоять вверх ногами, упираясь неразумной головой в металлическое дно, понятно, крайне неудобно. Это даже не поза йогов под названием "лотос", а кое-что покруче будет. А как-то извернуться и принять положение, достойное человека разумного, не позволяет ограниченное скользкими стенками пространство котла.
  
  Что делать? Катастрофа. Но все проходит, как любил говорить царь Соломон, прошло и это неприятное событие. И когда, после длительных мучений и стенаний, страдальца, наконец-то, извлекли на свет божий, он скулил и подвывал так, что у народа возникли подозрения в отношении его психического состояния. В таком отчаянном виде он мало чем, напоминал солдата и к службе, понятно, был уже непригоден. К тому же, дурно пах прокисшей кашей, вызывая брезгливость у окружающих. Но, ничего, через какое-то время оклемался, и еще каким бойцом стал. В той армии ведь интеллект был не самым главным качеством солдата. В первую очередь, требовался хороший слух, чтобы воспринимать команды и здоровье, чтобы их выполнять. Все остальное от лукавого.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) F.(Анна "Ненужная жена"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"