Дорофеева Ольга: другие произведения.

Трое, не считая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

  - Ложимся поудобнее, расслабляемся, - доктор Гаровский улыбнулся так нежно, словно Рома был юной соблазнительной девушкой. - Сейчас я нажму вот эту кнопочку, и процесс пойдет. Но вы же не в первый раз, всё знаете. Закрыва-аем глазки, - палец доктора замер над большой выпуклой бляшкой.
  Рома мысленно помахал рукой пялившейся в ай-всёшник жене и закрыл глаза.
  Ничего не произошло.
  Как 'не в первый раз', он отлично знал, что вокруг должно было потемнеть, потом руки и ноги гадко холодели, и начинался короткий глубокий сон, после которого приторный голос Гаровского говорил: 'Глазки открыва-аем'.
  Но ничего не потемнело. Рома отлично видел, как доктор нажал на кнопку, хмыкнул, нажал ещё. Потом он как-то украдкой посмотрел на Ромину жену, на лежащего Рому и нажал уже в третий раз.
  - Ой, - стоявшая рядом ассистентка закрыла рот ладошкой и тоже посмотрела на Ромину жену.
  'Да что там с ней?' - удивился Рома и встал с кушетки. Жена была, как жена: ничего необычного. Розовые волосы, в ушах туннели до плеч, меховая туника и 'сникерсы' разного цвета. Сейчас все так носят. Разве что недавняя татуировка на лбу смотрелась слегка вызывающе. - 'Говорил же, не надо делать змеиный зрачок у третьего глаза. Все наши знакомые выбрали кошачий, а ей подавай эксклюзив!'
  - Госпожа Романова, - немного сипло позвал доктор.
  'Лучше бы аппаратуру проверил, чем мою жену клеить', - возмутился Рома, но вслух сказал только:
  - Гаровский, у тебя опять что-то не работает. В прошлый раз полдня проваландались...
  - Госпожа Романова, - беспардонно перебил его доктор, - у нас тут сбой. Ужасно, но мы потеряли...
  - Чего? Потеряли? - опешил Рома.
  - ...вашего мужа. Будем загружать сохраненную копию?
  - Копию? А я? - только теперь Рома заметил, что его тело по-прежнему лежало на кушетке. Выглядело оно преглупо: руки вдоль туловища, а ноги расставлены, как у толстяков на пляже. Рот приоткрыт в ухмылочке, на щеке блестит мокрая полоска от слюны. Но и такое тело отдавать копии совершенно не хотелось.
  - Мм... - Анжелика оторвалась от три-дэ экрана и задумалась. - Как жаль! Он только что окончил курсы по этой новой кофеварке, ну, которую все рекламируют. Придется учиться заново.
  - Неосмотрительно, - Гаровский покачал головой. - Предупреждаем же: всегда копируйтесь после повышения квалификации. Голубушка, - он повернулся к медсестре, - запросите копию, а в остальном - всё, как обычно. Да, и не распространяйтесь там, что у нас был сбой. Скажите: по желанию клиента.
  
  За последующие полчаса Рома испробовал всё.
  Он орал - и просто так, и прямо в уши всем присутствующим по очереди.
  Тыкал пальцем в глаз Гаровскому.
  Колотил по кнопке, дергал провода, пинал панель управления.
  Стучал кулаком жене по голове.
  Пытался забрать у неё ай-всёшник.
  Хватал ассистентку за задницу - давно хотелось, если честно.
  Когда принесли новое тело, он лег на него сверху и прижался, как можно крепче. Обнимать мужчин ему раньше не приходилось, но Рома старался об этом не думать.
  Ничего не подействовало.
  Чертова копия открыла глаза и встала, стряхивая Рому прямо под ноги Гаровскому.
  - Дорогой, - сказала жена, сворачивая три-дэ экран. - Я понимаю, это не твоя вина, но как же ты долго!..
  -Это я - 'дорогой'! Я! - заорал Рома, возносясь прямо перед ней, нос к носу.
  Против обыкновения, она даже не поморщилась.
  - Господин Романов, тут случилось небольшое досадное недоразумение, - заворковал Гаровский.
  - Недоразумение? Небольшое? Зараза! - Рома изо всех сил двинул доктору кулаком в спину.
  - Бывает, - выслушав доктора, сказала копия. - Плохо, что мне теперь объясняться насчет обучения. Начальству не понравится. Как насчет скидочки? Или нет, всё равно страховая платит. Как насчет бонуса: например, спа-массаж для двоих, а?
  - Дорогой, - жена смущенно поправила тунику и искоса посмотрела в зеркальную панель шкафа.
  - Мерзавец! - точным пружинящим движением Рома влепил копии в левый глаз свой знаменитый хук.
  И опять - совершенно безрезультатно.
  
  Проведя ночь на почти уже родной кушеточке, Рома преисполнился решимости вернуться в мир живых любым, пусть даже непорядочным способом. Только вот как это сделать, он не знал. Дождавшись Гаровского у входных дверей клиники, Рома стал слоняться за ним по коридорам и кабинетам, не ища ничего конкретного, но надеясь на удачу.
  И удача ему улыбнулась.
  Перед самым обедом Гаровский устроил себе перерыв во время приема и направился к коллеге, такому же доктору по пересадке. После привычных реверансов о погоде и здоровье, Гаровский перешел к делу.
  - Вчера нашел в инете неплохую красотку, - многозначительно сказал он. - Сегодня встречаемся в реале.
  - Хорошо, - одобрил ничего не подозревающий коллега.
  - Только, - внезапно засомневался Гаровский, - есть одна загвоздка.
  - Да?
  Наивный коллега сам шёл в расставленную хитрецом сеть. По сути, он уже попался. Гаровский хищно оскалился.
  - Помешана на спорте, представляешь? Бицепсы ей подавай, трицепсы... живот с кубиками!
  - Ай-ай-ай! - коллега сочувственно покачал головой, критически разглядывая Гаровского.
  - Но у меня-то есть подходящее тело, - как можно безразличнее сказал доктор. - Пересадишь? Будь другом.
  Бедняга затрепетал, как бабочка в сетке сачка, а Рома насторожился и навострил уши.
  - А у тебя не превышен лимит? Страховая оплатит эту пересадку? - слабым голосом спросил коллега.
  - Что ты, какая страховая! - Гаровский весело засмеялся и дружески хлопнул его по плечу. - Конечно, нет! И рано, и формального повода нет. Но у тебя же есть сегодня пересадка? Я лягу на второй койке, и сделаешь две параллельно. Идеальное решение! Ни затрат, ни вопросов. Мы же, - он понизил голос и посмотрел коллеге прямо в глаза, - так иногда делаем? Например, в конце года, когда надо сэкономить.
  - Но с контролем второго врача...
  - А я и есть второй врач! - Гаровский опять захохотал. - Ладно, на всякий случай захвачу свою ассистентку. Так во сколько?
  - В три. Приходи пораньше.
  - Заметано!
  - Не знаю, что мне это даст, но я тоже приду, - многообещающе заявил Рома.
  Его, конечно, никто не услышал.
  
  Платный клиент - крупный высокий мужчина с седеющими волосами и смуглой кожей - уже лежал и ждал начала процедуры. Завидев Гаровского, незнакомая Роме ассистентка быстро выкатила вторую кушеточку и поставила её в полуметре от первой. Довольный доктор проверил кушетку на мягкость и улегся, сексапильно запрокинув подбородок. Как обычно, ассистентка приклеила веер электродов ему ко лбу и вискам, потом вернулась к пульту. Рома подошел поближе и стал у изголовья, злобно буравя эскулапа взглядом.
  - Расслабляемся... Глазки закрываем... - нараспев сказал второй врач и потянулся к кнопке.
  Как только его палец коснулся блестящей поверхности, и кнопка стала медленно погружаться в никелированное лоно панели, Рома изо всех сил толкнул Гаровского. И так удачно, что доктор задрожал, как многослойное желе, заколыхался, теряя четкость очертаний, и разделился на Гаровского, лежащего неподвижно с закрытыми глазами, и Гаровского, в изумлении и испуге пялящегося на Рому.
  - Это что? - заикаясь, выговорил второй из Гаровских. - Ты кто?
  - Не узнаешь? - теперь изумился Рома. - Отправил на тот свет, заменил копией, подарил ему массаж с моей женой - и не узнаешь? Да ты редкостный мерзавец!
  - Вчера? - догадался доктор. - Техническая ошибка! Рядовая! Вы что здесь делаете?
  - Скольких же ты загубил... - Рома скрестил руки, полуприкрыл глаза и кивнул, воображая себя великим трагиком. Но его боль не произвела на Гаровского никакого впечатления.
  - Оставьте меня в покое! - заверещал он, пытаясь вжаться обратно в спящего.
  - Вставай! - закричал Рома и потянулся к нему.
  - Отстань! - Гаровский отмахнулся, но Рома поймал его руку и с силой потянул на себя. Полупрозрачный доктор на треть корпуса выдвинулся из тела и отчаянно закричал:
  - Спасите! Помогите! Убивают!
  - Эй, дружок! - послышался приятный баритон сзади. - Ты что это с ним делаешь? Отпусти его, что ли!
  Рома повернулся и оторопел. Первый пациент тоже не спал: он полулежал на кушетке, удобно опираясь на согнутую руку; то, что при этом его локоть уткнулся точно в район его же - только спящего - носа, смуглого гиганта, казалось, не волновало.
  - Помогите! - почувствовав поддержку, с новой силой заорал Гаровский.
  - Отпусти!
  - Да он убил меня! - огрызнулся Рома и дернул ещё раз.
  - Техническая...! - не удержавшись, доктор вылетел из тела и рухнул на пол.
  - Ты сам его сейчас убьешь! - первый вскочил.
  - Лежи, дурак! - крикнул Рома, но опоздал.
  С пульта тревожно запищало, замигала небольшая, но отчетливо красная лампочка.
  - Ой! - хором сказали ассистентки, закрыли рты ладошками и посмотрели на коллегу Гаровского.
  А он, никуда не глядя, сжал руками виски и пробормотал:
  - Сбой... Двойной сбой... Один - незарегистрированный. Твою ж мать!..
  
  - И зачем ты встал? - угрюмо спросил Рома.
  - Помочь хотел, - незнакомец удивленно рассматривал руки. Не то, чтобы прозрачные, но... В общем, да - немного прозрачные. Что есть, то есть.
  'Откуда только такие идиоты берутся?' - Рома затосковал, чувствуя свою вину.
  - Я в суд на тебя подам, - плаксиво заныл Гаровский. - Засужу. Ты со мной век не расплатишься.
  - Я сам на тебя подам, - пообещал Рома. - Если вернемся. Ну-ка, рассказывай, как нам попасть обратно в свои тела?
  - Обратно? - от неожиданности Гаровский даже перешел на нормальный голос. - В свои тела?
  - Да!
  - Не знаю, сможешь ли ты осознать эту информацию, - съязвил доктор, - но технология, предусматривающая такое возвращение, мне неизвестна.
  - Что?
  - Я же говорил...
  - Э, доктор, ты не дури, - внезапно вступил в разговор смуглый. - Давай, возвращай меня... этой своей технологией.
  - Да что же это на мою голову? - заплакал Гаровский. - Неужели непонятно говорю? Нет, нет такой технологии. Поздравляю вас: мы все мертвы. 'Спи спокойно, дорогой друг'. Хотя, какое 'спи'? Старые тела на утилизацию, в новые закачают последние копии сознания. И все дела! А у меня сегодня вечером такие были планы, с такой красоткой!.. Ты зачем, придурок, вытащил меня оттуда?
  - Думал, ты знаешь, как вернуться, - пристыженно ответил Рома.
  - Некуда, некуда нам возвращаться! - доктор махнул рукой. - Там вместо нас уже давно другие люди! Эх...
  - А что же делать?
  - Да, и меня вот это интересует, - поддержал смуглый.
  - Откуда я знаю? Мы, наверное, души, - Гаровский задумался. - Раньше души попадали на небо, но сейчас, с развитием пересадок, почти никто не умирает. Может быть, эта технология утеряна?
  - Так ты тогда её заново разработай!
  - Я не священник, а доктор! К тому же, я пока не знаю, хочу ли на небо. Может, пойду лучше друзей проведаю... попрощаюсь.
  - А у меня здесь никого нет, - грустно сказал смуглый. - Умерли все. Не было ещё тогда технологий...
  - А ты кто? - заинтересовался Рома.
  - Георгий Победов, штурман с 'Далекого'.
  - С 'Далекого'? Не может быть! - Рома чуть не замер с открытым ртом, как в детстве, когда взрослые начинали обсуждать 'Далекий' и новости с орбиты. - Нет, ну это же надо! Облететь всю Солнечную Систему и погибнуть на койке какого-то вшивого центра по пересадке!
  - Я вас попрошу! - возмутился Гаровский. - А из-за кого всё это произошло? Этот 'вшивый', как ты изволил выразиться, центр спас миллионы людей! А теперь его закрыли на аудит из-за одного идиота... - он задумался, - и двух неудачников, как не прискорбно это констатировать. Нет, не пойду ни с кем прощаться. Для них я жив и здоров. Сяду где-нибудь под открытым небом и буду медитировать.
  - А я пойду, - внезапно решил Рома. - Посмотрю на дочку. Когда ещё её увижу?
  - Вали, - Гаровский уселся на пол в позе 'лотос' и медленно наклонил голову вправо, потом влево, откровенно прислушиваясь к ощущениям в шейных позвонках. - И почему я раньше йогой не занимался? Приятно! Жора, а ты с кем?
  - А чего мне здесь с тобой сидеть? Схожу, тоже посмотрю на дочку. Ром, симпатичная?
  - Протестная очень, - озабоченно ответил Рома. - Трудно с ней. Например, с шестнадцати лет не делала копии.
  - Неосмотрительно, - Гаровский закрыл глаза и поднял руки ладонями вверх. - Ом мани падме хум, - загудел он в нос.
  - Пошли быстрее, а то улетит, и нас утащит, - забеспокоился Жора. - Давай, веди, я же здесь ничего не знаю.
  - Прощай, Гаровский, - грустно сказал Рома. - Прости, что так вышло.
  - Ом мани... - уже без энтузиазма ответил доктор. - И ты меня прости... - он вздохнул, открыл глаза и заорал: - Куда? Куда? Я что, один останусь? Нет уж, я с вами! К дочке!
  
  Машины ни у кого из них больше не было, поэтому Рома повел собратьев по несчастью к скоростному метро. От станции 'Зверосовхоз' до его дома было рукой подать. Не торопясь, троица молча шла пешком по обочине шоссе. Наконец, вдали показались рыжие кирпичные таун-хаусы.
  - Ого! - оценивающе потянул Гаровский. - Красиво жить не запретишь. Небось, и свой садик есть?
  - Зато от центра далеко, - попытался оправдаться Рома.
  - А что центр? Зачем нормальному человеку в центр? - доктор пожал плечами. - Там только полиция и политики. Зато от клиники доехали за семь минут.
  - Какая точность! Ты словно жильё присматриваешь!
  Гаровский надулся и ничего не ответил.
  - Да, изменилась Москва, - кивнул Жора. - Расплющилась на всю область, и в центре ничего не узнать. Где памятники, музеи, театры?
  - А зачем это теперь? У всех пять-дэ телевизоры, погружения, имитации. Представляю себе нашу публику в театре! Интересно, будет хоть один без ай-всёшника? Причем треть будут смотреть ту же самую пьесу - только у себя на ладони.
  - А как же подумать? Полюбоваться? Прикоснуться?.. Эх, - Жора махнул рукой. - Мы, конечно, ожидали, что всё изменится, но не так.
  - А как? - спросил Гаровский.
  - Понимаешь, доктор, - Жора наклонился и сорвал с обочины пушистый зеленый колосок, - ничего и не изменилось. Девайсы стали ещё навороченней, это да. Пересадки, бессмертие. Но по сути - всё по-прежнему. А люди поглупели. Это даже удачно, что я умер. Скучно мне здесь, вот что.
  - Ну, не скажи. Тоже мне, нашел удачу! - возразил Гаровский, но по существу спорить не стал.
  - Вот и мой дом, - весело сказал Рома и, не удержавшись, похвастался: - Весь таун-хаус наш, целиком; а обычно делят на две семьи.
  - Чему же ты радуешься? - удивился Жора. - Тебе это разве не всё равно?
  - Ну... - Рома смутился. - Всё равно, но приятно.
  - Одного я не пойму, Романов. Ты ж кофеварки продаешь? - хмуро спросил доктор. - Откуда у тебя столько денег?
  - У меня интеллектуальный труд, - с легким налетом высокомерия процедил Рома.
  - Заходим? - штурман остановился у кованой калитки. - И где в этой махине искать твою дочь?
  В этот момент справа от них тихо зажужжала и поднялась вверх дверь гаража. Сбивая заботливо высаженные кустики и боковые столбики, на подъездную дорожку вылетела красная спортивная машина.
  - Если я хорошо помню мадам Романову, и если она не успела сменить имидж, - сказал противным голосом Гаровский, - то мадемуазель Романова уже сама нас нашла.
  Входная дверь распахнулась, и на пороге появилась Ромина жена.
  - Вернись немедленно! - заверещала она.
  - Ни за что! - послышалось из притормозившей на мгновение машинки.
  - Садимся, быстро! - Рома дернул за ручку двери, но пальцы прошли сквозь неё, не встретив сопротивления. - Черт, не так! Просто прыгаем внутрь, как в метро! Раз!.. - и он провалился в салон.
  - Два!.. - рядом оказался Жора.
  - А я заходил через двери! Тяните же меня скорее!.. - в салоне образовалась верхняя половина застрявшего доктора.
  - На счет 'три'! Да слезь ты с меня, Гаровский! Вроде бестелесный дух, а что ж ты такой некомпактный?
  - Мне положено одно сиденье! - сопротивлялся доктор. - Иди на переднее, к дочке. Ты же хотел на неё посмотреть!
  - Зрелище... безрадостное, - внезапно сказал Жора.
  Все замолчали.
  - Наташа, - тихо позвал Рома, осознавая тщетность своей попытки.
  Но, даже будь у него настоящий живой голос, она бы его не услышала.
  Наташа рыдала, почти упершись лбом в руль. Изредка она поднимала глаза на дорогу, закладывая какой-нибудь немыслимый фортель. К счастью, трасса была почти пуста. Слезы струились по лицу девушки, собираясь в ложбинку под покрасневшим носом; потом, обогнув припухшие губы, стекали по мокрому подбородку и капали вниз, на мигающую светонитями футболку.
  - Боже... я и не подозревал, что она так... - пробормотал Рома.
  - Довели девчонку, - констатировал Гаровский.
  К своему удивлению, Рома не услышал в его голосе ни сарказма, ни издевки.
  - А безопасно ли так ехать? - взволнованно спросил Жора. - Здесь есть какой-нибудь... автопилот?
  - Есть, но он действует только на простых участках, - быстро ответил доктор. - А она...
  - ...А она едет на Окружную! - заорал Рома. - Наташа! Наташа! Через пятьсот метров развязка, там слепой поворот! Смотри вперед! Тормози же, девочка моя!..
  Словно в ответ, Наташа нажала на газ, и машина взвыла.
  - Тормози!..
  Не в силах ни рассуждать, ни бездействовать, Рома скользнул вниз, в чрево машины, но не проскочил его насквозь, а удержался. Он увидел вертящийся с неистовой скоростью карданный вал и неподвижно замершие рядом с дисками тормозные колодки. Хватать их было бесполезно; но должен же был быть какой-то способ? 'Я сам - эти колодки. Я стану колодками!' - подумал Рома. Он опустил ладони в колодки, сгибая пальцы, повторяя их форму. 'Я - колодки! Это я! Ну, всего один миллиметр!' - и потянул их к себе. На ощупь они казались податливыми, но существующими, как мягкое сливочное масло. 'Я - колодки!' - и они дрогнули, сдвинулись с места, прижались к дискам. Искры посыпались из-под Роминых рук, раздался пронзительный свист, и машину резко тряхнуло, бросило влево.
  - Заносит, заносит! - закричал кто-то сверху.
  - Руль хватайте! - завопил Рома. - Выправляй занос, блин!
  - Да как?
  - Стань рулем! Залезь в него внутрь!
  Словно какая-то сила аккуратно, но твердо подхватила вертящуюся машину, закончила вираж и мягко сдвинула вправо, к обочине. Колеса вращались всё медленней, искр уже не было. Рома убрал руки и выбрался наверх; машина, вздрогнув, остановилась.
  Оглушая высоким гудком, совсем рядом, на расстоянии полуметра пронеслась дальнобойная фура.
  - Господи... Как же это я затормозила-то? - прошептала Наташа, повернувшись к окну. Её лицо было похоже на белую тряпку с красными пятнами глаз, носа и рта. - Он меня чуть не раздавил...
  Не долго думая, Рома подвинулся вперед и погрузился в приборную доску. Изнутри она уже не казалась крутой и гламурной: нелепая путаница цветных проводов, обнаженные платы, неприглядные пластиковые панельки. Рома отыскал динамик и приник к нему губами. 'Сработало один раз - сработает ещё!'
  - Наташа! - позвал он.
  - Наташа! - повторил динамик металлическим голосом.
  - Да? - ошарашенно отозвалась девушка.
  Ему хотелось наорать, отругать, отправить её к психиатру. Но он сказал то, что было где-то глубоко внутри - так глубоко, что он сам этого не понимал.
  - Наташа, твои родители любят тебя. Они заняты делами, уделяют тебе мало внимания, что-то требуют - но они тебя любят. И приходит момент, когда они понимают, что ты - самое дорогое, что у них есть. Береги себя, девочка.
  Глотая слезы, Наташа кивнула.
  - Сейчас успокойся и езжай обратно. Плакать надо дома, а не за рулем. Хорошо?
  - Хорошо, - она опять кивнула, улыбаясь сквозь слезы.
  - И последнее: сделай, пожалуйста, копию. Всё-таки, твоей уже четыре года.
  - Хорошо.
  - Вот и славно.
  Сделав движение вбок, Рома выбрался на проезжую часть и сунул голову обратно в салон.
  - Пацаны, эвакуируемся.
  - И что, мы отсюда пешком? Где ближайшее метро? - заныл Гаровский, тоскливо разглядывая трассу.
  - Спасибо, - внезапно сказала Наташа. И добавила, очень тихо, но Рома расслышал: - Папа.
  
  - Куда теперь? - спросил Жора. - Какие ещё у кого дела остались?
  - Я чист! - высокопарно ответил доктор.
  Рома только пожал плечами.
  - Значит, пора на небо, - штурман задрал лицо кверху, но, видимо, ничего не увидел. - А как? Смешно сказать: я ж сюда с неба и прилетел...
  - С неба? С неба... - Гаровский задумался. - А нам туда и надо. Ты на чем прилетел?
  - А то ты не знаешь!
  - На космическом корабле! - воодушевленно подхватил Рома. - Точно! Проберемся на корабль, а в космосе разберемся. Может, нас там признают... за своих.
  - И где мы его найдем? - скептически поинтересовался Жора.
  - В Шереметьево-пять, конечно. И сегодня вечером - старт 'Далекого-два'. Штурман, подойдет?
  - Это не 'Далекий-два', а профанация. Людей нет, одна несчастная собачка. Птенец Белки и Стрелки, черт его дери!
  - Люди больше не хотят в космос, - сказал Гаровский. - Вечную жизнь им подавай. Как подумаю о своей работе...
  - А сам? Красотка из фитнес-центра, помнишь? - подначил его Рома.
  - Да, и сам был не лучше, - доктор вяло кивнул.- Неужели человек становится человеком только после смерти?
  - Хотя, это и хорошо, что собачка, - продолжал рассуждать о своем Жора. - Эй, философы! Где ваше Шереметьево-пять?
  
  В зону космопорта и на корабль они проникли беспрепятственно. Правда, Гаровский слегка сопротивлялся:
  - Что за корабль? Никаких удобств! Что за рубка? И вообще, есть гарантия, что нас там примут, в космосе? Скоро старт, куда мне сесть, чтоб пристегнуться?
  - Кончай ныть, - осадил его Жора. - Негде пристегнуться, потому что на корабле не должно быть людей. Из живых - только песик.
  - Гав! - сказал обнаруженный в пластиковой капсуле песик.
  - Он нас видит?
  - Вряд ли. Может быть, чует.
  - Но корабль-то нешуточный. А если поломка? Кто чинить будет? Тоже собачка? - не унимался доктор.
  - Почему? Вон, видишь: роботы.
  В отсеке рядом с песиком вдоль стены стоял стеллаж с тремя впечатляющими конструкциями. От человеческого в них осталась только голова - да и то, скорее, как дань форме, а не функционалу.
  - Говорят: человек - венец творения. А почему тогда у них шесть рук, как у насекомых? Ног и вовсе нет. Внизу что? Колесики? Нет, вряд ли мы - цари природы, - Рома покачал головой.
  - А я не отказался бы стать вот таким монстром, - внезапно заявил Гаровский. - Сильный, ловкий, быстрый.
  - Умный?
  - Ой, спасибо, я и сам умный. В этом не нуждаюсь.
  - Ром, - вдруг вспомнил Жора, - а как у тебя получилось затормозить машину?
  - А как у тебя - повернуть руль?
  - Не знаю, - признался штурман. - Представил, что я с ним склеился, что ли? Наверное, очень захотел.
  - Вот и я...
  - А не склеиться ли нам с этими ребятами?
  - С роботами, что ли?
  - Не думал, что у бестелесного духа может поехать крыша, - съязвил Гаровский.
  - Да ты как хочешь, доктор. А я попробую. Очень мне эта махина по душе, - и Жора шагнул внутрь робота. - Сколько рук! Ноги пристроил. Голова на месте, - механизм внезапно загудел, и окуляры вспыхнули красным цветом. - Поберегись! - робот беспорядочно замахал клешнями.
  - И я! - Рома погрузился в соседнего. - Ух, слушается! Даже руки слушаются! - и он крепко залепил себе по голове.
  - Как вы это сделали? - Гаровский прыгал вокруг своего, не решаясь к нему прикоснуться. - Эгоисты! Меня научите!
  
  Разобравшись с управлением, призраки-роботы покатили в рубку. Жора рассматривал экраны и пульт, Рома подключился к бортовому компьютеру и удовлетворенно мигал светодиодами, Гаровский просто затих, словно о чем-то задумался.
  - А я здесь останусь, - сказал Жора. - Не надо мне неба и рая, или что там. На первом 'Далеком' летал, теперь на втором полетаю. Я штурман, или кто?
  - И я останусь, - кивнул Гаровский. - Буду следить за собачкой. Вдруг лапку подвернет? Или съест что-то не то? Я доктор, или нет?
  - И я, пожалуй, останусь, - присоединился Рома.
  - А ты здесь зачем? Ты офисная крыса с кофеварками! - Гаровский выпрямился и торжествующе посмотрел на него сверху вниз.
  - Ты плохо понимаешь, какие сейчас кофеварки, - снисходительно ответил Рома. - После них программы управления полетом кажутся детскими каракулями. Так что, буду у вас капитаном. Я же менеджер!
  Корабль загудел, задрожал, и команду основательно тряхнуло, вжимая в пол. Точнее, тряхнуло бы, если бы команда не была металлической, и если бы магнитные присоски не припаяли её намертво к полу.
  - Ура покорителям космоса! - заорал Гаровский. - Мы, трое героев на этом корабле...
  - Чего трое-то? - усмехнулся Жора. - Кто тут ругался эгоистом? А сам собачку-то забыл!
  - Ах да, собачка... Трое или четверо? Рома, ты что скажешь?
  - Без разницы.
  - Нет, это серьезный вопрос. И, думаю, я буду не первым, кто его задает: надо ли в такой ситуации считать собаку?
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | А.Дмитриев "Мир Побед" (ЛитРПГ) | | А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | О.Бурцева "Лакуна" (Постапокалипсис) | | И.Лор "Нежданчик" (Постапокалипсис) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"