Дорофеева Ольга Викторовна: другие произведения.

Робин Гуд: Святой Грааль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.55*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Со смертью славного короля Ричарда одни проблемы в жизни Романа Гудкова уменьшились, а другие увеличились. И оказалось, что совсем непросто разобраться одновременно с вопросами престолонаследия, международной политикой и внутрисемейными делами. И всего лишь коронацией тут не отделаешься... В соавторстве с Борисом Львовичем Орловым http://samlib.ru/o/orlow_b_l/

  Орлов Борис
  Дорофеева Ольга
  
  На правах рукописи (С)
  Москва 2013-
  
  
  Робин Гуд: Святой Грааль
  Снайпер-попаданец
  
  Книга 3
  
  Пролог
  Рассказывает Алиенора Аквитанская
  
  Весь род людской делится на мужчин и женщин. Так уж заведено. Вот только земные ипостаси раздаются иногда более чем причудливо. Взять моего сына Джона - лучше бы уж он явился на свет девчонкой, в самом деле. А вместо этого вырос слабаком и жестоко обманул меня в моих последних надеждах. В кого он пошел, в кого уродился? Не вижу в нем ничего - ни от себя, ни от Генриха. Ни капли! Эта услужливая улыбочка на вечно виноватом лице... поверить не могу, что судьба, словно в насмешку, из всех оставила только его! Увы, судьба смеется надо мной, и чем дальше, тем злораднее... Родить столько крепких сыновей, и в итоге остаться с этой бабой в штанах - что может быть печальнее? Он ни на что не годится... Да я бы простила ему все пороки его отца и братьев, лишь бы в нем была хоть малая толика их мужественности! Но нет - он мечется как баба и только ноет. И вздыхает о превратностях судьбы...
  Значит, опять все придется делать мне одной. Ведь моего Ришара больше нет. Слизняк Джон живет, а мой красавец, отрада моих дней, мой любимый сыночек, мой Ришар убит предательской рукой! И я не успокоюсь, пока не узнаю, кто направил эту руку. А, значит, еще поживу. И начну с наглого выскочки, который взялся невесть откуда и успел подмять под себя Англию, словно охочую до утех шлюху...
  
  Помянешь шлюху, тут же на ум придет и Генрих... Чует мое сердце, что без моего дорогого супруга дело и тут не обошлось. Каждый день мне сообщают о новых похождениях моего лже-внука, и я все больше убеждаюсь, что это вполне может быть генрихового семя. Почему бы и нет? Еще один буйный росток на анжуйском дереве - наглый и удачливый, легко и без раздумий берущий то, что захотел. Очень похож, что и говорить. Я эту породу хорошо знаю. И компанию себе, подлец, подобрал подходящую: такого де ублюдка Солсбери, которого лицемерно величает дядей, и тихоню Беренгарию, которая сидела как мышка до поры до времени, и вдруг... Недооценила я ее, надо было получше за ней приглядывать! А сейчас уже поздно. Она прочно обосновалась на Острове, и теперь мне ее так просто не достать... Ах, если бы только был жив мой Ришар, уж он бы нашел, как проучить и ту лицемерку, и ее 'сыночка'!
  
  ...Интересно, спит она с ним или нет? Если бы в мои тридцать рядом был кто-то похожий, я бы своего не упустила. Да, были времена... Когда мужчина и женщина долго находятся рядом, всякое случается. Я-то знаю. И если уж эта скромница сумела заинтересовать Саладина, как доносили мне тогда из Палестины, то этого выскочку она тем более к рукам приберет. Если постарается. А она постарается, чует мое сердце. Ведь это в ее интересах - найти себе защитника. У самой-то на что-нибудь решиться духу не хватит. Хотя очень сомневаюсь, что Беренгария и в самом деле столь набожная, какой всегда хотела казаться. Скорее, хитрая. Всегда в ней было что-то такое... Хватило же, в конце концов, у нее ума назваться матерью этого проходимца. Такого хода я от нее, признаться, не ожидала. Хотя это признание может выйти ей боком... при определенных обстоятельствах. Главное, пустить правильный слушок, если понадобится. И тогда им обоим не поздоровится. Очень не любят подданные, когда так явно попирается Святое писание...Но с этим до поры до времени подождем. Как знать, может, удастся обойтись и менее затратными средствами.
  
  Но какая насмешка судьбы - на одной стороне бастард Генриха, самозванец и мой враг, а на другой - Генриха же законный сын, рохля и неудачник, который ни за что не удержит на голове корону без моей помощи. Для того ли я родила стольких сыновей, чтобы в конце жизни остаться ни с чем? Где справедливость? Ее нет на этом свете. Иначе враги мои были бы повержены, а дорогой Ришар сидел бы сейчас рядом. Но судьба оставила мне только его жалкое подобие - Джона. Где он, кстати? Опять, наверное, заперся у себя и тоскует. Лучше б уж рукоделием занялся что ли, больше было бы пользы.
  
  
   Интерлюдия
  Рассказывает принц Джон Плантагенет, прозванный 'Изгнанником'
  
  - Кто-нибудь! Затопите камин! И принесите же мне вина!
  Я поерзал в кресле, придвигаясь к огню, протянул руки... Господь Всемогущий, как же мне холодно! В апреле, в столице Аквитании, я замерзаю, словно бы оказался в заснеженных пустошах февральской Нортумбрии ...
  ...Весть о смерти моего царственного брата застала меня врасплох. Нет, конечно, я уже давно понял, что Ричарду - да смилуется над ним Пресвятая Дева! - не суждено умереть своей смертью в постели, как доброму монарху и христианину. Но чтобы это случилось вот так? Да, он никогда не испытывал ко мне братской любви и сердечной привязанности, как, впрочем, и остальные, и я платил им той же монетой, но... но такой ужасной гибели Ричарду я никогда не желал. Да и представить не мог. Бриан де Буагильбер - единственный из сопровождавших брата в ту роковую ночь, что жив до сих пор, даже не смог точно описать, что же именно произошло возле проклятого Шалю-Шаброля. По его словам выходило, что Ричард и его люди ехали по совершенно пустынной дороге, как вдруг со всех сторон засвистели стрелы, не менее половины из которых были направлены в моего несчастного брата. И одновременно, точно из-под земли, выскочили какие-то рыцари, один из которых пронзил грудь Ричарда - да покоится он с миром! - своим лэнсом. А на спину брату вспрыгнул, один Господь ведает, откуда взявшийся, сарацин, что вонзил кинжал ему в печень. Любой из полученных ран было бы довольно, чтобы убить обычного человека, но несчастный Ричард - да осенит его своей милостью Матерь Божия! - прожил еще целых четыре дня. Несмотря на свои страшные раны, он сумел поразить мечом сарацина, ранить двоих из нападавших рыцарей и доскакать до своего лагеря. Там его, утыканного стрелами, точно ежа иглами, поручили попечению лучшего лекаря, но всё было тщетно! На четвертый день от нападения мой царственный брат испустил дух, проклиная нечестивого Робера, коий хитростью и обманом завладел английским троном. Ведь ни у кого нет и тени сомнения в том, чья рука направила эти стрелы, чей рог призвал этих подлых рыцарей, и чьё нечестивое золото оплатило этих убийц-сарацинов...
  В другое время я, возможно, и обрадовался бы известию о смерти Ричарда - в конце концов, я уже примерял корону, и, говоря по совести, был лучшим правителем, нежели мой беспутный братец. Впрочем, моей заслуги в этом немного: нужно иметь не только безжалостное львиное сердце, но и тупую баранью голову, чтобы управлять страной хуже него! Но сейчас...
  Сейчас я - несчастный изгнанник, которого вот-вот начнут травить, точно оленя. С одной стороны это будет Филипп Французский, что уже давно зарится на Аквитанию, Нормандию, Бретань и прочие наши владения на континенте и которому я - досадная помеха на пути к овладению этими землями. А с другой - Робер, которого мой царственный брат считал своим сыном, но после наша дражайшая мать убедила его, что этот юноша - самозванец. И вот для этого Робера я - единственная оставшаяся угроза Английскому трону. И скоро, очень скоро они начнут действовать. Вопрос только в том, кто доберётся до меня первым. Если Филипп - то я кончу свои дни, сгнивая заживо замурованным в каком-нибудь дальнем замке. Если Робер - меня утыкают стрелами почище Ричарда. И, конечно же, не найдут ни единого лучника на десять лье в округе...
  - Вино, ваше высочество...
  Кубок с подогретым вином приятно ложится в мои точно заледеневшие пальцы. Но ни огонь, ни вино с пряностями не могут согреть... Мне всего тридцать два, а чувствую я себя, словно глубокий старик - настолько я одинок... Ах, да, как же я забыл? Ведь у меня есть жена! Вот только разделять с ней ложе мне запрещено Папой, что не может не радовать других претендентов на трон. Сначала я задавался вопросом, почему о нашем недозволительном родстве с Изабеллой задумались только после свадьбы? А теперь мне все столь очевидно, что не хочется даже лишний раз об этом вспоминать... Они все это подстроили и потому могли быть спокойны - мой столь жестоко пренебрегающий своей собственной женою брат и наша дражайшая мать, которая всегда считала, что из всех женщин мы можем любить и почитать лишь ее одну... Но того, что случилось под стенами Шалю-Шаброля , даже они предугадать не смогли.
  Верный моему покойному брату Эдвар Маршадье сразу же после покушения поднял воинов и прочесал все окрестности непокорного замка, но не нашёл никого, кроме нескольких пилигримов, да какого-то сумасшедшего еврея, который до полусмерти замучил солдат своими расспросами о потерянной корове. В конце концов, еврея поколотили и прогнали прочь из лагеря вместе с пилигримами, но так и не сыскали ни рыцарей, ни лучников. Словно они канули в преисподнюю. Откуда, верно, и появились...
  ...Год или полтора назад, у меня были верные союзники и друзья. Но теперь мне кажется, что это было века назад. Все четверо де Бургов: и умница Хьюберт, и отважный Джеффри, и язвительный насмешник Томас, и их дядя спокойный и рассудительный Уильям - все они пали в той несчастной битве под стенами Скарборо. 'Под стенами' - ха! Да у той деревушки отродясь не было никаких стен, но люди Робера успели выстроить их буквально в считанные дни. Гай Гисборн и всё семейство Тайбуа полегли еще раньше, и тоже от рук Робера. Ральф Мурдах и фон де Бёф... О предательстве всегда больно вспоминать! Особенно о предательстве Ральфа. Я возвеличил этого человека, я был для него рукой подающей, а он?! Продал... Конечно, титул Великого Сенешаля - это больше, чем тридцать сребреников, но разве предательство перестаёт быть предательством от заплаченной цены? Хотя... Если подумать, то что ему было делать? Единственная дочь, в которой он не чает души, пошла с Робером... А вот интересно: всё-таки он - мой племянник или нет? Судить по его сражениям - точно! Ричардово семя! А вот если по другим поступкам - так Ричарда там и близко нет! Да и далеко - тоже...
  Я снижал налоги, после того как мой братец ограбил страну, отправляясь воевать Гроб Господень, а иначе начался бы голод и англичане просто вымерли бы, как мыши в засуху. А Ричард и мать за это называли меня 'слизняком', 'не мужчиной', 'размазнёй'... А Робер снижает налоги - и его именуют 'мудрым правителем'! Даже матушка, стиснув зубы, признает, что этот Робер правит с умом. Я пытался ограничить вольность баронов - мои дорогие родственнички начинали кричать, что я своими руками хочу разрушить опору трона. Робер же давит баронов, точно поганые грибы - и мать охает, что его мудрость может выйти его врагам боком...
  У меня нет ни одного человека, на которого я мог бы рассчитывать, а у Робера и Филиппа - целые королевства. Может быть, проще принять яд самому, уподобившись великим кесарям древности? Или уйти в монастырь?..
  - Ваше высочество! К вам - ваша мать, герцогиня Аквитанская...
  М-да... О яде думать уже поздно...
  Я встал навстречу и склонился в почтительном поклоне:
  - Дражайшая матушка...
  Она, даже не удостоив меня взглядом, прошла и уселась в мое кресло у камина, протянула морщинистые руки к огню и лишь затем, немного согревшись, соблаговолила обратить на меня внимание. Тяжелый взгляд, когда из-под ресниц словно бьют серые молнии, и слова падают, точно камни:
  - Я хотела бы знать: я родила сына или дочь? Если вы - еще одна моя дочь, то почему вы пренебрегаете вышиванием, любезная? Вот приедем - и можете присоединяться к вашей сестрице Джоанне и начинать вышивать распашонки для моего следующего внука... А если вы все же - сын, то, клянусь кровью Христа, мне не понятно: какого чёрта вы сидите здесь, в Бордо, вместо того чтобы собирать своих вассалов и отомстить за смерть брата подлому узурпатору?!
  - Но, матушка, о каких вассалах вы говорите? У меня здесь никого нет...
  - Маршадье встанет под ваши знамена, стоит вам объявить о походе на убийцу его сюзерена и друга. А у него - армия, и хорошая армия. Кроме того, я уже написала письмо от своего и вашего имени нашему зятю - королю Альфонсо Кастильскому , в котором приглашаю его возглавить это войско...
  - Тогда зачем вам я?
  Она награждает меня еще одним исполненным презрения взглядом:
  - Да уж не в качестве полководца, мой дорогой сын. Но вы нужны нам как знамя, как символ законной власти. Так что извольте подготовиться к встрече с Маршадье и королем Кастилии!
  Вот так... думая о врагах, я забыл о самом главном - о родной матери... Глупый Робер, почему ты дал ей вернуться из твоих земель живой?!!
  
  Часть первая
  
  Отцы и дети
  
  Глава 1
  О вопросах обороны и нападения, о проблемах женской логики, или 'Человек родился!'
  
  После ликвидации Ричарда мы возвратились домой куда большим составом, чем отправлялись на дело. Оказывается, в Тауэре не только у стен имеются уши, но, кажется, и у полов, потолков, дверных косяков и оконных переплётов. Во всяком случае, о моей тайной экспедиции в компании родни Маленького Джона не знал только глухой тетерев из ближнего леса, да пара тюленей за Полярным Кругом. Так что у папы Ричарда кроме меня появилась еще целая толпа оппонентов, как то: Машины родичи-валлийцы, мои землячки-русичи, неизвестно откуда появившиеся тамплиеры, да еще, до кучи, очень боевой еврей Авраам бен Цадим - капитан торгового корабля и гроза Средиземноморских пиратов.
  Надо отметить, что поначалу наше возвращение, а вернее - эвакуация с места покушения проходила в довольно бодром темпе. Точнее - мы давали драла во все лопатки, причем на руках у нас были трое раненых - двое храмовников и отчаянный валлиец Эбрил Шорс, которому было обязательно надо лично рубануть Ричарда Львиное Сердце своей железякой. Рубанул, а как же. Вот только тот, даром что был весь в стрелах что унитазный ершик в щетине, умудрился ему ответить. Тоже железякой. По глупой валлийской бестолковке. Ещё спасибо, что количество стрел отрицательно сказалось на меткости папеньки Ричарда, так что красный командир Щорс отделался всего лишь одним ухом и тяжелым сотрясением мозга. Оторваться с таким грузом от преследователей, которые вполне оперативно рванули за нами, было бы тяжело, но тут валлийцы и один из храмовников предложили отвлечь погоню. Притворились какими-то туристами по святым местам и двинулись навстречу нашим преследователям. Вместе с ними увязался Авраам бен Цадим. Не знаю, что они там наплели ребятишкам-догоняшкам, но, судя по далеким звездочкам факелов, они дружно и весело ломанулись куда-то в сторону от нашего маршрута, оставив нас в покое. И дальше наш путь был безопасен и иными проблемами не омрачён.
  Пока мы скакали по просторам Франции (которая, правда, оказалась почему-то не Францией, а не то Аквитанией, не то Аквилегией, не то Лимузином, не то вообще Нормандией-Неман), а потом переплывали Ла-Манш (который на поверку тоже оказался каким-то Па-де-Кале), я все пытался представить, как именно мамочка моя названная Беренгария отреагирует на известие о своем внезапном вдовстве? Воображение то рисовало мне истерику с возможной попыткой мордобоя и воплями 'Но ты же клялся! Ты же обещал!', то неуемные восторги, быстро переходящие в бурную постельную сцену... Но, честно говоря, я и сам не знал, какой из этих двух вариантов меня больше напрягает...
  Нет, если уж совсем откровенно, то с Беренгарией тогда, на охоте, конечно, все было классно... Но вот я думаю - а оно мне надо? Маша-то моя однозначно лучше. Да и потом: напороться на обвинение в связи со своей матерью - хотя любому здравомыслящему человеку ясно, что она мне не мать! - удовольствие ниже среднего. Тем более что здравомыслящих тут не так чтоб много. Нет, ну я-то, понятно, кремень, но то, что бабы ничего скрывать не умеют органически, знает любой мужик, который видел женщин больше трех раз в жизни! Спалимся, как пить дать - спалимся... в прямом и переносном смысле. Тут за такие художества реально сжечь могут. Ну а драка коронованных особ изрядно подрывает престиж правящей династии. А мне теперь и об этом думать надо - король, всё-таки! Так что все эти дела с Берей надо будет как-то закруглить по-хорошему... ну, да ладно, приеду - разберусь...
  
  Но то, что произошло в Лондоне, сразило меня наповал, убило, закопало, и водрузило над могилкой нехилый такой обелиск. В окружении одетых в черное придворных - ничего себе, оказывается, все уже в курсе? - Беренгария с абсолютно невозмутимым лицом выслушала мое сбивчивое: 'Матушка, я... в общем, не успели мы... Ваш супруг, мой отец король Ричард, испустил дух...', а затем соизволила с царственной холодностью произнести:
  - Крепитесь, дорогой Робер! Это невосполнимая утрата для всех нас. Но, прежде всего, мы должны помнить о долге, а посему, чтобы не отвлекать вас от государственных дел, сын мой, я осмелилась сама приказать подобающим образом убрать покои и пошить нам траурные одеяния...
  После чего заявила, что ей надо помолиться о душе столь рано почившего обожаемого супруга, и удалилась, оставив меня абсолютно охреневшим и здорово обиженным. Я тут весь извелся, думая, как бы намекнуть ей помягче, что лучше нам остаться друзьями, а она?! Типа - мы только знакомы? Спасибо тебе, Рома, за Ричарда, а теперь можешь быть свободен?..
  
  Поговорить с глазу на глаз нам удалось только ночью. Я думал, она сама, чтобы загладить свое поведение, найдет возможность увидеться без посторонних, но прождал зря. Что она вообще о себе воображает?
  Когда я вошел в ее спальню, она сидела в кресле у почти потухшего камина.
  - Рада, что вы вернулись, друг мой - я очень волновалась, пока вас не было... Ну, что же вы стоите, присаживайтесь поближе к огню! - и кивком указала на соседнее кресло.
  Видимо, у меня на лице было все написано, потому что она покачала головой и тихо сказала:
  - Я вижу, вы чем-то рассержены или огорчены?
  Я еще не решил, стоит ли ей прямо сейчас сказать все, что я о ней думаю, или подождать, как она вздохнула и произнесла:
  - Вы будете великим королем, Робер, я уверена... Но вы будете менее уязвимы для своих недоброжелателей, если научитесь не так открыто выражать перед всеми свои чувства. Ведь, к сожалению, врагов у вас с каждым днем будет все больше, и далеко не все они встретятся вам в честном поединке на поле брани. Я не призываю вас к обману, я всего лишь напоминаю об осторожности... Вы слишком дороги для всех нас, чтобы позволить вам без нужды подвергать себя опасности!
  Это она что типа так извиняется, что ли? Нет, определенно, с Маней куда проще! А матушка моя названная между тем продолжала:
  - А вот со мной вы могли бы быть и более откровенны! Хотя, конечно, я и сама без труда догадалась, куда мог податься внезапно исчезнувший из Тауэра принц Робер. Особенно, после беседы о короле Ричарде. Я уже успела достаточно изучить ваш нрав, ваши обычаи и привычки чтобы, понять: если вы дали слово не воевать с 'Да-и-Нет' , то самому Ричарду настал конец, скорый и неотвратимый. К тому же за все время я достаточно хорошо узнала и ваших вассалов. И была уверена, что вы отправляетесь не один, а с многочисленными и надежными спутниками, которые умрут, но не дадут вас в обиду...
  Она погладила меня по волосам и улыбнулась:
  - Во всей этой истории меня удивило только одно: как это графы Кент и Солсбери еще не рванулись с вами уничтожать Ричарда? Прихватив с собой его преосвященство - архиепископа Кентерберийского?
  Я представил себе папашу Тука в колючих кустах и заржал, а Беренгария вторила мне своим серебряным голосом. Когда к нам сунулся сэр де Литль, то узнав, над чем хохочут принц и королева, присоединился к нам своим рокочущим басом.
  А на следующий день на меня неудержимой лавиной навалились каждодневные заботы, приправленные новыми проблемами...
  
  -...Зять мой, ваше величество, - Великий Сенешаль с непристойной фамилией расправил усы и приосанился, - Вам немедленно надо назначить день вашей коронации.
  - И то правда, сын мой, - пробасил архиепископ Кентерберийский Адипатус. - Тесть твой дело говорит. Что тут тянуть? Коронуем тебя, - он завел очи горе и зашевелил губами. - О! Аккурат на Пасху и коронуем... - Тут его преосвященство гулко рыгнул и добавил: - А пока - пока батюшку твоего отпоем, да...
  Он хотел ещё что-то добавить, но тут де Литль, который стоял за моим троном во главе своей родни с сонным выражением на лице и со здоровенным топором в руках, вдруг спросил громоподобным шепотом:
  - Командир-принц, а отпевать-то кого станем? Что тебя коронуют - ясно, а чё, у нас ещё кто-то помер?..
  - Джон, ты упал и головой ударился? У меня ж отец - Ричард скончался...
  Де Литль ожесточенно поскреб в затылке и изумленно вопросил:
  - А чё, мы его отпевать станем? Его чё - кроме нас и похоронить-то некому?.. Не, ну... тогда....
  Не смеялась, кажется, только Беренгария. Остальные не просто помирали от хохота, они стонали и ревели, колотили кулаками по столам - все, включая чопорных храмовников и тишайших евреев. Отец Тук, утирая слезы, простонал:
  - Джон, ты уж лучше кулаками... а то языком у тебя не очень... так что лучше... помолчи... ибо сказано: да не отвратится ваш лик от изрекающих истину по воле Господней... впрочем, это не про тебя...
  ...Однако смех - смехом, а вопрос с коронацией действительно надо решать. Уильям Длинный меч и Великий Сенешаль с энтузиазмом взялись за это дело, да и вдовствующая королева Беренгария тоже подключилась и развила такую бурную деятельность, что ни у кого и тени сомнения не возникло: так заботиться можно только о родном, горячо любимом сыне. Хотя эта троица взяла процесс подготовки на себя, но и мне тоже досталось. Портные сняли с меня мерку, чуть не по миллиметрам, собираясь сшить 'новое платье короля'; евреи-торговцы притаранили целый обоз тканей, чтобы благородный принц Робер мог выбрать себе подходящее качество и подходящий цвет того, в чем он станет королем; Энгельс с Марксом, Паулюсом, Далфером и Олексой Ольстиничем гоняли войско до семьдесят седьмого пота, готовя коронационный парад, Арблестер сотоварищи туманно намекали на какие-то заморские диковины, которые они притащат на коронацию. Впрочем, тут их перебивали храмовники с евреями, обещая привести что-то чуть не с самого края света и так далее, и тому подобное... Правда, это всё заняло немало времени, а потому коронацию решили перенести 'на потом'. Например, на Троицу. Ну да мне торопиться некуда: когда коронуюсь, тогда и коронуюсь...
  Но коронация коронацией, а прочих-то забот никто не отменял. И первым на повестке дня встал вопрос государственной безопасности...
  ...Мы - я, тесть Мурдах, Примас Англии Адипатус, графы Кент - Энгельс, Норфолк - Маркс и Солсбери - Уильям Длинный меч, Великий Кастелян Ордена Храма в Англии Лука Боманур, Первый Лорд Адмиралтейства Арблестер и новый Лорд Канцлер - Реджинальд фон де Бёф - сидели за столом в Малом Тронном зале у стола, застеленного удивительно красочной и насыщенной фантастическими деталями картиной, которую Арблестер почему-то называл картой, а остальные поддерживали его в этом заблуждении. Речь шла об ожидаемом вторжении войск принца Джона на территорию Англии...
  - Аквитанская волчица - прости, племянник! - вещал 'дядя Вилли', - никогда не простит смерти Ричарда. Пока она жива - ты б поберегся...
  - Уж это - точно, - согласно кивнул головой мой синешалый тесть. - Она и отравителей пошлёт - не вздрогнет, да и убийц может нанять почище этих... - он зябко передёрнул плечами... - которых Рота Королевских Евреев в Святой Земле раздобыла...
  Остальные многозначительно и сурово кивали, храня многозначительное и суровое молчание. Которое было нарушено самым неожиданным образом...
  - Я чё-то не понял, или чё?!!
  Громовой рык, похожий одновременно на грохот горного обвала и рев медведя-шатуна, которому наступил на лапу подслеповатый кабан, потряс зал. Гранд-сержант, барон де Литль выдвинулся из-за трона со своим топоро-молото-копьем и со всей дури саданул кулачищем по столу, расплющив подвернувшийся не ко времени серебряный кубок. Хорошо стол сделали - не треснул. Только покосился...
  - Тут чё, кто-то думает, что мы плохо прынца охраняем, да?! И чё?! Ну?!! - чудовищное оружие со свистом рассекло воздух, да так, что Уильям Длинный Меч непроизвольно пригнулся. - Кто?!!
  Сзади Маленького Джона подпирали плечами бойцы 'Взвода Охраняющих Жизнь Дорогого и Всеми Любимого Повелителя'. Орава родичей де Литля ощетинилась оружием, и орала в том смысле, что ежели бабушка Альенор, принц Джон, или еще кто - хоть сам Царь Небесный! - грабки к принцу, то бишь ко мне, протянет, так они их враз укоротят. Вместе с головой, или чем там они думают, что думают...
  - А отрава? - это со своего места, долбанув об пол могучим, больше похожим на длинную дубину посохом, поднялся Примас Англии. Сдвинув на затылок тиару, он грозно уставился на великанское семейство Литлей, - Коли отравой его высочество извести захотят - что делать будете?
  - Отравителя удавим, - заикнулся было самый младший Литль - Стефан.
  Юнец неполных четырнадцати лет от роду и полных ста восьмидесяти сантиметров от пола, он, как и вся его родня обладал чудовищной физической силой, но в отличие от остальных был все же чуть смекалистее. Правда, тут и он попал пальцем в небо...
  - А как ты его узнаешь, чучело ты Вифлеемское?! - взвыл замполит Тук. - Кого ты собрался давить, корова ты Иерихонская?!
  Ответить Стефан не успел, потому что за него отозвался его дядюшка, сам Гранд-Сержант. Ответно шандарахнув своим топором об пол, он рыкнул:
  - На кого командир-прынц скажет, того и удавим, понял, святоша?!
  При этом он обвел всех собравшихся тяжелым взглядом. Возражать ему никто не рискнул. А Джон тем временем поставил жирную точку в обсуждении. Всё так же мрачно глядя на присутствующих, он заявил:
  - И вообще, чтобы всякие там не грозились - пойти да и перебить их всех na hren! Вона, - он ткнул своей лапищей куда-то за стену, - солдаты ужо застоялись, что твои кони зимой. Вчерась даже шервудцы на gorodke и на polose так себе были. Их на войну гнать надо, а то только жрут в пустую.
  Идея упала на благодатную почву и уже через мгновение обсуждение вопросов обороны острова, круто развернувшись на сто восемьдесят градусов, превратилось в обсуждение возможных нападений с этого самого острова. Тут все оказались в своей стихии: Лорд Адмиралтейства вопил, что перевезёт столько войск, сколько надо и туда, куда надо; графы Кент и Норфолк вопили, что им только дай, так они всех порвут и вообще они уже готовы к высадке; Великий Кастелян вопил, что всех рвать как бы и не потребуется, потому что тамплиеры во Франции впрягутся за мое величество на раз-два-три, а они - сила, да ещё какая! Великий Сенешаль вопил, что благородные рыцари и бароны веселой Англии спят и видят, когда ж они, наконец, накостыляют по шеям заносчивым континенталам, а потому - только прикажи! А Лорд Канцлер вопил, что война - дело хорошее, так как казну пополнить не мешает... И над всем этим вопили в унисон Длинный Меч и Примас Англии:
  - Война - дело Божье! Пора, пора этих еретиков к ответу призвать! - надрывался батька Тук. - Ибо сказано: не мир я несу вам, но меч!..
  - Во-во! - ревел дурноматом 'дядюшка' Уильям. - И давно пора этим мечом пройтись по головам всех этих разбойников и содомитов!..
  Прошло не менее получаса, прежде чем мне удалось унять этот патриотический порыв. И только тогда, наконец, началось нормальное обсуждение, в ходе которого выяснилось, что нам необходимо: построить не менее сорока кораблей к уже имеющимся; хоть умри, но подготовить и вооружить еще хотя бы десять тысяч солдат, треть из которых должны быть конными; изготовить двадцать, а лучше - тридцать, бочонков того самого сатанинского порошка, с помощью которого взяли Дувр... И что денег на все вот это потребно соответствующее количество... Ну и, наконец, связаться с роднёй моей 'матушки' в Наварре и обсудить с ними план совместных действий тоже ну никак не повредит...
  Окончательно убедившись, что высадка начнётся не завтра, собравшиеся, поорав ещё немного - просто так, для души, отправились начинать подготовку к эпохальной десантной операции 'Высадка в Нормандии', обгоняя союзное командование лет эдак на шестьсот пятьдесят. А я, окончательно офонарев от несущихся галопом событий, отправился на боковую, благо время было уже позднее...
  ...Мне снилось, что моя 'бабуля' вместе с верным ей войсками высадилась в Англии и, должно быть, разбила моё воинство вдрызг, потому как теперь с ехидной улыбочкой допрашивала меня, потрясая классным журналом: 'Вопрос первый: кто убил короля Ричарда? Вопрос второй: объясни мне, что такое дифракция?' А я стоял безоружный, возле классной доски и мучительно пытался понять: что же мне сейчас отвечать? Ответа на второй вопрос я не знал, а ответ на первый вряд ли устроил бы мою мучительницу. Хорошо, что на мое счастье ударил колокол, и я уже приготовился, было, заметить - урок-то, мол, окончен. Но моя бабушка - Алиенора Ганецкая, закричала: 'Звонок - только для учителя! - а потом, подумав, добавила: - Если это не сигнал воздушной тревоги...'
  Должно быть, это был именно второй случай, потому как я инстинктивно рухнул на пол, ногами к окну, и крепко ударился. Ощупал всё вокруг, и понял: я - действительно на полу. На каменном, холодном полу. Взрывов вроде не слыхать, но кричат здорово и на разные голоса. И колокол гудит не переставая... Да что это, в самом-то деле?! Неужто сон - в руку, и вражий десант уже в Лондоне?! Ну, так я вам, суки, дорого обойдусь!..
  Я подхватился с пола, и попытался одновременно натянуть штаны, обнажить меч, и изготовиться к стрельбе из лука. Но не успел. С адским грохотом распахнулась, чуть не слетев с петель дверь, и тут же на меня налетело нечто, похожее на ураган, динозавра-переростка и тяжелый танк одновременно, в результате чего я снова чуть не оказался на полу. Но тут я тоже не успел...
  Громадный некто сжал меня так, что ребра жалобно хрустнули и голосом гранд-сержанта де Литля заорал:
  - Командир-прынц! Радость-то какая! Сын у тебя! Сын родился! Наследник!..
  
  Интерлюдия
  Рассказывает Джоанна, графиня Тулузская, бывшая королева Сицилии
  
  Не люблю Руан. Мне никогда здесь не нравилось. С каким удовольствием я бы сейчас понежилась на Сицилии... Или на Кипре. Или... Или съела бы чего-нибудь. Например, померанец. Или как его там? Нарандж? Отвратительно кислый. Даже горький, а вот хочется. А как восхитительно пахла его кожура, если потереть в ладонях! Я бы сейчас съела один. И еще куропатку. И селедку. Да, огромную жирную-прежирную селедку. И сыра. И пригоршню цукатов. Из наранджевых же корочек. Ну да... Но тут нет померанцев. Тут ничего нет. Мерзкое место. Но выбирать не приходится, особенно теперь. Да и выбирать особо не из чего, но я лучше осталась бы с Ричардом, а не с матерью. Но я не успела - а теперь Ричарда уже нет. Ужасные слова. Ну, ладно... главное - не плакать... сколько можно...
  И мне все-таки хочется думать, что он меня любил, мой брат Ричард, ну хоть чуть-чуть... А не просто, как считали многие, выдавал замуж то за одного, то за другого ради своих честолюбивых замыслов. О матери я никаких иллюзий не питаю. Мы все для нее никогда ничего не значили. Все. Кроме Ричарда. Уж его-то она любила за всех нас.
  Вот Вильгельм меня любил, я это знаю. И я его тоже. Он бы меня не бросил в беде. Почему же все так несправедливо? Почему Вильгельм не смог дать мне ни одного ребенка, а от Раймунда я понесла трижды? Ох, если бы он дал себе труд быть хорошим мужем, я бы смирилась. Хотя мужчина, который женится в четвертый раз... Это был повод задуматься, особенно если знать историю его прошлых браков. Да ладно, что уж теперь.
  Но как оно все совпало - и очередная выходка Раймунда, и его отъезд, и эти мерзкие бароны, и осада... которая могла бы быть удачной, если бы меня не предали. Но именно так и случилось. Предатели, кругом одни предатели. А еще ребенок... Еще один ребенок. Как ни ко времени, господи! Вот мы и уехали... точнее - бежали. А что еще оставалось делать? Куда деваться? Я отправилась на север, к Ричарду, но грустные новости из Шалю-Шаброля уже спешили мне навстречу. Что и говорить, черные вести всегда быстрые. Оставалось только одно - ехать в Руан. Мать мне не обрадовалась, и я ее понимаю. Неприятности с Тулузой ей совсем не нужны. Но что же мне делать? Если уж все пошло совсем не так, как надо, то могу я хотя бы разродиться спокойно?
  Ох уж эти дети... все проблемы из-за них... или из-за их отсутствия. Что лучше, что хуже - неизвестно. Потому что есть дети, просто дети - маленькие, забавные, неуклюжие. Счастливы те матери, которые могут себе позволить иметь детей. А есть - наследники. И большинство из тех, кого я знаю, мечтают именно о них. Ведь наследники - это гарантия. Наследники - это власть. А кто же из моей родни не хочет власти? Вот я бы предпочла иметь просто детей. Но это невозможно. Увы.
  Так что, если Господу будет угодно, граф Тулузский скоро получит еще одного наследника. Ну, или правильнее сказать - получит, если отберет его у моей матери. Да и не только его, но и старших. Конечно же, я забрала их с собой. Так что пусть попробует. А у моей матери так просто ничего не отберешь, уж я-то знаю. Но, чем бы дело ни кончилось, к Раймунду я больше не вернусь. Ни за что.
  Какая я стала толстая, ужас просто. Как гусыня. Да, ломтик гусиного паштета - это было бы сейчас неплохо. И немножко репы. И, пожалуй, фиников. Ах, какие финики присылал нам Саладин, мой неудавшийся свекор... Мммм... не финики - чудо! так и таяли во рту... Да, тогда, в Палестине, мне эта идея с замужеством казалось бредом, но теперь... Может, было бы и не так плохо? Уж точно лучше, чем сейчас. Ведь в результате я все равно вышла замуж по желанию моего брата. Так какая разница?
  А если бы еще можно было не разлучаться с Беренгарией... Ах, дорогая моя сестрица! Каким прекрасным кажется мне теперь то время, что мы провели с ней вместе! Если бы можно было вернуться назад...
  Может быть, и Ричард вел бы себя иначе, породнившись с Саладином? И до сих пор был бы жив? Кто знает...Но я уверена, что нам с Беренгарией в Палестине жилось бы куда лучше, чем здесь.
  Хотя если судить по последним слухам, то теперь жизнь Беренгарии переменилась к лучшему. Ведь она обрела потерянного сына! О котором совсем недавно и не подозревала. Вовсе. О да, это так трогательно... Саладин бы эту ее выходку оценил, он любил такие ироничные шутки. Не хватало лишь принародного воссоединения матери и сына с их отцом, моим дорогим братом. А ведь и до этого могло дойти... Но было бы чересчур даже для нашей семьи. А теперь и попросту невозможно.
  Не думаю, что ее держат там силой. Рассказывают, что она сама приехала к нему и открыто признала своим сыном. Ну я-то знаю, что никакого сына нет и не было, но раз ее это устраивает... В конце концов, если нашелся хоть один мужчина на всем свете, который хочет и может ее защитить... что ж... так тому и быть. Как его ни назови.
  И мне совсем не обидно за брата, ведь я-то помню, что на самом деле представлял собой их брак. Я видела все день за днем. И для меня они давно существуют как два не связанных никакими узами человека. У меня был любимый брат, и я была рада, что он есть. У меня была подруга, дорогая моя сестрица, и я была счастлива, что нам довелось встретиться. А то, что у них ничего не вышло... не мне их судить. Еще неизвестно, как я бы поступила на ее месте.
  Мне бы со своими горестями разобраться. А тут еще мать затевает крестовый поход, только не на восток, а на север. Из ее язвительных слов мне стало ясно: мой 'племянник' мужчина хоть куда. И просто так с ним не справится. Но одолеть как-то нужно. И желающих хватает, очень уж привлекательный кусок эта самая Англия. Хотя на мой вкус - глухомань, с Сицилией или Палестиной не сравнить. Только вот незадача: они много хотят, да ничего не получат. Во всяком случае, пока мать жива. Ведь у нее есть мой младший братец Джон, который будет делать то, что она скажет. Как делал всегда. И если война будет, то без Джона она не обойдется. Но никто не заставит меня поверить, что он хочет чего-то подобного. Все, чего он хочет - чтобы его оставили в покое.
  Так что, если матери так или иначе удастся одолеть самозванца, то ни Джона, ни Беренгарию ничего хорошего не ждет. Мою названную сестрицу сошлют в самый глухой монастырь, а Джона посадят на английский трон. А это немногим лучше. Мать примется снова править, а уж это она любит. И братец снова останется ни с чем. А если верх одержит Робер, то Беренгария может торжествовать, но Джону снова не поздоровится. Да ещё как!.. Отрубят голову, принародно... Такой уж он невезучий, толстяк-слизняк, но я его люблю... И мне его жаль. У меня хотя бы есть дети, а у него вообще ничего, кроме Изабеллы, с которой он видится только на людях. Впрочем, как поговаривают, имеются какие-то бастарды... Но даже если они и есть, им явно далеко до этого Робера.
  Как же так получилось, что Джону и Беренгарии, единственным моим близким людям, грозит моя же собственная мать? И ведь ничего с этим не сделаешь. Если только...
  Беренгария не писала мне после того, как уехала из монастыря. И я ее не виню. Она опасается не меня, а моей матери. И вполне обоснованно опасается. Но я-то могу написать ей? И повод есть вполне веский. А для благородной дамы просто обязательный - соболезнования.
  Сегодня же и напишу - пока мать не вернулась вместе с Джоном. Вот только съем чего-нибудь. Например, яблок. Или грудинки? А лучше яблок и грудинки...
  
  Глава 2
  О национальных особенностях и недостатках или 'Ваше подлинное имя?'
  
  Да уж, заснуть в ту ночь лондонцам было не суждено. Примерно через час после того, как очумевший от усталости гонец свалился на руки встречающих и прохрипел: 'Ликуйте, люди! У короля Робера родился сын!', разбуженный троими родичами Маленького Джона королевский алхимик Эдгар Годгифсон, спросонья сунул факел в бочонок не с фейерверками, а с порохом, и бухнуло так, что не то, что в Лондоне - в Оксфорде вороны с деревьев попадали! Впрочем, бог и в этот раз оказался на стороне дураков и пьяных: никого не убило и не ранило, только Вигмунда - почтенного отца семейства из рода Литлей шваркнуло в колючую живую изгородь, да самого преславного алхимика уронило в сточную канаву. Но всё это прошло почти незамеченным, потому как в Тауэре уже началась Большая Королевская Пьянка, вскоре выплеснувшаяся на улицы города...
  Ветераны 'Второго Интернационального пехотного полка Красных Швабов, да заступится Святая Дева Мария Тевтонская за их врагов' вошли в город с юга, а 'Отдельного Валлисского Ударного батальона Героев, Презрительно Смеющихся Смерти В Лицо, имени Святого Чудотворца Давида из Вэллиса' - с севера, и двинулись навстречу друг другу, не пропуская ни одной улицы, ни одного переулка и ни одного дома. И отовсюду они извлекали мирных, насмерть перепуганных обывателей, после чего разворачивалась примерно следующая сцена...
  - ...Tovarishch efreytor! Ещё одного нашли!
  - Тащи его сюда! Поставьте передо мной! Та-а-ак, и кто это тут у нас?..
  Факел тычется чуть не в самое лицо бедолаги...
  - Ага... Как звать?! - громогласный ефрейторский рык эхом мечется по улице. - Кто таков будешь?!
  - А... ва... это... Эгфри я... Эгфри Огсон, значится... бочар...
  - Ага... А короля нашего ты любишь?
  - Дык... я ж... конечно!..
  - А па-а-аччему тогда трезвый?! У короля Робера сын родился, а ты не рад?!
  - Да как же... я ж... не знал я, ваша милость...
  - Какая я тебе 'милость'? Я не милость, а tovarishch efreytor! А вот ты... Раз нашего короля любишь и уважаешь - пей!
  Перед обалдевшим бочаром появляется полуведерный кубок с элем и кусок хлеба с копченым мясом, которые по цепочке передали из обоза...
  - А ну - до дна, за славного короля Робера и его первенца!
  - Бульк-бульк... ик... бульк...
  - До дна я сказал! Вот, молодец... Теперь закуси, Эгфри Огсон, бочар, да беги домой. Буди всех своих и волоки их к Тауэру - там Пресветлый король Робер велел для всех столы накрывать! Ну!
  - Вечна... ик... ой! Многая лета королю! Ик... Ур-р-ра-а-а-а! Spartak champion!..
  ...А в Тауэре уже пылали факелы, на каждом очаге и в каждом камине жарилось что-то свежее и вкусное, во всех залах стояли открытые бочонки с элем и вином. Мои соратники подошли к делу празднования дня рождения наследника обстоятельно и всерьез...
  - В-владетельный зять м-мой!..
  Ого! Как это сенешалый Мурдах ухитрился ТАК надраться всего за час?! Он уже и на ногах-то не очень - вон как его штормит!..
  - Эй, кто там! А ну, помогите-ка Великому Сенешалю сесть!
  Не прошло и пяти минут, как бывший шериф Нотингемский был усажен рядом со мной и тут же полез целоваться, обниматься и признаваться в вечной любви и преданности...
  - В-вот, я ж ещё т-тогда... у Дрейволда... понял: э-эт-то - не Хэбов сын ... - тут его качнуло физиономией в мясной пирог с подливкой, и дальше свою речь он продолжал еще более невнятно, так как постоянно облизывал длинные усы. - В-вот... а ведь в-вы меня... ц-царствен... зять м-мй... как последнего пса!.. И я... п-понял... так громить рыцарей... н-не м-может никт... только наследник великих Генриха и Ричарда... чтоб ему... на тм... свте... ик...
  Тут его вдруг пробило на слезы, и он принялся рассказывать мне, как он страдает, что повесил атамана Хэба, и как ему горько, что он - Хэб, не дожил до сегодняшнего светлого дня. Тесть так расчувствовался, что встал из-за стола и, рыдая, двинулся к отцу Туку, оторвал его от благочестивого поглощения бочонка мальвазии и доброй половины жареного оленя, сообщив нашему архиепископу, что все прошлые грехи его безумно тяготят - особенно гибель благородного Хэба! - и потому он желает уйти в монастырь. Немедленно...
  От такого заявления батька Адипатус до того охренел, что подавился олениной. Но, прокашлявшись и добив мальвазию прямо из бочонка, не утруждая себя разливанием благородного напитка в кубок, он подошел к делу со всей серьезностью и устроил Ральфу Мурдаху натуральный экзамен по Закону Божьему. Судя по всему, тестюшка 'поплыл' от вопросов, во всяком случае, вид у него был совершенно ошарашенный. Я прислушался...
  - ...Ответствуй, да не медли! Как звали того Голиафа, которого, по воле Господа нашего, победил Давид?! А?!!
  Великий Сенешаль выпучил глаза и глубоко задумался. Но долго думать ему не дали...
  - Не знаешь?! А как называется молитва Pater noster ?!! И этого не знаешь?!! Нет уж, нечего тебе в монастыре делать! Нет тебе на то моего благословения!..
  Глубоко опечаленный тесть сделал попытку вернуться ко мне, но не дошел и, запнувшись за что-то, ухнул на стол. Сидевшие рядом Уильям Длинный Меч и Реджинальд фон де Бёф переглянулись, сдвинули его в сторону и рявкнув в унисон: 'За короля Робера и его первенца, да хранит их Господь!' - дружно сунули головы в бочонок с испанским вином. Мама дорогая!.. Это они решили выпить бочонок залпом?!
  - Джон! ДЖО-О-ОН!!!
  - Туточки я...
  - Немедленно вынуть этих двух кретинов из бочки! Захлебнутся ж, дебилы!..
  М-да уж, я, конечно, знал, что у Джона мозги работают медленно, но чтобы настолько... Ключевым словом, за которое запнулся мой верный гигант, было 'немедленно'. Это значит - 'сей момент', но так не выходило: до дальнего конца стола надо было бежать, а значит - не выполнить ясный и недвусмысленный приказ...
  Гранд-сержант де Литль решил эту проблему самым неожиданным образом: подхватил скамью и швырнул её с силой большой катапульты. Он угодил точно в бочонок, из которого уже торчали ноги веселой парочки. Это напоминало взрыв ручной гранаты: бочонок, естественно, распался на составные элементы, а оглушенные дядя Вилли и Лорд Канцлер, сметенные ударной волной, улетели в дальний угол, прихваченные с собой половиной скамьи...
  Потрясенный увиденным я автоматически принял из рук Малютки Джона невероятных размеров кубок с вином, и выпил под тост, хором произнесенный взводом Литлей:
  - Дай Бог, чтоб не последний!!!
  И только потом, подумав минуту-другую, спросил:
  - Эй, парни, а вы кого в виду имели? Ребенка или кубок?
  - Дык эта.. обоих...
  ...Постепенно пьянка приобрела размеры стихийного бедствия. Я как-то пропустил наступление утра, и когда очнулся - на дворе был уже полдень. Первое что я увидел в зале, заставило меня подумать, что я всё еще сплю пьяным сном, и меня навестил хвостатый зверек из дремучего леса. Белочка...
  Сидя за столом, крепко обнявшись, Великий Кастелян Ордена Храма в Англии Лука Боманур и старейшина Еврейской общины Лондона Иегуда бен Лейб, с видом возвышенным и одухотворенным, дуэтом выводили какую-то песню. У обоих исполнителей был надтреснутый старческий дискант, но слуха и мастерства им, похоже, было не занимать. Слов я сразу не разобрал, но мотив напомнил мне незабвенные 'Семь-сорок'. Для полного впечатления не хватало только скрипача, и парочки биндюжников, танцующих, заложив большие пальцы за жилетку...
  Я встряхнул гудящей головой, нашарил на столе кубок с чем-то и залпом выпил. Гудение в башке сменилось умиротворяющим шумом прибоя, и сквозь этот шум я, наконец, почти разобрал показавшиеся мне смутно знакомыми слова:
  
   ... и города
  Ты разрушил; погибла память их с ними.
  Но Господь пребывает вовек;
  Он приготовил для суда престол Свой, и
  Он будет судить вселенную по правде...
  
  Сдается мне, это тот самый псалом Давида, который так часто поминала бабушка... да, вроде бы он, во всяком случае, смысл весьма похож, но... но на какой мотив?!! Мама, куда катится этот мир?..
  Но тут в голове вдруг вспыхнуло нечто, заставившее меня позабыть о новых менестрелях. Нет, хорошенькое дельце: пили вчера, пили, а имя - имя-то сыну я так и не подобрал? Да-а, блин, папаша, ну ты даешь!..
  Тут я заметил какое-то подозрительное шевеление на краю зала. О! Вот именно тот, кто мне сейчас и нужен!..
  - Тук! Ту-у-ук! Тащи сюда свои десять пудов священного мяса!
  Замполит не обиделся. Он, покачиваясь, подошел, оглушительно рыгнул и с трудом сфокусировал на мне взгляд:
  - Что тебе, сыне?
  - Слушай, архиепископ, тут у меня вот какой вопрос. Как сына назвать? Твое мнение?
  Адипатус где-то потерял свою тиару, а потому сейчас смотрится вполне нормально. Он чешет тонзуру, молча сопит, а потом выдает:
  - Так, а чего гадать-то? Чей вчера день был? Беды Достопочтенного? Вот Бедой и назвать...
  - Чего? Тукало, тебя по башке стукало? Охренел? 'Как вы яхту назовете, так она и поплывет' - слыхал?
  - Ну, там еще Давид был... Солунский...
  - Ты точно с дуба рухнул! Ну-ка, выпей и соображай дальше. И учти: мне только звезды Давида и не хватало!..
  Папаня Тук одним махом осушил кубок литра на три и, утерев губы рукавом сутаны, вопросил:
  - Слушай, сын мой... А чего бы тебе не назвать своего сына в честь его деда, а?
  Хм-м... А вообще-то... Вот только если моего отца звали Владимир, то как же будут звать здесь нашего Вовочку?..
  Я несколько раз произнес это имя вслух и, как выяснилось, очень зря...
  Откуда-то, как мне показалось - из-под стола, вынырнул командующий русскими эскадронами Олекса Ольстинич. Он обвел зал мутным взглядом, обнаружил меня, и тут же уселся рядом:
  - Имя сыночку подбираешь? Дело... - боярин уцапал со стола серебряный кувшин с пивом и в три долгих, гулких глотка опростал его до дна. - А я мыслю: доброе ты имя приять решил. Володимер - миром владеющий. Такое имя как раз сыну такого рекса и надь...
  Я не успел ничего сказать, как рядом взвыл замполит Тук:
  - Какой-такой 'Владимир'? Да такого имени и в святцах-то нет!
  - Это как-так 'нет'?!! - голос у Олексы ничуть не тише, чем у Тука. - А равноапостольный князь Владимир тебе кто?!
  Я не успел заметить, кто из них нанес первый удар, но через секунду мой замполит и командир русской конницы уже катались по полу, лупцуя друг дружку по чем зря...
  - Это... я чего думаю...
  Маленький Джон. Он думает? Интересно...
  - Ну?..
  - Может... ну... чтобы по-правильному... так это... надо... ну... раз первенец... то... как отца?
  - Постой-постой... Ты говоришь, что правильно, если первого сына называют так же, как отца?
  - Ну...
  - А что? Робер-младший... очень даже...
  К этому времени евреи и храмовники - те, что ещё держались на ногах, растащили драчунов, а их предводители - Лука Боманур и Иегуда бен Лейб подошли к нам поближе. Еврейский старейшина задумчиво покачал головой и произнес:
  - Робер, ваше величество, имя от саксов и яростных норманнов происходящее. Означает оно - 'блистающий славой'. Имя сильное и славное, а вами - и вдвое прославленное, мой повелитель. Но вот хорошо ли то будет, коли отец и сын окажутся едины в своих желаниях снискать славы? Не случится ли тогда тоже, что с покойным королем Ричардом, которому желание собственных побед затмило сыновью любовь, и взревновал он к вашим подвигам?
  - И к тому же, ваше величество, нечто подобное уже было, - вступает в беседу Великий Кастелян. - Дядя ваш, молодой король Генрих - вы не застали его в живых, государь, воспитываясь на Руси, ослепленный жаждой власти, поднял свой меч на своего отца - великого короля Генриха, вашего деда, и пал на той войне. Два Генриха не ужились в одной державе, а уж два Робера... - он глубоко вздохнул.
  - Двум Роберам и вся Ойкумена может тесной оказаться, - закончил Иегуда и снова обнял своего давнего врага и гонителя Боманура за плечи.
  Храмовник горделиво выпрямился и посмотрел на еврея чуть ли не с братской любовью:
  - Мудрый Иегуда бен Лейб верно сказал. А от себя же добавлю: коли и отец и сын одно имя носят - ангел-хранитель у них один будет. А ну как не уследит один за двумя?!
  - Истинно глаголет рыцарь Храма, ибо сказано: Если есть у него Ангел-наставник, один из тысячи, чтобы показать человеку прямой путь его - Бог умилосердится над ним и скажет: освободи его от могилы; Я нашел умилостивление . Один из тысячи - один, а не два и не десять...
  О! Папаша Тук... Прекратив безобразную драку и помирившись с русичем, он уже здесь. И снова весь в духовных делах и благочестивых заботах... хотя нет, это я поторопился. Примас Англии, выдав очередную цитату из Писания, отошел в угол и, задрав рясу, справил малую нужду...
  Блин, а чего это я с Владимиром-то вылез? Папу-то, типа, Ричардом зовут... то есть - звали. Может?..
  - А если Ричардом назвать? В честь деда?
  А чего это все так насупились? А-а-а... ясно. Злая старуха-совесть накинулась. Папеньку-то вместе валили...
  Первым отважился только что пришедший в себя командир давно уже числящегося пехотным полком 'Отдельного Валлисского Ударного батальона Героев, Презрительно Смеющихся Смерти В Лицо, имени Святого Чудотворца Давида из Вэллиса' Талврин ап Далфер. Он прокашлялся и сообщил:
  - Ваше величество, пресветлый наш король. Ричард... он - да... рыцарь хороший... был, но...
  - Много он нам крови попортил, - попытался помочь своему командиру начальник лучников Аерон ап Силин. - Многие беды претерпели от него изумрудные холмы Уэльса...
  - Да! - обрадовался Талврин. - Вот-вот. Не дай Господь - в деда первенец ваш пойдет...
  Хм-м-м... Ну, в принципе... О, идея! Давай-ка в честь другого деда назовём, а? А в этом что есть! И Машке приятное сделаю, а то я как-то за этой пьянкой о жене и забыл...
  - Ну, а если он пойдет в другого деда? Что скажут храбрые валлисцы?..
  Ой! Чего они орут-то так! И кстати, что-что они там орут? Чего-чего?..
  - Великая слава наследнику стола великого Артура Ролэнту ап Рхоберту ап Мэредадд! Espartaak - shepmpion! Да живет и здравствует славный Ролэнт ап Рхоберт ап Мэредадд! Espartaak - shepmpion!..
  Мама дорогая, это они про кого?! Да что тут - с ума все посходили, что ли?!! Про кого...
  Додумать я не успел. В залу ввалились русичи из Первого и Второго Конно-Стрелковых эскадронов Святой Руси. Во главе неслись Ольстин Олексич и Чурын, вопя на весь Тауэр: 'Рекс по-первости рек Володимер, а стало быть, по божьей воле то изречено бысть! Володимер! Спартак - чемпион! За Святую Русь и рекса Роман... тьфу, окаянствие! - рекса РобЕрта! Спартак - чемпион!'
  Валлисцы тут же сцепились русичами и пошла потеха. На стороне первых оказался примас Англии, яростно рыча: 'Нету в святцах никакого Владимира! Господи, благослови! Spartak - champion!', а следом за ним подтянулись и английские рыцари. Русичей, было, потеснили, но тут в драку вступили три дня назад получившие статус полков Штурмовые Батальоны Бывших Рабов, Сражающихся за Вашу и Нашу Свободу во имя Господа Иисуса Христа, Благочестивого Короля Робера и Святого Спартака' с диким рёвом: 'Как так - нет! В Дании вон - Вальдемар есть! За волю! Spartak - champion! Владимир!..'
  До меня дерущиеся не дотягивались. Во-первых, всё-таки уважали, а во-вторых и главных - взвод Литлей окружил меня несокрушимой стеной. Но от этого мне было не легче - драка грозила перейти во всеобщее побоище. Оружие в ход еще не пускали, но ведь кинжалы-то есть у каждого. Да и до оружейки совсем не далеко...
  - Ваше величество, а может быть...
  - ЧТО-О-О?! Ещё ты, Иегуда?!! Совсем озверел?!! Даже не начинай! Не будет мой сын Соломоном, так и запомни!!!
  Наверное, бен Лейб собирался всё же высказать свою идею, но тут кто-то из Литлей легко, словно пушинку, наладил еврейского старшину куда подальше. Куда-то вдаль...
  Мать их так-перетак! Чем я эту банду остановлю? О, блин, еще и германцы из 'Второго Интернационального пехотного полка Красных Швабов, да заступится Святая Дева Мария Тевтонская за их врагов' добавились. Ой, чё-то будет...
  Мама! В смысле - Беренгария! Её-то сюда как занесло?! Стопчут же!..
  - Джон! Быстро шесть бойцов - прикрыть королеву!
  Вот в драке у Джона мозги работают куда как быстро. Не успел я испугаться за здоровье 'дорогой матушки', как она - вот уже, стоит передо мной внутри защитного кольца...
  - Мой любезный сын, верно ли я понимаю, что... - она запнулась, подбирая слова, - ... что эти изъявления безгрешной радости среди ваших подданных вызваны выбором имени для вашего первенца, наследника и преемника? Могу ли я помочь вам в этом, если, конечно же, у вас есть надобность в моем совете, дорогой Робер?
  Однако, сразу видно - королева. Назвать этот кошмарный мордобой 'безгрешными изъявлениями' может только истинная особа королевской крови...
  Я кивнул, и Беренгария продолжила:
  - Полагаю, что назвать ребенка древним валлийским именем было бы несколько неразумно, ибо это может обидеть многих иных ваших подданных. Что же до имени 'Вальдемар', то вы, как я слышала, однажды уже поставили на место и покарали Вальдемара Датского . Зачем же вам называть своего сына именем разгромленного врага?
  И не давая мне опомниться, продолжала:
  - Но отчего бы вам не дать ему имя вашего славного деда - великого короля Генриха? Люди помнят его, помнят его подвиги, его силу и мудрость...
  Беря! Какая же ты у меня умничка! Я отвесил самый галантный поклон, на который только был способен в своем нынешнем состоянии:
  - Матушка, ваше слово для меня - закон, - и повернулся к де Литлю. - Джон. Дооритесь до этих придурков, пока они не поубивали друг друга. Пусть все знают: моего сына зовут Генрих!
  Джон и его родня набрали в грудь побольше воздуха и...
  - Otstavit' urody! Smirno, kozly, blyad! Наследника зовут ГЕНРИХ! ТАК РЕШИЛ КОРОЛЬ! Volno, eblany, razoydis!
  
  Глава 3
  О делах домашних и государственных или 'Мы пойдём другим путём'
  
  Ну, вот и все, Ричард. Даже странно, что тебя больше нет. Сожалею ли я? Наверное, да. Где-то в глубине души сожалею... Но не настолько, чтобы перестать радоваться, что одним врагом у меня теперь меньше. Жаль только, что, как и всегда - такова уж моя судьба! - не с кем эту мою радость разделить... Так что спрячу вздох облегчения и напомню себе, что положение вдовы обязывает вести себя безупречно и не пускаться в пляс от радости по поводу кончины дорогого супруга. Обязывает, пусть даже всего лишь из чувства осторожности. Хотя, предвижу, другие на твоих костях попляшут, ох, попляшут, мой бедный, бедный 'Да и Нет'...
  Но есть еще Алиенор, которая примется мстить всем и каждому, кого только посчитает виновными. Подозреваю, что и мне... Так что надо быть еще более внимательной, чем всегда. Но пока я здесь - я в безопасности. Во всяком случае, в большей безопасности, чем где бы то ни было. И все благодаря этому чужеземцу Роберу, который за столь короткое время стал мне далеко не чужим.
  Понимает ли он, какими неприятностями сейчас все может обернуться? Подозреваю, что нет... Он упоен победой и многого сейчас не видит. Надо будет все растолковать ему как можно скорее, пока еще не стало слишком поздно. Ведь Алиенор ждать не будет. Не удивлюсь, если уже сейчас она что-то замышляет! А есть еще и Джон, хотя, Господь свидетель, по собственной воле он вряд ли на что-то решится. Вообще удивительно, что у такой матери как Алиенор родились такой сын как Джон - более непохожих людей трудно отыскать... Вот за эту непохожесть она всегда его и презирала, а у него ни разу не хватило храбрости ей противостоять.
  Вот и сейчас я более чем уверена, что даже если он не захочет ввязываться в новую драку, рядом с ним найдутся те, кто смогут просто заставить его выступить против Робера. И что самое печальное - немало отыщется и таких, кто примет сторону уязвленных Плантагенетов... ой немало...
  Но мой дорогой чужестранец после нескольких побед уверен, что и все остальное достанется ему с легкостью... Он храбр и отважен, но он слишком мужчина, чтобы вдумываться в происходящее. А для того, чтобы понимать, каково в действительности наше положение, надо знать Плантагенетов так, как знаю их я. И я готова поделиться с ним всеми своими мыслями, но вот готов ли он сейчас меня услышать? Судя по тому, как прошла наша встреча - не совсем...
  Ах, мой милый герой... он так ждал благодарности за свой поступок... Как и положено мужчине, полагал, что я теперь принадлежу ему душой и телом, и предвкушал, как я паду в его объятья, едва он спешится... Мужчины сколь самоуверенны, столь же и наивны, а уж так плохо разбирающиеся в наших порядках как Робер - тем более... Мне не хочется его расстраивать, напрямую разъясняя, что королевы иногда могут и снизойти.
  Он сидел за ужином такой обиженный, что я еле удерживалась, чтобы не рассмеяться. А после ужина я ушла к себе и приготовилась ждать, когда он решит заглянуть ко мне. А то, что он придет, было очевидно - ведь последнее слово всегда должно оставаться за королем, не так ли?
  Ждать пришлось довольно долго, но, конечно же, он все-таки пришел. И вид у него был такой, словно он еще не решил - то ли дать мне пощечину, то ли сжать в объятьях. Но он определенно был зол. Ну, во всяком случае, в отличие от Ричарда, его нельзя было упрекнуть в равнодушии ко мне.
  На мои участливые вопросы он почти не отвечал и вообще избегал смотреть на меня, а если случайно мне удавалось поймать его взгляд, то он тут же отводил глаза, словно боялся, что я прочту в них его тайные мысли. Хотя для того, чтобы понять, о чем он думает, достаточно просто посмотреть на него.
  Я постаралась успокоить его неспешной беседой, но вряд ли он слышал даже половину из того, что я говорила. Так что серьезного разговора у нас не получилось, а жаль. Ну, что ж, придется подыскать другой случай... Сейчас он слишком уязвлен, но уходил он от меня все же не таким злым, как пришел. Мы мило поболтали и даже посмеялись. Что до его чувств ко мне, каковы бы они ни были - так это скоро пройдет. Понимаю, что огорчила его, но что ж поделаешь? Хотя мне очень жаль огорчать такого хорошего человека. А он и в самом деле хорош - боюсь, даже более хорош, чем Англия того заслуживает.
  А вот для меня такой человек - это уже чересчур. Меня не привлекают любовные страсти, и не радует томление сердца - я наслушалась подобной чепухи еще в Палестине, и тратить на это свои дни у меня нет никакого желания. Но вот по-настоящему близкого человека мне очень не хватает - такого, каким в детстве был для меня Санчо, а позже мой дорогой Юсуф...
  Но того, что прошло, все равно не вернешь, так к чему же думать об этом? Вот только уединение и аббатство, увитое розами, уже не кажутся столь привлекательными, как прежде. Теперь мне этого мало. И по ночам я иногда представляю, как хорошо, если бы у меня был кто-то, с кем можно молча сидеть, прижавшись, и смотреть на тлеющий в очаге огонь и молчать. Но с Робером ничего этого у меня не будет. А то, что с ним может быть, мне не нужно. Ведь то, что можно было назвать приключением, вряд ли таковым останется, если получит продолжение.
  Так что впредь постараюсь его не расстраивать, но и на расстоянии в ближайшее время попридержу... Мое положение, моя безопасность и даже сама жизнь сейчас зависит от него - от того, насколько он сможет защитить меня, да и себя от наших общих врагов - я это очень хорошо понимаю. Мы слишком крепко связаны друг с другом, а недаром у нас в Наварре говорят: общая невзгода слаще меда... Но тут главное - не перепутать одну сладость с другой. И уж я постараюсь такой ошибки не допустить.
  К тому же не хватало еще, чтобы он подумал, будто я собираюсь просить у него защиты столь унизительным для меня образом! Хорошо бы также растолковать Роберу, что и моя помощь ему достанется без альковных подвигов. А помощь ему нужна, и чем дальше, тем больше. Он несведущ как дитя во всем, что касается придворной жизни, политики и дипломатии, и очень не хотелось бы, чтобы это стало очевидно и для других. Взять хотя бы предстоящую коронацию. Среди всех его друзей вряд ли кто-то до конца понимает, насколько важно провести все церемонии так, чтобы ни у кого в целом мире и мысли не возникло, что у Англии может быть иной король кроме Робера.
  Но, оказывается, одной коронацией дело не обойдется! Милая малышка Марион неожиданно рано разродилась от бремени - гораздо раньше, чем можно было бы ожидать. Но мы с Бен Маймуном пришли к единодушному мнению, что, как и утверждали еще великие целители Рима, ребенок, появившийся на свет через семь месяцев после зачатия, при правильном уходе гораздо более приспособлен к жизни на нашей грешной земле, чем дитя, явившееся на свет месяцем позже. К тому же, Марион так узкобедра и тонка в кости, что неизвестно, смогла бы она так же легко произвести на свет дитя, пробывшее в материнской утробе все положенное время. Но и сейчас, при самом благополучном исходе событий нам было ясно, что, скорее всего, вереницы сыновей от Марион Роберу не дождаться. Мой дорогой Бен Маймун обещал, не откладывая, как только представится случай, поговорить об этом с Робером.
  - А вот у вас, моя королева, да простятся мне эти дерзкие слова! были бы прекрасные дети... Вы с легкостью родили бы и десятерых! - сказал он, покачивая седой головой. - И остается только гадать, почему Господу не было угодно дать вам этого...
  - Не тревожьтесь, друг мой... - я сумела, как мне кажется, скрыть то, насколько уязвили меня слова старого лекаря - я уже давно приняла свою судьбу. Нам не всегда понятен промысел Божий, но от этого он не перестает быть таковым.
  - Как знать, ваше величество... - старый еврей задумчиво посмотрел на меня и опять покачал головой, - как знать... Все может случится, даже то, чего, кажется, и не должно было бы произойти.
  Это что, намек? Только этого мне не хватало... Что именно ему известно о нас с Робером, и насколько подробно?! О Господи... Я сцепила руки, чтобы не было видно, как у меня противной мелкой дрожью вдруг задрожали пальцы.
  - О чем вы, друг мой? - голос мой, слава Всевышнему, ровен и спокоен, как всегда.
  - Лишь о том, - улыбнулся Бен Маймун, - что такая молодая и прекрасная женщина как вы, ваше величество, если того пожелает, недолго останется вдовой.
  Матерь Божья, так он об этом! Всего-то! Слава тебе, Господи... Я чуть не засмеялась вслух: надо же - столько лет тяготиться своим положением, а того, что теперь я наконец свободна - даже и не сообразить... Уж не знаю, выйду ли я еще замуж, но сама мысль мне показалась вдруг невероятно притягательной. Надеюсь, только, что такой ошибки, как с Ричардом, я больше не совершу.
  Но сейчас думать надо было не об этом, а о предстоящей коронации и крестинах наследника. И думать об этом в ближайшее время мне предстояло явно в одиночестве - наш дорогой король со своими друзьями начал праздновать рождение сына и, судя по размаху пиршества, угомонятся они не скоро... Как и положено королю и счастливому отцу, Робер на угощение не поскупился. В течение всех дней, что продолжался пир, я время от времени выходила посмотреть на них с галереи и понимала, что могу быть спокойной - пир горой, вино рекой, радость без края...
  Так что, если с матерью и ребенком все в порядке - а с Марион и младенцем, слава Господу, надеюсь, все было в порядке! - то оставалось только не упустить из поля зрения два важных вопроса. Первое - тщательно приглядывать за тем, как бы в угаре счастья собутыльники не объявили нечаянно кому-нибудь войну лишь только из-за похвального желания продемонстрировать свои мощь и силу. А второе - мягко вмешаться, когда дойдут до выбора имени, иначе на радостях ни в чем не повинное венценосное дитя может оказаться каким-нибудь Навуходоносором. Как я слышала, бывали при королевских дворах весьма презабавные случаи...
  Но, если подумать, столь бурное проявление радости или, другими словами, затяжная мужская попойка имеет и свою положительную практическую сторону. Я не удивлюсь, если все эти застольные отцовские бахвальства и задуманы были лишь для того, чтобы дать женщинам возможность спокойно и основательно завершить все хлопоты, связанные с появлением в их доме нуждающегося в любви и заботе беззащитного младенца. Потому что одно дело - притворно неспешно, чтобы не искушать судьбу, готовить для будущего дитяти приданное, и совсем другое - когда младенец уже явился на свет, а, значит, тут же потребует неотступных и постоянных забот.
  В случае с милой Марион, конечно же, все не совсем так, ведь сейчас она вверена попечению родной матери - а может ли быть что-нибудь лучше этого для только что разрешившейся от бремени молодой женщины? Но скоро, совсем скоро она вернется в Лондон вместе с наследником, и к их приезду все должно быть уже подготовлено со всей возможной тщательностью, достойной королевского отпрыска.
  Так что, окинув в очередной раз взглядом разгоряченную компанию, веселящуюся в главном зале, я возвращалась к своим неотложным делам. А мужчины - что ж, пусть порадуются! Судя по выкрикам, можно было надеяться, что в ближайшие часы войну они никому не объявят - не тот у них был настрой...
  Но вот, наконец, имя для наследника было выбрано, вино... нет, конечно, не все, но преизрядное его количество - было выпито, и на четвертый день, судя по стремительным сборам в дорогу, мой дорогой сын, наконец, вспомнил о своей жене. О той, которая, собственно, и произвела на свет дитя, чье появление на свет он столь бурно праздновал. Тут Робер в очередной раз обиделся на меня - теперь из-за того, что я отказалась поехать с ним вместе в Нотингем. Но предстоящая встреча с женой и сыном занимала его явно сильнее, чем что-либо другое, и обиделся он уже не столь горячо. Вот и славно. А если учесть, что ему сейчас приходится то и дело отбиваться от навязчивых заигрываний этой дешевой шлюхи - жены Энгельрика, то за него можно быть спокойной, в пути ему точно скучать не придется.
  
  
  Глава 4
  О здравоохранении, дорогах дальних и радостных встречах или 'Суета сует'
  
  Хотя драка между фанатами разных имен и окончилась успешно - то есть никто не погиб и даже серьезно не пострадал! - пьянка в честь рождения наследника английского престола Генриха продолжалась еще полтора дня. Бывшие противники пили мировую, братались, пели песни: торжественные, не очень и просто похабные - и даже водили хоровод вокруг Тауэра. Единственное, что мне удалось сделать за эти три с половиной невменяемо пьяных дня, была отправка гонца в Нотингем с сообщением имени новорожденного и поздравлениями Машеньки с таким удачным событием. Да и еще у меня состоялась беседа с Бен Маймуном, который, невзирая на свою профессию, пил крайне умеренно и оставался в сознании всё время празднования. На третий день, улучив момент, эскулап уселся рядом со мной и, ласково заглянув мне в глаза, произнес:
  - О, повелитель, что своей мудростью превосходит свою же отвагу, а своей щедростью - свою же мудрость! Соблаговоли выслушать недостойного, что в силу своих скудных умений занят уврачеванием бренных вместилищ бессмертных душ.
  Я перевел глаза с кубка, который безуспешно пытался взять со стола, на Бен Маймуна, с огромным трудом навел взгляд на резкость и прохрипел:
  - Айболит, ты давай... того... попроще, ага? А то я ща как-то не очень...
  Главврач ЦТБ - Центральной Тауэрской больницы осторожно взял меня за руку, затем вынул какой-то маленький флакон мутного стекла и начал капать из него в большую оловянную кружку с водой. Затем протянул мне:
  - О, мой повелитель. Как я мог заметить, ты тяжко страдаешь, борясь с сим напитком, который не напрасно был запрещен пророком, но дозволь мне облегчить твои муки. Вот здесь я растворил несколько капель сока, - дальше последовало длинное, труднопроизносимое название, - и раствора нусхадира, что предоставил мне премудрый Годгифсон. Сколько я могу надеяться, это средство поможет тебе.
  Я сунул нос в кружку и тут же отпрянул назад. А-а-х! Ф-ф-ф-у-у-х... Нусхадир оказался банальным нашатырем, который действительно помогает при сильном опьянении. Ну... с богом!
  Проглотив залпом это кошмарное пойло, я прислушался к своему организму. А что, вроде получше стало...
  - Слушай, спасибо тебе... - не, так не пойдет. Голова уже прояснилась на столько, чтобы ответить ему на его же языке, - О, премудрый Бен Маймун, чья мудрость затмевает Авицену и Гиппократа! Благодарю тебя за сие дивное снадобье, что возвратило меня к жизни, словно живительные ручьи - иссохшую траву...
  Он расцветает и начинает благодарить меня за столь высокую оценку его скромных способностей. Постепенно я теряю нить его речей, но стараюсь слушать внимательно и потому засекаю тот момент, когда он переходит от славословий к делу:
  - О мой повелитель, дозволь мне сказать тебе, что твоя супруга, чья небесная красота равна её любви к тебе, а великая благочестивость её мала в сравнении с её покорностью тебе, её обожаемому супругу, сейчас слаба после того тяжкого испытания, что ей пришлось выдержать, дабы возрадовать всех твоих поданных, кои обрели то, о чём мечтали и молились - твоего наследника, преемника великих деяний твоих и продолжателя твоих благородных замыслов. И потому, о мой мудрый повелитель и благородный заступник, осмеливаюсь воззвать к тебе, уповая на твою несравненную любовь и заботу к той, что только что подарила тебе столь дивный долгожданный подарок: ограничь мощь чересел своих! Твоя супруга слаба костями и тонка в поясе, а потому не сможет подарить тебе еще одного ребенка ранее, чем через два года! Лишь тогда она восстановит силы свои и сможет ответить на семя твое лоном своим без угрозы для себя и для дитя. До той же поры дозволь мне - недостойному лекарю составить для тебя календарь тех дней, в которые можешь ты всходить к своей обожаемой супруге невозбранно, и умолять тебя следовать ему. В прочие же дни для утоления желания своего призови танцовщиц или наложниц...
  О, блин, как завернул, хотя говорит дело. Маша и так на два месяца раньше срока родила. Прав Айболит, прав во всем... кроме наложниц и танцовщиц, разумеется. Вот мне будет от Марии, если я и тут его совету последую...
  
  ...На четвертый день я решил, что пора ехать к Машеньке. Проведать её, посмотреть на ребеночка, да и вообще - ей приятно будет. Так что - в дорогу, друзья!..
  В дорогу со мной собрались, что называется, самые ближние. Энгельрик с Альгейдой, которая, став графиней Кентской, полностью излечилась от былых чувств к моей скромной, хотя и коронованной особе. Правда, она неоднократно намекала, что в любой момент готова оказать мне услуги... э-э-э... горизонтального свойства. И что особенно меня поразило - пару раз на то же самое намекал и сам Энгельс, от чего я впал в глубокий ступор. Хорошо хоть, что добрая душа Беренгария растолковала мне поведение моего друга и соратника...
  - Возможно, там, где вы выросли, дорогой мой Робер, было принято поступать иначе, но не подумайте о сэре Энгельрике дурно... - сказала она, рассеяно вертя на пальце кольцо из сокровищницы Тауэра. - Он ваш вассал, и знает: если его жена станет вашей любовницей, то на него самого прольётся даже не дождь, а настоящий водопад королевских милостей. А уж если его жена станет матерью королевского бастарда - это и вовсе означает чуть ли не родство.
  В ответ на мое удивленное восклицание, она сдержанно усмехнулась и продолжила:
  - Посмотрите на происходящее его глазами, мой дорогой Робер: жену его вы не любите, в этом он уверен, а, значит, насовсем ее не отберете. Так что он может быть спокоен. Ну, а если королю захотелось, - тут она чуть брезгливо сморщила носик, - всего лишь немного развлечься, то ваш вассал, как и другие мужья, будет рад оказать своему королю такую услугу.
  - Как 'и другие'? То есть ты хочешь сказать, что все...
  Она перебила меня:
  - Не все, конечно, но многие, очень многие... Для того, чтобы отказать королю, надо быть очень гордым человеком, а когда дело доходит до подобного, то гордость встречается редко... Или надо очень любить свою жену, а это бывает еще реже. Так что ваш Энгельрик, - не исключение. Тем более что он, как я могу видеть - ваш истинный друг...
  Вот так. Здесь так принято. Получи, Роман Владимирович, и распишись...
  
  С нами отправлялся и Примас Англии - благочестивый, хотя и несколько нетрезвый архиепископ Адипатус. Объяснил свое решение товарищ замполит Тук примерно следующим образом:
  - Апостол Петр изрёк: пасите Божье стадо, вверенное вам, не по принуждению, а охотно, не из любви к нечестной прибыли, а из усердия, не господствуя над Божьим наследственным владением, а подавая пример стаду . А потому должен я быть вместе с вами, дабы окормлять вас...
  - Окормлять - это, типа, напоить?..
  Его круглое лицо расплывается в счастливой улыбке:
  - Отнюдь, сын мой, ибо не дам я вам уподобится свиньям, упившись вином, потому что, пожертвовав собой, оставлю вам лишь малую толику!
  Мне оставалось лишь рассмеяться, и Адипатус вторил мне своим гулким хохотом...
  ...К моему удивлению, Беренагрия наотрез отказалась ехать с нами. Она заявила, что в этой поездке от нее будет мало толку, да и к тому же должен же хоть кто-то остаться и подготовить Тауэр к возвращению Машеньки с наследником. Зато со мной вместе оправились все валлисцы и все русичи, и весь свежесформированный Второй Кавалерийский Героического Рыцарства Графства Солсбери, Отстоявшего Свою Честь В Отчаянной Битве При Скарборо, Своими Длинными Мечами Доказавший Свою Преданность Пресветлому Королю Роберу, Веселой Англии, Господу Нашему Иисусу Христу Со Всеми Святыми И Своему Небесному Покровителю Архистратигу Михаилу. Как явствует из названия, к созданию этого полка приложил руки 'дядя Вилли'. И как ни странно, этот полк оказался даже более дисциплинированным, чем Первый Лондонский Кавалерийский. Похоже, что Уильям Длинный Меч сумел втолковать своим рыцарям азы дисциплины быстрее и эффективнее, чем Энгельс...
  В диспуте об имени наследника дядюшка участия не принимал. По вполне объективным причинам: до стеклянно-оловянно-деревянного состояния он надрался даже быстрее моего тестя. Но, придя в себя, горячо одобрил имя 'Генрих', утверждая, что именно это имя он и собирался предложить, но из уважения уступил эту честь вдовствующей королеве. По этому поводу дядя чуть было опять не ушел в запой. Пришлось взять его с собой - а то ещё помрет, дурак, с перепою...
  А еще с нами ехал Бен Маймун, загрузивший в свой небольшой возок столько лекарственных средств, что казалось, будто где-то в Англии началась эпидемия. И наконец, прямо перед самым отъездом бойцы взвода моей личной охраны водрузили на коня тестя Мурдаха. Невменяемого, по причине алкогольного опьянения мощностью не менее десяти мегатонн...
  
  Наконец, мы тронулись в путь. И мне это, между прочим, удалось не хуже других, несмотря на то, что восседал я на старом добром Адлере - этом громадном немецком битюге... Можно сказать, что со дня первого знакомства - чертовой охоты, на которой германский Орёл чуть не расшиб меня в лепёшку! - мы стали неразлучны. Смешно, правда? А всё потому, что моя милая 'матушка' настояла на моих выездках на Адлере. По два часа каждый день минимум!
  - Послушайте меня, Робер! - сказала она, очень серьёзно глядя мне прямо в глаза. - Король должен уметь ездить на лошади. Хорошо уметь, понимаете? И вот этот жеребец, - тут она похлопала по здоровенной шее вороного зверюги, - самый подходящий для вас конь. Умный, спокойный...
  - Спокойный? Скажи, мы с тобой говорим об одном и том же коне? Да он понес меня, стоило только чуть-чуть тронуть его шпорами...
  - Чуть-чуть? - она рассмеялась. - Не знаю, кто учил вас, сын мой, сидеть в седле, и учил ли кто-нибудь вообще, но вы так ткнули его шпорами, что он волей-неволей поскакал как только мог быстро, лишь бы не получить от вас еще разок это самое 'чуть-чуть'! А вы ещё и вопили, словно укушенный тарантулом!
  И я начал заниматься верховой ездой. В смысле, сначала это было верховое стояние, потом - верховая ходьба, но до езды дело все же дошло. Очень скоро я понял, что моя официально признанная матушка опять права: Адлер оказался довольно добродушной и покладистой скотинкой. Горбушка с солью раз в день - и вот уже у нас с ним полная любовь и взаимопонимание...
  Во всяком случае, за последние три месяца немецкий битюг великолепно научился стоять как вкопанный, не обращая внимания на скачущих к нему, от него или мимо него других четвероногих. Ровно, как и на блеск стали и громкие звуки вроде оркестра или взрывов фейерверка - короче говоря, Адлер стал прекрасным парадным конем.
  
  Наша кавалькада двигалась по древнеримской дороге - Беря растолковала мне, что тесть был прав, и римляне действительно жили в Британии, и довольно долго. Так долго, что даже дороги успели построить. И очень неплохие дороги. По ним - хоть днем, хоть ночью. И не споткнешься, не заблудишься! Хотя, кажется, насчет последнего я ошибся...
  Навстречу нам двигались... двигалась... В общем, то, что мы увидели на дороге, больше всего напоминало заблудившуюся Первомайскую демонстрацию. Довольно-таки плотная толпа с какими-то фиговинами, напомнившими мне транспаранты, флагами, лентами и прочей дребеденью бойко шагала по дороге, периодически останавливаясь и выкрикивая что-то радостно-протяжное, но, к сожалению, абсолютно неразборчивое. Приглядевшись, я не обнаружил у 'демонстрантов' ничего похожего на оружие, что окончательно примирило меня с их появлением на нашем пути, и я бестрепетно послал коня вперед...
  То, что случилось в следующие несколько минут, повергло меня состояние полного офонарения и заставило лишний раз сказать мысленное спасибо моей маме Беренгарии за то, что заставила меня научиться держаться в седле - сейчас это умение мне чрезвычайно пригодилось, ибо демонстранты с дикими воплями окружили нас с конем и попадали на колени...
  -...Да здравст!.. Англия!.. Свят... Геор! - вот и все, что мне удалось разобрать из общего ора.
  Какая-то женщина сунула мне ребенка и заголосила:
  - Благослови!!!
  Мать моя! А как тут благославляют?!
  Я припомнил действия отца Тука и осторожно положил на голову ребенка ладонь. Толпа зашлась в экстазе. Люди принялись скандировать:
  - Ко-роль Ро-бер! Ко-роль Ро-бер!..
  О господи! Интересно им сейчас не придет в голову нести меня на руках? Вместе с конем?!
  -...ЛЮДИ!!!
  Ой! Дал же бог Джону голосище! Толпа даже несколько сдала назад, от такого рева иерихонской трубы...
  - ЛЮДИ!!!
  Де Литль приподнялся в стременах и проревел:
  - Король спешит к своему наследнику! ДАЙТЕ ДОРОГУ!!!
  
  ...Остальную часть пути к Ноттингему мы проделали без помех. Специально высланные вперед патрули Второго Кавалерийского расчистили путь от восторженных толп, так что к полудню третьего дня мы увидели городские стены и башни. Повинуясь внезапно нахлынувшим чувствам, я хлопнул Адлера хлыстом по крупу, и тот, радостно заржав, припустил тяжелым галопом. За мной рванулся взвод Литлей во главе со своим Гранд-сержантом, валлисцы, русичи и полк Длинного Меча. На скаку рыцари трубили в рога, русичи визжали, подражая степнякам, валлисцы выли, точно злые духи, а родичи Маленького Джона просто орали, но так, что порой заглушали всё остальное...
  Мы вихрем влетели в Ноттингем, до полусмерти перепугав стражников у ворот, и в тот же самый момент над городом поплыл колокольный звон. Сперва мне показалось, что королевский визит добрые ноттингемцы приняли за вражеский набег, но потом уловил, что тембр колоколов не похож на набат. Это был тот самый звон, что в России очень удачно прозвали 'малиновым' : сладкий, нежный, словно окрашивающий весь мир в розовый цвет...
  ...Найти дом тестя мне удалось со второй попытки, так что минут двадцать мы носились по городу распугивая прохожих. Но вот, наконец, заветный дом с памятными воротами, возле которых стоял всё тот же детинушка-сторож, только теперь он, ради праздника, был наряжен в новую одежду каких-то немыслимых кричащих цветов.
  Я и в прошлый раз с ним особенно не церемонился, а уж в этот и вовсе не собирался разводить ля-ля-тополя. Просто направил своего вороного немецкого Орла в нужном направлении. Детина проворно отскочил в сторону и тут же с воплем 'Король! Король!' исчез в доме, чуть не снеся на ходу дверь.
  - Джон! Подарки - в студию!
  Гранд-сержант королевских бодигардов извлек откуда-то огромный ларец, в который мы еще в Лондоне пересыпали добрую толику державной сокровищницы, и только что не кубарем скатился с седла. А я уже бежал к дверям, приказав на ходу срочно тащить к Маше Бен Маймуна. Рев, которым Джон репетовал мои приказы, было слышно даже на лестнице...
  - Ваше величество, зять мой! Я рада вас приветствовать...
  Это леди Мурдах, королевская теща собственной персоной. Стоит в парадном платье, на лице играет торжествующая улыбка. Да не до неё мне сейчас...
  - Здрассьте, мама. Извините, я спешу... - и я сделал попытку обогнуть тещу, но не тут-то было.
  Шарлотта Мурдах, супруга Великого Сенешаля Англии, цепко ухватила меня за руку:
  - Понимаю, мой дорогой зять, но вам придется немного обождать - Марион отдыхает, ее нельзя тревожить... Да и вы, должно быть, немного устали с дороги?
  В зал, гулко топая сапожищами, ввалился Маленький Джон с подарками. Следом за ним торопились Уильям Длинный Меч, архиепископ Адипатус и Ральф Мурдах. Последний, увидев свою обожаемую супругу, захотел, было, заключить её в объятия, но теща уклонилась, умудрившись при этом не выпустить моего рукава, и критическим взглядом окинула всю нашу похмельную компанию.
  - Приглашаю всех, добрые рыцари, выпить за здоровье новорожденного и немного отдохнуть с дороги! - сказала она. - Путь был неблизкий, а сил за последние дни, как я вижу, вы потратили немало...
  Тесть Мурдах залопотал что-то в том смысле, что его величество - то есть я, весь извелся в разлуке с любимой женой - их дочерью, и что он не очень понимает...
  - Послушайте, кузина! - вмешался до кучи дядя Вилли. - В конце-то концов, может мой племянник увидеть свою обожаемую супругу и долгожданного наследника или нет?!
  И с этими словами он прямо-таки навис над королевской тещей. Та подбоченилась, но не успела ответить, как...
  - Может, твоя светлость, ещё как может, - раздался надтреснутый старческий голосок, - да только перво-наперво пущай отдышится, винца там глотнёт, ветчинки какой надкусит...
  Ой! Кого я вижу?! Нянюшка Нектона , собственной персоной! Старуха тем временем ухватила меня за другой рукав:
  - Красавчик ты мой! - прокаркала она хрипло. - Уж как я рада-то за вас, за тебя да за девочку нашу ненаглядную! Ты погоди, погоди, охолони маленько. Пойдем, голубчик, я тебе наливочки налью, своей, особой... За такого ладного сыночка и выпить не грех, хотя ты уж, вижу, и без того... Ну вот и отдохни с дороги! А как она проснется, так я тебя и кликну, сразу же к ней и помчишься! Ты уж ее сейчас-то не буди, не тревожь, только что заснула моя голубка... Измаялась она, бедняжка, да ничего, с Божьей помощью помаленьку все обошлось... Да ты не тревожься, голубчик, говорю же - все хорошо...
  Она все говорила и говорила, и подливала мне своей 'особой' наливки, так что у меня самого глаза стали закрываться... Я подумал: если Машка спит, ну не будить же мне ее, в самом деле? Чего-то я и правда устал с дороги...прилягу... всего на пару минут... буквально...
  
  Интерлюдия
  Рассказывает король Наварры Санчо VII прозванный Сильным
  
  С башни открывается прекрасный вид на столицу и её окрестности. Могучие стены возведенные еще при отце, Санчо Мудром, надежно прикрыли город от врагов. От любых врагов. От всех врагов. Потому что Наварра окружена врагами...
  Никому нельзя верить. Альфонсо Кастильский - бездарный тупица, потерпевший поражение у Аларкоса только потому, что не пожелал делить славу победителя мавров с кем-либо ещё и попер, точно бык на корриде в одиночку на огромное войско Якуба Аль-Мансура . А потом не нашёл ничего умнее, чем обвинить меня в своей неудаче. Ха! Можно подумать, что я - его отец, который наградил его безмозглой башкой осла и самомнением петуха! Альфонсо уже пробовал силы Наварры на зуб и был бит, ещё почище, чем маврами, но до сих пор зарится на мои владения...
  Альфонсо Леонский - этот припадочный нехристь... Редкая сволочь: когда один Альфонсо был бит, этот соединился с маврами и пошёл грабить Кастилию. Предаст любого, и даже не за тридцать сребреников, а за пару медяков...
  Да уж, соседи... Еще слава Богу, что племянничек - сынок Беренгуэллы, отправил на тот свет своего кровожадного придурка-папашу, этого зверя Ричарда... Мне доносили, что Ричард собирался воевать со мной, но тут племяш сделал всё как надо. Должно быть, сестренка постаралась, позаботилась обо мне, ведь в детстве мы были очень дружны... Вот только одного не пойму: как ей удалось родить от Плантагенета, да ещё скрыть это ото всех? Ведь я же точно помню: у этой девчонки не было от меня секретов! Хотя, любовь - это такое дело...
  - Как ты думаешь, Диего: кто помогал Беренгуэлле скрыть рождение наследника Ричарда?
  Мой командир тяжелых всадников, друг детства, толстяк Диего Логроньо задумался, запыхтел, а потом неожиданно выдал:
  - Точно не скажу, но думаю, что без долгополых из Сан-Сальвадор-де-Лейре дело не обошлось. Сестра ваша, мой король, всегда отличалась своенравием... - он почесал бок.
  - Что до сих пор вспоминаешь, как она отколотила тебя палкой?
  Толстяк, было, надулся, но потом расхохотался:
  - Помнится, ваше величество, тогда и вам перепало преизрядно...
  Да уж, что было - то было. Сестренка всегда была скора на расправу, а уж когда она застукала нас подглядывающими за ней и её служанками... Если бы не Диего, принявший на себя большую часть колотушек, я бы, наверное, месяц на коня не сел. И не только на коня...
  Однако, сейчас не до детских воспоминаний. В январе сдох кровавая собака Аль-Мансур. Вот именно сейчас бы ударить по маврам: можно было бы не только Севилью и Толедо взять - стоило бы попробовать вышибить их из Европейских владений! Можно было бы, но... Кто поручится, что пока я буду гнать взашей мусульман, эта парочка Альфонсов не соединится и не захватит мою страну? Лично я бы поручился как раз за то, что эти два негодяя обязательно ударят мне в спину...
  - Сейчас выгодный момент чтобы ударить по маврам, ваше величество, - озвучил мои мысли Логроньо. - Очень выгодный. Мухаммед аль-Насир - слаб, и еще не слишком прочно сидит на троне своего отца. Нужно ударить и вышибить неверных назад, в Марокко, откуда они и явились.
  - Ударить, вышибить... А кто, скажи на милость, будет защищать Наварру, когда отсюда уйдёт наше войско? Сыновей у меня нет, братьев - тоже... Господь наградил меня только сестрами...
  Я замер, точно пораженный громом. Беренгуэлла! Вот кому можно оставить Памплону, и вот у кого есть силы, чтобы окоротить моих 'милых' соседей и понятно растолковать, что Наварра им не по зубам! Племянник еще не коронован, а значит...
  'Спокойно, Санчо, спокойно, мой мальчик, - зазвучал в голове голос отца. - Не торопись. Кто сказал тебе, что молодой Плантагенет бросит всё и примчится защищать нашу маленькую державу, затерянную в горах?'
  Я даже вспотел. Действительно, что я могу предложить Роберу за помощь? Хотя... Есть у нас кое-что, что прячут монахи в подвалах де-Лейре... И это кое-что может сподвигнуть любого рыцаря на подвиги. А если нет?..
  - Слушай, Диего. Помнишь, тут к нам дней пять тому назад приехал этот... наследник Сида ? Валенсийский правитель?
  - Да уж как не помнить, - Диего хмыкнул. - Не прошло и недели, а он уже вызвал на поединок двенадцать рыцарей, одного убил, а остальных так отделал... Только что-то мне не верится, что он - потомок Сида. Самозванец, неотёсанный самозванец, ваше величество...
  - Плевать! Прикажи сообщить ему, что мы ожидаем его здесь. Пусть явится немедленно. У меня есть для него поручение...
  
  Глава 5
  О семейных ценностях, народных готских песнях или 'Почем опиум для народа?'
  
  -...Муж мой... Любимый... - и легкое касание... щеки... губами...
  Я, точно взметенный ураганом, воспарил над лавкой, на которой бессовестно задрых, поверженный настойкой Нектоны, сграбастал Машеньку в объятия и закружил по комнате. Он счастливо запищала, оказавшись в полуметре от пола, но тут же болезненно скривилась...
  - Больно, солнышко? Ох, прости меня, медведя неуклюжего...
  Мы сидели на жесткой скамье и целовались. Она шептала мне какую-то восторженную ерунду, а я гладил ее по волосам и тонул в огромных, лучистых, синих глазах...
  - Муж мой... Возлюбленный мой супруг... Я знаю, о чем вы мечтаете...
  Х-ха! Я и сам знаю, о чем мечтаю, а толку? Бен Маймун строго-настрого запретил...
  - Я хочу...
  Чего?! Сам хочу, но ведь нельзя же...
  - Я вижу и понимаю нетерпение, которым вы охвачены... и также желаю...
  Но ведь нельзя же! Или?.. Может Айболит ошибаться?..
  - Скорее же, мой дорогой... Следуйте за мной...
  Да гори оно всё!.. Если Маше так хочется, то, наверное, можно. Организм всегда знает, чего ему можно, а чего - нет...
  - Я уже иду, солнышко... Я так хочу...
  ЁПРСТ!!! Это же надо так обломаться!!! Оказывается, Маша сгорала от желания показать мне нашего сына, а я-то губу раскатал. Бли-и-ин! Хорошо, что хоть раздеваться на ходу не начал...
  - Ну, посмотрите же на нашего маленького Генри, друг мой!
  Я осторожно подхожу к завернутому как капуста кульку и откидываю подбитое мехом покрывальце.
  - Взгляните же, мой возлюбленный, как он похож на вас! - Маша прямо вся искрится от счастья, словно динамо-машина под дождем. - Он - вылитый отец!
  ...Ой! Мама! Что это?!! Тутанхамон, спеленатый с головы до ног какими-то причудливо вышитыми бинтами! Младенец кривит сморщенную красную мордочку... Нет, ну ничего себе, и вот это... с батон хлеба размером... оказывается - 'вылитый я!' Положим, никогда не считал себя записным красавцем, но ведь я вроде как и не урод!..
  - ...Ах, если бы вы только могли себе представить, как он умен, требователен, настойчив и силен! - щебечет Машуня, наклоняясь рядом со мной над ЭТИМ. - Кормилица говорит, будто наш Генри так хватает её грудь, что...
  Бог ты мой! Да что он там может хватать, и чем? Они ж его зафиксировали похлеще, чем психа в смирительную рубашку?! У него из всех этих одеял только кончик носа и торчит...
  - Ну, правда же, он - прелесть?!
  - Угу... Красавец... - с трудом выталкиваю я из себя. - В матушку твою пошёл...
  - Ах, совсем нет! - Маша энергично встряхивает своими локонами. - Он удался в дедушек. Обоих! Такой же сильный, умный, благородный...
  Угу... Скажи еще, что он на коне так же скачет... Хотя и правда - выглядит таким же помятым, как и его синешалый дед сегодня с утра, с перепою... Ладно, авось подрастёт - посимпатичнее станет.
  - Ну, милый, ну возьмите же его на руки... Вот так...- и протягивает мне кряхтящий столбик.
  Не сломать бы его ненароком, а то будет ему подарочек от папы... На всю жизнь. Будет как этот... Ричард III... Блин, а чего это он вообще не гнется? Фанерку они ему что ли в пеленки подкладывают?
  Маша восхищенно смотрит, как я неловко и осторожно держу Генри на руках. Внезапно сверток начинает кряхтеть сильнее, а мордочка багровеет.
  - Айрин! Позовите Айрин! - кричит Маша, и ей вторит надтреснутый сиплый альт Нектоны, - Кормилицу к принцу! Шевелись, коровы!
  Одна из 'коров' - достопамятная Елизавета де Эльсби, забирает у меня наследника Британской короны и утаскивает куда-то.
  - Пойдемте, царственный супруг мой, - Машенька опирается на мою руку. - Нашему сокровищу пора кушать, да и нам не повредит скромная вечерняя трапеза...
  Ужин был воистину скромным - всего пять или шесть перемен блюд, да и вина - не больше десяти литров на человека. Но тесть и тёща клятвенно пообещали, что уж вот завтра они покажут нам, как умеет гулять веселый Нотингем...
  
  ...На другой день в Ноттингем-холле все сопровождавшие меня с умилением рассматривали маленького Генриха. Хотя все, что виднелось из еще большего количества вышитых золотом одежек - это крошечная пуговица сморщенного носа, узкие заплывшие глазки и малюсенький рот. Малюсенький-то малюсенький, но орет он им - будь здоров, уже имел 'счастье' убедиться. Но сейчас наследник был сыт, осоловело щурился и имел вид исключительно нарядный и царственный. Наследник спал, как и полагается в его возрасте после плотного перекуса. Рядом стояла его кормилица - крупная, фигуристая деваха по имени Айрин. Не понимаю: почему Маша не захотела кормить сына сама? Боится грудь испортить? Да глупости это всё! У неё грудь такая... такая... в общем, её не испортишь! Во всяком случае - на мой взгляд...
  Надо сказать, что на эту самую дойную Айрин положил глаз батька Тук. Что-то там у неё с мужем случилось - я, честно, особо не интересовался, но бабёха осталась вдовой. В интересном положении. Не знаю, какая бы жизнь ожидала её дальше, но она подвернулась на глаза Машуне, и та, со свойственной ей простотой заявила, что кормилицей королевского отпрыска будет вот эта... Айрин Родионовна. Ну, что ж: может, из юного Генриха вырастет Солнце Английской поэзии? Вырастила же Арина Родионовна Пушкина...
  Вот только наш бравый Адипатус просто-таки горит желанием исповедать кормилицу принца. Вон, опять встал так, чтобы иметь возможность ущипнуть дамочку за... Вот зараза! Уже ущипнул, да так, что та аж подпрыгнула. Балбес Кентерберийский! Торжественный прием, а он... Ему, между прочим, сейчас крещение проводить...
  - Слышь, святой отец, - я дернул его за рукав сутаны. - Ты, давай-ка, не расслабляйся, и настраивайся на возвышенное. Тебе сейчас крестить...
  Он кивнул и скорчил умильную физиономию:
  - Окрестим, твое величество, вот клянусь Святым Дунстаном - окрестим! Всё будет хорошо, сын мой...
  - А кого крестить? - встрепенулась Маша. - Генриха уже окрестили. Приезжал отец-настоятель из аббатства Святой Девы Марии. Который нас венчал...
  - Как это?! - сказать, что я ошарашен - вообще ничего не сказать! - А чего же меня-то не дождались?!
  - Но милый... - В голосе Машеньки звучит неподдельное удивление - Разве можно с этим медлить? И аббат сказал, и вообще...Ведь ты же не знаешь: наш Генри родился так быстро и так неожиданно, что мы все - и я, и матушка, и Нектона - все, буквально все, говорили, что Святое Крещение поможет малышу! А те целители, которых ты велел слушаться, как Беймамона, разрешили и сказали, что заступничество Иисуса Христа не повредит...
  Вокруг все удивленно молчали. Наконец, Адипатус прокашлялся и спросил:
  - А... Э-э-э... И кто же стал крестным отцом наследника?..
  Машенька не успела ответить, как в дело встряла любимая тёща:
  - Аббат сказал, что самым лучшим крёстным будет дедушка нашего маленького Генри - граф Солсбери.
  - Дядя? - я пораженно уставился на Длинного Меча. - И когда же ты успел? Чего-то я не помню, чтобы три дня назад ты был достаточно трезвым для церемонии крещения. Да и в Ноттингем ты не ездил...
  Дядя Вилли смотрит на меня с не меньшим удивлением, но вдруг на его лице начинает проступать понимание...
  - Меч, что ли, мой принесли? - И уже отвернувшись от меня - Аттельстан! Где тебя носит?! Ты с моим мечом на крестинах был?!
  Та-а-ак... Опять непонятки... Если неведомый мне Аттельстан присутствовал на крестинах с мечом или без него, то каким образом это связано с крестным отцом?..
  Но тут мне растолковали такое... Оказывается, в эту 'Темную эпоху мрачного Средневековья', когда самым быстрым транспортом был конь, и было просто-напросто сложновато успевать вовремя туда, где тебя ждут, изобрели неплохой способ, позволяющий быть в нескольких местах одновременно. На посрамление дедуле Эйнштейну! Короче, опуская малозначительные, но весьма многочисленные подробности, тут было так: если мужчина отчего-то не может быть на какой-то церемонии - вместо него присутствует его меч. А если женщина - её прялка! Так что если, к примеру, родители сговорились о свадьбе - священник в лёгкую обвенчает меч и прялку, а жениха и невесту никто и не спросит. Даже в церковь не пригласят...
  И крестными маленького Генри стали его двоюродные дедушка и бабушка - граф и графиня Солсбери. Меч и прялка. М-да... То-то сын в своих одежках практически стоит как солдатик. Они что - и туда какой-нибудь мечишко завернули? А что, от них всего можно ожидать...
  А между прочим: дядюшкину супругу я так до сих пор и не видел. Пригласить её в Тауэр, что ли? Пусть Маша и Беренгария займутся воспитанием моей малолетней тетушки ...
  -...И всё равно: я настаиваю, что мне необходимо посетить аббатство Святой Марии, повидаться с достопочтенным аббатом и продолжить наш диспут о Блаженном Августине!..
  Господи! Чего это папаша Тук так раздухарился? Диспут его с аббатом?, Ага, ага, помню я этот диспут, как же... Как сейчас слышу последние аргументы: 'Будем вместе венчать, ты - отрыжка Нечистого! А коли и дальше будешь упираться - клянусь святым Клементом! - через мгновение ты будешь висеть на колокольне вместе с колоколами, а я, так и быть, подберу для братии нового аббата!'
  -... А потому я прошу тебя, мой духовный сын и мирской владетель - позволь мне, недостойному служителю матери нашей, Святой Римской Церкви, посетить Аббатство Святой Девы Марии! Заклинаю тебя, позволь!..
  - Отец Ту... э-э-э, Адипатус! Да встань ты с колен, едрить тебя в коромысло! Джон! Пусть архиепископа немедленно поднимут!
  Четверо Литлей, хакнув от натуги, подняли нашего тучного замполита и утвердили его в вертикальном положении.
  - Твое преосвященство! Да езжай ты, куда хочешь! Чего тебе ещё-то надо? Я не поеду. Дай с женой побыть, душевно прошу...
  - Так и не надо, ваше величество, - неожиданно легко согласился Тук. - Я вот только с собой Шервудцо-Нотингемцев возьму, а то без свиты как-то...
  Господи! Да пусть берет, кого хочет! Заодно, пусть монахи нашу пехоту покормят...
  Архиепископ торопливо откланялся и ушел, остальные потянулись за ними, и, наконец-то, мы с Машей остались одни... ну, если не считать двух десятков Литлей во главе с гран-сержантом...
  - ...Милый, скажи: ведь это неправда?
  - Что, солнышко?
  Она мило распахивает свои огромные глаза:
  - У нас говорят, что это... что король Ричард... ведь это - не ты, правда?
  Я не успеваю ответить, как Маленький Джон радостно сообщает:
  - Не, это не он... Он, эта... король Робер, а тот... папа его был, в общем...
  Машенька невольно улыбается:
  - О, сэр Джон, вы как всегда честны, надежны и прямодушны... Но я имела в виду другое... - Она делает над собой явное усилие, - Муж мой, ведь это ложь, что именно вы убили вашего отца, нашего короля Ричарда?!
  Соврать ей или правду сказать? Блин, она, конечно, наивная девчонка, но кое-что знает... Да и меня знает совсем неплохо: соврёшь - уважать перестанет, скажешь правду - а вдруг возненавидит отцеубийцу?..
  - Ваше величество, - басит вдруг Джон. - Вот и я, и брательник мой Мик, и вот еще один брательник - Лем, и дядька наш Милвил - все мы при его великстве неотступно были. И господом богом поклясться можем: никто не смеет сказать, шо именно командир Ричарда пристукнул! Ну?!
  И он обвел свою родню ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНЫМ ВЗГЛЯДОМ. Обычный человек от такого взгляда инфаркт может получить. Или родить неожиданно, если природа позволит...
  - Дык... эта... - верзила Лем, не уступающий гран-сержанту ростом - только чуть-чуть поуже в плечах, откашливается, - Эта самое... оно, конечно, никак... да если... Ричарда ж копьем ударили... и кинжалом... и из арбалета...
  - Да не из одного, - сообщает Милвил. - Там арбалетных-то болтов одних - штук пять торчало, не мене...
  Дядя Джона не зря носит прозвище 'Мельничное колесо' - широкий, почти квадратный, он производит впечатление скульптуры, сложенной из пушечных ядер: круглая голова, круглый живот и чудовищных размеров круглые кулачищи - все это внушает какую-то уверенность и основательность. И Маше - в том числе.
  Она расцветает, еще несколько раз переспрашивает Литлей, точно ли они знают, что я никуда не отлучался и никак не мог нанести Ричарду подлый удар? Получив утвердительный ответ, Маша успокаивается и начинает рассказывать мне о том, как маленький Генри ест, спит, пускает пузыри, облегчается и так далее, и тому подобное... Я слушаю её в пол-уха, а сам думаю: как это так вышло, что Джона считают чуть ли не дурачком? Ведь он и не соврал, и правды не сказал, а просто ответил на поставленный вопрос абсолютно точно. Иди там разбирайся: чья именно стрела, или копье, или кинжал отправили на тот свет Ричарда? А значит, никто не может сказать, что Львиное Сердце ухлопал именно я...
  
  ...Торжественный обед в Ноттингем-холле был парадным-препарадным! Во главе стола - мы с Машей, по правую руку - дядя Вилли, по левую - тесть с тёщей. Дальше идут Энгельс с Алькой, Маркс с парнями, русичи, валлийцы и все-все-все остальные - с дамами, девицами, или в одиночку. Прислуги у тестя не хватило, так что пришлось подтянуть слуг из города: от нового шерифа, парочки баронов и даже из местных трактиров. В результате мы имеем бурное пиршество, сопровождаемое нестройными застольными песнями, бешенную суматоху перепуганных свалившимся на них высоким доверием официантов, изыски местной кухни, от которой я всегда был не в восторге, и море разливанное вина, от которого я всегда в восторге был.
  - Po dikim stepyam Zabaykalia... как там дальше, граф?!
  Это Алька пытается спеть мою любимую песню. Энгельрик мучительно напрягается, но тут внезапно песню подхватывает Маша:
  - Gde zoloto voyut zatrah...
  Глядя на то, как она старается, мне удается задавить душащий меня смех.
  
  Brodyaga mumu propinaya
  Tashchilsya s sur'moy na pechah.
  
  Хор пирующих дружно подхватывает этот безумный припев:
  - Ташчился с сурьмой на печах.
  Я слышу, как тёща Шарлота тихонько шепчет тестю:
  - Милый мой, скажи: освоил ли ты уже этот дивный и напевный готский язык? О чем поёт наша дочь?
  Ответа я услышать не успел, потому что...
  В пиршественную залу ворвался - нет, буквально влетел, впорхнул монах в развевающейся сутане. Он диким взглядом обвел всех присутствующих, узрел мою персону и кинулся ко мне, завывая на ходу:
  - Там!.. Ваше велич!.. Архиепископ отца-настоятеля... Вешать повелел!..
  На этом интереснейшем моменте он зацепился ногой за щербину в каменном полу и растянулся плашмя, свалив двух нерасторопных прислужников, которые в свою очередь вывалили блюдо с какими-то мелкими зажаренными птичками прямо на русичей. Те вскинулись, и жизнь слуг повисла на волоске, но я успел вмешаться...
  - Сидеть! - И уже монашку - Что у вас там стряслось?!
  Монашек, всхлипывая, сбивчиво поведал жуткую историю о том, как архиепископ Кентерберийский явился под стены аббатства в сопровождении целого полка ветеранов; как аббат встретил хлебом-солью (читай: вином и жареными гусями!) высокое (читай: толстое!) начальство и сопровождающих его лиц (читай: небритых разбойничьих морд!); как владыко Адипатус возжелал проверить финансы аббатства и уединился с отцом-келарем... Вот на этом событии монашек споткнулся и разрыдался.
  - Господин архиепископ... он... господина аббата... посохом...
  - Благословил? - подсказывает, давясь от смеха, добрая душа - сэр Джон де Литль.
  - Угу... а господин аббат - господина архиепископа...
  - Чё, тоже посохом? - уточняет гран-сержант 'надежной, вооруженной до зубов королевской охраны'.
  Монашек истово кивает:
  - И тиару сбил... А господин архиепископ... кувшин... со стола...
  - Треснул твоего аббата кувшином?
  Это уже граф Солсбери тоже заинтересовался похождениями своего бывшего соперника в делах любовных, а ныне - 'лепшего кореша', исправно отпускающего Длинному Мечу все его грехи.
  - Н-нет... - всхлипнул монашек. - Он... ему... его... надел... на голову... снять не смогли... разбить пришлось... только кусок... от горлышка... так у отца-настоятеля... и торчи-и-и-ит...
  Из дальнейшего прерываемого рыданиями рассказа, выяснилось, что монахам удалось каким-то чудом вытолкать отца Тука за ворота, где на приволье расположился Шервудско-Нотингемский полк, занятый дегустацией трех выкаченных бочек вина. Узрев такое непотребство, ветераны подняли сбитого с ног и с толку Примаса Англии и кинулись к монастырю выяснять, не много ли святые отцы на себя берут?
  Как обитатели аббатства успели запереть ворота, монашек объяснить не мог. Решительно. Но это не помогло. В смысле - не совсем. Полк ветеранов под командой святого отца и духовного вдохновителя немедленно начал готовиться к штурму. Жители обители, сообразив, что дело пахнет керосином, послали гонца к королю - ко мне, то есть. Для чего означенного монашка спустили со стены на веревках, и он припустил во весь дух в Нотингем.
  - Извини, дорогая, - отхохотавшись, я поцеловал Машеньку, - но мне срочно надо скакать в аббатство Святой Девы Марии, пока эти охламоны не разрушили до основания место нашего венчания... Джон, пусть готовят коней!..
  
  ...Возле стен святой обители мы появились минут за двадцать до решительного штурма. Ветераны подошли к делу со всей основательностью: приготовили толстые вязанки хвороста вместо щитов, такими же вязанками забросали ров, вырубили длинные шесты в ближайшей роще, связали лестницы... Лучники взяли под прицел участок стены, а копейщики уже изготовились начинать. Чуть в стороне от лучников стоял отец Тук. Тиара, надетая на тщательно забинтованную голову, придавала ему вид одухотворенный и грозный...
  - Святой отец, ты чего это затеял?
  - А-а-а, это ты, сын мой... - отец-замполит повернулся ко мне. - Вот, видишь?
  И он указал мне на забинтованную голову.
  - У меня разбиты голова и вера в человеческую добродетель, - сообщил он с удрученным видом. - И кем? Этим никчемным, вислозадым, своекорыстным грешником, что лишь по недосмотру свыше мог стать аббатом...
  - Вы хоть из-за чего схлестнулись-то? Я так понял, что сперва-то вас приняли хорошо?
  Тук грозно сверкнул глазами:
  - Приняли?! А ты знаешь, что удумал этот толстобрюхий нечестивец?!
  - Допустим, ты у меня тоже не с голоду опух... Ну, и что он там придумал?
  - Начал святынями торговать! А ты говоришь...
  М-да, это, разумеется, нехорошо... Христос, помнится, изгонял торгующих из храма... Но, всё-таки, это еще не повод, чтобы штурмовать мирное аббатство. Можно просто лекцию прочесть в воспитательных целях, например, покаяние какое наложить. А то сразу - в атаку и под нож?..
  - Слышь, Адипатус, а ты палку-то не перегнул? Ну, может, они и продали там парочку каких-нибудь не сильно важных святынь, ну... не знаю, что-то типа святых мощей Юстаса-Алексу, или волшебного камушка великомученика Мальчика-с-Пальчик?
  Бравый замполит побагровел от праведного гнева:
  - Когда бы так! Но ведь он, язычник подлый, вздумал торговать лоскутами от крестильной рубахи твоего, государь, наследника - юного Генри!
  Чем-чем он там торгует?! Я сошёл с ума, или что?!
  А отец Тук, не замечая моего ошарашенного вида, продолжил:
  - И добро бы, истинными лоскутами торговал, так ведь в то полотно, что он на лоскуты извел, уже можно троих таких, как Джон запеленать! Он их по два пенни за лоскут отдает, а наторговал уже на два фунта!
  Рядом тихо ржал гран-сержант Джон де Литль. Я попытался представить себе это количество ткани - и не смог, запутавшись в местной монетной системе. А замполит Кентерберийский окончательно вошел в раж:
  - И все себе захапал, безбожник! А ведь по всем законам крестить наследника я должен был! Говорю ему: 'Отдавай половину!', а он... - Тут отец Тук смачно сплюнул и вопросил, - Ну, и как мне было сдержаться?!
  Уильям Длинный Меч, прискакавший вместе со мной и своим полком, не сдерживаясь, хохотал в голос. Грохотали басы моей личной стражи, и я сам с трудом держался. Но так или иначе, эту комедию пора кончать...
  - Так, штурм отставить. Джон, поехали, с монахами побалакаем...
  
  ...Аббатство встретило нас недоверчивой тишиной и закрытыми воротами. Но хоть стрелять не начали...
  - Джон, крикни им, что я с отцом-настоятелем хочу говорить...
  От рева гран-сержанта содрогнулись стены, а потом нам ответил визгливый дискант:
  - Ваше высочество...
  - Величество, - машинально поправил я.
  И тут же горько пожалел об этом. Если опустить русский мат с английским акцентом, то де Литль просто проинформировал невидимого собеседника о правильном титуловании моей персоны, но если не опускать, то орал он добрых пять минут.
  За стеной молча переваривали услышанное, а потом крикнули:
  - Ваше величество! Помилуйте!
  - Ворота откройте! Жизнь гарантирую!
  С жалобным скрипом поехали в разные стороны створки... О, вот и сам отец настоятель. Увидев его, Маленький Джон фыркнул и шепнул мне:
  - Командир, глянь-ка - близнец!
  Голова толстяка-аббата была замотана ровно также, как и башка Тука, а из повязки, на манер тиары, крепко засевшее на лысой голове горлышко с чудом уцелевшей ручкой. Я усмехнулся и поманил его пальцем:
  - Ну, и чего ты, король Лир, с архиепископом не поделил?
  Толстячок рухнул на колени:
  - Ваше величество! Аббатство-то у нас совсем бедное! Еле-еле концы с концами сво...
  - Отставить врать! Знаю я, какие вы бедные. Теперь по существу: Библию читал? Там, где господь велел делиться?
  Аббат жалобно вздохнул.
  - Значит так: сейчас идешь к отцу Ту... то бишь Адипатусу, каешься перед ним, потом миритесь. Дальше: этими святынями торгуете по принципу: треть - тебе, треть - архиепископу, треть - в казну. Вопросы?
  Лицо аббата вытянулось, и он рухнул ничком:
  - Ваше величество! Помилуйте! Да как же это?!
  - Молча. После покаяния решите, сколько вам еще потребно полотна, сколько - целых рубах, сколько еще чего там... - Я соскочил с коня и потрепал бедолагу по плечу, - Чудак. Ну сколько ты бы еще продал? На пару фунтов? А тут - по всей стране торговать начнешь. И отставить дуться! А то, как бог свят, я к твоей идее евреев подключу. Они быстро разберутся: что, как и куда... Ну, топай, гений святой коммерции. Через полгода заеду - праздник Святого Йоргена отпразднуем...
  - Святого Йо... Йоргена? - ошеломленно пробормотал аббат. - Но такого святого нет...
  - Нет - так будет! - успокоил я. - Делов-то.
  
  
  Интерлюдия
  Рассказывает принц Джон Плантагенет, прозванный 'Изгнанником'
  
  В громадном соборе было тесно от собравшихся. Я смотрел в эти лица... нет - в эти жуткие, пышущие злобой и ненавистью звериные хари, и чувствовал, как по спине ползёт предательский холодок. Боже мой, Отец Небесный, чем же я так прогневил тебя, что ты бросил меня в пасть этих алчущих человеческой крови волков?!
  - Итак, преклоним же колени и воззовем к Господу, дабы он укрепил наши руки и направил наше оружие на врагов наших!..
  Под сводами храма залязгала сталь. Альфонсо Кастильский опустился на колени, держа перед собой свой меч наподобие креста. Рядом преклонил колено гигант Маршадье, который изо всех сил постарался придать своей палаческой морде благочестивое выражение. За спинами Маршадье и моего зятя Альфонсо, короля Кастилии, склонили колена бароны и рыцари, составлявшие костяк армии, что вот-вот должна выступить в поход, дабы отомстить за смерть Ричарда и покарать его убийц.
  Епископ Бордосский воздел над головой крест и призвал кары небесные на головы гнусного самозванца Робера, неправедной жены Беренгарии, оказавшего себя Каином графа Солсбери и всех жителей Англии, и Уэльса, предавших своего господина, сюзерена и повелителя. Под сводами собора загремел хорал, но мне казалось, что я все же слышу нестройный рёв брабансонов и швабов, которые, собравшись на площади, присоединили свои хриплые, пропитые голоса к молебну о крови, смерти и богатой добыче.
  Рядом со мной стоит на коленях мать. Не хватает только Джоанны: на днях она уехала в Фонтевро - хочет до родов пожить там, в монастыре. Странная причуда, на мой взгляд, но...но если ей от этого будет хоть немного легче, почему бы и нет? В последние дни ей было особенно тяжко. Она, конечно, храбрилась, но я-то видел...Бедная моя сестренка, да смилуется над тобой Господь!
  Она так серьезно занемогла, что даже маменька сжалилась и разрешила ей уехать. Или просто не захотела выставлять графиню Тулузскую перед всеми в столь беспомощном состоянии? Мы же Плантагенеты, и посему должны внушать гордость и подавать пример отваги и доблести, а не вызывать жалость.
  Я чуть скосил глаза, и постарался рассмотреть мать внимательнее. Боже, как же она сейчас похожа на первых христиан! Прижатые к впалой груди сухие ручки, горящие огнем веры глаза, искаженный рот, истово повторяющий проклятия, несущиеся с амвона... Но Бог - это любовь, а не ненависть! Так как же ты можешь смотреть на всё это - ты, что так жестоко пострадал от людской ненависти? Что же ты молчишь, безжизненно повиснув на своем кресте?!! Чем провинились эти бедолаги из Суффолка и Уэссекса, вся вина которых лишь в том, что сейчас они живут лучше, чем при моем покойном брате... да и при мне, потому что я ничего не мог для них сделать. А Ты позволишь этой безумной орде прокатиться по их землям огнем и мечом?!!
  Я не заметил, как закончилась месса, и опомнился лишь тогда, когда услышал свистящее шипение матери:
  - Вставайте же, вставайте немедленно! Идите и покажитесь войскам! И если в ваших жилах есть хоть капля благородной крови, постарайтесь хотя бы сегодня не опозорить памяти вашего великого брата!..
  Словно в беспамятстве я поднялся, и пошел к выходу. Сзади меня раздался приказ Альфонсо:
  - Вперёд, благородные доны, и да поможет нам Яго Кампостельский и Святая Дева Мария Кастильская!..
  И сразу же вслед грубый рев Маршадье:
  - Вперёд, ублюдки! Что, нищеброды, скоро будем есть с серебра, и пить мальвазию с золота! Отомстим за благого и достойного короля Ричарда!..
  Как мне удалось удержаться на ногах, не знаю. Вот так, мальчик Джонни! Кому интересно, что на тебя надели царский пурпур и золотой венец? Ты - не король, и никогда не станешь им! Твою державу поделят Альфонсо и Маршадье, раздерут на куски нищие рыцари и жадные бароны, разграбят наемники из Швабии и Брабанта, а людей утащат на веревках неистовые туркополы и продадут как рабов на константинопольских и сицилийских базарах. А тебе, слизняк Джонни, достанется лишь разорённая, ограбленная и проклинающая тебя земля, где уцелевших детей станут пугать не кастильцами или брабансонами, а твоим, Джонни, именем. Твоим! Будь он проклят, этот королевский венец!..
  К счастью, выступление войска задержалось. Еще не подошли все тяжелые всадники Кастилии, и Маршадье ещё собрал не всех своих наймитов. На пиру, который устроили мои 'союзники' и 'верные поданные' мной никто не интересовался, и я ускользнул из-за стола, сославшись на лёгкое недомогание. Мне было даже наплевать на те грубые шутки, что отпускали при виде моего ухода. Хоть и вполголоса, но я же слышал...
  - Животик у бедняги схватило... Не иначе - от избытка смелости...
  - Нет, это он торопится планы сражений разработать... А как же: это нам только мечами звенеть, а он за всех думать должен...
  Да подавитесь своими тупыми остротами, вы - тупые мясники! У меня остался один верный и преданный человек: юный паж Квентин Лесли из Шотландии. Он не предаст и не продаст. И именно он мне сейчас нужен...
  - Квентин?
  - Да, мой государь...
  - Прикажи седлать себе коня. Вот, возьми, - я подал ему свой тощий кошелёк, затем стянул с пальцев два перстня покрупнее. - Это пригодится тебе в дороге.
  Он стоит, преданно глядя мне в глаза...
  - Ты единственный человек, Квентин, кто остался верен мне, несмотря ни на что. Но сегодня тебе придётся выполнить трудное и опасное поручение...
  Мальчик цветет:
  - Прикажите, государь! Я клянусь, что исполню или умру...
  - Пока ты будешь седлать коня, я напишу письмо. Ты должен тайно пробраться в Лондон и передать его моей свояченице Беренгарии. Надеюсь, что она вознаградит тебя по заслугам...
  Он кивает и убегает, а я берусь за перо...
  Дорогая свояченица. Позвольте выразить Вам свои соболезнования по поводу безвременной кончины Вашего возлюбленного супруга, а моего горячо любимого брата Ричарда.
  К дьяволу! Сколько можно лгать! Начну сначала:
  Дорогая свояченица. Я должен был бы выразить Вам свои соболезнования по поводу безвременной кончины Вашего возлюбленного супруга, моего горячо любимого брата Ричарда. Но мы с Вами оба знаем, что он был таким же горячо любимым братом, как и возлюбленным супругом, а потому прошу Вас считать, что я выразил Вам свои соболезнования, а Вы их приняли и оценили.
   Я никогда не питал вражды ни к Вам, ни к Вашему сыну - моему племяннику, а потому прошу - умоляю, заклинаю Вас всем, что только есть святого! - поверьте тому, что Вы прочтете далее.
  Моя мать - Ваша свекровь, сжигаемая жаждой мести, открыла свою казну, заложила чуть не половину своих владений у тосканцев и ломбардцев и собрала денег на содержание той армии, что готовил Ричард для похода в Святую Землю. Возглавляют её известный Вам Эд Маршадье и Ваш и мой зять - Альфонсо Кастильский, который привел и своих воинов. Они готовятся высадиться в Англии, якобы для того, чтобы покарать Вашего сына, моего племянника, коего они обвиняют в смерти Ричарда.
  Ну, вот и все. Я сделал, что мог. Но где же Квентин? Пора бы ему уже быть здесь. Господи, но почему все так?! Как я устал быть один... Как получилось, что ни разу рядом не оказалось почти никого, кто хотя бы попытался выслушать и понять меня... Вот Джоанна - да, она слушала. Я и сам удивился, сколько вечеров мы провели с ней в последнее время вместе. Иногда даже не говорили, а молча сидели и смотрели на огонь. Но мы с ней - словно зеркальные отражения друг друга, у нас одна несчастливая доля на двоих, и даже высказанные да и, подозреваю, невысказанные, жалобы у нас - по сути были общими...
  А я снова совсем один. Неужели так будет всегда? О, как хочется выговориться перед тем, кто поймет, каково мне, кто поймет, какой груз я несу изо дня в день!
  А Беренгария смогла бы? Ну, если просто представить... Ведь ей тоже пришлось несладко. Нет, я понимаю, что это глупо, но...
  Квентин задерживался, а пергамент искушал. Если подумать, то я написал уже столько, что терять мне нечего. Если письмо перехватят...Так почему бы и нет? Хуже-то все равно уже некуда. И я решился...
  ...Они заявляют, будто лишь желают посадить на престол меня, но Вы же понимаете: они жаждут только военной добычи. Что им до меня? До Вас? До Робера? Наконец, до государства? Их заботит лишь собственная выгода.
  Я прошу Вас, Беренгария, и надеюсь на Ваш ум, которым всегда восхищался: убедите моего племянника Робера, что я - не враг ему! Если он найдёт возможным принять меня при своем дворе - я буду верно служить ему. Если же нет - я готов был бы удалиться в свои ирландские владения и ничем не напоминать ему о своем существовании. Но как ни горько это признать, я не волен распоряжаться собой, и отсюда меня никто никуда не отпустит, ибо моя мать прекрасно знает: я не желаю этой войны! Я бы хотел быть теперь рядом с вами, а не здесь.
  Если мне удастся помочь Вашему сыну хоть чем-то - я окажу ему эту помощь. Если он сочтёт возможным поручить мне что-то - я приложу все старания, дабы исполнить его поручение.
  Я не испытываю к нему никаких иных чувств, кроме тех, что добрый дядюшка испытывает к своему благородному племяннику. Сейчас я могу лишь сообщить ему то, что передаст Вам на словах тот, кто привезет Вам это письмо. Прошу Вас, моя дорогая свояченица, быть доброй с этим юношей, ибо он предан и честен, и заслуживает лучшей участи, чем быть пажом у короля без королевства и власти.
  Знайте также, что и к Вам я питаю лишь самые добрые чувства и люблю, как сестру. И готов помочь Вам всем, чем только смогу, даже если возможности мои ничтожны.
  Да благословит Вас Господь, Беренгария, и да не оставит своей милостью Дева Мария!
  Искренне любящий Вас, Ваш брат Джон Плантагенет.
  
  Глава 6
  О всеобщей мобилизации, коронационных торжествах, сомнительных предложениях или 'Вставай, страна огромная!'
  
  В Ноттингеме наша орава проторчала добрых полтора месяца. Наконец, мама Беренгария заволновалась, и прислала гонца с письмом, в котором сообщала, что у нас тут наметилась войнушка с бабушкой Алианорой, дядей Ваней - принцем Джоном и еще одним дядей, который носил звучное и гордое имя Альфонс. Беря писала, что численность войск у коалиции милых родственников порядка тридцати тысяч и мягко интересовалась: не собираюсь ли я, в свете вновь открывшихся обстоятельств, поторопиться в Лондон с тем, чтобы лично возглавить комитет по организации горячей встречи своей родни?
  Военный совет, собранный немедленно по получении этих известий, единогласно высказался за скорейшую отправку в Лондон. Правда, дальше участники расходились во мнениях. Энгельс и Маркс стояли за организацию партизанской войны, считая, что нас все же маловато для открытого сражения.
  - Ваше величество, - Виль Статли, ставший бароном, наставительно поднял палец. - Ваша армия - это шесть полков пехоты и два - конницы. Ну, есть еще ополчение рыцарей, но мы все знаем: они слабее полков вполовину, если не больше. Пусть мы присчитаем отдельные батальоны, roty, eskadrony и сотни - получится восемь полков пехоты и три - конницы. Это - около десяти тысяч бойцов. Ополчение - еще столько же...
  - А почему не считают нас? - поинтересовался здоровенный бугай в белом сюрко с алым крестом Рыцарей Храма.
  Звался сей Кинг Конг Филипп де Мальваузен, и был он одним из прецепторов в Английских владениях Ордена. Он поднялся во весь свой немалый рост и продолжил, обращаясь ко мне:
  - Великий Кастелян клялся королю Роберу, что выведет под его знамёна не менее трех тысяч воинов. Вместе с рыцарским ополчением и теми, кого ты уже посчитал, это даст не менее двадцати трех тысяч воинов.
  Как и все храмовники, де Мальваузен считает быстро и точно. И не только деньги.
  - Это так, - возразил де Мальваузену Энгельс. - Но только есть одно 'но', уважаемый прецептор: пока ополчение соберётся, пройдет изрядно времени. И вернее всего, в первых стычках мы можем рассчитывать не более, чем на два-три десятка копий , плюс храмовники и армия. А это уже будет не двадцать три тысячи, а хорошо, если пятнадцать. И врагов будет вдвое против нас. Так что я согласен с Марк... бароном де Статли: вначале мы отходим, не давая противнику возможности собирать припасы и фураж с окрестных земель. А я со своим полком вообще запрусь в Дувре...
  Я быстро прикинул варианты. Старые верные сподвижники Маркс и Энгельс дело говорят: во-первых, принцу Джону придется оставить у Дуврского замка никак не меньше трех-четырех тысяч блокирующего корпуса, чтобы не выпустить себе в тыл Энгельрика с его чертями. Да как бы и не больше: в замок ведь еще и горожане сбегутся.
  Когда же армия вторжения двинется на Лондон, то дорогу ей обеспечат интересную и насыщенную. Перекрыть путь десятком-другим лесных завалов, отселить окружающие деревни, спалить то, что нельзя укрыть в замках - к Лондону ребятки подойдут голодные, злые и озверевшие, а, стало быть - плохо соображающие. Могут попасться на любую уловку, так что...
  Есть только одно 'но', как верно заметил Энгельс. Это - моя земля, моя страна и мои люди, черт побери! И они верят, что король Робер - их защита и опора, а он заставит их жечь свои дома, прятаться в лесах и тому подобное? А вот те хрен!..
  - Так, орлы, мы немедленно идём в Лондон. А пока мы идём - гонца к лорду Адмиралтейства. Пусть собирают флот и двигаются в Дувр. Попробуем для начала устроить гостям похохотать при переправе через пролив, а там встретим на побережье...
  Энгельс и Маркс обалдело уставились на меня.
  - Командир, - осторожно произнес Энгельрик. - Ты же сам учил...
  - Учил... и сейчас учу. Короче, нефиг им на нашей земле делать - попробуем не дать им высадится...
  - Дело! - вдруг рявкнул Уильям Длинный Меч. И вообще - надо самим в Нормандию плыть! Там им и врежем! И вырежем na her!..
   После этого заявления Энгельс, тесть Мурдах, храмовники и граф Солсбери некоторое время пытались говорить одновременно. В зале Ноттингем-холла стоял вселенский ор, пока мне это не надоело...
  - Короче, парни! Я сказал - вы-ы-ыпол-НЯТЬ!!!
  
  В Лондон мы двигались быстро, но организованно. Русичам и валлийцам пришла в голову мысль, что противники могут попробовать повторить то, что мы провернули с Ричардом, а потому в поисках диверсантов вдоль дороги постоянно шарились конные разъезды.
  Особо охраняли карету Маши и наследника. Первый полк, фактически - лейб-гвардия, окружили повозку непроницаемым кольцом и не подпускают никого - даже на меня как-то подозрительно смотрят. Валлийцы из Ударного батальона Героев чуть не подрались с Литлями, решив взять на себя защиту моей скромной персоны, но Джон и его родня честно предупредили: ежели кто полезет охранять командира-Робера, так они за себя не отвечают. И за здоровье полезших - тоже. К счастью, дело обошлось без кровопролития: Презрительно Смеющиеся В Лицо Смерти встали в авангарде, удовлетворившись ролью первой линии обороны.
  Энгельрик умчался вперед, к своему любимому Первому Кавалерийскому полку, оставив Альгейду в качестве придворной дамы Марион, пообещав по ходу известить Арблестера. Храмовники смылись к Великому Кастеляну, одновременно собирая всех своих братьев, попадающихся по пути. Часть валлийцев тоже отделилась от нас - рванули домой, собирать бойцов.
  - Сыны изумрудных холмов Уэльса поднимутся на защиту нашего короля Робера! - гордо заявил Талврин ап Далфер. - На битву с чужеземными захватчиками встанут лучшие из лучших!
  - Да? А я думал, что лучшие из лучших уже у меня, - пошутил я.
  Но командира Отдельного Валлийского Ударного батальона Героев, Презрительно Смеющихся Смерти В Лицо, имени Святого Чудотворца Давида из Уэльса было не так-то легко смутить:
  - Лучшие из лучших здесь, государь, но из тех, кто остались дома, придут самые лучшие.
  Я вспомнил мультик, в котором кот кардинала Ришелье предлагал взять 'лучших из худших', усмехнулся и махнул рукой. Пусть едут. В конце концов, пара тысяч клинков не будут лишними...
  - ...Государь! Там... Люди вышли!
  Что? Кто? Куда?
  - На дорогу вышли люди, - доложил один из валлийского передового дозора. И уточнил, - С оружием вышли. И вас ждут...
  - В смысле? - грозно поинтересовался де Литль. - Они что: на командира удумали? Взвод! - заорал он тут же. - V ruzh'yo!..
  - Никак нет... - валлиец улыбнулся какой-то смущенной улыбкой. - Они это...
  Что 'это' он не договорил, но в этом уже не было нужды. Навстречу нам двигалась очень странная толпа... да нет, не толпа, а самая натуральная орда. Несколько тысяч человек вооруженных самодельными копьями или просто вилами, окованными железом дубинами, луками, дротиками и примитивными щитами целеустремленно шагали вперед, стараясь выдержать некое подобие строя. Впереди всех топали двое бьющих по струнам лютнистов и волынщик, который извлекал из своего инструмента душераздирающие звуки. А орда ревела хором нечто. Сообразив, что 'этот стон у нас песней зовется', я прислушался...
  
  Вставай, веселая Англия!
  Вставайте люди на бой!
  С врагами подлыми и наглыми
  С континентальной ордой!
  
  Пусть нас на бой вдохновляет
  Добрый король Робер!
  Врагов он посрамляет
  Потомству в пример!
  
  Нормандцев и анжуйцев сила
  На Англию грядет!
  Врагов здесь ждет могила,
  А нас - победа ждет!
  
  Пусть нас на бой вдохновляет
  Добрый король Робер!
  Врагов он посрамляет
  Потомству в пример!
  
  На этом средневековый вариант 'Священной войны' прервался, орда остановилась. Вперед вышел крепкий, седой мужичина в кожаной куртке, покрытой железными пластинами и очень странном головном уборе. Он сделал несколько шагов вперед, преклонил колени:
  - Славный король Робер! - возгласил он. - Жители города Гленфильда , а также крестьяне окрестных земель нашего графства, порешили собрать ополчение для войны с твоими врагами. Командовать же поручили мне - Роллану Мондидье.
  С этими словами он гордо выпрямился, демонстрируя мне золотую цепь, шитый серебром потертый пояс, меч и кинжал. М-да, а одежка-то у него потертая, даже очень потертая... Из небогатых, а скорее - обедневших... Мамочка моя, Беренгария! А на башке-то у него! Это ж...
  Проследив направление моего взгляда, Мондидье вздохнул:
  - Увы, государь. Мой отец и я честно сражались на стороне короля Генриха, вашего царственного деда. Мы заложили наши земли, чтобы помочь нашему королю, но после победы вашего отца Ричарда, требовать возвращения долга стало не с кого. Так что я вынужден носить шлем, искусно вырезанный из дуба...
  Хех, а орда - не такая уж и орда... Вон как разбились по видам оружия. Толковый мужик, этот Мондидье... А вот кстати...
  - Когда шли ваши люди, благородный Мондидье, они пели песню. Кто сложил её?
  - Мой внук, Жофруа, ваше величество. Жофруа, подойди к его величеству.
  Высокий нескладный парень подошел и поклонился. Та-а-ак, а меч у него где?
  Я соскочил с Адлера и подошёл поближе к обоим.
  - Твой внук еще не опоясан, мой добрый Роллан? Ну, тогда, - продолжил я, увидев отрицательный кивок, - преклоните колено юноша! Клянётесь ли вы свято блюсти законы и обычаи рыцарства, быть верным клинком своему сюзерену и защитником своим сервам и вилланам?
  Тот истово кивнул и перекрестился. Я хлопнул паренька по плечу своим изогнутым клинком:
  - Встаньте, сэр Жофруа. Будьте верным мечом вашего деда, барона Оукенхелм ! Барон, я назначаю вас командиром первой Гленфильдской дивизии народного ополчения. Вот, - я протянул ему свой кошелек. - Этого хватит на первое время. А вам, рыцарь Мондидье, - я снял толстый серебряный браслет и, поднатужившись, разломил его на две половины. - Это - на вооружение, а это - на коня. Удачи! Увидимся в бою!
  И мы двинулись дальше, провожаемые песней:
  
  Никто пред врагом не согнется.
  Гони их! Бери в полон!
  Над Англией гордый клич несётся:
  'Робер! Спартак - чемпион!'
  
  Пусть нас на бой вдохновляет
  Добрый король Робер!
  Врагов он посрамляет
  Потомству в пример
  
  По дороге в Лондон мы встретили еще несколько ополченческих формирований, численностью от полка, до дивизии. Так что к Лондону подтягиваются Первая Гленфилдская, вторая, третья и четвёртая Оксфордширская, Кентская и Норфолкская дивизии народного ополчения, первая и вторая Ноттингемская и Кембриджская бригады и еще отдельные полки. Всего же к Лондону движется не менее пятнадцати тысяч ополченцев. Эти ребята, конечно, не настоящие солдаты, но для первого удара, добивания бегущих и создания массовки - сгодятся. Теперь надо заняться выработкой плана предстоящей кампании...
  
  ...Однако вместо разработки военных планов мне срочно пришлось принять участие в политическом мероприятии. В коронации. Да еще в какой!..
  ...Мамочка Беренгария встретила нас чуть ли не на окраине Лондона и с места в карьер выдала такую информацию...
  - Робер, мне нужно поговорить с вами наедине, - заявила она, как только закончила целоваться с Машенькой и восхищаться маленьким Генри. - Простите, дорогая, - она кивнула Марион, - но вам сейчас не до политики, а дело не терпит отлагательств.
  И с этими словами она тронула свою кобылку в сторону, всем своим видом показывая, чтобы я следовал за ней.
  Когда же мы отъехали достаточно далеко, и были отрезаны от остального мира несокрушимой стеной Литлей, Беренгария повернулась ко мне:
  - Робер, мне не хотелось бы тревожить вас еще более, чем это уже пришлось сделать в своем письме, но, что должно было случиться - случилось. Алианора собрала гораздо более мощную армию, чем можно было даже предположить. И дело не только в количестве: ее воины не ополченцы, наподобие тех, что каждый день прибывают в Лондон, а закаленные ветераны, многие из которых воочию видели зеленые холмы Кипра, раскаленные пески Палестины и желтые скалы Сицилии. И ведут их прославленные полководцы: ваш дядя - король Альфонсо Кастильский и командир наемников у вашего отца Эдвард Меркадье. Последний поклялся отомстить мне, вам и всем остальным за смерть своего повелителя и друга...
  - Да ладно тебе, мамочка, - я чуть приобнял ее за плечи. - Чего ты разволновалась-то? Высадятся эти два козла со своим стадом у Дувра - тут им и славу поют!
  - Не сомневаюсь в вашей храбрости, мой дорогой, но не слишком ли много в ваших речах самоуверенности? Подобное свойство натуры, в отличие от храбрости, чаще приводит к поражению, чем к победе, и к поражению весьма болезненному! Не поддавайтесь ему! Не стану спорить, вполне возможно, что мой зять и Меркадье - действительно dvakas la, что бы эти слова ни значили, но они не те соперники, с которыми вам будет легко справиться...
  - Да нормально всё будет. Меня тут просветили по поводу героического прошлого обоих этих 'полководцев'. Этот твой Мерд-кан-дьё только и умеет, что деревни подчистую вырезать да монастыри сжигать , ну а Альфонс - это ж вообще! Евреи рассказывали, что это чмо из-за своего гонора сражение просрал, да так, что чуть своей державы не лишился! Великий полководец, что и говорить!
  Не могу же я ей показать, что сам чуток трушу. Моя женщина должна быть уверена в том, что её мужчина - самый надёжный защитник на свете! Да и потом, о моральном состоянии армии тоже надо озаботиться...
  Я гордо посмотрел на Беренгарию, ожидая увидеть её успокоенной, но она только покачала головой и опустила глаза:
  - Простите меня, Робер, мне не хотелось бы этого говорить, но если я не скажу сейчас, потом может быть уже поздно...
  Она тяжело вздохнула и произнесла так тихо, чтобы расслышать смог только я:
  - Знаете, если бы я не была твёрдо уверена, что вы не рождены от Ричарда, я бы сказала сейчас, что вы - его истинный сын! То же высокомерное презрение к опасностям, то же глупое бахвальство и поразительно легкомысленное отношение не только к своей жизни, но и к жизням тех, кто зависит от вас, кто вам доверился...
  Она помолчала, подбирая слова, а потом продолжила еще более грустно:
  - Задумайтесь на мгновение, что ожидает вашу жену, вашего сына, ваших соратников, да и меня, наконец, в том случае, если вы проиграете? А вы вполне можете проиграть, если продолжите в том же духе... Я очень боюсь убедиться, что вы настолько жестоки, Робер...
  Ее губы дрогнули, и по щеке скатилась слеза. Но тут же Беренгария взяла себя в руки и спокойно произнесла:
  - Ладно, этот вопрос мы обсудим позже, но есть дело, которое не может ждать... - Она гордо подняла голову, - Завтра - ваша коронация, сын мой...
  
  О да, это была коронация, мать её! Беря нагнала в Лондон целую толпу народу, в том числе каких-то конкретных проходимцев, типа Вальдемара - брата короля Дании Кнута, которого я в свое время поколотил, правда - опосредованно . Какого лешего этот Вовочка к нам приперся - понятия не имею, но он сделал прочувствованный подарок в виде нескольких пудов серебра и очень просил заключить с Данией Пакт о ненападении. Ладно, коронуюсь - подумаю.
  Имелся посол Бериного брата - короля Наварры Санчо Сильного. Здоровенный бугай, который бросает на меня какие-то странные взгляды, словно бы собрался живьем сожрать. Ладно, будем поглядеть...
  Отец Адипатус собрал в Лондон кучу всяческого духовенства, в том числе двух епископов из Англии, одного - из Уэльса и одного - из Нормандии. Правда, про последнего мне шепнули, что он вроде как не совсем епископ, или кем-то там не признанный епископ, но вполне себе такой солидный и, кажется, не глупый.
  Граф Солсбери наконец познакомил нас со своей супругой - симпатичной такой девчушкой по имени Элла. Я расчувствовался и, вспомнив читаную в октябрятском детстве книгу, сразу захотел подарить ей щенка Тотошку и серебряные башмачки, что я и сделал. Правда, Тотошка оказался несколько крупнее своего литературного прототипа - а что б вы хотели от молосского дога? Зато серебряные башмачки оказались супер. Спасибо Иегуде Бен Лейбу - сыскал в загашниках своей общины. Девчонка расцвела, расцеловала щенка, надела новую обувку и помчалась к Машеньке. Представляться, общаться, занимать придворную должность и вместе с Масяней играть с живой игрушкой - маленьким Генри.
  Но дядя Вилли пригнал на коронацию еще до черта всяких аристократов, с которыми я знакомился чуть не до полуночи, а потом, вместо того, чтобы выспаться перед ответственным событием, чуть ли не до рассвета заучивал под руководством мамы Бери всё, что мне нужно говорить, делать, отвечать на церемонии. С грехом пополам заучили, и я на пару часов забылся тяжелым сном без сновидений. А утром...
  ...Гремят колокола, надрывно воют фанфары, войска орут 'Спартак - чемпион!' Отец Тук... виноват, вот тут уж точно - архиепископ Кентерберийский Адипатус в парадном облачении, новой тиаре, которая ему наконец-то по размеру, возлагает мне на голову корону и одновременно с этим взрывается добрая тысяча фейерверков королевского алхимика Годгифсона. Надо мной развернули флаг с красным крестом... Я вам чё - медпункт?!
  Мне в руки выдают здоровенный меч, я внимательно к нему приглядываюсь... Твою мать! Он же сломанный! Вот что значит устраивать всё впопыхах!..
  - Джон! - Я протягиваю ему оружие. - Прикажи, чтобы быстро переточили! И мухой! Он мне прямо сейчас нужен!
  Гран-сержант рыкнул на своих, и двое умчались с мечом на поиски кузнеца. Ну, что у нас там дальше по плану?..
  Дальше по плану надевание на голову короны - довольно дурацкой штуковины из позолоченного серебра с крестом на макушке и каменьями по периметру. Ну, ладно, давай, примас Англии, возлагай на меня ворону или корову ...
  Едрить-колотить! Опять забыли! Ну, а Маше корона где? Где, я вас спрашиваю?!! Я тяну к себе Машу, вопрошая замполита:
  - Тукало! А для Марион корону забыли, да?!
  Тот оторопело кивает. Да что же это, я один за всех думать должен?!
  Я лихорадочно оглядываюсь. Ну ни черта похожего на корону нет, хоть плачь! А, ладно! Будем решать проблемы подручными средствами!..
  Я снимаю с себя корону и водружаю её на голову Маше, одновременно шипя архиепископу: 'Мажь быстрее, мать твою!' Он машет своей метелкой, потом кропит Маню каким-то маслом... Уф, слава богу! Кажись, выпутались...
  Ага! Черта! Никуда мы не выпутались! Для Генри короны тоже нет! А как же тогда?..
  - Дядя! Возьми Генри и иди сюда!
  Уильям Длинный Меч аккуратно принимает на руки крестника и подходит ко мне. Вид его выражает полное недоумение. Блин, будешь тут недоуменным, если короны на коронацию не принесли!
  - Так, держи его вертикально. Адипатус, давай, осеняй наследника короной!
  Ну вот, теперь всё по правилам. Короля короновали, королеву короновали, наследника короновали. Можно и отдыхать...
  Двое Литлей влетают в собор и галопом несутся ко мне. Милвил протягивает мне меч. О, вот теперь - дело. Таким мечом можно и врагов сокрушать! Я поднимаю клинок, показываю всем заостренное лезвие, а потом привешиваю железяку к поясу. Ладно, если моя сабелька сломается - будет, чем заменить...
  
  Глава 7
  О военной тревоге, коронационных хлопотах, счастливой наглости и наглом счастье, или 'Кто стучится в дверь ко мне?'
  
  Когда Робер наконец-то отбыл в Нотингем, я, несмотря на обступившие меня хлопоты и заботы, к своему собственному удивлению, испытала облегчение. Когда Робер здесь, а, впрочем, не только здесь, в Лондоне, но и где бы то ни было еще, он заполняет собой все пространство. И иногда его бывает слишком много. Или это я так предвзято сужу? В нем столько энергии, что ее надо куда-то расходовать. А если подходящего дела нет, то даже сам воздух вокруг него словно начинает звенеть от напряжения.
  Но после его отъезда в Тауэре царили тишина и покой. Все спокойно занимались своими делами: слуги приводили в порядок главный зал, весьма ощутимо загаженный после счастливой отцовской попойки, а заодно и прибирались во внутренних покоях. Мои немногочисленные придворные, которые делили со мной все мои радости и печали, а теперь в полной мере вкушали прелести жизни истинно королевской свиты, готовились к встрече Марион и наследника. Витавший в воздухе дворца аромат чисто выбеленных холстов и свежей соломы, смешанной с душистыми травами, радовал меня, а вид склонившихся над вышиванием дам умиротворял.
  Но покой продлился недолго. И поводы для беспокойства нашлись уже через пару дней после отъезда Робера. Я как раз решила разобраться со всеми дворцовыми кладовыми и ждала мажордома, чтобы удостовериться, достаточно ли у нас запасов, как мне доложили, что прибыл посланец с письмом от Джоанны. Если учесть, что последнее письмо я получила от нее еще во Франции, а с тех пор мое положение столь изменилось, я совсем не была уверена, что она сможет мне написать. О том, что она могла и не пожелать этого сделать, я предпочитала не думать. Но, значит, пожелала. И смогла. И это взволновало меня куда больше, чем хотелось бы. Потому что просто так теперь она писать бы не стала. Значит, повод был серьезный... Неужели Алиенор своей или чужой рукой уже нанесла нам первый, пока неясный, но от этого еще более коварный удар?
  Незнакомый молодой - очень молодой человек, тулузец, конопатый и кареглазый, вытащил откуда-то из-под запыленного плаща письмо и с поклоном протянул мне. Пергамент был сильно потрепан и весь в каких-то подозрительных разводах, да к тому же запечатан незнакомой мне печатью. Странно...
  - Так кто послал вас? И что с письмом?
  - Ваше Величество! - вымолвил он, склонившись в еще более почтительном поклоне, таком низком, что казалось, он вот-вот рухнет на колени. - Нижайше прошу простить меня за то, что письмо несколько повредилось в дороге... от морской воды...
  - Кто-то хотел помешать вашему путешествию? - я постаралась сдержать волнение.
  Если на него намеревались напасть, значит, все серьезнее, чем я предполагала. Но посланец молчал, не смея поднять глаза.
  - Отвечайте же!
  Он долго собирался с духом, но потом все же проговорил:
  - Не сочтите меня трусом, ваше величество, но кто-то, кого я не знаю, сначала старался не дать мне добраться до побережья, а потом, уже во время плавания, просто попытался скинуть за борт...
  - Если судить по тому, что вы сохранили письмо и стоите сейчас передо мной, то вряд ли вас кто-то назовет трусом... Успокойтесь и рассказывайте - время дорого!
  - Моя госпожа, графиня Тулузская, которой я обещал служить до последнего вздоха, не пожелала указать своего имени, ибо тревожилась, как бы ее письмо не попало в чужие руки. Она надеялась, что вы даже без подписи узнаете ее почерк. А в подтверждение того, что я честно выполняю именно ее волю, она приказала передать вам вот это...
  Он опять долго рылся за пазухой, но, в конце концов, извлек наружу маленький мешочек на черном шнурке. Внутри лежала серебряная брошка в виде пчелы...Сущая безделица, если не знать, кто и когда ее подарил...Но для меня сейчас ее присутствие было очень важно. Оставалось проверить еще кое-что...
  - Благодарю вас, отважный рыцарь! Я позову вас позже, когда будет готов ответ. А пока ступайте, вам надо отдохнуть и подкрепить силы после трудной дороги.
  Он улыбнулся мне неожиданно белозубой улыбкой и от этого стал еще моложе. Совсем мальчик! Для него на сегодняшний день все трудности уже закончились. А о том, что будет завтра, молодость не задумывается...
  Мне же письмо Джоанны жгло руки. Я сломала печать. Да, это ее почерк... Я быстро осмотрела послание в нужных местах - все 'наши' слова и знаки были на месте. Забавно... когда-то в Акре все это было почти шуткой в наших пустяковых записочках, хотя и тогда нам было понятно, что доверять можно немногим, а, вернее, практически никому. Но теперь это пригодилось, да еще как!
  Что ж, значит, это действительно она. О чем она хочет мне сообщить? Страшно было начать читать. Но ведь еще вчера я больше всего боялась, что моя дорогая золовка мне больше вообще никогда не напишет, чего вполне можно было ожидать после моего бегства сюда. А она написала, значит, хоть что-то не так плохо, как могло бы быть...
  Любезная сестрица, надеюсь, ты здорова? Мои заботы были столь многочисленны, что не оставляли времени на письма. Очень надеюсь, что ты не в обиде на меня за это. Я сейчас в Руане вместе с матушкой и моими дорогими малютками. И думаю, что обратно в Тулузу не вернусь. Вскорости мне опять предстоит произвести на свет дитя. Посему я вряд ли смогу повидать тебя в ближайшее время. Хотя и очень хотела бы разделить с тобой радость обретения сына. Я же помню, как ты горевала о нем. Слава Господу, что теперь вы вместе! Рядом с родным человеком тебе будет легче пережить свое вдовство. Я-то повидать тебя в ближайшее время не смогу. Такая долгая дорога слишком тяжела для меня. Но не грусти, дорогая сестрица. Ты не останешься без поддержки родных. И со своим деверем ты, возможно, увидишься. Он, правда, не любит путешествовать, ты же знаешь. Если бы он только мог, то всю жизнь просидел бы дома. Но он любит тебя, так что, прошу, прости его. К тому же матушка, скорее всего, его уговорит. И, может быть, сама тоже отправится навестить тебя. А чтобы ей было спокойнее, возьмет в сопровождающие нашего кастильского зятя. Так что не медли, сей же час начинай готовиться к их встрече. Гостей может быть много. Даже больше, чем приезжало тогда с моим возможным будущим свекром . Сейчас я иногда жалею, что этот брак не сложился. Может быть, это было бы к лучшему. Но что было, то прошло. А сейчас тебе надо встретить гостей как подобает. Ведь многие из них старые друзья твоего мужа. Они-то очень хотят повидать и тебя, и твоего сына. Сына даже больше. Но ты прекрасная хозяйка, и, конечно, справишься. Желаю тебе принять гостей как можно лучше. Остаюсь навеки твоя добрая сестра и друг.
  Перед глазами пронеслась залитая кровью Акра, и что-то нехорошо заныло внутри. Значит, все так, как я и думала... С ответом Джоанне можно немного и подождать, но вот кому написать необходимо прямо сейчас - это Санчо! И Роберу...Да, Беренгуэлла, вот ты уже и жалеешь, что его нет рядом.
  В этот день из замка отправились три гонца - один торопился обратно в Руан, другой - в Наварру, а третий - в Ноттингем. И хотя они уехали не без сопровождения, спокойна я была лишь за третьего... Да и то... я-то хорошо знаю, сколько нелепых случайностей и неожиданных опасностей может повстречаться по дороге. Но сейчас мне как никогда необходимо быть спокойной и выдержанной, чтобы правильно оценить все возможные опасности, которые нам грозят. И при этом не показать вида окружающим, что у нас что-то не так.
  Каждый день я ждала ответа. По крайней мере, от Робера. И ответ пришел. В двух строках, нацарапанных, по всей видимости, похмельным Адипатусом - больно уж кривыми и расползающимися выглядели буквы! - говорилось, что не стоит волноваться, король все понял, приедет и во всем разберется. И все...
  От Санчо вестей ждать было еще рано. Оставалось надеяться, что мой дорогой брат отнесется к письму более серьезно. Иначе и быть не может - мы с ним, в отличие от Робера, слишком хорошо знали моих дорогих родственников, и могли предположить, на что они способны в сложившейся ситуации. Но сейчас посоветоваться было не с кем. Оставалось ждать.
  Вскоре пришло письмо и от Санчо. Брат, как всегда, был краток, но моих проблем не решил, а по своему обыкновению, взвалил на мои плечи свои. Он писал, что на время войны с маврами хотел бы поручить мне управление Наваррой. Всего-то. Именно этого мне и не доставало в сложившейся ситуации.
  Его письмо привез странный рыцарь, утверждавший, что он - прямой потомок Сида, хотя любому было ясно с первого взгляда, что Кампеадор имеет к нему не большее отношение, чем Ричард к Роберу. Однако сей славный воин с нетерпением ожидал возвращения 'моего сына', и держал себя так, словно был уверен, что сможет заставить Робера плясать под свою лютню...
  Да, от Санчо мне и в детстве были сплошные тревоги и огорчения...
  А от Робера новых вестей не было. Надеюсь, что он все же серьезно отнесся к моим словам. Не может же он не понимать, какими бедами грозит нам эта война! Оставалось уповать на его благоразумие. Но вот именно в его-то благоразумии я как раз и не была уверена. Вообще, удивительно, но с каждым днем Робер все больше напоминал мне Ричарда... и далеко не с лучшей стороны. То, что этот самозванец все более походил своими повадками на моего супруга, вызывало радость толпы и заставляло тревожиться меня. И еще как тревожиться! Его свита, да и не только она, им зачарованы и ловят каждое слово, но я-то вижу все ...
  Самым тяжелым было ждать. За столько лет я должна была бы уже к этому привыкнуть, однако сейчас, даже понимая, что быстро собрать армию и переправиться в Англию Алиеноре не удастся, я каждый день ждала нападения. Но все вокруг было тихо и спокойно. И самое ужасное, что, пожалуй, только я понимала, насколько эта тишина обманчива. Я добросовестно пыталась заниматься хозяйственными делами, но все валилось из рук. А предпринять какие-то более важные для всех нас действия я не могла. Вот Робер мог. И должен был бы. Но для этого надо до конца понимать, что такое - править... а в то, что он это понимает, я с каждым днем верила все меньше и меньше.
  К тому же он еще и не король. Пусть для его окружения это ничего не меняет, но ведь есть и другие, и их немало. Не так уж важно, как ты пришел к власти, в истории бывало всякое... но вот то, что на твоей голове венец, и надели его не просто так, значит многое.
  И я поняла, что приложу все силы, но сделаю это как можно быстрее. Коронация. Откладывать ее больше нельзя! Даже если практически все придется делать самой...Да, скорее всего, так и будет. Мой дорогой сын ничего не смыслит в этих делах, но даже если бы и смыслил... Робер еле вытерпел снятие мерок, на чем участие в подготовке и завершил. А Солсбери и Мурдах, не говоря уж о достопочтенном Адипатусе, весьма быстро растеряли свой пыл и, отложив торжества 'до Троицы', предались более важным занятиям...Так что пора браться за работу. К тому же, чем больше я буду занята делами, тем меньше, надеюсь, у меня останется времени на тягостные раздумья. А это было бы лучшим избавлением от постоянной тревоги...
   Я за всю жизнь не писала столько писем, сколько в эти дни, и не встречалась с таким количеством совершенно разных людей. Вот уж где мне пригодились мои придворные! Скольких сил нам это стоило, и не перечесть, но к приезду Робера все было подготовлено безупречно - настолько, насколько это было возможно за такой короткий срок. К коронации готово было все, кроме одного. Самого Робера. Посему я отправилась им навстречу, чтобы успеть обговорить подробности завтрашней церемонии. Ведь от того, как он будет выглядеть во время обрядов, зависело очень многое.
  А Робер был весел, самоуверен и мало расположен к серьезной беседе. Куда там Ричарду! Передо мной гордо восседал на коне снисходительно поглядывающий на меня самодовольный наглец, уверенный, что любую проблему он разрешит щелчком пальцев, а врага сразит одним взглядом. И все вокруг смотрели на него с обожанием. Встань он сейчас на голову или сядь задом наперед на коня - и это бы встретили с горячим одобрением.
  Мне не хотелось ни разговаривать с Робером, ни видеть его. Но пришлось почти всю ночь объяснять ему, что он должен будет делать на завтрашней коронации. За Марион я не волновалась: как ни далека она была от двора, воспитали её правильно, и я не сомневалась, что вести себя, как подобает, она вполне сможет. Да и ничего особенного ей, в отличие от Робера, делать не придется.
  Но то, во что превратилась коронация... этого не только я - никто не смог бы предугадать! Если бы мне кто-нибудь рассказал подобное, я бы не поверила. Нарушив все возможные правила, мой дорогой 'сынок', как обычно, не дав себе труда ни в чем разобраться, привычно взял все в свои руки и принялся руководить. За несколько мгновений он умудрился не только короноваться сам, но и покуситься на святыни власти, испортив Куртан , а также неожиданно назначить изумленную супругу в соправительницы, чего сегодня вовсе не предполагалось. Но этого ему показалось мало. И он одним взмахом руки короновал своего отпрыска, а заодно и назначил возможным регентом графа Солсбери, как громом пораженного столь стремительным и совершенно неожиданным возвышением.
  Я стояла, едва дыша, и боялась только одного - что в торжественной тишине сейчас раздастся чей-нибудь возглас: 'Прекратите этот балаган!' Но все молчали. Мало того, благоговели...
  Церемония коронации приближалась к своему завершению, и я молила Бога, чтобы она закончилась как можно быстрее. Потому что силы мои были на исходе. И коронация наконец-то закончилась. Робер с видом победителя пристегнул к поясу остро заточенный, а оттого ставший неожиданно коротким меч Эдуарда Исповедника, и по толпе пронесся восхищенный ропот. Значит, Господь сжалился над нами...
  От пережитого у меня просто подкашивались ноги, и я мечтала только об одном - лечь в кровать. Но пришлось присутствовать на торжественном коронационном обеде. И тут я услышала много восхищенных отзывов о нашем новом короле, в которых особенно подчеркивались его храбрость и мужество. И, правда, разве можно назвать трусом человека, который сделал острым Меч Милосердия! И всем сразу стало понятно - поблажек от него не жди. А уж врагам его лучше самим наложить на себя руки. Немедленно!..
  При первой же возможности я удалилась в свои покои. Наконец-то можно было отдохнуть... Сквозь наваливающуюся дремоту я успела подумать, что Господь, должно быть, на нашей стороне. Ибо, каких бы глупостей не совершал этот человек, ему всё сходило с рук, а окружающие искренно верили, что так и только так должно быть!.. Так что пусть он хоть швыряется королевскими шутами-карликами в придворных дам, велит обвенчать своего коня с овцой, сделает пьяницу-расстригу Адипатуса Папой Римским, а графов Солсбери и Кента коронует императорами Солнца и Луны - не так уж и страшно. Главное - у Англии есть король...
  
  Глава 8
  О стратегических планах, великой армаде и мобилизационных расчетах, или 'Последняя реликвия'
  
  Пир после коронации прошел в форме легкого фуршета. По местным меркам. То есть из зала вытащили всего четыре десятка упившихся вусмерть, и только двое из них чуть не отдали богу душу. Так что к полудню следующего дня все были уже более или менее адекватными, менее или более опохмелёнными и в равной степени - исключительно задиристыми, пылающими боевым азартом.
  Очнувшийся от алкогольного дурмана Лука Боманур, представлявший на коронации ни много, ни мало - Папу Римского, немедленно принялся строчить письма к Великому Магистру храмовников и всем своим коллегам - Великим Кастелянам, в различных областях обитаемой вселенной. В этих посланиях он с яростью, достойной пера этого... как его?.. Ну, он еще кукурузу везде сажал... Хрущев, блин! Однако, я здесь уже элементарщину забывать начинаю...
  Так вот, с яростью, достойной Никиты Сергеевича на ХХ съезде, Боманур разоблачал культ личности Ричарда, расписывал ужасы политических репрессий, обрушившихся на невиновных и непричастных, выпячивая, естественно, беды, постигшие храмовников Англии. Если верить Великому Кастеляну, то Ричард был трусливым, кровожадным пидором-недоумком, исправно проваливавшим любое начинание, к которому имел хоть какое-то отношение, и уничтожавшим всё, до чего только мог дотянуться. Папенька пил по утрам кровь христианских младенцев, а по вечерам - юных девственниц, совратил матушку, и та, ужаснувшись открывшейся ей истиной образины моего папаши, укрыла ребенка от этого изверга... Короче, прослушав парочку особенно крутых пассажей, я уверился в одном: если Лука Боманур оставит Орден и удалится на покой, то он вполне может заняться писательским ремеслом. Во всяком случае, какой-нибудь там неудобочитаемый Солженицын повесится от зависти от этих 'Писем об Англии', которые на добрых восемь столетий обогнали и по литературности, и по лживости незабвенный 'Архипелаг ГУЛАГ'...
  Но, так или иначе, а если храмовники всех стран не соединятся и останутся равнодушными к этим письмам, то у них совсем нет сердца. И, скорее всего, очень скоро коалиция имени моей бабушки получит в тылу полноценный мятеж...
  Арблестер, очухавшись после приема внутрь моря вина, отправился в Дувр, и вывел уже в обычное море 'флот, нашей гордости оплот'. Правда, и его, и меня несколько смущала, а по чести сказать - пугала информация, полученная от матушки Беренгарии, евреев и храмовников, согласно которой мы вчетверо уступали противнику по числу вымпелов, а проигрыш по тоннажу был ещё серьезнее. Перед самым отъездом, он, вместе с десятком старших капитанов, затребовали личную аудиенцию, на которой все долго молчали, глядя в пол, а потом Арблестер выдал:
  - Я, это... нет, принц, только не думай... то есть, мой король... просто... ну, я это... поговорили между собой... умереть - оно что ж... только...
  Тут он окончательно стушевался и замолк. Я приобнял его за плечи:
  - Послушай, дружище, ведь никто и не ждет, что ты сейчас ринешься на них как Бэтмэн и уделаешь всех. И лично я не хотел бы, чтобы вы мне тут разыграли в лицах картинку 'Врагу не сдается наш гордый 'Варяг'... Проследите, куда эта сволочь попрет, и дайте нам знать. Обязательно высмотрите, где будет основная высадка. Где рыцарей выгрузят? И тут же мухой - ко мне. А так... - я махнул рукой. - Ты ж не Человек-Паук, чтобы всех их паутиной связать и в Англию не пустить. И не драконы вы огнедышащие, чтобы весь вражеский флот огнем спалить...
  Вот на этом месте моя речь была прервана диким воплем, который исторгли десяток мужских глоток. Первый Лорд Адмиралтейства обернулся и, ухватив ближайшего к нему капитана за грудки, заорал:
  - А я вам, suki dranye, что говорил?!! Он - придумает! Он ветер высвистывать может!.. Ему сам Морской помогает!.. Или даже служит!.. Он не на смерть посылает - на победу!.. А вы, eblany!.. Вам только ныть!..
  Остальные капитаны подтянулись, сомкнулись и заревели:
  - Да живет и здравствует великий король Робер! Англия и Робер! Mochy kozlov! Spartak - champion!
  После чего они дружно вынеслись из зала с такой скоростью, что я даже не успел спросить у них, чего это я такого опять придумал. Попытка послать за ними кого-нибудь из Литлей не увенчалась успехом: в зал ввалились синешалый тесть и Уильям Длинный Меч. Они тащили за шкирку слабо трепыхавшегося Годгифсона, который изредка мяукал в том смысле, что может идти сам. Но его никто не слушал. Оказавшись прямо передо мной - ближе подойти им не дали Литли - граф Солсбери и Великий Сенешаль пихнули Главного Королевского Алхимика с такой силой, что если бы не Маленький Джон, он непременно расшибся бы об основание трона.
  Гран-сержант Взвода Охраняющих Жизнь Дорогого и Всеми Любимого Повелителя перехватил пикирующего Годгифсона, и оба застыли, олицетворяя собой картину 'Эдгар, или прерванный полет'. Я внимательно посмотрел на своих родственников:
  - Ну, и?..
  - Вредитель! - сообщил дядя Вилли. - Sabotajnik! Подкупленный континенталами...
  - Эка тебя пропаганда-то зацепила, дядя. Говори толком: в чем дело?..
  - А ты пока расскажи, где тебе встретился этот подлый Propaganda! - рявкнул Джон, встряхнув Годгифсона. И добавил уже мягче, - И что ж он к тебе привязался-то так? Сперва - в Дувре, теперь - здесь...
  - Кто? - только и смог выдохнуть алхимик.
  - Так в чем дело, дядюшка, тестюшка? Какого кипариса вы тут ко мне приперлись?
  - Я priperlis просить аудиенции, племянник, потому, что этот вот muflon, - могучая длань Длинного меча уперлась в съёжившегося Годгифсона, - отказывается дать нам порох!
  - Да! - завизжал вдруг Годгифсон. - Отказываюсь! И при его величестве повторю: не дам!
  - Да я тебя!.. - граф Солсбери рванулся вперёд, но налетел на несокрушимую стену родичей Маленького Джона.
  - А-А-АТСТАВИТЬ!!! Почему не дашь?
  - А потому, - алхимик надулся как сыч, и пустил лысиной солнечного зайчика. - Я им ещё два месяца назад говорил: 'Его величество не зря велел по десять бойцов из каждого полка выделить, чтобы подрывному делу обучались!', а они только смеются. А сейчас порох требуют... - Он тяжело вздохнул, - Я не даю, а они - драться. Ведь только порох зря изведут и сами подорвутся...
  - Та-а-ак... Ну-с, скажи-ка, дядя, ведь недаром ты порох требовал? И как взрывать будешь?
  - Как-как, - обиделся Длинный Меч. - Сунул факел - и всё...
  - И всё, - согласился я, - нет больше у меня дяди, а гранд-дама королевы - вдова в двенадцать лет. Гений сапёрного дела, млять. Отойди, дай тестя спрошу. Драгоценный мой граф Ноттингемский, как порох взрывают?
  Великий Сенешаль почесал в затылке, потом просиял и обрадованно сообщил:
  - Фитиль надо вставить!
  - Кому? - не удержался я.
  - В бочонок! И поджигать фитиль...
  - Неплохо-неплохо... Годгифсон, ты запальные шнуры сделал?
  - Так точно, ваше величество. Как вы и приказали. На один, три и пять ярдов. Вот только с пятиярдовыми пока...
  Он собирался расписывать мне свои трудности и дальше, но я остановил его жестом, и повернулся к тестю:
  - Сколько времени горит запальный шнур длиной в один ярд? Молчим? А если вражеский отряд от тебя на расстоянии полмили и движется к тебе шагом, какая длина запального шнура необходима при условии немедленного поджига? Опять молчим? Так вот, родственнички мои милые, это не он вредитель, а вы! Офонарели на хрен? Жить надоело? Спички детям не игрушка!
  Родственники понуро потопали к выходу, как вдруг граф Солсбери обернулся и глядя в глаза барону де Литлю, попросил:
  - Джон, будь человеком. Дай...
  - Не дам, и не проси! - рыкнул Маленький Джон. - У меня всего-то два подрывника, так у меня взвод, а не полк.
  - Три, - заметил я негромко. - Меня посчитать забыл. Дай ему одного, Джонни - общее ж дело делаем...
  
  ...После того, как вопрос с подрывниками был решен, ко мне явились евреи со свежей разведсводкой, потом командиры ополченцев с просьбой об оружии, потом делегация рыцарей Уэссекса, с невероятным предложением разыскать Мерлина, дабы старый волшебник натравил на иноземное воинство дракона. Их бурно поддержали мои валлийские родичи, двое из которых утверждали, что знают точные координаты ТОЙ САМОЙ ПЕЩЕРЫ, где почиет престарелый маг. Потом пришлось бросить всё и идти разнимать ирландцев из Отдельного, Отчаянных Храбрецов, Сражающихся Точно Раненные Львы, Детей Зеленой Ирландии пехотного батальона и бойцов из Роты Королевских Евреев, которые не сошлись во взглядах по какому-то религиозному вопросу. Все мои попытки выяснить, какого черта они не поделили, успеха не принесли: никто из участников драки не помнил, из-за чего собственно всё началось? Сэр де Литль, задумчиво заведя очи горе заявил, что во всем виноват подонок Propaganda, и лично пообещал от своих щедрот бочонок эля тому, кто этого uroda выследит...
  
  ...Следующий день прошел в таких же заботах. Разве только командиров все же удалось собрать на военный совет. Но ничего нового на этом совете решено не было. Сформировали корпус авангарда, который возглавил Энгельс, граф Кент. В состав корпуса вошли Третий Дуврский, Окрасивших Белые Скалы Дувра в Красный Цвет Кровью Врагов, пехотный полк, Отдельный Валисский Конно-Стрелковый Презирающих Опасность Эскадрон Имени Светлого Короля Артура И Его Достойного Потомка Короля Робера, четыре копья уэссекских рыцарей и две бригады народного ополчения. Храмовники очень просили включить еще и парочку своих прецепторий, но я отказался. Если честно, то по единственной причине: вооруженные силы Ордена Храма в Англии - моя единственная дисциплинированная тяжелая кавалерия наравне с двумя конными полками, и ослаблять их, распыляя по разным соединениям, я не намерен...
  Очень не хватает конных стрелков. Олекса Ольстинич, граф де Рашн, обещал, что на его призыв отзовется не мене пяти сотен дружинников, но улита едет - когда-то будет, а приплыли пока только шесть десятков человек, да и те, честно говоря, были скорее не княжьими воинами, а новгородскими братками... Хотя, ребятишечки не понаслышке знали, что такое приказ и с чем едят дисциплину...
  Дисциплинированной пехоты тоже не хватает, хотя фон Паулюс, пожалованный званием Главного Маршала и произведенный мной в графы Суссекские, клялся на мече, что соберет еще добрых три-четыре тысячи швабов. Однако, поскребя по всем суссекам, ничего кроме трех сотен добровольцев и четырех - заморских наёмников, наскрести не смог. Да и те оказались какими-то невнятными вельветами , а не швабами. Хотя фразу 'Хенде хох!' понимают без перевода. Ну, и то хлеб...
  Под самый конец в зал буквально влетел запыхавшийся детинушка в форменной длинной рубахе и уставной ермолке Роты Королевских Евреев. Он размахивал над головой кулаком, в котором было зажато нечто. При ближайшем рассмотрении это нечто оказалось слегка помятым, но вполне себе живым стрижом, к лапе которого шелковой нитью был примотан микроскопический кусочек тончайшего пергамента. Командир роты со странным именем Шломо, вызвавшим у меня стойкие ассоциации со словом 'шлемазл', осторожно развязал нитку, расправил пергамент и, приложив к глазу шлифованный изумруд , беззвучно зашевелил губами.
  - Наш брат Авраам из Шербура сообщает, ваше величество, что в порт прибыли корабли нечестивых филистимлян, и уже начата погрузка запасов и провианта, - сообщил он с поклоном. - Он также извещает вас, что больше половины провизии, закупленной для вражеской армии, очень плоха. Аквитанцы польстились на дешевизну и закупили всё у наших братьев. Еврейский хлеб не пойдёт им впрок...
  - Вот за это вас и не любят! - тихонько пробурчал за моей спиной Маленький Джон.
  Я аккуратно показал ему кулак, а сам заинтересовался птичкой. Голубиная почта - это понятно, а вот стрижевая... Неужто можно стрижей натренировать?
  Однако, в ответ на мой вопрос, 'шлемазл' сообщил, что такой почтой еврейские общины пользовались еще семь сотен лет тому назад, и что письмо, к примеру, из Испании в Хазарию доставлялось такой почтой за двое суток. Сорок восемь часов! Правда, добавил он с грустью, количество почтовых стрижей в последнее время сильно уменьшилось, но всё-таки они остались, и это значительно ускоряет передачу информации. Плюс к тому, голубя можно перехватить охотничьим соколом, а со стрижом такой фокус не пройдет. Надо будет потом расспросить евреев поподробнее об этих спецах и пригласить их к себе на службу...
  
  ...А вокруг Тауэра да и всего Лондона с утра до вечера гремело: 'I-i-i raz! Raz! Raz, dva, tri! Levoy, levoy, raz, dva, tri! Четче удар, razdolbai, четче!.. Upor leja принять! Delay raz! Delay dva! I raz! I dva!.. Бего-о-ом... marsh! Не растягиваться, urody!' Это народные ополченцы под руководством мудрых ефрейторов из регулярных полков постигали азы военной науки. С учетом острой нехватки времени, они проходили курс молодого бойца в ускоренном режиме. 'Держать story! Story держать, muflony! Справа... коли! Слева... коли! I raz, i raz, i raz, dva, tri! V ataku, бегом, за мной! За родину! За короля Робера! Spartak champion!'
  Пришлось даже самому вновь вспомнить сержантское прошлое и показать класс на полосе препятствий. Хотя, если честно, я заметил, что несколько парней из Первого Шервудско-Нотингемского Пехотного Полка Всех-Всех Йоменов И Вилланов Англии, Да Хранит Ее Господь и Святой Георгий, Имени Самой Красивой На Свете Королевы Марион и некоторые из моих телохранителей мне поддавались. Так что же? У меня вон сколько дел, а эти только и тренируются... Но ополченцы всё равно были в восторге. Ещё бы: сам король Робер Благословенный - а именно так меня теперь прозывают, их учить взялся! Кстати, несколько парней, с которыми я стрелял из лука, оказались очень даже ничего. Я велел Марксу взять их на заметку и снабдить длинными луками. Глядишь, дело будет...
  
  ...Возле плаца мне встретилась Беря, вся какая-то встрепанная и перепуганная. Хотел было подойти к ней, но она спешила по каким-то своим делам. Я посмотрел ей вслед, и вдруг мне стало её остро жалко. Аж до боли в груди. Вот, накричала на меня, рассердилась... Ведь вообще-то она - хорошая, но... В нашем будущем это состояние назовут 'недотрах'. Одинокая она... А я, скотина неблагодарная... Конечно, Беричка от меня теперь шарахается, ведь после того памятного стога у нас ничего и не было... Блин! Ну не могу же я с ней! Во-первых - Машка, а во-вторых ведь спалимся и - каюк! Кирдык подкрался незаметно... А ей, конечно, тяжко одной-то... Тут, поди, и комплекс какой ещё разовьётся. Она ведь женщина красивая и совсем не старая... Догнать бы надо, пожалеть... Ушла уже... Чёрт! Ну почему у меня здесь такая жизнь, что времени жить уже не остается?.. Как было бы хорошо в тихом и уютном будущем! Машенька и Беринька... И всё нормалёк... А тут...
  А что если её... это самое... как его?.. Просватать. А что? Вот вышла бы она замуж, за какого-нибудь короля и... И. Выйдет, родит, и будет у меня единоутробный брат - претендент на престол. Не, я своему сыну так жизнь осложнять не хочу...
  Может ей этого... фаворита завести? Ну да, Адипатус и Длинный Меч такого смельчака на куски разорвут. Мелкие. Они же к ней до сих пор неровно дышат... Если им обоим присоветовать?.. Не, тогда они друг друга поубивают...
  Слушай-ка, идея! Надо, чтобы она вышла замуж не за короля, а кого-нибудь рангом пониже! Во! Это, кажись, и впрямь - идея! Выйдет она за какого-нибудь герцога или графа - и дети её прав на престол иметь не будут. Точно! Надо евреев порасспросить: пущай приглядят там герцога подходящего!..
  
  - ...Держи равнение, солдат! Вот так, молодец... Запомните, парни: если вы будете идти, поворачиваться и бить как один человек - вы непобедимы! Еще раз... Разойдись!
  Ополченцы разбежались, но продолжают внимательно следить за мной... Ладно...
  - Кавалерия справа! К отражению атаки... Стройсь!
  Путаясь, и налетая друг на друга, ополченцы выстраивают более или менее приемлемое каре. О'кей, завтра можно будет погонять этих молодцов вместе с кавалерией. Пусть попривыкнут к виду несущихся на них лошадей...
  А я пока рукопашку у ветеранов посмотрю...
  
  Но добраться до физгородка, где Красные швабы месились с Четвертым Пехотным, который пока оставался безымянным, мне не удалось. На полпути дорогу мне преградила весьма странная компания.
  Впереди ехали верхом двое. Один был... рыцарь - не рыцарь, а некий вооружённый всадник. Причём вооружён он был крайне странно, а уж коняга у него вообще была верхом уродства. Судите сами: малюсенькая головка на короткой шее, непропорционально длинное тулово и тоненькие, просто-таки спичечные ножки . На этом Росинанте восседал смуглый мужичонка, чем-то неуловимо схожий со своим четвероногим транспортным средством: тоже тощий, с непонятным длинным и тонким шестом вместо копья, в каком-то разноцветном балахоне, короткой кольчуге и шлеме с высоким шпилем, к которому был прикреплён лошадиный хвост. На поясе у этого воителя имелись ножны с длинным клинком, судя по положению рукояти - с обратной заточкой, а у седла - маленький стальной щит и лук...
  Рядом с ним двигался настоящий рыцарь. Хотя нет - рыцарище, так будет вернее. Громила размерами с Маленького Джона, восседал на скакуне ростом с небольшого слона. Оба - и всадник, и конь покрыты кольчужной сеткой, на башке у всадника - ведро с прорезями, а в руках - бревно, которое считало себя копьём.
  Собственно, этого бугая я уже знал. Это был посол моего дяди Санчо - еще одного родича, только теперь уже 'по маме'. На кой хрен дядюшка прислал этого здоровяка, я, честно говоря, так и не понял, но его присутствие на коронации было в карту. Смущало только имечко этого гигантопитека - Сид. Тоже мне - брательник Тома Сойера!
  Следом за этим всадником скакали десятка два воинов на пони или лошадях Пржевальского - их хрен отличишь! - замотанные в относительно белые простыни, тоже с кривыми клинками и луками. И завершали это 'великолепие' парочка верблюдов-наров, на которых тоже восседали наездники... пардон, наездницы. Ну не бывает таких выпирающих из-под кольчуг грудей у мужиков! Даже у самых толстых и обрюзгших, а эти таковыми и не были! Тощие, жилистые, но грудастые...
  Раньше мне не доводилось видеть свиту наваррского посла, а потому первой мыслью было: заблудился бродячий цирк. И тут же следом пришла другая: 'бабушка' Алианора тоже решила воспользоваться услугами наемников для решения проблемы по имени Роман Гудков. А потому я на всякий случай чуть отступил за своих верных Литлей.
  Рыцарище по имени Сид и странная личность на вислозадом уродце остановились, явно разглядывая нас, а мы в свою очередь уставились во все глаза на них. Пауза затягивалась. Наконец, сэр Джон не выдержал и сурово поинтересовался:
  - Чё надо?
  - Мне с королем говорить, - прогудел из-под своего ведра гигант оседлавший гиганта.
  Гранд-сержант выдал:
  - Ты, это... oborzel, vnature? Прёт как bychara pedal'niy, дорогу пресветлому королю загораживает... Пшёл вон, hmyr'! Освободи дорогу, говорят!
  Гигант подбоченился:
  - А что, король Робер сам ответить боится?!
  Так, я не понял? Это кто это тут организовался меня критиковать?
  - Слушай, посол... а не посол бы ты на?..
  Но грандиозный Сид в 'ведре' вдруг выехал вперед и опустив свое бревно заорал так, что аж кони присели:
  - Король Робер! Я, Сид Кампеадор, владетель Валенсии, во имя короля Санчо Сильного вызываю тебя на смертный бой!
  О, господи! Откуда эта жертва гмо свалилась на мою голову? И как дядя Санчо вообще умудрился отправить этого орангутанга-переростка в Англию? Блин... Ладно, сейчас мы всей толпой его по быстренькому завалим и... Совсем не понял?! А чего это случившийся поблизости 'дядюшка Вилли' и его рыцари просто-таки укатываются? Того и гляди - с ног попадают?.. Это такой новый прикол, которого я не знаю, или здесь, во времена крестоносцев, так анекдоты рассказывают?..
  А буйвол с ведром на голове явно драться готовится... Да кто-нибудь объяснит мне, что тут происходит?!!
  - Послушай-ка, ты, слуга Наварры и моавитян! - заорал вдруг один из рыцарей второго полка, барон Форбэнкс. - А не слишком ли ты живой для того, кого убили сто лет назад?! Какой ты, na her, Сид Кампеадор?! Ты же самозванец!
  О как! Ещё один самозванец?! Ты гляди, что делается: самозванцы притягиваются друг к другу, как заряженные частицы...
  Гигант, казалось, нисколько не смутился, а снова проорал свой дурацкий вызов, присовокупив, что если, мол, я не захочу с ним биться, то меня публично ославят трусом и незаконнорождённым. Так, а вот это... Нет, пошёл ты знаешь куда?! Ты ещё тут мне Беренгарию срамить будешь?!
  - Эй ты, с ведром на башке! Пасть заткни, а не то я тебе её заклепаю нахрен! Хочешь биться - валяй! Я, как вызванный, выбираю оружием лук, а ты можешь биться, чем хочешь! Езжай сюда, орясина!
  И с этими словами я шагнул вперед, навстречу этому мамонту-недоростку: пока он до меня доскачет, я в него стрел пять посадить успею...
  Подняв Bear Attack, я замер, ожидая движения противника. За спиной послышалось какое-то шевеление, и тихий скрип. Похоже, Литли не собираются быть пассивными зрителями, потому что - рупь за сто! - так скрипят натягиваемые луки. Хорошо еще, что у дяди Вилли нервы покрепче, молчит пок...
  - А ну, eblany, приготовились, - слышится яростный шепот Длинного Меча. - Как махну рукой - mochy kozlov!
  Ага, насчет его нервов я ошибался. Ну и хрен с тобой...
  - Эй, ты, бульдозер бешенный! Начнём, что ли?!!
  И повинуясь скорее хулиганским наклонностям, чем здравому смыслу я посадил первую стрелу ему в копье. Аккуратненько так в середину древка...
  Результат превзошёл мои ожидания. Сид Конкистадор - или как там его? - снял шлем, оглядел древко копья, показал попавшую стрелу своему товарищу на вислозадом угрёбище, потом слез с того слонопотама, что работал у него лошадью, аккуратно положил на землю копье и щит, а вытащенный из ножен меч взял за лезвие и двинулся ко мне, низко склонив голову. Остальная орава тоже спешилась и зашагала следом за ним.
  При ближайшем рассмотрении громила впечатлял. Действительно: ростом с Маленького Джона, разве что в плечах чуть поуже, морда - исшрамленная и обветренная, меч... ну что сказать? Солидный такой меч.
  Подойдя, детинушка встал на одно колено и возопил трубным гласом:
  - Прошу тебя, пресветлый король Робер, принять от меня, Сида из рода Эль Сидов Родригесов, прозванного в честь прадеда Кампеадором омаж и фуа . Я прошу тебя принять под свой скипетр Валенсию - мой наследный домен, коий жду, что ты оставишь мне и далее...
  Мама дорогая! Я совсем тут спятил, или что? Он мне какие-то владения в Испании принес? Валенсия-то, вроде бы - там? А за что? И потом: он же только что меня на тот свет отправить хотел?..
  - Г-хм, - раздалось над ухом и меня обдало перегаром. - А веруешь ли ты в Христа, именующий себя Сидом?
  Папа Тук? Отлично, отлично... Вот он мне сейчас и растолкует: кто это к нам приперся?
  - Я не только верую, святой отец, - прогудел Сид Командор. - Я привез с собой величайший дар, как свидетельство чистоты своих намерений...
  По знаку великана тощий с конским хвостом вытащил откуда-то чашу из зеленоватого камня и протянул Адипатусу.
  - Это, - голос Сида Кардамона вдруг осип, - Святой Грааль...
  Мать вашу! Кто-нибудь вообще объяснит мне, что тут происходит?!!
  - Слушай, лилипут... Ты только что собирался меня убить, обвинял хрен знает в чём... И вдруг - омаж, клятва верности... Кто тут из нас сошёл с ума, растолковать не хочешь?..
  - Великий король, - Сид поднял голову и посмотрел мне в глаза. - Ты верно не понял: Валенсия - мавританская область. Я прошу тебя взять нас под свое покровительство, под свою защиту...
  - И для пущей убедительности решил проткнуть меня своим бревном? Хорошенький тебе покровитель нужен - пришпиленный, как жук на булавке...
  Тут странный спутник Сида произнес что-то на неизвестном языке. Тот помолчал, а потом...
  - Король Санчо, наслышанный о вашем высоком искусстве, повелел мне проверить вас, ваше величество, и не моя вина, что я не смог сделать этого раньше... - Грандиозо вздохнул, - Он хочет оставить Наварру под твоей защитой, когда двинется воевать с маврами, дабы Кастилия и Леон не осмелились протянуть грязные лапы к его землям... Но мой побратим, Салех ибн Мульк, великий воин и вождь своего племени, предложил мне просить вас, пресветлый король, о заступничестве для нашей исстрадавшейся Валенсии... Мы вместе - и христиане, и магометане, и евреи - молим тебя, король Робер: защити нас!
  Он поднялся и гордо выпрямился:
  - Мы - хорошие воины и ты можешь испытать любого из нас, хоть на учебном поле, хоть на поле боя, но нас мало. А ты - ты владеешь великой армией, ты непобедим...
  - Хорош льстить, Автодор. Ладно, можешь отписать дяде Саньке, что у Альфонса Кастильского очень скоро будут другие проблемы, сильно далекие от Наварры...
  - Фута на три под землю, - хмыкнул Маленький Джон.
  - Вот именно. Да и Леону окорот дать не долго... Только не прямо сейчас. Насчет твоей Валенсии - будем посмотреть, а пока... - Я повернулся к Туку и прошептал, - Эта чашка - она сильно святая?
  Ого! Адипатус промолчал, только с трудом кивнул. МОЛЧА! Ни фига себе - папаня замполит слов не находит! Да что ж это за пиала такая? Христос из неё что ли лично пил?
  Но уточнить это я не успел. От дворца ко мне мчался паж, размахивая каким-то куском пергамента. На ходу он вопил:
  - Ваше величество! Победа! Лорд Адмиралтейства! Сжег шестьдесят кораблей!..
  
  Интерлюдия
  Рассказывает принц Джон Плантагенет, прозванный 'Изгнанником'
  
  Шербур... Проклятый Богом маленький пыльный городишко, с грязными улочками, на которых вязнут не то, что люди - кони! И вечный запах рыбы, которой, кажется, пахнет всё: и деревья, и дома, и вода, и земля, и даже облака на небе! Если закрыть глаза, то ни за что не угадать, ешь ты яичницу или мясной пирог - всё будет равно вонять рыбой...
  Дородная девица, что перестилала мою постель, тоже пахла рыбой. И круглыми, чуть на выкате глазами она и сама напоминала треску. Я подумал, что, верно, она приставлена ко мне не только для того, чтобы убирать кровать, и содрогнулся. Спать с треской - что может быть ужаснее?!
  Из бойницы замка, построенного графом Шербурским Ричардом - вот странность! И тут Ричард! - я вижу полноводный Дивет и суда, что собирают Маршадье и Альфонсо для переправы на Остров. Кораблей так много, что они уже не помещаются в порту и часть их стоит на внешнем рейде, в проливе. Иногда мне кажется, что если бы разразилась буря, которая разметала бы этот флот, то войны можно было бы избежать... Напрасные мечты! Что толку в буре? Корабли можно и заменить. Вот если бы молния поразила обоих негодяев - Маршадье и Кастильца, вот тогда бы... Хотя надо бы еще и маменьку... Господи, до чего я дошел?! Был бы на моем месте мой брат... О, тогда все бы надолго запомнили, что значит идти против воли Плантагенета! Да за один только презрительный взгляд, сродни тем, что бросает на меня Альфонсо, Ричарда обрушил бы на Кастилию все кары небесные. А если бы он так же, как и я был бы один? Тогда бы он просто свернул мерзавцу шею, вот и вся недолга... А я... не таков. Я слаб и остороже... Кой черт?! Кого я обманываю?! Я - труслив. Так всегда было и так всегда будет... К Альфонсо меня не подпустит его охрана, а с Маршадье я попросту не справлюсь. Легче уж самому удавиться...
  ...Кто же виноват в том, что, что ты, принц Джон, вырос трусом? Попробуйте-ка быть смелым, если родная мать ненавидит вас, старшие братья шпыняют и насмехаются, а отцу вы - ненужная обуза! Может быть, я и не был безразличен отцу, но...
  Я помню, как отец приказывает мне, восемнадцатилетнему юнцу, взять войска и отобрать у мятежного брата Аквитанию. Легко сказать, да трудно исполнить... Отец не бранил меня за поражение, но и не помог, не успокоил, ничего не объяснил... Он вел себя так, словно ничего не произошло, он никого никуда не посылал, а меня - и вовсе не существует...
  
  Вчера в Шербур пришли воины из Геннегау под командой графа Бодуэна . Последний, было, хотел встретиться со мной, но ему быстро объяснили, какова моя роль в войске, и кто на самом деле хозяин положения. Он жалостливо на меня взглянул, но попыток к личному общению более не предпринимал... Скоты! Грязные, кровавые скоты! Кто дал вам право обращаться со мной как с вещью?!! Не лукавь, Джонни-Слизняк, ты прекрасно знаешь, кто... Твоя родная мать... Хотя... Да полно - мать ли она мне?! Даже волчицы, с которыми её столь часто равняют, одинаково любят своих волчат!.. А она... Вот кого бы я мог... Нет, не могу... Поднять руку на женщину? Может, я и не образец рыцарства, как мой братец Ричард, но есть же какие-то пределы...
  
  ...Войска всё прибывают и прибывают. Я надеюсь, что Квентин уже добрался до Лондона и передал всё, что был должен племяннику. Возможно, он уже ожидает незваных гостей, подобно саксам, что ждали моего предка Вильгельма у Гастингса... хотя я искренне надеюсь, что он не повторит судьбу Харальда Инфеликса . Пусть уж лучше Маршадье и Альфонсо повторяют судьбу Харальда Сурового и Тостига ... Господи! Помоги моему племяннику, сражающемуся за правое дело!..
  
  ...Я случайно перевел глаза на окно. А это что за паруса появились на горизонте? Еще корабли? Да им уже и так вставать негде! Что это, Альфонсо совсем одурел и решил перевести в Англию не только войска и припасы, но и пару замков в придачу? Чтобы было, где закрепиться на берегу после высадки? В Шербуре и так уже больше двух сотен кораблей, а тут ещё... раз, два, три... двенадцать... двадцать восемь... Двадцать девять парусов! Где, интересно бы узнать, они хотят пристать...
  ...А они, похоже, не собираются приставать... Я - не великий мореплаватель, но даже я понимаю, что им уже давно пора спускать паруса. Они, что, собрались влететь на всём ходу в порт?! Боже! Да ведь это...
  На кораблях разом взвились белые флаги с красными крестами. И тут же над двумя десятками показались струйки дыма. Эти корабли, построившись двумя шеренгами, надвигались на суда, стоявшие на внешнем рейде. Они приближаются... приближаются... вот уже совсем близко... Пресвятая Дева! Кто додумался до такой дьявольской хитрости?!
  Стоявшие на рейде корабли рубили якорные канаты, пытаясь уйти в сторону - прочь с дороги пылающих собратьев, но те оказались связаны между собой длинными и прочными цепями и, казалось, будто английские корабли горячо обнимают своих противников, широко раскинув тонкие длинные руки. Словно гигантский паук набросил на флот Альфонсо свою паутину...
  В порту творилось нечто невообразимое. Даже отсюда, из башни, были слышны дикие вопли тех, кто заживо сгорал на этих плавучих кострах. От ужаса я зажмурился, но перед закрытыми глазами всё стояла страшная картина: английский корабль, прижавшись к вражескому, словно огнедышащий дракон выбрасывает длинный язык пламени, огонь моментально охватывает всё, горят паруса, пылают мачты, а в воду сыплются маленькие огненные комочки - люди...
  И вдруг сквозь все ужасные звуки этой огненной смерти, прорезывается яростный крик, исторгнутый сотнями мужских глоток. Я покрылся холодным потом и, не удержавшись, снова посмотрел в окно. Девять кораблей, распустив паруса, трепеща на ветру стягами Святого Георга, величаво удалялись, а над водой гремел странный, дикий, радостный и победный клич: 'Spartak champion! Робер и Batman! Spartak champion!'...
  
  Глава 9
  О переметных письмах, буднях спецназа и киднепинге , или 'Куда он денется?!'
  
  Арблестер со своей бандой возвратился через пять дней после сообщения о его великой победе. Разведка донесла, что на Шербурском рейде сгорели пятьдесят два корабля, а еще двадцать один были повреждены так, что требовали чуть ли не капитального ремонта, и, стало быть, вражеская высадка откладывается. Естественно, триумфальное возвращение Первого Лорда Адмиралтейства, чья должность теперь именовалась у моряков не иначе, как Бэтмэн, вылилось в грандиозную пьянку. Впрочем, не такую уж и грандиозную: всего-то полтора дня! Плюс килограмм тридцать истраченного на фейерверки пороха, минус два сгоревших сарая и один дом. Звон колоколов по всей стране, танцы на улицах городов, стихийная демонстрация в Лондоне после проповеди Адипатуса, когда толпы людей размахивали флагами и орали 'Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!' В общем, всё как обычно, за исключением одного: Арблестер и все десять старших капитанов, с разрешения Примаса Англии, заложили на берегу Темзы Храм Святого Робера-Мореплавателя. Вся флотская братия утверждает, что план разгрома вражеского флота предложил им я, а они лишь творчески его развили и осуществили. Судя по всему, отныне и до веку брандеры в Англии будут именоваться Dragon-ship , а метод атаки скованными судами - Spiderman attack . Ну ладно, хорошо хоть, что эти водоплавающие не поименовали меня 'Великим кормчим'. Правда, еще не вечер, а с них станется...
  По окончании торжеств, подготовка к войне снова вошла, было, в свою колею. Но ненадолго, в свете вновь открывшихся обстоятельств...
  ...Я перекатом ушел от выстрела из лука, и махнул своей любимой глефой, пытаясь дотянуться до Биля - родного братца сэра Джона де Литля, но тот подпрыгнул, а потом принялся тыкать в лежащего меня копьем со скоростью хорошей швейной машинки, так что я еле-еле успевал уворачиваться. Долго мне бы так не выдержать, но Биль подошёл слишком близко, а подпрыгнуть второй раз не успел. Обмотанное толстой кожей лезвие подсекло ему ноги, и он грянулся наземь.
  - Потерял сознание от боли и истекаешь кровью! - рявкнул Энгельс, исполнявший на учебном поле роль арбитра. - Победа за королем Ромэ... Робером! Perekur!
  Я уселся рядом с условно убитым Билем, и попытался восстановить дыхание, пока тот, шипя от боли, растирал голени. Энгельрик подошёл ко мне:
  - Ромэйн, как кончишь perekurivat' - давай, на мечах попробуем.
  - Давно мы с тобой не схлёстывались, - я поднялся на ноги. - Щит и меч мне!
  - Щит и клинок королю! - рявкнул Маленький Джон. - Шевелись!
  Но пофехтовать нам с графом Кентским не довелось. От дворца к плацу мчалась Елизавета де Эльсби - Бетси, размахивая руками и громко вопя: 'Ваше величество! Ваше величество! Пожалуйте!'
  Я не успел задуматься, что я должен пожаловать и кому, как смазливая русовласка оказалась совсем рядом и...
  - Ваше величество! Там!.. А госпожа велела... чтобы бегом! - затараторила она, глотая слова. - Ей матушка... паж прибывший... чтобы прямо вам в руки... я бежала, бежала...
  Ну прямо все понятно! То бишь - ни черта! Я хотел уже остановить её словоизвержение, но не успел...
  - Женщина! - от рева Джона только что земля не вздрагивает. - Ты ж - невеста моя! Гран-сержанта-ат-армее! Рапортуй, эта, четко, по-военному!
  Бетси открыла, было, рот, посмотрела на своего суженного, подумала и снова закрыла. Глубоко вздохнула, набирая побольше воздуха...
  - Ваше величество, матушка ваша просила госпожу мою королеву сыскать вас. Поскорее. Там паж с письмом от дядюшки вашего прибыл...
  Возможно, она собиралась еще что-то добавить, но я уже шагал вперед, а за мной спешили Литли. 'Письмо от дяди, - размышлял я на ходу. - Дядь у меня два: Уильям Длинный Меч и Санчо, король Наварры. Длинный меч письма писать не станет. Во-первых, он здесь же, в Тауэре, а во-вторых - он неграмотный. Значит Санчо... Мой дядя самых честных правил... Ну, и чего Берькиному брату от меня потребовалось? На него кто-то напал, и он хочет попросить помощи? Так всё равно: ничем я ему не помогу... Сейчас - даже деньгами. И не потому, что у меня нет свободных: бабло - дело наживное, можно бы и выкроить. А вот как их ему доставить? Банковских переводов ещё не придумали, а послать ему корабль с серебром... Пятьдесят на пятьдесят, что не доплывёт... Кстати, а какой там в Наварре самый крупный порт? И, раз уж на то пошло - где она точно находится, эта самая Наварра? Надо у кого-нибудь разузнать поподробнее. У евреев, например...'
  На этом самом месте меня осенило. Евреи! Вот кто дяде Санчо может денюжков подкинуть! Значит так: евреи ему дают там, а я с Иегудой рассчитываюсь здесь. Можно и храмовников задействовать...
  Вот с такими мыслями я и вошел в зал, где в окружении свитских бездельников и дармоедов восседали королева-мать и королева-жена. Беря и Маня.
  Перед ними на ступенях трона сидел русоволосый паренёк, устало опустив плечи. Судя по всему, по пути из Наварры в Англию ему досталось по самое по не балуй...
  - Матушка. Любимая, - я склонил голову. - Мне сказали, что вы искали меня.
  - Сын мой, - Беренгария встала и подошла к сидящему пареньку, который тут же вскочил и, не удержавшись, скривился от боли. - Ваш дядя, мой деверь, прислал этого юношу с письмом для меня. Я прошу вас выслушать его, ибо кроме письма он имеет сведения, которые должен передать вам устно и лично.
  И с этими словами она протянула мне свиток, с печатью на шнуре.
  - Мой дорогой! - Марион подбежала ко мне, обняла, заглянула в глаза, - Я очень прошу вас: выслушайте этого молодого рыцаря поскорее. Он ранен и еле держится...
  Господи, да что там у них приключилось в этой Навар... Постой-постой, а деверь - это кто? Та-а-ак... муж дочери - зять, сестра мужа - золовка, брат жены - шурин... Кто-кто?!
  - Государь, - юнец рухнул передо мной на колени. - Мой господин - ваш дядя принц Джон...
  - КТО?!!
  Я чуть не подавился. Вот это номер! Принц Джон прислал письмо. Так-так-так, и что же он хочет? Чтобы я уступил ему трон? Добровольно? Хрен тебе! Приди и возьми! Когда нас всех не будет, тогда всё ваше будет!..
  По своей дурной привычке я бабахнул последние слова вслух. Юный гонец побледнел и в ужасе отшатнулся от меня. Литли же наоборот - одобрительно зашумели, дружно грохнули своими алебардами - крюками по-местному, об пол. Маленький Джон откашлялся:
  - Ваше великство... государыня... это... он... пущай пишет, короче... а мы их... всё равно... уж не сумлевайтесь... хребет об колено... вот.
  Остальные бодигарды дружно рявкнули 'Спартак - чемпион!', от чего многие свитские дамы задумались: а не упасть ли им в обморок? Прямо сейчас?
  Но Берька и Манька не согласились с этой программой. Машенька ухватила меня за руку и потащила в Малый тронный зал, а Беринька скомандовала двум своим дамам и Эмили де Клю, в просторечии - Эм, тащить туда же гонца. Когда же за нами двинулись бойцы Взвода Охраняющих Жизнь Дорогого И Всеми Любимого Повелителя, Беренгария негромко, но очень твёрдо заявила, что сейчас будет обсуждаться Дело Огромной Государственной Важности, а потому присутствие большого числа посторонних крайне нежелательно. Так что с нами прошли только Джон, хромающий Биль и юный Эрид - сын одной из сестёр Джона. Этот малец обещал в будущем перегнать дядюшек по росту, и уже сейчас предпочитал в качестве оружия тяжеленную двуручную секиру...
  Когда за вышедшими прочь придворными захлопнулась дверь, юноша снова попытался встать на колени, и я заметил, что из-под камзола у него выглядывает окровавленная тряпка.
  - Садитесь, юноша, не церемоньтесь. Что это у вас?
  Юнец краснеет:
  - Пустяковая рана, ваше величество. За мной гнались...
  Да что там, в команде 'бабушки' Алианоры, стряслось, что пажи принца Джона с боями прорываться должны? Передрались друг с дружкой на почве острого припадка шизофрении? Французский король войной на них пошёл? Германский император? И который из двух?..
  'Матушка' тем временем протягивает мне письмо. Я разворачиваю свиток... НИ ФИГА СЕ!!!
  - Ну, и что твой господин велел тебе передать мне на словах, мой отважный гонец?
  - Ваше величество! Мой господин, принц Джон, сообщает, что общая численность враждебных вам войск уже составила пятьдесят тысяч воинов. И ещё должны подойти восемнадцать тысяч. Из них двадцать пять тысяч семьсот тридцать конных. Эд Маршадье бросил клич по всем местам, где только есть наемные клинки...
  - Так, достаточно. Джон, прикажи, чтобы мальчику принесли вина... И пожевать там чего, на твой вкус. Да, ещё: вызови Айболита, чтобы его раны осмотрел ... Мама, я всё понял. Пойдём-ка, пошепчемся...
  - ...Ну, и что скажешь? Ты ему веришь?.. С чего бы это вдруг он воспылал ко мне такой любовью по переписке?
  Беренгария вздохнула:
  - Не знаю... Но, видите ли, Робер... Надеюсь, что Вам и дальше удастся избежать участи большинства правителей, но Джона она не миновала...
  - В смысле?
  - Вокруг любого монарха всегда много искренних последователей и откровенных лизоблюдов, наглых прихлебателей и честных соратников, восторженных почитателей и расчетливых сторонников... Мы вообще всегда окружены множеством людей, которые делают то, что мы им приказываем, и говорят то, что мы хотим услышать, но... 'у королей не бывает друзей'. Почти никогда. А у бывших или неудавшихся королей - уж точно...Друзей вообще можно искать только среди равных. Но из тех, кто окружает сейчас Джона...
  Чего-то она вообще вся в пессимизме. Опять что ли на меня обиделась за что-то? Ну да ладно, с этим потом разберусь, сейчас главное - понять, что из себя представляет дядя Ваня...
  - Слушай, ведь ты же его хорошо знаешь, так? Вот и попробуй определить: это он просто от отчаяния такое накалякал, или всё обдумал и, наконец, решился?
  Беренгария пожала плечами:
  - Вы ошибаетесь, я его почти не знаю. Только по рассказам других, далеко не всегда к нему благожелательных - Альенор, Ричарда и прочих... Но я очень хорошо знаю его родную сестру Джоанну, и мне всегда казалось, что у них много общего... Так что, если я не ошибаюсь в своих предположениях, скорее всего он написал правду... Знаете, он ведь не такой уж плохой человек, как могло вам показаться по приезде в Англию. Скорее даже наоборот - хороший. Просто очень мягок сердцем. Умён, хитёр, даже изворотлив, но - мягок. Потому и не удержал на голове королевский венец...
  - Мягок, говоришь? А чего ж он в Скарборо о своей мягкости не вспомнил?
  Беря усмехнулась:
  - Вы ведь тоже совсем не злой, мой добрый Робер...
  - Злой, Берька, злой. Плохой и злой, словно бешеная собака...
  - Не наговаривайте на себя...Но даже такой добрый государь как вы очень сильно рассердится, если вдруг кто-нибудь попробует отобрать у него трон и корону, не правда ли?
  Мне оставалось только кивнуть. Всё верно: там под Скарборо войска принца Джона действовали разумно и, кстати, без особой жестокости. Да и из Лондона он без боя отступил... Только вот этих данных крайне мало для принятия решения. Хоть какого-нибудь... У кого бы про Джона-то побольше узнать? У кого?..
  Стоп! Тестюшка мой синешалый, благородный Ральф Мурдах!.. Он же, вроде как, с Джоном вась-вась был, нет?
  
  ...Тестя я нашел занятым очень нужным и важным делом: он ругался с евреями. Насмерть. Местным матом, но с добавлением тех словечек, которых он нахватался у меня.
  - Кровь Христова! Ах вы, содмиты обрезанные! - орал Ральф Мурдах, размахивая каким-то пергаментом. - Надо же: солдатские харчи - пять пенсов в день, mat' vashu! Надо же! А efreitor, по-вашему, на целых семь пенсов наедает, так значит, kozly dranye?! Ох, погром по вам плачет!.. Ohrenet'! Вот эти вот две марки за что?! Молчать, я вас спрашиваю!..
  Четверо евреев с уныло висящими носами оправдывались:
  - Сами же велели: ветчину и вино в солдатский паек, а теперь мы, таки kozly? Как можно паёк простого солдата равнять с таким уважаемым человеком, как efreitor? Ви, таки, поясните, как вам хочется, таки мы поймём...
  - Ветчина - это понятно! - громыхал тесть. - А рыба? Мерлан - рыба, я не ошибаюсь? И потом: если выпивать в день кварту вина - солдат воевать не сможет!
  - Таки не всем нравится ваша свинина, а вот рыбка-фиш - очень хорошо. Его величество говорил, что для мозгов полезно...
  - А ещё его величество говорит, что для мозгов, да и для прочих частей тела очень полезно не задирать цены да небес при военных поставках. Не слыхали такой рекомендации?
  Маленький Джон хохотнул, от чего носы у евреев повисли еще печальнее. Я же, не теряя времени, взял тестя в оборот:
  - Слушайте, папа. Вы сколько им дадите? За всё? Чохом. В смысле денег, а не сроков на галерах...
  Великий сенешаль задумался, пожевал губами и сообщил:
  - За всё? Сто шестьдесят марок серебром.
  - А вы, - повернулся я к евреям, - сколько хотели?
  Евреи быстро зашептались, но я прервал их 'теплую беседу':
  - Вы сколько там в пергаменте своем записали?
  - Триста восемьдесят марок, ваше величество... Но мы могли бы...
  - Так... Триста восемьдесят плюс сто шестьдесят будет пятьсот сорок марок. Это примерно втрое больше, чем стоит на самом деле. Значит, получается сто восемьдесят марок. Вот столько вы и получите. Вопросы? Послушайте, папа, вы мне очень нужны...
  Вопросов, разумеется, не было. Евреи откланялись и быстро ушли, причем на лицах их я не заметил выражения отчаяния. Надо полагать, они остались довольны результатами торга, так что я, похоже, опять купился... Но, к делу...
  - Слушайте, тестюшка, а как вам принц Джон? Как человек, я имею в виду...
  Великий Сенешаль Англии задумался, но ненадолго. Следующие минут пять я слушал патетическую филиппику на тему: 'Принц Джон - скотина, сволочь, негодяй и разбойник! Смерть ему!'
  Когда тесть начал выдыхаться и повторяться, я решил, что первую серию пора заканчивать.
  - Слушай, сенешаль. Что ж ты так своего бывшего друга и благодетеля костеришь? Кем же мне тебя тогда считать прикажешь, если ты с таким ублюдком в одной команде был, а?
  Ральф Мурдах смутился, замолчал. Теперь пауза была довольно долгой...
  - Вот что, царственный зять мой, - произнёс наконец синешалый тесть с таким видом, словно собирался броситься с гранатой под вражеский танк. - Я скажу тебе... Я скажу тебе правду, даже если она и будет тебе неприятна.
  Он облизнул губы и...
  - Принц Джон, он... он, конечно, сейчас - враг нам. Но только я руку готов дать на отсечение: не хотел он этой войны! Он вообще войн не любит, не то, что твой отец Ричард. Джон, он... - Ральф Мурдах затеребил усы, пытаясь подобрать правильные слова. - Он, понимаешь, добрый. Вот странно: ты, ведь, если задуматься, чем-то на него похож, да ещё как бы и не сильнее, чем на Ричарда. Ты вот, тоже, кровь зря лить не любишь, о простолюдинах заботишься, евреев приветил, храмовников... Так и он... Думаешь, зря его дед твой, Великий Генрих, в Ирландию отправил? Знаешь ведь, каковы ирландцы - дикие, свирепые, обидчивые... А уж подраться...
  Это я знал. Имел счастье убедиться на примере своих ирландских батальонов. Тесть между тем продолжал:
  - Если б он туда отца твоего отправил, или другого твоего дядю, хоть какого - Ирландия бы в крови утонула. И был бы от того толк или нет - не знаю. Но Джон... он же тогда совсем молодой был... А вот гляди же: ирландцев замирил, к себе расположил и вообще... Даром что ли они под Скарборо с нами сражались? Не-е-ет, это они пришли за своего господина вступаться. Так ведь и до сих пор у нас ирландцев - еле-еле на один полк наскребли. Вот валлийцы, йомены, вилланы, да хоть сервы - все к тебе идут за милую душу. А ирландцы - те никак. Потому что добро помнят...
  Он говорил и говорил, а я слушал и думал. Джон, оказывается, был очень неплохим королем. Ну, то, что лучше, чем мой невинно убиенный 'папенька' Ричард Львиное Сердце - это понятно. Худшим-то быть больно уж тяжело. Сильно напрягаться пришлось бы. Но Джон был хорош даже на фоне всех других: старался как мог облегчить положение простого народа, развивал торговлю и ремесла, отчаянно пытался стабилизировать экономику и вел политику мирного сосуществования со всеми остальными державами. Короче, если бы не папенька и не я - мог бы получиться очень приличный король. М-да уж, здорово ему Вальтер Скотт подгадил! Интересно, за что?..
  - Слушай-ка, тесть мой дорогой, - прервал я его панегирик. - А скажи-ка ты мне вот что: Джон, он, как - честный человек, или?..
  Ральф Мурдах снова замолк, размышляя. Я терпеливо ждал...
  - Знаешь, царственный зять, я тебе так скажу: он, ясно - не мёд. И солгать, понятно, может. А так как умён - солжёт умно. Не сразу и поймёшь, что обманули. Но лгать-то особо и не любит. Вот перехитрить, правды всей не сказать, да за это на чужих плечах через болото переехать - это он с превеликим удовольствием! Умный потому что... - тут он замолк и внимательно посмотрел на меня.
  Намёк был ясен и прозрачен. Я выложил тестю всё, что вычитал в письме и рассказал, как оно попало и ко мне, и в Англию вообще. Великий Сенешаль выслушал всё молча, не перебивая, затем задумчиво покачал головой:
  - То, что этой войны он не хочет - правда. Как перед Господом нашим Иисусом Христом - правда, - он перекрестился. - А вот то, что помочь он тебе, государь, хочет...
  Он замолчал и молчал очень долго. Очень-очень долго. А когда заговорил, казалось, что каждое слово он выталкивает из себя с огромным трудом:
  - Хотеть помочь, он, может быть, и хочет, да только помощи от него немного. Там всем Волчица Аквитанская заправляет, а у принца власти нет. Совсем. Совершенно. Он у них - как вывеска на таверне. Вот законный король, вот мы ему помогаем... Единственно, чем он мог бы тебе помочь, - тут он сделал какое-то странное движение рукой, - это исчезнуть. Или умереть...
  Умере-е-еть? Хм-м-м... Ну-у-у, вообще-то... Прокрутить с Джоном тоже самое, что с Ричардом? Не так уж это и сложно... Хотя... В принципе, ничего плохого он мне не сделал, так за что ж его исполнять? И если тесть считает, что дядька не врёт... Как он там писал? 'Я бы хотел быть теперь рядом с вами, а не здесь'? А что если?.. Блин, попробовать, что ли?..
  - Джон! Ну-ка, собирай свой взвод! У нас тут срочное дело нарисовалось...
  
  ...Подготовка к Акции продолжалась уже четвертый день. На этот раз надо обойтись без неучтённых фигур на поле, а потому были собраны все, кто принимал участие в предыдущем танце. Плюс несколько старших командиров...
  - ...Вот, племянник, это тот самый рыцарь, о котором я тебе говорил, - дядя Вилли выпихивает вперед смущенного ширококостного детину с огромными руками, которые он явно не знает, куда деть. - Амори де Керсоньяк, владетель Бобиньи. Его замок находится рядом с Шербуром, буквально в десятке лиг.
  - Да, ваше величество, - мнется покрасневший де Керсоньяк. - Там бухта ещё такая есть... можно причалить... и не заметит никто. Три корабля там помещаются... помещались... вот.
  Он протянул мне лист с тщательно начерченным планом. Ну-с, посмотрим, полюбопытствуем...
  - Простите, мой дорогой Керсоньяк, но у меня складывается странное ощущение... Только не обижайтесь: ваши предки шалили на море?
  Амори гордо выпрямился.
  - А как же, ваше величество! Наш род из тех норманов, что пришли в Нормандию вместе с Роллоном . Море кормило нас. Море одевало нас. Мы жили морем. Мой отец выдержал восемь десятков морских стычек и три больших сражения. И во всех он одержал победу! Даже мне как-то, - тут он снова смутился, - довелось...
  - Очень хорошо. А кто сейчас в вашем замке?
  Он начал подробно перечислять, вспомнив всех, начиная от мажордома и кончая мальчиком-конюхом. На мой взгляд, гарнизон в замке был достаточен для того, чтобы выдержать серьезную осаду с парочкой хороших штурмов. А когда выяснилось, что прямо в замке имеется колодец, и запасов хватит на пару лет, я проникся уважением к этому оплоту пиратства.
  - Скажите-ка, Амори, а в вашем родовом гнезде найдется еще местечко человек эдак для тридцати?
  Де Керсоньяк горячо заверил меня, что там со всем возможным комфортом можно разместить и три десятка, и три сотни.
  - Отлично. Значит, тогда так: дядя, я забираю у тебя этого славного рыцаря, и, если всё выгорит, думаю его можно будет поздравить бароном...
  Владетель Бобиньи покраснел как помидор и принялся несколько сбивчиво, но пылко клясться, что ради баронства у него выгорит всё, а что с первого раза не догорит, то он лично проследит за повторным воспламенением. Пока он рассказывал мне свою теорию процесса горения, мы подошли к учебному полю.
  - Сэр де Литль!
  Джон тут же оставил в покое своего дядю Милвила, которого, кажется, пытался заколотить в землю, и подошел к нам:
  - Слушаю, командир-король!
  - Возьми вот этого благородного рыцаря по имени Амори де Керсоньк, владетель Бобиньи, и займись с ним лично. Только не вздумай покалечить в процессе обучения - он нам нужен живым и здоровым. Вопросы?
  - Nikak нет! - Рявкнул гран сержант и с плотоядной ухмылкой повернулся к бедолаге нормандцу, - Пошли, dushara. Sluzhit' будем вместе...
  Я проводил их взглядом. М-да, дорого де Керсоньяку обойдётся его баронство... Ладно, авось, жив будет - не помрёт...
  
  ... Бой на мечах с Энгельриком, бой на топорах с Чурыном, стрельба из лука в положениях стоя, сидя, лежа, на бегу, в кувырке... Я вползал в спальню напоминая выжатый досуха лимон и забывался тяжелым сном, похожим на обморок. А с утра всё повторялось сначала. За две недели наша диверсионная группа сократилась до приемлемой численности в сорок два человека - остальные выбыли по состоянию здоровья. Зато те, что остались, были хороши! Очень хороши, слово! С ними и в более поздние времена можно было бы чего замутить. Ну, пора...
  Чтобы не беспокоить Марион такими пустяками, для неё сплели сказку о срочной проверке боеготовности гарнизонов и постов по побережью. Так что она отпустила меня, хоть и не без слез, но и без истерик. Беренгария же знала всё. Но и она отпустила меня спокойно. Только в самый последний момент крепко взяла меня за руку и, глядя мне прямо в глаза, тихо прошептала:
  - Робер, обещайте, что вернётесь живым...
  Я кивнул и так же тихо ответил:
  - Не бойся, пожалуйста. Скоро мы все вернёмся. И принца с собой привезем. Куда он денется?
  Она оценивающе посмотрела на стоящих позади меня диверсантов и усмехнулась:
  - Куда ж ему деться, бедняжке? Никуда он не денется, даже если бы и очень захотел...
  
  Интерлюдия
  Рассказывает король Франции Филипп II Август, прозванный 'Завоевателем'.
  
  Факел треснул и уронил каплю горящей смолы на жаровню, что стояла под стеной. Та зашипела, зачадила и завоняла премерзостно. Вот также премерзостно было у меня на душе...
  ...Чуть больше трех месяцев тому назад я ликовал - нет! - я был просто счастлив! Наконец-то дьявол по прозвищу Львиное Сердце наскочил на достойного противника. Говорят, что этот Робер - самозванец, но я уверен, просто убеждён: это - порождение Ричарда! Та же звериная повадка, тот же неукротимый нрав, та же кровожадность...А уж для Алиеонор он и просто - отражение в зеркале. Разве что мужеского рода. Именно в обычаях Аквитанской Волчицы втихаря отправить противника на небеса, только она по своей дьявольской женской природе предпочитает яд, а её внучек - стрелу и клинок.
  Ричарда убили. Его собственный отпрыск. Кстати, я ничуть не сомневаюсь, что Робер - сын этой наваррки Беренгарии. Ричард поступил с ней... Хотя бабы другого и не заслуживают. Эта шлюха, Ингеборга ... впрочем, не стоит вспоминать. Как бы там ни было, Ричард обрюхатил эту горную дикарку, а та, когда поняла, что Ричарду она нужна не более, чем прошлогодний снег, возненавидела своего супруга и соответственно воспитала сыночка. На что этот тупица 'Да-и-Нет' рассчитывал, общаясь с наваррским пащенком, я понять не могу. Ведь даже слепому было ясно: мать настроила его против Ричарда, да так, что никто и никогда не вытравит из Робера этой ненависти.
  Но для моей державы это было только выгодно. Откровенно говоря, я весьма и весьма опасался, что Ричард снова навалится на меня всей своей звериной мощью. Даже приказал готовиться вывозить казну... И тут - подарок небес! Ричард сцепился со своим сыном, и дело явно шло к войне. К Большой и Долгой войне. Господи, как же я молился, чтобы эти двое убивали друг друга как можно яростнее! Ведь после такой войны, когда между собой сцепятся не люди, а истинные звери, победитель ослабнет настолько, что уже не будет опасен для окружающих. Он уползет в свою берлогу и долго-долго будет зализывать свои раны...
  Правда, сам я был на стороне молодого Робера. И на то были свои причины. Во-первых, когда-то мы были близки с Ричардом, а всем известно, что нет худшего врага, чем бывший друг. А ведь мы были больше, чем друзья ... Когда-то я любил Ричарда, но... Он убил мою любовь, мою искренность своим необузданным нравом... Убийца...
  Во-вторых, Альенор, чтоб ей гореть в аду, обожала своего сына, а посему взъелась на своего внучка так, что Аквитании ему, скорее всего, не видать.
  И, наконец, в-третьих, мои шпионы доносили, что молодой Плантагенет влюблён в свой остров, так что на континент ему наплевать. Более того, поговаривали о том, что юноша собирается завоевать Шотландию, потом - Ирландию, а потом - Данию, с которой у него уже были осложнения.
  Но молодой наследник, не собирался воевать со своим отцом, а просто прикончил его, обложив, точно бешеного зверя. Мысленно я ему аплодировал: так изящно и просто решить свои проблемы - вот истинный гений настоящего правителя! Да, разумеется, осталась собранная Ричардом армия, да, имелись достойные полководцы, но теперь противники Робера не имели главного - вождя! Того, кто соединит воедино рыхлое людское тесто, кто точно смолой склеит между собой бойцов разных племен, кто назначит цель и ради кого воины восторженно пойдут на смерть. Всё это был Ричард, а теперь его нет.
  Ах, как бесновалась аквитанка! В своей ярости она уже не понимала, что делает, вот и поставила во главе войска Джона. Джон, Джон... Бедный маленький глупец. Неженатый муж, король без королевства... Общее посмешище... Да, разумеется, за его спиной стоят Маршадье и Альфонсо Кастильский, но они не в силах заменить и половины Ричарда. А по сведениям моих соглядатаев и прибывающих из Англии купцов, малыш Робер собрал сильную армию.
  Я уже радовался, предвкушая, как эти олухи начнут высаживаться в Британии отдельными отрядами, и как Робер, чьи силы пусть и меньше, но собраны воедино, разобьет их по частям. Я уже готовил посольство, которое должно было предложить ему военную помощь в обмен на некоторые земли, когда... Известие о разгроме флота в Шербуре поразило меня почище молнии. Вот же хитрец! Да встретив его, любой лис сдохнет от зависти!
  Робер снова всё поставил на один удар. И не прогадал! Если его врагам и раньше пришлось бы высаживаться отдельными отрядами, то теперь, потеряв основную часть больших кораблей, они волей-неволей должны были отказаться от высадки. Но армия-то уже собрана! Целое людское море, которое требует еды и питья каждый день, да еще и не по одному разу! Теперь, Алиенор должна либо распустить воинов, отказавшись от мести, либо найти другого врага, чтобы воины не обезумели от безделья, чтобы они кормили себя сами. А какого врага они могут найти, будучи в Нормандии? Рядом только моя Франция...
  ...Нет, надо что-то придумать. Нужен ход, подобный тем, что предпринимает молодой Робер Английский. Как отвратить этих свирепых гуннов от владений дома Капета ?..
  Может быть, предложить им свою помощь в войне с Робером? Поздно. Воинов у них и так достаточно. Конечно, от денег они не откажутся, но отдавать им деньги? Вот ещё!
  А если атаковать первым? Нет, это не приведёт ни к чему хорошему. Армия в Нормандии больше тех войск, что я могу собрать, да и когда на армию нападают, то перед лицом врага забываются все мелкие разногласия. Почти всегда. Так что нам будет противостоять не рыхлая масса, объединенная под знаменем недостойного вождя, а...
  Вот оно! Вождь! Пусть Джон всего лишь Джон и не обладает реальной властью, но именно он - тот столп, на котором всё и держится. Многие бароны и рыцари собрались только для того, чтобы восстановить 'справедливость', то есть посадить бедолагу на трон. А значит...
  Если Джона не станет, то армия развалится. Часть просто разойдётся по домам, а остальные... Кровь Христова! Маршадье и Альфонсо никогда не договорятся, который из них более достоин командовать! И тогда... О, тогда кастилец просто уведет своих воинов домой, а Маршадье... Ну, с него станется даже высадится в Англии. Одному. У него около тридцати тысяч, так что юный Робер повозится с ним. Да потом еще придется долго вылавливать по лесам разбежавшихся... Но всё равно: он должен будет испытывать благодарность к тому, кто отвёл от его земель реальную угрозу. А про него говорят, что он - человек благородный, причём в самом дурацком значении этого слова: правдив и честен. Можно подумать, что кому-нибудь когда-нибудь удавалось быть королём и оставаться при этом честным! Удивительная глупость!..
  Итак, решено. Сегодня же отправить посольство к Роберу. Официально - с извинениями, что не успели прибыть на коронацию. Неофициально - заверить юнца в самом дружеском к нему расположении, договориться об омаже за континентальные лены, да еще и попробовать выторговать у него часть владений. Тот же Шербур, к примеру...
  - Ла Шене! Ла Шене! Прикажи позвать ко мне коннетабля! И пусть пошлют кого-нибудь в Льеж. Отыщут там Красного Вепря - Вилье де Монфора, командира рутьеров , и передадут ему мое пожелание видеть его...
  - Ваше величество! Но ведь он же... Он же - бандит!
  - Кто? Вилье де Монфор?! Да, бандит... Но так что же? Прикажите послать к нему. Немедля!..
  
  
  Глава 10
  Об особенностях мореплавания и спецопераций в период Средневековья, неожиданных встречах и конкурентной борьбе, или 'Спасти не рядового Джона!'
  
  Ночь проглотила два корабля и облизнулась длинным туманным языком. Я глянул назад, но сквозь туман не увидел не то, что берега, а даже света сигнальных костров.
  - Не извольте беспокоиться, ваше величество, - прогудел стоящий рядом капитан Морген по прозвищу 'Кровавый'. - Ночка - самая подходящая, хоть глаз коли. Никто ничего не заметит...
  Уж это точно! Вот только где гарантия, что капитаны 'Ночной красавицы' и старой доброй 'Морской лошади' Морген и Флайнт заметят в этой кромешной тьме рифы, мели или что там ещё водится в Ла-Манше?
  Маленький Джон сидел рядом и мычал себе под нос какую-то мелодию. Прислушавшись, я с изумлением понял, что главный бодигард, а по совместительству личный лейб-диверсант, пытается изобразить 'Песенку про медведей' из 'Кавказской пленницы', но только почему-то в миноре. Земля вертелась у него с таким надрывом, что мне стало до боли жаль медведей, которые, судя по всему, уже стерли шкуры об земную ось до самых костей.
  - Не так, Джонни, - и я тихонько насвистел мотив в правильной тональности.
  Но тот отрицательно помотал головой:
  - Не, командир-король. Так петь будем, когда, эта, назад поплывем. С удачей, вот.
  Логика была железной, и я не нашёлся, что возразить. А потому влюблённые из песни хоть и встретились раньше, но, судя по все увеличивающейся заунывности напева, не иначе как на похоронах...
  
  ...Утро тонуло в густом, точно манная каша, тумане, и, хотя посветлело, но видимость не то, что не улучшилась, а как бы не ухудшилась. 'Морскую лошадь' было не видно - да что там! - не видно было даже носа нашего корабля. Кровавый покрутил головой, затем достал откуда-то маленький бронзовый гонг и несколько раз негромко ударил в него. Прислушался. Откуда-то ответил такой же звон.
  - Старина Флайнт, - в черной бороде Моргена появилось отверстие, означавшее, вероятно, довольную улыбку. - Он идет за нами, след в след.
  Какой след может оставаться на воде, мне не известно, но Джон тут же проверил слова Кровавого самым простым образом. Сложив руки рупором, он рявкнул:
  - Эй, Милвил! Ты, эта, где?! Там?!
  И тут же донесся ответный рёв:
  - Здеся я! А ты тама?!
  Я увидел, как исказилось лицо Моргена, и ткнул гран-сержанта-ат-армее в бок:
  - Заткнись!
  А через секунду Кровавый Морген яростным шёпотом втолковывал Маленькому Джону:
  - Дурень здоровый! Да над водой звук лиги на три-четыре слыхать! А в тумане - и того дальше! Ты что, олух, demaskirovat' нас хочешь?!
  Тот стоял, не возражая, понурив голову, опустив плечи, и всем своим видом выражал глубочайшее раскаяние. Морген купился на этот вид и закруглил свою лекцию о необходимости соблюдения тишины. Но на свою голову завершил этот спич вопросом: 'Тебе всё ясно, obrazina?' Я не успел остановить ни Кровавого, ни Джона. Де Литль вытянулся и, осознав своё прегрешение, проорал: 'Tak tochno, капитан, сэр!', от чего паруса хлопнули, а мачты чуть не согнулись. Поглядев на ошалевшего Моргена, я тихо заржал. Лучший вид подготовки бойцов к спецоперации - поднять им настроение...
  
  ...Бухта Бобиньи открылась нам внезапно. Амори де Керсоньяк уверенно привёл наши корабли, ориентируясь по только ему одному ведомым приметам, так что высадка наша произошла в тайне ото всех, кроме обитателей замка, разумеется.
  Мажордом, пожилой седоусый ветеран, у которого отсутствовала кисть левой руки, собирался устроить пир, охоту и даже, кажется, бал по случаю прибытия господина вместе с высокими гостями. Но де Керсоньяк недаром грыз гранит солдатской премудрости под недреманным оком гран-сержанта-ат-армее. Он коротко глянул на мажордома, прошипев: 'Oburel, salaga?', и тот, мгновенно осознав ошибочность своих предложений, умчался куда-то организовывать ночлег прибывших и маскировку кораблей.
  Амори провел нас на смотровую площадку высоченного донжона. Пристально вглядевшись в легкую дымку на горизонте, он уверенно махнул рукой:
  - Шербур там, tovarishch командир.
  Все стоявшие на площадке посмотрели в ту сторону. Затем Эбрил Шорс, ефрейтор 'Отдельного Валлисского Ударного Батальона Героев, Презрительно Смеющихся Смерти В Лицо, имени Святого Чудотворца Давида из Вэллиса', кашлянул и спросил:
  - Рядовой, как тут с дорогами до Шербура? По прямой идти - тяжело будет, так что...
  Де Керсоньяк неожиданно окрысился:
  - Не просто 'рядовой', а 'tovarishch рядовой body-guard Взвода Охраняющих Жизнь Дорогого И Всеми Любимого Повелителя', tovarishch efreitor!
  Шорс согласно кивнул, повторил требуемое обращение, и Амори принялся подробно описывать ему пути к Шербуру. Две дороги и пять тропинок. Какое-то время я тоже прислушивался, но быстро запутался во всех этих Эльвилях, Эовилях, Сюльвилях и плюнул. Кроме того, меня заинтересовала одна забавная деталь...
  - Джонни, а позволь спросить. Де Керсоньяк сказал, что он теперь в твоем взводе, а ты же, сколько я помню, никого кроме родни не берешь? Как так?
  - Так эта... и не беру... - сообщил Джон, помолчав. - А чё?
  - А как же Керсоньяк?
  - Так он... эта... почти родня. Вот вернемся... эта... свадьбу сыграем... Я, стал быть, с Бетси, - тут он тяжело вздохнул, - а Аморька - на Ашли...
  - На ком?
  - Ну, Ашли. Эта... Милвила дочка, значит...
  - А-ахренеть! И как это ты его уговорил? Долго колотить пришлось, чтобы без пяти минут барон на безродной девице жениться согласился?
  - Я?! - в голосе Джона прозвучало неподдельное изумление. - Да ты чё, командир-король?! Да он... эта... он сам!.. Руки целовал!..
  - Тебе?!!
  - Ну да... Ашли... эта... она пришла... к отцу, значится... ну а этот... дурачок... значит, по заду её...
  - И?..
  - Так она... эта... его, значит... ну, приглянулся он ей...
  - Не понял?!
  Джон помялся:
  - Она ж... эта... в нашу породу удалась... Вот, значит. Скрутила его и... эта... в сарай на сено...
  - И? - простонал я сквозь душивший меня смех. - Дальше-то что?
  - Ну... эта... натешилась, короче... а потом... эта... вытащила, да всем и показала... и рубашку в крови...
  Господи, дай мне сил с этими медведями-Литлями! Могу себе представить: девка изнасиловала воина. Впрочем, кажется, я видел эту Ашли. Восемьдесят кило сплошных мышц, полметра соломенно-желтых волос, пара синих-синих глаз и море обаяния. С дубиной чудеса показывает... Да, она и тигра могла бы изнасиловать! Бедолага Амори должен был либо заявить, что это он сам её изнасиловал, либо стать всеобщим посмешищем.
  Я тут же представил себе эту парочку молодожёнов. Юная валькирия Ашли ростом почти с будущего мужа, но хорошо пошире его в плечах да и сбита покрепче будет... М-да, если у них начнутся семейные ссоры... Во, блин, влип, дубина!
  Тем временем владетель Бобиньи закончил подробное описание подъездных путей к Шербуру, и теперь Шорс и Чурын яростно спорили о том, какой из них лучше выбрать, чтобы незаметно подойти к городу. Конец спорам был положен всё тем же бравым гран-сержантом. В лучших традициях сэр де Литль скомандовал:
  - ЗА-А-АТКНИСЬ! Как командир-король скажет, так, значит, и пойдём!
  И все посмотрели на меня. Бляха, а ведь я толком про дороги и не слушал...
  - Де Керсоньяк! Начертите мне схему путей, ведущих к Шербуру. Укажите расстояние в милях. Вопросы? Выполнять!
  Будущий родич Маленького Джона унесся, точно наскипидаренный. Остальные посмотрели ему вслед, после чего перешли к обсуждению непосредственно нападения...
  
  -...Дюны, - передали по цепочке. - Остановись...
  Мы спешились и принялись тщательно заматывать копыта лошадей подходящим тряпьём. После чего все дружно нацепили лохматки. На сей раз они были двух типов: шелковые, старого образца, уцелевшие еще с первой Акции, и новые, полотняные, тупо черного цвета. Крученого шёлка больше не нашлось, поэтому довольствовались льняным полотном. Но как показал опыт, льняная и кожаная одежда - ничуть не худшая маскировка, а уж что касается прочности, то шёлк только завистливо вздыхал, тихонечко куря в сторонке. Так что старые лохматки претерпели некоторые изменения, дополнившись кожаными вставками в наиболее важных местах...
  -...Проверить оружие, затянуть ремни!
  Короткие шорохи, еле слышное позвякивание...
  - Трензеля смазать! Шпоры снять!
  Еле заметное мельтешение возле маленького табунка...
  - Коней провести! Четвертый, двадцать пятый! Звякает! Что, сала жалко, muflony?
  Снова чуть заметное движение в темноте. Тихим шепотом виноватые сообщают, что всё в норме...
  - В одну шеренгу становись! Осмотреться! Попрыгали!
  Словно бы бесплотные тени бесшумно взлетают вверх и опускаются вниз. Ну, с богом...
  Безмолвная скачка по дюнам. Кажется, что мы - не люди. Мы - призраки. Дикая охота...
  Скакавший впереди Чурын поднял руку. Отряд остановился. По цепи передали
  - Впереди огни.
  - Понял. Чурын, взял своих, и за языком! Остальные - на месте. Спешится. Клади коней!
  Короткое ожидание... Где-то впереди послышалась возня, кто-то попытался вскрикнуть, но ему быстро заткнули рот, и если я что-нибудь в чём-нибудь понимаю, то рот затыкали как бы не сапогом...
  Собственно говоря, в поиск за языками ходили уже три дня, а вернее - три ночи кряду. Пленники были доставлены в Бобиньи и допрошены. Жестко. Допросы тут ведут без учета женевских конвенций, которые к тому же еще и не подписаны. И лет семьсот еще не будут подписаны. Кстати, любопытно: Женева уже есть?..
   Из ответов воющих и корчащихся пленников - а попробуй-ка вести себя спокойно, вися на дыбе или будучи растянутым над жаровней! - стало известно, что Принц Джон находится в старом замке, положившем начало самому городу. Находится безвылазно. То есть, даже на прогулки не выходит. Зэк, мля...
  План замка вытянули из одного пленного рыцаря. Тот сперва изображал из себя вьетнамского партизана: типа ничего не знаю и вопросов не понимаю. Говорим мы, мол, на непонятном ему наречии.
  После того как Маленький Джон выдал ему свой фирменный прямой в челюсть, разрыдался, и начал уверять меня, что с ним так обращаться нельзя. Потому как благородный. Он меня так разозлил своим 'благородством', что я попросил Литлей поработать с ним полчасика. Обработка удалась на славу: пленник быстро обучился нашему языку, и стал давать ответы даже раньше, чем выслушивал до конца вопросы. Он же нарисовал план замка, в котором обитает 'дядя Ваня', и был так любезен, что сообщил нам порядок пропуска на территорию и рассказал, что пароли меняют ежедневно. Нынешний язык был нужен только для того, чтобы проверить: а не смылся ли принц Джон именно сегодня куда-нибудь? Мало ли, куда ему там понадобится?..
  -... Всё, Гудкович, - выдохнул Чурын, оказавшись рядом со мной. - Птичка - в гнездышке. Не вылетала...
  Я одобрительно хлопнул русича по плечу и махнул рукой остальным. Пошли!..
  Согласно детально разработанному плану, шесть человек остались возле коней, а остальные тремя отрядами двинулись, бесшумно приближаясь к замку.
  Рядом с моим отрядом какое-то здание, судя по всему - кабак. Оттуда несутся пьяные выкрики, бабий визг и нестройное хоровое пение. Отряд черными тенями скользнул мимо шалмана и, все так же беззвучно, покатился к замковым воротам.
  Пара хижин на пути... Истерично, с надрывом, залаяла из-за забора собачонка. Биль, не сбавляя шага, вытащил из сумки кусок ветчины и метнул его через забор. Шавка гавкнула ещё пару раз, а потом раздалось довольное урчание - нашарила-таки лакомство! Хех, вот тебе и верный четвероногий сторож!..
  -...Э-э, вы хто? Кхуда?
  Нам на встречу вынесло пьяненького брабантца. Вот же сука! На ногах едва стоит, а туда же, бдительность проявляет!
  Юный Эрид молнией метнулся к наемнику, левой рукой обхватил горло, правой нажал сзади...
  - Ах-хр-р...
  Хрип оборвался так же внезапно, как и возник. Только позвонки в темноте хрустнули. Вот так, милые мои: спецназ - это спецназ!..
  ...Мы лежим метрах в пятидесяти от ворот. Я взмахнул рукой, крутанул над головой и приложил ладонь к плечу. Через пару секунд рядом обозначился гран-сержант.
  - Джон. Охрана у ворот. Валим. Втёмную.
  Он кивает, и я вижу, как к надвратной башне ползут одно за другим четыре темных пятна. Лохматки размыли очертания настолько, что, даже напрягшись, я вижу лишь неясные кляксы. Та-а-ак, вот уже и клякс не видать...
  Левый 'штык' кроме копья держит еще в руке факел. Как-то там мои малыши до них доберутся - светло же... О-оп! Это мне показалось, или в самом деле факел дрогнул? Э! Э! Э! А правый-то чуть копье не упустил! Все понятно! Слепили их ребята! А теперь туфту гонят. Сейчас привяжут обоих к решётке - вот тебе и все в порядке! Со стороны взглянуть - часовые на посту. Целые и невредимые. Почти как живые...
  Однако любоваться ещё рано, пора дело делать. Сейчас отряды Шорса и Статли уже подходят с двух сторон к стенам замка, а нам пора в ворота. Ну-с, попробуем прокрутить похищение принца Джона из охраняемой резиденции. В конце концов, если он так хорош, как его расписывал тесть, то есть смысл заполучить его живьем...
  Взмах рукой, и мы в хорошем темпе переместились к входу в обитель дядюшки Джона. Я тронул за плечо де Литля и, указав на стены справа и слева от нас, показал два пальца. Нужно послать парней, чтобы у тех, кто уже лезет по веревкам, была помощь и проводники.
  Во дворе замка пусто... в принципе. Какое-то подозрительное шевеление обозначилось во-о-он там, возле конюшен. А ну-ка...
  Но я не успел. Маленький Джон тигром метнулся к источнику непонятных звуков. На мгновение шевеление стало активнее, затем все стихло. Когда гран-сержант снова оказался рядом, то изобразил руками некое колыхание.
  - В смысле? - прошипел я.
  - Бабу там... эта... рутьеры... вдвоем, значит...
  Ясно. Вряд ли после краткого, но насыщенного общения с Джоном хоть кого-то из этой троицы будут волновать вопросы взаимоотношения полов...
  
  ...А это еще кто? Это чего за морды? Хех, а что эти козлы с покойничками у ворот не поделили?..
  Я обозначил рукой 'Внимание!', и наш отряд рассредоточился по темным углам. Во двор замка, озираясь и оглядываясь, входила очень странная компания. Человек полста, с парой натуральных рыцарей во главе. И вот - рупь за сто! - эти мальчики ни хрена не здешние. Во-первых, конкретно завалили часовых, испортив нашу чудную скульптурную группу, а во-вторых - они ж тычутся без толку, словно слепые щенки...
  Э! Ты куда попер, дебил?! Ты не вздумай своим дрючком солому ворошить - там Мик Литль заховался! Я уже приготовился стрелять, но тут один из командиров новоприбывших что-то скомандовал и детинушка покорно потопал обратно. Правда, он что-то недовольно проворчал, дурачина. Ты ж даже не знаешь, как тебе повезло! Видно, бог на твоей стороне, во всяком случае - сейчас...
  Так-с, а куда это они? В донжон? Ни фига, мужики! В очередь, сукины дети! Вас тут не стояло!..
  Я коротко свистнул, и тут же всадил стрелу в спину первого рыцаря. Тот нелепо взмахнул руками и мешком осел наземь. Обалделые визитёры завертели головами, пытаясь определить, откуда прилетел этот подарочек, и прозевали брата Маленького Джона Снеля, который вынырнул из темного угла у стены и метнул один за другим два ножа. Снель редко промахивался, а уж по таким большим мишеням...
  Ещё два трупа. Пришельцы заметались. Часть из них ломанулась к воротам, но там их встретили Эрид и сам гран-сержант. Дядя с племянником. Засвистали в воздухе тяжелые секиры, пролилась кровь... Блин, сейчас нашумим - весь замок перебудим!
  Я выпустил ещё одну стрелу, тут же обратным движением руки обнажил саблю и рванулся вперед. Подкатом сбил с ног одного, подбил колено второму, а третьего просто ткнул клинком куда-то в область женилки. Тот упал и задергался, но молча. Болевой шок, а промедола-то у них и нет. У нас, впрочем - тоже...
  Бляха! А вот этого мне не треба! Кажись, незнакомцы оклемались, осознали, что имеют дело отнюдь не с призраками ночными, а с существами из плоти и крови, и оказали яростное сопротивление. Мля, малыша Эрида достали! И, кажется, серьезно: он завалился, зажав руками бок. Сука! Да что ж это делается-то?!!
  Все предыдущие рассуждения я проделал, отчаянно отмахиваясь от троих наседавших на меня уродов. Хорошо ещё, что моя сабелька - еврейский подарок - оказалась длиннее их коротких мечей и скрамасаксов, так что пока мне удавалось держать всю троицу на приличной дистанции, но долго я так не выдержу! Так, мля, нужно что-то придумать...
  Длинным прыжком я разорвал дистанцию, и тут же навскидку послал стрелу одному из гадов прямо в оскаленный рот. Отмахнулся клинком от оставшихся двоих, а потом, резко кинулся к тому, что был справа. Отбросил в сторону свой лук, и прежде чем эта сволочь успела опомниться, зацепил его глотку в захват. Прикрылся им как щитом, и по тому, как он обмяк, понял, что всё это было исключительно вовремя. Один дурак заколол другого...
  В этот самый момент со стены полетели стрелы. Это Статли наконец оседлал со своими орлами 'господствующую возвышенность', и внес в драку во дворе приятное разнообразие. Но, к сожалению, поздно...
  Из донжона и второго строения пониже высыпало десятка четыре вояк в кожаных куртках с металлическими нашлёпками и в дурацких головных уборах. Ни дать, ни взять - шляпы с полями. Только железные... К гадалке не ходи - это не просто 'бодрые' во главе с начкаром. Это - гарнизон! Дефективные пришельцы так нашумели, что и мертвого разбудить могли. Дело отчетливо запахло керосином...
  Я увернулся от тычка алебардой, чуть-чуть не схлопотал удар копья в район печени, а вот удара мечом... Уй! Мля! Хорошо хоть, что в последний момент всё-таки успел слегка парировать удар своим клинком, и меч соприкоснулся с моим плечом плашмя. Но и этого мне вполне хватило: левая рука повисла плетью. Этот козёл мне ключицу не сломал?..
  Слава Аллаху, Статли или кто-то из его парней просёк, что к их повелителю сейчас придёт полярная лисичка, и беглыми выстрелами внёс корректировку в грандиозные планы моих оппонентов. Тем двоим, что остались в живых, стало резко не до меня: один уселся на землю, пытаясь вытащить из бедра стрелу, а второй тупо пялился на правую руку, у которой срезнем отсекло кисть с мечом...
  -...Командир! Командир!
  Эбрил Шорс появился на выходе из донжона. За ним трое валлийцев волокут какой-то свёрток. Похоже, что кого-то закатали в ковёр... Едрить! Они же дядю Ваню скрали. Как Паниковский гуся...
  - Сбор! Триста, двести, забрать с собой! Уходим!
  - Уходим! - рявкнул Маленький Джон. - Na otryv, eblany! Пошёл!
  И мы пошли на отрыв...
  
  ...Погоню отсекли легко. Всего пара залпов из темноты заставили преследователей резко сбавить скорость и задуматься о хрупкости человеческой жизни. Пока преследователи предавались философским размышлениям, мы в хорошем темпе добрались до коней. Двух тяжелораненых аккуратно привязали к седлам, четверых убитых положили поперёк сёдел. Маленький Джон замотал своему будущему родичу Амори рассечённое запястье, буркнув что-то вроде: 'Не плачь, devochka. Подуй и пройдёт...' Хотя Амори-то как раз держался молодцом...
  Возле запасного коня двое Литлей разворачивали ковёр. Из него выпал не старый ещё мужик с бородой. Он очумело мотал головой, явно пытаясь понять, где он находится, и что вообще с ним произошло? Судя по гардеробу, а вернее по почти полному отсутствию оного, жестокосердный Шорс выдернул принца прямо из постели. Спящего...
  Я подошёл к нему, помог подняться на ноги:
  - Добрый вечер, дядюшка. Рад встрече. Надеюсь, вы - тоже...
  
  Интерлюдия
  Рассказывает Жуаез ле Мерон, сотник рутьеров, по прозвищу 'Бык'
  
  Бежать, бежать, бежать!.. Так вот о чем болтала, оказывается, та цыганка... Не отставать! Не оглядываться! Эх, надо было чуть меньше пить и чуть больше слушать... Одно ясно: пусть уж лучше прибьют эти жуткие нелюди в шкурах лохматых, чем посадят на кол воины из охраны принца Джона!..
  ...А ведь как всё хорошо начиналось! Наш предводитель Красный Вепрь де Монфор собрал нас - лучших из лучших, прошедших огонь и воду, кровавивших мечи подо всеми знаменами Европы и бравших добычу на мечи соответственно.
  - Король Филипп-Август, да хранит его Господь, желает, чтобы его враг, принц Джон Английский, убрался к сатане. Он готов заплатить за смерть своего врага по двадцать звонких золотых солидов на брата!
  Что и говорить - судьба сулила нам удачу!
  Де Монфор перевёл дух и продолжал:
  - Я уже взял задаток - сотню солидов. Вот, - он поднял объёмистый кошель. - И сейчас я раздам по солиду на каждую вашу безобразную, ленивую воровскую морду!
  И раздал. И мы хорошо погуляли на эти солиды! В округе миль на десять не осталось ни одного не разнесённого кабака, ни одной не целованной девки и не одного не побитого мужика!..
  И потом всё было хорошо. Дорога до Шербура была легкой и веселой. Любой путь лёгок, когда в кармане бренчит серебро. А в Шербуре, где прятался принц Джон, собралась такая тьма воинов из стольких разных мест, что затеряться среди них было так же просто, как камушку на берегу моря. Разошлись по кабакам и трактирам - вот и спрятались!
   Пройдоха Тощий Жиль, наш лучший соглядатай и лазутчик, уже через два дня завел дружбу со слугой барона Совиньи - коменданта того самого замка, где жил принц. А через пять дней мы уже внимательно изучали план стен, внутреннего двора и донжона. Принц Джон не любил выходить из своих покоев - чуял, верно, что за его головой вот-вот начнётся охота. Но нам это было только на руку: когда мы придем, так не придётся рыскать по всему замку в поисках. Достаточно просто войти в опочивальню.
  К тому же Тощий Жиль разузнал, что верных и надежных слуг у Джона Английского нет: последний паж сбежал от него с месяц тому назад. Так что никто не поднимет тревогу, если подойти к покоям, приоткрыть дверь и...
  Красный Вепрь скомандовал быть готовыми к ночи, а потому запретил пить, да и вообще - расходиться далеко. Ну, мы и не возражали: де Монфор знает, что делает, и просто так придираться не станет. На собственной шкуре знаем, что к бою нужно быть готовыми и бодрыми. Солиды - штука хорошая, только вот мертвецу они - без надобности. Заупокойную мессу бродячий монах и за пару денье отслужит.
  И вплоть до самого замка, к воротам которого мы подошли около полуночи, всё было точно так, как и задумал наш командир. Мы приблизились к замку никем не замеченные, легко - даже слишком! - сняли часовых и вошли во двор. И вот тут-то всё и началось...
  Стрела, вылетевшая откуда-то из темноты, вонзилась в спину младшего брата де Монфора - Гийома, легко пробив кольчугу двойного плетения. Красный Вепрь рванулся назад, чтобы вытрясти душу из проклятого лучника, но тут с другой стороны вылетели ножи. Образина Лука и Жак-Коротышка верно так и не узнали, что отправило их на тот свет...
  А потом отовсюду появились какие-то люди в странных одеждах. Шкуры лохматые, но готов поставить солид против денье! - нет таких зверюг! И не было, поди...
  Только это мы потом разобрались, что против нас - люди. А поначалу-то решили - демоны. И то сказать: один как под ноги всем бросился - только я успел, что своего святого помянуть, а уж глядь - валяюсь на земле. Рядом Жак-Долговязый лежит, а де Монфор - готов. Этот лохматый ему пузо снизу вверх пропорол.
  Тут опять стрелы полетели, а двое этих нелюдей у ворот встали. Да как принялись топорами размахивать - только брызги во все стороны! И это еще что: со всех сторон нас режут, а мы - точно бараны на бойне! Даже сообразить ничего не можем. Ну многие с перепугу заорали, конечно...
  На вопли наши гарнизон подвалил. Я уже думал - все, Жуаез-Бык, отгулял ты свое. Сейчас либо зарубят, либо поутру отведут потанцевать с пеньковой тётушкой. Вырваться из замка тебе точно не светит...
  Только смотрю: лохматые и с гарнизоном рубиться принялись. Тот, что Красного Вепря порешил, высоченный парнище, один от семерых отбивается, да еще как-то уверенно так. Словно для него это и не в новинку вовсе. Так и оказалось: он - лохматый этот, гарнизонных уверенно под стрелы своих и подвел. И положили их, болезных, первым же залпом.
  Я тут и скумекал: держись-ка ты, Жуаез, этих ребят. Они-то из замка, верное дело, уйдут, а ты, когда дураком не будешь - с ними вместе. Не зря тебе цыганка наворожила встречу неожиданную и счастье негаданное. Только так подумал - вот оно! Кто-то заорал, вроде как зовёт, а этот лохматый сразу руку поднял и кричит что-то вроде:
  - Сбор!
  Потом еще велел триста чего-то одного и двести другого с собой забрать, да к воротам и рванул. Остальные лохматые - следом. Говорит он чудно, не все сразу разберешь, но меня жизнь помотала, еще и не такие наречия слыхал... А откуда он такой лохматый да голосистый взялся, подумать можно и потом, так что я мешкать не стал - дёрнул так, словно мне черти пятки припекают. В толпу ихнюю влетел - авось и не заметят...
  Не заметили. Бежим вместе, только вдруг слышу, командует опять кто-то:
  - Отсекай!
  Удивиться не успел, лохматые разом встали, и те, у которых луки были, выстроились в ряд. Раз, два, три! Три залпа по погоне дали - я аж вздрогнул. Думал раньше, что у Красного Вепря ребята подобрались бравые да умелые, а тут... Я три раза только вдохнуть успел, а они уже по три стрелы каждый высадили. И тут же все опять побежали. Ну и я - с ними...
  ...До дюн добежали - а там у них табун коней. Гляжу: сверток какой-то перед одним разворачивают, а в том свертке ковровом - мужик! Голый почти, верно из постели выдернули. Мужик - на карачки, башкой вертит, а этот, горластый - теперь-то уж точно ясно, что он тут главный! - поднял его на ноги, поздоровался, да и...
  - А ты что за птица?!
  Ой! Как же это я так? Проглядел, а вот теперь - кинжал у горла, и держат крепко. И, хоть про птиц спрашивают, ясно, что дело не в гусях и не в утках. Делать нечего - признаваться буду, пока не прирезали...
  - Я... рутьер... у Красного Вепря... мы - за принцем Джоном пришли...
  Больше сказать ничего не успел: дали мне по башке, да так, что вырубился...
  
  ...В себя пришёл - скачем куда-то. Связали меня - спасибо, что хоть в ковер не закатали! - попрёк седла бросили, вот и едет Жуаез-Бык, хоть и на лошади, да не верхом, а тюком. Паршиво да тоскливо. Правда, тосковать долго не пришлось: чувствую - останавливаемся. Тут меня с коня сняли, да и потащили куда-то. Причем тащит-то один. Вот же медведь! Я ж не доходяга - даром что ли 'Быком' прозвали. А этот меня волочет, словно тюк полотна. Дотащил, с плеча сбросил и говорит важно так, медленно, что я почти все слова разобрал:
  - Вот, командир-король! Эта... прибился, значит. Сказал, что он - вепрь красный... эта... за дядюшкой твоим... значит... шёл.
  Король? Беда с этими иноземцами, чего только не нагородят забавным своим языком! Я голову поднял - Пресвятая Дева! Тот самый лохматый, что де Монфора прибил! Неужто в самом деле - король?!
  Тут этот лохматый стянул с себя свою одежку несуразную, смотрю - одет небогато, не по-королевски. Только вот по одежде судить - вернее всего ошибиться. А держится он уверенно, по-хозяйски, уж король там или нет, это мы поглядим, но что он ихний командир - сомнений нет.
  Пока я его разглядывал, он - меня тоже осмотрел с ног до головы и спрашивает:
  - Так, говоришь, за дядей моим, принцем Джоном, шли? А зачем?
  Почуял тут я, что врать - себе дороже выйдет. И всё как на исповеди ему и выложил, как смог. И про Филиппа Французского, и про солиды, и про принца Джона Английского. Этот выслушал, и, даром что чужеземец, а толковый, видать, прекрасно меня понял. Хмыкнул, а потом и говорит:
  - Konkurirujushchaya firma? - А дальше уже по-понятному: - Наемник, значит? Воин?
  Тут я вспомнил, что ребята болтали, будто король Робер, который в Англии, очень хороших воинов уважает. А выходит, что это и вправду он. Кому ж еще Джон Английский дядей-то приходится? А он так оценивающе глядит, ровно корову на торгу выбирает. Или прикидывает: оставить этого щенка в живых, или в кадку с водой сунуть.
  Разом мне полегчало. Есть-таки бог на свете! Я - воин не из последних. Авось приглянусь этому странному королю, который сам не гнушается с луком и мечом за дядькой своим сходить. Впрочем, отец его - славный король Ричард, говорят, таков же был. В каждую драку самолично лез. Верно уж сыночка-то по своему образцу воспитал.
  Выпрямился я гордо, насколько руки связанные позволили, да и говорю:
  - Ну, уж не хуже иных прочих... - да тут и вспомнил, перед кем стою. Поклонился, как получилось, и добавил... - Ваше величество.
  Тот усмехнулся ехидно так и говорит тому, что меня приволок:
  - А проверь-ка его, гран-сержант. Да только не сейчас: некогда. И вот еще что: проверять станешь - скажи своим, чтобы не убивали и, вообще - не сильно усердствовали.
  - Дык эта... ясно, командир-король... - рычат из-за спины. - Чего ж тут... эта... усердствовать? Dushara...
  Это я тогда не понял, что такое dushara, а потом... ох! Но это потом было, а тут этот здоровенный гран-сержант меня каким-то своим передал, велел приглядывать, и скоро-скоро, до вечера еще, отплыли мы.
  Два корабля, и на обоих порядок такой... Вот ей-ей: словно танцуют все! Один веревку бросает, вроде как и не смотрит - куда, а там уже второй вырос, ловит. И ведь не было его там - не было, когда первый веревку бросал! А уж то, что эти с оружием вытворяют! Тут-то ясно мне стало: Красный Вепрь нас на смерть завел. Всех. И самого себя. Нечаянно, потому как ни Тощий Жиль, ни кто еще, ни даже сам Господь этих зверей-чертей не одолел бы! Да если они схватятся один против десятка, так это нечестно будет. В смысле, для тех десяти. Они один двадцати стоят...
  Тут-то я перетрухнул малость. Во многих битвах бывал, но против этих - новичок зеленый, больше и нет ничего...
  Кормили в пути хорошо. Бобы с салом, ветчины шмат, кружка вина, а к ним - сыру, хлеба и эля от пуза. Видно Робер понимает: как воин поел - так и повоевал. С таким харчем дорога короткой показалась.
  Пристали мы у высокого замка. Один из тех, что меня стерег, рассказал, будто это - Дувр. И вот прямо год тому король Робер со своим воинством этот замок приступом взял. За одну ночь. Окинул я взглядом эту твердыню, да сперва и подумал, что врет рассказчик. Мыслимое ли дело такую крепость за один день взять? Никак не возможное дело...
  Тут меня с корабля вывели, гляжу: король с рыцарем каким-то обнимается. По спине его похлопал, потом поворачивается, а там принц Джон стоит. Одетый так, что последний бродяга лучше оденется. Сапоги не просто чужие - разные. Поверх рубахи простой плащ накинут. А на голове - колпак ночной. И вид у принца такой, что сразу ясно: не решил еще принц Джон - наяву это с ним всё делается, или снится?
  Король усмехнулся, а потом и говорит:
  - Вот, дядя, рекомендую вам моего ближайшего друга и помощника, командира Третьего Дуврского, Окрасивших Белые Скалы Дувра в Красный Цвет Кровью Врагов Пехотного полка, коменданта Дуврского замка графа Кент. Кстати, Энгельс: найди-ка дяде Vane, в чего переодеться. А то, видишь, он у нас какой...
  - Ща сделаем, Ромейн, ваше величество, - рубит этот Энгельс, а сам видно еле держится, чтобы не заржать. - Приоденем королевского родича...
  Тока дальше я не видал. Меня проверять взялись... Я думал - не выживу, но когда раз трёхсотый по песку катился с ног сбитый, услыхал:
  - К швабам его в самый раз. Годится.
  Вот и вышло все, как цыганка нагадала: и встреча неожиданная, да не абы с кем, а с королем, и счастье негаданное - потому как нет ничего дороже, даже для такого как я, чем жизнь свою многогрешную сохранить...
  
  
  
  Глава 11
  О грустном и печальном, или встретились два одиночества.
  
  Робер вернулся из Франции с перевязанной рукой. Я встревожилась, но видя, как он вышагивает по двору - румяный, довольный и еще более деятельный, чем всегда - пришла к мысли, что его рана не опасна.
  - Смотрите, мама, кого я вам привез! - гордо улыбнулся мне 'сыночек' и слегка приобнял здоровой рукой стоящего рядом мужчину в поношенном плаще. - Мой дядя был хороший малый, как говорится... да был посажен под замок. Его я в Англию доставил, к любимой маме приволок!
  Все вокруг начали восхищаться очередным проявлением поэтического дара Робера, а кто-то даже подобострастно упомянул, что в науке стихосложения наш король явно превзошел своего отца Ричарда. Марион гордо улыбалась и прижималась к обожаемому супругу, Робер выжидательно поглядывал на меня, я же смотрела на Джона Плантагенета...Среди всеобщего ликования боевой трофей моего сына, напротив, вовсе не выглядел счастливым, хотя, казалось бы, произошло именно то, чего мой деверь и желал...
  Сначала я даже не узнала его, столь потерянным и не похожим на самого себя он выглядел. Конечно, мы с ним виделись всего пару раз и довольно давно, и за это время он мог сильно измениться...Но не настолько же! Тогда, несколько лет назад, он показался мне довольно милым и во многом чем-то неуловимо похожим на Джоанну. Но в тот момент он занимал не так много места в моих мыслях... А, вернее, почти совсем не занимал. И хотя после рассказов Джоанны я полагала, что хорошо знаю, что за человек Джон, мне казалось, что сейчас передо мной стоит совершенно незнакомый мужчина.
  У него был вид человека, из последних сил старающегося сохранить остатки достоинства. И, к сожалению, это удавалось ему с трудом. И дело вовсе не в одежде с чужого плеча - знавала я тех, кто и в рубище выглядел повелителем! - а в том, что, очевидно, творилось у него в душе. Но приступать с расспросами я не сочла возможным и лишь понадеялась, что после должного отдыха мой деверь почувствует себя лучше.
  Я, как могла, поблагодарила Робера, но мне показалось, что он ожидал большей или, скорее, иной похвалы. Вообще, в последнее время наши отношения с ним как-то... нет, не то чтобы испортились, но неуловимо изменились. В той ситуации, когда только мы двое знаем всю правду, мне хотелось бы чувствовать, что мы на самом деле - вместе. А сейчас мне так не кажется... Он по-прежнему советуется со мной и с готовностью выполняет мои просьбы, но - Боже мой! - как он это делает! Иногда, кажется, лучше бы и вовсе не выполнял!
  В последнее время я боюсь проснуться однажды утром и обнаружить, что я ему больше не нужна. А такое вполне может случиться - ведь сейчас с ним происходит то, что уже происходило на моих глазах с другими: он почувствовал вкус подлинной власти. Правда, в этом вкусе он не разобрался. Словно изысканное блюдо подали голодному, три дня не евшему человеку...
  Из всех, кого я знала, только Юсуф, пожалуй, спокойно принимал свое положение, но не только потому, что был рассудительным и мудрым, а потому, что успел к этому положению привыкнуть. А вот Ричард не привык, и пил власть как вино - жадно и взахлеб. Каков же будет король Робер? Он иногда так пугающе напоминает мне Ричарда, что уж и не знаю, чем все может кончиться. Власть меняет людей, и далеко не всегда в хорошую сторону...
  
  Но не буду думать о плохом. Подумаю о чем-нибудь приятном. В конце концов, я теперь свободна от уз этого ужасного брака! Может, выйти еще раз замуж? Но за кого? Даже два моих самых рьяных поклонника не годятся: этот одержимый уже женат на милом ребенке (надо будет, кстати, завтра снова заняться с Элли вышиванием!), а вечно пьяная пародия на духовное лицо мужем не может быть в принципе. Да и так ли уж мне надо замуж? Мое нынешнее положение таит в себе куда больше преимуществ... Да, кстати, не мешало бы обсудить с моим дорогим 'сыном' вопросы наследства, которое должно перейти ко мне как к вдове Ричарда. Понимаю, что для Робера это вряд ли важно, во всяком случае, пока. Ведь он не знает, в чем оно заключается.
  Он вообще еще очень многого не знает, но тут уж ничего не поделаешь - чтобы разбираться во всех тонкостях, надо в этом мире вырасти. Хотя вот Джон - он, казалось бы, лучше любого другого знает и понимает все, что нужно настоящему королю. Но каков результат? А Робер за пару лет преодолел путь от разбойника до короля. Не знаю, кому бы еще это было под силу.
  Просто иногда мне бывает очень грустно... И одиноко... Но такова уж, видимо, моя судьба. По сравнению со жребием принца Джона это далеко не самое худшее.
  
  При этой мысли я сразу вспомнила, что до сих пор так и не объяснила единственному оставшемуся в живых сыну и наследнику Генриха Плантагенета, что же на самом деле собой представляет его венценосный 'племянник' и его окружение. Да, это оказалось совсем непросто, потому что и на следующий день я увидела перед собой человека, который словно только что пробудился от страшного сна и до сих пор не понимает, где он - в привычной жизни или в еще большем кошмаре. Конечно, я не ждала, что Джон примется балагурить и вести себя как Солсбери или Адипатус. Как там говорила Джоанна? Толстяк-слизняк? Толстым он не был, но почти все время молчал и держался со всеми скованно и неловко. Не знаю, таковы ли слизняки, но надо признать, что и желающих выказать ему каким-либо образом свое почтение, помимо формальных церемоний в день приезда, оказалось немного... Его бывшие сторонники не жаждали обратить на себя его внимание, а те, кто раньше сражались против него - и подавно.
  Да, на нем теперь была богатая одежда, его светлая борода была аккуратно подстрижена и расчесана, кожа умащена розовым маслом, к столу ему подавались лучшие блюда, а под рукой всегда был слуга, готовый выполнить любое его распоряжение... но все это происходило лишь потому, что я сама отдала соответствующие приказания.
  Я могла заказать для него и другую одежду или украшения, постараться придумать еще дюжину тем для разговоров, усаживать каждый раз рядом с собой во время трапез, и сделать еще множество вещей, которые обрадовали бы любого, чуть менее знатного и родовитого человека. Но не в моих силах было дать брату короля Ричарда то положение при королевском дворе, которое он должен был бы занимать по праву, раз уж он здесь оказался. Это мог сделать только Робер. Должен был бы сделать, если уж предпринял столь рискованное путешествие для того, чтобы увезти Джона к нам в Англию! Но, казалось, что бедняга и нужен был Роберу только для того, чтобы мой сын смог еще раз продемонстрировать свои таланты. И привезя его в Тауэр и насладившись произведенным на окружающих впечатлением, Робер тут же занялся другими делами и о Джоне совершенно забыл. Так дитя, наигравшись с щенком или котенком, бросает его ради другой, более увлекательной игры... Нет, Робер вовсе не был ни жестоким, ни грубым, я не раз имела возможность в этом убедиться. Напротив, если он хотел, то мог быть очень нежным. Но, впрочем, это к делу не относится... Он просто, по своему обыкновению, о подобных вещах не задумывался. Его ближайшее окружение тоже не выказывало ни малейшего интереса к гостю, а придворные попроще... что ж, они, как и следовало ожидать, выжидали, куда подует ветер. А Джон... Мне было больно смотреть на его растерянное лицо и словно постоянно извиняющуюся за что-то улыбку, с которой он принимал все происходящее.
  И как досадно, что за все эти дни мне ни разу не удалось остаться с Робером наедине - он все время был занят, куда-то спешил, бежал, на ходу раздавая распоряжения и отмахиваясь от моих попыток начать разговор. Понимая всю важность его забот, с каждым днем мне все сильнее хотелось схватить его за рукав, заставить остановиться и, уведя в какое-нибудь укромное место, где нам никто не сможет помешать, наконец-то поговорить по душам. Да уж, порядочно тем накопилось у меня для бесед с ним с глазу на глаз...
  К сожалению, даже Марион сейчас ничем не могла мне помочь - она сама видела моего дорогого сыночка не намного чаще, чем я. Да и интересовали ее не государственные дела или совершенно ненужный ей принц Джон, а то, как растет ее малыш Генри.
  А больше помощи в этом деле мне ждать было не от кого...
  Джон тоже не был расположен к разговорам. Он бродил по покоям дворца, рассеянно улыбался попадающимся на глаза придворным и отвечал невпопад на мои вопросы. А потом и вовсе стал все больше времени проводить в своих личных покоях.
  Через несколько дней в самом конце ужина Бен Маймун непривычно настойчиво, что вовсе не в его натуре, стал испрашивать разрешения поговорить со мной наедине.
  - Что случилось, друг мой? - я еле смогла удержаться, чтобы подождать с вопросами до того, как мы наконец-то остались одни.
  - До меня дошли печальные известия, моя королева, - произнес старый лекарь. - И думаю, для всех будет лучше, если вы узнаете их первой.
  - Что случилось?!! - у меня все похолодело внутри... Неужели что-то с Робером? Он уехал вместе с Солсбери по своим бесконечным делам и должен был возвратиться только дня через три. - Он жив?!!!
  - Если ты о нашем добром короле, то он жив и здоров, моя госпожа... - Бен Маймон пожевал губами. - И, надеюсь, будет столь же силен и крепок еще долгие годы... Но не всем дается такое отменное здоровье.
  - Это верно. Так в чем же дело?
  - Род Плантагенетов много нагрешил, моя госпожа. Но бывает так, что за грехи одних часто расплачиваются другие...
  - Меня мало заботит участь нагрешивших Плантагенетов, а философские вопросы и того меньше. Говори немедленно, что произошло!
  - Простите меня, ваше величество, но наши люди передали, что ваша золовка... Она разрешилась от бремени, но небесам было угодно призвать и ее, и невинное дитя... Я взял на себя смелость...
   Поверить не могу.
  Джоанна.
  Сестрица моя.
  Утешительница и подруга...
  Я смогла вымолвить только:
  - Благодарю вас... а теперь, прошу, я хотела бы остаться одна...
  Старый еврей тут же заторопился к двери, но перед уходом сказал:
  - Вы сами скажете ее брату или хотите, чтобы...
  Я перебила его:
  - Да, я сама. А теперь уходите.
  
  Я решила рассказать ему обо всем завтра. Но через пару часов поняла, что больше не могу выдержать, и пошла к Джону. У входа в его опочивальню крепко спал нерадивый слуга, и я без труда и лишних свидетелей отворила дверь. Джон не спал и испуганно сел в постели, лишь я появилась на пороге. В пламени свечи его лицо показалось мне искаженным страхом, или то была игра теней?
  - Это я, Джон... простите за то, что нарушила все приличия и ваш сон, но я должна была прийти.
  - В чем дело, дорогая сестра? - спросил он напряженным голосом и пошарил рядом с собой рукой. Ищет оружие? Только этого мне не хватало!
  - Мне надо поговорить с вами...
  - Я слушаю... - он, кажется, немного успокоился, а у меня вдруг перехватило дыхание. Я стояла и понимала, что просто не могу заставить себя произнести ни одного слова.
  - У вас что-то случилось? - он уже встал и, набросив сюрко, подошел ко мне. - Я вижу, вы встревожены... Я рад был бы помочь, только скажите, чем!
  Мне стоило огромных усилий произнести:
  - Джон, мне очень горько, что именно я должна сказать вам это...
  - Моя участь... - он запнулся на мгновение, - должна перемениться, я полагаю? Что ж, я готов...
  Он стоял и смотрел на меня обреченно-ожидающе, и это было невыносимо.
  - Джоанна умерла.
  Он растерянно посмотрел и переспросил:
  - Что? Что вы сказали?
  - Джоанна умерла родами в Фонтевро, и ребенок тоже.
  Он надолго замолчал, словно оцепенев, а потом вдруг произнес:
   - Беренгария, а ведь во всем этом огромном замке только для нас с вами 'Джоанна' - это не просто безликое имя...
   - Это человек, которого мы любили... - вот все, что я смогла ему ответить, и хотела тут же уйти, потому что это было бы слишком - расплакаться прямо здесь...Я сделала шаг к двери, но он неожиданно попросил:
   - Умоляю, не уходите... Поговорите со мной... Я ничего не понимаю... Зачем я здесь?
  - Мы выполнили вашу просьбу, мой дорогой брат, и теперь вы с нами, как сами того и желали. Надеюсь, что все ваши лишения позади - Робер будет рад оказать вам услугу и обеспечить ту жизнь, которую вы заслуживаете по праву.
  Я говорила еще и еще что-то подобное, чтобы хоть немного успокоить Джона и успокоиться самой, но в собственные слова верилось мне с трудом. Ну не могла же я сказать своему деверю: 'Он прочитал ваше письмо и понял, что перед ним почти невыполнимая задача: освободить вас. А раз так - он занялся этим немедля. Просто потому, что он такой...'
  Джон внимательно выслушал меня, и лишь спросил:
  - Вы действительно так думаете? Я был бы счастлив, если даже половина из того, о чем вы говорите - правда...
  Я принялась убеждать его, что все так и есть, и он мне поверил, потому что хотел верить хотя бы во что-то. И чувствовала я себя при этом отвратительно.
  - У вас вырос прекрасный сын, дорогая сестра! - произнес он. - Он принесет много славы Плантагенетам и сделает Англию счастливой...
  И я не могла с ним не согласиться. Мы проговорили еще долго, почти до самого утра. Удивительно, но у меня с каждой минутой крепло чувство, что я говорю не с деверем, которого видела всего несколько раз в жизни, а с по-настоящему близким мне человеком, с которым прожила рядом чуть ли не всю жизнь. Я поняла, что надо заканчивать разговор, когда поймала себя на желании рассказать ему обо всем. Даже о Робере. Конечно, я этого не сделала, да Джон бы вряд ли мне и поверил, но оставаться здесь было больше нельзя. Я прервала беседу, мы как-то неловко попрощались, и я ушла с мыслью о том, что поговорю с Робером, как только он спешится со своего Адлера. Ну, разве что дам ему обнять Марион и расцеловать малыша Генри.
   Мне удалось ненадолго забыться сном. Мне приснилась Джоанна. Она уходила от меня куда-то по полю из золотой пшеницы, а в ярко-голубом небе пели птицы. Или ангелы, не знаю...
  
  Интерлюдия
  Рассказывает принц Джон Плантагенет, неожиданно для себя - герцог Аквитанский
  
  Я всё еще слышал её голос... Первый человек, с которым я мог говорить, но которого, казалось, мог понять и без слов. Беренгария. Бе-рен-га-ри-я. Так и эдак я катал её имя на языке и чувствовал какую-то легкую сладость, нежный аромат, словно у весеннего мёда.
  Чтобы успокоить себя, я присел у камина и принялся смотреть на огонь. Обычно, это зрелище умиротворяет и завораживает, но не сегодня, не сегодня. В пляшущих языках пламени мне чудились её улыбка и искорки в глазах, в убегающих струйках дыма я видел нежные, плавные движения и стройный стан прекрасной дочери Наварры, а в потрескивании поленьев слышались легкие шаги Беренгарии. Теперь я окончательно понял, отчего Ричард пренебрёг этой женщиной. Не по размеру пришлась тебе твоя жена, дорогой братец! Не было в тебе того, что помогло бы оценить её по достоинству! Для этого нужно человеческое сердце, а у тебя было только львиное.
  Я не мог думать ни о чём и ни о ком, а только мечтать, что Господь в неисчислимой милости своей пошлёт мне еще встречи с Беренгарией. Вот прямо сейчас и пошлёт. Вот сейчас откроются двери, и...
  Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату вошёл Робер, а следом за ним человек пять его великанов-телохранителей. Племянник широким шагом подошёл ко мне, не чинясь, придвинул тяжеленное дубовое кресло и сел напротив.
  - Как здоровье, дядя? Оклемался после Шербурского заточения?
  - Да, ваше величество, благодарю вас...
  - Ни в чем недостатка нет? - он протянул ноги к камину и, блаженно зажмурившись, откинулся на спинку. - Ты, если чего - говори, не стесняйся.
  Я вспомнил, как по приезде, после того как закончилось официальное представление моей скромной особы всем во дворце, Робер, уже уходя по своим делам, вдруг хлопнул себя по лбу и, буркнув что-то вроде 'Да, у тебя ж денег нет!', снял с пояса кошель и сунул мне в руки. Точно какому-то слуге. Я вспомнил это и содрогнулся...
  - Нет, царственный мой племянник. Благодаря вам я не испытываю ни в чем нужды...
  - Ну и klassno... - непонятно произнёс он, переменил позу и замер, должно быть, наслаждаясь покоем.
  Глядя на его костистое, осунувшееся лицо, я вдруг понял, как же смертельно устал этот молодой человек, взваливший на себя столь непомерный груз. Сейчас он выглядел намного старше своих лет - едва ли не моим ровесником...
  Я молчал, не желая тревожить отдых племянника, но тут он сам заворочался и выпрямился:
  - Слушай, дядя Джон. Вот какое дело: у нас ведь война ещё не кончилась. Бабуля - мать твоя! - бешеная карга, - тут он одно за другим выплюнул несколько ругательств из которых я понял только 'крашенная сука', - так вот, она ж всё ещё мечтает осуществить высадку в Англии. И надо бы проверить состояние прибрежных крепостей, оценить их готовность к отражению вражеского десанта. Как считаешь?
  Мне оставалось только кивнуть.
  - Отлично, тогда... - Робер встал с кресла. - Короче, собирайся - поедешь со мной. Мне пригодятся твой опыт и твои знания. А советы не будут лишними...
  И уже выходя, он добавил:
  - Завтра с утра - выезжаем.
  
  Поездка по замкам растянулась на целых четыре недели. И все эти четыре недели я, практически, не разлучался с Робером. То есть, он просто не отпускал меня от себя ни на шаг. И постоянно задавал вопросы, интересовался моим мнением, причем делал это всегда неожиданно...
  - ...А ну-ка, сэр, вызовите-ка нам своих лучников. Пусть они займут места на стене согласно боевому расписанию.
  Тощий и долговязый Ральф, барон де Випонт, опасливо оглянулся, а затем кивнул своему оруженосцу, и тот затрубил в рог. Не успел еще смолкнуть гнусавый сигнал, как раздался топот множества ног, и на стену толпой высыпали лучники. Они бойко разбежались по стенам, занимая позиции и готовясь стрелять. Король стоял и, равномерно отмахивая рукой, беззвучно шевелил губами. Вот, наконец, последний воин оказался на своем месте, Робер громко хлопнул в ладоши, а затем повернулся к де Випонту.
  - Ну, что же, барон. Я был бы вполне удовлетворен увиденным, если бы не одно досадное 'но'. Вот, - тут он обернулся и указал сэру Ральфу на участок стены, на котором стояли восемь лучников. - Этот участок защищён недостаточно.
  Де Випонт дёрнулся, король это заметил, предложил барону оспорить свое мнение, если тот считает его неверным, и через мгновение между ними уже кипел жаркий спор. Постепенно, к нему подключились все сопровождающие Робера, причём одни были за него, другие же поддерживали сэра Ральфа. Я быстро потерял нить рассуждений из-за того, что мой царственный племянник постоянно сыпал какими-то непонятными словами, вроде 'sector обстрела', 'обратная directrissa', 'плотность огня', 'площадь накрытия' и 'насыщенность удерживаемого perimetra средствами огневого воздействия'; а потому был ошарашен внезапным вопросом:
  - А вы как думаете, дядя?
  Я пролепетал что-то относительно того, что, по моему мнению, количества лучников для такого участка недостаточно, и даже попытался использовать одно из услышанных новомодных словечек. Должно быть, я употребил его правильно, так как Робер внимательно выслушал, а потом, повернувшись к де Випонту и тем, кто его поддерживал, гордо произнёс:
  - Вот! Даже такой мирный человек как мой дядя Джон прекрасно видит, что перекрытие sectorov обстрела не позволяет достичь той плотности огня, которая необходима при отражении massirovannogo штурма! Представьте себе, сэр Ральф, что вас осадил пятитысячный отряд. Вам ясно?
  - Tak tochno, ваше величество! - браво ответствовал барон.
  При этом он посмотрел на меня... с раздражением и уважением одновременно.
  Вот так Робер вколачивал в черепа своих соратников мысль о том, что я - нужный и разумный член их... их.... не знаю, как назвать то, что окружает моего племянника, но более всего это напоминает стаю. Причём даже не волков, а тигров! И вот эти тигры признали меня за своего.
  Незадолго до окончания нашей поездки, вечером в мои покои ввалился граф Солсбери. Двое воинов из его полка тащили за ним внушительных размеров бочонок. Бесцеремонно усевшись за стол, он вбил кинжал между досок донца, разлил вино по кубкам и произнёс, разглаживая усы:
  - Выпьем, братец? Ты уж прости: я-то раньше думал, что ты - слизняк, а ты - ничего себе! Давай-ка, за племянника, чтоб царствовал подольше!
  Он залпом осушил свой сосуд и дождался, когда я сделаю тоже, а потом продолжил:
  - Вот ведь как... Я тебя сколько лет знаю? Чуть не всю жизнь. А воина в тебе, извини, не углядел. А он? - Тут Длинный Меч снова наполнил кубки, - Он глянул раз и всё! Всё разглядел! Давай за наследника - принца Генриха, храни его Господь! Чтобы мудростью и удалью в отца пошёл!
  От второго кубка в голове у меня слегка зашумело, но Уильям не собирался останавливаться.
  - Правда, Роберу есть в кого умом удаться, - мальвазия щедрой струей снова хлынула в кубки. - Мать-то его, Беренгария! Какова, чертовка?! Ведь вот не видал женщины умнее...
  Я был с ним полностью согласен, а потому поднял свой кубок. За неё я выпью с радостью...
  - Ричард, прости его Господь, был дурень, что проглядел такую жену. Ты ведь только посмотри: всем удалась! Буквально всем! Красавица, умница, и какого сына родила! Что ему еще было надо?
  - Сердца, Уильям. Ему не хватало обычного сердца, которое может любить...
  - Вот тут ты прав, братец, - провозгласил Солсбери, снова наполняя кубки. - Как говорит наш племянник - tochnyak! Сердце у Ричарда было - камень. Только и умел, что воевать, да пажей в зад... хм... А ну и черт с ним! Выпьем!
  И мы выпили. И ещё выпили. И ещё...
  А поутру Уильям вдруг заявил:
  - Ты, Джон, все-таки в войну особо не лезь. Ну не твоё это, не твоё. Ты придумай, чем ты Роберу другим помочь можешь, а уж за ним nezarzhaveet, можешь быть уверен...
  Пока я ещё плохо понимаю то, что говорят в окружении племянника на их странном языке. Они утверждают, что это - уругвайский, но я никогда не слышал о таком народе и, разумеется, не разбираюсь в их наречии. Однако то, что сказал Длинный Меч, я понял. И выяснилось, что за Робером действительно nezarzhaveet...
  
  Всё путешествие я тосковал по Беренгарии. Мне очень хотелось вновь увидеть свою милую родственницу, услышать её мягкий, спокойный, ласковый голос. Я мечтал, что по возвращении в Лондон мы с ней снова сядем рядом и... Говорить с ней, слушать её, знать, что мы думаем, даже дышим как одно целое - что может быть лучше?..
  Но я жестоко обманулся. В Тауэре ничего не изменилось: Робер не отпускал меня. И как поверить, что еще буквально месяц-полтора тому назад я буквально изнывал от безделья?! Что я был готов завыть от тоски вынужденного ничего неделания, от того что я никому не нужен... Боже! Теперь я вдруг срочно понадобился всем!
  Со мной обсуждали размеры пошлин на те или иные товары, доход с добычи олова и железа, рыбные уловы и виды на урожай. Оказалось, что моё мнение чрезвычайно важно для оружейников, кующих клинки и суконщиков, бьющих ткань для одежды воинов. Евреи, храмовники, лондонские купцы, рыцари, ремесленники - все смешались в какой-то один чудовищный, бесконечный хоровод.
  С раннего утра до позднего вечера я крутился, точно мельничное колесо... Кстати, именно это имя носит efreitor - начальник моей личной охраны. Её мне тоже назначил Робер, 'щедро' поделившись своими йоменами-телохранителями. Охранники и соглядатаи, два в одном...
  Обычно, они молчали, но если открывали рты... Господи Иисусе! Эти чудища в человеческом облике не могут говорить ни о ком, кроме своего обожаемого короля. Откровенно говоря, я сперва даже позавидовал племяннику, который сумел вызвать в подданных такую любовь. Но, поразмыслив, я ужаснулся его судьбе. Как должно быть ужасно чувствовать себя человеком, когда все остальные видят в тебе чуть ли не бога! А окончательно я осознал, что чувствует несчастный Робер, когда мне пришлось побеседовать один на один с Ральфом Мурдахом.
  Мой бывший соратник и почти друг долго и старательно избегал встреч со мной. Ему неприятно было осознавать, что нынешнего благополучия и высокого положения он добился ценой предательства. Но я давно уже простил его: ни один отец не властен над сердцем дочери, и ни один отец никогда не сможет поднять меча на свою дочь. На сына - сколько угодно, но не на дочь...
  -...Мой принц, его величество настоятельно рекомендовал мне посоветоваться с вами относительно сроков формирования новых полков.
  Ральф Мурдах коротко поклонился и, не дожидаясь приглашения, сел напротив меня. Он не прятал взгляда, но я чувствовал, что ему неуютно со мной.
  - Послушай меня, Ральф. Поверь, я не испытываю к тебе неприязни...
  Дальше я сказать не успел, потому что Мурдах вскочил и перебил меня, заговорив с удивительной горячностью:
  - Я и не сомневался, мой принц, что когда вы познакомитесь со своим племянником поближе, вы тоже не сможете не попасть под его обаяние! Он - удивительный, необыкновенный человек, равного которому не сыскать во всем свете! Разве можно не подчиниться ему? Вы же знаете: я не глуп и достаточно высоко ценю себя, но моему зятю сладостно повиноваться! Вы тоже это почувствовали, не так ли, мой принц?!
  Его глаза сверкали, лицо покраснело, он был так возбуждён, что я не рискнул спорить с ним и лишь кивнул. Ободрённый моим согласием, он продолжал:
  - Где ещё найдётся такой король, за которого люди пойдут умирать даже без приказа? Да что 'без приказа': если только кому-то из воинов покажется, померещится, что своей смертью он сможет помочь своему вождю - он с радостью бросится в бой насмерть, один против ста! - Он с шумом втянул воздух, переводя дух, и продолжал - Вы ещё не видели МИСКРЗАВЕП, который уже есть в войсках? Нет? О, это удивительно! МИСКРЗАВЕП - это 'Мудрые изречения, сказанные королем Робером, записанные верными подданными'! Воины - вчерашние простолюдины, носят при себе сшитые меж собой небольшие листки пергамента, где записаны мудрые изречения короля. И хотя многие из них неграмотны, они всё равно знают, что там написано - выучили наизусть! Вот!
  С этими словами Великий Сенешаль извлёк из поясного кошеля пресловутый МИСКРЗАВЕП и протянул мне. Я прочитал:
  'Наше дело - правое, а у них - рога растут!'
  'Тяжело в учении - легко в бою!'
  'Хозяйство должно быть хозяйственным!'
  'Мы пришли в этот мир, чтобы преданья сделать истиной!'
  'Эль и пудинг - пища наша!'
  'Если враг не понимает головой - вобьем понимание в задницу! И повернём там три раза!'
  'Боец! Будь готов защитить твою родину - мать твою!'
  'Кто хочет сделать - ищет пути, кто не хочет - ищет причины!'
  'Кто в армии служит - тому и жонглёры скучны!'
  'Человек человеку - друг, товарищ и брат!'
  'Чти отца своего - командира, мать твою - духовника, и няньку свою - маркитантку!'
  'Друг - это третье моё плечо!'
  'Не так страшен дракон, как его нарисовали!'
  'Бой - не турнир, победителя не судят!'
  Прочитав, я мог лишь мысленно возблагодарить Господа за то, что он не сделал королём меня. Ведь даже умница Ральф - и тот видит в моем племяннике некое высшее существо, наделённое невероятными способностями и нечеловеческими силами. Значит, бедняге Роберу не с кем даже поделиться своими тревогами, своими трудностями и бедами. А ведь он трудится так, как никто другой! Какого же ему, если я уже близок к помешательству приняв на себя лишь малую часть его забот?..
  Вот об этом я и поведал Беренгарии, в тот краткий миг, когда нам удалось всё же остаться с ней наедине. Но, к моему несказанному удивлению, она обеспокоилась лишь моей участью, оставшись равнодушной к тяготам своего сына. Может быть, она тоже верит в его удивительные способности? Или, наоборот, слишком хорошо знает его силы и возможности? Но я же слышал, что они с сыном долгое время прожили в разлуке. Странно...
  
  Следующее утро окончательно определило мое место в свите короля Робера. Еще не закончив завтрак, племянник повернулся ко мне:
  - Слушай, дядя... Мне тут спели дифирамбы о твоем искусстве diplomata... - Он глотнул вина и продолжал, - Если вдуматься, как-то у нас связи с другими державами запущены. Да и внешняя разведка - не того... Скажи-ка мне: возьмёшься навести порядок с нашими иностранными делами? А?
  Я молчал, обдумывая услышанное, но он истолковал мое молчание по-своему:
  - Вот что. Дабы тебе было больше уважения за границами нашей державы - отныне произвожу тебя в герцоги Аквитании. Джон, - позвал он своего личного телохранителя, - вели, чтобы принесли этот меч Эдуарда-заповедника. И свистни там - пусть не забудут прихватить чего-нибудь типа герцогской короны. Вопросы?
  - Nikak net! - рявкнул громадный сэр Литль, и через несколько минут я был уже герцогом.
  Простите, матушка, но теперь вы и вовсе никто. Шли бы, вы, мама, в монастырь...
Оценка: 6.55*27  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"