Дорохов Михаил Ильич: другие произведения.

S-T-I-K-S. Быстрее судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.76*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    От судьбы не убежать, а тем более, её сложно обогнать. Однако, рейдер Монах готов бросить вызов Улью во имя таинственной призрачной цели. Сможет ли он после этого выбраться с границы с Пеклом и выжить в смертельной гонке, принеся весть о надвигающейся войне стабов? Выстоять в схватке с мутантами и враждебными кланами? Какие секреты хранит новичок, оказавшийся его напарником поневоле? И почему в Улье Монаха считают "проклятым"? Обо всем этом - в романе "Быстрее судьбы". Конкурсный роман по вселенной Артема Каменистого S-T-I-K-S.(Выкладывается здесь в размере до 120 тыс.зн. с пробелами согласно правилам конкурса). ПРОДОЛЖЕНИЕ (полная версия) на сайте Лит-Эра по ссылке https://lit-era.com/book/s-t-i-k-s-bystree-sudby-b29720

  Глава 1.
  Колеса с крупным протектором натужно месили грязь дороги. Крепкий, камуфляжной раскраски, IVECO с выключенными фарами шел довольно тихо - двигатель был отрегулирован должным образом. В Улье не принято ездить даже с ближним светом. Это могло помочь только в одном случае - если водитель захотел быстро и мучительно покончить жизнь самоубийством, собрав на свет всю зараженную живность в радиусе как минимум километра, будто мотыльков на яркий фонарь.
  Впереди показался сигнал "маяка" - одинокий красный проблеск мигал во тьме, являясь ориентиром для путников. Спустя три минуты легкобронированный джип подкатил к воротам из армированной стали и остановился. Зажегся ближний свет, осветив на дверях намалеванную черной, кое-где соскобленной краской, надпись - "Опорник". Незамысловатое название для одного из самых крайних западных стабов на юге. В лобовое стекло автомобиля, усиленного по бокам шипастыми сетками, которые были приварены к торчащим по бокам дугам, ударил узкий луч прожектора с довольно высокой бетонной стены. Басовитый голос зычно и коротко произнес:
  - Выходите!
  Прошла пара секунд. Видно, в машине не очень обрадовались перспективе вылезать на ночной холод и быть под прицелом у возможной охраны. А вон и она - дула автоматов направлены прямо на джип сверху вниз. Дверцы внедорожника распахнулись одновременно, как по команде, и из него вышло трое людей. Четвертый - стрелок за турелью с крупнокалиберным пулеметом на крыше - просто поднял руки, убрав их с орудия.
  На короткое время вспыхнула панель из четырех маленьких фар, похожих на те, которые устанавливают на крыши джипам. Света от них хватило, чтобы вырвать из темноты незванных гостей. Один из них, долговязый, со странными очками на голове, отдаленно напоминающими гоглы, заерзал на месте, чем спровоцировал движение ствола здоровенного пулемета на стене в свою сторону.
  - Нервный?
  - А ты ствол то убери, а то как-то не по-людски так стоять. Мало ли, вдруг у тебя был тик какой-нибудь в прошлой жизни - палец дрогнет, а потом разбирайся, кто прав, а кто виноват.
  Со стены заметили:
  - Прав буду я.
  - Ты так уверен?
  - Это Опорник. Тут действуют наши законы. Свои порядки ты оставил дома, раз сюда заявился.
  Второй прибывший, ростом повыше остальных, сбитого телосложения, в кожаной куртке, наброшенной на разгрузку, которая топорщилась округлыми шлефками и магазинными карманами на груди, произнес:
  - Мы к Джо. Он знает, зачем мы тут. Законы Опорника мне знакомы. Ты не убьешь безоружного у ворот. Открывай.
  Короткая заминка, и со стены уже послышался другой голос - более тихий и сиплый, но силы в нем чувствовалось куда больше, чем в голосах остальной охраны:
  - Алмаз? Какими судьбами?
  Только что говоривший тип из машины, видимо, предводитель всей компании, перевел взгляд сощуренных от бьющего в них света глаз на звук голоса:
  - Я. У меня дело к бармену, если он, конечно, не оставил протирать свои стаканы и не загнулся за последние два дня с тех пор, как мы с ним говорили по радиосвязи.
  - Не загнулся. Жив здоров. Видно, безмерно обрадовался тебе и надраивает стекло сильнее, предвкушая праздник и безудержное веселье.
  - Я почти завязал. Разве что живчик и, иногда, обычного пойла немного для бодрости.
  - О как! А я помню тебя как двуногое предприятие по утилизации спиртного после каждой ходки.
  - Мы тут долго будем языками чесать? Открывай.
  - Открываю, открываю. Совсем ты испортился. Угрюмый стал. Оружием не светите. Впрочем, ты и сам все знаешь. Филин! Открывай. Я знаю этого. Он тут полгода сидел, прежде чем дальше в центр податься.
  Монолитные створки с еле слышным скрипом медленно начали раздвигаться по направлению к джипу, разводимые двумя бойцами в легких бронежилетах и с винтовками за спиной. Оба "швейцара" пыхтели от натуги, толкая тяжеленные металлические прямоугольники, которые нехотя поворачивались на петлях, будто не особо желали впускать ночных посетителей. Вся четверка загрузилась обратно. Рослый наемник, по уже озвученной кличке Алмаз, забрался на удобное, обитое вельветовой тканью, сидение и небрежно бросил через плечо пулеметчику:
  - Можешь расслабиться. И их не нервируй.
  Тот не стал заставлять повторять приказ дважды и юркнул на сидение внутри внедорожника с явной охотой. Оно и понятно - никому не хочется торчать в люке под прицелами десятка вооруженных людей. А может и того больше - охранялся Опорник добротно.
  Алмаз, тем временем, открыл боковое окно и достал из-за пазухи смятую пачку красного "Мальборо". Чиркнула зажигалка, огонек тускло осветил морщинистое, словно вытесанное из камня лицо командира джипа. Про таких в шутку говорят - можно поросят об фейс забивать. Видимо, здоровяк долго ждал возможности закурить в безопасном месте, так как откинулся на подголовник с блаженной гримасой и стал наблюдать за уже знакомым ему видом на улице.
  Опорник не зря получил свое название. Другого такого стаба в Улье и не найдешь. Кластеры, из которых состоит этот погрязший в крови мир, постоянно перезагружаются и кидают сюда новые и новые участки местности и все, что на ней имеется, как бы "копируя" её из других миров. При этом, зачастую, миров настолько похожих, что и различий между ними не найдешь. В каком-то, может, покосился уличный фонарь на одной из улиц копируемого поселка городского типа. А в другом, этот самый фонарь ровный, стоит себе новехонький. Стабильные кластеры практически не перезагружаются. Повезло и этому.
  Джип катил по длинному проезду вдоль набросанных мешков с песком, которые изолировали дорогу от большой площади. Каждый, кто попадал в Опорник, должен был проехать от единственных ворот метров триста по прямой поперек большого плаца. Естественно, под прицелами крупнокалиберных пулеметов и оружия помельче. Что там еще имелось в запасе у защитников - хранилось в тайне от шибко любопытных умов.
  Мешки, как и другие укрепления, сюда уже принесло с появлением кластера. Казармы были оборудованы в армейских ангарах полукруглого типа - будто огромный цилиндр продольно разрезали пополам и поставили на землю. Повсюду сетки, затрудняющие перемещение возможной пехоты, набросанные остовы машин у домов, где обитали жители стаба. Даже выбежать из здания можно было, будучи под прикрытием. Небольшое поселение на четыреста где-то с лишним человек, окруженное бетонной толстой стеной высотой в три с половиной метра. Судя по всему, когда-то это была военная база.
  Со стратегической точки зрения современной войны - не совсем удобное и практичное место, ведь авиация раскатала бы такие укрепления довольно быстро. Вот только для Улья это было идеальное место, ибо авиация тут была большой редкостью и так далеко на запад практически никогда не забиралась.
  Именно из-за своей укрепленности и географического расположения стаб и получил свое название - находился он на границе относительно безопасных земель и уже диких кластеров, за которыми начиналось Пекло. Или Инферно - кто как из жителей Улья его называл. В общем, места, где зараженных тварей было столько, и шанс встретить элиту среди них был так высок, что даже танковая колонна тут не помогла бы. Стаб был настоящей опорой для матерых трейсеров и рисковых организованных групп, которые промышляли самым непростым и прибыльным ремеслом - охотой на крупную дичь.
  *Примечание: Трейсеры - рейдеры, которые охотятся за "потрохами" мутировавших зараженных. В споровых мешках на их затылке находятся ценные для иммунных спораны, горох и жемчуг. Первые используются для приготовления "живчика", как его шутливо называют иммунные. Этот напиток жизненно необходим для них. При долгом перерыве в приеме начинается "споровое голодание", которое может привести к смерти. Рейдер - человек, чья деятельность по добыче заставляет его часто быть за пределами стаба.
  Однообразный пейзаж из казарм, редкие люди, в основном топающие в том же направлении, что и ехал Ивеко. Внедорожник остановился около дверей неприметного дома, где раньше, скорее всего, находился штаб. Это было единственное двухэтажное здание здесь, и только его окна горели довольно ярко. На крыльце стояла парочка небритых угрюмых бродяг, куривших забористый табак и пускавших клубы дыма, поднимавшегося над навесом крыльца. Оба пристально посмотрели на машину и отвели взгляды, когда из нее выбрался Алмаз.
  Командир обернулся и, коротко отдав команды водителю и пулеметчику, отправился в сопровождении долговязого напарника к двери, над которой незамысловато было написано все той же пресловутой черной краской - "Бар". Никакой фантазии. Да здесь, похоже, она была и неважна - единственное место, где можно было отдохнуть на сотню километров вокруг.
  Толкнув дверь, парочка оказалась в пропахшем табачным дымом помещении, тускло освещенном, но уютном, вопреки ожиданиям. Обивка стен с закосом под красное дерево, дубовые крепкие столики, чистый, надраенный до блеска паркет, большая стойка бармена, непонятно откуда тут взявшаяся. Приперли, что ли, специально для этих целей. Тихо играла музыка - рок-н-ролл, или блюз, Алмаз не стал вслушиваться, хотя это место ему было как родное. Именно сюда его, попавшего с очередной перезагрузкой из своего мира, привезли рейдеры, которые поехали на обновленный кластер в поисках добычи.
  За стойкой стоял невысокий мужик средних лет, со взъерошенным ежиком русых волос и неприятным, вытянутым, угловатым лицом, оканчивающимся крючковатым носом. Это был Джо - здешний бармен и хозяин Опорника. Поговаривали, что он обосновался тут с самого появления этого стаба и был бывшим военным, служившим на данной базе. Сам он об этом не распространялся, и никому не понятно было как из, вероятно, очень противного солдафона - вышел отличный счетовод и бармен? Но, судя по всему, это дело было ему явно по душе. Иногда, если не было насущных дел по управлению стабом, он позволял себе так расслабиться за стойкой. В Опорнике все работало как часы, и поэтому хозяин не беспокоился, что в его феоде что-нибудь пойдет не так, если он часок понатирает бокалы, углубившись в свои мысли.
  * Примечание: Аналогия с термином из истории Средних веков. Феод - земельное владение даруемое сеньором - вассалу. Собственность феодала. Здесь метафоричным сеньором выступает сам Улей, а Джо - его вассалом.
  Алмаз направился прямиком к нему, сопровождаемый неразлучным нервным напарником, который был недоволен тем, что в "предбаннике" бара их обыскали и забрали его сумку. Командир гостей плюхнулся на высокий табурет у стойки и прокатил по столу несколько горошин:
  - Знаю, что у тебя всегда есть хороший скотч. Пару пальцев плесни мне и моему товарищу.
  Джо вообще не поменялся в лице, лишь коротко обернулся на мгновение назад и подхватил бутылку с полки. Два небольших стакана с плоским дном со стуком приземлились на круглые белоснежные салфетки. Прямо как в лучших барах. Содержимое бутылки потекло желтоватым янтарем в чистое, блестящее стекло.
  Бармен меланхоличным голосом поинтересовался:
  - Какими судьбами в наших краях? Я тебя очень давно не видел.
  Алмаз отпил содержимое и слегка осклабился:
  - Ищу одного человечка.
  - И кого же?
  - Монахом кличут.
  - И зачем же тебе житель монастыря?
  - А он и вправду такой?
  - Не, ну не пьет, не курит, не шалит особо, не замечал его с девочками. В общем, нервы у него явно стальные, раз не расслабляется от стрессов, как остальные рейдеры.
  Долговязый спутник Алмаза хмыкнул и процедил сквозь зубы:
  - Псих какой-нибудь, небось. Тут у любого голова поедет от того, что каждый день творится.
  Джо абсолютно спокойно, не моргнув, согласился:
  - Может и псих. Тогда опять-таки, зачем вам умалишенный?
  Алмаз нахмурился и подался вперед с явным намерением сказать бармену что-то на ухо. Тот ухмыльнулся и решил поюморить:
  - Секретничать будешь? Ты, Алмаз, вроде бы раньше таким не был, до тех пор, пока в наемники к Шаху не подался. А то прямо как мои девочки теперь на кухне, как туда не зайду - голова кругом от их трескотни.
  Наемник тяжело вздохнул. Скулы напряглись, выдавая раздражение их хозяина. Джо смилостивился над старым знакомым и, опершись рукой на стойку, приблизился к нему.
  Алмаз заговорил:
  - Хочу, чтобы он проводником был... в городок.
  Бармен тут же отпрянул и пристально посмотрел в глаза здоровяку:
  - Вряд ли он согласится. И вообще кто-либо. Место гиблое. Даю сто к одному, что и ты не вернешься.
  - Я не один буду. И мне нужно разрешение на проезд.
  Джо впервые за вечер удивился и смерил взглядом обоих рейдеров:
  - Неужто, Шах сам решил вылезти на прогулку по приятным и отдаленным местам?
  - Именно.
  - Ну что же. Я, конечно, вас пропущу. Но учти, вы там все и сгинете. Даже если поедете при технике и крупном калибре. Туда же после перезагрузки элита монстров стекается сразу. Малейшее промедление и привет.
  - Поэтому нам и нужен Монах. Это значительно ускорит нас. Я слышал, что он единственный, кто выбрался из городка.
  - Да, есть такое. После перезагрузки и пришел. Ободранный весь. Вообще на человека был не похож. Его мои ребята сначала за мертвяка приняли - чуть не угробили в конце пути. Но я же говорю, он человек тихий, замкнутый, хотя оно и понятно - с ним тоже мало кто общается.
  Долговязый снова вмешался в разговор, заерзав на стуле:
  - Так что, он действительно проклят? А? Алмаз, примета плохая. Не нужен нам прокаженный в команде.
  Глава наемников резко остудил пыл напарника:
  - Грабля, либо ты затыкаешься, либо я тебя оставляю в поле по пути через пятьдесят километров от стаба. Не знаю, зачем Шах тебя послал со мной, но Монах нам нужен. И это тоже - приказ Шаха. Усек? Джо, это правда, что у него нет дара?
  Бармен пожал безразлично плечами, снова принявшись за чистку бокала, предварительно подышав в него:
  - Не знаю. По крайней мере, нет ни одного, кто бы это видел. Есть у него дар Улья, или нет - мне, в принципе, по барабану. Главное, что тащит ништяки отменные и всегда сухим из воды выходит. Ментатов тут, знаешь ли, в ближайших краях мало - его карту не составляли.
  Грабля изумился:
  - Что, за полтора года в Улье - никаких признаков дара?
  - Никаких.
  - Ну, что я говорил? Не нужен он нам! Без него обойдемся. Думаю, Шах...
  - Решено, - Алмаз слегка ударил ладонью по столу. - Где он?
  Длинный чуть не подпрыгнул на табурете от возмущения:
  - Ты чего? Совсем уже сбрендил? Что ребята скажут? Да с ним даже в одну машину никто не сядет.
  - Никто и не узнает, если ты будешь держать язык за зубами. Монах единственный, кто ходил в сторону городка дважды...
  - Но так и не дошел, - бармен глухим голосом подбавил углей под чересчур нервничающего напарника Алмаза. Затем продолжил:
  - Он так и не дошел. Слишком большое скопление тварей. По времени сложно туда добраться от нас. А ждать перезагрузку на соседних кластерах опасно - там бродит столько тварей, с которыми в одиночку не справишься. Столько твой дружок, похоже, не видел.
  Грабля проигнорировал подкол Джо. Его явно больше занимал вопрос с проводником. Он было хотел что-то гневно добавить, но громила повторил свой вопрос:
  - Где он, Джо?
  Хозяин стаба усмехнулся и произнес:
  - Самый крайний угловой столик справа. Вон там... в темноте сидит. Попивает чай свой успокаивающий. До чая он большой охотник. Держу всегда для него несколько сортов.
  Алмаз прервал неожиданно разговорившегося бармена и с прищуром уставился в глаза Джо:
  - Слушай, ты знаешь его больше любого другого. Что может заставить его пойти с нами?
  - Ты думаешь, я просто так это возьму и сразу солью?
  - Думаю, нет. Разве что за дополнительную плату.
  Из внутреннего кармана лидера наемников на стол перекочевал сверток, внутри которого находились горошины. Одна из самых ходовых валют Улья, добываемая из споровых мешков уже неплохо развитых зараженных. Джо взял сверток, быстро покачал его на руке, и спрятал куда-то за стойку:
  - Что-то вес не почувствовал.
  - Ты серьезно?
  - Вполне. Считай, ты меня просишь дать информацию о том, как уговорить одного из моих лучших рейдеров угробить себя. А он ценный кадр. Надежный.
  Алмаз нахмурился и достал сверток побольше, развязал его, но бармен, молча и настойчиво - забрал весь мешочек. Он отправился туда же, где был предыдущий. Джо подмигнул наемнику и цокнул языком:
  - Вуаля!
  - Ты, часом, в цирке не работал в прошлой жизни?
  - Не доводилось. Но трюки с исчезновением денег это вот прямо мое.
  - Не сомневаюсь... Давай к делу.
  - Предложи ему остановиться в городке около универмага. Он там один - не ошибетесь.
  - Ты смеешься?
  - Нет. Абсолютно серьезен. Пять минут.
  - Он что, все это время туда ради жратвы или шмоток стремился прямо в пасть к элите?
  - Нет. Он не такой дурак. У него свои причины.
  - Какие же? - Алмаз явно начинал выходить из себя.
  - А это неважно. Просто предложи. Ты просил дать тебе козырь в руки - я его дал. Не испытывай мое терпение, - голос Джо зазвенел сталью, намекая на то, что разговор окончен и оба посетителя могут либо дальше отдыхать в заведении, либо проваливать ко всем чертям.
  ***
  Алмаз пристально рассматривал Монаха, сидящего напротив. Рейдер никак не реагировал на повышенный интерес к нему, как и на то, что два незнакомца прошли через весь зал и приземлились за его столиком, находящимся в самом углу бара. Проводник неторопливо тянул ароматный чай с бергамотом, или, как любил говорить Джо - "с бегемотом". На вид ему было лет тридцать пять - сорок. Какой-то больно неопределенный вид. Среднего роста плечистый мужик, темные волосы, не тронутые вообще сединой.
  А вот уголки глаз и лоб сильно испещрены морщинами. На этом, на первый взгляд, мрачноватом и спокойном лице, горели глубоко посаженные зеленые глаза. Огонек внутри них заставлял если не отводить взгляд, то чувствовать внутри какое-то неудобство. Наверное, многие с этим сталкивались в жизни - у человека настолько прямой и неотрывный взгляд, что кажется, будто он смотрит сквозь тебя.
  Некоторые психологи, специализирующиеся на изучении манипулировании людьми, утверждают, что обладатели выработанного сильного взгляда могут концентрировать свое внимание на "третьем глазу" - точке, находящейся в центре переносицы собеседника. Тем самым заставляя его соглашаться с собой или подчиняться своей воле. Так или иначе, Грабля под этим пристальным "сканером" стушевался довольно быстро, а вот Алмаз пресс зеленых зрачков выдержал, и даже заговорил первым:
  - Меня зовут Алмаз, это мой напарник - Грабля.
  - Монах, - негромкий баритон выдал спокойного и уверенного в себе человека.
  - Наслышаны.
  - Надеюсь, только хорошее, хотя это вряд ли.
  - Я не собираю сплетен. Мне нужны хорошие работники...
  Монах отрицательно покачал головой:
  - Я одиночка. И точка.
  Зеленоглазый сам улыбнулся своему каламбуру и еще раз отпил чай мелкими глотками, немного зажмурив глаза. Ни дать, ни взять - кот. На мгновение лицо его от этого посветлело и даже перестало создавать впечатление лика суровой статуи. Но ненадолго. Алмаз поиграл желваками на скулах и, раздраженно выдохнув, произнес:
  - У нас есть хорошее предложение, и за него соответствующая оплата...
  - Я повторяю. Я работаю только один.
  Грабля недовольно побарабанил пальцами по столу и подался вперед:
  - Мы едем в городок.
  Монах удивленно поднял бровь и с интересом посмотрел на парочку:
  - Вдвоем что ли?
  - Ну, ты же как-то один ходил, - Грабля все не унимался. Похоже, ему хотелось решить вопросы как можно скорее.
  Алмаз добавил к словам товарища:
  - Нет, не вдвоем. Будет целая колонна. Пятьдесят человек ровно. Три "бэхи" и грузовики с джипами. Получишь столько, что хватит податься ближе к центру и жить в крупном стабе год, ни в чем себе не отказывая.
  - Мне и тут хорошо. Зачем вам туда? Маруся!
  К столику, через весь бар, направилась, виляя бедрами, одна из официанток. Длинные, темные и густые волосы до середины спины были распущены. Вопиющее нарушение в любом уважающем себя ресторане, но только не в Улье. Здесь статистика иммунных, которые смогли спастись при попадании в новый мир и добраться до условно безопасных мест, такова, что на десяток мужчин приходилась одна женщина в лучшем случае. Соответственно, не стоит особого труда догадаться, какая доля выпадала на женскую судьбу. Шутки про то, что если ты косая и полная, то ты просто не в первой десятке - сразу теряли здесь свой смысл. Любая женщина тут уже становилась раскрасавицей, какой бы внешностью не обладала. А если нет, есть забористый алкоголь, с ним и радугу в мертвом кластере увидеть можно.
  Маруся была явно не обделена природой насчет форм - весь бар уставился вслед аппетитным округлостям, резко задвигавшимся под короткой черной юбкой. Опорник был очень дорогим, но и очень прибыльным стабом для каждого, кто решил работать в его окрестностях. И Джо специально содержал десяток официанток для рейдеров, которые получали колоссальный стресс намного чаще, чем те, которые жили ближе к центру. Каждая из женщин тут получала не в пример больше чем любая работница той же профессии в центральных стабильных кластерах. Плюс плата от рейдеров, требующих женской ласки. Тем более, что в Улье каждый из иммунных полностью оправдывал свое название - самые страшные болезни исчезали почти мгновенно при попадании в этот мир, а регенерации могли позавидовать даже ящерицы. Главное, пей живчик, и будет тебе счастье. Так что подцепить "любовную заразу" было невозможно.
  За полгода девушки накапливали приличный капитал, которого хватало переехать в один из крупных стабов подальше от Пекла и устроить свою жизнь. Получить гражданство, возможно найти богатого толстосума, который будет обеспечивать её всем необходимым дальше, или даже самой зарабатывать на жизнь, получив жилье и работу. Не смотря, на ничем не примечательное лицо с даже немного большим носом, в Опорнике Маруся была королевой красоты. Подойдя к столику, за которым сидела троица и проигнорировав сальный взгляд Грабли, официантка поинтересовалась:
  - Снова чай?
  Монах улыбнулся девушке, опуская глаза на опустевшую кружку и покручивая её в руках:
  - Да. И водки пару бутылок.
  Грабля замолвил свои пять копеек:
  - Нам тоже пузырик бы, милочка. Два прибора и закуски нормальной. И давай поживее. А то я заскучаю.
  Маруся удалилась, а Алмаз, усмехнувшись, проговорил:
  - Водкой балуешься? А говорили, ты совсем не пьешь.
  - Это для живчика. И я в прошлой жизни до Улья только её пил. Редко, и в целях профилактики простуды. Помогала. Так в чем дело, расскажите. Зачем Вам в городок?
  Алмаз подался вперед, сложив руки как школьник на парте и навалившись на них мощным грудаком. Квадратная челюсть наемника мелко задвигалась, позволяя ему выплевывать отрывисто и тихо суть задания:
  - Я знаю, что ты единственный, кто полтора года назад выбрался из городка. Нам нужно попасть туда после перезагрузки на военные склады. Ты же должен знать - где это. Как-никак, твой родной город. Карты у нас нет, её вообще ни у кого нет. Я говорил с Джо раньше. По обрывкам информации от него, которую, подозреваю, он выудил у тебя же - сомневаюсь, что мы быстро найдем нужное место. Время - жизнь. До тех пор, пока с границы с Пеклом не заявится элита зараженных, нужно успеть обчистить склады и убраться оттуда подобру-поздорову.
  Монах улыбнулся. Он понимал, что Джо не станет держать язык за зубами, если предложить кругленькую сумму. Единственное, что могло остановить хозяина Опорника, так это только то, что могло бросить тень на репутацию стаба. Но выдавая информацию о складах, он ни капли ничего не терял. Кто станет прислушиваться к возмущениям какого-то одинокого рейдера, каким был Монах. Да еще и по поводу инфы, которую он сам же и слил. Полтора года назад, попав в мир Улья на очень крупном новом кластере, который охватил почти весь его городок с приличной военной частью, он еле вырвался из того ада, что творится после перезагрузки.
  Зараженные мутанты всегда тяготеют к большим и хорошо урбанизированным районам. Это неудивительно, ведь когда перезагружается целый город, с ним копируются и все жители. А это - биомасса для питания и развития мертвяков. Тем более, опасные территории перед Пеклом уже недалеко, а там концентрация руберов и элитников уже весьма прилична. Именно поэтому городок с незамысловатом названием Аминск - не являлся местом, куда отправлялись экспедиции с Опорника и более удаленных крупных стабов. Слишком высокий риск нарваться на матерого элитника, который одним махом может вскрыть броню бронетранспортера или погнуть ствол пушки танка, не особо при этом напрягаясь.
  Монах благодарно кивнул вернувшейся Марусе и взял заварник, в котором плескался благоухающий напиток. Две бутылки беленькой перекочевали в рюкзак трейсера. Зеленоглазый заговорил:
  - И зачем же Вам понадобилось на склады? Неужто жадность настолько замучила Шаха, что он готов угробить полсотни бойцов ради патронов? Почему бы просто не воспользоваться услугами какого-нибудь ксера?
  *Иммунные, которым достался особый дар Улья - копирование предметов. Обычно, на развитых ксерах держится экономика, ведь они создают самое ценное, что нужно выживающим - боеприпасы.
  - Там не только патроны. Да и Шаху нужен очень большой объем и сразу. Это тебя не касается.
  - В общем, я могу повторить тоже самое, что сказал до этого, только немного в другой форме. Катитесь к черту со своими патронами и Шахом. Думаю, вам подойдет другой столик.
  Алмаз тяжело вздохнул и проговорил:
  - Мы поедем через универмаг.
  Монах напрягся и быстро метнул взгляд в сторону Джо. Тот словно почувствовал пристальный взор, быстро вскинув глаза на столик, за которым сидела троица, и принялся с удвоенной силой натирать бокал. Зеленоглазый рейдер сжал зубы так, что был слышен неприятный скрип эмали. Он повернулся к Алмазу и тихо заговорил:
  - Мне не нужна помощь. Тем более от тех, кому я не доверяю. А я в принципе человек недоверчивый ко всем. И тут выходит парадокс - как же нам договориться?
  - А о чем тут говорить? Я не знаю, зачем тебе туда, но знаю, что ты уже был дважды в окрестностях Аминска и так и не смог зайти далеко. А это значит, что до универмага ты не дошел. С нами - у тебя есть шанс. А для нас, ты - возможность сократить ненужные потери и время. С тобой или без тебя, мы поедем туда.
  - Пятнадцать минут.
  - Пять. Время - жизнь. За десять лишних минут туда может набежать столько элиты, что мы не справимся, даже если бы артиллерию прикатили.
  - Двенадцать.
  - Пять.
  - Иди к черту и найди себе другого проводника.
  - Десять.
  - Идет.
  - По рукам!
  Лапа Алмаза сгребла мозолистую руку Монаха. Наемник откинулся на стуле с видом победителя и поправил черную куртку:
  - Монах, я рад, что мы смогли договориться. Поверь, награда будет стоящая. Шах не забывает тех, кто ему помог.
  Собеседник, казалось, был немного обескуражен произошедшим. Он неотрывно смотрел в одну точку на столе, пока не задал вопрос глуховатым голосом:
  - Максимальный калибр?
  - Помимо "Кордов" и гранатометов есть двадцать три миллиметра. Немного тридцаток.
  - Неплохо. Но, если завязнем там - мало.
  - Все рассчитано до мелочей.
  - Кто эти пятьдесят человек?
  - Личная охрана и, можно сказать, гвардия Шаха.
  - Он что, сам тоже собирается на вылазку?
  - Именно.
  - Чудно. Что ж. Перезагрузка Аминска через трое суток.
  - Я знаю. Колонна будет здесь через 60 часов. Я дам приказ о готовности, и они начнут собираться сегодня же.
  Монах совсем стал угрюм:
  - Хорошо. Только учти. Десять минут. Не меньше.
  - У меня пока что все хорошо со слухом.
  - Надеюсь, и с памятью тоже нормально...
  
  Глава 2.
  Колонна пока что шла по разбитой грунтовке, покореженной временем. Стабильный кластер как раз выхватил асфальтовое шоссе и небольшую часть прилегающих территорий. Здесь шли расслаблено - мертвяки не любят заброшенные стабы так как еды здесь для них нет.
  Первым двигался БТР-90 в базовой комплектации. Хотя тридцатимиллиметровая пушка вызывала вопросы у Монаха. Вряд ли для нее имелось достаточно боеприпасов. Тем не менее, обычные пулеметы и "Корды" на пикапах, идущих по краям колонны - были весомым аргументом. И ленты на них были полные.
  Следом за "коробочкой" шел "Урал", накрытый тентом и битком набитый бойцами. Двойные ряды арок из швеллеров были обшиты крупной сеткой и брезентом в два слоя. Сложно, конечно, заменять ткань, если изорвется, но стоит того. Того же рубера это задержит на лишнюю секунду, что может дать фору бойцам, которые откроют шквальный огонь по врагу.
  *Примечание: "Коробочка" - в обиходе - бронетранспортер.
  В задней части кузова был пулеметный станок с установленным на нем крупнокалиберным пулеметом. Дуло смотрит на позади идущую машину, а точнее, на её крышу. Страхует от непредвиденных обстоятельств в виде внезапного появления особо прытких мертвяков.
  За первым грузовиком шел еще один, защищенный аналогично. Разве что имел мощную лебедку спереди, стойки которой заходили за кабинудля того, чтобы в случае вытягивания большого веса - её не сорвало с креплений. Наваренные сетки с шипами вокруг кабин обоих тягачей кое-как спасали водителей. Хотя Монах предпочитал вообще не попадать в передряги. Основным своим оружием он считал голову - думай, и избежишь максимума неприятностей.
  Следом ехал еще один бронетранспортер, как под копирку похожий на первый. Однако, на него были нашиты дополнительные листы брони. Плюс его оплетал каркас из двойной сетки, мелкой внутри и крупной снаружи, а так же коробки защиты. Они служили одновременно дополнительной защитой от монстров, и для преждевременного срабатывания гранат из гранатомета. Конечно, не ахти заграждение, но снизить степень воздействия кумулятивной струи помогает.
  В этой "бэхе" находился Шах - один из местных царьков, держащий под собою крупный стаб "Мирный". Название было подобрано явно с юмором, потому как поселение славилось своими жестокими законами, а так же скоплением головорезов и наемников на его территории. Шаха боялись, не любили, но уважали на западной части юга.
  За БТРом шел еще один грузовик с бойцами, а следом, старенькая, но явно доведенная "до ума" "Шишига".
  *Примечание: "Шишига" - народное название ГАЗ-66. Это грузовой автомобиль с колёсной формулой 4×4, грузоподъёмностью 2 тонны, и кабиной над двигателем.
  Её кузов был выполнен в необычном стиле, тент явно складывался вместе с прямоугольными арками, ходившими по мощнейшим рельсам, приваренным к поддону. Такая жесткая конструкция, что даже матерому монстру пришлось бы постараться, прежде чем вырвать хотя бы одну из стоек.
  Каждая из арок имела наваренные длинные острейшие шипы. И вообще, старенький тупоносый "газик" имел вид настоящего монстра из фильмов про постапокалипсис. Этому способствовали и увеличенные колеса повышенной проходимости с крупным протектором. В мире Монаха, откуда он попал в Улей, такие уже остались только у дорожных рабочих или осушающих компаний. Кое-где, по-прежнему, возили на нем солдат в кузовах, напоминающих подобие внутренней коробки небольшого автобуса. Но тут, в Улье, такой грузовичок встретить можно было очень нечасто.
  Следом двигались тентованные грузовики, на этот раз пустые - для добычи. И замыкал всю колонну еще один бронетранспортер, грозно ощетинившись пусковой установкой "Конкурса".
  *Примечание: "Конкурс" - вид модуля из четырех противотанковых управляемых ракет.
  Для поездки по крупному кластеру с целью очень хорошего навара - сойдет, а вот для того, чтобы сунуться в город, полный зараженных - маловато этого будет. Монах это понимал хорошо, сидя во втором грузовике рядом с Алмазом и обнимая свою верную Сайгу, снаряженную "Сверлами", как он называл сам эти патроны. Пули у них открываются как лепестки вокруг сердечника, который имеет очень неплохой вес. Затем они делают длинный ход внутри жертвы, оставляя за собой тоннель из фарша, и застревают внутри, что для тварей плохо - регенерация замедляется. Да и останавливающее действие превосходное.
  Людей на ходках Монах всегда избегал - их он боялся больше, чем мертвяков. На крупных зараженных рейдер предпочитал устанавливать ловушки, после чего быстро вскрывал споровые мешки и приносил добычу в стаб. Больше всего, Джо удивился, когда увидел россыпь рискованного черного жемчуга. Тогда Монах умудрился подорвать на минах большую группу крупных руберов, заманив их в узкий проход у ворот станции переработки отходов на одном из кластеров в двадцати километрах от Опорника. Посему, обычно в огневой контакт рейдер вступал только с бегунами и топтунами, а для них пара попаданий пулями из таких патронов были смертельными.
  Приткнувшись к углу кузова, где было широкое основание арки крыши, за которой можно было спрятаться, зеленоглазый беседовал с наемником:
  - Сейчас, как и говорил, начнется уже новый кластер. Дорога будет лучше, но он перезагружается раньше Аминска. Там уже могут быть мертвяки.
  Алмаз кивнул:
  - Я помню. Городок всегда перезагружается ровно раз в полгода?
  - По крайней мере, за то время, которое я провел здесь - да.
  - Наблюдал за ним?
  - Это имеет какое-то значение? Мы вроде едем дела делать. Вы - свои. Я - свои. Друг другу помогаем. Что там я хочу найти - вас не должно волновать, - Монах начал заметно раздражаться.
  Алмаз поднял руку в знак того, что он не хочет проблем и ссоры:
  - Это просто вопрос.
  Зеленоглазый трейсер нахмурился и посмотрел в глаза наемнику:
  - Теперь, когда мы в пути, у меня к тебе деловое предложение.
  - Неожиданно. Мне казалось, мы уже все обговорили еще в Опорнике.
  Монах покачал головой:
  - Давай так. Пока мы не доехали до въезда в Аминск, ты пообещаешь мне, что в этом грузовике найдется место для еще одного человека, а сам можешь забирать мое вознаграждение.
  - Какого еще человека? Ты что-то темнишь, Монах.
  - А тебе не все равно? В твоих интересах согласиться, иначе можете меня высадить прямо сейчас - помогать я вам не стану. Вы завязнете в городе, пока всю колонну не размолотят элитники, которые быстро сбегутся поживиться свежим мясом.
  - Ты сбрендил? - Алмаз был в бешенстве. - Да Шах тебя отдаст на медленное съедение бегунам или пустышам. Для таких, как ты, всегда есть местечко в его "яме смерти".
  - Вряд ли. Во-первых, мы уже на подходе к городу. Сколько горючки и времени сожгли на то, чтобы сделать сюда этот марш-бросок? Задай себе этот вопрос, Алмаз. Во-вторых, я так понимаю, вам эта масса боеприпасов нужна не просто так. Со мной договаривался ты, отвечать перед Шахом тебе. А со мной можете делать все, что хотите.
  Наемник на мгновение поразился, с какой пустотой в голосе произнес последнюю фразу Монах. Словно мужик и действительно не особо беспокоился насчет весьма неприятной перспективы мучительно закончить жизнь, будучи разрываемым туповатыми зубами обычных пустышей.
  Алмаз нахмурился и потер виски, обдумывая предложение:
  - Монах, а не кажется ли тебе, что в такой ситуации у тебя нет выбора? Ну, согласимся мы, а потом просто наплюем на договор.
  - На этот случай, я посвятил в него несколько неплохих ребят в Опорнике. И самого Джо.
  Алмаз ухмыльнулся:
  - Ты думаешь бросить тень на репутацию Шаха? Ты слишком мелковат для него...
  - Я сказал, что договаривался с тобой. Подумай внимательно. Здесь, на юге, иногда выжить поможет только репутация. А, может, Шах от тебя избавится сам - зачем ему слухи о том, что кто-то из его шестерок так подставляет босса? Я сейчас договариваюсь с тобой, а не с ним. Подумай дважды, трижды, и дай мне утвердительный ответ. В конце концов, ты ничего не потеряешь. Скажешь, что такие были условия изначально, а сам еще больше разбогатеешь.
  - Хорошо. По рукам бить не будем. Надеюсь, больше после этого и не увидимся, - Алмаз процедил последнюю фразу сквозь стиснутые зубы и уткнулся в планшет, где на экране точками на дороге двигалась по треку их автоколонна.
  Монах не стал размениваться на дальнейшие колкости и, немного приободрившись, развернулся спиной к громиле, наблюдая через прореху в тенте за тем, как меняется пейзаж за бортом грузовика. Он был довольно уныл. Обычная дорога, с двух сторон шли поля давным-давно убранного хлеба. Лишь редкие острые желтоватые остатки поросли виднелись на рыхлом и слипшемся черноземе.
  Вскоре, "Урал" перестал трястись и пошел ровнее. Иногда он лишь подпрыгивал на кочках, что заставляло всех чертыхаться в адрес неведомых дорожников, которые когда-то схалявили на прокладке шоссе. Одновременно с этим из кабины послышался голос водителя - крепкого низкорослого мужичка в тяжелом бронежилете и каске. Наверное, весьма заботился о своем здоровье, учитывая повышенный риск своего занятия.
  - Стаб закончился. Вроде как до городка тридцать километров.
  Монах вслух тихо поправил, крепче сжав в руках цевье гладкоствола:
  - Тридцать один.
  - Эй ты, Священник, или как там тебя звать? - его окликнул чернявый рослый оборванец, стоящий полубоком около станка с крупнокалиберным пулеметом. Из всей братии Шаха он единственный выглядел так, словно только вчера появился в Улье. В зубах уже окончательно изжеванная травинка, на голове съехавшая набекрень каска, белоснежные зубы и кривой горбатый нос - дополняли картину.
  Из дальнего угла грузовика послышался чей-то голос:
  - Монах он.
  Чернявый оборванец хмыкнул в сторону говорившего и продолжил:
  - Монашек, наверное, любил? Поэтому и погоняло такое? В Опорнике очень неплохие. Жаль, мы там даже не остановились. Я бы погулял. Есть там одна. Маруся что ли. Не баба - огонь! Как посмотрела! Ух!
  - Кончай заливать, мы на кластере вчерашнем, - все тот же угрюмый голос, принадлежавший явно не любившему праздные разговоры рейдеру, попытался осечь смуглого пулеметчика. Но тот не унимался:
  - Слышишь, Монах. Говорят, ты крутой проводник тут в этих краях. Один ходишь.
  Алмаз при этих словах явно напрягся и посмотрел на говорившего выразительным взглядом, показывая глазами, чтобы тот замолчал, но болтун и не думал прекращать, а взгляд босса, похоже, не замечал:
  - В чем секрет твой, а? Может, дар Улья какой интересный имеется? Рассказал бы ребятам, они знать хотят, что за человек нас в городе поведет то?
  Вот тут сидящие в грузовике увешанные с головы до ног оружием бойцы разом обернулись на Монаха. Было видно, что им интересно, что за субъект едет с ними в машине, и почему именно он будет направлять их сегодня в место, куда не то, чтобы нормальный человек, но даже псих бы не сунулся.
  Зеленоглазый рейдер улыбнулся, обнажив верхний ряд ровных зубов. Морщинки по углам глаз весело заиграли, придавая ему весьма добродушный вид.
  - Мой секрет в том, что никакого секрета нет. А если так интересно, то...
  Алмаз расширившимися от бешенства глазами посмотрел на чернявого и тут же заорал, прервав было совсем неудобную для него историю Монаха:
  - Мертвяки! Цыган! Пулемет!
  Раздался громогласный рев и глухой удар, сменившийся утробным урчанием - на крышу грузовика, едущего за "Уралом", в котором сидел Монах, словно в замедленной съемке спикировало на уже нисходящей траектории уродливое чудище. Такими способностями прыгать обладал только очень редкий развитый зараженный в Улье. Задние ноги у него были непомерно длинные и выгнутые неестественным способом назад, как у цыпленка. Но только вот в отличие от птичьих, они были очень мощные, покрытые буграми деформировавшихся и неровных мышц.
  Передние конечности были короче и оканчивались длинными пальцами, если их вообще можно было так назвать. Тридцатисантиметровые сардельки, завершаемые неровными изломанными когтями. Сама тварь в целом походила на жабу, покрытую крупными пластинами чешуи. Тем не менее, масса большого толстого тела никак не сказывалась на подвижности. Чудовищная бестия занимала в пищевой цепочке нишу где-то между развитым рубером и низшим элитником.
  У нее была на удивление маленькая голова с тупым рылом отсутствующего носа, представленным в виде двух постоянно шевелящихся больших черных ноздрей. Они выступали из-под уродливого прообраза костяного нароста - шлема на голове. Эта природная броня была испещрена неровными выпуклостями. Похоже, при развитии дальше, голова такого чудовища превратится в один сплошной шар, затянутый костяной броней, где уязвимым местом останутся только ноздри. И то - не факт.
  Маленькие черные глазки по бокам от носа, и уродливый, будто разорванный, широкий рот с несколькими рядами острых зубов как у акулы - все это накладывало последние штрихи во внешности исчадия кошмара.
  Передняя лапа чудовища ударила по кабине, смяв защитную решетку. Коготь достал до крепкого стекла, оставив на нем паутину трещин. Монах вжался в сидение и стиснул зубы, он понимал, что с его гладкостволом не стоило даже и пытаться нанести монстру хоть какие-нибудь повреждения. Оставалось лишь смотреть, как монстр собирается схарчить всех в летящем за ними грузовике.
  А вот чернявый пулеметчик с весьма характерной кличкой Цыган мгновенно вскочил, уже на ходу вытягивая со знакомым, мелким и дробным треском трос клинового затвора "Корда". Металлический лязг возвестил о том, что оружие готово к использованию и, широко расставив ноги, оборванец крепко прижался плечом к прикладу. Он чуть повернул ствол пулемета на станке и вдавил на секунду спусковой рычаг. Громогласная очередь из пяти патронов огласила все вокруг, заканчиваясь на характерном лязге ленты с боеприпасами калибра 12,7 миллиметров.
  *Примечание: "Корд"- российский крупнокалиберный пулемёт с ленточным питанием под патрон 12,7×108 мм. Аббревиатура КОРД от "ковровские оружейники дегтярёвцы"
  Пули ударили по щиткам на плече твари и смогли на некоторое время снизить скорость её атаки, давая возможность прицелиться лучше.
  Алмаз в этот момент уже орал в рацию:
  - Не останавливаемся, продолжаем движение!
  Это было правильное решение - надо было уходить на всех парах из зоны шума, который создал пулемет. Иначе сбегутся и другие чудовища. А вот этому экземпляру, похоже, было мало. Пули только кое-где достигли тела и явно замедлили его. Некоторые из них заставили треснуть чешуйчатые пластины. Именно туда и полетела вторая очередь уже хорошо прицелившегося стрелка. Еще одна порция бронебойных пуль легла точно в цель. Монстр злобно взревел, и попытался перескочить прямо на кабину. Ему это удалось, и Цыган чертыхнулся, проорав:
  - Умная тварь. Долбить прямо по машине не могу - задену водилу!
  Справа, в поле зрения, из-за края тента вдруг показался пикап с установленным на нем таким же крупнокалиберным пулеметом. Он отдалялся от грузовика, где были Алмаз и Монах. Его водитель быстро оттормаживал, равняясь с грузовиком, на котором сидело чудовище.
  Стрелять пулеметчик стал еще раньше, наведя пулемет почти перпендикулярно направлению следования. Длинная очередь пришла уже на третьем выстреле в тело зараженного. Стрелок с пикапа увел ствол левее, посылая еще несколько пуль в тело монстра, и прекратил стрельбу, чтобы не задеть кабину злополучного грузовика. Его водитель теперь явно должен будет проставиться головорезам, да по-крупному.
  Мутант не удержался на капоте, и чуть не свалился с него, когда его настигли пули смельчаков на внедорожнике. Однако, тварь уцепилась одной лапой за сетку сбоку от кабины, и теперь явно намеревалась подтянуться выше.
  Цыган снова вдавил спуск, и длинная очередь прошила снизу вверх тело чудища, начиная от брюха. Предпоследнее попадание пошло в огромную ноздрю, и пуля разнесла все внутри костяного панциря головы мертвяка. Последняя ударила по костяному наросту на лбу уже разжимающего лапы умирающего исчадия Улья.
  В этот же момент водитель "Урала" с покореженной сеткой вокруг кабины перестал быть обязанным чем-то ребятам с пикапа. Цыган заорал истошным голосом и дал очередь куда-то вправо. Через долю секунды все с ужасом увидели, как в джип, который только что спас идущий за ними грузовик, сбоку врезалось еще одно чудовище. Оно было поменьше размерами, чем первое, и походило больше на носорога с длинными и когтистыми лапами. Вместо носа у него был огромный, тупой, но суживающийся к концу нарост. Именно им он и поддел со всего разгона дверцу водителя джипа, проломив её и исковеркав тело несчастного.
  От такого сильного удара машина накренилась на правый бок, а так как она двигалась с приличной скоростью и сошла со своей траектории - пикап вместе с мутантом закрутились волчком на месте. Перевернувшись несколько раз, искореженный остов джипа просел под массой тела мертвяка. По хищнику ударили с пулемета следующего грузовика, присоединяя свою трель к уже звучащей смертоносной машине Цыгана.
  Алмаз крикнул:
  - Стоп! Отставить жечь патроны!
  Действительно, толку от этого уже было немного - несчастным в пикапе было уже не помочь. Один из них, сжатый до неузнаваемости в лапе чудовища, был запущен монстром в сторону поля уже в виде бесформенной тряпичной куклы. А с пулеметчиком, каким-то чудом еще огрызнувшимся короткой очередью, здоровенная тварь разобралась очень быстро. За колонной теперь ей не угнаться и, скорее всего, она уже начала свою кровавую трапезу.
  В этот же момент водитель идущего сзади грузовика что-то заорал в испуге. Монах краем глаза увидел, как дыра в тенте с его стороны вдруг потемнела, и тут же в его правое плечо прилетел мощный толчок от вздувшейся стойки и погнутых внутрь прутьев. Он завалился на Алмаза. Тот выругался, выронив планшет, и схватился за автомат.
  Второй удар, третий.
  Раздался крик того угрюмого рейдера, который пытался пару минут назад заткнуть Цыгана:
  - Руберы!
  Матерые твари, обычно отдаленно напоминающие что-то среднее между человеком гипертрофированного роста и лысоватой гориллой, с костяными наростами на жизненно важных органах и неестественно развитым плечевым поясом. Вот что сейчас представляла собой четверка мертвяков, усиленно рвавших тент и сетку на грузовике.
  Пулемет Цыгана застучал непрерывно. Пулеметчик взял большой угол и просто водил очередью рядом с кромкой верхней части задника кузова, чтобы не дать тварям сунуться внутрь прямиком с "парадных дверей". Несколько человек помогали ему автоматными очередями. Но скоро лента у оборванца кончится, и наступит гробовое молчание. Гробовое в прямом смысле - четыре твари смогут запрыгнуть внутрь, а в замкнутом пространстве шансов не останется ни у кого.
  Откуда-то спереди застучал еще один пулемет, и одну из тварей отбросило на дорогу, превратив в фарш. Остальные явно вжались в борта, прекратив свою бурную деятельность на некоторое время. Монах увидел, как их нагоняет по левой стороне еще один джип. Пулеметчик на нем аккуратно примеривался. На мгновение рейдеру показалось, что стрелок целится прямо в него или чуть выше. В голове быстро промелькнула картинка, которая могла быть при таком раскладе, и проводник метнулся ближе к пулемету Цыгана, вскидывая вверх свою Сайгу и целясь вслепую в тентованную крышу. Громыхнул выстрел. Тут же раздался рев.
  Монах правильно сориентировался по пулеметчику, который пытался выцелить сидящего на крыше противника. Только вот, несмотря на усиленный патрон, такого "бронированного" гада он вряд ли свалит. Тем не менее, монстр явно от неожиданности на крыше привстал, и это стало его последним осмысленным движением. По нему ударили и с джипа, и спереди из-за кабины. Кто вел стрельбу оттуда - Монах не видел.
  Матерый рубер упал прямо под колеса "Уралу", идущему вслед, заставив того вильнуть и подпрыгнуть, проехав по лапе зараженного.
  На крыше раздался топот, и из проема выглянула уродливая голова с отнюдь не тупыми черными глазами. Одновременно с этим внутрь кузова мгновенно опустилась лапа твари, схватив одного из стрелков-автоматчиков. Короткий бросок, и человек со страшной скоростью улетел в край шипованной сетки кабины все того же злополучного грузовика. Прямо на острия защиты. Еще один отдал свою жизнь, рискуя за награду, получаемую от Шаха.
  Заминки хватило Цыгану, чтобы резко перевести ствол "Корда" вправо и дать очередь прямо по краю тента. Пули высекли искры по сетке, но достали цель - падающего монстра уже "ловил" в прицел пулеметчик с джипа, добивая зараженного.
  Монах, понимая, что сейчас левая часть кузова находится под угрозой, нырнул за спиной оборванца влево. Алмаз уже был там, опередив его и целясь из автомата в верхний край тента. Монстр, однако, появился аккурат посередине, заглядывая внутрь и как бы интересуясь - почему его до сих пор не пригласили на огонек.
  Теперь стало ясно, почему по нему не вели стрельбу бойцы с пикапа - боялись задеть тент и пристрелить кого-либо внутри кузова. Иммунные, конечно, многое могут стерпеть, но прямое попадание такого калибра - проблематично. Монах тут же влепил мертвяку первый заряд "Сверла" в нижнюю часть челюсти. Алмаз перевел автомат ниже и дал очередь по монстру, пули застучали по наростам "брони" на груди, не причиняя особого вреда зараженному.
  Однако, это рубера отвлекло, и он, разъяренно взревев, раззявил пасть, обнажая ряд острых как бритва зубов и показывая, что некоторых из них не хватало - выстрел проводника попал точно в цель. Только этого и ждал Монах. Приклад Сайги уже был плотно прижат к плечу, короткий момент прицеливания, и выстрел прогремел в сторону разверзнутого зева прожорливой твари. Лепестки пули раскрылись уже где-то в гортани, а сердечник все пробивал себе путь, сминая все вокруг и закручивая плоть и кости в единый фарш.
  Монстр не удержался и полетел на дорогу, добиваемый выстрелами Цыгана. С четвертым рубером почти справились двое особо ушлых бойцов Шаха, вылавливая того на крыше и попеременно стреляя вслепую то с дробовика, то с автомата. Тем не менее, он так и остался целехонек. Дело в том, что "Урал" резко вильнул и чуть не пошел юзом по дороге, поэтому тварь просто слетела с крыши, не удержавшись, и осталась позади. Почти всех, в том числе и Монаха с Алмазом, бросило к правой стороне кузова.
  Проводник больно приложился затылком о цевье чьего-то автомата. Один лишь Цыган устоял на ногах, так как держался за пулемет и находился на полусогнутых ногах в широкой стойке. На дороге пронеслась назад бездыханная туша крупного монстра. Видно, тем, кто ехал впереди, доставалось тоже знатно - именно её и пришлось резко объехать водителю их грузовика, с трудом справляясь с управлением.
  Мат и ругань послышались отовсюду. Бойцы отряда поспешно вставали и потирали отбитые и ушибленные места. Цыган все водил стволом пулемета, словно сросся с ним навсегда. Алмаз нажал на тангетку рации и спросил хрипловатым голосом - видно тоже немного перенервничал:
  - Ну что там?
  Сквозь треск помех раздался незнакомый голос:
  - Все чисто. Твари остались далеко позади. Пока не наблюдается никого на горизонте.
  - Понял.
  Громила обвел тяжелым взглядом всех присутствующих и произнес:
  - Вот нас и на одного меньше. Есть еще желающие потрындеть в пути о житейском?
  Ответом командиру было молчание.
  - Я так и думал. А ты, Монах, действительно, не промах.
  Цыган смерил взглядом зеленоглазого проводника, который снова уселся на свое место и привалился к спинке сидения, а затем закрыл глаза, успокаивая всплеск адреналина в крови. Теперь во взгляде чернявого сквозило уважение. Травинка перекочевала из одного уголка губ в другой, и оборванец, поправив съехавшую каску, произнес:
  - За то, что слева подстраховали - спасибо. Не забуду.
  Монах лишь хмыкнул, ответив словами Алмаза:
  - Надеюсь, нам не приведется больше видеться.
  Пулеметчик не обиделся на эту фразу. Судя по всему, все еще был в боевом угаре. На него экстремальные условия действовали правильно, если так можно было выразиться. Он стал спокойным, сосредоточенным и немногословным. Если в кузове грузовика и стоял до этого еле слышный гул разговоров, то теперь ехали в полном молчании.
  Монах сосредоточенно наблюдал, как в дыре тента, которую один из руберов разорвал сильнее, когда пытался зацепиться когтями за скользкую поверхность - проносятся знакомые пейзажи. На этом кластере он уже бывал, да и в "прошлой" жизни до Улья ему доводилось оказаться в этих местах. Неведомая сила вырвала в отдельные кластеры не только его город, но и некоторые окрестности пригорода. А может, и не с его родного мира. Ведь Улей копирует свои соты из разных, невероятно похожих друг на друга миров.
  Показался покосившийся дорожный знак с названием села. Горьевка. На пустынных улицах колонне встретились только несколько пустышей и бегунов, которые было двинулись в сторону техники, несущейся по шоссе, проходившему через поселение. Их урчание не было слышно из-за рева двигателя "Урала".
  На зараженных не обратили внимание - слишком неразвитые, да и не угонятся за едущими. Тратить патроны на такую мелочь бессмысленно, только соберешь тварей со всей округи на звуки. Перезагрузившийся вчера немноголюдный кластер уже был опустошен. Возможно, те твари, которые встретились до этого по дороге, были тут единственными представителями развитой фауны, прибежавшей поживиться свежатинкой. Вряд ли кто-то из иммунных выжил после этого. Да и экспедиционный корпус Шаха не был похож на миротворцев, которые рыщут в поисках выживших вблизи Пекла.
  Оставалось пять километров, если все пойдет хорошо, скоро они будут в Аминске. Монах старался унять дрожь. Впервые, у него будет возможность попасть к универмагу и попытать счастья в третий раз.
  
  Глава 3.
  Аминск когда-то был городком, в котором проживало не более двадцати тысяч человек. По меркам Улья, это чуть больше крупных стабов, имеющих уже свое подобие государственного аппарата и маленькую армию. На деле, эти двадцать тысяч бывали тут только в самое "сезонное" время, которое обычно было связано с разработкой никеля - рядом с городом были шахты и рудники. Небольшой фасовочный завод, пара крупных предприятий по переработке вторсырья тяжелой промышленности. Несколько школ, две больницы, универмаг - один на город. Вот и вся инфраструктура.
  Подъезжая к шлагбауму, колонна не стала тормозить, и первая "бэха" снесла на ходу хлипкую преграду. Рядом с городом была военная часть и склады. Так же была закрытая база резерва старой военной техники. Эти объекты охранялись неплохо. Тем не менее, статус военного городка Аминску так и не был присвоен, и поэтому особых кордонов, кроме как поста военной автоинспекции и шлагбаумов на въездах - не было.
  А вот и машина "ваишников" - покореженная шестерка. Сам пост словно вымер. Перезагрузка случилась только недавно, но некоторые твари, покрупнее пустышей и бегунов, могли уже успеть на кровавое пиршество и, наверное, бегают одиночками по окраинам города.
  Через сто метров показалась толпа людей, суетящихся над двумя накрытыми телами, лежащими около дороги. В стороне на лавочке сидел сомнительный субъект в наколках с квадратной челюстью и раздувавшимися буграми бицепсов под майкой. Он смотрел в одну точку и иногда скалил зубы. Похоже, заражение ударило ему по мозгам раньше остальных.
  Монах нахмурился и посмотрел на двух сержантов милиции, вяло что-то спрашивающих у здоровяка без особого энтузиазма - возможно, тоже уже попали под влияние Улья.
  Рейдеру всегда казалось, что те из зараженных, кто не страдал излишками интеллекта, как этот громила в наручниках, перерождались быстрее. Да и масса у него почти в полтора раза больше чем у каждого из служителей закона, стоящих рядом с ним. А, как известно, заражение Улья не сказывается на существах с массой до 15-17 килограммов. Следовательно, от обратного можно было выдвинуть гипотезу, что те, чья масса была выше, чем у среднестатистического человека - обращались быстрее. Скорее всего, татуированный и порешил в припадке ярости тех двух бедолаг у дороги.
  Проверять эту догадку, естественно, не стали, проехав дальше под удивленные взгляды зевак. Действительно, не каждый день увидишь автоколонну, выглядящую так, словно её пригнали на съемки фильма про постапокалиптическую фантастику. Один из милиционеров широко раскрытыми глазами посмотрел на крупнокалиберные пулеметы и ожесточенно начал пытаться оживить рацию. Бессмысленно. В Улье связь не работает. Надо настраивать все заново. Да еще и учитывать, что на пути радиосигнала могут оказаться перезагружающиеся кластеры.
  Через час вся эта толпа зевак уже будет ронять слюну изо рта, урчать и мычать, пытаясь найти что-то съедобное и живое, начнут нападать друг на друга. Возможно, разберутся с этим в наручниках через время, когда сожрут все в округе. Как-никак, без свободных рук он был теперь наиболее беспомощным.
  Колонна покатила дальше по узкой улочке, окруженной домами не выше двух-трех этажей. Старые дворы, белье, колышащееся на ветру. Редкие люди. Некоторые сидят на скамейках, тупо уставившись в одну точку. Если не какие-нибудь меланхолики или мечтатели, значит, Улей уже запустил в них свои лапы. А если окажутся иммунными, то вряд ли выберутся без посторонней помощи. Монаху полтора года назад повезло, и по-крупному.
  Промелькнула картина ДТП на узком участке дороги. Водителя выбросило через лобовое стекло, и он пролетел несколько метров, попав на штыри ограды высокого забора частного дома. Рядом стояла машина автоинспектора. Хмурый служитель в форме что-то записывал со слов рыдающей женщины и постоянно отмахивался от пузатого мужика в костюме, трясущего четками и барабанящего постоянно рукой по капоту своего внедорожника. Движения его были расхлябаны и создавали впечатление, что кто-то изнутри стреляет электрическим импульсом в его конечности - больно уж странны были перепады активности. То резкие движения, то полная остановка. Явно зараженный.
  Смотреть на эту картину проводнику было тяжело. Ведь здесь он прожил больше трех лет до того, как попал в Улей. В городе где-то были старые знакомые, коллеги по работе. Он посмотрел на часы и расстегнул свой рюкзак. Достал термос с живчиком, открутил тугую крышку. Монах вдохнул и сделал несколько крупных глотков, сморщившись от обжигающей небо жидкости. Выдохнул водочные пары, чтобы не ударили в голову. Живчик, с растворенными в нем споранами, потек в нутро, давая организму иммунного новый заряд сил и бодрости. Допускать спорового голодания было нельзя.
  Вдалеке громыхнул выстрел. Монах быстро перевел взгляд на другую сторону борта, где в очередную дыру в тенте его взору предстала пренеприятная картина. В одном из переулков на молодую пару налетел топтун. Тварь, с гипертрофированными конечностями и мерзкого вида головой, кинулась на девушку, снося жертву как самосвал. Парень попытался как-то помочь ей, но был отброшен уродливо раздувшейся от несимметричных мышц рукой, с которой текла кровь. Видно, где-то монстру уже досталось. А, может, нарвался на не очень-то съедобную добычу с хорошим огнестрелом, и решил оставить её на потом - еще несколько часов, и весь город будет полон мертвяками, урчащими и рыскающими в поисках добычи.
  Впереди был первый крупный перекресток. Алмаз нажал на тангетку рации и проговорил:
  - Колонна, стоп.
  Двигатель грузовика всхрапнул, и "Урал" начал притормаживать. Когда все машины наконец-то остановились, командир наемников повернулся к Монаху:
  - Ну что, проводник. Теперь все зависит от тебя. Не огорчай меня. Иначе и сам отсюда не выберешься. Я уж постараюсь.
  Слова громилы были сказаны глухим и спокойным голосом, выдававшим намерение говорившего пристрелить Монаха, если тот вздумает дурить. Он продолжил:
  - Нам нужны: взлетная площадка и военные склады.
  Зеленоглазый рейдер нахмурился:
  - О площадке уговора не было.
  - О том, что с нами, может, поедет еще кто-то - тоже не было уговора. У тебя свои условия, у меня - свои. Учти, мы не в шахматы играем. Одна группа поедет на взлетную со мной и тобой, вторая - с Шахом останется на складах. Но, сначала на них. На обратном пути будет твоя остановка - универмаг.
  - Сначала универмаг.
  - Бессмысленно спорить. Мы уже забрались далеко. Обратно, скорее всего, прорываться будем с боем. Сам понимаешь, теперь и мне терять нечего. А ты вряд ли выйдешь отсюда сам.
  Монах горько усмехнулся и провел рукой по небритым щекам, состроив усталую гримасу:
  - Где гарантия, что мы остановимся там?
  - Никакой. Только мое слово.
  - Ну что ж. Поехали.
  - Как-то легко соглашаешься...
  - Обратный путь все равно будет только через универмаг.
  Алмаз вызверился:
  - Послушай, что я еще не знаю об этой поездке?
  - Теперь все. Склады и площадка расположены так, что, пока мы будем на них, эта часть города уже заполнится тварями.
  - Откуда ты знаешь?
  - Ты забыл - я уже пытался добраться сюда.
  - Да что ты там хочешь найти? Кого? Ты что, веришь в байки о том, что сюда закинет кого-то из твоих знакомых или родных?
  - Это не байки. А даже если и так - я обязан это проверить.
  - Ты и действительно - псих.
  - Думай, как хочешь. Я пошел в головную машину. Мы же за этим остановились...
  Алмаз разъяренно посмотрел в спину проводнику, который уже выбирался из кузова под пристальными взглядами бойцов Шаха. Рейдер спрыгнул на битый асфальт и не спеша пошел, поглядывая по сторонам. Глаза трейсера бегали, обшаривая каждый угол дома на улице - в любой момент оттуда могли вылететь на полной скорости мертвяки. На улице было немноголюдно. Двое мужиков, с опаской стоящие поодаль, косились на замершую безмолвную военную технику. Один из них, заметив Монаха, осмелился крикнуть, не обращая внимания на одергивающего его товарища:
  - Слышь, мужик! Мужик! Война что ли началась? Или учения какие?
  Проводник покачал головой, по-прежнему не обращая внимания на парочку и оглядываясь:
  - Нет. Но вам лучше убраться из города. Бросайте все. Если есть оружие, дуйте с ним на восток. Через Горьевку. И очень быстро. Скоро тут война покажется раем.
  Мужик, видимо приободренный тем, что получил ответ, осмелился задать еще вопрос:
  - Как это раем? Вы, вообще, чьих будете? Ей, слышишь! Ты куда?
  Монах уже игнорировал глупые вопросы. Бессмысленно сейчас останавливаться и объяснять, что весь Аминск был буквально скопирован в один из кластеров нового мира под названием Улей, и теперь где-то 95 процентов его населения превратится в пустоголовых зараженных, напоминающих зомби. Остальные пять, скорее всего, будут уничтожены тварями покрупнее, которые прибегут на свежую пищу, представленную в количестве почти двадцати тысяч экземпляров, если брать в расчет и пустышей, а на долгом кластере схарчат и их через время.
  Проводник точно не был жестоким отморозком, плюющим на окружающих, хоть и очень сторонился их. Но Улей налагает свой отпечаток на мировосприятие человека. Вот и сейчас, он понимал, что просто потратит время на объяснение того, что каждому жителю города покажется фантастическим бредом. И в итоге сгинет и сам. А ему нельзя умирать. У него есть цель. И он подошел к ней очень близко.
  Проводник перекинул через плечо Сайгу, дойдя до БТРа, который шел первым в голове колонны. Броня кое-где была вдавлена и поцарапана - были видны следы мощных когтей. Тридцатимиллиметровая пушка, если и имела немного боезапаса до этого, то была теперь лишним украшением - стволы были безнадежно погнуты. Похоже, в той заварушке перед городом, досталось не только их грузовику. Сбоку откинулся десантный люк и из него выглянуло вспотевшее лицо обитателя коробочки. Им оказался уже знакомый Грабля, тут же сходу противным голосом бросивший вопрос Монаху:
  - Живее давай. Чего так долго?
  - С Алмазом говорили.
  - Ты ему что, предложение руки и сердца делал?
  - Ага, он долго ломался, но потом сказал, что ты ему дороже всех на свете. Но ты губы не раскатывай на такую перспективу.
  - Не понял.
  - А что тут понимать? Шах сказал, что не позволит играть свадьбу двум его главным наложницам.
  Внутри коробочки заржал водитель. Грабля сузил зло глаза:
  - Страх потерял?
  - Дома оставил. Тут в Улье есть вещи и похлеще чем ты. Не задавай вопросов попусту, если не хочешь получать ответы, которые тебе не нравятся.
  Монах внутренне посетовал - только избавился от общества Алмаза, и тут трястись в одном салоне с нервным наемником, который явно и сам не испытывал по этому поводу радости. Внутри проводник уже устроился на командирском сидении справа от водителя и открыл заслонку смотрового окна:
  - Поехали. На втором повороте - налево. По Знаменской пойдем.
  "Бэха" громко взревела мотором, выпустив клубы черного дыма из выхлопных труб, и пошла по дороге дальше. Сзади гудели во всю клаксонами самые смелые водители, которые не стали объезжать дворами колонну. Несмотря на то, что город был маленький - собралась небольшая пробка. Впереди, перед "коробочкой" - все разъезжались в стороны, давая дорогу технике, явно не собирающейся тормозить.
  Быстро проехали больницу. Перед ней стояло много машин. Неудивительно. Сейчас по всему городу происходят ДТП или люди везут своих раненых родственников и друзей, не понимая, что за беспорядки происходят в округе, и почему не работают телефоны.
  На дорогу выбежал какой-то мужичок лет пятидесяти и замахал руками, истошно завопив срывающимся голосом:
  - Ребята, хлопчики, связь! Связь есть?
  Его вопрос так и остался без ответа. Колонна пошла дальше, оставив отчаявшегося горожанина стоять посреди дороги, и смотреть вслед тем, кого он, видно, принял за армейцев.
  Монах стиснул зубы, проводив взглядом голосящего жителя. Мужик бодрый. Может даже и иммунный. Только вот никто не разрешит взять его с собой. Да и все равно может проявиться заражение через пару часов. У каждого ведь этот процесс индивидуален. Проводник дал команду к следующему повороту и задумался о механизме Улья.
  По его мнению, он был несправедлив к тем, кто в него попадает. И, особенно, к маленьким детям, которые не дотягивали до веса, в котором происходит заражение, и чьи родители - уже обратились. Если бы город одновременно в один момент перешел в стадию, из которой уже не вернуться, то было бы проще. Монах понимал, что это не решило бы всех проблем, да и вообще, его рассуждения похожи на размышления из оперы - "из двух зол выбираем меньшее". Скоро полгорода превратится быстро в кровожадных хищников, а половина - не сразу. Еще кто-то получит иммунитет. И начнется кровавая бойня, которую завершат руберы и элитники, набежавшие с других кластеров.
  Проводник тряхнул головой, отгоняя тяжелые мысли, и махнул рукой в сторону правого угла смотрового окошка:
  - Направо тут, и осторожно - узко очень.
  - Так, может, объедем?
  - Там дороги не будет - долгий крюк придется делать. Как зовут?
  - Шуруп.
  - Сюда вот - на эту улицу.
  Механик-водитель молчаливо кивнул головой и повернул вправо. Дорога резко пошла под уклон и перешла на грунтовку - видно, покрытие тут только делали, ну или собирались делать.
  Шуруп перешел на более низкую передачу и пошел вниз, чуть притормаживая и не догоняя обороты до 2300. Монах прищурился, наблюдая за его действиями, и поинтересовался:
  - Кем раньше был до Улья?
  - Да, как и сейчас - мехводом. Почти на таком же "бэтэре" служил. Потом бац - всю роту сюда кинуло прямо с учений! Один я из нее и остался. Остальные в пустышей превратились быстро. Куда дальше?
  - Налево, до бензоколонки, после нее по кольцу - направо. Я тоже мехводом был. Оттрубил три года на контракте.
  - О как! Слушай, давай к нам что ли? У нас нормальная компания.
  - У нас - это у Шаха?
  Водила ухмыльнулся, покосился опасливо на Граблю, и, убедившись что тот поглощен планшетом, где наносил путь на карту, проговорил:
  - К водилам. Платят хорошо. Ты, я слышал, тоже не промах.
  - Нет, я привык один.
  Водила чертыхнулся и резко вильнул влево от машины, которая кинулась на кольце прямо под колеса бронетранспортеру:
  - Совсем уже чудят. Скоро превратятся.
  Сзади вдруг послышалась полицейская сирена. Лицо Грабли вытянулось от удивления, и он вскочил, отбросив на сидение уже начинавший барахлить гаджет. Монах тоже посмотрел в левую бойницу. Рядом катила машина сотрудников органов, во всю завывая протяжным тревожным звуком.
  Из громкоговорителя раздался механический голос:
  - Колонна, остановитесь!
  Грабля выматерился и заметался по салону:
  - Не останавливайся. Сволочи, они же сейчас на шум соберут всех мертвяков, которые уже в городе.
  Бесстрашный, или просто недалекий, владелец легковушки с мигалками и характерной раскраской снова загудел механическим голосом:
  - Останавливаемся. Нет никаких предписаний на проезд колонны по городу.
  Голос вещавшего периодически приобретал странные интонации. Инспектор то глотал буквы, то жевал их как пластинка. Похоже, ему немного оставалось ездить в человеческом обличье. Заражение уже коснулось и смельчака.
  Грабля, тем временем, распахнул люк и замахал руками над головой, показывая в сторону едущей параллельно машины с мигалками. Монах с любопытством прильнул к бойнице снова. Редкие люди на улице тоже наблюдали за колонной, проносящейся мимо них по дороге.
  Легковушку начал догонять один из пикапов, подрезая её на полном ходу. Застучала очередь из "Корда". Что было дальше - Монах уже не видел, но догадаться было нетрудно. Где-то сзади еще прозвучала гулкая очередь и звук сирены оборвался, жалобно пропищав коротко еще два раза. Грабля, со зловещим выражением на лице, забрался обратно, захлопнув за собою люк:
  - Все. Успокоились ребята. Ты что так смотришь, Монах? Или жалеешь их? Не жалей. Мне кажется, это лучше, чем превратиться в мертвяка и всю жизнь шастать в таком виде, пока тебя не шлепнут те, кто посильнее.
  Проводник ничего не ответил. Он не поддерживал такой метод решения проблем. Но, отчасти, Грабля был прав - лучше смерть, чем жизнь в обличии монстра с единственными инстинктами: убивать, и жить, чтобы убивать.
  Монах вернулся на свое место. Скоро должен быть нужный поворот. На улице уже творился полный бедлам. Сплошные аварии, агрессивно ведущие себя люди. Пару раз проезжали ожесточенную драку между зараженным и человеком, еще не потерявшим остатки рассудка.
  Психологически, подавляющее большинство современных людей не готовы к ведению боя и борьбы за жизнь. Выиграть можно только в том случае, если имеешь хороший инстинкт самосохранения и самообладание, которые позволяют нормально думать в критической ситуации и не поддаваться панике. А самое главное - установка не быть жертвой. В мире Улья иммунному без такого принципа может помочь разве что колоссальное везение. Иначе, рискуешь загнуться от атаки обычного пустыша или бегуна, учитывая, что их болевой порог уже в разы ниже, чем у обычного человека.
  Проводник кивнул:
  - Сейчас налево, и до конца - упремся в дверь. Это и будут склады. Только осторожно. Охрана, может, еще не обратилась.
  Грабля схватился за рукоять над сидением, так как поворот был довольно крутой. Он поинтересовался:
  - Монах, я вот не могу понять, какой прок нам от такого как ты - мехвода бывшего? Могли бы взять любого тут и пугнуть - расспросить обо всем.
  Рейдер усмехнулся и обернулся к наемнику:
  - Наверное, потому, что я тут и работал. Твоему хозяину очень захотелось заиметь вертолет в свое распоряжение. А вот это тебе не каждый житель расскажет - где он находится. Не знаю, на кой черт он вам...
  Грабля поднял бровь:
  - Алмаз уже рассказал все?
  - Ну, а по-твоему мы сейчас остановимся посреди дороги и начнем беседовать с ним снова под урчание пустышей?
  - Ты и работал на этих взлетных площадках? - догадался наемник.
  - Да, - Монах кивнул, внутренне проклиная самого себя за то, что когда то рассказал бармену в Опорнике о том, что был водителем при закрытых вертолетных площадках, которые по ведомым только воякам причинам - решили расположить на противоположной окраине Аминска. А через неделю - он попал в Улей. Эта информация, похоже, успела погулять по кулуарам, а Шах явно не поскупился на то, чтобы развязать язык Джо.
  Когда сам Монах попал в этот враждебный мир, то был привезен трейсерами на Опорник, прямо на операционный стол. Его подлатали, отпоили живчиком и водочкой, под которой он и выдал бармену все про свой удивительный путь из кишащего тварями города да и про то, чем занимался в прошлой жизни.
  Бронетранспортер замер перед высокими воротами из листового металла. Шуруп подался вперед, пытаясь посмотреть вверх на будку охранника из-за окошка механика-водителя. Она торчала прямо над воротами. Пуста. Мехвод спустил шапку на затылок и, тяжело вздохнув, прокомментировал:
  - Приехали. Дальше то что? Там, небось, нас не ждут.
  Монах кивнул и, прихватив свою Сайгу, поднялся, собираясь на выход. Грабля остановил его:
  - Ты куда?
  - Дальше я сам. Все надо сделать без шума и быстро.
  - Еще чего! Чтобы ты куда-нибудь сейчас смылся?
  Проводник пожал плечами:
  - Ты предлагаешь таранить ворота? Тогда, если там остался кто-то - точно откроют огонь. Если заражены - придется ловить их всех в рукопашную по всей территории складов. Потому как тут столько всего лежит интересного, что один нехороший выстрел, и полетит на воздух все, за чем вы сюда ехали.
  Грабля скрипнул зубами и процедил, подхватывая свою "ксюху":
  - Двигай давай! Я следом. Наколешь нас - там и останешься лежать.
  *Примечание: "Ксюха" - в обиходе АКС-74У, автомат Калашникова складной укороченный.
  Монах, внутренне выругавшись, сплюнул на землю и махнул Шурупу:
  - Подъедь поближе.
  БТР подъехал к стене почти вплотную, и проводник принялся забираться на броню вместе с Граблей. Ухватившись за ствол погнутой пушки, Монах взгромоздился на нос "бэхи" и показал на стену долговязому.
  Наемник с кислой миной сложил руки лодочкой и подсадил рейдера, перегнувшегося через стену. В его поле зрения попал весь двор складов.
  Увиденное Монаха одновременно и обрадовало и расстроило. Похоже, здесь уже не осталось способных что-либо соображать людей. Заражение уже убило сознание охраны складов. Многие из них праздно шатались по проходам между ангарами и по грузовой платформе. Медленно, вразвалку, словно зомби из популярных телесериалов. Другие, наоборот, замерли как парализованные и лишь изредка качались как деревья на ветру, тихо урча. Грабля снизу нетерпеливо поинтересовался:
  - Ну, что там?
  - Тихо ты! Скажи, чтобы не шумели. Тут пустышей много. А палить нельзя. Еще буквально полчаса, и тут будут в округе одни зараженные. Монах шептал, сбиваясь, будто ближайший мертвяк в паре десятков метров от него мог уловить слова человека.
  Пока что постепенно затихающий шум города создавал общий фон для слуха пустышей, и шепот Монаха был не услышан. Но такая удача будет продолжаться нескоро. Любопытно, а если бы он говорил на фоне других более громких звуков? Проводник тряхнул головой, отгоняя ненужные мысли. От природы он был человеком любознательным, а тут, в Улье - у него подчас вызывали интерес процессы, протекающие в организмах зараженных и иммунных. Но сейчас было не до этого. Грабля вернулся снова к нему, отдав наемникам приказ не шуметь. Даже последняя "коробочка" в колонне заглушила двигатель.
  Взгляд Монаха упал на ряд контейнеров, стоящих на правой части погрузочной платформы. Ага! Вот и решение проблемы. Рейдер лег плашмя на широкую стену и сказал Грабле:
  - Пусть готовятся срывать ворота. Похоже, электромотор заклинило - там рубка вся разнесена, вижу отсюда. Тут одни пустыши. Мы отвлекаем их на себя в сторону контейнеров, а один из "бэтэров" блокирует проход. Они сейчас медлительные и будут толпиться там. Сверху можно будет добить. Заодно, разберемся без единого выстрела. Иначе будут большие проблемы у всех. Сбегутся на шум кто покрупнее. Как связь?
  - Пока что полный каюк. Рядом, наверное, еще какой-то кластер грузится - помехи сплошные даже на рациях. Трудятся ребята - исправляют это.
  - Тогда нужен еще кто-нибудь - пусть посигналит со стены.
  Грабля снова ушел к "бэтээру" и, пошептавшись о чем-то с Шурупом, вернулся обратно в сопровождении лысоватого мужичка в легком бронежилете и с бельгийской винтовкой за плечами.
  - Они будут готовы через минуту. Это Блэк.
  Монах пожал протянутую руку нового члена команды под неодобрительное хмыканье Грабли. Интересная кличка. По первому взгляду, Блэк не производил впечатление закоренелого "пса войны". Скорее, типичный отставной вояка-контрактник, по выцветшим глазам которого можно было понять, что повидал он немало ужасов не только в Улье.
  Составив себе впечатление о наемнике, Монах махнул в сторону будки:
  - Мы сейчас через забор. Я и Грабля - отвлекаем пустышей туда, где контейнеры. У стены выходим в узкий зазор между ней и ящиками. Как только максимальное количество попадет в ловушку, сигналь своим - пусть перекрывают проход.
  Боец Шаха молчаливо кивнул и, пружинисто подпрыгнув, ухватился руками за край стены, перекинув свое тело через ограду и мягко приземлившись на крышу контрольно-пропускного пункта. Монах оценил резвость Блэка. Обычные люди так не прыгают. Скорее всего, наемник имел своеобразный дар Улья - усиленную кратковременную отдачу от мышц ног. А, может, и рук.
  Неплохое умение, если надо сократить расстояние между тобой и противником в рекордно короткий срок. Или наоборот - уйти из-под обстрела или удара. Граблю Монах подтягивал на стену уже лежа на ней. Оба спрыгнули так же на крышу КПП, выбив несколько мелких кусков старого засохшего шифера. Блэк карабкался по лестнице в будку.
  Пара рейдеров, спустившись с низкой крыши, побежали трусцой на виду у пустышей в противоположную сторону - туда, где в несколько рядов стояли большие закрытые металлические контейнеры. Монах оглянулся на ходу. Свежие зараженные неспешно двинулись за двумя потенциальными жертвами. Бегунов среди них не было, а это был огромный плюс - они бы сорвали весь план. Монах громко свистнул на ходу, за что был одарен разъяренным шипением Грабли:
  - Ты что, на корм захотел пойти?
  Похоже, рассуждения долговязого в бронетранспортере были не на пустом месте - он явно боялся зараженных больше чем любой другой рейдер среди подопечных Шаха. Зато с иммунными вел себя так, словно у него девять жизней, как у кошки. Возможно, поэтому тот и держал долговязого на службе. Таких нервных психов, со, скорее всего, скрытыми садистскими наклонностями, обычно используют для устрашения слабых духом. Поди пойми, чего он вытворит в следующую секунду. А о карательных экспедициях Шаха Монах был наслышан.
  Так как проводник убежденным пацифистом не был, он принял жестокое решение, что вытаскивать Граблю из передряги в случае чего - он не побежит. А моральных уродов в Улье хватает. Одним больше, одним меньше. Простая математика. Ничего личного.
  Пронзительный свист вызвал нужную реакцию - некоторые одиночные зараженные заурчали и повернулись на источник звука. Теперь масса "зомби", топающих за двойкой рейдеров - увеличилась. На некоторых болтались автоматы, но люди, уже практически потерявшие остатки привычного разума - не обращали внимания на стволы, бессмысленными железками висевшие на оружейных ремнях.
  Забежав внутрь рядов контейнеров, Монах и Грабля трусцой направились по относительно узкому проходу, держась на приличной дистанции от тварей, но и не отрываясь сильно от них, дабы те не потеряли интерес к добыче.
  Неожиданно, на пути смельчаков распахнулась дверь, из которой на них вылетел еще один мертвяк, находившийся в пустом контейнере. Судя по болтающемуся планшету с кучей бланков на шее, он был интендантом, проводившим опись именно тогда, когда город накрыло кисляком.
  *Примечание: "Кисляк" - туман, появляющийся при перезагрузке кластера.
  Мертвяк бросился в сторону Монаха. Широкое лезвие хорошо заточенного ножа блеснуло в руках проводника. Рейдер на ходу выкинул левую руку вперед, крепко хватая противника под нижнюю челюсть и, за счет импульса скорости и массы, запрокидывая голову зараженного назад. Длинный клинок вошел снизу вверх в голову ходячего трупа. Уже выдергивая нож обратно, Монах плечом добавил по падающему на спину мутанту, ускорив его встречу с землей и тем самым освобождая себе дорогу.
  На ходу стаскивая рюкзаки и оружие, проводник и Грабля добежали до стены складов, от которой где-то на полметра отстояли контейнеры. Они принялись быстро протискиваться в узком ходу.
  Уже будучи на другой стороне, Монах тяжело выдохнул и замахал что было силы Блэку, торчащему в будке. Тот повернулся и дал сигнал колонне. Послышались приглушенные звуки запускающихся двигателей, и в тот же момент раздался одиночный удар - Шуруп протаранил ворота, которые были закрыты на цепной замок.
  Пустыши между контейнерами обернулись было на новый раздражитель, однако "бэха", ловко крутанувшись, стала почти вплотную к контейнерам. Боевая машина закрыла проход между огромными металлическими ящиками. За ней уже бежали наемники. Несколько из них понеслись в сторону Монаха и Грабли, на ходу доставая клювы - типичное оружие трейсеров, похожее на изогнутую легкую кирку для поражения зараженных.
  Они занялись тем, что принялись уничтожать мертвяков, которые попытались сунуться вслед за двумя "разведчиками" в узкий лаз, по которому они только что выбрались. Основная группа взгромоздилась на броню БТРа и принялась крушить черепа остальных мутантов. Некоторых оставшихся одиноких пустышей добивали в ближнем бою по всей погрузочной площадке.
  Часть техники, заехав внутрь, рассредоточилась по внутреннему двору. Бойцы тут же принялись загружать пустые грузовики цинками с патронами и ящиками с боеприпасами. Закипела четко отлаженная работа. Монах мысленно похвалил выучку бойцов Шаха, но тут же подумал, что такая слаженность могла быть выработана и при грабеже слабых стабов или должников "Мирного".
  К рейдеру направился Алмаз:
  - Ну что же. Пока что все гладко. Склады на отшибе - на звук ворот никто не сбежался кроме двух бегунов. Но их уже успокоили.
  Из наиболее усиленного броней и защитой бронетранспортера вышел лысоватый человек лет сорока. На бритом лице - ни тени улыбки. Серые глаза обвели тяжелым взглядом работавших наемников и остановились на Монахе.
  Это и был Шах. Выглядел он совсем не так, как себе его представлял проводник. По байкам и отдельным рассказам образ был похож на типичного султана из сказок "Тысяча и одна ночь". Но все сходства заканчивались на том, что и у книжного персонажа и у лидера "Мирного" был большой гарем из наложниц, о котором ходила слава по всему югу. Одет он был в защитный костюм, хорошо подогнанный по атлетической фигуре. Массивный бронежилет, похоже, не доставлял неудобства своему обладателю, двигавшемуся подобно большому хищнику. Внутренний стержень и сила в этом жестоком человеке имелись.
  Шах проговорил на удивление тихим и вкрадчивым голосом:
  - Мы сами здесь закончим. Связь почти восстановили. Отправляйтесь за вертолетом. Не загоните его в "черноту". Иначе, можете даже не возвращаться в "Мирный", - последние слова были сказаны двум парням, подошедшим вместе с Алмазом.
  Монах решил, что это, видимо, были пилоты. Потому как разбираться в управлении вертолетом на только что перезагруженном кластере даже у гения времени не будет. Он уже волновался - не смотря на то, что на всю "операцию" на складах ушло не больше пяти минут, городу остается не более получаса по его собственным наблюдениям. Давно, когда он выбирался с Аминска самостоятельно при первой загрузке, ему показалось, что западная часть городка обращалась намного быстрее. Может, чем ближе территория к районам, за которыми Пекло - тем быстрее идет этот процесс? На этот вопрос он так и не нашел до сих пор ответа.
  Алмаз махнул рукой пилотам и Монаху:
  - Грузитесь. К Шурупу. Доедем до площадки, оставляем там вас, - громила кивнул на двух летунов. - И еще охрану. Затем быстро сваливаем из города. Как раз закончится погрузка. Иначе, застрянем здесь и попадем под раздачу элиты.
  Уже знакомый мехвод подъехал к выезду после того, как наемники расправились с пустышами. Монах не стал заставлять себя ждать. Проводник всеми силами пытался скрыть волнение. Впервые за полгода он еле сдерживал нервное напряжение. Такого не было даже тогда, когда его два месяца назад обложили твари на последнем этаже школы в кластере неподалеку от Опорника.
  Монах занял место рядом с Шурупом. "Коробочка" резко тронулась, и рейдер вцепился в поручень, сжимая в другой руке смятую старую фотографию...
  
  Глава 4.
  Монах оживленно крутил головой, смотря по сторонам в бойницы бронетранспортера и узнавая знакомые проулки и дома. Аминск совсем опустел - теперь большая часть жителей явно либо у милицейских участков, либо у больниц или других подобных учреждений. Все, еще не потерявшие голову, а таковых в городе уже мало, сейчас пытаются спастись. Те, кто поглупее - добиться ответов что происходит, не понимая, что на первом месте должно стоять желание обезопасить себя и своих близких.
  Изредка попадались новоперерожденные пустыши. Некоторые даже пытались догнать небольшую колонну из двух "бэтээров", грузовиков и "Шишиги". От Алмаза не укрылось то, что проводник заметно оживился. Он молчаливо поглядывал на рейдера, явно что-то обдумывая. Монах не замечал этого, подсказывая Шурупу - куда нужно сворачивать. На одном из поворотов путь им преградил длинный автозак для перевозки заключенных. След от его шин намекал на то, что водителю пришлось затормозить очень резко и авто сильно занесло. Поэтому, по обеим сторонам узкой дороги, к которой почти впритык стояли двухэтажки, оставалось очень мало места. Крупная техника в такие зазоры протиснуться бы не смогла. Трейсер чертыхнулся - это был самый короткий путь в этой части города. Грабля язвительно поинтересовался:
  - Будем разворачиваться?
  Монах покачал отрицательно головой:
  - Нет. Снова будем петлять тогда.
  Алмаз не стал разглагольствовать и открыл десантный люк:
  - Вылезаем. Придется толкать.
  Монах двинулся следом за командиром наемников, раздумывая на ходу о том, откуда тут мог взяться этот грузовичок. Подойдя поближе, он с удивлением обнаружил на нем следы пулевых отверстий. Вроде бы попадания от калибра 5,45. Металл кое-где продырявился - похоже, стреляли веером. Только вот выемки были не внутрь, а изнутри. Словно кто-то стрелял в стенки автозака из комнаты перевозки заключенных, поливая очередями. Рискованно. Можно и рикошет схватить.
  Одному из бойцов Шаха тоже явно не понравилась такая картина:
  - Странно. Кто же так его? Надо снять с тормоза. Монах, или как там тебя - давай внутрь, а то мы его так не столкнем.
  Проводник не стал спорить и подошел к двери водителя грузовика. Подергал её за ручку - заперто. Самого водителя нет. Чудно это - куда же мог деться? Хотя, в том, что не открылась сама дверь - ничего не удивительного. Все по протоколу. При перевозке все закрыто.
  Монах обошел ГАЗик и подошел к двери кузовной комнаты. А вот она была распахнута настежь. Ухватившись за поручень, рейдер начал поднимать внутрь и тут же влез во что-то липкое. Посмотрел под ноги. Кровь стекала со ступеней тягучей темно-алой струйкой и дальше сочилась каплями с порожка на траву. Проводник поднял глаза и отшатнулся - внутри было несколько мертвых охранников. А вон и водитель - открыл внутреннюю дверцу, да так и упал в проходе, где его настигли две пули. Двое конвоиров лежали в проходе один на другом. Снаружи послышался голос Алмаза:
  - Что там?
  Громила заглянул внутрь и, осмотрев картину побоища, присвистнул:
  - Интересненько. Ну-ка, подай ствол.
  Монах даже не удивился явно ханжеской замашке наемника. Ему плевать на то, что тут произошло, а вот лишний ствол прибрать к рукам - это милое дело. Подав Калашников Алмазу, проводник перевернул тело одного из конвоиров и обнаружил на бронежилете характерные рваные выемки. В одной застряла смятая пуля - шла по касательной. В другом месте вторая - пробила насквозь. Раз на раз не приходится, как говорится.
  Дальше в глубине комнаты лежал лейтенант. Его лицо перекосило гримасой отчаяния. Рука застыла на кобуре, намертво ухватив пистолет, зацепившийся за цепочку. Кто же так носит то его? Бедолага, может и успел бы достать, если бы не досадная оплошность. Видно что "бумажный" офицер. А может и просто расслабился.
  Внимание Монаха привлек планшет. Хороший, кожаный, темного цвета. Из такого на недалекие ходки можно сделать сумку для патронов и прочего скарба. И даже кровью не заляпан. Проводник аккуратно продел голову мертвеца через лямку и снял плоскую сумку, отправив её в боковой большой карман рюкзака. Потом уже вытряхнет все из него. Может чего интересного даже узнает - кого же везли, что такое устроил. Хотя не факт, что это умудрился сотворить именно заключенный. Тут при перезагрузке такое могло начаться, что сам черт ногу сломит.
  Сняв грузовик с ручного тормоза, Монах выпрыгнул из автозака. Впереди к нему по дороге медленно топал пустыш. Обычный гражданский. Урчал и неприятно тряс нижней сломанной челюстью. Чем же ты кусаться то будешь, родимый?
  Монах обошел грузовик, не обращая внимания на пока что еще медлительного мертвяка. Вместе с бойцами Шаха навалился плечом на ГАЗик. Обочина находилась ниже полотна дороги и под уклон грузовик быстро столкали вниз, освободив сбоку место для проезда бронетранспортера.
  Один из наемников прикончил метким ударом клюва зараженного, который трусцой уже приблизился к группе слаженно работающих людей. Бойцы снова заняли свои места в машинах и колонна двинулась дальше. Шуруп поинтересовался:
  - Долго нам еще?
  - Нет. Здесь где-то еще полкилометра по прямой, и затем направо - у трансформаторов. Увидишь, в общем.
  Все случилось так, как и сказал Монах. Около заброшенного кирпичного здания трансформаторной будки, сверху донизу разрисованной запутанными граффити - "бэтээр" свернул направо и пошел по свежей асфальтированной дороге по направлению к закрытому комплексу. Алмаз проговорил:
  - Времени уже мало - тарань.
  Шуруп кивнул и добавил газу. Ворота, сделанные на скорую руку из тонкого железа, вылетели как щепки. Во дворе оказалось не больше десятка пустышей, тут же двинувшихся в сторону техники. С ними бойцы расправились очень быстро. Монах вышел из бронетранспортера и указал на крайний и самый крупный ангар с большими дверями. С него сбили замок и принялись разводить двери. Внутри в темноте тускло поблескивал бортам Ми-24. Нос грозно смотрел в сторону выезда из бокса. Алмаз впервые улыбнулся за все время:
  - Молодец, Монах. Свою часть договора ты выполнил.
  - Теперь твоя.
  Наемник заторопился:
  - Разумеется. Насколько я понял, самая безопасная дорога будет только через универмаг?
  - Именно. И надо выдвигаться уже сейчас.
  - Несколько минут и выезжаем. Сам понимаешь - надо забрать все.
  Наемники принялись грузить запасные ленты и ракеты в грузовик, в то время как пилоты занялись самой винтокрылой машиной. Когда погрузка была закончена, все снова загрузились в машины, оставив пару человек охраны вместе с "летунами". Рация Алмаза затрещала и сквозь помехи раздался хриплый голос:
  - Алмаз, теперь связь есть. Говорите - где Вы? Дай Монаху трубу - пусть расскажет, как ехать, и по каким улицам. Сэкономим время. За нами двигать не стоит - мы погрузились еще пять минут назад.
  Наемник посмотрел на проводника и молчаливо передал ему рацию. Зеленоглазый принял её и начал называть улицы и нужные повороты. Монах умышленно дал ориентир на два проулка дальше, чем можно было проехать, чтобы путь колонны прошел через универмаг - боялся, что Алмаз кинет его.
  Что ж. Даже если наемники его оставят - пусть будет так. Главное, что они быстро вначале преодолели ту часть города, где были жилые массивы. Что творится там сейчас в это время - трудно представить. Из этих районов как-нибудь он да выберется. Не впервой. Хоть и шансов очень мало. Да и по наблюдениям Монаха, по какому - то неумолимому механизму Улья - в той части обращение проходило быстрее. Может, из-за того что с той стороны за несколькими кластерами начиналась условная граница опасных земель, а за ним и Пекло.
  Указывая путь колоннам на соединение, проводник выводил их на перекресток Рылеева, от которого оставался километр до универмага. Их отряд прибыл на место встречи раньше. Впереди был небольшой мост и уже начинался подъем на его полотно. Некоторые наемники выгрузились из машин и заняли оборонительные позиции. Алмаз явно начинал нервничать:
  - Что-то они долго.
  Монах пожал плечами:
  - Где-то через десять минут будут. Может быстрее.
  Один из бойцов вдруг подал голос:
  - Справа, на три часа - автоматчик!
  Несколько бойцов мгновенно перевели свои винтовки в указанную сторону. Раздался выстрел и какой-то человек метнулся из кустов в сторону бронетранспортера в котором сидел Шуруп, и к которому направлялся Алмаз. Наемник согнулся от прямого попадания в три погибели. Было такое ощущение, что он испытывает неимоверную боль в области живота.
  Однако, через секунду, громила шагнул внутрь "бэхи" вслед за горе-угонщиком. Внутри раздались несколько глухих ударов, после чего - неудачливый вор был выброшен на улицу, распластавшись на асфальте. Он попытался сразу вскочить, но увидел дула автоматов, направленные на него. Мужик сжался и насупился, стиснув зубы и опустив голову как побитый пес. Его план не удался и теперь пленник явно ждал неминуемого расстрела. На нем были надеты: белая майка не по сезону, обычные защитные штаны и ботинки. Лысоватый, с серыми глазами, прямым носом, сотрым подбородком и небритостью.
  Тем временем, Алмаз, кряхтя и отрывисто ругаясь, снимал бронежилет. Задрав футболку, наемник обнажил торс, на котором в области печени был красный кровоподтек и поблескивал смятый кусочек свинца. Наемник подковырнул деформировавшуюся пулю и, посмотрев на нее, расслабленно запустил ею в сидящего на асфальте обалдевшего от этой картины мужичка.
  Те, кто стоял вокруг, за исключением Монаха, не удивились. Проводник начал понимать, почему громилу называли Алмаз. Очень полезное умение, которым его наделили Улей - в критические моменты приобретать такую плотность кожного покрова, которая не чета даже хорошему бронежилету. Похоже, так наемник и получил свою кличку - кто-то просто подметил, что его тело твердеет как алмаз. Да и похожа на военный позывной - звучная, четкая. Хорошо подходит для его рода занятий.
  Пленный уже отошел от шока и просто хлопал глазами, глядя на здоровяка, который надевал обратно свой пробитый бронежилет, жалуясь Грабле:
  - А ты говорил - буду таскать и хоть не стану напрягаться так сильно, когда дар неожиданно врубается. Ничего подобного! Думал, сейчас порвет от адреналина. Не люблю, когда он сам включается. Дай живчика.
  Грабля молча и с подобострастием протянул бутыль своему начальнику. Тот пригубил темноватую жидкость и крякнул, зажмурив глаза. Затем повернулся к пленнику:
  - Ну что, родной. Отбегался ты.
  Монах подал голос:
  - Нельзя так. Он, похоже, новичок. Иммунный скорее всего. Большинство вокруг если не пустыши, то уже на последней стадии, а этот - бодрый вон, ни тени заторможенности или еще каких-либо признаков.
  - Да плевать я хотел - кто он.
  - Плохая примета - гробить новичков. Тем более, на только что перезагрузившемся кластере. Ты это знаешь. Любой в Улье знает.
  Но Алмаз, похоже, был непреклонен, хотя бойцы вокруг засомневались:
  - Командир, может, вывезем его куда-нибудь, и там это, ну...
  Среди остальных пронесся смешок - все понимали, что тащить с собой лишний балласт, который уже стрелял в одного из членов группы - никто не будет. Раздалось очередное неуверенное предложение:
  - Может, просто оставим его. Все равно мутанты схарчат.
  Алмаз злобно зыркнул на говорившего. Ему явно не хотелось упускать возможность лично отомстить тому, кто чуть не отправил его на тот свет. Пленный между тем смотрел на Монаха, явно пытаясь найти в нем поддержку. Взгляд его перестал быть удивленным и ошарашенным. Скорее загнанный и отчаянный. Такой может и на автоматы броситься. Алмаз накинул куртку, поправил воротник, и тут заговорила рация:
  - Алмаз, прием.
  - Слушаю.
  - Ты на громкой связи?
  - Сейчас, секунду...
  Наемник надел гарнитуру и начал слушать, что ему передавали с той стороны, периодически угукая. Пару раз его взгляд цепко остановился на лице Монаха. Пленный тем временем заговорил:
  - Ребят, знаю, что звучит это сейчас странно, но я просто хотел выбраться из города. Тут все с ума посходили. Я думал - вы не из мирных и не из наших.
  Один из наемников усмехнулся, качнув стволом в сторону лысого:
  - Не из ваших, да. Мы вообще не из твоего мира может.
  Пленный нахмурился и непонимающим голосом протянул:
  - Чего?
  Вокруг снова тихо заржали. Боец, говоривший до этого, продолжил:
  - Неважно. Можешь последние секунды считать. Хотя я, признаться, лучше бы тебя отпустил. Но Алмаз не даст. Ты у нас мало того, что "бэху" свистнуть хотел, так еще и решил в него палить.
  Послушалось ворчание его напарника:
  - Уже не первый раз такое. Говорю вам, когда-нибудь Улей отомстит - нельзя новичков хлопать налево-направо. Тем более после перезагрузок. И вообще, этот баран тут нашумел - могут твари собраться. Это еще что такое? - наемник встрепенулся, услышав новый громкий далекий звук.
  Над городом начал распространяться протяжный вой. Где-то включилась мощная сирена. Похоже, на каком-то из крупных предприятий сработала сигнализация, или даже специально включили тревогу. К далекому зывыванию присоединилось еще одно и еще. Неужто кто-то включил систему оповещения? В каких-то случаях может это и помогло бы городу, но только не тогда, когда к нему постепенно стекаются твари, которые остро реагируют на звук и прочие раздражители.
  Монах посмотрел на часы - колонна что-то задерживалась. Он начинал нервничать. Могут опоздать на несколько минут к универмагу. Пленный тем временем обернулся к нему:
  - Мужик, мужик, братишка, ты им хоть скажи, а? Как тебя зовут?
  Проводник устало покачал головой, не произнося ни слова и стараясь не смотреть на сидящего на коленях угонщика. Встретился взглядом с Алмазом. Тот больно долго говорил по рации. Смотрит странно. Может, застряла колонна где-то? С каждой секундой Монах понимал, что его шансы на то, что его подождут даже минуту около универмага - сокращаются. Но это и неважно. Главное, что он прошел с техникой пояс, в котором много зараженных. Около торгового центра их тоже много, но там, хотя бы, будет еще время, чтобы выбраться. Да и до окраины рукой подать. А там уже по ситуации.
  Алмаз что-то проговорил в гарнитуру и повернулся ко всем:
  - Готовность три минуты, - затем посмотрел на пленника и протянул руку Грабле. - Дай нож.
  На лице наемника появилась едкая и зловещая ухмылка. Мужик на коленях весь подобрался и вид у него стал совсем как у загнанного волка.
  Охотничий клинок с широким лезвием перекочевал в ладонь Алмаза, которой, наверное, можно было накрыть голову Монаха целиком. Он шагнул к пленному и только открыл рот, чтобы что-то сказать, как раздался хорошо знакомый хлесткий хлопок и короткое шипение.
  Монах, уже падая в сторону обочины дороги, краем глаза увидел мелькнувшую черную "стрелу", быстро пролетевшую к головной машине. Заряд гранатомета громыхнул по борту "бэтээра", высекая искры и создав короткую вспышку огня, исчезнувшую в дыму. Кумулятивная струя прожгла броню, оставляя аккуратное отверстие небольшого диаметра. Шуруп, находившийся внутри, даже не смог ничего крикнуть - так быстро все произошло. В открытом десантном люке нестерпимо полыхнуло - заряд был не из простых.
  Уже скатываясь ниже, Монах понял, что работали снарядом с повышенной плотностью облицовки из тяжелого металла. От обычного кумулятива такого бы эффекта могло и не быть, однако плотный обедненный уран в оболочке необычного боеприпаса сыграл свою роковую роль - струя не распалась и не потеряла своей силы, дав жесточайшую ударную волну уже внутри бронетранспортера, вкупе с моментально возгоревшимися мелкими частицами урана.
  *Примечание: Экспериментальные снаряды с оболочкой из таких тяжелых металлов как обедненный уран или тантал существуют в современной сфере вооружения, но пока не поступили в широкое употребление из-за высокой себестоимости. Учитывая, что Улей состоит из многих похожих друг на друга миров - возможно редкое использование подобных боеприпасов в мире - "исходнике" Монаха. Обедненный уран обладает высокой пирофорностью (способность металла к воспламенению в мелких частицах), что и дает вкупе с кумулятивной струей тот эффект, который здесь описан.
  В целом, за короткое время внутри "коробочки" прошелся настоящий огненный тайфун, не оставляя шансов ни её экипажу, ни ей самой. Сама струя, сохраненная при попадании облицовкой - достала до снарядных кассет к пушке. Не смотря на то, что их осталось немного - пошла вполне себе приличная детонация. Из-за этого десантный люк "рубанул" в сторону обочины столб яркого пламени с характерным шумом - словно быстро спустили меха на металлургическом заводе.
  Вовремя попадавшие наемники быстро отползали в стороны, ведя огонь по противоположной стороне улицы, откуда раздавались автоматные трели. Коптящий черный дым повалил из люка "бэхи". Пули выбили асфальтовую крошку неподалеку от Монаха. Грабля, матерясь на ходу, на пятой точке съезжал уже рядом с проводником в укрытие:
  - Твою за ногу! Монах, откуда тут армейцы?
  Рейдер быстро выглянул из-за края насыпи и тут же отпрянул обратно. Дело принимало очень скверный оборот. Судя по всему, некоторые бойцы из военной части были на учениях во время перезагрузки Аминска. Может, была и другая причина, но на них были надеты неплохие противогазы. А, как известно, даже некоторые внешники спасаются таким методом на кратковременных вылазках в центральную часть Улья. Как минимум, эта мера оттянула заражение солдат.
  Похоже, бойцы были еще весьма в тонусе и приняли колонну Алмаза за противника, нападающего на городок. Оно и неудивительно. Связи нет, по всему Аминску люди сходят с ума, массовые беспорядки. А тут - наемники с чуждым обмундированием, да еще и при бронетехнике.
  В этой ситуации повезло только пленному - он мгновенно кинулся в сторону заборов близлежащего частного сектора и скрылся там. Впрочем, на него не обратили внимания - сейчас надо было разбираться с проблемами похуже. На дороге под пулями стоит грузовик груженый боеприпасами и еще один бронетранспортер. Кто его знает, имеются ли еще такие же пробивные заряды у нападающих.
  Из-за угла дома, стоящего неподалеку, тоже открыли огонь по огрызающимся очередями наемникам, стремясь не допустить того, чтобы они заняли оборонительную позицию за вторым БТРом, который пытался развернуться на узкой улочке. Если у них этого не получится и не подоспеет помощь во главе с Шахом - им всем конец. Монах сжал в руках свою Сайгу. Он не собирался лезть под пули за идеи кучки "псов войны". Да и оружие не совсем подходящее для неприцельного боя. А если попытаться даже и снять кого-либо, не факт что продержится дольше трех четырех секунд выше уровня насыпи - тут может работать и снайпер.
  Догадка проводника тут же подтвердилась и рядом упал один из наемников с аккуратным пулевым отверстием во лбу - высунул на некоторое время голову, чтобы прицелиться и дать очередь. Каска слетела с головы и покатилась прямо под ноги Алмазу, который уже прятался за бетоноблоками, стоящими на обочине для так и не состоявшейся стройки парковочного кармана под мостом. Командир наемников закричал:
  - Снайпер. Третий этаж. Два часа. Почему "тачанка" молчит?
  Что за тачанка - Монах так и не понял. Так вроде же называли конные экипажи с пулеметами в уже очень давние времена. Тем не менее, ответ пришел быстро - "Шишига" с удлиненной базой уже подъезжала ближе. С её кузовом происходили очень интересные трансформации. Арки с наваренными шипами, поддерживающие тент - задвигались двумя подопечными Алмаза по рельсам в сторону кабину, ударяясь друг о друга с громким металлически лязгом. За очень короткое время кузов прекратился в собранную гармошку, обнажив на поддоне установленную "зушку".
  *Примечание: здесь имеется в виду ЗУ-23-2 -23-мм спаренная зенитная установка, состоящая из двух зенитных автоматов, станка, прицела ЗАП-23, платформы с ходом.
  Монах оценил находчивость наемников, где-то откопавших при перезагрузках редкое орудие. Установка представляла собой станок с двумя зенитными автоматами, питаемыми патронами калибра 23 миллиметра. Особенностью именно этой являлось то, что на нее в условиях Улья были наварены спереди листы стали, оставив прорезь для прицела ведущего огонь.
  По этим кустарным "бронепластинам" тут же звякнули несколько пуль армейцев, которые явно не обрадовались появлению такого монстра на поле боя. Установка быстро развернулась в их сторону. Стрелок, открыв рот, чтобы не оглохнуть, и согнувшись за укрывающими его листами брони тут же дал очередь, которая разошлась оглушающим треском по соседним дворам. "Шишигу" тряхнуло зверской отдачей.
  Снаряды накрыли окно, где находился снайпер и смолотили его края. По нему тут же застучали уже бодрее автоматы наемников. Хлестко захлопала снайперская винтовка в руках одного из бойцов Алмаза. Следующая смертоносная очередь пошла в сторону кирпичной ограды, за которым укрывались солдаты. Несколько наемников теперь смогли добраться до оставшейся в живых "коробочки" и готовы были под ее прикрытием обойти двор, из которого атаковали солдаты.
  В тылу уже начинался совсем другой аншлаг - на звуки боя начали стекаться зараженные. Через заборы частного сектора в сторону Монаха несся на всех парах топтун, выпятив вперед уродливую челюсть. За ним неловко переваливались через ограды свежие пустыши. Монах покрутил головой по сторонам - поблизости был Грабля и еще один из наемников:
  - Сзади твари!
  Наемник обернулся и уже было вскинул автомат, когда раздался одиночный выстрел Монаха. Топтуна немного крутануло, сбив с намеченной траектории. Тем не менее, монстр не упал - "Сверло" вошло ему под правую подмышку и заставило взреветь от боли, поскакав дальше своей характерной прыгающей походкой на проводника.
  Второй выстрел пришелся в область незащищенной груди и еще один - в нижнюю часть головы. Только тогда топтун затих, упав в рыхлый грунт огорода и истекая кровью. Пустышей уже отрабатывали из автоматов Грабля и второй наемник. Теперь толку в тихом убийстве зараженных не было - грохот боя уже привлек их. Тем-более в первой горящей коробочке продолжали рваться с треском снаряды, вызывая все новые вспышки пламени, пыхающего из люков.
  Зенитная установка грохотала, прижимая солдат к земле и заставляя их постепенно отступать, неся большие потери. Перегруппировки не вышло - часть наемников зашла вместе со вторым бронетранспортером с другой стороны двора и смогла вдарить из крупного калибра по некоторым зазевавшимся несчастным, кроша их в фарш.
  В конце улицы послышался рев двигателей - Шах с оставшейся колонной уже приближался к месту боестолкновения, где гремели последние раскаты очередей. Алмаз бросил бешеный взгляд на Монаха и громко прокричал:
  - Живо по машинам! Живее! Кормом для руберов станете!
  Наемники торопливо начали покидать свои укрытия, все еще пригибаясь по пути к грузовикам и "Шишиге". Монах поднялся по насыпи и, опустив голову пониже, быстро побежал ко второму БТРу в который уже забирались Грабля и Алмаз. Он уже схватился за край десантного люка, когда прогремел выстрел.
  Пуля обожгла грудь с правой стороны и заставила задохнуться от боли. Весь мир пошел пятнами, словно рейдеру мгновенно нанесли несколько ударов одновременно пара лучших боксеров мира. Мелькнуло ухмыляющееся лицо Алмаза:
  - Дальше ты с нами не поедешь.
  Монах не удержался на краю дороги и полетел спиной назад. Он тут же приземлился в кипу мусорных пакетов в огромном баке, стоящем под небольшим возвышением края моста, больно ударившись головой. Последнее, что он услышал - был разговор истошно вопящего Грабли и его командира:
  - Ты обалдел? Как мы теперь выберемся без этого святоши?
  Громила зычно прикрикнул на долговязого:
  - Заткнись! Шах передал по связи, что они взяли в плен свежего иммунного. Как выбраться по этой дороге из города - он знает. Потом разберемся с ним в "Мирном". Я не хочу, чтобы этот "прокаженный" начал болтать на первом же стабе о том, что мы тянем столько оружия. Если об этом узнает Союз, все полетит к чертям и нас раскатают быстрее, чем начнем наступление. Ходу! Чего застыли! Живее! Нам еще нужно будет разобраться с Опорником. Теперь есть "птичка" - с ней это будет легко. Давно следовало это сделать, чтобы не ударили в спину - у Джо с Союзом шашни. Поехали...
  Монах все еще пытался тяжело вдохнуть, валяясь в куче бытовых отходов. Но выходило лишь с натугой хрипеть - кислорода мучительно не хватало. Удар головой о край бака был настолько силен, что сознание начало медленно отъезжать в сторону и даже адреналин боя не помогал справиться с этим. Сейчас он закроет глаза, Шах и Алмаз уедут, а его разорвут на части сбежавшиеся на звуки боя твари. Что это еще? А, точно, еще одна сирена зазвучала в городе. Шум моторов колонны уже почти не был слышен. Сознание рейдера померкло.
  На другом конце города поднималось большое зарево. Единственный универмаг города полыхал исполинским пожаром...
   (Большое спасибо за внимание к моему произведению. Ссылка на продолжение в аннотации)
Оценка: 7.76*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"