Доронин Вячеслав: другие произведения.

Мылстоун (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Mailstone -- в переводе Почтовый камень. Маленький городок в штате Техас на Диком Западе. Все бы хорошо, но что тут делает Влад Дракула? Как что? Защищает закон!

  МЫЛСТОУН
  
   []
  
  Пролог
  
  Ночь наступила в маленьком техасском городке Мылстоун. Холодно. Темно. Ветер и снег. По улицам шляются редкие запоздалые прохожие, поплотнее кутаясь в одежды. Такой погоды в Мылстоуне отродясь не видели...
  Vlad Dracula, маршалл Мылстоуна, допил своё пиво. Напялил на голову свой неизменный стетсон, оправил кобуру с 45 калибром, кося висящую на бёдрах, и вышел из салуна, оставив на стойке доллар. Бумажный. Нелюбовь Дракулы к серебру была общеизвестна и никого не удивляла...
  За дверью был ветер.
  
  Вот это номер, - изумился Шаман, выглядывая в окно. - Дракула? Какого чёрта его понесло гулять в час ночи?
  Шаман постучал в стенку:
  - Демиан?
  - Пошёл на ... - хмуро отозвались за стенкой. - Поспать не дадут.
  - Демиан! Дело есть.
  - Ну?
  - Сейчас расскажу.
  Шаман задумчиво позвонил своим бубном, в очередной раз поражаясь, насколько мелодично тот звучит. Потом набрал воздуху в грудь, готовясь к привычной для себя манере рассказа: сумбурно, с плясками и надрывными песнопениями.
  - А-а, ночь длинна-а-а... У-у-эхх! - этими "У-у-эхх" Шаман заканчивал любую фразу. - А-а, ночь темна... У-у-эхх! А-а...
  - Короче. - с той стороны донёсся звук могучего зевка - Demian героически боролся со сном.
  - А-а, ночь...!
  - Или я пошёл спать. - пригрозили с той стороны.
  Шаман понял: ещё одно "У-у-эхх!" - и он лишиться своего собеседника.
  - Хорошо, - скрипя сердце, сказал Шаман, - Будь по-твоему... - он вздохнул о потерянной из-за грубости Демиана красоте изложения. - Выгляни в окно, там наш Маршалл гуляет.
  - Дракула? - уточнил Демиан, словно в Мылстоуне могли быть ещё какие-то Маршаллы, кроме Влада. - И что с того?
  - А ты знаешь, который час?! УЖЕ 1:10 ночи!
  За стеной Демиан поперхнулся от полноты нахлынувших на него чувств.
  
  Человек в чёрном махнул рукой, останавливая экипаж, вскочил на подножку, крикнул: к Сэму и побыстрее! - и был таков. Дракула проводил его задумчивым взглядом, отметив, как удивительно одевается незнакомец. Чёрные джинсы, чёрная рубашка с красной отделкой, чёрная жилетка с красными пуговицами, чёрная шляпа-стетсон, отороченная по краям красной тесьмой. "Издалека - вылитый я", подумал Дракула, "Только он не такой красивый... да и бёдра у него... у меня получше будут, не зря девушки завидуют."
  "Интересно почему, в какую сторону не идёшь, а ветер всё равно будет на встречу?" - думал он, пробиваясь сквозь плотную завесу ветра, несущего снег. "Вероятно, это и есть всемирный закон подлости... Никогда в Техасе такой погодки не было... по дефалту не положено."
  
  Шаман сидел, плотно прижав ухо к стене, и слушал: шаги Демиана, скрип стекла, когда по нему скребут щетинистой щекой, ругань, треск дерева, словно кто-то открыл оконную раму... Вой ветра, возмущённый вопль Демиана... Снова ругань, только уже невнятная - такое ощущение, что Демиан ругается и жуёт пачку табака одновременно... Невнятное: ну, Шаман, погоди! Треск дерева... Характерный звук глотаемого прямо из горлышка пива... Вторая бутылка, третья...
  Через десять минут Шамана оглушил храп здорового, крепко ужравшегося человека.
  
  У городского клуба "Водичка" маршалла ждал сюрприз. В первый момент он даже принял его за приятный... Потом понял, как жестоко ошибался.
  Девушка, сперва показавшаяся Дракуле приличной особой, наклеивала на стену клуба лист бумаги. Дракула поморщился. Кого он точно не любил, так это приезжих. Каждый новый человек в Мылстоуне - лишняя головная боль для маршалла. Особенно такой человек... Девушка. Гёрла по-простому. Красная тряпка для мужской части Мыслстоуна, не избалованной женским обществом.
  "Почему?" - мысленно возопил маршалл, отряхивая с плеч снег. - "Почему каждая собака, заглянувшая в МОЙ город, первым делом норовит помочиться в центре? Сидели бы эти новенькие тихо мирно... месяц-два... старались обходить меня стороной - за квартал... Потом бы их уже приняли за своих. Если не вышвырну из города раньше."
  Девушка закончила расклейку объявлений на многострадальной стене.
  Клуб "Водичка", любимое злачное место Анти Иванушки, Шамана, одноглазого Сильвера, Хаука, Принца и других отставных гусарских поручиков. Вот завтра у них будет оттяг, мрачно подумал Дракула, жаль, что мои моральные принципы не дают мне сорвать объявление со стены. Тогда бы ничего этого не было...
  Девушка повернулась, окинула маршалла оценивающим взглядом. Прошла мимо, зацепив его худеньким плечом. На ней, вместо нормальной для такой погоды зимней одежды, было белое платье с круглой юбкой в форме чайного блюдца. Мать! - поразился Дракула, это ж платье для балета!
  Он повернулся и проводил балерину долгим хищным взглядом. Девушка, словно почувствовав что-то, обернулась и показала маршаллу язык.
  "На редкость неприятная гирла," - подумал Дракула,- "Надо её с Синглом свести." Последняя мысль заставила его лицо расплыться в широкой сатанинской ухмылке...
  
  Глава 1
  КАПКАН ДЛЯ ВОЛКА-ОДИНОЧКИ
  
  Первым злополучное объявление обнаружил Анти Иванушка, пришедший в "Водичку" за опохмелкой. Саженный детина простецкой наружности в белой рубахе, вышитой красными петухами. Рожа распухла от халявного алкоголя, в глазах - неутолимая жажда.
  - Гирла, значит? - сказал Анти Иванушка (прозванный так за свое матёрое русофобство - он ненавидел всё русское, а в особенности искомых Иванушек. Но, как истинный ненавистник, уже жить не мог без предмета ненависти). - Гирла? Это меняет дело.
  Какое именно дело, и почему появление девушки должно было его менять - так и осталось тайной. Анти вынул из кармана карандашный огрызок и быстро написал несколько слов. Потом оглянулся по сторонам - не видит ли кто? - и дописал внизу свой алиас.
  Дурной пример заразителен. К полудню на мессу девушки со странным именем Dance Image отметилось уже человек десять различного народа. Больше всех старались, как говорится - не отходя от кассы, - Анти Иванушка и его закадычный недруг Принц.
  
  А в это время Дракула пил чёрный кофе со сливками, сидя в здании Канцелярии, задумчиво вертел взглядом дырки в потолке и обрабатывал Сингла. Одинокий Волк (Single Wolf), по происхождению индеец из племени Мохоков, хмурая молчаливая бестия, помощник маршалла и официальный палач Мылстоуна, угрюмо молчал и на обработку не поддавался. Его вообще было трудно в чём-нибудь убедить. Он всегда самолично наблюдал восход и заход солнца, дабы не быть обманутым коварным огненным диском...
  Что ж, мысленно вздохнул Дракула, придётся действовать через Рейвена.
  
  Двумя часами позже на провокационное объявление наткнулся Скример, томимый чёрной меланхолией. Изолью желчь, решил он, доставая из кармана серой шинели карандаш.
  "Привет мыльникам от меня!" - писала девушка.
  "Зачем так сразу? Может, попробуешь сначала по-хорошему?" - вывел он, и мрачная обречённая улыбка озарила его черты...
  
  Двумя кварталами севернее "Водички" Профессор составлял очередной список-статистику. Уже давно он обнаружил в себе эту пагубную страсть к систематизации, но поделать ничего не мог. Через эту страсть у него постоянно случались неприятности: так, в одном из списков он неосторожно причислил Вулфмэна (Wolfman) к племени индейцев-Мохоков, на что Оборотень обиделся и предложил Профессору почаще оглядываться, дабы не получить укус в спину. Рисковать жизнью Профессору было не с руки, поэтому на улицу он выходил только в случае крайней необходимости.
  В данный момент перед ним стояла наисложнейшая задача - Профессор задумал классификацию по признаку алкогольной зависимости. Что и доставляло ему страшные моральные страдания. В графу "Неупотребляющие" не было вписано ни одного имени, а без наличия хотя бы одного представителя "непьющих" классификация теряла смысл. Что делать? - молча страдал Профессор, комкая исписанные листы...
  Он подошёл к окну, задумиво теребя рыжую бороду. Посмотрел на улицу. Ясный солнечный день, немногочисленные прохожие и... Шаман.
  Шаман прыгал на улице со своим неизменным бубном и завывал, изредка сглатывая из огромной бутылки. Вызывает дождь, понял Профессор. Пусть он пьяница и бабник, но дело своё знает. В отличие от Джемы, взятой на место Шамана, когда маршалл вышвырнул того из города. Джема, скво из племени Мохоков, родная сестра Одинокого Волка, несмотря на все свои достоинства, дождь вызывать не умела. По её милости город засыпало снегом. Рейвен тогда долго матерился и просил Джему больше так не делать, будь она хоть трижды сестра Сингла. Шамана вернули из ссылки, а Джема заявила, что "не очень-то и хотелось!".
  Между тем Шаман на улице разошёлся не на шутку. Дёргаясь, как эпилептик, и воя, словно паровоз на полном пару, он потрясал руками и грозил небесам кулаком. В некотором отдалении от Шамана уже собралась толпа зевак. Народ Шамана любил и подобные шоу посещал весьма охотно.
  Шаман гаркнул в последний раз, упал на землю, подёргался, замер. Потом встал, поклонился на аплодисменты, и, швырнув недопитую бутылку в сторону профессорского дома, отправился восвояси.
  Бутылка перелетела забор...
  Мой почтовый ящик! - ужаснулся Профессор. Бутылка ударилась в него и взорвалась. Стеклянные осколки засыпали аккуратную дорожку.
  Профессор с бессильной ненавистью посмотрел в спину удаляющемуся Шаману.
  Я отомщу, пообещал он, не знаю пока - как, - но отомщу.
  Профессор подошёл к столу, его блуждающий взгляд остановился на списке "По зависимости от алкоголя"... Он взял ручку.
  Эврика!
  Профессор подумал, а затем, мстительно улыбнувшись, вычеркнул Шамана из колонки "Употребляющие" и вписал в "Не употребляющие". Вот тебе!
  
  Дракула искал Рейвена. Прошёл по окраине, заглянул в Резервацию...
  Рейвен как в воду канул.
  Чёртов индеец, подумал маршалл, насосался виски и где-нибудь под кустом валяется. Раздражённый неудачей, он развернулся и двинулся в направлении центра города, к серому зданию Канцелярии.
  
  В ту самую минуту Одинокий Волк подошёл к "Водичке". О планах Дракулы свести его с новенькой, он, конечно, не знал, а шёл пообщаться с небезызвестным Шаманом. Причём пообщаться активно - вплоть до грязной ругани и рукоприкладства. Любил он моменты, когда подогретые огненной водичкой отставные гусарские поручики начинали выяснять: у кого жена моложе, у кого жупан краше, у кого соответствующая часть тела длиннее.
  В клубе неизвестный Синглу человек в серой шинели угрюмо наставлял неизвестную ему же, Синглу, девушку, как правильно вести себя в Мылстоуне. Основным правилом поведения в городе серый человек почему-то упорно считал обливание ближнего грязью. Сингл пригляделся, его зоркие индейские глаза обнаружили, что у человека в шинели присутствует один погон, а на месте второго торчат обрывки ниток.
  - Эй, Сингл! - окликнули его. Одинокий Волк обернулся. За дальним столом устроились Демиан, величественный как памятник самому себе, и совершенно косой Шаман в своей неизменной рабочей одежде: длинной меховой куртке, выкрашенной в зелёный цвет; поверхность куртки покрывала извилистая вязь колдовских знаков. На столе перед ними уютно разместилась батарея пивных бутылок. Одинокий Волк с минуту полюбовался таким натюрмортом и двинулся к столу.
  
  Рейвен, безуспешно разыскиваемый Дракулой, в данный момент созерцал бушующую поверхность океана. Лицо его с острыми, словно вырубленными топором, чертами было абсолютно безмятежно. На нём отражалась невыносимая скука, словно от одного вида океана ему хотелось спать. Под этой маской скрывался жгучий интерес и совершенно детское желание познавать мир. Он восхищался стихией.
  Рейвен был индейцем-мохоком, одной крови с Одиноким Волком, Серым Волком, Джемой и, как он утверждал, с Принцем, на что тот резонно отвечал: красный белому не товарищ. Белокожего Принца действительно трудно было принять за индейца, которым тот по существу являлся. Принц носил одежду белых, курил как белый, пил как белый. Он забыл свой народ - качали головами старики-индейцы.
  Однако Рейвен с Принцем всё-таки были братьями, то есть людьми, выросшими вместе, знавшими друг друга с самого рождения. Вместе ели, вместе кричали, вместе пачкали пелёнки. Но даже на Принца производило тягостное впечатление скучающее лицо брата.
  В недавнем прошлом столкнулся с айсбергом и затонул огромный пароход, Ворон не помнил, как он назывался, но зато помнил восторг, охвативший его при виде зрелища гибнущего корабля. Он УПОЁННО наблюдал, как медленно погружался в воду нос корабля, как его корпус переломился пополам - нос сразу ушёл на дно, корма же поднялась в вертикальное положение... Восторг! Неземная красота духа. Гиче Маниту!
  В самом разгаре действа к Ворону подошёл Принц, и спросил, что происходит. На что Рейвен скучающе улыбнулся и промолчал. Ничего интересного, решил Принц и пошёл развлекаться в "Водичку". Потом он горько пожалел, узнав о гибели "Титаника" из газет. "Никто, - писали газеты, - "никто не откликнулся на мольбу "Титаника" о помощи. Сотни людей умерли от переохлаждения в прямой видимости берега."
  "Рейвен, не провоцируй брата своим скучающим лицом!" - сказал Шаман, которому обиженный Принц побежал плакаться в жилетку.
  Ворон вздохнул. Окинув последним взглядом океан, встал и зашагал в сторону города. Время опохмелиться.
  
  - Видел новенькую? - спросил Демиан. Сингл покачал головой. - Посмотри. Вон она, рядом со Змеем.
  Одинокий Волк посмотрел в указанном направлении, и узнал девушку, что разговаривала с человеком в шинели. Однако самого человека уже не было, зато был Змей, любитель есть кроликов в сыром виде, и кажущийся знакомым парень в широкополой шляпе, надвинутой на глаза. Под руками у парня висело по револьверу.
  - Кто это? - спросил Сингл, привычно прищуриваясь.
  - VAnkul. Самый опасный пистольеро на Диком Западе...
  - Так маршалл же его вышвырнул!
  - Он вернулся. Такие как он, всегда возвращаются.
  - Ненадолго. - произнёс Одинокий Волк. - Дракула не любит таких...
  - Он никого не любит.
  - Верно. - согласился Сингл. - Но таких - особенно... БЫСТРЫЕ ПИСТОЛЕТЫ! - с презрением закончил индеец, нащупывая томагавк. - Посмотрим, какие они у него быстрые!
  
  В тот же самый момент Дракула вошёл в дверь интеллектуального клуба "Джентльменский разговор", где как раз шла очередная интеллектуальная беседа.
  - Шлюха твоя Лолита! - кричал AWSOM, размахивая руками.
  - Все вы, мужики, одинаковые! - кричала в ответ ИРИСКА.
  Интеллектуальная беседа, хмыкнул маршалл, когда в прошлый раз обсуждали достоинства и недостатки лошадей, шуму было много меньше. Хотя спорило не в пример больше народу.
  - А знаете, что я скажу? - негромко сказал Дракула. Спорщики умолкли.
  - Я скажу: я не знаю никакой Лолиты и знать не хочу. Но я задам вам три вопроса, после чего вынесу вердикт... - он обвёл спорщиков тяжёлым взглядом, зловеще улыбнулся.
  - Её зовут Лолита. - сказал Дракула, - Как зовут его?
  - Гумберт. - в один голос откликнулись спорщики.
  - Очень хорошо... я хотел сказать - хреново. Сколько лет Лолите?
  - Четырнадцать.
  - Гумберту?
  - Сорок с лишним... Около сорока... где-то так.
  - Мне всё ясно. - сказал Дракула. - Он - сволочь и извращенец! Имей он неосторожность появиться в МОЁМ городе, я вышибу его поганые мозги. Сразу, не раздумывая. За совращение малолетних.
  Дракула повернулся и, хлопнув дверью, вышел на улицу.
  Спорщики, открыв рты, изумлённо посмотрели сначала на дверь, а потом друг на друга. AWSOM пожал плечами.
  - Маршалл. - сказал он. - Что с него возьмёшь...
  
  
  ГЛАВА 2
  УБИТЬ ПЕРЕСМЕШНИКА
  
  К востоку от центра города, на самой окраине некто Crusader играл сам с собой в трёхсторонние шахматы. Игра требовала сложного стратегического мышления и нешуточного IQ, которым, как скромно признавался сам Крусайдер, он безусловно обладал. Хорошо, подумал Крестоносец, делая первый ход, посмотрим, что вы на это скажете...
  Небольшой круглый стол занимала странная, треугольной формы доска с треугольной же формы шахматными полями. Вокруг стола через равные промежутки стояли три стула - по числу шахматных сторон. Цвет фигур заслуживает отдельного слова: красные, синие и белые. Обычно Крусайдер болел за синих, хотя на игру это особо не влияло...
  Сделав ход, он любовным взглядом окинул ситуацию на доске, трепетно огладил пальцами полированное дерево фигурок. Да, подумал он, Grey умеет делать вещи. Вечно пьяный, из инструментов только старый томагавк... а такую красоту отгрохал.
  Крусайдер пересел в следующее кресло - пришёл черёд ходить красными.
  
  А в это время в клубе "Водичка" Демиан с подоспевшим на подмогу Анти Иванушкой урезонивали разошедшегося Сингла. Индеец рвался из рук, угрожая снять "поганому бледнолицему" скальп вместе с ушами. Слегка побледневший Vankul сказал, что из города он не уйдёт, чтобы по этому поводу "краснокожий" не думал. Демиан обвинил VAnkula в расизме...
  
  - Рейвен? - неверяще пробормотал Дракула, завидев на горизонте характерный силуэт. Он только что хлопнул дверьми клуба "Джентльменский разговор" и был отнюдь не в радужном настроении.
  - Рейвен! - повторил маршалл уже в полный голос. Индеец вздрогнул. Остановился. Потом повернул голову и посмотрел на Влада.
  "Б-р-р! - мысленно вздрогнул Дракула, испытывая неодолимую потребность перекреститься. Потом опомнился и сплюнул.
  - Иди сюда, Ворон! Дело есть.
  Лицо Ворона вызывало желание горько зарыдать и застрелиться, дабы не мучить больше грешный мир своим неоправданным в нём присутствием...
  
  Десятью минутами позже, кварталом западнее, этажом ниже, то есть в подвале красного кирпичного дома прятался человек неопределённой наружности в грязной засаленной рясе. Белобрысая шевелюра человека несла следы близкого знакомства с таким специфическим сортом грязи, как "ещё по одной - и мордой в салат". На шее болтался огромный деревянный крест.
  Человек в рясе прижимал с себе початую бутылку заморского контрабандного пива "Атлантика ?7". Его глаза цвета ивового листа непрестанно бегали, левая щека дёргалась, словно в нервном тике.
  - Никому тебя не отдам, - шептал человек, стискивая бутылочное стекло потными ладонями. - Никому...
  Если бы в этот момент человека могли видеть Шаман или Принц, они вряд ли узнали бы своего закадычного собутыльника. Буян и сластолюбец, волокита и бесшабашный пьяница... Монаха в этот момент не узнал бы никто.
  Вдруг, словно по звонку невидимого будильника, с человеком произошла резкая метаморфоза. Плечи раздвинулись, хребет выпрямился, руки перестали трястись. Сразу стало видно, что рост человека 174, характер нордический, злобен в течении всего времени, равнодушен к спиртному, девушкам и курению сушеного бычьего дерьма... Посреди подвала дома номер 7 по Блейк-стрит стоял жуткий АнтиГрадус. Бегите люди, а не то будет поздно!
  
  - А вот что со мной ночью приключилось, - рассказывал Демиан, регулярно прихлёбывая из бутылки. - Высунулся я, значит, в окно - в одной майке и трусах - а там ВЕТЕР. А с ним - СНЕГ! Всю морду залепило...
  Сингл, оскорблённый в лучших чувствах, только что ушёл. Зато к компании присоединились Crusher, на время оставивший свою дурную привычку крушить что-ни-попадя чем-ни-попадя, и Сильвер, одноглазый тип пиратской наружности. Рядом примостился VAnkul, давший Демиану честное слово завязать с расизмом.
  - А чё ты в окно полез? В одних трусах?
  - М-м... - смутился Демиан. - Надо было...
  - Опять место под памятник выбирал? - ехидно заулыбался Крашер.
  - ДА! И это, я считаю, не повод для глупых шуток. - с вызовом сказал Демиан, - Я уверен, что мой памятник в полный рост несказанно облагородит облик города! Представь, я - в белоснежной тоге из белого мрамора, в левой руке свиток - знак мудрости, в правой - факел, олицетворяющий свет во тьме, на моей голове корона в форме десятилучевой звезды...
  - А она что олицетворяет? - поинтересовался Сильвер.
  - М-м... - Демиан почесал небритый подбородок, - Ничего не олицетворяет. Корона - для красоты. Дабы оттенить благородные черты моего фейса...
  - Были бы они. - буркнул себе под нос Сильвер.
  - Что?
  - Ничего. Давай дальше... про памятник.
  - Хорошая идея, - сказал VAnkul c издевательской улыбкой. - Поставим памятник на острове посреди залива. Корабли будут проплывать мимо, а ты... твоя статуя, будешь их приветствовать. Welcome to United States of America!
  - А статую закажем в... Париже! - Крашер подавился смехом.
  
  Ворону не повезло. Задача, поставленная перед ним Дракулой, казалась невыполнимой. Заставить Одинокого Волка сделать то, чего тот по-видимому делать не хочет? Ну-ну, попробуйте... Единственный возможный в такой ситуации вариант: взять томагавк и бить брата-мохока до тех пор, пока тот не уяснит все преимущества знакомства со Скво-Танцующей-Под-Дождём. Однако маршалл предупредил, что летальный исход исключается. Не очень-то и хотелось, подумал Рейвен, подходя к зданию "Водички"...
  Вот тут Ворону не повезло во второй раз: Сингла в "Водичке" не оказалось, зато разудалая компания, состоящая в основном из господ бывших гусарских поручиков, предложила Рейвену забыть неблагодарного Сингла и выпить. Разве настоящий индеец может устоять перед таким предложением?
  Через два часа, цепляясь за стенки и напевая себе под нос "О, Гиче Маниту, бамти-бамти-бамп!", Ворон вывалился из дверей "Водички". Упал. Поднялся. Снова упал. Дополз до фасада "Водички", заклеенного всевозможными объявлениями, с трудом выпрямился...
  - О, Гиче Маниту? - пробормотал Ворон, разглядывая "Всем приветик!", подписанный неизвестной ему гирлой по имени Dance Image. "Хорошая похоже девушка", - решил индеец, - "с приданым... Зачем Одинокому Волку Скво-Танцующая-Под-Дождём? Плохая жена - плохие песни. Нет, бледнолицый - не быть по-твоему! Ворон не подставит брата-мохока... Лучше Ворон познакомит брата Волка с хорошей девушкой." - решил Рейвен, выдёргивая из волос карандаш.
  - Хаюшки, милая девушка! - коряво вывел он, подумал и подписался: "Single Wolf". Вот так, брат-мохок, вот так... Краснокожий краснокожего... ИК... не подставит...
  
  Часом раньше городскую черту пересёк одинокий всадник, появившийся со стороны Каньона Ушедших Надежд. Лицо всадника скрывала надвинутая на глаза шляпа, тёмное пончо покрыто слоем красной техасской пыли, чёрные джинсы полиняли и выцвели под безжалостным пустынным солнцем. Оружейные ремни блестят свежим маслом, к седлу пристёгнут двенадцати зарядный карабин Ремингтона... В Мылстоун при полном параде въезжали неприятности.
  
  Минут через десять после появления в городе неизвестного всадника, и за два часа до триумфального выхода на воздух пьяного Ворона, к клубу "Водичка" прокрался Профессор. Рыжая борода его развевалась по ветру, глаза лихорадочно блестели, обеими руками Профессор прижимал к себе зелёную папку с очередным списком-классификацией.
  Из приоткрытых дверей "Водички" неслись пьяные вопли - шла очередная разборка господ бывших гусарских поручиков между собой.
  - А я не гусар! - донёсся до Профессора зычный бас Анти Иванушки. - Я - казак!
  Что ответили собеседники на подобное заявление Иванушки, осталось за кадром, потому как всё перекрыл истошный вопль Скримера:
  - СОВСЕМ НЕ ПЬЁШЬ?!
  Наступила гробовая тишина. Потрясённый Профессор опустился на землю, трясущимися руками раскрыл папку. Чудо свершилось - в Мылстоуне появился НЕ-УПОТРЕБЛЯЮЩИЙ. Стоя на коленях и держа в одной руке карандаш, в другой злополучный список, он тихо и благодарно вознёс молитву любому богу, сумевшему сотворить подобное чудо. Потом медленно, продлевая сладостное удовольствие, перечеркнул "Шаман" жирной чертой. На его глазах выступили слёзы радости...
  
  Дракула стоял у дверей оружейного клуба "Сталь&Верный глаз", взявшись за дверную ручку, и думал. Коварный план "Капкан для Сингла" завис на грани провала. Мало того, что сам Сингл не проявлял к танцующей гирле должного интереса, но и на Ворона надежды мало. Действовать самому? Увольте. Всё-таки Сингл какой-никакой, а друг. Хоть и индеец, хоть и недоверчивый, как старая дева... Загонять его под дулом револьвера в объятия Балерины - чревато осложнениями, в основном морального плана. Подобными действиями Калигула настолько подорвал свою власть, что его в конце концов убили. Да и Джема... Как она отнесётся к насилию над личной жизнью брата?
  С Джемой маршалл связываться не хотел - ни под каким видом. Пусть она не может вызвать дождь - зато прекрасно вызывает град и снежную бурю. Колдуны... они, знаете, особы весьма нервные... Да что там нервные - психи! Да и раскол в верхних эшелонах власти никогда ни к чему хорошему не приводил...
  Дверь с той стороны потянули. Дракула отпустил ручку, дверь отворилась...
  На пороге стоял человек небольшого роста, крепкого сложения, одетый в коричневую куртку без рукавов, какую обычно носят оружейники. Тёмная спутанная шевелюра, глаза со стальным блеском - перед маршаллом стоял Фродо Торбинс, знаток различных видов оружия и наставник молодых стрелков.
  - Приветствую тебя, маршалл. - сказал Фродо. - Заходи, раз пришёл...
  Закрывая за собой дверь, Дракула заметил, как в проходе между домов появился и исчез человек в строгом тёмном костюме. Что за чёрт, поразился маршалл, первый раз вижу Монаха не в рясе... А может это был не Монах? Дракула тряхнул головой, приказав себе не забивать голову глупостями, а думать о важном. Например: о Сингле...
  Дверь захлопнулась. Дракула так и не узнал, что был на волосок от смерти.
  
  В Канцелярии стояла жара и пахло гнилыми яблоками.
  Сингл громко хлопнул дверью, разбудив посаженного за мелкое хулиганство Егора. Тому оставалось сидеть ещё четыре дня, до конца недели, но он уже настолько исхудал, что мог запросто сойти за узника Бухенвальда, вылезшего в последний момент из кремационной печи.
  - Волк! - тихо позвал Егор, поднимаясь с лежанки. Фронтальную стену камеры заменяла решётка, через которую узник мог лицезреть маршалльскую контору во всей её красе. То есть прямоугольный стол, закинутые на него ноги Одинокого Волка, стальной сейф с огромным штурвалом замка, где маршалл хранил свои секреты и бутылку виски, огромное окно в пол стены, за которым продолжалась повседневная мылстоунская жизнь.
  - Ну? - неприветливо отозвался Сингл, поворачиваясь к узнику.
  - Мне бы поесть...
  - Обойдёшься! - отрезал индеец.
  - Но...Волк... Я уже... Я есть хочу...Волк!
  Проклятый индеец пропустил мольбы мимо ушей. Вместо того он поднялся со стула, громко зевнул и взялся за открывание сейфа.
  - Волк! Ну хоть... тот, из второй камеры... Nuke который... Он кажись всё - отмучился.
  - Ну и Маниту с ним. - равнодушно пожал плечами Сингл. Вообще-то Нюка должны были публично повесить, но всё как-то руки не доходили. Бедняга, мимолётом пожалел его Сингл, ну да мне работы меньше.
  - Так пахнет он... и мухи...зелёные... - Егор сник, решив что от индейца понимания не дождёшься. Потом увидел, ЧТО достаёт Сингл из сейфа, рот мгновенно наполнился слюной. - СИНГЛ!!
  От жуткого вопля индеец подпрыгнул, едва не выронив поднос, на котором, как полки на поле боя, разместились жареная куропатка, нарезанная крупная кусками ветчина, пупырчатые огурчики, крепкие помидоры, кусок копчёного сала, два гамбургера, один из которых надкушен, и полкаравая слегка зачерствевшего хлеба. Глаза Егора едва не выскочили из орбит.
  Разъярённый индеец окинул его далеко не дружелюбным взглядом.
  - Волк? Дай кусочек, Волк... Пожалуйста...
  Просил и уже понимал, что не даст.
  Сингл отвернулся, поставил поднос на стол и принялся за еду, кромсая нежное мясо томагавком. При этом он причмокивал и бросал кости на пол.
  - Дай хоть хлеба, жадина индейская! - возопил несчастный Егор, из всех сил вцепившись в решётку. - Три дня как не жрамши... Изверг.
  Сингл счастливо улыбнулся. Потом подцепил томагавком кусок ветчины и с хрустом сжевал, глядя узнику прямо в голодные глаза.
  Егор сполз на пол и заплакал...
  
  Эврика!
  Дракула откинулся в кресле и самодовольно улыбнулся. А это выход, подумал он, вот кто мне нужен. Lawyer. Законник. Адвокат. Уж этот проныра найдёт способ окрутить Сингла. Сделает так, что бедный индеец сам полезет в петлю и будет при этом благодарить Laweyr'а за хорошо намыленную верёвку. Решено. Иду к Адвокату.
  Адвокат Дракулы - звучит. Особенно если перевести "Draсul" с румынского.
  Адвокат Дьявола.
  Такие дела, Сингл, такие дела...
  
  
  ГЛАВА 3
  ХОРОШИЙ ИНДЕЕЦ - МЁРТВЫЙ ИНДЕЕЦ
  
  В каждом городе есть свои праведники, свои законники, свои сплетники, свои герои... И уж никакой город не может обойтись без злодеев. Официальными злодеями Мылстоуна считались: Воланд - полномочный представитель Ада под землёй, маршалл Дракула - полномочный представитель Ада на земле и Денница-Локи - личность странная и апокалипсическая, мрачный проповедник "Последнего дня" и "Часа гнева". Иногда, правда, он позволял себе расслабиться и выйти на кулачки с Демианом, когда тому приспичило грязно поругаться при большом стечении народа.
  Неофициальных же злодеев было много больше, настолько больше, что их классификацией не успевал заниматься даже помешанный на статистике Профессор...
  
  Дилижанс должен был появиться с минуты на минуту.
  Дедушка Десперадо, или, как его ещё называло население Мылстоуна - Отчаянный Дедок, поудобнее перехватил старую двустволку. При этом движении лямка, поддерживающая широкие синие штаны, сползла с плеча, клетчатая рубаха задралась, обнажив тощий живот. Дедушка матюгнулся. Только этого мне не хватало, подумал он, нет, стар я уже для всего этого дерьма.
  Он стоял на обочине, прямо за тем местом, где федеральная дорога делает крутой поворот и ныряет в каньон Ушедших Надежд, чтобы немного повиляв там хвостом, вновь вырваться на простор техасской пустыни. Дальше дорога идёт прямиком через Мылстоун, минуя различные клубы, оставляет по правую руку бордель, по левую Канцелярию, доходит до серого здания Телеграфа, пересекает городскую черту, отмеченную зловещим знаком "Шаманы здесь не ходят", и потом движется по прямой до самой границы штата Техас. Если вы остались в живых достаточно долго, чтобы увидеть выкрашенный в зелёное пограничный столб - значит вы счастливчик. Дедушка, какой бы он не был Отчаянный, дальше границы штата никогда не выезжает. Хотя вполне может выстрелить вам вдогонку...
  Дедок тряхнул седой бородой, устроил ружьё на сгибе левой руки, правой вытащил из кармана бутылку. Зубами выдернул пробку, отхлебнул из горла. Самогон - что может быть лучше в зябкий зимний вечер? Ничего... если забыть, что сейчас четыре часа дня, солнце печёт как бешеное, а на дворе - поздняя весна. Но когда грабишь дилижансы - дрожь в ногах вполне обычное явление. И холод тут ни при чём.
  Живительная влага ожгла нёбо. Дед одобрительно крякнул, убрал полупустую бутылку в карман и приготовился терпеливо ждать. Что ж, это долго не продлится. Ещё минут пять, десять от силы... Вряд ли дилижанс опоздает.
  Федеральная почта не имеет такой привычки - опаздывать.
  
  - Сингла жалеть не надо. - сказал Дракула. - Он сам кого хочешь пожалеет. Томагавком по черепу... Натура цельная и по частям не поступает.
  Лойер улыбнулся уголком рта. Он уже битых два часа общался с маршаллом в такой манере - покачиваясь в своём неизменном кресле и понимающе улыбаясь собеседнику. У ног Адвоката устроилось целое семейство сиамских кошаков: папа, мама и сынок с наглой рожей хозяйского любимца. Сорванным голосом хрипел граммофон. Кошки недовольно косились на чудо французской техники, но молчали. В отличие от маршалла...
  - Проклятый город. Всех бы поуби...
  Дракула замолк, провожая ледяным взглядом котёнка, внезапно решившего, что с него хватит. Котёнок махнул острым хвостом-морковкой и исчез в дверях кухни.
  - Сиамский...- с непонятным сожалением сказал маршалл.
  - Угу. - подтвердил Лойер. - Семья...
  - А вот я черепашек люблю.
  - Угу. - так же немногословно согласился Лойер. - Повезло людям...
  
  Между тем в клубе "Водичка" пьянка превратилась в процесс наподобие криминальной разборки - чем дальше, тем больше невинных жертв. Любой человек, имевший неосторожность появиться в клубе, оказывался узнан (или не узнан), схвачен, посажен за стол и поставлен перед вечным выбором: пить или не пить? Пока несчастный соображал, что к чему, в него успевали влить кварту (по меньшей мере) пива, виски или джина. После чего вечный вопрос отпадал сам собой. Жертва выпивала ещё и превращалась если не в бывшего гусарского поручика, то уж в близкого гусарского родственника наверняка. Особо отличившихся Анти производил в казаки. Изредка просыпался Шаман со своим неизменным "У-у-эхх!" и вносил оживление. Ему аплодировали...
  Профессор, заглянувший узнать имя человека, который "СОВСЕМ НЕ ПЬЁТ", не избежал общей участи. Теперь он старательно составлял список-классификацию по казачье-гусарскому критерию... Рядом сидел Splinter, объясняя всем и каждому, что его имя в правильном переводе означает не Заноза, а...
  Анти Иванушка несколько раз выходил на воздух - проветриться. В одном из таких заходов он обнаружил Рейвена, спящего у стены клуба с карандашом в руках. Странно, удивился Анти, так он грамотный?
  Добрый Анти затащил индейца обратно в "Водичку". Индеец стонал во сне и всё бубнил о какой-то девушке, которая "плохая жена - плохие песни". Анти искренне пожалел неудачливого мохока. Видишь как оно,- думал Анти, - Учение! Вроде и свет, а до добра не доводит...
  
  А в это время в районе каньона Ушедших Надежд гремели выстрелы.
  
  - Хорошо, я понял. - Адвокат задумчиво почесал папу-кошака за ухом. - Есть гирла, есть предполагаемый жених... Что ты хочешь от меня?
  - Зверства. - сказал маршалл. - Но утончённого... По-простому я и сам могу.
  Лойер на мгновение задумался. Потом улыбнулся. Дракула поморщился - не любил он улыбающегося Адвоката. Лицо... Просто мороз по коже. Эдакий престарелый садист на пенсии, решивший тряхнуть стариной. Дедушка-затейник, твою мать...
  - Будет суд. - сказал Лойер, продолжая улыбаться. - Прокатим Сингла по полной программе... Хороший индеец - мёртвый индеец.
  
  Звук выстрела раскатисто прокатился по каньону, порождая многочисленное эхо... Дедушка лихорадочно перезарядил двустволку, осторожно выглянул... Выстрел. Пуля чиркнула по камню.
  - Старик... - донеслось из-за дилижанса. - Бросай оружие. Я говорю с тобой от имени правительства Соединённых Штатов.
  - Федерал!
  - Он самый, дедуля, он самый... Сдавайся!
  Отчаянный Дедок сложил из пальцев левой руки аккуратный кукиш. Нет... мало. Он сжал пальцы в кулак, отставив средний палец...
  - Вот тебе!
  Некоторое время федерал молчал. Видимо, потрясённый до глубины души.
  - Нападение на федеральную почту - самая идиотская идея, что только могла прийти в твою тупую голову, старик. - сказал федерал после краткого раздумья. - А дураков надо учить.
  Армейский кольт в его руке оглушительно рявкнул...
  
  А в это же самое время в клубе "Водичка" некто Анти Иванушка давал некоему Ворону урок из цикла "как стать Казановой". Причём нежелание индейца учиться в расчёт не принималось. "Сделай доброе дело - и отпразднуй его смело" - сказал Анти сам себе и взялся за мохока всерьёз.
  - Как понравиться девушке? Я тебя научу. - хмельной Анти покровительственно похлопал Рейвена по плечу.
  - Да я сам знаю. - отбивался бедный индеец. - Не надо меня ничему учить!
  Анти треснул кулаком по столу:
  - Молчать!
  Рейвен подавился возражениями.
  - Метод безотказный, проверенный. Любую гёрлу валит наповал с первого захода. Придуман ну просто для тебя, хлопче... Слышь, краснокожий? Ты меня слушай, хлопче, слушай - Анти плохого не посоветует... Правду я говорю? Шаман! Шаман, едрить твою в качель!
  Шаман открыл глаза, окинул мутным взглядом стол, прогундосил: ночь темна-а, у-уэхх! - и снова вырубился.
  - Во! Содержательный человек... - обрадовался Анти, отпуская ухо Ворона.
  "Бежать!" - понял Ворон. - "Мой последний шанс." Индеец рванулся, но было поздно - Анти сграбастал его своими ручищами и усадил рядом.
  - Такая метода: ни одна девушка не устоит, если выразить ей свою любовь на иностранном языке...
  - Французский подойдёт? - с надеждой спросил Рейвен...
  ...- ДИСКОТСТВО!! - в "Водичку" с восторженным воплем ввалился Shure-man.
  Он встал на пороге, держа в одной руке бутылку пива, другой сжимая револьвер.
  - Люблю! - сказал Шур-мэн и выстрелил в потолок. Посыпалась штукатурка.
  
  А в это время DVK с большим интересом читал объявление на стене Литературного клуба. Объявление гласило:
  "Уважаемые леди энд джентльмены! Сего дня, сразу после заката, в стенах нашего клуба состоится торжественное чтение вслух. В программу вечера входят:
  1) AWSOM, патриотическая поэма "Рождённый в Мылстоуне".
  2) Frodo Torbins, стихотворение "Вампир". (слабонервных просим покинуть клуб)
  3) Демиан, "Баллада о дороге" (Куда пошлют - туда пойдёшь)
  4) Screamer, "Мемуары". ч.13 (Как я стал Контр-Адмиралом)
  5) AWSOM, "Вирши-капканы" (детям до шестнадцати)
  Вход свободный. Приглашаются все желающие. Лицензии на критику выдаются за отдельную плату. Калибр до 50 включительно."
  DVK небрежно положил руку на рукоять револьвера. Смит-Вессон 45-го калибра, вороненая сталь, рукоять слоновой кости. Критики нужны? Что ж... будут вам критики...
  Внезапно он почувствовал чей-то недобрый взгляд. Хребет заледенел, мышцы спины непроизвольно напряглись. ДВК взвёл курок, стараясь сделать это как можно незаметнее для неведомого наблюдателя. Глаза его сузились...
  Раз!
  Он развернулся, опускаясь на правое колено и одновременно выхватывая револьвер из кобуры. Поздно! Ощущение враждебного взгляда исчезло, словно его и не было. Только между домов мелькнула и исчезла неясная тень...
  ДВК цепким взглядом окинул близлежащие дома. Ничего. Показалось. Не было никакого врага...
  Но всё же он чуть помедлил, прежде чем убрать револьвер обратно.
  ДВК так никогда и не узнал, что был на волосок от смерти...
  
  "Каюк патронам", подумал федерал, вытряхивая из барабана револьвера стреляные гильзы. "Ситуация полный сакс."
  - Ладно, старик. - сказал федерал, - Достал ты меня... Даю тебе последний шанс... Уходи!
  - Это как? - притворно нахмурился Дедушка Десперадо, пытаясь скрыть радость. Он уже расстрелял все патроны и тянул время, с ужасом ожидая, когда федералу взбредёт в голову атаковать.
  - А так: на все четыре стороны. Я на тебя даже заявлять не буду.
  - Почему?
  - Чтобы надо мной вся Федеральное Бюро ржало?! Нечего сказать - герой... с одним ламером полдня возился. И это легендарный oWk?! Курам на смех.
  "оВк? Ни хрена себе встреча. - изумился Дедок. - Надо уматывать."
  - О'key, - сказал Дедушка. - Ты мне тоже надоел...
  
  У Одинокого Волка окончательно испортилось настроение. Поводом послужило незначительное вроде бы событие: дорогу индейцу перебежал Вулфмэн. Причём не просто перебежал, а в своём волчьем облике. Зрелище архинеприятное. Представьте медведя-гризли, вставшего на задние лапы, чуть более лысого, чуть менее толстого, с волчьим хвостом и мордой. Глаза человеческие, горят зловещим жёлтым огнём, шерсть свалявшаяся, с пятнами проплешин. Из огромной пасти капает слюна и изредка раздаётся утробное рычание.
  Вернейшая из старых индейских примет: Оборотень дорогу перебежал - к свежему трупу...
  Но совсем плохо Синглу стало, когда он понял, КУДА направляется Вулфмэн.
  Название "Водичка" себя отжило. Придётся сменить на другое... "Кровавая Мэри" - к примеру.
  
  Если быть точным, то Вулфмэн не собирался никого убивать. Напугать до смерти - это да, это он любил. А убивать... Нет, скучно. Кровь, грязь, предсмертные крики - кому это надо? Хотя... Порой так трудно удержаться.
  А Профессора я достану, - мстительно подумал он и облизнулся. - Будет знать, как причислять чистокровного русского к каким-то там краснокожим...
  
  - Держите его!
  Крики доносились из "Водички". Лойер удивлённо поднял бровь. Сингла женят? Когда успели? Без меня?! Он ускорил шаг.
  - ШАМАН! Нет, Шаман, не надо! Держите его! Шаман, не делай этого! Сам же жалеть будешь...
  Лойер так и замер на месте. Потом хлопнул себя по лбу, чертыхнулся и бросился бегом. Всё намного хуже, чем казалось. Шаман собрался колдовать. Пьяный в дымину. В доску. В паркетную плитку.
  Над городом нависла серьёзная опасность...
  
  Глава 4
  МИСТЕР ХОРОШИЙ ПАРЕНЬ
  
  Странно...
  Сержио поднял вверх обслюнявленный палец. Юго-западный ветер? Да ещё такой сильный? Духи ничего про это не говорили...
  Он медленно переступил с ноги на ногу. Что-то странное последнее время делается с погодой - её всё труднее предсказать. Голоса духов едва слышны, словно доносятся сквозь вату. И... как ни тяжело это признавать... Духи тоже ошибаются. Последнее время - всё чаще.
  Сержио прикрыл глаза ладонью, сосредотачиваясь. Главное - поймать волну, остальное приложится.
  Мгновение спустя он открыл глаза, лицо исказилось яростью.
  - ША-ММ-АН ! - прохрипел Сержио. От города тянуло нестерпимым холодом, и он знал, кто в этом виноват. - ША-ММ-АН! - словно некое заклинание повторил Сержио. - ТЫ УМРЁШЬ!
  
  Шаман в данный момент времени чувствовал себя отлично и умирать отнюдь не собирался. О чём господа, присутствующие в "Водичке", успели уже не раз пожалеть.
  - Держите его! - орал Сильвер, размахивая стулом. - Уйдёт, сволочь! Ой, уйдёт...
  Шаман успел пригнуться. Стул пролетел в каком-то дюйме от его головы, ударился в стену...
  - Тысяча чертей! - возопил Сильвер.
  Одним прыжком Шаман оказался на стойке, выпрямился, держа в руках бубен. - Колдовать буду! - жизнерадостно поделился он своими планами. Кто-то испуганно охнул. Несколько человек бросились к выходу - в дверях клуба мгновенно образовалась пробка...
  
  А в это время неизвестный всадник, въехавший в город тремя часами ранее описываемых событий, остановил жеребца у колодца, что на центральной площади. Равнодушным взглядом окинул прилегающие к площади здания. Обычный техасский городок, каких не счесть в этом беспокойном штате. Всё как обычно. Салун "Водичка", из которого доносятся пьяные вопли и грохот переворачиваемой мебели, звон стекла и щелчки взводимых курков. По той же стороне улицы, через четыре дома от салуна, бордель "Постельные разговоры". Угу, мысленно улыбнулся всадник, как это диво не называй - суть не изменится. Кто же в постели разговаривает? Любят пошутить в этом городишке...
  Напротив борделя угрюмое серое здание, в котором с первого взгляда можно распознать тюрьму. Надпись по фронтону здания гласит "Канцелярия". Местный шериф ещё и грамоте обучен? Нет, вряд ли... Обычно шерифы подобных городков - огромные зверообразные типы, дикие и необузданные - только такие способны удержать в повиновении местных буянов...
  Рядом с "Канцелярией" - виселица, грубо сколоченный дощатый помост, столб с перекладиной... Закон есть закон.
  Всадник спешился, похлопал коня по лоснящейся от пота шее. Откинул пончо на левое плечо - под пончо была рубаха, в кармане рубахи несколько сигар. Достал одну, понюхал, блаженно втягивая ноздрями экзотический аромат, скусил кончик, неторопливо закурил, продолжая наблюдать... Вот к салуну движется человек в сером щегольском костюме, судя по всему, револьвер у него в подмышечной кобуре... ША-ММ-А-А! - донеслось из "Водички". Интересно, что это "Шамма" означает? Человек в сером словно споткнулся, замер, потом с размаху ударил себя ладонью по лбу, и кинулся бежать... Из дверей салуна ему навстречу вывалилась толпа, человека в сером едва не сбили с ног... Тот громко чертыхнулся, пропуская бегущих, кинулся внутрь...
  - ОТСТАВИТЬ СТРЕЛЬБУ!! - страшный вопль заставил всадника вздрогнуть. - ШАММА! - опять эта непонятная "Шамма". - Брось бубен!
  Бубен? Первый раз слышу про револьвер такой системы... Всадник пожал плечами и взялся за ведро. Такое впечатление, что конскую поилку последний раз наполняли лет сто назад, во времена карпетбеггеров...
  Выстрелы. Вопли. Опять выстрелы...
  Окно салуна разлетелось яркими стеклянными брызгами.
  
  Лойер едва успел упасть на пол, прежде чем господа отставные поручики открыли шквальный огонь по прыгающему и завывающему на стойке Шаману. Лежа под столом и слушая грохот кольтов, смит-вессонов, карабинов ремингтон и винчестер, он мысленно проклял свой длинный язык. Нет бы промолчать! Эти господа успели накачаться до такой степени, что даже не подумали о револьверах, как о самом простом и кардинальном способе избавиться от Шамана. В него кидали стулья, бутылки, тарелки, даже камни, неизвестно как оказавшиеся в "Водичке". В конце концов удачный бросок вырубил бы Шамана без особого вреда для здоровья последнего. Но... Пришёл Адвокат и всё разъяснил.
  Благо они хоть пьяные. Вокруг Шамана взрываются бутылки, от стойки отлетают щепки, в стену всажено столько пуль, что завтра придётся искать место, куда вбить гвоздь... А Шаману - хоть бы хны. Кривляется и кроет всех матом, обещая новое явление чертей народу.
  - ПОБОЙСЯ БОГА! - крикнул кто-то позади Лойера. Тот глянул через плечо и увидел лежащих под соседним столом Lynx'a и Шур-мэна. Первый нервно раскуривал трубку, второй деловито перезаряжал свой кольт. Шур-мэн оторвал взгляд от револьвера и приветственно махнул Адвокату рукой. Потом приподнялся на локтях и крикнул:
  - ШАМАН! ДОЖДЁШЬСЯ ТЫ У МЕНЯ!
  Каким-то чудом крик Шур-мэна не затерялся в окружающем грохоте и достиг ушей Шамана. Тот отыскал взглядом кричавшего, оскалился в улыбке и показал руками жест, известный в народе как "отруби по локоть".
  Шур-мэн изменился в лице.
  - Кое-кто получит по хлебалу. - прошипел он сквозь зубы. - И я знаю, как зовут этого "кое-кто"...
  Шур-мэн посмотрел на свой револьвер. Слишком легко, подумал он, слишком... Повернулся к Линксу:
  - Остроглазый? Отвлеки Шамана, а я... - он зловеще улыбнулся. - Обещаю - ты не будешь разочарован.
  Рысь пьяно кивнул, вынул изо рта трубку. Потом сложил ладони рупором, заорал, напрягая глотку:
  - ТИХО!! НЕ СТРЕЛЯТЬ! НЕ СТРЕЛЯТЬ, Я ГОВОРЮ!
  И, после паузы:
  - ШАМАН! СЛАБО ОДИН НА ОДИН?!
  Стрельба прекратилась. Господа стрелки удивлённо переглядывались. Даже Шаман замер на стойке, забыв про бубен. Идиот пьяный, подосадовал про себя Шур-мэн, я же тебя не об этом просил...
  - Кто кричал? - пронёсся по залу шепоток.
  Хоть один умный человек нашёлся, подумал Лойер, поднимаясь с пола и отряхивая с серого костюма пыль.
  - Хорошо! - сказал он, окидывая собравшихся ироничным взглядом. - Линкс предлагает Шаману боксёрский матч. Один на один. Никто не против? Шаман? Ты как?
  Тот почесал бровь, потом затылок. Кончиками пальцев ударил в бубен, прислушиваясь к мелодичному звону. По лицу его расплылась широкая улыбка.
  - Ночь те-мн-а-а, у-у-эхх! Ночь длин-а-а, у-у-эхх!
  - Короче. - попросил из угла Демиан.
  - Грубый ты человек, однако. - покачал головой Шаман, потом вздохнул: - Я согласен.
  Подумал и добавил:
  - У-у-эхх!
  
  Мгновенно расчистили место для поединка, оттащив в стороны столы, стулья и несколько бесчувственных тел, благоухающих алкоголем. Господа бывшие гусарские поручики образовали круг, внутри встали напротив друг друга косой Рысь и чуть менее трезвый Шаман. Лойер взял на себя роль рефери...
  За спинами зрителей Шур-мэн подобрал забытую кем-то деревянную биту. Окинул её оценивающим взглядом. Маловато, вздохнул он, ну да ладно...
  Шур-мэн повернулся на сто восемьдесят градусов и оказался нос к носу с одноглазым Сильвером, держащим в руках лист бумаги и карандаш.
  - Шур? - зачем-то спросил тот. Потом опустил взгляд к наполовину исписанному листу бумаги. - Пишем: Сильвер встретил Шур-мэна с дубинкой в руках... Точка. Шур-мэн собирался... А, кстати, что ты собираешься делать с дубинкой?
  - Дать по носу самому любопытному. - хмуро отозвался Шур-мэн, поудобнее перехватывая биту.
  - Понял, понял... - заторопился Сильвер, пряча бумагу. - Меня уже нет. Я уже ушёл...
  По знаку Лойера противники начали сходиться...
  
  А в это время дилижанс федеральной почты прибыл на почтовую станцию Мылстоуна.
  - Всё в порядке? - спросил Фродо, увидев измученного oWk'а. Тот слабо улыбнулся.
  - Я цел, груз цел - что ещё надо?
  - А что тебе надо?
  - Кофе и отдых. - сказал oWk. - В таком порядке... Или наоборот. - он широко зевнул. - И можно без кофе.
  Через несколько минут могучий храп огласил здание станции.
  
  - Разве для того, чтобы быть сволочью, нужна причина? - задал Дракула риторический вопрос. Окинул свое отражение в зеркале самодовольным взглядом, поправил стетсон. Нахмурился:
  - Это ты мне? - нахмурилось в ответ отражение. - Это ты мне, парень? Ты хоть знаешь, с кем связался, а? Оп!
  Револьвер вылетел из кобуры, левая ладонь легла на курок...
  - Опоздал, молокосос! - засмеялся маршалл, отправляя оружие обратно в кобуру. - Я всегда был быстрее тебя. И всегда буду. Потому что я - сволочь. Самая настоящая...
  Он повернулся и вышел в дверь, оставив зеркало в лёгком недоумении.
  
  А в это время неизвестный всадник продолжал наблюдать за жизнью Мылстоуна. Вот огромными скачками пронеслась серая собака... или волк? - размером с медведя-гризли, заставив всадника схватиться за карабин. Услышал за спиной испуганное ржание жеребца. Хорошо, что я догадался его привязать, подумал всадник.
  Помесь собаки с медведем остановилась, не добежав несколько шагов до колодца, окинула фигуру настороженным взглядом, и юркнула в проход между домами. Всадник облегчённо вздохнул. Странный город... Дикий какой-то.
  Он отнял от плеча ремингтон, положил на край колодца. Рядом шумно хлебал воду жеребец, кося на хозяина тёмным глазом. Ему тоже было не впервой. Правильно, мысленно одобрил поведение жеребца всадник, что попусту волноваться... особенно когда опасность уже минула.
  Не сглазь, одёрнул он сам себя...
  Выстрел.
  
  Резкий дух пороховой гари, сыплющаяся с потолка штукатурка...
  - Конец первого раунда! - громко объявил Лойер, отряхиваясь. - Конец раунда. - повторил он под недовольный рёв болельщиков. - Поднимите бойцов!
  - Виски... Виски мне! - прохрипел поверженный колосс, в котором с трудом, но всё же опознавался Шаман. Противник его молча грёб руками по полу, словно пловец, выброшенный на сушу и ещё не осознавший этой простой истины. Глаза его, впрочем, как и глаза Шамана, заплыли, носы у обоих расквашены, а костяшки пальцев ободраны до крови... Идиллия по техасски.
  Дверь с грохотом распахнулась, на пороге появился хмурый Сингл, грея в руке томагавк. Окинул недоверчивым взглядом помещение.
  - Так! - сказал индеец, проводя пальцем по сверкающему лезвию топора. - Где Профессор? Где он, я спрашиваю?!
  Гробовая тишина. Из расступившейся толпы появился Адвокат, элегантно укладывая руку на рукоять револьвера.
  - В чём дело, Сингл? - выразил Лойер общее мнение.
  
  В это же время к неизвестному всаднику подошёл человек. Весьма колоритный индивид, подумал всадник. Покрытая слоем пыли одежда, загорелое лицо то ли мексиканца, то ли индейца-мохока, широкополая шляпа, ковбойские кожаные наколенники, небритое лицо человека, которого давно и безуспешно разыскивает полиция штата. Из-за правого плеча индивида высовывается приклад винтовки. На бедре - огромное мачете в потёртых ножнах, в зубах - зубочистка.
  - Ники! - представился индивид, протягивая руку. Ошеломлённый всадник неуверенно пожал крепкую ладонь. Индивид улыбнулся всаднику, как лучшему другу, чем окончательно сбил того с толку.
  - Сто пятьдесят! - гордо заявил Nicky, тыкая себя в грудь пальцем.
  - Чего - "сто пятьдесят"? - не понял всадник.
  - Долларов, конечно. - Ники удивлённо поднял брови. - Техас - это тебе не Мексика, здесь за песо можно получить только в морду... Моя цена - сто пятьдесят долларов!
  - Всё равно не понял. - развёл руками всадник.
  Ники даже сперва обиделся. Но потом врождённое дружелюбие победило. Он махнул рукой, вытащил из-за пазухи сложенный вчетверо лист бумаги. Осторожно развернул.
  - Это я. - ткнул он пальцем.
  С листа бумаги на всадника смотрел давно небритый субъект, имеющий отдалённое сходство со всеми мексиканцами сразу. Подпись гласила: "NICKY-AMIGO" Ниже: "150$ за живого или мёртвого". Ещё ниже: "Опасный бандит, грабитель поездов и банков." Поперёк листа кривая карандашная надпись: "Nicky - дурак".
  - А это что? - спросил всадник, проводя пальцем вдоль надписи.
  - А-а... э-э... хм-м. - смутился Ники, быстро свернул плакат вчетверо и спрятал за пазухой. - Сильвер балуется. Он у нас шутник!
  - Зато... - Ники доверительно наклонился к самому уху всадника. - Я ему весь подъезд исписал.
  - Кому?
  - Сильверу. У-у, пират одноглазый!
  
  От дома Адвоката маршалл прямиком направился в Канцелярию - проведать Сингла. Зачем ему снова понадобился индеец, Дракула не задумывался. Нужен, значит нужен. Найдём применение.
  Услышав выстрел, маршалл внезапно повеселел и даже соизволил улыбнуться. Стреляйте, мстительно подумал он, нарушайте закон. Чем больше наворотите, тем лучше. А потом буду стрелять я. Пара трупов ещё ни одному маршаллу не испортила карьеру... Если, конечно, в числе этих трупов не окажется его собственного. Маршалл совершил разворот на сто восемьдесят градусов и направился в клуб "Тоска зелёная"...
  
  Шаман полз. Оставляя за собой кровавый след, карябая давно нестрижеными ногтями давно немытый пол, и сердце озверевшим комком долбилось в грудную клетку, грозя сломать рёбра...
  Он уходил.
  Шаман знал, что это - его последний шанс. Люди никому не прощают собственного испуга. Ты напугал их, дружище - улыбнулся он разбитым ртом, - весь этот чёртов город трясся в лихорадке, завидев бубен в твоих руках. Они не так уж круты, как пытаются показать...
  Люди не замечали ползущего Шамана, их больше интересовал словесный поединок между Одиноким Волком и Адвокатом. Пусть их, мысленно пожал плечами Шаман, зато теперь у меня есть шанс...
  Винтовая лестница на второй этаж, резные перила, некогда лакированные, но от времени лак стёрся, поверхность вся в царапинах, следы ударов сапогами и пулевые отметины. Шаман усилием воли вздел себя вверх, подтянулся на перилах, забрасывая ноги, превратившиеся в чугунные столбы, на первую ступеньку...
  - Далеко собрался? - поинтересовались за спиной. Шаман медленно повернул голову.
  Позади стоял Шур-мэн, поигрывая дубинкой, и глядел на Шамана нехорошим взглядом...
  - Порву. - пообещал Шаман.
  
  
  
  Глава 5
  ОДНАЖДЫ УКУШЕНЫЙ
  
  В первый момент Проф не понял ничего. Совершенно. Темнота бросилась на него клубком когтей и оскаленных зубов, утробно рыча и роняя слюну на землю...
  И даже боль в прокушенной руке он не добавила ясности в случившееся. Он помнил, как выскользнул в заднюю дверь, ту, что за стойкой салуна... Помнил, как остались за спиной Одинокий Волк, громогласно требующий подать ему "Профессора", и Адвокат, предлагающий таковые требования обсудить... Помнил, как уличный фонарь бросал в лицо сгустки мертвенного света...
  Скрип, скрип, скрип.
  Качался на ветру фонарь.
  А потом...
  Потом был страх, панический ужас, от которого кожа пошла пупырышками и заледенел хребет. И когда темнота внезапно обрела волчий оскал, Проф принял это как данность. Просверк...
  Опустевшую улицу огласил тоскливый волчий вой...
  
  Пятью минутами позже, двумя кварталами западнее, на самой окраине Мылстоуна некто Крусайдер слушал хантейские напевы в исполнении Grey Wolf'a. Индеец был трезв как стёклышко, но завывал не хуже пьяного. Душа требовала виски, пива или, на худой конец, мексиканской водки - текилы, но, если денег нет, то, как говорится, денег нет...
  Внезапно Крусайдер тяжело вздохнул.
  - Пива хочешь? - понимающе кивнул Грей, прерывая очередную руладу.
  - Нет.
  - А чего тогда?
  Крусайдер вновь вздохнул.
  - Клу-Клукс-Клан хочу. - с тоской в голосе сказал он.
  У Грея глаза полезли на лоб. От переизбытка чувств он минуту молчал, переваривая услышанное.
  - И в чём проблема? - наконец спросил он.
  - Жертв нет.
  Грей задумался.
  - Ноу проблем. - сказал он через мгновение. - Не извольте беспокоиться, сэр рыцарь... Жертвы - будут.
  
  А в салуне, как ни странно, обошлось без жертв. Обстановка разрядилась сама собой. Ни Сингл со своим томагавком, ни Адвокат со своим револьвером, ни даже кровожадно скалящийся Шур-мэн с бейсбольной битой не успели совершить то, что в любой юридической системе расценивается как уголовно наказуемые действия. И даже зловеще ощерившийся Шаман не успел никого порвать...
  Потому что на сцену вышло Провидение в образе хрупкой девушки в белом...
  - В чём дело, Сингл? - кисть Лойера легла на рукоять револьвера; в сером лезвии индейского томагавка преломилась изящная фигура в сером жилетном костюме; в зрачках Шамана, расширенных, как у курильщика опиума, Шур-мэн разглядел себя в позе кетчера, готовящегося принять финальную подачу. Ещё миг и...
  Хлопнула дверь.
  - Привет! - радостно сказали у Сингла за спиной. Такой невинный девичий голосок...
  - Хаюшки! - не спуская глаз с Адвоката, пробурчал индеец. И был очень удивлён, когда брови оппонента изумлённо поползли вверх... Ага, подумал индеец, старый трюк. "Я-что-то-вижу-у-тебя-за-спиной." Сингл мгновенно сместился вправо, так, чтобы оказаться в острие угла, образованного Лойером и обладательницей невинного голоска.
  - Хаюшки? - недоумённо повторила девушка...
  
  - Порву. - пообещал Шаман. Шур-мэн зловеще прищурился, молодецки хэкнул, дубинка описала дугу... И если бы не усталые ноги Шамана, которым изрядно поднадоело таскать сто восемьдесят хозяйских фунтов, вполне могло статься, что Шур-мэн получил бы свой приз...
  А именно: мозги на дубинке.
  И сто восемьдесят фунтов костлявого мяса на полу "Водички".
  Многие бы сказали, что Шаман и при жизни был не подарок, а после смерти прямо-таки превзошёл сам себя.
  Но усталые ноги возмутителя спокойствия подломились; левая нога соскользнула, носком подбила пятку другой ноги, приводя в движение всё остальное тело. Шаман вздрогнул, изобразил бедрами и корпусом волнообразное движение, отдалённо напоминающее танец живота; голова его мотнулась назад, потом вперёд - и всё это за долю секунды реального времени - так, что удар бейсбольной биты, должный путём попадания в левый висок размозжить Шаману череп, лишь скользнул по челюсти.
  Теряя сознание, Шаман сам себе показался банковским сейфом, в который некие грабители заложили утроенный заряд динамита.
  Б-БУМ-М!
  
  ...- Хаюшки? - недоумённо повторила девушка, словно пробуя слово на вкус. - Хаюшки?
  Вдруг на лице девушки проступило понимание:
  - Ты - Сингл?
  - Угу, - неприветливо буркнул вышеозначенный субъект хмурой наружности. Его взгляд привычно выхватил детали: одухотворённое лицо, тонкая нежная шея гёрлы, изящная ключица... Томагавком сверху вниз и чуть наискосок, подумал Сингл, ощущая в ладонях знакомый зуд. Хочу...
  Убивать хочу.
  Девушка не подозревала о кровожадных мыслях, роящихся под черепом Одинокого Волка. Правильно приняв появившееся на его лице выражение за интерес к собственной персоне, но, неправильно интерпретировав направленность данного интереса, она сделала шаг вперёд и сказала то, чего говорить ни в коем случае не следовало. Тем более при Лойере, наблюдавшем эту сцену со странным выражением на лице...
  - И тебе хаюшки, милый паренёк! - сказала она.
  Челюсть Сингла медленно переместилась к крайнее нижнее положение, да там и застыла...
  Лойер улыбнулся.
  
  Над мылстоунскими крышами угольной дырой разверзлась ночь, жёлтым огнём загорелся голодный лик полной луны, замерцали испуганные звёзды...
  Полнолуние.
  Вой.
  Витающий над крышами ужас.
  
  Кварталом западнее "Водички", в узком мрачном переулке, стиснутом громадами соседних домов, простучали женские каблучки. А ещё минутой позже в блеклом свете уличного фонаря возникла женская фигурка. Девушка испуганно огляделась, морща маленький носик. Нет, ничего подозрительного... Девушка сжала кулачки и храбро сделала первый шаг.
  
  - Ну и куда ты меня тащишь? - недовольно пробурчал Крусайдер, безуспешно пытаясь вырвать рукав из татуированных пальцев Серого Волка. Солнце село, на дворе ночь, в животе - пусто, как в борделе, покинутом шлюхами, а проклятый друг-мохок (который, как уже ясно, совсем не друг представителю белой расы) уже второй час таскает сэра рыцаря по городу, угрожая развеять тому грусть-печаль.
  Индеец молча продолжал тянуть. Крусайдер дёрнулся раз, другой... В животе негодующе булькнуло. Не знаю, как насчёт грусти-печали, - подумал Крусайдер, а здоровый аппетит я себе уже нагулял...
  
  ...От окружающей тьмы отделилась рослая широкоплечая фигура, сверкнула белыми зубами.
  - Девочка! - сказала фигура, доставая нож. - Хочешь, я расскажу тебе сказку про Серого Волка и Красную Шапочку?
  - Нет. - честно ответила Звезда, сжимаясь в комочек. "Дёрнул же чёрт пойти этой дорогой!" - в сердцах подумала она. "Сбегаются козлы, а называются волками..."
  - Но почему? - искренне удивился тёмный человек, делая шаг вперёд.
  - Потому, - сказала Стара, синхронно делая шаг назад. - Что пропасть между нашими культурами как никогда велика, и в данный момент неуклонно расширяется... Вы, белые, никогда не понимали нас, коренных жителей нагло завоёванного вами великого американского континента... э-э... Земли Маниту.
  - Чего? - оторопел человек. Это было последнее, что он сделал. Потому как уже в следующий момент традиционное оружие угнетённого индейского населения (в просторечии: томагавк) угодило ему между глаз...
  Обухом.
  Стара так и не научилась правильно кидать топоры.
  
  - Сколько можно!? - возмутился рыцарь, складывая руки на груди и всем своим видом показывая, что пока не получит исчерпывающих объяснений - с места не стронется.
  - Хорошо. - сдался индеец. - Видишь во-он тот дом... в конце улицы?
  Крусайдер с сомнением посмотрел в указанном направлении.
  - Какой нафиг вижу! Ночь всё-таки... Да и домов тут до... - тут рыцарь запнулся, видимо вспомнив о своём благородном происхождении. - Много домов.
  - Такой - только один. У него на крыше флюгер в виде раскрытой ладони. Видишь?
  Некоторое время рыцарь честно пялился, пытаясь углядеть искомый флюгер. Потом завистливо вздохнул:
  - Ну у тебя и глаза, Грей... Верно говорят, что вам, индейцам, никакой бинокль не нужен... Так! - спохватился Крестоносец. - Но зачем нам вообще понадобился этот дом?
  - Все бледнолицые такие торопыги... - печально покачал головой мохок. - Если бы мог видеть то, что видел я, ты бы понял...
  - Что понял?
  - Знаешь, какого цвета этот флюгер... эта раскрытая ладонь?
  - Нет, но если ты мне скажешь...
  - ЧЁРНОГО.
  Крусайдер замер, боясь спугнуть нежданное счастье.
  - Да, бледнолицый брат мой. - торжественно сказал Серый Волк. - Над этим домом - чёрная рука... Ку-клукс-клану - быть!
  
  ...Самым (после, естественно, "Водички") излюбленным местом времяпровождения мылстоунцев является бар "Тоска зелёная". Он совмещает в себе свободу правил "Водички" с интимностью "Постельных разговоров", оставаясь, тем не менее, самим собой.
  Если судьба жестока с тобой - приходи! Бросила любимая девушка? Приходи! Чувствуешь себя непонятым? Странным? Одиноким? Уставшим от жизни и всеми заброшенным? Хочешь выплеснуть своё отчаяние, грусть, ненависть и боль? Ты обратился по адресу.
  Приходи!
  Пусть здесь нет всепонимающего бармена, зато есть атмосфера. На стенах висят картины, отражающие внутреннюю суть "Тоски" лучше любых слов. Вглядись, вошедший!
  "Последний день Помпеи", "Гибель Гиппокоонта", "Поле после битвы князя Игоря с половцами", "Утро стрелецкой казни", и, конечно, шедевр всех времён и народов: "Иван Грозный убивает своего сына". Попранная гордыня и гордость отчаяния, ненависть и боль...
  У КАЖДОГО ПОРЯДОЧНОГО ДЬЯВОЛА ЕСТЬ СВОЙ СОБСТВЕННЫЙ АД.
  
  За столом сидели двое. Молча сидели. Лишь изредка кто-либо из собеседников делал равнодушный глоток из стоящих тут же глиняных кружек. За глотком следовала такая же равнодушная затяжка, словно и от того и от другого человек разучился получать удовольствие, причём очень и очень давно. Выпустив дым, человек поднимал глаза и несколько долгих секунд смотрел на соседа; в усталых глазах появлялось что-то, отдалённо похожее на надежду. Затем взгляд тускнел, глаза опускались...
  Проходила минута, и вот уже другой равнодушно глотал пиво и дым, и пытался отыскать в безмолвном собеседнике что-то жизненно важное для себя. И вновь разочарование. И вновь, и вновь, и вновь...
  Появление третьего действующего лица всё изменило. - Влад? - встрепенулся первый.
  - Дракула? - оторвал взгляд от лужицы пива на столе второй. - Где?
  - Хай, AWSOM! - поздоровался маршалл. - Привет, Loki!
  Второй сдвинул брови. Тёмные глаза озарились мрачным огнём безумия.
  - Я - не Loki. - отрезал он. - Я - Денница. Проклятый.
  - И я - Проклятый. - загорелись глаза первого не менее безумным огнём. - Я - Нагоняющий Ужас! Я - второй после Бога!
  - А я - Первый! - впился в него пылающим взглядом Денница. - Я - часть великой силы, что вечно хочет зла и вечно...
  Дракула мысленно выругался. На-ча-лось. Теперь их до конца времён не разнимешь. "А я-то думал провести пару часов в приятной компании."
  - Много вас, метящих на МОЁ место! - съявил AWSOM, поднимаясь из-за стола. С грохотом отлетел стул.
  - Твоё?! - зловещая улыбка появилась на губах Денницы. Маршалл с содроганием узнал фирменный оскал Локи - бога-шута, бога-предателя. - Не многовато ли чести для маленьких свинцовых божков?
  Денница поднялся. Глухой стук - упал второй стул.
  - Может, ты и божок. А я... Я - ЕДИНСТВЕННЫЙ.
  - Все вы так говорите!
  Две пары стиснутых кулаков синхронно упёрлись в столешницу. Две пары глаз, излучающих ненависть, сцепились в безмолвном поединке. В воздухе запахло электричеством, словно в предверии грозы. Ещё мгновение и...
  Перед глазами спорщиков возник сверкающий металлом револьверный ствол.
  В мгновенно установившейся тишине Дракула нарочито медленно взвёл курок своего "Смит-Вессона".
  - Я понятно объяснил? - поинтересовался маршалл, слегка поворачивая револьвер перед глазами спорщиков.
  - Будем считать молчание ответом. - маршалл двумя пальцами коснулся шляпы, прощаясь с присутствующими. Повернулся и вышел в дверь.
  Потом загрохотали выстрелы.
  Бах! Бах! Бах!
  Кто-то из посетителей кинулся к окну, повернулся в немом изумлении.
  - Что там? Что? - засыпали смельчака вопросами.
  - Маршалл!
  Бах!
  - Стреляет!
  Б-бах!
  - В воздух!
  Народ в изумлении вскинул брови. Что на маршалла нашло? Может, Дракула сошёл с ума? Целиком и полностью? Что же мы будем делать?
  ...И уже никого не интересовало, что Денница и AWSOM, только что яростно спорившие и метавшие друг в друга испепеляющие взгляды, уже мирно сидят за одним столом...
  ...Молча сидели. Лишь изредка кто-либо из собеседников делал равнодушный глоток из стоящих тут же глиняных кружек. За глотком следовала такая же равнодушная затяжка, словно и от того и от другого человек разучился получать удовольствие, причём очень и очень давно...
  
  Револьвер сухо щёлкнул. Ещё раз... Маршалл с непонятной тоской посмотрел на разряженное оружие, криво улыбнулся. Потом вдруг взялся левой рукой за курящийся ствол, стиснул пальцы... Зашипел раскалённый металл.
  Дракула разжал пальцы.
  - Ничего. - пробормотал он. - Ничего... Эх вы, жалкие свинцовые божки... Эх, вы... Мне бы ваши заботы.
  
  Глава 6
  ПЯТЬ РАЗ ПОДРЯД
  
  "...В город прибыл вчера около двух часов пополудни. Ещё рано делать выводы, т.к. никакими фактами я не располагаю, но интуиция мне подсказывает: дело нечисто. Во-первых: город достаточно большой, домов триста как минимум, но примерно половина из них пустует. На почтовых ящиках до сих пор можно разглядеть имя прежнего владельца. Кто является нынешним хозяином строений? - ответа нет. Куда делся прежний хозяин? - ответа нет. Из заселённых зданий часть представляет собой одноэтажные деревянные постройки, часть - великолепные двух-, трёх- и даже четырёхэтажные коттеджи в викторианском стиле. Мэрия, или как её называют местные: Канцелярия, - являет собой, пожалуй, единственное каменное здание в городе. Через город проходит федеральная дорога, она же по совместительству - главная улица города. Все ключевые здания Мылстоуна, а их насчитывается четыре: канцелярия, бордель "Постельные разговоры" (надеюсь, мой отчёт не травмирует нежные чувства Босса? Может, стоит заменить термин "бордель" на "дом терпимости"?), интеллектуальный клуб "Джентльменский разговор", салун "Водичка" - расположены вдоль главной улицы. Кварталом западнее, как мне сообщил некий Ники, находится клуб "Тоска зелёная" - заведение специфического толка для отъявленных меланхоликов. Рассчитываю позже там побывать.
  НЕ ЗАБЫТЬ: выяснить, почему органы правосудия представлены одним только маршаллом, и почему в городе нет ни судьи, ни мэра."
  
  Скорпион отложил в сторону химический карандаш, размял пальцы, уставшие от долгого письма. Утомительное занятие. Одно хорошо - позволяет привести в порядок чувства и мысли, разложить факты по полочкам. В голове возник образ деревянной этажерки, пахнущей свежим лаком и старыми книгами; этажерки, стоявшей некогда в канадской штаб-квартире Агентства.
  Он помнил тот день до мельчайших подробностей: серая слякоть за окном, сумрак прихожей; резкие, словно вырезанные из чёрного картона тени - модная игрушка, придуманная неким Силуэтом, большим мастером маленьких ножниц, - и тёплый свет зелёного абажура в кабинете Босса. В медной литой пепельнице курилась погасшая трубка, рядом лежало сломанное перо, выпачканное в чернилах, на листе бумаги кривились неровные строчки со следами помарок. За столом, в своём любимом кресле, сидел Босс, закинув ногу на ногу и отрешённо глядя в никуда. Был он в белой сорочке с закатанными рукавами, в тёмных брюках с чёткими стрелками, клетчатая жилетка сброшена на спинку кресла, узел галстука спущен до второй пуговицы. На груди, чуть ниже сердца, расплылось чернильное пятно. Словно бандитская пуля, подумал Скорпион, вот так уходят лучшие...
  Скорпион негромко кашлянул.
  - Кто там? - встрепенулся Босс. - А-а... Это ты, Алекс. Не стой в дверях. Проходи, садись.
  Я-то пройду, мысленно усмехнулся Скорпион, только Вы, Босс, уберите револьвер - знаю я этот ваш рассеянный взгляд... да-да, в той руке, что Вы прячете под столом...
  - Как прошло?
  Скорпион пожал плечами.
  - Ясно. - Босс поднялся на ноги, прошёл в другой конец кабинета, где курилась горьковатым паром жаровня с турецким кофе. Не спрашивая, налил две чашки густого ароматного напитка, вернулся, молча вручил Скорпиону одну из них и снова уселся в кресло. Устремил взгляд своих светло-серых, с лёгкой желтизной, глаз на сыщика, близоруко прищурился...
  - Ясно. - повторил Босс. - Молодец, Алекс - иного я от тебя и не ожидал. - черты Босса смягчились, в уголках губ наметилась одобрительная улыбка. - Я знал, что могу на тебя положиться.
  - Вы меня захвалите, сэр. - смущённо возразил Скорпион. - Всё оказалось проще, чем мы думали...
  - Но не так просто, как думал наш клиент... Ладно, Алекс, не буду тебя смущать. Лучше скажи, как ты относишься к нашему переезду в Штаты?
  И это называется не смущать?!
  - Э-э-э... - промямлил Скорпион. - Вообще-то я не против...
  - Алекс!
  - Ладно, босс. - сыщик криво ухмыльнулся. - Вы меня раскусили. Мне не нравится идея переезда, это так... Но ещё больше мне не нравится идея работать на правительство.
  Босс неторопливо выбил пепел из трубки. Под его взглядом Скорпион почувствовал себя букашкой, которую разглядывают сквозь увеличительное стекло.
  - Объяснись. - потребовал Босс.
  - Мы выполняли за деньги поручения... и порой вываливались в грязи по уши. Но при этом мы оставались независимы. Мы в любой момент могли отказаться от дела, которое плохо пахнет.
  - Так, так... Ты хочешь сказать...
  - Да, босс. - Скорпион выпрямился в кресле. - Я считаю, что однажды правительство заставит нас вываляться в грязи. От души. И мы не сможем отказаться. Отказ не входит в привилегии гос.учреждений...
  Босс раскурил трубку. В потолок полетели клубы дыма.
  - Но ты со мной, Алекс? - взгляд Босса сверкнул, подобно шпажному клинку в свете звёзд. - Только "да" или "нет". Ты - со мной?
  - Да, босс. - сыщик вернул прямой взгляд. - Я с Вами. До конца. Какой бы он ни был...
  
  ...Милях в двух от города в окнах давно заброшенной хижины заунывно гудел ветер... С легким шорохом, распугивая леммингов, пронеслось перекати-поле, оставляя на мелком как пепел песке витиеватый рисунок мертвых стеблей. Вдалеке выли койоты...
  Словно издалека приплыл тихий металлический звук, фыркнула невидимая в темноте лошадь и кто-то громко поскреб заросший недельной щетиной подбородок.
  Темная фигура показалась на склоне холма. Приспустив поводья и немного откинувшись назад - давая отдых натруженной спине, - человек предоставил лошади самой выбирать дорогу.
  Вдали теплился редкими огоньками Мылстоун, ветер доносил обрывки криков, громкого хохота, пистолетных выстрелов и кто-то периодически пронзительно визжал. Обычные звуки обычного ночного городка. Не больше.
  Человек натянул поводья, наклонился вперед и легко спрыгнул с лошади. Сапоги взметнули с земли облако пыли, негромко лязгнули шпоры, хлопнул по спине заброшенный назад стетсон.
  Спичка озарила лицо, на секунду выхватив из тьмы сложенные горстью ладони, дала жизнь сигарете и, оставляя за собой дымный след, улетела в ночь. Человек с наслаждением затянулся, мельком остановил взгляд на городе и повернулся к седельным сумкам. Зазвенела пряжка ремня. Луна осветила плоскую коробку, отразилась на лакированном ребре и рассыпалась искрами на серебряном вензеле крышки. Щелкнул замок, крышка медленно поехала вверх. Человек заглянул внутрь и любовно погладил Пистолет. Лунный свет, казалось, стекал с длинного дула, украшенного узором, форма его была безупречна...
  На красном бархате обивки лежало совершенство.
  В полированную рукоять было вделано перекошенное в крике человеческое лицо с пустыми глазницами, по периметру которого шла готическая надпись: S c r e a m e r. Жесткие как клешни пальцы обняли изящную смерть, указательный палец погладил спусковой крючок, и время замедлило ход, когда пистолет превратился в сверкающий круг, вращаясь в ладони человека. Мало кто видел его таким. Он улыбался. Старый походный Кольт был брошен в сумку, человек сел на песок, достал из коробки промасленную тряпицу и длинный кожаный патронташ. Щелкнул, откидываясь в сторону барабан, в каморы заскользили патроны...
  
  Скример проснулся, чувствуя, как бешено колотится сердце. Странный сон, безумный сон. Сон крови и железа. Перекошенное в крике человеческое лицо, пустые глазницы, щелчок барабана, маслянистый блеск патронных гильз - всё это было сном и в тоже время было так реально...
  А ещё более реальной была боль в голове.
  - Ой-ё... - сказал Скример, перемещаясь из лежачего положения в сидячее. Дико хотелось пить.
  - Ой-ё... - повторил он, обнаружив, что по окружающая действительность давно обогнала по реальности сон и, если быть до конца честным, просто бьёт по глазам этим своим реализмом.
  - Ой-ё-ё... - сказал Скример в третий раз.
  Вокруг была "Водичка" во всей своей самобытной прелести...
  
  ...А черти были белые.
  И ещё они были красные... И синие... И всех цветов радуги, включая такие радужные оттенки, как серо-буро-малиновый в крапинку и императорский пурпур после двухнедельной оргии... Черти бегали, черти прыгали. А ещё они стояли и крутили двойное сальто с места. Синие гонялись за красными и, догнав, били тех рогами между лопаток. На всё это дело снисходительно взирали жирные зелёные черти, лениво ковыряясь в зубах мохокскими томагавками.... Через два стола отсюда в лужице пива неторопливо тонул корабль с диковинным наименованием "Титаник".
  А два стола в эту сторону (считая от "Титаника") в собственном безумии неторопливо тонул индеец Ворон.
  ...Три бутылки самогона, "Marlboro" две пачки -
  Не забудем мы тебя, белая горячка!..
  
  - Я жду ответа. - напомнил Lawyer замершему с отвисшей челюстью Одинокому Волку. Если тот и не превратился в соляной столб, как произошло с женой Лота, то был, как минимум, на полпути к подобному превращению. В двух шагах от Волка замерла Dance Image, донельзя удивлённая эффектом, вызванным простой вежливой фразой.
  - Так вот она какая... - задумчиво и тихо, но так, чтобы услышали все вокруг, протянул Адвокат. - ... любовь с первого взгляда...
  "Вороги!" - понял Сингл. - "Обложили..." Капкан для Волка Одиночки захлопнулся. "Живым не дамся." Индеец стиснул томагавк так, что побелели костяшки пальцев...
  В заднюю дверь салуна с криком "Убивают!", вломился окровавленный Профессор...
  
  Screamer осторожно, дабы не тревожить больную голову, перешагнул очередное недвижимое тело, остановился. Что-то было не так... Совсем не так. Если отставить в сторону боль в голове и пересохшее горло...
  Кровь, понял он, кровь.
  Человек лежал в луже, это так. Но то было не пиво. И человек был, скорее всего, не пьян, а...
  - Э-э? - Скример повернулся и легонько поддел тело ногой. - Ты живой?
  Долгую минуту человек не шевелился. Придётся звать маршалла, устало подумал Скример, вот чёрт... Только этого мне не хватало.
  - Потерпи, ковбой. - сказал Скример. - Скоро за тобой придут.
  В ту же секунду тело шевельнулось.
  - Бма-хи-те! - непонятно, но с чувством сказал Шаман, поднимая голову. Выглядел он страшно. Вся нижняя половина лица залита кровью, кровавым пятном испорчена зелёная некогда куртка; белые вышитые узоры, изображавшие брачный гон оленей, превратились в садомазохисткую пародию на самих себя. Шаман коснулся нижней челюсти кончиками пальцев, вздрогнул от боли. Вся нижняя половина лица была как в огне, словно какой-то шаманоненавистник взял и залил в рот спящему человеку расплавленный свинец. Шипение... Наверное, подумал Шаман, если я открою рот, все увидят вместо языка обугленный чёрный обрубок...
  Хрум, хрум.
  
  - А-а..? - просипел человек в тёмном костюме.
  АнтиИванушка равнодушно поднял голову. Всё ясно. Сами были такие... Анти молча пододвинул человеку початую бутылку пива...
  - Спа-сибо. - поблагодарил человек и двинулся прочь. Прежде чем человек повернулся, Анти заметил, что лоб того украшает огромный ярко-лиловый синяк, под глазами залегли чернильные тени; тёмный костюм помят и заляпан грязью...
  Человеку было больно.
  Очень больно.
  Кого он мне напоминает? - задумался было АнтиИванушка, но тут отступивший было на запасные позиции хмель вновь пошёл в наступление. Очередная атака, и Анти, как говорят боксёры, "поплыл"...
  Он так никогда и не узнал, что был на волосок от смерти.
  
  - Убивают! - крикнул Профессор, вваливаясь в салун. На дощатой двери остались кровавые отпечатки ладоней. Рыжая борода взметнулась языком пламени.
  "Убьют." - понял Проф, обнаружив на лицах вместо ожидаемого сочувствия не совсем ожидаемое раздражение. В ответ он высоко поднял окровавленные ладони.
  - Нечисть в городе!! - голосом профессионального скандалиста провозгласил он. - Последний день, братья мои, последний час! Бьёт колокол, трубят рога и горький дым чёрным плащом стелется над землёй! Грядёт Пламенеющий в Ночи, братья мои и сёстры... Коснётся он перстом холодным... Грядёт! Но мы - Я УВЕРЕН в этом - мы в силах сокрушить нечисть!
  - СПОКОЙНО! - рявкнул Лойер, останавливая желающих крепко приложить Профа об угол ближайшего стола. - На сегодня хватит... Сингл!
  - Да? - очнулся индеец.
  - Разгони эту толпу к чёртовой матери! И если тебе всё ещё нужен Профессор, то он в твоём распоряжении...
  Проф обречённо уронил руки и, прихрамывая, засеменил прочь...
  Ему внезапно захотелось побыть одному.
  
  ...Дворами и закоулками, подворотнями и через забор, пробирался Отчаянный Дедок в Мылстоун. Из заначенной на чёрный день дюжины патронов удалось найти четыре, помеченных буквами "L.S." и всего один, помеченный "H.S." Куда делись остальные патроны, оставалось только догадываться.
  Ничего... Если федерал соврал, то ему не поздоровится -- Дедок будет защищаться изо всех сил.
  Deadушка Desperado твёрдо знал, что самооборона ограничивается только числом наличных боеприпасов...
  
  В тоже самое время в "Водичку" нагрянули стихийные бедствия в лице небезызвестной Джемы. При виде рыжих кудрей сполз на пол и незаметно испарился молодой человек бандитской наружности, оставив после себя сакральные слова, вырезанные ножом на тёмной поверхности столика.
  "Hier was Lёva" - гласила надпись.
  
  ... - Да, Джема... - между делом заметил Лойер, протягивая руки к изящной талии индеанки. - Мы Сингла женим... Невесту нашли.
  - Кто такая? - глаза Джемы сузились, как глаза готовящейся к прыжку пантеры.
  Адвокат притянул девушку к себе.
  - Dance Image... Новенькая... Красивая, умная... Давай женим парня, а?
  Язык мой -- враг мой.
  - Руки!
  - Джема?
  - Руки, я сказала!
  Лойер отступил на шаг, пожимая плечами. Сам виноват -- кто меня за язык тянул?
  - Сингл! - в голосе колдуньи был лёд. - Братец мой любезный... Подойди, пожалуйста... Будь так добр.
  Глаза Джемы метали молнии...
  
  - Помнишь, чему я тебя учил? - строго спросил чертёнок голосом Анти Иванушки.
  Индеец кивнул. Хороший человек... плохому не научит...
  - Молодец! Так вот... пора! По моей команде...
  Ворон снова кивнул. Хороший человек... хорошие песни... Гиче Маниту, бамти-бамти-бамп...
  
  - Это правда? - спросила Джема, уперев руки в бока. Перед ней с ноги на ногу переминался Сингл и ожесточённо скрёб ногтями подбородок.
  - Что именно? - Сингл вскинул голову.
  - То, что я слышала.
  - А что ты слышала?
  - Ты - женишься?!
  - Ага... аж пять раз подряд.
  - Значит... - замерла индеанка. - Значит, это правда?.. Я так рада! - всплеснула руками Джема и бросилась брату на шею...
  Лойер получил массу удовольствия, наблюдая, как в тоскливом изумлении вытягивается лицо Одинокого Волка...
  
  - Давай! - скомандовал чертёнок и махнул миниатюрным копытцем.
  
  ...Тогда встал хмельной Рейвен, раскрыв объятия, и гордо заявил:
  - Вот Джема, вот баба! Иди ко мне!
  
  
  
  Глава 7
  ПОСЛЕДНИЙ МЭР
  
  Ночной Мылстоун огласили дикие вопли. Вздрогнул Дракула, хватаясь за револьвер; с ближайшего дома, теряя перья, сорвались ввысь две крупные чёрные птицы; где-то вдалеке завыли собаки. Захлопали ставни - обитатели квартала спешили оградить свой нежный музыкальный слух от подобной какофонии.
  - Коты орут. - предположил один из них.
  Возможно, будь обитатели близлежащих улиц знакомы со Скримером, им не пришлось бы грешить на бедных животных, ибо коты тут были - увы! - ни при чём...
  Скример пел песню.
  ...- Из-за о-острова-а на стре-еже-е..! - весьма немузыкально выводил он. Будь жив Бетховен и окажись он в данный момент на соседней улице - даже глухота бы не спасла бедного композитора от сердечного приступа.
  - На-а просто-ор речно-ой волны-ы-ы... - самозабвенно пел бывший Контр-Адмирал. В широко распахнутый ворот серой шинели был виден тёмно-синий военно-морской мундир с золотыми пуговицами. Из кармана шинели одиноко и трогательно, словно бездомный щенок, выглядывал пучок редиски.
  Над головой Скримера распахнулось окно третьего этажа...
  - Лови! - крикнули оттуда. Со сверхъестественной ловкостью, свойственной изрядно накачавшимся морякам, Скример увернулся от сброшенного сверху сосуда...
  Грохот.
  Судя по запаху, кувшин содержал отнюдь не "Шанель ?5"...
  Скример оглянулся, потом перевёл взгляд вверх, удивлённо вскинул брови. Пьяно улыбнулся, набрал воздуху в грудь...
  - О, боже! - раздалось сверху. - Да ты кто хоть такой?
  - Я?! - удивился Скример, обрывая очередной куплет про то, как Степан "...нас на бабу променял". - Я - Крикун.
  - Да уж вижу, что не молчун... - с сарказмом отозвались сверху . - Зовут-то тебя как?..
  
  ...Плотно подогнанные доски стола приняли на себя удар толстого дна пивной кружки, брызги пива окропили все вокруг. Ноги метнули тело вверх.
  - Ты. Ты хочешь сказать, что я должен верить во всякие сказки про оборотней, вурдалаков и прочую ерунду? Что мы все тут должны обвеситься чесноком, лить себе святую воду на головы и носиться по округе в поисках чертополоха? Не мели чепухи!
  - Ванкул, не уподобайся портовой девке! Твой визгливый крик мне уже порядком надоел. Говорю тебе: это был оборотень. Оборотень! У койота нет человеческих глаз, да и тем более он гораздо меньше ТОГО, что напало на меня. Так что заткнись и послушай образованного человека, обучавшегося в Гарварде.
  - Ха! Гарвард! Ну, и что ты там делал? Стирал профессорские носки? Или подглядывал в окна женской гимназии? Не смеши! Проф, а за что тебя выгнали?
  - Замолчи, или я заставлю тебя сделать это! Я заткну тебе пасть!
  В голову осоловевшего от пива Ванкула дном вперед устремилась бутыль "всамделишного шотландского виски" и разлетелась вдребезги, войдя в контакт с неверующим лбом. Ванкул закатил глаза и медленно сполз на пол. Проф удовлетворенно сплюнул, пинком откинул от себя стул, и, хромая на одну ногу, вышел из салуна. За соседними столами также ссорились, мирились, играли в карты, хохотали, били кулаками в столешницы, рассказывали анекдоты и снова ссорились...
  
  .."Все, с меня хватит. Невероятна глупость человеческая", - Проф хромал к своему дому, сердито глядя по сторонам. За городом особенно сильно заголосили койоты, и Проф резко прибавил шаг. Открыв дверь, он прошел в спальню, скинул сапоги, намотал на себя гирлянду чеснока, и лег, вслушиваясь и вглядываясь в темноту...
  
  ...Игл очень торопился обратно к столику. Во первых - его место могли занять, а во вторых - пиво могло прокиснуть да и вообще... Пробегая мимо одного из столов, он зацепился сапогом за чьи-то вытянувшиеся из-под стола ноги, и тоскливо подумал: "Вот и попил пивка, блин..." Все содержимое кружки устремилось в лицо обладателя ног, Игл в сердцах сказал пару нехороших слов, и побежал обратно к стойке и заветному пивному крану. Ванкул на четвереньках выбрался на свет, ошарашено мотая головой. - - ПРОФ!!! ПРОФ!!! Придушу!!! ПРОФ!!!
  - Чего орешь? - лениво поинтересовался Адвокат, поднимая голову от карточного веера. - Ушел Проф.
  - Куда? - обалдело спросил Ванкул.
  - В Ванкувер за бобами - съязвил Адвокат и вернулся к игре.
  Ванкул окинул взглядом салун и направился к двери, ругаясь сквозь зубы...
  
  ...В город въезжал человек в надвинутом на глаза стетсоне...
  
  - Эй! Стой! Ты кто такой? Стой, я к тебе обращаюсь!
  Ванкул наперерез кинулся к лошади и ухватил седока за стремя.
  - Чем обязан? - поинтересовался Скорпион.
  - Ты тут не видел такого тщедушного человечишку в черном костюме с перебинтованной ногой? - обдавая округу перегаром спросил Ванкул.
  - Нет.
  - Не врешь?
  - Не имею привычки - раздраженно ответил человек и пришпорил лошадь. Ванкула отбросило на обочину, сбило с ног и ударило головой об угол салуна.
  - Стой! Нахал! Подлец! Трус! Стой, или я сам заставлю тебя остановиться!
  Скорпион на ходу спрыгнул с лошади и развернулся лицом к кричащему.
  - Попридержи язык...
  - Не, ну вы видели, этот нахал только приехал, и уже хочет умереть! - захохотал Ванкул и презрительно плюнул на землю.
  Рука Скорпиона м_е_д_л_е_н_н_о откинула полу куртки, обнажив кобуру, в которой покоился сверкающий от фонарного света револьвер.
  - Повтори...
  Ванкул злобно рванул пистолет и прицелился в фигуру незнакомца.
  - Сейчас повторю...
  Хлесткий как удар бича выстрел вздыбил дорожную пыль у левой ноги Ванкула. Из темноты медленно показался Дракула. Из окон домов стали выглядывать люди, двери салуна распахнулись под натиском тел. Все прекрасно знали звук выстрела 45-го калибра Дракулы и не менее прекрасно знали, что ничего хорошего этот звук не предвещает. Скорпион сжал правую руку в кулак и встряхнул пальцы. Распростертая ладонь нависла на рукоятью пистолета. Ванкул облизал губы и кинул ствол в кобуру.
  Скорпион ухмыльнулся и перенес вес тела на левую ногу. Ванкул рывком закинул полу плаща за спину.
  Скорпион мельком взглянул на окружающих его людей. Рука Ванкула метнулась к правому бедру........
  
  БаБАХ! Ванкула оторвало от земли и спиной вперед кинуло вниз. Вокруг завопили, стараясь перекричать друг друга... Скорпион опустил руку с дымящимся револьвером и устало вздохнул.
  
  Час спустя к дому с флюгером в виде раскрытой ладони подошли двое. Вид их был более чем странен: один - белый, в британской тропической форме, лакированная кобура на поясе - классический сагиб, разве что без пробкового шлема; другой - индеец-мохок в полной боевой раскраске, томагавк на бедре - и битком набитый мешок на плечах. Словно война уже закончилась, а мародёрство только началось...
  Грей вывалил на землю содержимое мешка.
  - Выбирай. - предложил он рыцарю. - Только чур! Вот эта наволочка - моя.
  - Ты уверен, что этих вещей никто не хватится? - с сомнением в голосе спросил Crusader, почесал лоб. - А то как-то нехорошо получилось...
  - Уверен. - сказал индеец. - А даже если и хватятся... Ты забыл, зачем мы сюда пришли?
  - Устанавливать справедливость. - у слова "справедливость" был неожиданно кислый, как у позавчерашнего супа, вкус. - Рассовую...
  - Ну так забудь про всякие мелочи! - буркнул Грей, разглаживая наволочку на колене. Так. Здесь глаз... и здесь глаз. - Дай мне свой кинжал. - попросил он Крусайдера. - А то томагавком дырки резать неудобно...
  
  - Ну как? - спросил рыцарь десятью минутами позже. На голове его криво сидел вырезанный из мешковины колпак. Дырки для глаз располагались одна чуть выше другой, из-за чего обликом Крусайдер напоминал изрядно покалеченное огородное пугало.
  - Могло быть и хуже. - вынес вердикт Волк. - Но так даже страшнее... А как я?
  - Неплохо. - дипломатично ответил Крусайдер, благо за маской улыбка была не видна. Если рыцарь взял отрезанный от пододеяльника угол, то индеец решил обойтись цельной наволочкой. Дырки на ней были вырезаны более аккуратно и располагались на одной линии, разве что левая была чуть больше правой. "Если кто не знает, как выглядит похмелье у привидения, то -- самое время узнать." - подумал Крусайдер, продолжая улыбаться. - "Во всей, можно сказать, красе..."
  - Готов? - сказал рыцарь. - Тогда пошли...
  
  Две тёмные фигуры в белых колпаках шагнули на скрипящее от старости крыльцо. Одна вдруг споткнулась, потеряла равновесие и с грохотом обрушилась на перила. Те не выдержали...
  - Ты как? - шёпотом спросил Грей, глядя на кусты можжевельника, в которых беспомощно барахтался рыцарь. В ответ Крусайдер остроумно прошёлся по ближайшим родственникам индейца вплоть до седьмого колена.
  - Это ты зря... - покачал головой Серый Волк. - А ещё сэр называется... Давай руку!
  Когда злобно отплёвывающийся Крусайдер вновь стоял на крыльце, поминая недобрым словом сползающий на глаза колпак, индеец поднял палец к губам.
  - Тихо. И держи мешок наготове...
  Внутри дома кто-то негромко кашлянул и затих.
  - Вперёд!
  От мощного пинка дверь рассыпалась на части. Мстители влетели в дом. Некоторое время слышались лишь звуки ударов, тихая ругань и обиженный рёв несправедливо притесняемого человеческого существа...
  Через минуту всё стихло.
  
  ...- Берись за другую сторону! - скомандовал Грей. - Раз-два, взяли!
  Они волоком вытащили мешок на крыльцо, остановились передохнуть.
  - Тяжёлый, зараза... - Грей почесал подбородок под наволочкой. - Так и надорваться можно...
  - Ничего. Эта сволочь нам за всё ответит. - рыцарь стянул мешок с головы, отёр пот со лба. Грубая мешковина царапала распаренную кожу. Крусайдер вздохнул, огляделся вокруг. Темень, хоть глаз выколи. Разве что уличный фонарь бросает пятно неровного света на покосившийся забор и криво висящую калитку. Вот в калитку величественно прошествовал человек и остановился под фонарём. В жёлтом неярком свете масляного светильника его кожа казалась почти чёрной... ЧЁРНОЙ?!
  - Кто это? - вытаращил глаза Крусайдер.
  - Что?! - Серый Волк подпрыгнул на месте, молниеносно повернулся. - Какой этот?
  - А-а, этот! - облегчённо вздохнул Грей, заметив фигуру под фонарём. - Отелло - единственный чернокожий в Мылстоуне. Утверждает, что знатного происхождения и наотрез отказывается работать...
  - Так бы сразу и сказал. - покачал головой Крусайдер и взялся за мешок...
  Как известно науке, прилив крови к мозгам повышает их работоспособность. В данном случае только таковым физиологическим фактом можно объяснить следующее замечание, высказанное сэром рыцарем.
  - Постой. - замер он в полусогнутом состоянии. - Если единственный чернокожий Мылстоуна там... то кто же тогда здесь?
  Отелло помахал рукой остолбеневшему Грею.
  В мешке кто-то тяжело и безнадёжно вздохнул...
  
  Дуэль закончилась. Результат дуэли остывал в десятке шагов от Дракулы, рассеянно теребящего маршальскую звезду; по блестящему металлу резвились лунные зайчики... Рядом неподвижно застыл высокий поджарый человек в стетсоне и тёмном плаще, положив на плечо винчестер. Издалека его можно было принять за белого...
  Но только издалека.
  Острые рубленые черты лица чистокровного мохока, гордый ястребиный нос, две заплетённые по всем традициям косы -- рядом с маршаллом был Hawk, Ястреб, непревзойдённый следопыт и отличный стрелок. У ног индейца стоял фонарь.
  Скорпион демонстративно открыл барабан револьвера, выдернул из каморы стреляную гильзу. Бросил на землю.
  Ястреб прищурился.
  После чего сыщик вложил дымящийся револьвер в кобуру, снял шляпу и склонил голову, отдавая дань памяти усопшего. Выпрямился, водрузил стетсон обратно. Вычленил из толпы маршалла...
  - Ко мне есть претензии? - вежливо поинтересовался Скорп.
  Дракула пожевал зубочистку. В принципе, всё было честно, никто не упрекнёт, но...
  - Никаких. - сказал Влад. - Единственно... Я могу узнать твоё имя и...
  - Скорпион. - мгновенно отозвался сыщик, надеясь, что на этом вопросы закончатся.
  - ...и цель приезда в мой город? - невозмутимо закончил маршалл.
  На лице сыщика отразилось явное нежелание посвящать представителей закона в свои дела.
  - Ищу одного... хм-м... товарища.
  - Не будет ли дерзостью с моей стороны узнать -- зачем? - с явной издевкой продолжал допрос маршалл.
  - Когда найду -- узнаю! - отрезал Скорп, как и полагалось по "легенде". Играя полукриминальную личность, нельзя особо любезничать. - Мои дела.
  - О-о! - губы Дракулы сложились в довольно неприятную ухмылку. - Да ты, я погляжу, серъёзный человек...
  - Какой есть. - снизил тон сыщик. - Какие-то ещё претензии?
  - Бог с тобой! Никаких претензий... - Дракула развёл руками. - Разве что предупреждение... В моём городе живут простые мирные люди.
  - А не простые и не мирные?
  - Не живут. По крайней мере -- долго...
  
  Под тяжёлым немигающим взглядом Дракулы улица стремительно пустела. Дольше всех продержался Сильвер, но -- когда во взгляде маршалла появилось обещание выбить бывшему пирату и второй глаз -- даже он не выдержал. Спрятав в кармане исписанный листок бумаги, Сильвер исчез в дверях салуна...
  Спустя мгновение "Водичка" огласилась радостными воплями -- бывшие гусарские поручики вступили в фазу противоалкогольной борьбы...
  
  Дракула зажал в зубах зубочистку, задумчиво ковырнул носком сапога землю.
  - Тебе уши не нужны?
  - Его уши, что ли? - индеец презрительно сплюнул. Труп VAnkul'a вызывал у него лишь отвращение... впрочем, будь бедняга жив, ничего бы не изменилось. БЫСТРЫЕ ПИСТОЛЕТЫ! Таких Ястреб любил не больше Дракулы.
  - Что будем делать дальше? - спросил Hawk. Маршалл покачал головой.
  - Даже не знаю... А-а, что тут думать! Запишем как смерть в результате несчастного случая. И пусть хотя бы одна душа попробует выказать недоверие!
  - На твоём месте я бы беспокоился о другом. - сказал индеец, ставя фонарь на землю. Присел на корточки, прищурился... Через несколько секунд выпрямился, держа двумя пальцами стреляную гильзу. - Ты заметил, в какую сторону удалился наш "несчастный случай"?
  - Это имеет какое-то значение?
  - Тебе решать. - пожал плечами Hawk, изучая найденную гильзу при свете фонаря. - Кольт 45-го калибра. - вынес он вердикт.
  - Это я тебе и по звуку выстрела мог сказать. - фыркнул Дракула.
  - Единственное, что ты мог сказать по звуку выстрела - то, что в тебя ещё не попали... И то не наверняка. Белые не умеют слушать.
  - Оседлал любимого конька... - вздохнул маршалл.
  - И смотреть не умеют.
  - Это как сказать...
  - А как ни говори -- ничего не изменишь. Это даже не наезд, это... Будь я белым, сказал бы -- констатация факта.
  - Краснокожий философ.
  - Но, как чистокровный мохок, выскажусь иначе: так решили духи. Ничего не изменишь. Я сказал. Dixi.
  
  В тоже самое время человек, упомянутый Ястребом как "несчастный случай" сидел в двадцати шагах от философствующей парочки и пил пиво в тёплой компании. Перестрелка сделала Скорпиона "героем дня", к чему сыщик отнюдь не стремился, считая безвестность лучшей подругой секретного агента -- его волшебной "шапкой-невидимкой". Что ж... бессмысленно восклицать: "Я не хотел!", когда неизбежное уже свершилось...
  Тёплая компания состояла из мексиканца Ники, бывших гусарских поручиков Игла, Крашера, Violator'a, зверского вида человека, представившегося как Ангел, а также Сильвера с неизменным в последнее время листком бумаги в руках. За ухом у одноглазого торчал карандаш...
  
  Скри-и-ип!
  Дедок метнулся в самую темень, спасаясь от невидимого врага. Двустволка ходуном заходила в дрожащих руках...
  Скри-и-ип!
  Фонарь над головой качнулся с противным звуком, и Дедок понял -- к концу путешествия он утратит последние иллюзии насчёт сухости своих штанов...
  
  - Помнишь, как однажды Демиан решил стать мэром? - рассказывал Violator, держа в одной руке кружку пива, в другой -- обкусанную деревянную ложку. На столе перед ним остывали в глиняной тарелке тушёные бобы.
  - Само собой. - кивнул Сильвер.
  - И не просто мэром, а первым мэром Мылстоуна? У нас же их отродясь не было. Был Дракула - маршалл, осуществляющий карательные меры, был Одинокий Волк, помошник маршалла и по совместительству палач, была Джема, колдунья, был Hawk, Ястреб, птица высокого полёта и тяжёлого характера. Был, наконец, Адвокат... ну это вообще статья особая, зверь, каких мало... Все эти люди представляют власть. Но власть КАРАТЕЛЬНУЮ!
  Однобокость какая-то. Кнут офигенных размеров и никаких пряников.
  - Выходит, Демиан собирался стать для народа тем самым пряником? - спросил Скорп.
  - Именно.
  - И что вышло?
  Violator покачал головой.
  - Ничего не вышло... Случился, как выразился маршалл, "несчастный случай, от которого не застрахован никто из живущих на земле". Произошло это следующим образом... Однажды вечером Демиан был обнаружен лежащим под лестницей собственного дома...
  - Мёртвым?
  - Нет, что ты... - Виолатор усмехнулся. - Но крови было много. Некоторые утверждают: из головы Демиана торчал топор. И даже приводят в доказательство слова, будто бы сказанные Локи пришедшему в себя Демиану. Мол, топорик-то верни... Ещё есть мнение, что потенциального мэра ударили ломиком. Соответственно, из головы извлекли не топор, а лом... Это, естественно, не больше чем байки. На самом деле ничего из головы бедолаги не извлекали -- и, соответственно, ничем и не били. Имхо, объяснение банально, как глоток пива -- Демиан упал с лестницы. Пьян был -- вот и упал. Бывает. "Несчастный случай, от которого не застрахован никто из живущих на земле"... С тех пор, однако, Демиан зарёкся заниматься политикой.
  - Меня это ничуть не удивляет. - сказал Скорпион. - Ничуть...
  
  - Будь я проклят! - лицо Дракулы выразило крайнюю степень изумления. VAnkul, которому вот уже как пятнадцать минут полагалось быть трупом, медленно поднимался. Кряхтя и чертыхаясь сквозь зубы.
  Повернувшийся на крик Ястреб изменился в лице.
  - Вендиго. - прошептал индеец посеревшими губами. - Ты пришёл за мной?
  Ванкул выпрямился во весь рост. Огляделся по сторонам...
  
  
  
  Глава 8
  СВЯТАЯ КОРОВА
  
  Маршалл с индейцем стояли плечо к плечу и деловито заряжали оружие. Несмотря на крайнюю бледность физиономии, руки Hawk'a не дрожали.
  - Думаю, это всё же Вендиго, - сказал Ястреб.
  - Злобный дух, пожирающий человеческие души? - Дракула иронически скривил губы. - Не думаю.
  - Вендиго вселяется в мёртвых, - продолжал гнуть свою линию индеец. Только привычная перепалка с маршаллом не давала ему пасть духом и удариться в панику. Скорее всего, Дракула ощущал тоже самое, хотя никогда бы не признался.
  - Допустим. Но есть одна мелочь, о которой ты забыл...
  - Какая?
  - Вендиго -- дух индейцев племени сиу, а ты, насколько помню, мохок.
  - Буду рад, если ты убедишь в этом Вендиго... Готов?
  Они прицелились в то, что полчаса назад звалось Ванкулом.
  
  Трудно назвать удачным день, который начинается с обвинения в расизме, а заканчивается...
  То получаешь от идиота Профа бутылкой в лоб, то дуэль с заезжим наглецом оборачивается для тебя зацепившимся за ремешок револьвером, а затем и пулей в сердце, которая... Незаметно проверяю под курткой. Ах ты, сво-о-олочь! Он повредил мой любимый двухзарядный "Парламентёр"! Тот, что уютно устроился в нагрудном карманчике... Компактный. Маленький. Аккуратненький. Смертоносненький... Повредил. Испортил. Он.
  Он -- это типчик с хамским выражением фейса, верхом на мышастом ослике вместо лошади. Стоило бы узнать его имя, но я был уверен, что за надписью на могильной плите дело не станет. А что теперь делать? Что?!
  Замнём для ясности. Ладно, чёрт с ним, с любимым "Парламентёром" -- забудем. Упал на задницу -- тоже ничего, всем телом упал -- практически мёртвый к тому же... Все видели? Ах, не все?! Где мой любимый "Парламентёр"? Ах, сломан! Замнём...
  Дальше-то что?
  Лежу, значит, бессознательность изображаю. Отруб. Состояние нестояния. Слышу Дракулы голос... цепанул Дракул того типчика, что мой "Парла... Замнём.
  Что, не нравится?! Как там тебя... Скорпион? Не нравится, падла?! Вот за что Дракула уважаю, так это за сволочность натуры... Не люблю, но уважаю. Сам такой.
  Что ты сказал? А ну-ка, повтори, чё сказал, козёл?! Такие как я -- не живут? А если живут, то недолго?! Ты на кого, Дракул, бочку катишь? Ты чё -- в натуре?!
  Ах... Это же ты не мне сказал, а типчику с гнусным фейсом -- Скорпу, тобишь... Молоток! Правильно сказал. Уваж-ж-жаю, Дракул, уваж-ж-жаю! Так ему! Скажи ему, скажи, а я добавлю... У меня аж язык чешется, так добавить хочется. И не только язык. Стоп. Где ты там, сила воли? Ну-ка, челюсти сомкнём покрепче, чтобы ничего лишнего... ни-ни!
  Больно-то как... Ощущение, что слова нехорошие в адрес личностей гнусных язык жгут. Дерут. Молотят. Вздрючивают. Мля, как больно! И во рту солоно... Мля! Это ж мне не слова челюсти сворачивают, это я сам себе язык прикусил, когда падал! И челюсти сжал посильнее, чтоб раньше времени не ожить. Теперь их ещё разжать надо... А как? Мля, вопросик... Где там моя сила воли? Как нету?! Через пять секунд чтоб была! Здесь. С вещами.
  
  - Стой, стрелять буду! - предупредил маршалл надвигающегося Ванкула. Голос его был неестественно спокоен. - Ещё один шаг...
  Ванкул замер. Блюстители закона переглянулись, потом Дракула едва заметно кивнул. Ястреб слегка опустил ствол винчестера, одной рукой выдернул из своей косы бусину. В неверном свете уличного фонаря бусина отливала багровым.
  - Если ты человек, - торжественно произнес индеец, бусиной рисуя в воздухе странные узоры, - назови своё имя! Если же ты дух -- да отвалится твой язык, Вендиго! Я сказал. Dixi!
  ...И размашистым движением швырнул бусину под ноги Ванкулу.
  
  Бегу. А что делать? Дьявол! Как объяснить этому шизанутому индейцу, что назвать своё имя я не могу по причине отсутствия языка? Вернее, стеснённости этого самого предмета между челюстями... Разжать которые тоже не могу. Пытаюсь. Тужусь. Парюсь. Уже руками пробовал -- не помогает. Так что -- бегу. Хорошо бегу. Резво. Пыль столбом. Фонарь луною бледной... Мля! А это кто?
  
  - Я же говорил: Вендиго! - индеец прицелился, потом опустил карабин. - Его обычная пуля не возьмёт... - повернулся он к Дракуле.
  Тот деловито откинул барабан револьвера, вытащил патрон. Сорвал с шеи ладанку, сунул Ястребу в руку.
  - Открой! - велел Влад незнакомым, с жуткой хрипотцой, голосом. - Для себя берёг.
  Под луной тускло сверкнул патрон калибра 45, с тёмной, в плёнке окисла, серебряной пулей...
  
  Эй, дедуся, а я тебя вижу! Какого чёрта ты ружьё дёргаешь?! Эй, дедуся, я с тобой не ссорился! Чёртов язык...
  Какой ещё Овк?! Сам ты овк! И федерал! Если б не язык и не те два чудака сзади, я бы тебе, дедуся, провёл генеральную линию! Мимо шеи бы не промахнулся... Дед, ты что в натуре?! УБЕРИ РУЖЬЁ! ХРИСТОМ БОГОМ ПРОШУ! ДОИГРАЕШЬСЯ!!! ААААААААА!!!
  
  - А попадёшь? - усомнился индеец. - Дух наш уже полсотни шагов пробежал, да и темнота...
  - Кому темно, могут удалиться, - пробурчал маршал. - И не говорить под руку...
  Он мгновение помедлил, прежде чем спустить курок.
  Б-БАХ!
  
  Чё, старикан? Доволен?! Меня аж, мать твою, шагов на двадцать назад отбросило... Ещё бы -- с двух стволов и картечью. Мля... Оп-па, а почему я тогда живой? Эй, дедуся, ты куда?! Сломать, сломал, а чинить кто будет? Щас выну свой любимый "Парламентёр" и покажу тебе какую-нибудь мать... Как сломан?! Кто посмел?! Ах, да... помню. Замнём.
  Так я живой или нет? Мля, вопросик... Из меня решето в прямом смысле слова сделали, а я встаю и вопрошаю: Эй, мужики! Меня убили или как? Картина. Триптих. Натюрморт с двумя вазами и одним гипсовым бюстом.
  Встаю. Без проблем встаю. Ручки, ножки шевелятся, даже челюсти разжались... Поорать что ли? Во всю глотку. А она у меня неслабая...
  Мля, а свет-то откуда? Фонарщики хреновы. Ходют и светют. Ходят и светят. Приходят и отсвечивают. Тьфу, пропасть! Какие ещё фонарщики?
  - Приветствую тебя. - звучит голос. Оглядываюсь. Никого... Поднимаю голову. Опять никого. Кроме света в небе. В чёрном таком симпатичном небе... такая, блин, несимпатичность. Круглая дырка, и светится. Синевато-белым. Какая, на фиг, луна?! Луну я тоже вижу -- вон там, правее дырки. Бледная такая... Симпатичная. Уютная. Родная. Это я про луну, не про дырку же...
  - Приветствую тебя. - повторяет голос. Утробненько так, со значеньицем...
  Оглядываюсь. Никого. Ну ты, мужик, достал... Покажись хоть.
  - Мужик, блин! Встань так, чтобы я тебя видел и ручки держи на виду. А то я человек нервный, могу и покалечить!
  Молчит.
  - Мужик, ау!
  Замёрз мужик. Не мычит, не телится.
  - Посмотри под ноги. - опять этот гнусный голос.
  Мля... Прям щас. А мужик из-за угла с топориком и меня ка-а-ак... Индеец хренов. Томагавочник. Найду -- обижу. Так обижу, что потом всю жизнь обижаться будет... За то, что не убил.
  Ладно, блин, посмотрю... одним глазом. Под ногами у нас... Мля! Как тебя, парень, жизнь-то приласкала! Словно динамитной шашкой позавтракал.
  - Мужик? Это не ты, случаем?
  Молчит. Ладно уж... молчи если хочется -- в твоём состоянии полезно.
  - Мужик! А на хрена ты мою одежду напялил? Джинсы, рубашечку в тон... И сапоги как у меня... СВЯТАЯ КОРОВА! ЭТО ЧТО ЖЕ -- Я?!!
  - Понял таки, - звучит голос. - Собирайся -- нам пора.
  - Куда?!
  - Туда.
  Вот мля... погулял, называется. Уделал дедуся добра молодца -- на полном скаку, можно сказать, остановил. Ну, дед, ну стрелок... Дикий Билл, мать твою! Доигрался.
  Поднимаю голову и смотрю на свет... Вернее, Свет. С большой буквы.
  - Это... Это то, что я думаю? - спрашиваю. - То самое?
  - То самое. - устало отвечает голос. - Пошли.
  ...Думаете, я пошёл? Как бы не так.
  
  Эхо выстрела шарахнулось в окна "Водички".
  Двери салуна распахнулись; на улицу мутным потоком изверглась людская масса, ощерившись стволами. Гомон страшный:
  - Что случилось?!
  - Стреляли!
  - Кто стрелял?!
  - Зачем?!
  - Орки в городе!! Спасайтесь братва, кто может!
  Кто такие орки и что они собирались делать в городе, так и осталось неизвестным.
  Дракула повернулся, смерил толпу мрачным взглядом, в котором явственно читалось -- "где ж я вас всех хоронить-то буду?". Толпа шарахнулась, Ястреб усмехнулся.
  - ТИХО! - рыкнул маршалл. В голове набатным колоколом билась нехорошая мысль пристрелить кого-нибудь для острастки... Сорвать злость. Влад ни на секунду не забывал, что в полусотне шагов за его спиной валяется Ванкул... Вендиго... неизвестно кто, но валяется, разорванный серебром на части. Выстрелить в тварь было равнозначно выстрелу в себя. Я справился, с холодной отрешенностью подумал Дракула, я всё-таки справился... Значит -- смогу ещё раз. Когда потребуется. И даже целиться особо не надо...
  Подумал и тут же отодвинул эту мысль на задворки сознания. Позже... Сейчас же необходимо сделать так, чтобы ни одна живая душа не заподозрила, что в городе был Вендиго. Иначе паники не избежать.
  - Что ж вы, люди, - Дракула усилием воли растянул губы в улыбку, отчего та вышла на редкость жуткой. - ...объявлений не читаете? Или меня в этом городе совсем уважать перестали?!
  - О чём ты? - отозвался кто-то из толпы. - Какое ещё объявление?
  - Вывешенное днём раньше. - маршалл уже не улыбался. - На стене Литературного клуба... Значит, не уважаете?
  - Так в объявлении о тебе ничего не сказано!
  - Ответственные будут наказаны, - зловеще пообещал маршалл. - А сейчас... Все, дружненько, руки в ноги и вперёд. В Литклуб. Замечу уклонившихся -- пристрелю на месте! Вы меня знаете...
  - Сатрап! - прозвучал в глубине толпы одинокий голос.
  - Он самый, - согласился Дракула. - Ша-а-агом, а-арш!
  
  Скорпион пристроился в хвосте процессии. Он не знал, что происходит, но чутьё опытного сыщика редко подводило. Что-то случилось. Что-то на редкость дурно пахнущее...
  За его спиной Ястреб переглянулся с маршаллом.
  Я возьму его.
  Ты уверен?
  Индеец подумал и кивнул.
  Его.
  
  - А тебя, Скорпион, я попрошу остаться, - сказал маршалл. - Сугубо добровольно, конечно... Так что, уважаемый доброволец -- два шага назад!
  
  Индеец дождался, когда последние "любители литературы" скроются во тьме, и только тогда повёл Скорпиона за собой. Причём не куда-нибудь, а к зданию Канцелярии, в котором слабо светилось единственное окно. Знаком велев сыщику подождать, Ястреб зашёл внутрь.
  Оставшись в одиночестве, Скорп почесал затылок. Полночное приключение грозилось вылиться во что-то очень серъёзное, недаром в помошники был выбран человек, прибывший в город буквально несколько часов назад... Интересно, подумал Скорпион, нет ли у маршалла дурной привычки убирать свидетелей? Было бы весьма неприятно.
  Единственное окно Канцелярии неярко светилось. Чуть дальше виднелся эшафот с неизменной для южных штатов виселицей, лунный свет выкрасил перекладину в серебро. Сыщик подошёл к окну, осторожно заглянул внутрь. Огромный стол, масляный светильник, чьи-то ноги в мокасинах. Далее всё терялось во тьме.
  Негромко звучали голоса.
  Ястреб всё не возвращался. Скорпион оглянулся, стянул с головы шляпу и прижался правым ухом к оконному стеклу...
  - ...Дай пожрать, Сингл! - монотонно канючил чей-то голос.
  - Еще чего, - прозвучало в ответ. Скорпу почудилось, что человек едва сдерживает гнев. - Развелось вас... дармоедов.
  - Седьмой день не жрамши!
  - Врёшь, Егорушка... Второй пошёл.
  - Но, Сингл...
  - Нет, я сказал.
  Арестованных морят голодом? Ничего себе городок, ничего себе порядки...
  В левое ухо Скорпа упёрлось холодное дуло.
  - Руки. Вверх. Медленно. - прозвучало над его головой. - Дёрнешься -- мозги вышибу. А то, что останется -- зажарю и съем. С чесночком.
  
  В то время как холодный ствол револьвера уперся Скорпиону в ухо, Егор окончательно потерял надежду. Кишки ныли так, словно собирались сожрать друг друга. Сил не было.
  Оставалось только умереть.
  Внезапно дальний угол камеры загорелся бледным светом размером с ладонь, словно туда попал заблудившийся болотный огонёк. Огонёк разросся, практически ничего не освещая, увеличился в несколько раз, приобретая очертания высокой светящейся фигуры, стоящей со сложенными на груди руками. Привидение. Призрак. Тень.
  Егор бросил быстрый взгляд сквозь решётку. Одинокий Волк всё так же раскачивался на стуле, не обращая никакого внимания на происходящее в камере. То есть, попросту говоря, ничего (и никого) светящегося рядом с узником не видел.
  У меня глюки, решил Егор.
  Тень засветилась странным белым светом, потом яркость свечения уменьшилась, так, что стало возможным разглядеть детали. Несомненно, ЭТО напоминало человека -- разве что на редкость уродливого. Вместо лица -- мешанина рубцов, выступов и впадин, без всякого намёка на симметрию. Глаз нет. Левое плечо выше правого, вместо одежды -- подобие покрывала... вернее -- саван. Причём грудь и правая рука Тени -- в частых отверстиях, напоминающих крупные оспины или дырки в сыре... Желудок судорожно сжался.
  Голодные глюки, ужаснулся Егор.
  - Ты кто? - спросил он у тени. Ответ заставил его подпрыгнуть.
  - Я - твой отец.
  
  
  
  Глава 9
  САДЫ И АДВОКАТЫ
  
  Вернувшись с двумя лопатами, заступом и кожаным мешком, Ястреб застал перед дверьми канцелярии странную картину, и нельзя сказать, чтобы она ему не понравилась...
  Худощавый, щёгольски одетый человек, в котором без труда опознавался Лойер, стоял, уперев револьвер в ухо Скорпиона, который словно только что пытался встать с колен, но вынужден был остановиться на полпути. В свою очередь, левая рука Скорпиона с зажатым в ней миниатюрным пистолетиком замерла в опасной близости от мужской гордости Адвоката. Прикинув на глазок калибр пистолетика (40-ой, не меньше), индеец решил, что ситуация, как говорят в шахматах, патовая. Пора вмешаться.
  - Какими судьбами, Лойер? - поинтересовался Hawk. - Чем обязан?
  - Да вот, проходил мимо. - Адвокат скосил глаза. - Дай, думаю, зайду к Синглу -- проведаю.
  - А Джема где?
  - Дома, где ж ещё? - удивился Лойер.
  - А ты?
  - А меня турнули. Вежливо... коленом под зад. В воспитательных целях. Говорит, что женить Сингла берётся сама -- а я должен целую ночь... холодную ночь, между прочим... провести вне её постели.
  - Ты расстроен?
  - В определённой степени. Видишь ли... я не могу позволить водить себя на верёвочке -- что бы этой верёвочкой ни было. И тем более я не позволю превратить в такую верёвочку постель...
  - А если...
  - Мужики! - врезался в разговор голос Скорпиона. - Всё это очень интересно, конечно... но у меня ноги затекли. Так что давайте определимся, нажимать нам на спусковые крючки или отложить до следующего раза...
  
  В тоже самое время в Литературном клубе...
  Аншлаг. Иначе и не назовёшь. Клуб забит под завязку, гомон, табачный дым, ругань, цензурная и не очень. Заняты все скамьи, лавки, стулья и табуреты -- часть народа подпирает стенки, часть уселась прямо на пол. В дверях, прислонившись к косяку, стоит Дракула, зажав в зубах огрызок сигары и сложив руки на груди. Выражение его лица способно отпугнуть всякого, надумавшего клуб покинуть... Рядом с ним нервно приплясывает несколько личностей, дружно уверяющих, что они "только до сортира и обратно"...
  - Следующий номер нашей программы -- патриотическая поэма господина Овсома "Рождённый в Мылстоуне". Исполняет автор. - объявляет конферансье -- долговязый, длиннорукий, слегка нескладный человек, нервно приплясывающий, но совсем по другой причине. Человека зовут Porter. Тёмная шевелюра ведущего испещрена пятнами странного рыжего оттенка, словно шерсть кота в период линьки...
  AWSOM с достоинством поклонился, вышел вперёд и затянул напевным речитативом:
  Я тут, в Мылстоуне... да нет... чуть меньше года.
  Побыл во всех его известных я местах.
  Мне не понять его свободного народа,
  Меня преследует за будущее страх.
  
  Сюда приперся...ой, по-мойму, по зиме я,
  Равин мне пропуск - десять баксов одолжил...
  
  Тут AWSOM слегка замешкался, кожей ощущая не предвещающий ничего доброго взгляд Ворона. Индеец задумчиво икнул, ухватил ближайшего из белых чертей за тощую шею и сладостно сдавил.
  И вот теперь веду заумные беседы,
  И скоро буду называться "старожил"...
  - неуверенно закончил строфу AWSOM, наблюдая, как в жилистых лапах Рейвена корчится невидимый страдалец. На миг Овсому показалось, что он слышит предсмертный хрип...
  "Нет." - отмахнулся AWSOM от дурацкой мысли. - "Это всё нервы."
  Скажу вам честно, разобрался я не сразу,
  Чего скрывать - и пули получал...
  Но был пытлив! и разум был мой ясен
  Зато о сколько здесь всего познал!
  
  Здесь есть свой Lawyer, Джема и Draкula
  Здесь Фродо Торбинс, Локи, Демиан
  Здесь есть и Ангел, даже Викинг где-то бродит
  Но, скажем прямо, не хватает дам...
  
  А те, что есть, их либо разобрали,
  Или же просто жуткие на вид...
  А сердцу хочется тепла, любви и ласки,
  И днем и ночью жизнь в Мылстоуне бурлит...
  
  Здесь много клубов - все по интересам,
  Их все ты можешь смело посещать.
  Однако, в "Мэрию", прошу тебя, не суйся!
  Убьют моментом, век свободы не видать!
  
  - Что такое "Мэрия"? - шёпотом поинтересовался Линкс у АнтиИванушки. Тот молча нарисовал в воздухе петлю, вытянул шею и свесил язык на бок.
  - Понял. - выставил перед собой руки Рысь. - Понял.
  Здесь все свои и нет следа раздора,
  Здесь всяк любим, ну ежели не глуп...
  - Чего это он? - кивнул в сторону Анти заинтригованный Игл.
  Линкс вздохнул:
  - Показал, что если не заткнусь - шею свернёт и язык выдернет.
  
  Здесь повод есть всегда для разговора
  И сдохнуть от тоски здесь не дадут...
  
  
  Не видит, с тоской подумал Егор. Ничего Волк не видит. У меня крыша едет, а он на стуле качается... Сволочь индейская.
  А-а! Гулять так гулять... Крыша, говорите, едет? А куда едет? В дальние края? Значит, нам по пути.
  - Ты кто? - выпалил принц датский... простите... техасский поселенец.
  - Я отец твой, Егор, - замогильным голосом ответствовала Тень. Торжественно завернулась в серый, давно не стиранный саван.
  - Тёзка? - деловито поинтересовался поселенец.
  - Дурак! - выругалась Тень. - Это ты - Егор, а я - твой отец.
  - Правда? - засомневался Егор.
  - Ну... не совсем конечно, - согласилась Тень Отца. - Но так вроде положено. Зови меня Терминатор.
  - Почему?
  - Люблю я разрушать, - честно призналась Тень и вздохнула. - То есть при жизни любил... А щас - нематериальность, падла, развернуться не даёт. Мля! Мне бы протоплазмы чуть побольше. Эдак фунта три-четыре... Уж я бы тогда... Ух! - рука Тени сжалась в здоровущий, с голову младенца, кулак.
  Егор предусмотрительно отодвинулся. С расстояния Тень выглядела раза в два симпатичней и почти не просвечивала. Кого-то мне этот призрак напоминает, подумал поселенец...
  - Мать моя! - охнул Егор. Страшная догадка поразила его как молния.
  - Тупой, - констатировала Тень, поворачиваясь. - Я ж тебе английским языком говорю: отец! А он: мама, мама...
  - Ванкул? - неверящя пробормотал Егор. Потом старательно изобразил на лице радость. - VANKUL!! Дружище!
  Тень с сомнением огляделась вокруг.
  - Где?
  
  Минутой позже трое -- Ястреб, Скорпион, Лойер -- держа кто лопату, кто заступ, подошли к месту последнего падения злополучного Ванкула. И -- замерли в изумлении...
  - Что это? - выдавил Скорпион. - Я же его убил... в сердце... А это... Зачем?!
  Лойер посмотрел на Ястреба, в глазах застыл тот же вопрос.
  - Контрольный выстрел. - сказал индеец. Если Ястреб собирался отделаться таким объяснением, то, судя по лицам присутствующих, ему это не удалось.
  
  - А давай на Сингла наедем! - предложила Тень.
  - Ну...
  - Ты что -- боишься? - насмешничал Ванкул. Последние иллюзии Егора насчёт личности призрака развеялись как дым.
  - Я боюсь?! - вскинулся поселенец. - Да... Я боюсь.
  - Трус!
  - Не трус, а разумный человек. Был. А щас так жрать охота, что кишки друг на дружку бросаются... Ладно. Эй, Волчара!
  
  ...В туже самую минуту городскую черту пересёк Отчаянный Дедок. Всклокоченная шевелюра, безумные глаза, двустволка в побелевших руках -- он был страшен и смешон одновременно. Дедок радостно вскрикнул, оставив позади город...
  Всё кончено. Федерала больше нет... А раз нет человека -- нет и проблемы.
  Впереди старика ждала долгая и нудная процедура, известная среди криминального люда, как "залечь на матрасы"...
  
  Они развернули мешок, разложили рядом с мертвецом. Лойер со Скорпом смерили друг друга надменными взглядами и взялись за лопаты...
  Ястреб оглядел труп. Правая сторона груди полностью разворочена, нижней половины лица нет вообще, вместо верхней -- кровавое месиво. Горы и долины, впадины и спуски...
  Результат действия серебряной пули? А может и нет. Взгляни свежим взглядом, предложил сам себе Hawk. Чтобы ты сказал, обнаружив такой вот труп? Скажем, сегодня днём, когда ты и думать не думал о всяких там Вендиго...
  
  ...Одинокий Волк открыл дверь камеры и теперь стоял, набычившись. Налитые кровью глаза его выражали только одно: кто-то должен ответить. Кто-то должен. Я ТАК ЗОЛ.
  Он тебя убьёт, зашептал ставший невидимым ВАнкул. Бей первым. Ты или он. Он или ты. Третьего не дано.
  Бить или не бить? - мысленно вопросил себя Егор. В следующий момент Сингл разрешил данный вопрос без его участия...
  От души въехав кулаком меж печальных голодных глаз узника.
  ...Егор взлетел под потолок, чувствуя себя пёрышком, несомым теплым весенним ветерком. Мимо проплыло искажённое криком бледное лицо, в котором Егор опознал ВАнкула. На лице тени было написано удивление.
  - То самое!! - орал Ванкул.
  "То самое." - понял Егор. - "Пора."
  Дальше была тьма.
  
  ...А ещё дальше - Свет.
  С большой буквы.
  ... - Повторяю вопрос, - голос был тусклый, бесцветный, практически лишённый интонаций, - словно бы затёртый. - по какому праву вы требуете для себя пропуска в Сады?
  Егор откашлялся. Всё это тянулось уже не меньше часа и он порядком устал. Если честно, процедуру деления на праведных и неправедных Егор представлял себе несколько иначе. Не так... казённо, что ли? Больше всего это напоминало захолустную чиновничью контору, где бюрократия и взяткодательство цветут махровым цветом. Судей, как он уже понял, было трое. Или один, но умеющий говорить тремя разными голосами, которые постоянно друг с другом спорили. А может, у судьи разтроение личности?
  - Ваша честь! - начал Егор в десятый, наверное, раз повторяя свою историю. - За мелкий проступок я был на неделю посажен в Мылстоунскую тюрьму... Дальше произошло следующее...
  
  Ястреб покатал в ладони две гильзы. Гладкостволка, 50-ый калибр, один из курков смещён -- бъёт левее и чуть ниже центра капсюля. Дробовые патроны. Значит, был не один выстрел, а целых три? И я не заметил?! А это что за буквы? "L.S." - на одной гильзе, "H.S." - на другой. Инициалы?
  Индеец помедлил, оглянулся на Скорпа с Лойером, увлечённо работающих лопатами. Потом спрятал находку во внутренний карман плаща.
  Им он так ничего и не сказал.
  
  ...- То есть, если я правильно понял, вы обозвали Одинокого Волка душегубом? - спросил голос, который Егор мысленно окрестил "Басом". Остальные двое были: "Визгун", обладающий голосом, на редкость схожим с голосом циркулярной пилы, и "Шамля" - этот по-стариковски шамкал. Или ему лет больше, чем Адаму с Евой, или он попался Господу под руку в неудачный день...
  - Да, Ваша честь, именно так.
  - Вы употребили именно это слово?
  - Я не совсем уверен... Возможно.
  - Постарайтесь вспомнить. Вы употребили именно это слово?
  - Э-э... Может быть...
  - Что?
  - Думаю, я употребил ещё одно выражение...
  - Какое именно?
  - Простите, Ваша честь, но я не понимаю, каким образом то, что я сказал...
  - А что вы сказали?
  - Я сказал: "Сингл, зачем ты так со мной? Ты же, в сущности, МИЛЫЙ ПАРЕНЬ."
  Повисло тяжёлое молчание.
  - Ну, знаете.. - впервые в голосе Баса появилось какое-то подобие интонации. - Да вы, молодой человек, самоубийца!
  - В Низ его! - предложил Визгун.
  Егор беспомощно огляделся. Может, хоть старикан его поддержит?
  - Шоглашен! - возвестил Шамля. Надежды рухнули. Егор повесил голову.
  - ПРОТЕСТУЮ! - прозвучал в темноте ещё один голос. Четвёртый, машинально отметил Егор. Потом до него дошло...
  - Вы - против? - удивлённо cпросил он темноту.
  - Вы налушаете легламент! - закричал Шамля. - Я лишаю Ваш шлова!
  - Вы помните Договор? - холодно сказал голос. - Статья двенадцатая, часть третья. Цитирую: "Каждая душа (далее Ответчик), вне зависимости от тяжести грехов и способа смерти, пола, возраста и конфессии (Католицизм, Православие, Кальвинизм и т.п.), а также наличия Веры и вменяемости имеет право на Защитника, представляющего интересы оной души в Суде. Ответчик имеет право отказаться от защитника. При установлении невменяемости или слабости рассудка Ответчика защитник будет предоставлен ему принудительно." Конец цитаты.
  - Так вы мой адвокат? - изумился Егор. - Вот здорово!
  - Вы слышали, Ваша честь? Ответчик не отказывался от защитника.
  - Нарушение! - взвизгнул Визгун.
  - ТИШИНА! - рявкнул Бас. - Соблюдайте порядок... Давайте послушаем Защитника. Только один момент... Если я не ошибаюсь, в пункте четвёртом двенадцатой статьи говорится, что мы должны поставить Ответчика в известность...
  - О чём? - сердце Егора замерло.
  - Вы знаете, молодой человек, кто предоставляет вам Защитника?
  - Нет. А это важно?
  - Все Защитники принадлежат к организации, известной как "Tartar UnLimited". Или к её дочерней фирме "Hell Inc.".
  - И... и что это значит?
  - Ад, молодой человек. Это значит Ад... В Садах, к вашему сведению, нет адвокатов.
  - Совсем?
  - Совсем. И, будем надеяться, никогда не будет.
  
   Продолжение следует... наверное.:)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"