Дорошенко Александр: другие произведения.

Часть 4. Главы 6, 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Луна оказалась не такой уж пустынной планетой как предполагалось. Кто бы мог подумать что друзья окажутся между двух огней, встрянув в застарелый конфликт между аликорнами и людьми...

  Глава 6. Разлучница-разлука
  
  - Я нашла их! - голос Твайлайт дрожал от напряжения. - Переключаю картинку на ваши визоры.
  Перед глазами вспыхнул полупрозрачный экран. Я увидел большую чёрную скалу у подножия которой скорчилась маленькая фигурка. Вторая лежала неподалёку на самом солнцепёке. Ни та, ни другая не шевелилась. Неужели опоздали?
  - Это может быть засадой, - озабоченно заметила Зекора Кванг.
  - Не исключено, - ответила Твайлайт. - Подними своего дрона повыше и внимательно осмотри окрестности. Не думаю что злоумышленники, если они действительно существуют, смогут укрыться от его датчиков.
  - Согласна.
  - Майк, их можно транспортировать на корабль прямо сейчас? - спросил я, ускоряя шаг.
  - К сожалению нет. Грузоподъёмность дронов слишком мала, даже если мы задействуем все четыре машины.
  - Значит, потопаем сами. Как далеко они от корабля?
  - По прямой - метров двести не больше, но придётся слегка поплутать в скальном лабиринте.
  - Хорошо. Тогда мы сейчас возьмём запасные баллоны с воздухом и прямиком направимся туда. Пусть один дрон дежурит возле них, а второй указывает дорогу.
  - Разумный план. Зекора, будешь проводником, а ты Твай оставайся на охране.
  - Без проблем, - ответила единорожка. - Попробую пока спихнуть малышку в тень. Возможно, мощности машины на это хватит.
  - Только аккуратно. Дроны нам ещё понадобятся...
  За разговорами мы с Искоркой вернулись к кораблю. Поняшка осталась снаружи, а я вошёл в открытый шлюз, приблизился к аварийной стойке и взял два полных баллона.
  - Всё, мы готовы. Зекора, ведите!
  Чёрный цилиндр дрона, слегка покачиваясь, взмыл на несколько метров и медленно поплыл в сторону узкого прохода между двумя высокими скалами. Мы неуклюже последовали за ним, проклиная низкую силу тяжести.
  - Надеюсь, - сказала Искорка, - что наши баллоны подойдут к их скафандрам. Вдруг там резьба не совпадает или что ещё.
  - Исключено, - менторским тоном отозвался Майк. - После того как космонавт концерна "Нокиа", Пекко Виалайнен погиб из-за того что спасатели вовремя не смогли подключить баллон с воздухом по вине нестандартного разъёма, Совет Астронавтов в ультимативном порядке потребовал от производителей космического оборудования добиться максимальной совместимости всех ключевых узлов.
  - Действительно? - изумилась Зекора. - Не знала. Почему же тогда штекеры зарядок мобильных телефонов... впрочем, неважно. Ребята, вам направо!
  - Ага, спасибо.
  Гонка со смертью продолжалась. Я буквально физически ощущал, как утекают жалкие минуты, оставшиеся в нашем распоряжении. Твайлайт смогла отпихнуть бесчувственное тело маленькой кобылки в тень, но ей было неизвестно жива та или нет.
  Наконец мы обогнули последний валун и чуть не врезались в неподвижные тела.
  - Начинайте с младшей, - приказала Зекора. - Она должна была серьёзно перегреться.
  - Майк, что делать дальше? - спросил я, плюхаясь на колени перед маленькой фигуркой и одним движением отбрасывая защитный кожух с ранца жизнеобеспечения.
  - Чтобы снизить температуру внутри, нужно продуть скаф. Заодно избавишься от излишков углекислого газа. Сначала, подключи баллон.
  - Сделано, - отрапортовал я. Стрелка манометра ожила и ушла вправо.
  - Над редуктором находится небольшой экран. Включи его, там снизу должен быть тумблер.
  - Готово.
  - Хорошо. Коснись пальцем фиолетового сектора. Должна появиться надпись "Включение аварийной продувки". Нажми иконку "25 секунд", и кнопку подтверждения. Затем вернись в основное меню и выбери раздел "Обогащённая смесь". Всё.
  - Понял. Интересно, зачем ставить пульт управления туда, куда невозможно дотянуться самому?
  - Он установлен специально для спасателей, чтоб те могли оперативно оказать первую помощь. Закончил?
  - Сейчас... - из клапанов скафандра начали вырываться струйки газа, мгновенно превращающиеся в облака белого инея. Всё происходило абсолютно бесшумно - звук в вакууме не распространяется, но мне послышалось громкое шипение. Услужливое подсознание постаралось заполнить образовавшийся пробел.
  Пока я возился с младшей лошадкой, Искорка подошла к жеребёнку и открыла его ранец. На то чтоб подключить баллон с воздухом и продуть скаф потребовалось совсем немного времени.
  - Дело сделано. Зекора, готовьте госпиталь.
  Путь обратно прошёл без приключений. Мы без проблем вернулись к кораблю и, пройдя грузовой шлюз, ввалились в трюм, где нас уже с нетерпением ожидали остальные участники экспедиции. Как только жеребята оказались на полу, шустро подкатили два сервисбота и принялись быстро снимать с них скафандры. К счастью, никаких проблем с этим не возникло и всего через три минуты, Аля с Зекорой переложили на самодвижущуюся тележку сначала кобылку, а затем и жеребёнка.
  - Какие они маленькие и несчастные, - со слезами в голосе сказала Твай. - Просто не верится, что две такие крохи рискнули в одиночку выйти на поверхность.
  Угрюмая Зекора нагнулась над малышкой, чей внешний вид вызывал особые опасения и приложила к её шее портативный диагност. Раздался громкий щелчок, когда острая игла пробив кожу вонзилась в тело за порцией крови для анализа, но кобылка даже не дрогнула. Похоже, она либо находилась в глубоком обмороке, либо её душа уже отправилась к Хрустальному Престолу Селестии.
  - Повезли в лазарет, - бросила негритянка Твайлайт. - Мне очень не нравится цвет её глаз.
  - Что со вторым? - спросил я подходя.
  - Потерял сознание, но дышит. Думаю, что выкарабкается. А вот она...
  Целители скрылись в коридоре, остальные отправились в рубку обсудить последние новости, а пять сервисботов принялись неторопливо восстанавливать потрёпанные скафандры найдёнышей.
  
  Жеребёнка я увидел сразу, как переступил порог. Он сидел на полу, неестественно выпрямившись, вжимаясь худенькой спинкой в угол каюты. Огромные грустные глаза были полны безнадёжной тоски. Чистая, свежевымытая шёрстка алела, словно флаг давно погибшей страны, а короткая неровно подстриженная грива мягко светилась сусальным золотом. Заметив меня, малыш вздрогнул и засучил передними ногами, пытаясь ещё глубже вжаться в угол.
  - Привет! Как ты себя чувствуешь?
  Он зашевелил губами, словно пытаясь что-то сказать, но не проронил ни звука.
  - Не бойся, - сказал я, опускаясь на пол. Из лекции по психологии прочитанной как-то Зекорой мне было известно, что беседовать с перепуганными детьми следует сидя на одном уровне, так проще завоевать доверие. - Ты находишься в безопасности, среди друзей. У тебя ничего не болит?
  Жеребёнок облизнул узким языком губы и неожиданно спросил:
  - Вы ведь убьёте меня? Люди всегда убивают пони.
  - Прекрати, - поморщился я. - С чего ты взял? Мы не злые, мы хорошие.
  В каюту топая копытами, вошла Искорка. Увидев её, мальчишка испустил долгий вздох облегчения.
  - Значит Сиплый говорил правду, на Земле живут добрые люди. Какое счастье! Спасибо что спасли меня и... - тут он вновь вздрогнул, на мордочке появилось выражение ужаса.
  - Крошка... Что с Крошкой? Она жива? Или...
  - Ты имеешь ввиду девочку, что была с тобой? - улыбнулась Искорка.
  - Да! Она моя сестра и самый лучший друг!
  - Успокойся, я только что из лазарета. Малышка в полном порядке, она недавно очнулась и примерно через час ты сможешь с ней встретиться.
  Из жеребёнка словно вынули стержень, он обмякнув, рухнул на пол и заплакал. Искорка торопливо подошла и стала утешать, а я связался с госпиталем.
  - С парнишкой, похоже, всё в порядке. Он страшно напуган и беспокоится о судьбе сестры... да вы были абсолютно правы, это действительно его сестра, но в целом держится молодцом. А как с ней?
  - Более-менее нормально. Мне удалось почти полностью нейтрализовать негативный эффект той дряни что ей вкололи. Инъекция, конечно, спасла малышке жизнь, но в будущем возможны опасные рецидивы.
  - Какие?
  - Временами могут возникать приступы головокружения и судороги вплоть до потери сознания. Впрочем, обещаю вернуть её в норму за два месяца. После того как вернёмся на Землю конечно.
  - Понятно. Ладно, наш путешественник похоже перестал плакать, думаю стоит задать ему несколько вопросов...
  
  В маленькой кают-компании было тесно - все члены экспедиции собрались на совет. На одном из экранов можно было видеть как спасённые жеребята мирно спят тесно прижавшись друг к другу, окружённые шеренгой чутких датчиков.
  - Итак... - я мельком глянул на распечатку беседы с Тимом, - за сегодняшний день нам удалось получить неплохую прибавку к карме. Вытащить буквально с того света двух беспомощных детей доводится не каждый день.
  - Не такие они беспомощные, - фыркнула Искорка. - Если б не диверсия с дыхательной смесью, ребята отлично справились бы и без нашей помощи.
  - Вполне возможно. Кстати Майк, твои боты уже закончили ремонт скафандров?
  - Да, ничего сложного там не было.
  - А причину неисправности датчиков удалось восстановить?
  - Разумеется. Кто-то весьма умело взломал систему безопасности и перепрошил основную программу.
  - Сколько времени на это ушло?
  - Всё зависит от конфигурации использованного оборудования. Думаю, не меньше двух часов.
  - На оба скафа?
  - На один.
  - Ничего себе! Четыре часа работы только для того чтобы убить двух никому не нужных жеребят!
  - Действительно, нелепо. Тем более что существует множество более простых и эффективных способов вывести скафандр из строя. Ломать систему безопасности, спускать часть воздуха из баллонов, точно рассчитав время чтобы дети не смогли вернуться назад... С таким же успехом для покушения можно было использовать машину Гольдберга.
  - Согласна, - хмыкнула Твайлайт. - И зачем спрашивается, они опустошили капсулу лишь в скафандре Тима? Какой в этом смысл?
  - А автоматические камеры-шпионы, фиксирующие каждый их шаг? Думаю, мы обладаем слишком малым объёмом информации, чтоб делать какие-либо выводы. Во всяком случае, сейчас.
  - Действительно, - проворчала Зекора. - Давайте оставим риторические вопросы на потом и займёмся делом. Ведь мы сюда прилетели не для того чтобы спасать заблудившихся жеребят. Не забыли?
  - Верно, - кивнула Искорка. - И какой у нас план?
  - Пока никакого, - ответил я. - Сначала попытаемся угадать, кто и как может помешать нам выполнить задание. Думаю, что поняш из Парадиза можно смело сбрасывать со счетов. Их мало, они сидят запершись в своём секторе и не высовывают нос наружу.
  - Согласен, - отозвался Майк. - Впрочем, пригляд за ними всё-таки нужен. Предлагаю отправить в комплекс дрона-разведчика. Малыш невелик, но уверен, что пользу он сможет принести большую.
  - Не вижу препятствий. Запускай своего шпиона. Теперь что касается людей и аликорнов. Уверен, обе фракции всеми силами начнут вставлять нам палки в колёса.
  - А если вступить с ними в переговоры? - озабоченно спросила Твайлайт.
  - Не самая лучшая идея. Они воюют уже несколько десятилетий и думаю не согласятся на перемирие.
  - Но мы можем договориться с одной из сторон, заручившись их поддержкой.
  - Для этого обычной болтовни будет мало. Никто не станет помогать нам просто так. У тебя есть, что им предложить кроме стандартного набора: мир-дружба-жвачка?
  - Сначала нужно узнать в чём они нуждаются. Но выяснить это можно только во время дружеской беседы.
  - Хорошо, начинай готовить тезисы. Если одна из сторон вздумает пойти на контакт, ты знаешь что делать. Впрочем, есть у меня на этот счёт сильное сомнение. Майк, давай посмотрим на крошку, которую должны запустить в полёт.
  - Вот, пожалуйста, - на экране появилось изображение баржи больше похожей на огромный кабачок. - Она закреплена на стартовом трейлере, полностью заправленная и готовая к взлёту.
  - Ангар заперт?
  - Разумеется.
  - А почему его до сих пор не вскрыли местные обитатели?
  - Замок относится к классу "омега" и практически не подлежит взлому. Кроме того, система самоуничтожения сработает сразу после того как герметичность постройки будет нарушена, уничтожив всё живое в радиусе сотни метров.
  - Но мы-то сможем его отпереть? Или для этого вновь потребуется собирать целую команду?
  - Сможем, - успокоил нас Майк. - Код доступа лежит в моей памяти, кроме того я продублировал его в компы ваших скафандров.
  - Надеюсь, никакой умник не сменил их за эти годы? - ядовито поинтересовалась Зекора.
  - Не переживай, коды рабочие.
  - Придётся поверить на слово, - вздохнул я. - Итак, опиши алгоритм наших действий. Мы садимся рядом с ангаром, что дальше?
  - Дальше элементарно. Я дистанционно открываю дверь, вы входите внутрь и врубаете трейлер.
  - Он заведётся просто так?
  - Нет, для этого вам понадобится подключить источник энергии.
  На экране возникло изображение большого чёрного ящика стоящего на низенькой тележке.
  - Стандартный аккумулятор, подходящий для трейлеров всех типов. Полностью заряженный и готовый к использованию он ждёт своего часа в нашем трюме. Когда покинете корабль, не забудьте взять его с собой. Для подключения не потребуется много времени - просто подкатите тележку к правому борту трейлера, установите на направляющие и задвинете в гнездо до щелчка.
  - В вакууме щелчок не слышен.
  - Не придирайся к словам, это просто метафора. После подключения на торце загорятся зелёные огни.
  - Хорошо, что дальше?
  - Подниметесь в кабину и запустите систему. К сожалению, я не могу сделать это дистанционно. Как только заработает бортовой компьютер, врубаете полный ход и катитесь по рельсам до упора.
  На экране трейлер с огромной баржей медленно выехал из ангара и, проехав сотню метров, остановился на квадратной площадке помеченной как "Стартовый стол Љ6". Из боков гигантской машины выдвинулись огромные клешни, которые вцепившись в торчащие из бетона стальные скобы, надёжно зафиксировали машину.
  - Сразу после этого вы покинете кабину и вернётесь на планетолёт, - продолжал пояснять Майк. - Затем я переведу баржу в вертикальное положение...
  Белый "кабачок" начал шустро подниматься, пока его тупой нос не упёрся в зенит.
  - Далее включатся двигатели разгонной площадки...
  Нижняя часть баржи была опоясана своеобразным "поясом" с четырьмя короткими цилиндрами. Вспыхнул яркий свет, корабль начал быстро подниматься.
  - Вот и всё. На высоте двадцати километров, разгонная площадка отцепится и своим ходом вернётся на космодром, а баржа запустит собственные движки. Видите, всё очень просто.
  - Действительно, - пробормотала Искорка. - Как два копыта об асфальт...
  - Проблема может возникнуть только с аборигенами.
  - Да что ты говоришь, - фыркнул я. - Кто бы мог подумать!
  - К сожалению, здесь мои возможности крайне ограниченны.
  - Догадываюсь... Значит так, к ангару пойдём мы с Зекорой... не обижайтесь девушки но там понадобятся руки, а не копыта.
  - Расист! - возмутилась Искорка.
  - А то. Далее. Аля, на время моего отсутствия, ты - капитан корабля. Надеюсь на твоё благоразумие и выдержку. Что касается остальных, вам придётся поработать операторами дронов. Зуб даю на отсечение, что местные попытаются помешать, так что ваша задача прикрывать нас огнём. Майк, ты сможешь взять на себя управление одной из машин.
  - Легко.
  - Даже если вспомнить что мы находимся на Луне, а ты остался на Земле?
  - Пустяки, задержки связи минимальны, так что всё будет в порядке.
  - Значит, нас будут прикрывать три дрона из четырёх... Плохо только, что сам корабль безоружен...
  - Увы. В своё время был принят закон о "Мирном Космосе". Оружие ставилось только на корабли Международного Корпуса Безопасности подчинённого ООН. Все остальные могли довольствоваться лишь генераторами силовых полей. Правда, корпоранты закладывали на своих кораблях гнезда, в которых могли быть установлены энергетические пушки.
  - А на "Аркадии Стругацком" они есть?
  - Да. Шесть штук.
  - Почему же тогда мы не вооружились перед полётом?
  - Потому что на складах Эквестрии нет ничего подходящего. Пушки для суперкоптеров кораблю не подходят.
  - Жаль. Думаю, что пара тяжёлых лучемётов лупящих с корабля могли бы охладить пыл любого агрессора.
  - Ну, чего нет, того нет.
  - Полагаю, - заметила Зекора, - что нам не стоит затягивать с визитом в Хайнлайн-Сити.
  - Само собой. Майк, сколько тебе потребуется времени на подготовку к отлёту?
  - Не больше часа, после чего можем отправляться. Единственное о чём хочу предупредить - в восьмом пункте "Протокола Общей Космической Безопасности", говорится что в случае если кораблю предстоит оказаться в месте, где корпусу может быть причинён урон, экипаж и пассажиры должны заранее облачится в скафандры. В противном случае, бортовой компьютер не имеет право стартовать.
  - Что? - изумился я. - Даже вопреки приказу капитана?
  - ПОКБ имеет высший приоритет и если приказ противоречит его пунктам, то он автоматически отменяется. Прошу, поймите меня правильно, есть вещи, которым я просто не могу сопротивляться.
  - В этом главная проблема общения с машиной подобного класса, - вздохнула Зекора. - Только начнёшь считать его живым человеком, как хрясь, на свет всплывает какое-нибудь идиотское правило, не выполнить которое он не имеет права.
  - Попрошу без оскорблений, мисс Кванг. Не мне вам говорить, что инструкции по технике безопасности написаны кровью. Давайте не будем создавать друг другу проблемы.
  Зекора развела руками.
  - Ничего не имею против твоего требования, хотя постоянное хождение в скафандрах может повлечь за собой некоторые неудобства - в рубке и без того тесно. Просто мы действительно временами забываем, с кем имеем дело.
  - Оставим спор до лучших времён, - вздохнул я. - Чёрт возьми, Майк, но парится в скафандрах действительно неудобно. Кроме того, как операторы смогут управлять дронами без вирт-шлемов?
  - Элементарно. Шлемы скафов обладают всей необходимой начинкой, а вместо стационарных консолей можно использовать портативные, которые без проблем работают в любой точке корабля. Пусть в рубке останутся только пилоты и Зекора, а остальные выберут себе укрытие по вкусу.
  - Без проблем, - кивнула Искорка. - Я тогда займу медотсек, вдруг жеребятам понадобится помощь.
  - Ну, а меня вы всегда сможете отыскать в каюте, - тоном наследной принцессы бросила Твай и взмахнула хвостом.
  - В таком случае, спуститесь на склад и получите консоли. Затем, минут за пятнадцать до старта, облачитесь в скафандры, чтоб хоть немного освоиться.
  - Значит, не будем терять время...
  
  Планетолёт бесшумно опустился на посадочные плиты космодрома. В следующее мгновение, в его носовой части открылось отверстие, из которого стремительно вылетел зонд-разведчик. Зависнув на высоте полутора километров, он включил камеру, и на широком штурманском столе развернулась чёткая трёхмерная карта.
  - Вот ангар, - белый крестик курсора уткнулся в продолговатое строение. - А тут стартовый стол, где должна встать баржа...
  - А вот и гости, - быстро сказала Аля, ткнув пальцем в неясные силуэты, скользящие в нашем направлении. - Легки на помине.
  - Аликорны, - протянул я. - Похоже, они давно дежурят на поверхности.
  - Вижу ещё три отряда общей численностью в двадцать четыре крупа, - сообщил Майк.
  - Похоже, план "Прилетели и забрали" не сработал. Следует переходить к запасному варианту.
  - Мне тоже так ка...
  Компьютер замолчал, оборванный на полуслове. Раздался громкий щелчок, в рубке погас свет, экраны и многочисленные индикаторы. В одно мгновение, ярко освещённое, полное жизни помещение превратилось в глухой склеп.
  - Что за нафиг! - взорвалась Аля. - Майк, ты нас слышишь? Майк?
  - Он нас не слышит, - буркнул я, переключаясь на радиостанцию скафандра. - Зекора, Твай, Искорка! Ответьте мне, приём!
  В наушниках зашуршало, затем появился взволнованный голос жеребёнка, - Это Майский Жук! Мистер Максим, у нас всё в порядке. Только стало очень темно, но я включил прожектор и...
  - Отлично парень. Искорка рядом?
  - Да. Я сейчас скажу ей чтоб она тоже включила радио.
  - Ага, давай, - ответил я, а про себя подумал, что лунные жеребята значительно лучше приспособлены к выживанию в здешних местах, чем мы. Действительно, мальчишка сразу догадался, что нужно делать, а вот высокоучёная единорожка сваляла дурака.
  Тем временем в рубке вновь зажегся свет, и начали один за другим оживать экраны - включилось аварийное питание. Аля престала ругаться и склонившись над своим монитором, принялась торопливо просматривать сообщения. Я связался с поняшами и быстро ввёл их в курс дела. Они восприняли новости без лишней паники.
  - Датчики зафиксировали колоссальный выброс энергии через аварийные излучатели, - быстро сказала Алевтина, скользя взглядом по строчкам. - Батареи разряжены полностью, защитное поле снято, напряжение на двигатели не подаётся.
  - Генератор?
  - В полном порядке. Вообще все системы в норме, электроника цела.
  - Значит, это был не ЭМИ удар.
  - Верно. Полагаю, что им удалось каким-то образом дать приказ на аварийный разряд батарей. Не представляю, как такое возможно, но факт остаётся фактом. Нетронутыми остались лишь резервные источники питания.
  - Мы можем взлететь?
  - Нет. Даже если перебросим всю мощность на двигатели, этого не хватит.
  - Значит, придётся ждать, пока генератор не восстановит необходимый заряд?
  - Да.
  - Сколько это займёт времени?
  - Сейчас... Четырнадцать минут.
  - А поле?
  - Останется выключено!
  - Дьявол!
  В динамиках зашуршало, и встревоженный голос Майка заполнил рубку:
  - Что у вас случилось?
  - Можно подумать, что ты не можешь подключиться к датчикам корабля и самостоятельно всё выяснить!
  - Конечно могу, но надо же иногда соблюдать вежливость... Так, очень интересно...
  - Как они это сделали?
  - Пока не знаю. Но удар был нанесён извне, это очевидно.
  - Можешь выяснить, что за оружие было использовано?
  - Я сейчас потрошу файлы, относящиеся к научным исследованиям предвоенного периода. Даже те, что находятся в закрытых разделах. Приходится ломать пароли... - голос Майка зазвучал глухо, словно он укрылся толстым одеялом. Я понял, что мешать ему сейчас не стоит и повернулся к вновь зажёгшемуся штурманскому столу.
  - Аликорны идут к кораблю! Искорка, Зекора - поднимайте свои дроны. Твайлайт, одевай боевую броню и иди в главный шлюз. Уверен, эти поганцы начнут вскрывать корпус именно оттуда. Сможешь устроить им достойный приём?
  - Без проблем, - мрачно заявила единорожка. - Чувствую, что кто-то напрашивается на хорошую взбучку!
  Вспыхнули боковые экраны, на которые передавалась информация с камер дронов. Защитные машины были вооружены боевыми лучемётами способными прожечь скафандр с любой дистанции. Слабенькие генераторы поля гарантировано могли отразить несколько прямых попаданий из любого вида оружия, но полагаться на них особо не стоило, главная надежда возлагалась на непревзойдённую манёвренность и скорость юрких как мухи летающих бойцов. Главное чтобы оператор не допустил фатальную ошибку...
  - Нашёл, - голосом Архимеда выскочившего из ванны с кипятком возвестил Майк. - Надо же, как запрятали.
  - Говори, не томи!
  - Лаборатория, возглавляемая Акира Сименовичем, несколько лет вела работу над созданием пушки способной снимать защитное поле любой мощности. Подробности опускаю, скажу только что эффект достигался весьма хитрым образом - при выстреле, защитные системы атакованного корабля получали фальшивое сообщение о фатальной перегрузке энергетических контуров, после чего срабатывали предохранители отвечавшие за аварийный разряд батарей. Поле снималось, двигатели отключались, в общем, надеюсь вам ясно.
  - Ясно. Мы можем, как-то защититься?
  - Сейчас нет. Когда корабль прибудет на базу, я установлю несколько дополнительных блоков и изменю программы, а пока вы совершенно беззащитны. Единственный способ избежать второго выстрела - уничтожить пушку.
  - Ясно. Есть идеи, откуда был сделан выстрел?
  - Да. Прежде чем отключится, датчики успели засечь удар нанесённый с северо-восточного направления, вот отсюда, - на карте возникло полупрозрачное красное пятно. - Давай Искорка, слетай в тот район. Судя по спецификациям, пушка имеет весьма солидные размеры, не промахнёшься.
  - Хорошо.
  - Аликорны подошли на опасную дистанцию, - сообщила Зекора. - Что капитан, открывать огонь? Скажу честно, мне их очень не хочется убивать.
  - Мне тоже. Пока не пролилась кровь, есть ещё возможность для компромисса... Вот что, переведите свой лучемёт в режим ослепления. В скафандрах сложно маневрировать, а точность у вашей пушки - дай бог каждому. Просто бейте им в забрала шлемов. Понимаю, что у них должна быть защита, но никакой поляризатор не успеет отразить импульс в несколько тысяч люм.
  - Хорошо. Но и вы там не спите, в одиночку мне долго не продержаться!
  - Сейчас присоединимся.
  Тем временем дрон Искорки вошёл в указанный район, и единорожка подняла машину повыше.
  - Справа вижу какое-то шевеление, - сообщила она.
  - Ага, то, что нужно. Жги её! -воскликнул Майк.
  - Но это штука совсем не похожа на пушку, скорее больше на беседку...
  - Опомнись девочка, какие беседки на Луне! Поверь, что пушка может иметь совершенно произвольную форму. Не тяни, они могут в любой момент выстрелить снова.
  - Оки-доки... - на экране вспыхнул и мгновенно опал оранжевый шар. - Похоже, это действительно было что-то опасное, уж слишком сильно взорвалось.
  - Хороший выстрел, а теперь возвращайся, - скомандовал я, включая управление своим дроном. Разговоры разговорами, но если аликорны вскроют корпус, всем нам придётся несладко.
  Перед глазами возник унылый лунный пейзаж - пыльная равнина, каменюки и чёрные фигурки, скользящие к кораблю со всех сторон. Швырнув машину почти к самой поверхности, я поймал в перекрестье прицела широкое как ворота забрало вражеского шлема и выпустил серию коротких импульсов, неспособных прожечь бронестекло, но очень плохо влияющих на зрение. Даже аликорнам с их чудовищной регенерацией потребуется несколько минут, чтоб вновь начать видеть.
  Мой противник остановился, замотал головой и поднёс к морде обе передние ноги, словно собираясь протереть глаза. Так, отлично! Рывок вправо, следующая цель, выстрелы... Дрон содрогнулся от удара. - "Перегрузка поля тридцать четыре процента", - невозмутимо сообщил компьютер. Чёрт, не увлекаться, так и машину потерять недолго...
  К веселью подключился Майк, после чего началась игра: "кто кого подстрелит первым". Аликорны забыв о корабле, вплотную занялись мелкими поганцами пытаясь как можно быстрее покончить с ними. То, что надо, каждая минута потраченная впустую, увеличивает наши шансы, тем более после того как удалось уничтожить пушку...
  И тут на поле боя показались новые действующие лица. Несколько десятков людей в разноцветных скафандрах рассыпались по взлётному полю и ударили в спину аликорнам. Действительно, неужели мы могли подумать, что обитатели Бастиона Свободы останутся в стороне?
  - Ракета! - рявкнул Майк. - Ракета на...
  Планетолёт содрогнулся от чудовищного удара и закачался из стороны в сторону, словно стрелка осциллографа. Меня швырнуло вперёд, головой на пульт. К счастью ремни выдержали, но на несколько секунд я полностью потерял ориентацию в пространстве. Забрало шлема с шипением упало, в лицо ударила струя холодного воздуха, и мелодичный женский голос сообщил что - "Скафандр перешёл в автономный режим". Застонав от внезапной боли, я расстегнул ремни и встал. Алевтина и Зекора возились в своих креслах, пытаясь подняться. Индикаторы мигали словно сумасшедшие, а спокойный голос бортового компьютера вещал, что корабль получил критические повреждения и рекомендовал немедленно покинуть обречённое судно. Это было понятно и без его болтовни.
  - Искорка, Твайлайт, вы меня слышите? Тим, Крошка, отзовитесь!
  Молчание. Алевтина выбралась из кресла и помогла подняться Зекоре.
  - Как я понимаю, с Майком связи нет? - невозмутимо спросила негритянка.
  - Верно.
  Я разбил стекло и грохнул кулаком по большой красной кнопке. Под потолком замигали красные лампочки, и металлический голос возвестил о том, что объявлена всеобщая эвакуация. Воздух уже покинул корпус, пробитый во множестве мест, так что услышать его могли лишь те, кто носил скафандр.
  - Пожалуй, соглашусь, что старые инструкции стоит иногда соблюдать, - бросил я. Мысль о том, что было бы со всеми нами, не послушайся мы зануду-Майка, вызвала секундную дрожь. Сработали пиропатроны, и кусок стены улетел в сторону, открыв аварийный выход. Зекора первая шагнула к отверстию и, не колеблясь, спрыгнула вниз. Оставаться на погибающем корабле действительно было опасно, в любой момент могла прилететь вторая ракета. Пропустив Алю вперёд, я дождался пока она выпрыгнет, затем кинулся следом. До земли было больше десяти метров, но реактивная система, встроенная в ранец помогла смягчить прыжок. Оказавшись на поверхности, мы дружно бросились в сторону высокого бетонного бордюра способного дать некоторую защиту в случае взрыва. Одним махом перескочив на противоположную сторону, я присел и развернулся. Неподалёку группа аликорнов палила из тупорылых пушек с короткими стволами по людям в оранжевых скафандрах. Те в ответ стреляли из непонятного оружия, маленькими ракетами. Пыль стояла столбом, сверкали вспышки разрывов, во все стороны летели каменные осколки. Сюрреализм ситуации подчёркивала полная тишина происходящего, казалось что мы наблюдаем сражение, бушующее на стереоэкране кинотеатра в котором растяпа механик забыл включить звук.
  Внезапно я увидел как из корабля выскочили три фигурки - одна большая и две маленькие. Не снижая скорости, беглецы припустили к штабелям каких-то перекрученных обломков и быстро скрылись из виду.
  - "Искорка с жеребятами", - с облегчением подумал я. - "Как хорошо, что они спаслись. Знать бы еще, что случилось с Твайлайт. Нужно попробовать связаться с ними"!
  Но ничего не получилось. До Зекоры и Али стоящих в нескольких шагах, радиоволны ещё доходили, но дальше... Похоже атакующие включили какую-то глушилку делавшую невозможным общение на средних и дальних дистанциях.
  - Нужно уходить, - бросила негритянка и тут в планетолёт попала вторая ракета.
  Мы успели упасть раньше, чем веер осколков близкого взрыва изорвал наши тела. Дождавшись пока земля перестанет дрожать, я встал на колено и увидел в пяти шагах от себя приземистую фигуру аликорна. Рука метнулась к бластеру в кобуре, но проклятый рогоносец оказался проворнее. Из ствола похожего на гранатомёт оружия вылетел чёрный цилиндрик, который несильно ударил меня в грудь. Скафандр на мгновение оплела сеть высоковольтного разряда, индикаторы яростно вспыхнули и погасли, в нос шибанул запах горелой изоляции. Рука замерла на полдороге к кобуре, не в силах опустится ниже, ноги словно сковал паралич, все сочленения костюма внезапно потеряли подвижность и я оказался в положении человека оказавшегося внутри пустотелой бронзовой статуи. По всей вероятности выстрел вывел из строя не только электронику скафа но и заблокировал сервоприводы обеспечивающие подвижность в условиях вакуума и сил моих мышц просто не хватало на то чтобы преодолеть сопротивление выведенных из строя механизмов.
  - "Так вот как они берут в плен людей. А что, дёшево и сердито! Надеюсь, мы сможем вылезти из этой передряги".
  К счастью, смерть от удушья мне не грозила, потому что мудрые конструкторы предусмотрели резервную, полностью механическую систему подачи воздуха в случае отказа электронной начинки. Достаточно было время от времени нажимать подбородком на головку клапана, чтобы получить очередную порцию дыхательной смеси.
  Пытаясь преодолеть сопротивление парализованного скафандра, я потерял равновесие и мягко завалился на правый бок. Сквозь стекло шлема мне были хорошо видны "статуи" Алевтины и Зекоры также рухнувшие на рыхлый реголит. Пленившие нас аликорны исчезли, но вскоре вернулись с тележками на широких колёсах, на дно которых и были грубо брошены наши неподвижные тела. Первые минуты плена оказались весьма показательными. Судя по всему, обитатели Города Ночи не очень-то церемонились со своими жертвами.
  Тележки отправились в сторону низких строений и минут через пятнадцать вкатились в шлюз, а оттуда в большое помещение забитое всевозможными механизмами. Там с нас сняли скафандры, причём проделано это было с умением, свидетельствующим о большом опыте. Когда мы выбрались из предательских скорлупок, аликорны не говоря ни слова, сковали наши руки наручниками и пинками погнали к приземистому электромобилю с открытым кузовом. За рулём сидел угрюмый человек в сером комбинезоне. Его шею украшал широкий стальной ошейник с цепью, второй конец которой крепился к прочной железной скобе, приваренной к корпусу машины. Аликорны-охранники запихнули нас в кузов, усадили на пол и закрепили широкими кожаными ремнями. Затем один уселся рядом, а второй залез в кабину.
  - К площади! - бросил он водителю повелительным тоном и тот быстро тронулся с места.
  - Похоже, наше дело плохо, - процедила Алевтина. - Они не похожи на тех, с кем можно договориться по-хорошему.
  - Не спорю, - ответил я. - Впрочем, это только исполнители. Возможно, что их вожди отнесутся к нам с большим интересом...
  - А ну, заткнись! - рявкнул охранник и ткнул меня в бок шоковой дубинкой. Короткий электроразряд заставил согнуться дугой от боли, после чего разговор сам собой увял.
  Машина промчалась через анфиладу цехов полных трудолюбивых рабочих и выкатилась в широкий, ярко освещённый туннель. Его центральна часть была целиком отведена для транспорта, по краям шли тротуары. Машин оказалось совсем немного, зато пешеходов было хоть отбавляй. Лишённый возможности общаться я принялся во все глаза рассматривать обитателей лунного города. Скажу сразу, что их примечательная внешность повергла меня в состояние культурного шока.
  Больше всего аликорны напоминали такс или собак породы Бассет-Хаунд. Короткие кривые ноги с широкими, как шайбы копытами несли массивные длинные тела. На удивление маленькие головы сидели на плотных шеях лишённых грив. Рога были короткими и тупыми, а миниатюрные крылышки, могли вызвать презрительный смех даже у воробья. Проводись в Эквестрии конкурсы красоты, обитателям Города Ночи не светили бы даже утешительные призы. Впрочем, главный сюр начинался, когда кто-нибудь из них вставал на задние ноги. Зекора не ошиблась, аликорны действительно могли достаточно свободно передвигаться на двух конечностях, но вот их внешний вид при этом становился совершенно диким. Туловище изгибалось, словно вопросительный знак, а голова опускалась почти на уровень пупа. В этот момент они начинали напоминать жирных личинок, которым кто-то по недоразумению присобачил две пары конечностей. Никакой красоты, никакой грации. Эквестрийских поняш из-за странного облика всё время сравнивали с героями детских мультиков, но Лунных аликорнов можно было смело причислить к разряду существ вынырнувших из подсознания больного белой горячкой алкоголика.
  Изумлённо рассматривая спешащих по тротуарам прохожих, я внезапно вспомнил маленькую кобылку спасённую мной из Смертной ямы на ранчо Фетисова. Чёрт побери, но Куся внешне ничем не отличалась от любого нормального эквестрийского жеребёнка, лишь рог и крылья выдавали её видовую принадлежность. Неужели они со временем так меняются? Я удвоил внимание, пытаясь разглядеть в толпе юных аликорнов, но тщетно. Ни одного ребёнка или подростка, сплошь одни взрослые или старики. Ещё одна загадка. Может они содержат свой молодняк в питомниках и не выпускают на улицу?
  Тем временем, машина остановилась на перекрёстке, пропуская целый караван тяжёлых трейлеров, и у меня появилась возможность рассмотреть яркие плакаты, обильно украшающие стены туннеля. Плакатов было много, они занимали всё свободное пространство. Похоже, в местном Министерстве Пропаганды очень опасались, что жители города забудут о своей исключительности и потому старались напоминать об этом на каждом шагу.
  На первом плакате, миловидная кобылка испуганно вжималась спиной в глухую стену с ужасом глядя на карикатурного человека со зверским лицом, тянувшего к ней окровавленные руки. Впрочем, за будущее можно было, не беспокоится - могучий статный жеребец с грозным взглядом уже готовился закрыть бедняжку своей широкой грудью, занося для удара сияющий меч. Подпись также не оставляла сомнений в благополучном исходе дела: "Гвардейцы Богини Луны - ваши надёжные защитники! Они всегда придут на помощь". Кто бы сомневался...
  Второй плакат был гораздо интереснее и загадочнее. На нём оказалась продублирована картинка из учебника биологии, та самая что иллюстрирует эволюционное развитие человека - сначала скрюченная обезьяна, затем сутулый питекантроп и наконец наш современник в гламурной набедренной повязке и с дубиной на могучем плече. Здесь было примерно то же самое, только в качестве промежуточных вариантов выступали пони. Первая фигурка была вполне себе милая, вторая смотрелась уже неважно, третья напоминала уродливого младенца с неестественно большой головой и тупыми коровьими глазами, четвертая оказалась обычной эквестрийской поняшкой и наконец, пятым шёл аликорн с благородной осанкой и огненным взглядом. Подпись ясность не вносила: "Четыре поколения неполноценных уродов! Пятое поколение - вершина развития"! Хм, похоже, это уже расизм.
  Третий плакат не отличался оригинальностью. Вновь на первом плане суровый воин в скафандре с поднятым забралом пристально смотрит вдаль, а за его спиной беззаботные кобылки пьют из небольших чашек какую-то розовую жидкость. Впрочем, подпись всё ставила на свои места: "Отважные герои из Корпуса Охотников дают жизнь великому народу! Вступай в наши ряды, поймай хумана, получи благодарность Королевы Аликорнов"! Ага, кроме богини у них ещё и королева имеется... забавно.
  Последний плакат, который я успел рассмотреть, прежде чем машина тронулась с места, был лаконичен и прост - очередной рыцарь без страха и мозгов глядел прямо в глаза прохожим и риторически вопрошал: "Я люблю свою Родину! А ты?".
  Спустя пять минут, электромобиль выкатил на большую площадь и остановился около огромных двустворчатых ворот украшенных затейливой резьбой. Подталкиваемые нетерпеливыми охранниками мы вошли в огромный зал битком набитый аликорнами и по узкому проходу, отгороженному от толпы высоким барьером, подошли к круглому, абсолютно пустому помосту. Охранники заставили нас взойти на него, после чего отступили назад.
  - Надеюсь, - пробормотала Алевтина, щурясь от яркого света софитов, - это не Лобное место.
  - Пятен крови не видно, - усмехнулась Зекора. - Полагаю, что сейчас нас представят какому-нибудь Очень Высокому Начальнику.
  - Или начальнице, - ответил я, вспомнив плакаты. - Только кому из двух, богине или королеве?
  Сразу за помостом начиналось нечто вроде невысокой сцены, на которой как статуи возвышались несколько суровых Гвардейцев, а над их головами нависал огромный балкон, в данный момент закрытый плотными чёрными шторами расшитыми маленькими серебряными звёздочками. Толпа гудела явно в предчувствии чего-то интересного. Внезапно несколько раз звонко пропели трубы, шум в зале мгновенно стих и шторы бесшумно скользнули по сторонам. Одновременно с этим, невидимая снизу дым-машина окутала балкон пеленой неплотного фиолетового тумана. В наступившей тишине звонко зацокали копыта, и сквозь цветную мглу стала проступать высокая стройная фигура.
  - Я знаю, кто она! - быстро сказала Аля. Я пихнул её в плечо.
  - Прекрати! Шутка, повторённая в сотый раз, становится несмешной!
  - Граждане Города Ночи! - взвыл незримый комментатор. - Узрите явление Богини Луны, Королевы Аликорнов, беспощадной и милосердной повелительницы, сжимающей в копытах Нити Мироздания! Падите ниц перед взором могущественной властительницы - прекрасной Найтмер Мун!
  
  Глава 7. Шаг на месте
  
  Стылый дождь уныло барабанил по камуфляжному пологу, натянутому над штабным окопом. Полковник ВС СРР, командир шестой отдельной бригады "Волки Севера" Михаил Константинович Арсеньев, оторвался от окуляров стереотрубы и машинально погладил свою короткую русую бороду. Настроение было под стать погоде - хмурое и холодное, дальше некуда. Вчера выпал снег и остался лежать мокрыми сочащимися грудами в неглубоких балках и под деревьями. Затянувшееся "бабье лето" наконец завершилось, впереди была очередная суровая зима не несущая ничего хорошего. Впрочем, Михаила Константиновича, северянина в четвёртом поколении совсем не пугали надвигающиеся морозы. За сорок восемь лет жизни за Полярным Кругом он успел полюбить период ледяного безмолвия, когда днём темно как ночью, а небо расчерчено причудливыми сполохами Полярного Сияния. Занеси его сейчас судьба в иной климатический пояс, например на берег тёплого Средиземного моря, ещё неизвестно удастся ли привыкнуть к вечному теплу и жаркому солнцу.
  Нынешняя плохая погода не имела никакого отношения к подавленному настроению полковника. Он мрачно глядел на видневшиеся вдали низкие крыши Нордиквиля, и его мучило ощущение совершённого предательства. Нет, с точки зрения закона Михаил был чист как новорожденный ягнёнок - поселение вольных пони в двух километрах от села Ловозеро, было незаконным и приказ, о его ликвидации присланный из столицы обжаловать никто не собирался. Вот только Нордиквиль существовал уже без малого двадцать лет, а его четвероногие обитатели давно снискали уважение и любовь со стороны местных жителей. Впрочем, не только четвероногие - городок являлся отличным примером мирного сосуществования двух рас, ведь помимо полутора тысяч поняш здесь жило не меньше тысячи человек связанных с эквестрийцами дружескими, деловыми и даже родственными узами. Да что там говорить - Лариса, жена младшего сына Арсеньева была приёмной дочерью пегасьего семейства Стоун. О том, как после сегодняшнего дня он сможет смотреть в глаза родным, Михаил старался даже не думать.
  - Почему вы не начинаете, полковник? - мерзкий голос посланника президента Назарова, Вольдемара Милонина, лично привёзшего в Мурманск приказ о ликвидации Нордиквиля, разорвал угрюмую тишину.
  - До истечения срока ультиматума осталось сорок пять минут, - не оборачиваясь, бросил Арсеньев.
  - Не понимаю, зачем было вообще давать им время на размышление? Чтоб эти мулы успели собрать вещички и сбежать в тундру?
  - Они не побегут, а будут защищаться до конца.
  - Тогда тем более, зачем ждать? Войти и зачистить, делов-то? Пары часов должно хватить с избытком.
  Михаил резко развернулся и уставился на Вольдемара белыми от ярости глазами. Его вид был страшен, жирный столичный ублюдок не привыкший к такому обращению испуганно икнул и попятился за спины телохранителей.
  - Пара часов? - рявкнул полковник. - У меня четыреста человек и никакого тяжёлого вооружения. Между прочим, по вашей милости. А там - две с половиной тысячи людей и пони. И все, даже дети с оружием. Если мы так просто войдём внутрь, то никогда не выйдем обратно. Кроме того, я не отвечаю за лояльность своих солдат, кто знает, в какую сторону они повернут стволы, если дело дойдёт до стрельбы.
  - Но ваша бригада считается самой боеспособной воинской частью в области! И теперь вы заявляете, что не доверяете своим людям?
  - Не надо смешивать понятия. Когда исландские пираты попытались захватить Печенгу, мы уничтожили их до последнего человека, хотя соотношение сил было один к трём. Когда норвежские бандиты из "Армии Квислинга" перешли границу мы встретили их и размазали по сопкам! Но одно дело убивать зарвавшихся захватчиков, другое - своих собственных граждан.
  - Мулы - не граждане! - взвизгнул Милонин, брызгая слюной. - Мулы животные, которых нужно держать в стойлах. Они не имеют никаких прав, их нельзя ставить на одну доску с нами!
  - Хочу напомнить, - холодно ответил Арсеньев, - что кроме пони, в Нордиквиле проживают люди, которым очень не понравится сегодняшняя акция.
  - Эти люди - граждане Союза Российских Республик, а значит они обязаны подчиняться законам собственного государства.
  - Попробуйте им это объяснить сами, - ответил Михаил. - Впрочем, боюсь - беседа будет продолжаться ровно столько времени сколько потребуется для того чтобы взвести курок и нажать на спуск.
  - В любом случае, вы обязаны выполнять приказы Верховного Главнокомандующего или пойдёте под трибунал! - по лицу Вольдемара стекали крупные капли пота.
  Полковник промолчал. Ублюдок был прав, он не мог не выполнить приказ президента, но к каким последствиям это может привести, одному богу известно. В области последнее время неспокойно, а после того как большая часть воинских частей оказалась передислоцирована на юг к границе с Московией, разговоры о скорой большой войне, стали вестись в открытую. Их бригаду, также собирались перебросить в Карелию, но губернатор упёрся рогом и сумел оставить "Волков" дома, сумев убедить президента, что в противном случае Мурманск окажется без прикрытия. И вот теперь их хотят использовать для выполнения грязной работы. Если учесть что треть его бойцов уроженцы здешних мест, ситуация без того мерзкая стала просто опасной. Арсеньев оставил в казармах всех кто мог взбунтоваться, но и оставшиеся не горели желанием выполнять работу карателей. Полковник подумал о грузовиках-скотовозках ждущих своего часа в тылу. Интересно, пленных поняш действительно отправят в трудовые лагеря Карелии или просто тихо перебьют в укромном месте? Одно дело забитые рабы из питомников, другое - свободные, самостоятельные существа, не привыкшие к ярму. К тому же отличные стрелки и охотники, ориентирующиеся в лесу как в собственном доме. Распихай таких по лагерям - проблем не оберёшься.
  Михаил вспомнил свою недавнюю встречу с Расти Хантером, главой Нордиквильской общины. Это произошло месяц назад, сразу после Волховской катастрофы, когда при попытке взять Новый-Понивиль, почти полностью был уничтожен батальон десантной бригады "Вепрь", две батареи тяжёлых гаубиц, потоплены четыре бронекатера Ладожской военной флотилии и сбит суперкоптер "Прометей". Как только пришли страшные новости, Арсеньев, поняв что ничего хорошего для местных пони ожидать не стоит, поехал в Ловозеро.
  Расти был кряжистым приземистым землепони с густой длинной коричневой шерстью и ясными упрямыми глазами. Рассказ Михаила он выслушал молча, хмурясь и время от времени нервно постукивая копытом.
  - Значит, говоришь, эквестрийцы их всех забрали? - наконец спросил он.
  - Да. Во всяком случае, штабные умники считают, что коптеры прилетели именно из Эквестрии.
  - Понятно... Нет, конечно хорошо, что ребята перебрались в безопасное место. В своё время я говорил Страннице, что их город торчит слишком близко от столицы, и потому его могут зачистить в любой момент ...
  - Боюсь - вы следующие. Сомневаюсь, что президент забудет о такой плюхе, тем более зная его горячую любовь к пони.
  - Понимаю, - Хантер медленно кивнул. - Действительно, нехорошо получилось. Но мы просто так не сдадимся.
  - Знаю, потому и приехал. Не думаю, что нас отправят зачищать Нордик, для этого есть внутренние войска, но в любом случае, в покое вас не оставят. Вам нужно уходить.
  - Куда? Рассыпаться по тундре, зарыться в землю и молить Селестию отвести гнев от наших голов? Нет. Один раз мы так сделали, после чего потеряли родину. Второго раза не будет.
  - Но подумай о детях. Ведь их перебьют после того как прикончат вас.
  - Именно о детях я и думаю. Хочешь, чтобы моего маленького внука отправили в питомник? Ты хоть знаешь, что там творится?
  Арсеньев знал и потому опустил голову. Всё верно, лучше смерть, чем такая жизнь. Хантер посмотрел на него долгим взглядом и неожиданно положил тяжёлое копыто на плечо.
  - Ты хороший человек Миша. Лучше многих. Спасибо что предупредил, мы перед тобой в большом долгу. И да... если ликвидировать нас прикажут именно тебе, дай хотя-бы полтора часа. О большем не прошу.
  - Обещаю, - хрипло ответил полковник. - Жаль, что всё так вышло...
  
  Полчаса до начала операции. Солдаты бригады вышли на исходные позиции. Лица бойцов и офицеров угрюмы, глаза злы и растеряны. Все понимают, какая грязная работа им предстоит. Их командир нервно терзает бороду, внимательно глядя то на часы, то на крыши обречённого городка. Расти обещал прислать парламентёра за десять минут до истечения срока ультиматума. Глупые дипломатические игры, даже идиот догадается, каким будет ответ. Милонин сидит за походным столиком и что-то старательно строчит в толстой тетради, наверное, очередной донос. Пиши, пиши умник. Когда начнётся стрельба, произойти может всякое. К примеру, что помешает шальной пуле, случайно оборвать жизнь отважному представителю президента. И никто ничего не докажет. Мало ли какие неприятности происходят на передовой. Арсеньеву становится немного легче и тут сидящий в своём углу сержант-связист громко сообщает:
  - Третий пост засёк многочисленные воздушные цели. Идут с юго-запада!
   Полковник грязно ругается и, схватив бинокль, выскакивает из-под навеса. Следом выбегает Вольдемар опрокинувший второпях столик. Оба видят множество чёрных точек быстро подходящих к позициям.
  - Да это же вороны! - громко говорит Милонин. - Вороны или гуси какие-нибудь!
  - Вороны... - цедит сквозь зубы полковник, затем передаёт бинокль своему собеседнику. - Смотри внимательно, кретин!
  Проглотив обиду, представитель президента подносит бинокль к глазам и испуганно вскрикивает.
  - Это... Это... Пегасы!
  - Воздух! - кричит Арсеньев. - Всем в укрытия!
  Захлёбываясь начинает гудеть ревун.
  - Их там не меньше сотни! - визжит Вольдемар. - Что вы медлите, прикажите открыть огонь!
  Вместо ответа Михаил хватает Милонина за воротник и утягивает под полог.
  - Заткнись! Они слишком высоко, стрелять по ним всё равно, что палить из пушки по воробьям!
  - Но нельзя же просто стоять и смотреть?
  - Можно! - полковник глядит на собеседника как на идиота. - Именно это им и нужно. Заставить нас раскрыть свои огневые точки. Затем навалятся суперкоптеры и сравняют всё с землёй.
  - Коптеры? Но откуда?
  - Ну, не своим же ходом пегасы прилетели из Эквестрии! - бросает Арсеньев. - Коптеры должны быть где-то рядом.
  Тем временем крылатые воины оказываются над головами солдат. Они идут, разбившись на тройки, чётко и ровно, словно на параде. Их силуэты отлично видные на фоне серого неба, одновременно вызывают восторг и страх. Полковник торопливо отдаёт приказы, Милонин потерянно топчется рядом. Со столичного чиновника внезапно слетела вся спесь, похоже, даже в его заплывшие жиром мозги пришло понимание - дело плохо. И с каждой минутой, ситуация становится всё хуже и хуже.
  - Поддержки с воздуха не будет, - мрачно говорит Арсеньев, отходя от рации. - Один из коптеров был замечен час назад недалеко от Мурманска, так что все оставшиеся самолёты будут оборонять город.
  - Оставшиеся? - бормочет Вольдемар. - Но позвольте, где части ПВО?
  - Там же где и остальные войска округа. В Карелии и Вологде. Нам оставили только три десятка старых развалюх.
  - А другие подкрепления будут?
  - Откуда? Вы бросили область без защиты и ещё спрашиваете о подкреплениях?
  - Это не я, - всплеснул руками Милонин. - Поверьте полковник, моей вины в этом нет!
  - "Вот как ты запел, голубок, - мрачно подумал Михаил. - Быстро же в штанишках стало сыро"...
  - Коптер противника только что высадил десант на вершину сопки Северная, - сообщил связист. - Потеряна связь с постом шесть!
  Вольдемар всхлипнул и по-детски прижал ладони к пухлым щекам. Ещё ничего не началось, а этот герой уже готов задрать лапки кверху. Арсеньев мрачно усмехнулся, он в отличие от нервного посланника президента был абсолютно спокоен. Если командир эквестрийцев не дурак, а он не может быть дураком, в их тылу сейчас высаживаются наземные силы, отрезая бригаде пути к отступлению. Ну, что же, повоюем. Будь тут нормальный лес, на пегасов можно было бы не обращать внимания, но здесь редкая лесотундра, а значит, деревья не смогут служить хорошим прикрытием. Главная проблема - коптеры. У "Волков Севера" нет ничего, что можно им противопоставить...
  - Товарищ полковник, вас вызывает командир Экспедиционного корпуса эквестрийцев. Во всяком случае, он так себя назвал, - говорит связист. - Утверждает, что хочет вступить в переговоры.
  - Да, да! - торопливо бормочет Милонин. - Давайте пообщаемся с ними...
  Михаил молча надевает наушники и подносит к губам микрофон.
  - Арсеньев у аппарата. Кто вы такой и что вам нужно?
  - Меня зовут Череп, - голос эквестрийца звучит холодно и зло. - Я прибыл сюда для того чтобы осуществить эвакуацию жителей посёлка Нордиквиль. Предлагаю вам не мешать проведению операции. В противном случае мы откроем огонь.
  - Послушай, Костяк или как там тебя. Думаю, вам следует убраться туда, откуда прилетели. У нас приказ президента и я не намерен уступать.
  - Боюсь полковник, что вы неверно оцениваете ситуацию. У меня три суперкоптера, сотня пегасов и две сотни десантников. И все как один вооружены лучевым оружием. Кроме того, на сопке Северная в данный момент разворачивается потоковый излучатель "Гиацинт". Его луч за минуту выжжет ваши позиции, после чего десанту останется лишь сгрести в кучу пепел ваших бойцов.
  Арсеньев скрипнул зубами. Ему никогда не доводилось видеть в действии это страшное оружие, но он знал, насколько жуткими могут быть последствия его применения. Разумеется, всю бригаду они не выжгут, для этого потребуется целая электростанция в качестве источника питания, но даже десяти секунд будет достаточно, чтобы перебить большую часть солдат сидящих в неглубоких окопах.
  - Он блефует, - пискнул Милонин, нервно поправляя вторую пару наушников. - Такой установки нет даже у нас!
  - Зато она могла сохраниться в запасниках Эквестрии. Хотя, даже если "Гиацинта" у них и нет, сотни пегасов и трёх коптеров нам в любом случае хватит с лихвой. Впрочем, сдаваться я не собираюсь.
  - Вы хотите сказать, что нас могут... убить? - с ужасом спросил Вольдемар.
  - Теперь надеюсь, вы поняли, почему я не советовал вам ехать со мной? Сидели бы сейчас в Мурманске, гоняли чаи с коньяком и отдавали приказы. Думаю, минут через пять от нас останутся лишь аккуратные кучки пепла.
  Михаил говорил ровно, стараясь ни жестом, ни тоном не высказать презрение. Этого слизняка нужно хорошо напугать, тут главное не перегнуть палку. Для себя Арсеньев уже решил, что примет предложение Черепа, если конечно тот не потребует слишком много. Меньше всего полковнику хотелось терять людей в бессмысленной бойне с абсолютно предсказуемым результатом, тем более что эвакуация ловозёрских пони в Эквестрию было наилучшим выходом из создавшегося положения. Не будь рядом Милонина, он давно вступил бы в переговоры, но проклятый чиновник спутал все карты. К счастью Вольдемар дурак и трус - иных Назаров в своём окружении не держит. Так что пусть мысль о сдаче придёт в его голову. Так будет лучше для всех.
  - Послушайте, полковник, - проблеял Милонин, - мне нужно... я думаю... короче вы правы и штатским здесь делать нечего. Полагаю, стоит пока отправиться в тыл... проверить степень готовности эвакуационных машин. Вы справитесь без меня?
  - Боюсь не смогу выделить для вашей охраны ни одного человека, так что вам остаётся надеяться лишь на выучку телохранителей.
  - Неужели никого не дадите? Но...
  - Подумайте сами, когда начнётся заваруха, пегасы не станут смотреть, есть ли на плечах целей погоны или нет. Кроме того думаю что первым делом они сожгут скотовозки.
  - Почему?
  - Эквестрийцы ненавидят этот вид транспорта и стараются уничтожать его при первом удобном случае. Месть за прошлые унижения.
  - Но тогда... может быть нам не стоит начинать стрельбу? В конце концов, приказ гласит, что нужно ликвидировать поселение. Какая разница кто их увезёт они или мы. Государство даже выиграет - не придётся тратиться на пули... я хотел сказать на еду для заключённых!
  Арсеньев сузил глаза. Похоже, его подозрения оправдались, ловозерских поняш действительно ждала смерть. В области полно заброшенных шахт, где легко скрыть следы любого преступления. Стараясь говорить ровно, он холодно спросил:
  - Это приказ?
  - Что? Не знаю... может быть вы сами...
  Полковник покачал головой.
  - Не собираюсь нести ответственность за ваши решения. Отдайте приказ, и я его исполню.
  - Хорошо, приказываю вам.
  - Что приказываете?
  - Принять... предложение мула и не открывать огонь.
  - Скажите ему это сами, - бросил Михаил.
  Тот посмотрел на него как на врага народа, затем опустил взгляд и торопливо принялся бубнить в чёрную решётку микрофона.
  
  Твайлайт приходила в себя мучительно долго. Она отлично помнила как, услышав сигнал эвакуации, постаралась побыстрее выскочить за пределы корабля, благо для этого даже не понадобилось открывать дверь - взрыв проделал в корпусе дыру весьма внушительных размеров. Поминутно спотыкаясь, единорожка помчалась прочь, стараясь оказаться как можно дальше от обречённого планетолёта. Их предприятие потерпело полное фиаско - пытаясь как можно быстрее сделать дело, они допустили ряд непростительных ошибок, которые и привели к катастрофе. Идея "схватили-улетели" оказалась порочна с самого начала. Впрочем, сейчас не до сожалений - унести бы ноги. Беглянка обогнула искорёженный остов какого-то транспортёра, но внезапно впереди выросли две человеческие фигуры, держащие в руках крупноячеистую сеть. Твай попыталась резко затормозить, но низкая сила тяжести сыграла жестокую шутку, и несчастная поняшка потеряв равновесие, бабочкой влетела в подготовленную ловушку. Её спеленали словно кокон и куда-то потащили, напялив на голову плотный мешок. Потом укол, потеря сознания и долгие часы тёмного беспамятства. Несколько раз единорожка почти приходила в себя, но новая инъекция каждый раз вновь швыряла её на дно глубокого колодца. Липкий бред полный душных кошмаров тянулся мучительно долго казалось что конца ему не будет, но всё рано или поздно заканчивается. В какой-то момент измученный разум сумел пробить непреодолимый барьер и вынырнуть на поверхность.
  Тело болело, словно побывав в камнедробилке, налитые свинцом веки не желали подниматься, глаза болели как будто в них насыпали песка. Единорожка попыталась поднять голову, но не смогла - туловище оказалось прочно зафиксировано в каком-то прочном корсете, не позволявшем сдвинуться ни на миллиметр. Более-менее свободным остался только хвост, но им много не навоюешь. Корсет держал тело в вертикальном положении, и не имея возможности повернуть голову Твайлайт видела только то что находилось прямо перед носом. Судя по всему, она находилась в какой-то большой, отлично оборудованной лаборатории. Многочисленные приборы, о назначении которых можно было только догадываться, наводили на тревожные мысли. В каком качестве она находится здесь? Непохоже, что гостьи... Поняшка сжала губы, потом резко стеганула себя хвостом по крупу. Слава Селестии - больно. Значит, ей не отрезали туловище, оставив только голову как человеку в одной древней книжке. Впрочем, возможно всё ещё впереди...
  Послышались мягкие шаги, и в поле зрения появился невысокий человек средних лет в белоснежном лабораторном халате. В руках он держал видеокамеру.
  - Сейчас, снимем с этой точки... - бормотал незнакомец, - теперь крупным планом... Отлично! Просто отлично!
  - Эй, послушайте...
  - Минутку тишины пожалуйста, я должен запечатлеть всё... Так, спасибо!
  Человек убрал камеру в карман и приветливо улыбаясь, подошёл ближе.
  - Доброе утро, госпожа Спаркл. Признаюсь, я чуть не рехнулся от радости, когда узнал что поймали именно вас. Никогда ещё эти стены не видели столь великолепного экземпляра.
  - Я ваша пленница?
  - Что? Нет, конечно. Вы холст. Загрунтованный холст, ждущий первого мазка.
  - Простите?
  - Глыба чистого как небо мрамора. Комок бесформенной глины, из которой терпеливые руки создадут шедевр!
  - Отпустите меня, - мрачно сказала Твайлайт.
  - Отпустить вас? Ещё чего. Кроме того вам просто некуда идти, дорогая. Параноики из Бастиона Свободы, в котором мы имеем честь прибывать, ненавидят пони и уничтожают их при первой возможности. Что поделаешь, дикари! Знали бы вы, как дорого мне обходятся ваши соотечественники. Услуги Ловчих стоят немыслимых денег.
  Единорожка на секунду прикрыла глаза.
  - Значит теперь я ваша собственность?
  - Верно. Впрочем, вы и раньше были моей собственностью, только не догадывались о том. Знаете почему? Потому что я - Бог. Ваш отец и Создатель!
  - Знаете, - скептически заметила Твай, - я представляла высшее существо несколько иначе. У неё четыре ноги, белоснежная грива, рог и крылья.
  Незнакомец от души рассмеялся.
  - Какая глупость! Селестия - бездушная кукла, продукт высоких технологий. Ваш неблагодарный род создан мной и только мной! Я альфа и омега! Эта черномазая сучка могла говорить что угодно, но не будь меня, пони так бы и остались легендой! Надеюсь, её кости давно сгнили на помойке, в которую превратилась Земля. Она всегда завидовала мне и воровала идеи. Как хорошо, что здесь я свободен и полностью лишён опёки тупых болванов сидящих в высоких кабинетах...
  Человек продолжал нести чушь, но Твайлайт его уже не слушала. Итак, этот тип - учёный, один из двух генетиков, о которых говорила Зекора. Интересно, успел ли он с ней что-нибудь сотворить? Эта неожиданная мысль привела единорожку в ужас. Несколько раз, рефлекторно дёрнувшись, Твай замерла, уставившись на незнакомца взглядом полным ярости.
  - Что тебе от меня нужно? - хрипло спросила она.
  Собеседник всплеснул руками.
  - Разве непонятно? Уж от вас, миссис Спаркл я ожидал большей сообразительности. В этой лаборатории создаётся сверхсущество. Идеальный организм, призванный стать вершиной эволюции. Для работы мне требуется чистый генетический материал. Аликорны не подходят - жалкие обрубки, тупиковая ветвь, годятся лишь на удобрение. От мятежников из Парадиза также мало толку, Чанг в своё время здорово засорил их геном. И вот появляетесь вы - пони с Земли, чистая, словно белоснежный лист бумаги. Да к тому же одна из Шести Изначальных... впрочем оставим эту тему. Взяв образцы ваших тканей, я смогу, наконец, закончить работу. Теперь всё понятно?
  Твайлайт промолчала. Случайная (или нет) оговорка собеседника, привела её в сильное замешательство. Что значит Шесть Изначальных? Похоже, ей придётся серьёзно поговорить с Зекорой Кванг, если им ещё доведётся встретиться. Впрочем, это может обождать, сейчас следует прояснить главный вопрос.
  - Что вы со мной сделали? Я находилась без сознания очень долго, значит, вы не только брали образцы тканей, но сотворили ещё что-то. Что именно?
  - Дурень Фауст в своё время отказал мне, взяв за основу разработки черномазой выскочки. Сейчас, я просто восстановил справедливость, вернув то, что должно было принадлежать твоему народу по праву.
  - Спасибо конечно, но...
  - Не стоит благодарности, - снисходительно бросил учёный. - На моём месте так поступил бы каждый.
  С этими словами он повернулся и пошёл прочь.
  - Стой! - отчаянно крикнула Твай. - Что ты со мной сотворил, урод?!
  - Тебе понравится, неблагодарная тварь, - не оборачиваясь бросил тот, скрываясь за дверью. Единорожка в последний раз дёрнулась и замерла. Следовало успокоиться и подумать. С первым проблем не было - много лет назад, пони по имени Чарли Уотс показал ей комплекс дыхательных упражнений способных быстро восстановить утраченное душевное равновесие и ясность ума. За последующие годы это незамысловатое умение не раз выручало её в трудных ситуациях. Как жаль что она не успела до конца обучить ему дочь... Вспомнив об Искорке, Твай вновь дёрнулась. Ничтожная эгоистка, почему она не спросила, что случилось с остальными участниками провалившейся экспедиции? Впрочем, может и к лучшему. Не стоит давать этому негодяю лишнюю информацию.
  Единорожка слабо усмехнулась - разумеется, уж кем-кем, а сумасшедшим её тюремщик не был. Безумные учёные существовали лишь на страницах комиксов и дешёвых романов, в реальности так естественно быть не может. Острый мозг исследователя должен оставаться холодным и чистым как лезвие ланцета, сумасшествие же туманит разум, не давая сосредоточиться на действительно необходимых вещах. Человек, взявший её в плен был, разумеется, вменяем, а нарочито карикатурная внешность и идиотская болтовня - не более чем попытка сбить жертву с толку, навязав той определённый стереотип поведения. Твай слишком долго общалась с Рарити, которая умела менять свои маски как перчатки, и отлично научилась видеть истинную суть собеседника.
  Итак, что мы собственно имеем? Планетолёт уничтожен. Она угодила в руки жестокому и беспринципному человеку, использующему пони для каких-то мутных исследований. Остальные участники экспедиции погибли или попали в плен. Разумеется, нужно приложить все силы, чтобы довести до конца великую миссию. Баржа с реакторами обязательно должна быть отправлена на Землю, даже если для этого придётся пожертвовать жизнью.
  Твайлайт попыталась пошевелить передними ногами и вновь хлестнула себя хвостом по крупу. Проклятье, что он с ней сотворил... нет, не стоит думать об этом сейчас! Поняшка вновь глубоко задышала, пытаясь вернуть самообладание. Пока тело заковано в корсет, её возможности крайне ограничены... или нет? Магия! Странно, что она не подумала о ней раньше. Единорожка напряглась, но тут же остановилась. Нет! Селестия она только что чуть не сотворила одну из самых крупных глупостей в жизни. Несомненно, за ней следят, каждое движение, каждое слово старательно фиксируется. Магия - единственное оружие, о котором противник вряд ли догадывается. А раз так, то лучше пусть и дальше остаётся в неведении. Разумеется, что в следующий раз, когда этот ублюдок вздумает её навестить, она может использовать прием, некогда опробованный Искоркой - поднять какой-нибудь тяжёлый предмет... да вот хоть автоклав, стоящий на столе и обрушить на черепушку ничего не подозревающего тюремщика... Впрочем, поступить так - значит подставить саму себя. Что толку если враг погибнет. Пока тело заперто, убивать его не имеет смысла... Что же, дождёмся освобождения.
  Прошёл час. За это время Твайлайт успела хорошенько обдумать сложившуюся ситуацию и принять несколько решений. Похоже, что в заключении ей предстояло находиться ещё долго. Справа от мордочки находился резиновый сосок отходящий от резервуара с водой. Единорожку мучала жажда, но она пока решила повременить с питьём, мало ли что могли подмешать в воду. Внезапно послышался шум отпираемой двери, и в помещение вошло существо, при виде которого у Твай отвалилась нижняя челюсть.
  То был высокий коричневый жеребец с массивным телом и крепкими мохнатыми ногами. Ростом он значительно превосходил пони и лишь слегка не дотягивал до коня средних размеров. Впрочем, здесь не было ничего необычного, мало ли какие домашние любимцы разгуливают по лаборатории. Изумление вызывала пара крепких мускулистых, абсолютно человеческих рук покрытых короткой жёсткой шерстью и... две понячьи головы - розовая и жёлтая, что поднимались над широкими плечами. Головки были симпатичные и явно принадлежали кобылкам.
  - Привет, - жизнерадостно сказала розовая. - Как только мы узнали что в лаборатории появилась новенькая, как сразу решили познакомится, правда Келли?
  Её желтая... приятельница ничего не ответила, внимательно и настороженно разглядывая пленницу. Розовая сморщила носик и звонко засмеялась.
  - Не обращай внимания на эту буку, она всегда такая. Давай знакомится. Меня зовут Элли, а её как ты уже слышала - Келли. Правда здорово, клёвая рифма получается?! А кто ты? Неужели Нелли? Было бы круто!
  - Меня зовут Твайлайт, - невольно улыбнувшись, ответила единорожка.
  - Правда? Жаль. Представь: Элли, Келли, Нелли - три весёлые подружки...
  - Прекрати, Эл! - глухо промолвила жёлтая. - Твайлайт больше нечего делать, чем слушать твою трескотню. Короче, я тоже очень рада с тобой познакомится, и всё такое. Главное не обращай внимания на эту балаболку.
  - Постараюсь, - хмыкнула единорожка. - Рада, что познакомилась с двумя... или одним...
  - Двумя, двумя! - затараторила Элли. - Если думаешь что эта зануда моя сестрёнка, то ошибаешься, мы даже не однофамилицы. Просто вместе попались в плен, и Хозяин принялся экспериментировать с нашими телами. Сначала он пришил мне второй хвост, а ей... - тут Элли заржала в голос, а Келли резко повернув голову, вцепилась зубами в ухо подруге.
  - Уй! Отпусти дура! - жеребец заплясал на месте, а руки принялись мотаться из стороны в сторону.
  Несколько минут шла внутренняя борьба - похоже, головы могли управлять телом одновременно, что со стороны выглядело смешно и одновременно жутковато. Наконец странная пляска закончилась и противницы тяжело дыша, уставились друг на друга.
  - Последний раз предупреждаю, - рявкнула Келли. - Если кому расскажешь - горло перегрызу во сне!
  - Да ладно, - фыркнула Элли, затем повернулась к единорожке. - Вот так и живём. То помиримся, то подерёмся.
  - Откуда вы здесь взялись? - спросила Твайлайт.
  - Из Парадиза. Слышала про такой город? - поинтересовалась Келли.
  - Да.
  - Страшная дыра, - закатив глаза, сообщила Элли. - Знай себе вкалывай до трещин на копытах и ни чирикай. А вместо весёлых вечеринок скууучные танцульки под религиозные гимны, такие унылые что под конец все засыпают. Так и отплясывают во сне, словно зомби, прикинь!
  - Можно подумать, что здесь веселее, - буркнула Келли. - Мы с этой балаболкой были техниками. Чинили трубы, протягивали проводку взамен сгоревшей, ремонтировали машины и электронику...
  - Ага, - вновь встряла Элли. - Однажды вылезли наружу - сломался замок шлюза. Только приступили к ремонту как...
  - Как попались в сети Ловчих. Хозяин платит много денег за пони из Парадиза. Аликорны его не интересуют. Сначала думали что всё, конец, но постепенно приспособились.
  - Ужас! - поёжилась Твайлайт. - Как же вы могли позволить этому негодяю уродовать себя?
  Глаза Келли зло сощурились.
  - Нас, знаешь ли, не спрашивали. Чужое мнение ему вообще до силоса. Ты ведь, наверное, тоже не давала разрешения сделать с собой ТАКОЕ?!
  Единорожка дёрнулась.
  - Что он со мной сотворил? - резко спросила она.
  Собеседницы дружно отпрянули, затем Элли укусила подругу за шею.
  - Так ты... не в курсе? - запинаясь, спросила жёлтая.
  - Нет. Но вы мне сейчас всё расскажете, верно?
  Глазки обеих поняш забегали, затем розовая тряхнула головой.
  - Слышишь, Келл, я тут внезапно вспомнила... короче нам надо срочно поменять фильтр в виварии!
  - Точно! - с облегчением воскликнула её вечная спутница. - Прости, Твай, но нам надо идти! Ещё увидимся, пока-пока!
  И нелепый гибрид странной, вихляющей походкой шустро двинулся к выходу. Единорожка молча проводила его взглядом, затем устало закрыла глаза. Так, не стоит форсировать события. Девчонки когда-нибудь вернутся, и тогда она продолжит расспросы. Ей так много нужно узнать - план лаборатории, количество охраны, распорядок дня Хозяина, где установлены камеры слежения, есть ли отсюда выход на поверхность, куда спрятаны скафандры... Дискорд побери, в кого же это сволочь меня превратила?!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"