Дорошенко Александр: другие произведения.

Льды и скалы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть трилогии "Странники Сферы". Действие повести происходит спустя шесть лет после событий первой части. На сей раз главной героиней является Марта. Она уже не беззащитный ребёнок - неграмотная дикарка умевшая считать только до трёх, превратилась в отважную, уверенную в своих силах девушку, способную добиться поставленной цели. Пытаясь найти способ вернуть к жизни своего наставника Олега, погружённого в беспробудный магический сон, Марта оказывается в самой дальней провинции королевства Илора - Северной Марке. Здесь среди холодных льдов и скал ей предстоит обрести новых друзей, остановить эпидемию и разгадать тайну сокрытую в неприступных горах...

  Часть вторая. Льды и скалы.
  
  Он в мире первом смотрел телевизор, читал Кастанеду, сушил носки,
  Пес одиночества рвал его горло тупыми клыками хмельной тоски.
  А в мире втором мотыльки и звезды хрустели, как сахар под сапогом,
  И смысла не было, не было - ни в том, ни в другом.
  
  А в мире третьем он стиснул зубы, подался в сталкеры мертвых зон,
  Сдирал дымящийся полушубок, пройдя сквозь огненный горизонт,
  Ввалившись в прокуренное зимовье, рычал из спутанной бороды,
  Что смысла не было, не было, туды-растуды.
  (Олег Медведев)
  
  Пролог. Разбойничья тропа.
  
   Осенний ветер, сорвавшийся с вершин Красного хребта, вобравший в себя стылость ледника Медвежья Лапа, холодным потоком обрушился в долину Штальхолме, заставляя почтенных обывателей спешно утепляться, в ожидании скорого снегопада. Красноносые завсегдатаи, просиживающие штаны, на деревянных лавках трактира "Бездонная бочка", согревали нутро перцовым грогом, и наперебой доказывали друг другу, что наступающая зима, заткнёт за пояс предыдущие, толкуя в подтверждении своих слов, различные приметы. Точно так же они болтали в прошлую осень и дюжину лет назад. Кривой Петер-звонарь (получивший своё прозвище за то, что его язык постоянно болтался, словно било у медного колокола), сообщил благодарным слушателям, что эта зима точно окажется последней, так как солнце утонет в океане, после чего, на землю спустится Ледяная Дева, и всем придёт конец. На недоверчивые вопросы приятелей, откуда он узнал, про надвигающийся катаклизм, Петер начинал невнятно бормотать про аномальное поведение мышей в амбаре.
   Над ним смеялись, и тут же придумывали новые жуткие истории. Бюргерам было скучно, бюргеры хотели страшных сказок. Настало время, когда активная деловая деятельность замерла до весны, уступив место хмельным праздникам, свадьбам и долгим трактирным посиделкам. Вино и пиво лилось рекой, под музыку угрюмых музыкантов - бродячих трубадуров, вставших на постой по причине наступивших холодов. Работающие за кров, еду и выпивку, они мечтали, покинув душные стены, вновь пуститься в путь от деревни к деревне. Но приходилось терпеть, и ждать весну.
   Впрочем, далеко не все странники спрятались под тёплые крыши. По узкой дороге, идущей через Костяной перевал, соединявшей долину Штальхолме с Китовым берегом, имевшей заслуженное прозвище "Разбойничья тропа", медленно двигалась небольшая повозка, груженная вязанками с хворостом. Её тащила унылая, мохнатая, тёмно-коричневая лошадка, местной породы. Рядом, шла девушка лет семнадцати, в непримечательной, грубой крестьянской одежде, сильно поношенной и грязной. На ногах у неё были одеты разваливающиеся сапоги, подвязанные для прочности верёвочками, на голове, красовалась бесформенная шапка. Больше всего, девушка напоминала нищую, безземельную батрачку, или дочку мелкого торпаря, вынужденную подрабатывать извозом. Правой рукой, она держала поводья, левой сжимала толстый дорожный посох. Её худое, измождённое лицо, было бледно, вокруг глубоко запавших глаз лежали густые тени. Такой эффект может дать только долгое недоедание и сильная усталость. Девушка часто оглядывалась назад и всякий раз после этого, принималась понукать лошадь, но та, похоже, устала не меньше хозяйки, и потому, выслушав очередную нотацию, ускорялась всего на несколько секунд, а затем вновь переходила к прежнему, вялому шагу, мало отличавшемуся от простого топтания на месте.
   - Ну, давай же, тупая скотина, двигай своей тощей задницей! Кабестан и двадцать штангенциркулей! Разве ты не видишь эти тучи? Мы должны обязательно пройти перевал до темноты! - всякий раз раздражённо говорила девушка, но упрямая кобыла её не слушала. Чёрные, снеговые тучи, тем временем, медленно, но верно, затягивали небо. Скоро, очень скоро, начнётся сильный снегопад, и тогда им придётся плохо, ведь до перевала ещё далеко. Но девушку, похоже, беспокоила не только быстро портящаяся погода, но и что-то ещё. Несколько раз она останавливалась, отходила на обочину и ложилась ничком на землю, прижимаясь ухом к холодным камням. Полежав так немного, она вставала, и вновь трогалась в путь. С каждым разом, её лицо становилось всё более озабоченным. Тонкие, пальцы с силой стискивали посох, в словах обращённых к вредной кобыле, проскальзывали панические нотки. Похоже, девушка чего-то сильно опасалась, постепенно впадая в отчаяние.
   Внезапно, в кустах слева, послышался шорох, громкий треск, затем на дорогу вывалился огромный детина, двухметрового роста, одетый в меховой полушубок и кожаные штаны. Вид, он имел совершенно зверский, напоминая людоеда с картинки из детской книжки: круглое, заросшее густой бородой лицо, толстые, словно поленья руки, поросшие рыжей шерстью, широченные плечи и слоноподобные ноги. "Людоед", грозно рыча, выразительно помахивал огромной сучковатой дубиной, выломанной, похоже, прямо здесь, в чаще. При виде такого чудовища, любая крестьянская девушка, должна была или, завизжав броситься бежать, не разбирая дороги, или оцепенев от ужаса, повалиться на колени, громко моля о пощаде.
   Но путница и бровью не повела. Она просто остановилась, её большие глаза, смотрели спокойно и чуть насмешливо, на обветренных губах появилась слабая улыбка. Здоровяк, явно не ожидавший такой реакции, тоже остановился, прекратил рычать и опустил дубину. За ним следом, вышли ещё пятеро мужчин, с оружием в руках. Молодые, крепкие парни, хорошо и тепло одетые, весело улыбавшиеся при виде добычи.
   - Эй, девка, куда торопишься на ночь, глядя? - спросил парнишка лет шестнадцати с длинной гривой белых волос. - Или заблудилась? Так мы дорогу покажем!
   Все шестеро, дружно рассмеялись. Высокий, плечистый мужчина, одетый богаче остальных, по всей вероятности главарь, подошёл почти вплотную и положил руку на край повозки.
   - Что ты молчишь, дура амбарная, или напугалась нас? - спросил он, и все вновь засмеялись. Похоже, ребята здорово соскучились, сидя в засаде, и теперь их могла насмешить любая тупая острота.
   - Шли бы вы мальчики, своей дорогой, - негромко сказала девушка. Её голос звучал совершенно спокойно, без всякой угрозы, но разбойники внезапно замолчали, и улыбки исчезли с их лиц.
   - Ты я вижу, девка смелая, - сказал, наконец, главарь. - Смелая, но глупая. Нельзя с нами разговаривать таким тоном. Хотели тебя просто отпустить, но теперь не выйдет. Наглецов надо учить.
   - Послушайте, парни. Если вы сейчас уберёте отсюда свои туши, то у вас появится шанс, вечером обнять любимых жёнушек. Если же нет...
   - Калле, эта малявка нам, похоже, угрожает! - громко сказал "Людоед", и стукнул дубиной по мёрзлой земле.
   - Ишь, какая борзая нашлась, - поддержал его худой разбойник с рябым от оспы лицом. - Да что с ней разговаривать!..
   - Спокойно! - прикрикнул главарь, которого как оказалось, звали Карл и вновь взглянул на девушку. Взгляд был очень недобрый.
   - Ты нам угрожаешь? Да знаешь кто мы такие? Я Карл Блюмгост, а это мои ребята. Наша банда известна всей Северной марке. И мы не привыкли, чтобы нищие соплячки...
   - Если ты и дальше, будешь терять время и трепать языком, то отгребёшь на орехи. Не от меня, я ведь всего-навсего бедная деревенская девочка. А от тех ребят, что идут по моим следам.
   - И кто за тобой гонится? - фыркнул Блюмгост, - Хозяин, у которого ты украла эту клячу? Или папашка, мечтающий отодрать тебя вожжами за слишком наглый язык?
   - Нет. Ленсмен Северной марки, Андерс Свенсон, слышал о таком? И с ним, дюжина гвардейцев маркграфа Отто.
   - Что? Не смеши меня. С чего это вдруг ленсмену приспичило гнаться за тобой?
   - Просто неделю назад, я слегка попортила здоровье сыну маркграфа, благородному Лобо. Знаешь, у него теперь серьёзные проблемы с женским полом. Зато при виде куриц...
   - Так ты, та самая ведьма! - Карл, машинально сделал шаг назад. Остальные разбойники тоже попятились. О скандальном происшествии с сыном маркграфа знали все. И хотя знахари утверждали, что им удастся в ближайшее время привести всё в порядок, похоже, прозвище "Курощуп" останется за молодым господином до конца жизни.
   - Врёт она, не слушай её, Карл! - крикнул длинноволосый парнишка, - Какая из неё ведьма?
   - Иди ко мне, петушок, - промурлыкала девушка, поднимая правую руку. Между пальцев, заплясали бледные молнии. - Какую зверюшку ты хочешь полюбить? Белочку или зайчика?
   Парень пискнул и спрятался за спину "Людоеда". Ведьмочка устало усмехнулась и опустила руку. Молнии погасли. На какое-то время наступила тишина. Разбойники переглядывались. Задираться к настоящей ведьме им очень не хотелось, а уйти мешала гордость.
   Внезапно, вдали раздался свист. Потом ещё и ещё.
   - Это Бенка! - крикнул рябой. - Похоже, девчонка не врёт! Надо смываться!
   - Стоять! - рявкнул Блюмгост. - Это наш лес, шавкам маркграфа, здесь нечего делать!
   Он пристально посмотрел на девушку.
   - Отвлечёшь их? Или вали отсюда.
   Девушка криво усмехнулась.
  - Если б хотела, то уже давно спряталась в лесу. Я не могу бросить повозку.
  - Тогда, стой тут. По местам, ребята!
  Разбойники кинулись в кусты и исчезли. Ведьма, немного помедлив, забралась в повозку и встала на охапки хвороста. Свой посох, она держала обеими руками перед собой, в базовой стойке, словно забияка на ярмарке, решивший посчитать рёбра приятелю. Наступила полная тишина, и в этой тишине, стал отчётливо проступать топот копыт, приближающихся всадников.
  Девушка быстрым движением, стянула с головы шапку, скинула с плеч, рваную, не по размеру большую матросскую куртку, затем сняла разбитые сапоги. Снова выпрямилась. Холодный ветер ворошил волосы, первые снежинки, плавно опустились на рукава блузки. Она недовольно поморщилась и повела плечами. Тонкие пальцы, сжимавшие посох побелели. Из кустов, послышался скрип натягиваемой арбалетной тетивы и щелканье воротка. Потом всё стихло.
  Всадники вынеслись из-за поворота, метрах в пятидесяти. Они явно очень торопились но, увидев тонкую, напряжённую фигурку ведьмы, принялись отчаянно тормозить, словно перед ними выросло целое войско. Ленсмен, Андерс Свенсон, грузный седовласый мужчина лет сорока пяти в чернёной кольчуге и длинном коричневом плаще, осадив горячего коня, с подозрением посмотрел на противницу. Она была одна и казалась совершенно беззащитной, но ленсмен прекрасно помнил, что всего три дня назад, эта худая девчонка положила половину его отряда при переправе через Шасту. Тогда ведьма застала их врасплох, напав из засады, сейчас же бежать ей некуда, но ленсмен медлил с атакой. Он специально гнал её все эти дни перед собой, не давая отдохнуть и набраться сил, словно терпеливый охотник, преследующий раненного, но всё ещё опасного зверя, и только последние пару часов ускорил погоню, испугавшись, что в приближающемся снегопаде, жертва сумеет исчезнуть. Сейчас же карты выложены на стол, в ближайшие пару минут всё решится. Эх, как жаль, что вместо надёжных Лесных Псов, с ним неповоротливые графские гвардейцы, хотя неужели, полумёртвая от голода и усталости девчонка, сможет дать отпор тринадцати отлично вооруженным мужикам? Ерунда, не бывать такому. Позор Шасты больше не повторится...
  - Слушай меня, ведьма! С тобой говорю я, ленсмен Северной марки, на службе его светлости, маркграфа Отто, Андерс Свенсон. Если покоришься и сдашься, то обещаю почёт и вежливое обращение, в противном случае - смерть!
  Ведьма молчала. Она продолжала неподвижно стоять, держа посох за середину обеими руками.
  Ленсмен повернулся к гвардейцам.
  - Ладно, парни, прикончим эту суку. Кто первый насадит её на копьё, получит от меня пять империалов.
  Потом отстегнул от луки седла тяжёлый шлем, украшенный волчьим хвостом, и надел на голову, не опуская забрала.
  - За его светлость! - прокричал он и его клич, подхватили остальные. Опустив копья, всадники начали разгон. Ленсмен, копья не имевший, вытянул из ножен меч. Земля мерно затряслась под копытами боевых коней. Ведьма невозмутимо продолжала стоять на месте, словно перед ней была группа младших школьников на прогулке, а не лавина тяжеловооружённых всадников.
  - "Сейчас мы её, сейчас...", - думал ленсмен, отводя правую руку для удара. - "Странно, похоже она не собирается защищаться... А вдруг это ловушка? Слишком всё просто...".
  За секунду до того, как кованые наконечники копий пробили навылет, беззащитное тело девчонки, она внезапно прыгнула, куда-то в бок, прямо под копыта коней. Сверкнула, ослепительно-белая полоска стали, одна из лошадей взбрыкнула, громко заржала и рухнула на землю, придавив всадника. Ведьма, ужом, юркнула под повозку и, проскочив под ней, рубанула по ногам второго коня, невесть откуда взявшимся мечом. Тот опрокинулся навзничь, всадник, прокатился по земле и приложился головой о большой камень. Шлем спас череп, но бедняге это не помогло, он остался лежать со сломанной шеей. Проклятая девчонка вновь спряталась под повозку. Напрасно, всадники пытались достать её копьями.
  - Спешиться, сучьи дети! - проревел ленсмен. Но прежде чем, его приказ успели выполнить, из леса полетели стрелы. Тяжёлый арбалетный болт почти по оперение вошёл в бок одного из гвардейцев, и тот вылетел из седла. Две стрелы попали в коня скакавшего рядом и он, встав на дыбы, сбросил седока. Ещё одна стрела, ударила ленсмена в грудь, но отскочила от зерцала.
  Воспользовавшись общим замешательством, ведьмочка выпрыгнула из-под повозки, схватила поводья коня, лишившегося всадника, затем легко, словно обезьяна, запрыгнула в седло. Её губы зашевелились, произнося заклинание Усмирения, и горячий боевой скакун, не подпускавший к себе никого, кроме хозяина и знакомых конюхов, покорно подчинился новой хозяйке.
  Развернувшись, девушка, что-то, громко крикнув, ударила босыми пятками по бокам жеребца, выбросила вперёд правую руку с узким прямым мечом, и ринулась в бой. Рубанув наискось попавшего по пути гвардейца, она, не останавливаясь, влетела в самую гущу схватки. "Людоед" выскочивший на дорогу первым, рыча, крутил вокруг себя гигантскую дубину, нанося страшные удары. Его товарищи, не отставали, стараясь первым делом поразить лошадей, дабы потом добить на земле, свалившихся всадников.
  Ленсмен увидел несущуюся прямо на него девчонку, оскалился, и кинулся наперерез. Он нисколько не сомневался в победе. Тридцать лет службы, долгие часы тренировок, бесконечные походы и схватки... разве может эта чумазая мартышка похвастаться чем-то подобным? Коротко размахнувшись, Андерс нанёс мощный рубящий удар мечом, намереваясь выбить вражеский клинок из тонкой, почти детской руки. Ведьма, конечно, может быть очень ловкой и юркой, но в ближней схватке, всё решает грубая сила и тут у крепкого мужчины, имеется полное преимущество...
  Ленсмен не понял, что произошло. Страшный удар, почти не встретил сопротивления, руке стало на удивление легко, потом он в изумлении уставился на короткий обрубок, в который неожиданно превратился меч. В следующий миг, холодная сталь нежно коснулась его горла. Разжав пальцы и уронив бесполезный эфес на землю, Андерс замер и посмотрел в лицо своей противнице. Та глядела на него прямо, устало улыбаясь, в её больших глазах не было злобы.
  - Ты проиграл, - голос девушки оказался низким и хриплый. - Сдаешься?
  - Никогда, - твёрдо ответил ленсмен. Им внезапно овладела апатия, и полное равнодушие к собственной судьбе.
  - Напрасно, - ведьма, криво усмехнувшись, неожиданно опустила оружие. - Убирайся отсюда.
  Мимо промчалось несколько всадников, и старый воин неожиданно понял, что гвардейцы улепётывают со всех ног, без оглядки, словно трусливые деревенские ополченцы, бросив командира.
  - Убирайся, - повторила девушка. Андерс кинул взгляд на приближающихся разбойников, потом, не раздумывая больше, дав шпоры коню, помчался следом за гвардейцами. Один из разбойников вскинул лук, но тут вмешался Карл.
  - Не надо, пусть скачет.
  Потом главарь повернулся к ведьмочке. Та, как ни в чем, ни бывало, подъехала к повозке, забралась внутрь и принялась натягивать на озябшие ноги свои бесформенные бахилы.
  - Ты хорошо дерешься, и меч у тебя отменный. Откуда взяла?
  - Из посоха достала, - буркнула она, закутываясь в куртку.
  Карл хмыкнул, потом повернулся к своим ребятам.
  - Ну что уставились лентяи? Расмус, Скельди, Бьорк, обдирайте лошадей. Финн, Тори, займитесь жмуриками. Где этого Бенку черти носят...
  - Послушай, Карл, - девушка, закончив одеваться, спрыгнула с повозки и подошла к главарю. - Прости меня за грубость, со всеми этими неприятностями, я совершенно разучилась вежливо вести беседу...
  Разбойник ухмыльнулся и насмешливо сказал:
  - Боже, я тронут. Сейчас разрыдаюсь. Похоже, ты просто очень хочешь меня о чём-то попросить, верно?
  Девушка опустила голову.
  - Я шла к Китовому берегу, где надеялась найти убежище... но мне одной туда не дойти. Через несколько часов, снег заметёт перевал, и мы с Шустрой, просто замёрзнем.
  - Конечно. Только больные на голову, пускаются в путь в такую погоду. Но ты ведь ведьма. Почему бы тебе, не сесть на метлу или ветку остролиста и долететь по воздуху?
  - Я ещё не встречала ведьм, которые умеют летать, это всё враки, сказки для детишек... Пойми, я растратила силы и если в ближайшие часы не найду места для отдыха, то умру. Прошу тебя, разреши мне идти с вами.
  Карл в изумлении посмотрел на неё, потом, не выдержав, громко рассмеялся.
  - Да ты рехнулась, девка! Только второй ведьмы нам не хватало. Одной вполне достаточно.
  - Я умею лечить. И предсказывать погоду. От меня не будет неприятностей, клянусь...
  Незаметно подошедший "Людоед", громко хмыкнул.
  - А что, Калле, давай возьмём девчонку. Может они с Астрид передерутся, вот будет потеха.
  - Кончай, Бьорк, не смешно. - Карл внезапно задумался. - Ты действительно знахарка, или только проклинать умеешь?
  - Я знахарка. Моя семья спокон века лечила людей. Правда, я плохо разбираюсь в ваших северных травах, но это неважно... В конце концов, вы всегда сможете меня выгнать или убить, если сочтёте нужным.
  - Хорошо, ответь мне тогда на один вопрос... - Карл на секунду остановился, потом продолжил. - Что ты везёшь, в своей телеге, такого ценного? Почему, не бросила и не спряталась в лесу?
  - Если я отвечу, ты разрешишь присоединиться к вам?
  - Сначала покажи.
  - Хорошо, - покорно сказала девушка.
  Она вытащила из ножен на поясе небольшой нож и подошла к повозке.
  - Бьорк, помоги, пожалуйста, вытащить эти вязанки.
  Здоровяк ухмыльнулся и с удовольствием начал освобождать телегу от хвороста. Вообще, сейчас он уже не выглядел страшным людоедом, а скорее добродушным великаном из тех, что так нравятся маленьким детям и хрупким женщинам.
  - Спасибо, пока всё. - Ведьмочка запрыгнув в повозку, принялась разрезать верёвки на последней, самой большой вязанке. Карл, Бьорк и остальные разбойники подошли ближе.
  Когда верёвка оказалась перерезана, хворост рассыпался, обнажив длинный полотняный свёрток размером с человеческое тело. Девушка бережно отвернула верхнюю тряпку и открыла голову мужчины, с длинной бородой и спутанными коричневыми волосами. Его лицо обтянутое молочно-белой, восковой кожей было очень худым, глаза закрытые тонкими веками, почти утонули в глазницах.
  - О, - сказал кто-то. - Мертвяк...
  - Он не мёртв! - с жаром воскликнула ведьма. - Не мёртв, а заколдован, смотрите сами.
  Карл залез в повозку и коснулся кожи на шее человека. Она была холодной, но не окоченевшей. Нащупав пальцами вену, разбойник, попытался услышать биение пульса, и дождался слабого одиночного удара секунд через тридцать.
  - Сердце бьется очень медленно, - тихо сказала ведьмочка. - Но он жив.
  - Действительно, жив... - Карл выпрямился, потом посмотрел на девушку.
  - И что это за тип? Твой любовничек?
  - Мой учитель... Когда мне было одиннадцать лет, я потеряла семью, и осталась совсем одна. Идти было некуда, дом сгорел... Он пожалел меня и взял с собой. Я ему обязана всем, понимаете - всем! Кроме него, у меня больше никого нет.
  Карл, пожал плечами.
  - Ясно. И что с ним случилось?
  - Четыре года назад, на него наложили проклятие. С тех пор, я пытаюсь найти способ вернуть его к жизни.
  - Четыре года... - Бьорк присвистнул. - А ты я вижу, упорная. По-моему, она нам подходит. Я, во всяком случае, за.
  - Но что ты забыла в наших краях? - Карл продолжал допрос, игнорируя слова здоровяка. - Судя по говору, ты не из этих мест.
  - Верно, я с юга, - девушка кивнула. - Просто узнала, что здесь живёт святой-целитель, и решила...
  Разбойники заржали.
  - Ты про святого Клауса говоришь? - хрюкая от смеха, спросил главарь.
  - Да.
  - Он, не способен даже прыщ на заднице вывести, не говоря об остальном.
  - К сожалению, я поняла это только после того, как приплыла сюда.
  - Его светлость Отто, наш мудрый маркграф, на пару с архиепископом Брендом решили немножко пополнить казну. Взяли простого деревенского пьянчугу, поселили в пещере, и распустили вокруг слух о творимых им чудесах. Наняли нескольких нищих, которые принялись изображать больных и расслабленных, а затем устроили праздник с массовым исцелением. Местные конечно, быстро разобрались, что к чему, зато паломники повалили толпой, просто не продохнуть. Со всех земель, даже с Острова Лок, приплывал корабль, сам видел.
  Девушка невесело кивнула.
  - Вашему маркграфу надо кое-что отрезать, - зло проговорила она. - Этот святой был моей последней надеждой.
  Карл, хлопнул её по плечу.
  - Да ладно, малышка, не переживай так. Найдёшь ещё способ, разбудить своего принца. Ну что, ребята, возьмём её с собой?
  - Возьмём, возьмём! - закричали разбойники.
  - Чего же не взять, вон, как она рубилась, самому ленсмену чуть голову не смахнула, - прогудел Бьорк.
  - Значит, решено, - сказал Карл. - Но учти, будешь плохо себя вести, колдовать там не по делу, или ещё что - не помилуем.
  - Согласна.
  - Хорошо. Да, кстати, как тебя зовут? Я, к примеру, Карл Блюмгост из Лильчёпинга. А ты?
  - А я... просто Марта. Марта из Гринсдейла.
  Карл на секунду задумался.
  - Гринсдейл... Гринсдейл.... Это ведь далеко на юге.
  - Верно. Восточные земли, Зелёная Марка.
  - Сойдёт. Ладно, пошли, Марта из Гринсдейла.
  
  Глава 1.
  Воспоминание о прошлом.
  (Мир Престор, резиденция ордена Чистого Сердца - Мир Земля, Санкт-Петербург. Олег - 23 года, Марта - 11 лет).
  
  Когда Олег с Эовилем окончательно решили мою судьбу, я по наивности подумала, что буду теперь всё время сопровождать учителя в его странствиях, помогая по мере сил, а он станет понемногу обучать меня основам науки и магии. На самом деле, всё оказалось совсем не так просто. Став ученицей Олега, я автоматически вступила в орден Чистого Сердца, получив доступ к бесплатному обучению у лучших преподавателей, личную комнату в жилом корпусе резиденции, и все сопутствующие льготы. Сам же учитель, по сути, стал моим опекуном, несущим ответственность за мои действия и поступки. Узнав об этом, я сначала расстроилась, поняв, что вместо путешествий и приключений, меня ждут годы учёбы в окружении множества незнакомых людей. Но потом успокоилась - перспектива научится читать и писать, пересилила страхи и сомнения. К тому же собственная комната с настоящей кроватью (вместо камышовой подстилки на земляном полу), трёхразовое питание, красивая одежда... ради этого можно пожертвовать свободой. Кроме того, Олег клятвенно обещал не забывать меня и навещать при каждом удобном случае.
  Сразу после прибытия в резиденцию ордена, Эовиль ушёл собирать Магистров на Совет, а мы прямиком направились в трапезную. Там было тихо и малолюдно. Я раскрыв рот, восхищённо глядела по сторонам, любуясь красотами интерьера, не забывая потихоньку таскать крошечные тефтели из тарелки Олега, который, находясь в состоянии сильного волнения, почти ничего не ел. На мои вопросы он отвечал односложно, и я уже совсем было, собралась обидеться, как вдруг, к нам подошёл высокий седой старик с круглым, добродушным лицом и весёлыми глазами вечного мальчишки. При виде него, Олег, радостно, хотя и несколько смущённо улыбнулся и торопливо встал.
  - Добрый день, дядя Хуго. Марта, познакомься, это Магистр Хуго Родригес, самый великий лекарь, всех времён и народов. Хуго, это Марта, моя... э... ученица.
  - Привет Олег, здравствуйте госпожа Марта. Эовиль рассказывал мне о вас потрясающие вещи. Если хоть половина из них правда, вас ожидает великое будущее.
  Родригес говорил с иронией, но в тот момент я её совсем не уловила. Для меня, маленькой дикарки факт того, что столь важный господин соизволил обратиться ко мне на "вы" и назвал "госпожой", оказался просто ошеломляющим. Промямлив в ответ, нечто невразумительное, и робко пожав протянутую руку, я бухнулась на место и постаралась стать совсем незаметной.
  - Рад, что ты вернулся живым, - продолжил Хуго, посмотрев на Олега. - Признаться, мы со стариком сильно беспокоились о тебе последнее время.
  - Спасибо, что не забыли. Дело оказалось сложнее, чем я думал.
  - Ерунда, дни твоего отсутствия, были самыми спокойными в нашей жизни. Но время не ждёт, все поздравления получишь потом, а сейчас пошли на Совет.
  Сражённая приступом робости, я высказала пожелание никуда не ходить, но меня никто и слушать не стал, пришлось плестись следом. Правда, самого заседания я почти не помню, потому что устав от новых впечатлений, сразу заснула, развалившись в мягком кресле. Олег потом, смеясь, говорил, что выступающие Магистры, даже ругаться старались шёпотом, чтобы не потревожить мой невинный, детский сон. Совет длился около двух часов, затем участники, нестройной толпой, повалили вон из зала. Учитель разбудил меня и сказал, что пора идти уничтожать Книгу. Когда все собрались на заднем дворе резиденции, где находилось четверо Врат ведущих в разные Миры, Эовиль открыл проход, и мы, один за другим, прошли в довольно мрачное место.
  - Это мёртвый Мир Тенарис, - шепнул мне на ухо Олег. - Здесь маги ордена разрушают самые опасные артефакты.
  - Что значит "мёртвый Мир"? - недовольно спросила я. - И почему все так торопятся. Неужели нельзя подождать до завтра?
  Как всегда разбуженная после сладкого сна я была злой словно потревоженная пчела.
  - Мёртвыми, называют Миры, обитатели которых... ну там люди, животные, растения и даже микробы... это такие крохотные червячки, невидимые глазу, внезапно умерли. Никто не знает, почему так происходит.
  - Правда? - я с испугом огляделась по сторонам. Вокруг стояли голые деревья, их корявые, чёрные ветви тянулись к небу, словно моля о помощи. Нигде не видно, ни листика, ни травинки, повсюду только бурая грязь. Воздух, тяжёлый и застоявшийся, как в глубоком погребе, вызывал ощущение удушья.
  - Увы, да.
  - А здесь не опасно находиться?
  - Опасно. Сначала ты почувствуешь лёгкое головокружение, потом тошноту, через восемь-десять часов начнут проявляться симптомы сильного отравления, а смерть наступит примерно через два-три дня. Если использовать защиту, то без последствий, можно протянуть около недели. Но можешь не бояться, в любом случае, мы тут долго не задержимся.
  - Да уж, ну и местечко!
  - Что касается второго вопроса, то могла бы и сама догадаться - такую страшную штуку как Книга Крови, нужно уничтожить как можно быстрее. Вдруг, у кого-нибудь, возникнет желание ей воспользоваться. А так, с глаз долой из сердца вон.
  - Ясно. Но зачем мы всё-таки пришли сюда? Сожгли бы её прямо на ступеньках дворца, ещё там, на острове и все дела.
  - Не считай себя умнее других, думаешь, это так просто? Разрушение подобного артефакта, приводит к заражению местности на многие мили вокруг. Топь и так опасна, сама по себе, а тут ещё это... Тебе не кажется, что такой поступок был бы не очень честным по отношению к нашим друзьям - гоблинам?
  Я пожала плечами и дальше шла молча, стараясь не смотреть по сторонам на жуткий пейзаж, тотального разрушения и смерти.
  Полигон, где уничтожались опасные игрушки, оказался выжженной плешью, окружённой со всех сторон, развалинами огромных домов. Книгу просто положили на землю, облили маслом и подожгли. Горела она плохо, изо всех сил сопротивляясь огню. Магистры непрерывно читали заклинания, которые, по всей видимости, не должны были дать злу разлететься по округе. В конце концов, от древнего фолианта, осталась только кучка пепла. Его, тщательно собрали, пересыпали в железную коробку, и зарыли в землю. Представление окончилось.
  Обратно мы вернулись через час и сразу направились в канцелярию. Следовало внести моё имя в ведомость, заполнить массу бумаг и совершить ещё множество бессмысленных ритуалов. Дело шло медленно. Несколько раз, мне под нос пихали какие-то листки и требовали в них расписаться. Писать я не умела, приходилось ставить отпечаток большого пальца, что признаться, было очень унизительно. Наконец закончив оформление документов, мы прошли в кабинет, где за огромным столом, сидел хмурый дядя с постным лицом усталого инквизитора. Он окинул меня высокомерным взглядом и брезгливо поморщился.
  - Знакомься, Марта - Мартин Стошальский, секретарь Совета, - весело сказал Олег. - Мартин, это моя ученица.
  Тот высокомерно кивнул.
  - Будь добр, поставь, пожалуйста, подпись.
  - Прежде чем я подпишу, её кандидатуру должен утвердить совет и лично Сайрес Спилет, - лениво ответил Мартин, - а до того момента...
  - Вот, необходимые бумаги, - кротко ответил учитель, сунув секретарю под нос толстую пачку. Тот забрал её и принялся изучать.
  - А почему Родригес расписался дважды? И где подпись Леммана?
  - Лемман болен, ты же знаешь, а Хуго его замещает.
  - Ну и что? У него нет права подписывать бумаги такого уровня за других.
  - В данном случае, есть. Вот разрешение с визой Гроссмейстера.
  Олег протянул Стошальскому листок. Тот взял его с таким видом, словно он был дохлой крысой, осмотрел со всех сторон, только что на зуб не попробовал, затем тяжело вздохнул и отложил в сторону.
  - А где справка о медицинском освидетельствовании?
  - Она требуется с тринадцати, а ей всего одиннадцать биологических лет, вот заключение экспертизы.
  - А разрешение родителей?
  - Девочка круглая сирота.
  - Где бумаги, подтверждающие это?
  - Их нет, но есть свидетельство члена совета, Магистра Эовиля. Ознакомься.
  Мартин поджал губы.
  - Все помещения заняты.
  - Меня это совершенно не волнует. Тебе процитировать тридцать первый параграф Устава?
  Секретарь смерил взглядом увесистую пачку листов, и пожал плечами, признавая поражение.
  - Комната триста восемнадцать. Но её нужно сначала освободить и привести в порядок.
  - Когда она будет готова?
  - Дня через три, не раньше.
  - Хорошо, нас это устраивает. Доброго вечера.
  Вместо ответа, Мартин отвернулся и мы, покинув кабинет, вышли на улицу.
  - Какой злой дядька, - робко сказала я. - Знаешь, мне ведь совсем не нужно никакой комнаты.
  - И где же ты собираешься жить? В собачьей будке? Экстравагантно конечно, но боюсь, другие не поймут. Ничего, не бери в голову, Пасюк любит делать вид, что все вокруг ему страшно обязаны.
  - Пасюк?
  - Это его прозвище. Очень скользкий тип.
  - А где я поселюсь, пока готовят комнату?
  - У меня дома.
  - Здесь?
  - Нет, конечно, на Земле, в городе Санкт-Петербург.
  - Где?
  - Сейчас сама увидишь.
  Всё произошло совершенно внезапно. Ещё мгновение назад, мы шли по каменным плитам заднего двора резиденции Ордена Чистого Сердца, освещаемые слабыми лучами закатного солнца. Я держала учителя за руку и прыгала с плитки на плитку, стараясь наступать только на жёлтые квадратики. Потом, неожиданный рывок, шум крови в ушах, затем, мы оказываемся почти в полной темноте. Под ногами шершавая, твердая, словно камень земля, над головой, бледные, редкие звёзды и серебряный серп месяца. Я очумело кручу головой... как всегда, переход в другой мир произошёл неожиданно, хотя следовало бы уже привыкнуть. И тут из темноты на нас набрасывается чудовище, огромное словно дом, с двумя сияющими глазами. Оно страшно рычит, шипит и грохочет, а свет, вырывающийся из глаз, слепит словно солнце...
  Ещё никогда я так не пугалась. Даже когда тофы грызли маму, даже когда я чуть не утонула в болоте, играя с Ууруном в "кто глубже нырнёт", даже когда Олег дрался с бандитами, что убили бабку, я не чувствовала ТАКОГО страха. Сердце провалилось в желудок, ноги приросли к земле, горло свело судорогой, что ни вздохнуть, ни крикнуть и, в завершении всех бед (неприятно конечно об этом говорить, но от правды никуда не денешься), я описалась.
  Учитель стоял спокойно, словно ничего не случилось, похоже чудовище его совсем не испугало. Он не видел, что творилось со мной, а я, не могла даже пискнуть. Только когда монстр, пронёсся мимо, обдав нас напоследок, облаком удушливого дыма и канул во тьму, я, наконец, упала на колени и заревела.
  - Ты что, глупая, - удивлённо спросил Олег, присаживаясь рядом на корточки, - Машины испугалась?
  Мне оставалось только беспомощно всхлипывать. До сих пор, со стыдом вспоминаю этот момент, хотя чего собственно стыдиться? В конце концов, тогда я была просто маленькая неграмотная девочка, выросшая в глуши, умевшая считать только до трёх. И может, наверное, даже хорошо, что знакомство с технологическим миром Олега, началось с шока. После пережитого ужаса, следующие странности, показались уже не такими жуткими.
  Учитель всё понял правильно. Он не ругал меня, а жалел, называл себя дураком и головой садовой. Постепенно страх ушёл и я, вздрагивая всякий раз, когда мимо проносилась новая машина, сгорая от стыда, призналась в э... произошедшей неприятности. К счастью у нас имелась запасная одежда, и проблема решилась довольно быстро. Переодевшись в кустах, я вернувшись, встала рядом.
  - Извини ещё раз, - сказал Олег, - действительно совсем не подумал, что ты можешь так испугаться.
  - Да ладно... Сама дурочка. Ты же уже рассказывал мне про все эти чудные машины.
  - Слушать одно, увидеть совсем другое.
  - А почему, мы стоим здесь, на обочине? Давай переночуем в лесу, а завтра пойдём искать твой город. У нас остались деньги на лошадей?
  Учитель фыркнул, но ничего не ответил, занимаясь странным делом. Всякий раз, когда к нам приближалась машина, он поднимал руку, с выставленным вверх большим пальцем. Смысл этих манипуляций был непонятен. Возможно, Олег творил, какое-то особое заклинание.
  Прошло некоторое время. Я перестала подпрыгивать при виде машин, и даже начала с любопытством их рассматривать. Они оказались совершенно разными, большими и маленькими, быстрыми и не очень. В некоторых сидело много людей, в других мало. Было очень здорово гадать, куда и главное, зачем они все едут? Наверное, люди, которые ими управляли, невероятные смельчаки. Я никогда б не решилась залезть в подобную повозку. По мне лучше лошадка или пони. Скачут они конечно не так быстро, зато не разобьешься. И пахнут значительно приятнее, если вовремя помыть, конечно...
  Неожиданно, рядом с нами, остановилась большая машина. Ростом она была меньше той страшилищи, но всё равно выглядела жутко. Олег, подошёл к её голове, вскарабкался по ступенькам, открыл дверь, и, перекинувшись несколькими словами с кучером, повернулся ко мне.
  - Залезай, не стой. Нас подбросят до города.
  Я не совсем поняла как именно "подбросят", но спорить не решилась, хотя внутри всё заледенело. Наверное, будучи осуждённой на казнь, я поднималась бы на эшафот в более весёлом расположении духа. Вцепившись в руку Олега, мне удалось кое-как, справится с непослушными ногами и вползти в голову машины. Там оказалось на удивление удобно и красиво. Лавка, на которую меня усадили, была очень мягкой и тёплой. Сквозь огромное, прозрачное стекло, дорога показалась совсем не страшной, а даже какой-то игрушечной. Внезапно, что-то взревело, после чего мы рывком тронулись с места. Я чуть не свалилась на пол, но учитель вовремя успел меня подхватить.
  - Держись крепче, сестрёнка! - весело сказал он.
  - Ролевики? - спросил кучер, искоса посмотрев на нас.
  - Ага, - кивнул Олег. - У нас тут слёт, неподалёку. Сеструха вот, приболела, везу домой.
  - Понятно. - Кучер важно кивнул. - Я тоже, лет пятнадцать назад, когда ещё в институте учился, увлекался этим делом. Правда, у нас всё попроще было - плащи из занавесок, мечи из клюшек... С чем действительно было хорошо так это с магической огненной водой. Ух, и зажигали же мы тогда...
  - С ней, любимой, и сейчас всё нормально, - рассмеялся учитель. - А вот с костюмами, стало серьёзно, ничего не скажешь. Занавески уже не катят, всё должно быть гламурно.
  - Сестренке-то понравилось?
  - Ещё бы. Машка к этой ролёвке всю весну готовилась, костюм сама шила. Два раза пришлось швейную машинку ремонтировать. И вот, засопливила чего-то.
  - Это хорошо, когда руки на месте, современные девчонки даже иголку держать не умеют, пуговица оторвётся, так новую шмотку подавай...
  Я перестала прислушиваться, к малопонятному разговору. Мне было уютно и хорошо. Земля проносилась мимо с невероятной скоростью, иногда казалось что мы летим и тогда начинала кружится голова. Играла странная, резкая музыка, хриплый мужской голос пел, что-то на неизвестном языке.
  Задумываться о фантастических событиях сегодняшнего дня было лень, смотреть в окно, оказалось куда интереснее. Сначала, мимо нас проносились плохо различимые в темноте деревья и дома, но потом, мы, въехали в город, и сразу стало светло. Свет падал с высоких столбов, яркий, жёлтый, неживой. Словно мы вновь вернулись в мёртвый мир Тенарис. Там тоже был такой свет, холодный и неприятный. Его порождали восемь Солнц, неподвижно висящих в небе. До сих пор мне и в голову не могло прийти, что дневных светил может быть больше двух... Учитель говорил, что-то об "искусственных спутниках" и "орбитальных отражателях". Я, конечно, ничего не поняла, хотя слова запомнила. Люблю когда они длинные и сложные, ими так хорошо ругаться...
  Мы проезжали по улицам, мимо огромных бело-серых стен, украшенных рядами прямоугольных ниш, которые можно было принять за окна, хотя кто будет делать их такими большими? Некоторые ниши светились, другие были черны. Зачем они нужны? Абсолютно непонятно.
  Наконец машина остановилась.
  - Спасибо большое, Серёга! - сказал Олег, открывая дверь. - Встретишь Хохла или Длинного, привет передавай от меня.
  - Без балды, парень. Удачи! Машка, пока!
  - "Машка" это про меня", - догадалась я и помахала в ответ рукой. Мы вылезли на улицу, хлопнула дверь, машина взревела и уехала.
  - Серёга молодец, подвёз почти к самому дому, - радостно сказал учитель.
  - Ты его знал раньше?
  - Нет, но у нас оказались общие приятели. Ну что, как поездка?
  - Здорово!
  - Больше не трусишь?
  - Да когда это я трусила?!
  - Ну, извини. Значит показалось. Ладно, пошли.
  - Пошли. А где твой дом? Он большой?
  - Увидишь
  - Скажи, а зачем эти стены?
  Олег рассмеялся.
  - Глупая, это не стены, а дома.
  - Дома? Опять врёшь, таких домов не бывает.
  - Вот тут, ты совершенно не права. Идём, сама всё увидишь...
  Мы обогнули стену-дом и вошли на плохо освещённый двор. Там было не так красиво как на улице. Рядами стояли железные коробки, полные мусора и мёртвые машины, которых мне сразу стало очень жалко.
  - Послушай, а что, когда машины умирают, вы их не хороните, а оставляете гнить на улице?
  - С чего ты взяла?
  - Ну вот, смотри, сколько их тут скопилось!
  - О боги... С чего ты решила, что они мёртвые?
  - Стоят, не двигаются, и огоньки не горят.
  - Уффф. Как тебе объяснить... Они просто спят, только и всего. Завтра проснутся и снова поедут.
  - Правда! - я страшно обрадовалась, что ошиблась. Пусть они громко рычат и плохо пахнут, зато они такие милые, особенно когда никуда не спешат. Не удержавшись, я погладила одну из машин, по холодному железному боку чем, похоже, сильно её напугала, так, как она взвизгнула, завыла, и принялась, бешено мигать глазами.
  - Прекрати! - строго сказал Олег. - Сейчас хозяин выскочит, что мы ему скажем?
  - Извини, не думала, что она такая трусиха.
  - Тебя среди ночи разбуди, ты ещё не так завопишь.
  - А она потом снова заснуть сможет? Или так и будет всю ночь плакать.
  - Надеюсь, что сможет, в крайнем случае, споёшь ей колыбельную.
  Машина действительно, недолго сердилась. Взвыв в последний раз, она обиженно пискнула и умолкла. Её сверкающие глаза погасли.
  - Уф, хорошо. Завтра надо будет обязательно попросить у неё прощения.
  Учитель засмеялся, словно я сказала, что-то смешное, а потом неожиданно остановился.
  - Ну вот, наконец, пришли.
  Мы стояли перед коричневой железной дверью. Дом был огромен. Он уходил на непостижимую высоту в чёрное небо, тянулся гигантской лентой вправо и влево, казался бесконечным как горный хребет. Я почувствовала себя крохотной букашкой, словно как тогда, во дворце Первовластителя. Захотелось забиться в какую-нибудь щель, спрятаться... Пространство под крыльцом показалось очень привлекательным.
  - Стой, ты куда? - Олег перестал копаться в карманах и с подозрением посмотрел на меня.
  - Можно я не пойду с тобой, а переночую прямо здесь? Тут такая уютная пещерка...
  - Слушай, ну хватит уже на сегодня глупостей. Стой на месте, иначе буду сердиться!
  Пришлось ждать, пока учитель откроет дверь. Мы вошли в ярко освещённую комнату, с обшарпанными, грязными стенами, покрытыми многочисленными рунами, явно магического свойства.
  - Чёрт, опять грузовой не работает! - бросил Олег таинственную фразу, после чего нажал на красную кнопку в стене, рядом со странной, двойной дверью. Что-то загудело, потом дверь внезапно открылась. За ней никого не было, только крошечное помещение, с большой лужей на полу.
  - Заходи, чего стоишь, только смотри, не вляпайся... У, сволочи, ноги им поотрывать!
  Я осторожно вошла в комнатку. От лужи неприятно пахло. Понятненько...
  - Ты здесь живёшь? Но тут даже сесть некуда!
  Учитель застонал и нажал на одну из кнопок на коричневой стене. Двери шумно закрылись, комнатка дёрнулась и поехала куда-то вверх. Я настолько устала пугаться, что даже не вздрогнула.
  - Это лифт, - пояснил Олег. - Подъемник. Сейчас мы едем на четырнадцатый этаж. Не спрашивай меня, что это такое, просто прими к сведению.
  Дверь с лязгом открылась, мы оказались в той же комнате, с которой начинали. Хотя нет, стены здесь были чище и рун значительно меньше. Как местные обитатели во всём этом разбираются, ума не приложу. Миновав ещё одну дверь, мы, наконец, вошли в квартиру... Странное название, нужно запомнить. Вспыхнул яркий свет.
  - Раздевайся. Одежду на вешалку. Сапоги тоже снимай, сейчас достану тапки.
  Я огляделась. Рядом стоял огромный шкаф на всю стену, с зеркальными дверцами и небольшая вешалка, на которой висело несколько разноцветных камзолов. Олег присел на корточках около плетёной корзины, достал из неё пару войлочных башмаков и бросил на пол.
  - Вот тапочки. Давай, одевай, не спи.
  С большим сожалением, я сняла свои прекрасные сапожки и надела тапочки. Они оказались очень неудобными и постоянно сваливались. В конце концов, мне это надоело, я отнесла их назад и зашлёпала босиком.
  - Пол холодный, смотри, простынешь, - сказал Олег.
  Его слова были настолько нелепы, что, я не выдержав, засмеялась. Он посмеялся вместе со мной, потом серьёзно сказал:
  - Ладно, ученица, приветствую в своём доме. Надеюсь тебе здесь понравиться. Если возникнут вопросы, спрашивай, не стесняйся.
  Я смущённо опустила голову и тихо сказала:
  - Знаешь, мне очень, очень надо обратно в этот... как его... лифт.
  - Зачем?
  - По делам. Я скоро вернусь!
  - О господи... Знаешь, милочка, у нас, нормальные люди, делают это совсем в другом месте!
  
  
  
  
  
  Глава 2.
  Новые друзья.
  (Мир Ириан, Вольный город, Олег - 25 лет, Марта - 17 лет).
  
  - Послушай, ведьма, почему ты так упорно называешь свою клячу Шустрой? Мне кажется, её родители были черепахами!
  Карл Блюмгост недовольно посмотрел на меня. Я сочувственно улыбнулась.
  - Я покупала её на последние деньги. Дешевле были только овцы.
  - Думаю, если б ты купила вместо неё овцу, повозка шла бы быстрее.
  Мне оставалось устало пожать плечами. Спорить не хотелось, атаман разбойников в своих обидных словах был не совсем прав. Конечно, Шустрая, никогда не взяла бы первое место на скачках. Скажу больше, второе, третье, равно как и остальные призовые места, ей тоже не светили. Слишком уж она была меланхолична и рассудительна. С другой стороны, трудно ожидать высокой скорости от лошадки, не отдыхавшей три дня. Овёс кончился вчера утром, так что ко всему прочему бедняжка была ещё и очень голодна. А если учесть, что разбойники навалили в телегу большую часть трофеев, я удивлялась, что она вообще согласилась идти дальше.
  - Долго нам ещё?
  - До вечера доберёмся.
  Очень оптимистическое заявление. Мы шли почти час по лесу, узкой тропой, постоянно огибавшей деревья и валуны, постепенно поднимаясь, всё выше в гору. Ледяной ветер хлестал в спину безжалостной плетью жёсткого, колючего снега. Я бы, наверное, совсем заледенела, если б "людоед" - Бьорк, проявив галантность, не отдал один из трофейных плащей. В нём оказалось значительно теплее, а подсохшие кровяные пятна меня совсем не смущали.
  Вообще-то Бьорк оказался отличным парнем, несмотря на свою пугающую внешность. Он явно сознательно изображал из себя тупого громилу, лишённого интеллекта, что надо сказать неплохо получалось. Но даже короткой беседы было достаточно для того, чтобы разглядеть под маской недалёкого тупицы, умного, ироничного человека.
  - Так что у тебя случилось с Лобо? - с любопытством спросил беловолосый Скельди. Я покосилась на болтливого мальчишку и нехотя ответила:
  - Ничего особенного, шла по улице, никого не трогала, тут он выкатывается из трактира, пьяный в сосиску...
  - У нас говорят - "пьяный, как осенний медведь", - встрял в беседу Бьорк.
  - Почему осенний и почему медведь? - удивилась я.
  - Медведи осенью, любят жрать паданцы лесных медовиц. Это такие ягоды размером с яблоко, очень сладкие, из них варят сахар и гонят чудесное пойло - звёздовку.
  - Звёздовку?
  - Ага. Она настолько крепкая, что после пары стаканов, можно увидеть звёзды.
  - И вы поите ею медведей?
  Бьорк расхохотался, потом помотал головой.
  - Нет, ещё чего не хватало, самим мало... Просто паданцы, полежав на солнце несколько дней, начинают сами по себе бродить, как пиво в бочке. Их ещё называют "весёлыми ягодками". Я в детстве очень любил их собирать.
  - Ещё бы, представляю, веселенькая, наверное, была работёнка!
  - А то. Короче, мишки нажравшись ягодок, становятся...
  - Хватит болтать, Бьорк, - недовольно прервал его атаман. - Достали уже твои байки! Так что там с Лобо?
  - Да ничего. Сцапал меня и давай лапать. Конечно, сама дура, нужно было его просто незаметно усыпить, благо с пьяным это выходит на "раз, два, три", но я шла такая злая, после визита к "святому-целителю", да еще эта несчастная курица на глаза попалась... одним словом, не удержалась.
  Разбойники заржали так, что Шустрая вздрогнув, слегка прибавила шаг, потом, опомнившись, вновь поплелась с прежней скоростью.
  - А ты я вижу наш человек! - Карл звонко хлопнул меня по плечу. - Мы тут все зуб имеем на его светлость, особенно Расмус. Верно, я говорю, Расмус?
  Шедший рядом угрюмый молодой парень, замычал и яростно закивал головой.
  - Ему от Лобо больше всех досталось, - пояснил Бьорк. - Хочешь, расскажу?
  - Давай, - согласилась я, хотя по чести мне, больше всего на свете, хотелось упасть на землю, свернуться клубочком и уснуть.
  - Расмус жил в Штальхолме, его отец был кузнецом. Папаша, между нами говоря, слыл отличным мастером - заказы приходили аж с Китового берега. Правда, за работу, он брал немало, но для хорошего дела не жалко. Парень, весь пошёл в отца, и здорово наловчился махать молотом. Потом Бранд Бочарь, сосватал за него дочку, Тиссу. Девчонка была страсть как хороша собой, здоровая и работящая. Я раз видел её на Весеннем Празднике, так чуть не протрезвел от изумления...
  - Ну, ты врёшь и не краснеешь, дылда! - засмеялся Скельди. - Тебя только Лисса протрезвить может. Пару раз стукнув хлебной лопатой по голове!
  - Отвянь, сопля, - благодушно пробасил Бьорк и продолжил:
  - Значит, свадьбу наладили, полгорода пригласили, люди-то, слава богу, не бедные, могли себе позволить. Его светлость, маркграф Отто, как назло в отъезде оказался, сына вместо себя оставил. Ну вот, Лобо и учудил, сопляк. Решил показать черни свою власть, и применил старый закон о первой брачной ночи. Слышала про такой?
  - Слышала.
  - Законом этим давно уже никто не пользовался, но и отменять не отменяли. Забыли, наверное. А этот говнюк, вспомнил. Девчонку, схватили прямо на улице, когда она возвращалась от белошвейки, наряд свадебный примеряла, отвезли в замок, там как раз, господин Лобо с дружками пировал, ну и... В общем, в какой-то момент, она вырвалась и спрыгнула с балкона, прямо на камни, так что вместо свадьбы, состоялись похороны.
  Я взглянула на Расмуса. Он шел, опустив голову, глядя злыми, сухими глазами себе под ноги. Стало не по себе.
  - Парень как узнал, так за молот схватился и к замку кинулся, никто остановить не успел. Там его повязали, и в каменный мешок запихнули. Затем судили, объявили государственным преступником. Его светлость, маркграф Отто, не стал вмешиваться и подтвердил приговор. Кузню у отца отобрали, стариков выгнали на улицу, запретив горожанам под страхом наказания, оказывать им какую либо помощь. Была зима, они быстро умерли, под чьим-то забором. Да... Расмус просидел в тюрьме больше года, потом палачам понадобилось освободить камеру для нового бедняги. Его достали, высекли кнутом, вырвали язык и выгнали взашей. Я тогда возвращался со дня рождения кузена Киля, встретил его на дороге. Он почти ничего не видел, брёл как слепой, только стонал. Пришлось взять с собой. Здесь его Старая Лотта подлечила, после чего он остался с нами. Вот так девочка. Думаю, после того, что ты сделала с Лобо, наш Расмус будет тебе благодарен по гроб жизни. Верно, говорю?
  Угрюмый парень посмотрел на меня и улыбнулся. Я улыбнулась в ответ.
  - Жаль, что не слышала об этом раньше. Сделала бы из ублюдка, слюнявого идиота, честное слово.
  Расмус махнул рукой и вновь улыбнулся.
  - Так, - громко сказал Блюмгост, останавливаясь. - Пришли.
  Место, где мы оказались, было почти лишено деревьев, зато вокруг поднимались высокие, гранитные скалы.
  - Давай, заводи телегу под навес и распрягай клячу.
   Только сейчас я заметила большой, крытый дёрном навес, под которым стояли две пустые телеги. С помощью Бьорка и Расмуса, мне удалось довольно быстро справиться с заданием.
  Часть поклажи с повозки - два тюка с заледеневшими лошадиными шкурами, перекочевали на спину Шустрой. Три другие трофейные лошади, были нагружены доспехами, оружием и кусками разрубленных конских туш: разбойники не брезговали любой добычей и на лесной дороге, когда мы уходили, остались лишь раздетые тела мёртвых гвардейцев да разделанные останки их верных скакунов.
  Блюмгост приказал Бенке - тому самому парню, что весь бой просидел в засаде, охранять оставшиеся вещи, после чего, мы двинулись дальше по узкой тропинке зажатой между огромных скал. Расмус нёс на плечах Олега, и я была уверена, что он скорее погибнет, чем бросит его, а мне досталось вести под уздцы мрачную, словно грозовая туча Шуструю, которой очень не понравилась новая поклажа.
  Тропинка скоро кончилась, мы оказались перед длинным подвесным мостом, перекинутым через расщелину, на дне которой клокотала какая-то безымянная речушка.
  - Завяжи своей кобыле глаза, - серьёзно посоветовал Бьорк. - Иначе она испугается и не пойдёт на мост.
  - Вот ещё! - фыркнула я. - Да будет тебе известно, что Шустрая, самая смелая лошадка в здешних краях. Правда, милая?
  Самая смелая лошадка выразительно покосилась на меня и тяжело вздохнула. Умей она говорить, я без сомнения услышала много разных непечатных слов в свой адрес, но к счастью или, к сожалению, боги не удосужились наделить эту умницу даром речи.
  - Идём. - Я потянула её за собой, и она покорно пошла по скрипящим, ненадёжным доскам.
  Переправа прошла удачно, хотя признаться, мне не по душе подобные развлечения. Доверять свою жизнь столь непрочной конструкции, удовольствие для любителя. Мы сгрудились на небольшой площадке за мостом. Проход оказался перекрыт приземистыми, прочными воротами, рядом возвышалась пузатая, деревянная башня.
  - Эй, Йохан, ты что заснул, волчью пасть тебе в бок! - проревел Карл, глядя на башню злыми глазами. - Давай, открывай скорее, не видишь, мы стоим!
  В узкой бойнице мелькнула растрёпанная голова, послышался торопливый перестук каблуков, что-то грохнуло, заскрипело, и ворота соизволили отвориться.
  - Уууу, холера! - рыкнул Блюмгост на молодого парня, который виновато тёр заспанные глаза. - Ещё раз заснёшь на посту, вздёрну на ближайшей берёзе!
  Мы вновь двинулись вперёд. За нашими спинами заскрипели запираемые ворота.
  - Неплохое место для обороны, - сказала я Бьорку, когда мы вошли в узкое ущелье, высокие стены которого, почти смыкались над головами.
  - Ещё бы, - ухмыльнулся здоровяк. - Года два назад, гвардейцы его светлости уже пытались выкурить нас отсюда, но не смогли. Кишка оказалась тонка. Мы тогда только начали обживать это уютное гнёздышко, башню и ворота на переправе построили позднее, но даже и без них отлично справились.
  - Здорово. А кто здесь жил раньше? До того как вы пришли сюда.
  - Раньше тут находился монастырь Святого Лавруса. Монахи, крепкие ребята, вырубили в скалах целый город.
  - А куда они подевались? Вы их случайно не перебили?
  - Ты что, как можно! Святые отцы здешней обители были очень хорошими людьми, их любили. Просто шесть лет назад все они умерли.
  - Умерли?
  - Да. От чумы.
  - Ничего себе...
  - Точно. Это случилось зимой, проходы замело, они даже не смогли послать за помощью. Только весной, когда снег растаял, монахи из обители Святого Руфуса, обеспокоенные отсутствием известий, пришли сюда и обнаружили что все лежат мёртвые в своих кельях. Они их похоронили в склепе, но оставаться не стали, чума, дело такое...
  - А вы рискнули занять пустующее место?
  - Ага. Гвардейцы выбили нас из прежнего логова, выбирать не приходилось, вот Карл и решился... Поначалу было конечно страшновато, потом привыкли.
  Неожиданно, глухие стены ущелья расступились, и мы вошли в широкую долину. Перейдя через покрытый коркой льда, ручеёк по старому каменному мостику, наш отряд остановился около частокола, перегораживающего долину с севера на юг. Рябой Тори, снял с пояса рог и затрубил в него громко и чисто. Звук отразился от скал, эхо вернулось причудливой музыкой. Ворота, заскрипев, стали открываться.
  Внезапно в щель выскочило маленькое, мохнатое существо, которое я сначала приняла за медвежонка, и радостно вереща, понеслось нам навстречу. Блюмгост сбросил с плеч тяжёлый тюк, присел на корточки и широко развёл руки. Существо, продолжая визжать, врезалось в атамана, он подхватил его на руки, выпрямился, потом несколько раз подбросил в воздух. Конечно, это был не медвежонок, а девочка, лет пяти, одетая в меховую курточку, и такие же меховые штаны и сапожки. Её тёмно-каштановые, курчавые волосы по цвету почти не отличались от одежды, а круглое, сияющее личико было чёрным от толстого слоя сажи.
  Следом за девочкой из ворот выбежало несколько детей постарше, потом вышли три женщины. Первой шла высокая, дородная тётка, с годовалым младенцем на руках. На её полном, румяном лице, блуждала ироничная улыбка, большие, светло-серые глаза смотрели весело.
  - Ну, и где ты шлялся муженёк? - грозно вопросила она. - Какого лешего, вы торчали в лесу так долго?
  Карл Блюмгост, громко фыркнул и с достоинством ответил:
  - Лучше объясни ко мне, Астрид, почему моя любимая доченька опять похожа на трубочиста. Что вы с ней делаете в моё отсутствие? Заставляете чистить каминные трубы?
  - Можно подумать, ты её не знаешь! Твоя разлюбезная Ева-Лотта, вся в тебя, такая же шкода. Я мыла её этим утром. Ума не приложу, где она опять успела извозякаться.
  - Вот! - патетически воскликнул Блюмгост. - И эта женщина, неспособная уследить за собственным ребёнком, осмеливается читать нотации мне, владыке лесов. Пойдём моя милая, я сам умою твои щёчки. Злая тётя, тебя совсем не любит.
  Разбойники совершенно спокойно отнеслись к происходящему представлению. Судя по всему, подобные сцены разыгрывались постоянно. Бьорк, сказал, что-то одному из мальчишек и тот умчался обратно за ворота.
  - Послал за подкреплением, - объяснил он, в ответ на мой вопросительный взгляд. - Пусть заберут оставшиеся вещи.
  В этот момент, Астрид закончила припираться с мужем и уставилась на меня.
  - Это ещё кто такая? - грозно спросила она.
  - Лекарка, - невозмутимо ответил Блюмгост. - Ты же давно стонала, что нам нужен хороший знахарь. Вот мы и привели её.
  Малыш, сидевший на руках у Астрид, залопотал и потянул ручонки к Карлу.
  - Ух, ты мой маленький, - восхитился он. - Соскучился? Ну, иди к папочке. Милая отдай ребёнка, всё равно ты неправильно его держишь.
  - Забирай. Тоже мне, грозный властелин леса.
  Она отдала младенца мужу и подошла ко мне. Я почувствовала, исходящую от неё волну магической силы, буйной, живой, страстной.
  - "Ведьма. Настоящая ведьма. Жрица Хаоса", - пронеслось у меня в голове.
  - Значит, говоришь лекарка... - задумчиво протянула Астрид, беря меня за подбородок и пристально глядя в глаза. Я не стала защищаться, наоборот открылась для её взгляда, понимая, что именно от этой грозной женщины зависит, оставят меня или прогонят.
  - В тебе столько боли девочка, - тихо произнесла она. - Столько боли... как ты только терпишь?
  - Я привыкла госпожа, - так же тихо ответила я.
  - Вижу. Ты сильная. Надеюсь, мои лесные неучи, не сделали тебе ничего плохого?
  - Нет. Они защитили меня от врагов и дали надежду.
  - Иногда, от этих мальчишек бывает польза. Ты действительно умеешь лечить?
  - Да. Я выросла в семье болотных ведьм. Хорошо знаю травы. Потом меня обучал один великий знахарь...
  - Надеюсь, ты не врёшь. Я, знаешь ли, умею только проклинать, а вот лечить, не очень...
  - Так вы разрешите мне остаться?
  - Разрешу. Даже если бы ты была просто обычная бездомная девчонка. Не в моих правилах выгонять людей на мороз.
  - Спасибо. Я умею работать, от меня не будет вреда.
  - Верю, - Астрид широко улыбнулась и потрепала меня по щеке. - Ладно, добро пожаловать в Вольный город.
  Я оглянулась. К этому времени, кроме меня, Астрид и молчаливого Расмуса, перед воротами никого не осталось. Все успели уйти к тёплым очагам. Мимо нас, пробежали несколько подростков, скорее всего, обещанное Бьорком "подкрепление".
  Ведьма взглянула на Расмуса.
  - Что ты так бережно держишь?
  - Это мой учитель, - быстро сказала я. - Он заколдован, спит уже четыре года.
  - Страсти какие. Ладно, пошли под крышу, нечего тут стоять, заодно по дороге и расскажешь.
  Она повернулась ко мне боком и только тут, я заметила, выпирающий из под длинной шубы, круглый живот.
  - Вы ждёте ребенка?
  - Да, - Астрид улыбнулась. - Девочка, должна появиться в середине весны.
  - Точно девочка?
  - Конечно. Уж это я могу определить. Надеюсь, она не станет такой шкодой, как Ева-Лотта. Подумать только, ей всего пять, а уследить за ней просто невозможно. Зато мой муженёк от неё без ума.
  - Смешная девочка.
  - Смешная, не то слово. Так, что там случилось с твоим учителем?
  Беседуя, мы прошли сквозь ворота и оказались на обширном дворе с многочисленными хозяйскими постройками. Сам город, располагался внутри гранитной скалы поверхность, которой оказалась, испещрена большими и маленькими отверстиями. Отверстия побольше, служили дверьми, поменьше - окнами. Двери соединялись между собой вырубленными в камне лестницами. Дымили трубы. Весь комплекс, напоминал огромный муравейник или прибрежную колонию ласточек-береговушек.
  - Вот здесь мы и живём, - с гордостью в голосе сказала Астрид. - Монахи, изрыли пещерами гору словно кроты. Тут может поселиться целая тысяча человек, и всё равно, тесно не будет.
  - Здорово. Как вам повезло, найти такое убежище?
  - Ну не знаю, повезло или нет... Ладно, сейчас не до разговоров. Расмус, неси, господина мага в келью, где жила Хильда, и можешь быть свободен.
  Астрид повернулась ко мне.
  - Поселю тебя в бывшей Хильдиной комнате. Там чисто, есть хорошая печка. И дверь с крепким засовом. Хотя ребята у нас порядочные, обычно рукам волю не дают, тем более что ты ведьма. Эй, Ида, подойди сюда.
  Молодая девушка, идущая мимо с корзиной угля, приблизилась к нам.
  - Да, хозяйка.
  - Скажи Керри, пусть приведёт Еву-Лотту к бане, чертовку нужно хорошенько отмыть. И пусть принесёт бельё, для нашей гостьи, ей тоже не мешало бы помыться, пока есть пар. Марта, ты, когда-нибудь, мылась в бане?
  - Пару раз...
  - Интересно. Посмотрим, как тебе понравится париться берёзовым веником.
  Я плохо помню, что последовало затем. Было очень жарко, лилась горячая вода, ревела Ева-Лотта в глаза которой, попала мыльная пена, по моим плечам ходил тяжёлый ароматный веник... Потом, одна из женщин отвела меня в келью, где уже топилась печка, а на кровати было постелено свежее бельё. Я свалилась как подкошенная и мгновенно уснула...
  
  Примерно три часа спустя, когда маленькая лампа на столе, начала мигать огоньком, сигнализируя, что масло заканчивается, где-то под самым потолком кельи, послышалось лёгкое шебуршание. Вниз полетело несколько чешуек застарелой сажи и из небольшого отверстия, почти не видного при слабом свете, выпала прочная кожаная верёвка, покрытая многочисленными узелками. Следом, оттуда выбрался маленький человечек, и лихо съехал вниз. В этом чумазом чертёнке, с трудом можно было узнать проказницу Еву-Лотту. Всего два часа назад, она чистая и умиротворённая, была отконвоирована мамой в детскую комнату, уложена на кровать и укрыта одеялом. И вот сейчас, покрытая толстым слоем сажи и пыли, неугомонная исследовательница, с любопытством оглядывалась по сторонам. Она наклонилась над спящей девушкой, поправила влажные волосы, и не удержавшись, коснулась пальчиком кончика её носа, на котором осталось маленькое чёрное пятнышко. Потом, отвернувшись, присела на корточки рядом с лежащим на полу продолговатым свёртком. Открыла лицо спящего колдовским сном человека, и долго его разглядывала. Затем с хозяйским видом прошлась по комнате, осматривая каждую мелочь. Наконец вернулась к верёвке, поплевала на ладошки и проворно стала карабкаться вверх. Через минуту она юркнула в отверстие, мелькнула чёрными пятками и исчезла. Верёвка уползла следом. Ещё через секунду, только кружащиеся в воздухе частицы сажи напоминали о незваной гостье.
  
  Глава 3.
  Воспоминания о прошлом (продолжение).
  (Мир Земля, Санкт-Петербург. Олег - 23 года, Марта - 11 лет).
  
  Я сидела на краю огромной, ослепительно белой лохани и как зачарованная наблюдала за струёй горячей воды, льющейся из длинной, блестящей словно новенький империал, трубки. Трубка называлась "краном", а лохань - "ванной", вернее не просто ванной, а "акриловой ванной". Кто такой Акрил я не знала. Наверное, так звали мастера, который вырубил эту лоханку из одного куска мягкого, приятного на ощупь камня, похожего на кость. Вообще, во всей квартире Олега, комната с ванной мне понравилась больше всего. Она была совсем маленькая, без окошка, но очень светлая и красивая. Пол и стены оказались покрыты керамическими квадратиками разных цветов, в расположенной у стены лоханке мастера Акрила, можно было купаться или спать. Тут же висел чан для умывания, слепленный из белой глины. И, наконец, в углу, стояла, непонятная штука с круглым, прозрачным стеклом которую учитель обозвал "стиральной машиной". Что она делала здесь, совершенно непонятно, ведь машина должна ездить по улице, а у этой штуки не было колёс, да и внутрь мог залезть только карлик, я специально проверила. Неужели в ней действительно стирают бельё? Да нет, ерунда, быть такого не может.
  Вошёл Олег, посмотрел на меня, потом на злополучный кусок мыла с откушенным краем и хмыкнул. Я покраснела. Ну откуда мне было знать, что этот, вкусно пахнущий, белый брусочек, лежавший в милой коробочке, нельзя есть? После того, как я посетила крошечную комнатку с большим глиняным сосудом на полу, учитель привёл меня сюда, пустил воду в чан для умывания и ушёл на кухню. Я взяла мыло, понюхала, облизнулась, затем вцепилась в него зубами, откусила кусочек и начала жадно жевать... Мой негодующий вопль, наверное, слышал весь дом. Учитель примчался через мгновение с большим кухонным ножом в руке. Картинка была, наверное, ещё та. Я яростно отплевываюсь, из носа лезут крупные мыльные пузыри, глаза круглые как у филина... Потом мы долго смеялись, сидя, обнявшись на полу. После чего, я торжественно обещала не пробовать на зуб незнакомые, даже очень вкусно пахнущие вещи и не пить из разноцветных бутылочек, которые в большом количестве стояли на полках.
  Затем, после ужина, Олег сказал мне, что я "должна принять ванну". Я погладила себя по раздувшемуся животу и важно ответила, что больше ничего не смогу принять - просто не влезет. И снова ошиблась. Выражение, "принять ванну" означало купание в большой белой лоханке. Мне осталось только тяжело вздохнуть. Но всё оказалось не так страшно, даже наоборот, интересно. И вот теперь я сижу на бортике бессмертного творения мастера Акрила и с любопытством смотрю на текущую воду. Олег снимает с полки, зелёную бутылочку, отвинчивает крышку и начинает лить в ванну тонкой струйкой, густую жидкость с сильным цветочным запахом. Происходит маленькое чудо, вода покрывается толстым слоем, восхитительной, белой пены.
  - Значит поняла? Воду на пол не льёшь, голову моешь шампунем, вот он тут, в бутылочке, мыло, мочалка на полке. Постарайся больше без глупостей, ладно?
  - Ладно, - печально соглашаюсь я.
  - Не куксись. Главное, не усни в воде, иначе захлебнешься.
  
  Утром я проснулась довольно поздно. Олег отказался постелить мне в ванне, пришлось лечь спать на кровати в обычной комнате, что тоже было совсем неплохо. Немного повалявшись под тёплым, невесомым одеялом, я решительно встала, оделась и выскользнула в коридор, откуда естественно двинулась на кухню. Там уже лилась вода, что-то жарилось, вовсю бурлил, стоящий на столе металлический чайник, а яркое летнее солнце заливало помещение ослепительным светом сквозь огромное окно.
  - Проснулась? Ну и как спалось на новом месте?
  - Отлично. А мы когда будем кушать?
  - Ох, Марта, ты можешь думать о чём-то кроме еды?
  - Могу.
  - Сомневаюсь. Завтрак будет скоро, только учти, в холодильнике мышь повесилась, будем доедать то, что не съели вчера.
  - Правда? Действительно повесилась? - я побежала к холодильнику - огромному белому волшебному шкафу, и распахнула дверцу. - Опять соврал, нет там никакой мыши!
  - Иногда мне кажется, ты специально придуриваешься, - буркнул учитель. - Давай садись за стол. И прекрати таскать сахар из сахарницы!
  Когда с завтраком было покончено, я встала к раковине мыть посуду, что оказалось совсем не сложным занятием, благодаря горячей воде. Мне быстро удалось справится с работой, и даже случайно разбитая чашка не смогла испортить настроения. В тот момент, когда я убирала на сушилку последнюю тарелку, раздался громкий звонок.
  - Что это за звук?
  - Не бойся, это в дверь.
  Учитель ушёл в прихожую, щёлкнул замком, затем послышались голоса. Я спешно вытерла стол полотенцем и метнулась следом. Нашим гостем, вернее гостьей, оказалась высокая девушка с милым круглым лицом и приветливой улыбкой, одетая так скупо, что у меня глаза на лоб полезли. Представить себе, что по улице полной людей можно ходить с голым пупком и в такой короткой юбке, было просто невозможно.
  - Ох, Олежка, как я по тебе соскучилась, - говорила гостья, обнимая учителя за плечи. - Ну, куда ты пропал? Если бы ты знал, как мы все волновались!
  - Да ладно, будешь рассказывать. Наверное, радовались как дети, что меня нет, - отвечал Олег, улыбаясь до ушей.
  - Брось глупости говорить, Виталик даже хотел идти тебя искать. Кстати, можешь поздравить, Виталька, наконец, вступил в Гильдию, теперь он младший Мастер Проводник.
  - О, уже младший Мастер, какой карьерный рост!
  - Не смейся, пожалуйста, ты же знаешь, сколько сил он потратил на то, чтобы стать членом Гильдии.
  - Да я не смеюсь, я поздравляю, тебя и его. Кстати, когда будете обмывать звёздочки?
  - Завтра, у Толика на даче. Соберутся все до единого. Будут шашлыки, а Балалайкин обещал спеть несколько новых песен. Он раскопал альбом какого-то неизвестного автора и носится с ним как курица с яйцом.
  - Что за автор?
  - Твой тёзка, некий Олег Медведев. То ли из Иркутска, то ли из Владивостока, одним словом, сибиряк. В общем, будет весело, ты очень удачно появился. И попробуй только не прийти!
  - Приду обязательно, только не один. Марин, познакомься, пожалуйста, это моя ученица.
  - Ты взял себе ученицу? - с восхищением в голосе сказала девушка. - Круто!
  Она уставилась на меня, потом протянула руку.
  - Привет, меня зовут Марина, а тебя?
  - Марта, - пискнула я и смущённо отступила на шаг.
  - Какая умница. Мы ведь подружимся, верно?
  - Ага....
  Марина посмотрела на Олега.
  - Где ты нашёл такое чудо?
  - Долго рассказывать. Эовиль утверждает, что наши судьбы переплетены и всё такое.
  - Ну, раз это говорит Эовиль, то к его словам надо обязательно прислушаться, ведь он никогда не ошибается.
  - Ерунда, ошибается и ещё как.
  - Быть такого не может... Но нет худа без добра, завтра отметим ещё и это. В конце концов, ты первый из нас, кто рискнул взять ученика.
  - Да уж... Кстати, я вообще-то пригласил тебя по делу.
  - Внимательно слушаю.
  Олег потёр подбородок, потом посмотрел на меня.
  - Понимаешь, ей нужно купить одежду, чтобы она, могла спокойно выходить на улицу. Не будешь же всё время бегать следом и объяснять любопытным прохожим, что девочка вернулась с ролёвки и не успела переодеться.
  - Так в чём проблема?
  - Да не разбираюсь я в ваших шмотках. В конце концов, у тебя есть младшая сестра. Ты больше меня знаешь, что нужно девчонке в её возрасте.
  Маринка хмыкнула.
  - Бедненький, действительно проблема. Ладно, согласна. Послушай, Марта, ты знаешь свой размер?
  - Чего?
  - Она не знает. Там где мы встретились... одним словом боюсь, придётся брать на глазок.
  - Ерунда. У тебя есть рулетка?
  - Конечно, есть.
  - Отлично, тащи. Сейчас мы вашу девочку будем измерять!
  После того, как с меня сняли мерку, Олег начал одеваться.
  - Посидишь дома одна. Не бойся, я скоро вернусь.
  - Одна? - мне неожиданно стало страшно.
  - Ничего с тобой не случится.
  - Включи ей мультики, пока нас нет, - вмешалась Марина.
  - У меня телевизор сломан.
  - За три года так и не собрался починить? Молодец!
  - А нафиг он мне нужен?
  - Хорошо, а компьютер, работает?
  - Да.
  - Тогда поставь на компе. Надеюсь, ты не выбросил мои диски?
  - Ещё чего. Конечно, нет.
  - Отлично. Марта, ты любишь Миядзаки?
  - Не знаю, никогда не ела...
  Они заржали словно лошади.
  - А ты прикольная девчонка, с юмором, - отсмеявшись, сказала Маринка. - Миядзаки, это...
  - Пожалуйста, только не начинай читать лекцию, о превосходстве японской анимации, иначе мы никогда не уйдём! - взмолился Олег.
  - Ты всё такой же зануда. Ну, скажи, как можно не любить аниме?
  - Очень просто.
  - Уф. Ладно, чёрт с тобой. Где лежат диски?
  - Там где ты их оставила. Я с тех пор к ним не прикасался.
  Девушка тряхнула головой и, войдя в комнату Олега, принялась копаться в книжном шкафу.
  - Так, "Принцесса Мононоке" не пойдёт... "Наусика"... не сегодня, "Порко Россо"... а вот, "Мой сосед Тотторо". Тебе повезло, отличный фильм.
  Она взяла, что-то с полки, подошла к столу, на котором стояла гудящая, светло-серая коробка, вытащила круглую, блестящую как зеркало пластинку с дыркой посередине и, запихнув её внутрь коробки, повернулась ко мне.
  - Садись и смотри.
  Я робко вошла в комнату и села на стул.
  - А куда смотреть?
  - Сейчас.
  Маринка взялась рукой за небольшую серую коробочку, лежащую на столе. От коробочки отходила серая верёвочка, похожая на хвост.
  - Совсем как мышка, - хмыкнула я.
  - Действительно, мышка, - улыбнулась девушка. - Какая ты сообразительная.
  Она повела "мышку" по разноцветному коврику. Внезапно случилось чудо, большая, квадратная, плоская штука, стоящая рядом с гудящей коробкой, мигнула, её матовая стеклянная стенка засветилась, и я с изумлением увидела перед собой цветную картинку, на которой была нарисована красивая и абсолютно голая тётенька. Она лежала на берегу моря, совсем как живая и широко улыбалась.
  - Извращенец! - громко прокомментировала Маринка. - И как Эовиль мог доверить тебе этого невинного ребёнка.
  - Прекрати, - фыркнул Олег подходя. Он отнял у неё "мышку", поводил ею по столу, щёлкнул клавишей, и тётенька исчезла, уступив место белому полю с жёлтыми квадратиками. - Вот если бы там был мускулистый мужик, ты могла бы начинать волноваться. А так...
  - Всё равно, извращенец. Давай, включай и пошли.
  - Сейчас...
  Я заворожено наблюдала, как бегает маленькая, белая стрелочка, потом внезапно поняла, что она скачет не сама по себе, а повинуясь движению серой "мышки". Сразу захотелось попробовать, но тут, картинка снова изменилась. Заиграла громкая музыка, зазвучали слова песни на незнакомом языке, и по экрану бодро пошла нарисованная девочка.
  - Вот, смотри. Слов боюсь, ты не разберёшь, но тут всё ясно и так... Ладно, Марина, поехали.
  Хлопнула дверь, но я даже не повернулась в их сторону. Происходящее волшебство полностью поглотило внимание. И хотя мне действительно не удалось понять ни слова из того, что говорили нарисованные человечки, оторваться от экрана оказалось просто невозможно.
  Когда вернулся Олег с двумя большими пакетами, мультик только успел закончиться, а я сидела раскрыв рот, всё ещё находясь под впечатлением от увиденного.
  - Насмотрелась? И как, понравилось?
  - Это... это...
  - Вижу, что понравилось.
  - Это даже лучше чем копчёный окорок! А ты мне покажешь его ещё раз?
  - Конечно, этот или другой.
  - А что есть и другие? Их много?
  - Очень, за всю жизнь не пересмотришь.
  - О...о...о...- только и смогла выдавить я и надолго замолчала.
  Но спустя некоторое время, мне удалось прийти в себя и сидя на кухне, хрустя печеньем, я вновь приступила к расспросам.
  - На каком языке они разговаривали?
  - Кто?
  - Ну, эти, нарисованные человечки.
  - На японском. Япония, такая страна, очень далеко отсюда. К счастью он переведён на русский язык.
  - Ты ведь говоришь по русски, верно?
  - Да.
  - Но я же его не знаю, так как мы понимаем друг друга?
  - Существует очень полезное заклинание перевода. Я наложил его на тебя, сразу, как мы перешли сюда. Теперь, ты способна понимать местных жителей, а они тебя.
  - Правда? Вот здорово!
  - Согласен. Конечно, есть один недостаток...
  - Какой?
  - Заклинание действует только тогда, когда твой собеседник живой человек. С кино или мультиками, этот фокус не проходит.
  - Серьёзно? Как жалко...
  - Не переживай, дня за три-четыре, я научу тебя нашему языку, для этого есть специальная методика.
  - Хорошо бы. Слушай, а почему Марина не пришла?
  - У неё свои дела. Ты ведь не забыла, мы завтра приглашены на вечеринку.
  - Помню. А она красивая. Только, наверное, очень бедная.
  - С чего ты взяла?
  - У неё почти нет одежды. Почему ты не купишь ей, что-нибудь приличное? Разве можно так ходить по улице? А если её арестуют стражники?
  Олег обхватил голову руками.
  - Что опять не так?
  - Да нет, всё в порядке. Давай лучше поучим язык. Но сначала переоденься.
  Одежда оказалась отличная - яркая, красивая, и, наверное, дорогая. Особенно, меня поразили башмачки: белые с синими и красными полосками, очень лёгкие.
  - Кроссовки, - пояснил Олег. Слово красивое, надо запомнить
  Я долго примеряла каждую вещицу, стараясь убедить себя что, это не сон и все чудные вещи, теперь действительно принадлежат мне. Наконец, когда восторги немного поутихли, мы прошли в большую комнату, где учитель посадил меня в глубокое кресло, а сам подошёл к книжному шкафу.
  - Слушай, а Маринка, и остальные, с кем мы должны завтра встретиться, они маги?
  - Да. Виталик с Петей, обладают даром видеть Врата, остальные учились у нас в Ордене, или в Академии Гильдии Проводников. С Витом, мы дружим со школы - сидели за одной партой. Я свёл его с Эовилем, и тот сумел обнаружить у него дар. Потом, родители настояли на том, чтобы я поступил в институт, здесь в Питере. Его я не окончил - проучился всего два года и бросил, но зато познакомился там с Мариной и Толиком. Наслушавшись моих рассказов, ребята сами захотели стать магами. Мне удалось помочь поступить им в Академию Гильдии. Затем к нашей компании присоединились Лёвка, Таня, Инга, Дима, по прозвищу "Маэстро Балалайкин" и другие. Завтра увидишь всех.
  - Ясно. А Марина твоя жена?
  - Вот ещё, с чего ты взяла, нет, конечно. Просто мы одно время жили вместе.
  - А потом?
  - А потом суп с котом.
  - Надо говорить не "с котом", а "из кота". И вообще, кошки невкусные, кролики гораздо лучше.
  - Похоже, сбывается пророчество Эовиля, ты начинаешь учить меня жизни. Какой кошмар.
  - Не обижайся, я пошутила. Так, что у вас произошло? Вы поругались, да?
  - Нет. Просто она девушка серьёзная, её интересует семья и карьера. А я бродяга, который сегодня здесь завтра там. Виталик, в отличие от меня, человек спокойный, без шила в заднице. С ним ей гораздо лучше.
  - А почему?..
  - Всё, хватит. Пора заняться делом.
  Он подошёл, держа в руках толстую книгу. На её обложке был нарисован лохматый дядька, у которого борода росла не на подбородке, а на щеках, и сел в кресло стоящее рядом.
  - Так, расслабься. Сейчас я введу тебя в состояние полусна, ты будешь дремать, слушать и запоминать. Два-три сеанса, и всё в порядке. Готова?
  - Готова.
  Учитель коснулся кончиками пальцев моего лба, прошептал несколько незнакомых слов. Я почувствовала, что уплываю, куда-то далеко, в маленькой хрупкой лодочке. Тихий плеск волн, лёгкое покачивание, шелест ветра...
  - Отлично, - голос Олега звучал почти неслышно. Положив на колени книгу, он открыл её, перевернул несколько страниц, откашлялся и начал:
  - "Три девицы под окном, пряли поздно вечерком...".
  
  Глава 4.
  Экскурсия.
  (Мир Ириан, Вольный город, Олег - 25 лет, Марта - 17 лет).
  
  - А ты вижу, поспать любишь, - с иронией сказала Астрид, когда я, наконец, изволила проснуться и выйти на улицу. - Дрыхла почти сутки, мы уже переживать начали.
  - Сутки! Ничего себе! Никогда раньше такого не было!
  - Да ладно, зато ты сейчас похожа на человека, а не на засушенный труп, самостоятельно вылезший из могилки.
  - Наверное... - я машинально ощупала лицо. Кожа, конечно, обветрилась и огрубела, но до мумии мне и правда ещё далеко.
  - Пошли, проведу тебя по посёлку, покажу, где что, и познакомлю с кем надо.
  - Спасибо. Кстати, Астрид, а кто здесь командует?
  - Сама попробуй, догадайся. Считается, конечно, что мой муж, великий атаман Карл Блюмгост, но на самом деле...
  - Ясно.
  - Мы тут живем, сами по себе, налогов не платим, перед Его Светлостью шеи не гнём, господ у нас нет.
  - Понятно. Значит всеми делами в городе, заправляешь ты.
  - Ну не совсем. По хозяйству да, я, а вот всё остальное, когда как.
  - И сколько тут живёт народу?
  - Около сотни. Мужиков человек тридцать, баб столько же, ну и детишки конечно. Вчера вот, у Касси двойняшки родились. Кстати зайди посмотреть, это теперь твоя обязанность.
  - А у вас действительно нет знахаря?
  - Раньше была старуха Лотта, бабка Карла. Но она уже год как преставилась, и мне пришлось выкручиваться самой. Хельди хорошая повитуха, можешь взять её в помощницы.
  - А травы?
  - Их мы берём в Нордаре, это деревня недалеко отсюда, у тамошней знахарки, Беллы. Ну и у меня есть небольшой запас.
  - Понятно. Только учти, мне плохо известны ваши травы, на моей родине, они совсем другие. Поможешь разобраться?
  - Что знаю, покажу. За остальным тебе придётся ехать в Нордар.
  - Ладно.
  Мы прошли весь посёлок, здороваясь с людьми, заходили в жилища. Места было много, семьи занимали по несколько комнат-пещер, обустраиваясь в силу вкусов и привычек. Я с удивлением узнала, что помимо грабежа на большой дороге, жители Вольного города, активно занимались сельским хозяйством. В глубине долины, находились пастбища, и поля на которых сеяли ячмень и овёс. В небольшом озерце разводили рыбу, имелись овцы и козы. Свиньи свободно разгуливали по улице, выискивая пропитание, бойко клевали зерно деловитые куры. Люди были хорошо одеты, выглядели сытыми и довольными.
  - Вы, вижу богато живёте, - уважительно сказала я под конец экскурсии.
  - Разумеется. Гораздо лучше многих, - с гордостью ответила Астрид.
  - Но если всё так хорошо, почему ваши мужчины выходят на большую дорогу?
  - Ха, можно подумать, ты не знаешь мужиков. Им только дай вволю помахать мечом или дубиной, а потом за пивом хвастаться своими подвигами.
  - Понятно.
  - Вот так и живём. Ты нагулялась?
  - Вполне.
  - Тогда пошли в кладовую, посмотришь травы. Да и обязательно надо будет заглянуть к Яри. Парень серьёзно болен, мне даже кажется... - Астрид огляделась по сторонам и закончила шёпотом, - ...кажется, что у него чума.
  - Серьёзно?
  - Да. Я запретила ему выходить на улицу, с ним сидит жена. Не хочу тебя расстраивать, но он теперь твоя головная боль.
  
  Келья, в которой жил Яри, оказалась запертой. Астрид легонько постучала условным стуком, послышались шаги, щёлкнул засов, и из раскрывшейся двери, выглянула молоденькая девушка, правильнее сказать, девочка, лет пятнадцати, худенькая, в простой крестьянской одежде. При виде нас, она ойкнула и отступила на шаг.
  - Здравствуй Гунилла, - приветливо, с покровительственной ноткой в голосе сказала Астрид. - Вот пришли проведать. Это Марта, наша новая знахарка, знакомься.
  Девочка неуклюже поклонилась.
  - Здравствуйте госпожа Астрид, здравствуйте госпожа Марта, - испуганно прошептала она. - Прошу вас, заходите.
  - Как себя чувствует больной?
  Гунилла всхлипнула, и прижала руки к груди.
  - Ему очень плохо, он... он уже меня не узнаёт, бормочет что-то, а иногда кричит... Ему наверное больно!
  Хозяйка деревни поморщилась.
  - Держи себя в руках и не раскисай, милочка. Что о тебе подумает госпожа Марта?
  Келья была небольшой, бедно обставленной, но очень чистой. Сразу видно, что Гунилла аккуратный человек. Пол застелен толстыми камышовыми циновками, стены завешены большими кусками мешковины, украшенной яркими аппликациями из разноцветных тряпочек, сухих цветов и осенних листьев. На подоконнике небольшого окошка, стоят глиняные горшочки с цветами.
  Сам больной, лежал на широкой деревянной кровати, укрытый одеялом под подбородок. Сверху лежало второе одеяло и облезлая волчья шкура.
  - Он по-прежнему жалуется на холод? - озабоченно спросила Астрид, подходя к кровати.
  - Да. Всё время говорит, что ему очень холодно, - всхлипнула девочка. - И... и... он действительно, словно остывает...
  Я подошла ближе и наклонилась над больным. На вид, Яри был не старше своей супруги, совсем ещё ребёнок. Он лежал неподвижно и часто дышал. Бледное, восковое лицо, напоминало застывшую маску. Я даже немного испугалась, настолько мне оно напомнило лицо Олега.
  - Совсем холодный... - пробормотала Астрид, ощупав лоб несчастного. - И пульса почти нет. Что скажешь, знахарка?
  - Мне нужно его осмотреть. Давай уберём пока одеяла.
  - Хорошо. Гунилла, девочка, подкинь-ка уголька в печку. Пусть будет потеплее.
  Мы осторожно сняли одеяла.
  - Смотри, видишь, красные пятна, на груди и животе. Это точно чума! - Астрид в упор посмотрела на меня.
  Я отрицательно покачала головой.
  - Нет. Чумные бубны выглядят совсем по-другому. Как правило, они появляются подмышками и в паху, нарывают, из них течёт гной. Здесь же просто покраснение кожи. И потом, у него должен быть сильный жар, обильные выделения слизи из глаз и носа и так далее. Тут этого нет. Я работала одно время в лазарете и ухаживала за чумными больными. Могу тебе твёрдо сказать - у него не чума.
  - Слава богу, девочка, - выдохнула Астрид. - Ты даже не представляешь, как я счастлива.
  - Не спеши радоваться, помимо чумы, есть много смертельных заболеваний. Хотя я не могу сказать, чем он болен. Это точно не оспа и не багряница... Гунилла, его не тошнило все эти дни?
  - Нет, госпожа.
  - А от еды он не отказывался?
  - Ел за двоих, я всё удивлялась.
  - Значит точно не вывертуха... так, печень не увеличена... белки глаз нормального цвета... дыхание чистое, хрипов нет... язык тоже чистый...
  Минут через десять я отошла в сторону и присела на низенький табурет.
  - Всё, укрывайте.
  - Ну, как? Ты можешь сказать, что с ним? - почти умоляюще спросила Астрид.
  - Честно скажу - не знаю. Если только... Гунилла, скажи, его случайно не ранили, незадолго до того как он заболел?
  - Нет, госпожа Марта, - девочка замотала головой. - Он и не дрался ни с кем уже давно.
  -Понятно... Ладно, сделаю всё, что в моих силах. Сейчас пойду домой и сварю микстуру. Надеюсь, она поможет.
  - Пожалуйста, помогите, очень вас прошу! - взмолилась она. - Я без него жить не смогу, честное слово!
  - Успокойся. Всё будет в порядке, - как можно твёрже сказала я.
  Мы вышли на улицу, и двинулись к моему жилищу.
  - Хорошие дети, жалко будет, если Яри умрёт, - задумчиво произнесла Астрид.
  - Откуда они здесь?
  - Сбежали из дома. Отец Гуниллы, нищий торпарь, чьё единственное богатство - десять штук детей, восемь из которых - девочки. Представляешь, какой ужас?
  - Представляю, - я невесело усмехнулась. - В краю, где я родилась, лишних девочек уносили в лес, и оставляли там, на радость тоф... волкам.
  - У нас тоже так поступают, время от времени, особенно в голодные годы. Меня, например, родители бросили лет в пять или шесть.
  - Серьёзно?
  - Да.
  - Ужас. И как ты?..
  - Мне повезло, что у старухи Миссы, как раз умерла ученица. Отравилась грибами, дурочка, после чего, та взяла меня к себе.
  - Мисса была ведьмой?
  - Нет, бери выше, жрицей культа Раскрытой Длани, слышала о таком?
  - Никогда...
  - Ещё бы. О нём все забыли, а ведь когда-то, храмы Длани Милосердной, стояли в каждом городе. Потом культ запретили за жестокость. Мисса была последней жрицей, по крайней мере, в наших краях.
  - И что дальше?
  - Ничего. После её смерти, я пару лет, одна, смотрела за часовней, совершала обряды... Потом мне надоело, ухаживать за давно умершими богами. Я завалила вход в храм и отправилась бродяжить. Лет мне тогда было примерно как тебе, очень хотелось поглядеть мир. Много где побывала, много что видела пока, наконец, не встретилась с Карлом. С тех пор, я жена атамана разбойников.
  - Интересная у тебя жизнь.
  - Ещё бы. Мы ведь с тобой одного поля ягоды, ты тоже не можешь долго сидеть на месте.
  - Наверное... Так, что там с ребятами?
  - А, с ними... С ними просто. Она - дочь нищего крестьянина, донашивающая платья за старшими сёстрами. Он - сын деревенского старосты, богача, по здешним меркам. Дружба, любовь, проблемы с родителями. Они сбежали ранней весной в лес, и поселились в пещере, в которой прожили до зимы, словно дикие звери.
  - Молодцы.
  - Ага. Только когда начались холода и выпал снег, детки начали быстро замерзать. Глупыши не позаботились за лето раздобыть для себя тёплую одежду, сделать запасы на зиму, даже пещёру не утеплили, жили одним днём. Их счастье, что с нами повстречались, иначе бы пропали. Теперь живут здесь, в Вольном Городе, уже почти год. Мы их оженили, выделили комнату. Гунилла отличная хозяйка, сама, наверное, заметила, Яри, сметливый паренёк, сейчас работает у Пекко, нашего шорника. Воевать не лезет, что очень хорошо, а то здесь как махать мечом так полно желающих, а как делать дело, так не докричишься.
  - Забавно...
  - Ты уж постарайся, плохо будет, если он умрёт.
  - Разумеется, сделаю всё, что смогу.
  Оказавшись одна в своей келье, (надо уже привыкать считать её домом), я первым делом осмотрела Олега. Учитель лежал неподвижно, как и четыре года назад, его лицо оставалось бесстрастным. Всё как всегда. Протерев его кожу от неизвестно откуда взявшихся черных пятен сажи, похожих на отпечатки маленьких пальцев я встала и затопила печь. Потом принесла воды, поставила на огонь небольшой закопченный котелок и принялась ждать.
  Вода закипела достаточно быстро. Вытряхнув из большой, холщёвой сумки многочисленные пучки сухих трав, я внимательно принялась их разглядывать, вспоминая лекцию, прочитанную мне Астрид. Следовало, конечно, сначала проэксперементировать, но времени оставалось очень мало. Мне не было известно, чем на самом деле болен Яри, но я чувствовала, что это не обыкновенная болезнь. У меня в запасе, имелось одно очень сильное, универсальное средство, убивающее заразу и укрепляющее организм, так что я решила начать именно с него.
  В котелок полетели нужные компоненты. Часть из них были взяты на складе у Астрид, часть вытащены из моей дорожной торбы. По комнате разнёсся приятный аромат. Я аккуратно помешивала отвар деревянной лопаточкой, изредка пробуя. Микстура получалась с мягким, травяным привкусом. Это следовало исправить. Достав бутылочку с экстрактом полыни, я добавила в отвар несколько капель.
  Мой учитель медицины, старый Хуго Родригес, ученик Эовиля и просто очень хороший человек, утверждал, что лекарство должно всегда иметь отвратительный вкус.
  - "Пойми, девочка, - вещал он, удобно устроившись в глубоком кресле. - Человек, подсознательно ожидает, что сильное зелье по определению должно быть омерзительным. Выпивая его, он словно совершает мистический обряд очищения, а очищение надлежит проходить через муку, иначе грош ему цена. Вот почему, сладенькая водичка, не даст того эффекта, как горькая отрава, которую можно пить, только собрав всю волю в кулак. Самовнушение, великая вещь, и мы должны его использовать...".
  Не дождавшись пока микстура остынет, я перелила её в большую глиняную чашку, и поставила на стол. Потом села рядом, и осторожно коснулась кончиками пальцев обжигающей жидкости. Боли я не почувствовала, на кистях плясали синие молнии - побочный эффект творимого заклинания. Жидкость в чашке внезапно стала красной, вверх поднялось облачко белого пара. Мои губы шевелились, произнося сложную формулу Прямого Воздействия. Микстура стала зелёной, потом кобальтово-синей. Я опустила руки, с облегчением выдохнула, - "Получилось!", затем торопливо вскочила на ноги, накинула плащ и, прижав кружку к груди, поспешила на улицу.
  Гунилла, открыла дверь сразу. На её симпатичном личике были видны две дорожки от недавних слёз. Я постаралась выглядеть как можно более деловитой и серьёзной.
  - Вот, возьми. Сейчас, мы попробуем его напоить, а вечером, перед сном, ты дашь остаток уже сама. Справишься?
  - Конечно, госпожа Марта. А это поможет?
  - Должно помочь. Очень сильное лекарство. И прекрати, называть меня госпожой. Марта, просто Марта.
  - Как скажете... - девочка несмело улыбнулась, и мы вместе подошли к постели.
  - Он с тех пор не приходил в себя?
  - Нет. Как лежал, так и лежит.
  - Понятно. Давай его посадим. Держи голову... хорошо... хорошо...
  Общими усилиями, нам удалось влить в рот больного полкружки микстуры. Мы уложили его обратно, и я откланялась, обещая зайти завтра рано утром. Вечерело. С неба падал мягкий снег. Немного подумав, я отправилась в конюшню, проведать Шуструю. Лошадка стояла в стойле, сытая и довольная жизнью. Взяв у конюхов скребок и щётку, я принялась её чистить, тихо радуясь, что всё так удачно сложилось. Я сыта, у меня есть новая, тёплая одежда, крыша над головой и полезная работа, мне ничего не угрожает в этой неприступной горной крепости. Если всё сложится удачно, мы перезимуем здесь, а весной пройдём через перевал, на Китовый Берег, где можно будет сесть на корабль идущий на юг. Другое дело что, наверное, следует всё же остаться и подождать? Возможно, старая провидица Ханга, сказала правду и именно здесь, в Северной Марке найдется, наконец, лекарство для Олега? Очень хотелось верить.
  Когда я вышла из конюшни, ко мне подбежала галдящая ватага детей, которые привели парнишку с вывихнутой кистью. Пришлось оказывать первую помощь, тем более что ничего сложного тут не было. Потом я осмотрела древнюю старуху, у которой на ноге красовалась огромная язва и пообещала завтра сделать хорошую мазь, затем последовало ещё несколько жалоб. Местные жители довольные, что в городе появился доктор, спешили продемонстрировать свои болячки, настоящие и мнимые. Только поздним вечером мне удалось добраться до постели.
  Утром, первым делом сварив микстуру, я поспешила к Гунилле. Та встретила меня сияющая словно весеннее солнышко.
  - Он очнулся, Марта, он очнулся! - тараторила девочка, схватив меня за руку. - Спасибо, ты настоящая волшебница!
  Смущенный Яри, сидел на постели и теребил край одеяла. Парнишка выглядел значительно лучше, чем вчера, его лицу вернулся естественный цвет, он удивлённо улыбался и, похоже, не очень понимал причину восторга своей маленькой жены.
  Я сделала осмотр. Пятна на груди поблекли и почти исчезли, температура тела вернулась к норме. Правда, пациент жаловался на сильную слабость и головокружение, но эти последствия перенесённой болезни должны были скоро исчезнуть.
  - Просто не знаю, чем тебя отблагодарить, у нас почти ничего нет! Я могу стать твоей служанкой, буду стирать и убирать, только скажи! - непрерывно повторяла Гунилла. - Господи, боженька, как я счастлива!
  - Успокойся, ты мне ничего не должна. Лучше возьми микстуру. Раздели на три части. Яри, ты уже завтракал?
  - Нет, - робко ответил тот. - А можно?
  - Нужно. Только чуть-чуть, смотри, не переешь. После завтрака примешь микстуру. Потом днём и вечером, понял?
  - Ага. А я действительно уже здоров?
  - Не знаю. Одно скажу наверняка, тебе ещё рано выходить на улицу. Посидишь дома пару дней.
  - Но господину Пекко, нужна моя помощь...
  - Перебьётся твой господин Пекко. Запомни, ты ещё болен. Сейчас болезнь отступила, но она может вернуться, если будешь носиться сломя голову.
  - Дурачок, слушайся Марту! - встряла в разговор Гунилла, - Ты не переживай, я его из дома не выпущу, пока он окончательно не поправиться.
  - Правильно говоришь, молодец, - похвалила я. - Ладно, мне пора, если что случится, сразу беги ко мне.
  - Обязательно. И ещё раз, огромное тебе спасибо!
  - Пожалуйста. - Я встала и быстро вышла из комнаты.
  
  
  Глава 5.
  Воспоминания о прошлом. Мозаика. Многообещающее начало.
  (Мир Престор, резиденция ордена Чистого Сердца. Олег - 25 лет, Марта - 13 лет).
  
  Я сидела за столом в своей комнате, и усиленно борясь со сном, пыталась вникнуть в содержание невероятно сложного текста, написанного каким-то древним занудой. Придерживала пальцами слипающиеся веки и думала о завтрашнем экзамене, за которым последуют два месяца каникул. Интересно, чем я стану заниматься в свободное время?
  Мне нравилось учиться, даже, несмотря на то, что преподаватели не делали скидку на мой юный возраст и отсутствие базовых знаний. К счастью я была очень упорной и схватывала на лету, к тому же мне страшно хотелась доказать всему окружающему миру и в первую очередь самой себе, что не зря ем хлеб, в орденской трапезной.
  Хуго Родригес, приглядывавший за мной во время многочисленных отлучек Олега, обзывался странным словом "вундеркинд", и хвастался что я его лучшая ученица за последние десять лет. Возможно, он слегка преувеличивал, но эти высказывания мне страшно льстили.
  Думаю, стоит немного рассказать об ордене Чистого Сердца в рядах которого я в то время состояла. Он был создан почти восемьсот лет назад с одной единственной целью - искать и уничтожать Книги Крови. Поначалу, численность его была невелика, и каждый новый член, при вступлении, проходил суровый отбор. Но с годами, орден сильно разросся, превратившись, по сути, в обычную организацию, объединявшую сильных магов. Поисками Книг и прочих вредных артефактов, они почти не заморачивались, предпочитая иную, более спокойную и высокооплачиваемую работу. Обучение студентов (за весьма солидные деньги), посредничество в разрешении конфликтов, а также всевозможные расследования - вот чем занимались мои старшие коллеги последние несколько веков. Никакой романтики. Конечно, традиции остались, но о них вспоминали лишь во время торжественных церемоний по случаю очередного юбилея. Только немногие молодые непоседы вроде Олега, продолжали "тратить время на всякую ерунду".
  Структура ордена была проста. Нижнюю ступень занимали младшие Магистры и их ученики, делавшие всю грязную работу. Выше располагались Магистры - преподаватели и руководители секций, а над ними возвышался Совет, возглавляемый Гроссмейстером. Совет состоял из старых пней, осуществлявших общее руководство. Никакого единства среди них не было, старики непрерывно грызлись между собой, и часто решение самого пустякового вопроса, перерастало в многочасовую перебранку.
  После находки Книги Крови, Олег, неожиданно для многих вошёл в Совет, став самым молодым из его членов. Столь стремительный карьерный рост, бывшего младшего Магистра, очень не понравился некоторым завистникам и в первую очередь секретарю совета Мартину Стошальскому. Недовольство усилилось когда, пошли разговоры о том, что стоит, наконец, обновить кровь, поставив во главе ордена молодого да удачливого парня вместо очередного маразматического старца. Ни для кого не было секретом, что нынешнего Гроссмейстера, престарелого Сайреса Спилета, в ближайшее время собирались отправить в отставку по причине почтенного возраста. За Олегом стояли многие молодые Магистры, и их решимость сделать его главным, заставляла некоторых потенциальных претендентов на пост, сильно нервничать. Впрочем, меня эти интриги совершенно не касались. Я училась, радовалась жизни, не подозревая, что безмятежным дням приходит конец.
  Итак, продолжим. Всеми забытая, несчастная студентка, сидела в комнате, засыпая над учебником, как вдруг в дверь постучали. Вошёл Олег, довольный и весёлый. Я, радостно завизжав, сорвалась с места и повисла у него на шее. Ничего удивительного, ведь последний раз, мы виделись больше месяца назад.
  - Как твои успехи? Завтра заключительный экзамен, если не ошибаюсь?
  - Ага. Предметная алхимия. Такое зануууудство...
  - Как же, помню, помню. Но ты ведь его сдашь?
  - Разумеется.
  - Отлично. Тогда завтра же вечером смотаемся в Питер на несколько дней.
  - Ура! И пойдём в кино!
  - Конечно. Но сначала, простимся с Лёвкой.
  - А что случилось? Он случайно не заболел?
  - Нет, что ты. Просто уезжает в другую страну.
  - Куда?
  - В Израиль. Не представляю, как Толик это переживёт? С кем он теперь будет спорить о еврейском заговоре и мировой закулисе?
  Я хихикнула и тут же опечалилась, Лёва мне очень нравился.
  - Но он ведь не уедет без нас?
  - Разумеется. Так и сказал: - "Пока не попрощаюсь с Мелкой, из страны ни ногой". К тому же Маринка, скачала для тебя какой-то новый анимешный сериал. Что-то про волчиц и специи. И как вы можете смотреть эту муть?
  Я польщено улыбнулась. Нет, всё-таки здорово, когда у тебя столько друзей.
  - А эта твоя, как её там... Мартиша Тардье, придёт?
  Олег помрачнел, и нехотя ответил:
  - Нет. С ней я больше не встречаюсь.
  О-па, вот это новость. А мне казалось, что у них всё в порядке... Да, не везёт моему учителю с девушками.
  - Только ты меня и любишь, - печально вздохнул он.
  - Подожди несколько лет, и я составлю тебе компанию.
  - Очень смешно, - фыркнул Олег. - Ты всегда была наглой девчонкой. Ладно, душевные травмы, лучше всего лечатся тяжёлым трудом. Как вернёмся, поможешь мне в одном деле?
  Я аж поперхнулась от неожиданности. Неужели, учитель решил, наконец-то, взять меня на серьёзное задание? Здорово!
  - Конечно! А куда мы направимся?
  - В мир Ириан. Твоя родина, между прочим. Дело несложное, но мне понадобится телохранитель-маг. Сначала я думал взять, кого-нибудь из молодых выпускников, но потом поговорил с Родригесом и тот заверил, что ты уже готова для работы.
  - Дядя Хуго, я тебя люблю! - завопила я в пространство и, не удержавшись на месте, закружилась в танце.
  - Но учти, если не сдашь экзамен, никакого путешествия!
  - Да сдам я его, сдам! Добренькие боги, как же я счастлива!..
  
  Мозаика. Я остаюсь одна.
  (Мир Ириан, замок Нотерленд. Олег - 25 лет, Марта - 13 лет).
  
  Мастер осадных машин, мэтр Карлуш, низенький, пухленький человечек, больше похожий на бакалейщика, неуклюже поклонился при виде подходящих начальников, и нервно потёр руки. Маркграф Невилл Джардинс, двадцатитрёхлетний красавец, закованный с ног до головы в новомодные стальные латы, изготовленные на заказ рилийскими мастерами, благосклонно кивнул головой.
  - Я надеюсь у вас всё готово, мэтр? - обманчиво мягким голосом, поинтересовался он. - Мы устали ждать.
  - Разумеется, ваша светлость, всё в полном порядке.
  - Отлично, тогда начнём, я полагаю?
  Маркграф, повернулся к Олегу.
  - Теперь, всё зависит от вас. С требуше, больше не будет проблем.
  - Я рад, что всё в порядке, ваша светлость, - самым серьёзным тоном ответил учитель.
  Олег отдал приказ, двое слуг, подтащили снаряд, над которым мы работали всю ночь. Он был тяжел, и плотно обёрнут мешковиной.
  - Заряжайте, только осторожно, не расколите его раньше времени.
  - Да господин, не извольте беспокоиться!
  Снаряд вложили в прочную кожаную петлю пращи, после чего, слуги предпочли отойти на безопасное расстояние. Я подошла, опустилась на колено, прикоснулась ладонями к грубой мешковине и произнесла заклинание. Затем, почувствовав, что механизм запущен, торопливо отскочила назад.
  - Давай, - крикнул Олег.
  Голый по пояс здоровяк размахнувшись, выбил одним ударом деревянного молота запирающий клин. С громким скрипом рычаг с пращой, рванулся вверх, и требуше, содрогнулось от сильного толчка. Я отвернулась, прикрыв уши ладонями, готовясь к неизбежному удару взрывной волны. Земля под ногами качнулась, грохот взрыва оказался оглушающим.
  - Это лучше, чем пальба под Новый год в Питере! - с восторгом прокричал Олег, схватив меня за плечо. - Тебе понравилось?
  - Нормально, только уж очень шумно, - ответила я поворачиваясь.
  Люди вокруг испуганно вопили, ржали кони, с неба сыпались мелкие каменные осколки, но это были мелочи. Главное заключалось в том, что, в стене неприступного замка Нотерленд, бандитского гнезда барона Родда, образовалась огромная брешь. Мэтр Карлуш, не подкачал, наш хитрый снаряд, попал именно туда, куда нужно.
  - Невилл, давай, пока они не очухались! - учитель подскочил к маркграфу, который усиленно тряс головой, словно пытаясь избавиться от воды попавшей в уши. - Сейчас самое время!
  - Ну, ты даёшь, дьявол тебя, подери! Мог бы и предупредить, что так рванёт, я б отвернулся! - Несмотря на грозный тон, Невилл был похоже доволен происходящим.
  - Извини, твоя светлость, немного перестарались, но каков результат!
  - Конечно, только поэтому мы тебя не казним, проклятый колдун, - засмеялся маркграф. - Эх, Олег я думал, что уже привык к твоим фокусам, но такое... Хорошо, пора заняться делом, герольд, труби!
  Стоявший рядом, невозмутимый герольд, вскинул рог. Услышав сигнал, отправившиеся от шока наёмники, ринулись на приступ. Навстречу им полетели редкие стрелы. Подбадривая себя боевым кличем, бойцы ворвались в пролом. Началась резня.
  - Думаю, нам пора, - важно сказал Невилл. - Коня мне!
  - И нам пора, - шепнул Олег. - Ты всё помнишь, девочка?
  Я недовольно тряхнула головой.
  - Конечно, помню, маленькая, что ли? Лучше сам ничего не перепутай.
  - Ох, какие мы грозные... - усмехнулся учитель, залезая в седло. - Давай, закончим с этим.
  Мы молча последовали за отрядом маркграфа. Наёмники уже скрылись в глубине замка, в проломе нас ждали только трупы.
  - Марта, прикрывай его светлость, на стенах могут быть лучники! - крикнул Олег в тот момент, когда мы вылетели на небольшую, сильно захламлённую площадь.
  Повсюду кипел бой. Дружинники барона и крестьяне-ополченцы пытались подороже продать свою жизнь. Стараясь не ввязываться в случайные стычки, наш маленький отряд пробился к входу в донжон, где на широких ступенях, стояли гвардейцы барона. Выставив стену из ростовых щитов, ощетинившись копьями, они были готовы драться до конца. Я вскинула руку и метнула один за другим два огненных шара. Те с грохотом лопнули, обдав гвардейцев водопадом огненных брызг. Сплошная стена распалась, обожженные люди кричали от боли. Обнажив мечи, телохранители маркграфа, врезались в толпу. Мы с учителем спешились, но в бой вступать не торопились. Люди Невилла, прекрасно справлялись без нас. Сметя последних защитников, отряд ворвался в башню.
  Барона Родда, мы нашли в тонном зале. Он стоял неподвижно, огромный, закованный в воронёные доспехи, с тяжёлым бастардом в руках.
  - Всем разойтись! - крикнул Невилл. - Я сам!
  - Что, пришёл за моим мечом? - хрипло выкрикнул барон. - Не дождешься!
  - Барон Родд, именем короля и святой церкви, ты объявлен вне закона. Смирись и сложи оружие!
  - Заткнись щенок! Лучше покажи, на что способен!
  Мы расступились, отойдя к стенам, увешанным от потолка до пола гобеленами и штандартами, освободив площадку для поединка. Не тратя больше времени на церемонии, поединщики сцепились. Латы маркграфа оказались значительно легче доспехов противника, он двигался быстро и ловко, легко уходя от удара. Его оружие - тонкий длинный меч в правой руке и клевец на длинном древке в левой, казалось несерьёзным, рядом с чудовищным клинком барона, но это было не так. Я уже видела Невилла в деле и не сомневалась, что у Родда, совершенно нет шансов.
  Барон Родд... Жуткий человек, даже по меркам моего изуверского Мира. Садист, чьим именем пугали детей, державший в страхе окрестные земли, получил, наконец, по заслугам. Пока он резал простолюдинов и мелких феодалов, на его проделки старательно закрывали глаза, но после того, как по его приказу палачи посадили на кол семерых королевских сборщиков податей, а дружинники разорили обитель святого Иофана, перебив всех монахов, терпение короля лопнуло. С благословления Священного Совета Единой Церкви, он объявил Родда вне закона, и дал разрешение маркграфу Невиллу Джардинсу покончить с преступником. При этом феод барона ликвидировался. Четверть земель получал маркграф, четверть отходила Церкви, две четверти - короне. Невилл, рьяно взялся за дело, собрал войска, и после кровопролитного сражения у озера Дарклок, где армия барона потерпела сокрушительное поражение, осадил замок Нотерленд, считавшийся неприступной твердыней. Гранитные стены не могли быть разрушены обычными осадными машинами. После двух неудачных штурмов, маркграф оказался перед непростым выбором. Или продолжать осаду, которая могла затянуться на несколько лет, или уйти несолоно хлебавши. Последний вариант его совершенно не устраивал, но тут появилась наша компания. Олег с Невиллом были знакомы ещё со времён поиска Книги Крови. Учитель предложил маркграфу помощь в обмен на артефакт - Костяной Нож, принадлежавший барону, за которым собственно мы и охотились. Тот согласился сразу. Конечно, не сомневаюсь, что Невилл и сам был, не прочь наложить лапу на это милое оружие, которое по слухам убивало человека с одного удара (на самом деле не убивало, а погружало в беспробудную кому), но выбирать не приходилось. Мы собрали химическо-магическую бомбу и проломили стену. Оставалось покончить с бароном, забрать причитающийся трофей и вернутся домой.
  Схватка подходила к концу. Родд, начал уставать, и уже не так интенсивно размахивал мечом. Невилл, почувствовав слабину, удвоил усилия. Развязка наступила мгновенно - барона подвела страсть к дешёвым эффектам. Начиная бой, он не позаботился снять свой роскошный, шитый серебром и золотом, чёрный плащ, видимо для того, чтобы не выходить из образа Главного Злодея. Всё шло хорошо до того момента, пока бедняга, случайно не наступил на его край. Секундное замешательство, позволило маркграфу подскочить вплотную и ударить острым жалом клевца в грудь. Стальной клюв пробил панцирь и глубоко воткнулся в тело. Барон завыл, отмахнулся мечом и попытался сгоряча, вырвать оружие из раны. Бесполезно. Невилл, отскочил назад, теперь ему следовало немного подождать пока, Родд не ослабеет от потери крови. Понимая что, проиграл, раненый ринулся вперёд, стараясь достать неуязвимого противника но, вновь споткнувшись, упал на колени, выронив оружие.
  Маркграф не стал произносить патетических речей. Он сильно устал и, желая завершить дело как можно быстрее, просто подошел и нанёс последний удар.
  Внезапно, гобелен слева от меня шевельнулся, затем из-за него выскочил толстый мальчишка, лет двенадцати, и кинулся к Олегу, стоявшему ближе всего. В руках, парнишка держал длинный нож, который в первый момент, показался мне игрушечным - его широкое лезвие, не блестело металлом, а было матовым, словно сделано из дерева. Учитель, почувствовав опасность, развернулся и удар, направленный в бок, пришёлся в правую руку. Брызнула кровь, Олег громко вскрикнул, мальчишка, в котором я узнала единственного наследника барона, отпрыгнул в сторону.
  - Ах ты, щенок! - закричал один из телохранителей и взмахнул мечом. Баронет, почти перерубленный пополам, отлетел к стене, пачкая кровью стены, а нож, выпавший из рук, подкатился почти к самым моим ногам. Я, машинально нагнувшись, подхватила его с пола, потом повернулась к учителю. Тот стоял бледный, шатаясь, словно пьяный. Рана, нанесённая ножом, была крохотная, и могла спокойно проходить по разряду царапин, но Олег внезапно начал оседать назад. Его подхватили под руки.
  - Уничтожь! - прохрипел учитель. - Уничтожь немедленно...
  Я растерянно посмотрела на клинок в своих руках. Только сейчас, до меня, наконец, дошло, что это и есть тот самый Костяной Нож, за которым мы собственно пришли. Следом, накатила волна холодного ужаса, от осознания, произошедшего несчастья.
  - Уничтожь, сломай, выброси... - шепота Олега уже почти не было слышно.
  Одним быстрым движением, я переломила проклятое лезвие пополам. Материал, из которого был сделан клинок, оказался достаточно хрупким. Вслед за этим, несмотря на толстые кожаные перчатки, кисти рук пронзил заряд сильного холода. Пальцы мгновенно онемели. Скрипя зубами, я швырнула ненавистные обломки в жаркий огонь огромного камина и бросилась к учителю. Тот неподвижно висел на руках телохранителей, побелевшее лицо, стало похоже на восковую маску...
  
  Мозаика. Конец спокойной жизни.
  (Мир Ириан, замок маркграфа Невилла Джардинса. Олег - 25 лет, Марта - 14 лет).
  
  - А если я прикажу тебе остаться? Ты меня послушаешься? - в голосе Эстер, было столько печали, что я почувствовала боль.
  Мы заперлись в роскошной комнате графини, она сидела на краешке своей огромной кровати, я раскачивалась на стуле.
  - Прости, но не надо. Ты же понимаешь, что так будет лучше для всех.
  - Ерунда, не говори глупости. Ты моя подруга, и мэтр Ламри, не посмеет тебя и пальцем тронуть, - щёчки Эстер раскраснелись, она вскочила на ноги. - В конце концов, если он будет плохо себя вести, прикажу выгнать в три шеи.
  - Не надо, прошу тебя. Мне всё равно необходимо уйти. Я должна найти способ разбудить Олега, чего бы это ни стоило.
  - Ты можешь искать средство, не покидая замок. Только скажи, и все колдуны королевства будут к твоим услугам.
  - Эстер, пожалуйста... Неужели ты не понимаешь?..
  - Ты маленькая, наглая, неблагодарная девчонка! Я тебя ненавижу!
  Эстер бросилась на кровать и заревела. Мне оставалось только тяжело вздохнуть. Она была доброй, немного капризной, шестнадцатилетней женой Невилла Джардинса. Год назад, когда мы привезли в замок зачарованное тело учителя, именно она помогла мне справиться с приступом безнадёжности, смертной тоской осознания полного одиночества, вернула надежду и веру в собственные силы. Она стала моей верной подругой, самым близким человеком. Невилл, не одобрял нашей дружбы, но старался не вмешиваться. Подозреваю, что он не простил мне уничтожение Костяного Ножа. Конечно, Джардинс обещал, отдать его Олегу в качестве платы за помощь, но ведь так легко давать обещания, находясь в безвыходном положении и так трудно их выполнять, когда всё благополучно закончилось. Впрочем, маркграф был постоянно занят, а я, живя на женской половине замка, старалась лишний раз не попадаться ему на глаза, занимаясь своими делами. Помимо общения с Эстер, я часами просиживала в библиотеке, пытаясь в старых фолиантах найти рецепт лекарства, способного вылечить Олега, или училась фехтованию у старого рубаки Бена Хиггинса, который сначала долго отказывался иметь со мной дело, но потом смирился, не смея противиться приказу графини. Время утекало как песок сквозь пальцы, больше всего на свете меня интересовал вопрос, почему за нами не послали поисковую группу. Несомненно, рано или поздно, в Ордене должны были понять, что случилась беда. Джардинс и раньше имел дело с нашей организацией, и в случае чего, спасатели должны были начать поиски именно с его замка. Но за год, прошедший с момента катастрофы, никто так и не появился. В конце концов, мне стало понятно, что нас просто бросили на произвол судьбы и нужно решать проблему собственными силами. Сидя под надёжной защитой крепостных стен, учителя не вернуть, следовало отправиться в путешествие и самой найти опытного волшебника, способного снять мерзкое проклятие. К принятию такого непростого решения, меня подтолкнуло известие, что Эстер беременна.
  Когда маркграф узнал о скором появлении наследника, он устроил шумный праздник. Я искренне радовалась вместе с подругой, но понимала, что отныне, наши пути расходятся. Из Столичного Университета, был спешно выписан высокоучёный мэтр Ламри, маг-элементалист, который в соответствии с последними научными достижениями, должен был подготовить молодую мать и принять роды. По мне, так с этой задачей, лучше справилась бы обыкновенная деревенская повитуха, но моё мнение, конечно же, никого не интересовало. Да и сама я оказалась в весьма странном положении. Вражда магов Стихий и магов Природы, закончилась полной победой первых, правда не без активного участия инквизиции. Последователи Природы, были повержены, их сотнями сжигали на кострах, Лесные Школы, оказались разрушены, уничтожались книги и амулеты. Немногие уцелевшие знахари, колдуны и ведьмы, прятались по глухим углам, стараясь, лишний раз не высовываться. Я конечно с одинаковой лёгкостью, пользовалась заклинаниями обеих школ, но магия Природы, была для меня родной, и скрыть это от опытного мэтра Ламри, не представлялось возможным. Конечно, он никогда не рискнул бы бросить вызов в открытую, но у него, несомненно, имелось много способов тихо разделаться со мной.
  Вот почему я решила покинуть гостеприимный замок. Эстер, была в трансе. Разумом она, конечно, понимала мою правоту, но сердцем, нет. Потребовалось много времени, чтобы убедить её в неизбежности предстоящего отъезда. Меня снабдили деньгами, отличной одеждой и рекомендательными письмами. Для перевозки тела Олега, была куплена повозка и лошадь, а для охраны, наняты двое слуг. Замковый оружейник, по личному приказу графини, переделал меч учителя, искусно запрятав его в обыкновенный дорожный посох, я уже тогда предполагала, что это может пригодиться. Наконец, за день до приезда мага, простившись с Эстер, я покинула замок, отправившись навстречу неизвестности...
  
  Мозаика. Дурочка и негодяй.
  (Мир Ириан, Трактир "Полная кружка", территория Вольного Столичного Университета. Олег - 25 лет, Марта - 15 лет)
  
  - Ну, и какого дьявола, ты припёрлась сюда да ещё посмела оторвать почтенных бакалавров от дегустации этого восхитительного блюда? - Фредди Руалсон, жирный, самодовольный ублюдок, сидящий за столом в компании дружков, раздражённо оторвался от тарелки с жареным окороком и посмотрел в мою сторону. У меня, не евшей уже два дня, от голода свело желудок.
  - Я пришла за своими деньгами.
  - Какими такими деньгами? - притворно удивился Фредди.
  - Двадцатью цехинами. Если ты помнишь, у нас был уговор...
  - Вот, что я тебе скажу, попрошайка. Мы ни о чём с тобой не договаривались, понятно? Если ты сейчас же не уберешься отсюда, я позову стражу и тебя упекут на каторгу за бродяжничество и приставание к почтенным горожанам. Тебе всё ясно?
  - Говнюк! - прошипела я, скулы свело от ненависти. - Ты ведь с самого начала знал, что препарат не сработает! Чем ты лучше громилы грабящего в подворотне? Последний раз говорю, верни деньги!
  - Похоже, эта маленькая сучка, не хочет уходить по-хорошему, - улыбаясь, словно сытый кот, сказал Фредди. - Ребята, вы подтвердите, что она вымогала у меня деньги?
  - Разумеется, о чём разговор, - зашумели они.
  - Отлично. Эй, Берк, иди сюда, тут одна нищенка соскучилась по хорошей трёпке.
  Вышибала, мирно дремавший у двери, вскинул голову и начал вставать.
  - Ладно, гадёныш, деньги можешь оставить себе, на память! - я выхватила клинок, спрятанный внутри посоха. При виде оружия, Фредди изменился в лице и отшатнулся. Он был неплохим магом, как и его приятели, но сейчас это не имело значения. Свист рассекаемого воздуха, сменился глухим ударом, затем истошным, поросячьим визгом. Мерзавец, с ужасом смотрел на свою правую руку, отрубленную по локоть. Из обрубка, хлестала кровь.
  - Мы в расчёте! - крикнула я, подхватила со стола отсечённую конечность (побелевшая кисть по прежнему сжимала стакан с остатками вина), и метнулась к выходу.
  Вышибала Берк, попытался заступить дорогу но, увидев меч и окровавленный обрубок, позеленев, отпрыгнул назад. Я выскочила на улицу и понеслась к Университетским воротам, на ходу убирая клинок в ножны. Свора собак, дравшихся около мусорной кучи, залаяла и припустила следом. Я, не оборачиваясь, швырнула им свой жуткий трофей. Собаки, прекратив погоню, принялись рвать угощение. Отлично. Теперь ни один лекарь в мире не сможет пришить Фредди отрубленную руку. Хоть какое-то утешение. В остальном дело плохо, хотя сама виновата. Ведь понимала, что он может обмануть. Понимала, но не хотела верить, надеялась, что ученик великого Рона Хартера, окажется порядочным человеком. А сейчас поздно плакать, я осталась без денег и надежды. Хорошо, что ещё догадалась заранее покинуть квартиру и переправить тело Олега знакомым контрабандистам. Теперь, главное добраться до реки, а там, в каше лодок и каботажных судёнышек, меня сам чёрт не сыщет.
  Стоящие на воротах стражники не обратили на меня никакого внимания, наверное, приняв за юную искательницу приключений, решившую заработать немного карманных денег. Университет славился вольными нравами, и полной вседозволенностью. Обладая правом самоуправления, являясь почти государством в государстве, он жил по своим законам, имел собственную стражу и даже суд. Столичные блюстители порядка, редко рисковали появляться на его улицах. Но сейчас, мне нужно было как можно быстрее покинуть это весёлое место.
  Оказавшись в Старом городе я, сквозь трущобный район, направилась прямиком к речной пристани. К счастью обошлось без приключений. Меня уже ждали. Угрюмый папаша Колоди показал лодку, его сыновья уложили в неё тело учителя и весь немудрёный скарб. Сев на вёсла, я стала решительно грести прочь от берега и вскоре затерялась в вечернем сумраке...
  
  Мозаика. Поэт и ведьма.
  (Мир Ириан, портовый город Данбург. Олег - 25 лет, Марта - 17 лет)
  
  Когда я проснулась, в комнате стоял серый, предутренний сумрак. Блеклый свет осеннего утра с трудом пробивался сквозь мутное стекло маленького окошка. Лежащий рядом Стефан всё ещё спал, удобно положив лохматую голову на мою руку. Я, ласково погладила его жёсткие, черные волосы и осторожно высвободилась. В комнате было холодно и сыро, вылезать из-под одеяла совершенно не хотелось, мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы подняться. Встав, как была, не одеваясь, я прошлёпала босиком в небольшую коморку, где меня уже ждала стоящая на полу огромная деревянная лохань, и большой глиняный кувшин с водой.
  Стуча зубами, я поспешно дотронулась пальцами правой руки, до кувшина и произнесла необходимое заклинание. В комнате стало ещё холодней, но вода, мгновенно согрелась до нужной температуры. К сожалению, в здешних краях, горячая вода не текла сама собой из блестящих кранов, приходилось выкручиваться собственными силами. Забравшись в лохань, я взяла в руки кусок серого, вонючего мыла и начала умываться. Увы, местное мыло невозможно принять за лакомство, да и мылится оно значительно хуже.
  Покончив с утренним туалетом, мне оставалось, только вернутся в комнату, одеться, и начинать собирать вещи. Впрочем, как раз сборы не должны были занять много времени, ещё вчера, большая часть багажа, была упакована и отправлена в каюту на борту "Ласточки". Корабль отходил сегодня утром, вместе с отливом, мне следовало поторопится, чтобы не опоздать.
  Стефан проснулся, когда я, проклиная всё на свете, застегивала крошечные, непослушные пуговки на белоснежной мужской рубашке. Рубашка была новая, петельки тугие, работа продвигалась медленно. За моей спиной засопели, завозились и потом, грустный, хриплый спросонья голос тихонько спросил: - Собираешься?
  - Как видишь, - не оборачиваясь, ответила я. Мне страшно не хотелось оборачиваться.
  Стефан вздохнул.
  - Может, я всё же провожу хотя бы до порта?
  - Не надо, мы обо всём договорились ещё вчера, помнишь? - я справилась с пуговицами и, наконец, повернулась.
  Он сидел, взъерошенный, и печальный, похожий на большую, лохматую собаку, которую покидает любимый хозяин. Я присела на край кровати и провела ладонью по его непослушным волосам.
  - Обещай, что сегодня пойдёшь к цирюльнику и сострижешь все эти патлы. Обещаешь?
  - Обещаю, - угрюмо ответил он. Я вздохнула.
  - Прекрати куксится. Ничего страшного не происходит. Можно подумать, я была единственной девушкой в твоей жизни. Или ты злишься, что бросают тебя, а не наоборот? Ну, разок можно попробовать. Через неделю, ты обо мне не вспомнишь...
  - Ты это говоришь для меня, или для себя? - тихо спросил он. - Специально заводишься, чтобы проще было уйти?
  Я осеклась. Он грустно улыбнулся.
  - Так я и знал...
  - Прости, я наверное страшная свинья.
  - Тебе не за что извиняться, Марта. Мы слишком разные люди, рано или поздно, нам пришлось бы расстаться. Ты словно пламя, я словно лёд... Тьфу, заговорил совсем как герой дешёвой любовной пьески.
  Я засмеялась.
  - И всё-таки ты поэт. Мне было очень хорошо с тобой.
  - Мне тоже. И я не забуду тебя через неделю. Может только через пару месяцев... или лет...
  - Зато родители будут просто в восторге.
  - О, да. Папочка, наверное, закажет благодарственный молебен в кафедральном соборе.
  - Думаешь раскошелиться?
  - Не сомневаюсь.
  - Собор... Помнишь, как мы с тобой встретились?
  - Конечно. Я поднялся на колокольню и увидел тебя...
  - Я стояла, перегнувшись через ограждение, и смотрела вниз...
  - А я решил, что ты хочешь покончить с собой, и схватил тебя за платье...
  - А я всего-навсего, глядела на котёнка, сидящего на самом краю карниза...
  - Ты повернулась и залепила мне пощёчину...
  - А потом полезла спасать малыша...
  - И чуть не свалилась, от порыва ветра...
  - Если бы ты видел своё лицо, когда я вернулась обратно, с котёнком в руках...
  - В сильно расцарапанных руках...
  - Верно. Надеюсь, твоя сестрёнка не сильно его обижает?
  - Ты что, Марыся его любит, видела бы ты, в какого красавца он превратился.
  - Верю. Жаль, что мне запретили бывать у тебя дома.
  - Сама виновата. Зачем было превращать в лягушек домашние туфли моей матушки?
  - Но Марыся так просила показать ей волшебство, к тому же это было не настоящее превращение, а простая иллюзия.
  - Из-за этой иллюзии, матушка упала в обморок и сломала себе ключицу!
  - Согласна, некрасиво получилось. Но я же её потом вылечила!
  - А душевные травмы? Боюсь, мои родные теперь долго будут с недоверием относиться ко всем девушкам, которых я стану приводить в дом.
  - Какой кошмар. Надеюсь, Марыся не станет просить их сделать какой-нибудь фокус.
  - Ага, надейся, ты её плохо знаешь!
  Мы посмеялись, после чего я встала и продолжила одеваться.
  - Не думай, что пытаюсь тебя остановить, ты самостоятельный человек и всё такое, но мне по-прежнему кажется, что это путешествие - авантюра, - голос Стефана вновь стал печальным. - Почему ты так уверена, что святой Клаус, обязательно поможет твоему учителю?
  - Потому, что он великий целитель. Так, во всяком случае, говорят. Кроме того, слепая Ханга, предсказала мне, что его можно будет разбудить только в Северной Марке....
  - Старая Ханга, дешёвая шарлатанка. Кроме того, она не сказала тебе, что Олега разбудит именно Клаус.
  - У тебя все шарлатаны. Ханга, ясновидящая, у неё есть Дар. Неужели ты думаешь, что я не могу почувствовать обман? Другое дело, что ясновидящие часто ошибаются, но когда старуха делала предсказание, ни она, ни я еще не знали про Клауса.
  - По-моему, ты просто очень в это хочешь поверить.
  - Возможно. Но я просто устала. Четыре года я ищу способ вернуть его к жизни. Четыре года, скитаюсь, дерусь, попадаю в ловушки, чудом остаюсь жива, а воз и ныне там.
  - Но если, Клаус тебе не поможет? Ты же до весны застрянешь в Северной Марке. "Ласточка" - последний корабль, плывущий туда в этом году. И что ты будешь делать там одна? Без денег, друзей, крыши над головой? Зима в тех краях суровая и долгая, а местные жители не любят чужаков.
  - Выкручусь. В первый раз что ли?
  - О небо, и почему мне угораздило втюриться в эту тупую и упрямую девчонку! - патетически воскликнул Стефан и театральным жестом воздел руки к потолку.
  - На себя бы посмотрел. Тоже мне, взрослый дядя.
  Я, накинула на плечи, тёплую, матросскую куртку и подошла к мутному зеркалу, висящему на стене.
  - Лучше скажи, я похожа на парня?
  - Ты похожа на девчонку, переодевшуюся в мужскую одежду.
  - Чёрт, раньше с этим проблем было меньше.
  - Конечно, отрастила себе... молочные железы, ещё и недовольна.
  - А вот за "молочные железы", кто-то сейчас точно получит! И почему меня угораздило втюриться в этого циничного, наглого грубияна?
  - Не циничного, а справедливого. Зачем вообще тебе приспичило прикидываться парнем?
  - Как будто не знаешь. Молодая, красивая девушка не может путешествовать в одиночку, без сопровождения мужчины, это же очевидно. Я и так с трудом купила билет на корабль. Ничего, у меня в запасе есть парочка хороших заклинаний, комар носа не подточит.
  Я подняла с пола, туго набитую дорожную сумку, и с виноватым видом подошла к кровати.
  - Вот и всё... Мне надо идти.
  Стефан встал и обнял так крепко, что у меня на минуту перехватило дыхание.
  - Ну не надо, мы ведь ещё увидимся, - пискнула я, и затрепыхалась, пытаясь освободиться. Он погладил меня по голове и опустил. Его глаза были чернее ночи.
  - Мы никогда больше не увидимся. Я не Ханга, мне не нужен Дар, чтобы это понять. Прощай, прекрасная ведьма. Прощай, будь счастлива, и помни - я тебя никогда не забуду.
  
  Мои башмачки, глухо стучали по булыжной мостовой, сумка оттягивала правое плечо, я быстро шла, почти бежала, делая грандиозные усилия, чтобы не разреветься. Всё закончилось, очередная страница моей бурной жизни оказалась перевёрнута, печальный поэт из славного города Данбург остался в прошлом...
  - "Ты очень хороший человек, Стефан, - шептали мои онемевшие губы. - Мы с тобой действительно, больше не встретимся. Ты найдёшь себе жену, милую, добрую, работящую, она родит целую кучу детей, и ты будешь счастлив. Зачем тебе сумасшедшая ведьма, которая не может долго усидеть на месте, вечно спешащая к неведомой цели? Так что не грусти и, постарайся всё же поскорее меня забыть".
  Но что-то подсказывало, что как раз этого, он не сможет сделать никогда...
  
  Глава 6.
  Эпидемия началась.
  (Мир Ириан, Вольный город - деревня Нордар. Олег - 25 лет, Марта - 17 лет)
  
  - Марта, пошли скорее, у нас беда! - озабоченная Астрид схватила меня за рукав в тот момент, когда я вышла на улицу, отправляясь за завтраком. - С Яри плохо, и Гунилла... одним словом сама увидишь!
  Прошло уже две недели, с тех пор, как я поселилась в Вольном городе. Горожане привыкли ко мне, а я к ним. Работы было много, тем более что пользовать мне приходилось не только людей, но и животных. Вчера вечером мы с Хельгой, весёлой, розовощёкой повитухой, помогали разродиться самой крупной овце стада, красавице Долли. Ягнята родились здоровые и ужасно милые, но на подходе были другие. После завтрака, я собиралась осмотреть близнецов Касси, потом идти на пастбище, где захромал Ревун, местный баран-производитель. Так что слова Астрид, прозвучали, словно гром с ясного неба.
  - Ничего не понимаю, - говорила я, стараясь не отставать от быстро идущей хозяйки. - С ними же всё было нормально. Яри окреп настолько, что я собиралась сегодня отправить его на работу.
  - Какая-то чертовщина, твориться в этом месте... - пробормотала Астрид. - Вчера, Гунилла не пришла на ужин, а сегодня, пропустила утреннюю дойку. Лисса, долго стучала в дверь, но никто не открывал, пришлось ломать... Вот смотри.
  Мы вошли в комнату ребят. Яри, неподвижно лежал на кровати, словно большая кукла. Рядом лежала Гунилла, такая же неподвижная и бледная.
  - Мы нашли её на полу, около двери. Она, похоже, почувствовала неладное и попыталась выйти. Но не успела, бедняжка...
  Я склонилась над больными. Все симптомы необычного заболевания были на лицо. Белая, восковая кожа, пониженная температура тела, красные пятна на груди и животе, редкий пульс.
  - Ну, что скажешь? - спросила Астрид.
  - Тоже, что и раньше. Это не чума, а какая-то неизвестная болезнь. Или проклятие.
  - Чушь. Это не может быть проклятием, я бы почувствовала, - хозяйка резко тряхнула головой.
  - Тебе виднее. В любом случае, сейчас я помочь им не могу. Мне нужны более сильные травы.
  - Тогда отправляйся в Нордар. Белла, конечно, та ещё змея, но в травах разбирается отлично. Езжай прямо сейчас, и постарайся вернуться сегодня же. Дело хуже, чем ты думаешь, у нас ещё трое заболевших.
  - Что?
  - Да. Скельди, старуха Петерсон, и дочка Лиссы, Рута. Помнишь, такая рыженькая?
  - Рута-Лисичка? Помню. А Бьорк знает? Это ведь его дочь.
  - Не знает. Он с двумя ребятами вчера ушёл проветриться. Обещал вернуться сегодня к вечеру.
  - Не завидую ему. А симптомы те же?
  - Один в один. Просто страшно становится.
  - Скажи, а вы точно знаете, что монахи здесь умерли именно от чумы?
  Астрид нахмурилась.
  - А от чего ещё? Впрочем, про чуму рассказали братья из обители Святого Руфуса, которые наводили здесь порядок. Им виднее, правда... - Астрид внезапно осеклась и замолчала.
  - Что, "правда"?
  - Да нет, ерунда, бабские бредни.
  - Договаривай, пожалуйста.
  - Хм. - Хозяйка искоса посмотрела на меня, но потом всё-таки нехотя ответила. - Понимаешь, Белла, всё время твердит, что это не болезнь, а проклятие, прямо как ты сейчас. Но это точно не может быть проклятием, уж что-что, а в этом я разбираюсь, можешь поверить.
  - Но может она...
  - Не может! - взорвалась Астрид. - Не может! Белла просто тупая деревенская знахарка, не видящая дальше собственного носа. И ты будешь такой, если начнёшь её слушать, понятно?
  - Успокойся, прошу тебя, - как можно мягче сказала я, а про себя подумала, что хозяйка Вольного города явно имеет большой зуб на свою деревенскую коллегу.
  Астрид воинственно фыркнула и замолчала. Потом посмотрела на меня и вздохнула.
  - Ладно, тебя это не касается. Лучше давай, собирался быстрее.
  - Мне нужен проводник, я же не знаю дороги.
  - Возьми Расмуса, уж ему-то она отлично известна.
  - Хорошо, Расмуса, так Расмуса.
  - Тогда я скажу, чтобы он готовился, и соберу подарки.
  - Подарки?
  - Конечно. Неужели ты думаешь, что вы поедете с пустыми руками? У Беллы большая семья. Денег она с нас не берёт, а вот от вещей и продуктов не отказывается никогда. Всё, одевайся потеплее, седлай Шуструю и вперёд!
  - Ладно. Да, давно хотела спросить, у нас в городе, случайно не водятся домовые?
  - Домовые? Не слышала. А это ты к чему?
  - Просто уже несколько раз, находила у себя в комнате отпечатки ног и рук, оставленные очень маленьким человеком.
  - Ерунда. Может кто-то из детей, забегал в твоё отсутствие?
  - Я всегда запираю дверь, когда ухожу. Кроме того, ты же знаешь, малыши меня бояться, балаболка Хельди им такого наплела...
  Астрид усмехнулась. - Ерунда, наших детишек трудно напугать. Одна моя доченька чего стоит.
  - Ну, Ева-Лотта, это вообще уникум. Кстати, не знаешь, где она всё время умудряется так испачкаться?
  - Ты говоришь, прямо как мой муженёк. Дети всегда пачкаются, это закон природы.
  - Но не до такой же степени... Хорошо, я пошла собираться.
  - Давно пора.
  
  Наше путешествие длилось около двух часов. Расмус действительно, отлично знал дорогу. Он умело выбирал наименее снежные места, так что нам почти не пришлось петлять. Отдохнувшая и отъевшаяся Шустрая, держалась молодцом и шла достаточно резво. "Подарки" для знахарки, занимавшие четыре перемётные сумы, в основном состояли из муки, овечьего сыра и вяленого мяса. Имелось несколько отрезов тонкого полотна на рубашки и большая кудель овечьей шерсти.
  Путешествие прошло почти в полной тишине. Мой спутник молчал, по понятным причинам, да и я, тоже не была расположена к беседе. Мысли о неожиданно начавшейся эпидемии, не давали покоя. Конечно, возможно мне удастся приготовить сильное лекарство и спасти несчастных, но что-то подсказывало, что лекарства здесь не помогут. Больше всего, меня пугало сходство симптомов болезни с симптомами зачарованного сна, которым спал Олег. Складывалось впечатление, что среди разбойников есть человек вооружённый подобием Костяного Ножа. А почему бы и нет? Кто говорит, что нож существовал в единственном экземпляре? Следовало разобраться, причём действовать нужно как можно быстрее. Иначе в одно прекрасное утро, обитатели Вольного города могут вовсе не проснуться.
  Было около полудня, когда мы подъехали к деревне. Дом знахарки стоял на отшибе. Признаться, я думала, что это будет старая, покосившаяся хижина, наподобие той в которой прошло моё детство, но оказалось, что не все ведьмы живут бедно. Перед нами оказалась целая усадьба, состоящая из нескольких больших, крепких строений, обнесённых высоким забором. Мы подъехали к воротам, и Расмус постучал. Громко залаяли собаки, судя по голосу - матёрые волкодавы. Послышались шаги, ворота скрипнув, открылись. Грузный, бородатый мужик, в мохнатом полушубке, окинул нас внимательным взглядом.
  - Что надо? - хрипло спросил он.
  - Мы от Карла, - ответила я, - нам нужно увидеть матушку Беллу.
  - Да уж понятно, что не от его светлости, - ответил мужик. - Немого я знаю, а вот тебя вижу в первый раз.
  - Я новая знахарка, меня прислала Астрид.
  - А, ты та самая ведьма... Ладно, заходите. Клык, Рвач, Коготь, на место!
  Здоровенные псы, каждый размером с половину моей кобылы, дисциплинированно заткнулись и легли на снег. Их огромные лобастые головы были постоянно повёрнуты в нашу сторону, пока мы ставили под навес коней и снимали мешки с подарками с сёдел. Я нисколько не сомневалась, что достаточно одной короткой команды, чтобы эти мохнатые убийцы кинулись в бой. Провожаемые плотоядными взглядами четвероногих сторожей, мы поднялись на крыльцо, стряхнули с обуви снег пушистой метёлкой и вошли в дом.
  Там нас сразу обступила толпа детей. Они шумели, пихались и кричали. Худенькая девушка лет шестнадцати тщетно пыталась их успокоить. По тому, какие радостные взгляды она кидала на моего спутника, я догадалась, почему Расмус с такой охотой, согласился отправиться в поездку.
  - Ну, и где эта ведьма? - раздался громкий голос, и в комнату вошла высокая женщина, на вид немного старше Астрид. - Так, дети, брысь! Иди сюда девочка, не стой на пороге.
  - Здравствуй, матушка Белла, - поклонилась я. - Меня зовут Марта, я знахарка из Вольного города.
  - Ха, сама вижу, что знахарка. Пойдём ко мне, в этом бедламе, совершенно невозможно разговаривать. Кайса, прими гостя, как подобает, и утихомирь, наконец, эту ораву.
  Мы прошли в небольшую, светлую комнату, уставленную многочисленными бутылочками, ящиками с травами и прочей бакалеей.
  - Прошу извинить меня Марта, за шумный приём. Детишки засиделись дома, но я не хочу выпускать их на улицу пока не уедут стражники.
  - Стражники?
  - Да, гвардейцы его светлости. Заявились вчера вечером, заняли дом старосты, весь вечер пили, девчонок лапать пытались, ну и так далее....
  - А что им нужно?
  - В замок возвращаются, с охоты.
  - С охоты? И много дичи везут.
  - Насчёт дичи не знаю, но добыча знатная. Какой-то разбойник, так, во всяком случае, говорят. У вас никто не пропадал?
  - Нет... хотя постой, вчера ушёл Бьорк и с ним ещё двое.
  - Ну, то точно не Бьорк, уж этого медведя ни с кем не спутаешь.
  - Возможно, кто-то из его отряда. Как он выглядит?
  - Кто ж знает. Запеленат в мешок как младенец, ни рук, ни ног не видно. Голова и то закрыта.
  - Чудно... А когда они собираются уезжать?
  - Не раньше чем через пару часов. Самогон у нашего старосты очень уж ядрёный.
  - Ясно.
  - Давай лучше о деле поговорим, ты ведь не просто так приехала.
  - Давай. Мне травы нужны.
  - Ха, а что, тех, что я в прошлый раз давала, мало оказалось?
  - Нет, просто они не помогают. У нас беда случилась.
  - Что, никак то же самое что с монахами?
  - Верно. Только это не чума...
  - Конечно не чума. Трусишки из Святого Руфуса особо не разбирались. Побросали всех мертвецов в склеп и сбежали, словно за ними волки гнались.
  - Значит, никто не знает, что произошло в монастыре на самом деле?
  - Ну не совсем... Один из монахов, сумел добраться до нашей деревни.
  - Что? Серьёзно?
  - Буду я шутки шутить. Его мой муж в лесу нашёл. Он весь в крови был, и говорить почти не мог.
  - В крови?
  - Да. Похоже, по дороге волки погрызли. Я пыталась его спасти, но бесполезно, в тот же день он умер.
  - Плохо.
  - Конечно, плохо, когда человек умирает.
  - Может, он чего-нибудь, сказал перед смертью?
  - Бормотал про драконов и проклятие. Я думаю, что кто-то из монахов полез в логово Ледяных Драконов, и те их прокляли. Всех до единого.
  - Драконов? Ты хочешь сказать, что у вас тут обитают драконы?
  - Обитают. Сразу видно, что ты не местная. У нас об этом, любой сопляк знает. Драконы живут за Костяным перевалом, там у них логово в горах. Добраться туда сложно, но можно.
  - И люди их видели?
  - Конечно. Только плохое это дело, в их логово соваться. Монах, говорил что-то про яйцо. Мнится мне, уж не драконье ли яйцо они украли. Тогда неудивительно, что ящеры их прокляли.
  - Но зачем им это нужно? Собирались сделать омлет?
  - Не говори ерунды. Их настоятель, отец Лазарус, на досуге магией занимался. Демонов вещей призывал.
  - Демонов?
  - Ну да. Из камней, воды, дерева...
  - Ах, элементалей...
  - Слово, какое заумное. Ты их хоть пчёлками назови, а по мне одно, демоны и всё тут.
  Я задумалась. Значит, отец Лазарус развлекался призывом элементалей... Они конечно не демоны - духи стихий не имеют ничего общего с порождением тёмных сил, тут Белла ошибается. Теперь кстати становится понятно, как именно монахи смогли так быстро прорыть столько коридоров и комнат в твёрдой гранитной скале. Вне всякого сомнения, им помогали элементали. Настоятель, набивший руку на камне и огне, мог поддаться соблазну, использовать для своих опытов яйцо дракона. Другое дело, я всегда считала, что драконы, существа мифологические, не имеющие отношения к реальности. Конечно, в детстве один раз повелась на розыгрыш с драконьей кровью, но с тех пор прошло достаточно времени, чтобы прекратить верить в сказки.
  - Послушай, а этих драконов кто-нибудь, видел?
  - Мой муж видел. И у Калле, можешь спросить, как вернешься. Они вместе тогда к перевалу ходили. Не сомневайся, я тебе правду говорю.
  - Да я не сомневаюсь, просто не знаю, что делать.
  - Я тоже не знаю. Одно ясно, травы тут не помогут. И эликсиры. Пойми, это не болезнь, это проклятие. Оно убило монахов, но никуда не ушло, а осталось ждать своего часа. Я предупреждала выскочку Астрид, что нельзя оставаться в монастыре, но она не послушалась. Самая умная нашлась. Считает, если была жрицей Длани, то знает о проклятиях всё. И ладно сама помрёт, так ведь столько невинного народа за собой на тот свет утянет.
  - "Однако эти двое, страсть как любят друг друга", - подумала я, а вслух сказала: - Так что, яйцо осталось в монастыре?
  - Наверное, я не знаю. Возможно, никакого яйца на самом деле нет, и то был просто бред умирающего человека, но уж очень всё сходится.
  - Это меня и беспокоит. Слишком всё просто... Ладно, давай посмотрим, что у тебя есть из трав...
  
  Мы покинули дом матушки Беллы спустя час, нагруженные лекарственными снадобьями. Отъехав немного, я остановила Шуструю и повернулась к Расмусу.
  - Послушай, есть дело. Мне сказали, что в деревне остановились стражники, которые везут пойманного разбойника. Боюсь, как бы им не оказался кто-то из наших. Думаю, нужно подождать и посмотреть. Как считаешь?
  Мой спутник, на секунду задумался, а потом быстро закивал, соглашаясь.
  - Отлично. Где тут дорога, ведущая к замку?
  Спустя некоторое время, мы, оставив лошадей в лесу сели в засаду. Место оказалось очень удачным, дорога сужалась между двух скал, на обочине лежали крупные валуны, за которыми так хорошо было прятаться.
  Ждать пришлось недолго. Не прошло и часа, как послышался глухой топот копыт и из-за поворота, выехали пять всадников: четверо гвардейцев в плащах с гербом Его Светлости, маркграфа Отто, и пятый - пленник, привязанный к седлу, закутанный с ног до головы в грубую ткань. Стражники торопились, понукая коней, явно боясь не успеть, домой до заката. Я быстро вышла на дорогу и вскинула правую руку, с которой предварительно сняла перчатку.
  Мне очень нравиться пускать пучки молний из пальцев. Есть в этом, что-то мистическое. Помню, Маринка показала мне мультик, про разных древних волшебников. Среди них был один грозный дядька, который сидел на высокой горе и швырялся во всех молниями. Очень красиво и страшно. Я потом часто играла во дворе резиденции ордена, изображая из себя Марту - Повелительницу Бурь, пока Магистрам не надоел постоянный грохот и шипение. Тогда пришлось перейти к более спокойным занятиям, например сотворению иллюзий.
  Выскочив на дорогу, я быстро выпустила четыре пучка молний, которые оглушили стражников и парализовали коней. Не теряя даром времени, мы подбежали к пленнику, и пока Расмус разоружал гвардейцев, я быстро разрезала прочные кожаные верёвки, и разматывала ткань. Не прошло и двух минут, как с головы несчастного был, сдёрнут плотный мешок и мы смогли разглядеть того, кого так усиленно спасали.
  Сначала, я его не узнала - он зарос густой щетиной и похудел, но потом, когда взглянула в полные ярости глаза, озарение снизошло на меня.
  - Вот так встреча! Господин ленсмен, если не ошибаюсь!
  Он замычал, пытаясь вытолкнуть кляп изо рта. Я поспешила освободить ему руки, и через секунду, громкий рёв, разорвал тишину леса.
  - Дьявол вам всем в печёнку, какого чёрта здесь происходит!
  - Добрый день, мистер Свенсон. Вы меня не узнаёте?
  - Не узнаю? Да ты ведьма ещё и издеваешься! Ну, погоди, задам тебе трёпку!
  - Не советую, дяденька, я умею кусаться.
  - Да мне плевать, что ты там умеешь! Ты первая, кто смогла ускользнуть из моих рук, но не думай, что так будет продолжаться всё время!
  Я фыркнула и повернулась к Расмусу.
  - Мы с тобой ошиблись, это всего-навсего, господин ленсмен. Интересно, что он сотворил такого, что его понадобилось хватать как бандита?
  - А ты не догадываешься, зараза? Ну, напряги мозги.
  - Похоже, вы впали в немилость, после того, как не смогли меня арестовать, верно?
  - "Впал в немилость"! Мягко сказано! Этот недоносок Лобо закатил истерику, словно бешенная баба, и заявил, что я специально дал тебе сбежать. Я не сдержался, ответил... в результате, у него оказалось разбито лицо...
  Мы с Расмусом, расхохотались. Ленсмен сплюнул.
  - Не вижу ничего смешного, - мрачно буркнул он. - Я служил маркграфам Северной Марки тридцать лет, верой и правдой, словно цепной пёс. Мзды не брал, законы чтил, готов был умереть за сюзерена, и вот такая благодарность.
  - Прости, но мне тебя совсем не жаль.
  - Вот ещё, чтобы какая-то сопля меня жалела. Обойдешься.
  - Я тоже так думаю. И что было потом?
  - Ничего. Налетела стража... Эти говнюки вшестером не смогли со мной справится, послали за подмогой, пришлось бежать. Хотел уйти на Китовый берег, ждал погоды на постоялом дворе, там и взяли. Специально дождались, когда засну, ублюдки!
  Расмус тронул меня за рукав. Оглушённые стражники начали приходить в себя, следовало торопиться.
  - Боюсь, Андерс, у тебя нет выбора, и ты поедешь с нами.
  - Чтобы, Блюмгост вздёрнул меня на ближайшем суку?
  - Это уж как карты лягут. В любом случае, отпускать я тебя не собираюсь, ты слишком опасный противник.
  - Один раз ты это уже сделала.
  - Тогда я не входила в шайку Карла, и думала только о себе. Теперь я должна думать и о других. Хватит болтать, поехали.
  Ленсмен набычился и замолчал. Мы, покинув дорогу, вернулись к лошадям, и продолжили путь. Пленник, ноги которого оставались связаны пропущенной под брюхом лошади верёвкой, всю дорогу угрюмо дулся. Уже смеркалось, когда наш маленький караван, достиг Вольного города.
  Посмотреть на именитого пленника, собралось всё население. Впрочем, люди отнеслись к ленсмену без особой злобы, скорее с интересом и даже некоторым сочувствием. От произвола маркграфа и его сынка пострадало большинство присутствующих, потому, история Андерса оказалась встречена с пониманием. Бывшего ленсмена накормили и заперли в одной из келий, служившей тюрьмой, после чего, атаман вызвал меня к себе.
  В апартаментах Блюмгоста, я была впервые. Они почти не отличались от жилищ других горожан, хозяин Вольного города и его жена, оказались очень скромны в быту. Мы вошли в комнату, служившую гостиной. Астрид сидела в большом кресле, и кормила грудью Рауля. При виде меня, она хмуро кивнула и вновь, опустила голову, старательно делая вид, что ей все равно.
  - Ну, - неестественно бодрым голосом спросил Карл, - расскажи, как тебе удалось захватить ленсмена? Я сам много раз пытался провернуть эту штуку, но безрезультатно. У него, правда, тоже ничего не получилось.
  - На самом деле, всё было очень просто. Но ведь вы позвали меня сюда для другого?
  Блюмгост, тяжело вздохнул и посмотрел на жену. Та по-прежнему всем своим видом, давала понять, как ей на всё наплевать.
  - У нас ещё четверо заболевших... - наконец угрюмо сказал он. - Боюсь, скоро начнётся паника. Ты говорила с Беллой? Что она сказала?
  - Что могла сказать эта перепачканная навозом торпарка! - злобно выкрикнула Астрид. Ребёнок на её руках запищал.
  - Жена, цыц! - прикрикнул Карл. - Достала уже!
  Та упрямо сжала губы, и принялась качать Рауля с такой яростью, что малыш, наверное, решил, что попал в десятибалльный шторм.
  - Белла, говорит, это не болезнь, а проклятие, - сказала я, в упор, глядя на Астрид. Ведьма скрипнула зубами, но промолчала. - Она утверждает, что монахи, прогневали Ледяных драконов и те их наказали. Потом, монахи умерли, а проклятие осталось здесь, в монастыре, дожидаться следующих жертв.
  - Да послушай, ты, наконец! - не выдержала хозяйка. Она энергично вскочила на ноги, положила ребёнка в колыбель и встала передо мной, воинственно уперев руки в бока. - Я жрица Длани, и знаю про проклятия всё. Понимаешь, ВСЁ. Никто лучше нас не разбирался в этом. Здесь проклятием даже не пахнет. Белла, что греха таить, отличная знахарка, так же как и ты, но вы обе несёте чушь. Как можно, не зная основ, делать такие выводы. Вы ведёте себя, словно неграмотные крестьяне, которые все проблемы списывают на происки нечистых сил. Ячмень полёг - конечно, демоны постарались, корова сдохла - наверное, Сатана в гости заходил, детишки болеют - так это их ведьма сглазила!
  - Астрид, успокойся, тебе нельзя волноваться, - громко сказал Блюмгост, вставая. Он обнял жену за плечи и принялся осторожно гладить по голове, словно обиженного ребёнка. Я вздохнула.
  - Мне очень жаль. Возможно, я действительно ничего не понимаю, но корень наших проблем надо искать не здесь. Я, конечно, могу сварить сильное зелье, но оно не поможет. Простите...
  Карл покачал головой. - Ладно, иди. Постарайся сделать что сможешь.
  Когда я выходила, то поймала взгляд Астрид. В нём не было раздражения или злобы, только безнадёжная тоска...
  
  Глава 7.
  Домовёнок, книги и мумия.
  (Мир Ириан, Вольный город. Олег - 25 лет, Марта - 17 лет)
  
  Я лежала в кровати, тщетно пытаясь уснуть. Мне казалось что сон придет сразу как голова коснётся подушки, денёк выдался сложный, а поди ж ты. В голову лезли дурные мысли, и чувство надвигающейся катастрофы не давало расслабиться.
  Покинув жилище Блюмгостов, я прямиком направилась в лазарет, устроенный в одной из больших комнат. Там возилась Хильда и Лисса. Больных насчитывалось уже десять человек, считая Яри и Гуниллу. Все попытки привести их в чувство, ни к чему, не привели, приготовленное мной зелье не действовало, эликсиры матушки Беллы тоже оказались бесполезны. Мы без толку провозились три часа, после чего разошлись по домам, договорившись продолжить утром. Но я абсолютно не питала иллюзий насчёт завтрашнего дня, понимая, что дальше будет только хуже.
  Мои невесёлые мысли, прервал тихий шорох, откуда-то сверху. Он явно шёл из большого вентиляционного отверстия в потолке. Хильда говорила, что раньше, в него выходила печная труба, потом печку поставили в более удобном месте, трубу без затей вывели на улицу, но потолочную дыру заделывать не стали. Прежняя хозяйка комнаты утверждала, что за этим отверстием скрывается целый лабиринт узких ходов непонятно, как и для чего сделанных. Возможно, монахи специально пробили их, чтобы печной дым, выходя наружу, грел стены келий. В любом случае, нынешние обитатели монастыря, предпочли не заморачиваться со сложной системой отопления и переделали печи, оставив старые проходы для вентиляции.
  Шорох под потолком повторился. Я лежала на кровати совершенно неподвижно, тщательно притворяясь спящей. Внезапно из отверстия выпала верёвка, потом, следом выполз маленький человечек, который стал быстро спускаться вниз. Вот он коснулся башмачками пола, вот опасливо повернулся в мою сторону, дабы убедиться, что я действительно сплю. Мне стало смешно, секрет таинственного домового, оказался раскрыт. Странное существо, неизвестно как проникающее в комнату и оставляющее отпечатки подошв и маленьких ладошек на чистых поверхностях, оказалось проказницей Евой-Лоттой. Теперь понятно, почему она всё время бегает чумазая как трубочист. Ползать по старым печным трубам и при этом не испачкаться просто невозможно.
  Убедившись, что я крепко сплю, девочка заложила руки за спину и принялась расхаживать по комнате с видом настоящей хозяйки. Она поворошила горку угля у печки носком своего мохнатого сапожка, подошла к лежащему на невысоком топчане Олегу, долго разглядывала его лицо, потом вскарабкалась на табуретку у стола, перебралась на стол, поболтала пальцем в кружке с микстурой, облизала палец, поморщилась, села на край и принялась болтать ногами, тихо мурлыча, какую-то песенку.
  Я резко поднялась и села.
  - Изыди бес, прочь, прочь отсюда! - мне пришлось постараться, чтобы голос звучал, как можно более испугано.
  Ева-Лотта, пискнула, спрыгнула со стола и кинулась к верёвке, но я встала у неё на пути.
  - Прочь, демон, убирайся, иначе я тебя испепелю!
  - Не надо меня пепелить! - взвыла перепуганная девочка. Она отбежала к двери и попыталась её открыть, но отодвинуть тугой засов не хватило силенок. - Тётенька Марта, это же я!
  - Ты меня не обманешь, гнусное отродье! Думаешь, если принял обличие невинного ребёнка, то я тебя пощажу? Говори быстро, что ты сотворил с Евой-Лоттой?
  - Да это я и есть, Ева-Лотта! Тетенька Марта, пожалуйста, не надо меня заколдовывать!
  Мне хотелось ещё немного попугать несносную шкоду, но она смотрела на меня, такими испуганными глазами, что я не выдержала и рассмеялась.
  - Испугалась малявка? То-то, не будешь лазить, куда не надо!
  Девочка быстро смекнула, что расправа не состоится, и к ней мгновенно вернулась прежняя самоуверенность.
  - И вовсе я не боюсь. Ты мне ничего не сделаешь! - нагло заявила она.
  - А если сделаю?
  - Тогда, я папе пожалуюсь, и он тебе покажет!
  - Знаешь, милочка, если я сейчас превращу тебя в крысу, ты не сможешь ничего никому рассказать.
  Я взмахнула рукой, и лежащее у печки полено, превратилось в омерзительную крысу, с длинным, облезлым хвостом. Ева-Лотта взвизгнула и запрыгнула на табуретку. Крыса поднялась на задние лапки, повела большим, мокрым носом и громко лязгнула зубами. Девочка перепрыгнула на стол.
  - Убери её, пожалуйста, - дрожащим голосом попросила она.
  - Больше не будешь задаваться?
  - Нет, честное слово.
  - Смотри у меня.
  Я, одним движением рассеяла иллюзию, и села за стол. Моя ночная гостья, опасливо опустилась на коленки.
  - И давно ты так ползаешь?
  - Давно.
  - И не стыдно?
  - А чего такого? Я же ничего не ворую, просто смотрю.
  - Ага, а твоя мама, каждый день тратит по три часа, чтобы отскрести тебя от грязи.
  Ева-Лотта, беспечно махнула рукой.
  - Мне очень нравиться ползать и искать разные штуки, - доверчиво сообщила она. - Здесь, так много интересных мест, где кроме меня никто не был, ты даже не представляешь!
  - Куда уж мне. - Я достала кувшин с медовой водой и поставила его перед девочкой. - Хочешь?
  - Ага, конечно. А у тебя есть, что-нибудь покушать?
  - Увы, нет, хотя... Дьявол, со всеми этими проблемами, я совсем забыла, что Белла, передала для тебя подарок!
  - Правда? - девочка вскочила на ноги.
  - Правда. - Я залезла в дорожную сумку, и вынула из неё, тяжёлый, неприятно пахнущий свёрток. - Что такое не знаю, воняет словно скунс сдох, но Белла говорит, ты это любишь.
  Ева-Лотта, вцепилась в свёрток всеми десятью пальцами и принялась его разворачивать.
  - Боже ну и вонь, - вздохнула я, когда её труды увенчались успехом. - Ну и что это такое?
  - Вяленая волчья печёнка... мммм, объедение! - девочка засунула в рот мерзкого вида ломтик и, закатив от удовольствия глаза, принялась жевать. - Хочешь попробовать, бери, не стесняйся.
  Внутренне содрогнувшись я взяла маленький кусочек, попробовала... нет, кушать конечно можно, особенно после недельного поста, но вот так, смаковать, словно шоколадную конфету... Конечно в детстве я сама очень любила похлёбку из лягушек и ящериц, особенно если добавить сладких корней камыша, но в то, голодное время ничего другого просто не было, а тут...
  - Тебе, действительно нравиться?
  - Конечно, это же так вкусно.
  Прожевав ещё несколько кусочков, Ева-Лотта, со вздохом, запихнула гостинец за пазуху и демонстративно погладила живот. Это выглядело настолько комично, что я не удержавшись засмеялась. Девочка снисходительно улыбнулась, потом, прошлась туда-сюда по столу и снова села. Её внимание, привлекла книга, лежавшая на самом краю.
  - Какая толстая. А в ней есть картинки?
  - Нет.
  - А как она называется?
  - "Гербологический трактат, о травах, цветах, злаках, равно как и прочих растениях, их полезных соках кои добываются посредством отжима и кипячения для укрепления здоровья божьим людям, за авторством декана Вольного Столичного Университета, Магнуса Пека". Понятно?
  - Не-а. Жалко, что нету картинок.
  - Можно подумать, ты видела много книг.
  - Видела, и побольше чем ты. Целую кучу толстых книжек, все с картинками.
  - Так уж все.
  - Ну не все конечно, но многие. И они были гораздо красивее, чем твоя книжка.
  - Ага, сейчас, так я тебе и поверила... Хотя погоди, где ты их видела?
  - Не скажу, ты плохая.
  - Тогда понятно. Эти книжки тебе, наверное, приснились.
  Ева-Лотта, возмущённо вскочила.
  - И совсем они мне не приснились, ты сама дура! Я нашла комнату, где их полно, но тебе не скажу.
  - Ну, что ты мне сказки рассказываешь? Откуда здесь может взяться много книг? Напридумывала всякой ерунды...
  От столь несправедливого обвинения, на глаза девочки навернулись слёзы. Она спрыгнула со стола и пошла к двери.
  - Не хочу больше с тобой разговаривать, дура!
  - Да, пожалуйста, уходи, очень надо. С самого начала знала, что ты вруша.
  - Я не вруша!
  - Вруша!
  - Не вруша!
  - Докажи. Давай вместе сходим, и ты покажешь мне эти книги.
  - Вот ещё, какая хитренькая!
  - Не хочешь, потому, что там ничего нет. Ты просто боишься признаться.
  Девочка стиснула кулачки. Если бы можно было испепелять взглядом, от меня давно бы осталась горка пыли.
  - Ладно, - медленно сказала она. - Пошли. Только быстро.
  Меня не стоило просить дважды. Я быстро оделась, и мы выскользнули на улицу. Ева-Лотта шла уверенно, без проблем ориентируясь почти в полной темноте. Мы миновали несколько сараев, конюшню и, наконец, подошли к тому месту, где в гранитной стене оказалось прорублено несколько огромных окон. Раньше их закрывали массивные деревянные рамы с прозрачными стёклами. Сейчас стёкла были частично сняты, частично разбиты, а большинство рам, обрушившись, гнили на земле. Хрустя подошвами по осколкам, мы вошли, словно в дверь в один из проёмов и оказались в большом помещении, заваленном обломками мебели. Стало совсем темно, я попросила Еву-Лотту остановиться и произнесла заклинание. Секунду спустя, над нами повис небольшой шарик яркого, белого света. Воздушный элементаль, является превосходной заменой факелу или электрическому фонарику.
  - Как здорово! - радостно воскликнула девочка и захлопала в ладоши. Я огляделась по сторонам. Помещение, в котором мы оказались, больше всего напоминало аудиторию учебного заведения: ряды перепачканных чернилами столов из потемневшего от времени дерева и высокие деревянные скамьи. Такой интерьер вполне естественен для университета или школы, но зачем всё это в монастыре? А для чего нужны огромные окна, уместные в более тёплом климате, и большие бронзовые масляные светильники по углам? Ну, конечно же, скрипторий, как я сразу не догадалась! Здесь, монахи занимались перепиской книг - делом весьма занудным, но очень прибыльным, если учесть, сколько стоит одна книга в мире не знающим типографского станка. Однажды мне довелось листать Кодекс Баллатара: сборник богословских статей восьми апостолов церкви Убитого бога, являющийся настоящим произведением искусства. Почти пять сотен страниц великолепного пергамента, восхитительные миниатюры, тщательно выписанные буквицы, золотые накладки на переплёте... Шедевр, что и говорить. Книга была куплена за шестьдесят цехинов, и хозяин радовался, что она досталась ему так дёшево. Для справки, могу сказать, что за эти деньги можно приобрести двухэтажный каменный дом с конюшней и небольшим садиком в чистом районе Столицы. Конечно, обычные книги стоили значительно дешевле, но всё равно, являлись в первую очередь, предметом роскоши, что давало монастырям возможность неплохо заработать.
  - Пошли, чего встала, тут нет ничего интересного, - недовольно сказала Ева-Лотта и потянула меня за руку в дальний угол комнаты. Я покорно пошла следом. Там оказалась сорванная с петель, тяжёлая дверь и узкий короткий коридор, заваленный до потолка битым камнем.
  - Тут тупик....
  - Ага, но я прокопала проход. Три дня возилась. Полезли.
  Моя маленькая спутница, ящеркой скользнула наверх и скрылась из виду. Я пожала плечами и последовала за ней. Вопреки подозрениям, проход оказался достаточно широким, девочка постаралась на славу. Он располагался под самым потолком и был почти не виден с земли, скрытый причудливой игрой теней.
  После того, как, препятствие было успешно преодолено, мы двинулись дальше.
  - Интересно, откуда образовался завал? - задумчиво спросила я, водружая светлячка-элементаля над головой.
  - Наверное, когда земля сильно тряслась, - пояснила девочка. - Это было давно, мы только сюда переехали. Ох, и страшно же было, все на улицу повыскакивали, а кругом камни падают. Тогда несколько комнат засыпало, вместе с людями. Их так и не откопали.
  - Жуть, - я повела плечами. Только землетрясения недоставало, для полного счастья.
  Коридор кончился, и мы вошли в небольшую, сводчатую комнату, в центре которой находился стол, заваленный книгами. Несколько шкафов стояли у стен или лежали на боку, по всей вероятности, опрокинутые подземными толчками.
  - Вот видишь, - с торжеством в голосе, провозгласила Ева-Лотта. - Я говорила правду, смотри сколько книжек!
  Я, не ответив, присела на корточки, подняла несколько упавших на пол фолиантов и осторожно переложила на полки. Потом подошла к столу, открыла первую попавшуюся книгу и, прочитав первые строчки, не смогла удержаться от смеха. То оказалось "Житие, деяния и речения, святых Клапауция и Трурля, в назидание потомкам записанное преподобным Лемусом" - анонимный еретический трактат, созданный неизвестным сатириком около двадцати лет назад. В нём, автор-насмешник утверждал, что разумными в нашей Вселенной являются лишь странные железные машины, а люди или "бледнотики", есть "грязь, слизь и кал" - типичное недоразумение природы. Мне довелось познакомиться с этой книгой в замке маркграфа Джардинса. Странно, что богомерзкий труд присутствовал в монастырской библиотеке. Похоже, святые отцы были не прочь на досуге развлечься чтением запрещенной литературы. Как это на них похоже.
  - А что за дверью? - спросила я, указывая на проход в противоположной стене. - Ты там была?
  - Конечно, - важно отозвалась Ева-Лотта. Она оторвалась от разглядывания ярких миниатюр в толстенном фолианте и повернулась ко мне. - Там дядька мёртвый сидит, и всяких странных штук полно.
  - Пойдем, посмотрим?
  - Идём. - Девочка спрыгнула со стула, и решительно пошла вперёд. Я двинулась следом, пытаясь подавить беспокойство.
  Помещение, в котором мы очутились, было гораздо больше библиотеки. Оно оказалось сильно захламлено - многочисленные столы, заставленные бутылями всех размеров и форм, штабеля алхимической посуды и самых разнообразных приборов, занимали почти всё свободное пространство. Немного места, имелось только в правом дальнем углу, где стоял письменный стол и резное кресло с высокой спинкой. В кресле сидел человек, вернее всё то, что от него осталось.
  - Вот, - сказала Ева-Лотта. - Правда, страшный дядька?
  Я подошла к креслу. Судя по всему, "страшным дядькой", был отец Лазарус - настоятель монастыря, маг-элементалист, хозяин этой захламлённой лаборатории. Он сидел, откинувшись к спинке, высушенный и сморщенный, словно старое яблоко. Правая рука лежала на подлокотнике, в пальцах левой, безвольно опущенной вдоль тела было зажато гусиное перо с обкусанным кончиком. Тело оказалось изрядно погрызено крысами или иными паразитами и представляло собой весьма отталкивающее и жалкое зрелище. Но запах разложения отсутствовал совсем, словно перед нами сидел не мертвец, а восковая кукла.
  Ева-Лотта, вскарабкалась на стол и уселась на краю, беспечно болтая ногами. Соседство с покойником её совершенно не пугало. Девчонке явно льстила роль руководителя экспедиции, и она всем видом старалась показать какая она смелая и бесшабашная. Я подошла ближе и увидела, что прямо перед мумией, лежит раскрытая тетрадь, полная записей и чернильница с откинутой крышкой. Чернила давно высохли, но меня сейчас больше интересовала тетрадь. Похоже, старик писал до самого конца - последние несколько строчек, оказались совершенно нечитаемы. Я осторожно взяла её в руки и перевернула несколько листов. Оказалось, что передо мной, рабочий дневник, в котором отец Лазарус, скрупулезно записывал результаты опытов и свои соображения по различным вопросам. Почерк старика был ужасен, некоторые слова разбирались с трудом. Хорошо ещё, что писал он на таленге - местной разновидности латыни - мёртвом языке, ставшим универсальным средством общения богословов и учёных. Большинство записей в журнале, оказались малоинтересны, но последние две страницы несли важнейшую информацию.
  ..."Вчера проводили братьев Фредерико, Паоло и Магнуса к месту, населяемому богопротивными тварями, коих здешние язычники именуют Драконами, поклоняясь им словно поганым идолам. Нет предела мерзости, которой может предаться слабый верой, но наши братья сильны духом, и полны решимости истребить словом Божьим проклятых тварей во имя торжества Истины"....
  ..."Господь в своей милости даёт неразумным детям своим тяжкие испытания. Сегодня вернулись братья Фредерико и Магнус, едва живые и упавшие духом, ибо не удалось им извергнуть поганых Драконов, в пучину породившей их бездны. Святой молитвы, оказалось недостаточно, проклятая тварь ответила на неё громким криком, почти лишившим несчастных разума, после чего, разорвала на куски и пожрала бедного брата Паоло. Сердце моё обливается кровью при мысли о несчастном, павшем как подобает истинному мученику. Я повелел всем поститься десять дней, и молиться об упокое его чистой души"....
   ..."Да будет вовек славен, день сей, ибо постигла нас сегодня великая радость. Брат Паоло, которого оплакивали мы, вернулся живым и невредимым, повергнув в прах измышления подлых еретиков о невозможности Божественного чуда, ибо Высшее Существо, дало ему силы невредимым войти в логово жутких тварей и также выйти, без какого либо ущерба. В качестве доказательства, принёс он яйцо Дракона, взятое в гнезде. Я весь в предвкушении того момента, как смогу, запершись в лаборатории, подвергнуть, сей мерзкий предмет, всяческим исследованиям, во славу Церкви. К сожалению, брат Паоло, не смог рассказать о своих подвигах, так как глух и нем с рождения"...
  Тут я хмыкнула, и оторвалась от чтения. Похоже, Белла была права, и ушлый монашек, всё-таки сумел обокрасть гнездо, на погибель себе и другим. А два его приятеля оказались трусами. Они явно сбежали, только увидев дракона, а все красочные подробности с пожиранием, придумали позже, чтобы оправдаться... Но Паоло, взял да вернулся живым, подставив друзей. Интересно, а где само яйцо? Успел Лазарус с ним, что-нибудь сделать или проклятие убило его раньше? Я рассеяно окинула взглядом захламлённый стол и увидела, что искомый предмет, лежит прямо перед носом. Это был молочно-белый шар, размером примерно с футбольный мяч (для тех, кто не знает, футбол - игра в мире Земля, очень интересная). Я, не удержавшись, дотронулась до него пальцами, и почувствовала лёгкую вибрацию и гудение. По спине внезапно пробежали мурашки, в голову пришла неприятная мысль - а что, если дракончик собирается вылупиться прямо сейчас.
  - Ева-Лотта, - спросила я девочку, которая устав ждать, задремала, улёгшись прямо на кипу бумаг, заваливших стол. - Скажи, ты трогала эту штуку?
  - Чего? - она сонно посмотрела на меня, потом на драконье яйцо и кивнула, - Ага, трогала. Она так смешно гудит, словно пчелиный улей. Как-то раз в лесу, я...
  - Погоди про лес. Скажи, оно так гудело всегда?
  - Точно, всегда, - девочка на коленках подползла к яйцу и принялась ласково гладить его словно котёнка. Я обратила внимание, что на белой скорлупе, совершенно не остаётся следов от её перепачканных сажей ладошек. - Правда, здорово?
  - Правда. - Я вновь вернулась к тетради.
  ..."Надеюсь, Всевышний простит мне гордыню, ибо грешен я, не чист в помыслах, и все беды, свалившиеся на обитель, лежат целиком на совести моей. Не прошло трёх дней по возвращении брата Паоло, как страшный недуг, охватил всех в округе. Братья один за другим засыпают, лежат словно мёртвые, и нет силы, остановить погибель эту. Молитвы и магия не помогают, мы гибнем один за другим. Сегодня я послал брата Маркуса в селение к знахарке. Она хоть язычница, но добрая женщина и, наверное, не откажется спасти душу свою, благим делом помощи страждущим. Силы оставляют меня, перо выпадает из рук, но я должен взять проклятое яйцо и вернуть на место, в логово тварей, а затем просить их о снисхождении, не ради себя, а ради несчастных братьев, гибнущих по моей вине. Прости, Господи за это, но"...
  Далее шли несколько строк нечитаемых каракулей и след от соскользнувшего пера. Я вытерла внезапно вспотевший лоб и выпрямилась, потом отодвинула в сторону Еву-Лотту, которая успела опять заснуть, положив голову на яйцо, словно на подушку, и внимательно осмотрела могущественный артефакт. Оно было абсолютно белым, и словно светилось изнутри. Его скорлупа оказалась слегка бугристой, но неровность совершенно не чувствовалось, казалось, что поверхность покрыта невидимой защитной плёнкой, абсолютно гладкой и скользкой, словно намыленной. Я попыталась поцарапать скорлупу кончиком ножа, но плёнка не поддалась, метал, скользил, словно хлебный мякиш по стеклу. В конце концов, я наложила ладони и попробовала уловить следы находящейся внутри жизни, слиться с ней. Но и это окончилось неудачей, с таким же результатом можно было общаться с обычным камнем. Складывалось впечатление, что внутри вообще нет ничего живого - только бездушный механизм, наподобие технических штучек, из мира Олега. Оставив безнадёжные попытки, я толкнула уснувшую девочку пальцем в бок.
  - Вставай, засоня, идём домой.
  - Да ладно, давай завтра...
  - Сегодня. Мне ещё сюда твоих родителей вести.
  С Евы-Лотты, мгновенно слетел сон.
  - Э, мы так не договаривались! - вскрикнула она. - Не надо никому рассказывать!
  - Надо. И чем быстрее, тем лучше. Пошли.
  - Ты дура, я тебя ненавижу!
  - Сама дура. У нас люди болеют, а ты только о себе думаешь.
  - А причём тут...
  - При том. Болезнь началась из-за этого яйца. Оно волшебное, понимаешь? Если его вовремя не вернуть, мы все умрём.
  - И мама?
  - Я сказала все. А теперь пошли!
  
  Глава 8.
  Наперегонки со смертью
  (Мир Ириан, Вольный город - Костяной хребет. Олег - 25 лет, Марта - 17 лет)
  
  Нам пришлось ждать несколько минут, прежде чем дверь в апартаменты Блюмгостов, наконец, открылась. Хозяин стоял на пороге растрепанный и сонный.
  - Что случилось? - резко спросил он, потом увидел у меня на руках мирно сопящую Еву-Лотту и испуганно отшатнулся. - Господи, только не это, доченька, ты тоже!
  - Успокойся, с ней всё в порядке, она просто спит. Нам нужно срочно поговорить.
  - Да, конечно, заходи, - атаман разбойников растерянно посторонился, пропуская нас в комнату. Я положила спящую девочку на кушетку и выпрямилась.
  - Астрид уже заснула?
  - Да, только-только угомонилась. Ещё и Рауль постоянно хнычет.
  - Иди, разбуди её, нужно чтобы она была в курсе.
  - Послушай в чём дело? Разве нельзя отложить до утра?
  - Нельзя, у нас почти не осталось времени, мы должны действовать немедленно.
  Карл, хотел ещё что-то сказать, но, посмотрев мне в глаза, передумал и отправился будить жену. Астрид поднялась мгновенно, словно и не спала вовсе. Хмурая, она вошла в гостиную, кутаясь в пуховую шаль, окинула меня внимательным взглядом и села на кушетку рядом с дочерью.
  - Ты ведь знала, что Ева-Лотта, ползает по старым печным трубам? - прямо спросила я у неё.
  - И что с того? На мои запреты она чихала, спасибо папочке, избаловал ребёнка. Что же мне оставалось делать, на цепь сажать? Ничего страшного же не случилось.
  - Вот тут, ты, к сожалению ошибаешься. Одевайтесь и идите за мной. Я покажу вам причину начавшейся эпидемии.
  - Это не может подождать до утра?
  - Нет. Мы пойдём сейчас.
  Я ожидала взрыва возмущения, но хозяйка покорно встала и пошла одеваться. Её муж, молча двинулся следом. Спустя несколько минут, мы добрались до скриптория.
  - Не понимаю, что здесь такого странного? - пробурчал Карл, оглядывая помещение. - Я уже заходил сюда раньше, тут нет ничего интересного.
  - Ева-Лотта, смогла прокопать проход в библиотеку. Видишь вход в коридор?
  - Библиотеку? - удивился Карл. - И много там книг? Я имею в виду, их можно будет, потом продать?
  - Сам решишь, если доживешь, конечно. Идём, нам сюда.
  Проход, прорытый старательной Евой-Лоттой к счастью оказался достаточно широк, чтобы сквозь него смогли протиснуться её родители.
  - Мать моя, женщина! - в восторге сказал Блюмгост, когда мы оказались в библиотеке. - Сколько книжек. И не лень же их было писать, а старуха? Ну, чего молчишь?
  Хмурая Астрид, действительно молчавшая всю дорогу, раздражённо махнула рукой и повернулась ко мне.
  - Это всё, что ты хотела показать? - резко спросила она.
  - Нет, идёмте дальше.
  В лаборатории всё осталось на своих местах. Мы подошли к столу.
  - Можете познакомиться, перед вами, достопочтимый Лазарус, отец-настоятель монастыря, маг-элементалист, неутомимый экспериментатор и главный виновник наших бед.
  - Мерзость какая, - брезгливо сказала Астрид осмотрев мумию. - Ты хочешь сказать, что этого мертвяка, нашла моя дочь?
  - Верно. Но рассказ сейчас о другом. Вы готовы его выслушать?
  - Давай, - вздохнул Карл. - Хотя чувствую, он мне не понравится.
  - Не сомневаюсь. Итак, отец Лазарус экспериментировал с призывом элементалей, достигнув в этом деле больших успехов. Насколько я поняла, весь город, был построен его стараниями, при помощи магии. Вне всякого сомнения, он был одним из величайших элементалистов-практиков этого Мира. К сожалению, обычного могущества ему показалось мало, и он решил прибегнуть к мистическим силам...
  - Что ты имеешь в виду? - с подозрением спросила Астрид.
  - Этот неугомонный старик, послал трёх монахов в логово Ледяных Драконов, чтобы те украли любой, принадлежащий им предмет, ну там, чешуйку с панциря, или обломок когтя. Насколько я понимаю, он надеялся через эксперимент с частью драконьей плоти, получить абсолютно новый источник силы. Я понятно объясняю?
  - Вполне, - буркнула Астрид. Карл рассеяно пожал плечами.
  - Продолжаю. Экспедиция закончилась удачно. Правда два монаха сбежали, услышав драконий рёв... Кстати, Карл, Белла говорила мне, что ты, когда-то ходил вместе с её мужем к логову, это так?
  Блюмгост усмехнулся. - Было такое дело. Мы с Ховардом молодые были, приключений искали. Ну и нашли, на свою... шею.
  - И как?
  - Да ни как. Он сидел на верхушке тропы, здоровый словно скала и блестел как алмаз. Крылья - широченные, два дома покрыть можно, шея тонкая, как у змеи, башка большая и зубов в пасти в три ряда. Впрочем, времени его разглядывать, совсем не было, потому, что он как нас увидел, то пасть раскрыл и заревел, собака такая.
  - И?
  - Бежали мы так, что чуть сапоги не потеряли, мили две, не меньше, слава богу, что всё время под горку, остановиться не могли. Потом пришлось портки стирать, так испугались. - Карл криво усмехнулся. - Сейчас конечно весело вспоминать, а тогда...
  - Ясно... - мне внезапно в голову пришла интересная мысль, но я решила пока не отвлекаться и продолжила рассказ. - Итак, отец Лазарус, послал трёх монахов, и один из них, брат Паоло, добился своего, украв не что-нибудь, а драконье яйцо, - я эффектным жестом указала на белый шар. Астрид выпрямилась и машинально шагнула вперёд.
  - Как видите, у драконов были все основания обидеться на здешних обитателей. Что они сделали: наслали проклятие или обычную болезнь, это сейчас не важно. Важно, что через три дня, в монастыре началась эпидемия. Настоятель, хотел вернуть яйцо обратно, но не успел и умер в этом кресле. Умерли остальные монахи... вернее не умерли а заснули беспробудным сном, после чего их сожрали крысы. Затем всё успокоилось, до тех пор, пока месяц назад, одна маленькая, любопытная девочка, не проникла сюда...
  - Ах ты гадина! Да как ты смеешь обвинять мою дочь! - взорвалась Астрид.
  - Я никого не обвиняю, - медленно ответила я. - В случившемся, она виновата не больше тебя или твоего мужа. Подумай, на её месте, мог оказаться любой. Мне кажется, достаточно было просто, дотронутся до яйца, чтобы эпидемия началась снова. Единственно, что мне непонятно, почему сейчас болезнь распространяется так неспешно.
  - Всё это, бесполезная болтовня, - поморщился Блюмгост, - лучше скажи, что делать? У нас есть шанс?
  - Шанс есть всегда. Как только рассветёт, я отправлюсь к драконам. Верну им похищенное, возможно попытаюсь получить прощение. Это единственное, что нам остаётся.
  - Ты не поедешь одна, я поеду с тобой, - решительно начал Карл.
  - Нет, на этот раз мне придётся отказаться от помощи.
  - Но почему?
  - Подумай сам. Если внезапно, в дороге, ты уснёшь, что я буду делать с твоим телом? Потащу на себе? Или может, оставить тебя на съедение волкам?
  - Я справлюсь.
  - Не говори ерунды. Астрид, скажи ему...
  - Прекрати играть в благородного рыцаря, дай девочке выполнить задуманное, - голос хозяйки звучал печально. - Ты ещё хочешь, что-нибудь показать или это всё?
  - Пока всё. Я думаю, мне нужно идти собираться.
  - Хорошо, - решительно сказал Карл. - Пойду в конюшню, приготовлю лошадей. Проведу тебя через лес, потом вернусь домой. Надеюсь, ты согласишься на такую помощь?
  - Соглашусь, спасибо.
  Блюмгост развернулся и быстро пошёл к выходу. Мы с Астрид двинулись следом.
  - Прости меня, - негромко сказала она. - Я вела себя не лучшим образом.
  - Всё в порядке, ты ни в чём не виновата.
  - Понимаешь, всю жизнь, я привыкла бороться за своё счастье одна... Моя наставница-жрица, была... очень жестокой женщиной, я для неё являлась просто орудием, продолжательницей дела. Весь культ Длани Милосердной, был построен на страхе, недаром мы изучали только проклятия. Когда она, наконец, умерла, я нашла в себе силы, порвать с прошлым и уйти. Мы с Беллой много путешествовали, я училась быть человеком, а не носителем кары богов...
  - Вы были подругами?
  - Да, давно, пока не поссорились.
  - Поссорились из-за Карла?
  - Как ты догадалась?
  - Это так просто. Лучшие подруги, всегда ссорятся из-за мужчин. Закон природы.
  Астрид усмехнулась. - Действительно, что же ещё... Мы обе ему нравились, но он выбрал меня. Не знаю почему. Возможно, потому, что Белла не может иметь детей, а у меня, смотри, уже третий на подходе.
  - Погоди, - удивилась я, - у них полный дом ребятишек.
  - Приёмыши. Подкидыши и сироты.
  - Вот оно как...
  - Да. Харольд не против, даже рад такой компании, она тоже.
  - Возможно, вам стоит помириться.
  - Зачем, не вижу смысла.
  - Тебе виднее.
  - Ладно, - она внезапно остановилась и схватила меня за плечо. - Ты действительно веришь, что сможешь договориться с этими тварями? Или мы обречены?
  - Я сделаю всё, что смогу, и не вернусь назад с пустыми руками, обещаю!
  - Мы все, будем молиться за тебя девочка. Надеюсь, боги проявят к нам снисхождение.
  
  Солнце стояло уже достаточно высоко, когда мы выехали из-под сумрачного полога леса и остановились у подножия Костяного хребта.
  - Теперь всё время наверх, - сказал Карл, щурясь от яркого света. - Тебе нужно пройти через седловину между этих двух вершин, видишь?
  - Да, вижу.
  - Оттуда спустишься в ущелье, узкое и прямое, как стрела, оно одно там такое, не ошибешься. Пройдёшь его до конца, дальше начнётся подъём. Это и будет перевал. Тропу, конечно, замело, но она и не нужна. Склон там достаточно пологий, проблем не будет. Не знаю, правда, как тебе удастся пройти мимо часового дракона, нам с Харальдом, не удалось, да и другим тоже.
  - Один человек сумел это сделать, будь он неладен.
  - Согласен. Ты точно уверена, что больше не нуждаешься в моей помощи?
  - Точно. Прошу, немедленно возвращайся обратно, болезнь может свалить тебя в любой момент.
  - Пусть только попробует, стерва, я ей ноги-руки повыдёргиваю, - усмехнулся Блюмгост. Выглядел он очень неважно, возможно причиной тому была бессонная ночь, и утреннее известие о том, что ещё двенадцать человек не смогли проснуться, возможно, недуг сумел добраться и до него. Я развязала рюкзак, в котором негромко гудело драконье яйцо - источник наших неприятностей и достала бутылочку с эликсиром.
  - Вот, возьми. Треть выпей сейчас, остальное потом. Яри это помогло, правда, ненадолго. Во всяком случае, надеюсь, что ты успеешь вернуться в Вольный город. Главное, проследи, чтобы Астрид выполнила обещание и уничтожила всех крыс, иначе случиться беда.
  - Понял, можешь, не беспокоится, она их так проклянет, что ни одного крысёнка в округе не останется.
  - Надеюсь. - Я, соскользнула со спины Шустрой и принялась прикреплять к ногам снегоступы. - Жаль, что дальше придётся идти пешком.
  - Посох свой не забыла? Да погоди, вот возьми, - он полез в карман и вытащил очки с тёмными стёклами в костяной оправе. - Обязательно одень, иначе свет тебе глаза выжжет.
  - Спасибо что напомнил, - я поспешно нацепила очки на нос. Стёкла оказались некачественные и сильно искажали окружающий мир, но с этим следовало смириться. Заполучить снежную слепоту одной, в горах, было равносильно гибели.
  - Ну что, ты готова?
  - Да. Удачного возвращения, Карл.
  - И тебе. Мы будем ждать.
  Блюмгост, взял в руку поводья Шустрой, тронул пятками бока своего коня и через минуту, скрылся за деревьями. Я проводила его взглядом, после чего развернулась и медленно двинулась вверх, стараясь не потерять равновесия на крутом склоне.
  Прошло несколько часов. Мне удалось без проблем преодолеть седловину и спуститься в ущелье. Здесь, дело пошло чуточку веселее, снега оказалось значительно меньше, чем на склонах, идти стало легче. Я ускорила темп. Следовало торопиться и достичь логова ещё до темноты. За время пути, мне не попалось ни единой живой души, но одна странная встреча, всё же состоялась. Сразу, после спуска в ущелье я наткнулась на две человеческие статуи, непонятно кем и для чего поставленные. Они были высечены из тёмно-зелёного камня, и имели высоту почти три метра. Статуи стояли рядом друг с другом, изображая двух беседующих людей. Один явно, что-то яростно доказывал второму, его руки были воздеты к небу, лицо перекошено недовольной гримасой. Второй, выглядел немного испуганным и растерянным. Я не удержавшись, дважды обошла вокруг, поражаясь искусству неизвестного скульптора, гадая, зачем понадобилось возводить композицию в столь неподходящем месте, потом пошла дальше. Постепенно, ущелье расширилось и, наконец, передо мной открылся широкий склон, на вершине которого, что-то ярко блестело. Спустя час, я приблизилась настолько, что смогла рассмотреть таинственную аномалию.
  Да, то был дракон. Огромный, сверкающий словно бриллиант, он величественно восседал на краю склона, изредка разворачивая гигантские крылья. Его полупрозрачное тело было покрыто крупной чешуёй, искрящей на солнце тысячью бликов, которые слепили глаза даже сквозь защитные очки. Большая, уродливая голова, покоилась на длинной, тонкой змеиной шее, крепкие лапы хищно когтили лёд, оставляя глубокие борозды. Мне стало страшно, вся решимость, мгновенно улетучилась. Облизав языком, пересохшие губы, я медленно произнесла заклинание Безмолвия, после чего, шум окружающего мира, сменился полной тишиной.
  Ещё в городе, читая журнал покойного мэтра Лазаруса, мне бросилась в глаза, характеристика, данная брату Паоло. Если верить настоятелю, Паоло был глухонемым. Не в этом ли кроется секрет его удачливости? Рассказ Блюмгоста, только укрепил уверенность, что драконы отпугивают нежданных гостей громким криком, способным превратить любого, даже самого отважного человека в испуганного кролика. Идея совершенно безумная, но у меня не имелось иного объяснения, почему Паоло, всё-таки смог беспрепятственно проникнуть в логово и вернутся обратно. Оставалось проверить, правильность догадки. В любом случае, если я ошиблась, то узнаю об этом очень скоро.
  Склон постепенно сужался, оставляя для маневра всё меньше места. В какой-то момент, я с ужасом поняла, что мне придется пройти почти вплотную к дракону. Ему достаточно будет просто протянуть когтистую лапу... Но отступать было уже поздно. Вот, полупрозрачное чудовище, заметив меня, распахнуло пасть и по всей вероятности издало тот самый ужасающий крик, способный сбросить человека вниз не хуже хорошей оплеухи. Стиснув посох обеими руками, я шла вперёд, дракон продолжал реветь, но заклинание Безмолвия, к счастью работало на совесть, ни один, даже самый сильный звук не коснулся ушей.
  Внезапно ушёл страх, и сразу стало ясно, что моя сумасшедшая гипотеза оказалась правильной. Я беспрепятственно поравнялась с чудовищем, потом обогнула его и пошла дальше, а он продолжал надрываться, бедняга, даже не пытаясь остановить меня лапой или хвостом. Сердце бешено колотилось, пот заливал глаза, но дело оказалось сделано. Я миновала жуткого стража, прошла перевал и теперь спускалась вниз, в долину, навстречу драконьему логову, и ответам на все вопросы.
  
  
  Глава 9.
  Очень долгий разговор.
  (Мир Ириан, Логово Ледяных Драконов. Олег - 25 лет, Марта - 17 лет)
  
  Долина, в которую я спустилась, напоминала гигантскую суповую тарелку - круглую, с крутыми склонами и ровным дном, имевшую в диаметре примерно два километра. В её центре, возвышался огромный купол, тёмно-зелёного цвета, абсолютно симметричный, сделанный из неизвестного материала. Вокруг него чернела лишённая снега земля, гладкая, словно застывшее стекло. Признаться, я немножко иначе представляла себе, как выглядит драконье гнездо, данное сооружение, скорее напоминало постройку из фантастического фильма. Драконов тоже нигде не было видно, зато то-тут, то-там стояли статуи трёхметровых гигантов, похожих на тех двоих, что встретились в ущелье. Они были расставлены без всякой логики, поодиночке или группами, напоминая людей, которые внезапно окаменели, застигнутые врасплох. Мне пришла в голову неприятная мысль, что эти существа заколдованы, и оставлены стоять здесь навсегда, в качестве предупреждения другим любопытным. Правда сама идея превращения живой плоти в мёртвый камень, являлась абсурдной, абсолютно невозможной с точки зрения магической науки, но ведь ещё совсем недавно я была твёрдо уверена, что драконов вообще не существует.
  Так или иначе, но странные статуи ничем ни могли мне помочь, и я быстро направилась к куполу. Подойдя ближе, я заметила открытую дверь, вернее настоящие ворота, за которыми начинался длинный, слабо освещённый коридор. Миновав полоску бесснежной земли, я осторожно подошла к воротам и в нерешительности остановилась на пороге. Всё было слишком просто, это настораживало. Обитатели сего странного места не могли вот так, беспечно оставить открытым главный вход. С другой стороны, шесть лет назад, брат Паоло вошёл и вышел отсюда, целым и невредимым, да не один, а с добычей. Возможно, и мне повезёт, во всяком случае, я зашла уже слишком далеко, чтобы отступать.
  Справившись с приступом робости, я вошла внутрь купола. Меня окатила волна тёплого воздуха, пол коридора был белым, мягким, и чуть пружинил под ногами. Подумав, что хозяевам может не понравиться, если я попрусь дальше в грязной и мокрой обуви я, присев на корточки, отвязала снегоступы и сняла сапоги, оставшись в толстых шерстяных носках. Поставив сапоги к стене, аккуратно сложив снегоступы, добавив к ним свой тяжёлый полушубок, и меховую шапку я, жалея об отсутствии зеркала, причесала влажные от пота волосы и быстро пошла вперёд, стараясь придать лицу, как можно более независимое выражение. Мягкий пол, приятно пружинил под ногами, тёплый, чистый воздух отогрел замёрзшие щёки, мне внезапно стало совершенно легко и спокойно. Коридор был пуст, если не считать нескольких статуй. Справа и слева тянулись закрытые двери, обследовать которые пока не хотелось. Я, почему-то была твёрдо уверена в том, что разгадка ждёт в конце коридора.
  Мой путь закончился, в большой круглой комнате, абсолютно пустой, если не считать странного возвышения в центре, похожего на алтарь, и пустых кресел, стоящих вдоль стен. Ну и конечно дюжины статуй, куда уж без них, похоже, здешние обитатели имели болезненную страсть устанавливать их, где попало. Я подошла к "алтарю" и остановилась. Он выглядел как толстая, семиугольная плита, толщиной около метра, и был сделан из полированного камня. На нём отсутствовали узоры или украшения, камень был абсолютно гладким. Около каждого угла, в небольших углублениях, лежали неподвижно шесть драконьих яиц. Седьмое углубление оставалось пустым.
  - Вот ты какое, гнездо дракона, - восхищённо протянула я и дотронулась до гладкого камня. Он был тёплый, слегка вибрировал и гудел. Я быстро подошла к месту, где находилось пустое углубление, сняла рюкзак и вытащила яйцо, ставшее таким тяжёлым, что пришлось приложить немало усилий, чтобы удержать его в руках. Внезапно оно выскользнуло из пальцев, повисло в воздухе над своим углублением, несколько раз повернулось, словно примериваясь, затем, плавно опустилась на место, и замерло. Сразу стало тихо, гудение смолкло, свет в зале мигнул и вновь загорелся ровно, я огляделась по сторонам в надежде, наконец, увидеть хозяев, но меня ждало разочарование, всё осталось как прежде.
  - Эй, где вы? Отзовитесь! - громко прокричала я, но ответом была тишина. - Выходите, пожалуйста, мне очень нужно вас увидеть!
  Бесполезно. Таинственные обитатели логова драконов, не спешили открывать свои тайны. Я почувствовала жгучую обиду, словно маленький ребёнок, обнаруживший под ёлкой, вместо обещанного подарка, пакетик дешёвых конфет.
  - Ну, где вы попрятались? Эй! Там люди умирают, вы должны мне помочь! - прокричала я чуть не плача, - Покажитесь, пожалуйста!
  Пустота и тишина. Я сделала несколько неуверенных шагов в сторону и внезапно, почувствовав опасность, вскинула голову. Надо мной, висел большой шар, сияющий расплавленным золотом. Его поверхность, мягкая как ртуть, переливалась и непрерывно меняла форму. В следующий момент, я поняла, что это не просто шар, а огромная капля, медленно стекающая с потолка, словно мёд с ложки.
  Моё тело сковало странное оцепенение. Сначала парализовало ноги, потом руки. Я попыталась опустить голову, но и этого не получилось, мне не удалось даже закрыть глаза.
  - "Вот и всё", - пронеслось в голове. - "Даже если меня не убьёт эта золотая штука, я всё равно погибну через пару минут, потому что не могу дышать".
  В следующую секунду, капля сорвалась, и медленно... нет, не так: мееееееедленно, полетела вниз. Она коснулась моего мокрого лба, потекла вниз, холодя кожу, и...
  Я стояла, окружённая со всех сторон плотным золотым туманом. Моё тело было вновь свободно, вернулась возможность двигаться и дышать. Пол под ногами, по-прежнему был тёплым и мягким, теоретически даже, я могла идти куда захочу, но вот рассмотреть, что-либо вокруг, было абсолютно невозможно - туман являлся надёжной преградой. Немного подумав, я взяла себя в руки и уселась прямо на пол. Мне, почему-то казалось, что теперь, странные обитатели этого места, наконец, покажутся, преодолев свою противоестественную робость. Так и случилось - в какой-то момент, сквозь яркое сияние проступило очертание огромной фигуры. Через мгновение, ко мне подошёл высокий человек очень похожий на одну из многочисленных статуй, украшающих окрестности.
  - "Здравствуй, спасительница", - сказал он, не размыкая губ. - "Рад видеть тебя".
  С этими словами, он присел рядом и широко улыбнулся. Я машинально кивнула и слегка отодвинулась. Незнакомец выглядел величественно и благородно, его тёмно-зелёное лицо, дышало спокойствием и силой, а большие, светлые глаза излучали доброжелательность и приветливость. Рядом с ним, можно было легко почувствовать себя пигмеем.
  - Здравствуйте, - пискнула я и сжала кулачки. - Я тоже рада, вас видеть. Но почему вы назвали меня спасительницей?
  - "Потому, что ты вернула похищенный модуль, до того, как стало слишком поздно", - ответил он. - "Уже второй раз, ты помогаешь нам, а это дорогого стоит".
  - Второй раз? Но мы ведь раньше никогда не встречались...
  - "Об этом я расскажу чуть позже, а пока разреши представиться, меня зовут Пако-Тон. У нас мало времени, потому не стесняйся, задавай вопросы. Их у тебя, наверное, много".
  - Кто вы? Повелители драконов?
  Пако вновь улыбнулся. - "Нет. Драконов не существует, во всяком случае, на этой планете. То чучело, что сидит у входа в долину, всего лишь машина, призванная отпугивать любопытных", - ответил он, по-прежнему не шевеля губами. Слова, возникали в голове, минуя уши, словно сами собой.
  - Вот оно что... И откуда вы здесь взялись?
  Мой собеседник замялся. - "Боюсь, мне будет трудно объяснить... Если ты посмотришь на небо, то увидишь звёзды. На самом деле, это не маленькие, сверкающие камешки, а"...
  - ...А огромные шары раскалённого газа, вокруг которых, вращаются планеты, наподобие той, где мы сейчас находимся.
  - "О, ты знаешь основы, это хорошо".
  - Я так же знаю, что на некоторых планетах живут люди, такие как я или вы. И что между ними, можно путешествовать, используя межпространственные Врата. - Мне внезапно показалось, что я вновь сижу на экзамене, а мой собеседник не таинственный зеленокожий гигант, а один из Магистров ордена Чистого Сердца.
  - "Тебе и это известно? Отлично, мне не придётся долго объяснять. Скажу только, что я не человек. Мы похожи на вас, людей, но это лишь внешнее сходство. К тому же, мой народ не способен находить и использовать Врата, увы, подобная сила нам недоступна. Для путешествий между Мирами, мы используем межзвёздные корабли, на борту одного из которых ты сейчас находишься".
  - Правда? Вот здорово, я попала на настоящую, летающую тарелку! Совсем как в кино. Только почему вы прятались и не вышли сразу?
  - "Мы не прятались", - грустно ответил Пако. - "Ты видела нас повсюду".
  - Вы хотите сказать, что эти статуи...
  - "Да".
  - Не понимаю...
  - "Всё просто. Я ведь уже сказал, что мы не люди. Это не просто слова, дело в том, что наши тела, состоят из... иного материала".
  - Из камня?
  - "Ну, можно сказать и так. Будем считать, что из камня. Жизненные процессы в них, протекают гораздо медленнее. Для того чтобы сделать шаг, нам требуется несколько часов, по вашему времени".
  - Ничего себе! А как мы сейчас разговариваем? Вы научились ускоряться?
  - "Увы, это невозможно. Просто, наши учёные, создали устройство, способное замедлить любое белковое существо, до приемлемой скорости. К сожалению ненадолго, так что тебе следует поторопиться с вопросами".
  - Эта золотая капля...
  - "... Специальное устройство, погрузившее тебя в полусон".
  - Ясно. Тогда сразу перейдём к делу. Как получилось, что вы проворонили драконье яйцо?
  - "Драконье яйцо? Хм, ты, наверное, имеешь в виду один из семи модулей управления, который был похищен вчера вечером".
  - Вчера вечером?! Шесть лет назад!
  - "Для вас шесть лет назад, для нас вчера вечером. Я же говорю, для моего народа, время течёт очень медленно".
  - Хорошо, вчера, так вчера.
  - "Нам, увы, трудно защищаться от вас, слишком быстрых существ. Мы не способны вас заметить, и соответственно остановить. Автоматика корабля не рассчитана на перехват людей. Правда за дни, что экспедиция находится на планете, нам хватало пугала, сидящего при входе в долину. Не понимаю, как вору удалось его обойти"?
  - Очень просто! Ваш "дракон" пугает людей криком, верно?
  - "Да, мы специально подобрали звук таким образом, чтобы он воздействовал на подсознание, вызывая панический ужас".
  - Молодцы, но только монах Паоло, укравший яйцо... э... модуль, был глух как пень, потому и прошёл, без препятствий. Вам нужно изменить систему защиты, иначе рано или поздно, всё повториться снова.
  - "Спасибо, за искренний ответ. Мы сразу займёмся этой проблемой, как только окончим беседу".
  - Ага, и исправите всё очень быстро, дня за два или три...
  - "Я понимаю твой скептицизм, но мы постараемся поторопиться".
  - Первым делом, верните назад тех двоих, которых я видела в ущелье. Ведь вы отправили их за модулем, верно?
  - "Верно. Разумеется, мы немедленно им сообщим, что можно возвращаться".
  - Хорошо, один вопрос, мы решили. Но что всё же произошло в монастыре. Почему, умерли монахи?
  - "Ты ошибаешься, они не умерли. Мы вообще, стараемся не причинять вреда живым существам. Просто в момент, когда вор, коснулся модуля, в нём сработала встроенная система защиты, распылившая в воздухе, облако микроскопических частиц, способных погрузить в кому, любое разумное белковое существо. Защита сработала почти мгновенно, но"...
  - ...Но "почти мгновенно" на вашем языке, означает несколько дней?
  - "Да, примерно так".
  - Великолепно! Удивительно, что ваш корабль ещё не растащили по частям, местные крестьяне.
  - "Действительно, я и сам удивляюсь. Вы, люди слишком любопытны".
  - Хорошо, но почему, тогда "эпидемия" повторилась снова? Спустя шесть лет?
  - "Система защиты встроена в каждый модуль. Она обладает способностью к самовосстановлению. Иными словами, спустя некоторое время перезаряжается. На полную перезарядку уходит примерно полтора - два дня"...
  - То есть примерно лет двенадцать... Значит, когда недавно, Ева-Лотта, имела неосторожность поиграть с модулем, он вновь распылил эти ваши частицы...
  - "Только в гораздо меньшем количестве".
  Я в возбуждении потёрла руки. Все части головоломки, наконец, встали на место. Теперь понятно, почему "эпидемия" началась не сразу. Система защиты просто не успела до конца перезарядиться.
  - Слушайте, а эти ваши частицы, действуют на всех одинаково?
  - "Да, за некоторым исключением".
  - Каким?
  - "Иногда они не влияют на существ с возбудимой нервной системой, но это происходит крайне редко".
  - Хорошо, ещё вопрос. В начале нашей беседы, вы сказали, что я помогла вам дважды. Признаюсь, не помню, чтобы наши дороги раньше пересекались.
  - "И тем не менее, этой ночью, ты уничтожила портативный хроникатор, полевую версию прибора, при помощи которого, мы можем общаться с вами, белковыми существами".
  - Э... поясните. Сегодня ночью я... Изюм в полипропилене, вы имеете в виду ВАШУ ночь?
  - "Разумеется. Незадолго до твоего прихода, я смотрел запись, сделанную встроенной в хроникатор камерой, и видел, как ты сначала ломаешь его, а потом кидаешь в огонь. Запись велась в режиме быстрого времени, потребовалась специальная обработка, чтобы я мог увидеть её".
  - Уф... Как же с вами тяжело. Этот хрунигатор выглядел как нож?
  - "Если ты называешь ножом, предмет, висящий у тебя на поясе, то да. Ему специально была придана такая форма, чтобы не вызывать подозрений".
  - Так я и знала. Просто чувствовала, что между "эпидемией" в монастыре и комой Олега есть прямая связь. И для чего же он был нужен?
  - "Я же сказал, для общения между вами и нами. Любое разумное белковое существо, достаточно поцарапать режущей частью, чтобы в жидкость, текущую внутри тела моментально впрыснулось достаточное количество микрочастиц, способных замедлить метаболизм до приемлемой скорости"...
  - Что? Слушайте, я конечно девушка не глупая, но некоторые словечки, которые вы используете...
  - "Но ты ведь всё поняла, правда?"
  - Почти. Значит с помощью этой штуки, плохие люди, укокошили кучу народа, усыпили моего учителя, и заставили меня шляться... целую ночь, чёрт знает где. Миленький способ убить время, вам не кажется? И ночка, получилась достаточно длинной.
  - "Приношу тебе самые искренние извинения. К сожалению, я не могу исправить случившегося зла, но поверь, мы очень благодарны тебе за то, что ты уничтожила хроникатор, сняв с нашей совести вину за новые жертвы".
  - Ладно, и на том. Не часто мне говорят спасибо.
  - "Если тебя немного утешат мои слова, я могу сказать, что люди находящиеся под действием микрочастиц, перестают стареть, так что человек, ради которого ты стараешься, не потерял эти годы жизни".
  - Большое вам спасибо. А кто интересно, вернёт годы жизни мне?
  - "Я ещё раз прошу прощения"...
  - Ладно, проехали. Скажите лучше - вы способны исправить то, что натворили? Можете разбудить Олега, и всех остальных?
  - "Разумеется".
  - И как вы это сделаете?
  - "После того, как наша беседа окончиться, ты найдёшь на пульте управления, небольшой контейнер. На нём будет одна-единственная кнопка. Вернувшись в пещерный город, тебе следует нажать её один раз, и все уснувшие люди, находящиеся вокруг, мгновенно проснутся. Ты поняла? Только кнопку, нужно нажимать меееедленно - меееедленно".
  - Про меееедленно, можете не говорить, и так понятно.
  - "Тогда, если у тебя больше нет вопросов, мы закончим беседу".
  - Хорошо, последний вопрос. Скажите, бог есть или нет?
  - "Сам не знаю. Прощай спасительница".
  Пако величественно встал, и скрылся из виду, а через мгновение, туман рассеялся, и я увидела, что сижу на полу, рядом с алтарём... или пультом управления, а в трёх шагах от меня, торчит статуя... вернее мой бывший собеседник, собственной персоной. Я легко вскочила на ноги и подошла к нему. Он возвышался как скала, его благородное лицо, в своей каменной неподвижности, было ещё величественнее, чем прежде. Мне с трудом, удалось подавить в себе желание, выцарапать на его широком лбу неприличное слово.
  Контейнер - небольшая, серая и очень тяжёлая коробочка, действительно лежал на пульте управления. Я засунула её в рюкзак и поспешила к выходу, решив, что в гостях конечно хорошо, а дома лучше. Коридор, был по-прежнему пуст, если не считать "статуй" хозяев, торчащих, то тут то там. Теперь, после разговора с Пако-Тоном, я смотрела на них, совсем другими глазами. Мне до сих пор было трудно поверить, что они не обычные каменные истуканы, а люди, пусть даже их тела слеплены совсем из другого теста. Интересно, как они могут жить, когда столетия умещаются в недели, а тысячелетия в годы? Возможно, когда-нибудь, я вернусь сюда, да ни одна, а вместе с Магистрами ордена. Старикам, наверное, будет очень интересно побеседовать с Пако или его коллегами о смысле жизни и течении Реки Времени...
  Кстати о времени. У меня внезапно возник неприятный вопрос о том, сколько длилась наша короткая беседа - день, неделю, месяц? Если "золотая капля", замедлила меня до состояния, при котором возможно общение с самыми тормознутыми существами Вселенной, то ожидать следует всё что угодно. Не в силах вынести неопределённость, я побежала к виднеющемуся вдали проёму ворот. Мягкое покрытие пола, приятно пружинило под ногами, бежать было легко, я слегка увлеклась, в результате чего, не смогла вовремя затормозить, и по инерции вылетела на улицу.
  Яркиё, весенние, солнечные лучи, ослепили меня, а воздух оказался наполнен запахом пробуждающейся природы. Стоя посреди небольшой лужи талой воды в мгновенно промокших носках, я с изумлением оглядывалась по сторонам. Весна, похоже, находилась в той стадии, когда днём, жаркое солнце вовсю плавит отчаянно сопротивляющийся снег, а ночью мороз, в отместку, сковывает оттаявшую землю тисками заморозка. Повсюду виднелись чёрные проплешины, покрытые пожухлой, прошлогодней травой и ветвями ползучих высокогорных кустов. Когда я вошла в корабль, зима только началась, сейчас же она ушла, уступив место своей вечно юной противнице...
  В первое мгновение, при виде солнца и весёлых весенних ручейков меня охватило чувство эйфории. Мысль о том, что ненавистный период года окончился сам собой, была приятна. Ну что поделаешь, не люблю я зиму. В детстве, она всегда, ассоциировалась у меня с голодом и холодом. Вам приходилось бегать босиком по глубокому снегу, так как бабка опять пожалела тряпок на обмотки? А есть изо дня в день жидкую вонючую бурду, сваренную из всякой дряни, потому что запасы нормальной еды подошли к концу, постепенно слабея, не зная, удастся ли дотянуть до весны? Даже мой день рожденья, приходящийся на празднование дня святой Марты-Заступницы, почти сразу после Нового Года был источником сплошных огорчений, о которых просто не хочется вспоминать. Одним словом, я ненавидела зиму, во всех её проявлениях, и была счастлива, что пришла весна, но чувство радости, почти мгновенно сменилось ужасом. Олег, Астрид, Карл, Ева-Лотта, Бьорк, и все остальные люди, которых я успела полюбить и которым была обязана, лежали совершенно без защиты у себя в комнатах несколько месяцев. Правда, мороз не мог им повредить, но опасности имелись и помимо непогоды. Спящих могли сожрать крысы или более крупные хищники, проникшие в опустевший город, как это в своё время случилось с монахами, могло произойти землетрясение, вторжение солдат маркграфа, или шайки мародеров...
  Не в силах сдержать вопль отчаяния, я поспешила обратно в корабль. Больше всего на свете, мне хотелось вернуться в комнату управления и разбить чёртов компьютер, вместе с его владельцами, но это не решило бы проблему. Взяв себя в руки, я подбежала к кучке одежды и принялась торопливо одеваться. Даже если б мне ещё не довелось побывать на улице, о том, что за время моего отсутствия прошло несколько месяцев, можно было бы судить по состоянию вещей. Кожа пересохла и не гнулась, я с трудом смогла натянуть на ноги сапоги - пришлось надрезать голенища ножом, снегоступы почти развалились, а полушубок стоял колом. Кое-как напялив его на себя, я выбежала наружу, и, не оглядываясь больше, помчалась туда, где на краю долины маячила полупрозрачная фигурка Ледяного дракона.
  Постепенно, я сменила панический галоп на вполне приемлемую рысь. Следовало смотреть под ноги, чтобы не поскользнуться - проталин было ещё немного, а снег, особенно в теневых местах, покрывала скользкая корка наста. Единственное, что радовало, наст оказался очень крепким, так что снегоступы одевать не пришлось. Двигаясь быстрым, спортивным шагом, я подошла к "дракону" и буквально в последний момент вспомнила, что следует обезопасить себя от его воплей. К счастью заклинание Безмолвия было коротким и действовало мгновенно. Пока неуклюжий страж, только открывал свою жуткую пасть, я успела сделать всё, что нужно и вновь погрузилась в полную тишину. Чудовище напрасно старалось, мне уже ничего не угрожало. Покровительственно похлопав его по прозрачному, стеклянному телу, и посмеявшись над своими прежними страхами, я шлёпнувшись на попу, заскользила вниз по обледенелому склону, притормаживая ногами в особенно крутых местах, потом вскочила и продолжила путь, радуясь быстрому спуску. Правда, мне всё же пришлось потратить некоторое время на ремонт снегоступов - высокие скалы закрывали солнечные лучи, снег внутри оказался глубоким и рыхлым.
  На выходе из ущелья, я с удовольствием углядела, давнишнюю парочку инопланетян. Они перестали спорить и теперь шли плечом к плечу, продолжая впрочем, о чём-то оживлённо беседовать. Снег засыпал их почти по пояс, я не удержавшись, подошла вплотную, благо теперь мы почти сравнялись в росте.
  - Идите домой, ребятки,- мой голос звучал, наверное, очень проникновенно. - Пока вы тут ругались, тётя Марта, всё сделала сама.
  Они естественно не ответили. Интересно, сколько месяцев пройдет, прежде чем бедняги получат сигнал, что можно, наконец, возвращаться? Искренне пожелав им удачи, я продолжила движение. Потребовалось несколько часов, чтобы миновать седловину, так, что в лес мне довелось вступить уже в сумерках. Будь здесь верная Шустрая и проводник, я, наверное, ещё до полуночи смогла бы добраться до Вольного города, а так пришлось разбить лагерь, под широколапой ёлкой. Разводить костёр сил не было. С трудом, сгрызя два сухаря и большую полоску сушёного мяса, я улеглась на ложе из еловых веток и, завернувшись в плащ, почти мгновенно заснула.
  
  
  
  Глава 10.
  Спокойной ночи, малыши.
  (Мир Ириан, Вольный город, Олег - 25 лет, Марта - 18 лет).
  
  Когда я подошла к воротам частокола, отделявшего Вольный город от остальной долины, внутри меня бушевала настоящая буря. Сердце колотилось, словно у испуганного кролика, руки тряслись мелкой дрожью. Мысль об оставленных в опасности друзьях была невыносимой, войти в комнату и увидеть, что Олег превратился в обглоданный крысами скелет - что может быть ужаснее. Ворота оказались незапертыми, правая створка чуть отошла в сторону. Усилием воли, взяв себя в руки, я решительно вошла во двор, где мне в нос сразу ударил запах свежего навоза. Такого просто не могло быть, ведь заключённые в своих стойлах, животные должны были давно умереть от голода. Я заглянула в овчарню и увидела живых овец с ягнятами. Выглядели они конечно неважно - длинная шерсть свалялась, к тому же помещение явно давно не чистили, но во всём остальном, был полный порядок. В конюшне оказалось ещё лучше: бока лошадей лоснились, кормушки полны, навоз убран в одну большую кучу. Шустрая, заметив моё приближение, громко заржала, приветствуя, так, что я чуть не расплакалась от умиления. Скормив лошадке пригоршню мелких сухариков, случайно завалявшихся в кармане, я поспешила дальше, окрылённая надеждой.
  Неожиданно, дверь общинного зала - бывшей монастырской трапезной распахнулась и мне навстречу вылетел маленький, отчаянно вопящий комочек. Я отшвырнула посох в сторону и подхватила на руки ревущую от радости Еву-Лотту.
  - Марта, Марта, ты всё-таки пришла! Почему тебя так долго не было?! - захлёбываясь повторяла она, обхватив меня за шею своими маленькими, но как оказалось очень сильными ручками.
  - Господи, крошка, это ты! Я так рада, что с тобой всё в порядке! Только не надо так крепко меня обнимать, я же задохнусь!
  Постепенно, девочка успокоилась, и я спустила её на землю, чтобы лучше рассмотреть. Выглядела она неважно - личико осунулось и сильно похудело, щёчки и без того никогда не блиставшие чистотой скрывали наслоения грязи, чёрные ладошки оказались покрыты ссадинами и мозолями, про одежду, вообще молчу, мех куртки и штанишек слипся от засохшей навозной жижи.
  - Неужели ты ухаживала за всеми одна? - чувствуя что, схожу с ума, медленно спросила я. Мысль о том, что пятилетний ребёнок смог в одиночку в течение нескольких месяцев, заботиться о такой прорве животных была смешна, но ничего иного мне в голову в тот момент не пришло.
  - Ага, как же, жди, - послышался хриплый, полный ехидства голос. - Эта лентяйка только жрать да спать умеет.
  Дверь общинного зала вновь раскрылась, и на улицу вышел бывший ленсмен Северной Марки, достопочтимый господин Андерс Свенсон, собственной персоной. Благодаря густой гномьей бороде, и поношенной рабочей одежде, старый вояка больше походил на пожилого торпаря, но зычный голос, привыкший отдавать команды нерадивым рекрутам выдавал его с головой. Он с хмурым видом медленно двинулся к нам, сильно хромая и опираясь на палку, его правая нога оказалась обмотана бинтом ниже колена. Повязка была совсем свежей.
  - Какая встреча, господин ленсмен. Вот уж не думала, что увижу вас в добром здравии.
  - Я тоже не думал, что доживу до того дня, когда стану ухаживать за скотом и вытирать сопли Блюмгостовому отродью. - Он фыркнул, потом неожиданно улыбнулся и ласково погладил девочку по голове. - Чёртова мартышка, всё время вертится, словно ящерица на сковородке, так и хочется всыпать с десяток розг, чтобы вела себя прилично.
  Ленсмен говорил, грозно насупив брови, но по тому с каким обожанием смотрела на него "чёртова мартышка", становилось ясно, что все эти угрозы являлись пустым сотрясением воздуха.
  - Ты вовремя вернулась, девочка, чертовски вовремя, хотя конечно могла прийти пораньше.
  - Прости, не могла. Что у тебя с ногой?
  Ева-Лотта всхлипнула и потупилась. Ленсмен искоса посмотрел на неё и криво усмехнулся.
  - Медведь.
  - Что?
  - Эта дурочка пошла без спроса в лес, там за ней погнался медведь. Молодой, слабый, наверное, только вылез из берлоги. Ну и голодный как сто гвардейцев после суточного перехода. Я тогда осматривал мост, а тут они в догонялки играют. Мишка чуть-чуть не успел... Эх, была бы у меня крепкая рогатина, проткнул бы его как бабочку, а так пришлось мечом поработать. Тогда-то он меня и достал. Только раз, лапой махнул, но этого хватило, словно бритвой раскроил, штанину, сапог ну и ногу за одно. Хотел сегодня сам рану зашить, но раз ты пришла... Посмотришь?
  - Конечно, сейчас только... Скажи как все? И почему ты остался тут?
  - А что мне было делать? Залезть в берлогу к медведю? Или зарыться в снег? В любой деревне, меня бы взяли тёпленьким, никто не хочет ссориться с маркграфом. К тому же, я обещал Блюмгосту, что посмотрю за его соплячкой. Когда он меня выпускал из холодной, то на ногах почти не держался - та микстура, что ты дала, помогла ему протянуть чуть дольше остальных. К тому моменту все уже лежали в лёжку, я потом ещё три дня выламывал двери и стаскивал их в одну комнату. К счастью, Астрид успела крыс вывести, прежде чем свалилась.
  - Значит всё в порядке?
  - Ну, если ты считаешь, что эпидемия сна, поразившая сотню человек, есть проявление порядка, то да.
  - Я имею в виду, что с телами людей ничего не случилось?
  - А что с ними должно было случиться? Мы с Чумазой, не каннибалы, нам и без них, еды хватило на всю зиму, правда?
  Ева-Лотта, внимательно слушавшая наш разговор утвердительно кивнула, потом нерешительно спросила: - Марта, мама, перед тем как заснуть, говорила, что ты пошла за лекарством. Ты его принесла?
  - Принесла, солнышко, конечно принесла. Пойдём к больным.
  Девочка сорвалась с места и вбежала в общинный зал. - Сюда! - завопила она, размахивая руками.
  - Одного не пойму, - сказала я, помогая ленсмену идти. - Почему не заснул ты, понятно, мы взяли тебя в плен, уже после того как... одним словом, когда все остальные были уже заражены. Но почему не заснула она?
  - Эта мартышка никогда не спит, - фыркнул ленсмен. - Крутится, крутится, словно волчок, совсем сладу нет.
  - Ага, - согласилась я, а потом вспомнила: Пако, говорил о том, что микрочастицы иногда не действуют на существ с "возбудимой нервной системой".
  Мы вошли в общинный зал, и мне показалось, что я очутилась в госпитале. Столы оказались сдвинуты между собой, на них лежали люди. Спящие люди, больше похожие на мертвецов. Не было слышно ни звука дыхания, ни кашля, никто не шевелился, всё было чинно как в морге. Я шла вдоль столов, разглядывая знакомые лица. Вот здоровяк Бьорк, рядом его жена Лисса, между ними их дети - смешливая рыженькая Рута, и не по годам серьёзный Сикстен. Вот Яри и Гунилла, местные Ромео и Джульетта, держатся за руки, словно идут, куда-то на прогулку. Вот Карл Блюмгост и Астрид, на огромной груди которой, свернулся калачиком Рауль. Вот Олег... Я остановилась и повернулась к ленсмену.
  - Это все?
  - Так точно, все до единого. А тебе мало?
  - Нет, в самый раз.
  Я раскрыла рюкзак и вытащила оттуда контейнер. Любопытная Ева-Лотта, тут же сунула свой длинный нос. Поставив контейнер на стол, я принялась, ломая ногти, сдирать защитную крышку. Получилось не сразу, крышка оказалась очень тугая но, в конце концов, она всё же поддалась. Внутри была кнопка, одна единственная, ярко-оранжевого цвета. Я совсем уже решилась её нажать, как вдруг, подумала, что эта коробочка, может на самом деле быть обычной бомбой. А что, очень удобно, одно нажатие, и ненужные свидетели, отправляются на небеса. Оглянувшись, я увидела замершую Еву-Лотту, с глазами полными ожидания чуда, напряжённого ленсмена, и внезапно устыдилась своих мыслей. В конце концов, даже если вместо спасения, нас всех ожидает яркая вспышка чудовищного взрыва... ну что же, пусть будет так. Надеюсь, мы умрём мгновенно и не почувствуем боли. Больше не колеблясь, я положила палец на кнопку и начала меееедленно её нажимать. Лоб покрылся крупными каплями пота, живот свело судорогой, воображение рисовало яркую вспышку, и грохот взрыва... но ничего не произошло. Вообще ничего ни произошло. Кнопка с лёгким щелчком, упёрлась в ограничитель и остановилась.
  Распрямив затёкшую спину, смахнув пот со лба и посмотрев по сторонам, я убедилась, что всё осталось как прежде. Люди продолжали неподвижно лежать на столах, никто не шевелился, ни крутил головой, не спрашивал в изумлении, как он тут оказался. Пако обещал, что пробуждение произойдёт мгновенно. Пако обещал.... Боже, какая я всё-таки дура. Если "почти мгновенно" у них означает три дня, то, сколько будет просто "мгновенно"? День? Полтора? Или несколько часов?
  - Так, - громким, уверенным тоном врача, который совершенно не знает, что делать дальше, возвестила я. - Вот и всё. Осталось только подождать немного... денька два или чуть больше.
  - Ой, - огорчилась Ева-Лотта, - а я думала, мама проснётся сразу...
  - Сразу, только кошки родятся, - наставительно заметила я.
  - Послушай, Чумазая, ты забываешь о своих обязанностях, - строго сказал Андерс. - Иди к мосту и немного покарауль на башне. Да смотри, не смей больше соваться в лес!
  - Ладно, - с вздохом сказала девочка. - А если мама проснётся, вы меня позовете?
  - Обязательно, - ответила я. Ева-Лотта вышла.
  Ленсмен проковылял к широкой лавке около камина, сел на неё, и вопросительно посмотрел на меня.
  - Ты ногу мне лечить собираешься или нет?
  Я усмехнулась. - Вот зачем ты её отослал.
  - Конечно. Маленькая она ещё на такие вещи смотреть.
  - Согласна. Разматывай пока повязку, я схожу за своими микстурами. Надеюсь, они не протухли.
  Когда я вернулась, в камине вовсю пылал огонь, над которым висел котёл полный закипающей воды. Андерс, морщась от боли, отдирал пропитанные кровью бинты. Рана оказалась к счастью не рваной и достаточно чистой. Я зажгла световой шарик, несколькими касаниями, блокировала нервные окончания, и принялась за работу.
  - Ну, вот и всё, через неделю, танцевать сможешь. Тебе ещё повезло, что у мишки оказались такие острые когти, если бы он вырвал кусок мяса, возни было бы гораздо больше. - Я наложила последний шов, и обильно смазав повреждённое место антисептической мазью, взяла чистый, льняной бинт.
  Ленсмен, внимательно наблюдавший за ходом операции кивнул и, усмехаясь, сказал: - А я думал, что ты будешь заклинания читать, или зелье какое колдовское сваришь, а ты действовала, словно полковой лекарь. Тоже мне, ведьма.
  - Ага, вот только полковой лекарь, сначала огрел бы тебя дубинкой по голове, чтобы ты не мешал ему работать своими истошными криками. Потом долго бы копался в ране нестериль... грязными инструментами, занеся кучу всякой заразы, от которой ты и помер бы несколько дней спустя, - парировала я, споласкивая руки в тазу с тёплой водой.
  - Да ладно, не злись, я же шучу.
  - Я не злюсь, Андерс. Сейчас, ты ляжешь в постель, и будешь лежать, не вставая. Тогда дня через три, сможешь снова нормально ходить.
  - Как скажешь, госпожа доктор. Знаешь, я теперь даже почти рад, что не поймал тебя тогда.
  - А уж как я рада, можешь себе представить.
  Нашу беззлобную пикировку, прервала Ева-Лотта. Она словно сумасшедшая влетела в зал и кинулась к нам. Её лицо раскраснелось от быстрого бега.
  - Солдаты, на мосту солдаты! - девочка так запыхалась, что мы с трудом смогли разобрать слова. - Они ломают ворота, и скоро будут здесь!
  - Проклятье! - взревел Андерс, вскакивая на ноги. Его лицо, тут же исказилось от боли. - Я так и знал, что этот говнюк Лобо не усидит в замке, и выступит, как только сойдёт снег. Там их много?
  - Очень, очень много! Я увидела, и сразу сюда.
  - Молодец, - сказала я, вставая. Похоже, проклятая судьба в очередной раз, решила подложить мне свинью. Ладно, не привыкать. - Оставайтесь здесь, попробую их остановить.
  - Вот ещё, - возмутился ленсмен. - Ты там будешь развлекаться, а нам скучать?
  Не ответив ему, я выбежала на улицу, прихватив по дороге посох.
  
  Глава 11.
  Круг замкнулся.
  (Мир Ириан, Змеиное ущелье, Олег - 25 лет, Марта - 18 лет).
  
  Чистая талая вода, разлетающаяся из-под сапог тысячью капелек, сверкала в солнечных лучах. Я бежала навстречу бою, возможно последнему, не отягощённая печальными мыслями и тревожными сомнениями. Это казалось абсолютно нелепо, думать о смерти в такой чудесный день. Внезапно вспомнилось, что я пропустила свой день рождения, наверное, первый раз в сознательной жизни. Признаться, мне доводилось праздновать его по разному: когда, в хижине на болоте, сжавшись в комочек под рваным одеялом, дрожа от холода, глотая голодные, злые слёзы, прижимая к груди мамин подарок - тряпичную куклу, набитую рубленной соломой, когда, с помпезной роскошью, в замке маркграфа Джардинса, за столом уставленном деликатесами, танцуя под музыку лучших в округе музыкантов. Но, чтобы, банально проспать, пусть и ведя параллельно, познавательную во всех отношениях беседу с зеленокожим инопланетянином - такое, признаться со мной случалось впервые.
  Затем, неожиданно, я вспомнила, что за время своего четырехлетнего сна, Олег не состарился ни на час, и подумала, что теперь наша разница в возрасте уже не выглядит столь критично.
  - "Интересно, может, стоит пошутить, когда он, наконец, проснётся? К примеру, предложить ему стать моим мужем, а потом посмеяться, глядя на его растерянную физиономию. Уверена, он до сих пор, воспринимает меня как надоедливую девочку с косичками, от которой можно откупиться шоколадом или новым фильмом про Гарри Поттера. Шоколад... вот чего мне здесь катастрофически не хватало. Эх, сейчас бы кусочек"...
  Рассмеявшись своим глупым мыслям, я прибавила шагу и вошла в узкое Змеиное ущелье. Успела. Больше всего на свете, я опасалась, что солдаты маркграфа первыми пройдут в долину, тогда, у меня совсем не окажется шансов их остановить. Теперь, шанс появился, хоть и небольшой. В данный момент, меня интересовали два вопроса: во-первых, сколько людей привёл с собой Лобо и, во-вторых, в порядке ли ловушки? Если людей немного, и ловушки работают, врагам придётся туго, если же нет... ну, об этом лучше не думать.
  Выйдя из-за поворота, я остановилась. Так, вот и они. В этом месте, петлявшее, словно гадюка ущелье становилось прямым и слегка расширялось. На другом конце прямого участка, стояли двое мужчин, в плащах, с длинными луками в руках. То были не гвардейцы маркграфа, а Лесные Псы - бойцы элитного отряда стрелков, созданного трудами бывшего ленсмена Северной марки, Андерса Свенсона, очень опасные и беспощадные противники.
  Увидев меня, они переглянулись, затем первый натянул лук, а второй, кинулся за поворот. Тетива громко щёлкнула, тяжелая боевая стрела, устремилась к цели, но у меня уже было готово заклинание Воздушного Смерча. На таком расстоянии, стрелу, совсем не обязательно останавливать, создавая силовой щит, достаточно просто слегка изменить направление полёта. Свист, удар и моя несостоявшаяся смерть бессильно воткнулась в щель между камнями, мелко дрожа, роскошным белым оперением. Лучник выстрелил ещё раз, потом ещё... стрелял он метко и быстро, но без всякого толка. Воздушный Смерч, в отличие от многих других заклинаний, можно держать очень долго, практически не расходуя внутренней энергии. Поняв, бесполезность пальбы, противник, остановился и замер. Воспользовавшись минутой передышки, я сняла тяжёлый полушубок, затем воткнула посох в землю, дабы в любой момент успеть выхватить меч.
  Тем временем, из за поворота, вывалилась целая толпа пеших воинов. Вражеский командир, правильно рассудил, что в узком ущелье, дно которого покрыто многочисленными камнями и трещинами, проку от всадников будет немного. Почти два десятка Лесных Псов, выстроились в три ряда, подняли луки и открыли стрельбу. Они били вразнобой, а не залпами, что несколько усложняло задачу, но всё равно, заклинание работало отлично, стрелы летели куда угодно, только не в мою сторону. Бесполезная трата боеприпасов, продолжалась минут пять, после чего, сама собой прекратилась. Псы отступили назад, вперёд вышли гвардейцы, которые, прикрывшись тяжёлыми ростовыми щитами, выставив частокол из копий и алебард, медленно двинулись на штурм.
  Выглядело это, наверное, очень глупо - сотня тяжеловооружённых воинов, движется сплошной стеной против одной-единственной девчонки. В пору возгордится. Сразу вспомнилась битва на Разбойничьей тропе, с которой началась эта история.
  - Хорошо идут, собаки, - сказал незаметно подошедший ленсмен. - Красиво.
  - Я же просила тебя оставаться в городе!
  Андерс воинственно стукнул палкой по земле и заявил, что не собираться слушать всяких там соплячек, когда намечается прекрасная возможность весело провести время.
  - Делай, что хочешь, только не мешай.
  Ленсмен возмущённо фыркнул, но отвечать не стал. Он извлёк из ножен длинный меч, надел на правую руку щит и поправил шлем.
  - Чего только не откопаешь в кладовых у Блюмгоста. После того, как ты лишила меня фамильного оружия, я думал, не смогу сыскать ничего достойного, что не стыдно в руки взять, а вот гляди-ка, нашёл. - Он потряс перед моим носом клинком и самодовольно улыбнулся.
  - Послушай, а твои Лесные Псы, не помогут нам? Ведь как-никак, ты столько лет был их наставником, - рассеяно спросила я, внимательно глядя на наступающего противника.
  - Ещё чего. Они служат только тому, кто хорошо платит. Ничего кроме денег их не интересует. Моя школа, - с гордостью пояснил Андерс.
  - Ха, похоже, ты будешь очень счастлив, если кто-нибудь из них, выпустит твои кишки, старый хвастун.
  - Ещё бы. Значит жизнь, прожита не зря.
  Враги тем временем, прошли примерно половину пути, приблизившись настолько, что можно было разглядеть лица идущих в первой шеренге. Я подняла голову и посмотрела на склон ущелья, туда, где на самом краю лежала большая куча камней, удерживаемая несколькими подпорками. То была ловушка, предназначенная для непрошенных гостей, последняя на пути к Вольному городу, к огромному сожалению. Ленсмен проследил за направлением моего взгляда.
  - Умно, ничего не скажешь, жалко только, что наверху нет никого, кто мог бы выбить подпорки.
  - Я сделаю это отсюда.
  - О, тогда извини. Забыл, что имею дело с ведьмой.
  В тот момент, когда первая шеренга миновала опасный участок, я вскинула правую руку, и выкрикнула заклинание Кулака. Волна энергии, сконцентрированная в плотный сгусток, выбила подпорки, и град валунов, обрушился на головы ничего не подозревающих солдат. Увы, большого камнепада не случилось. Вниз полетели только верхние камни, успевшие оттаять под лучами солнца, остальные остались лежать, смёрзшиеся в один большой комок.
  - Энтропийный комбикорм! - я ударила кулаком по ладони, - проклятая зима!
  Тем не менее, ряды врагов смешались. Громко кричали раненные, люди разбегались, прикрываясь щитами, наступление остановилось.
  - Да, - задумчиво сказал Андерс, - их слишком много. Боюсь сегодня, последний день, когда мы видели солнце.
  - Не бери в голову, я очень везучая, ты ещё не заметил?
  - Ну, если так, то тогда всё в порядке. Не сомневаюсь, тебе удастся перебить в одиночку сотню человек.
  - Ты забываешь, что нас двое. Всего пятьдесят рыл на брата, вполне приемлемый расклад, не находишь?
  Ленсмен покачал головой и неожиданно улыбнулся.
  - А с тобой хорошо идти в последний бой, даже не верится, что простая девчонка может так себя вести.
  - Учись, пока жива...
  Противник, наконец, навёл порядок в своих рядах, раненных и убитых, оттащили в тыл, стена щитов вновь сомкнулась, наступление возобновилось. Я коснулась левой рукой шеи и нащупала пальцами, тонкую нитку пульса, потом подняла правую руку над головой и медленно, с выражением прочитала заклинание Стены Огня.
  Одно из самых страшных заклятий школы Упорядоченных Стихий, доступное лишь немногим магам, было самым мощным в моём арсенале. И самым затратным по количеству расходуемой внутренней энергии, могу добавить. Как-то, у себя дома на Земле, Олег показал мне компьютерную игру, в которой маг, для пополнения сил, пил из бутылочек, некую синюю жидкость похожую на чернила. К сожалению, позже я узнала, что в жизни, так не бывает, и настоящий волшебник, должен обходиться тем, что имеет. Конечно, энергия со временем восстанавливается, но гораздо медленнее, чем хотелось бы, и никакие синие бутылочки тут не помогут. Вот почему, произнося могучее заклинания, наподобие Стены Огня, надо очень тщательно следить за своим внутренним состоянием, ведь даже одна лишняя секунда, может оказаться фатальной.
  Волна, ярко-оранжевого пламени, захлестнувшая первые шеренги гвардейцев произвела просто опустошающее действие. Я специально не старалась укокошить идущих впереди людей и, растягивала Стену так, чтобы захватить огнём максимальное количество врагов. Пусть они не погибнут, а только получат сильные ожоги, ерунда, в любом случае, человек с обожженным телом, не сможет драться. Чем меньше гвардейцев останется на ногах, тем легче будет потом, когда дело дойдёт до мечей.
  Пламя гудело, поднимаясь к небесам. По правде говоря, все эти языки огня, летящие в разные стороны искры, являлись бутафорией, спецэффектами, предназначенными для того, чтобы деморализовать противника, заставить его потерять голову от страха. На самом деле, поток убийственной энергии, обрушивающийся на головы несчастных, не был виден глазу. Он мог поразить только живую плоть, доспехи и одежда оставались невредимы, хотя со стороны всё выглядело гораздо страшнее. Люди метались, падали, бросали оружие, громко кричали, сея панику...
  Пальцы моей левой руки лежали на пульсе, и я вслух отсчитывала удары собственного сердца: - "Один, два, три... пять... семь..."
  При слове "десять", смертоносный огонь, мгновенно погас, правая рука, бессильно упала вдоль тела. Всего десять ударов сердца, длился огненный ад, но он сжёг почти все мои силы. Впрочем, дел мы успели натворить немало. Не меньше тридцати человек оказались выведены из строя, а остальные сбились в кучу, сильно напуганные. Эх, если бы я могла повторить представление, то возможно, битва на этом и завершилась, но увы... сейчас моих сил хватит не больше чем на парочку простеньких заклятий.
  - Ну, ты даёшь, ведьма! - в восторге проревел Андерс. - Давай, жахни ещё раз!
  - Всё, я выдохлась. Дальше только мечи.
  - Хорошо, сейчас мы им покажем!
  Альтернативно одарённый командир гвардейцев, наконец, осознал, что наступать сомкнутым строем - самоубийство и солдаты, повинуясь приказу, бросились в атаку, стараясь как можно быстрее, сократить разрыв. Я швырнула навстречу несколько разрядов молний, оглушив бегущих первыми, и они опять остановились. Ребята, оказались страшно напуганы моими магическими выходками, капралам приходилось прилагать максимум усилий, дабы заставить их вновь пойти вперёд.
  - А у тебя хорошо получается, крошка... - тихий голос за моей спиной, заставил на секунду остановиться сердце. В следующий миг, на плечо легла легкая, словно пушинка рука и я почувствовала, как сильный поток энергии начал вливаться в моё опустошённое тело.
  - Прекрати, - шёпотом попросила я, вцепившись в дружескую руку, едва сдерживаясь, чтобы не завопить. - Тебе нельзя...
  - Мне можно. - Голос Олега был по-прежнему тих. - Это единственное, чем я могу тебе сейчас помочь.
  Я судорожно выдохнула и, наконец, нашла в себе силы обернуться. Учитель стоял рядом и улыбался. Его лицо, всё ещё напоминало лицо мертвеца, но глаза сияли, словно два драгоценных камня.
  - Ты выросла... - медленно, с изумлением сказал он. - Господи, сколько же я спал?
  Я попыталась ответить, но не смогла, комок стоял в горле. Он машинально провёл пальцами по своему лицу, словно стряхивая паутину, потом вновь улыбнулся и лукаво заметил:
  - Похоже, ты слегка отвлеклась. Не забывай, за твоей спиной, толпа сердитых мужиков, а нас всего трое.
  - Ничего, - выдавила я, - справимся.
  - Справимся, - легко согласился он. - Тем более что нам на помощь, спешат много не менее свирепых мужчин и женщин. Их ведет, какая-то маленькая девочка, очень похожая на тебя в молодости. Такая же взъерошенная и чумазая.
  - Слава, богу, это, наконец, случилось...
  - Что случилось?
  - Не важно. Лучше ответь на один вопрос.
  - Какой?
  - Я уже взрослая. Ты готов стать моим мужем?
  - Что? - на лицо учителя было приятно посмотреть, такое оно внезапно стало растерянное.
  Я засмеялась, показала ему язык и, развернувшись, легко побежала навстречу приближающимся врагам, на ходу читая заклинание Боевого Безумия. Когда-то оно мне очень помогло, в бою с отрядом Андерса Свенсона, на Разбойничьей тропе, а значит следовало повторить вновь.
  Чувствуя себя лёгкой как облачко и быстрой, словно молния, я рубанула первого гвардейца, легко ушла от удара алебарды, проткнула подвернувшегося под руку Лесного Пса и затанцевала безумный танец смерти, забыв обо всём, упиваясь яростью и громкой музыкой текущей в жилах, горячей крови.
  Боевое Безумие, штука опасная, но очень эффективная, когда требуется быстро справиться с большим количеством врагов. Ты ускоряешься почти в два раза, а противники становятся неповоротливыми болванчиками для рубки. К сожалению, кружась в танце смерти, совершенно забываешь об осторожности, что частенько приводит к печальным последствиям, да и эффект его длиться очень недолго.
  Укокошив своего четвёртого противника, я внезапно услышала знакомый рёв. Бьорк, похудевший, более похожий на свежего покойника, но выглядевший от этого не менее жутко, крутил над головой свою огромную дубину, раздавая удары направо и налево. Рядом с ним, скользил быстрый и изящный, словно столичный аристократ, атаман разбойников Карл Блюмгост. Его тонкий, длинный меч казался продолжением руки. Бывший ленсмен Северной Марки, рыча что-то нецензурное, рубился против двух Лесных Псов, а учитель с алебардой в руках отмахивался от дородного гвардейца. Повсюду мелькали знакомые лица. Скельди, Яри, Бенка, весельчак Боссе, да что говорить, вся шайка Карла Блюмгоста в полном составе и даже больше, так как в драке приняли участие и несколько женщин. Суровая Астрид, стояла на большом валуне, размахивая руками, словно делая зарядку и что-то громко выкрикивала, устремив тяжёлый взгляд прямо перед собой. Это выглядело бы, наверное, забавно, если б не тугой, чёрный смерч, раскручивающийся у неё над головой. От него исходила такая мощь, что я невольно попятилась.
  Но скажу честно, даже с прибытием весёлых разбойничков, наше дело по прежнему было плохо. Враги превосходили по численности почти в полтора раза. Помимо этого, ребята едва двигались, после многомесячной комы, трудно представить, как они вообще могли стоять на ногах. Вот, после пропущенного удара, Бьорк упал на колени, и его опрокинули на спину, вот один из капралов вонзил в грудь Скельди наконечник своего протазана, проткнув мальчишку насквозь. Фонтан крови, выплеснулся из распахнувшегося в предсмертном крике рта. Вот стрела Лесного Пса, остановила Бенку, и тот рухнул на землю, пытаясь скрюченными судорогой пальцами вырвать смертоносное жало из живота... Заклинание Боевого Безумия, прекратило действие, на меня накатилась чудовищная слабость, пальцы сами собой разжались, меч упал на землю...
  В этот момент, Астрид издала неестественно громкий вопль и в ту же секунду, смерч над её головой, превратился в чёрную тучу, из которой вниз хлынул поток ледяных игл, прямо на головы подходящему подкреплению гвардейцев. От удара этих чёрных сосулек не спасали ни шлемы, ни кольчуги. Солдаты, корчась, падали на землю, обливаясь кровью, а ледяной дождь всё продолжался. Астрид удалось, продержать своё заклинание не меньше двадцати секунд, после чего она со стоном повалилась на землю. Но дело оказалось сделанным. Остатки полностью деморализованного противника начали отступать.
  Внезапно, на поле боя, показался сам его светлость Лобо, который до того, держался в задних рядах, наверное, в силу врождённой скромности. Наследник маркграфа Отто, был закован в воронёные доспехи, и выглядел достаточно грозно. Потрясая мечом, он бросился вперёд, увлекая за собой растерявшихся бойцов. Дорогу ему, заступил Карл Блюмгост. Атаман разбойников с привычной невозмутимостью сделал несколько шагов навстречу. Клинки скрестились. Мне сразу стало ясно, что у Карла, абсолютно нет шансов на победу. Лобо, был значительно сильнее, к тому же он лучше фехтовал, да и лёгкий меч Блюмгоста, великолепный в бою с бездоспешным противником, оказался совершенно бесполезен против крепких лат.
  Видя, что Карлу нужно помочь, я взяла себя в руки, подняла с земли оружие и заковыляла к месту схватки, но тут, откуда-то вынырнул Расмус, в руках которого была зажата алебарда. Кузнец молча бросился к своему злейшему врагу и нанёс сокрушительный удар в спину. Остриё пробив панцирь, вошло почти на всю длину, у молодого графа подломились ноги, он рухнул на колени, а потом опрокинулся лицом вниз. Разбойники издали яростный рёв, вставший на ноги, Бьорк, с разорванной щекой, и рукой, плетью висящей вдоль тела, подхватил с земли боевой топор и ринулся в атаку. Это оказалось последней каплей. Оставшиеся в живых Псы и гвардейцы, обратились в бегство, бросая оружие. Их преследовали, только стрелы.
  Я, волоча за собой меч, словно усталый мальчишка палку, побрела туда, где над бессознательной Астрид хлопотал Олег. Хотелось рухнуть на землю и поспать хотя бы пару часов, но у меня, к сожалению, не было такой возможности. Увидев подходящих Лиссу и Хельди, я остановилась, собралась с силами и грозно спросила:
  - Ну что вылупились, клуши? А ну, скорее за работу! Мужики истекают кровью, а вы где-то гуляете!
  Олег, говорил потом, что я выглядела невероятно внушительно.
  
  Эпилог.
  Прощай, Вольный город!
  
  - Ну, вы ничего не забыли, подумайте хорошенько, а то возвращаться плохая примета. - Карл Блюмгост улыбался, но в его глазах застыла печаль.
  Я тоже чувствовала себя не в своей тарелке. Уходить всегда тяжело, а уходить навсегда, тяжелее вдвойне. Ева-Лотта, на удивление опрятная, весь прошлый вечер почти не слезавшая с моих колен, вынырнула из под стола и, шмыгая носом, протянула мне потемневшую от времени серебряную фибулу, украшенную мелким речным жемчугом.
  - Вот, нашла. Это тебе в подарок.
  - Спасибо, - я взяла украшение, после чего подняла девочку на руки и чмокнула в пухлую щёчку. - Ты молодец, я буду очень скучать.
  Мы вышли во двор, где Расмус и его молодая жена, помогали Олегу седлать лошадей. Церемония проводов прошла вчера, обитатели Вольного города занимались своими многочисленными делами, потому, вокруг нас толпилось не так уж много народу.
  - А денёк, будет жарким, - пробурчал подошедший Андерс Свенсон. В правой руке, бывший ленсмен, сжимал деревянный учебный меч. Оставленные им на время, без присмотра два десятка новобранцев, толпились на плацу, радуясь короткой передышке.
  - Совсем ты загонял ребят, - усмехнулся Олег. - Смотри, разбегутся кто куда.
  - Я им дам, разбегутся. Этих шнурков ещё учить и учить, дьявол их побери! Отто, в любой момент может напасть, а они мечи держат как палки. Одно слово, деревня.
  - Но право и лево уже научились различать?
  - Научились. Кстати спасибо за подсказку.
  - Какую?
  - Привязывать к ногам пучки сена и соломы. Здорово придумал.
  - Это не моя идея. Не ты один мучался с рекрутами.
  - Всё равно, спасибо.
  Появилась Астрид. Как и всякая беременная женщина, на позднем сроке, она старалась двигаться как можно более плавно и мягко. Маленький Рауль, цеплялся за материнскую юбку и быстро переступал босыми ножками по нагретой летним солнцем земле. Я подошла к хозяйке Вольного города, и мы обнялись.
  - Спасибо за всё, девочка, - прошептала она мне на ухо. - И прости если что не так.
  - И тебе спасибо. Мне будет вас очень не хватать.
  - И нам тебя. Ты лучшая знахарка, какую я только видела.
  - Перестань. Белла отлично заменит меня, вот увидишь. Хорошо, что вы всё-таки помирились, и она перебралась сюда.
  - Это случилось, только потому, что мерзавец Отто, сжёг её деревню.
  - Надеюсь, что с ним вы сумеете сладить.
  - Я тоже надеюсь...
  После смерти сына, маркграф совсем обезумел. Не имея возможности взять штурмом Вольный город он направил карательные отряды во все стороны, пытаясь отсечь его от поставок продовольствия. Запылали деревни, беженцы повалили рекой, так что на сегодняшний момент, под началом у Блюмгоста, было уже больше трёхсот человек, и люди всё прибывали. Становилось ясно, что рано или поздно, начнётся война, а Карл постепенно из обычного разбойничьего атамана, превращался в предводителя армии повстанцев. Но пока, всё было спокойно. Люди активно занимались сельским хозяйством, стараясь запасти как можно больше продовольствия, каменщики заканчивали возводить стену у подвесного моста и строили вторую башню. Работа шла быстро, особенно после того, как я показала Астрид как можно призывать элементалей-каменотёсов. Мастера утверждали, что закончат укрепления до конца месяца, и у нас не было причин подвергать сомнениям их слова.
  Подошёл Блюмгост, и взял жену под руку. Рауль захныкал, просясь на руки, но отец твёрдо сделал вид, что не понимает поползновений капризного отпрыска.
  - Послушайте, ребята, я давно хотел спросить, почему у вашей дочери двойное имя? - спросил Олег.
  Карл хмыкнул и иронично посмотрел на Астрид.
  - Просто, моя жёнушка, очень хотела назвать её Евой, а я Лоттой, в честь бабки. После того, как мы подрались в третий раз, и она заявила, что превратит меня в бревно...
  - Не слушай этого брехуна! - возмутилась его супруга. - Всё было совсем не так!
  - Неважно, - примирительно сказал Блюмгост. - Одним словом, обработав синяки и ссадины, мы решили больше не ссориться, а дать дочери двойное имя, с таким расчётом, чтобы она потом сама решила, как ей лучше называться.
  Олег засмеялся, весело посмотрел на дружную семейку и поинтересовался: - А как вы назовёте свою будущую дочку? Уверен, она будет необыкновенным ребёнком.
  - Почему? - удивилась Астрид.
  - Сама подумай, обычного ребёнка мать вынашивает девять месяцев, а ты таскаешь её на целых шесть месяцев больше.
  - Ах, в этом смысле....
  - Конечно.
  - Не решили мы ещё, - вздохнул Карл.
  - Тогда, предлагаю свой вариант.
  - Какой? - хором спросили все.
  - Рони. По-моему, очень красивое имя. И звучит мужественно, смотри сам: Рони, дочь разбойника, - важно провозгласил Олег и неожиданно рассмеялся. Я с подозрением посмотрела на него.
  Карл почесал затылок. - А что, отличное имя. Ты как, старуха?
  - Какая я тебе старуха, не смей меня так называть!
  - Ну, хорошо, молодуха. Так как?
  - Отстань, имя как имя.
  - Вот и решили, - обрадовался Олег. - Главное не надо больше драться.
  Мы ещё недолго поболтали, оттягивая прощание но, наконец, все слова, оказались сказаны. Копыта лошадей застучали по дороге, я обернулась, чтобы в последний раз взглянуть на дорогих людей, потом мы миновали ворота городского частокола, и друзья скрылись из виду.
  - Вот и всё, - с грустью сказал Олег. - Перевёрнута ещё одна страница нашей жизни.
  Я всхлипнула и погладила гриву Шустрой. Потом решительно тряхнула головой.
  - Так что с этой Рони? То была шутка, да?
  - Прости, не понял, - невинным тоном отозвался он.
  - Не притворяйся, а лучше сразу выкладывай всё начистоту.
  - Ничего здесь таинственного нет. Просто так звали героиню одной книжки, мне она страшно нравилась в детстве. Здешние люди, очень напоминают её персонажей, только и всего.
  - Ой, не верю я тебе, болтун, - вздохнула я. - Вернёмся в Питер, ты обязательно дашь мне её почитать.
  - Без проблем, - хмыкнул он и пришпорив коня, унёсся вперёд. - Догоняй!
  Я посмотрела ему вслед, улыбнулась, ласково погладила тонкое золотое колечко, с некоторых пор, украшавшее мой безымянный палец на правой руке, и, стукнув пятками бока Шустрой, помчалась вдогонку.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) В.Касс "Избранница Архимага"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"