Дорошенко Александр: другие произведения.

Мхи и травы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 6.74*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть трилогии "Странники Сферы". Молодому путешественнику Олегу Романову требуется пересечь непроходимое болото - Топь и найти тайник некогда принадлежавший могущественному магу Первовластителю. Его проводницей становится одиннадцатилетняя Марта, правнучка болотной ведьмы - единственный человек, способный указать дорогу. Им предстоит полный опасностей путь, в конце которого, главному герою предстоит сделать непростой выбор...

  Часть первая. Мхи и травы.
  
  Мы жители мхов,
  Мы видим звёзды, через сеть их корней,
  Мы видим белую звезду и над ней,
  Горит нимб, звезда спит.
   (Олег Медведев).
  
  Глава 1. Проводница.
  (Мир Ириан, окраины Топи. Олег 23 года, Марта 11 лет).
  
  Солнце уже перевалило за полдень, когда я, продравшись сквозь заросли ежевичных кустов, вывалился на тропинку, ведущую к Топям. Стояла та особая пора середины лета, когда зелень, ещё не успевшая выгореть под жаркими солнечными лучами, радует глаз своей чистотой и свежестью. В небе носились деловитые пичуги, ветер шелестел листьями в кронах деревьев, воздух был насыщен запахом цветущих растений и нагретой хвои. Едва заметная тропинка, причудливо извиваясь, огибала гранитные ледниковые валуны и заросли колючих кустов, то сбегая в узкие тёмные овражки, где под ногами хлюпала стоячая вода, то поднимаясь на невысокие лысые холмы, поросшие душистым вереском.
  Постепенно, чаща начала редеть, крепкие лесные красавцы-деревья сменились своими рахитичными болотными собратьями с редкой листвой и искривлёнными, больными стволами. Их корявые ветви, покрытые лишайниками, напоминали руки прокажённых. Запах Топей, запах гнили и разложения, становился всё сильней, местность стала постепенно понижаться. Поднявшись на последний холм, я, наконец, увидел само болото - цель своего путешествия. Даже при ярком свете дня оно выглядело просто отвратительно.
  - "Если рассудок и незамутнённое сознание по-прежнему дороги вам, сэр Генри, держитесь подальше от всяких подозрительных торфяных болот"....- внезапно вспомнилось мне.
   Большая белая скала, лежащая по правую руку, примерно в ста шагах, являлась верным доказательством того, что дом болотной ведьмы Стагиты, находится совсем рядом. Торопливо сбежав по пологой тропе, я, обогнул скалу, и сразу наткнулся на хижину, выглядевшую именно так, как её описывал стряпчий, Билл Кроссмит, на постоялом дворе "Зелёный петух" в Гринсдейле.
   Стены хижины оказались сложены из необработанных камней скреплённых глиной, перемешанной с болотным илом. Окон не было вовсе, только чернела пара вентиляционных отдушин, в холодное время затыкаемых тряпками. Крыша покрытая дёрном просела, готовясь в любой момент рухнуть, а щелястая деревянная дверь, когда-то давно висевшая как и полагается порядочной двери, теперь лежала у стены. Петли сгнили, похоже, что на ночь, хозяева просто приставляли её к проёму, защищаясь таким ненадёжным способом от холода и ночных хищников.
   Сама ведьма сидела перед домом на утоптанной, замусоренной земляной площадке, где на примитивном каменном очаге бурлил кособокий, чёрный котёл и резала ржавым кривым ножом, какую-то траву на бурой деревянной доске. Можно было подумать, что старуха готовит страшное колдовское зелье, дабы наслать на обидчика град или потраву но, приглядевшись внимательно, становилось понятно, что варит она обыкновенный суп. Колдовские зелья, даже самые простые, не делают из лебеды, крапивы и дикого щавеля.
   Рядом с котлом прямо на земле лежала большая белая кость, вываренная до белизны. Такие кости в бедных семьях принято класть в кастрюлю для навара, при приготовлении пустого супа, а потом вытаскивать и оставлять до следующего раза. Судя по всему, эта косточка, варилась в котле раз десять, не меньше.
   Сама ведьма выглядела так, словно сошла с картинки в детской книжке. Узкое морщинистое лицо с глубоко посаженными маленькими злыми глазами, длинный крючковатый нос, спускающийся к подбородку, тонкогубый, беззубый рот, огромная бородавка на щеке. Всклокоченные, спутанные и грязные, седые волосы, наверное, когда-то были белыми. Одежда старухи, в полном соответствии с каноном, состояла из пёстрых лохмотьев, на изготовление которых пошло множество лоскутков разной формы и размера.
  Рядом со старухой расположилась девочка лет десяти, с худеньким востроносым лицом, на котором сквозь слой грязи проглядывали веснушки. На ней была надета только длинная крапивная рубаха, вся в заплатках, и очень ветхая. Девочка стояла на коленях перед плоским камнем, лежащим здесь, видимо с незапамятных времён и занималась древним, как мир делом: из небольшой корзинки она зачерпывала пригоршню семян, высыпала на камень, потом, взяв в руки камень поменьше, старательно перетирала зёрна в муку. Затем, аккуратно собрав полученный продукт в ладошку, отправляла его всё в тот же котёл.
   Я заметил, что ячменя в корзинке было немного, в основном там лежали мелкорубленые сухие корешки, семена сорняков, отруби и прочая дрянь. Мне было известно конечно, что семейство болотной ведьмы бедствует, но я даже не представлял насколько сильно. Последнее время они жили исключительно продажей редких болотных трав знахарю Петеру Роутену из Гринсдейла, но с тех пор, как этого достойного человека, сжёг заезжий инквизитор, торговать стало не с кем. А самой ведьме появляться в городе было опасно, по причине, развернувшейся в последние годы борьбы с еретиками и последователями школы магии Природного Хаоса. Стагиту, от костра спасало только то, что жилище её находилось на окраине Топей, в месте гиблом и проклятом. Городские стражи ленились, а вернее просто боялись тащиться в такую даль для ареста полоумной старухи. Но всё могло в любой момент перемениться: уже давно шли разговоры, об учреждении в Гринсдейле инквизиционного совета на постоянной основе. Если это когда-нибудь случиться у ведьмы на спасение не останется ни единого шанса.
   Когда старуха и девочка заметили меня, они замерли. Девочка откровенно испугалась, словно увидела чужого человека в первый раз в жизни, старуха же, напротив что-то злобно побурчала под нос и отложила нож в сторону.
   - Добрый день, почтенные,- сказал я подходя. - Прошу прощения если помешал.
   - И тебе добро,- отозвалась старуха. Её голос скрипел, словно у киношной Бабы Яги и я невольно почувствовал себя участником новогоднего детского утренника.
   - А не ты ли, бабушка, будешь болотной ведьмой Стагитой? - с интонациями Ивана-Царевича в голосе, вопросил я.
   - Ну, если и буду, то тебе то, какое до этого дело, мил человек?
   -"Спросить что ли про молодильные яблочки и Василису Прекрасную?", - подумал я, но вслух сказал: - Так ведь я сюда по делу и пришёл. Можно присесть, а то в ногах правды нет.
   - Садись, - фыркнула ведьма. - Ходят тут всякие, от работы отрывают.
   - Спасибо. - Я уселся на валун рядом с очагом и улыбнулся, как мог приветливо, хотя мог бы и не стараться. Девчонка продолжала всё так же испуганно пялиться, а старуха рассматривала меня со злобным подозрением.
   - А скажи-ка, бабушка, - проникновенно начал я, - правда ли говорят, что ты всю Топь как свои пять пальцев знаешь? Или может, врут люди?
   - Знаю, знаю,- пробурчала ведьма.- Всю жизнь почитай здесь прожила, все тропки исходила.
   - Отлично, значит, не соврали. И как к острову с развалинами пройти, тоже знаешь?
   Старуха долго не отвечала, пристально глядя мне в лицо. Наконец нехотя поинтересовалась: - Что ты там забыл красавчик? Неужели жить надоело? Да и нет там больше ничего, камни только и гады ползучие остались. Всё, что было хорошего, до тебя унесли.
   - Что забыл, это моё дело. Мне нужно попасть во дворец Первовластителя. Если согласишься туда провести и обратную дорогу показать, получишь хорошие деньги. Вот, смотри...
   Я отцепил от пояса небольшой кожаный кошелёк и протянул старухе. Та, проворно схватив его, стала торопливо распутывать ремешок тонкими, чёрными пальцами. Справившись с узлом, ведьма, высыпала себе на ладонь, мозолистую и твёрдую как древесная кора, шесть серебряных полуимпериалов. Затем она принялась внимательно их рассматривать, пробовать на вкус, щелкать ногтем, прислушиваясь к звону. Я мельком взглянул на девочку, та, насупившись, наблюдала за манипуляциями бабки.
   - Хорошие денежки, полновесные и звонкие, поют как соловушки, - нараспев сказала Стагита, обследовав последнюю монету. - И ты человек хороший. Другой бы попытался подсунуть бабке фальшивку, дескать, всё равно дура старая не разглядит. А у меня глаз острый, как у сокола, я мил человек, получше других вижу.
   - Учти, это только половина. Ещё шесть будет, когда назад вернёмся.
   - Ещё шесть! Да что я с такой кучей денег делать то стану?
   - Найдёшь чего. Вон, внучку подкормишь, рубаху ей новую купишь, а то гляди, смотреть не на что, одна кожа да кости.
   Старуха захихикала. - Так ведь не внучка она мне, милок. Не внучка, а правнучка. Внучку мою, мать еёную, почитай уж две зимы назад как тофы задрали. А подкормить и вправду не мешает, иначе, кто такую глисту худющую замуж то возьмёт?
  Девочка дёрнулась, залилась краской, но ничего не сказала. Было видно, что слова старухи задели её за живое.
  - Главное, чтобы человек, был хороший,- дипломатично заметил я.
  - Да кому она нужна! - внезапно закричала Стагита. - Хоть худая, хоть толстая! Дочка ведьмы, язычница, без отца рождённая. Одна дорога - на костёр. Совсем от рук отбилась, старших не слушает, дерзит. Ишь глазёнками своими погаными зыркает. Ну что с неё взять, дурная кровь, под кустом зачалась, в канаве родилась...
  Девочка побелела, её глаза наполнились слезами, губы задрожали, она явно сдерживалась изо всех сил, чтобы не зареветь.
  - Э...э... ладно, - быстро сказал я, - так берёшься провести до замка?
  Старуха задумалась, пожевала губами. - Отвести милок, дело нехитрое, сегодня выйдем, завтра к вечеру придем, вот только...- она помолчала. - Стара я совсем стала, ноги не держат, лета уже не те, чтоб по болоту шастать. Опять же, за хозяйством пригляд нужен. Пускай Марта ведёт.
  Ведьма повернулась к девочке, которая ещё не оправилась от обиды. Её голос стал сладким как патока - Ну, золотце моё ненаглядное, отведёшь доброго господина к колдовским развалинам?
  Насупившаяся Марта помотала головой. Это мгновенно вывело старуху из себя.
  - Ах ты, гадюка болотная! Байстрючка! Вот я тебя сейчас палкой поглажу паскудницу такую! Говори быстро, поведёшь или нет? - Стагита замахнулась клюкой, девочка отпрыгнула в сторону. - Добрый господин нам денег даст еды купить и срамоту прикрыть, или может ты хочешь и дальше траву жрать?
  Марта вытерла нос рукавом рубахи и зло выкрикнула: - А вот не пойду никуда, а будешь ругаться, сбегу, и одна сама по себе жить стану, понятно? Ты мне совсем не нужна, старая крыса!
  Ведьма в гневе стукнула клюкой по земле. - У...у... крапивное семя! - Потом повернулась ко мне. - Вот они детки, какие пошли, ты их растишь, заботишься, холишь, лелеешь, а они потом о тебе такое говорят, срамят перед чужими людьми!
  - Неправда! Ты меня всегда ненавидела! Ругаешься всё время! Дерёшься! И мама из-за тебя померла! Зачем ты её тогда в лес ночью послала!
  Становилось понятно, этим двоим, было, что сказать друг другу. Выяснение отношений, похоже, грозило затянуться надолго, требовалось срочное вмешательство. Я подскочил к котлу, и проорав: - "Если сейчас же не прекратите, останетесь без еды"! - приготовился пнуть его носком ботфорта. Как ни странно, угроза подействовала, и бабка с правнучкой мгновенно замолчали.
  Я окинул парочку тяжёлым взглядом, потом в упор посмотрел на Марту и грозно спросил: - Так, поведёшь или нет, маленькая ведьма?
  - Да, поведу! - выкрикнула девочка, и добавила несколько непечатных слов. Интересно, откуда она их узнала? На болоте, такого не выучишь.
  - Отлично. Иди, собирайся,- сказал я, и Марта, чуть помедлив, скрылась в хижине.
  - Хорошая девочка, умница моя, отрада седин, золотое сердечко - пропела старуха елейным голосом, словно ничего не произошло.
  Я с некоторым сомнением посмотрел на Стагиту. - Уж больно она мала, для проводника. Сколько ей лет?
  - Да кто ж их знает, - захихикала ведьма. - Мы, людишки тёмные, считать не умеем. Да ты не бойся, доведёт, куда денется. Она как ходить научилась, так по болотам и шастает. Сначала с матерью, потом одна. Бывало, не поверишь, мил человек, ведь совсем же ещё сопля, от земли не видать, а мамку за юбку схватит и не отпускает. Оторвать пытаешься - в рёв, бери, мол, с собой и всё тут. Вот так и наловчилась по кочкам прыгать, пока мамку её болезную тофы не сгрызли. Внучка, то у меня была работящая, но с характером. Вот как сейчас помню...- ведьма внезапно осеклась и всплеснула руками.- Ой! Да что я всё с тобой болтаю, пойду, посмотрю, как бы эта змеюка чего лишнего не утащила! - И Стагита медленно заковыляла к хижине.
  Я проводил её задумчивым взглядом. Мне жутко не хотелось идти на болото ведомым чумазой пигалицей, но старуха явно была совсем плоха, если только не притворялась, конечно. Похоже, придётся смириться и брать, что дают.
  Из хижины донеслись вопли ведьмы: - А это куда схватила?.. Зачем?.. Я тебя спрашиваю, зачем тебе столько? Нахлебница! Без еды меня оставить хочешь, только о брюхе своём поганом и думаешь! На, вот, держи, этого тебе как раз хватит, на три дня!.. Не хватит? Потерпишь, лягушек наловишь, можно подумать в первый раз!.. Молчи! Куда платок потащила! И плащ здесь оставь!.. Что значит холодно? Ничего, потерпишь, в тину зароешься, она тёплая!.. А вдруг ты утопнешь, ведь столько с тобой добра пропадёт! В чём мне зимой ходить, кости старые греть?.. Кто, я?.. Кто?.. Ах ты змеюка! Бесово отродье! Да, чтоб глаза твои полопались! Да чтоб тебя тофы зажрали!
  Марта выскочила из хижины так, словно за ней гнались волки. Она успела нацепить только короткий, чёрный, шерстяной плащ, такой же ветхий и драный как её рубаха и небольшой плетёный кузовок без крышки, на дне которого сиротливо перекатывались три маленькие, твёрдые как камень ячменные лепёшки. Девочка обежала очаг и юркнула мне за спину. Ведьма появилась следом, степенно проковыляла несколько шагов и заняла стратегическую позицию между нами и котлом с варевом.
  - Так вы идите, - затараторила она, - путь неблизкий, пока придёте, совсем стемнеет. За денежки конечно спасибо, я уж их припрячу от греха, никто не найдёт. Жаль, конечно, покормить вас нечем, самой мало, вы уж не обессудьте...
  Марта за моей спиной сглотнула голодную слюну. Она явно рассчитывала на похлёбку из котла, но старуха похоже не собиралась делить трапезу со своей правнучкой. Я повернулся и положил руку ей на плечо.
  - Пойдём, проводница.
   Девочка кивнула и, не оглядываясь больше, пошла вниз по тропинке ведущей в сторону Топей.
  
  Глава 2. На тропе.
  
  Тропа вела нас вдоль края болота то, подбираясь почти вплотную, то словно испугавшись собственной смелости, отбегая за кусты и скалы. Солнце медленно уходило за горизонт, ветра не было, жара постепенно спадала. В воздухе кружились тучи мелких кровососов, которые могли превратить жизнь любого нормального человека в кромешный ад, но прочтенное накануне заклинание, отпугивающее насекомых, действовало надёжнее самого сильного репеллента. Что касается проводницы, её местные комары тоже не очень любили, и держались на почтительном расстоянии.
  Признаюсь честно, я недооценил Марту. Поначалу, глядя на эту заморенную длительным недоеданием девчонку, мне казалось, что она не сможет пройти и километра, и был готов отправить обратно к любимой прабабке, накормив предварительно, в качестве компенсации за пропущенный ужин. Конечно, соваться в Топь одному глупо, но тащить неспособного идти проводника на собственных плечах, было ещё глупее, тем более, что мой рюкзак и без того весил непозволительно много.
  Но всё оказалось совсем не просто. Практически сразу, Марта задала такой стремительный темп движения, что я в какой-то момент со стыдом понял, что проигрываю в скорости своей спутнице. Быстро перебирая короткими ножками, она неслась по тропинке, словно метеор так, что камешки и водяные брызги будто пули, разлетались из под ступней. Мне, придавленному к земле тяжестью большого рюкзака, обутому в неудобные и тяжёлые трофейные ботфорты, оставалось, только молча завидовать.
  
  Эта экспедиция, не задалась с самого начала. Сначала, я потерял напарника - недалёкого, но преданного человека, чьим главным достоинством являлись широкие плечи и огромные кулаки. Затем, во время переправы через широкую Шарлетань, самую большую реку Восточных земель королевства Илора, на меня без всякого повода, напали четверо наёмных убийц, переодетых в длинные мантии студентов столичного Вольного Университета. На пароме кроме нас и паромщика, по счастью больше никого не оказалось, так что никто особо и не пострадал, а паром... Ну право, совсем не стоило жалеть эту гнилую развалину.
  С последним киллером, я успел пообщаться уже на берегу, куда мы выбрались мокрые и злые. Сказать он успел немного, так как ещё раньше получил несколько повреждений, мало совместимых с жизнью. Имя заказчика: Штамштат, мне ничего не говорило, но, судя по некоторым косвенным признакам, человек, нанявший этих недотёп, был магом, причём магом не из последних. Так же становилось ясно, что нелепая смерть моего напарника Фрэнка Бишопа в случайной кабацкой потасовке, произошла не просто так. Противник знал, что я ищу, и возможно догадывался для чего. Во всяком случае, у него имелось много возможностей остановить меня и самому наложить лапы на предмет поиска.
  Так или иначе, Штамштат, являлся реальной угрозой, с которой стоило считаться. Хуже всего, что вместе с паромом, на дно реки ушло имущество, подготовленное для проведения операции. У меня осталось только часть оружия, деньги, штаны, рубаха. Куртку и обувь пришлось позаимствовать у мёртвого киллера, после чего, я налегке отправился в Гринсдейл. Отменять операцию не следовало - наличие конкурента оправдывало поспешность. Ставка была слишком высока, в случае поражения, коту под хвост шли результаты двухлетних поисков, но что самоё поганое - враг мог заполучить в своё личное пользование один очень опасный предмет. Не думаю, что он стал бы просто так им любоваться время, от времени стирая пыль с корешка.
  Добравшись до Гринсдейла, почти без проблем, закупившись самыми необходимыми вещами, я стал искать проводника. Это оказалось неожиданно сложным делом. Топь вызывала у местных жителей суеверный ужас, хотя байки о сокровищах, спрятанных во дворце Первовластителя, будоражили умы местных обывателей уже несколько сотен лет. Из нынешних жителей города, пожалуй, никто не рискнул бы приблизиться к болоту на расстояния полёта стрелы, не говоря о том, чтобы пошарить в древних руинах, хотя раньше смельчаки находились.
  Байки я не слушал. Я точно знал, что сокровищницу разграбили два века назад, и с тех пор, во дворце побывало достаточно авантюристов, чтобы вынести оттуда всё мало-мальски ценное. Но интересующая меня вещица, была спрятана очень хорошо. О её существовании, знали всего несколько человек, одним из которых вне сомнения являлся Штамштат. Уверен, попади она к нему в руки - последствия окажутся самыми ужасными. Пришествие второго Первовластителя, этот несчастный Мир скорей всего просто не переживёт.
  
  Внезапно Марта, споткнулась о камень и, вскрикнув от боли, остановилась.
  - Давай устроим привал, - мягко предложил я.
  Девочка, кивнув, прихрамывая, сошла с тропинки. Усевшись на замшелый ствол упавшего дерева, она принялась, сосредоточенно сопя, рассматривать повреждённую конечность.
  Я скинул рюкзак и с наслаждением опустился на плоский камень, поставленный здесь явно для такого случая. Из-под вывороченных корней мёртвого дерева, весело бежал ручеёк, в который я поспешил опустить гудящие ноги, предварительно стянув свою стильную, но очень неудобную обувь.
  Марта извлекла на свет божий лепёшку, печально осмотрела её со всех сторон, затем, откусив небольшой кусок, принялась сосредоточенно жевать, стараясь не уронить ни крошки.
  - Эй, постой, - я раскрыл рюкзак, и вынул из него пакет с провизией. - Возьми вот это.
  Секунду, она разглядывала протянутую полоску отличного вяленого мяса, потом вырвала его из моих рук и попыталась запихнуть в рот целиком. Я печально усмехнулся. Девочка в этот момент напоминала беспризорного котёнка, неожиданно получившего сосиску от благодушного прохожего. Сразу не проглотить, а надо, вдруг передумает и заберёт обратно.
  Соорудив для неё, огромный бутерброд с салом, и подождав пока она с ним разделается, (сразу скажу, ожидание не затянулось надолго) я решил узнать о дальнейшем маршруте. Девочка на секунду задумалась, потом махнула рукой:
  - Мы пойдём по тропке, пока не придём на торфяное поле, там переночуем, а завтра полезем в болото.
  - Значит завтра вечером, если повезёт, мы доберёмся до острова, на котором стоит дворец?
  - Ага. - Марта, тщательно вылизала лоснящиеся от сала пальцы, (после чего стало казаться, что на руках у неё надеты коричневые велосипедные перчатки, знаете такие, с отрезанными пальчиками), и удовлетворенно поглядела на меня.
  - А тебе уже доводилось там бывать?
  - Да, - важно сказала девочка и наморщив лоб, принялась считать, - Раз, я ходила с мамой, затем ещё раз ходила с мамой, это значит... это значит... два. Потом господин Петер, попросил принести ему Кошачей рвотки, а она растёт только там, это... это... три... Наверное.
  Девочка нерешительно посмотрела на меня, потом кивнула, - да, три.
  - Затем, к бабке пришли важные господа, и я вела их, как сейчас тебя. Они были такие смешные, всё время чего-то боялись, со страху пили прозрачное пиво из бутылок.
  - Прозрачное пиво?
  - Угу. Горькое и очень крепкое. Они мне дали попробовать. Было так странно! И смешно. Только ноги, почему-то перестали ходить, и спать сильно захотелось.
  - Алкоголичка, - фыркнул я, а про себя подумал, что поить водкой проводницу, не самая лучшая идея.
  - Это значит ещё один раз. И потом я просто так сама ходила, совсем недавно. Значит, получается... - она посмотрела на свой правый кулачок с зажатыми пальцами. - Получается, я была там три раза и ещё два. - Она с гордостью уставилась на меня.
  - Понятно. Считать ты умеешь только до трёх. Ладно, принцесса, пошли.
  Я со вздохом намотал влажные портянки и сунул ноги в тяжёлые ботфорты. Как мне сейчас недоставало, моих невесомых эльфийских мокасин, одинаково пригодных для леса и болота. Чёртов Штамштат и его наёмники. Чёртов паром. Чёртов весь этот Мир. Босоногая Марта с улыбкой смотрела на мои мучения. Закинув за плечи свой дурацкий кузовок, она вновь припустила по тропинке, правда уже не так быстро. То ли по причине плотного (по её меркам) обеда, то ли щадя моё самолюбие.
  Спустя ещё час, мы вышли на большое торфяное поле и остановились. Тропинка окончательно исчезла среди кочек, а чёткая граница, разделяющая Топь и берег пропала. Стало невозможно определить, где кончается болото, возникшее в результате магического взрыва, и начинается обычный торфяник.
  - Мы будем ночевать здесь? - спросил я проводницу, которая, опустившись на коленки, жадно пила воду из чёрной торфяной лужицы.
  - Да, - кивнула она. - Там дальше есть шалаш.
  - Отлично, - я присел рядом и тоже напился, а потом умыл разгорячённое, потное лицо. У воды был приятный, терпкий привкус мха и болотных ягод. - Идём, посмотрим твой шалаш.
  Идти оказалось достаточно трудно. Повсюду были вырезаны прямоугольные пласты, ступать приходилось осторожно, чтобы не провалиться в незаметные ямы. Крестьяне местных деревень, переборов вековой страх перед Топью, повадились приезжать сюда за торфом. Они нарезали его толстыми кусками и клали на просушку, потом, погрузив на терпеливых осликов или пони, везли на продажу. Впрочем, сейчас здесь было пусто. Все работнички гуляли на празднике святого Рута-Курогрыза, (бывшем языческом празднике Бездонной Бочки), потому мы могли не опасаться неожиданной компании.
  Шалаш оказался простой, но надёжной конструкцией собранной из жердей и торфа. Внешне, он напоминал двускатную крышу, установленную прямо на землю. Я отодвинул торфяной брикет, служащий дверью и, заглянув внутрь, убедился, что там свободно могли поместиться четыре-пять человек. Спать предлагалась на торфяных лежаках, достаточно мягких, и, конечно же, полных лесными блохами. Плевать. Моё заклинание, действовало и на них.
  Около шалаша, на небольшом клочке твёрдой земли, был сложен очаг из плоских, бутовых камней, над которым стояла закопченная тренога с обрывком цепи и крюками для подвешивания котелка. Одним словом, комфорт, зашкаливал все возможные пределы, что не могло ни радовать.
  - Ты знаешь, поблизости есть вода? - деловито спросил я.
  Марта утвердительно кивнула.
  - Отлично, вот тебе котелок, принеси. А я пока разведу огонь.
  У меня есть дурная привычка, разбивать основательный лагерь, там, где пришлось остановиться больше чем на пятнадцать минут. Костёр, лежанка из нарубленных веток, котелок с горячим чаем - минимум моего представления о комфорте. По этому поводу я часто спорил со своим учителем, который считал подобное поведение бессмысленным сибаритством. Впрочем, что ещё можно ожидать от эльфа, прошлявшегося полтысячи лет по лесам, и чихающего с высокой колокольни на все признаки современной цивилизации. Ему привыкшему умываться росой и спать на ветвях деревьев, мой обстоятельный подход, казался просто кощунственным. До сих пор, помню выражение его лица, когда в первый раз привёл его в свою питерскую квартиру. Он прожил у меня три дня, после чего мы отправились в тяжелейший поход к Гремящей Расщелине в мёртвом мире Тенарис, где чуть не погибли на берегу Озера Горных Духов. Но даже на пороге смерти, учителя больше всего, занимал вопрос о том, как вода может сама течь из стены и кто зажигает яркий свет внутри стеклянной колбы висящей под потолком.
  Повесив на крюк котелок, и дождавшись пока вода закипит, я высыпал в него крупу, мелко порезанное сало, вяленое мясо и щепотку специй. Получилось блюдо, лишённое изыска, но невероятно вкусное. Ложка была только одна, и мы ели по очереди, обжигаясь о горячий металл. Позже, Марта созналась, что я оказался самым щедрым человеком, которому ей довелось служить проводником. Другие, в лучшем случае, разрешали ей собрать объедки и вылизать котелок. Осоловев от непривычной сытости, девочка уползла в шалаш, завернулась в плащ и уснула. Я сидел у костра в наступающих сумерках, пил горячий, сдобренный пряными болотными травами чай, и думал о завтрашнем дне. Меня беспокоило, отсутствие известий от Штамштата. После схватки на пароме, он больше никак не проявил себя. А теперь уже поздно. Здесь, в глуши, я мог не бояться его угроз, ведь, в конце концов, он был всего лишь привыкшим к комфорту городским волшебником, человеком, вне всякого сомнения, могущественным, но практически беспомощным в этом месте. Магия Стихий плохо уживается с Магией Природного Хаоса. Холодные, лишённые души, неизменные как гранитное основание мира знания, бесполезны в живом, постоянно меняющемся Лесу, а Штамштат, вне всякого сомнения, специализируется именно на стихийной магии. Значит теперь я со спокойной душой, могу расслабится и выбросить все опасения из головы, этот неудачник никогда не сможет нас найти... Так, во всяком случае, думалось мне в тот вечер. Возможно, причина подобного легкомыслия, крылась в том, что, оказавшись под кронами деревьев, и почувствовав себя в родной стихии, я просто не мог поверить в опасность. Самообман, плохая штука, впрочем, очень скоро, мне предстояло избавиться от глупых иллюзий.
  
  Глава 3. Ночной переполох
  
  Я проснулся от тихого, словно комариный писк звука и осторожно открыл глаза. Выставленная перед сном, охранная система сработала чётко, мне оставалось только похвалить себя за предусмотрительность. Приподняв голову, я начал прислушиваться. Тихо сопела Марта, кричала какая то ночная птица, да ветер шевелил листву. Но вот, совсем рядом, послышались хлюпающие звуки, затем слабое, словно шёпот рычание. Большая, когтистая лапа пролезла в щель, между стенкой шалаша и торфяным брикетом, заменяющим дверь, и стала медленно оттягивать его в сторону. Я бесшумно положил руку на рукоять меча и напрягся. Лапа всё тянула брикет, щель расширялась, и мне удалось разглядеть шкуру зверя, покрытую фосфоресцирующим, грязно-зеленоватым мехом. Тоф. Понятно. И судя по всему не один. Плохо. Тофы прекрасно видят в темноте, их когти остры как бритвы, а атаки стремительны. Слава богу, что эти твари индивидуалисты и никогда не охотятся стаей. Но только не сегодняшней ночью. Какая сила, заставила их пойти наперекор своим инстинктам? Похоже, я недооценил Штамштата. Даю десять против одного, это его рук дело.
  Тоф уже достаточно расширил проход, в темноте блеснули голодные глаза. Я распрямился, словно пружина, меч с привычным шелестом покинул ножны. Тишину ночи, разорвал пронзительный вой, чудовище метнулось в темноту, ковыляя на трёх лапах. Четвёртая, осталась лежать в луже крови, быстро впитывавшейся в торфяную подстилку. Остальные твари протяжно завыли. Я отшвырнул в сторону ненужный уже брикет, и выскочил из шалаша. Заклинание "Совиного глаза", прочитанное перед сном, работало отлично. Силуэты напавших зверей были видны очень чётко, и мне оставалось только обмотать плащом левую руку. Тофы медлили. Да, конечно, их можно согнать в стаю, но нападать вместе, они всё равно не умеют. Следовательно, стоило опасаться одиночных атак, а это было не так страшно.
  - "Четыре твари, - подумал я, внимательно оглядывая поле боя. - Пятый внезапно захромал и теперь вряд ли вернётся".
  Ближайший тоф, неожиданно подобрался и прыгнул. Я ждал этого прыжка, и выставил навстречу левую руку, согнутую в локте. Зубы твари вцепились в кожу плаща, но не смогли её прокусить. Когти вспороли воздух, толчок оказался настолько сильным, что я с трудом удержался на ногах. Отведя руку в сторону, я рубанул мечом. Сделанный из уникального сплава, в одном из технически развитых Миров, он был способен перерубить твёрдое железо, чего уж говорить о костях и плоти. Бьющееся в агонии тело упало на землю, тяжёлая голова зверя, осталась висеть на руке, что создало некоторые трудности. Вторую, тварь я взял на клинок в полёте, и добил сильным ударом уже на земле. Оставшиеся тофы, истошно завыв, отбежали на несколько шагов. Они не были глупы, их интеллект не уступал интеллекту приматов, думаю, ребята быстро поняли, что здесь и сейчас им абсолютно ничего не светит. Ещё несколько минут, звери грозно рычали, ходя в отдалении, но после того, как я зажёг на ладони огненный шар, устрашающего вида, предпочли убраться прочь.
  Оттащив, туши на несколько метров от шалаша, я вернулся назад и заполз внутрь.
  - Эй, Марта, ты там жива?
  Девочка не ответила. Приглядевшись, я увидел, что она, сжавшись в комочек под плащом, дрожит от страха, громко лязгая зубами.
  - Ты что испугалась, глупая? Расслабься, всё уже позади, они убежали, - как можно весело произнёс я.
  Но она продолжала трястись, словно не слыша моих слов. Оставалось только пожать плечами. Впрочем, любой местный ребёнок, испугался бы не меньше. Для меня, горожанина с Земли, серенький волчок, медведь Михайло Потапыч, и прочие фольклорные зверушки, являлись безопасными персонажами сказок и мультиков. Но в здешних краях, хищники - суровая реальность, и не одного местного малыша, серые волки, утащили в лес, схватив за бочок, своими беспощадными, острыми зубами.
  Впрочем, если уж быть до конца объективным, то волков, равно как и прочих, традиционных хищников, в здешних краях уже давно не осталось. Их заменили тофы. Пришедшие в этот Мир, через Разрыв, зубастые твари с зелёной шерстью, сумели приспособиться к местным условиям, начав, обильно размножатся. Правда, ареал их обитания пока не выходил за пределы окрестностей Топей, но если так пойдёт и дальше, то через тридцать-сорок лет, жители королевства Илора могут столкнуться с серьёзной проблемой.
  Усевшись у входа в шалаш, я приготовился ждать рассвет. Было понятно, что сегодняшняя ночь последняя, когда можно более-менее нормально поспать. Но отправляться дрыхнуть после нападения - глупость, за которую можно очень серьёзно поплатиться. Вряд ли тофы, вернутся снова, но если Штамштат умеет управлять животными на расстоянии, что мешает предпринять ещё одну попытку? К примеру - натравить на нас несколько десятков болотных гадюк. В этом случае у меня с Мартой есть большие шансы вообще не проснуться.
  
  Утро оказалось солнечным, на ярком небе не было ни облачка. День, судя по всему, обещал быть жарким, что очень печалило. Для путешествия по болоту, больше подходит пасмурная погода, лучше с мелким дождём. Тогда не так достаёт вонь, и не приходиться варится в собственном поту. Сходив за водой к ближайшей луже, и разведя костёр, я отправился будить проводницу. Это оказалось неожиданно сложным делом. Сначала я попытался пощекотать за пятку, торчащую из под плаща, но чуть не сорвал ноготь на пальце. От постоянного хождения босиком, на её ступнях нарос толстый слой грубой, ороговевшей кожи, потерявшей всякую чувствительность. Пришлось просто потрясти за плечо, что не особо помогло: Марта, пробормотав несколько неразборчивых ругательств, только сильнее натянула плащ на голову. Положение казалось безнадёжным, но к счастью, мне пришла в голову гениальная идея. Я порылся в рюкзаке, и достал кусок копчёной колбасы. Осталось, просто поднести его к носу девочки и немного подождать. Эффект последовал незамедлительно, спящая мгновенно открыла глаза и попыталась схватить угощение.
  - А ничего, реакция хорошая, - довольно произнёс я, стремительно отдёргивая руку. - Давай, милочка, сначала сходи, умойся.
  После того, как мне с трудом, удалось объяснить спутнице значение глагола "умываться", недовольная Марта отправилась к воде. Я, усмехнувшись, принялся готовить завтрак, но тут случилось нечто странное. Проводница, проходившая мимо туши мёртвого тофа, внезапно остановилась. Её лицо, исказила злобная гримаска, затем ни с того ни с сего, девочка набросилась на дохлого зверя, словно разъяренная кошка. Что говорить, несчастному хищнику не повезло и после смерти. Марта топтала, пинала, молотила кулаками, и даже кусала безжизненное тело. При этом ей удавалось издавать такие жуткие вопли, что с окрестных деревьев взлетели испуганные птицы.
  Несколько секунд, я в полном отупении смотрел на представление, потом, рванулся вперёд, и с большим трудом, сумел оттащить сумасшедшую девчонку. Если вам доводилось, когда-либо разнимать дерущихся собак, то вы, наверное, поймёте, как это выглядело со стороны.
  - Ты, что, сдурела? - мне пришлось залепить ей звонкую пощёчину, и несколько раз встряхнуть. Это помогло, Марта прекратила истерику. Я налил воды в жестяную кружку. - На, выпей.
  Девочка, с благодарностью кивнув, принялась с жадностью пить, стуча зубами о край чашки.
  - Ты, похоже, здорово их не любишь.
  - Не-на-ви-жу, - глухо пробормотала она. - И очень боюсь.
  - Понятно, - пробормотал я, вспомнив слова старухи. - Они загрызли твою маму.
  Марта, кивнула, зябко повела плечами. Её уже отпускало, на чумазой мордашке, появилось виноватое выражение.
  - Просто, я так запугалась этой ночью...
  - Ладно, проехали. Давай лучше завтракать.
  За завтраком, девочка сидела тихо, словно мышка, потом набралась смелости и робко сказала:
  - Ты не думай, я не дурочка. Сама не знаю, почему так вышло...
  - Успокойся, с кем не бывает.
  - Это всё, старая крыса виновата. У нас снежная ягода закончилась, так она стала ныть: "Пойди да принеси". А уже ночь началась, и снегу много было. Мамка не хотела идти, но разве эта крыса отстанет. Вот она взяла корзинку, лопатку и пошла. А я следом побежала.
  - Прямо так и побежала?
  - Ага, платок только одела. Ноги, правда, от снега зазябли, но я привычная. Да и идти было недалеко...
  Снежная ягода, за которой старая ведьма, послала внучку, напоминала нашу клюкву и росла на болоте. Нестерпимо горькая, словно хинин, она становилась сладкой после морозов. Вот почему собирали её только зимой, выкапывая прямо из-под снега. Стоила она очень дорого, аристократы в столице платили серебряный империал за фунт. Считалось, что спиртовая настойка на снежной ягоде, лечит все болезни, ну и как водится, повышает потенцию. Парфюмеры, добавляли сок в различные мази, а из выжимок, перемешанных с жиром горностая и толчёным мелом, богатые красавицы делали маски на лицо.
  - Мамка стала копать снег, ну и я рядом. Покопаю, потом побегаю, согреюсь и снова.... А тут тоф. Мы тикать к дереву, он за нами. Мамка меня на ветку подсадила, сама полезла, но тоф её когтем зацепил... сдёрнул... Она так громко плакала, так кричала.... Потом другие тофы пришли. Стали вместе кушать. Мне всё было хорошо видно, я низко сидела...
  Марта, говорила глухо, уставившись неподвижным взглядом себе в коленки. Богатое воображение нарисовало мне яркую картину произошедшей трагедии. Стало не по себе. Сидеть на обледенелом суку, из последних сил цепляясь за ствол дерева и смотреть, как хищники рвут на части тело, самого близкого человека... Да, такого зрелища не пожелаешь и злейшему врагу.
  - Потом они стали кругом дерева ходить, всё ждали, что я свалюсь, но я крепко держалась, только очень холодно было. Ноги перестала чувствовать, потом руки... Затем упала, но они уже ушли. К мамке подползла, а больше сил не было. Легла рядом и стала замерзать... И замёрзла бы до смерти, но эта крыса пришла и домой оттащила. До весны проболела, думала, что помру. Палец на ноге почернел и отгнил. - Марта продемонстрировала мне свою левую ногу, на которой не хватало мизинца. - Вот. С тех пор я их до смерти боюсь. Как только вой поганый услышу, так плохо со мной делается...
  - Понятно... - Я погладил её по голове и встал. - Ладно, маленькая ведьма, нам нужно идти.
  - Конечно, - она тут же вскочила, словно подброшенная пружиной. - Нечего сопли распускать.
  В её голосе было столько решимости, что я с облегчением рассмеялся. Всё-таки, моя проводница, оказалась очень непостоянной натурой. Быстро свернув лагерь, мы, обойдя дохлых хищников по широкой дуге, подошли к трудноразличимой границе Топи. Здесь, Марта, стянула со спины кузовок, опустилась коленками на мокрый мох и принялась молиться. Я очень удивился, такому поступку маленькой язычницы, но, прислушавшись, понял, что молитва обращена вовсе не Убитому Богу, и даже не его Матери, покровительнице всех детей и сирот, а какой-то Болотной Бабе. Будь на моём месте любой благочестивый обыватель, он мог смело идти за дровами, для совершения аутодафе, благо топлива здесь имелось предостаточно. В этом пакостном Мире, казнь язычников считалась богоугодным делом, и могла происходить даже без приговора суда, причём пол и возраст казнимого не играл никакой роли...
  Но так как я сам был старым еретиком, если не сказать хуже - атеистом, мне ничего не мешало, присоединившись к детской молитве, попросить удачи для себя и девочки. Впрочем, сеанс религиозного аутотренинга, продолжался недолго. Встав с колен, Марта повыше подтянула рубаху, завязала узлом на боку, потом посмотрела на меня серьёзным взглядом и, взяв в руки длинный прочный шест, шагнула вперёд, сразу провалившись по пояс в плотоядно чавкнувшую зелёную слизь. Я пожал плечами, и двинулся следом.
  
  
  Глава 4 Уурун, и прочие болотные обитатели.
  
  Это случилось без малого четыреста лет назад, когда армии королевств Стартлинг и Рогус, при поддержке десятитысячного корпуса Обречённых, Трайской империи, после короткого, но очень жестокого боя, сломив сопротивление последних защитников Столицы Мира, подошли к дворцу Первовластителя. Закалённые в походах, не боящиеся ни бога, ни чёрта, наёмники-ландскнехты и имперские гвардейцы, торопливо резали оставшихся слуг и придворных, молча умиравших во славу своего жестокого господина. Шум боя, проник в тронную залу, где несостоявшийся властитель мира, сидя, перед огромным зеркалом, любовался на собственный прекрасный облик.
  Последние несколько лет он, окончательно сойдя с ума, практически не осознавал себя, но, к сожалению именно сейчас, к нему всё-таки вернулся разум. Это произошло примерно за минуту, до того, как пьяные от крови вражеские солдаты, ворвались в Тронный зал. Понимая, что всё кончилось, и спасения нет, Первовластитель отдал приказ двум рабам, замершим по обеим сторонам трона. Те, послушно приняли из рук господина небольшую книгу в чёрном переплёте и, выбежав из зала, скрылись в глубине дворца. Колдун встал, выпрямился в полный рост, затем начал медленно, с выражением произносить фразу за фразой. Когда-то, пару столетий назад, он специально подготовил это заклинание на крайний случай. Среди колонн, уже мелькали мундиры имперских воинов, спешащих закончить дело. Заметив величественную, одинокую фигуру, застывшую на возвышении возле трона, арбалетчики открыли огонь. Пробитый несколькими болтами, Первовластитель, опрокинувшись на пол, покатился вниз по лестнице. К сожалению, механизм возмездия оказался запущен, и смерть колдуна уже не могла ничего остановить.
  Первыми, опасность почуяли полковые визарды. Согнувшись от нестерпимой боли, армейские волшебники, все как один, рухнули на землю, не в силах вымолвить ни слова. Потом, твердь, под ногами содрогнувшись, забилась в конвульсиях. Рушились величественные здания, ломались как спички деревья многочисленных парков, разлетались на куски статуи и памятники. Уцелели только дворец и прилегающие здания. Всё остальное: почва, камни, растения, человеческая плоть, перемешавшись между собой, превратилось в пыль. Казалось, что могучее божество, воткнув в землю гигантский циркуль, очертило вокруг дворца, круг диаметром тридцать километров, и всё, что попало внутрь этого круга, стало прахом. Когда землетрясение прекратилось, хлынул ливень, быстро превративший пыль в липкую грязь. Так появилась Топь - смертельная ловушка, пересечь которую оказалось практически невозможно. Любое живое существо, попавшее в неё, тонуло, увязая в трясине.
  Из людей, уцелели только те удачливые ребята, кто в момент катаклизма находились на площади или в самом дворце. Впрочем, язык не поворачивается назвать их счастливчиками. Окружённые со всех сторон, непроходимой грязью, лишённые воды и пищи, несчастные, быстро начали убивать друг друга за кусок хлеба или глоток воды. Лишь единицам, удалось пересечь Топь живыми. Рассказы спасшихся, легли затем в основу трубадурских баллад и страшных сказок.
  Первые лет сто, Топь была абсолютно непроходима. Отголоски могущественного заклятия, давали о себе знать, но постепенно, год за годом, жуткое место, стало превращаться в обычное болото. Появились растения и всякая мелкая живность, грязь уже не бурлила, словно зелье в ведьмином котле, а призраки умерших, похожие на клочки синеватого тумана, перестали нагонять ужас на редких, любопытных прохожих.
  Ещё через сотню лет, первая группа, безумных авантюристов, рискнула добраться до дворца и, посетив сокровищницу, сняла сливки. Говорят, что заплечные мешки этих археологов-любителей, по возвращению назад, были битком набиты драгоценными камнями. Правда, то или нет, но начало оказалось положено - в течение нескольких лет, дворец подвергся тотальному разграблению. Когда кончилось золото с серебром, в ход пошла бронзовая утварь, дверные ручки, даже медная посуда с кухни. Со стен срывались уцелевшие гобелены и резные деревянные панели, с пола снимались шашечки палисандрового паркета. Одно время Гринсдейл, оказался центром по перепродаже дворцовых ценностей, там обосновались многочисленные оценщики и оптовики, а так же королевские сборщики налогов, исправно взимающие десятину с каждой сделки.
  Всё закончилось внезапно. В одну из грозовых ночей, когда по рассказам немногочисленных очевидцев: "Небо просто раскололось", в южной части Топи, появилось чёрное облако, из которого полезла всякая невиданная нечисть. Причиной тому явился Разрыв - редчайшее природное явление, изредка случающееся на месте сильнейших магических катаклизмов, когда между разными Мирами возникает стабильный проход. Как правило, он держится очень недолго, но иногда, в особых случаях, остаётся открытым месяцы или даже годы.
  Обитатели сопредельного Мира, оказались очень агрессивными тварями. Они быстро, прикончили большую часть местной фауны, и медленно начали распространяться по окрестным лесам. Экспедиции во дворец, сразу прекратились. Уцелевшие счастливчики, с ужасом рассказывали о "мохнатых демонах", плотоядных червях, зелёных упырях и прочей нечисти. Жители покидали деревни, Гринсдейл оказался заполнен беженцами. Несколько военных походов, затеянных местными феодалами, не принесли результата. Да, дружинники всласть намахались мечами, но сквозь Разрыв, продолжали лезть всё новые монстры. Это безобразие, продолжалось примерно лет шесть, пока, наконец, проход, не соизволил закрыться и все, более-менее пришло в норму. Львиная доля чужих животных постепенно вымерла, не имея возможности приспособившись, создать устойчивую популяцию. Исключение составили лишь тофы, гоблины, плюйники, различные змеи, а так же несколько видов птиц и насекомых. Растения, оказались более живучими, что сделало Топь очень привлекательным местом для всякого рода знахарей. Наверное, именно в то время здесь и поселилось семейство Стагиты. Но многолетняя, плодотворная работа инквизиции по искоренению ереси, в конце концов, принесла свои плоды. Репрессии по отношению к последователям Природной магии, привели к резкому сокращению количества желающих прособирать болотные цветочки. Маги Стихий, затеявшие этот процесс, торжествовали победу, не понимая ещё, что вкусившие крови инквизиторы, рано или поздно, возьмутся за них самих.
  Впрочем, лично мне, было абсолютно всё равно, чем закончиться борьба церковников с магами. Как только проклятая "Чёрная Книга Крови", спрятанная во дворце Первовластителя, окажется в моём рюкзаке, я без сожаления, распрощаюсь с этим отсталым Миром. И так, пришлось потратить на поиски почти два года.
  Путь через Топь оказался тяжёлым. К счастью, Марта являлась прекрасной проводницей. Не знаю, что ей помогало: магические способности или Болотная Баба, которой она столь истово молилась. Скажу только, что двигались мы, практически не отклоняясь от маршрута, на удивление быстро, несмотря на мои облепленные грязью ботфорты и неподъемный рюкзак. Впрочем, снять сапоги я так и не решился, из-за многочисленных змей, скользивших в чахлой болотной траве. Удивительно, но девочка, каким то образом избегала их укусов. Я собственными глазами видел, как она умудрилась наступить босой ногой на огромную гадюку, которая в ответ даже не зашипела.
  Наконец, мы выбрались на небольшой островок, слегка поднимающийся над зеленым одеялом болотных растений. Его размеры не превышали ста метров в диаметре, и проводница сказала, что здесь можно спокойно отдохнуть.
  - Этот остров, прозывается "Макушкой монаха", - пояснила она.
  Я огляделся и хмыкнул. Место, действительно напоминало монашескую тонзуру. По краям - густые заросли кустов, а в середине - лысая поляна, куполом поднимающаяся к центру. Опустившись на мягкую, нагретую солнцем, моховую перину, я с удовольствием вытянул ноги, потом откупорил флягу, сделал несколько глотков несладкого чая, и расслабился. Марта, посидев немного, пошла, искать птичьи гнёзда, и вскоре вернулась, неся в пригоршне десятка полтора крошечных, пятнистых яиц.
  - Хочешь? - спросила она, усаживаясь рядом на корточки.
  - Нет, спасибо. Я не голоден.
  Она, кивнула, высыпала яйца на подол рубахи, затем, аккуратно прокалывая скорлупу длинным, прочным шипом, принялась высасывать их содержимое. После того, как с добычей было покончено, девочка, стряхнув пустые скорлупки, стала заискивающе заглядывать мне в глаза. Сразу поняв, что ей собственно нужно, я покорно полез в рюкзак за сухарями. Мне самому, есть, совершенно не хотелось. Удушливая болотная вонь, не очень способствует хорошему аппетиту, кроме того, в сложных переходах, я предпочитаю двигаться налегке, не забивая желудок.
  Всё складывалось как нельзя лучше. Проклятое солнце, достававшее нас утром, наконец, ушло за облака, медленно наползающие с востока. Ветер почти стих, громко кричала какая-то птица, трещали кузнечики, Марта аппетитно хрустела пшеничным сухарём. Идиллия. Внезапно, хруст прекратился, девочка вскочила на ноги и уставилась на что-то скрытое густыми зарослями ивняка.
  - Что случилось? - тихо спросил я, поднимаясь на правое колено.
  Она, отмахнувшись, продолжала смотреть в переплетение веток и листьев, потом, внезапно улыбнулась и издала несколько странных звуков, одновременно напоминавших крик болотной птицы и кваканье лягушки. Несколько секунд, ничего особенного не происходило, затем ветки чуть шевельнулись, и мы услышали в ответ странные звуки, произнесённые, высоким, звонким голосом.
  Сияющая словно золотой цехин, ведьмочка повернулась ко мне.
  - Это Уурун! - провозгласила она, торжественным тоном.
  - Прости, кто?
  - Уурун. Водяник.
  - Водяник?
  - Ну да! - Марта посмотрела на меня как на слабоумного. - Настоящий водяник. Только маленький. То есть, не взрослый, а ребёнок.
  - Детёныш водяника... - я начал понимать. - А водяниками, судя по всему, ты называешь болотных гоблинов?
  Не слушая меня, девочка вновь разразилась серией таинственных звуков. Хотя теперь уже было понятно: не просто звуков, а слов. Слов на языке гоблинов.
  Болотные гоблины, разумные существа, пришедшие в этот Мир из Разрыва, представляли собой одну большую загадку. Непревзойдённые мастера маскировки, избегающие людей, они жили собственной, скрытой жизнью. В столичном Музее Божественных Диковин, местном аналоге Кунсткамеры, хранились два чучела, несколько скелетов, и альбомы с изображениями этих странных созданий. Учёные почти ничего о них не знали, а местные богословы, отказывая гоблинам в разуме, именовали не иначе как "водяными бесами" и призывали смельчаков, очистить осквернённую землю от "адской погани". Одно время магистратуры окрестных городов платили золотом, за каждую гоблинскую голову, но дело постепенно заглохло, так как выследить и убить этих скрытных созданий, было почти невозможно. Положение, не изменила даже мода на амулеты сделанные из частей тела несчастных существ. Только считанные люди могли похвастаться тем, что видели гоблинов в природе, а уж выучить их язык вовсе никому не удавалось. Кто бы мог подумать, что неграмотная, умеющая считать только до трёх, маленькая язычница, сможет это сделать.
  - Ты умеешь с ними говорить? - осторожно спросил я.
  - Ага. Меня Уурун научил, - гордо отозвалась Марта, стряхивая капельки пота со лба, коричневой ладошкой. - Уурун мой друг.
  - Почему же он не выходит? Боится меня?
  - Да, - девочка серьезно посмотрела мне в глаза. - Люди всегда убивают водяников.
  - Скажи ему, что я его не трону.
  - Честно?
  - Клянусь жизнью.
  - Ладно... - Марта нерешительно потёрла переносицу, потом вновь принялась квакать и булькать. Я терпеливо ждал.
  Внезапно ветки раздвинулись, и Уурун вышел на поляну. Он выглядел очень изящно, и совсем не напоминал гоблинов, которых рисуют в детских книжках. Тонкое туловище, лишённое плеч, неестественно длинные руки и ноги, лысая голова, украшенная костяным гребнем. Лицо, совсем не уродливое, скорее необычное, с большими глазами, широким ртом, и неожиданно строгим, греческим носом. Кожа темно-зеленого цвета, пятнистая, словно камуфляж. Из одежды, только кожаная юбка, сшитая из множества лоскутков, в руке зажато короткое копьё с обсидиановым наконечником. Наш гость робко остановился, потом, сделал несколько шагов и снова встал.
  - Да не бойся ты, Уурун, - сказала Марта, решительно подскочила к другу, и, взяв его за руку, подвела ко мне. - Знакомься, это очень хороший человек. Он даёт мне вкусную еду.
  Я как мог, приветливо улыбнулся, потом, не сдержавшись, осторожно коснулся пальцами тёплой кожи юного гоблина. Она оказалась приятной на ощупь, сухой, гладкой, и совсем не походила на кожу лягушки или ящерицы.
  Малыш, застенчиво прикрыл глаза полупрозрачными, двойными веками, затем тихо произнёс, что-то на своём языке.
  - Он говорит, что рад с тобой познакомиться, и спрашивает, нет ли у тебя немножко соли, - перевела ведьмочка.
  - Скажи ему, что я тоже очень рад нашей встрече, и что мы с удовольствием поделимся с ним солью... - начал я, но внезапно раздался резкий свист, затем хлопок, следом, узкая кисть Ууруна выскочила из моих пальцев. Маленький гоблин, оказался, опрокинут на землю, вокруг его правой ноги, обвилась бледно-розовая лента. Спустя мгновение, лента поволокла его в кусты. Марта, завизжав, вцепилась в плечи друга, её пятки пропахали во мху две борозды.
  - Держи его! - крикнула она, но я даже не попытался ей помочь, прекрасно понимая бессмысленность подобного действия. В библиотеке Столичного Университета, мне довелось прочесть все книги, касающиеся обитателей Топи, так что я знал, что за тварь, схватила Ууруна. Это был плюйник - огромный плотоядный червяк, основной враг гоблинов. На людей он к счастью не охотился, наверное, мы были для него слишком невкусными. Главным его оружием являлся длинный язык, который словно резиновый жгут, выстреливался на несколько метров с невероятной точностью. Ухватив им неосторожную жертву, зверь подтягивал её прямо к своей зубастой пасти. Пытаться перерубить язык бесполезно, он покрыт толстым слоем слизи, вязкой как смола. Любой клинок, увязнет в ней, так, что сейчас, единственным способом спасти гоблинёнка, было убить саму тварь. Как метеор, вломившись в кусты, я сразу увидел эту скотину, наполовину выползшую на берег.
  Внешне плюйник напоминал шестиметровую сосиску с двумя рядами коротких плавников по бокам. Его голова ничем не отличалась от хвоста, и если бы не широко распахнутая пасть, полная треугольных зубов, то можно было бы ошибиться, с какой стороны начинать смертоубийство.
  Почувствовав моё присутствие, гад, затрепыхавшись, начал довольно быстро уползать в грязь. Кусты трещали, крики Марты были слышны совсем рядом. Не теряя ни секунды, я запрыгнул на лоснящуюся спину чудовища, мягкую и податливую, словно водяной матрас. Бить следовало в дыхало, сразу за пастью. Сделав шаг, я вонзил меч в отверстие, потом с силой надавил... Сначала, клинок почти не двигался, потом, нехотя начал входить в прочную шкуру животного.
  Плюйник выгнулся, словно гусеница, да так, что мне едва удалось устоять на ногах. Я навалился всем весом, вцепившись в рукоять обеими руками. Из кустов вылетел Уурун, за которым, взъерошенным якорем волочилась отважная Марта. В следующий момент, пробив прочную кожу, меч провалился внутрь тела червя, почти по гарду. Неудачливый охотник снова изогнулся, (на сей раз, я всё же свалился), потом по его телу пробежала рябь, и он, наконец, затих. Бой окончился. Мне осталось только извлечь оружие, перепачканное едкой слизью. Затем, я кинулся к Марте, которая хлопотала над бесчувственным гоблинёнком. Она пыталась освободить его ногу, царапая руки об острые крючки, которыми был усеян кончик языка твари.
  - Стой, это бесполезно, - сказал я, падая на колени. - Эту мерзость не отодрать, даже не пытайся, только хуже будет.
  - Что же делать? - в отчаянии выкрикнула она. Злые слёзы текли по её испуганному лицу. Проводница вытирала их тыльной стороной ладони.
  - Отойди. - Я отпихнул девчонку в сторону и внимательно осмотрел повреждённое место. Язык оплёл ногу Уурна вокруг щиколотки, сразу над стопой. Острые колючки, на всю длину ушли в плоть, до самой кости. Отодрать их можно было только с мясом. Следовало действовать иначе. Вытянув из подкладки куртки кожаный шнурок, я наладил жгут немного выше повреждённого места, потом извлёк из ножен нож, снабжённый острой, мелкозубчатой пилой, очень удобной для перепиливания толстых веток. Теперь пришло время, использовать его для хирургических целей.
  Догадавшись о моих намерениях, Марта вцепилась мне в руку.
  - Стой! Не делай этого, не надо!
  - Прекрати! Он не человек!
  - Ну и что! Он хороший! Ты же сам обещал не причинять ему зла!
  - Да пойми, дура, он не человек! Ему ничего не грозит. Гоблины, умеют отращивать утраченные конечности. Как ящерицы хвост.
  Девочка удивлённо посмотрела на меня.
  - Правда?
  - Правда. Давай сделаем это, пока действует яд, и он ничего не чувствует.
  Марта вытерла сопли рукавом и нерешительно спросила: - А что мне делать?
  - Держи его за плечи. Только крепко.
  Операция заняла всего несколько минут. Крови почти не было, кость оказалась очень непрочной, похожей на птичью. Отбросив в сторону ампутированную стопу, я выпрямил затёкшую спину, убрал нож и взял Ууруна на руки.
  - Вернёмся на поляну. Марта, ты можешь, позвать его соотечественников?
  - Попробую... - Девочка погладила своего друга по плечу, потом испугано спросила: - А он не умер?
  - Нет. Просто без сознания. Яд с языка этой твари, плохо действует на гоблинов.
  Проводница тяжело вздохнула, и мы вернулись на место стоянки.
  - Попробуй их позвать.
  - Сейчас. - Девочка, выпрямившись, принялась булькать и квакать. Минуты две, ничего не происходило, потом ей, наконец, ответили.
  - Они говорят, чтобы мы оставили его и уходили. И ещё... - Марта растерянно посмотрела на меня. - Они говорят нам спасибо. В первый раз, водяники меня поблагодарили. Я даже сначала не поняла...
  - Значит, мы всё сделали правильно, - подвёл черту я. - Ладно, берём вещи и уходим.
   Когда мы отошли метров на десять, я не выдержав, оглянулся назад. Около Ууруна, стояли два взрослых гоблина. Один из них, поднял голову, и мы встретились взглядами. Холодные глаза, болотного жителя не выражали никаких эмоций, но правая рука, неожиданно поднялась в приветствии. Я ответил ему схожим жестом, потом поправил рюкзак, и поспешил следом за Мартой.
  
  Глава 5 Остров сокровищ
  
  - ...Здорово! А расскажи еще, что-нибудь. А то мне спать ничуточки не хочется.
  Марта поворошила в костре веткой, тяжело вздохнула, словно почтенная матрона, отягощённая многочисленным семейством, потом выжидающе посмотрела на меня. Я пожал плечами. Пересказывать содержимое "Властелина колец" целиком, очень не хотелось, из-за внезапно возникшего подозрения, что на это уйдёт слишком много времени, а обычных детских сказок я не помнил.
  Прошло уже два часа, с тех пор, как мы выползли на берег проклятого острова - цели путешествия, стряхнули грязь с одежды и разбили лагерь.
  - Послушай, принцесса, а завтра, ты пойдёшь со мной или останешься здесь? - Я решил проигнорировать провокационный вопрос проводницы.
  Девочка, неожиданно серьёзно задумалась. Пришлось ждать.
  - Пойду с тобой, - наконец ответила она. - Ты смелый и добрый, и э-э-э...
  - Кормлю тебя всякими вкусными вещами.
  - Ага, - ничуть ни смутившись, подтвердила она. - Мне с тобой не страшно. Видишь, я даже ночевать здесь осталась.
  - Погоди, ты никогда не ночевала на этом острове?
  - Не-а. Даже когда вела тех господ. Показала им, где есть вода, а сама ушла спать на болото. Нашла место посуше...
  - Зарылась в тину?
  - Нет! Это всё крыса придумывает!
  - Но почему тебе здесь страшно спать?
  - А ты разве не чувствуешь? Всё время, словно кто-то в спину смотрит.
  - Понятно... А самой тебе не приходило в голову в этих руинах покопаться?
  - Приходило... В последний раз я сюда за этим и шла. Дома совсем жрать нечего стало, после того как господина Петера сожгли. Всех лягушек вокруг переловила. Вот и подумала, вдруг повезёт. Мне ведь много не надо, монетку там серебряную или колечко....
  - И как?
  - Ничего. Змея за пятку цапнула, и всё.
  - Змея?
  - Ага. Совсем как та, что мы сейчас съели.
  Я покосился на кучку тонких змеиных косточек, которые лежали рядом с костром, и вновь посмотрел на Марту. Всё-таки мои предположения оказались верны. Маленькая ведьма, была совсем не так проста, как могло показаться на первый взгляд. Во-первых - её невероятная интуиция, позволяющая находить удобную дорогу и обходить опасные места. Во-вторых - сильнейший иммунитет к яду. Рассказ про змею, можно было принять за обычное детское хвастовство, но как объяснить тот факт, что её руки, исцарапанные о ядовитые колючки на языке плюйника, находятся в полном порядке? Для людей яд не опасен, но всё равно, кисти, должны были распухнуть словно две подушки. Но этого не произошло. А многочисленные царапины и ссадины, которые она заполучила, когда летела сквозь колючие кусты следом за Ууруном? Большинство ранок уже почти затянулись, а от царапин не осталось и следа. Скажу сразу, мне ещё не доводилось встречать человека с такой способностью к регенерации. Будь я не таким уставшим, то обязательно приступил к расспросам, но сейчас мне было не до того, поэтому, немного подумав я вернулся к прежнему разговору.
  - И как. Не болела?
  - Не-а. Нисколечко. Только уши опухли, и в носу постоянно щекотало.
  Мне оставалось только недоверчиво покачать головой. Уши, видите ли, опухли... Любого нормального человека, укус местных змей гарантированно отправляет на тот свет. Противоядия не существует, змеи, пришедшие из-за Разрыва, крайне ядовиты. Впрочем, как недавно выяснилось, ещё и очень вкусны...
  Марта, насупившись, сосредоточено отколупывала чешуйки засохшей грязи от рубашки. Мои вопросы, похоже, ей очень не нравились. Внезапно набравшись храбрости, она перешла в наступление.
  - А ты сам, зачем сюда пришёл? Что тебе здесь нужно?
  Я грустно улыбнулся.
  - Боюсь, тебе будет неинтересно...
  - Фигушки! Ты, наверное, знаешь, где зарыт огроменный клад, правда? Ну, чего молчишь? Расскажи, пожа-а-алуйста!
  - Это длинная история...
  - А я люблю длинные истории.
  Оставалось тяжело вздохнуть. Вот ведь пиявка, присосалась. А действительно, почему не рассказать? Рассказать, словно страшную сказку. Интересно, она любит страшные сказки?
  - Хорошо. Но учти, если будешь, потом плохо спать, вини себя.
  - Ерунда, - Марта решительно махнула рукой.
  - Ладно, тогда слушай. Давным-давно, в одном Мире... э, я хотел сказать в далёкой предалекой стране, жил могущественный волшебник.
  - Он был злой?
  - О да. Ужасно злой и ужасно страшный волшебник.
  - И у него была дочь?
  - Нет. Не было у него дочери.
  - А сын?
  - И сына. И вообще никаких родственников или знакомых.
  - А любимой кошки?
  - Нет! Ни кошек, ни собак. Слушай, если будешь перебивать, отправлю тебя в постель.
  - Больше не буду, честное слово!
  - Смотри. Так о чём я... Да. Злой и могущественный волшебник. Никто не мог сравниться с ним, все его боялись.
  Марта перебралась мне под бок, и закуталась в плащ. Её глаза блестели, щенячьим восторгом. Похоже, ей редко доводилось слушать сказки.
  - Когда он состарился, то захотел, чтобы его проклятое имя помнили тысячу тысяч лет, для чего начал писать книгу... Ты знаешь, что такое книга?
  - Ага. Господин Петер мне показывал, такая штука с белыми листами, на которых нарисованы чёрные червячки...
  - Буквы.
  - Точно, буквы. Он даже обещал научить меня читать! Так жалко, что его убили.
  - Мне тоже. Но книга, что писал наш колдун, отличалась от той, которую показывал тебе знахарь. То была волшебная книга, полная заклинаний.
  - Каких?
  - Страшных. Таких, которые могут уничтожить целый город, или заставить многих людей, выполнять любые приказы хозяина книги.
  - Ух, ты!
  - Да. Закончив писать одну, он взялся за вторую, потом за третью... Всего же, было сделано десять книг. Десять абсолютно одинаковых книг, полных злобы и коварства. На страницы пошла человеческая кожа, на чернила - человеческая кровь... Страшно?
  - Капельку.
  - Ладно. Главной, гадкой, особенностью этих заклинаний было то, что, для их срабатывания, обязательно требовалась жертва. Человеческая жертва.
  - Это как?
  - Просто. Захочет, например прекрасная принцесса избавиться от прыщей. Слуги приведут человека, ну там, преступника из тюрьмы, или маленькую ведьмочку, с болота... Принцесса прочтёт заклинание, а палач, жертву ножом по горлу, чирк! И всё. На личике ни одного прыща, на кладбище, копают, свежую могилу...
  Марта шумно сглотнула. Потом робко спросила:
  - Ты ведь это всё выдумал, да?
  - Увы, нет. К сожалению, это правда. Рассказывать дальше?
  - Угу.
  - Хорошо. Прошли годы, колдун умер, книги пошли по рукам. То тут, то там, к власти стали приходить люди, творящие страшное зло. Кровь лилась рекой, вырезались целые государства. Семьсот лет назад... э, я хотел сказать очень давно, в эти дикие земли пришёл человек. Говорят, он был молод и красив. Красив, но очень беден. Зато в его руках была зажата Книга, так, что, в определённом смысле он был богаче короля. Не знаю где, этот молодчик нашёл свою первую жертву, возможно, подкараулил случайного путника, или схватил в лесу крестьянского ребёнка. Не важно. Важно то, что скоро, весь этот край, а за ним и другие земли стали его собственностью. На том месте, где мы сейчас сидим, был построен прекрасный город. Сотни тысяч людей, словно муравьи, изо дня в день трудились, послушные воле своего хозяина. Строились дороги, мосты, плотины, возводились прекрасные дворцы.... Позже, это время назовут Золотым Веком. Веком богатства, изобилия и... полной несвободы. Ведь все обитатели счастливой страны, поголовно были рабами. Нет, они жили в красивых домах, досыта ели, носили хорошую, хоть и однообразную одежду... Раб не обязательно ходит в лохмотьях...
  - Он их всех заколдовал, да?
  - Да. Заклятье подчинения сознания, если говорить по научному. Страшная штука, только немногие, способны противостоять ему.... Но у этой медали имелась обратная сторона. Видишь ли, заклятье следовало постоянно поддерживать, иначе его эффект со временем пропадал. Оно было как костёр, который горит, пока в него подбрасывают дрова. Дровами, же в данном случае, как ты понимаешь, служили люди. И если поначалу, жертв требовалось совсем немного, то со временем, их становилось всё больше и больше. Пришлось начать войну с соседями. Пленные солдаты и жители захваченных областей, переправлялись в специальные лагеря, откуда их пригоняли сюда, во дворец. Тронная зала, служившая раньше для приёмов и балов, превратилась в бойню... ладно, не буду тебя больше пугать.
  Побледневшая Марта, сжавшись в комок, с ужасом смотрела на меня. Мда. Рассказал ребёнку сказку на ночь. Придурок.
  - Я совсем не боюсь, - прошептала она. - Только мне немножко страшно.
  - Одним словом, Первовластитель совсем свихнулся. Все эти годы, а жил он почти триста лет, ему удавалось сохранить красоту и молодость... сама понимаешь каким способом. Но под конец, его любовь к себе, достигла предела. Он мог днями, сидеть на троне и разглядывать в зеркале свою физиономию, наплевав на государство. Понятно, что постепенно дела в стране пришли в упадок, люди начали разбегаться. Потом соседи, объединившись в одну армию, вторглись в королевство, быстрым маршем дошли до столицы, где произошёл последний бой. Когда Первовластитель понял, что проиграл, он превратил землю вокруг дворца в болото. Вот и всё.
  Девочка, шмыгнула носом, тяжело вздохнула и, наконец, произнесла:
  - Лучше бы ты всё это придумал.
  - Согласен. Ладно, завтра расскажу тебе настоящую сказку.
  Но Марта, пропустила мои слова мимо ушей.
  - А зачем ты всё-таки туда идёшь?
  - Разве не понятно? Забрать Книгу конечно.
  - Зачем тебе она?.. Что ты хочешь с ней сделать? - В её словах прозвучал неподдельный ужас.
  Сначала я подумал пошутить, но, взглянув на перекошенное лицо девочки, ответил как можно мягче, тщательно подбирая слова.
  - Понимаешь... я вхожу в один орден. Он очень древний, вступить в него могут только те люди, которые... как бы это сказать... не жаждут власти. Мы охотимся... ищем всякие опасные волшебные вещи, способные причинить людям вред. Затем уничтожаем. Понимаешь?
  - Понимаю. А мою маму, ты можешь оживить этой книжкой?
  - Нет. Конечно, принеся в жертву человека, я могу, поднять труп твоей матери. Но то будет обыкновенный упырь.
  - А если, ну... ты принесёшь в жертву меня? Сможешь?
  - Говорю же тебе, нет! Воскресить человека невозможно.
  - Жалко. Да нет, не думай, я просто так спросила, мне её... мне её очень не хватает...
  - Понимаю. Шла бы ты спать.
  - А ты?
  - Я спать не буду.
  - Совсем?
  - Совсем.
  - Значит, и я не буду. Просто полежу немножко...
  С этими словами, Марта свернулась калачиком на подстилке из веток, укрылась плащом и почти сразу засопела. Я усмехнулся, подкинул дров в огонь и приготовился ждать рассвет.
  
  Глава 6 Тени прошлого
  
  Двухголовая змея, с шипением поднялась из-за камней, раздула капюшон, и приняла боевую стойку. Марта даже не взглянула в её сторону, а я, взмахнув палкой, отбросил гадину подальше в кусты. Нет, я, конечно, люблю живую природу и всё такое, но это уже перебор. Шестая змея за последние десять минут, застрелится можно.
  Мы покинули лагерь на рассвете, и теперь петляли среди руин, постепенно подходя к дворцу. Подошвы моих сапог, звонко стучали о каменные плиты мостовой, по-прежнему крепкой, несмотря на прошедшие четыреста лет. Лишь немногим растениям удалось пробиться сквозь щели. Часть зданий, лежали грудой камней, но некоторые уцелели, и выглядели так, словно их обитатели ушли совсем недавно. Заглянув в дверной проём одного из домов, я увидел грубо сколоченные нары и целую гору мусора. Похоже, здесь, когда-то жили охотники за сокровищами.
  Убив очередную змею, и обойдя пирамиду из человеческих черепов, мы вышли на прямую, широкую улицу, ведущую к дворцовой площади. Человеческие кости здесь валялись везде. Некоторые почти истлели, другие выглядели совсем свежими. Останки горожан и их убийц, навсегда перемешались, превратившись в один чудовищный пазл. Вряд ли найдётся существо, способное его правильно сложить.
  Пройдя под изумительно красивой аркой, вырубленной из единого куска гранита, мы вышли, наконец, на площадь. Беззаботно болтающая Марта, пришибленно замолчала. Вид дворца подавлял. Он нависал над окружающим пространством огромной скалой, грубый, по варварски великолепный, лишённый украшений, чем-то напоминающий сурового, тёртого жизнью воина, повидавшего множество битв. Только в таком строении, и могли совершаться все те ужасы, о которых я вчера рассказывал девочке. Годы и несколько поколений грабителей, почти не оставили следов на мрачном фасаде. Стекла, конечно, не сохранились, но всё остальное оставалось на месте, даже крыша уцелела, до последней черепицы.
  Испуганная проводница судорожно схватила меня за руку. Я покосился на неё, но ничего не сказал.
  - А нам действительно, нужно идти внутрь?
  - Да. Но ты не бойся. Здесь уже давно нет ничего страшного. Просто пустые, голые стены.
  - Я совсем не боюсь.
  - Тогда вперёд.
  Поднявшись по гранитным ступеням, мы подошли к главному входу. Когда-то его закрывали бронзовые ворота, украшенные прекрасными барельефами, повествующими о бессмертных деяниях Первовластителя. Сейчас, они стояли в замке маркграфа Элрайса, а история их транспортировки через болото, могла послужить основой для героической баллады, или на худой конец, плутовского романа.
  После яркого солнечного света улицы, темнота, окружившая нас, как только мы переступили порог, показалась абсолютно непроницаемой. Потребовалось время, чтобы глаза привыкли к ней. В рюкзаке лежали три факела, но их следовало поберечь на будущее. Конечно, можно зажечь световой шарик, на то имелось простое заклинание, но я специально старался не использовать магию в этих стенах. Мало ли, какая гадость проснётся.
  Миновав величественный холл, мы, прошли сквозь короткую колоннаду и вступили в тронный зал. Он был практически пуст, только на полу лежали отколовшиеся от потолка элементы декора, да справа и слева поднимались трудноразличимые в темноте громады жертвенных алтарей.
  Марта вцепилась мне в кисть, её била крупная дрожь. Выросшая в лесу, не видевшая ничего больше своей жалкой хижины, девочка окончательно потерялась в здешнем, сумрачном великолепии. Мы тихо шли по толстому слою пыли покрывающему пол, прямо к возвышению, на котором некогда стоял трон. Ни он, ни зеркало, конечно не сохранились. Что случилось с зеркалом, не знаю, а вот трон, высеченный из одной большой глыбы малахита, был разбит на куски грабителями, пару сотен лет назад.
  Пройдясь по стёртым ступеням, мы поднялись на возвышение и остановились. Моёй спутнице по-прежнему было очень страшно. Я взял её за подбородок и посмотрел прямо в глаза.
  - Чего же ты боишься, глупенькая? Темноты?
  Марта нервно переступила с ноги на ногу, всхлипнула и угрюмо сказала:
  - И вовсе я не боюсь. Только... почему они всё время кричат?
  - Кто кричит?
  - Не знаю. Ты разве сам не слышишь?
  Я закрыл глаза и прислушался. Сначала не было слышно ничего, кроме стука собственного сердца и сопения девочки. Но потом... Потом до меня донёсся тонкий, словно комариный писк, крик. Это не был крик одного человека, а целый хор голосов, слившийся в один. Он, становился всё громче, затем внезапно обрушился волной, выворачивая душу, гася волю. Казалось ещё немного, и рухнут стены. Нестерпимо захотелось упасть на землю, забиться в щель, умереть, только больше не слышать ничего.
  Мои пальцы, клещами вцепились в плечо девочки. Как ни странно, прикосновение к тёплому, живому существу, оказалось достаточно, чтобы вернулось самообладание. Я стряхнул с себя наваждение, как собака стряхивает воду, выбравшись из реки.
  - Пойдём отсюда, Здесь нет ничего интересного, - сказал я, всеми силами стараясь говорить ровно
  Марта кивнула.
  - Тут очень плохое место. Уйдём.
  - Естественно. А всё моё дурацкое любопытство.
  Мы быстро спустились по ступеням и почти побежали к выходу. Конечно, в случившимся был виноват только я. Мы с девочкой оказались слишком восприимчивы к чужой магии. Обычный человек, ничего бы не заметил, для него, алтари на которых ежедневно уничтожались десятки людей, могли показаться просто плохо отёсанными кусками камня. Для нас же, исходившая от них угроза, являлась почти физически ощутимой.
  Вернувшись в холл, мы вышли на улицу и уселись на нагретые солнцем ступеньки. После такой встряски, следовало хорошенько отдохнуть и подкрепиться. Я полез в сумку достал коробку с НЗ, открыл её и вытащил плитку "Особого шоколада". Отломил половину, протянул Марте.
  - На, держи, это очень вкусно.
  Проводница с опаской повертела в руках шоколад, осторожно лизнула, затем откусила маленький кусочек, пожевала... расцвела и с жадностью принялась уничтожать угощение. Я с улыбкой смотрел на неё, медленно поедая свою порцию.
  - Фкусно, - пробормотала она с набитым ртом, потом облизала пальцы и спросила:
  - А что это такое?
  - Вообще-то, надо сначала спрашивать, а потом уже жрать, - наставительно сказал я, воздев к небу, перепачканный шоколадом палец. - Это очень редкая вещь. Застывшая кровь дракона.
  - Правда? - глаза девочки округлились.
  - Правда. Я гонялся за ним несколько недель, пока, наконец, не загнал в узкое горное ущелье. Там и прикончил.
  Я скорчил жуткую рожу и замолчал, довольный произведённым эффектом. Любопытной Марте, конечно же, захотелось узнать подробности. Пришлось на ходу придумывать убедительную историю. Проводница, слушала, открыв рот, веря каждому слову.
  Спустя двадцать минут, когда последствия пребывания в зоне враждебного магического воздействия прекратились, я, оборвав на середине очередную байку, решительно поднялся на ноги и сказал, что нам пора, наконец, идти заниматься делами. Девочка, только что заливисто смеявшаяся, погрустнела, но возражать не стала. Мы вновь вошли во дворец, пересекли холл, свернули направо и попали в узкий коридор, ведущий вглубь здания. Затем миновали анфиладу пустых комнат, спустились вниз, по узкой винтовой лестнице, и оказались в коридоре, по обеим сторонам которого чернели дверные проёмы.
  Коридор оканчивался тупиком. Ничем непримечательным тупиком. Облезлая стена, перекрывающая проход выглядела совсем обычной. Потрескавшаяся, местами, отвалившаяся штукатурка, открывала грубую кирпичную кладку. Зуб даю, многочисленные искатели сокровищ, десятки раз осматривали её на предмет тайной двери. Дилетанты.
  - Подержи. - Я протянул девочке факел. - Будешь мне светить.
  Марта кивнула. Здесь, отдалённая от страшного тронного зала десятками метров толстых каменных стен, она чувствовала себя гораздо уверенней.
  Осмотр длился недолго, я нашёл отверстие, в которое нужно вставлять ключ, но это нам ничего не давало, потому что у меня не было ключа. Правда, даже если бы он и имелся, толку от него оказалось немного, так как только в голливудских фильмах, древние механизмы дверей и ловушек срабатывают, простояв в покое несколько сотен лет. Здешний дверной механизм, естественно давно вышел из строя, но я знал, как его обойти.
  Мудрые инженеры, предусмотрели способ проникнуть внутрь, минуя дверь. Страхуясь на случай поломки, они просто-напросто не закрепили несколько каменных блоков над ней, правильно рассудив, что выломать их будет гораздо проще, чем разбирать дверь целиком. Разумное решение.
  Раскрыв рюкзак, я вытащил раскладную лесенку и несколько грубых, но надёжных инструментов, купленных у каменщика в Гринсдейле. Потом вставил рукоять факела в щель стены и сказал Марте, чтобы та шла погулять. Сначала девочка отказалась, и некоторое время топталась на месте, по очереди отогревая ладошками озябшие на ледяных плитах пола ступни, но потом решилась таки меня покинуть, сообщив что пойдёт греться на улицу.
  - Давно пора. Только не заблудись, и главное, не входи в тронный зал. Когда я закончу, то позову тебя.
  Работа оказалась трудной и грязной. Сначала требовалось удалить штукатурку, превратившуюся в камень, затем найти слабозакреплённые блоки. Только через три часа, упорного труда, дело, наконец, было сделано.
  - Значит так, - сказал я Марте, которая последние пятнадцать минут стояла рядом и аж подпрыгивала от нетерпения. - Теперь твоя очередь.
  Вручив ей факел, я поднял её к пробитому отверстию. Девочка быстро, словно ящерка юркнула внутрь.
  - Ну что там?
  - Комната. И лестница вниз...
  - Стой на месте, жди меня.
  Отложив бесполезный меч, и взяв необходимые вещи из рюкзака, я, протиснувшись сквозь дыру, спрыгнул на пол. Проводница, дисциплинировано стояла на месте, алый свет факела играл на белых, отштукатуренных стенах. Комната оказалась абсолютно пустой, толстый слой нетронутой пыли, доказывал, что сюда уже давно никто не заходил. Сделав несколько шагов, я подошёл к раскрытой двери, за которой начиналась лестница.
  - Ну, вот и всё, судари мои... Не отставай, маленькая ведьма!
  
  Глава 7. Обретённое сокровище.
  
  Спуск длился недолго. Короткая лестница окончилась очередным коридором, прямым словно стрела.
  - Водичка, - растеряно сказала Марта, остановившись на последней ступеньке.
  Действительно, коридор оказался затоплен. Тяжело вздохнув, я вошёл в холодную, неподвижную воду. Мне она оказалась по пояс, а девочке соответственно почти по горлышко. Проводница, гордо отказавшись от предложения отнести её на руках, поплыла, используя странный стиль, отдалённо напоминающий брасс.
  К счастью, коридор, как и лестница, быстро закончился, так что всего через пару минут, мы вошли-вплыли в небольшую комнату. Воды тут оказалось значительно меньше: примерно по колено. Справа и слева, стояли четыре огромных сундука, по два с каждой стороны, а у противоположной от входа стены, находилось возвышение, с небольшим алтарём, на котором лежала чёрная, покрытая пылью шкатулка.
  При виде сундуков, Марта радостно взвизгнула: - Сокровища! - и попыталась поднять крышку ближайшего из них.
  - Стой, здесь нет никаких сокровищ, - попытался, остановит её я.
  - Что значит, нет? Тут сундуки, а в сундуках ВСЕГДА лежат сокровища! - девочка посмотрела на меня как на слабоумного.
  - Сокровищ, здесь нет, - терпеливо повторил я. - В этих сундуках, хранились жреческие одежды и книги. Вот смотри.
  Я поднял крышку, и мы заглянули внутрь. В нос нам ударил резкий запах гнили. За время, проведённое в воде, одеяния жрецов, превратились склизкую чёрную массу. Лицо Марты вытянулось.
  - Как жа-а-лко, - протянула она, и неожиданно всхлипнула.
  - Погоди, не реви. - Мне внезапно пришла в голову прекрасная идея. - Насколько я помню, на жреческие хитоны, часто нашивались золотые и серебряные пластины. Если ты не брезгуешь покопаться в этой гнили, то...
  Договорить я не успел. Девочка решительно подтянула подол рубахи и полезла через бортик сундука. Оказавшись внутри, она погрузила руки почти по плечи в склизкое месиво и приступила к поискам. Оставив проводницу заниматься делом, я зашлёпал к алтарю.
  Когда-то, шкатулку заботливо прикрывал кусок узорчатой ткани, но сейчас от неё остались только жалкие обрывки. Сама шкатулка, была изготовлена из драгоценного чёрного дерева, но за столетия, проведённые в сырости, полированная древесина, покрылась сетью трещин и вздутий. Достав из ножен нож, я попытался подцепить им крышку, но безуспешно - похоже, замок ещё действовал. Вонзив кончик ножа в щель между крышкой и бортиком, я начал проталкивать лезвие, нанося сильные удары ладонью по рукоятке. Внезапно, раздался щелчок, и крышка ощетинилась короткими стальными шипами. Поразительно, но ловушка всё же сработала. Шипы, без сомнения были смазаны ядом, способным убить, любого неосторожного взломщика. И хотя за четыреста лет, яд, скорее всего полностью потерял силу, расслабляться не стоило.
  Загнав клинок на несколько сантиметров, я с силой надавил. Лезвие согнулось, но не сломалось, зато в замке, что-то громко хрустнуло, и крышка поддалась. Лежащую внутри книгу, предохраняла от сырости толстая ткань, расшитая золотыми нитями. Мне не надо было даже разворачивать её, чтобы понять: Книга та самая. От неё исходила горячая волна необузданной, сумасшедшей Силы, пьянящей кровь, заставлявшей сердце бешено колотится в груди. Скажу сразу, мне очень не хотелось брать в руки этот мерзкий литературный труд, но пришлось. Брезгливо морщась, словно в шкатулке лежал не древний фолиант, а полуразложившийся трупик чёрного скунса я развернул ткань и коснулся пальцами кожаной обложки. Обложка была сухой и тёплой, словно кожа живого существа. В следующее мгновение, мне внезапно стало понятно, что именно должен был чувствовать Гендальф, решившийся надеть на палец Кольцо Всевластья. В глазах помутилось, в ушах зазвучал Имперский марш, и вот уже послушные легионы штурмовиков замерли у ног, в ожидании приказа, а над головой, ущербной луной повисла Звезда Смерти. Я поправил глухой, чёрный шлем, и мрачным, астматическим голосом потребовал принести головы непокорных джедаев...
  - "Привидится же всякая хрень, после бессонной ночки"!
  Открыв небольшую кожаную сумку, украшенную многочисленными защитными амулетами, я торопливо засунул туда Книгу и с облегчением, защёлкнул замок. В голове, мгновенно прояснилось. Отлично, дело сделано, теперь осталось всего ничего. Пересечь Топь, дойти до ближайших Врат и вернуться домой на Землю, в Питер. Отоспаться пару дней, навестить друзей, сходить в кино на нового Гарри Поттера, а затем отправиться в резиденцию Ордена. Конечно, будет много шума, ведь моя Книга, первая, найденная за последние сто лет. Учитель обрадуется, а вот Мартин Стошальский, по прозвищу Пасюк, напротив, желчью изойдёт, бедняга...
  Значит с ближайшим будущим всё предельно ясно, но что делать потом? Поступить, в Гильдию Проводников, и заняться непыльным, прибыльным бизнесом, открывая Врата, для торговых караванов? Или может отправиться путешествовать? Не по другим Мирам, а по Земле? Слетать на Амазонку, где пройтись весёлой тропой полковника Фосетта. Затем, в Лондоне, покормить голубей на Трафальгарской площади и белочек в Гайд-Парке. Станцевать самбу в Рио, вместе с весёлыми смуглокожими девчонками, окунувшись с головой в пёстрое безумие фестиваля. Так много соблазнов...
  - Ну что, кладоискательница, нашла, что-нибудь? - я решительно прекратил предаваться мечтам, и вернулся к реальности. Перемазавшаяся с ног до головы, Марта выпрямилась, и с триумфом посмотрела на меня.
  - Вот, смотри! - её голос звенел от восторга. Она полезла в карман рубахи и достала из него пригоршню грязных, металлических пластинок. - Это, наверное, золото!
  - Наверное. Ты ещё долго собираешься рыться в этой гнили?
  - А что, мы уже уходим, - опечалилась девочка, пряча свою добычу обратно в карман.
  - Вообще-то да, здесь нельзя долго задерживаться.
  - Почему?
  - Опасно.
  - Ерунда. Тут никого нет... Ой!
  Марта неожиданно вскрикнула, и одним движением запрыгнула на бортик сундука, где замерла, раскинув в стороны руки, пытаясь удержать равновесие.
  - Что случилось?
  - Меня кто-то укусил за ногу, - испугано сказала девочка. - Под коленку.
  - Перебирайся на соседний сундук, быстро!
  - Сейчас.
  Проводница, ловко, словно акробат, пробежалась по бортику и перепрыгнула на указанное место. Старые доски крышки, жалобно затрещали, но выдержали. Марта тут же присев на корточки, стала рассматривать ранку.
  - Кровь идёт, - пожаловалась она.
  Я не ответил. Моё внимание было приковано к ровной глади воды, залившей комнату. Вернее это раньше, здесь была гладь, а сейчас, вода рябила от движения множества маленьких, юрких тел. Оторвав от сгнившего покрывала, кусок ветхой ткани, я опустил один конец в воду, и через секунду резко выдернул. Рыбалка удалась на славу. Несколько извивающихся рыбок, очень похожих на миног, вцепились зубами в примитивную приманку. Отбросив ткань в сторону, я вынул из кармана кусок вяленной буйволятины и швырнул на середину комнаты. Мясо, почти мгновенно исчезло, в огромном, мельтешащем клубке.
  - Однако...
  - Что это? - с ужасом спросила Марта.
  - Чёрт его знает. Но у нас, похоже, проблема. Ну-ка, подвинься.
  Я перебрался на крышку сундука, и встал рядом с девочкой.
  - Покажи свою ранку.
  Проводница с готовностью продемонстрировала повреждённую конечность. Проклятая тварь, за один заход, сумела отхватить солидный кусок мяса и кожи.
  - Давай перевяжу.
  - Не надо, само зарастет, - Марта беспечно махнула рукой, потом озабоченно посмотрела на меня: - Их там много. Они нас сожрут.
  - Ерунда. Ты да я, что-нибудь, придумаем.
   Итак, что мы имеем? Хищных мелких тварей, очень зубастых и очень голодных. Конечно, я могу взять проводницу на руки, но это ничего не даст, прожорливые "пираньи", обглодают меня до костей, пока я буду брести к выходу, штаны и сапоги, не помогут, однозначно. Остаётся только одно... Очень не хочется, применять магию здесь, в этом малоприятном месте, да ещё и с Книгой подмышкой, но другого выхода, похоже нет.
  - Так, полезай мне на спину, - решительно начал я. Марту не пришлось просить дважды, она быстро выполнила приказ.
  - Держись крепче, и смотри, не опускай ноги в воду, а то останешься без пяток.
  - Да что я, дурочка, по-твоему? - возмутилась девчонка.
  - Кто тебя знает... Ладно, теперь молчок. Не отвлекай, - сказал я и закрыл глаза. Марта еще, что-то пробурчала недовольным голосом, потом затихла. Мои губы зашевелились, произнося заклинание. В висках застучала кровь, тело стало терять чувствительность, деревенея. На какое-то время, мне даже показалось, что я действительно, начал превращаться в дерево, что прямо сейчас, пущу корни, взмахну ветвями, покрытыми листвой... Странное, нелепое, чувство, неизбежный побочный эффект сложнейшего заклинания магии Природы.
  С трудом, переставляя негнущиеся ноги, я спрыгнул в воду и побрёл к выходу. Марта терпеливо сопела у меня на спине, хотя ей, наверное, было очень неудобно сидеть на колючей и шершавой дубовой коре... в которую превратилась моя одежда. "Пираньи" с радостью вцепившиеся в долгожданное угощение, оказались крайне разочарованы. Некоторые особо упорные экземпляры даже лишились зубов. Шаг, ещё один, и ещё. Следовало торопиться, заклятье древесной шкуры, было весьма эффективно, но действовало недолго. Когда до спасительных ступеней оставалось буквально три шага, я почувствовал, что идти стало значительно легче, но к счастью, мы уже пришли. Проклятым подземным хищницам сегодня не повезло. Оказавшись на спасительном берегу, я с омерзением оторвал от одежды несколько наиболее голодных рыбок не пожелавших расстаться с несостоявшимся обедом и перевёл дух. Проводница, устроившаяся несколькими ступеньками выше, внимательно наблюдала, за моими манипуляциями.
  - Ты колдун! - наконец безапелляционно заявила она.
  - Да, и что с того? Тебя это смущает?
  - Нет. Научишь меня колдовать?
  - Ты и без меня, отлично умеешь это делать.
  - Так не умею.
  - Ладно, посмотрим... - неопределенно сказал я. - Тебя больше не укусили?
  - Не-а. Откуда только они взялись?
  - Сидели по норам, наверное, пока нас не почуяли. Им, возможно, достаточно одной растворённой в воде капли крови, твоей или моей, чтобы сбежаться со всего подземелья.
  Марту передёрнуло. Я усмехнулся, и начал подниматься по ступенькам.
  На улице, нас ждала жара и свежий ветер. Мы не отвлекаясь больше ни на что, вернулись к месту стоянки.
  - Сейчас, помоемся, поедим, и отдыхать, - сказал я, становясь на колени перед прогоревшим костром, и раздувая угли. Огонь, радостно приняв в жертву сухую, смолистую ветку быстро разгорелся, жарким, бездымным пламенем. - Ты ведь не откажешься, наверное, от кусочка чего-нибудь вкусного?
  - А у тебя осталась кровь дракона? - нерешительно спросила девочка.
  - Осталась, только ей лакомятся после еды, хотя, похоже, что термин "перебить аппетит", тебе неизвестен.
  Я, улыбнувшись, повернулся к Марте, и внезапно замер. Мне показалось, что вся её немудрёная одёжка кишит мелкими, бледными насекомыми. Присмотревшись, стало ясно - нет, не показалось, это были действительно насекомые, множество насекомых, почти неразличимых, на ткани из грубого, крапивного волокна. Маленькие, белёсые червячки - хищные, хоть и неопасные для жизни личинки, изображения которых мне уже доводилось встречать в альбомах библиотеки Университета. Там также говорилось, что рано или поздно, эта мелочь вырастает в очень опасных существ, следовательно...
  - Стой, не шевелись! - страшным шёпотом, приказал я.
  Девочка дисциплинировано замерла.
  - Что случилось?
  - Стой тихо. - С ужасом, разглядев, что её рубаха, сама по себе зашевелилась в нескольких местах сразу, я подошёл поближе, и одним быстрым движением, разорвал её сверху донизу. Ветхая ткань упала к ногам, и я увидел нескольких зелёно-жёлтых пиявкообразных тварей, прицепившихся к коже девочки.
  Они были размером с карандаш, скользкие, покрытые короткими, жесткими волосками. Их чёрные головки, оканчивались большими жвалами, на которых блестели прозрачные капельки. Они не казались особо опасными, скорее противными, но у меня, всё внутри похолодело. Волосатые черви. Страшно ядовитые насекомые, пришедшие из-за Разрыва. Одного укуса чёрных жвал, одной блестящей капельки, хватит, чтобы отправить на тот свет слона. Конечно, у Марты иммунитет, но такое количество яда убьет, без всякого сомнения, даже её.
  - Не двигайся, солнышко, не шевелись...
  - Какая гадость! - личико девочки исказилось от омерзения.
  - Гадость, гадость, только не шевелись, очень тебя прошу!
  Действовать следовало быстро. То, что проводница до сих пор жива, просто чудо, вернее, счастливое стечение обстоятельств. Понятно, что она подцепила этих тварей, когда рылась в сундуке. Потом, путешествуя на моей спине, оказалась в зоне действия заклинания, отпугивающего насекомых, которое оглушило личинок и червей, до такой степени, что они начали приходить в себя только сейчас. Но теперь, магия, увы, уже не поможет, гадёнышей требовалось немедленно снять, пока не стало слишком поздно.
  Повернувшись к костру, я вытащил из него, прямую, длинную палку с угольком на конце. Потом, задержав дыхание, прикоснулся ярко-красной искоркой к спине червяка, удобно пристроившегося, между пупком и краем набёдренной повязки девочки. Червяк пискнул, выгнулся колесом и упал на землю. Раздавив его подошвой ботфорта, я точно таким же образом уничтожил второго, потом третьего... Только когда последний червяк превратился в скользкую, зелёную лужицу, мне удалось вновь вздохнуть.
  - Ну и денёк выдался, чёрт бы его побрал! Ладно, милая, иди, вымойся хорошенько. У тебя в голове полно этой мелкой пакости.
  - Правда? А я сначала решила, что это просто вошки.
  - Иди уже, чучело! Можно подумать, вошки не пакость!
  Пока Марта, плескалась в небольшом, древнем бассейне с чистой дождевой водой, я брезгливо осмотрел её лохмотья. Крошечные личинки волосатого червя, ещё не ядовитые, но от того не менее противные, торопливо грызли ткань рубашки и плаща. Похоже, они очень оголодали там, в сундуке, и теперь спешили наверстать упущенное.
  - Вот же, мерзость, какая, - пробормотал я, швыряя тряпки в огонь. Потом полез в рюкзак, вытащил из него свою последнюю, чистую футболку, огромную, тёмно-зелёного цвета, с большой эмблемой баскетбольной команды "Чикаго Буллс" на груди, и отложил в сторону.
   Подождав, пока сгорит Мартино рубище, я выгреб из костра найденные ею пластинки. В конце концов, их поиск, чуть не стоил девочке жизни. Подождал, пока остынут, потом внимательно осмотрел. Восемь золотых и шесть серебряных. Богатый улов, вот только что она с ними будет делать? Ладно, не моя забота. Или всё же моя? Внезапно, я поймал себя на мысли, что мне действительно не всё равно, что произойдёт с этой пигалицей дальше. С чего бы? Смех смехом, но обладание старым золотом, может стоить ей жизни. Любой торговец, увидев языческие символы, тут же побежит с доносом, а инквизитору достаточно раз, взглянуть на Марту, чтобы убедиться в том, что она вовсю, пользуется магией Хаоса. Далее дело пойдёт по привычной схеме: арест, допрос, приговор, и, наконец, довольные пейзане, радостно поволокут большие охапки хвороста, в предвкушении любимого зрелища. Пожалуй, мне придётся, купить у неё это золото, за серебряные, или лучше даже за медные монеты. Главное, чтобы, никто не задался вопросом, откуда у нищей девчонки с болот деньги. Правда, где я возьму столько медяков? И как дотащу? Следовало подумать.
  Пока я разглядывал трофеи, Марта вернулась и, стуча зубами от холода, бухнулась на корточки возле костра.
  - Одень-ка эту футболку. Мне пришлось сжечь твою рубашку. И плащ.
  Сначала проводница взбрыкнула от негодования, но затем быстро успокоилась, разглядев обновку. Футболка ей очень понравилась, несмотря на то, что та сидела криво, мешком, спускаясь ниже колен, почти до щиколоток, делая свою обладательницу, очень похожей на огородное пугало. Конечно, после грубой, словно дерюга рубашки, мягкая ткань могла показаться верхом совершенства. А уж цветной логотип на груди, вообще привёл Марту в священный трепет. Когда же я объяснил ей, что это герб одного могущественного рыцарского ордена, то девчонка сразу надулась от важности словно индюк.
  Дело шло к вечеру, мы поужинали шоколадом и пеммиканом из НЗ, после чего, просто болтали, до темноты. Завтра нам предстоял обратная дорога через Топь.
  
  Глава 8. Первая встреча - последняя встреча.
  
  - ...Вот здесь, нужно ступать очень осторожно... я сказала, осторожно... ну, опять провалился! Какой же ты всё-таки неуклюжий!
  - Какой есть. Не забывай, ты легче меня в четыре раза.
  - Четыре, это сколько?
  - Три и ещё один. Так что не ворчи, а лучше помоги.
  - Ладно... вот так... порядок. Давай передохнём?
  - Устала?
  - Нет, конечно, с чего ты взял? Просто тебя жалко. Опять ночь не спал?
  - Нет.
  - Плохо. Никто бы нас не тронул.
  - Ага, смелая ты моя. Вчерашних приключений мало?
  - Ерунда, подумаешь...
  - В следующий раз, оставлю тебя на корм рыбам. Бедные крошки, наверное, будут очень счастливы.
  - Да ладно. Слушай, а ты, сильный колдун?
  - Господи, ну зачем мне это... В сотый раз говорю - нет!
  - А почему?
  - По кочану.
  - Но я же серьёзно спрашиваю.
  - Хорошо, попробую объяснить. Понимаешь, мой дар заключается в умении находить и открывать Врата между мирами...
  - А что это такое?
  - Миры?
  - Да.
  - Ну, они... они словно острова, отделённые друг от друга... непроходимым пространством. Ты не можешь, попасть в другой мир, обычным способом, пешком или на лодке, понимаешь?
  - Наверное...
  - Их соединяют между собой Врата, которые не видны обычным людям.
  - А ты их видишь?
  - Конечно. Могу видеть, находить, открывать. Этот дар, встречается очень редко. Обычно, ребята, с талантом вроде моего, работают проводниками.
  - Совсем как я...
  - Верно. Только, мы, как правило, проводим караваны торговцев.
  - А платят много?
  - Много.
  - Здорово! А меня, научишь?
  - Нет, не могу.
  - Почему? Я отдам тебе всё золото, что нашла.
  - Пойми, глупенькая, это ДАР. Ему нельзя научить. Он либо есть, либо нет. Иначе, таких как я, было бы слишком много.
  - Жа-а-а-алко...
  - С другой стороны, все Проводники, плохие маги. Это, наверное, плата, за дар. Я, конечно, пользуюсь заклинаниями Хаоса или Стихий, но до настоящих волшебников мне далеко.
  - Поэтому ты носишь меч?
  - Да.
  - Понятно... Ладно, пошли.
  - Пошли.
  В обратный путь, мы пустились налегке. Я бросил в лагере все ненужные вещи, взяв только самое необходимое. Это положительным образом, сказалось на скорости передвижения. И хотя три бессонные ночи, давали о себе знать, чувство хорошо сделанной работы, придавало сил.
  Незадолго до полудня, вдали показался памятный островок "Макушка монаха", где состоялась знаменательная встреча с любопытным гоблинёнком Ууруном.
  - Если всё и дальше, пойдёт так же хорошо как сейчас, то к торфяному полю, мы выйдем часам к четырём, следовательно, уже вечером, ты сможешь обнять, любимую прабабку... - ехидно улыбаясь, заметил я.
  Марту передёрнуло, потом она опустила голову и грустно сказала:
  - Крыса убьёт меня за плащик...
  - У тебя же есть золото.
  - Всё равно, убьёт. Ты её не знаешь... Она такая жадная. Думаешь, деньги, что ты ей дал, она на еду потратит? Ага, жди. Закопает, где-нибудь в лесу, потом забудет. В первый раз, что ли.
  - Значит дома, тебя опять ждёт похлёбка из лягушек?
  - Угу.
  - Ладно, тогда я отдам тебе свой плащ, как вернёмся.
  - Правда? Ты не шутишь? А сколько за него возьмёшь?
  - Не будь такой меркантильной, крошка. Могу я просто сделать тебе подарок, за отличную работу?
  - Тогда хорошо. И если у тебя ещё осталась драконья кровь...
  - То что?
  - Дашь кусочек?
  - Конечно, дам.
  - Правда? Здорово! Сейчас, когда мы будем отдыхать на острове, а потом дома.
  - Ну, ты и вымогательница, нечего сказать... Хорошо, получишь свою пайку.
  Марта, тут же зажмурилась в предвкушении. Интересно, что случится, если угостить её мороженным? Будь я Сатаной, то обязательно попробовал бы купить у неё душу, за пару порций эскимо.
  - Интересно, как там Уурун? Я очень за него беспокоюсь.
  - Надеюсь, что с ним всё в порядке. Гоблины никогда не бросают своих родичей, в отличие от нас, людей...
  Так, болтая, мы преодолели последние метры до твёрдой земли. Впереди был долгожданный привал, и я ещё успел подумать, что на сей раз, мы сможем отдохнуть спокойно. А потом, думать стало некогда.
  Их было шестеро. Они вышли из-за кустов, нам навстречу, в тот самый момент, когда мы, усталые и довольные, выбрались на поляну в центре островка. Заметив чужаков, я остановился. Подобные, неожиданные рандеву в диких местах, обычно не сулят ничего хорошего. Конечно, это могли быть обычные путешественники, сбившиеся с пути и решившие спросить дорогу, но что-то мне подсказывало, что ребята пришли сюда по нашу душу. Пятеро, незнакомцев, были облачены в грубую, прочную одежду, и очень хорошо вооружены. По всей вероятности они, являлись типичными громилами, из породы весёлых, но несколько туповатых ребят, которые не дают спокойно спать по ночам, почтенным бюргерам. Шестой же - молодой человек, прячущийся за широкими спинами своих спутников, представлял гораздо больший интерес. Он был одет по самой последней столичной моде, пожалуй, даже слишком пышно для здешних, диких мест. На нём красовался роскошный чёрный плащ из тонкой шерсти, щегольской камзол, окрашенный драгоценной пурпурной краской, а широкий пояс с массивными золотыми бляшками, стоил, наверное, целое состояние. На поясе болтались шесть или семь круглых тёмно-зелёных предметов, похожих издалека на теннисные мячики. Странное украшение, возможно, какие-то магические амулеты. Поймав мой взгляд, франт торжествующе улыбнулся и поднял правую руку в традиционном приветствии. Его кисть на мгновение, оплели яркие молнии. Волшебник! Это волшебник! И мне даже, похоже, известно, как его зовут.
  В случившемся, конечно был виноват только я один. Главная ошибка, заключалась в том, что мне не следовало, возвращаться обратно старой дорогой, зная об угрозе со стороны Штамштата. Достаточно было просто пойти в противоположном направлении, не к северным, а к южным Вратам. Конечно, в этом случае, маршрут ощутимо удлинялся, к тому же, Марте, пришлось бы возвращаться домой в одиночку. Но зато враг, оставался с носом. Шансов настигнуть меня в лесу у него не было никаких.
  - Кто это? - испугано спросила Марта, юркнув мне за спину. Не самая лучшая защита.
  - Беги в болото, быстрее! - одними губами прошептал я. - Спрячься, исчезни...
  - А ты...
  - Беги, дура!
  Девочка всхлипнула, и начала медленно отступать. Громилы выстроились полумесяцем, Штамштат прятался за их спинами. Всё верно. Он поставил мне мат в один ход. Пока я разбираюсь с наёмниками, маг успеет прочитать сильное заклинание, способное пробить мою защиту. Противодействовать ему не получится, нельзя одновременно колдовать и махать мечом. Атаковать магией я не смогу, по тем же причинам. Быстрое заклятье, Штамштат легко отобьет, а на серьёзное, у меня не будет времени.
  - Буль, девчонка нужна живой! - крикнул волшебник, потом с усмешкой взглянув мне в глаза, глумливо пояснил: - Надо же проверить силу Книги.
  Я скрипнул зубами. Конечно, Марта нужна ему живой. Интересно, какое заклинание, выберет говнюк для проверки? Скорее всего, не очень сложное. Прыщиков на мордашке вроде не видно...
  - Что, сопляк, не терпится? Решил удлинить своё хозяйство?
  С улыбкой, выплюнув оскорбление, я с некоторым злорадством, увидел, как у Штамштата покраснели щёки. Хорошо. Мне удалось его укусить, теперь не так грустно будет умирать. А умирать придётся, тут уж ничего не поделаешь. Быстро оглядев противников, я наметил первую жертву. Парень, на правом фланге, в руках которого зажат небольшой арбалет со стальным луком. Оружие из тех, что, легко спрятать под плащом, похожее на игрушку, стреляющее совсем не игрушечными железными трехгранными болтами, способными пробить навылет крепкий доспех с расстояния в десять метров, любимый инструмент наёмных убийц. Если мне не изменяет память, данная модель, запрещена к ношению Священной Комиссией, во всех праведных странах. За нарушение закона, отсечение правой руки или колесование.
  Парень закончил натягивать тетиву, и теперь вставлял болт в жёлоб. Если он выстрелит, то с такого расстояния, завалит меня однозначно. Увернуться не удастся, мы же не в кино. Я свёл ладони перед грудью, словно решил помолится напоследок. Пальцы правой руки, коснулись рукоятки зарукавного метательного ножа. Плохо, что он остался один. Очень плохо.
  - Дуб! - крикнул один из громил, по-видимому, главарь. - Хватай девчонку, чего смотришь!
  Стоящий на левом фланге, огромный детина, в толстом кожаном жилете на голое тело, ласково улыбнулся, и, разведя руки в стороны двинулся к Марте, которая продолжала медленно пятиться к болоту.
  - Куда бежишь, моя курочка, - пропищал он, неожиданно тонким голоском, - а поиграть?
  Девочка беспомощно посмотрела на меня, потом на громилу. Я не питал особых иллюзий. Было понятно, что за кажущейся неуклюжестью и благодушием, скрывается быстрый, хищный и безжалостный противник. Люди, с умилением, разглядывающие в зоопарке сонного медведя, как правило не догадываются, что симпатичный, мохнатый ленивец, способен атаковать стремительно, словно змея, а одного, сокрушительного удара когтистой лапы, достаточно для того, чтобы убить человека.
  Стоило сделать выбор. Медведь или Стрелок? Пожалуй, Медведь. Я всё равно, уже труп, а вот у Марты, возможно, появиться крошечный шанс спастись. Сжав в кулаке, рукоятку метательного ножа, я приготовился пустить его в дело, как внезапно, обстановка, на поле боя, резко переменилась.
  Дуб, сделал в сторону проводницы не более четырёх шагов, с его лица не успела исчезнуть глумливая улыбка, когда три коротких гоблинских копья, вылетев из кустов, бесшумно распороли воздух. Первое копьё, ударило громилу в бок, и отскочило от жилета, видимо наткнувшись на одну из железных пластинок, обильно нашитых на доспехе. Второе, до половины длинного наконечника, вонзилось в предплечье, третье пробило горло, задев артерию. Фонтан крови, ударил в сторону и вверх. Дуб захрипел, безуспешно пытаясь заткнуть смертельную рану. Ему, как-то мгновенно стало не до нас. Время казалось, замерло.
  Развернувшись на пятках, я метнул нож, прямо в грудь Стрелку. Надёжное оружие, по рукоять вошло в плоть, проткнув по пути сердце. Стрелок опрокинулся на спину, арбалет сухо щёлкнул и смертоносная стрела, бесполезно ушла в небо. Минус два - отлично! Теперь волшебник. Штамштат стоял, воздев к небу обе руки, губы беззвучно шевелились, на кончиках пальцев, плясали молнии. Кусты за его спиной раздвинулись, в воздухе зазмеились несколько ременных петель. Петли арканов, оплели руки, две упали на шею. Потом, невидимые помощники дружно дёрнули. Штамштат вскрикнул и повалился навзничь. Неплохое начало битвы.
  Главарь, по имени Булль, оглянулся, выругался, лицо исказила гримаса ненависти.
  - Кончаем его парни! - проревел он, выхватил из ножен прямой узкий меч, и бросился на меня, даже не удосужившись проверить, собираются ли парни выполнять приказ. Дурак. Плохой командир, сразу видно, продешевил Штамштат, нанял обычных гопников, привыкших запугивать крестьян и ремесленников. Будь на их месте профи из Лиги Смерти, нас не спасло бы, даже вмешательство гоблинов. Гоблины... я всегда испытывал симпатию, к этим зеленокожим ребятам, но сегодняшние события, превзошли все ожидания. И ведь как удачно выбрали момент... Настоящие стратеги. Интересно, они поступили так, потому что мы спасли Ууруна, или здесь есть что-то еще?
  Булль топал уже совсем рядом, его яростный взгляд, мог испугать любого. Второй парень слегка замешкался, спотыкнувшись о кочку. Что касается третьего, то он отбивал гоблинские копья, вылетавшие из кустов, большим круглым щитом и временно выпадал из игры.
  Мы сошлись с главарём, лицом к лицу. Вообще, меч, довольно странное оружие, для уличного громилы, обычно, они специализируются на дубинках и кистенях. Но Булль, держал его в руках правильно, видимо всё же умел фехтовать. Другое дело, что я, совсем не собирался устраивать долгого поединка в стиле фильма-фентези. Мой меч, сделанный из уникального сплава, был способен перерубить любой местный клинок, каким бы качественным он не оказался.
  Бедняга Булль, нанёс всего один удар, лезвия скрестились, следом раздался жалобный звон. Оставив главаря, тупо созерцать короткий обрубок меча, я повернулся ко второму противнику, успевшему приблизиться на опасное расстояние.
  Парень, был вооружён моргенштерном: смертельным оружием в умелых руках. Короткое древко, обитое железом, заканчивалось длинной стальной цепочкой с небольшим, шипастым шаром. Мне пришлось отскочить, когда тяжёлый ёж, пропорол воздух буквально в нескольких сантиметрах от головы.
  Выбросив руку с мечом вперёд и вверх, я "поймал" цепь на клинок. Шар, несколько раз обернулся вокруг лезвия, и убийца победно улыбнувшись, резко дёрнул цепь на себя. Парень явно ожидал, что я попытаюсь удержать оружие в руках, и потому, дёргал очень сильно. Но я не стал сопротивляться и просто разжал пальцы. Мой расчёт оправдался, слишком сильный рывок, не встретивший сопротивления, заставил противника отшатнуться, а предательский моховой "матрас" под ногами, довершил остальное.
  - Э-э-э-эх, - вскрикнул он, приземляясь на пятую точку, а больше, не успел сказать ничего. Боевой нож, зажатый в левой руке, почти не встречая преграды, вонзился в грудь. Подхватив с земли меч, я, перепрыгнул через бьющееся в агонии тело и повернулся к Буллю, который, отбросив в сторону, бесполезный обрубок, вооружился длинным, тонким стилетом.
  Парень, похоже, совсем потерял голову. Он атаковал, не дожидаясь своего последнего уцелевшего приятеля со щитом, который, наконец, бросив отбивать гоблинские копья, со всех ног бежал к месту схватки. Сделав быстрый выпад, надеясь проткнуть мой беззащитный левый бок, бедняга банально открылся, и я без всяких изысков, рубанул мечом сверху-вниз. Этого оказалось достаточно, Булль упал, захлёбываясь кровью, а я повернулся, чтобы встретить последнего противника.
  Тот, внезапно осознав, что остался один, остановился, словно налетел на невидимую стену. Его лицо побелело, он нервно облизнул губы, потом открыл рот, явно собираясь что-то сказать, но внезапно пошатнулся, всхлипнул, и тупо уставился на окровавленный наконечник копья, вылезший из живота. Боевой топор, вывалился из руки, парень вновь всхлипнул, и жалобно посмотрел на меня.
  Я сделал два быстрых шага вперёд, и нанёс удар милосердия. Конечно, несчастного можно было не добивать, но тогда ему предстояла мучительная смерть от неизлечимой раны. Жестоко, но что поделаешь, в любом случае, спасти его было не в моих силах
  Вот и всё. Опустив окровавленный меч, и только сейчас, почувствовав запоздалый, тупой страх, я повернулся к Марте. Девочка стояла, вытянувшись в струнку, с ужасом глядя на поле боя. Поймав мой взгляд, она словно очнувшись, громко заревела и упала на коленки. Я, вздохнул, очистил лезвие меча от крови, загнал его в ножны, потом пошёл к лежащему на земле Штамштату. Волшебник был ещё жив, он корчился на спине, пытаясь свободной рукой, ослабить удавку на шее.
  Будь мы героями приключенческого романа, я просто обязан был, проявив благородство, освободить поверженного врага, ответив добром на зло. Признаюсь честно, меня всегда тошнило от подобных сцен. Ну, хоть убейте, не верю я во внезапное перерождение злодея в заправского добряка. Человек, лежащий сейчас у ног, ещё несколько минут назад, собирался сначала прикончить меня, а потом хладнокровно перерезать горло Марте, дабы испытать работоспособность проклятой Книги.
  Глаза Штамштата остекленели, на губах, лопались кровавые пузыри. Не в силах смотреть ему в лицо, я опустил взгляд, и только сейчас разглядел, что "теннисные мячики", висящие на поясе волшебника, оказались искусно выделанными головами гоблинов. Всё мгновенно встало на свои места. Гоблины в первую очередь, мстили за убитых сородичей. Парень оказался полным придурком, раз решил явиться на болото с подобным "украшением".
  Всё ещё всхлипывающая проводница подошла и встала рядом, мёртвой хваткой вцепившись мне в правую руку. Я, ободряюще погладил её по голове.
  - Испугалась, маленькая? Не бойся, всё уже позади.
  - Страшно то как... Я думала нам конец!
  - Ну что ты, всё было под контролем... почти.
  - Это тот самый колдун, который тебя преследовал?
  - Ага. Только не колдун, а волшебник.
  - Да какая разница! Он уже умер?
  - Похоже, на то. Посмотрим, что у него лежит в карманах.
  В компьютерных играх, где обыск трупов, является обычным делом, сам процесс, подан весьма примитивно и абсолютно лишён романтики. Скажу сразу, наяву, в этом тоже мало приятного. Тело Штамштата обмякло, мочевой пузырь и кишечник опорожнились, добавив к чувству морального дискомфорта ещё и ощущение брезгливости. Конечно, профессиональный мародер, плевал десять раз на подобные мелочи, но мне довелось воспитываться немного в иных условиях.
  Первым делом, я срезал тугой кошелёк, висящий на поясе, потом, снял и сам пояс.
  - Что это? - спросила Марта, глядя на головы гоблинов.
  Я объяснил. Она злобно фыркнула и пнула мертвеца ногой.
  - Гадина!
  - Согласен. Давай отложим пояс в сторону. Я думаю, они сами похоронят своих сородичей по всем правилам.
  - Конечно. Бедненькие...
  - Ты можешь поговорить с ними? Надеюсь, они не станут нападать на нас?
  - Сейчас.
  Девочка выпрямилась и, повернувшись в сторону кустов, за которыми угадывались силуэты гоблинов, принялась говорить. Я встал рядом, готовясь в любой момент, если понадобиться вступить в бой. Спустя пару минут, Марта замолчала, и мы стали ждать ответ. Он последовал почти сразу. Зелёные ветки раздвинулись, невысокий гоблин, вышел нам навстречу. Он был крупнее Ууруна, его кожа оказалась темнее и грубее. Пройдя несколько шагов, парламентёр остановился, и заговорил.
  - Ты его понимаешь? - тихо спросил я проводницу. Та, не оборачиваясь, кивнула, затем несколько раз квакнула, после чего, гоблин удалился.
  - Ну что?
  - С Ууруном, всё в порядке! Дядя Рагул, просил передать тебе спасибо от его матери.
  - Я рад. А как насчёт всего остального?
  - Он сказал, чтобы оставили головы прямо тут. После того, как мы уйдём, их заберут.
  - Они нас отпускают?
  - Конечно. Водяники убивают только тех, кто убивает их сородичей. А мы наоборот, спасли Ууруна, и помогли разделаться с колдуном, который... э... как же он сказал... ругался... нет, надругался над останками народа Троллак. Вот!
  - Здорово. Тогда не будем задерживаться.
  Переложив со всем максимальным почтением пояс с головами на сухую кочку, я, вернувшись к мёртвому волшебнику, первым делом расстегнул серебряную фибулу, скрепляющую под подбородком великолепный плащ из мягкой чёрной шерсти, отороченный по краям мехом росомахи. Зачем Штамштат в летнюю жару напялил на себя одёжку больше уместную для зимы, навсегда осталось загадкой. Наверное, боялся простыть, бедняга.
  - Вот, Марта. Пойдёт тебе такой плащик?
  - Конечно! Ты... ты взаправду мне его отдашь?
  - Ясное дело, бери, носи на здоровье.
  Счастливая девчонка, вцепилась в обновку обеими руками, потом, не утерпев, накинула на плечи, и сделала несколько шагов.
  - Тебе, красавица, придётся нанять пару пажей, чтобы они держали подол, - засмеялся я, увидев, что край плаща, тянется за ней по земле, словно слишком длинный хвост.
  - А я лишнее обрежу. И сошью себе жилетку и юбку на зиму.
  - Хорошая идея.
  Больше мы не стали мародерствовать. Я снял с тела волшебника, несколько неплохих магических амулетов, да вытащил из сумки, увесистый томик книги заклинаний, так, полистать на досуге перед сном. После чего, оттащил тела мёртвых врагов к краю острова и утопил в трясине. Не стоило, оставлять улики, мало ли кто, вздумает пойти по нашим следам.
  Справившись с этим неприятным делом, мы вернулись обратно. Я принёс рюкзак, и вытащил из него киллограмовый пакет, с поваренной солью взятый заранее именно для подобного случая. Гоблины - страшные индивидуалисты, никогда не принимали ничего, сделанное человеческими руками, но соль, насколько я понимаю, была для них жизненно необходима.
  Положив на землю широкий лист болотного лопуха, я вскрыл пакет, и высыпал на него соль, всю, до последней крупинки. После того, как мы уйдём, они обязательно заберут её. Конечно, это небольшая плата за спасение жизни, но другого у меня всё равно ничего нет.
  
  Глава 9. Начало пути.
  
  Торфяного поля, мы достигли, как я и предполагал, часам к четырём. Следовало поторопиться, чтобы успеть к дому болотной ведьмы до темноты. Несмотря, на все пережитые несчастья, Марта держалась молодцом. Конечно, она уже не неслась сломя голову по тропинке, как в начале нашего путешествия, а шла нормальным шагом, изредка останавливаясь, чтобы сорвать какой-нибудь листик или травинку. Похоже, ей просто очень не хотелось возвращаться, да и усталость постепенно брала своё. Наконец, после того, как она несколько раз упала, споткнувшись на ровном месте, я просто взял её на руки и понёс. Проводница не сопротивлялась такой заботе. Медленно доедая последний кусок шоколада, она сонно смотрела по сторонам, даже не пытаясь заговорить.
  Я почувствовал неладное, когда моих ноздрей коснулся слабый запах гари. Именно гари, а не дыма обычного костра. Так пахнет, когда в огне, сгорает дерево вперемешку с вещами. Уже догадываясь, что произошло несчастье, я ускорил шаги. Задремавшая было Марта, то же что-то почувствовала. Она встрепенулась и завозилась у меня на руках.
  - Пусти.
  - Нет, там может быть опасно...
  - Пусти, или я закричу!
  - Кричи.
  Проводница кричать не стала, только завозилась сильнее, но я держал крепко. Наша борьба продолжалась недолго, до дома было буквально несколько десятков шагов. Не прошло и двух минут, как мы вышли к жилищу болотной ведьмы.
  От хижины остались только закопченные стены - просевшая крыша, во время пожара обвалилась внутрь. Во все стороны торчали обугленные балки. Памятный котёл, лежал опрокинутый возле потухшего очага, вокруг валялись черепки глиняной посуды, какие-то тряпки. Я отпустил Марту, и девочка ринулась к пепелищу, словно что-то ещё можно было спасти.
  Судя по всему, трагедия произошла вчера вечером - угли уже погасли и покрылись пеплом. Проведя ладонью по грубой стене дома я не почувствовал тепла, камни успели остыть. Только сильный запах гари, доказывал, что пожар произошёл совсем недавно.
  Внезапно, справа, громко закричала Марта. Её крик, быстро перешел, в какой-то звериный вой. Развернувшись, я обогнул угол дома и увидел, маленькую скорчившуюся фигурку, сидящую на земле, рядом с распростёртым телом. Пробежав несколько шагов, я опустился на колени, рядом с безутешно рыдавшей проводницей. Болотная ведьма Стагита была мертва. Её белые волосы, оказались втоптаны в грязь, широко распахнутые глаза, слепо смотрели в чернеющее небо. Не нужно было быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться: старуха умерла насильственной смертью. Её убили те же люди, что сожгли дом. Убили не сразу - на руках у несчастной виднелись ожоги. Теперь становилось понятно, каким образом Штамштат и его громилы оказались на острове. Под пытками, ведьма рассказала им всё что знала, после чего мерзавцы просто закололи её ножом.
  Искоса посмотрев на Марту, я изумился. Девочка продолжала плакать, машинально приглаживая растрёпанные волосы покойницы правой рукой. Она постоянно ругалась с прабабкой, называла её крысой и желала побыстрее сдохнуть, но сейчас детское горе, оказалось абсолютно искренним, а движения были полны любви и ласки.
  Я не умею и не люблю утешать. По мне, участие следует доказывать делом, а не красивыми словами. Вот почему, я просто сидел и ждал, пока проводница немного успокоится. Это случилось достаточно быстро, Марта была не из тех, кто способен долго лить слёзы.
  - Её нужно похоронить, пока совсем не стемнело, - сказал я, после того, как девочка громко высморкалась в край футболки и вытерла слёзы коротким, злым движением. - У вас есть лопата?
  - Да, там, за домом. Надеюсь, что она не сгорела. Пойдем, покажу.
  Лопата оказалась деревянной, и ещё достаточно крепкой. Марта отвела меня на небольшую поляну, где семейство болотных жителей уже несколько поколений хоронило своих мертвецов. Найдя относительно ровный участок земли, я принялся копать, а девочка стала помогать, отгребая рыхлую землю руками. Почва оказалась песчаной, копалось легко. Через сорок минут, могила оказалась готова.
  Мы отошли к хижине, забрали мёртвую старуху, потом вернулись на кладбище.
  - Жаль что её не во что завернуть, - со вздохом сказал я, кладя свою почти невесомую ношу на рыхлую землю у края могилы.
  - Подожди, - Марта внезапно сорвалась с места и умчалась в темноту. Потом вернулась, неся в руках свой роскошный, трофейный плащ. - Вот, возьми.
  Я внимательно посмотрел на спутницу, но ничего не сказал.
  Плотно завернув тело ведьмы в дорогостоящий саван (уверен, за всю долгую жизнь, старуха не носила ничего подобного), мы опустили её на дно ямы. Стояла поразительная тишина, даже вездесущие лягушки прекратили свой бесконечный концерт. Природа, словно тоже прощалась со своей верной жрицей. Марта вздохнула, и бросила вниз горсть земли...
  
  Беззаботный огонь, весело пожирал смолистые ветки засохшей сосенки, разбрасывая во все стороны яркие искорки. Мы, молча, пили терпкий травяной чай из закопченного котелка. Говорить не хотелось. Слишком много страшных событий произошло за сегодняшний длинный день. Со стороны холмов, дул ветерок, относя в сторону тяжёлую вонь Топи, к которой я уже почти привык.
  Мы разбили лагерь достаточно далеко от сгоревшей хижины, не сговариваясь, словно надеялись, что расстояние сможет уменьшить боль. Марта практически не разговаривала, отделываясь односложными репликами. Её состояние, было понятно. Ещё вчера, у неё имелась семья и дом, куда можно вернуться. Сегодня она превратилась в бездомную сироту. И даже золото, найденное на дне сгнившего сундука, не поможет ей выжить, слишком жестоким и беспощадным, был окружающий мир.
  - Думаю, тебе пора идти спать, - громко сказал я, стараясь разрушить ощущение тупой безнадёжности. - Завтра нам рано вставать.
  Девочка удивлённо посмотрела на меня.
  - Ты хочешь, чтобы я снова отвела тебя на болото? - тихо спросила она.
  - Нет. На этот раз проводником придётся стать мне.
  - И куда мы пойдём?
  - К Вратам, конечно. Покинем этот вонючий Мир, чтоб его черти взяли.
  - Ты... ты берёшь меня с собой? - глаза Марты стали больше чайных блюдец.
  - Разумеется. Неужели ты думаешь, что я оставлю тебя одну гнить здесь, после всех наших приключений? Мы найдём моего старого учителя, это очень хороший... э... человек. Уверен, он согласиться взять тебя в ученицы.
  - Правда?
  - Конечно. Ему уже больше пятисот... короче, очень много лет. И за все годы он воспитал не меньше сотни учеников. Сотня это тоже очень много, если тебе интересно, конечно.
  - А он научит меня читать?
  - И читать, и считать. Ведь плохо, уметь считать только до трёх.
  - Но... но это, наверное, будет дорого стоить?
  - Для него деньги не имеют цены. Эовиль никогда не берёт плату за обучение.
  - Совсем?
  - Совсем. Мне даже не удалось вернуть ему ту сумму, которую он заплатил работорговцам за мою шкуру.
  - Что?
  - Понимаешь.... Когда я был, чуть старше тебя, то случайно открыл Врата, в первый раз. Конечно, мне ничего не было известно о своём даре, да и о иных мирах, я знал лишь то, что успел прочесть в фантастических... э... в сказочных книжках. Открыв Врата, я просто прошёл сквозь них и попал в другой мир. Заблудился в каком-то лесу, долго плутал, не понимая, что происходит. Потом вышел к дороге, наткнулся на отдыхающих людей, и попросил помощи. А они оказались работорговцами, которые, посмеявшись над моими слезами, просто присоединили меня к своему каравану.
  - И во сколько тебя оценили? - проявила любопытство практичная Марта.
  - Достаточно дорого. Я был здоров, крепок, с целыми зубами.
  - А кто тебя купил.
  - Мой будущий учитель. Я попался ему на глаза, когда стоял на помосте, он сразу почувствовал во мне Дар. Поторговался с хозяином, заплатил деньги...
  - Понятно...
  - Объяснил мне, в чём собственно дело, показал путь домой, затем предложил вступить в орден, которому тогда очень требовались люди, способные ходить между мирами. Я конечно тут же согласился, ещё бы, это так здорово, быть не таким как все. Правда, имелись определённые сложности, ведь мой дом находился на Земле, а резиденция ордена в мире Престор, но все проблемы, в конце концов, удалось решить. Он стал моим наставником и другом, я до сих пор благодарен ему за всё.... Эй, ты ещё не заснула?
  - Нет. Твой учитель, наверное, настоящий святой.
  - Не буду спорить. Так ты согласна?
  - Конечно. У меня здесь ничего не осталось, только... Я смогу завтра взять земли с маминой могилы?
  - Разумеется. Ладно, давай уже спать...
  
  Три недели спустя, два всадника, медленно ехали по узкой тропе, ведущей к полуразрушенной языческой часовне. Марта гордо восседала на спине флегматичного пони, с любопытством глазея по сторонам. Девочка сильно изменилась за прошедшие дни. После того, как я сумел объяснить ей, что умываться следует не раз в неделю, а несколько чаще, её физиономия, наконец, приняла приличный вид. Купленная ещё в Гринсдейле, простая и качественная одежда, привела мою спутницу в восторг, а мягкие коричневые полусапожки сразу ввели в ступор. Когда она увидела их в лавке, то просто отказалась уходить. Сапожки больше подходили для праздника, чем для путешествия, но мои аргументы пропали даром. Пришлось купить, хотя первое время, вредная девчонка отказывалась их одевать, утверждая, что не привыкла носить обувь. Лгунишка просто боялась их испортить. Не сразу мне удалось убедить свою спутницу одуматься и начать использовать обновку по назначению. Но даже сейчас, спустя столько времени, она продолжала возиться с ними, ласково гладить, и тихо разговаривать, словно с котятами.
  Я не смеялся над Мартиной слабостью. Только человек, выросший в страшной нищете, может так искренне радоваться простым, красивым вещам, неожиданно ставшими его собственностью, так что я просто улыбался, и радовался вместе с ней.
  Путешествие прошло очень удачно, без проблем, словно судьба, наконец, устав строить козни, удалилась спать, безнадёжно махнув на нас рукой. Мы двигались в нужном направлении, избегая широких дорог и больших городов, ночуя на постоялых дворах, или в поле у костра. Марта постепенно отъелась и перестала жадно накидываться на любую пищу, попавшую в зону видимости. Правда, время от времени, она громко сожалела о том, что драконья кровь слишком быстро закончилась и при этом смотрела на меня такими жалобными глазами, что пришлось дать клятвенное обещание, обязательно сходить на охоту и принести целую гору её любимого лакомства.
  Наконец, наш путь подошёл к концу. Переночевав в маленькой деревушке Ягодный Куст, мы с рассветом двинулись к развалинам часовни, рядом с которой находились Врата. Места тут были тихие, мирные, и главное почти не посещаемые людьми, вот почему, когда из-за ствола столетней сосны, нам навстречу вышел человек, я ощутил укол беспокойства.
  Он был высок ростом, худ и строен, словно молодое дерево. Его голову, скрывал глухой капюшон серого плаща, на поясе висела длинная, тонкая шпага. В следующее мгновение, я узнал его и, широко улыбнувшись, дал шпоры коню. Марта из осторожности пристроилась в кильватер.
  - Доброй дороги, путники, - голос незнакомца прозвучал неожиданно звонко и чисто.
  - И тебе, доброго пути, Эовиль. - Я спешился и подошёл вплотную.
  Капюшон опустился, и мы увидели худое, обветренное лицо, с большими, чуть раскосыми зелёными глазами. Лицо человека... нет, не человека, разумеется, а эльфа, который когда-то давно, стал моим наставником. Мы обменялись крепким рукопожатием. Эовиль не любил лишней болтовни, и потому сразу перешёл к делу.
  - Ты нашёл, что искал, - утвердительно сказал он.
  - Да, Книга у меня.
  - Хорошо. Думаю нам надо прямо сейчас, отправится в Совет ордена.
  - Как скажешь. Но... я хотел бы спросить...
  - Почему старый бродяга, вышел навстречу?
  - Да.
  - Я почувствовал, что с тобой случилось нечто очень важное.
  - Ты имеешь в виду мою находку?
  - Разумеется, нет.
  - Нет? Но что тогда?
  Эовиль, молча, посмотрел на стоящую рядом Марту.
  - Ты сделал достойный выбор ученицы, Олег, поздравляю!
  - Эй, совсем нет! Ты не понял! Я привёл ученицу тебе!
  Старый эльф широко улыбнулся.
  - Страшно, да? Я тоже волновался в первый раз.
  - Но я не готов, это нелепо!..
  - Ещё раз поздравляю с выбором, мальчик. А теперь поторопимся, Совет ждёт.
  - Послушай, но какой из меня наставник!
  - Достаточно средний, согласен, подозреваю, что девочка начнёт очень скоро сама тебя учить...
  - Прекрати. Ты даже не спросил, согласна ли она, пойти со мной?
  - Зачем задавать глупый вопрос, на который сам прекрасно знаешь ответ, но если ты настаиваешь... Девочка, хочешь, чтобы Олег, стал твоим учителем?
  Предательница Марта, что-то испуганно пискнула, потом закивала так интенсивно, что я испугался, что у неё оторвётся голова.
  - Вот видишь... Всё, нам пора.
  Эовиль повернулся, и легко пошёл к Вратам. Я посмотрел на девочку. Она стояла, опустив голову, её уши и щёки пылали.
  - Сопли подбери... Господи, сколько раз повторять, что для этого существует носовой платок, прекрати утираться рукавом!.. Черт, а ведь получается, я уже давно превратился в твоего наставника, и когда только успел... Ладно, возможно теперь перестану делать глупости. Ну что уставилась, улыбнулась бы хоть раз, горе моё! Ещё шире... ещё... вот так, в самый раз. Довольна? Довольна...
  Марта пялилась на меня с таким видом, словно я был целиком отлит из шоколада. По-моему, она была счастлива.
  
  
  
  
  
Оценка: 6.74*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"