Дорошенко Александр: другие произведения.

Первые четыре главы.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Много лет между государствами Милония и Гурхант, входящих в союз Королевств Закатного Края шла война, кровавая и бессмысленная. Наконец был заключен долгожданный мир, венцом которого стал династический брак между наследником престола Гурханта принцем Рэссом и милонийской принцессой Эльси. Молодые люди были не в восторге от этого решения, но их мнением никто не интересовался. Положение осложнилось тем обстоятельством что принц с принцессой совершенно не похожи на обычных королевских отпрысков. Рэсс в детстве был похищен бандой мазуриков, продан в воровскую школу и четыре года промышлял на улицах города Монтолис облегчая карманы почтенных обывателей. После возвращения домой он сохранил в душе любовь к вольной жизни и рискованным авантюрам. Принцесса Эльси оказалась помечена печатью святой Ниссо и согласно древним правилам несколько лет прожила в монастыре, обучаясь магическому искусству. Что случится, когда повстречаются два этих независимых характера, одному Богу-Солнцу известно. Тем временем, заморская империя некромантов Нистар готовится развязать войну, обрушив на Королевства Закатного Края толпы безжалостных зомби. Под знамёна мёртвого воинства попал и простой деревенский паренёк Дигори Гричел. Ему совсем не хочется идти в бой, но солдат не спрашивает, а приказы Лучезарной императрицы Нестель обсуждению не подлежат...

  По деревням - полный лехаим, рушники пестрят петухами,
  Добры молодцы, мажут ваксой чёрные прохоря,
  А княгиня Рыжих в печали - у неё война за плечами,
  Да семнадцать ходок в сизое марево января.
  
  Уж не сладко ей, ох несладко, у неё на платье заплатка,
  У границ враги, с посевной проблемы, казна пуста,
  У неё вассалы веселы - охламоны конкистаболы,
  Сто рублей убытку с каждого рыжего как с куста.
  
  И княгиня, бросив ультиматум в каминное пламя,
  В срочном заседанье объявляет перерыв полчаса,
  Рыжего зовёт петуха, чтобы связался с орлами,
  Слышите орлы, вернитесь в наши синие небеса.
  
  С каждым днём тревожнее ночи - злые клоуны бритвы точат
  Крестоносцы напялили свои чёрные клобуки,
  Хунвэйбины вышли из комы и свирепые управдомы
  Перешли границу и встали лагерем у реки.
  
   (Олег Медведев. Княгиня Рыжих).
  
  Глава 1.
  Похищенный.
  (Рэсс, окрестности города Дюммельбарк, лето)
  
  Серебристый свет луны повисшей в небе огромным млечным шаром, щедро освещал поляну, укрытую от любопытных глаз в самой укромной части леса Упыря. Холодные звёзды равнодушно глядели вниз, часы на далёкой башне королевского дворца пробили первый час чёрного круга, возвещая о наступлении ночи.
  В центре поляны горел небольшой костёр, около которого сидели три подозрительных типа. Или, если сказать правильнее - три подозрительных типа и один мешок, внутри которого, кто-то сопел и шевелился. Кто именно, непонятно. Для кота слишком большой, для взрослого человека, слишком маленький. Люди у огня не обращали на него никакого внимания. Они жарили мясо, насаженное на длинные прутики и мирно болтали.
  - А ты что сделаешь со своей долей, Карл? - спросил одетый в лохмотья худой одноглазый парнишка лет семнадцати, у своего соседа - такого же оборванца.
  - Надерусь как свинья, - мечтательно отозвался тот.
  - А я, сапоги куплю, - торжественно объявил первый. - Приглядел у Крота отличную пару, почти не ношенную. От крови только отмыть, и все дела.
  - Да зачем тебе сапоги, лопух? - засмеялся Карл. - Всё равно прогуляешь. Вот, неделю назад, кафтан купил. И где он сейчас? Опять в рванине шляешься, народ смешишь. И сапоги пропьёшь.
  - Неправда! Я больше ни капли в рот не возьму, самому святому Бухару зарок дал, понял! Моё слово кремень!
  - Трепло ты Цыпка! - хохотнул приятель. Тот рванулся было в драку, но затем благоразумно передумал и обиженно засопел.
  Третий презрительно усмехнувшись, сплюнул в огонь коричневую от жевательного табака слюну и принялся нервно пощипывать свой заросший многодневной щетиной подбородок. На вид ему было не меньше тридцати лет, и выглядел он как самый настоящий громила, а судя по отметинам на запястьях, парень несколько лет водил дружбу с каторжными кандалами.
  - Ведь как чисто получилось! - вновь затараторил Цыпка, которому на нервной почве, приспичило поболтать. - Подошли тишком, мешок на голову и цап-царап! Это лучше чем куриц у грязекопов по хуторам тырить. И выгоднее, клянусь Лутом!
  Карл уже совсем открыл, было, рот чтоб ответить приятелю очередной гадостью, но тут затрещали кусты, и на поляну вышел невысокий мужчина средних лет в неброском костюме зажиточного цехового мастера. Настороженно окинув присутствующих быстрым, беспокойным взглядом, он остановился и суетливо потёр руки.
  При виде него, оба молокососа дружно вскочили на ноги и склонились в угодливом поклоне. Молчаливый каторжник, подниматься не стал, лишь кивнул головой.
  - Ну, чем порадуете? - скрипучим голосом, спросил пришедший.
  - Поймали, поймали! - загалдели Карл с Цыпкой и, толкая друг друга бросились к шевелящемуся мешку. - Всё как вы говорили, атаман, расфуфыренный петушок в дорогущей одежде! Его папашка нам кучу денег отвалит, не сомневайтесь!
  Пока парни, ломая ногти, развязывали верёвку, каторжник в двух словах обрисовал ситуацию.
  - Взяли около циркового балагана. Карл завёл его за шатёр, пообещав показать щенка рисской борзой. Ну а там уже мы поджидали.
  - Никто не заметил?
  - Нет. Он был один, наверное, решил прогуляться по ярмарке самостоятельно и сбежал от провожатых. Осталось только узнать, чей это сынок и начинать трясти родителей.
  Атаман рассеяно кивнул, затем посмотрел на своих младших помощников.
  - Ну, скоро вы там?
  - Момент... сейчас... Навязал же Цыпка узлов... Всё!
  Улыбающиеся до ушей парни, с видом заправских иллюзионистов, перевернули мешок и вытряхнули на траву содержимое.
  - Посмотрите, какой красавчик! Один кафтан, потянет на полталера. А золотые колокольчики на сапогах, а пояс! Мы ведь не станем возвращать его в том виде, в котором взяли? Одной рубахи будет достаточно!
  Главарь не ответил. Он вынул из костра горящую ветку и поднёс к лицу пленника - перепуганного мальчишки лет восьми, чей рот был, плотно заткнут пучком соломы. В следующее мгновение атаман, отшатнувшись, стремительно повернулся к подельникам. Его маленькие глазки выкатились из орбит и побелели от ярости!
  - Кого вы принесли! - не закричал, зарычал он. - Пустоголовые олухи, Бездна вас побери! Ослы! Тупицы! Кретины!
  Молокососы и каторжник с изумлением воззрились на своего главаря не в силах вымолвить ни звука.
  - Нам конец! Мне конец! Всё придётся бросить! - выл атаман.
  - Послушай, Свищ, - не выдержал каторжник. - Кончай скулить, и дело говори! Что не так?
  Главарь несколько раз, с силой дёрнул себя за волосы, потом сорвал с пояса флягу, дрожащей рукой вынул пробку и сделал несколько длинных глотков.
  - В чём дело спрашиваешь? - прошипел он. - В чем дело?
  - Вот именно. Ругаться и я умею.
  - Да ты знаешь, каторжная морда, кого вы похитили?
  - Дворянчика мелкого. Судя по одёжке, его папашка богатый сурок.
  - Дворянчик! Папашка! Вы что совсем ослепли? Этого дворянчика, зовут принц Рэсс, его отец - король Сергос! То-то весь город стоит на ушах! Милосердное Солнце, с какими кретинами свёл меня Лут!
  Наступила звенящая тишина. Карл с Цыпкой, потрясённо молчали, время от времени открывая и закрывая рты словно рыбы выброшенные на берег.
  - Про щенков я молчу, но ты, Копыто, как мог так обмишуриться? Тертый же калач! - со слезами в голосе простонал Свищ.
  - На нем, знаешь ли, не написано, что он принц, - огрызнулся каторжник.
  - Ну и что тут такого? - внезапно воскликнул Цыпка. - За принца можно ещё больше денег отхватить, какие проблемы?!
  На сопляка посмотрели как на слабоумного. Карл быстро отодвинулся в сторону, словно был совершенно ни при чём. Атаман скорчил зверскую рожу и отвернулся.
  - Когда ребята Репейника, начнут медленно наматывать твои кишки на колодезный ворот, они заткнут этими деньгами твой болтливый рот, - буркнул Копыто.
  - Но почему?
  - Потому что сейчас королевские гвардейцы вместе с крысами из Башни Справедливости, шерстят Вольных Удальцов, хватая без разбора всех, кто попадётся, - устало ответил атаман. Он потёр ладонями лицо, и прикрыл глаза. - Разоряют малины, пытают железом почтенных аристократов ночи... Думаешь ребята забудут про это унижение? Даже если нас не сыщут королевские ищейки...
  Свищ внезапно замолк, потом яростно махнул рукой и со словами: - "А, пропадите вы все пропадом"! - ломанулся через кусты, прочь с поляны. Несколько секунд, Карл и Цыпка беспомощно смотрели друг на друга, словно внезапно осиротевшие дети, затем с криком, - "Атаман, а как же мы"?! - кинулись следом.
  Оставшийся один, Копыто, заковыристо выругался и прищурясь, зло посмотрел на принца. Тот сидел на корточках, по его замурзанному лицу катились слёзы. Сплюнув, разбойник шагнул к мальчишке и, наклонившись, вынул из ножен длинный кривой нож. Рэсс, испугано отшатнувшись, опрокинулся на спину. Каторжник схватил его за воротник и резко встряхнув, поставил на ноги, потом коснулся холодным лезвием щеки.
  - Сейчас, вытащу затычку, - свистящим шёпотом просипел он. - Если вздумаешь кричать, я тебе глотку перережу, усёк?
  Глаза принца стали круглыми как у филина. Он торопливо закивал. Копыто криво усмехнулся и вынул кляп. В следующую секунду, мальчишка согнулся пополам, его вырвало прямо на землю, затем он зашёлся в приступе сильного кашля. Разбойник взял котелок полный воды, поднёс к губам пленника и тот принялся с жадностью пить, стуча зубами о почерневшую медь.
  - Оклемался? - почти дружелюбно спросил Копыто.
  Рэсс кивнул и жалобно посмотрел на него.
  - Рот открой!
  - Зачем?
  - Открой, говорю! - рыкнул похититель, и мальчишка без слов повиновался. Оттянув левой рукой, нижнюю челюсть принца до предела, каторжник принялся ощупывать зубы, словно выбирая коня на рынке.
  - Отлично, - довольно резюмировал он, вытирая пальцы о волосы пленника. - Зубы все здоровые, ни одной гнилушки. И руки сильные. Наверное, не голодал никогда, а?
  - Отпустите меня, пожалуйста! - проскулил Рэсс. - Я домой хочу.
  - Заткнись! - рявкнул Копыто. - Выкуп, конечно за тебя теперь не получишь, но я знаю одного парня, который с радостью купит такого крепыша. Может выгореть неплохая сделка.
  Неожиданно, разбойник громко захохотал, потом дёрнул пленника за воротник.
  - Пошли, чморёныш! И только попробуй, пикни, враз получишь рыбку под рёбра, клянусь Лутом!
  
  (Портовый район Священного города Монтолис, таверна "Летучая дева", четыре года спустя).
  
  Рэсс, лежал вытянувшись в струнку на почерневшей от времени потолочной балке и внимательно смотрел вниз, прищурясь чтобы не выдать себя блеском глаз. Его лицо, кисти и ступни были вымазаны коричневым соком ореха Нур, а чёрная как ночь одежда из скользкого паучьего шёлка, отлично облегала тело и не стесняла движений. Такой камуфляж делал мальчишку совершенно незаметным на фоне закопчённого потолка.
  Внизу, копошились трое слуг, торопливо готовивших комнату к приходу богатых клиентов. Один из них - одиннадцатилетний парнишка по прозвищу Плевок, украдкой посмотрел наверх и высунул язык. Рэсс нахмурился и погрозил кулаком, потом вновь замер. Лежать на неструганой древесине было очень неудобно, в бок впился какой-то наглый сучок, но мальчишка терпел. Главное качество хорошего вора - терпение, а Рэсс, был хорошим вором.
  Четыре года назад, Копыто продал его своему приятелю папаше Шмыгачу, занимавшемуся скупкой краденного в портовом районе Священного города Монтолис. Тому очень понравился ловкий и сильный мальчишка, и он, не колеблясь, отвалил разбойнику десять талеров, после чего, каторжник надолго исчез из жизни похищенного принца.
  Папаша Шмыгач, хорошо разбирался в мальчиках, ведь помимо возни с ворованным добром, этот достойный человек содержал самую большую в городе подпольную школу, где из маленьких бродяг, беглых рабов и попрошаек, делали настоящих аристократов ночи. В ней преподавали старые, опытные воры, которые в силу преклонного возраста больше не могли зарабатывать на жизнь традиционным способом.
  Естественно поначалу Рэсс всеми силами пытался покинуть это заведение, но между Монтолисом и домом простиралось слишком много миль. После второго, неудачного побега, принц, остепенился и принялся с усердием постигать воровскую науку, радуя наставников. Он понял, что без денег ему никогда не удастся обрести свободу, следовательно, стоило как можно скорее овладеть ремеслом и научиться зарабатывать самостоятельно.
  Начав с воровства носовых платков и мелочи из карманов ротозеев, мальчишка очень быстро перешёл к более крупным делам. Худой, ловкий и цепкий словно белка, он лучше других умел пролезать в форточки и каминные трубы, мог часами лежать, распластавшись на карнизе в ожидании ухода хозяев, а в случае провала вихрем нестись по крышам, ускользая от самых быстрых преследователей. Святой Лут, покровитель всех лиходеев, похоже явно благоволил принцу-воришке оберегая того от опасностей. Папаша Шмыгач гордился его успехами и рисовал перед юным талантом радужные перспективы воровской карьеры... не забывая при этом отбирать в свою пользу, львиную долю награбленного. Рэсс скрипел зубами, но терпел, втайне откладывая деньги на билет и взятку капитану. Всякий раз, проходя через порт, он с тоской смотрел вслед уплывающим кораблям, и его сердце сжималось от боли - до вожделенной свободы, было ещё слишком далеко...
  И вот, однажды вечером, в притон Шмыгача, вбежал запыхавшийся Плевок. Он сообщил, что в таверне "Летучая дева", остановилась группа богатых паломников. То была немыслимая удача. Таверна, между нами говоря, была той ещё дырой, в неё редко заглядывала приличная публика, но сегодня, хозяину повезло. Из-за недоразумения с таможенниками, паломники опоздали к закрытию ворот ведущих в Верхний город. Им предстояло на выбор, или провести ночь на улице, или воспользоваться гостеприимством одного из сомнительных притонов трущобного района. Здраво рассудив, что под крышей спать всё же безопаснее, путешественники завернули в "Летучую деву".
  Хозяином этого достойного заведения был младший брат Папаши Шмыгача, Сирис Рваная Ноздря, в прошлом уличный громила, а ныне почтенный горожанин. Пообещав богатым клиентам подготовить лучшую комнату, он незаметно послал Плевка, предупредить братца о том, что для его мальчиков появилась работёнка.
  Почуяв запах крупной добычи, Шмыгач отправился искать Рэсса, и нашёл того спящим на полу под столом в тесной грязной гостиной. Принц совсем недавно вернулся домой, замёрзший, усталый, и завалился спать, даже не удосужившись стереть с кожи защитную раскраску. Выслушав с недовольным видом распоряжения хозяина, мальчишка нацепил воровской мешок и канул во тьму. До трактира было рукой подать, не прошло и минуты, как он, перемахнув через высокий забор, оказался на заднем дворе "Летучей девы". Подойдя к неровной каменной стене здания, Рэсс старательно обтёр ступни от уличной грязи пучком травы, поплевал на пальцы и начал быстро карабкаться вверх. Камни были сложены так хитро, что ловкий человек, мог легко подняться под самую крышу, прямо к узкому слуховому окну, забранному частой решёткой. Непреступное на первый взгляд препятствие убиралась простым нажатием скрытой пружины. Ну а пролезть сквозь окошко был способен даже младенец.
  Проникнув в помещение, принц улёгся на балку, и приготовился ждать. Масляные лампы в комнате, были расставлены таким образом, чтобы воровское убежище постоянно находилось в тени. В своё время, Шмыгач с Сирисом, немало потрудились, дабы устроить эту хитроумную лазейку и могли по праву гордиться успехом. Ограбленные постояльцы не могли ничего доказать - их имущество исчезало из закрытого помещения. Напрасно, дознаватели искали потайные двери и люки, никому и в голову не могло прийти, что вор появляется из-под потолка. Уже много лет, всякий раз после нового ограбления комендант портовой стражи, стуча кулаком по столу, клялся, что закроет этот "грязный притон" навсегда но, получив очередную крупную взятку, успокаивался, забывая о "Летучей деве" до следующего раза.
  Шло время. Невыспавшийся Рэсс, начал клевать носом, как вдруг, дверь распахнулась и в комнату в сопровождении Рваной Ноздри, вошли постояльцы. Их было шестеро - судя по одежде и обилию вещей, богатые господа. Принц стряхнул сон и напрягся. Похоже, сегодня пожива будет не просто большой, а огромной.
  Тем временем хозяин, бросивший, словно невзначай быстрый взгляд на балку под слуховым окном, пожелал гостям спокойной ночи и откланялся. Бородатый, грузный паломник, судя по всему главный в этой компании, с шумом захлопнул дверь и задвинул засов.
  - Надеюсь, - проревел он, - что в этом крысятнике нет клопов?
  При первых звуках его голоса, Рэсс, чуть не свалился вниз. Принц отлично знал хозяина этого сочного баса.
  - Прошу вас, потише, - проговорил молодой человек, стоящий рядом. - Не забывайте, что мы прибыли сюда инкогнито.
  - Верно, поглоти меня Бездна, - с раскаянием пробурчал бородач. - Будьте добры, уважаемый Крис, напоминайте мне об этом почаще.
  - Как скажете, тэр Симеон, - с поклоном ответил тот.
  - Бернар! Меня зовут Бернар! - громким шёпотом фыркнул предводитель паломников. - Святой Тэон, ну и имечко.
  - Простите, запамятовал, - улыбнулся Крис, потом повернулся к остальным спутникам. - Ну что же вы, друзья, располагайтесь. Матушка Беатриса, вы, наверное, очень устали, снимите плащ и ложитесь на кровать за ширмой. Там вас никто не потревожит.
  - Спасибо благостный этан, - сказал низенький, полный паломник, откидывая глубокий капюшон, - я действительно прилягу. Сегодняшний день, оказался на удивление трудным.
  - Крис, просто Крис, - мягко напомнил молодой человек.
  - Да, конечно! - паломник оказавшийся немолодой, круглощёкой женщиной кивнул, и направился к дальней кровати.
  - Не нравится мне это место, - угрюмо сообщил молчавший доселе высокий здоровяк с худым, волевым лицом. - Вы обратили внимание, как бегали глазки у хозяина? Он явно что-то затевает.
  - Тебе виднее, Иннокентий, - бросил Бернар - Симеон. - Подозревать всех и вся, твоя прямая обязанность.
  Тот поморщился, но промолчал.
  Принц Рэсс, лежал на балке, обливаясь потом. Если б его сейчас увидели воры-наставники, они не поверили бы собственным глазам: мальчишка чьё хладнокровие приводили в пример начинающим мазурикам, едва сдерживался, чтобы не заплакать. Там внизу, мирно беседовали люди, чьи лица он начал забывать за четыре года воровского рабства.
  Дядя Симеон, старший брат отца, добровольно отказавшийся от престола в пользу младшего брата, коронный маршал, весёлый и шумный здоровяк. Этан, Крис Стай, высший настоятель Церкви Одиннадцати в королевстве, мудрый и добрый человек. Иннокентий Токшар - глава Палаты Справедливости, суровый и беспощадный к врагам короны сыщик. И Матушка Беатриса, старая кормилица, любимая и преданная. Просто невероятно, что все они собрались здесь, в этой комнате.
  Двух оставшихся паломников, Рэсс не знал, но, судя по выправке и мягким, кошачьим движениям, они имели прямое отношение к военной разведке.
  - Надеюсь, что на сей раз, мы его найдём, - сказал Симеон, с шумом опускаясь на массивный стул.
  - Надеюсь, - эхом откликнулся Крис. - Почтенная Морла, лучшая из Сестёр Ниссо. Её предсказания никогда не врут.
  - Ерунда, - фыркнул дядя. - Морла сказала, что мы отыщем принца в день приезда. И где он? День закончится через несколько минут, а его всё нет.
  - Мы должны верить, - тихо ответил этан.
  - Я поверю, когда мальчишка, окажется перед моими глазами. Если это случится до окончания последнего часа алого круга, я публично признаю, что Ниссо сильнее Тэона. Только такому не бывать никогда, потому, что...
  Симеон не договорил. Невысокая, черная фигура, почти бесшумно спрыгнула из-под потолка, и прежде чем изумлённые люди успели сообразить, что происходит, метнулась к маршалу. Принц Рэсс, забыв, что ему уже двенадцать лет, что он настоящий вор и что воры никогда не плачут, громко рыдая, уткнулся носом в грудь дяди.
  - Рэсси, - в полном изумлении, пробормотал тот, - мальчик мой это ты...
  Улыбающийся Крис бросил взгляд на походную клепсидру.
  - Принц нашёлся раньше, чем стрелка миновала алый круг. Вы, кажется, говорили что-то про Ниссо и Тэона, я ничего не перепутал?
  
  Глава 2.
  Последний день.
  (Эльси, монастырь святой Ниссо, зима).
  
  Звонкий, сильный удар огромного медного гонга сотряс холодный зимний воздух и отправился гулять, проникая во все тупики и закоулки монастыря, возвещая наступление нового дня. Не миновал он своим вниманием и спальню послушниц, в которой полсотни девочек и девушек досматривали самые сладкие утренние сны.
  Эльси спала, закутавшись с головой в тяжелое войлочное одеяло. Стылый горный ветер беспрепятственно проникал в помещение сквозь огромные лишённые стёкол окна, так что температура внутри ничем не отличалась от уличной. Только в период снежных бурь, широкие проёмы запирались глухими деревянными ставнями, и зажигались жаровни, всё остальное время, юные послушницы были вынуждены трястись от холода.
  Разбуженная громким сигналом, проникшим сквозь толстый войлок, девушка зашевелилась, и открыла глаза. Больше всего на свете, ей хотелось немного понежится в относительном тепле и покое, но мысль о предстоящем испытании, заставила поторопиться. Сжавшись, словно пружина, Эльси, одним резким движением откинула одеяло и, не обращая внимания на мелкие снежинки, свободно гуляющие по спальне, кинулась к стойке, на которой висела одежда. Её длинная, до пят шерстяная рубашка, почти не защищала от холода. Лязгая зубами, девушка схватила свой толстый, войлочный халат, и торопливо закуталась в него. Следовало пережить несколько неприятных минут, прежде чем остывшая за ночь ткань согреется от тепла тела. В другое время, Эльси обязательно бы принялась делать энергичную гимнастику, но сейчас, на исходе недельного поста, следовало экономить силы.
  Переждав накатившую волну тошноты, она скрыла озябшие кулачки в широких рукавах халата и торопливо зашлёпала босиком по ледяным камням пола к выходу из спальни. Устав запрещал Сёстрам и послушницам, носить обувь в стенах монастыря, что было очень весело летом, но сильно напрягало зимой.
  На улице оказалось как всегда очень красиво. Лучи восходящего солнца, окрасили уступчатую крышу главного донсана в приятный розовый цвет, затейливо осветив каждый барельеф. Венчающая шпиль, раскрытая золотая ладонь - символ святой Ниссо, вспыхнул словно облитый Очистительным огнём. В любое другое время, Эльси обязательно остановилась бы на несколько минут, полюбоваться восходом, но сегодня было слишком холодно, потому она лишь ускорила шаг, стараясь как можно быстрее достигнуть Палат Очищения. Обычно по утрам перед ними выстраивались небольшие очереди, но в этот раз девушка пришла первой. Взявшись за деревянную ручку одной из восьми затейливо украшенных дверей, Эльси вошла в маленькую тесную кабинку с круглым отверстием в полу, заглянув в которое можно было увидеть острые пики скал окружённые воротниками плотных низких облаков. Монастырь был построен на краю плоской вершины горы Индальсун. Неизвестно, какому безумному архитектору, пришла в голову мысль, установить туалеты прямо над пропастью, но дело своё он, похоже, знал отлично. Трудно лишний раз не помолится, глядя как под твоими ногами, проплывают тучи, ощущая всем телом колебания ненадёжной конструкции. Даже человек, не боящийся высоты, оробеет, а что уж говорить о новичках. Некоторые особо впечатлительные девчонки хлопались в обморок, или выскакивали, наружу оглашая окрестности истошным визгом. Положительный момент здесь был один - среди обитательниц монастыря просто не имелось любительниц помедитировать в уборной, наплевав на других страждущих.
  Покинув с явственным вздохом облегчения маленькую кабинку, Эльси подошла к огромному чану для умывания, вода в котором за ночь покрылась толстым слоем льда. Тяжело вздохнув, девушка взяла в руки стоящий рядом бронзовый молоток, несколькими сильными ударами проломила лёд, и быстро ополоснувшись, поспешила в трапезную.
  Там было тепло, а от запаха пищи, желудок, измученный семидневным постом свело судорогой. Стараясь не смотреть по сторонам, девушка прошла к своему месту за низким круглым столиком, стоящем особняком от других, уселась на жёсткую подушку, набитую усами мяуров, и принялась яростно растирать ладонями окоченевшие ступни.
  Минуту спустя, на соседнюю подушку опустилась тихая как тень, черноволосая Тона. Девушки обменялись приветственными кивками. Эльси указала на места Чары и Минди и вопросительно подняла брови. Тона скорчила презабавнейшую гримасу, склонила голову набок и засунула под щёку сложенные лодочкой ладони. Эльси не выдержав, фыркнула, и тут же испуганно оглянулась - не заметил ли кто. Впрочем, занятые своими делами послушницы не обратили никакого внимания на нарушившую обет молчания принцессу.
  Замёрзшие девушки усаживались на корточки за низкие прямоугольные столы, зевали, растирали заспанные глаза, шумно болтали друг с дружкой и время от времени, бросали завистливые взгляды на Эльси и Тону. Для этих двух счастливиц сегодня всё закончится, уже вечером они смогут обнять родных и друзей. Особенно грустно в их сторону глядели недавно попавшие в монастырь новички ещё не успевшие до конца привыкнуть к его аскетичным порядкам.
  Наконец появились заспанные Чара и Минди, опустились на свои места и с тоской оглядели соседние столы, где дежурные послушницы, быстро раскладывали по мискам утреннюю кашу. Обязательное посещение трапезной во время поста, должно было выработать в будущих Сёстрах смирение, но девушки воспринимали это как особо утончённую пытку. Эльси опустила голову и принялась водить пальцем по столу, стараясь отвлечься от неприятного ощущения в бунтующем желудке.
  Через несколько долгих минут, к ним подошла дежурная с подносом в руках. Сочувственно глядя на тихо страдающих подруг, она торопливо выставила четыре большие каменные кружки, наполненные горячей водой. Расхватав единственно доступное угощение, девушки принялись пить маленькими глотками, согревая озябшие пальцы о стенки. Вода слегка заглушила чувство голода, после чего жизнь стала казаться не такой уж мрачной.
  Завтрак закончился, послушницы, нехотя вылезая из-за столов, поплелись навстречу повседневным делам и постепенно в трапезной остались только молчаливые страдалицы, уныло крутящие в руках опустевшие кружки. Наконец, к ним подошла Сестра Илиса, в обязанности которой входила возня с выпускницами, и жестом приказала следовать за собой. Девушки, послушно вышли на Круглую площадь, миновали статую святой Ниссо с поднятой к небу правой рукой, на раскрытой ладони которой сверкала золотая Слеза Горя, затем подошли к воротам, ведущим внутрь главного донсана.
  Пройдя длинную галерею, украшенную деревянными изваяниями прежних обитательниц монастыря, послушницы и их провожатая вошли в небольшой сад, пустой и мёртвый в это время года, поднялись по широким ступеням и очутились в Зале Испытаний. Он, как и все помещения монастыря был невелик, но очень уютен. И, что самое главное, здесь было тепло. Четыре жаровни, согревали воздух, насыщая его слабым ароматом смиртового масла. Сидящая на небольшом помосте старая Сестра Долла - верховная этанесса святой Ниссо, благосклонно кивнув, молча указала девушкам на четыре лежанки, покрытые войлочными покрывалами. Стараясь не показать робость, те быстро улеглись и укрылись одеялами.
  - Вы готовы? - спросила Дола. - Учтите, что если нет, лучше скажите прямо сейчас.
  - Мы готовы, этанесса, - дружно ответили послушницы. После семидневного молчания, их голоса звучали низко и хрипло.
  Старуха звонко хлопнула в ладоши, и к лежанкам приблизились Сестры. Каждая из них держала в руках по крошечному каменному флакону. Опустившись на колени, они одновременно откупорили притёртые пробки, и смазали губы девушек жидкостью алого цвета с горьким, миндальным привкусом. Эльси провела языком по губам, вознесла молитву святой покровительнице и погрузилась в водоворот видений.
  Когда она пришла в себя, стрелка часов как раз коснулась цифры три расположенной на оранжевом секторе циферблата. Погружение в Бездну, продолжалось больше двух часов. Откинув одеяло в сторону, она с трудом поднялась и на одеревеневших ногах поплелась к помосту, рядом с которым неподвижно сидели её подруги.
  - "Опять оказалась самой последней! Какой позор"! - грустно подумала она, опускаясь на корточки. - "Надеюсь, мне всё же удалось пройти испытание".
  Молчаливая этанесса, взглянув на расстроенную девушку, неожиданно тепло улыбнулась и ободряюще кивнула. Потом её лицо вновь приняло бесстрастное выражение.
  - Рассказывай, - приказала она Тоне.
  Та мгновенно покраснела, на секунду зажмурилась затем, запинаясь, принялась говорить:
  - Я миновала Лабиринт быстро, почти не задерживаясь, и сразу очутилась на берегу моря. Он был абсолютно гол, только вдали виднелись чёрные скалы. Вода оказалась очень теплой, и я пошла вдоль полосы прибоя, играя с волнами. Вокруг было пусто, ни птиц, ни рыб. Иногда попадались разноцветные камешки и пустые ракушки. Кажется, в этом месте кроме меня не было ни единого живого существа. Всё.
  Тона замолкла и осторожно раскрыла левую руку, до того сжатую в кулак. На ладони лежала маленькая разноцветная раковина.
  - Спасибо, - сказала Долла и кивнула Чаре. - Теперь твоя очередь.
  История Чары оказалась очень похожей. Она также легко прошла Лабиринт, и оказалась на цветущем лугу, где всё оставшееся время гонялась за пёстрыми бабочками и летающими жуками необычной золотой расцветки. В качестве трофея, девушка продемонстрировала большого жука, блестящего и тяжелого, словно действительно отлитого из золота. Рассказ Минди, оказался более захватывающим - немного поплутав по Лабиринту, что с ней случалось всегда, она сначала гуляла по изумрудно-зелёному лесу, кормила необычных полосатых белок земляными орешками, затем встретила злобного кабана и, убегая от него, свалилась в холодный быстрый ручей. Довольная, что ей удалось спастись, путешественница с гордостью показала свою добычу - маленькую зелёную лягушку, которая тотчас принялась скакать по залу.
  - Молодец, - улыбнувшись, сказала этанесса, и повернулась к Эльси. - Ты осталась последней. Мы слушаем тебя.
  Та, зябко повела плечами, пытаясь избавиться от последствий мрачного видения. Говорить совершенно не хотелось, но заставлять ждать остальных, было нехорошо, и потому, собравшись с духом, принцесса начала:
  - Сначала, я очутилась в каких-то незнакомых горах...
  - Ты не проходила Лабиринт? - удивлённо перебила Минди.
  - Верно... - растерянно ответила Эльси. - Лабиринта не было.
  - Так бывает, иногда, - авторитетно заявила Долла. - Пожалуйста, девочки, не отвлекайте её, ладно?
  Минди пристыжено замолчала и Эльси, неуверенно продолжила:
  - Подо мной, среди скал, проходила узкая дорога, извилистая, словно хвост змеи. По ней колонной шли люди. Вернее, я сначала решила, что это люди, но приглядевшись заметила нечто странное. Они двигались как... как деревянные куклы, дёрганной, раскачивающейся походкой, и были одеты в лохмотья или вовсе не имели одежды. Их кожа была коричневой, потрескавшейся, словно древесная кора. Мне кажется, то были зомби...
  Слушательницы невольно поморщились от отвращения. Оживлённые покойники - продукт жуткого искусства ведовников империи Нистар, никогда не появлялись на территории государств Закатного Края, но слухи о них ходили самые мерзкие.
  - Да, зомби, и их было очень много, несколько тысяч. Я... я так испугалась, что рванулась вверх, и видение исчезло. Затем, вокруг меня сгустилась тьма, оказалось, что я сижу в тюремной камере, сырой и грязной. Мои ноги и руки, зажаты в деревянные колодки, а вокруг по полу снуют мыши с крысами... Они бегают по мне, заползают под одежду, кусают пальцы... Потом открывается дверь, в камеру входят палачи, и я откуда-то знаю, что меня сейчас поведут на казнь. Я пытаюсь вырваться, но бесполезно...
  - Почему ты не вознесла молитву о спасении и не освободилась силой Святых? - испуганно спросила Тона глядя на подругу круглыми от изумления глазами.
  - Я не могла, потому что... потому что, у меня был зашит рот.
  Тона и остальные девушки в ужасе отшатнулись назад. Эльси медленно разжала руку. На её ладони, лежал мёртвый мышонок.
  Наступила звенящая тишина. Её нарушил голос этанессы.
  - Поздравляю тебя девочка. Наша святая покровительница, даровала тебе способность видеть будущее. Это великая честь.
  - Значит всё, что я увидела... свершится на самом деле? - спросила Эльси и побледнела как мел.
  - Не обязательно, - мягко ответила Долла. - Вполне возможно, то была всего лишь метафора. Меня саму иногда посещают видения, не имеющие ничего общего с действительностью. Ты скоро научишься отличать их от правды, так что не волнуйся.
  - Спасибо, - прошептала девушка, и машинально провела ладонью по губам. Они всё ещё ныли, ведь это так больно, когда вам зашивают рот толстыми, грубыми нитками.
  
  Глава 3.
  По ту сторону гор.
  (Дигори, империя Нистар, лето).
  
  Моего деда, похоронили с отрубленными руками что, конечно, было очень почётно но, разумеется, влетело семье в копеечку. Конечно, дядя Сонк ворчал, что на эти деньги можно построить новый свинарник, и купить в городе отличного хряка-производителя, но отец сказал, как отрезал - "Мы самая богатая семья в Залесье, и не можем себе позволить экономить. Что скажут соседи, когда узнают что из почтенного патриарха, сделали обыкновенного зомби"! Остальные дядья поддержали его слова, и Сонку пришлось заткнуться.
  Я слышал, что в других местах покойников закапывают в землю всех подряд, словно мусор какой, но в наших краях слава Смертомеру дело обстоит иначе. Человек, принадлежит себе, лишь пока жив, а после смерти, его тело становится собственностью Империи. Только те, кто способен заплатить откуп, удостаиваются чести быть похороненными в земле, а руки им отрубают для того, чтобы тело не выкопали охотники за трупами. Сами подумайте, кому нужны безрукие зомби? Правда, некоторые хитрецы, стоя на пороге смерти, сознательно калечат себя, дабы не платить но, как правило, таких умников быстро разоблачают и наказывают. Штрафы за это дело столь велики, что имущества часто лишаются целые кланы.
  В нашей семье, я самый толковый, из всех братьев. И когда встал вопрос о том кого отправить в город на учёбу, старшие особо не спорили, хотя дядя Сонк и тут стал кричать, что его сыночек Гистас, лучше подходит на роль Мастера-зомби чем я. Ха, этот болван, даже шнурки завязывает с третьей попытки не говоря уж об остальном, но Сонка это разве может остановить? Он во всём видит заговор против своей особы. Матушка Милли, говорит, что всё это оттого, что его в детстве слишком сильно приложили головой о тележную оглоблю. Не знаю, не знаю, боюсь, что в тот день пострадала именно оглобля, так как башка у этого упрямца крепче любого камня. В конце концов, всё кончилось тем, что Сонк гордо удалился, громко хлопнув дверью заявив напоследок, что выходит из клана. Ага, как же, напугал ежа голым зомби. Он если раз в неделю не пригрозит уйти, то неделя считай потеряна.
  Короче, в город отправили, конечно, меня и там я проучился почти два года. Ох, и трудно было, особенно спервоначалу. Я ведь тогда и читать-то толком не умел, так буквы некоторые знал в лицо, да в каком месте надо подпись ставить. Но потом привык, и дело пошло на лад. В самом городе мне жить понравилось больше чем на хуторе. Вокруг каменные дома, да такие огромные, жуть! Некоторые даже в четыре этажа. Я когда родным про это рассказывал, мне никто не верил, говорили что болтаю ерунду. Ну и девушки, конечно, совсем другие - все красавицы, и одеты как принцессы, не чета нашим клушам которые наряжаются только по праздникам, а в будни ходят во всякой рванине и пахнут навозом. Правда, за девушками ухаживать особенно времени не было, гоняли нас ведовники по всем предметам, как борзая зайца по стерне. Но я был не дурак и скоро выбился в лучшие ученики, городским задавакам нос утёр. Старый Мастер Итумис, даже упрашивал остаться ещё на год, говорил, что у меня несомненный талант, но я всё же домой подался, ведь за обучение семья огромные деньги заплатила, двадцать новых зомби купить можно.
  Дома мне сразу для начала пять штук выделили. Правда, намучался, страсть! Все дряхлые, сухие, кожа местами совсем облезла. А уж суставы как скрипели, прямо плакать хотелось. Ими раньше дядя Фергус командовал. Но он лентяй почти не ухаживал, вот и довел до такого состояния. Пришлось закатать рукава и всерьёз взяться за дело. Каждое утро, я вставал не свет ни заря и шёл в сарай, где обитали мои гули. Мазал с ног до головы китовым жиром, чтобы кожа и мясо пропитались и вновь стали мягкими. Затем брал маслёнку и сквозь специальные отверстия, смазывал суставы. Одним словом намучался сильно, но в порядок привёл. Шустриками они, конечно, не стали, но ползать, как глорги после случки тоже прекратили. И начал я для семьи деньги на стороне зарабатывать: лес рубить для углежогов, копать канавы, корчевать пни да камни с полей убирать. Платили хорошо, ведь в нашем Залесье, всего три семьи зомби держали, и лишь у нас их излишек имелся, чтоб не только на себя, а и на других работать.
  Прошло два года, стукнуло мне девятнадцать годков. К этому времени, я наловчился управлять своими гулями не хуже отца. Особой премудрости в этом нет, нужен опыт и природная сноровка. У каждого зомби в затылке дырка высверлена, туда камень особый вставлен, через него Мастер им управляет. Как, не скажу. Не потому, что тайна, а потому, что и сам не знаю, просто умею и всё. Нам в школе, это знание, ведовники во сне в бошки вкладывали. Просто нужно отдать мысленный приказ, а гуль станет выполнять. Только приказы должны быть короткими да последовательными - "подошёл, взял, отнёс", ведь зомби тупы как бревно. И хорошо еще, когда он один, а когда их десять! Уже через несколько часов мозги плавиться начинают. Настоящие Мастера-виртуозы, способны одновременно пятнадцатью штуками командовать, а у меня пока больше семи не выходит. Ну, ничего, это дело наживное, опыт с годами приходит.
  Так вот, стукнуло мне девятнадцать, и решил я своим имуществом обзаводится, не всё же на отцовской шее сидеть. Деньжат успел поднакопить, с лесником местным сговорился - он мне хорошего кругляка по дешёвке обещал уступить, как раз, на сруб хватило бы. Место для моего дома папаша давно расчистил, еще, когда я без портков бегал. Так что с хозяйством, всё было на мази, а вот с хозяйкой, облом получился. Ну не лежало моё сердце ни к одной деревенской лохудре. Нет, малину там вдвоём прособирать, и по кустам подтискаться, пока другие не видят, это пожалуйста, проблем нет, но вот женится - ни-ни. Город меня так испортил, что ли? Короче, думал я гадал, искал по округе девицу, чтобы и мордой была хороша, и фигуру имела пышную, и от работы не бегала. В общем, пока сопли жевал, всё и случилось. Война началась.
  Как сейчас помню, в день Успения покойников, пришёл в наше Залесье, военный отряд. Я тогда в первый раз боевых зомби и увидел. Ребята, скажу вам, не чета нашим деревенским гулям. Все как один высокие, крепкие, на живых людей похожие. Даже кожа не коричневая, а почти розовая, гладкая, без трещин. Это потом мне стало известно, каким образом ведовники такого эффекта достигают. И хорошо, что тогда не знал.
  Было их ровно два десятка - десять рубак и десять стрелков. В армии десять зомби составляют отряд, называющийся по военному - фалангой, а управляют им Мастер с помощником. Пять фаланг - палец, пять пальцев - коготь, четыре когтя - рука. Рука или тысяча зомби, что-то вроде обычного человеческого полка. Вот собственно и вся премудрость.
  Вместе с вояками, в деревню прибыл комиссар из общинной управы и заявил, что в соответствии с Имперским указом, он обладает полномочиями реквизировать зомби для нужд армии. Не сражаться, конечно, для этого они годятся плохо, а для всяких вспомогательных работ вроде рытья земли, строительства и уборки. Конечно деревенские, тут же взвыли, но комиссар помахал мандатом, и пришлось народу заткнутся. Приказал привести всех зомби для осмотра. Мой папаша, конечно, был не дурак, и заранее поняв, откуда ветер, дует, приказал дяде Фергусу припрятать лучших гулей в лесном схроне, так что убыток семья понесла не самый большой. Прибывший с отрядом ведовник, долго придирчиво осматривал приведённые экземпляры, цокал языком, брезгливо морщился и заявлял, что ему ещё никогда не приходилось работать с таким отвратительным материалом. Наконец, отобрав пятнадцать штук, он успокоился и сказал что это, дескать, всё. Мы, было, вздохнули с облегчением, но тут, комиссар, который только-только вошёл во вкус, прокашлялся и выдал, что для отобранных зомби требуется Мастер. Мастеров в деревне было мало - всего пять человек. Трое из нашего клана и по одному из двух других семей. По закону, запрещалось забирать единственного кормильца, так что служить, должны были отправиться или отец или Фергус или я. Понятно что, в конце концов, выбор пал на меня, как на самого молодого да к тому же ещё и холостого. Признаться, я особо не сопротивлялся. Мне давно хотелось поглазеть на мир, а тут такой шанс выпал. Получив предписание прибыть на сборный пункт не позже чем через две недели и треугольные лычки Мастера-волонтёра, я был милостиво отпущен домой, собирать манатки. Следовало поторопиться, так как до места топать было далеко - недели полторы при хорошем раскладе.
  На следующее утро после бурной попойки, я отправился в путь с дубовой головой, восседая в плетёном кресле, которое несли два самых крепких зомби, мучаясь страшным похмельем. Конечно, управлять гулями, дружно шагающими по ровной дороге, было легче лёгкого, в обычном состоянии я спокойно справился бы и с двумя десятками, но когда в твоёй башке, какой то злодей медленно, с наслаждением, проворачивает огромный бурав, любимая работа превращается в настоящую пытку. До сих пор, удивляюсь, что не потерял ни одного из своих подопечных в тот жаркий день.
  Постепенно я втянулся в походную жизнь. Погода в то лето стояла тёплая, дожди почти не шли, со жратвой проблем тоже не было никаких - предписание, лежащее за пазухой, позволяло мне реквизировать у встречных селян любые продукты и бесплатно ночевать на постоялых дворах. Некоторых это несколько напрягало, но в драку никто не лез. И правильно, хотел бы я посмотреть на того, кто рискнёт связаться с человеком, под началом которого находятся пятнадцать зомби.
  И вот как-то раз шли мы себе спокойно через лес что на севере провинции Трёх Костей, никого не трогали. Места здесь дикие, а народец вороватый и прижимистый, так что нужно постоянно держать ухо востро. По дороге, незадолго до нас по всей видимости прошёл крупный отряд - дорожная грязь была вся истоптана башмаками и копытами, постоянно попадались россыпи конских яблок и прочие следы присутствия большого количества людей и вьючных животных.
  Внезапно, справа на обочине я увидел человека. Он сидел на земле, привалившись спиной к дереву, и глядел на нас удивлённо и испугано. На вид обычный деревенский парнишка лет шестнадцати в потрёпанной одежонке. Похоже, с ним приключилась беда - лицо белое как снег и всё перекошено от боли. Немного подумав, я остановил колонну своих молодцов и вылез из кресла.
  - Что случилось, братишка? Может помощь нужна какая? - бодро спросил я, но парень не ответил.
  Подойдя ближе, я увидел, что его левая ступня обмотана окровавленной тряпкой и сразу всё понял.
  - Лошадь копытом наступила или колесом переехало?
  - Лошадь... - простонал он. - Мамочки, как больно!
  Я присел рядом на корточки.
  - Ты с отрядом шёл?
  - Ага. Записался в роту наёмников "Свистящие камни" и вот... Теперь калека на всю жизнь!
  - А что твои сослуживцы не помогли?
  Парнишка махнул рукой и всхлипнул.
  - Сказали "Сам виноват"! И взнос, что при вступлении заплатил, не вернули! Жадные скоты!
  - Погоди, не ной!
  Я положил его повреждённую конечность себе на колени и стал осматривать. Кожа содрана как чулок, мясо местами разорвано, сломано несколько костей. Ещё хорошо, что после вчерашнего дождя земля мягкая и ступню вдавило в грязь, иначе всё выглядело бы гораздо хуже.
  - Что у тебя за обувь?
  - Лыковки.
  Я хмыкнул. Лыковки - обувка бедняков, которая плетётся из древесного лыка. Легкая, но очень непрочная, разваливается после нескольких дней носки. Понятно, что она не могла защитить ногу от подкованного железом копыта.
  - Ты дурак, в поход в одних лыковках идти?
  - Так на сапоги денег-то нет.
  - На сапоги нет, а на взнос наёмникам есть... Ладно, сиди пока тут.
  Я снял с пояса топорик, двинулся к зарослям лещины и вырубил две крепкие жерди. Затем вернулся к своему отряду, вытащил из багажного тюка крепкий конопляный мешок, моток пеньковой верёвки, быстро соорудил неказистые, но прочные носилки, сунул их в руки двум своим гулям и вернулся к раненному парню.
  - Карета подана. Ложись и поехали.
  - Спасибо... - прошептал он, похоже, не веря своим глазам. - Только мне нечем заплатить.
  - Потом рассчитаемся. Давай, шевелись, скоро стемнеет, а нам нужно найти место для привала. Ночевать сегодня, похоже, придётся под открытым небом.
  Я помог ему залезть на носилки, сунул его тощий мешок ближайшему зомби и скомандовал выступление.
  - Как тебя зовут, бедняга?
  - Вел... Вельд.
  - И каким оружием ты владеешь?
  - Пращой. В нашей деревне я лучший стрелок!
  - Так уж и лучший!
  - Я не вру, честное слово, у кого хочешь, спроси!
  - Делать больше нечего, как искать твою деревню и наводить справки. Просто мне любопытно.
  - А тебя как зовут?
  - Дигори.
  - Ты, наверное, великий ведовник. Это ведь очень трудно управляться с мертвяками?
  - Трудно, но я справляюсь.
  - А у нас мертвяков совсем нет.
  - Серьёзно? Почему?
  - Денег много нужно, своего Мастера научить.
  - Похоже, твоя деревня - страшная дыра.
  - Ага...
  Постепенно, разговор угас. Вельду было не до беседы, он тихо страдал от боли, а мне нужно было управлять своими ребятами. Наконец, спустя час, мы вышли на большую поляну по кромке, которой бежал быстрый ручей.
  - Всё, привал, здесь и заночуем.
  - Зачем, ведь ещё не стемнело?
  - Верно. Но для того, чтобы заняться твоей ногой мне нужно много света.
  - Заняться моей...
  - Да не бойся ты так, ишь сразу затрясся. Лучше скажи, тебе хочется снова ходить, или предпочитаешь и дальше оставаться калекой. Пойми, я не настаиваю, нравится быть одноногим - будь им, нищие говорят, тоже неплохо зарабатывают.
  - Ты можешь меня вылечить?
  - А как же. Лечение переломов моя специальность, ведь это единственная болезнь которой страдают зомби. Правда есть ещё жуки-древоточцы, но здесь явно не тот случай.
  Я не врал, нас действительно обучали лечить переломы любой сложности, ведь кости у гулей срастаются, так же как и у живых людей. Уложив своих зомби полежать в густой траве - им это полезно, я развёл костёр и достал из багажа сумку с необходимыми лекарствами. Вельд с испугом наблюдал за моими приготовлениями.
  - Скажи, - нервно спросил он, - а мертвяки опасны?
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Ну, говорят, что они могут ходить сами по себе, нападать на людей, и выедать у них мозги.
  Я рассмеялся, да так, что чуть не перебил половину бутылочек с лекарствами.
  - Вот это да, никогда такого не слышал! Ишь, чего удумали, ходить сами по себе, умора!
  - Но всё же...
  - Пойми, парень, без команды они даже в носу не поковыряют. Ты когда-нибудь слышал, чтобы ведро или топор сами по себе начали ходить, или нападать на людей? Если зомби напал на человека, значит, ему приказали. Так и никак иначе. Меч сам не рубит, его направляет рука. С зомби также. И мозги они не жрут, зачем? Как, по-твоему они это будут делать зашитым ртом?
  - Верно... - парнишка, похоже, немного успокоился.
  Я откупорил флакон с обезболивающим маслом, прокалил на огне толстую, покрытую вертикальными бороздками иглу и окунул в бутылочку.
   - Сиди спокойно, не дёргайся.
  - Что это? - с ужасом спросил он.
  - Полезная штука, после укола совершенно перестанешь чувствовать боль. Да не дрожи ты как девчонка!
  Вельд замер, и я вонзил ему иглу в щиколотку.
  - Ай!
  - Пускай торчит, масло быстрее разойдётся.
  Подождав несколько минут, я вынул иглу, и налил в котелок немного живой воды, которую разбавил водой обычной.
  Живая вода, отличная штука, только стоит очень дорого. Её получают из забродившего зерна. Прогоняют несколько раз через специальный аппарат, фильтруют сквозь уголь и так далее. Отличное средство от всякой заразы получается. Правда, говорят, что её ещё можно пить. Не знаю, не пробовал. Да и кто в здравом уме, будет лить в себя жидкость, которая горит, синим огнем, если поджечь?
  Полученной смесью, я тщательно омыл ступню Вельда от грязи и запёкшейся крови. Ножка, признаюсь, у него была узкой и маленькой, совсем как у девчонки. Затем открыл баночки с необходимыми мазями, достал серебряные щипчики, острый нож и принялся ведовать. Пациент молчал, только время от времени жмурился и громко сопел. Работа была несложная, мне приходилось врачевать и более опасные переломы, правда впервые в моих руках оказался живой человек. Ну вот, дело сделано. Я смахнул со лба трудовой пот и вонзил в ступню иголку смазанную древенителем.
  - Всё. Сейчас мясо на ноге затвердеет и сожмёт кости, так, что те не смогут сместиться. Через несколько дней они срастутся, и ты снова будешь ходить.
  - Спасибо! - Похоже, Вельд, был готов зареветь. - Мне... меня... обо мне ещё никто так не заботился! Я твоя... я твой вечный должник!
  - Прекрати. Скажешь спасибо, когда сможешь пробежать без остановки сотню локтей, а пока...
  Наш обмен любезностями прервал громкий скрип. То скрипели несмазанные колёса большой телеги запряженной взмыленной лошадью, которая, дребезжа на ухабах выкатилась из леса. Внутри сидели четверо крепких мордатых парней с угрюмыми лицами. Заметив наш лагерь, они остановились, спрыгнули на землю, и стали подходить, лениво помахивая тяжёлыми, обтянутыми кожей дубинками. Заметив их, Вельд пискнул и, похоже, попытался зарыться в землю. Я встал на ноги, положив руки на пояс. Возникло смутное ощущение, что намечается неплохое развлечение.
  - Эй, ты! - крикнул парень идущий первым. - Не видал здеся девку, примерно вот такого роста, в драном платье?
  Тут он заметил Вельда и аж подпрыгнул на месте.
  - Вот она, курва! Парни, мы её нашли! Переоделась значить, волосы остригла и решила, что не узнаем? Ну, дрянь, сейчас ты за всё ответишь!
  - Спокойно, уважаемый! - бросил я. - Это мой друг, которого зовут Вельд и мы...
  - Какой Вельд! Эту суку зовут Вельди, она принадлежит нашей семье! Сбежала вчера, да ещё деньги у меня украла!
  Парень занёс дубинку для удара.
  - Говори где деньги, тварь?!
  Спокойно! - я перехватил его руку. - Какие деньги, и почему она принадлежит твоей семье?
  Парень, отложив расправу, охотно пояснил, что Вельди - круглая сирота, а значит, является собственностью общины. Когда она была совсем маленькой, её определили на постой в их дом. Мне была хорошо известна эта система. Человек, которому не повезло стать общинной собственностью, по сути, раб. Он не имеет имущества, и обязан вкалывать на своих хозяев до конца жизни. В нашей деревне было двое таких бедняг - бородатых мужиков, которые уже детей взрослых могли иметь. Вкалывали как зомби, без дома и семьи. Вельди как я понял жила такой же собачьей жизнью - тяжёлый труд от зари до зари и подзатыльники вместо благодарности.
  - Мы на ярмарку поехали, её с собой взяли, чтобы в дороге не скучно было, - глумливо пояснил парень. - А она, дрянь, мало того, что нос стала воротить, так ещё и сбежала со всеми деньгами! Ну, ничего, уж отведу сегодня душеньку, умоется гадина кровушкой...
  На Вельди, было страшно смотреть. Отлично понимая, какая участь её ожидает, она впала в полуобморочное состояние.
  - Послушай, любезный, - сказал я. - Не знаю, правду ты сейчас болтал или нет, только девчонка путешествует со мной и находится под моёй защитой!
  - Вот значить, как... - глаза парня нехорошо сузились, а его приятели, перехватив половчее дубинки, начали подходить ближе. - Защитничек нашёлся... Только мы и не таких ломали!
  - Верю. Но, сначала оглянись.
  - Чо?
  - Оглянись, говорю, дурень, иначе пожалеешь.
  Парень повернулся и замер, колени задрожали мелкой дрожью. Его можно понять, любой бы испугался, увидев за спиной, толпу угрюмых зомби поднимающихся из травы.
  - Так что, получается?.. - прохрипел он. Его подельники побросали дубинки и сбились в кучу. - Но, эта, мы всё делаем по закону, она ведь беглая!
  - По закону говоришь... - я сунул руку за пазуху и извлёк предписание. Сомневаюсь, что деревенский дуболом умел читать, но вид казённой бумаги с печатью должен был вызвать у него почтение.
  - Сейчас действуют законы военного времени, так?
  - Ну.
  - Я Мастер-волонтёр, и имею право, проводить реквизиции для нужд армии. Эта девчонка, собственность общины?
  - Типа того.
  - Следовательно, собственность государства. А раз так, то я реквизирую её до конца войны. Понятно?
  - Дык эта...
  - Понятно?
  - Понятно...
  - Теперь вали, пока я добрый. Хотя нет, стой! Скидывай прохоря!
  - А они-то зачем?
  - Скидывай, говорю, иначе...
  Мои зомби подняли руки перед собой и медленно пошли к перепуганным пейзанам.
  - Мальчики проголодались, и хотят кушать... А что они любят кушать больше всего? А больше всего, они любят кушать тёплые человеческие МОЗГИ!
  Парень в два движения скинул с ног отличные юфтевые сапоги и сверкая пятками ломанулся к телеге. Его приятели, повизгивая, неслись следом. Я не выдержав, повалился в траву и громко расхохотался. Потом встал, поднял с земли трофей и подошёл к Вельди.
  - Вот, это лучше чем твои лыковки. Великоваты, конечно, но ничего, как придём на место, попрошу сапожника, он подправит.
  - Спасибо, - в который раз за сегодняшний день сказала она. - Если б не ты, Жук меня бы до смерти забил. Он как кровь увидит, звереет!
  - Правда? Вот гад, нужно у него действительно мозги достать. Да не трясись так, я пошутил. Ты работать умеешь?
  - Что угодно для тебя сделаю!
  - Верно? Ну, "что угодно" мне пока не нужно, а вот от помощи я не откажусь. Уж больно трудно в одиночку управляться с этим стадом. Так что, как поправишься, готовься много трудиться, тем более что я тебя вроде как реквизировал для нужд армии...
  
  
  Глава 4.
  Святой Бухар.
  (Эльси, монастырь святой Ниссо, зима).
  
  Сияющая от радости Эльси, легко сбежала по крутой узкой лестнице, облачком влетела в сукновальную мастерскую, и застыла на пороге, высматривая Тэссу. Несколько послушниц, стоя лицом к двери, с угрюмым видом вращали рукоять валятельной машины, остальные девушки сидели у стены, в ожидании своей очереди. Командующая процессом, сухонькая Сестра Эльвира вскинула голову.
  - Что тебе нужно?.. - начала она, но тут же всё поняла и улыбнулась. - Зашла попрощаться?
  - Да, Сестра. У меня всего два часа и я хотела бы забрать Тэссу. Можно?
  - Это твоё право. Рада, что прошла испытание, девочка. Жаль, что ты нас покидаешь.
  - Мне тоже очень жаль.
  - Ой, не смеши меня! - захихикала Эльвира. - Небось, спишь и видишь себя уже дома. Ладно, удачи тебе. Донна, смени Тэссу. Тэсса, тебе сегодня повезло, но учти, что через два часа, ты должна вернутся, ясно? Нам будет очень не хватать твоих крепких рук.
  - Да, сестра.
  Тэсса - высокая, сильная девушка с обветренным, грубым лицом и неожиданно мягкими и добрыми глазами, отпустила рукоять, неуклюже поклонилась и быстро подошла к Эльси. Подруги обнялись, потом, взявшись за руки, вышли на улицу.
  - Вот ты и уходишь, - с печалью в голосе сказала Тэсса. - А мне тут ещё возиться полгода. Так хочется поскорее домой. Мелкие, уже, наверное, забыли, как я выгляжу.
  - Не расстраивайся, глупая, время пролетит незаметно. Ты ещё тосковать будешь по этим стенам.
  - Возможно... Ладно, прекращаю ныть, лучше расскажи как всё прошло. Очень сложно?
  - Да нет, обычное погружение в Бездну. Минди как всегда заблудилась в Лабиринте.
  - И почему я не удивлена?
  - Верно. Главное извлечь предмет, ну это ты и сама знаешь.
  - У всех получилось?
  - Ага.
  - А что извлекла ты?
  Эльси напряглась. Вспоминать о жутком видении очень не хотелось.
  - Мёртвого мышонка, - наконец через силу созналась она.
  - Вот дела. Ты что, превратилась в кошку и ловила мышей?
  - Не совсем. Получилась очень странная история... - и Эльси принялась рассказывать. Тэсса слушала очень внимательно, ни разу не перебив.
  - ... а потом нас поздравили, вручили налобные повязки и накормили роскошным обедом, - закончила она.
  - Значит ты теперь ясновидящая? Здорово. Это очень редкий дар.
  - Лучше б его у меня не было. Знаешь, как страшно в темнице? И толпа зомби... Вдруг смертолюбы действительно начнут войну?
  - Ерунда, им никогда не пересечь горы. Скорей всего, твоё видение было этой... как её, Бездна побери... альиг... альигор... тьфу!
  - Аллегорией, - рассмеялась Эльси. - Я тоже так думаю.
  - Напридумывали всяких сложных слов, язык сломаешь. Ладно, куда пойдём?
  - Сначала попрощаемся с мяуриками, а потом паковать вещи. Надеюсь, до вечера управимся.
  Шутка про "упаковку вещей" была древней как монастырские стены. Послушницы вообще не имели никакого имущества, кроме минимума прописанного в уставе. Те вещи, которые дожидались Эльси в небольшом сундучке, стоящем около её лежанки в спальне, можно было легко унести в кармане халата. Тэсса хмыкнула, и они двинулись к загонам мяуров, расположенным в нижней части монастыря.
  Миновав трёх угрюмых послушниц, которые с кислыми лицами сгребали навоз, девушки вошли в загон, и Эльси тут же кинулась к своему любимцу, пятнистому Царапу. Зарывшись лицом в густую, не успевшую отрасти после осенней стрижки шерсть, девушка замерла. В глазах защипало, предательская слеза скатилась по щеке. Царап приветливо мурлыкнул, повернул голову и лизнул её в затылок, своим огромным шершавым языком.
  - Как же я буду скучать по вам, милые мои, - шептала Эльси, гладя зверя по загривку.
  - Можно подумать, у тебя во дворце нет таких, - сказала Тэсса.
  - Представь себе, нет. Только лошади. Но я обязательно прикажу, чтобы купили несколько штук.
  - У меня дома они тоже не водятся. Мяурики хорошо чувствуют себя только здесь, в горах.
  - Всё верно... Ой, как я могла забыть, что мой жених из королевства Гурхант! Там повсюду горы и значит полно этих красавцев! Так что ничего страшного, ещё накатаюсь.
  - Верно. Помнишь наши скачки на летнем пастбище? Одна Тропа Безумцев чего стоит! Если честно, у меня до сих пор поджилки трясутся.
  Эльси фыркнула.
  - Ещё бы, такое не забудешь. Интересно, чтобы с нами сделала Сестра Мирра, если б узнала, как мы проводим время?
  - Лучше не думать. Хотя нырять с перепрыгивающего пропасть мяура в водопад, на самом деле немного опасно.
  - Зато здорово!
  - Ещё как. Кстати, когда я написала домой, что катаюсь на гигантских кошках, мне никто не поверил, кроме Санни, конечно. Теперь в каждом письме, он просит привезти в подарок огромную киску. Он такой забавный.
  - Хотела бы я увидеть твою семью.
  - Так приезжай в гости. Ты же принцесса, тебе всё можно.
  Эльси только вздохнула. За всё время их дружбы, она так и не смогла объяснить своей простодушной подруге, что принцессы - самые несвободные существа на свете. Хуже приходиться только рабам.
  - Я очень скучаю по своим... - с тоской сказала Тэсса. - Как они справляются без меня?
  Эльси промолчала и в который раз подумала, что жизнь во дворце ещё не самое худшее что может с тобой приключиться. Бывают вещи пострашнее и нечего жаловаться. Вздумай она сейчас рассказать Тэссе о тяжёлой судьбе королевских дочерей, та подняла бы её на смех.
  Её подруга родилась в маленьком шахтёрском городке приютившимся рядом со старым оловянным рудником. После смерти отца она, будучи самой старшей из детей, пошла работать в шахту. Сначала на камнедробилку - перебирать породу, затем, когда подросла - катать вагонетки, сутками не выходя на поверхность. Платили мало, денег постоянно не хватало, семья едва сводила концы с концами. Девушку в жизни ожидала лишь бесконечная, тяжелая работа на износ, вечное полуголодное существование и смерть в тридцать лет от болезни лёгких. Так жили её родители, так должны были жить её дети. Но однажды, случилось чудо.
  Тэсса не любила рассказывать о своей работе в шахте, и Эльси понимала почему, но вот о том Дне, она была готова, распространятся часами. Принцесса, наверное, раз двадцать слышала о том как её подруга, вернувшись домой после долгой смены, решила умыться - в первый раз за пять дней, как с наслаждением смыла с лица запекшуюся корку из пота и каменной пыли, и как сестрёнка, взглянув на её чистую физиономию, сначала замерла на месте, а потом громко закричала.
  - "Ты что вопишь"? - раздражённо спросила Тэсса. - "Рога выросли? Ничего удивительного, на этой собачьей работе ещё и не такое случиться может"!
  - "На лбу... у тебя! Знак"! - только и смогла выдавить из себя потрясённая девочка. Тэсса наклонилась над бадьёй с мутной водой - зеркала в этом нищем доме отродясь не было, и сразу поняла, чему так изумилась сестра. На её лбу действительно слабо светился оранжевый Знак, прямое доказательство того, что святая Ниссо, по какой-то причине обратила внимание на бедную шахтёрскую дочку.
  Вместе с матерью они кинулись к храму Одиннадцати, и пожилой этан, дрожащим от волнения голосом подтвердил подлинность Знака. Тотчас местному правителю, ригу Эстамилу, был послан почтовый ястреб с сообщением о свершившемся чуде, а ещё через день, Тэсса вместе с родными была доставлена в его замок. Им пожаловали большой дом с садом, и ренту способную обеспечить безбедное существование всем членам семьи до конца жизни. Неделю спустя, девушка в сопровождении вооружённого эскорта отправилась в монастырь, где должна была провести следующие четыре года, постигая секреты врачевания и предвидения. Святая Ниссо, редко одаривает своей благосклонностью простых смертных, и любой правитель готов многим пожертвовать, лишь бы заполучить в своё распоряжение одну из её Сестёр. Тэсса искренне считала небесную покровительницу своей спасительницей, и постоянно её благодарила...
  Попрощавшись с мяурами, девушки пошли в спальню, где Эльси собрала свои вещи - в основном подарки сделанные подругами из всяких подручных материалов, затем прогулялись по монастырю, говоря "до свидания" друзьям и любимым местам и, наконец, на исходе второго часа, подошли к воротам. Пунктуальная Тона уже топталась под навесом, укрываясь от внезапно пошедшего снега, в компании Сестры Илисы. Чара и Минди, как всегда, где-то задерживались.
  - Ну, давай прощаться, - сдавленным голосом сказала принцесса.
  Тэсса шмыгнула носом и крепко обняла подругу.
  - Мы ведь ещё увидимся? - дрожащим голосом спросила она.
  - Разумеется! - бодро ответила Эльси.
  На самом деле обе прекрасно понимали, что их дороги вряд ли пересекутся когда-нибудь снова. Королевства Милония и Сталиас находились в разных концах Закатного Края, разделённые десятком границ и многими сотнями миль, но думать о грустном в такой момент, совершенно не хотелось.
  - Я раньше всегда считала, что принцессы чванливые гордячки, которые смотрят на других как на грязь, но ты оказалась совсем не такой...
  - Не забывай что, прежде всего мы Сёстры, а остальное, просто шелуха.
  - Верно. Матушка покровительница, благодарю Тебя, за то, что ты подарила мне такую подругу, - тихо сказала Тэсса и внезапно замерла, устремив взгляд куда-то мимо Эльси. Та понимающе кивнула и, улыбнувшись, приложила палец к губам. Прошло несколько минут.
  - Спасибо! - Молодая послушница поклонилась, словно прощаясь с невидимой собеседницей. - Я очень рада. До свидания.
  - Она говорила с тобой? - уточнила принцесса.
  - Да, обещала, что мы ещё встретимся, правда не сказала когда.
  - Ерунда, главное встреча состоится... О, вот и пропавшие души. Чара, Минди вы бы хоть раз попытались не опоздать.
  - А мы решили, что первые придём! - выпалила запыхавшаяся Чара.
  - Верно, - поддержала её Минди. - Ну, так пошли, кого ждём-то?
  - Вас! - хором выпалили Эльси и Тона.
  - Да? Странно, мы-то уже тут!
  Сестра Илиса, вышла вперёд.
  - Доброй дороги. Помните, что с этого момента, вы всецело, принадлежите нашей покровительнице. По вашим делам будут судить о ней, так что, живите достойно. И запомните - эти двери всегда открыты для вас. Если Мир станет в тягость, вы всегда сможете вернутся. Ступайте с миром.
  Девушки поклонились, Эльси помахала рукой Тэссе, после чего они подошли к навесу, под которым лежали посохи и сандалии на деревянной подошве. Сандалии надевать не стали - на крутой обледенелой дороге те скользили не хуже лыж, а вот посохи взяли, зная, что лишняя точка опоры ещё никому не вредила. Илиса подала знак, ворота отворились, новоиспечённые Сёстры вышли в мир.
  Свобода встретила их пронзительным ледяным ветром. Эльси испросила помощи, по телу, тут же разлилась волна благословенного тепла, а холод на время отступил. Упираясь посохами в скользкую как каток дорогу, поддерживая друг друга, девушки начали долгий, утомительный спуск. В тёплую погоду, он занимал, как правило, около двух часов. Сколько времени потребуется сейчас, не знал никто.
  Дорога сбегала вниз, причудливым серпантином. Ограждения не было даже на крутых поворотах, так что путницам приходилось быть всё время начеку - любая ошибка могла закончиться незабываемым но, увы, слишком коротким полётом навстречу острым как пики скалам. В некоторых, особо опасных местах, приходилось вставать на колени и ползти на четвереньках, цепляясь, друг за дружку.
  Девушки молчали, открывая рты только для того, чтобы предупредить об опасности или испросить у Ниссо, очередную порцию тепла. Без помощи святой, шансов на благополучный спуск у слишком легко одетых Сестёр практически не было. Ничего удивительного, ведь Испытание всё ещё продолжалось. Только достигнув подножия горы живыми и невредимыми, они могли расслабиться и сказать себе - "Теперь всё"!
  В некоторых местах там, где дорога становилась совсем узкой, в скалах были вырублены глубокие ниши, в которых могли укрыться сразу несколько человек. Когда впереди послышался звон колокольчиков, девушки нырнули в одну из них и тесно прижались друг к другу. Звон приближался, наконец, мимо прошёл первый мяур, на спине которого важно восседал пожилой караванщик в тёплой, пёстрой одежде. Заметив Сестёр, он почтительно поклонился и сдёрнул с головы мохнатую шапку. За первым мяуром последовал второй, потом третий. Тяжело нагруженные животные мягко ступали по камням широкими лапами и тихо мурлыкали в такт шагам. Эльси вдыхала знакомый запах мокрой шерсти, размышляя о том, что раньше он ей совсем не нравился и казался противным. Как, однако, быстро меняется человек, кто бы мог подумать.
  Дождавшись, когда мимо пройдёт замыкающий зверь, девушки выскользнули из укрытия и продолжили спуск. Странно, но после встречи с караваном, идти стало значительно веселее, словно они получили доказательство того, что помимо ветра и обледеневшей дороги в этом мире существуют более интересные вещи.
  Где-то на полпути, они вышли на большую площадку, в центре которой стоял навес с деревянными скамейками, а рядом из скалы бил весёлый родник. Посидев немного, и омыв в роднике гудящие ноги (ледяная вода показалась им горячей словно кипяток), Сёстры двинулись дальше, радуясь тому что, миновали самый сложный участок пути. Действительно, дальше дорога пошла более ровная, крутые повороты практически исчезли, а кое-где в скалах оказались, вырублены удобные ступеньки. Спустя некоторое время они вышли, наконец, в долину, потратив на спуск около четырёх часов.
  Оставив ненужные более посохи под навесом около небольшой часовни, девушки с удвоенной энергией двинулись вперёд. Дорога бежала между заснеженных полей, к видневшимся вдали приземистым домам деревни Шерпор. Попадающиеся навстречу крестьяне останавливались и почтительно кланялись - местные жители очень уважали своих могущественных соседей.
  Преодолев оставшийся отрезок пути почти бегом, Сёстры вошли в дерёвню. Справа и слева тянулись неказистые строения, сложенные из слоистого камня, на открытых верандах которых сидели неопрятные женщины в тяжёлой зимней одежде - по традиции, домашние дела здесь делали исключительно на свежем воздухе. Подбежала толпа возбуждённой, чумазой малышни. Пострелята, в своих мохнатых нарядах больше напоминавшие диковинных животных, окружили девушек и принялись клянчить благословения. Пришлось задержаться. Получив лёгкий шлепок по лбу и несколько напутственных слов, очередной карапуз, стрелой срывался с места, и дико вереща, несся к статуе святого Бухара, стоящей на небольшой площади в центре деревни. Дети верили, что если после благословения быстро-быстро добежать до изваяния, а потом коснуться правого колена святого, то сбудутся все сокровенные желания.
  Благословив детей, девушки вновь двинулись вперёд и вскоре вышли на площадь. Предстоял последний ритуал, после которого, обучение можно было считать законченным. На самом деле, выполнять его совсем необязательно, но какой нормальный человек, откажется побеседовать со святым.
  Бронзовый Бухар, покровитель всех гуляк и лентяев, сидел на стуле с поднятой полной кружкой. Бронза от времени позеленела и только правое колено вечного весельчака, блестело словно зеркало. Сёстры быстро пересекли площадь, и присели на длинную каменную скамью, у ног статуи. Эльси, закрыла глаза и нырнула в Бездну. Одним, стремительным рывком преодолев Лабиринт, она влетела в приветливо раскрывшуюся дверь и оказалась в помещении, больше похожем на зал захудалого трактира. Он был пуст, у стены пылал жаркий камин, да прямо перед девушкой за широким столом, сидел святой Бухар, собственной персоной. Принцесса, впервые увидев его наяву, поразилась, насколько тот похож на своё бронзовое изображение. Те же улыбающиеся, лукавые глаза, тот же растянутый в вечной улыбке рот.
  - Привет, крошка! - жизнерадостно сказал небожитель и показал на скамейку перед собой. - Садись, не стесняйся! Вижу, что ты замёрзла, сейчас я тебя согрею. Увы, совсем не тем способом, каким бы мне хотелось! - Бухар повернулся и снял с каминной полки, большую кружку. - Попробуй, по мне - восхитительное пойло, лучшее средство от переохлаждения и дурного настроения!
  Эльси не без робости приняла кружку, наполненную густой бурой жидкостью и с опаской принюхалась. Пахло приятно.
  - Да ты не нюхай, а пей! Оно хорошо идёт, когда горячее. Правда и в холодном виде ничего, но тебе ведь надо согреться.
  Эльси решилась и сделала глоток. Эффект оказался мгновенным и сногсшибательным. Девушке показалось, что она только что вылезла из горячей ванны. Замёрзшим до состояния ледышек конечностям, вновь вернулась гибкость, исчезла усталость и тяжёлое отупение, вызванное долгим пребыванием на морозе, голова прояснилась как после ведра ледяной воды. Захлёбываясь от жадности, принцесса принялась пить и остановилась только тогда, когда кружка опустела.
  - Ну, как? - лукаво спросил святой. - Понравилось?
  - Ещё бы! Никогда не пробовала ничего подобного!
  - Может ещё кружечку?
  - Н...нет, пожалуй, больше не надо, а то ещё взорвусь изнутри от счастья. Вот если бы вы поделились рецептом...
  - Запросто! Разве я могу отказать такой милой барышне. Но подумай, ты действительно хочешь его узнать?
  - Конечно, если это не секрет, конечно.
  - Для тебя, не секрет.
  С этими словами, Бухар коснулся ладонью её лба и быстро отдёрнул руку.
  - Вот и всё, пользуйся на здоровье. Ты вспомнишь его, когда захочешь приготовить напиток.
  - Спасибо... Ой! Что же я натворила! Вот дура!
  - В чём дело?
  - Желание! Я должна была попросить у вас совсем другое! Идиотка!
  Святой громко засмеялся.
  - И что ты хотела у меня попросить, глупая? Не надо отвечать, попробую догадаться сам. Четыреста с гаком лет назад, я дал твоей любезной зануде-покровительнице, опрометчивое обещание, выполнять по одному желание для каждой Сестры, прошедшей Испытание, и теперь пожинаю плоды своего легкомыслия. Уверен, она всякий раз страшно веселится, глядя на мои мучения! Я-то думал, будет весело, а оказалось, что ничего скучнее ещё не придумали.
  - Почему?
  - Пять из десяти приходящих ко мне девчонок недовольны своей внешностью. У одной слишком большой нос, у другой оттопырены уши, у третьей кривые зубы, и каждая желает исправить недостаток. При том ни одна из барышень, точно не знает, ЧТО именно ей на самом деле хочется. Первое время, я честно пытался, исполнять все капризы, но совершенно без толку. Девиц не устраивал ни один из предложенных вариантов. Наконец мне это надоело, и теперь я поступаю проще - вношу изменения в облик, и быстро отправляю клиентку обратно, прежде чем та успеет очухаться.
  Эльси не выдержав, рассмеялась.
  - А что нужно остальным?
  - Остальным? Остальные, как правило, требуют, чтобы их друзья, или прости Милосердное Солнце, подруги, воспылали к ним пламенной страстью. Но разве я похож на сводника? И снова приходиться выкручиваться, накладывать любовные чары, пропадающие со временем. Но больше всего возни с долбанутыми на голову идеалистками, которые мечтают осчастливить всё человечество. Они к счастью встречаются редко, но иногда попадаются такие экземпляры, что просто мрак.
  - Требуют мир во всём мире?
  - Ага, и не только. Хотят, чтобы я победил болезни, голод, неравенство полов, нищету и прочие неприятности. Не понимаю, почему они за этим лезут ко мне, обращались бы сразу к Богу-Солнцу. Одна дурочка захотела запретить употреблять в пищу животных, а потом так разошлась, что прибавила к списку и все растения, дескать они тоже страдают. Когда я спросил, чем же по её мнению должны питаться люди, она ответила - "чем-нибудь". Очень конструктивный подход.
  - Да уж, досталось вам.
  - Не то слово. Так что считай, тебе действительно повезло, ты получила от меня нечто полезное. Уверен... - тут его глаза сделались пронзительно-серьёзными, а весёлая улыбка исчезла, - уверен, что этот нектар богов тебе пригодиться. И гораздо раньше, чем думаешь.
  - Спасибо, - немного растерянно сказала девушка, удивлённая столь внезапной переменой в его настроении.
  - Пожалуйста. И напоследок... - Бухар на секунду задумался, потом бесшабашно махнул рукой, - а, надеюсь, эта зануда не будет против. Дай мне на секунду свою правую лапку.
  Немного поколебавшись, девушка протянула руку. Святой схватил её и сжал в пятерне.
  - Раскрой! - резко приказал он. Эльси повиновалась беспрекословно. Бухар провёл пальцем по линии жизни, потом внезапно смачно плюнул. Девушка вскрикнула и попыталась выдернуть кисть.
  - Сиди спокойно! - рявкнул святой. - Тоже мне неженка... Ну, и принцесса, вся ладошка в мозолях, весь палец ободрал!
  Он пробормотал несколько слов, потом разжал руку.
  - Забирай.
  Девушка изумлённо поднесла ладонь к глазам. Никакой слюны там, конечно же, не было. Вместо неё, на потрескавшейся от грубой работы коже светился небольшой зелёный знак - стилизованное изображение пивной кружки.
  - Это... это...
  - Да, теперь у тебя два покровителя. Учти, я раздаю свои Знаки, ещё реже, чем твоя благодетельная подружка, так что цени.
  - Спасибо...
  - Прекрати, за такие вещи не благодарят.
  - Но почему?.. - Эльси машинально провела пальцами по лбу, где вот уже четыре года, красовался оранжевый знак Ниссо.
  - Потом узнаешь. Надеюсь, это поможет тебе выжить.
   Его голос прозвучал печально с нотками сочувствия.
  - Не понимаю...
  - Забудь. Считай, что у меня сегодня просто сентиментальное настроение. И давай, двигай отсюда. Твои родные на площади уже, поди, заждались.
  - Но хоть скажите...
  - Пока! - Бухар взмахнул рукой, и Эльси вылетела из Бездны, мгновенно, словно пробка из бутылки.
  Тело, закоченевшее от долгого сидения на морозе слушалось плохо, со скамейки удалось подняться только с третьей попытки. Машинально воззвав к Ниссо и получив очередную порцию тепла, девушка на деревянных ногах обогнула статую, и пошла к группе людей, терпеливо дожидающихся её возвращения. Каждый новый шаг давался всё легче, а когда, от толпы отделился высокий молодой человек и решительно пошёл навстречу, принцесса, забыв обо всём на свете, испустила радостный визг и кинулась бежать. Крепкие, сильные руки, подхватили её и подбросили к небу, словно Эльси было не семнадцать лет, а всего десять.
  - Ну, ты и выросла, сестрёнка!
  - Клаус, милый, как же я по всем вам соскучилась!
  - Ты совсем замёрзла, вот возьми мой плащ и скорее пошли в дом! - принц Клаус, взял сестру за плечи, и они зашагали, навстречу улыбающимся людям.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"