Дорошенко Александр: другие произведения.

Часть 4. Главы 1-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В пыльных коридорах технического комплекса Лунограда стоит мёртвая тишина прерываемая лишь воем холодного ветра да тихим перестуком маленьких копыт. Два жеребёнка - брат и сестра, изгнанные на смерть жестокими взрослым, отчаянно борются за жизнь пытаясь выжить там, где выжить практически невозможно. У них нет будущего, они обречены, но в их сердцах горит надежда на то что когда-нибудь чёрное небо разорвёт сполох яркого пламени и на пыльные плиты заброшенного космодрома опустится корабль, который увезёт их на далёкую, прекрасную Землю...

  Обретенная Эквестрия
  
  Часть 4. Надежда
  
  Бежит дорога всё вперёд, куда она зовёт?
  Какой готовит поворот, какой узор совьёт?
  Сольются тысячи дорог, в один великий путь.
  Начало знаю, а итог узнаю как-нибудь...
  (Старинная детская баллада).
  
  Глава 1. Дети подземелья
  
  Холодный сухой сквозняк гнал чёрные клубы пыли по грязным коридорам. Шум вентиляторов и машин жизнеобеспечения сливался в единый далёкий гул. Редкие светодиодные панели тускло светили под потолком не в силах до конца разогнать вечный мрак. Интересно, найдётся ли во Вселенной более унылое и жалкое место, чем заброшенный сектор технического комплекса Лунограда? Эти десятки километров бесконечных коридоров, мрачные залы уставленные останками мёртвого оборудования, где так хорошо прятаться, но почти невозможно выжить? Впрочем, зачем задавать вопросы, ответы на которые всё равно никому неинтересны.
  Тим Лауд открыл глаза, поморгал, зевнул и сладко потянулся всеми четырьмя ногами, стараясь не обеспокоить Крошку, голова которой удобно устроилась на его худеньком животе. Сестрёнка повела ушами, смешно зачмокала губами, но не проснулась. Пусть ещё немного поспит. В жизни двух маленьких изгоев, сон остался единственным светлым убежищем, в котором нет места голоду, жажде и постоянному ужасу одиночества. Тим опустил подбородок на передние копыта и прикрыл глаза. Тело затекло, тяжёлая головка Крошки, весившая не меньше пяти тонн, отдавила все внутренности, но мальчишка терпел. Он вообще был очень терпеливым ребёнком, слишком рано столкнувшимся с лишениями и очень быстро уяснившим, что все его проблемы и горести совершенно безразличны окружающему миру. Если хочешь выжить, полагайся лишь на себя и самых близких существ, остальные рано или поздно предадут. Именно так говорил шкипер Рок Рваная Глотка в романе "Дэринг Ду и проклятие Моря Ужаса", а уж он без сомнения знал толк в жизни.
  Огромный комок чёрной пыли беззвучно пролетел мимо, Тим вздрогнул и тут же отругал себя за излишнюю нервозность. В этом проклятом месте, смерть носит совсем иное обличие. К примеру угроза может исходить от бездельников из Парадиза, время от времени устраивающих облавы на двух беглых жеребят дабы, наконец, привести в исполнение отложенный на неопределённый срок смертный приговор. Впрочем, толстые и трусливые "герои" до смерти боятся совать морды в эту часть сектора, опасаясь неведомых чудовищ порождённых излишне пылким воображением. Гораздо страшнее внезапная разгерметизация отсека, но тут уж как получится. Им пока везёт. Всего один раз они оказались в поражённой области, но успели в самый последний момент проскочить под опускающейся гермодверью. Это случилось давно, они были ещё полны сил и энергии, не то, что сейчас. Тогда происшествие вызвало здоровый, хотя и несколько нервный хохот. Произойди авария сегодня, смеяться, скорее всего будет уже некому.
  Жеребёнок тяжело вздохнул. Селестия, как же всё-таки хочется пить. Иногда он чувствует себя выжатой досуха губкой. Неужели и сегодня живительная влага будет едва покрывать донышко резервуара? А ведь когда-то они не только пили вдоволь, но и тратили воду на умывание! Вот дурачьё, лучше бы делали запасы! Хотя с тех благословенных времён прошло столько времени, что он признаться успел позабыть цвет собственной шёрстки. Сейчас она серо-чёрная - под цвет пыли. Это очень удобно, когда надо прятаться, но всё рано иногда до зуда в копытах хочется почувствовать себя чистым как раньше. Как тогда, когда у них был дом. Настоящий дом.
  
  - Мама, - маленький большеголовый жеребёнок с огромными печальными глазами в упор посмотрел на растрёпанную желтошкурую кобылку, только-только вставшую с постели, - почему я не могу выходить наружу? Почему я должен сидеть дома?
  Момент для вопроса был выбран не самый удачный, спросонья мать всегда была чем-то недовольна. Вот и сейчас она лишь резко тряхнула гривой и раздражённо ответила:
  - Прекрати, Тимми! Сколько раз можно повторять, чтоб ты не приставал ко мне с этим вопросом. Ты ещё слишком маленький и не поймёшь...
  - Я уже большой! И мне скучно играть одному!
  - Но у тебя есть я, золотце! Разве этого мало? Разве ты меня не любишь?
  - Конечно люблю! - воскликнул он и ласково потёрся о её мохнатую тёплую щёку. - Но ты всё время куда-то уходишь...
  - Ты же знаешь лапочка, что я ухожу на работу. В Парадизе все должны работать иначе... иначе будут неприятности. Ну, давай сладенький, пойди поиграй, мне нужно привести себя в порядок.
  Пошатываясь, мама направилась в ванную комнату. Зашумела вода. Угрюмый Тим печально вернулся к своим игрушкам. Ей хорошо говорить, она каждый день уходит навстречу неведомому миру, а он вынужден всё время проводить запертым в четырёх стенах. И где тут справедливость, скажите на милость?!
  Хлопнула дверь, и мама неожиданно возникла на пороге. Вода стекала по мокрой шкурке, собираясь у копыт большими лужицами. Не обращая внимания на беспорядок, кобылка нервно сглотнула и посмотрела на сына долгим странным взглядом. В этом взгляде был страх перемешанный с нежностью и болью. Жеребёнок замер, не зная как себя вести. Он очень не любил, когда она на него так смотрела. Обычно подобная игра в гляделки заканчивалась либо ссорой, либо неестественно сладкими и потому крайне противными обнимашками и поцелуями. Предчувствуя неизбежное, Тим заранее начал всхлипывать и ронять слезинки. Увидев это мама вздрогнула, и словно очнувшись быстро перевела взгляд на маленькую пластмассовую штучку, зажатую в копыторуке.
  - Две полоски... - медленно сообщила она неизвестно кому. - Две полоски... Опять аборт? Или... Решайся уж наконец Тина! Ты всё равно совершила преступление, а дважды казнить не могут даже они... Тимчику нужен ещё кто-то, бедняжка скоро заболеет от одиночества...
  Видимо приняв какое-то важное решение, она тряхнула гривой и быстро подошла к сыну.
  - Хочу тебя обрадовать, солнышко, скоро у тебя появится братик или сестрёнка. Ты рад?
  - А что такое братикилисестрёнка?
  - Не что, а кто. Малыш, такой же как ты, с которым можно играть и дружить.
  - Правда?! - изумился Тим. - Вот здорово! Когда он появится? Завтра?
  - Нет, чуть позже...
  - Послезавтра?
  - Я потом скажу. А пока вытри слёзки и пошли кушать кашку...
  
  Лёгкое жужжание под потолком вывело жеребёнка из задумчивости. Он вскинул голову и увидел парящий в воздухе матовый шарик с двумя стеклянными "глазами" на выпуклом борту. Опять они!
  - Убирайся! - зло сказал Тим. - Почему вы не хотите оставить нас в покое?!
  Равнодушный аппарат продолжал неподвижно висеть в воздухе, и мальчишка отвернулся. Сколько раз он клялся, что не будет обращать внимание на странных механических соглядатаев, но иногда не выдерживал и всё же срывался. Кто же их всё-таки запускает? Жители Парадиза? Вряд ли, иначе они с сестрой давно были бы мертвы. Люди из Бастиона Свободы? Но те ненавидят поняш и убивают их при первом удобном случае. Остаются Другие, но тут сразу возникает резонный вопрос "Зачем"? Зачем холодным и равнодушным аликорнам наблюдать за жизнью двух детей, медленно умиравших от недостатка пищи и воды в пустых коридорах заброшенного комплекса?
  Глаза Тима сузились от ярости, по шкурке пробежала волна нервной дрожи. Он вспомнил как однажды, когда они с сестрёнкой играли в Главном шлюзе, мимо прошла группа Других, кативших на тележке, целую батарею пластиковых бутылок с чистой как слеза водой. Будь это что другое, жеребята не стали бы и соваться, но чувство жажды заставило забыть об осторожности. Быстро перебирая короткими ножками, Крошка подбежала к молчаливым аликорнам и, придав мордочке выражение, от которого дрогнуло бы сердце самого сурового злодея, жалобно попросила "пару глоточков водички". Но те лишь окатили её взглядами полными презрения и проследовали мимо. Идущий последним высокий жеребец остановился и ледяным голосом предупредил что если "вонючая попрошайка" вновь посмеет приблизиться к ним, он лично измолотит её копытами в труху.
  - Почему?! Почему он так меня обозвал! - ревела потом сестрёнка не обращая внимания на Тима, всеми силами пытающегося её успокоить. - Я разве виновата, что у нас нет водички даже на то чтоб умыться?!
  - "Лучше бы они нас в тот день побили", - не раз потом думал Тим. В романе "Дэринг Ду и сокровища Потерянной Звезды" описывалась раса пришельцев с железной планеты Хелл, алмазные сердца которых не ведали сострадания и милосердия. Похоже, что аликорны из Города Ночи были сродни этим безжалостным инопланетянам. На целом свете не было существ, которых мальчишка ненавидел больше чем Других. Даже жители Парадиза, убившие маму и изгнавшие их на смерть, казались ему не такими отвратительными. Как говорил попугай Луи из романа "Деринг Ду и Зловещие Джунгли" - "Ничего нет хуже равнодушия, подружка. Поверь старому пирату, ты всегда сможешь понять и простить предателя, но оправдать мерзавца перешагнувшего с кислой рожей через истекающего кровью беднягу, не удастся никому и никогда, клянусь своими фиолетовыми перьями"!
  
  Разбуженная шумом, Крошка встрепенулась и вскинула голову.
  - С добрым утречком, - радостно улыбнувшись воскликнула она. - Знаешь, какой чудненький сон мне сейчас приснился?!
  - Не представляю, - ответил Тим, улыбаясь в ответ. Невозможно оставаться серьёзным глядя в эти смеющиеся глаза.
  - Мне приснилось, что в наши капканы попались аж пять жирных крысок! И мы всех их смолотили! Я чуть не лопнула от обжорства!
  Она перекатилась на другой бок, потянулась и быстро вскочила.
  - Побежали, проверим, вдруг сон оказался вещим! Кто прискачет первым, тот всё съест... - тут с её мордочки исчезло дурашливое выражение, глаза закатились, ноги подломились, и она упала, издав слабый стон. Тим бросился к ней, рухнул на коленки и несколько раз с силой подул в слабо трепещущие ноздри. Сестрёнка зашевелилась, с трудом подняла голову и всхлипнула.
  - Сколько раз повторять, что не нужно так делать! - зло выкрикнул он, затем замер, пережидая пока исчезнут золотые искры, мельтешащие перед глазами, и уже более спокойным тоном закончил: - Нельзя после сна резко вскакивать.
  - Извини, - вздохнула Крошка, медленно вставая с пола. - Это от того что у нас кушать нечего?
  - Да, - буркнул Тим. Последнее время голодные обмороки случались всё чаще. - Пошли завтракать, принцесса...
  
  В ту ночь мама заперлась в дальней комнате и строго-настрого запретила Тиму подходить к двери. Потом она долго кричала и плакала, а несчастный жеребёнок весь извелся, не зная, что делать и как ей помочь. Наконец она вышла тяжело шатаясь и остановилась на пороге, опершись правым плечом о дверной косяк.
  - Хочешь посмотреть на сестрёнку, солнышко? - хрипло спросила она.
  Естественно он хотел. В своём воображении Тим рисовал восхитительную картину того как они первым делом побегут играть в прятки в огромном тёмном зале на втором этаже, заставленном громоздкой тяжёлой мебелью. Как он покажет ему или ей свою коллекцию игрушек... Реальность оказалась ужасна. Жуткое сморщенное существо лежало на стопке простыней устилавших дно ящика старого комода. Существо громко ревело и сучило тонкими как спички ножками. При виде этого кошмара, жеребёнок и сам заревел в голос, да так что матери пришлось успокаивать сразу двоих.
  Прошли дни, недели и заботы о новорожденной как-то сами собой легли на плечи Тима. Он научился лихо менять пелёнки, вовремя подносить бутылочки с тёплым молоком, баюкать и развлекать этот вечно ноющий свёрток. Мама оказалась права, мальчишка совершенно забыл, что такое скука. Малышку назвали Патрисией или просто Пэт. Тиму не понравилось это слишком вычурное имя, но мама заявила, что так звали её любимую бабушку, потому не стоит и спорить. Жеребёнок не сопротивлялся, но про себя окрестил сестрёнку Крошкой. Право, это имя ей подходило куда больше, тем более что росла она очень медленно. Впрочем, характер у неё оказался на редкость живым и маленький рост не был тому помехой. Едва научившись ходить, девчонка стала носиться, как угорелая и Тим наконец-то обрёл партнёра для игр, тем более что им было, где развернуться.
  Дом, в котором они обитали, представлял собой запутанный лабиринт из трёх десятков комнат соединённых сложной сетью коридоров и лестниц. Для жилья использовались всего четыре комнаты, а остальные помещения стояли пустые и заброшенные. Нетрудно догадаться, что именно они превратились в самую лучшую в мире игровую площадку. Как здорово было вихрем пронестись по широкому как проспект коридору, в три прыжка взлететь по пирамиде из стульев на вершину огромного шкафа и оттуда с оглушающим визгом сигануть на широкий диван! Весь дом был предоставлен в полное распоряжение жеребят, и лишь одно им запрещалось делать под страхом серьёзного наказания - подходить близко к двери ведущей наружу. Какие ужасы подстерегали поняшек в открытом мире, можно было только гадать...
  
  Луна, маленькая планета вынужденная до конца времён кружить вокруг большой и строгой Земли, воистину забавное место. Здесь мало воды и совсем нет воздуха, зато много камней и пыли. Все поселения находятся под толстым слоем надёжного камня и лишь несколько прозрачных куполов позволяют простому смертному увидеть серую неприветливую поверхность. А ещё тут низкая сила тяжести - одна шестая земной, благодаря чему, походка лунных жителей со стороны кажется нелепой. Любое резкое движение подбрасывает идущего высоко вверх, зачастую с весьма печальным результатом. Первые поселенцы столкнувшиеся с этой проблемой были вынуждены увеличить высоту потолков в коридорах, а так же покрыть их толстым слоем губчатого пластика. И всё равно - пациенты с травмами головы были самыми частыми гостями медпунктов, особенно в первые годы колонизации.
  Впрочем, Тим и Крошка в совершенстве умели контролировать каждое движение тела и потому никогда не испытывали затруднений с перемещением в пространстве. Низкие потолки технических шахт не были для них помехой. Как правило, жеребята передвигались короткими лёгкими прыжками напоминающими порхание бабочки. Такой способ передвижения был гораздо удобнее и практичнее обычного бега. На Земле подобным образом умела скакать лишь несравненная Пинки Пай.
  Миновав длинный как стрела коридор, брат с сестрой свернули направо, скатились на брюшках по узкому гладкому жёлобу, отряхнулись и пошли дальше, по узкому проходу, с наслаждением втягивая пересохшими носами струи тёплого влажного воздуха. Сиплый говорил, что здесь проходит поток, насыщенный испарениями из резервуаров нижнего яруса. Именно тут он поставил водяные ловушки, которые до недавнего времени исправно снабжали питьём юных изгоев. Устроены они были крайне просто. В том месте где шахта резко изгибалась вертикально вверх, находилась "гребёнка" из двенадцати алюминиевых труб, по которым непрерывно струилась охлаждающая жидкость. Предприимчивый пони снял изоляцию и на холодном металле тут же начал осаждаться конденсат. Маленькие бисеринки влаги быстро стали превращаться в большие капли, а те в свою очередь тонкими ручейками потекли вниз на пол. Осталось опоясать трубы пластиковыми воронками-ловушками, приделать к каждой водоотводную трубку и протянуть их к накопительному резервуару. Раньше, когда работали все трубы, воды с избытком хватало на троих, а когда Сиплый умер, жеребята временами даже устраивали себе банный день. Но однажды хладагент перестал течь, трубы оставались тёплыми в течение четырёх дней, видимо внизу произошла какая-то авария. Производство воды прекратилось, и жизнь сразу стала очень сложной. Затем установка включилась вновь, но из двенадцати труб заработали только пять, да и то очень нестабильно. В результате водяной паёк сократился до минимума, в иные дни брату с сестрой приходилось довольствоваться одним стаканом на двоих, и это было ужасно.
  Но сегодняшний день явно удался - в резервуаре скопилось почти три литра тёплой мутной воды - неплохой повод устроить маленький праздник. Аккуратно перелив драгоценную жидкость во фляги, и сделав несколько длинных глотков, повеселевшие поняши отправились к своим охотничьим угодьям проверять капканы. "Крысиная тропа" снабжающая изгоев продовольствием проходила через узкий коридор, ведущий к находящимся на недосягаемой глубине чанам в которых выращивалась биомасса для пищевого синтезатора Парадиза. Раньше добычи было много, но затем то ли популяция крыс сократилась, то ли хитрые зверьки нашли обходной путь, только теперь капканы всё чаще оставались пустыми.
  - У нас целых две крысы! - важно возвестил Тим спустя двадцать минут. - Небольшая и... маленькая. Сегодня твоя очередь есть ту, что покрупнее.
  - А ты не ошибаешься? - забеспокоилась Крошка. - Тимчик, миленький я в прошлый раз уже кушала большую и прошло-прошлый раз тоже. Не забыл?
  - Это ты ошибаешься, - буркнул Тим, быстро беря меньшего зверька зубами за голый противный хвост. Жеребёнок резко мотнул головой, подбрасывая добычу в воздух, поймал на лету и принялся аппетитно хрустеть тонкими косточками.
  Крошка в восторге забарабанила копытами в пол - девчонке нравилось это незамысловатое представление. Эх, а ведь ещё совсем недавно они их разделывали, потрошили, сдирали шкуру и затем варили в закопчённой кастрюле, под которой жарко пылали вонючие куски изоляции. Теперь же...
  Покончив со своей порцией, маленькая кобылка тщательно облизала перепачканные кровью губы и озорными глазами посмотрела на брата. Вода и обильный завтрак сделали своё дело - к малышке вернулось хорошее настроение и желание побегать.
  - Послушай, Тимчик, давай погуляем по улице!
  - Нет, - поморщился тот. - Вдруг опять на Других нарвёмся. Лучше поднимемся в Купол. Посмотрим на Землю, по лесу пройдёмся и искупаемся заодно.
  - Оки-доки! - довольно ответила девчонка. - Только, чур, я первая поскачу!
  - Конечно.
  Крошка сорвалась с места и понеслась по коридору как маленький вихрь, помогая себе куцыми крылышками. Тим поспешил следом, стараясь не думать о неизбежной переправе через Провал. Мальчишка многое отдал бы за то чтобы пройти более безопасным путём, но к сожалению иной дороги в Купол не было. Ещё совсем недавно он перемахивал через расщелину заполненную бурой пузырящейся массой не задумываясь, но после одного случая в его сердце поселился омерзительный комок страха.
  В тот день всё шло как обычно - они отправились поиграть в Купол. Крошка как всегда скакала первой. Ширина Провала в месте переправы не превышает двенадцати метров. Раньше оба берега соединял мостик из перфорированной стали, но сейчас от него ничего не осталось, так что желающим очутится на противоположной стороне требуется сделать затяжной прыжок. В условиях слабой лунной гравитации в этом нет ничего сложного, тут главное всё правильно рассчитать и приземлиться точно на маленький бетонный козырёк. Если ты прыгнешь слишком сильно, и у тебя не получится влететь в узкую горловину туннеля, ты ударишься о стену и соскользнёшь вниз навстречу смертоносной купели. Если скакнёшь слишком слабо, то не долетишь, и всё вновь закончится принудительным купанием и быстрой смертью. В своё время Сиплый только на секунду окунулся в ядовитую мерзость, но этого оказалось достаточно, чтобы молодой сильный жеребец превратился в гниющего заживо монстра...
  Крошка издала победный клич и лихо перемахнув на противоположный берег, скрылась в черноте туннеля. Тим сиганул следом, так как делал это тысячу раз, но в последний момент заднее копыто скользнуло по непонятно откуда взявшемуся пятну масла. Прыжок вышел неуклюжим и... слишком слабым. С ужасом осознав, что не долетит, жеребёнок закричал и забился. Будь у него за спиной пара крыльев как у сестрёнки, возможно ему и удалось бы выиграть лишний метр, но к сожалению Селестия наградила мальчишку бесполезным в этой ситуации рогом. Тим яростно замолотил всеми четырьмя ногами, словно это могло помочь, и в следующее мгновение ударился грудью о край козырька. Передние копыта безнадёжно заскользили по гладкому бетону пытаясь уцепится хоть за что-нибудь, тело поползло назад и вниз, навстречу гибели.
  Пожалуй то была самая страшная секунда в его жизни - секунда полной беспомощности и обречённости, когда ты понимаешь что настал конец, но разум оказывается принимать сложившуюся реальность и в страхе посылает панические сигналы предавшему его телу. Бетон козырька был скользким как лёд, задние ноги и большая часть туловища повисли над пропастью, и ничто казалось, не могло остановить неизбежное падение... Мальчишку спасла трещина. Узкая, едва заметная трещина. Острый край копыта вонзился в неё за миг до конца и каким-то чудом смог уцепится. Застонав от напряжения, Тим рванулся вперёд, задняя нога нащупала крепление моста, и мгновение спустя он уже стоял в безопасности, тяжело дыша, мокрый как мышь. Всё "приключение" заняло не больше пятнадцати секунд, но жеребёнку казалось, что он висел над пропастью не меньше трёх часов. С трудом переступая одеревеневшими ногами, морщась от боли в ушибленной груди парнишка двинулся дальше, вслед убежавшей сестре, твёрдо решив не говорить ей ничего о случившимся. В их жизни и без того много плохого, зачем расстраивать малышку ещё сильнее.
  Но с того момента в душе Тима поселился страх. Не за себя - за Крошку. Ведь если сестра останется одна, это будет воистину ужасно. Они до сих пор живы только потому, что держаться вместе, одиночка тут долго не протянет. А какая участь может ожидать трёхлетнюю кобылку, ослабевшую от недостатка еды и питья, без помощи единственного друга и опекуна?
  Случай в Провале сильно изменил характер Тима. Ему и раньше приходилось не раз балансировать "на грани", но тогда опасность не воспринималась всерьёз, оставаясь неизбежной составляющей обычной игры. Теперь игры кончились. Мальчишка стал осторожнее и больше уже не рисковал понапрасну. Они перестали ходить гулять "на улицу", да и в Купол наведывались всё реже, предпочитая лежать где-нибудь в укромном уголке и не растрачивать медленно убывающие силы. Тим в сотый раз перечитывал вслух истории о приключениях отважной пегаски Дэринг Ду, а Крошка внимательно слушала или тихо дремала, положив голову ему на животик, словно на самую мягкую в мире подушку...
  
  - Пождравляю с Днём Рождения - торжественно пропищала сестрёнка, протягивая Тиму подарок, над которым трудилась последние два часа.
  Тот с благодарностью принял криво оторванный листик обёрточной бумаги, на котором простым карандашом было нацарапано нечто понипоморфное. Похоже, маленькая художница пыталась изобразить своего любимого брата. Во всяком случае, существо на картинке имело четыре тонкие кривые ноги, бесформенное тело и квадратную голову. Тим был изображён в профиль, при этом он глядел на мир двумя косыми глазами, нос обозначался чёрточкой, а рта не было вовсе.
  - Это я?
  - Ага! - гордо сказала девочка.
  - Спасибо большое, прямо как живой! - похвалил сестрёнку Тим и та аж замурлыкала от удовольствия.
  Послышались сбивчивые шаги, и в детскую ввалилась мама. Она нетвёрдо переступала копытами, от неё исходил неприятный резкий запах, глаза нехорошо блестели, из уголка рта стекала тонкая струйка слюны. Тим напрягся. Последнее время такое случалось с ней всё чаще и чаще.
  - Дет...очка моя, поздравляю с праздничком, сл... солнышко, лапочка, зайчик...
  Тут мама запнулась за край ковра и чуть не упала. Впрочем, происшествие её только рассмешило, и она залилась звонким, неприятным смехом.
  - А у меня для тебя пода... рочек. Нет, не братик... как-нибудь в другой раз! Вот, смотри! Валяется понимаешь в быб... библиотеке, пылится... я подумала что тебе он нужнее чем этим тупым болванам...
  Мама расстегнула поясную сумку и вынула потёртый прямоугольный предмет с блестящим экраном.
  - Возьми. Электронная кныш... книжка. Большая редкость. Сама в детстве её тысячу раз читала!
  Тим осторожно коснулся экрана кончиком копыта и тот неожиданно засветился слабым матовым светом. Секунду спустя появилась картинка изображавшая молодую пегаску с шёрсткой песочного цвета, в странном головном уборе и кьютимаркой в виде розы ветров.
  - Вот! "Приключения Дэринг Ду. Полное собрание". Сорок с чем-то романов и куча рассказов. Читай умничка, тебе понравится!
  Тим смотрел на диковинное устройство в некоторой растерянности. Читать он, конечно, умел, но плохо. Признаться, дальше букваря и нескольких растрёпанных книжек для самых маленьких ему так и не удалось продвинуться, но подарок есть подарок. Сбивчиво поблагодарив любимую мамочку, жеребёнок убрал книгу в ящик тумбочки...
  Нельзя сказать, что праздник получился очень шумным. Когда из гостей на нём присутствуют лишь годовалая кроха едва научившаяся говорить и странно ведущая себя взрослая кобылка, которую ты знаешь с рождения, в таких условиях трудно разгуляться. Посидев немного с детьми, мама ушла в свою комнату, сославшись на усталость и головную боль, а Крошка быстро утомилась и засопела, свернувшись калачиком прямо на полу. Тим осторожно перенёс её в кровать, затем немного поколебавшись, принялся изучать подарок. Очень быстро жеребёнок разобрался с управлением и, открыв первую главу первого романа "Дэринг Ду и алмаз философа" принялся читать, с трудом вгрызаясь в сложный, малопонятный текст.
  
  Глава 2. Бесприютные скитальцы.
  
  Этой ночью он так и не сомкнул глаз. Перед ним открылся совершенно иной мир, не имеющий ничего общего с унылой действительностью. Выросший взаперти, не знавший никого кроме сестры и матери мальчишка по самую макушку окунулся в бурный поток невероятных приключений. Когда в комнату вошла мама с отёкшей мордочкой и сонными глазами, Тим вместе с отважной пегаской плыл на плоту по реке, отбиваясь от анаконд и аллигаторов.
  - Доброго дня, солнышко!
  - Привет, мам, - отозвался он, не поднимая головы. - "...Зубы чудовищного хищника как тростинку перекусили весло, и Дэринг Ду почувствовала беспокойство. Впереди шумел водопад и если не удастся пристать к берегу - дело плохо. С одним крылом она не сможет взлететь, а падение с высоты в двести метров может окончиться ушибами или даже переломом...".
  - Я не слишком вчера шумела? Ничего не помню!
  - Нет, всё было отлично.
  - Да? Сомневаюсь. А что ты делаешь?
  - Читаю твой подарок.
  - Мой... что? Я разве тебе что-то дарила?
  - Конечно! Вот эту книгу.
  Мама ткнула себя копытом в лоб.
  - Ох, какая дура! Если в библиотеке хватятся... Селестия, что же делать?!
  - Так это... Ты её сейчас заберёшь?
  - Нет, конечно, просто... Ладно, что-нибудь придумаю.
  Она ласково потрепала его по загривку и легла рядом. Тим не без сожаления оторвался от чтения и прижался к её тёплому боку. Стало хорошо и спокойно.
  - Надо же, как быстро летит время, ты стал таким большим... Жаль что вы обречены всю жизнь провести в этом проклятом доме.
  - Всю жизнь? - ужаснулся жеребёнок. - Но почему? Ведь здесь, - он кивнул в сторону книги, - мисс Ду живёт в большой стране, где много света, растут деревья и трава... кстати, а что такое деревья?
  - Не знаю, - тихо ответила мама. - В Парадизе их нет.
  Она прикрыла глаза, вздохнула, потом посмотрела на сына долгим взглядом.
  - Понимаешь, зайчик, мы живём не в Эквестрии и даже не на Земле. Мы живём в совершенно другом месте...
  Широко раскрыв рот Тим слушал её рассказ о Луне, людях, большой войне и прочих страшных и интересных вещах.
  - ... И тогда лабораторные пони, вырвавшись из вивария, бежали в северную часть Лунограда, где основали Парадиз. Я сама этого конечно не помню, так как родилась уже после Исхода, но мама говорила, что то были страшные дни. Люди хотели вернуть беглецов назад, потому в тоннелях шла непрерывная резня. В конце концов, уцелевшие поняши обрушили проходы, полностью отделив этот район от остального города. С тех пор мы живём сами по себе.
  - Страшно-то как, - поёжился жеребёнок. - А почему...
  - Я вынуждена вас прятать?
  - Да.
  Мама криво усмехнулась и опустила мордочку.
  - Единственный источник еды в Парадизе - пищевой синтезатор, мощность которого ограничена. В своё время Старейшины посчитали, что прокормить он может всего двести пятьдесят восемь пони, не больше и не меньше, после чего был принят закон, запрещающий нам размножаться сверх установленного лимита. Родив тебя и Пэт, я совершила страшное преступление.
  - Но что может быть плохого в том, что мы вылезли из твоего животика?
  - В том, что лишние жеребята это лишние рты. Население Парадиза должно быть неизменным, понимаешь? Кое-кто, правда, предлагал заняться строительством гидропонных ферм. У нас полно свободных туннелей, энергии и воды, но Старейшины объявили эти разговоры подстрекательством к бунту и быстро положили им конец, казнив нескольких слишком шумных болтунов. С тех пор мы живём так как живём. Двести пятьдесят восемь морд и не мордочкой больше.
  - Но раз уж ты нас родила, то почему прячешь? Эти Старейшины тебя, конечно, поругают, и нас с Крошкой тоже, но ведь ничего страшного не будет?
  - В том то и дело что будет. Кобыла, произведшая на свет незаконное потомство, теряет гражданство Парадиза. Она и её отпрыски автоматически приговариваются к смерти. Без какого-либо суда или следствия. Как правило их просто выкидывают в воздушный шлюз и открывают внешнюю дверь... - она замолчала, затем с горечью добавила: - Все вокруг следят друг за другом, подозревают, пишут доносы.
  - Почему?
  - Это единственный способ законным путём родить наследника. Бдительный гражданин, чей донос оказался правдой, после казни преступницы получает право на одного ребёнка. Если же он не собирается иметь детей, то может свободно продать разрешение кому угодно. Эти "жеребячьи сертификаты" самая ценная вещь, какая только может быть в Парадизе. На последнем аукционе... - мама замолчала и резко тряхнула гривой. - Хватит об этом. Я пошла другим путём, уж очень хотела ребёнка. И вот теперь из-за моего эгоизма вы живете, словно в тюрьме. Бедные малыши...
  Она замолчала. Тим ещё плотнее прижался к её боку. Ему было страшно.
  Спустя пару месяцев после памятного разговора, мама пришла с работы чем-то очень взволнованная. Рассеянно выслушав отчет, Тима о том, во что они сегодня успели поиграть, она быстро поужинала, затем сказав, что хочет показать им что-то очень важное вышла из столовой. Заинтригованные жеребята поспешили следом и спустя несколько минут к своему удивлению оказались в собственной комнате. Мама толкнула дверь ведущую в ванную, включила свет и подошла к большому зеркалу украшающему торцевую стену рядом с раковиной.
  - Смотрите внимательно, - приказала она, касаясь копытом какой-то блестящей штуки у самого пола.
  Раздалось тихое гудение, и зеркало быстро отъехало в сторону, открывая вход в узкий полутёмный коридор.
  - Ух ты! - восхитился Тим. - Совсем как в романе "Дэринг Ду и Лабиринт Минотавра"! А что там? Древняя гробница или покинутый дворец? Там есть сокровища? А монстры?
  - Ничего там нет, - отрезала мама. - Пыль да грязь вот и всё. Ты запомнил, на что нужно нажимать, Тимми?
  - Ага!
  - Если я вдруг не приду, а в дом начнут ломиться... нехорошие пони, вы откроете эту дверь и сбежите. Говорят здесь можно найти пищу и воду... во всяком случае надеюсь что так оно и есть.
  - Но мы не хотим убегать, - пискнула Крошка. - Нам туточки очень хорошо!
  - Ты понял, солнышко? - дрогнувшим голосом спросила она. В её глазах было столько отчаяния и боли, что Тиму стало плохо.
  - Да, - прошептал он.
  - Надеюсь, всё это глупости, - нервно рассмеялась мама. - Давайте пойдём в зал, послушаем музыку и потанцуем...
  Прошло несколько дней, страх постепенно ушёл, а любопытство осталось. Секрет потайной двери не давал жеребёнку покоя. Ещё бы, впервые в их унылой размеренной жизни появилось настоящее Приключение. И вот однажды утром Тим подошёл к Крошке и драматическим шёпотом сообщил, что они отправляются в поход. Заинтригованная малышка радостно запрыгала на месте. Она была готова пойти за обожаемым братом хоть на край света.
  Серьёзное путешествие требует серьёзной подготовки. Понимая это, жеребёнок запихнул в холщёвую перемётную сумку самые необходимые в дороге вещи, а именно - набор солдатиков, игрушечную пожарную машину и плюшевую Принцессу Луну для сестрёнки. Открыв потайную дверь, они вошли в коридор и бодро двинулись вперёд, освещая дорогу налобными электрическими фонариками.
  Тим отлично знал как нужно себя вести в мрачных заброшенных лабиринтах полных сокровищ и монстров. Крошка старательно рисовала на стенах восковым мелком стрелки направления, чтобы найти дорогу назад, сам же отважный путешественник не выпускал изо рта рукоятку игрушечного меча, выглядевшего настолько грозно, что любое встреченное на пути чудовище, должно было мгновенно упасть в обморок от страха.
  Жеребята успели пройти не больше двухсот шагов, когда внезапно, из темноты на них вышло существо, облик которого мог напугать кого угодно. Внешне оно напоминало пони, вот только его шкура была полностью лишена волос и покрыта гноящимися язвами и нарывами. Морда напоминала жуткую маску с иллюстрации в романе "Дэринг Ду и Шаманы Вуду", правый глаз подслеповато щурился, а левого не было вовсе. Завидев отважных искателей приключений на свои крупы, монстр остановился и просипел низким голосом:
  - А это ещё кто? Откуда вы тут взялись?
  Крошка плюхнулась на хвост, напрудила под себя внушительных размеров лужу и заревела в голос. Тим выронил смертоносный клинок, пошатнулся, но на ногах устоял.
  - Не надо меня бояться, - жутким голосом прохрипело чудовище, делая шаг вперёд.
  Жеребёнок вцепился зубами в загривок вопящей словно сирена сестрёнки и поволок за собой. Та, похоже, была совсем не против такого способа передвижения, во всяком случае, она даже не пыталась самостоятельно встать на ноги. Влетев в дом, Тим поспешил закрыть надёжную дверь и только после этого дал волю нервам - к тоненькому завыванию Крошки прибавился его громкий рёв.
  Немного успокоившись, дети решили ничего не рассказывать маме, она и так последнее время была постоянно на взводе. Интерес к исследованию таинственного лабиринта почему-то пропал, и потайная дверь оставалась закрыта ровно до того проклятого дня когда наступил конец их беззаботной жизни.
  Каждый вечер брат с сестрой усаживались рядом с внутренней дверью ожидая когда послышится хорошо знакомый перестук копыт. Но сегодня он прогремел как-то странно - торопливо и резко. Лязгнул замок, ещё один, дверь распахнулась, на пороге появилась мама с растрёпанной гривой и почему-то окровавленной мордочкой. Окинув детей безумным взглядом, она крикнула так, словно те находились в сотне шагов от неё:
  - Бегите! Бегите скорей! Они идут! Они...
  С каждым словом изо рта вылетали красные брызги. Тим задохнулся заметив что её губы разбиты в кровь. Сзади раздался топот множества ног. Мама, застонав, опустила мордочку в раскрытую сумку, затем резко вскинула голову. В её зубах оказался зажат длинный, слегка изогнутый клинок с блестящим лезвием. Повернувшись к ошарашенным детям спиной, кобылка перекрыла проход и слегка подалась вперёд.
  - Бефифе! - неразборчиво пробурчала она, яростно размахивая хвостом.
  В следующее мгновение прихожую наполнили незнакомые пони.
  - Тина Лауд! - крикнул статный белошкурый жеребец. - Ты арестована за...
  Мама кинулась вперёд и резко мотнула головой. Сверкнула сталь. Жеребец закричал и отшатнулся назад. Его широкую грудь пересекла алая полоса. Кровь потоком хлынула на белоснежную шёрстку.
  - Ыыыы! - завыл кто-то, - Бейте её, братья!
  Снова взмах ножа. Топот, лязг зубов, вопли и плач. Тим поволок перепуганную сестрёнку в детскую, на ходу ударами задних ног захлопывая двери. Оказавшись в своей комнате, жеребёнок первым делом подбежал к "тревожным" перемётным сумкам собранным месяц назад по просьбе мамы, в которых лежал запас еды, воды, лекарств и всякая полезная для жизни мелочь. Быстро засунув в боковой карман бесценную электронную книгу, мальчишка закинул сумку на спину и экипировав сестру, кинулся к ванной. Тим больше не думал о страшном монстре бродящем по коридорам комплекса, гораздо больший ужас в нём вызывали громилы ворвавшиеся в дом и... сделавшие больно маме. О том, что негодяи могли её убить, он старался не думать.
  Потайная дверь распахнулась мгновенно, они проскочили в коридор. Повернув запорный рычаг и заклинив его стальной защёлкой, жеребёнок с шумом выдохнул. Всё, теперь они в безопасности - преследователи вряд ли найдут потайной проход, а даже если это и случится, то им придётся потратить много времени на взлом замка. Вцепившись зубами в Крошкину гриву, он поволок её в темноту, подальше от опасного места. Маленькие копытца жеребят глухо цокали по пыльному бетону.
  Спустя полтора часа, изрядно запутав возможных охотников (и окончательно заблудившись сам), Тим остановился в глухом тупике, там где пол был покрыт толстым слоем губчатого пластика. Лежать здесь было не так удобно как на мягкой постельке, но выбирать не приходилось. Сняв сумки и устроив сестру с максимальным комфортом, он улёгся рядом. Было зябко и очень грустно. Крошка подавленно молчала и не отвечала на вопросы брата. Впрочем, мальчишка сам был буквально раздавлен случившейся катастрофой. Одно дело читать о неприятностях, свернувшись калачиком на кровати, а другое самому принимать в них непосредственное участие.
  Постепенно усталость взяла своё, слёзы высохли, сестрёнка тихо засопела и Тим, опустив голову на передние ноги крепко заснул. Его сон глубокий и спокойный, продолжался несколько часов. Когда жеребёнок открыл глаза, то первым делом увидел перед собой давнишнего монстра до смерти напугавшего их целую вечность назад. Чудовище сидело прислонившись к стене и внимательно разглядывало их единственным глазом.
  Тим вздрогнул, но не закричал, только всхлипнул испугано и жалко.
  - Тише, парень, - неразборчиво просипел неожиданный визитёр, - не буди малышку. Только её воплей нам сейчас не хватает для полного счастья.
  - Кто вы? - дрожащим голосом спросил жеребёнок.
  - Моё имя тебе всё равно ничего не скажет, - буркнул незнакомец. - Можешь называть меня Сиплым, я не обижусь.
  - Вы ведь пони, да?
  - Нет, маринованная кастильская каракатица. Что за глупый вопрос, разумеется я пони, просто однажды... мне случайно не повезло. Неподалёку отсюда есть канал, заполненный какой-то едкой дрянью, в которой я немножко искупался. Оступился когда прыгал. Выскочил наружу как ошпаренный, отряхнулся, вымылся как мог, благо тащил во фляге весь суточный запас воды, но всё без толку... - собеседник тяжело вздохнул и опустил голову. - Теперь хожу писаным красавцем, пугаю маленьких жеребят. Здорово в прошлый раз вы от меня драпанули, давно так не смеялся.
  Тим нервно хмыкнул.
  - После нашей первой встречи я почти не сомневался, что рано или поздно вы появитесь здесь снова.
  - Мы сбежали из дома...
  - Знаю, малыш. У меня есть возможность время от времени подключатся к информационной сети Парадиза, так что я в курсе последних событий.
  - Наша мама... она жива?
  Сиплый отвернулся и негромко стукнул копытом.
  - Её больше нет, - прошептал он. - Поверь, мне очень жаль.
  В ушах зазвенело, слова жеребца зазвучали словно сквозь толстый слой ваты. Хотелось упасть и зарыдать в голос, но Тим сдержался.
  - Они её казнили, да? Как старую Нэнси из романа "Дэринг Ду и месть Чёрного Инквизитора"?
  - Нет. Ваша мамка была отважной пони, в её жилах текла горячая кровь, а не скисшее молоко как у большинства жителей Парадиза. Она погибла на пороге дома, прикрывая ваше бегство. Сражалась одна против толпы Дружинников и завалила двоих, прежде чем те смогли её достать.
  Тим вспомнил, как кровь текла по её изувеченному рту, как яростно блестел зажатый в зубах клинок и его затрясло. Он уронил голову и застонал, из последних сил сдерживая слёзы. Тяжёлое копыто опустилось ему на загривок.
  - Держись парень. Если в твоём сердце столько же отваги, сколько у неё, ты выдержишь. Поверь старому изгнаннику, в этих краях трусам не место. Здесь может выжить только тот, кто умеет выгрызать победу из горла врага...
  
  Так они познакомились с Сиплым. Их новый друг ушёл из Парадиза около трёх лет назад вместе с подругой Ланни Солт. Им надоело жить по жестоким законам закрытого города пони, они захотели свободы. Бесконечный лабиринт заброшенного комплекса показался им подходящим местом - загадочным и привлекательным одновременно. Первое время всё шло хорошо, но затем случилась катастрофа, и Ланни погибла. Сиплый не соизволил рассказать жеребятам, что именно её убило, но из намёков и случайных оговорок, Тим понял, что здесь не обошлось без людей. Затем произошло второе несчастье - неудачный прыжок через канал, вынужденное купание и страшная болезнь обезобразившая тело и медленно пожирающая его изнутри. Больше всего на свете, Сиплый боялся умереть в одиночестве, так что появление беглых жеребят он воспринял как последний дар Селестии. Теперь у него осталась только одна забота - как можно лучше подготовить юных собратьев по несчастью к самостоятельной жизни, прежде чем произойдёт неизбежное и его душа отправится в последний путь к Хрустальному Чертогу.
  Дети быстро привыкли к жуткому облику своего старшего товарища, и Тиму всякий раз становилось смешно при воспоминании о первой встрече. Сиплый обучал их всему, что знал сам. Он показал как добывать пищу и воду, объяснил как правильно ориентироваться в бесконечных коридорах и залах комплекса, подогнал под маленькие фигуры жеребят скафандры, без дела пылящиеся в тамбуре Главного шлюза, после чего те смогли выходить "гулять на улицу", и многое другое.
  Однажды они отдыхали в одном из своих убежищ. Было тепло и покойно. Набегавшаяся Крошка тихо дремала, свернувшись калачиком, а Сиплый о чём-то сосредоточенно размышлял, уставившись немигающим взглядом в потолок. Заскучавший Тим потянулся и подполз поближе к наставнику с твёрдым намереньем задать несколько вопросов.
  - Скажи, а кто кроме нас живёт здесь? Мы же тут не одни, верно?
  - Ты имеешь ввиду Комплекс или всю Луну целиком?
  - Луну конечно. Ведь кроме Парадиза здесь есть и другие поселения.
  - Всё верно, есть. Тебе, наверное, известно как был основан город пони?
  - Только то, что рассказывала мама. Его создали беглецы из какой-то лаборатории.
  - Именно так. Но сначала надо рассказать о том, что было здесь до войны. Хочешь послушать? История долгая.
  - Конечно, хочу, - обрадовался мальчишка. Он просто обожал длинные истории.
  - Смотри, сам напросился. Раньше на Луне имелось два крупных города - Луноград и Хайнлайн-Сити. Первый был столицей Лунной Колонии, тут располагалась администрация и органы управления, а так же основные коммерческие структуры - филиалы всех крупных земных банков, Фондовая Биржа, резиденции корпораций и так далее. Что касается второго города, то он появился позднее, когда правительство решило вывести за пределы Лунограда все заводы и лаборатории. Идея была весьма здравая, ведь в случае техногенной катастрофы достаточно было лишь перекрыть транспортные тоннели, чтобы спасти население столицы от опасности. Новый город основали в двадцати километрах от старого и назвали в честь знаменитого фантаста написавшего в своё время много отличных романов.
  - Странно, - озадаченно сказал Тим. - В моей читалке нет ни одной истории написанной этим дядькой.
  - А тебе не приходило в голову, что на свете существуют другие книги?
  - Серьёзно?! - воскликнул изумлённый жеребёнок.
  Сиплый громко рассмеялся, потом долго кашлял и отплёвывался.
  - Святая простота, малыш, - наконец выдавил он из себя. - Поверь, в этом мире книг гораздо больше, чем ты можешь представить. И далеко не все они повествуют о похождениях мисс Ду.
  Тим недоверчиво покачал головой, но спорить не стал. Старший приятель иногда заговаривался и нёс всякую чушь, так что верить до конца ему не стоило. Мало ли какая глупость пришла в его голову сегодня.
  - Долгое время Хайнлайн-Сити находился в тени своего блистательного соседа, даже тогда когда рядом начали возводить серию элитных жилых комплексов предназначенных для семей топ-менеджеров крупных корпораций. Но когда началась война, именно Луноград стал ареной боя. Я плохо знаю, что здесь произошло, но судя по всему, рубились знатно. В результате большая часть столицы оказалась уничтожена. Немногие уцелевшие жители бежали по транспортному туннелю в Хайнлайн-Сити, а навстречу им скакали вырвавшиеся из клеток подопытные пони. Теперь тут живём только мы, а люди предпочитают обитать в другом месте.
  - Ясно. Это, наверное, хорошо?
  - И да и нет. С одной стороны нас никто не трогает, с другой - Парадиз обречён на постепенное вырождение и деградацию. В какой-то момент Старейшины решили, что любое развитие опасно. Они запретили нам размножаться под страхом смерти и поставили вне закона любые попытки наладить сельское хозяйство, боясь что появление большого количества независимых фермеров приведёт к краху их личную власть. На что эти идиоты надеются, не представляю. Когда пищевой синтезатор выйдет из строя, а это может случиться в любой момент, наступит хаос. Я был инженером, одним из трёх специалистов обслуживающих этот дышащий на ладан агрегат, и мне отлично известно истинное положение дел. Мы с Ланни бежали из Парадиза не из прихоти, просто не хотели превратиться в пищу, когда обезумевшие от голода поняши дойдут до каннибализма.
  Тим вздрогнул и повёл плечами, затем быстро спросил:
  - А в этом... Хан... Хал...-Сити кто живёт? Их нужно бояться?
  - Нужно. Насколько мне известно, там сейчас сцепились между собой две группировки. Аликорны из Города Ночи и люди из Бастиона Свободы. Знаешь кто такие аликорны?
  - В романе "Дэринг Ду и Проклятие Чёрной Луны", главным злодеем был жестокий Голубой Аликорн. Он почему-то очень не любил тетенек, и всё время их убивал. Но мисс Ду...
  - Да, да, я читал эту книжку, - прервал его Сиплый. - Тот голубой пид... негодяй, очень похож на своих собратьев из Города Ночи. Впрочем, те ещё хуже. Равнодушные и тупые словно машины. В их сердцах нет жалости или сострадания. Нас они называют "выродками" и "четвёртым поколением". Не понимаю что обидного в последнем оскорблении, но если ты назовёшь аликорна "четвёртым", будь готов к тому, что он сразу кинется в драку. Управляет ими какая-то Богиня. Полагаю что она та ещё дамочка, во всяком случае, ничего хорошего я о ней не слышал. Возможно, ты их ещё увидишь, ребята иногда захаживают в комплекс или Главный шлюз. По счастью мы им неинтересны, на нас они глядят как на кучки навоза и просто брезгают общаться.
  - Ничего себе, - расстроился Тим. - Очень жалко.
  - Не спорю. Между ними и людьми идёт бесконечная война.
  - Почему?
  - Просто аликорнам для жизни необходимо постоянно пить человеческую кровь. Такие они затейники.
  - Что? - изумился мальчишка. - Как пони-вампиры из романа...
  - "Дэринг Ду и привидения Старого Склепа". Верно. Они похищают людей и держат их в специальных "донорских загонах", словно домашнюю скотину. Разумеется, жителям Бастиона Свободы это очень не нравится, и я их отлично понимаю. Противостояние длится не один десяток лет. Аликорны-охотники идут на всяческие хитрости, чтобы поймать вожделенную добычу, а бойцы из Гвардии Мстителей им в этом всячески мешают.
  - А что ты знаешь о людях?
  - Совсем немного. Бастион в основном населяют бывшие граждане Соединённых Штатов Америки и их потомки. Именно им город обязан своим нынешним дурацким именем. Жители США любили придумывать всякие пышные и тупые названия, а такие слова как "свобода", "демократия", "республика" оставались фетишами, даже после того как окончательно оказались дискредитированы. Здешние жители величают себя "Свободной Лунной Демократической Республикой" хотя, по сути, их общество находится под железной пятой жесточайшей военной диктатуры. К примеру, в Бастионе все обязаны улыбаться и выглядеть довольными, а любое проявление грусти или печали в общественном месте грозит тюремным заключением.
  - Вот это да!
  - Ещё бы. Нас они ненавидят лютой ненавистью, причём аликорн ты или обычный пони разницы нет никакой. Просто убивают при каждом удобном случае. Заруби себе на носу, Тимми - если ты или Крошка заметите человека, сразу бегите, не ждите ракеты или лазерного импульса. Запомнил?
  - Ага. А нормальных жителей на Луне нет?
  - Возможно, и есть, только я их ещё не встречал.
  
  Умирал Сиплый тяжело и страшно, казалось что Смерть решила хорошо помучить беднягу напоследок. Агония растянулась на две недели, и всё это время он то кричал и метался от нестерпимой боли, то лежал неподвижно, словно мешок набитый тряпьём, готовясь к новому приступу. Жеребята как могли ухаживали за другом, пытаясь облегчить его страдания. Иногда он ненадолго приходил в себя, но с каждым разом моменты просветления становились всё короче и короче. Последними осмысленными словами, сказанными за сутки до смерти были: - "Следите за небом, ребятишки. Рано или поздно сюда прилетит корабль с Земли. Тогда сразу бегите к нему и умоляйте космонавтов чтоб те взяли вас на борт. Возможно, они сжалятся и вы навсегда покинете эту груду камней пропитанную безумием и злобой"... Тим навсегда запомнил его слова и чем хуже становилось их положение, тем чаще они с Крошкой мечтали о полёте на Землю. Жеребёнок собирался первым делом отыскать мисс Ду и попросится к ней в ученики. А что, отважная и добрая Дэринг непременно войдёт в положение двух бесприютных сирот и обязательно станет их наставницей и другом. В любом случае, больше ни одной знакомой пони у них на Земле не было.
  
  Крошка одним махом перескочила злосчастный канал и, махнув хвостом, скрылась в туннеле, освобождая для брата "посадочную площадку". Тот скакнул следом, внутренне сжавшись от страха. Несколько секунд свободного полёта, затем копыта стукнули о серый бетон. - "Перепрыгнул. Сегодня мне повезло", - подумал жеребёнок, нашёл взглядом узкую чёрную трещину, спасшую его в тот злополучный день, громко сказал ей "Спасибо" и, не снижая скорости помчался дальше. Их путь лежал по широкому спиральному коридору плавно поднимающемуся вверх. По обеим сторонам скалились провалы выбитых окон. Сиплый утверждал, что в прошлом этот коридор был самой фешенебельной торговой улицей Лунограда, где за стеклянными, ярко освещёнными витринами лежали груды товаров самого разного назначения. Но свет потух, вещи сгорели или были украдены и лишь осколки витринных стёкол громко хрустели под копытами двух беспризорных поняш. Редкие лампы под потолком почти не рассеивали мрак, бросая на чёрные от копоти стены причудливые тени. Тим знал эту дорогу как свои четыре копыта, но всё равно всякий раз проносясь мимо мёртвых магазинов и бутиков, ожидал, что из темноты на них выскочит затаившаяся в засаде мантикора или ягуар. Не то чтобы он по-настоящему боялся нападения, просто так было интереснее бежать.
  Наконец стены разошлись, и они влетели в Большой купол. Он, правда, был велик и мог вместить под своим прозрачным сводом небольшой город. Раньше здесь находился парк с небольшой речкой и озером. Наверное, счастливые жители Лунограда любили гулять по его дорожкам, любуясь как лучи искусственного Солнца пробиваются сквозь густую листву вечнозелёных деревьев. Сейчас тут было темно и пусто. Мёртвые деревья с обломанными ветвями стояли словно унылые надгробия, а по пыльным дорожкам вездесущий ветерок гонял сухие листья и мелкий мусор. Под одним из этих суровых великанов, жеребята похоронили своего наставника, хоть тот и требовал чтоб они просто выкинули его тело в воздушный шлюз. Сегодня брат с сестрой обязательно сходят к могиле, но позже, после купания и отдыха.
  Дно пересохшего озера покрывал толстый слой мелкого песка, отлично подходящего для мытья. Громко крича, Тим с Крошкой обрушились вниз и принялись кататься и дурачиться, поднимая густые клубы пыли. Основательно извалявшись, они тщательно стряхивали с себя песок к которому прилипали частички пота и грязи. Разумеется, такие "ванны" не позволяли очиститься до конца, но всё равно благодаря им поняши могли держать в относительном порядке свою шёрстку, гривы и хвосты.
  "Искупавшись", жеребята выбрались на маленький скалистый островок, некогда торчавший посреди озера, и разлеглись на широком плоском камне. Тим бездумно смотрел в зенит, туда, где за толстым непробиваемым стеклом сияли равнодушные звезды, и плыл причудливый диск недосягаемой Земли, постепенно погружаясь в сладкий мир грёз... Карта сокровищ размокла после купания в водопаде и покрылась пятнами плесени, компас сломался, проводник-тапир Хулио Гонсалес с каждым днём вёл себя всё более подозрительно, странствующие муравьи-убийцы съели весь запас конфет, но они с Дэринг Ду продолжали упорно идти вперёд. Разве могут такие мелочи остановить настоящих искателей приключений, тем более, когда на кону стоит не что-нибудь, а магический Алмаз Кетцалькоатля!
  - Тимчик! - звонкий голосок сестры вернул его в реальный мир, - смотри какая красивая звёздочка! Давай, скорее, загадывай желание!
  - Что? - недовольно переспросил он, открывая глаза, - какая звезда?
  - Большая и яркая... - Крошка внезапно замолчала, потом вскочила на все четыре копыта. - Она не просто светит, она летит!
  - Быть такого не может, - лениво ответил Тим, зевнул и закинул голову пытаясь найти на чёрном одеяле неба искорку, так заинтересовавшую маленькую кобылку.
  Долго искать не пришлось. Ослепительный голубой шарик плавно скользил над самым куполом, слегка отклоняясь то вправо то влево, словно раздумывая, куда же ему прилуниться. Жеребёнок был не сильно подкован в астрономии, но в своё время Сиплый много рассказывал ему о звёздах, планетах и прочих метеорах, так что мальчишке было хорошо известно, что ни один небесный скиталец не в состоянии передвигаться по такой сложной траектории. За одним лишь исключением...
  Голова внезапно закружилась, в ушах зазвенело, сердце суматошно забилось словно дикая птица попавшая в клетку. Переступив мгновенно отяжелевшими копытами, Тим прохрипел:
  - Это космический корабль!
  - Верно, - эхом отозвалась сестра.
  - Интересно, где он хочет сесть?.. - пробормотал Тим. - Сейчас сориентируюсь по звёздам... Идёт на северо-восток! Что у нас там?
  - Старый космодром.
  - Точно!
  Они в упор посмотрели друг на друга, затем Крошка громко топнула ногой.
  - Мы должны скорее бежать туда! Вдруг они улетят, так и не встретившись с нами.
  - А если люди в корабле не лучше гадов из Бастиона Свободы?
  - Ерунда! Дядя Сиплый говорил, что на Земле человеки другие - хорошие и добрые. Они нам обязательно помогут!
  - Может быть. Тогда скорей, если не будем копаться, то доберёмся до космодрома за три часа!
  - Только бы не опоздать! - воскликнула Крошка, срываясь с места.
  В следующее мгновение брат и сестра уже неслись галопом, поднимая клубы пыли, позабыв обо всём на свете. Когда на кону такая ставка, глупо думать о чём-то ещё кроме победы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"