Дорова Лада Александровна: другие произведения.

Искры небесного света.Часть первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Люди, кто вы? высшие творения Создателя, присвоившие себе право на бессмертную душу, которым дозволено все? Боги? или животные,которые возомнили о себе невесть что? Вот и я не знаю...


   1
   - Что ты делаешь, Элена? - его голос звучал глухо, устало, словно тяжесть доспеха безразличия, в который он был закован вот уже много-много лет, вдруг стала невыносимой.
   - Я? - женщину, напротив, переполняли силы, ее голос звенел, сочетая в себе чарующую женственность и властность, призывая склонить голову пред этой красотой и могуществом, преклонить колени и отдать себя во власть прекрасных черных глаз. - Я всего лишь исправляю ваши ошибки, Руслан. Ты мог бы быть хоть немного благодарнее.
   - Элена... - он боролся с ее чарами уже просто по привычке, забыв о целях, истоках и смыслах. Просто потому, что надо, а зачем надо?..
   - Руслан, - теперь его имя в ее устах звучало как самая сладкая музыка, пело, манило, обещало, - Пойдем со мной. Там все твои друзья. Все они признали что ошибались, почему ты упорствуешь в своих заблуждениях, милый?
   В этот момент, под ногами мужчины сформировался клубок тьмы и, зарычав, бросился на женщину. Оскаленная пасть клацнула белоснежными клыками, смыкаясь на тонком девичьем запястье, но не раздался хруст костей, и не хлынула кровь. Элена обратилась облаком серого тумана и растаяла. Расплываясь, черты лица исказились от ненависти, глаза полыхнули бешеной злобой и женщина исчезла.
   Седовласый витязь с тусклыми синими глазами, опустился на траву, и устало прислонился спиной к дереву. Окончательно материализовавшийся черный волк положил голову ему на колени, бросил косой взгляд на лицо друга, присыпанное пеплом усталости, и глубоко вздохнул.
  
   ***
   Уф. Что ж мне так нехорошо? Будто падали накануне наелась. Сон приснился. Странный такой - словно духи стихий все разом взбесились. Чудовищно громкие, нездешние звуки, гром со всех сторон, огненные вспышки, а молний нет. Всякому щенку известно, что где гром, там и молния или хотя бы зарница. Но все равно, огонь вспыхивает, гром гремит, не прекращая и, ни молний, ни зарниц. Чушь какая. Сон одним словом. Только я не верила, что это сон. Я была напугана. Я бежала, бежала, а потом меня ужалила пчела и я умерла.
  
   Волки не умирают от укусов пчел. Так не бывает. Просто...
  
   Я приоткрыла один глаз, затем другой, потянула носом и оскалилась. Безумие плакало звериными голосами, кричало, выло, хохотало, било в нос чудовищной мешаниной запахов, вздыбливало шерсть на загривке, вытягивая из глотки утробный низкий рык, призывая метить все подряд и внести свой голос в общую какофонию.
  
   Спокойно, девочка моя. Пасть закрыла, клыки спрятала и не вздумай выть. Ориентироваться на запахи в этой берлоге не выйдет. Слишком уж странное сочетание. Не может жить столько разных зверей на таком маленьком пространстве. Уже б давно поубивали слабых и оставили на обед детям смерти. Значит, сон продолжается. Или я умерла. Впрочем, здесь настолько мерзко, что уже не важно, жива ты или мертва.
  
   Я отстранилась от запахов, заставила себя не слышать и осмотрелась. Непонятно. Пещера? Мертвая земля под ногами. Как после долгой-долгой засухи, но не совсем. По бокам тоже. Странная пещера. В углу есть вода. Попробовала. Гадко, мертвая вода. Кусок падали валяется там же. Любопытно, почему дети смерти еще не съели. Или в этой уродливой земле нет даже их? Пошатываясь на стройных лапах, подошла к решетке. Луна, полная, это хорошо.
  
   Не знаю где я, не знаю, как я сюда попала, но твердо уверена, что, чем скорее я выберусь из этого места, тем лучше. Дух воздуха, подскажи мне, где мой дом!
   В нос опять ворвалось зловоние целой толпы не ухаживающих за собой братьев и сестер. Ужас. Хорошо, значит надо бежать наугад, до тех пор, пока духи стихий не станут благосклонны.
  
   Путь мне преграждал тонкий, странно ровный древесный ствол без ветвей. Мертвое дерево, дыхания жизни в нем нет уже очень давно, а значит, дух леса не будет в обиде, если я его сломаю. Вцепилась зубами. Холодно, больно, на вкус отвратительно, не ломается. Вот, падаль! А рядом, как назло такие же растут. И густо растут, лапы между ними не просунешь. Волчица пошла вдоль кромки странного леса. Не может же тут все быть заросши". Оказалось, может. Там где заканчивался неправильный лес, начиналась неправильная пещера. Ну что ж, как бы там ни было, сдаваться я не собираюсь, рано или поздно ствол дерева уступит крепости моих зубов.
  
   Сверху раздался голос:
   - Бесполезно, сестра. Смирись, не причиняй себе боли. Лучше пойди, поешь.
   - Брат ветров? - подняла я голову. За стеной мертвых деревьев, и какой-то странной паутины сидел старый филин. - Где мы, и почему ты говоришь такие странные слова? Ты же знаешь, волки не едят падали, а охотится тут негде.
   - Если ты не будешь есть, ты умрешь, а ничего кроме падали тут нет.
   - Я хочу уйти, брат.
   - Это не возможно.
   -ДА ГДЕ МЫ? ПОГЛОТИ ТЕБЯ ОГОНЬ!!! - вой отчаяния пронзил мое горло и устремился к луне.
   - Сказки о злых духах - врагах всего живого слышала?
   - Кто не слышал этих сказок? Но не веришь же ты на самом деле, что можно порождать неживое и разговаривать с огнем?
   - Можно. А еще можно усыпить глупую белую волчицу, пока она спит унести на десятки переходов от дома, и запереть в клетку зоопарка.
   - Клет-ку, зоо-парк, - я попробовала новые слова на вкус. Невкусные слова, гадкие. - Я все равно хочу уйти. Я будущий шаман детей леса, меня слышат земля вода и воздух, и я хочу уйти.
   - Хоти дальше. Духи природы тут не властны. Тебе никто не поможет. Отдохни лучше. Наступит утро, и сюда придут злые духи. Их будет много. Это... тяжело, - он совсем поник.
  
   Безумный сын ветра. Злые духи это сказки, придуманные детьми леса во время льда и голода. Я не верю в них. Я выберусь отсюда и вернусь домой. А там уж мудрейшая объяснит, что к чему.
  
   Ночь прошла в попытках разрыть мертвую землю и перегрызть мертвое дерево. Изодранные в кровь лапы невыносимо болели, как, впрочем, и челюсти. Мне стало ясно откуда тут такая вонь. Если множество зверей посадить в такие вот клет-ку, где нет возможности спрятать собственное дерьмо, то о запахах и помнить нечего.
  
   Рассвело, а я так и не добилась никаких результатов. Ни единой царапины на странных стволах, ни малюсенькой ямки в земле. Есть хотелось неимоверно, пить тоже. Прикрыв глаза и тяжело дыша, я лежала в темном углу своей клетки, тихо заговаривая зубы собственной боли.
  
   В какофонии зоопарка появился новый звук. Шаги, не мечущиеся по кругу, но приближающиеся и неправильные. Слишком громкие и резкие, будто у хозяина всего две ноги и те повреждены. К окружавшим меня мертвым деревьям подошел злой дух.
  
   ***
   Ивану Петровичу сегодня очень повезло. В киоске возле остановки дежурила не злая Верка, а безотказная Людка, которая всегда могла одолжить стопарик "до зарплаты" В кредит, так сказать. Остатки прошлой получки вчера были с тягостным вздохом вручены внучке, которой Петрович не мог отказать, сколько себя помнил, а следующую, как водится, задерживали. И надо же было зайти Володьке именно вчера. Не выпить с молодым балагуристым другом Петрович просто не мог. Выпивку тот всегда приносил с собой, и пить в одиночку наотрез отказывался. Ему то что, вечером наклюкался какой-нибудь импортной дрянью до поросячьего визгу, а утром встал как ясно солнышко, прыгнул за руль машины и покатил куда-то по своим "бусинисменским" делам. А Петрович человек пожилой и похмелье у него тяжелое. Но добрая Людка спасла. Рюмка водки в чашку горячего сладкого чаю, это конечно не кофе с коньяком, но от похмелья и простуды первое дело. На работу Иван Петрович пришел уже без головной боли, трясущихся рук и даже почти без перегара. Проведывая своих любимцев, он остановился возле клетки, еще вчера пустовавшей. На полу лежала крупная белая волчица. Глаза были закрыты, но подрагивающие уши явно свидетельствовали о том, что зверь не спит. Опытный взгляд человека, всю свою жизнь проработавшего в зоопарке, отметил не выпитую воду и нетронутое мясо, это как раз нормально. Хищники долго привыкают к казенным харчам. Петрович улыбнулся и пошерудил рукой в кармане. Там, где у большинства населения жили ключи, мелочь и семечки, у Петровича сухо перестукивались кубики сухого корма "Чаппи". Работник зоопарка ничего не смыслил в химии, но твердо знал - все семейство волчьих, даже та часть его, что прибывала в депрессии и отказывалась от мяса, не может устоять перед запахом обычного сухого корма и с упоением грызет эти сухарики. Как то, всерьез развеселившись с друзьями, они попробовали закусывать ним пиво, но, наверное, человек все же произошел не от волков, по крайней мере, вкус "Чаппи" всей компании не показался таким уж привлекательным, хотя, за неимением рыбки и сухариков... В клетке убирать Петровичу, кормить эту ушастую бестию тоже ему, так почему бы не познакомиться с ней прямо сейчас? Человек снял с пояса связку ключей и потянулся к замку.
  
   ***
  
   Странное существо схватилось за дерево и случилось чудо, мертвый лес отступил. Протянув ко мне переднюю лапу, он ласково заворчал, в мыслях явно проступило "Не бойся, не обижу. На, попробуй, вкусно".
  
   Я и не думала бояться, бояться буду как-нибудь потом, дома. Поем тоже потом. А сейчас нужно пользоваться моментом.
  
   Собрав силы, волчица взвилась в воздух, приземлившись на спину незадачливому сторожу, использовала ее как трамплин для последнего, решающего прыжка в просвет меж расступившихся деревьев и побежала так, словно от нее ускользала последняя добыча.
  
   Место, где обитали злые духи, было таким же, как и они сами - живо-мертвым. Причем духи, по большей части, старались держаться мертвой земли. А еще их было много. Стая, населявшая эту местность, была просто огромна. Жили тут и дети леса, изменившиеся до неузнаваемости, часто безумные и больные, но все же передвигающиеся на четырех ногах, как и я. С одним из них даже удалось поговорить. Роющийся в куче падали, крупный самец, унюхав самку, приветственно дернул хвостом, и направился навстречу:
  
   - Кто ты, подружка? Я еще не встречал собак такой породы.
   - Собак? Породы? Что такое собаки???
   -Хм. Не что, а кто, - обиделся он.- Мы охранники человека, живем с ним и хотя бы частично помогаем удержаться в живом мире. А ты кто такая, если простых вещей не знаешь?
   - Дочь леса. Что такое человек?
   - Ууу... как все запущенно. Значит ты волк. - он задумчиво прищурился -Иди на северо-запад и не попадайся никому на глаза. Таким как ты в городе не место. А человеки это те, кто на двух ногах. Поймут кто ты и все. Жить тебе останется три вздоха или в зоопарк отправят.
   - Охранники? Подожди, разве эти, которые на двух лапах, не злобные духи из сказок?
   - Ох, насмешила, да они такие же смертные, как и мы, только мы дети леса, а они дети города. В большинстве своем даже слабее и беспомощнее нас, но, - его морда стала серьезной, а интонации приобрели зловещий оттенок, - Некоторые из них опаснее любого духа, ты узнаешь их по запаху и по тому, что они держат в передних лапах. Увидишь в лапах у человека кусок мертвого дерева - беги, не останавливаясь и не оглядываясь.
  
   Поблагодарив пса за совет, я отправилась в указанном направлении. Город... Странное место, очень странное, кругом горы с отвесными стенами и черными провалами нор, на них не растет ни травинки. Чем дальше, тем выше эти горы становятся и тем их больше. Несколько раз мне приходилось менять направление, чтобы обойти огромные массивы. Между горами, по участкам мертвой земли носятся странные создания. Они огромны, мертвы, ни на что не похожи и отвратительно пахнут. Иногда создания останавливаются и выплевывают или глотают человеков. Я передвигалась по узким зеленым полоскам живой земли у подножья гор. Двуногие почти не обращали на меня внимания, собаки и маленькие рыси при моем появлении разбегались кто куда. Однажды повезло поймать мышь. Вкусно. Таких бы десятка два... Наконец пошел дождь. В изнеможении я плюхнулась под густым кустом сирени, задрала морду и пила, пила, пила ласковую, чистую, живую воду.
  
   2
   - Запрос на активацию хранителя. Запрос на активацию хранителя! Запрос на активацию хранителя!!! - ответа не было.
   В отчаянии Руслан ударил кулаком по стволу дерева, некоторое время служившего ему опорой. С жалобным хрустом березовый ствол переломился, открывая истлевшую сердцевину. Крона с шелестом упала на траву.
   - Даже здесь... - в отчаянии щелкнул зубами волк.
   Человек задумчиво погрузил пальцы в тлен, зачерпнул горсть, поднес к глазам. То, что он держал в руках, не было результатом гниения. Просто из дерева куда-то ушла жизнь, разрывая связи, превращая живое в мертвое. Ни личинок термитов, ни короедов, ничего. Просто тлен.
   - Запрос на активацию хранителя, - прошептал бледными губами человек, бездумно глядя, как ветер уносит из его пальцев то, что когда то было живым деревом.
  
   ***
   Холодно... дождь... Нет ну откуда бы взяться дождю!? По всем законам еще если не лето, ну так бабье лето точно! Хотя красиво конечно. Листья еще недавно такие пыльные и, вроде как, постаревшие, уставшие, промыло чистыми каплями, и теперь они вновь переливаются, сверкают чистой изумрудной свежестью. Только иногда эта свежесть за шиворот капает. Б-р-р-р, вот бы на юг сейчас, к морю! Белый песок, синее-синее небо, крики чаек м-м-м... Размечталась.
  
   Вряд ли кто-то захочет вместо меня ходить на любимую, но не оставляющую времени на что-либо другое, работу. Креативный директор. Ага! Как же. Да в моей работе креативного, только название фирмы - "Оброкус". Придумал его, кстати, наш хозяин и втайне страшно гордится этим. Алик у нас вообще большой оригинал. Как думаете, чем может заниматься фирма так благозвучно зовущаяся? Не могу сказать, чем мы занимались раньше, (деловой хватки шефа хватает на то чтоб процветать на любой выбранной ниве, жаль только, что натура у него впечатлительная и увлекающаяся и за последние десять лет фирма со звучным именем сменила не один род деятельности). На эту тему Нина Ивановна - старожил и личный "оруженосец" нашего шефа рассказывала самые разные истории больше похожие на детективы. Последние три года мы подрядились ухаживать за животными чьи хозяева временно (а иногда, к сожалению, не очень временно) находятся в отъезде. По мнению Алика, такого же ненормального любителя живности, как и все мы, в обязанности креативного директора входит почти все. В моей должности он совместил свою мечту о симбиозе зоолога (спец образования у меня, конечно, нет), сиделки (смотри выше) и экономиста. Вот как раз на экономиста я, тогда еще студентка, третьего курса государственного экономического и купилась. Прибавьте к этому красивое словосочетание "креативный директор" неплохую, в общем-то, зарплату и вы поймете, почему я работаю в этом сумасшедшем доме, а не в солидной конторе, как хотелось бы моим близким.
  
   К слову, близких у меня не особенно много... Мудрый и очень рассудительный Дед и младший, но очень разумный и продвинутый брат, Влад (именно так, а не Владик, упаси Бог). Оба они не понимают, почему я трачу свои молодые годы и заслуженный красный диплом на подобную ерунду, но полученных в результате плодотворной работы в "элитном" питомнике двух сиамских кошек Гопу и Стопу а так же огромного говорящего черного ворона Харона трогательно любят.
  
   Родителей я своих почти не помню. Были они талантливыми врачами, и лечили людей в самых труднодоступных точках нашей, тогда еще бескрайней Родины.
  
   Еще совсем маленькой, меня отдали на попечение Деду, чтоб не возить с собой по тайге двухлетнюю малышку. Когда мне исполнилось восемь, родился маленький Влад. Через год после этого события в дверь дедовской квартиры постучался высокий седой мужчина, на руках он держал моего младшего брата. Родители погибли. Почерневший от горя Дед подробностей мне не рассказал. Так нас стало трое.
  
   Сиамки - Гопа и Стопа оказались у нас в питомнике, два года назад, когда их молодая хозяйка собралась в медовый месяц с новым мужем в Париж, и искрясь от счастья оплатила пребывание "милых пусечек" за полтора месяца. Характер у пусечек оказался весьма паскудным, крови они всем попортили преизрядно, а когда через положенные полтора месяца хозяйка не явилась, вовсе ополоумели. Сутками две серебристые красотки орали дурными голосами, отказывались от еды и до крови царапали все, до чего могли дотянуться. Так прошел еще месяц. Ухаживать за двумя бестиями приходилось мне. Лена, Таня и Ира, все с расцарапанными руками и ногами просто боялись доставать их из вольера. Меня же кошки терпели как необходимое зло. А потом... каким-то звериным чутьем кошки поняли, что их хозяйка не вернется, и решили умереть. Нет, о преданности речи не шло... просто они никак не могли смириться с тем, что их, Их бросили. Часами, сутками они лежали, не двигаясь и не открывая глаз. У нас опустились руки. Преодолеть кошачье упрямство было невозможно. Однажды, уже прощаясь и перебирая пальцами когда-то серебристую шерстку питомиц, я не выдержала и заплакала. Просто сидела над ними и рыдала в два ручья. Гопа вдруг раскрыла голубые глаза и мяукнула. С тех самых пор бестии пошли на поправку, но от меня они уже не отходили, превращаясь в проклятие питомника, лишь стоило мне уйти домой.
  
  
   Смирившись, однажды я перевезла их к себе.
   - Ох, Ольга.... Ну к чему ты их притащила? - увещевал меня Дед, - Ну ты глянь на их наглые морды!!! Ну, зачем они нам???
  
   Хитрые шельмы уселись копилками, замурлыкали и Дед растаял.
  
   Харон пришел к нам сам. Точнее прилетел. Поздней осенью на наш балкон взлетела огромная черная птица и молча села на перила. Два часа ворона не отрываясь смотрела как я, уютно забившись с ногами в кресло, читаю очередной фантастический роман.
  
   Мое сердце дрогнуло, я принесла с кухни куски сыра и хлеба и выложила птице. Ворона настороженно подошла, сильно хромая и волоча крыло и склонилась над пищей, жадно ее заглатывая. Я вздохнула отворачиваясь. Вороны не доверяют людям, я никак не смогу ее вылечить. И тут вдруг произошло невероятное: "Впусти" - хрипло прозвучало за моей спиной. От неожиданности я подпрыгнула, открыла балконную дверь и пропустила промокшую птицу в комнату. Уже позже, показав мокрого израненного ворона Деду, я узнала, что это не ворона, а ворон, а вОроны, как известно, бывают говорящими. После долгого лечения Харон остался с нами, улетая по своим надобностям, но каждый раз возвращаясь.
  
   Эти пятеро и составляют мою семью...
  
   Правда, живем мы уже два года как отдельно. Мужчины в семье решили что мне пора замуж (подозреваю им просто надоел мой зверинец) и отселили меня в двухкомнатную квартиру оставшуюся от родителей. Сиамки естественно отправились со мною, а ворон после нашего отъезда начал тосковать, замолчал и в итоге тоже переехал.
  
   Рабочий день закончился, я неспешно двигалась в сторону дома, решив прогуляться пешком. Мимо проплывали бесчисленные витрины магазинов и я с некоторым удивлением поймала в зеркально-прозрачных недрах свое отражение. Темноволосая, светлоглазая копия разглядывала меня с укоризной. Вот ведь черт! И никто так и неудосужился мне сказать что дивный белый плащ, красиво подчеркивающий стройность фигуры так и остался висеть в кабинете. Его место занял старый некогда белый халат, который я одеваю во время разного рода хозяйственных миссий. Да уж. Хорошо что путь от работы до дома близок и немноголюден в это время.
   Тут-то дождь, обещанный с утра, давно потерявшим доверие гидрометцентром, и застал меня врасплох. Я забежала в первый попавшийся магазин. "Заодно и о ужине позабочусь". Купила себе томатного сока и сыра, сиамкам мороженой рыбы и Харону кильки в томатном соусе (ничего не могу поделать с его вкусами) ну, еще колбасы килограмм - ее мы все любим.
  
   Нет, все-таки осень это красиво... Все как будто вымыли. Чисто, ярко, празднично. Центральные улицы, еще час назад забитые толпами рабочего и просто праздно шатающегося люда, сейчас почти пусты. И правда, кому же хочется мокнуть? Я опустила все свои покупки в пакет. Подумав, купила бутылку красного вина и двинулась домой. Идти мне не далеко, и даже если промокну и замерзну, дома быстро согреюсь. Я выскочила из дверей магазина под холодные недружелюбные струи и побежала. Возле дома забежала в хлебный киоск, купила горячий душистый батон. Все, теперь вечер точно удался. Изо всех сил я припустила домой, спасаясь от разбушевавшегося дождя, и в нескольких метрах от своего подъезда увидела большущую серую, но какую-то жалкую псину. Бедная, Промокла, под дождем никуда не спрячешься. Я залезла рукой в сумку, отщипнула кусок колбасы и кинула громадине. Кусок колбасы упал возле морды собаки, она, ощетинившись, встала, но все же подошла к еде. "Собачка, попробуй, вкусно" - залебезила я. Псина опасливо приблизилась и слизнула кусок. Я открыла дверь подъезда, посвистев собаке, чтоб заходила (в подъезде хоть сухо) и кинула еще кусок. Ну, попробуй, возьми... Пес не двигался.
  
   Окончательно продрогнув, я решила, что моя миссия, в общем-то, завершена и двинулась домой. Лифт конечно не работает. Придется пешком. На лестничной площадке третьего этажа что-то неожиданно сильно толкнуло меня к стене, одновременно дернув сумку из моих рук. Что-то... Ах ты мерзавка!!! Давешняя псина оскалившись стояла в полуметре от меня. Моя многострадальная сумка валялась между нами.
  
   3
  
   - Запрос...
   - Да некого запрашивать!!! - взвыл волк. - Эта сука сказала правду, кроме нас с тобой, никого больше не осталось. Мы должны принять решение.
   - Ты сам-то понял, что сказал? Нас никогда этому не учили, мы не способны просчитать все варианты изменения реальности, ты понимаешь, что такое необдуманное божественное вмешательство? - постучал себя по лбу витязь.
   - А ты понимаешь, что значит смерть и старость в Вирии? Ты понимаешь, ЧТО ты держишь в руках? Ты отражение свое в пруду давно видел? Или тебя укусить, для прояснения в мозгах?
   - Гарантированная, но медленная смерть. Или шанс начать все с начала, пустив псу под хвост тридцать шесть тысячелетий эксперимента. Или смерть мгновенная. Не самый лучший выбор. - печально улыбнулся Руслан
   - Или решение хранителя. Об этом ты забыл? - огрызнулся Симаргл.
   - О да, в нашем положении только и остается, что сделать ставку на мудрость смертного. Весь пантеон облажался, за то один человек прям сейчас придет и всех спасет. Если это произойдет, я сам первый пойду к Элене, признавать ее правоту.
  
   ***
   Мимо прошла самка человека. За время своего путешествия я уже поняла, что эти странные существа селятся в горах, как ласточки на песчаном откосе берега или, скорее, муравьи в муравейнике, по этому не придала значения прошмыгнувшей мимо фигуре. Но женщина остановилась, полезла в сумку, достала кусок колбасы и кинула его собаке. Откуда же знать городской девушке о том, что мохнато-хвостатое тело весом в восемьдесят кило может принадлежать кому-нибудь другому. Не волку же на самом деле? Колбаса пахла мясом. Не свежеубитым, конечно, но вполне съедобным. Продемонстрировав клыки и, громко подумав "не подходи ко мне", я поднялась, и проглотила кусок, не жуя. О, великая мать, как же вкусно то. Двуногая подошла к подъезду, и позвала меня за собой. При этом она перебросила сумку на другое плечо. При виде того как человека оторвала от себя ту часть, из которой только что вырвала кусок пищи, и перевесила ее под другую лапу, я уронила челюсть от удивления. Никто из знакомых мне животных еще не пытался перевесить хвост на нос. Прислушалась. В мыслях человеки не было ни намека на боль. Она думала обо мне. Ей почему-то не хотелось, чтоб я пила дождь. А из сумки нестерпимо, чудовищно пахло едой. Женщина развернулась и ушла, забыв прикрыть за собой вход в логово, и я, кляня себя за малодушие, осторожно двинулась вслед за ней.
  
   В логове пахло... логовом и еще много чем. Очень странная пещера. Форма неправильная, какая-то ненастоящая, гора мертвая, но живых тут много. Крысы, кошки (так называет себя местная разновидность рыси), мыши, собаки, и очень много запаха двуногих. Аромат еды повел меня вверх по странному, ступенчатому склону.
  
   Женщина медленно поднималась вверх. Не противник. Легче волка, да и мышц под искусственной шкурой не видно. И мысли не бойца. Победить можно, но это ее берлога, тут пахнет ее стаей, а я долго не ела. Опасно, очень опасно, а потому, хватаем этот ее вкусный блуждающий кусок и удираем.
  
   Я прыгнула. На лету цапнула зубами сумку и... Врезалась в стену. Слишком тут узко для разворота. Боль, страх, удивление, возмущение, ярость. Именно в такой последовательности промелькнули эмоции ее жертвы. Хочешь бой? Будет бой. Я в своем праве, я голодна.
  
   Мы оскалились друг на друга, Ольга зашипела как кошка, я зарычала. В этот момент открылась дверь одной из квартир, и на сцене появился еще один человек. Я уже устала сегодня удивляться, а потому, спокойно восприняла то, что мертвого на нем почти не было, только там, где у любого уважающего себя зверя растет хвост и на задних лапах. Удивление, возмущение, агрессия. Два врага. Самец и самка. Плохо. Смертельный бой.
  
   Пока я думала и, пятясь задом, готовилась к прыжку, из рук странного мужчины вырвался большой предмет и прилетел мне в голову. Бум. Хорошо, темно, спокойно.
  
   4
   Черный волк стоял, смотрел на язвящего товарища, потом фыркнул, подпрыгнул, укусил его за нос и помчался на утек.
   - Ах ты, ссу... - взвыл Руслан и помчался за ним.
   Минут двадцать они бежали по степи, а потом волк с разгону плюхнулся в возникшую у него на пути реку. Руслан затормозил. Раздеваться сейчас было бы глупо, а купаться в доспехе он не любил.
   - Ладно, вылазь жулик, не трону, - буркнул он.
   Симаргл вальяжной походочкой вышел на берег и отряхнулся, обдав товарища градом капель. Брань витязя утонула в потоке воды. Отплевавшись, он достал из-за плеча меч, взял за рукоять обеими руками, и вонзил клинок в землю перед собой. Седина растворилась в его загустевших и заблестевших под солнцем русых волосах, морщины разгладились, глаза заблестели, плечи расправились. Глядя на этого человека, нет, бога, теперь никто не мог сказать, что он в принципе способен устать. Подняв лицо к небу, Руслан не закричал, но голос его слышно было по всем закуткам Вирия.
   - Ситуация сто шестьдесят два. Я, Сварог, беру на себя управление миром. Запрос на активацию хранителя удовлетворить. Пробуждение хранителя в мире Земля-два началось, - и добавил уже совсем другим голосом. - А теперь иди сюда, тварь ушастая. Я тебе хвост оторву!!!
  
   Мамочки!!! У меня начиналась настоящая, ничем не контролируемая паника. Похоже, что псина сейчас просто загрызет меня. В темноте зеленые глазищи совершенно ирреально светились. Громадная, как волк, собаченция заворчала и двинулась ко мне. Уже не пытаясь бороться с ужасом, я пронзительно заверещала попытавшись метнуть в страшилище надкусанный батон. Не попала. Ну все...
   Дверь на четвертом открылась, и краем глаза я увидела моего, вечно веселого, соседа. "Олька...ты че тут стоишь"?- обрадовался он, но углядел с кем и, в общем-то, почему я здесь стою. Не раздумывая и почти не целясь, Витя без замаха запустил в пса банкой, которую держал в руках. Банка, звонко ударившись о лоб собаки, грохнулась на пол и разлетелась на мелкие осколки. Остро запахло огуречным рассолом. "На солененькое потянуло" - нервно подумала я, и сползла по стенке истерично хихикая.
   - Витя, откуда у тебя огурцы то?
   - Закусь...у тети Любы взял, под водочку. Вот, решили с Серегой выпить. Слушай, Оль, а это что? Волк что ли?
   - Волк?., - я чуть не поперхнулась от смеха. - Вить, ну какой волк? Собака это. Голодная. А ты ее банкой по лбу.
   - Оль ну я же не специально. Я за тебя испугался. Вышел, смотрю - ты. Я обрадовался, а тут она...и ты орешь... ну, я и...бросил. Огурцы-то как жалко...
   Уже не обращая внимания на расстроенного соседа, я подошла к собаке. Жива. Дышит тяжело, хрипло, но жива. Господи, ну что же мне с тобой теперь делать? Эх...
   - Вить, помоги-ка мне ее в квартиру занести.
   - Оль ты че? С ума сошла? Она ж нас всех сожрет... Бешенная кажется! Давай я ее из подъезда вынесу.
   - Вить, у нее кровь на лбу, куда она такая пойдет? Нет уж, заносим ко мне, там разберемся.
   -Ну, как знаешь. Хотя, я бы так не рисковал,- продолжал ворчать сосед, приближаясь к собаке ближе.- Очнется сейчас, да как цапнет!
   Мда...Сильный у меня все-таки сосед, в собаке килограмм восемьдесят точно будет, а он ее как болонку подхватил, да по ступеням вверх пошагал.
   Трясущимися руками я нащупала в сумке ключи и попыталась просунуть один в замочную скважину. Получалось плохо. Лампочка в подъезде давно перегорела, тусклого уличного света было мало. Ключ все никак не хотел попадать в скважину, и я продолжала укорять себя в неразумности. Господи, ну не дура ли? Ну, вот нафига мне этот геморрой? Своих зверюг хватает. Тащить собаку домой совсем не хотелось, но оставить оглушенную псину в подъезде я не могла.
   Наконец дверь была открыта. Витя бочком протиснулся мимо меня, держа на вытянутых руках свою, благоухающую огуречным рассолом, ношу.
   - Неси ее сюда, - Я не разуваясь, двинулась к балкону, обходя вьющуюся у моих ног Стопу. Гопа, ринувшаяся с громким мявом мне на встречу резко затормозила, увидев Виктора с псом на руках.
   - Подержи секунду, - Я свернула в кладовку и захватила старое шерстяное одеяло, - Не на кафель же ее класть.
   Балкон у меня застекленный, но пол ледяной! Я расстелила одеяло, а Витя бережно опустил на него собаку. Даже сквозь густую грязную шерсть видно, что на лбу у псины вздулась огромная шишка. Да...лихо же он тебя приложил. Я опустилась на колени возле пушистого тела. Господи! Красивая какая!
   Ну ладно, вроде особых повреждений у пса нет. Теперь можно подумать, что делать дальше. Витя возвышался надо мной с крайне недовольной физиономией, а на подоконнике с не менее недовольными мордами сидели сиамки. "Ну, ты, подруга, и вытворяешь"!- Одинаковое выражение на "лицах" у всех. У кошек, кстати, даже более красноречивое.
   - Что уставились!? Брысь отсюда! - кошки не двинулись с места, зато Виктор обиженно засопел и развернулся к выходу.- Вить, я не тебе.
   -Ладно, Оль. Я пойду, все равно ведь не слушаешь. Может, хоть намордник на нее наденешь? А то очнется - загрызет ведь...
   - Ага! А у меня тут прямо целый дом намордниками усыпан, - озлилась вдруг я, но задумалась.- Давай-ка, лучше ее к батарее привяжем. Только вот чем?
   Рубашка, сушащаяся на балконе, многозначительно помахивала рукавами. Я поняла намек, отнесла давно высохшее белье в шифоньер, и сдернула с крючьев веревку.
   - На, вяжи, да смотри не удави ее ненароком.
   Витя завязал веревку в какой-то, особо хитрый узел, накинул петлю собаке на шею, привязал к батарее, подергал. Прошел пару шагов в сторону двери, вернулся, еще раз рванул за веревку, проверяя прочность петли.
  
   -Вроде крепко держит. Ну, ладно. Бывай. Буду, нужен, стучи в стенку.
   Это он, положим, зря. Дом у нас сталинской постройки. Даже если я лбом в стену стучать буду, фиг кто услышит, но если ему так спокойней...
   -Иди Вить, мы справимся. И спасибо за помощь, - Виктор расплылся в довольной улыбке, которая впрочем опять сменилась озабоченностью. Быстро развернулся и вышел.
  
   Избавившись от соседа, я вернулась в комнату и скинула с себя плащ. Гопа и Стопа спрыгнули с подоконника, я обернулась, проверить какой урон паршивки нанесли моим многострадальным фиалкам, и уперлась взглядом в широко распахнутые неправдоподобно зеленые глазищи...
  
   5
   - Как он посмел!!! Да как он вообще осмелился!!! Скотина! Дрянь!! Подонок!!! Не-е-ет.
   Я знаю, сам он ни за что на это бы не решился. Это все чертов пес. Непокорные твари. Управление миром? Активация хранителя?! Козлы!!! - изящная статуэтка из тончайшего фарфора врезалась в стену, разлетевшись на куски. - Уничтожу!!!
   - Не получится, - раздался за спиной у Элены тихий бесцветный голос.
   Элена отшатнулась. Макошь - судьба, Макошь - рассчет, Макошь - логика. Искусственный интеллект Вирия, Безошибочно прогнозирующий судьбу и развитие трех миров на протяжении тридцати тысяч лет. До тех пор, пока в эту судьбу не вмешалась Элена. В последние шесть тысяч лет Макошь перестала отвечать на вопросы, ограничиваясь короткой фразой "недостаточно данных" или еще лучше "алгоритм развития нарушен", что чрезвычайно бесило Элену. Рассчитывать судьбу трех планет без вычислительной техники - не самая приятная задачка. И вот, Макошь заговорила.
   - Почему? - осторожно спросила Элена, опасаясь спугнуть неожиданную удачу.
   - С момента активации хранителя и до момента его смерти, обитатели Вирия всесильны и не уязвимы.
   - Но хранитель смертен
   - Да
  
   ***
   Тихий шум листвы над головой, стоны стволов старых деревьев, плеск дальнего ручья... Запах рыси, плавно вплетающийся в цветущую фиалковую поляну, старой мудрой птицы и еще чего-то живого... Все плывет, мысли путаются, тела нет... Стоп, есть. Лапа, хвост, под брюхом ощущение чего-то гладкого, незнакомого, неживого. Неживого.
  
   Мертвые, незнакомые запахи человеческого жилища взорвались в моем мозгу, принося с собой боль и чувство опасности, выдергивая из блаженного забытья и заставляя распахнуть глаза. Воспоминания о недавней схватке вздыбили шерсть на загривке.
   Зрелище, представшее перед глазами в который раз за сегодняшний день повергло меня в шок. Недавняя противница срывала с себя куски неживой плоти и кидала на какое-то возвышение. От ужаса я заскулила. Это чистое безумие!!! Надо скорее бежать от этого монстра!!! Я прыгнула и упала. Шея была захлестнута лианой, растущей из мертвого дерева.
   - ОТПУСТИ МЕНЯ! - взвыла я.
   - ЧТО??? - с удивлением воскликнула женщина, отшатнувшись к стене.
   Она меня понимает??? Она меня понимает!!!
   - Мамочки!!! Похоже, у меня начались галлюцинации. Со мной только что заговорила грязная, мокрая собака? - пронеслось в голове у Ольги.
   - Сама ты собака, - ответила я. - Не думала что столь странные создания как вы, способны связно мыслить и понимать живую речь.
   - Не собака? - Ольга попятилась вдоль стены, шаря по ней руками, глаза стали похожи на глаза загнанного оленя.- Странные создания?.. Не собака?.. А кто ты???
   - Дочь леса. Шаман. - с гордостью (может быть несколько неприличествующей моему возрасту и положению), заявила я.
   - Какого леса? - ошарашено спросила человека. - Ты что? Волк?
   - А что?
   - У нас нет лесов и волков тоже нет. Единственный волк, которого я видела, живет в зоопарке. Ты сбежала из зоопарка?
   - Как нет леса??? Это что? Изнанка земли? - я совсем поникла духом, с изнанки еще никто никогда не возвращался.
   - Какая изнанка? Какой земли??? Нет, у меня точно галлюцинации. - Ольга начала судорожно оглядываться.
   - Нууу... изнанка... место, куда уходят те, кто ушел насовсем - я почесала лапой нос.
   - Изнанка значит... ага... те, кто уходят...
   - Ты это... не переживай, - начала я успокаивать девушку, унюхав откровенную панику в ее запахе, - Нет ничего плохого в том, что ты живешь на изнанке, и в том, что ты злой дух тоже ничего плохого нет, каждой букашке есть место под солнцем
   - Ничего себе! Это я-то букашка!? И мне об этом говорит грязная, мокрая псина? - к запаху человеки прибавилась злость.
  
   "Мдя, хреновый из меня шаман, успокаивать явно не моя специальность", - некстати подумалось мне
  
   - Я не понимаю. Почему ты со мной разговариваешь? КАК ты со мной разговариваешь? - девушка то шептала, то срывалась на визг.
   - На языке живого, - тоном, которым мать втолковывает основные понятия охотной этики глупым щенкам, объяснила я. - Давай так, я пойду отсюда, и ты все забудешь, и не будешь переживать, хорошо?
   - Хорошо, - женщина медленно двинулась ко входу в логово. - Подожди, а куда же ты пойдешь?
   - В лес, - неуверенно сказала я. - Даже если никто никогда не возвращался с изнанки, это ведь не значит, что выхода нет совсем, правда?
   - Ну, правда, в общем, - Ольга задумалась. - Только, понимаешь, здесь действительно нет леса. Это город, а в городах есть только парки. В парке не сможет жить волк...
   - И город никогда не кончится? Неужели этот кошмар везде?
   - Да нет же. Город закончится, но и за городом нет лесов. Есть поля, маленькие дома, луга, но Леса нет. Да и потом, как ты сможешь выбраться из города?
   - Лапами.
   -Но город большой! Очень большой! - она взволновано ходила по логову из стороны в сторону. - И потом, даже просто большая собака не может спокойно гулять по городу, а ты ведь волк!
   - Я хочу домой... Я не хочу здесь... Я хочу домой!... Я не хочу оставаться на изнанке!!! ВЫПУСТИ МЕНЯ ОТСЮДА!!! - взвыла я.
  
   - Мама!!! - заорало в ответ. - А ну заткнись! Немедленно заткнись! Ты совсем с ума сошла!? - девушка сделала несколько шагов ко мне и быстро накинула ему на морду что-то большое темное и пыльное. - Немедленно замолчи, идиотка, сейчас сюда все соседи сбегутся!
   Я принялась мотать головой, пытаясь скинуть с себя неживое и вонючее, при этом ужасающе чихая. Наконец, это мне удалось. Сначала захотелось, как следует куснуть это наглое создание, потом вспомнился удар по голове, шишка предупредительно зачесалась.
   - Ладно, извини, у тебя есть какие либо идеи по этому поводу?
   - Давай, ты останешься сегодня здесь, я накормлю. А завтра я выясню, кто ты, откуда и как тебя отправить домой, хорошо?- успокаивающе говорила женщина, развязывая веревку.
   - Хорошо. - Я голодна.
   - Меня зовут Ольга, а тебя?
   - Арта.
   Оль-га... Странное имя, птичье, но тут все странное. Слишком странное чтоб задумываться об этом. А значит думать нельзя, спятивший шоман это очень плохо. Как учила мудрейшая? "Если ты видишь, как по небу летит медведь, машет ветками, и рычит как гром, охоться так, будто медведям летать от матери полагается. Потому что летать или не летать - это выбор медведя, а голодный желудок - это твоя неприятность". Предположим, что все нормально, еда есть, Оль-га не враждебна, а домой я доберусь. Сейчас нужно отдохнуть. Я переступила лапами и улеглась поудобнее.
  
   Стоило мне слегка расслабиться как в кухню ворвались кошки.
  
   - Убирайся, шавка подзаборная, эта территория наша и человека наша. Брысь отсюда. - Прошипели они.
   - Чтоооо??? Ах вы мелкие твари, падальщицы хреновы, да я вас!., - я бросилась призывать к порядку наглых малявок.
  
   Не стала бы я их убивать, показала б, кто тут главный, позагоняла на верхние ярусы, где им самое место и все, но Оль-га возомнила невесть что и бросилась в драку. Понятно, кто тут вожак стаи. Странной стаи, к слову сказать. Ну ладно. Звериных разборок ей не понять все равно, в городе все вывернуто наизнанку, пусть пока думает, что волк слишком хочет есть, для того, чтоб соблюдать приличия.
  
   Мир был восстановлен, кошки поняли, что крупным хищникам хамить вредно для здоровья, Оль-га успокоилась и даже предложила мне привести шкуру в порядок. Я обрадовалась. С такими приключениями, да без единого ручья в округе и запаршиветь можно.
  
   "Ненавижу город. Вместо ручья, реки и пруда, какое то странное сооружение. Пахнет мертвым, холодное, на вкус мерзко. Мертвая вода течет из малюсенького водопада. Как она сюда попала - загадка природы", - с этими мыслями я созерцала странную лужу, куда моя временная союзница усиленно тыкала пальцем
  
   - Залазь сюда, Мыться будем.
   - Сюда? - Борт купальни был примерно мне по грудь, перепрыгнуть, конечно, можно, но потом сразу скала, о которую лоб разбить, что зайца порвать. Сзади тоже скала и мертвое дерево, не разгонишься. - Как ты это себе представляешь?
   - Ну, стань на задние лапы, передние опусти в ванную, а я подтолкну.
   Подтолкнет она... Ну ладно. Я выполнила манипуляции, предложенные человекой, но тут Ольга ухватила меня за задние лапы, и оторвала их от земли. Передние ступили на мокрую, скользкую как весенний лед поверхность ванной и, не выдержав нарушения равновесия, разъехались в стороны. Нос больно ударился о камень.
   - Дура!!! - Завопила я, дернув задними лапами, отбросив девушку к стене и очутившись внутри полого котлована полностью. - Ты что творишь, щенок безмозглый??? Может человеки и ходят по очереди на передних и на задних лапах, но волки предпочитают опираться на землю минимум тремя. Больно-то как, чтоб тебя...
   - Сама дура! - Заявила в ответ Оль-га.- Чего брыкаешься как ненормальная? Я из-за тебя локтем ударилась. И хватит выть, сейчас сюда весь дом сбежится. Давай купаться уже.
   Рыкнув на нее напоследок, я подставила лапу под струю воды. Вода била сильно и почему-то была теплой. Приятно. И тут мне на голову полилось что-то холодное и вонючее. С перепугу я дернулась и выскочила из ванной, как под хвост укушенная. Одним длинным прыжком перепрыгнула и через высокий борт и через незадачливую Ольгу, врезалась в дверь, та, кажется, сломалась, понеслась по извилистым тропкам этого странного места, врезаясь в стены, и нырнула под кровать. Там принялась счищать со своей шкуры вонючую дрянь.
   - Немедленно вылазь оттуда,- раздался голос Ольги. - Что ты за кошмар четырехлапый? Двери мне сломала, все запачкала, не квартира, а свинарник!!!
   - Не вылезу. - Заявила я и на всякий случай, уперлась в пол всеми четырьмя лапами
   - Чего ты взбесилась то?- Она села на землю рядом с кроватью. Женщина пахла усталостью, - Сама ж на купание согласилась.
   - Купанье и вымазывание в вонючей грязи - разные вещи. Я и не знала, что что-то может так отвратительно пахнуть. Аж нос заложило.
   - Это специальная грязь, - тоном мудрейшей начала Ольга. - Она... Она забирает с собой всю остальную грязь, которая есть на тебе и уходит.
   - Она ВОНЯЕТ, - я стояла на своем
   - Я сделаю так, чтоб не воняла, обещаю.
   - Почему раньше не сделала?
   - Не подумала. Вылазь из-под кровати.
   - Не вылезу, тут безопасно, и вообще, иди спать, я устала.
   Женщина ушла, и я свободно вздохнула. Оказалось зря, потому что примерно через минуту мне под нос (о, многострадальный нос) прилетело что-то, рассыпавшееся мелкой пылью. Я не успела задержать дыхание и... О, мать лесов, да что же это такое!!! В голове ударила молния, запахи стали нестерпимо яркими и исчезли. Я вскочила на ноги и... все правильно, перевернула кровать, и сломала немного, наверное. Запахов не было. Вообще. Никаких. Гнетущая мертвая тишина. Мир потерял свои очертания. Плоская серая картинка, которую давало зрение, и тысячи шорохов... Что они значат без запаха? Как теперь охотится? Как жить? Все потеряло смысл.
   - Оставьте меня все в покое, я ухожу на изнанку (и не надо говорить, что я уже там).
   - Да не переживай ты так. Если тебя отмыть, нюх вернется.- Спокойно сказала человека.
   - Это что магия такая?- подозрительно спросила я.
   - Ага - Закивала головой Ольга. Она была явно довольна.
   Неприятная процедура или жизнь? Наверное, все-таки неприятная процедура. Но я запомню. Вопреки расхожему мнению, память у волчьих ой какая длинная.
   6.
   Ну ничего себе...Арта ко мне !!!Тьфу ты .Арта. Ну что такое. Я же просила тебя. Пошли купаться. Идем быстро...!.как могла быстро я побежала за обезумевшей животиной голося во все горло как на пожаре.
   Залетела в комнату и обалдела. .По всему паркету расплылись грязные мыльные лужи. Обои, поклеенные два месяца назад ,обогатились грязно серыми разводами. И потеками. Волчица лежала под кроватью, остервенело, облизываясь и почухиваяась всеми лапами сразу. От чего злосчастное изделие мебельной фабрики подпрыгивало и тряслось. На красивой морде было написано глубочайшее отвращение.
   - Арта! Пошли мыться.
   - Все я уже...помылась...Здесь нельзя мыться...с меня хватит
   - Арта
   - Я чистая ...почти
   - Слушай...если ты сейчас не пойдешь мыться ,то вали отсюда. Я месяц корячилась, чтоб сделать квартиру уютной. А ты со своей блохастой шкурой мне за час все испортила.
   За моей спиной немым укором застыли сиамки. На морде Гопы застыло немое презрение. Весь вид Стопы кричал, прямо вопил "Мы же тебе говорил.. гнать эту шавку надо!!!"
   Волчица нерешительно встала. На морде явное сомнение - бросится к выходу прямо сейчас по дороге как следует грызнуть зарвавшуюся человечку или смириться и попробовать еще раз.
   -Давай Арта. Это не страшно.- попыталась подбодрить я и случайно наступила на больную мозоль. Пойдем.
   - Да не боюсь Я!!!- Прямо заорало в моей голове. Не боюсь ясно!?
   Да подруга. Характерец у тебя еще тот...Ну и я не лыком шита. Психологию не зря пять лет зубрила, чем черт не шутит, может и к волкам мои знания применимы?
   - Ну скажи мне, что тебе там так не нравится? - Мягко поинтересовалась я
   - Эта грязь воняет!
   - Т-а-а-а-к! Грязь значит воняет! Ну, я тебе сделаю так, чтоб не воняло. Обещаю!!! Со скоростью пенсионерки догоняющей уходящий поезд я понеслась на кухню. Готовить я "очень " люблю, поэтому особым изобилием кухонный шкафчик, увы, не отличался. Ну, посмотрим, что тут может нам помочь. Мука, соль, сахар. Негусто. Что еще ...ну сода, манка, перец. Перец!!! если заставить волчицу с ее тонким обонянием вдохнуть, то минут на пятнадцать шампунь ее точно не побеспокоит! Ну это конечно с поправкой на то, что она меня не загрызет из чувства благодарности.
   - Ну, тем более. Раз, не боишься - то пойдем мыться. Вода теплая, ванна огромная...пошли а?- с этими словами опасаясь приближаться совсем уж близко, я выбросила содержимое перечницы в предполагаемое месторасположение волчицы. Громкие возмущенные чихи и бешеный рык лучше ее мыслей подсказали мне, что я попала. Кровать слегка подлетела , и жалобно хрустнула.
   - Арта, успокойся. Если тебя отмыть, то нюх вернется, - Выдавила я, выслушав все что "сказала" мне волчица.
   - Это что магия такая? - Кое-как отдышавшись, с сомнением уточнила она.
   - Ага,- я, как могла, искренне закивала, - Пойдем Арта. Как только ты помоешься, все пройдет.
   Волчица, всем своим видом показывая, что делает мне огромное одолжение, поплыла к санузлу. Каравелла блин...
   Похоже, что мой чудный день только начинался! *****************************************************************************
   Против ожидания остаток омовения соба...волчицы прошел вполне нормально. Арта изящно запорхнула в ванну. Дала смочить себя водой из душа, и намылить шампунем для собак (противоблошинным заодно). Тот, кто хоть раз купал свою собаку, меня поймет. Удовольствие это ниже среднего. Шерсть липнет к рукам, забивает слив, и вообще пахнет...не особо приятно. Так вот, у Арты шерсть не лезла, мыть ее было настолько же приятно, как купать ребенка. Когда первая грязь уплыла в канализацию, шерсть волчицы оказалась белой. Точнее не просто белой, а белоснежной. Под конец я не удержалась и быстро намазюкала животину бальзамом для волос, предвкушая как приятно может быть ее гладить... Ну если не откусит руку конечно... возможно мне показалось, но на морде наглой зверюги было написано настоящее удовольствие. Мысли услышала или купаться все-таки понравилось?
   - Постой спокойно секунду - попросила я. Тьфу. Никак не могу привыкнуть, что в разговоре с ней не нужно проговаривать слова, достаточно просто думать. Постой, я тебя оботру.
   -Да ладно, - Волчица выпрямилась.- Я сама...
   -Нет Арта, нельзя прекрати немедленно!....Ах ты мерзавка!!!- Эта гадюка от души вытрусилась...Стены ,мой любимый халат я сама ну и Стопа опрометчиво заглянувшая в ванную все мы были окачены фонтаном брызг. А волчица, с чувством превосходства, прошествовала мимо онемевшей меня и вздыбившейся сиамки. Ну что тут сказать!
  
   Спустя пол часа я прибрала все следы нашей бурной деятельности и зашла в комнату, где на моем ковре увидела развалившуюся наглую зверюгу. Волчица явно наслаждалась вновь приобретенной чистотой. Долго умиляться она мне не позволила.
   - Ты долго там возится, будешь?- Нахально протянула она.
   Убью гадину!!!
   - Я, между прочим, за тобой убирала!!!- Задохнулось от возмущения мое второе я, ненавидевшее уборку во всех ее проявлениях.
   -А не надо было меня в это болото тащить. Если бы ты меньше ерундой занималась я б уже ушла.- Заявила мерзавка.- Найди мой лес, и больше никогда меня не увидишь.
   -Лес! как будто он один на планете,- огрызнулась я, - К тому же ты белая, а я никогда не видела белых волков...
   -Не видела она. Что вообще может видеть существо, по уши увязшее в мертвом и искренне верующее в то, что так и надо, - Хмыкнула (хмыкнула?) волчица - Щенок.
   - Сама щенок! Ты то тоже не очень много знаешь о том, как оказалась в зоопарке...К тому же белых волков у нас в лесах действительно нет.
   - Знаешь Оль-га...- задумавшись, подняла на меня глаза волчица, - Среди моих братьев и сестер тоже нет истинно чистых. Только шаман может быть белым, а шаманов единицы на десяток поколений.
   "Значит единицы..."- еще не успев додумать эту мысль, я поняла, что нужно делать. Интернет!!!
   - Подожди, Арта... Сейчас все поймем! - Господи ну как же я сразу не подумала!? Если бы не денек полный неожиданностей, я бы первым делом о нем подумала!- Пойдем со мной в кабинет.
  
   Кабинетом я гордо именовала небольшую комнату, где расположились полки с книгами. Почетное место здесь занимали разнообразные труды по зоологии и ветеринарии (нужно как то восполнять недостаток знаний), большое количество различных пособий по экономике, ну, и конечно, вся, столь любимая мною, фантастика от Рэя Бредбери и Клиффорда Саймака до Белянина и Громыко. Так же в комнатку поместились две кадки с пальмами, диван и, конечно же, большой удобный офисный стол, на котором расположился компьютер безраздельно царствующий в бывшей спальне. Впрочем, не смотря на переукомплектованность, комната выглядела гармонично. Чем я в тайне очень гордилась. Еще в комнате была большая десятиметровая лоджия вся уставленная цветами. Ее для себя облюбовал Харон, который сейчас ломился в захлопнувшееся от ветра окно. Машинально включив компьютер, я открыла окно и впустила мокрого и взъерошенного ворона, попутно проверив его целостность. Были уже случаи, когда с очередной прогулки наш Казанова возвращался весьма потрепанным. До сих пор удивляюсь, с кем он умудрялся повздорить. Сама лично видела вылетающего на променад ворона и дворового хулигана - огромного ротвейлера Люцика (сокращенное от Люцифер) нервно забивающегося под крыльцо при его появлении.
  
   Усевшись за компьютер, я подключилась к сети и первым делом проверила свою почту. Иногда наши клиенты пишут мне, интересуясь здоровьем своих любимцев. Сегодня, впрочем, кроме обычного рекламного мусора ничего не было. Я зашла на сайт нашего города. Так...посмотрим. Новости. Что же у нас нового? Тарифы на коммунальные услуги снова возрастут. Ха удивили...что дальше? Известная актриса N снявшаяся в сериале Черви(милое какое названьице ), была в нетрезвом состоянии выброшена из ночного клуба... не то...Вот оно! "Вчера при таинственных обстоятельствах из зоопарка сбежала уникальная белоснежная волчица. Животное было подарено городу известным бизнесменом Федякиным, который собственноручно изловил волка во время своей поездки в северо-восточные районы Сибири. Просьба ко всем соблюдать все возможные меры безопасности! Животное неразумно (ага, была б она неразумна, валялась бы я сейчас с порванным горлом), дезориентировано и очень опасно. Просьба ко всем кто что-нибудь знает о местонахождении животного сообщить в администрацию зоопарка или по телефону 02." "Сообщить что ли?"- мелькнуло в моей голове. Ага, сейчас. Чтоб они там заморили "неразумное и опасное животное"!
   Так, интересно, что тут вообще о волках есть. Я набрала в строке поиска волк и через 15 секунд впилась глазами в текст. Информация впечатляла!
  
   Оказалось что: "Волк - это большое хищное животное из семейства собачьих. Вес волка может достигать 70-80 кг, но обычно взрослые самцы весят 40-50 кг (самки еще меньше). Большие клыки и мощные челюсти позволяют волку убивать даже таких больших животных, как взрослый лось или конь. Сильные ноги переносят его на несколько десятков километров. Возможности волка, как охотника, очень велики. Следует отметить, что он долгое время может обходиться вообще без еды. Основу рациона волка составляют крупных и средних размеров млекопитающие, а также птицы. Почти везде хищник связан с местами обитания копытных. От их видового состава, численности, а также характера использования земель зависит способ жизни волка. Места щенения чаще приурочены к участками, где весной и в начале лета концентрируются копытные. В Полесье волки отдают предпочтение заболоченным низменностям речных пойм, где охотно держатся лоси, олени, кабаны.
   Набор кормов этого хищника состоит из разнообразных млекопитающих, до мышей и полевок, и мелких птиц. Волки могут употреблять в корм ягоды, особенно при хорошем урожае, а в южных районах страны они могут наносить ущерб бахчеводству, так как спелые арбузы тоже приходятся им по вкусу. Известны случаи, когда волки поедали саранчу и других насекомых, причем делали это отнюдь не от голода, а с полным удовольствием. Все это говорит о приспособленности волка к разным условиям.
   В ряде случаев волки наносят большой урон стадам домашнего скота, поэтому у нас в стране провозглашена война этому хищнику (к заповедникам это не относится).
   Волк - один из широко распространенных видов. Его ареал занимает всю Евразию и всю Северную Америку. И на этой огромной территории его можно встретить везде - в пустынных песков Средней Азии до глухих таежных уголков, от низин Западной Сибири до заболоченных высот Кавказа и Памира. Этот чрезвычайно пластичный хищник приспосабливается практически к любым условиям, если только в этой местности для него есть подходящая пища. Высокие интеллектуальные способности позволяют ему находить оптимальные варианты "организации охот", вплоть до того, что устраиваются коллективные охоты с "загонщиками", направляющими и настоящей "засадой". Приходится только удивляться тактической "продуманности" таких операций.
   Нда...я с невольным уважением покосилась на Арту и обалдела. Волчица усевшись на задние лапы во все глаза смотрела на важно нахохлившегося Харона, и кажется, улыбалась.
  
   7
   - Ищи Симаргл.
   - Ненавижу Землю-два.
   - А что ты вообще любишь?
   - Сырую тюленину, еще вопросы есть? Хе!
   - Что?
   - Что в этом мерзком месте, может делать такая милашка?
   - Твою мать, какая милашка? Ты хранителя нашел?!
   - Ну... да.
   - И?
   - Милашка.
   - Что???
   - Рядом с ним, то есть с ней. Твой хранитель - самка.
   - Макошь, за что? - Сварог со стоном сполз на землю.
  
   ***
  
   Чистая сухая шерсть, немного слишком чистая немного слишком сухая, но это все восстановится до утра. Поток теплого воздуха, из странного приспособления, которое Оль-га взяла в лапу, хоть и гудел отвратительно, но был удивительно приятен по ощущениям. Постепенно возвращалось обоняние, желудок был набит странной, но тем не менее сытной человеческой пищей и мысли о страшной мести постепенно выветривались из волчьей головы. За спиною раздалось хлопанье крыльев, Арта обернулась и увидела как в отверстие скалы, служившей обиталищем ее новой знакомой, влетел ворон. Что мог делать в этом, покинутом добрыми духами месте старший сын ветров, славящийся своей долгой жизнью и мудростью???
   - Привет тебе, сестра, улыбнулся он. Я искал тебя, но не думал, что ты и сама найдешь путь к своей судьбе так быстро. Видать был прав дух ветров, что сказал мне о тебе доброе.
   - Привет тебе, старший брат. Удивлена и рада видеть тебя здесь. Неужто наша встреча не случайна? - Она слегка склонила голову в церемонном поклоне.
   - То, что охотники нашли тебя и не убили, а доставили сюда, может показаться случайным, но мать-земля знает что делает. А остальное... Я летел сюда по зову ветра, долго искал и, наконец-то, нашел последнюю из тех, кто слышит. Род древних Ариев не угас и это не может не радовать. Теперь у нас всех есть шанс. Храни ее, заботься о ней, и ждите того, кто придет.
   - Ты не ошибся, брат? Вспомни придание, Что много веков назад принесла на своих крыльях детям земли вещая птица Гамаюн. - Арта прикрыла глаза, вызывая в памяти предание, переданное ей матерью, а той ее матерью.
   И когда настанет время,
приведут к Верховному Жрецу
совершеннолетнюю дочь Великой Ведуньи,
последнюю из Рода истинно слышащх,
дабы изучала она Мудрость Древнюю, потаенную...
И обучать начнет Великий Жрец
дочь Великой Ведуньи Сокровенному Знанию,
и воспитывать будет из неё
Жрицу Белого Храма...
- Я что, похожа на ее мать?
   - Девочка моя, предания меняются со временем, каждая непонятность истолковывается иначе. Дети земли до великого холода отличались от тех, что пришли позже. Так подруга стала дочерью. Посмотри на историю людей, их бог сказал им не лить кровь, в результате они стали жечь друг друга на огне. Странные создания. Лишь птица Гамаюн знает истину.
   - Ну, какая из меня великая ведунья? - расстроилась Арта. - Я даже свою первую свадьбу не отпраздновала. Я же почти ничего не умею...
   -Не тебе это решать, белый шаман детей леса. Все было предрешено задолго до нас! Это большая удача, что слышащая нашлась. Народы Земли уже потеряли надежду. Не ты предрекла и не ты отречешься от предсказанного.
   С детьми разума не спорят. Он знал истину.
   - Последняя... Кровь иногда творит чудеса, то уходит глубоко в землю, то возрождается юным побегом. Я сохраню ее. Обещаю.
  
   Волчица обернулась и увидела удивленное лицо Ольги. Девушка смотрела на нее так, как будто волчица не разговаривала с вороном, а пыталась его съесть.
  
   - Тихо! Спокойно! Не вынуждай меня кусаться!- Арта, не удержавшись, рыкнула на нее. - Ольга, запомни, есть те, кто едят траву или землю, а есть те, кто едят мясо. И те, кто едят мясо, не едят друг друга НИКОГДА! Убить могут, съесть нет. А с Хароном мы просто разговаривали.
  
   - И о чем же? - Женщина ошарашено присела на краешек перевернутого дивана.
   - О том, что я буду здесь жить и защищать тебя от неприятностей.
   -Чего?!Ребят, а вы ничего не забыли? Например, поинтересоваться у меня, хочу ли я этого? Мне в доме ну совершенно не нужна еще одна зверюга.
   - Дорогая, ты еще не достаточно стара и мудра, чтоб учитывать твое мнение в столь важных вопросах. - Проникновенно выдал Харон.
   - Чтооо??? - Я слышу голос своего домашнего ворона?- Оль-га прислонилась к склону пещеры и начала оползать вниз. Я - Не достаточно мудра??? А не пошли бы вы все нафиг?
   Слышащая издала какой-то горловой звук немного похожий на вой радости. И снова и снова... Мать. Да она смеется...
   - Ребят, а вы ничего не забыли? Например, поинтересоваться у меня, хочу ли я этого? - В старого ворона врезалась подушка. -Ничего, что я вас кормлю, ухаживаю за вами, дала вам крышу над головой?
   - Милая, твоих заслуг никто не отрицает... - Начал Ворон, грациозно уворачиваясь от летящего снаряда, но тут вмешалась Арта.
   - Оль-га, все в порядке, я могу охотиться и приносить еду. Даже тут пахнет съедобным, мышами уж точно. И жить нам в этой норе не обязательно. Думаю, вне города найдутся еще норы, а за твоим домом, пока мы будем отсутствовать, присмотрят кошки. Взгляни, какие они чистюльки, неужто не справятся?
   - Никаких мышей!!! - взревела Ольга. - Никакой охоты, никаких "за городом"! Если ты хочешь остаться здесь, то будешь вести себя как приличная собака! На улицу только с поводком! - тут она засмеялась. - Мне все понятно. На самом деле, банка с огурцами попала в меня, и я брежу... просто брежу. Блин, как не хочется в дурдом-то, а надо. Сейчас я просто лягу спать, а завтра возьму больничный и пойду к психиатру, если вы, конечно, не растаете, как и положено приличным глюкам.
   - Ольга, ты не бредишь. Просто у тебя в жилах течет древняя кровь. Кровь тех времен, когда люди еще говорили на языке жизни и жили в мире с окружающим миром. И сейчас кровь проснулась.
   - Здорово, двадцать пять лет спала и вдруг проснулась, с чего бы это?
   - Я хоть и ворон, но каркать не хочу. Завтрашний день покажет.
   Ольга скептически хмыкнула. Не каждый может принять свое предназначение. Но лучше скепсис, чем безумие. Безумный хранитель способен разрушить этот мир так же легко, как перегрызть горло зайцу.
   Женщина подняла голову.
  
   - Ладно... Предположим я вам поверила. Я сказала, предположим. Как бы там ни было, повторяю. Никакой охоты. Никаких мышей и скачек. Сидишь тихо и ведешь себя как нормальная собака, ясно?
  
   Слава духам!!! Она смогла это переварить. Вот что значит воля.
   Сила может прийти к любому. Она в крови, в памяти о предках. Мать наделяет силой младенца, еще не зная, каким он станет. Но воля... Воля это то, что человек в себе растит и воспитывает сам. И лишь воля в состоянии подчинить силу и научиться ею управлять. В противном случае, сила подчиняет человека, превращает его в раба, наркомана, сводит с ума. Ольга выдержит. Ее воля удержит силу Ариев. Я помогу.
   ********************************************************************************
   Хорошо...Ребята я вас услышала. В дурку не пойду...Пока не пойду.- Я еще раз обвела взглядом этот невозможный дуэт. Может и правда завтра эта серая...в смысле белая испарится, а Харон будет говорить обыденные вещи
   -В любом случае уже очень поздно, а мне завтра на работу, пошли спать.
   - Оль-га я буду спать с тобой.- Волчица состроила свирепую морду, должную выражать решимость защитить меня от всего и от всех.
   - Ахха, моему мужу очень понравится собака, валяющаяся в моей постели.- Съязвила я.
   - Это не имеет значения!- Волчица кажется нахохлилась.- Я буду рядом с тобой. Объяснишь самцу, что сейчас не время свадеб. Жизнь хранительницы важнее рождения щенков.
   - Дура ты!- возмутилась я. Не буду я ему ничего объяснять!
   -Тем более что и не кому, ехидно влез Ворон, - Хм, странно, вроде раньше интонаций в его голосе я не различала.
   - Вот тебя в известность не поставила... Ладно,- Усталось подбиралась ко мне все ближе и ближе.- Я ложусь спать. Ты, Арта, можешь спать в коридоре. И чтоб тихо тут. С кошками не драться.
   Арта что-то хмыкнула себе под нос, схватила зубами одеяло и перетащила под дверь моей спальни.
   - Пойдем на кухню, я тебя покормлю.- Со вздохом я потащила свое тело к двери. Волчица стремительно вскочила и я, тихо обалдевая, пронаблюдала, как эта махина двинулась в след за мной.- Эй, а ты куда? Я имела в виду Харона.
   -Я хочу есть,- невинные зеленые глазищи уперлись в меня взглядом...Нда...похоже с запретом на мышей я поторопилась.
   -Арта ты же час назад схомячила кастрюлю плова...Огромную, между прочим, кастрюлю!
   -Я хочу есть, - тихо повторила эта мохнатая "белоснежка"
   - Ну что ж, хочешь так хочешь, но кроме колбасы я тебе сегодня больше ничего предложить не могу. Пойдем. Харон, тебя теперь отдельно приглашать нужно? -сердито рявкнула я удаляясь в кухню. Сиамки сидели возле своих мисок и умильно смотрели на меня двумя абсолютно одинаковыми парами глаз
   -Что милые, тоже есть хотите?
   -Да, - произнесли они хором, я взвизгнула и подскочила.
   -И вы!? мамочки да что ж это делается?
   В комнату молнией влетел Харон:
   - Ольга все в порядке...Не кричи ты так, разбудишь весь город! -быстро заговорил он.
   А меня била крупная нервная дрожь. Понять все происходящее я не могла. Вот только что со мной заговорили мои, не один год живущие со мной под одной крышей кошки. Харон, видя мое состояние, заговорил тихо и успокаивающе, гипнотизируя меня своим чуть хриплым "голосом":
   -Ольга все в порядке. Почему ты кричишь? Успокойся это всего лишь твои кошки. Они ничего тебе не сделают!
   Я уселась прямо на пол и тупо смотрела, как Гопа обвивает свое гибкое серебристое тело вокруг меня, стараясь успокоить. Стопа же запрыгнула мне на колени и неотрывно вглядывалась в мое лицо. Все-таки кошки волшебные существа. Понемногу я стала приходить в себя как всегда завороженная этими гибкими изящными красавицами.
   - Харон, но почему раньше я их не слышала? Я очень удивилась, когда заговорил ты но ты всегда мог произносить слова. А они? Мы столько прожили рядом. Они никогда не говорили со мной.
   - Говорили Ольга. Они всегда говорили с тобой. И ты всегда их слышала. Просто не осознавала этого. А сейчас пришло твое время. Твой Дар начинает просыпаться.
   Я непроизвольно вздрогнула. Ну, если он только начинает просыпаться. Мамочка! Бедная я!
   И что теперь я буду слышать в своей несчастной голове всех живых тварей!?
   -Нет. Ну что ты. Ты же не мысли их слышишь. Ты слышишь их, когда они к тебе обращаются. Возможно, когда твой дар окрепнет ты сможешь услышать мысли, но это очень редкое умение и не каждая Слышащая способна на это.
   Машинально я начала поглаживать спину Гопы и та довольно замурлыкала. Стопа же смотрела на меня, не отрываясь, и чего-то ждала.
   - Все нормально Степанида. Иди сюда.
   - Хорошо,- прошептала кошка и придвинув свою узкую мордочку к моему лицу прижалась к моей щеке и уткнулась в шею. В этот момент в кухню вплыла волчица о которой я успела забыть. Кошки ощетинились и зашипели.
   - Вот дуры мелкие! Вы же ее испугали,- зарычала на них Арта.
   - Сама такая. Пошла вон шавка блохастая. Гопа бросилась к волчице, норовя вцепится ей в морду. Та мотнула головой, и сиамка отлетела к стене. Стопа бесстрашно бросилась на помощь подруге, и волчица оскалила пасть готовая повторить маневр. Я открыла, было, рот чтоб заорать на всех, да так и замерла.
   - УСПОКОЙТЕСЬ...- тихо, но так что услышали все, проговорил Харон.
   Ух ты! Вот бы такую интонацию натренировать...
   Арта застыла молчаливым изваянием, наблюдая за, повисшей на ее морде, Стопой, вовремя спрятавшей коготки обратно в подушечки. Гопа присела на задние лапы и, забыв замолчать, тихонько подвывала на одной ноте. Даже мне захотелось вытянуться по струнке.
   - Ничего себе!!! Харон, где ты так научился? - пролепетала я.
   - У тебя будет время перенять опыт,- нехотя протянул Харон.
   - Ладно, зверинец, Давайте поужинаем, а все остальное отложим на завтра,- слова получались вперемешку с зевками, - Мою работу никто не отменял, а утром еще соба... тьфу волчицу надо выгулять.
   Арта посмотрела на меня презрительно, фыркнула и ничего не сказала. Нет, ну чего она все время фыркает и хмыкает!?
  
   Я достала из холодильника колбасу отрезала себе небольшой кусок, а остальное кинула волчице. Д-а-а... За такое зрелище не только килограмма колбасы не жалко... Грациозно развернувшись Арта в высоком прыжке с дикой силой ударила несчастную колбасу лапой, перебила ее пополам, и, прижав одинаковые половинки к полу, грозно зарычала. Сиамки на всякий случай заскочили на стол, а Харон с этого самого стола мигрировал на шкаф.
   -Э-э-э. Арта, отпусти ее пожалуйста, она уже никуда не убежит, - начала хихикать я, а потом не сдержавшись захохотала в голос. - Ты что, подруга, взбесилась?
   - Оль-га. Это инстинкт,- сконфуженная волчица все еще удерживала палку докторской.- Это мне? Это можно есть?
   -Можно Арта. Ешь.- успокоившись, милостиво разрешила я.- Вряд ли я рискну отнять ее после такого показательного выступления!
   Арта подхватила обе половинки и гордо удалилась в коридор. Надо будет, приучить ее есть на кухне, когда-нибудь потом.
   Достав две жестяные банки одну с "вискасом", а вторую с килькой для Харона и разложив все это по мискам, я шлепнула оставшуюся колбасу на хлеб, налила себе стакан томатного сока и поплелась в спальню, на ходу откусывая от бутерброда.
   -Все, я ушла спать, - в пространство проговорила я. Ответа, если он и последовал за всеобщим чавканьем, я не расслышала. Тем лучше. Доползла до кровати, поставила пустой стакан на тумбочку. Последним усилием воли стянула с себя джинсы и футболку и рухнула в постель. Уснула я, по-моему, в полете.
  
   Волчица
  
   Хорошо, когда можно просто лечь на что-то мягкое и теплое, расслабиться и уснуть. Еще лучше, когда при этом в брюхе тяжело и сытно. Мясо странного зверя по имени колба-са удовлетворило мой голод, завтрашний день обещал быть погожим, а за дверью, в комнате спала, спала подопечная. Уговорить ее лечь рядом так и не получилось, поэтому я просто обследовала все углы в комнате, выглянула в окно и, убедившись, что потревожить сон Ольги может разве что птица, развалилась под дверью.
   Я проснулась от одновременно тонкого и удивительно возбуждающего аромата. Пахло слегка пожухлой, мягкой листвой осеннего леса, свежей кровью и страхом только что загнанной дичи, сильным, горячим здоровым телом, без труда пробежавшим не один километр. Пахло самцом после охоты. О, мать, ну откуда ж здесь взяться самцу, да еще такому? Приятный все-таки сон...
   Легкое фырканье разом выдернуло меня из мира снов и иллюзий.
   - Хороший же из тебя охранник, нечего сказать. За то время, пока ты раздумывала, стоит просыпаться или нет, я бы успел раза три пообедать той, кого ты защищаешь. А может, мне сделать это прямо сейчас?- Прошелестел в моей голове теплый и насмешливый урчащий бас.
   Самец???!!! Пробрался на мою территорию, да еще посмел разговаривать в таком тоне! Местные псы не знают закона. Что ж, будем учить.
   Прямо с места я взвилась в воздух, вывернувшись в красивом сальто, опустилась на спину огромному черному кобелю и рванула его зубами за ухо. Ну, почти... Вернее, должна была опуститься и рвануть, но этот хам и нарушитель женского спокойствия, непонятным мне образом, оказался немного правее, чем должен был быть. Метра на полтора с хвостиком. Стоял там спокойно, как ни в чем не бывало, даже хвостом слегка повиливал, и улыбался во всю свою клыкастую пасть. Клыки, кстати, вызывали даже не уважение, благоговейный трепет. Мои собственные, на их фоне казались совсем не убедительными. Ну и пошло оно все к злым духам. Прикоснуться к Ольге я ему все равно не дам.
   Еще один прыжок. На сей раз, я целилась ему в бок, но этот засранец просто повернулся на месте, с невозможной для нормального зверя скоростью, и я достаточно сильно впечаталась лбом в стену, пролетев мимо него. Что-то упало, жалобно звякнуло, но Ольга не проснулась. Ну разве ж можно так беззастенчиво дрыхнуть??? Вставай да беги, пока я это непонятное создание отвлекаю.
   - Может, поговорим? - все таким же спокойным, бархатным, завораживающим тоном проговорило "создание".
   - Не о чем нам разговаривать! - прорычала я и снова кинулась на него.
   На сей раз, он увернулся, в каком-то немыслимом зигзаге схватил меня зубами за холку и прижал к земле. Тяжелый, гад, не сбросить. Пока я юлой крутилась под его тушей, пытаясь выскользнуть на свободу, пусть даже ценой собственной шкуры, в голову навязчиво постучалась мысль-воспоминание из прошлых жизней. О, мать!!! Это же... Это же!!! Это же начало ритуального весеннего танца.
   - Ты что делаешь, подонок??? Прекрати немедленно! Сейчас же не весна!!!
   - Серьезно? Совсем забыл. Тебе удобно? Или, для того, чтоб заставить тебя слушать, нужно нечто большее?
  
   Дверь... Главное дверь в спальню Ольги. Что бы он ни говорил, как бы хорошо не дрался, а от двери я не отойду. Чуть не сломав себе шею, я вывернулась и укусила его за лапу. Разъяренное рычание, и черная туша отскочила в другой угол коридора, бережно поджимая раненую конечность. Я наконец-то смогла вздохнуть полной грудью. Вздыбила шерсть на холке и глухо заворчала.
   - Убирайся. Это моя территория. И женщина моя. Говорить не о чем.
   - Да?- насмешливые нотки в его голосе нервировали.- И тебе совсем не любопытно, что в этом безумном месте делает еще один волк?
   Еще как любопытно. Да меня просто раздирало бы любопытство, если бы не было так страшно. За три весны волчьей жизни еще никто не мог победить меня в драке. Я могу в прыжке перекусить глотку лосю, а более мелкой дичи перешибала хребет одним ударом лапы. Ни один самец не мог взять меня на весеннем празднике, все убегали, поджав хвост и зализывая раны. Но этот... Странный пришлый зверь, от которого пахло волком, но который волком не был. Он может свернуть мне шею играючи, если захочет. Но не хочет, пока не хочет. А почему? Будь сейчас весна, хорошие бы от него получились волчата, сильные, здоровые...
   ЧТО???!!! Какая весна??? Какие волчата??? Что за чушь у меня в голове вообще??? Я стряхнула наваждение, чтоб в очередной раз упереться взглядом в янтарный огонь насмешливых глаз. Мама, он же и мысли мои читает. Забери меня отсюда!
   - Ну, насчет весны и щенков, обещаю подумать, а бояться меня не надо. Я не собираюсь вас убивать. По крайней мере, сейчас. Ты слишком слаба, чтоб ее защитить. Придется тебе помочь.
   - Неправда! Я не слабая!!! - я снова бросилась на него, но в этот раз он не увернулся, а прыгнул навстречу. Удар в бок отшвырнул меня к стене и поверг на землю. Упала неудачно, на спину, тут было слишком мало свободного пространства для маневра. Громадная лапа тут же наступила мне на горло, не давая перевернуться, спрятать беззащитное брюхо.
   - Так в каком месте ты сильная? Здесь? - давление на глотку усилилось, у меня потемнело в глазах. - Или может здесь? - наглый мокрый нос больно ткнул в живот.- Ты хоть понимаешь, что я сейчас могу пометить все волчьи законы и порвать тебя в клочья?
   - Ты не волк. Ты чудовище! - я изо всех сил наугад дернула задней лапой, не прицеливаясь, чтоб попасть, хоть куда-нибудь и попала.
   Попала. В живот. Таким ударом обычно распарывается брюхо, и выпускаются наружу потроха. Мой же противник просто растекся клочьями холодного черного тумана и собрался чуть в стороне. Это меня добило. Что толку сопротивляться существу, которое и ударить то нельзя? Оставалось одно, сдаться. Ольгу надо спасти любой ценой. И я сдалась.
   Что такое горечь поражения. Змеиный яд, проникающий прямо в сердце, сковывающий лапы и отнимающий волю к жизни. Битва без шансов победить. Безнадежность. И эта безнадежность сейчас возвышалась нею мною центнером тренированных мышц и одни духи знают чего еще.
   - Признай во мне вожака, - горячий влажный язык прошелся по моему брюху, вызывая жгучее желание позорно завизжать и просить пощады.- Ну же!
   Вот как. Ему не достаточно победы. Он требует повиновения. И он в своем праве. Подчинится воле сильного или умереть - такова судьба проигравшего бой. Умереть хотелось сильнее всего, но в комнате что-то глухо стукнуло, раздался вопль Ольги, и пронзительно запахло страхом. Потом дверь распахнулась, на пороге появилась вздыбленная от ужаса женщина, вперилась взглядом в моего противника, протянула вперед руку, как бы желая защититься, жалобно всхлипнула и упала как подкошенная.
   - Признаю!!! Отпусти!!!- Собственный страх отступил перед ужасом за ту, что я поклялась защищать, сознание мутилось от недостатка кислорода...
   Ольга
   Наконец-то, сбылась моя мечта... Я уже давно заслужила этот отпуск. И теперь неторопливо бреду по золотому пляжу под ярко синим небом и белое жаркое солнце золотит мои плечи... А навстречу идет Он. Мужчина моей мечты. Самый желанный, смуглый почти до черноты. Невыгоревшие смоляные волосы развеваются морским бризом, но главное - это его глаза. Черные, бархатные, яркие, как звездное небо. И он зовет меня... "Ольга, Ольга"... Шум моря вторит ему "Ольга"... Шум моря?
   - Ольга проснись! Проснись, слышишь?- тихий голос, шепчущий в моей полутемной спальне, прозвучал громче иерихонской трубы.
   -Господи, ну чего вы все орете?- протянула я, приоткрывая правый глаз, и тут же заорала сама. Потому что прямо напротив меня на моем столе восседала какая-то массивная фигура.
   Предрассветного тусклого света хватило на то чтоб увидеть, что идеалом из моего сна и не пахнет. Не переставая орать, я попыталась выскочить из комнаты. Именно попыталась, потому что фигура стремительно перетекла со стола к дивану и, придавив меня к постели, зажала рот. Вернее зажал, потому что, в моих расширившихся от ужаса глазах отразилась явно мужская физиономия. "Ах ты, гад"!!! Изо всех сил я двинула коленкой в опрометчиво незащищенный живот. Мужик крякнул, судорожно хватая ртом воздух, согнулся пополам и скатился на пол. Не дожидаясь пока он придет в себя, я распахнула дверь в коридор и в оцепенении замерла. В коридоре держа одну лапу на шее распластанной на полу Арты, стояло чудовище. Огромное черное чудовище в образе волка. Не обращая внимания, на попытки белой волчицы высвободиться, оно взирало на меня янтарными огнями глаз. Это был перебор. Слишком много впечатлений за одни сутки. Мое сознание милостиво оставило меня.
   8.
   Женщина. Даже две. Одна на двух ногах, другая на четырех. Макошь, за что? Что плохого я сделал вещей птице Гамаюн, чтоб она предсказала подобное? Элена...
  
   Волчица
   Олечка, девочка моя, щенок неразумный, оживи. Ну оживи пожалуйста, ты не можешь умереть сейчас. Не имеешь права умирать. Я вылизывала ей лицо, вслушивалась в мысли, а на встречу восставала пустота. Ничего. Дышит и только. Тут из комнаты показался еще один человек. Человек?.. Нет... существо внешне похожее на человека не более того. Я посмотрела на него, принюхалась, прислушалась. То же самое безнадежно-тревожное чувство, как и в случае с вожаком. Мать... Он же его отражение, как будто кто-то ступил на темную гладь пруда и то, что было идентичным, потекло, изменилось, стало совсем другим. Эти двое на самом деле один. Так не бывает, но так есть. Кажется я начинаю понимать...
   - Отойди от нее. - Приказал вожак.
   Приказал... Вожак... По праву сильного... Мне... Это не возможно!!! Этого просто не может быть!!! И я отошла, напоследок кинув на него взгляд, обещающий смертельный бой впоследствии. Тогда, когда стану сильнее и до конца пойму, что они такое.
   Человек, пусть это странное существо пока называется человеком, поднял Ольгу на руки и унес обратно в комнату. Внутри все взвыло от отчаяния. Она умирает там... И ничем, совсем ничем нельзя помочь, такова воля вожака.
   Прохладный нос нежно ткнул меня в шею.
   - Я тебе ничего не повредил? Ты выглядишь потерянной.
   - Там умирает мой щенок в руках твоего отражения. Как я должна выглядеть? Жизнерадостно?
   - Отражения... Ты слишком много видишь, шаман. И это хорошо. Но ты видишь слишком мало, это заставляет тебя ошибаться и это плохо. Я не хотел делать тебе больно. Но иначе ты не желала слушать.
   В коридоре раздалось хлопанье крыльев.
   - Вы уже наигрались?- Спокойно спросил Харон.
   - Здравствуй птица Гамаюн, - склонил голову волк.- Рад тебя видеть здесь.
   - А я не очень, и ты знаешь почему. Вы пришли не вовремя. Рассудок женщины может помрачиться. Она не готова к встрече. Это не правильно.
   - Так было надо. Времени больше нет. Оно остановилось.
   - Пропусти нас с Артой к ней. Будет больше толку, если придя в себя, слышащая увидит друзей, а не чужаков.
   - Пусть так.
   Ольга
   В себя я пришла от ощущения чего-то мягкого и влажного на лице. Ощущение было приятным, и я не спешила открывать глаза. А когда все же решилась, увидела перед собой Арту, заботливо вылизывающею мое лицо. Морда у нее была испуганная и какая-то несчастная. На загривке волчицы сидел Харон. Увидев, что я пришла в себя она заскулила, как простая собака, испугавшаяся за хозяина. Я хотела погладить ее, успокоить и только тогда поняла, что мои руки что-то мягко удерживает. Сфокусировав взгляд, я снова приготовилась заорать. На моей кровати сидел тот самый мужик- виновник моих треволнений, и прижимал мои руки к подушке.
   - Ольга, не кричи, пожалуйста. Послушай то, что он скажет, - Харон вспорхнул со спины волчицы и приблизился к моему лицу. Послушай его. Он пришел, чтобы помочь тебе пробудиться.
   - Спасибо. Помог. Я уже пробудилась, - проворчала я, немного успокоившись. - Отпусти, я тебя не трону, - злобно буркнула нахалу, по-прежнему удерживающему мои руки.
   - Ольга, - произнес ворон, - выслушай, пожалуйста, нашего гостя. Это важно! Ему можно доверять (если б еще не неприязненный взгляд брошенный птицей в сторону "гостя" я бы даже поверила).
   - Не думал, что наше знакомство окажется таким, - тихо произнес мой визитер, а я изумленно уставилась на него. Голос не был приятным. Его голос завораживал, успокаивал и раздражал одновременно. Кажется, именно так добрый доктор должен говорить с разбушевавшимся буйно-помешанным. Замешкавшись ненадолго и все-таки скинув оцепенение, я хрипло произнесла:
   - Вот как. Ты думал о нашем знакомстве? Ну и зачем же я тебе понадобилась?
   - Нет, Ольга, - он произносил слова с такими многозначительными паузами, будто пытался вбить свою уверенность в мой мозг, - Это не ты мне понадобилась! Я пришел, потому что нужен тебе.
   - Ахха...как балерине акваланг. Я, как ни будь, сама решу, кто мне нужен, а кто нет!
   Он устало вздохнул и придвинулся ко мне ближе.
   - Ладно, согласен. Не я нужен тебе, мы нужны друг другу.
   - Сомнева... - я не договорила потому, что он вдруг оторвался от изучения подушки и посмотрел мне в глаза.
   Дыхание перехватило. Такого не могло быть, но в его глазах я увидела всю горечь и всю радость этого мира, рождение и смерть, закат и рассвет. Всю боль и все наслаждение. Такие глаза не могли существовать. Но они существовали, потому что именно их я видела во всех своих снах. С самого детства мне снились эти странные глаза. На лицах мужчин или женщин, стариков или детей. Иногда темные иногда светлые... Но я всегда знала - это одни и те же глаза. Всегда разные, они пугали меня до дрожи, до ночных криков, потому что ни тогда не сейчас я не знала, что может глянуть на меня ТАКИМИ глазами. И все же, засыпая я хотела увидеть их снова. Именно их я пыталась найти, снова и снова вглядываясь в лица проходящих мимо людей. Именно их я ждала, зная, что когда-нибудь все-таки найду. И все будет... Просто все будет.
   - Это ты? - охрипший от потрясения голос повиновался плохо.
   - Я, - не отрываясь, он серьезно смотрел на меня.
   - И что теперь? - я все еще не могла спокойно рассуждать и связно мыслить.
   - Нам нужно поговорить, - как-то неуверенно протянул он, отводя свои невозможные глаза.
   Ощущение чудовищной потери захлестнуло меня, с головой накрыв обидой, болью и страхом.
   -Не отворачивайся - почти попросила я, в последний момент, успев замолчать.
   - Хорошо. Я, Выслушаю. Тебя, - невероятным усилием воли мне удалось собраться.
   Я присела на кровати, намеренно не глядя на сидящего рядом человека, давая себе время собраться с мыслями.
   - Как ты попал в мою квартиру?- запоздало всполошилась я.- Надеюсь, дверь не взломана?
   - Ольга мне не нужна дверь, чтоб попасть в твою квартиру.
   - Ага, ты сквозь стены проходишь - снова начала закипать я.
   - Не злись. Давай поговорим спокойно - все еще не глядя на меня, тихо произнес он...
   - Зовут-то тебя как? - успокаиваясь, пробормотала я.
   - Руслан
   - Ну говори, Руслан, - если не смотреть ему в глаза, можно вполне нормально общаться, - Только убери своего кобеля от моей волчицы.
   Кобелина хмыкнул (да что ж это такое!) и отошел к стене, а белоснежка благодарно глянув на меня, придвинулась ближе.
   -Ольга, Тебе уже рассказали, что ты несешь в себе древнюю кровь Ариев. Народа, хранящего в себе память о том, каким был этот мир при его создании. Народа, который может дать миру хранителя, когда приходят тяжелые времена. Сейчас весь мир стоит на краю гибели. Войны и убийственные эксперименты. Бешеная жажда разрушения людей, угрожает равновесию. Этот мир гибнет. Тебе придется помочь ему спастись.
   - Здорово. Моя самооценка резко подскочила под самый потолок. И как предлагаешь спасать мир? Нет правда... Вот щас я кааак достану чудо меч... или что там у нас за супер-оружие будет? И всех сразу спасу! - мне очень хотелось надеть этому глазастому сказочнику ночной горшок на голову, но, к сожалению, горшка-то у меня и не было.
   -Ольга! Я не шучу. У меня мало времени, а у тебя еще меньше.
   Подумать только! Он еще и злится! Как будто это я ночью забралась в его дом и несу всякую чушь! Я уже было открыла рот, чтоб вывалить на него все злые, колкие слова, что накопились во мне с момента пробуждения, и вот тут-то поняла, что он не врет.
   Все что произошло сегодняшним вечером, Пусть косвенным образом, но подтверждает его слова. Белая волчица, невесть как оказавшаяся у моего дома. Мысли моих кошек, которые я явственно слышу даже теперь и странные слова который произнес Харон. И всему этому концерту аккомпанирует собственный внутренний голос, обычно такой рассудительный. Не врет.
   Черт! Черт! Черт! Да что ж за день то такой, вернее ночь?
   -Почему я, Руслан? Почему? Что я смогу сделать?
   - Не знаю... Ты первый хранитель, с которым я имею дело. Я знаю, что это в твоих силах, но и мне не дано знать, что именно тебе придется сделать.
   - Великолепно. И сколько времени до... до гибели мира? - слова давались мне с трудом. - Пятьдесят лет? Сто?
   Руслан зло рассмеялся.
   - Ольга, счет идет на месяцы, если не на недели...
   - Ох! Это невозможно. Нет такой силы, которая убедит людей отказаться от заводов, ядерного оружия и войн за месяц!!! Понадобятся годы, если не десятки лет просто для того, чтобы люди одумались и прекратили разрушать, - мне было отчаянно страшно и больно от того, что наш мир обречен на гибель по нашей же вине.
   - Невозможно, Руслан - опять произнесла я почему-то оглядываясь на черную птицу неподвижно сидящую на столе.
   -Тогда мы все погибнем! Холодно, совсем без эмоций проговорил он. Я резко обернулась и впилась глазами в его лицо. Господи!.. Он не лгал!!! Он точно знал, о чем говорит. Или мы остановимся или погибнем. Я смотрела в его глаза и видела Взрывы...Грязные реки и моря, покрытые как рябью мертвыми рыбами. Клубы дыма и багровые всполохи... И черное, непроницаемо черное мертвое небо... Видимое мною изменилось, и в его глазах отразились бескрайние леса, чистые реки и ручьи. Упоительно пронзительное, синее небо. Лань с детенышем, смело идущая к кромке леса. Просторы, просторы, просторы. И нигде ни одного человека. Нигде, ни одного ребенка, ни одной девушки бегущей навстречу любимому. Нигде!
   - Варианты, которые вижу я, - отводя глаза, жестко сказал он.- Выбирай. Или предложи свой. Все зависит только от тебя.
   -Кто ты? - Я была растерянна, испуганна и зла одновременно.- Кто ты такой, черт подери!!?
   -Не имеет значения! Сила хранителя вполне позволяет тебе отличить правду от лжи. Вот и отличай.
   - Я верю тебе, - злость вдруг вся ушла куда-то, словно воздух из проколотого воздушного шара, - Я верю, но ты уверен, что все еще можно изменить? Ты уверен, что возможно то, что ты мне показал, но вместе с людьми?
   - Для хранителя, возможно, все, но никто не знает как, кроме него самого. Я помогу тебе, чем смогу, но... Сама понимаешь.
   - Помоги. Скажи, что мне делать? - я устало прикрыла глаза.
   - Прежде всего, ты должна знать историю этого мира до начала изменений. Истинную историю, насчитывающую не одно тысячелетие.
   Я горько рассмеялась.
   - Тысячелетие? Как я могу обрести знания стольких поколений за такое время? Я экономике то училась пять лет.
   - Оля ну то экономика... Не сравнивай, - улыбнулся он и улыбка как то неуловимо преобразила его лицо. Вроде все, как и прежде жесткие рубленые черты, а стоило улыбнуться... и уголки моих губ тоже поневоле поползли вверх... Я нервно хихикнула.
   - Вот книга, - он кивнул на стол, где красовался, чудом не замеченный мною ранее талмуд формата А три, весом с пол меня, наверное. - Ты будешь ее читать, и знание будет оживать в твоей душе. Следуй за ее стремлениями, а я буду наведываться к тебе.
   Гибким, текучим движением Руслан поднялся и пошел к двери. Черный волчара вскочил и, бесшумно переступая лапами, последовал за хозяином. Через секунду высунув голову из комнаты, я их уже не увидела. И стука входной двери тоже не услышала. "Нда....Может все таки шизофрения? - подумала я почти с надеждой".
  
   9
   Элена окинула взглядом свою коллекцию. Вот, все они, кроме проклятого упрямца, который так осложнил ей жизнь. Лежат в стазисе и ждут ее триумфа.
   - Триумфа? - ей показалось, или бесцветный голос Макоши окрасился злорадством? - А если ты провалишься? Если триумфа не будет?
   - Тогда они не дождутся, - жестко сказала Элена, - Но они дождутся. Потому что я не могу ошибаться.
   - Даже я могу ошибаться, вот, не предусмотрела, что ты спятишь, - пожала плечами Макошь.
   - Спятишь? Благодари создателя за то, что ты долбаная голограмма и на тебя мои чары не действуют! А то...
   - А то ты бы лишилась единственного собеседника, за последние шесть тысяч лет?
   - Кстати, с чего это ты разговорилась?
   - Активация хранителя.
   - Хранитель...
  
   Волчица
  
   Наступило утро. А, нет... не наступило, хотя должно было. Прошло несколько часов, часы все так же тикали в углу, а солнечный круг высунулся из-за горизонта менее чем на четверть и дальше двигаться не собирался. Ольга мерила шагами квартиру, зябко обнимала себя за плечи, ежилась и постоянно кидала взгляды за окно. Сиамки ходили за ней по пятам и, что странно, молчали. Временно в доме установилось перемирие. Я лежала, положив голову на лапы, и ждала. Сойдет с ума... Не сойдет... Сойдет... Не сойдет... Тик-так... Тик-так... Тик-так...
   Новый мир перестал быть чужим и пугающим. Черный волк...Вожак, каким-то странным образом, вложил в мою голову все необходимые знания об изнанке. В частности то, что естественные нужды принято справлять на улице, под какое-нибудь дерево, а не где-то в другом месте. Кстати о нуждах... Я подошла к двери, толкнула. Заперто. Не хочется отвлекать Ольгу от ее метаний, но в противном случае будет хуже.
   - Ольга. - Тихо позвала я подопечную. - Дорогая, ты не могла бы открыть мне дверь?
   "Дорогая" - так человеческие женщины обращаются друг к другу, демонстрируя мирные намерения.
   У Ольги слегка округлились глаза, пахнуло удивлением. Странные животные люди, все-таки. Тут солнце не встает, а она изменениям в волчьем лексиконе удивляется. Эх... не волк, однозначно не волк.
   - Зачем?- Удивленно спросила она.
   - Э... Мне надо... Очень, - хорошо, что волки не краснеют.
   - Зачем? А!!! Сейчас пойдем. Дверь на подъезде закрыта, так что пойдем вместе.
   Она начала натягивать на себя одежду.
   Спускались пешком, лифт не работал. Как застрял вчера между этажами, так и стоял, приоткрыв двери, жалобно подмигивая тусклой лампочкой. Наверное, лампочке было жаль развороченные дверцы, которые пьяный сосед открывал советскими методами, то ли постеснявшись вызывать аварийку среди ночи, то ли просто не надеясь на ее приезд. Кстати о соседе, он был тут же, все в тех же трусах и носках, правда, воняло от него намного хуже, чем двенадцать часов назад. Давно истлевшая сигарета осыпала пеплом пальцы. Поза человека была весьма неестественной, словно он сидел, начал вставать, да так и застыл.
   - Ой, что это с ним? - Изумилась Ольга и коснулась руки мужчины. - Витя? Витя ты в порядке?
   От прикосновения ее руки, человек проснулся и, естественно, продолжил свое движение, но его положение было столь неудачно, что вместо того чтоб встать, бедняга покатился кубарем вниз по лестнице. Ольга всплеснула руками и бросилась вслед за ним, я на ней.
   - Вить, ты цел? - наклонилась она к нему.
   Но ничего, кроме нечленораздельного "Мать вашу, бля" от этого горе-орла добиться ей не удалось.
  
   Люди говорят - везет дуракам и пьяницам. Наверное, они правы. Мужчина встал на четвереньки, встряхнулся и пошел к себе домой, а Ольга села на ступеньку и обхватила опущенную голову руками.
   - Ты мне ничего не хочешь объяснить? - спросила она, взглянув на меня через некоторое время.
   - Эм... Сложно.- я действительно не знала точно, что происходит.- Предположить могу.
   - Предполагай.
   - Ну, Руслан сказал, что время остановилось. Но если время остановилось, значит и все кто во времени остановились. Мы сейчас живем как бы в другом временном режиме. Но область времени в которой мы и область времени в которой нас нет, не могут не прореагировать, соприкоснувшись. То есть, касаясь кого-то из застывших, ты либо будишь его, либо засыпаешь сама. Вожаку не нужно, чтоб ты уснула, а значит, проснется застывший. Вот.
   И без того нерадостное лицо Ольги окончательно погрустнело.
   - И давно в сибирской тайге по телеку фантастику крутят?
   - Что? - мне было сложно понять, как связанны между собой мои предположения о природе происходящего и ее вопрос.
   - Слишком уж ты спокойно и свободно рассуждаешь о природе того, чего быть в принципе не может. Прямо как дети, насмотревшиеся фантастических фильмов.
   - Ну, во-первых, быть может все и дети об этом знают, а вот ваши взрослые почему-то забывают. А во-вторых, у волков нет телевизора и книг тоже нет. Есть сказки, которые мать рассказывает щенкам, есть другие сказки, которые шепчут шаману духи стихий, есть новости, разносимые птицами. Хотя... что то похожее на твои фильмы все таки есть. Это сказки духа земли, которые появляются, если полежать под кустом дурмана или поесть грибов. За этими сказками волк приходит, когда болен.
   Ольга отреагировала на мою фразу как-то загадочно - расхохоталась.
   - Ладно уж, сказочница, пошли гулять, вот закончится этот весь бардак, и будем с тобой книжки писать для детей, в соавторстве. Думаю, к этому моменту у меня окончательно крыша поедет, так что читателю будет с чего улыбнуться.
   Более всего я опасалась, что духи тоже спят. Но ветер радостно свистел сквозь выбитое окно, изо всех сил стараясь вычистить подъезд от вечноживущей в нем затхлой вони. Всего несколько часов спал город, но запахи улицы уже утратили свое вчерашнее безумие. Дух ветров более не бил по носу какофонией запахов смерти, он пел. Пел о павшей листве и прошедшем ночью дождике пел о живых, что спали волшебным сном, пел о мертвом, утратившем без живых тревожную нотку в запахе. Пел о доме, оставшемся так далеко, что это сложно себе представить. Как можно жить без этой музыки? Я оглянулась на идущую рядом девушку, лицо той выражало озабоченность и легкий испуг. Она нервно оглядывалась, чуть вздрагивая от звука собственных шагов, и иногда не то вздыхала, не то всхлипывала.
   - Что с тобой? - поинтересовалась я.
   - Как то это все тревожно. В городе как будто никого нет. Словно... Словно все умерли, - последнее слово она с трудом вытолкнула из легких.
   - Но они живы. Разве ты не чувствуешь запаха? Мертвое пахнет иначе.
   - Запаха?
   - Ну да. Дух ветров говорит, что люди живы, только спят. Не веришь мне, спроси сама.
   - Спросить?
   - Да
   - Духа ветров?
   - Да
   - Вообще то я не верю в духов.
   - А ты не верь, ты спроси. - я остановилась.
   - И как же я должна его спрашивать? - Ольга превратилась в воплощенный сарказм.
   - Остановись, закрой глаза, перестань слышать, ни о чем не думай, глубоко вдохни и ты услышишь музыку ветра, - чихала я на все сарказмы мира и при этом себя замечательно чувствовала.
   Девушка остановилась. Подышала. Потом еще подышала.
   - Ничего я не слышу. Нет никакой музыки.
   - Странно... - огорчилась я.- Может, ты больна, или обидела духа?
   Дальнейшая прогулка продолжалась в молчании. Мимо проплывали дома, деревья, остановившиеся брошенные машины с будто бы случайно забытыми в них пассажирами, витрины магазинов. У одной из них Ольга остановилась.
   10
   - Макошь, прогноз по земле-два.
   - Срок
   - Ближайшие две недели
   - Двадцать девятое сентября, президент России примет закон о запрете импорта в страну пищевых продуктов. С тридцатого сентября до пятого октября будут проходить переговоры на эту тему между Россией и Америкой. Пятого октября у президента Америки сорвется тромб и попадет в мозг, в гипофиз, в результате чего будет прекращена выработка серотонина. Это вызовет крайнее раздражение, агрессию, потерю самоконтроля. В одиннадцать вечера того же дня он запустит весь стратегический запас ядерных ракет по России. Русское ПВО собьет с курса часть ракет, но вопреки расчетам, они не улетят за пределы атмосферы и не взорвутся над океанам, а изменят траекторию. Часть ракет приземлится на территории Арабских эмиратов, часть в Европе, часть в Индии. В одиннадцать пятнадцать Америка получит массированный ядерный удар от всех стран, имеющих ядерное вооружение. Поднявшийся в результате взрывов ураган направится в сторону Африки, относя туда большую часть радиоактивной пыли. К седьмому октября человеческое население планеты сократится до двадцати миллионов. К концу указанного расчетного срока до десяти. Основная часть выживших базируется на территории Австралии, которая практически не пострадает в конфликте. Количественную сводку по другим биологическим видам давать?
   - Нет, твари меня не интересуют. Прогноз на тысячу лет.
   - Примерно в равных долях полное вымирание планеты из-за разрушенной экосистемы, стабилизация экосистемы при вымирании человечества, полная деградация человечества, и возвышение его до уровня создателей.
   - Двадцать процентов... неплохо. - Элена слегка улыбнулась. - А какой шанс у них превзойти создателей?
   - Подобные алгоритмы не заложены в мою память.
   - Хорошо, значит, ждем большой бум.
   - Вероятность семьдесят процентов.
   - Почему не сто? - удивленно приподняла бровь Элена.
   - Активирован хранитель.
   - Надо разобраться с этой... да побыстрее.
   Ольга
   Это был новый торговый центр. Двухэтажное здание из стекла и металла было выстроено в центре площади и принадлежало крупнейшей ювелирной компании мира. Что эти монстры искали в одной из беднейших стран, никто не мог понять, но это не помешало им выкупить кусок площади в центре города и за несколько недель воздвигнуть там феерическое, абсолютно прозрачное и, сверкающее под лучами солнца как драгоценный камень, сооружение. Вчера состоялось торжественное открытие сего чуда, выставка и банкет по этому поводу. Дамы в вечерних платьях мехах и драгоценностях и их кавалеры, кто в деловых костюмах, кто во фраках, кто в джинсах так и застыли, держа в руках бокалы с шампанским или склонившись над витринами с камнями, равных которым не было в мире. Единственным живым участником этой картины и истинным королем бала казался камень, спрятанный в футляр из пуленепробиваемого стекла и гордо возлежащий на постаменте в центре зала первого этажа.
   Я, как сомнамбула прошла в дверь здания. Арта бросилась вслед за мной, чуть не впечатавшись носом в стеклянную стену. Благо, двери в магазине были современные - самораздвигающиеся при виде клиента. Я подошла к камню и на несколько секунд застыла в неподвижности.
   - Неправда-ли, он прекрасен?
   - Кто?
   - Камень.
   - Камень и камень. Не живое, Несъедобное.
   - Ну, ты посмотри, как он играет и переливается всеми оттенками голубого, в лучах софитов. Как тепло мерцают грани, как поют искры света, запутавшись в них. - я поднесла руки к стеклянному кокону, как бы желая согреть, защитить столь прекрасное чудо природы.
   - Ольга. Что такое голубой? Что значит мерцать? - Арта смотрела растерянно и как-то обижено, словно я над ней издеваюсь.
   - Голубой... - я запоздало вспомнила о том, что все семейство волчьих способно видеть лишь черно-белую плоскую картинку и не более. Справедливая природа наградила этих зверей самым чутким носом, при этом почти лишив зрения. - Я тебе потом расскажу. А сейчас я хочу этот камень.
   - Ну, так возьми, если хочешь, толку стоять и смотреть на него?
   - Это не так чтоб сильно хорошо... - замялась я.
   - Почему? Если ты хочешь его, значит, взять его будет для тебя хорошо.
   - Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха, что такое хорошо и что такое плохо, - продекламировала я, смеясь. - Просто он не принадлежит мне, а брать чужое не принято.
   - Кем не принято?
   - Обществом. Стаей.
   - Твоя стая спит. А это всего лишь камень. Он, в сущности, никому кроме тебя и не нужен.
   - С чего ты взяла?
   - Если хранитель чего-то очень хочет, значит это нужно для мира. А если это нужно для мира, значит, он должен это взять.
   - А если я завтра захочу убить ребенка?
   - Значит так надо. Только у тебя тело слабое, оно убивать не умеет, так что зови меня, если что.
   Мне стало не по себе от абсолютной равнодушной уверенности, прозвучавшей в голосе волчицы и от огромной ответственности, снежным комом опустившейся на мои хрупкие плечики. Я схватила с подноса, застывшего рядом официанта бокал мартини, выпила залпом, потом еще один.
   Камень был рядом, он звал, манил, очаровывал, мешал думать, занимая своим почти нереальным светом все пространство в ее голове.
   "А, была - не была. Без него никто с голоду не умрет" Думала я, а руки сами собой отщелкивали зажимы стеклянного чехла.
   Хорошо быть сказочным героем. Добропорядочный гражданин, переместившись в другой мир, может запросто стать ловким Багдадским вором, и ни у кого даже не возникает мысли, что для удачного воровства не достаточно ловких рук. Нужно знать, что ты имеешь на это право, преодолеть тысячи запретов, веками навязываемых тебе и тебе подобным системой и совершить поступок. Пусть поступок плохой и неблаговидный, но все же поступок.
   Дрожащими руками я взяла камень, и, шепча: "Только бы ни к кому не прикоснуться, только бы ни к кому не прикоснуться", шаг за шагом начала отступать от осиротевшего постамента. Если бы я просто повернулась и ушла, возможно, все бы обошлось. Но натянутые как струна нервы, заставляли меня шарахаться от каждой тени, и, в результате, перед самым выходом, я плечом задела охранника.
   Наверное, парень недавно вернулся из Чечни. Или из другой горячей точки. Или охрану так воспитывают. Но, первое, что он сделал, очнувшись и увидев перепуганную женщину, прижавшую кулачек к груди - выхватил пистолет.
   "...Увидишь в лапах у человека кусок мертвого дерева - беги, не останавливаясь и не оглядываясь..." - Пронеслось в голове у Арты. Кусок мертвого дерева. "Оружие" - вежливо подсказал голос вожака.
   - Беги" - рявкнула волчица, бросаясь на охранника и впиваясь клыками ему в руку.
   И я побежала. Что есть духу, мысленно благодаря всех известных богов за привычку носить удобную обувь. Лишь через два квартала остановилась перевести дыхание и присела на бордюр тротуара. Испуганное сердце никак не желало успокаиваться, с надрывом колотясь о грудную клетку. Беспокойство за оставленную в магазине волчицу рвало душу... а камень ласково грел пальцы. Успокаивал, завораживал, обещал, что все будет хорошо. Я снова невольно увлекшись разглядывала свою добычу. Что-то очень правильное было в том, что камень лежал именно в моей ладони. Может, Арта была права?
   Минут через пять, раздалось знакомое цоканье когтей по брусчатке. Волчица подошла и села рядом.
   - А у тебя морда в крови, - флегматично констатировала я. - Ты его убила?
   - Лапу переднюю ему сломала. А он мне задней по носу. Больно. - Пожаловалась волчица.
   Я облегченно вздохнула и прижала к себе волчью голову ...
   Я шла по нереально пустынному городу. Нереально. Пустынному.
   Пустому.
   Мертво...нет по спящему городу.
   Красота чуть окрасившегося сумерками города завораживала. Будто бы людей никогда и не было здесь. Будто дома и редкие деревья появились здесь сами собой, и стоят так испокон веков. Созданные неизвестно кем и неизвестно для кого. Но не для людей,
   Казалось, что я просто спала долгое время, и толпы людей просто снились мне. А теперь я проснулась и наконец-то иду по нормальному городу где никого нет и не должно быть, утром которое все никак не желает наступать и уже никогда не наступит. Потому что так правильно. Мои шаги гулко разбивались об окружающую тишину, но громкие звуки не отменяли нереальности происходящего. Я шла, не поднимая голову от земли, уже не видя под собой тротуара. Шла, и каждый шаг отдалял меня от этого города, от этих мелких и не очень проблем. Шла, а под ногами уже не чувствовалась твердость земли. В каком то радостном изумлении я оторвала взгляд от носков моих ботинок и... Не увидела вокруг ничего.
   "Это ведь хорошо - восхищенно поняла я. Это хорошо когда ничего нет. Так лучше"!
   Вокруг меня, насколько хватало взгляда, простирался золотистый туман. Отдельные клочья его стелились передо мной, превращаясь в дорогу. Золотое марево вокруг тянуло и подталкивало меня куда-то. Я, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее двинулась вперед. Там где-то у истока тумана меня ждало что-то родное.
   Я шла все быстрее отчаянно боясь того что оно - то к чему я так стремлюсь, может исчезнуть не дождавшись. Родное, близкое, самое важное может вдруг исчезнуть!
   Тогда я побежала с готовностью подхваченная туманом. Он уже не был золотым. Медь потом бронза. Уже багряно алый пламень окружал меня. А вдалеке запылал сияющий невыносимо прекрасный силуэт.
   -Иди ко мне, - любимый, самый желанный голос заставил меня застонать от невозможности сейчас же оказаться рядом.
   - Иди ко мне милая. - фигура потянулась ко мне, я в последнем усилии рванулась к ней... И заорала.
   Что-то сильной болью обожгло мою сжатую руку, и я открыла глаза.
   -Ольга очнись!- волчица толкнула меня носом в бедро.- Очнись, ты пугаешь меня!- она смотрела на меня так испугано и беспомощно, что я опустила занесенную в каком-то странном жесте руку.
   -Ох... Арта что со мной было? - голова кружилась как от затянувшейся диеты прерванной бутылкой коньяку. - Я пошатнулась, торопливо опускаясь на асфальт.
   -Ты... - от волнения Арта срывалась на испуганный вой. - Ты начала таять. Ты исчезала.
   От удивления я рывком вернула себе пытающееся трусливо оставить меня сознание.
   - Чего я сделала?- не верить ей причин у меня не было... Но и поверить было сложно, - А потом?
   А потом ты закричала, и опять начала... быть живой.
   - Так. И что же меня вернуло? Я подняла к глазам пульсирующую болью руку и разжала кулак. На моей покрасневшей, покрытой волдырями ладони лежал украденный в магазине сапфир. Даже в тусклом свете предрассветной улицы он не растерял своего волшебного света. Я сжала руку почти не ощущая боли. Ни что на свете не заставило бы меня сейчас разжать кулак даже ради того чтоб переложить камень в здоровую руку.
   - Пойдем Арта.- я решительно направилась к дому.- Я хочу знать что вокруг происходит... И кто я такая, в конце концов.
   11
   ... Можно ли любить совершенство? Еще как! До полной потери самого себя, до умопомрачения, до слез. А можно ли быть любимым совершенством? Наверное, можно. Но только до тех пор, пока ты сам безупречен. В противном случае тебя ожидает лишь холодное презрение, мельком отразившееся в прекрасных глазах и тонкая морщинка, лишь на миг исказившая прекрасный носик возлюбленной. На большее чем миг, ты не тянешь. Не достоин...
   Руслан стонал, метался во сне. Сим смотрел на друга, почти с ненавистью. Разве можно быть таким дураком? Расстаться с женщиной шестьдесят столетий назад и до сих пор мучиться кошмарами убитой любви?
   Волчица
   Жаль, что на волке неудобно ездить. От пережитого потрясения Ольга еле перебирала ногами, я чувствовала ее боль и слабость. Только не в обморок. Только бы она не упала в обморок. У этих двуногих слишком слабая плоть, я не смогу дотащить ее домой, не причинив повреждений.
   Домой мы таки дошли, и, открыв двери квартиры, Ольга чуть не споткнулась о вальяжно развалившегося на пороге, Симаргла. С неприязнью взглянув на зверя, она, не рискнув пнуть его ногой, шикнула
   - Пшел вон.
   Почему зверь внушал ей такое резкое неприятие, Ольга сама себе объяснить до конца не могла. Может из-за холодной решимости, граничащей с жестокостью, которой светились его янтарные глаза? А может, от того, что рядом с ним белая волчица съеживалась и очень хотелось придвинуть ее крупное тело к себе заслонив от неизвестной опасности. Или потому, что волк сам, откровенно нелюбил ее?
   Сим и не подумал сдвинуться с места, Ольге пришлось переступить через него. Фыркнув в сторону волка, обозвав его напоследок почему-то "бараном", женщина прошла на кухню.
   - Арта, ко мне... тьху, извини, дорогая, пошли завтракать, - уложив в бывшую салатную миску кусок вареной телятины, и обернувшись ко мне, женщина опять столкнулась взглядом с Симом, по хозяйски, потянувшимся к мясу.
   - Убирайся, это не тебе. Иди к хозяину. Руслан, ты тут? Убери своего гребанного пса.
   - Ольга, бесполезно. - улыбающийся Руслан вышел из комнаты. - Он из принципа не послушается, даже если бы я и мог ему приказывать. Пойдем в комнату, поговорить надо.
   Его взгляд и голос подействовали на нее успокаивающе. Куда-то ушла боль в обожженной руке, усталость из ног, раздражение на наглого волка, просто стало хорошо и спокойно. Уже двигаясь в сторону комнаты, Ольга (скорее из принципа, чем со зла) буркнула.
   - Дрессировать пса надо.
   - Ты голоден? Ешь. - я подтолкнула мясо вожаку.
   - Нет, спасибо, я недавно охотился. Женщина меня умиляет. Иди к хозяину... Может мне еще куда-нибудь сходить? К черту на рога, например. Хозяина себе поискать. Ох уж эти люди, единственные творения в природе способные вызвать у меня раздражение. И откуда только взялось такое пышное самомнение? Физической силы никакой, ловкость отсутствует напрочь, видят только то, что хотят видеть, слышат только самих себя, ни в одном из природных оборотов участвовать не желают, при этом претендуют на какой-то там "высший" разум. Презрев все законы природы насоздавали всякого мусора, с которым планете бороться ни одно столетие, угробили собственную среду обитания, свели духов с ума, расплодились как кролики по весне и теперь благополучно уничтожают то уродство, в которое сами себя и превратили. Они ведь даже жить не хотят. Часто убивают не только себе подобных, но и собственных, еще не рожденных детей, и даже самих себя. Что может быть абсурднее??? Но зато они "хозяева", "разумные", "высшие".
   - Но ведь это не они виноваты, это болезнь, - я удивленно оторвалась от остатков курицы.
   - Да знаю я. Было бы не так, мы бы давно вылечили планету от этой "болезни", а раз происки Мары, приходится терпеть.
   - Симагрл, а Руслан думает так же?
   - Увы, они слишком на него похожи, чтоб он мог рассуждать трезво. Внешне я имею в виду. А решение об уничтожении целого вида у нас принято принимать единогласно. И пока он будет за них бороться... В общем, не рекомендую перегрызать подопечной горло, дабы побыстрее избавить планету от человечества. Кстати, она слишком много себе позволяет, и ты странно себя с ней ведешь. Куснула б за ухо, для вящего понимания.- скривился волк.
   - Не стоит. Она и так достаточно сильно напугана и гнется под обильным потоком новой информации. Если я еще и кусаться начну, совсем плохо будет, так что имитирую поведение обычной домашней собаки, тем более что... Сим, тебе когда-нибудь чесали за ухом?
   - Это еще зачем?- искренне удивился опешивший вожак.
   - Ну...- Арта аккуратно провела носом против его шерсти за ухом.
   - Ай, щекотно, ты что делаешь???- оттолкнувшись от пола всеми четырьмя лапами, волк сделал неуклюжий прыжок в бок, добив плечом, уже изрядно пострадавший от моих кульбитов шкаф. Шкаф жалобно скрипнул и развалился с диким грохотом, уронив на голову окончательно дезориентированного хищника большой кулек с мукой. На звук из комнаты выскочила Ольга. Уже открыв рот, чтоб разразиться не приличествующими молодой девушке выражениями, она увидела надменного черного волка, изо всех сил пытающегося оттряхнуть с себя муку не растеряв при этом ни крохи собственного достоинства
   Зрелище было столь комичным, а обстановка последних дней столь напряженной, что Ольга сползла по стенке, задыхаясь от истеричного неконтролируемого хохота. Стоя в сторонке, я поучительно произнесла.
   - Гнилые деревья не прочные, дом надо искать там, где они не слишком молодые, но и не мертвые. Логово под корнями старого дуба будет надежным, уютным и не падающим на голову. Пошли, поищем?
   - Без меня. - выдавила, продолжая стонать от хохота Ольга. - Мне и тут хорошо, только мебель не ломайте.
   Руслан с Симарглом оставили дом. Ольга легла на кровать, задрала ноги на стенку и задумалась. Я походила кругами, подумала, потом залезла к ней и спросила.
   - Ольга, а что такое человеческий разум?
   - Разум? Ну, это то, что отличает людей от животных.
   - Значит, я не разумна?
   - Ты? Разумна, конечно. Ты же говоришь. Мыслишь. У тебя логика работает.
   - Но я зверь. Кстати все мы говорим, животные трава и ветер. Вы просто не хотите нас услышать. Что же тогда разум? Что настолько отличает вас от всего другого мира?
   Женщина задумалась.
   - Я пока слишком мало знаю про весь другой мир. До сих пор он был... ну просто был.
   - Тогда расскажи мне о людях. Что движет вашим видом? Что движет тобой? Зачем вы ушли в мертвое?
   - В мертвое...- девушка хмыкнула. Потом замолчала и наконец, повернувшись к волчице, произнесла. - Ты умеешь мечтать?
   - Мечтать?
   - Не о еде, не о теплой берлоге и прохладной воде ручья, не о теплом надежном самце и поскуливании еще слепых щенят под брюхом. О чем то, что еще не пробовала, не испытывала. О чем то, чего, возможно вообще не может быть.
   - Не понимаю - я нахмурила лоб.- Расскажи, о чем ты мечтаешь.
   - Понимаешь, - Ольга вскочила с дивана. - Люди... Нам всегда мало! Не хватает того что УЖЕ дано...Не хочется останавливаться на Уже достигнутом Я не желаю ходить на двух ногах по земле, я мечтаю о том, как сладко было бы подняться в небо и отдаться силе ветра. Я хочу познать глубины океана, проникнуть в толщу земли до самого ядра, вырваться за пределы земного притяжения и посмотреть что там... там, где миллионами огоньков сияют звезды и вокруг каждой крутятся другие планеты, на которых, возможно тоже кто-то живет. Я хочу познать себя, проникнуть в каждую клеточку своего организма, узнать, где рождаются сны и откуда приходят желания, взять над ними контроль. Мне не интересно отдаваться потоку жизни, я хочу менять его направления по своему вкусу, создавать и разрушать, наблюдать и участвовать, знать... Вот оно!!! Всем моим видом по сути движет одно. Неуемное любопытство. Ради того, чтоб познать радость что приносит скорость, мы приручили коней, потом нам стало мало и мы создали машины. Сотни лет человек создавал себе крылья, и теперь самолеты летают так высоко и быстро, что за ними не угонится ни одна птица. Созданные нами батискафы опустились на самое дно океана и принесли свет туда, где его никогда не было. Радость чистого знания, не ради денег не ради пищи само по себе наслаждение от процесса. Мы слишком горды, чтоб смириться со скудными рамками, выделенными нам природой. Мы каждый день бросаем вызов богу, понимая, что это не правильно, что мы губим свой мир, но не в силах остановиться. Нас ведет жажда, которую мы не в силах утолить, потому что, чем выше мы поднимаемся, тем дальше видим, тем больше желаем познать.
   - Гордыня...- прошептала я на грани слышимости. - Вот оно, проклятье Мары. Ольга, вы все больны.
   - Понимаю, - ответила та.- Но знаешь, я совсем не уверена, что желаю излечиться. Расскажи мне, как живет другой мир. Как живут те, кто здоровы.
   - В гармонии. Это то, чего мне так не хватает в городе, в мире мертвого. Я касаюсь земли лапами и земля говорит со мной, вдыхаю запах травы, и та сама отдает то, что будет для меня полезным, пью воду, и вода утоляет мою жажду. Загоняю стадо, и стадо отдает мне слабых. Я часть. Но часть всего, а вместе мы целый мир. И мы счастливы.
   - А как же кровь, боль и жестокость? Не говори мне, что их нет, не поверю.
   - Жестокость? Я не понимаю этого слова.
   - Ты хищник, ты убиваешь. Тебе это нравится?
   - Конечно. Нет ничего приятнее, чем после долгого выслеживания стада оленей грамотно организовать засаду, а потом бежать, обгоняя ветер и, преодолев силу земли, взвиться на спину жертвы, вонзится клыками ей в глотку, и пить еще живую и горячую кровь, а вместе с ней и ее силу. Ощутить свою мощь, свою молодость, свое право взять второй кусок, первый всегда только для вожака. Что может быть прекраснее?
   - А ты подумала про оленя? Ему же страшно, больно и тоже хочется жить.
   - Для того чтоб думать об олене, существует олень. Молодого и сильного мы не догоним, нам остаются только слабые или же глупые. И это правильно. Если травоядных не убивать, они сожрут всю траву и подохнут. Хотя... когда я голодна, я думаю о том, чем насытить себя, а не о мировом равновесии. Время мыслей о высоком наступает после обеда.
   - Это жестоко.
   - Хм... люди не убивают? Если так, то где ты берешь мясо?
   - Убивают конечно, но делают это по необходимости, не получая удовольствия от... процесса.
   - Зачем делать то, от чего не получаешь удовольствия?
   - Затем, что те, кто получают удовольствие от чужого страдания, начинают убивать и убивать, до тех пор, пока не убьют их. Человек неудержим в погоне за наслаждением, как и в погоне за знанием. Почему убив одного оленя ты останавливаешься? Не продолжаешь свой бег?
   - Потому что когда я сыта мне лень бегать.- улыбнулась я.- Да и если мы вырежем все стадо, где взять еду завтра?
   - А если стадо уйдет?
   - Тогда духи воздуха скажут, где искать другое. А если не скажут... Что ж, и такое бывало, значит мы больше не нужны Матери здесь и уйдем наизнанку.
   - И тебе не страшно умирать?
   - А какой смысл бояться неизбежности?- передернула я плечами.- Это не слишком логично, ты не находишь?
   - Оставим вопросы смерти. Как насчет любви? Не материнский инстинкт, он у всех одинаков, не жажда продолжить род, а светлое высокое чувство.
   - Чувство? Есть жажда продолжения рода. И есть преклонение пред сильнейшим. А потом... Мы вместе растим и воспитываем щенков. Очень хорошо, когда рядом есть тот, кому можно доверить жизнь, свою и потомства. На недолгое время забыть об охоте и безопасности, сосредоточить весь свой мир на маленьких и слабых комочках, из которых вскоре вырастут волки. У людей такие отношения называются дружбой... или браком, - покопалась я в информации, вложенной вожаком в ее память.
   - Дружбой или браком... хорошее дело браком не назовут, -Ольга. - Преклонение перед сильнейшим. Ты из-за этого так восприняла это черное отродье? Не потому что он хорош, добр, смел или умен, просто потому что он сильнее?
   - Просто? Ольга, в моем мире не оперируют смутными понятиями морали и нравственности. Сильный волк, это то, о чем может мечтать волчица. Глупые не доживают до зрелого возраста, а слабые не в праве на размножение. Мне три весны и не было еще самца, способного победить. Этот первый. Мудрейшая получила щенков лишь на закате своей жизни. Мой отец - вожак стаи. Именно поэтому белых так мало.
   - А если самец сделает тебе щенков и уйдет?
   - Погибнет?
   - Нет, просто уйдет.
   - Это не возможно. Защищать свое потомство и свою самку, это инстинкт, которому нельзя противится, иначе жизнь теряет гармонию, смысл. Ведь если он уйдет, щенки скорее всего не выживут, да и у матери куда как больше шансов погибнуть. Зачем тогда было стремиться продолжить род? Ты сама понимаешь, какую абсурдную идею высказала? - я фыркнула.
   - Понимаю. Успокойся,- грустно сказала Ольга, подумав при этом о сотнях матерей-одиночек, живущих в ее, человеческом мире.- Наверное, мы действительно больны, если человек способен так небрежно относиться к собственным детям.
   - Кстати,- Ольга решила разрядить обстановку.- Раз все так просто, никакой морали и нравственности, то почему ты не съела меня, очнувшись здесь? Ты ведь была голодна.
   - Я не уверена в твоей съедобности. - Зевнула я.
   Ольгу передернуло.
   - Имела я ввиду такую мораль. Давай, лучше книжку почитаем, - она подобрала под себя ноги и потянулась к оставленной Русланом книге.
   Ольга
   Тик-так. Тик-так. Время стоит, солнце по небу не движется, а древним бабушкиным часам все равно. Мягко расправляется пружина, толкая шестеренку. С легким щелчком стрелка сходит с места. Плавно качается маятник, отсчитывая секунды. Хорошие у меня часы, вечные, время им не почем. Антиквары большие деньги за них сулили, а один даже "расторопных мальчиков" нанял, чтоб дешевле было. "Мальчики" грамотные попались. Один на работу ко мне заявился, с цветами, благодарить за хорошо присмотренного кота. Пока я от его навязчивого внимания отбивалась и искала сто двадцать четвертую причину не идти в ресторан, двое других вскрыли квартиру и... близко познакомились с Хароном и сиамками заодно. Так близко, что чуть без глаз не остались. Не просто так кошечек Гопой и Стопой зовут. В общем, пришлось мне паркет от крови отмывать и на замок новый тратиться. А часам хоть бы хны. Они при царе-батюшке уже тикали и, надеюсь, при правнуках моих еще потикать успеют.
   Тик-так. Тик-так. С тихим шелестом переворачиваются пергаментные страницы, киноварью алеют заглавные буквы древнего текста. Веды. Спасибо Руслану, древний язык я теперь знаю. Он просто прижал холодные до оледенения пальцы к моим вискам и вперился абсолютно невозможным взглядом мне в глаза. Знание языка секундной болью вспыхнуло в моем мозгу и недовольно поворочавшись, нашло свое место в памяти. Но, бог и все его ангелы, язык мало знать, на нем надо уметь думать. Что толку в том, что слова знакомые, если плетение этих слов насквозь чужое? Час, другой, страницы шелестят. Мудрость веков, вместо того, чтоб плавно литься в сознание, становится колом, упирается, так и норовит проскочить мимо.
   - Блин, Арта! Я ни черта не понимаю!!!
   - Чего ты не понимаешь? - дремлющая у меня в ногах, волчица навострила одно ухо.
   - Ничего не понимаю. Вот, например, что это может значить? - я, почему-то нараспев, зачитала строфу из огромной ,потемневшей о времени книги.
   ...
   Говорил Перуну, Ратибор, воин из Рода Святорусов:
Ты скажи-поведай Светлый Вождь,
есть ли смерть для воинов Родов наших?
Отвечал Перун воину: Нет смерти
для воинов Рода Небесного...
Всякое явное либо тайное сомнение сердца,
Бог Вышень, Хранитель Миров,
Отец Сварога и Дед мой,
лучший из всех Мудрых, разрешит...
Знаю, вечна Премудрость Богов.
Кто, став учителем, даже если Великую Тайну поведал,
не порицаем Богами, ибо нет смерти для них...
   ...
   - Что. Это. Может. Значить? Ты вообще понимаешь, всю глубину абсурда? Бессмертных воинов не бывает, хотя бы потому, что воины существуют для того чтоб убивать воинов. Полная чушь написана, - в раздражении я соскочила с дивана и принялась мерить шагами комнату. Кофе что ли сварить? И коньячку туда грамм пятьдесят. Для ускорения мыслительных процессов.
   - Угу, - согласилась Арта. - Полная чушь. Вот только не написана, а читаема.
   - Что? - возмутилась я. - Может, ты почитаешь, для разнообразия, а я послушаю какая "не чушь" выйдет?
   - Я читать не умею. - зевнула волчица.
   - Тогда что ты вообще несешь?
   - Ольга. Зачем пишут книги? - Арта воспользовалась моим нервным состоянием, чтоб оккупировать диван и теперь жмурилась от удовольствия, развалившись на мягких подушках.
   - Глупый вопрос. Чтоб информация не терялась. Я, в принципе, не представляю, как может существовать разумное существо в мире, где нет письменности, - пожала я плечами.
   - Легко и непринужденно, - ответила моя клыкастая подружка. - Все знание, что есть, передается из поколения в поколение устно, в виде сказок. Так легче запоминается.
   - Да? А если сказочника убьют? - ехидно прищурилась я. - Стая останется без знаний?
   - Почему? Просто сказки будет рассказывать кто-то другой. Знают то их все.
   - То у вас просто объем знаний такой, что все можно в одну голову засунуть. С людьми такие фокусы не проходят, - вздохнула я. - Физика, химия, математика, история, философия, экономика... еще очень много всего. И на каждую из тем десятки, если не сотни книг. Если начать в виде сказок рассказывать, жизни не хватит и на половину.
   - Ого, а разделить их на нужные и ненужные, чтоб нужные рассказывать, а ненужные читать, вы не пробовали? - волчица выглядела изрядно озадаченной.
   - Все равно, нужного слишком много, для того чтоб превращать его в сказку. - я развела руками, словно извиняясь за то, что мы, люди, такие умные и чуть ли не с разбегу плюхнулась на диван, игнорируя лежащую там волчицу. Будет знать, как на чужое место покушаться.
   Арта успела отследить мой маневр и слегка приподняться на лапах, в результате я приземлилась не на хребет, а на скользкий покатый бок. Чтоб не свалиться на пол, я ухватилась за первое, что попало под руку. Под руку попала волчья лапа. Мягкий диван услужливо прогнулся, мы обе утратили равновесие и кубарем покатились на пол.
   М-да... до кошачьей грации волкам далековато. Неуклюже шлепнувшись на спину, Арта выгнулась и забила лапами, стремясь поскорее перевернуться. Шипя в комнату, влетели кошки. Минус стул... я все равно хотела его выкинуть, он в интерьер не вписывается. Ай!!! Нет вот недавно купленный, компьютерный столик не отдам!!! Разумные Гопа и Стопа залетели на подоконник, но вмешиваться не спешили. Все-таки защищать мебель не щадя живота своего опасно для здоровья. Ибо можно запросто получить по этому животу лапой. Больно. Черт.
   Мы молча, но крайне выразительно посмотрели друг на друга, синхронно фыркнули и отвернулись каждая в свою сторону. Арта растянулась на полу. Тяжело дыша я вернулась на диван и поглаживая ушибленной ладонью гладкий бок кошки, снова уставилась в страницы, за право изучения которых какой-нибудь историк с радостью отдал бы десять лет жизни. И почему я не историк?
   Тик-так. Тик-так.
   ...
   Есть ли Истина в обете молчания?
Приходит ли молчанием мудрый Волхв...
к Безмолвному познанию Истины или нет?
Отвечал Кодараду Перун Многомудрый:
Нет смысла в обете молчания,
поскольку Древние Веды сердцем,
молчащий понять не может...
и в сердце его Древние Веды не проникают...
Древние Веды только живым Словом познаются,
и где раздается слово Вед,
там сердца начинают познавать
их Великую сущность...
   ...
   - Сказки говоришь... - я подперла щеку ладонью и глянула в окно. Опустевший город, который в момент пробуждения казался столь удивительным, сейчас навевал глухую тоску. На часах девять вечера. За окном восход. - Чертова книга, никак не могу сосредоточиться. Может, действительно, попробовать ее в слух почитать? Арта, хватит дрыхнуть, целый день только этим занимаешься!!!
   - Мне пойти кого-нибудь убить? Или размять лапы и окончательно разгромить твою берлогу?
   - Куда уж дальше. Да ладно, лежи уже. Просто мне ничего не понятно. И скучно, а ты спишь.
   - Не поверишь, я бы то же с радостью побегала.
   - Не надо. - разглядывая бывший стул,быстро ответила я. - лучше послушай.
   ...
   Б,рэъшит бараъ Ъэлоhим ъэт haшамайим в,ъэт haъэрэц. В,haъэрэц
haйта тоhу вавоhу. В,руах Ъэлоhим м,рахэфэт б,тох hамайим.
Вайоъмэр Ъэлоhим й,hи ъор. Вай,hи ъор.
   ...
   Слова чужого, давно мертвого языка царапали горло, вываливаясь наружу уродливыми, неблагозвучными кусками. Арта ошалело подняла уши и слегка приоткрыла пасть, свесив язык.
   - Теперь я знаю, почему местные звери по большей части безумны, а этот мир называется изнанкой, - глубокомысленно заметила она.
   - У меня есть безудержное желание тебя придушить, - в том же тоне ответила я. - И если ты не заткнешься, я его осуществлю. Пошли гулять лучше.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"