Довольская Мария Валериевна: другие произведения.

Истинная магия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Sardukar Wda это пока еще незаконченный роман, а может, только повесть. Хочу спросить совет неленивого читателя. Мои герои сами запутались, чего они хотят от жизни. Что мне с ними делать дальше? Как снять повисшее напряжение? Кстати, Прологом послужил ранее самостоятельный рассказ Жрец Луны


   Пролог
   С легким налетом отвращения темный эльф смотрел на столь непривычное для него жаркое летнее солнышко, которое, хотя и убегало уже за горизонт, все равно неприятно припекало его нежную темно-синюю переливчатую кожу. Его излишне резкие, но все равно красивые черты лица застыли в живой неподвижности, готовые прийти в движение в любой момент. Красные облака частично скрывали ненавистное светило, уступающее свое место нежной красавице-луне, вовсе не обжигающей, а наоборот, ласкающей настрадавшееся за день тело жителя подземелий. Пусть он и прятался от палящих лучей в тени вековых деревьев, ветвистых и могучих, но порождению мрака тяжело давалась жизнь над землей, вне ее гостеприимных и таких родных недр.
   Последний луч постыдно сбежал, отдав мир на откуп ночи, и дроу мгновенно ожил и поспешил к реке, в которой уже отражалась лунная дорожка, тихо мерцающая на поверхности воды. Именно там он и должен был найти то, ради чего решился выйти на враждебную его племени поверхность, любящую лишь своих детей - Светлых. Он уже слышал голос той, что и приказала ему явится в этот мир, подчиненный бездушному Солнцу, он шел навстречу неизбежности, подчиняясь странному зову. До реки оставалось минут пять быстрого шага, а он все пытался ускорить ее приближение, словно несколько секунд могли на что-то повлиять. Долгое ожидание сказывалось. Внешне эльф выглядел по-прежнему безупречно: черные, как базальт, пышные волосы сбегали ниже плеч все теми же идеальными волнами, сапфировые глаза светились уверенностью и предвкушением предстоящего успеха, даже тонкие, но удивительно сильные руки убеждали в полном спокойствии существа, спешащего исполнить предначертанное. Конечно, ведь это приказала сама великая богиня, сама Ллос, а ослушаться ее воли - наистрашнейший проступок в их свободолюбивой стране, где каждый имеет право поступать по своему усмотрению. Но какое-то странное чувство, неприятной тенью поселившееся в душе, не отпускало его, заставляя вновь и вновь обращать свой взор на успокаивающе-прекрасную луну - Царицу Неба. Ее мягкий свет обволакивал его, позволяя следовать дальше, к реке...
   Мелькнувшая слева тень заставила его насторожиться и вновь замереть, словно тело его было вырезано искусным скульптором из камня. Резкий поворот головы, хищный, как и каждое движение дроу, настороженный взгляд, кошачий прыжок и... хрупкий лэр, сын воздуха, понуро обвис в его цепких пальцах. Полупрозрачное существо от испуга не решалось даже раствориться в остывающем воздухе, дрожа от малейшего колыхания своего прародителя - Ветра.
   - Что ты здесь делаешь? - с придыханием прошептал темный, готовый в любую минуту свернуть тоненькую шейку случайному свидетелю.
   - До-домой возвращаюсь... - прошелестело в воздухе так тихо, что лишь чуткий дроу мог это расслышать.
   Брезгливо поморщившись, он что есть сил запустил лэра в ночное небо, так, что вскоре это прозрачное тельце перестало быть видным в темноте.
   - Так лети же, так быстрее доберешься, - пробормотал он напоследок, надеясь, что больше его никто за эту ночь не побеспокоит. Последняя ночь...
   Мысленно попросив прощения у грозной Ллос за вынужденную задержку, он вновь направился в сторону светящейся речной глади. Время ускользало - он и так слишком много потратил на бегство от солнца, вместо того, чтобы бежать, бежать к цели. Теперь уже ничего не исправить...
   Вода стремительно приближалась, заставляя темную кровь ускориться, от чего к щекам его прилил иссиня-черный румянец, еще больше подчеркивавший и без того четкую линию высоких скул. Его согревала мысль, что скоро все кончится и он сможет, наконец, вернуться в долгожданный сумрак родных подземных пещер, причудливые краски которых во сне всегда приходили к нему, успокаивая и утешая. Хотя такие, как он, и не нуждаются в утешении. Они слишком сильны и горды для этого. Скоро конец... Но как же Луна? Он так привык за эти три месяца к ее ровному свету, что будет без него скучать...
   А вот и река. Осталось только зачерпнуть серебряной чашей, выданной самой Ллос, воды из лунной дорожки, и можно возвращаться, чтобы получить ответы, а точнее ответ, ибо вопрос лишь один: "для чего?". Он так и не понял, зачем Богине все это потребовалось, но спорить с ней не решался никто, даже Верховная Жрица, особа приближенная. Итак, пора возвращаться...

***

   - Богиня, я выполнил Ваше приказание, - он преклонил колени и почтительно склонил голову перед той единственной, кто смела ему приказывать, - я добыл Лунную Воду из Реки Приснившейся Мечты, как Вы и велели, - он не поднимал на нее глаз, но вовсе не робость была тому причиной...
   - Молодец, я знала, что ты все исполнишь в точности, - сладостно-нежный женский голос прекраснейшей музыкой разливался по подземному миру, - Что ты хочешь получить взамен?
   - Я служу своей Богине бескорыстно, повелительница, - она довольно улыбнулась, слыша его слова, - но я хотел бы только знать, зачем все это? Просто знать, для чего...
   - Ты знаешь, о чем просишь, - казалось, ей доставляло удовольствие видеть, как он рискует перейти запретную черту, прекрасно осознавая это. Он определенно тот, кто ей нужен, она не ошиблась в нем, - ведь это и есть самое ценное, что я могу тебе дать. Ни золото, ни камни, а именно знания. Хорошо же, сегодня я довольна тобой и расскажу, но не думай, что так будет всегда, мой мальчик, - она сочла необходимым показать ему его место.
   - Я понимаю, - он внезапно поднял на богиню глаза, чего та не ожидала.
   - Что ж, тогда слушай. Я собираюсь подарить нашему миру свою Луну, свое светило. Она ведь прекрасна, не правда ли? - он лишь кивнул головой, - Ты же будешь ее жрецом, - сапфировые миндалевидные глаза округлились, - Ей нужен будет тот, кто сможет за ней ухаживать, кто будет любить ее... Это ты, именно ты.
   - Но почему именно я? - нелегко сразу смириться с такими переменами в жизни, что ни говори.
   - Ты лучший среди молодых мужчин, ты достаточно храбр, умен, дерзок... Именно таким я и вижу будущего жреца.
   - Но ведь жрицами всегда становились дроуиллы, так заведено Вами, Прекраснейшая, - очередной почтительный поклон сопроводил достаточно дерзкое заявление в адрес божественной Ллос.
   - Я знаю, все знаю... Также я знаю, что ваш род скоро вымрет, если женщины, которых и так очень и очень мало, дадут обет безмужия еще и Луне. Мои жрицы смогут выбрать себе спутника лишь среди подчиненных тебе жрецов, которых ты сам и наберешь, но и это поможет исправить ситуацию. Я доверяю тебе в этом.
   - Я могу отказаться? - не особо надеясь на положительный ответ, спросил он. Его вопрос вовсе не означал, что он решил отказаться, просто хотелось знать, считаются ли с ним, или все давно решено.
   - Тебе известно, что становится с теми, кто идет против моей воли? - ее аккуратные, идеально ровные брови взлетели вверх.
   - Да, они превращаются в живые статуи, способные чувствовать, но не способные говорить и двигаться, - дроу понял, что в очередной раз все решили за него.
   - Вот видишь, ты сам все знаешь, - она иронично улыбнулась, - У тебя остались еще вопросы?
   - Что есть цель: Луна или забота о нашей расе? - с некоторой долей наглости в бархатном голосе спросил он, уже готовый ко всему.
   - А об этом, дорогой Жрец Луны, ты узнаешь в свое время, - помолчав немного, она бросила напоследок "Можешь идти" и растаяла в воздухе, оставив после тебя легкую сиреневую дымку и запах сказочных благовоний.
   Жрец нерожденной еще в этом мире Луны с отрешенным видом вышел из храма Ллос, а отливающая всеми оттенками синего кожа тихо сияла в сумраке подземелий, освещая ему путь. Маленький зверек перебежал ему дорогу и спрятался в щелке, тихо попискивая от страха перед большим и страшным существом с длинными и чуткими ушами, спешащим куда-то в нескончаемую темноту их мира.

Шутки Зеркала

   - Альянте перваро мрена! Эй, я кому сказала? Альянте перваро мрена!
   Ну вот, у меня как всегда ничего не получается! Хотелось бы знать, почему, ведь я вроде бы все правильно произношу, так тетя Ивира говорит, но толку никакого. Даже самое элементарное заклинание, которое удается пятилетним детям с весьма посредственными способностями, как, например, это, у меня не приводит ни к каким последствиям! Было бы не так обидно, если бы результат получался просто немного не таким, как я хотела бы, вроде вместо наколдованной жареной курицы получить живую рыбу типа негабаритной акулки метров пяти. Так нет же, наиталантливейшая дочь лучших магов королевства не в состоянии даже взглядом сдвинуть с места обыкновенный стул, не говоря уже о том, чтобы поднять его в воздух! Уже битый час я пытаюсь вызвать магического светлячка, но светлее почему-то не становится. Самое противное, что я не пустышка, колдовской энергии во мне хоть отбавляй - все амулеты трещат, да и папа лично проверял, но ничего сотворить не могу, хоть плачь. Единственное, что меня утешает, так это то, что если я очень злая или расстроенная, то чужие мысли для меня как на ладони, а этого даже мама не умеет. Но что такое телепатия, если я не могу освоить даже банальнейший телекинез?! Я же умру от голода и холода, если случится попасть в какое-нибудь малообитаемое место!
   - Детка, не останавливайся, пробуй дальше! - это моя любимая тетушка горит трудовым энтузиазмом и пытается наставить меня на путь истинный. Она искренне считает, что если я раз двадцать повторю это несчастное заклинание, то что-то изменится. Нет, ну мечтать-то, предположим, не вредно даже ей, но если уж папа, который в последнее время только тем и занимается, что учит разных магически одаренных оболтусов колдовать, не смог совладать с моим громко храпящим в глубинах сознания талантом, то о ней и говорить не стоит. Сначала думали, что меня сглазили или что кто-то из родительских недругов наслал на меня проклятье, но нет, моя аура чиста и безмятежна и не носит следов ничьего противоправного магического вмешательства, а сама я просто-таки заряжена силой до такой степени, что легко могу ей поделиться со всеми желающими, чем периодически и занимаюсь. Нет, ну а правда, у меня она без дела застаивается, а людям пользу принести может, тем более, что потом она все равно восстановится, словно ничего и не было. Я так часто с Леантром делюсь, который с папой занимается. Если быть точной, он не только с папой заниматься приходит, но и ко мне, причем в роли постоянного и официального парня. Он мальчик симпатичный, высокий и с красивой фигурой, да и вообще очень и очень мил, так почему бы мне с ним и не повстречаться в свое удовольствие, если уж мы оба друг другу нравимся?
   - Девочка моя, мне кажется, что ты вовсе не так стараешься, как хочешь показать. Аника, зачем обманываешь старую женщину? - нужно мне ее обманывать, как же...
   - Тетя, но ты же прекрасно знаешь, что у меня все равно ничего не получится! Я уже устала произносить эти слова, от которых абсолютно никакого толка нет, только язык о зубы стирать. Хорошо, я могу повторить еще раз: Альянте перваро мрена, довольна?
   - Нет, не довольна. Ну кто же так колдует, скажи мне на милость?! Чтобы стать хорошей ведьмой, ой прости, магессой, нужно всем сердцем полюбить магию, произносить заклинания так, словно клянешься в любви. Вот так, как я: Прендиате сберия ленте, - на одном дыхании выдохнула моя романтичная тетя, и, о чудо, с ее тонких холеных пальцев спорхнула стайка изумительно красивых бабочек, медленно растворяющихся на фоне пряного заката. Ой, а я и не заметила, как за моими мытарствами наступил долгожданный вечер, когда меня ждет вкуснейший ужин и заслуженный отдых... Совсем заработалась, одним словом...
   - Ивира, прекращай мучить ребенка, девочка устала, а ты тут ее фокусами всякими развлекаешь. Идите лучше есть, хотя... дочка, задержись, у меня к тебе разговор, - ура, пришел папа и прекратил эту пытку. Особенно если учесть тот скромный факт, что, глядя на то, с какой легкостью тетка все это вытворяет, я начинаю испытывать столь нехорошее чувство, как зависть, хотя пока еще и в легкой форме. А папочка весь светится, причем в прямом смысле, что говорит о каких-то ну очень хороших новостях, а если учесть, что он хочет поговорить со мной, то это значит, что он нашел выход даже из моей, казалось бы, безнадежной ситуации. Кстати, тетушка, увидев, что она тут не нужна, поджала тонкие и аккуратно накрашенные губки и торжественно удалилась.
   - Папочка, ну что? - мое нетерпение, думаю, вполне понятно каждому. Промучайтесь целых девятнадцать, даже почти двадцать лет жизни с огромными залежами возможностей без всякой, простите за тавтологию, возможности их использовать, и вы сразу же поймете, почему я так желала обрести долгожданную способность колдовать.
   - Эй, не так быстро! Посмотри что я принес. Это тебе ничего не напоминает? - он достал откуда-то из глубин своей рабочей, покрытой множеством пятен странного происхождения мантии маленькое зеркальце, причем явно дамское, в красивой резной раме, с изящной рукояткой, которая, должно быть, так удобно ложится в руку. Я осторожно взяла ее и почувствовала странное, определенно магическое тепло, успокаивающее и удивительно нежное, словно бы зеркало было живое и все понимало. Перед глазами невольно проносились картинки из учебника по магическим разумным предметам и существам, пока не возник рисунок того, что сейчас приятно грело мою руку.
   - Зеркало Правды? - взволнованно прошептала я, с изрядной долей волнения глядя на зеркало, от чего оно, как мне показалось, немного покраснело. Интересно, а почему всем редким и прекрасным вещам достаются столь банальные и пафосные названия? Неужели трудно найти красивое имя для столь ценного раритета?
   - Оно самое, дочка. Знаешь, что ты должна у него спросить? - папа и сам нервничал, хотя и виду не подавал, не желая уронить лицо в присутствии родной дочери. Будто бы это могло поколебать его авторитет в моих глазах.
   - Да, - я сосредоточенно кивнула, тщательно формулируя вопрос, - Скажи мне, пожалуйста, уважаемое Зеркало, как мне пробудить свои спящие магические способности? - я долго разрывалась между вопросами "как вернуть" и "почему потеряла", но пришла к выводу, что второе не столь существенно, а спросить можно только один единственный раз.
   До этого прозрачная поверхность зеркального покрытия потонула в странной желтоватой дымке, а когда пелена рассыпалась, на стекле высветились строки, написанные старинным красивым почерком с всевозможными завихрениями: "Ты должна отправиться в путь немедля, иначе едва тебе исполнится двадцать лет, что есть дата магического совершеннолетия, ты лишишься всего, что в тебе есть от мага. Пойти же тебе требуется навстречу заходящему солнцу, где в древнейшем лесу в пещере последнего дракона ты найдешь то, что вернет тебя миру магии, но ты должна будешь сделать правильный выбор между истинной любовью и Силой, данной немногим. Ошибешься, и ничто уже не в силах будет изменить содеянное. Запомни же, что отправишься туда ты одна, но если небо пошлет тебе попутчика, не гони его". "Пригодится", - добавила я за зеркальце, поражаясь тому, как же оно может нести столь банальную чушь, похожую на плохую книгу. Теперь меня уже не удивляла пафосность его названия, скорее вся эта псевдосказачная ерунда начала откровенно раздражать. И что же, прикажете все бросить и ОДНОЙ пойти на запад "в неведомую даль, где на каждом шагу страшные испытания и неведомые опасности", если уж говорить его языком?
   - Па-ап, - медленно протянула я, - что это значит? Я не хочу тащиться на край света, да еще и одна, причем без какой-либо магической поддержки. Я откровенно тебе говорю, что боюсь.
   Папины мысли читать не хотелось - он и сам был растерян не меньше моего, а мне нужен был чей-то разумный совет, ведь сама себе я ничего путного насоветовать не могла. Было только раздражение за насильственное окунание в старинную сказку для маленьких девочек, а я давно уже вышла из этого милого возраста. Не в силах придумать что-нибудь путное, я вновь обратилась к зеркалу, совершенно не думая, что оно мне уже не имеет права отвечать: "Эй, зеркало, а настоящая любовь - это мой Леантр?" К моему удивлению оно вновь покрылось туманом веселенькой расцветочки, а потом я увидела не строки, нет. Верное себе и букве закона "Об использовании магических артефактов", откровенно запрещающих многократное использование, дабы никто не мог завладеть подобной диковинкой целиком и полностью, зеркало не ответило, зато оно показало. Передо мной появилось изображение моего, ах нет, теперь уже не моего, Леантра сначала с одной девкой, потом с другой, третьей, причем в самых недвусмысленных позах. В последней я к своему ужасу узнала ту, которую раньше считала самой-самой лучшей подругой, чье имя я постаралась выкинуть из памяти. Глаза отказались смотреть на это, самопроизвольно закрывшись, чем и избавили меня от стыда лить слезы по очередному мерзкому типу, губы же беззвучно шептали: "Боже, что ж за день-то такой, банальность на банальности, неужели поинтереснее ничего придумать нельзя? Если уж изменять и предавать, то уж не с лучшей подругой - моветон, самый настоящий", а руки тихо разжались, отчего подлое зеркало упало на мягкую зеленую травку, к моему глубочайшему сожалению, так и не разбившись.

Наши ряды пополняются новыми членами

   Уже с неделю я трясусь в этом раньше столь любимом мною седле, которое я на сегодняшний день тихо, а иногда и довольно громко, проклинаю, а верный Ветерок все так же резво переставляет копыта, как и в момент отъезда из родного дома по воле какого-то куска стекла в деревянной рамочке. Мой коняшка, которого я столь неуважительно обозвала Ветерком еще когда он был смешным и резвым жеребенком, теперь же на людях гордо величаю Ветром, а иногда и Ураганом, похоже, даже радуется длительной прогулке, что просто написано на его благородной морде. Вообще, он у меня красивый, чистокровный жеребец вороной масти с белой звездочкой в том месте, где у единорогов размещается знаменитый рог, и в белых же носочках, а стройности его завидует даже моя старшенькая сестричка, чья худоба уже вошла в ряд семейных поговорок. Единственное, что как-то примиряет меня с несправедливостью бытия, так это хорошая погода, царящая в последнее время, что само по себе праздник. Честно говоря, мне было немного скучно и обидно, ведь я ехала, готовясь к всевозможным неприятностям и приключениям, а сама просто уже который день восседаю в седле, лишенная всяческих удобств, причем не только магических, но и самых что ни на есть человеческих. Хорошо хоть мама догадалась снабдить меня непустеющей флягой с осточертевшей родниковой водой и самодельным аналогом скатерти-самобранки, без которых я бы загнулась под тяжестью съестных припасов или погибла бы голодной смертью в диких лесах моей обожаемой родины, не озаботившейся постройкой нормальной ровной дороги до нужной мне пещерки. Нет, ну что за полное отсутствие острых впечатлений? Хочу разбойников, пусть все будет плоско и банально до конца!
   Мда, сначала нужно думать, а потом кричать чего я хочу, причем думать непосредственно головой, а не отсиженным местом... Вот и разбойники, как я и заказывала, стоят внушительно многочисленной толпой человек в двадцать и очень недружелюбно улыбаются, предлагая поделиться имеющейся наличностью, причем почему-то всей, чего делать совсем не хочется. Мысли о мече отметаются сразу же, достаточно взглянуть на их не очень скромное количество: задавят грубой массой, даже если попытаться предположить, что по технике я их обойду. Остается последнее и испытанное средство - наглый и уверенный блеф.
   - Мужики, вы чего тут стоите, здоровья не жалко? Смотреть надо, на кого нападаете, а то и на ведьму нарваться можно, что вы сейчас на свою голову и сделали, - интересно, почему они мне не верят? Вроде бы убедительно говорю, а мысли у них все еще не светятся раскаяньем и ужасом от содеянного преступления, - мой отец - великий маг Эоран, а это имя вы уж наверняка должны знать! - папочкин авторитет - мой последний козырь, а уважения или страха я так и не чувствую... Что теперь будет? Вот уж действительно, напросилась на неприятности, так напросилась.
   - Ведьма, говоришь? Так докажи, - высказал вполне резонное предложение один из этих, по всему видно, что самый главный, самый наглый. Противней всего, что с ним не поспоришь - вмиг на шашлык пустит, если поймет, что соврала. А я и не особо-то и соврала, я и правда магесса, только пользоваться силой своей пока не могу.
   - Ты уверен, что хочешь этого, человек? - из-за чего-то обычные люди не склонны причислять нас к себе подобным, так почему бы и мне не проявить подобный снобизм в экстремальной ситуации? - Не боишься, что я опробую свое умение на твоей шкуре или на твоем человеке? - побольше уверенности в голосе, главное, не дать им почувствовать, как я их боюсь, иначе все, конец котенку.
   - Не пугай понапрасну, мы не из пугливых. Видали мы таких ведьм. Колдуй, колдуй, не отвлекайся на мелочи, - как же противно он осклабился, просто отвратительное зрелище! И что я теперь должна делать? Хотела ведь заготовить пару показушных трюков, которые неискушенные в волшбе люди охотно принимают за магию, но забыла, закрутилась, а теперь страдаю и мучаюсь! "Спокойно, не показывай им свой страх - разорвут, - зазвучало в моей голове, - просто изобрази руками какое-нибудь хитрое движение и сделай зловещее лицо. Э нет, не напрягайся, наоборот, расслабься, и все будет хорошо". Я девушка не глупая, а посему спорить не стала, приняв максимально впечатляющую позу, ни на что особо не надеясь, но к моему вящему удивлению, я увидела, как из моих пальчиков вылетают классические маленькие зеленые молнии, которыми можно только играть на публику. Но на этом все не кончилось: каким-то непостижимым образом все разбойники встали в ряд, с их жирных брюх послезали широкие кожаные ремни и стянули им запястья, у кого-то из-за пазухи выползла длиннющая веревка и связала всю эту стройную колонну.
   - А сейчас отправляйтесь к городской страже, скажите, что вас поймала госпожа Аника, величайшая волшебница современности, и благодарите Бога, что я сегодня добрая и вообще не злопамятная, - не растерялась я, и уже не особо удивилась, когда они абсолютно добровольно зашагали в сторону города. "Эй, а меня развязать не хочешь? Слезь с коня и загляни за ближайший дуб, стоящий слева от тебя", - мой глюк, ой, простите, мой нежданный спаситель снова объявился, словно общаться мысленно - единственный приемлемый способ, - "Ты не философию разводи, а с коняшки слезь и меня развяжи".
   Делать нечего, пошла развязывать, да и совесть этого требовала, ведь без этого помощника я бы уже здесь не стояла, по крайней мере в целости и сохранности - разбойники страсть как любят молоденьких беззащитных девушек.
   За деревом я нашла связанного... эльфа, классического эльфа с длинными светлыми волосами, которые даже у плененного представителя этой холеной расы каким-то немыслимым образом умудрились не растрепаться, и с до неприличия красивым лицом. Эти сволочи всегда чертовски красивы, и, хотя иных достоинств у этих "друзей природы" я не вижу, их почему-то все очень любят и искренне ими восторгаются. Данный экземпляр обладал непередаваемо-наглыми глазами цвета той самой свежей, сочной травы, на которой он и валялся связанный и по какой-то причине абсолютно беспомощный. Сквозь зубы буркнув "спасибо", я быстро избавила его от веревки и, развернувшись, быстро пошла к Ветерку, общение с которым обещало мне куда больше удовольствия, чем с этим смазливым типом. Не люблю я эльфов, уж извините.
   - Эй, подожди, куда ты так поспешила? - он достаточно резво вскочил на ноги, не смотря на то, что некоторое время оставался обездвиженным, и догнал меня, - Это я должен тебя благодарить, иначе я бы долго еще оставался в столь плачевном состоянии.
   - Не за что, - я не собиралась продолжать разговор с представителем этой расы, даже при условии, что он меня спас. В конце концов, я же поблагодарила, а каким тоном, это дело десятое, - Прекрасно справился бы и сам, раз так ловко их построил. Я вообще не понимаю, как они тебя взяли, - язык мой - враг мой, теперь меня ждет длинный-предлинный рассказ на тему, как же он, бедненький, докатился до такой жизни...
   - Не справился бы, раз уж они меня повязали, - ну, что я говорила? Пошло-поехало, - знаешь, мне как-то неловко в этом признаваться, но я некоторым образом лишен силы, то есть навыки при мне, а возможности, энергии нет в наличии. У тебя, как я понимаю, наоборот? Уж прости, но пришлось зачерпнуть немного из твоих огромных запасов.
   - Ничего, я не в претензии. Я могу ехать? - я еще пыталась от него отвязаться, но с ужасом понимала, что это и есть обещанный мне зеркалом попутчик, "посланный небом", хотя, судя по всему, это шутки несколько иных, более зловредных сил. Вампира я бы и то встретила с большим энтузиазмом, хотя это я тоже видела в какой-то книге. Интересно, ощущение банальности происходящего не оставит меня до самого конца моего маленького, скромного путешествия?
   - Прости, вижу, что чем-то не угодил, но никак не могу понять, в чем дело, - у него был такой расстроенный и полный недоумения вид, что мне даже стало немного жалко зеленоглазого типа, стоящего передо мной с видом побитого щенка, - Не смею задерживать госпожу волшебницу, - даже издеваться как следует у него не получается, нет должной иронии в потерянном голосе.
   - Хорошо, эльф, извини за грубость, не хотела тебя обидеть, еще раз большое спасибо за своевременную помощь, - нет, правда невежливо я с ним поступила, недипломатично, - Я просто устала и перенервничала, - его точеное лицо сначала озарилось, но потом снова помрачнело.
   - Врешь, ты просто нас, эльфов, не любишь, иначе не кривилась бы при одном этом слове, как будто говоришь о грязных и немытых орках, к которым ты, наверняка, лучше относишься, чем к нам, - мордочка его передернулась так, будто я его ударила, хотя возможно его так задела моя реакция. Эх, говорил мне папа, что эльфы чуют фальшь, не верила ведь, - И что мы тебе такого сделали?
   - Можно подумать, вы людей очень жалуете, - от чувства неловкости меня спас переход в нападение, - Вы, эльфы, относитесь ко всем как к неразумным братьям меньшим, даже не подозревая, что какую-нибудь другую расу помимо вашей можно уважать и принимать в расчет, - он как-то весь сжался, словно понимая, что крыть ему нечем, ведь я высказала чистую правду, о которой обычно умалчивают наши хваленые дипломаты.
   - Люди любят чувствовать себя притесненными и обиженными, оставаясь самой многочисленной расой на планете, - тихо пробурчал он, но я все равно услышала. Ну вот, перешли у взаимным упрекам, причем совершенно безосновательно...
   - Эльф, поставь себя на мое место, и представь на минутку, что твою молодую и безмерно дорогую тебе жизнь спас... орк, или кого ты там терпеть не можешь, а он же все не может понять, что тебя не устраивает, и принимается вести с тобой светскую беседу. Скажи, как поступил бы ты, высокоразвитый индивид? - честно говоря, я не особо верила в его понимание, ведь я тоже бы возмутилась, если бы кто-то неуважительно отозвался о людях, причем не играет никакой роли, что о людях думаю я, ведь это все равно моя раса, а я часть ее.
   - Ну для начала, я не немытый орк, живущий лишь примитивными инстинктами, а, как ты с издевкой отметила, "высокоразвитый индивид", что не допускает ни малейшего сомнения в невозможности подобной аналогии, - высокомерно изрек этот белобрысый тип с изумрудными глазами, произнеся это так, что у меня возникло стойкое желание укоротить его затянувшееся пребывание на этом свете, - Кроме того, у меня имя есть, и если тебе интересно, то я Лювиар, - в противоположность к первой напыщенной фразе, это прозвучало на удивление мило и просто для эльфа, да и стоит отдать ему должное, свое наверняка многокилометровое имечко он подал в максимально сжатом виде, что безусловно упрощает общение даже с такими, как он.
   - Аника, - буркнула я, решив пойти на мировую, так как почему-то почувствовала странную симпатию к этому понурому красавчику, так вовремя оказавшемуся рядом, - Ладно, извини меня, Лювиар, будем жить дружно. Ну что, мир?
   - Мир, ведьмочка, - с облегчением кивнул он, - Скажи, а ты и правда дочь Эорана, или это был очередной блеф? - так тактично он попытался обвинить меня во вранье в очередной раз, что я не выдержала и рассмеялась, глядя на его ироничную физиономию, - И что такого смешного я спросил, хотелось бы знать?
   - Не обращай внимания, просто ты бы видел свое выражение лица в этот момент: эдакий проницательный тип сейчас раскусит маленькую обманщицу, а вышло все совсем не так, потому что он и в самом деле мой отец, - я наслаждалась произведенным эффектом - редко кому удается посадить в лужу эльфа, - Не расстраивайся, мало кто верит, что дочь такого человека не может наколдовать себе даже простейший бутерброд.
   - А в чем проблема? Я чувствую твою силу, я пил из нее, ты должна быть одной из самых могущественных магесс своей расы, - такое чувство, что он забыл, что сам, являясь эльфом, существом в высшей степени магическим, без моего резерва не смог даже с обычными разбойниками разобраться, - Хотя, наверное, тебя не меньше интересует эльф потерявший всю силу, так что нам обоим есть о чем рассказать, - ах да, он же у нас мысли как семечки щелкает, словно это само собой разумеется, - и должен тебя предупредить, каждый из нас, эльфов, способен к телепатии, так что не удивляйся, ты не одна такая.
   У кого-то еще остались вопросы, почему я так не люблю этих смазливых и наглых типов, корчащих из себя не пойми что? Вот именно за эту беспардонность, граничащую с откровенным хамством, за эту манеру считать, что ты знаешь куда больше собеседника, даже если последний - уважаемый и знающий человек, а может и не совсем человек, короче за то, что считают себя самыми-самыми, а всех остальных - ничего не значащими ничтожествами.
   - И вовсе я так не считаю! - с возмущением нагло вломился в мои мысли этот бессовестный... Лювиар, словно это нормально и естественно - без спроса подглядывать за чужими эмоциями и впечатлениями. В конце концов, я же не с ним разговариваю, а с собой любимой, - Да не кипятись ты, лучше давай устроим привал и там спокойно обо всем поговорим, причем вслух и откровенно. Я, кстати, голодный, у тебя пожевать ничего не найдется?
   Все еще раздраженная и злая я достала из седельной сумки мамину завороженную скатерть и надоевшую фляжку и пошла искать полянку, которая очень быстро нашлась. Ветерок и этот... телепат естественно проследовали за мной с самыми невозмутимыми мордами, но что самое обидное, мой некогда столь верный конь позволил этому нахалу положить тонкую и изящную руку, напоминающую молодой побег, себе на спину, чего не позволял сделать даже маме, не говоря уже о сестрах, а только нам с отцом. Вот таким манером, с постными минами мы и уселись обедать, хотя если судить по заходящему солнышку, то скорее уже ужинать. Видно эльфийский спутник уже устал спорить со мной и отключился от моих сумбурных и вечно чем-то недовольных мыслей, суть которых сводилась лишь к двум моментам - какой же он гад, и какой неблагодарный мой конь-предатель, продавшийся этому выскочке. Честно говоря, такие "светлые и чистые" мысли не стала бы слушать даже я, а подключиться к нему не удавалось - он мгновенно блокировал, делаясь недоступным для такого дилетанта как я, а у меня так пока не получалось, впрочем, взламывать чужие блоки я тоже не умела.
   Ужин прошел в самой недружественной атмосфере, какую только можно себе представить - в полном молчании. Хуже всего было, что и он не мог меня оставить - я была ему нужна, хотя бы в роли накопителя энергии, ведь без своей хваленой мирной магии, ненаправляемой на разрушение, он был беспомощен как обычная селянская девка, зажатая на сеновале королевским воином, простите за сравнение, что для подобной напыщенной особы было настоящим ударом по больному самолюбию. Пришлось вспомнить уроки отца, говорившего, что умный всегда уступит, как бы трудно ни было сдержаться и не натворить глупостей, за которые потом обязательно будет стыдно и неловко, и учиться строить нормальные отношения с тем, от кого бежала бы без оглядки, если бы мы оба могли обойтись друг без друга. Но без магии мне не добраться до этой треклятой пещеры, да и ему без моей силы придется нелегко. О чем тут говорить, если с ним справились обычные лесные разбойники, которые ни за что бы ни рискнули связаться с одним из эльфов, если бы он мог сделать с ними то, что сотворил при моем посильном участии?! Поиграем во взрослых и умных людей, знающих жизнь.
   - Лювиар, ты обещал рассказать, что же случилось с тобой, как так получилось, что я нашла тебя под деревом в лесу в столь плачевном положении? - я искренне старалась придать голосу хоть немного тепла и приличествующего ситуации интереса, причем похоже во мне умерла гениальная актриса, потому что он, как мне показалось, поверил и удивленно оторвал взгляд от апельсина, который старательно расковыривал, стараясь растянуть этот процесс и не встречаться со мной глазами. А мне, кстати, нравилось смотреть, как он ест: быстро и с удовольствием, что говорит о том, как сильно он проголодался, просиживая штаны на своем идеальном заде, и в то же время он умудрялся делать это изящно и красиво, как истинное дитя своего племени.
   - Тебе правда интересно или просто изображаешь удивление? Нет, я серьезно, - он поднял кристально-чистые изумрудные глаза, слишком доверчивые для того, чтобы быть глазами эльфа. Красивый он все-таки, хотя на них лучше вообще не смотреть как на мужчин - проблем и разочарований куда меньше, но если вспомнить моего бывшенького, то подлость может прийти откуда угодно, не спрашивая, что ты думаешь по этому поводу. Пришлось одарить его возмущенным взглядом, ясно показывающим, что я вовсе не такая лгунья, как думает эта зараза, - Ты наверное думаешь, что я запросто могу считать тебя, и удивляешься, почему не влезаю без спросу в твою голову. Проблема в том, что уже не могу, ведь те силы, что я позаимствовал у тебя уже утекли, а брать новые я пока поостерегусь - твои запасы не безграничны, а проблемы могут начаться в любой момент. Все случилось из-за глупой ссоры с гораздо более старшим и опытным эльфом, я не смог сдержаться и вызвал его на поединок, а по нашим законам проигравший передает победителю всю свою силу, но обычно неудачник восстанавливается со временем, пусть даже и через несколько месяцев, я же такой возможности не имею. Он был так зол на меня, за то, что я, щенок и сопляк, посмел покуситься на НЕГО, что переусердствовал и превратил меня в бездонную бочку, в которую сколько не лей, все равно мало будет. Я ведь еще очень и очень молод, хотя тебе наверняка сложно определять возраст нестареющих самовлюбленных эгоистов, как ты нас изволишь величать, и не всегда правильно выбираю врагов. Вот теперь Я не могу даже просто поговорить с близстоящим деревом или залечить чужую рану, что раньше получалось на полном автомате. Но его я не виню - сам напросился, дурак неопытный. Представь, что твоего отца вызвал на дуэль паренек, только научившийся нормально колдовать без ущерба для окружающих и ты поймешь, что чувствовал мой соперник.
   - Папа бы просто рассмеялся и не стал бы калечить недоумка. Нет, правда, папа бы никогда не согласился на такую унизительную для него дуэль, он всегда принимал вызов только тех, кто по крайней мере не слабее его, ведь нет чести в победе над заведомо более слабым, как бы избито это не звучало - странно, но он удивился, словно он никогда не смотрел на ситуацию под таким соусом. Нет, ну что за свинство так поступать с молодым и не самым противным из эльфов?! - Кстати, а из-за чего вы поссорились, раз уж ты пошел на такую оригинальную разновидность магического суицида? Сомневаюсь, что делили старые тапочки...
   Он как-то резко помрачнел, затеребил шкурку несчастного апельсина, да и вообще производил впечатление существа не очень-то настроенного на подробный рассказ о своем житье-бытье. Странно это было и непривычно, поэтому я плюнула на любопытство, плотно закравшееся в мою пытливую девичью душу, и великодушно разрешила ему поделиться наболевшим в другой раз, когда самому захочется все рассказать. Было принято соломоново решение лечь спать, причем я лишний раз возблагодарила запасливую маменьку, запихнувшую в мою битком набитую сумку второй плед на случай экстренного похолодания, которым я великодушно поделилась с моим новым спутником. А я не говорила? Я попросила его проводить меня во избежание неприятностей, разрешив беззастенчиво пользоваться моей энергией, пылящейся без дела. Все же после той печальной истории, которую он мне тут поведал, мне стало его немного жаль, ведь в отличии от людей, прекрасно обходящихся без всякой там магии, эльфы без нее не могут: они насквозь пропитаны волшебством и колдовать для них столь же естественно и неотъемлемо, как для нас дышать. Да, мне тяжело обходиться без того, чем с легкостью пользуются мои родители, тети и сестры, но множество моих друзей не имеют к волшбе никакого отношения и совершенно от этого не страдают, ему же придется жить там и с теми, где каждый кроме него обладает даром менять этот мир, а это очень не легко, особенно таким самовлюбленным типам, какими пестрит все их смазливое племя.
   Нет, лежать в лесу под пледом и думать об эльфе - дурной тон. Уж лучше о папе подумаю, не даром же я папочкина дочка, чего никогда и не скрывала. Мне всегда было немного неловко за то, что я третья дочь, что я не мальчик, которого папа так хотел, поэтому, наверное, я и интересовалась всегда недевчачьими забавами, как например драка на мечах или техномагия, то есть соединение тайных знаний настоящего мага с последними достижениями современных ученых, чьи открытия тоже иногда умеют поражать воображение. Несмотря на то, что мои способности глубоко дремлют, я всегда была папиной любимицей, с самого детства, чем вызывала невольную зависть сестер. Говорят, я очень похожа на старшую, Вемени, только характером получше. Не знаю, я видела ее последний раз много лет назад, еще ребенком, ведь она сейчас работает в Верлинидойре, соседнем государстве в должности придворного мага, точнее магессы, и ходят слухи, что сам король ее откровенно побаивается. Не понимаю, чем ей наш Конвийтенаоль не понравился, но это ее дело, она уже давно не девочка. Вторая сестренка с красивым именем Наотиль уже давно замужем и строит настоящую ячейку общества, воспитывает дочку и мужа и совсем не занимается магией, пользуя лишь необходимые в быту заклинания. А по папе я уже за эту жалкую неделю успела так соскучиться, что хоть назад разворачивай, но меня утешает мысль, что за месяц и шесть дней я по любому должна успеть добраться в этот чертов лес и научиться наконец жить в мире магов.
   - Эй, Аника, ты не спишь? - шепот из-под соседнего дерева прервал мои размышления. Очень хотелось обломать его и притвориться спящей, но мне было ужасно интересно, чего ради он меня зовет посреди ночи.
   - Самое удивительное, что нет, иначе ты непременно получил бы по лбу за попытку меня разбудить. Ты что-то хотел сказать, недоразумение зеленоглазое? - э нет, оставь его глаза в покое, или это станет навязчивой идеей, что чревато для моей нежной психики.
   - Я подумал, что тебе станет легче, если ты узнаешь, что я, как бы это помягче сказать, что я не могу с презрением относиться к людям, потому что я полукровка, а моя мать - обычная человеческая девушка, хоть и очень красивая, и даже не ведьма. Вот и все, думай что хочешь, - сказав это, он замолчал и не отвечал больше ни на какие мои попытки заговорить, оставив меня наедине с собственными мыслями, а мне, конечно, хоть и приятно побеседовать с умным человеком, но сейчас меня больше тянуло на разговор с тем, кто упорно игнорирует мои потуги на светскую беседу при полной луне, кстати, очень красивой. Ну и не надо, назло всем буду просто тихо спать под своим кустиком, а эта сволочь пусть мучается оттого, что признался мне в таком забавном фактике, в полном одиночестве, раз уж беседовать с комарами он разучился.

Найденная лошадь

   Солнышко припекает, птички заливаются, легкий ветерок прямо в лицо дует, так и норовя сдуть с верного боевого коня, этот недоэльф резвым шагом рядышком чешет и играет в джентльмена, отказываясь наблюдать идущую по пыльной дороге даму... благодать, одним словом, полная гармония с природой. Уже два дня, как мы неумолимо движемся на запад, но ничего не происходит, и скука такая, что я уже начинаю с ностальгией вспоминать наших разбойников, которым так неповезло с жертвой. Мой некогда столь разговорчивый спутник решил свести общение со мной к минимуму, ограничиваясь лишь односложными ответами, а меня такая ситуация начинает утомлять, особенно если учесть, что после его милых откровений на ночь я прониклась женским состраданием и перестала косо смотреть и огрызаться на нашего несчастненького метиса. Шутки шутками, а этому красавчику я бы не позавидовала, несмотря на полное отсутствие проблем с идеальной внешностью: иметь тело, привычки и потребности эльфа, а эмоции простого человека, далекого от тайных знаний, доступных лишь магам. Люди не примут его, так как смотрят на внешние признаки, а эльфы же видят суть и прекрасно понимают, что он не совсем такой, как они.
   Вот примерно в такой приятной и предельно дружеской атмосфере и протекал путь отважных путешественников, не страшащихся даже встречи с последним драконом, как вдруг мои невеселые размышления о смысле бытия прервал чей-то далекий крик, но не обычный крик, слышный каждому, а тот, уловить который может лишь телепат. Точнее говоря, это был не совсем крик, а, скорее, жалобный плач, больше похожий на стон, издать который не смог бы ни один человек, слишком уж много искренности там было.
   - Ты это слышишь? - естественно я не могла просто так проехать мимо и придержала Ветерка, беспокойно пританцовывающего на месте,- Прости, вопрос глупый, но возьми немного энергии и прислушайся к потоку этого леса. Мне кажется, нам понадобятся способности эльфа, - он удивленно посмотрел на меня, но ничего не сказал, лишь молча положил руку мне на плечо, и я почувствовала, как тонкий ручеек силы, напоминающий игристое вино, плавно перетекает в сидящего о меня по левую руку блондина. Странно, но в первый раз я даже не заметила, как он это проделал, надо будет потом спросить, почему.
   - Пошли, - он уверенно свернул в узкий проход между двумя осинками, в который с трудом протиснулся мой верный коник, не пожелавший подождать хозяйку на дороге, - Я чувствую волну страха, - в данный момент он как никогда был похож на чуткого эльфа, дышащего в такт с природой. Не могу сказать, что сейчас меня это раздражало или хотя бы просто не устраивало, что не могло меня, ярую эльфофобку, не удивлять.
   - Как ты думаешь, кто это? - шепотом поинтересовалась я, продираясь сквозь кустарник, расступающийся перед эльфом, и ведя на поводу достаточно крупного коня, которому тут было явно тесно.
   - По-моему, лошадь, но могу и ошибаться, - ровно бросил он, словно не видя разницы между тем, чтобы пробираться сквозь густой лес и идти по ровненькой ухоженной тропинке, Ветерок же определенно оживился, представив, что сейчас ему выпадет уникальный шанс помочь соплеменнице, попавшей в беду.
   Конечно же он не ошибся, ведь такого просто не может быть по определению эльфийской природы. Но честно говоря, когда мы добрались до искомой полянки, желание язвить отпало и долго отказывалось возвращаться: красивая кобылка странной масти с золотистым отливом, не встречающимся в природе, стояла, понурив изящную голову на длинной красиво изогнутой шее, над своим хозяином, на чей обезображенный труп не смог без содрогания взглянуть даже Лювиар, хотя эти нелюди умудряются сохранять соответствующее обстановке выражение лица в любой ситуации. Достаточно сказать, что нетронутым осталось только симпатичное и молодое лицо, а все остальное словно бы пропустили через мясорубку или пожевали и выплюнули, как делают некоторые птицы, чтобы их маленьким птенчикам удобней было принимать пищу. На лице зеленоглазого я прочла схожие опасения, говорящие о том, что я еще не сошла с ума.
   - Уходим отсюда, причем быстро, иначе ЭТО вернется и мы отправимся к нему на обед. И не подумай, что в качестве почетных гостей, - я и не шелохнулась, - Что не так? - видно было, что и эльфы могут испытывать страх, хотя он и тщательно скрывал это.
   - А что делать с ней? - я тупо гладила лошадку по вытянутой морде, пытаясь привести в порядок как ее, так и себя.
   - Она пойдет с нами, я ее уговорю. Аника, да пойдем же! - он чуть ли не силой потащил меня от этого страшного места, но он плохо меня знал.
   - А что делать с телом? - с такой же интонацией спросила я, - Мы не можем просто оставить его так лежать, чтобы потом ЭТО его доело...
   - О, Небо! Аника, ты о своей шкуре беспокоиться умеешь? - не ожидала я от него такой мелочности, - О тебе же забочусь, между прочим! - а вот это уже приятно! - Ну хорошо, мы можем его похоронить, тебя устроит? - я молча кивнула. Он с изяществом эльфа взмахнул тонкокостной, но достаточно сильной рукой, от чего в девственной земле образовалось углубление, в котором я признала новоявленную могилку, тело же несчастного, повинуясь воле зеленого мага, плавно опустилось в эту импровизированную яму, после чего все это покрыл слой земли, на котором мгновенно выросла свежая трава и зацвели полевые цветочки, - А теперь уходим.
   Он легонько кивнул Ветерку, после чего тот взял золотистую красавицу за уздечку своими мягкими губами и уверенно потащил в сторону дороги. Меня же на руках донес Лювиар, а я хоть и пыталась посопротивляться для приличия, но слишком много сил отдала этому кудеснику, который вполне мог бы подрабатывать и могильщиком - клиенты бы его ценили. Пришлось в этот раз мужчинам озаботиться спасением прекрасных дам, пребывающих в некотором столбняке и не могущих постоять за себя любимых.
   Я была посажена на моего чернявого коняшку, Лювиар же оседлал золотистую лошадку и успокаивающе погладил ее по взмокшей холке, отчего она практически моментально прекратила дрожать мелко и нервно и послушно потрусила по тропинке, а следом за ней тронулся и Ветерок, строящий из себя внимательного и нежного кавалера. Остановились мы только через пару часов, отъехав на приемлемое расстояние от безымянной могилы кобылкиного хозяина.
   - Ведьмочка, ты что, трупов никогда не видела? - голос эльфа снова стал спокоен и весел, что, впрочем, совсем не удивительно, ведь свою драгоценную шкурку он спасти сумел, даже не повредив ее, - Привыкай, раз уж такую профессию выбрала!
   - Таких трупиков видеть не приходилось даже тебе! - у меня хватало сил огрызаться, к тому же, я уже немного восстановилась, после того, как "поделилась" с эльфиком энергией, которая слишком уж неторопливо возвращалась к своей законной владелице, - Между прочим, ты сам сбледнул с лица, просто жить слишком захотелось, вот и сохранил подобие рассудка.
   - Ты опять начинаешь, да? - зеленые глаза нехорошо сузились, - Я, если не заметила, тебя оттуда вытаскивал, чтобы наш загадочный зверек не скормил тебя своим отпрыскам, и вовсе даже не о себе думал, чтоб ты знала!
   По-моему, я его обидела, причем серьезно, иначе столь "высокоорганизованное существо" не опустилось бы до банального крика, на который он под конец и сорвался, а спокойно и интеллигентно выразил бы свою точку зрения. Но кто ж так демонстративно отворачивается, делая вид, что лошадь для него гораздо более приятный собеседник, чем хамка и неблагодарная особа по имени Аника? Странно это, но обычно женщины первыми идут на мировую, проявляя куда больше житейской мудрости, чем задиры-мужчины, которых хлебом не корми, дай только доказать всему миру, что есть только два мнения: одно его, а другое неправильное. Старая и избитая истина, но своей актуальности она до сих пор не утратила, что говорит о многом. Вот и я сейчас делаю шаг к миру в нашем коллективе, причем шаг вполне материальный, но абсолютно бесшумный.
   - Эй, - моя рука тихо и мягко легла ему на плечо, чуть вздрогнувшее от этого прикосновения, - Лювиар, не обижайся на меня, просто я еще немного в шоке от увиденного и не слежу за своими словами. Это нервное, ты не думай, я вовсе не такая противная, какой наверняка кажусь тебе, это только усталость и испуг, - им нравится, когда мы признаемся в собственной слабости, а нам это не сложно, ведь слабость делает нас куда более привлекательными в глазах сильного пола, - И еще, я хотела сказать спасибо.
   Он обернулся и только теперь, когда его лицо так близко, я заметила, как плотно сжаты его губы, побелевшие от напряжения. Выражение же его говорящих глаз невозможно описать сухими бездушными словами, это надо видеть, хотя это и достаточно странно, ведь эльфы держат свои скупые эмоции при себе, а глаза их всегда спокойны и безмятежны и похожи на флегматичную улитку, медленно ползущую по своим неспешным делам. В нем все же было что-то от человека, хотя бы та же живая мимика и те же выразительные глаза странного, слишком насыщенного цвета. Я почувствовала, что из всей моей речи до его сознания дошло лишь то, что я что-то сказала, причем на этот раз без издевки. Поэтому я, не отрывая руки, проникновенно-покаянно прошептала, прикрыв глаза, "Прости", после чего резко развернулась и направилась куда-то в глубь леса, но далеко не ушла, остановленная его окриком. Немного театрально, но мне нравятся сцены, производящие впечатление, тем более что действуют они безотказно.
   - Подожди, все в порядке, я не имел никакого права срываться на тебе, но не сдержался, потому что, как ты справедливо это заметила, я тоже могу испытать подобие испуга, особенно в том случае, когда рядом со мной беззащитное существо, которое тоже может пострадать, - вот это откровенность... Не ожидала от него такого, если честно, - Это больше не повторится, я постараюсь воздержаться от подобного поведения. И спасибо тебе за понимание и редкое чувство такта. Я не уверен, что смог бы попросить прощения, да еще и так искренне, у того, кто сам не прав и перекладывает с больной головы на здоровую. Спасибо, - он плавно опустился на траву, подпирая собой очередную липку.
   В душе я ликовала и мысленно пила шампанское за свой удачный актерский дебют, но, должна признать, он сумел меня удивить столь впечатляющей реакцией на мои скромные потуги наладить отношения. Давно назрела необходимость откровенно поговорить друг с другом, но вот все не создавалось соответствующей ситуации, когда бы мы не обменивались обиженными либо гневными взглядами, поэтому я состроила максимально понимающую и сочувствующую физиономию и присела рядышком, обняв колени и положив на них голову.
   - Все нормально, мы просто оба чертовски устали от всей этой кутерьмы, от бесконечной дороги и вечных ссор, - на самом деле я не лукавила, просто слегка приукрашивала глубину моего раскаянья в тех вечных подколах, от которых я не всегда удерживалась, - Никто не виноват, просто так получается.
   - Аника, неужели тебе так мешает то, что я эльф? - какая-то подозрительная горечь сквозила в его голосе, - Я просто пытаюсь понять, объясни, что же такого мы тебе сделали, - он внимательно смотрел на меня, стараясь уловить, что же со мной случилось, раз я такая вежливая и внимательная.
   - Если ты хочешь знать правду, - он кивнул, - то да, мне это мешает. Пойми, я не имею ничего такого против тебя лично, но я общалась с вашим братом и положительных эмоций мне это не принесло, а скорее наоборот. Я знаю, ты подумал о том, что мне кто-то из ваших красавчиков "жестоко разбил хрупкое сердце", но это не так, мне хватило ума не связываться с ними, хотя не скрою, что один раз чуть не попалась, - я помолчала немного, вспоминая тот случай, - но это мелочи, мной играли и люди, дело не в этом. Ты никогда не задумывался над тем, что трудно любить тех, кем восхищаются на каждом шагу, превознося до небес, в то время как других не менее, а то и более достойных просто не замечают? - он открыл было рот, чтобы сказать что-то в ответ, но я не дала ему такой возможности, - Нет, я говорю не о людях, в нас много всего разного, как плохого, так и хорошего, но ведь и вы не так безупречны, как это пытаются показать. Не будешь же ты отрицать, что вы сами считаете себя венцом природы, а остальных чуть хуже или лучше сделанный пробный вариант, который каким-то чудом выжил. По твоему лицу я вижу что ты хочешь поспорить, но это ни к чему, я читала ваш учебник по биологии, основному предмету, изучаемому в школах.
   - Ты знаешь эльфийский? - сумел вклиниться в мой пространный монолог придавленный неоспоримым аргументом Лювиар.
   - Представь себе, знаю, - не без гордости, но как бы между делом бросила я, - Я учила и гномий, и троллий (кстати забавный), и вампирьий, и драконий, и нежный язык лэров, языки же других рас, не так тесно общающихся с людьми, знаю весьма посредственно, хотя различаю легко. Папа научил, раз уж заклинаниям меня учить бесполезно. Я даже грифонов немного понимаю, а ты говоришь о втором по употребимости после нашего эльфийском. Но не об этом речь, если помнишь. Ты спрашивал, что мне сделали эльфы? Ничего хорошего, это уж точно. Если это не очень сложно понять, то запомни на будущее, что я терпеть не могу, когда об кого-то вытирают ноги, а вы это делаете каждым своим жестом, доказывая всему миру, что лишь вы совершенны, а остальные и мизинца вашего не стоят. Кстати, я помню, где на вашей лестнице биологических видов расположен человек и кто его ближайшие соседи. Бесконечно благодарна, что от орков нас все-таки отделяют многоуважаемые тролли, да и к гномам я очень уважительно отношусь, но тебе не кажется, что такой подход несколько не уместен?
   - Даже не знаю, что сказать, - он сидел как оплеванный, - Но в учебниках много чего пишут, особенно в человеческих по истории, хотя она у каждой расы получается на свой лад. Не могу похвастаться такими же обширными знаниями, но уверен, что обе стороны могут многое предъявить друг другу. За теорию эволюции готов принести извинения, как и за видовую классификацию, если тебя обижает лишь это.
   - На официальном уровне? - наглости мне не занимать.
   - Аника! - тонкие и поразительно ровные брови устремились к небесам, миндалевидные глаза же округлились, а заостренные ушки прижались к голове, как у кошки, напуганной внезапным резким звуком. Кстати, у людей способность двигать ушами считается атавизмом, то есть промашкой эволюции... Как и просто заостренные уши, между прочим...
   - А что, ты думаешь оттого, что ты извинился, что-то поменяется? Это никак не повлияет на глубину эльфийского снобизма, а люди по-прежнему будут восхищаться вашей красотой, недостижимым изяществом, непревзойденной ловкостью, звучным языком, сладким голосом, безграничной мудростью... Никто не живет в гармонии с природой в такой же степени, как прекрасные и безгрешные эльфы. Тьфу, аж противно! - я брезгливо сморщилась, - Сахар в шоколаде, одним словом. А еще вы всегда слишком уж сдерживаете свои эмоции, а то и просто не испытываете их. Тебе мало, или продолжить?
   Он долго молчал, размышляя над моими немного жестокими, но справедливыми словами, пока, наконец, не пробормотал, уткнувшись взглядом в небольшое озерцо голубоватых цветочков, тихо колышущихся на легком ветерке, следующее: "Я и правда кажусь тебе такой высокомерной тварью?". Признаться честно, я не знала, что на такое ответить, слишком уж сложный вопрос, причем я сама себе его задавала и не находила ответа. Неужели ему так важно мое мнение?
   - Лювиар, я даже не знаю, как сказать, - я растеряно уставилась на те же самые цветочки, что и зеленоглазая проблема, - Я не хочу врать, но и правды я не знаю. Ты постоянно ставишь меня в тупик тем, что ты от них все же отличаешься, причем в лучшую сторону, хотя типично эльфийские черты характера меня периодически пугают. Но ты не эльф, ты полукровка, а это многое объясняет, хотя на внешности человеческая кровь совсем не отразилась, разве что живее стал, эмоций больше на лице... Все это очень сложно и запутанно, но могу сказать тебе одно: если бы ты позволил себе хоть что-то, чего я не принимаю, я бы давно уже ехала одна и мне было бы наплевать, что от тебя много пользы.
   - Не думал, что когда-нибудь мне заявят, что лишь мамина кровь позволяет терпеть мое общество, обычно все с точностью до наоборот, - он даже не знал, что ответить на мое по возможности корректное высказывание, я же не хотела продолжать этот ни к чему не ведущий разговор и переменила тему.
   - Скажи, а эта жуткая "птичка", которую мы лишили обеда, ведь не успокоится и наверняка снова выйдет на охоту, а это приведет к новым жертвам, ведь так? - кивнув, он выразил мне свое согласие, - Значит, мы просто обязаны влезть в это неблагодарное дело и избавить мир от страшного чудовища, терроризирующего всю округу, - пафосно заключила я, - К твоему сведению, чтобы не начинал рассказывать сказки об одиноких путниках, в двух километрах от того места расположена довольно большая деревня, жителям которой не поздоровится, если мы ничего не предпримем.
   - Аника, мне очень не хочется, чтобы кто-нибудь пострадал от моего бездействия, но я сомневаюсь, что наш союз неполноценных магов способен оказать реальное сопротивление столь массивной зверушке, которая вполне может оказаться вымирающим видом, охраняемым Лесничими, а с ними мне ссориться просто-напросто нельзя как эльфу. Да и не могу я направлять свою магию во вред живым существам, даже если это и жестокий, опасный хищник. Мы не вмешиваемся в дела природы.
   - Ты говоришь разумные и правильные вещи, - для того, чтобы заставить кого-то поступать так, как это выгодно тебе, надо с ним согласиться, а потом уж предложить свое решение, - но я уверена, я просто кожей чувствую, что это дитя мага, а скорее всего, некроманта, к тому же не слабого. Я же ведьма, хотя и неполноценная, я не могу просто пройти мимо, сделав вид, что ничего не случилось, что все в порядке, а лошадь просто бродила бесхозной по дороге. Не знаю как, но я отчего-то чувствую себя обязанной сделать хоть что-нибудь, иначе я спать не смогу, думая о том, скольких людей еще можно спасти, и мне плевать, если ты не считаешь их достойным поводом для риска.
   - Ну что ты опять начинаешь? Я только реально подсчитал наши шансы и со всей ответственностью заявляю, что это чистое самоубийство - напасть на подобное существо. Мы даже не знаем, о ком идет речь, чье это создание, и какова его сила и мощь, а ты предлагаешь умереть героями и удивляешься, почему я не горю желанием лезть туда сейчас, - разумный он парень, но моя душа жаждала подвига и уступать столь привлекательного врага никому не собиралась, - Да и кто нам мешает сначала сделать тебя боеспособной, быстренько съездив в твою пещерку, а потом уже вернуться и всех спасать направо и налево, не взирая на личности. В мои мечты не входит лицезрение твоего хладного трупика, обглоданного до нежных и тонких косточек, - а он грамотно меня обрабатывает, давя на то, что заботится обо мне же, пытаясь пробудить мой крепко спящий инстинкт самосохранения, ни слова не говоря о собственных шкурных интересах, но меня так просто с намеченного курса не согнать, и не таких оставляли с носом.
   - У меня есть идея получше, - я небрежно отмахнулась от его наставлений.
   Легко и непринужденно поднявшись, я танцующей походкой направилась к нашей новой спутнице и положила ладонь на ее лоб, украшенный такой же белой звездочкой, что и мой Ветерок, тихо жующий молодую травку. В моем сознании замелькали обрывки образов, воспоминаний, хранящиеся в голове у кобылки, яркие и запоминающиеся моменты из жизни животного, пережившего смерть любимого человека - хозяина. Я увидела, как они выехали из столицы с важным поручением от самого короля, как множество ночей приходилось проводить в диком лесу под аккомпанемент волчьей стаи и под отблески костра, как сражались с одичавшим гоблином, и так не отличавшимся интеллектом, как настала пора возвращаться... А потом прилетело ОНО, похожее на исполинскую змею, которой по ошибке приделали огромные птичьи крылья, чем-то напоминающие крылья миролюбивых грифонов, и хищные лапы в количестве шести штук, снабженные мощными и острыми когтями, какими так легко вспарывать даже самые надежные доспехи, хвост же раздваивался и закручивался в спиральки, увенчанные на концах по всей видимости ядовитыми шипами. На остальное я смотреть не смогла, и так представив себе, что же такого там дальше могло произойти. Было ясно, что природа не может создать столь отвратительное и абсолютно не поддающееся законам логики существо, что здесь поработал мой "коллега", хорошо знающий мельчайшие тонкости законов магии. Должна отметить, что мышление у него достаточно стереотипное, что дает возможность включить нашу с эльфиком безграничную фантазию и "покорать злого и жестокого некроманта, врага всех живущих", как сказали в какой-то занудной и шаблонной книге, описывающей очередную войну хороших и плохих магов. Самое милое, что свою забавную змейку он выкрасил в цвет молодого поросенка, что непременно должно было бы вызвать улыбку, но перед глазами сразу же вставал бедный мужик, пожеванный ярко-розовой тварью, и смеяться уже не хотелось.
   - Я была права, это точно порождение магии, причем самой мерзкой ее разновидности, - я постаралась придать лицу максимально мудрое выражение, я бы даже сказала, загадочное, - Так что имеешь полное право творить свою страшную волшбу по отношению к смертоносному чудовищу, которое, кстати, с легкостью может напасть на нас, пусть и совершенно случайно. Пойдем, что ли? Она наверняка вернется туда, к тому же приведет и своих деток кормиться. Мы должны успеть перехватить ее там.
   - Аника, не сходи с ума, - голос его звучал тихо, но уверенно, примерно так говорят с несмышлеными детьми, - Мы ничего не можем противопоставить ей, тем более за свое потомство она будет сражаться как бешеная, не жалея себя. Думается мне, что твой папочка оторвет мои длинные уши, если с тобой что-то случится, а мне к несчастью удастся выжить, ибо живуч безмерно.
   - Спокойно, без нервов, - я старалась говорить предельно легко и уверенно, хотя жить все равно хотелось, причем подольше, - на месте разберемся, и все будет хорошо, лучше некуда. Ты, главное, за меня не переживай, я девочка разумная и к раннему суициду не склонная.
   - Ты неуправляема, - он, казалось, даже расстроился, погрустнел, - ну хорошо же, пошли, но обещай, что не будешь лезть на рожон и провоцировать зверя.
   Я без труда дала ему подобное обещание и с неподдельным энтузиазмом вскочила на любимого Ветерка, который всегда беспрекословно слушается любой моей команды и верит мне, не сомневаясь. С хмурым, похоронным видом Лювиар оседлал золотистую коняшку, которую, как я выяснила, старый хозяин звал Солнышком, и молча возглавил нашу процессию, наглядно демонстрируя мне, что искренне не одобряет мою инициативу, но не находит в себе сил спорить с взбалмошной человеческой девицей, ищущей приключений на свою пятую точку. А я и правда жаждала подвигов, так подходящих к этому нереально сказочному антуражу, но так редко встречающихся в действительности, а посему таких желанных. Имея героических родителей, сложно не мечтать о славе и приключениях, но они встречаются далеко не каждый день, а могут и не встретиться вовсе. Сложно все это объяснить, особенно разумному и рациональному эльфу, который отказывался воспринимать мои пояснения, но не спорил со мной, а с тихой обреченностью вел меня, как ему казалось, на верную гибель. Вот так мило и началась наша первая спасательная операция, по защите всех близлежащих деревень, а по большому счету всего беззащитного и слабого мира.
  

Жажда подвига

   К той полянке мы смогли подобраться достаточно скоро, несмотря на то, что кое-кто с длинными ушами явно мечтал опоздать и пропустить триумфальное возвращение крылатой твари веселенькой расцветки и с хорошим, здоровым аппетитом. Да и Солнышко совершенно определенно не собиралась туда возвращаться, и еле заметно подрагивала, так что вместе они представляли забавную парочку обиженных на милую и скромную меня существ. Ветерок единственный, кто меня подбадривал, периодически одаривая добрым взглядом, так что за бревном в засаде на месте предполагаемого действия я демонстративно прижималась к его теплому боку, покрытому мягкой черной шерсткой, к этой же сладкой парочке повернулась спиной, чтобы им, а особенно защитнику вымирающих видов стало стыдно. В уме судорожно прокручивались всевозможные варианты дальнейших действий, вспоминались страницы учебников, особенно по нежителогии, я представляла, что бы такого на моем месте сделал отец, но приходилось признать, что вся моя теория и яйца выеденного не стоит, а полностью положиться на эльфа, тем более столь магически неполноценного, я не могла, не то воспитание, понимаете ли. Нет, ну у меня всегда при себе верный, надежный легкий, но очень прочный и острый меч, которым я, как неспособная к колдовству, училась владеть в совершенстве, проливая пот и кровь на каждодневных тренировках под руководством самого сурового учителя - Эорана, моего отца, так что вполне заслуженно гордилась собой, но все же я достаточно адекватно оцениваю ситуацию и прекрасно осознаю, что с мечем выходить на подобную летучую зверушку - это занятие для тех, кому наскучил этот бренный мир. Страшно не было, лишь легкое волнение, слегка усилившееся, когда на горизонте материализовались две розовые точки, одна побольше, а другая раза в два меньше. Лювиар мгновенно подобрался, а его выдающиеся уши плотно прижались к голове, роскошная же шевелюра несколько стала дыбом, губы его резко дернулись, от чего слегка обнажились небольшие, но острые, явно не человеческие клыки, которых я, кстати, раньше не замечала. Честно говоря, я и не представляла себе, что у эльфов такие необычные зубки...
   - Аника, прости, - прошептал он и основательно приложился к моему быстровостанавливающемуся ресурсу, и от этого прикосновения я слегка пошатнулась, хотя и не подала вида. Ушастик начал плести какое-то заклинание, неизвестное мне, но наверняка дико грозное, я же достала из ножен свое излюбленное оружие, поудобнее перехватив рукоятку.
   - Пользуйся на здоровье, - небрежно отмахнулась я, озабоченная несколько иными проблемами, - Главное, сделай что-нибудь с этим...
   Он сосредоточенно кивнул, наблюдая за стремительным приближением малиновых фигур, после чего быстро зашептал что-то на ухо своей кобылке, как видно какое-то смертоносное эльфийское колдунство, от которого на кончиках тонких пальцев его материализовался полупрозрачный сиреневый шарик, наполненный фиолетовыми искрящимися звездочками, и он уже приготовился кинуть его в змеюку.
   - Только не в ребенка, убьет! - успела крикнуть я, и мой послушный эльфик мигом изменил траекторию полета своего детища. Шар и крылатая рептилия с треском столкнулись в нескольких метрах от нашего укрытия, причем здоровья у твари, как видно, поубавилось, так как движения ее существенно замедлились, хотя в кровавых глазах заиграло непередаваемое бешенство. Она страшно зарычала, давая команду своему детенышу отлететь на более безопасное расстояние, и с гневом бросилась в нашу сторону, намереваясь наказать обидчика. Абсолютно не думая, что я делаю, на полном автомате я запустила руку в седельную сумку, достала оттуда крупную головку вонючего чеснока, который я сама на дух не переношу, и прицельным броском забросила в огромный рот летучей живности. Такой меткости я сама от себя не ожидала, ибо всегда отличалась особой криворукостью и ущербным глазомером, да и змея-переросток тоже была поражена, тем более, что премерзопакостнейшие вкусовые ощущения заставили ее зависнуть в воздухе и судорожно отплевываться от сильного аллергена для любой нежити, чем не преминул воспользоваться Лювиар, обратившись к истинно эльфийскому способу борьбы с врагами (у остальных рас так не получается, даже если очень стараться). Он умудрился выстрелить из своего любимого лука сразу двумя стрелами, поразив оба глаза чудовища. Дешевое эльфийское позерство. Розовая зверюга, ошалев от боли, рухнула наземь и стала в безумии кататься по земле. Я не растерялась и кинулась кромсать ее моим обожаемым ножиком, но не учла, что от потери зрения мгновенно не умирают, поэтому бросок раненой пасти в сторону моей правой ноги был для меня, мягко говоря, неожиданным. Мою молодую жизнь в очередной раз спас этот мерзавец, буквально выдернув меня из-под удара в самый последний момент, что опять-таки слишком уж предсказуемо, хотя и приятно. По всей видимости, она его немного задела, так как он странно приволакивал ногу, но времени разбираться с этим не было, и мы быстренько добили уже изрядно покалеченную змею с крылышками и когтистыми ножками, после чего занялись поимкой детеныша, что, между нами говоря, труда не составило, так как ребенок полетел мстить за раннее сиротство. Эльф обездвижил ее при помощи нашей совместной магии, я же в три удара перерубила все-таки еще по-детски тонкую шейку. Когда я наносила последний, завершающий удар, в моей голове приятный мужской баритон задался вопросом: "Кто же ты такая, ведьма?" и угас, словно его и не было, но я-то твердо знаю, что слышала голос того самого некроманта, который и создал сее существо.

Тяжелые последствия

   Через полчаса мы разместились где-то на привал и я, наконец, сообразила осмотреть его ногу, которую зацепило во время нашего первого совместного подвига, и должна заметить, что состояние эльфийской конечности не внушало ни малейшего оптимизма: она сильно распухла, посинела и болела, хотя последнее я могла заметить лишь по крепко-накрепко сжатым побледневшим губам и по временами передергивающемуся при каждом моем прикосновении или же его неловком шаге лицу. Честно признаюсь, это меня достаточно испугало, ведь я прекрасно понимаю, что гордость эльфов не позволит им проявить слабость ни в коем случае, и то, что он позволил мне заметить его боль, всерьез говорило о том, насколько же ему плохо. По всей видимости детище некроманта было ядовитым, а яд - неслабым, если не смертоносным...
   - Люви, ты как? - мне кажется, я даже побледнела, - Что-то неважно ты выглядишь... Очень больно?
   Он покачал головой, причем по всему было видно, что ему даже говорить тяжело, не то что двигаться дальше. Он всегда был белокожим, но сейчас лицо его напоминало восковую маску, на лбу выступили капельки пота, и мне стало откровенно страшно, особенно от понимания, что он пострадал, спасая меня, глупую, от отравы, которая бы давно уже сгубила мой молодой организм, а он еще держался, да и сколько времени изображал из себя здорового, что дрожь пробирает об одной мысли об этом.
   - Ты пить хочешь? - я присела рядом с ним на корточки, протянув ему флягу с родниковой водой, которую он с радостью принял, и коснулась ладонью его влажного лба, холодного, как кровь лэра, - Ты весь ледяной, подожди, покрывалом укрою, - как же все-таки хорошо, что мама позаботилась о двойном комплекте покрывало-пледов, так просто, на всякий случай, - Кстати, можешь прекратить делать вид, что все в порядке, все равно ведь я прекрасно вижу, в каком ты состоянии. Чем она тебя так траванула, знаешь?
   - Верлана, - еле слышно, прерывисто выдохнул он то самое слово, которого я так боялась: верлана - желчь верков, как ее называют в народе, мелких лесных хищников, промышляющих тем, что с помощью особых желез пачкают в дурнопахнущей слизи животных покрупнее, а когда жертва падает под воздействием ядовитого вещества, принимаются медленно и со смаком ее поглощать, питаясь одной добычей долгое время, иногда и несколько месяцев. Ничего хорошего такой диагноз не предвещал, нам срочно нужна была квалифицированная помощь опытного травника, тем более, что сам себя не может излечить даже папа, знающий о магии столько...
   - Здесь рядом должна быть избушка травника: я видела соответствующие символы, да и целебных трав встречается немало, так что я лучше схожу за ним, а то сама я ничего не могу сделать, хотя... - я быстро оторвала от рубахи (своей, естественно) длинную полосу и прочно, с силой перетянула ему ногу над областью посинения, чтобы не дать возможность яду распространиться, - Минут через пятнадцать ненадолго ослабишь, а потом снова затянешь, а я постараюсь вернуться поскорее... Выдержишь?
   - Конечно! - в его глазах зажегся знакомый огонек, - Не могу же я доставить тебе такое удовольствие и избавить тебя от своего презренного общества, - выговорив эту длиннющую фразу, он совсем выдохся и прикрыл изумрудные, невыразимо-яркие глаза.
   - Не трать силы, они тебе еще понадобятся, - я споро засобиралась, понимая, что поговорка "Промедление смерти подобно" как нельзя лучше подходит к этой ситуации, - Ветерок, присмотри за ним, пусть ведет себя хорошо!
   Напоследок я легонько чмокнула его в мраморный лоб, словно бы проверяя температуру, и, еще раз пообещав не задерживаться, побежала на поиски практикующего мага, хоть бы даже и синоптика - слабейшего из всех известных колдунов, но все равно могущего много больше меня. Оглянувшись на эльфа еще раз, я поняла, что времени остается все меньше и меньше...

Наперегонки со временем

   Пятнадцать минут бессмысленной гонки со временем не привели ни к чему: ни малейших указателей, ясных лишь посвященным, ни следов сбора лекарственных трав - НИЧЕГО. Самое ужасное - это понимать, что можно банально не успеть, ведь то, что где-то здесь недалеко был травник, я знала точно, так как видела его метку, но как давно мы ее проехали и сколько еще мне его искать, я и не ведала. Уже скорее от отчаянья, чем по воле разума я сама стала искать нужные компоненты, постепенно понимая, что я забыла состав, что пробелы моего образования вплыли в самый неподходящий момент. Если бы я лучше учила травоведенье, то сейчас бы могла быть приличным врачевателем, причем это же и есть та единственная область магической сферы, где мне вполне хватило бы имеющихся в наличии ресурсов. Травник ведь не колдует, он просто заряжает и без того полезные травки, усиливая их природные свойства, а уж такое-то мне под силу. Но нет, я же, как самая умная, посчитала подобное занятие слишком скучным и нудным и отдала предпочтение надеждам на пробуждение мирно храпящего дара, и теперь я ничем не могу помочь существу, с которым я делю хлеб и прочие прелести походного быта. Лучше относиться к эльфам я не стала да и, наверное, не стану никогда, но, даже если оставить в покое то, что он дважды спасал мне жизнь, Лювиар мне чем-то симпатичен, возможно человеческими корнями, а может и тем, что у нас схожая проблема. Я не хочу, чтобы он умирал.
   Еще через десять минут брожения по лесу в поисках неуловимого старикашки с гербарием страх перешел в состояние паники, из глаз самопроизвольно покатились крупные солоноватые слезы, а ноги подкосились. Так я и сидела прямо на покрытой какой-то растительностью земле, и рыдала в обнимку с замшелым камушком, не способная даже подняться и вернуться к длинноухому. Тяжелее всего было свыкнуться с мыслью, что во всем виновата я, что это была моя идея, что он не хотел, что ему досталось в процессе спасения моей жизни, ведь я бы долго не продержалась, отравленная верланой, а взять у меня силу для того, чтобы исцелить меня, он бы не смог, потому что в этом случае утеря энергии привела бы к полной неспособности моего организма сопротивляться. Короче, если бы не он, я бы уже давно была мертва.
   "Эй, а моя помощь тебе не подойдет? Поверь, это не обман и не ловушка" - зазвучал в моей голове знакомый уже бархатный голос некроманта. Слезы мгновенно исчезли, я же сама в один миг вскочила на ноги, собранная и готовая ко всему, ведь доверять подобным типам - себе дороже.
   - Что тебе от меня надо, сволочь?! - сказалось нервное напряжение, и я уже почти кричала на невидимого собеседника, близкая к истерике, - Все из-за тебя, из-за твоей твари эльф сейчас умирает, а я ничего не могу сделать, чтобы исправить все то, что натворило твое чудовище!
   "И к чему такие волнения? Ты же, насколько я понял, готова пойти на все, чтобы спасти Светлого, а я как раз и предлагаю тебе свои услуги, причем почти безвозмездно. Ну же, решай быстрее, иначе даже я не смогу ему помочь, разве что вдохнув в его остывшее тело некое подобие жизни, но ведь ты на это ни за что не пойдешь" - спокойно, с некой долей превосходства, продолжал сообщать он мне. Признаюсь честно, от сознания того, что он во многом прав, мне стало так тошно, что я не могла даже кричать на него, хотя и очень хотелось, а просто тупо стояла и рыдала, расписываясь в собственном бессилии.
   "Успокоилась? Откричалась? Тогда пошли, пока не поздно" - я всегда знала, что мысли гораздо менее интонационно богатые, чем слова, но в его случае я была бы не удивлена, если бы говорил он столь же бесстрастно, как и мыслил.
   - Куда? - я, конечно же, нашла время для глупых вопросов, но в оправдание себе могу сказать одно: я не ожидала, что некромант появится так скоро, да еще и помощь предложит.
   "Да ниспошлет мне Владычица-Земля терпение! К твоему другу, уже тихо прощающемуся с белым светом, с обожаемыми деревьями, с летним солнышком и со всем тем, чем так дорожат ему подобные". Наконец, я осознала, что выбора-то у меня особого нет, и собралась уже было вернуться к Лювиару, как вдруг внезапно остановилась, погрузившись в раздумья.
   "И что на этот раз не так? Я что-то непонятно объяснил?" - судя по всему я его действительно добила своим столбняком, но причина у меня была что ни на есть прозаичная: я заблудилась. Наверное, это нервное.
   - Спокойно, я просто немного подзабыла, в какую сторону мне идти, - выглядеть полной дурой мне не хотелось, вот и постаралась подобрать наиболее приемлемую формулировку, хотя моего недруга они не убедили в здравости моего рассудка.
   - Ты меня в могилу сведешь - донеслось из ниоткуда, после чего в воздухе материализовалась изящная фигурка дроу, темного эльфа, задрапированная в темно-синий бархат под цвет кожи этого существа из Высших. Он, судя по всему, почувствовал мое удивление, так как небрежно махнул тонкой рукой куда-то в сторону и заявил, что сейчас не время для допросов, если Светлый по прежнему нужен мне живым, после чего уверенно зашагал прямо в указанном направлении.
   Придя на оставленную мной полянку, я остолбенела.

Синеглазый помощник

   Эльф по-прежнему лежал там же, где я его и оставила, только если раньше он лежал на спине, то теперь на боку и странно скрючившись, поджав ноги к животу, глаза же его были закрыты, да и дыхание было излишне шумным, прерывистым. Я не помню как, но уже в следующий миг я обнаружила себя рядом с ним, вглядывающуюся в его бескровное лицо, гладящую его не по-эльфийски спутанные длинные волосы, раньше всегда такие аккуратные. Лошадки же стояли рядом с самым что ни на есть траурным видом, а Ветерок даже сочувственно уткнулся мордой мне в плечо. От моих прикосновений блондин соизволил распахнуть свои изумрудные глазища в пол-лица и подать признаки жизни. В первый момент он попытался было принять максимально независимый вид, стараясь показать мне, что все в порядке, но мгновенно скривился от боли. Незабвенная эльфийская гордость - лучше страдать и мучиться, чем позволить другому существу, а тем паче человеку, проявить сочувствие или, не приведи Солнечный Свет, жалость.
   - Ты успела вернуться, я рад, - прошептал он, и на его потрескавшихся губах обозначилось некое подобие улыбки, - Ничего, что ты никого не нашла, я так и думал.
   - Нет, что ты, я нашла, хотя и не совсем то, что искала. Но самое главное, что мы успели и теперь все будет хорошо, он тебя вылечит. Только не ругайся, пожалуйста, - подумав немного, добавила я, прекрасно зная, что несмотря на общую длину ушей, обе эти расы страстно ненавидят друг друга и частенько воюют между собой.
   Темнокожий дроу с угольными волосами и глазами цвета насыщенного сапфира беззвучно подошел к нам и стал над эльфиком, снисходительно глядя на него. При виде добровольного лекаря Лювиар аж передернулся и предпринял все усилия, чтобы стоя встретить противника, пусть и прислонившись к очередному дереву.
   - Не вставай, не вставай, Светлый, - небрежно бросил синеглазый, каждым своим словом унижая моего спутника. И зачем я его только сюда привела? Единственное, что меня оправдывает, так это то, что дроу - наша последняя надежда. - Ты не поверишь, дитя леса, но я пришел, чтобы вытащить тебя из той пропасти, куда ты так смело шагнул.
   - А не подтолкнуть ли? - не знаю где, но он находил в себе силы, чтобы стоя встретить врага, как и подобает настоящему сыну Солнца, - С чего бы это в тебе проснулся альтруизм? Решил уйти от Темных и вернуться к истинным эльфам?
   Я не стала уточнять, что истинными не являются ни одни, ни другие, а подлинными эльфами называют маленьких духов цветов с крылышками, сочтя, что на данный момент есть вопросы и поактуальней, но пообещав после обязательно припомнить.
   - Какой альтруизм, что ты! И в мыслях не держал, - дроу старательно изображал возмущенное удивление, - Услуга за услугу, правда ведь, ведьмочка? - Мне оставалось лишь судорожно кивнуть, подтвердив слова некроманта. Странно, но раньше я думала, что эльфы, пусть и темные, не могут посвящать себя подобной магии, ибо это отторгается самой их природой, делая невозможным подобное сочетание, но, как оказалось, все бывает в этом мире. Встретившись взглядом с блондинчиком, я поняла, что времени на пустые колкости нет, что он уходит. Я не понимала, как он стоит в таком состоянии, но присмотревшись, увидела молодые побеги, оплетающие и этим поддерживающие стройное тело любителя дикой природы. Мой же резерв опять подсократился.
   - Дроу, кончай ты его мучить, лучше делай то, зачем пришел! - почему-то когда мне страшно, я начинаю на всех кричать. Способ не лучший, но в этой ситуации помог - оба ненадолго замолчали, задумавшись о своем.
   - Слово дамы - закон для истинного эльфа, - он грациознейшим образом раскланялся передо мной и, не переставая паясничать, приблизился к жертве розовой змеюки, стараясь осмотреть поврежденную конечность.
   - Тебе здесь нечего делать, в твоих услугах тут никто не нуждается, - по возможности презрительно бросил обмякший в путах ветвей гордый тип, лишь усилием воли не теряя сознания.
   - Дама считает иначе, - мгновенно парировал синекожий. - Ведьмочка, держи его, а то он и вырваться по глупости может, - внезапно посерьезнев, приказал он мне. Обливаясь слезами и стараясь не показывать этого Лювиару, я приложила все усилия, чтобы не дать упасть сопротивляющемуся, но уже непослушному телу. Темный быстро сориентировался и, перестав валять дурака, принялся наконец-таки за дело, что выглядело бы весьма забавно, если бы не одна маленькая деталь - жизнь ушастенького висела на волоске, а "целитель" в любую минуту мог устроить какую-нибудь пакость в своем стиле.
   Странная на человеческий взгляд рука с длинными тонкими пальцами легко порхала над обезображенной ногой того, кто дважды спасал мою молодую жизнь, а из пострадавшей конечности плавно выползало дымчато-черное облачко яда, уплывая прямо в горлышко темно-синей скляночки, вынырнувшей из бархатного кармана врачевателя, а потом, когда поток иссяк, крышечка сама заняла свое законное место. Все-таки эльфы, причем любой разновидности, управляют подобными силами несравнимо легче людей, делая все до крайности естественно, без видимых усилий. Пусть магия у них и несколько иной структуры, чем человеческая, но я не могла удержаться от всплеска белой зависти по отношению к столь великолепному природному дару.
   На моих глазах блондинистая проблема обмякла окончательно и закрыла неповторимого цвета глаза, причем я с трудом смогла его удержать. Дроу же премерзко захохотал, явно чем-то очень довольный, практически счастливый, но я его энтузиазм ни в коей степени не разделяла, за что и одарила его мрачным взглядом.
   - Расслабься, ведьмочка, он просто принудительно погружен в сон, чтобы восстановить растраченные силы. Можешь его отпустить, а он, раз уж такой гордый, пусть висит в подобном положении, - я упрямо мотнула головой, крепче прижимая к себе хрупкую и безвольную фигурку, - Вижу, что ты не далеко от него ушла. Советую тебе отпустить его, ведь ему еще долго так болтаться спящим, раз уж он продержался почти два часа против действия верланы. Признаюсь, я даже зауважал его, ведь любой другой давно бы сложил лапки и приготовился бы отойти в лучший, куда более спокойный мир, а он не просто сопротивлялся действию отравы, но и строил из себя героя, который лучше умрет, чем примет руку помощи от такого, как я. Ха, - он противно ухмыльнулся, - теперь Светлый будет передо мной в долгу, я же спас его почти бессмертную жизнь... Нет, не пугайся, я ничего с него не потребую и уж тем более не попрошу. Просто знать, что имеешь должником одного из них, видеть, как он отводит в сторону ненавидящий и униженный взгляд... И нечего на меня так смотреть, словно я оставил его умирать, больного и несчастного, а теперь смеюсь над его трупом, - наверное, в моем взгляде сквозило слишком уж явное отвращение к подобному подходу, да и вообще ко всем дроу. Одно слово - Темный. Эльфы сами по себе противны, а уж в таком обличие, как этот индивид, отдавшиеся тьме, и вовсе омерзительны. Зачем он издевается над Лювиком, который даже не в состоянии ответить и постоять за себя? Это просто подло.
   - Я не хочу об этом с тобой говорить, - я не стала портить и без того натянутые отношения, - Лучше помоги мне отцепить его от дерева!
   - Еще не хватало! - он демонстративно сложил сини рученьки на груди, показывая, что свой долг он уже выполнил, и перетруждаться откровенно не собирается.
   - Как знаешь, - не стала спорить я и в одиночку начала отцеплять крепкие, прочные побеги, прочно держащие эльфа в вертикальном положении. Пальцы сдирались в кровь, а отогнутые побеги мигом возвращались на свое место, не позволяя хозяину упасть на глазах у расового врага, и ничего у меня не получалось.
   - Перестань, все равно ничего не получится, - не сдвинувшись с места бросил он, - Тем более, что он сам виноват, и вовсе даже не я, как хотелось бы думать тебе, - а я все равно так думаю и имею на то полное основание.
   - Тебе сложно помочь? - видно, на моем лице было написано столько презрения, замешенного на негодовании, что даже подобному толстокожему (в моральном плане) типу стало не по себе, - Тогда, по крайней мере, не мешай. Кстати, прекрасно мог бы немного колдануть и убрать всю эту растительность, а не стоять столбом и читать мне нотации.
   - Ведьмочка, ты плохо училась, - сарказм бил через край, - или же в глубине души ты жестокая садистка, а этот... Светлый тебе очень сильно насолил, - он хищно ухмыльнулся, но увидев мой непонимающий взгляд, все же пояснил, что же он имеет в виду, - Если я избавлю его от зеленых пут, то мне придется вытравить всю эту поросль, а уничтожение каждого из побегов вызовет вспышку адской боли в многострадальной белобрысой головке твоего подопечного. Примерно это же я испытывал, когда вы убили моих зверушек, и, поверь мне, это такая боль, что я не пожелаю ее испытать даже одному из этих...
   И не подумаю извиняться за причиненные страдания! В конце концов, сам виноват, нечего некромантией заниматься, людей ни в чем не повинных губить. Зато теперь я поняла, почему во время всевозможных военных действий с участием эльфов, враги ушастой нации так любят поджигать леса этих чистюль... Это действительно страшно...
   - Но что-то же можно сделать! - я не теряла надежды перевести это чудо в бессознательном состоянии в горизонтальную плоскость, а заодно и сподвигнуть синенького на очередной трудовой подвиг во славу эльфийского рода.
   - Можно, но ты должна будешь убедить эту зелень, что ты желаешь их творцу только добра, тогда они позволят тебе забрать его, - в предвкушении интересного зрелища уголки его сиреневых губ снова поползли вверх, - но мне они ни за что не поверят, сама понимаешь, так что занимайся этим сама.
   Дроу облокотился на толстый ствол древнего дуба, снова-таки сложил руки на груди и из-под полуопущенных бархатных ресниц, не уступающих по цвету и густоте пышной шапке смоляных волос, наблюдал за тем, как я распинаюсь перед кустарником, чуть ли не со слезами на глазах умоляя отпустить эльфика-полукровку. Словно огромная темная статуя, неподвижная и пугающая, он не отрываясь смотрел на меня, разговаривающую с растительностью, причем на ненавистном мне эльфийском, слишком уж певучим и нежным, чтобы казаться настоящим живым языком, а не утрированной выдумкой лингвистов. Я ни разу не слышала, как разговаривают друг с другом Отвергнутые Эльфы, но мне почему-то думалось, что вороны каркают куда мелодичнее, чем эти странные существа, по природе своей отданные мраку.
   После получасового монолога перед самой что ни на есть внимательной, не перебивающей аудиторией - зелеными побегами, мои труды увенчались успехом - эта вредная поросль смилостивилась надо мной, и жертва темной медицины упала к моим ногам так внезапно, что я не удержала его. Под едкий смех некроманта я осторожно уложила его, накрыв пледом и воспользовавшись собственными коленями как подушкой, боясь, что он не проснется.

Взаимные обиды

   Через два часа, когда все мое тело затекло и онемело, эльф, наконец, соизволил очнуться и открыть свои изумрудные глаза, слегка замутненные после всего случившегося. Несколько секунд он концентрировал взгляд, заметил меня, слегка улыбнулся, понял, где он лежит, и резко вскочил, отшатнувшись, словно я его ударила, хотя и морально. Слегка покачнувшись по вполне понятной причине, он возмущенно уставился на меня, выражая крайнюю степень недовольства моим поведением, как будто такое чисто женское качество, как сострадание, является величайшим преступлением против всего эльфийского народа. Пресловутая эльфийская гордость. Конечно, я же имела несчастье пожалеть его в присутствии врага его расы, который, кстати, так и простоял все это время с поражающей воображение неподвижностью под дубом.
   - Прекрати так на меня смотреть, я ведь хотела как лучше, - вот и делай после этого добро...
   - А чего ты от меня ждешь? Благодарности? - похоже, он и правда разозлился на меня, хотя я упорно не могла понять, в чем же заключается моя вина. Надо было оставить его висеть, а то и вовсе бросить умирать, раз уж он такой гордый!
   - Хотя бы и так! - с обидой бросила я, - Для тебя же старалась! - стало ужасно неприятно, словно бы окунули в лужу с вязкой болотной жижей и слегка притопили, чтобы наглоталась подобной дряни. Судорожно вздохнув, как будто мне и впрямь не хватало воздуха, я изо всех своих сил постаралась сдержать подступающие слезы и поспешила отвернуться от этой бездушной неблагодарной скотины, с которой я, похоже, никогда не смогу нормально общаться. Все эльфы безумно эгоистичны и думают только о своих чувствах и переживаниях, совершенно забывая, что другие тоже живые и не могут не испытывать эмоции. Ему наплевать, что я переживала, что я просидела над ним все это время, что я лила слезы из-за эльфа, что само по себе нонсенс. Его волнует лишь собственная уязвленная гордость, его интересует лишь то, что он позволил себя увидеть слабым, причем не только мне, но и Темному. Мне так надоело ощущать на себе его обвиняющий взгляд, что я не выдержала и побежала подальше отсюда, не думая особо, куда я бегу. Главное было оказаться где-нибудь в другом месте. А этот самовлюбленный представитель недоразвитого племени мужчин, объединяющего все расы без исключения, даже не попытался меня остановить. Ну и пусть теперь сидит мрачный в полном одиночестве!
   Выдохлась я быстро и, обняв какую-то стройную березку, дала волю накопившимся слезам. До чего же я докатилась, если позволила одному из этих ушастых красавчиков так сильно расстроить меня, что на протяжении целого дня я время от времени рыдаю?! Так обидно мне не было давно, с тех пор как в детстве меня наказали, когда страницу в маминой книге с кулинарными заклинаниями порвала Наотиль, сказавшая, что видела, как эту книгу беру я. Тогда меня наказали совершенно несправедливо, но и теперь из меня же и делают виноватую, когда я просто помогала... Неблагодарные они, эти эльфы...
   От подобных мыслей меня оторвало легкое прикосновение невесомого существа. Поверив в то, что Лювиар, раскаявшись, нашел меня, я плавно скосила глаза и увидела на своем плече красивую эльфийскую ладонь... насыщенно-синего цвета. И что он тут забыл?
   - Ты в порядке? - предельно проникновенно прошептал он, присаживаясь на корточки рядом со мной с видом самого умного и понимающего.
   - Да, а разве не заметно? - с издевкой поинтересовалась я, спешно пытаясь привести себя в состояние относительного порядка, прекрасно понимая тщетность этих попыток.
   - Представь себе, не заметно, - дроу заглянул мне в глаза, и не знаю, прочел ли он там что-то, или просто увидел пустоту. Эмоций не было, слез уже также не осталось. Не могу понять, почему эльфийская неблагодарность так сильно меня задела, просто не могу...
   - Что ты здесь делаешь, Темный? - нет во мне симпатии к некроманту, и ничего тут не поделаешь. Да, он нам помог, но он просто исправлял то, что случилось по его же вине. Если бы он не сотворил свое чудовище, то все было бы так хорошо... И хозяин Солнышка остался бы жив... До сих пор перед глазами стоит его молодое, безусое лицо с полными ужаса глазами...
   - За тобой пришел, как видишь, - он сделал вид, что не заметил моей резкости, - Ты так внезапно убежала... Мало ли, что могло с тобой случиться в этом лесу, когда ты даже не смотришь, куда бежишь. Позволишь мне немного за тебя поволноваться?
   Темные или светлые, но по сути все эльфы одинаковы: они свято верят, что все должны ими восхищаться. Если же кто-то осмеливается выказать пренебрежение или, что еще страшнее, неприязнь, то длинноухие приложат максимум усилий, чтобы это существо их боготворило. Со мной этот номер не проходит - слишком уж хорошо я представляю себе, каковы они изнутри. Скажи такие слова кто-нибудь другой, я бы непременно растаяла и прониклась теплыми чувствами, но подобные слова, сказанные дроу, вызывали лишь раздражение.
   - Не позволю, ибо не имеешь права, - наверное, стоило сдержаться, но я была такая злая и обиженная, что мне было уже все равно, что и кому высказывать, - Когда твое чудовище чуть не убило меня, когда меня спасла только молниеносная реакция этой неблагодарной скотины, ты не волновался за меня, тебе было наплевать. Ты бы наверняка обрадовался бы, если бы твоя змейка все-таки с нами расправилась, накормив свое дитя на множество дней вперед.
   - Не правда, я никогда подобному не радуюсь, а только выполняю свою работу. Приказы Ллос не подлежат обсуждению, - сухо ответил он, всем своим видом демонстрируя, что уж по крайней мере со мной он это обсуждать точно не собирается. Меня всегда поражало, насколько тесно религия в их мире переплетается с реальной, бытовой жизнью. Бедные, наивные дроу искренне верят в божественную сущность этой самой Ллос, не решаясь даже помыслить о том, что их хваленая богиня на самом деле лишь хитрая и честолюбивая дроуилла, наделенная чуть более впечатляющими способностями, чем другие. У них матриархат достиг такой степени, что в стране к мнению мужчин и вовсе не прислушиваются, хоть их и подавляющее большинство. Женщин в подземных городах настолько мало, что любое их слово ценится на вес золота, а спорить с ними никто не осмеливается. Так на одну темную эльфийку приходится около пятидесяти эльфов, точно не помню. В результате лишь особо избранным, лучшим удается найти себе спутницу, но вот удастся ли ее удержать... Счастлива та семья, если это слово вообще применимо к их довольно специфическому общественному устройству, в которой рождается девочка. Рост по иерархической лестнице в таком случае воистину колоссален...
   Я, кажется, опять задумалась не о том и не в то время. Казалось бы, сейчас я должна яростно препираться с этим выходцем из подземелий, но вместо этого я погрузилась в пространные размышления о матриархате на родине моего знакомого некроманта. К чему бы это? Дурной знак, определенно дурной...
   - Ведьмочка, ты чего замолчала? Обиделась, что ли? - видно, он принял мое затяжное молчание на свой счет, и даже принялся извиняться... Не к добру...
   - Задумалась, некромант, просто задумалась, - отмахнулась я, - Не бери в голову, со мной бывает.
   - Не называй меня так! - он внезапно взорвался, но быстро взял себя в руки. Напрягшиеся было черты его лица мгновенно разгладились, словно никакой вспышки и не было, но я успела заметить.
   - Спокойно, Темный, не надо нервничать, - пренебрежительно бросила я, внутренне довольная тем, что наконец-таки смогла его задеть за живое, - Ты и есть некромант, и нечего на правду обижаться!
   - Я не некромант, я Жрец и исполняю волю моей Богини, - похоже он и вправду на меня обиделся, что мне в определенном смысле даже льстит. Они считают себя сверхумудренными долгой жизнью и не верят, что простая человеческая девчонка сможет поколебать их многовековое спокойствие. Приятно...
   - То, чем ты занимался, жрец, и называется некромантией. Или ты думаешь, я не в состоянии отличить созданное из чужой плоти существо от шуток природы? Ты создал нежить, темный маг, и не отрицай этого, - я сидела предельно собранная и говорила таким жестким и обличающим тоном, что сама себе удивляюсь. Я отчитывала дроу как провинившегося ребенка, совершенно забыв о том, что в его глазах ребенком являюсь как раз таки я. Самое удивительное, что он на самом деле воспринимал мои сумбурные и, по сути, необоснованные обвинения со всей серьезностью, на которую был способен. Я не ожидала, что мои слова его хоть сколь-нибудь заденут, но как же приятно за этим наблюдать...
   - Я делаю лишь то, что прикажет Прекраснейшая, а остальное - не моя забота. Я умею применять всю палитру красок магии, а уж какой цвет потребуется Ллос в следующий раз, решать не мне. С таким же успехом ты могла назвать меня целителем, телепатом, предсказателем, магом-войном, и так далее и тому подобное. Я могу назвать тебе такие направления магии, о которых даже твой отец не знает. Мне подвластны даже Белые Тени, если ты вообще знаешь, что это такое, а ты столь пренебрежительно называешь меня некромантом... Поверь, ведьмочка, это не единственное мое умение.
   - А что такое "Белые Тени"? - мне было слишком интересно, чтобы обращать внимание на его менторский тон. Я, признаться честно, никогда не слышала о подобном, а узнавать новое я люблю.
   - Недоучка, - бросил он, словно я спросила о том, что знают все, кроме меня, притом, что он сам предположил, что я не имею ни малейшего представления об этих самых тенях. Зараза он, и этим все сказано, - Ты никогда не научишься хорошо разбираться в психологии представителей других рас, если не будешь уделять должного внимания их вере, иначе говоря, религии. Я уверен, что ты смутно представляешь себе основы нашего верования и не понимаешь, что не одна Ллос царит в нашем уме и в нашем сердце.
   - А кто еще? - я снова показала свою полную некомпетентность, но удержаться не могла.
   - Великой Богиней и вправду является она, подчиняя себе Богиню Подземной Луны, Белоснежную Наррил, с чьим жрецом ты сейчас и говоришь, и Верлин, Королеву Отверженных. Отверженными у нас называют дроу, предавших бессмертие, высочайший дар Ллос.
   - То есть, мертвых? - для бессмертных существ умирать было столь же непривычно, как для нас не стареть или для вампиров не пить кровь. Хотя последнее также относятся к потенциально бессмертным, правда с рядом оговорок..., - Но почему отвергнутых?
   - Мир живых для них теперь закрыт навечно, а Богине не нужны такие слуги, которые оказываются настолько глупы, чтобы погибнуть раньше, чем через 908 лет после рождения, - странные у них обычаи... Да и дата какая-то ущербная... Жестокие они, даже хуже полудиких подземных гоблинов, чьи периодические набеги сродни набегам саранчи. Почему смерть - позор, если же на все воля Паучьей Королевы, как ее еще называют? Я, конечно же, не смогла промолчать и задала синеглазому этот вопрос.
   - Никогда не называй ее так, если не хочешь испытать на себе ее гнев, - внезапно посерьезнел чей-то там жрец, сделав умное лицо,- она этого не любит. Что же до Высочайшей воли, то мы вольны выбирать свой путь, а она вольна спросить с нас за каждый шаг, нарушивший ее законы, неписаные, но и так знакомые каждому. Повелительница ценит свободу, как свою, так и чужую, но не забывает о том, что за каждый проступок предстоит отвечать перед Божественным Триумвиратом.
   - Как же у вас все запутанно... - я потрясла головой, стараясь уложить весь объем информации по полочкам, что получалось довольно плохо,- А сколько тебе лет, если не секрет?
   - Умирать мне можно, - попробовал отшутиться он, не зная еще, что от меня так просто не отделаешься... Все обиды как-то мигом отошли на второй план, оставив меня наедине с новыми впечатлениями.
   - А если серьезно? - он замялся, - Неужели так много?
   - Столько не живут, особенно люди, - снова попытался уклониться от ответа Темный, наивно полагая, что от меня удастся отделаться.
   - А все-таки? Люди вообще не являются долгожителями, и лишь маги иногда удостаиваются чести отметить свой трехсотый день рождения. Но мы не об этом говорим. Признавайся, эльф, начался ли с тебя песок сыпаться или еще нет.
   - Начался, причем давно. Мне, если уж тебе так интересно, 5392 года, из которых 4768 я посвятил служению молодой богине Наррил, моей подопечной. Я так и знал, что ты будешь немного шокирована, ведьмочка. Сколько тебе самой?
   - Почти двадцать, - еле слышно выдохнула я, кое-как справившись с легким онемением. Признаться честно, я не думала, что можно прожить так долго, оставаясь внешне молодым. Разумом я понимаю, что потенциально бессмертные существа теоретически способны прожить хоть до конца света, но дико было смотреть на парня лет двадцати семи, самое большее тридцати, и понимать, что вас разделяют даже не века, а тысячелетия, а его жизненный опыт не идет ни в какое сравнение с твоим. Тяжеловато...
   - Вот видишь... Лювиарель очень молод, ему и семидесяти еще не исполнилось, поэтому тебе гораздо легче воспринимать его, чем древнего меня, - он, похоже, расстроился, что даже как-то странно. Неужели этого типа может интересовать мнение простой человеческой девчонки?
   - Ты его знаешь? - слегка перевела я тему, не желая снова загонять разговор в тупик. Дроу безусловно сволочь еще та, но он интересный собеседник, много знает и охотно просвещает меня, - Кстати, ты так и не сказал, что такое Белые Тени.
   - Не волнуйся, обязательно расскажу. Что же до Светлого, то жизнь нас как-то раз столкнула, о чем он, наверное, до сих пор старается не упоминать, и я его прекрасно понимаю. Он ненастоящий эльф...
   - Я знаю, - я сочла необходимым перебить его, не желая рыться в грязном белье блондина, по крайней мере за его спиной, - он рассказывал о маме. Зачем ты мне это говоришь? Хочешь очернить его? - нехорошие подозрения относительно последствий их первой встречи беспокойно заворочались, постепенно пробуждаясь.
   - И в мыслях не было, ведьмочка. Просто не думал, что он тебе об этом расскажет. Скрытный он, и не от легкой жизни, - задумчиво разливался по лесу бархатный голос темного эльфа, красивый и холодный, как и у всех настоящих остроухих. Темных, конечно, не боготворят все вокруг, но они чем-то отталкивают. Скользкие они, но по крайней мере не пытаются казаться лучше, чем они есть, хотя и лишнего на себя не берут. Недаром он так возмутился, когда я называла его некромантом. Хотя... кто его поймет...
   - Рассказал, представь себе. И мне даже не интересно, что там у вас за стычка была. Если Лювик захочет, он сам мне все расскажет, - я снова завелась с пол-оборота. Простите, господа, нервы, - И где он? Почему за мной пошел именно ты? Ты же так старательно изображал статую лесного духа, стоя под деревом! Стоило ли ради меня от него отклеиваться?!
   - Твой Лювиарель предпочел с мрачным видом сидеть на зеленой травке, увидев, что я пошел за тобой.
   - Зачем? - возможно я сказала это слишком уж резко, но доза терпимости во мне давно иссякла, и сдерживаться перед дроу я определенно не собиралась.
   - Ты опять начинаешь?! - нервы были взвинчены у всех, - Я уже высказывался на эту тему и повторяться не собираюсь! Хватит тут сидеть, пошли давай, а то твой эльфик весь извелся, думая, что за страшное колдунство я сотворю над тобой во мраке леса, - желчь детей подземелий била в нем через край, прямо скажем, фонтанировала. Подобной злой язвительности мне еще слышать не приходилось. Но кто сказал, что я милая и покладистая? Я тоже умею пакостить ближним своим...
   - Не кричи на меня! Какое ты имеешь право повышать на меня голос, колдун?! - я демонстративно скрестила руки на груди, - Вот теперь я уже точно никуда не пойду отсюда.
   Дроу резко вскочил, и раздраженно взмахнув рукой, развернулся и ушел, даже не пытаясь идти бесшумно. Я осталась одна, гордая и всеми брошенная...

Земля уходит из-под ног

   Сижу я злая и обиженная, пытаюсь прожечь взглядом дырку в валяющемся неподалеку бревне, злюсь еще больше оттого, что оно даже и не дымится, несмотря на то, что почти дымилась от гнева я сама. Сразу хочу заметить, что от места нашего последнего привала я находилась настолько недалеко, что имела возможность слышать то, о чем там говорилось, а то что не слышала, доходило до меня в виде мысленных образов. Моя способность опять дала о себе знать, помогая наблюдать за тем, что деревья подло скрыли от моих глаз.
   Темные мысли дроу явственно выдавали его раздражение, причем досталось всем надземным, хотя людям и эльфам куда больше, чем остальным. Я упорно не понимаю, как существо, прожившее более пяти тысяч лет способно обижаться на девятнадцатилетнюю девушку, ничего еще не знающую о жизни (это если быть предельно откровенной с самой собой). Я еще могу понять молодого эльфа, такого же максималиста, как и многие из тех, кто не скоро еще сможет общаться со зрелыми представителями своей расы на равных. Тут все просто: лучше погибнуть, чем принять протянутую руку помощи врага. Интересно, неужели он совсем не боялся смерти? Я лично не могу представить себя умирающей в столь цветущем возрасте, да и вообще не получается всерьез задуматься о том, что меня рано или поздно может не стать. Он же как-то излишне спокойно к этому относится, словно это случалось с ним не раз и не два... Ой, что за глупость лезет в мою больную голову?! Ясно же, что оттуда не возвращаются и второго шанса нет, а я тут о всякой ерунде думаю... Да и вообще, странные у меня мысли для обиженной на весь свет.
   Между прочим, прекратившийся треск ветвей дал мне отчетливо понять, что темнокожая зараза достигла полянки, на которой остался свежевылеченный эльф. Чертовски хочется узнать, в какой такой ситуации эти два представителя ушастого племени так крепко столкнулись лбами, что до сих пор морщатся, но не спрашивать же самой... Вот если бы блондин сам поделился, но теперь он тоже на меня дуется, причем совершенно безосновательно. И пойти за мной должен был он, а не этот дроу, который безусловно виноват, но не из-за него я сорвалась, а из-за кое-чьей вопиющей неблагодарности...
   - Забирай ее сам, - устало буркнул он так тихо, что я с трудом расслышала, - сил моих нет, - он с шумом опустился на землю.
   По-моему, они впервые заговорили друг с другом, до этого они общались исключительно с моей помощью, нагло эксплуатируя мою врожденную склонность к компромиссам. Может, даже и помирятся на почве взаимного возмущения моим вздорным характером, сволочи неблагодарные...
   - Ты даже этого не можешь сделать, Темный! - Лювиар просто выплевывал слова, выказывая всю глубину своего презрения к своему спасителю, повысив голос, - Не смог успокоить человеческую магессу, к тому же весьма сговорчивую и уступчивую милую девушку!
   - А ты не зарывайся, сопляк! Не хватило тебе прошлого раза, не научился еще, что грубить старшим не хорошо? - обстановка накалялась, так что я не выдержала и подобралась поближе, тихонько подглядывая за ними, скрытая густой летней листвой. От этих слов зеленоглазый весь сжался и зашипел, словно рассерженный кот, которому наступили на хвост.
   - Вот не надо об этом! И не вздумай упомянуть об этом при Анике, иначе я не посмотрю, кто из нас сильнее, а просто набью тебе морду! - он вскочил на ноги, уже готовый кинуться на дроу. Ситуация определенно накалялась, а я ничего не собиралась с этим делать. Но я обязательно узнаю, что же такое у них произошло... Есть у меня предположение, но верить в это не хочется...
   - Рискни, мальчишка, и мы посмотрим, кто кому еще ее набьет! - синеглазый тоже вскочил, словно забыл, что между ними более пяти тысяч лет разницы, - Я ей намекнул об этом, - Лювик сжал кулаки, а его уши плотно прижались к голове, выражая высшую степень бешенства, - но она слушать не стала, не нервничай. Твоя ведьмочка не пожелала обсуждать тебя за твоей спиной. Она слишком трепетно относится к твоим личным тайнам и не позволяет мне "чернить" тебя, - он гаденько улыбнулся, так что я сама чуть было не придушила его.
   Естественно, эльфик молча бросился на него и они как дети или же просто как человеческие ребята покатились по земле, отчаянно стараясь "украсить" массивным "фонарем". Интересно, а какого цвета синяки у дроу?.. Так, еще пару минут молча понаблюдаю за эльфийским побоищем и узнаю, какого они цвета. Дико смотрится, как два представителя утонченной, изящной расы, пусть и враждующих кланов, самозабвенно колотят друг друга, забыв о том, что таким способом истину еще никто не нашел... Думается мне, что ни один из них еще не выяснял отношения подобным образом, и вряд ли подобное повторится. Но не ожидала я от них подобного, раз уж они такие умные и всепонимающие. Глядя на них, я ощущаю себя куда взрослее и опытнее, словно любой представитель рода мужского навсегда остается большим ребенком, и это абсолютно не зависит от их реального возраста.
   Стряхнув с себя оцепенение я пулей влетела к ним на площадку и попыталась их утихомирить, но не смотря на все мои крики, вопли и даже попытки рукоприкладства, мужчины, причем весьма почтенного возраста (особенно если посмотреть на дроу), и не взглянули на меня, занятые тем, что вымещали друг на друге взаимную ненависть. Эти существа катались по земле, грязные и взлохмаченные, плотно сцепившись и не замечая ничего вокруг. Становилось как-то жутко от осознания того, что даже хваленая эльфийская гармония - вещь до крайности иллюзорная, ведь ни в одном, ни в другом ни осталось ни капли сдержанности, уравновешенности, спокойствия.
   Не придумав ничего умнее, я просто развернулась и ушла, не желая больше наблюдать за этой безобразной сценой. Я упорно не понимаю, зачем Темному столь явно провоцировать Лювиара, почему он постоянно норовит его задеть? Мне смутно кажется, что он знал о том, что я все вижу и слышу и специально разыграл этот спектакль. В невиновность блондина почему-то верится легко, но синекожего я не устаю подозревать во всех смертных грехах. Я все понимаю, глобальное межрасовое противостояние длится со времен сотворения мира, но грязная базарная драка - это уж слишком, даже для кровных врагов, коими являются все светлые и темные эльфы. Удовольствие, с которым сапфироглазый вцеплялся в светлые локоны семидесятилетнего мальчишки, было столь велико, что просто таки было написано на его смазливой морде. Да и тот наконец получил возможность отомстить обидчику. Единственное, что меня глубоко возмутило, так это то, что обо мне все забыли, словно меня и не было, хотя поссорились они именно из-за меня, хотя видит Бог, я этого не хотела. Картина двух дерущихся эльфов упорно стояла у меня перед глазами, застилая путь.
   Естественно, все закончилось тем, что, споткнувшись об какую-то подлую корягу я провалилась в глубокую яму со склизкими стенками. Заходящее солнышко издевательски помахало мне на прощание лучиком и скрылось с глаз моих, оставив меня в сумраке этой противной ямы. Край ее был так высоко, что я удивилась, как не свернула себе шею. Сразу видно, что дуракам везет. Другой вопрос, как мне отсюда выбраться, раз уж угораздило сюда свалиться. Вопрос "кто виноват" даже не казался риторическим: нет никаких сомнений, что в столь незавидном положении я оказалась из-за этих двух драчунов, забывших обо всем на свете, даже обо мне. Пришлось мне ощупывать эти мерзкие стены, противный пол, странный деревянный столб в центре, покрытый какой-то вязкой массой, пачкающей руки. На что была похожа моя одежда, я старалась даже не думать, боясь впасть в еще большую панику. Внезапно что-то мерзкое с множеством лапок проползло по моей ноге. Отчаянно завопив, я стряхнула его, стараясь не касаться лишний раз липких стен.
   - Альянте перваро мрена! - в ужасе выкрикнула я, но еще сильнее испугалась, когда пресловутый магический светлячок все-таки сорвался с моих дрожащих пальцев и осветил это помещение, если это можно так назвать. Язык онемел, а во рту пересохло, когда я увидела, в чем мои руки: густая, полузастывшая бурая кровь вперемешку с какой-то непонятной зеленоватой слизью сгустками облепила мои ладошки. Эта же омерзительная субстанция покрывала этот отвратный столб, на проверку оказавшийся заостренным колом. Везде ползали сотни пауков, которых я с детства на дух не переношу, а если уже совсем честно, то боюсь до нервной дрожи. Судя по всему я попала в ловчую яму, и на появление ушастых спасителей можно не надеяться, раз уж они так заняты своими проблемами. Я уже собиралась плюхнуться на пол, но, взглянув на него, передумала и осталась на ногах. Светлячок странно заморгал, предупреждая меня о том, что надолго его не хватит, но я была рада и этим нескольким минутам истинного чуда. Вдруг я заметила узкий тоннельчик, или что-то подобное, ведущий непонятно куда. Повинуясь моему призыву, светлячок послушно залетел в эту дыру, а я от безысходности полезла вглубь. Пахло землей, но после едкой вони в яме я была рада и этому запаху, родному для дроу, но не для меня.
   Я не знаю, сколько ползла по этому ответвлению, наверное, не больше пяти минут, но у меня сложилось стойкое впечатление, что прошла целая вечность. Мой огонек давно умер, оставив меня в полной темноте, а вызвать нового конечно же не получалось. Потом тоннель внезапно кончился и я вывалилась в освещенную пятью нечадящими факелами явно магического происхождения пещерку. Отряхнувшись и немного приведя себя в порядок, я нашла в себе мужество оглядеться. Должна признать, пещерка была довольно милой, чистенькой и ухоженной, что не могло не радовать, особенно если учесть из какого кошмара я только что выбралась. В углу я заметила странное сооружение, мимо которого не могла пройти спокойно, ибо моя деятельная натура требовала приключений, как будто мне их и так мало. Да мои клоуны длинноухие мне такое шоу устроили, что с ними уже никаких дополнительных приключений не надо, и так эмоций на пол жизни вперед хватит! Но нет, я в очередной раз полезла к черту в пасть и, приблизившись вплотную к непонятному предмету, поняла, что это какая-то особая клетка, в которой смогли запереть такое текучее существо, как неженку-лэра, затрясшегося от страха при моем появлении.
   - Спокойно, маленький, я не обижу тебя, - ласково зашептала я на его родном языке, который до сих пор считаю самым красивым из всех существующих. Я всегда с трепетом говорила о лэрах, но воспринимала их скорее как забавных зверушек, а не как равную расу. Так люди относятся к кошкам или собакам, с той лишь разницей, что я никогда не верила, что увижу это дитя ветра своими собственными глазами. Это хрупкое существо ростом чуть больше метра, полупрозрачное и способное просочиться в любую щелку смотрело на меня своими огромными радужного цвета глазами так доверчиво, что я не знала, куда деться от жалости к нему. Не понимаю, как его могли запереть, но без сильной волшбы тут не обошлось, иначе и быть не могло.
   Он зашевелил своими словно стеклянными губками, но по тому, что до меня не долетело ни слова, я поняла, что эти живодеры закрыли доступ к нему даже звуков. Видимо, он все прочел по моему растерянному лицу и просто состроил такую умоляюще-жалобную мордочку, что даже я догадалась, что это мог быть только призыв о помощи. Я развела руки, показывая, что не знаю, что надо сделать, сама же все больше злилась на тех, кто посмел замуровать это нежное и прекрасное создание, ведь оно не живет вне воли, а просто тихо чахнет без свободного ветра. Сообразительный малыш показал своей тонкой, поразительно хрупкой ручкой на странный мерцающий красным камушек, вставленный в специальное углубление в решетке, вероятно намекая мне, что именно в нем и дело. Мне хватило ума рукой дотронуться до него, но я была вынуждена сразу же ее одернуть, так как он просто пылал. Пока я дула на обожженные пальцы под сочувствующее покачивание головой моего маленького друга, мне в голову пришла ценная мысль: использовать безнадежно испачканную кожаную куртку в качестве прихватки, с которой так ловко обращалась на кухне моя кулинарно одаренная мама. На эту самую кухню она меня не пускала принципиально, запрещая переводить продукты понапрасну, и лишь изредка дозволяя соорудить себе некое подобие бутерброда.
   Метод прихватки оказался очень действенным: оказавшись в моих руках камень мгновенно остыл, и перестал отличаться от любого другого среднестатистического рубина... каратов двадцати. Лэр проворно проскользнул между прутьями и потащил меня куда-то, очевидно полагаясь на свой нюх, в том смысле, чтобы по запаху найти вольный ветер, а я доверилась его чутью. Тем более, что тюремщики могли пожаловать в любую минуту, а мне совершенно не улыбалось объясняться с ними, да и кражу драгоценного булыжничка мне могли приписать, хотя вовсе не корыстными интересами руководствовалась, а исследовательскими. Я собиралась узнать у кого-нибудь из моих драчунов, что же такого с ним сделали и как это грамотно выключается. Сомневаюсь, что опытные маги использовали бы мой "кухонный метод" решения сложных колдовских проблем.
   После недолгого блуждания по низким коридорам, мы, наконец, выбрались на поверхность, причем относительно недалеко от того места, куда я упала, ибо я здесь уже сегодня пробегала. Это не могло не радовать, ведь это означало, что я не заблужусь в лесу, а выберусь на нашу родимую полянку. Парни наверняка волнуются за меня, если не поубивали друг друга за время моего отсутствия. Но на небе еще стояла луна, что давало смутную надежду, что еще не совсем поздно и меня с лэром даже накормят. Теперь уже я взяла инициативу в свои руки и поманила покорное создание за собой.
   Отойдя на приличное расстояние от того места, из которого нам посчастливилось выбраться живыми и невредимыми, я усадила его и попросила рассказать, как же с ним такое случилось и чего от него хотели, а самое главное, кто это был. Я поняла, что заниматься нужно было старательнее, когда он затараторил что-то в ответ.
   - Помедленнее, пожалуйста, а то я не понимаю, - без языковой практики никуда, и это закон жизни. Это чудо прозрачное с белыми как цветы леекары волосами ниже лопаток и одухотворенным лицом печально вздохнуло, очевидно сетуя на мою необразованность и односложными предложениями пояснило, что в плену его держали синие существа (не сложно догадаться, о ком речь), и что им нужна была его кровь - в доказательство он протянул свои крошечные ручки, перемотанные на локтях не самыми чистыми тряпками. Я все поняла быстро: кровь лэра - волшебная субстанция, применяемая во многих ритуалах, особенно черных. Белые маги не любят связываться с энергетически столь богатой кровью, потому что это отнимает силы самого мага, да и вообще противоречит сущности белого колдовства, но некроманты не останавливаются ни перед чем и идут до победного конца. Одного такого беспринципного типа я знала лично, и не могу сказать, что это было самое приятное знакомство в моей жизни.
   - Пойдешь со мной? - мне не хотелось расставаться с персонажем моих любимых детских сказок, но я понимала, что у него свои дела. Он снизошел до моих языковых способностей и просто покачал головой, произнеся одно единственное слово: "враг". Я не стала настаивать, догадываясь, что он не хочется встречаться с еще одним представителем этого темного племени, но расстроилась, зная, что вряд ли мне еще хоть раз доведется столкнуться с ним - лэры избегают контактов с другими расами, обходя их стороной. Поймать можно, на мой взгляд, только лэра, возвращающегося с очередной гулянки и пребывающего в состоянии изрядного подпития, а иначе они неуловимы. Тем более, что пьяными они не летают.
   Он тоже погрустнел и, шмыгнув тоненьким носиком, протянул мне какую-то штучку на веревочке.
   - Слеза Лэра, - пояснил он непонятливой мне, - если болит, приложи, и он поможет.
   - Спасибо, - проникновенно поблагодарила его я и осторожно пожала на прощание его узкую ладошку, которая к моему удивлению не спешила выскользнуть из моих загребущих ручек. Напоследок помахав, он на секунду замер, ловя течения ветра и, слившись с ним в единую сущность, растворился в ночном небе, и свидетелем моих слов была лишь полная луна.
   Немного помечтав, я понежилась в ее свете, задумчиво вертя подаренный амулет из прозрачного камня удивительной чистоты, называющегося лрупв и ценящегося в сотни раз дороже золота именно за то, что каждый камень обладает своими уникальными магическими свойствами. Вот например, доставшийся мне за спасение лэрочьей шкурки экземпляр мог бы оставить без работы всех целителей в округе. Эх, почему он не оказался у меня вчера?! Тогда бы ничего не произошло и мы не были бы так связаны с этим мерзким типом. Интересно, как они там? Ничего не произошло? Они же как дети малые - ни на секунду не оставишь: или подерутся, или что-нибудь сломают. Пришлось оторвать свою пятую точку и возвращаться к этим "высокоорганизованным существам", которые без няньки и не могут.
   Подходя к месту нашего последнего привала, я увидела наших лошадей, стоящих на дороге с самыми хмурыми мордами, которые только можно себе представить. Сначала я подумала, что они испереживались за меня, но волновало их, по всей видимости, совсем другое, ведь меня они встретили радостно, но не более того, а возвращаться на полянку отказались наотрез. Кого еще я могла заподозрить? Правильно, эльфов.
  

Эльфы теряют лицо

   Подозрительный шум сразу привлек мое внимание, ведь то, что я слышала больше всего походило на не совсем здоровый смех и сбивчивую речь нетрезвых... людей, но никак не возвышенных эльфов. Глаза подтвердили мои самые худшие опасения: едва деревья перестали загораживать от меня моих спутничков, как увидела эту сладкую парочку, сидящую обнявшись и пьющую внушительными глотками в порядке живой очереди из моей некогда столь безобидной фляги, в которой теперь плескалось что-то явно алкогольное, чего там отродясь не было. Они жарко о чем-то спорили, и Лювиар пытался заплетающимся от количества выпитого языком донести наверняка безгранично ценную информацию, а дроу сосредоточенно его слушал и периодически с мудрым видом кивал. Несмотря на то, что оба они были уже весьма и весьма хороши, Лювик поддался воздействию той гадости, которой напоил его многоопытный даже в таких делах Темный, в гораздо большей степени, чем его собутыльник, что и не удивительно. За сегодняшний день я все больше понимаю, как же люди ошибаются относительно этих якобы столь утонченных существ. Сначала я наблюдала драку, последствия которой нашли отражение на их безупречно-красивых лицах, теперь же я стала свидетельницей банальной мужской попойки, непременного продолжения любого хорошего, душевного мордобоя. Интересно, что еще меня ждет в компании этих разномастных представителей высшей расы? Я даже в красках представляю себе, как все происходило: когда они устали валять друг друга по травке и объявили боевую ничью, то мучающийся от жажды провокатор без спросу воспользовался моим имуществом, но решил, как существо предельно взрослое и самостоятельное, испить чего-нибудь более высокоградусного, чем родниковая вода, и зачаровал ее, а блондин тоже возжелал испить водички, но, хлебнув темноэльфийского пойла, не стал возражать и с удовольствием присосался к горлышку. Дальнейшее развитие событий не сложно угадать.
   Наконец, они заметили, что я снова с ними, и сильно возрадовались по этому поводу. Но если дроу довольствовался счастливой улыбкой и фразой "Привет, ведьмочка", то зеленоглазое чудо прямо таки расплылось в блаженной улыбке и пошло меня обнимать.
   - О, Аника, ты вернулась! - он почти дошел до меня и вдруг потерял равновесие, так что упасть бы ему, если бы я его не поддержала вовремя, приведя в вертикальное положение, - А мы тут помирились уже, вот! - радостно доложил он, покачиваясь на ветру.
   -Я заметила, - вынуждена была признать я, после чего щедро наградила Темного растлителя самым хмурым из всех моих взглядов, - ты присядь лучше, а то упадешь ненароком, - я попыталась усадить его, но алкогольные пары в его голове определенно взяли верх над скудными останками разума. Нет, ну нашел с кем пить, честное слово!
   - Э, нет, - он старательно покачал пальцем в знак полного несогласия с моей верой в его силы, - я в норме, - сказав это, он в очередной раз покачнулся так, что я с трудом его поймала. Эльфы, безусловно, хрупки и изящны, но даже эти килограмм 45 оказались для меня весьма существенным весом.
   - Дроу, мерзавец, ты хоть иногда думаешь о последствиях?! - я была до безумия зла на него, особенно за то, что он наблюдал за этой сценой с откровенным удовольствием, - Или это тебе тоже твоя ненаглядная Ллос приказала?! - этот... тип даже не счел нужным отвечать, а лишь удивленно развел руками, словно бы не понимая о чем это я и что же меня так возмущает.
   - Не кричи на Илкира, он не виноват, - попытался заступиться за него в зюзю пьяный эльф, уже откровенно висящий на мне, ибо стоять и не падать он уже не мог. Только сейчас я заметила, что губа у него разбита, и засохшая струйка крови оставила свой след на его красивом подбородке. Синекожий гад церемонно раскланялся и пробормотал что-то вроде "Илкир`нар-Зеорад-Акнур-Теор`дап эн Вейро, Верховный Жрец великой богини Белоснежной Наррил к вашим услугам", но за точность приведения его по-эльфийски длинного имени, похожего на свернувшуюся в клубочек змею, не ручаюсь, так как меня это мало интересовало в данный момент.
   Сил на ругань уже не оставалось, хотя и руки чесались вразумительно и предельно доходчиво объяснить вышепоименованному, за что он достоин самого сурового наказания, на которое я только способна. Так что я предложила этим алкоголикам отправиться спать, ибо поздно, а завтра рано вставать. В принципе, никто особо не возражал, что не могло не радовать, потому что я и близко себе не представляла, что мне делать с двумя пьяными эльфами.
   - Аника, мне плохо, - страдальчески прошептал блондин, и я пришла в ужас. Одно дело, приводить в порядок ребят, перебравших на вечеринке, и совсем другое, когда плохо эльфу. Я хоть и растерялась, но быстро сориентировалась и командным голосом призвала на помощь дроу, который и не пытался сопротивляться. Он переместил недоразумение зеленоглазое к кустикам, я же взяла фляжку и в приказном порядке заставила поганца вернуть воде ее первоначальные свойства.
   - Выпей это, - я протянула ему емкость, но он взглянул на меня, как на врага народа и страдальчески закатил глаза, - Нет, все нормально, это вода, пей.
   И он пил, пил, пока вода не стала выходить из него вместе с той дрянью, которую он пил до этого, дроу держал его, причем без всякого напряжения, а я держала его длинные шелковистые волосы, чтобы они, не приведи Бог, не запачкались. Потом я снова вливала в него воду, помогая прочистить желудок, и она снова фонтаном извергалась из него, и этому процессу, казалось, не будет конца. Я всегда с отвращением воспринимала подобные случаи, но сейчас мне было не до того. Когда из него лилась уже только вода, я сочла, что с него хватит, умыла его, измученного, обессиленного и униженного, и отправила спать, накрыв пледом.
   Мы с синекожим остались одни. Хмель из его головы уже окончательно выветрился, что облегчало процесс общения.
   - Что вы пили? - я устало посмотрела на него, не в состоянии ни кричать, ни обвинять.
   - Апеш-нол, - не стал скрывать он, а я тяжело вздохнула. Я прекрасно знала, что это за гадость. Нет, это довольно приличный дроуский напиток довольно приличной градусности, градусов эдак 60-70, раз на раз не приходится. Помню, мы с ребятами его пробовали, но продолжения я так и не смогла вспомнить, да и никто не мог, если честно. Она вкусная, совсем не замечая, можно выпить очень много, но потом... В общем, не для молодого это эльфийского организма, что ни говори. Могу себе представить, как это гордое существо с утра будет страдать, причем не только физически, но и морально, - Я честно ему не предлагал и предупредил о последствиях, ты не думай, мне оно не надо. Я отговаривал, но не будет же он меня слушаться, особенно после всего, что было.
   Он, казалось, действительно чувствовал себя виноватым и словно оправдывался передо мной. Взглянув на него, я обратила внимание на то, что правая скула у него не синяя, а черная, что говорило о том, что блондин неплохо дерется и не ему одному досталось.
   - Болит? - я не отказала себе в удовольствии слегка коснуться кончиками вечно прохладных пальцев этого своеобразного синяка. Сейчас дроу вовсе не выглядел чужим и отталкивающим, словно забота о Лювике примирила нас или, по крайней мере, сделала нас терпимее.
   - Немного, но это ерунда, ему сейчас хуже, а утром будет хуже, чем сейчас. Мальчишка хорошо дерется, должен признать. Знаешь, тут с вами я забываю о том, сколько мне лет на самом деле, что я серьезный дроу и не имею права валять дурака.
   - Илкир`нар, скажи, ну зачем ты его задеваешь? Он же мальчишка совсем, а ты, как бы не молодился с нами, куда опытнее и должен отвечать за свои проступки. Оставь его в покое, не трогай, ради всего того, что для тебя свято.
   - Ты так о нем заботишься, что даже подозрительно. Ведьмочка, уж не влюбилась ли ты в Светлого? - чудовищно-цинично-ироничная ухмылка легла на его лицо, не лишенное некоторой притягательности, - Не советую, он далеко не подарочек. Уж лучше в меня влюбляйся! - великодушно разрешил этот мерзавец, с которым нормально поговорить просто не получается. Но сейчас мне было не до скандалов, сказывался напряженный день, хотелось спать, поэтому я попыталась воспринять его издевки за шутку.
   - Если меня угораздит влюбиться в эльфа, то я непременно вспомню о твоем совете и передумаю, - его тоном ответила я, - Но я серьезно прошу тебя не трогать его лишний раз. Пойми, ваши вечные склоки просто-напросто не дадут нам добраться до дракона вовремя, и тогда я никогда не стану ведьмой, а моя сила впустую развеется в пространстве.
   - Это будет огромная потеря для мира магии, ведьмочка, - сочувственно-издевательски произнес он, - Ради того, чтобы ты вошла в наши плотные ряды я готов смириться с невозможностью обижать твоего маленького друга, но только если он первым не начнет на меня кидаться. Ради тебя я готов пойти даже на это, - этот го специфический юмор утомлял и не давал понять, улажен ли конфликт. Но тут я вспомнила о другом маленьком друге.
   - Скажи, зачем вы мучаете бедных лэров, зачем держите их в плену? Неужели вам так нужна их кровь?
   - Нужна, для того, чтобы жила Луна, нужна. А откуда ты об этом знаешь? - резонно спросил он.
   - Я сегодня случайно наткнулась на одного такого узника ваших камер. Бедняжка был совсем истощен! Тебе не приходило в голову, что это очень и очень жестоко, что они не заслужили подобного обращения?
   - И ты выпустила его, - он не спрашивал, он утверждал, напрочь проигнорировав мои вопросы, - Но как у тебя это получилось? Ты же колдовать не умеешь, - его, казалось, всерьез заинтересовал этот вопрос.
   Я молча вытащила из кармана нехиленький рубинчик и протянула ему, вложив в темно-синюю ладонь. Его красивые миндалевидные глаза округлились от удивления, рука дернулась, но камень он не выпустил, а протянул мне со словами "Возьми на память". Я вернула его назад в кармашек и пожала плечами, оставив эту тему до завтрашнего утра, хотя не могу сказать, что я получила ответы на все мучающие меня вопросы.
   - Пойду я спать, дроу, устала я очень, - я встала и отобрала у Лювика второй плед, отползла под симпатичную березку и мигом уснула, прямо скажем, отрубилась. Последнее, что я помню, так это Илкира, свернувшегося калачиком и накрывшегося собственным плащом из какого-то материала, напоминающего бархат, но гораздо нежнее и прочнее. Снов не было, а может и были, но я не помню.

Тяжелое утро

   Проснулась я совершенно не выспавшаяся, с отвратительным чувством, что легла лишь пару минут назад, но, как это ни парадоксально, понимала, что уснуть снова так и не удастся, как бы ни хотелось. Да и ехать надо, что ни говори. Мы и так целый день потеряли, а я планировала встретить день рождения уже дома, с родными, а не в лесу в компании этих подозрительных типов с длинными ушами. Кстати, они уже встали?
   С трудом разлепив глаза, я улыбнулась стоящему в зените солнышку и поняла, что спала непозволительно долго. Темный эльф, чья кожа отливала всеми оттенками благородного темно-синего, спиной ко мне сидел у костра, который он же наверняка и развел, и что-то самозабвенно поджаривал, по запаху весьма аппетитное. Я втянула ароматный воздух, пахнущий шашлычком и сладко потянулась.
   - Доброе утро, ведьмочка, - поприветствовал меня дроу, так и не поворачиваясь, - Завтракать будешь?
   - Естественно! - мне не терпелось оценить его кулинарные таланты, да и вчера я так толком ничего и не ела, ни считая завтрака, - Кого это ты там поджариваешь такого вкусного? Уж не Лювика ли? - в шутку поинтересовалась я, приподнимаясь и замечая спящую фигурку жертвы Апеш-нола.
   - Нет, всего лишь кролика, а его светлость еще не проснулись. Лювиарель отсыпается, так что если ты спешишь, то смело буди, - великодушно разрешил он, как будто без его разрешения я бы ни за что этого не сделала. Наивный...
   Бросив на ходу "не ешь без меня", я поспешила к близлежащему ручейку и привела себя в состояние, которое с поправкой на походные условия можно условно назвать приемлемым. В принципе, полноценный макияж в лесу смотрелся бы, мягко говоря, глупо, так что в компании этих "друзей природы" я сделала выбор в пользу естественности, благо особых проблем с внешностью никогда не испытывала, хотя и роковой красавицей тоже не была. Минут через пятнадцать я была готова к принятию пищи и поспешила вернуться.
   - А ты давно встал? - я присела к костру, с удовольствием принимая кусок дымящегося мяса, от которого шел ошеломляющий аромат, - А Лювика к завтраку будить не надо? - запоздало вспомнила я, впиваясь зубами в нежную крольчатинку.
   - Часа три назад. Что же до Лювиареля, то ему, как мне почему-то кажется, немного не до еды, так что лучше не издеваться над ним и все съесть сейчас, пока он спит, - у него непередаваемые интонации равнодушного спокойствия, холодной уверенности и едкой иронии, что служит отличной приправой к его бархатистому баритону, красивому, как и все эльфийское...
   - Ты его так по-эльфийски типично называешь... все эти "эли" и "или"... Но он почему-то представился просто Лювиаром, причем без всяких расовых суффиксов. Почему? - у меня было до неприличия много вопросов к великовозрастному дроу, который иногда производил впечатление существа многознающего и даже мудрого. Поэтому его ребяческие выходки особенно сильно шокировали меня.
   - Я был, ну скажем так, знаком с ним в эльфийской среде, где этого полукровку все звали именно так, пытаясь хоть немного облагородить то нелепое и неуклюжее имя, которое дала ему при рождении его мать-человек. Сам же он, наверное, в память о ней предпочитает это приземленное имя и позволяет тебе безнаказанно его коверкать. Знаешь, на мой взгляд, ты ему глубоко симпатична, причем не только своими глубокими душевными качествами.
   - Ой, да ладно тебе, - как можно небрежнее отмахнулась я и постаралась побыстрее перевести тему - мне не нравилось обсуждать это с данным индивидом, - А вот скажи лучше, почему ты синий, раз ты дроу. Они ведь вроде черные, а ты больше похож на ночного эльфа, если честно. Или я опять чего-то не понимаю?
   - Это и не удивительно, ведьмочка, - притворно вздохнул он, якобы пораженный в самое сердце, - люди вообще не стараются разобраться в сложных отношениях между нами. Да будет тебе известно, - тоном педагога вещал он, что дроу именно такого цвета, который ты пренебрежительно назвала синим, ночные эльфы, существа крайне обособленные, имеют серебряную кожу и такие же волосы, что, очевидно, показывает их близость к Луне, а черная кожа и белые волосы характерны для горных эльфов - самого малочисленного вида. Естественно, самыми расплодившимися, то есть многочисленными, по праву считаются лесные эльфы, один из которых до сих пор не может проспаться после вчерашнего, - с неприкрытой издевкой добавил этот тип.
   - Оставь ты его в покое! - заступилась я за того, от которого не так давно готова была бежать без оглядки, - Сам напоил его, а теперь еще и издеваешься. Ты же неоднократно говорил, что он еще мальчишка, так? - он кивком выразил свое согласие с моими словами, - Так почему же ты, взрослый и мудрый, становишься с ним на один уровень, да еще и язвишь, когда удается унизить его. Он же гордый, очень гордый, а ты постоянно размазываешь его, причем при свидетелях, то есть при мне.
   - Ну да, - спокойно заметил он, - ведь так приятно, когда он не находит себе места и мучается, но не физически, а морально, что куда тяжелее, - злорадная ухмылка еще больше заострила и без того резкие черты его лица. В такие моменты он кажется мне настоящим сыном своего племени, жестоким и безжалостным. Меня поневоле передернуло.
   - Илкир`нар, пожалуйста, при мне избегай подобных откровений. Я прекрасно понимаю, что принцип "сделал гадость - на сердце радость" как нельзя лучше подходит к вашей расе, но избавь меня от этого, мне банально неприятно это слушать, - лед моего голоса грозил заморозить уютно потрескивающий костерок, но на дроу, похоже не произвел никакого впечатления. А жаль...
   - Да без проблем, - широким жестом снизошел он до моей просьбы, - Просто хотел кое-что проверить, и ты подтвердила мое предположение, - он, казалось, даже несколько помрачнел, но по какой-то своей, сугубо личной причине, явно не предназначенной для моих ушей. Что ж, я все равно до всего докопаюсь, рано или поздно, а сейчас лучше сменить тему.
   - Ты, кстати, так и не рассказал мне ничего про Белые Тени, которые ты умеешь призывать, - тяга к знаниям всегда была во мне сильно развита.
   - Не призывать, а подчинять своей воле, а это большая разница, - наставительно поправил меня он, - Призвать их может любой дроу, а может даже и вообще любой эльф, хоть лесной, я не проверял. Но удержать их и заставить служить себе могут лишь единицы. Такую власть мне дала сама великая Ллос, и это величайшая честь, - торжественно начал он, пожалуй, излишне пафосно, чем оно того стоило бы, - Каждое живое существо в этом мире имеет две тени, черную, видимую всеми, даже людьми, и белую, бесплотную, заметить которую дано не всем, а только избранному народу Высшего Мира. Темная лишь отражает очертания тела, но белая повторяет контуры души, вбирает в себя ее сущность, является нечетким ее отражением...
   - И зачем они такие особенные нужны? - наивным вопросом прервала я его пространный, но от этого не более понятный монолог. Я прекрасно понимаю, что сама напросилась на эту лекцию, но его менторский тон определенно угнетает.
   - А ты слушай внимательнее и все поймешь. Если подчинить ее себе, то тот, чьей тенью она является, будет твоим добровольным рабом, любое твое слово он воспримет, как свое собственное горячее желание. Это не банальное подчинение воли, когда ты получаешь лишь послушную и бестолковую куклу, а нечто куда более сложное. Я лишь один раз по приказу Ллос, Владычицы Белых Теней, осмелился на легкое вмешательство в Тень, но, скажу я тебе, никогда я не испытывал подобного... Это не передаваемо, ощущаешь себя едва ли не всемогущим, когда эта легкая, невесомая субстанция предстала передо мной, раскрыла все свои тайны и послушно вернулась к своему носителю, спеша исполнить мое повеление.
   - Прекрасно, конечно, но вернись на грешную землю и сними блаженное выражение со своего по-эльфийски высокомерного лица. Я, безусловно, понимаю, что это ни с чем не сравнимое удовольствие, но если я попрошу не применять подобного по отношению ко мне с эльфиком, да и вообще, избегать в моем присутствии подобной чуждой моей природе магии, это будет совсем дерзкая просьба? - не знаю почему, но эта его история про тени не доставляла мне никакого удовольствия, а неприятный холодок сбежал по моему позвоночнику к пояснице, оставив меня наедине с противными мурашками, щекочущими мои нервы. А может это были и обыкновенные лесные муравьи, кто их разберет, если честно...
   - Аника, ну что тебя не устраивает на этот раз? - как-то печально-устало вздохнул он, - Неужели мы не можем ни разу спокойно поговорить и не ругаться? - вся мировая скорбь нашла отражение в его грустном голосе, - Ладно, не будем снова искать виноватого, это бесполезно и чревато для меня. Буди лучше Светлого и поедем дальше, - в последней фразе сквозило раздражение.
   В какой-то степени он даже прав, поэтому я не стала с ним в очередной раз спорить ни о чем, а молча отправилась будить спящего Лювика, заранее готовая к его сумрачному настроению. Присев на корточки рядом со свернувшимся калачиком эльфом, во сне крепко обнимавшим колени, я осторожно коснулась его лба и... одернула руку: лоб был обжигающе горячим и покрытым липкой испариной. По всем признакам столь высокоразвитый индивид с пронзительно-изумрудными глазами страдал от банального жара, но не легко было поверить, что эльфа подкосила обычная простуда, а я, слабый человек, ничуть от нее не пострадала...
   - Илкир`нар, что с ним? Почему он весь горит? - к кому еще я могла обратиться за помощью, как не к злейшему врагу всех Светлых, а особенно Светлых эльфов?
   - Не обращай внимания, типичная реакция этих любимчиков солнца на избыточное количество алкоголя. Считай это своеобразной разновидностью светлоэльфийского похмелья и гордись новоприобретенными навыками, - равнодушно бросил он, даже не повернувшись в мою сторону.
   - С этим можно что-нибудь сделать? - проснувшееся во мне сострадание растолкало тихо посапывающее милосердие, так что я готова была действовать и лечить изрядно перепившего вчера блондина.
   - Само пройдет, - все тем же безразличным тоном бросил он, всем своим видом демонстрируя мне, что его это нисколько не волнует, - К завтрашнему дню, - любезно пояснил он.
   - Жестокий ты, дроу, и бесчувственный, - таким голосом, каким я произнесла эту убийственную фразу впору клеймо ставить, как на скотине, - Я, кстати, и не прошу его пожалеть. Хочу заметить, что в таком состоянии он несколько нетранспортабелен, а мне надо в спешном порядке двигаться в сторону незабвенного дракончика, который наверняка голодный, а потому ждет нас с распростертыми объятьями. Скажи лучше, живодер, эта штучка может ему помочь? - я сняла с шеи подарок лэра и показала его темной зануде, не выпуская амулетик из рук.
   - Забавная вещичка, ничего не скажешь, но это просто очень сильное обезболивающее, проблему он не снимает, хотя и позволяет стойко переносить страдания на ногах. Даже если ты сломаешь ногу, то благодаря нему ты не почувствуешь боли, но перелом-то не срастется... Чуешь разницу? - он даже соизволил подойти ко мне и окинуть беднягу-эльфа таким взглядом, словно он уже труп и начал разлагаться на теплом летнем солнышке, - Температуру так не лечат.
   - Покажи, как! - взяла быка за рога я и решила применить черную энергию детей подземелий в сугубо мирных целях.
   - Хитрая какая, ведьмочка! - он ухмыльнулся, но без злобы в глазах, и, наверное поэтому, эта улыбка ему даже пошла, что у него получается редко, - Я в благотворительный фонд помощи недоэльфам не записывался и вытаскивать его за уши каждый раз, когда тебе станет его жалко, я не собираюсь. Я и так уже предельно добрый, и сам себя не узнаю давно, столько хороших дел насовершал...
   - Ну не вредничай! - я состроила просительную рожицу, которая мне, по заверениям окружающих, очень идет, - Тебе же ничего не стоит сделать его вновь транспортабельным! - и тут я посерьезнела, - нам и так придется любоваться его хмурой и расстроенной физиономией, ибо грамотно сделать вид, что вчера ничего не случилось у него не получится, а ты еще хочешь заставить нас смотреть на то, как ему плохо, и при этом слушать его необоснованные упреки и терпеть его отвратительное настроение? Я верю, что тебе это доставит огромное наслаждение, но меня от подобного счастья избавь, очень прошу, - эх, надо было мне идти в актрисы... или в придворные дамы.
   - Очередной помощи он мне не простит, - презрительно поджав синие губки, выдавил он, но по его смеющимся глазам я поняла, что дело сделано.
   - А мы не скажем ему, что это ты, - главное, вовремя подмигнуть, взмахнув достаточно длинными ресничками, - сделаем вид, что это амулет мой помог...
   Он долго-долго смотрел на меня своим изучающе-оценивающим взглядом сапфировых глаз с легким ироничным прищуром, а потом насмешливо поинтересовался, что же он будет за это иметь. Чуть было не ляпнув "все, что захочешь", я прикусила болтливый язычок, вспомнив, что еще не рассчиталась с ним за первую скорую помощь.
   - И чего же ты хочешь? - нашла я подходящую формулировку, ничего не обещающую, но и не исключающую.
   - А если я захочу тебя? - странным стало его лицо в этот момент, но что оно выражало, я не поняла, и от этого мне стало не по себе.
   - Тогда эльфику придется лечиться своими силами, - я попыталась все свести к безобидной шутке, искренне надеясь, что у дроу просто такое чувство юмора.
   - Но с тебя и так должок... за первый раз... - не нравится мне его улыбка, ох не нравится...
   - Дроу, ты не посмеешь! - к моему стыду должна признать, что голос у меня слегка дрогнул. Крыть было не чем, и выбор был за ним. Оставалось уповать на то, что и у Темных есть свой кодекс чести, или его приблизительный аналог.
   - А если посмею? - я инстинктивно отшатнулась от него, и он, увидев ужас в моем лице, рассмеялся в своей злорадной манере, - Не пугайся, ведьмочка, я тебя не трону, - поняв, что я пришла в себя, он перешел к делу, - Но во избежание подобных недоразумений, предлагаю прямо сейчас все и обговорить. Ты не возражаешь? - я сдавленно кивнула, выражая полнейшее согласие. Еще одно такое "недоразумение", и меня ждет ранний инфаркт, что вовсе не желательно в моем цветущем возрасте, - Значит, за тот случай с ядом я хочу сущую ерунду: я иду с вами до дракона, и вы не имеете права отказаться от моего сопровождения. Возражений нет?
   - Зачем тебе это? Мы лишь создаем помехи на твоем пути...
   - Это мое дело, - отрезал он, - Значит, решено? - я с трудом удержалась от вопроса на тему того, ему ли принадлежало это решение или Ллос, но решила не нарываться лишний раз на неприятности и снова кивнула, - Замечательно. Что же до сегодняшнего договора, то мне надо подумать, чего бы с тебя взять...
   - А давай, я целый день не буду с тобой ссориться! - быстро предложила я, пока он не выдал еще одну гениальную шуточку.
   - О да, это дорогого стоит, - сейчас он снова не выглядел таким отталкивающим, как минуту назад, - Но выдержишь ли ты столь долгий срок?
   - Я приложу все усилия, но будьте милосердны к слабой женщине, благородный сэр, - присела я в шутовском реверансе, он же ответил мне галантным поклоном и пошел на дело. Он провел своей переливчато-синей рукой над напряженным лицом Лювиара, и оно разгладилось, успокоилось и приняло нормальный вид лица крепко спящего эльфа. На этом дроу не остановился, а, присев над соней, сложил ладони домиком и что-то зашептал в длинное ухо блондина, прикрыв свои ослепительно-синие глаза глубокого цвета позднего неба. Волшба на этом не закончилась - он вынул из спутанных волос начинающего алкоголика какую-то черную ленточку с вкраплениями зеленого, дунул на нее, и... она растворилась в воздухе.
   - Признаюсь, это было зрелищно, - сочла своим долгом немного польстить ему расчетливая я, - А что это была за ленточка такая? - надо же учиться на опыте старших...
   - Недуг, - емко пояснил он, - любая болезнь при определенном воздействии может стать вполне материальной, а уж извлечь ее сможет любой, кто хоть немного в ладах с магией, даже ты.
   - Правда? А можно, в следующий раз я ее вытащу? - наверное, мои глаза загорелись неподдельным полудетским восторгом, немного ошеломившим этого престарелого типа трупного цвета.
   - Так, Аника, давай раз и навсегда договоримся, что его я буду лечить только если речь идет о жизни и смерти, а не о банальной головной боли. Идет? - я, похоже, его достала, что не может не радовать...
   - А если голова заболит у меня? - мда, нашла с кем кокетничать, однако... Но не удержалась, каюсь.
   - Приложишь к виску Слезу Лэра и не будешь меня донимать.
   - Какой же ты грубый, дроу, - и зачем я строю обиженную мордочку, скажите на милость? Да кто нас, женщин, поймет... - Даже самый противный из эльфов галантно бы пообещал придти даме на помощь по первому же ее зову, а ты...
   - А я Темный, мне по должности положено быть злым и вредным, - огрызнулся он, - Может мне тебя еще и на руках носить?! - сомневаюсь, что он на самом деле возмущался, хотя это было бы лестно, пожалуй, даже слишком...
   - Да хоть бы и так... Почему бы и нет? - с предельной искренностью в голосе я немного похлопала ресничками, призывая Небо в свидетели собственной чистоте и доверчивости. Ну разве такой ангелок, как я, способен издеваться над бедненьким синеньким не-человечком?
   - Ведьмочка, ты губки-то не раскатывай, не казенные... Лучше буди этого... и поедем уже, - слишком поспешно он засуетился, заспешил.
   - Так ведь тебе ехать не на чем, умный ты наш - лошадок только две, а ты лишний балласт, так что за коняшками галопом побежишь, - интересно, как он отреагирует на легкий оттенок хамства, завуалированный шутливым тоном?
   - А я с тобой на Ветерке поеду, я легкий, - и бровью не повел он, - Короче, объявляю десятиминутную готовность, а то солнце уже давно перевалило за середину небосвода.
   - Слышишь, дроу, ты часы хоть знаешь, или только по солнцу ориентируешься? И не мешает ли оно настоящему сыну подземелий? - кстати, давно собиралась об этом спросить. Я часто видела в книгах, что Темные эльфы не переносят солнечный свет, что он причиняет им боль, а этот так спокойно разгуливает по лесу, словно в родных пещерах находится.
   - Да знаю я вашу систему измерения времени, но не привыкну никак, уж извини. Мы у себя по Огненному Столбу время определяем, хотя можем и по нашей луне. Что же до этого зловредного светила, которое так и норовит обжечь меня, то за все то время, которое я по приказу Ллос проводил на земле, я имел возможность несколько привыкнуть к нему. Помню, как раньше я перемещался только по ночам, а днем скрывался от его безжалостных лучей...
   Замечтавшись о славном прошлом, он замолчал, а я внимательно смотрела на зеленоглазого эльфика и понимала, что мне банально жалко его будить, когда он только-только нормально уснул. Но я понимала справедливость слов дроу, а потому и решилась потревожить этот сон младенца, слегка коснувшись его лба, убирая пшенично-золотистую прядь с его безупречного лица. Он почувствовал мое прикосновение и распахнул изумрудные глазищи, готовый ко всему. Достаточно быстро сфокусировав зрение, он вымучено улыбнулся, приподнялся и сел, для проверки самочувствия потрясся взлохмаченной головой. Судя по всему лечить Илкир умеет, причем не плохо, потому что жертва алкогольной невоздержанности с трудом верила, что последствия бурной ночи не ощущаются, я же была довольна тем, как ловко справилась с обязанностью милосердной леди. Но этот смазливый тип никогда не узнает, что ради него я рисковала своей девичьей честью, ведь по счетам я привыкла платить не откладывая.
   - Вставай, соня, собирайся, умывайся, завтракай, и поедем, наконец, - максимально дружелюбно побудила я его к активным действиям, - а то поздно уже, много времени потеряли, - я благоразумно промолчала о том, что в этом как раз таки виновата именно я.
   - Да, уже, - кивнул неразговорчивый эльф и скрылся за деревьями. Он пропадал там неприлично долго, и я, сгорая от... беспокойства, а вовсе даже не любопытства, решила прогуляться в том же направлении. Скоро уха моего достиг звук журчащего ручейка, но не того, где я сегодня умывалась, а какого-то совсем другого, неизвестного пока мне. Не удивительно, что во мне проснулся инстинкт первооткрывателя и я направилась на звук. Когда я нашла источник этого мелодичного звука, челюсть моя поползла вниз, голос пропал, и я на негнущихся ногах оставила место уединения Лювиареля, где он всего лишь избавлял свой организм от избыточной жидкости и больше ничего. Но эта картина настолько поразила меня, что я застыла на безопасном расстоянии столбом и лишь тупо моргала, настолько велико было мое потрясение. Нет, ну я догадывалась, что даже утонченные эльфы должны иногда делать это, но когда становишься случайным свидетелем подобной сцены...
   Вдруг прямо передо мной появился немного озабоченный дроу и поинтересовался причиной моего ступора, но я лишь молча показала в сторону деревьев, скрывающих блондина. Он не растерялся и, не тратя времени на лишние расспросы, направился прямиком туда, а я не нашла в себе сил его остановить.
   Громогласный здоровый мужской хохот потряс лес, заставив стайку перепуганных птичек броситься врассыпную, а меня залиться горячей краской стыда. Когда поток молодецкого смеха несколько поугас, журчание возобновилось с новой силой, а до моих пунцовых ушей долетели звуки бархатного голоса темнокожего поганца: "Спорим, моя дальше бьет", и новый приступ смеха.
   Я без сил опустилась на травку и зажала уши руками. Как дети малые, честное слово.

Эвирконы

   Целых три дня мы провели относительно спокойно, а остановки делали исключительно по техническим нуждам, условно называемым сном и едой. Мой Ветерок без всяческих возражений смирился с увеличением количества пассажиров и, казалось, даже не чувствовал легкого, как и все эльфы, дроу. Тот же ловко пристроился сзади меня и даже посмел отобрать у меня поводья, не обращая никакого внимания на мои протесты. Лишь один раз он мимолетом бросил: "тогда мне придется держаться за твою талию", и больше не позволял мне вернуться к этой благодатной теме.
   Ехали мы тихо, но если мы с Илкиром периодически перебрасывались дежурными или ядовитыми фразочками, то выжать слово из Лювика казалось невозможным. То ли он так переживал из-за своего маленького эльфийского позора, то ли была еще какая-то причина, не знаю, но он демонстративно ехал впереди и старался не оглядываться на нас. Ветерок и Солнышко пытались противиться тому, что их так жестоко разлучили, но оба эльфа были отличными наездниками, и лошадкам пришлось смириться с тем, что общаться они могут лишь во время привалов. Хитрая кобылка нередко изображала из себя безумно уставшую или же начинала прихрамывать, а я, раскусив ее замыслы, мгновенно объявляла привал, мотивируя это тем, что коняшкам нужен отдых, да и все мы тут голодные. Мужчины редко со мной спорили. Блондин без слов спрыгивал с золотистой лошади, так подходившей к его блестящим на солнце волосам, спешно расседлывал ее и уходил в лес, вроде как гулять, непременно возвращался часа через полтора, быстро ел и тихо сидел в стороне, ни с кем особо не разговаривая, немного мрачный и какой-то потерянный. Темный же, играя в джентльмена, всегда помогал мне слезть с коня, расседлать его, расстелить скатерть, да и вообще был слишком уж предупредительным и милым со мной. Мне почему-то пришло в голову, что именно это так не нравится зеленоглазому, хотя ему какое дело, этому представителю высшей расы, до меня?
   Один раз я видела его в лесу: он шел, чуть ли не переходя на бег, нервно размахивая руками и сбивая какой-то длинной палкой ни в чем не повинные головки цветов. Я постаралась не попасться ему на глаза, чтобы не нарушать его уединения, но этот случай заставил меня призадуматься и принять решение непременно поговорить с эльфиком по душам, как только представится удобная возможность. С ним определенно что-то происходит, и с этим необходимо разобраться как можно скорее, иначе не избежать мне конфликта. Точнее, конфликт возникнет как раз таки именно между моими эльфами, а меня заденет рикошетом.
   Так было и на этот раз. Дроу, рисуясь, подал мне руку, а Лювиар, бросив на ходу "ешьте без меня, скоро буду", привычно скрылся в неизвестном направлении. Я пожала плечами и удобно устроилась на лесной травке, приступив к обеду, Илкир же сел напротив и о чем-то задумался. Потом он словно бы очнулся, и мы завели очередную великосветскую, но ничего не значащую беседу. Язвить мы не прекращали, но теперь уже никто и не думал обижаться, и это воспринималось естественно. Ну что я могу поделать, если у него такая манера общения специфическая? Разве что не обращать особого внимания на его вечные колкости и отвечать ему тем же, причем самым невинным голосом.
   Прошел час, лошадки мирно паслись бок о бок, мы мило разговаривали о чем-то типа погоды и ждали, когда мальчишка нагуляется и сочтет, что его хрупкие и ранимые нервы в полном порядке. Кстати, именно Лювика Темный высмеивал больше всего, но, помня о нашем разговоре, в лицо гадостей старался не говорить. Сначала я пыталась с этим бороться, но потом смирилась с этой мерзостной чертой подобных ему существ, особенно если учесть обнаруженную мной закономерность, что чем активнее я защищаю блондина, тем жестче и ядовитее он о нем отзывается.
   Прошло полтора часа, и я уже начала привычно вглядываться в глубь леса, ожидая увидеть родную золотистую макушку, но он все не шел и не шел. Еще через полчаса я занервничала и стала приставать к дроу с вопросами на тему местопребывания нашего вечно обиженного на весь мир спутника, но эта синеглазая сволочь даже ухом не повела.
   - Прибежит он, никуда не денется, - небрежно бросил он, даже не пытаясь продемонстрировать озабоченность или, на худой конец, заинтересованность, - Он не такой уж маленький, как можно было бы подумать, глядя на его поведение, да и лес ему все равно что дом родной.
   - Дроу, с любым, даже с лесным эльфом, может что-нибудь случиться, а я этого не хочу, - вот последнее мне говорить определенно не стоило - Илкир помрачнел, - Я хочу, чтобы моя команда в целости и сохранности добралась до цели, а своих в беде я не бросаю. Я могу как угодно относиться к вашей приторно-сладкой расе, но сейчас мы идем все вместе, раз уж так сложилось.
   - Я не спорю, но тебе не приходило в голову, что он просто не хочет ехать с нами дальше, что он просто чувствует себя обязанным отблагодарить тебя, но уже давно сам не рад, что напросился в провожающие? - как-то слишком жестко и холодно это звучало, да и ход его мыслей мне совершенно не нравился, - По всему видно, что он избегает нас.
   Его логика проста и, в принципе, понятна, но каким-то исключительно женским чувством я понимала, нет, я подозревала, что дело вовсе не в этом, что ему тяжело с нами общаться по какой-то другой причине. Дроу этого не понять, он видит лишь то, что ему удобно видеть, не желая замечать ничего вокруг.
   - Когда я тогда надолго пропала, а вернулась лишь под утро, причем застала вас в непотребном состоянии, вы даже и не волновались за меня? Я, между прочим, чуть не свернула себе шею и почти наткнулась на толпу дроу, возмущенных освобождением маленького лэра, так что ваша помощь была бы как никогда кстати. Но нет, господа мужчины там пьянствовали, в то время как я страдала и мучилась.
   - Ты не поверишь, но мы волновались за тебя, ведьмочка. Мы даже собирались пойти тебя искать, но Лювиареля слишком уж быстро развезло, и брать его с собой, несмотря на то, что он горел трудовым энтузиазмом и рвался тебя спасать, было затруднительно, а бросить его в таком состоянии я не мог. Кстати, я действительно не подозревал, что он совсем не умеет пить, ты не думай, - мне кажется, или Его Темность оправдывается передо мной?
   - Ладно, эту тему мы давно уже проехали, - я великодушно закрыла глаза на все их промахи, совершенные в тот вечер, - Я к тому, что Лювику может понадобиться наша помощь, а ты тут сидишь и доказываешь мне, что ему и без нас неплохо. Он всегда возвращался довольно быстро, а сейчас его уже больше двух часов нет. Вполне естественно, что я волнуюсь.
   - Аника, ты ничего не забываешь? - предельно вкрадчивым, ненормально-ласковым голосом проговорил этот тип, - Спешу тебе напомнить, дорогая моя, что я Темный, а этот молодой недоэльф - Светлый, что мы принадлежим к враждующим родам. Поверь, то, что мы идем вместе и даже не кидаемся больше друг на друга, уже достойно того, чтобы войти в легенды. Сколько раз я уже его спасал, скажи на милость? Мало того, что это противоестественно по природе своей, так это еще и безмерно унижает твоего любимчика. Знаешь ли, ему более чем неприятно, когда я вновь и вновь почти бескорыстно прихожу ему на помощь...
   Я сидела как оплеванная, прекрасно понимая, что синекожий эльф прав, что блондин по праву бесится, но... что я должна была делать, если уж сама ни на что не способна?! Ужасное состояние. Еще никогда я так остро не ощущала собственную магическую неполноценность, как сейчас, когда дроу с самым невозмутимым видом растолковывал мне основы межвидовых взаимоотношений. Я никогда особо не задумывалась, каково Лювику принимать такую помощь, меня волновал лишь конечный результат. Но до чего же противно понимать, что на этот раз этот высокомерный тип прав, а я вела себя просто-напросто глупо, пытаясь применить способности темного на благо эльфийской расы. Чтобы не мучиться больше в бездействии, я встала и пошла в том направлении, куда ушел зеленоглазый, пытаясь найти его, а дроу молча пошел за мной, оставив сладкую лошадиную парочку присматривать за вещами. Я так поняла, что он поставил какой-то охранный контур, но в данный момент это волновало меня меньше всего. Примятая трава и поломанные цветы, лишившиеся своих головок, явственно показывали, в какую сторону пошел... эльф. Трудно было поверить, что этот вандал - лесной эльф, который обычно не приминает ни травинки.
   - За что ты с ним так? - резко повернулась я к своему почетному караулу.
   - Что? - не понял он, - Ты о чем?
   - Брось, я знаю, что это был ты, что из-за тебя он такой, - я пристально уставилась в его обворожительно-бесстыжие глаза, - Это ведь тебя он вызвал на дуэль, - я не спрашивала, я уже давно все поняла.
   - А, ты об этом, - он как-то странно перевел дух. Интересно, о чем он подумал? - Но откуда ты знаешь, неужели он рассказал?
   - Нет, но я догадливая девочка, - холодно объясняла я, - Слишком уж он тебя ненавидит, просто зубами скрипит, да и ты слишком уж откровенно издеваешься над ним. Зачем, объясни, тебе это понадобилось?
   - Заметь, это он вызвал меня, а не я его, так что не надо меня во всех смертных грехах обвинять, - черты его резковатого лица словно помертвели, а легкое сияние цветастой кожи потускнело, - Да, я перестарался, но, поверь, мальчишка умеет разозлить. Я не собирался калечить щенка, ты не думай, - странно, но даже слово "щенок" он произнес без должной интонационной окраски. Куда делось его знаменитое презрение ко всем детям Солнца? - просто не учел, насколько сильно различаются наши запасы. Я бы назвал это несчастным случаем, хотя и не могу сказать, что жалею об этом.
   - Спасибо за откровенность, - сухо откомментировала я и пошла дальше. Беспомощный эльф - легкая добыча для любого, кто наделен неживотным разумом, - Ты можешь это исправить?
   - Увы, - пожал плечами этот бездушный индивид, - но лет через триста все само собой утрясется, если конечно он столько проживет, - мой быстрый, но требовательный взгляд заставил его пояснить свое высказывание, - Аника, не забывай, что он не чистый эльф, а так, помесь, причем с человеком, а вы, уж прости, но это факт, живете до ужаса мало. Я не знаю, чьи гены на этот раз пересилили. Такие союзы вообще редки, так что предсказать продолжительность жизни подобного существа, не принадлежащего ни к одному из этих двух миров, практически невозможно.
   - Ты хоть понимаешь, что еще больше сократил его шансы на долгую жизнь?! - честно говоря, об этом я как-то не задумывалась, - Он же все-таки эльф, он вырос среди них, привык жить их жизнью... Не мне тебе объяснять, как много для каждого из вас значит магия, что вы, хоть светлые, хоть темные, без нее просто не выживете. Попробуй представить себя в подобном положении, а после этого уже нападай на Лювика. Да ты хотя бы знаешь, как я его нашла связанным в лесу?! С лесным эльфом справились самые обычные разбойники, так что я имею полное право волноваться о его целости и сохранности, - не останавливаясь, я вела его дальше в лес.
   - Да кто, собственно, спорит? - невозмутимо согласился он, - Но объясни мне, с какой это такой особой радости я должен беспокоиться о Светлом?! Неужели в твою голову не приходила такая скромная мыслишка, что мне просто-напросто наплевать на то, что случится с одним из них?
   - Что ж, иди отсюда в любую удобную для тебя сторону, я никого не держу, - ледяным голосом высказалась я и собралась было уже идти, когда этот темный остановил меня.
   Сильная рука схватила меня за локоть, удерживая на месте, а с синих плотно сжатых губ не слетало ни слова, ни звука... Я понимала, что мне ни за что не совладать с его мертвой хваткой, поэтому молча смотрела на него, обливая презрительным взглядом, дернувшись для приличия пару раз.
   - Немедленно отпусти меня, - процедила я сквозь зубы, не отводя глаз от него, когда эта специфическая пауза слишком уж затянулась. Он убрал руку, но даже и не подумал отойти, а все так же стоял и без слов сверлил меня своими миндалевидными большими глазищами. Меня передернуло, то ли от холода, то ли от напряжения, а он, наверное, воспринял это на свой счет и отвернулся первым.
   - Ничего кроме отвращения я у тебя не вызываю, да? - надорванным голосом проговорил он, - Даже смотреть на меня противно?!
   Я круглыми глазами смотрела на него, не понимая, отказываясь понимать причину подобного поведения. Странно было смотреть на столь древнее самоуверенное существо, когда оно так себя ведет. Никогда не думала, что подобные интонации могут сорваться и с его почти черных уст. Признаюсь честно, я несколько растерялась.
   - Илкир, ты чего?! Да какое вам, Высшим, дело, что о вас думают люди?! - он дернулся как от пощечины, - Прекрати истерику, нам надо спешить.
   Дроу поплелся за мной, не споря и не возражая, но лицо его вновь уподобилось камню. Если бы я так не волновалась из-за Лювика, то непременно разобралась бы с этим странным типом. Все чаще и чаще мелькает у меня в голове глупенькая мысль, которую я стремительно гоню от себя, что я нравлюсь этим остроухим красавчикам, что, безусловно, льстило бы моему самолюбию, если бы я не отдавала себе отчет в том, что это полный бред. Эльфы всегда отличались определенной долей снобизма, так что сложно представить себе, что обычная человеческая девушка может привлечь сразу двоих. Я еще могу как-то поверить в то, что светлый видит во мне не просто товарища по путешествию, ведь он как-никак полукровка, но дроу... Тем более, как я поняла, на его долю дроуилл хватило, так что...
   Где-то вдалеке призывно запел волк, и перепуганная белка с удвоенной скоростью взбежала на дерево. Вечерние облака наливались красным, впитывая в себя последние лучи заходящего солнышка, спешащего уйти на покой после долгого летнего дня. Дорожка из сломанных цветов упрямо вела меня вглубь леса, и подступающие сумерки уже не могли заставить меня повернуть назад. Да и что мне ночь, если рядом со мной хмуро переставляет ноги обитатель подземелий? Раненые цветы безмолвно молили о помощи...

***

   Не знаю точно, сколько прошло времени, когда мы, в конце концов, добрались до цели. Блондин, видимо, совсем не разбирал дороги и шел напролом, не стараясь выбрать удобную тропинку. Хотя тропинками там и не пахло...
   Деревья расступились, и я увидела деревню, причем довольно внушительную - домов на сто. Деревянные дома выглядели как-то незнакомо, не так, как в привычных моему глазу человеческих селах. Они были лишены окон, в стенах же имелось лишь несколько некрупных, не сразу бросающихся в глаза отверстий, предназначенных то ли для вентиляции, то ли для слабого освещения. Домики тесно ютились друг к другу, из себя же представляли довольно жалкое зрелище: маленькие, ветхие, убогие, они, казалось, не знали, что есть такое понятие, как уют...
   Улица была пуста, если не считать маленького зверька, похожего на кошку, злобно шипевшего на чужаков, то есть на нас. Мы довольно долго шли по единственной улице, пока не пришли на какое-то убогое подобие площади. Потом я увидела его: эльф стоял посреди стой самой площади, привязанный к столбу, голова его бессильно повисла, и я не могла определить, в сознании он или нет. Я было кинулась к нему, но дроу удержал меня, молча показывая темно-синей ладонью на тех, кто охранял нашего зеленоглазого ушастика. Два смуглых человека (человека ли?), мускулистых и коренастых, длинные светлые волосы, резко контрастирующие с их коричневыми телами, были перевязаны какой-то ленточкой, а из одежды на них были лишь кожаные набедренные повязки, скрывающие только самое необходимое. Эти существа, чем-то похожие на людей, были довольно хорошо вооружены: на поясе у них виднелись тяжелые, грубо скованные, но качественные мечи, за спиной висел лук, вероятно и стрелы были, а у их ног виднелись метательные ножи и топорики. Я вопросительно взглянула на своего спутника.
   - Эвирконы, - еле слышно прошептал он мне прямо на ухо, - дикая раса, близкая к людям. Они живут в лесах небольшими поселениями, основной источник пропитания - охота и грабеж редких путников. Сильны и безжалостны. Нужно идти на контакт.
   - А если дождаться, пока они уснут, и выкрасть Лювиара? - мой шепот был несколько громче, чем должно было бы быть...
   - Эти создания спят очень чутко, а на посту и подавно не позволят себе потерять бдительность. Пошли договариваться, - он махнул мне рукой, призывая следовать за ним, и пошел прямо к охранникам.
   Он говорил с ними на каком-то лающем, резком языке, отчаянно жестикулируя и показывая то на меня, то на эльфика. Эвирконы сначала схватились было за мечи, но быстро опустили их, оставаясь настороже. Илкир долго спорил с ними, что-то оживленно доказывал, а я не понимала ни слова. Зато я рискнула подойти к зеленоглазому пленнику этих дикарей. Видно, он попытался оказать сопротивление, за что и был нещадно бит... Как я и думала, Лювик был без сознания, но теперь я заметила еще и кровоподтеки, виднеющиеся сквозь дыры его разодранной в клочья рубахи, да и скула его нехорошо почернела. Синяк обещал быть знатным. Бедненький, ему всегда достается больше всех...
   Я не стала отвлекать дроу от столь сложного процесса, как дипломатические переговоры с низшими, сама же оторвала кусок от и без того драной рубахи, смочила в ведре, непонятно зачем стоявшем около столба, и стала стирать с его лица кровь, натекшую из разбитой губы. Он очнулся и удивленно посмотрел на меня, словно не веря, что я пришла. Потом он увидел дроу и лицо его исказилось. Один из эвирконов нехорошо взглянул на нас и хотел было отогнать меня от побитого эльфа, но я так на него посмотрела, столько страха и мольбы он прочел в моих глазах, что он махнул на меня рукой, позволив помочь его пленнику. Я легко решилась изобразить из себя слабую женщину, трепещущую перед большим и грозным мужчиной, тем более, что мышечная масса стражей действительно поражала воображение.
   Илкир-нар продолжал о чем-то договариваться с этими дикарями, а мы с Лювиком молчали. Я пыталась смыть кровь с ссадин на его избитого тела, но он отрицательно покачал головой. Тогда я набрала в ладони немного воды и поднесла их к губам, эльф бросил на меня благодарный взгляд и жадно припал к воде. Я попыталась повторить эту процедуру снова, но резкий окрик аборигена заставил меня застыть на месте. Блондин скривился.
   - Он говорит, что с эльфа довольно. Пленным полагается пить только в исключительных случаях, чтобы продлить их мучения, - безразлично пояснил мне дроу и снова вернулся к стражам. Меня так и подмывало спросить, до чего они уже договорились, но вмешиваться я не рискнула. Вместо этого я тихо предложила эльфику поделиться с ним силой, но он снова отказался, а я не стала спорить.
   Я стояла между Темным и Светлым, не зная что делать, немного напуганная и откровенно растерянная. К нам подошла знакомиться местная "кошка", которая была гораздо крупнее привычных мне домашних кисок, цвет она имела пепельно-серый, морду наглую, а ушки ее венчали кисточки. Я присела на корточки и стала гладить зверька, успокаивая себя и радуя его. Странно, но живность весьма благосклонно приняла мои неуверенные ласки...
   Наконец, Илкир закончил свой диалог с здоровенным амбалом, чей растрепанный хвост напоминал мне пшеничные колосья, и молча пошел куда-то вдоль по улице, потом остановился, заметил, что я так и осталась на месте, махнул мне рукой и кивнул в ту сторону, куда и направился. Я на деревянных ногах поплелась за ним, предварительно кинув растерянный взгляд на Лювика. Привязанный к столбу эльф ободряюще кивнул, скривившись от боли в побитом теле, и я поневоле ускорила шаг. Когда я добралась до дроу, эта синекожая сволочь схватила меня за руку и потащила вниз по улице, не давая остановиться и задать накопившиеся вопросы. Я почти бежала за ним, спотыкаясь и под нос бормотала себе под нос тролльи ругательства. Вновь мне казалось, что этому бегу не будет конца, время словно замерло, а мы все куда-то неслись. Закололо в боку, дыхание сбилось, а дроу и не думал останавливаться...
   - Стой, я больше не могу, - тяжело дыша, прокричала я, просто перестав передвигать ноги. Он удивленно покосился на меня, но послушно притормозил, - Объясни, в конце концов, что такое там произошло!
   - Это можно обсудить и потом, у нас мало времени - он попытался было продолжить свой бег, но я дернула его за рукав, вынуждая сделать привал, - Только не говори мне, что устала.
   - Я устала, - я одарила его самым мрачным взглядом из моего арсенала, но не могу сказать, что его проняло до мозга костей... А жаль...
   Птички счастливо заливались, не разделяя моего пасмурного настроения, а веселый летний ветерок игрался с моими распущенными волосами... довольно спутанными, должна признаться....
   - Голодная виверна ждать не будет, - отрезал этот тип, считая, что все, что надо, он мне уже сказал. Естественно у меня было на этот счет свое сугубо личное мнение, которое я не поленилась высказать. Причем молча, не произнося не звука, но он все прочел в моем на редкость выразительном взгляде, - Аника, я понимаю, ты устала, запуталась... - он заговорил со мной преувеличенно мягко, словно бы с маленьким и неизлечимо больным ребенком, но я так на него посмотрела, что он осекся, - Хорошо, давай перейдем к делу. Ты хочешь, чтобы с Лювиарелем ничего не случилось? - я судорожно кивнула, - Замечательно. Эвирконы согласны отпустить Светлого под мою ответственность, но лишь в обмен на маленькую услугу...
   Звенья этой цепи начали медленно сходиться в моем утомленном сознании, и я не могу сказать, что моя догадка меня порадовала... Похоже у нас серьезные проблемы... Впрочем, как всегда...
   - Стоп, ты хочешь сказать, что небольшая услуга - это виверна?! Мы должны ее уничтожить?! - мысли испуганными зайчиками скакали у меня в голове. Я искренне мечтала, чтобы это оказалось плодом моей не слишком здоровой фантазии.
   - Ты догадлива, - подтвердил он, чем окончательно вверг меня в уныние, - Эта очаровательная зверушка досаждает нашим новым знакомым, но сами они связываться с ней почему-то не хотят, хотя народец и не робкий. Суеверные, правда, верят всему, что ни расскажи, но... Впрочем, не сейчас, - спохватился он, - Времени нет. Нам надо успеть до лунного заката, если ты хочешь увидеть мальчишку живым, да еще и целым, а не в разобранном варианте.
   Солнце уже давно скрылось за небосклоном, оставив нам не более трех часов времени, а полная, круглая луна щедро делилась с нами своим скудным светом. Стоило поторопиться, хотя это и безумие - идти на виверну ночью, в темноте. Усталость как рукой сняло, и я сама помчалась вперед, толком не выяснив, куда, собственно, мне идти.
   Холодный, озлобленный смех заставил меня остановиться. Я смотрела на дроу и ничего не понимала... В чем причина такого бурного веселья? Хотя вовсе не радость звучала в этом смехе...
   - Что? - спросила я, готовая продолжить путь при первой же возможности.
   - Ничего, - заморожено бросил он, показывая, что не собирается дальше распространяться на эту тему, - Пошли уже. Не бросать же Светлого на растерзание этим типам с хвостиками, - тень едкого сарказма не сходила с его уже столь привычно резкого лица.
   - Тогда пошли, - не время сейчас, честное слово, начинать очередной разбор полетов. Надо эльфика вытаскивать. Да и виверн я никогда не видела... Нужно же мне кругозор расширять.

Виверна

   Звезды ярко горели, радуясь предстоящему мероприятию. Что я знала о вивернах? Да не так уж и много, если совсем честно. Особо прилежной ученицей я никогда не была, ибо ленива без меры...
   Итак, виверна - это рептилия чуть помельче дракона, но в отличие от последнего, имеет лишь две передних конечности, обладает милейшим комплектом из 64 острейших зубов и десятка огромных когтей на рахитичных лапках, а хвост его переходит в ядовитое жало. Зверь отличается злобным нравом и довольно примитивным разумом. Для жилья обычно выбирает уединенную пещеру, по возможности рядом с водоемом. Рядом с ними любят селиться змеи и прочие гады.
   Везет же мне на рептилий в последнее время: сначала некродетище Илкира, теперь это милое существо... Когда я озвучила свою мыслю, дроу нахмурился, но снова смолчал. Только с ним проблем мне не хватало! Эти вечные недомолвки начинают меня откровенно раздражать.
   Я начинала уже волноваться насчёт правильности выбранного нами направления, да и время определенно поджимало, когда, завернув за очередной холмик, которых в этой местности встречалось много, осознала, что иду в полном одиночестве. А через секунду мне дали понять и причину этого.
   - Куда же это ты собралась, а?
   Дроу стоял около жуткой на вид дыры в склоне холма и призывно кивал головой в её сторону.
   - Только не говори, что это... - проснувшиеся чистоплюйские инстинкты моментально подавили все мои отважные порывы, - ...не говори, что нам туда.
   - Тем не менее именно это я и скажу, - с язвительным пафосом изрёк Илкир. - Туда и только туда, навстречу великим подвигам! Ну, где же ваше ослепительное рвение, госпожа ведьма? Подвиги не будут ждать, пока вы соберётесь с мыслями.
   И он преспокойно развернулся и полез вглубь норы, основательно пригнувшись, чтобы не задеть роскошной шевелюрой клочьями свисающую с потолка паутину. Я стояла в замешательстве. Дырка выглядела впечатляюще - тёмная, заросшая, она напоминала вход в заброшенную гномью шахту или рудник. Сверху, насколько я могла полагаться на своё зрение в столь несветлое время суток, ещё торчали деревянные подпорки, но настолько прогнившие и трухлявые, что полагаться на них особо не стоило. Пахло землёй и сыростью, а когда я подошла чуть ближе, на меня повеяло таким классически могильным холодом, что я невольно поёжилась, хотя вроде бы было лето.
   Послышался нетерпеливый свист, и из норы высунулась тёмная голова Илкира, озадаченного моей задержкой. Это было так похоже на восстание мёртвого из могилы, что я подпрыгнула и чуть не завизжала.
   - Мда, - произнёс он, скептически меня оглядывая, - выдержки у вас, надо признать, никакой, дорогая леди... Залезай уже, Аника, времени и так в обрез.
   И он снова скрылся в зловещей дыре. Его последнее замечание меня отрезвило, так как я и вправду вспомнила, в какой мы ситуации и чем может обернуться малейшая моя задержка. Выбирать не приходилось. Собравшись с духом, я пригнулась, почти полностью зажмурилась и скользнула вслед за дроу в нору виверны.
   "Скользнула" - хорошее слово. Гладкое, красивое, но абсолютно не отражающее действительности. Я зацепилась головой за свисающее откуда-то с подпорок ползучее растение, а бедром задела что-то грязное и твёрдое. Корень дерева, похоже. Судя по ощущениям. На зрение полагаться, увы, теперь совсем не приходится...
   Пытаясь кое-как сориентироваться, я поскользнулась на влажной рыхлой земле, и тут же почувствовала крепкие руки дроу на своих плечах.
   - Во имя Ллос, с тобой только на охоту идти! - сердито прошипел он мне на ухо. - Может, виверна и не услышала тебя, но только в случае, если она глухая!
   С этими словами дроу резко отпустил меня и, судя по звукам, направился куда-то вглубь пещеры. Меня такое поведение, честно говоря, покоробило. Бросил меня тут одну в кромешной темноте, а сам почесал в неизвестном направлении. Я с детства боюсь темноты, хотя никогда никому в этом не признавалась. Мне всегда казалось, что в темной комнате прячется какое-нибудь чудовище, наблюдает за мной, пялится в мою незащищенную спину... Сейчас я как нельзя лучше чувствовала обоснованность своего детского страха. Судорожно втянув спертый воздух земляного тоннеля, я побрела за эльфом. Разобиженная и испуганная, я всё же решила, что терять друг друга в этой дыре нам не стоит, и поэтому направилась туда, куда, как мне казалось, ушёл этот невыносимый дроу. В темноте не видно было, откровенно говоря, ни черта, и мне пришлось хвататься за стены руками, что было премерзко, если не сказать больше. Влажная земля противно пахла червями, и меня не покидало ощущение, что на голову может в любую минуту свалиться какая-нибудь дрянь, и не исключено, что дрянь эта будет вполне живой.
   - Тебе лучше было бы остаться у входа, - еле слышно заметил Илкир, когда я, тихо матерясь и спотыкаясь, приблизилась к нему.
   - С чего это? - с вызовом спросила я, хотя ответ знала не хуже него.
   - Толку было бы больше. Вернее, проблем меньше.
   - Всё строишь из себя великого героя-всезнайку? - фыркнула я. - Типа, такой продвинутый, что в одиночку любого зверя голыми руками возьмёшь?
   - Да нет, зачем мне что-то строить... - небрежно пожал плечами он и отвернулся.
   Истинный смысл этого заявления я поняла не сразу. А когда дроу, требовательно потянув меня за руку, двинулся вперёд, было уже поздно возражать. Моя рука лежала в его ладони, он успокаивающе сжал ее, придавая мне уверенности. Сейчас я верила, что все будет хорошо, что Илкир справится с рептилией и мы спасем Лювика. Моя свободная рука твердо легла на рукоять меча, который отец заказал специально для меня: он был куда легче обычных мужских мечей, которыми долго не помахаешь, особенно если ты хрупкая девушка, но он не уступал им ни в остроте, ни в прочности, ни в сбалансированности. И папа специально заговорил его так, чтобы меч служил лишь мне... Мелочь, а приятно...
   В немного светящихся во мраке пещеры глазах темного эльфа я прочла удивление пополам с уважением. Наверное, он не думал, что я решусь принять участие в избиении хищной гадины. Что ж, пусть знает, что я своих в беде не бросаю. Жестом он посоветовал мне оставить меч в покое. Ну... вполне возможно, что он прав...
   После нескольких поворотов походка эльфа стала ещё мягче. Я, догадавшись, что цель близка, приложила все усилия к тому, чтобы не поднимать лишнего шума. Мне не особо нравилось то, что приходилось целиком и полностью полагаться на зрение и чутьё дроу, но что можно было поделать?! Я практически ничего не видела в темноте... которая за следующим поворотом неожиданно сменилась мягким полумраком. Дроу внезапно отпустил мою руку. Я не видела его лица, и почему-то вдруг очень захотелось вновь проверить, на месте ли мой меч. Нервно схватившись за пояс, я в очередной раз удостоверилась в наличии верной железяки и не смогла сдержать вздох облегчения. Хотя толку от этого, по сути...
   Через несколько шагов потолок резко ушёл ввысь, и мы оказались в просторной пещере, тускло освещённой лунными лучами, проникавшими сюда сквозь дыру в потолке. Какая-то часть их падала на свёрнутую кольцами чешую вроде драконьей, которая лежала посередине пещеры. На вид пыльная, эта чешуя, видимо, тут уже немало провела времени в неподвижности. Во мне проснулся инстинкт естествоиспытателя.
   - Ух ты, ведь это существо не меньше шести метров в длину!
   Дроу очень странно на меня посмотрел. Если бы я его не знала, я бы подумала, что он шокирован.
   - Ну да, не меньше, - настаивала я. - Надеюсь, с этим ты не собираешься спорить.
   Во взгляде Тёмного появилось что-то, похожее на любопытство. Он по-прежнему не сводил с меня глаз.
   - А хвост занимает не меньше половины от общей длины!
   Я присела на корточки и протянула руку к упомянутой части чешуи.
   - Ты, - полузадушенно шепнул Илкир, - хвост бы не трогала. У виверн в нём жало есть. И даже, некоторым образом, ядовитое.
   - Ой, точно! - я отдёрнула руку, припоминая, - Ну вряд ли они оставляют жало в сброшенной чешуе... Или оставляют, а потом растят новое, как ты думаешь, Илкир?
   Я поднялась на ноги и, надо признать, вид моего спутника меня несколько озадачил. Мне доводилось видеть в своей жизни людей, находящихся в предобморочном состоянии. И вот Илкир, хотя он человеком и не был, очень их сейчас напоминал.
   - Да что такое, дроу? - я тоже перешла на шёпот. - Возьми себя в руки.
   В ответ он промычал что-то невнятное и выразительно уставился на пол за моей спиной. Я нахмурилась, услышав какой-то подозрительный шорох...
   Обернувшись, я застыла... теперь стало понятно... какой я была дурой.
   - Обязательно было её будить?!! - с присвистом чуть ли не взвыл эльф.
   Я была не в состоянии отвечать, но подсознательно подивилась сгенерированному моим спутником уникальному сочетанию звуков.
   Чешуя медленно разворачивалась. Сама собой. То есть, понятно, что, наверное, в ней было что-то, что приводило её в движение...
   Рывок Илкира вывел меня из ступора и прервал мои неуместные размышления. Дроу в несколько шагов пересёк пещеру, по ходу перепрыгивая через ползущие во всех направлениях змееподобные кольца, и оказался в самой гуще их, когда откуда-то снизу вынырнула голова виверны.
   Дроу был великолепен. Даже я не могла этого не признать. К моменту появления на свет божий рогатой и шипастой головы чудовища он, с обнажённым клинком в руке, балансировал на его скользких кольцах, довольно неплохо с этим справляясь. Едва только представилась возможность, эльф резким движением послал вперёд свой клинок, метя виверне прямо в узкий жёлтый глаз. Попытка была хорошая, но в тот момент, когда дроуская сталь наполовину погрузилась в единственное, пожалуй, уязвимое место на теле чудовища, оно с воем дёрнулось и, опрокинув Илкира, рванулось вперёд. Ко мне. Естественно. Куда же еще?
   Я стояла, открыв рот, на хорошо освещённом месте у входа в пещеру, а на меня летела (иногда действительно прибегая к помощи крыльев), взбешённая раненая виверна, из глаза которой так и торчал забытый Темным клинок.
   Всё это я поняла за долю секунды. А в следующую её долю завопила что было сил и побежала куда-то в сторону. Зверь выл позади, и мне, если совсем уж честно, было невыносимо страшно. Голова просто отказывалась соображать, и я понимала только, что меня сейчас сожрут живьём, и не поможет мне ни папа, ни мама, ни вся моя могущественная родня, вместе взятая и в пучок связанная!
   В слепом ужасе, потеряв всякую ориентацию в пространстве, я наткнулась на стену и плюхнулась на пол, интуитивно надеясь, что виверна меня не увидит. Ведь темно же! Невероятно глупая мысль, но в критической ситуации умные мысли в голову почему-то не приходят. Точнее говорят, что именно в таких ситуациях и приходят, но, видать, не ко мне. А жаль...
   Сбоку раздался ужасающий гул и грохот, словно обвалилось как минимум полпещеры, и шумно дышавшая надо мной голова виверны озадаченно повернулась в ту сторону. Я осторожно приподняла локоть (и когда только я успела обхватить голову руками?) и одним глазом глянула на центр пещеры.
   Сначала я подумала, что он решил отвлечь виверну на себя, но присмотревшись поняла, что все далеко не так просто. Он стоял неподвижно в лучах лунного света, пробивающегося сквозь щели в потолке, кончики его тонких, изящных пальцев светились нежно-голубым, отбрасывая блики на его одежду. Тонкая сиреневая молния продолжала срываться с его ладони и ударять по выщербленному валуну. Грохот не прекращался ни на минуту. Ко всему добавлялось невнятное бормотание нашего колдуна, явно творившего очередную страшную волшбу.
   Виверна отрывисто рявкнула. Я увидела только две когтистые лапы, когда она разворачивалась, чтобы расправиться с нахальным тёмным эльфом, осмелившемся её потревожить, да ещё и лишить глаза в придачу. Илкир в ответ грозно взмахнул руками и застыл, словно в ожидании чего-то. Раздался повторный утробный гул, пещера задрожала и вся будто задвигалась. Я взвыла от ужаса, когда увидела, как зашевелилась и начала местами осыпаться земля на потолке. А когда моей руки коснулась какая-то дрянь, мои хвалёные крепкие нервы сдали окончательно, и я завопила изо всех сил, уже даже не боясь привлечь внимание виверны:
   - Илкир-нар, во имя всех твоих чертей, ЧТО ПРОИСХОДИТ?!
   Перед моими глазами с земли бодро подскочила чья-то тазобедренная кость и, вытянувшись по стойке "смирно", стала ждать дальнейших указаний. Я застонала и попыталась отползти подальше, но наткнулась на целую стайку других костей, благо, этого добра в пещере милейшей зверушки было навалом. Краем глаза я видела, как потрясающе плавно и в то же время быстро двигался в середине пещеры дроу, размахивая перед собой саблей, непонятно как снова оказавшейся у него. Земля уже комками падала с потолка, и я, подсознательно поняв, что за этим последует, всё же изо всех сил старалась в это не верить. Ещё немного этого кошмара - думала я - и меня вывернет наизнанку прямо тут, прямо сюда, или чуть позже на лиловый плащ Илкира, если повезёт. Кто же знал, что в реальности некромантия настолько омерзительна... Я уже и забывать начала, что он некромант... Все же не даром остальные маги их так не любят... Противно...
   Из потолка начали-таки вывинчиваться кости. Раскидывая вокруг фонтанчики земли, они падали на пол и тут же поднимались снова, выстраиваясь кучками и по возможности собираясь в целые скелеты. Местный маленький отряд костной ткани двинулся к центру пещеры, оставив меня на грани нервного срыва.
   Илкир, в очередной раз двинув виверну по носу, высоко подпрыгнул и щелкнул пальцами свободной руки.
   - Лейя крей! - возопил он.
   Хотя зубы у меня стучали от страха, я пообещала себе спросить у него, что это значит. Потом. Когда выберемся. Если... Нет-нет, вот это уже лишнее. Я решительно помотала головой, выкидывая из неё упаднические мысли.
   Тем временем костепад набирал силу. Сидя в своём углу, я видела, как злобно дёргалась и рявкала виверна, когда по ней стучали чьи-то допотопные останки. Рептилия чувствовала противоестественность всего происходящего, как любое животное, она панически боялась всего того, что шло наперекор природе, и от собственного страха злилась еще больше. На Илкира, естественно, не упало ни единой косточки. А вот мне довелось пару раз получить по голове чьими-то скелетообразующими. Самое большое потрясение я испытала при виде обломка позвоночника, который свалился мне на плечо и шарфиком повис там, да так тихо, что я даже не сразу его обнаружила.
   Поднявшиеся из земли, кое-как собранные скелеты, а также отдельные их части, с удивительным упорством лезли к виверне, прямиком в её острые когти, не менее острые зубы и под удары узких, снабжённых шипами крыльев. Илкира едва было видно среди всей этой кишащей органической массы, и только изредка я улавливала быстрый блеск его сабли. Это позволяло надеяться, что её хозяин ещё жив. Представить не могу, что было бы, если бы это вдруг оказалось не так. Пещера, ночь, темно, страшно, а вокруг одни ожившие скелеты и здоровая виверна в придачу...
   Нет, - вдруг поняла я, - здоровой эта виверна уже не была. Под аккомпанемент из треска ломающихся костей, рычания и криков я привстала, чтобы разглядеть противника, а вернее, противницу, получше. С первого взгляда стало ясно, что чудовище выдыхается. Раненый глаз темнел сплошным окровавленным пятном, и, судя по всему, причинял зверушке немалую боль. Скелеты и отдельные кости сыпались на неё водопадом со всех сторон, а перед её носом тёмный эльф проводил яростную атаку на все возможные бреши в её защите.
   И зверь не выдержал! Отчаянно заревев, виверна со всех лап, коих в наличии было две, бросилась бежать. И не куда-нибудь, а на меня! Ну естественно, к кому же ещё могло побежать обиженное до глубины души животное, как не к защитнице всех сирых и убогих, милосерднейшей и сердобольнейшей госпоже Анике. Хм, в таком случае оно меня с кем-то перепутало.
   Не особо стараясь изобразить нечто сверхъестественное, я сделала первое, что пришло в мою исстрадавшуюся за сегодня голову - быстро стянула с себя меч вместе с ножнами и, крепко ухватившись за лезвие, шарахнула виверне по второму глазу, как только она оказалась в пределах досягаемости моего грозного оружия.
   Этого удара она перенести уже не смогла. Бестолково замотав головой, виверна с лёгким полурыком-полустоном завалилась на бок, и больше уже не шевелилась.
   Я стояла, тупо разглядывая её бренное тело, и постепенно осознавала, что этот кошмар закончился. Или почти закончился. Нервы у меня всё же были расшатаны, ибо я сильно вздрогнула, когда раздался непостижимый по своей издевательской наглости голос:
   - О великая победительница виверн, отныне навеки по праву удостоенная этого почётного звания! - Илкир спрыгнул откуда-то с виверновых колец. - Дозволено ли мне будет продолжать свой скромный путь в качестве покорной свиты для столь высокой особы?
   Он склонился в издевательском поклоне, а оставшиеся скелетики послушным отрядиком выстроились у него за спиной.
   - Перестань, - сказала я, постаравшись, чтобы это прозвучало резко, однако голос непостижимым образом отказался мне повиноваться. И мое "перестань" прозвучало как последняя мольба умирающего от жажды - хрипло и с предательской дрожью, говорившей о моей измотанности. Перед глазами поплыло, но я упрямо встряхнула головой и сказала, что нам пора идти, ибо задачу свою мы здесь выполнили.
   - Кто выполнил, Аника? - безмятежно отозвался этот подлец, явно наслаждаясь своим превосходством. - Я, можно сказать, просто стоял рядом и наслаждался вашей безупречной работой, госпожа ведьма. А потому от своей части награды откажусь. В вашу пользу, естественно, - с внезапным отвращением заключил он.
   Я встрепенулась, вспомнив вдруг о "награде". Сколько времени мы здесь уже провели?
   - Надо выбираться, - беспокойно сказала я, делая вид, что не замечаю язвительности Тёмного. Мне ведь, в общем-то, и было абсолютно всё равно, что виверну он убил, по сути, самостоятельно. Какая, в конце концов, разница? Или он так жаден до славы и боится за положенную ему львиную долю лавров?
   - Да постой же... Думаешь, эвирконы так и поверят тебе на слово, что ты при помощи какого-то полудохлого эльфа завалила виверну?
   С этими словами он развернулся и, примерившись, отхватил своей саблей чуть ли не метровый кусок хвоста убитой твари, не считая жала.
   - Послушай, - не выдержала я, - я не собираюсь присваивать себе твою славу, что бы ты сам ни думал по этому поводу. Говори что хочешь и кому хочешь, болтай что вздумается о своих подвигах. Мне на это, честно, глубоко наплевать.
   - Да, я знаю, - неожиданно спокойно отозвался он. - Конечно, тебе наплевать.
   Он нагнулся, подхватил отрубленный кусок хвоста и, не говоря больше ни слова, побрёл к выходу из пещеры. Я даже не знала, что на это можно сказать. В конце концов, я решила не ломать над этим голову, а заняться более важной на данный момент проблемой. Не стоило забывать, что охоту нам было отведено не так много времени, по истечении которого изумрудноглазый Лювик должен был распрощаться со своей по-эльфийски молодой жизнью, если до этого мы так и не успеем вернуться. Я отогнала эту мысль. Как же это, после всего, что мы уже сделали, нам банально не хватит времени? Нет, этого нельзя было допустить!
   Повинуясь внезапному порыву, я обернулась на пороге. Скелеты всё так же стояли над трупом замученной виверны и печально глядели на меня пустыми глазницами. Содрогнувшись, я отвернулась и прибавила шагу.
   Дроу я нагнала только у самого выхода.
  

***

   В принципе, мы успели вовремя... Луна как раз собиралась скрыться, когда мы с хвостом наперевес вернулись-таки в злополучную деревню, а ее прощальные лучи мягко серебрили и без того посеревшие лица эвирконов... С почтением глядели они на Илкира, с благоговейным трепетом на кусок виверны и... с неподдельным ужасом на меня. Челюсть одного из стражей Лювика медленно поползла вниз, а рука судорожно дрожа показывала прямо на меня. Этот подлый дроу сдавленно хихикнул, но промолчал. Честно говоря, моей первой мыслью было, что у меня все волосы в паутине и тому подобной дряни, и поэтому я чисто на автомате провела рукой по волосам. Моя ладонь что-то нащупала, и я осознала, что в них кое-что застряло... Но когда я поняла, что именно... я чуть постыдно не завизжала от отвращения. Не знаю, откуда взялась во мне такая сила воли, может, я не хотела показаться трусихой перед Темным, может, решила еще больше поразить волосатых аборигенов, или же не желала беспокоить своим воплем полубессознательного эльфика, обвисшего на столбе, не знаю, но... Я спокойно (спокойствие было чисто наигранным) двумя пальцами вытащила эту гадость и неторопливо положила ее на землю. Пожелтевшая от времени ладошка одного из скелетиков, которыми столь изобиловала пещерка, мягко легла в придорожную пыль....
   С непередаваемо наглым и самоуверенным видом Илкир положил рядышком с ней окровавленный кусочек хвоста. Эвирконы выпали в осадок и судорожно сглотнули. Я уж было решила ковать железо, пока горячо, и открыла рот для того, чтобы войти в контакт с несколько прибалдевшими местными жителями, но дроу меня опередил, предварительно окинув взглядом из серии "Цыц, женщина". Я одарила его не менее ласковым взглядом...
   Он снова заговорил на этом странном, гортанном языке, в котором я не понимала ни слова, причем на этот раз он даже позволил себе повысить голос на этих дикарей, напоминающих загорелую помесь человека с пещерным троллем, пользуясь их придавленным состоянием. Но они все равно что-то ожесточенно доказывали синекожему, не сильно интересуясь его авторитетным мнением.
   Пользуясь тем, что мужчины были заняты "делом", я тихо подошла к Лювику и осторожно коснулась кончиками пальцев его посиневшей скулы. Я не могла без сострадания смотреть на побитого эльфа, уж больно жалко он выглядел... Да и рубашка эта разорванная... Он открыл глаза, посмотрел на меня и... улыбнулся. Светло и по-детски улыбнулся, не обращая внимания, что от этого легчайшего движения кровь из разбитой некогда столь изящной губы вновь потекла, пусть и не так сильно, как раньше. Испуганно ойкнув, я кинулась вытирать кровь, чуть не споткнувшись о ведро с водой, которое так и стояло на том же самом месте, что и прежде. Оторвав от его рубашки очередной кусок ткани, я смочила его в воде и промокнула разбитую губу. Он тихо прошептал "спасибо" и все же сморщился от боли. Меня он уже, судя по всему, не стеснялся и в несгибаемость играть бросил, чему я была несказанно рада. Сложив ладони лодочкой, я немного попоила ушастого, из-за чего заработала косой взгляд мужиков в коже и с хвостиками.
   - Аника, у нас маленькая проблемка, - решил все-таки ввести меня в курс дела Темный, - В общем... нужно вернуться в пещеру и принести оттуда какой-то щит. И будет куда лучше, если ты быстренько сходишь, а я послежу, чтобы они не посмели обидеть Лювиареля, - последнее он проговорил, положа руку на рукоятку. Не понравился мне его тон... Чувствовалось, что он боялся оставлять блондинчика без присмотра, причем присмотра вооруженного. Я на эту роль никак не подходила, меня саму охранять надо. И хотя мысль о том, чтобы я пошла за щитом одна, не привлекала ни меня, ни его, но это было все же наиболее разумно. Оставаться в компании сомнительных типов подозрительной наружности, которые для женщины видели лишь одно единственное применение, я бы не рискнула. Быстро взвесив все "за" и "против", я не стала спорить с Илкиром, но что за щит...
   - Подожди. Что значит "какой-то"? - мне вовсе не улыбалось принести не тот.
   - Понимаешь ли, - начал он, - все же их язык я не настолько хорошо понимаю, чтобы вникнуть во все нюансы...
   - Ты хочешь сказать, - мои глаза нехорошо сузились, - что ты не можешь мне сказать, какой конкретно щит им нужен?! Да там маленький склад вооружения у этой зверушки был! Мне на себе все тащить придется?
   - Это щит брата нашего знакомого, того, что поквадратнее, - на мой взгляд, все они были одинаково квадратные, - Как он там оказался, я недопонял, но вроде брат одолжил его кому-то, а тот не вернул, ибо мертвому уже было не до этого...Естественно самому сходить не судьба, да и страшновато им, вот и решили нас лишний раз погонять, а заодно и над Светлым поизгаляться.
   - Это все замечательно, но меня сейчас волнует один вопрос: как выглядит этот треклятый щит? Это ты, я надеюсь, понял? - меня терзало смутное сомнение, что и на этот раз меня пошлют не пойми за чем...
   - Сейчас уточню, - соизволил смилостивиться надо мной этот... дроу и вновь о чем-то заговорил с эвирконами. Вот и показало себя на практике хваленое эльфийское знание языков... Причем плохо от этого одной мне... Его Темность наконец соизволили обернуться в мою сторону... - Все просто, - довольно откликнулся он, - он деревянный, обитый железом, форма треугольная!
   Я мысленно застонала... Если он думает, что это столь выдающиеся приметы, то может искать все сам... Мрачно выругавшись, я побрела к пещере... Не бросать же Лювика, в конце концов...
  

***

   Я уже начала задумываться о том, что я сбилась с пути. В прошлый раз дорога показалась мне определенно короче, да и не помнила я, чтобы мы проходили мимо озера... В мой мозг потихоньку закрадывалась предательская мысль вернуться назад и спросить дорогу, но гордость не позволяла. В конце концов я набрела на знакомую дырку, где раньше обитала свежеупокоенная рептилия. С тех пор, как я ее видела в последний раз, уютнее она определенно не стала... Все та же жуткая паутина украшала парадный вход, цепляясь за волосы и одежду, вызывая ноющее чувство отвращения. Коленки мелко подрагивали, когда я в полном одиночестве и непроглядной темноте упорно приближалась к хладному трупу мелкотравчатой родственницы драконов. Наконец, из-за поворота показалась эта мерзкая тушка, окруженная... милыми улыбчивыми скелетиками... При моем появлении эти создания, порожденные темной магией Илкира, торопливо обратились в прах, став еще мертвее, чем прежде. Неприятный холодок пробежал по моей спине, заставив мои ноги подкоситься. Если бы не плотный слой костной муки, покрывающий пол, я бы упала на месте, но брезгливость - великая отрезвляющая сила...
   В пыльном углу валялась мятая и покореженная, местами проржавевшая груда металлолома, который раньше можно было назвать доспехами и оружием. Мда... в отличие от умниц-драконов, виверны особой аккуратностью и бережливым отношением к имуществу отродясь не славились... Как, впрочем, и особым умом... Среди всей этой кучи бесполезного железа я стала выискивать нечто, хоть немного напоминающее тот самый щит, за которым меня, собственно, и послали. Нашла. Штук пять. От первого, правда мало что осталось, одни щепки и обломки, второй смотрелся не намного лучше, третий радовал глаз обкусанными краями, четвертый казался целым, но вот въедливая ржавчина... Зато последний сверкал новенькой металлической обшивкой и вообще выделялся среди этих ошметков некогда благородного облачения бравых воинов, дерзнувших бросить вызов кровожадной виверне.
   В тусклом свечении лунного света, пробивавшегося сквозь щели в потолке, я похолодевшими ладонями схватилась за блестящий щит, почему-то зверски тяжелый, и потащила его к выходу, просто волоча эту тяжелую штуковину по белеющему при столь скудном освещении полу. Когда я, наконец, выползла на свежий воздух, то просто рухнула на травку, не в силах тащить этот... щит дальше...
  

***

   Куда я денусь? Дотащила... Судя по их лицам, щит вернулся к ним в куда лучшем состоянии, чем до встречи с виверной... Видать не тот... Хотя, в принципе... пусть забирают этот, он ведь даже лучше... Наверное. Уж в чем-чем, а в щитах не понимала никогда...
   - Илкир, я что, не тот щит принесла? - мой полузадушенный шепот вывел Темного из состояния легкой окаменелости. Он даже смог посмотреть на меня и выдавить из себя, что щит вроде тот, но выглядит он даже новее, чем в те светлые времена, когда его только сделали. По всей видимости я притащила несколько более качественный щит, чем надо было, но, в конце концов, лучше не хуже, пусть берут что дают. Не тащить же мне те щепки, которые валялись в пещере...
   Эвирконы судорожно переглянулись, подхватили щит и куда-то побежали. В полном шоке от увиденного застыла уже я, но дроу не растерялся, подтащил меня к полубесчувственному эльфу, крикнул "Держи его крепче", вынул свой страшный ножик и перерезал веревки, удерживающие нашего плененного друга.
   Эльфа я поймала. Его легкое и стройное тело пусть и было несколько тяжеловато для хрупкой девушки, но удержать его я смогла. Скорее на одной силе воли, чем на силе физической. Он стоял, пошатываясь и покачиваясь, повиснув на мне, но все же стоял и всячески пытался привести себя в относительно сносное состояние.
   - Давай помогу, - темный эльф подхватил эльфика с другой стороны, а он даже сопротивляться толком не мог, - Нам надо двигаться как можно быстрее, желательно бегом, ибо я не горю желанием драться с целой деревней. Ты готова?
   Я мужественно кивнула, покрепче ухватив Лювика за талию, и безумный забег начался. Дроу честно пытался мне помочь, но я упрямо тянула ёльфика почти в одиночку. Его ноги отказывались служить ему, и мы его действительно почти несли. Конец деревни приближался столь медленно, что я уже и не верила, что мы успеем добежать прежде, чем стражники вернутся. Лес темнел впереди, обещая долгожданный привал, но как же далеко он был... В конце концов, я всю ночь на ногах, причем передвигаюсь в основном бегом, да еще и эльфа на себе тащу. Стоит добавить ко всему этому стрессовую ситуацию и общее утомление походными условиями... Дыхание сбилось, в боку закололо, но я понимала, что останавливаться никак нельзя.
   Дроу плюнул на все, отобрал у меня это зеленоглазое несчастье, легко поднял его на руки, скомандовал "побежали" и помчался вперед столь быстро, словно бы у него на руках не находилось еле живое тело, весом примерно равное телу самого темного эльфа. Бежать стало легче, но все равно боль отказывалась уходить. Скорость Илкира настолько превосходила мою, что я уже отчаялась спастись, но тут он проявил акт гражданской ответственности и подхватил меня под локоть. Потом я сама вцепилась в него, и он тащил меня, как на буксире.
   Наконец, мы вбежали в лес и я смогла медленно сползти по близстоящему стволу...
   - Аника, я понимаю, устала, но нельзя нам тут оставаться - найдут. Поднимайся, - он так и не выпускал из рук Лювика, - надо идти дальше. Но теперь можно уже не бежать.
   Я отрицательно покачала головой и.... свистнула. Илкир посмотрел на меня как на ненормальную. С его точки зрения, я лишь привлекала внимание эвирконов, но взгляд его сразу же стал понимающим и даже одобряющим, едва он услышал знакомый цокот копыт. Ветви раздвинулись, и оттуда показалась черная лошадиная морда с белой звездочкой на лбу. Рядом появилась золотистая кобылка. Я знала, что Ветерок услышит меня и найдет. Это тоже своего рода магия, которая меня еще ни разу не подводила. Темный взвалил наше Дитя Леса на моего верного скакуна и сам собирался было пристроиться сзади, но я мягко оттолкнула его и сама села позади Лювика, придерживая его.
   - Садись на кобылку. Это должна сделать я. Не унижай его еще больше, прошу.
   Он без слов уступил, но необходимость серьезного разговора стала попросту вопиющей. Страхуя Светлого, с благодарностью прижавшегося ко мне, я позволила коню самому выбирать направление. Ему я верила...

Очередной безумный привал

   Спустя пару часов дроу решил, что с нас хватит - можно и передохнуть немного. Ветерок устало фыркнул и остановился, перебирая копытами. Илкир легко спрыгнул с кобылки и помог мне спустить с коня провалившегося в сон Лювика. На иссиня-черном лице темного эльфа не было ни следа усталости. Я же валилась с ног (ведь всю дорогу я держала зеленоглазого), лошади выдохлись от быстрой скачки по лесным тропкам, а о Светлом и говорить не приходится. Поэтому все заботы о костре и ужине пришлось взвалить на свои сильные, хоть и не очень широкие плечи именно дроу. Он, впрочем, и не возражал, проявляя чудеса такта и понимания. Это было определенно не к добру, но сейчас у меня не было даже сил думать об этом.
   Он ушел за дровами, я же занялась нашей "несчастной жертвой кровожадных дикарей". Мальчишке было совсем плохо, и я даже не знала, за что хвататься в первую очередь. Мать бы вылечила его в один момент - ни следа бы не осталось, но я так не умею, в моем распоряжении были лишь людские методы и никакой магии. А их, признаюсь, я знала плоховато...
   Я склонилась над спящим Лювиаром и осторожно коснулась ладонью багровеющего кровоподтека на его лице. Он не проснулся, даже не пошевельнулся. Вообще, сон его был нездоровым и скорее напоминал глубокий обморок, чем нормальный сон. Связка амулетов болталась у меня на шее, отвлекая от нерадужных мыслей. В голове внезапно родилась очередная совершенно безумная идея - я вспомнила о подарке маленького прозрачного существа. Если я ничего не путаю, то Слеза Лэра должна была излечивать. Знать бы как...
   Не особо долго думая, впрочем, как и обычно, я вложила амулетик в руку эльфика и стала ждать чуда. Мечтать не вредно. Слеза... засветилась нежным и мягким сиянием... Это самое сияние словно бы окутало эльфа, следы избиения исчезали прямо на глазах. И амулет вовсе не интересовало, что ему положено просто снимать боль, но никак не убирать причину ее возникновения. Он исцелял, исцелял моментально, абсолютно нарушая все законы логики. Но разве у магических предметов есть логика? Мне было абсолютно все равно, почему эта штуковина заработала, я была благодарна ей за впечатляющий результат, ведь за эльфа я уже опять начала было волноваться. Вскоре я заметила, что Лювик мирно спал, на этот раз действительно крепким и здоровым сном... Амулетик я у него пока отбирать не стала - мало ли что...
  

***

   - Стережешь его сон? - знакомый язвительный голос заставил меня обернуться. Конечно же, сзади стоял усмехающийся дроу, иначе и быть не могло. В руках его была внушительная охапка хвороста, которую он тут же небрежно свалил на полянку. Но в итоге на земле веточки сложились в идеального вида костер. Палочка к палочке. Эльфы все делают красиво, мать их ушастую...
   - А тебе что, завидно? - я не осталась в долгу, ответив не менее ехидным тоном. В конце концов, какое право имеет этот подземный некромант высмеивать меня?! Вот угораздило же меня угодить в одну компанию аж с двумя эльфами сразу! И где было мое везение, когда я их встретила? И что самое тоскливое, так это то, что, хотя они и совсем разные, они до ужаса похожи друг на друга. Я вообще уже начинаю думать, что потенциально бессмертные существа вообще не способны взрослеть. Да, они приобретают богатый жизненный опыт, колоссальные знания, возможно даже какую-то мудрость, но... все равно ведут себя как подростки. Ладно бы еще Лювик - он по эльфийским меркам совсем еще молод, эльфы до 150 вообще не считаются взрослыми, а этому и 70 не исполнилось. Им запрещается в столь нежном возрасте заниматься политикой и... заводить семью. По человеческим меркам их 150 - это примерно наши 40, а мы получаем все права и считаемся полноценными членами общества куда раньше, хотя все равно... эльфийский возраст трудно переводить в человеческий по одной простой причине - люди столько не живут, даже маги. Ведь в отличие от ушастых мы смертны, причем поголовно... Говорят, правителю Лесных Эльфов уже больше семи тысяч лет и он прекрасно сохранился. Не знаю, насколько все это правда, но заставляет задуматься о чем-то вечном...
   Эх, опять мои мысли потекли совсем не в то русло... Все же в душе я исследователь - люблю до всего докапываться сама... А ведь начала-то я с того, что я очень не люблю эльфов...
   Мой вопрос, кстати, эта наглая синяя физиономия успешно проигнорировала. Дроу занимался важным делом - он разводил костер. Естественно, ждать, пока из кремня вылетит искра, из которой и возгорится пламя, он не стал. От его взгляда аккуратно уложенные веточки вспыхнули сами и загорелись так ровно, как ни за что бы не добился человек. Ну разве что маг, если бы ему важна была равномерность прогорания веточек. Эльфы же не могут не выпендриться. И уже не важно, что это нерационально. Зато красиво и пафосно.
   - Аника, будь так добра, достань свою скатерть, пожалуйста, - предельно вежливо попросил он, - Мне самому не трудно, но не лазить же мне по твоим сумкам! - он как будто извинялся передо мной, хотя это еще вопрос, кто перед кем в большей степени виноват - все мы тут более чем хороши.
   - Да, конечно, - я обленилась настолько, что подманила к себе коника и, лишь привстав на колени, извлекла на свет Божий нашу ценную скатерть, - лови! - а реакция у него, должна признать, отменная. Скатерть он поймал, не напрягаясь.
   Некоторое время мы просто молчали... Молчали, пока он расстилал скатерть, молчали, когда что-то ели, молчали, когда просто смотрели на огонь... Я понимала, что надо поговорить, но никак не могла решиться завести разговор, а он и не собирался облегчать мои мучения.
   Конечно же, я не выдержала первой. Нет, я могла бы еще помолчать, но... от этого проблемы не решатся. А жаль... Ну не люблю я выяснять отношения, что ж теперь...
   - Слушай, Илкир... - начала было я, но стушевалась и замолчала... Он же, ни слова не говоря, поднял на меня свои сапфировые глаза, ожидая продолжения. Заостренное ухо его слегка дернулось, словно бы поторапливая меня, - в общем... ну, я не очень-то умею говорить о подобных вещах, особенно начинать, но... тебе не кажется, что нам давно уже надо довольно серьезно поговорить?
   - Ты о чем? - невинно спросил он, не желая помочь мне в этом нелегком для меня разговоре. Ну что ж, придется пояснить, хоть и предельно обтекаемо.
   - Я о... - я замялась, подбирая слова, - я о нас. О нас всех, - пояснила я на всякий случай, - Я же не совсем слепая и глупая, я умею иногда видеть очевидное, да и... ну... Илкир, я... мне крайне тяжело обо всем этом говорить, но... - я в конец смутилась и замолчала.
   - Если тяжело, то не говори, - легко согласился он, - тем более, что я все равно не понимаю, о чем речь.
   Врет он все... Все он понимает, просто и сам бежит от этого... Если я все же права и это не очередная моя бредовая фантазия, то... могу представить, в какой растерянности он сам. Еще бы! Высшее древнее существо, а тут какая-то человеческая девчонка...
   - В том-то и проблема, что надо... Я слишком не люблю конфликты, мне надоели ваши вечные ссоры...
   - А, ты об этом! - словно бы с облегчением выдохнул он.
   - Не совсем, скорее о причине ваших ссор. О той причине, которая касается непосредственно меня, - я сидела уже просто пунцовая, но нашла в себе силы взглянуть прямо в эти наглые пронзительно-синие глаза.
   - Я тебя не понимаю! - поспешно перебил он, от чего я еще больше убедилась, что попала в цель.
   - Да брось ты, Темный, все ты прекрасно понимаешь! Просто сам говорить не хочешь! - он хотел было возразить, но я не дала ему и рта раскрыть, - Нет я вовсе не собираюсь тебя учить, ты более чем взрослый и сам решаешь, как тебе жить, я тут тебе не советчик, но... Черт побери, я не могу понять, зачем ты провоцируешь мальчишку на ревность? Неужели тебе так приятно видеть, как он мучается?!
   - Да, мне это нравится, отрицать не буду. Светлый так бурно реагирует, что не оставляет ни малейшего сомнения, что материнская кровь в нем преобладает. От своего племени он перенял только внешность, - с легким оттенком пренебрежения начал он, но, увидев, что мне это не по нраву, резко переменил тон, - А тебе не приходило в голову, что мне просто приятна твоя компания? Что я подаю тебе руку и все такое прочее лишь потому, что мне это нравится?
   Он осекся, поняв, ЧТО сказал. Затравленно посмотрев на меня, он попытался прочесть по моему лицу, насколько я оказалась догадливой. Легкая победоносная улыбка играла на моих губах. Дроу опустил свои глаза цвета ночного неба. Лестно, черт возьми...
   - Да ладно тебе, - мне даже как-то жалко стало его, - ничего нового ты мне не открыл. Я ведь не слепая... Хотя и не понимаю... Я ведь человек. Разве я ровня вашим высокомерным расам? Дроу ну хоть ты мне объясни! Тебе пять с лишним тысяч лет, мне же еще и двадцати не исполнилось... Нас разделяют даже не века - тысячелетия! Неужели... тебе... со мной... не скучно?
   - Глупая, - внезапно улыбнулся он, - какая же ты все-таки глупая. Мне скучно с такими же бессмертными, как и я. Их поступки для меня слишком предсказуемы, они всегда наперед просчитывают свои действия, да что там! Каждое свое слово. Я всегда знаю, что они мне скажут. Как это ни глупо, но я устал от предсказуемости. Твоя же прелесть в том, что ты сама не знаешь, как поведешь себя в той или иной ситуации, пока не столкнешься с ней лоб в лоб.
   - Не правда! Я знаю, как реагирую!
   - Спорим? - азартно предложил он?
   - Спорим! - охотно поддержала я, не чувствуя подвоха.
   - Замечательно, - нагло ухмыльнулся он, - тогда... что ты сделаешь, если я тебя поцелую? - его сапфировые глаза смотрели на меня, не отрываясь.
   - Дам тебе по наглой морде, - не задумываясь, ответила я и прикусила язычок.
   Дроу задумчиво хмыкнул, еще более внимательно посмотрел на меня, по-эльфийски плавно встал и подошел ко мне. Заходящее солнце причудливо играло в его базальтовых волосах, от чего казалось, что в них мелькают огоньки пламени. До меня, наконец, дошел истинный смысл нашего спора. Он склонился надо мной, откинув со лба чернильную прядь. Я понимала, что сейчас произойдет, но в тот момент, когда его губы коснулись моих, я растерялась как ребенок и... ответила на его поцелуй... Голова мгновенно закружилась - вынуждена признать, что дроу целоваться действительно умел ТАК, как ни один из моих парней не мог... Эльфы, что с них взять. Когда прошла первая эйфория и мозги медленно встали на место, я вспомнила о нашем с ним пари и... моя ладонь звонко встретилась с его щекой. В ответ он лишь крепче обнял меня, прижав к себе, моя же рука соскользнула, обвив его шею. Разум мой - понятие эфемерное...
   - Ну что? Убедилась, что твоя реакция непредсказуема? - он смотрел прямо мне в глаза со своей стандартной вызывающе-дерзкой усмешкой.
   - Почему это?! - удивленно возмутилась я, - Ты ведь получил по физиономии!
   - Ты это сделала скорее из принципа, - он скептическим взглядом окинул меня, - Если бы не наш спор, ты бы даже и не подумала о чем-то подобном, - его уверенность в себе любимом порядком раздражала.
   - Да, я бы просто подставила колено! - жестко ответила я. Ну не люблю я, когда со мной говорят таким тоном! Не нравится? Я его вовсе даже и не просила увязываться за нами.
   Его лицо непроизвольно дернулось, что-то типа оскала появилось на его холеной морде, так, что на миг обнажились небольшие, но по виду острые клычки, напоминающие вампирьи. Это длилось всего секунду, но этого хватило, чтобы меня бросило в дрожь. Невольно мой взгляд принял испуганное выражение. Не то чтобы я испугалась дроу, нет, но я не ожидала такой реакции. Да и странно видеть, как на месте того, с кем ты только что целовалась, возникает нечто подобное... Его глаза... это невозможно описать...
   Увидев мой ужас, Темный посерел (вероятно, так они бледнеют). Он явно не хотел меня пугать, тем более своей же собственной весьма нескромной персоной. Он сделал шаг в мою сторону, и я рефлекторно отшатнулась, хотя лицо его уже снова приняло прежнее выражение.
   - Аника... - теперь уже мялся он, - прости... Я не хотел, честное слово... Извини, что напугал... Не стоило мне так, прости... Аника, ты слышишь меня? Ну не смотри ты так на меня... - чуть ли не умолял клыкастый.
   - Вы пьете кровь? - непонятно зачем спросила я. Ведь хотела же спросить лишь, почему он оскалился, что я такого сказала. Но в место этого с губ сорвался совсем другой вопрос, - Дроу пьют кровь?
   - Аника... как бы тебе объяснить... - он сам не ожидал этого вопроса и растерялся еще больше.
   - Словами. Вы ее пьете или нет? - не знаю, почему меня так заело на этом... К вампирам я всегда терпимо относилась.
   - Пьем, но не так, как ты подумала. Иногда в ритуальных целях. Магия Крови и все такое... - он опустил глаза. Врет. Точно врет.
   - А зачем тогда клыки, раз так? - холодок отчетливо звенел в моем тоне. Ненавижу ложь.
   - Я тебя не укушу, если ты об этом, - он по-прежнему не поднимал на меня глаз. Неужели ему... стыдно?!
   - Почему? Я такая невкусная? - да, умнее ничего придумать не могла. Не удивительно, что он усмехнулся.
   - Не в этом дело, ведьмочка, - он все-таки посмотрел на меня, а на губах его снова играла улыбка. Наглая и дерзкая. Черт, она начинает мне нравиться... - Ты вкусная, я уверен. Просто... мы же не вампиры. Мы пьем кого-то лишь для того, чтобы перенять его силу, узнать его тайны и мысли... Но мы не испытываем Жажды, мы просто иногда пьем. А клыки... ну так природой и Ллос задумано, не знаю я. Честно не знаю, - он выдержал мой взгляд, после чего бесовской огонек зажегся в его сапфировых глазах, - Но ты очень вкусная, ведьмочка. Глядя на твою шейку, я начинаю понимать вампиров.
   - Ну так укуси, - я не осталась в долгу. Оставалось надеяться, что он так шутит. Впрочем... не убьет же. Даже вампиры не убивают свою Пищу, а уж дроу... Вот уж не думала, что и их можно причислить к кровососам...
   Глаза его покрылись мечтательной пеленой и он приблизился ко мне. Было немного не по себе, древний инстинктивный страх жертвы давал о себе знать, но я старалась не показывать этого. Лишь прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Мои ногти с силой впились в ладонь.
   - Укусить? - шептал он мне на ухо, стоя за моей спиной, - Ты сама просишь этого? - его жаркое дыхание приятно щекотало шею, а в голове настойчиво стучалась одна только мысль: "Доигралась...".
   - Укуси... - играть, так уж до конца. Еще не хватало, чтобы он подумал, что я испугалась. Но... что он прочтет в моей крови?
   Я спиной почувствовала, как он слегка прогнулся от удовольствия, подставляя свое почти черное лицо едва зарождающемуся лунному свету. Я не оборачивалась, боясь спугнуть свою решимость, но так хотелось посмотреть на него в этот миг... Его губы коснулись моей шеи. Нежно-нежно, словно бы он не Пить собрался, а...
   Невесомые прикосновения его бархатных губ, одна рука придерживает меня за талию, вторая же тонкими пальцами ласкает мое лицо... Снова поцелуй в шею... И... яркая вспышка заставила меня прогнуться в его руках... Останками сознания я поняла, что его клыки вошли в мою плоть... Безумная смесь боли и эйфории вырвала легкий стон, сорвавшийся с моих губ. В миг я словно слилась с Темным, припавшим к моей шее. Я чувствовала, что чувствует он... Ощущала его восторг, пьянящее и дразнящее чувство... В этот момент я как никогда четко поняла, что мои подозрения были не беспочвенны, что я и впрямь ему нравлюсь... Его руки скользили по моему безвольному телу, а в голове его был такой сумбур... Он никогда еще не испытывал ничего подобного во время Пития, теперь я знала точно... Его смятение чуть не позволило ему перейти ту грань, которую так неукоснительно соблюдают вампиры. Он оторвался от раны лишь тогда, когда мое сознание начало меркнуть... Следы от укуса мгновенно затянулись...
   - Прости, слышишь меня? Прости... Я не должен был... Нет... Я не должен был поддаваться искушению и Пить тебя... Прости... Аника, прости... - я почти не слышала его, не отвечала, от чего он еще больше перепугался. Бережно уложив меня на травку, он присел рядом, гладя мои волосы... - Аника, прости... Я никогда еще не испытывал ничего подобного и... я увлекся... О, Ллос, почему я не удержался и укусил?! Аника, как ты? Ну скажи же хоть что-нибудь! - я чувствовала его, до сих пор чувствовала... И прекрасно ощущала, как он взволнован...
   Вместо ответа я чуть приподнялась, обвила руками его шею, и... губами коснулась его окровавленных иссиня-черных губ... Всем телом потянувшись к нему, я утонула в его объятьях...
  

***

   Я подскочила как ошпаренная спустя часа четыре... Мы даже умудрились задремать, обнявшись... Прижиматься к его идеально-стройному телу уже было блаженством, просто ощущать его рядом... Но заставила меня подскочить совсем другая мысль. Судорожно одеваясь, я косилась в ту сторону, где спал Лювиарель, как его называет дроу. По счастью он до сих пор спал, но я решила не экспериментировать. Представляю себе, какой удар был бы для его нежной психики, увидь он меня в объятьях того, кого он ненавидит всей своей эльфийской душой. Хм... надеюсь, он и не просыпался... Для его же блага, честное слово...
   - Что с тобой? - не открывая глаз, бархатным шепотом спросил Илкир, - Ты чего вскочила?
   - Лювик, - еле слышно ответила я, - не хватало еще, чтобы он нас увидел...
   Он зло рассмеялся, рассмеялся так, словно я его больно задела, а он не хочет этого показывать. Вместо ответа я запустила в него его одеждой, которую он с хмурой мордой начал натягивать на себя.
   - Значит, все дело в нашем маленьком эльфике, да? - язвительность так и сквозила в его голосе. Через минуту он уже одетый сидел у костра и неотрывно смотрел на пламя, - За его спокойствие беспокоишься? - бросил он в мою сторону.
   Нехорошее подозрение зародилось внутри меня. Я молча подошла к нему и присела рядышком, положив руку ему на плечо. Он вздрогнул и посмотрел на меня. Странно как-то посмотрел... Словно я его больно-пребольно ударила...
   - Аника, я ведь видел всю тебя... когда Пил... Я все видел... И я прекрасно знаю, что ты мечешься между нами. Что он... что он для тебя не пустой звук... Что возможно тебе он дороже... Я... О Верлин! - он закрыл лицо руками, поминая Богиню Отверженных. Да, я не ошиблась... Дроу ревнует... Ревнует к мальчишке и ничего не может с этим поделать. Поэтому-то он его и задевает постоянно... А сейчас... Он не сдержался. Древний и мудрый Жрец Чего-то-там не сдержался и открылся перед какой-то человеческой девчонкой... Показал свою слабость. Ох уж эта эльфийская гордость...
   Я села прямо напротив него, втиснувшись между ним и костром, положила ладони к нему на колени... Самое отвратительное, но ведь он был прав... В чем-то...
   - Илкир... - голос предательски дрогнул. Я не хотела бы, чтобы он услышал в нем жалость. Он для этого слишком горд, - посмотри на меня...
   - Ведьмочка, я... Верлин меня раздери, да что же это такое! - он запрокинул голову, всматриваясь в звездное небо... - Я ведь не вчера родился и все прекрасно понимаю... Если бы щенок первым бы набрался смелости, то это мне бы пришлось делать вид, что меня тут нет, а не ему. Да, он просыпался... Тогда, когда я Пил тебя... Он все понял, возможно, по-своему, но понял. И он не стал нам мешать. Вот... Ты сейчас снова думаешь о нем, - тихо проговорил он, не глядя на меня, - Знаешь, если ты все же выберешь его... Я пойму. Так, наверное, будет правильнее... Вы оба молодые, у вас еще нет за плечами поломанной жизни... Он, наверное, куда лучше подходит молодой девушке, чем старый Жрец, заставший те времена, когда люди еще были совсем дикими... Так правильнее. И... признайся сама себе, ты ведь склонялась в его сторону... Я видел это. И все равно, как безумный, я любил тебя сегодня. Зная, что ты уйдешь, все зная....
   Он замолчал, не в силах продолжать... Я не находила слов, поэтому... просто поднялась с земли и подошла к нему... Близко-близко. Я, наконец, заглянула в его глаза, обращенные к звездам. Там... там застыли слезы! О Боже, я довела дроу до слез... Раньше бы я торжествовала, а теперь... Теперь все было совсем по-другому. Я просто склонилась над ним, откинула непослушную прядь, вечно падающую ему на лицо, и... не удержавшись, провела ладонью по его щеке...
   Одна слеза сорвалась. Дроу сидел и плакал, а я растерялась. Мне было плевать на то, кто из них мне дороже... Я просто чувствовала, как ему плохо, от чего и мне было не легче. Я обняла его, а он пытался спрятать свое мокрое от слез лицо у меня на плече. Мужчины не плачут? Нет, лишь настоящий мужчина может позволить себе такое... В конце концов, в этом нет ничего постыдного... Это просто эмоции...
   - Илкир, не надо... я ведь никуда не собираюсь уходить... Я ведь с тобой, а не с ним сейчас... Понимаешь меня? - я немного отстранилась, чтобы увидеть его лицо. Губами я собирала соленые капельки, - Я не хочу врать, я не знаю, что будет завтра, не знаю, что будет с нами потом... Я знаю одно... Здесь и Сейчас я хочу быть с тобой, а не с кем бы то ни было. Ты мне веришь? Веришь?
   Он кивнул, от чего та прядь снова упала ему на лицо, и глухо пробормотал "Прости".
   - Глупый... Ты говорил, что я глупая, но нет... Ну за что ты извиняешься? Это я должна просить прощения... За то, что не могу так просто взять и выбрать, за то, что всего лишь человек, за то, что смертная... Дроу... вот подумай... через двадцать лет мне уже будет сорок... Я перестану быть молодой и привлекательной. Женский век не долог, а ты вечно молод и прекрасен... Мать Лювика тоже была человеком, а как давно она умерла? Да, маги живут дольше, ведьмы еще и стареют позже... но все равно... даже если я в шестьдесят буду выглядеть на тридцать пять... в семьдесят я все равно начну сильно стареть. К восьмидесяти появится седина, проступят морщины... в девяносто начнется старость... А ты не постареешь ни на день... Я же не хочу уродоваться на глазах у тебя...
   - Ты уже рассматриваешь наши отношения в перспективе двадцати лет? - внезапно резко спросил он.
   Не знаю уж, что послужило тому причиной, но слова были сказаны. Я встала и отошла в сторону, бросив на последок "Извини, не имела на то никаких прав. Всего лишь одна ночь. И все". Выйдя за пределы света костра, я моментально перестала быть видимой в темноте. Даже для чувствительных глаз дроу, которые слегка ослепляло пламя.
   - Аника! - отчаянно крикнул он, - Аника, я не то хотел сказать! - в отличие от него, я прекрасно видела его темную фигурку. Он вскочил, пытаясь увидеть меня и пошел в ту сторону, куда ушла я. Я, конечно же, на месте не стояла и... села... за деревом. Так, что видно меня не было даже с учетом его зрения, - Аника, где ты? Не пугай меня так! Ты же знаешь, я не это имел в виду! Прости меня! Я дурак, я вымещаю свои страхи на тебе... Но, прошу тебя, покажись! - он бестолково метался по полянке, пытаясь меня найти. Он действительно сильно пожалел о своих словах, - Аника! - он обессилено опустился на траву, - Ну где же ты, ведьмочка? Прости... - почти прошептал он...
   Кто бы знал, чего мне стоило неслышно подобраться к нему со спины, пусть и пройти мне надо было всего несколько шагов. Но оно стоило затраченных усилий. Когда мои ладони опустились на его плечи, он чуть вздрогнул, накрыл их своими, притянул к лицу и... припал к ним губами. Не знаю, как, но я снова оказалась в его объятьях. И у меня не было совершенно никакого желания вырываться... Я просто таяла в его руках.

Не менее безумное утро

   - Далеко собрался? - не открывая глаз, бросил Темный эльф.
   - Не твое дело, - огрызнулись ему в ответ.
   - А лошадь, между прочим, не твоя, а общественная. И брать ее без спроса ты не имеешь права, - все так же с закрытыми сапфировыми глазами говорил дроу, такой же язвительный, как и всегда.
   - И не надо, - обижено ответили ему, - я могу и пешком!
   Тихо засмеявшись, Жрец Подземной Луны аккуратно переложил на свой плащ хрупкую фигурку девушки, уснувшей у него на плече. Полюбовавшись ее спящей красотой, он вернулся к прерванному разговору.
   - Никуда ты не пойдешь, - совершенно спокойно заявил он светловолосому собеседнику..
   - Это еще почему?! - тот даже несколько опешил от неожиданности, - С какой это стати я должен тебя слушать?!
   - О, причин множество, - усмехнулся Темный, невозмутимо натягивая штаны, - даже не знаю, с какой начать. Допустим, потому, что ты должен мне жизнь и до сих пор не расплатился. Следовательно, твоя шкурка пока еще в моих руках... - тоном истинного садиста вещал он.
   - Так забирай ее! Я не просил меня спасать! Забери ее прямо сейчас и мы квиты! - дерзко, даже с вызовом смотрел молодой эльф на древнего. А может, и с надеждой...
   - На что она мне сдалась? Нет, ты останешься здесь. Просто потому, что я имею право приказать тебе это, - он изучал светловолосого, внимательно следя за малейшим его жестом.
   - Зачем тебе это? Не мучай меня! Отпусти! Позволь уйти или убей! - он почти кричал, он чувствовал себя пойманным в какую-то дьявольскую западню, из которой не было выхода. Эльфы, в отличии от людей слишком трепетно относятся к подобного рода долгам чести.
   - Не кричи - ведьмочку разбудишь, - тихо отвечал на его крики дроу, по-прежнему спокойный и уверенный в себе, - кстати, а вот и вторая причина. Неужели ты так хочешь причинить ей боль? Она же будет винить в твоем уходе только себя. Не меня, не тебя, а себя. Наша общая любимица никогда себе не простит, если с тобой, не приведи Ллос, что-нибудь случится. А с тобой ведь случится, ты не можешь не нарваться на приключения, особенно теперь, когда тебе стало плевать на свою бессмертную жизнь. Я не хочу, чтобы моя принцесса огорчалась и плакала. Особенно из-за тебя. А ты хочешь?
   Эльфик поник - крыть было нечем. Он понимал, что не сможет уйти после всего того, что сказал его соперник, но и оставаться он не мог...
   - Илкир-нар, прошу... отпусти меня. Я не смогу делать вид, словно ничего не произошло. Видеть ее с тобой, знать, что она... - Светлый запнулся, - любит тебя... Я просто не смогу... позволь мне уйти... Придумай какой-нибудь предлог, чтобы она поверила, что все хорошо. Но не мучай так меня. Ты и так победил. Она твоя. Так чего же ты хочешь еще?
   - Отпустить? И не надейся. Кстати, я могу сообщить тебе кое-что, не знаю, обрадует ли это тебя, или еще больше убедит в собственной никчемности, - он сделал вид, что задумался, на самом же деле он лишь растягивал удовольствие, - Сказать или нет?
   - Говори же! - в нетерпении эльф повысил голос.
   - Я же сказал "не кричи". Эх, молодежь, - притворно вздохнул дроу, создавая вокруг девушки звуконепроницаемый купол, - Так мне спокойнее. Не хотелось бы, чтобы она проснулась от твоих воплей, щенок.
   Светлый дернулся, как от пощечины. Длинные ушки прижались к голове, выдавая с головой его обиду и раздражение.
   - Щенок, научись для начала сдерживать свои эмоции, или кончишь, как твой отец. Он тоже так и не научился сдерживаться.
   При упоминании об отце молодой эльф побледнел, а в глазах его вспыхнуло бешенство. Он так сжал кулаки, что костяшки пальцев побледнели. Его затрясло и он хотел было уже кинуться на дроу, но наткнулся на невидимую стену. Он тоже был в куполе - в планы Темного совершенно не входила очередная драка с мальчишкой, да и нечестно это было - эльфик был совсем без сил и мог рассчитывать только на на то, что дала природа. А с учетом того, как ему досталось вчера, он был не в лучшей физической форме.
   - Я убью тебя, слышишь?! Я все равно убью тебя! - в бессильной ярости кричал он, пытаясь разбить прочный купол.
   - Успокойся, щенок. Ты ничего мне не сделаешь. Ты никто. Ты даже девушку завоевать не смог, ты просто подарил мне ее своим бездействием. Она ведь долго не могла сделать выбор. Ты же струсил и упустил свой шанс. Вчера ночью она все же выбрала. Не тебя, как ты видишь, - при этих словах Лювиарель вновь вскочил и в неистовстве бросился на купол. Но он и впрямь ничего не мог поделать, - А ведь я уж думал, что, раненый и обессиленный, жалкий и униженный, ты сумел покорить ее наивное девичье сердечко. Глупец, она ведь почти была в твоих руках! Ты сам виноват в том, что она теперь со мной. Ты вел себя как ребенок. А за свою глупость приходится расплачиваться! Ты никуда не уйдешь. Ты останешься с нами и будешь видеть, как я буду делать ее счастливой. И будешь улыбаться - она не узнает о нашем разговоре. Если же ты хоть вид подашь, что тебе плохо и неуютно, то ты разделишь судьбу своего глупого отца!
   Эльф долго в ярости бился внутри купола, потом бес сил упал на колени и зарыдал навзрыд, закрыв ладонями точеное лицо. Илкир-нар долго стоял и смотрел на бесполезные потуги Светлого вырваться из магического плена и улыбка играла на его красивом лице с чуть резковатыми чертами. Налюбовавшись, он бросил презрительно: "Ничтожество", и вернулся под бок к ведьмочке, на всякий случай, оставив звуконепроницаемый купол над их ложем.
  

***

   Солнечные лучики забавно щекотали мне нос, заставляя проснуться. Сладко потянувшись, я распахнула глаза, готовая встретить новый день. И что же я увидела, едва пробудившись? Правильно - дроу. Он сидел на корточках рядом со мной и неподвижной статуей вглядывался в мое лицо. Нет, ну я просто не в состоянии понять, как можно долго просидеть в столь неудобной позе - затекает же все! Эльфы, что с них взять.
   Он так пристально смотрел на меня, что мне стало неуютно под его взглядом. Я беспокойно завозилась и поспешила сесть, натянув плед по самые уши.
   - Что-то не так? - моя подозрительность не знала границ.
   - Нет, что ты, - поспешил успокоить он меня, - просто засмотрелся на тебя спящую. Ты так сладко спала...
   Ну вот, дожила до комплиментов по утрам. Как-то все быстро меняется... Слишком быстро... А он, наверняка, уже губки-то раскатал... Ну тогда... заставим смутиться его.
   -Ты что-то сказать хочешь? - а что? Прямота лучше всего! На мой взгляд, куда проще один раз все выяснить, чем потом теряться в догадках. Только вот... инициатором подобного разговора меня становиться отчего-то не тянет... Наверное, всему виной природная застенчивость... Кстати, какой... умный человек мне втолковывал, что мужчины-дроу, посвящающие себя своей жуткой богине, - скопцы все до единого?! Я ведь почти в это поверила, косилась на синеглазого... Точно! Леантр эту бредятину нес... Ну все, мой счет к этому мерзавцу растет...
   А Темный не торопится отвечать, о чем-то сосредоточенно размышляя. Судя по глубокомысленному выражению его лица, опечалила его судьба всей планеты в целом и Трех его Богинь в частности.
   - Хочу! - выдохнул он наконец и... снова погрузился в себя. Почему-то мне кажется, что надолго...
   - И что же? - да, выдержки и терпения мне, определенно, не хватило. Я дала ему спокойно помедитировать всего-навсего каких-то три-четыре минуты.
   - Что нам пора ехать, - он поднял на меня настолько затравленный взгляд, что я сочла за лучшее оставить его в покое. Хотя ночью он был, однозначно, посмелее... Впрочем, я и сама не готова ответить на фундаментальные вопросы из серии "И что теперь"? Кто я ему? А он мне? Все почему-то слишком уж запутанно сложилось, а мы оба упорно бежим от прямых вопросов и ответов. Потому что... оба не знаем, куда все это нас приведет и чего мы хотим. А ведь еще есть Лювик, к которому я слишком уж привязалась для простой дружбы...Скорее всего, от того, что мы оба откладываем разговор по душам,. все только усугубится, но... я не могу и не хочу выбирать, особенно после всего того, что между нами было.
   Провалиться бы этим остроухим сквозь землю! Я ведь терпеть не могу, то есть не могла эльфов...
   - Конечно, конечно! - торопливо согласилась я, - Мы и так уже сильно задержались, а ведь до моего двадцатилетия осталось всего две недели. А сколько отсюда нам еще ехать?
   Дроу благодарно посмотрел на меня. Наверное, он уже приготовился к очередной моей словесной пытке, но я же все-таки не он, я умею быть милосердной.
   - Если поторопимся, а не будем тащиться как раненные улитки, то засветло вполне можем перебраться через Лунную Реку, за которой и кончится лес. Потом дня три понадобится на то, чтобы пересечь очень холмистую пустошь, а там уже и горы начнутся. В теории где-то неделя, учитывая нашу, а точнее вашу поразительную способность влипать во все подряд, - вместе со спокойствием и уверенностью к Темному вернулась его природная язвительность. Неблагодарность - страшное преступление...
   - Нам бы третьего коня... - задумчиво пробормотала я. Очень уж не хотелось опоздать, опоздать на всю жизнь...
   - Ну... Я могу вызвать свое ездовое животное, но, боюсь, лошадям она не понравится... Да и не только им, - он как-то странно замялся. Интересно, что ж за неведому зверюшку он засобирался вызывать?
   - Это надолго? - мне очень не хотелось задерживаться - в пути можно особо не разговаривать, а на этот раз я сама не стремилась выяснять отношения. Да и мысль о том, что Лювик заметит перемены, что ему будет больно, откровенно не грела душу.
   - Не очень. Только, девочка моя, я тебя предупредил. Она выглядит довольно специфично. Но не бойся, она и мухи не обидит, если я не попрошу, - тут он о чем-то задумался и вдруг щелкнул пальцами, - Кстати, сходи разбуди Светлого, а то время не терпит.
   А что мне оставалось делать? Проглотила "девочку" и пошла распинывать зеленоглазое чудо...

Дитя луны

   Какой-нибудь случайный путник принял бы нашу процессию за похоронную. Уж больно мрачные были лица. У всех, включая живность. Хотя... к зверушке дроу это слово мало подходило... Из синенького портала к нам выскочило нечто довольно дружелюбное, но уж больно костлявое... Вполне одушевленный скелетик какой-то крупной кошки теперь уверенно нес Темного. И пусть не отпирается, когда я его некромагом называю... Благо коняшки наши уже ко всему привычные: конечно, косились на домашнюю нежить, но вели себя вполне пристойно. Чего нельзя сказать о блондине.
   Можно подумать, мне оно больше всех надо. И почему я чувствую себя такой виноватой? В конце концов, я тут вообще по сравнению с ними бедное запутавшееся дитя. Только вот все настойчивей мне кажется, что распутывать все равно мне - господа высокоразвитые слишком трепетно относятся к своим ушастым особам, чтобы снизойти до разумного диалога. Хотя... о чем тут разговаривать, если уж на то пошло? Братцы, давайте жить дружно, а заодно и вместе? Или может "прости, ушастый, я тут вроде как с синеньким тесно пообщалась"?! Или наоборот? "Прости, синюшный, бес попутал. Больше не повторится"?! Ох, глупость несусветная. Короче, опять моя дурная голова всему виной. Вот надо ж было все так запутать и усложнить?! Поигралась вчера, любопытная курица! Хотела расковырять дроу на эмоции? Интересно было, что у него внутри? А уж как не попробовать себя в роли жертвы вампира... Получите - распишитесь. Удовлетворила любопытство? Расхлебывай теперь сама.
   Да я бы расхлебала... знать бы как, чтоб хуже не сделать...
   - Слышали? - Вдруг подпрыгнул в стременах блондин. Эльфы старательно задергали ушами, я же и не пыталась с ними тягаться в остроте слуха. Куда нам, смертным и ущербным?
   - Матерится кто-то, - недоуменно пробормотал Темный, - а хорошо матерится, с чувством...
   Лювик, не долго думая, спрыгнул с кобылки и побежал вглубь леса. Я так понимаю, на звук. Вообще интересно, тенденция что-то делать не долго думая у него всегда была или это он у меня нахватался? Мы с дроу недоуменно переглянулись.
   - Пойдем за ним? - Илкир задумчиво пожал плечами. - А вдруг там что-то опасное?
   - Значит, помрет героем, - равнодушно бросил он, вглядываясь в лес и дергая ушами, - Да не переживай так. Тебе не понравится, кого он там спасать бросился, но она не опасна. Тем более днем.
   - Она? - О Небо, почему именно это меня заинтересовало??? Почему не спросила, чем так день не угодил той матерящейся жертве.
   - Матерились женским голосом. На очень милом языке, - он посмотрел на меня и в глазах его плясали бесы, - на языке эльфов. Ночных эльфов, милая. Вот тебе для расширения кругозора еще один вид - изучай.
   Он откровенно потешался над моей растерянностью. Наверно я выглядела крайне нелепо и глупо - человеческая мимика куда богаче эльфиской. А уж если вспомнить, как легко синеглазый мог часами изображать статую...
   - Кстати, радость моя, готовься к языковому барьеру - ночные плохо знают другие языки, даже всеобщий. В конце концов, это закрытое племя, они живут ооочень изолировано, - он снова задергал ушами, - Похоже и наш солнечный друг столкнулся с этой дивной проблемой, - иссиня-черные губы исказились в злорадной усмешке. И давно мне начало это в нем нравиться? Гад же редкостный...
   - А она его не того? Не набросится? - Неуверенно промямлила я. Все же Темный легко сбивал с толку. - Она дикая?
   Пожалуй, я еще не видела, чтобы Илкир так искренне и безудержно хохотал. Мне оставалось лишь смущенно улыбаться - наверняка я сморозила несусветную глупость. Закончив размазывать по синим щекам счастливые слезы, он многозначительно бросил мне "увидишь" и продолжил всматриваться в лес. Я нетерпеливо ерзала в седле.
   - Ну что там?
   - Скоро увидишь, правда. Они уже идут, точнее... Короче, наблюдай, - полезный совет, ничего не скажешь. Я по-прежнему ничего не видела и не слышала. Только вот... Стоп, кто разрешил этому наглому эльфу без спросу брать мою силу?! - Не злись, пусть мальчишка покрасуется.
   Я надулась как мышь на крупу и прожигала взглядом кустик. Мне показалось, или листики на нем и вправду пожухли?
  

***

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   65
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | | М.Анастасия "Невольный брак" (Любовное фэнтези) | | В.Василенко "Смертный" (Боевое фэнтези) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | П.Коршунов "Галактика онлайн (том 2)" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"