Довыдовский Кирилл Сергеевич: другие произведения.

У трона мертвых (Мертвяк-3). Главы 1-5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Ознакомительный фрагмент) Путешествие героев к Хамртуму. Попытки ГГ вернуть... самое дорогое. А еще куча магии, инуев и могущественных мертвецов. Страничка на АТ

   []
  
  КИРИЛЛ ДОВЫДОВСКИЙ
  
  У ТРОНА МЕРТВЫХ (Мертвяк 3)
  
  Глава 1.
  
  Меня будто подхватило течением. Начались сборы. Бандар рассказал, что есть возможность, сразу на две ставки устроиться. Колдунья дала объявление, что набирает проводников с искателями для похода к Хамртуму. Каждый участник получит по двадцать ойров, плюс, все магоэлементы, что сумеет добыть. Единственное условие - пройти проверку на местном детекторе лжи, который выглядел, как оранжевый граунд с двумя черными полосками. Я сказал, что обойдусь, на что 'индеец' емко ответил:
  - Не получится.
  Весь этот конкурс, по его мнению, затеяли ради меня одного, и он очень советовал явиться на него добровольно. Даже предоставил заранее список вопросов. Ничего критичного для меня в нем не было. Уточняли не затеял ли чего плохого и не из Даркона ли я - видимо, страна, с которой Сайнесс воюет или что-то типа того. Ну и основное, конечно:
  - А если я Мертвый Король, но... этого не знаю? - спросил я Бандара на всякий случай. Про это в списке тоже было.
  - Ты не Мертвый Король, - 'успокоил' он меня.
  - Ну а если?
  - Глаз Жуда сработает только, если ты уверен.
  Значит, амулет не был каким-то совершенным устройством, которое определяет истину. Это было бы странно. Нет, амулет светился красным, когда человек говорил ложь. Все бы ничего, но и как на земном полиграфе, для настройки прибора использовали 'простые' вопросы, на которых я чуть было не погорел. Потому что вопросы были про этот мир!
  Проверку вели в том самом здании, внутрь которого я не сумел пробиться мертвозрением, когда искал Чирика. Строгого вида внутренник со знаком ладони на рукаве спрашивал:
  - Земля внизу?
  - Да.
  - Манус на ноге?
  - Нет.
  Кое-что, скажу честно, удивляло:
  - Тупорук двигается?
  - Да...
  - Вторая голова, как первая?
  - Нет.
  - Внутри второй головы есть первая?
  - Нет.
  - Слова брата забываются?
  - Да?
  Я вспомнил эпизод из фильма, где вот такими странными фразами активировали 'спящих' солдат и прочих шпионов, даже забеспокоился, но вроде ничего не изменилось. Координаты секретной базы в памяти не всплыли, да и рецепт бомбы из уксуса и Растишки не вспомнился. Заминка возникла, когда спросили:
  - Можно ли мыться в яме?
  - Э-э... а яма с водой?
  У внутренника дернулись вверх брови. Черт...
  - С водой, - ответил он после паузы. И повторил вопрос. - Можно ли мыться в яме?
  - Да, - ответил я наугад. И сразу понял, что не угадал. И без того поднятые брови внутренника поползли через лоб. - Нет.
  - Что? - явно растерялся он.
  - Нет, - повторил я, как мог уверено. Внутренник какое-то время с сомнением меня разглядывал, но в итоге перешел к следующему вопросу. Вроде пронесло.
  Просидеть с граундом на шее пришлось почти четыре часа... или шара по местному. Два из них я честно 'проспал' с открытыми глазами. Еще час гонял 'тхоны', ну или импульсы, по-другому. И, наконец-то, у меня наметился прорыв! 'Тхон' - это 'проводимость', если перевести с китайского. Ты ведешь внимание от одной точки тела к другой, постепенно ощущения из мысленных превращаются в физические. Благодаря этому боец тайцзи увеличивает свою силу и может перенаправлять силу удара противника в него самого. По-хорошему, мне бы еще спарринг-партнера...
  К вопросам из списка внутренник перешел в самом конце. И, как себя не успокаивал, я все равно занервничал. Нескольких часов с избытком хватило, чтобы ощутить и защиту на окне, и колдунов, утыканных катастрами и манусами, в соседних комнатах. Сам внутренник, задававший вопросы, тоже подобрался. Я ощутил, как его 'перчатка' едва заметно поменяла цвет в мертвозрении. Фиг его знает, что это значило, но вряд ли что-то хорошее.
  - Вас зовут Кирил?
  - Кирилл.
  Внутренник сморщил веки, но поправился:
  - Вас зовут Кирилл?
  Ого! Даже с двумя 'эл'.
  - Да.
  - Планируете ли вы причинить вред Илианоре Тарлиза?
  - Нет
  - Знаете ли вы кого-то, кто планирует причинить вред Илианоре Тарлиза?
  - Нет.
  - Бывали ли вы в Дарконе?
  - Нет.
  - Знаете ли вы кого-либо из Даркона?
  - Нет.
  - Вы марагаз?
  Хорошо, что это не Чирика спросили.
  - Нет.
  - Знаете ли вы, кто марагаз?
  - Нет.
  - Вы Мертвый Король?
  - Нет.
  - Знаете ли вы, кто Мертвый Король?
  - Нет.
  - Были ли вы раньше в Хамртуме или рядом с ним?
  - Нет.
  Фу!!! Ни разу не засветился! Я определенно думал, что теоретически, я могу быть марагазом, но, видимо, Глаз Жуда сомнения трактовал в пользу отрицательного ответа. И спасибо ему за это!
  - Это все?
  - Да.
  - Я ушел.
  Грубиян-внутренник не сказал, что видел мой уход, но я даже не обиделся. В коридоре я еще раз оглядел ряд иглолистов - деревьев, на стволы которых опирался потолок. Сквозь пространство второго света виднелись двери комнат верхнего этажа. За одной из которых я ощущал мертвозрением... Колдунью. Судя по всему, все-таки ее, а не кожаного утырка. Точка Тарлизы источала фиолетовый свет, с легкой примесью красноты и золота. Джонни же я запомнил полностью красным.
  Чтобы не вызвать подозрения, я бросил наверх лишь короткий взгляд. Увидел еще одного внутренника - на редкость здоровенного мужика, строгости лица которого позавидовал бы и асфальтоукладчик. Он стоял около двери в комнату Колдуньи. Ну да, красивая девчонка - такую стоило бы охранять. Правда, совсем непонятно, на фига ее суда прислали такую молодую. Какой бы супер-крутой магичкой она не была. Посылать ее печень Мертвого Короля добывать, как-то это... не по-мужски что ли. Не, я феминизм уважаю, без шуток. Женщина любую работу не хуже мужика сделает. Слабый пол за последний век достаточно больших открытий наделал. И я не про Марию Кюри, если что. Но... в двадцать лет? Или сколько ей там? Я бы и насчет двадцатилетнего парня засомневался. Взять меня самого. Я и сейчас-то охереваю от происходящего, а случись все шесть лет назад, меня бы, наверное, еще та тетка в метро загрызла. Да так, что оживать было бы нечему.
  Хотя может истинные маги не стареют? И ей семьсот лет уже? Нужно будет у Бандара уточнить.
  
  ***
  
  Проверка искателей на 'детекторе лжи' затянулась до середины следующего дня. К воротам фактории, ведущим в Лес, уже стягивалась участники предстоящего похода. Искателей набралось восемь человек. Судя по виду, почти сплошь - крутых мужиков. Хотя манусы были только у половины, в мертвозрении каждый из них светился, как спальня кошатницы в темноте. Граунды и катастры крепились к самым интересным местам. Боты, одежду и рюкзаки также защищали чары. Среди искателей, конечно, обнаружился и Сарт. Увидев меня, он спокойно прикрыл глаза: мол, привет, и продолжил заниматься своими делами - грузить поклажу на тупоруков. Шпион беззубый, блин. За целый вечер, пока тела носили, даже виду не подал, что меня с мертвяками видел. Ладно, обижаться не буду, но если возникнет случай нам с ним один пирожок на двоих съесть - обязательно ему меньшую половину отломлю.
  Солдат или, по-местному, граничников набралось два полных десятка во главе с очень рьяным то ли сержантом, то ли офицером. Назывался он нером Брагаз, и любая из его команд места на месте не оставила бы ни от ниф-нифовского вигвама, ни от нуф-нуфовского шалашика. Наф-нафовский самострой, может, и уцелел бы.
  Граничники тащили с собой пару, не побоюсь этого слова, гаубиц. Назывались эти штуки хатордорами, а выглядели как очень мощные телескопы на треногах. Один боец нес за спиной подставку, второй - саму трубу. В мертвозрении 'трубы' фанили будь здоров, но энергия распределялась по всему корпусу очень равномерно. Видимо, все же аналог пулемета, а не гранатомёта.
  Разумеется в полном составе отправлялись с принцессой в поход телохранители. Наблюдая за сборами, я довольно быстро выучил их по именам.
  Главного звали Терикан. Он зачитывал мне вопросы, когда меня проверяли на Мертвого Короля. Выглядел мужик хоть и молодо - на тридцать, не больше - но солидно. Руководил, его слушались. Постоянно морщил веки, будто пытаясь себе важности добавить, но так же это могло говорить и об усталости. Интересно, он всех искателей сам 'детектором' проверял? Если да, то странно, что он вообще на ногах.
  Огромадного мужика, почти не уступающего статью Бандару, звали Кадоном. Чем-то он мне напомнил Джейсона Стекхема. Может, выражением лица. Не менее серьезным. Роста во внутреннике, пожалуй, было даже побольше, чем в 'индейце'.
  С Жетом и Левшой я познакомился, когда мы вместе отбивались от нгор'о. Теперь только узнал имена. Тонкого 'аристократа' звали Жетом, юркого 'своего парня' с манусом на левой руке - Левшой. Тут спасовала фантазия, видимо.
  Второй раз она спасовала, когда оказалось, что темнокожего колдуна называли... Черным. Впрочем, сам он вроде не обижался, из чего, активировав дедукцию, я сделал вывод, что в этом мире не было Африки и ее колониальной истории. Впрочем, это не означало, что тут не порабощали китайцев каких-нибудь или рыжеволосых.
  Двух последних звали Камнем и Хартом. Первого, возможно, за приземистость и покатость черепа, где-нибудь посреди регбийной схватки он смотрелся бы органично. У второго, созвучие с английским 'сердце', вероятно, было случайным. Хотя в глаза бросалось, что Харт пообщительнее и повеселее остальных. Он с искателями успевал потусить, и с граничниками пообщаться, и с Савойей парой слов перекинуться.
  И, да, этот товарищ тоже отправлялся с нами, чему я совсем не удивился. Ладно Сарт - он и не разговаривал особо, но Савойя очень хорошо из себя дурака изображал. Не он ли меня внутренникам сдал? Вполне возможно. И, что обидно, и не разозлишься на него особо. Гражданский долг, все такое. Только на фига ему поход? Он-то точно не искатель. Вряд ли белошвейка какая-нибудь, когда пришлось тела таскать, он не отлынивал. Но видно, что руками не привык работать. Что у него за интерес? Не товарищ ли он Антона Лутова? Или, если не он, то один из искателей?
  - Марагаз.
  - Чирик.
  Без моего 'доброго знакомого' это приключение, конечно, оказалось бы неполноценным. Я запоздало сообразил, что как и остальных искателей, его станут проверять на 'детекторе' и обязательно спросят: 'Знаете ли вы марагазов?' В ответе моего альтернативно-одаренного друга я не сомневался, не знал только, как среагирует граунд. Вопрос. Если бы Наполеону - тому самому, из шестой палаты - повесили на шею Глаз Жуда, и спросили, сжигал ли он Москву, амулет посчитал бы за правду утвердительный ответ? Или докопался бы до истины? Догадываются ли психи в глубине своего сознания, что сумасшедшие? До похода, насколько я понял, Чирика допустили. Но то, что он прошел проверку - не факт. Возможно, протокол его допроса просто подшили к моему делу.
  - Ты должен мне, марагаз.
  - Чего это?
  Я свои вещи давно собрал: разложил, как надо, катастры и граунды, дозарядил последние патроны в Калаш - одна полная обойма осталась. Набрал пол рюкзака еды - в основном, умопомрачительного местного хлеба. Теперь ждал остальных. Краем глаза поглядывал в сторону Колдуньи. Она неподвижно стояла в окружении внутренников. Иногда они чуть сдвигались, я мог увидеть краешек ее сапога или красноватый отблеск ленты, что стягивала ее белые волосы в толстый хвост. Терикан не отходил от нее ни на шаг.
  - Правило трех согласий, марагаз, - ответил Чирик очень серьезно. - Я должен понять, не ошибаешься ли ты к рралу. Для этого ты должен мне все рассказать.
  Сначала я даже не понял, о чем он, только через несколько секунд вспомнил. Я же его пикапу взялся обучать... Нет, ну а что? Моуриньо тоже в футбол не играл, а тренером каким стал? Так что небольшой семинар я легко потяну.
  - А! Это легко. Давай, ты будешь женщиной, а я мужчиной...
  - Не буду я женщиной, марагаз! - возмутился искатель.
  - Ладно, я буду женщиной, - не стал спорить я. - Я ты...
  - Ты женщина, марагаз?
  - Нет, я... ...лять...
  - Ты ...лять?
  - Нет, - ответил я угрюмо.
  Надо было сразу догадаться, что абстрактный подход тут не помощник.
  - Правило трех согласий, - я решил сначала начать. - Прежде чем звать женщину... в копу, нужно сначала задать ей два других вопроса... на которые она точно ответит 'да'. Она привыкнет отвечать 'да'... и про копу тоже так ответит. Понял?
  Молчал Чирик долго: больше минуты. Веки у него то морщились, то разглаживались, словно по ним невидимым утюгом проходились. В итоге его взгляд все же принял осмысленное выражение. Он ответил уверенно:
  - Нет.
  - Не видать тебе баб, Чирик.
  - Марагаз! Молю... Все для тебя делать буду!..
  До выхода еще оставалось время, практика в языке мне только впрок шла, так что я объяснял. Смысл 'Правила трех 'Да'', Чирик вроде бы усвоил.
  - И она согласится? - поразился он.
  - Конечно! Вот отвечай на мои вопросы. Мы сейчас стоим?
  - Да.
  - Мы сейчас пойдем в Поиск?
  - Да.
  - Ойра мне в долг дашь?
  - Какого ойра? Ррала тебе в тырку, марагаз, а не ойра!
  Я сделал паузу.
  - Вот видишь.
  - Что?
  - Не сработало. Знаешь почему?
  - Марагаз...
  - Потому что ты не женщина. А на женщине бы сработало.
  - Точно?
  - Десять шансов из десяти.
  После этого Чирик снова загрузился. А когда отмер - попросил еще. Отказывать я не стал. Конечно, немного мне было совестно. Я одно время смотрел ролики со знакомствами, и знал, что все это не работает. Точнее, чуваки с популярных каналов пользовались этой же самой ерундой вплоть: 'У тебя родители случайно не пираты?'. Из-за чего возникала иллюзия, что все это не так уж сложно. Вот только сам я к незнакомой девушке даже подойти не мог. Пару раз только. И далось это таким напряжением нервов, что на сам разговор сил уже не оставалось. Уже позже, я как-то увидел чувака, который знакомился, прямо на улице. И тот случай окончательно убедил меня, что это не мое. Говорил тот парень всякую ерунду. Что утром была хорошая погода, а днем стало жарко. А холод он не очень любит. Пошутил, что кости ломит от холода. Самое обидное, что и выглядел он не как Орладно Блум. Тощий, сутулый, с ранними залысинами. Лицо приятное, но не более. А девушка рядом с ним стояла... секс-бомба: подтянутая, в дольче-габане и даже губы не как у Скруджа Макдака, а нормальные человеческие. И вот эта вся фигня про погоду ей нравилась. Она смеялась, улыбалась, трогала его за рукав, хотя я видел, что они только познакомились: десяти минут не прошло. Я очень четко тогда понял, что дело не в фразах, которые ты говоришь. А в какой-то то ли уверенности, то ли непосредственности...
  И я сделал для себя тогда обидный вывод, что это либо дано, либо нет. Это не означало, что мне суждено умереть девственником. За пару лет до этого я им даже перестал быть. Скорее, это вело к тому, что я не смогу познакомиться с девушкой, которую сам выберу, а смогу только с той, что будет внутри моего круга общения. С которой обоюдная симпатия возникнет сама по себе. И тогда я поостыл ко всем этим практикам соблазнения.
  Забавно, Чирику, то, чего я успел нахвататься, могло и пойти на пользу. Если он в какие-то из этих способов по-настоящему поверит, то чем черт не шутит. Обретет уверенность, начнет за этой своей Лемией ухаживать - превратится в достойного человека. Чего в жизни не бывает...
  
  ***
  
  Бандар появился, когда все уже было готово. Своему многокарманному одеянию он не изменил, добавил к нему монструозных размеров рюкзак, тот же Чирик в нем бы целиком поместился. В руке 'индеец' держал секиру, увидев которую я сразу посочувствовал реквизитору фильма У Холмов Есть Глаза, потому что вскоре он должен был кое-чего не досчитаться в своей подсобке.
  - Как далеко ты чувствуешь мертвецов? - спросил он негромко, подойдя ко мне.
  Не стоило ожидать, что раз я упомянул об этом вскользь, он не обратит на это внимание и сразу забудет. Очевидно, что так или иначе он про мертвозрение в курсе...
  - Если встать около 'У мрачного', то я во всей фактории их увижу, - решился я. - Но только самых слабых. Сильные могут прятаться. Чтобы их увидеть, иногда надо ближе подойти.
  Бандар ненадолго прикрыл глаза и...
  - Вы их тоже видите?
  Блин. Вот кто меня за язык тянул?!
  - Да, - ответил он просто. - Но не так далеко. На одну-две сотни мечей.
  Умел бы я морщить веки, сморщил бы. С одной стороны хорошо, что он отвечает, а с другой слишком быстро это все. Нельзя во вторник человеку вообще не доверять, а в среду уже запасную связку ключей ему на хранение оставить. Ладно, буду начеку.
  - Дубль у тебя? Который я тебе дал?
  - В чеплаке.
  - Хорошо, - сказал он. - Но лучше положи в карман. В этот. Он специально для дублей. И учти, что дубль тройной. Третью часть я отдал внутренникам. Если почувствуешь мертвецов, особенно развитых, сразу сообщай.
  Сразу сообщать... то есть...
  - Вы им рассказали? - спросил я ровно. Даже удалось обиды в голос не добавить.
  - Нет. Они знают только то, что на тебя не нападают. Но мы не можем жечь время на то, чтобы замаскировать другие твои умения.
  На секунду возникло желание спросить: рассказал ли он внутренникам о своей чувствительности, но я его поборол. Логика в словах 'индейца' была. Раз уж мне, по сути, давали шанс доказать, что никакой я не марагаз и не Мертвый Король, я должен был приложить все усилия. Еще ведь и заплатить обещали. Моя чувствительность сильнее - значит, мне и сообщать об опасности. Устраивать же сломанный телефон просто глупо.
  - Я понял, как сделать, - в голову и вправду пришла мысль. - Я пойду немного впереди остальных. Мечей на сто-двести. Меня будет видно. Если появятся мертвецы, на меня они не нападут. Если же я их почувствую - то скажу, что увидел их. Я же ближе остальных.
  С минуту Бандар молча на меня смотрел, потом еще раз 'кивнул' глазами:
  - Сделаем, как ты говоришь. Но на время привалов ты должен возвращаться ко всем.
  - Зачем?
  - Если будешь всегда один, тебе не начнут доверять.
  Это... была глубокая мысль.
  - Эм... Хорошо.
  Перед тем, как отойти, Бандар снял рюкзак и вытащил из него катастр. Такого же зеленого цвета, как и лечилки, которые я видел у бандитов, только этот состоял из трех крупных призм, спаянных друг с другом в треугольник. В разрезе амулет выглядел бы, как земной знак радиации.
  - Часть твоей платы. Большое Лечение.
  - Спасибо... А как он...
  - Приложить к телу и вдавить управляющий камень.
  Снова надев рюкзак, 'индеец' зашагал в сторону внутренников. Ко мне же вернулся Чирик. Его приближение я ощутил без всякого мертвозрения - по восхитительному запаху жаренной курицы. Здесь так пахло приготовленное на огне мясо куйкуна.
  - Вот скажи, марагаз, - спросил он, не переставая обгладывать косточку. - Рралов держала говорит, что он грап, так?
  - Так.
  - И грап только он, других он не знает.
  - Вроде... - не помню, чтобы Бандар прямо так говорил, но, кажется, это имелось ввиду.
  - Если только он грап, то откуда он это знает?
  Выбросив обглоданную косточку, Чирик преспокойно пошагал куда-то дальше, оставив меня... обдумывать это.
  Спустя минут пять я твердо вознамерился отомстить ему, спросив о том, что было раньше куйкун или яйцо. Пусть помучается, человек дождя херов.
  
  Глава 2.
  
  Лес Дикого. В воспоминаниях Альбины рассказы о нем занимали отдельное место. Группа двигалась со скоростью тупоруков, потому ни что не мешало Иле идти, держа перед глазами раскрытый дневник Третьей Волшебницы:
  '...за каждой тенью, казалось, таился чей-то голодный взгляд. Не знавших ничего кроме борьбы существ Леса не страшила даже мощь истинной магии. Я высохла сотню раз и столько же раз нашла в себе новые силы и новое желание жить. Оказалось, что они всегда были со мной. В точности так, как и говорил номме Летрон. Только на Диком я поняла, что не такие уж Тайвзы и сумасшедшие. Если бы не все то время, что я сожгла под присмотром учителя в зале упражнений императорского дома, Сайнесс очень быстро лишился бы свой Волшебницы. Только испробовав на прочность, испытав все возможные и невозможные способы, чтобы убить, Лес, наконец, перестал считать нас добычей и открылся по-настоящему. И это того стоило. Мы своими глазами видели Большое Гнездо айолов и охотились с ними на Короля Тупоруков! Мы добрались до Пустого Острова, где говорил с нами древний... Мы слышали пение Алой Птицы...
  Я до конца жизни запомню ту бесконечную ночь, компенсор второго схождения... Рад и Катисто, встретившись в пике возвышения сияли так ярко, что заполнили собой, казалось, все небо. Если бы я могла, если б я только могла, я бы осталась в том моте, в том листе, в том шаре... навсегда...'
  Один из отрывков, который Ила перечитывала бесчисленное число раз. Она запомнила его сразу, но водя пальцами по страницам, принцесса будто начинала понимать не только смысл слов, но чувствовать саму Альбину. То о чем она думала, о чем мечтала в тот момент, когда вела стил своей тонкой рукой.
  В дневниках Альбины подробно описывала свое второе путешествие на Дикий. То самое, во время которого она одолела Главное Древо и раздобыла для Сайнесса магоэлемент с тридцатью четырьмя ядрами. И если начинала она сухо, то постепенно в этих строках появлялось все больше настоящего чувства. Будто Волшебница в какой-то момент... перестала скрывать их от самой себя. Тот отрывок, что Ила сейчас перечитывала, был из последнего дневника Альбины. С победы над Главным Древом к тому моменту успело сгореть почти два полных круга.
  - Ты думаешь, что она писала про него, так ведь? - спросила Луиза. - Про Кенора Сутра?
  Девушка сидела на спине неспешно переставляющего ноги тупорука. На Илу она смотрела с участием.
  - Я не знаю, - ответила принцесса, перевернув страницу.
  - Нигде об этом прямо не написано, - заметила Диана.
  - Он потом стал Мертвым Королем, - добавила Луиза. - Была причина скрывать.
  - Но ведь тогда она не знала, что он им станет!
  - Может быть знала?
  Ила все же закрыла дневник. Они обсуждали эти строки много раз, и вряд ли могли додуматься до чего-то нового. Принцесса просто проверяла теорию о том, что на Диком дневник может как-то измениться.
  - Терикан, ты уточнил, сколько до Хамртума?
  Если судить по карте, то около ста, ста десяти линий. Сейчас они шли, наверное, две-три линии за шар. Если идти шаров по десять за оборот, то оборотов за пять можно дойти. Но это по прямой. У них вряд ли так получится.
  - Туркха сказал: семь оборотов, - ответил внутренник, подойдя ближе. Сделав несколько шагов молча, добавил еще. - Левша с Хартом будут смотреть за Чирисором. По очереди - никто не заметит.
  - Хорошо.
  Защитник не хотел допускать к походу Биксана Чирисора. Он оказался одним из тех искателей, что не прошли проверку Глазом Жуда. Сразу троих или четверых забраковали за то, что они назвали ненастоящие имена. Чирик же - так его звали все в фактории - не так, как нужно ответил на начальные вопросы. В тесте не существовало правильных или неправильных ответов. Каждый из четырех вариантов ответов - честные и нечестные 'да' и 'нет' - добавлял от ноля до двух баллов. Итоговый счет определял результат.
  0-2 баллов - Глаз Жуда сработает безошибочно.
  3-5 баллов - маленький шанс обмануть Глаз Жуда, если допрашиваемый проходил обучение.
  6-'9'' баллов - Глаз Жуда не сработает.
  Более '9'' баллов - допрашиваемый сломанный.
  Ила всегда набирала в этом тесте от пяти до семи баллов, в зависимости от того, кто давал ответы. Понятно, что произносила их сама принцесса, но она пробовала дублировать ответы 'друзей'. Разумнее всех, с пятью баллами, как и всегда оказалась Диана.
  Большинство людей получали ноль баллов или один балл. Биксан Чирисор набрал девять. Другими словами, он был в одном шаге от сумасшествия. Его тут же проверили на Помутнение и Личину, но оказалось, что он никем не притворяется. Ила велела Харту расспросить местных. О Чирисоре говорили, что волосы у него всегда росли больше внутрь головы, чем наружу, но прямо сломанным его не считали. Вряд ли бы сломанный выжил, регулярно отправляясь в Поиск, а он приехал на Синюю Скалу много кругов назад.
  В итоге Ила приняла решение допустить его до похода. Они как-то были связаны с Кирилом, с этим тоже стоило разобраться.
  Еще одним неожиданным...
  - Не таким уж и неожиданным, - хмыкнула Луиза.
  ...ладно, еще одним ожидаемым участником похода оказался держатель магоэлементов. Как поняла Ила, он с самого начала это планировал. Келин перебрался из благополучной Глубокой в Синюю Скалу, надеясь воспользоваться, доставшейся ему частью наследства. Довольно сомнительной, но младшему наследнику не самой богатой семьи выбирать не приходилось.
  Савойя пришел почти сразу после того, как Терикан объявил по фактории, что Илианора Тарлиза набирает искателей для путешествия к Хамртуму. По большому счету, Ила не имела ничего против. Хотя держатель и не выглядел как боец, его семья принадлежала к древнему дому Трацте. Пусть это не помешанные на самосовершенствовании Тайвзы и только младшая семья, но все равно это древний дом. Наследников в которых манусом учили владеть всерьез. Обузой Савойя не станет.
  Сомневался Терикан. Во-первых, из-за того, что Савойя присоединялся в последний момент, во-вторых, из-за того, что он Трацте. Как и Абац Жалке, который приязни к Иле явно не питал. С первым все было понятно - работа такая у защитника, всех подозревать. А вот со вторым... Ила считала, что тут Терикан жаренного куйкуна караулит. Трацте даже внутри одной семьи не особо друг другу доверяли. Такой уж это дом. Пока тиск на договоре не стоит, Трацте с тобой листиком не поделится. Причем, им неважно с кем сотрудничать, главное, чтобы это было выгодно.
  Решение предложил сам Савойя.
  - Я готов пройти проверку Глазом Жуда. Такую же, как искатели.
  И вот после этого Терикан по-настоящему насторожился. Да и сама принцесса. Для владельца было почти немыслимо, чтобы его ответы проверяли на правдивость. Это означало, что иначе он мог бы соврать, а ни один владелец в таком, конечно, не признается. А намеки на это - вернейший способ следующую встречу провести в компании распорядителя поля.
  - Разумеется, я отвечу только на вопросы из списка, - добавил он. - И я прошу вас, могущественная, и вас нер, сохранить это в тайне.
  Это уже не так странно, но все равно...
  - Зачем вам это, номме? - спросила она.
  - Я объясню. Смотрите.
  Он положил на стол перед ней форму, несколько раз коснулся управляющего камня, перелистывая страницы.
  - Это...
  - Карта путешествия Альбины Тарлиза от Синей Скалы до Хамртума, - проговорил Савойя. - И обратно... но, вы знаете.
  Да, она знала. Обратно Волшебницу... ее тело... несли защитники. Приглядевшись, Ила заметила, что карту рисовали не в писателе, а перенесли из райма. Снимки показывали изображение старой книги. Страницы в ней пожелтели от времени, уголки загнулись и смялись.
  - Откуда это у вас?
  - Наследство, - ответил Келин. - Мой прадед был защитником императрицы в ее последнем походе.
  - Как его звали? - тут же насторожилась Диана.
  Ила озвучила ее вопрос.
  - Нимог Савойя.
  - У Альбины не было такого...
  Принцесса осеклась. В последний поход Волшебница отправилась сразу после Викинда, где в боях с фанатиками из альянса Старой Луны погибло несколько ее защитников. Очевидно, что к ней приставили новых.
  - Прадед много кругов служил в надзоре охраны в Канитоне, доставлял магоэлементы к билонам Стены Регана. После Старой Луны его выбрали в защитники императрицы. На Дикий он отправился с ней и был одним из тех, кто вернулся. Во время похода он вел записи, это была его старая привычка, еще со Стены. Он изучал инуев, чтобы знать, как им лучше противостоять.
  Ила прикрыла глаза, принимая объяснения. Она такого защитника не помнила. То есть, не знала - внешняя память не позволила бы забыть. Позже она уточнит у Терикана: либо он сам, либо кто-то из внутренников вспомнит Нимога Савойю, если он существовал. Изучение отчетов предшественников входило в их обучение. Правда, от последнего похода отчетов и не осталось... Ила знала, потому что сама искала. Все, что принцесса выяснила о том походе, ей рассказала бабушка.
  - Если вы откажете, я все равно отдам вам форму, - заверил Савойя. - Но там в пометках и описаниях много сокращений, в которых вы, возможно, не сумеете быстро разобраться. А мне их разъяснял сын Нимога, то есть мой дед. Кое-что из того, что он рассказывал, здесь в форме вообще нет...
  - Простите мою прямоту, номме, - произнес Терикан. Защитник по обыкновению стоял у нее за спиной. - Но я должен понимать ваши мотивы. Вы хотите помочь? Больше ничего?
  Это было грубо, но... хорошо, что это Терикан сказал. Ила заметила, как у Савойи сморщились веки... но он сдержался и ответил почти спокойно.
  - Помочь могущественной - долг любого владельца, - он сделал паузу. - У меня есть и свои мотивы. Я так или иначе планировал поход к Хамртуму.
  - Для чего?
  - Я держатель магоэлементов, - повел глазами в сторону Савойя. - Ради магоэлементов. У меня есть сведения о том, где у Хамртума можно найти... кое-что. В обмен на карту и мою помощь, я хотел бы получить возможность эти магоэлементы забрать. Разумеется, фактория получит свои три части, остальные восемь частей я предлагаю поделить поровну между семьей Савойя и домом Тарлиза.
  - В этом нет необходимости, - заверила принцесса.
  - Я настаиваю, могущественная, - владелец прикрыл глаза на целый мал. - Я принадлежу к древнему дому Трацте, мы знаем, как следует делать дела. Большая часть работы повиснет на ваших ногах и ногах ваших защитников. Я понимаю, что императорский дом не испытывает нужды в средствах, но речь идет не о горстке ойра, а о редчайших магоэлементах. Я думаю, им вы сумеете найти применение. Кроме того, несмотря на то, что я безмерно уважаю своего прадеда, он не сумел выполнить своего долга... Альбина погибла. Я хотел бы, насколько это возможно... закрыть этот долг. Потому я и хочу отправиться с вами, а не просто передать карту. Я, конечно. не лучший из магов, но манус у меня не для того, чтобы рука не мерзла.
  - Номме, я буду рада, если вы присоединитесь к походу, - произнесла Ила.
  После таких слов она и не могла ответить ничего иного.
  - Я не подведу вас, могущественная, - снова прикрыл глаза Савойя.
  Мужчина ушел готовиться к походу. Экземпляр формы он оставил ей, объяснив, что у него есть еще один.
  - Трацте остаются Трацте, - сказал Терикан, когда Савойя ушел. - Из-за ойра готов к кайсу в пасть лезть.
  - Не только из-за ойра.
  - Когда речь идет о безопасности наследницы императорского дома, он мог бы про магоэлементы не вспоминать! - горячо проговорил защитник. - Я бы не вспомнил.
  - И я очень ценю это, Терикан, - заверила принцесса.
  - Хитрюга какая, - ехидно проговорила Луиза.
  - Что?!
  - Нет-нет, ничего!
  Ила бросила на 'подругу' подозрительный взгляд, но та сделала вид, что снова проверяет, не появилось ли в зеркале ее отражение.
  - Номме Савойя поступил очень разумно, решив обговорить все детали до начала похода, - сказала Диана. - Кроме того, он из другой семьи и из другого дома, он не обязан ничего делать для Илы просто так. Терикан за свою работу тоже плату получает.
  - Я думаю, что он бы и без платы согласился работать, - сказала Ила.
  - Говорю же - хитрю...
  - Луиза!
  Девушка засмеялась, а вместе с ней захохотал и Кевин.
  Келин Савойя так же присоединился к походу. В отличие от того же Тейлока Дралоза, от которого как от Держателя Поиска принцесса ожидала... хотя бы вопросов, но не последовало даже их. Сославшись на занятость, имперский подданный не согласился даже на встречу. Ила думала, что чинить препятствия может начать ключник, но Жалке лишь сообщил через Антона Лутова, что 'леона Тарлиза может заниматься, чем угодно во время своего частного визита, лишь бы он не помешал работе фактории'. И, как выяснил Харт, запретил отправляться с ней искателям, у которых горели 'обороты фактории'. Наверняка, мог и тем, у кого 'обороты искателя' запретить, но ограничился этим.
  - Испугался толстяк, - пробормотала Луиза.
  - Ну... скорей всего.
  Иле ключник тоже не нравился.
  - Левша сказал, что вернул нож Кирилу, - сообщил Терикан, когда они уже выходили из 'Цвета'.
  - Хорошо.
  
  ***
  
  Они вышли из Синей Скалы только к концу золотого цвета, но до темноты продвинуться успели совсем немного. Лес никак себя за это время не показал.
  - Привал! - чуть усилив слово Голосом, объявил Терикан. Ила видела, как он перед этим посовещался с Туркха, который всю дорогу шел впереди группы. И без того огромный, с рюкзаком размером с кроватошкаф, держала сосредотачивал на себе внимание.
  Для остановки выбрали подножие невысокого холма, где деревья росли чуть реже. Искатели с абордажниками принялись за обустройство лагеря. Черный с Камнем стали накладывать охранные и защитные заклятия. Ила ощутила Полог, Искажение, Колебатель и Упругий Щит, которые окружили стоянку невидимыми для глаза стенами. Полог защищал от магического поиска, а при достаточной мощности даже препятствовал прохождению сигналов дублей. Искажение давало невидимость... нет, точнее создавало иллюзию, которая, к примеру, могла повторить участок леса занятый искателями и граничниками, но уже без искателей и граничников. Ну и Колебатель с Упругим Щитом шли стандартной парой для подобных ситуаций. Упругий Щит пропускал через себя только воздух и свет, мягко отталкивая от остальное, а Колебатель сообщил бы магу, если бы что-то смогло пробиться сквозь Упругий щит, включая любую структурированную магию.
  Впрочем, едва сотворив Упругий Щит, Черный тут же его развеял, чтобы не мешать граничникам собирать дрова для костра. Каждый раз когда кто-то проходил сквозь намеченную границу, поля Колебателя и Искажения шли всполохами, устраивая, кажется, чересчур заметную иллюминацию. Ила подумала: не указать ли на это... но всего через пару листиков свечение полностью исчезло. Хорошо, что промолчала.
  Наблюдая за приготовлениями, Ила вдруг почувствовала себя не удел. Наверное, она могла бы помочь с заклятиями или даже хворост со всеми пособирать...
  - Только попробуй!
  Ила с трудом подавила желание отступить от Луизы на пару шагов. Ее веками в тот момент можно было бы ржавчину со старых лазр соскребать, насколько они наморщились.
  - Ты наследница императорского дома, а не дровосек!
  - Дровосек - это тот, кто рубит деревья, а не тот... - начала было Диана, но...
  - Вы меня до верхнего ветра решили довести?! - разъярилась Луиза.
  - Это шутка! - поспешила заверить 'подругу' Ила. - Я пошутила! Я не буду собирать хворост, а вот чистить согок для похлебки... тоже! Тоже не буду! Я же не сломанная. Я понимаю, что принцессы таким не занимаются...
  Положение спас подошедший к ней Терикан.
  - Слушаю вас нер, - Ила попыталась встать так, чтобы не видеть Луизу.
  - Могущественная, насчет шатра... - начал защитник неуверенно.
  - Терикан, ты же сам сказал, что он будет привлекать внимание.
  - Я взял в фактории другой, меньшего размера.
  - Терикан, Мешка хватит...
  Ила осеклась, спиной ощутив, насколько 'ласково' в этот момент смотрит на нее Луиза. Наверное, из них всех для нее поход был самым тяжелым испытанием. Если Диана еще на сиквестре вместе с Илой сменила якашу и шиму на походный кувон, то Луиза и не думала переодеваться. Тоненькие разрисованные кунчиками пиоты, которые Луиза так любила, плохо подходили для ходьбы по острым корням и мокрой лесной траве.
  - Знаешь, Терикан, пусть не ставят шатер, а просто разложат. Я лягу в Мешке сверху.
  - Слушаюсь, могущественная.
  Защитник отошел, а Луиза...
  - Слушай, мы же не можем...
  - Я на тебя не смотрю!
  Ила вздохнула. Хорошо хоть Кевин, кажется, был в восторге от леса. Он бегал где-то среди граничников, с интересом наблюдая за тем, как зажигают костры, как ставят на треноги хатордоры, как обустраивают себе места для ночлега искатели.
  - Здорово, ты с едой придумала, Диана.
  - Мы вместе придумали.
  Перед началом похода Ила по совету Дианы попросила Терикана, чтобы он договорился с Туркха и с Брагазом, чтобы обеды и ужины на всех готовили общие. Благодаря общительным Харту и Левше с абордажниками внутренники перезнакомились, но оставались еще искатели. Которые, к тому же, могли рассказать немало полезного о том, как вести себя в Лесу. Конечно, можно было просто приказать, но как объясняла ей леона Серанора, если создать правильные условия, то, что тебе нужно, может произойти само собой.
  Отстраненно об этом размышляя, Ила вдруг увидела, что Луиза больше на нее не дуется, а наоборот ехидно улыбается. Несколько листиков принцесса делала вид, что ничего не замечает, но потом все же не выдержала:
  - И чему же ты радуешься, милая?
  В ответ Луиза беспечно повела глазами, вздохнула мечтательно:
  - Да так... Просто представила, как ты будешь переодеваться... Столько сильных мужчин рядом... Уж не из-за этого ли ты отказалась, от...
  На мот Ила забеспокоилась, но быстро сообразила:
  - Шатер можно поставить на время.
  - Да, конечно... - протянула Луиза беспечно. А после, глянув на нее, дернула глазами верх-вниз. - А в туалет как будешь ходить?
  - Я...
  Ила вдруг поняла, что не знает, что ответить. Даже если поставить шатер... туалетного шкафа в нем нет...
  - Как-то же с этим справляются... - протянула она обеспокоенно.
  - Конечно! - заверила Луиза. - Мужчины справляются. Потому что у них есть их штуки!
  - Знаешь что, Луиза?!
  - Что?
  - Теперь я на тебя не смотрю!
  - Ха!
  - Кевин, покажи Луизе глаз!
  - Ха-ха! Сейчас! Сейчас покажу!
  - Эй!
  
  ***
  
  Шатер расстелили для принцессы между стволом молодого воторгомута и высохшим чайным кустиком, что дало некоторую степень уединения. Устроившись складном стульчике, что принес для нее нер Джиностино, Ила осторожно сняла с себя Усиление Тела. Тут же почувствовала неприятное тянущее ощущение через все тело, но оно почти сразу прошло. 'Усиления' всегда тяжело ей давались. Разве что, с Усилением Ума, которое улучшало скорость реакции, не бывало проблем, а вот Тело, Слух, Зрение и Обоняние сбивали ее с толку. Ей сразу становилось сложнее творить другие заклятия. Опытные и умелые маги накладывали одновременно по два Усиления, Стефан Тайвз, как ей рассказывали - сразу три.
  Она и сама могла наложить, как минимум, два из пяти, но только с помощью мануса, в то время, как номме Гротрази заставлял ее делать то же самое за счет истинной магии. По его словам, для истинных магов было обычным держать одновременно все пять Усилений, причем Усиление истинного мага не шло не в какие сравнения с Усилением манусом.
  Ила честно тренировалась, но пока получалось не очень. Во время боя в Мели она, к примеру, вовсе Усиления не использовала, чтобы не рисковать. И так столько людей погибло...
  - Ты не виновата, - напомнила Диана.
  - Я понимаю, Диана, - ответила принцесса, бросив взгляд на Жиму. Девочка сидела в нескольких мечах от нее на поваленном стволе дерева и чуть покачивалась взад-вперед. - Но всегда хочется сделать лучше.
  Отбросив эти мысли, Ила подумала, что нужно поговорить с Савойей - обсудить карту, которая осталась ему от прадеда. Они договорились, что Бандару Туркха о ней пока не скажут... просто на всякий случай. Терикан всецело одобрил эту предосторожность.
  Она хотела послать за держателем, когда вдруг ожил один из дублей на ее кувоне. От того, что связывал ее с внутренниками, постоянно слышались негромкие переговоры, которые Ила воспринимала, как фон, а вот второй дубль дал ей Туркха. И он связывал ее не только с держалой, но и с Кирилом. Предполагалось, что должен будет сообщить о появление поднятых, если вдруг их 'почувствует'. Она думала отдать дубль Терикану, но защитники точно не стали бы полагаться на предупреждения от непроверенного человека. Принцесса оставила граунд себе, и вот он впервые зашумел. Ила нажала на управляющий камень.
  - Я обошел вокруг, - раздался голос. С заметным акцентом, но в остальном вроде бы обычный. - Мертвецов нет вроде.
  Голос замолк, но связь не разрывалась.
  - Грибов тоже нет, - добавил неожиданно голос.
  - Чего нет? - вырвалось у нее. Может, неправильно расслышала? Она такого слова не знала.
  - Э-э... вижу вас! То есть, не вижу... А как тогда?.. Ладно... В общем, грибы это такие штуки, они около деревьев, из земли растут... Они как овощи, но не овощи...
  Голос замолчал. Сгорело еще мал или два, а потом связь прервалась. Она старательно прислушивалась и, кажется, в самом конце из граунда донеслось еще какое-то слово. Тоже незнакомое. Что-то вроде 'бьят' или 'йять'. Точно Ила не расслышала.
  - Похоже, в нашем отряде на одного сломанного больше, чем мы думали, - протянула Луиза.
  
  МИНИ-ГЛОССАРИЙ
  Меры:
  Компенсор: 'дополнительный день' в конце каждого из схождений. Может длиться от нескольких минут до нескольких часов.
  Обращения:
  Распорядитель поля: ведущий официальной дуэли владельцев.
  Общество:
  Внешняя память: эйдетическая память.
  
  Глава 3.
  
  - ...лять, - вырвалось у меня, когда я отключил дубль.
  Про грибы явно было лишним. Вот не умею я с девушками общаться. Хотя ей же пятьсот лет, может быть, так что... к черту, вообще. Вот реально сейчас не до того, чтобы на принцесс впечатление производить. То есть, впечатление произвести нужно, но не завидного жениха, а полезного человека, с которым можно иметь дело, не опуская его при этом в чан с кипящей сгущенкой. Ну или во что здесь опускают, чтобы от 'марагазовства' подлечить... Насчет мертвецов отчитался. Спрашивать: как я их 'почувствовал' никто не стал, так что пока все нормально.
  Вернувшись в лагерь, я нашел глазами Чирика, который облюбовал местечко в метре от самого большого костра. Усатый мужичок из граничников с очень серьезным видом помешивал длинной ложко-вилкой то в одном котелке, то в другом. Я тут же уловил запах мяса, который так и не утратил для меня своей восхитительности. Вот же... так-то я еды набрал, но, надеюсь, той каши они тоже приготовят.
  Чтобы не страдать, я отошел от костра подальше. Скинул рюкзак и, ради маскировки, быстренько откопал себе спальное место по типу, что делали для себя искатели. На фига это нужно, я пока не понял - скорей всего по технологии, чтобы Мешки правильно работали. Запоздало сообразил, что спальником стоило обзавестись. Да, мне спать ненужно, но маскировку никто не отменял. Насколько я заметил, Мешки были вообще у всех. Ладно, черт с ним.
  Люди уже готовилась ужину, занимая места вокруг костра, но некоторые устроили себе что-то вроде тренировки. Двое граничников играли в подобие лазертага. Один атаковал бледно-желтым лучом, резко указывая перчаткой, второй, стоя метрах в пяти от товарища, подставлял под луч манус, создавая вокруг перчатки легкое голубоватое облачко. Сначала, на небольших скоростях граничники отбивали почти все удары, потом скорости возросли. Иногда граничник, прежде чем выстрелить, делал ложный замах - из-за чего его оппонент слишком рано создавал защиту вокруг мануса, а когда заклятие появлялось, защитное облачко уже пропадало. Каждое попадание сопровождалось смехом и незлыми подначками.
  Судя по всему, развлечением это было популярным, потому что вскоре образовалась вторая пара. Я подумал, что сейчас все этим начнут заниматься, но нет. Солдаты у хатордоров - стационарных катастров, и еще пара - в других сторонах лагеря, оставались на постах: смотрели за лесом и внимания на веселье не обращали. Как, кстати, и внутренники. Те, в основном, кучковались в центре лагеря, вокруг 'спартаковского' деревца, под которым - я чувствовал мертвозрением - сидела Колдунья. Особо я взглядом туда старался не бросать - все еще немного неловко было за грибы с овощами, да и тот огромный мужик - Кадон, стоял рядом и жуть как грозно смотрел. Такого бы на молочный завод - кефир из молока делать, производственный цикл всерьез бы упростился.
  Довольно скоро я ощутил что-то похожее на атмосферу общественного стадиона в летний выходной день. А что, народ тренируется, периметр защищен. Разве что девчонки по кругу не бегали. Когда пара искателей принялась упражняться в фехтовании - я тоже не выдержал. Думал просто тайцзи поделать, но потом на глаза попался Аргумент.
  - Хм...
  С одной стороны, форма неудобная, да и вес... но учитывая мертвячью силу - можно попробовать. Взявшись за рукоятку, я выбрал себе местечко посвободней, встал в начальную позицию... пробежался вниманием по телу... подышал... и начал движение.
  Не все знают, но большинство 'кулачных искусств' выросло из фехтовальных стилей. В том числе и тайцзицюань. И форму с мечом я тоже учил, но уже в свободное время и в свое удовольствие, хотя практической пользы от нее было мало.
  Давненько я ее не повторял... Думал, что очередность движений подзабудется, но неожиданно выполнил все с первого раза, хотя форму с мечом знал хуже. Все-таки память у меня всерьез улучшилась, это уже невозможно отрицать. Это и по изучение языка было заметно.
  Как-то этого мой зомби-организм добился. Количество нейронов в мозге увеличил? Или связь между нервными окончаниями сделал быстрее? Черт его знает. Было бы у меня собрание сочинений Андрея Курпатова под рукой, я бы разобрался - он про мозг много понаписал, а так нет. Ладно, а если быстрее попробовать? Попробовал. И закончил быстрее: минут за шесть с половиной. Внутренний хронометр улучшается, когда упражнения на время часто делаешь. Так, а еще быстрее? На максимальной скорости всегда ошибки выскакивают, но импульс по телу почти уверенно уже ходит, так что грех не попробовать. Дух Чжан Саньфэна мне бы этого не простил.
  Аргумент разрезал воздух, и я начал. Кисть приходилось стискивать, чтобы, случайно вырвавшись, молот бы не закончил путешествие внутри чьего-нибудь черепа. Даже мертвая рука от этого напрягалась, мне не до конца удавалась удерживать равновесие... но в целом я кайфовал. Все было почти так, как до укуса. Я чувствовал тело, чувствовал импульс. Видимо, постепенно мертвячий организм начинал понимать, чего я от него хочу. Месяц на Острове не прошел даром. Да и после я не упускал возможностей потренироваться.
  Выполнив последнее движение, я опустил Аргумент. В этот раз, по ощущениям, сделал минуты за четыре. Неплохо. Далеко не рекорд. Я большую форму делал за две минуты сорок секунд, а она почти в два раза длиннее, так что есть куда стремиться.
  - Интересно. Ты Кирил, так?
  Я, конечно, заметил, что за мной наблюдали. Когда-то меня это дико сбивало. Один из моих учителей даже давал упражнение - стоять в столбе или делать форму в общественном парке, где все на тебя смотрят. И, в целом, всем было пофиг. Людей больше интересует то, что происходит с ними, а не с кем-то другим.
  - Кирилл, - поправил я. - Вижу тебя.
  - Марог, - представился искатель. - Вижу.
  Это был один из тех, кто упражнялся с мечами. Точнее даже с мечами-катастрами, потому что в мертвозрении лезвия светились красным. Перед началом тренировки искатели зачаровали оружие дополнительно, проводя манусом по режущей кромке. Я искренне понадеялся, что они так не заточку обновляли, чтобы сделать впечатления от занятий ярче.
  - Не тяжело? - чуть поведя глазами, указал он на Аргумент.
  - Немного.
  - Попробуем?
  Конечно, сомнительно, учитывая, что фехтовал я до этого ровно ноль раз, но ничто не мешало научиться.
  - Давай, - сказал я.
  Прикрыв глаза, искатель отошел на пару шагов и встал в левостороннюю стойку. Меч он выставил вперед, правую руку, закованную в манус, оставил около живота. Я встал как в форме. В левосторонней стойке, но с мечом в правой руке. И тут же почувствовал себя глупо, потому что левая сторона оказалась не защищена. В форме часть движений как раз имитировала наличие на левой руке щита... а в другой части меч держался уже двумя руками, не говоря уже о том, что по ходу комплекса он передавался из руки в руку несколько раз. Только встав перед реальным противником, я понял, что форма мало приспособлена к реальному бою... либо, что вернее, у меня не хватало знаний.
  Помню, когда я пришел в секцию по тайскому боксу, приемы из тайцзи заработали, только когда я набрался опыта спаррингов. И за счет них имел заметное преимущество перед боксерами и муайтайцами, которых тайцзишные затягивания и контратаки ставили в тупик. А до этого мне нормально по куполу настучали.
  С мечом же... получилось почти то же самое. К счастью, Марог довольно быстро понял, что я ни бум-бум, и пару раз огрев меня по левой руке и по корпусу, он заметно сбавил темп. При этом один раз я меч у него выбил, а после едва-едва не задел Аргументом по бедру, отчего сам испугался. Забыл, что машу не тренировочным снарядом, а пятнадцатикилограммовой кувалдой. Приемы из тайцзи даже пробовать не стал, нужно было сначала приноровиться.
  - Можно посмотреть? - спросил Марог минут через пятнадцать. Дышал искатель тяжело, но падать от усталости не собирался. Это мне зомбарю по-барабану, а вот мужик силен. Раунды трехминутными не просто так придумали.
  - Да.
  Аргумент искатель принял двумя руками. И под его весом, конечно, не пошатнулся, но брови у него дернулись вверх. Он положил манус на расплавленную голову молота, и на секунду ее окутало бледноватым магическим свечением.
  - Тропал? - спросил он, возвращая мне Аргумент.
  - Не за дорого достался, - ответил я.
  Искатель не ответил, но по его виду я понял, что что-то упускаю. Может, не просто так Хора мне кувалду так задешево отдал? А я-то думал, что все из-за доброты...
  - А без оружия вы тренируетесь? - спросил я.
  - Без гладов?
  Ага, видимо, так артефакторный меч назывался.
  - Без гладов, без манусов, без катастров, - объяснил я. - Только руками и ногами.
  Мне показалось, что он не понял, и я провел по воздуху серию: лоукик, двойка, колено, отскок, тип.
  - Нотский бой, - сказал он после паузы с заметным... презрением? Даже веки слегка сморщились. - Откуда ты его знаешь?
  - Я не знаю, что такое нотский бой, - я постарался мотнуть глазами вправо-влево, как местные - Там, где я жил, это называется тайский бокс. У нас редко используют мечи. Либо катастры, либо вот так - без оружия.
  - Значит, - произнес Марог. - Это не из Султаната Нот?
  - Нет, - ответил я. Уж не знаю, чем ему не угодили товарищи из Султаната, но вопрос явно был принципиальный.
  - Научишь?
  На ловца и зверь, как говорится. Хотел спарринг - пожалуйста.
  - В обмен на тренировки с мечом, - предложил я.
  Марог сразу согласился.
  
  ***
  
  За ужином граничники перемешались с искателями, рассевшись вокруг костра прямо на земле. Я попросил вместо похлебки двойную порцию травяной каши и Вован, как звали усатого повара, не отказал. Ударение в имени, если что, было на первый слог, хотя я и земные имена здесь уже слышал. Вспомнить хотя бы нехорошего человека Антона Лутова, который, как я успел выяснить за время похода, числился в фактории держателем. Как, кстати, и Келин Савойя, который заведовал надзором магоэлементов, а сам был держателем магоэлементов.
  В целом, фактории устраивались по схожему принципу. Управлял любой факторией ключник, который избирался из членов совета фактории. Количество мест в совете зависело от размера фактории. Минимальный набор был такой:
  -Надзор границ. Отвечал за охрану фактории.
  -Надзор поиска. Занимался регистрацией искателей и работой с ними.
  -Надзор порта. Заведовал транспортом.
  -Надзор шахт. Отвечал за добычу ископаемых магоэлементов.
  -Надзор территории. Работал с жителями, занимался благоустройством, поставками продовольствия и всем подобным.
  -Надзор финансов. Считал ойр.
  -Надзор магоэлементов. Занимался учетом добытых магоэлементов.
  В больших факториях надзоры могли состоять из десятков чиновников. В маленьких - вроде Синей Скалы, из двух-трех человек. Всего на Диком в данный момент существовало семь факторий: Синяя Скала, Мель, Рассветная, Черный Лес, Глубокая, Острова Тарка и Холодная.
  Как я понял, работали фактории по принципу акционерного общества, только с особенностями. Вместо акций Фактория выпускала квоты. Каждая квота обозначала какое-то дело: охрану, добычу тех или иных магоэлементов, поставку продовольствия, содержание теплых, антист и прочего. Забирая квоту, человек, организация или даже страна обязалась выполнять часть работ по поддержанию работы фактории, либо по добыче магоэлементов. Взамен владелец квоты получал дивиденды, которые высчитывались в процентном соотношении от всей добычи фактории. Чем больше квот - тем крупнее фактории. Почти всеми квотами владели крупные государства - вроде Сайнесса или Султаната Нот, который так не нравился Марогу. А для выполнения функций присылали представителей, либо нанимали местных за фиксированную плату и очень небольшой процент от квоты. Субподряд, если перевести на русский. Другими словами - обыкновенная рыночная экономика, почти как на загнивающем западе на родной Земле.
  Да, еще я выяснил, что искателю в 'дни фактории' полагалась одна пятая часть от добытого, а в 'дни поиска' - четыре пятых части. Причем, самый ценный магоэлемент искатель был вправе оставить себе, даже если по стоимости он превышал ту часть, что полагалась искателю. Так что, насчет синего яичка я был в своем праве.
  Конечно, это не означало, что меня за него не прирежут.
  Рассказал мне обо всем этом Бандар. Обычно я шел метрах в пятидесяти впереди группы, прощупывая Лес мертвозрением, но иногда чуть замедлял ход. Я понимал, что палюсь, выслушивая это, но 'индеец' ловко вовлекал меня в разговоры. Будто чего-то от меня хотел и для этого просвещал. Хотя я и решил по возможности ему не врать, мне все равно казалось, что я от него что-то скрываю, а он наоборот предельно честен. И я уже отчаялся понять, как он такого ощущения добивался.
  После ужина Терикан вместе Брагазом еще раз уточнили очередность постов на ночь и пообещали наутро разбудить всех еще до красных цветов. Я пока не до конца разобрался, как местные делили время внутри суток. Понял только, что часы они привязывали к цветам, а не к цифрам. Красный цвет - означал, как я понял, часов шесть-семь утра.
  Предлагать подежурить я не стал. Могли неправильно понять.
  - Кирилл, а почему ты не спал всю ночь?
  - Я совожаворонок. Поздно ложусь и рано встаю.
  - Как интересно! А ведь мы подумали, что ты оживший мертвец, все знают, что зомби не нуждаются в сне.
  - Нет, что вы! Это недоразумение. Я совожаворонок.
  - А! Понятно. Хорошо, что все прояснилось. Мы больше тебя не подозреваем.
  Вряд ли бы все закончилось этим. Чтобы никого не смущать, я все же лег рядом со своим рюкзаком. Чем хорош тайцзи, так тем, что тренироваться можно в любом положении. К примеру, выполнять форму у себя в голове. И поначалу, это ужас как сложно психологически. Тело будто 'чешется', движения скребут по стенкам черепа, пытаясь вырваться наружу. Но это дает реальную проработку. Мозг запоминает движения, тщательно их анализирует и учится делать их эффективнее. Не все это понимают, но Лео Месси делают лучшим футболистом не быстрые мышечные волокна и эластичные связки, а идеально сконструированный для футбола мозг. В тех его зонах, что отвечают за координацию, чувство расстояния, равновесие, мышечную память нейронов у него намного больше, чем у среднего человека. Потому глупо ожидать от него, к примеру, музыкального слуха. Общее количество нейронов ограничено.
  Сделав в уме форму в правую сторону, я стал делать ее в зеркальном отражении. Лагерь постепенно затихал. У спящих в мертвозрении свечение покидало тело и сосредотачивалось в голове. Неподалеку от меня негромко посапывал Чирик, выпросивший у Вована несколько добавок. Усатый граничник с каждым разом все выше поднимал брови, но не отказывал. Может, надеялся увидеть, как лопнет у искателя от жадности рот, но, конечно, этого не дождался.
  Точка Чирика так и не потеряла своей фиолетовой отметки. Очень важно было разобраться, в чем здесь дело. Если бы я смог по желанию накладывать такие, это не стало бы полноценной заменой Усыплению Мертвых - всю Землю мне не обойти, но это помогло бы здесь и сейчас. Следующий час я упражнялся с мертвозрением. То погружался в него полностью, то оставлял на самом краю сознания. Чувствительность продолжала постепенно расти. Я ощущал всех людей в лагере, заклятия, животных и немногочисленных инуев вокруг лагеря. Последних в радиусе метров трехсот. Максимальная же чувствительность достигла, наверное, пары километров. Точек дальше трехсот метров я не ощущал, но где находилась граница, знал. Если бы за нее зашел человек или мертвец, я бы ощутил.
  К сожалению, с 'отметкой' я ничего не придумал. Пытался вспомнить, касался ли я Чирика физически, когда она появилась... Может, я что-то сказал в тот момент? Или подумал? Хотя местные маги никаких слов не говорили, когда колдовали. Нужно будет подучить теорию. Если я сам смогу Усыпление Мертвых наложить - это все упростит. Потом найду людей на Земле, которые захотят помочь, и их тоже научу. Хотя среди местных не все манусами пользуются, видимо это не так просто, это нужно учитывать. Да и попасть еще на Землю надо.
  Мысли пошли по кругу. Я ощутил, что пора и мне отдохнуть. День выдался насыщенный, может, и больше чем на два часа 'усну'. Перед тем, как расслабиться еще раз осмотрелся мертвозрением и... кое-что заметил.
  Тарлиза не спала. Не одна она, конечно. Несколько граничников и внутренников по периметру охраняли лагерь, но ей-то зачем?
  Пока мы шли по лесу, я старался слишком на нее не пялиться, но украдкой, чего уж таить, взгляды бросал. И... красивая, ничего не скажешь. Ростом немного ниже меня. Худенькая, но не как бегунья на пять километров, а как фигуристка, например. Художественные гимнастки становятся такими после окончания карьеры, когда меняют ежедневные тренировки, на занятия 'для себя' два-три раза в неделю. Хотя точно, конечно, не угадаешь. Ее кувон мало отличался от кувонов внутренников: ничего туго не обтягивал, воображение не будоражил. В общем, классический 'эффект свитера'. Хрен поймешь, что под ним: нетвердый первый или же уверенный третий. Белые волосы перетягивала красная лента. Цвет глаз я так и не разглядел - ни разу с ней взглядом не встретился.
  А! Что заметил интересного, так это манус. Все остальные колдуны свой 'магические перчатки' время от времени снимали, как я понял, давали руке отдохнуть, у Колдуньи же он снимался и одевался сам, превращаясь, когда не нужен, в аккуратный браслет на запястье. Да и сама перчатка у нее выглядела... как перчатка. Будто ее не выковали из стальных пластин, а отлили из жидкого металла по идеальному слепку ладони.
  Вечер Тарлиза просидела за кустом. Особо не скрываясь, но и не стремясь быть на виду. И вот теперь, когда почти все уснули... она куда-то собралась. Я наблюдал за ней через мертвозрение и ощутил, что ее сияние... стало приближаться. Когда расстояние между нами сократилось до десяти метров, мое мертвое сердце резко ускорило ход. Зачем-то ему это понадобилось.
  Когда осталось три метра, я на себе узнал, что выражение 'мертвые - не потеют' наглая и бессовестная ложь. Не выдержав, я чуть перевел взгляд, чтобы увидеть... как девушка проходит мимо и направляется к границе лагеря.
  Одна, без телохранителей.
  Сон с меня слетел, я понял, что происходит что-то странное. Подозревать Тарлизу в чем-либо было бы нелепо, учитывая, что поход затеян ради нее, но куда она поперлась?
  Черт... а кто-то кроме меня вообще это заметил?
  - Твою ж...
  Я вспомнил, как Бандар рассказывал о тотиро... Каких-то существах... магических призраках, которые обитают в Лесу и способны... имитировать голоса? Может и захватывать сознание тоже? Если она выйдет за пределы охранного круга...
  Я начал подниматься, когда ало-золотая точка Тарлизы замерла. Я всмотрелся в темноту и... резко лег обратно и даже глаза закрыл, поняв в чем дело. Видели, как зомби краснеет? Могли бы увидеть, если бы посмотрели в этот момент на меня. Надо же было забыть, что нормальные люди... ходят в туалет. И разного рода наследницы магических престолов не исключение.
  Не сказать, что я что-то успел заметить, да и кустиками было прикрыто...
  Я вдруг понял, что не перестал следить за принцессой с помощью мертвозрения. Это не скрытая камера, разглядеть я ничего не мог, но... Сделав над собой усилие, я заставил мир погрузиться обратно в темноту. Отключить так же легко воображение не получилось. И я почувствовал, как у меня, простите, встает. То самое, что было безвозвратно, как я думал, утеряно. Я резко засунул руку в штаны, чтобы проверить... Сука. Как и прежде, ничего. Получается... фантомный стояк!
  Ощущение... то еще. Будто футболист приехал на игру, и в раздевалке узнал, что все взял, а бутсы, без которых на поле не выйти - нет. Вот что же за судьба у меня такая... Не то, чтобы я всерьез рассчитывал за принцессой приударить. Это как принца Чарльза закадрить пытаться. Но...
  Черт. Вот что за мысли идиотские, а? У меня есть дело, которое нужно доделать. И если я буду отвлекаться, ни к чему хорошему это не приведет.
  Спустя пять минут Тарлиза так же бесшумно прошла мимо меня, и вскоре я ощутил, как свечение ее точки сместилось ближе к голове, она уснула. Мне тоже бы стоило...
  - Аптечка.
  Мой рот сказал это сам, без чьей либо помощи, потому у мозга ушло несколько секунд, чтобы осмыслить слово. Не 'аптечка'. Лечилка. Катастр Большого Лечения, который мне дал Бандар. Я спрятал его в рюкзак, решив использовать после того, как вернусь в факторию, но сейчас... Сейчас.
  Спустя минуту я уже шел через лагерь, прижимая к груди тройную призму зеленого цвета. Бандар сказал, что достаточно прислонить ее к телу и вдавить управляющий камень. Зайдя за те же кустики, что недавно принцесса - я не извращенец, все туда в туалет ходили - я остановился. Снял штаны.
  - Хоть бы...
  Одно время я любил заключать сам с собой пари. К примеру, вот если сейчас, перед тем как лечь спать, отстаю на кулаках десять минут, то в следующем месяце обязательно встречу девушку, которая будет очень классная, и у нас все получится. Или что-то подобное. Девушку это встретить не помогало, а вот отстоять на кулаках или доделать работу вовремя - частенько. Постепенно я научился обходиться без этих обещаний.
  Посомневавшись, решил и в этот раз ничего не обещать. Повторил только едва слышно:
  - Хоть бы...
  После чего спрятал ладони в рукава, чтобы сила амулета пошла, куда нужно, приложил катастр к промежности и надавил на управляющий камень...
  - Ай, блин...
  Вырвалось, потому что...
  - Эй!
  В мертвозрении я ощущал, как энергия амулета льется в сторону моего тела, но я не думал, что это будет ТАК больно! Легкое ощущение дискомфорта в начале быстро сменилось тянущей, а потом и острой болью. Так и должно быть?!
  - Да твою ж!
  Я часто задышал, все еще прижимая катастр к телу. Боль только усиливалась. Мне начало казаться, будто я снова оказался под действием охранного катастра фактории. Но когда я приложил маленькую лечилку к тупоруку, тот сразу замолк! Большие лечилки не так работали?!
  - Да что ты...
  Не выдержав, я убрал катастр от тела. На глазах даже слезы выступили...
  - Собака!
  Боль... не исчезла! Я посмотрел на катастр через мертвозрение и увидел, что поток красного тумана от амулета ничуть не ослаб, а кожа у меня между ног и на бедрах уже красная... нет, уже покрывается волдырями!
  Я бросил катастр на землю и отскочил на шаг.
  Не помогло. Амулет продолжал жечь.
  Я запаниковал. Заметался, шаря по земле глазами... Камень, мне нужен камень! О том, что эта штука может взорваться, если я по ней врежу, меня в этот момент мало волновало. Но камня не было...
  - Катастры! - вспомнил я.
  Они болтались у меня на сузке. Какой использовать? Черту?! Вес?! Огнешар?!
  - Нож!
  Тот самый, с потайным отделением, который мне вернул Терикан перед началом похода. Я тогда заподозрил, что на него какое-нибудь следящее заклятие навесили, но отказываться не стал. И вот теперь...
  Размахнувшись, я со всей мертвячьей силой врезал по катастру. Сыпануло искрами, катастр разлетелся на две части - отделилась одна из призм. Поток магии тут же ослаб, а через секунду исчез.
  Я упал на спину, тяжело дыша. Боль почти сразу сошла на нет. Проснулась жажда... и я тут же вскочил. Нужно поесть. Срочно. Осторожно натянув штаны, я вышел из-за кустов...
  - Что случилось?
  Граничник. Лица в темноте не было видно, только Печать на кувоне угадывалась. Видимо, услышал, как я кричал...
  - Я... наступил... на шакту.
  Выражения его лица я не увидел, но спустя секунду он сказал:
  - Понятно.
  Будем считать, что прокатило. Доковыляв до своего места, я залез в рюкзак и меньше чем за минуту сжевал полный кубик хлеба, а потом еще целую капу - ту, что на патиссон внешне похожа. Жажда отпустила. Я... лег. Снова залез рукой в штаны... больно и чешется. Заживает, то есть. Очень быстро заживает за счет мертвячьей регенерации, а вот писюна как не было, так и нет.
  Шевельнув затылком, я проверил, где Бандар...
  'Индеец' спал. Желто-зеленая точка сжалась до размера головы держалы.
  Он меня убить пытался?
  
  Глава 4.
  
  На утро я 'проснулся' в отвратном настроении. Винил я в случившемся себя. Что мешало дождаться возвращения в факторию и проверить лечилку там? И не начинать с Большого Лечения, а купить на заработанное катастр Малого Лечения и попробовать сначала его? Ответ, в общем, очевиден. Помешал слабо развитый мозг. Знаете парней, которые после определенного возраста начинают всюду с собой носить презерватив? Будто секс его может подстеречь в любой момент и в любой ситуации. Неважно отправился ли ты на помойку выкидывать мусор, или тебя увезли на скорой, чтобы вырезать аппендицит. Я одно время сам так делал. А потом мне обидно стало. Будто не я контролирую, будет ли у меня секс. Ну, обычно его и не было, но этот презерватив... будто мое заведомое 'да' на любое предложение подобного рода. И то, что я захотел проверить лечилку сразу... Я что, надеялся, что граничников с внутренниками перебьют, я заспасаю принцессу до умопомрачения, и она в порыве благодарности захочет мне отдатьcя? Если себе не врать, то именно на это я и надеялся. А по итогу, чуть не спалил себе потроха, еще и лишился, судя по всему, мега-дорогого и полезного артефакта.
  Чуть поостыв за время завтрака, я пришел к выводу, что Бандар не планировал причинить мне вред. Во-первых, это не сработало. На то, чтобы у меня снова все стало гладким, как у Кена, ушло не больше часа. Во-вторых, странный способ. А если бы я не стал использовать лечилку на себе? Топориком по башне съездить - всяко надежнее. Особенно таким, который нес с собой 'индеец'. Кто другой на его месте эту бандуру, в лучшем случае бы тащил.
  Лечилки, судя по всему, не работали на мертвецах. Нужно будут за время похода уточнить, могут ли колдуны лечить с помощью манусов, и существуют ли какие-то другие медицинские катастры. Да, еще про овум'кару не забывать. Насколько я понял, это принципиально другая штука.
  Как только движение продолжилось, я оторвался от группы метров на сто. Не хотелось быть у Тарлизы на глазах. Не к чему это. Пока Лес никак не успел себя проявить, но, как минимум, один 'магический супер' определенно ждал где-то впереди, стоило быть начеку.
  Чтобы приподнять себе настроение, я воспользовался способом, ставшим привычным за последние годы. Решил потренироваться. Осознание того, что занимаешься чем-то полезным - всегда поднимало настроение.
  Упражнение выбрал тоже на импульс, раз уж чувствительность ко мне, наконец, вернулась. Со стороны выглядит, будто маршируешь. Поднимешь руку и ногу выше, чем при обычном шаге, а потом расслабляешь. Отдача, которая от удара подошвы от землю, рождает импульс. Он через тело поднимается обратно в ногу и руку, потом снова топаешь. И так по кругу, тренируешь проводимость.
  'Маршируя', я время от времени проверял Лес мертвозрением. И иногда ощущал поблизости инуев - зеленые 'точки' с вплетениями красноты. Некоторые тут же побегали-подползали ближе, другие наоборот убегали. Сначала это никак не мешало, а вот после я узнал, почему у местных 'ррал' - это ругательное слово.
  Рралами оказались, на первый взгляд, не сильно опасные, но чудовищно надоедливые зверьки. Они выглядели как крошечные динозаврики, скачущие на задних лапках. Эти твари прыгали под ноги, норовили врезаться или цепануть за лодыжку. Укусы даже кожу не царапали, хотя маленькие пасти и выглядели угрожающе. Охотились рралы за магоэлементами. А значит, за катастрами, граундами, любыми заколдованными артефактами, которых каждый член отряда нес на себе не меньше десятка.
  Искатели люто ненавидели этих выкидышей тираннозавра. Рралы с большим удовольствием питались магоэлементами, но убивать их ради добычи не имело смысла. Магоэлементов их тела не содержали. От них даже отстреливались как-то вяло, чтобы уж совсем не наглели.
  Около часа группа двигалась в окружении довольно плотной стаи - это время я шел вместе со всеми. Отставать рралы стали, мне показалось, из-за того, что наелись. Стоило какому-то динозаврику получить травму, подставиться под Черту или попасть под Аргумент, на него тут же накидывались сородичи, разрывали на части и сжирали. Иной раз, та же участь постигала тех, кому 'везло' первыми вонзить зубы в раненного. Отвратные существа.
  Вновь выйдя вперед, я успел пройти в спокойствии не более сотни метров, когда впервые увидел...
  - Кайс! - вскрикнул Чирик, указав туда, куда я уже смотрел.
  Кайс выглядел, как полностью черный кот размером с хорошего такого добермана. От пантеры или пумы он отличался чуть более острой мордочкой и четырьмя торчащими вверх ушами. От искателей я уже знал, что из кайсов добывали ценные магоэлементы - но охотились на них только группами.
  - Нужно... ррал!
  Мелькнув темной молнией, кайс скрылся за стволами спартаковских деревьев. Или воторгомутов, как их местные называли.
  - Могли бы поймать... Каждый кайс - это два-три алых ореха. С веселыми бабами целое схождение крутиться можно... Или... или как марагаз?
  - На женщин нельзя ойр тратить.
  Да, наше 'обучение' продолжалось. Тренироваться совсем без перерывая я не мог, и заметную часть пути я разговаривал с Чириком. Первый день он больше шел с основной группой, но позже стал выдвигаться вперед, где забрасывал меня все новыми и новыми вопросами о пикапе. Знание языка у меня улучшилось. Я уже отличал тонкости.
  - Почему?
  - Она станет на тебя смотреть, как на того, кто ей ойр дает и все, - объяснил я. - И чтобы этот ойр не потерять, она ничего менять в отношениях не станет. Будет с тобой общаться, в копу ходить, но не более. На хир твой точно не позарится.
  - Сахра рралова! - возмутился такому предательству Чирик.
  - Так что нельзя на женщину ойр тратить. Помогать чуть-чуть, подарочки крошечные дарить можно, а решать ее проблемы и содержать нельзя, если она не твоя жена.
  - А куда ойр тогда девать? - спросил искатель.
  - Крутого тупорука купить.
  - Тупорука?!!
  - Или повозку.
  - Шакта Реганова! Зачем?!
  - Катать будешь.
  Рассказывая Чирику, я сам кое-что... вспоминал. В том числе книги, которые прочитал, видео, которые посмотрел. Мне казалось, что в плане пикапа я совсем по верхам прошелся, но вспоминалось, на удивление, многое. Видимо, снова мертвячья память помогала. Правда, заметно больше я посмотрел и прочитал из области психологии. И эти знания тоже можно было бы использовать при общении с барышнями. Я даже отыскал в сети пару проектов, которые учили знакомиться с девушками, не используя пикаперские схемы, а потом... потом я стал зомби.
  - Ойр нужно тратить на себя, Чирик, - сказал я после паузы. - Купить себе хорошие катастры, хороший кувон, переселиться в... Где в фактории лучше всего жить?
  - В Цвете... ну или свой дом...
  - Вот, свой дом, значит.
  - Так это сколько ойра надо?! - возмутился искатель.
  - Много.
  Какое-то время Чирик шел молча, потом спросил нерешительно:
  - Если у меня дом будет... тогда, леона Лемия... она тогда согласится?..
  - Может быть.
  - А может...
  - А может нет.
  Искатель снова замолчал. На этот раз, всего на секунду, а после разразился потоком отборнейшей ругани, я даже пару новых слов услышал. Если изложить лаконично: то он не собирался в такое рискованное предприятие вкладываться. Мол, у него еще не все волосы внутрь головы вросли. Если бы была гарантия, что Лемия в него влюбится, тогда бы он подумал, а так нет. Не хашак он.
  - А еще лучше, чтобы она сначала влюбилась, а потом ты уже дом стал строить, да? - уточнил я.
  - Да, марагаз! - Чирик часто 'закивал' глазами. - Да! Не совсем ты хашак! Это честно будет, без стрекатни, марагаз! А то дом ей!
  Дальше искатель шел уже улыбаясь, разве что не напевал под нос. Я ему ничего говорить не стал.
  - Слушай, марагаз, а как...
  - Стой, - я остановился сам и придержал искателя.
  Сверившись с мертвозрением, я убедился, что мне не показалось. Снова кайс, и, судя по всему, не один. Я заметил, как, спрыгнул с двухметровой скалы, а после спрятался один кот, а вот красно-зеленых 'точек' заметил целых четыре.
  - Впереди четыре кайса, - передал я по дублю. - Сотни две мечей.
  - Жди, - раздался через секунду голос Бандара.
  Спустя минуту группа нас догнала, но и кайсы подобрались. Среди деревьев лежали крупные валуны - остатки разрушенных временем гор, торчал из земли колючий кустарник. Как я понял, Бандар намеренно вел отряд через редколесье, держа маршрут в стороне от чащи. И до этого за два дня на нас всерьез ни разу не напали.
  - За теми камнями! - услышал я предупреждение темнокожего внутренника. Указывал он туда же, где чувствовал инуев я сам.
  Вперед вышли граничники. Я ощутил, как вокруг них возникают дополнительные магические поля, судя по всему, защитные, но вообще не факт. Поход стал настоящим испытанием именно для моей магической чувствительности. Граничники, внутренники и искатели, мало того, что сами светились и светили своими катастрами и манусами, так еще непрерывно колдовали. Все время пути без перерыва. Потоки красного тумана накладывались друг на друга, иногда причудливо смешиваясь. Понемногу я стал узнавать отдельные заклятия, правда мои 'мертвозренческие мускулы' быстро от этого уставали.
  На несколько минут все замерло. Часть граничников впереди, остальные по периметру. Внутренники в центре вокруг принцессы. Я стоял среди искателей во второй линии, сжимая катастр Черты и шаря вокруг мертвозрением. Как учит нас крав-мага - противников всегда больше одного. Нападают спереди - жди, что подкрадутся сзади. До кайсов оставалось метров двадцать, но кошки не спешили. Видимо, привыкли охотиться из засады.
  - Надо пугануть, - сказал Марог.
  - Как? - посмотрел на него Терикан.
  - Огнешар, - ответил искатель. - Кайсы не любят огонь. Либо сбегут, либо сразу нападут.
  - Долтон!
  - Сделаем! - рявкнул глава граничников. - Ропах! Бляд! Пару желтышей за те камни!
  Солдаты указали манусами, и через секунду пара огненных шаров, роняя искры, устремилась вперед. Отлетев на нужное расстояние, заклятия врезались в землю, волны огня раскатились на несколько метров в стороны. Пламя еще не опало, когда из-за камней в сторону отряда выстрелило четыре тени. Причем, момент атаки я пропустил, насколько быстры оказались коты. Вспыхнула защита на граничниках, затрещал воздух, сжигаемый Огнешарами и пронзаемый Чертами. Я увидел, как в кайса попало заклятие, что лишь слегка замедлило его движение. Зато спустя миг его настигло во второй раз, в третий... а после буквально разорвало на части ударами атакующей магии. Значит, не так все и страшно.
  Только я об этом подумал, как одного из солдат отбросило внутрь строя, а на его месте возник крупный кот - всего в нескольких метрах прямо передо мной. Короткая гладкая шерсть не скрывала игравших под кожей мышц. Я успел только выставить вперед Аргумент... когда к кайсу подскочили Марог и его основной партнер по фехтованию - Шест. Они встретили инуя мечами, заставив того замедлиться. Еще через секунду кота развалило надвое ударом чудовищного топора, который... возник словно из воздуха, а после снова исчез, появившись спустя миг в ряду граничников и приняв на себя прыжок еще одного кайса. Только после я осознал, что топором орудовал Бандар. Я не ожидал, что такая громадина будет двигаться с такой скоростью. Версии, что он авансировал меня фальшивой лечилкой, стало еще меньше веры.
  Бой закончился так же неожиданно, как и начался. Последний кайс попытался сбежать, но нарвался на Огнешар, который сбил его с ног, а после граничники уже не оставили ему шансов.
  - Черный?! - выкрикнул тут же Терикан.
  - Никого! - ответил маг. Я ощущал, как от него в разные стороны расходятся поисковые магические волны.
  - Ждем, держим строй! - тут же добавил защитник. - Нужно удостовериться...
  - Что с раненным?! - перебил его высокий голос. Это Тарлиза, ей, конечно, не позволяли высунуться.
  - Брагаз?!
  - Занимаемся!
  Сначала мне не было видно из-за спин, но потом я разглядел усатого кашевара, который осторожно разрезал кувон на стонущем на земле граничнике. Я увидел кровь, и... кажется, торчащее наружу ребро. Удивительно, несмотря на все, что случилось со мной за последнее время, раненных я почти не видел. Смотреть на человека, который страдает и который сам испуган, оказалось тяжелее, чем смотреть на мертвого.
  - Среднюю, - сказал Вован после короткого осмотра.
  Я понял о чем он, когда один из граничников поднес ему двойной зеленый катастр. Десятый - так здесь называли сержантов - приложил амулет к развороченной груди и активировал. Стоны раненного тут же стихли. Я чуть поморщился, когда Вован, особо не аккуратничая, впихнул торчавшее наружу ребро внутрь тела, а после так же руками принялся притягивать друг к другу края раны. Продолжалось 'лечение'... не меньше двадцати минут. За это время Терикан с Брагазом по разу приказывали не забывать про оборону. Вован почти непрерывно поил пострадавшего водой.
  Рана исчезла минуте на десятой, а на двадцатой кашевар поднял граничника на ноги и примотал лечилку к его груди, видимо, чтобы процесс не прерывался. Тот был бледноват, но в целом... даже неуверенно улыбался. Мне стало еще обидней, что на меня лечилка не подействовала. Разумеется, в итоге граничник умрет от заражения крови, руки-то Вован перед 'операцией' не помыл, но расстроился я все равно.
  
  ***
  
  Следующие три дня прошли в почти непрерывном выгадывании засад со стороны котов. Они редко завершались боями: видя размеры отряда, кайсы чаще сбегали, но в Лесу их оказалось много. Кажется, даже больше, чем ожидал Бандар. Мы много раз сворачивали: то продираясь через чащу, то наоборот выбираясь на плоскогорье, покрытое в лучшем случае сухой травой, но везде на нас нападали.
  Терикан предлагал бросить тупоруков, которые ощутимо замедляли ход, но 'индеец' не позволил, уверив, что 'коровы' еще понадобятся. Да и вряд ли бы мы ускорились, потому что тогда стало бы намного сложнее держать оборону. Никто пока не погиб, но, как мне казалось, исключительно благодаря везению. Граничников ранило еще несколько раз, а одному из искателей кайс отгрыз пару пальцев. Как я узнал, катастр Большого Лечения отрастил бы их обратно, но никто в здравом уме не стал бы тратить такую ценность на подобную мелочь. На всю группу было только два таких катастра. И, вероятнее всего, лежали оба в чеплаках внутренников и предназначались для спасения принцессы. И если кто-то получит травму, с которой ни малая, ни средняя лечилка не совладает... как поступит принцесса? Одно дело кричать о том, чтобы поскорее помогли раненным, совсем другое - рисковать ради этого.
  Если я что и заполнил из уроков истории, так это то, что правители не шли на врага в первых рядах, не подставлялись под пули и стрелы. Не потому, что они злые, а потому что они не идиоты. Как Арагорн, сын Араторна, например. Дело правителя - управлять. Маршак на этот счет давным-давно все сказал: 'Лошадь захромала - Командир убит. Конница разбита - Армия бежит'. Бой - удел воинов. Точнее, в просвещенном мире воевать никто не должен. Идея отправить наследницу престола куда-то с очень нечеткими целями изначально казалась до крайности глупой. Теперь же...
  Интересно, она сама понимала, что жизни этих людей зависели от нее? Если она во время похода погибнет, что станет с ними? Похоронят вместе с ней? Я так и не смог для себя объяснить, для чего все это было затеяно на самом деле.
  И, кстати, я перестал думать, что Тарлизе может быть семьсот лет. Иначе она бы в такую ситуацию не попала. И не держалась бы так... старательно. Кажется, ей кто-то очень подробно рассказал, как должна вести себя Великая Колдунья и Достойная Будущая Правительница, и она изо всех сил пыталась этому образу соответствовать. И я бы даже восхитился. Без шуток. Если долго притворяешься приличным человеком, то в конце концов им и становишься. Только вот эту конкретную девицу скорее кайсы сожрут. И меня вместе с ней.
  
  ***
  
  - Слева!
  - Вижу!
  Отпрыгнув, я не позволил паре котов напасть одновременно. Одного из них тут же перехватил Келин, ударив Двойной Чертой, которая у него, по ходу, была фирменным приемом. Второй ничуть не смутившись промаха, тут же прыгнул снова, но я успел подставить Аргумент. Граничника на моем месте сбило бы с ног, но моей силы хватало, чтобы не падать. Тут же, вторым движением я выстрелил в кайса из своего катастра, а после, размахнувшись, врезал Аргументом по потерявшему координацию иную. Как и в предыдущие разы, этого хватило, чтобы перебить коту хребет.
  Как выяснилось, не настолько я им уступал в скорости. Те же лазрачи двигались ненамного медленнее, но, кажется, в них что-то оставалось от изначальной неуклюжести мертвецов. Кайсы же, будто, вовсе не имели инерции, постоянно меняли углы атаки и стартовали с места круче Усейна Болта. Сначала я больше держался рядом с Бандаром, который махал своим ультимативным топором не зная усталости и промаха, но приспособившись, отошел чуть дальше. И в итоге мы организовали неплохую пару с Савойей. Не специально - само так получилось. Он кайсов замедлял, я ломал им спины. Позади стоял Чирик, вступая в схватку, когда нас придавливали.
  - Марагаз, белый!
  - Я не марагаз, ...лять!!!
  - Потом решите, ладно?!
  Я бы с удовольствием настучал по башке и Чирику - и плевать, что не поможет! - и Келину - за компанию! - но к нам приближался один из 'белых'. Внешне эти коты отличались наличием обесцвеченными участков в шерсти и размерами. Уже не детеныши ягуаров, а патриархи рода, чья толи то ли прабабка, то ли бабка загуляла когда-то с носорогом. На 'белых' кайсов ни Черты, ни Желтый Огонь не действовали. И когда такой появился в первый раз, нам повезло, что напал он по своей глупости на Бандара. Держала, ловко отбив первый удар, перешел в контратаку, заставив зверя отступать. Тогда-то инуя и подловил мощным магическим ударом один из внутренников - кажется, крепыш Камень, который обычно отвечал за защитные заклятия. Яркая фиолетовая дуга, пройдя над головами граничников, добралась до 'белого', раздробив ему плечо и почти оторвав переднюю лапу. Добил инуя могучим ударом Бандар.
  И вот появился еще один. На этот раз, с нашей с Савойей стороны.
  - Есть что-нибудь помощнее? - спросил я его быстро.
  Если бы вдруг перестали нападать остальные коты, то 'белый' не стал бы проблемой. Бандар бы помог, и внутренники бы в стороне не остались, но оборону приходилось держать по кругу. Кайсы нападали группами и не отступали, пока мы не убивали большую часть из них.
  - Если его замедлить! - ответил Келин.
  - Собака...
  - Что?
  - Ничего.
  Я понимал, что маневр с Аргументом тут вряд ли сработает. Кот не замедлится, мне придется прыгать и отбивать удары. В силе и скорости я кайсу, вероятно, не уступлю, но первый же неожиданных ход с его стороны приведет к тому, что мне еще чего-нибудь укоротят. А у меня и так уже мало чего осталось. Черт, надо Бандара звать...
  - Белый!
  Я резко обернулся... Вот же!.. Еще один кайс и, кажется, даже крупнее того, что подбирался к нам. Если бы речь не шла о неразумных животных - пусть и стайных - я бы решил, что пара 'белых' намеренно решила взять отряд в тиски, атаковав с противоположных сторон.
  - Кир! - рявкнул держатель. Он, конечно, не знал, что я следил за расположением котов через мертвозрение.
  - Ищи момент! - ответил я, втыкая Аргумент в землю перед собой и хватаясь за Калаш. Прощай последняя обойма...
  Загрохотало. Если первые пули, лишь выбили крошку из камня, то остальные встретили инуя, как следует. Кот яростно взревел-зашипел, резко сместившись в сторону, я повел стволом вслед, чувствуя, как быстро и бездарно расходуется боезапас. Какие-то повреждения я нанес, но на скорости зверя это почти не сказалось...
  Щелчок.
  Прощайте, патроны.
  Отпустив автомат, я снова схватиться за Черту с Аргументом, но кайс был уже в нескольких метрах... и в этот момент в его бок влетел шар ярко-красного огня. Огнешар, но не обычный Желтый, которым стреляли катастры, а Красный. Успел Келин. Кота отбросило в сторону, кажется, даже шерсть загорелась. Пользуясь моментом я подпрыгнул к нему с Аргументом... попал! В последний момент кот дернулся, убрав из под удара голову, но попал я хорошо. Вскакивая, кайс не смог опереться на одну из лап - и снова свалился. И тогда в него ударило еще одним Красным Огнешаром. Я добавил кувалдой, и кайс затих.
  Бросив взгляд за спину, я убедился, что и со вторым 'белым' успели за это время покончить. В десятке метров от отряда горело огромное спартаковское дерево - кощунцы! - и плавился лежавший рядом огромный камень. Судя по всему, внутренники позаботились.
  - Это что? - спросил держатель, указав на автомат.
  - Катастр, - ответил я, снимая Калаш с груди и бросая на землю. Смысл теперь его тащить? - Магоэлемент иссяк.
  - Хорошее оружие.
  Хм... И даже не улыбнулся, гад. То есть: узнаю родственную душу. Кто-то малообразованный на его месте сказал, что у него кровь из ушей пошла или, что чуть в тырке вторая дырка не появилась - цитата, если что - но Савойя просто похвалил. Причем, оставался шанс, что похвалил искренне. Так что, и возразить нечего.
  Нападение почти тут же затихло. Глянув через мертвозрение, я убедился, что котов поблизости не осталось. Скорей всего, на какое-то время нас оставят в покое. Но только на какое-то.
  Большая часть отряда уже была ранена. Хотя лечилками группа запаслась, как следует, не всегда даже хватало времени, чтобы их использовать. С несерьезными ранами решили разбираться во время привала, которого... в ближайшее время не ожидалось.
  Повесив катастр обратно на сузку, я вдруг еще кое о чем вспомнил.
  - Келин.
  Держатель с легкой брезгливостью на лице наблюдал за тем, как Чирик потрошит тела убитых нами кайсов. 'Алые орехи', за которые коты ценились, содержались прямо у них в мозгу, потому зрелище... не самое аппетитное. Хотя, сам я, испытывал странные ощущения. Жажда где-то в уголке сознания мягко намекала, что хоть и не человеческое, но это все же мясо. Примерно так перешедшие на ПП зожники разглядывают в супермаркетах салаты из гастронома. В глубине памяти еще сидит мысль, что это вкусно, но рука закинуть в корзину уже не поднимается.
  - Да? - он повернулся ко мне.
  - Спасибо, вовремя помог, - сказал я, прикрывая глаза на пару секунд. - Он меня почти достал.
  Он как-то странно на меня посмотрел, даже веки сморщил... Я что-то напутал? Неправильно поблагодарил?
  - Да я...
  Он оборвался, а потом просто прикрыл глаза в ответ. И не на миг, как иногда делали местные, а на полные пару секунд. И даже щелочки не оставил. В общем, принял мое 'спасибо', хотя и не сразу. Что-то его волновало. Ну, ладно, не девочка - если что, сам скажет.
  - Марагаз, я вот подумал... Может кайсов оживишь, чтобы они нас защищали? Тебе же это несложно... А нам хир, может быть, не откусят. Хир - очень важен, марагаз. Даже ты должен это понимать. Хотя, я слышал, у марагазов он не просыпается, спит всегда... Но о нас-то подумай! Рралом не будь, марагаз!
  - Я не марагаз.
  
  Глава 5.
  
  Глядя на то, как граничники торопливо обрабатывают раны, а искатели потрошат тела кайсов, Ила думала о том, что должна была предугадать, что все так получится. Отправиться к Хамртуму со столь малыми силами оказалось ошибкой. Здесь нужны были императорские печатники. Сотни печатников, может, даже тысячи, а она...
  - Может, нам вернуться? - это была непрошенная мысль, но Ила потеряла уверенность. Они едва ли пятую часть пути одолели, а уже столько раненных.
  - Но сколько времени сгорит? - возразила Диана. - Альбина писала, что сила Мертвого Короля растет с каждым оборотом, с каждым шаром даже. И нам все равно придется проверять Хамртум, легче это не станет. А печатников...
  - ...император не пришлет.
  - Да.
  Наверняка, узнав про Мертвого Короля, все в Сайнессе подумают, что это очень хорошо, что он появился. Ведь это гарантия того, что она пройдет Испытание и станет истинной. А значит, сумеет решить проблему со Стеной Регана - хотела бы Ила иметь такую же уверенность - которая для императора на первом месте. И, скорей всего, это правильно. Ведь угроза Даркона страшнее. Несоизмеримо страшнее для Сайнесса, чем угроза Мертвого Короля... которого, возможно, даже не существует.
  - Мы могли бы собрать больше искателей или даже нанять Союз, - произнесла Диана. - Но и это сожжет время, много времени.
  -У нас все равно столько ойра нет, - произнесла Луиза негромко. Последние шары ее почти не было ни слышно, ни видно. Так всегда бывало во время спаррингов, а тут даже не спарринги, а целый поход. Ила лишь ощущала ее присутствие.
  - Леона Серанора нашла бы ойр, но...
  - Время.
  - Да.
  Все упиралось в время. Не удивительно. Бабушка говорила, что иногда даже самую сложную проблему можно решить за счет одной лишь работы ума, без прикладывания усилий к изменению мира. И, зачастую, решение заключалось не в том, чтобы что-то сделать, а в том, чтобы перестать делать что-то, что ты уже делаешь. Вот только времени для принятии такого решения, иной раз, сгорает больше...
  - Нас много.
  Ила обернулась - это сказала Агофа. Все время пути женщина почти от нее не отходила, подсказывая и, чаще всего, удерживая от того, чтобы вступить в схватку. Как бы принцессе не хотелось помочь. Граничников, искателей и внутренников хватало, чтобы пробираться вперед, а значит, ей следовало экономить силы.
  - Много...
  Ила поняла. Она же сама изучала эти сведения! Чем крупнее отряд, тем больше шансов собрать богатую добычу, но в то же время и больше опасность. Инуи чувствуют чужаков и нападают. Если бы она пошла одна...
  - Ила.
  ...ладно, не одна, а только с защитниками. Тогда кайсы не нападали бы так остервенело. И, возможно, до сих пор не поздно так сделать
  - Это неточные сведения. До сих пор число нас оберегало.
  - Могущественная, нам нужно обсудить маршрут.
  К ним подошел Туркха. С лезвия его топора все еще стекала кровь. Ила сразу заметила, как защитники напряглись. Боевые качества держалы, определенно, произвели на них впечатление. Если бы у него на руке был манус, Ила бы ни на мот бы не усомнилась, что он использует Усиление Тела очень высокого уровня. Нечто подобное она видела только в исполнении Тудана Бенатия на чемпионате по магическому искусству.
  - Все в порядке, Кадон, - произнесла она спокойно. - Слушаю вас, гавра Туркха.
  - Кайсов слишком много, - сказал он.
  - Мы заметили, - проворчала Луиза
  - Это ненормально?
  - Нет, - ответил держала. - Я хотел пройти по левую сторону Холма Птенцов. До него еще несколько шаров пути. Не самое безопасное место, но я его хорошо знаю. Из-за лишей там почти нет других инуев. Искатели редко туда суются, но у нас достаточно магов. Мы бы прошли без больших трудностей.
  - Теперь это не получится?
  - Кайсов слишком много, - повторил свою фразу Туркха. - Их бывает так много в одном месте только в одном случае.
  - Белый кайс.
  - Белый кайс.
  Ила с Дианой произнесли это одновременно.
  - Да.
  По лицам окружавших ее внутренников, да и остальных участников похода, которые прислушивались к обсуждению, принцесса заметила, что большинство... не поверило. Обычные черные кайсы и без того считались сильными противниками. Старые кайсы с серой шерстью превосходили молодых черных, как Красный Огнешар превосходит Желтый. Не только в росте и силе, но и, что важнее всего, в уме. Об этом спорили, но считалось, что старые кайсы способны отдавать приказы молодым. Белого кайса... считали скорее былькой. Никто их не видел, хотя считалась, что восемнадцать кругов назад факторию Черный Лес практически разрушили до основания именно благодаря участию белого кайса.
  Ила когда-то изучала этих инуев, ей было интересно, в честь кого бабушка получила свое прозвище. Хотя ее называли не Белая Кайса, а Седая, но подразумевался именно белый кайс. Этих существ считали разумными инуями. И леона Серанора рассказывала, что белые кайсы существуют. Либо, по меньшей мере, существовали. Великий султан Султаната Нот владел истинным катастром под названием Голова-Шерсть, ядром которому служил магоэлемент мозг белого кайса. Впрочем, мать-императрица признавала, что могла и ошибаться. Насчет кайсов, но не насчет Головы-Шерсти, потому великий султан активно пользовался этим катастром.
  - Это только предположение, - произнес Терикан. Его держала явно не убедил.
  На это Туркха не ответил.
  - Что вы предлагаете? - спросила она.
  - Вернуться назад на несколько линий, а после свернуть. Зайти глубже в Лес...
  'Что?', 'Какого ррала?!', 'В глубину Леса?!', 'Я не собираюсь...'
  - ...обойти Холм Птенцов на значительном расстоянии.
  Туркха не обратил внимания на раздавшиеся за его спиной возгласы, но Ила невольно перевела взгляд на искателей, которых предложение держалы напугало значительное сильнее его же слов о белом кайсе.
  - Почему не свернуть к реке? - спросил Терикан. - Это сократит путь. Мы и Холм обойдем, и в Лес заходить не придется.
  Этот план, как заметила Ила, среди искателей тоже восторга не вызвал, но они хотя бы не протестовали. Такое решение экономило время, и именно так советовал поступить держатель магоэлементов. Точнее, не он сам, а карта, которую принцесса с ним подробно обсудила утром перед возобновлением похода.
  Холм Птенцов на карте Нимога Савойи отсутствовал, потому что Альбина даже близко к нему не подходила. Эту часть пути Волшебница прошла по берегу Костлявой. И пусть даже на пути к Хамртуму их оберегала истинная магия, возвращались защитники самостоятельно. И прошли тем же маршрутом. Каких-то особых пометок об этом месте в карте прадеда Савойи не значилось.
  - Мы можем пройти вдоль Костлявой, - произнес Туркха после короткой паузы. - Но идти придется быстро.
  Илу это немного успокоило. Она видела, что Терикан до конца держале не доверял.
  - Это не проблема, - повел глазами в сторону Терикан.
  - Тупоруков придется понести.
  - Это... что?!
  
  ***
  
  Оказалось, что когда Туркха говорил о том, что 'тупоруков придется нести', он именно это и имел ввиду. То, что каждое из четырех животных весило не менее четырехсот сотен - не считая груза - его не смущало. Если бы речь шла о десятке мечей, то хватило бы заклятия Руки, но держала говорил о нескольких линиях не прекращающегося бега. Когда речь шла о значительных грузах, Рука требовала постоянного контроля за заклятием. Даже Черному или Кадону пришлось бы сосредоточиться на нем одном, чтобы не сбить концентрацию.
  - Почему их просто не бросить?!
  - Нельзя, они понадобятся, - держала остановился около тупорука, на спину которого было навалено больше всего поклажи. - Этого я понесу.
  - Но мы не смож... - Терикан оборвался. Его брови взметнулись вверх. Ила и сама подумала, что ослышалась. - Понесешь?
  Туркха будто не услышал вопроса, продолжая раздавать указания.
  - Марог, Шест! Этот ваш. Истор, Лурм. Этот. Один использует Руку, второй страхует, каждую сотню мечей меняетесь. Кирилл! Твой четвертый.
  Искатели, хоть и выглядели, будто им согок на голову уронили, спорить не стали, а уже подходили к 'своим' тупорукам. Кирил же - или Кирил? - смотрел на держалу так... на мгновение Иле даже показалось, что он вдруг глазами болеть перестал, насколько далеко они у него вылезли наружу.
  Кевин с Луизой рассмеялись: мальчик старательно, чтобы уж точно все услышали, девушка сдержано, не сводя взгляда с 'сарца'. Кажется, даже Диана улыбнулась.
  - ...лять, может, вы еще сверху все сядете, чтобы мне в холостую не идти?
  Из всего сказанного Ила узнала только первое слово. То же, что Кирил сказал тогда в дубль. А вот остальное...
  - Узнаете что-нибудь? - подумала принцесса.
  - Не сар, точно, - ответила Диана. - На несс даже больше похож, но явно не он. Я думаю, этот язык не с Анора.
  - Я не понял тебя, - сказал ему Туркха.
  - Я его даже поднять не смогу, - сказал Кирил. - Не то, что бежать с ним.
  - Ты пробовал?
  - Какой в этом смысл? - возразил 'сарец'. - Ненужно пытаться... дерево из земли выдрать, например, - он указал на ближайший воторгомут. От могучего ствола в стороны расходилась паутина корней. - И так ясно, что это невозможно.
  Спорить держала не стал. Вместо этого перевел взгляд на дерево.
  - Только не надо его сейчас вырывать! - поспешно воскликнул Кирил.
  - Я бы не стал.
  - Конечно.
  Судя по интонации, 'сарец' ему не поверил. На этот раз первой засмеялась Луиза, а уже вслед за ней Кевин, хоть он явно и не понял, в чем смысл.
  - Ладно, я попробую, - сказал Кирил спустя пару малов молчания. - Но если у меня не получится, вы не станете говорить, что когда за мной погонятся инуи, у меня прибавится сил - и я смогу. Если не получится, мы сразу поменяем план.
  - Не стану.
  Подойдя к тупоруку, Кирил начал скидывать рюкзак, но потом, видимо, понял, что идти придется с ним, и надел его обратно. Он обошел животное вокруг, подергал за ремешки, подтянул пару из них. Затем нагнулся и, заглянув тупоруку под живот, что-то долго там рассматривал. Потом подошел к задней ноге, схватился... отпустил. В итоге в стал на одно колено, подлезая под массивное туловище...
  - Давай! - это Луиза сказала. Она наблюдала, не отрываясь, кажется, ей хотелось, чтобы у него получилось.
  Если он сможет, это будет... и вправду странно. Скорей всего, ни Терикан, ни даже Кадон, которые очень хорошо умели использовать Усиление Тела, такого бы не сумели. До этого Кирил ловко справлялся с кайсами, но там скорее требовалась скорость. Тут же...
  - Да...
  Кирил начал выпрямляться... целый мал принцесса была уверена, что он переломится пополам. Но одна за другой ноги тупорука отрывались от земли, пока в воздухе не оказались все четыре. Животное никак на это не среагировало. В отличие от Мудрого Тупорука из ее снов, настоящие тупоруки оказались на редкость безразличными существами.
  - Да! - воскликнула Луиза, а вместе с ней и Келин, когда 'сарец' выпрямился.
  А после, Ила не успела заметить, кто это сделал первым, кажется, кто-то из абордажников. Сначала один застучал себя по бедру, потом другой. В итоге стучали и выкрикивали что-то одобрительное почти все граничники и искатели, Харт с Левшой тоже присоединились.
  Кажется, напряжение, которое незримой тяжестью висело на ногах после дня почти непрерывных схваток с инуями, немного отпустило.
  - Вот, марагаз! Можешь же, Регана тебе в тыру! - среди прочего услышала она.
  Терикан об этом ей уже сообщал. По словам Харта Чирисор очень много общался с Кирилом и почти всегда в разговорах называл его 'марагазом'. И если тот и возражал, то, как правило, не особо активно. То ли искатель так странно шутил, то ли Кирил уже и не особо скрывал...
  - Это ничего не значит, - напомнила Диана.
  - Да, но он странный, - ответила Ила.
  - Кто бы говорил, - хмыкнула Луиза.
  - Это пока ничего не значит, - повторила Диана. - Пока.
  
  ***
  
  Вскоре мысль о том, чтобы отправить абордажников с искателями обратно в факторию отошла куда-то во вторую голову. Стоило им отойти на пару линий и свернуть к жару, как кайсы перестали появляться. Около шара они двигались осторожно. Черный пару раз сообщал о затаившихся на пути инуях, и Туркха чуть изменял маршрут. Однажды из леса на них выкатилось два... меховых шара с торчащими из них лапами. Ила ощутила внутри них мощную магию, но схлопотав по паре заклятий, инуи тут же отступили. Принцесса о подобных существах ничего не знала, но кто-то из искателей назвал их многолапами.
  Еще через шар около отряда вновь появились рралы. И, кто бы мог подумать, что они это воспримут с облегчением! Кайсов 'прыгучие доставалы', как их назвал Келин, боялись и при них не показывались.
  - Готовьте Красный Огонь! - скомандовал Туркха во время короткого привала. - За этой скалой - берег, до него - линия, не больше. Сначала идем в прежнем темпе, но как только я дам сигнал, поднимаем тупоруков, и бежим. Опасность исходит и от воды, и от края Леса. Мы не должны приближаться ни к одному, ни к другому.
  - Какие там инуи? - спросил кто-то из граничников.
  - У них нет названия, - мотнул глазами вправо-влево держала. - Они появились недавно. Возможно, выросли из риштов, возможно, из кого-то другого. Они живут в Костлявой, хотя плавать не умеют. Охотятся и в реке и в Лесу. Не любят солнца. Большую часть времени спят либо на мелководье, либо в тени деревьев. Если не станем мешкать, успеем проскочить. Они медленные, но сильные и могут нападать на расстоянии. Ближе чем на четыре, а лучше пять мечей к ним лучше не подходить. Но нам это не потребуется. Главное - скорость. И тишина. Поисковые заклятия тоже лучше не использовать. Любые активные заклятия. Если повезет, пройдем незамеченными.
  Вот почему на карте Нимога это место не считалось опасным. Раньше этих существ здесь просто не было... Ила вспомнила одну из записей из дневника Альбины:
  '...Остров поражал своей древностью. В самой глубине Леса, где правили могущественные тотиро, я видела руины, внутри которых спала магия древнее, возможно, самого Анора. Пред истинным взором возвышались невероятные замки. Были ли это лишь слабые тени, которым предстояло постепенно сгореть в огне безжалостного времени? Или же то были застывшие в пространстве чертежи, кои обернутся стенами, башнями и галереями, как только на них прольется расплавленный эргас? Не знаю. Никто кроме меня не мог их видеть.
  ...Остров поражал своей юностью. Минуло не больше круга с того оборота, как я умывала лицо в Сияющем Озере - Олестои. После чего мы едва спаслись от пустившихся за нами в погоню стаи тукаати - Летающих Рыб... Когда же я вернулась, от Озера не осталось и следа... Тукаати переселились на кроны дубов и воторгомутов, отрастили лапы и перестали летать. Правда, убежать от них оказалось ничуть не проще. О летающем супе, во много ради которого я и возвращалась, оставалось лишь вспоминать...'
  В Лесу постоянно что-то менялось, одни инуи переставали существовать, другие заполоняли собой целые области. В то же время иные древние создания, напротив, могли оставаться неизмененными на протяжении сотен и сотен кругов. Главное древо, победу над которым одержала Альбина, грозило окунуть свои корни в море по обе стороны Дикого - как на ветер, так и от ветра. Сколько кругов ему потребовалось, чтобы так разрастись? Тысяча? Может, несколько тысяч?
  Ила не усомнилась, что карта Нимога им еще поможет, но и напомнила себе, что и Туркха, как бы хорошо он не знал Лес, мог ошибиться.
  Шум, бьющейся о камни воды, Ила услышала за пару листов до того, как они обошли скалу, на которую указывал держала. Первое, что захватило ее внимание - водопад, прежде которые она видела лишь на страницах форм и совсем нечасто - внутри своих снов. Грохоча, слово канонада хатордоров, река падала с огромной высоты, поднимая облако тумана и растекаясь снизу широким озером. После вода снова набирала скорость, но совсем не ту, которой Костлявая обладала у устья, вливаясь в море.
  - Но течение должно быть в обратную сторону! - неожиданно воскликнула Диана.
  Ила вспомнила карту...
  - Точно... но...
  Только теперь принцесса обратила внимание на эту странность. Вода двигалась в сторону водопада, добравшись до скалы почти останавливалась, а после стремительно взмывала в верх. Она потянулась к реке ядром, ожидая ощутить мощные заклятия, либо сияние могущественных магоэлементов, но почувствовала лишь легкий фон... Если заклятия и были, их потрудились хорошо спрятать.
  - Обратный водопад! - голос Туркха на мгновение перебил шум падающей... то есть, взмывающей вверх воды. - Дальше идем тихо!
  Да, 'Обратный водопад' значился на карте прадеда Савойи, но принцесса думала, что это просто такое название. Никаких пояснений держатель магоэлементов насчет него не давал.
  - Защитнику это могло показаться неважным, - предположила Луиза. - Опасности не представляет. Вон, посмотрите на Кадона, он даже не глянул в ту сторону.
  - Может быть...
  - Не может быть, а точно! Я никогда не ошибаюсь!
  - Да, ты очень умная, Луиза, - Ила предпочла за лучшее не спорить.
  - Правильно, - довольно заключила девушка.
  Как только группа вышла на берег, принцесса ощутила песок под подошвами. Не желтого или белого цвета, а почти черного. Даже у нее ноги стали вязнуть, лумы тяжелых Камня, Кадона, да и остальных внутренников, идущих рядом, утопали почти по щиколотку.
  Инуев, о которых говорил Туркха, она пока не разглядела. Из-за предупреждения держалы она опасалась использовать даже истинный взор, как его называла Альбина, не говоря уж о полноценных заклятиях. Терикан, хотя и явно не доверял их проводнику, оспаривать эти предосторожности не стал, а он во время службы у Стены Регана часто встречался с измененными магией животными. Рисковать не стоило.
  По мере того, как они удалялись от водопада, звуки стихали. В том числе - и со стороны Леса. Широко разливавшаяся в этом месте Костлявая несла свои воды осторожно, словно опасаясь расплескать. Не поднимались над идеальной гладью волны, сухими торчали из воды камни. В широком темном зеркале отражалось пасмурное небо.
  Граничники с искателями напряженно всматривались каждый в свой сектор. Только песок едва слышно скрипел под ногами.
  - Я спать хочу, - произнес Кевин плаксиво спустя несколько листов. Произнес едва слышно.
  - Скоро будем спать, - пообещала Луиза.
  - Обещаешь?
  - Конечно.
  Мог ли Туркха ошибиться? Может, тех 'новых инуев' успели истребить с того раза, как он был здесь в последний раз? Или они живут под водой? Хотя он сказал, что они не умеют плавать, это было бы странно...
  - Кочки, - произнесла Диана негромко. - Они дышат.
  Ила перевела взгляд... и внутри у нее все замерло. Вдоль всей линии берега из воды торчали то ли округлые камни, то ли клочки земли. Они занимали собой все мелководье, едва-едва не касаясь друг друга. Все одного размера: в меч шириной и длиной, в два-три планета высотой сухой части. Если бы она принялась считать... не сбилась бы, конечно, благодаря внешней памяти, но вряд ли число ограничилось бы сотней... или даже несколькими сотнями... На сколько хватало глаз, берег выглядел неизменным.
  Кочки и вправду дышали. Едва заметно, не больше чем на сен, они то погружались в воду, то поднимаясь из нее.
  - С той стороны.
  Ила перевела взгляд на Лес... и поразилась: то, что она сначала приняла за наросты на коре, оказалось тем же самым... такими же, судя по всему, инуями. Они липли к стволам, иногда по несколько штук на дереве. У принцессы возникло жгучее желание проверить их ядром, но, конечно, она удержалась. Вместо этого попыталась сосредоточиться на Усилении Тела. Идти по песку оказалось не легко, мышцы работали по-другому, из-за этого и энергию в заклятие следовало направлять иначе. Чуть отвлекшись, Ила подумала, что не так уж оно и страшно. Если не шуметь...
  Бульк!
  Все как один участники отряда, кроме, разве что Кадона и еще пары граничников, позабыв про свои сектора, резко обернулись на звук. Когда Ила повернулась, увидела лишь расходящиеся по воде круги. С центром мечах в десяти от берега. Кто-то камень кинул?! Нет! Быть такого не может! Тогда что...
  Волна достигла одной из кочек, и то, что произошло дальше...
  - БЕЖИМ!!! - во всю мощь легких прогудел Туркха.
  Но Ила все еще смотрела на то, как одна за другой 'кочки'... крупно вздрагивают, задевая при этом соседние, которые от прикосновения также 'просыпаются', цепляя друг друга. Не прошло и пары малов, как начали шевелиться кочки уже в шести-семи мечах от той, что коснулась волна.
  Туркха первым показал пример, прыгнув к 'своему' тупоруку и буквально взметнув того в воздух. Чуть медленнее него среагировал Кирил. Искатели, конечно, сожгли больше времени. Рука - заклятие из тех, что требует значительной концентрации. На живых существ оно не действовало, потому прикладывать его приходилось к ремешкам, на которых крепилась поклажа. Малейшая ошибка - и либо животное получит травму, либо ткань не выдержит.
  - Не стрелять!
  В ответ на удар Чертой одного из абордажников, инуй на мгновение 'присел' глубже в воду, но спустя мот разбух чуть ли не в полтора раза, а после... с громким 'шшух!' выстрелил конечностью, появившейся откуда-то из под воды. Черный коготь размером с большой планет устремился прямо к выстрелившему граничнику... но не достав нескольких мечей, упал на песок. И тут же начал притягиваться обратно к иную. В сухожилиях, что тянулись от существа к когтю, похоже, не было мышц, потому оружие возвращалось к иную волочась по песку.
  - Быстрее!! - снова закричал Туркха. И ему уже вторил зычно Брагаз:
  - Шевелитесь, Регановы тыры! Быстро!
  Постепенно, отряд набрал скорость. Ила оглядываясь, чтобы понять с как быстро инуи способны двигаться и заметила, что первые из них начали вылезать из воды, но совсем неторопливо. Отряд успел пройти. Даже когтем, который, судя по всему, стрелял мечей на шесть-семь, не достать. Она было успокоилась... а потом посмотрела вперед:
  - Быстрее! - крикнула Агофа ей в самое ухо.
  В сотне мечей впереди, инуи уже выползли на сушу и теперь стремились перекрыть им путь. Невольно Ила ускорила шаг, но они с внутренниками и так уже вырвались вперед. Группа значительно растянулась: половина граничников и почти все искатели немного отстали. Казалось, что одному держале не мешал вязкий песок. С перегруженным тупоруком на спине, каждым шагом он проваливался чуть ли не по колено, но без видимого труда отталкивался, как будто только ускоряясь от этого.
  Шшух!
  Шшух!
  Шшух!
  Сразу несколько инуев выстрелили... клешнями, не когтями, но, к счастью, снова не достали. Теперь Ила видела не только круглые надутые панцири, но торчащие под ними пупырчатые будто улиточные тельца. Когда Туркха скомандовал бежать, принцесса дотянулась до инуев ядром, и ощутила внутри мощную магию - сильнее, чем у черных кайсов. Скорей всего, и защитные и атакующие заклятия против них будут еще менее эффективны, чем против котов.
  - Слева тоже крабы! - закричал кто-то почти панически.
  'Деревья!' - вспомнила Ила тут же, а посмотрев в сторону Леса увидела, как 'крабы' соскальзывают со стволов и так же 'устремляются' группе наперерез. Если до этого у них оставался шанс проскочить, отклонившись дальше от берега, то теперь инуи грозили соединиться в центре пляжа, не оставив им...
  - Бейте Красным Огнем! - донеслось до Илы громогласное от Туркха. - Не давайте им соединяться!
  В набор вооружения абордажников входил один катастр Красного Огня, но хватало его не более чем на несколько выстрелов. Создать же заклятие при помощи мануса были способны далеко не все, особенно, на ходу, особенно, поддерживая одновременно другие заклинания...
  - Терикан, идите вперед! - крикнула она. - Пробейте путь!
  - Могущественная, я... - защитник обернулся, явно готовый возражать.
  - Кадон защитит меня! Быстрее!
  - Я понял, - наморщил веки он. - Кадон! Камень! Охраняете могущественную! Не отставать от нас!
  Вскоре защитники обогнали держалу. В сторону инуев полетели первые Огнешары...
  - Этого не хватит! - воскликнула Диана.
  Красный огонь оставлял на панцирях 'крабов' трещины, даже поджигал ненадолго. Инуи останавливались, но спустя несколько малов снова начинали двигаться. Нужно что-то сильнее, иначе они не успеют прорваться...
  Шшух!
  Шшух!
  Ила обернулась...
  - Нет!
  - Нет!
  Сзади расстояние между 'крабами' и группой сократилось до нескольких мечей. Пара выстреливших клешней добралась до граничников и сбила их с ног. Стандартно граничников снабжали граундами Шар Такса и Передняя Стена. Первый защищал от магических атак, второй от физических. Совокупно катастры давали очень неплохую защиту. Не такую, как Лазры Внутренника, встроенные в ее кувон и в кувоны защитников, но все же... Неужели мощи граундов не хватило... Ила невольно сбавила ход...
  - Могущественная, мы должны бежать, - Кадон тянул ее за локоть.
  - Они поднимаются! - крикнула Диана. - Поднимаются.
  Значит, клешни не пробили защиту. Хорошо, что так...
  - Могущественная... - защитник все не отпускал ее.
  - Я иду.
  Еще около листа они бежали, будто у них под каждой пяткой по башмачнику сидело. Красные Огнешары, после того, как на них перешли все граничники и искатели, прилично сдерживали 'крабов'. И, кажется, река впереди поворачивала, обходя стоящую у нее на пути скалу, и даже Лес дальше как будто редел, а по стволам деревьев в нем не скользили хищные панцири. Это означало, что им будет куда свернуть! Главное пробежать оставшиеся мечи...
  Шшух! Шшух!
  Шшух! Шшух!
  Ила в очередной раз обернулась... и на этот раз Кадон не сумел ее удержать. Отряд растянулся уж очень сильно. Они бежали уже несколько листов, а большинство граничников не владели манусами, а значит, и не могли пользоваться Усилениями Тела. В надзоре границ Сайнесса служили сплошь подготовленные люди, но абордажники, скорей всего, редко практиковались в беге...
  Шшух! Шшух! Шшух!
  Шшух! Шшух! Шшух!
  Шшух! Шшух! Шшух!
  Мгновенно перегрузившись, вспыхнуло и погасло около десятка граундов. Четверых граничников насквозь пробило клешнями. Некоторых - сразу двумя или тремя. Ядро принцессы ощутило как магия заметалась внутри их тел, а после... стала иссякать, будто выливаться сквозь прохудившееся дно.
  - А-а-а-а-а! - на оглушительной высокой ноте завыла Жима, но спустя всего мот Ила перестала ее слышать. Ей на глаза попалась леона Ворчунья... Старуха, которая сидела на песке в нескольких метрах от нее и молча... сгребала песок к себе, будто пытаясь закопаться... Спутанные волосы закрывали ей лицо, она что-то бормотала себе под нос, но Ила не слышала. Она почему-то вообще ничего не слышала...
  Еще одного граничника пробило клешнями, а тех, с которыми это случилось раньше, уже растягивали... и разрывали на части 'крабы', втягивая растянутые сухожилия...
  Она застыла...
  - Ила! Ила, очнись!!!
  - Диана?
  - Очнись чуга рралова!!!
  Диана шлепнула ее ладонью по лицу... щеку обожгло... Больно!
  - Что?..
  - Защити их! Это твои люди!!!
  - Я...
  Она вдруг поняла, где находится, и что происходит. Ее люди... Она лежала на плече у Кадона, защитник бежал вперед, не думая останавливаться... Крик Жимы снова стал отчетливо слышен. Такой же протяжный, проникавший глубоко внутрь нее...
  - Кадон, стой...
  Защитник продолжал бежать.
  Шшух! Шшух!
  Шшух! Шшух!
  Один их 'когтей' взрыл землю под ногами искателя, который рядом с которым парил в данный момент тупорук. Мужчина упал, контроль над Рукой ослаб, животное стало переворачиваться в воздухе...
  Шшух! Шшух!
  Лежавшего на земле искателя пробило насквозь. Тупорук падал уже на мертвого человека...
  - Кадон, стой! - крикнула она громко.
  - Могущественная, я должен защитить вас!
  - Кадон, сейчас же!
  - Могущественная, я...
  Принцесса не привыкла приказывать. Ила помнила, что умные мысли могут приходить не только в ее голову. Но в этот момент... она ощутила злость.
  - Кадон.
  - Могу...
  Ила и сама не поняла, что именно сделала, но защитник отпустил ее. Падая, она довольно сильно ударилась, но сумела тут же вскочить. И, первым делом, сбросила Усиление Тела. Сейчас ей понадобится все внимание. Она тут же ощутила, как повисает на ногах дополнительная тяжесть, но ум освободился, а это главное.
  - Могущественная...
  - Стой и защищай меня, внутренник! - кажется, она сказала это даже строже и злее, чем хотела... Или, напротив, недостаточно строго и зло.
  В любом случае, главное, что он подчинился.
  - Агофа, - прошептала Ила после этого. - Помоги.
  - Я здесь, - глубокий грудной голос раздался прямо над ухом, будто женщина положила голову принцессе на плечо. - Нет силы большей, чем наша, Волшебница!
   Ила ощутила, как Агофа прислоняется к ее спине, как руки женщины ложатся на ее собственные, а ступни погружаются в песок рядом с ее ступнями. Раньше она второй головой она сопротивлялась этому, бежала от этой части себя. Боялась непреклонности и ярости, что источала Агофа, но сейчас именно это и требовалось.
  - Нет силы большей, чем наша! - повторила Агофа, и Ила побежала назад.
  В ее руках и ногах вдруг появилась сила, которую не дало бы никакое Усиление. Ее разум очистился. Ее способность думать о нескольких вещах одновременно выросла и окрепла. Память не наполнили в одно мгновение знания об истинной магии, а в ядре не стало больше энергии, но зато принцесса поняла, как пользоваться тем, что у нее уже есть. Бесчисленные тренировки, собственные эксперименты и наставления номме Гротрази не пропали даром. Все то, что прошло мимо ее глаз, явно не прошло мимо глаз Агофы...
  - Нет силы большей, чем наша!
  
  МИНИ-ГЛОССАРИЙ
  Магия:
  Истинный катастр: магический артефакт большой мощи, не нуждается в подпитке энергией. Примеры: Скайрон, Шкатулка Памяти, Голова-Шерсть, Клеш и др.
  Глаз Жуда: магический катастр, сложный в управлении. Определяет правду.
  Обращения:
  Айолы: разумный биологический вид. Жители центральной части Дикого Материка.
  Животные:
  Белый кайс: легендарное магическое животное, особо опасное.
  Лишь: опасный хищник Дикого Материка. Охотится, спрыгивая на землю с возвышенностей.
  Многолап: опасный хищник Дикого Материка.
  Ришт: опасный хищник Дикого Материка. Водоплавающий.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"