Драфтер Ули Александрия: другие произведения.

Внимающие тьме 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение 3. Про солдата без армии.


   Неверный свет
   Уличный свет отдается в глазах легким напряжением. Степень мерцания этих ламп слишком высокая, поэтому кажется, будто видишь его сквозь тьму. Или свет с тьмой попеременно. Улица, в которую он свернул стало чуть ярче. Может с его появлением, а может кто-то еще шагнул в нее с противоположной стороны. И превысил коэффициент для прежней яркости. Оператор города все держит под контролем. Система Арбы не дает сбоев. Почти.
   Еще лет десять или пятнадцать назад небольшие отключения были не редкостью. Временами вырубались целые кварталы. И даже города. Но тогда и не было такой зависимости. Да, без летальных случаев не обходилось. Но если сравнить с тем, что сейчас могло бы вызвать простое искажение сигнала, то это была бы капля в море.
   Внедренная в тела система глобального взаимодействия контролировала почти все жизненные процессы: ритм и биение сердца, давление кровотока, состояние суставов и костей, внутренних органов, головного мозга. Стоило подключиться к концентратору, и все необходимые компоненты и препараты поступали в тело. Стоило подключиться к системе и она считывала все твои мысли и желания. Стоило отключиться от нее - и ты мертв. Нет, не все, конечно, на столько зависимы от глобальной биосистемы, но узнать это можно было только проведя специальную диагностику. Или при отключении. У Веца было специальное ограничение, как у работающего в опасных условиях. Он мог отключаться от Арбы, не боясь, что в следующий момент упадет с переломанными конечностями или умрет от остановки сердца. Но определенные внедрения у него все же были.
   Впереди показалась фигура, идущая неспешно, словно ожидая кого-то. Вец не торопился, но все же шел быстрее, потому скоро стал нагонять его. Со спины было видно хрупкое телосложение, но не худое, а скорее тренированное, как у начинающих солдат и штурмовиков. Обтягивающая одежда с электродными элементами, вплетенными специально для поддержания тепла или стимуляции покровов, демонстрировало, казалось каждую мышцу. Волосы идущего впереди были скручены в узел на затылке. Среди них виднелись две жилы электродов, вживленных сразу в голову - для быстрого подключения к системе. Вец уже почти догнал его, но, когда собирается обойти, тот останавливается, поворачиваясь к солдату. Вец тоже от неожиданности замирает.
   На лице, обращенном к нему ярко выделяются большие глаза, подведенные темным пигментом. Губы, нос, скулы - все четко очерчено, словно высечены в идеальном соответствии с нормой. Фигура действительно очень подтянутая, такая де анатомически идеальная. Перед ним имитатор. Бездумная игрушка для удовлетворения похоти.
   Веца словно электричеством пронзает, он поворачивается и почти бежит к выходу из переулка. Чувство такое, будто имитатор ждал его здесь. Свет же горит теперь нестерпимо ярко.
   Через еще одну улицу будет бар, где они часто сидят после смены. Привычная обстановка подавал неплохие надежды: - имитация полуразрушенных стен, обилие металла не навязчивое звучание синтезированных гармоний музыки, приглушенный свет разных оттенков. И пара знакомых лиц.
   - Вец, не надеялись тебя увидеть. - Ким, солдат, штурмовик, но не из его команды. Но друг меж другом они все хорошо знакомы. Сегодня была не их смена, потому в операции они не участвовали. Теперь, вероятно, захотят узнать подробности. И Вецу тоже хотелось понять, что сегодня с ним произошло, - Так что там с захватом неучтенных? - следует ожидаемый вопрос.
   - Сорвались, - Вец присаживается к ним, делая заказ на те же напитки, что и у сослуживцев - пара солодовых настоев, потом можно будет и покрепче - Использовали концентратор с искажающим вирусом и ушли, вероятно, за долго до нашего появления, - вполне логичное объяснение. Или хорошая ложь.
   - Ты говорят опять отличился, - с Кимом сидит Кай, его брат и дублирующий в команде. Они очень похожи, хотя разница в возрасте у них больше года.
   - Громко сказано, отличился, - перед ним практически сразу возникает бокал с темным напитком. Бар полу пустой, поэтому его заказ готов моментально, - просто пошел без поддержки сети, думал перехватить, но опоздал.
   - Достали эти неучтенные, выжечь бы им мозги и отправить в шахты, полезнее будут, - говорит Ким, поднимая свой бокал, словно произнеся тост. Вец тоже поднимает свой. От касания мембранного стекла раздается глухой звон.
   Вец почти полностью осушает первый бокал, когда видит, что людей в баре прибавилось. Среди вошедших он видит двоих из своей группы.
   - А, старшой, ты уже здесь, - Ватт, один из новичков в его команде, только полтора года на службе, но уже подавал неплохие надежды. Но сегодняшняя операция для него, как и для остальных оказалась бесприбыльной. Виноват в этим был Вец, все кроме него получили минимальное количество пунктов на карту. Вецу выдали двойную норму. Но Ватт не расстроен, как и всегда весел и легок в общении. - Тебя Гел спрашивала, сказала ты сбежал не сказав и слова.
   - Дела объявились, - отвечает Вец, понимая теперь как выглядело его исчезновение в глазах сослуживцев, - да и вымотался сегодня.
   - Верю, - Ватт здоровается с Кимом и Каем, садится рядом. Остальные разбредаются по залу, - сейчас самое время расслабиться, - говорит он, указывая куда-то вглубь зала, - как тебе цыпочки?
   Вец смотрит - в указанном направлении действительно сидит группа девушек. Несколько из них действительно миленькие. Но кроме миловидности штурмовик не привлекает ничего. Разум воспринимает их лишь как картинки: полюбовался и хватит. Комом в горле поднимаются воспоминания об имитаторе в переулке.
   - Я пасс, - говорит он, заказывая еще напиток. Теперь чуть крепче.
   - Как знаешь, - отвечает Ватт и направляется к компании девушек.
  
   Вец возвращается в свой отсек уже глубоко за полночь, привычным движением разблокирует дверь и входит. Свет внутри не загорается, как это бывает при появлении хозяина. Он уже горит. И загорается еще ярче. Туман в голове не сразу напоминает, что он не один в собственном доме. Скинув куртку и обувь он сначала идет в гигиенический блок, смывает с себя усталость этого вечера. Странно все - вроде такое же задание, как десятки до него, но он что-то сделал не так, где-то ошибся. Нарушил правильный ход привычной программы. Но только в чем ошибка - все никак не поймет. Это плохо, значит она будет накапливать неустойчивые процессы в системе и в один прекрасный момент выльется в катастрофу.
   Неприятные размышления прерываются, когда он входит в жилое помещение, находя там своего пленника. Все так же пристегнутого за руку и сидящего на полу. Как не к стати он забыл о нем, поскольку вышел из промывочной в одном полотенце на бедрах. Хорошо, что не голый, как часто бывает.
   - А, ты, - алкоголь еще теплится в голове приятным безразличием ко всему, - я и забыл что ты здесь, - честно признается он.
   Затравленный взгляд сидящего на полу веселит. Вец почти беспечно падает спиной на кровать, закладывая руки за голову.
   - Ну, что ж, развлеки меня, расскажи что-нибудь. Глядишь и договоримся, - само понимание власти над другим существом добавляет какой-то злой радости.
   Сидящий молчит, да и Вец устал.
   - Ну, как хочешь, - поворачивается на бок, спиной к прикованному, - тогда я спать.
   - Это месть? - отзывается почти сразу из угла.
   Вец поворачивается, встречаясь взглядом с осмелевшим пленником.
   - Что ты сказал? - солдат не сразу понимает сам факт ответа того, кто намеренно безмолвствовал прежде.
   - Ты говорил, что подобные мне убили твоих родителей, - Вец припоминает, что сказал под действием аффекта, - теперь ты хочешь отомстить, через меня?
   Вец садится. Резко, будто его только что ударили, или он услышал сигнал тревоги.
   - Верно, - продолжает прикованный, - Так давай, чего тянуть, - сидящий на полу приподнимается, становясь на колени, в лице решительность пытается перебороть страх, - ты мне все равно не станешь верить. Давай просто закончим это.
   Вец соображает, чувствуя, как из крови выходит остаток алкоголя. Так ли это на самом деле? Поэтому он выкрал преступника? Чтобы самому стать и судьей и палачом?
   - Нет, - он встает, отходя от кровати, стараясь не смотреть на беспомощного обвинителя, - нет, не для этого.
   - Тогда для чего? Даже не пытаясь выяснить правды, ты приковал меня, запер. Будешь мучить, пытать? Надеешься, что я выдам кого-то еще? Не надейся, я лучше умру. Так что давай - хочешь пытать -пытай, хочешь отомстить - сделай это. Ведь так вы и поступаете, когда есть кто-то не согласный с вами.
   - Мы - кто? - Вец наконец, поворачивается к нему, - не согласные с чем? - Теперь, когда приятное забытье опьянения прошло, стала возвращаться злость, - Что ты имеешь в виду?
   Пыл прикованного ослабевает, как только солдат приближается к нему, тот снова прижимается спиной к стене.
   - Приспешники Арбы, - голос уже не так тверд, дрожит, - порабощенные, те, кто не видят всей правды. Вы убиваете тех, кто не принимает ее системы!
   Последние слова произносятся уже со слезами на глазах, вжавшись в стену и заслонив голову свободной рукой, как в ожидании удара.
   Вец только стоит напротив, рассматривая этого жалкого бунтаря, так испугавшегося своей же смелости. Неожиданно, он чувствует давно забытую пульсацию внизу живота. Вид полуобнаженного дрожащего тела вдруг вызывает странные ощущения, пьянит не хуже алкоголя. Но не должно. Это не правильно.
   - Ложись спать. Завтра поговорим, - говорит он, как можно быстрее скрываясь в промывочной. Много холодной воды. Этого будет достаточно.
   Отрицающий солнце.
   Сигнал приводит в чувства не хуже хорошего пинка. Вец вскакивает, тут же падая, не удерживаясь на ногах. Вызов. А он, судя по всему, уснул, сидя на кухне.
   Он помнит почему. Но вызов. По какой причине? У него ведь отходной сегодня. Или нет?
   Вец бежит в комнату, подсоединяясь к концентратору. По пути невольно задевает нечто, лежащее на самом краю кровати. Оно с тонким вскриком падает, гулко приземляясь на пол.
   - Хотел пыток - получай, - злорадно напоминает он пленнику вчерашний разговор, уже шепотом под себя, добавляя, - вызов на работу, чтоб его, не самое приятное пробуждение.
   - Вец, ты где? - символ Гел мерцает над всеми остальными, - с тобой никак связаться не могут.
   - Да я вроде как в отходной, Гел, проснулся только, - Вец уже потерял надежду отдохнуть, так хотя бы оправдать себя можно попробовать.
   - Знаю, только тут серьезное дело. Вызывают всех, даже тех, кто не в смене, - звучит совсем неприятно, - похоже, вчерашний инцидент был только началом. У нас тут целая артель подпольного производства. И, похоже, они неплохо вооружены.
   Похоже, придется поторопиться. Милостиво оставив пленнику воду и брикеты с едой, штурмовик бежит, вызвав передвижную капсулу прямо к выходу. На базе уже столпотворение. Его группа в полном составе, Кай и Ким со своей командой тут же. Но, похоже, они не одни.
   Рыжеволосая Гел стоит у концентратора, переговариваясь с их главным командующим регулярной армией и каким-то типом в светло-серой длинной накидке. Голова скрыта капюшоном. Вец подходит чуть ближе, надеясь привлечь внимание ликвидатора - может не время, но она хотела о чем-то с ним поговорить. Но Гел слишком увлечена беседой. Даже когда их командующий отходит, скрытый плащом продолжает оживленно говорить с ней.
   Спустя некоторое время, он скидывает капюшон. Теперь Вец понимает на сколько все серьезно - рядом с Гел стоит палач клана Сорус. Собственной персоной. Именно палач, потому как, если Гел ликвидатор, боевая единица, то эту бледную тварь иначе назвать было нельзя. Сорусы распорядились своим ликвидатором так, что чем выполнять основное свое назначение, тот больше наводил страх на население округа. Тем не менее, Беллиан был на службе уже более полувека, тогда как Гел, лишь пятнадцать с небольшим лет.
   Стало быть он старик, по сравнению с ней - почему-то думает Вец. Но подчинение у них иерархичное - младшие прислушиваются к старшим. И теперь Гел, которая и с командующим не могла согласиться не поспорив, сейчас едва не сделала под козырек, когда бледный вынес решение - начать штурм немедленно.
   - Ресурсов хватит, - ровным, бесцветным голосом продолжал тот, - я пойду впереди отрядов, вам, же Лиан, нужно будет контролировать солдат через Арбу.
   Гел снова кивает, практически став по вытяжке.
   Когда Беллиан собирается уходить, неожиданно перехватывает его за руку. Фигура в накидке замирает, медленно оборачиваясь к рыжеволосой.
   - Прошу... - только успевает сказать Гел, но бледный вырывает свою руку с раздраженным "не сейчас", оставляя растерянную Гел стоять у концентратора одной.
   Вец все же решает подойти к ней.
   - Гел, все в порядке? - она реагирует на его вопрос не сразу, все еще продолжая смотреть вслед удаляющемуся.
   - Да, - словно просыпаясь отвечает она, - не очень.
   - Из-за него? Зачем он здесь? - Вец сам оборачивается на удаляющуюся белую фигуру.
   - У Срусов с этими неучтенными какой-то интерес, - говорит Гел, слегка вернув себе уверенный тон, - ликвидатор Беллиан и пара групп их регулярной армии окажут нам помощь в захвате неучтенных.
   - А сами мы не справимся?
   Гел немного раздраженно смотрит в ответ - понятно, ее саму никто не спрашивал.
   - Ладно, понял, - Вец по-дружески кладет руку ей на плечо, - прорвемся, как обычно.
   - Главное ты себя береги, - говорит она в ответ, - не лезь вперед, хорошо.
   Напоминание о дурной его привычке. Он кивает, несколько задетый таким замечанием. Но, раз в их боевой композиции теперь есть новые элементы, действительно нужно быть поосторожнее.
   Вец решает пройти к командующему, точнее узнать их кодировки и цели. Он все же главный в их группе. Привычно с коротким стуком отодвигает незапертую дверь, но никого не застает. Значит, командующий еще не разобрался со всеми делами и подойдет позже. Есть пара минут. В конце коридора, рядом с кабинетом, находится небольшая терраса. Вец подумал, что даже не обратил внимание, какое сегодня небо - грязно-серое, как обычно или голубое с зеленоватым оттенком. А может и сиреневое, если ветер идет с рудников. Открывает затемненную дверную заслонку. И тут же слепнет от яркого, не прикрытого ни чем солнца. Кто-то убрал все фильтры со стекла и теперь неистовый свет заливает всю небольшую террасу. Глаза все же привыкают, отходя от зеленой пелены ожога сетчатки. И тут же обрисовывают высокую фигуру, застывшую на фоне огромного окна. Одетую в белое.
   - О, простите, я не знал, что тут кто-то есть, - Вец запоздало реагирует, не зная, как подобрать слова, уже собираясь выйти обратно в коридор, - не хотел мешать.
   - Ты не мешаешь, - отзывается холодно-безличный голос, - заходи.
   Все же тон довольно дружелюбный. Или скорее усталый. Но Вец все же подходит, становясь к окну в двух шагах от ликвидатора, щурясь от солнца. Сам же Беллиан стоит, смотря на солнце прямо. "Точно слепой" - возникает в голове солдата. Он невольно задержал взгляд на этой странности, поймав на себе ответный почти белых глаз.
   - Э, неплохой день сегодня, верно, - хочется добавить "старик", но Вец вовремя себя останавливает. Тот, что стоит рядом действительно кажется очень старым, хотя лицо и тонкое тело больше напоминают подростка.
   - В самый раз для бойни, - говорит ликвидатор, с усмешкой снова возвращаясь к созерцанию, - ты, кажется Вец, штурмовик?
   - Это я, служу своему городу...
   - Выскочка? - прерывает официальное представление Веца бледный.
   Вец соображает минуту. Только что ликвидатор, да еще и не его города высказал ему замечание, как новичку. А не как опытному солдату.
   - Есть немного, - поборов в себе шок, а затем, желание ответить менее сдержанно, говорит он.
   - Только попробуй выйти вперед меня или отключиться от сети, пресеку как неучтенного, - говорит ласково-обходительным тоном бледная тварь. А потом еще и поворачивается с улыбкой, - все ясно?
   Не дожидаясь ответа, или приняв за него застывшее в недоумении лицо Веца, ликвидатор уходит, вернув фильтр в прежнее положение.
   Вец стоит, разглядывая теперь затемненный вид на город.
   - Вот ведь язва, - почему-то приходит в голову, а он произносит, не удержавшись. Почти в трансе возвращается к двери командующего и, получив от того все указания, возвращается к своей группе.
   Далее он и все их штурмовики надевают на себя броню из пенометалла. Подключение к Арбе, синхронизация. Под руководством Гел настраиваются основные команды.
   "Визуализация" - внутренний слух дублирует субъективное видение. Перед глазами сначала возникает цветовая схема настройки. Идет синхронизация восприятия всех участников восприятия. Его подгоняют под общий образец. Черное для всех должно быть черным, белое - белым. А цвет крови - багровым. Восприятие формы, величины, направления - все сводится к единому образцу, никаких субъективных отклонений. Одно зрение, один слух, одни мысли на всех. Но сложнее всего настроить время. Нет, дело не в часах - подогнал цифры, включил отсчет по команде - и вперед. Тут другое - время для каждого не течет одинаково. Его восприятие зависит от особенностей нервной системы, темперамента, обменные процессы организма, физическое и психическое состояние - все это влияет на его осознание. Для того, чтобы они мыслил на равной скорости в слуховую систему проецируют звук метронома - сигнал извне, из системы Арбы. Нужно научиться его слушать, как тиканье старинных, механических часов. Концентрируешься на нем и мозг сам подстраивается под нужный ритм. Они как музыканты строят гармонию своих действий в его промежутках - большая терции - бег, малая - прыжок. Бемоль и диез, как адаптивные программы, позволяющие усилить или ослабить рефлексы, бекар, чтобы отменить. Главное не поставить знак окончания раньше времени.
   Они как танцоры, соизмеряют свои движения по одной общей метрике. Каждый шаг выверен, каждый бросок отточен. Единый организм. Из сотен отдельных составляющих. Вот кто они теперь.
   Гел дает символы основных команд - построение - клином, стеной, образуя "тиски". Боевые приемы - захват, оглушение, умерщвление, по сотне видов на каждый пункт. Дает разрешение на использование боевых программ: "иприт" - растворяющий газ, "дыба" - парализующий разряд силы такой, что в судороге ломает кости, "гейзер" - направленное излучение, заставляющее жидкости тела вскипеть, разорвав оболочку в небольшом взрыве. Его еще называют "кипятильником", по принципу работы, но "гейзер" нагляднее. Есть еще "Крот", "глухарь" и "еж", влияющие на восприятие соответствующих модальностей, приводящие к ослеплению, оглушению и апраксии. Они более щадящие. Но не менее эффективные.
   Настройка закончена. Три группы местной армии выходят из сенсорного бокса. Группа пришедшая от сорусов с завистью смотрит на них. Им настройку ни кто проводить не собирается. Ликвидатор Беллиан работает в иной технике.
   К месту отправляются в бронированной капсуле по специально выведенным для них путям. Боевые установки - заслонки, пушки и ретрансляторы с операторами-преобразованными уже были на месте. Зрение среднего допуска в Арбу показывает нарастающее искажение, ореолом распространяющееся вокруг заброшенного склада.
   - Все на позиции, - приходит сигнал от Гел. Сразу возникает изображение с расстановкой сил. Группа Веца снова слева от центральной. Впереди, рассредоточено, войска сорусов. Белый кривой крест ликвидатора впереди, на самой передовой.- Чтоб тебя пришибло, - шепчет про себя Вец. Оранжевое перечеркнутое солнце Гел, наоборот, позади, за несколько километров от них. Она лишь координатор, снова лишенная права личного участия.
   "Передовая, в наступление" - слышится первый сигнал. Веером точки входя в зону искажения. Что там происходит, уже не разобрать. Но белый крест выныривает из цветового хаоса. "Группа А, вперед", - уходит в атаку группа Кима и Кая. "Группа Б, ожидание, группа В, вперед".
   Наконец, штурмовик срывается в бег, слегка опережая пятерых из своей группы. Сигнал - вход в подвал с торца. Он сворачивает в узкий проход между зданием и оградой. В земле виден спуск, значит туда. Наложенное изображение карты слегка мерцает, сказывается искажение. Он прыгает вниз, мягко приземляясь на компенсаторах. Пролететь пришлось почти три метра. Впереди длинный коридор, уходящий во тьму подземной части склада. Он бежит вперед, позволяя следующим за ним тоже спуститься. Пробегает он десяток метров, прежде чем понять - проход за ним закрыт. Теперь гаснет и карта.
   - Гел, меня отключило, - сообщает он в переговорник, но ответа нет, только нейтральный шум. Внутреннее зрение выдает тьму с искрами помех. По памяти, проход длинный, метров сто, затем есть развилка. По ней, вроде как, направо. Что потом - Вец не уловил.
   - Гел, - еще одна попытка, он бежит вперед в среднем темпе. Мрак расступается перед инфракрасным восприятием. Ответа нет. Вот развилка, по ней на право. Ничьего присутствия за поворотом, - ну, же, отзовись, Гелиантроп.
   Странное у нее имя, почему то приходит в уже паникующий разум - солнцерожденная. Но символ-то совсем иной, будто она это солнце отрицает.
   Тут карта перед глазами вспыхивает. Тускло, но все же лучше, чем тьма прежде. Ясно видел белый крест ликвидатора. Он практически над Вецем, двумя этажами выше. Сквозь прозрачную схему перекрытий он находит себя - простая точка красного цвета. Он пропустил один поворот, нужно вернуться и подняться на первый этаж. Подвал в любом случае чист.
   Но тут возникает и еще кое-что.
   - Гел, спасибо, конечно за карту, но тут какие-то помехи.
   Черная расплывчатая субстанция плывет с верхних этажей вниз, прямо через перекрытия. Нет, это не реальный объект, такое не возможно. Это снова какое-то искажение.
   Вот только искажение не обходит знаки ликвидаторов намеренно. Затемнение обогнуло по широкой дуге белый крест и направилось вниз. А возможно, ли, что есть лазы между этажами и сквозь стены? Может некто просто пытается скрыться, унося с собой источник искажения или мощный поглотитель энергии - оттуда было бы и затемнение?
   Нужно проверить. Совсем близко лестница, по которой можно подняться, пролет, один, другой. Где же дверь на этаж? Только глухие стены. Неужели подвал так глубоко? Вец останавливается, переводя дыхание. Привычно улавливая ритм метронома. Вот он, как биение сердца. Верен пока ты еще жив. Снова бежит. Его группа наверно уже на первом этаже, пошла в обход к конечной точке.
   Но вот и выход. Со всей силы брони он толкает дверную заслонку, просто отрывая ее по одному из краев. Теперь вперед, по главному коридору.
   Но тут с картой что-то происходит. Затемнение уже под ним...на первом этаже. Он же на третьем. Одном с ликвидатором. Как?
   Метроном стучит невероятно медленно.
   - Гел, у меня тут с картой неполадки, я вышел случайно...
   Договорить он не успевает, поскольку что-то тяжелое обрушивается на затылок. Перед глазами мелькает что-то белое. До слуха доносится - "Я же говорил, не суйся"
   Приходит в себя Вец уже в медицинской передвижной капсуле. Лежит внутри, созерцая сначала потолок, потом вид за прозрачной перегородкой - главный вход склада переполнен солдатами. Некоторые из них вытаскивают наружу тела, завернутые в изоляцию. Всего восемь. Двое небольшие, словно это подростки. Должно быть накачены средствами, замедляющими рост. Трое мужчин, почти такие же крепкие как штурмовики. Еще трое - женщины. Две молодые, третья почти старуха.
   Из восьми, судя по меткам на его внутреннем зрении, живы трое: девушка, мужчина и псевдо-подросток.
   Дальнейшие размышления прерывает подошедший к медкапсуле Ватт. Делает их традиционный знак приветствия, приложим три пальца ко лбу: "честность, верность, справедливость - триединство массового сознания".
   - Здорово, малой, - говорит первым Вец, вибрация связок неприятной тяжестью отдается в затылке, - кажется, я облажался.
   Ватт молчит, потом все же заговаривает с ним.
   - Гел с ума сошла, тебя выискивая, - голос слегка приглушен закрытой перегородкой капсулы, - ты спустился в подвал и пропал. Мы даже твой след не обнаружили. Гел сказала, ты от сети отключился. нашли тебя только на третьем, без сознания. Нашей за тебя от сорусовского сильно досталось.
   Вец молча выслушивает. Сказать или нет, про перебои с сигналом?
   - У меня сеть отключилась, как только спустился. Потом пошли помехи, - Ватт смотрит на него, но Вец понимает - не верит, - я слишком ускорился и потерял ориентировку.
   Ватт кивает.
   - Ладно, расскажешь потом Гел и сенсориалам, может разберутся, - замолкает, разглядывая землю под ногами, затем добавляет, - там мощный источник был, но большинство смогли с ним уйти. Как раз через тот путь, который мы должны были перекрывать.
  
   Веца доставили на базу в медицинской капсуле, сразу сняли показатели и записи по операции. Вец даже не удивился, когда узнал, что с момента спуска в подвал до появления на третьем этаже записи отсутствуют. Все выглядит так, будто он намерено отключился от сети. Его оправдывало только сильное искажение в здании - он вполне мог ненамеренно перепутать направления и этажи. Но, тем не менее, его подвергли взысканию - штраф в целых десять пунктов. С его группы, к счастью не взяли ничего. Но и не добавили. А еще Веца отстранили от работы почти на месяц.
   Солдат до сих пор пребывал в шоке, потому даже не осознал приговора. Как только был отпущен, чисто автоматически отправился искать Гел. И застал не одну.
   Ее личное пространство и место работы было сразу за тренировочной, но дверная заслонка была чисто символической - Гел не пряталась ни от кого. Вот и подойдя к ней, Вец первым делом услышал голоса. Один принадлежал ей. Другой явно той бледной заразе, что оглушила его на складе.
   - Я понимаю, что это слишком личное, но все же, Белл...
   - Достаточно, - холодный безликий голос обрывает ее, - я здесь тебе не помощник. Проси меня о чем угодно, но не о нем. Говори о нем с кем угодно, но не со мной. Третьего варианта нет.
   Молчание, затем более спокойный голос бледного.
   - У меня нет ничего общего с ...К...Костером, пойми, - спокойный тон вдруг запинается, прерывается паузами, как будто становится человечнее, - и связываться лишний раз я не хочу.
   Гел что-то отвечает, но тихо, не разобрать.
   - Что по-поводу твоего солдата, извини, - уже больше мягкости, почти отеческая забота. И как приятно слышать Вецу, вина, - хотя, я проверил твои наблюдения. Да, вероятность почти семьдесят процентов. Он сорный, Гел. Держи его под контролем.
   Ответ Гел снова не разобрать. Беллиан вздыхает, вымученно, почти со стоном.
   - Он в Веретене, - говорит бледный ликвидатор, затем, шорох одежды подсказывает, что тот направляется к выходу. Вец торопливо отходит от двери и так же торопливо идет к выходу.
   Сорный? Он? Эта их странная терминология - жнецы, травы, сорняки. Чтобы остальные не поняли. Хотя уже всем известно - сорняк, значит преступник. Сорный, значит способный на преступление. Значит, его можно пресечь, убить. Без разбирательств.
   К чертям Гел. Она оказывается, следит за ним. Нашла себе сорняк, взращивает так сказать, чтобы выслужиться потом - вот, получите, распишитесь, готовенький преступник. Но он не так глуп. Покажет, что он способен работать и сам, выйдет на этих неучтенных, один.
   Пора бы пленнику рассказать ему побольше и в методах он сдерживать себя не станет.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"