Драганович Вук Миланович: другие произведения.

Забытый поход. Глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А тем временем, пока испанские галеры еще бороздят воды Канала, в английском Лондоне все сильнее пускает свои корни паника...


   А теперь, дорогой читатель, давай покинем эти странноприимные берега Корнуэлла и перенесемся, подобно перелетным птицам, на неделю назад и на несколько десятков больших лиг в сторону востока. Туда, где на берегах Темзы и руинах старых римских построек вольно раскинулся город Лондон - столица королевства Англия. Мы пролетим мимо отар овец на лугах, мимо нищих пригородов, мимо виселиц, переполненных повершенными за бродяжничество, мимо лондонского моста с его многоэтажными надстройками, грозящими свалиться в реку при первом же приличном ветре, и окажемся в сердце города и страны, во дворце Уайтхолл. Дворец этот примечателен тем, что считался одним из самых больших в мире. Насчитывавший более полутора тысяч помещений, он постоянно пристраивался, дополнялся новыми комнатами, залами и крыльями. Во дворце можно было спокойно ставить спектакли на несколько тысяч посетителей, играть в мяч и даже проводить рыцарские турниры. Но в данный момент, увы, мы не сможем застать ни игр, ни турниров, ни даже какого-нибудь завалящего бала. Хотя нет, один все же мы, наверное, сможем увидеть. Прямо сейчас в Уайтхолле давала бал паника...
   - Как вы посмели?! - крикнула немолодая уже женщина в нежно-розовом гауне на двух сопровождавших ее мужчин, так же одетых по испанской моде - в дублеты с белоснежными горгерами, которые англичане почему-то обозвали "рафами" и штаны с буффами, сменяющимися чулками под цвет костюма, один из которых был темно-зеленым, а второй - атласно-черным. Весь вид их выдавал в них господ, не чуждых мореходному делу и не понаслышке знающих о его тяготах. Грубоватые черты лица, ветрами лишенные аристократической утонченности (если она и была когда-нибудь) и морщинки вокруг глаз однозначно показывали их как морских шакалов, хищников водной стихии. Неполный же комплект зубов, проглядывающих из-за губ, к тому же еще и покрытый желтизной и кариесом явно показывал, что эти люди не понаслышке знакомы с дальними походами и сопутствующей им цингой.
   - Негодяи! Мерзавцы! Как вы посмели это допустить?! - продолжала кричать женщина, отчего часть пудры, толстым слоем покрывавшей ее немолодое уже лицо, начала медленно покрывать тонким слоем вестидо (как положено правильно называть гаун, верхнее женское платье) и плитку пола.
   Оба мужчины смущенно молчали, потупив взгляд перед Ее Величеством и забавно упираясь своими эспаньолками в гофрированные воротники, но не находили ответа, который бы одновременно смог удовлетворить или хотя бы упокоить королеву, одновременно отдаляя от них угрозу неизбежной опалы.
   - Вы два моих командующих флотом! - крикнула она, размахивая веером. - Как вы посмели пропустить к берегам Англии испанские корабли.
   - Э-э-э-э, Ваше Величество...
   - Сэр Френсис Дрейк! - голос Елизаветы I Тюдор отдавал ледяной сталью топора палача. - Неужели вы снова хотите возглавить оборону гавани Плимута?
   - Нет, Ваше Величество! - господин в черном костюме склонился еще сильнее.
   - Тогда потрудитесь мне дать ответ, почему вот уже неделю испанские корабли ходят вдоль берегов Англии, как у себя в Андалусии? Почему мои командующие флотом ничего не предпринимают для отражения нападения на нашу страну?
   - Ваше Величество! - встрял в разговор другой мужчина, уже в темно-селеном дублете. - Ваш флот по Вашему приказу сейчас готовится к выходу в море в гавани Плимута.
   - Что ж, сэр Джон Хокинс, Вы хотите обвинить меня в том, что берега нашего острова остались беззащитными перед вторжением католических банд? То есть, по Вашим словам, это я виновата в том, что на всем протяжении от Йорка до Пейла у нас нет ни одного корабля, который мог бы оказать сопротивление десанту испанцев?
   С королевской язвительностью тона сейчас по едкости могла спорить разве что царская водка, это безумное изобретение Псевдо-Гебера, способное растворять даже золото.
   - Или Вы полагаете, что Ваше родство с королевской фамилией как-то изменит Вашу участь, в случае, если в этом дле обнаружится Ваша вина?
   - Никак нет, Ваше Величество! - ровно ответил пират крови. - Дело в том, что сейчас все боеспособные корабли стоят в гавани Плимута и готовятся к выходу в море, а потому не способны вести патрулирование Канала.
   - Тогда, сэр Хокинс, я Вам искренне советую как можно скорее скорее оказаться в Плимуте и выводить корабли в море. Я не желаю больше получать от лорд-лейтенанта Годолфина эпистолы панического содержания, в которых он умоляет дать солдат, дать корабли, дать артиллерию, дать денег дать всего и побольше. Вам ясно, сэр?
   - Да, Ваше Величество! - Хокинс отвесил церемониальный поклон.
   - Теперь Вы, сэр Дрейк.
   - Ваше Величество! - вежливо наклонил голову Френсис, потративший в свое время несколько лет для того, чтобы научиться всем тем штучкам, которыми Хокинс владел по праву рождения.
   - Если вы не хотите до конца своих дней командовать обороной Плимута, вы должны приложить все усилия для скорейшего выхода флота в море. Скорейшего. Вы меня поняли?
   - Да, Ваше Величество!
   - Свободны!
   Отвесив еще один церемониальный поклон, оба разбойника поспешно удалились, оставив королеву наедине с ее тяжелыми мыслями. Елизавета чувствовала, что задыхалась. Тесный корсет вышитого по последним веяниям моды гауна буквально удушал ее, превращал в вытащенную из воды рыбу, беззвучно хлопающую крошечным ротиком в предсмертной агонии. Горячая ярость бурлила в ее жилах и требовала выхода, хоть какого-нибудь типично женского. Ее величество с сомнением покосилось на вазу из богемского стекла, слишком ценную для того, чтобы обращаться с ней подобным образом. Казна Англии с 1588 года напоминала решето, сквозь которое ускользали золото, серебро, колониальные товары, награбленные в Вест-Индии "морскими рыцарями", и глупая трата даже пары фунтов могла стать для казны непоправимой утратой. Пара фунтов - это пять немецких или шотландских наемников в армии, воюющей в Нидерландах. Пара фунтов - это восемь матросов флота, который вот-вот отправится в Карибское море. Пара фунтов - порох и пули, еда и сталь для войск в Ирландии, подавляющих восстание мятежных королей Аод Мора О'Нейлла и Аод Руада О'Домнайлла, уже успевших разгромить одну из королевских армий. Стоят ли пять солдат, восемь матросов и сытые желудки спокойствия женщины, пусть даже эта женщина и сидит на троне?
   Как оказалось - стоят. Богемское стекло с пронзительным звоном разбилось о каменный пол.
   Ей немного полегчало. То злое бешенство бессилия, охватывавшее ее каждый раз при виде Дрейка, Норриса и прочих "морских рыцарей", начало медленно угасать под греющим душу осознанием, что Ее Величество еще что-то может. Хотя бы и разбить бесполезную и дорогую богемскую вазу. Oh, ces femmes!
   И все же паника, поселившаяся под плотной тканью корсета, продолжала снедать Елизавету изнутри. Над страной дамокловым мечом висела угроза испанского вторжения, первой попыткой которого был Великий и Славнейший Флот 1588 года. Состоявший из 132 кораблей (23 галеона, 39 нао, 30 "уркас", 22 паташа, 2 пинаса, 4 галеаса, 4 галеры, 8 забар), он так и не потерпел ни одного поражения в бою. Все налеты английских кораблей приводили к потерям в основном среди зафрахтованных торговых нао и уркас, в то время боевые галеоны и паташи гоняли пиратские скорлупки по Каналу так, как им хотелось. К 3 августа почти весь английский флот оказался позади Армады, что с учетом попутного ветра только ухудшало ситуацию. Теперь англичане не могли ни коим образом воспрепятствовать десанту в совершенно любой подходящей для этого бухте на побережье Туманного Альбиона и им оставалось лишь атаковать отставшие корабли - что эти "морские рыцари", не знающие ни дисциплины, ни хоть сколько-нибудь организованного военного порядка, и проделали. Никто не собирался терять голову, храбро атакуя корабли Его Католического Величества. Увы, это не приносит ни лоадов красного дерева, ни слитков серебра, ни даже мешочков какао. А слава мертвому ни к чему. Обычный протестант сражается не из славы, а из денег, звонко наполняющих его карман и свидетельствующих о его богоизбранности.
   Даже после Гравелинского сражения 8-го августа Великий и Славнейший Флот, оставаясь на рейде Кале, мог спокойно отремонтироваться, подождать попутного ветра, прорваться в гавань Дюнкерка, погрузить солдат герцога Пармы на нао и уркас и отчалить к берегам Англии. На английских кораблях к тому моменту банально закончились порох и ядра для дальнобойной артиллерии, а флот мятежных провинций вряд ли бы смог оказать сильное сопротивление. Немного времени для погрузки уже тренированных для этого солдат - и через несколько дней в Лондон бы уже входили закованные в толедские доспехи ряды славной испанской пехоты, оборванной, нищей, голодной, но готовой драться до последнего и неоднократно с успехом это проделывавшей. Но Герцог Медина-Сидонья поставил вопрос о продолжении похода на голосование капитанов, что было заведомой ошибкой. Капитаны зафрахтованных торговых судов в гробу видали эту войну, этот поход, лишения и постоянные попытки англичан оторвать кусочек, а так как их было большинство, то корабли повернули домой. Результат известен. Полный провал экспедиции по воле погоды. "Морские рыцари" пожинали плоды своей "победы" и купались в лучах славы, совершенно, как показали последующие события, незаслуженной. Английская Армада 1589 года стала посмешищем для всей Европы. Мало того, что экспедиция обернулась полным провалом и финансовым крахом, убившим практически всю экономику королевства, заложенную и перезаложенную ради этого похода сефардовским банкам Голландии, так еще Дрейк осмелился захватить несколько торговых судов Ганзы, которые пришлось вернуть с возмещением товаров и убытков.
   Учитывая все вышесказанное, стоит ли говорить, что Ее Величество прекрасно себе представляла уровень боеспособности и возможностей ее флота, исчисляемый околонулевыми единицами? А потому, я полагаю, дорогой мой очевидец премилой женской слабости, можно простить Елизавете ее очаровательно-стеклянное самоуспокоение. Она же, с грустью посмотрев на осколки вазы, все еще продолжавшие оставаться прекрасными даже в своем statum separationis, степенно пошла дальше, сопровождаемая безмолвными фрейлинами, ступавшими за ней словно тени в своих мягких кожаных башмачках.
   Ее Величество степенно прошествовала через коридоры дворца, милостиво отвечая на поклоны придворных где-то угодливые, где-то преисполненные достоинства, а где-то - и искреннего обожания. Под одним из таких взглядов она остановилась.
   - Ваше Величество! - присела в реверансе уже немолодая, но еще сохраняющая прелестные черты лица Элеонора Бэгнал, жена Генри Бэгнала, маршала королевской ирландской армии.
   Даже не смотря на поклон, она продолжала держать за руку маленького сынишку, с восхищением смотревшего на королеву.
   - Леди! - склонила голову Елизавета.
   - Я полагаю, обстоятельства в Ирландии сейчас потребуют куда больше времени и сил? - с тревогой спросила женщина.
   - Возможно, что к зиме все уже успокоится и Вы сможете возвратиться к своему мужу, - ровно ответила Королева-Девственница, с некоторой тоской взиравшей на маленького мальчика.
   Елизавета официально отказалась от какого-либо замужества и от любых попыток Парламента или окружения навязать ей какого-нибудь супруга, позволяя себе лишь платонические отношения с Робертом Дадли, графом Лестером. Увы, подобные отношения не способствовали появлению детей, так что все прелести от увеличивающегося в размерах живота она испытала только в 1561 году, заболев водянкой. Это заболевание счастливо разрешилось в 1562 году резким уменьшением королевы в размерах. Плодом же этого morbus стало появление на свет некоего Артура Дадли, который воспитывался в семье Роберта Саузерна и не имел никакого отношения ни к роду Тюдор, ни графов Лестера. Подобное было бы ударом для любой матери. Для последней из рода Тюдор, шедшей к власти и балансировавшей на грани жизни и смерти долгие годы - тоже.
   Впрочем, осознание ирландской угрозы не давало ей возможности окончательно впасть в печаль. Повстанцы, несмотря на свою малую численность, уже успели разбить войско маршала в битве при Клонтибрете и продолжали наступать, разжигая восстание по всей территории Зеленого острова. Собственно, в помощь наместнику Ирландии Уильяму ФицУильяму уже были отправлены шесть тысяч солдат, что с учетом армии на континенте и на кораблях Дрейка и Норриса практически оставляло Англию без защиты.
   - А как же угроза испанского вторжения?
   - Уверяю Вас, что сэр Дрейк и сэр Баскервилл сделают все возможное, дабы те испанцы, которые выбросятся на берег от огня наших пушек, были скорейшим образом прикончены на берегу, благо уже сейчас эскадры выходят в море.
   - Дай то Господь! - с глубоким чувством произнесла леди Бэгнал.
   Краткий информационный вброс достиг своей цели. Теперь в обществе начнут блуждать слухи о том, что английская армия и флот в полной мере готовы встретить врага. Это снизит накал паники. Еще всего-то три-четыре подобных разговора - и буря, которую испанские галеры подняли одним своим появлением, будет утихомирена. Однако это следовало делать не сейчас. Слухи следует растягивать во времени, давая как можно большему числу людей краем уха услышать их от совершенно разных людей в разные дни. Кроме того, королеву ждали дела государства. А потому она вежливо кивнула женщине и степенно удалилась в свой рабочий кабинет, по пути отдав приказ фрейлине во что бы то ни стало найти Уильяма Сесила. К моменту, когда перед ней раскрылись двери кабинета, Лорд-хранитель Малой печати и Лорд-канцлер уже стояли внутри, единые в одном лице.
   - Ваше Величество! - склонился он в почтительном поклоне, шелестя своей седой бородой по белоснежному шелку горгеры.
   - Боюсь, барон, что для обмена любезностями не осталось времени, - проворчала королева, кое-как усаживаясь в своем платье в специально для этого предназначенном кресле. - Боюсь, что пока мы перечислим все титулы и формальности, полагающиеся данному моменту, испанцы могут приблизиться к берегу еще на триста ярдов.
   - Как будет угодно Вашему Величеству! - ответил канцлер, склонив голову.
   - Правильно ли я понимаю, Лорд-канцлер, что наша казна пуста?
   - На данный момент, боюсь, в ней не найдется и необходимых двух тысяч фунтов для закупки продовольствия для эскадры сэра Дрейка, - ответил Сесил.
   - Это не к спеху. Солдаты получают жалование и найдут, что поесть и в Плимуте.
   - А флот?
   - Скажите, сэр Уильям, вы верите в возможность появления нового католического флота рядом с нашими берегами?
   Ответ последовал незамедлительно.
   - Ваше Величество, приготовления такого рода практически невозможно скрыть, а потому в этом году его визит совершенно невозможен. Испанцы могут решиться послать корабли для того, чтобы грабить наши берега подобно "рыцарям моря", - тут лицо аристократа несколько скривилось, что не осталось незамеченным. - Которые разоряют Вест-Индию. Однако приход большой и хорошо оснащенной эскадры совершенно исключаются.
   - Что же вы думаете об отчетах лорд-лейтенанта Годолфина, пишущего о десятках испанских гребных судов, идущих вдоль Корнуэлла?
   - Весьма вероятно, что у страха глаза слишком велики, особенно у нищего крестьянина или рыбака, не видевшего в своей жизни ничего, кроме своей весельной лодки. Скорее всего, это были 3-4 галеры или пинассы. Посланы они могли быть с целью связаться с ирландскими мятежниками, что сейчас раздирают на части Ольстер, и договориться о взаимной помощи к выгоде обеих сторон. На их борту находится какой-нибудь испанский дон и сотни две-три пехотинцев, потому не могущих представлять опасность не только для Англии, но даже и для королевской ирландской армии.
   Елизавета задумалась. Сейчас следовало крайне осторожно, sollicite et ab undequaque рассмотреть данную ситуацию. В условиях окружающего Нового времени, когда старая Ойкумена стала тесной, маленькой и внезапно приобрела стопроцентно шарообразные черты, существовало несколько способов сверхбыстрой связи. Первым из них является почтовое судно, способное доставить почту до адресата на пространстве от Манилы до Гаваны и Картахены. Вторым продолжил оставаться гонец, обладающий достаточно каменной филейной частью своего организма, чтобы скакать долго, и достаточно вооруженный и сообразительный, чтобы суметь избежать неприятностей на дороге. Таким образом, если даже дон и достигнет в скором времени Ирландии, а затем быстро проведет переговоры, да еще и довольно скоро вернется обратно, то все равно раньше середины августа домой не возвернется. А потому заключенный договор (даже если и будет заключен), не сможет попасть в руки Филиппу II раньше, чем осенью, когда эскадра уже выйдет в Вест-Индию. Пока испанцы стянут все силы, подготовят свою Армаду к новому походу, дождутся возвращения "серебрянного флота", наступит уже новый 1596 год, к которому Норрис и Дрейк уже должны будут бросить якоря в гавани Плимута и сгружать на пирс очередные несметные богатства мадридских колоний, должные насытить совершенно истощенную казну, не имеющую часто средств хотя бы на обслуживание долга.
   С другой стороны, вызывает удивление маршрут. Испанцы на данный момент являлись признанными лидерами во всем, что только ни касалось флота. Что мешало им отправить посла через Атлантику или, уж если на то пошло, кружным путем? Зачем было посылать к берегам Англии галеры? Возможно ли это, что их главная задача - вызнать момент выхода флота? Однако тут возникает уже другой вопрос - а каким образом они узнают эту дату? Даже если галеры увидят выходящий флот из Плимута, а затем со всех весел бросятся обратно в свой Дюнкерк, то со всеми перипетиями переписок, отписок и срочнейших предупреждений, неизбежно застревающих не в грязи так в штиле, новость дойдет до адресата слишком поздно, опять же не дав возможность армадам выйти в море вовремя. В то же время морское путешествие из Кадиса к берегам Ольстера не выглядит таким уж и простым. Неблагоприятные в данное время года ветра и течения не способствуют быстроте передвижения даже одиночного корабля. Вести же о выходе боевой эскадры в море давным давно бы достигли Уайтхолла в связи с отвратительно поставленной работой контрразведок. На этом фоне очередной выход в море очередной эскадры галер действительно не выглядит чем-то особо примечательным, поскольку их испанцы просто обожают применять против плоскодонных корабликов нидерландских мятежников.
   В этом свете вся ситуация выглядит совершенно по-другому. Испанцы воспользовались моментом, очевидно, владея слухами о готовящемся походе, и решили протиснуть свою галерную эскадру в это игольное ушко временного момента. Три-четыре галеры, на борту посол с охраной. Не останавливаются, не грабят, идут вдоль берега, привлекая внимание крестьян... Привлекая внимание? Что это? Испанская ярость или испанская дурость? Впрочем, это, возможно, еще и тонко рассчитанный ход. Испанский король Филипп II никогда не подавал повода считать себя дураком или идиотом. Напротив, это был игрок хитрый и умный, ничего не делающий просто так и прекрасно владеющий ситуацией в те моменты, когда она не вырывается на волю случая. И действительно, что мешало ему отправить небольшую эскадру галер с приказом идти в Ольстер, идти явно и не скрываясь, не таясь, словно последние и презренные latrones? Кто разумный поверит в то, что четыре утлых суденышка, которые могут быть в любой момент утоплены всего лишь парой паташей, смогут везти на себе дипломатическую миссию? А стало быть, никто и не будет ожидать этого безумного шага. Риск достойный, а цель - создание максимальных неприятностей на Зеленом острове - вполне оправдывает затраченные на нее средства. Кроме того, всего пара залпов картечи вдоль корпуса превращает эти суденышки в коллективные гробы, битком набитые посеченными телами людей. После такого уже никто ничего не скажет. Никогда. А стало быть, и история этих переговоров никогда не всплывет и не будет отправлена пред очи королевы на суд истории. Вполне, вполне возможно...
   - Разве тогда не стоит срочно выдвинуть эскадру на перехват оных самых судов? - спросила Елизавета. - Чтобы воспрепятствовать сношению наших врагов друг с другом.
   - Боюсь, Ваше Величество, это станет лишь пустой тратой времени. В условиях, когда каждый корабль нужен нам для осуществления замысла, а каждый пенни нуждается в экономии, не стоит ли пренебречь подобной угрозой, столь призрачной с каждой новой милей, приближающей галеры к Ирландии? Ирландские вожди заносчивы, неуживчивы и не признают авторитетов с тех самых пор, как у них отсутствует Верховный король. Да, по правде сказать, даже и тогда их подчинение носило весьма условный характер. Вряд ли испанский дон добьется от них хоть чего-нибудь, кроме алкоголизма и желания воевать во главе всех. Каждый из них, даже самый тощий дворянин, мнит себя знатоком военного искусства и мастером всего, что касается военного дела.
   - То есть вы считаете, что переговоры зайдут в тупик?
   - Истинно так, Ваше Величество. Причем испанцы потеряют недели, если не месяцы, выясняя то, что и так лежит на поверхности - то, что ирландцев невозможно объединить. Их миссия не увенчается успехом, а потому и переживать о ней не стоит, пусть себе идут. Отвлечение сил от основной нашей цели может поставить под угрозу весь поход.
   - Тогда, лорд-канцлер, подготовьте письмо сэрам Дрейку и Норрису с приказом продолжать подготовку к походу. Пусть не отвлекаются ни на какие слухи об испанцах, как реальные, так и мнимые. Поход в Вест-Индии сейчас куда важнее.
   - Как скажете, Ваше Величество! - почтительно склонился барон Сесил.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | К.Корр "Императорский отбор. Поцелованная Тьмой" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Современный любовный роман) | | Н.Романова "Мультяшка" (Современный любовный роман) | | П.Рей "Измена" (Современный любовный роман) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Женский роман) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"