Драганович Вук Миланович: другие произведения.

Забытый поход. Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну а пока испанцы грабят Маусхол, лорд-лейтенант Корнуолла в своем летнем замке изволит вкушать обед с далеко идущими последствиями...


   Поздним вечером 2 августа 1595 года лорд-лейтенант Корнуолла, сэр Френсис Годолфин, член Парламента, вкушал ужин с отчетливым чувством тревоги. Это чувство не могли разогнать ни красивая, хоть уже и немолодая жена, ни наемные музыканты, игравшие что-то настолько легкое и фривольное, что можно было почувствовать себя посетителем какой-нибудь простонародной воскресной ярмарки, ни письмо от королевы Елизаветы, призывавшее его хранить спокойствие и не обращать внимания на слухи очевидцев и свидетельства невидевших о испанских галерах, проходящих мимо подведомственных ему земель. Даже неплохо зажаренное мясо вкупе с хорошим французским вином, подаренным контрабандистами в залог добрых взаимоотношений и успешных взаимодействий, совершенно не радовали. Тревога в его сердце все нарастала, разбухая внутри тела кошмарным липким комком, заставляющим все члены дрожать в панически-сладострастном предвкушении чего-то нехорошего. Конечно, обитающим в высоких эмпиреях власти куда виднее, что делать и как делать, вот только они находятся слишком далеко от этих мест и им совершенно ничего не угрожает. Он же, сэр Френсис, находится здесь и сейчас. И именно здесь и сейчас быть может только пара километров отделяет его уютную летнюю резиденцию от испанских галер. При таком соседстве nolens почувствуешь себя неуютно.
   "Так! - подумал Годолфин. - Надо успокаиваться. Столько волноваться чрезвычайно вредно, так может и до какого-нибудь душевного расстройства дойти! Раз Ее Величество решила уведомить меня, что Корнуоллу ничего не угрожает, то так оно и есть. Пусть плывут. Это не моя работа. Моя работа - суд, налоги, покорность. А за упущенные галеры пусть Дрейк и Хокинс расплачиваются. Тоже мне, "рыцари моря"!"
   Презрительно фыркнув, он взял кубок и отпил терпкого вина. Как лорд-лейтенант, сэр Френсис не видел ничего дурного в том, чтобы время от времени пользоваться служебным положением в личных и корыстных целях. В конце концов, разве им покрывались убийства, насилие или, не приведи Господи, скрытые католические сходы? Нет, всего лишь обычная, в чем-то даже милая и импозантная контрабанда, которая никому не несет никакого вреда. Разве что королевской казне, так ведь разве с казны убудет, если ее верный слуга не доложит какой-то жалкий десяток шиллингов? В конце концов, Корона же вознаграждает своих верных слуг. Вот ее верный слуга и награждает сам себя, так ведь не сильно же, ненамного. Сэр Джон Хокинс, между прочим королевского рода, урожденный Ланкастер, тоже начинал когда-то свой промысел с контрабанды живого товара из Африки и весьма преуспел в этом деле. Тогда почему бы и ему не позволить себе немножко?
   Теперь мысли его потекли в более приятном направлении. Сейчас в гавани Пензаса, города, в котором находилась эта резиденция, стояли три корабля, из которых два принадлежали весьма честным негоциантам, покорно уплачивающим все более удушающие налоги, сборы, пени и подати. Третий, небольшой и старый когг ганзейской постройки, занимался исключительно контрабандными перевозками, облагаемыми разве что причальными пошлинами, так как в своем далеком от всех властей Корнуолле сэр Френсис был и король, и Господь, а потому не должен был особо скрывать свои финансовые операции, весьма, к слову, прибыльные, ведь его доля в судне составляла 33%. И такое торговое судно было не одно, что обеспечивало семье члена Парламента (пусть и бывшего, но титул остается титулом всегда) достойное его положения в обществе состояние и уровень финансовых трат. Конечно, существовала возможность, что какой-либо из кораблей перехватит один из двух флотов враждующих сторон, что станет весьма существенным ударом по его торговому предприятию, но почти все королевские корабли сейчас находятся в Плимуте, готовясь к отплытию в Индии, а испанцы заняты войной с голландским флотом. В этих золотых условиях нужно было не упускать момент и сэр Френсис уже предвкушал те золотые горы, которые ему сулило длительное деятельное отсутствие флота. Под благородным соусом из корыстолюбия, стяжательства и жадности, изрядно гревших его самолюбие и уже ощущавшихся звоном золотых монет в кошеле, он уже было подумывал о том, чтобы выпить после ужина хереса. Дав организму мечтательно, per somnium, прочувствовать его вкус на языке, горячую вязкость, стекающую в живот, мозг тут же перевел мысли уже в совершенно иное направлении. Годолфин подумал воспользоваться моментом и с наглостью, достойной истинного джентри, отправить вслед за флотом Хокинса одно из своих судов в Португалию, где планировал под датским флагом закупить партию этого замечательного вина, впервые привезенного в Англию после набега Дрейка на Кадис в апреле 1587 года и пришедшегося по вкусу высшим слоям британского общества. Благодаря этому контрабанда данного сорта приобрела весьма значительные размеры и чрезвычайно запутанную схему, в которой вначале херес официально закупали в Севилье или Кадисе торговцы из Гента, Брюгге или Антверпена. Затем товар полуофициально перепродавался торговым судам Амстердама или Роттердама, особо не акцентировавшим свой порт приписки, которые уже совершенно официально продавали шерри в Англию, тем самым снимая самые сливки из-за в разы возросшей цены. Конечно, испанские власти прекрасно догадывались о том пути, которое проделывали бочки вина в своем путешествии до конечного выпивохи, однако не особо препятствовали подобного рода контрабанде, не только пополнявшую казну Его Католического Величества, но и разорявшую одного из их противников.
   Сэр Френсис даже зажмурился от предвкушения открывающихся перед ним возможностей. Даже один старый ганзейский когг под датским или бременским флагом мог вывести в своем трюме как минимум две сотни бочек хереса. При цене 6 шиллингов за кружку объемом в пинту, да еще при объеме бочки в 40 азумбре... Причмокивание губами, достойное скорее заплывшего жиром османа или бербера, нежели благородного дворянина эпохи, о которой уже сейчас говорили как о Золотом веке Англии, раздалось за обеденным столом совершенно неожиданно для всех.
   - Муж мой, с тобой все хорошо? - настороженно спросила Маргарет, с тревогой оглядывавшего прикрывшего глаза мужа, позволившего себе подобное совершенно неприличное деяние.
   Лорд-лейтенант очнулся от своих финансовых дрем и мечтаний, после чего тряхнул головой и ласково улыбнулся жене.
   - Все хорошо, дорогая Маргарет. Все просто чудесно!
   Тут он обратил внимание на почти доеденную ножку в своих руках, на которой еще оставались какие-то остатки мяса, и с долей злобы выкинул ее за спину, собакам. Те накинулись на нее с большим удовольствием и принялись грызть так, что треск кости заполнил помещение и замаскировал то журчание, с которым молодой щенок наделал лужу на солому у камина. Хоть он и любил свою жену, с которой прожил уже почти 30 лет, но все же иногда она вызывала раздражение своими действиями. И ведь, право слово, не объяснишь же ей, что муж даже за семейным ужином может и должен заботиться о благосостоянии семьи и ее благополучии. Нет, изволь присутствовать здесь и сейчас, а финансовые операции оставь на потом.
   Годолфин залпом влил в себя добрый глоток вина, после чего отрезал ножом кусок грудки и принялся, почавкивая, есть, ощущая, как по рукам стекает сок. "Впрочем, - тут же подумал джентри. - разве же это вина моей жены в том, что она женщина и хочет внимания? Ей бы съездить в Плимут или в Лондон, покрутиться в свете хотя бы и Корнуолла, посплетничать с дамами и поблистать в паре танцев, в которых молодежь совершенно ничего не смыслит, а не сидеть тут со мной в Пензасе, пока я исполняю роль этого зазнайки Рейли!". О-о-о, сэр Уолтер Рейли был еще той capitis dolore. На самом деле, должность лорда-лейтенанта Корнуолла занимал именно сэр Уолтер, в то время как сэр Френсис числился вице-лордом-лейтенантом и губернатором островов Силли. Однако Рейли, королевский любимчик и, по слухам, очередной из лишивших девственности Королеву-Девственницу, вечно пропадал в Лондоне или в своих морских экспедициях, пренебрегая своими прямыми обязанностями, которые приходилось исполнять Годолфину. "Все, решено! - подумал он, дожевывая мясо. - Завтра отправляюсь в Плимут!"
   - Дорогая Маргарет, - начал сэр Френсис вкрадчиво. - как ты смотришь на то, чтобы завтра...
   Продолжить фразу ему помешал какой-то грохот, эхом разнесшийся по летнему замку.
   - Что такое? - возмущенно рявкнул обиженный и оскорбленный в своих чувствах джентри.
   Только что он хотел наладить семейную жизнь, сделать приятное жене, как кто-то смеет этому мешать? Годолфин, лорд-лейтенант Корнуолла так этого не оставит!
   - Милорд! - испуганно прошептал мажордом. - Простите за прерванный ужин, но там... Там десятки человек! И они все требуют Вас!
   - Кто такие? - опешил сэр Френсис. - Что случилось?
   Он схватил на столе льняную салфетку и быстро вытер руки. Судя по всему, дело принимает нешуточный оборот и не след дворянину и представителю Короны представать перед людьми в неподобающем виде. Обеденный наряд еще допустим в силу времени суток и общего желания хозяина не заниматься парадным туалетом, но и себя требуется некоим образом блюсти.
   - Крестьяне и горожане, милорд!
   - Что за глупости?! - возмутился Годолфин. - Пусть придут завтра! Сейчас недосуг!
   - Милорд! Милорд! - доносился со двора хор голосов.
   - Что же за напасть-то такая! Генри, велите слугам вооружиться и прогнать этих смутьянов вон, пока я не повысил им ренту!
   - Милорд, но они говорят что-то про испанцев!
   - Вон их всех!
   - Френсис? - обеспокоенно произнесла Маргарет.
   Пожалуй, давно она не видела своего мужа таким разъяренным.
   - Вон их всех! Ни про каких испанцев не хочу слышать!
   - Но милорд, они говорят, что испанцы сожгли полу! - испуганно пролепетал мажордом.
   Годолфин опустил кубок, которым было уже собирался запустить в стену, и уставился на своего слугу.
   - Что? - спросил он как-то даже робко и немножко неуверенно.
   - Милорд, испанцы сожгли Полу!
   - Так!
   В мгновение ока сэр Френсис преобразился. На смену неуравновешенному джентри и недовольному дельцу пришел королевский чиновник и дворянин, пусть не командующий ротами и полками, но прекрасно осознающий, что такое ответственность как за собственное население, так и за вверенное ему в управление королевской волей. Все же, сколь бы ни был он казнокрадом, контрабандистом или мздоимцем, но Годолфин оставался вице-лордом-лейтенантом Корнуолла, ответственным за управление, налоги и даже оборону этого аппендикса Англии, исполняющим роль даже в отсутствие начальства и прекрасно знающим, что такое ответственность. В конце концов, где-то там в его крови еще осталась частица нормандского предка, одного из многих, кто кинул эту страну к ногам Вильгельма Завоевателя. И сейчас эта частица хотела крови. Даже не за разрушенный город, не за огромный ущерб даже его личному кошельку, поскольку большая часть выпасаемых вокруг Пензаса овец принадлежала ему, а за то, что кто-то посмел ступить на ЕГО землю, где он ХОЗЯИН. И эти кто-то за подобную наглость ответят.
   - Чарли!
   - Да, сэр! - донесся издалека голос привратника.
   - Запускай их!
   И тут словно бы прорвало плотину. Практически через секунду летнюю резиденцию заполнил топот десятков ног и вскоре перед Годолфином стояли двадцать три оборванных человека: пять мужчин, шесть женщин и двенадцать детей в возрасте от трех до десяти лет.
   - Ваша милость! Ваша милость! - загомонили они хором.
   - Тихо! - рявкнул сэр Френсис так, что, казалось бы, даже стекла зазвенели.
   Леди Маргарет посмотрела на своего мужа с уважением.
   - Ты! - ткнул лорд-лейтенант пальцев в мужчину средних лет, самого крепкого на вид. - Имя?
   - Джон, милорд! Джон Торби! - прокряхтел он.
   - Рассказывай, что видел! Один!
   - Милорд! Мой племянник рыбачил на берегу. Он увидел, как к берегу подходят четыре лодки. Большие лодки! Оттуда высадились люди. Много людей. Больше сотни! Они построились и пошли по дороге. Дорога вела в наш город. Они шли медленно, пели песню. Мы собрали вещи и побежали в лес. Они зашли в город, немного пограбили, зажгли дома и пошли дальше. Забрали овец и пошли дальше!
   - Людей не искали?
   - Нет, милорд! Никого не искали! Только овец забрали и ушли дальше.
   - Это точно были испанцы?
   Вопрос, заданный Годолфином, был отнюдь не праздный. В Плимуте скопилось множество моряков, зачастую набранных на корабли насильно. Плату же каждому обещали только после возвращения из Индий. Разумеется, какое-никакое довольствие они получали, однако, во-первых, недостаточное, во-вторых, скудное, в-третьих, лишенное достаточного количества необходимого для жизни алкоголя и овощей. Все это приходилось морякам добывать самим, при том, что многие из них помнили, как в 1588 и 1589 годах их уже обманывали с оплатой. За каждый из походов матросам обещалось по 5 шиллингов, весьма большое вознаграждение. Ни в тот, ни в другой раз денег не нашлось, из-за чего во время бесславного возвращения Анти-Армады Дрейка и Норриса из похода пришлось даже повесить больше двадцати возмущенных подобным обманом людей. После возвращения в Плимут новости об этом разошлись по Англии быстрее лесного пожара, что создало огромные трудности с набором личного состава для новой экспедиции сейчас. Считающие с большим на то основанием, что их снова обманут, моряки принялись основывать свое благосостояние сами, совершая недальние от Плимута походы с целью улучшения своего продовольственного положения и финансового обеспечения. Походы каждый раз оборачивались по-разному. Иной раз эти грабители могли дать в зубы и забрать десяток овец да пару монет, иногда же дело оборачивалось насилиями и убийством. А потому следовало опознать совершивших подобное злодеяние весьма точно, чтобы затем у двадцати с лишним тысяч человек под рукой Дрейка и Бэкингема не появилось желание отомстить.
   - Да, милорд. Они не говорили по-английски, милорд.
   - У вас в деревне кто-то знает испанский? - выгнул бровь сэр Френсис.
   - Нет, милорд! - буквально затрепетал крестьянин. - Но у них был флаг. Такой флаг, как у нас, только как будто подкошенный.
   - Такой? - с помощью двух костей лорд-лейтенант изобразил Андреевский крест.
   - Да, милорд! И еще я был на ярмарке в Плимуте, милорд, когда семь лет назад там показывали пленных. Все говорили, что они испанцы и хотели захватить нашу страну. Там было много смуглых, но не как мавры, и говорили они на странном языке. Те, кто сожгли Полу, были точно такие же. Но только с длинными копьями и в броне.
   Годолфин едва не издал вздох облегчения. Испанцы. Это были испанцы, а не безумные и оголодавшие моряки, способные на все. Одной проблемой меньше. Не придется оправдываться перед Дрейком и Хокинсом, что на одном из их кораблей недокомплект экипажа, причем неучтенный.
   И тут на смену облегчению пришла злость и даже некоторая ярость. Эти Дрейк и Хокинс, королевские любимчики, сидят у себя в Плимуте и не желают даже организовать патрулирование побережья! И вот каков результат! Воспользовавшись полным отсутствием каких-либо мер по защите, испанцы вместо продолжения своего пути внаглую остановились и высадились на побережье, разграбив город! То, что то были те самые галеры, о которых он писал в Лондон с предупреждениями и получил ответ самой королевы, как о досадном явлении, на которое не стоит обращать внимания, делало злость еще более яростной и жгучей, словно острый индийский перец. Эти напыщенные наглецы, раздувающиеся от собственной значимости и спеси, так ничего и не предприняли, хотя их не просто упрашивали, а буквально умоляли прислать корабли и солдат. Теперь в Корнуолле и правда есть солдаты, только это солдаты испанских терций. И только сам Господь знает, на чем они остановятся.
   - Генри, созывай слуг! Пусть берут лошадей и скачут во все деревни в радиусе 10 миль! Пусть созывают йоменов! Чтобы шли не мешкая! Еще одного отправь в Плимут, генералу Бэкингему! Пусть передаст, что лорд-лейтенант Корнуолла требует две роты солдат, потому что испанцы высадились и сожгли уже один город.
   - Понял, милорд! - послушно кивнул мажордом и испарился.
   - Чарли!
   - Сэр? - пророкотал привратник.
   - Всех слуг вооружить. Шпаги, арбалеты, пики... Все, что есть в арсенале.
   - Да, сэр! - кивнул он и степенно удалился.
   Годолфин проводил его долгим взглядом, но ничего не сказал. Тот был отставным сержантом одного из пехотных полков, пять лет отвоевавшим в Нидерландах против испанцев, а потому уж в чем, а в вопросе обороны на него можно было положиться полностью. А что до пренебрежения положенным "милорд", так ведь Чарли не совсем слуга, а привратник, охранник, сторож. Такому требуется самоуважение для того, чтобы быть готовым не пустить любого гостя, неугодного хозяину, пусть даже и самого высокого звания. А степенность... А куда торопиться? К утру здесь, у Пензаса, соберется как минимум 400 ополченцев. Через день прибудут еще войска из Плимута. Если к этому моменту испанцы не сбегут, поджав хвост, то они viribus unitis выследят их и перебьют.
   Оставался только один вопрос - численность испанского десанта и его практические задачи. Годолфин не сомневался, что они высадились с тех самых четырех галер, о которых и писал реляции в Лондон. Вряд ли мимо Корнуолла проходил случайный испанский уркас или паташ. Для подобной морской связи они предпочитают северный путь, через Шотландию и Оркнейские острова. Это же подтверждали и слова Джона. Пусть крестьяне и откровенно забиты и не отличаются особенным умом, но все же их глаз и ума достаточно, чтобы отличить liburnae от navis. Следовательно, сейчас на полуострове находится чуть больше сотни солдат. Или не находится. Жители Полы вряд ли особенно продолжали следить за маршрутом их движения. Но зачем они предприняли такое действие?
   Вопрос и в самом деле был непраздный. Если испанцы собирались лишь добыть еды - а такое вполне возможно - то выбор города, который находится на достаточном отдалении от побережья, выглядит странно. С другой стороны, водным путем до Пензаса добираться было бы куда быстрее, нежели пешком. Если у католических собак возникли проблемы с желудками и захотелось свежатинки, то нет лучшей идеи, нежели ограбить место, находящееся в некотором отдалении от берега. С другой стороны, испанцы могли бы быть посланы сюда специально, чтобы пощекотать у льва в подбрюшьи, чтобы дернуть за живое, заставить метаться и отложить поход. В конце концов, при особенно наглых и заметных деяниях разве Дрейк не захочет восстановить свое реноме и разгромить столь наглого врага? Это заставит его метаться, выделять корабли туда, где уже все закончилось и все произошло, а тем самым отвлечет от подготовки к походу и задержит выход флота. Но разве четырех галер и сотни солдат для этого достаточно, особенно когда в гавани Плимута стоит 132 корабля, часть из которых определенно готова выйти в море? Следовательно, испанцев на самом деле куда больше, но уж не готовят ли они несколько атак одновременно? Хотя это весьма сложно и требует значительной координации. И все же, какая из идей верная?
   Тряхнув головой, сэр Френсис был вынужден признать, что идея с отвлечением внимания никуда не годится. Докладывали лишь о четырех галерах. Такие силы долго отвлекать флот не могут. Рано или поздно Дрейк разозлится и отправит на их перехват эскадру в каких-нибудь 10 полноценных боевых кораблей. Это будет чрезвычайно полезно как для обучения экипажей, так и не отвлечет основные силы от процесса подготовки. Даже если они попробуют сжечь каждый городок на побережье, то все равно не скроют свое число, которое известно не только Хокинсу, но даже и самой королеве. Да, они способны раззадорить льва, но разозлить - вряд ли. Так что остается лишь два варианта. Либо испанцы решают продовольственную проблему самым простым и очевидным способом, либо же просто не удержались от возможности щелкнуть по носу своего врага. Конечно, первый вариант был куда весомее, но и второй не следовало сбрасывать со счетов. А потому следовало сразу же после сбора ополчения разослать повсюду гонцов и определить местонахождение испанцев, чтобы затем за ними следовать неотступно, не позволяя больше высаживаться. И бить высадочные партии. Бить нещадно, чтобы больше не смели и думать, как зариться на ЕГО овец!
   Обдумав как следует эту ситуацию с разных сторон и найдя ее вполне состоятельной, Годолфин тряхнул головой, отправил посетителей в Пензас, отдав распоряжение их накормить и пристроить где-нибудь, после чего вернулся к прерванному обеду и налил себе вина из кувшина в кубок.
   - Дорогой Френсис, что же нам делать? - спросила его жена, смотревшая весьма обеспокоенно за военными приготовлениями.
   - Моя Маргарет... - произнес Годолфин. - Я полагаю, что самым лучшим вариантом в данной ситуации было бы, если бы ты согласилась собрать вещи и уехать в Плимут.
   - Но...
   - Маргарет!
   - Но ведь...
   - Маргарет, никто не знает, где эти испанцы будут завтра! Вполне возможно, что завтра из леса выйдет испанская капитания, которая примется грабить город, а может быть обратит внимание на наш летний замок. Я же не могу оставить охранять его достаточное количество сил, которые бы смогли отбить эту атаку. Так что, прошу тебя, собирайся. Завтра утром ты под охраной Чарли и еще двух слуг отправишься в Плимут. Разумеется, со всеми служанками и всем необходимым. Это не ссылка, это просто беспокойство. Когда все уляжется, ты сможешь вернуться или я приеду к тебе, если ты того пожелаешь. Но сейчас, obsecro te, готовься к поездке.
   Он залпом влил в себя содержимое кубка, даже не чувствуя вкуса.
   - Я... Хорошо, - смиренно произнесла его жена.
   - Чудно. Я отдам распоряжения, - кивнул он и покинул обеденный зал.
   В сборах, подготовке и суетливой беготне прошла большая часть ночи. Гонцы вернулись уже ближе к двум часам на совершенно усталых, хоть и не загнанных лошадях. К трем к Пензас начали подтягиваться первые отряды йоменов, чудом выжившие остатки лично свободного крестьянского населения, практически уничтоженного законами Елизаветы об огораживании и бродяжничестве. Глядя на их обыкновенные, изможденные трудом лица, тем не менее выражавшие готовность к бою, сэр Френсис мысленно похвалил себя. Все же не зря он противился особенно активному огораживанию в Корнуолле, не зря сохранил множество деревень нетронутыми. Теперь ему есть на кого опереться в бою. И число ополченцев действительно было велико. К пяти утра их число достигло пятисот. А в шесть утра появились признаки новой беды в виде новой группы крестьян.
   - Кто такие? - сурово осведомился Годолфин, оглядывая их. - Из Полы?
   - Нет, милорд! Из Маусхола! - произнес один из них в такт детскому плачу.
   - Что? - опешил лорд-лейтенант.
   - Милорд, Маусхол сожжен!
   - Когда?!
   - Милорд... Они появились перед вечером! Мы уже вернулись с полей по домам, когда они ворвались в город и стали убивать! Несколько человек пытались сопротивляться. Они их зарубили и пошли дальше. Потом пытался защититься наш пастор. Они и его убили. Потом стали жечь и грабить. Кто сопротивлялся - убивали. Они забрали овец, милорд!
   - Они еще там?
   - Нет, милорд! Мы еще убегали из города, когда они начали строиться на берегу и грузиться на свои большие лодки!
   - Проклятье! - выругался сэр Френсис.
   Они разорили еще один город. Стало быть, это уже не разовая акция и они действительно решились подергать льва за хвост. А еще это значит...
   Впрочем, море уже за него подсказало весь ответ. Потому что на розовой от рассвета глади воды показались хищные силуэты испанских галер...

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | А.Сорокина "Blackday: Дневник Беглеца" (Антиутопия) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | A.Summers "Воздушные грани: в поисках книги жизни" (Антиутопия) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"