Драгомир Дмитрий: другие произведения.

Битва

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда пламенный дух не знает границ.


   В бескрайней пустыне два взгляда вели дуэль. Тысячелетия назад здесь разливалось озеро, но вода навеки ушла в атмосферу, оставив потрескавшуюся солёную землю и песок. Лишь скалы горизонта нарушали гармонию идеально ровного царства. Люди буравили друг друга глазами. Хотя незримые волны энергии, что лучили тела, заставляли усомниться в их принадлежности к человеческому роду. Красивые и молодые, с великолепной мускулатурой, в выражениях лиц сталь и непреклонность. Прирождённые войны. Брюнет в чёрной обтягивающей одежде без рукавов - Гектор. Другой - Ланселот: русый, в синем и свободном. Нечто подобное носят монахи шаолиня. Начал разговор именно он, спокойным и немного насмешливым голосом:
   - Закончим в этот раз?
   - Обязательно. Мне надоело смотреть на твою пижонскую рожу, Ланс, - ответил Гектор, более басовитым и серьёзным тоном.
   - Хо-хо, кто бы говорил? Такой хмурый, как будто пуп Земли, а весь мир вокруг тебя вертится.
   - Ты только болтать и горазд, впрочем, так всегда. А доходит до дела, хнычешь, как баба, и вся твоя крутость куда-то испаряется.
   - Напомни-ка, сколько раз эта "баба" навешивала тебе люлей? Особенно под стенами Карнарвона.
   - Я тогда был не в форме...
   - Отговорки для слабаков.
   - Что?! Как ты меня назвал?!
   - Я говорю, если будем сражаться на словах, можешь уже доставать белый флаг.
   - Ты договоришься.
   - И кто меня остановит, ты?
   - Больше некому.
   - Тут ты прав. Вряд ли ещё кто-то осмелится на подобное... Ладно, начнём.
   Блуждающая улыбка сошла с лица Ланселота, и готовый вспылить Гектор успокоился. Бойцы сосредоточились на предстоящей битве, зловещее марево воцарилось над жаждущей землёй. Воздух сгустился, силуэты расплывались, напоминая миражи: статуи великих воинов в давно затерянном среди скал древнем мегалополисе. Излучали волны силы, вибрации сотрясали пространство, солевые камешки подпрыгивали. Ветер, которого это место отродясь не видывало, завихрился в восходящих и нисходящих потоках. Волосы Ланса развевались, одежда трепетала. У Гектора было слишком обтягивающее, а на голове слишком коротко, чтобы трепетать, поэтому просто нерушимо возвышался, сцепив кулаки. Противоборство взглядов достигло пика, обычного человека давно прожгло бы насквозь, но мы-то уже поняли - перед нами не заурядные обыватели.
   И тут началось.
   Не смотря на несколько десятков метров, расстояние преодолели в мгновение ока, одним рывком. Мелькнувшие силуэты столкнулись со звуком огромной трещотки. Но треск пришёл потом, вслед за ударной волной. В поднявшейся дымке соли бойцы обменивались умопомрачительными по скорости ударами. В ход шло всё: кисти, колени, локтевые суставы, стопы, лбы. Затрещины кулаком, раскрытой ладонью, ребром, пальцами. Похоже, они владели всеми известными и неизвестными видами боевых искусств. Какие-то удары блокировались, от иных уворачивались, многие били в цель с характерным шлепком. Однако тела, словно гранитные, не покрывались увечьями.
   Вертелись волчком, суставы изгибались под немыслимым углом, удары наносились во все стороны, им вторили выкрики. Умудрялись обмениваться выпадами даже в воздухе, без опоры. Часто в движениях угадывались тигр, цапля, обезьяна, богомол и другие животные разных школ. Стремительные тени разрезали шипучий песок. Нулевая видимость ни капли не смущала комбатантов - на максимум работали все органы чувств: смогли бы сражаться даже в кромешной тьме. Но всё же выпрыгнули из облака, будто хотели явить миру свою битву. Лёгкие учащённо сокращались, но усталость, кажется, не имела власти, пот едва выступил. Только разогрев.
   Схлестнулись снова. В ход пошла "тяжёлая артиллерия". Если прошлое столкновение в секунду пропускало до дюжины джебов и лоу-киков, то сейчас обоюдные удары, как один попадавшие в цель, разделяли долгие полторы секунды. За это время кулаки достигали вражеского лица, со звенящим хлопком били, тела откидывало назад, только чтобы обрести дополнительное ускорение для очередного выпада. Апперкоты, способные стереть в труху железобетонную стену, лица принимали с завидной стойкостью около минуты. Потом руки вновь замелькали со скоростью барабанных палочек. Крики слились в один протяжный, готовый в апогее взорваться сверхновой над головами. Ноги не поспевали - служили опорой и медленно погружались в грунт. Когда земля вокруг просела сферой, а стопы ушли вниз до середины голени, отпрыгнули друг от друга.
   У Ланселота из носа стекала тонкая струйка крови, Гектор отделался парой ссадин.
   - Ну, хуже ты не стал, - то ли насмехаясь, то ли одобряя, произнёс воин в чёрном.
   - Я только разогревался. Перейдём к чему-то более интересному?
   - Всёнепременно.
   - А может, сразу сдашься? Обещаю, что не буду сильно мучить и быстро убью. Почувствуешь, что воспаряешь в райские сады.
   - Лучше честно признайся, что боишься!
   С этими словами брюнет вскинул руку, и налитый энергией красный шар устремился к оппоненту. Ланс избежал взрыва, который превратил ровную землю в султан соли, швырнул в ответ небесно-голубой. Две пары рук объяло искристое пламя, по телу бегали молнии: рубиновые и ярко-агатовые соответственно. С пальцев срывались разряды, рвущие электромагнитное поле. Взмах ладони посылал гибельный луч, грызущий землю, как огромный плуг. Даже щелбан нёс заряд разрушительной мощи! Поистине смертоносные длани.
   Ланселот швырял сферы, как снежки, с обеих рук. Противник уворачивался, не замедляя бег, копил заряд. Раскрутился, подобно метателю ядра; выкрик сопровождал полёт сфероида по наклонной траектории. Блондину ничего не оставалось, кроме как бежать от алой луны, но ударная волна нагнала, сбила с ног, сверху посыпались солёные куски. Моментально пришёл в себя, увернулся от пары смертоносных линий, железнодорожной колеёй пронёсшихся в сантиметрах. Выставил сведённые ладони, похожие на распускающийся цветок, и выстрелил толстым потоком: калифорнийский лазер и в подмётки не годится. Бурлящая энергия выжигала землю, на краях угольно-чёрной борозды песок превращался в стекло. Луч преследовал Гектора по пятам, тот внезапно взмыл в небо. Ланс поднял голову, и брови поползли вверх. Противник держал над головой миниатюрное солнце. Светило не замедлило вырваться из объятий, пикировало вниз с упорством сокола. Гектор поспешил подняться выше, дабы не задело.
   Чудовищная детонация эхом прокатилась до самых скал, валуны летели во все стороны, даже Гектору пришлось спрятать лицо в сгибах локтей. Огромный гриб гари, пепла, и пыли поднялся, как надгробие. Густой дым на добрый километр всё заволок. Не перестарался ли?
   Через несколько минут пространство прояснилось. Гектор приземлился на край кратера, яма заполнялась подземными водами. Ничего похожего на останки поединщика. Поверхность воды запузырилась, "могильщик" пригляделся. Ланселот?
   Колоссальная гидра вырвалась из озерца, разметав его в брызги. Несколько десятков голов постоянно пополнялись, лес длинных шей заслонил дневной свет. Гектор смотрел на это чудо, как удивлённый карапуз. Одна голова заметила человека, следом повернулись все, хищно скаля зубы. Застыв на миг, лес ринулся вниз. Гектор вскрикнул, ринулся прочь, кляня на чём свет стоит. Головы врезались в твёрдый грунт в надежде проглотить беглеца. Будто стадо ополоумевших от страха исполинских страусов решило спрятать головы. Вдобавок над макушкой материализовались град и молнии, сыпались с неумолимостью залпа стрел. Впереди Ланселот отрезал путь к отступлению.
   - А-ха-ха-ха! Почувствуй же на собственной шкуре казни Господни!
   Русый дьявольски хохотал, воздев руки к небу. На голове красовался дурацкий фиолетовый колпак со звёздочками.
   - Во имя Мерлина, испей десять кар!
   Низко нависшие тучи потемнели, тьма почти осязалась, шаровые разряды заискрили с новым воодушевлением. Из-за спины Ланселота показалась орда саранчи. Насекомые стремились к ошалевшему Гектору, под ногами у того разверзся песок, и стремительные потоки алой реки понесли; носоглотку забил привкус железа.
   Чёрноволосый выбрался на берег, но соперник решил покончить с ним, мокрым и плюющимся, одним шквалом. Саранча собралась в единый кулак, река ринулась цунами, облака спрессовались в одну свинцовую тучу, посыпали жабами, гидра нависла зубастым карнизом. Напасти готовились хлынуть на маленького человека, раздавить, уничтожить. И... хлынули.
   Воин в чёрном сжался в комок, тело напряглось стальной пружиной, на бицепсах вздулись вены. Огромный массив энергии клокотал внутри, пожирал самого себя, становясь больше с каждым укусом. Руки тряслись от напряжения, сдавленный рык напоминал жестокого зверя. Резко выпрямился, вскинулся. Энергия вырвалась на свободу сеткой, что приняла форму растущей полусферы, сметала всё на пути. Лес шей разрезало на аккуратные филейные части, ошмётки саранчи сыпались в розовенькую лужу - бывший бурлящий поток. Небо прояснилось, вернулось солнце.
   Гектор зло буравил неприятеля, потёки на хмуром лице делали его похожим на японского красного Они.
   - Бросай свои шуточки.
   - Зачем? Так намного интересней и эффектней использовать силу, чем просто швыряться шарами и пулять лазерами из рук. Ты был удивлён, признайся. Твою отвисшую челюсть я долго не забуду.
   - К чёрту! Какой-то маскарад, а не бой. Река, жабы, в каком месте это оружие?
   - Ты слишком консервативен, а такой молодой... - неодобрительно покачал головой Ланселот.
   - Короче, завязывай. И сними, наконец, этот идиотский колпак.
   - Ну-у, обещать не могу, мы друг к другу привыкли... Ладно, только ради тебя.
   Блондин снял магическую шляпу, небрежно швырнул в сторону конкурента. Шапка оказалась с подвохом - в воздухе обернулась тройкой неупокоенных духов, алчущих плоти человека перед ними. Угрозы не несли, но задачу отвлечения внимания выполнили. Улучив долю секунды, когда Гектор прикрылся, Ланс подскочил и могучим ударом сцепленных ладоней отправил того в полёт, как бэттер запускает флайбол. Устремился следом в желании припечатать ногой, используя инерцию. Гектор не терял внимания, этого и ждал. Ланс замахнулся, но встретившись с бездонными чёрными глазами, такими пронзительными и самоуверенными, понял, что его перехитрили и несколько стушевался. Его схватили, раскрутили и отправили на встречу с пустыней.
   Гектор приземлился поблизости, в очередной туче пыли пытаясь разглядеть последствия деяний рук своих. Завесе помогли развеяться выстрелы. Показался блондин. В руках, не иначе, прототип оружия пришельцев судного дня. Пулемёт прямиком из фантастического романа или компьютерной стрелялки в зелёных тонах, материал напоминает хитиновый панцирь насекомых. Распятый кузнечик. Короче, пушка, несомненно, смертоносная и стреляла цилиндрическими сгустками раскалённой амальгамы.
   Гектору оставалось танцевать среди снующих снарядов и сверкать пятками. Но и он припас кое-чего. Метнулся, как телепортировался, в противоположную от бега сторону, скрылся в облаке соли. Выскочил в опасной близости, в руках сформировался самурайский меч. Бросился на врага, воинственный клич был ему подспорьем. Не осталось времени на выстрел, пулемёт принял удар. Кузнечик крякнул и разлетелся крупными осколками. Ланселот крутанулся, гася отдачу, блокировал катану клеймором.
   Теперь эстафету войны переняли мечи и мы поняли, что им в идеале подвластны не только боевые искусства всех мастей, но и холодное оружие. Похоже, любое оружие вообще.
   Лязг и скрежет заполнили забытое царство тишины. Искр сыпалось так много, что давно сожгли бы всю округу, если б не безразличное к воспламенению дно озера. Нещадные размашистые удары тупили клинки со скоростью пираний, разбивали вдребезги. На смену старому тут же приходило новое, словно в кармане каждый носил целый арсенал. Паразониумы, рапиры, бердыши, чеканы, рогатины - всё шло в ход. К щитам относились с пренебрежением: лишь пара-тройка рондашей да кулачный щит валялись изломанные. Они и не требовались: ни один удар в яростной сече не достиг подкожных тканей.
   Однако и эта стычка не более игры. Бойцы разошлись, переводя дух. Ланс отбросил порванные нунчаки, Гектор избавился от расколотого боевого посоха. Тяжело дышали, складки лбов, как устье, заполнил пот. Соль, как иней, покрывала тут и там. О невероятно! - несколько порезов расцвели на коже, одежда малость порвалась. Жалкие царапины, но всё же. Взамен появились клинки более грозные, на Земле доселе невиданные. Вылиты, словно из драгоценных камней, эфесы, навершия сияют ярче звёзд. Лезвия тонки, как листы бумаги, впрочем, не возникало сомнений, что такими можно хоть целый день шинковать камни, аки масло. Меч Гектора окутывала багряная тьма, Лансов мерцал ультрамариновыми искрами.
   Настал час дать свободу истинной силе, и земля содрогнулась от решимости. Воздух сгустился, бился в припадках, плеская запахом озона. Ярые всполохи резали пространство. Бывшее озеро стонало и скрежетало, трескалось и раздавалось в стороны, не в силах сдерживать мощь и неистовство. Глыбы ходили ходуном, создавая сухое море. Гул недр, треск разрядов, многоголосый стон песчинок воссоздавали разрушительную симфонию молодой Земли. Голубое пламя окутало Ланселота, превратилось в бушующий смерч, в центре которого и источником коего стал человек. Разряды красных молний выжигали причудливые узоры вокруг Гектора.
   Больше ждать нельзя. Два сияющих метеора ринулись навстречу...
   Столкновение оказалось столь мощным, что превратилось во взрыв, вспыхнувший ярче солнца. Ауры воинов смешались, розовая волна смела валуны, что вздымались так беспечно, грызла землю в желании создать аккуратную яму. Сама реальность, не выдержав измывательств, скопилась и вышвырнула двоих куда подальше. В миг удара спонтанная телепортация отправила в иную точку планеты. Наверное, в это мгновение они стали электромагнитными волнами.
   За ударом последовала отдача - всегда ходят парой. Расшвырнула уже не в пустыне, но в горной долине, обрамлённой хвойными лесами. А на месте бывшего соляного озера воцарилась благодатная тишина. Обширный кратер остался памятником битве.
   Ошарашенные драчуны приходили в себя, помогая бормотанием и тряской голов. Сиротливое осеннее солнце бросало лучи на запыленные телеса. Первым по поводу смены обстановки высказался Ланс:
   - Какого чёрта, где это мы?! Не припомню такого.
   - Это всё ты со своими трюками.
   - Скорее, бог войны увидел твой снобизм и решил разбавить телепортацией. Смотрит сверху и думает: "А что это Гектор там бегает внизу, малюсенький, как букашечка, размахивает мечом, как дикарь. Ещё бы каменную дубину взял. Где же зрелище, где феерия пороха, фейерверки искр? Вино-то у нас на Олимпе имеется, а вот зрелища... Дай-ка сделаю что-нибудь этакое, народу на потеху: молнией долбану или ещё чего?" Ну, или как-то так. И вот мы здесь. А, неплохая версия?
   - Что ты несёшь? - Гектор скривился, смотрел, как на юродивого.
   - Что? Такие возможности, а самое лучшее до чего ты додумался - самурайский меч. Железо устарело ещё в эпоху пиратства. Как же Томми-ган, базука, пулемёт Гатлинга, BFG?! Да и среди недальнобойного много ведь интересного. Чего стоит световой меч или бензопила. Нет, я ни в коем случае не против добротных клинков - их ничто не заменит, но нельзя же только ими.
   - Ты до вечера собираешься трепаться? Наверное, уйду, чтобы не мешать. Только скажи, зачем лишнее, мы сражаемся или в игры играем? Хотя, тебя послушать, скорее, второе.
   Ланселот помог соли покинуть одеяние, тёплые камни заменили кресло.
   - Битва - это искусство, - изящно жестикулируя, начал он. - Как художник использует всю палитру, чтобы вдохнуть жизнь полную красок в картину, так и я считаю долгом делать схватки максимально зрелищными. За свою историю человеческий гений достиг невообразимых высот. Оружие совершенствовалось с начала создания примитивного лука, а может ещё раньше. Кстати, мы забыли о луках. Гектор, как мы могли?
   - Ума не приложу, - удручённо развёл руками тот.
   - Так вот. Отбрасывать этот багаж, по крайней мере, неразумно. Но и он бесславно уступает безграничному воображению фантастов. Ты хоть книги читаешь?
   - Да... да, что уставился?!
   - Странно... В наших руках почти неограниченные возможности, мы можем воплощать самые безумные проекты, фантазии. Только подумай, как бы они обрадовались, увидь свои детища в наших руках. Поэтому я использую все возможные средства. И постоянно импровизирую - это тоже важно.
   - Но нас никто не видит, - возразил брюнет.
   - Ты не понимаешь, тут дело принципа. Моё начало творца не даёт поступать иначе. Оно кричит: сделай, ты можешь, удиви мир, удиви себя. Это ведь так интересно, аж дух захватывает. А если найдутся благодарные зрители...
   - Ладно-ладно, - Гектор поднял руки в примирительном жесте. - Поступай, как хочешь, а мне не мешай рисовать моими чёрно-белыми карандашами.
   - Тебя никак не переубедить?
   - Нет. Отстань.
   - Ну, как знаешь... Что-то мы засиделись, - пробормотал Ланс и прервал беседу, резко вскочив и закричав: - Восстаньте, мои верные солдаты, и покажите этому глупцу, что один в поле не воин!
   Мохнатые валуны лопались, показались белые черепа, растущие, как бобы в той сказке. Костяная пехота с мечами и луками нестройными рядами направилась к Гектору с вполне прозаическими намерениями - сожрать и раздавить. Попадались китайские глиняные воины династии Цинь, химеры и даже три минотавра-зомби, но на фоне клацающих челюстей едва выделялись.
   Сверкающие клинки с тончайшими лезвиями дружно забылись, от незаслуженно обидного отношения беззвучно растаяли. Вместо него воин в чёрном призвал из небытия излюбленный - катану в ножнах. Меч со свистом вылетел, узконаправленный ураганный шквал выкосил добрую половину нечистой пехоты. Берцовые кости и позвонки разлетались в стоическом молчании. То ли нежить отличалась высокой воинской выучкой, то ли просто боли не чувствовала. Хотя такие выхватывания меча кого угодно напугают. Взамен старым возникали новые болванчики: британские гренадёры, индейцы ирокезы, рыцари в латах, воинственные кельты. Но поголовная гнильца и тлен в рядах (за выслугой лет) делали их не слишком боеспособными.
   Из-за соседнего холма выплыл огромный и древний галеон. Оборванные тёмные паруса напоминали о призраках, ниже ватерлинии зияла пробоина. Летучий Голландец. Не возникало сомнений, кто пригласил корабль в эту бухту.
   - О, великий и беспощадный Дэви Джонс! Этот проходимец имел наглость назвать ром на редкость отвратным пойлом и сказал, что не попробует его даже под страхом смерти! - вопил находчивый блондин, тыча пальцем в оппонента.
   Видимо, данное известие сильно разгневало того самого Дэви, или сказался новый наряд Ланса - бархатная треуголка с "Весёлым Роджером" и сабля - ибо залп бортового орудия вышел на загляденье снайперам. Ядро, разбив попутно парочку отполированных до блеска черепов, впечаталось Гектору прямо в солнечное сплетение, запустив последнего в густую хвою. Даже скелеты удивились столь внезапному исчезновению добычи. Челюсти опускались, в пустых черепах ещё долго гулял свист выстрела.
   Очухался Гектор в тени сосен.
   - Арр... я сотру этого клоуна в порошок.
   Объятый гневом, сыпя сквозь зубы проклятия, не заметил появления за спиной трёхметрового гризли. Медведь встал на задние лапы, готовился защищать территорию - зря это он. Гектор обернулся. Когда бедный мишка узрел наполненные яростью глаза, в безднах которых в первозданном хаосе кружились муки и ненависть всех кругов ада, медведь поступил образом, противоречащим всему ходу эволюции. Упал на спину и прикинулся мёртвым. К счастью для Хозяина леса, человек плевать хотел на животину, поэтому гризли улучил момент и поспешно ретировался. К слову, остальная живность убежала, упрыгала, улетела ещё после пушечного выстрела.
   Гектор кипел, на лбу вздулась толстая жила, грудь ходила ходуном, как гномьи мехи, кожа светилась алым огнём. Внутренние демоны объединились и выплеснулись всесокрушающей волной, корабельные сосны ломались, как пшеничные колоски в торнадо. Такое использование силы не совсем в его духе, но, как говорится, припекло. Багровое облако мятежных духов вырвалось из леса, смело разношёрстных пехотинцев. Костяные лучники так ни разу не выстрелили. Духи поднялись над полем сражения, сплелись в колоссальный кулак, обрушившийся на галеон. Щепки и духи рассеялись прахом.
   Ланселот восторженно хлопал в ладоши:
   - Браво, браво! Я бы не смог лучше. Право, неожиданно с твоей стороны...
   Гектор не располагал к задушевным беседам. Покинул чащу - теперь просеку - одним могучим рывком, ещё в вышине посыпал острыми, как серп, волнами воздуха, размахивая катаной. Впрочем, тщетно: ни один сгусток не попал, как и лезвие. Ланселот благополучно держал дистанцию, вовремя убирал конечности с пути убийственного булата.
   Гектор взъярился, аки бык, ореол его приобрёл оттенок костров преисподней, воспламенился с новой ретивостью. Горела вокруг трава, земля обугливалась. Поднял руку и просто сжал кулак - противника окружила раскалённая сфера. Имплозия должна была разорвать того в клочья, но языки пламени рассеялись, обнажив мерцающий силовой щит. Гектор не упустил момент замешательства, катана достала блондина - на правом плече распустился порез. Успех был закреплён ударом лба в нос, фронт-кик вонзил Ланса в скалистый холм. Полетевший вдогонку пульсар измельчил возвышенность в лохмотья.
   Теперь пришёл черёд Ланселота утратить самообладание. Безумный вопль отправился в небеса, блистающий вихрь, словно стая кобальтовых воронов, закружил смерчем. Земля разродилась гейзерами; охвачена бирюзовым светом, будто окунулась в океан. Камни плясали, словно сила гравитации дала сбой. Ногти на руках превратились в когти, лицо хищно оскалилось. За спиной выросло три ужасающих каменных голема, как горы, возвышались на пятиэтажный уровень.
   Ланселот атаковал со скоростью пули, выбрасывая тело вперёд. Ринулись големы: кулаки грязи и камней лупили, сотрясая кроны, разваливались на куски. Тут же вырастали новые лапищи - из плеч, спины, боков и голов. Гектор истово рубился, но оторванные части заменялись новыми в омерзительном акте творения. Ослеплённый каменным крошевом, подпустил агониста, изогнувшегося, как саблезубый тигр. Когтистая рука оставила кровавый след на щеке, отбросила. Истуканы навалились разом, слились в единый поток и поглотили Гектора.
   Земля взорвалась, недавно погребённый восстал вулканом пылающей неистовости. Началась свалка: сияющие, искрящие клубки слились воедино, напоминая первородное противостояние - инь-ян. Небесно-голубой клубок рвал и кусал, мрачно-алый отбивался старыми добрыми панчами. Когда блондин оказался сверху, Гектор дал волю рукам - из мозолей вырвалась полоса энергии бездонной, как космические дыры, освободив от противника. Залп расцвёл пышным фейерверком над головой и вместе с искрами сыпались проклятия. Всё дальше и дальше...
   Небосклон обзавелся угрожающими угольными тучами, в них пульсировали оранжевые жилы, как ветвится река. Воистину апокалипсическая панорама исторгла метеоритный дождь. Изумрудные астероиды крошились, целуя землю, плевали салатовой кислотой. Барабанная дробь бомбардировки смешалась со слезами небесного свода, палочками отстукивал, не иначе, бог грома. Становилось жарко, будто в пятки дышал дьявол.
   Ядовитый поток поедал долину: мох, кустарник, деревья. Вот уже зелёные волны бьют в скалы и горы, оставляя след кислотных касаний, что не скрыть даже слепотой. Защитная сфера Гектора не давала брызгам метеоров добраться до кожи, иначе давно бы мяса с костей не собрал. Как и Ланс, принявший обычный вид, поднялся в воздух. Тот сыпал сияющими сюрикенами и копьями с самонаведением. Он же поливал нескончаемой автоматной очередью пульсаров, впрочем, скорость Ланса не давала им и шанса. Фаерболлы расцветали огнистой флорой - грибами и цветами - на горизонте, обращая тамошние горы в свою веру - единения с универсумом. Тобишь обращая в пыль размером с атом.
   Битва окончательно покинула пределы земной поверхности, да и пределы земного понимания. Внизу стало невозможно существовать. Бурлящий и кипящий ад, что развернулся на месте ничем не провинившейся средней полосы, не оставлял шанса живому. Прилетающие сверху термоядерные снаряды, вносили какую-то беспощадную, бессмысленную жестокость, грозя окончательно прогрызть земную кору. Долина и прилегающие горы ничем не выдавали недавнего присутствия - в кратерах плескалось кислотно-магменное море. Гейзеры смертоносных брызг, огненные протуберанцы, фонтаны магмы. В разъедающих испарениях корчился воздух и звук. Этакий эксперимент по воссозданию условий младенчества планеты, когда всё было горячим, газообразным и плавало в раскалённом металле.
   Безумцы носились в клубах жгучего пара, ни на мгновение не задумывались, что делают, к чему может привести, не пострадает ли кто-то. Сами стали снарядами, болидами войны, картечью исступлённости, шрапнелью напора. Уже не растрачивали времени на формирование луча или пульсара - просто источали силу, невообразимую, что коренилась в первых секундах существования Вселенной. От столкновений трепетало само пространство, визжали и раскалялись измерения. От одного присутствия толща раствора коробилась, кашляла валунами и лавой. Очи простого смертного не смогли бы уследить за схваткой, противостоянием, что разрушало всё.
   Когда истребляющее противодействие достигло пика, вновь спонтанная телепортация разрядила обстановку. Ослабленных рубак радушно приняло лазурное побережье. Высосало силы и погасило яркие ореолы, а для пущей безопасности разделило сотней метров ослепительно белого песка. Запыхавшиеся, покрытые синяками и порезами, в изодранной одежде, они, тем не менее, не утратили бойцовского духа, зло глядели друг на друга.
   - Пора заканчивать. Не смей больше убегать, - проговорил Гектор.
   - Кто это убегает? Просто ты такой медлительный, что даже черепаха кажется тебе олимпийским чемпионом по спринту, - выплюнув песок, прокричал в ответ Ланс.
   - Опять будешь болтать?
   - А что поделать? Других развлечений не вижу. К тому же, приходиться отдуваться за двоих. Ты такой молчун, слова не выудишь. Как ты с девушками общаешься или спишь со своей катаной?
   - Помолчал бы хоть раз, - устало выдохнул брюнет.
   - Ну, если одолеешь меня, может быть.
   - Договорились.
   Ступни вновь приняли тяжесть могучих тел, мышцы вздрагивали, готовясь к финальной атаке. И один Марс ведает развязку.
   Потоки энергий окружили каждого, люди выглядели бестелесными, незамутнёнными сгустками радужной зари. Ки струилась по позвоночникам, копилась в нескольких местах, словно воротах, разветвлялась по органам, венам, лимфоузлам. Вспыхнуло, воины "обрели" тела и прежние ауры. Несложные пассы открыли доступ к внутренним силам. Вскинули руки в непоколебимой стойке и сущность самого космоса столкнулась.
   Клокочущий водопад изливался из двух пар ладоней: огненный и цвета морской сини. Дуэт криков сопровождал буйство стихий, напоминая свирепых норманнов, бьющихся в авангарде. Центр столкновения лучей образовал шар огромной концентрации, что по накалу вещества мог соперничать с зарождающейся звездой. Наливался силой бойцов. Они сами напоминали термоядерные печи, судя по количеству излучаемого тепла и калорий. Песок побережья разметало за секунду, пальмы гнулись и рвались с корнем, улетая вслед за кокосами. Крабы искали укрытие под песком, тщетно - отправлялись вдаль, как перелётные птицы, вместе с комами грунта. Скорость и свирепость ветра давно превзошла супертайфун. Океан кипел и испарялся, рушился континентальный шельф. Гул стоял такой, что, казалось, над ухом запел хор марсианских треног.
   Вокруг шара росла вторая сфера, менее плотная. Если смотреть издалека, получался макет внутренностей Земли из учебника по географии. Сфера увеличивалась, наполнялась, росла. Вот уже несколько километров в диаметре, поглотила воителей - и не заметили. Почва под ногами обратилась в пепел, а они висели в воздухе. Сочин дачи не сдвинулась ни на микрон. Ланселот и Гектор, похоже, используя свои лёгкие до пят, продолжали кричать, не в силах спокойно выдерживать напряжение. Ядро накалялось до немыслимых градусов, оставалось удивляться, как не сгорает одежда.
   Ни один не собирался уступать, даже если победа потребует сравнять Вселенную с землёй. Короче, готовы выложиться по полной и много больше. А сила их духа способна зажигать звёзды. Огненный шар уже без проблем просматривался с Луны. Развязка не могла не наступить.
   Шар сколлапсировал, следом прозвучал взрыв циклопических масштабов. Земля не содрогнулась, нет. Из неё просто вырвали огромный кусок, сбив с орбиты. Мантию разорвало, обнажённое ядро плевалось протуберанцами раскалённой магмы. Ближний, да и дальний, космос окрасили рыжие брызги, как истекает кровью раненый зверь. Земная кора исходила трещинами, прежде сферическая планета с каждой минутой больше напоминала пояс астероидов.
   Виновники катастрофы ошалело моргали. Парили в добрых пяти сотнях тысяч километров от эпицентра взрыва, куда "любезно" подвинула сверхзвуковая волна. На лицах читалась некоторая растерянность и немного мук совести.
   - Может, её ещё можно как-то собрать? - несмело вопросил Ланселот.
   - Не думаю, - последовал озадаченный ответ Гектора. - Если только... Ох!
   - Ай... да, теперь мы ей точно не поможем.
   Дружный вскрик вызвало столкновение планеты со спутником - это окончательно добило старушку Землю. Извечные соперники скривились, как от боли. Попытались сделать вид, будто ничего не случилось. Брюнет даже отвернулся и что-то насвистывал.
   - Это ты виноват, Гектор, вылетел из лесу и давай лупить со всей силы! А могли просто поднимать нежить и мериться силами, как порядочные некроманты. Сражение - не тупое бодание, в котором побеждает тот, у кого дури больше. Это искусство стратегии и тактики.
   - Заткнись. Если бы ты сразу признал моё превосходство, ничего бы не произошло.
   - Так значит, я для тебя просто очередная звёздочка на обшивке корпуса?
   - Остальное не интересует. Если собираешься кого-то обвинять - пеняй на себя самого. Кто бросает мне вызов, должен осознавать последствия или он просто глупец!
   - Ладно, не кипятись, я же ничего такого не имел в виду. Или ты не простил мне то самое поражение?
   За видимым препирательством, соперники не выглядели особо удручёнными или обозлёнными. Наверное, предполагали подобное. Таких что-нибудь может выбить из колеи? Сломить их волю невозможно, как нельзя согнуть пальцами рельсу, но хотя бы расстроить, обидеть?
   - Что ж, здесь мы бессильны. Так, может быть, продолжим? - намекнул Гектор.
   - Не вижу причин останавливаться, - ответил Ланселот, и демоническая ухмылка озарила лицо.
   Две ярких молнии вспыхнули во мраке, столкновение озарило межзвёздные просторы. От силы духа этих людей содрогался космос, планеты сходили с орбит, а квазары меркли. Битва пошла на новый виток и, кто знает, возможно, длится до сих пор.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"