Драгомир Дмитрий: другие произведения.

Мюзикл 40000

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сижу я, значится, потягиваю амасек, на губах перекатывается палочка лхо, все в дыму сизом. И тут приходит идея. А почему бы не соединить Вархаммер и советские мультфильмы? Ага, где-то я это уже видел. Но мюзикл? Уже интереснее.


   Приветствую добропорядочных граждан Империума, отважных космоморяков, свирепых экзодитов, зеленых любителей дакки и всех, кто в теме. Сижу я, значится, потягиваю амасек, на губах перекатывается палочка лхо, все в дыму сизом. И тут приходит идея. Мож, сам Сигиллит нашептал. А почему бы не соединить ваху и советские мультфильмы? Ага, где-то я это уже видел. Но мюзикл? Уже интереснее.
   Присутствует ударная доза наркомании, хотя обскуру пробовал лишь однажды. Но и бек не забывал - струсил пепел, сбросил на пол бумагу для самокруток, и держал его под рукой.
   Настоятельно рекомендую ознакомиться с оригиналом песен или поставить фоном, чтобы еще сильнее углубиться в эту мрачную кровавую вселенную.
   В порядке появления:
   "Винни-Пух" "Песенка Винни-Пуха".
   "Пес в сапогах" "Мы бедные овечки".
   "Подарок для слона" "Песня Дюдюки".
   "Обезьянки, вперед" "В каждом маленьком ребенке".
   "Бременские музыканты" "Песня гениального сыщика".
   "По дороге с облаками" "Песенка друзей".
   "Бременские музыканты" "Первая песня разбойников".
   Жду комментариев.
   Ere we go!
  
   Огромный театральный зал наполнен до отказа. Три массивных яруса настолько высоки, что у зрителей наверху кружится голова. Барельефы с изображением аквилы покрывают стены, алые гобелены стелятся до самого пола. Сервочерепа снуют в воздухе, забавно попискивая, следят за порядком, наводят лоск, сопровождают гостей к забронированным местам. Высшие лорды Терры и магистры орденов вальяжно фланируют по бархатным дорожкам, занимают позолоченные ложи. Партер забит офицерами, сержантами Астартес и инквизиторами. Задние ряды занимает солдатня и гражданские. Слышны крики возбужденной толпы, отрывки литаний Императору, гимны, скрип половиц и механизмов сцены.
   Вместо декораций сегодня огромный экран, по белому полотну бегают тени. Напротив установлен мощный проектор. Сервиторы и несколько механикусов суетятся над приборной панелью.
   Свет гаснет. Зрители затихают. Гул проектора. Мотор.
   ...
   Громко ломая кустарник по лесу пробирался капеллан. Крозиус в виде орла метался в воздухе, изломанные ветки сыпались на траву, открывался путь. С покоящегося на поясе шлема гневно взирал череп, что приводил в ужас не только врагов, но и братьев по ордену. Белоснежный плащ еще сильнее оттенял украшенный позолотой черненый доспех. Астартес глубоко вдохнул свежайший воздух, поднял голову, пронзающие кроны лучи упали на лицо. Широкое и круглое, напоминающее медвежье. А густые каштановые волосы и борода напоминали косматую шкуру.
   - Ну и лес -- ёлки-моталки! - воскликнул десантник, тщетно силясь увидеть хвойные деревья, похожие на флору родного мира. - Куда ж вы все подевались?
   Показалась извилистая тропка. Топор упокоился в ножнах, капеллан беззаботно зашагал вперед к неизвестности. И запел такую песенку:
   Если нету совращенных -
   Не беда.
   В голове моей молитвы,
   Да, да, да.
   Но хотя там и проклятья,
   Но анафему и кодекс,
   А также:
   Литании, прошения, песнопения -
   Сочиняю я неплохо иногда,
   Да!
  
   Хорошо живет на свете
   Капеллан,
   Оттого поет он эти
   Песни вслух.
   И не важно, сколько трупов,
   Если варп худеть не станет,
   А ведь он худеть не станет,
   Если конечно
   Вовремя не проснется Император,
   Да!
  
   Так бы и шагал он весело, пока доспех силовой не сел, но тучи сгустились. Под ногами захлюпала влажная почва болот. Омерзительные костлявые растения с раздутыми головками разбрасывали тучи спор, соцветия камышей походили на толстую кишку. В водице хлюпались личинки, трупни, плотожоры и прочие падальщики. Ворон каркнул: "Никогда!"
   Именно, подумал капеллан, никогда этого места не касался имперский свет, флотилии крестового похода не залетали. Шлем покрыл голову, превратив воина в несокрушимую статую божественного гнева. Крозиус и болт-пистолет сжали ладони. Он отправился к сердцу топи, откуда доносилось мерзкое блеяние.
   Тут толпились хаоситские отродья, копыта чавкали по мху. Раздутые мешки плоти, покрытые фурункулами и гниющими струпьями, кружились в бесконечном хороводе. Блеющие, булькающие голоса. Из печально опущенных голов раздавались вот какие слова:
   Мы бедные нурглиты,
   И нет для нас даров.
   Лелеем разложение.
   Когда отец придет?
   Спасите несчастных нурглитов, ме-ме.
  
   Цветочки-каннибалы,
   Ядовитые луга.
   И трутни чумовые
   Снуют туда-сюда.
   Не встретишь прекрасней усадьбы.
  
   Высоко взлетел крозиус. Но сначала взлетела фраг-граната, разрывая шрапнелью гниющие туши. Зажигательный болт воспламенил ядовитые миазмы, зловонное болото очистилось в предсмертных визгах чудовищ. Угрюмая пустошь осталась напоминать об ошибочности любого пути, окроме имперского.
   Оправив идеально чистый плащ, отправился дальше. Небо вновь просветлело, но вот земля отнюдь не хотела расставаться с приспешниками зла. Взору капеллана предстали роты еретиков. Гвардейцы перебежчики сражались с невидимым врагом. Десятки трупов уже устилали землю, покрытые нечестивыми рунами Химеры пылали. Даже несколько проклятых десантников валялись в крови.
   Капеллан пригляделся и облегченно выдохнул. Он узнал оскаленный череп на шлеме, как и черные доспехи, плотно прилегающие к телу. Нейроперчатка рассекала противников, как скальпель хирурга, точно и неумолимо, игломет прошивал по нескольку голов зараз. Накачанный стимуляторами ассасин резвился в фонтанах крови. И распевал песнь бойни:
   Я могу дробить, как стаббер.
   Утопить врага в огне.
   Пробивать броню Астартес,
   Ничего не стоит мне.
  
   Я всегда в ночи являюсь,
   К сумасбродным генералам.
   Ну, а если постараюсь,
   Прикурить дам всем полкам.
  
   Ах, эверсор! Ух, эверсор!
   Смертоносная машина.
   Исключительный убийца!
   Демон и маньяк!
  
   Я люблю террор и трепет,
   Нагонять средь бела дня.
   Превращать людей в ошметки,
   Просто радость для меня.
   Обожаю рвать, калечить,
   Наркоту хлебать до дна.
   Если б только не ложиться,
   Получилось у меня.
  
   Ах, эверсор! Ух, эверсор!
   Когти мясника.
   Абсолютный разрушитель!
   Монстр и чудовище!
  
   Когда подоспел капеллан, эверсор уже сладко потягивался на горе трупов. Очередной инжектор влил мутную жидкость в плечо.
   Несмотря на буйный нрав убийцы, они быстро спелись. Священник отыскал нужные слова, надавил на внедренные в сознание имперские истины. Убийца осознал, что убивать хорошо только во имя Его.
   - Пошли еретиков убивать? - вкрадчиво спросил капеллан, проверяя действенность промывки мозгов.
   - А зачем?
   - Просто так.
   - Просто так нельзя. Можно только ради Императора, - покачал пальцем-лезвием мужчина в трико. - Ах, капеллан, со мною ты согласен?
   - Конечно, да! Конечно, да! Конечно, да! - весело провозгласил десантник. - Пошли убивать во имя Императора!
   Эверсор улыбнулся, а капеллан окончательно убедился, что обрел идеологически верного союзника.
   Не успели они и часу пройти, как встретили достойное испытание для сил своих. Эверсор как раз рассказывал, каким образом из ростков сои, машинного масла и подножного корма сделать отличную дурь. Капеллан вздохнул. Что ж, потом дослушает.
   То ли они встретили кукловодов предательского полка, то ли просто хаос решил оттянуться. Космодесантники Кхорна веселились на поляне, оскверняя ее одним своим присутствием. Пиво лилось рекой, топоры порхали в воздухе, перебрасываемые под громкий хохот. Иногда падали, непременно распилив одного из снующих под ногами бесов. Твари визжали и присоединялись к смеху. Но потом кнут кровопускателей заставлял дальше толкать колесницу. Просто чтобы толкать. Она ездила по кругу. Но бесы не отчаивались, лелея надежду стать высшими демонами, и пели песню.
   В каждом маленьком кхорните,
   Кроводаве и культисте,
   Есть по двести грамм взрывчатки
   Или даже демон князь!
  
   Должен он бежать и резать,
   Все убить, в крови умыться.
   А иначе он взорвется, трах-бабах!
   И варп-разлом!
  
   Каждый новенький князенок
   Вылезает из марина.
   И находит Медный замок.
   Кровь для Бога черепов!
  
   С ревом он куда-то мчится,
   Он ужасно огорчится,
   Если кто-нибудь на свете
   Вдруг подохнет без него!
  
   Эверсор затрясся, сквозь стиснутые зубы брызнул яд. В груди капеллана воспылал праведный гнев. Специально для таких случаев у него имелись пси-болты МК1. Они срезали топоры прямо в полете. Лишившись оружия, берсерки падали на колени, в отчаянии рвали на себе доспехи. Легкая добыча.
   - Можно, можно, дорогой, - ласково произнес Асартес и похлопал спутника по плечу.
   Эверсор сорвался с цепи имперской привязанности, разогнался, как суб-звуковой снаряд, чтобы поскорее порезать еретиков. Удар плеча перевернул колесницу. Раздавленные бесы разразились страдальческой какофонией. Потерявших мораль берсерков нейроперчатка срезала, словно коса пшеницу на каком-нибудь захолустном агро-мире.
   Безумный хохот на миг прервался, когда кровопускатели плотным кольцом обступили ассасина. Капеллан замер, не решаясь вступить в открытую конфронтацию. Все-таки враг силен. Сутулые фигуры ухмылялись, глаза-угли рыскали по человеку, змеиные языки ласкали лезвия мечей. Упивались собственным превосходством. Мнимым.
   - ЧЕРЕПА ДЛЯ ЗОЛОТОГО ТРОНА!!!1 - завопил эверсор.
   Отломал герольду Кхорна рог и сунул в причинное место. На вопрос, есть ли оно, можно ответить скорее утвердительно. Того аж выпрямило, выпученными глазами уставился на собратьев. Кровопускатели переглянулись. Ценой стало три развороченных трупа. Но, даже серьезно ввязавшись в бой, не могли навредить безумцу.
   Немногим выжившим беглецам капеллан навскидку стрелял в спины. Но еще больше удовольствия, чем прямые попадания, приносило осознание незапятнанности плаща.
   Довольные чувством выполненного долга, носители имперских истин отправились дальше. Неожиданной находкой стал небольшой лояльный город. Но даже в нем не все гладко.
   Беспокойные жители собрались на городской площади. Движимые любопытством, друзья пробрались внутрь, не утруждаясь открытием запертых дверей. Продвижение до верхнего этажа сопровождал хруст местного сорта дуба.
   Просторный кабинет к вящей радости устилали трупы мерзких гибридов - генокрады. Довольный инквизитор в алом камзоле красовался перед зеркалом и не заметил посетителей. В отражении можно было разглядеть множество артефактов на поясе, пси-пушку на плече, печати чистоты и инсигнию из чистого золота. Но капеллану больше всего понравились запонки в виде аквилы. Жаль, на силовой доспех такие не повесить.
   Плащ с высоким воротником плавно двигался в такт танцу. Кроме того инквизитор громко пел.
   Я - гений инквизитор.
   Мне помощь не нужна!
   На ксеноса охочусь
   В трущобах города.
  
   Как репентист сражаюсь в драке.
   Тружусь, как техножрец.
   Найду любую скверну,
   Сожгу еретика!
  
   Торпед моих циклонных
   Боятся как огня!
   И, в общем, бесполезно
   Скрываться от меня!
  
   Сыщу я демонхоста,
   Пинком отправлю в варп.
   Найду любую скверну,
   Сожгу еретика!
  
   Бывал в сегментах разных,
   И, если захочу,
   То поздно или рано
   Я хаос разоблачу!
  
   Как ассасин, крадусь во мраке,
   Империум храню.
   Найду любую скверну,
   Сожгу еретика!
  
   Наконец, инквизитор заметил, что не один.
   - Не хотите ли попробовать тиранида? - поправляя воротник, невозмутимо предложил мужчина. - Говорят, они съедобные.
   - Спасибо, лорд инквизитор, но лучше уж гвардейский паек, - ответил капеллан. Хорошо, что под шлемом незаметно скривившееся лицо.
   - С генномодифицированным телом, вы должны поглощать все, что шевелится. Впрочем, пищевые пристрастия - дело личное, - инквизитор кивнул каким-то своим мыслям и повернулся к ассасину. - Завел себе цепного пса, капеллан?
   - Он надежный и лояльный человек.
   - Да-да, конечно. Я ж тоже не радикал какой-нибудь, - протянул дознаватель и незаметно сунул коготь тиранида в карман.
   Парочка помогла охотнику на ведьм разобраться с генокрадами. Глубоко в канализациях словили патриарха, насадили на вертел. Костер уже потрескивал, запахло жареным. С большим трудом капеллан отговорил лорда от сомнительной трапезы.
   Дальше отправились вместе. Разоблачили несколько культов Слаанеш, выпотрошили рейдеров темных эльдар, накормили морфием некронов, отодвинув пробуждение еще на миллион лет. И даже отбили орочий ВАААГХ!
   Довольный инквизитор первым вышагивал по гладкой грунтовке, довольный тяжестью ксеноских артефактов в кармане. Затянул песню, друзья присоединились:
   Жить в нашей Терре всегда одному
   Скучно и мне, и тебе, и ему!
   Ведь сколько на свете хороших солдат!
   Лояльных парней? Лояльных парней!
   Сколько на свете кровавых полей!
   Кровавых полей? Сражений и сечи!
  
   Восточный предел, тау и Кадия,
   Армагеддон, Бегемот и Макрагг!
   И просто, и просто, и просто ВАААГХ!
   Ну, просто, просто, просто, просто... просто ВАААГХ!
  
   Всегда резать орка пилой одному,
   Не классно ни мне, ни тебе, никому!
   Ведь сколько на свете лояльных парней!
   Астартес отважных! И храбрых Сестер!
   Ведь сколько на свете опасных вещей!
   Культов подземных! Ереси тлен!
  
   Псайкер-колдун, ведьма и скверна,
   Ксенос, мутант, демон и Благо!
   И просто, и просто, и просто продажность!
   Ну, просто, просто, просто, просто... просто преступность!
  
   Со всеми сражаться нельзя одному
   Ни мне, ни тебе, никому, никому!
   Ведь сколько на свете темных эльдар!
   Опасных эльдар! Коварных эльдар!
   Ведь сколько на свете чуждых зверей!
   Ужасных зверей! Голодных зверей!
  
   Пировор, генокрад, карнифекс, хормагаунты,
   Ревенер, ликтор и просто гаргульи!
   И просто, и просто, и просто тираны!
   Ну, просто, просто, просто, просто... просто тираны!
  
   Ведь сколько на свете лояльных парней!
   Астартес отважных! И храбрых Сестер!
   Ведь сколько на свете опасных вещей!
   Культов подземных! Ереси тлен!
  
   Отступник на дыбе, расстрел, искупление,
   Засада, отмщение, Императора свет!
   И просто, и просто, и просто сожжение!
   И просто, просто, просто, просто... просто экстерминатус!
  
   Приятно и комфортно шагать по вычищенному от скверны миру. Омытому кровью еретиков да ихором пришельцев. Но черные сапоги еще топчут святую землю. Остался последний враг, самый вероломный и озлобленный из всех. Финальный злодей.
   Сеть шпионов Ордо Маллеус отыскала предателя. И вот уже прокрались к его твердыне, заглядывают в щель. Вот он. Вот он, этот коварный тип.
   Абаддон запел, предатели космодесантники, лизоблюды и наглецы, подпевали:
   Говорят, я Разоритель.
   Совращаю легион.
   Дайте что ли Драк`ниен в руки,
   И поддержку демона.
  
   Ой-ля-ля, ой-ля-ля,
   Терру он придаст огню,
   Ой-ля-ля, ой-ля-ля,
   Эх, Тзинч!
  
   Черный вояж за спиною,
   Императора найду.
   У него должок за мною,
   За примарха отомщу.
  
   Ой-лю-лю, ой-лю-лю,
   За примарха отомщу,
   Ой-лю-лю, ой-лю-лю,
   Эх, Кхорн!
  
   Полутрупа трон разрушен,
   Бит кустодесов отряд.
   Дело будет шито-крыто,
   Боги правду говорят.
  
   Вуаля, вуаля,
   Боги темные не врут.
   Вуаля, вуаля,
   Терру я предам огню.
  
   Потом этот изверг принялся выплясывать, словно попирая все то светлое и доброе, что в юности внушили наставники ордена, отец примарх и император.
   Вломились без стука.
   - Вы кто такие? Я вас не звал, - произнес хмуро Абаддон. - Хотите драться, идите к Кхорну. А у меня дел много. Надо темный крестовый заканчивать и воплощать грандиозные планы по смещению трупа с трона.
   - Лучше тебе заняться другим - выкопать себе могилу, - сказал лорд. - Именем священной инквизиции приговариваю тебя к расстрелу.
   - Что? Ты хоть понимаешь, кто перед тобой. Да я с темными богами разговаривал, - Разоритель назидательно поднял указательный палец силовых когтей. Сменил на средний и сунул инквизитору в лицо. - Хоп-хей, ла-ла-лей. Разберитесь с ними.
   Произнеся таинственное заклинание, Абаддон телепортировался на космодром. С трудом пробиваясь сквозь Черный легион, друзья бросились за ним. Первым на площадку выбежал инквизитор. Злым взглядом проводил удаляющийся Громовой Ястреб. Прошипел сквозь зубы:
   - Ну, погоди, подлый трус.
   Пока эверсор от досады углублялся когтями в плоть десантников хаоса, инквизитор углубился в вокс-переговоры. Капеллан просто помолился за лучшие времена. И чистоту плаща.
   Абаддон вяло подергивал штурвал, насвистывая молитвы Кровавому богу, поглядывал на планету внизу. Внезапно затрещал помехами передатчик. Нажал кнопку.
   - Кто там? - проворчал Абаддон.
   - Имперская почта. Пришла посылка для пропащего мальчика.
   - Что?! Какая посылка, Слаанеш тебе под ватерлинию!
   - Экстерминатус!
   Орбитальная бомбардировка пронзила небеса огненными линиями. Иглы оставили в корпусе зияющие раны, приказывая небесной птице неминуемо снижаться. Снижаться в крутом пике.
   На земле уже поджидала троица.
   - Да как вы смеете? Да я избранный чемпион, ветеран долгой войны! Да у меня князья демонов на побегушках, и все четыре метки хаоса! Да у меня Тзинч в братанах!
   Ответом ему стал крозиус по черепу, нейроперчатка в почку, игломет в глаз и пси-пушка в печень.
   Так была отбита величайшая угроза человечеству.
   ...
   Занавес опускается.
   Зрители вскакивают на ноги, огалтело хлопают. Комиссар Яррик на коленях, силовой клешней держится за сердце, стараясь унять чувство гордости за бойцов. Криговцы сняли противогазы и утирают слезы. Ультрамарины поражены, готовы сейчас же внести поправки в кодекс войны. Жрецы Космических Волков бросились будить Бьерна, чтобы показать голофильм.
   Сидевший под крышей XV15 снял маскировку и выключил камеру. Будет что показать братьям из касты Огня.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"