Драгомир Дмитрий: другие произведения.

Солнечный

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для КОР-11. Тема конкурса: "Давно, усталый раб, замыслил я побег".


   Он отличался от них. Странный. Не такой. Большой, но не разговаривал, только сидел в углу, что-то бурчал непонятно. Сначала дети пытались наладить контакт, но натыкались лишь на непонимание в глазах. Но так уж устроен детский ум, никогда не отпустит, пока не разберется: перед ним что-то хорошее или плохое. С хорошим можно поиграть, съесть, получить удовольствие, плохого надо устрашиться, убежать, а если оно не опасно, то можно побить, высмеять, унизить.
   Когда у мальчика пошла слюна, дети принялись пихать в рот пластиковые шарики. Тот никак не реагировал, смотрел в стену, будто показывали самый интересный в мире мультик. Но нет, только зеленая стена игровой. Следом в шаловливых руках разлезлась подушка, перья набились за шиворот молчаливого ребенка, не сопротивлялся на радость хихикающим проказникам. Этого тоже показалось мало. В ход пошли фломастеры, украденная у мамы помада, откровенный макияж покрыл личико.
   Сердце Артема тревожно забилось, когда полупрозрачная стена игровой комнаты приоткрыла удручающую картину. Опять, то же самое. Он рванул дверцу.
   - Пошли прочь, маленькие ублюдки!
   Дети испуганно заверещали, мигом бросили живой манекен для игрищ и сбились в углу. Отец наклонился к сыну, вытащил шарики изо рта, салфетка утерла помаду и чернила.
   - Нравится издеваться над тем, кто не может дать сдачи?! - взглянув на сопляков, прорычал он. - Выстегать бы вас розгами, может, тогда научитесь себя вести.
   Он подхватил сына и направился прочь из супермаркета.
   Маленькие злобные создания. В этом городе даже дети отвратительны. Хотя чему удивляться, зная, кто их родители. Где бы ни оставил Максима, всегда найдется уродец, для которого насмешки и подлые подколки лучшая забава. Ладно, дети, они по природе откровенны, жестоки, еще не знают, что есть добро, а что зло. Но взрослые во много крат хуже. Вспомнив их полные презрения, жалости и осуждения взгляды, Артем аж затрясся. Считают сына неполноценным, калекой, а его полным дураком, нуждающимся то ли в сожалении, то ли понукании. Дескать, почему не избавился еще в роддоме? Бесчеловечные монстры. Кажется, кто-то вырезал сострадание раскаленным скальпелем, а доброту и милосердие вырвал клещами.
   Но Максим лишь немного другой. Не заразный, не опасный. Просто ребенок. Да, учеба и общение даются хуже, вряд ли станет профессором или президентом. Но разве все достигают Олимпа? Он обычный человек, требующий любви и внимания. И тут уж отец постарается.
   Макс забил ручками по мужской груди.
   - Па... па!
   - Привет малыш, пришел в себя? - Артем улыбнулся и потрепал курчавую головку. - Я купил тебе конфеток, твои любимые. "Белочка".
   - Ка-ка, - Максим захлопал в ладоши.
   Хорошо, что сын отключился. Такое с ним иногда случается, впадает в прострацию. Словно защита от мира. Отец надеялся, что память не сохраняет образы подобных моментов. Помнит ли он вообще что-нибудь, понимает? Артем отогнал мысль, конечно. Знает отца, а понимает доброту и ласку. Крепче прижал сына к груди.
   Показалась стоянка. Артем пристегнул мальчика к детскому сиденью, сам сел за руль. Шины неспешно покатились по асфальтовому морю. Быстрее! Из головы не шли злобные детишки, тянули вереницу грустных воспоминаний. Моток колючей проволоки скреб лобные доли, или где там хранилище памяти? Артем прикусил язык, сейчас он мог сорваться от любой мелочи.
   Еще и дождь сеет.
   Что за моральные уроды населяют этот город? Уроды взрослые растят других уродов. Заложники предрассудков, рабы в заточении собственной злобы и отторжения любого отличия от нормы. Нормы в их представлении. Если все так думают, значит, правильно. Пусть даже норма означает полное безразличие, в конце которой смерть.
   Как же настойчиво предлагали отказаться от сына. Акушеры, врачи, соседи или просто проходимцы на улице, хреновы советчики. Предлагали отдать в интернат, чтобы ни себя не мучить, ни ребенка. Мол, там он будет жить спокойно среди себе подобных - даже звучит мерзко, как скот в загоне. Артем ели сдерживался, чтобы не избить их всех. Нет, спасибо, в интернатах такие долго не живут. Все, что можно получить в холодных стенах, - равнодушие, отторжение и злобу.
   Как же хочется умчаться из этой психбольницы, где умственно отсталые и нормальные поменялись местами. Был бы Артем сам, так бы и поступил, но Максу нужны занятия, лекарства, методические пособия, что требует денег. Как назло бизнес застопорился, проблемы так и сыплются. Иногда казалось, что петля на шее уже затягивается.
   Перекресток встретил небольшой пробкой. Ждем.
   Пять секунд, шесть, семь...
   - Какого лешего ты стоишь, двигай свою колымагу!!!
   Баранка завибрировала от удара, клаксон пронзительно завопил. Максим с тревогой посмотрел на отца:
   - Пааа?
   Артем вспомнил, что не один в салоне.
   - Просто па хочет быстрее привезти тебя домой, - Артем натянуто улыбнулся. - Иногда крики помогают, изредка. Вот бы закричать и тут же оказаться дома, а лучше спеть, как финские пастухи. Взял высокую ноту и уже нежишься в кресле перед телевизором. Йо-ло-ло-ло-ло.
   Малыш развеселился, уткнулся носом в окно, оставив отца наедине с тревогами.
   Артем попробовал успокоиться, трижды глубоко вдохнул. Как там в айкидо? Ты - река, обтекающая все препятствия, потоки смешиваются в тебе. Проблемы, неурядицы и всякие козлы проплывают мимо. Используй силу потока в своих целях, перенаправь, сожми руль и спокойно поезжай.
   Родная двушка любезно распахнула объятия, приглушенный свет в прихожей провел на кухню. Сумки могут подождать, а сейчас главное ужин. Растущий организм должен есть, особенно мужской. В блендер отправился творог, банан и порция детского питания. Макс увлеченно наблюдал, как жужжание за стеклом из белого перекрасилось в нежно-розовый.
   - Вкуснямба получается, - чаша стукнулась перед мальцом, пальчики сжали ложку. - А себе я по старинке, как холостяк.
   Отец семейства отточенным движением раскалывал яйца, соприкоснувшись с раскаленным металлом белок густел. Следом посыпались кальмары, лук и зелень.
   - Ну как, вкусно? - папа подмигнул сыну. - Много белка и кальция - залог сильного тела.
   - А-та... ла!
   Максим потряс ложкой, добавив на стол очередную кляксу коктейля.
   - Эх, мимо кассы, - Артем окунул палец в пюре, отправил в рот. - Ммм... ничего себе! Губа не дура. Может, и мне перейти на детское питание? Ладно, не беспокойся, тебя голодным не оставлю. Дохрумывай, потом пойдем купаться.
   Бурный поток из крана разбивался водопадом, пар покрыл зеркало, брызги летели во все стороны, пена пузырилась на полу и стенах. Макс расположился в ванне, как князь в окружении челяди: резиновые уточки, мочалки, флакончики с мылом. Схватил ближайшую бутылку с гелем, сдавил, зеленая струя попала прямо в цель - отцовское лицо.
   - Эй, боец, ты поосторожней! Мне оба глаза нужны, - Артем быстро потер намыленный глаз. - Дай-ка сюда.
   Шампунь полился на кудри, Макс хихикал, когда отец массировал локоны. Волосы мамины, легкие и сияющие, как золотой пух.
   - Месим-месим, тесто месим. Кто любит купи-купи? Максим любит! Кто самый чистый и самый красивый? Максим самый красивый!
   - Ха-аха... па!
   Сын смеялся, всячески голосил и толкался.
   - Спокойно! - Артем принял менторский вид. - Это суперформула - не щиплет глаза, не раздражает кожу, не оставляет следов, а еще уничтожает паразитов. А теперь воды. Залп!
   Поток из ковша расправился с надоедливой пеной, Макс зыркнул на мир ясным взглядом.
   - Пааа.
   - Точно! Я ведь кое-что забыл, спасибо, что напомнил. Поплескайся пока сам. Тебя же можно оставить одного? Ну конечно, можно и даже нужно, не вечно же тебе с папкой цацкаться.
   Закрутив краны, Артем отправился к телефону. Пока полотенце возило по лицу, пошел набор.
   - Школа раннего развития детей имени Павлова.
   - Алло, здравствуйте. Это Артем Ежов. Хочу узнать, сможет ли мой сын у вас обучаться?
   - Ежов? Сейчас проверю, - приглушенные удары по клавиатуре, тишина. - К сожалению, ваш ребенок вне компетенции нашей школы. Мои извинения.
   Конечно, сожаления в твоем голосе не больше, чем в камне. Тебе плевать. Наверняка мысли заняты, какую сумочку взять сегодня на свидание и какая помада больше подходит к юбке. Голова забита пустым мусором, как и у многих.
   - Ясно, - Артем бросил внезапно отяжелевшую трубку.
   Честно говоря, и не надеялся, но попробовать стоило.
   Вернулся в ванную. Никаких происшествий: утки на местах, мыло в мыльнице, цунами не затопило соседей.
   - Ничего, парень, прорвемся. Сбежим из этой дыры.
   Артем продолжил водные процедуры, но настрой пошатнулся. Завтра явится новая нянька, молодая. Кто даст гарантии в мире, где ни внешний вид, ни рекомендации, ни дипломы ничего не значат? Мало ли кто попадется? Конечно, невозможно заменить любовь родителей, но выбора нет. О деньгах тоже надо думать, тем более бизнес подобно голодному зверю норовит откусить все свободное время.
   Жаль, Галина Сергеевна стала совсем плоха, так бы ни за что не решился на замену. Добрейший и заботливейший человек, такой бабушке каждый внук позавидует. Все-таки мир не без хороших людей, но здесь это исключение из грустного правила.
   - Ты там не размок, ихтиандр?
   - Ум-неее, - Максим замотал головой.
   - Не? Вот как ты заговорил? А вот так не хочешь - чпок! - Артем вытащил затычку, вода устремилась водоворотом вниз по трубам. - Ваше время подходит к концу.
   Сын примостился на плече, закутанный в полотенце, как куколка шелкопряда.
   - Дррррр! Приземление! - парочка спикировала на одеяла под звонкий хохот Макса. - Кому сказочку на ночь?
   - Ааа... па.
   - Хорошо, одну, - Артем схватил со столика том с паном Котовским на обложке. - Слушай: жил-был старик, у него были кот да петух...
   Артем собрал в кучу выразительность, мимику, артистизм и выразительно читал. Голоса менялись от персонажа к персонажу, ладонь взметалась вверх, дополняя сказ. Он так увлекся, что не заметил, как малыш отошел ко сну.
   - Спи, дорогой, завтра увидимся. Какая бы нянька не попалась, держись мне.
   Поцелуй в лобик для сладких снов. Свет потух.
   Артем крался домой, будто хотел обокрасть. Напрашивалась идея установить скрытые камеры, проверить порядочность кандидаток, но пока руки не дошли. Проверенный дедовский метод часто не хуже. Если тихонько открыть дверь, незаметно пройти, как сделал сейчас, можно открыть многие тайны.
   Но прятаться нет нужды. Объятая гневом молодая сиделка кричала на Максима, забыв обо всем на свете.
   - Отсталый дебил, я не для того два часа возилась на кухне, чтобы ты валял печенье по полу! Жри!
   Она нагнулась и попробовала засунуть обмякшую массу в ребенка. Максим плакал и отбивался, но силы вопиюще неравны.
   У Артема кровь отхлынула от лица. В первые секунды хотел схватить ее и бить о стол, пока бы череп не треснул. Но сдержался, хотя пощечина бросила няньку на пол, та непонимающе уставилась на мужчину, щека налилась краснотой.
   - Я... я не...
   Артем схватил ее за патлы, хватка, которая одним движением без проблем сломает тонкую шею. Девушка, если эту тварь можно так назвать, тряслась и глотала слезы.
   - Если бы знала, как мне хочется оторвать твою тупую башку, - в шипении Артема таилось больше опасности чем в треске кобры. - Поверь, у меня хватит для этого и сил, и мужества. Но не хочется сына пугать. Слушай сюда. - Он тряхнул ее и притянул ближе. - Сейчас ты возьмешь свои манатки и навсегда покинешь этот дом. А если возникнет желание рассказать, как тебя обидели, например, полиции или соседям, то я тебя найду, и в следующий раз ты будешь жрать камни.
   Закончив фразу, Артем запихнул ей в рот несколько купюр, вознаграждение за день, грязная бумага протолкалась к самой гортани. Сработал рвотный рефлекс, но мужчина плотно сжал челюсти пальцами. Пришлось давиться. Следом за спотыкающейся нянькой на лестницу вылетела сумка, разбрасывая содержимое.
   Артем лязгнул металлом и привалился к двери. Макс все еще всхлипывал, звал отца. Он обнял мальчика, провел по локонам.
   - Все хорошо, маленький, - ласково шептал. - Злая тетя ушла, больше она тебя не обидит. Ты хороший, ты молодец.
   До чего же люди бывают отвратительны. Любой инакомыслящий, кто выглядит иначе, автоматически становится изгоем, презираемым. Косые взгляды на улице, детской площадке, в подъезде. Лучше не думать, какая грязь изливалась бы изо ртов, если бы не устрашающий вид отца. Никакого сострадания или понимания к Максу. Да он лучше всех вас вместе взятых!
   Нет, отсюда нужно убираться, и как можно быстрее.
   - Ну, все, все. Теперь можно успокоиться. Ты правильно поступил. Не надо кушать всякую бяку, которую готовят люди черные внутри. Хочешь, я тебе приготовлю? А лучше давай вместе. Кто любит изваляться в муке? Максимка любит!
   Артем поднял сына на вытянутых руках, закружил. Постепенно испуг прошел, появилась улыбка, раздался звонкий смех. Он быстро отходил, его Максим.
   - Все хорошо, пупсик. Скоро мы поедем туда, где злых людей нет. Завтра папа раздобудет денег.

***

   Кабинет, как и приемная, поражали размерами. Никаких вычурных, скрупулезных дизайнерских решений, Гончев всегда предпочитал простоту, даже брутальность, и это сказывалось на чувстве прекрасного. Статуя Аполлона в полный рост, массивная серебряная пепельница, при желании легко ломающая черепа, под стать ей портсигар. Хотя больше для виду, он дымил редко да и пил чаще из меркантильных интересов, чтобы втесаться в компанию, наладить связи. Всегда себе на уме.
   - Какие люди! Сколько лет, сколько зим!
   Человек в белом костюме бросил договор, что секунду назад поглощал все внимание, и кинулся обнимать старого друга.
   - Привет, Зуб.
   - Ха, давно меня так не называли. Теперь исключительно Игорь Владимирович.
   Они застыли, глаза изучающее бегали, рассматривали, как годы сказались на каждом. Зуб остался таким же худощавым, тот же хваткий взгляд и хищная сутулость. Всегда первый, если запахло жареным, в курсе всех новостей. Хитрый падальщик, поднявшийся высоко.
   - Присаживайся. Выпьешь чего-нибудь?
   - Зеленого чая, - скромно ответил Артем.
   - Узнаю тебя. Суровый аскет усердных тренировок. Только чай и рис. Ты выглядишь таким же крепким, Сэнсэй.
   - Никогда не любил это прозвище.
   - Не мы выбираем имена, а окружение, - философски заметил Зуб.
   Снова замолчали. Да уж, Сэнсэй. Восток всегда таил немало тайн для непосвященных и пусть слово неуместно, ведь он тогда был просто новичком в айкидо, кличка прижилась. Именно спорт связывал Артема с Японией - многократный чемпион области, финалист страны и Европы. Суть боевого искусства понял много позже, а в юности решал проблемы силой, не думая, поэтому легко свернул на темную дорожку. Зуб, благодаря врожденной хитрости, направлял банду.
   - Ты неплохо устроился, - заметил Сэнсэй.
   - Взрослеем, ставки растут. Фармацевтика, СМИ, политика более прибыльные сферы, чем мелкий рэкет. Хотя везде работают все те же законы Дарвина, кто сильнее - того и хабар. А главная сила - это мозг, - Зуб постучал по лбу. - Предполагаю, ты навестил меня не просто так.
   - Нужны деньги, - не ходя вокруг да около, сказал Артем.
   - Как же твой бизнес?
   - Не оправдывает надежд.
   - Могу помочь, свести с нужными поставщиками, - искренне предложил хозяин кабинета. - Хотя насколько помню, ты всегда предпочитал пробиваться в одиночку.
   - Так уж вышло, - согласился Артем. - Но теперь это неважно. Я собираюсь убраться отсюда.
   - Неплохое решение, - Игорь откинулся в кресле и сложил пальцы домиком. - А дело на кого оставишь?
   - Хочешь, забирай.
   - Будем считать это вступительным взносом, - усмехнулся Зуб. - Что ж, в твоем приходе я вижу большую удачу. Как ты относишься к нашему мэру?
   - Честно говоря, мне плевать. Этот город давно прогнил. А может, и вся страна. А голова у этой рыбы смердит хуже всего.
   - Хорошо, хорошо. Даже отлично. Есть работа как раз для тебя. Возглавишь моих ребят, а то я не хочу светиться. Знаешь ли, сам мечу в мэры.
   Артем нахмурил брови. Зуб в политике? Ну, возможно, не самый плохой вариант.
   - Что нужно сделать, убрать?
   - Что ты, - Гончев примирительно выставил руки. - Политика - игра более тонкая. Гораздо эффективнее опустить противника на землю, а лучше втоптать в нее, а сверху полить грязью и дерьмом. Чтобы сам ушел, а если заартачится, чтобы разгневанные массы, так сказать, сделали всю работу. Останется занять опустевший трон.
   - Логично и в твоем стиле, - рассудительно кивнул Сэнсэй. - Хоть и достаточно бесчестно.
   - Обтекаемые пути самые эффективные.
   - Согласен. Ладно, когда начнем?
   - Вот это настрой, - с улыбкой похвалил Зуб. - Не беспокойся, мэр не уйдет от наказания. Кстати, добро пожаловать в команду!

***

   Счастливая семья улыбалась с глянца фотографии. Выкинуть бы ее, но Макс здесь такой радостный. Сердце Артема все еще болезненно скрипело от воспоминаний. Какая-то часть еще желала возвращения Алины, хоть разум и понимал бесплодность надежд. Едва жена узнала диагноз, то захотела отказаться от ребенка, но Артем настоял. Старалась, как могла, но выдержала только полтора года. Иногда проведывала, с бесконечной тоской в глазах, но все реже и реже. Ты хотела идеальное чадо, но мы не выбираем.
   Что ответить на молчаливый вопрос сына, где мама? В командировке, в которую отправила слабость и трусость. Страх быть осмеянной другими, принять ответственность и тяготы необычного ребенка, найти в душе резервы для любви. Им же ничего больше не нужно, только ласка, забота и уход. Солнечным детям.
   - Лала-на, абу-ка.
   Артем вздрогнул и вернулся в реальный мир. Сегодня он заменял преподавателя, вечер развивающих игр. Хоть много обучения не бывает, но в основном Максим занимался с репетиторами. Отец же все силы вкладывал в функции добытчика.
   На ковре расположился собранный пазл: красочный пейзаж цветочной поляны.
   - Уже закончил? А что это у тебя незабудка с листьями василька?
   Артем указал на неправильно расставленные кусочки, вместе исправили последовательность.
   - Так-то лучше, - довольно потер руки отец. - Что дальше, подбор пар?
   Артем разложил в столбик животных, половину картинок вручил сыну. Взрослому животному требовалось подыскать дитя в пару.
   - Кто первый? - требовательно спросил Артем. - Корова. Корова делает мууу. Кто у нее ребенок?.. Ну?
   Максим несмело, оглядываясь на отца, положил рядом теленка.
   - Правильно, молодец. И нечего бояться, ты же смышленыш у меня. Дальше уточка, она говорит кря-кря.
   - Ря-ря, - подтвердил Максим.
   - Кто у нее дети?.. Точно, утенок. Бегемот. Бегемот говорит... Что-то говорит. С такой пастью, наверное, ам-ам.
   - Ма-ма.
   Да, мама. Артем снова загрустил. Сын бросил карточки и уткнулся в живот родителя - чувствует беспокойство отца. Такие дети поразительно сенситивны, ощущают негативные эмоции при первой же встрече. Одна знакомая даже приводила своего кавалера, узнать, можно ли связывать судьбу.
   - Эх, Макс, предстоит дело, серьезное. Не хочется возвращаться на старые тропы, но надо. Ради нас. Ты же будешь за меня болеть, держать кулаки?
   - Па-па.
   - Спасибо. Я знаю, ты всегда со мной.

***

   Особняк за городом тонул в волнах искусственного света. Десятки кованых фонарей поливали бежевым сиянием широкую аллею, беседки, кипарисы и захваченные плющом стены. Но красота терялась вдалеке, скрытая десятками метров крепкого бетона. А вот сторожка охраны - домик намного примитивнее, зато под рукой. И в большие замки можно попасть через маленькую калитку.
   Артем трижды нажал кнопку домофона, поправил форменную бейсболку с парящим драконом. В динамике раздался шорох, затем грубый голос спросил:
   - Кого там принесло на ночь глядя?
   - Ресторан "У-Вэй", доставка корейской кухни, - следуя сценарию отозвался Артем.
   - Мы ничего не заказывали, - после паузы ответил охранник. - Не маячил бы ты здесь. Не знаешь, чья это усадьба?
   - Да я человек подневольный, куда сказали, туда и несу, без вопросов.
   - И куда же сказали?
   - Приозерные глади 113.
   В динамике послышался смех.
   - Не повезло тебе, дружище, это десять километров на запад. Так что сгребай задницу в руки и скатертью дорога.
   - Блин, парни, выручайте, - Артем скривил на камеру кислую мину, словно мученик на кресте. - Может, вы возьмете, мне-то все равно, главное, кассу сдать. Со скидкой отдам. Еда вкусная и свежая, честное слово.
   Охранники задумались, перекинулись парой фраз.
   - Ну и что там?
   - Кимбап, сунде, пулькоги... - с готовностью ответил Артем.
   - А по-русски? - проворчал охранник.
   - Рис, свиная колбаса, говядина.
   - Ладно, уговорил. Иди сюда, только без лишних движений.
   Дверь со щелчком открылась. Проскочив мощеную тропинку, липовый доставщик оказался в тесном помещении с большим монитором, шашечки изображений с камер постоянно менялись, дальнюю стену закрывал стальной шкаф. На столе уже покоились пустые коробки из-под пиццы - эти готовить не любят. И стандартный набор в крутую охрану из двух амбалов, кресла едва вмещали широкие спины.
   - Ты того, не глазей, лучше покажи, что в сумке.
   - Наклонись, понюхай, - Артем послушно открыл пакет.
   Молодчик прильнул к посылке корейских кулинаров, махал ладонью, подгоняя аромат.
   - И правда, пахнет, Серега! - по лицу расплылась довольная улыбка. - ВкуснААА!..
   Удар коленом заткнул на полуслове, нос хрустнул, грузное тело откинулось назад, стукнулось о шкаф и сползло. Серега, нужно отдать должное, едва напарник отправился в полет, вскочил. Рука легла на поясную кобуру, но только для того, чтобы стать удобным рычагом в броске Артема. Пролетающая под потолком нога разбила люстру, оставив монитор разгонять мрак. Но Артема это не волновало, если есть контакт с врагом, разберется и зажмурившись. Все еще сжимая вытянутую руку Сереги, дважды наступил на лицо. Второй амбал начал приходить в себя, стоял на четвереньках, тряся головой. Кроссовок отправил обратно к стальному шкафу, отскочив, голова наткнулась на кулак, еще раз встретила шкаф. Больше охранник не шевелился.
   Никто здесь не достоин снисхождения.
   Артем забегал пальцами по клавиатуре: сигнализация отключена, камеры бесполезны. Достал из кармана миниатюрную рацию.
   - Готово, - произнес он.
   Дальше дело техники. Парни Зуба преодолели забор, который без зорких взглядов камер и бдения охраны превратился в бесполезную, хоть и высокую глыбу. Один забежал в конторку, связал бездыханных.
   Когда Сэнсэй поднялся на второй этаж, дело уже было сделано. Ему услужливо передали флешку с компроматом. Да, ребята натренированы отменно, профессионалы. И никаких смертей, лишь необходимая грубость.
   Богдан Брудов, мэр, теснился на стуле, веревки крепко привязали к спинке, впиваясь в жирное тело. Отвратительную тушу выволокли прямо из постели, о чем говорил неказистый туалет - семейные трусы. Лоб взопрел, три подбородка тряслись от страха, кляп пропитался слюной, пена капала на грудь. Вот что по-настоящему отвратительно. Тупое животное. Если Макс не выбирал судьбу, то этот по собственной воле предпочел разложение, тупость и мелочные сладострастия.
   Артем вытащил кляп. Голос политика такой же отвратительный, как и тело.
   - Кто вы такие?! Как вы посмели? Вы все у меня ответите, я вас сгною!
   Хлесткая пощечина остановила запальчивую тираду.
   - У меня вопрос, мэр, - холодно произнес Артем. - Как вы относитесь к собственным гражданам?
   - И ради этого ты меня схватил, ради вопросов?
   - Но все же?
   - Этим придуркам? - выплюнул мэр вместе с кровью. - Это стадо годится только для рабского труда. Кто умнее, тот должен их доить. Они ни на что не годны. Вот наши отцы и деды преследовали светлые идеалы, а сейчас дети тупее родителей, а внуки детей.
   - Но если вы так умны, почему не взять инициативу в руки, попробовать сделать хоть что-то. У вас есть власть, а люди потянутся.
   - Я же сказал, мне плевать на них. Быдло.
   - Разве дети виноваты, кто их родители? Разве они выбирают, где и какими родиться?
   - Может, и не выбирают. Но яблоко от яблони... Развяжи меня, не то хуже будет!
   Артем в полном молчании развязал веревку, не обращая внимания на протесты напарников.
   - Ты сделал правильный выбор, я тебе заплачу столько, что ты и не мечтал, только не дай им издеваться надо мной.
   - Вы свободны от оков, господин мэр. Но не свободны от моего гнева.
   Удар запустил толстяка по комнате, будто перевернулся колобок. Артем запрыгнул сверху, кулаки били с силой молотов. Хрустела переносица, зубы покидали канавки десен, кровь обагрила костяшки. Тяжело дыша, мужчина взглянул на творение рук своих: кровавое месиво с пенными пузырями крови. В памяти всплыло неуместное сравнение с вишневым пирогом. Вкусно, мэр?
   Сэнсэй поднялся, вытер костяшки о шелковую простыню.
   - Дело сделано, уходим.

***

   "Исчезновение после загадочного нападения. Мэр никак не комментирует откровенное видео". Прочитав первую полосу, Артем отложил газету.
   - Надеюсь, это последний отголосок старого мира, - задумчиво произнес он.
   - Па?
   - Скоро мы будем в хорошем месте, Макс. Там люди добры и не думают, как бы сделать ближнего рабом. Тебе понравится.
   - Ты-баа...
   Маленький пальчик воткнулся в иллюминатор. Ребенок первый раз в небесах, но происходящее доставляет неописуемый восторг. Он продолжил увлеченно разглядывать теряющийся внизу мир. Улыбался, что было для отца лучшей наградой.
   Артем подвинулся ближе, внимание полностью приковалось к завиткам и перьям облаков, зеленому морю. Они смеялись вместе. Внезапно Артем осознал, что стал сдержаннее, добрее и вообще свернул с кривой дорожки только благодаря сыну. Макс заставляет воспринимать мир с детской непосредственностью, радоваться самым ничтожным мелочам. Жить здесь и сейчас.
   Весь полет они глазели и смеялись.
   Солнце припекало, очки с темно-розовым стеклом не помогали от ослепительного сияния. Лучше щуриться, зато видеть мир без посредников. Очки перекочевали на макушку, открывая вид на живописный поселок. Невысокие дома пестрели разноцветной штукатуркой, ухоженные газоны непрестанно ловили хрусталики влаги из пульверизаторов. Множество миниатюрных радуг создавали ощущение нереальности происходящего, словно магический край. Радужная аллея.
   Максим ковылял рядом, не отпуская руку взрослого, тоже восторженно крутил головой. Вскоре уперлись в искомый заборчик, за которым дома тонули в зелени.
   Их встретила миловидная женщина с густой черной шевелюрой.
   - Господин Ежов? Добро пожаловать в нашу школу, "Город Солнца". Мы давно вас ждем.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"