Драгомир Дмитрий: другие произведения.

Глава 7: Рейд

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Жуткий корабль осквернял сам космос, инородное тело в незамутненной матовой пустоте. Своим видом и сутью напоминал хищное насекомое, скорпиона с ядовитым жалом. Никаких ровных поверхностей, лишь шипы, острые грани и дула дезинтеграторов. В изящных, но прочных листах обшивки, щурились обзорные бойницы, узкие окна капитанского мостика. Грани бронеплит переливались угольно-фиолетовым сиянием черной звезды, ильмея - топливо корабля и источник энергии города, откуда выбрался космический спрут. Скорпион набил брюхо и теперь вальяжно удалялся от разоренного спутника. Нет нужды спешить. Немногочисленная оборона сломлена, население объято ужасом и, скорее бросится в озеро магмы, чем еще раз встретится с эльдар.
  Пленники скулили, лишались чувств от страха и молили о смерти, ведь на родине налетчиков, куда везут, лучшая участь рабство без крова и пищи. Худшая и самая частая - стать мимолетным развлечением, кормом для диких зверей или пушечным мясом на кровавой арене. Темный город непрерывно перемалывает тела и души, и нет ему покоя, голод неутолим.
  Несколько истребителей кружили вокруг флагмана, резвились и нарезали бочки, соревнуясь в мастерстве полета. Горе тому, на кого команда корабля обратит свой взор. Истребители не знают пощады, огромные орудия в силах истребить целый город, пустотные бомбы с одинаковой легкостью уничтожают и укрепленные цитадели, и ухоженные парки. Участь намного более желанная, завидев острые крылья космолетов эльдар, умереть сразу, чем попасть в их лапы.
  Внутренности корабля впечатляли. Галереи и мостики украшала черная паутина, ветвилась, извивалась, расползалась по стенам и потолкам. Однажды прикоснувшись, не покидало ощущение, что корни проросли и под кожу. Украшения интерьера заменяли насаженные на копья пленники. Сам темный дух корабля и его хирурги поддерживали жизнь в мерзких скульптурах, для вящего удовольствия капитана и команды. Дополняли картину гобелены из человеческой кожи, мебель из костей орков. Пыточные камеры на нижней палубе звенели неутихающими криками пленников. Эльдар отказывались хоть на миг прекратить кровавые эксперименты.
  Переходы и туннели сплетались в замысловатый узор, и продвижение без должной сноровки грозило окончиться бедой. Узкие пролеты, рассекающие самую крепкую броню шипы, порталы и многоуровневые полы обманывали взгляд, фрактальные потолки рассеивали внимание, ступени цепляли за ноги. В углах таились провалы, некоторые вели прямо в сердце двигателя - порабощенную темную звезду. Множество прислуги и даже воинов вспыхнуло в ее ареоле, неосторожно оступившись. Некоторым помогли это сделать.
  Архонт Шазриэл быстрым шагом пересекал пустоту корабля, каблуки стучали по жесткому покрытию. Пластины доспехов перекатывались на гибком и сильном теле, грива волос пробивалась сквозь высокий шлем, напоминающий сегментированное тело гусеницы. Шипы на спине рассекали алый плащ, превращали в готового к прыжку паука. Взгляд пылал огнем, упоение болью и страхом жертв разгладили морщины на коже. Никто не смел встать на пути даже после успешного рейда.
  Свита плотным кольцом окружала повелителя небольшой, но горделивой кабалы. Два непревзойденных мастера ближнего боя, осторожные и стремительные инкубы. Такие же сегментированные и дополненные лезвиями латы, острия двуручных мечей, клэйвов, оканчиваются зазубринами - прекрасная открывалка для доспехов и артерий. Три необузданных в своей красоте, сладострастии и искусности ведьмы. Бледную плоть открытого тела ласкает поражающее воображение оружие: сегментированные клинки-хлысты, изогнутые кинжалы с гипертоксинами, плети. Замыкали шествие молчаливый ренегат с Тау и тварь в балахоне.
  Лишь полный безумец мог помыслить противостоять им.
  "Вышел на курс в хвосте флагмана.
  ...Принято".
  Неуловимая тень скользнула по палубе, быстрая и легкая, подобная порыву ветра. Архонт почувствовал давление на предплечье. Наверное, одна из ведьм не в силах вытерпеть дорогу в личные покои, изнывает от желания и цепляется на руки. Повернул голову. И увидел незнакомое лицо!
  Кто она, как приблизилась незамеченной? Невозможно. Ассасин, предатель, один из стражей с планеты? Телохранители ни на что не годны. Такие мысли пронеслись в голове архонта за доли секунды. Парные клинки взвились в стремительном выпаде. Следом раздался свист рассекаемого воздуха со стороны каждого сопроводителя, они атаковали неизвестного гостя. Настоящие удары, смертельные, словно находились на поле боя. Впрочем, для темных эльдар таковы жизненные реалии.
  Незнакомая ведьма словно растворилась в воздухе, ловкое сальто назад противопоставило боевой братии. Она встала напротив, широко расставив ноги, руки скрещены на груди. Не выказывала ни малейшего беспокойства, и без того прекрасное лицо украшала хищная усмешка. Каждый телохранитель сжимал оружие, готовый по легкому кивку архонта разорвать нарушительницу спокойствия.
  - Прости мой порыв, о ужасающий Шазриэл, - произнесла она мелодичным голосом. - Твоя притягательность так велика, что ни одна женщина не в силах выстоять. Твой ум так же прекрасен, как и лик, хитрость опасна, как и ядовитые клинки. Шлейф славы о твоих деяниях опережает тебя самого. А я лишь мотылек, что летит на твой темный свет.
  Архонт оценивающе посмотрел на эльдарку. Алебастровая кожа, серьги в длинных ушах, бездонные глаза, как и иссиня черные волосы, удерживаемые в хвосте золотой летучей мышью. Красоту тела подчеркивает легкий доспех цвета индиго с пунцовой окантовкой. Сегментированные бриджи выпускали ленты-щупальца, что окольцовывали ноги и живот, самая толстая тянулась вдоль позвоночника и оканчивалась обручем на шее. Массивные резные наручи и диадема. От тонкого лифа тянулась прозрачная вуаль, закрывая живот, флер дымкой скрывал нежную кожу. Шазриэл представил, как проводит по ней пальцами, скользит к налитой груди, потом вниз по внутренней стороне бедра.
  Впрочем, похотливые мысли ни на мгновение не ослабили присущую, буквально выжженную в мозгу, подозрительность.
  - Кто ты? - спросил архонт и невзначай погладил клинки.
  - Я лишь скромный менестрель, Марисс из дома Блуждающей розы, - представилась эльдар и сняла с пояса лиру, провела по струнам. - Позволь развлечь тебя после славной победы. В моей музыке и голосе океан блаженства. А сравниться в искусстве любви могут лишь лучшие из лхамеянок. Наверное, тебе так одиноко среди этих мужеподобных воительниц.
  С чувством собственного превосходства кивнула в сторону ведьм. Те в ответ зашипели и осклабились. После столь откровенного нахальства с их стороны можно ожидать лишь кинжал под ребра.
  - Тише девочки, - осадил архонт, в душе усмехаясь дерзости. - Признаюсь, ты заинтриговала меня. Но если я останусь разочарован, твоя кожа пойдет на новые перчатки.
  - Даже смерть из твоих рук - наивысшее наслаждение, мой лорд, - проворковала Марисс.
  - Ха, а она начинает мне нравиться, - рассмеялся Шазриэл, присоединились инкубы, глухо погаркивая из-под шлемов. - Будем уповать, что язык ее длинен не только в разговоре.
  Кулуар владельца корабля поражал граничащей с безвкусицей роскошью. Излучины в подсвечниках из черепов бросали блики на мягкие матрацы, атласные простыни стелились по полу. Наряду с инкрустированными фруктовницами громоздились орудия пыток, висели серпы и хирургические ножи. Стены украшали дыбы с истерзанными пленниками, стоны еще срывались с освежеванных лиц. Скопления туманностей в заменявшем борт окне безразлично освещали кровавые разводы. Похоже, никто не собирался их отмывать.
  Хозяева корабля разместились на подушках, и вне поля боя сохраняя настороженную грацию. Даже члену Официо Ассосинорум пришлось бы изрядно вспотеть, дабы подобраться к столь чутким и подозрительным существам. Тау остался стоять, а тип в балахоне удалился.
  Ведьмы сбились в кучу возле архонта, шептали на ухо, извивались подобно змеям, лишь бы оказаться ближе к избраннику, отчаянно желали прикоснуться к древнему телу, испившему тысячи душ. Бросали презрительные взгляды в сторону Марисс.
  - Она не вызывает доверия, мой господин, - прошептала одна из них. - Лучше сразу убей.
  - По твоему я не смогу с ней разобраться, когда пожелаю? - Шазриэл до боли сжал подбородок ведьмы. - Я давно устал считать покушения на себя. Еще одно лишь развлечет.
  - Я знаю, мой лорд, - проворковала женщина-воин и укусила нанимателя за палец. - Но она опасна, мы чувствуем это. То, как она двигается, как сумела подобраться к тебе.
  - Это возбуждает любопытство, не так ли? Впрочем, не только его.
  - Да, плутовка красива, но яд всегда добавляют в лучшее из вин.
  - Она не более чем мимолетная забава, - уверил архонт. - Вас мне никто и никогда не заменит. Малейшее своенравие с ее стороны и вашим кинжалам достанется сытный обед.
  Гекатарии удовлетворились ответом и начали откровенно пожирать глазами менестреля. Одна хотела выпотрошить, другая перед этим вдоволь наиграться с белым телом. Третья бы с удовольствием посмотрела за потехой сестер.
  "Прибудем к вратам приблизительно через два с половиной часа".
  Марисс настраивала лиру, ни капли не смущаясь плотоядным взглядам, немного отвлекали всхлипы на пыточных столах. Неведомый мастер вырезал раму инструмента в виде бычьих рогов, подставка превратилась в череп животного. Вливается в общий антураж.
  Эльдар устремили все внимание, музыканта окружили течения интереса, похоти, сомнения, жажды боли и вечной потаенной печали. Подходящий мотив сам собой пришел на ум. Подушечки пальцев тронули струны.
  И тогда она запела.
  То был сказ об ужасной любви, запретной и настолько сильной, что сжималось сердце. Песнь не об эльдар, а об их слабых соседях - людях. О девочке, что стала прекрасной девой и старом отце, что пал жертвой высшего из чувств. Ухажеры толпами оббивали порог прекрасной особы, а он с каждым днем хмурел. Ревность жгла внутренности, обида растекалась в жилах вместо крови, ведь она не видела мужчину, лишь отца.
  Зачем ты мучаешь меня? Не в силах более так жить, он отвел ее в лесную чащу. Юная невинность, с улыбкой смотрела на него. Папа, ты хочешь что-то показать мне? Ты не поймешь. Лишь кинжал блеснул в лунном свете.
  Он плакал над юным телом, не согреет оно никого больше. Плакал и пил ее кровь.
  - Никогда не подумала бы, но среди людей встречаются достойные представители, - ухмыльнулась одна из ведьм.
  - Только я бы не плакала, - добавила другая.
  Голос Марисс звенел под сводчатым потолком. Рассеивал подозрительность, зажигал в эльдар ранее недоступные чувства. Вскоре даже ведьмы ослабили бдительность, казалось, знают менестреля уже давно, а ее хрустальный голос - клич соратницы. Она не представляет угрозы.
  Отзвучали последние аккорды, свита покинула командира. Архонт провел Марисс в уединенные покои. Огромная кровать из кости, призрачный полог. Пустые глазницы черепов на стенах выплескивали сияние умирающей звезды. В защищенных заклинаниями сундуках хранились наиценнейшие образчики с ограбленных планет. До поры, пока не перекочуют под стены личной крепости в Темном городе.
  - Окажи мне любезность, - Шазриэл развалился на кровати и снял шлем, волосы разметались по подушке.
  - Конечно, храбрейший из величайших.
  Она села сверху на прохладный доспех. Пластины легко поддавались умелым рукам, нанося столько боли и крови, сколько сама хотела. Из уст лился убаюкивающий голос, повелитель кабалы начал забывать, где находится, но клинки держал рядом. Боль от сорванных доспехов возбуждала еще больше.
  - Прекрасный день, - заметил архонт, растворяясь в блаженстве. - Сначала блестящая атака, крики жертв и звон мечей. Я убил так много, а захватил еще больше. А потом появилась ты. Чувствую себя моложе на пару столетий.
  - Что это было за королевство? - осторожно спросила Марисс.
  - Какой-то человеческий мир, - махнул рукой эльдар. - Мы штурмовали крепость, кажется, их называют механикусы. В руки этих обезьян попала весьма примечательная вещица. Они должны быть благодарны, что более разумная раса отняла у них опасный артефакт.
  - Теперь он на корабле?
  - Конечно, моя дорогая, под надежной защитой, - архонт скользнул под лиф Марисс, нащупал налитую грудь, с силой сжал. - Все хотел спросить, откуда у тебя отметины на шее?
  - Ах, это? - женщина перестала мурлыкать колыбельную. - Укусил один настырный инквизитор.
  - Ха-ха, надеюсь, ты убила его?
  - Конечно, убила, в муках, - она наклонилась и впилась устами в долгом поцелуе, отпрянула, прокусив губу мужчины. - Он корчился на полу, молил о пощаде. О да, я убила его. Как и тебя.
  Удивление отпечаталось на лице Шазриэла, схватил клинок, но тот выпал из ослабевшей длани. Бледнел все больше, кожа стала пепельно-серой, сдавленно хрипел, проклятия застряли в глотке.
  - Фу, ну и мерзость. На что только не пойдешь ради долга, - Марисс сплюнула и вытерла губы, поднялась с кровати. - Так-с, где же оно?
  Сундуки забивало всякое барахло: безвкусные трофеи из черепов поверженных врагов, примитивное оружие, словно архонт собирал коллекцию, хотя находились и вполне смертоносные модели. Конечно, не такие смертоносные, как ее арсенал.
  В одном из ларей покоилась заветная вещица. Шар, таящий невообразимую мощь. Коснулась теплой идеально гладкой поверхности, как раз поместится в ладонь, словно спелый лайм.
  Невидимые крюки впились под ребра, дернули так, что показалось, как вылетает позвоночный столб. Со стоном Марисс рухнула на колени. Что-то пыталось вытянуть из нее естество, душу, несмотря на защиту.
  - А я думала, что мои яды не хуже ваших, - просипела она.
  - Дрянная сука, поздравляю. Еще никто не заходил так далеко в нелегком деле по отнятию моей жизни. Ядовитый поцелуй - достаточно изящный прием.
  Архонт едва стоял на ногах, лицо перекосило, иммунная система с натугой пыталась справиться с токсической атакой, ранки на теле кровоточили, разливая темные потеки. На ладони свои грани распустил куб из темного металла, в центре пульсировал жадный огонек, с гулом роя ос втягивал в себя воздух. Источник ее боли.
  - Говори, что тебе нужно? Артефакт из жалкого человеческого мира?
  - Это душеловка, да? - ответила вопросом на вопрос Марисс. - Жаль, я не могу ими пользоваться.
  - Отвечай, когда тебя спрашивают! - вскрикнул архонт.
  - Присмотрись лучше к своей безделушке.
  Эльдар повернулся к тюрьме, что навсегда заточает души живых существ. Работала вхолостую.
  - Не может быть! Ты... У тебя нет?..
  Музыкант не дала договорить. Краска на правом наруче вспыхнула, приобрел изначальный цвет серебра. Пси-хлыст взрезал остатки неснятой брони, прошил внутренности и вышел из спины. Серебристая змея вернулась обратно с потоком крови. Архонт упал на колени, уткнулся лицом ей в живот.
  - Не хочешь умирать спокойно? - взяла лиру, откинула голову эльдар. - И будет так. Праведные сядут по правую руку от Богини, грешников же и демонов будут топтать их стопы.
  Острый рог пробил бледную шею, струны издали последний вздох.
  Марисс спрятала шар в поясной мешочек и вышла из покоев. Звезды все так же светили, пленные продолжали стонать, растянутые на дыбах куски плоти мало напоминали людей. Нужно одарить несчастных последней милостью.
  Шум за дверью заставил броситься за гардину из растянутого до прозрачности эпидермиса тау. На этом мерзком корабле все вызывает тошноту. Вуаль мигнула и превратила владелицу в невидимку.
  Створки двери врезались в стену, внутрь влетела свита безвременно почившего архонта, всклокоченные и свирепые. Замерли, озираясь по сторонам. Ведьмы проверили личные покои.
  Назад выбежали полные ярости.
  - Где эта гадюка? Я лично разорву ее! Она убила архонта.
  Инкубы переглянулись. Оба считались непревзойденными воинами, но преклонялись перед его мастерством. Кто же такая эта ведьма?
  Вперед вышел незнакомец в балахоне, откинул капюшон. Россыпь ноздрей на гладком зеленом лице жадно всосала воздух. Троглодит поводил головой, когтистый палец поднялся и указал точно на занавеску.
  Не успела Марисс удивиться чутью, как бритвоцеп одной из ведьм вылетел из ножен. Сегментированный клинок оставил глубокую борозду в обшивке там, где миг назад пряталась убийца. Поле невидимости исчезло и Марисс тут же атаковали остальные, действуя одной командой. Сначала выстрелил тау, выхватив пистолеты с непостижимой быстротой, заряд плазмы пролетел возле лица и опалил кончики волос. Над головой пронесся огромный клэйв, второй инкуб появился так же бесшумно, нацелился отрубить ноги одним горизонтальным взмахом. Пси-хлыст стеганул по лезвию, отвел в сторону. Марисс подняла одну стопу, пропуская меч. Оставшиеся ведьмы атаковали вдвоем, одна ядовитым клинком, другая парой кинжалов. Послушный мысли пси-хлыст отвел полные токсинов удары.
  Стороны разошлись, оценивая друг друга.
  - Почему бы вам просто не отпустить меня? - предложила эльдар-предательница. - Наниматель мертв, вы теперь свободны от любых обязательств. Можете даже забрать его артефакты, там есть неплохие штуки.
  - Ты так просто не уйдешь, - с улыбкой под шлемом пообещал инкуб. - Ты смогла убить архонта и уже дважды не уступила нам в навыках. Победа над таким соперником улучшит мои собственные и принесет удовлетворение. Так думает каждый из нас.
  - И не забудь про ур-гуля, - произнесла ведьма с бритвоцепом и указала на безглазое существо. - Он был привязан к хозяину.
  Троглодит сорвал одежды, оголяя узловатое сильное тело. Линия рта треснула, обнажая ряд мелких клыков.
  - Ясно, так просто вы не успокоитесь, детишки, - вздохнула певица. - Пора прекращать этот фарс.
  - Смеешь называть нас детьми?! - вскричала ведьма. - Что за глупый вопрос? Нам сотни и тысячи лет, мы самые древние жители этого мира.
  - Незрелы ваши души, - с печалью в голосе произнесла Марисс. - Бесконечная погоня за удовольствиями, неугасаемое растление, изощренные пытки, бегство от себя самих за ширму жестокости. Ваше королевство обречено на гибель. Без высшей цели в ваших жизнях нет смысла.
  - Кто ты? - спросила в тишине ведьма.
  Марисс сорвала кончики ушей, те приобрели привычные человеческие формы. Сморгнула - бездонные черные зрачки приобрели теплый карий цвет, распустила волосы. И стала, что удивительно, ниже ростом.
  - Человек?!
  - О нет, с обычным человеком у вас были бы шансы, - осклабилась девушка. - Сейчас вы познаете гнев инквизитора Марселин!
  - Убить! - закричала гекатария.
  Троглодит выбросил тело, словно камень из пращи, врезался в человека. Наручи остановили огрубевшие ногти. Ур-гуль бесновато размахивал конечностями, скорость и когти превращали удары в игру со смертью. Отбивая удары хлыстом, следила за остальными. Пока наблюдали, но все же лучше держать троглодита в качестве преграды.
  Она сделала лишь шаг в сторону, уклонилась. Сеть из пушки тау моментально запеленала и отбросила к стене. Марселин замерла, ведь малейшее движение превратит в миллион кусочков.
  - Это все? - пробормотал инкуб. - Жалкий монстр и мон-кей повергли самоуверенного человека, который так много говорил. Твоя кровь недостойна моего клинка.
  - Я тебя еще удивлю, - не разжимая губ, произнесла инквизитор.
  - Неужели это не конец? - насмешливо поинтересовался инкуб.
  - Что ты, конечно конец. Для вас.
  Марселин крутнулась, но вместо того, чтобы распасться грудой мяса от давления снаряда шредера, исчезла. Тончайшая сеть упала и слилась с полом.
  Достаточно рискованная мера, но получилось отлично. Портативный телепорт среагировал на угрозу жизни и перенес инквизитора за спину одной из ведьм. Удар хлыста. Две половины эльдар разошлись в брызгах крови. Левый наруч деформировался, обнажая узкое дуло. Выстрел заряженной ядом и направляемой мыслью иглы. Аккуратная дырочка в кирасе говорливого инкуба. Отрава сожгла мотонейроны, заставляя мышцы непроизвольно сокращаться. Импульс в ноге оказался настолько мощным, что берцовая кость сломалась и пронзила броню. Следующий залп. Тау обнял пистолеты в эпилептическом припадке. Верхняя часть ведьмы рухнула на атлас. Марселин выполнила пируэт, уклоняясь от бритвоцепа. О пол стукнулся инкуб в гротескной позе и синекожий стрелок.
  Три мертвеца меньше чем за секунду.
  Остальные оценили по достоинству, но не более.
  Сегменты клинка-цепи заполонили все пространство. Мгновения, когда оружие делало очередной замах, заполнял клэйв и кинжалы второй ведьмы. Даже молниеносно быстрый хлыст едва справлялся с непрерывным потоком выпадов. Достаточно ошибиться лишь раз, и яд иссушит каждую клетку тела. Некоторые скользящие касания отражал флер, но создан не для боя, а маскировки, не стоит шутить.
  Ур-гуль зашел сзади и схватил человека. Хлыст отвел бритвоцеп, иглы отогнали кинжалы. Но шип клэйва летел в висок. Такой удар заодно оторвет голову и троглодиту, воина убийство союзника нисколько не заботило. Маска закрывала лицо, но не сомневалась, что увидела бы торжество. Телепорт еще не перезарядился, технологии и артефакты тщательно собранные по всей Системе больше не помогут.
  Клэйв со звоном ударился в невидимую преграду, перед которой спасовало даже силовое оружие. Тело Марселин раскалилось, хватило всего одного удара затылком, чтобы троглодит разжал хватку. Девушка вырвалась, из сапог выдвинулись лезвия, эстетичное вращение на руках, напоминающее танец, исполосовало жилы ур-гуля, хлынул ихор. Встала на ноги, кулак охватил огонь. Удар превратил грудную клетку монстра в зияющую дыру.
  Отскочив от пылающих останков, атаковала инкуба. Хлыст обвил лезвие, заискрили силовые поля. Но и цеп ведьмы наконец достиг цели, серебристый наруч изувечил разрез, остался висеть на узкой полоске металла. Хлыст испарился, оставив Марселин без главного оружия.
  Снова разошлись. Теперь инквизитора окружали трое. Трое самых смертоносных убийц среди всех рас, чья жизнь это борьба, удар каждого из них - касание смерти. Но и они не спешили атаковать.
  - Магия, - скривившись, бросила ведьма. - Паршивка, хочешь привлечь внимание Той-что-жаждет?
  - Не жить же в вечном страхе, как вы, - ответила Марселин.
  - Сука! Не открывай рот о том, чего не знаешь. Ничего, скоро ты поплатишься за бахвальство. Что будешь делать без своего хлыста?
  - Делать? Ничего не буду.
  Чудесный металл размяк, в регенеративном импульсе вновь охватил предплечье хозяйки. Хлыст лизнул плиты пола как ни в чем не бывало.
  Используя замешательство врага, из ниши в диадеме выстрелил маленький патрон, не больше мухи. Ведьма с цепом отпрыгнула, но вторая лишь отклонила голову. Как неосторожно. Снаряд взорвался за спиной. На секунду открылась воронка в Имматериум, являя безумные лики демонических сущностей. В вакууме исчезла одна из пыточных, кусок балки потолка и почти вся ведьма. Ровный срез голеней влажно блестел.
  Марселин нагнулась, пропуская сегментированные лезвия, с другой стороны пер инкуб, перехватив клэйв за рукояти вдоль клинка. Не желая лишаться ног, выбросила их назад в подобии прыжка, перекрутилась вокруг оси и неловко нашла ногами пол. Бритвоцеп описал широкий круг и вернулся к инквизитору, лезвия опутали штанину кольчужных бридж. Ведьма потянула на себя, затылок больно стукнулся, на мгновение отвлек внимание. Кинжал уже летел в шею.
  Покрытая щетиной рука возникла из золотой заколки, кинжал застрял в серой ладони. Следом показалось все чудовище: антропоморфное, обросшее шерстью, с клыками и крыльями летучей мыши, макушкой подпирало потолок. В вертикальных щелях глазниц перекатывались россыпи алых очей без зрачков, плоды дьявольского винограда.
  - Посмотри, кого привлекла твоя магия! - закричала ведьма. - Демон! Теперь мы все покойники.
  - Вот именно - моя магия, - согласилась Марселин. - А вы точно покойники.
  Демон поднял гекатарию, сжал стальной хваткой. Кости хрустели, но воительница не издала ни звука. Голова провернулась на триста шестьдесят градусов, глаза закатились. Мягкой кучей некогда грациозное тело шлепнулось на пол.
  Инкубу больше не хотелось искушать судьбу, бросился наутек. Пси-хлыст обвил шею, преждевременно окончив попытку. Демон схватил воина за ноги, с размаху впечатал в стену, рога на шлеме треснули, разлетелись в стороны. Двумя пальцами оторвал голову, разорвал пополам. Отбросив сломанную игрушку, повернулся к хозяйке.
  - Молодец, Швабл, теперь можешь возвращаться.
  Долгие секунды сущность варпа не мигая разглядывала инквизитора. Испугалась, что в этот-то раз чудище не послушает, закончит так же, как эльдар. Но вот Швабл подпрыгнул и темной дымкой всосался в заколку.
  "Быстрее, их сканеры скоро доберутся до маскировки".
  - Бегу! - крикнула Марселин в портативный вокс.
  Потратила минуту, чтобы подарить упокоение пленным. Пытки изменили их до неузнаваемости, хотя когда-то были людьми. Вы будете отомщены. Короткая молитва и удар плети. Вздохнув, Марселин бросилась прочь из проклятого рейдера.
  С размаху вынесла двери, хлыст прикончил двух кабалитов, возникших с винтовками наперевес. Поздно спохватились. Наверное, неистовые вопли из покоев архонта давно стали для команды обыденностью. Женщина стучала по плитам галерей, скользила на каблуках, перепрыгивала провалы. А позади раздавался визг осколочных ружей. Неприятно будет загнуться от яда на финишной прямой.
  "Второй ярус над машинным отделением, последний проход".
  Хлыст стеганул приборную панель, шлюзы внешней обшивки впустили холод вакуума. Корабль на бреющем полете рядом с эльдарским флагманом. Маскировка таяла, обнажая позолоту вместо лиловых тонов, острые пики корпуса стали привычно угловатыми и ровными. Благородная имперская машина. Люк напротив открылся. Почти сразу завибрировали выстрелы лучей темного света.
  Марселин прыгнула в открытый космос. Флер окружил тело, превратился в непроницаемую оболочку. Воздуха хватит всего на несколько секунд, но этого достаточно.
  В отсеке имперского корабля появилась грузная фигура в силовом доспехе, схватила инквизитора за плечо и резко дернула. Захрустел сустав, борт принял покатившегося кубарем члена экипажа. В ту же секунду пилот вдавил рычаг форсажа, нарезал петли и виражи, от которых неподготовленного пассажира неминуемо бы стошнило. Даже истребители эльдар пасовали пред безрассудством пилота и прытью его корабля.
  Человек в силовом доспехе невозмутимо умастился на скамью, подпер ладонью потолок, чтобы не барражировать по палубе. Марселин же пришлось проплыть в отсутствии гравитации и пристегнуться к креслу. Черненые латы размерами превосходили даже знаменитые терминаторские, явно сделаны на заказ и стоят целое состояние. На такие деньги можно купить небольшое королевство. Человек снял шлем, под ним оказалось миловидное лицо молодой девушки.
  - Не самая мягкая посадка, - произнесла инквизитор и потерла плечо, намекая на почти вывихнутый сустав.
  - Сама развлекаешься, а меня заставила здесь сидеть, - обиженно отозвалась девушка. - Это хуже, чем остаться без шоколада.
  - Прости, Сьюзан, задание было очень деликатным.
  - Разве я когда-нибудь подводила?
  - Конечно же, нет, ты самый верный мой человек, мы столько лет знаем друг друга. Но некоторые задания не совсем подходят для твоей комплекции. Прыгать по кораблю эльдар та еще забава, никому не пожелаю, - Марселин махнула рукой, мол, та еще тягомотина. - И все те ужасы, истерзанные пленники, не лучшее зрелище.
  Слова инквизитора только распаляли меланхолию Сьюзан.
  - Так хотелось придушить парочку этих хлюпиков, - произнесла она и сжала пальцами воздух.
  Видя, что подопечная не настроена на разговор, Марселин замолчала. Когда тряска утихла, и вернулся нормальный уровень гравитации, прошла в рубку пилота, склонилась над черными кудрями.
  - Как дела, Хамбо? Сможем оторваться?
  Мужчина повернулся, одарил сверкающей улыбкой, покорившей множество женских сердец. Еще одно звено команды. В отличие от Сьюзан, любит действовать не нахрапом, а исподтишка. Запугать, а не ударить, договориться, а не перейти дорогу. На крайний случай где-нибудь в трущобах или на опушке леса прятался верный челнок.
  - Будь спокойна, капитан, эта малышка способна на многое, - весело, чуть ли не со смехом произнес пилот, похоже, погоня и разряды дезинтеграторов нисколько не смущали. - Не знаю, где ты добыла эти двигатели, но передай кузнецу мои поцелуи и благодарности.
  - О, она услышит... - пробормотала Марселин.
  - Что ты сказала? - за вибрацией обшивки и писком датчиков Хамбо не разобрал имя творца самых лучших плазменных реакторов, что он видел.
  - Рада слышать, - уже громче сказала Марселин. - Пойду, присяду.
  - Конечно, ты заслужила отдых. Потом покажешь свой клад.
  Инквизитор уселась рядом с воительницей, та шуршала фольгой, зубы вгрызались в плитку шоколада. Достав еще одну, протянула командиру в знак примирения.
  - Лишним не будет, - поблагодарила Марселин и впилась в сладкий брусок.
  Только сейчас поняла насколько устала и проголодалась. Хвала Золотому Трону, Сьюзан съела не все запасы, с нее станется.
  Дверь в соседний отсек отъехала, вошел старик, под копной взъерошенных волос скрывалась большая и умная голова. Ее верный советник, архивариус и писарь.
  - Моя госпожа, как хорошо, что вы вернулись.
  - Опять ты себя изматываешь, на тебя больно смотреть, Эберхард, - инквизитор помогла старцу сесть. - Говорила же остаться, мы бы и сами справились.
  - Не беспокойтесь, госпожа. Легкое недомогание не причина увиливать от долга. Это все проделки одного юнца.
  - Прости, папаня, по-другому не вожу, - бросил вошедший Хамбо, видимо погоня отстала, а дальше справится сервитор. - Но это лучше, чем быть поджаренным.
  - Вынужден согласиться, молодой человек.
  - Твое любопытство тебя погубит, - осуждающе сказал пилот.
  - Ничего не могу поделать, - развел руками Эберхард и выжидающе посмотрел на представителя самой могущественной организации Империума. Остальные последовали примеру, Сьюзан перестала жевать. - Вы нашли ее?
  Марселин Абадир раскрыла поясную сумку. Блики ламп изгибались на гладком шаре, зловещий изумрудный свет одновременно притягивал и пугал. Вытянула руку. Четыре пары глаз как завороженные вглядывались в артефакт.
  - Теперь она наша. Сфера воскрешения.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"