Драгомур Алексей: другие произведения.

Сказки Куклиных

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Весёлые, хулиганские истории о семействе Куклиных из деревни Кукуевки, рассказанные котом Мурзиком


   Алексей Драгомур
   Сказки Куклиных

Посвящается Симе, Ксюше, Марусе

и всем прочим дочкам-заразам

  
  
   Это я, Мурзик!
  
   Ну, здравствуйте. Давайте знакомиться. Меня зовут Мурзик, угу.
   Живу я у Куклиных, живу на чердаке. Вы только не подумайте, что я там как абы кто живу. Я очень важная персона. Да. У нас трехэтажный дом, на этажах живут - ну, все семейство Куклиных - там мама, папа, Маринка, детей этих толпа целая, невыносимая. А у меня есть чердак. На чердаке есть теплая труба, печка, слуховое окошко, очень уютно.
   Я там живу не один. Есть у меня жена, звать ее Багира. Она черная, красивая и замечательная. А еще у меня есть дети. Есть у меня два сыночка: одного звать Гюнька-тик - вот так мы его назвали, по-иностранному - Гюнька-тик, а другой, как ни странно - Мурзик. Мурзик-младший.
   А дочка у меня - маленькая Муся. Она полосатая и очень любит всякие шуточки, и любит еще над папой издеваться... Знаете, как она над папой издевается? Очень просто. Берет и дразнит меня, вот... и-и-и... и вот так, да... Я кот очень умный - вы сами слышите по моему разговору. Я лучше всех сказки рассказываю в нашем доме. Вот у меня Муська хорошо рассказывает сказки, и я хорошо рассказываю. Я даже в конкурсе недавно занял первое место по рассказыванию сказок! Дочка - второе, а я первое. Среди всех домочадцев, да.
   Ну вот, и дочка надо мной смеется иногда. Часто. А почему? - потому что мама у нас, Багира, понимаете, она вот истинная Багира. Она шикарно охотится, она классно вообще рыбу ловит. Вы представляете: она идет на речку ночью - топ, топ, топ, топ, - садится там на бревнышко, опускает лапу в воду: хоба! - карася поймала! Хоба! - окуня! Хоба! - щуку вытащила! Домой притаскивает целую груду рыбы, мы все трескаем, едим. Да.
   А дочка говорит: "эх, папа, папа..." Ну че - "папа"? Я тоже пару раз пытался ходить на рыбалку... Думаете, это просто - на рыбалке, да? Вот, просто так засунул лапу и..., да? У Багиры талант есть, а я раз засунул туда лапу - так зацепился за какую-то рыбу здоровенную, она меня чуть на дно не утащила. Я вымок, еле спасся. Поэтому к речке я боюсь подходить. А раз меня чуть орел не унес, дааа... Как бросился сверху, а я... я еле спасся. Я поэтому на рыбалку не хожу. Вот.
   Но я хожу на охоту. Да. Нет, не в лес, не за птичками, нет. У меня плохо с птичками, и с мышами - так себе. Я хожу на охоту - и ниче смешного! - я хожу на охоту на нашу... на нашу кухню. Да. В холодильник... Ниче смешного совершенно нету, потому что там есть вкусные замечательные сосиски. Я каждую ночь - трам-пам, чмяк, чмяк, чмяк - и на кухню, пока темно, все спят. Я открываю холодильничек, а таааам: сосисек - куча! Котлет - куча! Молока - ку... эээ... ведро целое. Сметана, сыр, ммм... благодать... даже сгущенку можно пососать из баночки, да... Вот я там обычно на эти сосиски малость, так сказать, на них охочусь. Поохочусь так на две-три-пять-двенадцать... а потом, потом вылезаю из холодильника.
   Но порой бывают всякие неожиданности. Раз вылез я из холодильника. Ааа... - а там Маринка стоит, няня наша. Она услыхала, как холодильник громыхает об стенку - это я там трясся немножко, и пришла. Стоит со шваброй и говорит:
   - Ах ты, Мурзик, ах ты, жмурик, ах ты...
   И давай меня по кухне гонять. Она меня по кухне гоняла - я похудел обратно, понимаете? Я пять минут назад набил себе в живот двенадцать сосисок - пока спасся от нее в окно - всё. В животе пусто. Хоть опять ешь.
   А она холодильник заперла и скотчем заклеила, чтоб я не открыл. Но я ж не дурак. Я ж не дурак. Подождал, пока она ушла, выключила свет, спать легла. Вернулся опять в кухню, когтями скотч подрал - не отдирается. Ну, я тогда взял, залез на тумбочку, там ножницы. Взял ножницы в зубы, залез на холодильник, и как лапами на ножницах повис - мяууу-хххххрррр - скотч разрезал. Залезаю в холодильник, сижу там - сметанку ем, сижу там - сгущенку лижу... мммм... облизываю в смысле... вот... приятно было... Вылезаю потом оттуда, только из кухни выхожу, а там стоит Манька.
   Манька - это у нас такая девочка хулиганистая. Она хоть приемная, но самая наглая. Она говорит:
   - Ага, Мурзик, попался!
   Я говорю:
   - Че попался, че попался?! Я тут мимо проходил... эээ... мышей ловил.
   Она говорит:
   - Ага, а на усах у кого сгущенка капает?
   - Да я!.. Это... пока в драке там! Она заскочила в холодильник, мышь!.. Я ее пока схватил, поймал, она там все перевернула, несколько сосисок по дороге съела, сгущенку свалила, я испачкался!..
   Она говорит:
   - Все ясно, Мурзик, завтра утром все расскажу маме Ире.
   - Ммм... может, не стоит? - говорю.
   - Ну, тогда пойдем вместе с тобой сосисок поедим.
   Я говорю:
   - Пойдем!
   Мы с ней вместе сосисок поели и по секрету говорим: никому не расскажем? Не, никому? Не, точно.
   И спать пошли: блям, блям, блям, блям. Я на свой чердак, дети храпят там, Багира на охоте. Я завалился на тюфячок, лежу кверху пузом. И жизнь моя прекрасная, и жизнь моя сладкая... Хорошо быть Мурзиком в этом доме, потому что - кто, кроме меня лучше сказки рассказывает? Вот так вот...
  
   Куклины
  
   Ну, всем привет. Расскажу я вам историю, которую я знаю, но сам не видел. Мне её рассказали папа Вася и мама Ира. История про то, как появилось семейство Куклиных, угу. Хорошая история, мне нравится...
   Ну вот. В деревне Кукуевка жил да был мальчик Вася. Обычный такой пацан, смышлёный, вихрастый и белобрысый. С веснушками. Жил Вася с папой и мамой в обычном доме, были у них сад и огород, хозяйство (коровы, козы, куры, кошки, ну, всё как положено истинным кукуевцам). Вася был послушный и добрый мальчик, трудолюбивый, да. Он помогал своим родителям по хозяйству, когда они его просили. А когда не просили, то он чё-нить мастерил: то скворечник, то табуретку, то арбалет, то... Арбалет чё такое? Ну это, хм, такая смесь. Ружья с луком. Похоже на ружьё, а стреляет стрелами: вжжик и готов. Не, ну чё вы пугаетесь? Никого Вася не убивал, он тока по мишеням стрелял, да. Вроде он - Робин Гуд. Эт вы у родителей спросите, кто такой Робин Гуд, а я щас про Васю.
   В свободное время, как и положено любому деревенскому пацану, он гулял в лесу, лазал по деревьям, купался в речке, прыгал в воду с ветки старой ивы, которая нависала там. И часто он добирался в своих путешествиях до соседней деревни, Мариновки.
   И вот однажды, летним вечером, он попал на окраину Мариновки. На этой окраине был глубокий овраг. Да он и щас там. Ещё больше стал. Там когда-то протекала речушка Мариновка, от которой пошло и название деревни (или наоборот - неважно), но уже давно она пересохла, только на дне оставалась густая грязь, соваться в которую лучше не соваться: могло засосать ногу так, что ужас, а то и хуже.
   Ну вот. А в этом овраге Вася нередко копал червей для рыбалки, благо, их тут было полно. Фу, гадость, бее. Так что он и в этот раз забрёл сюда за червями. Спускается он в овраг, слышит: кто-то хнычет. О, думает Вася, странно. Залез на каменный выступ и заглянул вниз. Хныкала девочка. Ну, они ж вечно хнычут. Хотя не все, хм. Вычеркните из списка Юльку с Манькой, мда.
   Девчонка угодила в самую топь, ноги по колено были уже не видны, вся она, пытаясь выбраться, перепачкалась до самых ушей.
   -Эй! - Крикнул Вася. - Ты чё там делаешь?
   Девчонка мгновенно реветь перестала:
   - Песни пою! Не видишь, что ли?!
   - Вижу, подожди, щас спущусь, вместе споём!
   Спустился Вася, а девочка стоит, хмурая, и носом шмыгает. Ну, сопливая, чё с неё взять. Ой. Ну ясно, что ей не особо приятно было предстать перед незнакомым мальчишкой в таком нешикарном виде. Хорошо, что Вася был не насмешник, он просто протянул ей руку и стал тащить. Дело это было нелёгкое, да, сам герой несколько раз шлёпнулся в грязь, так что видок у обоих был ещё тот. Вытащил всё-таки. Эт же Вася.
   - И чего ты тут делала - цветы собирала? - Спросил он.
   - Нет, - буркнула девочка, - лягушек ловила. Они у меня дома живут, уже пятнадцать штук. Я их в разных местах наловила, а сегодня просто не повезло...
   - Нда, - протянул уважительно Вася, - лягушки - это солидно! У меня дома лишь кошки да козы, коровы, ну ещё воробьи под крышей, а ты - это да... Кстати, Вася. - Он протянул руку.
   Девочка посмотрела на Васину ладонь и покатилась со смеху:
   - Угу, замечательное знакомство, встретились две хрюшки в луже!
   Вася тоже засмеялся:
   - Так можно искупаться! Тут до нашей речки бегом минут пятнадцать, сбегаем?
   Девочка чуть задумалась и тут же решилась:
   - Давай! Кстати, Ира. - И она тоже протянула чумазую ладошку.
   Вася схватил её за руку (не, вы представляете? рыцарь прям, весь из себя, ага) и потащил наверх, забыв даже про червей, которых он так и не накопал.
   До речки они домчались в три прыжка. Ну, примерно. Ира была быстроногая, Васе приходилось нажимать, чтобы не опозориться. В речке они долго плескались, так что уже начало смеркаться. А потом, мокрые, побежали обратно. Вася проводил Иру до дома и... И с тех пор они часто стали встречаться. И вместе гулять, ага, ну вы понимаете, всё такое. А когда они повзрослели, то надумали жениться. Надумали - и женились. И появилась новая семья Куклиных.
   Ну вот. Возник вопрос: где им жить? Пошёл Василий на окраину Кукуевки, нашёл место подходящее и стал строить дом. Да. Лес же был неподалёку, большой лес. Там Вася рубил деревья, готовил брёвна и строил дом. Был Вася - мастер на все руки, поэтому дом у него рос быстро. Вырос дом - не дом - хоромы: в три этажа, с чердаком и многими комнатами и комнатушками. Под домом - подвал для продуктов. Ну и крысы там, хм, тоже попадались... Во дворе Вася соорудил коровник, курятник, сарайчик, гараж и даже будку для собаки. Ну и собаку завели, чтоб будка не зря пропадала. Жучку, ага.
   Насадили огород и фруктовый сад. И зажили они счастливо.
   А родители Васи и Иры решили помочь новой семье и купили им грузовик. Стал Вася на этом грузовике работать: возить различные грузы в Кукуевку и из Кукуевки для всех, кто его просил. Деньги зарабатывать.
   Как-то ехал он вечером домой мимо деревни Юлевка (эта деревня недалеко от Кукуевки, но в противоположной стороне от Мариновки). Вдруг видит он: тащит мужик молодую корову, тёлочку ещё, и бьёт её верёвкой. Вася наш сразу рассердился и остановил машину:
   - Эй, ты, - кричит, - ты зачем животину мучаешь?!
   Мужик в ответ:
   - Была б у тебя такая животина как эта, ты б её убил бы сразу!
   - Это почему же? - Спрашивает Вася.
   - Да потому, что она целую ночь мычит, рогами в стенку сарая бьёт, спать не даёт! Худеет день ото дня - никакой пользы от неё не предвидится!
   А коровёнка смотрит на Васю несчастными глазами, а у самой рёбра торчат, видать, не заботится о ней мужик, плохо кормит. Да и мычит по ночам и рогами бьёт от голодухи, ясное дело. Я тоже, бывает, мычу во сне, когда сосисочки снятся, ммм...
   - Мужик, продай корову! - предложил Вася.
   Мужик обрадовался:
   - Друг, выручи, купи, задарма отдам!
   Поторговались они с полчасика, купил Вася корову. Ну, мужик радостный побежал с деньгами в ближайший магазин, ну чтобы... да... Эх, алкоголики. А Вася подсадил свою покупку в кузов и поехал домой. Приехал, сразу выпустил её пастись на луг, который был между домом Куклиных и лесом. Всю ночь корова ела и ела траву, ела и ела. Ранним утром пришла с раздутыми боками, довольная, мычит радостно: "муу, открывай, мол, новый хозяин!". Вася с Ирой любуются своим приобретением в хозяйстве:
   - Как назовём-то нашу красавицу?
   - Пусть будет Зорькой. - Решила Ира. - На заре её встречаем, так пусть и прозывается.
   И осталась у них Зорька жить, стала толстая и гладкая корова, до ласки охочая да и сама добрая. А уж молока давала - хоть залейся!
   Ну а потом стали у папы Васи и мамы Иры дети рождаться, да. Один за одним, а то порой и сразу по двое, по трое за раз... Ну, чтоб молоко Зорькино не зря доилось, угу, чтоб в пользу. Сметана опять-таки, ммм, ням...
   Но сначала Куклины обыкновенно жили, как все люди. А потом родился Петька. Да. А потом я появился, Мурзик, ага. А потом и Юлька с Манькой. И Муся моя полосатая. И вот тут всё и началось. Ой. Самый кайф, самая веселуха. Нас тут все знают. И стараются стороной обходить. Как бы чего не вышло. Из дому куклинского. Или не вылетело. Типа Петькоманьки или Мусеюльки. Ага. А теперь и вы нас узнаете. И тоже настанет у вас веселуха. Это я вам гарантирую.
   Ага, ну пока.
  
   Женитьба Мурзика
  
   Ну, здравствуйте. Это снова Мурзик. Да... А знаете, что я вам сегодня расскажу? Расскажу-ка я вам, как я женился на Багире своей. Очень была интересная история. Щас расскажу...
   Ну вот. Живу я как-то у Куклиных. Молодой был кот такой, красииивый. Живу я себе очень весело: ем, пью, гуляю, балуюсь, играюсь, на заборе лежу, по деревьям лазаю, да... И вот приходит однажды ко мне мой друган, Васькой звать. Такой котяра, весь такой облезлый, ободранный, он даже ни у кого не живет, а сам по себе живет. Ходит по всем дворам, что-нибудь там сопрёт, сям сопрёт. Пожрать, в смысле. В общем, веселый такой пацан. Ну вот. Приходит ко мне, говорит:
   - Ты знаешь, Мурзик, не, ну ты знаешь... Вот ты не поверишь...
   Я говорю:
   - А чё?
   Васька отвечает:
   - Я влюбился.
   - Чивооо?
   Он говорит:
   - Влюбился... в кошку. Дааа... Она такая белая, пушистая, прекрасная... Я за ней ухаживаю и собираюсь на ней жениться...
   - Чивооо? Зачем? - говорю. А он:
   - Ну как же ты не понимаешь? Вот я на ней женюсь и... и... и че? И буду женатый кот, да... Она меня возьмет к себе жить в дом, я буду лежать там где-нибудь на дивааане, пить из замечательной мисочки молочко, сосисочки мне будут давать каждые два часа, а жена мне будет пятки чесать... или пузо гладить там...
   Я говорю:
   - Ты че, спятил? Ты че - сам себе пятки не можешь почесать?
   - Не, ну ты понимаешь, - отвечает он, - сам-то это сам, а когда тебе жена пятки чешет - это здорово!
   Хм, думаю... даа, интересно... Он мне:
   - Слушай, Мурзик, ты такой красавец, такой роскошный кот - может, тебе тоже жениться на ком-нибудь?
   Я говорю:
   - А на ком? Я никого не знаю, никакую кошку...
   Он говорит:
   - Ну, пойдем по деревне, кого-нибудь поищем.
   - Ну, пойдем...
   Ну, пошли мы с ним. Идем мы с ним, идем... Приходим в один двор. Он толкает меня в бок:
   - Во, смотри, тут какая-то кошка интересная живет!
   Я смотрю: точно - там живет кошка.
   Васька говорит:
   - Ооо, смотри, она тоже белая, лохматая, вроде моей. Иди, познакомься.
   Лежит она такая вся из себя... Такая вся наглая. Я к ней подхожу осторожненько, говорю:
   - Д-д-д-дравствуйте...
   Она так лениво:
   - Хаааа...
   Я говорю:
   - Аааааа... а выходите за меня замуж.
   Она говорит:
   - Хаааа... а зачеееем?
   Я говорю:
   - Нуууу... будете мне пятки чесать...
   И тут мне лапой она по морде - хрясь! И весь нос мне окарябала... Я от нее бежать на забор скорей. Васька на меня смотрит и говорит:
   - Не, друг, ты как-то слишком прям уж... Прям сразу быстро. Надо, понимаешь, к кошке с подходом... ее надо сначала как-то там... поухаживать за ней, подарить ей что-нибудь. Пойдем, - говорит, - найдем другую кошку, ты ей что-нибудь подаришь.
   Я говорю:
   - Ну, пойдем...
   А нос-то у меня поцарапанный, больно... Идем мы с ним, приходим куда-то, в какой-то двор. Там кошка сидит, притаилась, куда-то за угол выглядывает. Васька опять пихает меня:
   - Вон, смотри, какая кошка интересная, серая, в пятнышках, такая активная, деловитая, че-то там ищет. Пойди, подари ей что-нибудь.
   Я говорю:
   - А чего?..
   - Нуу, подари ей цветочек.
   Сорвал я какой-то там одуванчик, в зубы взял, пошел. Подхожу к ней, лапой ее трогаю, она отмахивается - не лезь, не мешай! Я говорю:
   - Уважаемая кошка, позвольте за вами поухаживать...
   Она шипит, не оборачиваясь:
   - Да пошел ты, пошел, не мешай, иди отсюда, я занята!
   Я, вежливо так:
   - Вот, дарю вам цветочек...
   И сую ей под морду этот цветочек. Она как чихнет от этого одуванчика! Мдяя... Смотрю - из за угла мышь вылетает и в норку бежать... Эта кошка как разъярилась:
   - Ты, паразит такой, ты у меня всю охоту перебил, я теперь не знаю, чем обедать буду! Пошел, пошел, дурак! - И по морде мне, по морде! По носу карябать. Я быстрей бежать, бежать... Васька говорит:
   - Слушай, Мурзик, че-то у тебя как-то с ухаживаниями неудачно идет...
   Я говорю:
   - Может, не надо мне жениться?..
   - Не, Мурзик, надо. Пойдем еще поищем.
   Я говорю:
   - Ну, пойдем, но последний раз.
   Пошли опять. Приходим мы, смотрим в одном дворе - кошка лежит себе такая на окошке, хвостом помахивает, цветочки какие-то в горшочке нюхает... Васька мне:
   - Может, к этой подойдешь?
   - А как? Че мне с ней делать?
   Он говорит:
   - Нуу... она, наверно, тоже есть хочет. Ты лучше дари не цветочек, ты, знаешь, подари ей лучше еду какую-нибудь, куриную ножку или еще че-нить. Любая кошка согласится сразу за тебя замуж.
   - Правда, даа? - Почесал я нос. Он, убеждённо:
   - Да! Вон, смотри: какая-то миска стоит, и в ней кость лежит, даже с мясом вроде... ммм... пойди ей эту кость подари.
   Ну я пошел... Подхожу, беру из этой миски кость, и иду. Дарить. И пока я иду, слышу - РРРРР!! ГАМГАВ!! Ааааа, и тут до меня доходит, - пока я улепётывал, спасаясь, - что косточку-то я украл у пса. Злобного, страшного!
   Я бежать, я спасаться, туда-сюда мечусь, пес меня гоняет по всему двору, кошка эта куда-то спряталась, ей до меня дела нету, Васька тоже на дерево залез... И тут, короче, загнал меня пёс в угол. Я думаю - все, пришла моя смерть. И вдруг: выскакивает из-за забора черная красивущая молодая кошечка, как пантерка такая, и как прыгнет этому псу на голову, как укусит его за ухо, как давай ему когтями драть голову, как его хрясь, хрясь по бокам! Пес аж завыл, заметался, а она спрыгивает, мне кричит:
   - Спасайся, балбес!
   И мы с ней на забор, и с мы с ней в кусты... Убежали аж прям за деревню. Сидим там в поле, отпыхиваемся. Она говорит опять:
   - Ну, ты балбес!
   Я говорю:
   - По-по-почему?..
   - Да потому: я у этого пса регулярно ворую его косточки. Ты, - говорит, - не знаешь подхода. Надо воровать, когда пес спит, когда он ниче не знает, а то он, знаешь, какой злой, бешеный, этот пес?
   Я говорю:
   - Нннет... не знаю...
   Она говорит:
   - Дурень!
   - Ну да, - вздыхаю, - дурень...
   - Ладно. Нос у тебя весь поцарапанный...
   - Угу...
   - А почему?
   Я говорю:
   - Ты понимаешь... тебя как звать?
   - Багира.
   - Понимаешь, Багира, я... замуж хотел кого-нибудь взять... жениться, то есть... мне Васька посоветовал, но все у меня как-то неудачно, я подходов к кошкам не знаю...
   Она хмыкает:
   -Да чё там подходы... мы, кошки, просто к этому относимся. Вот ты мне нравишься, симпатичный ты кот - у тебя есть, где жить?
   Я говорю:
   - Дааа, я у Куклиных живу...
   - Ну вот, а я бездомная кошка. Зато я охочусь хорошо, и, вообще, я в хозяйстве ничего. И очень я... любвеобильная и красивая...
   - Да, - говорю, - ты красииивая... и смелая кошка...
   И она так засмущалась, что покраснела бы, но не получилось - она вся черная, как ей краснеть? Я говорю:
   - Пойдем ко мне домой жить?
   Она говорит:
   - Пойдем...
   И мы с ней пошли. Я ее привел к папе Васе и маме Ире и говорю:
   - Ну вот...
   А они засмеялись и говорят:
   - Ну, все понятно... Будете жить вдвоем на чердаке.
   Ну, и мы стали жить вдвоем на чердаке. А потом вы все знаете - у нас Гюнька, Мурзик-младший родились, Муся, ну и все такое... Я очень люблю свою Багиру - потому что лучше, смелее и красивее Багиры нету никого.
   Вот так вот. Пока.
  
   Мурзик и занавески
  
   Ну, снова здравствуйте. Это я, Мурзик, да. Знаете, что со мной вчера было? Ооо, сейчас расскажу - не поверите.
   Короче, прихожу я вчера домой с прогулки. Иду такой довольный, думаю, сейчас поужинаю, всё так здорово, ля-ля-ля. И тут прихожу домой, а там сидит моя Багира, жена любимая, если помните, красавица черная. Смотрю на Багиру - чувствую, что-то не так. Багира сидит сердитая, лапы в боки, вибрисы торчком (вибрисы - это усы такие у кошки, да). Сидит такая хмурая, на меня смотрит исподлобья, говорит:
   - Эх, Мурзик...
   Я говорю:
   - А чё?..
   А она говорит:
   - Что мы живем с тобой не как нормальные коты и кошки?
   Я говорю:
   - А чё?
   - А ничё! Вот ты посмотри, как мы живём на чердаке, вот посмотри вокруг!
   Ну, я посмотрел.
   - Нормально, - говорю, - вон у нас окошко слуховое - ну, немножко в паутинке, но зато луну всё равно видать. Печка тёплая, эээ... подстилочка симпатичная... А чё?
   - Да ничё, - говорит жена, - я вот сегодня в гости к Мурке ходила!
   А эта Мурка, между нами говоря, такая заразная кошка, помните, я к ней когда-то насчёт женитьбы обращался, а она меня по носу? Ну вот. Она по соседству живёт, и такая противная, вся из себя гордая, вся из себя, знаете, такая породистая, ой, не люблю, когда Багира туда ходит, оттуда вечно приходит недовольная.
   Ну и Багира говорит:
   - Прихожу я к Мурке. А Мурка лежит вся такая из себя, на подоконничке, вся хвостом помахивает, и хвалится: "Вот посмотри, какие у меня занавесочки, какие у меня шторочки, как у меня красиво в моей комнате, где я живу, какой у меня фикус растёт!"
   Я говорю:
   - Кто-о? Фигус?
   - Не фигус, а ФИКУС!
   Я говорю:
   - Это чё такое?
   - Ну, понимаешь, это в горшочке, типа... не знаю, цветок, в общем, короче, такой - бе-е. В растопырку.
   Я говорю:
   - И чё?
   - Ничё! Мне обидно стало, что мы с тобой живём, как чумазые какие-то, бомжи на чердаке. А она вот на подоконнике, на белом. Я тоже хочу, как приличная жить, чтобы у меня занавесочки, цветочек в горшочке, всё такое, понимаешь?
   - Хм, - говорю, - ну, я, конечно, понимаю, эээ, ммм...
   Она говорит:
   - Да, что с тобой, Мурзик, разговаривать.
   И легла спать, грустная. Думаю я - да-а, что-то моя жена того... Надо её как-то, думаю, порадовать. Порадовать, пока она спит, надо порадовать. Таак, ладно, ладно, ладно. Пошёл я, поскакал вниз, думаю, так-так, надо порыться, надо поискать. Пошёл я по комнатам, туда зашёл, сюда зашёл, захожу к пацанам в комнату, к девчонкам, смотрю - симпатичная штучка. Такая вот беленькая, и на ней еще черепашки-ниндзя нарисованы. Думаю - во! Сюда, значит, мы посадим цветочек. Схватил, значит, я эту штуку, побежал на улицу. Так, по улице хожу, хожу, угу, угу... О, думаю, нормально! Смотрю - какие-то цветы растут в огороде. Такие какие-то красные и, вроде, симпатичные. Думаю, дай, выкопаю один, для жены - посажу.
   Начал выкапывать, ой, искололся весь, думаю: ё-моё, и вот эта вот колючка дома будет стоять? Ой, ну ладно. Думаю, может, Багире понравится. Ну, я его выкопал кое-как, запихнул с землёй в эту посудинку, домой прибегаю, поставил там, хмм, нормально. Так, думаю, чё тут еще - а, занавески! Поскакал дальше. По дому походил, на улицу вышел, смотрю, на веревочке бельевой висит что-то симпатичное такое, знаете, такое квадратненькое, и в цветочек, такой цветочек, горошек, там такое вот всё пёстренькое, думаю - о-о-о, Багира обалдеет. Ну, короче. Снимаю эту штучку, приношу домой, за резиночку так растянул, повесил на окошечке так, паутинку смахнул, а на печке сидит Муся и хихикает. Я говорю:
   - Чё хихикаешь?
   А она:
   - Ничё-ничё, папа, нормально, я просто радуюсь, что мама проснётся и обрадуется.
   Я говорю:
   - Да?..
   - А она:
   - Да-да-да!
   Представляете, зараза?
   - Да-да-да, папа, - говорит, - очень радуюсь, будет здорово.
   Я говорю:
   - Хм, ну ладно.
   Ну вот. Просыпается Багира. А я сижу, как ни в чём не бывало. Багира глазки открывает: "Ааа! Ооо! Ё-моё!" А вокруг - красота! Висит занавесочка! Под окошечком стоит... ну, фикус - не фигус, я, в общем, в них не разбираюсь, но что-то красное, растопырщенное, в колючках, вот, в посудинке. Багира чуть не пляшет:
   - Муженёк мой дорогой! Да что с тобой! Да какой ты молодец! Да любимый! Теперь и я не хуже, чем другие! А! О! А!..
   Короче, обрадовалась, ну. Муся правильно говорила, что она обрадуется.
   Ну вот. Она меня целовала, обнимала, потом говорит:
   - Ну, всё, пойду я на рыбалку, поймаю вкусную там щучку, потом съедим под нашим фикусом, или как там его звать, не знаю. Занавесочку отодвинем, я из окошечка посмотрю, Мурке язык покажу, вот так.
   И поскакала она на рыбалку. Муся ухохатывается там на печке, за животик держится. Думаю, чё она? Ну ладно.
   Ну, немножко пришёл вечер. Вдруг слышу из комнаты, где девочки живут, вопли какие-то:
   - А-а, о-о-о, а-а-а! - слышу, Маринка по дому бегает и вопит (Маринка - это няня наша, помните?) - А-а-а! кто у Катьки украл горшок?! Куда ей на горшок, надо срочно, срочно, где горшок?
   Хм. Думаю, странно, кто-то горшки там какие-то ворует. А Маринка опять:
   - А! Кто? Где? Куда? Ну, не видели?
   Пацаны говорят:
   - Да нет, не видели.
   Девчонки тоже говорят:
   - Неа, мы не видели.
   А Маринка кричит:
   - Да кто-нибудь упёр его, я знаю, он такой, с черепашками, белый!
   Ой!
   Вдруг слышу - с улицы вопли мамы Иры:
   - А-а-а! О-о-о! Спасите-помогите, ограбили!
   Думаю, чё такое? В окно высовываюсь, мама Ира голосит:
   - Мою любимую сортовую розу выкопали! Враги! Воры! Грабители! Украли-упёрли!
   Ой, мама, меня дома нет...
   И тут слышу - папа орёт с улицы, папа Вася:
   - Э, я не понял, в натуре, чё за дела?! Где мои трусы? Они тут висели, сушились! Мне их надо! Надо мне их!..
   Ой!
   А папа продолжает:
   - Кто-то украл, упёр, массовое ограбление, а-а, о-о, искать по всему дому, искать! Может, Петька, может, Юлька, может, Манька? А может, Мурзик, - Мурзик не мог взять? Да не, вряд ли Мурзик...
   Я думаю - ё-моё, чё делать... Заперся я, сижу... А Муська катается, вот просто катается по своей печке и гогочет во всё горло. Я говорю:
   - Заткнись, Муся! Ты что, хочешь, чтобы нас услышали?
   Ну и я, короче, пока там все бегают, носятся, взял занавеску, которая типа трусы, и бя-ям - в окно выкинул, она там за веточку зацепилась. Слышу, папа орёт:
   - О, нашёл, ветром, наверное, сорвало!
   Я так - угу, угу, - выглядываю в дверь, никого, вроде, нет, побежал с горшком, прибегаю, горшок этот под кровать сую, слышу через пять минут:
   - О, горшок нашёлся! А в нём роза растёт! А! У! Бе! Бу-ээ!
   Ну, я дверь закрыл от греха подальше, чтоб всё такое... Ну вот. А Муся ржёт. Ржёт эта дочь. Это не дочь - это зараза.
   Ну вот, приходит жена вскоре. Довольная, счастливая, щуку тащит, говорит:
   - Мурзик, муженёк мой дорогой!..
   Ой... Что было потом, я вам рассказывать не буду... У меня, знаете ли, до сих пор бока болят, да. И ухо болит. Не, только не подумайте, что меня Багира била. Это я немножко с лестницы упал, да. Стукнулся несколько раз. Почему упал? Кхм. Ну, вы сами догадайтесь, ладно? А я пошёл. До свидания.
  
   Юлька и Манька
  
   Ну, снова здравствуйте. А чё это я все вам рассказываю про себя да про себя? Давайте я вам расскажу, как у Куклиных появились Юлька и Манька - наши две зеленые хулиганки.
   Однажды, давным-давно, несколько лет назад, мама Ира пришла домой и говорит:
   - Дети, вы знаете...
   Они говорят:
   - Чего?
   А детей у мамы Иры, напомню, много было - 15 мальчиков, 15 девочек. Вот. И она говорит:
   - Дети! Мы с вами должны сделать доброе дело.
   Они говорят:
   - Какое?
   - Мы должны набрать подарков и поехать в соседнюю деревню.
   А соседняя деревня называется у нас Юлевка. Еще у нас Мариновка рядом, но эта - Юлевка. Мама продолжает:
   - У нас в Юлевке есть детский дом. Там живут дети, у которых нет мамы и папы. И мы должны их навестить и отнести им подарки.
   Дети закричали:
   - Ура! Поедем, ладно.
   Ну вот. Собрались - ну, не все, правда, а только старшие, маленьких дома оставили - и поехали они в деревню Юлевку. С подарками, с пирогами, с одежкой, куклами, со всякими там мишками, зайками и прочими, и прочими. Приехали они в Юлевку, а там такой детский дом - ну, он небольшой - и их там радостно встретили. Они там целый день провели - играли с детдомовскими детьми, подарки им дарили, гуляли с ними. В общем, полезно время провели. Да.
   Вернулись они домой к вечеру. Довольные, сели ужинать. Мама Ира всем расставила тарелки, наложила каши. И тут вдруг одна из дочек по имени Оля говорит:
   - Мама, а мне тарелку не поставили!
   А у Куклиных для всех детей приготовлено ровно 30 тарелок, как положено - на первое, на второе, 30 чашек. Ну, еще в шкафу у мамы есть запасные, потому что бьются постоянно - ну, вы понимаете. И тут Оля кричит:
   - Мама, а мне тарелки не хватило.
   - Хм... - говорит мама. - Странно, тарелка твоя, что ли, где-то потерялась?
   Взяла мама Ира, достала запасную тарелку, поставила. Ну, все кашу съели. И мама всем чай разносит. И тут вдруг Димка, сынок, вопит:
   - Мама! Мне чашка не досталась! Я, - говорит, - из чего пить буду?!
   Она говорит:
   - Да что такое?! Воруют у нас, что ли, эти чашки, ложки, тарелки?
   Ставит она чашку для Димы. Все покушали, вот. И вдруг Света говорит:
   - Мама, а это кто?
   Все смотрят на Свету, а рядом со Светой сидит девочка - такая лет 7-8, вся лохматая, зеленая. Зеленая как? У нее волосы в зеленый цвет выкрашены, зеленая курточка, зеленая юбочка и зеленые ботинки на ней. Да. И такая у нее рожица шаловливая, нахальная, веселая, и все поняли, куда, оказывается, деваются лишние тарелки и лишние чашки. Мама Ира спрашивает:
   - Ты кто?
   - Я - Юлька.
   - А откуда ты?
   - Я из детдома. - Отвечает та. - Я решила жить у вас.
   - Ого. - Говорит мама Ира. Потом подумала-подумала:
   - Ну, что ж делать: где 30 - там и 31.
   И так вот Юлька осталась жить у Куклиных. Но они быстро поняли, что они не просто так девочку взяли. Дети все у Куклиных - дети как дети, ну, вы понимаете - балбесы там, балованные, шалуны. Но Юлька... Про таких девочек знаете, чего говорят? Оторва. Да. Она просто девочка без тормозов. Она может все что угодно. Когда ей было 7 лет - ее отправили в школу. Первым делом в первую неделю она знаете, чего сделала? Нет, вы знаете? Она организовала банду. Да, такую девчачью банду по борьбе с мальчишками, по борьбе с собаками и по борьбе с учителями.
   В этой банде она стала атаманшей, всеми заправляет, записала всех девчонок на каратэ. Они все ходили (и до сих пор ходят) в спортклуб во главе с Юлькой. Тренировались, потом вызывали мальчишек из второго, из третьего класса и даже из четвертого на бой - честный и праведный. И били их. Да. Да! Понимаете? Первоклашки били мальчиков из четвертого класса. Не как-нибудь там, знаете, на задворках портфелями. Нет, они их вызывали на стадион и лупили ногами, руками - кияк, кря и все такое. Да... Я вот - я, Мурзик - сам видел: это было страшное зрелище. Юлька там, как вождь краснокожих, только она была зеленорожая, всех там лупила.
   А вы знаете, какие она пакости в школе делала? Она раз взорвала кабинет директора. Не верите? Да! Она однажды решила пошалить, с девочками они придумали какую-то такую взрывную бомбу. Бомбу они сделали так: взяли воздушный шарик большой, налили в него воды, в эту воду - гм, всякой, гм, гадости наложили - не буду говорить, какой. А потом, когда директор заходил в свой кабинет, это бомба как взорвалась у него там... Потом кабинет неделю отмывали. Да... А директор носился по школе с воплями: "Кто это?! Что это?!" Всех старшеклассников прошерстил, но не мог подумать, что это первоклассницы сделали.
   Ну вот. А как-то Юлька пришла домой и привела за руку еще одну маленькую девочку. Этой маленькой девочке было года три тогда или четыре. Самое чё интересное - эта девочка была ну почти копия Юльки. Такая же с зелеными волосами, такая же вся в зеленой одежде, в зеленых ботиночках и такая же нахальная морда. Да. И Юлька говорит:
   - Это моя младшая сестра Манька. Она жила у бабушки, но я ее забрала к нам жить, потому что у меня теперь есть семья, и у Маньки пускай будет семья. Я буду жить вместе с сестрой.
   Ну, разумеется, что ж - не прогонят же Маньку. И стало у Куклиных 32 ребенка. Да... Но! Но эти две девочки - они стоили всех 30 остальных. Нет, нет - был еще и остается Петька, но про Петьку будет отдельный разговор. Эх... Да. А Юлька быстро записала Маньку в свою банду, хотя та в школу не ходит.
   Манька - гроза всех домашних. Она гоняет и меня, и Жучку, и Мадлен, и даже козу гоняет. Вы представляете? Мы Маньке поручаем в поле выгонять козу и корову, потому что большинство детей боятся козу пасти, потому что она бодливая. Кстати, козу тоже зовут Манька. Да. Но Манька-девочка никого не боится. Она залазит на козу, хватает ее за рога, и с воплями "но-но-но!" выгоняет корову и козу в поле. Те у нее, как покорные, бегут, только скорей бы от Маньки избавиться.
   Мало того! Манька ходила в лес одна, когда ей было 5 лет, и там залезла в берлогу к Михал Иванычу - к нашему медведю - с ним познакомилась, и так они подружились, что Михал Иваныч стал все время приходить к нам и звать Маньку в гости. Он ее кормит медом, малиной и всякими вкусностями лесными. Да. А потом на спине привозит обратно.
   Сегодня я только вам одну из историй рассказал, как они появились. Вот. Но что было потом... Это... вы себе не представляете - каждый день, каждый день такие приключения. И вот у нас эта вот троица - Юлька, Манька и Петька - известна всей Кукуевке. Мало того - они известны еще в Юлевке и в Мариновке. Ну, соответственно, и в лесу тоже - все знают, что Куклины - есть просто Куклины, и есть хулиганье - Юлька, Манька и Петька.
   Ну ладно - хватит с вас. Пока, пока.
  
   Мурзик на рыбалке
  
   Ну, привет всем. Давно я с вами не разговаривал, потому что у меня столько приключений было - сейчас расскажу - не поверите, дааа...
   У меня, знаете, чё? У меня Багира заболела, ага. В общем, собралась она как-то на рыбалку и вдруг говорит:
   - Ой, Мурзик, чё-то у меня хвост болит, ломит чё-то, крутит его, ой болит, ой болит...
   Ну, я побежал за ветеринаром. А у нас в деревне ветеринар только один, дядя Сережа. Он, вообще-то, ветеринар только по коровам. Он, кроме коров, - ну еще, может быть, быков и телят, - ни в чем не разбирается, вот... такой ветеринар. Выпивает. Ну да. Но кого-то ж надо позвать. Ну, позвал я его. Он пришел, пощупал, пощупал Багире хвост. Плечами пожимает:
   - Могу посоветовать забинтовать хвост и покой, хм.
   Я говорю:
   - Ну ладно.
   Ушел ветеринар. Багира говорит:
   - Дада, забинтуй мне мой хвостик...
   Ну, я кое-как ей там забинтовал, лежит она, вздыхает... Я говорю:
   - Бедная моя Багира, бедная... чё ж ты хочешь, чем тебе помочь?
   Она отвечает:
   - Дорогой мой Мурзик, ты знаешь, чё я хочу?
   Я говорю:
   - И чё?
   - Раков хочу свежих из нашей речки...
   - Чегооо?!
   Она говорит:
   - Раков свежих мне пойди, налови.
   Я говорю:
   - Ты чё, Багира? Нет, ты чё? Ты ж знаешь, я...
   А она:
   - Мурзик, хочу!
   - Ну, Багира, ну, хочешь, я тебе сосисочек принесу из холодильничка?..
   - Нет, - говорит Багира, - не хочу! Хочу раков, свежих, зеленых, из речки нашей.
   Я говорю:
   - А молочка сгущенного?
   - Не хочу, - говорит Багира.
   - Ну, может тебе омаров заказать? Наш папа Вася поедет завтра в Москву, я ему закажу - он омаров привезет. Представляешь, такие омары...
   Она говорит:
   - Не хочу я никаких омаров! ХОЧУ, Мурзик, РАКОВ! Ты хочешь, чтоб я подохла, несчастная? Принеси мне раков.
   Не, ну а чё делать? Не, мне жить-то хочется с женой дорогой, да... Мне ж не хочется, чтобы она меня всё время ругала, чтобы меня... ну вы понимаете... Ой.
   Собрался я. Пошел... А уже ночь, темно. Пошел я, пошел... Иду. А я не люблю рыбалить, вы ж знаете, я плохой рыбак, я вообще воды боюсь. Иду я, короче, в темноте, по полю, к речке, вдруг слышу какой-то шум - шу-шу-шу... И вдруг мне в спину вцепляются какие-то страшные когти и поднимают меня кверху! Я кричу - мяуу! мяуу, мяуу! Слышу - сова, которая меня держит, говорит:
   - Ух, ух, это хто? Это хто?
   Я говорю:
   - Хто, хто, - Мурзик я, - вот хто!
   Она говорит:
   - Ой, простите! А я вас с мышью перепутала!
   Я говорю:
   - Ну, ни фига себе перепутала - я большой, лохматый, да как такое ваще!..
   Сова говорит:
   - Простите, ух!
   И бросила меня. С пяти метров. Я как шлёпнулся в траву, чуть сам себе хвост тоже не сломал. Оооо, домой, что ли, пойти... страсть какая... Так до речки не дойдешь, не то что обратно... Ну, думаю, ладно - пойду.
   Иду я к речке, прихожу... ой, как же тут раков-то ловить-то... в темноте? Где они вообще, эти раки? Рыбу-то я знаю - Багира червяка на коготь насаживает, лапу засовывает в речку, и ловит. А как ловить раков?
   О, вспомнил! Мне Петька как-то рассказывал, что они раков с пацанами ловили, они, значит, по шейку залезают в кусты и там руками шарят под водой, раков ловят руками. И чё - и я так должен? У меня ж рук нет, только лапы. И как я по шейку залезу, если я утону? Ладно... ладно... ладно-ладно-ладно. Я хвост засуну. Вот. Засунул я хвост. Ой, вода холодная... Сижу, хвост мокнет, мокнет, вдруг меня кто-то как цап за хвост! Ааааааа!!! Я выскакиваю - у меня на хвосте рак болтается. Я хвостом трясу, трясу в разные стороны, а он прищемился, не отцепляется, я его тряхану, тряхану, когтями его - бах! Он обратно в воду - шмяк! и нету. Я говорю: ёшки-кошки, елки-палки! Это вот так вот всех раков и ловить? Не, говорю, не пойдет. Буду так ловить - взял я веточку, засунул туда, сижу, про себя говорю: ловись, рак, ловись, рак, ловитесь, ловитесь... Раки, раки, раки... для Багиры, для Багиры... Ловитесь, ловитесь...
   Вдруг кто-то как хапнет за веточку, я тянуть, а меня обратно, я тянуть, а меня обратно, и вдруг как меня дёрнет - и на дно меня тащит, я тонуть начинаю, глаза открываю под водой, смотрю - а там какая-то рыбина огромная, щука - не меньше, а может сом. За веточку схватила, меня на дно тянет, хочет съесть, проглотить... Я думаю: всё, пришла моя погибель... Не будет у Багиры не то что раков - и мужа не будет. И тут вдруг кто-то за хвост меня как хватает, как дергает меня за хвост, и вытаскивает меня из воды. И вы думаете кто это? Мусенька, дочка моя родная, полосатая, спасла меня, вытащила!
   - Доченька! - кричу.
   Она говорит:
   - Спокойно, папа! Что ж ты такой, папа... остолоп!
   Я говорю:
   - А чё?
   Она говорит:
   - Ну, чё - чё? Ты раков не умеешь ловить?
   Я говорю:
   - Неет...
   Муся говорит:
   - Эх, папа, пойдём, покажу.
   Заводит меня. У неё там за деревом кусты какие-то в воде, она суёт туда лапу, достает оттуда такую вот сетку, а в ней раков полно! Оказывается, Багира каждый вечер сетку ставит, а на следующий вечер раков оттуда достаёт, а я и не знал. А Муся смеётся:
   - А меня мама послала за тобой - проверить, как ты ловить будешь. Это мы с мамой придумали - она прикинулась больной, посмотреть, как ты будешь, папа, на рыбалке себя вести. Надо ж тебя когда-нибудь мужиком сделать!
   Говорю:
   - Ну, спасибо, дочка с женой, спасибо вам... Чуть папу в лес не утащили совы, чуть сомы не съели, чуть не утопили, чуть раки меня не загрызли...
   А Муся говорит:
   - Ничё, папа, зато ты мужиком... почти стал. Ещё пару раз на рыбалку сходишь...
   - Нет, - говорю, - не пойду я больше ни на какую рыбалку, сами ходите, обиделся я на вас!
   Воот. Пошёл я домой, на печку залез, с Багирой три дня не разговаривал, раз она такая, а они с Мусей смеются и раков едят, и мне подсовывают. Я говорю:
   - Не буду я ваших раков есть, вот!
   Я их целых три часа не ел, потом только смилостивился и съел... штук десять. Да... А потом на печке лежал целую неделю, потому что я простудился в воде в холодной и болел, угу. Меня Багира с Мусей кормили сгущёночкой, сметанкой, раками, рыбкой, прям на печке, да...
   Чё вот так вот ко мне относятся? Мужиком, мужиком... я и так Мурзик хороший, чего со мной так обращаться?..
   Ну, до свидания.
  
   Петька и школа
  
   Ну, снова здравствуйте. Эх... Я вам недавно про Юльку с Манькой рассказывал, обещал про Петьку рассказать. Рассказать?
   Ну вот. Петька у нас - это Петька. Да... У Петьки у нашего есть любовь. Не, вы плохого не подумайте. У него есть любовь, называется она - футбол. Наш Петька кроме футбола знать ничего не знает. И не хочет знать. Он готов и спать на футбольном поле. Он такой футболист, что готов целыми днями только играть в футбол, тренироваться, бегать, прыгать - футбол, футбол, футбол, футбол... А когда он в свободное время дома отдыхает, он только по телику футбольные матчи смотрит, да. И у них команда есть. Называется "Спартак Кукуевский". И они со своей командой только и делают, что с кем-нибудь соревнуются. То с Юлевкой. То с Мариновкой. И все время побеждают. Так вообще напобеждались, что на турнир в Москву собрались. Да, их позвали, сказали, у вас такая команда! А Петька наш, Петька наш - вратарь. Он на воротах стоит. Мало того, он еще и капитан своей команды. Потому что он самый крутой пацан, да.
   Ну вот. А так как Петьке кроме футбола ничего в жизни не надо, и он уже решил, что будет в своей жизни только футболистом, только чемпионом мира, только высшей лиги чемпионов, поэтому он решил, что учиться ему - не надо. И он в школу... ну, практически не ходит. Не, ну как вам сказать, он иногда ходит. Когда его заставляют. Доходит до ворот школы, потом шмыг - и на стадион. Шмыг - и ускакал. Поэтому он у нас уже два раза был второгодником. Ему двенадцать лет, а он до сих пор сидит в четвертом классе. Да, такой пацан, понимаете. Его и воспитывали, и ругали. И папа его даже порол раз пять или десять. Или двадцать, не помню. Вот. А Петька за своё: я буду футболистом. А футболисту не надо знать ни литературу, ни математику, ничё. Ему надо только знать, как голы забивать.
   И вот, короче, у них через неделю турнир в Москве. И тут мама Ира берет Петьку, сажает его перед собой, и строго-настрого говорит:
   - В общем, так, Петенька. Тут конец четверти, и я решила: ты будешь целую неделю ходить в школу. В обязательном порядке. Иначе я тебя не пущу на турнир, и твоя команда поедет без тебя.
   Ах! Петя говорит:
   - Мама, мама, ты чё, ты чё?! Они ж без меня продуют, да я ж без них... да ты чё!
   Мама говорит:
   - Тогда неделю в школу. На все уроки. И чтобы еще и оценки получал.
   Бедный Петька. Ну, куда ему деваться, что дороже: футбол или чё? Ну, он выбрал, что футбол дороже всего. И смиренно пошёл в школу. Даа... Мама ему и портфель собрала, и дневник положила. Петька даже не знал, что у него дневник есть! Учебников наложила, тетрадок. Все чистенькие, новенькие, потому что он ни разу ими не пользовался. И Петька весь такой нагруженный, с рюкзаком, в школьной форме, вы представляете?! У нас Петька - в школьной форме. Не, вы не представляете. Обычно Петька - это, понимаете, трусы футбольные, футболка футбольная, кеды футбольные и кепка футбольная. И ещё перчатки подмышкой, а в сумке у него всегда мячик грязный. Вот это - Петька. И рожа грязная, и сам весь грязный, коленки сбитые. Вот это Петька. А тут, вы не представляете, короче, Петька - это такой мальчик в зеленых брючках, в белой рубашечке, и даже в жилеточке. Вы бы видели его рожу, с какой он в школу пошёл. Такое чувство, как будто его такой кислятиной обкормили, что его сейчас стошнит.
   Ну, а мама взяла Петьку за руку - и повела в школу. Смешно вам, да? А Петьке было совсем не смешно. Он когда шёл по улице с мамой за ручку, хохотали все: прохожие, школьники, бабушки на лавочках, коты на завалинках. И даже поросёнок в луже лежал - и тот хихикал. Говорит, Петю в школу ведут.
   А что потом было в школе - Петька сам потом рассказывал, а я вам перескажу, ага. Привели Петьку на первый урок. Первым уроком была литература. Заходит Петька в класс, учительница Марья Петровна говорит:
   - А-ах, кто это? Да неужто Петенька? А-ах! Да неужто Куклин? А-ах! Да когда ж?! Да что ж?! Да мы ж тебя ж не видели... не помню, сколько. Полгода, наверное, как минимум.
   Все кричат:
   - Петька, Петька пришёл!
   Учительница говорит:
   - Петенька, Петенька, пока ты пришёл - давай иди, пересказывай.
   Петька говорит:
   - Чё-о?!
   - Пересказ. Я задавала рассказать отрывок произведения. Пушкина. "Капитанская дочка".
   Петька говорит:
   - Какая дочка?
   - Ну, капитанская.
   Петька говорит:
   - Ну да, я капитан команды. Хорошо, я вам расскажу. В общем так, пересказ. Вчера, короче, мы играем с Юлевкой, и вы не представляете: дождь, грязь, все в грязи ковыряются, все бегают, прыгают, падают, и тут, короче, юлевский нападающий проходит по центру, по центру, обходит одного, другого, третьего, наши защитники врассыпную, он бьёт в девятку, я в прыжке, бабах, бабах - поймал! Потом я разбегаюсь, как дам! Мячик полетел мимо всех нападающих, мимо всех, потом в лужу бряк, фиу! У них вратарь поскользнулся, мячик у него под руками - биу, гол! Вы представляете, го-ол!!! Так было всё.
   Марья Петровна чуть в обморок не упала. Говорит:
   - Кхм, ну, Петенька, ну, хороший пересказ, но немножко не про то. Но ладно, я тебе, так и быть, за то, что ты пришёл, троечку поставлю.
   Ну вот. Так прошёл первый урок. Потом вторым уроком была математика. Учитель Семён Сергеевич как увидал Петьку:
   - А-ах, Пётр-Пётр-Пётр, Пётр-Пётр-Пётр, щас мы за тебя возьмемся, возьмемся, мама звонила, велела тебе оценку поставить, давай к доске, к доске, к доске!
   Вырулил Петя к доске.
   - Ну что, - говорит учитель, - бери мел, пиши пример: один плюс один равно. Сколько будет?
   Петя смотрел, смотрел на доску, потом говорит:
   - Ничья.
   Учитель спрашивает:
   - Как ничья?
   Петька ему:
   - Ну как, один-один, это ничья, понимаете? Одни забили один гол, другие забили один гол, это ничья называется, понимаете? А пока матч ещё не кончился, ещё ничего не ясно, а вот как девяносто минут прошло...
   Учитель говорит:
   - Спокойно, спокойно, спокойно. Давай другой пример. Пиши. Три минус один. Сколько будет?
   Петька:
   - Сколько будет? Ну, понятно, мы выиграли три-один, Юлевку надрали вчера три-один, вы что, не были вчера на стадионе? Три-один, да, я пропустил один гол, потому что споткнулся, понимаете?..
   Хм. Ну, в общем, за этот урок Петя тоже получил оценку. Два ведь тоже оценка? Да, оценка. Вот он ее и получил.
   А третьим уроком было рисование. И учительница задала всем детям нарисовать свой дом, домочадцев, зверюшек, какие живут в доме или во дворе. Нарисовать небо, цветочки, солнышко, деревья, ну, всё такое. Муру всю эту. Ну вот. Петя нарисовал. Да, он чё, дурак? - он нарисовал. Потом учительница приходила к нам домой и маме показывала этот рисунок. Я тоже видел, угу. Хороший рисунок. В общем, весь лист закрашен тёмно-фиолетовым фломастером, посередине - чёрный квадрат. И ещё такие жёлтые кляксы натыканы, угу.
   Учительница спрашивает:
   - Это что он нарисовал?
   Мама отвечает:
   - Кхм, кхм...
   Позвали Петьку. Петька говорит:
   - А чё, нормально. Меня просили нарисовать дом, я и нарисовал. Это наш дом ночью, вид сверху. Звёзды, небо и дом. Все спят. А чё? Я чё, буду всех своих братьев и сестёр рисовать? Тридцать две штуки, что ли? Маму, папу и корову с козой и с собаками? Вот, все спят, нормально.
   Ну, учительница ему за старание поставила тоже тройку.
   Вот, а потом был последний урок: физкультура. Учитель Пал Палыч выходит и говорит:
   - Ребята, сегодня сдаем кросс, пять километров. Давайте, побежали!
   Петя говорит:
   - Правда?
   Учитель:
   - Ага. Давай, Пётр, давай! Покажи им.
   А учитель Пал Палыч еще одновременно тренер их команды. Петя говорит:
   - Пал Палыч, спокуха.
   И как дёрнул Петя. Как дёрнул круг, потом второй, третий, пятый, виу, виу, виу - короче, всех своих одноклассников обогнал кругов на пять. Пятёрку получил. Домой вернулся счастливый, говорит:
   - Уау, я отличник, я отличник, я пятёрку получил, вау-вау-вау!
   Мама вздыхает:
   - Эх, Петя. Молодец, но ещё тебе ходить в школу пять дней.
   - Ааа! - сказал Пётр и упал в обморок.
   Всё.
  
   Мурзик, банзай!
  
   Ну, здравствуйте. Это снова я, Мурзик. А вы думали, кто? Конечно... Эх... А вы знаете, чё со мной вчера было? Ммм... Расскажу - не поверите.
   Вчера вечером все Куклины, - ну и мы с Багирой и с котятами, - смотрели кино. Угу. Называется "Последний самурай". Там такие дядьки - самураи - они, короче, скачут, они бегают, они дерутся, они кричат: "Я-я-кия!" В общем, крутое кино. Всем понравилось. Дети потом начали в самураев играть после этого фильма. Бегают по всему двору, кричат: "Айяй! Банзай! Самурай! На забор залезай! Ай-ай!" Багире тоже понравилось. А чё? Она у меня такая вся совсем самураистая, да.
   Ну вот. Все разошлись, все играют. Багира пошла ужин готовить, щуку разделывать, а я, пока ужина нет, думаю, схожу я на охоту. А чё? Не, а чё? Не-е-е, не в холодильник, нет. Чё в холодильник? Холодильник недоступен - там мама Ира готовит. Я пошел на охоту в подвал. Не, не за мышками, нет. Понимаете, в подвале у Куклиных очень интересно. У них там хранится всякая картоха, моркоха, банки всякие там на полках стоят. Ну, мне это неинтересно. Да... Мне вот интересно другое. Там у них посреди комнаты на веревочке с потолка свисает, знаете, чё? Знаете? Копченое сало... Ээх. Оно там висит, и чтоб никто не достал, его посреди повесили. Угу.
   Ну, я ж не дурак. Вспомните, что я не дурак. Я тоже не хуже самурая. Залазию на соседнюю полочку, что вдоль стены, раскачиваюсь, раскачиваюсь, раскачиваюсь по-самурайски, потом кричу: "Банзай!" И сигаю прям на это сало. Ага. Когтями в него вцыпливаюсь, висю. Полизываю ту салу, как мороженое, покусываю его, как пирожное, балдю ваще - такое оно сочное, жирненькое такое, по усам течет и в рот попадает. Оооо-е! Сижу я, значит, так лижу, сижу, висю и ам-ммммм. Вдруг слышу какие-то звуки нехорошие внизу.
   Смотрю вниз - япона кошка! Аааа! Япошка-макошка! Короче, на полу кружком сидят штук 10 аграменных крыс. Ааааа!.. Я-то забыл, что у нас тут крысы порой водятся. Аааа. Я ж на охоту редко хожу вообще. Сидят, зубами клацают и говорят:
   - Оооо! Щас-то мы поужинаем. Кошатинкой!
   Эээээ, йошки-матошки! Это мной, в смысле? Ну, я, короче, вцепился всеми когтями в это сало, висю, думаю, чего делать, как спасаться. И орать-то бесполезно - подвал глубокий, стены толстые, никто меня не услышит. Ну, я висю, держусь, держусь, а сам с горя иногда покусываю это сало, покусываю - оно меня успокаивает. А крысы сидят себе спокойно, говорят:
   - Да-да-да. Пускай он сальце ест - будет у нас кот, фаршированный салом. Ха-ха-ха-ха-ха!
   Я говорю:
   - Ха-ха-ха. Хм...
   Да, думаю, это я чё-то неправильно, а то щас все сало обкусаю - держаться будет не за что. Ну, я, короче, вцепился, висю - пять минут висю, полчаса висю, час висю. Оооо. А лапы уже скользят, а сил уже нет, да и спать охота, между нами говоря. Висю, прям, думаю, все - щас я шмякнусь, щас из меня сделают коврик. Гм... Думаю, чего делать? И тогда, думаю, надо, надо спасаться. Думаю, надо закричать и их разогнать. Они испугаются и убегут. Кричу: "Банзай!" Это в смысле значит в переводе: "Убью, не лезь". Ага... Смотрю, они: "Ха-ха-ха!" - ничего не поняли. Они ж японского языка не понимают. Вот, думаю, чего делать. Все уже - у меня лапы скользят, скользят, и я, и я с воплем таким: "Аааааа! Банзай, ёшкин кот!" - шмякаюсь прям между ними. Лапами голову закрываю, думаю: "Прощай, жизнь. Прощай, Багира. Прощайте, дети. Прощай, сало..." Айо.... Слышу, крысы: "Ха-ха-ха!"
   И вдруг откуда-то сверху вопль знакомым голосом: "Банзай!! Сансей! Акира Курасава!!!" Это, если вы не поняли, короче, значит: "Не подходите к моему Мурзику, пасть порву и моргалы выколю и хвосты пооткусаю!" И тут - я одним глазом смотрю - моя Багира вылетает с воплем таким вот японским, чисто по-самурайски, и давай их швырять налево, направо, налево, направо. Лапой туда, хвостом сюда. Зубами хрясь. Все крысы в ужасе разлетелись, разбежались. Я к ней кинулся, кричу:
   - Моя дорогая! Акира Курасава!
   Она кричит:
   - Мурзик мой! Банзай!
   Ай! Я говорю:
   - Как же ты меня нашла, дорогая? Как спасла ты меня?
   Она говорит:
   - Ну, как-как? Очень просто. Пришел ужин: смотрю - Мурзика нету. Думаю, это не к добру. Пошла искать. Весь дом обошла, весь сад обошла - нету. Потом смотрю - дверь в подвал приоткрытая. Ага. И оттуда так крысятиной воняет. Думаю, не к добру - пойду, проверю. Точно, пошла, проверила - ты тут.
   Я говорю:
   - Дорогая! Есть хочу - пошли ужинать.
   - Пошли. - Говорит Багира. Ну, и мы поскакали. Поужинали. Я лежу себе потом, думаю: "Даа..." Ну че? С сегодняшнего дня я решил изучать кун-фу. Чё ж - нападают всякие. Да... Я даже себе сенсея нашел, ага - я теперь фильмы смотрю с Джеки Чаном. Да, мне нравится. Всякие там стили. Там - то "пьяная горилла", то там - "дракон нетрезвый". Угу. Я даже свой стиль придумал. Называется "пьяный кот с сосисками". В общем, это делается так. Короче, напиваешься молока - побольше, чтоб в животе булькало, - берешь связку сосисок, и начинаешь ими махать во все стороны - враги раскидываются прям, а ты шмяк-шмяк, хряк-хряк, значит, как нунчаками так "вау-вау" во все стороны. Враги разлетаются, а ты эти свои нунчаки съедаешь. Полный кайф, полный стиль. Да, вот так вот, ага. Пока.
  
   Мурзик в зоопарке
  
   Привет, мрр. Это я опять, Мурзик, да. Знаете, где мы вчера были? Ой, щас я вам расскажу, где мы вчера были!
   Короче, приходит мама Ира, собирает всех детей, и говорит:
   - Дорогие мои деточки, завтра мы поедем в Москву!
   Все кричат: "Ура-а-а!"
   Она говорит:
   - Сядем в папин грузовик и поедем в зоопарк.
   Дети опять: "Ура-а-а!!"
   Мама им:
   - Да, можете взять с собой даже Мурзика и котят.
   Я говорю:
   - А меня зачем?
   А она:
   - Ну как же, в зоопарк тоже сходишь, зверей посмотришь.
   - Каких зверей?! - говорю. - У нас в лесу, что ль, зверей, нету? Вон, пойдем, сходим, посмотрим. Михал Иванович там малину собирает, кабан там наш хрюкает, волк Семён Семёныч - да сколько угодно, кого хочешь смотри! Даже Бабу Ягу можно найти, хоть она и не зверь.
   А мама отвечает:
   - Нет, Мурзик, всем будет полезно - поедем. Возьми с собой кого-нибудь из котят, а можешь всех котят взять.
   Ну, тут Муся вмешалась:
   - Пап, я с тобой поеду, давай поедем!
   Пацаны мои отказались, Гюнька и Мурзик-младший: нет, мол, у нас важное дело, мы завтра в гости идём. Багира тоже сказала: "Я не поеду, мне неинтересно, я лучше на рыбалку пойду".
   Ну вот. Утром нас засунули всех в грузовик. Дети набились, наша толпа эта. Всю дорогу ехали - песни пели, горланили, как резаные. Я сижу себе, думаю: "Да что это такое? Какой-то зоопарк, кого-то смотреть"... А Муся радуется, чё Муся - Муся радуется.
   Ну, приезжаем, короче, в этот зоопарк, заходим. Нас как увидали, толпу нашу, сразу предупредили: "Вы себя ведите прилично, а то всех зверей распугаете". Ну да, конечно, это только нашим детям говорить, ага. Они тут же по всему зоопарку с воплями разбежались и начали зверей мучить: то язык им показывать, то палочки им суют, то орут на них, вообще, безобразие.
   Мы с Мусей пошли сами смотреть. Идём, подходим к клетке, а там сидит... такой вот, знаете, судя по роже - наш Петька. Тока более страшный, уродливый, волосатый. И этот, типа петька-урод, как кинется на клетку, как заорёт: "Гы-га-гу-га!", и четыре руки к нам тянет! Я аж испугался, говорю:
   - Это кто?!
   Муся говорит:
   - Ну, папа, ну ты чё: телевизор не смотришь, что ли?
   Я отвечаю:
   - Смотрю - боевики.
   А она:
   - Нуу, боевики... Надо передачи смотреть - "В мире животных"! Это ж горилла!
   - Да-а?..
   - Обезьяна, угу, - говорит Муся.
   Я говорю:
   - Ниче себе, а на Петьку как похожа, вот побрей - прям Петька будет наш, когда он в драку лезет!
   Пошли мы дальше. Приходим, какая-то там вода налита в луже. А в ней бревно плавает. Я говорю:
   - Ой, тут какое-то бревно зеленое.
   Вдруг это бревно глаза открывает и пасть разевает: "Ва-а-а"! Я чуть в обморок не упал. У этого бревна зубы такие, знаете, "Ва-а!". Наверное, штук двести во рту. Я кричу:
   - Муся! Тут бревно с зубами!
   Муся:
   - Папа! Ну, какое "бревно с зубами"? Это ж, - говорит, - крокодил, аллигатор.
   Я говорю:
   - Алли, алли... кто?
   - ...гатор, - говорит Муся. - Пошли, папа, ничего ты не понимаешь.
   Идём мы дальше. Я Мусю пихаю:
   - О, смотри, смотри: родственник Михал Иваныча! Медведь какой-то, только черный, с белой грудкой! Пойду, привет скажу.
   И полез в клетку. Муся меня за хвост хватает:
   - Папа, папа, стой!
   А я:
   - Да ладно, это же родственник Михал Иваныча!
   Подхожу, лапой хлопаю по плечу, говорю:
   - Привет, родственник, тебе от Михал Иваныча привет!
   Тут это чучело плюшевое разворачивается, говорит: "У-ааа!", рот разевает и на меня как бросится, как кинется за мной! Ах! Я и туда, я и сюда, спасибо, там дерево было, я на это дерево залез: "Ох, фу-у"... Так этот черный за мной лезет! Я говорю: "Ой-ой-ой-ой!" Залез на самую тонкую веточку и дрожу. А он за мной лезет-лезет, лезет-лезет. Потом - хрясь! Веточка под ним обломилась, и мы с ним вместе как бабахнемся! Я вскочил - и скорей бежать из клетки! Еле отдышался. Муся ржёт:
   - Папа, ну ты даешь, - говорит, - ну ты здорово нарвался! Пойдем еще на кого-нибудь нарвёмся.
   Я говорю:
   - Уф... может, пойдём, где-нибудь водички попьем, отдохнём?
   А она:
   - Не, пошли дальше гулять.
   Ну вот, мы идём, идём. Я смотрю, в одной из клеток котяточки пятнистые, черненькие лежат! Я говорю:
   - Муся, тут коты есть!
   А Муся так хихикает про себя. Я говорю:
   - Смотри, какие котятки хорошенькие, ах! Крупные какие, смотри, больше меня ростом. Пойду, поглажу котёночка!
   А он пищит такой, еще маленький, еле ползает. Я его глажу по головке: "ой ты мой хорошенький, скоро мама-кошка придёт..." Муся кричит:
   - Папа, папа, осторожно!
   Я поворачиваюсь - ааааа!!!! Вот вы видели мою Багиру? А теперь представьте, что моя Багира выросла раз эдак в двадцать! Такая: глаза кровью налиты, язык высунула, и на меня идёт, хвостом стучит. Я кричу:
   - Товарищ Багира, успокойтесь, пожалуйста, я ваших детей не трогал, я сам кот, и сам я... вот...
   А она как бросится на меня! Я думаю - ну всё, смерть моя, бежать-то некуда. И тут вдруг слышу: "Мя-ау!" Глаза открываю - эта типа-Багира аж вверх подпрыгнула, а на хвосте Муся висит и за хвост ее как куснула! И Муся кричит:
   - Папа, спасайся! Я ее отвлеку!
   Багира та, которая огромная, которая пантера оказалась, она хвостом во все стороны - бжиу-бжиу! А Муся отцепилась и прям за клетку вылетела, я там ее поймал. Говорю:
   - Доча, слушай, этот зоопарк - это какой-то зверинец. Тут приличным котам не место, пойдём отсюда.
   Она говорит:
   - Да, папа, с тобой только вот, хм, ээ... Пойдем, знаешь, куда? Пойдем птичек посмотрим.
   И мы с ней пошли птичек смотреть, вот. Мы как увидали там птичек - страусов всяких - говорим: "Не, мы не пойдем таких смотреть, нам не интересно". И пошли мы с ней певчих птичек смотреть, всякие там экзотические соловушки, всякие маленькие пичужечки песни поют. И вот мы сели с ней перед клеточкой - и сидели, наслаждались. Муся говорит:
   - Пап, можно было бы, конечно, поохотиться, но ладно уж, всё-таки зоопарк - не лес какой-нибудь.
   - Да-а... - говорю, - но посмотреть приятно... ай, и кушать уже охота, охота... ммм, да.
   Ну, смотрю, дети уже все начали собираться, я говорю:
   - Пойдем, Муся. Надо было сразу сюда прийти к птичкам, хорошее место.
   Домой вернулись. Дома у нас Багира сидит, ждёт, мама наша. Рыбы опять натащила. Мы говорим:
   - Мама, мы гульнули хорошо! Видели твою копию - только в двадцать раз больше. Но мы поняли, что больше - не значит лучше. Поэтому больше в зоопарк не поедем. Мы тебя любим, и твою рыбку любим, и останемся мы с тобой дома, если что - лучше в лес сходим, Михал Иваныча навестим, и всех наших прочих там зайцев.
   А она отвечает:
   - Ну и правильно, нечего было, только время тратили.
   Мы поужинали, спать завалились. Я лежу с Багирой рядом и думаю: "Да-а, хорошо дома... Нет, не надо никаких зоопарков, не надо прогулок, ну их, чего там хорошего. Вот дома - дома хорошо, ага, вот как"...
  
   Папа Вася и Петька
  
   Ну, снова здравствуйте. Это я, Мурзик, да. А вы думали кто? Багира, что ль? Нет, Багира у меня женщина красивая, но молчаливая. Она сказки особо не рассказывает. Она охотится. Ну, в общем, не буду я сегодня про нее рассказывать. Чё я вам все время про себя да про Багиру. У нас Куклиных полно - целый дом. Я сегодня расскажу про папу Васю и его любимого сыночка Петьку. Он всех, конечно, детей любит, но Петька - это особенный пацан.
   Я всю эту историю сам видел в окошко чердака. Угу. Ещё мне папа кой-чё там рассказывал, да.
   Папа Вася у нас шофер - он на машине работает. У него есть две машины - одна легковая, другая грузовая. Вот, и он на грузовой машине работает - грузы там всякие перевозит, лекарства, продукты, ну и всякое такое. Деньги зарабатывает. Семья-то большая - 15 мальчиков, 15 девочек. И даже больше. А на легковой он по ночам таксистом подрабатывает, ага.
   И вот он на работу собрался - наутро ему на работу, а у него машина еще не починена. И он, короче, спускается в кладовку, где у него спецовка висит. Ха - смотрит, спецовки нету. "Не понял", - говорит папа, - "странно". Выходит он во двор, где машина его грузовая стоит - а! смотрит, а там две его дочурки приемные, самые хулиганистые - Юлька, старшая, и Манька, младшая - залезли в его спецовку, одна - в одну штанину, другая - в другую штанину, и вот они такие вот - двухголовый четверорукий чудищ - разбирают его машину по деталькам. Мало того, разбирают - всю уже разобрали, и вместо машины лежит кучка всяких шурупчиков, винтиков, гаечек и прочих железяк. Ну вот.
   - Аааа! - папа Вася говорит. - Ах вы! Вы чё делаете?
   Они отвечают:
   - Ну как же, мы ж тебе помогаем. Ты хотел починить машину - вот мы и ее и чиним.
   Он говорит:
   - А ну, брысь отсюда, девчонки такие вы, ух я вас!
   Вытряхнул их из своих штанов, выгнал. Залез сам в штаны, сидит, печальный: "Даа... Эх... Сам я не успею машину собрать до утра. Придется Петьку звать".
   А Петька - такой тоже у нас пацан: вроде Юльки с Манькой - хулиганистый, двоечник, учиться не любит. Но зато очень - весь в папу - как щас говорят, креативный. Ага. Креативный - это значит - он любит мастерить чего-нибудь. Мастерит день-деньской - в то свободное время, пока он не на футболе. Или не на телевизоре.
   И вот папа зовет:
   - Петька!
   Петька в окно высовывается, говорит:
   - Чё?
   - Иди, мне поможешь машину собрать, а то мне на работу надо утром.
   - Ага.
   Прибегает Петька.
   - Так, - говорит папа, - давай так - чтоб было дело быстрее: я собираю машину спереди, а ты - сзади. Идет?
   - Идет.
   - Договорились?
   - Ага.
   Ну вот. И они взялись за работу - собирают, собирают, собирают. Я в окно смотрю на них. Ага. И вот они собирают, собирают, собирают. Собрали. Папа Вася на свою работу посмотрел, говорит: "Нормально". Пошел папа Вася смотреть, чё Петька сделал.
   - Хм...
   - А чё? - Говорит Петька.
   - Эээ, ууу, ммм...
   - Не, ну а чё?
   - Да нет, ты понимаешь, сынок, все нормально, ты прям, знаешь, сделал здорово, но ты мне скажи - как это называется?
   - Ну как, - говорит сын, - корма.
   - Хм. А это чё?
   - Ну, как - чё? Это винт. Это, - говорит, - последняя модель яхты. Ты чё, пап, не знал? У меня в конструкторе такая была. Я вот решил собрать.
   Папа Вася говорит:
   - Ну, понимаешь, сынок, модель шикарная, великолепная, да. Но, как тебе сказать... Когда я буду по дороге ехать, твоя корма, знаешь, будет малость тормозить, эээ, мою машину и асфальт будет карябать. Понимаешь?
   - Ну, пап, я не знаю, ну, давай переделаем.
   - Давай. Теперь я, - говорит папа, - буду сзади, а ты будешь спереди. Ладно?
   - Ладно, - соглашается Петька, - договорились.
   И разобрали опять машину, собирают заново. Ну, папа Вася собирает, Петька собирает, собрали. Уф.... Пот вытерли. Папа Вася окинул взглядом свой кузов, пошел.
   - Ааааа... Петя...
   - Ну чё? Чё ты опять недоволен?
   - Что это посередине? Это колесо?
   - Какое колесо, папа. Это называется шасси.
   - Ага. Угу. А это по бокам?
   - Ну крылья. Это ж, - говорит сын, - последняя модель истребителя.
   - Угу. И что, - говорит папа, - я по дороге буду ехать и истреблять всех? Ну, ты представь. Что это за зрелище? Едет истребитель с крыльями, а сзади у него кузов с картошкой? Меня ж, мало того, засмеют все, - так я ж еще буду крыльями сбивать все столбы. Меня ж оштрафуют. Давай переделывать.
   - Ну, давай, - говорит Петька. - Ты будешь с одного бока теперь собирать, я - с другого. Нормально?
   - Нормально. Собираем.
   Собирали, собирали, собирали и собрали. Смотрит папа Вася и вздыхает:
   - А это последняя модель чего?
   - Это?
   - Да, я не пойму, это чё вообще такое - какое-то вот... какие-то колесики, щупальца, антенны. Чё это такое вообще?
   - Ну, пап, это ж последняя модель космического корабля, чтобы на Марс лететь. Ну, это ж так здорово!
   - Ну, здорово, - говорит папа, - но у меня с одного бока, извини меня, колеса с карбюратором там и с прочими деталями. Твоя половина, значит, на Марс, а моя, извини меня, до Кукуевки, в которой мы живем, не доедет. За ворота не выедет - чё мы будем делать?
   - Ну, пап, я не знаю.
   - Ладно, сынок, иди-ка ты играть в футбол.
   - Нет, - говорит Петька, - давай я тебе помогу до конца.
   - Ну ладно, ладно. Разобрали вместе - вместе собирать.
   Вместе собирают - уже по-другому получается. Вместе у них хорошо - папа за ним следит, и они все нормально собрали. Почти до утра машину собирали - собрали. Папа пот вытер, говорит:
   - Ну, спасибо, сынок.
   Тот говорит:
   - Да пожалуйста, обращайся - я тебе что угодно соберу. Ты в следующий раз одного меня оставь - я тебе сам все соберу.
   - Ладно. - Говорит папа. Сел в грузовик и уехал.
   Вот такие вот они у нас молодцы. А тут мне в руки попалось недавно сочинение Петькино. Петька писал сочинение в школе - он вообще писать страшно не любит, да и в школу ходит раз в три месяца, не чаще, и то, если мама загонит, - но тема была в этот раз интересная. Тема была: "Мой папа". И он написал сочинение, и вот я его щас прочитаю. Я втихаря от Петьки упер. Сочинение называется: "Мой папа Вася":
   "Моего папу зовут Василий Олегович. Он дома бывает редко - все время на работе. У папы Васи две машины: одна легковая, другая грузовая. На легковой он работает таксистом и ездит за небольшими продуктами. А на грузовой возит всякие грузы - лекарства, картошку, шины и многое другое. Папе Васе 43 года. Любимая еда - жареные креветки. Ненавидит галстуки. Папа Вася любит все изобретать. Я тоже, поэтому я ему помогаю. Папа Вася нас не порет, потому что возвращается домой в 2 часа ночи, спит до 6 и в 7 уезжает на работу".
   Вот такие у нас смешные Куклины - папа Вася и его сыночек Петька. Ну, пока все. Пока.
  
   Мурзик и Новый год
  
   Ну, здравствуйте. Ой... Знаете, я вам чё расскажу? Тут такое приключение было несколько дней назад - вообще супер... Вернее, ужас, а не супер. Да...
   У нас тут зима в Кукуевке. Снег, так хорошо, весело, солнышко. Ну, не очень весело, знаете. Выйдешь на улицу по своим кошачьим делам, а там снега кучи. Тока наступишь на снег - хрясь, по уши провалился. Свои дела кошачьи сделать трудно. Эх...
   Ну вот. И тут несколько дней назад смотрю: Куклины стали дурью маяться. Какой дурью? Взяли, пошли в лес, срубили елочку - елочку срубили! Принесли домой и в ведро поставили ее посреди комнаты. Не, вы видали таких идиотов? Я вот первый раз. Не, мало того, что они ее домой притащили, поставили - нет, я понимаю, если бы осенью там или весной, посадили бы ее во дворе, чтобы у нас типа елочка росла. Не тока там фруктовые деревья, но и елочка. Нет, они ее посреди комнаты. Мало того - не, вы представляете - они ее украшать стали. Да... Стали всякие игрушки, погремушки вешать, какие-то хлопушки, какие-то висюльки длинные, какие-то там всякие бе-бе-бе. Ватой ее обкидали сверху - говорят, это у нас снег как будто. Я говорю:
   - Вы чё, спятили? Снега на улице не знаю сколько, а они ватой обкидывают!
   Да... Потом сверху звезду какую-то поставили: "Ой, ой, ой - какая радость!" Чё радость? Я не знаю.... Ну вот. И мои тоже - Муся с Гюнькой и Мурзиком-младшим - тоже чё-то там, и с Багирой даже - с Багирой! Представляете? Начали чё-то по чердаку носиться, какие-то еловые веточки всюду втыкать, какие-то там финтифлюшки вешать. Муся тоже стала чердак наш украшать. У нее сушеные мышиные хвостики запасены, она их начала развешивать везде, так бантиками завязывать, и всякие там... Типа у нее украшения. Я говорю:
   - Вы чё?
   Они говорят:
   - Ну, папа! Ну как же? Ну что ж ты - не знаешь? Праздник.
   Я говорю:
   - Не знаю.
   Они говорят:
   - А! Ну, чё с тобой разговаривать.
   Ну вот... Короче, в один день, вернее, вечер, лег я спать. Да... Так сладко захрапел. Храплю себе в свое удовольствие, и вдруг слышу сквозь храп: "Бабах! Бабах! Бух! Бух! Бах! Бах! Ба-ба-ба-бах!" Какие-то страшные выстрелы. Шум, гам. На улице все чё-то сияет, все чё-то куда-то разлетается. Я вскакиваю, кричу:
   - Ааа! Война началась!!!
   А дети куклинские, слышу, снизу вопят: "Ура! Ура! Он пришел! Он пришел!" И мои тоже, как дураки, скачут и кричат:
   - Ура! Пришел! Пришел! Давайте его встречать! А! О!
   Я кричу:
   - Кто пришел?!
   Они говорят:
   - Папа! Ну что ты - не знаешь?! Новый год пришел!
   - Ктооо?!
   Они говорят:
   - Ну, Новый год пришел!
   - Куда пришел? В гости? К Куклиным? А чё так орать? - говорю. Они говорят:
   - Ну, пап! Ну, ты чё, не понимаешь? Пришел Новый год, ушел старый. Понимаешь?
   Я говорю:
   - Старый ушел? У нас чего - старый год жил, а теперь ушел и пришел новый вместо него жить??? И где он живет? Я его не встречал...
   Муся говорит:
   - Папа, ну ты, извиняюсь, тормоз.
   Это мне Муся так говорит. Да, она вот так с папой разговаривает.
   - Ну, ты, - говорит, - папа, вообще. Ну, вот понимаешь, был старый год, он сначала был в прошлом году новым, такой молоденький, маленький, а потом рос-рос с каждым днем, вырос, превратился в старенького дедушку. Да... Пришло ему время уходить на пенсию, и он ушел. А вместо него пришел новый год - молоденький, маленький такой, красивенький, и мы его встречаем.
   Я говорю:
   - Вы чё, спятили? Я понимаю там, если родная бабушка в гости приехала, вы ее встречаете. Или, не знаю, там - племянник. - Говорю. - Он чё вам - родственник, что ли, это год - новый, старый... Чего?
   - Папа, ну ты балбес.
   Я говорю:
   - Чёё?!
   - Ну, пойдем - Куклины тебе все покажут и расскажут.
   Ну, я спускаюсь вниз, а там... Аа! Не, ну вы представляете Куклиных, да? 35 их или 36 детей - я уж запутался, плюс мама, папа, плюс Маринка - почти 40 штук их там. И все они скачут вокруг елочки, хоровод водят - вот так, знаете, кругом так: "Ля-ля-ля-ля". Да... Кричат:
   - Ура! Ура! К нам праздник пришел, новый год - тра-ля-ля. В лесу родилась елочка, в лесу она росла. И вот ее срубили, и вот она стоит тут - гы! Мурзик, - говорят, - Багира! Идемте с нами танцевать!
   Схватили меня за лапы, за хвост, потащили меня с собой, начали в этом дурацком хороводе меня туда-сюда таскать.
   - Мурзик! Мы тебя поздравляем! Ура-ура!
   Говорю:
   - Вы чё, спятили, что ли?
   Они говорят:
   - Ну, праздник! Давай плясать, петь, веселиться! И вкусно кушать.
   Я обрадовался:
   - Вот! Наконец-то правильная мысль! Хотя, - говорю, - я отрицательно отношусь к обедам в полночь, но... Но поесть я всегда готов.
   Они говорят:
   - Пожалуйста!
   А у них стол накрыт, а там... Жареные индейки, там поросеночек жареный, а там курятинка, сосисок вот гора целая! Я говорю:
   - Хороший праздник вы придумали! Замечательный!
   Они мне:
   - Да, Мурзик! Надо выпить шампанского!
   Я говорю:
   - Чего?.. Молока?
   Они говорят:
   - Шампанского на Новый год пьют!
   Я говорю:
   - Ну, наливайте.
   Они мне налили какую-то шипучку, выпил - чуть не поперхнулся.
   - Это чё за гадость?
   Они говорят:
   - Это шампанское!
   Я говорю:
   - Шампунь, что ль? Им, - говорю, - голову моют, а вы меня напоили?!
   - Не шампунь, а шампанское, Мурзик.
   Я говорю:
   - Ой, ну ладно.
   Кинулся есть. Скушал я, короче, курочку. Потом я сгрыз индейку. Потом я съел ножку поросенка. Съел три сосиски. А потом съел я такой кусочек... ну такой, чуть побольше меня, кусочек тортика... А потом я упал под стол. Не, я не ушибся. Наверно. Я вот просто, понимаете, чё-то так объелся, упал под стол и заснул. Они мне этот шампунь налили, он как-то плохо на меня подействовал, и я не доел, как следует, понимаете, упал вот.
   Утром просыпаюсь под столом. В доме тишина, да... Все спят - кто на диване, кто на полу, кто у себя в кроватях, кто прям мордой на столе. Муся заснула в тарелке с индейкой - обнялась там с крылышком индейки и спит. Да. Я глаза продрал, у меня голова болит, живот болит. Не, думаю, это какой-то неправильный праздник - новый год... Нет, чтобы поспать, утром встать, покушать, как следует. Желающие могут поплясать. Нет - посреди ночи... Эх... А потом я разбудил Петьку:
   - Петька, - говорю, - ну где он?
   Он говорит спросонок:
   - Хто?..
   - Ну, новый год, - говорю, - который вы встречали - где он? Я не вижу. Здесь все Куклины да котята мои. Где новый год?!
   Он говорит:
   - Мурзик, ну ты дурак.
   Я говорю:
   - Я, может, и дурак, а вот новый год, - говорю, - где? В ванной спит? На кухне под столом? Где новый год?..
   Петька говорит:
   - Мурзик, ты балбес.
   И он упал и заснул. И вот так я и не понял. Потом весь дом перерыл - чердак, подвал, все комнаты прорыл - нету нового года. У кого ни спрошу, куда спрятали, - все ржут, хихикают, на меня пальцем показывают. Говорят: "Ну, ты балбес!" Скоро вместо Мурзика балбесом станут звать. Да. Хоть бы кто-нибудь мне объяснил, куда девается новый год. Где он стареет, что потом еще через год уходит? Я вот не видел ни разу ни старого, ни нового.
   Если вы видели, вы мне, что ль, письмо напишите, расскажите, где вообще этот год живет. Эх, ну я пошел. Вот так.
  
   Манька и лесные звери
  
   Ну, здравствуйте. Помните еще меня? И я о вас помню. А я вам сегодня не буду про себя рассказывать. Не, я вам, знаете, чего расскажу? Одну старую историю. Я вам как-то рассказывал про Юльку и Маньку, помните? Что есть у нас в семье куклинской приемные девочки - старшая Юлька и ее младшая сестричка Манька. Две хулиганки. Я рассказывал, какие они все балованные, и про то, что у нас Манька, младшая, любит выгуливать на пастбище козу с коровой, как она с медведем познакомилась. Помните? Не помните? Ну, это я вам вкратце рассказывал. А я вам расскажу теперь, как это было все на самом деле.
   Ну вот. Однажды утром - а Манька у нас только-только появилась, да - мама Ира говорит:
   - Кто пойдет выгуливать сегодня козу? Корова сегодня дома остается, а вот козу кто пойдет пасти?
   Все говорят: "Ой, у меня уроки. - У меня футбол. - Ой, я не могу - спать хочу". Это ж надо рано утром идти. Ну, в общем, все начали ныть, отказываться. И тут Манька эта маленькая - ей было-то буквально тогда лет 5 - она говорит:
   - Я пойду!
   Мама Ира говорит:
   - Манечка, ну ты еще маленькая.
   - Нет, - говорит, - я пойду! Я никого не боюсь. Даже козу не боюсь.
   Да... И Манька поскакала в сарайчик, оседлала козу с воплем:
   - И-го-го! Но-но, моя лошадка златогривая!
   Коза как брыкнет, как испугается, как помчится. Она говорит - не коза говорит, а Манька говорит:
   - Ура! Открывайте мне ворота! Я на врага галопом скачу! Ура-ура-ура-ура.
   Ну, поскорей ей ворота открыли, она за рога Маньку схватила - да, коза-то у нас тоже Манька. В общем, Манька едет на Маньке, угу. Вот. И они поскакали на пастбище. Манька - это она потом сама все рассказывала, а я вам пересказываю, да - Манька прискакала на пастбище и давай козу укрощать. Та подскакивает, прыгает, пытается Маньку-девочку сбросить с себя, а эта за рога держится и кричит:
   - Но-но, моя кобылка! Но-но! Я тебя укрощу!
   Она так с ней по полю скакала-скакала, пока коза не устала. И Манька тоже устала. Ну, и коза успокоилась и стала спокойно травку щипать. А Манька слезла, походила-походила вокруг, думает: "Ну, скучно", - и завалилась спать в траву. Да... Утро раннее, она не выспалась, вот она и завалилась. А рядом лес. У нас вот Кукуевка, в Кукуевке наш дом, он практически с краю деревни. Потом идет большое-большое поле, луг там, речка, а потом еще лес - большой-большой у нас лес Кукуевский. И вот около этого леса Манька завалилась в траву спать, а коза пасется. Поспала-поспала Манька, открывает глаза - о! козы нету. Смотрит туда, смотрит сюда - нету. "Ой, - говорит, - наверно, в лес ушла, а там звери, наверно, лютые ее съедят, похитят. Пойду спасать".
   И пошла. Да, не абы-хны. Идет она по лесу, кричит:
   - Манька! Манька!
   И тут видит: кто-то в кустах шевелится и делает так вот: "Хрю-хрю. Хрю-хрю". "Так", - говорит Манька. Схватила большую палку и как прыгнет в кусты с воплем:
   - Ого-го! Щас как дам!
   Смотрит, а там кабан - здоровый такой кабан - под деревом такой сидит. Он желуди искал под дубом. Он глаза выпучил на нее: "Аааа!" Рот открыл, говорит: "Хрю-хрю". Манька на него с палкой наступает, говорит:
   - Так! Ты - тебя как звать?!
   Он говорит:
   - Кккк-абан.
   Она говорит:
   - Это ты съел нашу козу?!
   Он отвечает:
   - Кккккк-акую козу?
   - Какую-какую. Рогатую, с бородой. Ты съел?!
   Кабан говорит:
   - Хрю-хрю. Нет, я только желуди ем. Козу не ел! Не видел! Не виноват! Хрю-хрю. Ты чего?
   Она палкой ему грозит:
   - Я тебе щас! Где коза?
   - Да не знаю я!
   - Рррр! Ладно, - говорит Манька, - живи. Пойду дальше искать.
   Бедный кабан в кусты забился и дрожит: "Ничё себе..."
   Вот. Идет такая Манька по лесу, палочкой помахивает. Дрына такая сучковатая. И тут смотрит - на полянке сидит волк. Да! Представляете? Волк серый. Другая девочка, - да даже бы мальчик, - как деру бы дали с воплями, с плачем. Ну, в лучшем случае на дерево бы залезли. Но это не про Маньку. Манька, знаете, чё сделала? Она взяла палочку наперевес и строгим шагом пошла навстречу волку, и говорит:
   - Так это ты съел нашу козу Маньку?!
   Волк так в обморок и упал. Потом вскочил:
   - Нет, что ты! Это не я!
   Она говорит:
   - Как это не ты? Ты серый волк, разбойник, всех ешь.
   - Что ты, что ты! Я, - говорит, - Семен Семеныч. Меня тут все знают.
   Манька отвечает:
   - Я тебя не знаю. Я здесь новенькая.
   Он говорит:
   - Что ты, девочка! Я старый-старый серый волк. У меня уже зубы все повыпали. Я только кашу овсяную ем. Да! Только кашку - честное слово. Никаких коз я не ем уж тысячу лет. И не видел твою козу.
   Манька у него помахала дрыной перед носом, говорит:
   - Точно? За слова отвечаешь?
   Он говорит:
   - Честное волчье!
   - Ну, смотри. - И идет она дальше по лесу. Вдруг смотрит - какой-то холмик и какая-то ямка. Она думает: "О! Может коза сюда провалилась?" И полезла туда. Не, представляете? Нора в земле, а она туда полезла вместе с дрыной своей. Залезла. Темно. Она пошарила туда-сюда, наткнулась: "О, горшочек". Понюхала: "О! Мед". Так чё? Взяла, засунула туда свою руку и давай мед доставать и есть, доставать и есть. Налопалась. Потом в темноте щупает - чё-то мягкое лежит такое, шерстяное такое вот - подушка что ль, или какая-то такая гора мягкая. Угу. "Полежу, отдохну пока, - говорит. - Потом дальше пойду".
   Улеглась, задремала опять, и вдруг гора как проснется, говорит:
   - Кто здесь?!
   Манька вскакивает:
   - Ну, я здесь. Манька меня звать, а ты кто?
   - Не понял. Это чё у меня в доме какая-то Манька? Да ты знаешь, кто я?!
   Она говорит:
   - Ну, не знаю, кто ты.
   Он говорит:
   - Да я - Михал Иваныч! Я тут в лесу самый главный.
   Она говорит:
   - А я - Манька Куклина. Теперь я в лесу самая главная.
   И как двинет медведя по носу дрыной. Медведь говорит: "Ай-ай-ай-ай! Ой-ой-ой-ой!" И как выскочит из берлоги и бежать, а Манька за ним. Вскакивает на медведя - на спину ему вскакивает - и кричит:
   - Вперед, мой конь боевой! Ищи козу мою!
   Медведь туда, медведь сюда. Из лесу выскочил, смотрит, а там коза Манька с другой стороны леса пасется себе спокойно, никого не трогает. Она просто травку щипала-щипала и ушла. Манька-девочка кричит:
   - Конь боевой! Атакуй!
   И медведь как бросится на козу. Коза, бедная, увидела это зрелище - представляете? Ну, вот вы себе представьте, сядьте и представьте - медведь дикий на вас несется, сверху сидит пятилетняя девочка и у нее в руке палка здоровенная. И она кричит так:
   - Ого-го! Я кочевник! Я номад! (кто такой номад - я и сам не знаю, спросите у взрослых. Примеч. Мурзика) Я - Тха-Манько! Ура! Атакуем!
   Вот вы чё бы на месте козы сделали? Ну да, вы бы в обморок упали. Но коза в обморок не падает - она как дала деру домой, а Манька на медведе за ней скачет. Доскакали они до дома, а там все выбежали во двор и смотрят зрелище - влетает в сарай с воплями, с мек-ке-кеканьем бедная коза Манька, а за ней медведь с Манькой на шее. Представляете? Спасибо, Куклины не испугались, потому что они знали всех зверей в лесу. Знали, что Михал Иваныч там самый добрый, самый такой главный. Вот... А его Манька оседлала, и они прискакали.
   Ну, сняли Маньку, успокоили Михал Иваныча, утешили его, дали ему меда, накормили-напоили. И они так вот с Манькой подружились. Потом Манька стала все время в лес ходить и к зверям в гости заваливать. То к кабану, который при ее виде все пытается спрятаться где-нибудь. То к волку - она ему даже овсянку горячую носит из дома. Да... Манька она вообще добрая. Немножко нахальная, но добрая. Ну вот. Но больше всего она любит к Михал Иванычу ходить. Конечно - Михал Иваныч ее медом всегда кормит, малиной кормит и даже с ней играет. Да, как будто он ее боевой конь. Скачет с ней по лесу, кувыркается, а еще она ему на шею залазит, и они по деревьям лазают - тоже очень весело. Да.... Вот такая у нас Манька - не абы-хны.
   Вот так вот. Все. Пока.
  
   Мурзик и Мышь Белая
  
   Ой, ну здравствуйте. Ой, чё я вам расскажу - вы ошалеете. Да... Я вот ошалел вчера, и вы ошалеете. Представляете, чё было. Короче.
   Вчера я просыпаюсь утром такой весь довольный, щасливый такой, думаю, пойду-ка я прогуляюсь вниз, что ли, телевизор посмотрю. А у нас дом куклинский, я же вам говорил, он трехэтажный. На первом этаже там всякие кухни, кладовки, ванные, туалеты. Вот, и там еще есть такой, как мы называем, зал куклинский. И в этом зале, или в гостиной, там устраивают всякие праздники, столы накрывают, там диваны стоят, телевизор большой стоит, чтоб можно было всем собраться и смотреть, если чего-нибудь интересное показывают для всех. А на втором этаже живут дети куклинские - мальчики-девочки, всякие там их комнаты игровые. На третьем этаже живут папа Вася с мамой Ирой, Маринка, всякие там тоже еще есть комнатки, для гостей. Ну, а наверху чердак, где мы живем. Ну вот.
   Спускаюсь я, думаю: надо боевичок, давно не смотрел. С Джеки Чаном какой-нибудь - вау-вау-вау. Ну, спускаюсь и иду. Смотрю, чего-то телевизор включен. И какая-то дурацкая передача идет про природу. Хм... И смотрю, никого нету. Да, чё-то никого нету, а телевизор включен, думаю, наверно, кто-нибудь забыл. Подхожу к дивану, а на диване сидит... В куклинском зале... В куклинском зале... МЫШЬ БЕЛАЯ! ДА! Ну, вы представляете, наглость какая?! Мышь, да еще белая! Сидит на куклинском диване и смотрит телевизор. Даааа....
   Ну, я же не дурак. Это я крыс боюсь. Да, крыс вот я опасаюсь - огромные, страшные, в подвале их много. А мышей я не боюсь, нет. Поэтому я так подобрался, подобрался - как кинусь на нее. Она как завизжит, закричит: "Ай-ай-ай-ай!!!" - и бежать. Я за ней под диван - она от меня. Я за ней на стол (ваза свалилась, разбилась!) - она от меня. Я за ней на подоконник - она туда. Я под стул - она... Я тыдым-пырым-пырым в разные стороны... Короче, я ж крутой, да? Крутой Мурзик? Загнал я ее в угол. И уже лапы так потираю, так вот - вяяяяу! а она поднимает свою лапку и говорит:
   - Спокойно, Мурзик! Я здесь живу. Это мой дом.
   Я так и сел.
   Вы знаете, нет, я понимаю, конечно, как-то вот. Если вы помните, в подвале было: на меня крысы там нарывались. Они там чё-то между собой обсуждали, как меня съесть получше, да... Но чтобы так внаглую, знаете, мышь какая-то мелкая белая на меня еще вот так: "Спокойно, Мурзик, я здесь живу" - это вот наглость. Я говорю:
   - Чё-о?! Ты кто такая? А ты вообще откуда меня знаешь, как меня звать? Ты чё, оборзела?
   Она:
   - Спокойно! Я теперь живу в этом доме.
   - С каких пор?
   - Со вторника. Меня Маринке ее жених подарил.
   Я говорю:
   - Чего? Жених мышь подарил?! Он чё - дурак? У нас же этих мышей в подвале - бери за хвост любую да дари. Чё, у нас Маринка - Багира, что ль, или Муська, чтобы ей мышь дарили?
   Она говорит:
   - Ничего ты не понимаешь, Мурзик. Я не просто мышь. Я мышь белая.
   - Очень, - говорю, - большая разница, ха. Серая, белая - какая разница? Коты тоже есть, - говорю, - рыжие, черные, белые, трехцветные - всякие. И чё? Все равно коты.
   А она:
   - Мурзик, ты глупый.
   Я говорю:
   - Знаешь чё, ты тут куклинскую привычку брось - как чё, так сразу: "Мурзик - балбес, Мурзик - дурак"! Я слишком часто это слышу, мне не нравится. Ты объясняй лучше по-нормальному.
   Она говорит:
   - Мурзик, меня жених Маринки подарил ей на день рождения. Я жила эти три дня у нее в комнате. Потому что мне было сначала страшно - вдруг меня куклинские дети похватают, будут меня мучить. К тому же всякие тут - то коты, типа тебя, Багира - я тоже про нее наслышана, что она суровая женщина. И я пока постепенно тут приучаюсь. И вот только сегодня вылезла.
   Я говорю:
   - И чё? С какой стати у Маринки должна быть мышь белая?
   - Мурзик, ты понимаешь, я не простая мышь. Меня вот зовут Мышуся.
   - Да, бррр, мне без разницы.
   Она говорит:
   - Я мышь ученая, дрессированная, особенная.
   - Да? И чё ты умеешь?
   - Я умею петь.
   - Это я тоже умею - не хуже тебя.
   - Я умею стихи сочинять.
   Я говорю:
   - Да ты чё?
   - Да. Я умею вышивать крестиком.
   - Ха!
   Она говорит:
   - Да. Меня в зоомагазине многому научили. Еще я умею рисовать, варить в маленькой кастрюльке супчик. Еще я умею выступать как цирковой актер. Я умею жонглировать всякими там палочками, шариками. Еще я умею в театре играть, всякие роли изображать.
   Я говорю:
   - Спокойно, спокойно! Тоже мне тут - талантливая поселилась. Хм...
   Она говорит:
   - Да, вот так.
   - И чё, - я говорю, - с тобой делать? Тебя теперь съесть нельзя - ты будешь здесь жить?
   - Да, - отвечает, - я теперь буду здесь вместе с вами жить, стихи вам рассказывать.
   Я говорю:
   - Да ты чё? Очень прям интересно.
   - Ага. Хочу я вот досмотреть свою передачу про природу, которую ты мне не дал досмотреть.
   - Ха! А я хочу боевик досмотреть свой, который я вчера недосмотрел!
   А она мне, представляете:
   - Мурзик, ну ты понимаешь, надо быть добрым Мурзиком, надо делиться. Давай сначала с тобой вместе досмотрим передачу про природу, а потом вместе посмотрим боевик. Потом вместе пойдем...
   - Чё?! - говорю. - Ты чё ко мне навязываешься в кореша какие-то?
   - Мурзик, не в кореша, а в друзья.
   - Ха! Друзья - убили мышку из ружья. Хе-хе.
   Она говорит:
   - Ну давай, Мурзик.
   Рррр. Ну ладно. Сели. Ой... Не, ну передача была интересная, вы знаете. Там показывали про жирафов, бегемотов и крокодилов. Мне понравилось. Особенно про крокодилов - так кхр-кхр зубами они хорошо щелкают, да. Вот... Не, потом, представляете, она потом честно посмотрела со мной про Джеки Чана. Еще не просто смотрела - а так вот припрыгивала такая, лапой махала, кричала: "Кия, кия, кия!". Приемы там какие-то - я, говорит, приемы знаю. Кун-фу, каратэ, айкидо, тэ-тэ-тэ, о-о-о. Представляете? Крутая вообще такая девица. Да...
   А потом... Мне стыдно сказать, да... Потом мы с ней гулять пошли. Ну чё: мы по двору погуляли немножко. Эх... Я ей показывал, где у нас все живут - всякие там корова, коза, куры. Не, ну а чё? Мышь как мышь, вполне такая общительная. Я ж не злой. Она мне стихи рассказывала. Я бы вам пересказал эти стихи, но они длинные - я их не помню. Но интересные, угу. А назавтра она меня приглашала к себе в гости. Она живет в Маринкиной комнате, приглашала со мной вместе порепетировать - пожонглировать палочками. Да, я пойду, схожу завтра. Ну чё? Не, ну чё? Мышь как мышь, ничего - мне понравилась. Эх, такие дела. Все.
  
   Петька и грабители
  
   Ой, ну здравствуйте. Я вам сейчас историю расскажу - ооой... Это вчера было. Вы не представляете, какое было приключение, вы не представляете. А я сейчас расскажу, да. Там много было героев в этой истории.
   Эту историю я сам видел кусочек. И участвовал. Главный герой у нас Петька, да. Вот я вам сейчас расскажу. Дело было так.
   Ночью, вчера. Все спят. И к нам во двор залезли... грабители. Да-а. Жучка-то у нас, конечно, собака охранябельная, но она, кхм... любит спать по ночам. Она днём охраняет, а ночью спит, ага. Только к нам обычно никто не лезет, а тут два грабителя залезли. Они в дом не полезли, они полезли в папин Васин гараж, чтобы украсть там всякие запчасти. Это такие грабители были - алкоголики, да. Их было целых двое. Они не из нашей деревни, но они знали, что у нас есть папа Вася, есть машина и есть гараж. Они вот хотели у него украсть всякие запчасти, чтобы продать да напиться.
   Ну вот, они ночью залезли, и давай там грабить. Награбили себе тихонечко, в мешки положили, на улицу вынесли, сели в мотоцикл и дррррр!.. - поехали. Но не тут-то было. У нас в сарае спал Петька. Он после футбола пришёл, даже не смог до дому дотащиться, зашёл в сарай, чтобы молочка хлебнуть свежего парного - и там упал прям в сено и захрапел, да.
   Ну и вот. Петька услыхал, что на улице мотоцикл дрынчит прямо под забором, выскочил, смотрит - воры уезжают, а там у них мешки набиты в этой... в коляске мотоциклетной, да. Так Петька ж у нас крутой пацан. Он не стал кричать "помогите-спасите". Он побежал в гараж, который был распахнут настежь. Вскочил в грузовик папин, завёл, и как брррр! - погнал в погоню. Петька у нас такой. Он у нас мало того что футболист, он у нас, во-первых, папе все время помогает машину чинить, а папа его давным-давно научил рулить, и Петька у нас вполне шоферюга, угу. А тут как мы услыхали, - все, кто дома спал, - что машина загудела, вскочили, папа Вася в одних трусах выскакивает, - ой, ай, ой! Я выскакиваю - ой, ай, - все кричат: ой-ой-ой! И папа вскакивает - у нас же есть еще легковая машина, на ней папа таксистом подрабатывает - папа вскакивает в легковую машину, кричит:
   - Мурзик, айда!
   И я тоже заскакиваю, и мы с ним в погоню! Короче. Приезжаем к лесу. Смотрим - около леса идёт битва! В общем, Петька наш догнал на грузовике этот мотоцикл - они от него улепётывали, обогнал, прижал к лесу, они аж свалились в кювет - ну, это канава такая - свалились туда. Петька как выскочил из машины, схватил монтировку... чё такое монтировка? Э-э... ммм.... Ну, такая штука железная, ею чего-то там в машине монтируют... я плохо разбираюсь, это у Петьки надо спрашивать - ну, в общем, дрына такая, да. Петька схватил - и побежал на врага. Петька же у нас пацан без тормозов. Не, ну вы понимаете, он же у нас футболист, он видит соперника и бежит, чтобы гол забить, да. Вот Петька как схватил монтировку, и побежал, чтобы гол им забить по башке. Он у нас такой, ага, на двоих алкоголиков бросился. На одного бросился и давай с ним сражаться. А тут другой сзади на Петьку!
   И тут, оказывается, из грузовика, из кузова, как бросится на второго алкоголика - знаете кто? Муся! Да! Муся никого не трогала, спала себе спокойно в кузове грузовика - там папа возил мешки всякие, вот она любит в этих мешках иногда спать, когда охотится по ночам во дворе. И вот она там спала. Очнулась, когда Петька её начал трясти по дороге, по всяким колдобинам. Она высунулась спросонок, смотрит: а там Петьку бьют! Муся ж в меня дочь, она ж не стерпела, как прыгнула на врага, вцепилась ему в загривок, и давай его карябать, давай его кусать, давай его дррр, дрррр, вяу, вяу! Короче, стоит шум, гам, вой, драка!
   Мы тут с папой Васей подскакиваем на машине, папа Вася в трусах выскакивает и кричит:
   - Ого-го-го! Моего сына бьют! Убью! - И как бросается в трусах в атаку, как футболист истинный, аж алкоголики испугались, да! И я тут как выскочу, как вскочу на крышу машины, как вскричу:
   - Ура-а! Милиция едет! Спасайся, кто может!
   Тут алкоголики увидали и папу Васю в трусах, и меня, и машины, услыхали, что милиция вроде бы едет, испугались и как бросятся в лес! Бросили свой мотоцикл, всё бросили, и побежали в лес, а Петька им вдогонку монтировкой машет:
   - Я вас, козлы вонючие, пеньки собачьи!
   Вот так вот под моим руководством мы победили грабителей. Потом собрали всё, погрузили в грузовик, мотоцикл этот закинули себе в кузов. И поехали обратно. У Петьки, конечно, пара синяков на физиономии была, и Муся себе один коготь сломала. Но вы бы видели их счастливые рожи! Вы понимаете, мы же приехали домой и устроили пир! У нас за одной утро было четыре победителя! Ну, Петька, конечно, Муся, папа Вася в трусах - ну и руководство. Нет, ну если не я бы, ну вы понимаете, да? Вот если бы не я, неизвестно, чем бы дело кончилось. Вообще! Папе Васе могли трусы порвать. Мусе могли, ну не знаю... хвост продрать. А Петьке вообще могли фингалов наставить - не два, а четыре, например. А я вот всех спас. Не, ну а чё?
   А теперь у нас есть мотоцикл. Личный Петькин мотоцикл! Представляете? Такой, с коляской, можно возить кого-нибудь. Петька его починил - после того, как он упал в канаву. Не Петька упал, а мотоцикл. И всё. Написал на нём так: "Харля Дэвидсон". Такая марка мотоцикла крутого. Написал и говорит:
   - Буду катать своих друганов. Буду теперь на тренировки приезжать на Харлее, вяу, вяу, брррр!
   И вот он теперь у нас целыми днями в промежутках между тренировками только им занимается, гоняет по деревне на Харлее и в коляске возит мальчишек, девчонок, Муську. Я раз прокатился, мне не понравилось - трясёт, вообще вот так вот: бэм-бэм-бэм, бррр! Ну, на фига мне такое дело, мне все кишки растрясло, как будто не ужинал, опять есть захотелось. Не, Петька пусть сам развлекается на этой вот колотушке...
   А еще мы решили во дворе памятник поставить. Ну, в честь нашей победы. Знаете, какой? Мы взяли папавасину монтировку, вот эту вот дрыну железную, написали на ней краской: "Петька, Муся, Вася и Мурзик". И её приделали к стене гаража. И вокруг еще так всякие финтифлюшки нарисовали, а внизу подписали, чтобы все знали, что это - памятник. Типа такая вот почётная доска победителей. Да, мы такие. Крутые. Кто к нам сунется - от нас с добром не уйдет. А уйдет с оплеухами. Вот такое у нас семейство героическое. Всё, пока.
  
   Муся в школе
  
   Ну, снова здравствуйте. Мяу! Давно я вам сказки не рассказывал. Да, сегодня расскажу по просьбе одной девочки, которую зовут Ксюша. Эта Ксюша такая славная. Она слушает мои сказки, и они ей очень нравятся. Она даже их сама пересказывает. Ксюша такая хорошая девочка, и она меня попросила рассказать историю, как Муся - дочка моя - пошла в школу. Ну, вот я вам и расскажу - это очень интересная история была, забавная, да.
   Итак, у нас в деревне есть кошачья школа. Есть человечья, куда ходят там все Куклины и прочие - ну, я вам рассказывал кое-что. А есть у нас кошачья школа. Туда ходят котята и котятки. Школа эта находится на краю деревни. Там стоит старый-старый амбар. Амбар, где зерно раньше хранили. Щас там ничего не хранят, все заброшено, и вот там у нас кошачья школа. В этой кошачьей школе уже много-много лет только одна учительница - старая толстая кошка Мурка. Она такая крутая, такая вся сильная, такая умная, в общем, натуральная такая учительница. Ну да.
   Ну вот. И к ней все приводят молодых котиков и молодых кошечек, чтобы она их учила. Как она их учит? Мальчиков-котов она учит просто. В этом амбаре полно крыс. Знаете, такие вот огромные, такие крысы, такое ого, крысяры такие - ух. Размером с котенка, если не больше. Страшные, угу... И их там полно, они там живут, остатки зерна доедают, мечутся внизу. Да... А когда Мурке приводят котят-мальчиков, то она воспитывает из них воинов, охотников - смелых, короче. Кстати, у меня Гюнька-тик и Мурзик-младший в этой школе уже учились в прошлом году, да, а вот Муся только в этом году пойдет, пошла уже, верней.
   Ну вот. Мальчиков она учит так: берет за шкирку - на крыше они сначала сидят, - она их берет за шкирку зубами и так - хлобысть! И прям внутрь амбара закидывает. Котенок так по сторонам - бым-бым, шмяк-шмяк, а там отовсюду крысы - вяу-вяу. Брррр, кошмар. Хуже, чем у нас в подвале, да... И вот этот котенок должен проявить смелость. Он должен броситься на врага, покусать крыс, покарябать, сказать "вя-вя-вя-вя!", а если крыс много, и они нападают со всех сторон, то кошка Мурка следит сверху, и если чего, сама вниз прыгает и спасает котенка. А если котенок всех крыс разгонит, все крысы убегут, то этот котенок сдал экзамен, он молодец. Ну да.
   А кошек - девочек-кошечек - она учит манерам. Она их учит петь при луне, она их учит ходить красиво, задрав хвостик, так обмахиваясь им, чтобы потом, понимаете, женихов привлекать. Ага. Ну, всяким там премудростям кошачьей жизни, чтоб потом пригодилось - чего-нибудь вкусненького сготовить мужу-коту. Эх...
   А тут Муся в школу должна идти. Как раз мама Багира сказала: "Мне некогда, у меня рыбалка. Мурзик, отведи Мусю в школу". Я говорю: "Ну ладно, отведу". Пошел, да. Повел я Мусю, а Муся такая довольная, идет такая дочка, такая хо-хо-хо, прыгает, бежит такая скорей-скорей. Ну вот... Привел я туда Мусю, а там еще привели несколько молодых кошечек и молодых котов.
   Мурка - кошка эта, учительница - берет одного котенка зубами, швырк его вниз, оттуда вопли: "Мяу! Мяу! Мяу! Спасите-помогите! Страшно! Ай-ай-ай, ой-ой-ой! Всюду крысы!" А Мурка пока сидит, ждет, чё будет дальше. Угу. И тут моя Муся как прыгнет вниз, и оттуда такие вопли: "Мяу! Мяу! Мяу! Вау-ва-ва-ва!" Крысы такие: "Пи-пи-пи! А! О! Бдж!" Ну, мы с Муркой вниз прыгаем смело. Она прям на землю прыгает, а я - там такое бревно есть высоко, - я на него прыгаю и сверху наблюдаю - ну, понимает, если чё - я тут, рядом, на подхвате, да. Ага, сторожу. Ну а чё?
   Смотрим. Этот котенок-мальчик - Барсик, что ль, его звать, неважно - да, он от страха прижался к земле, лапами уши закрыл, трясется. А моя Муся носится по всему амбару, лапами раскидывая крыс туда-сюда, кусая их за хвосты, за лапы, за уши. "Ааааа!" Уже десять крыс валяются все искусанные, а она за другими: "Ааааа! Мяумырр!!" Мурка еле ее поймала. Говорит:
   - Муся, ты чё? Это же пацанячий экзамен.
   Муся говорит:
   - А я чё? Не сдала, что ль?
   - Да, по-моему, - отвечает Мурка, - не то что на пятерку, а на десять с плюсом целых.
   Я говорю:
   - Да, моя дочь такая же смелая, как я. Ну, и как Багира-мама тоже, да.
   Ну вот. Достали мы Мусю, гордую. Мурка говорит:
   - Один экзамен ты сдала - молодец. А теперь, Муся, будем учиться манерам.
   Муся говорит:
   - Чё?! Каким манерам, ты чё, в натуре, тетя?
   - Приличным кошачьим манерам. Приличные кошечки не говорят: "Ты чё, в натуре, бя-бя-бя". Они говорят: "Что изволите, сударыня?"
   Муся говорит:
   - Ой! Меня чё-то затошнило. Ой-ой!
   Учительница говорит:
   - Давай мы будем учиться пению на луну. Вот щас взошла луна - давай мы споем. Поют так "Амур-мур-мур, мур-мур-амур. Мур-мууур, аамуур". Вот так. Это называется кошачья серенада. А теперь, Мусенька, повтори то, что я тебе напела.
   Муся отвечает:
   - Щас. Спокуха.
   И запела. Вот я вам сейчас попытаюсь передать, как она запела. Вы представьте себе ситуацию: ночь, тишина, луна, все спят, и тут вдруг раздается Мусино прекрасное пение, такое: "МЯЯЯУУУУ! МЯУУУУРРРР! МЯЯЯУУУУУ!!" Ну, примерно так.
   Чё было потом? Не, ну мало того, что Мурка свалилась с крыши, и разбежались все крысы - это понятно. Мало того, что пара пролетающих ворон на землю упала от страха. Так вся деревня на уши поднялась - пожарные машины выехали срочно спасать, где сирена. Мэр - Буратинофий Карлович - еле надел штаны и прискакал вместе со всей милицией сюда к амбару. Сбежались все, кто можно. Кричат:
   - Кого убивают?! Кого режут? Где горит? Где потоп? Где убийство? А! О!
   Мы говорим:
   - Спокойно. У нас здесь идет урок. Вы нам мешаете.
   Муся говорит:
   - Ну? Как я сдала?
   Мурка вылазит из амбара:
   - Ой, хорошо, хорошо. У тебя очень хорошо получается пение.
   Муся, скромно:
   - Я могу повторить.
   Та:
   - Не-не-не, не надо. Ты получаешь пятерку, все прекрасно. Манеры у тебя прекрасные, да, прекрасные. Ходишь ты замечательно. Можешь даже не показывать, как ты ходишь, хвостиком обмахиваясь.
   Муся говорит:
   - Чем обмахиваясь?!
   - Ну, понимаешь, Муся, вот выйдешь ты замуж, и муж захочет тебя попросить: "Мусенька, сготовь мне вкусненькой там жареной рыбки", а ты ему так махнешь хвостиком: "Да, дорогой, бегу-бегу".
   Муся:
   - Да, я скажу: "Слышь, дорогой! Пойди, налови своей рыбы, пожарь, и мне принеси в постельку, а я покушаю, и молочка не забудь!"
   В общем, Муся получила все пятерки. Да... Нам учительница сказала:
   - Вы знаете, у вас настолько талантливая дочь, настолько великолепная, что вам уже учиться не надо, да. Вы можете смело жить так, без школы.
   И мы домой вернулись. Багире рассказали, она нас похвалила, ага. А Муся потом гордая ходила перед Гюнькой и перед Мурзиком. Те-то в школу ходили целых три месяца - три месяца! - а она один день. Да...
   Вот так вот, Ксюша, по твоему заказу сказка. Все. Пока. Мяу.
  
   Мурзик и правила этикеток
  
   Ну, снова здравствуйте. Вы помните, что у Куклиных Мышь Белая появилась? Помните, да? Ага. Такая вот вся из себя - белая. Ну да... Помните, она меня звала в гости, чтобы научить жонглировать? Ну вот. Я к ней ходил. Рассказать, как это все было? Щас расскажу.
   Живет она у Маринки в комнате. Я прихожу сегодня, открываю дверь. Она ж меня звала? Ну, я пришел. Открываю, а она там такая вскакивает и говорит:
   - Ах, Мурзик!
   Я говорю:
   - Здорово!
   Она говорит:
   - Мурзик! Так не положено. По правилам этикета ты должен был постучаться и сказать: "Сударыня, можно войти?"
   - По каким-каким правилам?
   - По правилам этикета.
   - Какие еще правила этикеток? Это, - говорю, - чё - как правильно этикетки отрывать с бутылок?
   Она говорит:
   - Мурзик, ну ты не понимаешь. Ты должен быть вежливым котом. Вести себя по этикету.
   Я говорю:
   Вот Китикэт я знаю - это корм кошачий. Только я, правда, такую гадость не ем. Вот это Китикэт. А вот твой этикет...
   Она говорит:
   - Мурзик, ну давай я тебя буду учить. И мы займемся сегодня с тобой именно этим.
   - Чем?!
   Она и начала:
   - Ну, вот смотри. Итак, ты не должен врываться ко мне в комнату, а должен сначала постучать лапой в дверь.
   - Ну?
   Она говорит:
   - Ну, вот выйди за дверь и постучи.
   Ну, я вышел, она закрыла дверь, я постучал лапой, сижу. Она отвечает:
   - Кто там?
   - Ты чё, - говорю, - Мышь, очумела, что ль, в натуре?! Это я, Мурзик! Кто ж ещё!
   Она говорит:
   - Нет, Мурзик, ты должен сказать: "Это я, сударыня, Мурзик".
   Я говорю:
   - Ну, я, вообще, валяюсь. Открывай, давай!
   Мышь говорит:
   - Мурзик, так не положено. Ты должен сказать: "Пожалуйста, откройте. Я пришел к Вам в гости".
   Я говорю:
   - Да открывай ты! Пожалуйста! А то щас разозлюсь.
   Открыла:
   - Прошу Вас, сударь, входите.
   Ммммм, ррр. Я ворвался злой такой:
   - Так, - говорю, - короче, со своими этикетками, ты вон меня жонглировать собиралась научить.
   Она говорит:
   - Мурзик, сейчас уже подошло время обеда, мы с тобой должны покушать.
   Я говорю:
   - Ну, пошли, пожрем.
   - Мурзик! По правилам этикета не говорят "пожрем", а говорят "покушаем" или "совершим трапезу, потрапезничаем".
   Ррррр...
   - Пошли, - говорю, - покушаем, потрапезничаем, тьфу - пожрем, короче!
   Ну, пошли мы с ней на кухню. Я в холодильник залез, сразу вот так вот сосисок наложил себе полную тарелку, сел такой, вцепился в сосиску - давай ее грызть. Она говорит:
   - Мурзик, ты что делаешь?
   Я говорю:
   - Сосиску жр... тр-тр-тр-трапезничаю сосиской.
   Она говорит:
   - Мурзик, положи обратно. Надо кушать так: берешь в левую лапу вилку, в правую - ножик. Аккуратненько втыкаешь вилочку в сосиску, а ножиком отрезаешь. Потом кусочек этот раз - и в ротик.
   Я говорю:
   - И чего - так всегда делать?
   - Да. - Отвечает эта... белая с хвостом.
   - Я, - говорю, - пока так кусочек отрежу - у меня все сосиски Петька с Юлькой сопрут. Я так, - говорю, - не согласный.
   Ну вот. А она:
   - Мурзик, давай.
   Ну и давай она меня учить вилкой, ножиком - я их вообще в лапах никогда не держал!
   - Зачем? - Говорю. - У меня когти, как вилка - я их цапаю сразу и в пасть.
   Она говорит:
   - По правилам этикета - не положено.
   Ой, ррр! Вот эти правила! Кто их придумал только?! Ну, короче, мучила-мучила меня, я не ел, а только вот полчаса сидел, ковырял там этим ножом, вилкой, в рот. Рррр! После обеда я решил умыться. Ну, вы понимаете? Я умыться решил, как приличный кот, без всякого этикета. Да. Взял, полизал лапу, и давай себе харю вытирать. Не, ну а чё? Так она опять заорала:
   - Ты что делаешь?!
   Я говорю:
   - Умываюсь я.
   - Да ты что?! По правилам этикета... - Рррр! Ох, эти правила! - По правилам этикета, - говорит, - надо взять, капнуть мыла на лапу, потереть лапу об лапу, помыть...
   Хватает мои лапы, берет это жидкое мыло и мне капает.
   - А теперь, - говорит, - Мурзик, три и смывай под водой.
   Ну, я потер лапу об лапу, а потом - ну понимаете? У меня ж привычка - я вот вместо того, чтобы под водой мыть, начал опять морду вытирать лапой и слизывать. Какая гадость! Вы когда-нибудь лизали мыло? ФУ! Это не этикет - это издевательство над котом. Да...
   Потом я вытерся.
   Не, я понимаю, что по правилам ихнего этикета, может быть, вытираться надо полотенцем. Нормальные коты всегда вытираются, извиняюсь, хвостом. Ну а чё?! Нормальный пушистый, лохматый хвост. Морда мокрая, да... С вибрисов капает. Берешь хвост - и вытираешься. Ну а чё?! Она опять орет:
   - Мурзик! По правилам...!
   Я думаю, может, мне ее без всяких правил взять за хвост и подвесить к люстре, чтоб она меня не мучила. Завел себе... воспитателя - по правилам этикета, елки-палки. Вместо того чтобы нормально пожрать, пожонглировать, утереться - она меня вот воспитывает. Ну, я только собрался разозлиться, а она и говорит:
   - Мурзик, по правилам этикета ты должен быть культурным и вежливым. Когда ты недоволен, ты должен это вежливо высказывать.
   Я говорю:
   - Как? Щас я тебе скажу все, чё я...
   - Нет, Мурзик, не надо говорить все, что ты думаешь. Надо говорить вежливо и воспитанно. Вот так: "Уважаемая Белая Мышь! Позвольте в этом вопросе с Вами не согласиться и выразить свое недовольство данной ситуацией, и предложить пути решения этой проблемы в более конструктивном ключе".
   Я говорю:
   - Чё-оо?... В каком ключе??? Какие ключи? Ты чё, - говорю, - чирикнулась?!
   Она говорит:
   - Мурзик, давай садись сюда, я тебя сейчас буду учить.
   Я вот, знаете, чё? Между нами - я вот осмотрелся по сторонам, решил деру дать. Вернее, по правилам этикета, решил незаметно, по-английски, удалиться. Угу. Она пока отвернулась, я дернул за дверь - и бежать. А она вслед мне кричит:
   - Мууурзик! По ПРАВИЛАМ ЭТИКЕТА невоспитанно убегать, пока тебя не отпустили из приличного общества!
   А я ей кричу с чердака:
   - А я по-английски ушел, не прощаясь!!
   - А я тебя, Мурзик, заметила, когда ты убегал, поэтому уже по-английски никак не выходит!
   Я говорю:
   - Ну и пожалуйста! Ну и на фиг!
   Она:
   - Мурзик! - орет мне. Слышите? Она там внизу сидит, а я на чердаке, а она:
   - Мурзик! По правилам этикета не говорят "на фиг", а говорят: "Будьте любезны, прощайте, пожалуйста!"
   Я как хлопнул дверью с размаха. А снизу:
   - Мурзик! ПО ПРАВИЛАМ ЭТИКЕТА ДВЕРЬЮ НЕ ХЛОПАЮТ, А КУЛЬТУРНО ЗАКРЫВАЮТ!!
   Я говорю:
   - ААААААА!!!!
   Аж весь дом затрясся. Короче, дети! Если вы когда-нибудь еще услышите про правила этикета, знайте - отсюда надо срочно линять. Бежать, мчаться, скакать и говорить, что в данном вопросе по данной проблеме я имею негативную точку зрения и желаю высказать свое недовольство. Это просто невыносимо, дети. Я к этой Белой Мыши больше не пойду! Вот вы сами к ней ходите. Это невозможно! Я вот, извиняюсь, после обеда голодный остался. Я три кусочка сосиски отпилил, а потом она меня так разозлила, что я вот... Вообще... Знаете, честное слово - с Мусей наглой общаться проще. Да... Ой, дети, воспитание - это очень тяжелое дело. Я вам сочувствую. Пойду я вздремну - надо отдохнуть от этого всего. Ну, пока.
  
   Маринка и женихи
  
   Здравствуйте, это Мурзик, да. Я вам сегодня расскажу не про себя, а знаете про кого? Да про Маринку нашу, а то чё я все про себя да про какого-нибудь Петьку, - я про Маринку расскажу.
   Маринка наша - она Куклина, но она при этом еще и няня у детей. Почему? У мамы Иры много детей, вы помните? Вот сейчас их, по-моему, 36 штук. Я в них запутался, знаете. После 30 я уже стал путаться - по дому бегает орава, и еще в люльках кто-то там лежит. В общем, толпа невыносимая. Да... И вот мама Ира сама с детьми не справляется. Нет, ну вы представьте - тут, извините меня, Манька, Юлька да Петька - уже атомная война. А тут еще маленькие - их накормить-напоить, им памперсы поменять, этих искупать, этих выгулять, этих в школу отправить. Этим шмотки зашить, а этим купить, постирать - ой вай-вай - невозможно.
   Поэтому у нас Маринка еще и няня. Она чем занимается? Помогает на кухне, готовит там, холодильник охраняет. Я же вам рассказывал, как она меня гоняла, когда я пару сосисочек себе взял покушать. Не, ну а чё? Ну, работа у нее такая, да. Она добрая, она - вы не подумайте - меня за шкирку трепала любя, я на нее не обижаюсь. Еще она с детьми гуляет - совсем маленькие у нас которые. Еще наказывает Петьку, Юльку и Маньку. Папе Васе ж некогда. Папа Вася целыми днями на работе. Поэтому вся, эх, забота, о том, как кого выпороть, наказать и отругать - на Маринке. Ей 20 лет, она тут самая старшая сейчас, и она обо всех заботится.
   Есть у Маринки мечта. Да... Догадайтесь, какая у девушки 20-ти лет может быть мечта? У девушки красивой, высокой - она такая рыжая, с веснушками, курносая такая. Эх - хорошая девушка. У нее есть мечта. Да? Да-да? Поняли? Да? Поняли?
   Маринка мечтает выйти замуж. Да. Чтобы жених у нее был замечательный. И чтобы любовь-морковь, все такое. Ну, вот как у нас с Багирой. Но никак у Маринки не получается. Знаете, почему? Вот я щас расскажу.
   Однажды летом были мы на море. Куклины каждое лето снимают дом на берегу моря и туда всей семьей уезжают. И меня иногда с собой берут. Ну вот... Один раз Маринка нашла минутку и ушла на пляж. И там она познакомилась с такым хорошым парнэм - он грузын такой, знаете, я в них плохо разбираюсь - он такой кудрявый, черноволосый такой, нос у него тоже... такой, да. Вот он и говорит ей: "Марынка! Ты мнэ нравишьса, красивый дэвушка!" И стал он за ней ухаживать. То цветы принесет, то там мандарыны, то там апэлсыны, в общем, красота. Ну да...
   И однажды он пригласил Маринку на резиновой лодке на море поплавать. Посадил ее, сам на весла сел, и вот плывут они, и он ей стыхы читает - такие грузынские стыхы. Я вот не знаю, какие - это Маринка рассказывала. Ну, вот чё-то такое, да... А наши дети, - из них самые главные Петька и Юлька, - им не понравилось, что Маринка жениха нашла. Они взяли ласты, маски, трубки, нырнули и поплыли к ним - под водой, незаметно. Те в лодке сидят, ля-ля-тра-ля-ля, все такое. Там уже чуть ли не целоваться собираются, ой. И тут вдруг - БАБАХ! Это Петька подплыл, достал иголку и проткнул лодку резиновую. Она как бабахнула, как начала воздух выпускать, как начала лодка тонуть. Да... А от берега было не близко. Совсем. Ну, чё вы думаете? Этот грузын, как герой, спас Маринку? Выплыл с ней на своей спине, и она сказала: "Спасибо, мой победитель, выхожу за тебя замуж", - да? Так думаете?
   Фига с два. Грузин как заорет:
   - Ой-вэй! Я плавать не умею! Спасите-помогите!
   Ну и чё? Маринка спасла. Да... Взяла за шкирку - у нас Маринка, между прочим, мастер спорта по плаванию. Она его взяла и так легонько - хоп-хоп-хоп - с ним выплыла. Потом она говорит:
   - Не, Гиви, за тебя не пойду замуж. Ты, - говорит, - не герой - чё это я тебя сама спасала?
   Эх... Они расстались.
   Тут как-то она стала встречаться в нашей уже деревне, в Кукуевке, с Серегой. Серега у нас сын директора школы. Той самой, куда все куклинские дети ходят. И они с ним сначала тоже тайком встречались, чтобы дети не узнали. Потому что дети не хотят Маринку отпускать - хотят, чтобы она у них всегда была няней. И они за ней следят. Вот они (не дети, а Маринка с Серёгой) где-нибудь то в кустах спрячутся, то еще как-нибудь, а потом они лучше придумали: прятаться в доме, где Серега живет. Вот... Там чтоб их не беспокоили.
   Тогда Петька с Юлькой, знаете, как придумали? Они в кабинет директора сотню лягушек запустили. Да... А потом, когда директор шел домой, его облили водой из шланга. Когда директор пришел домой, они ему мину на порог подложили. Мина, знаете, она такая - она взрывается, и там всякая гадость разлетается: такая краска всякая там вонючая, да. Директор пришел домой и говорит:
   - Серега! Я не разрешаю тебе встречаться с Маринкой.
   Тот говорит:
   - Почему, папа?!
   А папа:
   - С Куклиными добра не жди. Все! Я тебя женю на ком-нибудь другом - на сироте на какой-нибудь. С Куклиными - никогда.
   Ну вот. Так Маринка лишилась жениха. Иэхх, да...
   Она, бедная, стала искать жениха по интернету. Да, у нее компьютер есть, и она стала писать на всякие - как они называются там? - форумы, сайты. Я в них не разбираюсь. Ну, куда-то там, пытаться с кем-то познакомиться. Дети об этом прознали и начали ей вредить. То они провода ей перережут - папа Вася починит. То клавиатуру украдут - Маринка новую купит. Раз они, пока Маринки не было, украли у нее компьютер. Да... И выкинули. Такие злодеи - ну чё взять с них. Тогда Маринка купила ноутбук, и всегда с ним ходит. А ночью она его запирает в сейф. Да... Дети не могут сейф вскрыть - не, не получается. Эх...
   Тогда они сделали просто - они взяли свой компьютер, нашли те сайты, те форумы, где Маринка свои объявления публиковала, что хочет познакомиться с красивым молодым человеком, умным, вежливым, грамотным, таким вот, чтоб он.... ну, чтоб он был вообще - супер. Да... И они к объявлению Маринки - такие негодяи - знаете, что сделали? Они приписали: "Марина Куклина, живет в Кукуевке". И опубликовали фотографии ее семьи. И всех детей Куклиных. Да... Всех 36 штук. И подпись подписали: "Кто хочет жениться на Маринке - приезжайте! И будете жить у нас в доме со всеми Куклиными". Представляете? И вот Маринке уже целых две недели никто не пишет. Ну, где такого смелого найдешь? Эх...
   Бедная Маринка. Дети вредные, да... Не, ну я еще уверен - у Маринки все будет хорошо. Я ей предлагал, давай, говорю, Петьку отлупим, Маньку отлупим, Юльку отлупим. Она, бедная, плачет:
   - Да я их уже сто раз лупила - толку-то? Они все равно мне навредят.
   Маринка скоро в институт поступит. Может быть, в Москву уедет. Может быть, там она себе жениха найдет, а? Как вы думаете? А дети ж - они балбесы, да... Эх... Ну, все.
  
   Мурзик в Москве
  
   Ну, здравствуйте. Да, давно меня не было. А уж приключений у меня было - о-о-ой... Хотите, я вам расскажу, чё со мной было позавчера?
   В общем, так. Поза-позавчера сижу я в зале, где у нас телевизор. Смотрю боевик с Джеки Чаном, да. Ну, и пацаны сидят там всякие: Петька, Колька, Ванька и другие Куклины. А фильм такой интере-есный, и у меня в каждой лапе по сосиске. И я вот, в промежутках между интересным, я так сосисками махаю, махаю, потом кусь одну, кусь, кусь её, а другой еще махаю, про запас оставляю. А фильм интере-есный, там кия-кия, жмяк, бряк, погони, драки, уау!
   Вот. И тут один момент настал, когда можно было вторую сосисочку куснуть, я так а... а... а у меня ничего нету... Лапа пустая. Я туда, сюда, смотрю - Петька наш, сидит, ухмыляется, и мою сосиску доедает. У меня сосиску спёр! Да-а! Сосиску! Любимую! Ну, тут у меня душа не выдержала, душа, понимаете, и я возопил, возопил так вот:
   - Мяу! Мяу! Мяу! Сосиску украли! Мяу, мяу!
   Прибегает Маринка:
   - Что случилось? Кого обидели? Кто мяучит?
   Ну, я тут - ну не выдержала душа, понимаете, - говорю:
   - Обокрали! Петька сосиску украл!
   Маринка схватила Петьку, на коленку его положила, шлёп, шлёп его по заднице, отлупила, сосиску отобрала - вернее, жалкие остатки от нее - меня погладила по головке, говорит:
   - Пойдем, я тебе другую сосиску дам.
   Ну, я пошёл. А Петька мне вслед говорит:
   - Ну, Мурзик, я тебе отомщу!
   Ага. Ну, я сначала-то мимо ушей это всё пропустил. Получил я свою сосиску, даже две в утешение, потом съел их, что-то мне спать захотелось, и я пошёл во двор, нашёл себе тёплое, нагретое местечко - такое у нас там на бочке, на крышке - лёг, свернулся клубочком и заснул. Да.
   Проснулся я оттого, что меня трясло. И еще я чувствовал, что чем-то зажат. А трясло вот так: бум-бум-бум-бум, шмяк-шмяк-шмяк, бям-бям-бям-бям! Ничего не пойму, думаю - сон, что ль, такой снится? Ну вот, короче, открываю я глаза. Темно. Ветер свистит. У меня хвост зажат где-то непонятно, чем-то воняет, и меня трясёт, такое чувство, как будто бы, знаете, по ухабам меня трясёт. Я туда, я сюда - смотрю, какие-то мешки вокруг меня лежат, прижали меня. Я еле выбрался, смотрю по сторонам - и у меня такое ощущение, что я... в кузове грузовика... у папы Васи... Я смотрю - точно! При свете луны вижу, что грузовик папы Васи несётся по дороге, несётся, громыхает с полной скоростью, а я сижу среди мешков муки... ага... Меня ночью Петька тихонечко, оказывается, взял, засунул к папе Васе в грузовик, а папа Вася рано утром собирался ехать в рейс - он же у нас водитель, да. И он собирался муку везти. В Москву! Аааа! Ёшкин кот! Я сижу, а тут холод, только светать начинает, меня трясёт, мне страшно, я папе Васе мяукаю, скребусь, стучу, а он не слышит ничего - ну, громыхает всё... И так три часа меня трясло в грузовике, все кости, всего меня растрясло, ах! Я голодный, холодный, замерзший, сижу весь в муке обвалянный.
   Наконец-то (я весь измученный) приезжаем мы в Москву. Папа Вася тормозит в каком-то месте непонятном, какие-то стоят большие сараи, что ли, или ангары, - я не разбираюсь, - вылезает он, я к нему: "Папа! Вася!"
   - Ой! Мурзик, - удивляется папа Вася, - ты чего тут делаешь?
   А я говорю:
   - Да знал бы я! Меня сюда подкинули ночью враги, даа!
   Он говорит:
   - Да ты бедненький, да ты несчастненький, ну ты подожди, сейчас я тут схожу, все дела сделаю, мы с тобой пообедаем и обратно поедем! Поедешь у меня не в кузове, а в кабине.
   Я говорю:
   - Да-а? - и всхлипываю.
   - Да, посиди тут, Мурзичек, у меня на мешках, посторожи, а я приду скоро.
   Ну, я сижу, несчастный такой, вот. И вдруг смотрю - из дверей выходит какой-то мужик. Такой мужик, небритый, страшный, перегаром пахнет, такой комбинезон надет, весь зачуханный, затрёпанный - аах! И к машине идёт к нашей таким шагом: БАМ, БАМ, БАМ... Ах! Думаю - ёшкин-кошкин! Наверное, ограбить хочет папу Васю! И точно: я притаился, а он подходит, открывает кузов, берёт мешок, взваливает на себя, и хочет его уносить! Ах! Грабёж средь бела дня! А меня ж папа Вася оставил охранять! Я говорю - нет, нет, я должен, должен спасти папу Васю! Я должен спасти мешки, я должен. И Багиры-то нет, некому мне помочь! Ладно, я как разбежался, разбежался, разбежался, как прыгну этому мужику на шею, как вцеплюсь ему когтями в уши, как закричу ему в ухо: "Мя-а-у!" Мужик перепугался, мешок бросил, руки вверх, завопил страшным голосом: "Спасите-помогите-убивают!" - и бежать в дверь. А из дверей выбегает папа Вася на крики. Я воплю:
   - Папа Вася! Спасай! Тебя грабют!
   Он говорит:
   - Мурзик, ты что делаешь?
   Я говорю:
   - Мешок спасаю от ограбления!
   - Мурзик, ну ты балбес...
   Я говорю:
   - А чё? - а сам мужика за уши держу. Со страха. И чтоб он, конечно, не сбёг. Папа Вася меня снимает аккуратно, вздыхает:
   - Мурзик, это же ведь грузчик! Ну ты чё? Он пришёл мешки сгружать. Я ж их привёз сюда.
   Я говорю:
   - Да?
   Он отвечает:
   - Ага. Надо извиниться перед грузчиком.
   А грузчик ругается - даже неприлично передать как. Я говорю:
   - Простите, дяденька.
   А он говорит:
   - Ух, я тебя...!!! - И ещё всякие слова.
   Ой, ну ладно. В общем, разгрузили. Мы с папой Васей сели в грузовик и поехали в кафе, где он обычно кушает. И он меня угостил - знаете чем? Шашлыком! Ой, вкусно было! Мне понравилось. Да! А еще он мне в подарок купил - заехал в какой-то киоск - и купил мне в подарок бант. Не! не девчачий бант, а такой благородный бант на горлышко, на шею. Чтобы, значит, можно было с ним на какие-нибудь светские вечера идти, или на концерт, или в оперу. Что такое "опера" я не знаю, но слышал, что с таким вот бантом ходят в оперу.
   А я его попросил купить детям нашим в подарок заводные мышки, три штуки, каждому котёнку, а жене я купил красивую такую когтеточку. Вы представляете, что это такое? Не, она обычно когти точит просто об забор, (но благородная жена - понимаете?) - и мы заехали в специальный кошачий магазин, благородный такой, называется "Маркиз", и я выбрал ей когтеточку, элитную такую, с изображением собачьей морды, такая вся резная, её на стеночку прибиваешь, и об собачью морду когти точишь. Шикарно, ага.
   Ну вот. Мы с папой Васей сели и весело поехали с песнями домой. Приехали, я Багире подарок подарил, она обрадовалась, дети обрадовались, все веселятся, а я не стал на Петьку жаловаться. Думаю - во-первых, его выпорют. Во-вторых, он мне опять отомстит. А в-третьих, ну я же здорово прокатился, да? Ну, приключения, да, но зато мне было весело, и шашлык мне понравился, вот. Ну, пока.
  
   Муся-пастушка
  
   Ну, здравствуйте. Это я, да, Мурзик. Давно меня не слышали, потеряли? А я не специально, я не виноват. Знаете, кто виноват? Это все Муся, моя дочка виновата, да. Она наушники испортила, и у меня наушников не было. Знаете, как испортила? Я щас расскажу. Это такая история дикая, угу.
   Ну вот. У нас, если помните, есть коза Манька и корова Зорька. Они у нас живут в сарайчике, и их надо весной, летом, осенью пасти на пастбище, чтоб они травку щипали. Из деревни все собирают своих коров, быков, телят, лошадей, коз и отправляют их пастись на луг, который за деревней находится около леса. И по очереди все их пасут.
   У Куклиных тоже есть очередь. У них все старшие дети, которые старше 10 лет, они тоже по очереди пасут всех животных - и своих, и деревенских. И вот однажды настала очередь Петьки. Вы помните Петьку? Ну, Петька же.
   Пасти надо. Вот, а наш Петька не такой. Он у нас не любит ничего, кроме футбола. Вот ему ничего не надо, только футбол, футбол, футбол, футбол. Он даже готов не спать - только футбол. Футбол, футбол, футбол. Угу. А тут очередь пасти. А пасти ж не просто так. Это ж надо вставать утром - знаете, в 5 утра надо вставать. Ага. На поле тащиться, там целый день с этими коровами, козами - ни футбола, ничего, только вечером домой вернуться. Какой Петька на это согласится? Ну и Петька начал, как обычно, искать, кто бы вместо него пошел. Да. Он раньше часто просил Юльку - Юлька с радостью ходила, потому что Петька ей всегда 3 рубля давал за каждый день. Угу. Маньку просил. Маньке он давал 2 рубля, потому что она еще маленькая, хоть и крутая. А тут и Юлька, и Манька отказались. Они говорят: "У нас встреча в клубе девчачьем. У нас там будет битва". Они ж на каратэ ходят - банда. И они отказались. Говорят: "Мы не пойдем ни за три рубля, ни за пять рублей". Да...
   У Петьки денег вообще мало было, ему некого было подкупить. Идет он такой грустный рано утром по двору, думает: "Эх... Эх". И тут вдруг смотрит - Муся. Ну, дочка моя, помните, да? Лежит себе на заборе, короче, хвостом помахивает, такая довольная, скучает. Петька говорит:
   - Мусь, а Мусь. А хочешь пастухом быть? Или пастушкой?
   - Это как?
   Он говорит:
   - Пойди сегодня - попасешь там коров, коз, все такое. Я тебе за это вечером свои сосиски отдам.
   Муся подумала-подумала, говорит:
   - Ээ... Не только вечером, но и в обед.
   - Идет, - говорит Петька, - и в обед я тебе все оставлю. Угу.
   - Ладно, - говорит Муся, - а то скучно дома - прогуляюсь.
   Ну и чё: открыли они сарайчик, вскочила Муся козе Маньке на спину и говорит: "И-го-го! Поскакали!" И они поскакали. Со всей деревни животные собрались, и Муся их погнала на пастбище. На козе Маньке едет и кричит:
   - Мяу! Мяу! Мяу! Вперед, стадо мое! Вперед!
   А чтоб скучно Мусе не было, она знаете, чё сделала, зараза? Она из дома сперла плеер, чтоб музыку слушать, и наушники. Да, вот мои наушники, вот те самые, в которых я записываю вам сказки. Сперла их, надела, повесила себе плеер на шею и поскакала. На поле они прискакали, животные стали пастись себе помаленьку, а Муся залегла в кустики под дерево, включила самую такую мелодичную успокаивающую музыку - ну там всякие Рамштайн, там Айрон Мэйдн, Апокалиптика. Ну, вы понимаете? А если не понимаете, у взрослых спросите, они вам включат. Очень такая музыка хорошая, крутая. Да.
   Ну вот. И Муся лежит себе и успокаивается. Пять минут успокаивается, 10 минут успокаивается, ну, и захрапела Муся. Спала она часа три. Проснулась, потому что уже жара, уже все такое. Смотрит Муся, глаза продрав: ой, стадо-то разбрелось, кто куда. Кто в лес подался, кто на дальний конец луга, кто у речки пасется, а один конь даже за реку переплыл, и уже на другом берегу травку пощипывает. "Ой-ой-ой, - думает Муся, - чего делать? Ой, мне по шеям надают. Ой".
   Ну и Муся - Муся же не теряется - Муся же она вся в меня, вся в папу, вы понимаете. Ну, она пошла спасать. Нда... Включила себе в плеере казачью музыку - такую: "Эй, братцы! Любо-любо..." - и все такое. Вскочила на коня - да, там еще кони паслись тоже. И был такой конь - старый такой жеребец, звать его Мурло. Угу. Ну, у него такая морда - такая вот, как мурло - такой, знаете, важный такой. Ну вот. Вскочила на него Муся, когти ему как в гриву вцепила и говорит:
   - Вперед, мой верный боевой конь! Вперед!
   И они поскакали собирать стадо. Муся скачет, коров когтями лупит. Кричит:
   - Давай! Ты, бычина-коровина! Ты, теленок недорезанный! Вперед! Собирайтесь обратно в стадо!
   Ну и давай - гоняет по полю, гоняет, гоняет. А наушники у нее на ушах, да, чтоб ей бодрей было. Собирала она, собирала стадо - знаете, вот три часа собирала. Уже вечереть начало. Она вся запыхалась. Ну вот, смотрит, вроде собрала. Пересчитала всех - не хватает. Не хватает одного быка, одного теленка и не хватает козы Маньки. Да что ты будешь делать!.. Ну, Муся опять вскочила на своего верного Мурло и поскакала в лес, потому что искать больше негде. Все на виду - только в лесу. Она стала искать.
   Скачет она по лесу, скачет и вдруг смотрит - на опушке стоит теленок, молодой такой бычок, и трясется. Угу. А напротив бычка стоит лесной волк, наш Семен Семеныч. Помните такого? Старый такой, беззубый. Ага. И тоже трясется. Ну, вы понимаете - теленок трясется, потому что впервые в жизни волка увидал, и думает, что щас его, ну как во всех сказках, волк скушает, косточки выплюнет. А Семен Семеныч трясется, потому что он старенький и, если этот бычок щас на него нападет, эээ - Семен Семеныч же, зубов у него нету, коленки трясутся, ну, старый уже, ревматизм, все такое. Испугался Семен Семеныч. Да. Стоят, трясутся.
   Ну, тут Муся вскакивает на поляну и всех спасает. Говорит:
   - Спокойно. Не трястись! Я пришла. Все хорошо, все путем. Тра-ля-ля.
   Успокоила Семен Семеныча, бычка этого, теленка. Теленка погнала обратно, а Семен Семенычу обещала принести кашки манной на ужин. Угу. Теленка загнала. Поскакала дальше искать, быка. Вдруг слышит: в кустах хрясь-хрясь, хрясь-хрясь, хрясь-хрясь - кто-то по кустам несется. И вдруг оттуда кабан выскакивает - ну наш, местный кабан. Глаза выпученные такие: "А-а-а! Муся, спаси!" И бежать дальше. Вот. И выскакивает за кабаном бык. У быка глаза большие такие - а-а-а! Сам весь перепуганный - бык-то он здоровый такой бык, он крутой бык. Он хоть и перепуганный, а когда он пугается, то сам в атаку кидается. И он вот встретил кабана и вместо того, чтобы от кабана бежать, он за кабаном побежал. Со страха. Кабан бежит со страха, и бык бежит за кабаном со страха. Вот всем страшно, все бегут, все глаза выпученные, и Муся говорит:
   - Спокойно! За мной!
   И бык побежал за Мусей, тоже глаза выпучив. Видит только перед собой хвост коня. А Муся коня подгоняет, подгоняет: "А то нас бык догонит щас! К нам рогами в попу". Прибегают они в поле, и Муся там быка оставляет с его коровами и козу Маньку скачет спасать.
   Долго она козу Маньку искала - до самого вечера. Искала-искала, искала - думает уже, может, в болоте утонула коза Манька. И вдруг слышит: идет Михал Иваныч домой. Ну, Муся-то с Михал Иванычем знакома. Ну, вы помните, медведь наш, да? Наш медведь он всех знает - и Мусю, и Юльку, и Маньку. Он у нас частый гость в доме. Да. Муся говорит:
   - Михал Иваныч! Не ты козу Маньку съел?
   Михал Иваныч аж обиделся:
   - Муся, ну ты чё?! Какую козу? Не ем я никаких коз. Я мед там, все такое, но козу... Какая коза, ты чё?
   Она ему говорит:
   - А где мне ее искать?
   - Не знаю... Ну, пойдем, поищем со мной.
   Искали они, искали вместе козу. Приходят к берлоге, да, к берлоге медведя. Слышат, из берлоги храп разносится. Такой храп: "Хр-мееее, хр-меее".
   - Понятно, - говорит Михал Иваныч, - стоит мне только из дома выйти, как сразу - то Манька у меня спит, то - как, говоришь, вашу козу зовут?
   Муся говорит:
   - Козу нашу тоже Манькой зовут.
   - Чё-то у меня берлога какая-то для Манек очень интересная - все они приходят ко мне спать, есть. Надеюсь, ваша коза мой мед не съела.
   Медведь залез в берлогу, как рявкнет: "Уав! Вав!" Коза: "Меееее!" Как выскочит, как ошпаренная, и бежать. Ее даже подгонять не надо было, она сама на поле прибежала и мимо поля домой понеслась. А за ней все стадо с перепугу понеслось, и сзади Муся на коне понеслась.
   Вот так и погибли мои наушники, да. Муся, когда неслась, у нее наушники с головы упали и прям коню под ноги, под копыта. Ну, представляете, когда конь этот, Мурло, мурло такой копытистый, наступил на мои наушники, кх-кх-кх. Одни ошметки остались, да.... Вот так вот - спасибо Пете, спасибо Мусе - остался я без наушников. А когда у кота бедного нет денег, то и не скоро наушников дождешься.
   Спасибо, у меня недавно был день рождения. Ну да, да. Ну, спасибо, что поздравляете, спасибо, все такое. Ну вот. Спасибо, папа Вася наш добрый спросил:
   - Мурзик, что тебе подарить на день рождения?
   Я ему говорю:
   - Папа Вася, подари мне наушники, потому что мне детям надо сказки рассказывать.
   И он мне из города привез новые наушники. И вот я вам сказочки рассказываю. Так вот. Все. Пока.
  
   Мурзик у родни
  
   Ну, здравствуйте. Чё, соскучились? Давно меня не было? Это я уезжал, да. В поездке был.
   Куда? Это я в Юлевку ездил. У нас тут деревня есть за лесом - Юлевка, вот я туда ездил. Знаете, зачем? Чё, не знаете? Хм... Все Куклины знают, а вы не знаете. У меня там племянник родился. Да... Вы чё, не знаете? Здрасте. Вы не знаете, что у меня есть сестрица? Да, я у родителей не один был. У меня есть сестрица старшая, ее родители назвали Ирэна. Не какая-нибудь там Мурка или какая-нибудь Муська, а - Ирэна. Это меня они назвали по-простому - Мурзик. А ее вот так вот. Она такая великолепная, такая вся черно-белая, такая пушистенькая, такая вся о-о, да. И она там живет. Мы вообще родом из Юлевки. Не знали? Я не всегда в Кукуевке жил, это я в Кукуевке потом появился, угу. А родители у меня жили в Юлевке, и вот там сестра осталась.
   У нее есть тоже своя собственная дочка, ее, кстати, как и мою дочку, зовут Муся. Вот, у нее тоже такая Муся, такая вся веселая, такая шкодная, такая же балованная - такая же, как моя примерно. Ее сестра называет: "Ты моя колбаска - докторская". Да, очень смешное название.
   Ну вот. А тут у нее еще сыночек родился, да. Его назвали Тишка. Такой в полосочку весь. И мне позвонили, говорят: "Приезжай, познакомишься с племянничком, потусуешься". А я, знаете, чё-то так устал от всех Куклиных. Они меня тут замучили уже. Думаю, ой, поеду я в гости, тем более сестрица живет хорошо: у них свой дом, у хозяев, то есть. И дети хозяйские уже выросли, взрослые, и только она живет там да ее муж Васька и двое котят. Вот, думаю, навещу. Дом у них большой - есть, где остановиться. Думаю, поеду, отдохну. Да...
   Ну, я поехал. В Юлевку недалеко ехать, но и пешком мне лень идти. Поэтому я, знаете, как поехал? Я поехал так. У нас Юлька - наша Юлька, куклинская - повела корову выгуливать на пастбище к лесу. А корова еще по лесу любит гулять - у нас в лесу безопасно. Да, вы ведь знаете, у нас там волк есть, Семен Семеныч, но он старый, и он ни за кем не охотится, он обычно кашку ест. Медведь тоже там есть, Михал Иваныч, но его кроме меда, пирожков, ягод и яблок ничё не интересует, коровы его совершенно не интересуют, только вот чтобы поменьше мычали, когда он спит. И корова там по лесу пасется, ходит туда-сюда там, туда-сюда.
   Ну вот. А Юлевка она буквально там за лесом. Я и пристроился к Юльке и корове нашей Маньке, да. Ой, корова у нас Зорька - это коза у нас Манька, это я запутался, хм. Утром встали, я улегся на корову, Юлька тоже уселась, и мы корову погнали. Ну, вернее, Юлька погнала, а я просто поехал, мурлыкая. И мы вот так вот через поле проехали, через лес проехали. Потом меня высадили, а я уж проголодался. Да. Юлька корову чуток подоила - сама попила молочка парного, меня угостила. Было очень неплохо. Ну и тут уже близко было, и я поскакал в гости.
   Прискакиваю, а меня там Муська маленькая встречает, на шею бросается, кричит:
   - Мурзилка, дорогой! Давай играть, давай скакать, давай прыгать, давай туда, давай сюда, бым-бым-бым, блям-блям-блям!
   По голове у меня скачет, по спине скачет, со мной катается - ой-ой-ой, ай-ай-ай. Ну вот, и тут сестра вываливается, говорит:
   - Мурзик, привет! На тебе Тишку - знакомься.
   Ну, сунула мне этого полосатого. Да. А он как увидел дядю, разинул свою варежку и завопил радостно:
   - Мяу! МЯ-МЯ-МЯ! Мя-мя! Мя-мя! Мя-мя!
   Вот так вот - очень радостно было. Я его и так обнимал, и сяк обнимал, и потряс, и покачал, и... и... и туда его, и сюда. Он опять кричит радостно:
   - Мя-мя! Мя-мя! Мя! Мя-мя!
   Я говорю:
   - У вас есть где-нибудь сосиска - его в рот заткнуть?
   Ирэна говорит:
   - Да, есть сосиска. Это у него завместо соски.
   Принесли ему сосиску, и он стал ее сосать. Вот я познакомился с племянничком, да. Ну, и тут же Ирэна говорит:
   - Ой, мне надо в магазин, а ты тут, Мурзик, посиди пока с Тишкой, с Муськой.
   И убежала. А Тишка как соску-сосиску выплюнет, как замурзит радостно:
   - Мя! Мя-мя! Мя-мя!
   Ой, мама родная... А тут рядом Муська такая скачет у меня по голове, кричит:
   - Мур-мур! Мур-мур! Мяу-мяу! Давай играть, давай скакать.
   За хвост меня в одну сторону тянет, а этот младенец кричит: "Мя-мя! Мя!" О... Эта за хвост, этот за нос, за усы... И меня в разные стороны... Я говорю:
   - А у вас есть тут где-нибудь креслице, качалочка, куда-нибудь... Ой, ай!
   Вот. Я прям не знал, куда деться, да. Пока Ирэна в магазин сбегала на полчаса - сто потов с меня сошло. Этого тряси, с этой играй, этого туда, эту сюда. Я думаю, ой, ё-моё, это ж как быть мамой, это ж вообще. Не, это вообще, я понимаю, ой, я не понимаю. Моя жена еще умудряется на рыбалку ходить. Да, думаю, тяжела она - жизнь мамашки. Не, думаю, погостил я - и будет. Пришла Ирэна:
   - Ну, давай покушаем.
   Ну, мы покушали, если это можно назвать покушали, потому что я только возьму в лапу сосиску: хоба - у меня ее Муська уперла. Я только потянусь там за молочком: хоба - его уже Тишка вылакал. Я только... а они у меня на ушах уже висят и в уши мне орут. Я говорю:
   - Дорогая Ирэна, я так вас люблю, так рад, так счастлив, что к вам приехал, но мне очень уже пора возвращаться, потом что... ну, понимаете.... время позднее... там, волки, бандиты, а у меня дома дел... Ой, у меня вообще - галстук не глаженный, шляпа не чищена... Я еще должен выгулять козу, подоить кабана... корову... - подоить кого-то должен. В общем, дел у меня - просто не представляешь.
   Она говорит:
   - Да-да, дорогой мой, Мурзик мой любимый, мой прекрасный, давай, пока-пока.
   И целовать-обнимать, и я сбег. Да. Я домой несся на свой чердак - бегом. Я вот лес, поле прям сквозняком проскочил. Залез на чердак, залез на печку, лежу, думаю: ооо... нет, знаете, хорошо быть отцом, да. Вот приказал чё-нибудь: "Жена, сготовь! Дети, сбегайте туда, принесите мне там кружку молока". Хорошо, а если чё - ты их ругаешь, если чё - даже порешь. Вот. Не, а матерью быть - это вообще невыносимо. Стирать, готовить, убирать, носы вытирать... Это вот прям дело не для кота, нет.
   Слушайте, я вам говорю - лучше всего на свете быть котом. Не кошкой, нет. Котом. Котом быть лучше всего, да. Вот так вот. Все.
  
   Юлька в больнице
  
   Ой, ну привет. У нас тут такие дела творятся, такие дела, вы упадёте!
   У нас Юлька упала. И ногу сломала. Ага. И в больницу попала! Ну, щас расскажу, как дело было.
   А дело было так: на днях Юлька показывала Маньке и другим девкам приёмчик новый по карате. Ну да, вы ж помните, что она уже кучу лет как создала девчачью банду, и они там все каратистки, а Юлька главная во всём? Ну вот. У неё уже чёрный пояс по карате. И чёрная бандана. И чёрные перчатки. И чёрные носки. И чёрные... ммм, да, ну ладно. Короче, приёмчик называется "Летящая и разящая ниндзявка", ага. Ниндзявка кто такая? Это такая вся в чёрном Юлька, которая появляется из ниоткуда, всех шмяк-бряк налево-направо и исчезает в никуда... Ага, круть ваще.
   Ну, вот и Юлька выучила такой приёмчик. По боевику одному. В общем, встала она на верхней площадке лестницы в нашем доме, а девки на нижней. Она на втором этаже, они - на первом, ага. Она такая вся в чёрном, пальцы веером, рожа борзая. Приёмчик такой: прыгает она вниз, кувыркается, ногами влево-вправо, враги типа в стороны разлетаются, а она должна перелететь через головы девчонок и приземлиться. А потом исчезнуть. Ну, она почти всё правильно сделала. Враги типа разлетелись, через головы она перелетела, вот только не учла она одну мелочь. Папу Васю, угу... Он в это время из кухни выходил, он там плиту чинил, а теперь выходил: сам в спецовке, в мазуте, с ключами всякими гаечными, с ящичком, в котором инструменты.
   Ну, а теперь представьте себя на месте папы Васи: вы потрудились всласть, устали, идёте, никого не трогаете, думаете, как бы выпить пив...эээ, кваску, поднимаете глаза - а на вас с диким воплем летит чёрная образина и приземляется прям в вас! Папа, разумеется, в аут вывалился, всё поронял, инструменты все, а Юлька ногой попала прямо в ящичек этот и хрясь... Не, не ящичек, эх. Лодыжка Юлькина.
   Так она в больнице и оказалась. Так её туда и привезли: всю в чёрном, в ниндзявистом, на руках пальцы врастопырку, а нога в ящике застрявшая. Еле вынули врачи ногу. Всё вправили, гипс наложили, а Юльку уложили. В кровать, в палату больничную, да.
   И вы чё, думаете, Юлька обрыдалась там? Щас. Все вокруг рыдали от жалости, а она, пока её гипсовали, уже обдумывала, как бы ей развлечься в больнице... Она пять минут полежала пластом, и ей уже скучно стало, ужас. Аж попа заболела от неподвижности. А доктор, Николай Петрович, сказал, что надо Юльке полежать хоть недельку. Зря он это сказал, ох, зря... На свою голову.
   Вечером Николай Петрович зашёл в палату проведать Юльку, а её нету в постели. Точнее, нога её, загипсованная, в постели лежит, а сама Юлька отжимается от пола. На кулаках. Между прочим, её рекорд - 48 раз. Крутая она, угу.
   А на следующий день она мальчика отлупила. Ну да, вы верно поняли, что он не местный, не кукуевский. Местные пацаны в возрасте от одного года до 96-ти знают, что кто на Юльку нарвался - тот отбивная. Или груша. Боксёрская. А этот Аркашка три дня назад в гости приехал к тёте, а его с аппендицитом - в больницу. Теперь-то он уже был без аппендицита, зато со скукой. И вот сидит он в коридоре на подоконнике, по сторонам глазеет, скучает, короче. И тут мимо Юлька скачет. На одной ножке. А загипсованную за шею заложила, для разнообразия. Это она, извиняюсь, в туалет скакала. А в коридоре никого не было. Потому что в больнице все местные и знают, что лучше где-нибудь схорониться, когда Юлька Куклина на горизонте замаячила.
   Ну вот. А этот балбес ничё такого не знает, он видит: девчонка зелёноволосая скачет на одной ножке, и руками странно машет в разные стороны.
   - Эй, малявка! - кричит Аркашка (ой, дурак!). - Ты чё, как ненормальная, ногу за голову заткнула и руками машешь? Балерина, что ль? Хехе.
   Юлька остановилась. Вы представляете?! Тайфун и цунами на миг застыли перед вами - вот что это такое.
   - Чего-чего? - Вежливенько осведомилась Юлия Васильевна Куклина (ой, мама!). - Малявка? Балерина? Я?
   Ну, пацан видит: пигалица нагломордая перед ним (а Юлька от природы невысокая), в гипсе, тощенькая:
   - А то кому ж ещё, тетеря глухая? - И хихикает остолоп-самоубийца. - В коридоре, кроме тебя, никого и нет. Иди сюда, я тебе щелобана дам!
   Ну и чё. Приехал с аппендицитом, а оказался в соседней палате, в травматологии... А как иначе, когда бьёт гипсом сломанной ногой обладатель чёрного носка, недошедший в туалет?!.. Жалко пацана, но сам виноват. Мог бы узнать, что фамилия Куклиных в Кукуевке то же, что Коза Ностра на Сицилии. (Пап спросите про эту козу).
   Не, ну это ещё не конец, фига с два.
   Мама Ира всё удивляется, что это Юлечка ничего не просит вкусненького из дома:
   - Юленька, - говорит мама, - что ты хочешь, чего тебе принести?
   А она отвечает:
   - Да нормально, мам, ничё не надо. Тут с едой полный ништяк! Жри - не хочу.
   Странно, думает мама. Сходила в больничную столовку, принюхалась. Затошнило чего-то маму... Думает, какая девочка хорошая, терпеливая, кушает, что дают. Идёт по коридору, умиляется в душе, мол, все-то её ругают, а она вон какая... Идёт мама и замечает, что люди на неё как-то странно смотрят... Искоса как-то, с испугом, сомнением и даже некоторым, хм, недовольством. Больные, медсёстры и даже два доктора. Хм. А тут и Юлька выскакивает на одной ножке:
   - Мамусь, ну ты иди домой, а я закушу малость, а то захотелось чёта колбаски! - И шасть такая к холодильнику, который в коридоре, в котором все больные еду свою хранят. Открывает, достаёт колбаску, сметанку, йогурт и маме помахивает, мол, пока-пока. Ой...
   Я не скажу, сколько маме капель валерьянки накапали. Я когда про валерьянку думаю - мне чего-то не по себе. А по валерьянке, эх...
   А раз в больнице был обход. Обход - это когда толстый главврач с кучей худых простоврачей обходят палаты, щупают животики, трогают лобики и добродушно похлопывают по коленкам. Ну да. А тут был суперобход. Приехал ещё мэр Кукуевки, Буратинофий Карлович. Он, кстати, в соседях с Куклиными живёт и дружит с папой Васей, не хухря какая. И вот он приехал. И все забегали, засуетились, стали порядок наводить, марафет называется. Марафет - это когда больница должна быть похожа на музей с идеальной чистотой и статуями, чинно лежащими на белых простынках. Угу.
   А Юлька не вписывается в понятие марафет. Она даже в повороты не вписывается, а сшибает их на полном ходу. Она вписывается только в книгу жалоб и предложений. Она вот украла эту книгу, вписала в неё 324 жалобы на врачей, медсестёр, поваров, соседок по палате, родственников Толика из пятой палаты, за то, что у него дядя с усами, а бабушка икает громко. Ещё пожаловалась на тараканов, мышей, компанию Орбит за их жвачку, которая не приклеилась ко лбу Наташки, когда Юлька плюнула в неё на спор и проспорила в итоге три рубля, и на отвратительный моральный климат в больнице.
   В разделе предложения она предложила только одно: закрыть больницу нафиг и открыть в ней спортзал. Все боялись, что она эту книгу вручит мэру при суперобходе, но Юлька не дура ведь. Она ему по почте отослала.
   В итоге, проблему марафета решили просто: Юльку выписали досрочно. Вызвали папу Васю, маму Иру, пожарную команду, вынули Юльку через окно, погрузили в машину к папе Васе и спасли больницу от закрытия.
   Такая вот у нас Юлька. Благодаря ей в больнице полный ма-ра-фет.
   Ну и всё, пока.
  
   Мурзик один дома
  
   Ну, здравствуйте. Это я, Мурзик. Заждались меня, да?
   А слышите, какой у меня шум в доме? Не слышите? Я тоже не слышу. Потому что дома у меня нет никакого шума. Потому что дома у меня тишина. А почему тишина? А потому что Куклины уехали на море отдыхать. Красотааа...
   Мало того - они всех забрали. Они даже моих котят забрали. Они всех забрали, кого только можно. Они даже забрали Мадлен, собачку. Они отдали временно корову и козу соседям. Они даже рыбок взяли с собой, которые у нас в аквариуме плавали. Да... И хомячков, которые живут там непонятно зачем в какой-то клетке. Остались дома только я да собака Жучка. Она не поехала, она говорит - я буду дом охранять. Моя жена Багира тоже не поехала, но ее дома нет. Багира решила отдохнуть от всех. И от меня, и от детей, и она поехала к своей тётке, в город. Обещала показать ей, как правильно мышей ловют. Тетка, понимаете, в квартире живет, и никогда мышей не видела, только тараканов. Вот. А мало ли чего в жизни пригодится, да? Ну, Багира поехала, говорит, поеду, научу. А та ее обещала в зоопарк сводить. Тигров там, львов посмотреть. Хе, пускай посмотрит.
   Ну вот... А я тут дома остался один за хозяина. Че я не поехал? Аа, не надо. Я уже раз съездил с ними на море, спасибо - не надо. Это дурдом. Вот вы представляете у нас дома дурдом, да? А там дурдом вдвойне. А может втройне. Ну, представляете - они приезжают на море, снимают там около моря домик. Такой домик - домище, трехэтажный. Да... И как они там дурью маются... Если дома они как дикие звери, то там они, извиняюсь, как взбесившиеся слонопотамы. Они там носятся, прыгают, плескаются, купаются, меня они несколько раз в море кидали. Вы знаете, как я к морю отношусь? Они говорят - смотри, Мурзик, акула плывет! Хватают меня за лапы, хлобысь! Знаете, как страшно? А я выплываю обратно, смотрю в море, смотрю - плавник. Аааа... Я чуть там прям не умер, ко дну не пошел. Доплыл, а они смеются. Это оказывается дельфин был... А я че, знаю, чем дельфины от акулы отличаются? Мне какая разница, кто меня съест? Представляете, какие дети? Ага. То они раз меня похитили, в лес утащили, к дереву привязали, стали в индейцев играться, прыгать вокруг меня, поджарить обещали.
   Нее, я с такими детьми никуда не поеду... Я дома один останусь. Представляете, какая благодать? Один... Спишь - скока хочешь, телевизор смотришь - скока хочешь, я целыми днями сижу, смотрю - боевики про Джеки Чана. Кун-фу изучаю. Мне ж надо научиться, как Багира, сражаться с крысами. Даа... Поэтому я целыми днями лежу себе, сосисочки жую, смотрю как Джеки Чан нунчаками - вау, вау, вау. Я так сосисочками в разные стороны лениво - вау, вау, вау.... Потом посплю там, посплю, опять проснусь.
   Охотиться не хожу, понимаете... раньше я хоть на холодильник ходил охотиться, а теперь... Ну, че на него ходить охотиться? Представляете - мне предоставили холодильник в полнейшее распоряжение. Да... Представляете - приходишь к холодильнику, а его никто не охраняет. Открываешь - а он забит едой. Для тебя. Вот вы представляете - они уехали на целых две недели и всё мне оставили, всё... На верхней полке тонна, наверно, лежит сосисок. На следующей полке - молока хоть залейся. Сгущенка, сыр, сметана - утопись. Еще ниже - другой всякой там вкуснятины, которую я люблю - там курятинка, там... ну вы понимаете, всякое такое. Представляете? И на это охотиться не надо. Ну, я так для приличия напрыгну, напрыгну на сосиски, - ну скучно, они не сопротивляются, никто не выскакивает из-за угла, не кричит на меня - пиф-паф ое-ей... Ни Маринка, ни Юлька, ни Петька. Да...
   Даже ем меньше, чем обычно, как-то неинтересно. Меньше ем, но чаще. Раньше я ел пять раз в день, ну, а щас раз десять, двенадцать, пятнадцать... Ну, а чё ещё делать? Ну да, я ещё выхожу иногда гулять. Мы с Жучкой посидим так, посидим. За чашечкой сосисок... Жизнь нашу пообсуждаем. Ну, скучно, понимаете... Жучка, она просто Жучка. Она... с ней драйва никакого. Она вот сидит только и блох вычесывает. С Мадлен хоть можно было побегать как-то вот, чё-то вот... А эта - одни разговоры только какие-то старушачьи. Скучно. Нет, ну по забору похожу, то на крыше полежу, позагораю там немножко... Скукота.
   Телевизор надоел. Я уж три дня без них без всех, знаете, скучать начал. Вот скучаюююю... И вроде надоели, знаете, надоели. Но вот просыпаюсь я утром и думаю - где я? В гробу, что ли? Что это тишина такая, не пойму. Никто не прыгает, не бегает, за хвост не тащит, дети у меня рыбу не крадут, не утаскивают, отшлепать некого, порычать не на кого, убежать не от кого... Они мне, знаете, только телефон оставили. Дааа... Я им звоню иногда, мне хоть мои котятки привет передают, рассказывают, как они там на море весело прыгают, играют... да иногда мне Петька что-нибудь в трубку крикнет.
   Я вот что-то загрустил один, решил хоть с вами пообщаться немножко, поговорить... Да, вы знаете, хорошо, когда все уехали, но не надолго, а то становится быстро скучно, грустно... И боевики - я посмотрел уже восемь боевиков. Надоело. Вот всё надоело... Хочется обратно. Хоть бы Багира поскорей приехала, она тоже уехала на целых десять дней. Еще впереди целая неделя, пока Багира приедет... Скучно мне, мяу... мяу... пожалейте Мурзика... мяу... мяу...
  
   Ягуля
  
   А вчера Муся моя, дочка которая, шаловливая, говорит перед сном:
   - Пааап, расскажи мне сказку, а?
   Я говорю:
   - Оо, а про кого тебе рассказать?
   Она говорит:
   - А расскажи мне про молодую бабу Ягу.
   Ну, я и рассказал. А чё, я ж талантливый, да... Хотите, вам расскажу? Рассказать? Щас расскажу.
   Жила-была молодая баба Яга. Но она была совершенно не баба и не Яга, нет... Баба-Яга - это такая старая, сморщенная, такая с длинным носом крючком, живет в лесу, в избушке на курьих ножках и ходит с метлой, летает в ступе, ну всё такое... ну вы понимаете, да? Ну, вы ж знаете сказки, ага. А это была молодая, и была она не баба, а была она девушка. И звали её не Яга, а Ягуля. Да, так её звали. Просто - Ягуля.
   И жила Ягуля не в лесу и не в избушке, жила она в Москве, даа. Она вот приехала из деревни и поселилась в Москве на самом верхнем этаже небоскреба. Да... знаете, зачем? Затем, что у нее из квартиры на крышу есть люк. А там у неё, на крыше, стоит, знаете че? Думаете, ступа с метлой? Хехе, щас. Нееет... Там у неё стоит дельтаплан. Не знаете, что такое дельтаплан? Это такая штука с крыльями, с моторчиком, в неё садишься, прыгаешь, прям с небоскреба прыгаешь, и летишь, куда тебе хочется... Воот... А откуда у неё был дельтаплан? - ну она ж всё-таки из рода Яг, Баб-яг или Баб-ягов, как их там называют, поэтому ей тоже хочется летать. Поэтому она в Москве живет на этом верхнем этаже и летает на своем дельтаплане.
   А дельтаплан этот она сама себе сконструировала, знаете, как и почему? Потому что она в институте учится. Даа. Причем сразу на двух факультетах. Она изучает китайский язык. Зачем? Она хочет в Китае побывать. Она хочет полететь в Китай и там со всеми познакомиться, особенно с китайскими баб-ёгами, как их там зовут - Ба-Ё какое-нибудь или Бабо-Яго, вот, ну не знаю, как их там звать. А еще она хочет побывать в монастыре Шаолинь и выучить кунфу. Кунфу - это такое кья, кья, кья - руками бабах, ногами бабах, прям в пузо, ага. Такая, в общем, она девчонка крутая.
   А второй факультет, на котором она учится - технический. Она там изучает всякую электронику, компьютеры и как конструировать дельтапланы. Да, она очень умная. И вот она на этом дельтаплане сама летает на занятия, угу. Учится она хорошо. Она почти отличница, но иногда у нее бывают проблемы на экзамене с китайским языком. Понимаете, она начнет свой дельтаплан ремонтировать и ремонтирует его там, ремонтирует... оп! - а у нее завтра экзамен по китайскому. Она придет - и че-нибудь не выучила. Билет возьмет - и не знает его. Она знаете, чё тогда делает? Она ж всё-таки баба-яга. Она колдовать умеет. Да. Она берет, смотрит преподавателю в глаза. У них преподаватель такой толстый дядька, она смотрит на него и говорит: "кульдыль-бульдыль, буль, буль". И он сразу начинает улыбаться, головой кивать, говорит: "Да, Ягуля, да, правильно говоришь по-китайски, правильно, молодец, пять тебе". Ну, это она иногда так делает, понимаете, это вот редкий случай, так она хорошо учит всё, а это вот - когда она слишком занята бывает, да.
   Ягуля - девушка очень хорошая. Она красивая такая, кудрявая такая, рыжеватая. Такая вот невысокая, но миленькая, да. Она ходит так - у нее юбка джинсовая или джинсы просто, такие драные, ну чтоб немножко под бабу Ягу косить. Всякие у нее там ошметки висят, всякие дырки на коленках, ага. Еще она, как баба Яга, носит платок, но не в смысле повязанный, как старушка, а она носит бандану. Что такое бандана? Ну, необразованные... Бандана - это такой крутой платок. Его надеваешь на голову, повязываешь, как пират, и на этом платке всякие черепушки изображены, всякие там змей-горынычи, всякие там... ну вы понимаете, всякое страшненькое, вот. Еще она носит всякие фенечки на руках, на шее всякие побрякушки, ну чтоб косить под крутую... Да...
   Дома у неё живёт целых три чёрных кота. Ну, она ж всё-таки должна соответствовать имиджу. Они у неё... Думаете, они у неё какие-нибудь страшные, превращаются в кого-нибудь? Фига с два. Они у неё только жрут целыми днями корм и по квартире шастают, да на крыше орут день-деньской, вернее, они ночами орут, а днем спят. Вот и вся от них польза.
   А в свободное от учёбы время она, знаете, чё делает? Она дружит с всякими хиппи. Хиппи кто такие? Ну, как вам сказать? Понимаете, такие юноши и девушки, лохматые, красивые, одетые смешно, и вот они целыми днями сидят где-нибудь в парке на траве, с гитарами, с балалайками, с флейтами, с прочими музыкальными барабанами, и целыми днями только песни поют, веселятся, гуляют там, дружат, в общем, веселая компания такая, да... Она после занятий к ним на своём дельтаплане прилетает, она у них вокалистка. У них группа есть, называется "Волшебная любовь". Прям так и называется, угу. Она сама придумала. И там ребята играют всякую такую музыку - лесную, поляночную, дуплистую музыку такую, знаете, такая вот... как будто у них птички там поют, как будто у них звери там воют и рычат, такая очень классная музыка... И она у них поёт. Она вообще после института решила еще и певицей потом стать, настоящей, да... Она у них поёт в парках, даже много денег зарабатывает - там, знаете, мимо прохожие проходят и им деньги кидают. Много денег накидали, она даже себе смогла мотоцикл купить. Она теперь не только на дельтаплане, она ещё теперь рокерша.
   А в свободное время по вечерам, она, знаете, чё делает? Она подрабатывает в детском саду. Знаете, кем? Она там сказки рассказывает. Всякие про Кащея, про Иван-царевича, про Василису Премудрую, она всё это хорошо знает. Про баб-ёг рассказывает, всю родословную, всю историю, а дети, открыв рты, сидят и слушают... Да... А еще она им чудеса показывает. Она чё-нибудь тихонечко скажет - кур-буль-буль-буль или шакимаки-букибук, - и у неё из карманов выскакивают поросята розовые. И начинают бегать по всему детскому садику. Дети весело за ними скачут, а потом эти поросята превращаются в белых мышей, и дети уже от них убегают, потому что боятся мышей. А потом эти мыши превращаются в бабочек и в окошко - пурх и упархивают. Дети думают, что это фокус, а это просто они так вот немножко волшебством занимаются. Даа...
   Ещё она по вечерам вышивает крестиком и гладью всякие картиночки на сказочные темы и в детском саду их вешает на стены. А еще она собирается замуж... Да, не абы хны. Не, вы думаете, за Кащея Бессмертного или за Иван-царевича? Ничё подобного. Близко ничё подобного. И даже не за Ивана-дурака. Не. Его Серёгой звать. Угу. Он рокер. Рокер - это такой парень, у которого есть мотоцикл, такой чёрный мотоцикл, у него есть чёрная кожаная куртка, чёрные очки, и ещё он в их фольклорной группе играет на барабанах. Хороший парень такой. Он вечно небритый, ходит такой вот, стильный, да. Мне нравится. Ей тоже. Они с ним иногда на пару на мотоциклах гоняют. А иногда садятся на его мотоцикл и куда-нибудь едут, ну, куда-нибудь гулять там, в лес, куда-нибудь в горы, ну всё такое, понимаете. Эх, дааа...
   И вот он ей нравится, она ему нравится, ну, всё дело идет к тому, что пирком да... ну вы понимаете меня, да? Ну чё вы, не понимаете, что ли? Да... Вот так у неё жизнь проходит, очень жизнь у неё весёлая...
   А тут как раз Муся и заснула... Ну, я ж не буду спящей Мусе сказку рассказывать? Нет? Нет... Да в принципе сказка-то и кончилась. Пока. И вам хороших снов, мурлычных. Мрр...
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"