Dragon T.T.: другие произведения.

The most important secret of magic

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Добавелен Пролог следующей большой части 22.05.2010

  The most important secret of magic
  
  
  Пролог
  
  Страна Ая, что может быть прекраснее её? Невысокие холмы, поросшие сочной травой, одноэтажные уютные домики-мазанки и это всё складывается в удивительные по своей красоте пасторальные картины. А вот, рядом висит выполненная на огромном листе пергамента карта самой Айи. Огромная и, меж тем, маленькая страна, идеальной овальной формы. Окаймлена Ая кольцом гор, почти на всём своём протяжении горы высоки и неприступны. И лишь на самом юге горы превращаются в пологие холмы, что не препятствуют поступлению тёплых и влажных ветров с моря. Так же, эти холмы просто идеально подходят под великолепные виллы, что в изобилии стоят там, ибо вся знать Айи почти круглый год проживает там, уезжая на север только на время сезона штормов.
  А! Вот и эта картина! Висит справа от предыдущей, пасторальной. Виллы, ранее утро в гавани, и красивые, чёрноглазые и чёрноволосые мужчины и женщины вкушают все плоды и радости этого прекрасного края. Великолепная картина! Знаменитая кисть Хега Картпблта. Художника, репрессированного за то, что однажды посмел нарисовать 'Пир господ' не так, как это предписывают каноны живописного творчества, а как было на самом деле. Да, хорошая картина, очень жизненная. Она, официально была сожжена на площади императорского дворца. Но на самом деле, из поколения в поколение, молодые императоры любуются ею... ну, короче любуются. Ведь картина очень и очень жизненная. И сейчас, новый император, одиннадцатилетний Рара Кардбптрог, едва вспомнив эту картину, содрогнулся от отвращения. И покраснел от стыда. Да, картина очень жизненная, а Хег был величайшим мастером кисти.
  А дальше? А дальше на стене высокого и светлого кабинета императорского дворца висела огромная картина кисти Цыга Йыфтрптбтра, южанина по происхождению. На картине был изображён сам дворец императора. Изображён против всех канонов живописного искусства не только того времени, когда картина писалась, но и канонов, традиций нынешнего дня. Они просто оказались попраны смелой кистью Цыга. Дворец императора был возведён во времена столь давние, что и сами Величайшие маги тогда не вели своих тайных летописей. Был сей дворец не дворцом вовсе, но твердыней возведённой на огромном камне, упавшем с небес. Да и сама твердыня поражала своим величеством: огромные стены, донжон, зубцами раздирающий брюхо облакам, стены, что белизной спорили с вечными снегами Окаймляющих гор. Но всего этого не было видно, так как на картине эта твердыня Света и оплот Справедливости, была изображена вблизи, как бы нависая над зрителем. И самое главное, свет в этой картине падал не на замок, а просто-таки бил в глаза наблюдателю, сквозь прореху в густых, кучевых облаках, и чёрной тенью этот свет затмевает замок. Это, кстати, было обязательным условием: изображать замок таким образом, будь-то его всегда освещает свет древнего божества - Солнца (Ааннаика) сквозь тучи греховных дел его сыновей - людей. Но трактовка традиций Цыга Йыфтрптбтра была слишком экстравагантна для тех времён и художника, на всякий случай, быстренько казнили. Однако, картина понравилась императору, и пришлось срочным образом искать повод для казни. Какой, уже никто не помнит, но все Цыга Йыфтрптбтра художника очень осуждали, а рассуждать о том, что же конкретно он сделал, считалось неприличным.
  Да, огромный круг, хотя учёные говорят, что не круг, а эллипс, но это не важно. Замок повелителя этих земель, действительно стоял на 'звёздном' камне, как бы приближая императоров к богам. Сами земли имеют форму чаши с обломленным южным краем. Вытянута Чаша больше к северу. В центре низина, зажатая меж всхолмием от упавшего камня и пологим подъёмом, что идёт до самых Окаймляющих гор. А по всей равнине, почти на равных удалениях друг от друга, стоят замки мелких феодалов, на таких же каменных основаниях, что и основание императорского замка. Такое ощущение, что их не случайно так равномерно распределили.
  Не случайно, ибо такой рельеф просто создан для постоянных гражданских войн, а после оных прекрасно подходит для установления эффективной сети управления крестьянами, которые вечно кормят, обслуживают и оплачивают все эти баронские стычки. Страна постоянно либо раздробленна и находится в состоянии вялотекущей гражданской войны, либо находится под мощной пятой тирана-узурпатора. И так уже сорок поколений императоров. Примерно тысячу с лишним лет. До этого тоже, что-то такое было, но тогда правил совет Величайших магов, что сидели именно в том самом замке, теперь принадлежащим императорской фамилии. Конечно, вторжения варваров с севера, пиратов с юга. То есть скука.
  Молодой Ааннаик-аак-та-бо (Солнцеликий и хранимый богом Солнца) император, отвернулся от картины, изображающую батальную сцену, где Величайшие маги молниями и огнём с небес уничтожают бесчисленные рати варваров и пиратов, что окружили замок сплошным кольцом. Да, как спасать свои шкуры, так они всегда общий язык находят, а как сделать что-нибудь полезное, так сразу грызня и интриги. Собственно, именно по этому-то и занимает сейчас эту Гору-В-Долине династия императоров, а не Величайшие из магов.
  Сейчас же императора донимали всякие неотложные дела. И, конечно же, второй советник. Налоги поступают не регулярно, крестьяне бедствуют всё больше, Замок императора потребляет почти седьмую часть всех доходов государства. Второй советник был правильным экономистом, но он был очень плохим царедворцем - ну как мальчик двенадцати лет уразумеет то, что он абсолютно знать не хочет? Совсем другое дело первый советник - этот был замечательным царедворцем, но абсолютным профаном в экономике. По этому он искренне верил в тот бред, который сам сочинил и преподнес императору, дескать, нужно просто ввести в пару провинций войска, поднять ещё налоги на торговлю и одарить землями пару родственников самого Первого советника.
  Хотя, будь даже второй советник услышан - ничего хорошего не вышло бы. Любой здравомыслящий правитель всё равно бы ввёл войска в парочку провинций, для того чтоб не забыли, чьему штандарту следует кланяться. И поднять налоги. То есть - всё как всегда, только на другие цели направлено.
  Но одна новость всё же заинтересовала императора: новость об Убийце магов. О Мрачном Дууме с глазами цвета Адова Моря. Кошмар из самых чёрных уголков души человека. Он слышал о нём с самого младенчества, и лично с ним императору очень не хотелось бы встречаться.
  Но, кто этот Убийца магов?
  Part 1
  Детство
  
  Тяжек труд крестьянский. Это знает каждый мальчишка или девчонка из общины. Любой общины. Тяжек и неблагодарен. Если сделаешь меньше, чем сказали делать, получишь нагоняя и останешься без обеда и ужина, если сделаешь больше чем надо, получишь в два раза больше по шее. С одной стороны, ты посрамил родителей, ведь они-то считали, что ты не сможешь такой объём работ выполнить, а с другой стороны, ты получишь в два раза больше потому что, на следующий день ты еле как сможешь шевелить руками от перенапряжения. Но если ты сделаешь ровно как надо, то всё равно получишь по шее. Для профилактики. Это я вам рассказываю, а вот наш герой таких слов не знает - профилактика, объём работ.
  Парень, как парень, только чуть не такой как все. Личико у него округлое, голос тихий, да и вообще парнишка упитанный. А среди вечно голодных и злых деревенских быть не таким как они, значит подписать себе смертный приговор. И это без гипербол - на самом деле, таких могли запросто убить. Дул Булпбтр третий сын в семье крестьянина, главы семьи Булпбтр. Ёму было десять и на нём были все младшие в семье дети - присматривать, убирать, кормить. Мда, не самое почётное занятие для деревенского парня. Этим занимались девочки, но Дул был слаб физически. Нет, он не был уродом, просто от чего-то он не наращивал мышц, как все мальчишки, а набирал вес, становясь похожим на пончик. Но это же не повод?!
  Сейчас Дул был свободен. Тот самый редкий миг свободы под вечер в середине месяца созревания священной юппбтокки, когда не надо работать в таком бешеном темпе, как во время увядания оккотки или разрастания липы. Урожай люди этой страны собирали два раза в год. И пользуясь этим блаженным временем, Дул улизнул из дому, родители всего лишь подзатыльник отвесят, но не более.
  Как чудесен вечер! Жара уже спала, духоты нет из-за редкого в этих краях дыхания Севера. Дулу очень нравились рассказы о Севере! Там было очень холодно и красиво, там были бескрайние просторы и бездонные моря. И не важно, что все рассказы о севере сводились к одному - там мог выжить лишь тот, кто будет жить по-звериному. Но Дул понять не мог - а что же хорошего в таком, цивилизованном способе житья? Конечно, он не знал слова 'цивилизованный'! Это уже мои вольные интерпретации. И так.
  Гулять Дул любил на окраине общинной деревни - там меньше народа, но и здесь его достали:
   - Эй, Дул! Лови! - мальчик повернул голову туда, от куда он услышал своё имя. И тут же за это поплатился - камень разбил ему губы и нос. Он тонко заверещал и упал на бок, суча ногами. В который раз уже ему попадало на этой седмице! Но сегодня они переступили все возможные границы!
  Ему было очень больно, но мальчишкам, запустившим в него камень, от этого было только веселей. Пончик Дул прижал к изувеченным губам и носу ладошки и пищал уже сквозь них. Самое главное, он не понимал за что! Его били, как и всех соседских мальчишек, если он рвал новенькие штаны или опрокинул бы ведро с только что надоенным молоком. Любого мальчишку в деревне могли побить свои же мальчишки, если б тот сжульничал в шарики - любимую игру всех окрестных деревень. Любого, кроме него, Дула били чаще всех. Он понимал, что это только из-за того, что он является обузой для всей общины - работать как следует он не мог, но есть-то он ел! И ел не мало. Но лично для себя Дул решил, что так обходить с ним не справедливо. Он так думал подспудно, на уровне неясных ощущений, но ни как не стройной жизненной позиции. Но, что поделаешь, если общество так устроено?
   - За что?! - он увидел своих ржущих мучителей, что встали вокруг него, пиная в него пыль и маленькие камушки. Вдруг, мальчишки увидели, как он перестал выть, сел и отнял от разбитых губ испачканные в крови руки. Повернулся к одному из парней и, глядя ему в глаза, совершенно спокойным голосом, чуть гнусавя, спросил:
   - Почему ты это делаешь? - мальчишки ещё пуще засмеялись, некоторые упали, да так и не смогли встать - этот нытик так потешно выглядел со свёрнутым носом. А мальчик, к которому обратился Дул, вдруг замер. Улыбка как-то стекла с его лица, и он задумчиво пожал плечами, мол, не знаю. Лиц его вдруг побледнело, а губы затряслись, этот парнишка, вот только сейчас чувствующий себя победителем, вдруг понял, что очень скоро что-то страшное и неотвратимое раздавит его. Заводила в компании этих хулиганов невысокий, плотный Тун Нобрдптр заметил это и обратил внимание на своего 'кореша' всех остальных:
   - Глядите! Лум пожалел толстячка Дула!!! Иди, погладь его по головке! Утри ему сопельки! - глумился над бывшим товарищем заводила. А потом, резко став серьёзным, на столько, что его лицо обратилось в отвратительно тусклую маску гадливой злобы, он бросил команду своим дружкам - Бей гада, ребята! Ни какой пощады тем, кто объедает нас! - Парни тут же кинулись на Лума, и теперь Лум стал объектом их ненависти. А малыш Дул тут же отполз в ближайшие кусты, там встал и, пригибаясь, припустил домой. 'Лум получил по заслугам! Нечего было якшаться с этими хулиганами', думал Дул. Мальчик подбежал к ручейку и стал смывать кровь. Пальцы его дрожали, в голове был шум, и он не мог нормально вздохнуть. Он посмотрел на своё изображение в речке и увидел, что нос его вывернут неправильно. Тоскливо подумал, что теперь-то ему точно влетит по первое число! И тут же он решился вправить нос, чтоб избежать хоть часть той кары, что для него припасена в больших закромах родительской опеки.
  Ощупал пальцами нос, нашёл выпуклость и стал давить в сторону разъединения костей и в противоположную сторону смещению носа. Боли не было: всё было каким-то ватным, но вот лицо и уши болели какой-то странной и непередаваемой болью. Вскоре парень почувствовал, что дышать он может нормально и что кровь течёт рекой по его замызганной одёжке. Тут же он опустил лицо в ручеёк и подставил искорёженные губы и носопырку холодным и весёлым струям воды.
  Лум... Он подставил его. Да, но Лум сам виноват. Тун, Мук, Нуз, все остальные. Они заплатят. Дул видел, как он подставил мальчишку, и понял, что только так можно избавиться от этой травли, избавляясь от тех, кто тебя обижал. По одному. Лум, бедняга Лум. В последний миг Дул видел его глаза и Дул мягко улыбнулся своему бывшему мучителю. Ведь Дул отправлял Лума в лучший мир, где ему будет спокойно. О лучшем мире Дул прочёл в украденной в храме Брыгхтоноага книжке про деяния всех-всех богов. Вместе с этой книжкой он украл и другую книгу - священную книгу знаний, что позволяла учиться письму и чтению. Жрецы всем рассказывали, что научиться читать и писать можно только при помощи двух составляющих божественную благодать бога Брыгхтоноага, а именно этой книги и жреца бога Брыгхтоноага. Всё остальное считалось ересью и подвергалось гонению. Но Дул давно усвоил, что все правила надо нарушать, а тайны вскрывать. Только делать это так, чтоб никто не узнал и Дул ни у кого не вызывал подозрений. Вот уже год он имел свою Великую тайну - он учился. Он постигал науки, как мог. Он шёл к ней. К Великой Тайне. Что она из себя представляла? Да от куда он знает!? Может она выглядит как всеобщая любовь? Или могучий меч? Он не знал, но он прочно себе уяснил, что если он хочет жить, он должен искать и найти эту тайну. В этом мире все умирали слишком рано, лично на мой взгляд. И только актрпб, которых мы можем звать магами, жили долго.
  Конечно, ему влетело! И ещё как влетело! Ведь всё его рваньё, которое по ошибке зовут одеждой, было в крови. Но и в этом Дул нашёл плюс: ему отдали старую одёжу старшего брата. Это хотели использовать в качестве подаяния нищим у храма Брыгхтоноага, но теперь придётся отдать Дулу, несносному мальчишке!
  И сейчас Дул совершенно спокойно сидел в уголке и помогал отцу с починкой зимних башмаков самому отцу. Зимой приходили штормы с юга, а порой прилетал Снег с востока, и по этому зимой нужно было очень сильно беречь ноги в этой болотистой равнине и ещё потому, что тут были частыми подземные ключи с очень холодной водой.
  
  Отрочество
  
  Молодой паренёк своим умилённым взглядом вгонял в дрожь не только всех окрестных мальчишек, но и своих родителей и старших братьев, и сестёр. После смерти малыша Лума Кутрптра всю шайку окрестных хулиганов очень не любили, и ни кто не огорчался особо, если кто-то из них ломал себе ногу или зимой простывал и умирал от внутреннего огня.
  Но Дула Булпбтра, уже отрока, давно не занимали мысли о мести. Но он продолжал убивать или калечить тех, кто когда-то его обижал. Он понимал, что только террор способен внушить нежелание своим соседям утопить его. Страна, где жил Булпбтр была бедной на плодородные земли, и приходилось всех неспособных к тяжёлой крестьянской работе топить, если уродство было заметно с рождения, либо продавать бродячим работорговцам. Лишние рты очень дорого обходились общине. Сам Дул был не очень физически силён. Он был скорее рохлей, но травля подействовала на него не так, как обычно. Таких неженок малолетние жители общины просто забивали до смерти или калечили до состояния полной непригодности. Таких калек выбрасывали на дорогу, ведущую на тракт - а это равносильно убийству.
  Но Дул выжил. Вместо него умер Лум, и кровавая жертва богу Хаглдвуду, покровителю магов, убийц и воров, была принята. Вскоре Дул ушёл из общины сам.
  Дул решил, что теперь самое время учиться дальше. И учиться именно магии.
  
  Юность.
  Гуд Зенкртпбт был уже не молодым, но успешным магом. Почти половина всех его заклятий низкого уровня срабатывали, а уж если кого проклянёт, то тому не жить точно! Если только этому несчастному не поможет другой маг, столь же опытный, как и Гуд Зенкртпбт. Этот полноватый и импозантный лет сорока пяти мужчина был весьма уважаемым магом и имел авторитет славного малого и не дурного знатока рисового пива. Черты лица были весьма приятными, но всё же он был уже не тот дерзкий и молодой маг, что так много сделал для города Кенегрдпрта. Сейчас у него было не так много работы и он 'красиво старел'. Очень многие молодые вдовы (развод бог Анкеротрбрт давал только в случае смерти одного из супругов), да и ещё не замужние девушки были отнюдь не прочь скрасить ему старость и согреть постель. Но, от чего-то.... Впрочем, об этом чуть после скажу.
  Сегодня же в пятнадцатый день четвёртой части сезона цветения священной оккотки у него случился неожиданный праздник: у него появился ученик!
   - Скажи мне, юноша! - сказал своим красивым и глубоким голосом престарелый маг (до тридцати лет редко кто доживал, даже маги, уж сорок пять это действительно старый человек) - Что тебя привлекает в магическом искусстве? - юноша, что стоял перед ним, был черноволосым, но с каким-то необычным отливом этих чёрных волос. Одет он был скромно, но со вкусом: во всё чёрное, но тщательно вычищенное. Сам юноша, складный, но тонкий, для крестьянина, стоял перед ним и так трепетно краснел, что невольно старому магу хотелось приобнять за плечи паренька и приободрить таким образом.
   - Ну что же ты? - маг больше не мог изображать из себя сурового чародея и мягко улыбнулся ему. Парнишка, ещё совсем малыш! Четырнадцать лет от роду! Парень, наконец, собрался с силами и поднял свои глаза на мага:
   - Я хочу учиться магии, так как я хочу стать похожим на Вас, актрп-бо (магистр)! - выпалил на одном дыхании мальчик. Гуду очень понравились эти слова, он томно опустил взор и смущённо сказал:
   - Ну, что ты, мой мальчик! Какой из меня магистр?! - но самому ему очень понравились эти слова. - Ну, хорошо! Ты меня уговорил! Я буду тебя обучать! Скажи мне, у тебя есть родители? Опекуны? Что, нет?! - Гуд Зенкртпбт не верил своему счастью! У мальчика нет родителей! Он прислан частным пансионом! Это дар Хаглдвуда, покровителя магов!
  Два дня прожил мальчик в доме у колдуна. Гуд как мог себя сдерживал и позволял себе лишь прийти в комнату к своему ученику и ему пожелать спокойной ночи. Но вот, Гуд решил, что время настало. Мальчик не однократно бросал на Гуда восхищенные взгляды во время уроков или за обеденным столом, а когда волшебник поворачивался, он тут же, краснея, бросал взгляд себе под ноги.
  И вот, на третий день пребывания ученика в доме у волшебника, сам Гуд пребывал в крайне возбуждённом состоянии: ещё ни разу так долго не было! И он всё решил!
   - Дум! Мой мальчик! Спустись в гостиную ко мне, пожалуйста! - сказал Гуд, с лёгкой дрожью в голосе. Сегодня он сходил к парикмахеру и уложил свои пепельного цвета волосы в красивую, почти женскую причёску. Он даже халат себе сегодня выбрал розового цвета с золотыми вставками. Приглушённый свет, огонь в камине. Дум спустился к своему учителю и замер на краткий миг в оцепенении и Гуд понял, что сегодня всё получиться.
   - Присядь ко мне, на диван, нам нужно серьёзно переговорить! - сказал Гуд, чувствуя, как возбуждение уже поднимается от середины бёдер к его чреслам. Дыхание его участилось, сердце стало биться сильнее. Тут он заметил, что по виску его ученика течёт капля пота.
  - Боги! Ты весь горишь! Позволь! - и он указательным пальцем собрал пот мальчика как росу с цветка, затем положил этот палец в рот и легонько облизал, как вкусное пирожное. - Ты такой сладкий, мой мальчик! Хочешь, я тебя научу и другому? - спросил он, кладя свою холёную руку на плечё парню.
   - Конечно, учитель, - сказал мальчик, в нерешительности привставая на коленки на диване. И прижался к груди мага. Гуд не верил своему счастью, он был на верху блаженства, а возбуждение скрывать он уже не мог.
  Вдруг маг почувствовал, что дышать он не может, как и крикнуть или хоть ещё что-то. Он видел лишь пустоту, да такого он ещё не испытывал ни с одним из своих мальчиков.
  Дул Булпбтр откинул от себя безжизненное тело отвратительного старика и тот упал на спину. Лишь омерзение, что пришлось прикасаться к нему, но теперь он, Дул Булпбтр заберёт всю силу мага и все знания, все книги. Маг клялся, что будет обучать Дула, но этот, как и все другие воспользовался прорехой в священной клятве. И теперь парень поможет ему исполнить клятву полностью. Так, кажется, говорилось про способности и тягу к знаниям? Вот она, тяга. Мда, мрачно усмехнулся Дул, теперь надо действовать, прислуга явится только через два дня, маг отпустил их на выходные. Нужно отобрать ценные книги от полнейшей глупости и найти книгу личных заклинаний Гуда Зенкртпбта. День и вечер следующего числа он обыскивал дом...
  Поздний вечер, пригород Зитрпблата, небольшого городка. Юный мальчик шёл по дороге к особняку пожилого мага, вывесившего на самом высоком балконе зелёный флаг, символизирующий, что маг готов обучать новых магов, 'зелёных' ещё. Черноволосый, как и все в этой стране люди, парень с капюшоном на голове приближался к этому дому. Мальчик тепло улыбался звёздам и Луне. Лицо его не выражало ничего кроме умиротворённости и спокойствия.
  Парень давно уяснил, что есть лишь один грех, а именно глупость. Злиться, мстить, жаждать - это всё глупость. Только спокойствие и искусство. Парень шёл вперёд.
  Ещё один маг.
  
  Юный Дум, новый ученик Неда Гактрптрпта в который уже раз, стирая руки в кровь, мозолил мокрой тряпкой пол в кабинете своего учителя. Этим он занимался с утра до позднего вечера. Это называлось трудотерапией, чтоб выработать у учеников трудолюбие и усидчивость. Хотя этим занимались все его ученики. В том числе, они работали и в хлеве мага, ухаживая за скотом. То есть за животными, маг о себе заботился сам. Давно был пущен слух, что маги загружают непосильной работой своих учеников и по долгу не учат магии лишь за тем, чтобы проверить силу их тяги к знаниям. Может, так оно и было, когда-то. Сейчас же юный Дум с такими же добровольными рабами, как и он, за отбросы с кухни вместо еды, работал как последний трудоголик. Вот уже третья неделя беспрерывных унижений и непосильной работы. Здесь мерилом работы была усталость и невозможность трудиться дальше. Но Дул нашёл способ облегчить себе жизнь, нашёл в кабинете мага, а именно клей. Специальный, каучуковый редкий клей. О нём он узнал в одной из украденных им книг. И сам придумал ему применение. Сейчас он попросту намазывал руки клеем и прикладывал их раскалённой плите на кухне. Если всё сделать правильно, то вскоре появляляются пузыри, что имитировали мозоли на все сто! Даже обжечься не успеешь!
  А вот в данный момент, Нед Гактрптрпт в своём кабинете находился наедине с Думом, невысоким и худеньким пареньком, новичком. Хотя сам маг думал, что находится в одиночестве. И дело тут не в магических талантах самого Дума, просто Нед считал каждого своего ученика чем-то сродни мебели и воспринимал тот факт, что на него трудятся рабы, как вполне само собой разумеющееся, даже, естественное явление.
  И сейчас Дум, постанывая от эфемерной боли из-за мозолей, выжидал момент и драил пол.
  Нед встал из-за письменного стола и отошёл, но тут же вернулся, опершись на столешницу, он принялся читать стоя что-то на столе. Дум, оглянувшись на дверь, совершенно спокойно вытащил из-за пазухи толстую рукавицу из шкуры дракона. Эта шкура не боялась ничего: ни лютого жара, ни бешеного холода. Эта перчатка украдена из запасников самого Неда Гактрптрпта и один ученик из бедной семьи уже был забит до смерти из-за этой перчатки. Дул, что носит здесь имя Дум, конечно, сожалел об ушедшем. Но лишь самую чуточку.
  Маг уставился в книгу и читал там что-то, не обращая внимания ни на шорох спокойно надеваемой перчатки, ни на шелест хладнокровно вынимаемого из ножен охотничьего ножа. Он не встревожился даже, когда вдруг ноги его подкосились, и он с удивлением узрел, как его рубаху на груди изнутри оттопыривает что-то. Он непослушной рукой, уже стоя на коленях, отогнул ворот рубахи и заглянул под неё. Там торчало лезвие ножа.
  Мальчик Дул резко отдёрнул руку от рукояти ножа - посмертное заклятье адского холода уже обтянуло тонкой сеткой инея и лезвие ножа, и рукоятку. Тут Дул увидел, что и перчатка стала покрываться такой же корочкой и он сбросил перчатку. Его руку сильно жгло, но она работала, а значит, не успела замёрзнуть напрочь. Однако, всё равно она продолжала неметь. Маг оказался сильнее, чем думал Дул. Что ж, вот и повод проверить знания из книги 'Простое чародейство без заклинаний'. Что тут у нас? 'Адский холод'? Значит нужно представлять что-то тёплое и добавить силы в свои фантазии.
   - Я опускаю руку в горячую воду, обильно сдобренную травами и маслами. Такую воду в огромных котлах греют в банях! - Сказал Дул металлическим голосом. И рука послушалась этого приказа, отданного не живым голосом. Да, сейчас Дулу это далось с трудом. Заклятия чистой смерти получаются у него куда лучше. А уж проклятья его специализация, можно сказать.
  Перчатка, сброшенная на пол, лежала себе не тронутая. Всё правильно, ведь заклятия ориентированы на живую материю, а для обращения с мёртвой материей нужно знать хотя бы основы некромантии. А она под семизамкОвым запретом.
  Дул перевёл дух, пора за работу! Забаррикадировав дверь, он начал очень быстро и сноровисто вскрывать тайники мага. Заклятия охранения он снимал на раз, а на проклятия вообще внимания не обращал. Если надо, он сам кого хочешь проклянёт и ни кто не поможет. Это уже не известно какой по счёту маг. Дул не зря сидел всё это время у мага под ... под пятой. Теперь Дул лишь собирал всё то, чем маг дорожил и что было у него ценного.
  Всё награбленное Дул сложил в несколько мусорных мешков, принял самый замызганный и уставший вид, какой только мог (впрочем, он не сильно себя утрудил игрой - ведь он действительно устал и уже столько времени не мылся). Открыл дверь кабинета, вытащил мешки с таким видом, будь-то он там расчленённые тела лягушек, что, вообще-то, вполне могло случиться в реальности. Встал в коридоре, закрыл дверь и с деланным вздохом перевёл дух. За столом дневального никого не было, но Дул тихонько дёрнул колокольчик и тут же мигом примчался Пак. Пака трясло от дикого страха, ведь он только на секундочку отлучился, как его уж вызывает учитель! А он задержался! Но Дул его остановил.
   - Пак! Подожди! Слушай! Учитель приказал его не тревожить, даже если случится ураган, придёт Урбургд-бо (главный злой демон) или сборщик податей. И чтоб ни кого не было и близко перед дверью, кроме дневального в дальнем конце коридора. Всё понял?
   - Да. А-а что там у тебя? - спросил дневальный Пак.
   - А ты пойди и спроси у учителя! Давай! - сказал Дул - Не видишь, разве пломбу? - Дул специально наложил личную пломбу преподавателя, чтоб пресечь все возможные попытки вскрыть мешки. Ученик Пан яростно замотал головой, словно желая её отвинтить от плеч.
  Самое ценное, то, что находится.... Ха! Точнее находилось в подвале, Дул уже забрал. Это некий артефакт. Что это такое, он не знал, но точно когда-нибудь узнает.
  Дул ехал в повозке, с тремя огромными котомками. Возница - уже не молодой дядька его вопросами не доставал и Дул мог спокойно размышлять. Почему его ещё не поймали? Очень просто! Если на дороге встречаются два мага, то один из них должен либо сойти с дороги, либо умереть. Маги просто не общаются друг с другом, хотя у магов рангом выше есть свои способы общения и добычи информации. И у него зародилось не хорошее чувство, что вскоре им заинтересуются. Хотя, нет. Не скоро. Пару лет у него есть. А за это время он станет осторожнее и ещё хитрее.
  Зрелость
  
  Уже мужчина, молодой и с волосами чёрного цвета, отливающих металлической синевой, Дул Булпбтр в опрятном и скромном камзоле им любимого цвета траурного лебедя стоял перед дамой ещё очень миловидной. Ак Гаврлнтрпбт магесса, допущенная до личной приёмной самого лматаа-нот-бо (эрцгерцога) Нинагрг-оотского, увидела пред собой того, кто первым пришёл на зов магессы. А если быть точным, то она сама его выбрала. В Нинагрг-оот существовали иные, новые правила набора учеников к магам. Лматаа-нот-бо, покровитель новых знаний и магии, мечтал о создании Академии магии, где все новые ученики могли бы становиться студентами и учиться магии централизованно. В теории это было придумано, дабы оградить нынешних учеников от произвола магов. Но вообще это задумывалось лишь с одной целью - контроль. Сначала частичный, затем и полный контроль над самой буйной и вольной кастой жителей страны, над актрпб. Зачем? Ах, зачем-зачем-зачем-зачем? Затем!
  Личные мотивы Актрбпттрена Нинагрг-оотского были в том, что при помощи армии магов он хотел захватить императорскую корону. Ну, просто так захватить, без всякой задней мысли. Вполне себе здоровое желание, захватить власть над всем миром. Контролируя процесс обучения, он Актрбпттрен Нинагрг-оотский будет воспитывать магов в строгой любви и послушании самому лматаа-нот-бо! Ибо он будет их благодетелем. А для этого нужно, сначала как можно больше вскрытых неприятных историй про зверства самих магов. Как они издеваются, унижают учеников, как молодые ученицы выкидывают новорожденных малышей на помойки, ибо им ненавистен плот их обучения магии. Да.
  Сам эрцгерцог даже стал гордиться собой, мол, 'и хорошее дело сделает и себя не забудет, настоящий правитель! И его будут любить и бояться. Надо ещё это обставить таким образом, чтоб общественность сама захотела, чтоб эрцгерцог пресёк сии злодеяния, а идеальным вариантом было бы ещё и противодействие со стороны государя. Хорошо, что его отец мыслил примерно схожим образом и в герцогстве Нинагрг давно уже функционируют институты СМИ и общественных организаций. 'Молодая Гвардия эрцгерцога', 'Школа благородного вышивания'. Всё очень прозрачно и открыто - любой может прийти и убедиться, что работает без насилия над детьми. И вот уже второе поколение служащих и канцеляристов верой и правдой служат своему обожаемому эрцгерцогу. Коррупция вообще ушла в неизвестные дали. Наверное, обиделась. И теперь следующий шаг. И он даже знает, где взять ту бомбу, что взорвёт общественное мнения и волна негодования народа обратится против 'диких' магов и императора, что позволяет такое. Был ещё, конечно, вариант с восстанием крестьян и рабочих, но уж больно хлопотно их спасать. Пусть и дальше там себе гниют - с магами всё куда проще'.
  'Некий Убийца магов. Молодой мальчик по имени Дум. Особых примет нет, кроме цвета глаз - глаза у него необычного цвета, даже где-то дикого, для этой страны - серого.
  Конечно, мальчиков с именем Дум огромное количество, да и не факт, что именно Думом он представлялся. С перепуганных аколитов убитых магов станется называть этого опасного юношу Дуумом, то есть несущим возмездие, а полицейские (гражданские силы по поддержанию порядка) могли не понять и записать по-своему.
  Да, но если он найдёт этого Сероглазку, он заставит дать интервью и тогда общественность взорвётся. Вот и будет конфликт между официальной властью - закон, предписывающий казнить такого маньяка и тем, что этот молодой человек справедливо воздавал мучителям. Хотя, в таком случае придётся скрыть тот факт, что каждого из убитых магов этот Сероглазка обчистил. Спишем на потерявших голову аколитов, ведь нам просто необходимо, чтоб наш мрачный герой был хоть и в одеждах цвета траурного лебедя, но всё же чистых одеждах. Да! Так и есть! Даже если и не поймаем его, всё равно нужно о нём написать.
  Аналитический отдел (эрцгерцог был продвинутым тираном) сделал выкладку. И получается, что вскоре нам нужно ожидать появление Дуума на нашей территории. Нужно установить наблюдение за всеми магами мужчинами, благо есть распределительный центр. Всё же мой папаша был голова!'
  И лматаа-нот-бо следил.
  И так! Уже мужчина, молодой и с волосами чёрного цвета, отливающих металлической синевой, Дул Булпбтр в опрятном и скромном камзоле им любимого цвета траурного лебедя стоял перед уже не молодой, но очень миловидной магессой. Ак Гаврлнтрпбт магесса, допущенная до личной приёмной самого лматаа-нот-бо Нинагрг-оотского, увидела пред собой того, кто первым пришёл на зов магессы. А если быть точным, то она сама его выбрала. Не очень высокий, стройный юноша с красивыми карими глазами, не такие, как у чернооких местных. Черты лица его были тонки и по-женски изящны, в отличие от жгучих и кудрявых брюнетов, что каждый день в течение последних двадцати лет не снимали осаду её парадной двери. Здешние сердцееды были с большими и чувственными губами, миндалевидными глазами и статью богатыря. Этот же, напротив, изящен, мил. Голос сладок, тих и учтив. 'Баюн' - подумала про себя Ак, и в груди проснулось что-то материнское. Конечно, она думала о нём в первую очередь как о любовнике, а не как о сыне, но любовь плотская, порой принимает самые извращённые формы. Она подошла к нему и не стала делать как обычно жесты повелительницы и хозяйки. В своих широких и пышных сверху и коротких, зауженных книзу одеждах она так походила на ещё несмышленую девочку, что ей захотелось поиграть хоть раз в иную игру. Первое свидание - вот как она называется. Давно уже не помнит Ак своего первого возлюбленного, кажется, тогда и он и она действительно любили друг друга? Или нет? Не важно! Вот она, новая добыча! Она его совратит, будет мягко мучить и возможно позволит кое-что. Да! Так это интригующе!
  Она подошла к юноше, что смотрел на неё прямо, просто и без всяких крамольных мыслей! Ах, как это возбуждало её! Она так хотела задеть мальчика затянутым в узкую юбку бедром
   - 'Зови меня Ак! - сказала магесса юноше, что лишь на пол головы был выше неё, и взяла его за руку своей, одетой в белые и длинные, по последней моде, перчатки. Собственно, именно она и была модой. Молодой человек только и успел подхватить свою не очень большую котомку, когда уже был утянут престарелой девочкой с 'серой плиты'. Конечно, это по меркам той страны, где даже маги редко доживали до сорока. Правда, выглядела она ещё хорошо и лишь в уголках глаз таилась старость, но Ак старалась её заслонить улыбкой. Пусть фальшивой, зато широкой.
   - А как тебя зовут, мой аколит? - спросила Ак. Ей казалось, что обращение 'мой аколит' звучит так сексуально! Юноша, всё ещё шёл на буксире этой особы. Лицо его было несколько растерянно, но он всё же не переставал улыбаться.
   - Булпбтр Дул, госпожа Ак! - сказал мужчина, хотя ему было лишь восемнадцать. Но, другая страна - иные нравы.
   - Как ты сказал? - Она вдруг резко остановилась и посмотрела на него неожиданно серьёзно. Её заплетённые в легкомысленную косу волосы, почти со свистом хлестнули её по лицу. Дул резко остановился и с такой потешной серьёзностью удивлённо посмотрел на неё, что она вдруг звонко рассмеялась и взяла его руку двумя своими и прижала к своей груди. - Ой! Прости! - тут она снова звонко и мягко рассмеялась, не зря она слыла самой красивой дамой высшего света Нинагрг герцогства. - Я просто не так расслышала. Просто моего бывшего мужа Дума Бильпбтра я ненавидела! А у тебя и фамилия похожа, а тут ещё и имя мне показалось одинаковым. Тебя точно не Дум зовут? - спросила она чуть присев, чтоб заглянуть в глаза зардевшемуся Дулу.
   - Нет - сказал парень, а Ак, улыбнувшись, поцеловала его в губы, очень долго, даже на взгляд ветреной Ак. Но это всё было не просто так. Сейчас Ак с облегчением увидела, что глаза у парня не серые, иллюзии не наложено. К тому же, Ак могла по прикосновению, а тем боле поцелую очень многое выведать о человеке. И этот парень не был ни убийцей, ни маньяком. Теперь она точно знала, чем будет заниматься весь этот месяц. Да и следующий, пожалуй, тоже.
  Продолжение.
  
  Ак лежала на плече у Дула. Сам Дул спал, но это не мешало ему размышлять. Все его учителя по-разному пытались использовать своих учеников и нарушить клятву. Но ни один из его учителей не пытался сделать это столь приятным способом. У Дула не было девушки. Никогда. И теперь он постепенно приходил к мнению, что те озабоченные старые актрпб были глубоко несчастными людьми. Что не является, меж тем, поводом нарушать клятвы. Хотя, такой способ обучения действительно ограничивает популяцию магов и гарантированно создаёт всегда определённое число довольно слабых, внутренне надломленных существ, что обладают огромной силой. Естественный механизм отбора сильных и приведения всё в более или мене приличный вид. И всё же, этот способ регуляции общественных взаимоотношений вовсе не отменяет существование таких одиночек, как он. А Ак до сих пор, вот уже месяц с лишним его не обучает. Точнее, формально да! Но де-факто - нет.
  Ещё Дулу не понравились местное изобретение - новостной лист. Очень своеобразная штука. Он ясно видел, как откровенная ложь с этого листа превращалась в правду и формировала общественное мнение. Буквально, люди как марионетки прыгали и суетились по указке того, кто управлял этим листом. И это было печально, ибо, когда люди разделены и разрозненны, они слабы. И что тогда? Умирать и чахнуть по одному или счастливо прыгать как вши в блошином цирке по указаниям дрессировщика?
  А применительно к нему, Дулу, это выглядело так - из него сделали отчаянного героя, спасающего бедняжек-учеников. Какие ещё бедняжки?! Да эти кртаки сами кого хочешь съедят и не поморщатся! Они сами захотели магии?! Они сами пошли в услужение к магу?! Да! И они продали себя, а раз так, то они все получали заслуженно. Да и сам Дул себя не обелял, он видел ничего зазорного в предательстве и в том, что бы продать себя, если это принесёт прибыль. Но он был безгрешен перед самим собой - он не делал глупостей. Эти аколиты, они идиоты, раз не только пошли к магам халявки себе накопать. Эти кретины не хотят видеть самый просто из всех законов закон! Не бывает халявы, за всё приходится платить. И маги взимали с тех, кто захотел на чужом горбу кататься, плату за проезд. Всё справедливо.
  Кому же тогда выгодно это? Да самому эрцгерцогу! Зачем? Затем же зачем и новостной лист! Тут Дул не выдержал, открыл глаза и сквозь зубы выругался. Как же это подло! Сначала бросить людей на произвол судьбы, как слепых щенят на улицу, а когда кобель окреп и вырос на помойных отбросах, посадить на цепь. Вот уж действительно подлые халявщики - государство. Герцоги, императоры, чиновники. Мда. Мысли Дула вернулись к нему самому, и он мысленно почесал себе голову: и такие размышления о чести и бесчестии приходят в голову к нему? Дулу, который всегда бьёт в спину? Вору, грабителю и бандиту? Который не погнушается закрыться от разрушительного заклятия каким-нибудь прохожим? Да.... Мир, во истину велик и чудесен!
  Придёт ли когда-нибудь расплата к ним? Не известно. Вот оно зло, а все его любят. Глупцы! И дул почувствовал, как волна злобы начинает переполнять его, перед глазами начали мелькать всполохи белого огня безумия. Ещё никогда он не ощущал столько дикой ярости и такой чёрной злобы. Ак тут же со страшным криком проснулась и спросонья заметалась. Уже не упругое тело не красиво колыхалось и Дул сильнее, чем прежде, почувствовал отвращение к этой женщине.
  Ак повернула к нему своё испуганное лицо и спросила:
   - Дул, малыш! Что случилось? - спросила она его. Подбородок трясся, руки дрожали - старость и износ организма. Всё же уважение к ней он питал - эта женщина может даже такими прелестями свести с ума мужчину. Верх искусства соблазнения, а искусство он любил.
   - Всё в порядке, Ак - сказал он - Просто опять плохой сон.
   - Опять приснились те мальчишки, что разбили тебе нос? - спросила, подсаживаясь ближе к нему. В нос Дула ударил запах её тела, вроде всё как обычно, но ещё примешивался иной запах - запах тления и разложения. Эта женщина постепенно тратила себя не то. Она бы куда лучше управляла хозяйством и воспитывала бы внуков, может, хоть из-под её железной женской руки вышла хотя бы пара нормальных магов. Не извращенцев и садистов, а нормальных людей. Глупая она.
   - Да - сказал Дул, стараясь не морщиться. - Извини, я пройдусь. - Встал, оделся и пошёл на террасу. Дом самой магессы был очень большой, и она обучала много аколитов. Она тоже мечтала о верных только ей, внушающей ужас, почтение и раболепное желание Великой магессе армии магов! И у неё многое получалось. Правда, многие её ученики (девушек она не обучала), после некоторого времени, проведённых с ней, начинали заглядываться на других, молодых девиц. Этого она ни как не могла ни простить, ни понять. Что поделаешь?! Возраст. Она как могла старалась привязать к себе - и лаской, и опытом в любовных утехах, и посулами, но ничего не получалось. И оставался только один выход - приворожить. Да! В любовной магии ей не было равных - очень тонкая смесь из зелий, магии, ласки и правильных действий и молодые люди уходили из этого мира в её дом, где жили идиотами. То есть больными, но любящими свою хозяйку псами. Мда, возраст.
  И сейчас, последняя пассия Ак сидел под террасой и сочинял новую балладу о своей хозяйке. Голос у него был удивительный, но вот слова были дурацкими. А ведь, когда-то это был неплохой бард, но сейчас он сидел и самозабвенно выводил что-то, что ему казалось верхом всего стихоплётческого творчества всех стран и народов. Хотя, на самом деле это была туфта полная. Случались дни, он как бы просыпался, и взгляд его был осмыслен...в той мере, в какой это возможно. Его ломало и трясло, и тогда он ненавидел и магессу и свои песни. Он хотел уйти, но не мог - зелье держало его, и без этого зелья он чувствовал себя грязью. А ведь каждый мнит себя совершенством, и такие резкие откровения пугают слабых духом и глупых разумом людей. И этот бард знает, что все его беды от зелья, но он ничего не хочет изменить. Глупец. Такому место только здесь - в пристанище глупцов и паразитирующей на них дуре.
  Утро принесло свои сюрпризы и проблемы. Как и всякая женщина, Ак поняла, что Дул больше видеть её не может, и она решила взять всё под свой контроль. Обычно, она подсыпала особое зелье по чуть-чуть в завтрак, обед, ужин, а потом всё больше. Пока не наступал момент, когда необходимо было лечение уже большими дозами этого снадобья. Такой человек впадал в детство и был неадекватен, но зато она была по уши в мужском...внимании.
  Дул хотел было отпить горячего отвара из своей утренней кружки, как почувствовал не ладное. Если Ак чутко реагировала на вожделение её плоти, то Дул очень чутко реагировал на вожделение его крови. И опасность он видел версту. Сегодня Ак вела себя так же, как и обычно, но какая-то волна чего-то исходила от неё. Обычно это было влечение плоти. Сегодня что-то нет то.
  Дул отставил от себя кружку, так и не отпив.
   - Горячий слишком - Сказал он с обычной постной физиономией. Но Ак стала настаивать, чтоб он начал пить, дескать, потом ему очень сильно понравится. Всё ясно. Дул очень не любил, когда его пытаются заколдовать. И сейчас Ак, так и не научившая его магии, только плотским утехам, старалась увильнуть от исполнения клятвы перед своим учеником.
   - Пей, дрянной мальчишка! - вскричала Ак, потерявшая над собой контроль. Вот до чего доводит женщину отсутствие своих детей. А Дул очень не любил, когда на него кричали. Он спокойно отодвинул в сторону кружку. Наконец сбросил себя маску маленького, запуганного мальчугана, сел ровнее, увереннее за столом. Обе руки он упёр в столешницу, а взгляд устремил прямо перед собой - мимо Ак. Такое поведение было для неё не в диковинку - очень многие так же себя вели. Дескать, они молодые, сильные и могут скрутить её, Ак в бараний рог. Как бы не так!
  Она вскочила, волосы разметались, она разом постарела на много лет, став отвратительной. Она кричала и брызгала слюной. Её ручные идиоты в страхе выбежали из столовой, где происходила эта сцена. Но тут Дул, не меняя позы, повернул в её сторону голову, и тут она с ужасом увидела, как светлеют его глаза, наливаясь холодно блестящей сталью. В голове зашумело, кровь, вначале прилившая к голове, теперь наоборот устремилась куда-то в район ног. Она захотела отвести взгляд, но не смогла, она захотела двинуться, но ноги не слушались её. Она решила, что сейчас ноги подкосятся и она упадёт в обморок и таким образом сможет себя спасти, но всё тело одеревенело. Каждая мышца её тела напряглась, и она вытянулась в струнку, раскинув руки, стала подниматься на цыпочки, как бы стараясь обнять весь этот мир, всё так же глядя в глаза. Глаза не убийцы и не маньяка. Глаза Дуума - Повелителя Возмездия, страшного Судии. Серое, тяжёлое северное море, что своими свинцового цвета волнами топит любого слабого и немощного. Так себе представляли себе Ад жители этой страны, и сейчас Ак увидела отблеск этого Моря в серо-стальных очах этого демона. Ак не хотела умирать и даже сейчас, словно в кошмаре читая по губам Дуума свой приговор, она надеялась на спасение, ища его в своих детских мечтах и воспоминаниях, так как во взрослой жизни ничего хорошего, кроме оргии сразу с пятью мальчиками и мужчинами, у неё не было. И тут она вспомнила. Свою первую любовь - Дул. Её первый муж. И как она с ним обошлась. Он сейчас где-то среди рабов её зелья, догнивает от заражения крови в подвале. Глупо и обыденно. И она не исключение - сколько их? Тех, кто был за мужем, женат на магах и кончили таким образом? Очень не оригинально. Не тянет на злодейку даже городского масштаба. А потом тяжёлые волны обожгли её холодом и она, задыхаясь, устремилась в пучину мрака.
  Со стороны это выглядело куда прозаичнее. Ни каких тебе эффектов и вспышек - эта магическая дуэль вообще не была похожа на таковую. Обычно, маги вставали друг против друга (ну, так сознание людей рисует подобные поединки), создавали эффектные шары огня, роскошные молнии и метали всё это великолепие друг в друга. А тут? Одна захотела сломить волю противника. Очень просто и надёжно - раз и всё! Ещё один дебил в нашем славном королевстве. И магией управлять не может.
  Но Дул оказался крепким орешком - в прямом противостоянии силы на силу его уже не одолеть ни одному магу. Заклинание Прямой смерти. И Ак вдруг вся напряглась, выгнулась, словно хотела взлететь как птица и рухнула на стол как деревяшка, затем скатившись под лавку. И осталась там лежать как неразделанная свиная туша. Её тело ещё долго сопротивлялось тому факту, что душа уже его покинула. Что Ак Гаврлнтрпбт магесса, допущенная до личной приёмной самого лматаа-нот-бо Нинагрг-оотского, мертва. Но вскоре и оно обмякло, вконец обратившись во что-то бесформенное: толи бычий кишечник, толи ещё какая гадость. Обмякло, чтоб через пару часов вновь околеть. На этот раз уже затем, чтоб разложиться на составляющие.
  Ты помнишь свою первую девушку Дул? Конечно! А как вы с ней расстались? Очень просто и легко - я её убил.
  Продолжение 2
  
  На этот раз Дул ничего не взял - просто не успевал. Он чувствовал, что следует торопиться, и уходить как можно быстрее. Надев серый дорожный костюм, он взял как можно больше золота. Далее - подвал. Направо, лестница налево, вниз, налево по тёмному коридору. Он остановился рядом с ящиком с песком, там лежали заготовленные палки, рядом моток полотна и бутылка с горючей смесью. Вытащенным из кармана складывающимся ножом он отрезал солидный ломоть ткани, а затем воткнул нож в песок. Тряпку на песок, как следует пропитал её горючей жидкостью, а затем обмотал ткань вокруг палки. Кресала не было, по этому он взял свой нож и железной оковкой рукояти высек искры, ударив по гранитной стене. Только с третьего раза, когда он ещё раз для верности смочил жидкостью тряпку, факел занялся. Потом огонь попал на особо хорошо сдобренную горючей жидкостью тряпку факела. Так, теперь прямо по коридору. В этом тоннеле Дул пробегал мимо ниш, где лежали останки любовников и учеников Ак. Хотя, что в этом такого? Ничего - просто это глупо. Другое дело - как она смогла это так долго скрывать? Не понятно.
  Лматаа-нот-бо сидел у себя в кабинете. Вот уже месяц подозреваемый не проявлял активности. Срок, достаточный, чтобы выявить его преступные, то есть, благородные намерения по освобождению несчастных учеников. Магесса Ак Гаврлнтрпбт до сих пор жива, хотя упорные слухи, что о ней ходят, достаточные основания для того, чтоб можно был бы предположить её скорую кончину. Обычно было именно так. Н она уже месяц как развлекается со своим новым аколитом, а тот и рад ублажать её. Мда, странные, должно быть вкусы у мальчика. Однако тут может вмешать и другое условие. Ак - магесса, женщина, а у женщин иные методы и сила их в ином. Вполне может так случиться так, что Дуум погиб в застенках Чёрной вдовы. Если это был Дуум. В любом случае именно с магессы он начнёт совою карьеру.
   - Изрядно! - сказал эрцгерцог. Он только что получил сведения из дома магессы. Она мертва и убита она была в поединке заклинанием Прямой смерти. Этот юноша, Убийца магов, куда опаснее, чем полагалось ранее. Ведь он обманул саму Ак! И убил в прямом противоборстве! Это значит, что для поимки такого человека одной полиции недостаточно. Нужны специальные люди, экипированные в лучшие доспехи. Да. Это почти то же самое, как ловить Высшего мага. Любой маг - человек, в первую очередь и он смертен. Ни один маг не выживал после ранения в область сердца. Любого мага можно оглушить ударом по голове. Но каждый маг опасен своим изворотливым умом и каждый маг смертельно опасен, если находится в непосредственной близости от тебя. Своих людей на его поимку он, эрцгерцог, посылать не будет.
  Но есть одна задумка.
  Дул Булпбтр сидел в общем зале трактира 'У обочины жизни'. Такое вот философское название. Оно, кстати, очень подходило ему. Он деловито расправлялся со своей порцией рассыпчатой каши, пожаренной со шкварками. В принципе он мог заказать себе и что-нибудь другое, например хороший кусок свинины, очень нежной свинины. Сверху обжаренной до белого цвета, а внутри она остаётся с кровью. Да и рисовым пивом это всё запить. Именно такую вот пищу поглощал сейчас здоровенный и пузатый дядька кожевенник. Почему кожевенник? Он что, притащился в трактир со своими кожами? Или у него табличка-бейджик 'Hello! I'm кожевенник, дублю кожи'? Или ещё вариант - он зашёл в зал трактира и все хором заорали: 'Привет, здоровенный и пузатый дядька кожевенник!'. Нет, конечно! Запах! Только от кожевенника ... так пахнет! Это Дул помнит с детства. Почему-то все кожевенники, что ему попадались, были очень приличными людьми. Впрочем, как и кузнецы. Ни один кузнец или кожевенник (ну уж кузнеца-то, блин, узнать и так можно) ни разу не поступил плохо или подло с Дулом. И Дул это хорошо запомнил. Лишённый родительской любви, как и любой мальчишка в этой стране (да и девчонка тоже), он до сих пор подспудно тянулся к любому, кто к нему хорошо бы отнёсся. Тем более, если это делается за даром. Вот и сейчас, дядька кожевенник, хорошо, можно сказать, празднично одетый в белую сорочку под тёмного цвета богатым кафтаном, увидел школяра. Знал он, что здесь, в этом герцогстве, школяров иногда обучают и магии, и наукам сами чиновники лматаа-нот-бо, чтоб потом они пошли к нему, лматаа-нот-бо, на службу. Но довольствие эти школяры получали маленькое, работать им было некогда, так как всё время на учёбу. Вот и сейчас он увидел за соседним столом парня, уже взрослого, который очень жадно хватал простецкую, грошовую кашу, запивая её водой. Видимо, родители помочь не могут, хотя уже давно не мальчик он и не парень. Молодой мужчина, такого угощением можно смертельно оскорбить. Нет, кожевенник, стихийный жрец тёмноокого бога Пурштунгра, покровителя любого ремесленника или трудяги, не боялся ничего. Нет, он и болел, и умереть мог точно так же как и остальные люди, просто вот не боялся и всё. Труд облагораживает. Так говорил Пурштунгр. И сейчас кожевенник подождал, пока парень доест свою кашу, а потом вежливо обратился к нему:
   - Молодой человек! Не откажите в любезности старику! - сказал он, прищурив свои и так не очень большие глазки. Родом кожевенник был с юго-запада этой страны. Молодой человек встрепенулся и посмотрел на кожевенника удивлённым взглядом, но всё же ответил, едва дожевав кашу.
   - Чем могу помочь жрецу Пурштунгра? - спросил мужчина почтительно, в соответствии с традицией братства всех трудящихся. Кожевенник удовлетворённо кивнул, свой парень!
   - Ты, как я вижу, родом с севера страны? У меня там родственники есть! Садись ко мне, прошу тебя, расскажи мне о месте жительства моих дальних родичей! - Дул настороженно подумал, что кожевенник не поддельный, но задержка ему не нужна. Но он всё же подсел. Кожевенник ему налил пива, в соответствии с традицией, и поделился мясом. Так всегда делают, если встречаются те, что говорят о дальних или близких родичах, но друг с другом не знакомы. Крестьянские связи очень тесны меж собой и два 'земляка' встретившись на чужбине, гарантированно будут каким-нибудь дальними родичами. Так что, если у Вас есть на севере родственники и Вы можете сказать их имена и кое-что о них рассказать, встретившись с кем-нибудь оттуда, Вы просто будете обязаны этого 'кем-нибудь' угостить и поговорить о делах рода.
  Вдруг что-то изменилось. Дул не мог сказать что, но он сразу понял - его окружили, и он опоздал. Опоздал тогда, когда только пришёл в Нинагрг-оот. За ним велась слежка. Что ж, когда-нибудь это должно было произойти.
  Продолжение 3
  
  В общую комнату зашёл человек. Одет он был в военную форму, но сама форма была Дулу незнакома. Хоть он и не очень много видел военных. Высокие ботфорты, узкие штаны, в них заправленные. Поверх пышной куртки белого света с вырезами и складками на рукавах была одета кираса, вся испещрённая рунами и символами силы. Ниже были набедренные щитки и кольчужная юбка. Так же имелись наплечники, наручи, набицепсники и латные перчатки. На голове его был бургиньот, но забрало от него этот рейтар отстегнул и прицепил к поясу. Как и все латы у этого рейтара, шлем тоже был покрыт прихотливой вязью символов, складывающихся в растительные узоры, и представлял собой в целом 'белый доспех'. То есть, не покрытый эмалью или краской, значит сам сплав очень сложный в изготовлении и дорог.
  Сбоку на портупее через плечо у него висела шпага. Только не нужно представлять всякие там спортивные снаряды, с которыми дяди на олимпийских играх прыгают. А уж фильмы про мушкетёров и подавно не пособие по изучению истории оружия! Шпага у офицера-рейтара была боевая, то есть чаша, что закрывала руку, была довольно массивной, сам клинок шириной в два мужских пальца. Сразу видно, что шпага произошла от благородного воина древности - обоюдоострого прямого меча, а не от вязальной спицы.
  От кавалера веяло силой, суровостью и конским потом. Да, скакал он долго, но зато успел. Сам рейтар был мужчиной средних лет с широким лицом, смуглой кожей, мясистыми губами и носом. Чёрные глаза его смотрели спокойно и уверенно. Он подошёл к длинному столу, на дюжину персон, где сидели Дул и его новый знакомец кожевенник. Носком сапога подцепил нижнюю планку скамьи, отодвинул саму скамью вместе с Дулом и ещё тремя мужиками от стола, что ели за тем же столом и сел крайним. Ни кто не возразил рейтару. Ведь это была элита императорских войск - гвардия. Мало того - заговорённые доспехи были отличимым признаком специального отряда Железнобоких воинов. Эти люди, фехтующие лучше всех в империи, были единственным оружием устрашения для магов. Конкретный рейтар, что сейчас зашёл в трактир был ни кем иным как Айкрт-бо Пабртнмл, что значит 'Великое Железо Пабртнмл'. Этот паладин, то есть придворный, был лично знаком с императором, мальчиком двенадцати лет, и пользовался полным доверием великого советника императора. Вот и сейчас, когда пришла весть от лматаа-нот-бо Нинагрг-оотского, что тот вычислил самого Дуума, то сам Пабртнмл был выслан того поймать. Следом за Пабртнмлом зашёл офицер помоложе. У того доспех отличался только цветом. То есть весь он был чёрным, но это не из-за пустого франтовства, а из-за суровой экономии - качество стали было не самым лучшим и солдату выписали доспех с чернением, дабы защитить оный ото ржи.
  Сам Дум во время феерического появления этой двойки спокойно сидел за столом и пил рисовое пиво, настоянное на специальном сусле, привезённом с северо-запада. Пил спокойно. Вызывающе спокойно. Все гости трактира разбежались из зала, остался только кожевенник и Дул. Сам кожевенник спокойно не сидел, а в упор смотрел на рейтара, а рейтар на Дула. В конце концов, Пабртнмлу надоел взгляд простолюдина, и он сказал, как бы обращаясь в пустоту:
   - Ремесленник! Тебя ждёт твоя работа! Если ты её не сделаешь до захода Солнца, то Пурштунгр не получит назначенную ему жертву! - Кожевенник всё так же сидел и смотрел на офицера, но, в конце концов, Дул сказал:
   - Сосед! (это обращение к землякам на чужбине) Ступай! Помочь ты мне сможешь потом. - И взглянул на человека, что угостил его таким вкусным пивом. Кожевенник мельком посмотрел на Дула и тут же отвернулся. Но затем, осознав, некую неправильность в чертах лица юноши, взглянул ещё раз. И увидел, что глаза его 'соседа' медленно светлеют. Вот уже не светло карие, а какие-то зелёные, а вскоре они превратились в светло серые. Любой моряк сказал бы, что именно такого цвета волны в Северном море, в море Ада.
  Кожевенник, что так и не назвал своего имени, тут же проникся важностью момента, встал и вышел.
   - Ну, вот мы и встретились, Убийца магов! - сказал Пабртнмл - Знаешь, я многих магов убил и пленил. Но все те маньяки убивали или портили простых людей. А ты у нас справедливостью стал? Да?! Исключение. - Сам офицер очень многих магов видел и он прекрасно знал, что каждый маг просто не в состоянии проклясть его или наложить заклятие, если на слуге Императора есть рунные доспехи. Они защищают не только от ударов меча, но и от колдовства. Правда, не от всего. От магии Великих магов и их артефактов не спасёт даже такой доспех. Но Великих сейчас нет, либо они скрываются от гнева имперской короны, а этот молодец может бить лишь в спину. - Кстати! Дул Булпбтр! - Рыцарь ожидал хоть какой-то реакции, но маг сидел, выпрямив спину, и всё также невозмутимо глядел в стену. Если б офицеру захотелось взглянуть в глаза магу, то ему бы пришлось завалиться на столешницу, ища взгляда. Но офицер не стремился к этому. И так было недурно. - Дул! Расскажи, а как ты убивал тех старичков? Караулил в купальне? Или ждал, пока они разденут и тебя и сами разденутся, в ожидании страстных утех? Точно! А ты делал это до или после того, как они с тобой порезвятся? - Но маг всё так же спокойно сидел и слушал. Что ж, другого не следовало ждать, так как, не имей этот парень железных нервов, не стал бы он тогда кошмаром всех актрпб страны.
  Но тут маг ожил и спросил задумчивым голосом ищейку:
   - Знает ли благородный господин, что есть в мире три великие тайны и один удивительный факт? - спросил спокойно. Сам Пабртнмл несколько обескуражено воззрился на мага. Загадок он не любил, но всё же ему было интересно послушать о тайнах, так как приказ уничтожить на месте не отдают просто так. Он что-то знал и это что-то мог сказать прямо здесь, а тайна - это власть. Пусть опасная, но власть.
   - Хм. О тайнах слышал, но при чём же здесь это?
   - Тайна магии. Её я не знаю, но к ней стремлюсь. Это мои мотивы. - Сказал Дул. Сказал, и словно тяжёлая могильная плита упала на свеженасыпанную землю. Пабртнмл с интересом посмотрел на мага:
   - И что?
   - Но зато я знаю две другие тайны. Тайну Жречества и Тайну Королевской власти.
   - Ну, так поведайте их нам! - сказал рейтар, обведя широким жестом зал, словно тут была полная слушателей аудитория Королевской Академии не магических наук. Маг наклонил голову и сказал.
  - Тайна Жречества в том, что есть лишь один Бог и ему абсолютно наплевать на культы и жрецов. - Собеседник мага гулко рассмеялся, затем пригладил свои пышные усы. Его адъютант с молчаливого согласия своего старшего офицера, сел за стол с другой стороны. Пользуясь временным перерывом, вызванным смехом Железнобокого, в разговоре, он взял кувшин с пивом кожевника и прямо через край выпил солидный глоток. Сам Железнобокий Пабртнмл плебейским пивом брезговал.
  - Я думал, ты поведаешь что-нибудь о тайных сокровищах либо о том, что жрецы объединились для свержения власти законного монарха. Ну, ладно, а что там с Королевской Властью? - Ему уже стало интересно.
  Маг всё так же спокойно сидел:
   - Человек может жить без власти вообще. Только самоуправление. - Вот тут офицер понял, что к чему. Бунтарь, еретик. Да, а такой был весь загадочный, а на самом деле обычный сумасшедший, желающий облагодетельствовать всё человечество. Ерунда это. Сразу стало скучно.
   - А что за факт, о котором ты говорил? Занимательный, который? - спросил в надежде хоть сейчас развлечься. Маг ещё больше распрямился, разминая спину, как бы потягиваясь после сна.
   - А занимательный факт такой. Если перепутать гадюку с ужом, то первые пять минут она не кусает, недоумевая от непривычного обращения. - Улыбка едва-едва мелькнула на прорисованном тонкими линиями лице мага.
   - И как же это соотносится с нашим разговором - спросил рейтар, который почувствовал знакомый запах крови. Наконец-то! А то так скучно! Ни тебе молний, ни тебе проклятий.
  - А соотносится это таким образом, что ваши доспехи абсолютно бесполезны против Величайших магов...
  - А ты Величайший? - с откровенной издёвкой спросил и откинулся рейтар назад.
  - Я не Величайший. Но раз уж ты заговорил о них. Ты меня спрашивал, как я убивал старичков-магов? Вот тебе ответ: ваши доспехи бесполезны против Величайших актрпб - продолжал Маг. - И абсолютно бесполезны против ядов.
  Тут посмотрел он на адъютанта Пабртнмла и адъютант увидел, что глаза у мага совсем серые, почти того же цвета, что доспехи его командира. Тут же он почувствовал себя очень плохо, в глазах потемнело, и он свалился под стол на спину, потеряв сознание. Потом его стало трясти, изо рта пошла отвратительная пена и рвота, коими он и захлебнулся.
  Офицер посуровел взглядом. Жевалки заиграли на его лице - это была пощёчина! Нет, даже хуже! Этот маг обставил дело так, что теперь его, прославленного Железнобокого Пабртнмла обвинят в некомпетентности! И ведь действительно, это был изящный ход - сделать напиток ядом только лишь после того, как пил оттуда сам. Как он мог так попасться? Ладно, хоть Айкрт-бо не пил оттуда!
  Пабртнмл посмотрел на мага сурово, а сам актрпб повернулся, наконец, к офицеру.
   - И ещё один момент! - сказал Дул, когда рейтар вдруг почувствовал, как на голове его зашевелились волосы. У мага глаза светлели, становясь похожими на тяжёлые тучи, которые он запомнил во время одного неудачного похода в горы. Те тучи застилали всё небо, и любая надежда умирала в сердце, едва взгляд воина обращался на эти свинцового цвета облака.
   - Какой? - спросил сиплым от волнения голосом офицер, чувствуя на своих щеках проклятые мокрые снежинки, а сквозь шлем он услышал трижды клятый ветер, что выл каждый день в тех горах, не прекращаясь ни на секунду.
   - Вы военный, а не следователь из гражданских сил по поддержанию правопорядка в герцогстве эрцгерцога. И вы не смогли оценить такую информацию по достоинству: Каждый маг никогда не расстаётся со своим доспехом, что защищал бы его от заклятия мгновенной смерти. Но я убивал этих магов. И не всегда при помощи яда и ножа. - Тут Дул придвинулся к рыцарю - Тайну магии я не знаю - сказал он шёпотом - но я точно знаю, что я уже распутал плетение заклятий на Вашем доспехе и сейчас Вы умерли.
  Офицер хотел, было, вытащить шпагу из ножен, да и разрубить подлеца пополам, или просто ударить латной перчаткой. Но тело его не слушалось. В голове шумел лишь проклятый ветер гор, а этот мокрый снег хлестал по лицу как сумасшедший. И Пабртнмл знал, почему так. Он падал в ущелье сквозь эти свинцовые облака, сквозь серую хмарь, где не понятно - летишь ты вниз или вверх. Не было солнца. Ничего не было. Он понял - расплата пришла. Расплата за то, что он в прекрасных доспехах и со шпагой наголо скакал по телам других на своём жеребце к славе и почёту. Всё ......
  Дул с печальной усталостью следил, как этот гордый человек жалобно на него посмотрел, ибо падал в пустоту и страх. Да. Летел этот Железнобокий не в лучший мир.
  Дул встал, размял затёкшие руки и ноги и спокойно вышел из таверны, оставив на стойке трактирщика золотой за причинённые неудобства. Выйдя во двор, он увидел как с десяток рейтар в чёрных доспехах и забралах пиками удерживали гостей трактира, чтоб не разбежались. Когда он вышел, ругань стихла. Один рейтар опусти в нерешительности копьё и тут же мимо него ломанулся народ, стараясь убежать подальше от цепких лап канцелярии по расследованиям. Остальные рейтары не знали, что им делать - бежать за свидетелями и, возможно, пособниками, либо кинуться на мага. Но почему нет старших офицеров?
  Один рейтар, самый смелый подъехал к Дулу и перегородил тому дорогу своим конём. И тут же отдал распоряжение, чтоб 'Пак сходил посмотреть: что там?' Откликнувшийся на имя Пак рейтар, отстегнул своё забрало, кинул его своему товарищу и спешился, пику он воткнул в землю рядом со своим конём. Потом его шлем с гребнем скрылся в мрачном проёме двери трактира. Солдат тут же отметил, что темнота в зале слишком густая и синяя. И в этой темноте горел ярким пламенем колдовства золотой грифон имперской чеканки на барной стойке. Справа, под длинным столом тускло белел магический доспех его командира, а дальше чёрным и непроглядным пятном мерцал адъютант Пабртнмла. Рейтару тут же стало плохо, он начал задыхаться и начал поворачиваться, чтобы выскочить из этого проклятого места. Пока он бежал эти два шага, в голове его уже били барабаны, разрывая черепную коробку изнутри. Ему казалось, что бежит он уже целую неделю, и ни как не может добежать до дверного проёма, который как в кошмарном сне всё дальше и дальше отдаляется от него. 'Что же это? Колдовские доспехи не действуют?'
  Но тут он выбрался на улицу и упал на колени, схватившись за косяк двери.
   - Они мертвы! - прохрипел он. Тут же соскочил с коня другой рейтар, снял свой шлем, не отстёгивая забрала, и кинул его всё тому же парню, которому доверили иную часть доспеха чуть ранее. Он подбежал к своему упавшему товарищу и оттащил его подальше от двери. Там он отстегнул шлем.
   - Он ещё дышит! Век! Хек! Тащите его в город - в госпиталь!
  Тут же эти двоя, усадили едва живого Пака на его коня и, придерживая с двух сторон, поскакали в сторону города.
   - Это сила от доспехов так работает. Вы, наверное, не знали, но если взломать заклинание, что наложено на доспехи, то оно будет создавать очень не благоприятную атмосферу для других носителей таких же доспехов. - Сказал Дул, глядя сквозь коня рейтара, перегородившего ему дорогу. А сей рейтар был не только инициативным, но и умным и понял он, что появилась новая порода магов, которых придётся бить как встарь - из самострела. А эффектных выездов придётся избегать. Он тут же отвёл коня в сторону.
  Дул, закинув котомку за плечи, спокойно пошёл в сторону противоположную городу. Ему срочно нужно раствориться среди лесов юго-востока, иначе его в покое не оставят.
  
  Part 2. Скитания.
  
  Серый маг
  Дул Булпбтр вернулся к своему жилищу. Пещерка, куда сваливал свои сокровища - книги, артефакты, магические амулеты. За время своего обучения, отмеченного семнадцатью смертями не самых слабых магов и сорока тремя обворованными, он собрал уникальнейшую библиотеку книг по истории магии, теории магии и практики магии, включающую в себя пару с лишним десятков книг личных заклинаний магов.
  Ранее, разбирая записи, он смог уяснить лишь две вещи - учиться магии очень сложно и ему нужно выучить какое-нибудь заклинание. Хотя бы одно.
  Каждое заклинание требовало кроме личных сил мага ещё и уйму времени, ингредиентов, чтения заклинания и условий. Единственными мгновенными заклинаниями были Заклинание Адского холода и Заклинание Мгновенной Смерти. Но и первое, и второе требовали от мага невероятной концентрации и личной силы духа и желания убивать. А это очень не просто для внутреннего мироощущения самого сотворяющего.
  Проклятие же, как и благословление являлись неотъемлемой частью любого разумного существа. Любой мог проклясть. Но только маг мог проклясть так, чтоб человек умер через два дня. Например, от насморка - шмыгнул носом неудачно, сопли не в то горло попали, и захлебнулся бедняга. И с благословлением та же ситуация. Но проклятие в бою или стычке применять невозможно - тебя триста раз успеют убить. Так что, поединок для магов начинается за долго до прямого столкновения и решающую роль играет информация. Если сумеешь запугать противника до боя, то у него не останется сил, чтоб творить заклятия, даже если оно у него правильно сплетено и все ингредиенты подобраны верно. Отсюда и уединённость магов. Каждый маг живет, как на пороховой бочке и вынужден каждый день обрабатывать гору информации, поступающую по самым разным каналам. Начиная от примитивного гадания и заканчивая разветвлённой сетью шпионов и агентов.
  По этим же причинам ни один маг не гнушается и фокусами. Например, тот же порох, о котором только что было сказано. Фейерверки, звуковые эффекты. Маги знали очень много тайн природы.
  Но высшим пилотажем считались заклинания собственного изготовления. Принципы заклинания одни везде, но вот конструкции могут быть разными. Одно остаётся неизменным - заклинания работают только на живой материи. Теоретики магии считают, что это связано с наличием этой самой магии только у высокоорганизованной формы жизни. Чем глупее существо - тем сложнее его заколдовать и именно этим и объясняется тот факт, что народы, живущие за северной границей империи, так до сих пор и не были завоёваны. Только тяжёлыми потерями в живой силе удавалось сгонять непокорных горцев с золотых шахт.
  И ещё о заклятиях. Вообще заклятия делятся на две категории - мгновенно налагаемые и подготавливаемые. К мгновенным относят уже известные Холод и Смерть. Сюда же относят и проклятие, но не все с этим согласны. Подготавливаемые же представляют собой целую серию действий, требуемых, дабы произвести заклинание.
  Например, шар огня. Для этого заклинания необходимо не только правильно подобрать ингредиенты, правильно разложить их. Для этого заклинания необходимо ещё и правильно одеться. Специальные мантии, с золотыми, красными и жёлтыми узорами, сапоги с заострёнными носами и правильной формы кольца. И ещё, самое главное - правильно прочтённое заклинание, точнее звуковая мантра. Иногда для неё нужны специальные резонаторные ящики, усилители звука, музыкальные инструменты. Нужно соответствовать эталону, единственно правильно-нащупанному ритуалу, выработанному за тысячи лет практики. Удушение, копьё, другие заклятья. Все они требуют и внешних атрибутов и внутренних. И, конечно, силу мага, его уверенность в себе. Некоторые особо в себе не уверенные маги иногда разжёвывают специальную траву либо курят оную. Правда, маг перестаёт адекватно отличать реальную угрозу от мнимой и может убить даже того, кто ему нужен. Я не говорю, про друзей или любимых - у магов таких нет. Только те, кто им нужен.
  А вообще раньше случались войны магов. Одна фракция магов сходилась в поединке с другой. Делалось это в безлюдных местах, так как, если творить боевое заклятье в боевом костюме на городской площади, то убить тем же огненным шаром может всех людей на означенной площади, а противник даже не покачнётся. Со стороны это всё очень глупо смотрелось, когда здоровые дядьки или седовласые старики в немыслимых костюмах из попье-моше, золота, шелков и прочего начинали кривляться, лаять по собачьи либо совершать другие действия, очень похожие на дискотеку в дурдоме. Правда, такое впечатление проходило после первого залпа заклятий и первых убитых.
  Кстати, особенность колдовского пламени в том, что оно не трогает плоть, а выжигает саму душу. Или светит только тому, кто творит заклятье, причём сам маг может ходить хоть с закрытыми глазами, но своё заклятье он видит и ощущает. Как и то, что оно освещает, если речь идёт об огне.
  Однако, забреди на такое поле боя (хотя, я бы не сказал, что случайно - такой гвалт стоит, что случайно не получится), не маг, он бы не увидел ни одного заклятия, разве что краем глаза что-нибудь мелькнёт и всё. Так описывал бой магов у Горы Лус очевидец не маг:
  'Семнадцатый день месяца цветения священной окотки. Место - поле у подножия горы Лус. Четыре сотни магов клана Овкрпт защищали свою честь в битве с семью сотнями магов ордена Мародёров. Орден Мародёров разделился на четыре фракции, по числу видов атакующих заклятий: Огненный шар, Липкие твари, Ледяные стрелы и Заклятие Сна. Маги, что атаковали заклятием Сна, составляли костяк армии Ордена Мародёров. Общих цветов у них не было. Маги клана Овкрпт построились пятым ордером для круговой обороны, их цвета были зелёный и жёлтый. Каждый маг клана Овкрпт носил зелёный плащ с комплектом Заклятия Деревянного Щита и жёлтые наручи с золотым шлемом для Заклятия Солнечного Кулака.
  Маги фракции Липкие Твари построились неподалёку от моего наблюдательного пункта. Сражение началось, и маги обеих сторон начали синхронно издавать странные звуки, делать непонятные жесты и танцы. Отличились лишь маги Липких Тварей - каждый из них начал делать что-то одно: кто-то переливал из одной кружки в другую родниковую воду, кто-то разводил костёр, кто-то делал сальто и рычал как зверь.
   Сразу после начала сражения я увидел, как маг первой линии обороны клана Овкрпт был выведен из строя невидимой тварью, созданной магами Ордена Мародёров. Он хватал воздух руками перед своим лицом, силясь схватить бесплотную тварь, и мычал, не раскрывая рта и глаз, но ничего не мог ей сделать. В последнем отчаянном рывке он сотворил заклятие Солнечного Удара и сразил наповал мага из фракции Тварей. Но во время произнесения заклятия, тварь зацепилась за нёбо мага, влезла тому в рот. Мне больно вспоминать, как мучался маг, как он упал. Потом, после минуты мучений кишечник мага не выдержал, и всё нутро вылезло из заднего прохода, а сам маг так изогнулся, что сломал себе позвоночник. Дальше я не мог наблюдать, так как вдруг понял, что невидимая тварь вползла мне в ногу. Я не растерялся и там же, топором отрубил её. Таким образом я сделал всё возможное, чтобы собрать информацию о предполагаемом противнике'.
  Далее шло описание бедствий разведчика, но они не интересны. Для опытов он даже прихватил с собой свою ногу. Но так там ничего и не обнаружили.
  Продолжение 1
  
  Однако, это были показания специально тренированного бойца, который учился выслеживать магов, их заклятия (не особо успешно это у него получалось). Некоторые маги, слишком любознательные для своего племени затворников и параноиков, ставили опыты на крестьянах. Например такой опыт.
  'Писано от сорок пятого дня месяца цветения священной липы, писцом Йухом Рогктрпртом. Эксперимент актрпба Зоха Жнуткртна.
  Цель: выяснение степени влияния образованности индивида на восприимчивость к магии.
  Цель 2: выяснение степени влияния уровня организации мыслительных процессов индивида на восприимчивость к магии.
  Оборудование, материалы:
  1. личный крестьянин актрпба Зоха Жнуткртна
  2. личный крестьянин актрпба Зоха Жнуткртна, выращенный в изолированном от магии и информации о магии месте.
  3. Дикарь с гор, неподдающийся магическому воздействию
  4. Специально обученный грамоте и наукам крестьянский детёныш, выращенный в изолированном от магии и информации о магии месте.
  
  Эксперимент N1: Личный крестьянин мага реагирует на заклятия, как и все разумные существа. По словам другого крестьянина, наблюдавшего за опытом, ни каких световых, звуковых или иных явлений им не наблюдалось. По словам подопытного ни каких явлений не наблюдал и он сам. Ощущал только боль, удушение, иные сопутствующие заклятиям симптомы.
  Эксперимент N2 Крестьянин, воспитанный в изоляции, не реагировал на заклятия. Этот феномен объясняется огромным количеством теорий, но достоверных среди них найти не удалось.
  Эксперимент N3 Дикарь с гор поддавался только самым сильным заклятиям - Мгновенной смерти.
  Эксперимент N4 Крестьянский детёныш, с форсированным развитием умственной деятельности, поддавался только самым сильным заклинаниям - Мгновенной Смерти.
  Эксперимент N5 Подопытный - трактирный юродивый. Заклятия не действуют в принципе
  Выводы неоднозначны и записи в дневник не подлежат'.
  
  Пролог.
  Косматый старик сидел за столом в своём шалаше-землянке. Он кидал в маленький котелок самые разные травы, коренья, попутно что-то бормоча. Котелок был подвешен на треноге, стояла на том же столе, а под котелком горела спиртовка. Сама спиртовка стояла в специальном углублении в столешнице, где скрывалась практически на половину. Человек всё так же бормоча себе под нос, одновременно выкорябывал что-то на куске уже пятнадцать раз исписанного и столько же раз вновь очищенного пергамента.
  Старик откинул волосы назад, и мы увидели, что этот старик выглядит слишком молодо для своего возраста. Дул! Это он! Взрослый мужчина двадцати пяти лет. Он очень многое узнал о магии. И не только о магии. Он знал о пристальном внимании к своей персоне, и сейчас проявление этого внимания приближалось его стоянке. Он сам слил информацию о месте его убежища, как всегда рисковал, но как всегда он не прогадал. Дулу терять нечего, даже сейчас всё его богатство помещалось только в одном ящике - его черепной коробке.
  И сейчас молодой парень шёл по ковру из мягких трав, длинный плащ подметал редкие павшие листья, что цеплялись за ворсинки бархата, но молодого человека это не интересовало. Наивный, он полагал, что сумел перехитрить Дуума. Он жаждал встречи с магом. Этот маг не был Величайшим, но лишь одно то, что его именем стращали непослушных детей, говорит о многом. Хотя, какой ещё парень? Да это же был сам император! Или кто-то похожий на него, но это значения не имело: император или нет, но поговорить он должен.
  В это время Дул распрямил спину, разогнулся после нескольких часов экспериментов и с наслаждением вдыхал чистый воздух. Чистый, без запаха крови и реактивов. Стоял с закрытыми глазами, так, будь-то бы спит. Парень в бархатном плаще подошёл к нему со спины, подошёл тихо и вроде бы маг не должен был услышать его. Но он услышал.
   - Вместо приветствия: Хочу собственную закрытую школу, куда я буду набирать учеников сам. - Сказал Дул, все, также, не открывая глаз. Парень стоял ошарашенный, но быстро взял себя в руки:
   - Ты даже не слышал, что я от тебя хочу! - сказал он, уже предвидя ответ.
   - И место для школы я выберу сам, и никто не будет знать, где она находится.
  Императора или его двойника, но такое обращение его не устраивало. Хотя, что ещё можно ожидать от мага-маньяка, к которому заглянул на огонёк?
   - Ты получишь, что попросил. Взамен - служба! - Чётко сказал парень
  Дул только сейчас опустил голову, восстанавливая кровообращение, открыл глаза, всё также стоя спиной к визитёру, и ответил:
   - Если это не будет касаться моей школы. - Императору оставалось только согласиться.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"