Дранко Регина Игоревна: другие произведения.

Р/н "Северина" Глава 1-6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь интересная штука: то она протекает вяло как сонно парящая муха, то подставляет подножку и ты уже не понимаешь на каком свете. Я не знала как мне жить и судьба сама меня подтолкнула в бездну событий. Теперь главное выжить в мире, о котором я читала лишь в книгах. Под пристальным присмотром госпожи смерти, так любезно предоставившей мне второй шанс.



Часть 1

Глава 1

   - Морана, - позвал тихий шипящий голос - Морана,- из темноты показался женский силуэт.
   - Зачем ты звала меня, Лахесис... - второй женский силуэт появился из темноты.
   - Морана, в твоём мире чужой, зародыши тьмы скоро умрут...

* * *

   Солнце поднималось за горизонтом, из окна моей комнаты доносился шум проезжих машин, а под потолком в воздухе вяло летала муха. Я лежала, растянувшись на кровати, и наблюдала за тем, как она перелетает с люстры на подоконник. Стоял жаркий июльский день. Мама давно ушла на работу, а младший брат должен был проснуться не раньше обеда, судя по его ночным крикам "сдохни падла!", он снова рубился в игры до утра.
   В голове вяло текли мысли: Кто я? Обыкновенный человек, студентка 2 курса медицинского училища, будущая медсестра. Вот только хотела ли я быть ею? Моя жизнь протекала спокойно в кругу друзей неформалов, которых не переносила моя мать, зубрёжки латыни с анатомией человека, которые тоже не сильно радовали. Кстати зубрёжка получалась лучше, чем общение с родной мамой. И это при том что по латыни у меня одни трояки. Иногда казалось, что я вообще не её дочь: такими разными мы были. Слишком я похожа на отца.
   Воспоминания о нём отражались тихой скорбью, во мне ещё теплилась надежда что его найдут, но умом я понимала, что это безнадёжно. Он пропал 7 лет назад на раскопках, было землетрясение. Мать конечно же считает, что он погиб. Наверное, таких как я много, кого-то вообще родители бросили.
   Ну а в остальном я абсолютно посредственный человек. Те же проблемы: учёба да отсутствие личной жизни.
   Почему я здесь? Почему не побираюсь на улице или не правлю страной? Почему я девушка, а не парень? Странные вопросы, не знаю, кто-то задаётся ими кроме меня? Наверное, задаются учёные или философы, или такие же как я 17-тилетние девушки из обычных семей. Что нас объединяет? Незнание ответа...

* * *

   Мама вернулась поздно, с грохотом закрыв за собой входную дверь. Я вышла, чтоб её встретить, но она лишь скривилась, взглянув на меня, и я сразу поняла: она чем-то недовольна, причём это недовольство связано именно со мной. Иначе она бы просто сухо поздоровалась и ушла на кухню. Её презрительный взгляд ничего хорошего не предвещал. А ведь я сегодня собиралась выйти погулять с друзьями. Мы и так редко видимся после того как все разъехались учиться в разные города. Что ж придётся выходить по-тихому.
   Порывшись в шкафу, я достала чёрную футболку и джинсовые шорты, даже вечером на улице была духота! Все мои друзья очень яркие личности, а я была чем то средним, до сих пор удивляюсь как я оказалась в их компании. Переодевшись, я начала энергично расчёсывать волосы, которые были перекрашены во все цвета радуги и ныне имели непонятный оттенок коричневого с примесью синего и нескольких прядей зелёного. Тем временем в коридоре зазвонил телефон. Ну как назло маме позвонила её школьная подруга, а после разговоров с ней мама обычно пребывает в очень скверном настроении, а если учесть, что она уже пришла злая, тяжело будет незаметно пройти мимо кухни, где мама как раз и разговаривала по телефону. В коридоре надо было ещё и незаметно надеть кеды и выйти раньше, чем она закончит разговор. Тихонько, стараясь сильно не скрипеть, я открыла дверь своей комнаты и поползла к входной двери. Отголоски разговора доносились до меня с кухни:
   - Твоя дочь выходит замуж? - мама стояла около телефона на кухне и нервно накручивала телефонный провод на палец, - а моя поступила в медицинский, - послышался голос из телефона, но непонятно, что ответили и мама вздохнув произнесла, - нет на медсестру. - В её голосе звучало разочарование.
   Я знала, что она мечтала видеть меня перспективным врачом или выдать замуж за приличного по её меркам молодого человека. Однако, я была всего лишь студенткой училища, даже не института, да и друзья, которых я редко приводила домой, не выглядели перспективными в её глазах. У моей мамы были достаточно стереотипные мерки людей и мою неопределённость в жизни она крайне не одобряла.
   Я доползла до входной двери и стала натягивать кеды. Из комнаты напротив высунулась шевелюра младшего брата, осмотрев меня сверху донизу он произнёс
   - Ты же не собираешься уходить? - Я скептически приподняла бровь.
   - Конечно, собираюсь! - Я как раз с трудом натянула новый ещё не разношенный кед на вторую ногу, как ко мне подошла мама с телефонной трубкой в руке. Очевидно не весёлый для неё разговор был закончен и она искала на кого бы вылить свой негатив. В принципе, обычное явление. Виноватой всегда была я.
   - И куда мы намылились? - раздраженным тоном поинтересовалась она. Сейчас начнется старая песня. Я подняла голову и изобразила ангельские глаза.
   - Гулять, я же говорила. - Она скептически на меня посмотрела.
   - Нет, не говорила, да и в таком виде я тебя никуда не пущу!
   - Как? Меня же все ждут! - Она положила телефонную трубку на тумбу и раздраженно повернулась ко мне, в её глазах читалась злость.
   - Всё! Хватит этого баловства! Я слишком долго на всё это закрывала глаза! Немедленно переоденься и садись заниматься! Если бы ты хоть 5% своего интеллекта использовала в учёбе, а не в безделье сейчас была бы на 2 курсе университета! - уже на повышенных тонах закончила она первую волну негодования.
   По правде говоря, меня не сильно заботило образование. И не потому что я ленилась, а потому что не знала, чем хочу заниматься в этой жизни, да и знаниями я не блистала, поэтому я не прилагала особых усилий чтоб куда-то поступить. Мне нужно было время подумать, но мою мать такое решение не устраивало и поэтому я поступила в училище, чтобы не сидеть дома без дела. Однако, это её только разозлило, ведь она меня всегда сравнивала с детьми своих друзей и коллег, она хотела воплотить во мне свои не сбывшиеся мечты, это меня действительно бесило! Почему я должна ровняться на неё и дочерей её подруг, и коллег, почему она не даёт мне быть такой, какой я хочу быть или хотя бы понять себя и найти свой путь?! Во мне всё кипело и бурлило. Между тем, мама продолжила тираду.
   -Посмотри на себя! В твои 17 лет я уже училась в университете, через год замуж вышла, а ты всё не можешь вырасти из детства! - продолжала она кричать.- Я смотрела в пол, я знала то, что я сейчас ей хочу сказать запретная тема, которая её оскорбит, но она не понимает, и до неё по другому не достучатся. Ярость и обида меня ослепила, на глаза навернулись слёзы поэтому выдержав секунду я тихо произнесла.
   - И к чему тебя это привело? После того, как папа исчез, ты совсем вычеркнула его из живых! По крайней мере, я не теряю надежду, а ты его давно похоронила! - Я не поднимала на неё глаз, не осмеливалась, но звонкая пощечина, которая последовала секундой позже, обожгла сильней любых слов. Не выдержав, я резко встала, открыла дверь и побежала к лестнице. Слёзы текли по щекам, мне хотелось убежать, быстрей вырваться, однако мама меня нагнала и прямо перед лестницей схватила за руку.
   - Нет! Никуда ты не пойдешь! Вернись немедленно! - По её щекам бежали слёзы, а лицо исказилось злостью -- наверное, после папы я стала её самым большим разочарованием.
   - Мама, хватит! Только потому, что твоя жизнь не удалась, это не даёт тебе право управлять моей! - я крикнула это вырываясь, и, круто развернувшись, с силой выдернула руку, оттолкнула её и сделала шаг к ступенькам, но тут нога за что- то зацепилась. Я поняла, что наступила на собственный шнурок. Я забыла зашнуровать кеды! Нога подкосилась, я потеряла равновесие и кубарем покатилась вниз. Я чувствовала боль. При каждом ударе: головой, потом спиной, потом не знаю - боль была повсюду, каждую клеточку тела пронизывала боль. Казалось, это никогда не закончиться. И вдруг - темнота. Боль исчезла. Я открыла глаза, вокруг всё мелькало, проносясь сквозь меня. Вот мама спускается с криками по лестнице, вот брат хватается за трубку телефона и вызывает скорую, мама прижимает меня так нежно, я не помню, чтобы она когда-либо меня так обнимала. Но почему я вижу всё это со стороны?
   И вдруг я увидела себя, я лежала в её руках, лицо было в крови, я не дышала. Неведомая сила давила на меня. Я хотела рыдать, я хотела ей сказать, что я здесь, я хотела её обнять но, не могла. Я просто смотрела со стороны. Бессилие, так я осознала что умерла.

* * *

   Всё мелькало: соседи, белые халаты, носилки - они проходили сквозь меня. А я просто смотрела , не в силах что-либо сделать. Вдруг, как-будто издалека, наступила мгла. Исчезла лестница, белые халаты, мама. Вокруг постепенно появилась чернота. Исчезли звуки, наступила давящая тишина. Меня охватила бесконечная тьма без начала и конца. В гробовом молчании, где-то далеко, раздались гулкие шаги, я повернулась на звук. Шаги постепенно стали яснее и тут я увидела приближающийся женский силуэт, обмотанный в чёрную материю, концы которой колыхались, хотя ветра здесь не было. Шаги были неспешными и твёрдыми они отдавались гулким эхом. Я попятилась назад. Но фигура быстро приближалась ко мне. В одно мгновение материя распахнулась и передо мной предстала женщина - высокая и стройная, её чёрные волосы развевались подобно туману, а чёрные глаза пронизывали до мозга костей, казалось, она видит меня насквозь. Она была поистине величественна, я впервые видела таких женщин. Но женщиной ли она была? Она криво усмехнулась и произнесла:
   - Значит, это будешь ты, - тихим утверждающим голосом произнесла она.
   - Кто вы? - только и смогла вымолвить я, охваченная страхом и трепетом перед этим существом. Мой голос терялся в могильной тишине. Она медленно обошла меня вокруг, потом встала напротив и прикрыла глаза.
   - Я? - женщина улыбнулась ярко красными губами - Я Морана, - она распахнула глаза и я увидела в них чёрную глубину смерти, а на её лице играла зловещая улыбка.
   - Вы - смерть? - ещё одна ехидная ухмылка.
   - Я повелеваю смертью.
   Я оцепенела. Она своего рода бог или богиня смерти, а это значит, вопрос сам всплыл в моей голове - значит, я в мире мёртвых? Она посмотрела на меня и произнесла, не стирая улыбки.
   - Да! - Она произнесла это властно, как будто я попала в её сети, как будто я принадлежала ей. Значит, больше нет жизни, неужели она вот так просто закончилась? Почему-то я сразу в это поверила, внутри всё опустошилось. Я поняла, что моё время пришло и скоро я исчезну. Морана посмотрела на меня оценивающе и произнесла ленивым голосом.
   - Нет, не исчезнешь - Я опешила от этих слов. Значит я ей для чего-то нужна, иначе богиня смерти не стала бы возиться с такой никчёмной душой. Без церемоний Морана перешла сразу к делу.
   - Я хочу, чтобы ты была моими глазами, ушами в одном из моих миров. Я не могу быть среди живых, Но ты - непорочная уже сформировавшаяся душа, несвязанная с тем миром, ты будешь там от моего имени. Если ты согласна, то я дарую тебе новую жизнь.
   - Новую жизнь? - Странно, как Богиня смерти может даровать новую жизнь? Да и хотела ли я новую жизнь? В памяти всплыли счастливые моменты: мама, папа, брат, друзья, Солнце, Весна, море - всё то, что вызывало во мне чувство радости. Я так глупо этого лишилась. Однако, там, куда меня пошлют всё начнется заново. Мне выпал шанс снова обрести жизнь, жизнь с чистого листа. В полном одиночестве. Я осмотрелась: вокруг была лишь чернота. Что ж, здесь мне точно ловить нечего.
   - Я согласна, - твёрдо ответила я. Морана расплылась в улыбке
   - Да будет так! - Она приблизилась ко мне, растопырила свои тонкие длинные пальцы и с силой толкнула меня в грудь. Я начала падать. Вдруг вместо черноты появились краски, скрипы, звуки - всё мелькало. Я закрыла глаза, но падение как будто замедлилось. Не успела я открыть глаза, как меня дёрнуло в сторону и я отключилась.
  

Глава 2

   Сознание восстанавливалось постепенно. В начале я ощутила, что я тяжелая. Голова звенела. В лицо дул несильный ветерок, пахло свежестью и листвой. Я явно сидела, и то, на чём я сидела, небрежно встряхивалось. Я приоткрыла глаз, потом второй и поняла, что сижу вполне живая в деревянной повозке, которая не спеша куда-то ехала. Я подняла голову. Сразу бросилось в глаза, что я ехала по лесной дороге. Свежий воздух опьянял, я сделала глубокий вдох. Стояла прекрасная солнечная погода. Обернувшись, я увидела рядом с собой сидящую женщину. На ней было темно-коричневого цвета платье грубого покроя, а сверху - потрёпанный дорожный плащ. Она разглядывала меня, но увидев, что я это заметила, отвернулась и сделала вид, что рассматривает дорогу. Я отвернулась и тут поняла: ведь я действительно умерла и воскресла... Но где? В памяти восстановился недавний разговор с Богиней смерти Мораной. Значит, я ожила, но почему-то я была уверена, что буду в теле младенца. Почему же я сижу в повозке в теле вполне взрослого человека?
   Подул лёгкий ветерок и на лицо упало несколько прядей, это были явно не мои волосы, точнее не волосы моей прежней меня. Отродясь у меня не было таких длинных и одноцветных волос, даже в детстве я вечно их красила разными маркерами. И тут до меня дошло: Морана воскресила меня в чужом теле, вытеснив отсюда прежнего владельца. Вот значит как - она не зародила новую жизнь, просто забрала старую и поселила новую. На такое способна только богиня! Ведь моё тело умерло, а это единственный способ меня оживить, если не переродиться. Раз я в другом теле, значит домой к прежней жизни я вернуться не смогу. Осознание этого меня погрузило в депрессию: даже заключая сделку, я надеялась хоть как-то попасть домой, теперь было понятно, что это невозможно.
   Телега ехала вниз по живописному склону. После очередной встряски моя соседка снова повернулась ко мне.
   - А, уже не спишь! - Хмыкнула она. У неё были рыжие кучерявые волосы, сама она была полновата и простовата на лицо, однако, её озаряла лучезарная улыбка.
   - Скоро приедем. - оповестила женщина. - Волнуешься? В Магическую Академию работать устраиваешься! Работёнка предстоит нелёгкая, но всё лучше, чем по подворотням побираться. Повезло же тебе, сиротка, что встретилась ты мне как раз когда я работника подыскивала...- она похлопала меня по плечу.
   Значит я, точнее та, что жила в теле до меня была сиротой, хотя это только предположение, ведь она меня подобрала. Я опустила голову и заметила мешки набитые овощами, в основном - картошкой. Стоп, академия магии? Это действительно другой мир, значит другие миры существуют? И магия тоже существует?
   - Работать на кухне не сложно и всегда сытно! Хотя наготовить на ораву студентов да и преподавателей в придачу - задача не из лёгких, да ещё и на магов, а у них аппетит тройной! - Продолжала она.
   Значит на кухне работать. Хорошо, хоть не кроликом подопытным.
   Я чувствовала голод и по комплекции я ощущала свою истощённую худобу. Наверное, сирота, то есть нынешняя я, не особо питалась и, чтоб хоть как-то отвлечься, я попыталась подумать о другом. В памяти всплыли некоторые книги про магию и магические школы. Да, если я не маг или не при дворе короля (судя по средневековой одежде, я думаю, что здесь царит именно монархия), то туго, мне придется. "Хорошо хоть буду в тепле и при работе, хотя Морана могла бы меня и в тело мага поселить." - недовольно подумала я. Ну да ладно, какая-никакая, но жизнь лучше, чем смерть так, что мне ещё повезло, с той лишь разницей, что я не буду очередной прекрасной героиней с мечом/посохом, в мантии, а лишь скромной поварихой, точнее посудомойкой, скорее всего. "Да, "Гарри Поттер" из меня не выйдет," - невесело вспомнился всемирно известный сюжет книги про сироту-волшебника. Интересно, а во мне есть хоть капелька магии? Хотя, если бы была, думаю, я бы не ехала в академию в качестве посудомойки, а ехала бы на какие-нибудь испытания или с рекомендательным письмом. Пошарив в карманах я лишь обнаружила две дырки.
   - ...Кузен моего дяди, - продолжала заливать своё весёлая женщина, - как-то пытался сдать экзамен и поступить в академию, но у него ничего не получилось. Жаль, мальчик с головой, но способности к магии в нём оказалось недостаточно даже для лекаря...- продолжала она рассказ, который я слушала вполуха, периодически ей кивая. Хм, значит мало того, что нужно родится с магическим даром, так нужно ещё, чтобы он был достаточно силён для того чтобы пройти испытание и никаких тебе писем. Я в надежде на чудо подняла свои ладони, они были белые, а пальцы тонкие, однако, ничем магическим не отличались. В ходе разговора или точнее монолога со стороны Марты - так, оказалось, звали мою собеседницу, которая являлась поварихой, она рассказала, что забрала меня с дороги, увидев как я исхудала и едва держалась на ногах. Ну что ж, очень кстати в ней проснулась жалость, а то я могла так и ковылять по размытой грязной дороге без денег, еды и жилья. Спасибо, Морана! Хоть не в бомжа вселила. Хотя нет, скорее в бывшую бомжиху.
   Мы ехали всё дальше. Вскоре лесные пейзажи сменились лесополосами и редкими пригородными домами, а через некоторое время показались огромные городские стены.
   - А академия находиться в городе? - обернулась я к Марте. Та удивлённо на меня покосилась. - Ну разве такие места не должны располагаться за городом? Ну ради безопасности что ли... - предположила я. Неизвестно, конечно, кого от кого обезопасить: жителей города от магов или магов от самих себя. Марта удивлённо на меня посмотрела.
   - Нет, ну я понимаю, что ты сирота и жила раньше в глубинке, но разве ты не слышала про магическую академию!? - её удивлению не было предела, - Это же одна из самых старинных и сильнейших академий в мире! Наше государство только благодаря её магам и держит страну в мире с соседями! Да, девочка, ты как-будто не от мира сего, - скептически произнесла она. Даже не догадываясь, насколько же она была права.
   Мы подъехали к огромным металлическим воротам и проехали пропускной пункт почти без задержек: стоило Марте показать свиток с печатью. Мы въехали в шумный и большой город. Хотя самые высокие дома, кроме академии здесь были трёхэтажные. А вот башни академии я сразу заметила даже с окраины: они величественно возвышались над городом.
   - Это второй по величине город после столицы, - гордо провозгласила Марта, косясь на моё изумлённое лицо. А я вертелась по сторонам, разглядывая не точно средневековый, но явно викторианскому стилю подобный пейзаж. Дома были кирпичные, с неширокими улочками, везде были люди в коричневых, серых и других тёмных одеждах, редко проблескивали пёстрые купцы на лошадях, чувствовались запахи от гнилых яблок и навоза до запаха железа и хлеба. Кто-то бегал, кто-то что-то продавал. В общем, после свежего лесного воздуха город казался грязным.
   Мы ехали дальше, вскоре улочки стали расширяться, а за домами показался огромный ограждённый стенами замок. Он был примерно с 9-ти этажный дом, а может и выше. Башни, бойницы, ворота - как будто я попала за кулисы фантастического фильма. "Властелин колец" тут явно отдыхал! "Да, Элли, ты уже не в Канзасе": подумалось мне.
   Замок поражал своей величиной, даже шаря по интернету, пересмотрев кучу фильмов и прочитав множество книг, я не видела таких сооружений, как этот замок. Мы остановились у главного входа. Марта спрыгнула с телеги, подошла к воротам и громко постучала 3 раза. Послышался грубый голос "Кто?".
   - Это я, Марта, - Она достала из-за пазухи медальон, который я не успела разглядеть и приложила его к выемке в воротах, что- то сверкнуло и отворилась небольшая дверь в воротах. Марта зашла и позвала меня следовать за собой. А тем временем из ворот вышел молодой парень, одет он был так же плохо как и я, но его озорная улыбка и каштановая шевелюра выдавали хулиганскую натуру. Увидев меня, он подмигнул и легко запрыгнул в телегу разгружать мешки. Не успела я что-либо сказать, как Марта потянула меня внутрь.
   За воротами располагался главный вход в замок, двери которого были закрыты. В широком дворе было несколько деревьев и скамеек. В принципе, дворик был достаточно скромен для такого величественного замка. Справа были конюшни. Марта свернул влево, в сторону к какой-то серой двери и поманила меня за собой. Мы зашли в неё и она остановилась, повернувшись ко мне.
   - Значит так, во-первых, запоминай сразу дорогу, никто тебе ещё раз показывать не будет. - Строго начала она. - Во-вторых, тебе запрещено разговаривать со студентами, а уж тем более - с профессорами, будешь работать на кухне, выходить на улицу только с моего разрешения или поручения, - строго сказала она и направилась вперёд. "Отлично, а я-то надеялась по разведывать что тут к чему," - уныло подумала я. Вокруг было темно: ни фонарей, ни факелов. Марта уверенно двигалась вперёд, освещая дорогу с помощью медальона. Как на зло, темноты я боялась, особенно в свете недавних событий. Чувствовала себя неуютно и старалась ни на шаг от Марты не отставать.
   - Сиди на кухне, - продолжила она, пройдя очередной поворот, - вообще будь осторожней: тут везде студенты - маги-недоучки, - наконец она остановилась, обернулась и улыбнулась мне, а я так и стояла, боясь отойти от неё на шаг.
   - Ну что ты приуныла? - Совсем по-доброму спросила она. - Такая милая девушка не должна горевать.
   Она снова пошла вперёд. А я вдруг подумала, что не знаю как выгляжу. Начали появляться редкие факела, коридоры сворачивали и тут передо мной оказалось большое застекленное окно. Я остановилась и вгляделась в немного искаженное отражение. Передо мной стояла девушка лет 16-17, в общем, моего примерно возраста, не больше, худощавая, бледная, в мешковатом платье, с длинными бесцветными волосами. Сложилось такое впечатление, что раньше моё тело совсем не кормили. И лицо выглядело тусклым и поникшим. Манекенщицы по сравнению со мной просто толстухи, вот, чем объяснялся всё усиливающийся голод. Лёгкая синева под глазами завершала мою "милую" внешность, я почувствовала себя жертвой анорексии. И как Марта в теперешней мне нашла что-то милое? Вурдалаки и то симпатичнее. Разве что длинные волосы выглядели здоровее, чем я сама, но это скорее потому, что в этом мире нет бесконечных ГМО продуктов и химикатов. Размышляя над этим, я нагнала Марту, которая уже успела удалиться. Мы поднялись по широкой лестнице и через несколько поворотов в конце коридора вошли в небольшую дверь с надписью: "Кухня! Студентам вход воспрещён!". В кухне было тепло и непривычно светло, примерно 25-30 человек в достаточно белых фартуках и шапочках готовили ужин. Кто нарезал овощи, кто склонился над большим чаном с кипящей похлёбкой. Наш приход их оторвал от работы.
   - Марта! - радостно восклицал кто-то справа от меня - Наконец-то! - высокий мужчина средних лет подошел к ней и обнял, они обменялись несколькими фразами и он подошел ко мне, осматривая меня сверху донизу, недовольно хмыкнул и повернулся к Марте.
   - Надо было парня привести, - грустно сообщил он.
   - Почему? - Удивилась Марта, - Она справится! - заверила моя спасительница, надевая фартук и колпак.
   - Да на ней лица нет, кожа да кости, дрова носить не сможет. Разве что посуду мыть.
   - Ничего, приноровится. - Марта подошла ко мне и подтолкнула вперёд.
   - Итак это... - она повернулась ко мне, - Как там тебя зовут? - чуть потише спросила она.
   - Меня, э... Северина. - ляпнула я первое что в голову пришло, а в голову пришёл мой ник в интернете.
   - Это - Северина, она под моим началом, но если будет разгильдяйничать, можете нагрузить её работой. - На меня смотрели скептически, мол, эта дохлая селёдка ничего и сделать не сможет.
   - Здравствуйте, - тихо произнесла я. Кто хмыкнул, кто-то не проявил никакой реакции. Однако, Марта продолжала улыбаться, взяв меня за руку, она провела меня между дубовых столов и жаровен. На другом конце кухни была дверь, мы в неё вошли и оказались на винтовой лестнице.
   - Поднимайся наверх, 3-я дверь слева, - сказала она, доставая из кармана фартука булочку, - Поешь и отдохни, а завтра с первыми петухами начнешь работать!
   Не дождавшись от меня ответа, она закрыла дверь, а я поднялась наверх.
   В комнате было темно, но я различила несколько кроватей, в углу кувшин с водой и тазик, стол и шкаф, а напротив небольшое окно. Прямо у входа стояла аккуратно застеленная кровать, рядом не висело вещей и ничего не стояло, а посему я решила, что именно эта кровать не занята. Я в один прикус съела булку, стянула с себя платье и тут я поняла, что у меня на ногах остались мои кеды, но как? Это же было не моё тело. Морана! Ведь фактически из-за них я умерла! Спасибо, у неё скверное чувство юмора. Ну что ж, зато хоть у меня и старое платье, но ношу я эксклюзивную для этого мира, как я полагаю, обувь, здесь такой ни у кого точно нет. Я их бережно сняла и поставила у кровати, нырнула под холодное одеяло. Почему-то мне не было больно, страшно или обидно, просто было тоскливо. Перед глазами всплыла картина, как мама прижимала мой истекающий кровью труп к себе, как бы я хотела в этот момент оказаться в своём теле, даже испытывая боль. Я повернулась на другой бок, сон не шёл. Не знаю, сколько я так пролежала, на улице совсем стемнело, вскоре послышались шаги и в комнату вошло несколько человек, по голосу я узнала среди них Марту.
   - Спит, - тихо сказала она.
   - Конечно, вы долго ехали, - сказал незнакомый женский голос.
   - Там моя родня, хотелось их повидать, - ответила Марта, - да и лучших овощей нет даже в столице!
   Заскрипели кровати, вскоре послышался тихий храп, под него я и уснула.
   Меня разбудили затемно. Марта энергично меня трясла и я не сразу поняла где я нахожусь. Открыв глаза, я увидела, что кроме меня и Марты тут уже никого нет.
   - Вставай, соня! - Я поднялась на кровати. Марта кинула мне мою одежду и ушла в глубь комнаты, что-то доставая из сундука стоявшего в углу. Я натянула платье и начала зашнуровывать кеды, как вдруг дверь скрипнула и в комнату вошло нечто. Что-то наподобие домовика-эльфа с кривыми ногами абсолютно лысого босого, но с красивыми тёмно-синими бриджами на подтяжках. Я вскрикнула. Марта обернулась на мой вскрик, а нечто недовольно на меня покосилось. Я встала и, удивлёнными глазами посмотрев на Марту, спросила: "Что это?". Марта расхохоталась, а нечто помрачнело. Отвернувшись от меня, оно подошло к Марте. Ростом создание было ей по пояс. Оно торжественно произнесло, что директор послал за 2-мя порциями эльфийского пудинга, а затем развернулось и ушло.
   Марта повернулась ко мне и кинула в меня белой тряпкой. Это оказался фартук. Пока я его надевала, она мне объяснила, что нечто является домовиком, что в академии их много и они выполняют основную грязную работу вроде стирки, уборки и прочего. Того, что зашел, звали Грек.
   - А почему он пришел именно к тебе с этим поручением? - удивилась я, - Ведь в кухне полно поваров.
   Мы спускались по лестнице в кухню где кипела работа. Марта улыбнулась и загадочно сказала.
   - Потому что из всех поваров я единственная умею готовить эльфийский пудинг.
   Мы вошли в кухню. Работа кипела. Марта указала мне на стопку посуды и чан с водой и я поняла, что позавтракаю я ещё не скоро. Посуды было горы .Я даже не смотрела чем занимаются другие, потому что мне каждый раз всё больше доставляли грязную посудную утварь.
   Вдруг боковая дверь открылась и в кухню вошел тот озорной парень, что разгружал мешки с повозки, на которой я приехала. Несколько человек обернулись и один из них громко прокричал.
   -Ага, лодырь! Вот ты где! А ну марш в кладовую и принеси 2 мешка картошки, мешок лука и мешок муки! - Парень заметил меня, снова подмигнул, повернулся к тому, кто на него кричал и поклонился в пояс.
   - Слушаюсь и повинуюсь, мой господин! - торжественно произнёс он. Чем-то недовольный повар замахнулся на него полотенцем, но парня и след простыл за дверью, из которой он вошел. В кухне раздался весёлый смех.
   -Ну Давид как всегда в своём репертуаре, - сказал кто-то.
   Через какое-то время в кухню буквально ввалился Давид. Он приволок несколько мешков, и не услышав в свой адрес новых поручений, подошел ко мне. Я уже почти закончила мытьё посуды и облокотилась о стену, примыкавшую к табуретке, на которой я сидела.
   - Есть хочешь? - Прямолинейно спросил он.
   - Хочу, - честно ответила я. Он улыбнулся, подошел к ближайшему столу, где стоял большой чан с кипящим варевом, взял 2 миски и половник. Налил куриный суп, взял две хлебные булки, ложки и вернулся ко мне. Руки были заняты и он виртуозно подцепил ногой ближайшую табуретку. Сел напротив меня. Протянул миску и начал есть.
   - Тебя как звать-то? - спросил он с набитым ртом.
   - Се... Северина, - припомнила я как себя здесь назвала.
   - Будем знакомы! - он протянул мне руку, я её пожала и тоже принялась за еду. Давид прикончил похлёбку в считанные минуты. "Прожорливый," - подумала я, сама даже половины не съела, хотя уже была сыта. Отложив пустую миску в сторону, он облокотился на свои локти и пристально начал меня разглядывать.
   - Что? - не выдержала я.
   - Да ну, просто смотрю, - пожал он плечами. Я отложила тарелку и тоже облокотилась на локти.
   - Не на что тут смотреть, - Заключила я после минутного разглядывания друг друга. Вблизи Давид был довольно симпатичным загорелым и высоким парнем. На нём была серая рубашка с закатанными рукавами, коричневые штаны и простые ботинки.
   Наконец он выпрямился, протянул руку и громко произнёс:
   - Будем дружить? - Я тоже выпрямилась и так же громко произнесла:
   - Будем! - и, так как руки мы уже пожимали, я решила хлопнуть по его ладони в знак подтверждения нашей дружбы. Он немного удивился этому по-видимому не знакомому жесту но улыбнулся в ответ.
   - Я зайду за тобой вечером покажу тебе секретное место! - сказал он и, не дожидаясь ответа, встал и скрылся за боковой дверью.
   А тем временем, работа на кухне кипела. Я заметила, что в основном сейчас готовили различные закатки к зиме. Хотя через круглые окна двустворчатых дверей, которые вели в столовую, и видны были полупустые столы со студенческой столовой, но основная масса скорее всего разъехалась.
   Вечером за мной зашел Давид. Он взял меня за руку и потянул за собой по тёмным закоулкам замка. Мы шли долго, всё время куда то сворачивая, потом поднимались всё выше и выше. Наконец, он довёл меня до странной деревянной двери. Ткнув в секретное место, он её открыл и на меня повеяло свежим ветром. Он вошел в дверь и потянул меня за собой. Пока он её закрывал, я повернулась к источнику ветра и обомлела.
   Мы стояли на открытой площадке, наверное, на самой высокой точке замка, весь город был как на ладони: красивые огни в сочетании со звёздным небом... Это был завораживающий вид! Я аж открыла рот от восхищения. Давид подошел ко мне, взял за руку и мы подошли ближе к тонким, на вид не совсем надёжным перилам. Он сел, свесив ноги, я в начале побаивалась, но потом тоже присела.
   - Завораживает, да? - негромко спросил он. Я только кивнула, не в силах оторваться, - Я случайно сюда забрёл, - сказал он.
   - Сколько ты тут работаешь? - оторвалась наконец я от прекрасного вида на город.
   - Где-то пол года ответил он, - меня сюда тётя устроила, когда умер мой отец. - Грустно объяснил он.
   - Прости я не знала, - произнесла я.
   - Ничего, я уже привык, - но по его лицу видно было, что он ещё скорбит, - Зато у меня ещё есть мать и сёстры. А Марта мне сказала, что ты сирота и нашла тебя на просёлочной дороге.
   Его комментарий по поводу моего прошлого застал меня врасплох: за работой я не успела толком продумать свою историю, которую можно было рассказать, не вызвав подозрений. Пришлось импровизировать.
   - Да, я, э... прожила всю жизнь с, э... бабкой, не родной, в глухом лесу, она умерла и я, не зная что делать, ушла искать лучшей судьбы и, э... долго скиталась по дорогам, как вдруг увидела повозку, на контрой сидела Марта и она меня подобрала. Так я очутилась тут, - уже более уверено под конец сказала я.
   - Мм... - промычал Давид. В ходе разговора он мне поведал, что страна в, которой мы живём, огромна и что основная наука здесь - магия. Она была везде и без её помощи никто не мог обходиться, однако, чтобы стать магом нужно было чтобы магический дар проявился и, как я правильно поняла, Давид абсолютно не обладал магией. "Я мечтал сюда поступить с детства...", рассказывал он мне, "но дар так и не проявился, а если он до 20-ти лет не проявиться, то я никогда не смогу быть магом" - Грустно вздохнул он.
   - А сколько тебе лет? - Спросила я.
   - Мне 19, но магия начинает проявляться с детства, так что, если бы я обладал магией, я бы не работал на кухне. - Снова погрустнел он.
   - Ну, у тебя ещё не всё потеряно, - неуверенно сказала я, пытаясь его приободрить. Он поднял на меня грустный взгляд.
   - Но в академию берут до 20 лет, да и разве что лекарем, а я не чувствую, что это моё призвание. - Странно было слушать его рассуждения при том, что магией он не обладал вообще.
   - А лекари, что - тоже маги? - Спросила я.
   - Ну да, это или те, у кого не проявился особый дар во время экзамена к четырём стихиям, или те, кто, проучась первый курс, не сдали общий экзамен по развитию магии.
   Я молча переваривала информацию. Но вопросов всё равно было много, и я не замедлила их задать.
   - Так что? Получается, тут маги делятся по стихиям типа факультетов, значит 4 факультета стихийных плюс факультет лекарей, да? - спросила я. Давид снова на меня посмотрел как на потерпевшую.
   - Ты как будто с луны свалилась, - сказал он, - Да, 4 факультета: огненный, водный, воздушный и земной, факультет лекарей и ещё - факультет некромантов. - Закончил он на одном дыхании. Я снова задумалась: значит тут где-то маги непосредственно работают с Мораной, то есть, с её миром мёртвых. Очень мило, перспектива быть вблизи с возможным входом в мир мёртвых не сильно радовала.
   - Но на факультете некромантов мало народу, - сказал он, - больше, конечно, лекарей, потом - стихийников.
   - А с чем это связано? - поинтересовалась я.
   - Ну я вроде слышал, что силу некроманты получают, если побывают в мире мёртвых, - неопределённо сказал он.
   - То есть, если умрут, а потом оживут? - Попыталась сообразить я.
   - Ну да, если ребёнок умер и ожил и ему ещё не исполнилось 20 лет, то он получает открытый доступ к силе мёртвых.
   - А после 20-ти? - Поинтересовалась я.
   - Не знаю, - медленно произнёс Давид, как будто что-то припоминая, - Вроде бы это связано с развитием магических процессов в организме, причём, это касается всех стихий. Просто стихии типа огня и воды получают от рождения, а некромантия - это вроде приобретённого дара. - Закончил он.
   Значит некромантом можно стать побывав в клинической смерти. Я вроде тоже воскресла, но не в своём теле. Наверное, поэтому магии во мне не было, ведь меня вселили в это тело. Но меня мучил ещё один вопрос: откуда обыкновенный рабочий, который почти всё время на кухне, столько всего знает?
   - Откуда такие познания? - под конец спросила я, - Ты ведь здесь работаешь только пол года да и вряд ли с тобой кто-то беседы вёл на такие темы, - заметила я.
   Ничуть не смутившись такого вопроса, он сразу ответил:
   - Я всё слушаю и запоминаю! Здесь много говорят, а я собираю по крупицам информацию, ведь всё же я мечтал здесь учиться.
   Мы ещё немного посидели молча и вскоре Давид отвёл меня обратно в комнату. Все уже спали. Я тихонько вошла, закрыла за собой дверь, разделась и легла спать.
   Дни проходили монотонно. С утра и до вечера было полно работы, а вечерами мы с Давидом убегали в его потайное место и разговаривали. Я много необходимого от него узнала, например какая здесь денежная система.
   Были золотые, серебряные и медные монеты. Один золотой - это 25 серебряных, один серебряный - 50 медных монет. Ещё он мне рассказал, что сейчас в королевстве правит король Ферзь 12-тый. Что королевство расположено рядом с поселениями светлых эльфов на юге и тёмных эльфов на севере. Что дальше по карте расположено враждующее, но в данный момент состоящее в мире, королевство и, что они бояться нас до смерти, потому что в нашем королевстве очень сильная Магическая академия. И очень развитые магические гильдии.
   - А что это за магические гильдии? - спросила я как-то августовским вечером. Мы сидели после тяжелого рабочего дня, наслаждаясь одним из последних тёплых вечеров.
   - Ну... - начал Давид, - Гильдии - это вроде работодателей для магов, которые закончили академию. В гильдиях всегда есть работа, но в нашем городе их нет, все гильдии находятся в столице, но, хоть они и сами по себе, в военное время все гильдии военно-обязаны. Поэтому нас так боятся соседние страны. В эту академию даже приезжают эльфы чтобы получить магическое образование, правда, они, в основном, на земной факультет идут, в крайнем случае - водный. Тёмные эльфы только со стихией огня работают да и то их здесь не много.
   - А некромантией эльфы и друге расы не занимаются? - поинтересовалась я, доставая из за пазухи свистнутое на кухне яблоко.
   - Нет, некромантия это только человеческий вид магии. Не знаю почему, но в истории не известно ни одного эльфа, орка или гнома, занимающегося некромантией, - заключил он, косясь на то, как я грызу яблоко и не делюсь с ним.

* * *

   Шли дни. Вскоре, по разговорам на кухне, я узнала, что в академии прошли очередные вступительные экзамены, и из-за этого работы на кухне прибавится. Студенты кишели по коридорам. Мы с Давидом почти перестали выбираться в потайное место. Всё свободное время торчали возле круглых окон на двустворчатых дверях ведущих в столовую и разглядывали студентов.
   - Видишь, - сказал Давид, когда мы в очередной раз прильнули к стеклу. - Вот те, в красных мантиях, - это огненные маги, в тёмно-синих - водные, в зелёных - земные, в голубых - воздушные,а в чёрных - некроманты, - со знанием дела объяснил Давид. А я подумала, что это логично, и ничуть не удивилась.
   - А где же лекари? - вспомнила я.
   - У них своё крыло, - ответил Давид. - Их очень много, они тут просто не поместились бы. Но они часто тут появляются, их отличают белые мантии.
   Все маги были прекрасны, я сразу заметила: они отличались от простых людей не только своим даром, но и внешностью, как будто магия давала им больше жизненных сил, красок, больше цветов.
   И тут я увидела как в зал вошла очень красивая девушка. В красной мантии, с крупными золотыми кудрями по локоть и прямой чёлкой, которая прикрывала её изогнутые брови. У неё были прекрасные светло-карие глаза и чуть загорелая кожа. Воистину, от неё нельзя было глаз отвести. Она вошла в зал и села за стол с новичками.
   - Первокурсница, - вздохнул Давид. - Это - Вероника де Лауэр, аристократка. Её отец барон ДеЛауэр - очень влиятельный человек при дворе.
   Давид смотрел на неё с завороженным взглядом. Мне было жаль Давида, ведь он из простой крестьянской семьи да ещё и работает на кухне. В то время как Вероника была студенткой из высоких сословий.
   - Извини друг, но эта птица не твоего полёта. - я положила ему руку на плечо, и мы вернулись к работе.
  

Глава 3

   Время проходило незаметно. Шел сентябрь, было уже не тепло, но и сильного холода тоже не ощущалось, листья понемногу начали желтеть, а работы по-прежнему было много, но раз в неделю-две нам с Давидом давали выходной. Давид ездил к себе домой.
   Однажды он решил взять меня с собой и познакомить с семьёй. Он взял лошадь в конюшне, и мы выехали затемно. Дорога была почти пустая в такую-то рань. Добрались мы быстро, а Давид успевал даже показывать улочки города.
   Его семья жила в одном из бедных районов почти возле пригородных стен. Ещё пока мы подъезжали, на пороге нас встречало 6 человек. Мать была худощавой и измождённой женщиной, но с приятной доброй улыбкой на лице. Старшей сестре Давида было около 15-и лет, такая же смуглая, с каштановыми волосами она была очень похожа на брата. Средней лет 14-ть и она больше походила на мать, только прическу имела совсем мальчишескую. Были тут и близняшки лет 11-и, схожие, как две капли. Лишь родинки служили небольшим отличием. И младшенькая - тихоня лет 6-и лишь робко выглядывала из-за маминой широкой юбки.
   Завидев нашу лошадь, все стали энергично махать руками и приветствовать Давида. Когда лошадь остановилась, все сёстры кинулись его обнимать. Было видно, что в семье царит взаимная любовь. Нищета заставляет ценить близость родства.
   - А кто это? - спросила старшая, сестра указывая на меня пальцем. - Это твоя девушка? - ехидно спросила она и все девочки рассмеялись. Давид улыбнулся и произнёс.
   - Это мой лучший друг - Северина, она работает со мной и я решил её познакомить с вами. - девочки начали мня обнимать. Я опешила, но была очень рада. В памяти всплыло лицо моего брата.
   - Теперь у нас ещё одна сестра. - сказала средняя сестра и все рассмеялись. Пока я возилась с девочками мать обняла Давида и подошла ко мне.
   - Меня зовут Лейла, Давид рассказывал, что ты сирота. Отныне наш дом всегда для тебя открыт, пожалуйста, присмотри за Давидом. Он мастер влипать в различные переделки. - она меня обняла. Я была тронута такой заботой и доверием.
   Потом мы зашли в дом. Мать скромно накрыла на стол: большинство продуктов с собой приволок Давид в больших заранее приготовленных баулах. Продукты для его семьи мы с ним таскали вместе. Все девочки по очереди назвали свои имена и я очень удивилась что они все начинаются на букву "Д". Дина, Диана, Даля с Даной и младшая Дона. Их легко было спутать, ведь имена были так похожи друг на друга. После трапезы Давид ушел во двор колоть дрова, а я решила совершить экскурсию по дому. Девочки мне всё показывали и рассказывали секреты друг друга от чего начинались мелкие перепалки которые заканчивались щекотанием друг друга.
   Дом Давида был скромен: один этаж с одной большой комнатой да две спальни. Я вышла во двор и предложила помощь, однако, он и без меня легко справлялся. Погода была хорошая, но прохладная - последний день сентября.
   Закончив работу, Давид ушел поговорить с матерью, а я рубилась в карты с девочками, играли на 2 колоды. Я чуяла что кто-то из них явно мухлюет. Но решила, что так будит интереснее, видя азарт в их глазах.
   Вечерело. Давид вышел из соседней комнаты, вслед за ним вышла мать. Он сделал мне кивок головой, и я поняла, что пора возвращаться в академию. Пока сёстры и мать прощались с Давидом, я потихоньку вытащила из-за пазухи мешочек с частью от своей зарплаты и положила её на тумбочку. Им деньги явно нужнее, чем мне, ведь я всё равно живу в академии и мне особо ничего не нужно. Вдоволь на обнимавшись с братом, они подбежали ко мне, хоть я и знала их всего день, а было такое чувство что целую вечность. Последней меня обняла мать и поцеловала в щёку, велев не унывать и опять просила присмотреть за Давидом. Я пообещала, что под моим надзором у нас всё будет в порядке. Давид помог мне сесть на коня, и мы поскакали обратно в академию.
   Вернулись поздно. Давид отвёл коня в стойло, а я, уже зная дорогу, пошла на кухню. В коридорах было ни души, даже домовики которые вечером часто ходили убирать кабинеты, куда-то подевались.
   В кухне стояла оживлённая, но натянутая атмосфера. О чём-то спорили. Когда я зашла, на меня кто-то ткнул пальцем и сказал.
   - Вот пусть она пойдёт туда убираться, мы весь день работали, а у неё выходной был. - все одобрительно закивали, а я не понимала в чём собственно дело.
   Ко мне подошла Марта и отвела меня в сторону.
   - Понимаешь, - начала она издалека, - тут такое дело, домовики наотрез отказываются убирать кабинеты по некромантии. Говорят, там смерть и туда не пойдут даже под страхом этой самой смерти.
   Я немного удивилась, потому что домовики раньше спокойно убирали эти кабинеты даже когда там мертвечиной за километры разило, что им сейчас не понравилось я не понимала. Увидев мою реакцию, Марта начала меня уговаривать.
   - Домовики, они же такие: если что в голову взбредет их уже не переубедишь, а сегодня был такой напряженный день...
   - Ладно, где ведро и тряпка? Только пусть меня кто-нибудь туда отведёт. - вздохнула я. А что делать, даже при том, что у меня выходной, я не имею права отказаться. Марта просияла. Мне вручили ведро да тряпку и позвали одного из домовиков, чтобы он проводил меня до тех злосчастных кабинетов.
   Шли в тишине. Домовик чуть впереди меня трясся как осиновый лист да еще и бормотал себе что-то под нос. Общая атмосфера была невесёлой: факелов было больше чем летом, наверное, из-за того, что студенты приехали, но всё равно было мрачно.
   Вдруг домовик резко остановился и сказал: "Вон те двери. Иди туда, дальше я не пойду".
   Он сорвался с места и убежал. Я даже не успела его спросить, как обратно-то мне возвращаться: дорогу-то я не запомнила. Ну да ладно, проблемы нужно решать по мере их поступления, а сейчас главное всё по-быстрому протереть и свалить.
   Я открыла ближайшую дверь по правую сторону от меня. "Тяжёлая," подумала я, входя. Здесь было намного светлее чем в коридоре. Над потолком витали магические шары со светом. Такие я уже привыкла видеть на кухне. Это была большая аудитория, каждая парта возвышалась над предыдущей. Парты были по левую сторону, доска с преподавательским столом по правую, посередине было большое пространство, а в углу что-то лежало накрытое белой простынёй. Я решила, что это трупы, которых испугались домовики. Странно, что раньше они их ничуть не смущали. Лично я трупов не боялась: на первом курсе училища мы ходили в морг на препарирование, так что на трупы я насмотреться успела и их соседство меня вовсе не беспокоило.
   Я поставила ведро, смочила тряпку и начала мыть пол с центра аудитории, потом приблизилась к партам. Они были из дуба, на некоторых были выцарапаны надписи, в основном приколы вроде "СдесЯ был Вася вЯликий некромант!!!". Я улыбнулась, прочтя запись и наклонилась под парту. Ну конечно, студенты они и в Африке студенты, и в другом мире тоже. Под партой на столешницу была приклеена бумажка-шпаргалка с какими-то надписями. Я оторвала её и поднесла ближе к свету. На ней чернилами было накарябано "по-другому не скажешь" заклинание, что удивительно, написано оно было на вполне читабельной латыни, которую я в принципе знала. Поэтому не долго думая я прочитала:
   - Exanimis resuscitare, audi volo ego praecipio vobis! -
   Прочитала я в слух и в ожидании чуда повернулась к трупам накрытым простынёй. Ничего не произошло. Я фыркнула, скомкала бумажку и выкинула под стол. Поняв, что сделала глупость, "меня же убирать сюда прислали", я снова наклонилась и подняла бумажку. Как на зло, из парты торчал гвоздь и, конечно же, я не могла его пропустить. Оцарапав себе правую кисть, я не сдержалась и позволила себе пару "взрослых" выражений. Что-то засверкало на полу, но я не обратила на это внимания. Тыльная сторона ладони кровоточила, одна капля упала на пол. Я оторвала кусок от рукава своего и так порванного в нескольких местах платья и перевязала руку.
   Пока я этим занималась, сзади меня послышались странные звуки, мои волосы встали дыбом и я оцепенела, боясь повернуться. Шум усилился, я услышала как на пол упала простыня. Медленно повернув голову, я покрылась холодным потом. Страх охватил меня полностью.
   Передо мной стояло 3 трупа: 2 мужчины и женщина. Они вытягивали ко мне руки и медленно продвигались ко мне. Я, конечно, видела трупы, но они, как правило, вели себя подобающим их статусу образом. Какое-то время я стояла, охваченная ужасом и паникой, но поняв, что они приближаются я рванула с места с диким воплем. Я вылетела в коридор, а трупы побежали за мной. И откуда у мертвяков столько силищи? Я бежала и орала как резаная, но коридоры были пусты и меня никто не слышал, тем более, что уже была глубокая ночь. Я бежала сломя голову, сама не зная куда бегу. Вскоре я увидела большие двустворчатые двери. Решив, что возможно эти двери ведут в столовую, я устремилась туда.
   Как же я ошибалась.
   Это оказался тупик. Огромный зал, похоже, зал для поединков, потому что с обоих сторон стояли скамейки, а с другой стороны выхода не было.
   Мои преследователи уже стояли в дверях. Они вытянули руки и постепенно приближались. Я попятилась назад, не в силах что-либо предпринять. Неужели это конец? Опять? По воле собственной глупости?
   Вдруг в дверях кто-то появился и с силой ударил одного из мертвяков какой-то железякой. Это был Давид. Один мертвяк упал, но двое других напали на Давида. Я снова закричала. Один достал из-за пазухи нож. Я тут же сорвалась с места и накинулась на трупака. Тот легко откинул меня и замахнулся на Давида, которого уже успели схватить двое других. Его сильный удар пришелся парню прямо в живот. Я закричала. Давид упал на мраморный пол. Я тут же кинулась к нему.
   - Неее-еее-ее-еет! - я приподняла его голову, изо рта струилась кровь, глаза закрывались а дыхание останавливалось. Он умирал. Я ничего не могла поделать. Тем временем, мертвецы никуда не делись. Давид прохрипел "осторожно... сзади..." и перестал дышать. Я не верила своим глазам! Это не могло случиться, всё должно было быть совсем не так. Он же ни в чём не виноват!
   Я бережно положила его голову на пол. Из моих глаз потекли слёзы. Я повернулась к зомби. Они остановились под моим взглядом. Я сжала кулаки и медленно начала к ним подходить, а они попятились назад. Мои длинные волосы колыхались во все стороны, и без того плохо освещенный зал стал темнеть.
   - Вы! - с ненавистью прошептала я. - Исчезните! - это была не просьба, это был приказ. Вмиг они превратились в пепел. Теперь передо мной лежали три кучки праха, которые посягнули на жизнь моего друга, единственного близкого мне человека. Нет, мне не нужна такая жизнь. Я повернулась к окровавленному телу Давида и тихо произнесла.
   - Верни мне его. - слёз больше не было, только ярость. - Верни мне его! - громче произнесла я. - Верни мне его!!! - я сорвалась на крик. - Морана!!! -
   Я подняла голову вверх, потом повернулась не зная куда кричать.
   - Верни мне Давида! - тишина, как будто и не было никакой Мораны. Я упала на колени рядом с телом Давида. Нет, лучше исчезнуть, чем так жить. Я подняла с пола окровавленный нож и повернула его остриём в свой живот, подняла голову и произнесла:
   - Верни мне Давида или я расторгну наш договор!!! - ни капли страха я не ощущала, было совсем не жаль ещё раз умереть.
   Мгновение тишины. Я закрыла глаза. И вдруг почувствовала холод. Тело Давида исчезло. Открыв глаза, я увидела, что не только оно: не осталось ничего вокруг, лишь знакомая чернота. Тишина здесь казалась осязаемой, грозилась раздавить, являлась чем-то большим, нежели простым отсутствием звука.
   Раздались шаги. Явилась Морана.
   Я повернулась к ней - фигура распахнула балахон и богиня смерти оказалась предо мной. В её руках была крепко сжата душа Давида, он пытался вырваться, увидев меня, попытался меня позвать, но хватка Мораны душила его, не давала ни шелохнуться, ни сказать что-либо.
   - И ради этой никчёмной душонки ты взывала ко мне? - усмехнулась она своей ехидной ухмылкой. - Это ничтожество вмешалось в мои планы, - сказала она, улыбаясь. - Ты должна была сама с ними справиться, он вмешался не в своё дело, и поплатился за это жизнью. - её хохот раздался у меня в ушах.
   - Отдай мне его! - твёрдо сказала я. Морана посмотрела на меня вновь что-то блеснуло в её глазах. Что-то нехорошее.
   - Ну хорошо, - как-то слишком легко согласилась она. -- я найду ей применение.
   Она швырнула к моим ногам душу Давида. Он задыхался. Как только я его взяла за руку чернота исчезла вместе со зловещим хохотом Мораны.
   Я стояла на коленях перед Давидом, он лежал в луже крови, но следов раны не было. Я начала ощупывать его пульс: всё было в норме он дышал, но был без сознания.
   Дверь распахнулась и в зал с грохотом ворвалось несколько седых бородачей. Все они были в халатах, по ним было видно, что дверь они пытались открыть уже давно. С ними несколько более молодых, а сзади стояли, как я поняла, студенты. В голове мелькнула догадка: "мы подняли на ноги всю школу?"
   - Кто вы? - сокрушился на меня один из бородачей, по-видимому - директор. - Как вы сюда попали? Что вы тут делали? Отвечай или поплатишься жизнью. - Он вскинул руки готовясь набросить на меня заклинание.
   - Назад, - громко прокричала я, бережно положила Давида и поднялась. - Если со мной или Давидом что-то случится, ты сам поплатишься жизнью, старик! - похоже, такой наглости он от меня не ожидал, аж руки опустил. А я прекрасно понимала, что ничего ему не сделаю, но, как говорится, наглость и самоуверенность второе счастье. А может грех?
   Вдруг послышался шум в коридоре и слово: "Пропустите!". В зал вбежала Марта. Кто то из магов её сразу же остановил.
   - Северина! Давид!!
   Директор повернулся к Марте:
   - Вы их знаете?
   - Да! - закричала она, - это же они! они со мной, они на кухне работают!
   Секунду директор был в замешательстве. Но сразу же взял себя в руки повернулся к коллегам и скомандовал.
   - Распорядитесь, чтобы студенты немедленно вернулись в общежития! Общий сбор в моём кабинете, сейчас же! - Он повернулся ко мне. - Что касается вас, юная леди, вы хоть знаете, что сейчас произошло?
   Я на него удивлённо покосилась саркастически подняв бровь и ответила.
   - Знаю, а вы?
   - А я нет. Пройдёмте в мой кабинет и вы объясните мне, а я гарантирую вашу безопасность, слово мага! - несколько преподавателей на него покосились, но спорить не стали.
   - Я без Давида никуда не пойду. - заупрямилась я.
   - Не волнуйтесь, сейчас сюда придут лекари, они позаботиться о вашем друге, я лично распоряжусь.
   И правда в ту же минуту в зал вошли люди в белых мантиях, я хотела их остановить, но видимо они знали что делали. Сразу же материализовали носилки и бережно переместили Давида с пола на них и вынесли из зала.
   Я молча начала шагать к выходу, рядом со мной сразу встали двое преподавателей. Видимо, на всякий случай: сразу вырубить меня, если попробую убежать или что-то не то сделать. Остальные преподаватели пытались разогнать студентов, но разве это было возможно? Все хотели поглазеть на того, кто осмелился вызвать саму смерть.
   Мы прошли несколько коридоров, директор шел впереди меня, а сзади подтягивались все профессора. Я их видела впервые: пожилые и старые, молодых почти не было, в общем человек 40, не меньше. Меня завели в кабинет директора и предложили присесть на стул напротив директорского стола. Остальные материализовали себе стулья и табуреты и уселись вокруг.
   Кабинет директора не представлял из себя достопримечательности: стол, стулья, полки, забитые книгами, да редкостный бардак, раскинувший свои владения на столе.
   - Итак, - начал директор. - Как вас зовут? Откуда вы и как очутились в академии? -
   Я представилась и пересказала придуманную мной версию происхождения. Однако, директор этой версии не поверил.
   - Я так понимаю, истину вы нам поведать не собираетесь? - моя бровь скептически поднялась вверх.
   - Что произошло в зале? - я молча на него смотрела, незачем ему знать всех подробностей. Кто-то кому-то прошептал: "Мы и так поняли, что у неё хватило ума и силы вызвать сюда смерть, это почувствовали все маги в академии, а может даже во всём городе.."
   Я ожидала худшего. Сейчас меня отсюда выставят, придется жить на улице или ещё хуже: запрут в подземелье и будут пытать. И хотя мысли мои были плачевные, морда лица оставалась кирпичом.
   - Что же, подождите снаружи, мы вас позовём. - я молча встала и вышла, громко хлопнув дверью. Облокотилась на противоположную стену. Чувство усталости охватило меня и я сползла по стенке прямо на пол.
   Не знаю, сколько времени прошло, 5 минут или пол часа, за дверью не было слышно ни звука. Вскоре дверь отворилась, и меня позвали. Я встала из последних сил и вошла в кабинет. Стул, на котором я прежде сидела исчез. Мне пришлось стоять.
   - Итак, Северина Старк, - фамилия, которую, кстати, тоже пришлось выдумать, хотя скорее, я её где-то вычитала. - Мы решили, что вас и Давида Блека досрочно зачисляем на первый курс факультета некромантии. - торжественно изрёк директор.
   - Завтра же вы переезжаете в общежитие для... - я слушала и понимала, что уже не слышу. Всё вдруг поплыло, директор, профессора, шкафы, стол... Я поняла что отключаюсь, и рухнула на пол.

Часть 2

Глава 4

   Очнулась я на белой больничной койке. Открыв глаза, я увидела, что рядом сидит сияющий и абсолютно здоровый Давид.
   - Ну что? Проснулась наконец? Я тут тебе поесть принёс. - сказал он и протянул тарелку с жареной куриной ножкой и двумя свежими помидорами. Я приподнялась на кровати, чувствуя слабость.
   - Спасибо. - искренне сказал Давид. - Ты исполнила мою заветную мечту! - я посмотрела на него как на психа. Как можно было благодарить меня за смерть?
   - Давид, ты же из-за меня умер... - серьёзно сказала я.
   - И воскрес благодаря тебе! - просиял он! - Теперь у меня есть магическая сила, хоть и сила смерти, но факт в том, что есть! - и правда, я только сейчас заметила, из деревенского парня он вдруг превратился в кареглазого серьёзного и привлекательного парня с аристократическими чертамии лица! Глаза сияли. Признаки магического дара были на лицо.
   - Да, Давид, ты явно изменился... - я откусила кусок от курицы.
   - А на себя-то в зеркало смотрела? - съехидничал он, достал из-за пазухи зеркало и направил на меня. В нём отразилась девушка с очень правильными чертами лица. Моё прежнее отражение не было столь выразительным. Глаза стали больше, ресницы пышнее да и цвет глаз сменился на ярко-сиреневый. Бледность кожи сменился персиковым её оттенком. Длинные волосы из бесцветных стали платиновыми. Столь же густые, как и ранее, теперь они завивались вычурными локонами на концах.
   Просто шик, все маги становятся похожи на моделей, я же - на инопланетянку.
   Я отложила зеркало и продолжила трапезу.
   - Ну что, как самочувствие? - озабоченно спросил Давид. Я была несколько удивлена его волнениями: умер-то он, а суеты столько вокруг меня.
   - Да я-то нормально. - жуя произнесла я.
   Пока я ела он вкратце рассказал, что проснулся тут ночью и увидел как несколько человек заносят меня в палату. К нему подошел директор и сказал что мы с ним зачислены в академию как студенты, чтобы завтра мы перенесли вещи в общежитие для некромантов и больше на кухне не появлялись. Ещё велено было подойти к заведующей кладовой и в библиотеку и сказано, что нас будет курировать декан нашего факультета профессор Зеницкий.
   - А что нам в кладовой мешок картошки выдадут что ли? - поинтересовалась я, пытаясь встать с кровати. Слабость всё же давала о себе знать.
   - Нет, - рассмеялся Давид, - это кладовая, где нам выдадут мантии, другую одежду и канцелярию. Кстати, заведующая этой кладовой и есть моя тётя.
   - О, клёво! Связи! Это всегда хорошо. - улыбнулась я, окончательно почувствовав пол под ногами.
   Давид взял меня под руку и мы направились к выходу. Мы шли по пустому коридору. Наверное, сейчас у всех лекции, редкие студенты пробегали мимо. Мы шли недолго, несколько поворотов и невзрачная дверь с окошком. Давид постучался и в окошке показалась женщина лет 50-ти с кривоватым носом и волосами связанными в пучок.
   - А, Давид! Наслышана о твоих подвигах, а это стало быть "сестра смерти"? - я от такого заявления опешила и удивлённо покосилась на Давида. Он смутился и отвёл глаза в сторону.
   - Да, тебе тут уже клеймо выдумали, ты же понимаешь: студенты, и всё такое... - Он это сказал как-то скомкано, надеясь, что я не услышу. Но я услышала, и, в принципе, была не против такого прозвища. Пущай лучше боятся, чем издеваются.
   Двери открылась и Давид втолкнул меня в кладовую. А я всё раздумывала, кто додумался меня окрестить "сестрой смерти", а тем более так быстро. Ведь всё случилось прошлой ночью.
   Кладовая была большой и напоминала огромный секонд хенд: комната с несколькими длинными рядами вешалок с различными мантиями и прочей атрибутикой здешнего студиозуса.
   Тётя Давида достала список и пошла в глубь рядов. Вскоре она выложила перед нами две чёрные мантии с капюшонами и серебряными застежками с гербом академии. Они были огромны, но мы с Давидом всё же их надели. Как ни странно, они идеально подошли, подровнявшись под мой рост и удлинившись под стать Давиду. Потом мы получили по сумке, как заверила нас тётя Давида, со свойством пятого измерения. Затем она указала Давиду на длинный ряд, где он мог подобрать себе приличную одежду и потащила меня за собой. Мы прошли на противоположную сторону: здесь на вешалках висела женская одежа. В основном платья различных цветов и размеров.
   - Значит, здесь у нас платья из шелка и сукна, расцветок много, так что выбирай, что захочешь. На любой вкус. - улыбнулась она, а я немного смутилась. Я-то уже 2 месяца ходила в платье и должна сказать, что было оно ну очень неудобным. Не знаю как они все в них ходят, но я скучала по штанам. Заметив моё выражение лица, она осмотрела меня сверху до низу и скомандовала: "Пойдём".
   Мы прошли дальше по ряду и тут я увидела вешалки с вполне узнаваемыми штанами, туниками и всевозможными курточками.
   - Это - эльфийская одежда, большинство студентов её не любит. Но я вижу, что в платье ты чувствуешь себя не в своей тарелке, к тому ж тощая ты, так что эта эльфийская мода как раз для тебя. Выбирай, а я пойду посмотрю что там выбрал Давид. - с эти словами она ушла.
   А я начала перебирать вещи. Штанов здесь было множество. Я сразу выбрала чёрные зауженные. Материал напоминал джинсы, но в то же время был эластичным и плотным. Я надела их и поняла, что больше не сниму. Юбка больше не путалась в ногах, ходьба перестала быть мучением и даже больше: захотелось пробежаться. Затем я выбрала фиолетовую в тон глазам тунику с двумя разрезами по бокам до талии и наконец на мои глаза попала чёрная курточка. Она напоминала болеро с очень длинными рукавами, которые расстёгивались до локтя с внутренней стороны. Я примерила её. Рукава закрывали половину ладони, но всё же курточку я взяла. Туника длиной рукавов не отличалась, а время года уже наступало не тёплое.
   Я вышла и увидела как Давид застёгивает жилетку чёрного цвета поверх белой рубашки, ещё на нём были красивые чёрные штаны и кожаные сапоги. Выглядел он великолепно. Однако, не успела я налюбоваться, как он закатил рукава и расстегнул застёжку воротника. На запястья он надел какие то браслеты из чёрной кожи выглядело это очень стильно.
   За ним вышла его тётя и сказала, что мы сейчас должны подняться к директору. Мы надели мантии, взяли сумки и направились в кабинет директора. Я сразу узнала ту дверь. Давид постучал и мы вошли.
   Директор невозмутимо сидел за своим столом. Жестом он указал на стоявшие напротив два стула, на которые мы и сели.
   - Как вам уже известно, я зачислил вас двоих на первый курс факультета некромантии. Курировать вас будет сам декан вашего факультета профессор Зеницкий, вы отстаёте от программы на целый месяц и, хоть это в основном вводные лекции и начало материала, вам будет тяжело нагнать остальных. - сказал он невозмутимым голосом. Мы с Давидом переглянулись, мне лично на это сказать было нечего. Я была рада, что ночую не на улице, а насчёт учёбы как-то и не задумывалась.
   - Поэтому, - продолжил директор, не увидев никакой реакции, - перед вами лежат самопишущие перья, это вам в помощь. то немногое, что поможет нагнать остальных, а остальное будет зависеть от ваших способностей и желания учиться.
   На столе перед нами лежали две коробочки. Кроме них - 2 кулона в виде двух платиновых изогнутых то ли пера, то ли птиц с чернильно-чёрным камнем посередине и уходящим вниз острием.
   - Это медальоны, вы обязаны носить их везде. Неважно: в здании академии вы или за её пределами, спите или бодрствуете. Это - ваш пропуск в академию и в любой город страны. Эти медальоны - доказательство и символ того, что вы являетесь студентами академии и её представителями. Эти медальоны невозможно потерять или сломать, если вы к ним прикоснётесь это будет означать, что вы равноправные студенты. - торжественно оповестил он. Мы взяли медальоны как вдруг мой медальон исчез и медальон Давида тоже пропал. Я растеряно посмотрела на Давида и тут я увидела, что его медальон появился у него на шее на красивом кожаном шнурке чёрного цвета. И тут я почувствовала тепло и притронулась к своей шее. Я повернулась к директору и увидела в отражении одного из стеклянных шкафов, стоявших за ним, что на моей шее появилась чёрная ленточка-ошейник, на пересечении которой расположился медальон. Её концы наискосок смотрели в разные стороны.
   В кабинет постучали, вошёл немолодой, но ещё не потерявший былую красоту, человек, по видимому, профессор. Его тёмную шевелюру слегка тронула седина, а лицо напоминало загнанную лошадь.
   - Здравствуйте, профессор Зеницкий. - радостно поприветствовал директор. - Вот и ваше пополнение. Полагаю, что дальше вы объясните им всё, что нужно.
   Директор встал, чтобы проводить нас и профессора к выходу. Мы с Давидом встали и молча вышли за дверь. Через минуту вышел наш декан и вручил нам два конверта.
   - Здесь ваше расписание, список учебников, правила, порядки, в общем, всё, что вы должны знать. - коротко сказал он. Я потянулась за конвертом но профессор почему-то мне его не отдавал, хотя Давид свой уже взял.
   - Что то не так? - спросила я, не понимая, почему он так буравит меня взглядом. Но тут профессор как будто пришел в себя. отпустил конверт, развернулся и быстро зашагал по коридору.
   Пока мы шли, он поймал за шиворот какого-то студента-некроманта и велел ему проводить нас до общежития, а сам же, не сказав ни слова, умчался вниз по лестнице. Студент оказался невесёлым второкурсником. Он коротко объяснил нам куда идти и смылся туда же, куда ушёл профессор.
   - Что-то они какие-то злые. - вслух произнесла я.
   - Ну... это некроманты, они все тут такие: по одиночке ходят, ни с кем не разговаривают. - ответил Давид и мы пошли вверх по лестнице. К счастью Давид знал где находиться общежитие для некромантов, так что мы вскоре туда добрались. Оно располагалось на верхнем этаже одного из главных зданий. Тут было тихо и пусто, совсем не похоже на общежитие. Длинный коридор, множество дверей. Я порылась в конверте и достала пергамент, на котором было указано, что меня поселили в комнате N13, Давида поселили в комнате N11.
   - Очень счастливое число. - угрюмо с долей сарказма произнесла я и мы пошли вдоль коридора. Вскоре Давид скрылся за дверью своей счастливой комнаты, а я пошла дальше.
   Дверь комнаты N13 не отличалась ничем от других дверей и, прежде чем войти, я решила постучать. Никто не ответил. Я решила, что никого просто сейчас нет, открыла дверь и вошла. Комната была достаточно просторная: 3 кровати по углам, рядом с каждой - письменный стол, стул и шкаф. Также в комнате был морозильный ящик - альтернатива холодильнику только поменьше. Я такие уже видела на кухне. На другой стороне было большое окно с занавесками серого цвета. Комната была абсолютно пустой и из этого я заключила, что живу я здесь одна. Тем лучше: соседки по комнате это последнее что мне было нужно. Я решила расположиться на кровати возле окна, кровать была высокой и лёжа на ней открывался отличный вид на город. Я занесла в комнату мешок с моими немногочисленными пожитками которые ещё утром приволок сюда Давид, быстро его разобрала и решила покопаться в новой сумке, которую нам с Давидом вручила его тётя. Сумка и правда была с пятым измерением. Кроме канцелярских принадлежностей в ней уместились 2 комплекта постельного белья, дополнительная одежда, всякие необходимые мелочи и даже плед. Я вытрусила всё содержимое, освобождая место для книг. Нужно было ещё наведаться в библиотеку.
   Через пару минут в мою дверь постучали и без приглашения в неё ворвался Давид.
   - О, у тебя вся комната в твоём распоряжении, а у меня, судя по всему, есть соседи. Правда, их на месте не было, но, думаю, я с ними позже познакомлюсь. - Он тоже захватил с собой сумку и мы пошли в библиотеку.
   Библиотека была огромна, мы даже не решились её осмотреть. Просто подошли к библиотекарю и вручили ему списки. Библиотекарь, седеющий но озорной старик, резво встал и ушёл куда-то за стеллажи. Вскоре он прискакал с двумя стопками книг.
   Кое-как мы упаковали бумажное воплощение знаний (благо, вес для пятого измерения значит не намного больше, чем объем) и стали возвращаться обратно. В коридорах по прежнему почти никого не было. Давид вдруг свернул налево и мы очутились у дверей столовой.
   - Ну нет, я туда не пойду. - тихо сказала я и отошла в сторону. Ничего не ответив, Давид смело вошел в кухню и через 2 минуты вышел оттуда с едой. Не знаю, как он, но после того, что я натворила, в глазах ещё стояло испуганное лицо Марты, не хотелось видеть как она будит от меня шарахаться.
   Мы поднялись на наш этаж, где располагалось общежитие некромантов. В моей комнате я решила сделать перестановку: мы с Давидом выдвинули 2 незанятых письменных стола на середину и поставили друг напротив друга кровати, сдвинули на одну строну комнаты шкафы и вообще решили заниматься вместе у меня. Перекусив, Давид снова ушел к себе, а я решила лечь пораньше. Завтра предстоял первый учебный день.

Глава 5

   Я проснулась рано, Солнце только вставало за горизонтом, но уснуть я больше не смогла. Посему решила, что лучше принять душ перед днём, наполненным умственной и ещё чёрт знает какой деятельностью. Вернувшись в комнату, я увидела, что на моей кровати сидит довольный Давид в чёрной мантии и с сумкой через плечо.
   - Как водичка? - спросил он улыбаясь.
   - Отлично, а ты чего так рано собрался? У нас ещё целый час до завтрака. - я повесила мокрое полотенце на дверцу шкафа и подошла к столу.
   - Как чего? Сегодня же наш первый учебный день, сегодня мы будум на равне со всеми... - мечтательно начал он, но я-то знала, в предвкушении чего он собрался так рано.
   - И с Вероникой ДеЛауэр, да? - ехидная улыбка играла на моём лице, пока я собирала сумку.
   - Особенно с ней! Я даже читал в расписании, что несколько предметов мы будем проходить совместно с факультетом огня! - продолжал сиять Давид.
   Я достала расписание.
   8:00 - завтрак, 9:00 - Основы некромантии (каб. 109), 10:20 - перерыв, 10:35 - Основы некромантии (практическое занятие каб. 109), 11:55 - перерыв, 12:10 - Анатомия (подвал - морг), 13:30 - обед, 14:20 - История (каб. 558, совместно с Огн. Вод. Воз. Зем.) до 15:40. Дальше - свободная пара и ужин в 18:00.
   - Отлично, вот как раз сегодня, после обеда, ты будешь с Вероникой дышать одним воздухом. - ознакомившись с расписанием произнесла я.
   - Даже раньше! - сиял Давид как новогодняя ёлка. - В столовой она по-любому будет, надо произвести хорошее впечатление! - Давид встал, подошёл к зеркалу и начал расчёсывать и без того ровно уложенные волосы.
   - Да не парься ты так, наше появление никто и не заметит. - я оттащила его от зеркала и вернула его волосы в прежний уложенный вид. Сама я совсем не волновалась, я привыкла к тому, что я незаметная и в местах большого скопления народа сливаюсь с толпой.
   Мы вышли из комнаты, и направились в столовую. По пути проходили студенты и, как я и предполагала, внимания на нас никто не обращал. Я шла в мантии и накинутом капюшоне - в коридорах сквозило. Давид же шёл нараспашку, даже толком в мантию не укутывался - "горячий Финский парень". А я - как холодный эстонский отморозок. Два сапога кеда.
   Мы подошли ко входу в столовую. Огромные двустворчатые двери были открыты настежь, многие студенты уже сидели за столами. Столовая была огромна, с правой стороны стоял длинный стол с подносами, посудой и едой. Каждый подходил и набирал сколько и чего нужно. В столовой было тепло, и стоял приятный запах свежей выпечки. Давид сразу пошёл взять нам два подноса, а я остановилась, чтобы оглядеться. Я впервые была в столовой. Множество прямоугольных столов на 8-10 человек стояли друг за дружкой, некоторые сидели вперемешку, некоторые со своим курсом, все о чём-то оживлённо разговаривали. Я сделала шаг вперёд, сняла капюшон и высвободила волосы из-под мантии.
   Подняв голову, я обнаружила, что на меня смотрит около тысячи, а может и больше, пар глаз. Кто удивлённо, кто с испугом. В столовой воцарилась гробовая тишина. Я попятилась назад, и тут на помощь пришел Давид он взял меня за руку и потащил к столу, где раздавали еду. Стоявшая там очередь в миг испарилась. Я повернулась ко всем спиной, натянула обратно капюшон, правда, волосы убирать не стала, и тупо уставилась на тарелки с омлетом.
   Настроение было испорчено, я привыкла быть незаметной и всегда при этом чувствовала себя комфортно, но когда все на меня уставились как на чудовище, было дикое желание провалиться сквозь землю.
   Давид поставил передо мной поднос, на него порцию омлета и кофе. Себе взял тоже самое и мы пошли в самый дальний угол столовой. Свободных столов не было, но за этим сидели некроманты, и было несколько свободных мест.
   - Привет. Свободно? - услышала я голос Давида.
   - Да, конечно, садитесь. - Я села за стол и только тогда приподняла голову.
   Я сидела возле окна. За столом было пять человек, всё в чёрных мантиях. Вся столовая была как на ладони, многие уже прекратили на меня таращиться, хотя я ещё ощущала на себе взгляды. Послышались разговоры, столовая снова ожила. Как оказалось, за столом сидел весь первый курс некромантов, включая сожителей по комнате Давида, собственно, поэтому он сюда со мной и сел.
   - Это Северина. - представил меня всем Давид. И когда он успел со всеми познакомиться?
   - Я Эд, это Томас, Джим, Карл и Гай.- сухо представил себя и остальных парень, который сидел напротив меня, после чего уставился в какую-то книгу.
   У Эда были красивые квадратные очки в чёрной оправе, светло-русые волосы и зелёные глаза. Вообще, весь наш первый курс был достаточно разношерстный, как будто все приехали из разных уголков страны. Так, например, у Гая была очень загорелая кожа, скорее всего, он приехал с портового города: у него была серьга в ухе и тёмные волосы, собранные в хвост. Полная его противоположность Джим был достаточно худым и светло-кожим, у него было по-женски красивое лицо, однако от меня не скрылась жестокость его карих глаз. Судя по одежде, он пришел из богатой семьи. Карл и Томас были братьями с разницей в возрасте на год. Очень хотелось спросить их: как же они оба побывали за гранью смерти и оба выжили, но почему-то промолчала. И, хоть они были братьями, но абсолютно отличались друг от друга. Томас был высоким и хорошо сложенным, с короткими рыжими волосами и светло-зелёными глазами. В то время как Карл почти на пол головы был ниже брата, у него были болотно-зелёные глаза, а его волосы были медного цвета и пребывали в творческом беспорядке.
   Осмотрев своих сокурсников, я обратила внимание на то, что в зале все факультеты сидели в основном отдельно друг от друга, и по сравнению с другими факультетами, некромантов было катастрофически мало. Все держались ближе к своим, редкие одиночки сидели рядом с другими факультетами. Я узнала, что из девушек на всём факультете я была одна, и, что в академии девушек вообще было мало, а на факультете некромантии они появлялись раз в 10-20 лет, с чем связан был такой дефицит женского пола, никто не знал. Вот почему соседок по комнате у меня не оказалось.
   Я быстро прикончила завтрак, Давид уже давно разделался со своей порцией, и мы с ним встали. За нами молча встали остальные первокурсники-некроманты, мы все вместе двинулись к выходу. И снова, теперь уже ко всей колонии, обратились многочисленные пары глаз, ещё одна пауза в виде напряженной тишины воцарилась в столовой, но мы уже вышли.

* * *

   Кабинет 109, оказался тем кабинетом, где я оживила тройку злосчастных трупов. Сейчас трупов здесь не было, однако давящая обстановка и какая-то тёмная сила витали по кабинету. Впервые побывав здесь, я этого и не заметила, однако сейчас я явно ощутила, что в воздухе присутствовал отчётливый запах смерти. Мы вошли и расселись, кто куда. Я с Давидом села на предпоследний ряд, братья сели по правую сторону на четвёртый, остальные расселись поодиночке. На первом ряду никто не сидел. Давид сразу достал пергамент и самопишущее перо, в его глазах читалась готовность впитывать знания. У меня почему-то такого энтузиазма не было. Я лениво ковыряла сумку в поисках письменных принадлежностей.
   Пока я рылась в сумке, хлопнула дверь, и в кабинет вошел преподаватель. Это был молодой аспирант лет 25 не старше, высокий и злой, он с грохотом обрушил стопку бумаг на преподавательский стол и осмотрел немногочисленных студентов свирепым взглядом.
   - Вижу, у вас пополнение. - он задержал свой взгляд на мне и Давиде, однако, когда я на него уставилась, быстро отвернулся. - Итак, для новоприбывших объясняю, основы некромантии ведёт профессор Зеницкий, однако лекции по этому предмету читать вам буду я.
   Я быстро достала бумагу и уставилась на аспиранта, он сильно нервничал. Бумаги то и дело падали из его рук, от чего он ещё больше злился.
   - Итак, мы закончили на инферналах или в простонародье "трупаках". На прошлом занятии я проводил устный опрос на эту тему, однако сегодня я снова прочту эту лекцию, так как следующее занятие у вас практическое.
   - Ну наконец то! - подскочил Карл, - уже достало на всяких собаках и кошках тренироваться!
   - Ты бы хотя бы кошек нормально научился поднимать. - заметил Эд, и кабинет разразился хохотом. Только мы с Давидом сидели молча.
   - Тишина! - аспирант несколько раз ударил свёрнутым пергаментом по столу, но смешки не прекратились. Сразу было понятно, что авторитетом он среди студентов не пользуется.
   Когда же все успокоились, он начал объяснять, что для поднятия инфернала необходима кровь мага, заклинание и место, где был совершен переход в мир мёртвых. Если поблизости никто не был убит и не умер сам по себе, можно было открыть переход, убив любое животное. Однако лучше ритуалы проводить на месте смерти человека. Плести заклинание надо было медленно, пока не образуется магический круг, затем пролить свою кровь на него. Так инфернал должен был не просто подняться как зомби, но и повиноваться поднявшему его магу.
   Я припомнила, как сама подняла 3 "трупака" и что-то тогда засверкало на полу, но я не обратила на это внимания. Наверное, это и был магический круг.
   А тем временем аспирант продолжал объяснять:
   - Когда после обретения контроля над инферналом, надобность в последнем отпадает, необходимо вернуть его в прежнее состояние посмертного покоя. Конечно же, ещё его можно испепелить. - после этой фразы преподаватель покосился на меня. - Однако, самым приемлемым вариантом является простое снятие магического воздействия на инфернала. Достаточно лишь разорвать цепочку магической связи для повторного умерщвления.
   Я едва успевала записывать. Он рассказывал быстро, так как это уже был пройденный материал. Давид тоже не поспевал за темпом преподавателя.
   Потом он начал чертить на доске нервную систему человека и обозначать на ней точки воздействия, в которые следует направлять магию для правильного контроля над "трупаком". Мне повезло, что я раньше училась в медицинском: я уже знала анатомию человека и латынь в достаточной степени, чтобы разобраться, что к чему. А вот Давид чиркал направо и налево. Анатомию он не знал да и язык ему был не знаком.
   Однако, не только у Давида оказались такие трудности. Хоть эту лекцию уже читали, основы, кроме меня, ни у кого не было. Потому студенты то и дело с места выкрикивали вопросы, не удосуживаясь даже руку поднять.
   Лекция прошла на удивление быстро. Кто-то даже наспех катал шпоры, кто-то про себя зубрил. Я решила никому из них не уподобляться. Если я знала, что заклинание не запомню, лишь раз его увидав, как и магический круг, то к чему было позориться?
   Прозвенел звонок. На лице аспиранта скользнула ехидная ухмылка. Он собрал свои бумаги и вышел из кабинета. Значит Зеницкий тот ещё фрукт. В кабинете поднялось нервное молчание. Давид отбивал пальцами барабанную дробь.
   Наконец томительные 10 минут прошли. Прозвенел звонок и сразу же в кабинет вошел профессор Зеницкий. Усталость на его лице не прошла, однако, неприязни тоже не было. По крайней мере, до тех пор, пока, обводя взглядом кабинет, он не увидел меня. Настроение из нейтрального сразу упало в минус, что заставило меня вжаться в стул.
   - Итак, сегодня вы будете поднимать инферналов. Мне нужно два добровольца, которые сходят в морг за трупом, желательно посвежее, вчерашним-позавчерашним, не позже. - он достал какой-то листок и написал записку, однако, желающих идти в морг не оказалось.
   Профессор пробежал глазами по списку студентов-первокурсников и рявкнул:
   - Финиган Старший и Робертсон, будьте так любезны, доставить нам необходимый материал из морга. - Томас и Гай молча встали и удалились из кабинета, прихватив записку.
   - Итак, плетение магического круга для поднятия инфернала нужно производить в несколько секунд. Главное полностью представить его в голове. Слова заклинания, произносимые вами во время плетения магического круга, придают ему направление - цель, с которой вы открываете переход для использования силы. - он снова обвёл кабинет взглядом, задерживаясь на каждом студенте. И наконец остановил свой взгляд на Давиде.
   - Давид Блек? - сам себя спросил профессор. - Пожалуй, вам выпадет право первому испытать свои силы и поднять инфернала. - на лице профессора играла улыбка, а Давид медленно встал и пошёл в середину кабинета. Мельком я увидела, что он успел записать заклинание на руке.
   Он встал посередине, а профессор Зеницкий облокотился на преподавательский стол скрестив руки на груди и украдкой поглядывая на часы.
   Через несколько минут неровного молчания в кабинет вошли Гай с Томасом носилки они несли на руках из чего я заключила, что заклинание левитации, которое скорее всего существовало, они ещё не проходили. Грубо вытрусив труп на пол, парни сели на свои места.
   - Ну что же, Давид, начинайте. - Давид криво покосился на профессора, однако тот больше не проронил ни слова.
   Тогда Давид украдкой подсмотрел шпаргалку на руке и закрыл глаза. Ещё одна ухмылка профессора: шпору он явно заметил. Однако, несмотря на это, на полу начали проявляться узоры, которые постепенно вырисовывались в магический круг. Отдельные его части то и дело появлялись и исчезали. Я так поняла, что это были "бока" воображения Давида однако вскоре сформировался вполне приемлемый круг. Пока все наблюдали за кругом, Давид нашёптывал заклинание, чётко и внятно произнося каждый слог.
   И тут труп начал шевелиться. Вначале только рука, потом приподнялась голова. На лице Давида появилась улыбка, однако, как только он потерял концентрацию, магический круг исчез и труп упал замертво - Давид разочарованно уставился на преподавателя.
   -Ну что же, для первого раза совсем не плохо. Учитывая, что это ваша первая проба поднятия чего-либо. Садитесь.
   Просияв, Давид прибежал на место и сел рядом со мной. На его висках выступали капельки пота и он глубоко дышал. Тем временем Профессор вызвал очередную жертву. На этот раз попался Джим. Самоуверенный и хитрый в столовой, теперь он больше напоминал испуганного зайчика. Его попытка была более удачной: трупак смог сесть и даже попытался встать, но так и не смог.
   Таким образом и получалось поднятие трупа у остальных студентов. Когда очередь дошла до меня, вместо того, чтобы вызвать меня к доске, Профессор начал объяснять ошибки каждого, а в мою сторону даже не смотрел. Я почувствовала, что я для него не существую или явно чем-то ему не понравилась. Вскоре пара закончилась, однако на лицах сокурсников я не заметила улыбок. Следующая пара - анатомия, предвещала вывернутые на изнанку животы.
   В морге нас ожидала милая и завораживающая трепанация черепа старухи за 80. Почему-то я подумала, что она воняла точно так же при жизни как и сейчас. Вообще морг был низким тусклым в несколько комнат помещением с множеством морозильных шкафов для трупов. Мы встали вокруг стола и седой низкий преподаватель анатомии начал перебирать извилины, объясняя материал.
   Давиду было явно нехорошо, Гай уже прижимал рот, остальные тоже были не первой свежести. Только мне было параллельно, я здесь себя чувствовала вполне приемлемо. Через 2 минуты Гай не выдержал и выбежал из морга под укоризненные взгляды профессора анатомии.
   Собственно, занятие по анатомии ничем не отличалось от того, к чему я привыкла и, когда профессор задал вопрос, я подняла руку на автомате и без труда на него ответила, чем заработала одобрительную улыбку. Значит не все преподаватели меня здесь ненавидят. Это мне подняло настроение.
   После анатомии почти все наши сокурсники поднялись в общежитие, а у меня проснулся звериный голод и я потащила Давида в столовую. Собственно, он и не сильно сопротивлялся. В предвкушении снова увидеть Веронику де Лауэр у него тоже проснулся аппетит.
   Столовая как и утром кишела студентами, я надела капюшон и ориентировалась в направлении по спине Давида. На обед было тушеное мясо с картошкой. Мы взяли по порции и уселись всё за тот же столик, что и утром, только наших сокурсников не было. Я сделала предположение, что сейчас они выворачиваются в туалете и им не до еды. В отличии от них, Давид уже пришёл в себя и вовсю налегал на мясо с картошкой.
   К сожалению Давида, Вероники в столовой тоже не было. Так что мы быстро прикончили обед и направились в кабинет истории магии. Кабинет чем то напоминал кабинеты в подвалах некромантов, только он был светлый с большими окнами и раза в 2-3 больше. Мы с Давидом были практически первыми пришедшими на лекцию.
   Мы с ним уселись на самой последней парте, я возле окна, а Давид с краю, чтобы иметь более удачный обзор аудитории. Постепенно начали появляться студенты. Разговорчики слышались весёлые, а вот взгляды я ловила лишь неодобрительные и презрительные. Вскоре вошла Вероника в окружении двух человек. Один, как и она, был в красной мантии, а второй в синей. Рассмотрев их хорошенько, стало ясно, что это эльфы. Высокие, стройные, с заострёнными ушами. Тёмный и светлый. Они уселись на парте в самом центре, откуда хорошо был виден профиль Вероники. Давид томно вздыхал, даже не пытаясь скрыть свою симпатию. Но подойти и заговорить с ней не решался. Я достала пергамент и карандаш и начала рисовать профиль Вероники. Я всегда хорошо рисовала и портреты были моим коньком. Даже когда в кабинет вошёл профессор, я не обратила внимания, полностью углубившись в рисование. Закончилась пара и студенты вывалились в коридор. Вероника с эльфами ушла практически сразу, мы же с Давидом вышли самые последние.
   - Она прекрасна. -- со вздохом произнёс Давид. Ничего не отвечая, я сунула ему сложенный вдвое листок с портретом Вероники. Развернув его, он просиял. - Спасибо! Северина, ты настоящий друг.
   Я подумала, что теперь он будет молится на портрет всё то время, когда Вероники нет в поле его зрения.
   Мы вышли в коридор. Я надела капюшон, спрятала волосы и направилась прямиком в свою комнату. Давид сказал, что пойдёт в столовую что-то перекусить (у него просто львиный аппетит), а я просто больше не хотела видеть как все будут от меня шарахаться по углам. Хотя были и такие (как правило, с более старших курсов), которые специально пытались задеть локтями и взгляд их был красноречивым приглашением на дуэль. Я же старалась избегать любых контактов.
   Я прекрасно понимала, что ни на одной дуэли я и двух секунд не протяну. А значит у меня 2 выхода: 1 прятаться от всех по углам или 2 налечь на учёбу что бы иметь шанс выжить. Что же, а не буду прятаться, пока я здесь - извлеку максимум пользы!

Глава 6

В своей счастливой комнате я села за домашнее задание. Надо было составить эссе на тему "Маги: первые шаги на пути к развитию". В принципе, тема не сложная, ведь вполуха я профессора всё-таки слушала, да и когда рисую, информация почему-то лучше воспринимается. Потому я немедленно села его писать, пока информация, полученная на лекции, не выветрилась полностью из головы. Часа через 2 я закончила. Эссе получилось не длинным, но вполне читабельным. В комнату постучали и не дожидаясь ответа зашёл Давид. Он положил на стол свёрток из которого доносился приятный аромат черничного пирога.

- Это тебе, - сообщил он -, перекуси, а то сидишь тут от всех прячешься.

- И вовсе я не прячусь, домашку писала. Я указала Давиду на эссе и потянулась за пирогом:" ммм... вкуснятина, точно Марта пекла". Мысль о марте заставила довольную улыбку сползти с лица. Ведь она теперь меня тоже боится, как и все остальные.

- А тебе его ещё предстоит написать. - Без особого энтузиазма сообщила я Давиду, погружаясь в невесёлые мысли.

- Я и завтра его успею дописать - возразил он. - Завтра у нас всё равно весь день посвящён тренировкам. Я от такой информации аж пирогом поперхнулась. - Какие ещё тренировки? В недоумении спросила я.

- Как какие? Физические .Ты что расписание на завтра не смотрела? У нас там два дня в неделю отведены исключительно на физическую подготовку. Сообщил мне Давид "радостную" новость.

Я отбросила недоеденный кусок пирога и бросилась к сумке. Поковырявшись, выудила оттуда свиток с расписанием. Давид оказался прав, среда и пятница были отведены на физическую подготовку. А я-то обрадовалась, думала, что с физ-рой в моей жизни покончено.

- Ты чего скисла? - спросил Давид рассматривая моё эссе.

- Это же не заклинания учить,- не отрываясь от моей писанины сказал он.

Ему то легко говорить, он вон какой сильный, не даром мешки с картошкой таскал. А я же физкультуру ненавидела всю жизнь, в меня всегда попадали мячом по голове, я не могла сделать ни одного отжимания, а кроссы!!! Кросс - это страшное слово, и для меня хуже пыток. Я всегда сходила с дистанции самая первая, а потом стояла и слушала выговоры о том, что если я не сдам нормативы, лишусь стипендии. В общем, от физ-ры я отлынивала как могла, а когда не отлынивала, сачковала по чёрному. Но здесь другой ,мир другое учебное заведение, здесь этот номер не прокатит.

- Не переживай, я буду рядом. - Давид ободряюще меня похлопал по плечу и отложил эссе на стол. Он достал свои письменные принадлежности, что бы приступить к написанию домашнего задания.

- Кстати! Я придумал как мне сблизиться с Вероникой,- сменил тему Давид,

-Я тут в столовой узнал, что она вступила в студенческий совет и оказывается туда берут по одному представителю из каждого факультета, и угадай что..?

- Что? Не поняла я.

- На данный момент, от факультета некромантии в студенческом совете нет ни одного представителя. - радостно завершил он.

- Нет, ну это конечно здорово,- вслух рассуждала я.- Но если ты туда вступишь, на тебя ляжет ответственность за наш факультет, к тому же мы только первый день как студенты, я думаю, что рановато туда соваться.

- Ты какая-то пессимистка, - махнул на меня рукой Давид.

- Я думаю им наоборот нужны люди, скоро Самайн.

- Что за Самайн? -опять не поняла я. Давид на меня уставился как на ненормальную

- Нет, ну я как бы всё понимаю, ты в глубинке жила, но Самайн везде празднуют.

- Так это праздник что ли? -начало до меня доходить.
- Ну да, праздник последнего урожая и прихода холодов. В этот день обычно устраивают маскарад, и именно студ. совет отвечает за организацию.

- О! Почти как Хелл.. в смысле точно, Самейн как я могла забыть- чуть не ляпнула я лишнего. Нервно встала, подошла к шкафу и начала там рыться в поисках подходящей спортивной или типа того одежды.

- Ну, в общем. Я хочу вступить в студенческий совет. Думаю помощь им сейчас не помешает, да и из нашего факультета желающих туда вступить так и не нашлось.

- Наверное для начала надо узнать кто там глава совета - снова вслух размышляла я.

- И с ним поговорить я так думаю,- вытягивая из шкафа штаны типа "Афгани" болотного цвета. Я с начало и не поняла, зачем мне их в сумку положили, теперь понятно, что для физкультуры. Лично я была погружена в мысль о предстоящих физических нагрузках. Я сомневалась, что выдержу даже половины тренировки.

- Ну, можно будет завтра после физических упражнений к нему подойти он как раз её у нас и ведёт,- вслух размышлял Давид.

- Студент??? ,-изумилась я, -Как студент может вести предмет, даже не аспирант, а студент?

-Он уже выпускник, к тому же победитель прошлогоднего турнира, и он преподаёт только первому и второму курсам. - Задумчиво произнёс Давид.

- А вообще, надо узнать, как он преподавателем умудрился стать.

- Какого ещё турнира? Состояние дезинформации определённо мне не нравилось. Ежегодный турнир, в котором принимать участие могут только 4 и 5 курсы, это Давид знал.

-Ого! Я изумилась, он победил, будучи на 4-том. "Первый парень на селе" сразу промелькнула мысль. Я таких недолюбливала, у нас в училище да и в школе тоже такие были. Всё им давалось легко и всё сходило им с рук, таким парням всегда потакали преподаватели ,и по ним сохли все окружающие женского пола.

- Ну, -начал собираться Давид.

-Пойду я спать, а то поздно уже, до завтра! - он встал, и ушёл, похлопав меня по плечу на прощание. Я улеглась спать со скверным чувством, что приближается, что -то нехорошее.

***

Утро поприветствовало меня пасмурной погодой, спасибо хоть не дождливой. Я поёжилась в кровати, потом встала, быстро оделась и заплела волосы в широкую косу, памятую о том, что сегодня предстоит физическая нагрузка.

Через некоторое время за мной зашёл Давид, и мы отправились в столовую. Завтракали быстро, я старалась по сторонам не смотреть, хотя первая волна любопытства прошла вчера, и сегодня на наш стол таращилось гораздо меньше народа. Мы-некроманты, как всегда не сговариваясь встали и двинули к выходу одновременно.

На заднем дворе академии оказалось достаточно прохладно, вдалеке мы заметили несколько отдельно стоящих групп студентов факультета огня и воды, с которыми нам предстояло заниматься. Они стояли рядом со скамейками, в несколько рядов расставленными возле огромного тренировочного полигона, размером около двух футбольных полей. Свинцовые тучи нависали над академией, и дул холодный ветер. Погода советовала моему скверному настроению.

- Нужно снять мантии ,- сказал Гай, -Скоро нагрянет наш, гхм, учитель. Похоже, он президента студенческого совета недолюбливал. Мы подошли к крайней скамье и стянули мантии. Подул ветерок и я поёжилась от холодна.

-Ничего сейчас станет жарко, -сказал Томас, заметив мои движения. Что-то мне это уже не нравится, хотя о чём я, мне это и так не нравилось.

На полигоне собрались оставшиеся студенты и вскоре на поле вышел тот самый президент студенческого совета. Он шёл в компании Вероники, что то с ней обсуждая. На голову её выше, широкоплечий, на нём была кофта с оторванными рукавами, которые демонстрировали рельеф накачанных мышц. Кроваво красные волосы беспорядочно связанные в хвост. Сразу понятно, что он студен факультета огня. Я покосилась на Давида, на его лице промелькнула тень, однако она быстро исчезла. Похоже Давид был в себе более уверен чем я думала. Вероника присоединилась к своим, а президент студ. совета громко свистнул и огласил низким командным тоном: "Построились". Все равномерно встали напротив "Учителя".

- Итак, для новоприбывших, меня зовут Дастин ДэБерг, он повернул лицо в нашу с Давидом сторону, -Я студент 5 курса и ваш тренер. Если у вас какие-то с этим проблемы мы сможем их разрешить на дуэли, а до этого вы меня беспрекословно слушаетесь! Никто не произнёс ни слова, я немного попятилась, в близи он выглядел далеко не студентом, а скорее боксёром со стажем. Чует моя почка у такого не сачканёшь. Он от нас отвернулся и снова повернулся ко всей группе.

- Для начала, десять кругов вокруг полигона! -дал безжалостное указание Тренер Дастин. Послышались тихие женские стоны. Однако все сразу начали бег. Мы тоже побежали и не прошло 5-ти минут, как я почувствовала что устаю, а дыхание начало сбиваться, я начала отставать от общей массы бегущих студентов. Давид отстал вместе со мной, через 15 минут я начала переходить попеременно на шаг и вскоре просто остановилась. Давид остановился со мной.

- Ты чего совсем что ли спортом никогда не занималась? -Удивлённо спросил он.

- Ага, - отдышавшись сообщила я, - А ты думал я просто так расстроилась, когда узнала что у нас будут эти пытки?. Краем глаза я заметила, что на нас уставился ДэБерга. Давид, не говоря ни слова, схватил меня за руку и потащил за собой. Благодаря его помощи я осилила ещё 2 круга.

- Давай Северина, ещё чуть-чуть ,-подбадривал меня Давид.

-Ну если ещё 8 кругов, это чуть-чуть, то я ни черта не смылю в понятии "чуть-чуть".- Ответила я, запыхавшимся голосом.

После 4 круга который я осилила совсем на последнем дыхании, я решительно остановилась.

- Всё ,Давид, беги без меня, я не могу. Я остановилась, чтобы отдышаться, во рту пересохло, а ещё кружилась голова.

- Я тебя на растерзание этого Дастина не оставлю - решительно заявил Давид.

- Давид, я не маленькая сама разберусь, тем более тебе с этим типом конфликты не нужны, ты же в студ. совет метишь. Я подтолкнула Давида, он помедлил, я махнула ему рукой :"мол иди уже" в сторону бегущих и он всё же побежал следом за группой, уже порядком уставших студентов.

Я решила отдохнуть прямо на месте где стояла ведь ковылять до ближайшей скамейки я уже не могла, поэтому уселась на песок. Дастин ДэБерг естественно это заметил и стремительно направился ко мне.

"А вот и неприятности"-промелькнула "радостная" мысль. Он приближался стремительно, на лице его читалось раздражение и злость. Дастин остановился в 2-х шагах от меня, скрестив руки на груди. Я опустила голову и даже не думала на него смотреть, мне казалось, что если не будет зрительного контакта, я сольюсь с песком и он уйдёт.
- Северина Старк, немедленно встаньте и присоединитесь к группе! - тоном не терпящим возражений заявил он. На горизонте что-то сверкнуло, на общем воне выглядело это чертовски пугающе.

- Я не могу,- тихо но уверенно ответила ему. Как я могла встать, мои ноги болели до онемения, и я была не в силах даже голову на него поднять. Не прошло и мгновения, как я почувствовала, что Дастин дэ Берг хватает меня левой рукой за воротник и с силой ставит на ноги. Он начал наклонятся к моему лицу так близко, что я видела его оранжево-жёлтые глаза, в которых бушевала ярость и презрение. Он походил на льва, который вот-вот прыгнет на свою добычу. Этой добычей быть не хотелось, но и его требования я выполнить была не в состоянии. Дурацкая ситуация.

-Нарываешься?! - сквозь зубы выплюнул он мне. Снова что то сверкнуло на горизонте.

- Отпустите! - я попыталась его оттолкнуть, но он с силой швырнул меня обратно на песок, я ударилась локтём, но тут же подскочила из последних сил. Было обидно, но я понимала, что если перед таким типом показать слабину он просто будет вытирать об меня ноги. Видела я таких в школе и дралась тоже.

- Вы что не понимаете? -более уверено начала я.

-Я не могу больше бегать, не-мо-гу, - по слогам заявила я ему.

- Меня твоё "не могу" не интересует, мне всё равно, что ты "сестра смерти", ты обязана выполнить норматив, - безапелляционно заявил он.

- Я только второй день как студентка, не могу выполнить этот норматив на ровне со всеми, - попыталась достучатся до его здравого смысла.

- Если у тебя какие-то претензии можешь высказать их мне на дуэли!

- С каких это пор мы перешли на "ты"? - решила я свернуть с темы дуэлей.

- К тому же я слышала, что вы президент студенческого совета, и единственное что вы можешь предложить для решения этой проблемы - дуэль?

- Студенческий совет не занимается нормативами.. - зло процедил ДэБегр.

- Ага, он занимается дуэлями - вставила я свои пять копеек.

- Какого лешего студент тренирует студентов вы ведь даже не аспирант? - меня понесло.

- И вообще вы, что не видите мне плохо, я задыхаюсь, я не могу столько бегать!

Не говоря ни слова Дастин подошёл ко мне, схватил за локоть и потащил с полигона. Я даже не успела оглянуться или хоть как то вырваться. Мы стремительно зашли в здание, деБерг дёрнул первую попавшуюся дверь и втолкнул меня в пустой кабинет.

- А теперь послушай меня. Закрыв за собой дверь зло и тихо начал Дастин. - Мне и без тебя проблем хватает, а с твоим появлением ещё больше появилось, поэтому ты или молча делаешь что тебе говорят или я прикончу тебя прямо здесь. Будь уверена, никто скорбить не будет, а некоторые даже обрадуются.

У меня от такого высказывания, аж волосы встали дыбом. Я медленно попятилась назад. Не зря значит опасалась за свою жизнь. На глаза, совсем не кстати ,навернулись слёзы. Вдруг раздался раскат грома, но даже он не был столь пугающим как высказывание деБерга. Присела на корточки спрятала лицо за руками. Если начнёт бить то пусть хотя бы не по лицу. Мне очень захотелось домой к маме, к брату, а ещё больше захотелось увидеть папу, чтобы он посадил меня на руки и прочитал одну из своих многочисленных книг, где всё заканчивается хеппи эндом.

- Ты что плачешь ? - услышала я удивлённый голос Дастина над собой. Захотелось просто уйти, убежать подальше от всех. Я кинулась к двери.

- Стой!- он успел схватить меня за ладонь.

- Не трогайте меня! -я вырвала ладонь из его крепкой хватки. Выбежав в коридор побежала в общежитие, а слёзы текли по щекам, на душе было омерзительно и обидно. За что они все меня ненавидели? Что, кому сделала плохого? Я всего лишь спасала жизнь своему другу, какая им разница как я это сделала, почему меня все записали в враги.

Вбежала в свою комнату закрыла дверь, За окном лил дождь. Я легла на кровать и накрылась одеялом с головой. Всегда так делала, ещё с детства, когда мне было страшно и плохо, очень хотелось куда то уйти, но я понимала, что идти мне некуда. А здесь меня явно в чём то подозревали и этот дэ Берг и профессор Зеницки. Странно что они не убили меня сразу. От мысли, что кто-то хочет моей смерти мне стало совсем плохо. Я так не могла, я всегда держалась в стороне, стараясь не выделятся, да в школе были драки, меня задирали, но никто и никогда не хотел моей смерти. Не знаю сколько я так пролежала, но в конце концов уснула тревожным сном.

***

Чернота окутывала со всех сторон, могильный холод пронизывал до костей. Знакомый звук колыхающейся материи нарушили давящую тишину. Я открыла глаза, передо мной стояла Морана.

Она протянула свои тонкие пальцы к моему лицу, и провела свои длинным чёрным ногтем по моей щеке.

- Он знает тайну - тихо произнесла Морана.

- Кто? - промелькнула мысль в моей голове.

- Ты знаешь кто, -холодная усмешка, - Узнай тайну! - не человеческим голосом приказала Морана.

- Но.. - не успела я мысленно возразить, как меня потянуло вбок.

***

- Эй, просыпайся! - Давид тряс меня так сильно, что я чуть не свалилась с кровати. Открыла глаза и села, кутаясь в одеяло. Дождь все так же лил, но Давид был сухим и чистым. Сколько же я проспала?

- Как ты? - тревожным тоном спросил он, вытаскивая какой-то свёрток из сумки.

- Нормально,- сообщила я, садясь за стол, - Надеюсь там еда! - Я попыталась улыбнуться.

- Там именно еда! - Давид развернул свёрток в котором лежало 2 куска жаренной рыбы с варёной картошкой и несколько огурцов.

- Ешь, а то вид у тебя как у трупа. Я промолчала, неприятный холодок прошёлся по спине.

- Не обращай внимание на этого Дастина - начал неприятный разговор . - Он не по своей воле заменяет преподавателя по физической подготовке.

- Так он заменяет? - удивилась я, откусывая кусок огурца.

- Оказалось что да, раньше физическое воспитание преподавал какой-то маг- некромант, а Дастина поставили потому что у него семья потомственных генералов и для первых -вторых курсов его навыков предостаточно. Я ни на секунду не сомневалась, что Давид, где-то уже выведал всю информацию, он умеет.

- Вот откуда эта нездоровая тяга к дуэлям. А ты знаешь, что он хотел меня прикончить? - будничным тоном спросила я у Давида.

- В смысле как прикончить? Не понял он.
- Ну в смысле на смерть . Давид поперхнулся картофелиной.

- Я думаю это у него просто метод подчинения такой, скептически заметил Давид. - До тебя жаловаться никто не осмеливался. Поразмыслив решил Давид. Я с ним была не согласна, но решила промолчать.

Закончив трапезу я выкинула мусор, а тем временем Давид достал пергамент и начал писать эссе. Достала учебник по некромантии начала читать главу о контроле за инферналами. Минут двадцать я искоса наблюдала за умственными потугами Давида, в ходе которых, он написал аж две строчки, потом не выдержала, достала своё эссе, сунула его Давиду.

- На, списывай, только старайся своими словами. -Давид просиял.

- Кстати я тоже хочу вступить в студенческий совет, - соврала я, но деваться мне было некуда. Я должна узнать что за тайну скрывает дэБер, а другого способа сблизится нет.

- Ты же вроде с этим Дастином не поладила ,- удивился Давид.

- Именно поэтому я хочу туда вступить, - снова начала врать я, - У него есть влияние благодаря студ. совету у меня нет, если я попаду туда, ему будет труднее меня прикончить. Правда это была не основная причина, но как я уже сказала, Давиду об этом лучше не знать.

- Отлично, в студ. совет необходимы представители факультета парень и девушка. И я хотел тебе предложить, но боялся что откажешь. Дастин ничего тебе не сделает, не волнуйся, - просиял он.

Я его словам не поверила, но это было неважно. Главное, что есть возможность приблизится к Дастину, хоть я и не понимала что за тайну он мог скрывать.


Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"