Дремучев Дмитрий Владимирович: другие произведения.

Черная звезда Африки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения. Алмазы. Книга уже есть в хорошем переплете.

  
  Глава первая
  
  
  Это был прекрасный осенний день, на улице тепло. Бархат- ный сезон недавно закончился - и опавших листьев было не так много. Они меняли цвет, создавая затягивавшую палитру. Дул тё- плый ветер, светило солнце, да и море было спокойно, рождая моно- тонный звук ударявшихся о набережную волн.
  Игнат шёл с широкой улыбкой, которая всем показывала, что он явно счастлив и доволен жизнью. Чёрное пальто, шляпа и доро- гой строгий костюм с изысканным галстуком вполне соответство- вали набережной и царившей погоде, но никак не вписывались в общий фон, потому что так на тот момент вообще редко кто одевал- ся. Он словно грохнулся на землю из другого мира, или как будто за ним по рельсам ехала видеокамера во главе с режиссёром, а он играл главную роль в кино.
  А оно так и было, по сути: он никогда не соответствовал моде, почти всегда своими образами был её крестным отцом. После общения с ним многие люди хотели быть похожими на него.
  Впереди по ходу своего следования он заметил сидевшего на лавочке человека, всего в чёрном. Какова же была его радость - это был не то священник, не то монах! От предвкушения присесть ря- дом он даже немного прибавил шаг. Приблизившись, он вежливо попросил разрешения присесть. Игнат представился. Батюшка тоже.
  - Меня зовут Анчутка.
  
  - Хм... никогда не слышал такого имени, а уж особенно у священников и служителей церкви. Как мне к вам обращаться?
  - Зови меня Чуткий, - сказал Анчутка.
  Игнат спросил его, есть ли Бог на белом свете. Это был его излюбленный вопрос к тем, кто хотя бы раз носил подрясник. Ведь после этого вопроса каждый пытался доказать, что Господь есть и всячески внушить это Игнату. Слушая их заключения, распознавал Игнат, кто они...
  Анчутка оказался внимательным слушателем. А Игнат за- давал многочисленные вопросы, на которые, отвечая, многие люди говорили ему по-разному. Убеждали, приводили многочисленные примеры, проявления Господа, тем самым раскрывая себя полно- стью. Ведь каждый из них всего лишь человек. Человек... Служи- тель церкви... И они оценивали лишь, на что способны. Исходили из собственного опыта жизни, богатства общения, образованности, зачастую стыдливо пряча саму суть основного - того, что их и при- вело к Богу.
  Игнат был сам человек верующий и знал, что Бог есть, но, проживая в своём мире, он не находил пока именно той причины, которая кардинально могла бы поменять его жизнь.
  - Ты знаешь, сын мой, - ответил Чуткий, - а я ведь и не знаю вовсе, есть Он или Его нет.
  - Вот те на. Как же так? Ведь вы служитель церкви и просто обязаны вести себя понятно по отношению к вере людей. Вносить ясность в заблудшие души.
  Чуткий внимательно посмотрел на него:
  - А ты, сын мой, вот как сам думаешь, есть Он или нет ? Игнат подумал, что батюшка, видимо, из тех особо одарён-
  ных, которых кличут юродивыми или Божьими людьми:
  
  - Я тоже запутался, вот и присел к вам побеседовать на эту тему, но сейчас я исповедоваться не готов.
  Чуткий достал спичку, покрутил её ловко в руке и сломал по-
  
  полам:
  
  
  - Это физика или химия?
  - Ну, конечно, физика!
  Чуткий чиркнул оставшейся половинкой спички о коробок,
  
  она загорелась.
  - Так химия?
  - А это-то здесь причём?
  - Да при том что все спички в коробке похожи, но нет ни одной одинаковой: ломаются и горят все по-разному. Кто-то из них домики строит, колодцы, кто-то лакирует, а кто-то сожжёт, а вообще чаще всего спичку используют, чтобы закурить сигарету или раз- жечь костёр. А иной спичкой поджигают и настоящие дома, было и такое - целые города. На конвейере ни одна из спичек не знает сво- его истинного предназначения. Ну и, собственно говоря, предназна- чение спички - зажечься и сгореть. А человека - родиться и жить. Но цели, несмотря на это, у каждого непостижимо разные.
  - Ну и что? - обескураженный его теорией спросил Игнат.
  - Да ничего.
  - Как ничего? Ведь у спичек ни души, ни сердца нет, а ещё у них и веры нет.
  - А откуда ты это знаешь? А вдруг есть?
  -Ты что, веришь, что у каждой спички есть душа? Что-то ты не как монах рассуждаешь, да и теория эта о том, что у всего есть своё предназначение, безусловно, очень интересная, но не для свя- щеннослужителя все эти загадки мира.
  Чуткий глянул на него, достал сигарету и закурил.
  
  - А вообще с чего ты решил, что я монах или священник? По одежде и бороде?
  - Ну да, блин, так и есть, - Игнат был слегка шокирован. Чуткий попросил его подождать, встал со скамейки и ушёл быстрым шагом.
  "Вот дела, наверное, чокнутый", - подумал Игнат. Он, уви- дев открытое кафе, вспомнил, зачем шёл на набережную: именно в таком заведении ему изначально хотелось пообедать. Он встал с лавки и направился прямиком туда. Заказал фирменную жареную рыбёшку, которую готовили лучше всего в мире именно на этой на- бережной. Трапезничая в своё удовольствие, он всё равно не спу- скал глаз с той лавки, где он повстречал Анчутку.
  Чёрный, слегка сладкий и в меру крепкий чай был в самый раз. В этот момент к нему подошла девушка и спросила, почему та- кой красавец мужчина пригорюнился за чаем и не хочет ли он уго- стить даму вином. "Хм, а почему бы и нет", - подумал Игнат и пред- ставился:
  - Игнат.
  - Софа.
  - В смысле София?
  - Да. Только вы не ответили на мой вопрос.
  - Простите, я прилетел сюда отдохнуть. Обожаю это место, и именно в это время года отдыхающих мало, всё открыто, да и красота-то какая. А вы?
  - Ой, а я тут живу, не в городе - рядом. Ходила с подругой в кино, и мы с ней поругались, на почве разногласий по сценарию фильма. Она поехала домой, а я решила прогуляться: люблю это ме- сто. Да и погода, как вы заметили, самое то. Вот шла и увидела вас ну и решила подойти. Вы выглядите не таким, как все.
  Выяснилось, что Софа работает рядом в цветочном магазине.
  
  Говорунья. Одета она была невызывающе, со вкусом, да и фигура мо- дельной внешности. Шарму придавал вплетённый в волосы живой бе- лый цветок. Как мужчине Игнату очень понравилась София. Они бол- тали о местном населении, о нравах. Выяснилось, что она не замужем и совсем не давно рассталась со своим парнем. Час, как одна мину- та, прошёл в приятной беседе. Софа спросила его, курит ли он? Игнат интеллигентно ответил и заказал сигареты, которые назвала София. И вдруг она сообщила, что ей пора: скоро уходит её автобус. Допила вино, взяла сигарету. Игнат растерялся, но, совладав с собой, пригласил зав- тра встретиться в ресторане (а того и было надо). В конце набережной, в том месте, где уже очень давно работал комфортный ресторан.
  София, окинув его взглядом с ног до головы, спросила:
  - Свидание?
  - Да!
  Она смотрела на него каким-то знакомым и одновременно осо- бенным взглядом. Достала спички и, ловко перевернув спичку в руках, сломала её пополам, оставшимся кусочком чиркнула об коробок, при- курила сигарету.
  - Приду в восемь вечера, - сказала достаточно резко, улыбну- лась и вышла из кафе на набережную. Она была очень стройна, и са- пожки на тонкой шпильке особенно подчеркивали её фигуру.
  Игнат рассчитался в кафе, и вдруг его взгляд упал на ту лав- ку, где он встретил этого непонятного Анчутку: там никого не было. Вспомнил: сломанная этим персонажем спичка, точно так же как сло- манная и закрученная в пальцах спичка в руках Софии, совершенно одинаковы. Да и сам тот факт: все и повсюду пользовались зажигалка- ми и крайне редко - спичками. Всё это вместе взятое зародило в Игнате некое чувство присутствия мистики во всём произошедшем с ним.
  
  
  
  
  Глава вторая. Игнат
  
  
  Игнат родился в деревне, в обычной русской семье. Отец много работал в колхозе, мама была учительницей истории в сель- ской школе. Дом был полная чаша - два брата, сестра, хозяйство, огород. Забот хватало всем. Игнат отличался ото всех, начиная с соб- ственного телосложения, заканчивая трудолюбием. Гулял со свер- стниками, учился на отлично, да и дела домашние были сделаны.
  Шли годы. Игнат возмужал. В свои 15 лет он уже выглядел как киногерой. Широк в плечах, ростом чуть больше 1 метра 80 сан- тиметров, с очень развитой мускулатурой, со светлыми волосами и, самое любопытное, с глубоко зелёными глазами, что многих застав- ляло к нему относиться с осторожностью. Школу он закончил с от- личием. Конечно, погулял немного. Всегда был в центре внимания, особенно у девушек, но так и не найдя свою единственную и непо- вторимую, пошёл служить в армию.
  Взяли его в морфлот. Три года службы пролетели для Игната как один день, он раз и навсегда влюбился в море. Ему нравилось всё, начиная от формы, заканчивая сильной качкой и непогодой. Игнат был очень одарённым, трудолюбивым моряком, понимал всё с ходу: за что бы он ни брался, всё делал хорошо. Много раз его хотели повысить в звании, но, при всеобщем непонимании, чело- век с его способностями оставался служить матросом, просто ря- довым матросом. И категорически не хотел своего продвижения по служебной линии. Но, как ни крути, он пользовался незыблемым
  
  авторитетом у всех, ведь никто не сомневался, что в критический момент он с лёгкостью стал бы капитаном и справился с командой и кораблём. Без всяких компромиссов и со знанием дела. Его уважали и охотно общались все на судне без исключения.
  К концу его службы произошёл один случай. Корабль, на ко- тором нёс службу Игнат, прибыл в порт Севастополя на плановый осмотр судна и для устранения лёгких технических неисправно- стей. Команде разрешили посещать город и его окрестности. Чёрное море, самый конец лета. Что может быть лучше для отдыха?
  Игнат в городе попросил таксиста отвезти его подальше, на какой-нибудь дикий пляж, где совсем нет отдыхающих. По до- роге они разговорились, и в процессе разговора Игнат предложил таксисту двойную плату, но только чтобы, как местный житель, он вывез его на по-настоящему редкое и заброшенное место у моря. Ему очень хотелось побыть одному, наедине со своими мыслями. Тот подумал и сказал, что такое место есть, но на машине впритык не подъедешь. К морю надо идти три километра. Игната это обсто- ятельство ничуть не испугало. Добравшись, они уговорились, что таксист приедет в назначенное место и в назначенное время, чтобы Игнат вовремя попал на корабль.
  Оставшись один на один с собой, он пошёл к морю. Людей не было, тропинка привела его к обрыву, спустившись с которого он оказался на берегу из песка, камней и всюду разбросанных ракушек. Было видно, что люди бывают тут редко. Он быстро разделся и с разбегу бросился в воду.
  ...Игнат сидел на берегу весь в размышлениях о жизни и о сво- ём предназначении и пытался найти в себе её цель. Надо было давно уже уверенно поставить эту самую цель, да дело в том, что он не мог посетить все закоулки своей души, видимо, поэтому и пришёл на
  
  этот пляж, чтобы побыть с самим собой.
  Он снова бросился в воду. Искупавшись, он вышел на берег и абсолютно голый думал о своём предназначении, маме, папе, бра- тьях и сестре. А также он спрашивал самого себя: "Где же та самая цель и куда мне надо идти?".
  Родители его воспитали так, что самоотверженным трудом Игнат научился знать и уметь многое. Отец с детства привил непло- хие понятия: что есть хорошо, а что есть плохо, и научил его совест- ливой жизни, чести и мужеству. Также он понимал, что после армии нужна будет семья, но в сладкие песенки подруг не верил. Откро- вений ему ни с одной из девушек не случалось, да и, скорей всего, просто их и не хотелось. Любовь должна прийти сама и зародиться в самом сердце, как самое не обычное чувство в человеке, и он, как никто, именно это понимал. К женскому полу Игнат относился дво- яко: вроде как и жить без них не так просто, и для свободного полёта и благоустройства жизни без них не обойтись. С другой стороны понимал, что счастье не купишь, а для счастья настоящего, коим яв- ляется состояние души, и самих денег-то не надо. Да и заработать, если что, он всегда сможет.
  С этими мыслями Игнат бродил по кромке моря, наслаждаясь шумом волн, трогал пальцами ног воду. Смысл был прост: чтобы ни одна из вещей не обременяла его душевного состояния.
  Присев на камень и глядя в пучину воды, он обратил вни- мание, что прямо напротив него, не так далеко от берега, большое тёмное пятно под водой. В этом самом месте начиналась глубина от самого прибоя, через 10-15 метров. Игнат решил посмотреть и, не раздумывая, кинулся в море. Под водой, насколько хватило сил, он приблизился и разглядел очертания предмета, лежавшего на дне. По виду это было небольшое затонувшее судно. Но оно лежало глубоко,
  
  и попасть к нему без специального снаряжения, казалось, невозмож- но: дыхания не хватило бы.
  О своей находке он рассказал таксисту по дороге на корабль. Тот ему ответил, что это то ли буксир, то ли торпедный катер времён войны, что видели его не раз, но, по сути, интереса сам по себе он не представляет. Так и лежит там, больше как ориентир для любителей подводной рыбалки.
  На своём корабле Игнат обратился к капитану с просьбой. Уж очень хотелось посмотреть на этот кораблик, но для детального изу- чения нужен был акваланг. Капитан выслушал его и дал задание. На борту судна аквалангов было несколько, и ввиду планового техниче- ского обслуживания судна их как раз надо было бы протестировать на пригодность. Они находились на борту на случай внештатной ситуации. "Вот и бери, по одному тестируй, если что неисправно, замени и в исправленном состоянии верни на борт. К окончанию стоянки они должны находиться на корабле".
  С тем же таксистом Игнат вернулся на следующий день на дикий пляж. Быстро разобрался со снаряжением и зашёл в воду. Прекрасный подводный мир поражал его своим многообразием. Медузы, морские коньки создавали такое впечатление, будто он ока- зался на другой планете. Подплыв ближе к кораблю, он распознал в нём немецкое судно. При более тщательном осмотре стало видно, что орудия разбиты. Это был торпедный катер, но не знакомой Иг- нату модификации, он больше походил на буксировочный катер с вооружением на борту. Насколько ему хватило кислорода, он изучил внимательно свою находку.
  Видно было, что корабль затонул не сразу: пробоины были незначительные. Очевидно, что в тяжёлом бою, потеряв всё вооружение, он уходил от морской погони. Или просто спасался
  
  бегством и при этом медленно тонул. И само по се6е расположение от берега говорило о том, что команда покинула его и спаслась.
  Три дня Игнат ездил и тестировал акваланги и за этим заня- тием промотал все свои деньги на такси. Но что-то всё равно манило его к этой находке - вроде не имевшему какой-либо ценности за- тонувшему военному судёнышку. Что-то в нём было не так. Какая- то загадка: в небольшом трюме лежала среди ненужного железного хлама старинная пушка, что никак не укладывалось в общую карти- ну кораблекрушения и снаряжения, да и вообще всего корабля.
  Несколько предметов, помимо той пушки, явно не с самого корабля: они все были намного-намного старше самого судна. Та- кое впечатление, что капитан этой посудины обзавёлся предметами исторического значения.
  Штурвал был на месте - и у Игната появилась идея: снять его на память о своей службе на море. Два дня потребовалось на то, чтобы его отпилить. Надо было работать ножовкой под водой, пере- пиливая шток, на котором держался сам штурвал. Он работал по очереди с таксистом, меняя акваланги, - общим трудом всё было за- конченно. Но самое неожиданное - он оказался не по-штурвальски тяжёлым предметом.
  До последнего дня стоянки корабля оставалось два дня. Ак- валанги Игнат все проверил. Но этот штурвал жёстко держал ма- троса на якоре. Уговорив капитана и заняв денег у сослуживцев, он собрался и поехал за своим уникальным сувениром.
  Таксист взял прицеп у своего соседа, и они с Игнатом, с помощью собственных сил и двух аквалангов, верёвки и неимовер- ных усилий всё-таки погрузили находку и только к самому вечеру вернулись на корабль.
  Капитан разглядел этот артефакт. Сказал, что и вправду
  
  штурвал необычный. Само колесо обыкновенное, но спицы на нём имеют необоснованное утолщение, и более походит, что он делался по индивидуальному заказу. Судя по размеру, этот штурвал вообще не мог служить штурвалом корабля. Он просто не мог из-за веса не- сти функцию штурвала. Игнат уважал капитана и переспросил его, а как же так? Капитан пригласил его в рубку.
  - Игнат, я долго управляю, и причём не одним кораблём. Если бы я не держался за разные штурвалы, то никогда в жизни не смог дать тебе честный ответ. Капитан того судна, из которого ты его вы- дернул, никак не мог управлять судном, пользуясь руками, Он был инвалид, и я знаю, как ставить второе колесо для таких, как он. Он управлял судном ногами, а все думали, что руками. Судя по всему это один из тех, про кого легенды по морю ходят. Таких больше нет. Ладно, убирай его, и чтоб до твоего дембеля я его не видел.
  
  
  
  
  Глава третья
  
  
  Службу Игнат закончил спокойно. Если верней, то Игнат за- кончил службу достойно. Капитан сказал: "Ладно, это не археологи- ческая экспедиция, это военный корабль". Игнат тщательно упако- вал свой трофей. И приехал домой.
  Как же ему были рады и мать, и отец, братья, сестра! Да и сам он сильно соскучился. Встречали всем миром, словно он не просто из армии вернулся, а с войны - победителем. Игнат решил побыть дома, помочь семье по хозяйству, Да и просто понять, куда ему дви- гаться дальше, он соскучился по своей горячо любимой семье.
  В один из дней к нему подошёл отец и спросил про ту штуку, которую Игнат привёз со службы. Игнат на радостях от встречи и забыл про свой армейский трофей, а сейчас всё рассказал отцу. Отец Игната был хороший хозяин и почти всё по дому делал сам в отдель- ной мастерской, которая находилась рядом с их домом.
  Они распаковали штурвал. Он был весь в ракушечном налё- те и ржавчине. Само колесо штурвала было сделано из дерева, оно было обито. Отвлечёмся: само штурвальное колесо было с редким совершенно не понятным узором, который от времени и воды сгнил. Сами рукоятки деревянные, притянутые к основанию железными набалдашниками. Спицы, не соразмерные самому штурвалу, дере- вянные и очень объёмные.
  Стали думать и гадать с папой, отчего он вообще такой тяжёлый. Первым делом решили привести его в приличный вид. Пару дней
  
  кропотливой работы со шкуркой - и зачищенный штурвал засве- тился и заиграл солнечными зайчиками. Сделан он был из редкой породы дерева и железа. Всюду на нём перекликались непонятные человеку знаки, надписи, орнаменты. То, что этот штурвал был явно не с германского буксира, а со старинного корабля, было видно не- вооружённым глазом. Явно он был ручной работы и после рестав- рации очень богато смотрелся. Решили повесить в доме в большой комнате, где трапезничали всей семьёй.
  Рано утром Игната разбудил отец:
  - Пойдём, я тебе что-то покажу.
  На столе в мастерской лежал штурвал, одной спицы не было, она лежала отдельно, а рядом - кучка алмазов и золотые монеты. Это были алмазы и рубины вперемешку. Разобрав весь штурвал, вдвоём с отцом, они к утру увидели настоящий горшок с сокровищами, там же красовался большой камень без огранки: сразу было видно, что он очень не прост. Камень был с двух сторон словно от чего-то от- колот. Тёмный глубокий отблеск говорил о том, что он был редким алмазом. Отец и сын, глядя на всё это, не могли поверить в свою находку.
  Спустя год семья Игната продали дом и, толком не объясняя друзьям и соседям причины переезда, дружно переехала в Подмос- ковье в новый большой и очень уютный дом, с садом, баней, боль- шим парником и отдельно стоявшей мастерской. И зажили совсем другой жизнью.
  Игнат поступил в институт иностранных языков. Понеслись институтские годы. Учился он очень хорошо и окончил вуз с отли- чием. И тут он был у всех на виду, но вёл себя интеллигентно и скромно, никогда не кутил, хотя состояние у него было приличное, но о том ведали только мать и отец. Даже братья с сестрой не знали
  
  всей правды и думали, что такие большие деньги получил отец за участие в каком-то секретном проекте, а после войны о том нико- му нельзя было говорить. Все учились и равнялись на родителей и старшего брата.
  В институтских кругах, особенно у лектора, Игнат зарабо- тал безупречный авторитет, и вот незадолго до дипломной работы произошёл один случай. Возвращаясь домой привычным маршру- том, он шёл по знакомой улице и решил зайти в сквер. Погода была очень хорошая и вполне располагала к прогулке и уединению. Сидя на лавочке и рассуждая о собственной жизни, он приходил в своих мыслях всё больше и больше к тому, что исполняя волю родителей и своим безупречным поведением, и отношением к работе и учёбе, он, как маленький, совершенно не осознаёт, для чего всё это, в чём же его задача. Поставленные цели настолько выполнимы, что их мало, чтобы самореализоваться. И самое главное - в чём и для чего. Тут к нему на лавочку присел интеллигентного вида мужчина, явно стар- ше, чем он, но моложе его отца. Он поинтересовался:
  - Простите, не желаете составить компанию в шахматы?
  В руках у него ничего, кроме шахмат, не было. Он словно с Луны свалился поперёк серьёзных рассуждений Игната. Маленько ошарашенный, после небольшой паузы, Игнат ответил:
  - Вы белыми или чёрными?
  - Вы неплохой дипломат, юноша. Чёрными, - улыбнулся ин- теллигент.
  Быстро расставив все фигуры, Игнат пошёл пешкой. Игра игрой, но в любой игре, когда она идёт один на один, это диа- лог слов, взглядов, эмоций и общего состояния игроков. Игнат и не понял, хотя многократно играл в шахматы и очень редко кому проигрывал, как через несколько ходов неожиданно услышал:
  
  "Мат". Мужчина смотрел ему прямо в поднятые от доски глаза. Вот тут у них и завязался разговор. Интеллигент с шахматами прятал внутри себя не то разведчика, не то крутую фигуру в погонах. Он по- ведал Игнату, что знает о нём всё. Не знал он только одного: откуда в их семье взялось столько денег. Игнат был ошарашен, но ничуть не испугался: он не боялся этого дядю. Коротко ответил:
  - Я вам обязательно это объясню, но при условии, что вопрос будет задан мне в официальной форме и не за шахматами в сквере. Вы вообще кто такой?
  Мужчина улыбнулся:
  - Не волнуйся, Игнат, меня зовут Кирилл Борисович, я ра- ботаю в системе государственной безопасности. Мы получили твоё досье из института, где ты учишься: тебя рекомендуют к нам на ра- боту. Дело это нешуточное: к каждому будущему сотруднику нужен особенный подход, да и вообще, скажем так, взгляд со стороны. Вот и решил я с тобой для начала в шахматы сыграть, а потом, если что, перейти к официальному предложению, ведь бывает и так, что этого предложения вообще может и не быть.
  Дальше у них было несколько встреч. И после окончания ин- ститута Игната отправили работать в посольство в одну из азиат- ских стран. Должность была незначительная. Через год на одном официальном мероприятии организовали небольшой фуршет. Тут- то и произошло одно из знаковых событий в его жизни.
  Здание, где проходило мероприятие, было с большим залом в центре с выходами на несколько балконов. Игнат вышел подышать воздухом и столкнулся лоб в лоб с человеком, игравшим не послед- нюю роль в государстве, в котором они находились. Так вышло, что они разговорились, после чего собеседник Игната предложил встретиться в непринужденной обстановке за чашкой чая. Игнат с
  
  радостью согласился. На английском языке они оба разговаривали превосходно.
  На следующей встрече собеседник Игната уже меньше спра- шивал про российскую глубинку, наоборот, интересовался, как, на взгляд Игната, живёт его страна и чего в ней не хватает. Ответ был, как и вопрос, искренний и прямой: Игнат как истинный матрос про все беды и невзгоды - прямым текстом. Он успел прекрасно позна- комиться с местными жителями, их нравами, несчастьями и пробле- мами. Политик очень живо слушал его и не перебивал, наоборот, искренне вникал в подробности, высказанные Игнатом. Они встре- чались ещё раз.
  Потом произошло именно то, чего и ожидали в стране, - ре- волюция! И у руля как раз оказался тот самый политик - собесед- ник Игната. Обстановка была критической. Игната первым рейсом отправили в Москву. Там-то и выяснилось, что шпионили за ним по полной, и вопросов к нему возникло намного больше, чем на- ходилось ответов у Игната. Все были убеждены в том, что, по сути, каким-то неведомым образом он стал самым настоящим подстрека- телем этого бунта. Ну если не подстрекателем, то той каплей в море, подвигнувшей встать у руля именно того самого политика. Как ни объяснял, причём по-честному, ничего не скрывая от Кирилла Бори- совича, всю суть бесед своих с этим человеком, всё равно до конца никто Игнату не верил. Результат не заставил себя долго ждать: его отстранили от работы, но не уволили. Посадили на глубоко бумаж- ную деятельность в министерстве и взяли массу расписок о нераз- глашении.
  Жизнь Игната пошла в стабильном русле: он понимал, что за ним внимательно присматривают. Потекли деньки: он много бывал дома, ходил на работу, которая, конечно, была скучная и нудная, но
  
  она была. Его больше никто не дёргал. Сильно в политику не вни- кал, был вроде как при делах, но на скамейке запасных. Встречался он с девушкой, но встречи, по его настроению, были лишь встреча- ми ради совместных утех. Сердце подсказывало ему, что не время ещё обзаводиться семьёй. Он словно чувствовал, что буря где-то ря- дом с его кораблем. Собственно, так и вышло.
  Кирилл Борисович обрушился как снег на голову. Задание было сложное. Авантюра, которую закрутило государство, не остав- ляло шансов. Игнат получил новое назначение - снова в страну, где мир был очень шатким. И само по себе задание оказалось адресным: втереться в доверие к оппозиционно настроенному блоку и подвиг- нуть его на переворот и революцию. Его наделили полномочиями распоряжаться при необходимости деньгами, но в условиях стро- жайшей секретности, крайне аккуратно и осторожно.
  Спустя год в стране, куда его направили, началась граждан- ская война. Задание было выполнено, причём так блестяще, что о его связях с оппозицией не пронюхал никто. Во всяком случае Игна- та не показали в новостях и ни в одной из сводок не промелькнуло ни одного упоминания о нём.
  Когда он приехал домой, то собрал всю семью и сообщил, что по заданию родины вынужден покинуть страну на неопределён- ный срок и когда они вот так все вместе увидятся, неизвестно. Они поужинали. Почти всю ночь Игнат просидел с отцом в мастерской. Рано утром он всех обнял крепко и уехал. Забрал он с собой всего одну вещицу. Отец отдал ему бриллиант, он был в кожаном мешочке на крепкой верёвочке. Игнат повесил его себе на шею. Это была по- истине не просто очень ценная вещь - в ней таилась загадка загадок. По монетам, камням и всему найденному в штурвале можно было сказать, что всё содержимое походило на чистой воды пиратское
  
  сокровище. Монеты с разных материков, крохотные вещицы с кам- нями из разных стран. Плюс ко всему сам по себе чёрный неогранён- ный алмаз. Мама не сдержала слёз, когда Игнат покидал дом, да и у него сердце некаменное: момент таких расставаний в любом вариа- нте непрост для родных и близких друг другу людей.
  
  
  
  
  Глава четвёртая. Анчутка (Чуткий)
  
  
  
  Анчутка родился в цыганском таборе, осевшем в одном боль- шом посёлке на окраине Курска. Табор очень давно обосновался в этом месте, и ему принадлежала немаленькая окраина поселения, а точней это было четыре улицы с большими частными одноэтаж- ными домами и лачугами, которые вырастали, как грибы, по краю посёлка. Анчутка был девятый ребёнок в семье. Всё своё детство он, обычный цыганёнок, бегал почти всегда босиком в кое-каких обно- сках, оставшихся от братьев и сестёр, вечно чумазый от пылюки и грязюки, которой на улице было всегда предостаточно. Он рос среди повозок и лошадей, цыганских песен и буден жизни в многодетной семье.
  С малых лет он обнаружил в себе талант: он с лёгкостью мог передразнивать любую птицу или домашнее животное в точности до самой тонкой интонации, копируя все звуки, которые они издава- ли. Он ещё толком не мог говорить, а мяукал точь-в-точь, как кош- ка, скулил, как собака, крякал, как утка, и кукарекал, как петух, чем сильно поражал не только детишек, но и взрослых. Был случай, он утащил платьице своей сестры, и так как они были похожи, надев его, стал мало чем отличаться от девочки. На тот момент он уже хорошо говорил и копировал голоса людей. Подошёл в этом наряде к папе, попросил его конфетку голосом сестры. Отец ей никогда не отказывал и, не узнав Анчутку, дал ему сладость. Шалун проделывал это ещё несколько раз, после чего попался и получил приличную
  
  взбучку - хворостиной куда попало. Просто сестра сообщила о про- паже платья папе и маме, тогда-то они и поняли, что конфеты про- сила вовсе не она.
  Всякий раз своими способностями к подражанию голосов и звуков Анчутка поражал окружающих. Родители стали ценить его дар, и более того - поощрять. Причём он уже в школе проявил склонность к фокусам и перевоплощению.
  В один прекрасный день, когда он возвращался из школы, рядом с ним остановилась дорогая машина. Оттуда вышли два че- ловека и подозвали Анчутку к себе. Тот без малейшего страха и опа- сения весело подбежал к ним. Его подхватили, как игрушку, надели на голову мешок и усадили в машину. Больше он ничего не помнил.
  Он очнулся от сильного света и давления на уши. Мешок был по-прежнему у него на голове, а руки связаны. Хотелось сильно пить и в туалет. Он был очень напуган и от безысходности запла- кал. Это воспоминание было похоже на вспышку, потом он снова ничего не помнил. Очнулся он в кровати в совершенно не знакомой комнате, очень чистой и белой, с несколькими дверьми, одна из них была открыта - там был туалет. На столе стояли графин с водой и рядом тарелка с яблоками и грушами. Не думая ни о чём, он сходил в туалет и вдоволь напился воды, взял яблоко и отодвинул штору. За окном был сказочный мир. Аккуратно подстриженная лужайка пе- реходила в шарообразные кусты, между которыми были выложены белой плиткой прогулочные дорожки. Где-то посередине виднелся фонтан, крыши каких-то зданий терялись в садовых деревьях. Окно было заперто. Походив туда-сюда, съев ещё несколько яблок и по- дергав вторично двери, Анчутка изучил всю комнату. Постучал по дверям, но ответа не было, и за ними ничего не было слышно. Он почувствовал себя в плену.
  
  Осмотрел ещё раз окно и обнаружил, что форточка не запер- та. Передвинул стол, сверху поставил стул, посмотрел через фор- точку вниз. Было достаточно высоко, но под окном росло дерево. Вылезти в форточку он мог без особых усилий, но свалиться непо- нятно куда ему не хотелось. Спустившись обратно на пол, он снова обошёл всю комнату и передёргал изо всех сил все двери, но они были по-прежнему заперты. Снова побарабанив по дверям, он за- шёл в туалет, где кроме полотенца и туалетной бумаги, ничего не было. Он снова забрался на стул и посмотрел вниз, да так перегнул- ся, что повис в форточке, но сумел вернуться в исходное положение на свою конструкцию. После чего он осмелел: снял две шторы и связал их вместе, крепко-накрепко привязал один конец к столу, а другой высунул в форточку и на свой страх и риск вылез наружу. Повис на шторах и, съехав вниз и разбив окно поднявшимся под его весом столом, он оказался в двух метрах от земли. Спрыгнул. И сра- зу на всякий случай инстинктивно побежал со всех ног по лужайке к кустам. Затаился, но, кроме шума фонтана, посторонних звуков не было.
  Ничего не понимая, что с ним и где он, посидев немного, Ан- чутка встал и пошёл на шум фонтана. Ему было очень интересно по- смотреть на подлетавшую вверх воду. Он шёл по дорожке - и вдруг на встречу ему вышли двое. Мартышка, одетая в штаны и тельняш- ку, в кепке и с сигаретой, вела на поводке огромного белого пуделя. Увидев Анчутку, они остановились. Пудель тявкнул, развернулся и побежал в обратную сторону, увлекая за собой обезьяну. Анчутка
  - за ними, вышел к фонтану, где стояли стол и несколько плетёных кресел, в одном из которых сидел мужчина с кружкой в руках.
  - Здравствуй, Алмаз!
  Так на самом деле звали Анчутку. Тот робко ответил:
  
  - Здравствуйте.
  На тот момент Анчутке было десять лет, он заканчивал тре- тий класс. Он одинаково разговаривал на русском и цыганском язы- ках. Родители дали ему имя Алмаз, но с самого детства все и всю- ду называли его почему-то Анчутка. Только в школе учителя стали называть его по имени, вызывая к доске или обращаясь к нему во время урока.
  - Меня зовут Фокс Фильдер, ты можешь называть меня про- сто мистер Фокс.
  Анчутка смутился и спросил, где его родители, сказал, что хочет домой. Он был растерян и сильно напуган.
  - Будешь чай? - спросил мистер Фокс. - Присаживайся, я тебе всё по порядку расскажу, и ты, мой мальчик, всё поймешь.
  Он предложил ему покушать. А Анчутка уже давно поедал мысленно пирожные, стоявшие на столе.
  - Алмаз, я тебя украл. Я знаю о твоём крайне редком даре и уже год наблюдаю за тобой. Ты очень, очень далеко от дома, и тебя ждёт совершенно новая и интересная жизнь. Учиться и жить ты будешь здесь. Ты будешь хорошо одеваться и хорошо кушать. Научишься очень многим интересным и редким наукам. Когда ты получишь образование, только тогда ты будешь волен действовать самостоятельно и сам решишь, возвращаться тебе домой или нет. Можешь считать, что ты тут на обязательном и редком обучении. Кстати, в том, что ты вылезешь в форточку, я ни капельки не сомне- вался и также не сомневаюсь, что ты попробуешь удрать отсюда при первой же возможности. Но ты можешь поверить мне, мальчик мой, это бесполезно: мы на острове, и вокруг нас Индийский океан. Твоя деревня на другом краю земного шара. А сейчас ты покушаешь, и я познакомлю тебя со всеми, кто живёт в моём доме.
  
  Анчутка внимательно слушал, уплетая пирожные. Рядом крутились обезьяна и пудель и заигрывали с ним. Обезьян живых раньше он никогда не видел. Дал ей кусочек пирожного - она схва- тила и радостно запрыгала.
  - Я смотрю: ты понравился мистеру Фиксу, - сказал мистер Фокс. Мистер Фикс - так звали обезьяну. Пуделя звали мистер Фукс. Так и началась новая жизнь Анчутки. Он и вправду пытал-
  ся убежать, но это действительно оказалось без толку. Огромный дом, единственный на острове, в заборах не нуждался. В бухте был причал, возле которого стояла большая яхта, там жили несколько матросов. Мистер Фокс был фокусник, но совсем не простой: его появления в мире и те фокусы, которые он показывал людям, про- изводили настоящий фурор и собирали тысячи людей. Многие его считали магом и колдуном, поскольку то, что он делал, не поддава- лось объяснению. Любой фокус или трюк нельзя было объяснить: их секреты не могли разгадать даже учёные. Поэтому каждое его появление на публике становилось настоящим событием.
  Были фокусы, над которыми он работал годами и тратил на них очень не маленькие средства. Случалось, что он по несколько дней не выходил из своей мастерской, о которой нужно написать от- дельно. Она была сама по себе раза в три больше, чем дом, где они жили. Туда входили только редкие люди - его ассистенты, те, кто находился за кулисами.
  Внутри мастерской было выстроено сооружение, напоми- навшее арену цирка, со зрительным залом вокруг. Сама арена могла трансформироваться в бассейн, наполняться песком и превращаться в каток. Там было много фото- и видеоаппаратуры, расположенной по кругу, которая во время репетиций фиксировала всё происходив- шее со всех сторон.
  
  Помимо сцены, в мастерской находились химическая лабо- ратория, мастерские по дереву и железу для изготовления конструк- ций, небольшой зоопарк, в котором жили куры, гуси, кролики, мор- ские свинки, несколько видов рептилий, включая большого белого удава Джона, мыши и много видов насекомых. Имелись также боль- шая голубятня, конюшня и склад с самыми невероятными вещами и предметами и реквизитом для фокусов. У мистера Фокса ещё жила девочка чуть старше Анчутки, звали её Ирма. Она уже помогала вовсю фокуснику.
  Анчутку поселили не в ту комнату, где он очутился в первый раз. Новая казалась намного уютней и просторней. Учил его гра- моте и наукам пожилой учитель мистер Шульц, немец. На остров приезжали и другие преподаватели - они учили Анчутку этикету, нескольким иностранным языкам, к которым у Анчутки был насто- ящий дар.
  Мистер Фокс просил его не показывать учителям полностью свой талант, объясняя:
  - Алмазик, пусть это будет наш с тобой маленький секрет.
  Анчутке нравилась секретность. С ним много занимался и сам мистер Фокс. Он показывал ему массу любопытных вещей, учил фокусам, много рассказывал о людях и их скрытых желаниях. Они вместе химичили, проводя невероятные эксперименты. Масте- рили фейерверки. С помощью газов делали из мухи слона. Десять лет пролетели для цыганского мальчика Анчутки как один большой день, в следующую часть жизни вела длинная и прямая дорога.
  Как-то Анчутка подошёл к мистеру Фоксу и сообщил, что хочет повидать свою семью. На что тот ответил:
  - Милый мой мальчик, это давно пора сделать.
  Между ними были отношения как у отца и сына. Да, мистер
  
  Фокс искренне полюбил его - за тёплое сердце, усердие в учёбе, по- кладистый и дружелюбный нрав.
  В родной посёлок Анчутка приехал в скромной одежде с не- большим чемоданчиком в руках. В больнице он зашёл к главному врачу в кабинет, передав тому бумагу. Это была рекомендация из Курска принять его на работу врачом-терапевтом. Специалистов в больнице не хватало - и главный врач очень обрадовался его визиту.
  - Вы нашли, где будете жить?
  - Да, у меня есть где остановиться. Я сразу из автобуса к вам. Анчутка показал ему диплом об окончании мединститута.
  - Ого, вы учились в Ленинграде!
  - Да, - скромно ответил он, - но вот, так вышло, оказался здесь, по семейным обстоятельствам. Есть у меня родня на улице Ленина.
  На самом деле он уже снял полдома у известной ему с малого детства бабушки. Правда, когда он был маленький, в доме том жил и дедушка, который с большим удовольствием угощал его яблоками. Иногда к ним приезжали дети с внуками. Теперь в доме осталась одна только бабушка. У неё он и приютился.
  Дом в плане съёма был очень удобен: два входа - с парадной стороны и сбоку. Анчутке предназначалась однокомнатная квартира с отдельным входом. Главврачу он сказал, что эта его родная бабуш- ка, а он пишет научный труд. Главврач с радостью сообщил, что они берут его на работу терапевтом и к завтрашнему дню подготовят его кабинет.
  Так и стал Анчутка врачом в родном посёлке. Медицину он знал не хуже любого другого врача и поэтому без особого труда при- нялся за работу. Естественно, пошёл слух о новом докторе, а вслед за ним, через пару месяцев - о том, что он и вправду очень хороший
  
  специалист. И таким образом он стал своим. Он прекрасно понимал, что, заявись он нежданно-негаданно в цыганский район, он может создать переполох, который мог бы привести к необратимым по- следствиям.
  И вот в один из дней к нему на приём пришёл его средний брат. Конечно, он Анчутку не узнал, да и сам Анчутка не сразу при- знал брата. В расспросах узнал у него о родителях. Тот сказал, что мать сильно болеет, но категорически отказывается идти к врачам. Анчутка предложил посмотреть её на дому. Спросил, где они живут, сказал, где сам поселился, добавив, что, если она будет не против, он сможет прийти в любое время.
  Этим же вечером Анчутка, трепеща всем сердцем, тем не ме- нее не проявляя волнения, отправился в дом, где он родился и рос, к своей маме, но уже в качестве врача. Его встретил сильно постарев- ший отец. В комнате на кровати лежала мама. Анчутке безумно хо- телось броситься к ним в объятья и заплакать: глаза были на мокром месте. Но он сдержал свои эмоции.
  Осмотрел, как положено, маму и выслушал, что, где и как болит, задал несколько вопросов, померил давление и пульс, послу- шал сердце. После Анчутки она детей больше не рожала. Но девять детей - это девять жизней, которые она подарила миру, и каждый раз она отдавала частичку себя и своего здоровья. На саму себя его осталось не так уж много, плюс возраст.
  Он сказал, что назначит лечение, но по-хорошему ей надо обязательно ложиться в больницу. Она наотрез отказалась куда-либо ехать из дому. Вдруг она попросила отца и брата оставить её один на один с врачом. Те вышли. Она внимательно посмотрела на Анчутку и сказала:
  - Алмазик мой, я чувствовала, что ты жив, и я прекрасно
  
  знаю, что мне осталось жить считанные дни, но я всё-таки тебя до- ждалась.
  Они заплакали вместе. Мама коротко его спросила:
  - Сынок, у тебя всё хорошо ?
  Он ответил, что его ждёт большая жизнь. Ему так хотелось всё-всё ей рассказать, но она остановила его:
  - Не надо. Уезжай отсюда и живи, как положено цыганской душе. Позови отца.
  Он позвал.
  - Скажи ему, доктор, о моей болезни, - она потянулась к нему и поцеловала. - Ступай.
  Анчутка с отцом вышли во двор. Он понял, что отец его так и не узнал. Стал говорить с ним как врач про здоровье мамы и про её неутешительный прогноз, разговаривал с ним холодно, по- медицински. Он просто констатировал факт самой болезни, сказал, что утром зайдёт и принесёт необходимые лекарства, которые об- легчат страдания.
  Рано утром он постучался в дом, позвал на улицу отца, пере- дал ему большой свёрток, сказал, что там всё подробно написано. Неожиданно крепко обнял его и сказал:
  - Держитесь, папа...
  И по-мальчишески побежал, не оборачиваясь, до самого края посёлка, перебежал через реку по мосту, дальше через поле. Добе- жав его до середины, упал в траву и зарыдал.
  С того дня никто и никогда в этом посёлке Анчутку не видел: молодой терапевт как сквозь землю провалился. Он просто исчез раз и навсегда. Он не видел, конечно, как губы отца прошептали ему вслед: "Алмаз". Не видел скупую слезу у отца, старого цыгана. В свёртке, который он передал, помимо лекарств, находились
  
  письмо всей семье и очень внушительная сумма денег, которой хва- тило бы даже на постройку дома.
  
  
  
  
  
  Глава пятая
  
  
  Анчутка вернулся на остров и рассказал мистеру Фоксу о том, как съездил к своей семье. Тот искренне посочувствовал ему, хотя сам мистер Фокс был с ним там и только за месяц до встречи с семьёй уехал. Сделать Анчутку врачом была его идея: таким обра- зом, не наводя переполох своим возвращением, он аккуратно попал в отчий дом. Они подделали документы и придумали для Анчутки безупречный образ доктора.
  Немного оклемавшись от последних событий, Анчутка сидел на берегу и смотрел на океан. К нему подошёл мистер Фокс и позвал на причал. Яхта была готова к отплытию, на ней рядом с капитаном стояли уже совсем старенькие мистер Фикс и мистер Фукс. Мистер Фокс подошёл к собравшимся на причале, это были самые близкие ему люди. Ирму он обнял за плечи. Она души не чаяла в этой слад- кой парочке - дружных пуделе и обезьяне, добрых Фуксе и Фиксе.
  - Дорогие мои друзья ! Я изобрёл чудодейственное средство. Знаю, что вы цените мой талант фокусника, но я ещё и химик, я совершенно случайно изобрёл эликсир молодости. Мы провели экс- перимент и выяснили, что он действует. Ничего не поделаешь, но наши коллеги мистер Фукс и мистер Фикс первыми решили попро- бовать это уникальное средство. Для вас не секрет, что они очень любят нашего капитана, - и вот результат.
  Тут все дружно обратили внимание на то, что происходило за спиной у мистера Фокса. Там по зелёной лужайке шёл капитан,
  
  у него на руках сидел совсем крошечный мистер Фукс, а на пле- че, вцепившись в шевелюру кэпа, сидел мистер Фикс. Мистер Фокс сказал, что этот эликсир сделал их совсем маленькими, и их теперь надо всему заново учить.
  Это был забавнейший малыш обезьяны и щенок пуделя. Оде- ты и подстрижены они были точь-в-точь как те, кого провожали на яхте. Все стушевались и устремили свои взгляды на яхту, но там не было даже матросов: они были со всеми вместе тут. В общем настоящее чудо! Мистер Фокс убеждал, что маленькая обезьяна и щенок - это именно и есть те, с яхты, а он чудом превратил их в детей. Он так и не сознался никому, как он всё это провернул. Но за игрой с малышами все вскоре позабыли про этот фокус. А новые мистер Фикс и мистер Фукс к всеобщему удивлению стали дружить как раньше, только мистер Фокс строго-настрого запретил капитану учить мистера Фикса курению табака, сказав, чтобы в присутствии мартышки тот вовсе не курил.
  Перед следующим этапом жизни Анчутки состоялся очень долгий разговор с мистером Фоксом. Тот по-отечески, в лоб, объя- снил его задачу и вообще смысл похищения Анчутки в раннем дет- стве из той его жизни. Он объяснил, что ему кто-то рассказал про маленького цыганёнка, который в точности повторял любой звук и имел склонности к артистизму и переодеваниям. Год он и его люди следили за ним, а потом, убедившись в уникальном даре мальчика, приняли решение похитить его, чтобы дать ему совершенно другую жизнь.
  - Если сможешь, прости, если нет, поступай как хочешь. Я полюбил тебя, как собственного сына, и не оставлю в беде. Помогу в любом твоём начинании, никогда не упрекну, так как по законам совести я виноват перед тобой. Но прежде, позволь, я открою тебе
  
  одну тайну. Чтобы придумывать уникальные фокусы, нужны не менее уникальные помощники. У меня есть Ирма, есть ещё люди, верные люди, но бывают и такие моменты, что и их надо иной раз сразить с ног фокусом. Ты мне ближе всех на свете стал, и в тебе я вижу самого близкого помощника. Ты талантлив душой. Можем пойти одним путём.
  Анчутка помолчал и сказал, что ни о чём не жалеет и будет во всем верным и преданным.
  - Ну и замечательно, - сказал мистер Фокс, поглаживая ми- стера Фукса, а мистер Фикс лопал банан и внимательно теребил кор- ку, видя, что забавляет своим занятием пуделя.
  Вот с этого дня и начался фокус-покус в Анчуткиной жизни. Он, бывало, за год до проведения фокуса приезжал на место и устраи- вался на нужную должность или работу туда, где показывали потом сам фокус мистера Фокса. Готовили не только декорации, зритель- ный зал, случалось, и самих зрителей. Физика, химия, фантазия - и безупречный волшебник и маг мистер Фокс одним движением па- лочки творил настоящие чудеса.
  В ход шло всё. Бывало, что задолго до выступления занавес вместо обычной влажной обработки получал редкую химическую. Рабочие об этом не знали: всё подмешивали без их ведома. И каков был шок, когда мистер Фокс подносил, как бы случайно для про- стого примера своего волшебства, к занавесу волшебную палочку, при этом произнося заклинания, - и в тот же момент занавес вспы- хивал живым пламенем и сразу затухал, причём полностью поменяв свой цвет. А потом фокусник подносил волшебную палочку ещё раз, только уже к чану с водой - и оттуда начинали вылетать огромные мыльные пузыри, и их, как магнитом, притягивал к себе занавес. Они прилипали к нему и через короткое время лопались, после чего
  
  занавес приобретал свой изначальный цвет. Ни один сотрудник, ра- ботавший на этом объекте, не мог понять, как он это делал.
  Но это были фокусы для детворы. Мистер Фокс работал не только в залах и на аренах - самые серьёзные фокусы он показы- вал на открытых площадках, и намного масштабней. Подготовкой всех шоу занимался Анчутка и его помощники с острова. Ему край- не здорово удавалось переодеваться в женщин: он копировал их так умело, что, когда входил в образ, распознать в нём мужчину было просто невозможно, это мог сделать только мистер Фокс. Ему уда- валось обманывать даже Ирму.
  Как-то Анчутка подшутил над Ирмой. Она любила всякие блестяшки и монетки. Анчутка ей на завтраке подарил монетку, когда они все вместе были на гастролях. Монетка яркая, из серебра - Ирма с удовольствием приняла подарок. Она иногда ходила в церковь и не скупилась на милостыню. Анчутка переоделся жалобной бабулькой и очень слёзно, когда Ирма вышла из церкви, стал выклянчивать ми- лостыню. Она поколебалась и явно с неохотой подала ему ту самую монетку. В этот же день на ужине Анчутка, когда Ирма отвлеклась в ресторане на музыкантов, засунул в одну из устриц, которых ела Ирма, ту самую монетку. Какого же было её удивление, когда она её обнаружила! Анчутка пытался подшутить над ней, что вот, мол, откуда в твоей устрице монета с другого континента, причём такая же, как та, которую он подарил ей на завтраке. Ирма с подозрением посмотрела на мистера Фокса - тот явно удивлённый, но с улыбкой, нутром чувствуя, что он что-то упустил, поклялся, что это не его рук дело. После чего их общий взгляд устремился на Анчутку. Но тот, не зная, что сказать, посмотрел на мистера Фокса и голосом той самой бабки стал клянчить у него какую-то мелочь, после вскочил и пустился наутёк, потому что Ирма уже успела схватить какой-то
  
  предмет со стола, чтобы проучить проказника.
  Она рассказала про бабку ничего не понимавшему мистеру Фоксу - тот искренне смеялся над выходкой Анчутки. Но по досто- инству оценил шутку. Ведь, говорит, не поленился. Потом Анчутка сознался, что смысла в это перемещение монеты он не вкладывал, а цель была в другом - понять, безупречен ли образ старухи, Ирма вы- ступила индикатором. Устрица - идея случайная, цель была вернуть Ирме подарок и убедиться, что она его не распознает.
  Ирма не держала на него зла, а мистер Фокс очень оценил подход к делу и всю серьёзность своего помощника при создании необходимых для их целей образов, т.к. бабка должна была в скором будущем продавать билеты на незначительное представление. Это надо было для фокуса. Обработанные специальным составом биле- ты на короткое мгновение, когда включали ультрафиолетовый свет, определяли испачканных. Таким образом после нескольких вклю- чений ассистенты по радио в спрятанный передатчик мистера Фок- са продиктовали места, где находились безбилетники. После чего мистер Фокс совершил телепатическое угадывание и заставил всех безбилетников надувать воздушные шарики и раздавать детворе в зале, чем всех удивил и растрогал "наказанием", а больше всех это, конечно, понравилось детворе, а кое-кому послужило и уроком.
  Бурные, по сути, чисто мошеннические ходы, связанные с фокусами, увлекали всю компанию в азарт, игру на грани риска. Жизнь всех в этой дружной команде была наполнена самыми насто- ящими приключениями.
  После очередного шоу в Европе они дружно заработали ко- лоссальную сумму денег с кассовых сборов. Мистер Фокс собрал всех участвовавших и распределил доход, не обидев никого, сообщив при этом, что три месяца он будет готовить обновленную программу
  
  и каждый волен делать что хочет, но если ему кто-то из них понадо- бится, он его вызовет.
  Анчутка, Ирма, мистер Фокс в компании капитана яхты и матросов, неизменных мистеров Фикса и Фукса отплыли к себе на остров. По сути, он им всем стал домом. По дороге, после разговора с капитаном, мистер Фокс сообщил, что яхта уйдёт через три дня пребывания на острове и вернётся нескоро. Кэп давно намекал, что судно надо тщательно проверить и подлатать. Но мистер Фокс ре- шил вопрос иначе.
  Яхта ушла с острова с командой через три условленных дня. И так как она была основным звеном, связовавшим остров с матери- ком, то они остались одни. Помимо основных действующих лиц, на острове жила прислуга, часть которой с яхтой уплыли на большую землю. Осталась охрана из шести негров, повар, садовник, механик
  - тот жил на острове с семьей, очень интеллигентный, высокообра- зованный человек, сильно верующий, как и вся его семья, - жена и две дочери. Когда- то давно он плюнул на весь мир - и мистер Фокс позвал его на остров своим помощником. Тот сам выстроил себе дом и жил работой, земледелием и верой. Он категорически отказался когда-либо возвращаться к людям, и семья его в этом поддерживала полностью.
  Он с большим увлечением отдавался работе, многое подска- зывая мистеру Фоксу в его изобретениях, а некоторые из фокусов вообще придумал сам. Мир, в котором он жил до знакомства с ми- стером Фоксом, оставил его в дураках, хотя механик считал иначе: в дураках остался сам мир. Причём он не считал себя умнее всех: ему просто надоели люди. Его супруга-преподаватель здорово помогала в обучении и Анчутки, и Ирмы.
  Анчутка засел за чтение и много ходил-бродил по острову,
  
  помогал мистеру Фоксу в его мастерской чудес и без устали про- должал учиться.
  Рано утром, спустя две недели, в бухту зашла красивая белая яхта, это был самый настоящий корабль, почти вдвое больше того, на котором они ходили на большую землю. До чего было изумление Ирмы и Анчутки, когда они узнали, что это роскошное судно теперь их новый корабль, об этом с радостью сообщил мистер Фокс.
  Дальше события развивались, словно в приключенческом романе. Капитан рассказал, что при покупке яхты встретил очень старого моряка, которого не видел много лет. Тот был плох, мож- но сказать, при смерти. Старый моряк поведал, что видел давно не так далеко от острова Серф останки разбитой шхуны и по старым записям одного английского капитана определил, что этот корабль
  - затерянный пиратский фрегат, на котором разбойничали захватив- шие корабль африканские рабы. Эта команда из чернокожих пира- тов отличалась неслыханной жестокостью и наводила ужас на всех. Отличительной чертой судна были мачты и борта корабля: мачты были обиты и опутаны кандалами рабов, борта и многие другие де- тали судна тоже в цепях и кандалах, словно сам корабль состоял из сбившихся в кучу в форме судна узников - их рук и тел, опу- танных кандалами и цепями. Говорили, что эти трофеи с кораблей работорговцев и что из лобных долей черепов самих работорговцев пираты сделали весь интерьер корабля, заделывали ими пробоины и использовали как расходный материал.
  Корабль, словно ракушками, был облеплен по бортам начи- щенными до блеска костями. Старый моряк видел неподалеку от острова Серф, на рифе, непонятную картину: риф облепили непо- нятные раковины, они словно свисали с камней. Спустя много лет, размышляя о прошлых походах, он вспомнил это и понял, что то
  
  были остатки того самого пиратского корабля, о котором фактиче- ски все уже забыли.
  Его навёл на это воспоминание ужасный случай. Однажды в порту Танга в Танзании он стал очевидцем страшной аварии, где по- гибли люди. Он увидел оголённый человеческий череп, и он ему на- помнил что-то знакомое. Вечером он и пришёл к выводу о том, что рядом с Серфом были не ракушки на рифе, а именно части черепов. Сам моряк был безнадёжным забулдыгой, и кэп не поверил ему, тем более что они и так еле-еле друг друга знали. Будучи при смерти, старый моряк умолял его об одном - дать денег на выпивку, и этот рассказ, возможно, был сочинён просто ради того, чтобы разболтать капитана и выклянчить денег на заветную бутылку. Кэп историю эту выслушал и денег бедолаге дал.
  Их остров находится среди Сейшельских островов, и до Сер- фа, ради того чтобы опробовать новое судно, можно было отпра- виться как в увлекательное приключение, на недельку, не больше. Поэтому он и рассказал мистеру Фоксу о старом моряке: и цель вро- де есть, и яхту проверим, и вроде как увлекательное путешествие для молодёжи устроим. Мистер Фокс посмотрел на своих друзей и по их лицам понял, что отказа быть не может. Они уже были готовы бежать и собирать свои вещи. Решение принято - и уже через три часа яхта под названием "Звезда" взяла курс на остров Серф.
  Капитан объяснил, что в архипелаге Сейшельских островов и в Индийском океане большинство островов изучены, но, как ни исследуй, океан был и всегда будет полон загадок. Старый моряк сказал ему, что те рифы не совсем вблизи самого острова, и кар- тинку ту он видел рано утром в хорошую погоду. Он видел плохо просматриваемый, но узнаваемый остаток мачты корабля. На тот момент кэп сказал моряку, что это алкогольный бред, и всерьёз
  
  рассказ моряка не воспринял. Но тот достаточно чётко напоследок дал координаты того места, что и повергло кэпа в сомнения, зародив некоторое любопытство.
  Спустя три дня, отдыхая на новом судне и наслаждаясь ви- дами океана, они прибыли к побережью острова Серф и встали на якорь в порту, чтобы пополнить запасы воды и провизии. Простояли ночь в порту и утром направились по заданным моряком координа- там огибать остров. Спустя несколько часов капитан сказал, что ме- сто, которое описывал моряк, где-то рядом. Все кинулись смотреть во все глаза, но, кроме горизонта и очертаний самого острова, ниче- го не было видно. Дело уже было к вечеру, и они решили подойти ближе к острову и встать на ночёвку, а утром принять решение, идти дальше или развернуться обратно в сторону Сейшел на свой остров. Ирма разбудила Анчутку ни свет ни заря. Они не были пер-
  выми: бодрствовали капитан с двумя матросами и мистер Фокс. Один из них утверждал, что с первыми лучами солнца видел по на- правлению от острова и их корабля какой-то непонятный отблеск, и это повторилось несколько раз. Ничего больше в той стороне не было видно. В трубу и бинокль все видели одно и то же: чистый и спокойный океан. Мистер Фокс принял решение:
  - Давайте позавтракаем, сходим в том направлении и, если ничего не найдём, встанем на курс к дому.
  Все поддержали его решение. Не успев до конца отдать пору- чения, кэп услышал крики и попросил сбавить ход. И действительно по левому борту в бинокль он увидел вполне опасный и еле замет- ный силуэт рифа. В этот момент капитан подумал, что даже быва- лый моряк в этих местах в непогоду может попасть действительно в очень серьёзную беду, наколовшись на остро торчавший камень из воды, а может, и скалу. Они подошли чуть ближе, и когда силуэты
  
  самого рифа стали чётко видны невооружённым глазом, "Звезда" бросила якорь.
  Снарядили шлюпку и, вооружившись аквалангами, направи- лись к рифу. Это была, по сути, одна подводная скала с нескольки- ми вершинами, выпрыгивавшими из воды. Видимо, много лет назад она была значительно выше и представляла собой единое целое, но океан сделал своё дело, разбив и подточив её со всех сторон. Ниче- го подозрительного, кроме обросшего морскими организмами рифа, они не видели. Решили погрузиться и посмотреть риф под водой. Аквалангов было три. Ирма осталась в шлюпке, а Анчутка, капитан и ещё один матрос погрузились в воду. Какого же было их удивле- ние, когда спустя полчаса они обнаружили останки затонувшего ко- рабля. Да ещё по всем признакам это было именно то судно, про ко- торое им говорили. Корабль был разломан на две половины и лежал на большой глубине. Он действительно был ужасен: несмотря на всё своё усердие уничтожить его, океан до конца этого так и не смог сделать. Страшные останки мачт, покрытые цепями и водорослями, были хорошо различимы. Но чтобы добраться до самого корабля, необходимо было более серьёзное глубоководное оборудование.
  Решение было принято - вернуться в порт и раздобыть там всё необходимое для детального осмотра затонувшей находки. В порту сказали, что всего у одного человека есть оборудование для глубоководных погружений. Анчутка с Ирмой без труда отыскали седого человека, у которого, по их информации, было то, что им не- обходимо.
  Старик ковырялся в сети, распутывая её. Когда они обрати- лись к нему со своей просьбой, он повёл себя крайне неадекват- но - стал смеяться. После он, правда, обосновал своё поведение. И вот что он рассказал:
  
  - Вы не первые люди, которые обнаружили этот корабль, хотя на острове мало кто из местных любит эту тему. Просто-на- просто само это судно до сих пор нагоняет леденящий страх. И вот несколько лет назад в эти места зашла огромная шхуна, побольше вашей. Человек с того судна случайно прознал от одного из наших островитян про существование того рифа и разбитого, словно его сам Господь Бог наказал, корабля: будто Он поднял его над морем и бросил об камень, расколов пополам. Тот человек загорелся иссле- довать это судно в надежде, как и вы, найти там сокровища. Приоб- рёл дорогостоящее оборудование для глубоководных погружений. Корабль лежит глубоко, и вы, судя по всему, в этом убедились. Про- сто так туда не попасть. Он купил оборудование, но, так толком и не добравшись до самого корабля после первых погружений, покинул остров.
  Спустя несколько месяцев он вернулся. В очередную экспе- дицию он позвал меня как проводника: я неплохой ныряльщик. Надо отдать должное: человек этот очень богатый, сразу было видно, не американец. Оказалось, он из России, из какой-то Чечни. Чеченец
  - так себя называл иногда. В общем он меня уговорил - и мы по- грузились к тому судну. Там очень страшно: недаром рассказывали про этот корабль ужасные истории. Корабль, поверьте мне, страш- ней всех историй, которые только мог себе вообразить человек! Та- кое впечатление, что он сделан из человеческих костей, черепов и кандалов, - всюду цепи. Я вообще удивляюсь, как этот корабль хо- дил по морю. Мы целую неделю погружались и погружались, чтобы рассмотреть его. А будет верней: всю эту неделю мы поднимали со- кровища, которые там были, - золото, камни, украшения. Чеченец меня хорошо отблагодарил. Я попросил оставить в качестве оплаты оборудование, но он был щедрее - и теперь у меня и оборудование
  
  есть, и небольшой, но надёжный денежный запас на долгую ста- рость.
  Анчутка переспросил его:
  - А что же искал тот богатый человек? Ты обмолвился, что он искал что-то другое.
  - Да-да, другое. Он искал камень, бриллиант. Откуда он про- знал про него, непонятно.
  Ирма спросила:
  - А он нашёл его?
  - Не знаю. Я его не видел, и сам, когда выгреб трюм, не на- шёл. Но подозрительно было, что он очень быстро собрался и ушёл на своём судне с острова.
  Они спросили, как давно это было. Ныряльщик ответил, что с тех пор прошло не менее пяти лет. И больше, насколько он знает, никто не приезжал и не проявлял интереса к затонувшей посудине. Ещё он добавил, что он не единственный островитянин, знающий эту историю. Есть ещё человек, осведомлённый про корабль, но они не очень хорошо ладят. Но тот человек знает историю пиратского судна лучше, и они могут поговорить с ним.
  Он назвал его адрес, а Анчутка с Ирмой договорились с ним об аренде оборудования для глубоководных погружений и также о его сопровождении и инструктаже. Тот согласился, но при одном ус- ловии, что погружаться он с ними вместе не будет. Говорил: "То, что вы увидите на дне, взорвёт ваш мозг, как взорвалась слеза дьявола. Кошмары будут мучить вас всю оставшуюся жизнь".
  Анчутка с Ирмой для себя решили, что он просто пугает их с какой-то скрытой целью. Договорились о времени отплытия. Оставили задаток и направились вглубь острова искать Саймона
  - про него и рассказывал им старый ныряльщик. Томми, так звали
  
  старика, довольно неплохо объяснил, где он живёт.
  Они нашли его дом без труда. Его все вокруг знали: оказыва- ется, он был уважаемый человек и жил даже с личной охраной. Во дворе было много детворы, с которой Анчутка сразу нашёл общий язык, пользуясь своим умением копировать всевозможные звуки. Этого было и надо: Саймон, убедившись, что его гости - люди до- брые и с хорошим настроением, с удовольствием пригласил их на чай и, соответственно, разговор.
  Первым начал говорить Анчутка. Он без утайки рассказал об их миссии и дал понять, что они не алчные кладоискатели, а, по сути, увлечённые молодые люди, готовые идти навстречу любым приклю- чениям. Вот и попала к ним информация о затонувшем пиратском судне, и, собственно, без особого остервенения они его нашли. Ан- чутка сообщил и о встрече с пожилым ныряльщиком Томми.
  Саймон засмеялся:
  - Старый болтун. Ладно, друзья, я расскажу вам про это зло- счастное судно. Взамен ничего не прошу: я богат, и у меня есть всё для счастья. А на корабле этом, кроме могилы тысячи несчастных, больше ничего не осталось.
  И, правда, эти пираты нагоняли ужас на всех, были по- настоящему очень жестоки. Их капитан был родом из Сомали, как практически и вся его команда. Золота и драгоценностей, говорили, у них было столько, что они иногда заходили в гавани Сомали и сваливали драгоценности просто на берегу, и их подбирали рыбаки и их семьи. Есть легенда, что однажды, захватив каких-то колони- стов с чёрным грузом - рабами, пираты нашли у капитана того ко- рабля большой камень. Камень этот был чёрного цвета и размером с хорошую раковину, "носившую" жемчуг. Они говорили, что это неогранённый алмаз и камня такого размера в мире больше нет.
  
  Рабов они выпустили, сокровище забрали, а команде, по их обыкновению, жестоко разбили головы, а потом и утопили их ко- рабль вместе с капитаном. Капитан судна пиратов тот камень оста- вил себе, меж собой они его прозвали слезой из преисподней.
  Дальше случилось следующее: они угодили в серьёзный шторм, молния ударила в мачту корабля, обитую кандалами и цепя- ми, и, словно стрелой, прошла по всему кораблю, ударив прямиком в капитанскую рубку. Когда пираты зашли к капитану, он был еле жив. И первое, что он сказал, что сам демон из преисподней влетел к нему в рубку в тот момент, когда он разглядывал тот самый камень, внутри которого он что-то увидел: молния ударила именно в то са- мое место в камне. Вся капитанская рубка изнутри обгорела. Возле капитана лежал тот самый камень, он развалился на три части. Он сказал, что и на многотысячные кусочки, которые ослепительным светом затмили его глаза.
  После этого случая он сошёл на берег Сомали, с ним - не- сколько матросов. Капитан был бесполезен, так как после той ночи он полностью ослеп. Матросы говорили, что он забрал осколки того самого алмаза, но не все: один из них он оставил на корабле.
  В жуткой буре, в которой впоследствии потерпел крушение сам корабль спустя недолгое время, удалось спастись большей части команды пиратов, и они потом, оказавшись на острове Серф, раз- бежались кто куда. Что сталось с тем камнем, остался он у кого или нет, никто больше не говорил.
  Саймон рассмеялся и посмотрел на Анчутку и Ирму:
  - О судьбе этого камня знаю я один. Ха! Ведь мой дед был одним из членов той команды пиратов. Он остался на Серфе в на- дежде на то, что он здесь спокойно поживёт. Так и вышло: дед обрёл покой, он находился тут, он был рядом с сокровищами, и одно из
  
  самых ценных имел при себе, передал по наследству моему отцу, а тот мне. Поверьте, это и был тот самый камень, один из трёх оскол- ков слепого капитана.
  Когда приехал ваш предшественник, он смог поднять с кора- бля много ценностей. Я при встрече рассказал ему эту легенду, но не упомянул про находившийся у меня камень. И он считал, что, иссле- довав корабль, он его разыщет. Я-то тоже нырял тогда с интересом: я знал от своего отца, а тот от деда, что на самом деле ослепший ка- питан, когда сходил на берег, взял с собой не два, а лишь один фраг- мент камня, два оставил на судне. Получается, об этом знал лишь я один. И когда нырял в прошлый раз, я надеялся его найти. Но потом я осознал, что один из осколков капитан всё-таки вручил моему по- койному деду, так как он был его правой рукой, а один он просто оставил в своей капитанской рубке.
  И об этом знала вся команда корабля. Они долго выбирали нового капитана (дед отказался), а спустя несколько недель корабль пиратов попал в бедствие. Какой только мистикой ни обрастала эта история: в то время люди говорили многое, но толком, где затонул сам корабль, так никто и не знал. Вот так и вышло, что первым, кто спустя много лет спустился к нему, был я.
  Мы сделали это вместе с Яхой, так себя называл тот самый человек с гор из России. Но после исследований и подъёма сокро- вищ результат оказался неутешительный: редкий камень мы так и не нашли. И когда я понял, что яхта уходит, прямо перед отплытием я рассказал Яхе про свой камень.
  Вознаграждение за участие было хорошим, но мне хотелось большего. Мы подняли с корабля огромное состояние. Вот я и ре- шил продать ему свой камень или обменять его на большую часть найденных артефактов. Так и вышло: ему нужен был камень. Он и
  
  без того, судя по всему, человек богатый - мы с ним договорились. Теперь, как видите, я богат, и то, что вы видите вокруг, лишь малая часть того, что я на самом деле имею.
  Анчутка спросил:
  - А вы потом искали тот осколок, что, судя по легенде, всё- таки так и остался на корабле?
  - Да, искал. Но, увы, его там нет. Думаю, он просто исчез в момент крушения корабля. Или у этого камня какая-то другая исто- рия, которую мы с вами не знаем. Одно могу вам сказать в завер- шение своей истории, что тот самый Яха отправился в Сомали на поиски, как он думает, тех самых двух камней, которые по первой версии забрал с собой капитан. Я ведь не признался, что надул его, рассказав, что единственный оставшийся камень на корабле попал через моего деда ко мне. Я уверен: третий камень хранит в себе оке- ан.
  Ходит легенда, и откуда она взялась, не знаю, что человек, который сможет собрать все три этих осколка заново в единое целое, увидит то, что недоступно ни одному человеку. И узнает то, что не знает и не знал ни один из всех живущих и живших на Земле людей. Но поверьте старому островитянину, это всего лишь миф.
  Ирма спросила, не хочет ли Саймон вместе с ними спустить- ся к обломкам этого корабля. Он ответил отказом, сказав, что ему они уже давно не интересны. Он добавил:
  - Возможно, вы и найдёте там какую-то мелочь, но само по- гружение к этому ужасному судну оставит намного худшие впечат- ления. Глядя на ваш пыл, я вижу, что от задуманного вы не откаже- тесь, но, поверьте, потом вы поймёте, насколько я был прав.
  Он пожелал им удачи. Анчутка с Ирмой были потрясены его рассказом, но при этом испытали ещё больший азарт - их ждало
  
  приключение! Конечно, они и верили и не верили Саймону, но сами новости про загадочный алмаз, возможность находки крохотного остатка сокровищ - им точно эта идея нравилась. Да так что по при- бытию на "Звезду" они чуть с ног не сбили мистера Фокса, пере- сказывая ему легенду про затонувший корабль пиратов. Особенно Анчутка: его цыганская кровь кипела в предчувствии приключений. По описаниям Саймона, тот камень, который был у него, не уступает крупнейшим алмазам на планете. А если говорить не об осколке, а о целом, родоначальном, до удара молнии, его состоянии, то это, если не врёт, один из крупнейших алмазов, найденных за всю
  историю человечества.
  Алчных мыслей в Анчуткиной голове не было: он почти от- цом считал мистера Фокса, да и в целом Анчутка был уже впол- не обеспечен. А о старости он никогда не задумывался. Несмотря на возраст, он много занимался: учил физику, химию, литературу, владел многими языками и акцентами. Это очень помогло при по- сещении дома Саймона: тому импонировало то, что Анчутка разго- варивал с ним на его родном наречии, и причём без всякого акцента. Через несколько часов на "Звезду" привезли глубоководное оборудование. Договорились о походе утром к смертельному рифу.
  Мистер Фокс сказал:
  - Друзья мои, будем надеяться на то, что всё не так страшно, как нам рассказали.
  Они и не боялись, ведь, устраивая свои шоу, уже ничего не страшились: все по кругу в команде уже не раз рисковали своей жиз- нью.
  С приездом Томми на "Звезду" они сразу подняли якорь и пошли к рифу. С помощью проводника нашли его сразу. Томми знал акваторию как свои пять пальцев. Не так просто было встать на якорь:
  
  глубины были большие. "Звезде" пришлось идти ближе к берегу.
  Погрузили оборудование и скафандры в шлюпку у рифа, в ней остались только Томми, Анчутка и Ирма под руководством ко- рабельного боцмана. Закрепившись верёвками, приняли решение, что первое погружение совершат Анчутка и боцман. Медленно они погружались к разбитым очертаниям судна. Вода была чистая, а Томми перед погружением говорил, что снаряжение, которое было на них, на самом деле перестраховка, и что опытный ныряльщик с хорошим зрением и дополнительными приспособлениями для таких погружений, имея незначительный запас кислорода, может спра- виться с этой задачей легко.
  Анчутка и боцман уже были не так далеко от своей цели. С первого взгляда можно было уже заметить то, о чём предупреждали островитяне. Останки корабля были жуткими. Обломанные мачты, обрывки цепей - это было похоже на затопленную тюрьму, которая вместе со всеми её узниками ушла на дно. Поначалу складывалось впечатление, что корабль весь облеплен раковинами, но это оказа- лось не так. Это, и вправду, были костные основания человеческих черепов. Стало жутко обоим: они дали это понять друг другу, обме- нявшись многозначительными жестами.
  Первое что им обоим захотелось в тот момент - дать сигнал на подъём, но, будучи людьми неробкого десятка, они ступили на опрокинутый борт кормы корабля. Анчутка присел и рукой поводил по поверхности, увидел, что они фактически стоят на человеческих останках, которые прибиты цепями и кандалами к самому кораблю. Эта жуткая отделка прослеживалась по всему фронту разбитого ка- тастрофой и временем судна.
  Они приблизились к линии разлома. Само по себе это передвижение было, по сути, перемещением среди человеческих
  
  останков по свисавшим цепям, приколоченных всюду на корабле. Судя по всему, сам корабль много весил, что не могло ни сказаться негативно на его ходовых качествах.
  От увиденного кладоискатели подрастеряли пыл кладоиска- тельства. Постепенно они добрались до места разлома корабля. Они включили освещение, так как внутри было темно. Для того чтобы забраться внутрь, приходилось преодолевать препятствия из намы- того временем песка и налипших всюду морских организмов.
  Кормовая часть лежала на боку, и проход в трюм был не так уж и прост. Саймон объяснял, что именно в корме были найдены сундуки с золотом и драгоценностями, и так же подробно рассказал, как пробраться в то самое место, где была сделана эта находка. По- этому Анчутка и боцман, оправившись от первого шока, занялись непосредственно поисками. Сами сундуки не поднимали - и они так и стояли опустошенные. Их внимательно оглядели - и Анчутка с ходу нашёл несколько золотых монет. Боцман тоже сделал находку
  - он обнаружил перстень.
  Судя по тому, что они видели, сокровище и вправду нема- ленькое, когда было на своём месте. Но, к сожалению, им больше ничего не попадалось. Когда уровень кислорода показал, что пора бы наверх, они выбрались из корабля и поднялись не спеша в шлюпку. Пять монет у Анчутки, перстень у боцмана и крохотный об-
  рывок золотой цепочки уже для них были несметным сокровищем. Томми искренне был удивлён, так как был вполне уверен, что в про- шлый раз они собрали всё до самых мелочей. Поняли так, что золо- тишко намыло водой.
  Ирме было невтерпёж: ей тоже хотелось спуститься вниз. Обсудив по рации свои планы и согласовав время, когда к ним должна подойти "Звезда", Анчутка с Ирмой совершили ещё одно
  
  погружение, которое, кроме ужаса Ирмы, больше не принесло ника- ких результатов.
  На второй день у рифа остался мистер Фокс. Первое погруже- ние он совершил в компании боцмана. В это время Анчутка сказал Томми, который следил за сигналами ныряльщиков, что хочет осве- житься, разделся и прыгнул из лодки. Он долго плавал, после чего вернулся и сказал, что на самом теле рифа, как бы вода ни старалась, но всё же до конца не смыла следы: есть обломки судна. Сказав это, он забрался в шлюпку, поискал инструмент и, вооружившись какой- то железякой, снова поплыл к рифу.
  Он притаранил с собой кусок ржавого металла. Они с Томми рассмотрели его и поняли, что это часть кандалов, просто изрядно потрёпанная временем. Анчутка заявил, что больше погружаться не будет. И этот кусок разъеденного металла теперь станет его трофе- ем. Он сказал, что за свои два погружения он нагляделся вдоволь всего, на что Томми, смеясь, ответил ему:
  - Мальчик мой, а я ведь тебя предупреждал... С тем чело- веком из России приезжали опытные водолазы. Они там за неделю обшарили всё что только можно: искали редкий чёрный камень. Ко- нечно, содержимое сундуков - это колоссальные деньги, но, как ни странно, видимо, оно их не интересовало: они были заняты розы- ском редкого камня.
  Получив сигнал от мистера Фокса, они помогли ему и боц- ману снова оказаться в шлюпке. Анчутка сообщил мистеру Фоксу о своём решении. Мистер Фокс, побывав на дне и наглядевшись на этот корабль, вошёл в положение Анчутки и не стал возражать. Из всей компании расстроился один лишь боцман. Он грезил сокрови- щами и был уверен, что там их просто несметное количество. Но, к его сожалению, мистер Фокс принял сторону молодого цыгана:
  
  - Дорогие друзья, я считаю, что мы неплохо обкатали яхту, и поиски сокровищ объявляю закрытыми. Мы идём домой.
  Вернувшись в порт, они отдали снаряжение добродушному Томми и сполна рассчитались с ним. До отплытия на Сейшелы Ан- чутка сказал, что хочет напоследок повидаться с Саймоном, чтобы рассказать о результатах их миссии. К Саймону Анчутка поехал один.
  Саймон выслушал рассказ Анчутки, усмехаясь его эмоция- ми. Над ними и Томми подшучивал.
  - Я же говорил вам, что всё, что вы придумали, без толку, ну если не брать в расчёт те незначительные ценности, которые пода- рило вам море.
  Анчутка объяснил: в деньгах они не нуждались, поэтому цель поездки достигнута, так как это было обыкновенным приклю- чением. Анчутка ни с того ни с сего стал расспрашивать Саймона о том человеке, который приезжал задолго до них и нашёл сокрови- ща пиратов. Саймон сначала начал что-то рассказывать и описывать его, но потом немного осёкся и резко спросил Анчутку:
  - А зачем тебе этот человек? Вы нашли камень?
  Анчутка помолчал, очень выразительно посмотрел ему в гла- за и тоже спросил:
  - Саймон, а знаешь, как меня зовут на самом деле? Меня зо- вут Алмаз, я чистокровный цыган.
  Он вкратце рассказал о своём народе.
  - Настоящие цыгане особенно относятся к подобным ле- гендам и авантюрам: в нас зачастую говорит голос крови. Сообщу тебе, что больше всего на свете сейчас я хочу отправиться в Сомали и разыскать следы ослепшего капитана.
  Саймон смотрел на него и курил. Потом резко засмеялся:
  
  - Я тебе всё расскажу, сынок, если ты мне так же честно, как я тебе расскажу, ответишь на один вопрос. Скажи, родной, в каком именно месте ты его всё-таки нашёл? Мне интересно только это, так же как тебе интересно то, что знаю я. Поверь, мне уже нет дела до цены этого камня. Для меня неважно, что будет дальше: я выбыл из игры, продав свой, доставшийся от деда. Я обшарил каждую пядь этого корабля, каждый клочок дна вокруг него. И ничего не нашёл. Я ведь сразу всё понял, когда увидел тебя. Ты солгал мне, но глаза твои, Алмаз, мне сказали всё за тебя.
  Анчутка переспросил:
  - Ты точно мне всё расскажешь? Саймон утвердительно кивнул.
  После небольшой паузы Анчутка прервал тишину:
  - Я нашёл его не на корабле, а на самом рифе, на который по- пал корабль. Было такое впечатление, что он словно впечатан в саму вершину скалы.
  Саймон выдержал паузу:
  - Вот я дурак! Ведь многие рыбаки и моряки говорили, что от этого рифа иногда в хорошую погоду словно бьёт пронзительный луч света. Я думать не думал: ну скала, ну отблеск от воды. Ха!
  Анчутка ответил:
  - Вот и наш матрос сказал о подобном блеске: именно так мы самостоятельно риф этот и нашли.
  Саймон сдержал своё обещание. Он рассказал всё, что знал: у него есть адрес, который оставил ему прежний кладоискатель, - его звали Яха.
  Мистер Фокс с командой вернулись на свой уютный остров, на Сейшельский архипелаг. Анчутка держал в тайне свою находку и, конечно, последний разговор с Саймоном. Ирма и мистер Фокс
  
  уже принялись репетировать какой-то немыслимый трюк. Анчутка не был задействован в номере, поэтому у него появилось свободное время, и его было много, на уединение, а также на то, чтобы разра- ботать дальнейший план своих действий.
  Уединившись на пляже, он иной раз украдкой доставал камень
  - он был прекрасен, этот необработанный алмаз, по-настоящему большой, размером почти с куриное яйцо, с одной стороны с ровны- ми гранями. Видно было невооруженным глазом, что камень рань- ше был действительно намного больше своих нынешних размеров. Всё, как описывал Саймон.
  Алмаз был нечто большим, чем одним из редчайших драго- ценных камней на планете, - это был светоч, путь к его новой, са- мостоятельной, жизни, ключом к ней. Анчутка верил, что камень является мистическим артефактом.
  Где искать следы слепого капитана, он примерно знал. Со- мали - государство, полное хаоса, практически в отсутствии власти и какого-либо закона. Обстоятельство это, безусловно, могло очень сильно усложнить поиски камня, который забрал с собой роковой капитан. Второй осколок был у Яхи, некоего очень богатого челове- ка из России, из Чечни.
  Анчутке и сама страна, и всё, что с ней связано, было, конеч- но, ближе: он родился в России. Решение он принял - разыскать Яху. У него был адрес, переданный Саймоном, по этому адресу можно было отправить послание. Так он и поступил.
  Конечно, Анчутка побаивался, что, имея такое сокровище, он может его потерять: люди разные. А при таких ставках можно по- терять и жизнь. Ломал голову, как правильней обыграть будущую встречу. И придумал.
  В один из дней он подошёл к капитану и сообщил ему о
  
  месте, куда надо доставить письмо. Это было обычным делом, поэ- тому капитан ничего не заподозрил, так как шпионские послания, по роду организации чудес, которыми заправлял мистер Фокс, шокируя весь мир, были обыденным делом. Собственно как и изощрённые иной раз способы получения ответов на корреспонденцию. В сети были задействованы практически все почтовые гласные и негласные организации всего мира.
  
  
  
  
  Глава шестая. Яха
  
  
  
  Немногие знали настоящее имя узника московской тюрьмы
  "Матросская тишина". Непонятное имя и обычная фамилия Голу- бев, плюс его внешность, происхождение делали его отличным от всех арестантов. Яха был похож на католического пастера из кино- фильмов. Невысокого роста, плотного телосложения, с круглым пу- зиком и лысиной, с большими добрыми глазами и носом в форме картошки. Он был похож на священника, а не на уроженца г. Гроз- ный республики Чечня. Он сидел в тюрьме за какую-то очень круп- ную аферу. Его дело находилось на особом контроле высших эше- лонов власти.
  Расследование по уголовному делу Яхи Голубева было закон- чено, и дело перешло в затяжной путь судебного разбирательства, имело оно много сложностей и загадок. В тот самый момент он на- ходился в общей камере самого большого корпуса этого учрежде- ния. Жил Яха в тюрьме неплохо, жил с блатными, но не в "чечен- ской семье", и чем это было продиктовано, - загадка. Его все без исключения очень уважали и прислушивались к его немногочислен- ным словам. На тот момент "Матросская тишина" была переполне- на, причём так, что в камере, где он находился, вместо положенных по койкам двадцати семи заключённых было аж сто тридцать чело- век. Почти все спали посменно - в две, а то и в три смены. В семье блатных граждан каждый отдыхал на собственной шконке.
  В этот момент своей жизни и именно в этой обстановке и
  
  получил Яха весточку с другого конца света от Анчутки. Сначала его дежурно вызвали к адвокату, и тот, помимо стандартного их обще- ния, передал ему конверт. Говорит, закинули в Грозном под половик квартиры, где когда-то давно жил Яха.
  В конверте было фото, на обратной стороне адрес. Индия, Бомбей, порт и номер почтового отделения. На Яху словно шкаф с потолка упал: он долго и молча смотрел на фото, на котором красо- валась часть кандалов, которую взял Анчутка с рифа на память, тем самым прикрыв ото всех суть самой находки. Конечно, Яха понял всё сразу. Адвокат спросил, что на фото. Яха улыбнулся и попросил листок бумаги. Он написал: "Кто бы ты ни был, но я всё понял из твоего послания. Я в России, в изоляторе под стражей. В Москве никто не знает, о чём знаем я и ты. Нам надо встретиться. Как это сделать, решай сам".
  Он указал свой адрес и статью, по которой он находился в тюрьме. Убрал послание в конверт и отдал адвокату, написав на кон- верте адрес доставки. Адвокат был искренне удивлён: вот это да! Индия! Яха строго сказал:
  - Это письмо должно дойти до адресата без малейшей за- держки.
  Он написал ещё одно письмо - своему брату, который кури- ровал все дела и движения Яхи и всегда старался быть рядом. Он попросил его, чтобы тот купил билет: "И пусть человек отвезёт это письмо лично и вернётся с ответом". Яха не думал досижывать в тюрьме до суда и по определённым причинам ждал, что его выпу- стят. Отголоски войны в Чечне ещё были ой как живы, и не все по- павшие в плен до конца обменены.
  Яха вернулся в камеру и надолго ушёл в себя. Камень, который он приобрёл у Саймона, за значительную часть клада,
  
  находился в надёжном месте. Денег и недвижимости по всему миру у него было достаточно, но его поймали на такой афере, где напря- мую были затронуты финансовые интересы государства. О полной сумме ущерба умалчивали даже его обвинители, и только совсем не большой круг людей знал истинный масштаб той невероятной махи- нации, за которую он находился под стражей.
  Они умудрились стырить одну четвертую часть всего бюд- жета страны. Афера была настолько проста и по форме дерзка, что когда они успели вывезти деньги, опомнившиеся чиновники, из-за неразберихи в стране, просто офонарели от масштаба. Деньги вы- возили из страны - нет, не чемоданами и даже не багажниками. Яха лично присутствовал при погрузке вагона, который заполнили под завязку под видом какой-то печатной продукции. На самом деле ва- гон набивали деньгами, упакованными в коробки и мешки. Никто не знал о его реальном состоянии, да и сам он не знал уже зачем ему столько денег.
  Отец Яхи был русским. Обычный учитель математики в шко- ле в Грозном. Он-то и научил сына говорить с цифрами на ты. А дальше зарабатывание денег стало спортивным интересом для Яхи. В душе он был одиноким человеком, хоть и была у него семья: жена и две дочери. Их, конечно, он искренне любил. Но деньги сдела- ли его сухим человеком. Сидя в тюрьме, он переоценивал многие вещи в своей жизни, взвешивал поступки и искал смысл, ради чего всё вокруг него вертится. Почему доступность того, что для многих навсегда остаётся только мечтой, не приносит ожидаемого удовлет- ворения? Хочется иного состояния души, которое, видимо, невоз- можно купить даже за самые большие деньги. Если ты несчастен для самого себя, то остальное ерунда. Как на золотом горшке сидя, трогаешь и почесываешь голые коленки и думаешь о жизни, так и
  
  под пальмой в ливень или тут, в камере за шторкой, коленки голые как были, такими и остаются, зарывался в себе и своих размышле- ниях Яха.
  Он мог не раз выйти на свободу, но дело находилось на осо- бом контроле, да ещё на таком, что, купив побег, можно, конечно, решить всё разом, но и лишиться жизни также в два счёта: чекисты были начеку. Что было надо от него? Всё просто: Яха успел при- прятать по всему миру своё состояние, да так хитро, что подходы, пароли и явки знал только он. Убрав его, заинтересованные люди могли лишиться доступа к Яхиным секретам. А вот воспользоваться ими хотелось очень многим.
  Встреча с адвокатом и полученная фотография были для него лучом света в рутине, в которую превратилась его жизнь. Он и не на- деялся на продолжение той истории, в которую он попал тогда, путе- шествуя по океану. Истории, которая запутала его своей таинствен- ностью и увлекла за собой как мальчишку, зачитавшегося Жюлем Верном. Клад со страшного пиратского судна, легенда про камень... Купленный у Саймона алмаз был редчайшим чёрным алмазом, да ещё такого размера, что мог смело соперничать с самыми первыми камнями в десятке крупнейших алмазов, когда-либо найденных че- ловечеством.
  Он держал его как спасательный жилет, на тот случай, когда деньги станут неактуальны для спасения жизни своей и семьи. А, по сути, продавать его нужды не было. После того как Яха приоб- рёл алмаз у Саймона, он совершил очень дерзкую выходку. По его словам, следы ослепшего капитана пиратов терялись где-то в Со- мали. И он в тот момент решил во что бы то ни стало разыскать его след, а затем и камни, оставшиеся у него. Яха не знал, обманутый Саймоном, что у капитана при сходе на берег оставался всего один
  
  алмаз.
  Сделать это было непросто. Но он сделал. Сомали - это мир
  полного беззакония. А Яха только примерно понимал, откуда начи- нать свои поиски. С его родины по его просьбе приехали на край света бравые чеченские воины. Закупив оружие и договорившись о встрече с чиновником в Сомали, они направились в Могадишо. Капитан судна, на котором они шли в это поистине не дружелюбное место, был испуган и сам не знал, чем испуган больше: тем, что ему придётся прибыть в Могадишо, или вооруженной до зубов коман- дой бородатых и грозных людей, прибывших на его корабль. Конеч- но, он, глядя на игравших с оружием отчаянных его провожатых, тогда сказал Яхе, что это не очень... Но Яха смотрел на него сверху вниз и ждал только скорейшего прибытия в порт. Они дошли удачно. И сразу встретились с не последним человеком в государстве.
  Они купили несколько машин, набрали целую армию прово- дников и переводчиков. Деньги очень хорошо улаживали все техни- ческие и организационные моменты сверху донизу. Оставив судно под вооружённой охраной, Яха во главе своего кортежа тронулся в город Кисмайо, портовый город непризнанной республики в Сома- ли Джубаленд. Через три дня они были на месте. Связались с мест- ными заправилами, Яха объяснил цель своего визита пожилому аф- риканцу через своего переводчика. Он сказал, что хорошо заплатит, чем прилично удивил местного жителя. Тот смеялся. Зачем такому богатому человеку слепой, когда-то померший на этом берегу мо- ряк, называвший себя капитаном? "Что он мог у тебя украсть? - со смехом спрашивал он. - Ты смотри, чужеземец, чтобы тебя самого не украли тут". Но всё-таки он помог Яхе.
  Не так далеко от города, в нищей рыбацкой деревне, они разыскали одного старика. Тот внимательно их выслушал, а потом
  
  поведал, что действительно здесь сошли на берег слепой капитан и несколько матросов с ним, но спустя месяц эти самые матросы уби- ли слепого капитана. Поговаривали, что из-за тайны или какого-то сокровища. Потом они начали убивать друг друга. И когда их оста- лось двое, они взяли лодку и ушли в океан. Рыбаки говорили, что видели их, что они попали в плен на какое-то европейское судно. После этого рассказа Яха понял, что потерпел фиаско в своих поис- ках. Они словно на пожар понеслись к своему судну. Яха был раздо- садован поисками, но злился больше всего на самого себя. Он укоко- шил на это бессмысленное приключение целое состояние.
  Он вернулся домой в Чечню с одной лишь малой частью оставшихся сокровищ. Это единственное, что его утешало на тот момент. Он нашёл ещё как себя утешить. На обратном пути по воз- вращении домой на одном из островов он высадился и, найдя подхо- дящее место, он, как мальчишка, закопал камень и нарисовал карту, которую спустя время опустил в банковскую ячейку.
  Это приключение вырвало его из жизни на целый год. Вос- становившись после всего в кругу семьи, в самом начале своей ма- хинации, он, поговорив с женой, отправил их всех во главе с братом, вооружив золотом, в Европу на постоянную дислокацию. Сделал он это очень вовремя. В Чечне и в стране начался бардак: стали не только постреливать, а ещё и воевать. Чего не ожидал от жизни и самой идеи махинации, разработанной им, так это её масштаба: Яха не думал столкнуться с таким бешеным переизбытком денег. Когда он слышал о богатейших людях мира сего, он тихо смеялся: его со- стояние было больше, и во много раз. Но истинное своё состояние он светить не хотел. Поэтому сейчас он сидел на нарах, а не на Ка- нарах, среди обычных арестантов "Матросской тишины".
  Его это не угнетало, а было даже интересно с какой-то
  
  стороны. И воспринимал он всё происходившее как очередное приключение в своей разнообразной жизни. Он ощутил, наконец, всю заботу и внимание со стороны собственной семьи именно тут. Он не терял сейчас, а приобретал. Он чувствовал самое дорогое - ЛЮБОВЬ. Тоскуя в заточении по близким, он чувствовал любовь и в себе. Но после визита адвоката и увиденного фото заново всё смешалось: он нутром чувствовал новое приключение.
  Целый месяц шёл ответ из Бомбея. Письмо также принёс адвокат. Анчутка писал по-чеченски: "Дорогой друг, я с радостью с вами встречусь. Обо всём мы поговорили с вашим посланником. Буду ждать. Алмаз". Яха сразу не понял всей интриги и подписи в конце письма. Только спустя несколько минут он догадался, что Алмаз - это имя. Второе письмо было от его брата. Яха развернул конверт, но на пустом листе не было ни одной буквы. Он сделал вид, что внимательно что-то прочитал, а после демонстративно скомкал лист и сжёг его на глазах адвоката.
  Не прошло и недели, как утром охранник велел Яхе собрать- ся с вещами, вместе с ним и главшпан "чеченской семьи", которая была в камере. Звали его Миша, но скорей всего, это был псевдо- ним, так как Миша явно был жестоким убийцей. Яха и Миша весело переглянулись и стали собирать свои вещи. И сердечно прощаться со своими сокамерниками: "Давайте, ребята! Всем тепла и здоровья, а мы домой".
  Так и вышло. Домой-то домой, но Яху ждали важные дела. Их выпустили в Чечне, это был обмен на военнопленных солдат российской армии. Яха особо в эту процедуру не вникал, его мысли были совершенно в другом месте: на родине его ждал разговор.
  Ему устроили тёплый приём - и все дела на пару дней были отложены. Но после короткого отдыха Яха вылетел на самолёте в
  
  Москву. Суть в том, что похищенных денег было много, и его про- сили их вернуть. Цена вопроса - стабильный и свободный мир Яхи. Неделя ушла на переговоры. На совещании в Центробанке Яха под- писал необходимые бумаги и торжественно передал все ключи к од- ной четвертой народного состояния обратно. И в компании своих соратников покинул страну: к нему вопросов не было ни с той, ни с другой стороны.
  У него остался неплохой бонус за технические издержки, ко- торый все восприняли как должное. Яха стал свободным человеком, которому вольно делать всё, что ему вздумается. Документы были в порядке, и поэтому, не теряя ни минуты, он уехал в свой новый дом в Европе, к жене и дочерям.
  Он оставил все дела на потом и просто решил пожить, как обычный человек, в кругу семьи. Конечно, ему не давало покоя сообщение от адресата по имени Алмаз. Но Яха и про это бросил думать на полгода спокойной семейной жизни. Как-то вечером он поведал жене о сути этого затяжного приключения. Оно не даёт ему покоя. Он пообещал супруге, что не будет больше обкрадывать страны. Их денег и так хватит на долгую и безбедную жизнь всех, включая внуков и правнуков. Она отнеслась к этому с пониманием и спокойно сказала: "Заверши это дело, дорогой, и возвращайся ско- рей. Мы тебя любим".
  Брат Яхи рассказал, что встретился в Индии с человеком, и тот просто и понятно сообщил, где его найти, а ещё он сказал, что в общих интересах будет личная встреча с самим Яхой. Яха отправил весточку по указанному адресу - и через две недели он вылетел в Бомбей вместе с братом. Но прежде он посетил банк и извлек из банковской ячейки карту.
  Яха сидел в небольшом кафе, за указанный столик присел
  
  Анчутка:
  - Здравствуйте, я Алмаз.
  - Здравствуйте, я Яха.
  Беседу они завели не торопясь. Яха был удивлён: Анчутка выглядел не на те годы, которые представлял себе Яха. Складыва- лось впечатление, что он вообще мальчишка, прибежавший из шко- лы. Он слышал чистый чеченский язык, на котором виртуозно бесе- довал с ним цыган.
  - Откуда вы так хорошо говорите на моём родном языке? - естественно поинтересовался Яха.
  Анчутка ответил:
  - Мне показалось, что вам так будет комфортней.
  Яха не догадывался о том, что парень ой как не прост и язык он стал учить сразу по возвращении с острова Серф и овладел им с помощью репетитора, которого по его просьбе нанял ему мистер Фокс.
  Яха и Анчутка осторожничали, но это длилось недолго. Ан- чутка достал свой алмаз и, прикрыв его салфеткой, ненавязчииво подвинул Яхе.
  - Откуда он? - спросил Яха и передал Алмазу карту, припод- нял салфетку и передвинул камень обратно.
  После был долгий разговор: Яха рассказал о своих приклю- чениях в Сомали, а Анчутка поведал ему, как он стал обладателем своей части редкого камня. В какой-то момент Яха не сдержался и выругался: "Вот старая росомаха Саймон! Он, зная всю правду, убе- дил меня, что капитан сошёл с корабля с двумя камнями! Я ушёл в поход, который с самого начала был обречён на провал".
  Все карты были открыты. Яха предложил Анчутке совмест- но отправиться на остров и выкопать свой бриллиант. Они так и
  
  сделали. Для богатых опытом людей это было всего лишь делом временем и поводом подружиться. Они много говорили и в общих беседах пришли к выводу, что если третий камень не покоится на морском дне, то он просто обязан был засветиться, даже пускай в самых богатых кругах, в которые были оба они по-разному вхожи. И если это случилось, то камень был предан огранке, а мастерских, способных обработать такой алмаз, не так уж и много. Решение было принято. Со смехом говорили друг другу: "Мы ищем иголку в стоге сена, и стогом сена в данном случае является земной шар".
  Они вернулись в Бомбей. Сидя в кафе, они сложили вместе свои два камня - ничего не произошло, но алмазы подходили друг к другу в месте разлома, как родные. Было видно, что не хватает третьего "брата". И если они его разыщут, то перед ними окажется, возможно, самый большой алмаз в мире, размером практически с ладонь человека. Нехотя они убрали в карманы свои несметные со- кровища. Каждый подумал о плохом. Ценность большая. Могут и убить или отнять, эта мысль посетила их одновременно. Думая об этом и не говоря ни слова, они подняли бокалы, чокнулись и выпи- ли.
  - Скажите, Алмаз, вы подумали то же самое, что и я?
  Тот кивнул в ответ. Спокойная обстановка явилась лучшим доказательством честности для них обоих.
  ... Последней зацепкой было то, что матросы, убившие капи- тана, попали, по словам рыбаков, на какое-то европейское судно, и им примерно был известен год этого происшествия. Яха жил в Ев- ропе. Он сказал, что попробует разузнать по мастерским. На том и закончилось первое знакомство Яхи и Алмаза. Анчутка не мог жить без шуток: он, махнув рукой, не вышел, а выехал из-за стола на ро- ликовых коньках и растворился в толпе.
  
  Яха вернулся домой и рассказал семье обо всём произошедшем. Брата он попросил навести справки у ювелиров в Германии и Швей- царии, у тех, кто имел дело с крупными самородками. И, конечно, в компаниях, которые занимались огранкой самых крупных алмазов мира. Возникло подозрение, что если и попал этот камень в чьи-то руки, то был расколот на части и вообще перестал существовать как единое целое.
  Брат Яхи уехал с этим заданием, а сам Яха поехал в Амери- ку вместе со всей семьей: он хотел показать дочерям Соединённые Штаты. Помимо этого, он запланировал несколько встреч с извест- ными людьми, которые имели отношение к алмазам.
  Спустя месяц Яха получил от брата сообщение - рукописный рисунок: лицо человека, а ниже рисунок камня, очень похожего на тот, что они искали. По телефону брат рассказал, что в Швейцарии он зашёл в небольшой ювелирный магазин и в разговоре с хозяи- ном выяснил, что у него был человек с этого рисунка, и показал ему чёрный бриллиант без огранки невиданной величины. Тот мужчина хотел узнать, что это за камень и примерную его стоимость. Ког- да ювелир указал на уникальность самородка, тот человек щедро рассчитался и, забрав чудо, моментально ушёл. Имени своего не назвал. Ювелир благодаря увлечению живописью машинально на- рисовал по памяти портрет этого человека и эскиз камня и отдал копию изображений Яхиному брату.
  Яха отправил письмо и оба рисунка Анчутке, написав: "Мы лишь немного приоткрыли занавес общей тайны, но, к сожалению, это всего лишь только то, что даёт надежду на разгадку нашего при- ключения".
  Они начали вглядываться в лица людей. Анчутка после этого известия, сразу при первой возможности, посетил ювелира.
  
  Одно важное дополнение к его рассказу он всё же добыл. Ювелир признался: "Пришедший мужчина, судя по всему, был родом из Рос- сии". В старом ювелире заговорил его богатейший опыт работы с разными людьми. Анчутка почувствовал некую интригу, и нить раз- говора зашла в другую сторону. Вышло так, что милый цыганский мальчик выманил у причудливого интеллигента то, что этот пожи- лой господин прятал под лавкой.
  
  
  
  
  Глава седьмая. Ювелир
  
  
  
  Его имя было спрятано под грифом "секретно". Ювелира зва- ли Рафаэль. Переехал он ото всех подальше из-за того, что влюбился в прекрасную девушку. Они сыграли свадьбу и зажили душа в душу, создавая уютное гнёздышко. Рафаэль занимался тем, что очень хо- рошо знал, тем, к чему тянулась всю жизнь его душа. В какой-то момент он просто взял фамилию супруги, тем самым окончательно похоронив своё прошлое.
  Ювелир сыграл ключевую роль в дальнейшем развитии со- бытий, связанных с розыском одного из редчайших алмазов на пла- нете. Как настоящий ценитель искусства и романтик он сделал ещё один шаг. После того как Игнат ушёл, Рафаэль долго оправлялся от шока: "Ведь я держал в своих руках крайне редкий и, может, самый дорогой алмаз в мире!".
  Собравшись с мыслями, Рафаэль инстинктивно взял лист бу- маги и, имея неплохие способности в живописи, сразу нарисовал пор- трет пришедшего к нему человека, следом он изобразил сам камень. Руки опытного ювелира, больше чем глаза художника, запомнили то, что ему довелось подержать и потрогать. Он запер мастерскую и прямиком направился в полицию, где служил начальником его посто- янный клиент. Этот человек частенько заходил к нему по случаю за скромными подарками для своих сокровенных целей, при этом ого- воренная конфиденциальность его визитов всегда соблюдалась.
  Исходя из скреплявших их давнишних отношений, он
  
  заказал экспертизу своего собственного магазина под видом того, что его ограбили. Экспертиза была проведена. Она была щедро оплаче- на и всеми задействованными лицами сразу забыта, потому что все получили сверх оклада дополнительное вознаграждение. Истинной целью Рафаэля был всего один отпечаток пальца, и он его получил. Портрет Игната и рисунок алмаза были, по сути, наживкой. Он сде- лал ставку и не проиграл. В разговоре с Анчуткой он заверил, что готов продать отпечаток пальца того человека, который изображён на его эскизе. И твёрдо добавил, что именно этот человек приносил ему самородок. Анчутка как деловой человек спросил о цене вопроса.
  
  
  
  
  Глава восьмая. Цена вопроса
  
  
  Рафаэль убедительно разъяснил все обстоятельства, которые сопутствовали событию. И тонко, по-ювелирному, ответил:
  - Я готов продать отпечаток пальца этого господина. Но я честно говорю, что я не знаю, кто это такой, и никогда не пытался что-либо выяснить.
  Анчутка снова спросил:
  - Назовите цену.
  Рафаэль взял салфетку и что-то написал на ней. Протянул Анчутке. Не было там цифры, только название автомобиля. Вопрос Анчутка задал Рафаэлю глазами. Тот ни капельки не смутившись, сказал: "К сожалению, иначе никак". На этой салфетке была указана одна из самых дорогих в мире машин.
  Анчутка по-деловому переписал с салфетки все данные ука- занного там автомобиля, год его выпуска и легендарное имя. Ориги- нал он отдал ювелиру.
  - Вы не хотите получить другой автомобиль? Ювелир ответил сухо и крайне жестко:
  - Наш разговор окончен. Торга не будет. Анчутка встал:
  - Ваши условия приняты, я приеду через два месяца или со- общу об отказе.
  Всю дорогу Алмаз думал о дальнейших своих действиях. В одиночку справиться с поставленной задачей он, безусловно, не
  
  мог. Ближе всех на свете ему был мистер Фокс. Пора было вскры- вать карты.
  Мистер Фокс был оригинальный человек, проживший огромную жизнь, которая была интересней многих. Он был не про- сто настоящий фокусник, он решительно делал всё, чтобы каждое мгновение его жизни было наполнено смыслом, граничащим с тем фантастическим миром, который знал лишь он один. Мистер Фокс был честен, порядочен, немного скрытен, обладал редким чувством юмора.
  Встретив Анчутку, мистер Фокс без лишних вопросов обнял его как сына. Они присели возле фонтана, где когда-то встретились впервые. Алмаз рассказал ему всё. И подвёл итог, показав написан- ное требование ювелира. Прочитав, мистер Фокс внимательно по- смотрел ему в глаза, ещё раз прочёл увиденное, улыбнулся и уверен- но сказал: "Мы это сделаем".
  Речь шла о редчайшем автомобиле. Ювелир хотел "Форд Му- станг", причём именно тот, который использовали в фильме "Угнать за 60 секунд". Ювелиру не нужен был дублёр - только одна уце- левшая Элеонора. Один из одиннадцати легендарных автомобилей, собранных для съёмок фильма. Мистера Фокса заинтриговала сама задача. Он ушёл от Анчутки в размышлениях, с лёгкой улыбкой на лице, обронив ненавязчиво: "Кто не рискует, тот не дышит полной грудью".
  Точная копия автомобиля "Форд Мустанг Шелби GT 500" выехала из мастерской мистера Фокса через пять недель после пер- вого разговора с Анчуткой.
  Они выяснили координаты хозяина того самого "Фор- да". И Анчутка улетел торговаться. С этого момента, собственно, и начал реализовываться план виртуозного мошенничества. Он был
  
  не один: Ирме предназначалась роль, имевшая немалое значение в разработанном плане. Перелетев океан, они произвели фурор своим появлением и поведением. Яха был в курсе всего происходившего и принял прямое участие в операции.
  Красивая пара - Анчутка и Ирма - имела не стеснявший их денежный ресурс. Без труда они познакомились с хозяином машины. Анчутка предложил ему колоссальную сумму денег, но тот ему от- казал. Тут вмешалась Ирма. Она попросила хозяина прокатиться на легендарном "Форде". Ирма была очень эффектно одета: вызываю- щее платье подчёркивало стройность её фигуры. Изысканная при- чёска и туфли с настоящими драгоценными камнями сделали своё дело. Сдавшись, хозяин "Форда" согласился посетить с ними ресто- ран и показать легендарный автомобиль.
  Машина стояла прямо за окном ресторана. Анчутка ловко и изощрённо врал, сочиняя на ходу чудеса, которые сделали его со- стоятельным человеком. Швейцарский ювелир сказал Анчутке, что если он не увидит именно ту самую Элеонору, что была в кадре, сделка не состоится, и так как он редкий знаток, то отличит копию от оригинала в два счёта.
  ... Ирма, рухнувшая на стол, потеряв равновесие, а потом ещё и сознание отвлекла внимание всех окружающих. Задуманное свершилось: легендарный "Мустанг" поменяли на автомобиль, из- готовленный в мастерской мистера Фокса. Все мужчины помогали потерявшей сознание фокуснице. В этом переполохе, да и после него хозяин оригинала так и не заметил подмены автомобиля.
  ... По тихим улицам небольшого швейцарского городка ехал красавец "Мустанг". Это было похоже на гордую походку самого на- стоящего царя зверей. Он остановился возле ювелирной мастерской Рафаэля. Анчутка получил конверт с результатами экспертизы.
  
  Спустя неделю Анчутка и Яха встретились на том же месте в Бомбее. Разговор был деловой. Анчутка передал копию отпечатка пальца Игната Яхе, после чего, выпив чаю, они разошлись, поже- лав друг другу удачи. Были подняты все возможные и невозможные связи практически по всему миру. Но ни фоторобот Игната, ни его отпечаток пальца не были засвечены.
  
  
  
  
  Глава девятая. Кирилл Борисович
  
  
  Кирюха рос в Москве, был со школы прилежным мальчиком для родителей и обычным дворовым мальчишкой для остальных. Кухня, комната, родной двор за окном, восторг от того, что родители на работе и он дома один. Среднее образование, армия, а дальше то, о чём Кирилл никогда не имел права рассказывать.
  Кирилл Борисович курировал молодого разведчика Игната. Досье Игната было только у него. В один прекрасный день ему на стол положили запрос от министерства о розыске. Игнат в этом до- кументе нарисован был безупречно, прилагаемые отпечатки соот- ветствовали герою самого рисунка. Запрос пришёл через серьёзную структуру, в нём не было чёткой формулировки причин розыска. Взвесив всё, чтобы не подставить разведчика, Кирилл Борисович по-отечески его спросил, не натворил ли он каких-нибудь глупо- стей. Выяснив, что с его подчинённым полный порядок, он словно почувствовал ветер, который дует на него не вдоль, а иначе - сверху вниз. Своих он никогда не предавал. Но запросом по Игнату заинте- ресовался сильно: Игнат стал для него близким человеком.
  Игнат случайно прибыл на встречу с Анчуткой. Он и не знал, что всё курировал лично Кирилл Борисович. Дело происходило в Сочи, где, гуляя по набережной, он повстречал переодетого в монаха Анчутку, потом снова Анчутку, переодетого в Софью.
  Софья пришла на назначенное им свидание. Присела и, с большим удовольствием понюхав цветок, один из шикарного
  
  букета, который принёс Игнат, бросила в фужер с вином Игната ка- мень. Обескураженный, Игнат посмотрел вопросительно. В тот са- мый момент к столику присел Яха и, не говоря ни слова, бросил в тот же фужер ещё один самородок. Повисла пауза. Они смотрели Игнату в глаза, а тот, как заколдованный, снял с шеи кожаный ме- шочек, вынул из него содержимое, ещё раз посмотрел им в глаза и опустил свой камень в стакан с вином. То, что находилось внутри шикарного бокала, было громадным как и состоянием, так и досто- янием целой нации. За столом началась беседа, из которой Игнат узнал всё об истории камней, о легенде, которая связывала их, и рас- сказал историю своей части камня.
  Они подружились и расстались поздно ночью на общей хо- рошей ноте. Кирилл Борисович остался доволен тем, что у Игната всё хорошо и что он, будучи уже в курсе всего, остался Игнатом не замечен. Конечно, они сложили все три камня вместе, но ничего не произошло.
  После друзья встретились на острове мистера Фокса. Сидя у кромки воды, они заново сложили свои находки. Увидев, что нет ещё одной части, которая, судя по всему, превратилась в звёздное небо над капитаном, они, переглянувшись, поняли, что настоящую дружбу за деньги не купишь. И что она стоит дороже всех сокровищ мира. А легенда про невероятный алмаз, видимо, оказалась выдум- кой островитян. А возможно, так и осталась загадкой.
  Р.S. Игнат с первого взгляда влюбился в Ирму. Они пожени- лись. Анчутка фокусничал с мистером Фоксом и покорял мир. Яха жил с семьёй в уютном доме. Появилась традиция часто видеться, жарить мясо, встречать рассвет и собирать уникальнейший в мире пазл.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Оглавление
  Глава первая 1
  Глава вторая. Игнат 6
  Глава третья 12
  Глава четвёртая. Анчутка (Чуткий) 19
  Глава пятая 29
  Глава шестая. Яха 53
  Глава седьмая. Ювелир 65
  Глава восьмая. Цена вопроса 67
  Глава девятая. Кирилл Борисович 71
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"