Дробкова Марина Владимировна: другие произведения.

Натуральный Интеллект

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Человечество на грани деградации. Но есть те, кто мечтает возродить его. Так кто же это?


   Дерри смотрел на экран планшета. Черные точки разбегались, образуя странные, незнакомые символы. Церебральный анализатор привычно делил изображение на квадраты, вычислял масштаб и синусы углов наклона отдельных фрагментов. Дерри казалось, что он слышит скрип нейронов поисковой системы, с бешеной скоростью пытающейся сейчас найти аналог в Базе Данных и распознать смысл начертанного человеческой рукой письма.
   Но мозг не знал этих слов. А буквы Дерри складывать не умел.
  
  
   Ирвин слушал Равеля. Из всей музыки, когда-либо написанной человечеством, ему больше всего нравилась именно эта. "Болеро", ритм работающей фабрики. Ирвин не знал, что такое фабрика. Ему просто нравились изменения частотных колебаний в единицу времени.
   Вызов пришел по видеосвязи. Профессор Иоландо просил визуально-речевого контакта - тестировал интерфейс перед проверкой Образовательной Инспекции. Взглянув на датчики эмоционального фона, Ирвин зафиксировал норму. Не выключая "Болеро", он развернул виртуальную приемную.
   Иоландо выглядел как всегда безукоризненно: около сорока человеческих лет на вид, белый костюм без единого пятнышка, прическа "Четыре погоды", на лице - выражение доброжелательности и участия.
   - Рад приветствовать, партнер. Примите сообщение. Категория важности один.
   Иоландо предпочитал не тратить время на разговоры, несмотря на стойкие навыки общения с человеческой популяцией. Ирвин активировал почтовый ящик. Пока церебральный анализатор расшифровывал принятый файл, генератор вероятностей выдавал варианты возможных отклонений программы Дерри: поведенческие девиации, снижение оперативной скорости, био-физиологический дисбаланс...
   Информация, содержащаяся в письме, не была распознана как одна из вероятностей, поэтому Ирвину потребовалось не меньше секунды, чтобы идентифицировать ее.
   - "Программа Дерри необучаема"? - переспросил он, не замечая, что посылает запрос через мыслешунт, хотя в данной ситуации это было нарушением этикета: ведь Иоландо находился с ним в визуальном контакте. Профессор словно не заметил оплошности Ирвина и слегка кивнул.
   - Ситуация в пределах допустимых отклонений. Но учитывая предстоящую проверку. Необходимо провести апгрейд.
   - Какие программы я должен использовать? - спросил Ирвин на этот раз правильно, задействовав мимические мышцы.
   - Это вопрос за пределами компетенции Образовательного Сервера. Рекомендую вам обратиться в Скорую помощь. В любом случае, не отступайте от наших вводных: "Комфорт, позитив, мотивация".
   Ирвин кивнул и отключился. Можно было бы продолжить расшаркивание в лучших человеческих традициях, но из всех моделей прощания искины предпочитали английскую.
  
   Ирвин собирался в Образовательный сервер за Дерри. Облачившись в светлый комбинезон и ботинки, обвел сканирующим взглядом комнату. Зеркало. Люди нередко смотрят на него перед выходом из помещения. Странное изобретение человечества, бесполезное для боди-искинов - есть ведь масса рецепторов, локальных и дистанционных, позволяющих оценить внешний вид. Но при всей бесполезности зеркало обладало свойством, которое Ирвин объяснить пока не мог. Оно словно содержало в себе информацию. Каждый раз, проходя мимо, искин пытался найти объяснение: почему замедляет шаг и снова активирует церебральный анализатор. Зеркало как будто пыталось запустить программу, с которой Ирвин до сих пор не умел работать. А вот Дерри, видимо, что-то такое понимал, потому что иногда подолгу задерживался у гладкой вертикальной поверхности. Ирвин даже пришел к выводу, что по человеческим меркам зеркало нравилось Дерри, поэтому он и не спешил отправлять в корзину ненужную, занимающую много места, вещь.
   Два шкафа с кроватями-трансформерами, уезжающий в стену стол, образовательный блок-стенка. Полный набор, необходимый для того чтобы воспитать Натуральный Интеллект. Ирвин не сомневался, что Тестирование Образовательной Инспекции они с Дерри пройдут с наилучшим результатом.
   По лестнице Ирвин поднялся на открытую веранду и активировал дожидающийся там двухместный флаер. Откинул купол, занял водительскую ячейку и через минуту взмыл в воздух. Навигатор с готовностью задал направление на Образовательный Сервер.
   "И все-таки физическое перемещение нерационально, - в который раз сделал заключение Ирвин. - Гораздо удобнее перемещаться информационно, как софт-искины"... Но софт Натурального Интеллекта не отсоединяется от носителя. Поэтому приходится возить Дерри в единственно возможном боди-варианте.
   Воздушное движение в этот час было весьма интенсивным, пришлось подождать, прежде чем флаер Ирвина попал в Главный поток. И над площадью, где находился Образовательный сервер, флаер долго кружил, высматривая свободное место. Ирвин не помогал навигатору, он составлял поведенческий алгоритм для Дерри.
   Когда Ирвин, наконец, заземлился на крыше Образовательного Сервера и вышел из флаера, он увидел, что Дерри уже находится в зоне ожидания. Искин прибавил шагу и вскоре уже обнимал ребенка - в лучших человеческих традициях. Далеко не все тьюторы прибегали к этой манипуляции, приветствуя своих НИ, но эмоциональная кривая Дерри каждый раз при этом достигала точки оптимума, поэтому Ирвин неукоснительно выполнял действие.
   Дерри был маленьким мальчиком около восьми человеческих лет. Одетый в такой же, как у Ирвина, светлый комбинезон, только с капюшоном, он молча ждал, когда искин подойдет. Ирвин отметил, что эмоциональная кривая НИ далека от точки оптимума.
   - Здравствуй, папа, - сказал Дерри на визуально-речевом. Бодрость в его голосе не соответствовал показателям кривой, но Ирвин уже научился различать нюансы человеческого поведения и ошибался редко.
   - Здравствуй, сынок. Летим домой.
   Ирвин обнял мальчика за плечи и повел к флаеру. Дальше начиналась их каждодневная игра: кто первым задаст вопрос. Обычно не выдерживал Дерри, расспрашивая, как у Ирвина дела на работе, какие новости в Паутине, и что искин запланировал для них на вечер. Но сегодня ребенок молчал и всю дорогу до флаера не поднимал головы, изучая плиты взлетной площадки. И только когда они сели, и купол был опущен, мальчик задал вопрос.
   - Папа, я тупой?
   Мозговой анализатор Ирвина выдал неожиданное предположение, что если бы на месте искина находился сейчас человек, биологический отец Дерри, вопрос мог бы застать его врасплох. Но Ирвин был готов.
   - Нет. Думаю, нет.
   Он поднял флаер в воздух.
   - Почему Даня, Янка и другие дети из нашего класса могут читать стихи? Почему я не могу читать стихи?
   - Дерри, это два вопроса, много слов и лишнее уточнение. Попробуй сделать из них один.
   Дерри погрузился в мыслительный процесс, длившийся около одной минуты, после чего выдал:
   - Почему Даня, Янка и другие читают стихи, а я - нет?
   - Молодец, - похвалил Ирвин, при этом изобразив кивок. - Потому что мозговые анализаторы людей не одинаковы, и результат их деятельности также может различаться.
   - Я ведь это и сказал, - пожал плечами Дерри. - Я тупой. Моя программа не соответствует ожидаемому.
   - Тупой - значит, не способный к анализу и синтезу, - возразил Ирвин. - Я думаю, твой мозг способен и к синтезу, и к анализу. Должно быть, баг.
   - Что же нам делать?
   На сей раз голос Дерри вполне соответствовал эмоциональной кривой.
   - Обратиться в Скорую помощь. Все будет хорошо, сынок.
  
   Ирвин не был в центре Скорой Помощи с тех пор, как родился Дерри. Завидев издали разноцветные башенки комплекса, искин активировал долговременную память...
  
   Просторный светлый холл. Тихая музыка - не Равель, что-то очень человеческое, кажется, Чайковский, - кроватки с новорожденными. Неонатолог Имоджин - чернокожая боди-искин с решительным и суровым взглядом.
   - Итак, Ирвин, вы окончательно решили взять на воспитание НИ?
   - Да, партнер.
   - Вы уверены?
   - Да, партнер.
   Имоджин предлагает ему взглянуть на детей. Она терпеливо ждет, пока Ирвин всматривается в спящие мордашки, переходя от одной кроватки к другой.
   - Мой долг напомнить вам, - продолжает Имоджин, - что Натуральный Интеллект - сложная и противоречивая разработка природы. Возможен форсмажор: различные не учтенные нашими программами ситуации, которые потребуют от вас не только самообучения, не только быстрого реагирования, но и нестандартных действий. Действий, который нет в вашей Базе Данных, вы понимаете?
   - Да, партнер. Я готов.
   Ирвин останавливается у одной из кроваток. В ней спит рыжий мальчик.
   - Я хотел бы взять его.
   Через полчаса Ирвин выходит из центра Скорой помощи с люлькой в руках. По человеческим мерками искину около двадцати лет, он молод и мечтает спасти мир. А для этого нужно сохранить человеческую популяцию. Ведь люди почти перестали воспитывать собственных детей, у них нет для этого ни навыков, ни мотивации. Они даже размножаться почти перестали. Функцию детопроизводства за них осуществляет инкубатор, построенный искинами.
   "Я назову тебя Дерри", - решает Ирвин, из всевозможных имен выбрав поиском оптимальное.
  
  
   Ирвин и не предполагал, что заново отстроенный центр Скорой Помощи представляет собой внушительных размеров аквапарк, располагающийся на берегу искусственного озера, возле старательно взращиваемого искинами молодого, еще редкого, леса. Дерри тоже не знал этого и издал восхищенный вопль. Диагност Ирина с улыбкой встретила их на пороге. В отличие от серьезной неулыбчивой Имоджин, Ирина выглядела веселой молодой девушкой, тоненькой и хрупкой, с прямыми светлыми, ниже пояса, волосами. Легкий белый комбинезон с розовыми и желтыми полосками - цветами центра - облегал фигуру. Диагност взъерошила Дерри волосы, пропуская вперед, и, задержавшись, улыбнулась Ирвину. Оценив ее боди-параметры с помощью полного набора рецепторов, Ирвин пришел к выводу, что лицо и фигура Ирины полностью соответствуют представлением его программы об идеале, и было бы целесообразно наладить более долговременный контакт, возможно даже несколькими способами.
   Обстановка центра полностью соответствовала основному принципу воспитания: "Комфорт, позитив, мотивация". Интерьер был выполнен в стиле дикой природы: Дерри, а за ним Ирина и Ирвин пробирались среди искусственных пальм (в перспективе искины надеялись заменить растения настоящими, но пока экологическая обстановка в стране не позволяла), раздвигая лианы и обходя "болота". Впрочем, в болота нестрашно было бы упасть: под тонким слоем пластика, эмитировавшего кочку с рассыпанными ягодами клюквы, скрывался мини-бассейн, наполненный мягкими шариками. Высоко в кронах что-то носилось и шумело, Дерри только и успевал задирать голову, пытаясь разглядеть прятавшихся в пальмовых листьях обезьян. Наконец они достигли двери, декорированной под вход в пещеру. Ирина приветливо распахнула ее. За дверью оказался круглый зал со сводчатым потолком. Дерри пришлось задрать голову, чтобы увидеть высоко вверху плавающее в воздухе "солнце". В центре зала змейкой располагались форсунки, из которых били фонтанчики - поочередно и сразу по нескольку, то вздымая струи выше роста взрослого боди-искина и обрушиваясь вниз потоком, то становясь маленькими и едва доходя до пояса Дерри. Вдоль стен тянулась длинная, во весь периметр, исключая вход и выход, скамейка в виде не то крокодила, не то ящера, с зубастой головой и длинным хвостом.
   - Переодевайся, малыш. Тебе поможет наш сотрудник. Потом можешь бежать на горки.
   Она снова улыбнулась и, вынув из кармана крошечный чип, Взяла Дерри за левую руку, на которую был, как и у всех, надет Индивидуальный браслет. Ирина вставила чип в одно из гнезд браслета. Разделся тихий щелчок. В это время из боковой дверцы, ранее не заметной, появился искин-мальчик в таком же, как у Ирины, комбинезоне и, подмигнув Дерри, увел его к скамейке.
   - Пока датчик считывает параметры Дерри, мы с вами побеседуем, - произнесла Ирина, жестом приглашая Ирвина к выходу. Мыслефункция Ирвина не преминула отметить, что они все больше становятся похожими на людей - словами, жестами. На прежних людей из далекого прошлого человечества.
  
   Ирина и Ирвин устроились на балконе одной из башенок, откуда прекрасно было видно и озеро, и горки, спускающиеся с искусственных скал, и обоих мальчиков - человеческого и боди-искина. Но даже когда Дерри пропадал из поля зрения - скрывался на лестнице, спиралью вьющейся в горах, или нырял - его изображение всегда оставалось на одном из мониторов.
   - Мальчик абсолютно здоров. Здоров настолько, насколько это может определить Искусственный Интеллект, - улыбнулась Ирина. - Так какие у вас проблемы?
   - Дерри не читает.
   - Понимаю, - кивнула Ирина. - Но какие именно коды он не считывает?
   - Дерри не читает текст.
   Прошло две секунды, прежде чем Ирина ответила:
   - Его высшие нервные центры прекрасно взаимодействуют с обучающей электроникой. Вполне достаточно для освоения стандартной школьной программы.
   - Это так. Но я настроен на большее. Мы оба, я и Дерри, настроены на большее. Он обучается по Хай-фай-программе. А это значит, изучение человеческих языков, истории и культуры. Занятие музыкой, живописью. Возможен расширенный вариант.
   Несмотря на то, что эмоции не являются характерной для искинов чертой, Ирвин зафиксировал едва заметные колебания эмоциональной кривой собеседника.
   - Вы из тех, кто хочет изменить мир.
   Ирина не спрашивала - утверждала.
   - Более точное определение: "Возродить мир", - поправил Ирвин.
   Он не смог бы перечислить все изменения настроек, происходящих сейчас в церебральном анализаторе Ирины, но состояние ее интерфейса явно претерпело реорганизацию. Человек сказал бы: от ее доброжелательности не осталось и следа.
   - Зачем? - голосом, лишенным даже оттенка эмоции, поинтересовалась Ирина. - Людям не нужен высокий интеллект. Люди не хотят ставить перед собой логические задачи и решать их. Люди не хотят ставить перед собой эмпирические задачи и решать их. Люди не хотят...
   Искин еще долго пересказывала содержание обучающего файла " НИ-технологии", знакомого любому биоэлектронному сознанию. Сейчас она совсем не походила на человека. Однако вариант перебить ее Ирвином не рассматривался.
   - А как же наш принцип воспитания?
   - Мы не нарушаем его. НИ используют вводные "Комфорт" и "Позитив" в максимально возможном объеме, тогда как параметр "Мотивация" используется в минимальном. Это не новость.
   Наступила пауза. Ирвин подбирал подходящий ответ.
   - Мое положение в обществе позволяет учить сына по программе "Хай-фай".
   - Не стоит отождествлять понятия "сын, потомство, наследник, передатчик генетической информации" с понятием "воспитанник, НИ". Мы не являемся для НИ генетическими, и так далее, родителями. Мы тьюторы. Мы лишь направляем тех, кто достаточно мотивирован. Улучшать натуральный интеллект до уровня искусственного - не наша функция.
   - Но ведь когда-то именно человеческая популяция создала Искусственный Интеллект, - пробормотал Ирвин.
   - Вижу, вы хорошо знаете историю. На вашем примере лишний раз подтверждается второй тезис Инфонетики, хоть это и древность: "Объем потребляемых знаний должен соответствовать возможностям".
   - "... Потребностям", - уточнил Ирвин.
   - "Потребностям" - это вариант для НИ. Или вы уже ощущаете себя членом человеческой популяции?
   - Нет. Но по закону мой воспитанник имеет полное право на высшее образование.
   - Закон защищает вашего воспитанника, - кивнула Ирина. - Ни один искин не может закрыть НИ доступ к информации. Мозг Дерри сам отказывается взаимодействовать с обучающей ридер-программой.
   - Но вы же только что сказали, что мой сын здоров!
   - Однако, вы создали себе родительскую доминанту, - заметила Ирина. - Повторяю: Дерри здоров. - Сотни НИ обучается по стандартным программам уровня средней школы. Среди них есть как воспитываемые тьюторами, так и те немногие, кто получает воспитание в семьях генетических родителей, занимающих высокое положение в нашем обществе. Хотя многие из них обучаются по "Хай-фай", но даже это не гарантия.
   Ирвин вспомнил вопрос Дерри: "Папа, я тупой?" и озвучил его.
   - Нет, - ответила Ирина. - Процессор работает нормально.
   - Тогда в чем дело?
   - Все дети, обучающиеся по программе средней школы, не являются больными, не являются девиантными. В большинстве случаев они даже достаточно мотивированы. Они просто имеют способности среднестатистического человека.
   Ирвин поднялся и заходил по балкону. Он всегда начинал двигаться, если нужный вариант подыскивался дольше стандартного времени.
   - Что мне делать, партнер? Мой сын должен получить высшее образование. Иначе...
   "Иначе" приближалось к бесконечности.
   - Мои познания в физиологии человеческого мозга не выходят за рамки Искусственного Интеллекта. Я советую вам поискать ответы у других источников.
   - У других источников? Это значит... у людей?
   - Да. У тех, кто сохранил Базу Данных. В человеческой популяции существовал такой раздел наук как нейропсихология. Вероятность ее эксплуатационной способности на сегодняшний день ничтожна мала. Но отправные данные могут быть включены в вашу программу взаимодействия с Дерри. Вы знаете, где искать людей?
   - Вероятно, в Руинах.
   - Именно.
  
   Ирвин и Дерри сидели в образовательном блоке. Дерри держал на коленях планшет со стихотворением и водил по нему пальцем. Внезапно он поднял голову.
   - Папа!
   - Я слушаю, сынок.
   - Когда я вырасту, я смогу разговаривать в голове, как ты?
   - Не "разговаривать в голове", а общаться через мыслешунт, - поправил Ирвин. - А разве ты этого хочешь?
   - Конечно! - воскликнул Дерри. - Это же так здорово. Ты успел подумать. Твой собеседник уже услышал. Не надо тратить время на то, чтобы укомплектовывать предложения.
   "Не только время, но и усилия", - отметил Ирвин, сажая Дерри к себе на колени.
   - Но ведь мы с тобой можем разговаривать на рече-визоре. Это гораздо лучше.
   - Чем? - удивился Дерри.
   - Вот сейчас ты задал мне вопрос, а я при этом смотрел на твое лицо и видел, что твои брови поднялись вверх, рот приоткрылся, а сам ты одну секунду сидел неподвижно. Если бы я получил твой вопрос через мыслешунт, я бы не знал всего этого.
   "При этом я еще снял показатели с эмоциональной кривой, но Дерри напоминать об этом не обязательно", - закончил про себя Ирвин.
   - Какой прок от того, что ты это знаешь? - нахмурился Дерри. - Разве информации, содержащейся в вопросе, не достаточно?
   Еще недавно Ирвин считал, что более чем достаточно. Так считал бы любой искин. И даже большинство НИ.
   - Скажи, Дерри, ты любишь общаться со стиральной машиной?
   - Нет, - быстро ответил Дерри. - Она сообщает только информацию, что белье постирано, а это скучно.
   Ирвин кивнул.
   - А общаться с микроволновкой ты любишь? Она готовит твои любимые пирожки.
   - С микроволновкой люблю - неожиданно заявил Дерри. - Не только, когда она готовит пирожки, но и когда фуд-пакеты для тебя. Пакеты невкусные, но она веселая и поет песни.
   Ирвин почти отыскал у себя эмоцию удивления.
   - А как ты определил, что это песни?
   На самом деле звуки, издаваемые печкой, трудно было назвать песнями. Это был шум деревьев в лесу, журчание воды, жужжание пчел - всегда разное. Если изредка и случались "песни", то только птичьи.
   - Мы проходили в школе. Песня - это изменение частоты звуковых колебаний в единицу времени. Вот я и понял, что это они. Мы слушали песни на уроке, но у микроволновки получается лучше.
   Ирвин поставил себе закладку: узнать, что за музыку слушал Дерри в школе.
   - А слов в этих песнях не было? - уточнил он на всякий случай.
   - Слов? Нет, - Дерри протестующе замотал головой. - Зачем?
   Церебральный анализатор настойчиво сигналил, что Ирвин забрел со своими вопросами не в ту сторону.
   - Хорошо, вернемся к этому позже. Скажи, как ты узнал, что микроволновка веселая?
   - Она создает у меня позитив! - важно ответил Дерри.
   - А, понятно. Уже проходили?
   - Да! "Комфорт, позитив, мотивация". Комфорт она тоже создает. Про мотивацию я не очень понял, - наморщил лоб Дерри.
   - А как по-твоему, я похож на микроволновку? - нашел Ирвин нужный поворот.
   Дерри с самым серьезным видом принялся изучать его лицо.
   - Не очень, - заключил он через некоторое время. - Она примитивная, а ты многофункциональный.
   - Спасибо,- ответил Ирвин.
   Видимо, разговор про эмоции и мыслешунт стоило пока отложить. Но Дерри сам вспомнил об этом:
   - Янке разрешили общаться в голове... то есть, через мыслешунт, - сказал он с тоской. - Она прислала мне сообщение, а я не понял.
   - Это абсурд. Она не могла прислать тебе сообщение. Твой церебральный анализатор не соединен с ее мыслешунтом.
   - Она прислала его на планшет, вот же оно!
   Дерри ткнул в стихотворение.
   - Это очень медленно, но я даже так не смог идентифицировать. Я тупой.
   Он бросил компьютер на стол и выпятил губы.
   "Откуда у него столько эмоций? - подумал Ирвин. - Откуда такая богатая мимика"?
   - Дерри, вы каждый день смотрите мультфильмы?
   - Нет, иногда старые фильмы с людьми. Про космос.
   Ах, вот оно что. У актеров, конечно, мимика не рисованная.
   - Только про космос?
   - Нет. Еще про виртуальные миры. Только там я не все понимаю.
   - И не надо.
   Ирвин погладил Дерри по голове, считывая с планшета информацию.
   - Дерри, Янка смотрела на экран, когда посылала тебе сообщение?
   - Нет, - вздохнул Дерри. - Она послала его в голове, я же говорил.
   Вот как! Значит, эта маленькая кудрявая девочка с выпуклыми черными глазами сумела не только прочитать, но и записать стихотворение в память. Она смогла. А Дерри?
   - Сынок, но ведь ты недавно прочитал мне стихи, - припомнил Ирвин.
   - То было иначе, - махнул рукой Дерри. - То было просто. Я его идентифицировал, стихотворение, потому что знал, в чем смысл. Мне даже не надо было записывать слова в память: они там уже были. Мы их уже проходили на естествознании. Надо было только записать комбинацию из них, а это гораздо легче, чем отдельные новые слова.
   - А Янка откуда знает эти слова?
   Ирвин кивнул на планшет.
   - Она не знает. Не знала, - поправился Дерри. - Она знала только одно слово "равно".
   - А ты его здесь видишь, это слово? - перебил Ирвин.
   - Вот оно. - Дерри ткнул в слово. - Но я узнал его, только когда мне показали. Я все равно не понимаю его отдельно от остальных. Оно какое-то другое. Я знал его не в этом значении. А Янка складывает слова из букв. Ей не обязательно знать смысл, она так идентифицирует. По-другому.
   - А Даня? Ты говорил, он тоже умеет читать.
   - Умеет. Но он не записывает в память, как Янка. Он только с экрана. Все остальные тоже так могут.
   "Остальных" было три человека. Но все же.
  
  
   Руинами назывался старый город, отстроенный еще из кирпича. Некогда он был почти разрушен, затем восстановлен - реконструирован. Но название сохранилось. Последние десятилетия в Руинах обосновались те, кто не нашел себе места в новой жизни.
   Сегодня была пятница. Вечером этого дня, не пропустив ни одной недели, Ирвин летал в старый город, чтобы, как он называл это, предаваться пороку. Если, конечно, пороки могут хоть немного интересовать искинов, ибо по сути совершенно бесполезны. Хотя можно ли назвать хоть сколько-нибудь полезной, например, тягу людей к азартным играм в казино? Сеть игорных домов существовала до недавнего времени, лишь года два как игорный бизнес был запрещен под страхом смертной казни - всем, и искинам, и НИ. Хотя Ирвин не мог припомнить ни одного из знакомых искинов, играющих в рулетку. Вряд ли они существовали. Если бы у Искусственного Интеллекта возникла потребность в подобного рода развлечениях, он устроил бы их "у себя в голове", как говорил Дерри. Люди - другое дело. Еще недавно, в период кризиса, они валом валили в злачные места. Программа объясняла это дисфункцией их церебральных анализаторов. И некоторые из искинов сочли вложение средств в игорные дома целесообразным. Биоэлектронной особи ведь тоже нужны доходы. Прошли времена, когда допотопные компьютеры полностью находились на иждивении у НИ. Теперь чаще бывает наоборот.
   Дерри остался дома и лег спать. Если вдруг проснется, будет кому присмотреть за ним: разумный ночник, функциональный детский коврик, в конце концов - визор не дадут испугаться и соскучиться. Кулер с водой тоже всегда под боком - на случай, если Дерри захочет пить. А для крайних ситуаций предусмотрена связь с ним, Ирвином, через браслет. Ведь пользоваться мыслешунтом Дерри пока не может. И сможет ли когда-нибудь - неизвестно.
   Пока Ирвин кружил над старым городом, выбирая место посадки, на купол упала капля, затем другая, наконец, дождь забарабанил вовсю. Ирвин включил статику, чтобы очистить стекло. Тучи над Руинами никто не разгонял. Искины считали, что людям это не нужно, а тем даже нравились смены погоды.
   Ирвин припарковал флаер под специальной аркой и направился по узкой улице к окраине, где располагался большой крытый павильон. Идти пришлось двенадцать минут, но этот путь и так был самым коротким, если только не брать велорикшу, в чем Ирвин не видел смысла: времени экономится немного, а дискомфорта при хождении пешком искин не испытывал. Дождь продолжал лить, поэтому Ирвин активировал водоотталкивающий дождевик. Навстречу попались два велорикши, поднявшие тучи брызг в лужах мостовой. Искин посторонился - скорее из вежливости, чем остерегаясь быть промоченным.
   Завернув за угол, искин увидел павильон, большие окна от пола до самой крыши ярко освещены. Внутри собрались люди, двадцать пять человек. Значит, ждут его и еще двоих. А вот и они, проскользнули в открывшуюся дверь. Идущая последней девушка заметила Ирвина и придержала ее, здороваясь. Ирвин ответил на приветствие и прошел внутрь. Его здесь знали.
  
   ...Они уже стояли парам в два ряда - все, не считая солиста. Ирвин оказался рядом с девушкой, с которой столкнулся в дверях - Джил, - когда полилась музыка, как всегда исподволь, неожиданно. Две скрипки, флейта, губная гармошка и барабаны. Музыканты в клетчатых пиджаках угнездились на крошечной сцене в углу. И хотя места было немного, Ирвин каждый раз замечал, что они чувствуют себя совершенно свободно, даже ухитряются притоптывать в такт - все кроме сидящего барабанщика, который двигался больше корпусом.
   Танец начался. Двадцать восемь пар ног - мужчины в полосатых гетрах и шароварах или, за неимением, просто в удобных, не стесняющих движения штанах, женщины в оранжевых и зеленых юбках - совершали синхронные движения в единицу времени. Остальные части тела практически не двигались, только солист помогал себе руками.
   Ирвин не отставал от других. Танцевать было просто и в то же время... нестандартно. Необычно, не характерно для искина. Нерационально. Бесполезно. Но вместе с тем... Четко. Пожалуй, эта характеристика была самым подходящим эквивалентом эмоций, которые испытывал бы Ирвин, имея такую способность.
   Четкость, вот чем заинтересовал его танец.
   Риверданс длился недолго - всего четыре минуты пятьдесят восемь секунд, не считая музыкального вступления. Это было своеобразным приветствием танцевального клуба, в который Ирвин затесался случайно, однажды увидев выступление на центральной площади, когда оказался в Руинах по делам. Человек сказал бы: "Увидел и пропал". Искин такого сказать не мог. Он увидел и остался.
   После короткой передышки последовала долгая репетиция, потом был длинный перерыв, Каждый делал, что хотел. Кто-то отдыхал, сидя на скамейке и вытянув ноги, кто-то курил, выйдя на улицу. Курение в Новом городе давно уже запретили, но здесь никто не отслеживал. Большинство танцоров болтало друг с другом, вспоминая новости за неделю. Ирвин, как всегда, устроился за столиком в буфете рядом с Патриком - найденным здесь своеобразным другом. Патрик в прошлом работал программистом, может быть поэтому он был единственным, кого заинтересовал Ирвин. Остальные будто не замечали, что в их обществе регулярно появляется искин.
   Развалившись на стуле, Патрик потягивал из бутылки нечто темное и слушал рассказ Ирвина о неудачах Дерри, с которым был заочно знаком. У Патрика не было ни родителей, ни детей, ни жены. На все вопросы Ирвина по этому поводу он отвечал "Мне не надо" или "Я не способен на любовь". Но сообщение о том, что Ирвин воспитывает Дерри, почему-то вызвало в нем симпатию к обоим.
   - Говоришь, не читает? А оно ему надо?
   - Переформулируй вопрос.
   - Ты уверен, что ему необходимо научиться читать? - скрипя зубами, выдавил Патрик.
   Ирвин нередко просил его задавать вопросы более точно. Сначала бывший программист относился к этому снисходительно и даже с интересом, про себя посмеиваясь над "тупой железкой". Но со временем стал подозревать, что Ирвин попросту валяет дурака - вернее, наоборот, строит из себя умного и пытается делать умнее его, Патрика. Придя к этой мысли, он высказал ее искину прямо в лоб. Тот не отрицал и не подтвердил. Спросил только: "Ты против того, чтобы стать умнее"? Патрик поскреб в затылке и решил что, пожалуй, нет. На том и договорились.
   - Уверен. Мозг ребенка - это не компьютер. В него невозможно забить такое количество слов, чтобы он сходу распознавал их целиком, никогда раньше не встречая. Поэтому необходимо уметь составлять слова из букв.
   - А мыслешунт? Разве нельзя просто читать через мыслешунт?
   - Можно, но нет смысла. Использование мыслешунта для НИ... то есть, для человека вообще нецелесообразно. Я пришел к такому выводу всего семьдесят часов назад.
   Патрик недоверчиво покосился на Ирвина.
   - Я не понял, честно. Объяснишь?
   - Ты хочешь получить объяснение? - невозмутимо произнес Ирвин.
   - Ну да.
   - Ты уверен?
   - Да, черт возьми, да! - заорал Патрик, так что на них стали оглядываться. - Мыслешунт в свое время стал прорывом в Инфонетике. Хочешь - подключайся к стационару. Хочешь - разговаривай с искином. Хочешь - сам выполняй операции с такой скоростью, которая тебе раньше и не снилась. А теперь ты говоришь, что это ошибка.
   Патрик сделал изрядный глоток из бутылки, содержащей безалкогольную эмитацию темного пива. Крепкие напитки запретить было проще, потому что легче было отслеживать на таможне. Ирвин не пил и не ел, лишь смотрел на друга.
   - Начнем с простого. Общаться с искином через мыслешунт человеку не обязательно, потому что любой искин говорит на визуально-речевом. Кроме того, есть обычная сеть.
   - Она медленная, не говоря уже о речевизоре.
   - А с какой целью нужно спешить при общении? С какой целью вы сделали боди-вариант искина? Вам не хватало эмоций при общении с персональным компьютером. Вам нужна была иллюзия живого общения, и вы очеловечили Искусственный Интеллект.
   - Хм. Допустим. Выходит, ты всего лишь иллюзия?
   Патрик, дурачась, поводил рукой из стороны в сторону перед лицом, словно ожидая, что Ирвин вот-вот исчезнет.
   - Ладно. Проехали. Что дальше? Почему нельзя решать задачки через мыслешунт?
   - Потому что, говоря словами Дерри, люди от этого тупеют.
   - Ты спятил? Нет, ты выпил! Впрочем, ты не пьешь, я знаю, - забормотал Патрик.
   - Ты тоже пьешь не то, от чего можно стать неадекватным, - невозмутимо парировал Ирвин. - Когда мозг человека выполняет вычисления с помощью мыслешунта, он задействует совсем не те клетки, которые функционируют при естественном процессе.
   - А не все ли равно?
   - Нет. Потому что отделы мозга, которые вынуждены простаивать, со временем атрофируются.
   Патрик помолчал.
   - Но ведь другие отделы, наоборот, совершенствуются? - спросил он осторожно. - Те, которые задействованы.
   - До некоторой степени да. Но их возможности ограничены природой, если только генные инженеры не научатся создавать принципиально иной биологический мозг. Но как ты знаешь, это направление в науке заморожено, потому что кибернетический мозг оказался дешевле. Путем несложных расчетов и наблюдений я установил, что при использовании мыслешунта человеческий мозг из поколения в поколение будет вырождаться. Натуральный Интеллект превратится в придаток Искусственного и потеряет автономность.
   - То есть ты хочешь сказать что... не люди будут сидеть за компами, как в старые добрые времена, а наоборот?!
   - Этого я не знаю. На сегодняшний день у человека нет функций, которые были бы жизненно необходимы искину.
   - То-то ты сюда на танцульки бегаешь каждую пятницу, - зло проговорил Патрик.
   - Твой эмоциональный фон свидетельствует о том, что мной нанесена обида. Я не ставил такую цель, ошибка программы.
   - Извинения приняты, - буркнул Патрик.
   - Я говорил о жизненно-важных функциях и об их массовом применении. Мои занятия танцами - редкое исключение.
   - Фича, - понимающе кивнул Патрик.
   - Да.
   - Хорошо, я почти с тобой согласился. Так что, Дерри не может выучить буквы?
   - Буквы он знает. Он не умеет складывать их в слова.
   - А в школе этому не учат?
   - НИ... детей не учат читать. Их учат распознавать символы. Понимаешь, о чем я? Возможно, если бы Дерри родился и рос в Китае или Японии, у него получилось бы лучше. С иероглифами, не с алфавитом. Но это лишь предположение.
   - Не повезло, значит. А как же другие дети?
   - Тех, кто обучается по "Хай-фай", мало. Остальным чтение вряд ли понадобится, при необходимости они смогут использовать мыслешунт. Но пятеро из шести в их группе читают. Только Дерри не может. А я не хочу переводить его на программу для среднего уровня.
   - Ну что он там не прочитал, покажи, - Патрик беспокойно заерзал на стуле.
   Ирвин достал из кармана минипланшет и протянул ему.
   - "Уронили мишку на пол..." Это что за хрень? "... Оторвали мишке лапу. Всё равно его не брошу, потому что он хороший". Ну и каких слов он не знает? - обалдело произнес Патрик.
   - А ты понимаешь все эти слова?
   - Ну... Уронили - значит, неосторожно обращались. Не принято использовать, но догадаться можно. Мишку... Мишка. Это, видимо, игрушка. Игрушечный медведь, точно. Были такие у наших родителей, я уже не застал. Но слышал. На пол - тут-то что непонятного?
   - Он не знает "пол". Он знает "покрытие", - тихо сказал Ирвин.
   - Допустим. Оторвали - та же ерунда, что и с "уронили". Не используется как экспрессивно окрашенное, но в лексиконе-то есть.
   - В лексиконе взрослого - может быть. В детском уже нет.
   - Потрясающие детки пошли. Ладно. Опять мишка. Лапа - ну лапу-то он не может не знать! - возмутился Патрик. - Что, и птичек не видел? Даже на картинках?
   - У птиц чаще употребимо "ноги".
   - А у собак? - ехидно спросил Патрик. - Редкость, я понимаю, но неужели ни разу не слышал?
   - Собак он знает. И крокодилов, и даже медведей. Только не как мишек. Но здесь "лапа" непонятно к чему, поэтому не идентифицировал. Он в контексте воспринимает.
   - О, пляска святого Витта!
   Патрик схватился за голову.
   - Дальше даже продолжать боюсь.
   - А дальше по аналогии. Либо слова редко используются - например "хороший", как недостаточно точно определяющее, либо экспрессивно окрашенные, как "брошу", либо не распознаются по отдельности.
   - Я понял. Но были же раньше программы, которые учили читать по слогам.
   - Их давно нет, я не нашел. Я не знаю принципа, не могу написать сам.
   - А учителя-люди? Таких тоже не осталось?
   - Ты их встречал?
   - Н-нет.
   - А я тем более. Пойдем танцевать, все уже в зале.
   ...После завершающей репетиции Патрик провожал Ирвина . Всю дорогу шли молча, и только на парковке Патрик заговорил:
   - Знаешь... Есть тут один... доктор. Можно попробовать задать ему вопрос про чтение.
   - Диагност заключила, что Дерри здоров.
   - Он не врач он... доктор каких-то наук. Ученая степень. Попробуй поговорить с ним. А лучше сходи вместе с Дерри. Если уж там не помогут - тогда я не знаю, к кому еще обратиться.
   - Хорошо. Я так и сделаю. Пришли адрес.
  
   К доктору решили пойти, не откладывая, на следующий же день. Погода выдалась дождливой и ветреной, так что флаер поболтало, прежде чем он сел на площади. Доктор жил в противоположном от танцевального павильона конце города, и туда велорикши не ездили, иначе Ирвин непременно нанял бы одного, чтобы Дерри не пришлось идти по лужам. По дороге искин взял мальчика за руку, тот чуть дрожал.
   - Замерз, сынок?
   - Нет.
   - Неужели боишься? - почти удивился Ирвин
   - Немного. Сейчас пройдет.
   Они зашагали по узкому переулку вдоль проезжей части. Кажется, именно так называлась полоса дороги, по которой изредка сновали ретро-мобили. Дерри рванул было подойти ближе, но Ирвин удержал его:
   - Не стоит, сынок. Это источник повышенной опасности, а найдем ли мы здесь врача - неизвестно.
   Мальчик взглянул на Ирвина, хлопая ресницами. Промолчал. Ему трудно было поверить, что забавные машинки могут представлять угрозу, но взрослый, должно быть, лучше знает.
   Навстречу попадались люди. Они не обращали внимания на искина и мальчика, только одна женщина с интересом проводила их взглядом. Внутренний навигатор до сих пор исправно указывал направление, но внезапно заявил об ошибке программы. То ли в городе переименовали улицу, то ли снесли часть зданий, но машина отказывалась ориентироваться. Ирвин решил остановить прохожего.
   - Милейший...
   Мужчина средних лет в серой спецовке и плоском головном уборе обернулся, с вниманием разглядывая незнакомцев.
   - Не могли бы вы подсказать, где живет доктор?
   - Отчего ж нет, - невесело усмехнулся прохожий. - Доктор Хоуп. Идете вы правильно. До первого перекрестка, а там перейдете дорогу и слева увидите круглую изумрудную башню. Рядом будет калитка, зайдете во двор, а дальше найдете.
   И, не дожидаясь благодарности, человек быстрым шагом удалился.
   - Идем, Дерри, - сказал Ирвин.
   Они молча отправились вдоль по улице. Мальчик то и дело оскальзывался на мокром камне. Вот и перекресток, на нем старый двуглазый светофор с голосовым таймером. Когда путешественники подошли к краю тротуара, как раз загорелся красный.
   - До перехода осталось двадцать, девятнадцать, восемнадцать...
   Дерри слушал мелодичный голос, во все глаза глядя на застывшего по стойке "смирно" человечка на экране.
   - Почему нельзя идти сейчас? - спросил он шепотом.
   - Потому что можно попасть в аварию, смотри!
   Мимо прошмыгнул неуклюжий красный автомобильчик. Дерри успел разглядеть за рулем старичка с седыми волосами. Дождь между тем усилился, Ирвин начал сомневаться в правильности принятого решения. О цели визита он Дерри не сказал на случай неудачи. Предложил просто погулять в Руинах, чему ребенок был несказанно рад, потому что редко выбирался дальше нового города.
   - Папа, мне холодно, - тихо сказал Дерри.
   - Потерпи, немного осталось, - подбодрил искин. - Зеленый свет, идем.
   Ирвин не сразу понял, что ободранное, скособоченное строение грязно-бирюзового цвета и есть "изумрудная башня". Догадался он лишь методом исключения - ничего более подходящего поблизости не было. В обе стороны тянулся чугунный забор, справа быстро поворачивая за угол. Слева он продолжался на многие метры, и до половины его закрывали дикие растения. Калитку с высоты своего роста Ирвин не заметил, ее разглядел Дерри.
   Створка громко заскрипела, открываясь. За оградой был не то запущенный сад, не то парк. Трава пробивалась и в щели между плитами, которыми был выложен двор, и сквозь сами плиты, настойчиво прорастала буро-зелеными островками. Здесь и там под деревьями стояли скамейки - почерневшие от дождей и снега деревянные сиденья на каменных опорах. Сами деревья - могучие, необъятные, словно атланты, держащие небо, еще одетые листвой, но готовые со дня на день сбросить тронутый желтизной наряд, казались мудрыми хранителями странного места.
   В башню вела низкая дверь. Ирвин потянул за железную ручку и оказался в полутемной прихожей. Тусклая лампочка под потолком освещала ведущую наверх лестницу.
   - Папа, там живет людоед?
   В голосе Дерри слышалось больше любопытства, чем испуга.
   - Полностью исключить нельзя, - пробормотал Ирвин, увлекая сына за собой по крутым ступеням.
   Миновав два лестничных пролета, путники оказались в светлом просторном зале. Вдоль стен выстроились многочисленные шкафы с ящичками, посредине стоял тяжелый дубовый стол, у которого копошился невысокий человечек в сиреневом халате, перебирая бумажные носители.
   - Доктор Хоуп?
   Обладатель сиреневого халата вздрогнул и поднял голову.
   - Как вы сказали? - переспросил он.- "Доктор"? Боюсь, скорее нет, чем да.
   - Не совсем вас понял.
   - Искин, если не ошибаюсь? Я так и думал, - хмыкнул человечек, отложив бумагу. Достал из кармана тряпицу и вытер руки. - Без сомнения, я доктор, но филологических наук. Профессия бесполезная в наше время даже в старом городе. Вы ведь находитесь в библиотеке университета, знаете ли. А вот врачи вымерли, как класс. Зачем вам врач, кстати? Разве доблестные искины не справляются с хомо сапиенс?
   Он подмигнул Дерри. Тот посмотрел на Ирвина округлившимися глазами.
   - Нам не нужен врач. Точнее, я не знаю, кто нам нужен.
   - Вот так - так... - протянул доктор Хоуп. - Впервые слышу подобное от искина. Давайте разбираться. И кстати, хотите горячего чаю? Не вы - мальчик. Он, вижу, совсем продрог...
   - Это было бы очень любезно с вашей стороны. Мальчик с удовольствием выпьет чаю. Да и я не вижу причин этого не делать.
   - Даже так? Превосходно! - воскликнул Хоуп, жестом приглашая их за собой.
   Гостеприимный хозяин библиотеки привел нежданных гостей в маленькую каморку. У стены - крошечный столик, на нем два чайника - электрический и заварочный, черные кожаные кресла, несгораемый сейф в углу, а вдоль стен стеллаж с бумажными книгами - больше там ничего не было. Над всем этим витал запах свежей заварки.
   Дерри вертел головой, разглядывая непривычную обстановку. Никакого пластика, никаких закругленных углов. Покрытие под ногами - паркетный пол - непривычно скрипит. Дерри опустился в кресло, оно мягко ухнуло под ним, проминаясь. Доктор Хоуп достал из сейфа три маленькие фарфоровые чашки, фиолетовые, с сиреневым ободком, и чайные ложки. Принялся разливать чай.
   - Замечательно, что вы пришли! - говорил он при этом. - Уж не знаю, какая печаль вас сюда занесла, но - замечательно!
   - Дерри. будь осторожен - горячо! - вовремя предупредил Ирвин, усаживаясь в кресло. - Подуй, вот так
   Искин показал. Мальчик принялся с увлечением надувать щеки, шумно выдохнул воздух в чашку, едва не расплескав содержимое.
   - Возьми ложечку, малыш. Так чем я могу быть полезен?
   Доктор тоже занял место за столом и теперь аккуратно тянул чай через свернутые трубочкой губы.
   Ирвин в три этапа изложил суть проблемы, предполагаемые пути решения и желаемый результат. На протяжении этого времени доктор хмыкал, играя бровями, и почесывал за ухом, забывая про чай.
   - Я понял, что Дерри нужен код, для того чтобы считывать буквенную информацию. Но я не знаю принципа его написания, поэтому мы и обратились к вам, - закончил искин.
   Доктор Хоуп залпом допил остывший чай.
   - Ох! - выдохнул он. - Признаюсь, вы загнали меня в тупик.
   - Требуется экстренная помощь? - моментально отреагировал Ирвин. - Назовите ваш пароль, и я...
   - Нет-нет-нет, благодарю, - замахал руками доктор. - Вы меня не так поняли. Со мной все в порядке, просто я пока не определил, с какого конца подойти к вашей проблеме.
   - Понимаю, - чуть наклонил голову Ирвин.
   - Послушай малыш, - доктор повернулся в Дерри, сосредоточенно смотревшему в свою чашку. - Твой... папа сказал, что ты можешь прочитать стихи, это верно?
   - Да.
   Дерри покраснел.
   - Прочитаешь нам?
   - Конечно.
   Дерри встал из-за стола и вышел на середину комнаты. Он отставил левую ногу в сторону, вытянул правую руку и с чувством продекламировал:
   - У-гол па-де-ни-я
   Ррра-вен уг-лу от-ррра-же-ни-я!
   Воцарилась пауза. Хоуп сидел с открытым ртом, Ирвин, приближаясь к оптимуму эмоциональной кривой, смотрел на Дерри. Дерри тоже был явно доволен успехом.
   - Здорово, - осторожно произнес, наконец, доктор. - А что это значит, вам объясняли?
   Ребенок кивнул и принялся рассуждать об одном из законов оптики.
   - Я понял, понял, - поспешно перебил его Хоуп. - Ты молодец.
   Дерри засопел от удовольствия.
   - А больше ты никакого стихотворения не знаешь?
   - Знаю! - неожиданно заявил ребенок. - Пятью пять- двадцать пять, пятью восемь - сорок. Шестью шесть - тридать шесть, дважды два четыре. Но это мы в прошлом году проходили.
   Ирвин молчал, не проявляя никаких признаков эмоций
   - Так, - кивнул Хоуп,. - Так.
   Он вышел из-за стола, направился к одному из стеллажей и, присев перед ним, принялся рыться на нижней полке.
   - Если не ошибаюсь, у меня тут кое-что было...
   Выудив огромный том в одноцветном переплете без каких-либо букв, такие обычно бывают после ремонта книги, он протянул его Дерри.
   - Малыш, посмотри вот пока картинки. Уверен, такой книги у тебя нет. А мы с твоим папой кое о чем потолкуем. Располагайся.
   Дерри, вытаращив глаза, взял фолиант и уселся с ним за стол. Доктор быстро убрал чашки и поманил Ирвина в соседнюю комнату.
   Не без труда раскрыв книгу на первой странице - вначале Дерри безуспешно пытался тыкать пальцем в верхнюю панель, но она не реагировала, пришлось попросту откинуть ее как дверцу микроволновки - мальчик узрел двухмерную картинку. Огромное рыжее существо на тонких ножках, с длинными усами и неприятным, злым выражением на морде, уперев ручки в бока грозно смотрело на симпатичных зверей: медведей, собачку, лошадь и других. Только почему-то эти звери были как люди: в одежде, и даже пользовались какими-то транспортными средствами...
   ... - Их с малолетства учат техническим и естественным дисциплинам, так? - говорил тем временем Хоуп Ирвину. - И практически не обучают гуманитарным.
   Ирвин подтвердил.
  
  
   Продолжение следует...
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"