Дробот Анита: другие произведения.

Пепел. Сгореть, чтобы вернуться

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.11*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    > Немайн Морриган, в прошлом блестящий криминалист, отбывающая наказание в орбитальной тюрьме за жестокое убийство. Ортан Тиринаги в прошлом зависимый от тяжелых наркотиков,следователь, занимающийся делом Рыцаря- серийного убийцы. Каитана Доринати в настоящем не лучшая студентка, работающая по ночам в городском морге . Джим Ендель- амбициозный профессор Юридического Университета, который для достижения своих целей пойдет по головам. Что связывает этих четырех людей? Только ли настоящее или же их прошлое подготовило не один сюрприз ?

    ПРОДА ЗДЕСЬ

    Прода от 4 февраля

    СТРАНИЦА НА ЛИT-ЭРЕ (ОБНОВЛЯЕТСЯ ЧАЩЕ)

    Как вы относитесь к продолжению книги "Пепел" (серия - 2е книги
    Сюжетно это будетодна большая книга (возможен временной разрыв в пару лет в середине 2-го тома)
    Положительно, "Пепел" и его герои нравятся, за вторую книгу
    Отрицательно,книга затянута,вторая книга не нужна,герои надоели
    Лучше "Понять.Простить.Убить", и "Пепел" в одном томе
    Смотреть Результаты

  Город Помпею засыпало раскаленным пеплом Везувия.

  Глава 1

  Доктор был немолод: уже третий день у него болела голова, да и кости ныли с самого утра. Не к добру. В тюрьме, или как новомодно именовалось сие место "планетарный участок отбытия наказаний сектора", он работал уже не первый десяток лет. За это время он повидать довелось всякое. И виновных, гордящихся своим прошлым, и невинно осужденных, больных, сумасшедших, несчастных, рыдающих, смеющихся.
   Доктор почти не помнил лиц своих пациентов. Лишь медицинские карты: аллергии, состояние иммунной системы, имплантаты... Но эту женщину он запомнил хорошо. Почти пять лет назад. Она вошла гордо: разворот плеч, высоковатый рост, насмешливый прищур- все давало понять, что осужденной она себя не чувствует и просить не будет. Грива то ли окрашенных, то ли и вправду седых волос, острые скулы... Казалось, что она видела насквозь каждого, кого могла проткнуть острым взглядом, Вогнать в вену состав самостоятельно она не попросила- приказала, и конвойные не сказали ни слова. Все же она когда-то была одной из них. Той же породы. Когда-то...
   Теперь же перед доктором была все та же женщина, однако черты ее неуловимо изменились. Остался и высокий рост, и седые длинные волосы и приподнятые уголки губ. Морщин быть и не должно было- находящийся в стазисе не старится, хоть тысячу лет продержи. Но что-то все же было не так.Впрочем, если стазис такой, как у нее... С сохранением восприятия. Это было прописано даже в приговоре. Не редки случаи, когда осужденные после такого наказания сходили с ума, но эта выдержит. Возможно, тем, кто запихнул ее сюда, так, с сумасшедшей, было бы даже удобнее.Доктор был уверен, что она выдержала. Такие скатываются до безумия медленно, по грамму. Он аккуратно ввел дистабилизатор.
  Дрогнули веки и глаза открылись. Она оглядела небольшую сверкающе-белую процедурную, доктора, двух конвойных, совсем еще зеленых юнцов, и улыбнулась. Ну что ж, доктору случалось видеть и такое. Многие, наконец, вернувшись, улыбались, плакали даже. Но улыбка заключенной номер четыреста семьдесят два тридцать пять не была радостной или счастливой, скорее уж, это был мрачный оскал.
  В гробовом молчании доктор отключил аппаратуру. Она без помощи спрыгнула со ступеньки капсулы.
  -Лицом к стене,- сказал сержант, потное лицо которого у доктора вызвало пренебрежительную усмешку, которую он тут же скрыл. Наберут неумех, которые тени своей боятся, не то, что осужденных. В ближайшие полчаса она уж точно не опасна: у организма шок после выхода из стазиса.
  Конвойные молча вывели странную заключенную. А ведь она убийца. Семь ножевых ранений и мертвый политик. Помнится, все информагентства только и подкидывали в течении двух месяцев все новые и новые факты. Однако, власть сменилась. Теперь во главе Союза партия "Порядок", а это значит, что многих, чье пребывание в тюрьме не выгодно, освободят. Непорядок, однако... Доктор усмехнулся, подготавливая кабинет для следующего пациента.
  Над городом подымалась Тирани. Редкое удовольствие в последнее время- увидеть рассвет: Пепел приходил домой под утро, спал три-четыре часа, а затем вновь шел в управление. И так почти две недели. Их убийца разошёлся не на шутку: три убийства за месяц. И ведь за пределы галактики уже вышел! Но почерк его, однозначно. Пепел чуял это безо всяких заключений экспертов. А еще он точно знал, что без нормального криминалиста дальше опознания трупов они не продвинутся. Политики, бизнесмены... Киллер или маньяк? Здесь как раз без криминалиста сложно что-то сказать... Лучше бы киллер, конечно. Маньяк- это в три раза хуже, ибо чтобы его поймать и самому нужно быть не в себе. Работать с Пеплом в паре, несмотря на прямой приказ начальства, криминалисты отказывались. Не любят работать по двадцать четыре часа, их понять можно. Но если не работать, то Пепел снова съедет на уровень ежевечерних пьянок в "Пилоте", грязном припортовом кабаке. И поэтому необходимо землю грызть, а найти эксперта. Презрев сон, Пепел сейчас собирался на встречу. Капитан сказал, что этот новый криминалист- лучший, которого он знал. Вот-вот за ним прилетит орбитальный катер. Почему катер, интересно? Неужели, придется лететь так далеко?
  Меня вели по узким мрачным коридорам. Впрочем, чего я еще хотела от тюрьмы? Радостных розовых плиток и цветочков? Мои конвойные были на редкость неуклюжи. При желании вырваться мне ничего не стоило. Сломать шею или ударить резко: ногой в пах, локтем в живот, и бежать... Вбитое в детстве с кровью и болью так просто не забывается. Но стоит ли? За следующим углом меня будут караулить точно такие же...
  Интересно, почему обо мне вспомнили? По приговору еще восемь лет надлежало перебывать в состоянии мыслящего овоща и что же? Вытягивают из стазиса, отвлекают от тяжких дум... Если бы здесь был глава партии Мир и Равенство, то высморкалась бы от полноты чувств в его пиджак, а так... Хотя, пять лет прошло, может, его уже и среди живых нету. Было бы жаль, все же хорошими врагами не разбрасываются. И убивают их лично. И когда я успела стать такой хладнокровной? Какие, кровожадные мысли закрадываются в голову. Все же в стазиса есть свои плюсы: абсолютная пустота там, где по преданиям у человека душа. Зато мозги на месте.
  Зачем им я? Так было удобно забыть, что Немайн Морриган вообще когда-либо существовала. Мне ещё надлежит провести восемь лет в стазисе, и ни один человек не имеет права отменить этот приговор Высшего союзного суда. Только Глава партии, находящейся при власти... И если при власти все та же Мир и Равенство, то сегодняшний день- лишь попытка развлечься самим и развлечь меня. Так что, я больше, чем уверенна- произошел очередной передел у бездонной грязной кормушки.
  -Лицом к стене,- я послушно повернулась, мы кажется пришли. Щелкнули, расстегиваясь, цифровые наручники. Еще одно нарушение инструкции... Для чего? Мне оказывают одолжение или желают задобрить?
  Допросная была стандартной я и сама в бытность криминалистом в таких не раз бывала. Пять камер, неудобная табуретка для... меня, получается. Более удобные стулья. Две штуки. По одному допрашивать боятся, что ли? Я села на табуретку и стала ожидать. В голове было пусто. Ну, придут, ну расскажут и что теперь...
  Дверь наконец открылась и прошли двое молодых людей. Мужчинами язык не поворачивался назвать: дорогими костюмами не прикрыть недостаток опыта, а он был на лицо, так сказать. Неуверенные, сомневаются, потянут ли. При этом и между собой лада у них нет: держатся на расстоянии. Может, из разных ведомств.
  -Добрый день, Немайна Керимовна.
  -Немайн.-жестко перебила я: имя было единственное, что у меня осталось, и менять его никак не хотелось.
   -Немайн,- несколько сбился парень. Щенки... Кто ж вам допросы дал проводить? Глянуть бы на этого идиота.
  -Итак, госпожа Морриган, мы хотим сделать вам интересное предложение от лица правящей партии...- попробовал завязать беседу блондин с сероватой кожей, не кормят его, что ли.
  -Не интересует,- я насмешливо приподняла бровь, ожидая, что же будет дальше. Все же такое развлечение впервые за пять лет. Все-то сама с собой, да сама с собой...
  Пепел был недоволен: мало того, что капитан запаздывал, так и с катером возникли какие-то неполадки: механик и по совместительству пилот, ругаясь то и дело включал двигатели, копался в блоке питания и выключал. На заказ частного орбитального денег сейчас не было: цены в очередной раз за этот месяц возросли, а зарплата осталась прежней. Да, похоже, правительство не справлялось. Наконец, капитан прибыл и они забрались в нутро чихающего катера. Дорога заняла почти три часа. Капитан что-то сказал про "сюрприз" и отвернулся к окну, погрузившись в виртуальную реальность, дабы посмотреть очередной фильм. Пепел как только корабль оторвался от поверхности, сразу же отключился. Как выяснилось далее, целью их путешествие оказалась тюрьма. Банальнейшая орбитальная тюрьма!
  Кляня про себя начальство с его дурацкими шутками, Пепел мрачно плелся следом за капитаном Фрисни, немолодым, но бодрым офицером. Их обыскали, три раза потребовали показать документы и, наконец, допустили. Пепел не любил тюрем со времен революции. Грязь, вонь, человеческое месиво, крики, стоны, кровь... Вся суть революций, пожалуй, именно в тюрьмах. Многим политикам стоило бы зайти сюда года два назад.
  Табличка "Допросная", конвой. Неужели, криминалист работает здесь? Пройдя следом за капитаном, Пепел увидел двух молодых офицеров. Сразу видно - один из госбезопасности, другой рыба помельче, но не из полицейских. И какая-то женщина. Длинные седые волосы, а на лицо и тридцати не дашь. Глаза какие-то странные, то ли желтоватые, как фосфор, то ли просто зеленые, с каким-то холодным интересом оглядели его с ног до головы, а затем на миг мелькнула усмешка, немного безумная. До Пепла дошло. Морриган. Он тогда еще служил, но слышал об этой женщине. Блестящая карьера, гениальные идеи, лучший криминалист года... А потом убийство, суд, показания свидетелей. И ее. :"Когда я выйду живой и невредимой некоторых уже не будет с нами, а те, кто будут, жестоко пожалеют, что выбрали такой оригинальный способ самоубийства", растиражированное всеми журналистами Союза. И Фрисни хочет, чтобы он работал с ней? Да у нее еще стазиса лет на десять. Хотя, убивают-то политиков. Сейчас совету Морригаг будет выгоднее на свободе. Вот только захочет ли она? Впрочем, если бы на руках у гэбэшников не было бы никаких козырей, то они бы в жизни на это не пошли. Она не похожа на человека, которому есть, что терять.
  Спустя полтора часа "допроса", смахивающего больше на избиение младенцев в дверь вошли еще двое. Полицейские. Один уже полуседой, одряхший мужчина, лет за пятьдесят, а другой... Боец, солдат, а если припомнить курс психологии . Одиночка, глубокая личная драма, интроверт, склонен к... Мои размышления прервали:
  -Добрый день,- поздоровался он, немного ошалело разглядывая меня, как будто силясь вспомнить. Наконец, на его лице промелькнуло узнавание.Следом последовало обращение к старому полицейскому.-Капитан Фрисни, а можно вас на два слова?- а голос у этого, второго недовольный. Ну надо же, не ожидал увидеть здесь меня? - дверь за ними закрылась и повисло тягостное молчание. Точнее, тягостным оно было для моих юных друзей, которых уже порядком раздражало мое откровенно хамское поведение, никак не подходящее осужденной. Но они молчали и даже слова не сказав. То ли вежливые такие, то ли боятся меня. Да я б тоже боялась, прочитав собственный приговор. Убийц во все времена опасались.
  -Капитан, вы, верно, шутите.Это же...- Пепел по немного помрачневшему лицу начальника понял, что угадал.
  -Морриган,- закончил Фрисни. -Да, это она и лучше криминалиста я за всю службу не видел. У нее талант. Истинный талант.
  -А то, что она осуждена за убийство вас не смущает?
  -Партия заинтересовалась этим делом,они готовы оказать ей честь и сократить срок пребывания в стазисе, лишь бы эти убийства прекратились.- Пепел скривился: политику он на дух не переносил. Да и убийствами этими заниматься ему не хотелось, однако козел отпущения был необходим всегда. С самого начала было ясно, что дело можно отправлять в "висяки", одна если Морриган в пишется... Да нет, если вспомнить те слухи, которые ходили лет пять назад: политику она люто ненавидит и работала в Союзе лишь потому, что в Конфедерацию не отпускали. А как же, такой специалист!
  -Вы думаете, что сможете ее уговорить?
  -Мы нет, а вот они смогут. Там сидят представитель Совета и службы государственной безопасности. Не мало, согласись.К тому же... Есть один аргумент, она не сможет отказать.
  -Ну что ж, воля ваша.- Пепел прекрасно понимал, что дело заведомо гиблое, однако, спорить с капитаном ему не хотелось.
  -Добрый день еще раз,- вежливо поприветствовал меня вернувшийся капитан Фрисни, его спутник лишь сухо кивнул.-Вас уже ознакомили с условиями не так ли?.. Ах, да, совсем забыл,- на стол легла пачка настоящих сигарет и явно антикварная механическая зажигалка - сейчас таких уже нет.- Берите.
  -Спасибо,- от души поблагодарила я, и прикурив сигарету, блаженно сощурилась. Выдохнула клуб дым, от которого присутствующие разом поморщились. -Да, мне рассказали об условиях, но я не буду с вами сотрудничать, дело принципа, знаете ли.- в капитана виделся битый жизнью человек. Из тех, которым исключительно благодаря природной смекалке и умению пристраивается удается дожить до спокойно старости.
  -Понимаю, однако...- я перебила:
  -Я не буду с вами сотрудничать,- она глубоко затянулась очередной сигаретой, щурясь от удовольствия.- о чем, собственно, уже было сказано. Кстати, спасибо за сигареты, эти чёртовы десять лет только о них и думала.
  -Но в деле открылись новые обстоятельства...- попытался переубедить одетую в серую робу женщину, молодой, но амбициозный мужчина, вероятно получивший в хаосе последних лет свои погоны слишком рано.
  -А я рассказывала, как мы вылавливали глазные яблоки касиопейцев на табачной фабрике?- она сидела на неудобном стуле так, как будто это был трон. Впрочем, после десяти лет стазиса оно и немудрено. Пепел задумчиво нахмурился.
  -Вы уверенны, что она адекватна? Известны случаи, когда...- не таясь поинтересовался представитель Совета, тоже молодой и амбициозный. В их компании Пепел ощущал себя дряхлой развалиной, хотя был ненамного старше. Женщина так и вовсе глядела на них, как на детсадовцев:
  
  -Мальчик, я пять лет провела в стазиса за убийство,- насмешливо ухмыльнулась она, стряхивая сигаретный пепел аккурат на папку.- Как ты считаешь, я в порядке? Ты себе вообще представляешь, что такое все понимать, но не иметь возможности пошевелиться?..
  
  -Убили вашего брата.- поняв, что в словесной игре его с легкостью обыграют выдвинул последний аргумент гэбэшник. Она не упала в обморок, не заплакала, даже нахальная ухмылочка, так раздражающая всех предыдущих парламентеров, никуда не делась. Заключенная номер четыреста семьдесят два тридцать пять посмотрела в глаза ему, Пеплу, которого, кажется, за предыдущие встречи и не замечала. Посмотрела неуверенно, выискивая опровержения сказанного, но он кивнул. И тогда женщина хрипло выдохнула:
  
  -Согласна.
  -Отлично, тогда мы вас так же восстановим в должности преподавателя университета.
  -Вы издеваетесь?- новость о смерти Нейта прошла как будто сквозь меня, лишь глубоко внутри что-то дрогнуло. Если бы подобное сообщили мне до стазисе, то кричала бы, злилась, проклинала всех, но это спокойствие... Забавная у меня адаптация психики. Впрочем, теперь есть вторая цель: найти и вырвать глотку не только закинувшим меня в это дружелюбное местечко.
  -Госпожа Морриган, вы, возможно, не в курсе, но произошла революция. К нашему превеликому сожалению, кадров сейчас катастрофически не хватает,- у этого полицейского, прибывшего с капитаном Фрисни, брезгливо дернулся уголок губ, но на лицо тут же вернулась маска отрешенного спокойствия. Интересный тип, если бы собственными ушами не слышала, что он полицейский, вряд ли бы поверила. На вид- типичный солдафон, таким только приказы попонятней давай и будут старательно выполнять, не задавая лишних вопросов. Поджарый, чуть выше среднего роста, хорошая мускулатура, чуть кривоватый нос (странно, что не захотел восстановить, или денег пожалел?), щетина, мятая рубашка, не самые новые ботинки... и серые глаза, режущие, цепкие, воспаленные. По взгляду только и признаешь в нем следователя. А еще глубоко в глазах скрывалось безумие, почти такое же как мое собственное, но уставшее какое-то, угасающее, словно пепел на тлеющих углях. Не высыпается, лопнувшие сосуды, а значит с расследованием у них плохо. Что ж, так даже интересней. Люблю загадки.
   Похоже, я слишком увлеклась разглядываньем не представленного мне офицера, поскольку прослушала большую часть монолога, призванного переманить меня на сторону добра, то есть на должность преподавателя.
  -... Не говоря уже о надбавках и...- разливался соловьем тот не докормленный молодой человек. Утомил.
  -Давайте короче, сколько я должна буду отчитать, кому, и сколько я за это получу?- я отправила окурок к трём таким же и потянулась за новой сигаретой, испытывая блаженство и ленивый интерес.
  -Младшие и старшие курсы. У одних история становления криминалистики, у других спецкурс по основным признакам социопатического поведения. Ваш конек. Сто единиц в месяц, десять часов в неделю.
  -Что-то не тянет новая власть на высокий уровень социальной политики,- ехидно заметила я, и, не утруждая сменить выражение лица, кивнула.- Хорошо, меня устраивает. Мое отчужденное на благо Союза имущество ко мне вернется, я надеюсь?- мне лишь кивнули.- Лаборатория?- еще один кивок.- Ну и, я думаю, вы потрудились узнать мой принцип. Никакой политики рядом с моей работой.
  -Да-да, конечно,- облегчённо согласились представители власти. Все мельчают и мельчают, даже смешно. От последнего вопроса я не удержалась:
  -И не страшно убийцу к студентам отправлять?
  -А какая же вы убийца, госпожа Морриган? Оправданы по всем пунктам.- прозвучал спокойный приговор.
  Морриган не поспорила даже для вида, четко осознавая, что на уступки ей не пойдут. Капитан Фрисни ее в этом понимал и поддерживал. Он бы на ее месте тоже носом особо не воротил бы: талантливых много, а в стазисе медленно сгнивать никто из них не хочет. Умная женщина, всегда была умной.
  Фрисни лишь раз довелось с ней поработать, но впечатления были свежи и спустя семь лет. Она не зашла- влетела- в маленький тесный барак, где три ранее прибывшие эксперта разглядывали свежий труп. Огромная рабочая сумка на плече и белый халат чем-то напомнили Фрисни времена, когда он, еще маленький мальчик Серин, приходил в гости к старому соседу- врачу на пенсии. У того был такой же халат, правда висящий на вешалке, и большая аптечка в прихожей...
  -Ну что, коллеги, я могу ставить палатку и разводить костер?- едко спросила она вместо приветствия и затем пояснила с насмешливой ухмылкой,- Глядишь, дней через десять, вы обнаружите, что клиент умер насильственной смертью.-тяжелый характер, не женский совершенно. Фрисни и других полицейских, стоящих чуть в стороне, она, кажется, даже не заметила. Ее коллеги что-то ворча себе под нос расползлись по углам барака в поисках иной работы, а Морриган склонилась над телом молодого человека, лицо которого было истерзано безобразными ожогами.
  -Убийца женщина, левша, на правой руке кольцо под ретро, но на самом деле подделка,- спустя десять минут раздался ее голос в полнейшей тишине.- И да, детектив,- как будто только заметив, обратилась она к Фрисни, -если не желаете, чтобы уничтожили вещественные доказательства, я бы порекомендовала вашим людям не топтаться вон в том углу.- спустя двое суток они нашли убийцу. Женщина, на чьем пальце действительно было кольцо. И Фрисни не забыл совершенно равнодушного вида эксперта, приглашенного в качестве свидетеля на суд, что являлось большой честью. Для любого другого эксперта подобное признание было было меньшей мере лестно, но она лишь раздраженно повела плечом и даже не приняла приглашение прокурора сектора пообедать. Сумасшедшая, таким людям не отказывают. Но эта отказывала всем, кто так или иначе был обличен властью, и, похоже, получала от этого некое удовлетворение. А такие игры слишком опасны, слишком. Вот и доходилась по краю пропасти. Видать, сильно помешала кому-то из прежней власти, уж слишком принципиальна, вот и закрыли ее.
  А теперь, этот щенок прав, кадров не хватает. Даже у него, Фрисни, эксперты по две смены работают. Измочаленные все. А еще Пепел... тьфу, привязалось , детектив Тиринаги загоняет их с этим своим расследованием. Еще одна Головна боль для несчастного капитана: упрямый, необщительный, только и знает, что день и ночь работать, так мало того- и от других подобного требует. Как будто не понимает, что у большинства семьи и хоть какие-то планы на свободное время. Впрочем, понимает-то он прекрасно, но с собой сделать ничего не может, иначе снова скатится туда, откуда его едва удалось вытащить, и то не полностью: пить окончательно Тиринаги не бросил, хоть с остальным завязал и на том спасибо.

  Глава 2

   Каита не хотела сегодня идти на занятия. Говоря по правде, она вообще ничего не хотела после двух смен в центральном морге. Зато в этом квартале премию обещали, и уж тогда она точно сумеет на день рожденья Эльзы прислать ей новую пару ботинок, а не туфельки из магазина товаров "Вторая жизнь". Еще надо не забыть заплатить за этот месяц взнос члена Сообщества ЮК, иначе исключат, и тогда не видать ей стипендии. Каита потянулась в постели, и ее взгляд случайно зацепил электронное табло, на котором отображалось время. Черная дыра!
  Проспала!
  За двадцать минут добравшись до учебного корпуса, она неуверенно помялась перед дверью в аудиторию, но, наконец, поднялась карточку доступа.
  -А вот и опоздавшая, - встретил ее неприятный женский голос, раздающийся откуда-то сбоку. Повернув голову, Каита увидела рядом с собой высокую женщину с серыми волосами, одетую в белый халат поверх чёрного платья. Новая преподавательница. Как же не вовремя! Учились же как-то триместр без истории становления криминалистики.
  -Ну что вы, дорогая моя, застыли, присоединяйтесь к вашим однокурсникам,- только сейчас до Каиты дошло, что парты были пусты, повернув голову влево, она увидела однокурсников разной степени усталости, которые все как один злобно глядели на нее, не переставая, кто отжиматься, а кто приседать. Делали они это кто как, особенно смешно было наблюдать за некоторыми девушками, пришедшими в ботинках на высоком каблуке.
  -Давайте -давайте, вы задерживаете лекцию. Где я там остановилась... Сорок семь.
  -Но было же семьдесят!- раздался голос кого-то в равной мере смелого и глупого.
  -Профессор Морриган,- поправила жуткая женщина.- Ко мне следует обращаться профессор Морриган, я надеюсь, все это уяснили? А вам, любезный, плюс пятьдесят отжиманий. Итак, тридцать семь...- досчитав до ста, она ленивым взмахом руки разрешила всем занять свои места, а проштрафившемуся от считала все семьдесят отжиманий.
  -А теперь давайте познакомимся еще раз,- она присела на краешек стола, не сводя с аудитории немигающего взгляда. -Меня зовут Немайн Керимовна Морриган. Для вас- профессор Морриган. О, вижу, некоторые уже обо мне слышали. Ну, что ж, отлично, расскажете остальным.- Каита об этой странной женщине до этого не слышала, но судя по лицу знакомой ей первой сплетницы Риальнины Ковалевских, личность эта Морриган известная.- Теперь давайте поговорим о моих требованиях. Идеальная дисциплина. Любое нарушения и вся группа мой предмет в принципе не сдаст. Так как сегодня лекция была вводная, я милостиво прощаю всех опоздавших, с них сообщения на следующую лекцию. Темы я раздам позже. Итак, друзья мои, криминалистика зародилась на стыке двух противоборствующих времен...- до конца пары в кабинете было настолько тихо, что от сигнала об окончании лекций все разом вздрогнули. Профессор Морриган с отсутствующим выражением лица вещала о первых попытках систематизации преступников и преступлений, а так же о первичных методах сбора вещественных доказательств.
  -Так, а теперь темы для сообщений,- профессор, немного прищуившись, начала перечислять,- 'Жизнь и достижения Ганса Гросса'; 'Научные взыскания Амбруаза Паре';'Первые достижения дактилоскопии'; 'Судебная фотография Евгения Пуринского'. Распределитесь сами. И еще одно, рассказывать, дорогие мои, нужно так, чтобы мне стало интересно, ведь если мне не будет интересно, я сильно расстроюсь, и вместо этого легкого наказания придумаю что-нибудь очень нехорошее,- говорила профессор Морриган спокойно и почти ласково. Но от этих интонаций у Каиты мороз по коже пошел.-Свободны,- махнула странная женщина рукой, и первой же покинула непривычно притихших студентов.
  За окнами уже давно было темно. Каита , что-то напевая, заканчивала с последней лабораторией. Не такая уж это и сложная работа- уборка. Да, опасная порой- неосторожные студенты разливают реактивы где ни попадя, зато платят хорошо. Поправив капюшон светлого защитного костюма, она принялась за последний ряд столов, и не заметила как в лабораторию зашел некто. У него были тихие крадущиеся шаги, но расслышать их из-за шелеста ткани костюма, Каите не повезло.
  -И кто здесь у нас?- она как-то резко оказалась прижата к столу и теперь не имела никакой возможности пошевелиться. Он? Но ведь его сегодня не должно было здесь быть. Она специально сверилась с расписанием перед тем как взять на себя сегодняшнюю смену. Но он был здесь, крепко сжимал талию, а другая его рука поползла вверх по предплечью.
  -Вы?- казалось, что голос ее не слушался.-Что вы?..
  -Я,- нагло подтвердили, стягивая с ее головы капюшон.-Соскучилась, моя радость?- он шептал на ухо, едва касаясь его губами. И она от этого шёпота цепенела, не находя в себе сил пошевелиться, дать отпор.
  -Отпустите меня!- собрав волю в кулак,она попыталась, чтобы требование прозвучало грозно, но вышло жалко.
  -О, моя радость сегодня боевая девочка,- ее резко развернули и она наткнулась на жадный взгляд карих глаз. Он был молод, даже вызывающе молод для профессора, однако его знания говорили сами за себя- кафедра уголовного процесса едва ли не прыгала от восторга, когда узнала о пополнении, а вот для Каиты перевод этого человека в их университет стал началом черной полосы.Когда он в первый раз столкнулся с нею в одной из лабораторий, то попытался разжится очередной девочкой на ночь . С его внешностью и даже ей видимым отличным благосостоянием, это было просто. Однако, Каита отказала. Если бы хотела , то давно бы нашла себе покровителя. Она не один раз рассматривала такой вариант. Тогда она смогла бы забрать Эльзу к себе, но... Быть подстилкой, жизнь которой будет зависеть от того, во сколько ее оценят. Она имела гордость. Это была даже не гордость, а чувство собственного достоинства. И вот она уже второй год спала сутки через двое, а каждый вечер ее был занят либо учебой, либо очередным приработком, но ведь жила же как-то. Жила, одевалась в форму, как единственную альтернативу драным штанам и поношенному платью, все заработанное тратила на мелочи: платица с рюшами, игрушки, туфельки, курточка. Эльза заслуживала самого лучшего...
  Но он не принял ее отказ и попытался настоять, и она кинула в него колбой с реактивом. От растерянности, наверное... Потом под ругань принялась стаскивать с него исчезающий на глазах пиджак, разъедаемый неведомой субстанцией. Не заметила, как субстанция попала на щеку, начало печь. А потом резкая боль, чьи-то холодные пальцы и злое:
  -Черные дыры!
  Пришла в себя уже на полу, воняло чем-то едким, но щеку не пекло.
  -Пришла в себя?- как-то устало прозвучало сверху. Так быстро Каита еще не бегала. На следующий день был выговор за неоконченную уборку, разговор в пустой аудитории и судорожные побеги, игры в прятки. Для него все это было игрой, ему было весело загонять ее как дичь, наблюдать как ее зрачки расширяются, а она цепенеет от страха, но еще больше ему нравилось вынуждать ее делать то, что хотелось ему. Так длилось уже почти три месяца и Каите было страшно. Она не знала чего дальше ждать от него: наиграется и бросит, или ему станет мало?
  -Что молчишь, не рада меня видеть?- тонкие пальцы мягко гладили шею. И ведь синяка ни разу не оставил! Просто... она даже не знала, как охарактеризовать его действия. Пристает? Домогается? Играет?
  -Отпустите меня,- чуть громче попросила она, опустив глаза .
  -А то что? Колбой в меня снова бросишь?
  -Закричу.- упрямо ответила она, разглядывая пуговицы на его рубашке.
  -Ну, попробуй,-милостиво разрешили ей,- здесь нет никого, системы наблюдения включаются с одиннадцати. Мы совершенно одни, моя радость,- и не надо ей снова на ухо шептать. Она попыталась вырваться, но он не пустил. Приподняв, посадил на стол и медленно, аккуратно погладил по щеке.-Я жду, давай.
  -Помогите,- получилось как-то тихо и до невозможного глупо. Раздался серебристый смешок. Он даже смеялся эдак изящно. Сволочь.- Помогите!- злость подстегнула, но крика не вышло, так, громкий голос.
  -Что-то никого не вижу,- прошептали ей в сжатые губы.Гад. Мерзавец. Развлекается, раздери его касиопейцы.
  -Пожар! Горим! Синий сигнал!- заорала она что есть силы.
  -И вновь никого,- прошептали ей куда-то в шею, а рука переместилась с плеча немного ниже. Каита мучительно искала выход. Хоть бы колба какая попалась. Но, к ее разочарованию, стол был пуст.- Радость моя, у тебя есть еще варианты?
  И тут от дверей раздался спокойный голос с ленцой:
  -Что здесь происходит, хотелось бы мне знать?- он не убрал рук, но обернулся, обладательницу голоса Каита разглядеть не смогла.
  -А вы, собственно, кто?- с вызовом спросил он, повернувшись и закрыв Каити собой. Наглый как и все следователи. Пусть, и бывший.
  -Немайн Морриган, с сегодняшнего дня преподаю здесь.-Каита сжалась, надеясь, что ее не заметят. Уж лучше быть обесчестенной, чем попасться на глаза этой жуткой женщине.
  -Профессор Ендель,рад знакомству,- радости в его голове не было ни на грамм.
  -Да какой ты профессор,- едко процедила она. Ендель напрягся.- И я повторю свой вопрос : что здесь происходит?
  -Мне кажется, что я не обязан отчитываться...- начал было он.
  -А мне кажется, что когда я сообщу руководству о том, что профессора,- она произнесла это слово с убийственной издевкой,- домогаются студенток, руководство не обрадуется.
  -Вы по-моему здесь слишком мало находитесь и не понимаете, кто здесь кто...
  -А мне плевать,-перебила она,- Девочку отпусти, или следующий разговор произойдет уже в допросной.- он нехотя отошел и Каити предстала пред светлы очи профессора.
  -Снова вы?- она несколько удивленно приподняла бровь.- Вы прямо какая-то ходячяя неприятность.- впрочем злости или осуждения в ее голове не было.- Идите-ка сюда, моя дорогая,- Каити, боясь поднять глаза подошла к женщине, стараясь не расплакаться от стыда, облегчения и страха новых проблем.Та, взяв ее за руку, ободряюще похлопала по плечу.- Ничего страшного, мрази встречаются всем, идите домой, а с вашим... профессором,- и снова издевательский тон,- я немного пообщаюсь, пожалуй.-Каити вылетела за дверь, но пройдя пару метров, остановилась. И она вот так уйдет, даже не поблагодарив? А если он что-то сделает профессору Морриган? Он может. И Каити приняла самое, пожалуй, безрассудное решение в своей жизни - осталась под дверью, а то, что все слышала, так это у них голоса громкие.
  -Итак, щенок, ты решил, что тебе все можно?
  -Да что ты себе позволяешь?- возмущенный вопрос, а следом хрип.- Ты...
  -Еще раз тыкнешь и я утружу себя сломать тебе шею. Забыла сказать, меня судили за убийство при отягчающих обстоятельствах, так что некоторая,- ее смех был больше похож на лай или на кашель. Каити сжалась от страха: она, эта женщина-убийцы?!- неадекватность психики мне будет прощена.
  -Отпусти... те...- и снова хрип.
  -Отпустить?-издевается она, задумчиво рассуждая дальше.- А зачем? Тебе ведь нравится играть, не так ли мальчик? Так давай поиграем.
  -Хватит...- едва слышно.
  -Хватит? Эта девочка тебя тоже, наверное, просила, но услышал ли ты? Понравилась полная власть,да? -затем звук удара и свистящий вдох.- За любую власть рано или поздно нужно будет заплатить, профессор. - снова удар.-В этой жизни за все приходится платить,понял?- еще один удар.-И если ты успел что-то сделать...- он застонал.- Я вытащу твои кишки,урод, намотаю их тебе на шею и подвешу вот в этой лаборатории. Поверь, я свое слово сдержу.
  -Сумасшедшая...- полустон-полувсхлип.
  -Я? Да, пожалуй.- и снова смешок. Этот день был днем сплошных глупостей, но сделать Каити с собой ничего не могла.
  -Профессор Морриган, прекратите, пожалуйста.- она стояла на пороге, растерянно глядя на окровавленное разбитое лицо Энделя.-Он...-все же заревела, дура.-Он ничего мне не сделал, правда.
  -Не сделал,говоришь?- она изобразила задумчивое лицо, но ощущалась какая-то наигранность. Маска, не более.-Ну что ж, тогда пускай проваливает. Вершить несправедливую справедливость не интересно.-И скажи девочке спасибо,парень, я бы тебя еще поучила. -Каити смотрела и не верила. Эта сухопарая женщина уложила на лопатки бывшего следователя, да как это вообще возможно?! Тем не менее, он, окровавленный, вышел из лаборатории, а профессор осталась, сев на стол.
  -Ну и долго будем молчать?- Каити лишь всхлипнула.-М-да, как зовут-то тебя, чудо?
  -Каитана Доринанти, Каити, профессор. Я учусь на...
  -Я знаю, где ты учишься, склероза нет пока,- раздраженно прервали ее.- Давно это началось?
  -Три... три месяца, профессор,- Каити снова всхлипнула.
  -И ты молчала,- полу утвердительно протянула женщина, а затем резюмировала.- Дура.-Каити согласно шмыгнула носом.-В таких случаях нельзя проявлять слабость, для людей вроде твоего профессора, слабость как наркотик. Есть слабость, значит есть власть. Ты меня понимаешь?- дождавшись кивка, она продолжила.- Я его, конечно, отпугнула, но теперь многое зависит от тебя. Если он не дурак, просто так, без повода не полезет. А если дурак... Скажешь мне, я помогу. Уяснила?
  -Да. Спа-спасибо в-вам, профессор.
  -И не реви.
  -Не реву.
  -Ревешь.Заканчивай здесь давай, подброшу тебя домой. На отчужденном имуществе,- как-то невесело добавила профессор.
  -Вы... Вас правда судили за убийство?- вопрос сорвался с губ сам.
  -Да, семь ножевых ранений.- ни сожаления, ни страха. Констатация факта.
  -А вы?..- будь проклят ее длинный язык.
  -Нет, не я. Но это было никому неинтересно тогда. Неинтересно и сейчас.- профессор вышла.
   День Пепла не заладился с самого утра- об этом свидетельствовали головная боль и шатающаяся комната. Не стоило вчера на радостях от появления нового криминалиста напиваться. Честно говоря повод был в высшей степени надуманным и напиться хотелось просто так вот и подчинился собственным желаниям, а теперь расплачивается с недовольным организмом. Можно, конечно, вколоть что-нибудь, но врач, ведущий его, строго запретил употребление любых препаратов без согласования. Как вариант можно было бы и вживить ограничитель , однако, как показал последний срыв, он не особо способен ограничить.
   Покряхтев, Пепел все же сел и обвел мутноватым взглядом убогую обстановку собственной комнаты. Последние пару лет он жил в ведомственном общежитии: от офиса далековато, зато недорого. Старая мебель, голографический экран со сколом на противоположной стене, встроенная мебель довоенного образца - все это создавало дорогую и приятную его сердцу обстановку обветшалого, но своего логова. Друзей, чтобы водить их сюда, Пепел не имел: старые армейские товарищи разлетелись по разным концам Союза, а на работе его не то, чтобы недолюбливали, но опасались. Встав, он, поежившись от холода, быстро направился в душ, на ходу раздумывая, когда Морриган все-таки сподобиться приступить к своим обязанностям. Ладно, вчера у нее была "аклиматизация", надо же поосмотреться, все же за пять лет, на которые она выпала из жизни, произошло многое... Но сегодня ей стоит уже появится, все же именно ради этого дела ее и выпустили. Интересно, что будет потом, когда надобность в эксперте высокого класса, но плохой биографии, отпадет?
   Пепел оделся, выпил холодный кофе, забытый кем-то на кухне и отправился на службу. В общем-то, отправился на службу- это слишком громко сказано. С революции в Союзе все приняло несколько упрощенный вид. В том числе и Министерство внутренних дел, а вместе с ним и все структурные подразделения. Теперь для следователя главным стало не найти преступника, а закрыть дело, иначе общественность начинает волноваться, а это нехорошо. Когда общественность волнуется происходит смена власти, как правило. С другой стороны, если бы Пеплу хватило ума озвучить эти мысли, то свой китель он бы уже не носил.
   Перед кабинетом его ждал неожиданный сюрприз- Немайн Морриган собственной персоной. Она перекатывалась с пятки на носок и чуть склонив голову набок знакомилась с одним из агитационных плакатов, висящих вдоль всего коридора. На часах в холле, когда он входил, было семь двадцать. Рабочий день начинается в девять.
   -Доброе утро,- несколько удивленно поприветствовал он ее и принялся отпирать цифровым ключом дверь в кабинет.
  -Доброе,- она сухо кивнула и вернулась к рассматриванию плаката.-Забавно, раньше такого не было.- она прошла первой в любезно открытую им дверь.
   -Наверное, я как-то внимания не обращал,- женщина опустилась в кресло, Пепел сел за рабочий стол и замолчал. Что говорить дальше он понятия не имел. Можно, конечно, было вставить парочку вежливых фраз для того, чтобы завязать разговор, но зачем? Морриган вряд ли оценит. Ее отчужденный вид не давал и намека на цель столь раннего визита.
  -Ваше воспитание, верно, не позволяет вам напрямую спросить какого черта я делаю здесь в восьмом часу утра?- спросила, наконец, она, употребив какое-то незнакомое ему ругательство.
  -Не позволяет.
   -Я за материалами дела, заключениями, проекциями. Лучше, если вы вкратце опишите, а то сегодня еще две лекции,- она как-то насмешливо улыбнулась, словно уже заранее представляя несчастных студентов и расправу над ними.
  -Я думал, вы не решитесь начать преподавательскую деятельность сразу же,- все эти вежливые формулировки давались нелегко- сказывалось долгое отсутствие опыта, однако перед Пеплом сидела женщина, а с женщинами выпить по панибратски в случае каких-то прений и помириться на следующее утро не выйдет. Тем более Морриган эта явно не рядовой эксперт. Самомнение у нее, небось огромное.
  -У меня вчера было четыре лекции. Если желаешь узнать, как изменилось твое государство- посмотри на молодежь.
   -И как вам?- не горя особым любопытством, спросил Пепел.
  -Погано,- коротко резюмировала Морриган.- Впрочем, это темы опасные, вернемся к делу.
   -Хорошо. Первый убитый. Свельд Гарсиевич Марк. Найден пятнадцатого августа этого года у себя в коттедже на Раюне. Ножевое ранение в область живота послужило причиной смерти. На месте преступления следствием были обнаружены следующие улики... Я качала головой выслушивая сухой, но существенный рассказ. И время от времени делала пометки в блокноте. Детектив, которого мне так и не представили, рассказывал, показывая снимки, проэкции. Вещдоки, о которых упоминалось, он доставал из скйфа или стола и ложил на столешницу передо мной, давая возможность ознакомиться.
  -Простите, а третий убитый точно не был женат?- уточнила я, заметив тонкий волос в одном из пакетиков. Убитый, судя по снимку, был брюнетом.
  -Официально нет, а по показаниям свидетелей- брата и коллег, постоянной женщины у него так же не было,- кошмар, он может говорить без этой раздражающей официальщины?! Черт, даже имени его не знаю еще. Если бы не номер кабинета, который мне назвали еще в тюрьме, долго пришлось бы искать сего детектива. Да и вообще, странновато, что сразу после освобождения меня не отконвоировали на какую-нибудь встречу с главой сектора полиции в министерстве внутренних дел, к примеру. Подбросили до центра, и оставили. Без денег, без чипа, удостоверяющего личность. Лишь справка об освобождении в связи с оправдательным приговором, документы на мое имущество и ключи от дома и машины. Удивительно, как меня без чипа не задержали и в участок не отправили. Впрочем, за прошедшее время, даже мой родной мегаполис изменился. На когда-то безукоризненно-чистых улицах появился мусор, фасады домов несколько обветшали. По дороге домой еще и несколько то ли нищих, то ли попрошаек увидела.Однако, старые знакомцы у меня остались- подбросили до дома. Чип мне кто-то добрый все-таки прислал на следующий день, вместе с расписанием лекций. С новым ректором в университете мы лишь поздоровались, очевидно, мою биографию накануне он получил и ознакомился. И вот снбова- сидит передо мной мой напарник на ближайшее время, а я даже фамилии его не знаю. Очень похоже, что меня проверяют- когда же побегу жаловаться и проситься к новой власти, чтоб помогли-подсобили. Или же, просто решили организовать мне эдакое незаметное возвращение...
  -И да, кажется, мы с вами так до сих пор друг другу не представлены,- все таки решила я наладить хоть какой-то контакт.
   -Извините, забыл. Капитан Ортан Тиринаги.
  -Ортан с южно-миранского наречия значит "пепел". Вам подходит,- и откуда она южно-миранские наречия знает. Пепел нахмурился.-Немайн Морриган. Как я могу к вам обращаться?- пока в ней он не замечал ни того легкого безумия, которое выглядывало из желтых глаз в тюремной камере, ни насмешливого куража. Присутствовали исключительно сдержанность, вежливость и спокойствие. Ни одной эмоции, и отношение ее к делу и к нему, Пеплу, понять пока возможным не представлялось.
  - Как хотите, мне безразлично.
  -Ко мне можете обращаться Немайн или капитан Морриган. Не знаю, правда, вернут ли мне погоны, так что лучше все таки Немайн,- это попытка наладить контакт или еще один вежливый жест? Впрочем, это тоже неважно. Лишь бы с работой справлялась. Знакомые ему ни к чему. И они вновь вернулись к делу. Женщина хмурилась, кивала, брала в руки вещдоки... Руки у нее были аккуратные: узкие ладони, длинные пальцы. Запястья то и дело выглядывали из манжет светло-серого пиджака. И вся из себя эксперт была аккуратная- строгий брючный костюм, синяя шелковая рубашка, и шелк настоящий, уж Пепел-то, может стоимость оценить. Украшений, правда, не было. Ни колец тебе, ни браслетов, ни проколов в ушах. Ногти вот коротко обрезаны, но это профессиональное, скорее всего. Раньше так пристально изучать криминалистов Пеплу не доводилось: говорили с ним быстро, пытаясь как можно скорее отделаться. К этой вот манере разговора, то ли опасливым, то ли брезгливым интонациям он за два года так и не привык. Впрочем, лицо Морриган вообще эмоций не выражало. То ли маска, то ли лицо: неправильные, черты, длинноватый для женщины нос, резкие изломы бровей, худоба и слишком яркие, почти жёлтые, глаза. Жилистая и высокая, совершенно не женственная на первый взгляд, она в своём костюме умудрялась выглядеть элегантно.
Наконец, вещдоки были предъявлены, кратко он Морриган в курс дела ввел, осталось только к экспертам проводить, чтоб она с предварительными результатами ознакомилась. Сообщив ей об этом, Пепел заметил, как женщина слегка скривилась.
-Что-то не так?- поинтересовался он.
-Кто у вас глава экспертной службы?
-Доктор Чернеский, кажется. Да, точно, он еще и вскрытия проводил.
-Значит, Юлий все-таки добился своего...- пробормотала она.-Что ж, идемте.
Доктор Юлий Чернеский пребывал в преотличнейшем настроении. Однозначно, вечер, а в последствии и ночь с новой практиканткой выдались на славу. Молодая девица так жаждала получить практику, что была готова практически на все. В том числе и прямо в лаборатории. К слову, пора уже ее разбудить: коллегам ни к чему знать, как глава службы организовывает собственный досуг. Юлий на секундочку застыл перед зеркалом, разглядывая свое холеное лицо, тонкие черты которого не одну дамочку свели с ума. Улыбнулся себе же, подмигнул, одернул халат и уже направился будить практикантку, как раздался стук в дверь.
-Погодите, занято!- крикнул он, но его проигнорировали и дверь с грохотом открылась.-Что вы себе позволяете, детектив Тиринаги!- возмущенно начал доктор, однако следом за полицейским в лабораторию зашла женщина. В первую секунду он не признал ее, однако в следующую...
-Морриган...- он нащупал стул и сел.
-И тебе утро доброе, Юлий!- оскалилась та, которую доктор Чернеский записал уже практически в мертвые.-Что, опять развлекаешься с практиканточками?- ее взгляд скользнул куда-то за спину доктора. Он обернулся и увидел в дверях встрепанную Евочку.
-Ну что ж, похвально,- продолжила издеваться Морриган. Тиринаги с эдаким насмешливым укором молчал. Детектива, дерущего с экспертов три шкуры, справедливо недолюбливали. Угрюмый, мрачный, а если его распоряжение не выполнишь, то... Впрочем, от детектива спасали жалобы, поступающие капитану Фрисни с регулярностью раз в неделю. А вот от Немайн спасет разве что чудо. Ее выпустили, почему?-На твоем месте я бы не размышляла, почему выпустили "эту женщину, которую представляет опасность для общества",- память у Морриган всегда была хорошей, а уж его показания на суде она, наверное, наизусть заучила за пять-то лет. Мстительная тварь. И опасная,- а нашла бы нам с детективом документы и передала бы все результаты предварительной экспертизы. Чего расселся, дорогой?- сладко спросила она, а затем рявкнула.- Выполнять! А вам, милочка, я бы порекомендовала одеться и привести себя в порядок. Начальство недолюбливает таких вот девушек на ночь.- Евочка покраснела и поспешила скрыться в дверях.

Утро профессора Енделя началось со звонка коммуникатора. Звонило, как обычно, начальство. Остальные с мстительностью Джима Енделя были знакомы либо заочно, либо вживую и раньше одиннадцати утра предпочитали не зонить. Начальство же злопамятный профессор уважал, боялся, недолюбливал и в будущем хотел занять его место.

-Ендель.

-Здравствуйте, мой дорогой, как продвигается ваша работа?- этот тягучий голос сразу же выдавал его обладателя, старшего комиссара Службы Внутренних дел, Триона Сапроматински.

-Продолжаю разрабатывать объект, пока ничего.

-Мне донесли о неприятном инциденте, который имел место быть вчера,- голос Триона Свенельдовича продолжал спокойно звучать в динамике, однако Джиму почудились недовольные нотки. Точно, недоволен... Джим лишь крепче сжал зубы, приготовившись выслушивать долгие нотации, которые начальник весьма уважал, однако сегодня было прямо-таки утро удивлений.- Это очень удачно, нам не придется внедрять второго агента, теперь ваши должностные обязанности распространяются и на Немайн Морриган, вы ведь уже ознакомились с её личным делом, не так ли?- ознакомится-то он ознакомился, и понял, что к ней без козыря в рукаве лучше не соваться.- Подъезжайте сегодня в офис я дам вам более обширные инструкции, касательно объекта номер два.

Каитана Доринанти, впервые за несколько месяцев, ощущала себя счастливой, направляясь на занятия. Давящее чувство исчезло из груди. Она весело помахивала сумкой подошла к главному корпусу. Как обычно, окинула беглым взглядом прозрачный стенд с важной информацией и , не обнаружив ничего нового, вошла в здание.

Её группа уже была в аудитории. За полтора года учебы Каити так и не умудрилась найти друзей. Девушка с усталым взглядом и не располагающей к длительному общению внешностью в равной мере не привлекала ни парней, ни девушек. На криминалиста шли учиться, как правило, либо чтобы продолжить семейную династию, либо из-за отсутствия иных альтернатив. В первом случае выпускника ожидало непыльное место в каком-нибудь из офисов на Тирани. Во втором - государственное довольствие во время и после учебы и рабочее место в заброшенной правящей партией галактике, где уровень преступности выше налогов. Каите не повезло очутиться в группе, состоящей сплошь из представителей первой категории студентов. И хотя большинство преподавателей университета не делали между студентами различий, но родители Ольгерды, к примеру, знали весь преподавательский состав, а Януш- племянник ректора.

Молча пройдя вдоль ряда и сев на свое место у стены, под видом листания конспекта Каита начала прислушиваться к сплетням однокурсников о профессоре Морриган.

-...Мать говорит, она любовницей главы партии была, вот и поднялась так высоко.

- А потом он ей изменил и она сына любовницы, тоже политика, убила.

-Да ну, чтобы такая стерва и из-за большой любви...

-Да ты её взгляд видел? До мурашек пробирает. Она не в себе по-моему...

-Дед сказал, ей стазис назначили с сохранением восприятия, тут немудрено с ума сойти...

-Родители говорили, что она одна из лучших была, да вот так все закончилось.

-И остается, похоже, раз её под амнистию выпустили.

-Какая амнистия! Полностью оправдана!

-Убийца?

-Не наше это дело, главное, чтоб учила нормально,- сказал наиболее здравомыслящий. Тут вошел преподаватель и все досужие разговоры прекратились. Конспектируя, Каита отвлеченно думала над тем, что было сказано. С одной стороны, профессор не похожа на вполне адекватную, одна её сцена расправы с Енделем чего стоит, но с другой стороны... Косая усмешка, сделавшая лицо похожим на застывшую маску, к которой она привыкла. Нет, не может, профессор быть убийцей: она знает, что такое честность и справедливость.

  Глава 3

Я разложила перед собой все материалы и улики, которые мне подвезли прямо в лабораторию. Лаборатория находилась на одной территории с моим домом. И тут, похоже, за пять лет ничья нога не ступала. Что было более, чем странно, если бы не одно 'но'. Я знала, кто позаботился о том, чтобы мое имущество осталось нетронутым. И теперь он был убит. Они правильно подобрали наживку, желая, чтобы я выбралась из своего кокона.

Я внимательным взглядом снова прошлась по дефектоскопам, микроскопам устаревшей нано-электронной модели, сваленные кучей щупы, металлоискатели и прочее, мою выездную сумку.... В этой комнате с гладкими белыми стенами ничего не изменилось: даже моя пепельница, некстати напомнившая о другом мертвом человеке, стояла на своем месте.

Итак, приступим, на данный момент мы имеем семь жертв. Начнем с самой первой. Свельд Жениль Марк, политик, партия "Порядок", холост, два внебрачных ребенка. Причина смерти- восемь ножевых ранений, нанесенных в область живота вызвали кровотечение и повреждение внутренних органов, а именно... Так, результаты вскрытия... Все то же. Медицинская карта- ничего интересного, одни импланты. Протокол осмотра места преступления, список вещдоков. Орудие убийства не найдено. Я внимательней пригляделась к трёхмерной модели предполагаемого орудия убийства- длиной около двадцати трех сантиметров, неширокое обоюдоострое лезвие, об этом говорят и характерные края раны. А материал? Анализ не проводился. Чудесно! Так можно было бы опрелить материал, из которого изготовлено орудие убийства. Может это что-то да дало... Вряд ли чистый метал, это сейчас раритет. Космопластик- тоже вряд ли. Вероятно, какой-то споав, их сейчас много... Похоже на нож, и нож боевой. Зачем подобному предмету, используемому в быту обоюдоострое лезвие? А раз боевой, то уже проще классифицировать, найти бы материал... Я бы Чернеского и его экспертов за такую халатность выгнала ты с работы. Ладно, продолжим. Второй убитый...

Джим лениво вел беседу с одним из представителей старой профессуры. Как таковые, подобные представители были лишь посредственными теоретиками и никакими практиками. Но необходимая для работы репутация требовало кивать и соглашаться. Наконец, старик засобирался на лекцию и профессор Ендель вышел из отрешенного состояния.

-Да-да, конечно...- кивнул он и зашагал прочь по коридору.

-Извините,- наткнулась на него идущая на встречу студентка. Он опустил глаза и чрезвычайно удивился- Доринанти и, похоже, настолько растроеная, что даже его не заметила. Любопытно... Она прошла мимо даже не подняв глаз, а Джиму стало еще интересней: кто это обидел его маленькую радость. Вот сегодня и узнает. Лично.
Пепел вот уже пять минут ждал своего информатора, распивая дешевый синтетический кофе в не менее дешёвом кафе. Единственным плюсом сего заведения была незаметность. Оно находилось в тупике, людей здесь всегда было немного, да и обслуживающего персонала, как такого тоже не было - автоматика. Старая вывеска с половиной погасших лампочек гордо возвещала: "Штурман". Изнутри кафе было не лучше - старый ремонт, побитая жизнью лента раздачи, тут и там клубился дым. Сюда нередко захаживали и касиопейцы с их любовью к легким развлечениям, и жители из созвездия Сириуса, у этих была желтоватая кожа, Пеплу пару раз даже довелось увидеть аполлонов, которые в Союзе были гостями крайне редкими. И сейчас парочка касиопейцев, одной парой щупалец, раскуривая палочку, другой зачерпывала слизь из жестяных мисок.
Мысли Пепла уже в который раз за день медленно вернулись к Морриган. Личность в высшей мере занятная. Вот, например, откуда у нее эта любовь к сигаретам? В союзе курили либо политики, и то лишь те, кто мог себе это позволить, либо же криминальные элементов из тех, что повыше. Нередко первые и вторые являлись одним человеком. В общем, курение было удовольствием дорогим: настоящий табак по неведомым причинам удавалось выращивать лишь на Земле, столице Конфедерации. Конечно, на парочке планет Союза условия были подходящие, но вырощенное там земному куреву и в подметки не годилось. Конечно, Морриган могла себе это позволить- экспертом она была высококлассным, но все же...
Пепел отвлекся от своих дум- сквозь бесшумно открывшуюся дверь в "Штурман" вошел такой же незаметный, как кафе, человек. Точнее человеком он был на первый взгляд. Знающий сразу бы приметил и неестественную какую-то, то ли пружинистую, то ли подпрыгивающую, походку, и форму ушных раковин и слегка дергающийся уголок рта. Тэм, информатор родом с мутагенных планет, впрочем, выглядел сегодня на удивление хорошо: не было обычного засаленного комбинезона механика, и старой куртки, он, похоже, даже раскошелился на поход в местную общественную баню, или по- новому ОООС.
-Здраствуй, Тэм,- Пепел не был настроен на долгий разговор: давно и не ним было замечено, что "Штурман" затягивает своей безискусной серостью и обреченностью. Да и весь квартал навевал на следователя мрачные мысли о бренности бытия.
-Здрасивуйте,- информатор упал на стул напротив.
-Тебе как обычно?
-Д-да-да.
Робот принес кислотно-зелёное пойло в высоком стакане, парень послушно осушил его, и разговор снова потек:
-У тебя есть, что мне рассказать? Касательно того, о чем я говорил в прошлый раз.
-Не так чтобы оч-оч-очень много,- Тэм немного заикался, что не способствовало появлению симпатии к этом существу. Информатор Пепла был труслив, но что еще лучше (для следователя, разумеется) зависимым от "хины"- достаточно труднодоступного наркотика галлюциногенного действия.- Появился один, из та-та-таких, что вам подошел бы, но он не с кем не общается из наших. Де-де-держится особняком.
-Когда появился?-детектив Тиринаги не любил таких вот загадочных одиночек, ибо, как показывал опыт, большинство неприятностей было именно от них. Со своими, местными,договорится всяко проще.
-Да с месяц назад, может и раньше, не знаю. Ничего особенного в нем не-не-нет, смотрит разве что изподлобья, того и гля-гля-гляди в глотку вцепится,- Тэм повел плечами.
-Что еще о нем знаешь?
-Да ни-ни-ничег больше, иногда он в "Розе" бывает. Вы его сра-сра-сразу узнаете, он высокий очень, почти под два метра, волосы те-те-темные, и три па-па-пальца на правой руке не свои ,- когда Тэм волновался, заикался он еще больше.
-Хорошо, спасибо,- Пепел встал.
-А-а-а...- Тэм тоже встал и неуверенно покосился на его карман.
-Ах, да, держи,- Пепел протянул запаянную колбу на один миллилитр.-Бросал бы ты это дело.-информатор лишь жалко улыбнувшись, невразумительно пожал плечами.
Каити была не то, чтобы растроенна, ей было плохо в полном понимании этого слова. Незачет за основы трассологии значит только одно- перевод на платную форму обучения. Платить ей было нечем- никаких сбережений не было. Да и сумарной зарплаты за работу в морге и лабораториях, едва хватало, чтобы оплачивать проживание Эльзы в маленьком частном детприемнике.
Если бы она была одна, Каити справилась бы как-нибудь, но посылать Эльзу в государственный детский дом... Она брела по коридору, не глядя ни на кого, глаза застилали жгучие слезы. Добравшись до пустой лаборатории, она оперлась на стену рядом с дверью: ноги не держали, и разрыдалась. Ее трясло, буквально колотило. Такое состояние было в последний раз, когда сухонький дедушка в костюме объявил ей,что отец убит, открыто уголовное дело и на время им с Эльзой необходимо будет покинуть дом...
-Ну и что случилось?- сначала она не узнала его голос. А когда узнала... Да какая уже разница, в самом деле! Она промолчала, и лишь сильнее вжала лицо в колени.-Дорогая моя, молчать не выйдет.- ее с силой подняли на ноги и она точно бы упала, если бы профессор не поддержал. Что ему от нее надо, в конце концов?! По щекам с новой силой заструились слезы.
-Радость моя, это несколько утомительно не находишь,- ей протянули платок, который она дрожащей рукой все же взяла и попыталась вытереть мокрые щеки. С первой попытки не удалось, со второй тоже. Третьей не было, ибо профессор Ендель раздраженно забрал платок и вытер ей лицо сам.-Сядь,- скомандовал он. Она села. На пол.- Лысый пилот!- выругался профессор. Истерика у нее началась по новой. Поддернув светлые брюки он сел рядом. Тоже на пол. Слезы текли и текли, а он молча сидел и разглядывал лабораторию. Когда она немного успокоилась, Ендель заметил:
-Любишь ты лаборатории, как я погляжу.
-Что вы... хотели?
-Я?- профессор, кажется, немного удивился,- Узнать, что произошло. Так что произошло?
-Ничего,- похоже , прозвучало не слишком уверенно.
-Слушай, Доринанти, -раздраженно процедил мужчина,- ты думаешь у меня очень много свободного времени, чтобы ждать, пока закончится твоя истерика?! Коротко и по существу- что произошло?
-Я провалила трассологию,-тихо произнесла Каита.
-Что?!- у ее собеседника, похоже, закончились слова.
-Вы не понимаете, меня переводят на платную форму обучения,- снова слезы навернулись на глаза.
-Не реви только,- поморщился профессор,- Кто у вас читает?
-А вам зачем?- настороженно спросила Каити.
-Из любопытства спрашиваю,- рыкнул мужчина.
-Профессор Шинг,- мысли о незачете снова вызвали град слез, на которые мужчина уже не обращал внимания. Он вытащил коммуникатор и что-то набрал, после непродолжительного разговора, ей заявили:
-Пересдача через неделю, будешь мне должна, - насвистывая,ее покинули в полнo

Спустя полдня работы я поняла две вещи - орудие убийства, вероятнее всего, было одно и то же; Чернеского в три шеи надо гнать с занимаемой должности. И не то, чтобы это была личная неприязнь. Я к нему не испытывала ровным счетом ничего, но подобная халатность требовала наказания. Он не провел ни одного анализа на определение материала, ни одного статистического исследования, чтобы узнать вероятность использования орудия убийства раньше. В общем ни-че-го. И они надеялись кого-то поймать с таким подходом? Да три ха-ха. Убивают политиков, а правительство хоть бы почесалось...

К слову о правительстве, самое время предпринять один из необходимых шагов, чтобы мои надзиратели ( а такие есть, я и не сомневаюсь), несколько потеряли бдительность. Итак, с кем бы мне лучше связаться. Прожжённого и опытного дознавателя или политика я своим цирком не обману. А вот кого-нибудь помоложе... Как же удачно я все-таки приняла визитку того бледного молодого человека из Совета. Набрав на коммуникаторе его номер я изо всех сил попыталась придать своему голосу несколько растерянное, но все же возмущенное звучание. Итак, меня выпустили, но бросили на произвол судьбы. Я в растерянности, я не знаю, что мне делать... Соберись, Немайн, давай!

-Ротан, слушаю,- а по связи он более уверенно общается, чем в жизни.

-Добрый день, это Немайн Морриган.

-Здравствуйте, чем обязан?- на последнем слове голос его немного дрогнул.

-Во-первых, я звоню извиниться за мое поведение в тот день. Вы ведь сами понимаете, после стазиса крайне тяжело прийти в себя...- и немного заискивающих ноток.

-Да-да, конечно,- сказали мне уже немного более благосклонно.

-А во-вторых, я совершенно не знаю, что мне делать. Вы знаете, такое впечатление, что...- крохотная трагическая пауза, которую он и сам смог бы додумать.

-"Забыли",- додумал.

-Да-да,- чуть больше растерянности.

-Видите ли, Немайн,- теперь в голосе господина Ротана появилось нечто покровительственное. Неужели он купился?- Слишком уж офишировать ваше возвращение нам не с руки. К тому же, сейчас сложная ситуация и Совет заинтересован в том, чтобы как можно быстрее прекратить еще и эти убийства. Мы очень надеемся, что вы нам поможете,- слова ведь явно не его.- Таким образом ваша задача - незаметно влится в расследование и в обычную жизнь...

-А как же мой брат?- так, всхлип будет лишним.

-Но вы ведь понимаете,что пока это не представляется возможным...

-Да-да, но хотя бы с его делом я смогу ознакомится...

-Конечно, вы получите его уже сегодня вечером.

-Спасибо вам большое,- я уже готова была разлиться в благодарностях, но меня милостиво перебили:

-Не стоит, что вы.

Итак, первый шаг сделан. Вряд ли в мою комедию поверят целиком и полностью. Если бы я была в такой растерянности, как изображала, то вряд ли бы сама добиралась от тюрьмы домой, в университет и так далее, но все же. Я спросила о брате, а значит, я понятия не имею, что делать дальше с этим знанием. В это, думаю, они поверят. Кроме того, этим звонком я дала понять, что пока готова принять их правила. На какое-то время. Будем ждать ответный шаг.

Пепел не любил бывать в кабинете у капитана Фрисни. Помещение это не было похоже на серые кабинеты и именно поэтому внушало весьма противоречивые чувствам недоумении.

Пепел не любил бывать в кабинете у капитана Фрисни. Помещение это не было похоже на серые кабинеты и именно поэтому внушало весьма противоречивые чувства. С одной стороны, небольшая, но просторная комната была симпатична, как и сам Фрисни, однако с другой... Не вязались все эти золотисто-светлые стены да большой под дерево стол с образом мрачного офиса бюро уголовных преступлений.

Сам начальник внешне тоже представительностью не отличался и трепета не внушал. На первый взгляд. За плечами Фрисни было не одно раскрытое дело, а рты подчиненным, при наличии ненужных разговоров, капитан закрывал быстро и эффективно- сверхурочными заданиями и бесплатными дежурствами на выходных. Пытались жаловаться. Раз или два. Но на верху никого методы капитана не интересовали. Начальству важна была раскрываемость, а уж она всяко лучше, чем при предыдущем главе бюро. Среди своих тридцати следователей особо капитан никого не выделял, к криминалистам отношение тоже было ровное. Фрисни Пепел уважал в первую очередь за то, что, несмотря на жалобы криминалистов, поступающие с завидной регулярностью ( работали бы так!), начальник всегда оставался на стороне следователя. Втайне капитан тоже считал, что отделу экспертизы следовало бы больше работать и меньше жаловаться, однако вслух этих мыслей не выражал.

Сегодня капитан пребывал в обычном своём расположении духа, что не могло не радовать. Значит, никаких происшествий не случилось.

-Садись, Ортан,- начальство пило кофе из тоненькой светлой чашечки, которая нелепо смотрелась на фоне темно-синего с серебром мундира. Пепел опустился в белое мягкое кресло.- Как расследование?

-Какое из?- не сразу понял Пепел.- А, нормально, работал с информатором, кажется, появилась зацепка. Буду разрабатывать.

-А новый эксперт что?- как-то выжидающе сощурился Фрисни, делая еще один глоток.

- Ознакомил сегодня ее с делом, Чернеский материалы передал, уехала работать в свою лабораторию.

-Ясно-ясно, ну и, что скажешь о ней?

-А что мне сказать?- следователь удивился.-Я ее второй раз сегодня видел.

-И как впечатления?- продолжал допытываться начальник.

-Женщина, криминалист, с Чернеским знакома...

-Знакома?- задумчиво протянул собеседник Пепла.- Впрочем, это не удивительно, она здесь работала раньше. Странно как слухи еще не пошли о такой-то птице...

-Так она рано утром приехала и до начала рабочего дня к себе о правилась,- пожал плечами Пепел, не понимая, а к чему, собственно, начальство клонит.

-Ничего интересного не рассказывала?

-А должна была?- его сейчас ждали свидетели, а он тратил время на пустую болтовню.

-Не знаю, не знаю. Это ты мне скажи.

-Капитан Фрисни, мне вам говорить нечего.

-Хорошо, иди, Ортан, иди.

Кажется с того дня, когда я последний раз засыпала в своей лаборатории прошло не пять лет, а все сто. В общем, настроение мое было отличным. К тому же, за вчерашний день я успела полностью разобрать все материалы дела и даже составить предварительное заключение, несколько не схожее с тем, что дал Чернеский. Во-первых, рост предполагаемого убийцы составлял не как было указано Юлием "метр восемдесят- метр восемьдесят пять", а все метр девяносто. Об этом свидетельствовал и угл нанесения ударов, и сила, с которой эти удары наносились. Когда-то один талантливый программист написал для меня такую программу, так что, насчет роста убийцы ошибиться я не могла. И это был человек. Чистокровный, самый настоящий человек. Сила ударов. Человек ведь намного физически слабее любого из гуманоидов. Сомнения на счет орудия преступления у меня возникли в самом начале. Вот все эти мысли я и изложила детективу Тиринаги. Он покивал, задал пару вопросов и замолчал. Молчали мы недолго,минуты три. Наконец на меня подняли воспаленные глаза и следователь, откашлявшись, начал:

-Капитан Морриган, не знаю, нужно ли это вам, но лучше будет,если вы узнаете. У меня ненавязчиво пытались узнать о вас, но мне нечего было говорить.

-Кто?- спросила я, перебирая в голове все возможные кандидатуры,

-Капитан Фрисни.

-А, ну это нормально. Пытаются убедиться, что я хорошо себя веду,- ухмыльнулась половинкой рта.

-Ну что ж, тогда, не смею вас больше задерживать.- в манере общения Тиринаги прослеживалась какая-то неуверенность. Нет, не в себе, а в том, правильно ли он говорит, словно слова выбирает...

-Спасибо,- искренне поблагодарила я. Мог бы промолчать и был бы в своём праве, но вмешался. Честный, значит. А на выходе из кабинета произошло маленькое столкновение.

-Извините,- я подала пару листов присевшему над рассыпавшимися бумагами мужчине в форме.

-Ничего страшного,- он поднялся,став разом выше меня на полголовы. Внезапно лицо его несколько изменилось.- Немайн?- я присмотрелась и узнала.

-Здраствуй, Мир,- он провел рукой по коротко стриженным светлым волосам. Раньше они были чуть длиннее и находились в неизменном беспорядке. От уголков глаз пролегли первые морщинки. А сами глаза практически не изменились, лишь появилось то цепкое выражение, присущее, по-моему, всем следователям.

-Ты как здесь?

-Амнистия,- я предернула плечами. Все-таки хорошо, что эмоции почти не пробиваются. Однако возникло стойкое желание сбежать.

-Восстановили?- понимающе спросил Мир, тоже, по-видимому, отчаянно пытаясь остаться невозмутимым.

-Как видишь. Ты извини, мне пора.

-Номер коммуникатора не изменился?- раньше в нем этой хваткости не наблюдалось.

-Нет.

-Я позвоню,- прозвучало мне в спину. Я усилием воли уняла дрожь в руках. Как меня пробрало, однако.

Каити, успев поужинать, и даже не опоздав, подъехала к зданию городского морга. Вечер обещал быть спокойным: как говорил ей опыт по пятницам редко поступало много "клиентов", то есть и ее обязанности сокращались.

-Каити, давай быстрее, мое дежурство полторы минуты уже как закончилось,- сварливо поторопила ее дневная дежурная. Тонра уже стояла в уличной одежде, пренебрегая правилами. -Где ты ходишь?- и хлопнув дверью, женщина вышла, оставив девушку одну. Каити не могла себе этого объяснить, но нахождение в морге странным образом успокаивало. Скажи она кому-то об этом, ее посчитали бы чокнутой, но она любила свою работу. Здесь было спокойно, чисто, тихо. Мертвецов она не боялась. В морге, также как и хозяйка, наплевав на правила, жила худая черная кошка Тонры, Багира.

Каити, достав потрепанную "Трасологию", принялась за откровенно нудную главу. Криминалистом она быть никогда не хотела, однако выбора не было. Либо в криминалисты, либо в переводчики - все, что могла предложить дружелюбная служба опеки в тот момент. А криминалист все-таки больше хирург, чем переводчик, ведь так? Да и возможностей у эксперта-криминалиста больше , естественно при наличии необходимых знакомств. Знакомств не было, друзей не было, да и круг знакомств Каити ограничивался лишь работой. Ну, не считать же полезным знакомство с профессором Енделем, в самом деле?! С профессором вообще никакого желания общаться не было: он внушал страх, пускай и не такой сильный после появления в ее жизни Немайн Морриган, но все же... Все же ей необходимо было получить этот треклятый диплом о получении специальности, иного пути получить опекунство над Эльзой не было.

Усилием воли, Каити заставила себя снова вникать в трассологию... Входные двери распахнулись неожиданно. Ее стойка дежурной располагалась как раз напротив них и она прекрасно видела как между разъехавшихся полупрозрачных створок проходят двое человек: мужчина и женщина. В женщине к своему удивлению она признала профессора Морриган, мужчина же... Он был каким-то серым, с глубокими тенями под глазами. Если бы Каити хотя бы училась на врача, она бы от чистого сердца порекомендовала ему пару препаратов, однако она была будущим криминалистом... Мужчина оторвал взгляд от цифрового табло за ее спиной, и, встретившись с ним глазами, она непроизвольно вздрогнула - он смотрел цепко. Мужчина быстро оглядел ее и, по-видимому, не найдя ничего интересного, оставил в покое. Взгляд его стал безразличным.

-Доринанти! Опять вы,- профессор сделала для вида удивленное лицо, однако не Каити, не спутник Морриган ей не поверили.- Мы с детективом Тиринаги по делу, мне необходимо осмотреть вот этого, этого и этого, а так же вот этого убитых,- на выложенные грудой выписки из уголовного дела сверху легла бумажка с номерами убитых в каталоге.-Так же подготовьте нам отдельный кабинет, стол, стулья и выход в сеть, пожалуйста,- бодро перечислила профессор.

-А...

-Разрешение,- на бумаги легла весьма помятое разрешение с следами от кружки на нем.

-Да-да, сейчас,- Каити вышла из-за стойки и не сделав и пары шагов, почувствовала, как летит на пол, перецепившись через провод.

-Аккуратней, - крепкие руки детектива удержали ее от падения. Она растерянно посмотрела в его лицо. Мужчина, чуть приподняв уголки губ, поставил ее вертикально. Это длилось пару секунд, но они так и стояли,глядя друг другу прямо в глаза.

-Спасибо,- пробормотала потерянно девушка и отправилась выполнять указания профессора. Так, мне показалось или этот ходячий уголовный кодекс привлекают девушки? Тиринаги смотрел вслед моей уходящей студентке , однако, заметив мой взгляд тут же заинтересовался табло с очередным лозунгом. Не прошло и трех дней, а мне уже осточертели все эти лозунги и агитационные плакаты. Все же в старом добром насквозь прогнившем и коррумпированном союзе было хоть что-то хорошее: ты мог если и не говорить, то думать все, что хочешь. Теперь же способность думать у большинства, похоже, вовсе атрофировалась.

В морг мы приехали, так сказать, для проведения следственного эксперимента. Я даже ножики с собой взяла, дабы наглядно опровергнуть теорию детектива, которую он изложил мне сегодня за обедом. Видите ли такие удары характерны только для мужчин, при чем, обуреваемого сильными эмоциями. Видите ли, у него опыт. Ха! Четыре года в гражданской полиции - это опыт! В военной прокуратуре, в которой он работал до этого, как правило, подобным не занимаются в принципе... Нет, вероятнее всего, что убийца- мужчина, у меня чутье, плюс удары более-менее кучные, уверенные- женщины бьют по-другому... Дело в другом: этот недоделанный следователь решил, что подобное в его компетенции- ну что ж, докажем обратное.И комната и убитые уже ждали нас. Тел было трое: номер шесть, пять и четыре. Все свеженькие , этого месяца. Мне повезло- через неделю по закону их надлежало захоронить. Однако пока они были свежие и даже без запаха- хоть на что-то наша наука сподобилась. Доринанти немного перекосило. Это с непривычки... Кстати, интересно, а что это она делает по ночам в городском морге. Хотя нет, не интересно.

Три мужчины, голые и в полном рассвете сил ждали нас с детективом, стыдливо прикрывшись полупрозрачными простынями. Нейл О'Куинн, Джеф Джойс, Сайрони Ранелли, убиты с разнице в два и три дня у себя дома, никаких следов взлома входных дверей, никаких улик, за исключением найденного мной ранее волоса. Белоснежные лица и миленькие чистые раны на теле. Все так чинно-благопристойно, что аж тошно.

Мое внимание привлекла татуировка на кисти Джойса. В наше время их уже практически никто не делает,есть множество других ухищрений, дабы проявить свою неординарность... У Джойса это была едва заметная вытатуированная цепочка с ключом. Похоже, не я одна заметила эту забавную деталь: Каити глаз не могла оторвать от руки господина Джойса. Я уже хотела было открыть рот и попросить эту впечатлительную барышню удалиться, однако меня перебил Тиринаги, подавшись вперед, как гончая:

-Вы были знакомы с убитым?- хищный прищур и напряженное лицо - и он хочет произвести на девушку впечатление? Произвел. У этого забитого жизнью ребенка подбородок задрожал:

-Кажется да... Или нет... Я не уверенна, но...

-Когда? Как?- вцепился, как клещ детектив.

-Дядя Джефи навещал нас, когда я была маленькой... Давно. Папа еще был жив и...- глаза девушки наполнились слезами. Что за впечатлительное существо!

-Так. Давайте по порядку,- мой спутник полностью игнорировал состояние моей же студентки. Кажется, она готова была разрыдаться.

-Ортан, давайте вы побеседуете с Каити в другом месте, а я немного поработаю пока,- предложила я. И девушка успокоится немного и меня они в покое оставят. Дело эксперта - дать верное и максимально подробное заключение, расследование криминалиста не касается- это я поняла, придя на первую же практику.

-Да-да, конечно...-Тиринаги на меня даже не взглянул.

-Ортан, не пугайте девушку, поверьте, ей не слишком легко,- когда Каити вышла вполголоса обронила я.

-Понял.

Пепел не мог не смотреть в спину идущей впереди девушки. Он печенью чуял, что она знает что-то важное, что-то такое, о чем следствие пока не догадывалось. Плечи она немного сутулила, как будто от холода. Морриган ее знает. Если судить по возрасту работницы морга, то она студентка. Криминалист, наверное. Они тут иногда подрабатывают. Они дошли до маленькой двери слева от стойки и очутились в небольшом помещении, предназначенному, по-видимому, для персонала. На вешалке висел весьма потрепанный женский плащ. Она опустилась на стул, он сел напротив, достал из кармана коммуникатор с функцией записи.

-Вы не против?- вспомнив о необходимом согласии и приличиях, поинтересовался Пепел.

-Нет-нет...- руки она сложила на коленях и смотрела исключительно на них, словно примерная ученица.

-Итак, рассказывайте... Каити,- припомнил он обращение, использованное Морриган.

-Мой отец был политиком, членом партии "Союз перемен". Мы хорошо жили. Родители и я,- девушка прерывисто вздохнула и детским каким-то жестом вытерла скатившуюся по щеке слезу.-К нам приходили гости, друзья отца, его коллеги. Дядя Джефри тоже приходил часто,- она замолчала. Пепел смотрел на дрожащие ресницы, на нижнюю губу, которую она прикусывала, и не мог понять, что же не так. Что вызывает в нем такой внутренний бунт.

-А потом?- осторожно спросил он.

-А потом власть сменилась. Мне было двенадцать, моей сестре, Эльзе, три. Мать умерла при вторых родах. Отца просто отстранили, наш дом забрали, но ничего, он нашел работу, все было хорошо...- она снова вытерла совершенно мокрые щеки и подняла на него усталый взгляд.- Его убили. За неделю до новой революции. Мы пришли домой из школы, а он лежал на полу.

-Убили?- охрипшим голосом переспросил Пепел.

-Врач сказал, что сердце. Но отец был абсолютно здоров, я это точно знаю! Я сто раз видела его карту.

-Я вас понял,- ему ли было не знать,как легко убирали неугодных.Он отчаянно жаждал прекратить этот болезненный допрос, но следователь в нем был сильнее.- А с Джойсом что?

-Я видела его последний раз, когда нас выселяли. Он приехал предупредить отца. А больше о нем я ничего не слышала.

-Они были близкими друзьями с вашим отцом?

-Приятели, пару раз выручали друг друга, если верить рассказам отца.

-Ясно, спасибо,- и тут он понял,что так взбудоражило его инстинкты: два политика. Быть может, этой девочке известны и прочие? Если судить по ее рассказу, то приходили к ним многие. Он уже сотню раз проверял всех убитых на наличие связи между собой и ничего. Совершенно. А если разгадка кроется в их прошлом? В любом случае стоит спросить.

-Каити, простите, возможно вам неприятно, но мне надо спросить еще кое о чем. Вы не знакомы были с этими людьми ранее?- он показал фотографии всех убитых. Три из шести по крайней мере были знакомы друг с другом, что для политиков, в общем-то не редкость, однако... Внутренний голос буквально кричал, что он нашел нить. Впрочем, при взгляде на сжавшуюся девушку хотелось ее обнять и успокоить, но уж никак не продолжать допрос.

-Спасибо большое. Каити,- он поймал ее за руку и она слегка покраснела.- Если вам понадобится какая-то помощь, знайте, что всегда можете обратиться ко мне,- ей в руку легла прямоугольная визитка.

-Спасибо,- пробормотала она.

-Это вам спасибо. Вы мне очень помогли.- мужчина вышел, оставив ее наедине с так некстати навалившимися воспоминаниями.

Когда Пепел вернулся, в кабинете уже было порядком накурено

-Ну и как юная дева?- раздался насмешливый вопрос за его спиной: Морриган с очередной сигаретой стояла над трупом с каким-то инструментом странного вида.- Жива ли?- настроение у нее, похоже, было лучше некуда.

-Как ваши изыскания?- мрачно поинтересовался он. Проигрывать эксперту не хотелось. В том, что убийца - мужчина он был уверен.

-Вы мне проиграли, но об этом позже. Посмотрите, что я нашла,- на подносе ему подсунули три капсулы с чипом внутри.- Все я обнаружила вот здесь,- положив сигарету на тот же поднос, Морриган взяла за левое ухо ближайшего убитого и показала разрез за ушной раковиной.- Ну и как вам?- её лицо прямо-таки лучилось самодовольством.

-Какое назначение этих чипов?- покрутив в руках одну из капсул, спросил он.

-Полагаю, определение местоположения или хранение информации. Я поработаю сегодня и предоставлю завтра отчет. Женщина забрала сигарету и глубоко затянувшись, выпустила изо рта дым.

-Хорошо, еще что-нибудь?

-Ну, так, по мелочи. У господина Куинна синяки на руке и шее: убийца держал, когда бил ножом. У остальных не нашла, но возможно не настолько крепко держали, чтобы оставить гематомы, чисто физически они послабее - Куинн спортом занимался...

-Откуда вы знаете?- перебил он.

- Подтянутый, бодренький, и вот, гляньте-ка характерно неправильные сросшиеся кости. Это последствия спортивной травмы. И еще одно,- Морриган стряхнула пепел на все тот же поднос,- я его знала лет семь назад - проходил по одному делу. Если мне память не изменяет, он занимался какими-то единоборствами.

-Вы еще будете работать?

-Пожалуй, что нет, все что могла, я вытянула, хотя, погодите,- криминалист вытянула из своей сумки острый скальпель и, наклонившись над телом Куинна, срезала плоть с краев раны.- Ему уже все равно, а мне надо материал клинка определить,- ответила она на не заданный вопрос.- Правда официально этого уже не оформить, но всяко лучше, чем ничего,- не менее хладнокровно она разложила образцы по пакетам, записала номера и упаковала их в свою сумку,- Пепла немного покоробило.

Глава 4

Джим тщательно готовился к предстоящему дню: постригся, купил новую рубашку. Вместо любимого бежевого пиджака из шкафа был извлечен строгий черный. Удобные туфли так же отправились на полку: Немайн Морриган предпочитает мужчин, одетых классически. А он бы предпочел ее не видеть , и уж тем более не пытаться очаровать, однако приказ есть приказ.

Далее он принялся читать анкету, в которой описывались интересы эксперта: музыку не любить, религией не интересуется, ест все, что дадут, любимый фильм... не смотрит, любимая книга "Так сказал Заратустра" Ницше. Вселенная, да кто сейчас такое вообще читает. Хобби: история цивилизаций, эволюционное учение. Вредные привычки: курение. Ну надо же!

На следующем листе заглавие "Развернутый психологический анализ" и строка "В следствии длительного пребывания в стазисе с сохранением восприятия развернутый психологический анализ представляется невозможным". Внизу приписка от руки :" Возможны приступы необоснованного гнева и/или прочие признаки неадекватного поведения".

Джим никакого энтузиазма по поводу нового задания не испытывал. Не питал он и ложных надежд. И дураку ясно- Морриган до стазиса была опасна, а сейчас она опасна вдвойне как граната без чипа- никогда не знаешь, когда рванет. Ее учили, долго и очень хорошо. Она скрутила его за считанные секунды, что говорит не о чем ином, как о пробелах в очень-подробной-биографии-Немайн-Морриган. Дополнить это ее талантом криминалиста, чутьем и опытом, и Союз получает опасного и практически неконтролируемого человека. Неудивительно, что они хотят найти у нее уязвимое место. Проблема в том, что его, похоже нет. Два человека, за которых она, если Джим правильно разобрал ее характер, умерла бы не поморщившись,- брат и любовник- мертвы. Руководство, похоже,и само понимало смехотворность попытки влюбить эту женщину в кого бы то ни было, но все равно пытаются...

Во всей сложившейся ситуации Джиму было досадно лишь то, что девчонка Доринанти видела ту некрасивую сцену. Пока объект номер один не раскололся, но как знать... Здесь нужно быть особенно аккуратным.

Морриган подкинула его в другой конец города и уехала. Время позднее, как раз для встречи с еще одним информатором. Пройдя с полквартала пешком, он очутился перед огромной вывеской, сообщающей, что здесь размещается клуб любителей космических путешествий. Работал этот клуб отчего-то с одиннадцати вечера, а если любители путешествий заглядывали внутрь, то были крайне удивлены обилием выпивки, дыма, девиц легкого поведения и запрещенных веществ. Большинство следователей о клубе знали, знал и Фрисни. Не прикрыли это сомнительное заведение до сих пор лишь потому, что здесь всегда можно было найти полезных следствию людей ( и не только), знающих все обо всех. Вот как раз к такому человеку Пепел и шел, протискиваясь между близко стоящими столиками.

-Здравствуй, Лён,- бармен лишь кивнул и исчез, чтобы сообщить хозяину. Вернувшись спустя пару минут, парень снова кивнул на дверь для служебного персонала.

Преодолев старую неосвещенную лестницу, следователь, наконец, вышел в коридор и направился к единственной двери. Не постучавшись, вошел. Хозяин кабинета, одутловатый мужчина в неизменном дорогом костюме, сидел в кресле с бокалом, на столе перед ним стояли бутылка и фрукты.

-Привет, Пепел. Чем обязан? Ваши в этом месяце уже заходили.

-Знаю, Тар, я по другому делу.

Тарни Стольна, хозяина "Клуба" нельзя было причислить к бандитам, с другой стороны честным гражданином он не являлся. Стольн подчинялся одному из авторитетов, что, впрочем, не мешало ему вести свой довольно таки прибыльный бизнес. Тарни отстегивал процент главному управлению полиции, "дружил" с уголовниками и чувствовал себя довольно неплохо. Пепла иногда посылали забрать этот самый процент, так он и познакомился с этой занятной личностью. Стольн любил редкие вина и красивых женщин, но как любой успешный делец всегда знал меру.

-Говорят, в "Розе" появляется один парень... Высокий брюнет с тремя искуственными пальцами на правой руке. А ты в "Розе" часто бываешь, может видал что. Да и не местный он. Наших не знает.

-Ну, есть такой. Видел я его один раз,- поскреб Стольн гладковыбритый подбородок.- А тебе то он зачем?

-Так сам понимаешь, "Роза"- место недёшево е и если там такой тип появился, значит, при деньгах. А что это такое, на чужой территории гуляет да еще и с деньгами, а мы не в курсе, что за птица. А как он учудит что-то, кто виноват будет? Да и делиться надо, если не хочет, в камере сидеть,- такой ответ Тара вполне устроил.-Капитан Фрисни лично просил.

-Хорошо, узнаю. Зайди денька через три.

Я подъехала к дому, а под воротами меня дожидался сюрприз. Не ожидала его тут увидеть, да еще и сегодня. Выйдя из машины, я вгляделась в лицо вставшего со ступенек мужчины. В неверном свете фонарей оно, казалось, совсем не изменилось.

-Здраствуй, Немайн.

-Здраствуй, Мир. Не ожидала тебя увидеть сегодня.

-В общем ты вежливо пытаешься узнать отчего я приперся,- он улыбнулся, широко и дружелюбно, как, впрочем, всегда.

-Поздновато для дружеских визитов, не находишь?- я вытащила с заднего сидения рабочую сумку.

-Хотел тебя увидеть.

-Ну проходи,- перекинув сумку через плечо,я открыла ворота. Мы прошли через двор в полном молчании. Он ведь знает... знал,что я не люблю гостей. Если не забыл за пять лет,конечно. Так что повод должен быть весомым.

Мы вошли в прихожую, я сняла пальто, разулась, Мир последовал моему примеру. По неширокой лестнице поднялись в кабинет на третьем этаже. Включила свет. Все то же молчание. Я села за стол, сумку поставила рядом. Мужчина опустился в кресло.

-О чем ты хотел поговорить?

-Я взял вино,- неведомо откуда он вытащил бутылку явно дорогого и хорошего вина.

-Мир, я помню твою привычку вежливо подводить к нужной теме, но я целый день работаю сегодня и, если честно, нет никакого желания...

-Скажи, это потому что я не захотел на процессе свидетельствовать ?

-При чем здесь это?- я поморщилась.- Я прекрасно помню те угрозы, которые тебе приходили. И помню, где во время суда были твои родители. Я тебя не виню.

-Тогда почему?

-Такое отношение? Мир, очнись. У меня тормозов не было никогда, а сейчас даже предохранители слетели. Тебе оно надо? Если ты хочешь попытаться начать все заново, то зря. Я тебя не люблю, ты меня тоже.

-Немайн, ты...- он растер лицо, как будто желая смыть эти мои слова.

-Я, Мир, это я. Я чуть ненормальнее, чем обычно. На этом все. И раз уж ты пришел... Расскажи про то, как убили Нейта. Вы общались?

-Не так, чтобы очень. После суда он сильно изменился. Стал не такой общительный, как раньше. Только работал... А потом, это случилось пару месяцев назад, мне позвонили из полиции. Его нашли на какой-то трассе с простреленной головой возле его же машины. Никаких улик, следов. Я пытался узнать поподробней, но меня вежливо отодвинули.

-Ясно. Думаешь опять политика?

-Ну а что еще? Нейт много кому мешал. Как и ты.

-Как и я... Ладно, Мир, спасибо.

-Немайн, мне настоятельно порекомендовали не иметь с тобой никаких контактов. Раза три за сегодня. За тобой следят и следят очень хорошо.

-Ты не первый, кто мне это говорит,- я усмехнулась.- Но это правила игры и я не могу ничего сделать.

-Ты ведь согласилась вернуться, узнав о смерти Нейта?- Мир как всегда проницателен. Не дождавшись ответа, он продолжил. -Немайн, ты же понимаешь, что они не дадут тебе найти убийцу?

-У меня своя игра, Мир, правила которой знаю я, но не знают они. Но спасибо, в любом случае. спасибо.

-Выпроваживаешь...- усмехнулся он.

-Да.

-Попытаться стоило,- передо мной поставили бутылку.- Выпей за мое здоровье. И не обижайся, мне стоило попытаться,- я лишь кивнула, проводив его взглядом.

После второй пары ее вызвали в ректорат.

-Доринанти, на вас пришел запрос из бюро уголовных преступлений. Вместо третьей и четвертой пар вам необходимо будет встретиться со следователем и дать еще раз показания. Детектив Тиринаги сказал, что вы в курсе.

-Да-да,- она неуверенно кивнула.

-Так как вы являетесь сиротой при допросе должна была бы присутствовать ваш декан, но она на семинаре, так что с вами поедет профессор Ендель.

-Профессор Врочек, а может я лучше сама?

-Нет-нет, милая моя, с вами обязан быть представитель университета.

-А... может кто-то другой...

-Профессор Ендель едет с вами,- прервал ее попытки первый проректор, даже не дослушав.-Через десять минут он будет ждать вас в холле главного корпуса.

Каити не знала, что делать. Необходимость ехать с профессором Енделем куда-либо наедине откровенно ужасала. А если он попытается еще раз... ну... К тому же и обратно, похоже, ей придется ехать с ним. Но ослушаться распоряжения нельзя было никак. Университет и так закрывал глаза на многое,чем приличные студентки заниматься не должны были. Руководство было в курсе ее ситуации и если не поддерживало, то, по крайней мере, и не мешало. Так что придется собраться и выйти в этот холл к Енделю и пускай он хоть трижды будет приставать, она будет молчать. Вот. Отличная тактика, как говорила профессор Морриган. Не давать повода, не обращать внимания. Да, вот так она и поступит .

Профессор Ендель ждал в холле. Вид его был несколько необычен. Профессор как правило предпочитал костюмы светло-коричневых, бежевых или же синих,оттенков, выгодно подчеркивающие его внешность: золотистые волосы и карие глаза. Одевался он со вкусом, что не могли не оценить преподаватели женского пола, а так же студентки. Сегодня же мужчина был в чёрном строгом и костюме. И не сказать, что он ему не шел, но как то разом старил... Из его образа разом исчезла характерная небрежность, а темно-синий галстук лишь подчеркнул синяки под глазами и бледную кожу.

-Доброе утро,- поприветствовал он ее не слишком радостно. Что это с ним? Обычно профессор источал тонны обаяния, любезности и энергии, сегодня же... Что с ним случилось?

-Доброе,- как можно суше постаралась сказать Каити, поправляя воротник затертого пальто.

Они прошли до машины профессора. Он усадил ее на переднее сидения и они тронулись. Каити с преувеличенным интересом разглядывала пейзажи за окном, практически отвернувшись от профессора.

-Доринанти, радость моя, в чем дело?- притормозив на каком-то перекрестке, чтобы перестроится на верхний ярус , поинтересовался профессор. Началось. Она дёрнула плечами, надеясь, что этот ответ его удовлетворит. Не удовлетворил.

-Я все еще жду ответ,- напомнили ей.

-Ничего, профессор Ендель,- ответила она, не отворачиваясь от спасательного окна.

-И что с тобой такое тогда,позволь узнать?- голос у него был несколько уставшим.

-Ничего, профессор...

-Называй меня Джим,- прервали ее.

-Не буду,- какое интересное дерево, очень напоминает... Неважно,что... Дерево-то интересное...

-Почему?- поинтересовался профессор, поворачивая вправо.

-Потому что я не обращаюсь к своим профессорам, которые, к тому же, старше меня, по имени,- может,она недостаточно громко сказала. Ах, какой фонарь...

-То есть ты меня боишься...- протянул мужчина, не понятно из чего сделав вполне правильные выводы.

-Я вас не боюсь, профессор Ен...

-Джим! И отвернись, пожалуйста,от окна, невежливо поворачиваться к собеседнику спиной.

-Боком вообще-то,- черные дыры, зачем она это сказала?!

-Доринанти, а я смотрю у тебя наглости прибавилось... Влияние Морриган... Не успела появиться, а уже куча проблем,- пробормотал профессор. Она все таки повернулась и только сейчас заметила,что на манжете правого рукава у него кровь. Наверное, она так таращилась, что это привлекло внимание профессора.

-Что ты?..- начал было он, но тоже заметил.- Трезвый штурман! Все твоя Морриган.

-Она не моя.

-Да-да,- настроение профессора, похоже, снова упало на пару отметок вниз. Это из-за испорченной рубашки или упоминании профессора Морриган? Дальше они ехали молча. Наконец, оказавшись перед офисом бюро, Каити испытала нечто сродни волнению. Все-таки детектив Тиринаги, он... Он вчера поддержал ее, улыбнулся, дал свою визитку. Воспоминания о мимолетном прикосновении были такими яркими, что у нее сердце сильнее забилось... Нет, глупости все это!

Ендель, казалось, не раз бывал в этом здании, так как безошибочно проводил ее к кабинету с табличкой "Д. Ортан Тиринаги". Он же и постучал и, не дожидаясь приглашения, первым вошел.

-Добрый день, вы...- детектив поднял взгляд от бумаг, в превеликом множестве лежащих на столе.

-Сопровождающий Каитаны Доринантм от ее учебного заведения, профессор Джим Ендель,- представился ее конвойный.

-Детектив Ортан Тиринаги,- приподнявшись, он протянул руку профессору Енделю.- На время допроса я попрошу вас подождать в коридоре и...

-Исключено, я как представитель интересов студентки нашего университета обязан...

-Вам должны были сообщить, что дело, в котором госпожа Доринанти является свидетельницей совершенно...

-Я в курсе,-перебил Ендель.- Однако, у меня весьма четкие инструкции.

-Я позвоню начальнику,- сухо ответил детектив. Спустя полминуты разговора, он обронил в трубку краткое.- Понял,-и отключился.-Хорошо, оставайтесь.

-Остаюсь,- профессор сел на стул в дальнем углу. Всем своим видом выражая безразличие и совершенное отсутствие любого интереса.

-Каити, ответьте мне, пожалуйста, на те же вопросы, что и вчера. Возможно, вы вспомните еще что-то... - детектив смотрел прямо и ободряюще улыбался, она немного неуверенно улыбнулась в ответ. В этот раз она не плакала. Не хватало еще, чтобы профессор Ендель ее такой увидел. Не дождется!

-Спасибо вам,- после поставленной подписи на двух протоколах она была свободна. Детектив поднялся, чтобы помочь ей одеть пальто.- Я вас провожу.

-Благодарю, мы и сами найдем выход,- очнулся профессор.

-Как пожелаете,- пожал плечами хозяин кабинета.- Всего доброго, Каити.

-Всего доброго, детектив,- девушка улыбнулась чуть шире и прошла в дверь, открытую профессором. Они шли по коридорам, а навстречу спешили сотрудники бюро, в основном мужчины, но случались и женщины. Когда они в очередной раз повернули, из открывшейся двери им на встречу высыпала целая толпа людей в форме. Профессор схватил ее за руку и потащил сквозь эту толпу.

-Джим!- профессор шел ни на мгновение не останавливаясь, Каити почти бежала за ним.-Джим Ендель!- приятный женский голос прозвучал ближе.-Не делай вид, что не слышишь!- профессор повернулся и, запихнув Каити за спину, оказался лицом к лицу с высокой красивой блондинкой, которая широко улыбалась ему.

-Добрый день, Рахира,- поприветствовал он сквозь зубы.-Извини,я спешу,- и схватив Каити за руку, вновь потащил ее вперед. Красивая женщина не бежала за ними, но, когда Каити обернулась, блондинка все еще стояла и смотрела им вслед, опустив уголки губ.

День мой начался оригинально. Скажем прямо, так мой день еще никогда не начинался. В университете сегодня я должна была отчитать две пары старшим курсам. Сижу я себе в аудитории, готовлюсь к лекции и тут вплывает нечто. Вернее нечто это букет, а за ним давешний "профессор". Я приподняла бровь, наблюдая за дальнейшим развитием действия. -Немайн, разрешите попросить прощения за тот инцидент, который имел место быть на днях. Я... я не знаю, что на меня нашло...- мне был протянул букет, а лицо "профессора" выражало смесь раскаяния и надежды.

-Ну, это явно были не наркотики. Поведение у вас была адекватная. Не галлюциногены, опять-таки реакция зрачков...-начала рассуждать я.

-И, может быть, в качестве прощения, вы согласитесь составить мне сегодня компанию в ресторане...

-Отметаем какие-либо отклонения психики, так как,- я резко хлестнула его по щеке, мужчина отстранился.- Реакция есть. Вряд ли это психологические травмы, вы на человека с психологическими проблемами не смахиваете...- "профессор" медленно, но верно, начал багроветь, но все еще пытался удержать извиняющуюся улыбку на злом лице.-Таким образом подведем итог. Все ваши действия были совершенно осознанные, так же как и сейчас. Остается лишь один закономерный вопрос- что вам надо от меня?

-Ничего, Немайн, извините, что побеспокоил,- прорычали мне сквозь зубы и покинули кабинет. Хм, и что это было? Надо будет попросить Тиринаги узнать что-нибудь интересное об этом Енделе. Незаметно узнать. Не нравится он мне...

Студенты старших курсов оказались ненамного лучше младшекурсников. Впрочем, некоторые отличия были. Они примерно догадывались о предмете спецкурса, который мне надлежало вести. Социопатическом поведении, да... Две пары пролетели незаметно. Сегодня еще бы анализы по определению ножика провести. Домой ехать не хотелось- это час туда и час доехать до бюро. Думаю, мне можно будет воспользоваться одной из лабораторий, но лучше об этом поинтересоваться у проректора или главы факультета- кого найду, того и спрошу.

Первым попался глава факультета, который, оказывается, не изменился. Доцент в области правоведенья со специализацией "Судебная криминалистика", сорокапятилетний смуглый брюнет, Кандер Льент как всегда смотрел прямо в глаза.

-Здравствуйте, Немайн Керимовна.

-Здравствуйте, Кандер Симилевич, рада, что хоть что-то в университете не изменилось. Я как раз вас и ищу.

-Чем обязан?- мужчина чуть приподнял левую бровь.

-Могу я воспользоваться одной из лабораторий университета для проведения анализа?- сразу перешла я к делу.

-Для вас выделен личный кабинет, так же за вами закреплена лаборатория,- обрадовал меня Льент.

-Ага, отлично, не знала об этом. И где он находиться?

-Пойдемте, я проведу, мне как раз туда.

Когда я только пришла в университет, Льент уже возглавлял кафедру судебной криминалистики. Он вызывал невольное уважение у всех, кто имел удовольствие быть с ним знакомым лично. Кандер всегда держался с достоинством, был честен и прямолинеен. Вместе с тем- потрясающе толковый криминалист и преподаватель. Студенты не то, чтобы побаивались его, но уважали еще хотя бы и потому, что профессор Льент умел одним взглядом ставить на место особо наглых. Меня долго терзало любопытство- отчего же такой кадр прозябает на пусть и не плохой, но не достаточно перспективной должности. Узнала я совершенно случайно от брата... Да уж, с женой-террористкой в союзном розыске особо высоко не поднимешься...

Кабинет был тесен, однако лаборатория не разочаровала. Поблагодарив Льента, я тут же принялась за анализы, искренне надеясь вытянуть из кусков плоти как можно больше.

Пепел не ожидал сегодня увидеть Морриган у себя. Время шло к девяти и он засобирался бы домой, но дверь распахнулась, явив ему не понятно с чего радостного эксперта.

-Я определила материал!- не поздоровавшись, она упала на стул.- Такой сплав характерен только для одной партии боевых ножей, которыми награждали особо отличившихся в подавлении бунта на К-2 десять лет назад!

-Отлично,- он кивнул своим мыслям. После восстания заключенных на К-2, самой большой тюрьме старого образца, и был принят закон об обязательном погружении в стазис заключенных.

-Вот так выглядит этот нож,- она протянула ему проекцию, на которой был изображен боевой нож с узким обоюдоострым лезвием, удобной ручкой из такого же сплава, как и само лезвие с гербом Союза и кольцом на ее конце, вероятно, чтобы вешать на шею за шнурок.

-Таких ножей выпустили две тысячи по спецзаказу правительства. Клинок обоюдоострый, прямой, внутри есть контейнер для яда, который при желании можно наполнить, но наши убитые погибли именно от потери крови, тут я вашему ЭКО более-менее доверяю. Они же не умственно-отсталые: причину смерти не определить. Обнаружить следы окисления в тканях удалось лишь у последних двух убитых, но если бы предыдущие анализы проводились нормально, я уверенна, что окисление мы обнаружили бы во всех образцах,- заключила довольная эксперт.- А вот так ножик выглядит в живую,- на стол перед ним легли ножны с точно таким же, как на изображении, ножом. Пепел аккуратно вытянул нож и принялся тщательно осматривать.

-Сбалансирован отлично, лезвие практически не затупляется, можно использовать и как боевой, и как метательный,- комментировала Морриган.- Длина клинка позволяет наносить сильные удары, которые могут вызвать значительную кровопотерю, что и случилось с убитыми .

-Вы молодец, Немайн,- Пепел был доволен. Орудие убийства это уже что-то. Наконец-то нормальная зацепка. Его смутило лишь одно: а где собственно эксперт достала этот нож. Он задал вопрос в слух.

-Поскольку я абсолютно оправдана, то съездила сегодня в хозяйственную часть Союзного суда, забрала,- он не понял, и она, чуть усмехнувшись, пояснила.- Именно этим ножом я якобы убила господина Сен'Трена, члена партии... Впрочем не важно,- он напрягся, лихорадочно обдумывая все сказанное. Она кривила губы, разглядывая нож. Он не мог подобрать нужный вопрос. Наконец, решившись он спросил:

-Этот нож ваш?- он не думал, что можно с такой ненавистью смотреть на обычный нож.

-Этот...- она вытянула его наполовину из чехла.- Этот не мой,- она со злостью загнала его обратно.- У меня был такой же... Один человек подарил мне его перед смертью на память. В том ноже вот здесь, где должен быть герб Союза, он вырезал свои инициалы. Когда я увидела этот нож уже на суде... Он не мой, а тот я так и не нашла. Вот такая грустная история,- она горько улыбнулась и посмотрела прямо ему в глаза, пытаясь, по-видимому, понять: поверил или нет. Он не отвел взгляд. Поверил. Сразу и безоговорочно. Потому-что когда-то оказался в похожей ситуации.

-Если я запрошу ваше дело мне его предоставят,как думаете?

-Даже не знаю, скорее нет, чем да...- Морриган задумчиво побарабанила пальцами по столу. -Вы думаете, это как-то связано? Бросьте, вряд ли.

-И все же?

-Если правильно аргументируете- предоставят. Хотя на вашем месте я бы начала с владельца нашего орудия убийцы. Список вот. Всего доброго, детектив,- она поднялась, высокая, не старая еще женщина с пустыми глазами, накинула плащ и, кивнув, вышла.

Сегодня был выходной, как в университете, так и на работе. Каити планировала наконец-то разобраться с долгами, а затем выслать Эльзе обещанную еще месяц назад игру. Однако, планы были нарушены. В ее комнату постучали. Наверняка у Ким опять закончился сухой белок или Джастин за конспектами. Каити решила сделать вид, что дома никого нет, дабы не тратить время на нудные разговоры. Однако, постучали вновь, и мужской голос за дверью достаточно громко произнес:

-Госпожа Доринанти, я знаю, что вы здесь. Откройте, будьте добры.

Чужаков в общежитие не пускали, только студентов по пропускам, так что, рассудив, что это, вероятно, преподаватель или кто-нибудь из ректората, девушка открыла дверь.

-Доброе утро,- мужчина в дорогом костюме и начищенной до блеска обуви ей был не знаком.

-Доброе,- она не смотрела ему в лицо, остановив взгляд где-то на галстуке.

-Госпожа Доринанти, с вами хотел бы побеседовать один человек и если бы вы согласились он был бы вам очень признателен,- Каити так и стояла на пороге, нервно вертя в руках конспект. Незнакомец не внушал ей никаких дружеских чувств, более того ей бы очень хотелось отправить его куда подальше, но она не знала как.

-А если я не хочу не с кем встречаться?

-Что ж, это ваше право, но господин Сапроматински, главный комиссар службы внутренних дел, очень расстроится, что придется вызывать вас повесткой, поднимать ненужный никому шум...- она все таки посмотрела в лицо визитера и встретила совершенно холодный взгляд, будто бы он заранее знал, что будет и как.

-Вы знаете, вызывайте лучше повесткой. До свиданья,- Каити прошмыгнула в комнату и быстро захлопнула дверь.

-Здраствуй, Джим,- Трион Свенельдович выглядел каким-то уставшим.

-Добрый вечер,- подчиненный его имел вид не намного лучше.

-Ты догадываешься о причине вызова?- растягивая слова, поинтересовался старший комиссар.

-Это невозможно!- не давая продолжить начальнику, горячо начал Джим.- Морриган...

-Объект номер два,- беспристрастно поправил комиссар.

-Объект номер два... Она ведь нестабильна. Ею невозможно манипулировать, а обычные техники стопроцентно обречены на провал.

-Лейтенант Доринг, вы ведь понимаете, что это фактически провал задания?- вкрадчиво начал комиссар.- И понимаете, чем это чревато конкретно для вас?

-Комиссар, у меня не было необходимого количества информации это первое...

-Лейтенант, вы забыли, какой вам присвоен класс доступа? И благодаря кому вам его присвоили?- Джим опустил глаза.- Именно поэтому вы обязаны выполнять поставленные задачи!- распалялся начальник.- Мне плевать как вы это будете делать, хоть усыпляйте Морриган, хоть препарируйте. Но нам необходимо быть уверенными, что с ее стороны не будет никаких сюрпризов.

-Вас понял,старший комиссар,- отчеканил подчиненный.

-Теперь другой вопрос. Что с первым объектом, почему до сих пор у меня на столе не лежит ваш отчет по успешному проведению операции.

-Потому что разработанная экспертами модель поведения не работает. Она меня боится, а не влюбляется. О доверии речи тем более не идет!- зло выдохнул Джим.

-Ты уверен?- прогудел Сапроматински.

-Куда уж мне быть более уверенным? Почти три месяца и ничего. Как я могу вытянуть из нее информацию по отцу, если она в моем присутствии заикается?

-Хорошо, я потребую повторного проведения анализа с вынесением рекомендаций.

-Разрешите идти?

-Иди, Джим.

Лейтенант Службы внутренних дел Джим Доринг покинул особняк старшего комиссара уже не услышав слабого крика.

Единственный минус в моей работе это ненормированность рабочего дня. Вызвать могут как в три ночи, так и в полвосьмого вечера. Именно поэтому я тряслась по не самым лучшим дорогам на выезд. Снова труп. Отлично! Больше материала. Приехала я как раз вовремя: ленты поцепили, но следственная группа еще не приехала.

Роскошный особняк поспешно ограждали лентами сотрудники патруля. Видимых следов преступления пока не было, из чего последовал вывод, что убийство произошло внутри дома. Заходить сама я не рискнула: бюро хватит ума и в этом убийстве меня обвинить. Ждать пришлось недолго: из двух подъехавших терра-автобусов выскочили капитан Фрисни, Тиринаги, три или четыре криминалиста, возглавляемые Юлием, пять или шесть оперативников. Секундой позже из третьего автобуса показались санитары.

-Добрый день, капитан, детектив,-направилась я к ним, и тут же обернувшись успела крикнуть целеустремленным криминалистам.- Э нет, а ну стоять! Раньше меня туда никто не войдет!- Чернеский недовольно посмотрел на Фрисни, но тот лишь махнул рукой:

-Выполнять! На время осмотра места преступлен я и убитого вся группа ЭКО переходит в распоряжение капитана Морриган,- значит, в звании восстановили. Капитан для криминалиста - звание не самое высокое, зато весьма удобное для практики и научных взысканий.

-Значит так, захожу я, Юлий и...- мой взгляд прошелся по трём криминалистам и выцепил парня с самодовольным лицом- сразу видно, чей-то сынок,- и ты,-он лишь кивнул, послав коллегам уничижительный взгляд. В отличии от двух девушек у него хотя бы одежда по инструкции и ногти нормальной длины. -Заходят так же капитан Фрисни и детектив Тиринаги.

Я первая прошла под лентой, следом двинулся Пепел. Мы не успели пройти и половину дорожки, ведущей к дому, когда я заметила чуть примятую траву справа. В свете ярких фонарей, уставленных вдоль дорожки по обе стороны, это тяжело было не разглядеть, однако некоторые умудрились.

-Никто дальше не идет, Юлий, ко мне,- мужчина поморщился, но подошел.- Видишь?- он лишь поднял на меня удивленный взгляд,- я присела и практически ткнула пальцем в примятую траву.- Кто шел по этой дорожке к дому. Сделайте голографическую проекцию, только аккуратно и возьмите анализ почвы с этого места.

Спустя еще метров десять я снова заметила след, теперь уже слева.

-А теперь посетитель шел в другую сторону, то есть уже из дома...- задумчиво протянула я.- Кто сообщил об убийстве?

-Капитан Морриган, это не та информация....- начал было капитан.

-Кто сообщил об убийстве, капитан?- с нажимом повторила я.

-У определенного круга лиц есть вживленные датчики жизнедеятельности, которые сообщают об их смерти.

-Во сколько пришло сообщение?

-Двадцать три пятьдесят семь, почти три часа назад.

-Причина смерти указана не была?

-Нет.

-Ясно, а предыдущие случаи?

-Тоже,- кивнул капитан. Ну, это хотя бы объясняет, почему трупы такие "свеженькие":не успевали залежаться.

- Юлий, здесь тоже,- крикнула я и криминалист поспешно направился к нам.Далее на дорожке ничего найдено не было.-До моего приезда сюда не заходили?-подозрительно поинтересовалась я.

-Нет, конечно.

-Отличненько, осмотрим замки на предмет взлома...-пробормотала я.-Да тут одна электронка!- я порылась в чемоданчике и вытащила портативный сканер систем защиты. Прицепила маленькое плоское устройство к панели ввода замка. Спустя минуту анализ показал, что следов взлома не выявлено.

-Идем дальше,- прежде чем зайти, я уверилась,что у обоих полицейских, топтавшихся за моей спиной, есть элементарные перчатки. Преступники нынче не дураки, да и средств, стирающих пото-жировые следы полно, но все-таки...

В огромной прихожей было чисто. Осмотр занял минут двадцать. За это время мои ассистенты подошли к нам. Мы поднялись по лестнице на второй этаж, где, согласно плану дома, и находился рабочий кабинет. Почему именно туда? Так у капитана были распечатки с чёткой локацией месиа убийства.

Дверь, ведущая в кабинет, тоже была закрыта. Тот же электронный замок, минутный анализ и отсутствие следов взлома. Это уже любопытно. Взламывать замок не потребовалось: у капитана и коды доступа были. Интересно, а когда убитый в уборную или по девицам легкого поведения ходил, об этом тоже соответственная информация приходила?

Открывшаяся картина преступления трепета у меня не вызвала. Я и по хуже за свою практику видела. А вот юноша из отдела Чернеского подозрительно позеленел.

-Заблюешь здесь что-нибудь- отправлю на три года в стазис за преступную халатность,- предупредила я. Теперь юноша еще и побледнел.-Так, сюда пока кроме меня никто не заходит, стойте на пороге. Юлий, конспектируешь.-Я аккуратно направилась к телу.-Итак, мужчина среднего возраста. Предположительное время смерти,- я осмотрела его на предмет трупных пятен и прочих малоприятных деталей,- три часа назад. Хотя это и так ясно. Предположительная причина смерти- обширая кровопотеря, вследствие нодевых ранений.

-Ножевых?- удивился Фрисни.

-Да, я классифицировала орудие убийства,- кивнула я, не отрывая сосредоточенного взгляда от убитого. Что-то здесь было не так. Может, не в нем, но... Потом.-Ладно, продолжаем. Шесть ножевых ранений нанесено в корпус, в области живота,- я расстегнула манжеты.- На запястьях- кровоподтёки, свидетельствующие о борьбе,- я присмотрелась к правой руке и поняла, что меня удивило.- Правая рука сломана, вероятно,от сильного сдавливания. Расположение пятен крови несет характер брызгов и больших скоплений, достигающих в диаметре двадцати сантиметров. На этом первичный осмотр тела закончен, беру образцы тканей с краев ран на анализ,- после срезания краев обагренной плоти, я начала осматривать сам кабинет. Однако, увы, спустя сорок минут, я поняла, что здесь ничего не найду.

-Немайн Керимовна, а как убийца проник в щапертую комнату?- задал, похоже, наиболее волнующий его вопрос Фрисни.

-Замок запирается изнутри тем же кодом, что и снаружи. Так что вариантов немного: либо убийца располагал всеми кодами и беспрепятственно вошел и вышел; либо же убитый сам ему открыл. Может, через окно, но весьма маловероятно. Ты,- я ткнула пальцем в юношу, самодовольства которого весьма поубавилось, - осмотри газон под подоконником! Можете разрешать остальным заходить- вряд ли здесь будет за что зацепиться: работал кто-то профессиональный. А это что?- на полированной спинке кресла, стоящего напротив рабочего стола, невооруженным глазом можно было заметить два отпечатка пальцев. Хорошенько покопавшись, и выудив все-таки порошок с кисточкой, я сняла "пальчики". -Три минуты и мы узнаем, кто их хозяин,- возвестила я, вытягивая рабочий коммуникатор. Напряженное ожидание и результат, поразивший даже меня."У вас недостаточный доступ для получения данной информации". Пока капитан Фрисни утрясал эту проблему, Юлий уже вовсю суетился со своим подчинёнными, пытаясь найти хоть что-нибудь,что упустила нехорошая криминалист Морриган. Как и ожидалось, пока он ничего не нашел. Доступ моему устройству все-таки предоставили, хоть и временный.

-Лейтенант Службы Внутренней безопасности Джим Доринг,- мрачно зачитала я, а потом, уже ехидно добавила.- Он же профессор Ендель, как любопытно...- Тиринаги и Фрисни спешно вытянули коммуникаторы и стали кому-то звонить, а я уже направилась к выходу-на этом моя полуночная миссия была закончена. Распорядившись, чтобы тело доставили в мою лабораторию, я спокойно поехала досыпать, рассудив,что обдумать все я смогу и завтра.

Долгожданный выходной Джим планировал провести за игрой в покер с приятным провождением после, однако все его планы рухнули с появлением конвоя и офицера с предписанием :"Арестовать до выяснения обстоятельств". Каких обстоятельств Джиму никто так и не сказал, но, научный опытом, сопротивление оказывать он не стал. Его вежливо, но непреклонно взяли под белы рученьки и проводили до офиса бюро уголовных преступлений. А там уже ждали... Все тот же детектив Тиринаги и знакомый Джиму капитан Фрисни.

-Позвольте поинтересоваться, чем обязан?- в кресло он опустился с изяществом, несмотря на наручники.

-Вас подозревают в убийстве старшего комиссара Службы внутренней безопасности, а так же в серии убийств.

-Что?- Джим не выдержал и засмеялся.- Какой бред! Я убил своего начальника! И почему? Премию он мне не выплатил?

-На вашем месте я бы не смеялся,- говорил капитан, а Тиринаги что-то хмуро высматривал в бумагах.

-На вашем месте я бы готовился к пенсии,- мрачно отрезал Джим, стерев улыбку.-Вы задержали сотрудника Службы внутренней безопасности без всяких на то оснований, да еще и обвинили меня в убийствах, которые я не совершал.

-Доринг, отпечатки ваших пальцев были обнаружены...- начал было капитан, но Джим перебил.

-Дайте угадаю- моего начальника убили в его кабинете? Естественно, там есть мои отпечатки пальцев- не секрет, что Трион Свенельдович беседовал с подчиненными на дому. И, вот незадача, вчера вечером я действительно был у него,- сладкие интонации "безопасника" ни капитана, ни Пепла не обманули. Они уже нахмурились, ожидая продолжения, которое тут же последовало.- И да, у меня алиби на пять упомянутых эпизодов из шести.

-Капитан,- Тиринаги ткнул пальцем в какую-то из бумаг, напрочь игнорируя речь задержанного. Капитан наклонился, вчитался, лицо его помрачнело еще больше.

-Ты уверен?

-Морриган подписала это заключение.

-Заключение Юлия отличалось, там речь шла о несколько других цифрах.

-Лично я склонен доверять Морриган больше, чем Чернескому, но дело ваше.

-Ладно,- капитан поднял взгляд на наблюдающего за этим обменом репликами мужчину и, вздохнув, покаяно сообщил.- Извините, ошиблись. Сами понимаете, седьмое убийство, все на нервах...-достаточно искренне не вышло,но " безопасник" кивнул, поморщившись для вида.

-Давайте показания дам, раз я уже здесь - полицейские облегчённо выдохнули.

Сегодняшнее дежурство было суточным, то есть с семи до семи. В выходной всегда проще: патрульные дежурят спустя рукава, неопознанных трупов почти нет, посетители- редкость... До начала дежурства оставалось полтора часа и Каити решила пройтись пешком.

Ходить по пустым улицам уже года два как было весьма небезопасно, однако в центре, где располагался главный морг каждые десять минут круглые сутки проезжали автоматизированные патрули. Да и всякие сомнительные личности пока не хотели рисковать свободой и вступать в открытое противостояние с представителями закона. Хоть правительство и провозгласило свободу всех граждан, это еще не значило, что назначить показательный рейд в один из неблагополучных районов - очень сложно. Именно поэтому Каити спокойно шла по главному проспекту, разглядывая подсвеченные уже ненужными огнями, витрины. Рядом с роскошью дорогих магазинов наблюдались осколки раздавленных информационных голограмм; кое-где вокруг неработающих желтых контейнеров для переработки лежал уже попахивающий мусор: финансирование коммунальных служб и в этом квартале было урезано.

За следующим поворотом уже должен был появится морг, Каити решила срезать, чтобы не обходить огромный угловой бизнес-комплекс. Сзади громадного здания был внутренний проходной дворик для сотрудников, огороженный заборром. За забором начинались жилые комплексы. Каити уже дошла до половины дорожки, когда за забором послышался какой-то шум. Девушка ускорила шаг, не отрывая внимательного взгляда от забора. Раздалось кряхтение и какая-то возня, а затем следом за двумя руками показался молодой темноволосый мужчина. Каити почти побежала. Мало ли кто в такое время может здесь ходить! А чтобы попасть в поле зрения ближайшего авто-патруля, необходимо было добраться до улицы.

-Девушка!- Каити уже бежала. -Девушка, да погодите вы!- за спиной раздались шаги, а через секунду где-то, похоже опять за забором, снова кряхтение.-У вас кошелек выпал, девушка,- никакого кошелька у Каити не было, и она это прекрасно знала.

-Стой, ворюга!- заорал кто-то крепким басом. Каити обернулась, чуть замедлившись, и обнаружила, что мужчина спешно ее догоняет, а над забором было видно полное мужское лицо, покрасневшее от натуги. -Стой, кому говорю! Девушка, задержите его!- Каити ускорилась, и уже, вылетев на улицу, поняла, что сопения и криков за ее спиной больше нет- незнакомец стоял рядом и чуть сзади.

-Девушка, вы издеваетесь? Гонюсь за вами, гонюсь!- насмешливо цыкнул он, ловко схватив ее за запястье.- И куда вы так спешите в столь ранний час?

-В морг,- буркнула Каити, исподлобья разглядывая мужчину и прикидывая, как бы избавиться от его конечности и добежать до морга, который был буквально через дорогу.

-Отлично, идемте и побыстрее, как бы стремянку ему не принесли,- рассмеявшись, мужчина сам энергично потащил ее за руку к зданию морга.

-Отпустите меня! Никуда я с вами не пойду!

-Ну и не идите,- спокойно пожал плечами ее спутник.- Это я с вами иду.- они уже приближались к дверям морга.

-Да стойте вы,- Каити остановилась как вкопанная. Мужчина тоже остановился, вопросительно приподняв брови.-Я вас знать не знаю, и никуда с вами не пойду! Отпустите меня и идите по своим...

-Девушка,милая, давайте мы зайдем в морг и я от вас отстану раз и навсегда!- и мужчина вновь потянул ее к моргу.

-Доринанти, снова опаздываешь!- отчитала ее Тонра, хотя на часах не было еще и без пятнадцати семь.- Так, а это кто еще такой?

-Клиент,- мужчина сверкал такой располагающей улыбкой, что тучная дежурная улыбнулась в ответ.

-Что-то вы слишком бодрый для клиента. Ладно, Каити, не разгромите только ничего. Эх, скрытница, о таком мужике молчала...- и бормоча себе под нос, дежурная удалилась. Стальная хватка на ее запястье тут же ослабела.

-Проведите меня к запасному выходу,- то ли попросил, то ли потребовал незнакомец.

-А в морозильнике вас не закрыть?! Да как вы можете вообще! Она же неизвестно что теперь подумает...- у Каити слов не хватало для возмущения. Злость на корню убила весь страх перед странным мужчиной и теперь ей хотелось просто врезать ему по улыбающемуся лицу.

-Если хотите от меня избавиться- поскорее проведите к другому выходу.

-Я не буду помогать преступнику!-буркнула обозленная девушка.

-Да кто вам сказал, что я преступник?- совершенно натурально удивился , надо же... -Тот мужчина кричал... -Так это он не мне кричал...Ага, запасной выход, спасибо, милая девушка, вы меня спасли. Счастливо оставаться!- и не оборачиваясь, брюнет спешно зашагал по коридору к заветной двери.

-Стойте, да я даже не знаю как вас зовут!- девушка уже сама за ним бежала.

-А вам зачем?

-А если из полиции придут?- мужчина рассмеялся и уже, открывая дверь обронил.

-Гран Стрела, но вряд ли вам это понадобится.

Морриган ввалилась как раз в самый разгар их своспитательной беседы капитана Фрисни.

-...это сотрудничество- наш единственный шанс получить наиболее полную информацию, которую Служба может предоставить...

-У меня новости,- эксперт как была, в пальто поверх халата и с дымящейся сигаретой в пальцах, села в кресло. - Не знаю, правда, обрадуют они вас или огорчат...

-Морриган, у нас совещание, обождите пять минут,- капитан Фрисни после разговора с уже назначенным ио главы Службы внутренней безопасности Тирани растерял все благодушие.

-Оно важнее того, что убитый подвергся полному сканированию головного мозга?- наслаждаясь реакцией, женщина затянулась.

-Говорите!- разом побледнел начальник.

-Я провела вскрытие... К слову, эти ваши чудо-устройства, сообщающие о смерти чиновников не так случайно выглядят?- женщина порылась в своей безразмерной сумке, вытянула пробирку, стряхнула туда пепел, затем достала пакетик с уже знакомой Пеплу капсулой внутри.

-Выгде это достали?

-Отрезаю уши убитым,- ухмыльнулась эксперт,- продолжим. Я провела вскрытие и знаете что выяснила? Убитый умер не от кровопотери, а от остановки сердца. Естественно, я захотела узнать причину. Как, известно остановку сердца может вызвать ряд причин. Итак, первое. Определенная группа препаратов . Не выявлено. Анализы чистые. Второе, ишемическая болезнь сердца. Вы, я полагаю, в медицине не особо сильны, поэтому поясню. Главная причина ишемической болезни сердца - дефекты в структуре коронарных артерий сердца. С этим лет семьдесят как научились успешно бороться, операция не опасна. А 'безопасники' раньше проходили полную медкомиссию раз в год, независимо от ранга. Так что, я очень сомневалась, что это могла бы быть ИБС. Далее в списке травмирование электрическим шоком, падение температуры тела ниже двадцати восьми градусов по Цельсию, сбои в сердечном ритме. Для первых двух косвенных признаков не выявлено, последнее исключает все та же комиссия. Остается немного анафилактический шок и тромбоз.

-Давайте чуть ближе к делу. Это все, безусловно, интересно, но у меня совещание через пятнадцать минут.

-Капитан, я даю вам разобраться в ходе своих мыслей, чтобы потом не возникло претензий ко мне, как к человеку, непосредственно проводящему вскрытие,- поморщилась Морриган.- Так вот, анафилактический шок - сильнейшее проявления аллергической реакции. А у убитого аллергий не было. Остался тромбоз. Но все возможные тесты ничего не дали. Я подумала, что это может быть какая-то неучтенная патология. Провела магнитно-резонансную томографию Кстати, - прервав свой рассказ, обратилась Морриган к Фрисни,- не удивляйтесь счету из Музея Естествознания- у меня в лаборатории томографа нет....

-Вы потащили труп в Музей Естествознания7- капитану, кажется, стало плохо.

-Моя задача- правильно и быстро определить причину смерти, используя все подручные средства,- безразлично пожала плечами эксперт.- И представьте мое удивление, когда аппарат отказал, потому что у убитого в голове оказался кусок метала размером миллиметр на два.

-Штурманова дюжина, Морриган, вы что, сломали аппарат для МРТ в музее?- капитан резким движением снял галстук, Пепла больше интересовала причина смерти старшего омисара, но высказываться он не стал, дабы не попасть Фрисни под гарячую руку.

-Нет, там только главный компьютер из строя вышел.... Так вот, я вскрыла ему череп и обнаружила вот это,- очередной пакетик, выуженный из сумки. - ВЫ ведь знаете, что есть два способа полного сканирования сознания? Щадящий и жестокий, скажем так. При щадящем все необходимые реагенты и считывающие устройства подключаются постепенно. Что дает возможность мозгу допрашиваемого после реабилитации полностью восстановиться. Но это крайне долго и дорого. При втором способе сканирования можно справится и в одиночку. В вену вводится порядка тридцати пяти-сорока вот таких капсул, которые попадая по кровотоку в мозг, закрепляются и дают об этом сигнал на главное устройство, а потом- БАМ! И в голове происходит маленький радиоактивный взрыв. Что и произошло с вашим комиссаром.

--А...- начал было Пепел.

-Нет, невозможно,- Морриган поняла и так,- прошло слишком много времени с момента смерти, все, что можно было выявить, уже распалось.

-Вы уверены?- не желая верить, уточнил Фрисни.

-Даже больше, чем в том, что вы это вы. А я это я. Я проводила такие сканирования и досконально знаю механизм, капитан. Это было именно полное сканирование сознания. Однако, есть и хорошая новость. Этот случай может быть первым и единственным.

-Сколько минимум человек нужно для подобного?- спросил капитан.

-Один, я же сказала, но скорее всего- два, а может и три. Процедура болезненная, обезболивающего в крови нет. Кто-то должен был держать убитого. Отчеты, заключения,- две папки упали прямо перед Пеплом,- а я,пожалуй, пойду.

Джим стоял, как сутки назад, уже перед новым начальником, так быстро освоившимся в кабинете Сапроматински. Впрочем, Службе безопасности центра Союза без главы никак, времена нынче нехорошие, а новоиспеченный старший комиссар Чейз ни чем не хуже старого, даже лучше. Чейз- то ли троюродный, то ли двоюродный племянник отца, давить не будет, мешать не будет, приказывать родственнику как-то не очень удобно... А уж если вспомнить, благодаря кому Джонатан Чейз в Службу попал, то Джиму остается лишь надеяться, что постоянного главу как можно дольше назначать не будут.

-Джим, сверху приказали нам объединяться с бюро для совместного расследования,- сидящий мужчина нахмурил темно-рыжие брови, от чего между ними пролегла глубокая морщина. Чейз был старше лейтенанта Доринга лет на десять, но выглядел на сорок пять, а то и больше: воспаленные глаза и седина на висках делали его несчастно- уставшим.- Они очень не довольны произошедшим и требуют от нас принять все меры, чтобы подобное не повторилось. Руководство бюро я уже в известность поставил. От нас будешь только ты, людей и так не хватает, а ты, к тому же уже частично в курсе. Мы не курируем расследование, а участвуем на партнерских условиях, заметь!-Джим лишь кивнул.-Хорошо, так, теперь дальше. Да сядь ты, не стой...- расстегнув пуговицу уже ставшего непривычным за эти три месяца кителя, лейтенант опустился в кресло.-Что у тебя с этой девочкой, дочкой Эдвардса?

-Ничего, мы как раз с убитым Сапроматински на кануне это обсуждали. То, что дали мне психологи - полное...- зло начал Джим, но прервался, резко выдохнув.- Извини, нервы,-Чейз понимающе кивнул: он нервничал не меньше за эти сутки.- Она не влюбляется и не горит никаким желанием раскрывать передо мной свое прошлое. Более того, если я виду себя согласно рекомендациям, девчонка цепенеет от страха, стоит мне чуть отступить от этой линии поведения- сразу же появляются определенные продвижки.

-Хорошо, твое личное мнение какое?

-Честно? Она вообще не в курсе. Так имитировать панику и страх не сможет ни одна актриса. Девчонка- наивнейшее существо, полагающее, что все живут на зарплату, понятия не имеют о шлюхах и наркотиках и вообще- добрые и отзывчивые люди,- начальник кивнул, удовлетворившись ответом. Джим немного скривил душой, но чутье подсказывало ему, что Доринанти действительно не в курсе темных делишек своего отца.

-Это радует. В таком случае у тебя относительно ее будет новая задача. Охранять. С ней пытались выйти на контакт и даже заявили, что от имени покойного старшего комиссара.

-Когда?- в горле у Джима резко пересохло.

-Вчера днем. Доложила наружка, подтвердила агент номер четыре. Хорошо хоть девчонке хватило ума послать этого человека куда подальше, но что случится в следующий раз не ты, не я не знаем. Поэтому увольняйся из университета, можешь кратко ввести ее в курс дела или просто переселиться к ней - на твое усмотрение. Еще лучше, если она согласится переехать из общежития и уволиться. Будешь охранять ты, и еще пару человек из наружки, но сам понимаешь, на сколько это ненадежно.В городе наблюдается подозрительная активность людей Конфедерации, а ты ведь помнишь, с кем именно был связан Эдвардс...

-Почему именно я?

-У вас хоть какой-то контакт налажен, к тому же она тебя знает,- пожал плечами рыжий. Джим про себя подумал, что , будь он на месте Доринанти, выбрал бы похищение Конфедерацией, чем такое знакомство, но лишь выдавил:

-Хорошо, приказ понял. Разрешите идти?

-Иди, - махнул рукой мужчина уже переключаясь на внутреннюю связь по коммуникатору. Пепел догнал меня уже на выходе из офиса бюро.

-Немайн, постойте!- я повернулась.

-Вы что-то хотели?

-Да. С завтрашнего дня бюро объединит свои усилия с Службой внутренней безопасности. Я понимаю, что вам будет неприятно... И если хотите, можете не присутствовать на первом общем собрании.

-Спасибо за заботу, но я и не собиралась. Лекции. Кого от службы пришлют?- мы отошли к стойке, чтобы не загораживать выход.

-Лейтенант Доринг,- следователь чуть поморщился.

-А, профессор Ендель... Пожалуй, мне стоит прийти.

-Вы знакомы?- Тиринаги удивился.

-Да, на редкость неприятная личность. Надеюсь, что работать мне с ним не придется.

-Вы продолжаете работать со мной, он курирует и предоставляет информацию,- я выдохнула, что не укрылось от детектива.

-И да, Немайн, я говорил с капитаном о вашем деле. Он сказал, что подумает. В ваших интересах его не злить.

-Зачем вам это? Любопытство или действительно надеетесь там что-то обнаружить?

-И то, и другое,- чуть улыбнувшись, мужчина кивнул и ушел.

Каити успела лишь принять душ и лихорадочно собиралась на лекцию, начало которой перенесли на восемь утра. Опаздывает! Полностью и окончательно! А читает профессор Морриган и она уж точно поблажек делать не будет. В дверь постучали. Взвыв, Каити в одном полотенце бросилась открывать. И от удивления чуть не закрыла дверь обратно - на пороге стоял профессор Ендель.

-Вы?!- девушку перекосило.

-Я...- профессор окинул её с ног до головы взглядом и заключил.- Мило выглядишь, Доринанти. Собирайся я тебя отвезу на лекции.

-Что?

- Я тебя отвезу на лекции,- как ребенку с пороками развития медленно и по слогам повторил профессор.

-Я никуда с вами не поеду!- Каити уже хотела закрыть дверь, но профессор, проигнорировав сказанное, отодвинул её и зашел в комнату.

-М-да, вдвоем мы тут жить не сможем...- как будто себе под нос пробормотал он. Девушка потеряла дар речи.- С другой стороны, так даже лучше - меньше всей этой возни с ректоратом... Ты собираешься или нет.

-При вас?! Да вы... Как вы можете вообще?!

-Что могу?!

-Вламываться ко мне в комнату! Я сейчас охрану позову!

-Зови, - профессор из внутреннего кармана достал какие-то документы в черной обложке и кинул ей.

-Это что?!- девушка, одной рукой придерживая полотенце, а другой держа удостоверение, смотрела на него как на ядовитую змею.

-Прочти,- мужчина спокойно опустился на стул, продолжая осматриваться.

-Так, а ну-ка убирайтесь вон из моей комнаты,- очень тихо сказала Каити, сама удивляясь появившейся неизвестно откуда смелости.

-Деточка, не советую мне грубить...- но нервы у неё отказали окончательно.

-Убирайтесь! Немедленно! И не смейте, слышите, не смейте, приближаться ко мне ближе, чем на десять метров!- мужчина хмыкнул, но поднялся и вышел, прикрыв за собой дверь. Трясущимися руками Каити одевалась на лекцию и собирала сумку. Порывшись в аптечке, все равно она уже на пять минут опоздала, достала упаковку сильно успокоительного и выпила сразу четыре таблетки. Из комнаты выходила она уже спокойной собранной.

-Долго ты,- профессор, оказывается, никуда не ушел. а стоял здесь, опершись спиной на стену, слева от косяка.

-Что вы хотите?- Каити попыталась говорить ровно и отстраненно.

-Сейчас - подвезти тебя до университета, потом- поговорить.

-Я не буду с вами разговаривать без...- на языке так и вертелось 'без адвоката', но это было по меньшей мере глупо: ни одного знакомого адвоката у нее не было, да денег тоже не было, к тому же как адвокат может помочь в беседе с профессором Енделем?- без профессора Морриган! Извините, я опаздываю,- резко сорвавшись с места девушка побежала к выходу, а там и до остановки недалеко.

   -Нет!
   -Но...
   -Я не буду с вами жить!
   -Лысый штурман, Доринанти!
   -Каити, да соглашайтесь вы уже с этим идиотом, ничего он вам не сделает. Служба внутренней безопасности в таких вопросах щепетильна,- спустя пятнадцать минут спора, все же лениво заметила Морриган. Джим проглотил 'идиота', лишь бы девчонка согласилась.
   -Но, профессор Морриган, я не понимаю, почему именно я....- девушка с Морриган разговаривала гораздо тише и уж точно намного почтительнее. После того, как Доринанти узнала, кем же был её профессор и чем вызваны все его действия, она разве что бить его не пошла, надо же, такая тихая, а как разозлилась.
   -Видимо, об этом профессор Ендель...- ехидно начала Морриган, но Джим не выдержал:
   -Лейтенант Доринг.
   -Да-да, лейтенант,-что за стерва! И ведь понимает, что это работа, а не его личная прихоть и все равно издевается,- не желает распространятся о подобном а) при мне, как при лице неблагонадежном и более того опасном. Опасном настолько,- Морриган по-заговорчески понизила голос,- что профессор Доринг... ой, лейтенант Ендель, попытался подобным образом и меня...- наткнувшись на его злой взгляд, женщина как будто испуганно прервалась.- И б) не только при мне, но и при вас, Каитанна, так как одна хорошая поговорка гласит - меньше знаешь, крепче спишь.
   -Вариант б,- хмуро оборвал Джим,которого весь этот цирк стал уже порядком раздражать. Морриган знала, что ничего пока он ей сделать не сможет и развлекалась вовсю.
   -Ладно, Каити, помимо очевидных минусов предложения Джимми, к коим мы относим личность охранника, а также его ущербные попытки вызнать что-то у вас, давайте рассмотрим плюсы данного предложения. Итак, Служба оплачивает вам квартиру, проезд, охрану, питание, я думаю,- вопросительный взгляд и он кивает.- Кроме того, вы сможете потренировать на многоуважаемом профессоре некоторые совершенно необходимые будущему криминалисту навыки,- после этого Джим поклялся себе перечитать всю программу обучения криминалистов завтра же.-Еще одним несомненным плюсом будет то, что профессор Доринг, опять я что-то не то, впрочем ладно...- при произнесении этого монолога Морриган действительно была очень похожа на сумасшедшую, но совершенно трезвые насмешливые глаза убеждали в обратном.-В общем, на дежурствах в морге, да, я знаю, где вы работаете, Доринанти, это не государственный секрет... Так вот, профессор будет вас иногда подменять, а иначе Службе по его вине придется выплатить вам кругленькую сумму компенсации за потерянную работу. Так что, если надумаете подавать иск, скажите мне, оплачу вам адвоката.
   -До какой же степени вы не любите службу, профессор Морриган,- прошипел Джим.
   -А за что ее любить?- профессор философски пожала плечами.- Но вас я не люблю еще больше. Знаете как оно, первое впечатление самое сильное. Так что, Доринанти, вы обратились как раз по адресу. Все, дети мои, идите, у меня лекция,- никаких лекций в пятом часу уже, конечно, не было, но злоехидной стерве, видимо, надоело развлекаться.
   -Пойдем,- Джим открыл перед девушкой дверь и направился следом.-Не думай, что меня испугала твоя Морриган...
   -Не думайте, что я буду молчать, если вы попытаетесь сделать что-то не то.
   -И когда у тебя зубки появились?- насмешливо спросил он.
   -Когда извращенец оказался офицером СВБ.
   -Это были инструкции психологов!- оправдываться явно не стоило, но смолчать мужчина тоже не смог.
   -Вы могли отказаться!
   -И как ты себе это представляешь:"Ой, извините, я не буду вести себя таким не потребным образом, чтобы не испугать несчастную Каити!",- и уже жестче.- Пора бы повзрослеть!
   -Да что вы обо мне знаете, чтобы упрекать.
   -Не знаю и знать не хочу, мне приказали тебя охранять.
   -Вот и охраняйте, - и мерзавка мстительно добавила,- молча.
   Тар, как и обещал, позвонил, но хорошими известиями не порадовали. Да, появляется такой в Розе почти каждый вечер. На контакт не идет, но и не конфликтен. Таких сейчас много: наемники, бывшие солдаты, воры, уволенные с работы и упавшие на самое дно социальной пропасти... Впрочем, какая пропасть, один ужин в том же ресторане-казино "Роза" обойдется в пол Пепловой зарплаты. Удалось только кличку узнать - Рыцарь, но откуда она взялась - тоже не ясно. Ребята Тара попытались аккуратно прощупать почву - он с ними из ресторана вышел и мило "поговорил". Один в порядке уже, а у другого до сих пор рука не работает. Кстати, о руке. Действительно трех пальцев на правой нет. Нет, ножика при нем не заметили. И бластера нет. Броник? Не сказали бы... Да, сегодня должен быть в "Розе". Да,конечно, он всегда рад бюро и ему, Пеплу, помочь.
   Детектив Тиринаги тут же направился к начальнику, но его на месте не застал - Фрисни уже ушел домой. Что же делать? Лучше б, конечно, его дождаться, за самоуправство Фрисни не похвалит, с другой стороны, времени жалко, и так семь трупов уже. Решив, Пепел набрал номер внутренней справки.
   -Детектив Тиринаги, код три пять шесть девять семь семь, номер личного коммуникатора лейтенанта Доринга, Служба внутренней безопасности, будьте добры. Ага, спасибо, буду ждать.
   На коммуникатор номер пришел через полминуты.
   Пепел уже стоял перед рестораном, когда подъехала дорогая "Анда Гаард", которой еще и в продаже нет. За последние двадцать минут подобных машин здесь проехало с полсотни, и детектив уже особо не удивлялся. Удивился он, когда из машины вышел Джим Доринг в чёрном костюме, волоча за руку... ту самую хрупкую девушку, которую они с Морриган встретили в морге. Каити.
   -Я не могу бросить тебя с наружкой, поэтому поедешь со мной,- непреклонно заявил ей охранничек. Она за этот день уже успела переехать и даже объяснить этот переезд соседям неловким:"Новая социальная программа". И теперь ей,уставшей и совершенно обессиленной, заявили, что нужно куда-то ехать. В какой-то ресторан. С этим человеком! Да ни за что.
  -Давай собирайся, детектив Тиринаги уже ждет,-поторопил ее "профессор".
  И она начала собираться. Когда-нибудь ей придется пожалеть, что вообще с этим блондином связалась.

Сегодня Доринг ехал быстрее, но вместе с тем и аккуратнее. Он петлял по незнакомым Каити улочкам и подворотням, пока, наконец, они не выехали к роскошному ресторану в одном из дорогих районов. Недалеко отсюда когда-то был её дом. Настолько давно, что она предпочла забыть и ресторан, где они часто ужинали с отцом, и дорогу сюда. И вот снова. Здесь...Не дожидаясь, пока она сама выберется из машины, профессор выдернул её за руку и потащил к ожидающему их детективу Тиринаги. Глаза его удивленно расширились.

-Вечер добрый, -поздоровался детектив.

-Добрый,- несмотря на активные попытки Каити руку из хватки 'профессора' выдернуть, он держал крепко.

-Вы не говорили, что будете со спутницей ...- детектив замолчал, видимо, давая Дорингу возможность объясниться.

-Второе задание, я не могу кидать её на 'наружку'.

-И вы решили притащить в ресторан, где полно криминальных элементов высшего эшелона госпожу Доринанти?-

-А мне стоило оставить особо ценного для СВБ свидетеля в квартире без охраны на неизвестное время?- прошипел безопасник.

-Вам стоило подумать головой и отказаться.

-И упустить такой шанс? Увольте!

-И как вы планируете с вашей спутницей появиться в ресторане?

-Через черный ход!

-Вы знаете, где он? Или, возможно, вы уверены, что вас туда пустят?- ехидно спросил детектив.

-Это моя забота. Вы ведь хотели понаблюдать за объектом, а не арест устраивать.

-Не подвергайте девушку такой опасности!

-Она со мной, что ей моет грозить!

-Вам как перечислить по алфавиту?

-Я вам не подчиняюсь!

-Как и я вам, но этим расследование- моё.

-Что-то не очень успешно оно продвигается.

-А может, я посижу в машине?- тихо спросила Каити.

-Нет!- в один голос ответили мужчины.

Какое-то время они буравили друг друга взглядами, но потом детектив все-таки выдохнул:

-Ладно, но если что-то пойдет не так, янапишу рапорт.

-Аналогично, детектив. Через десять минут в главном зале.

-Хорошо,- Тиринаги направился к главному входу, а блондин все так же за руку потащил её куда-то в обход парковки. Каити вопросов не задавала, молча следуя за

Дорингом. Наконец, они оказались у какой-то неприметной двери. Каити удивленно застыла, но мужчина нетерпеливо дернул её за руку, потом повернулся оглядел её с ног до головы и задумчиво выдал:

-Да, ты права в этих тряпках тебе нельзя там появляться,- форменное платье, конечно, было уже заношенным, но чистым и выглаженным.- Так, а ну давай-ка отсюда уйдем, а то сильно подозрительно торчать здесь,- свбшник утащил её за стоящие недалеко от черного входа контейнеры для переработки отходов высотой в человеческий рост. Там он начал рыться в карманах, наконец, отпустив руку Каити. На ладони его появились какие-то кольца с бриллиантами, серьги, браслет, мужские часы, шнурок с металлической круглой бляшкой, крохотный зеленоватый камешек с застежкой.

-За шлюху ты не сойдешь, даже если тебя в это одеть,- серьги отправились обратно в карман.- Светская львица, тоже нет,- в карман полетело золотое кольцо с бриллиантом.- Любитель мальчиков...- Доринг поднял на неё глаза , окинул пристальным взглядом и разочарованно выдохнул.- Нет, не потянешь,- мужской перстень упал к серьгам.- Учительнице средних лет здесь даже делать нечего,- в карман отправился браслет, а Каити уже смотрела на мужчину с подозрением: может у него психические отклонения?- Что ты так на меня глядишь? Без голограммы ты будешь как белая ворона, в этом Пепел прав,- мужчина вернулся к перебиранию своих сокровищ.- А если охранник?Ну-ка примерь,- ей были протянуты мужские часы. Каити неуверенно одела их на запястье, часы тут же соскользнули обратно, но она придержала их... Огромной рукой!- Скажи что-нибудь,- взгляд 'профессора' стал оценивающим.

-Что?- спросила Каити своим обычным голосом. Доринг поморщился и скомандовал:

-Снимай. Так, это наемник в отставке. Если только ты глухонемого изображать умеешь,- на нее требовательно посмотрели, ожидая подтверждения, но Каити покачала головой.-Черная дыра! На, это померяй,- в этот раз ей достался зеленоватый камешек.

-И куда мне его?

-Уши не проколоты что ли?

-Я дочь бывшего политика в опале, работающая в морге. У меня вообще украшений нет,- раздраженно ответила Каити.

-Так дай сюда,- её охранник оказался как-то непозволительно близко, и пальцами начал изучать краешек платья у неглубокого выреза.

-Вы что делаете?!

-Петельку еще, конечно.

-А спросить нельзя было?

-А ты знаешь?- саркастично хмыкнул Джим.

-Дайте сюда,- скопировав его тон, Каити выдернула украшение и приколола в петельку с изнаночной стороны.

-Скажи что-нибудь.

-Что?- голос вышел чуть писклявым. Мужчина удовлетворенно хмыкнул и достал коммуникатор в экран которого Каити увидела незнакомого мальчишку лет десяти.

-Что это?- с неподдельным страхом поинтересовалась она.

-Голограммы,- не вдаваясь в объяснения ответил Джим.-Итак, мы- братья, сыновья Реактора.

-Кого?

-Реактор - пиратский капитан. В его подчинении - пятнадцать маневренных истребителей, пятьдесят грузовых суден и один лайнер экстра-класса.

-А он вообще в природе есть этот ваш Реактор?- с сомнением спросила Каити. -Уже нет, но они,- кивок в сторону ресторана,- об этом пока не знают.

-А может мне все таки ...

-Хватит ныть, будет весело!- мужчина хлопнул её по плечу и снова потащил за руку к двери.

-А почему через черный вход?

-Чтобы внимания не привлекать, некоторые авторитеты так делают.

-А мы авторитеты?

-Мы нет, а наш папашка- да!

-Здравствуйте, Немайн,- к начальству меня вызвали неожиданно: на выходе из университета показали удостоверение, посадили в машину и повезли. Я не сопротивлялась и возмущенного лица не делала, лишь заметила, когда меня усадили на заднее сидение рядом с еще одним офицером:-Я надеюсь это ненадолго, у меня Сапроматински в холодильнике, а там какие-то сбои на станции сегодня,- офицер мне не ответил, но машина поехала чуть быстрее.Итак, привезли к зданию СВБ, здесь проводились допросы, ставки и все прочее, отсюда же меня и повезли на судебное заседание. А по службе бывать здесь мне не доводилось. Сопровождали меня все те же два офицера- один чуть впереди, а другой слева. Мы дошли до двери с новенькой табличкой ' И.о. главы СВБ, Дж. Чейз'. Да что ж им в этой Службе не сидится-то спокойно?! И вот:

--Здравствуйте, Немайн,- рыжеволосый мужчина, уже за сорок, симпатичный, ухоженный. Костюм дорогой, темно-зеленый, белая рубашка, золотые механические часы на правой руке, а стилус у него в левой - левша, значит. Я мимоходом про себя отметила воспаленные глаза, ранние морщины и седину. Красивый даже, если бы не такой уставший. А вот кабинет этот ему совершенно не шел, сразу было видно, что здесь он - лишь гость, а не хозяин.-Здравствуйте, господин Чейз,- я присела в жесткое кресло.- Чем обязана?-Есть к вам вопросы и парочка предложений,- чуть откинувшись на спинку мужчина, не скрывая, меня рассматривал. Я его уже рассмотрела, мое внимание привлек рабочий стол. Все папки закрыты, а когда я зашла, он и тот документ, который читал, перевернул. Хорошая привычка, у меня такая же. На углу столешницы я заметила маленькую резную фигурку то ли из дерева, то ли из камня. Приглядевшись, узнала знаменитую коллекцию Эда Римма. Если не подделка, то стоит такая как половина этого здания.

--Вы позволите посмотреть поближе?- мне кивнули.-Удивительная вещица. Ручная работа. Материал - последнее дерево системы Андромеда. Помниться мне другой фигуркой из этой коллекции забили насмерть известного убийцу Хриплого. Лицо у него тогда превратилось в сплошную кровавую маску: оба глаза выбиты, нос сломан. Потом его еще и ножом изрезали...- говорила я это все, продолжая разглядывать фигурку, а когда подняла глаза, наткнулась на насмешливый взгляд.

--Немайн Керимовна, я не стажер,которого подобные истории могут напугать, тем более делом Хриплого как раз я и занимался. И, если вам будет интересно, это та самая фигурка,- бывшее орудие убийство было мною отставлено и, откинувшись в кресле, я вернула своему собеседнику тот же насмешливый взгляд.

--Ну, надо же мне было как-то себя занять, пока вы меня разглядывали?

--Надеюсь, я вас не оскорбил,-чуть склонив голову к правому плечу извинился господин Чейз и продолжил.- Но,сами понимаете, не каждый день доводиться видеть и уж тем более общаться с живой легендой.

--И каковы же ваши впечатления?- полюбопытствовала я. Мужчина чуть нахмурил брови и покрутил на запястье часы.

--Вы любопытный феномен нашей устаревшей системы, Немайн,- далее последовала пауза.- Я читал ваше полное досье. Вас с братом забрали из приюта для малолетних преступников на Гарэне за три дня до масштабной чистки, и из огня в полымя, так сказать, отправили на бои без правил.

--Если быть точными, то это был клуб боевых искусств,- поправила я, с любопытством слушая, что еще мне поведает свбшник.

--Суть от этого не меняется. Вам с братом суждено было сгнить там через пару месяцев, если бы не профессор Ллойд. У него вы получили блестящее домашнее образование, а ваш брат закончил колледж при Министерстве внешней политики.

--На самом деле одинокому старику очень хотелось досадить толпе родственников, жаждущих его скорейшей смерти. Что может быть лучше двух сирот, которым можно оставить все наследство?

--Ваши знания в значительной мере превосходили знания ваших ровесников, когда вы поступили в университет. Так что вам без проблем удалось стать лучшей на курсе. Впрочем ваш куратор склонен полагать... Сейчас,- он нашел на столе какую-то бумажку и прочел.-"Самодовольная, ограниченная, любит унижать одногруппников, имеет конфликты с большей частью профессоров. Располагает обширными знаниями в искусстве, литературе, имеет хорошие манеры. С удовольствием манипулирует окружающими, при достижении желаемой цели может опуститься даже до шантажа. Талантлива. Часто проводит негуманные, неэтичные и опасные эксперименты. Высмеивает политику Союза. Не поддерживает идей государства...".

--Достаточно,- оборвала я.- У нас были напряженные отношения с куратором. Мне не повезло, но в моем учебном заведении не воспринимали индивидуальности. А я, увы, не приемлю стадного принципа. Конфликт убеждений, если хотите.

--По этой причине в вашем университете вы не смогли закончить аспирантуру?

--Ну, по большей части виноваты были родственники покойного уже тогда профессора Ллойда. Впрочем, вы ведь не о моей биографии хотели поговорить?

--Отчего же,- мужчина снова покрутил часы.- Теперь я вижу, что доносы о вашей полной невменяемости если не ложь, то по крайней мере и не полная правда. Вы ясно излагаете свои мысли, неагрессивны...

--За исключением постстазисного синдрома я в полном порядке.

---Я не специалист...

--Тогда зачем все это?- я закинула ногу на ногу и пристально посмотрела в глаза начальнику СВБ.

--Бросьте, я не поверю, что вам больно от этих воспоминаний...

--Вы бывали в стазисе?- насмешливо поинтересовалась я и он удивил:

--Да, два года, правда, но был. О подробнастях не спрашивайте, я не имею права разглашать.

--И как, отпустило?- с любопытством спросила я.

--Как видите,- с подробностями мне никто рассказывать не стал.- Давайте вернемся к причине нашего сегодняшнего разговора. Итак, Немайн Керимовна, вы знаете студентку второго курса факультета криминалистики Каитану Доринанти?

--В смысле - знаю? Представили ли нас друг другу? Поддерживаем ли мы близкие отношения?

--В смысле вы знаете, что из себя представляет данная студентка?- на мои насмешка мужчина лишь никак не реагировал, лишь спокойно улыбался и продолжал внимательно смотреть.

--Я знаю, что Каитана учится на втором курсе. Я читаю ей историю криминалистики. Знаю, что она, вероятно, не имеет средств и поэтому ночью работает в городском морге. А еще я знаю, что ваш сотрудник, лейтенант Доринг, домогался студентки Доринанти, используя свое влияние. Вот все, что я знаю,- мистер Чейз, похоже, был удовлетворен.

--Отлично, а вам не объяснили с чем связанны как вы выразились 'домогания' лейтенанта?- не дождавшись ответа, мужчина продолжил,- а связаны они с тем, капитан Морриган, что ...

--Э нет, стойте! Мне такое счастье не надо. Я не подписывалась хранить секреты СВБ, тем более я знаю, чем это чревато потом.

--Все еще мечтаете сменить гражданство?- теперь насмешничали надо мной. Оригинально, обычно никто этого себе не позволяет. Так даже интересней. Особенно, при полном отсутствии сильных эмоциональных реакций.

--Мечтать не вредно. Но я не желаю слушать эти ваши откровения, чтобы потом давать доблестной службе расписки.

--Хорошо, а если взамен на сотрудничество, я пообещаю вам отозвать дело вашего брата и возобновить расследование? Я вполне это могу.

--И что же требуется от меня?

--Помощь и сотрудничество с лейтенантом Дорингом и сотрудниками бюро.

--Условия?

Перед дверью, из-за которой слышалась музыка и голоса, Доринг отпустил ее руку. Сразу стало страшновато, но на страх времени не осталось: лейтенант , толкнув дверь первым пошел в зал, за ним засеменила Каити. Смотрела она исключительно себе под ноги. Наконец, ее "охранник" остановился у какого-то столика, а затем сел. Она тоже опустилась на светлый резной стул.

-Добрый вечер, господа, меня зовут Дюрн и сегодня я буду вашим официантом. Вот, пожалуйста, меню,- взгляд Каити все же оторвала, чтобы увидеть достаточно немолодого уже мужчину в идеально-белой рубашке и черных брюках, держащего в руках коммуникатор для записи.

-Мы определимся и вас позовем,- величественно кивнул Джим. Каити удивилась, откуда в нем разом взялось столько достоинства, аристократизма и величия.-По сторонам смотри, балда, сделай заинтересованное лицо,- прошипел свбшник и все впечатление мигом затерлось. Каити подняла глаза, невидящим взглядом окидывая несколько десятков столиков и барную стойку. За столиком почти в другом конце зала она увидела детектива Тиринаги. Если судить по повелению, то детектив был уже в значительной мере навеселе, однако заходил же он трезвый! Значит, играет- догадалась Каити. Перед ним стоял бокал, тарелка с закусками. Еще она заметила красивые двери, ведущие, вероятно, во второй зал. Огромные потолки, светящиеся панели, штук тридцать столиков среди величественных белых колонн - все это заставляло Каити втягивать голову в плечи и сутулиться.

Тиринаги бросил на них быстрый взгляд, в этот момент Доринг внимательно изучал меню, Каити пнула его ногой под столом.

-Что?- она глазами указала на сидящего детектива.- Вижу. Выбирай, что будешь, а я пока выйду покурю.

Каити растерянно посмотрела в меню. Последний раз в ресторане она была с отцом. Тогда ей было десять и такие ужины были абсолютно привычными. Однако, восемь лет жесткой экономии дали знать о себе: в глаза бросались огромные для нее цифры. Чашка кофе- двести пятьдесят единиц. Да у нее стипендия семьсот! Каити задумчиво полистала меню и все же отложила его.

-Вы уже что-то выбрали?- к ней подошел строгий официант.

-Еще нет,- тихо ответила Каити.

-Я могу вам порекомендовать ...

-Не стоит, уважаемый. Благодарю за помощь,- ее спутник появился как нельзя во время.-Ну, что, братишка, может тебе что-то подсказать?- сказано это было больше для официанта, чем для нее, но Каити кивнула. Спустя пять минут официант вновь подошел, Джим заказал достаточно много, о деньгах Каити старалась не думать. Они спокойно ели, и никаких активных действий ни со стороны детектива, ни со стороны ее 'братца' не было.

Это произошло внезапно. Каити не успела отправить в рот ложку десерта. Выстрел прогремел как будто рядом. Она не успела даже обернуться, чтобы посмотреть, когда ее сдернули за шиворот со стула и затолкали под стол. Кто это был Каити не поняла. Выстрелы начали беспорядочно греметь над головой. Женские крики, звон разбитого стекла, снова выстрелы - совсем рядом.

-Уходим живо,- её снова дернули за шиворот, на запястье словно сжались тиски и её куда-то потащили как на буксире. Ей понадобилось полминуты, чтобы понять, что тащит её Доринг, а за ним с бластером наперевес отступает Тиринаги.

-Что происходит?- прокричал над её головой Доринг, обращаясь к детективу.

-Завалили кого-то! Все потом!- ответил ему детектив . Вывалившись из здания ресторана вместе еще с дюжиной посетителей, они почти бегом направились к машине.

-Быстрее, сейчас патруль приедет!- поторопил её Джим, но Каити внезапно замерла. Ей только на секунду показалось, что в толпе она увидела.... Нет, этого не может быть. Она застыла, отчаянно пытаясь разглядеть того мужчину, но Доринг, ругнувшись сквозь зубы, перекинул её через плечо и почти бегом догнал широко шагающего Тиринаги.

-Скажи мне, ты идиотка?- запыхавшись зло спросил Доринг, открывая дверь машины. Каити в последний раз обернулась, прежде чем ее запихнули на заднее сидение. На переднее упал неизвестно откуда вынырнувший Тиринаги.

-Они его убили,- мрачно сообщил детектив. Свбшник уже тронулся с места, выруливая на главную дорогу.

-Кого, того парня без пальцев?

-Да, я видел дырку в его голове.

-Кто стрелял?- Каити только сейчас заметила что вся рубашка у Доринга в крови, а у Тиринаги лицо изрезано, кое где застряли кусочки стекла и вид это лицо теперь имело жуткий.

-Стреляли из вип-зала.

-Может случайно зацепили?- сомневаясь, протянул блондин, остывая.

-Завтра в сводках и посмотрим. Кого-то точно еще ранили и не факт, что сам стрелок.

-Надо же было так влипнуть, лысый пилот!- Доринг добавил еще пару ругательств покрепче.

-Лейтенант, с вами девушка,- одернул Пепел, хотя ему тоже очень хотелось выговориться. Он повернулся, чтобы наткнуться на немного остекленевший взгляд мальчика лет двенадцати.-Каити, можете снять проекцию,- девушка дрожащими руками попыталась это сделать. Наконец, у нее получилось и Пепел пожалел, что спутница Доринга это сделала. У Каити дрожали не только руки, но и губы, как будто она вот-вот расплачется. Но слез не было, набрав воздуха в легкие, Каити как-то разом подобралась и тихо произнесла:

-Детектив Тиринаги, вам надо обработать порезы. У меня есть аптечка я смогу это сделать. Самому вам будет труднее.

-Я был бы вам благодарен.

-У меня руку почти до кости разрезало,- мрачно процедил лейтенант, кинув на Пепла какой-то непонятный взгляд.- Это я не к тому, что жажду воспользоваться твоей помощью, но если я к врачу с таким заявлюсь, он сообщит начальству.

-Я...я умею...- девушка заметно терялась при разговоре с Дорингом и это было заметно. Странно, он ее не намного старше. По крайней мере, Пепел гораздо старее выглядит, но с ним она разговаривать не боится. Может,все дело в тоне? Когда-то Пеплу нравилось наблюдать и анализировать поведение разных людей- это здорово помогало в его ремесле.-Если у вас найдутся специальная игла с растворимой нитью, обезболивающее и послеоперационные средства, я смогу зашить.

-И кто же тебя научил, дочь опального политика?- едко спросил их водитель, даже не обернувшись.

-Я хочу стать врачом.

-Мне жаль тебя разочаровывать, но ты уже два года как учишься на криминалиста. И с врачом там из общего только тела. Тем более судебная медицина давно уже слилась с криминалистикой.

-До поступления я проходила курсы. Мне... разрешили попробовать стать санитаркой. Если бы не... В общем, я умею зашивать,- сбиваясь, все-таки ответила Каити. Пепел заметил появившуюся складку на лице Доринга.

-Посмотрим, впрочем, у меня не одного знакомого врача на Тирани в данный момент нет,- машина завернула на парковку перед огромными, вероятно, ведомственным домом.-Эй, хирург, держи,- Доринг, потянувшись вперед, от чего поморщился, достал аптечку и, стараясь не беспокоить раненную руку, отдал ее Каити.

-Мы возобновляем расследование, отдаем лучшему следователю. Вы даже сами сможете выбрать какому. В обмен вы будете помогать лейтенанту Дорингу находить контакт с его подопечной. Он говорил, что девушка вас весьма уважает, так что от вас никаких усилий не потребуется.

-Я могу закурить?- мне кивнули, я откинулась на спинку кресла и посмотрела в окно. Там жил огромной город: летали катера, ездили терравтобусы, сигналил застрявший в пробке патруль. - Пожалуй я соглашусь,- глаза мужчины загорелись торжеством,- но при несколько других условиях. Когда я выполню свою задачу и закрою дело с детективом Тиринаги, вы выдадите мне Майка Керна, главу... бывшего главу партии 'Мир и Равенство',- я сглотнула и продолжила,- вы выдадите мне его и сделаете так, чтобы вопросов насчет его исчезновения не возникло.

-Вы ведь понимаете, что это даже не Юрисдикция СВБ. Мне надо посоветоваться с Комитетом...

-Не Комитет, Джейсмс, лично вы. Меня не интересует то, что наобещают крысы в Комитете. Они не выполнят в любом случае. А если это сделаете вы, я буду спокойна. И не одна душа не узнает, о чем мы договорились. Хотите, можете сказать, что я согласилась на ваши условия, или, что отказалась. Мне все равно. Вы отдадите мне Майка Керна. Это единственные условия на которых я соглашусь.

-Помниться, когда с вами беседовали, Немайн, вы согласились сотрудничать с бюро расследований как только узнали о смерти брата, а теперь такое поразительное равнодушие...

-Я знаю, кто убил Нейта, пускай не приставив к его голове бластер, но убил. Я знаю почему. Знаю, что этот человек испытывал. Так зачем мне расследование, которое ничего не даст?

-И откуда такая уверенность?

-У меня было много времени, чтобы подумать. Целых пять лет. Вы знаете почему я оказалась в тюрьме?- мне уже хотели ответить, но я перебила,- нет, не материалы дела. Я спрашиваю об истинной причине. Так вы знаете?

-Нет,- дёрнув кадыком, все же ответил исполняющий обязанности.

-Я узнала, чем жил бывший глава Союза, господин Керн: наркотики, проститутки, торговля детьми, нелегальные сделки, педофилия. Я узнала, а он испугался. У меня и до суда была не лучшая репутация. И когда я отказалась подделывать результаты экспертизы по одному расследованию, которые очень бы навредили Керну, он сделал так, чтобы меня посадили. А результаты ему предоставил другой криминалист, господин Чернеский, я полагаю. Господин же Керн не угомонился, перед судом он очень хотел, чтобы я ему отдала все наработки. Когда и это не получилось- меня посадили, то он, скорее всего, подумал, что я оставила их брату.

-А они у вас?- поинтересовался Чейз.- Можно было бы судить его...

-Это не принесет мне никакого морального удовлетворения, капитан. Если вы не согласитесь, то помогать я не буду, впрочем как и мешать.

-Хорошо, Немайн, можете идти. Вас отвезут, куда скажете. Всего доброго,- Чейз поднялся, чтобы проводить меня.

-Спасибо. Вам тоже, Джеймс,- кивнула я, уже зная, что Керн- мой. Чейзу нужно это место. А "уломав" меня, он его гарантированно получит. Грязные методы самые эффективные. Им нужна эта девчонка, Каити, не с ней, но с ее отцом связанны большие деньги и дела. И тут я действительно смогу помочь, если захочу.

Лицо у Пепла жутко болело, но вытягивать осколки самому не хотелось: опыт подсказывал, что так их он быстрее загонит во внутрь. Он первым вышел из легкой гоночной машины Доринга. Следом за ним вышла Каити. Лицо у девушки было бледное, она комкала подол простенького платья, не зная куда деть руки. Лейтенант Доринг из салона машины вылез как-то неестественно согнувшись- наверное, рука у него действительно болела. Щелкнув что-то на брелоке, он отправил машину на парковку и размашистым шагом пошел к дому. Каити пошла чуть сзади, явно не поспевая, и от того то и дело почти срываясь не бег. Пепел догнал странную парочку и пристроился слева от девушки. Бластер он решил пока в кобуру не прятать.

Лейтенант для "разрезанной до кости" руки выглядел на удивленно живо. По крайней мере, крови из него уже должно было вытечь порядочно. Впрочем, свбшник раньше ставили автономку или блок-систему. Хотя, автономка просто бы залечила все. Значит, система, которая блокируют некоторые участки мозга и человек не теряет сознания даже при кровопотере в тридцать пять-сорок процентов.

Перед входом в подъезд Пепел отодвинул лейтенанта и проверил все сам.

-Чисто.

Они поднялись на лифте и очутились на лестничной клетке.

-Радость моя, достань ключи во внутреннем кармане справа,- обратился блондин к девушке. Та, чуть покраснев, достала связку ключей.

Спустя полминуты Пепел очутился в типичной ведомственной квартире, но люкс-класса. Ни тебе старых окон, ни допотопной техники, ни насекомых...

-Ты не поможешь?- по лицу Доринга сложно было понять- издевается он над девушкой или ему в самом деле трудно разуться. Не дожидаясь, пока Каити что-то ответит, Пепел сам стянул с раненного изящные туфли.

Из большой прихожей они попали в тоже немаленькую гостинную. Сверкающие панели, напоминающие по цвету ртуть, с подсветкой и черная мебель производили неизгладимое впечатление. Диван и два кресла стояли в самом центре, прямо перед ними- черный же столик из закаленного стекла и большой полупрозрачный экран. Напротив входа было три двери. Одна из них была открыта и вела на кухню.

-Детектив Тиринаги, у вас еще ранения есть?- спросила Каити, поставив аптечку на стол и возясь с мудреным замком.

-Нет, думаю, вам стоит сначала заняться лейтенантом Дорингом.

-Да-да, кончено,- и девушка уже больше не уделяла внимания происходящему в комнате, изучая содержимое довольно большой армейской аптечки. Каити не заметила, как в комнату зашел лейтенант и сел на диван, и, казалось, не замечала взглядов Доринга, которые он бросал на нее исподтишка.

-Раздевайтесь до брюк, профессор... лейтенант,- скомандовала девушка, распрямившись. Она вышла, чтобы через пару минут вернуться в чем-то напоминающем брюки и кофту неопределённого цвета.

-Это что?- глаза у Доринга удивленно расширились.

-Не хочу испачкать платье. Вы его уже обмыли, Ортан? Спасибо вам. Пепел решил, что девочке и так работа предстоит не из легких. Поэтому, сделал все, что в его силах, чтобы помочь. А именно, срезал остатки рубашки и обтер окровавленную руку и грудь свбшнику.

-У вас аллергий нет?- доставая какой-то шприц, спросила Каити.

-Нет.

-Хорошо,- она резко вогнала ему в плечо иглу.- Это чтобы заражения не было,- Дорингу было вколото тоже самое. Девушка аккуратно приподняла его левую руку и принялась осматривать. Нахмурила брови и слегка раздвинула края раны.

-У вас там осколки я не смогу зашить,- наконец тихо сказала она.- Рана воспалиться.

-А вытащить?- лейтенант тоже нахмурился.

-Будет очень больно. Анестезия не поможет полностью.

-Ну так вытаскивай давай!- Каити вколола ему еще что-то и пинцетом потянула первый осколок. Ее пациент отвернулся и сжал челюсти, но ничего не произнес. Осколки ложились на гладкую поверхность стола, по лицу лейтенанта градом катился пот, а сам он был уже белый как смерть.

-Почти все, еще три и зашью,- прошептала девушка. Когда последний осколок лег на стол, Пепел даже не мог сказать, кто выглядел хуже- Каити или Доринг.-Я... сейчас,- чуть пошатнувшись, она пошла на кухню.-Детектив не хотите воды?- раздался оттуда ее голос.

-Нет, спасибо.

-А я не откажусь...

-Вам нельзя! Сидите спокойно!

Далее был процесс зашивания не самой приятной на вид раны, которая проходила практически через все предплечье. Этот момент был удачным, чтобы понаблюдать за этой парочкой и разобраться, какие же отношения их связывают. Девушка, склонив голову сосредоточенно работала иглой. Не высокая, худенькая, она опустила глаза и не поднимала их ни на секунду. В этот момент она неуловимо напомнила Пеплу его жену. Тот же острый подбородок, брови вразлет, карие глаза. Доринг все это, похоже, тоже заметил и не отрывал внимательного взгляда от ее лица, высматривая там ведомое ему одному. Наконец, рана была сшита и девушка, наложив прозрачную, дурно пахнущую мазь, отодвинулась. В глазах лейтенанта на мгновение промелькнуло разочарование.

-Вам нужно спокойно посидеть хотя бы два часа.

-Детектив, сядьте, пожалуйста вот сюда,- Каити очень осторожно взяла его за подбородок, примеряясь с чего бы начать.

-Не бойтесь, когда я служил, у меня бывало и похуже,- попытался Пепел подбодрить ее.

-Вы служили, детектив?- она резко выдернула первый осколок

-Да, на корабле.

-Космическом?

-Нет, обычном.

-А почему пошли в полицию?

-Поругался с капитаном и меня выгнали,- Пепел попытался усмехнуться, но она не дала уголку губ подняться вверх.

-Не улыбайтесь, пожалуйста.

-И вы решили, что уж лучше в детективы пойти? - язвительно поинтересовался Доринг.

-Профессор, вы меня отвлекаете,- выдернув особо крупный осколок стекла, сказала девушка.

-Как скажешь, моя радость.

Наконец, когда его лицо приобрело более-менее нормальный вид, Пепел,собрав свои вещи, направился к выходу. Каити пошла его провести до дверей.

-Ортан, скажите, пожалуйста... У здоровых людей могут быть галлюцинации?

-Нет, тогда этот человек явно не здоров,- отшутился он и лишь потом заметил, что девушка смотрит куда-то мимо него.- А в чем дело, Каити? Что вы видели?

-Мне... мне на секунду показалось, что я там видела отца. Впрочем, это, наверное, усталость.

-Конечно, Каити. Там был такой кошмар, что вам вероятнее всего именно показалось.,- с трудом удержав благожелательную улыбку, ответил Пепел.

-Спокойной ночи, Ортан, спасибо вам

Девчонка, подозрительно долго любезничающая с Тиринаги в прихожей, вернулась. Общую ее изможденность подчеркивали невразумительные тряпки, которые она на себя натянула. Лицо- краше только в гроб кладут. Она и обычно не слишком уж жизнерадостной и здоровой выглядит, а сейчас и говорить не стоит.

-Что вы на меня так смотрите?- стремительно покраснев, она принялась укладывать аптечку. Джим промолчал, не зная, что ответить.

-Тебе нравится детектив Тиринаги, не так ли?- вопрос слетел с губ прежде, чем он успел подумать, уместно ли это.

-С чего вы взяли?- девушка чуть сильнее, чем надо, хлопнула крышкой, защелкивая замок.

-Значит, нравится,- резюмировал он, водя пальцем по гладкому подлокотнику.

-Какая вам разница?- резковато, но тихо спросила девчонка, подняв явно тяжеловатую для нее аптечку, и убрав ее в шкаф. В кресло она не села, так и оставшись стоять перед ним.

-Никакой, просто не наделай глупостей, о которых придется пожалеть. Ты и твоя щенячья привязанность вряд ли приглянутся господину детективу,- Каити слушала спокойно, опустив голову и глядя в пол. Но когда она подняла глаза...

-Вы... вы...- она сжала челюсти, так что желваки заходили. Доринг мог поспорить, что,если бы не его забинтованная рука,на этот раз девушка бы его точно ударила.

-Можно на ты и по имени, мы кажется уже об этом говорили,- лениво откинувшись на спинку дивана он смотрел прямо в глаза, прожигающей его взглядом девчонке. Внезапно она успокоилась, и, смерив его ледяным взглядом, пошла к себе, не проронив ни слова. Забавная. Джим, кряхтя, все-таки поднялся с дивана и направился к себе. В базах уже наверняка есть отчеты по разгромленному ресторану... Отчеты в голову не лезли. Перед глазами стояли огромные глаза девчонки. Доринг, а ты сам-то хоть не устал быть сволочью? Отмахнувшись от мыслей, Джим упрямо уставился в экран. Так. Отчет прибывшего патруля. Не интересно. Заключение выехавшей оперативной группы. Убитые. Один. Рассмотрев снимки, Джим понял, что Тиринаги прав и убит все-таких клиент. Раненные еще четыре человека. Жить будут. Джим нашел видео запись, но стреляющего, к сожалению, видно не было- камеры располагалась над выходом из второго зала и в углу первого. Можно было увидеть, как фигурка, сидящая за столом неожиданно заваливается на бок. А вот Тиринаги достав что-то из кармана, перебежками двинулся к другому концу зала. Плохо. Прокрутив чуть вперед Джим от досады саданул кулаком по стене: его камера тоже засняла. Хоть девчонку не разглядеть.

Далее лейтенант Доринг взялся за отчеты криминалиста, приехавшего с опергруппой. И тут его ждало первое открытие- у убитого рисунка на пальцах. То есть, самый простой способ определения его личности невозможен. Такие операции очень и очень дорого стоят, и делаются только в одном месте - пиратская база Нисла-2. Конечно, есть и другие способы определить личность человека. Например, чип-карта, которую вживляют каждому младенцу. Но вытянуть ее намного проще, чем затереть собственные отпечатки. И вряд ли, человек, который позаботился о том, чтобы дактилоскопическая экспертиза ничего не нашла, не подумал о элементарнейшем средстве определения личности. Значит, шанс только один- анализ в банке ДНК. Может еще, конечно, быть, что кто-то опознает это лицо, но что сейчас стоит пластическая операция?

Пока больше никакой информации не было и Джим лег спать, чтобы через четыре часа проснуться от звонках- вызывали к начальству.

-Ну, что я могу сказать,- Джеймс выглядел очень спокойным и предельно собранным, что наталкивало на нехорошие подозрения.-Вы два идиота. И кто тебе разрешал потащить с собой девчонку?

-Мы не думали, что там такое начнется.

-А ты не подумал, что если бы с ее головы хоть волос упал, ты бы сегодня не в кителе здесь был, а сортиры в тюрьме драял?- все тем же отрешенным тоном спросил Джеймс, крутя в руках деревянную статуэтку. Не дав ему ответить, капитан Чейз продолжил.- А теперь немного подумай, просто подумай, Джим. Полицейский и сотрудник СВБ отправляются в ресторан на несанкционированную разведку. И тут, какая досада,- саркастично всплеснул сидящий мужчина руками,- кто-то признал тебя или Тиринаги... Ну вот видели они где-то ваши рожи и вас узнали. И решили:"А почему бы нам не убрать вон тот объект интереса этих молодчиков?",- голос рыжего звучал все громче, но прервав сам себя, он резко выдохнул и снова спокойно продолжил. -Как тебе такая версия событий, Джим? Киллера убили заказчики, приметив полицейского и безопасника. Забавно, а?- Доринг стоял, понурив голову.- А знаешь, как мне было весело перед Советом сегодня танцевать? И делать все, чтобы они до этой версии не додумались, мать твою!- его, Джима, мать никакого отношения к этому всему не имела, но он лишь молча проглотил и ругательства и нотации. Да,Чейз должен семье, но это не значит, что он от этого перестает быть начальником главы этой же семьи, опытным спецом и еще более опытным оперативником. Джеймс носом ткнул его в ошибки и правильно, если честно, сделал. Однако, от этого приятнее не становилось.

-И теперь в твоих личных интересах,Джим, раскрутить это дело в рекордные сроки, чтобы большие дяди в Совете не слишком огорчились, когда они поймут из-за кого произошел досадный инцидент в ресторане,- закончив нотации, Чейз кивнул на кресло.- Теперь рассказывай, что с девчонкой. Удалось добиться контакта?

-Я практически все, пара недель и смогу что-то конкретное предоставить.

-Джим хоть здесь не подведи, если мы не узнаем, куда ее отец дел разработки, то лучше сразу застрелиться. И не мне тебе говорить, что кроме Эдвардса у нас нет никаких ниточек к этому делу.

-Я не скажу, что вы дураки лишь из вежливости,- Морриган стояла над покрытом защитной камерой телом в морге и спокойно записывала что-то в коммуникатор. На нее, казалось, морг даже как-то успокаивающе действовал,- Кстати, вам повезло,что эксперт толковый на выезде был: упаковал по правилам и все полевые анализы нормально сделал,- женщина будто бы не замечала стоявших напротив Пепла и Доринга, желающих как можно скорее услышать предварительное заключение эксперта.- Ну что ж...- она приложила палец к панели и защитная камера сползла, являя миру убитого. Доринг смотрел на труп, а вот Пепел заметил, как сильно побледнела Немайн и с какой силой сжались длинные пальцы на коммуникаторе.

-Вы знакомы?- не давая ей взять себя в руки спросил он.

-Помните я рассказывала про свой нож, который пропал до суда?- ее голос прозвучал как-то хрипло. Женщина резким движением стянула пиджак и бросила на стул, расстегнула манжеты белой рубашки и закатала рукава, лишь потом продолжив.- Это тот самый человек, который подарил мне тот нож. И...-она потерла лицо руками.- И я лично засвидетельствовала его смерть от десяти ранений плазмой семь лет назад.

-...!- Доринг выдал длинное и очень неприличное ругательство, разбив повисшую после слов Морриган тишину.

-Немайн Керимовна Морриган, тридцять девять лет, место рождения не известно, не замужем, детей нет, експерт-криминалист ЭКО Бюро уголовных пре ступлений?- в допросной было тесно от огромного количества народу: Тиринаги, капитан Фрисни, Доринг, еще кто-то из СВБ, лаборант из экспертно-криминалистического отдела, фикисрующий допрос на видео-съемку и еще парочка человек.

--Да,- я не смущаясь курила, стряхивая тепел в принесенню мне пепельницу. Они меня от трупа на этот допрос дернули, еще и курить нельзя? Ну да, ну да... Вентеляция тут, к моему величайшему огорчению рабо тала хорошо, а меня прямо под ней и посадили.

--Немайн Керимовна, вы проживаете по адресу магістраль Космического Флота 10?

--Да.

--Имеете высшее образование и звание доцента в области криминалистики и психиатрии?- Тиринаги сосредоточенно заполнял протокол. Его огромное количество народа тоже не радовало и он ,назло Фрисни, пригласившему всех на допрос, долго и нудно по всем инструкциям двадцять минут зачитывал мне мои права и обязанности, теперь вот протокол еще.

--Судимы?

--Да.

--Статья?

--Сто пятнадцатая, сто двадцять седьмая и сто двадцять восьмая.

--Проходили военную службу?

--Нет.

--Обвинялись в преступлениях против Союза?

--Нет,- все присутствующие вздохнули с облегчением, но Тиринаги занудно продолжил:

--Ваши полные регалии и государственные награды.

--Доцент криминалистики и судебной психиатрии, 'Лучший криминалист года-2345, 2346, 2348, 2349, 2350', Гранты за исследования в области психиатрии от Союзного Института психиатрии имени Крела...

--За какие работы?- уровень ненависти в этот момент к отдельно взятому детективу просто зашкалил, но я также спокойно прийнялась перечислять.

--'Сравнительный анализ социопатического поведения индивидуумов в условиях ужесточенного лечения', 'Характерные признаки нанесения тяжких телесных повреждений с помощью редких силикатов', 'Особенности определения асфиксии у негуманоидных форм жизни', 'Принципы формирования личности при отклонениях...'- в этот момент капитан Фрисни меня перебил вежливым:

--Благодарю, Немайн Керимовна, - и уже намного менее вежливо Тиринаги:

--Ортан, прекратите балаган!

---Капитан у меня протокол,- и не обращая внимания на начальство мне:

--Продолжайте.

--'... при отклонениях психо-моторного развития', авторский курс лекций 'Социопатическое расстройство личности'. Далее... Союзная премия за весомый вклад в борьбу с пеступностью,...

--Детектив Тиринаги, выйдите со мной на пару минут. Доринг, продолжайте допрос,- дверь хлопнула ощутимо. Все, находящиеся в допросной начали в полнейшей тишине прислушиваться, что же там говорит Фрисни, но я продолжила на редкость занудным тоном:

--Еще я почетный делегат Межгалактической ежегодной Конференции экспертов-криминалистов при Юридическом Университете, Кавалер ордена 'За мужество', имею медаль За профессионализм...- за дверью что-то ощутимо стукнуло, головы внимающих мне разом повернулись к двери.

--...Имею три похвальных грамоты, а также красный диплом из Университета, табель с отличием. Вроде все,- именно в этот момент зашли красные Фрисни и Тиринаги.

--Всем, кроме лейтенанта Доринга, детективаТиринаги и эксперта Морриган покинуть допросную,- скомандовал злой капитан, подавая пример. Похоже, Ортан его доконал.Возникли проблемы с представителем СВБ, но тут вмешался ДОринг, и вскоре мы наконец-то остались втроем.

-Наконец-то вы добились желаемого, детектив,- я закурила новую сигарету,- сказать по правде, еще немного и я бы не выдержала.

-Я тоже,- Тиринаги сел обратно на свой стул и, внимательно посмотрев мне в глаза, задал первый вопрос,- Немайн, как вы познакомились с убитым?

-Этого убитого зовут... звали Дерик Хейг. Где родился не знаю, он сирота. Мы познакомились в детском приюте, когда мне было шесть или семь. Он лет на пять был старше меня. Мы с братом не с кем дружбы не водили. Если кто-нибудь из вас представляет себе забытый властями приют на краю Союза, то понимает, почему...- надеюсь, мой голос звучал спокойно и размеренно. Это не самые приятные воспоминания.

-Почему?- тут же спросил Доринг. В нем сразу угадывается мальчик из приличной семьи. Вряд ли он и понятие имеет об обеде, состоящем из объедков, за который идет не шуточная борьба, потому что другой негде взять, или о привычных исчезновения соседей по комнате, которые больше не возвращаются...

-Потому что в таких "государственных учреждениях" выживает сильнейший, профессор. А сильнейшего невозможно ранить.

-Продолжайте, Немайн, -не дал лейтенанту сказать детектив.

-Дерек быстро сколотил себе команду, состоящую из юных отморозков,- впрочем, в таких приютах отморозками являются все.- Из него получился бы не плохой авторитет, если бы руководству срочно не понадобилась очередная партия на бои без правил. Сказать по правде, нам еще повезло. Могли ведь отправить и к какому-нибудь извращенцу... Короче говоря, когда меня и брата забрали оттуда, Дерек уже создал себе неплохую репутацию как сильный боец. Лет пятнадцать я его не видела. Встретились мы совершенно случайно. Пару лет после окончания университета я работала с профессором Элинором. В определенных кругах он известен.

-Я слышал про него: сумасшедший старикашка с идеей-фикс создать пространственный телепортатор,- вставил Доринг.

-У каждого свои недостатки,-пожала я плечами и оставила окурок в пепельнице.- В любом случае, любимое руководство моего учебного заведения не дало бы мне кого-нибудь другого, а как криминалист профессор был великолепен. По крайней мере, мы нашли общий язык... Итак, в тот день профессора отправился на какую-то конференцию и вместо себя отправил меня. Мне необходимо было выдать полицейским экспертное заключение по раненому в перестрелке десантнике. Там какие-то разборки были в части, я не вникала, да и Дерека я не узнала поначалу. Только когда руку рассмотрела. На боях он потерял три пальца. Вообще-то оружие использовать запрещено, и в том поединке он выиграл досрочно. Вместо пальцев у раненного мужчины были металлические. Странно, что и в десант взяли. Мы немного поговорили. Он рассказал, что его забрали на профессиональный ринг, оттуда он попал в десантные войска. Хейг знал, что умирает, и оставил мне нож. На память. Вот,собственно и все. Я зафиксировала смерть, оформила документы и уехала. Больше ничего.

-Хорошо, Немайн, спасибо, можете быть свободны.

-Почему? Еще кучу всего можно было вытащить.

-Она не станет говорить. По крайней мере, не сейчас...- Пепел задумчиво поглядел на окурки в пепельнице, ворочая тяжелые факты, которыми обладал, и так и эдак.

-Детектив, вы можете нормально объяснить?..- блондин резко встал, чудом не опрокинув стул.

-Первое, представьте себя на месте женщины, внезапно обнаруживающей, что человек, которого она считала мертвым, был безобразно-живым, пока какой-то гад его не прикончил.

-При всем уважении к вашим талантам, детектив,- язвительно зашипел свбшник,- но профессор Морриган уж никак не производит впечатление хрупкой женщины с нежной психикой.

-Ладно, аргумент два,- разговаривая с Дорингом, Пепел одновременно старался припомнить, видел ли он в ресторане Дерика Хейга или нет.- Морриган не выгодно работать в интересах следствия: чем быстрее дело закроют, тем быстрее от нее избавятся.

-Ближе к правде, детектив. Но опять таки, на сколько я успел узнать Немайн Керимовну, ей на это плевать.

-В проницательности вам не откажешь, да только вы не заметили, что между ними что-то было. Как она среагировала в первый момент? Почему просто знакомый из детства дарит памятный, явно трофейный нож именно ей? Зачем она столько его хранит?..

-Вы считаете, что Морриган солгала?

-Утаила часть правды. Но все можно проверить.

-А я-то подумал,что она вам нравится...- криво усмехнулся свбшник.

-За раскрытие этого дела каждый получит что-то свое,- ответил он практически правду и,выдержав паузу, с намеком спросил.- Не так ли, лейтенант?- дверь хлопнула, а Пепел остался сидеть в пустой допросной, уткнувшись взглядом в окурки и пытаясь понять, где именно Морриган солгала, а не сказала полуправду. А она где-то солгала и он это заметил, но не понял где. Не успел. Ее реакция и таланты намного лучше его собственных, впрочем всю жизнь он компенсировал такую неравную расстановку сил бешенной работоспособностью и упорством. Что мешает поступить так же на этот раз?..

Каити проснулась неприлично для себя поздно - в десять часов утра. Убедившись, что лейтенант куда-то уехал, она, приготовив завтрак и подготовившись к семинару, решительно оделась - необходимо было купить ботинки Эльзе - впереди зима.

Конечно, всегда можно заказать через сеть, но для этого нужно иметь в распоряжении сумму, эквивалентную, по крайней мере, половине стипендии, а суммой такой Каити, к сожалению не обладала. Выход был - поддержанные, но не такие дорогие вещи. Каити знала пару мест и как раз в выходной там случались завозы.

Итак, первым она решила посетить старика Финнигана, в его маленькой квартирке был самый настоящий склад вещей. Откуда старик их брал? На вопрос, который наивная Каити задала в первый раз, старик лишь усмехнулся. Чуть позже знакомая, приведшая её сюда, пояснила- племянник старика привозит ему вещи умерших. Тех, кого некому похоронить или, напротив, тех, у кого слишком много вещей было при жизни. Каити была в таком шоке, что пообещала себе устроиться на третью работу, но не покупать Эльзе вещей здесь. Однако, альтернатив в тот декабрь у Каити не было и она, скрепя сердце, все-таки поехала к хитрому торговцу и выбрала за не слишком большую сумму светло-кофейное пальтишко.

Жил старик в дальнем и не самом безопасном квартале. Добравшись на терра-автобусе почти до самого его дома и пробыв там около часа, поняла, что ничего подходящего нет.

Посетив пару подобных мест спустя четыре часа, Каити ясно поняла, что придется идти в магазин. Магазины она не любила, потому что около восьмидесяти процентов их огромного ассортимента ей были не по карману. Она как раз шла по проспекту, раздумывая как поступить: подождать до следующих выходных или все же наведаться в парочку относительно недорогих магазинов, когда дорогу её схватили за руку, заставив повернуться к тому, кто её остановил.

-Здравствуйте, милая незнакомка,- ей улыбался не кто иной, как вор, который заставил провести его через задние двери морга.

-До свидания, - буркнула Каити и вырвав руку быстро пошла прочь.

-Постойте!- незнакомец... хотя его, кажется, звали Гран Стрела, нагнал девушку и подстроившись под её шаг, пошел рядом.- Я ведь вас не отблагодарил за своё чудесное спасение.

-Если бы вас поймала полиция, это было бы лучше любых благодарностей, - процедила Каити, не зная, как ей отделаться от надоедливого молодого человека, явно нечистого на руку. На её реплику он лишь весело рассмеялся и продолжил идти рядом, рассуждая и тем неимоверно раздражая Каити.

-Возможно, что без вашей неоценимой помощи я не шел бы сейчас с вами рядом, так что я ваш должник...

-Господин Стрела, - Каити остановилась посреди тротуара. Чтобы посмотреть мужчине в лицо ей пришлось задрать голову вверх,- Если вы сейчас же не оставите меня в покое, я вызову полицию!

-Вызывайте,-быстрым движением ей было продемонстрированно удостоверение. Зеленые глаза спокойно и в то же время как то въедливо-насмешливо смотрели сверху вниз. На лице мужчины сверкала белозубая обаятельная улыбка, которая впрочем никакого действия на Каити не оказывала.

-Еще раз: не трогайте меня, не подходите ко мне и оставьте меня в покое! Счастливо оставаться,- девушка и сама не знала откуда у нее взялось столько смелости для гневной отповеди, но благодаря этому Стреле теперь все думают, что она тягает на работу любовников, да и нервы он ей попортил знатно. Бросив на все так же улыбающегося мужчину последний взгляд, она быстро дошла до остановки заскочила в словно её поджидающий автобус.
До дома она доехала достаточно быстро, однако там её ждал весьма нехорошо настроенный лейтенант, о котором Каити, пылая желанием найти Эльзе хороший подарок, совершенно забыла.
Джим из бюро направился домой. Сегодня все же был выходной и заняться чем бы то ни было, кроме отдыха, он не имел ни малейшего желания. Когда он уезжал, девчонка кажется, еще спала. По негласной договоренности ни он, ни она друг к другу в комнату не заходили. Вернувшись, лейтенант вновь наткнулся на странную тишину. Неужели, еще спит?
-Каити!- в ответ ему отозвалось только эхо. Некрасиво выругавшись, Доринг, одну за другой методично обшарил все комнаты и понял, что девчонки нет. Выругавшись еще более прочувствованно и громко, он набрал по коммуникатору наружку, которая была приставлена к Доринанти.
-Это Доринг, где объект?
- Направляется к вам, уже во дворе,- последовал краткий ответ.
-Скиньте мне полный отчет по сегодняшнему дню,- с этими словами Джим отключился и принялся ждать. Когда девчонка вошла в гостиную, он ничего не сказал, лишь бросив на неё мрачный взгляд. Пожав плечами, она направилась к себе.
-Каити, детка, задержись на секунду,- лаковым голосом попросил Джим, и только сейчас до девчонки дошло, что что-то не так. Она обернулась, посмотрела на него настороженными глазами.- В следующий раз, когда надумаешь куда-то отлучиться, будь добра, поставь меня в известность, хорошо?- кто бы только знал, чего ему стоил этот медовый спокойный голос. Девчонка как-то нервно кивнула и направилась к себе. Кажется, она поняла состояние Джима и решила его из себя не выводить, вот и умница.
Иногда прошлое приносит нам не один сюрприз...А ведь он обещал, что бросит этим заниматься. Что ж, сам виноват. Глубоко затянувшись, я плеснула себе еще виски. Не бросил, ну надо же. Хотя, Немайн, ты вновь обманываешь себя: он не собирался выполнять обещанное, и ты об этом знала еще тогда. Еще тогда...
...-Май, пожалуйста, пожалуйста...- бледные чуть ли не до синевы губы едва шевелятся.- Меня не найдут. Есть люди, они помогут. Я умру для всех, улечу на свободные планеты. Мне больше некого просить...Только ты. Май, если ты помнишь, если для тебя это значит хоть что-то...- красивый мужчина, даже для почти умирающего. Красивый и я ему должна, должна даже не одну жизнь, а две. Он об этом знает, помню я, но не требует-просит. Ну надо же...
-Заткнись, Рик, заткнись! Хорошо, я сделаю, ты умрешь для всех. Но поклянись мне, что бросишь, начнешь новую жизнь. Клянись мне!
-Клянусь, Май...Спасибо,- глаза почти закрываются, но он, стиснув зубы, приподнимается и что-то сует мне в ладонь.- Вот, держи, все, что у меня есть... Спасибо, сестренка, я не забуду,- он отключился, а едва слышно прошептала:
-Прощай, Рик,- быстрый поцелуй в лоб. Береги себя, братишка...
Попрощались и снова встретились, забавная штука судьба. Затушив сигарету, я снова налила себе виски. Выпила залпом. Полбутылки - мало, а целая - многовато. Черт, не люблю полумеры. Пускай лучше завтра будет болеть голова.
Ортан немного слукавил, дав понять Дорингу, что не собирается сотрудничать с Морриган. Пока они могут быть друг другу полезны именно этим детектив Тринаги и будет заниматься. Тем не менее, поскольку она не сказала всей правды, то он, Пепел, в своем праве. Поэтому, послав запросы на её полное личное дело, а такж на всю доступную информацию по Дереку Хейгу, Пепел собирался поехать к себе, отоспаться, а потом, возможно, сходить потренироваться, однако начальство решило иначе.
-Ортан, зайди,- приказал капитан Фрисни по коммуникатору. Начальник, вероятно, тоже сегодня был вынужден отвлечься от семьи и любовницы и заниматься чем-то срочным. В следственном комитете, где Пепел работал до бюро, на такие случаи начальство имело одного, а то и парочку помощников, однако Фрисни предпочитал делать все самостоятельно, не доверяя посторонним, и, возможно, в чем-то был прав.
-Дверь поплотнее закрой,- закрыть поплотнее дверь означало включить незаметную систему, предотвращающую любую подслушку. Да, такая система у Фрисни была, и именно Пепел договаривался с техником, который её устанавливал. Собственно, Пепел же этого техника на установке подслушивающих устройств и задержал Как оказалось, паренек он был способный и теперь при случае выручал детектива Тиринаги.
-Присаживайся, Ортан, как уже сам понял я с неофициальным поручением,- перед Пеплом лег коммуникатор с фотографией очень высокого, сухощавого сутулого мужчины. Сальные патлы до плеч и нос крючком не добавляли ему обаяния, как и настороженный взгляд исподлобья. Снимок явно сделан наружкой: мужчина выходил из какого-то кафе.- Журналист. Пишет крайне нелицеприятные вещи про бюро, про СВБ, а так про некоторых отдельных личностей. Коррупция, ложь, отмывание денег... А нам, - капитан выделил это слово, как будто бы подчеркивая то, что и Пепел к этим 'нам' относится, - это не слишком-то нравится. Побеседуй с ним, объясни что к чему... Оплата хорошая, не сомневайся...
-Почему я?
-Тиринаги, при всей моей нелюбви к твоему упрямству и наглости, тебя не занесет, ты себя контролируешь. Бюро не нужен труп или судебный иск, а некоторые наши сотрудники, к сожалению, не знают разницы между частной беседой и нанесением телесных повреждений. Да и я помню твою ситуацию, твоей матери ведь необходим хороший уход, не так ли?- не дожидаясь кивка - капитан знал, на что давить,- Фрисни продолжил.- Вот и позаботься о ней.
-Вас понял, капитан. Когда лучше побеседовать?
-Да хоть сегодня, у тебя неделя времени. Можешь идти, Пепел.
Уже потирая костяшки и глядя в звездное небо, Пепел подумал, насколько же ему все это осточертело. Неожиданно вспомнились яркие глаза девочки Каити. 'Мне ведь показалось?'. И как он мог забыть? Пожалуй, стоит поплотнее заняться её отцом и даже не ему - полномочия не те- пускай Доринг и роет землю.
Вызов на коммуникатор пришел, когда бутылка почти подходила к концу.
-Немайн Керимовна, я бы хотел с вами увидеться, желательно сегодня,- Чейз, ну наконец-то. Я уж думала, он не созреет.
-Говорите место.
-Вы не хотите прогуляться?
-Что ж, не могу отказать. Давайте прогуляемся. Место и время?
-Старый парк через два часа. Я вас встречу, вы ведь приедете со стороны Центрального шоссе?
-Хорошо собираете информацию,- усмехнулась я, отключаясь.
Старый парк... Забавное название для толь заброшенного места. По правде говоря, никакой это не парк, а просто на просто огромная заброшенная свалка всяческих запчастей от роботов ракет и машин. Не все хранящееся здесь было безопасно, однако все было подведомственно Министерству военной политики. Постепенно сюда стали свозить всякий хлам и владельцы близлежащих предприятий, да и жители столицы, которая находились в какой-то паре десятков километров от Парка, свозили сюда свои вещички. На закономерные вопросы журналистов почему Парк вопреки законам разумного с каждым годом разрастается все больше, в министерстве ишь пожимали плечами, не вдаваясь в детали, куда идет государственное финансирование. Почему все же такое название - Старый Парк? Очень просто, когда-то давно здесь были реликтовые деревья, но, конечно, Министерство военной политики важнее, намного важнее...

Я вышла из такси и сразу же очутилась перед монолитным забором, впрочем, корда-то он, возможно, действительно был монолитной четырехметровой громадой, теперь же от четырех метров кое-где осталось лишь два, порою части забора отсутствовали, образовывая проходы на охраняемую территорию. Стоит заметить, что со стороны Центрального шоссе все, конечно, выглядело не так плачевно. На протяжении всего шоссе полностью развален забор лишь в одном месте, напротив которого я сей час и стояла.

-Добрый вечер, Немайн!- Чейз, не такой уставший, как два дня назад шагнул мне навстречу.

-Добрый, господин Чейз,- я протянула руку как раз так, чтобы её можно было ак пожать так и поцеловать.

- Вы замечательно выглядите, - сделал мне комплимент Чейз и руку все-таки поцеловал. Решил в джентльмена поиграть? Ну-ну... Наверное подумал, что у меня не хватило знакомств, чтобы достать его досье...На полное, конечно, не хватило, но с кратким я имела удовольствие ознакомиться. Да и пару должничков мне шепнули, что надо. Про таких, как исполняющий обязанности главы Службы внутренней безопасности говорят: 'Мягко стелет, да жестко спать'. Впрочем, игру веду как раз я, пока положение вещей такое, можно не опасаться Чейза.

-Бросьте, Джеймс,- усмехнулась не губами даже - глазами. Впрочем, Чейз эту усмешку заметил и понял то, что вслух я не сказала.

-Вы не против того, чтобы пройтись?

-Вы знаете, с некоторых пор, я не упускаю любую возможность пройтись.

-Отлично,- мне предложили локоть, и мы как благочестивая парочка супругов двинулись вглубь Старого парка. Удивительно, но глава Службы оказался выше меня сантиметров на двадцать, что, конечно, чем-то уникальным не было, однако рост у меня высокий и обычно мужчинам я смотрю прямо в глаза, если не сверху вниз. Одет глава службы на этот раз был в черный костюм, который выглядывал из-под расстегнутого черного же пальто. Несмотря на цветовую гамму, такой костюм мужчине тоже шел.

-Итак, ваши условия?- спустя минут пять прогулки и осматривания гор металлического барахла, спросила я.

-Со своей стороны я гарантирую сообщить вам по истечению условий нашего договора местонахождение Керна на тот момент, а так же о количестве охраны и прочих вещах. Когда бывший глава внезапно исчезнет, уголовное дело, которое будет заведено, в течении месяца будет очень медленно оформляться, возникнет масса проволочек и бумажная волокита значительно замедлят ход расследования. Что еще?- у себя спросил мой собеседник.- В случае, если ваша задумка провалится, у вас будет еще две попытки. Хотя, я полагаю, вы не настолько самонадеянны, чтобы организовать и выполнить похищение человека, да еще и такого, самостоятельно. Но если вдруг вы решите получить второй срок, я в пределах разумного, естественно, постараюсь вам помочь.

-В принципе устраивает, что на счет моих обязательств?- я споткнулась, не заметив чуть вкопанную трубу. Все же, не стоило столько пить, мыслю-то я и разговариваю трезво, а вот с координацией бывают проблемы, маленькие (бутылка виски - слишком мало, чтобы меня шатало, и две не берут), но проблемы.

Чейз придержал меня за талию, не дав упасть, затем ответив:

-Не под расписку, просто без деталей опишу, почему Службу внутренней безопасности так заинтересовала Каитана Доринанти. Её отец до прихода к власти господина Керна был весьма влиятельным человеком, политиком. После ситуация изменилась, однако семья Льюисов, это фамилия отца Каитаны, Доринанти она по матери, кое-как адоптировалась. И вот, два года назад, за неделю до Революции Освобождения, пришедшие из школы, дочери господина Льюиса обнаружили его лежащим на полу. Причину смерти констатировали как сердечный приступ. Забавно, но с сердцем у Льюиса всегда все было в порядке.

-Вы полагаете, что это не подлинная причина смерти?- осторожно спросила я.

-Лично я предпочитаю не предполагать, а знать наверняка, но да, у Службы была и такая версия, наряду с версией, что утилизирован был труп отнюдь не Льюиса,- кинув на меня косой взгляд, Чейз приподнял уголки губ, увидев выражение моего лица. Не люблю я такие дела, вечно у этих политиков все не как у людей. Вместо того, чтобы пальнуть разок из бластера, они подсылают убийц, которые травят жертву ядами собственного изготовления, или, например, не как нормальные люди похищают произведения искусства, людей, драгоценности, на худой конец - партию оружия или наркотиков, похищают бумаги, потом их подделывают и тебе нужно подлинник найти, заодно проанализировав содержание трехсотстраничного договора в двадцати экземплярах.- Впрочем, сейчас нас интересует не столько сам господин Льюис, сколько его дочь. Почему? Мы полагаем, что она может знать что-нибудь относительно одного проекта, который Льюис в свое время курировал, может быть, иметь какие-то документы, пусть даже не подозревая об этом. Что за проект до вашего согласия, да и после него, я вам рассказывать не стану, но сейчас, особенно сейчас, он вновь обрел ценность.

-Именно поэтому вы травили девочку лейтенантом Дорингом?- не сказать, чтобы я была шокирована, Служба никогда не гнушалась самыми грязными методами. Да я более чем уверенна, если бы они были на сто процентов уверенны, то уложили бы её с Дорингом в постель не задумываясь, или подбросили бы наркотики или подписали бы приказ на полное сканирование сознания, да много чего можно придумать.

-Да, но он сам сказал, что она чиста. Таким образом наша задача намного усложняется, потому что из нее нужно вытянуть информацию, которой сама Каитана, возможно, либо не предала значения или же о которой не помнит. Полное сканирование в таком случае бесполезно, кому как ни вам это знать. Кстати, личный вопрос, если позволите: почему вы не согласились на полное санирование?

-А вы?- насмешливо спросила я, в открытую любуясь реакцией: секундное замешательство, а потом обаятельная улыбка во все зубы:

-Снимаю вопрос.

-Тогда я спрошу: какую конкретную помощь в решении вопроса вы хотите от меня?

-Вы должны будите узнать интересующую нас информацию, какую именно, я расскажу только после вашего согласия. Девушка и так, похоже, вам доверяет, от вас потребуется лишь еще немного сблизиться и узнать то, что требуется. В крайнем случае - подготовить девушку к сканированию. Могу предложить вам такой вариант. Вы предложите Доринанти должность лаборанта. С её финансовой ситуацией, я полагаю, что она согласится. Если сразу не захочет, то Доринг, к примеру, может запретить ей работать в морге, мотивируя это соображениями ее личной безопасности.

-А что-то угрожает личной безопасности Доринанти?

-Мы не уверенны точно, но наблюдается некоторая активность со стороны Конфедерации, с ней уже пытался вступить в контакт достаточно известный в определенных кругах - Гран Стрела, гончая Конфедерации, а это о чем-то говорит.

-Вы полагаете, что со мной она будет безопасности?

-Без охраны, пусть и явной вас оставлять не будут, к тому же...- Чейз резко выбросил руку, намереваясь, по-видимому, схватить меня за лацкан, сработали рефлексы: я уклонилась и вышла бы на болевой, но мужчина руку убрал,- ... вы и сами кое-что можете,- как ни в чем не бывало закончил он.

-Хорошо, я согласна,- практически не раздумывая согласилась я.

-Отлично, тогда детали...- еще минут сорок меня посвящали в детали, а затем любезно предложили поужинать в ресторане.

-Извините, Джеймс, но этот вечер я хотела бы провести в компании бутылки виски,- кривовато улыбнулась я.

-Что ж, жаль,- мужчина стер свою дружелюбную улыбку и прежде, чем сесть в такси, не слишком громко произнес.- Не советую врать следствию, Немайн. Конечно, вы скорее талантливо недоговариваете, чем врете, но все же... Узнал я, как частное лицо, вы думаете не узнает такой как Тиринаги, да еще и обладая при этом полномочиями?- кивнув на прощание и в знак благодарности я села в свою машину.

Остаток дня девчонка просидела в своей комнате очень тихо и, кажется, совсем не выходила. Получив отчет о её передвижениях уже ближе к вечеру, Джим устроился с ним в все той же гостиной. Увидев не самые благополучные места, в которых за сегодняшний день его головная боль успела побывать, он недовольно нахмурился. А вот когда лейтенант Доринг увидел снимки Каити, беседующей с незнакомым мужчиной, довольно приятной внешности стоит заметить, который, к тому же, на одном из снимков держал её за руку, он нахмурился уже недоуменно. Следующий снимок выхватил немного раздраженное лицо Каити. Зная вежливость и забитость девчонки, Джим очень удивился, такому нехарактерному для нее поведению. Под отчетом лежала занятная папка синего цвета, открыв которую, Джим окончательно потерял свое самообладание, и теперь лицо его выражало смесь злости, удивления и недовольства. Мужчина, с которым девчонка так нелюбезно общалась, оказался охотником за головами Конфедерации, Граном Стрелой. Да лысый штурман, где она умудрилась с ним познакомиться?!

Несколько раз медленно вдохнув и выдохнув, он все-таки поднялся и даже постучал, прежде, чем открыть дверь. Не заперто. Ну, кто бы сомневался! Жить в одном доме с мужчиной, малознакомым мужчиной, пускай и офицером СВБ, и дверь не запирать. Как с ней до сих пор ничего не случилось - просто удивительно! Эта её доверчивость по отношению к окружающим раздражала Джима неимоверно, еще когда он только получил задание и знакомился с личным делом Доринанти. Как там она сказала... 'Я дочь опального политика!'. Видал он дочерей политиков, либо глупые куклы, либо умные стервы. Но и те и другие едва ли, очутившись с незнакомым мужчиной в пустом помещении, цепенели бы от страха и растерянности. Джим с детства много общался и с первыми и с вторыми, и знал как выглядят дочери политиков, Каити на них ни капли не походила.

Девчонка сидела за столом над очередным учебником и, похоже, так увлеклась, что его стука не услышала. Несмотря на то, что комната эта была казенной, да и личных вещей у Каити было совсем немного. Все здесь дышало каким-то уютом, что ли. Полжизни из-за службы проведя в гостинницах и на таких вот квартирах службы, Джим ценил уют. Это умение создавать его, лейтенант заметил еще когда очутился в её комнате в общежитии.

-Каити,- позвал он негромко. Джим в принципе не особо любил повышать тон, ведь гораздо эффективнее управлять людьми, используя интонации и мимику. Она что-то пробормотала и склоненная над учебником голова окончательно опустилась на стол. До Доринга запоздало дошло, что девушка спит. Он кашлянул, слабо надеясь, что она проснется, но ничего не добился. С её подработками вполне естественно, что спит она крепко.

Джим присел на краешек аккуратно заправленной кровати. На столе около девушки стояла дешевая голографическая проекция, на которой сменялись одна за другой фотографии: мужчина и хрупкая женщина, чем-то похожая на саму Каити, мужчина с младенцем на руках и немного испуганная девчонка , которая держит его за руку, девочка и женщина, темноволосая зеленоглазая малышка с открытой улыбкой Фотографии неспешно сменяли одна другую. Её семья, от которой осталась только сестра. Ради Эльзы Доринанти девчонка и пашет по ночам, ограничивая себя во всем. После смерти их отца, нашлись его приятели, которые пристроили Каити в университет пускай и на нежеланную специальность, а сестру её отправили не в самый плохой интернат. Хоть немного им повезло... Книги, накопители стояли на полке, под ней на полу лежала очень-очень потертая сумка. Надо ей сумку купить и пару платьев... Сказать, он найдет, что сказать, но сил нет смотреть на ту ветошь, которую она постоянно цепляет на себя. Джим мысленно дал себе подзатыльник, что за глупые меценатские порывы?! С какой это радости он будет что-то покупать девчонке? Да и не возьмет она... Гордая, даже лишком для своего положения. Гордая и глупая.

Доринг решительно встал, намереваясь все-таки разбудить её и как следует допросить... поговорить. Подойдя, он замер, не решаясь прикоснуться. Казалось, тронь - растает. Руки-веточки, на которых лежит темноволосая голова со сбившейся на бок челкой, брови в разлет и длинные ресницы, плотно сжатые губы... Когда-нибудь, пожалуй, она станет красивой. Вздохнув, Джим немного отодвинул её стул, поднял девушку, донес до кровати и уложил поверх одеяла, принес собственный плед, укрыл и направился к себе, притворив дверь.

Сегодня он не собирался провести вечер за игровым столом или навестить девочек, чтобы расслабиться. Он открыл заранее купленную бутылку вина и принялся за книгу.

Не сказать, чтобы лейтенант Доринг не любил читать... Даже наоборот, но в детстве отец не поощрял его любовь к художественной литературе, более того все силы преподавателей были направлены на то, чтобы юный наследник военной династии Дорингов понимал - все действия мужчины должны быть продуманны, мужчина, который желает чего-то добиться в жизни не имеет права тратить своё время на бесполезные занятия, вроде чтения приключений капитана Форба, просмотра геройских боевиков и рисования никому не интересных портретов. Вместо этого маленького Джима заставляли учить языки, к которым у него никаких способностей не было, заниматься рукопашным боем, плаваньем и стрельбой (это мальчику нравилось), изучать дипломатический этикет, этикет повседневного поведения и множество других наук, которые были необходимы, чтобы Джим Доринг сумел со временем занять неплохое место в силовой госструктуре. Отец очень надеялся, что сын пойдёт по его стопам, однако сам Джим на отрез отказался от службы в военном министерстве, и в пику отцу выбрал Службу внутренней безопасности. Честные вояки и хитрые безопасники, которые постоянно не могли поделить государственные дотации, естественно друг друга недолюбливали, и вполне очевидным и предсказуемым для родственников стал фактический отказ генерала Доринга от сына. Двадцатилетний Доринг зло бросил, что в подачках он не нуждается, собрал вещи и переехал в государственную квартиру, которую милостиво выделила ему Служба.

С этого момента и начался его не самый приятный подъем по карьерной лестнице. Дорингу быстро и доходчиво объяснили, что в Службе он - никто и вряд ли за ближайшие пятнадцать лет поднимется выше детектива. Он лишь презрительно усмехнулся на этот 'дружеский совет' и через полгода советчика уволили, поймав на сливе информации службам Конфедерации независимых планет. С тех пор в открытую ему что-либо говорить боялись, пару раз ему пришлось снова продемонстрировать свою мстительность и злопамятность и вот тогда уже от молодого человека отстали окончательно, на полных правах приняв в круг таких же акул. Как правило, посылали Джима на такие задания, где, как говорится, необходимо было поторговать личиком. Делал он это достаточно успешно и за четыре года получил детектива, а еще через два - лейтенанта. За всю семилетнюю карьеру в Службе он не провалил ни одного задания, сумел не нажить злостных врагов и в целом прекрасно себя чувствовал. С отцом после того как Джиму присвоили лейтенанта они все же помирились, и то это скорее напоминало вооружённый нейтралитет. Впрочем мать и сестра Рахира, которая тоже, вопреки слову отца, стала работать в бюро уголовных преступлений, а не юрконсультом при департаменте внешних отношений Министерства военной политики, все же были довольны...

Так вот, читать Джим не привык, а сейчас от него требовалось именно это, потому что ему был необходим контакт с Морриган. Попотев, он все же нашёл в сети книги Фридриха Ницше и сейчас планировал ими заняться, но, похоже, это сделать ему было не суждено - раздался вызов по коммуникатору. Тиринаги, чтоб его...

-Слушаю.

-Вечер добрый, надеюсь, не помешал,- фраза прозвучала отнюдь не любезно, а как-то отстранённо. После наивности Каити, наиболее сильно во всем этом задании, Доринга раздражало каменное спокойствие Тиринаги. Складывалось впечатление, что детективу совершенно нет дела до окружающих, он напрочь игнорировал восхищённые взгляды девчонки, которой казалось, что она смотрит на мужчину совершенно не заметно, недовольные - начальства, заинтересованные - незнакомых женщин и прочая.- Леди Каити сказала мне, что когда вы уводили её из того ресторана, ей показалось, что она увела отца.

-И?

-Поищите информацию по Николасу Льюису. У вас намного больше возможностей её получить.

-Вам не кажется, что это бред? Ей могло священный червь касиопеийцев привидеться, и мы искали бы информацию про него?- ехидно поинтересовался Доринг?

-Мне кажется, что у нас семь трупов, сознание которых перед смертью, вероятно, просканировали, а единственный подозреваемый, хотя какой он подозреваемый- кандидат на место подозреваемого, убит по неизвестным причинам,- все так же спокойно ответил Тиринаги, добавив.- И в ваших и в моих интересах отработать все версии, какие только возможно.

Пьяный штурман! Как же не вовремя у девчонки начались галлюцинации! Недовольно скрипя зубами, Джим набрал Чейза:

-Это Доринг. У нас проблемы.

-Какие?

-Похоже, моё первое задание пересеклось со вторым,- мрачно процедил Джим.

Пепел уже не планировал никуда ехать, он просто хотел попасть домой, вернее в общежитие, которое этим домом для него являлось последние... В полиции он служил пятый год, выходит последние четыре года. Когда он вселялся, ему было далеко не до ремонта: когда находишься в состоянии депрессии с уклоном в суицидальные настроения на фоне наркозависимости и алкоголизма действительно немного не до ремонта. Потом, когда наркозависимость и алкоголизм силами капитана Фрисни почти были устранены, стало не хватать времени. На первых порах Пеплу не давали слишком важных дел, компенсируя это их количеством. Теперь же времени снова нет, но в виду качества тех же дел.

Он решился пройтись немного пешком, дабы проветрить голову. Журналист, с которым он беседовал жил далеко от центра, тем не менее, не настолько, чтобы идти поздним вечером по улице было совсем уж опасно. Так думалось Пеплу. Он неспешно шёл по неширокой, но хорошо освещённой улочке, которая в этот час была пуста. Про патрулирование роботами или обычное в этом районе, конечно, не слыхали. Тем не менее, шёл он расслаблено. Все более менее крупные игроки преступного мира столицы детектива Тиринаги знали если и не лично, то по крайней мере с описанием его внешности были знакомы, ведь частенько именно через него Фрисни и держал связь.

Поэтому сильный удар сзади стал неожиданностью, Пепла повело немного влево но с линии следующего удара он все-таки вышел, повернувшись к нападающему лицом. Зря, как выяснилось: неизвестный с лицом, черты лица которого было не разглядеть ( рассеиватель использовал, сволочь, и где только достал?) вернув себе равновесие, нанес следующий удар то ли палкой, то ли битой по плечу. Пепел, абстрагировавшись от боли, встал в кривоватую боевую стойку: одна нога чуть впереди, голова наклонена, защищая шею, руки напряжены и тоже прикрывают нижнюю часть лица. Нападающий хмыкнул что-то себе под нос и тоже принял стойку, совершенно правильную и красивую, стоит заметить.

Профессиональную такую стойку, потому что вот так держать палку учат только в армии: угол наклона маленький, а хват широкий. И рассчитана эта стойка на круг приёмов, которые не в полиции, не даже в СВБ большая часть сотрудников не изучает. Пепел знал, потому что когда-то инструктором его был отставной десантник. И если этот, неизвестно откуда свалившийся из десантуры, то плохо дело... Он не успел додумать, когда его оглушили ударом по голове сзади...

Джим не выспался, да что там не выспался, он не успел толком поспать, когда в седьмом часу утра ему позвонили.

-Доринг,- после такого рыка на том конце обычно отключались.

-Капитан Фрисни, лейтенант, утро доброе, - медовый голосок начальства Тиринаги вошел в тройку наиболее раздражающих явлений этой недели.- Детектив Тиринаги госпитализирован, ему пробили череп. Ваш начальник Чейз настоял, чтобы за показаниями часа через два подъехали именно вы.

-Спасибо, капитан,- оставив в голове заметку проучить старого пройдоху, сухо поблагодарил Доринг и лишь отключившись он громко и очень прочувственно выругался и ругался еще минут пять, а потом решил, что имеет полное право поспать еще час.

Когда Джим снова проснулся, по квартире витал приятный запах: по-видимому девчонка встала и решила приготовить завтрак. Её единственным положительным качеством, которое лейтенант оценил после переезда была хозяйственность, проявляющаяся как в приготовлении завтраков и ужинов так и в уборке кухни и гостиной.

-Доброе утро,- утро добрым отнюдь не было.

-Привет. И расскажи-ка мне радость моя, пока я к детективу не уехал, с кем это ты вчера так мило болтала на улице и почему я не в курсе твоих галлюцинаций.

-Ч-что?-о да, давай, деточка, поиграем в игру кто кого сильнее бесит.

-Я повторяю последний раз,- ледяным тоном процедил Джим,- откуда тебе знаком гражданин Конфедерации Гран Стрела и почему ты не поставила меня в известность, касательно того, что тебе якобы привиделся в ресторане твой почивший папенька...- зря, очень зря он выбрал этот тон: девчонка, опустив глаза в собственную тарелку, отчётливо шмыгнула носом, раз другой, потом по впалым щекам побежали слезы. Доринг со злостью на себя и глухим раздражением на нее подождал минуту пока она успокоится, но, увы, Каитана Доринанти и не думала успокаиваться. Момент для того, чтобы развести сырость был наиболее подходящим. Да и он, Джим хорош. Привык, что девчонка - словно ледяная статуя, ну огрызается только, и на тебе...

-Доринанти, давай ты поревешь, когда я уеду в больницу к Тиринаги, а сейчас просто мне все расскажешь и я от тебя отстану, - устало предложил Джим: женские слезы он не то, чтобы не любил. В детстве сестра часто плакала, и достаточно было ему, как старшему, найти причину этих слез и разобраться с ней - плач тут же утихал. Однако, чем старше становилась Рахира, тем сложнее было не то что разобраться с причиной очередной сырости, а даже обнаружить её...

-Доринанти, давай ты поревешь, когда я уеду в больницу к Тиринаги, а сейчас просто мне все расскажешь и я от тебя отстану, - устало предложил Джим: женские слезы он не то, чтобы не любил. В детстве сестра часто плакала, и достаточно было ему, как старшему, найти причину этих слез и разобраться с ней - плач тут же утихал. Однако, чем старше становилась Рахира, тем сложнее было не то что разобраться с причиной очередной сырости, а даже обнаружить её...

Девчонка вновь шмыгнула носом и ладонью утерла щеки:

-Я-я н-не хотела... Он са-сам,- кто "он" и что именно она не хотела лейтенант Доринг, естественно, не понял, что еще больше его раздосадовало. И он решился применить метод, который на допросах всегда действовал безотказно.

-Кратко. По существу. С самого начала. Живо!- короткие рубленные фразы, произнесенные приказным тонам возымели эффект на какое-то время: девчонка заикаясь, сбиваясь, то и дело хлюпая почти добралась до момента, когда коварный Стрела представился чуть ли не ее женихом. Слезы побежали из карих глаз побежали с удвоенной силой и вот тут Джим заподозрил неладное.

-Каити, маленькая моя, посмотри на меня,- пытаясь изо всех сил, чтобы злой дрожащий голос хоть отдалённо напоминал спокойный и ласковый, произнес мужчина. Но девушка лишь спрятала лицо в ладонях, вздрагивая всем телом. Джим, передвинув табуретку, сел рядом и неуклюже обнял ее за плечи.

-Расскажи мне, что он тебе сделал, поплачь. А потом мы с этой мразью пообщаемся,- он легонько погладил ее по голове, отчего девчонка сжалась, а затем неожиданно уткнулась ему в грудь и обняла.- Не ты первая, ну ничего, он за все ответит. Насильников в тюрьме не любят, ты уж мне поверь...

-Каких на-насильников?- девчонка продолжала всхлипывать, но от его груди все же оторвалась и уставилась в лицо удивленным взглядом.

-Не отрицай, я понимаю тебе тяжело. Это надо просто принять и пережить,- Джим еще раз погладил ее по плечу.

-Вы так ду-ду-думаете?- девушка моргнула раз, другой, до нее дошло как она сидит и кто ее обнимает. Она отстранилась и принялась утирать слезы.- А если я са-сама признаюсь мне мо-могут дать срок меньше?

-Какой еще срок?- недоуменно нахмурился Джим.

-За содействие.

-Какое содействие он же тебя...- Джим честно постарался подобрать какой-нибудь более мягкий и обтекаемый синоним, но не преуспел и просто закончил,- изнасиловал.

-Кто?- удивленно спросила девушка.

-А что есть варианты?- не выдержал лейтенант.

-Кто вам такое сказал?- недоуменно захлопала слипшимися мокрыми ресницами Каити.- Меня никто не насиловал.

-А чего ты тогда ревела?- с вернувшейся злостью вопросил Джим.

-Меня ведь теперь посадят в тюрьму за соучастие. Он ведь шпионил на Конфедерацию, да?- сглотнув, все таки спросила Каити.

-Откуда мне знать, чем он тут занимался? Это я у тебя хотел спросить.

-А мне откуда знать? Я его второй раз в жизни вчера видела,- недоуменно захлопала глазами девчонка. Джим не выдержав, выругался. Помнится, еще отец за сквернословие его отчитывал, но хоть легчает. Немного.

-Тогда за каким лысым штурманом, мать его, ты устроила сопливую истерику?!

-А почему вы кричите на меня?- Каити, кажется, немного пришла в себя и несмотря ни на что имела вид боевого воробья.

-Да потому что у меня убийства, чтоб им всем, Морриган, Тиринаги в больнице валяется, а ты рыдать изволишь!- рыкнул лейтенант, но из всего сказанного девчонка, кажется, услышала только одну фразу.

-Что с детективом?- прозвучало, кажется, спокойно, ей почти удалось скрыть встревоженный блеск глаз. Джим лишь хмыкнул про себя.

-Ничего, череп проломан. И если ты не расскажешь мне всего и сейчас, то про Тиринаги я больше ничего не расскажу.

-Вы... Да вы...

-Это мы где-то уже проходили. Быстро заканчивай изложение фактов. Ну!- и она выложила и про Стрелу, и про то как вывела его из морга и про неожиданную встречу, и про лицо отца, которое вроде бы разглядела в неверном свете уличного фонаря, когда спешно выбегала из ресторана, влекомая за руку им же, лейтенантом Дорингом.

-Говорите,- на него уставились совершенно сухие глаза. И сказала она как-то по-взрослому. Дура. Не светит ей ничего с детективом, да и не тот он человек, что кажется.

-Ночью напали, проломили череп. Состояние сейчас удовлетворительное, я еду снимать показания сейчас. А ты сиди здесь и не смей куда-то высовываться!- Джим уже спешно надевал верхнюю одежду, запоздало спохватившись, что время идет.

-Можно... Можно мне с вами?

-Нет. Зачем и что ты там будешь делать?- грубо отрезал он, натягивая ботинки.

-Пожалуйста...- Каити и сама не знала зачем ей это нужно.

-Нет я тебе сказал. Будешь хорошо себя вести, передам привет детективу,- язвительно сказал Доринг и захлопнул дверь.

Старенький дом-трейлер на краю фиолетово-синей пустыни. Ветер гуляет , поднимая вверх пыль, которой сотни тысяч лет. Старушка Мирани как всегда спокойна. Её тишина так и манит, зовет. Остаться навсегда. Не уходить больше. Не покидать. Провести здесь вечность. Здесь, где никогда не бывает войн. И людей тоже почти нет. Лишь ветер, пустыня и небольшие оазисы: там иногда цветут деревья. Бледно-бледно голубые цветы, хрупкие, нежные, к ним страшно прикасаться. На них и смотреть - страшно. Жаль, что он больше не увидит как медленно и степенно раскрываются на рассвете эти цветы...

Дверь дома открывается и на пороге красивая женщина. Смоляные волосы длинной до талии и мягкая улыбка.

-Сынок, сыно-о-ок!

-Иду, мама!- кричит в ответ и бежит, несется наперегонки с ветром по такой заботливой к нему пустыне. Он бежит, но дом лишь отдаляется... Что такое... Что... Его дыхание сбивается, но он продолжает бежать к дому, который медленно превращается в точку на горизонте, и к фигурке, губы которой кривит печальная улыбка.

Он очнулся от того, что кто-то похлопал его по щеке.

-Детектив Тиринаги! Очнитесь!- над ним склонился некто в белом халате, до него дошло, что находится он в больнице. Значит, живой... В очередной раз повезло.- Сейчас вас отключат от аппарата и дышать вы будете самостоятельно, сначала это может вызвать неприятные ощущения, жжение в легких. Постарайтесь дышать глубоко и спокойно, через пару минут это пройдет, - жжение было нестерпимым, но Ортан послушно проталкивал в легкие кислород, спустя минут пять действительно полегчало.- У вас был пробит череп, повезло, что вас нашли и сразу вызвали бригаду. Все спаяли, никаких последствий травмы быть не должно, но вам ближайшие три дня будет необходим постельный режим, а потом с месяц наблюдение врача.

-Задержали...- из горла вырвался то ли сип, то ли хрип, но врач понял.

-Нет, к вам скоро из полиции подъедут, вы сможете дать показания?

-Да...

-Хорошо, отдыхайте тогда,- Пепел провалился в марево каких-то тревожных снов. Снова его разбудил уже не врач, а лейтенант Доринг, оглядывающий его с этаким научным интересом.

-Как вы себя чувствуете спрашивать не буду, итак вижу, что преотвратно. Говорить можете?

-Не очень,- дышалось намного легче, чем в первое пробуждение, но не совсем свободно, да и голос все еще походил то ли на хрип, то ли на сип, но боли не было.

-Сможете дать показания?

-Постараюсь, - Пепел попытался было сесть, но разом навалившаяся слабость уложила обратно.

-Вы уверенны?- спустя полчаса задумчиво спросил лейтенант.- Мало ли где они могли научиться такой стойке.

-Ну, уточните, потратьте дня три, чтобы проверить,- равнодушно пожал Пепел плечами.

-Ладно, вроде бы все. Давайте теперь по кругу подозреваемых.

-Следователем в бюро я работаю четыре года, сами посчитайте сколько недоброжелателей успел нажить. Врагов нет. Связанна ли эта акция запугиванья с нашим делом...

-Акция запугиванья? Любопытно...

-Хотели бы убить- убили бы. Так вот связанна ли - сказать с определенностью не могу, это надо вам выяснить. Пропасть ничего у меня не пропало.

-Вы уж сверяли?

-Да нет, я предполагаю, но думаю, что так и есть.

-На сканирование согласитесь?

-На поверхностное - соглашусь, но у первого был рассеиватель, а второго не видел. Разве что стойку посмотреть и как удары наносились.

-Хорошо...

-Эксперта пришлите сегодня, лучше Морриган. Вряд ли и она что-то скажет, но мало ли. Пусть с хирургом пообщается.

-Понял вас,- голос лейтенанта звучал уже немного раздраженно, даже взебешенно. Ничего, ему полезно. Джим, вдохнул и уже спокойней спросил, сменяя тему.- Вы уверенны, что стоит копать в сторону отца девчонки?

-Более чем. Можете назвать это интуицией...

-Мне бы очень не хотелось, чтобы это оказалось правдой. Потому что... - лейтенант будто бы раздумывал стоит ли ему говорить, но все-таки произнес.- Отцом Каити интересуется служба, и не только наша. А так как он почил - и это совершенно точно- под огонь попала его дочь. И мне бы не хотелось, чтобы о вашей догадке кто-то знал - Фрисни, Морриган, сама Доринанти. Я могу вас попросить об этом одолжении? Пока,- Доринг выделил это слово,- мы ничего не знаем наверняка, давайте ваша интуиция помолчит? Когда ваши догадки подтвердятся или не подтвердятся, Доринанти окажется в опасности, ею итак уже заинтересовались спецслужбы Конфедерации.

-Согласен. Да и я неболтлив,- усмехнулся Пепел. Ему тоже не хотелось, чтобы маленькая девочка познала прелести тесного общения с 'безопасниками'. Хотя... Один на её голову похоже навязался и не собирается с неё слезать. Интересно, с чего бы такая опека. Не привязался же избалованный сынок генерала Доринга к Каити Доринанти в самом деле. Возможно, просто чувствует ответственность.... Пепел не знал в точности какие отношения помимо рабочих связывают блондина и будущего криминалиста, но тем было любопытнее.

-Ну и отлично. Выздоравливайте,- Доринг, кивнув, направился к выходу.

-Стойте, Джим. Я могу вас попросить об ответном одолжении?

-Смотря, что за одолжение,- лейтенант накинул теплое пальто, а сверху элегантный синий шарф.

-Проверьте капитана Фрисни. На причастность к нашему делу. Вероятность, что я ошибаюсь - процентов восемьдесят, но все же...Капитан знал когда и где я буду. Более того там я был по его личному поручению.

-А мотив?- Доринг прекратил застегивать пуговицы и внимательно на него посмотрел.

-Всякое бывает. Не буду вас посвящать, но мотивы могли быть.

-Знаете что во всем этом странно? Я не могу понять цель этого нападения.

-Я тоже и вряд ли мы её поймем до того момента, пока поймаем или не поймаем преступников. Счастливо, лейтенант.

Он молча шёл по улице, глазея на прохожих, которых в выходной день на центральном проспекте города было достаточно. Кто здесь у нас? Пожилая пара приятного внешнего вида. Такой пожилой, а всё еще изменяет жене, то и дело бросая задумчивые взгляды на молоденьких девиц. Жена, всё ещё красивая женщина, только делает вид, что этих взглядов не замечает, и от безобразного скандала её удерживает лишь то, что они на улице. Истеричка и бабник даже с возрастом не пожелавшие ничего изменить. Он презрительно отворачивается.

А это... Мужчина с ребенком лет трех. Девочка с очень криво заплетенными косичками, и ботинки у нее зашнурованы некрасиво и недостаточно плотно, теплые колготки перекручены... Отец-одиночка или просто собирал ребенка без жены? Ага, вот им помахала женщина в зеленом пальто, девочка бежит к ней, мужчина обнимает и целует. Значит, не одиночка...

Подростки. Целая стая. Они как шакалы любят ходить не компаниями, а именно стаями... Красноволосый парень обжимается с красноволосой же девушкой... Красное с красным... Как кровь. Он любит кровь, она солёная и так забавно толчками покидает медленно остывающее тело ...

Он мысленно дал себе оплеуху. Не время. Пока еще рано. Еще три и вот потом... Он зажмурился как довольный кот, представляя, что он сделает потом. Совсем немного, он нашел уже почти все, что надо...

Гран Стрела испытывал неясное беспокойство, хотя видимих причин для этого не находилось. Он, прицениваясь к местной публике одного из захудалых баров на окраине столицы Союза, лениво потягивал невкусный, но ядреный коктейль. Полутемное помещение, то ли преступники то ли бродяги в посетителях, треснутые пластиковые столы и стулья местами в потеках чего-то бурого - все говорило о приятном вечере.

-Один сидишь, красавчик? - а вот шлюхи хороши, даже слишком для такого места. Вернее одна конкретная, остальные как нельзя лучше бару подходили - такие же затасканные и уставшие, то и дело пьяно хихикающие от приставаний особо назойливых ухажеров. А эта... Чистая кожа, свои длинные и ухоженные волосы, свои же белые зубы, обнаженные в скалящейся улыбке. Даже подтяжки ни одной нет, в силу профессии Стрела по внешнему виду умел сказать многое. Так вот этой конкретной бабочке здесь определенно было не место. И её тряпки, пускай и похожие на одежду прочих, хуже её не делали... И это было особенно подозрительно... Что она здесь забыла? И случайно ли подошла именно к нему?

-Присаживайся, - Гран усмехнулся и щелкнул пальцами,- коктейль даме.

-Джентльмен, я сразу тебя приметила, - тонкие пальчики игриво пробежались по его руке.- Такой мужчина... Сильный, уверенный, красивый,- мурлыкала она,- и что делает здесь?

-Отдыхаю как и ты, крошка, - Гран допил свой коктейль, исключая возможность что-нибудь в него подмешать.

-Так может... Отдохнем вместе, лапочка, - еще старательнее и шире заулыбалась она.

-Отчего же нет...- Гран тоже улыбнулся. Улыбка у него обаятельная, еще Айра говорила. Бабочка оценила и чуть расслабилась, глотнула коктейль, дотронулась до его ноги.

-Как тебя зовут?

-Гран, а тебя?

-Называй меня Шэлли, малыш, - пара коктейлей ей и вот они уже в номере Стрелы, который находиться через дорогу от бара. С его стороны это, конечно, неосмотрительно, но играть на её поле - опасней вдвойне. К тому моменту, когда он придерживал дверь для ночной бабочки, Стрела был почти уверен, что она совсем не та за кого себя выдаёт.

-У тебя так уютно...- пальцы девушки уже расстегивали его рубашку, а губы тыкались куда-то в район шеи, чтобы не вызвать подозрений, Гран приобнял её и носом уткнулся в макушку, вдыхая приятный запах одного из не самых дешёвых кондиционеров для волос - маменька предпочитает такой же. Руки блондиночки уже стягивали с него рубашку, а он все раздумывал - подождать дальнейших действий с её стороны или действовать самому.

И тут под рёбра ткнулось дуло бластера. Ну началось.

-Подними руки, малыш, аккуратно, вот так, - девушка, с лица которой слетела сладкая улыбка, сделала медленный шаг назад, не опуская бластера, который она теперь направила ему в голову.- На колени.

-Любишь доминировать?- ехидно усмехнулся Гран.

-На колени или сейчас будешь без руки,- холодно процедила 'бабочка'. Стрела послушно грохнулся на колени, не переставая улыбаться.

- И чьих ты будешь?

-Сама по себе, - ответила подозрительная девица. Не опуская бластера , другой рукой она достала из - и как они туда поместились?!- бюстье наручники, кинула на пол и подтолкнула ногой. - Одевай! - а вот это Стреле уже очень не понравилось. Одно дело брюками пол протереть, а другое фактически остаться на время без рук.- Я сказала, одевай!- голос девицы чуть дрогнул. Боишься? Правильно делаешь, девочка...

-А если... - Гран медленно встал с колен,- не одену, что ты сделаешь?- шаг вперед и слишком тяжелый для тонких ручек бластер задрожал...

- Не подходи!

-Ага, - Стрела сделал еще один незаметный шаг вперед.

- Только попробуй и я...

-Ну, конечно, я ведь не спорю,- вкрадчивое и еще один шаг вперед, так, что бластер практически упирается ему в грудь. Стил бы сказал, что он - идиот. И был бы прав, но что Гран может поделать с собой? Любит он экстрим... Почти незаметное движение и бластер улетел куда-то на пол.

-СВБ,- всё из того же бюстье молниеносно была извлечена корочка.

-И где оно там у тебя помещается?- удивленно протянул Стрела, от его заинтересованного взгляда в более, чем глубокий вырез, девица, кажется, немного покраснела.

-Одевай наручники!

-С какой стати, - Стрела, не замечая её, прошелся мимо, по пути подняв бластер, запихнул за пояс и развалился в кресле.

-Приказ офицера СВБ.

-А основания? Где письменное распоряжение вашего начальника о задержании гражданина другого государства с указанием номера его личного дела в базе, номером дела, по которому проходит этот гражданин, зачитывание мне моих прав, офицер...

-Стим, - процедила девушка, а потом от бедра на своих огромных каблучищах промаршировала до второго кресла и гордо уселась в него, закинув ногу на ногу. Заметив заинтересованный взгляд мужчины, она чуть больше покраснев, лишь презрительно хмыкнула и пробормотав какое-то ругательство вытащила из несчастного бюстье миниатюрный коммуникатор.

-Нет, у тебя там вакуум что ли? - не выдержал Гран.

-Да, это я! Подрывайте свои задницы и тащитесь сюда!- рявкнула девица в коммуникатор.- Нет, дорогой, твой идеальный план провалился, - ядовито процедила и, бросив на Стрелу раздраженный взгляд, кому-то ответила.- Сидит и ноги мои разглядывает. Идите сюда, придурки... Засунь своё звание себе в задницу!

-Весело у вас в СВБ, однако... И офицеры ничего,- издевательски протянул Стрела, понимая, что нарывается.

-Лучше заткнись,- буркнула девица.- И бластер мне мой отдай.

-Ты забыла 'пожалуйста', - Гран знал, что бывает за утерянное табельное оружие.

-Пожалуйста, урод. Так нормально?

-Сделаю вид, что не заметил вашего оскорбления. Хотя, видят звезды, такой ротик создан совершенно для других занятий,- вытянув капсулу с зарядами, Стрела протянул ей бластер. И спустя секунду в номер ввалилось пять мужиков в брониках и с автоматами наперевес.

- Никому не двигаться! СВБ!

-Спасибо, мы уже в курсе,- ехидно прокомментировал это явление Гран.

- Автоматы опустите, кретины, твой план, Джонс - полное дерьмо!

-Ребята, она у вас все время такая буйная?- сочувственно протянул Стрела.

- А ты рот свой закрой! Где моя форма, остолопы?

-Ну, Шэлли, ты же сказала -'быстро',- недоуменно протянул детина, стоящий ближе всего к двери.

-Вы что,- зашипела девица змеёй,- кинули мою форму этим маргиналам...

-За ней присматривают... Все в порядке, Шэлли, не нервничай.

-Не смей называть меня Шэлли.

-Я пойду?

-Сел!- Гран не смог удержать широкую и абсолютно искреннюю улыбку.

-Как скажешь, детка, но меня ознакомят с причинами этого цирка?

-Причина одна - все мужики идиоты!

-С вам желает побеседовать исполняющий обязанности главы СВБ,- вежливо ответил, похоже, их главный.

-Хорошо, а это все зачем?

-Мы боялись, что вы не согласитесь,- Гран заметил уничижительный взгляд, ниспосланный офицером Стим говорившему и не выдержав, все же расхохотался.

Джиму не хотелось навещать отца, но пришлось. Последняя их встреча закончилась скандалом, и предпоследняя, впрочем, как и все, которые были после того, как лейтенант с гордостью предъявил опешившему отцу удостоверение сотрудника СВБ. Однако, кто кроме отца мог предоставить ему много интересной и весьма дорогостоящей информации... Он знал, что придется выслушать час моралей, а также выдержать пытку семейным ужином, но ради дела лейтенант был готов пострадать.

Он въехал в ворота огромного дома семьи Дорингов, заранее тренируя и смиренное молчание и необходимое для доверительной беседы раскаявшееся выражение лица. Встречали его киборги, на которых отец не скупился. Раньше он часто любил повторять, что внешняя мишура - это благополучие, а благополучный человек слабым не кажется, ну а к сильному трижды подумают, прежде чем сунуться. Этой своей привычке генерал Доринг, похоже, не собирался изменять.

-Джим Доринг, старший сын,- а он, оказывается, немного отвык от этих металлических голосов.

-Джимми, мальчик мой!- на порог в одном платье, стуча тонкими каблуками туфелек выбежала мать. Сколько ей лет? За пятьдесят уже, и не одной операции по улучшению собственной внешности. Светлые густые волосы, огромные серые глаза, безупречная фигура,- отец безумно гордился мамой, хотя и предпочитал это скрывать ото всех даже от себя.

-Здравствуй, мама,- он обнял маленькую женщину и поцеловал в щеку.- Вернись в дом, простудишься. Я загоню машину и приду.

-Брось, ребята все сделают, - леди Доринг серебристо рассмеялась и взяв любимого сына за руку, потянула его в дом. Джим нехотя бросил любимую машину на растерзание киборгов и последовал за матерью.

-Ты так долго не приезжал к нам, почему?

-Работа, мама.

-Но позвонить ты можешь?- мать как маленького вела его через анфилады комнат этого огромного дома, так и не сумевшего стать по-настоящему родным.

-Мама, я иногда и поспать не могу, - вздохнул Джим, зная, что все упреки после такого закончатся: его молчаливо начнут жалеть.- Отец дома?

-А куда ему деться в выходной день, - насмешливо фыркнула мать.- Ты ведь пообедаешь с нами?

-Да, мама, - покорно вздохнул Джим. Значит, есть шанс не засидеться до ужина. По воскресеньям на ужин обычно приходили друзья семьи, а его с Кимом и Рахирой отпускали играть наверх, иногда и вместе с другими детьми, если гости приводили их с собой.

-Ты, конечно, сначала к отцу?- не дожидаясь ответа, мать печально вздохнула.- Все же вы с ним очень похожи. Я сделаю вам чай.

-Спасибо, - Джим чмокнул её в щеку и направился в кабинет отца. Подняться по лестнице, еще два пролета, свернуть направо, третья дверь. Лейтенант Доринг вздохнул как перед прыжком в воду и отрывисто постучал.

-Войдите!- властный голос, скрип двери.

-Привет, отец,- кабинет в темно-фиолетовых и серебряных тонах, мощный стол напротив двери, а за столом - седовласый мужчина.

-Здравствуй, Джим. Чем обязан?

-Я не могу приехать в гости?

-Можешь, но ты никогда не приезжаешь просто так,- задумчиво протянул отец, кивнув на кресло.

-Отец...- Джим думал было возразить, а потом подумал, что не стоит изначально настраивать отца негативно.- Ладно, согласен.

-Ещё и соглашается... Во что вы влипли, лейтенант Доринг?- мать права, этот поганый характер определенно от отца. Джим решил сразу перейти к делу.

-Что ты знаешь о Николасе Льюисе?-

-Папаше той несчастной, с которой ты сожительствуешь?..

-Что?!- глаза Доринга младшего увеличились, наверное, вдвое.

-А ты не знал, что уже слухи пошли? И распространению этих слухов поспособствовала как раз твоя любимая Служба, - генерал с удовольствием наблюдал за сменой выражений на лице старшего сына.

-Да я её охраняю, лысый штурман,- ошеломленно выдал Джим.

-Ага,- отец наслаждался произведенным впечатлением.

-Ну, Чейз. Мр-р-разь...

-Ты пришел ко мне родственничков твоей матери обсудить?- язвительно ухмыляясь поинтересовался Доринг-старший.

-Что ты знаешь о Льюисе?

-Помимо общеизвестных фактов?- уточнил мужчина, прикрыв глаза.

-Да.

-Ну, что я могу тебе сказать... Подымался примерно в одно время вместе со мной. Если помнишь, тогда многим свезло. Небогатый, но очень амбициозный, однако, меру знал, что в нем и ценили. Сначала секретарь, потом помощник депутата, лет через пять накопил деньжат, женился, сам в депутаты вышел. Ходили слухи, что, может быть, когда-нибудь он возглавит партию, однако... Революция. Политикой Чесини - бывшего главы- слишком многие были недовольны, поэтому имя Льюиса втоптали в грязь, а его скинул с политической арены. Он взял дочек и улетел, благо это ему позволили, работу нашел, жли даже более, чем хорошо. Однако... долго ходили слухи да и сейчас ходят, что Николас Льюис собрал большой такой компромат на некоторых известных личностей; может, поэтому ему и дали уйти: испугались. Впрочем, кому как ни тебе это все знать, это же твоё задание, да сынок?

-Первые капитаны! Да кто тебе продал секретную информацию...

-Не продал, а по-дружески поделился,- таким довольным сын своего отца не видел уже давно. Ну, конечно, дважды шокировать за пятнадцатиминутный разговор - прямо личный рекорд.

-Только, Джимми, вы не учли еще один важный момент... Некоторое время господин Льюис выступал в качестве куратора Министерства военной политики, и, в отличии от большинства своих предшественников, он действительно курировал... Есть над чем задуматься, правда? О проектах распостраняться не буду - секретная информация, захочешь- сам узнаешь... Ну и последнее, говорили, но совсем уж тихим шепотком, что и сам господин Льюис с компанией выступал в последние месяцы перед Большой революцией категорически против политики действующего Главы.

-А компания это...

- О'Куинн, Джойс, Ранелли, Свельд и прочие, - подтвердил отец.- Где ты только набрался таких выражений?- Джим лишь махнул рукой.- Прежде, чем начнешь рыскать по базам и информаторам, уж сделай одолжение - пообедай с матерью.

-Спасибо, - Джим встал и протянул руку.

-Дурак! Ты мой сын, хоть и бестолковый...- руку отец все же пожал.

-Как Ким?

-Недавно был приступ. Снова. Давай не о твоем неудачнике-братце,- генерал Доринг слегка поморщился и только это выдало его застарелую боль.

За ужином они с отцом все же поругались. Дважды. Причиной первой ссоры, которую прекратила леди Доринг, было, как выразился генерал "поведение порочащее честь семьи". Говоря более просто, Джим был замечен в ряде заведений, в которых отпрыску приличной семьи потомственных военных посещать категорически запрещалось. "Или, -добавил отец, многозначительно сверкнув глазами,- так, чтобы это не было достоянием общественности.". Джим вполне логично заявил,что для общественности он работает в Конфедерации, как один из членов посольства. В общем, если бы не мать, лейтенант Доринг встал бы и гордо ушел, как делал почти всегда. Отцу было невдомек, что сына воспитывать несколько поздновато. Генерал, привыкший к суровой дисциплине, был глубоко оскорблен таким неподчинением со стороны дорогого чада. Впрочем, конфликт этот длился не год и не два, и за рамки семейных скандалов с оскорблениями и обещаниями, что "ноги моей больше здесь не будет, не выходил".

Причиной второй ссоры, как ни странно стала мать.

-Сынок, папа говорил, что ты живешь с какой-то девочкой...- осторожно начала она.

-Мама, это работа. Я ее охраняю.

-Ну ладно, по работе живешь... Но, сынок, папа сказал, что она из совсем бедной семьи. Я собрала кое-какие вещи, может ей что-нибудь подойдет?- мать мягко, но настойчиво смотрела в глаза сыну.

-Не думаю, что это хорошая идея. Мы с ней не настолько близко общаемся, да и гордости у нее, ты мне поверь, слишком много даже для пятерых...

-Джимии, но ты талантливый мальчик, я знаю, найди, что сказать...- мать изо всех,сил пыталась подобрать слова, но лейтенант Доринг заранее представил каким идиотом он будет выглядеть притащившись к Доринанти, которая только с утра ревела на кухне, с мешком вещей.

-Мама, при всем моем уважении к твоему желанию помочь я вынужден отказаться,- непреклонно отвечал он.

-Сын,- неожиданно вмешался отец,- твоя сожительница должна выглядеть соответственно твоему статусу.

-Отец, моя подопечная это дело исключительно службы, но уж никак не моей семьи, уж извините, -жестковато ответил Доринг-младший.

-Сынок, но ведь девочки нечего носить!- с непритворным ужасом воскликнула мать. В отличии от отца, она искренне переживала за незнакомую ей Каитану Доринанти. Джим вздохнул и постарался объяснить.

-Мама, у нее есть одежда, но немного поношенная. Так как большую часть своих денег она тратит на сестру. И давайте закроем эту тему!

-Бедная девочка, Тиль, - мать умоляюще посмотрела на отца, понимая, что в одиночку с бессердечным упрямцем-сыном ей не справиться. Джим лишь мысленно закатил глаза, зная,что отец не будет поддерживать очередную мамину акцию доброты...

-Джим, я согласен с твоей матерью, возьми вещи, окажи любезность.

-Нет!

-Не забывайся!- беседа набирала обороты, но сошла на нет после принесенного чая. С вещами Джим уже мысленно смирился, как с наименьшим злом.

Глубоко в душе Каити очень надеялась, что сегодня Доринг не вернется, однако все её надежды были разбиты вдребезги, когда до неё донесся хлопок входной двери. Сегодня по графику было её дежурство, но она попросила выйти вместо себя сменщицу, чтобы доучить трассологию и в понедельник сдать дурацкий зачет. Выучила она не сказать чтобы идеально, практически любая дисциплина, за исключением, быть может, анатомии, давалась ей с трудом. Каити вообще недоумевала как может нравится изучать пять главных признаков насильственной смерти последствием пыток или особенности гортани при механической асфиксии. По её глубокому убеждению, чтобы такое нравилось нужно быть либо маньяком, либо... кем-то вроде профессора Мориган...

В дверь её комнаты постучали и голос лейтенанта попросил:

-Выйди, пожалуйста, на секунду,- вздохнув, девушка, внутренне сжавшись, поплелась в гостиную. Лейтенант сидел в кресле и с какой-то злостью глядел на горку цветастых пакетов, возвышающуюся на столе.- Сядь,- интересно, он вообще способен разговаривать нормальным человеческим тоном? Впрочем, кажется, утешал он её утром вполне по-человечески... Вспомнив своё глупое поведение Каити покраснела, побледнела, руки у нее начали подрагивать... Выдохнув, она опустилась в кресло напротив Доринга, на самый краешек.

-Значит так, говорить я буду один раз, поэтому в твоих интересах запомнить сразу,- мужчина оторвал, наконец, зачарованный взгляд от пакетов и посмотрел прямо ей в глаза. Выглядел он уставшим, всколоченным и почему-то несчастным. Впечатление развеялось после того как Доринг вновь открыл рот.- Тебе запрещается посещать какие-либо места без согласования со мной.

-Но почему... Вы так и не объяснили мне...- наткнувшись на раздраженный взгляд. Она замолчала.

-Информировать заранее - это минимум за два часа. Твоё расписание у меня есть, график дежурств - так же... Ты почему не на дежурстве, кстати?

-Поменялась,- пожала плечами девушка, недоумевая, чем вызван такой жесткий контроль. Лейтенант откинулся на спинку кресло и посверлил её взглядом. Рукава белой рубашки были закатаны, а из расстегнутого ворота сверкала цепочка. Тапочки дополняли образ эдакого одомашненного свбшники, но Каити напрягалась всё больше. Чего он от неё хочет? Он ведь действительно так и не объяснил... Она до сих пор не в курсе причин, по которым вынуждена терпеть лейтенанта! И он еще постоянно разговаривает с ней как с подчиненной, все его 'спасибо', 'пожалуйста', 'будь любезна' ничуть не улчшают ситуацию...

-На счёт передвижений, надеюсь, тебе всё ясно. Дальше. Гран Стрела... Он-очень опасный человек и явно здесь появился не просто так. У нас есть все причины подозревать, что связано его появление с тобой. Так что, при встрече со Стрелой ты молча уходишь, не пытаясь вступить с ним в разговор. В критической ситуации тебе поможет наружка, которая за тобой присматривает. Естественно, при появлении Стрелы ты должна сообщить об этом мне. Сразу же,- мужчина выдержал паузу, давая ей возможность проникнуться важностью сказанного.- Вопросы?

-Почему...- Каити облизнула пересохшие губы. -Почему я? Что со мной не так...- вопрос она сформулировала недостаточно чётко, но Доринг понял.

-Не ты. Твой отец.

-Папа... Он же умер. Давно.

-Так, Доринанти. Если я всё тебе расскажу, ты вряд ли когда-нибудь увидишь свою сестренку или тем более покинешь пределы столицы. Твой отец собрал много интересной информации на влиятельных людей, собрал и спрятал. Конфедерации она нужна, так же как и нам. Вот только мы в курсе, что вы ничего не знаете, а они, тот же Стрела, не погнушаются никакими способами, чтобы найти эту информацию... Вам всё ясно? Больше не будет дурацких вопросов?

-А... Зачем вы тогда... ко мне...- Доринг вновь понял.

-Вас проверяли.

-А долго мне так...

-Пока мы не найдем носитель с базами вашего отца.

-И сколько?..

-Сколько понадобится,- похоже ей не удалось скрыть разочарованный взгляд. Потому что лейтенант нахмурился. Каити спешно попыталась перевести тему:

-Как детектив?

-Нормально,- сухо ответил Доринг.- Приветов тебе не передавал и про тебя не спрашивал,- ехидно добавил мужчина. Девушка почувствовала как покрывается предательским румянцем.

-Я... пойду, хорошо...- пробормотала она и поднялась уже было, когда лейтенант, небрежно махнув рукой на стол, бросил:

-Это твоё.

-Что это?- Каити с тревогой покосилась на столик.

-Вещи.

-Какие?

-Которые носить. И не вздумай отказываться!- с этими словами лейтенант гордо направился к себе, оставив Каити в полном недоумении наедине с пакетами. Когда дверь за мужчиной захлопнулась, она аккуратно взяла крайний пакет и чуть приоткрыла - там лежала какая-то ткань, по-видимому одежда. Она достала из пакета красивое темно-синее платье, весьма напоминающее новое. Вздохнув, она положила платье обратно, взяла со стола все пакеты и постучав в дверь Доринга, чего раньше никогда не делала, пробормотала глядя себе под ноги, когда дверь открылась.

-Я не могу это принять...

-Ну, не принимай, можешь поехать со мной к моей матушке и отдать ей лично,- в голосе лейтенанта ей послышался смех, но поднять глаза и убедиться она не смогла.

-Нет, я...

-Вот и не выпендривайся! Как будто я не знаю, что у тебя две несчастных тряпки на все случаи жизни. Моя матушка любит заботиться о ближних, благо есть такая возможность, так что не отказывайся,- чуть мягче добавил лейтенант.

-Но...

-Доринанти, оставь меня в покое, я хочу выспаться, а не слушать твое бормотание. - и ничего она не бормочет. Как будто Каити виновата, что лейтенант её пугает

-Спокойной ночи,- тихо сказала она и направилась к себе. Разбирать так нежданно не гаданно появившийся гардероб.'

Под вечер его навестил совсем неожиданный посетитель - Морриган выглядела хоть и немного устало, но, несомненно, довольно.

-Определили материал того, чем вас били, - в обычной своей манере игнорируя вежливое приветствие, упала она на стул.- Форму и приблизительную длину -так же. До утра постараюсь определить. А, черт... Утром у меня лекции. Ну, до вечера. Думаю, не смертельно. Как вы себя чувствуете?

-Нормально.

-Извините, я не взяла фруктов или чем там обычно радуют больных, но думаю, если закажу вам хороший мясной ужин сюда, то заглажу свою вину.

-Не стоит, - Пепел говорил уже куда лучше, чем во время встречи с Дорингом, однако Морриган сделала вид,что не услышала и защелкала в коммуникаторе. Потом она встала, плотно закрыла дверь, выудила из кармашка своей безразмерной рабочей сумки нечто напоминающее серебристый шар, как-то потерла его поверхность и лишь потом произнесла:

-Все, теперь можем поговорить. Вы, очевидно, догадались, что по поводу Дерика Хейга я кое-что утаила. Мне намекнули, что лучше рассказать вам прямо, чтобы потом не возникло проблем. Я расскажу, но только для пользы дела. Не для протокола или чьих-то ушей,- она впилась в его лицо желтыми глазами, что-то все-таки там нашла и, вздохнув, начала рассказывать, глядя куда-то вдаль.

-Вероятно, даже вы плохо себе представляете что такое детский приют на отшибе вселенной во времена подъема Союза... Когда нас перевели из детского дома в этот интернет брату было три, а мне семь...

До этого они жили почти хорошо: мягкие кровати, сносная еда три раза в день, прогулки, книги, наставники не били. Финансирование урезали, детский дом закрыли, а воспитанников рассовали кто куда. Май отдала тоненькие колечко с серебристым камушком, лишь бы с братом их отправили в одно место.

Первый день был если и не шоком, то неожиданностью. Их встретили высокие, метра в три ворота с колючей проволокой и старой электрической системой охраны. Трех- и пятиэтажные здания кучей стояли на небольшом холме, покрытом желто-серой от радиации травой. Детей не было, впрочем в такой ранний час не было вообще никого. Это пустынное место нагоняло на Май, крепко держащую за руку засыпающего Нейта, лишь тоску и страх перед неизвестным. Их довели до кабинета директора, необъятных размеров лысого мужчины с глазами красными от регулярного употребления черного порошка. Он, расплывшись в слащавой улыбке, поприветствовал детей и отрекомендовался господином Петерсоном. Май, вздрогнула, когда ей на плечо опустилась его тяжелая, набрякшая рука. Директор потрепал ее по щеке и сказал, что сам отведет до спален. Это были не спальни, а казармы- широкие, холодные и пустые. Восемнадцать телец в отчаянной попытке согреться свернулись под серыми одеялами. Между каждыми двумя кроватями стояла тумбочка,в конце виднелась дверь, очевидно, в санузел. Около двери стояли последние две незанятых кровати, на которых и заснули уставшие с дороги Май и Нейт. Долго спать им не довелось.

-Ты зацени какое шмотье!

-Это мое, не трожь!

-Руки убери, идиот...

-Тварь, ты как меня назвала?!

Немайн сонно открыла глаза и увидела толпу человек из десяти, нависшую над спинкой ее кровати. Девочки прикладывали вещи к себе, примеряя, мальчишки рассматривали ее черные ботинки, великоватые даже для кое-кого из них.

-Вы что делаете? Это мое!

-Заткнись, если получить не хочешь,- оскалила желтоватые зубы девчонка лет двенадцати. Из-за их спин раздался то ли крик, то ли визг Нейта. Май вылетела из постели и вмиг оказалась перед братом, чей космический корабль вырвал из рук и уже играл им паренек-шестилетка.

-Это чужое, отдай!- грозно потребовала Немайн, протянув руку. Мальчишка лишь презрительно глянул на нее .-Отдай,- повторила девочка.

-Пошла...- ей никто никогда не говорил таких слов. Собравшиеся дети громко заржали. Май, подумав ударила парня по руке, отчего он выронил звездолет, быстро нагнулась и подняла его, сжав в ладошке.

-Слышь, овца, ты чего Тоху обижаешь?- самый рослый парень на вид лет двенадцати угрожающе насупившись, повернулся к ней.- Здесь все общее, а крыс мы учим.

-Это моя одежда,и наша игрушка,- твердо заявила Немайн, хотя коленки поддрагивали от страха.

-Пасть закрой! Сейчас отдашь Тохе игрушку и извинишься, так уж и быть - не тронем. В первый раз.

-Нет,- с пару секунд была тишина. А затем на нее набросились повалили. Ей хватило ума прижать к груди колени, ладонь противно колол осколок от разбитого звездолёта. Май казалось, что сплошная боль, появляющаяся то в спине, то в руках, то в ногах, не пройдет никогда.

-Вы что творите, шпана?- громовой рык прекратил эту пытку. От нее отскочили, оставив лежать на холодной плитке пола.-Вконец о..., мерзавцы?!- за слезами Май плохо видела черты лица тучной женщины, приближавшейся к толпе.-Ты кто?- ее бесцеремонно вздернули на ноги, разглядывая разбитое лицо. -А, новенькие...

-Кита Самоновна, она сама нарвалась, Тоху полезла обижать, а он маленький,- Тоха скуксился,чтобы громко напоказ зарыдать.

-Рот свой поганый закрой!- разговаривать женщина могла, похоже, только криком.-Вы, твари, хотите, чтобы директор еще и в суде за вас, кретинов, отчитывался. Ты вообще хлебало завали, кретин,- Токе пускающему пузыри и слезы достался подзатыльник такой силы, что он упал почти туда же, где пару минут назад лежала Май.-А ты, Раст, только посмей хоть что-то такое учинить средь бела дня, сам знаешь, что будет,- с этими словами женщина удалилась, шаркая ногами по полу. Как только дверь захлопнулась, в лицо девочке полетел смачный плевок.

-С... тупая,- бросил кто-то из девчонок.

-Ладно, ребята, пошли на завтрак, а то Грымза опять орать будет, - махнул рукой Раст.

Такой начался их первый день в приюте. Завтрака у Май не было, когда она села за стол, то увидела перед собой пустую тарелку и корку хлеба. Хлеб она отдала Нейту. Найденное под столом полугнилое яблоко поделила пополам. Нейт везде таскался за ней, вцепившись в руку. После завтрака была уборка территории, хозяйственные работы, детей постарше отправляли на маленькую фабрику, занимающуюся изготовлением винтов и гаек. Во время надраиванья плитки в туалете с ней заговорил рядом работающий мальчишка.

-Привет, я Коли. Как тебя зовут?

-Май,- буркнула девочка: от непомерно большой тряпки с непривычки болели пальцы, но она продолжала упорно натирать пол.

-Мы живем в одной палате. Это... Лучше не ссорься с Растом. Делай как говорят, и за тебя будут вступаться.

-За меня не надо вступаться!

-Ага, на прогулке увидишь... -Коли плечом вытер грязный пот, стекающий по щеке.-Ты ведь в подобных местах никогда не бывала, да?

-Да.

-У нас все живут палатами. В палате двадцать человек. У палаты свой вожак. У нас это - Раст. Вожак защищает свою палату перед другими вожаками. Ну и, отвечает за нее перед Хозяином, Грымзой, другими воспиталками и Чумой.

-Что за Чума?- недоуменно спросила Май, выкручивая тряпку и вновь принимаясь за дело.

-Самый сильный вожак, остальные ему подчиняются. Как сказал Чума, так и будет. С ним даже Главный считается. Если бы не Чума здесь был бы бардак,так Раст говорит.

-А чем этот твой Чума такой особенный?- недоуменно спросила девочка.

-Чума... Он умный и дерется лучше всех здесь. Он даже Быка уложил, хотя тому шестнадцать было.

-А Чуме сколько?

-Четырнадцать, но выглядит он старше. Как настоящий мужчина,- пропищал Коли, явно кого-то копируя. - Может, увидишь его на прогулке,сама все поймешь. Короче, чего это я... Не ссорься с Растом, ладно? Без него мы бы все пропали.

После обеда, на котором давали воду с тремя картошинами и серый влажный хлеб, была трехчасовая прогулка. Их вывели на задний двор, где было нечто вроде игровой площадки. Май заметила, что ребята из ее палаты предпочитали держаться вместе. Она тоже старалась далеко не отходить от Коли, потому что он был единственным ей знакомым за целый день. На двух больших площадках плохим полусдутым мячом играли в баскетбол, за углом, так, чтобы сразу при входе на площадку видно не было, играли в карты. Май молча таскалась за Коли, за собой волоча Нейта. Они как раз смотрели на карточную игру, в которой Май ничего не понимала, когда один из игроков, худой мальчишка с черными сальными волосами ткнул пальцем с обгрызенным ногтем в своего партнёра по игре:

-Ты, шуллер ..., мухлюешь, да?!

-Я?!- закричал тот в ответ.- Да это ты мухлевал! Держи его ребята, раздевай, сейчас все джокера повыпадают!

-Что?! Ну ты сейчас получишь, с...!- драка была безобразной и некрасивой, толпа, собравшаяся вокруг подбадривала дерущихся криками и уханьем. Все смолкло, когда черноволосый выхватил нож. Теперь парни кружили по широкому кругу, наблюдая друг за другом.

-Миха, брось нож, не дури, если узнают...- попытался кто-то успокоить разошедшегося, но тот, лишь дёрнул плечом,а в следующую минуту налетел на своего соперника. Визг, крики. Парень с россыпью прыщей по всему лицу в последний момент все же уклонился и нож лишь разрезал его куртку.

-За Чумой бегите,срочно!- командовал кто-то громким шепотом. Черноволосый уже готовился прыгнуть на прыщавого вновь, когда толпа почтительно расступилась, а в круг вышел третий - высокий, с короткими темными волосами, разорванным ухом и жестким лицом. Тихий голос обронил лишь:

-Успокоиться!- и драчуны расступились, признавая более сильного.-В чем дело?- все тем же глубоким и спокойным голосом поинтересовался Чума.

-Мухлевал он, Чума, не могло у него трех джокеров за игру быть!- черноволосый, сунув нож в карман, утер кровавую юшку под носом.

-Снять с них куртки и рубашки,- из толпы выделилось два крупных мальчишки, принявшиеся исполнять приказ. У обоих игроков оказались лишние карты.И оба улетели на землю от короткого, кажется даже без размаха, удара Чумы.

-Каса- мне,- парень сгреб со стола то, что составляло игровой фонд и насвистывая удалился.

-Видала, а?- глаза Коли восхищенно горели.

У Май дрожали руки и, кажется, она побледнела, как случалось всегда, когда она волновалась. К драчунам подошли два мальчишки, подняли их и потащили в разных направлениях.

Прогулка длилась практически до самого вечера. Был август, со следующего месяца в приюте начинались занятия, необходимые, чтобы научить воспитаников основам наук. Ужина не было. Вечером воспитатель, которой оказалась та женщина, прекратившая драку, проверила все ли на месте, закрыла дверь, перед этим рыкнув:

-Спать, кретины!- и удалилась.

Май и Нейта на время оставили в покое, но девочка понимала, что это ненадолго. Папу дней их действительно не трогали, но потом утро ее вновь началось с драки.

-Ей, малявка, на-ка, постираешь,- девчонка, которая была то ли подругой, то ли помощником Раста, кинула ей на кровать ком грязных вещей.

-Что это?- недоуменно спросила Май, глянув исподлобья.

-Вещи, постираешь,- пожала плечами девчонка на ее недогадливость.

-Чьи?

-Да мои, конечно, ты что, совсем конченная что ли?

-Почему я должна их стирать?- недоуменно спросила Май, понимая, что назад дороги нет...

-Потому что я так сказала, имбицилка!- завизжала девчонка.

-На, -Май подняла ком вещей и сунула в руки замершей командирше.- Сама свои вещи стирай.

-Ра-а-аст...- недобро протянула девочка. Май избили, не сильно, но ощутимо, теперь ходила она прихрамывая, но чужие вещи так и не постирала. Сделать это вызвался Коли.

-Дура!- процедил он тихо, направляясь в ванную, где горячей воды не бывало в принципе.

-Слушай, Коли, - на очередной прогулке Май решила воплотить свой план в жизнь и начала со сбора информации.- А где обычно Чума бывает?

-Ну как где,- мальчишка почесал затылок,- как и все.

-А палата у него какая?

-Тринадцатая,- ничего не подозревая, сказал Коли. Палату на ночь запирали, а открывали ранним утром, поэтому времени у Май было немного, всего полчаса до подъема. Отпирал палаты дневной дежурный, приходивший на смену, а запирали воспитатели.

Она неслышно, босиком выскользнула из своей палаты под номером четыре и направилась искать тринадцатую, искренне надеясь не попасться кому-нибудь из воспитателей на глаза. Как она уже поняла, здесь словесными порицания и не ограничивались, часто и с радостью используя наказания физические.

Дверь в тринадцатую палату была приоткрыта и Май проскользнула вовнутрь. Все здесь было точно таким же, как и у нее, воспитанием еще спали. Она нерешительно замерла на пороге и в это мгновение дверь, ведущая в ванную комнату раскрылась. На пороге стоял сам Чума.

-Эй, малявка, ты что здесь делаешь?- недоуменно, но тихо спросил он, откатывая рукава практически новой рубашки и застегивая пуговицы на манжетах.

-Я к тебе,- так же негромко ответила Май.

-Зачем?

-Хочу предложить договор...

-Какой?- в темно-зеленых глазах мальчишки на секунду промелькнул интерес, сменившийся насмешливостью.

-Эй вы, решайте свои проблемы в другом месте...

-Дайте поспать,- раздалось с пары кроватей.

-Ну, пошли, малявка,- Чума шел впереди, а она семенила за ним. Наконец, они очутились то ли в чулане, то ли в кладовке. Мальчишка поставил ей перевернутое ведро, а сам сел на единственный здесь табурет.

-Ну и, чем обязан?-Май цепко оглядела его с ног до головы, заметив несколько шрамов на шее, кистях и над бровью.

-Научи меня драться так, чтобы выжить,- наконец выдохнула она. Мальчишка долгую секунду смотрел ей в глаза, пытаясь понять шутка ли это, понял, что нет и громко расхохотался. Смех его напоминал собачий лай, отрывистый и хрипловатый, но искренний.

-Драться тебя научить... Аха-ха-ха,- он утер выступившие слезы. -Новенькая, что ли?

-У меня брат. Младший. Мы не протянем долго. Помоги. Вот,- Май вытащила последнее, что у нее было- серьгу с каким-то сверкающим темно-зелёным камнем- все, что осталось от родителей. Их она не помнила. В детском доме, где она и брат жили раньше, у директора хранились кольцо и эта сережка.

-Твое?- мальчишка задумчиво повертел серьгу, затем сунул ее в карман и уже другим, оценивающим взглядом, окинул Май с ног до головы.-Ладно, можно попробовать. На вид ты крепкая, может, что и получиться... До этого я, правда, никого не учил...

-А...Сам где научился?

-Я до десяти на улицах жил, не такому научишься, если захочешь. Как тебя зовут?

-Май. Немайн.

-Немайн...- задумчиво протянул парень.-Старое имя. "Ярость" . Что ж, неплохо... Ты из какой палаты?

-Чевертая.

-Раст... И не заладилось у тебя с ними, как я погляжу,- от Чумы не укрылись ее прихрамывающая. походка,и синяки.- Хорошо. Переедешь ко мне в палату, я договорюсь с Главным.

-Мой брат...- Чума оказался вовсе не таким и страшным. Вполне-себе обычный мальчишка. Взгляд у него только взрослый какой-то - пустой и уставший.

-И брат,- усмехнулся он.-Вали,малявка. Дорогу сама найдешь?-дождавшись кивка, он почти неслышно произнес.- Это будет даже весело.

Было невесело, особенно в первые несколько месяцев. Чума действительно учил ее тому, что знал сам. Учитель из него был неплохой - спокойный, но жесткий. В новой палате к Май сперва относились так же, как и в четвертой - били, когда не видел Чума. Но потом кто-то растрепал, что он, мол, ее тренирует и их с братом оставили в покое. Через три года потребность учиться отпала, но Май так и осталась жить в тринадцатой, став для Чумы кем-то вроде сестрёнки. Замкнутый и недоверчивый мальчишка и сам не понимал, как же он в одночасье стал доверять нелюдимой желтоглазой девочке. Она знала про него практически столько же, сколько и он сам: про алкоголика-папашу, про воровское учение, про босяцкие игры и про первые пару лет здесь. Дерек старательно учил Май всему тому, что подчерпнул из книг, которыми не особо была богата приютская библиотека.

Однако, одно неприятное событие разом изменило казалось бы сложившийся порядок вещей. Случилась драка, а у него с собой оказался то ли нож, то ли кусок чего-то остро заточенного. Этим предметом мальчишка проткнул живот вожаку восьмой палаты, за что и был избит. Разрыв селезенки, отбитые внутренние органы, переломы- до утра он не дотянул. Свой праведный гнев мистер Перкинс решил выместить на Рике Хейге, как отвечающем за все, происходящем в приюте. Его и всех участвовавших в драке директор решил в составе очередной партии отправить на бои без правил. Официально это была школа боевых искусств для особо талантливых детей, а по факту - дорогое зрелищное удовольствие для богатеньких. С школой мистер Перкинс сотрудничал не первый год,впрочем как и с военными лабораториями, борделями и частными лицами. Воспитанников было много, а аппетиты у директора приюта тоже оказались немаленькие. Известие о том, что Чуму отправляют туда, откуда он вряд ли вернется не слишком уж обрадовало остальных приютских. Впрочем, шкуру неубитого медведя тут же принялись делить охочие до власти. Май наблюдала за этим дележом с горечью. Ее подавленность и грусть тут же приняли за слабость - столько за пару дней она еще не дралась. Одну из драк в самом разгаре застал мистер Перкинс, он-то Май вместе с братом и впихнул в партию на бои без правил. Первое, чем встретил в карцере приюта, где сидели все, ожидающие перелета, ее Чума был подзатыльник...

-По поводу того, что наши дороги разошлись я не солгала. Не знаю, как нас там нашел профессор, но забрали нас после пары боёв, в которых я принимала участие. С Риком мы только и успели, что кивнуть друг другу. Уже тогда пальцев левой руки он лишился. Дерик тогда, кажется, был рад за на. О его судьбе после я узнать не пыталась: знаете ли, привычка слишком сильно не привязываться к людям иногда весьма полезна,- Морриган, не выдержав, достала свои любимые сигареты, закурила и продолжила, перемежая рассказ глубокими затяжками.- Потом встретились при тех обстоятельствах, что я и описала. Затребуйте дело, уточните. Он работал в охране какой-то засекреченной военной лаборатории, там случиласьто ли драка, то ли нападение - я врать не буду. Он был при смерти, но не умирал и тогда он попросил,чтобы я вернула долг- написала заключение о его смерти. Кремировать должны были тело другого, самому Дерику кто-то должен был помочь исчезнуть. Кто - я опять же не знаю.

-Вы согласились?- Пепел прочел ответ по ее воспаленным невидящим глазам. Казалось, она все еще была там, в своих воспоминаниях десять лет назад. Голос Морриган, спокойный и ровный, не выдавал никаких эмоций, но где-то за зрачками Ортану чудилось эхо старой боли.

-Согласилась, я все сделала и Дерик Хейг вновь исчез из моей жизни, как я надеялась, уже навсегда. И такая встреча... Забавная штука эта жизнь...-криминалист затушила сигарету и поднялась.- Вот и все, распоряжайтесь информацией на свое усмотрение, может, его случайно убили в той перестрелке, я понятия не имею, но все сказанное должно остаться между нами. При крайней необходимости вы, конечно, в полном праве посвятить Доринга в подробности этой истории, впрочем, я подозреваю, что если не расскажете вы, то найдутся другие добрые люди. Всего доброго, Ортан.

Грана очень вежливо проводили до маленького терра-автобуса. Право слово, не считать же один тычок в спину от Шэлли и её же язвительный комментарий невежливыми. Стрела с любопытством рассматривал маленький отряд, высланный главой СВБ за ним. Хотя, чутьё подсказывало ему, что пять хорошо обученных сотрудников Службы внутренней безопасности и худосочная офицер Стим при желании могли бы уложить его лицом в пол за доли секунды. К сожалению и Стрелы, и её коллег, она сменила свой откровенный наряд на такие же как у всех форменные штаны и куртку с надписью на спине 'СВБ', бронежилет и тяжелые высокие ботинки. Автомата у неё не было, но в автобус она запрыгнула с каким-то серебристым чемоданчиком. Рассмотрев его, Стрела понял, что Шэлли - сапер. М-да, а она права, в своих нелестных характеристиках умственных способностей главы отряда. Джонс, у которого на плече сверкали капитанские нашивки, задумчиво и спокойно смотрел в окно, как будто бы это не он послал к охотнику за головами из Конфедерации плохо подготовленную девчонку-сапёра. Будь на месте Стрелы кто-нибудь повспыльчивее, лежать бы ей с простреленной башкой, а Грану - рядом, лицом в пол под прицелами автоматов.

Сапёры, конечно, люди весьма осторожные. Да и в физической подготовке они мало в чём уступают десантникам и штурмовым отрядам - муштруют их все вместе. Да только одно дело, когда каждый день ты работаешь в реальной боевой обстановке, а другое- теоретически знать приёмы, но практического опыта не иметь. Человеку, который занимается взрывными устройствами, их установкой и разрядкой, это попросту ни к чему. Сапер должен иметь холодную голову, твердую руку и удачу. Будем считать, что удача офицера Стим сегодня спасла ей если и не жизнь, то, как минимум, репутацию. По ночным улицам столицы Союза его довезли до какого-то полуразваленного здания. Первыми вышли СВБшики, за ними - Стрела, последней - сапер. Протянутую Граном руку она приняла, раздражение, которое было на ее лице всего несколько минут назад, уступило место отрешенному спокойствию и холодности. Стрела догадался о причине лишь когда обернулся: на встречу им шёл высокий мужчина, в свете нескольких фонарей, освещавших этот участок улицы, волосы его казались каштановыми, однако, в следующее мгновение Стрела понял, что они темно-рыжие, темно-зеленые глаза, хищный нос и твердый подбородок делали господина Чейза если и не красавцем, то уж точно весьма симпатичным. Ясно, почему Шэлли так сразу подобралась.

-Приветствую вас, господин Стрела. Вы не оскорбитесь, если я сначала побеседую со своими подчиненными?- на миг глаза стоящей рядом с ним Стим подозрительно мелькнули, но она лишь крепче сжала губы и направилась к начальнику и остальным.

-Конечно, нет, всё равно, для меня эта ночь уже потеряна безвозвратно.

-Отлично,- мягкая улыбка и короткое повелительное сапёру.- Шэлли, останься с нашим гостем, чтобы он не скучал.,- у них традиция в СВБ, что ли?

-Но...- начала было девушка.

-Никаких 'но', это приказ!- строго оборвал Чейз, и отошёл с СВБшиками так, чтобы их слов было не разобрать. Любопытно, с каких пор лейтенант Службы внутренней безопасности пререкается со своим самым главным и самым страшным начальством... А, ладно, делать всё равно нечего...

-Странно, мне говорили, что господин Чейз не приемлет служебных романов и интрижек на рабочем месте...- задумчиво проронил Стрела, рассматривая огни города вдалеке.

-Так и есть,- девушка была погружена в свои мысли.

-Он назвал вас 'Шэлли', офицер Стим, - легкая нотка насмешливости всё же проскользнула в его голосе, но сапер не заметила, пиная мелкие камешки носком ботинка.

- И что?

-Ну, я и говорю, не знал, что у Джеймса Чейза интрижка,- на самом деле при всем уважении к офицеру Стим, Стрела глубоко сомневался, что на её прелести покусится кто-то вроде Чейза. Целью этого разговора было вывести госпожу сапёра из себя, а это, если судить по сцене в гостинице, было не слишком трудно, и узнать что-нибудь любопытное.

-Не понимаю о чем вы,- м-да, клинический случай: пациент ушел глубоко в себя и на провокации не поддается. Стрела хотел было попробовать другую методику, но начальство, похоже, закончило общение и направлялось к ним.

-Господин Стрела, скажите, пожалуйста, когда именно вы поняли, кто перед вами?- не высказав удивления, Гран спокойно ответил:

-Сразу.

-И по каким признакам?- сверля взглядом офицера Стим, разглядывающую носки собственных ботинок, поинтересовался Чейз.

-Не похожа она на местных шлюх,- Стрела пожал плечами.

-Офицер Стим после того, как её раскрыли, разве не попыталась задержать вас в одиночку?

-Попыталась, вот только в первый раз выстрелить в человека всегда сложно...- Стрела ответил, но удивление в его взгляде всё же проскользнуло. Его для этого, что ли, сюда притащили?..

-Вот оно, Шэлли!- назидательно и важно обратился Чейз к свой подчиненной.- А ты хочешь в боевое подразделение. Сиди в отделе взрывотехники и чтобы больше никаких рапортов и жалоб!

-Но, отец...- девушка жалобно подняла глаза. Стрела снова чуть не расхохотался. Ну, надо же... Чейз решил сбить два корабля одной ракетой: и с ним побеседовать и преподать урок неразумной дочери.

-Я все сказал, ребята тебя подвезут, а мы пообщаемся с господином Стрелой.,- все внимание Чейза теперь досталось Грану.- Господин Стрела, надеюсь, мы не причинили вам неудобств,- естественно , причинили, но Стрела лишь покачал головой. Они с Чейзом неспешно пошли к зданию, когда из-за спины донеслось.

-В МВП переведусь.

-Я рапорт не подпишу,- почти весело ответил через плечо Чейз и продолжил беседу.- Еще раз прошу прощения и за место и за формат встречи, но иначе, боюсь, возникло бы слишком много проблем,- за его спиной с силой хлопнули дверцей терра-автобуса, спустя несколько секунд почти беззвучно заработал двигатель, и автобус понесся в сторону города.

- Не боитесь оставаться со мной один на один?- поинтересовался Стрела.

-Кто вам сказал, что мы один на один?- всё благодушие разом слетело с Чейза, он махнул рукой, и разом все пространство перед домом залило белым светом прожекторов, а в окнах замелькали человеческие силуэты с винтовками.

-Занятно, вы предприняли все меры для собственной безопасности, тем не менее собственную дочь послали ко мне практически беззащитной.

-Она мне не родная, и ей нужен был хороший урок. Сами видели, какой из нее боевик, а вот инженер взрывотехники - великолепный, но вбила себе в голову...

-Тем не менее, у меня было много возможностей её убить.

-Бросьте, вы бы не стали. Я знаком с вашим личным делом и биографией. Да и как и мне, излишне афишировать свои действия, вам ни к чему.

-Даже так...

-Да, так. Давайте теперь перейдем к предмету нашей встречи и объекту общего, как я теперь понимаю, интереса. Итак, вы прибыли в Союз с вполне определенной целью...

Утром Каити не знала как поступить: то ли одеть вещи, которые были теперь уже ее, то ли свое старое платье... С Доринга станется отправить переодеваться... Еще и отчитываться ему... Да кто он ей такой! Домогается, теперь авторитетом своим давит. Оденет свое старое платье. Решено.

Они всегда выезжали ровно во столько, чтобы Каити влетела в аудиторию за секунду до начала лекции, зато лейтенант успевал к себе на работу вовремя. На настоящую работу: из университета он уволился.

Каити вышла и застала необычную картину: Доринг в окружении нескольких открытых книг и кучи бумаг, лежащих и на столике, и на полу, спал на диване. Странно, в гостиной мужчина появлялся редко. А тут работал, интересно, чем именно занимался?.. Каити поборола в себе любопытство одним глазом посмотреть, и, вернувшись к себе в комнату, смахнула со стола стопку книг, которые с грохотом свалились. Девушка еще и достаточно громко произнесла:

-Да что ж такое!

Она решила выждать еще немного, чтобы дать Дорингу время привести себя в порядок, но спустя пару минут, к ее удивлению из гостиной раздалось:

-Доринанти, ты опоздаешь!

Каити как пробка вылетела из комнаты, потому что они действительно могли опоздать - времени оставалось не так много. Лейтенант сидел на том же диване, на котором спал, волосы его немного торчали, а не были как обычно уложены, но в целом, догадаться, что он буквально пару минут назад отдыхал было невозможно...

-Я не понял,- ее окинули недовольным взглядом с ног до головы. Понятно, почему. Платье. Каити упрямо поджала губы. - Радость моя, если через три минуты ты не будешь в нормальном виде, то я прямо с тебя сниму это старье и выкину,- говорил Доринг спокойно, но от его интонаций девушку пробрал озноб. Влетев в комнату, она одела первое, что попало под руку - простое чёрное платье с длинными рукавами без выреза длинной до колен. Мельком увидев бирку, Каити ужаснулась стоимости этого платья,с другой стороны - пару вещей можно будет продать и выручить довольно неплохие деньги.

-У тебя тридцать секунд...- раздалось за дверью. Кинув на плечо сумку, Каити распахнула ее и вышла. Лейтенант лишь кивнул, жуя на ходу кособокий бутерброд собственного приготовления.

-Бери и пойдем,- на столе, запакованный, лежал точно такой же.- В машине съешь. Они опаздывали. Сначала Доринг потратил минут десять, чтобы выехать на главную улицу. И они попали как раз в час-пик. Обычная получасовая дорога до университета уже растянулась на добрые сорок минут, на первую пару она уже опоздала: ровно через минуту она начнется... И тут Дорингу вздумалось свернуть на соседнюю улицу, остановить машину и выйти, предварительно бросив:

-Кофе куплю, все равно опоздали...- остановился он как раз перед маленьким кафе самообслуживания. Доринанти, сама не зная зачем, вышла и пошла за ним. Кривой бутерброд ее желудок никак не обрадовал, а сделать чай Доринг, который ел буквально все и обладал, похоже, крепкой пищеварительной системой, конечно, не додумался.

Она уже почти прошла расстояние в десять метров, когда сзади раздался приглушенный хлопок. В следующую секунду ее снесло с ног: где-то сбоку прозвучал оглушительный взрыв, а сверху что-то давило, практически не давая вдохнуть, вжимая в землю. О том, кто сбил ее с ног, она поняла по крепким ругательствам, раздающимся над ухом. Полежав так с минуту, Доринг поднялся, протянув ей руку. Лицо его рассекало несколько достаточно глубоких порезов под слоем копоти. Впрочем, она, наверное, выглядела сейчас не лучше:

-Цела?- дёрнув на себя отрывисто спросили ее.- Руки, ноги, голова, спина?

-Голова, спина но это от падения,- немного заторможено ответила Каити, разглядывая то место, где минуту назад стоял недешевый автомобиль. Сейчас там горел яркий такой костерок. Руку Доринга она так и не отпустила, вцепившись в нее.

-Так, пошли пока в кафе, нечего на открытом светиться, - доставая коммуникатор скомандовал Доринг и бодро похромал в сторону входа. Похоже, теперь у него кроме больной руки, еще и что-то с ногой. Каити послушно пошла рядом, отстраненно глядя, как из пустого в этот час кафе выбегает персонал. Черед плечо она увидела,что к месту взрыва уже подъезжает несколько машина автоматического патруля.

Лейтенант усадил ее за столик, сам достал из кармана потерявшего всякий вид пиджака фляжку и пару раз приложился.

-Слезы, истерики, крики будут?- устало спросил он.

-М-может быть.

-Тогда на,- ей была протянута фляжка, в которой явно было что то спиртное.

-Н-нет, спасиб-бо,- дрожащим голосом отказалась девушка.

-Пей я сказал, мне для полного счастья здесь только истерик и не хватало,- все тем же голосом человека, которому все надоело, отрезал лейтенант, настойчиво ткнув ей в руки фляжку.

Поморщившись, Каити сделала крошечный глоток, от которого все внутри обожгло огнем. Ком, сжимавшийся где-то внутри, стал исчезать. Каити сделала еще один несмелый глоток.

-Хватит, еще показания давать. Хотелось бы мне знать, какой ...- и почему он в критические моменты постоянно ругается, совершенно не стесняясь посторонних людей?-нам подготовил этот чудесный утренний сюрприз. И как нам повезло, только черные дыры знают...- Каити внезапно подумала, что если бы не Доринг с его бутербродами и кофе, ее уже, возможно, не было бы в живых. Она опустила глаза, на которых выступили запоздавшие слезы.

-А говорила истерик не будет,- вздохнул лейтенант и сел рядом с ней на диван. Его философское спокойствие действовало как хорошее успокоительное.- Чего реветь, спрашивается, сидим живы, целы относительно. Вот если бы взорвались, представляешь какая радость моему папашке была?- Доринг снова приложился к фляжке, а другой рукой нашел и крепко сжал ее собственную, слабую и дрожащую.

-П-почему?-все же спросила Каити.

-Ну, как минимум:" Это все твоя служба внутренней безопасности, Джимми",- скопировал чей-то низкий голос мужчина.

-Я не поверю, что вы не нравитесь только своему отцу...- обронила Каити. Только бы не молчать, не думать о том, что могло бы произойти, иначе слезы точно потекут.

-Конечно, их намного больше , но отец вне конкуренции,- усмехнулся Доринг.

-Не удивительно,- девушка удивилась собственной смелости.

-Я сделаю вид, что поверил факту твоего опьянения от двух глотков,- угрозы в его голосе не было, только все та же усталость.- А знаешь,радость моя, что самое любопытное в этом всем? Машину взорвали мою, а Служба мне ни копейки не компенсирует,- почему Каити так и не узнала, к кафе уже подъезжали два терра-автобуса с надписями "СВБ" и "Бюро уголовных преступлений". Из одного из них уже выпрыгивала Морриган со своей неизменной сумкой.

Профессор Чернеский смотрел, как Морриган привычно командует его подчиненными, словно всю жизнь занимала должность главы ЭКО. Едкая смесь из страха и зависти не давала ему наконец приступить к своей работе . Он думал, что это ненадолго, что Морриган скоро отправят обратно - отбывать срок, но, похоже, никто не собирался возвращать ее туда, где ей было самое место. Больше всего еще с университета Юлий терпеть не мог ее самоуверенность, граничащую с гордыней. Она умудрялась ругаться со всеми профессорами, которые, тем не менее, ставили ей высшие баллы, унижать студентов, которые, по ее мнению были "бездарностями", постоянно спорить с куратором, какие эксперименты проводить можно, а какие - нельзя... Ею восхищались и одновременно терпеть не могли. Впрочем, Немайн Морриган было плевать как на их восхищение, так и на ненависть, что бесило еще больше...

И вот теперь она, похоже, вознамерилась занять его, Юлия, законное место, которое он так долго отвоевывал. Место взрыва уже огородили, а Немайн с самым зверским выражением лица что-то отчитывала симпатичной блондиночке в форме СВБ с чемоданчиком. Та ничуть не смущаясь, сверлила Морриган злым взглядом и что-то говорила ей в ответ. Юлий все же немного приблизился и до него донеслось недовольное:

-... Ни в коем случае! Я еще раз говорю, к машине до меня никто не подойдет. Может,произойти еще один взрыв, по остаточному принципу...

-Да, и вы затопчите мне все улики,- насмешливо парировала Морриган.- Бюро итак уже лишилось большей их части, благодаря вашим нерадивым коллегам.

-Я не несу за них ответственность! А вот если вам оторвет руку или ногу судить будут меня.

-В этом случае вам еще и орден вручат.

-Так, где ваше начальство?!- девице было абсолютно наплевать, кто такая Морриган, что криминалиста, похоже, забавляло:

-А ваше?

-Не беспокойтесь, сейчас подойдет старший комисар Чейз.

-Ну, хорошо, давайте подождем Джеймса,- еще одним свойством Морриган, которое Юлий не переносил было непостижимое умение при отвратительном характере заводить полезные знакомства. Хотелось бы ему знать, откуда она знает исполняющего обязанности главы СВБ да еще и зовет так:"Джеймс"... Не успела выйти из тюрьмы, а уже любовничка завела. Такое фривольное упоминание собственного начальника сапера, похоже, так же покоробило, но она смолчала.

-Юлий, будьте добры,- заметила его наконец криминалист,- пойдите к медикам, они сейчас оказывают помощь пострадавшим, и все осколки, которые они вытащат запротоколируйте и упакуйте,- словно он мальчик на побегушках! Но Чернеский лишь кивнул и лавируя между полицейскими, безопасниками, врачами, автопатрулем и прочими направился в кафе, куда, он видел, зашла целая бригада врачей.

Кафе самообслуживания отличает огромное количество сидячих и стоячих мест, несколько автоматов и длинная лента. Обычно такие места забиты подзавязку, но в пустом помещении профессор Чернеский увидел лишь странную пару - девушка и молодой мужчина, вокруг которых столпилась толпа людей в белых халатах. Мужчина что-то недовольно цедил с уничижающим видом, обращаясь к врачу. Голос раненого иногда повышался, но он кидал взгляд на сжавшуюся в уголке девушку и начинал говорить тише.

Выглядела эта странная парочка так, словно их закапывали, а Потом выкапывали, при этом особо не церемонясь: блондин щеголял разбитым лицом и порванным костюмом. Пальто ненужной тряпкой лежало рядом. Девушка выглядела не лучше - чёрное платье все в пыли и в бурых пятнышках, напоминающих кровь. В отличии от своего спутника, девушка держалась очень тихо, в широко раскрытых, почти черных глазах, отражалось кафе. Казалось, они остекленели. Одна ее рука, лежащая на столе, сильно дрожала, за другую ее держал ругающийся с врачами мужчина.

-Вы понимаете последствия?- строго отчитывали его вдвоем, две медсестры и еще один врач осуждающе смотрели.

-Да.

-Могут начаться проблемы с мелкой моторикой, психикой...

-Я не понимаю, как два несчастных часа могут настолько усугубить мое состояние, - цедил мужчина.

-В вашем состоянии...- Юлий, не выдержав, кашлянул. На него недовольно взглянули все, за исключением девушки.

-ЭКО Бюро уголовных преступлений. Профессор Чернесский. Мне необходимы изъятые из ран осколки,- ему кивнули, и пока Юлиц на месте составлял протокол изъятия, ему приходилось слушать уговоры медиков и язвительные комментарии лейтенанта Доринга, как он понял из разговора. Страсти все накалялись и когда разозленный лейтенант начал говорить уже не совсем цензурно и спокойно, девушка еле слышно то ли попросила, то ли позвала:

-Джим...- мужчина вдохнул, выдохнул и уже спокойнее закончил свою тираду. Ответ порядком раздраженного врача им услышать не довелось. Внезапно один из медиков сделал резкий шаг вперед и на Доринга посыпался целый град вопросов:

-Скажите, Джим, как ваш отец принял известие о случившемся взрыве? Вы прилетели, чтобы официально объявить о своих отношениях? После конфликта с генералом Дорингом намеренны ли вы поддерживать отношения с семьей?- удачно замаскировавшегося журналиста в восемь рук вытолкнули и сдали патрульным. Чем все закончилось, Юлий так и не узнал, закончив свой протокол.

Джим ругнулся, но уже про себя и быстрым шагом направился за журналистом. В свое время, когда он только пришел в СВБ его начальник сделал так, чтобы пресса о существовании сына генерала Доринга забыла. Теперь, похоже, что-то изменилось. Ну, не думали же в самом деле журналисты, что Джим Доринг все семь лет безвылазно сидит в посольстве Союза на Земле и только и делает, что на дипломатические мероприятия ходит. Да, папу раз в год светская хроника с дозволения старшего комиссара печатала скудные заметки и даже выделенные Службой фотографии, но не более того.

Выскочив из помещения на улицу, Доринг увидел как вежливые патрульные уже почти довели журналиста все еще одетого в белый халат до ленты, которой было ограждено место взрыва.

-Простите господа, СВБ,- очаровательно улыбнувшись, Доринг выхватил опешившего журналиста из рук патрульных и повел его обратно. Парень собрался и Джим снова будто бы очутился на допросе:

-Как вам в столь юном возрасте удалось получить звание лейтенанта СВБ? Вас продвигал отец или ваш родственник, теперь исполняющий обязанности главы Службы- старший комисар Чейз? Роман с дочерью опального политика Льюиса - это мимолетная интрижка или нечто большее? Как вы в целом относитесь к служебным романам ведь Каитана была одним из ваших заданий, не так ли?

-Что вы сказали, уважаемый?- с улыбкой пираньи процедил Джим. Хватка его стала значительно крепче, лицо журналиста значительно побледнело.- Мне повторить вопрос?- журналист молчал.-Ну что ж, тогда с вами побеседует господин Чейз, о котором вы, кажется, так же упоминали,- похоже, парню стало плохо. И не мудрено. Если он знает такие подробности, то не может не знать некоторых интересных фактов из биографии Джеймса Чейза.

Главу СВБ Джим нашел на удивление легко - он стоял практически у самого места взрыва и чему-то кивал, выслушивая эмоциональную девицу в форме СВБ, рядом же стояла Морриган, лицо которой кривила насмешливая полуулыбка. В отличии от блондиночки, которая выглядела как-то растрепано-нелепо, криминалиста отличали собранность и аккуратность : длинные седые волосы красиво подобранны, классический брючный костюм, поверх которого наброшен халат, туфли на небольшом каблуке. Эту женщину, при первой встрече можно было бы назвать даже миловидной. Но только при первой.

- Я прошу прощения, старший комиссар. Могу обратиться?

-Обращайтесь, лейтенант Доринг.

-Журналист, Джеймс. И журналист, который знает слишком много. Со мной он беседовать на тему, кто из Службы сливает секретную информацию не захотел. Возможно, получиться у вас. Это ведь подсудное дело...- Доринг с удовольствием наблюдал, как лицо парня-журналиста становится не бледным - мертвенно-бледным.

-Кого я вижу!- неожиданно оскалилась Морриган.- Линней! Какими судьбами, что, криминальные хроники уже не прибыльны?

-Вы знакомы, Немайн?- приподнял рыжую бровь старший комиссар.

-О,да... Цикл статей "Гениальное чудовище"... Действительно выдающееся достижение этого молодого человека. У меня долгая память, Линней,- в глазах Морриган промелькнуло что-то такое, отчего Джим внутренне содрогнулся, а журналист и вовсе затрясся. Наверное, так хищник смотрит на загнанную дичь. Но ей было мало.- "Она опасна для общества и великое счастье, что теперь это чудовище наконец-то покарано правосудием". Место работы сменили, Дэннис? Или все там же? Как ваш братишка поживает, его срок, кажется, совпал с моим. То есть все еще за решеткой.

-Вы... Вы...- голос парня дрожал от ярости.

-Я, Линней, как и прежде на своем месте. А вы? Может быть, хотели бы встретиться с братишкой?- спокойный голос, казалось, причинял журналисту физическую боль.

-Бессердечная стерва! Тварь! Ты...- его голос срывался от гнева, парень из-за всех сил хотел ответить ей той же монетой, но получалось плохо. Немайн Керимовна покровительственно улыбалась и кивала в такт его словам.- Ты всю жизнь ему перекроила! Кто тебя выпустил?! Правительство?! В черную дыру правительство, которое выпускает на свободу ненормальных убийц!- на крики повернулось уже пара криминалистов и патрульных.

-Милый мой, не заигрывайтесь,- спокойный и тихий голос Чейза был словно ведро ледяной воды на голову: парень разом сжался и сник.- Пройдемте и побеседуем, кто же вас так хорошо информирует.

-А мы?..- все же посмела спросить девушка - взрывотехник.

-Работать вместе, экспертиза так же. Мне нужно выжать все, что можно. Это уже наглость,- на секунду Чейз разом утратил весь свой лоск и любезность, став тем, кем и был.

-Я с тобой?- полувопросительно протянул Джим.

-Останься с Доринанти. У девочки, вероятно, шок.

-Стресс, не более. Крепкая,- усмехнулся Доринг, но, кивнув всем, направился к кафе.

За что эти доктора получают деньги?! Видите ли, автономная система восстановления слишком перегружена в последние дни и может вырубиться в любой момент, а его организму нужны сутки покоя. Да уж, сутки... За сутки, судя по насыщенности последних трех дней, можно правительственный заговор раскрыть.

Осмотр девчонки медики уже закончили и что-то ей втолковывали, она лишь серьезно кивала.

-Вы все?

-Да, господин Доринг, можно вас на пару минут?- этот пожилой настырный мужчина порядком его достал, но Джим лишь кивнул, широко и как можно дружелюбнее улыбнувшись. Судя по взглядам медсестер с улыбкой что-то не то. Сдают нервы... Мужчина отвел его в дальний угол.

-Я хотел бы поговорить с вами касательно вашей подопечной,- врач бросил быстрый взгляд на Доринанти, которая пила что-то горячее из стакана, принесенного медсестрой, и глядела при этом исключительно в одну точку где -то на полу.

-Слушаю вас,- Джим убрал оскал, посчитав его излишним.

-У девочки ослаблен организм, стресс и я вообще удивляюсь, как до сих пор не произошло нервного срыва. Видите ли, она на грани. И сегодня это могло стать последней каплей. Иногда такие вещи ведут к необратим последствиям, даже возможным проблемам с головным мозгом, памятью... Что вы сделали в первые минуты после взрыва, только подробно. Это может быть важным,- врач смотрел цепко и внимательно, похоже, к своему делу он действительно относился серьезно.

-Спросил цела ли... Взял за руку, довел до кафе. Мы сели за стол. Дал ей выпить немного коньяка. Разговаривали.

-Хорошо. Вы проходили соответствующие курсы?

-Естественно, я в СВБ работаю.

-Сейчас ваша задача поддержать ее, девушке важно понимать, что она не одна. Какие-нибудь хорошие яркие эмоции, чтобы перекрыть воспоминания о случившемся.

-Прошу прощения, но почему вы говорите это мне?- не то, чтобы информация была ему бесполезна, но как-то странно...

-У нее никого нет. Единственный человек, с которым она имеет постоянные контакты на глубоко эмоциональном уровне, похоже, что вы.

-Доктор, а вы ведь не врач экстренной помощи...- задумчиво прищурился Доринг.

-До революции профессор психологических наук, лейтенант. Постарайтесь выполнить мои рекомендации, иначе за последствия никто не сможет поручиться...

-Я могу ее забирать?

-Да, можете. Мы закончили.

Джим подождал, пока Каити обратит на него внимание, и кивнул на дверь. Она, словно кукла, поднялась и послушно пошла за ним.

-В порядке?- девчонка рассеянно кивнула, наблюдая как Морриган на коленях лазит вокруг пепелища и что-то замеряет, попутно ругаясь с блондинкой-взрывотехником.

-В университет сегодня уже не поедем, да и я, наверное, поработаю на дому. Сейчас нас подвезут,- Джим вместе с ней подошел к знакомому офицеру и попросил об одолжении, тот согласно кивнул и уже через пару минут они ехали в новеньком автомобиле.

-А показания?- запоздало вспомнила девчонка.

-Я свои передал, а ты можешь и завтра дать.

-Ладно.

-Расскажи мне о сестре.

-Зачем вам?- она удивленно взглянула из-под своей чёлки.

-Врач сказал, тебя нужно отвлечь,- бесхитростно ответил Доринг.

-Что вы хотите знать?

-Что-нибудь интересное, какую-нибудь историю. Хочешь, можем как-нибудь даже съездить к ней...

-У меня нет денег,-безэмоционально напомнила девчонка.

-Служба оплатит.

-С чего такая щедрость.

-Ты нам нужна в адекватном состоянии.

-Ну хорошо,- сначала рассказывала она совсем сухо, рубленными фразами, но к концу поездки немного ожила. Похоже, что его идея с посещением сестры Каити пришлась как нельзя кстати.

Джеймс Чейз предвкушал эту беседу и то, что мог вытянуть из так по-глупому попавшегося журналиста. Однако, прямо сейчас позволить себе заняться длинным допросом он не мог.

-Вы ведь понимаете, что не в ваших интересах избегать сотрудничества со мной. Тот, кто сливал вам информацию, узнав, что вы прокололись, захочет избавиться, а я могу помочь, организовать защиту...

-Как избавиться?- мужчина, хотя парнем он выглядел лишь на первый взгляд - щуплый, невысокий- облизнул губы.

-Ну, способов много... Вы ведь работали в криминальной хронике, значит должны знать, не так ли,- от Джеймса исходили волны ощутимой доброжелательности, однако, журналист, похоже, в людях разбирался неплохо. Хотя... Разбирался бы не стал наживать себе такого недруга как Морриган...

-Я имею ввиду - откуда он узнает.

-А если вас отконвоируют до СВБ, полагаете, он не узнает? О, ошибаетесь, сплетни у нас распространяются очень быстро. Так что, у вас будет пара часов, что бы подумать и вот потом мы с вами все очень подробно обсудим. И дайте -ка мне все ваши фиксирующие устройства,- журналист нехотя отдал коммуникатор, микрокапсулы и камеру.- Замечательно, что вы проявляете такое благоразумие.- Джеймс нашел взглядом околачивающегося поблизости Джонса и махнул рукой. - Дилар, отконвоируй до моего кабинета. Охранять до моего прибытия. Никого не впускать, все контакты пресекать. Чтобы ни на шаг не отходил. Если с ним хоть что-нибудь случиться, то загремишь за решетку.

-Понял, шеф...- Джонс передал журналиста одному из своих доверенных ребят и, помявшись, все же задал волнующий вопрос.- Как Шэлли?

-Сам спроси...

-Она не разговаривает со мной,- такое растроенное выражение лица своего двухметрового подчиненного, Джеймс видел впервые.

-Она любит шоколад,- подмигнул он и направился к следователям. И как его дочурка умудряется вить веревки из взрослых мужиков с солидным боевым опытом - уму непостижимо, но факт. Спохватившись, что думает не о том Чейз переключился на доклад следователя Бюро.

Спустя часа три старший комиссар Чейз всё же добрался до собственного кабинета, где его ждали капитан Джонс и журналист Дэннис Линней, о котором раньше слышать главе СВБ не доводилось.

-Как дела? - улыбнулся Джеймс.

-Все нормально, шеф.

-Тогда свободен, Джонс. А мы побеседуем,- под его добродушным взглядом щуплый Линней сжался в кресле: по-видимому, что-то отвечающее за инстинкт самосохранение в нем еще жило, а не атрофировалось, как у большинства коллег по ремеслу. Джеймс снял свой пиджак, расстегнул манжеты рубашки и подвернул рукава, галстук полетел на стол следом за запонками.- Итак, Дэннис Линней... Начнем. Я вас очень внимательно слушаю.

-Н-не понимаю, о чем вы,- похоже, он поспешил и самосохранением здесь и не пахло.

-Да?- Джеймс взял в руки фигурку, которую не так давно в этом же кабинете разглядывала Морриган.- Что, правда не понимаете?- сочувственно спросил он, вспоминая как эта женщина забавно пыталась его напугать неприятными подробностями, связанными с фигуркой- Совсем-совсем? Может, мне вас отпустить и не задерживать?-маска сочувствия треснула, явив язвительную полуулыбку.- Не хорошо получается: совсем невиновный человек в кабинете у меня сидит... И я время трачу и вы... Да? - он оторвал взгляд от деревяшки и теперь посмотрел прямо в глаза Линнею, холодно и жестко. И следующую фразу произнес уже совсем другим тоном.- Не советую играть со мной, я не тот человек, Дэннис, с которым стоит даже пытаться. Да и вы не созданы для таких игр. Вы уже раскрыли себя, основательно и полностью. Как думаете: что мне побеседовать с вами или отпустить вас, приставив наблюдателя, который не вмешается, когда вас придут убивать, а лишь арестует убийцу с поличным?- мужчина вздохнул, на секунду прикрыл глаза.

-Я всё расскажу.

-Ну вот и славно, я вас очень внимательно слушаю.

- Когда вас назначили исполнять обязанности главы СВБ, все договоры господина Сапрроматински с редакторами более-менее влиятельных изданий автоматически аннулировались. А Дорринг... Он - лакомый кусочек. Сын генерала, они не общаются столько лет. Можно было бы сделать на этом прекрасный материал,- начал свой рассказ журналист бесцветным голосом.

-И вы решили сорвать большой куш,- протянул Джеймс, полуприкрыв глаза.

-Да, то есть нет. Просто после цикла статей о Морриган, у меня достойных работ толком и не было... А тут неплохой шанс. Редактор обещал мне первую полосу...- слушать про планы амбициозного журналистишки Джеймсу было неинтересно и он перебил:

-Кто вывел вас на информатора в СВБ?

-Редактор. Он дал мне номер коммуникатора и сказал как связаться. Этот человек предоставил мне интересную информацию. Только из нее можно было бы вытянуть не на одну статью... Но нужен был какой-то штрих... Комментарий главного героя, так сказать.

-Ясно, и давно вы следили за лейтенантом Доррингом?

-Около недели, но не постоянно. Мой осведомитель дал мне несколько адресов и примерный распорядок, но я не всегда поспевал за лейтенантом.

-Что конкретно он вам рассказал?

-Не так, чтобы много чего-то конкретного. В основном про взаимоотношения лейтенанта и этой девушки, Каитаны. Про то, кем был её отец. И про то как лейтенант должен был вызнать интересующую СВБ информацию. Что за задание он мне не сказал,- торопливо добавил Линней,- сказал, что и сам не знает. Не его уровень допуска.

-Хорошо, я так понимаю, работает этот человек с вашим редактором уже давно...- задумчиво протянул Джеймс.

-Я не знаю точно, но мне кажется, что...- мужчина запнулся.

-Договаривайте,- рыкнул Джеймс.

-В общем, что он так подрабатывает уже давно, и не только с нашей хроникой,- выдохнул Дэннис.

-С чего вы взяли? - удивился Джеймс.

-Я журналист с десятилетним стажем, господин Чейз и знаю, что такое дозировка информации. Этот человек дозировал её очень точно, я бы скаал, по миллиграмму. Не одного государственного секрета, но вполне достаточно, чтобы написать приличную статью.

-Даже так... Что ж тем хуже для него. Естественно, имени он вам своего не назвал, и, конечно, лица вы не видели,- журналист кивнул.-Связь у вас была прямая?- Линней кивнул еще раз.- Тогда мне нужно будет, чтобы вы связались с ним еще раз, а спецгруппа выедет на задержание...

-Хорошо, я согласен.

-И да, фамилию своего редактора мне напомните.

-Господин Принстон.

-Жаль, что я никогда не интересовался прессой. Похоже, придется,- Джеймс вызвал к себе в кабинет ожидавшего за дверью Дилара.- Капитан Джонс, берите группу и езжайте-ка на задержание господина Принстона. Следователь Миркс, введете его в курс дела. Задержать по обвинению в государственной измене, доказательства - агентурные данные нашего сотрудника господина Линнея. О результатах доложите,- отдав честь, Джонс вышел.- Вы ведь не против, Дэннис? - почти ласково спросил Чейз.- Видите ли, какая неприятность, мне совершенно не досуг восстанавливать все договоры господина Сапроматински. Сказать по правде, я и не собирался ни с кем договариваться. Страх намного эффективнее, а вы еще и получите отличный материал - государственная измена, это вам не убийство, - казалось, что журналист вот-вот свалится в обморок.- Я вижу, вы не очень рады. Что ж, понимаю, для вас это стресс. Естественно, что я награжу вас за ваши старания. Сейчас Немайн Керимовна нужна Службе, но вот через пару месяцев вы получите всю информацию по ней, которую я только смогу предоставить. Как вам такое положение дел?

-Согласен,- журналист облизнул пересохшие губы. И его сухощавая ладонь сжала крепкую руку Джеймса в рукопожатии.

-И да, связаться со своим информатором можете прямо сейчас... Мне прямо-таки не терпится с ним побеседовать.

Я закончила замер воронки и взятие проб практически одновременно с взрывотехника. Бойкая лейтенант СВБ подошла ко мне с самым недовольным видом - как же всемогущий Чейз заставил вместе работать.

-Предварительно: бомба была на удаленном управлении, как именно управлялся скажу позже. По характеру взрыва - явно не самоделка, возможно, даже что-то из военных разработок. Нужна экспертиза,- блондинка, которая так мне и не представилась, задумчиво хмурилась, сердцем, вероятно, находясь вместе со своей взрывчаткой.

-Экспертиза совместно,- твердо заявила я, наблюдая, как её выражение лица становится раздраженным.- Даже не спорьте это будет намного эффективней, не умаю. Что ы знакомы со всеми тонкостями снятия отпечатков пальцев и мельчайших частиц с вероятной улики. Да и взрывы немного не мой профиль, хотя доводилось и таким заниматься.

-И где вы планируете этим заниматься?- язвительно спросила она. Смешная девочка, но видно, что дело знает неплохо...

-В лаборатории СВБ, полагаю. Вам ведь нужны будут особые реагенты, в лаборатории Бюро их точно нет, в моей личной - есть, но не все. Да и найти помещение подходящего размера несколько затруднительно...

-А доступ?- с сомнением покосилась она на меня.

-Сейчас у вашего начальника получу,- я пожала плечами, теперь лицо её стало разочарованным: от меня отвертеться не выйдет. Знаю я этих саперов - уничтожит все следы, которые только можно уничтожить и рада будет.

-А... вы разве уже закончили?

-Заберу одежду у Доринга и закончила, ну и разрешение, конечно,- к этому моменту все криминалисты, которые работали, собирая улики, были отпущены, и я действительно практически закончила. Вот только Доринга с Доринанти не обнаружила. Пришлось идти и искать Чейза, дабы выяснить, а куда же делась одежда пострадавших, на которой могло остаться множество материала. Нашла я его не сразу - он стоял рядом со следователем, берущим показания у очевидца взрыва - работника кафе.

-Можно вас на минутку, Джеймс?- он, кивнув следователю продолжать, с широкой улыбкой он предложил мне руку, словно это была обычная прогулка, и мы неспешно зашагали вдоль ограждающей линии.

-Веселое начало недели, правда?- он отпустил мою руку, и теперь, повернувшись лицом к месту происшествия, смотрел вдаль, отчего его красивое, но жесткое лицо стало задумчивым.

-Финал прошлой был не хуже,- усмехнулась.- Вы на болеутоляющих вместе с энергетиками...Не стоит с подобным шутить, Джеймс, я не врач, но может быть конфликт препаратов,- покачала я укоризненно головой, заметив легкий тремор его пальцев.

-Заботитесь?- он тоже усмехнулся. -Почему бы и нет... Пока что вы мне нужны целым и невредимым.

-Вы жестокая женщина, Немайн. Убили все надежды несчастного мужчины...-маска любезного джентльмена ему шла, впрочем, что значит маска, когда видишь истинное лицо

-Увы, я как правило препарирую и уже убитое до меня,- старший комиссар весело рассмеялся будто бы хорошей шутке.

-Умная элегантная женщина, да еще и с чувством юмора - вы словно очень дорогое вино: настолько редки, что за один глоток можно решиться на любые безумства.

-В моем случае бутылка безнадежно пуста,- мне надоел этот обмен любезностями, поэтому я перешла к делу.- Я к вам по двум вопросам. Первый: экспертизу автомобиля в лаборатории бюро провести я не могу, поэтому нужен временный допуск к вам, в Службу. Экспертиза совместная, с вашим взрывотехником мы обо всем договорились.

-С Шэлли?..- похоже, он удивился.- И как вам это удалось? Она даже со мной готова за свои реактивы ругаться...

-Это неважно. И второе: где ваш лейтенант и Доринанти, мне необходимо изъять одежду.

-Только не бейте меня сейчас,- мужчина чуть улыбнулся и поднял руки.- Я их отпустил - у Каити шок, да и Джиму нужно отдохнуть. А вещи... Вам их привезут в Бюро. Не сердитесь, ладно?

-Ну, тогда не жалуйтесь на плохие результаты экспертизы,- дернула я плечами.

-При всем моем уважении к вам, Немайн, вряд ли удастся вытянуть слишком много, так что с вас спрос не велик. Другое дело - те, кто этот взрыв проморгали,- в голосе его проскользнула сталь.-По поводу допуска я распоряжусь.

-В таком случае, всего доброго, господин Чейз.

-И вам, Немайн, - руку мою, не самую чистую после копания в земле, легко поцеловали.

-И бросьте глотать болеутоляющие вместе с энергетиками - сердце посадите себе,- с этими словами я удалилась. Людей на месте взрыва было уже не так много, как вначале. Узкую улочку, на которой располагалось кафе перекрыли с обоих сторон, благо квартал был нежилой.

Шэлли Стим

Шэлли ужасно не нравилась криминалист из бюро, "та-самая-Морриган", сама совместная экспертиза и то, как Чейз на нее легко согласился, но больше всего ей не понравился Джонс, в разгар проведения химического анализа взрывчатки, завалившийся в лабораторию.

-Твою мать, куда без защиты?!- освободить руки и вытолкнуть капитана силового отряда и зама отчима по совместительству Шэллина не могла: руки были заняты, и оставлять эксперимент незавершённым было достаточно опасно. Впрочем, высокий широкоплечий Дилар Джонс для ее любимой лаборатории представлял не меньшую опасность. В первый свой визит он умудрился одним взмахом руки снести половину стеклянных колб, пробирок и перегонных кубов, которые специально привезли из Музея естествознания под честное слово начальства вернуть в том же виде. На вопрос, а почему, собственно, Джонс явился, он сказал что-то невнятное и, развернувшись, покинул лабораторию под благозвучные трехэтажные ругательства, которые девушкам знать не полагается, но что поделать, если твой отец - десантник, мать - из штурмового подразделения боевых пилотов, а отчим, вернее бывший отчим, - так и вовсе и.о. главы СВБ. О том, кто такой Джонс , Шэлли узнала через несколько дней, впрочем, на счастье Джонса, отходила она быстро, так что зама отчима на месте не убили.

После гибели матери она согласилась остаться жить в доме Чейза. И пускай Джеймс, которого она так и не стала называть "папа", порой нагонял на нее страх, но по-своему он ее любил и заботился. Отправить ее во взрывотехники - тоже идея отчима, который первым заметил талант падчерицы. Так вот, Джонс в их доме бывал на удивление часто. Конечно, гостеприимством матери, Шэлли не обладала, но занести в кабинет чай для Джеймса и его гостя была в состоянии. И тут, как правило, начинались странности: Джонс умудрялся ронять чашки, ложки, переворачивать стулья, опрокидывать вазы... После того как капитан СВБ случайно вылил ей на обтянутую белой рубашкой грудь полчашки чая, а потом кинулся промокать салфетками, чай она больше им не приносила. Да и вообще старалась не показываться на глаза.

Вот тогда Джонс принялся по каким-то пустякам заходить в ее лабораторию. На закономерный вопрос, что штурмовик здесь,забыл, он спрашивал о какой-то ерунде или вовсе "проходил мимо" ( на минус пятом уровне) и ему срочно понадобилась... вон та тряпка. Как это халат? Нет, халат ему, естественно, не нужен.

После шестого или седьмого за две недели визита запасы ее терпения подошли к концу. На самом деле, закончились они гораздо раньше, но девушка еще тешила надежду о переводе в боевое подразделение, о котором мечтала, и не хотела сориться с капитаном. После того как Джонс зацепил и опрокинул весьма дорогостоящий аппарат, ремонт которого, конечно же, вычтут из ее зарплаты, она не выдержала и в лоб спросила что он здесь забыл. Уже открывшего рот капитана остановило ехидное замечание, что если это очередная салфетка, УКС, вода и прочее, то она пожалуется отчиму. На это заявление Дилар Джонс промолчал, затем отвел глаза, потом поднял их и, будто бы через силу выдавил:

-Шэлли, вы... вы удивительная... И я...

-Что?!- глаза у нее полезли на лоб. Она подозрительно долго разглядывала мнущегося мужчину, а потом сделала вполне логичный вывод, сочувственно покачав головой.- Вы контуженный, да?- после такого вопроса глаза округлились у Джонса.

-С чего вы взяли?- хрипловато спросил брюнет.

-Ну, когда мою мать подбили и она получила травму головы, ее поведение было похожим на ваше... Хотите, я провожу вас до лифта, вам ведь, наверное, тяжело да?- хотя так о ней думало большинство коллег, черствым сухарем она вовсе не была. Шэлли жутко завидовала всему боевому подразделению СВБ и всем его членам по отдельности, а также испытывала неподдельный интерес к всему с этим подразделением связанному, к тому же если это были ранения полученные при настоящих операциях.- А почему вы не лечитесь?- о том, что вопрос нетактичен, она поняла по странному взгляду капитана. Как не пытались ей привить хорошие манеры и педагоги и мать, когда еще была жива, и Джеймс, читающий занудные нотации, над прямолинейной от природы Стим это не возымело никакого эффекта.-Ой, простите, вы не хотите, чтобы вас комиссовали, да?- вот это настоящий боевой офицер! Аккуратно взяв его под руку, и прокладывая маршрут так, чтобы Джонс ничего не зацепил, она медленно тащила его из лаборатории, продолжая расспрашивать, а вернее - допрашивать, с самыми восторженно-ласковыми интонациями. За десять минут Шэллии умудрилась выспросить у мужчины, как долго он служит в СВБ, что необходимо, чтобы перевестись к ним и многое другое.

Дойдя до лифта, она одарила его еще одним сочувствующим взглядом и негромко сказала:

-Вы не думайте... Я бы с радостью помогла, но того, что вы ищете, у меня нет. Я - взрывотехник, а такое обычно у криминалистов или врачей,- задать вопрос Джонс уже не успел - открылись двери лифта. Она еще раз ободряюще улыбнулась капитану и направилась к себе.

Теперь уже Шэлли не избегала зама отчима, а всегда с радостью расспрашивала о работе и о делах, особенно ее интересовали операции и задания, но здесь слишком много Дилар рассказывать не мог. Они незаметно перешли на "ты", что не укрылось от бдительного Чейза, который однажды, когда Джонс ушел, якобы вскользь заметил:

-На свадьбу хоть пригласи, доча.

-Не поняла,- "доча" нахмурилась и посмотрела на довольного отчима.

-Твое обычное состояние,- ей подмигнул, так и оставив в растерянности стоять посреди коридора.

Все перечеркнул идиотский план отчима раз и на всегда закрыть вопрос с ее переводом в боевое подразделение. Видите ли, проучить он ее решил, организовав заведомо провальную операцию. И Джонс был в курсе. Просто не мог не быть... Но промолчал. Как же она была на него зла, когда тряслась в терра-автобусе прочь от окраины города! Она готова была его задушить собственными руками, и вот - пришел, да еще и коробку какую-то притащил...

-Чего надо?- мрачно буркнула Шэлли.

-Шеф попросил позвать профессора Морриган на консультацию.

-Сейчас,- бросив таки анализ, она постучала в дверь, за которой Морриган анализировала частицы с корпуса взрывчатки.

-К вам.

Джонс вошел без приглашения, плотно прикрыл за собой дверь и, спустя полминуты вернулся в лабораторию.

-Шэлли.. Вот, в общем,- перед ней на стол легла коробка дорогущих конфет из настоящего шоколада.- Только не обижайся. Так будет лучше. Работа штурмовиком не для тебя,- и пока девушка пыталась переварить все сказанное, ее быстро поцеловали в щеку и вышли за дверь.

-Странный мужчина...- заметила Морриган за ее спиной.

-У него контузия из за боевой травмы, а он не хочет уходить из СВБ...- непонятно за чем пояснила она.

-Ну да,- как-то насмешливо кивнула Моррриган.- Меня вызывает ваше начальство, без меня ничего не трогайте.

Немайн Морриган

Я вышла за двери лаборатории, где меня ожидал капитан Джонс, который, похоже, был неравнодушен к взрывотехнику... Какая забавная наивность - контузия! И она искренне в это верит. Бедный мужчина... Именно Джонс сопровождал меня к Чейзу несколько дней назад, но представить нас друг другу так никто не удосужился. Хорошо хоть сегодня воспитания хватило отрекомендоваться. До суда я его в СВБ не встречала, похоже, перевелся из армии. И явно чувствует себя здесь не совсем в своей тарелке: хорошего военного от безопасника в первую очередь отличает умение исполнять приказы без лишних вопросов, то есть оригинальности и изворотливости свбшников в противовес идет честность и стойкость кадровых военных... А Джонс явно хороший кадровый военный. Впрочем, на счет честности это я слишком, в Союзе и раньше с честностью были проблемы, а уж сейчас... Одна пропаганда на каждом углу чего стоит.

Пока я размышляла, мы дошли до лифта и спустились на самый низший уровень - минус десятый- в кровавые застенки СВБ, хе-хе. Они хотят поверхностное сканирование сознания? Да пожалуйста, но мне вот интересно - своих экспертов у них что ли мало? Этот вопрос я и намеревалась первым делом задать Чейзу, однако он отпал, лишь стоило мне, сопровождаемой капитаном, пройти в большую светлую, но пустую комнату без окон. Яркий белый свет заливал все пространство. В центре - металлический стол и два стула: на одном Чейз, на другом - красавец-брюнет с очень разбитым лицом. Больше никого не было, ни положенной охраны, ни младшего по званию, фиксирующего ход допроса, не было и камер - лишь девственно-белые стены. Сам исполняющий обязанности главы СВБ был без пиджака - он висел на спинке стула. Рукава рубашки были закатаны, и судя по нескольким немаленьким пятнам крови на них в личности того, кто разбил загорелому черноволосому мужчине лицо, сомневаться не доводилось. Впрочем - сомневаться и делать выводы - задача следователя, криминалист лишь дает факты.

-Вы заигрались, любезный, а я такое спускать не буду,- такой тихий голос с пробирающими насквозь даже меня интонациями, я слышала от рыжего впервые. Ну, хоть одно подтверждение той информации, которой меня за круглую сумму снабдили. А то еще немного и я бы поверила его образу галантного рыцаря, уставшего от службы. Жесткий, амбициозный и безжалостный - вот он настоящий Джеймс Чейз и ничего привлекательного для молодых барышень в нем вовсе нет... Хотя и такой он был по-своему интересен.

Джонс кашлянул, привлекая внимание к нам. Чейз, похоже, слишком увлекся и наше появление, сидя спиной к двери, не заметил. Поднявшись и повернувшись, он мигом нацепил свою любимую радушную улыбку, даже голос, кажется, изменился:

-День добрый, Немайн, мне неожиданно понадобилась ваша помощь. Вы ведь не откажете?

-Конечно, нет, но хотелось бы обсудить... условия, - влезать в его интриги и подставляться просто так я была не намеренна. Чейз это понял, но улыбка его совершенно не померкла, даже стала ярче. Передо мной любезно придержали дверь и мы вышли в почти темный после яркой белой допросной коридор.

-Давайте пройдем в соседнее помещение, там нас не услышат.

Щелкнув что-то на панели доступа в соседнюю допросную, Чейз снова приоткрыл передо мной дверь. Я столько раз была в похожих комнатах, что все они слились в один единственный образ - ярко-белой, слепящей и ненавидимой, где не прекращаются изматывающие допросы по четыре часа. Нет, меня не били - не посмели бы, но лучше бы избивали до полусмерти, честное слово.

...- Зачем вы убили...- нудный повторенный сто раз вопрос.

-Я никого не убивала, - спокойное мое, первые капитаны знают, скольких сил стоит эта непробиваемая уверенность в собственной невиновности. Иногда мне казалось, что я схожу с ума, и может быть, действительно совершила убийство, но мозг старательно скрывает от меня этот факт... Впрочем в ту же секунду выхваченные мелкие детали: грязный манжет форменной рубашки следователя, волос на кителе, старый шрам на руке - возвращали меня к реальности, давая силы продержаться еще чуть-чуть. Ужин, отбой в полном одиночестве в тесной камере, утренний душ, завтрак, прогулка, обед и снова допрос. И так изо дня в день: одни и те же вопросы, одни и те же ответы, а время как плоский круг медленно сжимается до точки за которой - бесконечность. Бесконечность длинною в пять долгих лет. После такого стазиса рано или поздно с ума сходят все, но у меня пока еще есть незавершенные дела...

-Немайн,- позвали меня и я словно очнулась.

-Простите, не самые приятные воспоминания.

-Другого места нет, к сожалению. Я тоже не любитель допросных, если вам от этого станет легче.

-Не легче, но спасибо, - я присела на край металлического стола, будто бы обозначая, что меня вовсе не допрашивают и я не подозреваемая в убийстве. Чейз, скрестив руки на груди, остановился напротив, глядя сверху вниз - теперь он был еще выше.- Итак, какую именно помощь вы желаете от меня получить? Поверхностное сканирование?

-Вы угадали,- и.о. главы СВБ довольно кивнул.- Мне необходим тихий неофициальный анализ. А здесь, к сожалению, с недавних пор, я положится ни на кого не могу. Так что готов выслушать ваши условия.

-Условия, - я побарабанила пальцами по столу, - условия зависят от того, кто этот человек.

-Редактор крупной газеты, который сотрудничал с кем-то из Службы, получал свеженькую информацию. Мне необходим максимум информации, но он, видите ли, не желает общаться со мной без адвоката.

-Журналисты в некоторых вопросах фанатичные упрямцы,- я усмехнулась.- Условия... Ну что ж, я хочу Дэнниса Линнея. Вернее я хочу, чтобы он отправился вслед за своим начальником.

-Линней,- на лбу моего собеседника пролегла горизонтальная морщина, он помолчал несколько секунд, а затем со вздохом ответил.- Нет, его я отдать вам не могу. Он мне необходим.

-Марионеточная пресса,- протянула я, догадавшись о том, для чего крошка- Дэнни необходим злому дяде Джеймсу.- Умный ход, а пообещали вы ему, стало быть, мою растоптанную репутацию у его ног...

-И в кого вы такая умная?- только и усмехнулся Чейз.

-Да тут особого ума не надо, это прыткий юноша, с тех пор как его братца осудили, только и занимался тем, что разнюхивал все о моей жизни. К его превеликому огорчению, ничего стоящего найти так и не удалось - я слишком законопослушна...

-Или осторожна.

-Или, - не стала отрицать очевидное.- Здесь интрига в другом - когда вы собираетесь реализовать данное обещание.

-А кто вам сказал, что я собираюсь?- Чейз вопросительно приподнял бровь.

-Значит, не собираетесь...- протянула я.

-Я похож на идиота, Немайн? Вы намного ценнее Линнея. Все равно, что сменять ферзя на пешку.

-Любите шахматы?

-Вы тоже, я в курсе. Вернемся к вашим условиям.

-Ну, тогда достаньте мне почитать на вечерок моё дело,- выражение лица Чейза не изменилось, словно он знал, что я захочу получить.- Хочу кое-что прояснить.

-Я бы посоветовал вам забыть обо всем и начать сначала, но это не для вас, не так ли,- полувопросительно протянул Чейз.

-Пять лет, Джеймс, - долгий срок. Это слишком много, чтобы забыть...

-И слишком мало, чтобы запомнить все,- продолжил он за меня.- Двух лет, напротив вполне достаточно, чтобы забыть, но не простить, - с минуту мы помолчали, думая каждый о своем.- Я согласен на ваши условия, дело получите через пару дней в единоличное пользование. А теперь, пойдемте.

Джим Доринг

Понадобилось полфляжки коньяка, чтобы девчонка отправилась к себе и легла спать. Оставшиеся полфляжки он разом выпил сам, и, кажется, немного отпустило. Рассудив, что раз уж есть время, то надо бы получить информацию по тем наводкам, которые дал отец. С чего бы начать?.. Биографию Льюиса он и так знал очень хорошо. Ничего необычного... Пожалуй, стоит взглянуть на те проекты, которые папаша Доринанти курировал. Обычного кода доступа оказалось недостаточно, потребалась идентификация личности. Что же там за секреты такие? Джим хмыкнул...

Спустя полтора часа так скептически настроен он не был. От проектов Министерства военной политики порой становилось если и не жутковато, то уж точно не по себе. Усиленное финансирование на обновление вооружения, биологически-ментальное оружие, киборги новых модификаций... Проекты 'А', 'Бета', 'Удар', 'Центр'... Особенно Джима впечатлил эксперимент над жителями одной мутагенной планеты: разделение на подконтрольные группы, внедрение передатчиков, новые техники манипулирования и контроля сознания... Он уже пожалел, что начал именно с этой деятельности Льюиса. Почти двести страниц проекта 'Замок', который, впрочем, как и все прочие свернули почти одновременно с уходом Николаса Льюиса от дел. Когда беглый просмотр многочисленных разработок МВП ничего не дал, Джим решил проверить на причастность всех убитых. Никто из них напрямую, да и косвенно, связан с министерскими проектами не был. Последним Доринг пробил Дерика Хейга, но не по личным данным, как прочих, а по ДНК-базе, уж слишком подозрительным был данный субъект, чтобы жить честно. Неожиданно база послушно выдала одно совпадение, мельком глянув на которое, лейтенант быстро на брал детектива Тиринаги:

-Приезжайте ко мне, есть зацепка.

В ожидании следователя, Джим пробежался по личному делу Дерика Хейга, а также по личному дела некоего Нортона Эдисона. Касательно Хейга Морриган, похоже, ни словом не соврала. Отец-алкоголик, маленькая рабочая планетка. Попался на воровстве, вот и отправили в приют. Про отроческие годы в приюте в документах ни слова, оно и ясно. Школа боевых искусств, проще - бои без правил. Хорошая карьера в качестве бойца дала деньги, чтобы вырваться из этой трясины - в двадцать Хейга берут на службу в космофлот, а затем и в десантное подразделение. Отслужил десять лет. Принимал участие в важных для союза операциях. Награжден за подавление бунта на К-2 медалью и боевым ножом. Потом вскрылось его сотрудничество с контрабандистами, таскающими в Союз дорогие и опасные игрушки из Конфедерации. Во время задержания в перестрелке ранен. Умер в больнице от полученных ранений. Экспертное заключение, подписано Немайн Морриган. Все верно. Вот только контрабандистов так и не арестовали - оправданны судом, тело Хейга утилизируют, зато спустя три года на свет появляется некто с точно такой же картой ДНК и отсутствующими тремя пальцами - Нортон Эдисон.

Лет до двадцати пяти все, естественно, выдуманное, но какое качество подделки! Это ведь явно не на мутагенных планетах делали: вплоть до справок о составе семьи - есть практически все. Похоже, работал чиновник да еще и с кем-то из СВБ - документы о благонадежности выдают только они. Надо бы Джеймса поставить в известность, хотя дела это давние. Немудрено, что Нортона Эдисона с радостью приняли на службу в охрану военной базы на планете Иданфрис-1. Примечательно другое: именно Иданфрис-1 и являлась испытательным полигоном для проекта 'Замок', и по годам всё как раз совпало... Его рассуждения прервал сигнал о прибытии Тиринаги.

-Добрый день, лейтенант,- более бледный, чем обычно, но с горящими глазами, сейчас детектив производил впечатление гончей, взявшей след.

-И вам не болеть,- хмыкнул Доринг, пропуская его вовнутрь коридора.

-Что за зацепка?- разуваясь, нетерпеливо спросил детектив.

-И даже не поинтересуетесь моим самочувствием?- пока что все попытки вывести из себя спокойного как скалу Тиринаги заканчивались неудачами, что еще больше раззадоривало Джима.

-А мне стоит?- детектив, повесив на вешалку не самую новую куртку ( вот уж парочка для Каити - тоже любитель старья!), заинтересовано приподнял бровь.

-Ну, если вы полагаете, что попытка поджарить нас с Доринанти на сильном огне - недостойная причина, то...- его перебило удивленное:

-На вас совершили покушение? Когда?

-Да часов пять назад. Странно, что вы не в курсе,- странным, на самом деле, было продолжать разговор в коридоре и поэтому Доринг направился в гостиную, где работал до прихода детектива.

-Я пришел в Бюро, и меня сразу же отправили на выезд, вы вызвали, когда я только закончил там,- детектив пожал плечами.- Я жду ваш рассказ,- в этот момент в дверях показалась заспанная девчонка, ойкнув и покраснев, она растерянно перевела взгляд с Тиринаги, чуть улыбнувшегося ей, на Джима, будто бы о чем-то спрашивая.

-Ты в порядке?- спросил Джим. Она лишь кивнула. С этим нужно что-то делать - вроде бы девушка как девушка, а при Тиринаги вечно странности какие-то с ней происходят. - Ну, тогда иди спи, мы с детективом поработаем.

-Здравствуйте, Каитана,-и Тиринаги хорошо - сама вежливость! Джим и сам не понял, что его так во всей этой ситуации раздражало.

-Здравствуйте,- пискнула она.- Как вы себя чувствуете?

-Уже намного лучше, а вот вам и в правду стоило бы отдохнуть,- девчонка после случившегося действительно выглядела неважно. Но она, похоже, так не считала.

-Вы, наверное, голодный, - какая забота!- Я сделаю вам чай, - прошлепав на кухню босиком - тапочками это недоразумение не запаслось, девчонка плотно закрыла за собой дверь, чтобы не мешать.

-Она в порядке?- Тиринаги чему-то нахмурился, задержав взгляд на кухонной двери.

-Вполне как для той, которую пытались взорвать,- ехидно ответил Джим.

-Все еще жду ваш рассказ,- коротко сообщив о случившемся, Джим приметил несколько взволнованных взглядов, брошенных Тиринаги на кухонную дверь якобы вскользь.

-Как вы думаете: чьих рук это дело?

-Понятия не имею, но мне это не нравится, лейтенант. Дело, как я догадываюсь, ушло к вам в СВБ?

-Криминалистом Морриган, но юрисдикция Службы, вы правы.

-Держите меня в курсе, если не затруднит. Мне очень не нравится то, как развивается ситуация. Похоже на запугиванье, но вот с какой целью...

-Чай,- на подносе, уставленном вазочками и тарелками высились две чашки (и странно, как это про него вспомнила), чайник, горка бутербродов.- Вот, пожалуйста,- девчонка сверкала радушной улыбкой.

-А вы?- галантный кавалер, не иначе...

-А мне не хочется, я что-то себя не очень хорошо чувствую...- словно в подтверждение собственным словам, девчонка покачнулась и завалилась бы на застеленный ковром, но жесткий пол, если бы Тиринаги не подхватил её.- Голова немного закружилась,- она не спешила сбрасывать с талии руки детектива, отчего Доринг почувствовал себя третьим лишним на этом свидании для идиотов. Он встал, забрал девчонку у Тиринаги и сам отвел её в комнату, тихо прошипев:

-Лежи и не высовывайся!- дождавшись, пока она залезет под одеяло, собственноручно закрыл жалюзи так чтобы стало темно, забрал у нее какой-то учебник и , закрыв дверь, вышел.

-Бедная девочка, столько всего на её голову,- похоже, этого детектив не собирался произносить вслух, иначе почему бы ему отводить глаза.

-Меньше бы лезла во всякие приключения - спокойнее бы жила, - ответил Джим. -А теперь смотрите сюда. Это - проект 'Замок', который курировал Николас Льюис. 'Замок' - эксперимент в рамках одной мутагенной планеты, Иданфрис-1, по техникам контроля сознания. Подопытных разделили на участки. Над каждым участком проводились эксперименты в одной технике: 'Вассал', 'Раб', 'Подданный' и так далее. Центр - военная база, которая располагалась на Иданфрисе. Проект свернут за несколько месяцев до Революции, которая сбросила Льюиса с его поста. А это - Нортон Эдисон, он же Дерик Хейг, работающий в охране военной базы проекта.

-Хейг не погиб. Ему помогли умереть и скрыться,- задумчиво протянул Тиринаги. И это был не вопрос - он знал.

-И кто вас проинформировал?- спросил Джим, продолжая разглядывать мрачное лицо Хейга на голограмме.

-Морриган. Она подделала заключение, -мельком брошенный взгляд на детектива показал, что он продолжает изучать виды Иданфриса-1, расположенные на голограмме.

-Даже так...- задумчиво протянул Джим.- Что ж, слушайте дальше. Когда 'Замок' свернули с экспериментом сделали то же, что и обычно - уничтожили все, что о нем напоминало. На месте Иданфриса-1 сейчас пятнадцать булыжников в невесомости.

-И вы так спокойно об этом говорите?-детектив оторвался от пейзажей.

-Мой отец всю жизнь проработал на МВП. Я знаю их методы, и это обычное решение для неудавшегося эксперимента - они просто сделали вид, что его никогда не было. Мутагенные планеты, знаете ли, - не самый ценный кусок на карте Союза. Тем более то, что в результате получили на Иданфрисе действительно лучше держать подальше от общественности. Кэтрина Уинстон из группы 'Вассалы', например, вместо исполнения приказа принести начальнику кофе, пробила ему череп. Или Нэнси Крамер из группы 'Дамы', застав своего мужа с любовницей подорвала здание, в котором он работал. Те технологии, которые в той или иной мере использовались... Я не специалист, но явная тенденция к повышенной агрессии, жестокости, неадекватности поведения.

-Короче говоря. Эксперимент не удался, -с какой-то горькой иронией резюмировал полицейский.- Ладно, оставим пока его. Что стало с Хейгом, прошу прощение, уже Эдисоном.

-Уволился,- пожал плечами Джим,-в госструктурах больше не работал, официально, кстати, тоже не работал.

-И вот, почти пять лет спустя, ни с того ни с сего он появляется в центре Союза, с месяц что-то вынюхивает, а затем его убивают в ресторане... Интересная картина.

-А теперь будет еще интереснее,- Джим откинулся на спинку, закинув руки за голову. Этот ненормальный день безумно его утомил.- Если вы вспомните, то начал я именно с Льюиса, и сдается мне копать нужно там. Так вот, все убитые во главе с Льюисом накануне Большой революции заняли крайне категоричную позицию по отношению к курсу действующей власти.

-То есть, вы полагаете убийства совершенны по политическим мотивам,- Тиринаги потер подбородок, и, потянувшись, взял чашку с остывшим чаем.

-Почему бы и нет? Это хоть какая-то версия. Месть, или, учитывая то, что их допрашивали, возможно, убийца или убийцы ищут что-то, какую-то информацию.

-Хорошо, почему Льюиса убили первым. К тому же способ отличается от прочих, да еще и такой интервал?- детектив задумчиво жевал бутерброд и запивал чаем, от чего у Доринга возникало практически непреодолимое желание этот чай вылить Тиринаги на голову. О причинах такого странного желание Джим и сам не подозревал, ему оставалось лишь взять себя в руки и продолжить нить рассуждений.

-Может быть, действительно сердце не выдержало.

-Или, если придерживаться вашей версии, его, как главного, допросили первым, ничего при этом не выяснив. И тогда принялись за остальных. Но временной промежуток, лейтенант, отсутствие ножевых ранений, которые и дают возможность говорить о серии, да и что такого искали убийцы, а их все-таки было несколько, Морриган об этом говорила.

-В любом случае это хоть какая-то, но версия.

-Ладно, а теперь вернемся к Дерику Хейгу. Более всего его появление на сцене было похоже на нелепую случайность, если бы его не убили.

-А потом нападение на вас и взрыв моей машины.

-При этом явно без намерения убить,- добавил детектив.

-И появление на сцене Стрелы...- задумчиво протянул Джим.

-Зачем нас запугивать? Зачем убивать Хейга? Первый вопрос пока оставим. Убивал явно профессионал. Значит, заказчик не бедный человек. Основных причин может быть только две: либо Дерик что-то знал и шантажировал этой информацией, либо кто-то просто испугался его внезапного появления, либо же...

-У него была встреча, но он до нее не дожил. Здесь варинтов может быть много.

-В любом случае, из зацепок у нас связь между убитыми, Дерик Хейг, нож, который идентифицировала Морриган и сегодняшний взрыв. Все остальное - заведомо практически безнадежно и пока стоит обратить внимание на то, что более доступно и с чем можно работать,- Тиринаги потянулся за следующим бутербродом.

-Хорошо. Что вы предлагаете?- напряженно спросил Джим.

-Я пошерстю своих информаторов вытяну все, что смогу про месяц пребывания Хейга здесь, чем занимался, куда ходил - что-то да найдется. Ножом пока заниматься не стоит - нет ни примет убийцы ни малейшего представления о нем. Да и нож могли купить, обменять, найти в конце- концов. Муторно и бесполезно работать в этом направлении. Вам я предлагаю заняться тем, в чем я разбираюсь не слишком хорошо - политикой. Узнайте все о Льюисе, его политической карьере, особенно - о периоде в последние полгода перед Большой революцией. Возможно, его и убитых связывали не только общие политические интересы, но и нечто большее. В общем, выясните все, что сможете. Важна любая мелочь. Морриган я навещу вечером и буду держать вас в курсе. Пока все,- Тиринаги поднялся, а до Джима только сейчас дошло, почему это дело поручили именно этому мрачному социопату-солдафону. Соображал он отлично, но всех прочих недостатков детектива было отнюдь не меньше.- И если вас все же не затруднит - исполните мою просьбу на счет капитана Фрисни. Все, мне пора. Всего доброго, лейтенант. В коридоре Джим пожал протянутую руку, а вернувшись, обнаружил девчонку, завернувшуюся в плед в углу дивана.

-Скажите, это правда?- тихим голосом спросила она. Доринг понял сразу - подслушивала и слышала, похоже, все. М-да, а он переоценил собственный авторитет. Ругать и запугивать было бессмысленно и лень, отвечать не хотелось, поэтому он просто заметил:

-Учись конкретней формулировать вопросы.

-Хорошо,- она подняла глаза, и на секунду Джиму показалось, что его сейчас препарировать буду - такое отчужденное спокойствие в них было.- Мой отец действительно курировал проект, который уничтожил сотни людей, он правда был против власти, и его убили?- врать было бессмысленно - сейчас она неуловимо походила на Морриган, которая, кажется, знала всё о всех.

-Да, он курировал этот проект, да он высказывался против действующей власти и я не знаю, убили его или нет,- услышав это, она отвела взгляд. Секунда - и она будто бы потухла изнутри.

-Послушай,- Джим сел рядом. Говорить было тяжело - правильных слов здесь не было. Он немного понимал её - девочку, которая всю жизнь жила со сверкающей памятью об отце, искренне веря, что он был действительно хорошим человеком. В одночасье узнать такое... Что твой отец, как и любой политик, немного мерзавец, немного подонок, немного талантлив, несомненно, умен. Это тяжело. И пускай его отец всего лишь кадровый военный твердолобый принципиальный упрямец, но принять его отказ от старшего брата, когда тот нуждался в поддержке семьи, тоже было тяжело. Тогда Джим единственный не бросил Кима, единственный силой запихал его в клинику на принудительное лечение. Залез в долги, чтобы брат, выйдя из больницы через четыре месяца вновь наглотался дряни в компании таких же прошедших принудительное лечение... Джим рано расстался с иллюзиями касательно собственного отца, но повзрослев, понял, что иногда тот был прав. Она тоже когда-нибудь поймет.- То, чем твой отец занимался на работе, не уменьшает его любви к тебе, к своей семье. Я не буду говорить, что он делал все это ради вас. Не хочу врать. Но он заботился о вас с сестрой и желал вам хорошего будущего. Не осуждай его, прости, прими как данность, хоть это и сложно. Семья не судит, она прощает и принимает.

-А если,- она резко развернулась к нему, оказавшись очень близко, так что ее распущенные волосы чуть щекотали щеку,- если я не хочу принимать этого. Он предал память моей матери! Она... - ее голос снизился до лихорадочного шепота.- Она ведь была с этих самых мутагенных планет. Предал... Предал... 'Ты ведь любишь маму, доченька'. 'Сделай это ради нее', 'Я не встречал никого лучше'. Сколько же он врал...- она разговаривала будто бы сама с собой, при этом не прекращая смотреть ему в глаза. - Эльза, она не должна узнать. Только не она. Бедная девочка,- по её щекам текли слезы, которых девушка не замечала. Она просто закрыла глаза, а из под сомкнутых век все текли и текли слезы. Джим не знал, что делать, и молча прижал к себе, так крепко, как мог, чтобы поняла - не одна, он поможет, если не справится. И тогда она заплакала навзрыд, горько и нелепо, вздрагивая всем телом. А он молча прижимал её к себе и не знал, как успокоить человека, когда все его иллюзии разбитым стеклом лежат под босыми ногами. Она держала его за лацканы пиджака и, кажется, боялась отпускать. Напуганный ребенок. Джим лишь удивился такому мягкосердечию со своей стороны, он не любил жалеть людей. полагая, что большинство своих бед они заслужили сами, но это, определенно, был не тот случай.

Немайн Морриган

Мы вернулись в камеру, где Джонс отчаянно скучал в ожидании начальства, ну и меня заодно. Брюнет-редактор смотрел на нас с видимым напряжением. Похоже, он уже раздумывал над перспективами сдаться на милость Чейза, и достаточно было лишь подтолкнуть.

-Джеймс, оставьте нас наедине. Уверенна, что господин ...

-Эльдин,- подсказал глава СВБ.

-Да, господин Эльдин не против.

-Желание дамы - закон,- нас оставили наедине. Я вгляделась в разбитое лицо редактора, подумав, достала из кармана универсальную восстанавливающую мазь - при работе с реагентами часто случались мелкие неприятности в виде ссадин и ожогов.

-Вотрите, через пару часов пройдет,- протянула я тюбик.

-Спасибо,- голос тоже был красивый, глубокий. Не дурак... Дурак - Дэннис Линней, который понятия не имеет во что влез, но явно Чейзу будет доверять до последнего. А этот знает, что Джеймс за человек и, похоже, не желает сидеть у свбшника на крючке. Разумно, вполне разделяю его позицию. Вот только, дело здесь не только в мелких проблемах Чейза с журналистами, Джеймс Чейз из той породы людей, которые не терпят крыс и кротов, а поэтому он скорее убьет Эльдина быстрым полным сканированием сознания, чем допустит наличие сливающих информацию офицеров у себя в ведомстве. Так что господин Эльдин со своей позицией попал в крупные неприятности. И пока тот, кто его сверху прикрывает, прозреет, с редактором- красавцем сто раз можно сделать ужаснейшие вещи, за которые, Чейзу, конечно же, ничего не будет. И все это понимают, но каждый гнет свою линию. Что ж, попробуем договориться. Мне тоже понадобится один продажный журналист, и лучше, если он не будет дураком.

-Вы знаете кто я, не так ли?- я смотрела, как он судорожными жестами втирает мазь. Он поднял глаза и спокойно кивнул.- Хорошо. Значит, вы понимаете, что отказать Джеймсу Чейзу в помощи при всем своем желании у меня нет возможности?- он чуть сощурился, и склонив голову на бок, заметил:

-Вы не похожи на ту, которую можно шантажировать или манипулировать... Любовники?

-Нет. Договор,- пояснила я. Редактор кивнул.

-Вы знаете, мне совершенно не хочется вводить вам в вены капсулы, потом все эти судороги, рвота, глаза, лезущие из орбит... Малоприятное зрелище. Джеймс хочет полное сканирование сознания. Вы понимаете, что в девяноста процентах случаев исход летальный?

-А оставшиеся десять - нитка слюны в углу рта и полная недееспособность,- усмехнувшись, закончили за меня.

-Занимаетесь самообразованием в закрытых архивах? Похвально...- я, правда, оценила. Не многие обыватели знают даже это.- Так вот, есть вариант намного лучше - вы соглашаетесь на поверхностное сканирование, отвечаете на вопросы предельно честно, вас отпускают и не трогают. Редактируете все эти из пальца высосанные заметочки и статьи. Наслаждаетесь жизнью в полной мере...

-А те, о ком я расскажу, через пару дней найдут красивый и болезненный способ поквитаться.

-Не найдут. Чейз их в пыль сотрет. Он - не Сапроматински, которого, возможно, из-за этого и убили. Подумайте хорошо, господин Эльдин, все ведь в ваших руках,- он размышлял, это читалось в складках лба, в уставших глазах с вечным огнем здорового жизненного цинизма так характерного для журналистов...

-И что я должен буду сделать для вас?- наконец спросил он. Его лицо, хоть и в крови, но уже приняло более человеческий вид.

-Одна маленькая услуга, ничего криминального. Но не сейчас, чрез какое-то время...

-Мои гарантии?

Вы достаточно знаете обо мне. Полагаю, будет достаточно и честного слова. Часовой допрос и предварительная подготовка прошли легко и быстро. Чейз был рад такому благоразумию редактора и сразу же после того, как вся нужная информация была получена, господина Эльдина в сопровождении капитана Джонса сопроводили 'привести себя в порядок', чтобы не пугать мирных граждан.

Шэлли Стим

За те два с половиной часа, что Морриган не было, она успела провести все экспертизы и даже закончить реконструкцию взрывного устройства, результат которой утешительным назвать было нельзя.

Она не смогла идентифицировать устройство. Из всех известных ей и каталогу моделей, выпускаемых Союзом и Конфедерацией, не подходило ни одна. Вероятная форма корпуса, химический состав взрывчатого вещества, способ управления... Возможным оставался вариант, что взрывное устройство изготовлено было собственноручно, но... Вот эти швы ни на каком "домашнем" оборудовании не спаяешь - здесь нужен специально обученный киборг в весьма дорогой защите. А состав? Каждый из ингредиентов которого стоит минимум как вся ее лаборатория... Точку поставило определение способа управления. Шэлли не сразу поняла, но все же взрывали в режиме реального времени: это не таймер и не программа, срабатывающая в ответ на комплекс факторов - кто-то в необходимый момент нажал кнопочку,иначе бы вот этих двух плат, чьи обгоревшие останки лежали на ее столе, здесь бы не было.

Ей оставалось лишь сделать выводы: устройство было изготовлено на спецоборудовании в фабричных условиях. Тем не менее, модель это неидентифицированая, но эффективная, что показал взрыв, а значит... Военная разработка. Другого объяснения у нее не было, о чем Шэлли честно и заявила Морриган и Джеймсу, явившимся к ней. Отчим хмурился и крутил часы на запястье, как делал всегда, когда пытался найти решение сложной проблеме. Дослушав до конца,и задумчиво кивнув ей,ио главы СВБ повернулся к криминалисту:

-Немайн, что вы скажете?

-На тех вещественных доказательствах, которые я успела проверить, никаких следов не найдено. Когда проверю остальные , то предоставлю отчет, но, если говорить откровенно, сомневаюсь,что удастся найти хоть какие-то зацепки,- выглядела Морриган как-то немного устало. Заколотые назад седые волосы свежести ее худому лицу с неправильными чертами не добавляли. Брови и ресницы у нее черные, а вот грива роскошных ( Шэлли со своими не самыми густыми и длинными волосами немного завидовала) волос криминалиста совершенно седая. Ее глаза какого-то больного оттенка глядели на собеседника тяжело, из-под этого острого проникающего и вместе с тем давящего взгляда хотелось уползти куда-то под стол. Тем не менее офицер Стим слушала и даже кивала, про себя отмечая еще и достаточно недешёвый костюм и тонкий кулон в вырезе.

Шэлли Стим

За те два с половиной часа, что Морриган не было, она успела провести все экспертизы и даже закончить реконструкцию взрывного устройства, результат которой утешительным назвать было нельзя.

Она не смогла идентифицировать устройство. Из всех известных ей и каталогу моделей, выпускаемых Союзом и Конфедерацией, не подходило ни одна. Вероятная форма корпуса, химический состав взрывчатого вещества, способ управления... Возможным оставался вариант, что взрывное устройство изготовлено было собственноручно, но... Вот эти швы ни на каком "домашнем" оборудовании не спаяешь - здесь нужен специально обученный киборг в весьма дорогой защите. А состав? Каждый из ингредиентов которого стоит минимум как вся ее лаборатория... Точку поставило определение способа управления. Шэлли не сразу поняла, но все же взрывали в режиме реального времени: это не таймер и не программа, срабатывающая в ответ на комплекс факторов - кто-то в необходимый момент нажал кнопочку,иначе бы вот этих двух плат, чьи обгоревшие останки лежали на ее столе, здесь бы не было.

Ей оставалось лишь сделать выводы: устройство было изготовлено на спецоборудовании в фабричных условиях. Тем не менее, модель это неидентифицированая, но эффективная, что показал взрыв, а значит... Военная разработка. Другого объяснения у нее не было, о чем Шэлли честно и заявила Морриган и Джеймсу, явившимся к ней. Отчим хмурился и крутил часы на запястье, как делал всегда, когда пытался найти решение сложной проблеме. Дослушав до конца,и задумчиво кивнув ей,ио главы СВБ повернулся к криминалисту:

-Немайн, что вы скажете?

-На тех вещественных доказательствах, которые я успела проверить, никаких следов не найдено. Когда проверю остальные , то предоставлю отчет, но, если говорить откровенно, сомневаюсь,что удастся найти хоть какие-то зацепки,- выглядела Морриган как-то немного устало. Заколотые назад седые волосы свежести ее худому лицу с неправильными чертами не добавляли. Брови и ресницы у нее черные, а вот грива роскошных ( Шэлли со своими не самыми густыми и длинными волосами немного завидовала) волос криминалиста совершенно седая. Ее глаза какого-то больного оттенка глядели на собеседника тяжело, из-под этого острого проникающего и вместе с тем давящего взгляда хотелось уползти куда-то под стол. Тем не менее офицер Стим слушала и даже кивала, про себя отмечая еще и достаточно недешёвый костюм и тонкий кулон в вырезе.

Ортан Тиринаги

Он тщательно подготовился к вылазке. Вернее, это была не подготовка, а скорее путешествие во времени: старый, жутко потертый, заляпанный то ли маслом, то ли кровью комбинезон механика. Потертая черно-синяя куртка, которой когда-то владел гонщик нелегальных Межсистемных гонок на жизнь... Даже автограф где-то на подкладке остался, если поискать. А, подкладку в последний раз оторвали на перевязку, когда Джонни в припадке ткнул ножом под ребра Беса.

Они не знали, кто он... Думали, что такой же. Его худоба, дерганные движения и какой-то затравленный взгляд были лучшим доказательством. Сколько он с ними терся? Год, полтора, может, два... Тот период своей жизни он помнил смутно. В управление, запихнуть в карман очередную пачку денег или кайфа, кинуть на стол, глотнуть, отключиться на полночи, погрузившись в цветные галлюцинации. Если на работе и подозревали что-то, то всем было все равно, никого не касалось как лейтенант Тиринаги проводит свой досуг. Хоть бы и сдох, лишь бы не в здании бюро, куда его все-таки приняли. Его тоже все устраивало. Собственно, сдохнуть было единственным, что ему действительно хотелось. Он не вдыхал 'для разогрева' как другие цветной дым, не пил разведенные с алкоголем 'пузырьки' нейроблока: сразу до отказа самое сильное, что удавалось достать и ухнуть в темноту воспоминаний. И каждый раз надеяться, что больше в себя уже не придет. Но снова открывать глаза, разглядывать заблеванный грязный пол, тяжело вставать, накидывать на плечи куртку, принадлежащую когда-то известному гонщику и выходить в стылую ночь. В то время он искренне ненавидел этот город и желал ему сгнить вместе с собой...

Пепел покинул свою комнату, когда было совсем темно. Патрулей стало больше. Гораздо больше, чем два месяца назад, когда он так же просто шел по улице, обычный добропорядочный гражданин. Или не очень добропорядочный, учитывая пачку кайфа в кармане. Район у него был, конечно, не самым фешенебельным, но и опасным его назвать было тяжело. А вот сейчас он как раз направлялся в те самые опасные районы. Туда, где продавался смешанный с химикатом 'снежок', от которого наркоманы мерли как мухи, а оперативные бригады предпочитали не оформлять трупы, а сразу отправлять в морг для студентов. Туда, где можно было купить плохенький бластер, а если и постараться, то и мощную баллистику. Шлюхи в этих кварталах были страшны и часто обладали целым букетом неприятных заболеваний. Когда тут доводилось бывать уже на трезвую голову, Пеплу оставалось лишь радоваться, что капитан Фрисни таки запихнул его в больницу.

...- Тиринаги, ты меня слушаешь вообще? Пепел?! Эй, парень...- голос звал издали, а он лишь отмахивался рукой, еще чуть-чуть... немного и он увидит её... Но вместо чудесных цветных видений-снов приходит жуткая боль. Кажется, он извивался и орал от боли в руках капитана, кажется обмочился... Боль из сильной становилась нестерпимой... Все внутри как будто обжигало внутренним огнем, жидкий огонь заструился по венам... Он уже не закрывал глаза: они были широко открытыми. Фрисни вовремя вколол слабую, но дозу, которая снизила боль до уровня еле слышной. Она затаилась и ждала своего часа. Пепел чувствовал.

-Давно?-капитан задал лишь один вопрос.

-Полтора... года...- говорить из-за тяжелого дыхания получалось плохо.

-Поехали,- он отвез его на своей машине к знакомому главврачу частной клиники. Ничего не спрашивая. Ничего не говоря. Много позже он лишь пожал плечами, обронив : ' Лучше проблемный спец, чем зеленый щенок без вредных привычек'.

Он почти дошел... Знакомый поворот с разбитым фонарем на углу. Охранник-киборг... Сканирование сетчатки. Пришел.

Притон...Другого слова, чтобы охарактеризовать это место он не знал. Целое здание с шлюхами, выпивкой, азартными играми, наркотиками. Ты оплачивал только вход, все остальное, что происходило за дверями, хозяев этого места не интересовало. Когда-то это был старый и весьма дорогой район: здесь жило руководство первой основанной колонии. Со временем город разросся, центр передвинулся подальше от заводов и предприятий, а это предместье наполнили всевозможные неблагонадежные личности. Со временем ситуация лишь ухудшилась, и череда революций ничего не изменила: здесь безопасно было лишь со спецотрядом и удостоверением. Впрочем, Пепел - почти свой. По крайней мере, человек, взявший половину принесенного кайфа, кивнул ему, явно узнавая. Ты дома, - сказал сам себе.

Вопреки привычкам он направился не на верхний этаж, а в соседнюю комнату, куда приходили любители девочек всех мастей. Посетителей было достаточно, и большинство уже были в нужной кондиции. Ему плеснули мутного пойла, от которого на секунду закружилась голова... Он разговаривал, спрашивал, подводил к нужной теме, а когда, наконец, подобрался к самому важному, его кто-то хлопнул по спине:

-Пепел, друг, здорова!- он моргнул, а потом все же узнал. Бес. С тяжелой наркотой, похоже, завязал, но явно не трезв.

-Привет,- он пожал протянутую руку, мысленно досадуя на то, что этого придурка тогда все же не закололи ножом.

-Чего к нам не поднимаешься? Решил сначала с девочками поразвлечься?- Бес мелко захихикал.

-Типа того,- ему не составило труда придать голосу ту тягучесть и невнятность, которая бывает у поддатого, но еще готового на подвиги.

-А я тут типа за порядком слежу, поднимайся, расскажешь как жизнь...- Бес, наконец, оставил его в покое.

Снова вопросы, выпивка, шлюхи... Наконец, он узнал то, что хотел. Никто не знал, кто такой Дерик Хейг. Да, здесь он бывал... Всегда с Катрин зажигал. Её давно не видно, кстати... Дня три, точно. Пошатываясь, он поднялся и направился к выходу.

-Пепел, нам туда,- он просто не успел придумать что-то дельное о другом разе - его утянули наверх- реакции притупил алкоголь.

-Ну для начала легкое что-то или ты как всегда?

-Да мне что-то...-полпачки кайфа в самый неподходящий момент выпали из дырявого кармана.

-Так ты со своим! Ребят угостишь?

-Не вопрос,- Пепел понял, что отвертеться не получиться, первым загреб пригорошню и глотнул. Давно... Как же давно это было. Он успел увидеть как пять полузнакомых человек без имени делают то же.

...-Ортан, родной,- она смеется, треплет его волосы,- тебе на работу.

-Встаю,- завтрак, поцелуй в щеку перед работой. Все как всегда. Вот только, когда он вернулся, задержавшись чуть дольше, чем всегда на работе, то увидел её в луже крови и в задранном до груди платье. Кто-то свой... Ему не пришлось вычислять долго. Вот только убить своего начальника он не смог - силы воли не хватило. Посмотрел в глаза, осознал собственную ничтожность и покинул его кабинет, положив на стол заявление. А кто бы рискнул? Племянник главы Союза вне правосудия. Уехал, забрал мать и уехал, не объясняя ей причин. Работу нашел, на жизнь хватало. Революция. Мать случайно сбил сын какого-то политика на скутере. Шансов выжить один к девяти. В знак извинения лечение ей оплатили, его пристроили в следственный комитет. Смешно. Тогда он с алкоголя перешел на наркотики. Помогало. Какое-то время. Самое главное, что он возвращался туда, в спокойную и скучную жизнь. Покончил бы с собой, но опять силы воли не хватило.

Безумие вошло, когда измотанный организм покинули последние граммы того, чем он отравлял себя несколько лет. Жесткие допросы, полумертвые подозреваемые, подписывающие признания... Он стал практически незаменимым для капитана Фрисни хотя бы потому, что всегда знал, когда остановиться. В отличии от коллег, которым иногда перепадали подобные поручения, Пеплу было все равно. Ему не приносили удовольствие крики, стоны, кровь и осознание собственного могущества. Интересовал результат. И деньги, чтобы выкупить матери еще месяц жизни.

Неожиданно он понял, что ему нравятся расследования. У него получалось. Пепел точно знал, что нужно цыпочке на ночь или наркоману, чтобы разговориться с полицейским. А еще он хорошо просчитывал мотивы Не хватало умения мыслить глобально. Но на бытовуху хватало. Не смысл жизни, но еще один крючок, держащий его.

Вывалившись из дверей, он нетвердой походкой доковылял за ближайший поворот, чтобы, оперевшись спиной о грязную стену набрать номер единственного знакомого врача, который будет о таком молчать.

-Морриган,- голос звучал холодно и отстраненно, впрочем как всегда.

- Нужна помощь, Немайн,- она разобрала то, что он сказал, потому что перебив быстро спросила:

-Адрес?- адрес получилось произнести чуть более вразумительно.

-Скоро буду,- и давящая тишина ночного города пополам с наркотическим опьянением, от которой невозможно скрыться.

Шэлли Стим

Смена её давно закончилась, но домой идти не хотелось. Джеймс сегодня точно будет ночевать здесь, а значит, она вновь останется один а один с пустым домом. Когда кроме нее в громадном мрачном здании никого не оставалось, ей часто снились кошмары, про которые Шэлли не рассказывала даже Джеймсу. Истребитель, несущийся к земле, а в маленькой рубке она отчаянно пытается выбить непробиваемое стекло... Или огонь, который окружает, чтобы уничтожить. Мама так и погибла - не смогла выбраться из горящего реактивного катера...Шэлли было восемнадцать. Вполне осознанный возраст, но тогда она самой себе казалась маленьким ребенком. Джемс возился, заставлял есть, гулять, рассказывал какую-то ерунду, даже позволил поехать на тренировку спецназовцев... Ей стало легче месяца через полтора. Боль не ушла, но притупилась, и с ней уже можно было жить. Или притворяться живой... Чтобы принять смерть матери ей понадобилось много больше полутора месяцев. Года три, пожалуй....

Отца она почти совсем не помнила. Точнее, Шэлли знала его лицо - грубоватое, загорелое, с глазами-буравчиками, за которыми скрывалась светлая, грустная какая-то улыбка. Но какой он был, строгий ли, веселый, узнать ей так и не пришлось.

Лет через пять в их с мамой размеренной жизни появился рыжий, насмешливый, вечно таскающий ей наборы реактивов и колб, дядя Джеймс. Мать боялась, что он, взрослый и с очевидно тяжелым характером, не сойдется с дочерью-непоседой, не примет. Так и случилось. Уже не дядя, просто Джеймс, нашел минуту для серьезного взрослого разговора.

...-Шэл, ты же знаешь, что я не твой папа?- он сидел в кресле, усадив её в точно такое же.

-Знаю,- она кивнула, разглядывая мигающие панели с аквариумами. Здесь, в его кабинете Шэлли бывать не доводилось.

-Хорошо,- Джеймс вздохнул.-Но я люблю твою маму, и хочу чтобы у вас с ней все было хорошо... Предлагаю договор: ты не мешаешь мне, я тебе. И даже наоборот буду помогать чем смогу... - он смотрел внимательно и непривычно серьезно, девочка отвыкла видеть его таким.

-Вы не будете обижать маму?- она непроизвольно скопировала выражение его лица.

-Не буду.

-Поклянитесь.

-Клянусь, что не буду.

-Тогда договорились,- они пожали друг другу руки и к этой теме больше не возвращались... Через три месяца сержант Стим стала официально мисс Чейз. Шэлли фамилию менять не захотела, и Джеймс лишь кивнул.

Она знала, что за человек Джеймс Чейз, но страха не испытывала. Все, что она к нему чувствовала были благодарность и, пожалуй, любовь. Близких людей у нее не было, а рыжий мужчина вопреки собственному заявлению стал для нее отцом.

Закинув сумку на плечо, она неспешно шла по спящим улицам, вглядываясь в лица редких прохожих, как и она спешащих домой. Едва повернув в узкий безлюдный переулок, она буквально почувствовала, что что-то не так. Поворачивать уже было поздно, она дошла до середины переулка, когда за спиной деликатно кашлянули. Не оборачиваясь, Шэлли ускорила шаг. Внезапно на плечо легла чья-то рука.

Рефлексы оказались быстрее: развернувшись и перехватив чье-то запястье, она уже готова была провести болевой прием, но ее резко дернули на себя и Шэлли с размаха впечаталась в широкую грудь.

-Спокойнее,- этот насмешливый голос она узнала сразу.

-Твою мать! - отступив на пару шагов, она гневно сощурилась разглядывая довольное лицо Стрелы.- Чего тебе надо?

-А сама как думаешь?- ее вежливо подхватили под руку и повели вдоль переулка.

-Ну, даже не знаю...Джеймс тебя прокатил и ты решил попытать счастья со мной?

-Что за выражения? Ты же леди.

-Хоть ты не нуди,- опомнившись, Шэлли вырвала руку. Теперь оба они шли, глядя строго вперед

-А что, часто тебе говорят об этом? - ей достался косой, но серьезный взгляд.

-Да постоянно. Не съезжай с темы: чего хотел.

-Не поверишь, но ничего.

-Ты прав, не верю,- они вышли на освещенную улицу, и Шэлли остановилась, разглядывая его лицо, плотно сжатые губы, синие глаза. Сегодня он почему-то не напоминал горохового шута, да и выглядел не младше Джеймса.

-Ну и зря. Чего стоишь? Пойдем.

-Куда?- ей не дали вновь остановиться, взяв под руку.

-Куда ты там шла...Пойдем, я провожу. Небезопасно в такое время сутокодной ходить.

-Я офицер СВБ, болван,- пробормотала Шэллина, но рука вырывать не стала.

-Ну да,- донеслось насмешливое.

-Так все же, что тебе надо?

-Просто случайно увидел тебя, решил подойти поздороваться.

-Ага, конечно, я не люблю сказки, так что, или говори в чем дело, или проваливай.

-Вся в папу,- хмыкнул ее спутник.- Мне интересен сегодняшний инцидент.Взрыв... Ты же наверняка знаешь что-нибудь интересное.

-Даже если знаю, тебе не скажу.

-Да?

-Да. И ты знаешь, я, пожалуй, дойду сама, мне недалеко.

-Эй, спокойнее, я только спросил. Не хочешь говорить- не надо. Я и так узнаю.

-Это откуда7

-Да от Чейза, например. Мы договорились- хитро добавил мужчина.

-Я не буду спрашивать о чем, даже не пытайся.

-Что, совсем не любопытно?

-Совсем.

-Ужас, ты мне показалась более... эмоциональной.

-Твои проблемы.

-Ага.

-Ну, не будь букой.

-Я спать хочу. Прости.

-Ага.

-И хватит агакать!

-Ага,- подзатыльник, похоже, стал неожиданностью.

Немайн Морриган

Тиринаги я нашла в полубессознательном состоянии, привалившегося спиной к грязной стене. С первого взгляда все стало более, чем ясно.

-Ортан,- я легонько хлопнула по щеке.- Идти сможете?

-Вряд ли,- говорил он тоже с трудом.

-Обопритесь на меня,- Тиринаги оказался тяжелее, чем я рассчитывала, но ведь и я не из хилых. Так что, мы кое-как доковыляли до машины.

-Если блевать, то хоть не на сидения, - предупредила я, прикладывая ключ к сканеру. Машина загудела, и мы быстро двинулись по переулкам спящего города. Выбравшись из этого неблагополучного района, у меня возник вопрос: куда его везти? Явно ни к нему. А я не очень-то люблю гостей у себя... В лабораторию - тоже не вариант, там кроме 'разделочного' (как я его называю) стола и прилечь негде, а прилечь-то надо. Я взглянула через зеркало на заднее сидение, где сидел очень бледный Тиринаги с закрытыми глазами, и выдохнув, выкрутила руль вправо по направлению к шоссе. И ведь еще сто раз пожалею о собственной глупости, да что поделать.

Добрались мы быстро - даже слишком, я не успела морально подготовиться к тому, что впервые за добрый десяток лет в моем доме появится некто посторонний. Остановившись перед самой дверью, тем самым нещадно уничтожив газон, я вытянула ключ.

-Ну как?

-Хреново, но живой,- прозвучало чуть более твердо, нежели двадцать минут назад.- Нужно прочистить...

-Я знаю, что нужно, вы не первый 'бывший', хотя вы бывшими не бываете, наркоман на моем веку. Подождите здесь, я скоро.

Открыв дверь, я зашла в прихожую. Свет включался сам. Ну что ж, одна маленькая, запыленная гостевая окмната, где хранится всякий хлам - не вариант: она на втором этаже, значит остается диван в гостиной. Эх, а мне так нравилась обстановка. Мало того, что теперь будет напоминать мне исключительно о Тиринаги, так еще и сам процесс очистки организма наркомана от свеженькой дозы - далеко не приятный.

Взвалив себе на плечи капитана, я затянула его в гостиную и удалилась з а всем необходимым, уже приготовившись к непростой ночке.

Шэллина Стим

-Нет, ну я еще могу понять вашу совершенно неподобающую леди манеру ругаться как пьяный механик, но это рукораспускательство у вас откуда?- в явно притворном возмущении заметил Стрела, тем не менее улыбаясь.

-От шести поколений военных,-отвлекшись на витрину неработающего магазина, автоматически ответила Шэлли.

-О, так вы из военной семьи, ну это все объясняет...

-Что именно?- Грану таки удалось привлечь её внимание.

-Поведение, манеру держаться, воспитание... Как думаешь, почему я тебя раскусил так быстро в наше знакомство?

-Ну и почему же?- ей вдруг стало действительно интересно, и захотелось, чтобы этот странный раздражающий, но жутко любопытный тип поделился своими мыслями.

-Порода, её не прикроешь тряпками или богатым словарным запасом. У тебя взгляд военного, осанка военного, и ведешь ты себя как военный, а не как, а, например, шлюшка с орбитальной станции,-вот ведь прохвост! Шэлли было абсолютно ясно, на что направлена эта лесть , но, как часто с ней бывало, вопреки доводам разума, ей понравился такой своеобразный комплимент. Хотя даже уборщице в СВБ было ясно, насколько офицер Стим посредственный военный, и насколько хороший сапер.

-А знаешь, что у тебя на лице написано?- дождавшись взгляда и отрицательного покачивания головой, она ехидно и четко произнесла.- Что ты редкостный засранец, прохвост, и что хрен я буду разбазаривать государственную информацию,- усмехнувшись и ничего не ответив, Стрела продолжил идти, поддерживая её под руку.

-И всё же, почему ты так поздно идешь домой, к тому же одна?- спустя пять минут молчания спросил он.

-Потому что работы много,- с Джеймсом, которого она не освящала в свои страхи, эта отмазка проходила всегда.

-Ну да, именно поэтому Морриган уже сто раз уехала в свою крепость и сидит чаи распивает пополам с виски.

-Значит, все-таки, не просто рядом ты гулял,- заметила Шэлли как бы невзначай.

-Поймала,- ей широко и как-то беззаботно улыбнулись, давая понять, что эту проверку она прошла. - Но у меня есть оправдание, когда рядом красивая девушка, очень сложно себя контролировать.

-Ой, да брось, во мне красоты, что в 'елочке' отдачи,- отмахнулась Шэлли, прекрасно зная, что так оно и есть.

-Кто тебе такое сказал?- на этот раз искренне удивился Стрела.

-Жизнь, - безрадостно хмыкнула Стим,- и рассказала и доказала.

-В таком случае, эта жизнь страдает крайне плохим зрением.

-Не вышло в мнимую честность играться, ты решил тактику поменять?- девушка потянула вправо, сворачивая.

-Сейчас я абсолютно серьезно. Ты достаточно симпатичная, да и на ощупь... кхм... - от подзатыльника Гран Стрела увернулся играючи, а вот от пинка по ноге не успел.- Кстати, а молодой человек у нас есть?

-А с чего бы это тебе интересоваться?- с подозрением посмотрела на него Шэлли. Разговор принимал все более и более неожиданный поворот.

- Да ладно, итак видно, что нет, с таким-то...

-Нормальный у меня характер!!! Вы достали,- Шэлли вырвала руку, и ускорила шаг. Это с его стороны было уже слишком, как будто у нее не может быть мужчины! Да если она захочет через день перед лабораторией будет целая толпа с цветами, подарками и признаниями в любви.

-Эй, - ее снова поймали за руку, дернули и заставили остановиться,- я хотел сказать с таким папочкой,- кончики чужих пальцев несколько раз пробежались по ладони.- Прости, если обидел, я правда не хотел.

-Отстань,- отмахнулась Шэлли .- И не пытайся влезть мне в душу, все равно не выйдет...

Гран Стрела

Да уж, не выйдет, потому что она закрыта на семь замков даже от тебя самой. Сам не зная зачем, он все же потащился следом за неудавшейся ночной бабочкой, совершенно четко осознавая, что здесь все глухо. Но искушение подразнить её было слишком велико. Особенно сильно оно проявило себя в темном переулке, куда это несчастье свернуло, совершенно беспечно расхаживая по ночному городу. Для Стрелы, который привык к неспокойным ночным улицам Земли, такая беспечность была чужда. К тому же, он искренне не понимал, что эта изящная и явно не годящаяся для силового отряда девушка сможет противопоставить даже одному мужчине с нехорошими намерениями.

Шагая рядом с ней, он улыбался её забавности и непосредственности, которые то и дело проглядывали сквозь маску раздражения. И , к тому же, как бы она ни старалась, скрыть любопытный блеск глаз было ни в её силах, что, похоже, делало более беззащтной не её, а его, майора особого отдела Конфедерации Грана Стрелу, и вызывало у него же здоровый интерес касательно причин собственной реакции на это существо.

Немайн Морриган

После процедуры выведения всей той дряни, которую Тиринаги, похоже, целеустремленно вливал в себя на протяжении вечера всеми возможными способами, я оставила его отдыхать, а сама принялась шерстить Сеть в поисках свежей информации о Керне, врага, как говориться нужно знать в лицо. Спустя около получаса стало ясно, что моя голова в принципе неспособна переваривать какую бы то ни было информацию и пора идти спать. Проходя мимо гостинной, в которой расположился Тиринаги, я на свою беду решила заглянуть, и наткнулась на воспаленный острый взгляд.

То, что у него, похоже, проблемы с наркотиками, становилось ясно при одном взгляде на его сейчас осунувшееся серое лицо. И проблемы, судя по всему, имеют место уже год или два. Тиринаги просто посчастливилось, что в бурную молодость Нейта, мне пришлось вытягивать братца-раздолбая из такой же ямы, откачивать от передоза, а потом буквально вместе с ним пройти весь курс реабилитации. И то, время от времени Нейт срывается... срывался привычно исправила себя.

-Немайн, зайдите, пожалуйста,- голос звучал очень тихо но всяко тверже, чем пару часов назад.

-Что вы хотели? - я села в кресло, так, чтобы видеть его лицо.

-Вы...- он замолчал, прикрыв глаза и поморщившись. Отходняк - автоматически отметила я. Еще долго будет, дня три. Нейта тоже так ломало, хотя сидел он на чем-то полегче, чем детектив. Наконец, открыв затуманенные глаза, у меня все же спросили.- Вы намеренны сообщить начальству?

-Нет,- дело не мое, так чего влезать.- Ни начальству, ни кому бы то ни было. Ответьте мне на один вопрос: это нужно было для расследования или вы сорвались?

-Для расследования,- взгляд у Тиринаги становился все более расфокусированным еще немного- и провалиться в полуобморок-полусон.

-И как?

-Проститутка... Катрин, возможно она что-то знает, крутилась с Хейгом.

-Я рада, что ваша жертва была ненапрасной,- издевку он почувствовал, но ничего не ответил.- И надеюсь, это бы первый и последний раз.

-Безусловно, спасибо. Я в долгу.

-Не разбрасывайтесь такими словами, память у меня долгая.- детектив ничего не ответил, закрыв глаза.

Джеймс Чейз

После допроса редактора Джеймсу стало ясно, кто же был крысой. И это не радовало. Второй зам. Ему, помнится, Джим что-то такое намекал, но он не воспринял серьезно. А зря. Вот Джима-то во втором часу ночи Чейз и вызвал. Пожалуй, только ему он сейчас мог доверять на сто процентов. Родственники, как-никак. Да еще Джонсу, пожалуй. Он единственный тогда не давал против него показания. Благо, времена изменились, и сейчас он не заключенный Е321, а глава СВБ, хоть и временный. Чейз невесело усмехнулся.

Джонс уже сообщил, что Рихтера задержали, и везут в управление. Джим Дорринг сидел с весьма недовольным видом и цедил обжигающий кофе. Как же, поспать ему не дали. Джеймс от кофе отказался. Морриган довольна проницательна. Он действительно был уже на пределе. Постоянные энергетики и болеутоляющее, обильно заливаемые кофе, и практически полное отсутствие сна на протяжении всего времени пребывания его в новой должности, давали о себе знать. Вот сейчас допросит крысу, предпримет меры и поспит часов шесть. Нет, даже восемь.

Молчание, похоже, давило на Джимми, или же его мучило любопытство, но братец решил поговорить:

-Что планируешь делать?

-С кем?

-С ситуацией,- Джим отставил чашку кофе и взял в руки одну из фигурок с его рабочего стола. Да уж, наглости ему, как всегда, не занимать.

-А что с ситуацией? Пока всё под контролем. Сейчас допросим Рихтера, потом по домам.

-Тебя не смущает, что допросы после восьми вечера запрещены?- приподнял бровь лейтенант.- Я уж молчу про отсутствие у тебя полномочий, все же ты и.о., а не особист.

-Меня смущает, что он достаточно долго сливал информацию журналистам, и, похоже, не только им. И тебя это, кстати, напрямую касается.

-Именно поэтому ты выдернул меня из постели,- поморщился как от горького Дорринг.

-Из постели девушки, стоит полагать,- насмешливо предположил Джеймс, наблюдая за непроницаемым лицом родственника и подчиненного.

-Угу, какой, хотелось бы мне знать, если я все время охраняю Доринанти.

-То есть, это всего лишь домыслы журналистов?

-Чейз, я не педофил, а Доринанти - сущий ребенок, и она не в моем вкусе, если тебе интересно,- выражение лица Дорринга стало еще скучнее и недовольнее.

-Ну-ну, а я уже подумывал тебя кем-нибудь сменить, чтобы ты мог полноценно заниматься расследованием.

-Пока не стоит, она эмоционально не стабильна, перемены сейчас только травмируют еще больше.

-С каких это пор ты так опекаешь объект охраны?

-Мне ее жаль, Джеймс, не более. Если полагаешь, что я буду более полезен, занимаясь исключительно расследованием -то пожалуйста, однако, я не уверен, что Доринанти будет готова сотрудничать с совсем незнакомым человеком.

-Кстати, мне звонили сегодня из правительства, какие у вас продвижки?

-Пришлю отчет с утра, Тиринаги обещал по информаторам пройтись.

-Но подозреваемого нет?

-Пока нет.

Их разговор был прерван стуком в дверь.

-Господин Чейз, задержанный доставлен. Первая допросная.

-Спасибо, Дилар, то, что я просил, вы принесли?

-Да, шеф.

-Тогда можете идти, спасибо. Оставьте мне пару человек только для конвоя после допроса.

-Как планируешь допрашивать?- поднимаясь, спросил Дорринг.

-Жалеть не буду,- ухмыльнулся Чейз.

-Может стоило вызвать Морриган?

-Во втором часу,- скептично спросил он Дорринга.

-Ну конечно,- фыркнул лейтенант.

Джим Дорринг

То, что Чейз не собирался долго допрашивать Рихтера Джим понял, едва приехав по позднему звонку начальника и родственника. Однако, он никак не ожидал, что Джеймс решит не размениваться на душеспасительные беседы и проявит те качества, которые в свое время обеспечили ему тюрьму. Глава СВБ летящим шагом зашел в камеру, где на табурете в наручниках сидел крепкий, еще не старый, но уже с брюшком, мужчина.

-Господин Чейз!- на лице бывшего второго зама появилось нечто, напоминающее облегчение.

-Добрый вечер, Рихтер. Уверен, то, что вас задержали это какая-то ошибка,- не дав мужчине сказать, Чейз сильно ударил того в челюсть. Табурет упал, а вместе с ним и задержанный. Джеймс молча пару раз ногами в дорогих ботинках ударил по чему придется, Рихтер лишь вскрикивал. Хотя Джеймсу и было под сорок, силы и формы ему это не убавляло. Без особых усилий, подняв за шиворот уже полумертвого скорее от ужаса, чем от боли, зама Чейз водрузил того обратно на табурет.

-Это было лирическое отступление, а теперь я очень внимательно слушаю,- ласково и спокойно процедил Чейз. Но Рихтер был бы не им самим, если б раскололся так легко.

-Господин Чейз, я не понимаю... О чем вы, меня забирают из дома, пугают мою семью, тащат сюда. Уверен, что бы вам не сказали, это клевета.

Не дослушав, Джеймс наотмашь хлестнул свбшника по лицу.

-Рихтер, последнее предупреждения. Или то, что вы сливали на сторону про меня, покажется вам сказкой на ночь,- даже у Джима холодок по спине пробежал, таким уверенным и спокойным был Чейз.

-Я не понимаю...- залепетал мертвецки бледный зам. Лицо его уже было разбито: сломанный нос, из которого на белую, явно домашнюю рубашку, натекло крови; рассечённая бровь. Задержанный тяжело и хрипло дышал, похоже, Чейз отбил то-то из внутренних органов.

-Руки на стол,- скомандовал он. Рихтер, сотрясаясь всем телом послушно выложил короткие полноватые пальцы. Пальцы чиновника, а не бойца. Неудивительно, что боль терпеть он особо не умеет. Помнится, когда два опера по приказу того же Рихтера избивали его, Джима, он и слова не сказал, шутил только, чтоб не вырубиться.

Взяв из угла оставленную там, вероятно, Джонсом биту, Чейз коротко, но сильно ударил по руке, ломая хрупкие кости. Допросную сотряс дикий крик, Рихтер поджал к себе искалеченную ладонь и закачался, подвывая. Джеймс выглядел холодно и почти безразлично, поймав в какой-то момент его взгляд, Джима передернуло от безумных огоньков на дне темно-зеленых глаз.

-Итак, вам есть, чем с нами поделиться?- склонившись к уху, вкрадчиво спросил Чейз.

-Господин Чейз, пожалуйста, пожалуйста, отпустите... Я ничего не зна-а-а-а!- главе СВБ надоело, и он ударил по почкам, уже совсем не жалея.

-Если не хотите до утра стать овощем, советую начать говорить,-все же вмешался Дорринг. Сейчас Чейз чего доброго совсем слетит с катушек, и тогда Джим его чисто физически удержать не сможет.

Окровавленный зам посмотрел, казалось бы с затеплившейся надеждой на Джима, но тот лишь покачал головой, дав понять, что вмешиваться не станет. Джеймс избивал своего подчиненного жестоко, но было заметно, что каждое свое движение он контролировал, он замахнулся битой, стоящей у стола и молча ударил по колену допрашиваемого, тот, не выдержав, воскликнул и снова упал с табурета. В какой-то холодной ярости Чейз принялся ногами избивать лежащего, сжавшегося на полу, попадая то по лицу, то по спине: колени Рихтер попытался поджать к лицу. Если сначала он вскрикивал, то спустя минут пять уже глухо стонал, когда после очередного удара звуков никаких не раздалось, Джим резко оттащил начальника от задержанного

Сразу проверил пульс и облегченно произнес:

-Живой.

Чейз покопался в аптечки, оставленной для него же в углу и, достав шприц с розоватой жидкостью, через одежду вколол Рихтеру.

-Сейчас придет в себя.

Спустя секунд тридцать, задержанный действительно пришел в себя. Джим помог Чейзу за руки подтянуть его и усадить на табурет. Когда-то весьма представительное лицо напоминало один сплошной окровавленный синяк, изо рта пополам с кровью вытекала слюна. Рихтер мелко дрожал всем телом и не поднимал глаз, кажется, он плакал.

-Я..я все расскажу. Не бейте больше...- прошепелявил он,- похоже, Чейз выбил еще и пару зубов.

-Слушаю,- холодно произнес глава СВБ.

-Я продавал... продавал... информацию журналистам. Немного, но... они платили, хорошо платили. У меня семья!- надорвано воскликнул Рихтер, но его перервал отстраненный вопрос.

-Как долго?

-Долго... Лет десять, может двенадцать... Я не помню точно.

-Кому именно ты сливал информацию? Постоянным клиентам или...

-Все постоянный всегда...Редко- кто-то не из редакции, но по рекомендации.

-Кто, какие редакции...-жестко требовал Чейз.- Джим, записывай.

Я послушно вносил все ответы Рихтера в протокол допроса.

-Так, а теперь побеседуем о более интересных проблемах,- сняв пиджак, Джеймс подался чуть вперед.- Откуда у тебя информация по Каитане Доринанти? Она была засекречена.

-Меня...попросили.

-Журналисты?

-Нет, это...-Рихтер замолчал.

-Я жду,- Чейз лишь нехорошо улыбнулся и второй зам торопливо заговорил.

-Это..Кто-то из правительства. Он сам меня нашел. Начал шантажировать... Сказал, что про все можно забыть, если я ... если помогу ему.

-Что именно он хотел от тебя?

-Материалы дела.

-И ты их достал?

-Да, заплатил кое-кому.

-Как звали этого человека из правительства?- допрашиваемый сжался и, кажется, снова начал всхлипывать.

-Не бейте меня, пожалуйста...

-Я жду, Рихтер!- рыкнул Чейз.- И мое терпение не безгранично, поверь.

-Он убьёт меня, мою семью...- запричитал мужчина.

-Не заставляй меня снова избивать тебя,- почти ласково сказал Джеймс и Рихтер сдался:

-Майк Керн,- выдохнул он обреченно.

-Зачем ему нужна была эта информация, Рихтер?

-Я не знаю, правда... Не знаю!

-Ладно, тогда завтра проведем поверхностное сканирование. Надеюсь, вы не против,- почти любезно спросил Чейз.

-А что... что будет с моей семьей. Они ведь убью их!

-Меня это не волнует, Рихтер. Служба не будет тратить время и силы на крыс.

Каитана Доринанти

Утро Каити началось. Просто началось. Тяжело и бессмысленно. После полномасштабной истерики, которую удалось пережить, наверное, только благодаря самоотверженности Джима Дорринга, ей не хотелось ничего. Внутри было чувство пустоты. Кое-как успокоив её и снова дав хлебнуть из заветной фляжки, лейтенант уложил Каити спать. Удивительно, но едва он закрыл за собой дверь, она действительно заснула, крепко и без снов.

Проснувшись вечером, она поняла лишь одно - от пустоты и безразличия не осталось и следа: ей следовало не рыдать, а сесть и подумать, что ей делать с тем, что она узнала про отца. Вероятно несколько месяцев назад, она бы просто захлебнулась от жалости к себе и жуткой депрессии. Но сейчас что-то изменилось.

Итак, её отец оказался поддонком. По его приказу было уничтожено население целой планеты. И все это только ради его очередных политических интересов, 'общего блага' - как он любил говорить. Эльзе про все это знать незачем, по крайней мере, не сейчас. Наверняка, этот проект был не единственным. Ей не хотелось об этом думать, но она обязана была знать все, чтобы больше не тешить себя иллюзиям, что отец был достойным человеком; чтобы время от времени не терзаться сомнениями, а может, все, что о нем говорили Дорринг и Тиринаги - ложь; чтобы больше не врать себе; чтобы наконец отпустить это и больше никогда не возвращаться.

Заснуть ей так и не удалось, до рассвета она шерстила Сеть в поисках подобной, полученной накануне информации об отце. Около часа ночи хлопнула входная дверь - Дорринга куда-то вызвали. Вернулся он в пятом часу. Это Каити тоже поняла по хлопнувшей двери.

Её утро началось. К её сожалению, в Сети информации было удручающе-мало. Значит, оставался тот вариант, который она откладывала на крайний случай: придется поговорить с Доррингом. Он явно знает больше, чем рассказал. И сейчас, анализируя все, что он ей говорил, Каити поняла: Дорринг виртуозно манипулировал словами, ведь ни разу так конкретно не сказал, что же именно от нее хочет СВБ. Значит, она с ним поговорит.

Немайн Морриган

Проснулась я далеко не в лучшем расположении духа: сегодня у меня три пары, начиная с первой, а полночи, которые я посвятила возне с детективом дали о себе знать. Кстати, о детективе.

Максимально быстро приведя себя в надлежащий вид, я спустилась в гостиную. Сон Тиринаги явно не был спокойным. Детектив метался по дивану, что-то несвязно бормоча. Что ж, раз заснул, значит уже лучше. А раз лучше, то пора бы уже кое-кому проваливать. У всякого гостеприимства есть границы. Он мне теперь итак должен.

Похоже, разбудив детектива, я снова оказала ему услугу, так как в мутных глазах явно читалось облегчение.

-Ортан, уже утро, как вы себя чувствуете?

-Лучше. Намного.

-Хорошо. У меня через сорок минут лекция, поэтому, я вам вызвала такси. Доехать сможете, я думаю,- Тиринаги лишь кивнул, видимо, излагать свои мысли ему сейчас было достаточно тяжело. Я хмыкнула про себя, закуривая.

Спровадив детектива, я облегченно выдохнула. Не люблю я гостей все же. По дороге в университет, я набрала Чейза. Что-то не сильно-то он спешит с тем, чтобы передать мне материалы дела Нейта. Да и что удалось выяснить у редактора, мне было интересно.

-Доброе утро, Немайн,- голос у главы СВБ был уставшим.

-Здравствуйте, Джеймс. Я так понимаю, очередная бессонная ночь?

-Увы, издержки профессии, - вздохнул мужчина, тут же поправившись.- Однако, такой женщине, как вы ни к чему мои мелкие неприятности. К моему сожалению, я полагаю, вы звоните не моими делами поинтересоваться?

-В какой-то мере, хочу вас обрадовать - и ими тоже. Как допрос?

-Крысу нашли, я даже успел побеседовать. Хорошо, что вы позвонили, для вас у меня появилась интересная информация. Давайте, пообедаем сегодня?

-Хорошо, я не против.

-Я заеду за вами в два. У вас ведь лекции сегодня?

-Верно,- подтвердила я, не очень приятно удивленная осведомленностью главы СВБ.

-Тогда до встречи.

Каитана Доринанти

Дорринга она нашла на кухне, тот глубокомысленно завис над чашкой с кофе, читая что-то по коммуникатору.

-О, уже встала,- лицо у лейтенанта было изможденное, но явно довольное. Это хорошо.

-Мне нужно с вами поговорить,- Каити так и застыла в дверях.

-Ну, говори,- судя по всему, лейтенант продолжал думать о чем-то своем. Вздохнув девушка, подошла к столу, села на табуретку и, упершись взглядом в столешницу, несмело начала:

-Помните, тот разговор, вы рассказали, почему ваша служба так заинтересовалась моим отцом?

-Да, а ты что, что-то вспомнила?- так и не глядя на нее, мужчина отхлебнул кофе и продолжил читать.

-Почти. Вы говорили о компромате, который собрал мой отец. Причина в нем, верно?

-Верно, - Дорринг наконец-то оторвался от коммуникатора, и теперь Каити даже пожалела об этом: взгляд лейтенанта не предвещал ничего хорошего.

-Я хочу помочь.

-С чего бы это? - ее собеседник скрестил руки на груди и прищурился. Вот что за невозможный тип! Ну, предложила свою помощь - радуйся и благодари, но нет же, допрос устроить нужно...

-Хочу поскорее покончить совсем этим и вернуться к обычной жизни.

-Похоже на правду,- лейтенант усмехнулся.- Хорошо, я переговорю с начальством, если дадут добро, ты готова пройти, например, сканирование сознания?

-Да,- Каити кивнула.

-Что ж, вполне разумный шаг. Признаться от тебя я его не ожидал,- Дорринг испытующе смотрел ей в глаза, по-видимому, ожидая какой-то реакции.

-Вы меня отвезете в университет?- вместо ответа задала она вопрос, отводя глаза. Этот его взгляд отчего-то её смутил.

-Ага, собирайся- похоже, буравить её взглядом лейтенанту надоело, и он снова уткнулся в коммуникатор.

Немайн Морриган

Чейз появился секунда в секунду. Черная машина, водитель, открывший ему дверь, один цветок в руке доблестного безопасника... Ха-ха, кто-то снова играет в кавалера. Впрочем, я не против так даже интереснее. Вежливо поцеловав мою руку, подарив, не побоюсь этого слова, роскошную розу, меня усадили в машину. Все-таки, в общении с Чейзом есть своя прелесть: я всегда ценила в мужчинах наличие хороших манер.

Впрочем, хотя манеры исполняющего обязанности главы СВБ и были хороши, сказатьтого жео его внешнем видея не могла. Нет,на нем как обычно был отличный дорогой костюм, идеально-выглаженная рубашка,галстук, пальто,сверкающие ботинки, но вот лицо... Седины в рыжих волосах, которая бросилась мне в глаза внашус Чейзом первую встречу, чуть прибавилось. Под зелеными глазами залегли тени, которые весьма контрастировали с общей бледностью его лица. М-да, а кто-то, похоже,работает на износ...

-Что, выгляжу как ваш клиент?- от Чейза мой взгляд не укрылся, и он сверкнул белозубой улыбкой.

-Как не прискорбно, но да. Новая должность для вас обременительна?

-Скажем так, я не привык к такому объему работы по разным направлениям, а учитывая еще и необходимость постоянного контроля за приоритетными расследованиями, об отдыхе приходится только мечтать.

-Неужели, на должности начальника особистов было проще?- приподняла я бровь.

-Это моя специализация. Я так давно по ней работаю, что, признаться, успел отвыкнуть от работы другого характера,- Чейз на мгновение прикрыл глаза, а потом улыбнулся мне, обворожительно и вежливо, как он умеет, глаза при этом оставались холодными и внимательными.- Успели покопаться в моем досье и даёте мне об этом знать?

-А я-то думала, что на фоне усталости вы так быстро не догадаетесь,- притворно вздохнула я.

-Ну не настолько же меня уморили...О, кажется, мы приехали,- автомобиль остановился около ресторана, который до моего заключения (почти целую вечность назад!) назывался 'Крепость'. Цены здесь кусались, а посетители были лишь постоянными. Внешний вид ресторана действительно напоминал маленькую крепость: декоративная стена, ров-фонтан, рыцарские доспехи - настоящий антиквариат, а недешевая подделка-, отличная кухня, хорошая винная карта... Я, помнится, частенько здесь бывала, и здесь же я впервые встретила Майка Керна, весьма харизматичного и не менее опасного. Жаль, тогда мне не хватило ни опыта, ни ума оценить этого соперника по достоинству.

-'Сер Януш Булатов',- выйдя из машины, прочитала я вслух вывеску.- Они сменили название... Никогда не слышала о таком.

-Герой революции,- пояснил мне Джеймс,- иногда забываю, что вы на пять лет выпали из жизни.

-Да уж, героев развелось, как я погляжу. И чем этот удосужился заработать такую славу?

-Не щадя собственного здоровья, облился чем-то горючим, поджег себя в знак протеста действий Службы внутренней безопасности и МВП вовремя подавления несанкционированных митингов.

-М-да, пять лет назад это чучело просто посадили бы,- прокомментировала 'подвиг' героя я, проходя в любезно открытую дверь ресторана, и сразу же утыкаясь взглядом в портрет сера Януша, висящий в холле. Как же мне тошно от этой страны с её лживыми, вечно навязываемыми идеалами и от этой планеты, которая является лишь улучшенной версией той тюрьмы, в которой я провела пять лет.

Вежливый метрдотель проводил нас в отдельное помещение, где уже был накрыт стол.

-Надеюсь, вы не против, что я заранее сделал заказ?- осведомиля Чейз.

-Нет, конечно, нет,- так же учтиво отвечала я.

Нам подали закуски: щупальца центаврианских осьминогов, мясную нарезку и легкий овощной салат. К этому великолепию подавалось белое сухое вино. Когда официант откупорил пробку, мои ноздри дернулись, вдыхая легкий аромат. Неужели?! Я округленными от удивления глазами взглянула на Чейза.

-Не только вы ценитель редких вещиц с Земли,- подмигнули мне. Настоящее вино, надо же...Как только он напомнил, мне сразу же захотелось курить. Я блаженно выдыхала дым, Чейз цедил вино, закусывая осьминогами. Оба мы молчали, и было в этом молчании что-то правильное, цельное, объединяющее нас лучше заключенной сделки. Когда подали основное блюдо - стейк с овощами на гриле, Чейз решил прервать молчание,сразу перейдя к главному:

-Немайн, крыса, которая сливала информацию журналистам, работала так же и на Керна. У нас есть показания Рихтера и в перспективе экс-главу Союза будет возможным привлечь к ответственности.

-И?

-Возможно, вы решите скорректировать свои планы или предмет нашей сделки,- Чейз посмотрел мне в глаза, и на миг мне показалось, что он хочет, чтобы я сейчас ответила: 'Вы знаете, наверное, я так и сделаю'.

-Нет, не решу.

-А что вы собственно хотите от Керна?- глава СВБ блаженно щурился, жуя кусок средне- прожаренного мяса в специях.

-Что я хочу...-я мечтательно улыбнулась.- Я хочу вколоть ему адреналина, кубиков шесть, чтобы не отключился от боли. Потом снять с него кожу, отрезать ему пальцы на ногах и руках, уши, нос. А потом провести полное сканирование его сознания, чтобы превратить в труп или бесполезный овощ, предварительно на его глазах Предварительно застрелив его милых близнецов. Но это я хочу, а что я сделаю - другой вопрос.

-И что вы сделаете?- взгляд Чейза был внимательный.

-Убью. Быстро и без сожалений.

-Только его?

-Только его.

-Немайн, а что вы знаете про постстазисный синдром?- задумчиво спросил глава СВБ.

-Намекаете, что мои желания пройдут через пару месяцев, когда или вернее, если моя нервная система адаптируется и войдет в норму?- невесело усмехнулась я, отпивая действительно чудесного вина.

-Когда меня выпустили, мне тоже хотелось сделать все то, о чем вы говорили с людьми, по вине которых я оказался в тюрьме. Прошло. Со временем.

-Не сравнивайте, Джеймс. Вы забили до смерти урода, который, воспользовавшись служебным положением, изнасиловал шестнадцатилетнюю девочку. У вас ореол эдакого рыцаря-страдальца, уж не обижайтесь. И ваш срок говорит сам за себя, а также то, что сейчас не смотря на этот срок вы - исполняющий обязанности СВБ, вполне разумный и адекватный человек.

-А вы?- с любопытством спросил рыжий.

-А я хочу, чтобы человек, виновный в смерти моего брата, больше не дышал, не радовался, не мог обнять свою семью, посадить невиновного или убить кого-то еще. И да, у меня постстазисный синдром, но это не значит, что я - психопатка, не соизмеряющая свои 'хочу' и 'могу'.

-Забавно, я говорил точно также. И теперь мои судья и прокурор сами находятся в стазисе...

-Время все же не лечит, а?

-Вы совершенно правы. Ортан Тиринаги

Пеплу хотелось сдохнуть, быстро и без мучений. Но вместо этого, он набрал номер капитана Фрисни и слегка заплетающимся языком рассказал обо всем, что удалось накопать.

-Проститутка, она нам нужна.

-Понял уже,- хмуро ответил капитан.- Ты когда будешь?

-После обеда... или завтра.

-Зайди, нужно кое-что обсудить.

-А проститутка?

-Сегодня найдем и задержим.

-Не допрашивайте без меня, хорошо?

-Да ни у кого, кроме тебя и полномочий-то нет. Все, Тиринаги, поправляй здоровье и приезжай.

Как только капитан отключился, Пепел завалился на продавленный диван и отключился на два часа, чтобы проснуться от звонка коммуникатора. Звонившим оказался Дорринг, интересующийся планами Пепла на сегодня. Сообщив, что из планов у него отдохнуть до обеда, а потом поехать в Бюро, Ортан получил извещение, что после обеда Доринг заедет, якобы обнаружив новую зацепку.

С тяжким вздохом он предпринял попытку наконец-то встать и тут же сел обратно на продавленный диван: перед глазами все почернело, потом появились очертания предметов и накатила слабость. С третьего раза ему удалось подняться и доковылять до стола. Повалившись на стул, он оказался как раз напротив зеркала. Cмотреть на себя было тошно и противно, к тому же, он ведь и так знал, что там увидит: бледное до синевы лицо, черты которого давно утратили даже намек на симпатичность; красные глаза; всколоченные волосы; щель рта, искривленную в болезненной улыбке - зрелище убогое и печальное, если б он был зрителем. Пепел давно превратился в призрак человека, и понять это окружающим мешало только их собственное безразличие ко всему, кроме себя. Впрочем, для него это было правильно и хорошо: не приходилось никого из себя строить. Он всего-навсего трус. Да, трус, наркомании и алкоголик, самоубийца, который медленно избавляется от любых намеков на будущее и нормальную жизнь. И вчерашнее... Это ведь не было так уж необходимо расследованию, очередная доза была нужна ему самому. Его заставили уменьшить обороты, перейти с уколов на алкоголь, и вот он, результат: снова сдался и уступил. Хотя... очередная ложь. Он ведь не пытался бороться и просто ждал случая. Слабак!

В припадке злости ему удалось встать и даже доковылять до душа, чтобы, привалившись к стене, под струями ледяной воды вновь вернуться к нерадостным мыслям. Что он из себя представляет? Ничтожество, жалкое существо. У него нет увлечений, да и талантов нет. Единственное занятие - работа, да выбивание по заказу Фрисни признаний. Он даже к матери не ездит - просто переводит деньги. Снова врет себе, что так лучше, что ей не стоит видеть его таким: слабым, беспомощным. Она - единственная, кто еще верит в него, и в то, что он сможет жить хорошо... Уже слишком поздно, он сдался еще тогда, когда умерла Эдна. Надо было высадить себе мозги и не мучиться столько лет...

В коридоре он привалился к стене, ожидая пока схлынет новый приступ слабости. Тяжело дыша и покрываясь холодным потом, доковылял до комнаты. Оделся. Обулся. Хорошо хоть, что не тошнит. Постарается не звонить доктору. Тот при плановом осмотре, конечно, и так все поймет, но это будет потом.

На часах напротив общежития было уже двенадцать, рассудив, что проститутку уже точно доставили, он решил не геройствовать, а доехать на такси.

Джим Дорринг

Сразу после вчерашнего визита Тиринаги Джим решил прислушаться к его совету и принялся усердно копать в указанном детективом направлении. Утром, когда девчонка затеяла, как она, похоже, считала, необходимый для её душевного спокойствия, разговор, Дорринг как раз читал один весьма презанятный отчет агентов наружного наблюдения, найденный им в архиве. И если судить по этому и другим отчетам, то Льюис в течении больше, чем полгода до Большой революции не имел никаких подозрительных контактов. Исключительно постоянные люди из его круга общения. Отчеты прослушки были аналогичными. А ведь сбор и придание надлежащей формы компрометирующей информации - занятие непростое, для которого обычно нанимают специальных людей. Не сам же он этим занимался, в самом-то деле. Вероятно, Льюис знал об этом и действовал через проверенных и доверенных лиц. Кто мог ими быть? Личный помощник? Нет, СВБ проверяла его в первую очередь. Секретарь? Они менялись часто. Замы? Их не было. Доверенным лицом Льюиса можно было назвать О`Куинна, того самого, убитого одним из первых. До Революции никто за ним не следил, а значит, возможно, что в собирание компромата Льюису помогали и, возможно, что не один человек.

Необходимо побольше узнать про то, как Льюис намеревался захватить власть. Одного компромата здесь явно было недостаточно - требовалась значительная силовая поддержка. Кто мог бы оказать ее Льюису и Ко? СВБ? Точно нет. Насколько Джим знал и помнил из рассказов отца, Служба, в отличии от армии, никогда не вставала против действующей власти. Возможно, армия, к тому же Льюис был куратором МВП, необходимые связи уж точно наработать успел. Но это сейчас центральная планета Союза имеет собственный многочисленный и отлично вымуштрованный гарнизон, а вот шесть назад система обороны Союза имела более скромный вид - ближайшие скопления серьезных сил в сутках полета от Викасимы.

В будущем, конечно, армия бы стала хорошим подспорьем, но заранее стянуть силы Льюис бы не смог - слишком подозрительно, а это значит, что рассчитывал он на кого-то или что-то другое... Его озарило - Конфедерация! Третий игрок, незаметно поддерживающий и направляющий. Такое сотрудничество, безусловно, было бы взаимовыгодным. Но почему же раньше в материалах дела по Льюису это нигде не упоминалось?

Немайн Морриган

Спустя основное блюдо и сорбет, в ожидании десерта, Чейз неожиданно спросил:

-Вы любили его?

-Кого?- интересный, однако, у нас разговорчик.

-Брата,- он смотрел, как играет на свет вино в бокале, отчего же у меня ощущения, что при полном моем согласии меня раздевают догола? Я ведь могу промолчать, могу не ответить, отшутиться... Но здесь и сейчас хотелось поговорить. С момента, когда меня вывели из стазиса я как будто воспринимаю все через слой изоляции - одна из особенностей синдрома - нет чувств, лишь отзвуки наиболее сильных из них. При общении с Чейзом этот слой как-будто истончался. Знал ли он об этом? Наверняка знал. А с какой целью глава СВБ это делал? Вероятно, чтобы сделать меня более предсказуемой. Опасно ли это для меня? Возможно, но к моему искреннему удивлению действительно становилось немного легче.

-Смотря, что вы вкладываете в понятие любовь. Мне хорошо, когда у него все в порядке... было. Я была бы рада, если бы он жил. И не смотря на постстазис, после известия о его смерти я почувствовала боль. Мы не были близки как брат с сестрой, Джеймс. Слишком мало общались после того, как оказались у профессора. Как правило, Нейт обращался ко мне, когда были проблемы. Но он единственный родной мне человек. Был. Судите сами любовь это или нет.

-Я думаю, что любили. Мот родители умерли слишком рано. Первый брак развалился, потому что мы оба были слишком наивными. Моя вторая жена была летчиком-истребителем,- Чейз отставил бокал и все же посмотрел мне в глаза с какой-то почти звериной тоской. - Для неё, как и для меня, это был не первый брак. Офицер Стим,с которой вы работали вчера,- её дочь, все, что мне от нее осталось, кроме парадного кителя, ремонтного набора летчика и обветшалого дома. Домино Стим, так ее звали, - лучшее, что было в моей жизни. Она помогла мне пережить суд, тюрьму и все, что было после...- он замолчал, больше не глядя на меня, находясь мыслями, похоже где-то далеко.

-Зачем вы мне это рассказываете?- все же спросила я.

-Не знаю. Хочется. Мне кажется, вы меня поймете.

-Я всегда боялась серьезных отношений. Как профессионал, я могу это объяснить, но справиться - увы. Возможно, вам повезло, что у вас хотя бы недолго была женщина, которую вы любили, и которая любила вас.

-Иногда я думаю, что лучше бы ничего этого не было вовсе. Таким, каков я сейчас, меня сделала именно Домино. Помнится, после первого развода, я был тем еще повесой,- Чейз немного усмехнулся.

-О, я даже не сомневаюсь,- весьма удачно подали десерт, и мне удалось избежать продолжения этого неудобного разговора.

< i>Джим Дорринг

Продолжая раздумывать над планом неудавшегося переворота, Джим отвез Доринанти в университет, не забыв напомнить, что он её заберет после занятий.

-Ты же не работаешь сегодня?

-Нет,- как-то грустно ответила девчонка. Впрочем, Джиму сейчас было не до тайн настроения Каитаны Доринанти: череп буквально зудел изнутри от идей и домыслов.

Лейтенант Дорринг, продолжая напряженно размышлять, вырулил в сторону главной дороги, намереваясь впервые за несколько месяцев плодотворно поработать в собственном кабинете в СВБ.

Итак, просуммируем. Льюис и ко собираются совершить рокировку во власти, используя некие компрометирующие материалы на всех неугодных членов Совета и его главу. Сбором этих материалов занимается О`Куин, вероятно через какую-то агентурную сеть или особо доверенных лиц. При этом Льюис рассчитывает на помощь Конфедерации, как в случае успешного переворота, так и в силовом подавлении недовольств, поскольку другой силовой поддержкой он вряд ли располагал в нужном объеме. Чем Льюис подкупил конфедератов? Вопрос, однако, отчего-то они вновь активизоровались, один охотник Стрела чего стоит.

Прямо это все с убийствами, конечно, не связанно, но отчего-то, как только они с Тиринаги начинают интересоваться Дериком Хейгом, в прошлом работавшим на проекте, который по приказу Льюиса был уничтожен, десантника убирают, весьма аккуратно, но сумбурно. При это Доринанти в толпе чудится непосредственно после убийства Льюис. Совпадение? Или интриган действительно выжил, умело обставив собственную смерть? Это, пожалуй, худший вариант, на который рассчитывало СВБ. Вероятность? В свете последних событий достаточно велика.

К тому же, возвращаясь к теме взаимосвязи убийств и компромата Льюиса, все убитые политики были в его команде, их допрашивали, инсценируя смерть. К Сапроматински и вовсе проникли без взлома. А это может означать одно: кто-то из СВБ либо слил убийцам коды доступа крепости Сапроматински, либо сам же и убил. А значит, у Джеймса еще изрядно работы...

Всё это на фоне вчерашних покушений гляделось совсем уж невесело...С другой стороны, Дорринг искренне недоумевал: зачем такие дурацкие методы - избить, подорвать. Снять их всех, от Джеймса до Доринанти с помощью хорошей снайперской винтовки намного проще.

И того, Тиринаги продолжает копать по Хейгу, Джеймс - ищет крыс, а он -продолжит связывать воедино известные уже факты. Возможно, стоит вычислить следующих вероятных жертв и допросить? Теперь-то они знают как преступники выбирают жертв. И еще - надо бы пообщаться с Морриган на предмет полного сканирования. Сдаетсяему, оборудование для такого допрос достать непросто.

Ах, и еще, интерес Керна к Каитане Доринанти. Что за ним стоит? Желание быть в курсе или нечто большое.

Примерно такие соображения он и изложил Джеймсу по приезду в родное управление СВБ. Тот с усилием растерев лицо, явно не слишком обрадованный таким умозаключением, извлек из сейфа бутылку дорогого коньяка и пару бокалов.

-Хочешь?- Джим лишь покачал головой, удивленно глядя на начальство. Пить в начале рабочего дня - не самая лучшая идея. - Да что ты так смотришь? Лечусь я, сердце что-то в последнее время пошаливает.

-Чего не пролечишь? Автономку не поставишь?

-Там период восстановления знаешь какой? И высыпаться надо...- комиссар Чейз, поглядывая на бутылку с немалым сожалением, вернул ее в сейф.

-По поводу твоих мыслей. Кое-какие вопросы я могу прояснить. Конфедерации Льюис обещал отдать наработки по проекту 'Замок'. Вижу, знаешь, про него. Эти наработки, кстати,пропали из архива ВМП незадолго до смерти Льюиса, и, согласись, наталкивает на нехорошие подозрения. Знаешь, почему появился Стрела? Конфедерации не понравились эти убийства, и они подозревают, что Льюис на самом деле инсценировал смерть и выкрал разработки по 'Замку', потому что, получился у него там переворот или нет, а разработки он им в любом случае обещал. Так-то...

-...- в последнее время количество употребляемых Доррингов цветастых, но непечатных оборотов пугающе увеличилось. А учитывая, что ругался лейтенант лишь в особо паскудных ситуациях...

-Полностью поддерживаю твою позицию,- хмыкнул Чейз.- Кстати, касательно полного ментального сканирования, тоже могу тебя 'обрадовать': изготавливает все необходимое для его проведения лишь одна лаборатория в Союзе, которая нами уже, конечно, была проверенна от и до. Не они.

-А изготовить кустарно?

-Можно, но это все равно кто-то из своих, кто знает не только теорию, но и практическую часть и процесса изготовления, и самого сканирования.

-Кто-то типа Морриган...С её уровнем допуска.

-Ага, только не списывай со счетов революцию: тогда много тайных наработок под предлогом уничтожения протестующими ушло на сторону. И узнавали мы об этом, только когда эти наработки всплывали в разныхконцах Галактики.

-Короче говоря, отследить не выйдет...

-Наши работают, но особо не надейся,- Джеймс пожал плечами. Внезапно зазвонил его коммуникатор. Звонила Морриган. Пока исполняющий обязанности главы СВБ едва не мурчал в трубку, обмениваясь с экспертом любезностями, Джим лишь ухмылялся.

-Кто бы мне про постель говорил, я смотрю ты сам не отстаешь...

-Не завидуй,- Чейз тоже ухмыльнулся.

-Да было б чему...

-Красивая, умная женщина и высококлассный профессионал к тому же.

-А то что у нее с головой не все в порядке, тебя не смущает?- съехидничал Джим.

-Ничуть, все поправимо, мой друг...- снова промурчал Чейз, тут же возвращаясь к деловому тону.- Да, и идея с просчетом следующей жертвы мне нравиться. Правда, от всех 'официально' известных сторонников Льюиса уже избавились. Побеседуй с отцом, он должен что-то знать, я думаю.

-Ну да, так он и сказал. Может, ты попробуешь?

-Ну ладно,- Чейз, зная о тяжелом характере генерала Дорринга, не удивился такой просьбе собственно сына генерала.

-Еще одно, Джеймс, и я ухожу. Доринанти изъявила желание более активно помочь нам в расследовании. Сама.

-Это хорошо, тогда посвяти её в детали, насколько считаешь нужным. Она может быть полезна. В конце, концов, папашка-то её.

Ортан Тиринаги

До управления он добрался быстро, по-видимому, из-за отсутствия пробок, или же водитель впечатлился удостоверением, которое нетвердо стоящий на ногах Пепел извлек из кармана. Выйдя из такси, он оказался лицом к фасаду Главного управления Бюро уголовных преступлений. Здание Бюро, когда-то внушительная многоэтажка с панорамными окнами, затоннироваными в синий, сейчас навевала на детектива тоску. Всё величие данное здание утратило еще до рождения детектива: выполненный в белом камне первый этаж, он же приемное отделение сейчас был темно-серым от пыли и тысяч ног; ярко-синий цвет тонировки выцвел, поблек и стал каким-то грязным; кое-где панели окон и вовсе облупились, являя миру серые металлические каркасы, поржавевшие от дождя и тумана. И даже гордая табличка и внушительный бигборд агитационного содержания не спасали ситуацию - центральное управление БУП выглядело по меньшей мере убого.

Вздохнув, Пепел медленно заковылял к служебному ходу, искренне надеясь не встретить никого по дороге. Удивительно, но это ему удалось. Очутившись в кабинете, он облегченно упал в кресло, обмякнув. Руки подрагивали от слабости. Кое-как собравшись, он заварил себе кофе. Выпил. Посидел еще. Лучше не стало. Налил еще кофе, выпил. Сейчас ему хотелось лежать трупом, закрывшись в своей комнатке в общаге, а не являться на ковер к капитану, допрашивать проститутку или встречаться с Доррингом. Поняв спустя пятнадцать минут, что кофе не помог.

Поморщившись, он встал и запер дверь кабинета. Затем, пошатнувшись, подошел к сейфу, открыл. Так... Где-то среди вещдоков, папок с делами и табельного оружия лежал грамм в пакете и даже шприц был. И ладно, что под вечер подыхать будет, зато сейчас сможет работать.

Вколов блокировку и перетерпев десять минут адской боли, выпив еще чашку кофе, направился к капитану. Фрисни, похоже, дежурный доложил о появлении Пепла, и начальник уже давно поджидал его.

-Здравствуй, Пепел,- капитан мрачно уперся взглядом в слегка пошатывающуюся фигуру детектива.- Что, перебрал вчера?

-Угу,- буркнул Ортан.

-Завязывал бы ты бухать, того и гляди еще и от алкоголизма лечиться будешь,- посоветовал капитан.- Ладно, садись, чего стоишь,- Тиринаги сгрузился в кресло, напряженно глядя на начальника.

-Проститутку твою нашли, доставили час назад. Помаринуй до обеда, а лучше до вечера, а то слишком буйная: оперов поцарапала,- хмыкнул Фрисни.- Я чего, собственно вызывал. Взяли нападавших на тебя. Действительно, десантура. Ты там одного убийцу посадил пару лет назад, пьяная драка... Припоминаешь?

-Мы его еле со спецназом повязали, конечно помню,- от этого красавца у Пепла на память остался шрам под ребрами. Еще сантиметр- и печень бы проткнули.

-Братцы это его, говорят, там в тюрьме этого прибил кто-то, так эти дурни козла отпущения нашли, тебя то есть.

-И что теперь?..-говорил Пепел слабо и с легкостью был перебит капитаном:

-Ну что, мы им полностью вернули, все что ты им задолжал, но дела не выйдет- сам понимаешь: ты не опознаешь, вещдоков нет, свидетелей тоже.

-Ничего, спасибо, товарищ капитан,- похоже, хоть на благодарную улыбку его хватило, капитан добродушно кивнул и отпустил подчиненного.

Решив всё же проверить, как там задержанная, Пепел спустился вниз и через служебный ход вышел во внутренний двор, где курила парочка патрульных. В другом конце двора находилось здание следственного изолятора, точнее один из его корпусов, разбросанных по городу. Конечно же, свидетеля по важному делу разместили в непосредственной близости от главного управления, иначе и быть не могло. Пепел пересек двор и, привычно поздоровавшись с сержантом - начальником смены, попросил вывести на экран камеру, где находилась Кэтрин.

-А девка твоя - горячая штучка,- ухмыльнулся сержант и Пепел понял почему: динамики в рубке наблюдения изолятора тут же наполнились нецензурными пожеланиями как для доблестных полицейских в целом, так и для конкретных лиц. При этом Кэтрин пинала голой ножкой, обутой в туфли на запредельно высокой шпильке скромную мебель в своей камере, била кулаками в дверь, и требовала вызвать себе адвоката, судью и бог весть кого еще.

-Давно она так?- Ортан поморщился: вот только буйных шлюх ему успокаивать не доводилось.

-Да второй час пошел. Конвойного укусила, второго по яйцам так стукнула, что я домой отпустил,- сержант, похоже, уже злорадно представлял, как Тиринаги будет допрашивать не совсем адекватную барышню.

-Ну, пусть посидит тогда,- задумчиво сказал Пепел, прикидывая, на сколько хватит энергии у девки. -До вечера. Не кормить и не разговаривать.

-Так это, детектив...- сержант почесал затылок.- Нарушение ж... режима содержания заключенных. Я молчу, что сопроводиловки на неё нет.

-Набери Фрисни, она за занятие проституцией вроде задержана.

-Да нет, мне полицейские сказали, что вроде оружие у нее нашли. Или взрывчатку. Не помню точно.

-Да ладно... Мне капитан не говорил.

-Запамятовали, наверное... Ты бы видел их рожи,- сержант хрюкнул.- Все расцарапанные, в губной помаде... Как будто их кошки драли.

-Ладно, посмотрим. Не кормить и не разговаривать. Под мою ответственность.

-Будешь должен, детектив,- кивнув, Пепел направился к себе, чтобы затребовать протоколы задержания, изъятия и прочие материалы. Оружие в его планы никак не входило.

Каитана Доринанти

Каити залетела в аудиторию буквально за две минуты до начала пары. Весь поток уже был в сборе, и неудивительно - профессор Морриган доступно объяснила, как относится к опозданиям и рисковать никто не хотел. Она забилась на своё любимое место - угловое у окна, спешно выкладывая письменные принадлежности, когда неожиданно рядом присела Ольгерда.

-Ты не против, если я с тобой сяду?- доброжелательно спросила девушка. Каити лишь пожала плечами, про себя удивившись: Ольгерда никогда к ней не проявдяда интереса - не по положению,- так что же ее сподвигло?-Каити, а ты не знаешь, когда у нас модульный контроль?- ласково спросила она.

-Морриган не говорила,- буркнула Каити, вся ситуация ее крайне настораживала.

-М-м-м, а то я боюсь, что не сдам с первого раза, как думаешь, сколько у неё пересдач разрешается?

-Сейчас она придет, спроси,- звонок уже прозвенел, а Морриган всё не было.

-Интересно, она берёт?-Ольгерда, как будто не обращала внимания, что её собеседница не настроена на общение. Девушка подумав, ответила сама себе.-Вряд ли, а даже если и берет, явно не у всех здесь денег на это хватит...Ну, конечно, ты-то сможешь если что решить вопрос.

-Не поняла,- Каити оторвалась от размышлений как побыстрее отделаться от красавицы и умницы, которой явно от неё что-то было нужно.

-Ну, я видела тебя сегодня. Такой красавчик на спортивной машине тебя подвозил... Твой парень?- так вот что ей надо! Каити оставалось только радоваться, что Ольгерда явно не запомнила лица этого 'красавчика' и того, что он некоторое время преподавал в Университете.

-Родственник,- буркнула Каити, и добавила, приняв во внимание отличие у них с лейтенантом сходства. - Дальний.

-А-а-а...- разочарованно протянула Ольгерда и уже собралась задать еще какой-то вопрос, но тут в аудиторию вошла профессор Морриган и им стало не до разговоров.

Пара у профессора измотала её не меньше, чем ночная смена: Морриган не давала расслабится никому, то и дело задавая вопросы аудитории, создавая дискуссии и энергично надиктовывая учебный материал.

Когда звонок наконец-то прозвенел, Каити, как и большинство её одногруппников, облегченно вздохнула. Находясь уже практически у выхода в самом конце вереницы студентов, она была застигнута окликом профессора:

-Доринанти, останьтесь. Поможете мне подготовить лабораторию,- Каити вынуждена была остаться с Морриган. Не то, чтобы ей с женщиной было наедине некомфортно, даже наоборот, однако Каити совершенно не знала, чего ожидать от профессора в следующую минуту, и это её пугало.

-Сможете убрать использованные реактивы?-казалось, профессор смотрит немного сквозь неё, думая о своем.

-Да, конечно, я подрабатываю лаборантом в Университете.

-Да?- Морриган смотрела, как Каити быстро убирает пробирки с неиспользованными реактивами и порошками в специальный ящик, затем избавляется от остатков использованных, очищает колбу от раствора, промывает инвентарь...- А вы не хотели бы поработать у меня, лаборантом?

-Что?- Каити оторвалась от своего занятия.

-Не беспокойтесь, платить я буду раза в два больше, чем вы получаете здесь при аналогичном объеме работы.

-Но, профессор, я ведь всего лишь...

-Все, что нужно, вы умеете, а что не сумеете - тому я научу.

-Я... согласна,- Каити чувствовала, что это предложение имело какую-то подоплеку: может Морриган её пожалела? Или решила поддержать? Или ей что-то от неё нужно? В любом случае, Каити не помешает лишняя сотня единиц. Черные дыры! Да ей даже лишние десять единиц не помешают... Да, лейтенант принес одежду, и хочет она того, или нет, но эта одежда теперь её. Однако, рано или поздно, но СВБ от неё отстанет, и тогда ей следует подумать об оплате общежития, о продуктах (которые сейчас также оплачивало СВБ) и о прочих расходах, которые никуда не денутся. А работа у Морриган...Это в какой-то мере даже перспективно, если она всё же намеревается получить диплом эксперта-криминалиста.

-Хорошо. Тогда, дайте мне свой номер коммуникатора - я свяжусь с вами и мы оговорим график и прочее.

-Спасибо, профессор,- Каити как раз заканчивала уборку.- Я... могу идти?

-Да, конечно...

Джим Дорринг

Джима немного задержали, поэтому за Доринанти он заехал с небольшим опозданием. Девчонка ждала его у главного входа, засунув покрасневшие от холода руки в карманы. Новое пальто темно-зеленого цвета и серое платье ей необычайно шли, подчеркивая хрупкость и утонченность фигуры. Неожиданно как будто из ниоткуда появились девушка и парень примерно возраста Каити. Они о чем-то спрашивали ее и громко смеялись, девчонка нехотя отвечала.

Радуясь, что немного притормозил, Дорринг продолжил наблюдение. Интересно, кто это? Может, наконец-то, кто-то из преступников активизировался? Джим связался с наружкой, однако, оказалось, что это всего лишь одногруппники девчонки. Вырулив прямо к ступенькам главного входа, он вышел из машины, спортивной игрушки, выданной Службой на время, вместо утраченной и направился к девушке. Каити, стоящая лицом к проезжей части, заметила его раньше, чем одногруппнички, сейчас стоящие к Джиму спиной. На ей лице сначала промелькнуло явственное облегчение, сменившееся затем каким-то напряжением. В чем дело Джим понял, когда девушка и парень развернулись к нему, сверкая радостными улыбками.

-Привет,- лишь успел поздороваться Дорринг, как одногруппница девушки затрещала:

-Добрый день, я -Ольгерда, а это,- она кивнула головой в сторону непримечательного парнишки, одетого довольно недешево,- Зиг. Мы друзья вашей девушки. Вот стоим, обсуждаем завтрашний семинар...- Ольгерда мелодично рассмеялась, при этом еще и строя ему глазки. Она была красива, и прекрасно это знала...

-Вынужден прервать вашу беседу, мы и так опаздываем по моей вине, извини, родная,- Джим ловко обогнул двух 'друзей' девчонки, которые весьма беспардонно перегородили проход. Обняв девчонку за талию, крепко прижав к себе, он не удержался и поцеловал её в щеку, на которой тут же вспыхнул румянец.

-Ничего-ничего, ну ты и скрытница, дорогая,- проворковала Ольгерда.-Родственник-родственник...Искры между вами видно невооруженным глазом. Не будем вас задерживать,- Ольгерда клюнула его девчонку в щеку, молчаливый парень просто кивнул.

Буркнув 'Пока', Каити буквально потащила его к машине, при этом умудряясь на ходу стирать яркую помаду с щеки.

Уже когда они оказались в машине, провожаемые взглядами надоедливой парочки, она чуть ли не взмолилась:

-Пожалуйста, давайте быстрее,- Джим послушно ударил по газам, и они быстро поехали в сторону центра города.

-Не знал, что у тебя есть такие друзья,- как бы невзначай заметил он.

-Они мне не друзья...Так... одногруппники. Чего вообще привязались, полтора года не замечали меня. Вот всё из-за тебя!- в сердцах сказала она.-Ой, извините.

-Да ничего, я давно говорю -обращайся ко мне на 'ты'. Так причем здесь я?- спокойно и чуть насмешливо спросил Джим.

-Потому что она...Они выспрашивали о вас. Они подумали что мы... встречаемся,- после секундной паузы закончила девчонка.

-Ну и пусть думают, тебе-то что,- Джим искренне не понимал причин ее нервного состояния и не видел причин переживать. В этот момент ему пришло сообщение от Тиринаги, тот просил прибыть максимально быстро. Рассудив, что раз уж девчонка решила принять участие в расследовании, то ничего страшного, если она будет присутствовать при разговоре, не случится, Джим повернул в сторону Бюро уголовных преступлений.

-А то, что до этого они меня в упор не замечали, а теперь точно доймут вопросами о вас! Я знаю Ольгерду. Она просто так не отстанет, не понимаю. Правда, зачем ей это нужно...

-Хочет отбить у тебя такого завидного жениха,- хмыкнул Джим.

-Да кому вы нужны,- она сказала это тихо, но Дорринг всё же ответил.

-В который раз я сделаю вид, что не слышу твоих оскорблений. А кому нужен? Ну, посуди сама: на машине - значит явно небеден, выгляжу хорошо, браслета или кольца нет, возраст подходящий. Для обычной студентке кто-то вроде меня - мечта всей жизни.

-Это пока они с вашим характером поближе не познакомятся,- заметила девчонка.

-Эх, Доринанти, мало ты понимаешь в жизни. Как раз мужчины с моим характером обычно женщинам и нравятся.

-Вы еще скажите, что у вас толпа поклонниц, жаждущих навсегда связать свою жизнь с вами.

-Ну, толпа, не толпа, но мне хватает, уж поверь,- Джима несколько покоробили эти заявления. Уж чего-чего, а проблем с женским полом у него не было никогда, и тут какая-то пигалица критиковать себе позволяет.

-И чего они в вас находят?- девушка скептически посмотрела на Доррринга.

-Красоту, обаяние и надежное плечо, в общем все то, с чем ежедневно сталкиваешься ты, но почему-то игнорируешь.

-А главное - скромность,- фыркнула Каити.

-Ну, не без этого, да,- они как раз подъехали к главному управлению БУП.

-А... почему мы здесь?- девушка так увлеклась беседой, что, кажется, только сейчас заметила, что вез её лейтенант совершенно не к их дому.

-Тиринаги что-то срочно понадобилось, пойдем.

Ортан Тиринаги

Дорринг вошёл без стука, следом за ним неуверенно вошла Каити Доринанти. Девушка выглядела немного неуверенно, похоже, сомневаясь в том, можно ли ей здесь находиться, но тем не менее как обычно светло улыбнулась ему. Эта улыбка преобразила лицо Каити, сделав из просто симпатичного красивым. Захотелось улыбнуться в ответ, однако он сдержал это желание, потому что лейтенант тоже улыбку заметил, и она ему не понравилась.

-Добрый день, детектив,- без разрешения Дорринг сел в кресло для посетителей, кивнув Каити на маленький диван в углу. Та неуверенно присела на самый краюшек.- К чему такая срочность.

-Помните, я говорил вам, что попытаюсь узнать всё о Дерике Хейге? Я вчера вышел на проститутку, Кэтрин, он постоянно проводил с ней время. Только с ней,- лейтенант слушал внимательно, не перебивая, всё же, несмотря на его многочисленные недостатки, спецом он был хорошим.-Капитан Фрисни послал парочки наших на её задержание, так вот, она оказала отчаянное сопротивление.

-Ну, это неудивительно,- всё же хмыкнул Дорринг.

-Согласен... А как вам это?- и Пепел передал ему фотографии изъятого оружия, прикрепленные к протоколу.

-Черные дыры, а вот это интересно... Откуда у обычной бл..кхм... шлюхи,- всё же исправился лейтенант, просив быстрый взгляд на девушку,- боевые бластеры системы 'Амур' в количестве двадцати штук, пять штурмовых винтовок 'Робин', тринадцать учебных и пять боевых гранат... -зачитывал он,- камуфляжи типа 'Амибия' и 'Пустыня', полицейские разгруз-жилеты, ботинки военные... Да это же военная сбруя Конфедераци,у нас не делают такого!

-Именно,- серьезно кивнул ему Пепел,- и самое интересное... Вот, четыре военных портативных устройства, идентификации не поддаются.

-...!И на ...!-не сдержался все же лейтенант.-И ... этой ... наружке, мать её...- Пепел кашлянул, понимая, что это далеко не конец всех слов, которые хотел сказать возбужденный лейтенант. Тот, снова кинув взгляд на девушку, с видимым усилием всё же заткнулся.- Какие ваши мысли по этому поводу?- через минуту спросил он.

-Похоже, на контрабанду. К тому же Хейга именно за нее и арестовали. Морриган вспоминала, что он говорил, ему, якобы, есть кому помочь.

-Вы думаете, это девка?

-Может да, а может и нет. Всё же для того чтобы вывозить из Конфедерации военные разработки и оружие, нужна довольно обширная, хорошо налаженная сеть. И некто умный во главе.

-Хорошо, значит, эта проститутка у вас?- напряженно спросил Дорринг, и, дождавшись подтверждающего кивка, продолжил.- Тогда, нам необходимо будет её допросить. Далее - устройства на экспертизу, само собой.

-Джим, мне не нравится еще один момент во всем этом,- Пепел озадаченно нахмурился,- если эти взрывные усройства окажутся идентичны тому, с помощью которого была подорванна ваша машина, а взрывали в режиме реального времени...

-То это либо не они, либо не только Хейг был здесь завязан,- обеспокоенно закончил за него лейтенант Дорринг и полез за коммуникатором.

Пока он отрывисто разговаривал, похоже, с начальством, докладывая, запрашивая разрешения, требуя эксперта, Ортан предложил Каити кофе с печеньем. Девушка согласилась, и когда Дорринг закончил с звонками, во всю разговаривала с Пеплом, обсуждая погоду, работу в Управлении и прочие мелочи. Её глаза блестели, увлеченно что-то рассказывая, она расслабилась, от нее шло практически ощутимые тепло и спокойствие.

-Так,- сказал лейтенант, при этом пребывая в своих думах.- Значит, минут через двадцать наши заберут с вашего склада все оружие на экспертизу. А мы пока пообщаемся с леди Кэт. Интересно, что она нам расскажет. Про контрабанду пока в Таможенную службу докладывать не будем, лучше по факту сообщить, а то они все расследование сорвут,- Пепел согласно кивнул. Сосредоточенный, лейтенант продолжил, обратив, наконец, внимание на девушку.- Так, с тобой что делать. Посидишь в кабинете?- этот вопрос априори ответа не требовал, однако Каити его удивила:

-А...можно, я с вами.

-Радость моя, на прямую с твоим отцом это может быть и не связанно.

-Но...-она запнулась, и чуть тверже попросила.- Пожалуйста, Джим...

-Ладно,- Дорринг махнул рукой.-Только посидишь в соседней комнате, из которой за всем будешь наблюдать.

-Хорошо,- она радостно кивнула.

-Ну что, пойдем?- Дорринг вопросительно взглянул на Пепла. Он кивнул, сгребая со стола все материалы по задержанию Кэтрин Винсент.

Каитана Доринанти

От предстоящей встречи с детективом Тиринаги ей было одновременно радостно и волнительно. Ах, если б Дорринг сказал с утра, она одела бы что-нибудь понаряднее, благо выбор был. Да и подкраситься стоило бы, и волосы как-то уложить. Она едва удерживалась от радостной улыбки, и, едва поспевая, за размашисто шагающим лейтенантом едва удерживала на лице, вежливо-отстраненное выражение. Впрочем, когда они вошли в уже знакомый ей кабинет детектива, она улыбнулась Тиринаги, широко и радостно. Детектив, приподняв уголки ассиметричного рта, кивнул ей с Доррингом, который без приглашения упал в кресло.

Пока мужчины беседовали, Каити осторожно рассматривала кабинет, подмечая те детали, которые ускользнули от неё во время допроса: горы папок не только на столе, но и на полу; бластер, лежащий прямо на сейфе; небрежно брошенное на спинку стула старое измятое пальто детектива. Не смотря на то, что она всеми силами пыталась воздержаться от разглядывания хозяина кабинета, получалось у нее плохо. Восемь квадратных метров кабинета быстро закончились, и она не знала, куда девать глаза.

Еще когда они вошли, в глаза бросилась почти мертвенная бледность детектива, еще больше оттеняющая темную щетину, и серые воспаленные глаза под массивными надбровными дугами. Детектив и обычно выглядел не слишком здоровым и отдохнувшим, но сегодня он побил вес рекорды. Была б её воля, Каити бы его на месяц сослала в какой-нибудь профильный санаторий, с восстанавливающими процедурами и усиленным питанием.

Не сказать, чтобы детектив был худощавым, но пару килограмм здорового жира ему бы явно не помешал: в вырезе мятой рубашки явно проглядывались кости и сухие мышцы. Вновь поднимаясь взглядом выше, Каити обратила внимание на, похоже, не единожды сломанный нос и короткую армейскую стрижку. Образ полицейского-следователя довершало сосредоточенное и мрачноватое выражение лица. Сейчас представить на худом и измученном лице Ортана Тиринаги ту располагающую улыбку, с которой он обратился к ней в первую их встречу, было практически невозможно.

У сидевшего в пол-оборота к ней Доррингом выражение лица было схожее с детективом. Однако, азартный блеск глаз и нетерпение, придавали лицу лейтенанта какую-то оживленность, что ли. Невольно сравнивая их с детективом, Каити отметила и аккуратную небрежность, с которой на лейтенанте был повязан его галстук цвета индиго, и вроде бы растрепанные, но как-то красиво, золотистые волосы, чуть длиннее, чем она обычно видела у полицейских. Ростом Дорринг сантиметров на десять уступал детективу, однако по телосложению был даже несколько массивней. Все это выгодно подчеркивал хорошо сшитый костюм, на несколько оттенков светлее галстука и белая рубашка.

Каити знала, что каждое утро лейтенант гладил себе сам. Самостоятельно же, он подбирал одежду и укладывал волосы. Для неё это казалось удивительным, ведь Джим Дорринг явно был не из бедной семьи и при желании мог нанять специального человека даже для деликатной ручной стирки некоторых своих галстуков. Впрочем, за всё время общения с ним, Каити поняла, что, несмотря на все многочисленные недостатки, лейтенант - человек самостоятельный, стремящийся к независимости во всех сферах своей жизни, а значит, некоторые его привычки и умения были вполне естественными и не должны были вызывать изумления.

После непродолжительной, но принесшей ей огромное удовольствие, беседы с детективом и спора с Доррингом, она все же шла следом за ними через внутренний двор. Подмигнувший ей под недовольным взглядом лейтенанта молодой мужчина в форме усадил ее в отдельной комнате, объяснив, что вон там проходит граница с соседней допросной. Ей должно было казаться, что это одна большая комната, но на самом деле их две: и там, её никто не слышит и не видит. Пояснив это, он ушел, а Каити осталась наблюдать за пока еще пустой допросной.

Спустя минут десять в допросной появились лейтенант и детектив, еще через пару минут ввели девушку, закованную по рукам и ногам в цифровые наручники. Выглядела она довольно развратно и потрепанно, однако это не помешало ей гордо и нахально посмотреть обоим мужчинам в лицо.

Лицо Ортана осталось бесстрастным, Дорринг презрительно ухмыльнулся. Каити знала эту ухмылку, а также знала, что ничем хорошим это допрашиваемой не грозит.

-Вы, да как вы посмели, я жалобу напишу! За нарушение режима содержания!!! А еще за домогательства и попытку изнасилования! Вы, твари, сгниете в тюрьме! - девица упоенно верещала и скалилась, выставив белые зубы. Полностью убежденная в своей безопасности, она, похоже, не боялась никого, а все происходящее доставляло ей несказанное удовольствие.

-Сесть,- Каити показалось, что от голоса лейтенанта все вокруг покрылось корочкой льда. Проститутка просто не могла не подчиниться и послушно шлепнулась на серый казённый табурет, растеряв часть своей спеси и развязности. Лейтенант медленно, словно хищник обошел стол и застыл за её спиной, опустив изящные ладони на оголенные плечи девушки.- Деточка,- обманчиво мягко прошелестел он,- если ты так просишь, мы, конечно выполним твою просьбу... Хоть всем следственным изолятором выполним. А потом, если очень захочется, я лично сопровожу тебя в камеру к лучшим парням этой системы, забыв снять наручники. Думаю,- Каити видела, как Дорринг мягко начал разминать её плечи. Стало немного противно, таким она его боялась. Даже когда все свои 'методики' лейтенант применял не к ней, а к неприятной девице.- они несказанно обрадуются, да?

-Слышишь, ты, руки убери...-сквозь зубы процедила девица. Улыбочка, так раздражавшая Каити, давно с неё слетела. Гримаса отвращения и злости придавала ей симпатичному ассиметричному лицу выражение, какое бывает у загнанной в угол бешенной лисы.- Тронешь меня хоть пальцем, мразь, пожалеешь...

-Да ну,- Дорринг, пользуясь тем, что руки у неё были скованны за спиной, медленно, будто поглаживая, переместил руки на её ключицы и продолжил медленно двигаться, уже практически достигнув груди.- И на кого жаловаться будешь, дорогая? Я ведь даже не представился. Может, мы парням с охраны приплатили, чтоб тебя попользовать? Все равно хуже уже не будет, да?

-...- проститутка разразилась грязными ругательствами, а лейтенант в одно движение оказался сидящим перед ней, все такой же насмешливый и холодно-отстраненный. Когда девка замолчала, он презрительно спросил:

-Успокоилась, шалава? Надеюсь, ты в дальнейшей беседе с нами попридержишь свои жалобы и эротические фантазии, ага?- девица не смотрела на него, кривя губы с размазавшейся помадой.-Я не слышу!-вдруг рявкнул Дорринг, бахнув рукой по столу. Каити вздрогнула. Кэтрин лишь вжала голову в плечи и пробормотала сиплое:

-Да.

-Отличненько,- лейтенант мрачно улыбнулся и подтянул к себе материалы дела. - Так, данные твои есть, место работы,- еще одна ухмылка,- тоже, не поверишь, даже карта ДНК. К тебе будет только парочка вопросов, чтобы уточнить кое-какие детали касательно смерти Дерика Хейга, он же Нортон Эдисон. Надеюсь, факт знакомства отрицать ты не будешь

-Не буду,- проститутка поморщилась, но всё же сказала.- Как и говорить без адвоката,- Дорринг метнул быстрый взгляд туда, где сидела невидимая для него Каити, ей даже показалось, что он посмотрел ей в глаза, затем лейтенант обратился к Тиринаги.- Детектив, будьте столь любезны, окажите мне маленькую услугу, пускай наша общая знакомая посидит все же в приемной, пока мы закончим.- Каити поняла, что это о ней, испытала смесь обиды, досады и ,как ни странно, облегчения. Все же, оказывается, наблюдать как Джим Дорринг, который обещал наказать её 'насильников', закрывал собой от взрыва и терпел её истерики, хладнокровно с использованием не самых чистых методов допрашивают девицу, которая явно этого заслужила, Каити было неприятно. Поэтому она не оспаривала решение лейтенанта и безропотно последовала за человеком, который спустя пару минут давящей тишины пришел за ней.

Ортан Тиринаги

Дорринг колол грамотно, не перебарщивая, но и без лишних сантиментов. Пожалуй, он лучше бы не смог. Лейтенант умело давил на все потайные рычажки, страхи и опасения, которые есть у каждого человека: беспомощность, зависимость, страх насилия. Дорринг, не давая опомнится Кэтрин, пошел в атаку и это дало свои плоды: девка хотя бы полностью растеряла свое хамское поведение и превратилась в обыкновенную допрашиваемую проститутку. Так же, явная импровизация лейтенанта, 'просто поговорить про смерть Дерика Хейга', была довольна удачной.

Когда по двери их допросной стукнул конвойный, давая знать, что Каитана Доринанти больше не является зрителем спектакля 'Злые полицейские', лейтенант продолжил:

-Дорогая, ты совсем глупенькая? У тебя на хате нашли столько оружия, про происхождение которого я не упоминаю, иначе это будет пожизненный срок, что мы можем тебя хоть пытать здесь, нас не то, что оправдают, нам орден дадут. Тем не менее, мы хотим поговорить о Дереке Хейге, и только о нем, сечешь?- судорожно сглотнув, проститутка кивнула. Кем-кем, а дурой она точно не была. Другое дело, что хитроумный лейтенант, так или иначе, потом направил разговор в нужное ему русло, и вытащил бы всё, что ему надо.- Хорошо, тогда будь хорошей девочкой, поговори с детективом, а я буду слушать.

-Вы были знакомы с Дериком Хейгом?- после тона и интонаций Дорринга, его речь, должно быть, показалось необычайно сухой и канцеляристской. Однако, во-первых, того требовала роль 'доброго' полицейского, а, во-вторых, Пепел не считал необходимым тратить и так невеликий запас энергии на расшаркивания.

-Да,- проститутка говорила тихо, плечи она ссутулила, а глаз не подымала.

-Сколько вы с ним знакомы?

-Три... три месяца.

-Врешь,- бесстрастно сказал лейтенант, она подняла глаза, наткнулась на его ухмылку и вновь потупилась.

-Ладно... пятнадцать лет.

-При каких условиях вы познакомились?

-Он... он спас меня. Они проводили какую-то операцию по захвату Папаши Кю. Я... была рабыней Папаши. Дерик... меня освободил, помог найти мне сестру и отца.

-Когда вы встретились в следующий раз?

-Недавно...

-Еще одна ложь и мы будем допрашивать по-другому,- мягко сказал Пепел.

-Ладно-ладно! После того как он мне помог, мой отец захотел его отблагодарить и предложил долю в бизнесе...

-Что должен был делать Дерик?

-Реализовывать товары.

-Какие?

-О-оружие, защиту, вспомогательные средства.

-Откуда твой отец брал эти товары?

-Покупал. -Где?

-У военных,- девченка ловко подбирала формулировки, однако и Пепел не зря ел свой хлеб.

-Военных какой страны, Кэтрин?- она вздохнула и все же тихо ответила.

-Конфедерации.

-Хорошо,-значит всё-таки контрабандисты, впрочем, это они ожидали.- Дерик согласился?

-Да, он был рад, ему не хватало на жизнь зарплаты военного. У него были долги, он крупно проиграл.

-Вы помогли ему исчезнуть, когда его занятия вскрылись?

-Да.

-Что было потом?

-Потом он сказал, что завязал и хочет начать новую жизнь.

-Чем он планировал заниматься?

-Я не знаю... Не знаю, правда. Он появился три месяца назад. Сказал, что ему нужно спрятаться. Я не могла отказать, понимаете...

-Почему он прилетел сюда спустя столько времени?

-Я немного знаю. Он говорил, что помогал какому-то человеку, политику, очень долго. Тот не платил. Дереку надоело, ему нужны были деньги, он снова начал играть, и он решил его шантажировать, чтоб забрать своё. Так он говорил. Тот человек вроде бы согласился. Они договорились встретиться. Дерик должен был передать ему всё, чем его шантажировал. Но он не вернулся.

-Резервная копия была?

-Да, он сказал, что спрятал... Я не знаю где,-это прозвучало неуверенно. Слишком неуверенно.

-Я ведь предупреждал,- лениво процедил Дорринг и поднялся.- Последний щанс.

-Он не говорил мне.

-Пра-а-авда?- лейтенант присел прямо перед ней на край стола и неожиданно хлопнул ее по щеке, не больно, но ощутимо.- Была ли резервная копия?- снова спросил лейтенант. Девушка затравлено молчала. Еще один хлопок по щеке.- Не заставляй меня ухудшать твое положение...

-Он говорил что есть, но я не знаю где она... Эта копия.

-Ага. И еще один вопрос.Он совсем простой...- Дорринг смотрел сейчас внимательно и цепко, откинув весь балаган.- Кому вы продали одно из тех взрывных устройств, которые изъяли у тебя при обыске?

-Это...- девушка изрядно побледнела...Весь ёё яркий макияж смотрелся как грим клоуна. Глаза чуть расширились, похоже, она понимала, о чем говорил лейтенант, и сейчас лихорадочно думала, как же ей поступить.- Вы ведь говорили, что будете спрашивать только о Дерике...

-То есть это не Хейг взорвал мою машину?- прищурился Джим.

-Вашу машину?- она растерянно захлопала глазами.

-Да!- кивнул Дорринг.- Мою машину, на которую я собирал деньги пять лет, и в которой лишь по счастливой случайности не оказался я,- говорил он спокойно, но даже Пепла передернуло от расчетливой ярости в голосе лейтенанта. И , похоже, бесило его не только то, что некто попытался взорвать именно его машину.

-Дерик взял одну, заплатил за нее. Сказал, его попросили приобрести... Вроде как для отвлекающего маневра.

-Он знал как она действует?

-Да, я все объяснила.

-Взрывать можно только в режиме реального времени?

-Да.

-Через сколько секунд после команды наступает взрыв?

-Время вводит взрывающий. Автоматические настройки предустановлены на пять секунд. Все, отстаньте от меня. Я больше ничего не скажу! Хоть пытайте. Я хочу поговорить с адвокатом...- Пепел дал Доррингу понять, что сам закончит допрос, и лейтенант безропотно покинул помещение, перед выходом бросив:

-Я приеду через полчаса, отвезу Доринанти, и приеду.

Каитана Доринанти

Лейтенант стремительно вошел в комнату отдыха, куда её отвел офицер. Судя по часам на стене, она ждала всего лишь двадцать пять минут, но по внутренним ощущениям казалось, что несколько часов. Именно поэтому, когда Дорринг оказался в её удобной темнице, она тут же вскочила на ноги с единственным вопросом:

-Ну что там?-он лишь усмехнулся:

-Пойдем, в машину.

-А...что... уже все, да?

-Для тебя да. Вообще в таких местах пореже надо бывать.

-Если вы не забыли, я учусь на криминалиста,- обиженно сказала Каити. Молодой дежурный широко ей улыбнулся и был удостоен тяжелого взгляда лейтенанта.

-Вот выучишься и накатаешься еще, а пока учи уроки лучше,- они уже переходили двор. Дорринг не подстраивался под её шаги, и иногда ей приходилось чуть ли не бежать, чтоб не отстать.

-Да подождите, куда вы так летите, я ведь не успеваю!- он замер, увидел её разрумянившееся лицо и зашагал медленнее.

-И вообще,- наставительно продолжил лейтенант, решивший, похоже, почитать ей нотации,- учиться надо лучше, стараться, тянуться к знаниям. Тогда на выпуске в тебе увидят перспективного работника и заберут на неплохое место.

-Я учусь,- пропыхтела Каити,- они уже входили в здание бюро.

-Ага, я помню, как ты учишься,- насмешливо, но не зло, парировал лейтенант.

-Джимми!- навстречу им шла красивая подтянутая блондинка в форме, та же, что и в прошлый их совместный визит, окликнула лейтенанта.- Здравствуй!

-Привет, Рахира,- сдержано поздоровался Доррингю

-Какими судьбами, братец?- у девушки были такие же волосы с золотым отливом и карие глаза: Каити только удивлялась, как она не заметила этого сходства ранее

-По делам.

-То есть ты занят?- огорченно спросила его сестра и тут взгляд теплых глаз наткнулся на Каити. Полицейская тут же расплылась в широкой улыбке, Каити не успела опомниться, как её руку энергично пожимали.- Простите мне мою невоспитанность, леди. И то, что мой брат,- недовольный взгляд в сторону лейтенанта,- не удосужился нас представить,- Дорринг лишь хмыкнул.- Рахира, Рахира Дорринг, как вы поняли, сестра этого оболтуса.

-Каитана Доринанти,- Каити пожала руку и улыбнулась Рахире. Сестра Дорринга очень располагала к себе, впрочем, похоже, это семейная черта.

-О,- глаза девушки расширились от удивления,- так это вы. Тогда мне вдвойне приятно познакомиться с девушкой моего брата!- Рахира снова искрометно улыбнулась, но Каити стало совсем не до улыбок.

-Что?- удивленно выдохнула Каити и лейтенантов рык:

-Рахира!- прозвучали практически одновременно.

-А что?- невинно захлопала она глазами в сторону Дорринга.- Папа так и сказал.

-Этот...- лейтенант, похоже, с трудом подавил ругательство.-много всякой ерунды говорит, но ты ведь ее не повторяешь?!

-Извини, Джимми. И вы, Каити,- Рахира скромно улыбнулась.- Я просто вам показала, к чему стоит готовиться в ближайшую пару недель... Папочка решил проучить тебя, братец, - Каити оставалось потрясеннно молчать.

-Я потом с тобой поговорю!- буркнул Дорринг и потащив Каити за руку, не дал ей даже попрощаться. Лишь оказавшись в машине, она решилась спросить:

-Джим, скажите, я чего-то не знаю?

-Не обращай внимания,- машину Дорринг вел непривычно нервно.- Мой батюшка снова развлекается, я всё решу.

-А...это ваша старшая сестра?

-Нет, Рахира младше меня на два года.

-Так вы старший?

-Нет, старший - Нейт, нас трое в семье.

-Он тоже работает в силовых структурах?- за окном проносился привычный городской пейзаж, который сегодня действовал на нее умиротворяюще. Каити лишь чудом заметила, как лейтенант дернул уголком рта и чуть нахмурился. Похоже, этот вопрос ей задавать не следовало.

-Простите, я... Это бестактно...

-Да нет, ничего. Нейт нигде не работает, Каити. Он наркоман,- лицо лейтенант было спокойным, однако он так сжимал руль, что костяшки побелели.

-Простите, я не хотела...- она расстроенно посмотрела на него.

-Только не надо сейчас всех этих соболезнований, ладно?- рыкнул Джим.

-Хорошо...

-Извини, что-то нервы шалят,- спустя пару минут тихо сказал он.- И за представление в допросной прости... Тебе не стоило это видеть. Моя ошибка.

-Не извиняйтесь. К тому же, я ничего нового не увидела.

-То есть, не испугалась?- покосился на нее лейтенант.

-Ну, методы у вас, конечно, не самые приятные, зато работают,- глубокомысленно заключила Каити. Он немного расслабился и до дома вез ее уже намного спокойнее. И даже удосужился рассказать о том, что удалось узнать.

-То есть, нас взорвал не Хейг, а кто-то другой?

-Именно.

-А от чего нас хотели отвлечь?

-Если бы я знал,- вздохнул лейтенант.-Будем работать...Сама до квартиры дойдешь?

-Ага.

-Ну все, техника безопасности - как обычно. И Каити...- сказал он немного неуверенно.

-Что?- она внимательно посмотрела и с удивлением отметила, что лейтенант пытается подобрать слова. После паузы в несколько секунд, он все же решился:

-Называй меня на 'ты' и по имени, раз ты теперь с нами в деле, ладно?

-Хорошо, договорились. Только никакого покровительственного тона,- подумав, добавила она.- И нотаций...

-Еще скажи, что подкалывать нельзя,-усмехнулся он.

-Можно. Иногда.

-Ну хоть на этом спасибо... Ладно, беги.

Ортан Тиринаги

После того, как Кэтрин отвели в отдельную камеру с наивысшей степенью защиты и приездом Дорринга, буквально сразу же приехали спецы из СВБ забрать образцы. Затем он отчитался Фрисни, а Дорринг своему руководству. Затем они выпили кофе и, засев в кабинете Пепла устроили мозговой штурм. По всему выходило, что Хейг плотно был завязан с кем-то из верхов, и это очень не нравилось, что Дориингу, что ему. Узнать бы еще с кем... Где-то же они встречались, или обменивались информацией другими способами.

Кэтрин сказала, что Дерик оставил вещи у нее, спустя сорок минут их доставили, однако детектива ждало разочарование: обычная одежда, несколько тысяч единиц наличными, старенький и побитый жизнью коммуникатор, на котором не было ни одного номера и ни одного вызова: его явно отформатировал сам Хейг; дешевый камуфляж, который можно было купить в любом магазине. Сумка из синтетики имела одно отделение но отчего-то даже в пустом виде весила килограмм пять. Переглянувшись, Дорринг и Пепел принялись искать потайные карманы, однако они никак не желали находиться.

Дверь открылась неожиданно - входивший, пренебрегая правилами хорошего тона, не счел нужным стучать. Полицейский и СВБшник обернулись и увидели на пороге Морриган, в халате под пальто, с сумкой и сигаретой в зубах. Вместо приветствия эксперт смачно затянулась, выдохнула дым и мрачно произнесла:

-Если вы мне сейчас скажете, что уже распотрошили вещи Хейга, я позвоню начальству и напишу рапорт!

-Немайн Керимовна,- льстиво начал Дорринг, подымаясь и загораживая собой стол с сумкой. Тиринаги под предлогом приведения в порядок бумаг, быстро запихивал вещи обратно,- мы вам просто несказанно рады!

-Ага,- с противным выражением ответствовала эксперт,- именно поэтому детектив даже не счел нужным поздороваться, и все еще стоит к женщине спиной,- а затем обличительно процедила.- Дорринг, студенток очаровывайте. Вы уже распотрошили эту чертову сумку!

-Да кто вам такое сказал! - очень натурально возмутился лейтенант. Заканчивая запихивать вещи, Пепел лишь удивился такому мощному актерскому таланту.

-Капитан Фрисни, - Морриган кинула сумку на пол, и сняв пальто бросила им в Дорринга. - Цитирую: 'Лучше вам быть побыстрее, иначе Тиринаги разворотит этот вещдок'. Но я смотрю, детектив,- Ортан уже стоял к ней лицом, в то время как безропотно лейтенант вешал пальто,- дурной пример заразителен, а?

-Кофе, профессор?- продолжал ублажать женщину Дорринг. Та благосклонно кивнула, похоже, решив повременить с рапортом и затянувшись последний раз, устало произнесла.

- Ну и что здесь?

-Да ничего особенного,- осознав, что буря миновал, Ортан предьявил ей сумку с вещами.- Кроме веса сумки.

-А что не так с весом?- подозрительно спросила Морриган.

-Выложите все вещи, она килограмм пять весит, не меньше.

-Сначала необходимо с содержимым разобраться. И пока я не опишу и не проверю все содержимое...

-Да бросьте,- Доринг поставил перед ней чашку с дымящимся кофе, которое беспардонно умыкнул из шкафа детектива.- Мы там уже покопались, это обычный хлам. А вот то, что тут где-то есть потайные карманы - это несомненно,- Морриган все равно дотошно описала и переложила по отдельным пакетам каждую вещь и лишь потом без видимых усилий приподняла сумку над столом. К этому моменту в достаточно небольшом кабинете стало уже порядком накурено: профессор затягивалась уже четвертой по счету сигаретой, стряхивая пепел с сигарет на Конституцию Союза, лежащую прямо перед ней на рабочем столе.

Скрючившись над столом, Морриган так и этак вертела сумку, прощупывала швы, дергала замок, что-то замеряла. В конце концов, она полезла в сеть, что-то посмотрела, издала звук, похожий на боевой клич и распорола днище сумки, обнажая серебристую защитную прослойку. Затем молниеносно женщина метнулась к собственной рабочей сумке, вытащила пару пробирок с каким то порошком и жидкостью, всучила это все лейтенанту, снова вернулась с колбой. Смешав в колбе желто-коричневый порошок и прозрачную вязкую жидкость, она энергично ею потрясла. На глазах детектива масса сменила оттенок на темно-синий, и вот это вот профессор и вылила из колбы на подкладку. Сумка тут же густо задымила а по дну пробежала парочка искр. Сумка сменила цвет, материал и оказалось, что она имеет два отделения.

-Это что? - немного шокировано спросил лейтенант.

-Новая разработка: встраиваемая в структуру предмета голограмма, позволяющая менять до пятнадцати вариантов ткани, фасона и материала в пределах исходных данных, конечно,- Морриган задумчиво заправила седую прядь за ухо.- Разрабатывалось для модниц Конфедерации, но по-видимому и до сумок дошли- наблюдая за тем, как они с Доррингом уже открывают потайной карман, поясняла профессор.- Впрочем, вещь ненадежная - стоит закоротить основной элемент питания голографических проекций, как вся конструкция возвращается к исходному виду, - сумка в их руках начала разваливаться на тряпичные детали,- ну и частично разрушается,- добавила Морриган.

Они с лейтенантом достаточно быстро освободили то, что раньше от них было скрыто: маленький цифровой накопитель и нож. Такой же нож, которым были убиты их жертвы. В чехле и пакете. Морриган успела среагировать быстрее, чем Дорринг взял пакет в руки:

-Не трогать!- рявкнула она. Лейтенант аж от стола отскочил.

-Не может быть,- присвистнул Пепел. Таких совпадений просто не бывает. Не бывает такого. Не случается. Просто смешно. Однако интуиция уже кричала, что это тот самый нож.

-Так... нож я заберу на экспертизу. Прямо сейчас исследую. Накопитель - на нем тоже могут быть следы и он может быть зашифрован. И вещи Хейга,- решила Морриган.

-Но...- попытался запротестовать лейтенант.

-Дорринг, вы уже забыли о рапортах?

-Побыстрее только,- каким-то просящим тоном ответил лейтенант. Пепел его понимал - его самого потряхивало от азарта.

Лейтенант вернулся, как и обещал. Они продолжили. И снова: мозговой штурм, бесконечные запросы в базы данных и ведомства, напряженное ожидание результатов от Морриган и Стим, перемежаемые кофе и молчанием.

В пятом часу позвонила лейтенант Стим и подтвердила, что с вероятностью в девяносто пять процентов изъятые взрывные устройства идентичны тем, которые использовались при вчерашнем взрыве. Вздохнув - этого стоило ожидать - лейтенант и Пепел строили логические цепочки, разрабатывали версии, искали подтверждение...

-Ну, хорошо, а если эта Кэтрин не так услышала, или поняла? Или это вообще деза?- галстук лейтенанта безжизненно висел поверх стула, там же был и пиджак. Доринг с сверкающими глазами и торчащей во все стороны прической напоминал то ли сумасшедшего ученого, то ли того СВБшника, жестокого и помешанного, образ которого неотступно преследовал зрителя в каждом боевике Конфедерации. К целям и мотивам вчерашнего взрывателя они добрались только сейчас.

-А по-вашему, что хотел этим поступком показать преступник?- Пепел ощущал, как все тело медленно, но неотвратимо с каждым часом наливается усталостью и болью. Еще пара часов и накроет волной выматывающего безумия.

-Не знаю, но если бы это был отвлекающий маневр, то от чего он нас отвлекал?

-Возможно, он направлен был, чтобы отвлечь не нас, а кого-то другого. И отвлечь не самим взрывом, а угрозой жизни кого-то из вас с Доринанти,- возразил Ортан.

-О!- лейтенант задумчиво побарабанил пальцами по столешнице, и, прекратив ходить, сел напротив.- Интересный вариант. Тогда ставлю на Доринанти. Я ценности для преступника никакой не представляю.

-Вы могли бы обладать важной информацией по расследованию.

-Как и вы, как и Морриган, как и наше начальство... В этом расследовании задействовано слишком много людей.

-Тогда только Доринанти. Кто мог на на нее отвлечься?- боль уже мешала думать ясно. Она то накатывала, заставляя пульсировать череп, то отпускала, давая пару минут передохнуть.

-Те, кому интересен компромат, собранный ее отцом. Конфедерация, преступники, кто-то на кого работал Хейг. Сам Льюис, если он все-таки жив в конце-концов.

-Кстати, еще один вопрос: на кого работал сам Хейг?- Ортан пил уже холодный кофе и раздумывал, как бы поделикатней намекнуть лейтенанту, что рабочий день заканчивается и ему бы хотелось отправиться домой.

-Кажется, мы с вами уже решили, что либо на Льюиса, а потом - на его оппонентов, либо на оппонентов и потом - на Льюиса,- нахмурился Дорринг.

-Я имею в виду, на кого конкретно. Согласитесь, эти люди весьма вероятно представляют значительную опасность для государства.

-Мы вряд ли выясним это, пока не поймаем их с поличным или же не раскрутим цепочку посредников. Кстати, нашим делом интересовался Майк Керн через свои каналы в Службе.

-Сам?- Ортан поморщился: только Керна ему и не хватало. С человеком, сумевшим упрятать Морриган, практически незаменимого и довольно влиятельного эксперта, в тюрьму, сталкиваться детективу Тиринаги, обычному и невлиятельному, совершенно не хотелось. Целее будет. Неожиданно ему подумалось, что, собственно, и хрупкую Доринанти совершенно некому прикрыть от интереса столь высокопоставленных личностей. Тем временем Дорринг уже вовсю рассуждал, что вряд ли это сам Керн, ведь тогда он нехило засветился, а он не дурак.

-...Да и зачем ему это, он ведь сейчас якобы жертва предыдущегорежима Совета, безвольная марионетка,- невеселоусмехнулся лейтенант.

-Вы тоже полагаете, что необходимо было просто устранить действующих членов Совета?- приподнял брови Ортан.

-Я полагаю, что Керн далеко не так немочен и дряхл, как об этом пишут журналисты, и что в свое время он пошел на компромисс с оппозицией, чтоб поскорей закончить ту кровавую резню, в которую превратилась очередная мирная революция.- Он ведь политик, детектив, и политик неплохой, в сущности не его вина, что за сто семьдесят лет правления диктатуры полностью была развалена экономика Союза.

-А за те несколько лет, что был при власти он, уровень преступности наркооборота вырос в тридцать раз...

-Я его не оправдываю, не думайте,- от лейтенанта не укрылся сарказм в голосе детектива.- Если хотите знать, моя семья - потомственные военные, ведущие род от тех самых Первых Адмиралов. И они всегда были в оппозиции Керну, и первой революции. Меня воспитывали в том же духе. Политики никогда не будут работать на благо страны и в ущерб себе.

-В отличии от военных,- все же поддел Пепел, не удержавшись.

-Да, военные знают, что такое честь. Знали, по крайней мере. Армия уже давно не та.

-Как и полиция, да и СВБ. И любое государственное ведомство, лейтенант... Похоже, Морриган не спешит с результатами, так что я предлагаю расходиться.

-Хорошо. Давайте только наметим план действий. Значит, завтра я пообщаюсь с О`Куинном, комиссар Чейз сказал, что наблюдение за ним уже выставлено.

-Хорошо, Кэтрин пока передавать таможенникам не будем. Через капитана Фрисни постараюсь выйти на ее отца, это, я так понимаю, Эл Серый.

-Ага, не знал только, что у него дети есть...

-Вероятно, он умеет это скрывать.

-Еще одно, второй преступник - надо разработать круг Хейга, возможно, допросить Кэтрин еще раз.

-Да, стоит, но вряд ли она что-то знает...

-Тем не менее...Ну, и, конечно, будем ожидать умозаключения Морриган. Я пошел. Удачи, детектив!- как только за лейтенантом захлопнулась дверь, Пепел откинулся на спинку и застонал сквозь зубы... От дневной ясности не осталось и следа - его поглотила мутная волна боли, выкручивающей суставы, раздирающей мышцы, превращающий тело в оголенный нерв, который кто-то стимулирует разрядами в тысячи вольт.

Самое хреновое, это то, что, если под кайфом соображаешь ты плохо, если вообще соображаешь, то когда ломает - понимаешь все, даже больше. И обещаешь себе завязать. Каждый раз. Обещаешь. Даешь слово. И не сдерживаешь. Чтобы снова окунуться в ласковое забытье, в такой успокаивающий дурман, где все так же - как было до. И ты ненадолго позволяешь себе думать, что так и есть, что ничего не изменилось, не случилось, что ты все еще человек, заслуживающий любовь и жизнь, а не помои, которым питается душа, силясь заткнуть дыру внутри, черный коктейль из жестокости, отвращения к себе и тягучей рутины. Изматывающего одиночества. Редких потуг самолюбия ожить, затыкаемых безразличием. Старательным удерживанием маски человека-которому-что-то-еще-интересно, человека-которому-не-хочется-сдохнуть, маски-хорошего-детектива.

Перетерпев новый приступ, и быстро натягивая на дрожащее тело пальто, он неожиданно понял, что это конец. Что больше ничего не будет. Сейчас он окончательно принял решение, задавившее маленькие ростки надежды на то, что, может быть, когда-нибудь что-то измениться. Нет, ничего уже не измениться, потому что у него нет больше запаса прочности для перемен. Он устал. Смирился. Он обречен. Он покончит со всем сегодня, пока есть решимость и желание. Но не здесь. Здесь самоубийство будет выглядеть слишком пафосно, через чур торжественно. А вот в его клоповнике - в самый раз. Пробираясь почти на ощупь по узким улицам столь нелюбимого им города он силился вызвать в себе хоть какие-то воспоминания, чтобы уходить было легче. Чтобы ему было куда... к кому уходить. Как назло, вспоминалось не то.

Вот, он молодой наивный и веселый, поступил в Военную академию при Военно-морском комитете системы Ориноко. Белый китель, присяга, радость матери, праздничный салют... Драки стенка на стенку с богатенькими, до крови, до синяков, сходивших по несколько недель и тщательно скрываемых от офицеров. Тогда казалось, что перед ним столько возможностей, столько шансов. Тогда для него наконец-то был найден выход из замкнутого кольца бедности. Затем скоропалительная свадьба Тогда, в девятнадцать, ему казалось, что это правильно, что так у всех и бывает - сразу и навсегда, только по любви. А как же иначе. Ей тоже так казалось...

Он уже не шел - бежал по улице. Накрапывающий дождь разогнал прохожих, Пеплу казалось, он совершенно один в тесном лабиринте города, затерявшийся между высоток и мигающей слишком яркими огнями рекламы. Он невзлюбил столицу с первого же вдоха спертого, дымного воздуха, с первого шелеста проносящегося над головой эфир-автобуса, с первого взгляда на вечно спешащих пешеходов. Даже название этой планеты -Схизма, вызывающее в нем отторжение, Пепел старался использовать как можно реже. Именно здесь он отчетливей всего ощутил бесполезность своей жизни и собственную никчемность. А ведь достаточно было всего лишь одного выстрела в подонка, который... Его посреди проспекта вновь скрутила боль, и он вынужден был прервать свою гонку, привалившись к стене. Он помнил, как нашел её. Всё, до мельчайших деталей, до ее стеклянных, расширившихся от ужаса глаз, до капелек крови по светлому подолу платья. Помнил, как на негнущихся ногах дошел до коммуникатора, как добрый врач дал ему глотнуть настоящего спирта, как он очнулся в этот момент, и в бессильной ярости разбил руку о стену. Торжественные и мрачные похороны под ярко-синим небом. Охватившую его почти спортивную злость: найти того, кто это сделал. Ну вот, нашел...Она ведь что-то такое говорила ему пару раз, но детективу Тиринаги ведь всегда было не до того.

А потом... Его наглые умные глаза. Он все понял, и лишь усмехнулся, подписывая заявление. Пеплу не хватило сил спросить: за что, почему она, зачем убийство... Тогда из него одним рывком вместе с мясом выдернули стержень и он превратился в кусок плоти, живущей по инерции. Ради матери он научился это скрывать. Работа в следственном комитете и заочное получение юридического, иногда пьянки с коллегами - возможно, через пару лет он бы начал оживать. Возможно. Болезнь матери окончательно решила его судьбу. Пока она еще лечилась в столице он заставлял себя выглядеть бодро, обнадеживающе, держать маску хорошего сына. Но с перевозом её на дальнюю планету в пансионат с хорошей экологией, отличным персоналом, питанием и процедурами, эта надобность отпала сама собой. Он запил недели на две. Его едва не уволили, и он понял, что если желает получать, в общем-то, неплохую зарплату, придется отыгрывать свою роль дальше, пускай и не так тщательно.

Затем его перекинули в Бюро. Халтуры от Фрисни помогали собирать ежегодно необходимую сумму на лечение мамы. Если бы не наркотики, то когда-нибудь он смог бы испытать хоть какие-то чувства, кроме усталого удовлетворения от хорошей работы или раздраженного недовольства от очередного глухаря. Кайф дал ему надежду, что все можно вернуть. С первой ломкой он понял, что надежда - ложная, но каждый раз возвращался к тем, далеким, воспоминаниям снова и снова. Думая, что завязал, он обманывал сам себя. Да, доктор говорил, что ему таки должно казаться, однако далее должно было прийти осознание того, что Пепел должен и может жить полноценной жизнью. Осознание так и не пришло. Он заменил наркотики работой, в которую вгрызался с остервенением голодного зверя...

Тяжело с присвистом дыша, побеждая стонущее тело, он сам не замечал куда идет. Мелкий дождик превратился в ливень, идущий одной сплошной стеной. Удивительно, но именно этот поток ледяной воды заставил его немного прийти в себя. И дать себе мысленную затрещину: самоубийство сейчас будет очередной уступкой собственной слабости, еще одним показателем, насколько он - бесхребетный слюнтяй. Стало легче дышать, и даже боль ненадолго отступила. Пепел оглянулся в поисках места, где бы переждать все усиливающийся дождь...Прямо перед ним висела вывеска городского морга. Как символично! Хмыкнув, он вошел в раскрывшиеся стеклянные двери.

Каитана Доринанти

Смена только началась, но Каити побыстрее постаралась подготовить 'мертвецкую', чтобы посвятить свободное время учебе. Она знала, что если снова получит незачет, то от исключения ее не спасет никакая протекция.Поэтому, сцепив зубы, она с трудом, но продиралась через дебри терминов и примеров, употребляемых одним из самых известных баллистов-теоретиков.

Каити так увлеклась, что не заметила, как бесшумно разъехались стеклянные двери и в холе городского морга появился мокрый до нитки мужчина, пробормотавший:

-Простите, я пережду дождь и уйду,- поворачиваясь лицом к дверям, за которыми хлестал осенний дождь. Ей потребовалась еще пара секунд, чтобы опознать по мокрым тряпкам с которых натекала вода и по чуть ссутуленной спине детектива Тиринаги.

-Детектив!- окликнула девушка, но, кажется, он не услышал.-Ортан!- и вновь молчание да шум дождя за стенами. Это было не очень-то похоже на детектива Тиринаги,и до Каити дошло, что с ним явно что-то не так... Она вышла из-за своей стойки и направилась к нему. Застыв в паре шагов, она вновь окликнула, однако ответа не дождалась. Тогда она дотронулась до его плеча, ощущая как оно дрожит.

-Ортан,- Каити сказала негромко, но он услышал: повернулся, посмотрел на нее каким-то отрешенным взглядом. Затем в его серых глазах мелькнуло узнавание, и он посмотрел уже более осмысленно. Попытался даже улыбнуться, но движение рта вышло каким-то судорожным.

-Здравствуйте, Каити,- глухо поздоровался мужчина.

-Здравствуйте,- она заметила, что трусило его все сильнее. Больше ничего выдавить из себя девушка не смогла. Они так и стояли друг напротив друга и пялились в глаза один другому: он спокойно-безразлично, а она растерянно. Наконец она прервала это неловкое молчание сказанным немного невпопад и очень наигранно.- Да вы ведь совсем промокли!- собрав в кулак всю свою смелость, она схватила детектива за руку и потащила в комнату для персонала. Тот не сопротивлялся, покорно следуя за ней. Каити подумалось, что если б она его сейчас начала оскорблять и душить, он бы так же смотрел прямо перед собой, никак не реагируя.

В комнате для персонала всегда была сменная одежда, которую запасливые работники морга не гнушались снимать с покойных. Впрочем, говорить об этом детективу девушка не решилась. Она посадила его на складной стул, а сама принялась рыться в коробках в поисках чего-то подходящего. Как назло, попадались только платья в кружевах да дорогое женское белье. Наконец выудив нечто напоминающее мужской свитер и джинсы, она протянула их Тиринаги.

-Что это?- похоже, он уже немного пришел в себя.

-Одежда,- сказала она и, подумав, добавила.- Сухая. Переодевайтесь,- он снял пальто, затем стал расстегивать рубашку. Каити вышла, немного покраснев и поставила греться чайник. Заварила чай. Достала печенье и конфеты, припасенные Тонрой, из-за угла неожиданно появилась Багира. Роскошная, черная и слишком умная даже для кошки, она уперлась взглядом в дверь из-за которой буквально в тот же момент появился детектив. Свитер и брюки немного висели на нем, но в целом сойдет.

-Садитесь, чай выпейте, чтоб не заболеть,- не понятно для кого, то ли для себя, то ли для него, Каити добавила в голос побольше повелительных ноток. Мужчина сел напротив нее, упершись затылком в стену и полуприкрыв глаза.-Чай,- Каити настойчиво впихнула ему в руки чашку,- он взял. Отхлебнул, полностью игнорируя её обеспокоенно-вопросительный взгляд, которым девушка его сверлила.- Что случилось?- когда чашка опустела наполовину, а детектив перестал так сильно трястись, все же решилась она.

Мужчина поднял глаза. И посмотрел как-то затравленно, будто бы уже жалея, что пришел сюда. Этот взгляд немного разозлил Каити.

-Что у вас произошло?- намного тверже спросила она.

-Я...-голос его сильно захрипел, Тиринаги откашлялся. - Я плохо себя чувствую, Каити. Простите, что заставил вас беспокоиться, наверное, я пойду. Вызову такси. Дождь уже меньше...- он говорил еще какие-то вежливые фразы, совершенно бредовые и ненужные сейчас, а она лишь смотрела. Неужели он не понимает? Не видит? Не чувствует, в конце-концов. Зачем вся эта интеллигентная ложь? Пускай говорит правду или уходит совсем. Что-то в этом духе она ему и высказала, детектив споткнулся на очередной вежливой и обтекаемой фразе, тяжело вздохнул и другим, уставшим и глухим, голосом все же сказал:

-У меня ломка, Каити. Вам известно, что это? - она судорожно кивнула.- Я - наркоман,- продолжил Тиринаги, почти насмешливо глядя в ее лицо.- Я - алкоголик. Трус. Я выбиваю из людей нужные начальству показания. Запугиваю неугодных Бюро потерпевших. Я убил несколько человек, Каити,- с каждым предложением он говорил все тверже, злее и насмешливее, вглядываясь в ее лицо. - Я виноват в смерти своей жены. Вся моя жизнь - это работа, наркотики, выпивка, проститутки и трупы. Ну что? Как вам? Что со мной случилось, как вы думаете?!- Тиринаги безбашенно ей улыбнулся. Таким девушка не ожидала его увидеть никогда.- Я вам все еще симпатичен?! Хочется мне помочь, а?- она вздрогнула. От задора и решимости не осталось и следа. Мужчина пугал ее, вернее не он, а та внезапная перемена, что с ним произошла. Если у него ломка, то конечно это объяснимо,- рассуждала она. Плохое самочувствие, слабость - все это добило его и теперь из него просто фонтанирует боль и немного безумия, тщательно скрываемых ото всех.

-Ну, давайте, жалейте меня! Помогите мне, спасайте!- мужчина говорил слишком громко, почти кричал. На впалых щеках заиграл нездоровый румянец, а глаза сверкали каким-то лихорадочным блеском.

-Только я сам виноват во всем. Только я и больше никто. Мне не нужно ваше сочувствие... Я хочу покоя!- он с силой запустил в пол кружку. Звякнув, та рассыпалась осколками по полу. Тиринаги тяжело дышал, его снова затрусило. Каити потребовалась минута, чтобы решиться:

-Пойдемте, я положу вас в дежурной. Там никого нет... Полежите, а когда станет лучше...- она не договорила. Ортан вновь безразлично кивнул ей и последовал следом, вытянулся на кушетке и закрыл глаза. Она прикрыла дверь и выдохнула, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. Убрала осколки кружки, протерла пол. Пыталась читать почти до самого рассвета, но так и не преуспела: ее дергало от каждого шороха, она напряженно вслушивалась в звуки из дежурки, а еще Каити отчаянно хотелось, чтобы эта ночь закончилась.

Немайн Морриган

Забрав изрядно залапанные вещдоки у парочки Тиринаги-Дорринг, походя отметив, как они уже сработались, я здраво рассудила, что к длительной работе наиболее пригодна именно моя домашняя лаборатория. Несмотря на обеденное время, к себе я добралась сравнительно быстро. Быстро пообедав, я взялась за самое простое - одежду, изъятую полицейскими

В принципе, найти что-нибудь интересное там я не ожидала, однако удача настигла меня: на одном из свитеров Рика при детальном осмотре обнаружилась пара капелек крови. На анализ и соответствующее оформление так сказать по горячим следам мне потребовалось около часа. Кровь была комиссара Сапроматински. Это уже что-то. С остальными вещами мне так сильно не повезло, однако с подошвы тщательно отмытых ботинок мне удалось отскрести пару грамм земли. Снова анализ. Не люблю я возиться с такими маленькими образцами, но что делать... С вероятностью в процентов восемьдесят программа выдала мне совпадение по составу почвы на обуви и на газончике бывшего главы СВБ.

Помнится, моя дотошность знатно бесила в свое время Чернеского, однако, самодовольно подумалось мне, в отличии от него я даю следствию конкретные результаты. Впрочем, работая далеко не первый год в этой сфере, я прекрасно понимала, что найденных улик хватит на подведение доказательной базы максимум под один эпизод - последнее убийство. Конечно, суд пойдет на встречу просьбе вышестоящих лиц полиции и СВБ и снисходительно рассмотрит эти улики как косвенные для остальных эпизодов серии, но... Необходимо что-то неопровержимое. Именно этим могло стать орудие убийства. Могло, но мне этого сделать не дали.

Обычно при работе я отключаю коммуникатор, но сегодня почему-то забыла это сделать. Весьма неудачно, как выяснилось в дальнейшем.

-Морриган,- ответила я, параллельно осматривая нож с вырезанными на гербе Союза инициалами Д.Х.

-Немайн Керимовна, добрый день, с вами говорит Ротан,- мне потребовалась небольшая пауза, чтобы вспомнить кто это. Ах да, щенок из Совета. А вот и ответный ход, правда запоздалый.- С вами хотели бы пообщаться,- некоторая неуверенность прозвучала в его голосе...

-Когда?- спрашивать кто было бессмысленно. Молодой политик меня неприятно удивил:

-Сейчас, под вашим домом уже стоит машина,- ого, как они за мной следят, надо же. Я, конечно, подозревала, что приглядывать будут, но хвост приставить...Вот только сделали они это относительно недавно, иначе бы охрана того же Чейза наружку вычислила бы.

-Хорошо, надеюсь, минут десять на сборы вы мне дадите?- холодно осведомилась я, разыгрывая вежливое недовольство. Долго, однако, они там раскачивались.

-Конечно. Ждем вас.

Рабочий костюм, конечно, хорош, но недостаточно дорого выглядит для Совета. Перейдя в жилую часть дома, я покопалась в шкафу и извлекла на свет изумрудное закрытое платье изысканного фасона. Главным преимуществом этого наряда было то, что не смотря на простоту выглядел он тысяч на тридцать единиц (то есть достаточно роскошно по меркам Союза). Зачем мне нужны были эти переодевания? Безусловно, мне было абсолютно не важно, какова стоимость моего наряда, но в свое время я четко уяснила: это важно для мира политика. И одеваясь на навязанную мне встречу так, я давала понять жаждущим этой встречи, кого они пригласили (не самого захудалого и бедного криминалиста в этой дыре) и кого они совместными усилиями засадили, а потом выпустили как марионетку. Ну, и немного намекала, что при должном желании с моей стороны, я могу купить жизнь любого из них. Причем недорого. Ага, и еще одно. Только под этим платьем совершенно не видно было бронежилет-амфибию. Паранойя? Она самая.

Машина с молчаливым водителем уносила меня от уютного пригорода куда-то в сердце города, мрачное, без единого зеленого пятна, которое, казалось, шипами небосводов подпирало низкое свинцовое небо. Ровно расчерченные кварталы улиц, однотипные строения, двухуровневые проезжие части: по земле и в атмосфере, редкие прохожие... Контраста с остальными районами города добавляло полное отсутствие мусора, нищих, бродячих артистов и рекламы. Аскетизм и строгость - так бы я охарактеризовала деловой и политический центр Схизмы. Наконец, автомобиль остановился перед каким-то небоскребом, для меня они все выглядели совершенно одинаково. Вежливый швейцар открыл дверь и подал мне руку. В холле со стойкой и экранами-схемами меня уже ожидали.

-Немайн Керимовна!- молодой человек, похожий в равной степени, как на референта, так и на охранника. Черный костюм (в отличии от остальных сфер, в этой всегда в почете классика), незапоминающееся лицо, тупой взгляд водянистых глаз... Ничего интересного. На лифте куда-то под самый верх. Прозрачные двери, стойка ресепшена с приветливой молодой секретаршей. Тишина и отсутствие посетителей в пределах видимости... Да ладно, не убивать они меня собрались в самом-то деле! Коридор, тяжелая дверь из настоящего дерева. Молодой человек отрывисто и несколько нервно постучал.

-Войдите,- мужской голос за дверью. Мне показалось или... Дверь мне открыли, я сделала шаг в хорошо обставленный кабинет с панорамным окном, из которого открывался вид на столицу. За столом в компании бутылки явно коллекционного алкоголя и пары бокалов- мужчина. Высокий, подтянутый, темно-русая шевелюра с идеальной укладкой - волосок к волоску, серые острые глаза, лицо совершенно некрасивое, ассиметричное, с резкими чертами. На секунду у меня перехватило дыхание, но в руки я себя взяла быстро.

-Привет, Майк,- усмехнулась - кто б еще это мог быть.

-Привет,- господин Керн пристально, с ног до головы, не скрываясь, оглядел меня.

-Что, изменилась?- я выгнула бровь, садясь в кресло.

-Да не особо, какая была, такая и осталась,- усмехнулся в ответ мужчина.

-Ошибаешься. Теперь я совсем без тормозов, дорогой.

-Угрожаешь?- он отпил и отставил бокал подальше.- Да брось, ты слишком любишь жизнь, чтобы вернуться в тюрьму.

-Я любила жизнь, Майк. Знаешь ли, за пять лет я пересмотрела многие свои взгляды.

-В том числе и на убийства как совершенно бесцельное занятие?- проницательно уточнил он. Что ж, его ум всегда можно было на четверых разделить, и то осталось бы.

-В том числе. Ты позвал меня обсудить мои взгляды или еще что-то?- нахождение с ним в одном помещении вызывало ощущение схожее со сверблением внутри головы - чешется, а сделать ничего нельзя. Господин Керн всегда вызывал у меня противоречивые чувства. В первые минуты, дни, а у некоторых - и месяцы знакомства он вселяет в вас восхищение, увлеченность, даже страсть, он нравится, он умеет общаться, умеет обаять собеседника так, что тот сам этого не заметит. Я не была исключением, правда немного спасали внутренние инстинкты, нашептывающие, что этот человек слишком опасен. Впрочем, Майк и с чужими инстинктами справлялся легко, играючи. И как его только сумели подвинуть? Хотя... если судить по этому кабинету и тому, кто меня пригласил на эту встречу, не слишком-то его куда задвинули. Скорее, сам ушел.

-Что-то еще. Выпьешь?

-Брось, давай к делу. Я не слишком-то рада тебя видеть, чтобы ты не думал,- это было истинной правдой. Керн вызывал симпатию лишь по началу. Затем, немногим избранным, он открывался грань за гранью, слой за слоем и в этом, новом Майке тоже был определенный магнетизм, но совершенно другого свойства. Жесткость, переходящая в жестокость, но не в садизм. Расчетливая сила. Хитрость и умение выкрутиться из любого безвыходного положения с выгодой для себя. Безжалостность игрока, жертвующего людьми, словно пешками. Нетривиальное, интеллектуальное чувство юмора. Вкус во всем: от часов до машин. Таким он мне нравился даже больше. Вот только спать с ним не стоило. Определенно.

-Не стоит винить меня во всех своих заключениях, Немайн...

-Да ладно, не ты ли запихнул меня в тюрьму?

-Заметь, я запихнул тебя в тюрьму, а не убил,- несколько раздражено дернул уголком рта мой собеседник.

-Мне стоит тебя поблагодарить?

-Как минимум, Немайн, тебе стоит поблагодарить меня за то, что ты полностью амнистирована и сейчас говоришь со мной здесь, а не в помещении для свиданий орбитальной тюрьмы.

-Как бы это ни было смешно, я полагаю, за это мне стоит поблагодарить того, кто поубивал изрядное количество твоих коллег,- и, сделав паузу, я насмешливо добавила.- Если, вы с ним, конечно, не одно лицо.

-Действительно, смешно. Впрочем, благодарностей от тебя я не ждал. Ты это не умеешь. Быть благодарной.

- Вот только не нужно повторять тот наш разговор,- я поморщилась. Возможно, за всю карьеру Майка я стала единственным человеком, которым ему не удалось манипулировать.- Все улики были весьма определенны, и подделывать их ради дальнейшего удовольствия продолжить заниматься сексом с тобой было бы глупо.

-Как глупо с твоей стороны было полагать, что я никак на то твое заявление не отреагирую, Май,- мягко заметил Керн.

-Не смей меня называть этим именем! - ты потерял это право уже давно.

-Что, я уже недостоин?- насмешливо спросил мужчина.- В отличии от твоего почившего дружка Хейга, да?

-На что ты намекаешь?

- Ни на что, расслабься. Я говорю лишь о том, что Хейга грамотно прибрали. Как раз перед встречей со мной.

-Рассказал бы ты это все следователю, а не мне.

-Которому? Наркоману Тиринаги? Или генеральскому сыну - Доррингу? Или может твоему любовнику - Чейзу?- говорил Керн нарочито-возмущенно, даже смешно, что он думает, будто бы я поведусь на это.

-Давай без столь любимого тобой театра. Зачем мне эта информация? Хочешь, чтобы я передала её комиссару?

-Хочу, потому что сам не могу это сделать. А разговор двух старых врагов в непрослушиваемой комнате выглядит не так подозрительно, согласись.

-Соглашусь, но, знаешь ли, поискал бы ты себе другого почтового голубя. Если я тебя до сих пор не убила, то...

-Лишь потому, что ты никогда не убивала, а сделать это хочешь лично,- закончил за меня Керн. 'Вот же мерзавец!' - почти восхитилась я.

-Не только, но направление верное. Я бы спустила бы тебе тюрьму, Майк, но не смерть Нейта.

-В сложившихся обстоятельствах по-другому действовать было невозможно. И мне жаль, что я не смог его спасти, но убил его не я, Немайн.

-А кто же?- подозрительно поинтересовалась я.

-Об этом я расскажу, если ты согласишься поработать 'почтовым голубем'.

-Вот только не нужно этих условий, Майк. Я ведь все равно узнаю,- я прекрасно понимала, что в случае моего согласия одной встречей ни Керн, ни Чейз не ограничатся.

-Может, узнаешь, а может - и нет,- мужчина, казалось, совершенно равнодушно пожал плечами.- Вот только каково это, Немайн? Жить, зная, что убийца брата гуляет на свободе, радуется жизни...

-Я умею ждать, не волнуйся. Пять лет неподвижности хорошо развивают терпение.

-То есть, нет?

- Боюсь, с этой ставкой ты прогадал. Подыщи другой вариант.

-Что, даже совсем не хочется рискнуть?- усмехнулся он, провокационно и вызывающе, как в старые времена.

-Знаешь, Керн,- поднявшись, я уперлась руками в стол и, склонившись к его лицу, произнесла,- от смерти тебя сейчас спасает лишь одно - я хочу насладиться ею в полной мере, а не стыдливо сбегать, как только высажу тебе мозг,- и, выровнявшись, я заключила.- Так что не надо меня провоцировать и связываться со мной больше не нужно. А сделаешь что-то в подобном духе - очень пожалеешь,- он слушал молча с ничего не выражающим лицом, а после моего монолога задумчиво спросил:

-Знаешь, почему я решился пообщаться с правоохранительными органами именно сейчас? - не дождавшись от меня ответа, он сам неожиданно зло продолжил.- Потому что они не остановятся ни перед чем, Морриган, так и знай. Эти убийства - лишь начало, им нужен Льюис. Вернее, его компромат, потому что в нем - пожизненный приговор для каждого из них. И я не знаю, как долго еще буду им полезен, чтобы оставаться в живых, Немайн.

-Ты заслужил,- бросила я, покинув кабинет.

Каитана Доринанти

Утром он ушел. Молча кивнув ей, как будто ничего не было. Как будто не он кричал, разбил кружку, вывернул на нее, словно ушат дерьма всю свою боль. Она не злилась, разве что на себя. Ортана она жалела, жалела изо всех сил, как это делают глупые влюбленные девушки. И за эту жалость, которая для Тиринаги явно была оскорбительной, и за собственное поведение ей было мучительно стыдно, неудобно и вообще... Именно поэтому Каити ничего не сказала детективу и сделала вид, будто ее нет. Но вот когда за ней приехал лейтенан, от него это почему-то не скрылось:

-Что случилось?- был его первый вопрос. Вообще, насколько Каити могла судить о мужчинах, лейтенант, несмотря на все его многочисленные недостатки, был сверхъестественно наблюдательным.

-Ничего, устала,- она отвернулась к окну.

-Переведись на заочное отделение  и найди нормальную работу,- пожал он плечами, как будто говорил о само собой разумеющемся.

-На заочном нет бесплатных мест.

-И сколько стоит обучение?

-Половина от стоимости на дневном.

-Всего-то?- удивился Дорринг.

-Это всего-то - моя зарплата за полгода в морге, лейтенант.

-Прекрати,- Доринг поморщился как от кислого.- Договорились же. Ну, хочешь, я дам тебе в долг, под расписку? -неожиданно предложил он. Как сможешь - вернешь.

-Нет, спасибо. Это...слишком.

-Ну, могу поспособствовать твоему переводу на медицинский. Сдашь академразницу и будешь на том же курсе учиться.

-Что?- она удивленно повернулась к Доррингу всем корпусом.

-Я пообщался с парочкой моих знакомых,- выглядел Дорринг невозмутимо и лишь алеющие уши свидетельствовали, что ему несколько неловко,- это можно организовать, правда нужно будет закончить триместр.

-Правда?- Каити этот разговор казался злой шуткой, из тех, что любит лейтенант.

-Ага,- это его "ага" убедило ее намного лучше всяких заверений.

-Спасибо!- настроение ее мгновенно улучшилось, но до конца все еще не верилось. Уже когда он высаживал ее возле университета, она решила уточнить.- Вы ведь серьезно?

-Абсолютно. Что за глупые вопросы?- немного раздраженно нахмурился Дорринг. От полноты чувств, она быстро обняла его и, не оглядываясь, быстро пошла к главному корпусу. Она будет врачом!

Джим Дорринг

Джим стоял и улыбался как дурак .Пару секунд, пока проезжающий автомобиль не окатил его плащ из лужи. Ругаясь на чем свет стоит, он отправился в СВБ. Чейз собирал совещание по их расследованию.

Пожалуй, такое начало утра было не лучшей идеей. В кабинете исполняющего обязанности главы СВБ собрались избранные: он, Джим и Морриган. Тиринаги то ли приглашен не был, то ли опаздывал.

-Доброе утро,- привычно кивнул Джим родственничку, похоже, мило беседующему до его прихода с Морриган. Джеймс явно проявлял к эксперту нерабочий интерес, и хотя это пока было заметно только тем, кто видел их вместе достаточно часто, но в целом их отношения грозили стать проблемой. Неуправляемая Морриган, от которой не знаешь чего ждать и слишком уж "себе на уме" Чейз - та еще парочка, кто знает, чего они могут начудить вместе, а попадаться потом под горячую руку начальству Джим не хотел.

-Не знаешь, где детектив?- обратился к нему начальник, лейтенант лишь пожал плечами- он не нянька взрослому, состоявшемуся мужику.

-Странно, он же сегодня ночевал у твоей подопечной на работе. Наружка доложила,- сейчас дорогой родственничек явно кинул на стол козырь и внимательно наблюдал за реакцией.

-И?- это безразличие стоило Джиму очень значительных усилий.

-Она рассказала?- удивленно выгнул бровь Чейз. Морриган делала вид, что здесь её нет, но поймав в зеркальном отражении насмешливый холодный взгляд, Джим понял, что и эксперт сейчас с любопытством отслеживает его реакцию, словно какого-то подопытного.

-Что рассказала?- "включил" дурака лейтенант.

-Так да или нет?- настаивал на своем Чейз. Джим раздраженно подумал, что все эти полунамеки достали его до глубины души и будь его воля, съездил бы он сейчас пару раз Чейзу в челюсть... Дверь открылась и в проход почти ввалился Тиринаги - немытый, невыспавшийся и еще более серый, чем всегда. Обведя присутствующих мутным взглядом, он кивнул и завалился в кресло.

-Ну, раз все в сборе,- довольно начал Чейз, который сегодня являлся полной противоположностью детектива: бодрый, свежий и соображает ясно. Тиринаги достал из кармана фляжку и отпил из нее явно не ромашкового настоя. Джим отметил щетину, синяки и очень сильно дрожащие руки. Его взгляд на мгновение пересекся с Морриган, которая тоже исподтишка наблюдала за детективом.- У Немайн Керимовны для нас есть важная новость.

-Джеймс, если вас не  затруднит, перескажите кратко вы. У меня все это вызывает неприятные воспоминания,- глядя на эту женщину, Джим наконец-то понял, что именного его смущало все это время: Морриган выглядела неестественно вместе со всеми этими вежливыми оборотами да пируетами. На самом деле, похоже, касательно нее верным было одно из двух утверждений: ей либо было все равно, либо она желала порвать глотки всем присутствующим. Возможно, именно это в ней и привлекало Чейза - Джим помнил такой же безмятежный взгляд дальнего родственника на матушкиных обедах, когда нынешний глава СВБ только вышел из тюрьмы. Хотя, еще неясно, в каком состоянии Морриган нравилась бы лейтенанту меньше.

За этими рассуждениями Джим, вполуха слушая о визите достопочтимой эксперта к бывшему главе Союза, мучительно рассуждал, что же Тиринаги забыл у Каити в морге, да к тому же явившись сегодня в таком виде. Логика как назло отказывала, а воображение подкидывало самые глупые и невозможные из всех вариантов.

И все же, этот алкоголик, наркоман и просто пропащий человек явно нравился девушке. Может быть, это у нее вообще первая влюбленность. Нашла ж в кого! Рыцарь печального образа, мать его... Перебирая все свои наблюдения, Джим угрюмо вздохнул - таки рыцарь, пообтрепанный, конечно и все же. И если у Каити все серьезно, то стоит хотя бы с этим чудаком предметно пообщаться. В первую очередь  касательно наркоты, который, Дорринг был просто уверен, этот горе-детектив баловался, и алкоголя. А так, в целом, для девчонки - очень даже неплохой вариант, если сумеет донести до Тиринаги, что женщине нужен не трудоголик, а хотя бы трудоголик с перспективой. В противном случае, так и сопьеться в своем Бюро. Все они там алкаши, да и в Службе не намного лучше, если уж совсем откровенно. Решив для себя, что воспитательная беседа с детективом обязательно должна иметь место быть, Дорринг обратил внимание на начальство уже к резолютивной части рассказа:

-Поэтому, Немайн, вы передадите Керну мои пожелания, а также некоторые гарантии. Вы, лейтенант, с детективом пока продолжаете работать по прежним направлениям. Через три дня мне отчитываться перед советом и желательно бы к этому времени хотя бы прояснить картину.

Ортан Тиринаги

После рабочего совещания он собирался отправится в Бюро и там, воспользовавшись служебным душем и столовой, привести себя в чувство, чтобы спокойно работать. Получив распоряжения Чейза, Пепел направился на выход из мрачного офиса СВБ. Несмотря на ломоту во всем теле и то, что ноги он передвигал с трудом, мыслил он на удивление ясно.

Похоже, пара глотков хорошего виски все же привели организм в хоть какой-то тонус. В присутствии безупречно-аккуратных коллег он, пожалуй, чувствовал бы себя не уютно, однако потуги выдавить из себя хоть какие-то эмоции ничего не давали - сказывался вчерашний всплеск.

Черт... Каити. С утра он, находясь в полубессознательном состоянии, вывалился из морга, ничего не соображая, а потом шел пешком до БУП, на полдороги сменив маршрут, получив сообщение от секретаря Чейза. Сейчас же весь вчерашний вечер предстал перед его мысленным взором в отвратительных подробностях. Да, совесть его не мучила уже очень давно. Когда приведет себя в нормальный вид, нужно будет позвонить и извиниться - девушка однозначно хотела ему только хорошего и не ее вина, что он старый засранец и пропойца.

Также стоит поговорить с Фрисни касательно Серого, пусть по своим каналам выбьет им встречу - это уже определенно не уровень тех информаторов, с которыми общался Пепел. Ну, и стоит пару человек из патруля направить на квартиру Кэтрин - пускай изымут все записи за месяц в радиусе пары кварталов - где-то Хейг все-таки должен был засветиться - голограммы он не использовал.

Неожиданно Тиринаги догнала Морриган, которая, по обыкновению, сразу перешла к делу:

- Я не сказала на летучке, так как экспертизу не закончила, но, думаю вам полезно будет узнать, что на одежде и обуви Хейга найдены следы крови убитого комиссара, а так же почва с его газона.

-А нож?

-Не закончила. Предварительно - его очень хорошо очищали каждый раз, а вот на пакете, в котором он хранился, есть следы крови. Сейчас проведу анализ и до обеда постараюсь сообщить. Собственно, я не за этим. Чейз обмолвился, что, вероятно, задержанная проститутка - дочь Эла Серого. Вряд ли у вас на него есть выходы, я могу помочь. Естественно, неофициально, - взвесив "за" и "против", Пепел осторожно спросил:

-А он согласится дать хотя бы официальные показания?

-Вряд ли, с его деятельностью, сами понимаете,- эксперт, похоже, знала о деятельности одного из самых крупных контрабандистов слишком много.- Могу просто передать, что у вас его дочь и вы не хотите ей проблем и готовы к диалогу.

-Спасибо за предложение, я посоветуюсь с руководством, сами понимаете - это вне рамок моей компетенции.

-Обращайтесь,- Морриган, подмигнув, ускорила шаг и свернула в один из коридоров. О причинах такого поступка (а Морриган просто так это вряд ли бы делала) он решил подумать позже.

Джим Дорринг

Направляясь к О`Куину, Джим размышлял о том как лучше построить беседу - использовать кнут или все же пряник. Подъехав к особняку Джим отметил как же все таки тщательно сильные мира сего берегут собственную жизнь... И хоть бы кому-то помогло.

На территорию поместья О `Куинна он входил уже пешком, предварительно подвергшись обыску киборгов.

Дворецкий с каменным лицом подождал, пока Джима обыщут еще и охранники-люди, после чего проводил лейтенанта в небольшую по меркам всего дома гостиную.

-Господин О`Куин скоро спустится,- заверили его.- Ожидайте.

Джим кивнул, оценивая более чем богатый интерьер, а так же большие витражные окна, выходящие в сад. О`Куин давно ушел из политики и вполне успешно занимался бизнесом - пассажирскими перевозками. Бизнес, по-видимому, был вполне успешен, а врагов бывший политик успел уже нажить изрядно, если судить о системе безопасности. Решив все же сначала попробовать тактику пряника, Джим тем сильнее был удивлен, когда хозяин дома появился через незамеченную гостем потайную дверь.

От фотографии в досье господин О`Куин значительно отличался. Высокий рост и общая сухощавость фигуры сейчас практически превратили его в живой скелет - настолько истощенно он выглядел. Дорогой костюм- а Джим машинально оценил стоимость, ибо предпочитал одеваться в этом же магазине - висел на мужчине будто бы с чужого плеча. Цепкие на фотографиях глаза сейчас глядели откровенно затравленно.

Как только О`Куин появился, окна были то ли зашторены то ли закрыты какими-то щитками, а под потолком зажегся свет.

-Добрый день, лейтенант Дорринг, СВБ,- Джим протянул руку, пожатую хозяином дома как-то вяло.

-Чем обязан?- дребезжащий, старческий голос, а ведь Нейлу О`Куину было слегка за пятьдесят.

-Мы расследуем серию убийств ваших бывших коллег,- Джим очень внимательно отслеживал реакцию и поэтому заметил, как слегка вздрогнули плечи допрашиваемого.- Я вижу, вы знаете, о чем речь.

-С радостью помогу следствию,- ни радости, ни энтузиазма, ни прочих эмоций голос бизнесмена не выражал.

-Отлично, беседа пока неофициальная, сами понимаете, Служба не считает нужным утруждать такого человека, как вы, бюрократическими формальностями, особенно, если вы ничего не знаете...

-Лейтенант, мое время - деньги. Давайте к делу,- а старик, похоже, не до конца растерял свою хватку.

-Хорошо. В каких отношениях вы находились с убитыми?- после каждой названной фамилии, Джиму, глядя на О`Куина, казалось, что он бьет допрашиваемого.

-Когда-то мы поддерживали единые политические взгляды, но я давно уже ни с кем не поддерживаю отношений,- идти на контакт, О`Куину, похоже не хотелось.

-Хорошо, а в каких отношениях вы пребывали с Николасом Льюисом?- старику не удалось скрыть очень испуганный взгляд.

-А какое отношение он имеет к убийствам? Насколько я знаю, Николас Льюис давно отошел от нас в лучший мир.

-Понимаете, убийства не очень типичные, и сложно, честно говоря, найти между убитыми нечто общее, кроме рода занятий и, как вы выразились "единых политических взглядов". А если точнее, ваше,- Джим выделил это слово,- объединение в единую политическую силу вокруг персоны Льюиса.

-Что вам известно?- О`Куин сухо сглотнул.

-Вы, кажется, не понимаете,- Джим подался вперед,- это не вы меня допрашиваете, Нейл. Перед убийством все жертвы были подвергнуты сканированию сознания, у них что-то хотели узнать, а не находя нужного, убивали. И если вы все еще живы, то это лишь вопрос времени: если Служба узнала, что вы были правой рукой Льюиса, то и преступники это узнают.

-Думаете, я всего этого не знаю,- желчно улыбнулся политик,- да из вашей Службы информации утекает как из решета...

-В официальных материалах дела нет многого, что известно на данный момент,- прервал Дорринг.- Вы думаете, это все вас защити? Вопрос времени и только.

-Хорошо, что вы хотите узнать?- О`Куин вновь превратился в загнанного вымотанного старика, похоже, сдавшись.

-Я хочу знать все. Все, что вам известно.

-Ладно. С Льюисом мы работали вместе практически с того момента, когда он стал депутатом. В нем было то, что вполне могло бы обеспечить ему пост главы Партии - хватка. Льюис держал то, до чего дотягивался, зубами. И не умел проигрывать. Это его и сгубило. Перед Революцией, первой, ему предложили присоединиться с перспективой сохранения места, однако он отказался. За время работы Николас собрал значительный компромат практически на каждого из членов партии, их семьи, оппозиционеров, застраховав свою жизнь и жизнь дочек. Именно поэтому ему и дали возможность улететь и жить - никто не знал, где находится этот компромат и как он выглядит. Я был лишь посредником - передавал информацию от информаторов Льюису. Затем за полгода до Большой революции Николас решил, что это его шанс. Вы, конечно, были слишком молоды, но, полагаю, можете припомнить царившие тогда общественные настроения,- Джим проглотив колкость, кивнул.- Никто особо не следил за тем сколько и каких оппозиционных движений образуется. Агонизирующая власть пыталась сохранить остатки сил, чтобы когда общественное недовольство прорвется - а это было уже очевидным - дать отпор и сохранить посты. Ну, или хотя бы головы сохранить,- О`Куин желчно улыбнулся.- Николас вполне мог возглавить новую революцию, все к этому шло - поэтому его убрали как наиболее вероятного и нелояльно настроенного кандидата. Керн заключил сделку с нынешним главой партии - Смиттом и все прошло относительно бескровно как для партии и союза, так и для них обоих.

-И ... вы полагаете, что убийцы ищут тот компромат?

-Возможно, может быть, их интересует что-то конкретно. Николас очень грамотно работал - никто из нас не был посвящен в его дела больше, чем на треть. А нас он подобрал так, что мы практически друг друга не переносили: серпентарий, где он был главной гадюкой.

-То есть, вы не знаете, куда Льюис дел компромат? -Нет, конечно,- О`Куин ответил с уверенностью человека непричастного.

-А как на счет резервной копии, она была?

-Не исключено. Говорю же, в "нечистую" сторону дел Льюис особо никого не посвящал... Норт, разве что - начальник его охраны. Но я не знаю, куда он делся после смерти Николаса.

-Норт? Этот?- Джим торопливо нашел голографическую проекцию Хейга и показал О`Куину.

-Да.

-Его убили на днях. А рядом был замечен человек, похожий, на Николаса Льюиса.

-Считаете, что он инсценировал собственную смерть? Бросьте, я сам на опознание ездил.

-Хорошо, и последний вопрос? Чего вы так боитесь?

-Я? Я много чего боюсь, молодой человек. Многие знания -многие печали, как говорится. Если у вас все, разрешите вас покинуть,- Джим лишь сжал зубы, но спорить не стал. Что ж, придется воспользоваться кнутом. Как только Чейз разрешит. О`Куин не солгал, но и сказал он далеко не все.

Каитана Доринанти

После занятий Дорринг как обычно завез ее домой и уехал. Каити даже не заметила, когда успела переодеться и приготовить ужин - все ее мысли занимал один человек. Девушка раз за разом прокручивала в голове события прошедшего вечера. Как всегда самые лучшие мысли приходят уже когда заклеил конверт: она за прошедший день придумала тысячу удачных и правильных ответов детективу, но не один из них вчера так и не прозвучал.

Звонок в дверь стал для Каити неожиданностью. Вздрогнув, девушка уже хотела было позвать лейтенанта, но потом вспомнила, что его нет. А может не стоит открывать? Вздохнув, она все же решилась и, как оказалось, не зря - через экран она увидела перед дверью Тиринаги собственной персоной. Детектив выглядел не в пример лучше чем утром.

-Д-добрый вечер,- запнувшись, все же поприветствовала она, открыв дверь.

-Добрый,- Тиринаги смотрел как-то устало-обреченно.

-А... Джима нет,- сказала Каити первое, что пришло в голову, старательно не глядя в лицо гостю.

-Я знаю. То есть... Я не к нему, Каити, я к вам.

-Ага,- она сосредоточенно рассматривала тапочку. Все те слова и фазы, которые она продумывала десять минут назад за чаем как будто исчезли. Потому что продумывать за чаем возможные варианты развития событий, которые никогда не случатся, это одно, а смотреть, не зная что сказать, вот так в лицо реальному человеку, о котором не постоянно, но систематически думаешь - совершенно другое.

-Каити,- у него ее имя звучало как-то мягко, аккуратно, - можно я зайду хотя бы в прихожую? Это на пару слов, но все же.

-Да, конечно, - она послушно отступила. - Может, покушать хотите, я только приготовила. Вы же голодный, наверное, целый день, и не ели же. Дорринг вот тоже...- быстро заговорила она, не давая самой себе опомнится.

-Только если это действительно будет удобно,- Тиринаги как-то немного посветлел. Внутри у Каити шевельнулась надежда, но, не давая себе думать, она быстро пошла накрывать на стол, крикнув.- Раздевайтесь, детектив.

Она уже расставила тарелки и выносила супницу, когда он вошел в гостиную, уставший и какой-то немного смущенный:

-Давайте я помогу,- это получилось само собой: его большие жесткие ладони накрыли ее собственные и на мгновение Каити и детектив застыли друг против друга, глядя в глаза и не в силах отвести взгляд. Он смотрел немного заворожено, боясь и смотреть и отводить глаза, она же будто бы искала что-то в его профессионально-цепком взгляде. Опустили глаза они почти одновременно:

-Поставьте, пожалуйста, на стол,- Каити поспешила скрыться в кухне, чтобы Тиринаги не заметил ее пылающих щек.

Наконец, в неловком молчании, они сели ужинать: Каити налила себе чай, а Ортан ел приготовленный ей суп с пирогом. Доев, он придвинул к себе чашку и, подняв взгляд на Каити уже открыл было рот и сделал было вдох, чтоб сказать, но внезапно даже для себя она перебила:

-Если вы по поводу того, что было вчера вечером, то можете не беспокоится - я никому ничего не скажу. Я все понимаю, и... В общем, все, что вы говорили и делали вчера... оно останется при мне. И... я наверно пожалею... Черт,- ругнулась она, вот же нахваталась от Дорринга.-В общем вы мне очень нравитесь... Как мужчина,- быстро выпалила она, не поднимая взгляд и замолчала.

-Каити, - позвал он аккуратно,- посмотрите на меня, пожалуйста. Когда она, пылая красными щеками не подняла взгляд, он осторожно взял ее за руку и повторил.- Пожалуйста,- она неуверенно посмотрела в его серые как предгрозовое небо глаза.- Мне очень жаль, что вы все это вчера видели. И... - он, похоже с трудом подбирал слова,- мне жаль, что вы это услышали, что я сказал такое вам. И мне жаль, но практически все, что я сказал вам, это - правда. Я действительно такой, Каити. И ...я значительно старше вас, и для такой красивой, молодой, хорошей девушки, как вы... Для такого человека... Я -худшее, что может случиться в вашей жизни, понимаете? У вас все еще впереди, вы встретите настоящую любовь. Сейчас это юношеский максимализм, желание идеализировать. Я не тот человек, Каити, которым вы меня видите.

-Ортан,- она перебила, облизнув пересохшие губы,- вы -хороший человек, я знаю это. Вы очень хороший, просто...несчастный. У вас, наверное, что-то случилось. Просто так ведь такого не бывает...

-Так или иначе, ваши чувства безответны,- сухо ответил он, убирая руку.- Я не смогу ответить вам взаимностью, так как люблю другую женщину,- с этими словами внутри у нее что-то оборвалось. Он тоже замолчал.

-Тогда... Давайте услуга за услугу. Я ведь вам помогла вчера, да? - он настороженно кивнул. - Помогите и мне, чтобы я все это забыла. Поцелуйте меня... Поставьте точку,- усмехнулась она одной из улыбок Дорринга, насмешливой и отстраненной одновременно.

-Вы уверенны?- он удивленно взглянул на нее. Каити отстраненно подумала, что же она творит , а еще подумала, что если он сейчас ее поцелует, она будет втрое дольше бороться с собой и этими, как оказалось безответными чувствами.

Но Тиринаги уже встал и обошел стол. Она поднялась, оказавшись в паре сантиметров от него и мысленно отметив, какой же он высокий, положила руки ему на плечи и закрыв глаза подалась вперед, едва коснувшись его губ.

Детектив обнял ее за талию крепко и бережно и поцеловал, нежно, но ощутимо, через секунд пять отстранившись и вглядываясь в ее лицо. Сейчас Каити хотелось, чтобы он одновременно побыстрей ушел и хоть ненадолго остался. Если бы он остался, это означало бы что он солгал, и никого не любит. А если бы быстрее ушел, то она хотя бы могла позволить себе разрыдаться. Похоже, Ортан все это поняли, размашисто покинув гостиную, уже из прихожей сдавленно произнес:

-Спасибо за вкусный ужин, доброго вам вечера.

-И вам,- прошептала Каити, когда захлопнулась дверь., сползая на пол от подступивших рыданий.

Немайн Морриган

После совещания я все-таки подошла к Тиринаги. Флиртующий в ожидании остальных Чейз то ли действительно выболтал, то ли целенаправленно сообщил, что Кэтрин - дочь Эла Серого. И не скажу, что мы с Серым друзья, но... Я очень сомневаюсь, что общаться с кем-то официально он решится, даже если на него надавят, а поэтому:

-Здорово, Немайн,- обладать номером личного коммуникатора одного из самых влиятельных контрабандистов было, конечно, роскошью, за которую половина мелких сошек Союза, не раздумывая, в прежние времена отдали бы левую руку. А правую отдали бы за то, чтобы этот самый контрабандист им так же радостно отвечал.- Чем обязан?

-Здравствуй, я по делу. И нам бы пообщаться по закрытому каналу, Эльмир, ну или встретиться, если ты в пределах пары часов полета от Схизмы...

-Встретиться,- задумчиво прогудел мой собеседник.- Ну, можно, пожалуй... Только вечером, не раньше.

-Хорошо, думаю раньше, чем завтра, они на тебя все равно не выйдут.

-Они? В чем дело, Морриган?- удивленно спросил мой собеседник.

-При встрече, Эльмир, все при встрече,- с этими словами я отключилась. С Серым лучше пообщаться до того, как его заберет в свои гостеприимные объятия СВБ, БУП и черт еще знает кто. Забавно, что Дерек работал именно на Эла - моего университетского почти-приятеля, отец которого бросил мать Эльмира с шестью детьми и Эл как старший вынужден был зарабатывать на жизнь продажей не самых легальных товаров.

Далее, уже в машине, я набрала Ротана, чтобы договориться о встрече, как оказалось, с его хозяином. О необходимости все же связаться с Керном Чейз талдычил мне около часа до прихода Дорринга, уговаривая и так и этак. Я и сама понимала, что как минимум для расследования это необходимо, но... Брезговала я обществом Майка, прямо скажем.

Как и обещала, до обеда я провела экспертизу по остаткам крови на пакете из-под ножа, и, как оказалось, не зря. Кровь принадлежала нескольким лицам - двух установить удалось - наши жертвы, а вот третий ... По базам прогнала, но так установить ничего толкового и не удалось. Доложившись Чейзу и Тиринаги, я с чувством выполненного долга отправила всем отчеты и перешла к собственным делам, которых скопилось предостаточно.

Во-первых, необходимо было переоформить все документы, во-вторых заняться собственным внешним видом - половина моего гардероба уже несколько вышла из моды,а также стоило ознакомится с тем досье, которое было собрано для меня на Керна одним из лучших детективных агентств.

 

Джим Доринг

Забросив девчонку домой, Джим по обыкновению направился уже было обратно в офис, но, опомнившись, и рассудив что через полчаса конец официального рабочего дня, лейтенант решил иначе. А почему бы, собственно, ему не расслабится в компании парочки прелестных фей, бутылки хорошего алкоголя и приятной музыки.

Заведение, куда Джим направился, было достаточно приличного уровня, чтобы клиенты не пересекались, однако, заметив выходящего именно через служенный ход борделя Майка Керна, Дорринг, выругавшись, остался в машине. Ощущение испорченного вечера где-то внутри все нарастало. Особенно острым это ощущение стало, когда следом за Керном вышел ОКуинн.

-Твою ж мать! - процедил Дорринг, спешно разыскивая проекции и синтезатор голоса, чтобы буквально через тридцать секунд из машины вывалилась шикарная женщина лет сорока в дорогом платье, направившаяся к служебному входу:

-Ой, простите,- едва не упала она на Куинна, ухватившись за его пиджак.- Сегодня я слишком неловкая,- заметила она грудным голосом и направилась к тем дверям, откуда вышли мужчины. Уже зайдя, Дорринг спешно проверил, что все незащищенные данные с коммуникатора О`Куина были скопированы и, выждав, Джим юркнул обратно в машину, громко стуча по асфальту каблучками. Следить за Керном и его спутником лейтенант не рискнул, здраво рассудив, что если перед самим борделем он и не заметил охраны, это вовсе не значит, что ее нет.

Да, все же вечера релакса не выйдет... А почему бы, собственно не устроить мозговой штурм в компании Доринанти, раз уж она вызвалась помогать? К стыду Джима, привыкшего работать одному, рассуждать в одиночестве он таки не научился. Сначала со старшим братом, затем с лучшим другом в университете... Были времена. Жаль только, что Роджер оказался редкостной сволочью. Ну, допустим не редкостной, поправил сам себя Джим, где-то и сам был виноват, но все же.

Захватив пирожных к чаю, он свернул к дому.

То что не все в порядке с девчонкой, он начал понимать зайдя в прихожую, последние несколько дней она приветствовала его, выходя из своей комнаты, однако сегодня этого отчего-то не случилось.

-Доринанти! Ты дома?- крикнул он.

-Да, - отозвалась она откуда-то из гостиной.- Ужинать будете?

-Не отказался бы, - снимая пиджак и надоевший за день галстук, ответил Дорринг.

-Я на кухне накрою,- голос ее звучал несколько глухо, но Джим не обратил особого внимания, а зря.

-Ага,- оставив пирожные в гостиной, он за десять минут переоделся и принял душ, а когда вернулся, на кухне уже никого не было, а дверь в спальню девчонки была плотно прикрыта.

Рассудив, что Каити вряд ли куда-то денется, а ужин стынет, Джим принялся есть. Вздохнув (а серьезные разговоры и юные девушки с их тараканами начинали бесить его все больше), Дорринг без стука распахнул дверь, чтобы застать девчонку в тонкой футболке, стоящую перед шкафом.

-Вашу мать!- скорее удивленно, чем испуганно выдала она.- А стучаться вас не учили?

-А откуда ж я знал, куда и зачем ты убежала?- насмешливо улыбаясь, Джим не преминул оценить симпатичные ножки.- И мы снова на вы?

- Может, выйдете?- враждебно поинтересовалась Каитана, пребывая явно не в самом лучшем расположении духа.- И вообще, что вам понадобилось?

-Да хотел позвать тебя чай попить, я пирожные купил,- Джим, напротив, настроен был на удивление миролюбиво, а импровизированный стриптиз так и вовсе настраивал его на пацифистский лад.

-Я не буду спасибо, -насупилась девчонка, которую собственный внешний вид как раз, напротив, несколько смущал.

-Что и с вишней и творожно-шоколадным кремом?- иронично спросил Джим, зная о любимых пирожных Доринанти.

-Ну...- задумалась она и через мгновение сдалась.- Ну ладно, дверь только закрой,- о, уже прогресс.- С той стороны!- рявкнула она.

-Доринанти,- наставительно обратился Джим к двери, но так, чтобы и за ней слышали,- ты прямо человек-парадокс: то слово мне сказать боишься, то ругаешься на чем свет стоит. Определилась бы как-то с линией поведения,а?

-Ваше благотворное влияние,- едко заметили из-за двери.

-Так и я о чем,- философски продолжал Дорринг,- ты либо веди себя как человек, либо...

-Либо?- из-за двери спросили несколько угрожающе.

-Либо как обычно,- рассмеявшись, Джим направился на кухню. Каити появилась минут через пять: с собранными волосами в простом платье и с далеко не самым добрым выражением лица.

-Так,- это "так" Джиму уже не очень понравилось,- давайте разберемся сразу.

-Давайте,- послушно и очень издевательски кивнул Джим, которого эта её манера "выкать" несколько раздражала.

-Давай,- исправилась Доринанти. С такими горящими глазами и уверенным видом, она выглядела намного лучше, чем обычно. Джим почти залюбовался.- В мою комнату без стука не входить, и вообще, у меня такое впечатление, что ты пытаешься влезть во все сферы моей жизни, и...

-Приехали... Моя задача- твоя охрана, балда. А если б тебя похитили, а я тратил время на реверансы? Ты ж не предупредил, а почему ушла. Кстати, почему?- Джим внимательно вгляделся в ее лицо,однако девушка молчала. Вся ее бравада куда-то исчезла, наталкивая на не самые хорошие мысли...- Ну и, говорить будем?

-Это...- она взяла пирожное.- Не относится к моей безопасности.

 

Каитана Доринанти

Каити ждала от Дорринга привычной через чур негативной реакции, однако с некоторым удивлением услышала насмешливое:

-Ой, да брось. А то я не знаю, что вам, женщинам, вот совершенно все нужно обсуждать,- и уже значительно серьезней. - Ты можешь мне рассказать, Каити, как минмум потому, что я со многим могу помочь.

-Зачем это вам... тебе?

-Помочь,- лейтенант дернул плечом, задумчиво разглядывая салфетку.-Наверно, ответственность чувствую, не знаю Доринанти.- Так или иначе, ты можешь мне рассказать,- Каити на секунду задумалась, но потом вдруг решилась. А что она теряет? Хуже уже точно не станет, а все внутри прямо зудело от желание скем-то поделиться этой тугой ноющей болью глубоко внутри. К тому же, Джим в темно-синей мягкой рубашке в клетку, без часов, галстука и запонок был каким-то... своим, что ли.

-Детектив Тиринаги. Он заходил сегодня. Хотел извиниться,- первые слова дались тяжело и она запнулась.

-За что?- мягко спросил лейтенант.

-Он вчера пришел ко мне на работу и...- Каити запнулась, подбирая более корректный синоним грубому, но понятному, неизвестно откуда, не иначе, как от лейтенанта, взявшемуся слову "угашенный".- В общем, он не очень хорошо сея чувствовал и наговорил всякого.

-Можешь не скрывать того, что он под наркотой был,- Джим неодобрительно поджал губы.- Видел я его сегодня с утра.

-Ну вот, а потом он пришел, ,и я не знаю как это получилось. Редкая дурость с мой стороны. Я ему... сказала в общем.

-Что влюбилась?- взгляд у лейтенанта был сейчас какой-то слишком взрослый, понимающий и уставший .Каити лишь кивнула, не подымая глаз.

-А он тебя мягко, ненавязчиво и очень интеллигентно послал?- эти слова жесткие, но очень точно характеризующие сказанное детективом пару часов назад, стали последней каплей. Каити сдавлено всхлипнула.- Каити, ну перестань,- Дорринг настойчиво пересел на диван рядом и погладил ее по голове.-Оно того не стоит поверь, первая любовь и все такое, это, конечно, очень трагично, но поверь мне, у тебя еще этих мужиков будет столько, что устать от них успеешь. Ты красивая, не дура, над характером мы работаем,- даже сквозь слезы, Каити чуть-чуть улыбнулась - так обстоятельно и спокойно рассуждал лейтенант. - Так что все впереди, а Тиринаги... Не лучший вариант для тебя ,если честно, обратила б вот внимание на меня и по мне страдала, это я еще понимаю... Хотя нет, по мне б ты не страдала.

-Это почему?- уже немного успокоившись, полюбопытствовала Каити и услышала жестокий ответ:

-Я бы использовал тебя в бытовых целях, а так же давил бы авторитетом моего идеального романтического образа, чтоб не слушать твоих ехидных подначек.

-Ну вы и...- у нее даже слезы перестали течь от возмущения.

-Вот видишь, я еще и ревущих студенток успокаивать умею,- ей был протянут платок.- А вообще, безответная любовь - не самое худшее. Тиринаги хотя бы честно поступил. А вот когда невесту за два дня до свадьбы отбивает лучший друг - это очень печально.

-Вашу невесту?

-Твою,- поправил Доринг и ответил.- Ага, мою.

-И... Что вы сделали?- Каити стало любопытно.

-Ну что, ему морду набил, а ее простил и отпустил, что мне еше оставалось.

-И даже не мстили?- зная пакостный характер Дорринга, удивилась Каити.

-А смысл? Мой друг, моя невеста. Сам испек- сам и кушай, как говорится. Так что не ной, твоя ситуация не самая худшая,- погруженный в какие-то свои воспоминания заключил лейтенант.- Ты ж потом не сообщала все эти прискорбные известия отцу, дочерью друга которого Нэнси и была.

-И... Что он?- Каити даже замерла.

-Да ничего, предложил еще пять кандидатур, страшных как смертный грех Эти ж все дочки, они тоже военные, у отцов под крылышком служат, сама понимаешь. И четверо из них в десантных войсках, а пятая - инструктором по рукопашному бою... Все выше меня минимум на голову и больше раза в полтора. Отец думал, на фоне моей личной трагедии хоть кто-то из них проскочит. Уж очень ему, понимаешь ли, хотелось меня женить. Но, как видишь, пока я успешно сопротивляюсь.

-А что, он не оставил этих попыток?

-Ага, оставил, как же, он теперь просто действует более изощренно,- лейтенант поморщился.- Ну и кандидаток посимпатичней подсовывает или хотя бы, чтоб в одной весовой категории со мной.

-А что, он не оставил этих попыток?

-Ага, оставил, как же, он теперь просто действует более изощренно,- лейтенант поморщился.- Ну и кандидаток посимпатичней подсовывает или хотя бы, чтоб в одной весовой категории со мной. Короче,  вытирай слезы-сопли, я тут кое-что достал по расследованию, предлагаю проверить.

-Мне?- она удивилась.

-А ты тут еще кого-то видишь?- язвительно спросил Дорринг.- Ты ж хотела помогать, вот и давай помогать. Значит, смотри, я сейчас на твой коммуникатор скину инфу, которую спер у одного нежелающего работать с нами свидетеля, ОКуинна, ты его должна помнить,- Каити кивнула.- Ищем все, что может быть связанно с этими убийствами или с твоим отцом или с Майком Керном. В общем,  ты поняла.

-Ага,- нетерпеливо кивнула Каити.

Джим Дорринг

К сожалению Дорринга, не вся информация на коммуникаторе Куинна была в свободном доступе, однако это не помешало ему найти и пробить по базе количество и периодичность звонков Керна, который общался с Нейлом Окуинном чуть ли не каждый день. Дальше дело застопорилось: всякие деловые поездки, семейные фото и так далее были совершенно бесполезны, а некоторые файлы - просто под защитой, и что-то Джиму подсказывало, что если начать их взламывать, то они очень даже могут самоудалиться.

Отвлекшись на пару минут, Джим не заметил, как его взгляд замер на сосредоточенном лице девчонки, упоенно просматривающей какую-то переписку. Что ж, Тиринаги - кретин, конечно, но в чем-то он прав, так даже лучше. Для Каити, по крайней мере.

-Здесь слишком много запароленых файлов,- ни к кому особо не обращаясь, нахмурившись пробормотала она.- Ну-ка...

-Эм, Каити, а что ты делаешь?- на растянутом ею экране забегали какие-то сменяющие друг друга картинки и текст.

-Минуту,- девушка азартно что-то набирала, смотрела на экран...- Ну, все, перед ней раскрылась какая-то база данных.

-Ты...-хрипло начал Джим и , продрав горло, продолжи.- Ты что сделала?

-Взломала защиту.

-А...как?- первый ступор от удивления начал проходить и Джим начинал злиться.

-Ну, смотрите, вот тут и тут цикличные закономерности с акцентом на пятый элемент... А это...

-Доринанти, мать твою!- рыкнул лейтенант.- Кто тебе позволил?

-Так я резервную копию сделала, тут же система защиты по типу луковички...- Джим об этой системе знал, и кроме текстово-графических паролей, для каждой защиты нужно было иметь ключи дешифровки. И быть их у  Доринанти никак не могло,и, тем не менее, она взломала этот пароль. Поэтому вопрос был один:

-Ключи дешифрофки откуда?

-Ключи? - девчонка удивленно и непонимающе подняла глаза.- Папа мне на втором этапе с ключами только те, что я применила, показывал. Разве они не универсальные?

Немайн Морриган

К вечеру немного измотанную, но довольную, меня набрал Эл и сообщил координаты встречи, которая должна произойти через час.

-И, Немайн, никакой полиции, я тебя прошу,- как-то устало попросил он.

-Что, уже в курсе?- хмыкнула я.

-Надеюсь, ты меня более детально посвятишь,- с этими словами Эл отключился. Памятуя об наружке и не одной, приставленной ко мне, конечно же, ехать на такую встречу на машине не стоило, но и пешком я выйти не могу - слишком заметно. Благо, уже стемнело, что было мне на руку. Выйдя на задний двор, и пройдя метров сорок по скромному саду, я уткнулась в невысокий заборчик, отделяющий мой участок от участка доброй старушки, мадам Розмерты, бывшего патологоанатома. Сейчас ноябрь, а значит мадам Розмерта однозначно не дома, а на Лиственнице в системе ФХ-2, своем любимом курорте, то есть позориться перед соседями в свои почти сорок лет, переваливаясь через заборы, я не буду, что уже весьма радует.

Из дворика мадам Розмерты выходил неприметный старичок, время от времени по его черному затертому кое-где до блеска пальто пробегала будто бы волна и оно искрилось. А что поделать, слишком дорогие голограммы позволить я себе однозначно не могу. Впрочем, заметно это было только на ярком свету и непосредственно под осветителями, а их я весьма успешно избегала.

Четыре остановки на эфир-автобусе, пролетающему над крышами небосводов по дублирующей наземную дороге, затем еще кварталов семь на терра-автобусе,- и я добралась до туристического центра столицы, где в любое время дня и ночи толпа прогуливающихся и развлекающихся туристов, актеров, побирушек и прочих. Здесь меня и ждало на углу автопилотирующееся такси, заказанное заранее. Своих клиентов в салоне служба такси не снимала, расплатилась я заранее через анонимный терминал, а значит, отследить меня при всем желании будет весьма проблематично.

Я с удовольствием стянула старый, поеденный не знаю какими паразитами шарф, чтобы со спокойной душой ехать еще минут двадцать до какой-то промзоны с контейнерами под грузы, сдающимися в аренду.

Такси послушно мягко затормозило перед одним из неосвещенных контейнеров. Я вышла. Вокруг не было не души. Сверившись с координатами, я еще раз убедилась, что мне сюда. Ну, раз не встречают, то я не гордая - и сама зайду. Дернула дверь, та послушно открылась без единого звука и... Что-то определенно было не так.

Внутри была практически полная темнота. Я предусмотрительно и тихо вытянула небольшой био-фонарик, освещающий на расстоянии вытянутой руки и едва сдержала ругательство, чуть не наступив на чью-то руку, присев на корточки, в мутном зеленоватом освещении я увидела лежащий прямо на входе труп мужчины.

То, что он мертв было очевидно - пульса нет, зрачки не реагируют, ну и рукоятка отвертки, торчащая прямо из сердца, говорила о многом. И мне бы стоило развернутся и сразу же уйти оттуда, но что-то не давало: то ли гнетущая тишина, то ли ощущение чужого недоброго взгляда. Внезапно где-то справа и чуть сверху я услышала едва уловимый сиплый выдох. Фонарик погас сам - это меня и спасло, в кромешной темноте свист выстрела из бластера прозвучал набатом, я едва успела упасть на труп лицом.

Стрелок понял, что промахнулся и, судя по всему, прикидывал стрелять ли снова. Позицию он однозначно уже успел поменять, и похоже обладал прибором ночного виденья или чем-то в этом роде. Резко вырвав отвертку из груди уже давно (судя по температуре тела, которую мне пришлось оценить) почившего мужика, я одним рывком оказалась на улице.

В пару скачков, разорвав дистанцию, и, оказавшись   за углом, я внимательно следила за тем, как некая темная фигура очень профессиональными перебежками почти скрылась. Внезапно я посмотрела на отвертку, которую все еще сжимала в руке, оказавшуюся обоюдоострым ножиком. Замах, и нож летит в спину нападавшего и застряет в плече. Он тут же обернулся, и я даже смогла на секунду увидеть лицо. Но затем посмотрев куда-то вдаль, мужчина (а это точно был мужчина), кинулся бежать и спустя пару мгновений совсем скрылся из поля зрение. А еще через секунд десять, на площадку перед контейнером влетело машин пять полиции, из которой вывалились патрульные в перемешку с безопасниками. А затем подъехал еще и спецназ. Как бы мне не хотелось, деваться было некуда - за моей спиной был тупик, образованный стенками других контейнеров. И как я его раньше не заметила?

-Это полиция, выходите с поднятыми руками!- прозвучала стандартная команда и я, поморщившись, вышла из-за своего угла.

В лицо ударил яркий свет и одновременно на несколько голосов:

-Оружие!

-Поднять руки!

-Это же Морриган!

-Не стрелять...

-Да она вся в крови. Врача!

-Не надо врача,- устало ответила я.- Там,- кивнула на контейнер,- похоже все уже трупы. Предполагаемый убийца побежал туда. Он ранен в плечо - я нож кинула,- прошуршали какие-то команды по рациям, спецназ неслышно заскользил в открытые двери склада, а ко мне широким шагом направлялся Чейз, выражение лица которого ничего хорошего мне не предвещало. Вот же ж черт!

-Немайн!- от одного этого требовательно-спокойного "Немайн" хотелось куда-нибудь исчезнуть, чтобы спешно на ходу не придумывать, а что же я здесь, собственно, делаю. Следующий вопрос примерно такого содержания и прозвучал.

-Да вы понимаете, детектив Тиринаги попросил меня сконтактировать с Серым, чтобы уговорить его на неофициальный допрос и вытянуть как можно больше информации,- под видом переживаний о моем хрупком здоровье, Чейз оттащил меня подальше от лишних ушей.

-Не поставив меня в известность?- рыжая бровь очень саркастично поползла вверх.

-Времени было мало, комиссар. К тому же...- я посмотрела вниз на абсолютно перемазанное кровью пальто.- Кто ж знал, что тут такое...

-Ранены?-, дождавшись ответа, что я полностью цела, мужчина зло прошипел:

-Я сделаю вид, что поверил. Работайте, Немайн. А после мы с вами поговорим,- мне прямо так и захотелось побежать и начать трупы (то, что их было много никаких сомнений не вызывало) осматривать, но было два момента:

-А ничего, что я в статусе как минимум свидетеля, и не могу быть экспертом, и я без сумки.

-Вы здесь проводили оперативные мероприятия по моему личному поручению. Я надеюсь, мне не придется об этом решении пожалеть?- и требовательный взгляд на меня. Я лишь отрицательно покачала головой.- Сумку возьмите в машине.

-А...- начала было я, но, похоже совсем довели мужика, так как он, рыкнув:

-Работать!- направился раздавать указания. Какой мужчина, я почти восхитилась. Похоже, они тут планировали операцию по задержанию, а кто-то эту инфу слил. Вот он и злой такой. Опаздывать никто не любит.

Спустя два часа работы, девять осмотренных трупов, в том числе и Эльмира, я вынуждена была прийти к неутешительному выводу:

-Убивали быстро и почти бесшумно. Могу предположить, что кто-то вырубил свет, вот видите, тут система повреждена, а затем перерезал их. Оружие предварительно - нож, обоюдоострый, длина лезвия -сантиметров двадцать, может больше. А... вы его нашли, давайте-ка  сюда.

Еще через три часа работы, я вынуждена была признать, что сделала, все, что смогла. Кроме семи убитых, патрульными были найдены схроны оружия производства конфедерации, немного наркотиков и это все в купе с убийством важного свидетеля никого не радовало. Осунувшийся Чейз затолкал меня в машину, и мы поехали... куда, кстати.

-Туда, где мы сможем поговорить,- мрачно ответили мне. Спустя пятнадцать минут, мы, похоже, очутились перед его домом. Интересное место для "поговорить". В слух это замечание я не озвучила, рыжий и так уже был на грани, и бесить его определенно не стоило.

-Сюда,- я следовала за быстро шагающим мужчиной по лестнице и узкому коридору, оказавшись, наконец, перед дверью кабинета, которую мне хоть и не радушно, но широко распахнули:

-Проходите, Немайн,- этот кабинет был очень похож на тот, что находился в СВБ, только меньше. И с большим количеством личных вещей: на стенах висели грамоты и пара фотографий, из приоткрытой дверцы шкафа виднелась какая-то одежда...

-Пить будете?- из шкафчика Чейз достал бутылку коньяка.

-Пожалуй, откажусь.

-А я, с вашего позволения, выпью,- он махом опрокинул в себя почти полный бокал, задумчиво посмотрел на бутылку и отставил ее в сторону. На меня перевели тяжелый взгляд, и мне подумалось, лучше бы и.о. главы СВБ гипнотизировал так коньяк, а не меня:

-Я вас очень внимательно слушаю. Коротко и четко,- пока я излагала все события правдиво, как на исповеди, он все больше мрачнел.

-Я так понимаю, Серый, о задержании не знал, раз назначил вам встречу. А это значит, что операцию кто-то слил его убийце. Знать бы кто...

-Без понятия, но убрать всех хотели тихо: этот человек был один,- заметила я. Мы помолчали. - Можно вопрос?

-Да.

-Почему вы мне так безоговорочно поверили, ничего не проверяя?- вопрос Чейза не удивил:

-Откровенно говоря, не знаю, что вам сказать. Может потому, что я вам доверяю. А может,- он криво усмехнулся,- потому что наружка подтвердила сказанное вами. Они потеряли вас после второго автобуса и все же.

-Но вы ведь явно ознакомились с их отчетами уже после того,как оказались на месте преступления,- такое его поведение было неясно,и лучше выяснить все сразу.

-Я вам доверяю, Немайн,- Чейз все же еще плеснул себе коньяка, я отчетливо увидела, что руки у него подрагивают.- Не безоговорочно, конечно, но доверяю. Вы мне нравитесь, как человек и как женищна. Нравитесь. И я полагаю, что вы благородный человек. Как-то так,- на меня он поднял какой-то уставший и бесцветный взгляд замученного работой человека, и я не удержалась:

-Вам бы отдохнуть, Джеймс.

-Сейчас некогда,- он поморщился.- посплю часов пять и на Службу,- надо искать крысу. Не думал, что их столько.

-Я вам, что-то должна за вашу...-я замялась,- услугу,- вопрос был больше формальным. Раз уж мне "доверяют"... Чейз снова удивил:

-Должны,- спокойно ответил он.- Свидание,- я фыркнула.

-Не могу отказать моему спасителю.

Каитана Доринанти

 

Она так обрадовалась, что можно отвлечься и хоть как-то помочь лейтенанту, что допустила ошибку - он ведь не просил взламывать запароленые файлы и зачем она полезла? Вспомнилось, как отец в редкие дни отдыха брал их с Эльзой и они втроем шли гулять. Эльза радостно играла в парке, а отец одну за другой, все сложнее и сложнее подкидывал ей разные задачки, в которых требовалось разгадать загадку, чтобы посмотреть мультик и картинку. После вопроса о ключах дешифровки взгляд Дорринга из раздраженного стало обескураженым: он посмотрел на окно голограммы, в котором мелькали фотографии мужчины в окружении не самых одетых девиц.

-Не понял,- пробормотал лейтенант.- Дай-ка,- он повернул голограмму к себе и уже внимательней пролистал фотографии.

-Надо же, это министр военной политики, только помоложе,- ни к кому не обращаясь, Джим открыл одно из видео, которое эта база данных тоже содержала. На проекции появился окровавленный, сидящий на стуле человек и напротив него военный, произнесший бесстрастное:

-Вы признаетесь в принесении на территорию базы оружия в количестве двадцати единиц?

-Да,- вместе с хриплым выдохом из угла рта человека потекла струйка густой темной крови. Каити еще не успела понять, что это, как лейтенант спешно выключил.

-Так,- командным голосом произнес лейтенант, и нехорошо прищурился.- Ты все запароленые файлы взломала?

-Нет,- она начинала понимать, что явно сделала что-то не то. - Они были в папке с расширением документа, а открылась почему-то база данных.

-Понятно. Ну что ж, поздравляю, похоже, мы обнаружили базу данных твоего почившего отца... Хотя,- Дорринг покосился на количество файлов,- похоже это ее малая часть. И возникает вопрос...

-Откуда она у ОКуинна?- азартно спросила Каити, перебивая.

-Нет, моя прелесть, возникает вопрос, почему ты знаешь от нее ключи дешифровки!- рявкнул лейтенант. Она испуганно посмотрела на его злое лицо.- Ничего не поняла, да?- устало спросил он. Каити лишь кивнула.- Хорошо, я попробую объяснить максимально понятно, чтоб сильно не травмировать твою детскую психику. Давай без оскорбленного выражения лица,- что-то Дорринга явно взволновало.- Итак. Убивают политиков, Каити. Всех, кто последние годы жизни твоего отца вел с ним дела, составляя оппозицию режиму Керна. Предположительно, что до этого твоим отцом был собран внушительный компромат на всех более-менее значимых политических фигур, именно поэтому после первой революции его не тронули. Твой отец погибает якобы от сердечного приступа, судьба собранной им информации не известна. Почти пять лет спустя начинают убивать его союзников. При чем причина смерти - полное сканирование сознания, Каити. А это значит, их допросили и убили. Что они искали? Мы предполагаем, что либо базу данных с компроматом, либо твоего отца, инсценирующего собственную смерть.

-А...- в голове Каити зародилось одно предположение, но она пока не могла его четко сформировать.

-Потом озвучишь свои мысли, - понял лейтенант.- Это еще не все. С другой стороны, когда мы принялись искать подозрительных личностей, претендующих на роль потенциальных убийц. А поверь, местные на Схизме вряд ли взяли бы подобный заказ.  Так вот, мы выходим на некоего Дерека Хейга, отслужившего десять лет в десантных войсках. Из десанта Хейг уволен за связи с контрабандистами. Далее он якобы умирает и на свет появляется некий Нортон Эдисон, длительное время работающий в охране проектов на мутагенных планетах под руководством твоего отца.

-Я помню его,- все же перебила Каити.- Норт был...

-Да, начальником службы безопасности у твоего отца,- подтвердил лейтенант. - По словам проститутки Кэтрин, у которой Дерек-Норт жил, пару месяцев назад объявившись на Схизме, он работал на какого-то влиятельного человека, но он долго не платил, и поэтому Дерек подумывал принять выгодное предложение от его конкурента. Далее, то ли так совпало, то ли мы с Тиринаги их спугнули, но отправившегося на встречу Дерека убивают, там же ты якобы увидела своего отца. В вещах Хейга находят улики, подтверждающие его участие в некоторых убийствах. Добавим ко всему вышеизложенному то, что неожиданно объявившийся Майк Керн возжелал передать некую информацию по нашему расследованию и то, что сегодня мы обнаружили часть вероятной базы данных твоего отца у ОКуинна, встречающегося с Керном и подозрительно-живого.

-Вы полагаете, Норт...то есть Дерек,- исправилась Каити,- помог отцу инсценировать свою смерть и скрыться вместе с компроматом, а теперь почему-то они вернулись, убивают и допрашивают бывших союзников. Дерек захотел переметнуться на сторону врагов отца и отец его убил? А ОКуинн на этих самых врагов работает, поэтому у него часть базы данных?

-Ну, как версия это, конечно, жизнеспособно, но есть некоторые нестыковки,- лейтенант нахмурился.

-А что если,- и Каити озарило.- Отец действительно инсценирует собственную смерть, скрываясь от кого-то, но перед этим раздает части компромата своим союзникам и требует их сохранить. А Норт работал после его "смерти" на врагов отца, допрашивая и убивая тех, кому компромат был оставлен. А уже сейчас он переметнулся на сторону отца...- она с замиранием посмотрела на лейтенанта, тот с задумчивым видом потер щетину на подбородке.

-Идея немного сумасшедшая, но что-то в этом есть, по крайней мере, многое объясняет. В том числе и то, почему политиков стали убивать только сейчас: кто-то узнал, что твой отец жив и увидел в его появлении здесь угрозу.

-А почему ОКуинн до сих пор жив, он ведь был правой рукой папы?

-Судя по тому, что я видел, он перешел на сторону нашего кого-то - господина заказчика этой кровавой бани.

-А почему после стольких лет отец решил объявиться?

-Вот на этот вопрос я тебе пока не отвечу, могу лишь предположить, что это связанно с политической обстановкой. Надо посоветоваться с отцом, он в этом разбирается. Съезжу, пожалуй, завтра к нему, все равно выходной день,- Джим побарабанил пальцами подлокотнику, они еще немного помолчали, лейтенант вздохнул, и немигающий тяжелый взгляд серо-зеленых глаз уперся в нее:

-А вот теперь касательно твоих неожиданных знаний,- судя по залегшей между правильных бровей складке, лейтенант сейчас пытался принять какое-то важное  решение.- Если наша версия близка к истине, то пока охотятся только за компроматом. Все это время ты и сестра были под наблюдением СВБ, но это, знаешь ли, так, на всякий случай. Если опять таки следовать нашему варианту, бывший глава СВБ, комиссар Сапроматински что-то успел заподозрить и именно поэтому тебя начали активно разрабатывать.

-Вы думали, отец оставил все мне?- Каити с удивлением отметила, что ей почти легко вспоминать все, что было за полтора прошедших месяцев. И поведение лейтенанта... За то время, что он ее охранял, она успела его простить и как-то сблизится. Джим проявил себя совершенно с другой стороны, и ей, пожалуй, такой лейтенант Дорринг даже нравился.

-Да,- он кивнул и тут же раздраженно потребовал.- Ты перестанешь мне выкать, в конце концов или нет?

-Простите, то есть прости... Тяжело привыкнуть,- он лишь кивнул и продолжил.- Так вот, если предположить, что база данных твоего отца собранна вследствие этих убийств, то теперь убийцы будут пытаться ее взломать. А учитывая, что сейчас ни в Службе, ни в Бюро доверять особо никому нельзя, информацию о твоей осведомленности придется скрыть, иначе начнется охота на тебя.

-А если, допустим, я якобы сама случайно проболтаюсь, чтоб вы могли ловить на живца?- лицо лейтенанта резко потемнело и он, подавшись вперед, очень зло процедил:

-И думать об этом забудь, поняла?!

-Но... ведь...

-Доринанти,- начал громко лейтенант, затем вздохнул-выдохнул и спокойней продолжил.- Первое, мы не знаем точно кто наш противник. Второе, все вышесказанное - сколько версия, удачная, да, но версия. Третье - как ты думаешь, сколько ты будешь жить после того, как они получат коды дешифровки?- она пораженно замолчала, а Джим, похоже, что-то просчитав, с мрачной решимостью подвел итог.- Делаем так, про найденную базу данных я рабочую группу, конечно, в известность поставлю, хоть она и не является доказательством, и не прикрепить к делу, ни предоставить суду нельзя. Взломал ее мой знакомый хакер, ты об этом ничего не знаешь, вообще ничего. И о произошедшем рассказывать ты не будешь никому - ни Морриган, ни комиссару Чейзу, ни детективу Тиринаги, ни своим плюшевым игрушкам или трупам в твоем морге. Ни-ко-му! Тебе ясно?

-Ясно,- она вздохнула.

-Да не расстраивайся, - Джим явно обрадовался ее благоразумию,- я думаю, мы их рано или поздно найдем, подвижки есть и существенные.

-Ага,- она рассеянно кивнула, продолжая переваривать сказанное лейтенантом.

-Что у тебя с учебой? Может помочь?- она подняла на него удивленные глаза.- Ну, вечер как планировал, я уже все равно не проведу...

-А как планировал?- спросила она с любопытством.

-Лучше не спрашивай,- выражение лица лейтенанта стало обиженно-разочарованное.- Так что, помощь нужна?

-Ну, вообще-то...

-Тащи сюда.

Ортан Тиринаги

Определенно не стоило со своими извинениями заходить лично. Вот не стоило и все. Пепел был зол на собственную недогадливость и невнимание. А еще гордился своей проницательность. Три ха-ха, как говорит Морриган. Не заметить некоторое повышенное внимание со стороны Каитаны Доринанти мог только слепой, тем более, что девочка в силу неопытности, похоже, и не считала нужным это скрывать. Ортан искренне надеялся, что не оскорбил ее и девушке хватит мудрости понять, что так буде лучше.

Невольно вспомнились мягкие губы и темные влажные глаза, которые были так близко. Слишком близко и непозволительно. Она ведь не понимает, что у  отношений с кем-то вроде него будущего нет. Нет совсем. И все же... Зачем он ее поцеловал? Этого нельзя было делать. Но ведь так захотелось: почувствовать, обнять ее такую, хрупкую, домашнюю, маленькую. Ортан не имел недостатка в девочках по вызову и всегда знал, когда нужно снять напряжение, но в ее прикосновениях ему виделось что-то другое, чем необходимость удовлетворить гормональные всплески: нежность. И ее глаза, радостно  сияющие до его слов, жестоких, но правильных, так будет лучше. Всем. Умом Пепел понимал, что принятое им решение - единственное правильное, именно поэтому он запретил себе думать о Каити Доринанти.

Еще утром капитан Фрисни сообщил, что с Серым пока стоит повременить - у СВБ на него свои виды, а это значит, что Пеплу осталось лишь одно - поработать с информаторами в поисках второго убийцы.

Встреча с Тэмом, назначенная в том же "Штурмане" на вечер, должна была состояться только через два часа, а это значит, что у Ортана оставалось время заехать к себе, помыться и переодеться. Чувствовал он себя по-прежнему не очень хорошо, но слабость, терзавшая целый день отступила, оставив головную боль и некоторую заторможенность реакций, еще и некстати проснувшаяся совесть пилила остатки нервных волокон тупым ножом.

В общем, ничего удивительного в том, что в "Штурман" детектив Тиринаги прибыл в крайне мрачном настроении и в ожидании Тэма выпил пару бокалов местного фирменного и крепкого коктейля, состоящего почти полностью из спирта. Помогло. Соображать он стал яснее и именно поэтому при появлении Тэма заметил, что с его постоянным информатором-наркоманом что-то не то.

Стоит отметить, что Тэма в принципе добропорядочным гражданином назвать было сложно. Начиная от поддельного чипа и заканчивая работой механика, разбирающего краденые корабли на винтики, - вся жизнь Тэма была одним сплошным правонарушением, не особо значительным, как и он сам. Вместе с тем, информатором парень был превосходным, достаточно трусливым, наблюдательным и, что еще важнее, - плотно сидящим у детектива на крючке. Так вот, при таком образе жизни, неудивительными были и вечно тощая засаленная фигура и зашуганный вид выходца с мутагенных планет, однако сегодня Тэм выглядел откровенно затравленным, Пепел готов был поспорить на собственный бластер, что парень чем-то смертельно напуган. Это было странно, так как при разговоре по коммуникатору детектив ничего такого не заметил.

-До-до-добрый вечер,- то и дело озираясь, информатор упал напротив и поспешно отхлебнул из заранее приобретенного детективом стакана с коктейлем.

-Здравствуй,- взгляд Пепла цепко скользил по затасканному комбезу, грязным с огрызенными ногтями пальцами, сальным волосам Тэма, но детектив так и не мог понять, что произошло.

-Вы-вы-вы один?- механик после озвученного вопроса зазыркал по сторонам еще сильнее.

-Естественно, а к чему вопрос?- за их более, чем продолжительное сотрудничество, Тэм впервые усомнился в детективе, но его спокойный тон, похоже, успокоил парня больше, чем любые заверения.

-Да так,- правый угол рта Тэма дернулся особенно сильно, выдавая чрезвычайную нервозность.- Что-то не-не-нехорошее происходит, господин детектив. Очень не-нехорошее.

-Ты что-то конкретно знаешь или так, напугал кто?- Пепел умел говорить с такими, как Тэм, спокойным без ноток превосходства тоном, который сразу же располагал к себе. Но сегодня что-то явно слишком терзало информатора, и он метался между необходимостью рассказать и страхом перед полицейским.

-Ла-ла-ладно,- одним махом осушив стакан, Тэм начал рассказ.- Вы-вы же знаете, я под Элом Се-се-серым работаю, в его ма-мастерской. Хозяин сегодня прилетел, случилось у него что-то. Всех ра-ра-работников отпустили, да только бри-бригадир послал меня хозяину отчет пе-передать и деньги. При-пришел я на старый склад, где кон-контейнеры, ну вы зна-зна-знаете. Так вот там три до-до-дороги есть, к тем кон-контейнерам: от тра-тра-трассы, от внутреннего входа и узкий про-проход между контейнерами и там час-частично по га-га-гаражам, космопо-порт же ж недалеко. Я по треть-треть-третьей, стало быть по-пошел, ближе мне бы-было. Гля-гляжу сверху а от кон-контейнера хозяина му-мужик какой-то бе-бежит, ра-раненый - нож у него из плеча то-то-торчал. А спустя ми-минуту полиции понаехало, баба из-за гаражей ка-кая-то вылезла ру-руки подняла, но дель-дельфины ее отпустили потом. А потом гля-гляжу - трупы выносят,и хо-хо-хозяин там, го-го-горло перерезали ему. Я уже ду-ду-думал по тихому сва-сваливать оттуда, а то зна-знаю как ва-ваши коллеги дела шить лю-любят. Уже отползал. Смотрю, а тот мужик, что вы-выбежал, недалеко залег между кон-контейнерами и наб-наблюдает. Ми-минут сорок постоял, и у-ушел. А я за-за ним аккуратно.

-Проследил?- Пепел аж подался вперед.

-Про-проследил,- кивнул Тэм.- Не-не далеко он живет там. Я так думаю, раз он от-отуда выбежал, то он и у-у-убил.

-Говорил кому-то?- не подтверждая и не опровергая сказанного информатором, поинтересовался Ортан, уже чувствуя, как собака, что, похоже, взял след.

-Не говорил, господин де-де-дектив. Оно как в та-таких делах. Ме-меньше знаешь - це-целее будешь.

-Ну и правильно. За что хозяина убить могли, как думаешь?- Пепел мысленно взвешивал, стоит ли сообщать об обнаруженном. И если да, то кому. Всё же, вечер пятницы,  все уже давно по домам.

-Не-не знаю, господин де-дектив. Я человек ма-маленький, в их дела не ле-ле-лезу. Знаю только, что доч-дочка хозяина в какие-то неприятности попала. Арестовали ее сегодня.

-Ясно. Значит так, Тэм,- Ортан вздохнул, коротко и немного устало.- Сейчас поведешь покажешь мне, где живет тот мужик, а потом схоронись где-нибудь, понял? И не высовывайся. Я сам с тобой свяжусь потом.

-Так это, господин детектив... Работа у меня... деньги.

-Это все будет не важно, когда тебя прирежут как свидетеля, уяснил?- механик затрясся сильнее, но смысл сказанного Пеплом до него все же дошел. По-этому, Тэм мелко закивал и с ожиданием посмотрел на детектива.

-Ах, да,- Пеплом были протянуты информатору сразу три запаянные колбочки с хиной.- Это за труды, заслужил. А теперь пойдем.

Проживал тип в стареньком, времен первой колонизации, пятиэтажном доме.

-Вон-вон те окна,- показал дрожащим пальцем Тэм на окна, в которых горел свет на пятом этаже.

-А лицо видел?- задумчиво спросил Пепел, разглядывая обычный двор с парковочными местами, взлетной полосой для орбитальных байков, и две примыкающие точно такие же пятиэтажки.

-Так это... Темно ж бы-было.

-А возраст, рост, какие-то приметы?- не отрывая взгляда от окон, спросил детектив.

-Та вро-вроде...- Тэм поморщился - три грамма хины были целым богатством и информатор понимал, что их надо отработать,- точно! Ког-когда ходил он пле-плечами передергивал вот-вот так,- Тэм показал,и Пепел нахмурился:

-Хочешь сказать, он ваших?..- в стиле Тэма задал он вопрос и тут же конкретизировал.- Тьфу, с мутагенных планет?

-Не-не знаю, но бе-бегает он быстро, господин де-дедектив. Даже для меня,- Пепел сам додумал не сказанное информатором: не смотря на незначительные внешние дефекты, все выходцы мутагенных планет обладали чрезвычайно высокими физическими показателями: скоростью, силой, выносливостью. Любой сбежавший из мутагенных секторов мог соперничать почти до старости с лучшими спортсмена Союза. А если Тэм говорит, что подозрительный тип бегает быстро, это означало лишь одно - они имели дело не просто с одним из генномодифицированных, а с подготовленным генномодифицированным. И новость эта была безрадостной, потому что в одиночку Пепел туда не сунется -хватило истории с двумя десантниками, а вызывать кого-то сейчас - бессмысленно, особенно если у Тэма случился расцвет некстати проснувшейся паранойи. Затем вспомнились слова про ранение:

-А он, говоришь, раненный был?- прищурился детектив.

-Н-н-ну, не так чтобы си-сильно. Ему ме-мешало конечно, он нож вы-выдернул, я видел, но не сильно.

-А если он сейчас запустит регенерацию, сколько времени на восстановление нужно примерно.

-Ча-ча-часов двенадцать,- это знали не все, но жителям мутагенных планет за свою быструю регенерацию расплачивались почти полной беспомощностью во время нее. Вот только они могли либо сознательно все ресурсы организма бросить на восстановление, либо же травмы заживали у них как у всех... Рискнуть или нет?

То ли выпитое ударило в голову, то ли Пеплу захотелось переключится, но он решил рискнуть.

-Так, стой здесь, чтоб тебя не видно было, в случае чего, вызовешь полицию,- Тэму такой расклад, судя по лицу, по душе не пришелся, но он послушно кивнул.

Преодолев двор, Пепел оказался перед дверью с электронным замком, согласно пискнувшим после предъявления полицейского жетона. Уже поднимаясь по лестнице, Тиринаги подумалось, что плана у него, по сути нет. Порадовавшись, что надел особо затасканную рубашки он скинул куртку, оставив в углу на лестничном  пролете, рванул ворот и громогласно застучал в дверь квартиры, в которой по его расчетам и должны были находится те самые окна. "Пьяный сосед" не лучший вариант, конечно, но других-то и не оставалось.

В ответ -тишина. Пепел постучал  еще, но выглянула только заморенная женщина из квартиры напротив, рявкнув:

-Чего стучишь, пьянь, дай поспать! Полицию вызову!

-Спокойно, полиция,- тихо, но четко произнес Тиринаги, показывая значок.

-Так это, чего стучите-то, открыто там, замок не работает неделю. Сдают эту квартиру всяким...

-А...-Пепел не успел задать вопрос, как дверь соседки уже захлопнулась. Дернув за старую ручку из космопластика, детектив убедился, что действительно не заперто. Жалея, что табельное оставил на работе, он тихо проскользнул в темную прихожую.

В квартире было тихо, и похоже никого не было. Лишь слева в гостиной, окна которой как раз выходили на двор, и горел свет. Пепел принялся осматривать комнату, не носящую никаких следов чьего-либо присутствия. Чисто, да, пыли нет, стандартная мебель, но не больше. Внезапно он ощутил сильную боль в районе затылка и за секунду до того, как накатила темнота, ему подумалось, что два сотрясения за полторы недели это уже перебор.

Джим Дорринг

 

Если Джим и надеялся отдохнуть в субботу, то все надежды разбил звонок коммуникатора. С трудом открыв глаза, так как с Каити они вчера допоздна разбирали тему "Асфиксия", он посмотрел на часы - полодинадцатого, и кому там скучно? В выходной каждый порядочный человек обязан спать минимум до двенадцати. А учитывая, что чувствовать себе порядочным человеком за минувший месяц Джиму пришлось лишь раз, все настырней и как ему казалось, громче звонивший коммуникатор вызывал отвратительно настойчивое желание... Выключить и спать дальше, да.

В непродолжительной битве между долгом свбшника и порядочного человека победил свбшник, и, похоже, не зря.

-Джимми,- Дорринг поморщился, но, поняв, кто звонит, говорить ничего не стал - голос Чейза слишком благостно не звучал.- Вчера Эла Серого прирезали вместе со всеми подручными.

-Почему не вызвали?- удивленно спросил лейтенант.

-Решил дать тебе отдохнуть. Не зря, как выяснилось. Десять минут назад со мной связался Фрисни, которому позвонил Тиринаги. Наш герой-одиночка вчера случайно расколол информатора, который проболтался, что увидел убийцу Серого и знает, где тот живет...

-Тиринаги живой?- Джиму не составило труда восстановить последующую цепочку действий детектива с его ярко выраженной любовью к индивидуалистической работе и социопатией. А вот Каити точно расстроится, если что-то случится...

- Относительно целый даже,- хмыкнул Джеймс,- по голове только получил...

-Что, опять?- Джим, конечно не спец по суицидальному поведению, но на его обывательский взгляд, детектив в последнее время демонстрировал явную тенденцию к саморазрушению...

-Ага,- Чейзу, это похоже, показалось забавным.- Вот как очнулся, сразу и сообщил начальству. В общем, Морриган уже выехала, я ей сообщил, ты тоже подтягивайся - координаты пришлю.

-Думаешь, это связанно с нашим делом?

-Уверен, Джимми. Слишком все вовремя. Точнее не вовремя.

-Тогда...

-Кэтрин переведена в наш изолятор и находится под усиленной охраной,- перебил Чейз.

-А сам почему не приедешь?- все же полюбопытствовал лейтенант.

-Буду искать крысу,- в голосе комиссара прозвучал метал.- Вчера мы ехали арестовывать Серого, убийца выскочил буквально за минуту до нашего появления.

-Что, информатор Тиринаги раскололся?- поинтересовался Джим, натягивая халат.

-Да нет, Морриган. Даже убийцу видела мельком, если бы не наше появление, то её скорее всего нашли там же.

-Что-то подозрительно это все,- протянул Джим.- Не очень-то на совпадение похоже.- Что она вообще там делала?

-Хотела у старого знакомого прикупить кое-чего по мелочи,- лейтенант чувствовал усмешку родственника.- Ну, и поболтать, я думаю.

-Морриган знакома с Серым?- брови Джима поползли вверх.

-Ага, вместе учились.

-А...- зная слишком уж трепетное для коллеги отношение Чейза к эксперту, Джим замялся, не зная спрашивать или нет. Но рыжий и так все понял:

-Нет, Джимми она никак не связанна, за ней слежка постоянная и прослушка стоит, и на коммуникаторе, и в доме, и в лаборатории.

-Ого!- или Чейз параноик, или непонятно вообще что у него в голове. Это ж явно все жучки несанкционированные. Даже с прошлым Морриган, чтобы официально такое провести, она должна была быть как минимум подозреваемой, да и решения суда получить на каждый жучок надо с обоснованием, почему он там стоит и зачем.

-Надеюсь, нашу общую знакомую ты посвящать не будешь,- совсем уж мрачно подвел черту Чейз, и помолчав, добавил.- Не хочу, чтоб она глупостей наделала.

-Да ладно!- на памяти Джима так родственник опекал только свою погибшую жену и падчерицу.  - Хоть на свадьбу пригласи,- в ответ и.о. главы СВБ отключился.

Вспомнив, что Каити на суточном дежурстве, Джим спокойно вышел из душа в одном полотенце, в нем же позавтракал, а затем, переодевшись, отправился на помощь Тиринаги и Морриган.

Оказавшись на месте, и первым заметив детектива, которому медики бинтовали голову, Джим все же не удержался и ехидно заметил:

-Я смотрю, детектив, вы в последнее время на удивление много работаете головой,- и не успел детектив сообразить, что над ним издеваются, лейтенант добил.- Но как-то неэффективно.

 

Тиринаги лишь глянул, и в обычной своей манере ничего не ответил. К ним уже спешила Морриган, вполне довольная собой, о чем свидетельствовал мрачноватый оскал. Врачи поспешно отошли.

-Доброе утро, Дорринг,- кивнула она.- Тиринаги, подпишите первичный акт по определению тяжкости повреждений,- детектив подписывал так же молча, но с видимыми усилиями, которые Тиринаги безуспешно попытался скрыть.

-Чем били, профессор?- поинтересовался Джим.

-Ну, предварительно скорей всего, что чем-то небольшим из космопластика с металлической середины или же металлическим- удар один и точечный. Вообще удивительно, детектив, как вы живы остались - сила удара была немаленькая.

-После предыдущего сотрясения мне временно имплантат под кожу вживили,- пытаясь ощупать голову, пояснил Тиринаги.

-Вероятно, это вас и спасло.

-Что-то еще?- основную бумажную работу взяли на себя следователи бюро - телесные повреждения - это их юрисдикция; Джиму важней было восстановить картину в целом, а так же максимально связать это преступление с убийцей.

-Следы крови, расшифровка будет готова через пару часов, так как экспресс-анализ ничего не дал. Пальцев естественно нет. Личных вещей - тоже нет.

-Он с мутагенных планет,- подал голос детектив.- Тэм, мой информатор определил. Кстати, этого засранца не нашли?

-Ничего такого не слышала,- дернула плечами Морриган.

-Лейтенант, будьте любезны, объявите в розыск Рустэма Тахирова, 2324 года рождения, он в базе есть.

-Хорошо, - Дорринг кивнул.- Я так понимаю, на вас сегодня рассчитывать не придется?

-Я пару часов отлежусь и потрясу остальных информаторов - теперь у нас зацепка есть, и по базам выборку сделаю, пока профессор проведет расшифровку.

-Тогда на мне свидетели и встретимся,- Джим благородно помог детективу доковылять до служебной машины, а сам направился по соседям. Ближе к обеду результаты работы были довольно неутешительными - никто ничего не видел и не слышал, кроме женщины, встретившей Пепла вчера на лестничной клетке. Квартира сдавалась посуточно, хозяина-центаврианца вызвали, но и он ничего дельного сообщить не мог: документы у свои клиентов никто не спрашивал, о договоре и речи не шло. В тщетной попытке найти хоть что-нибудь, обыскав даже чердак, Джим неожиданно обнаружил, что дверь на чердак открыта.

Когда Джим был маленький и отец, тогда еще всего лишь майор Дорринг, и только перебрался в столицу на штабную работу, они впятером жили в маленькой служебной двухкомнатной квартире на окраине города почти на последнем этаже многоэтажки военного городка. Рахире было  пять, Киму - двенадцать, ему - семь.

Кима отец буквально запихнул в военный лицей - брат не имел никакого желания продолжать военным делом, явно проявляя тягу к рисованию. Но, возложив на старшего сына все свои надежды и чаянья, майор Дорринг и слышать не хотел о чем-либо ином кроме армии. Художник в семье потомственных военных видано ли!

После очередного скандала Ким влез на окно и угрожал прыгнуть, если его будут заставлять. Отец раздраженно процедил, что не ведет переговоров с шантажистами и сын может прыгать, если ему так хочется... Маленький Джим, уговаривая брата, и цепляясь за его ноги, едва не столкнул Кима, случайно потерявшего равновесие. Майор Дорринг поймал сына за край рукава. После истерик, скандалов и уговоров матери, документы из военного лицея забрали, брат пошел в обычную школу, затем окончив колледж искусств, а все надежды были переложены отцом на его, Джима, плечи.  После серьезного разговора с восьмилетним Доррингом и бескомпромиссного отца: "Это не то, что ты можешь выбирать, Джим", лейтенант возненавидел профессию военного, полагая, что отец выбрал её в наказание за то, что Ким едва не погиб... А еще стал бояться высоты.

Страхи детства Дорринг давно поборол и теперь, в двадцать восемь, для него было в удовольствие презрительно поглядеть на город, и крошечные фигурки внизу. Вот и  сейчас, обнаружив открытую дверь, ведущую на крышу, лейтенант не удержался и выбрался наверх. Говоря по-правде, пейзаж особо впечатляющим не был- дом располагался на отшибе. Внизу на пару километров лежали серые будки ремонтных доков и контейнеров, а чуть дальше, виднелось огромное здание грузового космпорота. Воздух тоже оставлял желать лучшего - горький и тяжелый, дымный. Джим именно поэтому любил командировки в дальние секторы с отличной экологией. Ветер не освежал, напротив - дышать становилось не легче, а тяжелее. Джим поморщился, и уже собирался уходить, но взгляд его привлек один из контейнеров, огороженный красными лентами полиции.   

Пробить, что это и есть место убийства Серого было делом пары минут. Что ж, выбор дома объясним. Дорринг поспешно спустился вниз.

-Сержант,- обратился он к патрульному, стоящему перед входом в квартиру, похоже, сменили уже - лицо незнакомое.- Хозяин квартирыеще там?

-А вы кто?- подозрительно спросил парень, молодой совсем, или практикант, или только на службу приняли. Черт, удостоверение забыл.

-Лейтенант Дорринг, СВБ,- максимально сурово и по уставу представился Джим. То, что на свбшника он не похож, Дорринг знал - говорили и не раз, лицо располагающее, а фирменный взгляд он умело выключал, когда тот не требовался.

-Документы,- служебное рвение, конечно, похвально, но не всегда. Джим раздраженно поморщился.

-Слушай, друг, ты мне скажи, хозяин там есть или нет?- попытался он еще раз по-хорошему.

-Я вам не друг и вообще...-начал было патрульный, но Дорринг зло и молча оттолкнул его, проходя в квартиру.

-Эй, ты че...- парень попался мало того, что инициативный, так еще и тугодум. К счастью в коридор как раз вышла Морриган сумкой и в пальто.

-Немайн Керимовна, подтвердите молодому человеку, пожалуйста, что я действительно лейтенант СВБ,- громко сказал Джим и невежливо протиснувшись, направился на кухню, где, судя по звукам, как раз давал показания хозяин квартиры.

-А вы кто такая, дамочка, где ваши документы,- парень был без инстинкта самосохранения, так как любой, услышавший тихое, но очень угрожающее:

-Что?- от Морриган точно мог рассчитывать на долгие и мучительные если не смерть, то издевательства. Ухмыльнувшись, Джим прикрыл дверь и повернулся к центаврианцу:

-Скажите, а этот ваш жилец когда квартиру арендовал?

-Четыре дня назад,- прошамкал центаврианец. Джим кивнул. Если эту квартиру выбрали не случайно, то как минимум наблюдение за Элом Серым было спланировано, а значит кто-то знал, что они уже вышли на Хейга, а скоро выйдут и на контрабандиста с дочуркой. Да уж, крыса однозначно есть, Джеймс прав, и возможно, не только в СВБ.

-Немайн Керимовна,- догнал он Морриган, за которой понуро тащился давишний патрульный,- а по причинам смерти Серого и прочих вы еще вскрытие не проводили. Ледяной взгляд и брошенное без эмоций:

-Собиралась.

-Давайте, я вас подброшу и подожду результаты. За одно про вчерашнее расскажете?

-Хорошо, подождите меня, я разберусь с одной проблемой,- и уже в приказном тоне сержанту.- Старший смены - капитан Ромен?- парень лишь понуро кивнул. Джим проследил, как они подходят и Морриган что-то говорит медленно наливающемуся краской капитану, но не вмешался - в свое время его не раз так отчитывали и за дело и без. Весьма неприятно, особенно для самолюбия, однако, быстро понимаешь, хочешь ли вообще работать в системе.

-Как Доринанти?- когда машина плавно тронулась, как бы вскользь поинтересовалась Морриган.

-Нормально,- Джим ответил ровно, не удержавшись, все же вежливо и ехидно задал встречный вопрос.- А Джеймс?- эксперт усмехнулась, но ответила:

-Он, кажется, ваш родственник. Рекомендую вам обратить внимание комиссара на состояние его здоровья. Пару месяцев работы в таком режиме, и комиссия просто признает его временно негодным.

-Так скажите вы,- непонимающе протянул Джим, отмечая, что стоило б матери сказать - повлиять могла только она.

-Боюсь, комиссар не осознает рисков. Я его уже предупреждала,- Морриган дернула плечом.- И да, Дорринг, надеюсь вы не в обиде за тот... инцидент. Я еще плохо себя контролировала,- врет ведь, но Джим ответил примирительное:

-Не в обиде.

Немайн Морриган

Дорринг вел себя на удивление прилично, сдержанно, язвил, конечно, но я уже почти привыкла к такому стилю общения. К тому же, мальчишка явно сейчас горел расследованием и ему было не до проявления некоторых своих качеств.  Широким жестом я даже предложила ему  поприсутствовать на вскрытии Серого. В любом случае, будет вопросы задавать по поводу вчерашнего, все же Чейз не следователь по этому делу, а моих письменных показаний для реального мыслительного процесса маловато. На вечер еще была назначена малоприятная, но необходимая встреча с Керном, так что стоило провести хотя бы половину вскрытий побыстрее.

Пройдя дезинфекцию, мы с лейтенантом оказались в моей собственной лаборатории, труп из морга доставили еще утром и он находился на столе в специальной камере. Смерть Серого меня совершенно не зацепила, хотя и вызвала чувство некоторого сожаления - все же знакомство было достаточно полезным, как по мне. Отметив про себя, что сразу после освобождения я и этого бы не почувствовала, я направилась к прозекторскому столу, щелкнула на пару кнопок и труп уже вне  криокамеры оказался на прозекторском столе. Искоса взглянула на Дорринга. Никаких признаков того, что ему некомфортно парень не проявил. Единственная, на мой взгляд, действительно положительная черта лейтенанта - так это его умение в нужных случаях держать себя в руках. Вот и сейчас он лишь спросил:

-Помощь требуется?

-Ну, если вам интересно...- я прикинула, что в первую очередь стоит еще раз осмотреть одежду.- Подойдите,- я включила голосовую запись и принялась комментировать.- Одежда убитого Эльмира Серого: кожаная куртка, джинсы из искусственного хлопка, темно-синии,  свитер, черный, шерстяной. На одежде отсутствую механические повреждения, вызванные действиями убийцы. В районе груди на свитере пятно крови радиусом девятнадцать сантиметров, предположительно, кровь убитого. На брюках и нижней части свитера, а также же подкладке куртки убитого - брызги крови. Одежда отправляется на дополнительные исследования экспертом-криминалистом БУП Немайн Морриган,- запись выключила и повернулась к лейтенанту,- Вопросы?

-Почему пятно направленно вниз?

-Убитый сидел, когда его зарезали,-  пожала плечами.

-То есть, спиной к входу...-задумчиво протянул мальчишка.

-Да, хоть я и не следователь, но судя по всему за короткий промежуток времени вся охрана была убита, но первым убили именно нашего клиента,- я кивнула на стол, -так как щиток, выведенный из строя находился рядом с рабочим столом. Продолжаем?- лейтенант кивнул.

-Наружный осмотр труппа,- прокомментировала я. - Давность смерти - двенадцать - тринадцать часов. Поздние трупные явления отсутствуют. Среди ранних трупных явлений наблюдаем...- я внимательно присмотрелась к бледной коже.- Трупные пятна очень слабо выражены, расположены... лейтенант, ну-ка помогите мне его на бок перевернуть,- Дорринг немного брезгливо, но все же сделал, то что я от него требовала,- ... расположены на задне-боковых поверхностях тела...Ага, и подержите пока... Так, - я нажала на самое крупное пятно на пояснице, кожа побледнела, а потом вновь стала темной.- Трупные пятна находятся в стадии гипостаза, что свидетельствуют о подтверждении предварительного заключения о времени смерти, а также о ее причинах...Все-все, опускайте,- это снова лейтенанту.

-Понимаю, почему Доринанти не хочет быть криминалистом,- пробормотал он. Ну да, работа, конечно, не для слабонервных, зато трупы не ругаются, не треплют нервы и вообще на удивление спокойные ребята. Но вслух я сказала другое:

-Первый раз на вскрытии?- приподняла я бровь, параллельно пытаясь определить степень трупного окоченения.

-Да нет, доводилось бывать пару раз. У Службы юрисдикция все же несколько другая, но как-то, знаете ли, то ли эксперты менее дотошные, чем вы попадались, то ли я трупы не тягал...- я усмехнулась, принимая ответ, и продолжила.- Трупное окоченение средней степени. Признаки трупного высыхания - отсутствуют. Поверхностные признаки аутолиза - также. Смерть наступила, предположительно от кровопотери, вызванной артериальным кровотечением в следствии резанной раны вдоль горла. Края раны,- я отогнула лопаткой ткани и заключила,- сухие. Длина пореза двадцать четыре сантиметра, глубина - три-пять сантиметров. Порез наносился слева направо, о чем свидетельствует неровная глубина и углубление пореза у правого уха убитого.

-То есть убийца - правша?- уточнил лейтенант.

-Ну, если предположить что он стоял за спиной убитого, то да.

-А оружие?

-Предварительно,- да, это мое любимое слово!- холодное оружие, длина лезвия - от пятнадцати сантиметров, клинок - не меньше четырех-пяти, если меньше, то такой глубокий, а главное ровный порез не получился бы. Усилие должно было быть значительно больше. Форма лезвия - самая стандартная, по материалу - пока не скажу - сами понимаете. Ну что, переходим к самому интересному?- с чуть наигранным энтузиазмом возвестила я о собственно вскрытии. Лейтенант сохранил невозмутимое выражение, но несколько побледнел, а затем ответил:

-Все, что меня интересовало, я в принципе услышал, а более подробно - лучше я вас наберу. Еще по свидетелям надо пройтись.

 

Джим Дорринг

Ага, чтоб его точно тут на что-то вывернуло. Морриган так тщательно и с такой любовью проводила вскрытие, что Джим вполне закономерно подумал, что какую-нибудь почку или легкое она точно расцелует, а может и съест. Лейтенант за семилетнюю карьеру, конечно, на вскрытиях бывал, но все они были какими-то обычными, не вызывающими ничего кроме скуки и нетерпения. Сегодняшнее образцово-показательное было несколько интересней, так как Морриган поясняла бесконечные термины, но фанатичный блеск неестественно-желтых глаз и это необъяснимое оживление эксперта... Не настолько Джим любит свою работу, не настолько. И тех, кто настолько любит, он не понимает.

Созвонившись с Тиринаги, сообщившим, что Тэм, походу, залег на дно, Джим не удивился, в свою очередь посвятивший детектива в свои умозаключения.

-Забавно,- его собеседник секунд на пять замолчал, а затем продолжил.- Ладно, я всем кому мог, сообщил, кого мы ищем, остается ждать. Мне тут, кстати, видео с камер прислали, немного, но попробую отследить нашего мутировавшего.

 

Немайн Морриган

Провозившись с трупами до вечера, я сразу же направилась на встречу с Керном, все тот же офис, все тот же сопровождающий, довезший меня, все тот же Майк Керн в роскошном костюме и с покровительственно-вежливым выражением лица. Только пройдя в его кабинет, заметила, что рабочий халат, по подолу которого располагалось несколько красно-коричневых пятен, я снять забыла. Что ж, Керн меня и всю в крови, ползающую на коленях видел, так что вряд ли он очень удивлен.

-Немайн,- встали при моем появлении. Да уж, манеры у него всегда были великолепными.

-Майк,- немного насмешливое, но без издевки. Покамест.

-Вино, чай?

-Чистосердечное признание,- ухмыльнулась я.

-Такого не держим.

-Ладно, к делу.

-К делу, так к делу. Итак. Есть группа весьма влиятельных людей, заинтересованных в обнаружении частей некой базы данных, хозяином которой является Николас Льюис.

-Является? - удивилась я.

-Да, после того как Льюис дал знать, что жив, весьма влиятельные люди обеспокоились тем, что база данных не уничтожена и где-то осталась её резервная копия. Базу данных должен был уничтожить твой дружок, Хейг, сразу после смерти хозяина. Но он бесследно исчез и, как оказалось, не просто так.

-Дерек всегда был умным,- хмыкнула я.

-Это его и погубило,- Майк осклабился, и продолжил, глядя мне в лицо, не запинаясь, не опуская взгляд. Да... В ораторском искусстве он был хорош, чрезвычайно. Помню, как он вставал в четыре утра, повторял речь, составленную им же, без референтов и помощников, вечером...

-Так вот, после появления Льюиса, наши друзья были очень-очень обеспокоены и приняли некоторые меры. Во-первых, с потрохами купили Хейга, которому Льюис последний год не очень-то хорошо платил, нашли второго, ни имени, ни лица не знаю, спеца по допросам...

-И принялись планомерно убивать и допрашивать всех приспешников господина Льюиса,-закончила я.

-Да,- Керн кивнул,- и видишь ли, Немайн, в чем дело. Наши друзья нашли часть компромата, о которой поведал Хейг, но это даже не одна четверть - Льюис перестраховался и большую часть спрятал где-то в другом месте. Возможные варианты хранителей закончились... А тут еще и я несколько поспособствовал продвижению расследования, выдвинув на доску новую фигуру, Морриган, - тебя. Полагаю, изначально ими планировалось найти в конце-концов кого-нибудь согласного за внушительную сумму отсидеть срок, но снова вмешался случай, и Тиринаги с Доррингом каким-то немыслимым образом вышли на реального убийцу - Хейга. К счастью наших друзей, они вовремя приняли решение завалить его... А теперь они торопливо подчищают хвосты, и поэтому могут сделать ошибку. Точнее, уже сделали, их второй игрок исчез с поля, Немайн. Наши друзья в растерянности, сейчас их можно поймать...

-И почему ты вдруг решил поспособствовать расследованию, дождался, когда всех прибьют и совесть замучала?- иронично спросила я.

-Во-первых, у наших влиятельных друзей у меня есть свой человек и я знал о планируемом, но ведь это все бездоказательно, не так ли...

-А тебе нужно их посадить и уничтожить политическую карьеру, да?

-Ты всегда меня понимала,- Керн улыбнулся очень широко и обаятельно, но глаза остались холодными.- У меня действительно есть далеко  идущие планы, но все зависит от Чейза и его решения. Потому что среди компромата Льюиса есть и компромат на меня. И в случае согласия комиссара, он должен исчезнуть.

-Да неужели у безгрешного тебя есть какие-то плохие делишки?- язвительно уточнила я.- Кстати, может, ты уже конкретизируешь этих "наших друзей"?

-Могу назвать несколько, но не всех, авансом так сказать: глава МВП, первый зам министра внешней политики, господин ОКуинн, начальник Службы контроля ракетного топлива.

-Нехило, Майк, а кто же твой агент?

-Вряд ли, это очень уж полезная информация. Он готов будет дать показания, копии записей разговоров при условии оформления его задним числом как сотрудника под прикрытием.

-Это все условия?- поинтересовалась я.

-Нет, есть предложения. Практически все свидетели уже убраны и скоро они затаятся, но остается Кэтрин, дочь контрабандиста, её они попробуют убить на днях, во время конвоирования на допрос. Детального плана у меня пока нет, но если Чейз согласен, я его добуду.

-Все?- уточнила я.

-Да,- кивнул Керн.- Поужинать не хочешь?

-Не хочу,- отказала я, размышляя над сказанным.

Каитана Доринанти
  Дежурство Каити проходили так же как и всегда: привезли парочку разбившихся на орбитальных катерах, одного обгоревшего мужчину, маленького ребенка, задохнувшегося от угарного газа. Все из бедных районов: привезла муниципальная скорая помощь, а не частная фирма. Уставшие санитары, оббитые по углам из-за неправильной транспортировки криокамеры, одна даже с треснутым верхним щитком. Покойных завозили через центральные двери, кроме этих нехитрых манипуляций особая помощь, собственно, Каити и не требовалась - автоматика.
  Зарегистрировав всех как положено, проставила печати у санитаров, и снова тишина... В морге страшно не было и мертвецов она не боялась. Это место обладало каким-то успокаивающим эффектом. После смерти отца Каити пришлось резко повзрослеть: из наивно-розового мира детства перебраться в жестокий и нелогичный мир взрослых. Она долго не могла свыкнуться с тем, что нужно держать лицо, вежливо улыбаться, даже если тебе говорят откровенную мерзость, делать так, как делают все... А еще она до сих пор не могла свыкнуться с мыслью, что почти каждый мужчина видел в ней кусок мяса, симпатичного, свежего слишком аппетитного, чтобы пройти мимо, мяса.
  Ей казалось страшным и старым сном, все то, что произошло сразу после смерти отца, когда они обнаружили его, нелепо лежащего на полу в гостиной. Как она силой затащила рыдающую Эльзу в спальню и заперла. Как сама, совершенно спокойная, вызвала скорую и полицию. Как ждала в полной тишине, пока вдалеке не завыли сирены. Медики вызвали кого-то из службы опеки... Слишком быстро: они едва успели собрать вещи. Тогда она не понимала, чем вызвана эта спешка, потом, когда спустя полтора года после расследования ее за руку, как маленькую, в когда-то небедный дом привел дядя Джеф, она поняла. Не осталось ничего ни техники, ни мебели, даже игрушек Эльзы и ее книг - пара голографических проекций на полу и голые стены.
  Дядя Джефри удрученно повздыхал, сказав, что конечно дом можно оставить, но содержать его будет не за что - отец оставил много долгов, хотя Каити знала почти наверняка - этим долгам неоткуда было взяться: они, конечно, жили не так хорошо, как на Схизме и все же... Дядя Джефри настоятельно рекомендует ей согласиться на то, чтобы он продал дом - тогда денег, возможно, хватит на то, чтобы пристроить их с Эльзой вместе в приличный частный детский дом, а не в государственный приют, где таким куколкам уж точно не место.
  Выхода у нее не было - она согласилась, не замечая тогда довольного блеска глаз. Дядя Джефри выполнил свое обещание - их интернат был даже лучше школы, и содержали их хорошо, но ведь все это стоило значительно меньше дома в центре одной из планет галактики, находящейся недалеко от столицы?
  Повторно к дяде Джефу она вынуждена была обратиться после того, как в семнадцать ее с милой улыбкой выставили, дав пятьсот единиц выходного пособия - достаточно для пары месяцев жизни, но недостаточно для того, чтоб куда-то поступить или снять жилье. Она помнила все до мельчайших деталей, хотя очень хотелось забыть. Он сказал, что, к сожалению, ничем не может помочь. Она плакала, стояла на коленях, просила: перед ее выпуском из интерната у Каити состоялся короткий разговор касательного того, сколько будет стоить дальнейшее пребывание Эльзы в их учреждении... 
  Джеф Джойс смотрел кажется даже сочувственно. Его темно-карие глаза мерцали в полумраке рабочего кабинета. Он был совсем еще не старый, младше отца, даже намного, лет тридцать пять, может сорок. Дядя Джеф собственноручно поднял её с пола, подал платок, налил воды, а затем произнес короткую, но прочувственную речь о том, как все изменилось после революции. Он говорил, что сейчас он почти не может ей помочь - ни денег, ни связей у бывшего директора Николаса Льюиса по связям с общественностью не осталось. Но она всегда очень (он выделил это слово голосом и мягким касанием к ее дрожащей руке) нравилась ему и, возможно, (второй рукой он бережно обнял ее за талию, давая иллюзию выбора) он чем-то сможет помочь Каити... Она подняла сверкающие глаза на него, внимая как божеству... Ей было семнадцать и она была непозволительно, слишком наивна.
  Как она не пыталась, ей было не забыть ни сначала нежные, а потом все более страстные поцелуи дядя Джефа прямо в его кабинете, ни его руки - властно и крепко ее обнимающие, ни ее собственные касания - неловкие и смущенные... Тогда это ведь был не худший вариант: пока дядя Джеф вез ее в гостиницу она думала о том, что будет учится, будет получать стипендию, сможет работать и Эльзе не придется делать того, что сейчас делает она...
  А когда они приехали в гостиницу... В гостинице она почти убедила себя, что все хорошо, что ей все нравится, что дядя Джефри (он просил называть его Джефом) - не стар, красив, нежен и бережен с ней. И вот за это 'почти убедила' она ненавидела себя больше всего. Если бы он ее изнасиловал - это было бы понятно, но ведь она согласилась добровольно, так к чему эта лицемерная жалость к себе? В конце концов, некоторые продают девственность гораздо дешевле. Она хотя бы купила будущее для себя и сестры.
  После дядя Джеф помог почти со всем: поступить, пройти курсы санитарок, устроится в морг, поговорил с ректором и Каити дали место лаборанта. В последний их ужин в дорогом ресторане, он немного грустно улыбнулся, мягко сказал, что теперь они друг другу ничем не обязаны, поцеловал на прощанье в лоб и ушел из ее жизни навсегда. И она была ему даже благодарна, пожалуй...
  Так вот, Каити совершенно не боялась мертвых, твердо убедившись, что живые куда как опаснее. Все, кроме одного...Она не помнила, как он зашел, а пришла в себя глядя в постаревшее лицо посетителя. Высокий, крепкий шатен с зелеными глазами, такими же как ее собственные. Они оба молчали -он жадно вглядываясь в ее лицо, она, пытаясь понять, что же испытывает к нему.
  -Здравствуй, Каити,- голос его с заметной хрипотцой, ничуть не изменился и если закрыть глаза, можно было бы даже представить, что ей снова почти пятнадцать и ничего не было: ни интернатов, ни выматывающей учебы, ни морга...
  -Здравствуй,- она не стала закрывать глаза, как и представлять что либо. Дорринг прав - пора повзрослеть и прямо смотреть в лицо реальности.
  -Я за тобой,-похоже, говорить ему было все же тяжело.
  -Да неужели,- едко хмыкнула она, не узнавая эти интонации. 
  -Пойдем, так надо, Эльза уже ждет. Я забираю вас, сегодня мы улетаем отсюда, Каити.
  -Что ты говоришь!- как она не старалась, голос задрожал от с трудом сдерживаемой ярости.- Знаешь что, папочка,- это слово прозвучало как оскорбление, и отец невольно дернулся,- мы с Эльзой как-то обходились без тебя пять лет, и дальше прекрасно проживем. Где моя сестра? Я заберу ее сейчас же, ей нечего с тобой делать!- господин Льюис такого резкого тона от старшей дочери не ожидал и потому сделал глупость - попробовал урезонить Доринанти, только набирающую обороты:
  -Каити, я ваш отец и имею право решать...
  -Ни черта ты не имеешь!- зло прервала она.- У тебя нет никаких прав,- она стремительно вышла из-за стойки, оказавшись напротив него и продолжила.- Слышишь, никаких! Где ты был, когда нас запихнули в детский дом, когда часами допрашивали, когда мы оказались двумя нищими оборванками на улице, когда я пахала по двадцать часов на себя и Эльзу! За все эти годы - ни единой вести от тебя, ничего. Ты умер тогда, когда мы нашли то тело или что это было на полу в прихожей. Поэтому, никаких прав у тебя нет, не лезь в нашу жизнь. Ты плел какие-то интриги?! Так, продолжай, но не смей втягивать в это Эльзу и меня!
  -Мне жаль,- вздохнул отец и резким движением что-то вколол ей через одежду. Свет померк.
  Джим Дорринг
  Ребята из наружки дернули его, когда уже стемнело. Снова шел дождь, стеной ограждая от всего за окном машины. Джим несся по городу, нарушая все мысленные правила. Патрули не тормозили - на запросы система выдавала, что сотрудник СВБ находится на задании. Да уж, на его взорванной малышке он бы уже доехал, а так... Приходилось выжимать из служебной машинки все возможное, чтобы не было слишком поздно. 
  Кто-то, очень похожий на комиссара Чейза и с его же документами зашел в здание морга, а вышел уже с бессознательной Каити Доринанти на руках. И Чейзом этот кто-то быть никак не мог - Джим ему же первому позвонил.
  На месте уже был патруль, сменщица Каити, профессор Чернеский, даже Тиринаги, шатающегося и уже насквозь вымокшего, вызвали. 
  Про себя Джим ругался теми словами, которыми в Академии старшина во время учений гонял особо тупых и ленивых. Но снаружи он был абсолютно спокоен и холоден. Сейчас нужно было действовать быстро: вероятность найти похищенного велика только в первые двенадцать часов, об этом во всех учебниках написано. А по опыту Джим мог сказать, что составители учебников безбожно врали - первые три часа максимум.
  -Лейтенант Тиринаги. Доложить,- обратился он к старшему смены наружки.
  -Сержант Аддерли,- козырнул сержант и почти дословно изложил сказанное по коммуникатору.
  -То есть вы его задержали и потребовали документы? - подозрительно уточнил Джим.
  -И что, не смогли отличить голограмму от главы СВБ? - уточнил он с характерным прищуром подозревающего всех и вся фанатичного свбшника... Если кто-то из наружки замешаны, это должно было помочь заметить нервозность или взгляд. Особенно взгляд, в большинстве случаев именно он и выдавал на рефлекторном уровне. Джим цепко вглядывался в лица пары сотрудников наружного наблюдения. Опытных... Отработавших больше его, уставших от государственной службы и не самой высокой заработной платы... Но нет, все держались стойко.
  -Да качественная, похоже, была, и пальто точь-в-точь как у комиссара.
  -А документы?- подозрительно уточнил Дорринг.
  -От настоящего удостоверения не отличишь, я на них собаку съел - одно время ж развелось поддельных документов, вы, наверно, еще не помните...- заметив предостерегающий взгляд далекого от благодушного настроения начальства, мужчина осекся. -. Он же объект,- Джим едва заметно поморщился,- на руках нес, а в одной руке сразу и удостоверение.
  -И вас не смутило, что комиссар сам, без охраны тащит на руках бессознательную девушку?
  -Ну, а что,- сержант развел руками. - Он начальство, ему виднее... Это мы уже когда отчет послали и диспетчер нам перезвонил уточнить, неладное заподозрили.
  -Ясно,- Джим направился к Тиринаги, который выслушивал толстячка-профессора, судя по лицу детектива, отчет эксперта ничего хорошего не дал.
  -Что у вас?- спросил он вместо приветствия у Пепла.
  -Лейтенант Дорринг,- дребезжащим голосом вмешался эксперт.- Я уже говорил об этом детективу, но он отказывается меня слышать...
  -Чернеский,- зло и устало прервал детектив, но Чернеский непочтительно перебил:
  -Нет, вы послушайте и представитель Службы,- почти подобострастно,-пусть послушает, раз уж ваше руководство, Тиринаги, не желает замечать всех тех нарушений инструкции, которые вы регулярно допускаете. Пусть послушает и примет меры.
  -Чернеский,- раздраженнее и громче перебил Тиринаги, явно предупреждая. Джиму подумалось, что детективу видимо не слишком хорошо, так как до этого лейтенант не слышал, чтобы Пепел так с кем-нибудь говорил.
   -Нет, почему Морриган не вызвали. В субботу! Под ливень! Она сидит дома и отдыхает...
  -Морриган, в отличии от вас,- детектив еще сдерживался, но судя по тому, как он сжимал левую руку в кулак, стоило это ему огромных усилий. Джим мог вмешаться, но ему было любопытно, что Тиринаги сделает дальше,- и шайки ваших идиотов за неделю помогла продвинуть расследование больше, чем вы за месяц...
  -Может дело не в Морриган, а в компетентности тех, кто это расследование ведет?- очень язвительно спросил Чернеский.
  -Слушай ты!- от рыка детектива эксперт побледнел и сделал шаг назад, а патрульные и опрашиваемые свидетели вздрогнули и оглянулись. Быстрым движением Тиринаги схватил одной рукой профессора за отворот пальто, а другой ткнул ему в лицо бластер. - Еще хоть слово... Хоть одно слово, и ты мне на пузе здесь ползать будешь, пока не найдешь вменяемых доказательств и улик,- детектив шипел, а Чернеский в его руках дрожал, глядя как кролик на питона.- Меня достал твой бубнеж и постоянное, слышишь, Чернеский, постоянное отсутствие результатов. Если через два часа мы не узнаем, кто похитил девочку, я тебя, урода, пристрелю, ты меня понял?!
  -Детектив,-решил все же вмешаться Джим,- я думал профессор все понял, да?- эксперт уже близкий к обмороку, меленько закивал. - А сейчас,- сказал лейтенант не терпящим возражений тоном.- Работать, милейший. Иначе то, что вам пообещал детектив, покажется милостью по сравнению с тем, что сделаю я. 
  -Есть зацепка,- детектив, тяжело дыша и зло глядя в спину срывающемуся с шага на бег эксперта, достал коммуникатор.- Он засветил машину, марку и модель. Можно сопоставить с машинами с мест преступления, прогнать через программу,-Джим согласно кивнул.
  -У меня тоже: вы знаете, кто изготовляет лучшие поддельные документы на Схизме?
  -Или Дель Ампаро, или Милорадович... Поехали!- сообразив, к чему вопрос, развернулся к машине детектив.
  Потратив почти час на дорогу, они завалились к смуглому, темноволосому и очень недовольному этим фактом Абигейлу Дель Ампаро. Еще полчаса ушло, чтобы расколоть незадачливого преступника и узнать, что завтра в девять вечера, некто, в ком по голографической проекции без труда можно было узнать Льюиса, прибудет или пришлет человека за документами. 
  -Какие он документы заказал?- лениво спросил Джим, раскинувшись в кресле. Тиринаги стоял рядом с испуганным до дрожи фармазонщиком из сломанного носа которого на пол капала кровь.
  -Чип-карты, карту на отцовство.
  -Сделал?
  -Да,- закивал мошенник.
  -Показывай,- Джим, действительно, отличить даже при длительном рассмотрении от настоящих поддельные документы не вышло.
  -Мне кажется, он в ближайшее время попытается покинуть планету,- нахмурился Тиринаги.
  -Аналогично,- кивнул Джим и набрал по коммуникатору пару знакомых из выпускающей системы, чтоб пробили по базам.
  Еще немного допросив Дель Ампаро и поняв, что больше ничего не выжать, Джим и Тиринаги передали квартиру и хозяина оперативникам, а сами выйдя из душного домишки, остановились перед машиной лейтенанта. Было около одинадцати, но спать хотелось ужасно - два события за день жутко вымотали. Тиринаги и вовсе едва стоял на ногах, цепляясь за дверцу машину.
  -Я вас подброшу,-сказал Дорринг.- Куда?- детектив назвал адрес и лейтенант поморщился - та еще дыра и добираться минут сорок.
  -Может заночуете у меня? До работы десять минут и я подвезу завтра? - подумав Тиринаги согласился.
  В квартире Джим первым делом стянул мокрую одежду и влез под горячий душ. Дождь вымочил до нитки даже белье. Детектив сделал то же.
  Пока тот мылся, Джим похозяйничал на кухне, приготовив простой, но сытный холостяцкий ужин. Про похищение Каити, пока они мотались с детективом и искали ниточки, Джим старался не думать. Но сейчас на него разом навалились мысли, сомнения и мучительные предположения о том зачем девочка понадобилась Льюису и как он планирует её использовать. Этот вопрос он озвучил пришедшему на кухню Тиринаги. Тот пожал плечами, заметив:
  -Почему сразу использовать, возможно сейчас удачный момент, чтобы их незаметно забрать. Как я понял из вчерашнего совещания, Керн хотел сообщить нечто важное, возможно, что он связан с Льюисом и тогда тот знает, что полиции и Службе пару дней будет не до него.

Ортан Тиринаги

Каити пропала. После изматывающей беготни по информатором его дернули к городскому моргу - позвонил сам Чейз, извинился и за время и за просьбу (Каитана Доринанти ведь охранялась Службой, а не бюро) и попросил приехать. Выяснив детали, Пепел почувствовал смесь раздражения и вины. Он не мог объяснить даже себе, в чем именно он виноват... Возможно, дело было в непонятном чувстве ответственности за чужого в сущности человека. Но ведь она сказала, что он ей нравится. Верила в него, увидела в нем сквозь слой внешней грязи что-то, чего давно уже не было... В том, чтобы похитить Каити прямо сейчас ему не виделось никаких мотивов, кроме отцовской заботы. Но Дорринг, похоже, считал иначе:

-Вряд ли, все это... Слишком вовремя, что ли...- его собеседник взлохматил идеальную укладку, не потерявшую вид даже от дождя. Лейтенант, кажется, почти его ровесник, но ощущается мальчишкой: выросшим, немного диковатым и оскаленным, но мальчишкой. Ощущался глубоко интуитивно, потому что анализируя Дорринга, его поведение, всегда немного презрительный взгляд человека, превосходящего своих оппонентов во многом, любовь к щегольским и дорогим вещам, такого об этом молодом мужчине сказать было нельзя. Но сейчас, если на секунду вглядеться в его глаза, там можно было заметить растерянность, волнение и страх. И за кого боялся лейтенант также было совершенно очевидным. Но причины Пеплу были не ясны. Пока.

-Вы что-то знаете?- осторожно поинтересовался он. Долгий испытующий взгляд лейтенанта и затем его же:

-Допустим...Каити...В общем, вчера вечером мне удалось не совсем законно списать информацию с коммуникатора ОКуинна. Я встретился, кстати, со стариком и он спутался с Керном. Так вот, там обнаружился небольшой кусок базы отца Каити, зашифрованный. Она с легкостью взломала - видите ли, папа в детстве ей показывал как это делать. Но там такая система, Ортан... Ключи дешифровки индивидуальны и крайне сложны, понимаете, о чем я?

-Она -ключ?- предположил Пепел.

-Скорей всего,-мрачно кивнул лейтенант.

-Вы кому-то сообщили? Из начальства?

-Нет,- Доринг мотнул головой. - Побоялся, что это навредит ей... Я, конечно, предполагал, что рано или поздно при условии, что ее отец жив, он объявится и выйдет на контакт, но так рано...

-Если они убирают свидетелей, вероятно, что жертвы закончились,- заметил Ортан.

-Я тоже об этом думал,- кивнул лейтенант и изложил их с Каити вчерашние умозаключения.

-Что ж, это вполне жизнеспособно,- согласился детектив, отпивая чай, плохо заваренный, но от того не менее упоительно-горячий. - Я бы даже сказал - это довольно стройная и логичная версия, которая объясняет все.

-Вот завтра господин Льюис нам и подтвердит, правильно ли мы с его дочерью поняли его действия,- зло заключил лейтенант.

Немайн Морриган

Сообщив Чейзу по коммуникатору все, озвученное Керном, услышала лишь мрачное:

-Спасибо, Немайн. Я понимаю, что у вас выходные, но надо до завтра, где-то к обеду максимально привести в порядок всю документацию по вашей части, успеете?

-Планируете принять предложение Керна?- уточнила я.

-У меня нет выхода,- даже не видя его лица, я готова была поспорить, что он поморщился.

-Это, конечно, не мое дело, -начала издалека я.

-Не надо этих обтекаемых фраз, Немайн. Мне казалось, я с вами был предельно откровенен. Не оскорбляйте меня,- ироничное и жестче: - Керн и все что с ним связанно - как раз именно ваше дело. И я прекрасно знаю, что он - лицемерный, верткий и очень умный и опасный ублюдок, но сейчас нет вариантов. Те имена, которые назвал Керн... Мы никогда не подберемся к ним без идеальной доказательной базы, все остальное их адвокаты развалят и максимум Хейг и его сообщник получат пожизненный стазис. Так что, это - вынужденная сделка.

-Будьте с ним очень аккуратны,- почти попросила я.

-Хорошо, я услышал. И будьте готовы к тому, что завтра вечером вы тоже понадобитесь.

-Допрос проститутки?

-Именно. До связи.

Я добросовестно остаток вечера и первую половину дня возилась сначала с трупами, затем с актами и заключениями, составлением схем и моделей. К двум часам спина и шея затекли, но все, как Чейз и просил, было готово.

Не успела я пообедать, мне сообщили, что машина от СВБ прибудет через десять минут. Еще спустя двадцать минут меня высадили на служебном входе, даже не сообщив, а куда, собственно, мне идти.

-Немайн Морриган? - подскочил ко мне одетый в гражданское молодой человек. Я лишь кивнула, удивленно приподняв брови.

-Следуйте за мной, меня вели по каким-то служебным и техническим коридорам, сказать по правде я спустя десять поворотов потеряла направление. Неожиданно мы остановились перед совсем незаметной дверью, которую передо мной очень вежливо придержали.

В большой светлой и комнате без окон, но с голографическими проекциями с каких-то камер обнаружился Джеймс, человек пять в гражданском, одного из них я узнала - начальник отдела собственной безопасности - он мне временный пропуск в СВБ выписывал, и десантник, судя по нашивкам - капитан.

Мужчины поднялись, когда я зашла. Кто-то кивнул, кто-то поздоровался, явно узнавая. Заняв свободное место возле Чейза, я не была удостоена пояснений, что ж, остается наблюдать, что будет дальше.

Стараясь чтобы это было максимально незаметно, я проследила за взглядами окружающих и поняла, за чем так внимательно наблюдали эти мужчины. Камера. Стандартная одиночка следственного изолятора. Я тоже в такой была. Привинченная к полу койка, жесткий лист космопластика, от которого через час болит спина, а через сутки - все тело. Матрас, не спасающий ни от неудобств, ни от холода, сырой, заляпанный и серый. Такая же тощая подушка. Потертое и нестиранное покрывало. Отгороженный от входа закуток с санузлом. От входа, но не от камеры. А ведь это запрещено - скрытая, открытая ли сьемка, не важно, в принципе установка камер запрещена. Но это СВБ, и плевать они хотели на собственные правила, всегда плевали и в угоду интересам Союза, и в угоду собственным. То и дело мигающая дешевая биолампочка, дающая мутноватый желтый свет.

В камере сидела девушка, лет двадцать, может больше, но точно старше Доринанти. Красивая, но потасканная жизнью и это было заметно по угрюмому, загнанному, но не затравленному взгляду.

-Джеймс,- окликнул один из мужчин и кивнул на другой экран. Легко узнаваемый узкий коридор изолятора. Типичный коридор. Все они одинаковы и легко узнаваемы. Серые стены, освещение получше, чем в камерах, но ровно настолько, чтобы участки, где стоят эти камеры, были максимально просматриваемы. По коридору уверенно шел человек. Высокий, широкоплечий. Точно военный. Капитанские нашивки. Вот другая камера выхватила его лицо: вытесанное словно из какого-то камня, тяжелые черты лица, открытый располагающий взгляд. Капитан Джонс. Зам Чейза. Вход в самую охраняемую зону изолятора . Откуда знаю? Сама здесь была.

-Капитан Джонс,- козырнул дежурный.

-Привет, Сэм, комиссар Чейз попросил Уинстон на допрос забрать.

-Да сейчас. Пропуск только дайте, я отмечу.

-Конечно, сейчас,- что-то было не так, судя по тому как напряглись присутствующие. Но Джонс держался слишком свободно, спокойно, без суеты он полез в карман и смесь удивления и досады была очень достоверна, как и:- Черт, Сэм, я, походу,в кабинете забыл. К комиссару с утра куча посетителей, чтоб им, замотался, на столе оставил. Пол-СВБ обходить обратно,- поморщился капитан.- Подожди я минут через двадцать прийду.У вас же ж обед уже был?

-Нет,- дежурный нахмурился, а потом махнул рукой.- Ладно идите, после обеда занесете,- и сунул Джонсу ключ-карту, капитан благодарно кивнул и двинулся дальше.

Камера Кэтрин. Снова. Джонс, аккуратно прикрывший за собой дверь.

-Кто вы?- девчонка спрыгнула с койки довольно резво. На фоне массивного капитана она выглядела почти хрупкой, тот молча вытянул шприц-пистолет...

-Достаточно,- глухой голос Джеймса.- Мейсон,- это уже спецназовцу,-тот коротко скомандовал в рацию:

-Код один, начинаем,- в ту же секунду в камере стало тесно от количества людей с автоматами. Джонса быстро уложили лицом в пол. Дрожащая Кэтрин сняла голограмму, превращаясь в поджарую блондинку средних лет, которую вывели прочь.

-В связи с произошедшим,- голос Чейза отвлек нас от созерцания происходящего на экране,- здесь находятся те немногие люди, которым я безоговорочно могу доверять,- обращенное к безопасникам.- Вы знаете, что делать. Пожалуйста, работайте максимально быстро и четко по кодексу. У нас нет права на ошибку. Зачитывать все права при задержании, не ставить синяков, описывать все имущество максимально подробно. К вечеру каждый из ваших клиентов должен быть здесь. Мейсон, проконтролируй, чтобы до допроса с Джонсом ничего не случилось и никто не подобрался к нему. Сегодня проведем сканирование - разрешение от главы Союза мной получено, мы с Морриган через пару часов начнем. Всё, действуйте,- все вышли и мы остались с Чейзом наедине и в полном молчании.- Пойдемте, Немайн, у меня как у главы СВБ есть полномочия на проведения следственных действий без главы отдела собственной безопасности,- он был мрачен и сосредоточен, между темно-рыжими бровями залегла глубокая складка.

-Главы?- вздернула я бровь.

-Вчера вечером глава Союза подписал приказ о моём назначении,- Джеймс поднялся и направился к двери, внезапно охнув, он схватился за косяк. Я подлетела почти мгновенно, поднырнув под его плечо и дотащив до стула.

-Что?!- новоиспеченный глава морщился, крепко сжимал зубы, но не стонал. Дыхание было глубоким и поверхностным.

-Сердце колет,- процедил он, перемежая слова тяжелыми вдохами. Быстрым движением я освободила его левую руку, нащупала слабый пульс.

-Пульс замедлен. Слабость есть?

-Я в порядке. Правда, Немайн...- попытался отбиться от меня этот гер-р-рой.

-Не беси,- прервала я. Он, несмотря на боль, приподнял уголки губ. - Слабость есть,- заключила я.- Голова кружится?

-Немного,- он с силой растирал грудь, но боль, по-видимому не проходила. И не пройдет. Минимум двадцать минут, потому что...-Это инфаркт. Твою ж мать, я ведь предупреждала!- я была зла. Говори ведь и не один раз, хоть бы поддерживающее что-то принимал, так нет же.

-Да я в порядке, сейчас немного посижу и... Не нервничай.

-Сидеть,- рыкнула тихо.- Никакой физической активности полчаса. Сейчас я поищу что-то...

-Волнуешься?- несмотря на хреновое самочувствие, а другим оно быть не могло, выглядел господин Чейз неприлично-довольным.

-Не хочу чтоб на меня снова повесили убийство,- ответила я, копаясь в сумке.

-Угу,- такое насмешливое, что я даже немного сомневаюсь, что у него действительно так болит, как это выглядит. Следующий приступ и сдавленный стон опровергли мои подозрения.

-Так- быстрым движением я вогнала один за другим два шприца прямо через одежду.- Теперь посидеть надо хотя бы минут пятнадцать. И потом к врачу...

-Сейчас нельзя,- категорично и невежливо перебили меня.

-Слышь, ты, герой, в следующий раз кого-то с моим образованием рядом может и не оказаться, - это было очень по-хамски, но, похоже, дошло.- Так что - к врачу.

-Хотя бы до вечера потерпит?- по немного расслабившемуся лицу, стало понятно, что потихоньку отпускает. Конечно, самое сильное из аптечки вколола.

-Лечь надо, быстрее полегчает, - я встала, переложив его ноги на сдвинутые стулья, а голову расположила у себя на коленях.- Смотри сам, но очень не рекомендую, последствия нехорошие могут быть.

-Значит потерпит,- он смотрел снизу вверх, и чуть улыбался, как-то светло, что ли...

-Что?- спустя минуту все же не выдержала я.

-Ничего.

-Ну и нечего меня рассматривать, ничего нового не увидишь.

-Мы на ты?- компрометирующе спросил глава СВБ.

-Ты мне жизнью обязан,- ехидно ответила я.

-Ах, ну тогда как честный человек я обязан жениться, - прозвучало шутливо, но в глазах было какое-то ожидание.

-Посмотрим, сейчас ты обязан восстановится до приемлемого состояния,- мы снова замолчали.

 

 


Оценка: 7.11*36  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"