Дронов Игорь Николаевич: другие произведения.

Хранитель. часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    21 век. Из-за людской глупости и гордыни человечество оказалось на краю гибели, открыв в свой мир дорогу чудовищам, которых нельзя победить. Что станет с планетой и с нами?

  
  США, Нью-Йорк.
  
  Огромная крылатая тварь спикировала с неба, на высокой скорости проскочив над Бруклинским мостом, и влетела в каменные джунгли Манхэттена. Глаза монстра внимательно следили за перемещением крохотных живых существ внизу, выбирая жертву. Монстр был похож на птеродактиля, но не в деталях. У него были кожистые крылья, клюв с несколькими рядами зубов и покрытое роговыми чешуйками тело. Но главное отличие - это четыре больших лапы. Одна пара была снизу, как обычные задние лапы, другая же пара - на груди. И еще крылья.
  На углу перекрестка стоял лоток продавца хот-догов, каких сотни в Нью-Йорке. Продавец, обычный парень-трудяга, вытер лоб от пота, тяжело вздохнув. Сегодня было жарко. Парень вытащил из-под прилавка бутылку минералки, отвинтил крышку, приложился к бутылке и задрал голову вверх, собираясь хорошенько отхлебнуть прохладной жидкости. Он успел сделать глоток воды, когда его глаза сфокусировались на огромной птице, летящей на высоте примерно метров ста. Через секунду он понял, что это не птица. Глаза его округлились, и он поперхнулся водой, так как забыл сделать глоток от удивления. Люди не сразу заметили что-то непонятное в небе. Но когда над асфальтом раздался крик продавца хот-догов, призывающего посмотреть вверх, сначала одна голова повернулась в сторону, куда указывал продавец, затем еще и еще. Люди, спешащие по своим делам, останавливались и поднимали глаза вверх, смотря на это чудо.
  Как и в любой толпе, в этом людском потоке нашлось много разных реакций на происходящее. Одни в восхищении показывали пальцем на крылатую тварь и спешно пытались сфотографировать ее на камеры или мобильные телефоны.
  Другие озирались по сторонам, ища оператора и режиссера, решив, что это съемки нового блокбастера, ради натуральности сцены которого продюсеры "забыли" предупредить людей, чтобы реакция людей была реальной, а не наигранной.
  Третьи, присутствовавшие при событиях 11 сентября, ударились в панику, побежав или к ближайшей станции метро, или бросившись в первую попавшуюся машину такси, требуя от водителя гнать отсюда подальше.
  Четвертые просто стояли и смотрели, наслаждаясь грациозностью движений летящей твари.
  А вот пятые, увидев это чудо природы, набирали на своих телефонах номера полиции и пожарных, родственников и знакомых, сообщая о том, что видят. Впрочем, среди этих звонящих были и такие, кто звонил "куда надо", то есть в спецслужбы, и сообщал о происходящем.
  На дорогах образовались пробки, потому что водители тоже останавливали свои автомобили и выходили посмотреть на это чудо. Буквально пары минут хватило для того, чтобы пробки превратились в глухие заторы, так как под шумок произошло несколько небольших аварий, из-за чего наступил полный транспортный коллапс.
  Тварь, парящая между небоскребами, медленно, но верно навела такой беспорядок почти на всем центре Манхэттена.
  Наконец, видимо выбрав жертву, она резко спикировала вниз, почти полностью сложив громадные кожистые крылья. Перед самым асфальтом она расправила крылья, перейдя в горизонтальный полет с огромной скоростью, набрав скорость за счет пикирования.
  Люди, наблюдавшие это в непосредственной близости, завизжали от испуга и ужаса.
  Жертвой оказалась группка людей, вышедших из микроавтобуса поглазеть на небо. Видимо, это были туристы. Они стояли плотной группой посреди дороги, возле своего зажатого в пробке автомобиля. Занятые своими фотоаппаратами и камерами, они не сразу сообразили, что сейчас произойдет. Они только успели сказать "Oh, my God!", когда увидели, что монстр пикирует вниз. Но не успели сказать вообще ничего, когда тварь вышла из пике за пятнадцать метров от них, молниеносно покрыв это ничтожное расстояние, и сгребла сразу шесть человек двумя большими когтистыми лапами. Один турист, видимо сбитый на землю толчком, лежал на земле навзничь, забрызганный кровью друзей с ног до головы, и истошно вопил, размазывая кровь по лицу.
  Еще бы, ведь это было не кино, где всякие там птеродактили хватают жертву нежно, пальчиками, не нанося ни царапины, имея ужасной длины когти. А может это промах Голливуда, не желающего шокировать зрителя видом пронзенных когтями тел.
  В реальности животное такой массы и с такой скоростью при хватании добычи только одним своим захватом ломает кости. Но у него на лапах еще есть и когти, чтобы получше ухватить добычу и исключить ее выпадение из лап или бегство. Вот и в этом случае, удар был очень большой силы и были использованы когти. Тела жертв были пронзены сразу, не давая ни малейшего шанса спастись из хватки монстра. Кровь, блеснув брызгами на солнце, веером накрыла лежащего туриста и стоящие рядом автомобили.
  Спустя полсекунды поднялся дикий панический вопль из сотни человеческих глоток. Некоторые люди сразу отправились в обморок. Но даже после такого жуткого зрелища не все пустились в бегство, продолжая стоять с открытым ртом и смотреть в небо.
  Тварь сразу же взмыла вверх, держа в лапах добычу. Взлетев повыше, она уселась на угол небоскреба и принялась за трапезу. Из-за высоты деталей не было видно, но и так даже самому тупому понятно, что монстр ест. Ест людей!!!
  Начался жуткий бедлам. Люди бежали сами не зная куда, падая и поднимаясь, крича от ужаса. Водители побросали своих железных коней, разбегаясь по открытым дверям кафе и магазинов. Как и следовало, началась всеобщая паника.
  Монстр на крыше продолжал свою жуткую трапезу, не обращая ни на что внимания. А зря. Люди услышали глухой рокот, постепенно приближавшийся. Из-за большого здания вылетел армейский вертолет, ощетинившийся пулеметами и ракетами. Быстро подлетев поближе к монстру, вертолет дал пробную очередь из пулемета. Тяжелые пули оставили на теле твари цепочку попаданий, из которых пошла кровь. Тварь громко заверещала и бросила добычу. Изувеченные тела полетели вниз, кувыркаясь.
  Монстр неуклюже попытался взлететь, прыгнув в направлении вертолета. Но пилоты были готовы к этому. Не видя смысла в применении ракет, они открыли огонь из пулемета и добавили из пушек. Тварь отбросило назад на крышу, проделав в ее теле много больших дыр от попадания пуль. Чудовище упало на спину и задергалось в агонии, скрежеща по полу огромными когтями. Перед тем, как окончательно затихнуть, гигантская птица издала долгий протяжный клекот.
  Пилот показал второму пилоту большой палец и радостно произнес:
  -Мы сделали его!!! - Потом уже включил связь и доложил. - Большой Папа, это Браво-Два, объект уничтожен. Повторяю, объект, уничтожен.
  -Вас понял, Браво-Два, оставайтесь на месте. Повторяю, оставайтесь на месте.
  -Вас понял, Большой Папа. Остаюсь на месте.
  Тут второй пилот вдруг заорал:
  -Стэн, смотри! Уходим!
  Первый пилот повернул голову на крик и успел увидеть опасность, но увести машину не успел.
  Люди внизу слышали, как вертолет расстрелял монстра и слышали предсмертный крик. Они начали друг друга поздравлять, обнимаясь и хлопая по плечам. И только те, кто продолжал смотреть вверх, увидели, что произошло.
  Из-за небоскреба на большой скорости вылетело еще одно чудовище, такое же, как первое, даже чуть покрупнее. Издав громкий верещащий крик, оно, вытянув лапы, кинулось на вертолет, пилоты которого слишком поздно заметили опасность.
  Чудовищная птица, пытаясь схватить вертолет, наткнулась на лопасти. Тварь почти моментально перерубило напополам, но и вертолету уже пришел конец. Осколки поломавшихся лопастей разлетелись в стороны, разбивая стекла небоскребов и обрушивая вниз дождь из стекла. Вертолет, кувыркаясь, начал падать вниз, сопровождаемый останками монстра.
  Люди внизу заорали от ужаса и окончательно ударились в бегство, ничего не видя перед собой и давя друг друга, наступая на упавших, которые еще пытались подняться.
  А на асфальте, на искореженных остовах автомобилей, ярко горел вертолет, только что плевавшийся свинцовой смертью и казавшийся олицетворением человеческой власти над природой, бросая яркие блики на зеркальные стены каменных джунглей. И лишь только вой сирен пожарных и полицейских машин, пытавшихся пробиться в гущу событий, напоминал, что сейчас двадцать первый век, а не время огромных динозавров.
  
  
  
  
  США, Вашингтон, Белый Дом.
  
  На экстренное совещание в великой спешке собирались члены силовых ведомств и аппарата Президента США. Обычно степенные и неторопливые чиновники на этот раз заходили в кабинет быстро, не глядя по сторонам. В кабинете для совещаний за большим столом собралась вся элита государственной власти. Все военные представители были предельно взвинчены, а гражданские выглядели озадаченно, не понимая, очевидно, с чем связано экстренное совещание. Они интересовались друг у друга, кто в курсе происходящего. Никто ничего не понимал, а военные вообще отмалчивались, уходя от вопросов. Ждали только Президента, негромко переговариваясь.
  Неожиданно открылись двери, и в окружении охраны стремительно вошел Президент США Роберт Коллинз. Он подошел к своему месту во главе стола, не присаживаясь, остановился. Чиновники, вскочившие с мест при его появлении, ждали, когда Президент сядет. Однако Президент с этим не спешил. Зрелый, с благородной сединой на висках, он был необыкновенно мрачен. Его глаза обводили лица всех присутствующих, задерживаясь на каждом. Взгляда не выдерживал никто, все опускали глаза.
  -Садитесь, - рыкнул Президент.
  Шумно придвигая стулья, все сели. Президент, еще немного помедлив, со вздохом сел. Сняв очки в элегантной оправе, и крутя их в руках, Президент стал не спеша протирать линзы платочком. Его взгляд в это время продолжал сверлить лица присутствующих. Наконец он сумрачно произнес:
  -Что происходит?
  Ответа не последовало. Головы чиновников дружно повернулись в сторону глав силовых ведомств. Президент тоже обратил свой взор в сторону военных.
  -Генерал Вудс, проясните обстановку, пожалуйста.
  Генерал, пожилой стройный мужчина в мундире, раскрыл свою папку и пальцами стал выравнивать ее на столе, не решаясь поднять глаза:
  -Мы наводим порядок, все под контролем.
  И впервые за все время у власти Президент заорал:
  -Это вы так называете?!? Все у вас под контролем, значит!
  Присутствующие притихли, стараясь не сделать ни одного движения, дабы не навлечь гнев на себя. И только вице-президент Сэмюэл Спаркс удивленно посмотрел на Президента:
  -Роберт, что происходит?
  Президент рванул на шее свой безупречно завязанный галстук. Он был в бешенстве.
  -А то! По моей стране гуляют какие-то монстры, которые непонятно откуда взялись!!! Есть жертвы, и немало. В Нью-Йорке вообще была бойня, в результате которой был потерян боевой вертолет с экипажем! Про гражданских я вообще молчу, в одной только давке погибло больше сотни человек!!! И почему мне об этом сообщает моя служба безопасности, а не армейская разведка?!? Я Президент или кто?!!
  Спаркс попытался успокоить разбушевавшегося Президента:
  -Роберт, не горячись, объясни по порядку. Я думаю, что я не один тут такой, остающийся в неведении. Я слышал сообщения о каких-то происшествиях, но и только. Давай по порядку.
  Президент, недобро ухмыльнувшись, кивнул на генерала Вудса:
  -А вот генерал нам и расскажет. Прошу, генерал, мы ждем.
  Вудс поднял взгляд, посмотрел на собравшихся и тяжело произнес:
  -Да, в настоящее время имеют место случаи... кхм... столкновений... людей с животными...
  -С начала, генерал! - повысил голос Президент, но вернулся на обычный тон, пытаясь взять себя в руки. - Пожалуйста.
  Генерал сплел пальцы рук и начал говорить:
  -Вы все слышали про проект "Зеркало". Это логическое продолжение проекта "Филадельфия"...
  -Простите, что перебиваю, генерал, - встрял вице-президент. - Подробнее об этом можно? Я не знаю деталей.
  -Можно, - продолжил генерал. - Проект "Зеркало" имел своей целью получение абсолютно невидимой для противника боевой единицы. В этом случае мы пытались сделать, так сказать, невидимым, хотя это слишком простая формулировка, боевой корабль. Эксперимент не удался. Ну... то есть кое-какие результаты мы получили, но в основном... Цель не была достигнута. Были потери среди экипажа.
  -Это как? - удивленно приподняв брови, спросил Спаркс.
  -А вот так! Пропало бесследно несколько человек экипажа корабля, несколько человек сошло с ума. Через некоторое время еще несколько матросов умерли без видимых причин. Всех остальных долго мучили сильные головные боли.
  -А причем здесь животные? И вообще, это же было давно? - опять не выдержал Спаркс.
  -Потерпи, Сэмюэл, - сказал Президент. - Генерал рассказывает с самого начала. По порядку. Продолжайте, генерал.
  -Далее, - генерал спрятал глаза. - Мы пытались повторить эксперимент. Долго обрабатывали полученные результаты, уточняли параметры... Это неважно. Эксперимент решили повторить, учитывая прошлые ошибки и недочеты. Проект был назван "Бастион". Но в финансировании нам было отказано.
  -Да-да, я помню, - поднял руку министр финансов Дональд МакКинли. - Конгресс отказал вам в дополнительных финансовых потоках. Вы и так чудовищно много на себя тратите. Чего стоила только Иракская кампания! А тут еще ваши подозрительные эксперименты! Вам что, оружия мало? Все склады забиты!
  -Вы не понимаете! - вскинулся помощник Вудса, бригадный генерал Фоггельс. - Все мыслимые традиционные технические ресурсы исчерпаны. Что нам создавать? Суперпорох? Надо создавать что-то новое. А где его взять? Вот и приходится идти на разные эксперименты.
  Кто-то из чиновников проворчал:
  -Вы бы лучше придумали, как сделать так, чтобы все оружие в мире перестало стрелять...
  -Не смешно, Мартин, - ответил Президент. - Китай нас просто втопчет в землю одним числом и нунчаками своими - Президент даже хохотнул, но, кашлянув, посерзьенел. - Продолжайте, генерал.
  -На военной базе под Филадельфией построена установка генератора поля, только чуть другого вида. Был проведен эксперимент... - Генерал тяжело ронял слова, как камни. - Но... опять неудачно... Из созданного поля лезет эта крылатая дрянь. А также наземные существа.
  -Так отключите это поле! - рубанул воздух рукой Спаркс, но, увидев глаза Вудса, добавил. - Или объясните, почему это невозможно.
  -Отключить поле невозможно. Сейчас объясню почему. Там энергетический генератор нового поколения. Его хватит еще лет на пять непрерывной работы. Научный состав и наши комиссары погибли. Поле можно отключить только изнутри.
  Президент недовольно произнес:
  -Мне что, специальный указ подписать, чтобы вы туда группу отправили для отключения энергии? Сами что, не догадались? Или у вас никто не знает, как выглядит рубильник???
  Кто-то хохотнул, но под взглядом Вудса быстро завял.
  -Поле пробить невозможно. Соответственно, попасть туда, чтобы его отключить, тоже не получится. - Увидев отвисшие челюсти кабинета, Вудс продолжил. - Объясняю. Тип поля - электромагнитный смешанный, ограниченного диаметра. Имеет вид сферы. Технических тонкостей я не знаю. На проекте "Зеркало" тоже было сильнейшее электромагнитное поле, но там наши ученые пытались справиться с фотонами. - Челюсти чиновников ударились об пол. - Проще говоря, со светом. Помните про невидимость? Во время прошлого эксперимента корабль на некоторое время стал не невидим, он вообще исчез. Потом он вернулся, что с людьми стало, вы помните. Так вот, очевидцы рассказывают, что якобы попали в другое измерение реальности. Этого никто не смог подтвердить документально или сохранить какие-то доказательства. В этот раз мы пытались создать поле, которое будет абсолютно непробиваемым для оружия, то есть выдерживать попадания от пуль до тяжелых бомб подъядерного боезапаса. Одно могу сказать - нам это удалось. Но поле, как мы предполагаем, оказалось слишком мощным. Настольно мощным, что смогло сделать окно в пространстве. Я точнее сказать не могу, это со слов специалистов, почти все эксперты остались там, внутри. Мы предполагаем, что после включения поля образовался какой-то межпространственный переход, из которого полезла вся эта нечисть. Плохо другое - поле у нас получилось поляризованное, как мы и хотели. Проще говоря, поле разрешает стрелять наружу, но не пропустит внутрь ни молекулы. То есть мы туда пройти не можем, а твари изнутри - легко. И мы ничего сделать не можем.
  В кабинете повеяло холодом бессилия человека против изобретения рук своих.
  -Кто разрешил провести проект "Бастион", несмотря на запрет Конгресса? Меня, кстати, тоже никто в известность не поставил, - едко заметил Президент.
  -Бригадный генерал Мур.
  -Где он? - прошипел Президент.
  -Там, - Вудс показал пальцем вверх.- Он был там, на проекте.
  -Да как он посмел? - почти прошептал Спаркс.
  Вудс покачал головой.
  -Когда в финансировании ему было отказано, он через свое ведомство продавил внутренний приказ о выделении средств, выделенных из бюджета на перевооружение. Разумеется, вас, господин Президент, он в известность ставить тоже не собирался. Он сделал это под свою ответственность.
  -Хитрый, гад, - процедил Президент. - Если не удастся, то все тихо, никто ничего не знает. Если удастся, то он будет героем нации и его будет уже не тронуть. Максимум, что мы могли бы сделать - это его отставка. Но он бы все равно вошел в историю, как гений. Я думаю, что его место не там, - Президент повторил жест Вудса. - А там! - палец Президента указывал в пол.
  -В аду... - подвел итог Спаркс.
  Президент посмотрел на него долгим взглядом.
  -Ладно, покажите мне это место, я хочу знать, что там происходит. Кто тут у нас от НАСА?
  -Я, господин Президент! - подал голос субъект в очках с огромной папкой в руках.
  -Показывайте, что там у нас...
  Эксперт от НАСА прошел к проектору и включил его, вставив флэшку со снимками. На экране возникло восточное побережье США. Эксперт манипулировал проектором, попутно объясняя, что изображено на снимке.
  -Вот данные со спутника спустя два часа после начала проекта "Бастион". Как вы видите на увеличении, вот эта черная точка - сфера поля. Через нее почему-то ничего не видно. - Эксперт бросил вопросительный взгляд на генерала Вудса. Тот оставался каменно спокоен. - Это заходы боевой авиации на купол поля, сброс боезапаса. Как видите, никаких изменений в структуре поля. Это снимок через три часа. Здесь впервые можно рассмотреть черные точки, которые являются чужеродными организмами. Их немного, около десяти, величиной с волка. Они были уничтожены почти сразу. Вот снимок через четыре часа. Тут они уже валят массой, калибр: величиной с крысу, и до размеров слона. Впервые появляются летающие особи. Снимок через пять часов. Ну... тут... войска смяты, авиация разбита, пехота уничтожена. Число особей примерно десять тысяч. Прибывали почти в арифметической прогрессии, но я так думаю, что просто проход небольшого размера, и увеличения потока тварей не произойдет.
  -Не понял, - встрепенулся Спаркс. - Как это - уничтожена? А танки, в конце концов? Это зверье что, способно прогрызть броню танков?
  -Мы не знаем, - ответил Вудс. - Сами понимаете, экспертизу нам провести там никто не даст. На снимках видно каких-то мастодонтов, они громадны. Авиация разбита. Все самолеты F-22 оказались бессильны. Они врезались в тучу летающей мелюзги и падали. Вертолеты тоже помочь ничем не смогли. Военная база полностью уничтожена. Тех, кто остался внутри поля, я думаю, постигла та же участь.
  Слово снова взял эксперт из НАСА.
  -Господа, пока вторжение идет на северо-восток, восток и юго-восток. С чем это связано, мы не знаем. Нью-Йорк первый оказался у них на пути. Небольшой процент вторжения расползается во все стороны, хотя их количество ничтожно по сравнению с теми, кто направляется на Нью-Йорк. Прогноз неутешителен - через сутки вторжение достигнет Вашингтона, но это будут первые ласточки. Еще двое суток, и здесь будет ад. Через месяц они будут по всей территории США. Что будет с Канадой, мы не знаем. Может быть, они не любят холод, а может им наплевать. Но они точно пойдут и на Южную Америку.
  -Надо начинать эвакуацию... - дрожащим голосом произнес кто-то.
  -Куда?!! - тут же окрысился на него сосед. - Они в сердце страны! Куда ты денешь сотни миллионов человек?!? В Китай?!!
  И только после этих слов все осознали чудовищность ситуации, в которой оказалась Америка. Президент смотрел невидящим взглядом перед собой, кто-то сдерживал панику, кто-то начал всхлипывать. И тишину нарушил Спаркс.
  -Что будем делать, господин Президент?
  Президент Коллинз посмотрел на вице-президента с ненавистью. Вся ответственность лежит на нем, Президенте. Америка привыкла, что в нужный момент Президент укажет путь недрогнувшей рукой, как было и в Гражданскую войну, и в годы Великой Депрессии. А что может он? Человек, наделенный властью над народом, а не над полчищами чудовищных кровожадных тварей? Почему ему, а никому другому, отвечать за чьи-то идиотские ошибки? Просто потому, что он Командующий Армией? В глубинах которой и была допущена эта роковая ошибка? Да, ему. Недосмотрел. Но теперь уже поздно, как говорили русские, "пить Боржоми".
  Президент словно очнулся. Обвел взглядом кабинет.
  -Мы в заднице, господа. Мы практически ничего сделать не можем. Массовыми бомбардировками не поможешь - пострадают больше люди, чем эти сволочи. Про ядерные заряды нельзя даже думать - мы не можем бить по себе, да еще по самым густонаселенным районам... Срочно собрать журналистов, я хочу провести обращение к народу.
  Никто ничего не стал переспрашивать или уточнять. Все было предельно ясно из первого предложения Президента про пятую точку. Однако уходить никто не хотел. Да и куда? Бежать все равно некуда. Все словно обрели какое-то равнодушие.
  Через час пресс-конференция была готова начаться. "Обращение к народу" - так называлась ежегодная речь Президента перед народом США о проделанной работе. Или в исключительных случаях, когда Президенту надо было сказать что-то очень важное своему народу.
  Когда Президент вышел под мерцающие блики камер и встал на трибуне, наступила абсолютная тишина. Репортеров поразила его мертвенная бледность и отрешенное выражение лица.
  -Народ Америки! Я, Президент Соединенных Штатов Америки, Роберт Коллинз, обращаюсь к вам возможно последний раз. Страшная угроза нависла над нашей страной...
  Когда Президент вернулся в кабинет, где происходило совещание, он без сил рухнул на стул и уткнулся лицом в ладони.
  -Все, - глухо прозвучал его голос. - Народ все знает...
  К Президенту придвинулся начальник охраны.
  -Господин Президент, вам нужно следовать с нами. Надо эвакуироваться, ваша семья уже готова.
  -Куда?..
  -Ваш самолет готов. Вылетаем в Европу, к нашим партнерам. Они уже готовы вас принять.
  -Я никуда не полечу. Я не могу бросить свою страну.
  -Господин Президент, не время спорить. Я отвечаю за вашу безопасность. Здесь не безопасно, и мне принимать решение, где для вас безопасно. Нужно улетать.
  -Нет! Я не брошу страну. Есть надежная военная база? Мне место там, а не за океаном.
  Начальник охраны глубоко вздохнул.
  -Господин Президент, мы оба знаем, что, возможно, скоро страны не будет... И неизвестно, сможем ли мы эвакуироваться потом, безопасно ли будет вообще подниматься на поверхность. Прошу вас, господин Президент.
  Президент сидел, обхватив виски ладонями, и бормотал:
  -Боже мой, мы открыли ящик Пандоры...
  
  
  
  
  Россия.
  
  Очень хочется спать. Веки кажутся чугунными створками большой печи - глаза горят от недосыпания. Студенческий поход (или вылазка?) на природу - это что-то. Дорога на поезде под мерный стук колес, игра на гитаре под аккомпанемент звенящих стаканов с наливаемой водкой, походы в тамбур покурить, смех выпивших студенток и невозможность выспаться из-за всей этой суматохи.
  Я никогда не мог заснуть во время шума, будь это гулянка у соседей сверху или мяуканье котов под окнами в марте. В дороге я уснуть тоже никогда не мог, будь это автобус или автомобиль. Со временем, конечно, смог себя заставлять заснуть в поезде. Но это при условии, что по вагону не разгуливает проводник с криком: "Кому там выходить на Ростове?!! Слышь, мужик, тебе где выходить?", да в соседних купе нет пьяных дебошей, так часто возникающих между случайными попутчиками. Под мерный стук колес я загонял себя в некое подобие сна, которое скорее похоже на забытье. Если в течение получаса никто не производил шума, я погружался в сон. Друзья даже шутили, что мне надо идти в дальнобойщики, мол, за рулем точно не заснешь.
  Но смех смехом, а условий для сна в нашей поездке дружной толпой уж точно не было. Заснешь тут, если тебя и не трогают, но все равно слышны разговоры "ты меня уважаешь?" и обсуждение планов "вот приедем на место и та-а-а-ак оттянемся!..". Я думаю, что со стороны я выглядел как зомби - глаза красные, лицо мятое, весь всклокоченный. Вид, наверное, как после двухнедельного запоя без закуси. Я как будто бы видел себя со стороны, хотя ясно понимал, что это кажется. В общем, от усталости плохо осознавал окружающую действительность. Смотрел на плафон освещения и совершенно ни о чем не думал.
  Толчок в плечо заставил меня вздрогнуть и оторвать взгляд от потолка. На меня смотрел Серега, мой одногруппник:
  - Эй, чувак, ты о чем задумался?
  Я не сразу понял, кто это и что ему надо.
  - А... это ты. Да не, ни о чем. Спать просто хочу...
  Он кивнул:
  - Да знаю я про твой прикол со сном... Слушай, я тут подумал... А что тебе стоит пойти хапнуть водочки и лечь спать?
  - Да не поможет это. Я же с вами пил только.
  - Ты не понял. Я имею в виду хапнуть в хлам. До полного, так сказать, - он пожевал губами - эээ... отрубона, короче. А?
  Тут уже я задумался. Я не люблю напиваться до такого состояния, вернее, не получалось почти никогда. У меня есть ощущение нормы - еще стакан, и все. Будет плохо. Очень трудно заставить себя выпить больше нормы, потом так плохо, что думаешь: "Все, пить больше никогда не буду". Но с другой стороны, иногда напивался, как говорят, в дрова, но на утро просыпался свеженький и бодрый. Прикинув, что заснуть мне все равно не удастся, я решил последовать совету Сереги.
  - А давай!
  Поднявшись с места, я пошел за Серегой. Мы прошли мимо соседнего купе, где не было места не то что сидеть, даже стать можно было только в дверях. На столике помимо алкоголя была разложена различная снедь. На всех полках сидело много человек, парни и девушки. Причем половина из них умудрялась разговаривать друг с другом сразу, невзирая на гомон окружающих.
  Пройдя еще мимо одного купе, мы зашли в купе Сереги. Здесь была парочка мест, где можно было расположиться. И это лишь потому, что в купе не было ни одной девушки. Как и обычно, парни всегда норовят оказаться поближе к противоположному полу в таких случаях. Здесь сидели то ли те, кому там места не хватило, то ли "парни, которым не нужны девушки". Я половину их не знал, да мне и неинтересно, кто там какой ориентации, лишь бы ко мне не приставали. Сам я был в таком состоянии, что мне все девушки были глубоко фиолетовы.
  Мы зашли в купе и я, кивнув в знак приветствия, сел на полку. Кроме меня и Сереги здесь было шесть человек. На верхних полках сидело по два парня, свесив вниз ноги. Серега сказал, указав на меня:
  - Ванек.
  Парни кивнули, один сказал:
  - Здорова, что один там маешься?
  Я поморщился:
  - Уснуть пытался, да куда там... Ну что, наливайте.
  Тот, что спрашивал меня, потер ладони:
  - Ну вот, наш человек! Я Санек. А те черти - Димон, Васек, Леха, Саня, Паша.
  Парни кивали, когда он называл имена. Санек взял стакан, дунул в него и поставил на стол. Открыл водку и налил полстакана.
  - Ну, давай.
  Я посмотрел на стакан, потом на него:
  - А вы?
  Он удивленно посмотрел на меня:
  - Вань, ты в норме? У нас налито уже.
  Я посмотрел на стол внимательно, напрягаясь. Точно, стаканов семь...
  - Извини, уже туплю.
  - Да ниче, бахнешь с нами и уснешь как суслик!
  Ребята засмеялись, я тоже улыбнулся:
   - Хорошо бы...
  ***
  
  Я шел по лесу, стараясь не шуметь. Но под ногами постоянно что-то с громким треском ломалось. И самое странное в том, что я не видел, что это ломалось, хотя вроде бы была и не ночь. Давила дикая паника. За мной следят, это точно. Я почти физически чувствовал тяжелый враждебный взгляд. Я почему-то знал, что это не угроза, а просто враждебность.
  Сколько времени я шел таким образом, я не понимал. Вдруг я увидел, что именно хрустит под ногами. Кости. Человеческие кости. Очень много. Они устилали всю землю вокруг меня. И тут я понял, что деревьев в лесу нет. А впереди большой холм из костей. Из одних только черепов и ребер. И тут холм завибрировал. Холодея, я осознал, что дрожь эта от низкого, очень мощного рыка. Ни фига себе, успел я подумать, это какого же размера зверь? Но догадаться или хотя бы прикинуть размеры его я не успел, потому что куча с диким грохотом взлетела на воздух и под ней... Что это такое? Черный силуэт и... Зрение как будто специально поплыло. Такое ощущение, что я пытался смотреть под водой без маски. Силуэт сделал резкое движение, выбросив вперед руку, я отшатнулся, но получил удар по затылку...
  И понял, что это я сам себе вдарил по затылку, так как сидя спал и резко дернувшись назад, ударился затылком об стену. Поморгав спросонья по сторонам, я упал на бок и продолжил спать.
  
  ***
  
  США, Нью-Йорк.
  
  По пустынным окраинам Нью-Йорка изредка разносились отголоски стрельбы и канонады. Стрельба доносилась со стороны центра города. По большей части, бои шли уже почти в центре города. Боями считались схватки с группами монстров от 20 штук. Одиночных экземпляров по городу бегало несчетное количество. Над городом летали большие хищные стаи крылатых монстров, которых иногда с земли пытались достать ракетой или зенитным огнем. Иногда это удавалось, а иногда сбивали не тех - парочка сбитых своими же вертолетов дымила на зеленых лужайках Центрального Парка. По улицам короткими перебежками передвигались небольшие группы людей, направляясь к побережью, откуда еще можно было эвакуироваться. Даже те, кто эвакуировался с побережья, не знали, что эвакуироваться в принципе некуда - скоро разбредутся по стране несчетные орды монстров. Поэтому эвакуация происходила по одному плану - за кольцо осады города. Немногие счастливчики успели сесть на международные рейсы, перед тем, как аэропорты были закрыты после падения лайнеров. Лайнеры были забиты пассажирами под завязку, как и аэропорты. Но когда один за другим с неба упали один за другим три лайнера, причем один на спальный район, количество желающих убраться отсюда по воздуху сократилось до ничтожно малого. Люди прижаты к побережью и выхода нет. Нью-Йорк просто стал центром удара тварей, куда их больше всего пришло. Но дойдя до воды, пришельцы должны, по идее, развернуться и пойти в обратном направлении - вглубь страны.
  Подразделения Национальной Гвардии отходили к побережью. Медленно, но верно. Бойцов постепенно становилось меньше и меньше. Половина отрезанных друг от друга отрядов погибли просто от недостатка боеприпасов. Монстры разделывались с людьми легко, подкрадываясь сзади или прыгая сверху. Если человек встречал чудище лицом и с оружием - исход почти всегда был в пользу человека. Но все равно люди проигрывали.
  Танки и авиация оказались бесполезны. Куда стрелять танкам в городе? По мешанине из людей и тварей? Вертолеты обрабатывали только крупные одиночные цели, но и они постепенно таяли числом и отступали, теряя один борт за другим. Люди проигрывали эту битву, но не хотели уступать войну. Но война еще только начиналась...
  
  
  *****
  
  Россия.
  
  Утром я проснулся сам. В этот раз после пьянки я был свеж, бодр и весел. В вагоне уже царила суматоха: куча студентов металась по вагону с выпученными глазами в поисках своих вещей, оставленных на посиделках "не помню где". Хотя, конечно же, это были не все. Был какой-то процент студентов, которые умудрялись пить как все и все у них было в порядке. Причем они еще и сдавали сессии непонятно как, хотя на лекциях почти не показывались. Ну, такие студенты были в каждом ВУЗе.
  Я-то ничего не доставал из рюкзака, все, что предполагалось съесть или выпить в пути, я брал в пакетах, которые не жалко выбросить. Поэтому я подхватил свой рюкзак на плечо и пошел к тамбуру.
  - Ванек, ты куда?
  Я обернулся и увидел Серегу, который пытался вытянуть из ниши под лавкой свой рюкзак. Он попытался дернуть посильнее, но что-то подозрительно затрещало.
  Я ответил с усмешкой:
  - На выход, а то сейчас все ломанутся, фиг выберешься потом из вагона. На головы придется прыгать.
  - Подожди меня,- Серега задрал голову и сказал - Леха!
  Ответа не последовало.
  - Леха, едрить твою через коромысло! Подними свою задницу и забери свой баул у меня!
  - А?..
  - Проснись, олень удмуртский!!! Забирай чувал!
  Леха приподнялся, посмотрел на Серегу заспанными глазами:
  - А что, уже приехали?
  - Почти. Собирай манатки, если не хочешь выходить в последних рядах с поезда. Вернее - прыгать.
  Леха сразу же полетел в одну сторону, одеяло его - в другую. Одной ногой пытаясь влезть в кроссовок, руками он нашарил олимпийку и быстро стал ее надевать на себя. Из толпы в коридоре вынырнули Паша и Димон:
  - О! Вы тоже уже собрались? Тогда вперед, а то пролетим с высадкой.
  Дружной толпой мы, роняя сумки и поднимая их, поперлись в тамбур, по пути перешучиваясь.
  Проводник уже стоял в тамбуре, дымя сигаретой:
  - Так, близко не напирайте! Куды прешь?!! Я сказал не напирать! Дверь не откроется!
  - Да ладно, откроем...
  С таким багажом нас в тамбуре поместилось немного, почти все наши. Далее за нами на весь коридор стала собираться очередь на выход. Сыпались шутки, раздавался веселый смех, мы тоже хохмили, иногда происходили взрывы хохота на весь вагон. Где-то в коридоре слышен был настолько заразительный смех какой-то девушки, что откровенно ржать начал даже наш серьезный проводник.
  Через некоторое время поезд начал замедлять ход. Пара минут, и он полностью остановился. Проводник открыл дверь, попутно отпихнув мешающий рюкзак Димона, проворчав: "Я же говорил", и опустил подножку. Димон первый прыгнул с подножки после проводника, и сразу ушел в сторону, уступая место следующему. Следом прыгнул Паша и за ним я.
  Из вагона раздались вопли:
  - Ну что ты стал?!! Вываливайся, а то не успеем!
  - Да сейчас, за что-то зацепился...
  - Серега без приключений не может, - сказал мне Димон, опуская рюкзак на землю. - Сейчас еще и люлей схватит за то что всех задерживает. Точно тебе говорю.
  Он полез в карман и достал порядком помятую пачку "Уинстона". -Будешь?
  - Давай.
  Мы закурили, стоя в сторонке и наблюдая за выгрузкой нашей "студенческой группы". Из вагона, едва не упав, спрыгнул Серега. За ним, двинув его по спине рюкзаком, спрыгнул Леха. Серега недовольно зашипел, но надо было сваливать в сторону - на узкой платформе места всем не хватало. Когда подошли почти все наши, Саня, подошедший почти самый последний, бордо произнес:
  - Ну что, мужики, вперед? К классному отдыху?
  - Я тебе сейчас дам отдых!!! Знаю я, как вы отдыхаете!
  Мы дружно повернули головы. Недалеко от платформы стояла Маргарита Васильевна, наш куратор. Она находилась здесь уже месяц - принимала группы студентов и отправляла их же домой по окончании прохождения практики.
  Маргарита Васильевна была чуть старше общей массы студентов, она работала лаборантом после выпуска из нашего же химико-биологического факультета. Наши парни в своих мечтах были очень даже не против интрижки с ней. Еще бы, аспирантка была длинноногой особой с гривой черных как смоль волос. Лицо ее, не имея никаких особо выраженных преимуществ типа пухлых губ, соболиных бровей и других понтов фотомоделей, тем не менее, было очень красивым. Видимо, это был результат совокупности всех черт лица, которые в своей необычной гармонии друг с другом давали такой потрясающий эффект. А что давало последний "контрольный выстрел в мужское сердце", так это зеленые глаза. Фигура у нее тоже была под стать лицу - все на месте и очень мило.
  Одета она было очень просто и практично. Джинсы, кроссовки, свитер и ветровка.
  Паша пихнул меня локтем:
  - Смотри, какая цаца. Класс, да?- Паша смотрел на нее восхищенным взглядом и громко сглотнул. Серега не преминул ответить за меня:
  - Ага, только не по твоим зубам... или по чем там у тебя?- Серега вдруг запнулся, покраснел, выпучил глаза и дико заржал. С секундной задержкой его поддержали дружным хохотом остальные. Это был удар Паше ниже пояса. Мы знали о наличии у него комплекса неполноценности по поводу размера его мужского достоинства. И при каждом удобном случае не упускали шанса хорошо поржать на эту тему. Паша не обижался, он знал, что это не всерьез, просто хохма. Все же ему не раз советовали не заморачиваться на этом комплексе, но все советы не имели смысла. Он был твердо убежден, что того, "что есть", мало и все тут.
  Он, не особо обращая внимание на наш смех, поднял рюкзак с платформы и бросил нам:
  - Хорош ржать, пойдемте...
  И пошел не торопясь в направлении Маргариты Васильевны. Мы, еще всхлипывая и похрюкивая от смеха, похватали свои пожитки и пошли следом.
  Подойдя к Маргарите Васильевна, все здоровались и улыбались ей. Причем каждый улыбался так сказать, "в меру своей распущенности", как бы приглашая самку в брачный период. Кто-то просто улыбался, как доброй знакомой. Может быть, я один не улыбнулся ей. Я не следил, что делали другие. Я просто кивнул и вежливо сказал: "Здравствуйте". Она как-то странно на меня посмотрела, ее брови взлетели почти на середину лба. Она открыла было рот, чтобы что-то мне сказать, но видимо передумала.
  - Так, все здесь? Или мне устраивать перекличку, как в детском саду?
  - Все здесь... Тут... На месте... - Ответил нестройный хор голосов.
  - Тогда идем за мной и не отстаем. По кустам не разбредаться! Все слышали? Кто хочет в туалет, идите сейчас.
  Постояв минутку и не дождавшись желающих в туалет, Маргарита Васильевна громко сказала:
  - Все, пошли.
  Она повернулась и пошла вперед. Наш маршрут пролегал мимо железнодорожной станции по тропинке, потом сворачивал на грунтовую дорогу, которая петляла по зеленому и прохладному лесу. Я хоть и учился на биофаке, но никогда не отличил бы простой лес от тайги. Хотя может быть это потому, что я учился всего лишь третий год, и это был первый выезд на летнюю практику.
  Хотя по лесу я ходил конечно же и дома, но это был совершенно другой лес. Не тот, к которому я привык дома. Какой у нас на Юге может быть лес? Так, парк, а не лес по сравнению с этими чащобами Средней полосы России.
  Шли мы весело. Каждую минуту кто-то громко хохотал на отпускаемые шутки, хором звали белку, чтобы отдать ей остатки арахиса, спрашивали кукушку, на сколько дней теща приехала...
  Примерно через час марша мы вышли к лагерю. Он представлял собой площадку, огороженную высоким забором. Подходя к воротам, мы с интересом ожидали увидеть картину лагеря. Кто-то сказал:
  - Ну, парни, за забором наверно такие бараки стоят, что еще при царе Горохе были разворованы на кирпичи.
  - Эт точно. Совок наверно полный...
  Но зайдя, все были разочарованы: ни развалившихся зданий, как после атомной войны, ни аккуратных европейских домиков. Там стояли ряды вагончиков. Ну, знаете, таких как у строителей или на уборке зерновых. Аккуратные, синего цвета, на колесах.
  - Оп-па. Ни фига себе! - Серега почесал затылок. - Никогда в таких не жил.
  Он повернулся и, найдя взглядом Маргариту Васильевну, громко спросил:
  - Маргарита Васильевна! А кондишены там есть?
  -Конечно! А специально для тебя, Сергей, и горшок с подогревом есть! - ответила она.
  - Спасибо! - не смутился он. - Буду как дома.
  Толпа студентов ломанулась сразу к жилью. Но тут же раздался голос Маргариты:
  - Внимание! Слушать сюда!
  Все головы повернулись к ней.
  - Значит так! Вы приехали на практику в этот лагерь. Прошу вас не забывать, что вы не в городе. Здесь, хотя и не глушь, но места относительно дикие и безлюдные. Так что самовольно никуда не отлучаться, не искать приключений по лесу на свою... - Маргарита Васильевна помолчала - задницу. Понятно?
  - Да... Понятно...
  - Не знаю, есть ли здесь крупные животные. Вроде бы нет ни волков, ни медведей, но всякое бывает. Лучше не расслабляйтесь, а то еще, кому-нибудь откусит хищник какой-нибудь что-нибудь...
  Тут же пошли смешки насчет предмета откусывания.
  - Далее, окурки в траву не бросать. Только тушить об землю и, убедившись, что он затушен, нужно... а впрочем, вы все равно не будете их с собой собирать. Если кратко, постарайтесь не устроить лесной пожар. Все знают, что это такое? Надеюсь, что вы адекватные люди. Кстати, - она улыбнулась. - Мальчики селятся отдельно от девочек.
  Ответом стал шутливо-разочарованный стон мужской части студентов. Маргарита Васильевна
  продолжила, не обращая внимания на этот стон:
  - Мой вагончик в центре лагеря, не ошибетесь, он рядом с кострищем и столами. А сейчас все селимся! Мальчики налево, девочки направо. Я проверю. Вопросы?
  - А жрать когда будем? - спросил высокий парень из моего потока.
  - Голубев, ты без пяти минут человек с высшим образованием, а разговариваешь как рвань подзаборная. Не стыдно? - укорила его она.
  - Неа, голод не тетка! Так когда мы есть будем?
  - Скоро. Идите пока селитесь.
  Мы повернулись и пошли в лагерь. Серега шел рядом со мной.
  - Слышь, Вань, а давай поближе к воротам поселимся.
  - А смысл?
  - Ну... на всякий пожарный. Вдруг надо будет без палева куда-нибудь в лес сходить. Ну или с девчонками незаметно посидеть. Нафиг нам соседство Маргариты Васильевны? А?
  - Ну давай... Выбирай, я плачу!- Я обвел широким жестом несколько вагончиков, как барин свои владения. Серега вприпрыжку побежал вперед и вскочил на подножку вагончика. Раскрыв дверь, он исчез внутри. Вторым в вагончик зашел я, следом за мной Паша и Саня. Димон, Вася и остальные полезли в соседний вагончик.
  Внутри оказалось неплохо. У противоположных стен две двухъярусные кровати. Между ними откидной столик на стене, в углу умывальник и зеркало. В другом углу пустое место, но видно, что там раньше что-то стояло. Видимо, холодильник. Но здесь электричества нет, так что и холодильник не нужен.
  Я занял нижний ярус справа. Скинул рюкзак на койку и расслабленно вытянул ноги, шевеля пальцами внутри кроссовок и думая, что не так уж все плохо.
  Совсем недавно мне жизнь была не мила. Меня бросила девушка. Все было просто, как удар табуреткой - р-р-раз, и все.... Никаких объяснений, без видимых причин и повода. Одна записка. Не звони мне и не приходи, все кончено. Сначала я порывался найти ее и узнать, в чем дело, но друзья, пряча глаза, сказали, что у нее другой. Обеспеченный, на крутом авто из Баварии. Ну и что, что не его деньги, а его родителей? Зато он местный, его будущее светло и ясно, родители не дадут пропасть, обеспечат и жильем и... Да что там говорить, ясен пень, что более выгодной партии для студентки с периферии не надо было и искать. А любовь, спросят наивные романтики? А в наше время прагматиков и прожженных циников этому чувству не место, ответила бы Наталья. Так ее звали. Мою девушку. Бывшую девушку.
  Я погоревал, но не долго. Я думаю, больше всего это было просто оскорбленное мужское самолюбие, когда предпочли не меня, а другого мужчину. Может быть, и была любовь. Я запретил себе думать об этом. Много историй я слышал. Как вешались и вскрывали себе вены. Как стрелялись солдаты или стреляли в товарищей а потом бежали домой, к ней, которая предала. Как напивались таблеток, как спивались и опускались на дно. Но я не такой, я не дам ей власти над собой после ухода. Я внушил себе, что она недостойна меня, что она потеряла намного больше, чем приобрела. В общем, мне полегчало. Причем сразу и очень сильно.
  Но иногда, когда я сам того не желая, вспоминал это, накатывала тоска и злость. Теперь я не заглядывался на девушек, как раньше. Может, просто стал циничен? Не суть важно, но серьезных отношений я пока не хотел. Держался на расстоянии от противоположного пола. Не хочу.
  
  ***
  
  Наступало время обеда, когда мы закончили обустраиваться.
  На потолок, возле пустого патрона без лампочки (все равно электричества нет) на забитый куском металла гвоздь, повесили керосиновую лампу, которую захватил Паша. Лампа была старая, еще бабушкиных времен. Пока Саня забивал гвоздь, с трудом вырванный из рамы окна, отбил себе все пальцы. А когда Паша сказал ему, что это все было зря, он сказал, что забьет его Паше в голову.
  -Пойми, дурень, - внушал Сане Паша. - Ты повесишь ее на потолок по центру, а тень от дна лампы будет на весь пол. Нафига нам такое освещение?
  -И что?!?
  -Надо было повесить ее в углу, тогда она будет освещать всю комнату. Иногда можно ее будет ставить на стол, когда нужно будет больше света. Ну, в карты там поиграть, книжку почитать...
  -И чо ты раньше молчал?!! - ярился Саня. - Я нахрен все пальцы себе поотбил, пока этот гвоздь гребаный забил!!!
  -А я что? - делал рожу кирпичом Паша. - Я тут другими делами занимался вообще...
  Саня, ворча как старый дед, выдернул еще один гвоздь из окна, минуты две его выпрямлял на полу, стуча какой-то ржавой железкой, пару раз опять попав по пальцам и страдальчески взвывая при этом. Выпрямив гвоздь, он пошел к углу нашего пристанища и начал примеряться, куда засадить гвоздь. Паша опять полез с советами и, переругиваясь, они вдвоем возились в углу.
  -Вань, пойдем глянем, что там насчет пожрать, да и вообще - предложил Димон. - Пусть эти гаврики пока сами здесь порядок наводят.
  -Давай.
  Я, повернулся, нашел кроссовки, обулся и пошел на выход, где меня ждал Димон, уже закурив. Выходя из вагончика, я услышал удар железякой по гвоздю, потом еще разок. Я успел прикурить свою сигарету, когда донесся мат Сани и его укор Паше:
  -Циолковский, твою мать! Ни одного целого пальца не осталось с твоей лампой!!! Ща я тебе ее засуну знаешь куда?..
  Похохатывая, мы отправились к центру лагеря, куда потихоньку начал собираться народ. Студиозусы были веселы и довольны. Еще бы, впереди неделя на природе! Ну и что, что практика? Зато вечером можно посидеть у костра или пошоркаться по лесу, издавая дикие крики, и пугая друг друга. Веселые головы уже задумались, какие розыгрыши можно тут замутить.
  Посреди лагеря было небольшое пустое пространство, на котором расположено кострище, огороженное бревнами для сидения, рядом небольшой навес, под которым был длинный стол и лавки. Недалеко от навеса, ближе других, стоял вагончик, в котором находилось начальство. То есть Маргарита Васильевна.
  Молодежь уже заняла половину мест на бревнах, когда мы подошли. Некоторое время мы сидели, потихоньку беседуя на разные темы и слушая анекдоты, которые рассказывал кучерявый парень. Анекдоты нет-нет попадались пикантные, но смешные. Знал он их, видимо, несметное количество. Слушая рассказчика, я не заметил, как подошла наша начальница. Парень, которого, как оказалось, звали Андреем, неожиданно запнулся на середине фразы и покраснел, глядя за наши спины. Я обернулся и увидел Маргариту Васильевну. Она выжидающе посмотрела на Андрея и спросила:
  -И что сказал Винни-Пух?
  Андрей открыл рот, видимо собираясь на автомате продолжить рассказ о половой жизни Пятачка и Винни-Пуха, но тут же его захлопнул, смущенно улыбаясь. Это сразу вызвало взрыв смеха у всей компании:
  -Давай, расскажи! - давясь смехом, говорила какая-то девушка.
  -Ну, продолжай, - похрюкивая от спазмов смеха, продолжал какой-то парень. - Ой, не могу!
  Андрей продолжал смущенно улыбаться, но потом все-таки выдавил фразу:
  -Я... это... потом расскажу...
  Маргарита Васильевна ему подмигнула и пошла в круг сидящих. Найдя свободное место, она присела и обратилась к Андрею:
  -Ладно, вечером дорасскажешь.
  Через некоторое время, когда смех начал стихать, она обратилась к нам:
  -Значит так. Сейчас назначим дежурных, которые займутся приготовлением обеда. Еще нужны ответственные за дрова для костра, так как газа здесь, как вы видите, нет. Вернее, есть баллон и печка, но это на экстренный случай. Итак, нужно пять человек "поваров" и еще столько же пойдет за хворостом. Добровольцы?
  Никто не поспешил вызваться "поваром", раздались обоюдные остроты насчет навыков по приготовлению пищи из подручных средств.
  -Тогда назначу я, раз добровольцев нет. Готовить будут... - ее глаза обежали пеструю толпу студентов. - Аня, Юля, Лена и...
  Девушки, которых она назвала, разочарованно вздохнули. Маргарита Васильевна продолжала искать оставшихся двух "поваров". Ее взгляд упал на нас с Димоном. Блин. Не хочу готовить.
  -А помогать им будут Дмитрий и Иван, - она улыбнулась. - Так сказать, будут на побегушках.
  В толпе ехидно заржали. Маргарита Васильевна повернула голову к источнику смеха:
  -А готовить будут все по очереди. Назначать дежурных буду я. Кто хочет наряд вне очереди? Два шага вперед!
  Юмор оценили все.
  -Да ладно, мы не отказываемся...
  -А меня нельзя пускать готовить - я всю тушенку съем...
  -Я добровольно за дровами пойду...
  Маргарита Васильевна попросила девушек пойти на склад и взять там всю нужную посуду для готовки. Складом гордо назывался еще один вагончик, стоящий рядом с навесом. Там находились все кухонные принадлежности, мешки с картошкой и крупой, а также ящики с тушенкой и другое разнообразие.
  -А вы, мальчики, - обратилась она к нам. - Принесите девочкам картошки, сколько надо, и воды.
  Она показала на какую-то кучу возле склада, накрытую брезентом. Под брезентом оказались синие пластиковые двухсотлитровые бочки с водой, а также шланг для налива воды.
  Маргарита Васильевна тем временем назначила "дежурных по дровам" и отправила их в лес. Мы же помогали девчонкам готовить. Раздав последние указания, Маргарита Васильевна подошла к нашей "кухне" взяла нож и принялась чистить картофель, чем я с Леной и Юлей были уже заняты. Димон и Аня вскрывали консервы и перебирали крупу.
  Леной звали симпатичную девушку небольшого роста. Кажется, она была родом из Краснодарского края. Она была, как говорят в народе, "хохотушкой". Веселая девчушка. Но блондинка. При таком распространении анекдотов про блондинок я уже в любой блондинке подозревал недалекость. Не все они, конечно, были тупые, но анекдоты тоже не зря появляются. Несколько таких блондинок я уже встречал. Но Лена пока еще никак не проявила знаменитой "блондинистости".
  Юля. Стройная шатенка, одевающаяся по последней моде, но имеющая чувство меры. Ее несколько портили очки, хоть и элегантные. И почему она не носит контактные линзы? А так она была вполне-вполне на уровне.
  Девочки, конечно, от недостатка внимания парней не страдали, но и нос не задирали. Поэтому мы уже успели разговориться, когда к нам подсела Маргарита Васильевна. Я впервые смог разглядеть ее толком, до этого я ее так близко не видел.
  -Как настроение? - спросила она.
  -Нормально.
  Девчонки сразу наперебой начали рассказывать, как им здесь нравится, что здесь очень красиво и вообще прикольно. Маргарита Васильевна с улыбкой кивала им, слушая их восторги. Маргарита Васильевна... Черт, какое длинное имя. Почему-то я привык произносить его полностью, обращаясь к ней. А ведь она ненамного старше меня, считай ровесница. Тем более что я пошел в институт после ПТУ, да еще и на первый курс. Так что если накинуть пару лет, мы с ней наверно и одногодки. Так что я могу называть ее Рита или Марго. Не в глаза, конечно, но хотя бы про себя. Пусть будет Марго.
  -Ваня, а ты что, такой неразговорчивый только сегодня, или всегда?
  Я вздрогнул от неожиданности, когда понял, что вопрос адресован мне. Не вовремя я задумался.
  -А?
  -Я говорю, почему ты молчишь?
  Я пожал плечами, продолжая чистить картошку:
  -Да так, задумался.
  Дочистив картофелину, я положил ее в кастрюлю, и потянулся за другой. Марго тоже дочистила свою картофелину, ополоснула руки водой.
  -Ваня, девочки сами дочистят. Пошли, поможешь мне,- и пошла на склад.
  Юля и Лена посмотрели на меня с веселым прищуром, причем Лена еще и подмигнула. Только этого мне не хватало. Еще начнут ходить слухи, что меня пытается склеить Маргарита Васильевна. Тут же посыплются расспросы от друзей, что и как там было. И чем больше я буду отнекиваться и говорить, что у меня ничего с ней не было, и она меня не домогалась, тем больше все будут уверены в обратном.
  Вздохнув, я сполоснул руки и пошел за ней. Нашел я Марго в складе. Поднявшись по ступенькам и шагнув внутрь, я увидел ее. Она стояла, опершись плечом на стену и скрестив руки на груди. Взгляд у нее был, мягко говоря, странный. Я уже начал просчитывать в уме варианты, что случилось и что мне на это ответить. Но вопрос, который она мне задала, вогнал меня в ступор на пару секунд. Я ожидал даже того, что она начнет, допустим, признаваться в любви. Или будет расспрашивать, сколько водки я привез сюда контрабандно, и по какой цене собираюсь продавать ее здесь. Но ее вопрос был:
  -Ты наркоман?
  Я только и смог, что открыть рот и стоять, хлопая глазами. Когда мой ступор закончился, я выдавил из себя:
  -Да вы что? Конечно нет! - непомерное удивление на моем лице.
  -Точно? - жесткий прищур глаз.
  -Абсолютно! - горячее негодование.
  Марго помолчала минутку. Я видел, что она о чем-то напряженно думает. Марго посмотрела мне в глаза долгим взглядом. Какие у нее завораживающие глаза. Смотрел бы и смотрел, не отрываясь. Но пришлось прерваться, она опять задала вопрос, от которого мне пришлось спрятать глаза и внимательно изучать носки кроссовок.
  -Тогда что с тобой?
  Что ей ответить? В голове пустота.
  -Что вы имеете ввиду?
  -Ты какой-то потухший, что-ли... Взгляд мутный, вид потерянный. Я подумала, что ты под наркотой, и сразу хотела тебя расспросить, но решила подождать удобного случая, чтобы не выносить сор из избы. Что с тобой?
  Я совершенно не знал, что ей ответить. Что я должен сказать?
  -Ну... у меня личные проблемы...
  -В семье что-то случилось?
  -Да нет, слава Богу.
  -А, тогда понятно. Девушка бросила?
  Вот так. Прямо в точку. Как она догадалась? Прямо Шерлок Холмс в юбке. Видимо, все мои мысли отразились на моем лице, потому что она пожала плечами:
  -А что тут думать? Раз ты не под кайфом, и проблемы личного характера, но не с семьей, тогда значит с девушкой. К тому же, ты не уделяешь внимания девушкам, как делают все парни здесь. Да, общаешься, но держишь на расстоянии. Вот и вывод. Я права?
  -Да, - ответил я, и с вызовом посмотрел на нее. - И что тут такого?
  -А то, что я тут отвечаю за вас. И если ты вскроешь себе тут вены от тоски, отвечать буду я. Если ты соберешься закончить, так сказать, земной путь, то дождись возвращения домой. А уж дома делай что хочешь... Черт, что я говорю? Психотерапевт из меня отвратный.
  Она поморщилась. А я стоял и думал о себе. Неужели я так погано выгляжу, что Марго считает меня потенциальным самоубийцей? Может, все действительно плохо, я просто занимаюсь самообманом? Да нет, не может быть, я же не думаю об этом, не вспоминаю даже. Черт, вспомнил...
  Марго подошла, положила свою руку мне на плечо:
  -Извини, я не это хотела сказать. Ты... не делай этого, если задумал. Она этого не стоит. Ничто этого не стоит. Хорошо?
  А я стоял и ощущал ладошку Марго на своем плече. Такая теплая и приятная, совсем как... Стоп. Не надо. Это Марго, а не она. И тут я с удивлением понял, что мне очень нравится ощущать ее ладонь на своем плече. И как меняется мое отношение к ней. Может, это благодарность за сочувствие? Нет, не то. Все, влип. Я понял, что она мне нравится. И что теперь? Она же не моего круга, она "преподавательский состав". Что я могу ей предложить, просто дружбу? Это будет детский сад. А про что-то большее даже и подумать страшно.
  Тут я поймал себя на том, что взглядом ищу на ее руке обручальное кольцо. Кольца не было, как и любых следов от него. Может, сняла? Я начал напряженно вспоминать, видел ли я его раньше на ее руке, еще в институте. Черт, куда меня несет? Я что, уже готов начать ухлестывать за ней? А?
  О, да, ответил сам себе, еще как готов. Чем больше времени смотрю на нее, тем больше это затягивает. Надо что-то делать, а что?
  И я просто сказал:
  -Хорошо.
  Марго облегченно вздохнула, и убрала руку. Я сразу ощутил в себе острое сожаление, отозвавшееся на это ее движение.
  -Я не собирался делать ничего подобного. Правда. Я просто устал и не выспался. Да и сны какие-то кошмарные снились, когда удавалось поспать. Я не буду делать глупостей.
  Марго сделала шаг ко мне и протянула руку. Я замер в ожидании, боясь даже думать о чем-нибудь. Но ее рука легла мне на голову и взъерошила волосы:
  -Молодец. Держись. Если что, не стесняйся, подходи, поговорим. Может тебе надо выговориться?
  -Да нет, - отмахнулся я. - Все в порядке.
  Она посмотрела на меня и улыбнулась:
  -Возьми соли пачку, отнесешь девочкам.
  И вышла. Я постоял, смотря в пространство пустым взглядом. Мысли путались, бегая по голове и сталкиваясь, громко ругались. Мне показалось, или она на меня смотрела не как на своего студента? Я хотел в это поверить и боялся. Вдруг это просто жалость и сочувствие? А если нет, и я ей интересен? Я совершенно растерялся. Хватит, время покажет, мы только приехали. Время еще есть. Но я заметил, что настроение приподнялось.
  Осмотревшись по сторонам, я обнаружил большую картонную коробку, в которой обнаружились пачки соли. Выбрав одну поцелее, я подкинул ее, поймал, и круто развернувшись, вышел на улицу.
  Подойдя к нашим поварам, я увидел встречающие меня заинтересованные взгляды девчонок. Я напустил на себя обычный вид, достал сигарету и закурил. Положил соль на стол. Лена с веселой улыбкой спросила:
  -Что так долго соль искали?
  Я пожал плечами, выпустив дым.
  -Ничего такого, что вы подумали. Читала мораль о вреде алкоголя и его влиянии на растущий организм.
  Юля и Лена переглянулись и захикикали.
  -Да мы ничего такого и не думали! Все вполне пристойно...
  Я только открыл рот, чтобы высказать им все, что думаю об их пристойности, как к костру подошла группа, посланная за дровами. Они тащили нехилую кучу хвороста, наваленную на сухую ветвь.
  Развели огонь, сложили аккуратно хворост и занялись готовкой. Пока девчонки кашеварили, мы с парнями сидели за столом и резались в карты.
  Вечером нас собрала возле костра Марго и известила о порядке прохождения практики. Что делать, как составлять отчеты и всякое такое. Начать мы должны были с завтрашнего утра.
  Когда Марго закончила ликбез, никто даже не подумал уходить спать или по другому поводу покидать круг у костра. Начались обычные разговоры, как иногда бывает на природе ночью у костра. Рассказывались различные анекдоты и истории, тут же опротестовывались, дескать, все было не так, а совсем по-другому.
  Чем глубже ночь - тем страшнее рассказываются истории. И наша компания этого не миновала. Истории следовали одна страшнее другой, девчонки жались поближе к огню и требовали прекратить этот ужас. Однако на ответ, что если не хотят слушать, то пусть идут спать, ответили отказом, озвученным дрожащим от страха шепотом. Даже парни, сами рассказывающие эти истории, начали все чаще озираться в темноту.
  Марго в компании ничем не выделялась, почти ни слова не сказав. Пару раз я ловил на себе ее взгляд. Хотя, может быть, это ничего и не значило, тут никто не сидел, смотря в одну точку.
  Через некоторое время стало довольно-таки прохладно, и я подобрался поближе к огню, вытянувшись не траве. Когда образовалась пауза между рассказами, я сам рассказал пару историй, которые слышал еще пацаном. Довольно жутковатые истории я запомнил, хотя и слышал их давно. Лежа на спине, я смотрел в безлунное небо, изредка замечая падающие болиды. Я всегда так делал: ложился у костра и смотрел в небо, на звезды. Смотрел, как они чуть подрагивают, или как среди звезд пролетает светящаяся точка.
  Постепенно поближе к огню прилегло еще несколько человек, видимо, решив последовать моему примеру. Сначала парни, потом и девчонки, которые клали парням головы на грудь или живот, смотря на небо. Рядом со мной прилег Серега.
  -Вань, а вот прикинь, в нашей вселенной триста миллиардов галактик, в которых в среднем по триста миллиардов звезд... И посреди этих звезд где-то наверняка есть райская планета, где синее-синее море, кайфовый пляж...
  -Точно, и туземки с во-о-от такими сиськами, трехголовые! - хохотнул я, тут же кругом заржали.
  -Да иди ты, я же серьезно, - отмахнулся Серега. - Ты только представь, лежишь на пляжике, греешь пузико, пивко холодное цедишь...
  -Серый, заткнись, - поднял голову Паша. - Не трави душу.
  Помолчали.
  -Мент родился... - пискнул кто-то из девчонок. Это вызвало дружный смех, хотя этот прикол был с бородой в две морские мили.
  -Я думаю, что раньше, до ледникового периода, люди умели летать в космос, - продолжил Серега. - Только потом не справились с оледенением и деградировали.
  -А потом что? - заинтересовался я. Серега очень любил историю, как и я. На этой почве у нас с ним частенько возникали диспуты на кухне под бутылочку-другую пива.
  -Как что? Каменные топоры и все такое, палка-ковырялка, блин...
  -Не гони, косматый, - возразил Паша. - Эксперты на этих палках не нашли отпечатков пальцев человеков там всяких. Это стопудово зеленые человечки с большими красными глазами подкинули!
  Паша заливисто заржал.
  -Не, Серый, люди вообще от крокодилов пошли! - это уже Димон.
  Хохотали уже все.
  Еще немного посидев или полежав (кто как), все начали расходиться спать. Мы своей компашкой пошли к себе. Покурили возле порога, тщательно затоптали окурки, и пошли укладываться в койки.
  
  Утром поднялись часов в восемь. Вышли на улицу, покурили и пошли умываться. Под умывальник приспособили прибитую к столбу полуторалитровую пластиковую бутылку с отрезанным дном. Умывшись, все основательно позавтракали. Как хорошо, что я дежурил по кухне вчера. Сегодня новым дежурным пришлось вставать на два часа раньше, чем всем, чтобы приготовить завтрак. Встав из-за стола и собравшись группой, мы, во главе с Марго, пошли в лес.
  Пройдя где-то с километр, мы остановились на полянке.
  -Итак, мы на месте, - объявила Марго. - Я вам все объясняла, можете приступать. Не забываем записывать все в отчеты. Далеко не отходим, как только найдете образец, сразу начинайте. Все.
  Петляя по зарослям, мы сначала всей группой устремились в одном направлении. Потом потихоньку начали разбредаться. Лес был светлый, зеленый, дышалось легко, хотя воздух был влажноват. Настроение было на подъеме. Лес был полон звуков, вот пролетел крупный жук, натужно гудя крыльями, вот какая-то птица щебечет высоко в кроне дерева. Такое ощущение, что лес разговаривает на каком-то своем языке, говоря каждым листочком травы и деревьев. Шелест листьев показался мне каким-то шепотом, о чем-то пытающимся рассказать. Блин, что-то на мистику потянуло, нафиг ее, нафиг... Краем глаза в кроне увидел движение, ага, белка. Только бы волков не встретить... Легко шагая, я смотрел под ноги, ища что-нибудь подходящее как образец. Вдруг среди деревьев впереди мелькнул просвет, как будто лес заканчивался, хотя откуда? Я знал, что лес тянется километров на сто в любую сторону. Может, река? Будет очень кстати, можно искупаться, все-таки лето, жарко.
  Пройдя еще метров тридцать, я почувствовал, что потянуло влагой. Неужели река? Деревья начали редеть, и скоро я вышел на границу леса.
  Болото. Здесь? Марго ничего не говорила об этом. Неужели не знала? Скорее всего, просто забыла сказать. Да и мы же уже не дети, в топь не полезем.
  Большие деревья стояли только на границе воды, дальше шли небольшие островки и кочки, покрытые чахлыми кустиками, изредка перемежаемые еще более чахлыми деревцами. И тут я увидел на островке гриб. Огромный, белый. Роскошная шляпка блестела на солнце, надежно крепясь к толстой ножке. Как он мог там оказаться? Мне непреодолимо захотелось его сорвать, несмотря на то, что для этого надо зайти в болото. Я подумал, стоит снимать кроссовки или нет, ведь замочу обувь точно. Решил не снимать, мало ли на что могу босой ногой наткнуться под водой. На всякий случай закатал штанины до колен, хотя на первый взгляд тут было неглубоко. Где-то по щиколотки.
  Внимательно продумав маршрут, чтобы идти по кочкам, я хотел уже двинуться в путь, как вдруг вспомнил фильмы, где люди ходили по болотам. Вернувшись назад к лесу, я выломал тонкую жердь и направился к грибу.
  Щупая импровизированным посохом дно перед собой, я осторожно шагал от кочки к кочке. Действительно неглубоко, максимум до середины лодыжки. Передвигаясь таким способом, я за десять минут вышел к заветному островку с грибом. Выйдя на островок, я присел возле гриба, чувствуя, как чавкает вода в кроссовках. Гриб действительно был большой, шляпка в диаметре была сантиметров тридцать. Интересно, он съедобный? Я, честно говоря, в грибах ни бум-бум. Может, только шампиньоны и знаю. Протянув руку, я обхватил ножку гриба пальцами, собираясь его сорвать. Я слышал, что грибы надо срезать, чтобы что-то там не повредить, но ножа с собой не было. Ну извини, гриб, я просто должен показать тебя всем. Потянув за ножку, я услышал тихий треск, как будто рвались какие-то волоски в земле, держащие гриб. Странно.
  Я не успел даже охнуть, как земля ушла из-под ног, и я погрузился по пояс в густую вязкую жижу. Как?!? Откуда она взялась, ведь я шел по щиколотки в воде? И куда провалился островок? Больше ничего я подумать я не успел - меня захлестнула дикая паника, переходящая в леденящий ужас. Меня медленно засасывало. Попытки пошевелиться привели только к ускорению моего погружения. Жижа дошла уже до груди. Я судорожно озирался в поисках чего угодно, лишь бы за это можно было зацепиться и выползти из трясины. Жерди моей не было, наверно тоже утонула. Поняв, что надеяться не на что, я дико закричал, зовя на помощь, срывая голос. В голове не было ничего, кроме дикого ужаса и желания жить... Я кричал и кричал, но никто не появлялся из леса. Топь уже подступала к горлу. Я заходился в криках о помощи. Это конец...
  Вдруг в голове раздался очень четкий голос.
  - Протяни руку.
  Я, даже не сознавая, что это было, резко обернулся. На островке, в метре от меня, стоял волк. Обыкновенный серый волк, только почему-то огромного размера. Глаза его смотрели мне в лицо.
  - Протяни руку, если хочешь жить.
  Даже не думая о том, как он возьмет меня за руку и как он вообще может говорить со мной, я сразу протянул руку к нему, насколько мог.
  - Хорошо.
  Волк пододвинулся ближе и вдруг, раскрыв пасть, схватил меня за ладонь зубами и дернул. Руку пронзила резкая боль, плечевой сустав чуть не вырвало - такой силы был рывок. Ничего, успел подумать я, у стоматолога побольней бывало. Странные мысли бывают у людей в критических ситуациях... Свет померк. Все звуки исчезли.
  Я лежу. Странно, похоже на теплую меховую подстилку. Открыв глаза, я увидел дощатый потолок. Повернув голову, я осмотрел всю комнату. Я лежу на кровати в углу комнаты, под окном напротив стоит стол, возле которого на табурете сидит старик. Видимо, хозяин дома.
  - Приветствую тебя, Иван.
  Старик выглядел старым. На свой взгляд я бы оценил его возраст лет эдак на восемьдесят. Светлое морщинистое лицо, высокий лоб, ясные серые глаза. И борода. Белая роскошная борода до середины груди.
  - Здравствуйте, - промямлил я.
  Как я тут оказался? Ведь был какой-то волк... Хотя откуда? Да еще и разговаривающий? Бред какой-то.
  - Как ты себя чувствуешь? - участливо спросил старик.
  - Спасибо, нормально, - также продолжал мямлить я.
  Я посмотрел на правую руку, вспомнив про волка. Вот это меня глюкнуло, волк привиделся. Конечно, не было никакого волка, подсказывал разум. Брешешь, отрезали авторитетно глаза, а это ты видел?
  Я видел. На ладони остался след от укуса, Красные такие шрамики, нежного розового цвета, только затянувшиеся. Даже можно посчитать, сколько зубов было у этого волка.
  Полный ступор, я ничего не понимал. Что реально? Был волк или это до сих пор еще сон?
  - Это не сон, Иван. Меня зови Матвеем, можешь просто дедом. - Старик улыбнулся. - У тебя есть вопросы? Я думаю, что есть. Можешь спрашивать, и сразу предупреждаю, что все сказанное будет правдой.
  - Где я?
  - Ты у меня в горнице.
  - Вы меня отбили у волка? Я, наверно, долго пролежал без сознания, вот даже раны от зубов зажить успели.
  - Нет. Это я был тем волком.
  - К-к-как это?..
  - Я был во втором своем образе, волком. Это я тебя вытащил из трясины.
  Я увлекался фантастикой и фэнтези, поэтому фантазия у меня была развита хорошо.
  - Х-ха!.. - Нервно хохотнул я. - Вы, конечно, оборотень! И сейчас я тоже превращусь в оборотня!
  Теперь понятно, я еще сплю. Какой нафиг оборотень-старик? Какой волк в болоте, которого нет? Но в душе я похолодел. Я осознал, что слишком ясно мыслю во сне, так не бывает. Я помню, как правило, свои сны. Там все происходит не так - там не мыслишь, а действуешь, причем, как бы это все осознаешь со стороны, и то после того, как сделал... Что происходит? Это сон или реальность?
  Старик улыбнулся.
  - Это не сон. И нет, я не читаю твои мысли, как ты думаешь. С возрастом приходит мудрость и опыт. Я могу по твоему лицу и глазам прочитать, что ты сейчас думаешь.
  - Кто вы и как я сюда попал? - фраза получилась избитая, как в кино, но ничего другого спросить я просто не догадался.
  - Я отвечу сначала на второй вопрос. Ты попал сюда с моей помощью из болота. Теперь расскажу, кто я. Я последний оставшийся Хранитель.
  - Хранитель чего? Или кого?
  - Хранитель Жизни. Или Человечества.
  - Я, кажется понимаю. Вы, наверно, один из тех легендарных знахарей, которые живут в лесной глуши вдалеке от цивилизации. Или волхв.
  - И да, и нет. Я и волхв, но это не главное. Всегда, во все времена, были Хранители, которые владели тем, что остальным людям неподвластно.
  - И в чем же заключается ваша миссия как Хранителя? Что вы храните? Святой Грааль?
  - Нет, мы храним человечество. Это высокая миссия. Все бесчисленные человеческие цивилизации, от которых уже и праха не осталось, и никто не помнит их названий, охранялись и защищались нами.
  - Охранялись от кого?
  - От всего. В том числе, и от самого человечества. Главная цель - выживание человека. Не дать исчезнуть как виду. Эта высокая миссия была возложена на Хранителей с самого начала человечества.
  - Кем?
  - Это мне неведомо.
  Старик замолчал, сдвинув брови. Но вскоре поднял голову.
  - Прости старика, стар стал. Присаживайся к столу, ты голоден.
  Я встал с постели и присел к столу на табурет. На столе была миска с похлебкой, хлеб, пироги и кувшин молока. Я принялся за трапезу. Съев похлебку, я налил в кружку молока, взял пирог, и задал вопрос, терзавший меня все это время.
  - Как вы оказались в болоте и вытащили меня?
  Старик расположил ладони на столе, посмотрел на меня внимательно.
  - Это было не болото. Это твое сознание так тебе показало в виде болота.
  Я поперхнулся молоком, пролив на стол несколько капель.
  - Не волнуйся, воспринимай это как сон, но знай, что это не сон. Мы сейчас вне реальности в твоем понимании.
  Я посмотрел долгим взглядом на молоко и пирог. Это сон?
  - Когда очнешься в лесу, ты будешь сыт. Мы сейчас вне времени и пространства. Позже ты поймешь. Это болото было весами в твоей жизни, развилкой выбора пути. Ты его сделал, и поэтому ты здесь.
  - А если бы я не протянул руку? - Мне было уже все равно, пусть это и сон, зато сон интересный, буду общаться, воспринимая речи старика спокойно.
  - Ничего страшного. Ты бы просто очнулся в лесу недалеко от своего лагеря с болящей головой и подумал бы, что это просто солнечный удар или что-то вроде этого. Это с одной стороны. Но с другой, ты бы повернул свою судьбу в другую сторону, и дальше... кто знает... Но ты протянул руку и сделал выбор.
  - Ну, допустим, любой бы протянул руку. Это же лучше, чем утонуть в болоте. При условии, что я не знал о том, что болото ненастоящее.
  Старик покачал головой.
  - Не любой. Ты просто не помнишь, что ты погрузился по шею и остановился. То есть, ты мог и не протягивать руку страшному волку, да еще и говорящему.
  Матвей улыбнулся и пригладил бороду.
  - Но ты протянул волку руку, хотя мог подождать помощь, ведь ты понимал, что твои друзья недалеко и могут тебя спасти. Это и есть твой неосознанный выбор.
  - Выбор чего?
  - Выбор моего пути.
  - Но почему я?!!
  Старик поерзал на табурете.
  - Этому несколько причин. Первая - мое время подходит к концу. Я очень стар, мне почти десять тысяч лет.
  Я слушал, затаив дыхание.
  - Вторая - ты предназначен для этого судьбой. Но судьба не властна над человеком полностью. Поэтому у тебя был выбор. Теперь ты - мой преемник...
  - Почему именно я?
  - Иван, ты наверняка читал русские сказки. Понимаешь, в них рассказано многое. Это не просто сказки. Там отражение прошлого, наследие великих культур, мораль и подсказки ищущим. Сказки не зря много поколений передавались из уст уста... Я расскажу тебе одну. Это твой случай. Слушай.
  Много веков назад, шел по дальней дороге путник. Непогода грянула в неурочный час, застав путника в поле. Недалеко был лес. До начала бури оставалось немного, и путник решил укрыться в лесу. Зайдя в лес и ища укрытие, путник увидел дом. Дом стоял на поляне, добротный и уютный. Путник постучал в дверь, его впустил хозяин. Хозяин накормил гостя, истопил баньку. Гость, благодарный за радушный прием, сказал хозяину:
  - Благодарю тебя, великодушный хозяин, за приют и хлеб. Проси у меня, что хочешь, отблагодарю!
  На что хозяин ответил:
  - Не надо таких слов, уважаемый гость, не искушай судьбу.
  Но гость был очень горд и упрямо повторил:
  - Проси у меня что хочешь! Отдам! Я богат, и пусть много денег у меня с собой нет, но я не поскуплюсь!
  - Хорошо, ты сам попросил. Желаю получить то, что дома у тебя, но ты об этом не знаешь.
  Гость подумал, что дома он у себя знает все и ничего не заподозрил. Прошло время, и он добрался до своей родины. Когда он зашел в дом, его встретила жена с новорожденным сыном. Сердце странника оборвалось. Он понял, что имел в виду хозяин, приютивший его. Зашелся плачем молодой отец, да отправился к хозяину того дома. Предлагал хозяину любые деньги, только умолял не забирать сына... Три дня он молил хозяина, и хозяин сжалился:
  - Хорошо, я оставлю тебе сына, но тогда ты отдашь мне своего следующего потомка, ну допустим, через сто колен.
  Гость призадумался и решил, что поступит так. Когда еще пройдет сто колен? Все это забудется, ведь хозяин не бессмертный. И гость дал хозяину клятву, что отдает хозяину своего сотого потомка...
  Матвей примолк, видимо устав от такой длинной речи. Я, уже давно допив молоко, сказал ему:
  - Да, я читал такую сказку, правда, там было чуть по-другому. Там вообще было чудище.
  - Суть не в деталях. Этот сотый потомок - ты.
  Я улыбнулся, примерив это к себе.
  - А этот хозяин вы, Матвей?
  - Да.
  Что-то мне уже не хочется улыбаться. Старик, похоже, не шутит.
  - Хорошо. Тогда скажите мне, почему вы согласились на сто поколений ожидания?
  - Дело в судьбе. Над твоим родом висела клятва, данная твоим предком. Это не просто слова, слова тоже имеют силу. Как только он произнес свою клятву, судьба вашего рода изменилась. С каждым поколением близился срок исполнения клятвы, и она обретала все большую силу. И вот она исполнилась.
  - А если бы я не сделал выбор в вашу пользу? Что тогда?
  Матвей вздохнул.
  - Тогда мир остался бы без Хранителя. Предоставленный сам себе. Мне немного осталось. И так почти поздно, судьба мира скоро свершится.
  - Что вы имеете в виду? Ядерная война?
  - Нет. Ты узнаешь все позднее. У нас осталось совсем мало времени. Дай ладонь.
  Я протянул свою ладонь ему, он взял ее в свои ладони, провел пальцами по шрамам.
  - Рубцов почти не осталось. Скоро они исчезнут.
  - А зачем это было вообще нужно? Ну, я имею в виду кусать?
  - Теперь в твоем организме произойдут изменения. Они уже происходят. Ты станешь сильнее, быстрее... Обострятся чувства и инстинкты. Появятся особые силы. Ты поймешь, здесь объяснения не помогут, пока ты сам не почувствуешь. Но ты справишься. Я знаю это.
  Матвей замолчал. Я смотрел на него и не знал, что сказать.
  - Всё, тебе пора, - сказал он, твердо сжав мою ладонь. - Не думай, когда очнешься, что это был сон. Посмотри на ладонь и убедись, что это явь. До встречи.
  Глаза мои закрылись сами собой. Я даже не смог воспротивиться этому. Настала абсолютная тишина. Я слышал гул крови в голове, стук своего сердца и, по-моему, даже свист воздуха в своих легких при дыхании. Вот это да! Неужели у меня так усилился слух? Потрясающе.
  Сокрушающим ударом обрушились вдруг появившиеся звуки леса. Я слышал буквально все, от шороха лапок муравьев до какой-то возни под землей метрах в тридцати к западу. К западу? Я стал чувствовать направление? Я ведь раньше мог ориентироваться только по пням и солнцу, если его видно. Вот это чувство! Я точно знал, в каком направлении лагерь. Надо идти.
  Еще минут десять я полежал, привыкая к своим новым улучшенным чувствам, и решил идти в лагерь. Я приподнялся и сел на земле, открыв глаза. И чуть не отключился от того, что увидел.
  Это уже не зрение. Это что-то среднее между прибором ночного видения и телескопом. Самая густая тень не скрывала ничего, я видел абсолютно все. Причем видел в таких деталях, как будто я смотрю на дерево в сто метрах, а зрение его даже не приближает, но я и так вижу каждую прожилку на листочках. Фантастика. Зрение фиксировало, какой листок в какую сторону раскачивается под ветерком, а какие вообще не шевелятся. И таких нюансов было так много, что я даже не мог их всех объяснить.
  Тело охватила какая-то необъяснимая эйфория. Я чувствовал себя способным выдернуть любое дерево, поднять любую тяжесть. Но пробовать лучше не надо. Я посмотрел на ладонь. Так и есть, укус еще видно. Это был не бред. Но неужели такое возможно? А, ладно, хватит терзаться, Матвей сказал, что я все пойму со временем.
  Вздохнув, я встал и пошел к лагерю. Так и есть, я шел не этой дорогой, но уверен, что лагерь там. Идя по лесу, я попытался услышать далекие звуки, чуть закружилась голова, но получилось. Вот я слышу разговоры наших, лазающих по лесу. Все заняты делом. А вот я не нашел ни образца, вообще ничего не сделал. Что я скажу Марго? Что попал в болото и еле выбрался?
  Стоп. Я за долгое время впервые посмотрел на свою одежду. Мда... Я по шею в засохшей грязи, в кармане даже ряска осталась. Или не ряска? Неважно. Но как, ведь болото не было реальным! Непонятно. Хорош я буду, придя в таком виде в лагерь. Вот все попутают, скажут, Ваня где-то как свинья измазался и даже не помнит где. А это так, ведь болота нет. Тогда откуда грязь? Вот головняки-то мне придется решать, упаси Боже.
  Так, что делать? Выход один - быстренько шлепать в лагерь, пока там никого нет, умыться, переодеться и сделать вид, что ничего не произошло. Если кто-нибудь спросит, прикинусь шлангом. Но желательно, чтоб никто ничего не видел.
  Я, осторожно ступая, подошел к лагерю. Став за зарослями, осмотрелся и прислушался. Вроде никого. Выйдя из своего укрытия, я направился к воротам. Как все-таки хорошо, что мы заняли вагончик поближе к воротам. Пройдя ворота, я быстро пошел к вагончику.
  - Стой, ты куда? - неожиданный голос за спиной. Женский голос. Нет, только не это. Марго, это она.
  Я остановился и медленно повернулся к ней лицом. Она сидела на стульчике возле ворот под забором и читала какую-то книгу. Как же она красива, особенно сейчас, немного в праведном гневе и возмущении. Узнав меня, она поменялась в лице и даже немного привстала со стульчика.
  - Ваня? Почему ты так рано вер... Что с твоей одеждой?! - Ее глаза расширились, когда она рассмотрела состояние моей одежды.
  Я стоял как столб и хлопал глазами. Стыд какой.
  - Да что случилось-то? Что ты молчишь?
  - Да вот... упал...
  - Куда упал? Все, пойдем, сейчас все расскажешь. - Схватив меня за руку, она потащила меня к центру лагеря, как маленького ребенка. В моей голове сейчас сидела одна мысль - что делать? Эта мысль горела ярким светом посреди пустого мыслительного пространства. Попал.
  Марго подвела меня к умывальнику и, сделав шаг к нему, взяла мыло и протянула мне.
  - Умывайся!
  И стала в выжидательную позу, скрестив руки на груди. Я тяжело вздохнул и начал умываться. Меня охватила полная паника. Да что же делать? А, к черту...
  Смыв мыло, я ополоснул лицо, руки и посмотрел на нее.
  - Пойдем, - дернула Марго головой.
  Она подвела меня к столу, обошла его и присела с другой стороны.
  - Присаживайся, чего встал?
  Я наигранно тяжело вздохнул и сел, широко раскинув локти. Я уже знал, что я ей скажу. Мне уже стало интересно, чем этот разговор закончится. И я уже был уверен, что ничего страшного не случится. А откуда я все это знаю? Может, это начали усиливаться инстинкты и ощущения? Может, я могу предчувствовать? А сам смотрел ей в глаза. Долгим взглядом. Но она глаз не опустила:
  - Что случилось?
  Я пожал плечами.
  - Ничего особенного. А с чего вы взяли, что что-то случилось?
  - Да ты посмотри на себя! У тебя только голова чистая осталась! Куда ты упал?
  - В болото, - заявил я уверенно, глядя ей в глаза.
  - К-какое болото?.. - запнулась Марго. - Где болото?..
  - Там... - неопределенно кивнул в сторону я.
  - И что?
  - Вот видите, пришел.
  Марго посмотрела на меня таким взглядом, что я понял - сейчас она что-то скажет... и какое...
  - Ты что, пьян?! Какое болото? Хватит нести чушь, здесь на пятьдесят километров во все стороны отродясь никаких болот не было никогда! Говори правду!
  - Это правда.
  - Ты вроде не пьян, тогда что с тобой? Это что, грибочки какие-нибудь? Или конопля?
  - Нет, это вообще не причем. - Меня уже начало это злить, и тормоза слетели. - Какая вам разница, куда я упал? Вы правду все равно не примете, какая бы она не была! Вы меня только за торчка и держите!
  Марго хлопнула удивленно ресницами и смягчилась.
  - Почему не приму? Я от тебя этого и добиваюсь. Что я должна буду написать руководству? Что студент такой-то обдолбился до такого состояния, что извалялся где-то в грязи, и рассказывает сказки про болото, которого здесь нет?
  Марго опять распалялась, на щеках появился румянец. Я после длинной паузы произнес:
  - Вот видите, вы опять кричите.
  Она резко опустила глаза и потерла лоб рукой:
  - Извини, сорвалась. Пойми, я за тебя волнуюсь. Не пойму, что с тобой происходит.
  Я поерзал на стуле, вытянул руки на стол и сцепил пальцы рук.
  - Маргарита Васильевна, я же вам сказал, что глупостей делать не буду. Я вам начал говорить правду, а вы на меня наорали. Маргарита Васильевна... - Я осекся, потому что Марго протянула руку и накрыла мои пальцы ладонью.
  Вот этого я не ожидал. Фраза, которую я хотел произнести, просто вылетела из головы, как выбитая взрывом. Ощущения, которые я испытал, почувствовав пальцы на своей руке, просто нахлынули шквалом. Ну, дед Матвей, вот это усиление чувств! Я даже приближенно похожего усиления не ожидал.
  С ладони Марго, я ощущал ее отношение ко мне. Это беспокойство и тревога за меня, дружественный настрой и... Я боялся в это поверить или спутать с чем-то другим. Я еще так неопытен в этом даре. Мне показалось, что я чувствую исходящую от нее теплоту и ласку. И сам понял, что отношусь к ней так же, если не сказать больше.
  - Давай на "ты"? - прервала мои ощущения Марго.
  - Давай... - чуть не добавив "те", выдавил я.
  - Можешь называть меня Рита или Марго. Только по отчеству не надо - не люблю. Мы с тобой ровесники почти. Хорошо?
  - Хорошо. Марго мне больше нравится, чем Рита.
  - Ну вот так и называй. - Ее пальцы чуть сдвинулись с моей ладони и сжали мои пальцы. Я скосил взгляд на свою руку, хотя до этого делал вид, что не замечаю ее ладони на своей. Перехватив этот взгляд, Марго улыбнулась и еще крепче сжала мои пальцы.
  - Вань, скажи мне, что у тебя случилось в лесу? Я не буду перебивать тебя, только прошу тебя, расскажи мне все, хорошо?
  - Хорошо.
  - И это будет правда, - добавила Марго.
  - Само собой, - кивнул я.
  И я начал рассказывать. Ее рука лежала на моей, и я чувствовал по ходу своего рассказа, как она на него реагирует. Сначала я ощущал беспокойство, потом недоумение и недоверие, до того момента, когда рассказ дошел до волка и укуса за руку на болоте. Тут уже она вздрогнула и попробовала отдернуть руку, но остановилась. Взяла мою ладонь и подняла ее, всматриваясь в нее. Я почувствовал ее недоумение и понял. Она не видит укуса. Все следы его исчезли. Быстро, однако, все зажило. Интересно, теперь все мои ранки и порезы будут заживать так быстро, или это только этот волчий укус? Но это уже неважно, Марго не видела даже его, доказать свой рассказ будет нечем. Она подумает, что я сошел с ума или самозабвенно заливаю. Почему он зажил так не вовремя, этот чертов укус?
  И тут, видимо, от моего желания увидеть его, укус проявился. Да еще как проявился! На коже засветились ранки от зубов зверя. И неплохо засветились, голубым таким светом, отчетливо проявляясь как будто изнутри, из-под кожи.
  Марго резко отдернула руки.
  - Что это?
  - Следы укуса.
  - Но почему... почему он светится?
  - Потому что он зажил уже, и показал себя, потому что я так захотел.
  - Как?
  - Слушай дальше...
  Я продолжил рассказ дальше, и жалел, что она убрала руки, я не мог ощущать, что она чувствует. Но я и по ее лицу видел, как она реагировала на самые невероятные моменты рассказа.
  - Вот так все и было, - закончил я свой рассказ.
  Ее глаза казались большими удивленными глазами ребенка, которому показали что-то невероятное.
  - Так значит, это все правда?
  - Да, абсолютная.
  Она неверяще переводила взгляд на мою ладонь и обратно на мое лицо. То, что я ей рассказал, было невероятно, но она видела доказательство - мою ладонь.
  - И что же теперь делать? - Спросила Марго, снова накрыв мою ладонь рукой. Видимо, она поверила мне полностью.
  - Не знаю. - Я пожал плечами. - Пойду переоденусь, что-ли...
  С трудом заставив себя это сделать, я аккуратно забрал у нее свою ладонь, встал и пошел к себе вагончик. Своей спиной я чувствовал ее взгляд, пока не поднялся к себе в вагончик и не закрыл дверь.
  Раскрыв сумку со сменной одеждой, я вытащил второй комплект одежды и переоделся. Кроссовки уже высохли, и я решил их просто протереть мокрой тряпкой, чтобы смыть остатки грязи. Собрал грязные вещи, сложил их в пакет и решил оставить до стирки, хотя даже не знал, возможно ли их тут где-нибудь выстирать. Поставив пакет к кровати, я подошел к двери и открыл ее, чтобы выйти. Но не вышел.
  На пороге стояла Марго. Видимо ждала, пока я переоденусь. Увидев меня, она вошла внутрь. Я посторонился, давая ей войти и осмотреться. Окинув взглядом комнату, она повернулась ко мне, вид у нее был какой-то виноватый и просящий.
  - Куда ты собрался? - Марго смотрела на меня, но глаза ее все время бегали по моему лицу, не останавливаясь ни на секунду. И что меня поразило особенно - она не знала, куда деть свои руки. Она их то закладывала за спину, то нервно теребила пальцы, в общем, вид у нее был очень волнующийся.
  - Я еще не нашел образец и вообще ничего не успел сделать. Пойду выполнять практическое задание...
  - Не надо, не ходи, - неожиданно перебила меня она. - Не надо никуда ходить.
  - Но... я же должен написать отчет.
  - Не надо.
  - Да почему же? - удивился я.
  Марго неожиданно шагнула навстречу. Она стояла почти вплотную ко мне, и мне показалось, что от нее исходит волна нежности и ласки. Марго смотрела на меня снизу вверх, и ее глаза смотрели неотрывно в мои.
  - Потому что... - Я видел, с каким трудом ей даются эти слова. - Потому что я не хочу тебя отпускать... Неужели ты не видишь... ты мне не безразличен... я боюсь за тебя. - Она всхлипнула, опустив голову, и закрыла лицо ладонями.
  Я секунду постоял, и, удивляясь своей наглости, обнял Марго, прижав ее голову к своей груди. Она так и стояла, замерев у меня в объятиях. А я пребывал в блаженстве, вдыхая запах ее волос, сводящий меня с ума и просто наслаждаясь ее близостью, молчал.
  - Дура... - вдруг услышал я приглушенный голос Марго. - Призналась. Зачем?
  - Не надо, - сказал я, прикоснувшись губами к ее затылку. - Все хорошо. Ты мне тоже небезразлична...- выдавил я деревянными губами. Боже мой, что я говорю? Она же мой преподаватель! Вот это финт будет. Да, злым языкам найдется много работы. Да наплевать! Я схожу от нее с ума, а остальные пусть говорят что угодно.
  Я взял ладонями ее голову и повернул лицом к себе.
  - Ты сводишь меня с ума, и мне наплевать, что скажут все.
  - Я тебя давно приметила, еще в институте, но не решалась ничего сказать. Но когда вот сегодня ты пришел, я увидела твои глаза. Ты очень изменился. Я и раньше тебя заметила, потому что ты не такой, как все. Но сейчас в тебе появилось что-то такое, что притягивает меня к тебе как магнит. - Марго закусила губку, как будто пытаясь сопротивляться своим чувствам.
  - Марго... - только и смог я выдавить из себя, и она медленно-медленно, как в замедленной съемке, потянулась ко мне. Я, не в силах противиться своему влечению, тоже потянулся к ней. Глаза ее приблизились и заняли собой весь мир. Я смотрел в них, как загипнотизированный, не моргая. И вот ее мягкие теплые губы прикоснулись к моим, так легонько, словно она боялась, что я отпугну ее. Я, почти замерев, так же легко ответил ей. Она потихоньку, постепенно смелея, начала целовать меня. Я отвечал ей тем же. Постепенно распалившись, она впилась в меня долгим поцелуем и начала подталкивать меня в комнату. Пятясь, мы подошли к моей койке, мои ноги уперлись в нее. Почувствовав, что мы остановились, Марго толкнула меня на кровать. Я упал на койку, а Марго начала снимать ветровку. Я смотрел на это в великом удивлении.
  - Марго, ты уверена?
  - Абсолютно, - отрезала она и, сняв через голову футболку, добавила. - Я очень хочу этого.
  Улыбаясь, она смотрела на мое ошеломленное лицо и сев рядом на койку, начала расстегивать мою рубашку.
  - Ты просто не представляешь, насколько сильно я этого хочу!
  И я сказал:
  - Иди ко мне.
  
  
  
  
  ***
  Мы с Марго делали вид, что ничего не произошло. Только встречались иногда взглядами или говорили ничего не значащие фразы. Из окружающих никто вроде бы не догадывался о произошедшем. Только парни мне несколько раз сказали, что я вроде как изменился. Походка стала другой, движения. Меня похлопывали по плечам и говорили, что природа пошла мне на пользу - уже не мрачен, глаза светятся, улыбка. Несколько раз обольстительно улыбались девушки и заводили разговор, но я не видел, как на это реагирует Марго. Я избегал смотреть на нее при людях, боясь, что мой взгляд все выдаст.
  В первую же ночь, дождавшись, когда все уснут, я выбрался тихо из постели и направился к Марго. Как выяснилось, она тоже не спала. Всю ночь я провел у нее. И вторую тоже, и третью.
  И тут меня утром четвертого дня отозвал в сторону Серега:
  - Так, быстренько сознавайся, к кому это ты по ночам бегаешь?
  Я, насколько мог, сделал удивленное лицо:
  - С чего ты взял? Я никуда не бегаю.
  - Да не гони ты мне хоть, а? Я сегодня ночью проснулся, а тебя нет. Ты у кого из девчонок приют себе нашел? Ну, не томи!
  - Да я в туалет выходил!
  - Сказки мне не рассказывай, уж я-то тебя знаю, по глазам вижу, что угадал.
  - Серьезно тебе говорю! В туалет ходил...
  - Бросай комедию ломать! Я пару часов тебя ждал, специально не спал. Ну, кто она? Ну!
  - Серый, отвали, а? Зачем тебе?
  - Ну давай, я никому не скажу! Давай, говори, как она в постели? - Серега прямо вымаливал слова, я его знал, он не отстанет, пока не вытрусит все.
  - Ну зачем тебе это? - уже чувствуя, что он скоро сломит мое сопротивление, ответил я.
  - Да ладно тебе... Я же все тебе рассказываю, абсолютно все! Откуда бы ты знал без меня, какая из девок горяча в постели?
  - Да я этим и не пользовался! Что такого? Я тебе ничего не должен!
  - А эт ты уже сам виноват. Я тебе про каждую девку все вызнал, слабые и сильные стороны. Ты почему не воспользовался? Так что давай колись, братан. Ну, кто она? - Серега аж пританцовывал от нетерпения.
  Я огляделся по сторонам и поманил его ближе.
  - Серый, только никому, ты понял? Ни-ко-му!!!
  - Могила! - Серега сделал лицо, как у пионера-героя и даже отдал пионерский салют. - Никому ни-ни!!!
  Я посмотрел на него таким взглядом, что он все понял - я его пришибу, если проболтается. Он все понял, но его природное любопытство к женскому полу было сильнее.
  - Зуб даю, - Серега почти сделал стойку, как охотничья собака.
  - Вот ты сволочь, - ненавидяще прошипел я. - Душу вынешь своей мольбой.
  - Кто?
  - Скотина ты, Серый, - вздохнул я. - Маргарита Вас...
  - Мар!.. - Почти заорал Серега, но осекся, как будто подавился. И добавил шепотом. - Охренеть... Ну ты самец. Вот это дал! - Его лицо аж светилось от восторга. - Вот это круто!
  - Тише ты! Что ты орешь? И никому!
  - Я слово держу, - он сделал серьезное лицо. - Так это... как она в постели? - робко спросил Серега.
  - Нормально, - буркнул я. - Тебе-то какая разница?
  - Да в общем-то никакая, просто всегда интересно было, какие из себя эти учительницы в постели.
  - Все, тема закрыта. Но если ты ей хоть раз ехидно улыбнешься, придурок, я тебе башку в восьми местах пробью. Не хватало еще, чтобы она поняла, что ты все знаешь.
  - Все будет в шоколаде, братан. - И хлопнув меня по плечу, Серега пошел к парням, игравшим в карты.
  
  ***
  Каждую ночь, засыпая, я разговаривал с Матвеем. В основном он рассказывал, а я внимал. Он рассказывал историю Хранителей, настоящие причины двух мировых войн, о причудливой связи времени с пространством и великом множестве миров вокруг и внутри нас.
  - Ты наверняка видел людей и существ из других миров, - речь Матвея лилась, словно ручеек, спокойно, без спешки. - Ты просто не заметил ничего необычного, вот и не запомнил. Они встречаются не часто, но попадаются. Трехглавых драконов, правда, уже не попадается, но всякая мелочь, бывает, проскакивает.
  - Каких это трехглавых драконов? - не понял я. - Даже не слышал про такое.
  - Слышал. Это всегда было у тебя под носом. Ты просто об этом даже не думал. Это ни что иное, как Змей-Горыныч.
  - Так это же сказки!
  - Как я тебе говорил уже, сказки - это отголоски прошлого. Раньше были времена, когда драконы и что-то подобное не считались чем-то необычным. Вспомни сказки про Змея-Горыныча, там много упоминаний, что Змею люди на откуп отдавали красивых девушек и скот. Это правда, так как драконы действительно крупных размеров и убить их очень непросто. Богатырей, убивавших драконов, всегда было очень мало, единицы. При этом, драконы не обладали разумом в нашем понимании, у них ум собаки. Неглупой собаки. И этим они опасней обычных хищников. Они и всякая нечисть (вернее, это люди считали этих необычных животных нечистью) попадали в наш мир через проход, хотя тебе наверно будет привычнее называть этот проход порталом. Миры, где обитает такая живность, весьма дики и отсталы. Есть миры, в которых живут разумные существа, ты их знаешь по сказкам. Это эльфы, орки, гномы и другие существа.
  - Но откуда люди узнали про существование этих гномов и эльфов всяких?..
  - Когда путешествовали по мирам.
  Сказать, что я удивился, это не сказать ничего. Древние люди, с копьями и мечами путешествовали по параллельным мирам, а нашей современной цивилизации это не может даже присниться.
  - Но как? Как они это делали?
  - Кто-то усилием воли открывал портал, кто-то выполнял сложный ритуал, а кто-то просил шаманов и колдунов. Разными способами и по разным причинам. - Матвей помолчал. - И ты про это тоже читал, - он хитро посмотрел на меня и улыбнулся.
  Я честно попытался вспомнить что-либо подобное, но, к стыду своему, не смог. Сейчас старик скажет что-то столько простое, что мне станет стыдно за свою глупость. Мне даже сказали, где искать, а я в упор не вижу.
  Матвей посмотрел на меня и весело сказал:
  - Ну-ну, не терзайся. Я бы очень удивился, если бы ты дал ответ. Твой разум пока не может перестроиться и искать смысл там, где он раньше ничего не видел и не считал это важным... В сказках это называлось "за тридевять земель", - старик явно наслаждался произведенным эффектом. - Все очень просто.
  - Ничего себе - просто! Я всегда полагал, что за тридевять земель - это очень далеко, может быть, несколько тысяч километров, но никак не в другом мире.
  - А ты и не мог такого подумать, ведь ты себе даже представить такого не мог. На самом деле, в словосочетании "за тридевять земель" и скрыт секрет порталов.
  - Я ничего особенного в этом не вижу. Три девять. И что?
  - Три девятки. Число девять само по себе очень необычно. А три девятки - это подсказка к более глубокому смыслу числа девять, так сказать, квинтэссенция девяти.
  - Не понимаю.
  - Я сейчас все поясню. Ты же учил в школе математику? Так вот, постараюсь объяснить тебе все понятным тебе числовым языком. Число девять. Оно кратно трем, про которые я тебе уже говорил. Кроме того, есть такая особенность: умножь один на девять.
  - Девять.
  -Два на девять?
  - Восемнадцать.
  - Правильно. Восемнадцать - это что? В написании - один десяток и восемь. Проще говоря - единица и восьмерка. Сложи их.
  - Девять.
  - Снова девять. Умножь три на девять.
  - Двадцать семь.
  - Опять, что это за число? Два и семь.
  - Я понял. В сумме они равны девяти.
  - Можешь далее в уме продолжать умножать девять на четыре, на пять, и так далее. Результат один - снова девять. Это тебе один из примеров.
  - Кстати, есть мнение, что три шестерки - это число дьявола.
  - Да, это в какой-то мере имеет смысл. Три шестерки - это тоже девять, если сложить их сумму, но... Шестерка - это перевернутая девятка, ее, так сказать, противоположность. Не в прямом смысле, конечно... но она дает совершенно другой результат.
  - Что вы имеете ввиду?
  - Число девять используется, как я тебе уже говорил, для открытия порталов в соседние миры. Число шесть тоже можно использовать для открытия портала, но результату ты не обрадуешься. Это будет портал в антимиры. Там обитают совсем другие силы, враждебные нам. Люди дали общее название существам, обитающим в антимирах. Их называют демонами.
  - Так получается, можно вызвать демона и повелевать им?
  Матвей покачал головой:
  - Нет, хотя некоторые горячие головы пытались. Но кончили они плохо. Давай пока закроем эту тему, в такие дебри тебе не нужно лезть. Тебе нужно отдохнуть. Уже почти утро, но ты проснешься свежим и бодрым.
  - Хорошо. До встречи, Матвей.
  
  
  ***
  
  Утром я проснулся действительно свежим, хорошо отдохнувшим. Утро выдалось необыкновенно теплым. Слышен щебет птиц, шелест листьев и еще множество звуков, которые я слышал впервые. Я уже освоил обострившийся слух и зрение, мне не составляло труда отсеивать ненужные звуки. Мне стоило чуть сосредоточиться, и мне уже не мешали звуки леса, которые скрывали звук шагов осторожного зверя или шорох крыльев птицы.
  Парни еще спали, я слышал их спокойное дыхание. Что еще было очень интересно, меня перестали трогать комары и прочий гнус. У нас еще вчера закончились дымовые антикомариные спиральки, превратив ночь в мучительное время суток, когда хочется спать, но очень мешают кровососы. Я спал без задних ног, и на утро не обнаружил ни одного укуса на теле, хотя остальные чесались как припадочные. Еще повезло Марго - когда я у нее оставался, в ее вагончик не залетало ни одной насекомой твари, так любящей кровь.
  Выйдя из вагончика, я понял, что все еще спят. Вокруг - ни души. Солнце только начинало вставать, озарив редкие облачка в прекрасные цвета. Воздух был необыкновенно свеж, наполняя новыми силами и бодростью.
  И тут это произошло. Я почувствовал опасность. Это ощутилось, как острый укол в лобные доли мозга. Сам не знаю как, но я чувствовал, что это именно опасность. Само собой забилось чаще сердце, гоняя кровь по телу, накатило странное возбуждение, сразу обострив все чувства одновременно. Мышцы наполнились взрывной силой, готовые к мгновенным действиям. Однако это не было похоже на мандраж или страх, когда адреналин выбрасывается лошадиными дозами и тело колотит от нервного напряжения. Это чувство было похоже на ощущения охотника, который знает, что в лесу круче него зверя нет и он готов к любому развитию ситуации, при этом не теряя самообладания и трезвого разума. Я понял, кого я себе напоминаю. Сильного и свирепого хищника, готового в долю секунды отреагировать ударом на малейший проблеск угрозы.
  Я бесшумно (и когда только успел привыкнуть?) сошел по ступенькам и двинулся к центру лагеря, полностью сосредоточившись на слухе и зрении. Подойдя к кострищу, я постоял немного, достал сигарету и закурил, продолжая настороженно сканировать пространство вокруг. Насколько я мог судить по своим усиленным чувствам, в радиусе ста метров прямой угрозы не было. По крайней мере, я прикидывал, что мои чувства охватывают примерно такое пространство. Я стоял и курил, не издавая ни звука.
  Так. Движение справа. Стоп, это Марго проснулась. Все в порядке. Опаньки, оказывается, в таком состоянии я могу чувствовать людей! Я именно почувствовал, что она проснулась, не услышав ни шороха, вообще ничего. Через некоторое время я услышал, как она встала с постели и одевалась. Вот, расчесывает свои роскошные волосы... Идет к двери. Чуть скрипнув, открылась дверь ее вагончика и Марго вышла на порог. И тут же увидела меня, наткнувшись на мой взгляд. Ее брови удивленно приподнялись, и, зябко кутаясь в куртку, она сошла по ступенькам.
  Направляясь в мою сторону, она, видимо, по моему взгляду поняла, что что-то не так. Подождав, пока она подойдет вплотную, я распахнул свою куртку и принял ее в свои объятия. Так же, не произнеся ни одного слова, Марго прильнула ко мне под курткой и поцеловала. Я, даже целуя ее, ни на миг не переставал прослушивать лес. Прервав поцелуй, она вопросительно посмотрела на меня. Я сделал знак молчать и еще с минуту усиленно пытался обнаружить опасность. Нет, впустую, никак не обнаружить.
  - Тихо, - одними губами прошептал я.
  Марго хлопнула ресницами, мол, поняла. Простояв еще чуть, я ей тихо сказал:
  - Я чувствую опасность. Но не могу понять, что это и где.
  - Да, милый, я тоже чувствую. - Еще тише ответила Марго. - Я от этого проснулась, но мне просто что-то тревожно. Ты уверен, что это именно опасность?
  - Абсолютно.
  - Но надо уже скоро будить дежурных. Что делать?
  Марго, формально будучи руководителем, спрашивала меня, что делать, видимо всецело мне доверяя. Но я знал, что это не завуалированная лесть, Марго боялась. И одновременно чувствовала, что со мной она в безопасности. И как женщина, она полностью доверилась мужчине, своему защитнику и любимому.
  - Ждать.
  Я увлек ее на бревно, посадив к себе на колени.
  - Что-то происходит, - боязливо поведя плечами, произнесла Марго. - Что-то страшное... У меня плохое предчувствие.
  - Успокойся, солнышко. - Я поцеловал ее в висок. - Все будет хорошо, обещаю.
  Я зарылся лицом в ее волосы и вдыхал ее аромат, получая блаженство от этого простого ничегонеделанья в тишине, рядом с любимой женщиной. Сколько минут прошло, я не ощутил.
  Чувство опасности хлестнуло с новой силой. Марго почувствовала это, слегка отпрянув и внимательно смотря мне в лицо.
  - Тихо, - произнес я и пересадил Марго со своих коленей на бревно. - Сиди и не двигайся.
  Встав с бревна, я повернулся лицом к западу. Угроза приближалась оттуда, причем довольно быстро. Черт, даже палку никакую не догадался поднять, обругал себя, когда почувствовал, что это уже близко.
  Я просто стоял и смотрел на запад, смотря на лес поверх забора. Чем ближе это, тем спокойней мне становилось на душе. Сейчас все решится. Неожиданно я поймал себя на мысли, что даже не задумался, что это может быть вообще. Зверь? Нет. Может какие-нибудь беглые уголовники? Но я был уверен, что это опаснее людей, хотя, как известно, человек - самый опасный зверь.
  В тридцати метрах, над макушками ближайших к лагерю деревьев, появились два силуэта птиц. В лучах восходящего солнца эти силуэты поблескивали чешуйками. Чешуйки? У птиц? Зрение скачком приблизилось. Это что еще за хрень? Никогда такого не видел.
  Эти псевдоптицы больше всего напоминали ящериц с крыльями. Продолговатые головы с небольшими гребнями, тело в длину около метра. Размах крыльев примерно три метра, на концах которых поблескивают по одному шипу длиной с ладонь. Под светлым брюхом прижаты к телу четыре лапы, вооруженные внушительными когтями. Хвост довольно длинен и имеет плоскую форму, имея по краям чешуйки гребня.
  Медленно двигая крыльями, птице-ящеры летели в нашу сторону. Их глаза с вертикальными зрачками в хаотичном режиме осматривали землю внизу. Подлетев поближе, птице-ящеры заметили нас. Сначала заметила одна, но издав гортанный крик, она привлекла ко мне внимание второй особи, глаза которой тоже сфокусировались на мне. Немного замедлив полет и почти зависнув в воздухе, оба страшилища спикировали на центр лагеря, удивительно синхронно и оглушительно крича.
  Заметив их движение, я слегка согнул ноги, готовясь к прыжку. Разум как будто знал, что делать в таких ситуациях. Я был абсолютно спокоен, в голове был только холодный расчет и ожидание хода противника. Твари довольно резво пикировали, выходя из пике на уровне моей головы. Вторая особь во время пике приотстала на полкорпуса, видимо, страхуя товарку.
  Ведущую я завалю первой, решил я, начав движение. Буквально за полсекунды до того момента, как зверь должен был вцепиться когтями мне в лицо, я ушел вправо, оставив вторую тварь быть прикрытой корпусом первой. Уходя с линии атаки, я начал поворот налево, и перехватив первую ящерицу за хвост, когда, промахнувшись, она пролетела мимо, резко продолжил поворот. Хорошенько дернув ее за хвост и придав ускорения, я шмякнул ее об бревно. Атакующий крик монстра оборвался на полузвуке.
  Тела этих животных оказались довольно хрупкими. Что-то из костей хрустнуло, и ящерица осталась лежать поперек бревна, судорожно трепеща крыльями. Начав разворачиваться к второму монстру, я получил удар в спину.
  Кто же знал, что эти летающие пресмыкающиеся окажутся настолько быстры в воздухе, что вторая успела резко повернуть на меня, пока я ударял первой тварью о бревно? Острые когти впились мне в спину и меня бросило грудью на землю. Острая боль хлестнула по нервам. Упав и оказавшись под противником, я вытянул правую руку за спину и схватил монстра за хвост. Желая оторвать его от моей спины, я сильно дернул. И тут же пожалел.
  Когти монстра глубоко впились в спину, и я, зашипев от боли, бросил хвост, и закинув руки за правое плечо, схватил за морду чудовище, услышав его крик за правым ухом. Видимо, я удачно схватил монстра, так как он не успел добавить свои челюсти к когтям. Почувствовав руками, что я обхватил его морду, я надавил пальцами в места, где, по моим прикидкам, должны находиться глаза. Монстр громко закричал, широко открывая пасть. В долю секунды мои руки нырнули в распахнутую пасть и потянули в разные стороны челюсти. Я сильно повредил себе пальцы, поранившись об острейшие зубы. Очень нелегко было разрывать пасть этому уроду, особенно пока твои руки за спиной. Сила челюстей казалась чудовищной. Но, благодаря Матвею, силы у меня было немерено, поэтому тварь прожила лишь секунду. Сухо хряснуло что-то, и монстр обмяк. Вывернувшись из-под трупа, я вскочил на ноги, готовый к бою. Но никого не было, даже чувство опасности исчезло, видимо эти твари были единственной угрозой.
  Марго сидела там же, прижав руки к лицу.
  - С тобой все в порядке? - поинтересовался я, морщась от боли в спине. - Тебя не задели?
  - Н-н-нет... - Губы Марго прыгали от испуга. - Боже мой, у тебя кровь!
  Некстати накатила слабость, силы начали покидать меня. В глазах поплыли темные круги, видимо, от потери крови. Из разодранной спины текла кровь, пораненные пальцы саднили и кровоточили.
  - Мне нужно сесть, - непослушными губами произнес я, оседая на бревно.
  Из вагончиков потянулись студенты, заспанные и ничего не понимающие. Девушки, кутавшиеся в куртки, парни, некоторые из которых были вообще в одних трусах. Видимо, их разбудили крики этих хищных ящериц-убийц. Все удивленно таращили глаза на монстров, а потом так же удивленно смотрели на меня, истекающего кровью, и Марго, держащую меня в объятьях. Вокруг нас образовалась толпа, нестройно переговаривающаяся и расспрашивающая друг друга, что случилось. И тут вскинулась Марго:
  - Что смотрите? Быстро аптечку! И воду!
  Толпа не выспавшихся людей продолжала стоять, тупо смотря то на ящериц с крыльями, то на меня, истекающего кровью.
  - Бегом! - Крик у Марго получился, как у раненого буйвола. Толпа прыснула в разные стороны, оставив некоторых личностей, которые продолжали стоять в ступоре, выкатив глаза на этих зубастых воробьев.
  Особо сознательные ломанулись в разные стороны в поисках аптечки. Остальные разбежались по вагончикам, судорожно одеваясь. Сон со всех как рукой сняло. Еще бы, такой шок с утра - два трупа неизвестных зубастых, как крокодил, тварей с крыльями, и мое безвольное тело на коленях Марго.
  - Терпи, сейчас я тебе помогу, - это уже Марго обращается ко мне. - Потерпи, милый.
  Ее уже не смущало, что это слышат посторонние люди, хотя те вряд ли что-либо слышали, продолжая в шоке смотреть на крылатое чудо.
  Как в тумане, я смотрел снизу вверх на ее лицо, искаженное страхом за меня и видел ее светящиеся любовью глаза. В сознании окончательно наступила тьма, и я провалился в беспамятство.
  
  ******
  
  США, Вашингтон.
  Сержант выглянул из-за остова сгоревшей машины, внимательно осматривая улицу впереди. Ничего подозрительного в поле зрения ему не попалось, и он, облегченно вздохнув, сполз по автомобилю, усевшись на корточки.
  - Восточный сектор - все чисто. - Произнес он в нашлемный микрофон.
  - Принято, Восток-один. - В наушнике прозвучал голос связиста.
  Сержант повернулся к своему отделению, распластавшемуся на асфальте и показал жестом: никого нет, все чисто, не шуметь, занять позиции.
  С едва слышным звуком его бойцы заняли свои позиции, докладывая о выполнении приказа. За прошедшие двое суток его бойцы, оставшиеся в живых, научились не шуметь. Смерть половины личного состава батальона дала хороший урок остальным. В ночной тишине неосторожно выдавшие свое местоположение люди почти мгновенно становились трупами.
  В абсолютной тишине этих неудачников атаковали летающие монстры наподобие летучих мышей, летающих бесшумно и атакующих на звук. Они без промаха разили людей ядовитыми плевками или чем-то вроде этого, некогда было разбираться. Ночные хищники были немногим хуже дневных.
  За два дня атаки на Вашингтон войска потеряли половину людей. Более или менее обошлись без потерь регулярные части, имеющие более высокую выучку. Национальная Гвардия же потеряла почти две третьих состава.
  Открывшийся портал некоторое время утюжила высотная авиация. Сперва с задором, а потом уже просто пытаясь оттянуть время, дав людям больше возможностей для эвакуации. Но соль в том, что высотные бомбардировщики - не фронтовые работяги-штурмовики. Они несли не слишком большой бомбовый запас, и им постоянно приходилось садиться на погрузку. А фронтовые штурмовики работали по тварям только издалека. Их высотный потолок не спасал от тварей, и теперь приходилось работать в полсилы.
  А пятно вторжения все ширилось и ширилось. Фронт растягивался, распыляя силы людей. Самая главная неприятность в такой войне - возможность попасть по своим. И, разумеется, это было сплошь и рядом, создавая плохое мнение об армии и правительстве.
   После заявления Президента по телевидению в городе, впрочем, как и по всей стране, начались жуткие беспорядки и мародерство, которые по закону военного времени пресекались на месте. Просто очередью, без сантиментов. Сколько при этом полегло простого народа, одному Богу известно, но война все спишет.
  
  США, Нью-Йорк.
  
  Твари шли волнами, интервалом в три-четыре часа. Им было абсолютно все равно, кто перед ними - солдат или ребенок, они с одинаковой яростью атаковали и тех, и других. Потери среди мирного населения были чудовищны. Много людей погибло в беспорядках, еще большее количество уничтожили чудовища. На всех, разумеется, убежищ не хватило. Кто успел засесть там - счастливчики, которым сильно повезло. И пускай там продовольствия и воды было в лучшем случае на пару месяцев, у людей была надежда, что их спасут. Те, кто остался на улицах или забаррикадировался дома, ощутили всю тяжесть ситуации. Продукты имели свойство кончаться, а чтобы их достать, приходилось делать рискованные вылазки на улицы. Продукты оставались только в магазинах и на складах, до которых монстрам не было дела. Хорошо, что хоть вода из системы водоснабжения до сих пор шла, хотя некоторые понимали, что это ненадолго - без присмотра людей машины на очистных сооружениях рано или поздно остановятся, и нет разницы, от чего - от отключения электроэнергии, или из-за технической неисправности. Без воды придет долгая и мучительная смерть. Хотя, можно, конечно, прожить и на Кока-коле и минеральной воде, но и ее запасы в магазинах не бесконечны.
  Мужчины собирались в отряды и совершали набеги на супермаркеты за продуктами и водой. Как правило, они были вооружены плохо - в основном пистолеты, купленные для личной самообороны еще до нашествия монстров. Очень редко у кого-то попадался дробовик, оказавшийся очень эффективным в уличном бою против чудовищ. Еще меньше попадалось трофейных автоматов, оставшихся от боев войск с тварями, а патронов к ним было ничтожно мало.
  Цены на черном оружейном рынке взлетели до небес. После выступления Президента хозяева оружейных магазинов поняли, что пришло их золотое время. И сразу закрыли свои магазины, перейдя на подпольный режим работы. Война - очень прибыльное дело, при условии, что она длится недолго. Но даже при наихудшем повороте дел владение оружием давало возможность прожить подольше. Тот, кто владел оружием, владел ситуацией.
  Полиция, понятное дело, фактически перестала существовать. Войскам не было дела до полиции, у них свои задачи. Полицейские участки превратились в укрепленные пункты, подчиняющиеся только шефу полиции. Образовалась своя иерархия и карьерная лестница. Нет, люди не полностью опустились до состояния первобытных людей, никто не убивал просто так. Царил закон волчьей стаи, строгий, но эффективный в такой ситуации. Каждый человек, способный держать в руках оружие, был на счету. Но случались бои и между людьми.
  Остались мафиозные структуры и простые бандиты. Да и просто отморозков хватало, у которых было оружие. Случались бои за продовольствие и оружие. У мафии и полиции была одна цель - выжить, и каждый видел в другом соперника. Найти общие точки зрения и объединиться не позволяла давняя вражда и неприязнь. И те, и другие старались переманить к себе людей, убеждая их по-своему. Полиция убеждала, что на их стороне закон и порядок, мафия - что власть не выкарабкается, и будущее за ними. В общем, борьба шла с переменным успехом.
  На западном побережье было немногим лучше - немного монстров пока добрались туда, но и без них обстановка была предельно напряженной. Введен комендантский час, войска и остатки полиции пытались подавить массовые беспорядки и мародерство. Хуже всего дела обстояли в этом плане в мегаполисах. Дела решались по законам военного времени - пулей в голову.
  Запад с содроганием ждал своего часа, когда придут чудовища.
  
  
  *****
  
  Россия.
  
  Я увидел себя в избушке Матвея, на кровати. Повернувшись, я обнаружил его сидящим за столом на его любимом табурете. Почувствовав мой взгляд, Матвей повернулся ко мне.
  - Здравствуй, Иван. Прошу тебя, присядь ко мне.
  Я встал, и подойдя к столу, опустился на табурет. Усевшись, я вспомнил про свои раны осмотрел свои руки. Абсолютно ничего, ни единой царапины. Я вопросительно посмотрел на старика.
  - Да, - кивнул он. - Твоих ран нет. Но это здесь, в моем доме, где мы общаемся разумами. В реальном мире ты серьезно ранен. - Он увидел выражение моего лица и добавил. - Не беспокойся, ты не умрешь, это слишком легкие раны, чтобы тебя убить. По крайней мере сейчас.
  - Что вы имеете в виду? - не понял я.
  - Ты становишься новым Хранителем, а это дает свои преимущества. Раны, ранее оказавшиеся бы смертельными для тебя, сейчас тебе не страшны. Давай я тебе все расскажу, чтобы ты знал о своем здоровье как можно больше, и для тебя не осталось неожиданностей.
  Матвей взял кувшин и налил в кружку молока. Поднеся ее к губам, он не спеша отхлебнул, смотря на меня поверх кружки. Поставив кружку, он, как бы извиняясь, продолжил.
  - Твое тело меняется. Ты стал намного сильнее и выносливее. Полагаю, ты уже заметил изменения с твоим зрением и слухом?
  - Да, и это меня удивило.
  - У тебя обострились все чувства, просто ты еще этого не заметил. Просто зрение и слух - основные чувства, вот ты и не заметил, что усилилось обоняние и другие чувства. Скоро ты сможешь видеть в темноте и даже обретешь термовидение.
  - Как змея, что-ли? - удивился я.
  Матвей усмехнулся.
  - Что-то вроде этого, но в десятки раз лучше. Ты сможешь усилием воли переходить на разные режимы зрения. Скоро тебе удастся это испробовать.
  Матвей повертел кружку в руках.
  - Далее. Твоя мускульная сила многократно увеличится. Разумеется, и кости тоже станут крепче, чтобы твои же мышцы не поломали их усилием. Результаты этих изменений ты сможешь оценить попозже, твое тело изменяется потихоньку, не жди всего и сразу. Сейчас тебя ранили, но со временем это сделать будет почти невозможно.
  - Это как? Моя кожа станет непробиваемой?
  - Вовсе нет. Ты станешь очень быстр за счет молниеносной реакции, и по тебе не так уж легко будет попасть.
  - Я что, от пуль смогу уворачиваться? - ахнул я, вспомнив фильм "Матрица".
  - При определенном умении - да. Но ты же этого не умеешь? Нет. Это все впереди, сначала ты должен уметь постоять за себя.
  - Я умею... - начал я.
  - Это не то, - покачал головой Хранитель. - Уличная потасовка - это не бой. Бой - это не только работа кулаками, это еще и работа мысли: оценка обстановки, планирование, приоритет целей, пути атаки и отхода...
  - Мне это все надо будет разучить? - я, прямо сказать, оторопел.
  - К счастью, нет. Один из наших плюсов - это передача знаний от наставника к ученику путем соединения сознаний. Не спорю, обычным людям, чтобы приобрести навыки боя, приходится долго обучаться, но мы с тобой не они, верно? Это довольно кратковременный процесс. Но это не все. Ты приобретешь навыки владения различным оружием и техники рукопашного боя. Хотя рукопашный бой тебе почти не пригодится. Ты за счет своей реакции и скорости сможешь ответить противнику еще до того, как его кулак коснется тебя, причем второго удара не понадобится. Для этого я тебя научу уязвимым точкам на теле, попадание по которым вызовет потерю сознания или смерть.
  - Офигеть, - я не знал, что сказать. Вот это я стану крут.
  - Это только часть твоих возможностей.
  - И еще что-то есть?
  - Конечно. Ты бы назвал это магией.
  Моя челюсть упала на стол. Матвей, не обращая на это внимания, продолжил.
  - Как тебе наверняка известно, человек использует только небольшую часть разума, поэтому паранормальных способностей не имеет. Как правило. Есть, конечно, небольшой процент людей, у которых эти способности находятся в зачаточном состоянии. Это шаманы, знахари, целители и так далее. Чтобы иметь эти способности, достаточно снять природные блокировки с разума. Но ты не думай, что можно владеть одинаково хорошо и телепатией, и телекинезом, и левитацией... Все зависит от врожденных способностей. Каковы они у тебя, я не знаю. Я сниму оковы с твоего разума, но предсказать, каковы будут последствия, я не могу.
  Я сидел, открыв рот. Боже мой, сколько информации! У меня в мозгу не укладывалось, как это вообще возможно.
  Матвей тяжело посмотрел на меня.
  - Ты готов?
  - Да, - брякнул я, но потом спохватился. - А что мне вообще надо делать?
  - Закрой глаза и ни о чем не думай, мне не должны мешать твои мысли при передаче знаний, твой разум должен быть свободен. Готов?
  Я сложил руки на столе, закрыл глаза и постарался не думать. Куда там! Как назло, в голову полез всякий бред. Через пару минут я смог успокоиться и произнес:
  - Готов.
  Ладони Хранителя легли мне на голову, распространяя приятное тепло. Накатила странная эйфория, в ушах застучал пульс. Матвей убрал ладони.
  Я открыл глаза и взволнованно спросил:
  - Что случилось? Не получается? В чем дело?
  - Не паникуй, - старик рассмеялся. - Я закончил.
  - Уже?!! - видимо, на моем лице был такой шок, что Матвей захохотал.
  Отсмеявшись, он, вытерев выступившие слезы, просипел:
  - Ну, уморил старика...
  - Я не ожидал, что это будет так быстро - смущенно попробовал оправдаться я. - Я представлял это себе несколько иначе.
  - Нет, я действительно закончил, - продолжал вытирать слезы Матвей, изредка вздрагивая от спазмов прошедшего смеха.
  - Но я ничего не чувствую - я поднял глаза к потолку, прислушиваясь к себе. - Не сработало?
  - А чего ты ожидал? Что станешь видеть сквозь стены или читать мои мысли?
  - Нет, но... - смутился я, - ожидал каких-то изменений.
  - А их здесь и не может быть, мы же и так общаемся разумами, ты не в своем теле.
  Вот черт, я так привык общаться с Хранителем таким образом, у него в доме, что совсем забыл, что сплю.
  - Точно, я забыл, - улыбнулся я своей ошибке.
  Запоздалая мысль кольнула в голову. Почему я этого до сих пор не спросил?
  - Учитель, что вообще произошло и что на меня напало? Я таких зверей никогда не видел.
  Матвей посерзьенел, даже как-то лицо потемнело.
  - Случилось то, что никак не должно было произойти. Люди открыли портал в иной мир. И мир этот оказался не из дружелюбных. Из него в наш мир и пришли эти звери. Это лишь начало, сюда долетели единицы.
  - Не понял. - Я совершенно ничего не понимал. - Где открыли? Кто?
  - На другой стороне планеты, в Америке. Всех деталей я не чувствую, но там сейчас гибнет много людей. Очень много. Кто открыл портал и с какой целью, я не знаю.
  - Но откуда они здесь? Это же очень далеко.
  - Это очень просто. - Матвей с преувеличенным интересом рассматривал свой рукав. - Они тебя чуют. И ты им не нравишься.
  - Почему? - такая перспектива меня, честно говоря, не устраивала. Быть целью для всех этих тварей? Прошу покорно, не надо.
  - Они чувствуют твою силу. Ты единственный, кто для них опасен по-настоящему.
  - Вот так, значит. И много их?
  - Немало, и продолжают прибывать.
  - Но зачем им это? Это же просто животные?
  Старик посмотрел на потолок, явно формулируя для меня понятное разъяснение.
  - Это их природа. Почему ты дышишь? Почему любишь? Почему живешь так, как живешь? Потому что таков наш вид. А это их жизнь. Их нельзя за это винить, они такие, какие есть. В конце концов, им открыли портал. Сейчас они убивают людей, но и за друг друга не забывают, у них свои пищевые цепочки. При любой возможности они не упускают шанса перекусить друг другом. Так понятнее?
  - Да. Какова их цель?
  - Ее нет. Они просто убьют всех и все. Помешать им стереть человечество с лица земли можешь только ты.
  Я молчал. Только что мир обрушился на мои плечи неподъемной тяжестью. Я должен стать героем? Я не верил в судьбу, и тут такой удар под дых. Я всегда считал, что каждый человек свободен в своем выборе, и свою судьбу клепает сам, своими мозолистыми руками... ну или наманикюренными пальчиками, если женщина. И вот судьба повернулась ко мне всем фасадом. Меня определили в спасители человечества, и от факта никуда не денешься. Да и с Хранителем получилось как-то странно. Матвей сказал же, что я мог и не выбрать на болоте его, не протянуть руку волку. А тут выбор где?
   - Учитель, вы же говорили, что всегда есть выбор. Если я не стану этого делать? Или не смогу?
  Матвей нахмурился.
  - Значит, человечество исчезнет, пускай и не сразу. Но как планируешь выжить ты?
  Тут нахмурился уже я. Шансов выжить одному нет. Да и смысл остаться в одиночестве?
  - И как выживут твои родные? И любимая? - Это Матвей уже всадил топор мне в спину. Значит, выбор есть, но хреновый. Считай, что выбора нет.
  - И как я это смогу сделать? Если вообще смогу...
  - Сможешь обязательно, даже и не сомневайся. - Старик ободряюще подмигнул мне хитрым глазом. - Вариантов несколько. Первый: перебить их. Но это проблематично, так как портал еще открыт и они продолжают прибывать. Их сотни тысяч уже, а сколько будет? Второй вариант - закрыть портал, и потом уже придется их всех уничтожать. Это уже полегче, хотя тоже неимоверно сложно. Жертв будет чудовищно много...
  - Это все? - спросил я, уже поняв, что жизнь моя будет ох как нелегка. - Или есть еще что-то?
  - Третий вариант. - Матвей закрыл глаза, словно собираясь с духом. - Увести людей в другой мир и начать все заново. Но это самый трудноисполнимый вариант. Не все согласятся уйти, люди склонны надеяться на благополучный исход до последнего, когда становится уже поздно. Есть еще несколько вариантов, но я бы их во внимание не принимал, так как их вероятность стремится к нулю.
  - И что же мне делать? - мысли в моей голове дружно издали предсмертный писк и исчезли.
  - Решать тебе. Я бы тебе посоветовал принять решение, основываясь на окружающей обстановке. Ты должен пробиться в захваченные ими районы, увидеть все своими глазами, оценить их силу, чтобы знать, сможешь ли ты победить их. У тебя есть время, хотя каждую секунду гибнут люди. Но человечество уже предупреждено, сражаться люди будут упорно и звери не смогут сразу захватить весь мир.
  - Я постараюсь, - ответил я, хотя совершенно не понимал, что и как я буду делать. Хорохориться легко, а вот когда дойдет до дела...
  - Иван, это не так просто. Те две птицы, которые на тебя напали, почти самые безобидные экземпляры. Их разновидностей много, и почти все смертельно опасны для человека. Есть звери просто огромных размеров, которых убить руками почти невозможно. Есть летающие, в которых, чтобы убить, придется стрелять, иначе их не достать. Есть бронированные настолько, что их возьмет только гранатомет. Есть небольшого размера, и очень быстрые, в которых попасть трудно. Тебе придется использовать холодное оружие. Ты должен уметь всем этим пользоваться. Ты готов к еще одному сеансу обучения?
  - А нельзя ли сразу научить меня всему, что надо? - недоумевал я.
  - Нет, ты сначала должен осознать, что от тебя потребуется, что тебе придется сделать. В прошлый раз я научил тебя умению боя, предварительно разъяснив, что это значит. Твое подсознание уже было подготовлено к этим знаниям. Твои навыки боя будут действовать на уровне подсознания. И сейчас, я рассказал, чем тебе придется владеть; ты подготовлен к этому знанию. Скажи, когда очистишь разум от мыслей.
  Второй раз было уже полегче. Я почти сразу смог заставить себя ни о чем не думать.
  - Готов.
  Все прошло так же быстро. И снова я не ощутил разницы, даже немного расстроился.
  - И осталось еще одно. Самое сложное в твоем обучении. Ты должен уметь получать оружие в любой момент. Телепортацией.
  - Это как? - Я думал, Матвей меня уже ничем не удивит. Но он меня опять шокировал.
  - Ты должен уметь усилием мысли перенести нужное оружие из любого места тебе в руки. Для этого ты должен знать, где оно находится. Ты должен в деталях это помнить.
  - Это чересчур сложно! Я даже не знаю, как этого надо захотеть, или что надо сказать, чтоб оно ко мне перенеслось!
  Матвей покачал головой.
  - Это как раз таки и не сложно. Есть и посложнее способы получить оружие.
  - Да уж куда там сложнее... - пробурчал я.
  - Ты сомневаешься? - усмехнулся Учитель. - Другой способ заключается следующем: ты усилием мысли создаешь предмет, и оно может быть оружием. - Увидев мою реакцию на его слова, он добавил. - Да, ты назвал бы это магией, дьявольщиной и еще кучей слов. Но суть не меняется. Человек усилием воли может создать какой угодно предмет. Любой сложности.
  - Но как?!? - выпалил я.
  - С одной стороны, это очень просто звучит, но с другой - это очень сложно сделать. Не думай, что это никому не под силу. Всегда были люди, которые умели это, хоть и не очень умело использовали. Были великие фокусники и иллюзионисты, которые умели это делать. Вспомни этот фокус с заковыванием в наручники. Фокусника заковывали в наручники и закрывали в клетку на минуту. Причем ключа у него с собой не могло быть, так как он был наг, но это и не важно. Через минуту его открывали, а наручники были не просто стянуты с запястий, что можно проделать просто долго потренировавшись, а именно открыты. Ключом, который он создал усилием воли. Хотя на это они шли ради зрелищности. Легче просто было изменить усилием воли механизм замка и он бы открылся.
  Вот это задачку мне задал Матвей. Я даже не знаю, с какого бока начинать думать о оружии, как в деталях это будет выглядеть. Голова шла кругом. Я взмолился:
  - Матвей, но что и как мне делать, чтобы наколдовать... тьфу, создать оружие?
  - Это кажется чудовищно сложным, но это ощущение ошибочно. Твой разум сделает все за тебя. Я расскажу смысл и последовательность твоих действий.
  Первое. Разум обладает огромными способностями и великолепной памятью. Тебе всего лишь нужно знать, из каких деталей состоит, к примеру, автомат Калашникова. Также нужно, чтобы ты понимал принцип его действия, движения и циклы механизма автомата. Твой разум все это фиксирует и при твоем желании может смоделировать его в реальности. Так сказать, повторить и сделать дубликат, причем рабочий. Если ты попытался бы его сделать, не зная устройства, результат получился бы неполный. Ты имел бы полностью идентичный оригиналу образец, но, допустим, литой, без деталей внутри.
  Второе. Как это сделать. Ты должен захотеть... нет, представить, что у тебя в руке этот автомат. Представить хорошо, до единой детали внутри и снаружи. Причем захотеть сильно, даже быть уверенным, что он уже у тебя в руке. Остальное разум сделает сам. Львиная доля действий разума делается на уровне рефлексов и подсознания. Ты даешь команду, подсознание руководит сотнями действий и образов, разум воплощает.
  Вот такая краткая инструкция. Ты понял, что я имел ввиду?
  - Да, конечно. Все действительно не так уж и сложно... - Я уже внутренне радовался, что все оказалось просто.
  - Сейчас я тебя проверю, - усмехнулся старик. - Вот представь, что ты пытаешься создать этот автомат. Говори о своих действиях, пытайся смоделировать это в уме, а я послушаю.
  Он откинулся и выжидательно скрестил руки на груди.
  - Так... - Я закатил глаза к потолку. - Значит, так: ствол, ствольная коробка, затворная рама, ээээ.... Что там еще... А! Приклад, цевье, предохранитель, магазин, шомпол... Больше я не знаю, я только чертеж видел в учебнике. Так пойдет?
  - Нет, - отрезал Матвей. - Пускай ты действительно не знаешь всех деталей, это не беда, еще узнаешь, но ты допустил очень серьезную ошибку.
  - Какую же? - удивленно моргнул я.
  - Патроны.
  - А. Точно, - хлопнул я себя по лбу. - Ну, патроны в магазине. Так?
  - Нет. Ты должен знать, из чего состоит порох, процесс возгорания и механику выстрела. Иначе ты создал бы не патроны, а муляжи к рабочему автомату. Нельзя упускать ни одной детали, вплоть до усилия пружины в автоматном рожке и нарезки в стволе. Понятно?
  - Теперь да, - понуро кивнул я. - Это мне нужно будет разобрать и собрать несколько экземпляров оружия, чтобы все запомнить.
  - И лучше всего несколько раз! - Добавил Матвей. - Так ты повысишь свои шансы на удачный исход моделирования оружия. Кстати, я тебя поднатаскаю в видах и свойствах металлов и их сплавов. Холодное оружие должно быть острым и крепким. Это я тебе передам в последнем сеансе обучения. Готов?
  Вскоре, поговорив еще чуть, мы с Матвеем попили еще молока с пирогом и он мне заявил:
  - Все, тебе пора. В реальном мире ты ранен, так что не расслабляйся, но ты скоро поправишься. Направляйся домой, время поджимает. Ты знаешь, что делать. Я буду с тобой, когда уснешь. До встречи. Я на тебя надеюсь, мой Ученик.
  
  
  
  *****
  
  Очнулся я в вагончике Марго. В вагончике было тихо и пусто. Зато на улице стояли оживленные разговоры. Судя по количеству голосов, тем присутствовал весь наш студенческий коллектив. Голоса Марго не было слышно, да и я не чувствовал ее поблизости.
  Открыв глаза и прослушав обстановку, я поднялся и сел на кровати. В спину резко кольнуло болью. Осмотрев себя, я увидел, что торс обмотан бинтом, как и руки. Но я был одет, хоть это радует, не придется одеваться, что довольно неудобно в бинтах, да и довольно-таки больно. На мне были мои штаны, залитые моей кровью. А вот торс был обнажен, ну да ладно, не зима сейчас. Возле кровати я увидел свои многострадальные кроссовки. Нагнувшись и зашипев от боли, я подтянул их поближе к себе. Негромко ругаясь, пытался одеть кроссовки забинтованными пальцами, но потом плюнул и размотал бинты. Видимо, это был уже второй комплект бинтов, так как они были почти чистые. Размотав бинты, я посмотрел на пальцы. Порезы уже не кровоточили, но еще не зажили, показывая внутри красную плоть. Осторожно я зашнуровал обувь и приподнялся. В приципе, передвигаться уже можно, хоть каждое движение и вызывает боль. Потерплю, не девица. Надо уходить отсюда, и побыстрее.
  Дойдя до двери, я нащупал ручку и открыл дверь. Выйдя на порог, я увидел устремленные на себя взгляды наших парней и девчат. Все разговоры замолкли. Тишина продолжалась секунд тридцать, пока вдруг не всплеснула руками Юля:
  - Боже мой, ты чего вскочил? Тебе лежать надо, ты очень много крови потерял! Да и я еще, дура, с поста ушла... Мне Маргарита Васильевна голову отвернет! - Юля горестно всплеснула руками и подбежала ко мне. - Пойдем, тебе надо отдыхать!
  - Нет, Юль, я в порядке, никуда я не лягу. Где Маргарита Васильевна? - Я постарался не показать вида, что волнуюсь за нее.
  - Вань, может все-таки пойдем? - не успокаивалась Юлька, но под моим взгядом горестно вздохнула и опустила руки. Однако, отходить от меня не стала, словно страхуя меня, если я вдруг надумаю упасть без чувств.
  - Она ушла на станцию, сообщить о происшествии. Только там есть телефон, здесь ведь сотовые не берут.
  Да, и поэтому никто из нас не взял мобильник с собой, смысла не было. Единственная связь - это телефон на железнодорожной станции.
  - Она что, одна пошла? - спросил я этого парня, сжимая кулаки. Но тут, видимо, заметив мое состояние, ко мне протолкался Серега. За ним я заметил Димона, Саню и других наших.
  - Вань, успокойся, я проследил, все нормально. - Он приобнял меня за плечо. - Она взяла с собой двух парней, нормальные пацаны, они ее в обиду не дадут.
  Только тут до меня дошло, что он выдал меня остальным насчет Марго. Ну ты придурок, Серый...
  Серега взял меня под локоток, не обращая внимания на мой уничтожающий взгляд:
  - Пойдем, присядем, я тебе все расскажу.
  Проследовав до стола, мы присели. Вся толпа так же безмолвно последовала за нами, окружив стол.
  - Понимаешь, Вань... тут уже никакой тайны нет. Когда ты отрубился, Маргарита Васильевна такой крик подняла... Всем стало ясно, как она к тебе относится.
  Я сидел и молчал, смотря в одну точку. Когда я поднял глаза, я не увидел ни на одном лице признаков ехидства, все выглядели крайне серьезно. Время для шуток и приколов кончилось.
  - Вань, мы тут уже и не знаем, что думать... - Серега замялся. - Что вообще произошло? Маргарита Васильевна сразу убежала за помощью, ничего толком не объяснив. Что это за звери такие? Никогда таких не видел.
  - Все, Серый, мирная жизнь закончилась, - я обвел взглядом парней и девчонок. Они ловили каждое мое слово. - Это война...
  Прокатился ропот, но тут же затих, когда я снова начал говорить.
  - Эти две твари - я кивнул на два трупа, которые уже все успели чуть ли не обнюхать, - первые ласточки. В Америке открыли портал, откуда лезут эти твари. Эти две - почти самые безобидные. Сейчас там идет война, гибнут люди. Скоро они придут и сюда.
  - Но... - Серега замялся. - Ты откуда это знаешь? У нас же радио даже нет!
  - Это неважно, - я покачал головой. - Это правда.
  Я замолчал. И тут началось. Разом загомонили все, выражая или согласие, или называя мои слова бредом больного на голову человека.
  Какой-то парень закричал мне:
  - Да что ты гонишь пургу вообще? Это с какого ты вообще взял про войну? К врачу сходи, а то, я смотрю, шифер у тебя местами с крыши посносило!
  Я резко вскочил из-за стола и прыгнул к нему прямо через стол. С места. Люди шарахнулись в стороны, с ужасом смотря на мое лицо. Видимо, не нем был такой оскал, что всем стало страшно. Этот парень побелел как полотно и смотрел на меня, то открывая, то закрывая рот. Я схватил его за шиворот, и, подталкивая, подвел к трупам псевдоптиц. Держа его так же, я нагнулся, и схватив одного зубастика за шею, шмякнул парню на грудь. Он машинально вытянул руки, принимая птицу.
  - На! - заорал на него я, меня трусило от бешенства. - Как я мог ошибиться? Это же голубь! Давай его пожарим на углях и съедим! Ну! Что ты стоишь? Это всего лишь голубь!
  Парень вдруг разжал руки, отпуская птицу, и она упала на траву. Выкатив глаза и хватая ртом воздух, он смотрел на нее, отступая назад. Я убрал руку с его шеи и повернулся к студентам.
  - Кто еще думает, что это курица или утка? - гаркнул я. - Ну? Может, это страусы? Что молчите? - Я повернулся спиной к ним и показал рукой на свои лопатки. - Вот так клюются эти индюки! Кто еще думает, что я псих? Ну, не стесняйтесь! Что, никого?
  Не услышав ответа, я немного постоял направился к столу, ощущая, что меня отпустил гнев. Мне боязливо уступали дорогу, пряча глаза. Подойдя к лавке, я сказал:
  - Вы не меня должны бояться, а их! - махнул рукой за спину. - Давно Маргарита Васильевна ушла? - переключился я на Серегу.
  - Что? - встрепенулся он. - А? Это, уже должна вернуться. Так что делать?
  Я прикидывал варианты, думал. "А что тут думать? Драпать надо!" - вспомнил я старый анекдот про трех богатырей.
  - Собирайте вещи, - мрачно сказал я. - Дальше здесь оставаться опасно. Могут опять прилететь такие зомби с крыльями. Может, даже и пострашнее.
  - А вдруг они тут уже вокруг лагеря бродят? - почти шепотом спросила Юля. - Может, это опасно, идти сейчас на станцию...
  - Тут никто не бродит, это во-первых. Сухопутных тварей на нашем материке быть не может, они же не переплывут океан! Во-вторых, в людных местах безопаснее, там уже все предупреждены и готовы к встрече с такими крокодилами. Армия и милиция нас защитят. Надо возвращаться по домам.
  Уже заканчивая фразу, я услышал шум двигателя приближавшегося автомобиля. Судя по звукам, это было что-то вроде грузовика. И двигался он со стороны станции.
  - Маргарита Васильевна уже подъезжает, - сообщил я всем. - Идите собирайте вещи.
  - С чего ты взял? - удивленно завертел головой Димон. - Я ничего не слышу.
  - Зато я слышу, не теряйте время, она прибудет минут через пять. - Я направился к своему вагончику, чувствуя, как зверски начинает чесаться спина под бинтами. Даже осторожно попробовал почухать там, где смог дотянуться. Блин, зачесалось еще сильнее, аж зубы начало сводить. Я решил потерпеть - видимо, это раны заживают, вот и чешутся. Не крылья же у меня расти начинают, рылом не вышел для ангела.
  Однако не все решили последовать моему примеру. Когда я выволок свой рюкзак, лишь немногие собрали свои вещи. Мои парни уже почти собрались, а вот примерно половина народу так же стояла или сидела на месте, продолжая живо обсуждать свои темы. Ну да ладно, как хотите, кто успел собраться - займут сидячие места. Пока я стоял возле двери, меня догнал Серый.
  - Э, братуха, дай сюда. - С этими словами он подобрал мой рюкзак и понес к воротам лагеря, где положил его возле бревна, как и свой. Я последний раз посмотрел на разговаривающую толпу и пошел за Серегой, сел на бревно рядом с ним. Закурили, молча глядя кто куда. Я лениво рассматривал свои заживающие ладони.
  Начали подтягиваться наши, да и просто те, кто меня послушал. Кто сел на бревно, кто на траву рядом. Тихо переговаривались на разные темы. Навострили уши, когда явственно послышался звук двигателя, притихли. В ворота въехал старенький бортовой ГАЗик, скрипя рессорами. Проехал мимо нас, остановился, распахнулась пассажирская дверь и оттуда выскочила Марго. Быстрым шагом она было пошла к центру лагеря, но через пять шагов как будто что-то почувствовала и обернулась. И сразу увидела меня среди всех. Глаза ее вспыхнули радостно и облегченно, чувствую, как она рада увидеть меня в сознании. Через борт выпрыгнули двое парней, увидели нас и, кося взглядом на Марго, пошли к нам. Она, секунду поколебавшись, все-таки направилась к нам быстрым шагом. Подойдя ближе, она окинула всех беглым взглядом и остановила взор на мне.
  - Вань, ты что это тут, а на в кровати? Тебе лежать надо. - В ее глазах я видел тревогу за меня и одновременно радость, что я вроде бы хорошо выгляжу. Она нашла взглядом Юлю и вид ее заставил девчонку вскочить и пролепетать.
  - Маргарита Васильевна, я пыталась его уложить, но он не слушает меня...
  Я ее перебиваю.
  - Марго, она не при чем, я действительно сам ушел, мне уже лучше, все нормально.
  Марго вздрогнула. Я понял что назвал ее при всех "Марго", а не по имени-отчеству, но посмотрел на нее с улыбкой:
  - Все нормально. Мы уезжаем?
  Она вздохнула и подошла ближе, присела на чей-то плотно набитый рюкзак. К этому моменту начал собираться студенческий люд, который шлялся по лагерю, трепая языком.
  - Да, надо собираться. На станции есть радио, я слышала новости. Все плохо. Я позвонила в деканат, дано указание возвращаться, причем срочно. Всем быстро собираться!
  Те из студентов, кто еще не собирал ничего и стоял рядом, слушая Марго, повернулись и рассосались вприпрыжку по вагончикам. Марго помолчала. Потом, глядя на меня, тяжело произнесла:
  - Билеты у нас на другое число, так что на поезде мы поехать не можем. В деканате сказали, чтоб мы добирались до райцентра попутками. В райцентре нас встретит водитель на автобусе и мы вернемся в институт. Вот так вот.
  - А как же практика? Мы же не успели все сделать! - Подала голос одна из девчонок. - Как сдавать-то?
  - Все уладится. Я так полагаю, обойдетесь сдачей теории.
  - Но что случилось? Из-за чего мы срочно собираемся? - Это уже какой-то парень интересуется.
  Марго посмотрела на него, секунду помолчала.
  - Странное что-то. В новостях сказали, что в США какая-то война идет, беспорядки. Очень много людей погибло. Самое странное, что война с какими-то пришельцами что-ли. - Несколько голов при этом повернулись ко мне. - Еще сказали, что вполне возможно, война докатится и до нас. Премьер уже сделал заявление, что войска, милиция и все службы приведены переведены в боевую готовность. Правда, комендантский час еще вводить никто не собирается. Это пока все, что мне удалось узнать, больше никто не знает.
  Серега ткнул пальцем в мою сторону.
  - Вот этот перец, походу, знает больше, чем в новостях подозревают.
  Тут уже все повернулись в мою сторону. Марго спросила:
  - И что же происходит, Вань?
  Я пожал плечами.
  - Могу только добавить, что вон те два чешуйчатых упыря, что напали на меня - из этих пришельцев в США. Ну и откуда они взялись, тоже знаю. Из портала в другой мир, который кто-то открыл и пошел пить кофе, не закрыв. Вот они оттуда прут пачками и теперь у пендосов Хэллоуин настал на полгода раньше, и бесплатно. И вряд ли закончится.
  Теперь никто не смотрел на меня как законченного психа, до всех дошло, что приколы и смешки закончились. Кто слышал рассказы своих дедов о войне, те призадумались. А те, кто не слышал, глупо хлопали глазами и молчали в тряпочку. Я продолжил:
  - Надо убираться отсюда. Чувствуется, мирная жизнь закончена. Это, - кивок на трупы птиц, - еще цветочки. Скоро ягодки полезут, чует моя... нога. Марго, когда выходим?
  - Как можно скорее. Я грузовик пригнала большей частью из-за тебя, думала везти тебя придется. Но все равно, ты пешком не пойдешь, поедешь в кабине. А в кузов мы сложим пожитки всех, чтоб налегке идти. Все быстрее дойдем.
  
  
  
  * * *
  
  США. Спецбаза в Скалистых Горах.
  
   Президент США Роберт Коллинз сидел на стуле, как на кровати йогов, той, которая с гвоздями. На совещании присутствовали все начальники штабов армии США. Выдвигались различные предложения и тут же отвергались. Президент перед совещанием дал добро на самые фантастические предложения, в надежде, что они хоть что-то смогут придумать и повернуть ситуацию в свою сторону. Абсолютно ничего. Все не то. Обычные методы войны тут не подходили. В конце концов осталось только одно более-менее рациональное предложение от Советника Президента по науке Кена Голдмана.
  - Поймите, - вещал он. - Даже здесь результат 50 на 50 - или сработает, или не сработает.
  - Но, Кен, мне не хотелось бы взрывать ядерную боеголовку в таком месте. Рядом очень густонаселенные районы. Радиоактивный фон не...
  - Господин Президент, - перебил его Голдман. - Были. Были густонаселенные. Теперь там пустыня. Тварье выкосило людей подчистую.
  Президент поморщился и ослабил узел строгого галстука.
  - Но какие гарантии, что если мы попытаемся взорвать этот портал ядерной бомбой, такая мера будет иметь успех?
  Советник нахмурил брови и начал усиленно крутить дорогущий золотой "Паркер" между пальцев.
  - Повторяю. Или поможет или нет. Сначала минусы: разумеется, все последствия ядерного взрыва сразу и его последствия в будущем. Теперь плюсы. Само собой, погибнет громадное количество тварей, что даст некоторое облегчение.
  Среди генералов кто-то фыркнул.
  - Конечно, только на время, - кинув недовольный взгляд на военных, поправился Голдман. - Далее. Научная группа считает, что можно с высокой вероятностью предположить перегрузку электронных контуров генератора в случае ядерного подрыва силового купола. И, соответственно, выход его из строя.
  - А почему вы не уверены?
  - Дело в том, что мы не знаем, экранирует ли купол электромагнитный импульс от подрыва. Есть еще предположения, что в плюс пойдет сотрясение взрывом почвы и это пагубно скажется на оборудовании генератора. Также мы надеемся, что генератор не вынесет такой пиковой нагрузки и не выдержит. Все-таки его проектировали не под ядерный удар. Но гарантию мы ни по одному направлению дать не можем. Решать вам.
  Голдман уронил авторучку на стол и тут же громким хлопком накрыл ее ладонью. Президент вздрогнул, опять снял очки и по извечной привычке начал тереть линзы платком, размышляя и взвешивая.
  - Вудс, ваши рекомендации по применению заряда?
  - Я предлагаю использовать самый крупный заряд.
  - Поясните?
  - На малый заряд надежды вообще никакой, а так как терять нам почти нечего, то я вижу разумным сразу бить по максимуму. Если не выйдет, то мы уже будем знать, что решения нет.
  Президент помолчал. Окружающие тоже сидели тихо.
  - Хорошо, генерал, действуйте. Дональд! - Президент шевельнул рукой над плечом. Помощник подошел и склонился над плечом Президента. - Предупредите всех по дипканалам о пуске ракеты, чтоб не было эксцессов. Особенно русских и китайцев.
  Помощник кивнул и удалился.
  - Господа, нам остается только надеяться и скрестить пальцы, - неудачно пошутил Президент. Никто не улыбнулся. - Боже, храни Америку...
  
  
  * * *
  
  
  Россия.
  
  Из райцентра нас, как и ожидалось, забрал автобус. Старенький "Икарус" вместил всех и мчал домой. То есть в институт. Не сказать, чтоб все были подавлены, нет. Больше были угрюмы. Непонятно, к чему все ведет. По радио и телевидению сплошным потоком шли новости о творящемся за океаном. А творилось там черт знает что. Голливудские блокбастеры нервно курят за углом.
   Видеоматериалов было на удивление мало, и те в основном с западного побережья, только еще не втянутого в резню. Вещали о тяжелых боях, о чудовищных людских потерях, о беспорядках и как всегда - беженцах. Изредка проскакивали спецрепортажи о особях вторжения, показывали седых профессоров, которые упиваясь от восторга, препарировали оккупантов.
  Но стало хреново не только американцам. Рухнул финансовый рынок, да рухнул с таким грохотом, что отголоски его доносились со всех сторон. Стрелялись банкиры, прыгали с крыш топ-менеджеры, вешались акционеры... Цены на горючее стартовали в космос, но были сбиты правительством при наборе высоты и устаканились почти на прежнем уровне, находясь в жестко установленных пределах. Народ, по старой привычке, штурмовал магазины в поисках соли, спичек, крупы и консервов. Настороженно застыла милиция, заворочалась армия, готовясь к "чему угодно".
  Европейские авиакрылья НАТО и собственно авиация Европы обрабатывали небо Атлантики. И обрабатывать было что. Хотя основная крылатая масса пока развлекалась, собссно, в Северной Америке, отдельные любопытные особи пытались заглянуть "на огонек" в старушку-Европу. К чести европейских летчиков, они пока справлялись. Гасили все крупнее страуса. А что уж помельче - то шинковали в фарш зенитные комплексы. Конечно, совсем уж редкие гости просачивались на теплый прием в Европу. Парочка таких успела выразить мне свое почтение.
  В Москву потянулись делегации гордых карликовых стран Европы, спешащих выразить свои горячие заверения в дружбе и добрых намерениях, которые были испорчены вступлением в НАТО. Когда стало понятно, что США если еще и не свалились с копыт, то уже шатаются в преддверии нокдауна, ветер перемен задул на восток. Ясное дело, кому ты нужен, когда "большой брат" роняет кровавые сопли в непосильной борьбе, и не будет защищать тебя от страшных и непредсказуемых русских. У которых вообще конкурентов не останется кроме Китая после США. Лучше не иметь Россию во врагах, когда "большой брат" хрястнется рожей об пол и впадет в кому. Одним словом, в правительственных кругах началась суета восточного рынка.
  В автобусе был старенький телевизор, ловивший пару каналов. Почти постоянно шли новости. Кто спал, кто тупо смотрел в окно на проносящийся пейзаж. Кто-то вполголоса беседовал.
  Мы с Марго ехали на передних местах автобуса. Ей, как руководителю, это место досталось автоматом, а меня она взяла с собой как пострадавшего. Никто не задавал никаких вопросов о наших отношениях. Когда обстановка становится серьезной, уже не до сплетен и смешков за спиной. Водитель и его напарник попались разговорчивые, живо обсуждали происходящее, так что время в дороге летело быстро. Оказалось, у кого-то были с собой фотоаппараты и они запечатлели этих двух зубастых воробьев в нашем лагере. Водилы долго рассматривали снимки и цокали языками, обсуждая, какой дробью лучше таких валить. Оба оказались заядлыми охотниками. Успели даже обсудить, съедобны ли их филейные части и все остальное.
  По приезду все вывалились с автобуса и направились по домам. Кто в общагу, кто на съемную хату. Я-то жил в общаге, но Марго вцепилась в меня мертвой хваткой и потащила меня к себе домой, заявив, что за мной нужен присмотр и уход. Единственное, на чем я смог настоять, так на том, чтоб заехать ко мне за сменными вещами, телефоном и деньгами. Взяв такси, мы заехали ко мне и потом поехали к Марго. Ее жилье оказалось в старом хрущобном микрорайоне. Однокомнатная квартирка досталась ей от почившей бабушки. Поднявшись на второй этаж, мы зашли в довольно опрятную прихожую. Марго сразу потащила меня на кровать, на перевязку.
  Под бинтами уже все почти зажило, так что от последующей замотки в бинты я отказался, отправившись в душ и оставив Марго хлопотать на кухне. Холодильник был пуст и выключен на время, пока хозяйки не было дома, так что готовить пришлось из макарон и консервов, как на практике.
  Выйдя из душа, я удостоился жаркого поцелуя и шлепка по заднице с приказом приглядывать за плитой, а Марго упорхнула ненадолго в душ. Пока я кашеварил, успел позвонить домой и успокоить родителей, узнать новости. Тут из душа появилась Марго и я свернул разговор. Пообедав, мы сидели и пили чай с порядком подзасохшими сушками.
  - Милый, признавайся, ты давно обратил на меня внимание?
  - В смысле? - Отхлебывая чай, уточнил я. - Как на девушку?
  - Да. Ты просто не мог не заметить, как я на тебя смотрела.
  - Прости, но я бесчувственный чурбан... Да, я заметил тебя, смотрю, девушка красивая, интересная... Просто мне тогда ни до кого дела не было, я на девушек смотреть не хотел. Стремно мне было - жуть. Я стал думать только об учебе да подрабатывал как мог. Тяжело было.
  - Любил ее? - Тихо прошептала Марго, опустив глаза.
  - Ты знаешь... Сейчас уже не пойму. После такого негатива даже и не понять и не разобраться. Перед глазами этот ее поступок стоял... Из-за него даже все хорошее, что и было, кажется таким призрачным и несущественным. Никаких эмоций не вызывает. Даже не верится, что что-то хорошее было...
  - Видел ее после?
  - Слава Богу, нет. И не хочу.
  Помолчали. Почти допив чай, я поинтересовался:
  - Что в институте?
  - Завтра будет ясно, - пожала плечиками Марго. - Будет общее собрание. Я думаю, скажут.
  - Что-то у меня такое чувство, что скоро случится совсем херовое приключение...
  - С нами? - вздрогнула Марго.
  - Со всем миром. И с нами, соответственно, тоже.
  - Хоть бы ты ошибся...
  Помыв посуду, сходили погуляли в парк, посидели на скамейке, поели мороженого. Ближе к вечеру заскочили в кинотеатр на какую-то романтическую комедию.
  Уже ночью, засыпая в обнимку, Марго прошептала:
  - Я хочу всегда быть с тобой. Обещай, что не бросишь меня... - Она приподнялась и вглядывалась мне в глаза, словно ища там ответ.
  - Обещаю, - я поцеловал ее. - Я не брошу тебя. Но тебе, возможно, придется со мной пойти очень далеко...
  - Плевать, - ответила она с вызовом, устраивая голову поудобнее у меня на груди. И уже полусонно добавила, - Лишь бы с тобой...
  
  
  ***
  
  
  США.
  
  План по попытке разрушить портал вступил в решающую фазу. Стартовавшая с подводной лодки ВМФ США в Атлантике ракета с ядерной боеголовкой уже находилась на подлете к цели. Давно отстрелились разгонные ступени, боеголовка завершала наведение на цель в полнейшем отсутствии помех. Боеголовку вело все ПВО США, но не только не собиралось ее уничтожать, напротив - все начальство скрестило пальцы наудачу. За полетом ядерной птички следили, разумеется, еще куча ПВО разных стран. Мало ли, а вдруг провокация? Но, как и было договорено, ракета стартовала и шла по заранее объявленному маршруту, отклонений не наблюдалось.
  Президент США и присные смотрели на это действо в большом зале, получая на все развернутые комментарии специалистов. Над местом будущего спектакля уже висело несколько спутников, заботливо предоставленных НАСА и Пентагоном. В ожидании попадания Президент рассматривал на экране черную кляксу силового поля и расползающиеся от нее точки "сил вторжения".
  Медленно текли минуты. "...тридцать секунд...". Президент оживился, перенеся внимание на главный экран с самой обширной панорамой. "...двадцать... ...десять...". Сумасшедшая надежда светилась в глазах у всех присутствующих. Только бы удалось...
  Взрыв. Экраны ослепли, сияя белым светом. Постепенно сработали фильтры, появилось громадное световое пятно, расширяющееся с громадной скоростью. Ну же, почему не видно, сработало или нет? В зале висело напряженное молчание, только какой-то голос монотонно бубнил данные.
  И вот наконец стало возможным что-то рассмотреть на экранах. Силового поля не было! Люди вскочили и заорали от радости и счастья. Президент радовался как ребенок. Все друг друга поздравляли, обнимали и целовали. Веселье потихоньку упокоилось и начальство потянулось на выход. Все уже в мыслях представили, что война выиграна - приток тварей остановлен, а оставшихся мы передавим! Уходя, Президент приказал "всем бдить и держать его в курсе".
  Вечером, когда Президент успел выпить в часть успеха с генералами по стакану виски и лечь спать, его подняли. Стук в дверь и взволнованный голос:
  - Господин Президент!
  - Ну что там еще? - недовольно спросил Коллинз.
  - Ситуация требует вашего присутствия, сэр!
  Сердце сжалось от тревожного предчувствия. Что еще могло произойти?
  Прибыв в зал, он с удивлением увидел почти всех, кто был во время пуска. Лица их были мрачны. Сев на свое место, Президент спросил:
  - Что случилось?
  Слово взял представитель армейской разведки.
  - Господин Президент, сэр, мы зафиксировали появление новых порталов.
  - Как?! Мы же уничтожили его!
  - Сэр, спутники обнаружили уже три портала на нашей территории и пару в Мексике.
  - А... - Коллинз потерял дар речи.
  - Еще есть подозрение на подводный портал в Карибском бассейне, на территории, так сказать, Бермудского треугольника. Зафиксирована подводная вспышка, также подводники докладывают о шумах животного происхождения, не классифицируемые земной фауной.
  - Твою мать... - выдавил побелевший глава США. - Но как?!? Каким образом они открылись? Кто может мне это объяснить? Голдман, что происходит?
  - Я советовался с научниками, которые работали на разработке первого портала. Вернее, проектировали силовое поле, а портал оказался побочным эффектом... Есть куча версий, но точно мы не знаем. - Потупив глаза, доложил Советник. - Эта часть науки находится в зародышевом состоянии.
  - О, черт! Ну хоть одну более-менее осмысленную версию вы можете назвать?
  - Ну, если упрощенно... Есть подозрение, что электромагнитный импульс взрыва, одновременно с перегрузкой электроники генератора вызвал не только его выход из строя, чего мы и добивались, но и неизвестный глюк. Проще говоря, мощность генератора скакнула при перегрузке, открыв порталы в произвольных местах, и только потом он накрылся.
  Лоб Президента покрылся холодным потом. Ну, теперь нам точно конец.
  - Есть интересные подробности, - вдруг поднял голову спец из Пентагона, вслушиваясь в наушник и что-то помечая на электронной карте. - Порталы открылись в очень интересных местах. На нашей территории они появились на местах древних храмов индейцев. Сейчас из Мексики пришло подтверждение, что там такая же ситуация - в древних храмах-пирамидах майя и ацтеков то же самое. Правда, не во всех. Почему так?
  - Да мне плевать, почему так! - вскинулся Президент. - Или они закроются, или нам конец! Что нам делать?
  Ответа не последовало. Присутствующие молчали как рыба об лед. Умных голов здесь было с избытком, другое дело, что они просто не знали предмета изучения абсолютно и смущенно разводили руками.
  - Сэр! - громкий возглас в тишине заставил почти всех вздрогнуть и повернуть головы к источнику шума.
  Один из операторов у ряда аппаратуры возле большой настенной карты поднял руку, прося голоса. Президент поднял взгляд на него. Тяжелый взгляд. Ничего хорошего сейчас произойти не могло. Это могут быть только дурные вести.
  - Что у тебя, сынок?
  - Есть уточненные данные по порталам. Если раньше из-за силового поля мы ничего не могли увидеть, то сейчас мы прекрасно можем определить параметры порталов. Оказывается, они имеют небольшое излучение в инфракрасном диапазоне с малой примесью рентгеновского излучения...
  Один из генералов недовольно цыкнул на оператора.
  - И что с того? Что это нам дает?
  Оператор замялся.
  - Дело в том, что мы тут через орбитальную группировку спутников искали новые порталы... - оператор совсем скис и щелкнул мышкой. - Посмотрите на карту.
  Громадная настенная карта приняла вид глобальной карты мира. Еще несколько щелчков мышью и на карте стали один за другим появляться значки. Ясен пень, значки открытых порталов. Публика изумленно выдохнула:
  - Матерь Божья...
  Значков было до неприличия много. По всему миру. На всех материках, даже на Антарктиде, переливались багрянцем значки порталов. Люди остекленевшими глазами наблюдали за картой, выпав из действительности, не замечая появлявшихся время от времени новых значков, обнаруженных спутниками.
  - Теперь точно конец... - сдавленно произнес Президент некогда великой державы США. - И не только нам, всему миру... Мне только жаль, что умирая, люди будут проклинать нашу страну и меня лично. Видит Бог, я этого не хотел...
  И он уронил лицо в ладони.
  
  
  ***
  
  Россия.
  
  Матвей размашисто расхаживал по горнице, делая резкие повороты, и сквернословил, припечатывая ладонь кулаком.
  - ...Глупцы! Да кому на ум вообще пришла идея это сделать? Идиоты, неразумные подлецы! Одним махом отнять последние шансы у всего мира!
  Я сидел за столом и молчал, потихоньку цедя из кружки квас. Лучше мне помолчать, пока старик не угомонится. А то, мало ли, еще и меня навсегда заклеймит, так сказать, подлецом и наглецом под горячую руку. Из его горячих высказываний и обличающих речей я понял основное - пендосы крупно облажались и сделали всему миру крупную подножку, вдогонку добавив с локтя. Да, делааа...
  Дед перестал мельтешить и присел за стол, с грохотом придвинув табурет. Выражение лица воинственное, так и хочет, видно, лично все высказать америкосам.
  - Матвей, поподробнее можно? Из твоего пламенного спича я немного деталей понял.
  Старик чуть смягчился. Глубоко вздохнув, он почесал переносицу.
  - Эти глупые люди решили попытаться закрыть портал, как сочли возможным. Ты уже знаешь, да и я, что портал они открыли случайно, как побочный эффект. Это уже весь мир из новостей понял. И они решили, что если они уничтожат силовое поле и генератор, то портал сам собой закроется. Как бы не так! Да, генератор поля открыл портал, но он его не поддерживал и не питал.
  - Подожди, но что же тогда поддерживает портал открытым? Разве ему не нужна подпитка энергией?
  - В том-то и дело, что нет! - Всплеснул руками Матвей. - Для его открытия нужно много энергии, да. Но и для закрытия тоже нужно приложить силу. В открытом состоянии его поддерживает циркуляция энергии между мирами, соединенными мирами. Это как форточка, раскрытая сквозняком - пока дует сквозняк, она сама собой не закроется.
  - Стоп. Ты же говорил, что были личности, путешествовавшие по мирам, которые могли открывать порталы сами, своими силами! Когда они переходили в другой мир, кто за ними закрывал портал?
  - А никто. Они сами и закрывали. Создавали заклинание из двух частей - первая часть открывала портал, а вторая закрывала, когда они проходили. Но это были единицы, и они рано или поздно поплатились за такой опасный способ открытия порталов. Вижу, тебя интересует, почему "опасный"? А опасен он тем, что при открытии портала тот, кто открывает его, вкладывает силу, достаточную для прорыва барьера между мирами. Немалую силу. И еще столько же для закрытия. А объем потребной силы зависит от числа слоев миров, сквозь которые пробивается маг, идущий в определенный мир. Если не рассчитал силы, сразу стремясь попасть на место, не делая нескольких переходов - дело плохо. Открываемый портал высосет из тебя столько энергии, сколько ему надобно. Ни больше и не меньше. Начал - остановиться нельзя.
  - А что будет, если остановишься? Если видишь, что не вытягиваешь по силам такой портал?
  Учитель поковырял ногтем столешницу.
  - Что-что... исчезнешь просто. Это как если ты откроешь дверь в комнату с вакуумом - пока ты его не заполнишь воздухом, то есть своей силой, не пройдешь. Не наполнил - он засосет тебя самого. Так все и кончили...
  - А... не понял. Ты ведь сказал, что если начал открывать портал, то уже не остановиться. Ну... а вот не хватило у человека сил, исчез он, а портал силой так до открытия и не напитал. Что тогда?
  - Вот! Вижу, уже начинаешь мыслить! В таком случае это место плохим становится, "проклятым"... Слышал про такое? Вижу, что слышал. В народе недоброй славой места такие пользуются. Потому как ежели приблизишься к месту неоткрытого до конца портала, он пить силу из человека начинает, чтоб открыться. Но на моей памяти этого ни разу не случалось, неоткрытый, незафиксированный портал неустойчив, поэтому постоянно теряет силу... Так и может простоять веки вечные, не открытый.
  Я чесал висок, укладывая все в голове. Блин, столько тонкостей и заподлянок цепляет мозг, но пока про каждую спросишь у учителя - века пройдут.
  - Тогда почему бы просто не закрыть этот американский портал? Ты же можешь?
  Матвей жестко усмехнулся.
  - Уже нет. Мы отвлеклись от темы. Они пытались уничтожить его взрывом... А это бесполезно, так как портал вещь не материальная, а энергетическая. Теперь его там нет, - заметив мои офигевшие глаза, он пояснил. - Зато есть по всему миру, да не один десяток.
  - Это как?.. - только и смог выдавить я. Учитель широко взмахнул руками.
  - А так! Я подозреваю, что при взрыве ядерного заряда возникла перегрузка в цепях генератора. В принципе, этот их шаг как раз понятен и логичен, но его делать было нельзя... - он горько покачал головой. - Они думали, что перегрузка вырубит генератор, силовое поле и портал. Да, генератор вышел из строя, сняв поле. Но одновременно там также закрылся портал, зато открылось много по всему миру. Хотел бы я знать, что за оборудование там у них работало...
  Матвей потихоньку теребил бороду, задумавшись.
  - Тогда почему бы не закрыть и эти порталы? - продолжал гнуть я свою линию.
  - Ты совсем меня не слушаешь, - скосил на меня глаза старик. - Порталы открыты МАШИНОЙ. Мне неведомо, сколько энергии на это потрачено, но я и так чувствую, что мне не закрыть и одного.
  - И что теперь делать? - я почувствовал себя виноватым. - Планы меняются?
  Матвей со вздохом встал и в молчании сделал пару кругов по горнице. Видимо, что-то придумав, повернулся ко мне.
  - Эх, как не вовремя все это!.. Слишком мало времени. Я же тебя почти ничему научить не успел... Создатель, как же это плохо! - Подойдя поближе, он положил руку мне на плечо. - Я научу тебя открывать портал. Придется тебе спасать, кого сможешь. Других вариантов уже не осталось... Готов?
  Последовала уже ставшая привычной процедура обучения. Матвей сел на табурет, как будто сразу постарев на несколько лет.
  - Тебе пора, мой ученик. Еще несколько дней у нас есть, я постараюсь успеть передать тебе хотя бы основное. Остальное придется постигать самому. До встречи.
  Я спал.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"