Дронова Ирина Алексеевна: другие произведения.

Просто друзья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почему многие не верят в то, что мужчину (или молодого человека) можно изменить? Оказывается можно, как бы это странно не звучало. Вот и тут Сашку изменила одна девушка. Самая обычная, как все. Изменила, даже не подозревая об этом.


ПРОСТО ДРУЗЬЯ.

   Я не знаю, что со мной происходит. Что-то во мне поменялось. И поменялось кардинально.
   Раньше, до того, как я встретил ЕЕ, я вел веселый образ жизни. Что под этим понимать? Да все! Это пьянки и знакомства с девушками, заканчивающиеся понятно чем. Девушки. О! У меня было много девушек. Очень много. Были те, с которыми я встречался довольно долго (месяца три - четыре). Были и девушки на одну ночь. Кто-то меня любил (хотя, сейчас я понимаю, что это была не любовь. Максимум - влечение), а кто-то сходил по мне с ума (скорее всего тоже по этой же причине). Перечислить их всех по именам, боюсь, будет нереально. Сейчас я понял, что все эти победы были пустыми и бессмысленными. Мне даже нечем похвалиться. Но это моя жизнь. Такая, какая она была. Я никому не хотел ее отдавать. И это было до того, как встретил ЕЕ. Точнее это было до того момента, когда я понял, что люблю ЕЕ. Она вытащила меня на поверхность из ямы всей этой земной гадости. А я утонул в омуте ее синих глаз.
  
   * * *
  
   Забавно, но сначала мы просто дружили. Я не замечал в ней девушку, нуждающуюся в любви. Так. Простая девчонка. Одна из сотен тысяч таких же, как она. В ней не было ничего интересного, кроме задорного огонька, кучи нелепых, порой смешных идеалов и горой различных сентиментальностей.
   Непонятно почему, но мне с ней нравилось общаться. С ней я мог разговаривать на любые темы, иногда не стесняясь в выражениях. В общем - только рядом с ней, я мог быть собой. Таким, какой я есть на самом деле, а не "распускать перья". Но я не понимал этого. Мы просто дружили. И в то время я думал, что мне не нужны были такие отношения.
  
   Лето очередного года выдалось теплым и солнечным. Порою жарким, хотя были и редкие дожди. Решив подработать в детском лагере, я целую весну отходил в "Школу вожатых". Нас там долго учили тому, как развлекать детей и сколько квадратных метров положено на одного ребенка. Все это было до безумия нудно.... Но речь пойдет не об этом.
   В день отъезда в лагерь я стоял на ступенях ГДК с сумкой за плечом и гитарой в руках. Повсюду были дети с провожающими их родителями.
   "Подумать только! Столько народу и ни одного знакомого лица. Зато много хорошеньких девушек. Это уже один плюс", - думал я. Вдруг кто-то резко положил мне руку на плечо.
  -- И ты здесь? - услышал я знакомый голос. И повернулся.
   Передо мной стояла она. Алиса.
  -- А ты что здесь забыла? - удивился я.
  -- Работать еду. Я в этом лагере уже четвертый сезон похаю.
  -- И как?
  -- Я же сказала "четвертый сезон". Это должно что-то означать?
  -- Мало ли тебя заставляют!
  -- Меня заставишь!
  -- Угу. Ты кем там будешь?
  -- Наверное, вожатой. Хотя..., не знаю. Эй! Ты чего-то забыл, - она смотрела на меня, пока я лихорадочно перерывал сумку.
  -- Забыл. Голову я забыл! Блин, я же взял чай и кружку, а про кипятильник забыл!
  -- У меня чайник есть. Электрический.
  -- И ты сможешь напоить меня чаем?
  -- А куда я денусь? Лагерь-то маленький.
  
   С этого дня все и понеслось. Работа круглыми сутками с перерывами на чай или кофе. Помимо всего прочего со мной толпами заигрывали девушки - пионерки. Да и не только они. Были еще и молодые работницы, но они играли лишь в шутку. У Алисы первую половину смены, не смотря на погоду, было солнечное настроение. Ее глаза сияли. Она болтала без умолку, летала по лагерю, даря всем хорошее настроение. Но было только первые девять или десять дней. Потом кто-то позвонил ей поздно вечером (я тогда сидел в ее комнате и поэтому стал невольным свидетелем этой сцены). Она посмотрела на экранчик мобильника, улыбнулась и вышла на улицу. Через окно я видел, как она мерила шагами расстояние от одной сосны до другой, бурно жестикулировала свободной рукой и что-то торопливо говорила. Меньше, чем через минуту, она резко остановилась и замерла. Простояв так какое-то время, она с нескрываемым раздражением кинула в трубку какую-то фразу и "сбросила" разговор. Она постояла еще чуть-чуть на улице, как бы собираясь с силами, и вошла.
   Перемену в ее настроении было не сложно уловить. А когда я спросил: "Что случилось"? Она ответила, что все в порядке, что это просто усталость.
  
   Следующий день был очень напряженным, посему свободная минутка на чаепитие появилась только вечером, когда дети были на дискотеке. Я постучался в ее комнату, услышал слабое "Да" и вошел. Алиса сидела за столом и помешивала ложечкой чай. Вид у нее был скучающий.
  -- Чай? Кофе? - хотела было встать она.
  -- Сиди. Я сам налью.
  -- Хорошо.
  -- Что случилось? - внезапно спросил я.
  -- С чего ты взял?
  -- На тебя посмотреть - так сразу подумаешь, что кто-то умер.
  -- Никто не умер. Ничего не случилось. Просто захотелось погрустить, - в ее глазах блеснули слезы.
  -- Эй! Не надо плакать, - что-то кольнуло мне в сердце.
  -- Я неудачница, - внезапно начала Алиса, - Обыкновенная "серая мышка". Сашка, может, ты мне скажешь, что во мне не так, - слезы уже лились градом.
   Я сел рядом с ней, обнял ее за плечи (я никогда раньше не успокаивал девушек без надежды на продолжение...) и тихо зашептал ей на ухо:
  -- Ты замечательная девушка. Только мало кто это замечает. Ты хорошая, славная, слегка ненормальная. Точнее - нормальная, но сейчас такая нормальность, считается неправильной. Черт! Я сам запутался! Прекращай. Сейчас же прекращай это мокрое дело. Мне больше нравиться, когда ты улыбаешься, - неужели я это сказал? И сказал-то искренно.
  -- Прости, - внезапно сказала она.
  -- За что?
  -- За то, что не сдержалась. Просто накопилось все.... А тут еще и Димка позвонил. Как же я его теперь ненавижу!
  -- Ничего страшного. Мне от твоих слез ни холодно, ни жарко, - как же нехорошо врать!
   А ведь мне было больно смотреть на то, как она плачет. А ведь плакала-то она из-за какого-то Димки. Вот урод! Обидел девушку! Набить бы ему морду за это.
  
   Ночью, уже после отбоя, Алиса пришла ко мне в комнату. На ней была ночная рубашка и куртка. Меня это очень удивило. Раньше она не позволяла себе такого. Я даже ненароком подумал: "А не пьяная ли она?". Я молча сидел и смотрел на нее, она - на меня. Потом она села рядом и попросила:
  -- Сыграй мне что-нибудь.
  -- Что? - удивился я.
  -- Что хочешь. Мне сейчас все равно, - Алиса откинулась назад.
   Я, не отрывая от нее взгляда, потянулся за гитарой.
   Разошлись мы под утро. Часов в пять. Сначала я пел ей песни, а потом мы разговаривали. Получился такой душевный и замечательный разговор. Я узнал о ней то многое, о чем не догадывался. И не то, чтобы меня это потрясло. Просто ее рассказ никак не вязался с той Алисой, которую я привык видеть.
  
   Остаток смены пробежал незаметно. После того ночного разговора Алиса снова стала той девчонкой, которую я привык видеть. Она была весела, беспечна, и немного сумасшедшая. Такая обычная и в то же время НОРМАЛЬНАЯ. Но этот образ был обычен для всех остальных, не для меня.
  
   * * *
  
   В городе на меня навалилась непонятная меланхолия. Мне было невыносимо скучно. Хотя, стоило веселиться, приглашать друзей, пить с ними пиво. Еще бы! Ведь родители уехали отдыхать в Тунис, а я остался приглядывать за квартирой. Но мне не хотелось этих попоек, этих девушек. Теперь все это казалось мне таким земным и отягощенным. Я честно устроил вечеринку по поводу своего приезда. Но радости мне она не доставила. Не хватало чего-то обычного, нормального.
   На утро, после вечеринки я встал с банальной головной болью и пошел на кухню ставить чайник. Через пять минут он закипел. Я налил в кружку кипятка, засыпал туда две ложки кофе, сел за стол и сделал первый глоток. Кофе действительно взбодрило. Мысли пришли в порядок, голова перестала гудеть. И вдруг на меня волной нахлынули воспоминания о лагере. Даже не о нем самом, а о тех перерывах на чай с Алисой, о наших разговорах, о том, как мне было хорошо рядом с ней. И тут я понял, чего именно мне не хватает. Мне нужен был тот уют, та теплота, которыми меня окутывала Алиса каждый раз, когда я к ней приходил. Я понял, что это все у меня могло быть намного раньше, если бы я только захотел увидеть ее не так, как смотрел все это время.
   Я схватил мобильный и хотел, было позвонить ей, но передумал и послал sms, на тот случай если она еще спит. Через несколько секунд она мне перезвонила.
  -- Что-то случилось? - голос у нее был встревоженный.
  -- Нет. А разве для звонка необходимо что-то?
  -- Ну, хотя бы желание поговорить, - успокоилась она.
  -- Я просто хотел услышать твой голос и узнать, что у тебя все в порядке.
  -- У меня все хорошо.
  -- Это просто замечательно. Чем занимаешься?
  -- Пока ничем. А, что у тебя есть конкретные предложения?
  -- Есть. Давай встретимся.
  -- Давай, - она даже не спросила зачем, - во сколько и где?
  -- В парке.... Скажем, часа через два. Пойдет?
  -- В восемь, в парке? - переспросила она.
  -- Да. А сколько сейчас времени?
  -- У-у. Ты много выпил?
  -- Да, как сказать....
  -- Для особо ленивых и недоперепивших скажу. Сейчас шесть утра по московскому времени. По радио уже гимн пели.
  -- Я тебя разбудил? - меня начала грызть совесть, - прости. Я эгоист....
  -- Я еще не ложилась. Мне просто не спиться. Это хорошо, что ты позвонил. Давай лучше через час. Успеешь?
  -- Конечно. До встречи.
  -- До встречи.
   На место встречи я пришел раньше назначенного времени. Я спешил сюда, боясь опоздать. Но теперь сидел на скамейке, как последний дурак, курил, рассматривал редких прохожих, время от времени, заглядывая на циферблат часов. Я не понимал, что со мной происходит. Почему мне вдруг захотелось ЕЕ увидеть? Может, это называют любовью? Нет! Быть этого не может! Она даже не в моем вкусе! В нет ничего такого, что обычно нравилось мне в других девушках. Нравилось? А-а! Я, похоже, окончательно запутался. Надеюсь, что наша встреча хоть что-нибудь прояснит. Хотя, не думаю. Мы ведь просто друзья.
   Тем временем я пытался разглядеть, что находиться по ту сторону пелены утреннего тумана. Я знал, что там есть парковая дорожка. Но мне не она нужна. Больше всего на свете мне хотелось услышать гулкие, до боли знакомые шаги, эхом разносившиеся по тишине парка.
   Каркнул и слетел с ветки дерева ворон. Он опустился на мокрый асфальт прямо перед моей скамейкой. Такой большой ворон с необыкновенно-черными перьями и с маленькими, такими же черными, глазками - бусинками. Ворон важно прошелся мимо меня, резко обернулся и снова взлетел на ветку.
   Я посмотрел в ту же сторону, что и ворон. Там, в море тумана я заметила размытые очертания утонченной женской фигурки. Я встал со скамейки. Сердце бешено застучало. Внутри него стало тепло и уютно, словно там поселилось маленькое солнышко. Да. Это была она. Алиса. В простых черных брюках и в черном кожаном полупальто, красиво отчерчивая контуры ее тела. Такая же, как ворон. Я улыбнулся внезапно пришедшему сравнению.
  -- Эта улыбка - свидетельство, что ты меня рад видеть? - весело спросила она.
  -- Ну, можно сказать и так, - ответил я и посмотрел на ее лицо. На нем не было и тени недовольства, даже наоборот.
  -- И?
  -- Что "и"? - не понял я.
  -- Ты хотел меня видеть?
  -- Да.
  -- Зачем?
  -- Ты не поверишь....
  -- А ты скажи, может и поверю.
  -- Просто захотел тебя увидеть. Вот и все.
  -- Хм, я польщена. Честно.
  -- Пойдем, пройдемся.
  -- Пойдем, - легко согласилась она.
   Какое-то время мы шли молча. Просто наслаждаясь. Чем? Да всем. Раним утром, свежестью неумолимо наступающей осени, обществом друг друга.
  -- Как ты? Адаптировался после лагеря? - спросила она.
  -- Да вроде бы. Только чего-то не хватает. Знаешь, как только мы вышли из автобуса, я чуть не задохнулся от этих выхлопов.
  -- О-О! Поздравляю с боевым крещением. Это нормально. А еще не привыкла к этой обстановке. Скоро все завертится: учеба, домашние дела и все остальное.... Кстати, ты придешь на отрядную встречу?
  -- Еще не знаю. Может быть. А тебя мучают воспоминания о лагере? Лично я приехал домой, принял ванну, нормально поел, потом пригласил друзей. Мы повеселились.
  -- Я заметила.
  -- Ты не видела, как я ходил по комнатам и собирал пивные бутылки и стаканчики. Причем, заметь, нас было всего пятеро, а стаканчиков почти в каждом углу, по шесть - семь. Даже на балконе есть.
  -- А сейчас как ты себя чувствуешь?
  -- Как в той фразе: "До тридцати ты всю ночь гуляешь, пьёшь, дебоширишь, а на утро себя чувствуешь, как будто этого ничего не было. В тридцать ты всю ночь гуляешь, пьёшь, дебоширишь, а на утро себя чувствуешь, как будто всю ночь гулял, пил, дебоширил. А после тридцати ты всю ночь спишь, но на утро себя чувствуешь, как будто всю ночь гулял, пил, дебоширил".
  -- Прикольно.
  -- Да-а. Так знаешь, я теперь не знаю, чем мне заняться. В лагере всегда были дела. А тут....
  -- Как я тебя понимаю. У меня такое каждый раз после того, как я приезжаю в город.
  -- Несчастная.
  -- Кто сказал? У меня все отлично.
  -- И это не смотря на то, что я тя разбудил посреди ночи?
  -- Ранним утром, - поправила она, - и потом я все равно не спала.
  -- И что же ты делала? Мирилась с этим Димой?
  -- С чего ты взял? Мы с ним даже не разговаривали после того звонка.
  -- Ты просто так выглядишь, как будто....
  -- Это иллюзия. Не больше,- резко ответила она.
  -- Хорошо, если так.
   Мы еще немного поболтали о лагере. Потом плавно перешли на другие темы. И так же плавно раннее утро перешло в позднее. Людей мы встречали все чаще и чаще - начинался новый рабочий день, они торопились на свои рабочие места.
  -- Знаешь, мне пора. Дома есть еще дела. И к учебе надо готовиться, - вдруг сказала она с большой неохотой.
  -- Обидно. Хотелось бы еще вот так просто поболтать.
  -- Можем встретиться, скажем, послезавтра. Если, конечно, ты хочешь.
  -- А завтра?
  -- Завтра меня не будет в городе.
  -- Едешь на пикник? - почему-то в голову пришло только это объяснение.
  -- Можно и так сказать. Ну, ты позвони мне, если что. Телефон ты знаешь.
  -- Телефон спасения.
  -- Почему это? - удивилась Алиса.
  -- Вот было у меня на душе погано. А с тобой поговорил, и настроение поднялось. Спасибо, - повинуясь какому-то неизвестному, но в тоже время чуть знакомому порыву, я наклонился к ней и поцеловал в уголок губ.
  -- Не за что. Обращайся еще, - легонько прикоснувшись пальчиком к кончику моего носа, она развернулась и пошла в сторону дома.
   "И все же быть друзьями не так уж и плохо. А только ли друзьями? Может, это начало чего-то нового? Но это будет явно не то, что было у меня до этого с другими девушками", - я улыбнулся свои мыслям, - "Да, так и будет. Решено. Послезавтра я скажу ей все".
  
  

"На небе вороны,

Под небом монахи.

И я между ними в расшитой рубахе

Лежу на просторе легка и привожена.

И солнце взрослее,

И ветер моложе..."

Ю.Шевчук


  

* * *

  
   Я с большим нетерпением ждал, когда она приедет в город. Ее мобильник не отвечал. Наверное, не ловил. Мне было так необходимо с ней поговорить, сказать, что она мне дорога, не только, как "личный психолог" и друг....
  
   Увидеть ее я смог только через четыре дня. В белом свадебном платье. Горло и плечи были закрыты. В ее темных волосах был вплетен белый бутон розы. Почти прозрачная вуаль была откинута. Она открывала спокойное, умиротворенное лицо без грамма макияжа. Она и теперь была прекрасна, если не принимать во внимание бледность кожи, которая так была ей свойственна. Но и румянца на щеках тоже не было, даже легкого.
   Казалось, что она просто прилегла отдохнуть и случайно уснула. Ужасная смерть. Внезапная смерть. Она так и не узнала....Ничего.... А жаль.... Все могло бы быть так прекрасно. Пел церковный хор. Горели свечи, тускло освещая своды, стены, иконы. Священник нараспев читал густым басом молитвы и выпускал клубы ароматного дыма своим кадилом. Родные и друзья Алисы собрались здесь. Они, словно темная, непонятная, время от времени шевелящаяся масса, окружали обитый белой тканью гроб, в котором мирно покоилось ее тело в белом, подвенечном платье. Кто-то почти беззвучно, но открыто плакал. Другие, скрывая, смахивали скупые слезинки. Никто из них не мог поверить. Такая молодая, красивая.... Ужасно. Тяжело и пусто стало.
  
  -- Ну, вот и все. Теперь ты все знаешь, - говорил я изображению Алисы, высеченному на надгробном камне.
   Удачное изображение. Живое. Она была такой. Жизнерадостная, веселая. Я вспомнил ее лучистые глаза, мягкий, словно бархатный взгляд, солнечную улыбку, легкую походку, плавные, но энергичные движения. Из глаза скатилась слеза.
  -- Ты была самой жизнью. Ты, сама не зная, изменила меня. Теперь я понял. Я понял, в чем отличия между любовью и страстью. Спасибо тебе за все.
  
   Я положил на верхушку камня три белые розы. Лепестки нежных цветов коснулись нарисованной щеки Алисы. Мне показалось, или кто-то задел мои волосы своим невидимым крылом? Скорее всего, показалось. Я чертыхнулся про себя: "Почему три? А не две?". Я взял обратно один из цветков.
  -- Ты ведь не возражаешь? - спросил я.
  
   Уходя, я еще раз оглянулся на могилу. На камень сел большой черный ворон - предвестник беды. Он был похож на того, которого я видел в парке. Черный ворон и белые розы. Красиво.
  
   Я шел по центральной улице, держа в руках белую розу. Никому из прохожих и в голову не пришло, что я иду с кладбища. И хорошо. Я же похоронил всего лишь подругу, которая не успела стать кем-то большим. Внезапно мое внимание привлекла красивая девушка, стоящая у витрины магазина. В голове промелькнула озорная мысль.
  -- Девушка, а разрешить подарить вам вот этот цветок? Мне кажется, что он вам очень к лицу. Вы просто обворожительна. Назовите мне свое имя....
  
   Думаю, что Алиса меня простит. Ведь жизнь одна. Она, как никто, это понимает. Особенно теперь, когда она ее лишилась. А с Викой у меня все хорошо. Просто превосходно. Я еще ни разу не изменил ей. Этому меня научила Алиса, сама того не осознавая.
  -- Кстати, она на тебя очень похожа. Не только внешне. Такая, какой была ты. Скоро у нас с ней будет ребенок. Девочка. Мы назовем ее твоим именем. Не против?
   Я положил на могилу букет цветов. От грусти не осталось и следа. Сейчас я безумно счастлив. Вика говорит, что из меня выйдет превосходный отец. Просто не вертится. Кажется, что не так уж и много времени прошло со дня нашей с ней встречи. Три года всего лишь. А столько всего произошло.
  
   Жизнь одна. Что-то приходит и уходит. Но то чувство дружбы, глубокой, но простой и легкой, осталось в сердце нашего героя. Иногда любовь возникает на пустом месте, но тогда это и не любовь вовсе - просто симпатия. Но иногда любовь зарождается из доверия, дружбы. Тогда она становиться настоящей. Любовь к Вике началась тоже из простой дружбы. А Алиса так и осталась просто добрым другом, который даже после своей смерти помогал Саше.
  
  
  
   03 октября 2006 года.
  
  
  
   7
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 3"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Черчень "Пять невест ректора"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Вальпургиева ночь. Ксения ЭшлиХолодные земли. Анна ВедышеваСвидание на троих. Ева АдлерОтветственное задание для безответственной ведьмы. Анетта ПолитоваВ плену монстра. Ольга ЛавинКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаМой парень — козёл. Ника ВеймарКак две капли воды. Ирис ЛенскаяСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеСлужба контроля магических существ. Севастьянова Екатерина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"