Дронт Николай: другие произведения.

Придворный-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Прода 23.06.19. Частые проды не обещаю. Фэнтези. Магия. ГГ - попаданец, Мартин Сью, манчкин, хомяк, лизоблюд, приспособленец, теперь ещё и барон. Особенно нравится женщинам в возрасте... Что? Нет, не ЛР... Да что вы такое говорите?! Он им как доктор нравится!

Заклинание

Заслуги

Подвальная комната Зелёного Дворца тесно заставлена мебелью. Удобная кровать. Шкаф, комод и сундук забиты одеждой. Семь комплектов одной только формы - парадная, праздничная, выходная, повседневная, особая, дорожная и летняя. К ней ещё рыцарские мантии, плащи, перчатки, береты и прочее, прочее, прочее. Пара стульев стоит у бюро. В нём не так много документов, зато хранятся все мои деньги и ценные бумаги. Лежали там и драгоценности, но из них осталась лишь серебряная музыкальная шкатулка, остальное ушло на подарки великим мира сего. В мягком кресле сижу я, Стах Тихий, титулярный камергер, Хранитель Печати Зеленоземья, шеф-комендант Крепости Четырёх Стихий, новоиспечённый барон... Кстати, а как моё баронство то называется? Надо в жалованной грамоте будет посмотреть. Кроме крепости в баронство входят деревни Тихий Уголок, Дубки, Гремячий Поток и городок Сухояр.

Главное, добился всего сам. Я появился в этом мире недавно, в конце травеня. Прошлый хозяин тела увидел, как девчонка, в которую он был влюблён, целуется с другим, и от обиды отравился. Не знаю почему, в его тело подселили меня, ведь в нашем мире я умер. Ничего такого героического, стоял с ребятами из клуба, с которыми ходили модуль ДнД, у сигаретного киоска около автобусной остановки. Вдруг из-за поворота, на бешеной скорости вывернула иномарка и, не тормозя, врезалась в павильон. Правда, сначала протаранила меня. Произошло столкновение слишком быстро, я даже испугаться не успел. Последнее, что помню - неторопливо, как в замедленной съёмке, на меня надвигается блестящий серебром радиатор, затем удар, боль и темнота.

Единственно, удачно сложилось, что со мной был Лист Персонажа. В посмертии он мне пригодился.

Тот, кого титуловали "Ваше Всемогущество", счёл его заявкой на следующую жизнь, утвердил, поправив характеристики по своему вкусу. Он же велел сделать меня тем, кто я теперь есть. От прошлого владельца тела получил любящих родителей и почти законченное образование в лучшей гимназии. От сгенерированного персонажа достались способности Тени, это моя раса по игре, умения ниндзя и волшебника, два магических образования - военно-магической академии и факультета целителей. Из прошлой жизни остался диплом технического ВУЗа. Теперь я ниндзя, уровня тюнина, и довольно сильный волшебник, знающий теорию, но почти без практических навыков. Немного каллиграф, немного алхимик. Если придётся, смогу выступить с голыми руками или помахать шинобиевским оружием. При случае постреляю или метну острые железяки. Как чародей склонен к трём направлениям магии - Тень, Жизнь, Огонь. Неплохой набор для нового существования.

В первый же день новой жизни совершенно случайно спас принцессу, но был ранен и попал в больницу. Заработал шрам через всё лицо, зато в компенсацию много чего получил. Принц Лагоз, отец девицы, пожаловал солдатским орденом "За Храбрость", придворным чином камер-юнкера и поместьем. Государь одарил золотым оружием, соответственно званию гимназиста, кинжалом, поместьем и ключом полного камергера. Принцесса Лаура тоже презентовала поместье. Ко мне в палату приходил купец, отец главаря налётчиков. За прощение сына поклонился подарками и выделил толику финансов. После выхода из больницы, в честь окончания гимназии, за отличные знания и примерное поведение, я был награждён золотой медалью. И в день моего появления умер дядя и оставил мне в наследство дом с аптекой.

Казалось бы, чего ещё можно желать молодому человеку, вступающему в жизнь? Ничего! Так нет! Его Королевское Высочество облагодетельствовал моего отца орденом "За заслуги перед Короной" 3-й ступени, следующим чином и тёплым местечком в Министерстве Призрения. А на выпускном собрании, после того, как наградили меня, родителям передали золотой портсигар принца с личной монограммой и благодарственной запиской, а маме кольцо с бриллиантом, окаймлённым изумрудиками. Знаете, как им завидовали остальные взрослые?

Для дебютирующих в свете Её Светлость, великая герцогиня Силестрия, дочь Его Величества, ежегодно устраивает Розовый бал. Чтобы принцессе Лауре на нём была достойная пара, меня произвели в рыцари и дали ей в вассалы. Оно почётно, однако пришлось соответствовать. Шантаж прекратил, например. Но двоих пришлось немного того... Шуму было! Хорошо, личность устроившего мало, кто знает. Раньше, на дуэли я двоих сложил. Меня тогда на неделю сладкого лишили. А в больнице одного пришлось ночным горшком уконтропупить, за то меня даже наградили.

Как целитель я неплохо себя проявил. Сглаживаю дефекты кожи, вплоть до рубцов от оспенных пустул. Как алхимик неплох. Вспомнил рецепт зелья для роста волос и два косметических эликсира. Даже сдал экзамен на магистра по Школе Жизни. По Школе Огня тоже, но там только из-за силы заклинаний дали. Сам понимаю, прошёл по блату. Архимагиня, глава комиссии, принимавшей экзамен, свою племянницу, маленькую графиню Терезочку прочит в невесты.

У леди Марианны, жены моего принца, распознал пол ещё не рождённых близняшек. Один из них мальчик, потому Его Милость объявлен Наследником Престола. Сразу на дом, где с принцем совещались соратники, напали. Мне удалось вывести людей, вот и стал бароном.

Словом, жизнь бьёт ключом... И, в основном, по голове.

Дела житейские

Долго сидеть и предаваться воспоминаниям не дали. Дела, понимаешь. Служитель подошёл, намекнул, что баронскую корону надо бы везде на платье вышить. Понятно, дал ему денег на переделку.

По приказу Его Величества, камер-цалмейстер принёс ларец с компонентами для крема и кошель с монетами для крышек. На первый взгляд, вновь выдали раза в два больше, чем положено. Что как бы намекает на просьбу обер-цалмейстера сделать и на его долю. Опять же посыльный спросил, что надо для эликсира ращения волос. Велено отпустить три унции любого реагента, а я сам не знаю, чего мне будет нужно. Алмазной пыли, жемчуга и опалов уже избыток. Поинтересовался - есть ли у них действительно редкие вещи, вроде Пера Ангела, Дыхания Дракона, Праха Лича или хотя бы Слезы Сида. Человек с уважением посмотрел и признался, что ни о чём таком он даже не слышал. Выясняю - что же у них имеется? Оказывается ничего особенного, кроме флогистона, могильной пыли из склепа пятисотлетней давности, а если поискать, то и чёрного воска.

Пыль добывают из неразграбленных древних захоронений. Чёрный воск привозят, не то откуда-то из Колоний, не то вообще выменивают у потусторонних сил. Оба реагента из крайне дорогих и редких. Одна беда, они нужны для занятий чернейшей Некромантией. Не то что я сам безгрешен, но брать такие вещи, означает вызывать к себе пристальное внимание и волшебников, и жрецов. Отказался, сказав половину правды. Объяснил, что мой род силён в Школе Жизни и не может поднимать мёртвых, вместо этого мы мощнее лечим живых, причём только людей. Умолчал про остальные направления Некромантии, и что Школа Жизни и Школа Смерти практически одно и то же, только с разными знаками, одна плюс, другая минус. Проглотил я и свой вопрос: Кому, при королевском дворе, понадобились такие реагенты? Это кто у нас Некромантией шалит?

С флогистоном дело другое. Это некий флюид, сверхтонкая огненная субстанция, противоположная эссенции Огня. Добыть его не слишком сложно, однако довольно затратно. Всего-то, надо собрать продукты магического горения и очистить их от всего лишнего. Так что флогистон, штука дорогая, но не редкая. Главное, мне совсем не нужная. Я не экспериментирую ни с магической взрывчаткой, ни с превращением элементов. Про Философский Камень слышали? В одной из теорий для его получения требуются первоосновы различных Стихий, флогистон в том числе.

Договорились на то, что мне пришлют опись хранения алхимической лаборатории.

Вскоре после ухода камер-цалмейстера, прибежал гвардии поручик, помощник дежурного Синего дворца, спросил адрес, куда отвезти подаренные Его Королевским Высочеством, принцем Тораном сундуки с мажеской лабораторией. Её, как захватили в замке Львиный Грот, так она и стоит, занимает целую кладовую. Такой вот чемодан без ручки - и использовать не понятно как, и отдать кому ни поподя, не отдашь, жалко.

Подумал и решил - распаковывать буду в аптеке. Во-первых, там уже есть лаборатория. Может не слишком хорошая... Много ли для аптеки надо? Зато я там всё знаю. Где что лежит, чего избыток, чего не хватает. Переночевать при необходимости могу. Соседи знают меня, а я знаю их. Много плюсов, потому договорились, встретится там где-нибудь через час. Пока приказ отдаст, пока погрузят, пока доедут, столько времени и выйдет.

Для порядка, поставил в известность служителя, что еду получать дар Его Королевского Высочества. А то вдруг спросят, и меня не найдут. Могут подумать, что зазнался на радостях и сбежал со службы. Но получение подарка от принца никто поставить в укор не сможет.

Поехал в аптеку, там Эля сидит расстроенная донельзя. Оказалось, она мне прошлый раз помогать не стала, потому как на смотрины ездила. Дуэньей надеялась пристроиться. Однако её не взяли. Крутить не стали, сразу сообщили, что про неё справки навели. Есть в столице частные сыщики. Самые отвратительные подробности бегства из отчего дома раскопали. Похоже, в компаньонки с такой предысторией девушку никто не возьмёт. И успокоить её нет слов, сама понимает - кругом виновата. Чтобы отвлечь, послал по магазинам за ингредиентами для крема. Она знает, уже покупала.

Через час прибыл подарок на четырёх повозках в сопровождении десятка солдат для разгрузки. Сундуки нумерованные, для каждого есть опись вложения. Временно их в тренировочный зал поместили, весь заставили. Ещё дали конверт с сургучной печатью. А в нём приказ без подписи: "Быть дома в 10 вечера одному. Сундуки не вскрывать". Ладно, вскрывать не буду, хотя интересно.

До вечера далеко, поехал домой. Там Кидор от удовольствия только что не светится. Он уже в курсе про моё возвышение. Докладывает, дескать, с утра подарки везут. Все те, кого вчера домой привёл. Чаще всего дарят посуду. Большой золотой кубок с каменьями для вина прислали. Три малых стакана для ликёров, тоже золотые. Кофейный, золотой же, сервиз. Хороший серебряный сервиз, но обеденный. Правда, всего на две дюжины кювертов, зато со всеми положенными предметами, и весом в три пуда. Теперь не стыдно и гостей в доме принимать. Надо бы только баронскую корону и монограмму на посуду поставить. Ну да было бы куда, поставить легко поставим, есть хороший ювелир.

Уже письма от управляющих пришли, обещают прислать образцы производимого и отчёты на следующей неделе. Спрашивают, сколько, чего и куда из продуктов прислать. Мой управляющий для нас и для родителей приказал прислать.

Перед обедом слуги в нарядных ливреях, при серебряных часах построились и поздравили с баронством. Чувствуется, искренне рады. Но про ливреи прозрачно намекнули "надо менять". У них сейчас просто серебро нашито, а положено, чтобы герб был, баронская корона и моя монограмма. Ну что поделаешь?! Пришлось приказать обзавестись.

Покормили меня. Опять же, теперь мне, как барону, положено на блюдо больше подавать.

Раз мама ко Двору будет представлена, а папа в штаб-офицеры вышел, надо их поздравить. Золотые часы им отобрал, оставшиеся жемчужные зелья тоже. Это мужчинам всё равно, а женщины прихорашиваться любят, да и для здоровья полезно. Ещё снял с чёток чёрные жемчужины, мне они пригодятся, а в коробке прежнего хозяина дома мы с Кидором золотую цепочку нашли, в нить толщиной. Перенизали, были чётки, стал браслет на руку. Повезло мне со слугой, в любом деле выручит.

Кстати, оказалось, передаривать подарки можно. Многие так делают, иначе денег не напасёшься. Понятно, только те вещи, которые без гербов и монограмм. Их, когда даришь, положено убирать. Хотя своей невесте, понятно, можно оставить. А если как мы сделали, то вообще прекрасно - совсем другая вещь получилась, бывшая хозяйка и то не узнает.

Заехал домой к родителям. Отец ещё на службе. Мама светится от счастья и гордости. Подробно рассказала о приезде фельд-курьера, о приглашении в Зелёный Дворец, о платье, о сотне мелочей, которые важны для счастливой женщины.

Сунул маме часы. Женские ей, мужские папе. С браслетом розового жемчуга пусть она сама решит: хочет - на руку наденет, хочет - леди Марианне на рождение детей подарит. Мама сразу решила подарить. Свою старую печатку с рубином перепасовал папе. Я же теперь изумруд обязан носить. Отдал три жемчужных крема с рассказом об их действии. Перетерпел поток благодарностей. Оставил кошель с сотней дукатов для Эли, обещал же. Ну и родителям тоже сотню. У них сейчас будут большие расходы. Тот же мундир под новое звание поправить. Маме чего из гардероба освежить. Да и вообще...

Инга

- Высокочтимый Федул! Прикажете подавать ужин?

- Да, любезный. Подавай!

- Слушаюсь.

- Ты не представляешь, как хлопотно быть коммерции советником. Один мундир сколько денег стоит! Я взял камердинера, тот раньше у графа служил. Так что ты думаешь? Он просто-таки в ужас пришёл. Почитай, весь гардероб менять придётся. Опять же учитель манер. Дукат за урок дерёт! Но зато и знаток - у иностранного герцога в семье детей учил. Ещё надо мажордома приличного найти. Вон наш лакей-дурак говорит про ужин, а я сам чую - не так надо! Почтительней! Чай, не у кого-нибудь, у коммерции советника команду спрашивает. И орден хочется... Половину.... четверть состояния за орден бы отдал!

- Папенька, а мне гардероб поменять? Я тоже теперь не из простых стала.

- Двоих женихов из дворян показал. Как они тебе?

- Ой, папенька, даже и не знаю. Иснадор, конечно, граф. И усы у него... Любуешься и млеешь. Однако из Гвардии его за карты погнали, да и всем известно - он проигрался до нитки. Оплатим ему долги, он что, играть перестанет? Ни в жизнь. От графства у него только майорат остался, и от того весь доход заложен. Всю жизнь с меня деньги тянуть будет. Зачем мне такой муж нужен?

- Правильно мыслишь, дочка. Связей нет. Должен везде, даже в булочной. Бывшие друзья от него шарахаются. Прислугу и то рассчитал.

- Лепев - скользкий какой-то. Ни слова прямо не скажет. И смотрит на меня, как на дурочку полоумную. Особенно когда я не вижу. Деньги ему мои нужны, а не я.

- Как скажешь, тебе с ним жить. Есть ещё кандидаты, покажу. Может, ты сама кого приглядела, а? Хи-хи! А? Может, припал кто к сердечку-то? Ну? Повинись отцу, кто тебе ещё поможет?

- Папенька, что вы такое говорите! Во-первых, я никогда про такое даже не думала! Во-вторых, вы на меня ругаться начнёте. И в-третьих, он совсем не дворянин.

- Поругаюсь, конечно. Как без этого? Но прощу. Наверное... Кто он?

- Вы его знаете, папенька.

- Ну? Не тяни! Говори!

- Евросий...

- Не хнычь! Что у вашего женского пола за привычка - чуть что, сразу слёзы лить. Евросий, значит. Вот ведь пригрел змею на собственной груди. Секретарём взял, а он дочку мою... Не реви! Не реви, говорю! У вас уже было?

- Папенька! Как можно!

- Ты уже знаешь, как можно. Принц научил. Хм... Евросий... Ну... зови его сюда, разбираться будем.

Через пять минут пара молодых людей, крепко держащихся за руки, не разжимая их, синхронно бухнулись на колени перед креслом Высокочтимого Федула и одновременно заговорили:

- Папенька! Прости нас. Мы любим друг друга!

- Высокочтимый! Не ради похоти, а только из любви к вашей дочери я осмелился...

- Молчать! Вот от кого от кого, а от тебя, Евросий, я не ожидал. Моя дочь богата, изнеженна. В холе и неге росла. А ты на какие такие средства её содержать станешь?

- Папенька, мы надеемся, что вы нам будете помогать! Сильно помогать... Да? И приданое...

- Молчи! Не тебя спрашиваю. Ну? Что скажешь?

- У меня есть капиталы... Я копил...

- Тьфу у тебя, а не капиталы! Копил он... Из моих же выдач ты и собирал... Встаньте. Одно у тебя достоинство, Евросий, приданое дочки не размотаешь.

Ромул

- Раз-два! Три-четыре! Стой, раз-два! Третий десяток на выдачу винной порции... Становись!

Как же хорошо и как приятно быть первыми. Винная порция перед ужином - раз. Час свободного времени после обеда - два. Зависть остальных - три.

В первый поход оставили всех, кто дошёл до части. Хотя и ставился крайний срок. Уложившихся в него премировали винной порцией. Недошедших по любой причине отчислили. Кое-кто из дошедших ушёл сам.

В комнате унтер-офицеров освободилось две койки. Второй десяток не дошёл почти полностью. Его командир добрался, но на утреннем построении с позором был разжалован в рядовые и отправлен в общую казарму. Тебе дали власть над полусотней человек. Ты в бою их тоже бросишь? Командир пятого десятка дошёл сам и привёл своих, но ему хватило армии с головой, сразу после прибытия ушёл из учебки.

Единственный десяток, дошедший полностью, третий, получил привилегии до следующего марша. Винная порция каждый день, час личного времени - вроде, не так много? Может, да, а может, и нет, но из десятка ушло всего двое. В других подразделениях больше не дошло.

Лекари выдали всем вонючую мазь для ног, и к утру рекруты были готовы к обратному походу. Путь домой всегда легче, к тому же у ребят появился какой-никакой опыт. В часть дошли все, хотя кое-кто расслабился. Помня вчерашнее, некоторые не спешили. Однако на этот раз не успевшие в срок были отчислены. В учебной роте из трёхсот осталось сто шестьдесят два рекрута. Причём в третьем десятке - тридцать девять человек.

Ромул перед строем получил благодарность ротного, а среди своих прозвище - Дуб.

Гильдия

- Ты надеешься уговорить мальчика поделиться заклинанием портала? Старый дурак! Не подумал об одной очень простой вещи.

- Это какой? Государь разрешит...

- При чём здесь Его Величество? Смотри - ты композитор, идёшь по деревенской дороге и слышишь свирель пастушка. Мелодия великолепна. Ты даёшь пастушку талер, нотную тетрадь и просишь записать музыку. А он НЕ МОЖЕТ! Нотной грамоте не обучен! Так и Стах. Он не учился, знания родовые, их другой чародей не воспроизведёт. Его надо сначала обучить, затем снабдить лабораторией и создать условия, чтобы он спокойно разбирался во всплывших знаниях и записывал получающиеся формулы.

- В таком ключе я как-то не подумал.

- Вот! Зачем пентаграмму подсунул?

- Орден же! Пусть будет благодарен Гильдии...

- За что?! Идиот! За одну вину два раза не наказывают, за одно дело два раза не награждают. Если бы не ты, Государь дал бы ему "Заслуги" первой ступени, что куда как почётнее. Почему ты ему знак магистра до сих пор не вручил? Денег пожалел? Я за него заплачу! Ты пойми - не нужна ему Гильдия! Он и без нас проживёт! Три новейших зелья, минимум два неизвестных заклинания! Мы на одном креме...

- Понял я. Не скандаль. Я тоже поорать люблю. Не всё так плохо. По твоему делу я говорил с Государем. Он не против твоей племяшки в жёнах у Тихого.

- Спасибо. Когда успел?

- Ходил, по одному ритуалу консультировал. Так вот, есть мысль после замужества леди Лауры начать обучение мальчика.

- Слишком долго болтаем про учёбу. Пора приступать.

- Со знаком магистра ты права. Пошлём утром. С тебя будут деньги за Тихого.

- Жадный ты! Ой, жадный!

Определение заклинания

Вернулся в аптеку, нужное куплено, лаборатория приготовлена, Эля готова ассистировать. Но сегодня не судьба, отправил девушку домой.

Ровно в восемь стук в дверь. Открываю. Пять человек в партикуляре, и все с тросточками. Помню, когда с Лаурой первый раз встретился, видел такую. С клинком внутри. Они весь дом обошли, в каждый угол ткнулись. Все шкафы открыли, даже под кровать заглянули. Потом старший мне велел ждать, телохранители вышли из дома и пропали.

Прошло ещё немного времени, дверь уже без стука открылась, и из остановившейся в шаге от входа кареты в дом скользнули двое. Братья. Их Королевские Высочества. Как они похожи! Говорят, твоё в сундуке с номером шесть, доставай и готовься. Сами не разделись, только что присели. Нашёл запрошенное для заклинаний полностью, есть даже курительница для благовоний.

Начать решил со Знания Легенд. Приготовился. Тут мне не обычный свиток, а каменную табличку дают. На таких самые сильные заклинания пишут, которые ни на бумаге, ни на пергаменте не держатся. Зажёг фимиам, сложил квадратом тонкие пластинки из слоновой кости, читаю заклинание. Больше четверти часа потратил, пока в квадрате слова проявились:

Чёрное захватит,

Красное хранит,

Кровь родни злодея

Во свече горит.

Мне ничего не понятно. Впрочем, со Знанием Легенд всегда так, даются какие-то намёки, обрывки историй и более ничего. Однако оба брата вполне что-то поняли. Одновременно мне на затылке волосы взъерошили. Их руки встретились, они переглянулись.

- Часовня?

- Конечно!

Лупа из сапфира в золотой оправе нашлась в коробочке из красного дерева. Сами Боги велели сделать Анализ Двеомера. Это дело пары минут. Докладываю:

- Здесь не заклинание, а запись ритуала. Некромантического, переписанного из "Книги Теней" Небта Бакау. Называется - Обмен Жизненными Силами. Могу сказать, что изначальный 9-й уровень понижен за счёт ограничений. Их несколько, но могу разобрать два. Первое - строго фиксировано время ритуала, самая короткая ночь года, но не всякого, а когда обе луны на убыли. Случается раз в пять-шесть лет. Второе - работает только на кровных родственников, причём не дальше второго-третьего поколения.

- Да, так.

- Правильно сказал.

- Ваши Королевские Высочества, хочу предупредить: Я читал, Небт Бакау не просто некромант, он один из тех, кто заключил пакт с существом из Нижнего Плана. Все его заклинания, ритуалы, артефакты не одобряются Богами. Конечно, есть чары, например Пелена, защищающие от божественного взора. Но если они всё же увидят такое в своём Святилище, последствия для богохульника я даже боюсь представить.

- Отлично!

- Нам же проще будет!

Жемчужин они принесли три, да такие крупные да хорошие, что рука не поднимается их растворять. Но у меня есть уже раздробленный жемчуг. Дешёвка, понятно. Зато много. Растворяю в красном вине, размешиваю совиным пером. Как растворилось, пью. Гадость, между прочим. Будешь определять много и часто магические вещи, от такой кислятины желудок себе испортишь. Целый час заняла Идентификация. Говорю:

- Нужна чёрная жемчужина со сливу размером, рубин с голубиное яйцо, тогда как-то можно заправить каменную свечу родной кровью. Больше, Ваши Королевские Высочества, сказать не могу, сотворить ритуал тоже. Знаний не хватает.

- Творить не надо.

- Как свечу погасить?

- Не могу знать, Ваши Королевские Высочества. По-моему, не самый простой, но самый действенный способ - антимагические амулеты.

Принцы переглянулись и синхронно заявили:

- Мы идиоты!

- А мы мучились...

- Значит, часовня...

- Не знали, что свеча...

- Давно могли...

- Кого третьим возьмём? Лауру?

- Лучше Силестрию.

- Ненадёжна, отцу может доложить.

- Не успеет. Мы её не отпустим от себя.

- Стах, ещё что можешь сказать?

- Ваши Королевские Высочества, есть совсем простой способ ненадолго снять некромантический скрыт - простая каменная соль. Насыпать её вокруг подозрительного места. Она быстро истает, но пока держится, можно найти и идентифицировать артефакт.

- Отлично!

- Одно другому не помешает. Что делаем после?

- Ты - король, я - вице-король всех Колоний.

- Может, всё же великий герцог?

- Да ну! Зачем мне лишние хлопоты? Вице-король интереснее.

- Смотри сам - тебе решать.

Тут они оба повернулись ко мне. Лагоз приказал:

- Завтра целый день покрутись на людях. В контору свою сходи. В Гильдии покажись, пусть тебе там бляху магистра отдадут. По заводу погуляй, что ли... Я же велел тебе туда съездить. Хочешь, поезжай в гости или к родителям. Во дворец, однако, не показывайся, дескать, ты занят. Вернёшься к себе домой, туда будут присланы подорожные документы, возьмёшь их и к ночи поедешь к себе в баронство. Минимум неделю носу из крепости не высовываешь. Сидишь посреди озера, разбираешься с текущими делами. Посреди озера! Неделю! В столицу ни ногой, пока сам не призову. Верить только моей подписи с печатью.

- Виноват, Ваша Милость. Бал в воскресенье.

- При любом финале в субботу бал отменят. Зелья у себя сделаешь, сдашь по возвращении. Дарёные сундуки и прочие потребные вещи тебе перевезут.

Торан добавил:

- В ящике номер десять лежит тысяча дукатов. Твоя награда. Заслужил.

На этом они, не прощаясь, покинули мой дом.

И что тут было? Братья в чём-то разобрались и решили что-то делать. Меня зачем-то выгоняют из столицы, причём срочно. Явно высокая политика.

На каждой улице есть лавчонка, а при ней несколько мальчишек, которых за пару грошей можно послать с записками. Быстро, дёшево и надёжно. Написал, дал лавочнику талер, а он уж сам придумает, как организовать доставку. Письмо, понятно, Эмме, про посещение завода.

Приехал домой, сообщил Кидору про скорый отъезд, тот сразу начал собирать вещи. Ехать ли со мной - вопрос не стоит. Велел организовать доставку вещей из комнаты во дворце. Вдруг чего, а у меня там ларцы с деньгами. Слуга поддержал, дескать, нечего имуществом разбрасываться. К тому же завтра с утра портной придёт, мундиры подгонять будем. Довольствие привезли, не отказываться же от него.

Побежал организатор, может, всю ночь спать не будет. А у меня перед отъездом дело осталось - очень хочется узнать, почему коридор на нижнем этаже на два шага короче верхнего. Слуги на своей половине, можно полюбопытствовать. Думаете, я стал простукивать стены и нажимать на подозрительные места? Зачем? Я же не на службе, и скрывать свои способности не надо. Простенькое заклинание 1-го круга, Определение Секретных Дверей. Область действия - то, на что смотрю, время действия - пока концентрируюсь. Прелесть, да и только. Сотворил заклинание и просто прошёлся по всем помещениям. Результат - потайная ниша в кабинете и узкая откидная панель в сортире первого этажа. Ловушек нет.

В кабинетной нише спрятаны хрустальный графинчик и такой, знаете, симпатичный пузатенький стаканчик. Причём графин не пустой, в нём мягкий, ароматный, чуть горьковатый... э... напиток.

Панель в туалете скрывала проход в крошечный чуланчик. В нём по стенам были навешаны полки, а на них папки. Много папок. Зелёные подписаны просто - "Воры". Синие - "Чинуши", жёлтые - "Купчишки". Красных было меньше всех, они именовались - "Дворяне". Папки толстые, тонкие или вовсе содержат один-два листа. На каждой ниже заголовка стоит имя, фамилия или прозвище. Читать их не перечитать. Отдельно на полке потёртый саквояж. В нём кошель с сотней талеров и двадцатью дукатами. Всё. Денег больше нет. Есть незаполненный паспорт, но с проставленной печатью, и толстая папка с ценными бумагами на предъявителя от соседних государств. Много или мало, точно разбираться не стал - видимо, достаточно, чтобы начать новую жизнь после бегства. Похоже, чуял хозяин дома за собой грешки, раз бежать готовился. Оставил как есть, потом разберусь.

Утро

Утром, за завтраком, слуга рассказал, что узнал ночью, когда ездил за вещами. В Белом Дворце поймали злоумышленника! Тот хотел напасть на самого Государя! Убивец был обвешан зельями с Алхимическим Огнём, но взорвать их не успел, чай, не зря телохранители свой хлеб жуют. Кто и как провёл заговорщика, охранители ищут. Ну да после допроса всё расскажет. Вещи перевезены. Шкатулки с деньгами надо бы в сейф прибрать. Эту истину Кидор провозгласил с нескрываемым удовлетворением. Оказывается, он и деньги пересчитал, и акции, полученные от купца, просмотрел. Ещё вчера завёл особый реестр ценностей, куда дорогую посуду вписал, ну а деньги и ценные бумаги сами Боги велели учитывать. Судя по всему, слугу немного отпустило, он поверил в мою финансовую состоятельность.

Ещё попросил принять на работу недолеченную девочку. Будет помогать Мивде, платить ей не надо, но просьба долечить. Она его дальняя родня, ведь и сам он из рода дворцовых служителей. Однако во дворце на всех мест не хватает, приходится идти служить в приличные дома. Вот Кидор и пошёл к отцу его прошлого хозяина, графа Иснадора. Хороший был господин. Строгий, требовательный, при нём не забалуешь, он и сына держал в строгости. Однако время берёт своё. Старый хозяин умер, а новый в два года промотался полностью. В карты ночами сражался с такими же оболтусами. Со службы вылетел за непочтительность к начальнику. Орхидеи, ценой по золотому за бутончик, дарил дюжинами. Да кому?! Не какой-нибудь любезной девице с хорошим приданым. Нет! Актрискам! Ну вот зачем девкам цветы? Им золото потребно! Драгоценности таким положено дарить. Умеренно, конечно. Без излишеств.

Про то, что слугам граф Иснадор не заплатил, сказано не было. Это неприлично, слишком личное дело.

Зато Кидор ОЧЕНЬ прозрачно намекнул, что графиня Тереза лично его как хозяйка устраивает более чем. Хотя есть и другие приличные партии, некоторые даже на первый взгляд весомей по приданому. Но графство сразу после свадьбы весьма привлекательно, а уж герцогство в наследство совсем хорошо выглядит. Пусть у некоторых, не будем вспоминать младшую дочку графа Заозёрского, в приданом две серебряные шахты и очень недурной портовый городок со стабильным доходом, перекрывающим чуть не вдвое доходы от некого графства. Так ведь деньги не главное в жизни, хотя, пожалуй, самое важнейшее из второстепенных.

Почему именно Тереза его привлекла, я так и не понял. Графство? Не думаю, что только оно. Надо будет выведать резоны Кидора.

После завтрака разборка почты, совмещённая с примеркой парадного и обычного мундиров Зеленоземского Горно-Пехотного полка. У простых армейцев лишь два мундира, а не семь форм одежды, как при Дворе. Ничему не противоречит, если я прибуду в придворном одеянии, но тогда для гарнизона останусь совсем чужим.

Тина написала, что ждёт с отцом на заводе после полудня. Эмма не написала ничего. Обидно. Довольно раболепное письмо от коммерции советника Латера. Он просит о встрече во время посещения завода, есть ко мне важное личное дело. Хм... Кроме полутора тысяч дукатов и отошедших сюзерену подарков, я не видел от него ничего плохого. Ведь деньги - это зло? А зло - это плохо, со злом надо бороться. Вот у меня ни на что зла не хватает, улетает оно, как в пропасть. Стоит поговорить.

Уже почти закончили с примеркой, пришёл посыльный из Гильдии. Принёс приятное письмо от Несты, тётушки Терезы. Точнее, она тётка мамы Терезы, но девочка её тоже зовёт тётей. К письму была приложена шкатулка с золотым знаком магистра на массивной золотой же цепи. Сам знак разделён на две половины. На левой раскрытая длань - символ целителей, на правой стилизованное изображение языка пламени - символ огневиков. Сзади выгравировано имя - Стах. По фамилиям у магов называть не принято, а прозвища пока не заслужил.

Кроме того, в шкатулке лежит костяной жетон для голосования, тоже с моим именем. При голосовании его опускают в урну. Не возбраняется передавать его своему доверенному лицу.

Все взносы оплатила сама Неста. Деньги ей верну, не хочу одалживаться по мелочам. Впрочем, и жетон ей пошлю. Пусть голосует, не жалко.

Найджел

- Найджел! Ты посмотри, какой у тебя заботливый зятёк! Очень, очень хороший мальчик. Терезочка правильного женишка себе нашла.

- Да? Что такое?

- Вот - смотри! Ещё один голос наш!

- Хм... На каких условиях? Чего он хочет?

- Немного. Ни - че - го! Вернул деньги, которые я за него заплатила в Гильдии, и, без всяких условий, прислал жетон. Всё в семью, всё для дома.

- Не ожидал. Честно скажу, удивлён. Мы так становимся третьей по силе фракцией в Совете.

- Третьей? Точно? Не второй? Аус Хансалы теперь тоже с нами.

- Всё же третьей, но отстаём от второй лишь на один голос. Надо как-то отблагодарить Стаха. Вот так сразу, решительно, я бы даже сказал демонстративно, обозначить свою позицию...

- Пусть малышка напишет ему благодарное письмо и подпишется со словом "твоя".

- Прямо как невеста?

Завод

В моей конторе народу прибавилось. На входе сидит сторож, до славного звания швейцара он явно не дотягивает ни формой, ни статью, но всё же есть кому пол подмести, чайку организовать, ну и прочие мелочи поручить. Курьер готов бежать по первому знаку, а перед юным копиистом лежит стопа дел, он водит пёрышком по бумаге, повторяя движение испачканной чернилами руки чуть высунутым языком. Евлампий при виде меня встал во фрунт, а вот опоздун уже не с нами, его заменили на более опытного чиновника.

Призвал секретаря и архивиста к себе в кабинет на совещание. Главный вопрос не мой отъезд, а расходование ежемесячного фонда. Потратить его легко, а вот отчитаться надо правильно. Если до первого числа следующего месяца его не потратить, наверняка фонд срежут. Дескать, раз экономите - молодцы, экономьте дальше. Своей властью создал внутриведомственную комиссию. Я - председатель, секретарь - распорядитель, архивист - казначей. Понятно, с небольшой дополнительной доплатой из того же фонда. Думаете, я зря учебник по дворцовому делопроизводству читал? Евлампию за бравый вид и старание, от меня лично, приказал выдать 20 талеров, 10 - копиисту на приведение формы в порядок, причём ему деньгами не давать, а закупить потребное. Велел держать чай, сахар и баранки в умеренных количествах. Остальным фондом пусть рулят сами.

Как меня уважать подчинённые стали! Вы просто не поверите! Я, впрочем, тоже не слишком поверил. Но что делать? Боги велели делиться. Опять же, и заботу, и ответственность с себя снимаю. Евлампий так просто светится от счастья. Люди, рассчитывая на премию, готовы совершать трудовые подвиги. Да и репутация хорошего начальника складывается из таких вещей.

Уже уехав, вспомнил, что так и не спросил - чем, собственно, занимается моя контора? Делами Зеленоземья, понятно, но чем конкретно? Вроде все работают, все при деле, никто не сачкует. Ладно, в следующий раз спрошу.

На заводе меня ждали. Руди Железняк, владелец завода и создатель новейшей, прогресивнейшей, наиполезнейшей техники, как мне представила его дочь, моя знакомая Тина. Федул Латер, в мундире с иголочки. И не представленные мне их сопровождающие лица.

Руди невысокий человек с висячими усами до груди и бородой, заплетённой в три косички. Ранее не встречал такой моды.

Показали паровой метатель. В отличие от обычного, не нуждается в магических кристаллах и одарённых для обслуги. Дрова, вода и пара кочегаров. Стал задавать вопросы, вышло неудобно. Вес - втрое тяжелее, чем прототип. Причём топливо и вода сюда не входят. Запуск из походного положения - около получаса, надо же разогреть котёл. Скорострельность выше, пока есть пар. Последний гвоздь в крышку гроба проекта я забил, спросив про воду. Да, нужна дистиллированная вода. Можно брать любую, но тогда накипь сильно съедает срок жизни трубок и чуть меньше котла. После вопроса о дистилляции воды в полевых условиях изобретатель посмотрел на меня с уважением и показал специальный бак для этих целей.

По большому счёту, преимущество одно - отсутствие магии. Ремонтопригодность приличная, но нужен обученный персонал. Цена? Не будем о грустном, хорошая сталь стоит хороших денег. Прокладки делаются из колониального сырья. "С серой?" - спросил я. Изобретатель тоскливо покивал головой. "Гуттаперча или каучук?" - мой следующий вопрос поверг его в полное уныние. Тина непонимающе смотрит на отца. Похоже, она не в курсе технологии.

Второй экспонат - локомобиль. Универсальный паровой котёл на колёсах. Может служить повозкой, пахать, боронить, молотить, качать воду, распускать брёвна на доски и ещё десятка два полезных применений в сельском хозяйстве. Мощность ниже, чем у метателя, вес выше. Качество хуже, зато требований к воде мало. Цена? Крестьянин не купит, а помещику оно зачем?

С обслуживанием понятно - надо обучать людей. Но что они будут делать, пока нет работы? Единственный вариант - кому-то купить десяток локомобилей и к ним прикрепить группу обслуживания из трёх-пяти человек техников при паре десятков кочегаров.

Показали самое интересное применение - железную дорогу. Уложенные на насыпь два параллельных рельса, по форме сложных в сечении. Локомобиль тянет площадку с дровами, тележку, забитую мешками с песком, кабину на трёх человек, машиниста, кочегара и смазчика. Тут я в меру впечатлился. Узнав про цену постройки версты дороги, впечатлился ещё более. И это без стоимости земли!

Получил на руки красивые буклеты с великолепными картинками. Менее красивые, но тоже солидные описания возможностей применения. И стыдливо напечатанные на обёрточной бумаге цены на создание партий из 10, 50 и 100 штук каждого типа продукции. Про создание железной дороги на сто вёрст вовсе было написано от руки.

Дальнейшая экскурсия по заводу потрясала воображение. Машины гудели, пыхали огнём, дымом и паром, бухали молотами, вырубая детали из железных листов или вдавливая их в формы. Я спросил про продажи станков. У других, оказывается, есть то же самое, но на магическом приводе. Они дороже при покупке, но дешевле в обслуживании, если у тебя не целый завод, человек на триста рабочих, производящий всю потребную инфраструктуру.

За последовавшей после экскурсии закуской прямо спросил - чем таким я должен заинтересовать Его Королевское Высочество? Только независимостью от магов? Оказалось, да. Именно это почти единственный аргумент. Второй - удешевление производства после промышленной революции - труднодоказуем.

Руди рассказал о возможном мире, где нет магии, но паровые машины везде. Где железные дороги опоясывают континенты, где даже ручные метатели на паровой основе. Тут я спросил об электричестве, чем привёл Железняка в крайнее возбуждение. Оказывается, электричество и приборы на нём противны Богам, их делают только еретики и сумасшедшие. Даже магия лучше, чем электричество, хотя и она отвратительна. Человек понял, что сболтнул лишнего, и пояснил, что говорил про другой мир. Ведь именно там пар и электричество сражаются между собой. Интересно! Похоже, он тоже попаданец? Хм... А Тина? По разговорам она местная.

После того как Железняк смущённо умолк, в разговор вступил Федул. Оказывается, он пристально следил за моей карьерой, сильно впечатлился и хочет помочь в моих начинаниях. Каких? Оно не важно, поддержит любые. Но ему очень хочется получить "на грудь". Лучше орден, но он согласен и на медаль.

Тут я поинтересовался возможностью доходами с моих имений содержать гарнизон крепости. Вы знаете, человек ожил, расправил плечи и прочитал лекцию о том, как откупщики зарабатывают. Оказывается, налоги исчисляют в деньгах, а сдавать их норовят натурой. Воинские части получают деньги, но едят, как все, мясо, овощи и хлеб. Одеваются солдаты в ткани, а не прикрывают срам монетами. Так что самый сладкий наш клиент - военный. Собираем налоги натурой, продаём, пусть через посредника, армейским, платим положенное в казну, а остаток кладём в карман.

У Латера есть младший сын. Хороший мальчик, уже четыре года помогает отцу в конторе. Если я возьму его на службу, то за пять процентов от разницы между моим текущим и будущим доходами он выстроит связи, оптимизирует расходы и наладит сбор податей. Памятуя о том, что с такими людьми надо торговаться, я заявил: "Хватит и трёх процентов". - "Слушаюсь", - неожиданно согласился Федул. Так нежданно-негаданно я нанял управляющего.

А ростовщик прямо сказал, что намерен заняться благотворительностью и потратить пять тысяч дукатов. Деньги - тлен, а вот орден... Думаю, вдруг принц будет не против? Интересуюсь, как связана благотворительность и орден "Почётный Гражданин". Оказывается, прекрасно связана, даже подарки для моего начальства будут. И тысяча для меня лично, помимо благотворительности, которую может одобрить самое главное начальство. Нет! Каков соблазн, а?!

Подтверждаю, что деньги тлен, но вот хорошие бриллианты в качестве творения блага...

- Его Величество!.. - задохнулся в благоговейной догадке откупщик.

- Я этого не говорил, - весомо опровергаю предположение.

- Так точно! - подтвердил Федул. - Будет! Лучшее отдам! Для самого важного случая берёг! Ваша Милость, вы только скажите Государю, что так, мол, и так, есть, дескать, такой его вернейший подданный Федул Латер. Пусть про меня Его Величество узнает. Только скажите, и всё. А уж я вам расстараюсь!

- Попробую, но обещать не имею права.

Обещания откупщик требовать не стал, не по чину низко кланяясь, распрощался и сбежал со встречи. Тина была крайне разочарована итогом. Она мечтала о развитии паровых машин, но о мелких вопросах, типа - кто и как будет ими пользоваться, не подумала. Её отец, похоже, был готов к такому финалу.

После завода заехал к родителям. Пообедал и послушал новости. Мама подарила браслет из розовых жемчужин леди Марианне, та отдарилась перстнем с изумрудом и... шифром статс-дамы. Роженица пока толком не оправилась, и после завтрака они с мамой часа два болтали о том, как и что надо делать после родов с собою и детьми. Теперь родительница будет приезжать к ней каждый день.

Кстати, зельем из горной лаванды мажут и женщину, и малышей. Оно оказалось сильным ранозаживляющим для слизистых оболочек. Кожным тоже. Как сказала глава нянек: "Для младенчиков, лучше и придумать нельзя." Те жемчужные зелья, что принц принёс жене в подарок, уже истратили. Марианне досталось одно и детишкам по одному для укрепления косточек. Мама пообещала отдать принцессе свои три, которые я ей принёс. Ведь ещё же сделаю своей родительнице, правда?

Отца с товарищей столоначальника сняли. Дали вторую ступень "Заслуг", поздравили коллежским асессором, заявили, что он для больших дел потребен, мелочами есть кому заниматься. Пока поставили секретарём при Зелёном Кабинете Министерства. Будет докладывать Его Королевскому Высочеству о ходе дел, потому обязали присутствовать на министерских совещаниях. Без права голоса, понятно. Но включили в рассылку протокола. Понятно, с жалованием лучше стало. Ну и почёт, конечно. Особо доверенное лицо. Доступ без доклада. Это, знаете ли, далеко не у всех генералов имеется.

Разговор закончился, когда прибыл гонец от Кидора. Документы прибыли, велено срочно отправляться и до полуночи быть в замке. Что делать? Приказ есть приказ. Не прошло получаса, как я со слугами и повозками, одетый в простой мундир Зеленоземского Горно-Пехотного полка, но при регалиях, оказался около портала.

Баронство

Уголёк

Вчера, ночью я переправился порталом в своё баронство. Что странно, сразу после меня начал переправляться Второй лейб-гвардейский полк инфантерии. Инфантеры - тяжёлая доспешная пехота, весьма сильны при штурме укреплений. Но, понятно, в обороне они вообще непобедимы. Гвардейская инфантерия в зачарованных доспехах, увешанная амулетами, с волшебником при каждой полусотне, это такая мощь, что даже приблизительно не могу представить, зачем их перебрасывают в моё баронство.

С другой стороны портала нас встречала делегация из трёх офицеров гарнизона крепости и взвода конных егерей. Отдельно от них стоял бургомистр городка с помощниками и молодкой, которая держала в руках поднос с графином вина и кубком. Пока переправлялись мои спутники с повозками, я поговорил со встречающими, глотнул из кубка недурного винца, отказался от ужина и ночлега, чем весьма сильно разочаровал горожан.

Офицерам моё решение наоборот понравилось. Мне предложили на выбор смирную верховую кобылку или довольно побитую полковую карету. Однако я отказался. Престиж волшебника, знаете ли, надо блюсти. Магистр я как-никак.

Призываю скакуна. Понятно, не простого, а квазиреального, соответствующего моему рангу. Kal Xen! И красавец появляется рядом со мной. Пышные серые струящиеся хвост и грива с угольно-чёрной матовой шкуре при ярком магическом освещении смотрятся весьма и весьма выигрышно. Копыта будто сотканные из дыма, а в довершение эдакой красоты - яркие светящиеся глаза. Не алые, не похожие на огонь. Так... Багровые, цвета остывающего расплава железа. Седло, поводья и остальная сбруя в том же цвете и тоже чуть светится. Не понимаю, чего народ напрягся? Животные, знамо дело, боятся. Они чуют силу. А людям то чего бледнеть и дёргаться?

- Ваша Милость, - спросил большеусый капитан, старший среди встречающих, - что же это за зверь такой?

- Какой зверь? - слегка обиделся я. - Это жеребчик, Уголёк. Правда, у нас таких не водится.

Жеребец, которому я сейчас дал имя, что-то благодарно проскрежетал и фыркнул меленькими искорками пламени.

- Хороший Уголёк, хороший! - потрепал я животинку по холке. - Я вас ждать не буду. Уголёк медленно двигаться не любит, да и лошади от него шарахаются. Мы поскачем вперёд, укажите нам куда. А вы амулетом сообщите о прибытии в крепость и сопроводите обоз.

Направление указали. Я вскочил в седло и помчался по ночной дороге. Хорошо! Темно, лишь изредка звёзды просвечивают в разрыве туч. Мой скакун, как и я, прекрасно видит путь. Скачет беззвучно, не касаясь копытами земли, лишь иногда выдыхая фонтанчики искр из ноздрей.

Рассказ

Встречающие проводили взглядами, быстро растаявшего в темноте, барона. Жеребец, больше похожий на демона из преисподней, перемещался на пару ладоней выше грунта, не касаясь копытами земли, потому двигался со скоростью выше галопа обычной резвой лошади.

- Паркетный шаркун, значит? - капитан вперил злой взгляд в молодого прапорщика. - За какие такие штабные подвиги солдатскую "Храбрость" дают?

- Я не знал. Видать, отец не всё выяснил. Времени было очень мало, - стал оправдываться обвиняемый.

- Времени... Барон и волшебник, видать не из последних.

- Кхм-кхм, - кашлянул подошедший слуга, крайне важного вида. - Его Милость, господин барон, изволит быть дважды Магистром Гильдии, по Жизни и по Огню. В баронское достоинство его возвели за то, что он вывел из осажденного дома Наследника со свитой, в две дюжины человек. Сдерживал врага, пока горящее здание не покинули телохранители Его Королевского Высочества. Тоже ушли все, даже раненых смогли унести. Дом, правда, сгорел.

- А "За храбрость" за какое дело получил? - почтительно поинтересовался капитан у лакея.

- Не могу знать. Про личные дела королевской фамилии Его Милость не имеет привычки болтать. Представили по Горно-Егерскому имени принца Лагоза лейб-гвардейскому полку.

- Горлохваты! - восхищённо выдохнул прапорщик, по молодости не сдержавший чувств.

- Золотой кинжал Государь пожаловал, дабы тот всегда был под рукой, - продолжил рассказ слуга. - Когда Его Милость в госпитале рану залечивал, в окно убивец залез. Господину барону пришлось убить его голыми руками. После того случая Его Величество золотой кинжал и прислал. Изумруды на кинжал были пожалованы Его Королевским Высочеством, принцем Лагозом за храбрость, когда Его Милость вышел с государевым подарком, разом против четверых с длинными мечами на дуэль. Двоих убил, одного ранил, один сбежал из столицы. Правда, Государь изволил очень ругаться. Говорил, надо с равным оружием выходить биться. Даже приказал нашего господина на неделю сладкого лишить, дабы тот не форсил.

Все офицеры, конечно и безусловно, были согласны с Государем. Но выйти с одним кинжалом против четырёх мечей... Оно весьма достойно. Государь всегда прав, однако и удаль заслуживает уважения. Вот так лихо выступить далеко не всякий решится. Да коли и решится, выйдет ли победителем? То-то! Тут на неделю не то, что без сладкого, на хлеб и воду сесть согласишься. А уж за изумруды на золотой кинжал, вообще горы своротить можно.

- Что за повод был для дуэли? Серьёзный, надеюсь? - спросил ранее молчавший поручик.

- Не могу знать. Его Милость пред тем этих четверых сильно побил. Они были немного выпивши и начали приставать к двоим гимназисткам из простолюдинок. Как наш господин им замечание изволил сделать, они в драку полезли...

- Да-да-да! - воскликнул прапорщик. - В "Сплетнице" было! Они ему только пуговицу оторвали, а он их... И, главное, кинжал не доставал, говорит: "Не для пьяной драки мне клинок Государь пожаловал." И про дуэль было. Как, какой-то С. сбежал. Трус!

- Под таким командиром и служить то лестно, - сделал вывод капитан.

А поручик живо поинтересовался:

- Гимназисточки, они что? Благодарили?

- Не могу знать. Одна записочки пишет, к другой по делам ездил.

- Хе-хе! - франтовски подкрутил ус поручик. - Дамский пол весьма благодарный к спасителям бывает.

- Точно так, - подтвердил прапорщик. - Я вот как-то...

- Молчи уж! Герой! Еле от мужа сбежал тогда. Ты, любезный, дальше сказывай.

- Да вроде больше нет нечего. Разве, когда Его Милость за дуэль ругали, Её Светлость, герцогиня Лаура попросила себе его в кавалеры. Его Величество не отказал, посвятил в рыцари-волшебники...

- Нашей герцогине?! - перебил незаметно подошедший к компании бургомистр.

- А какой еще? Её Светлость - герцогиня Зеленоземья. Господин барон - Хранитель Печати Зеленоземья и шеф-комендант своей крепости. При Дворе поставлен на должность гоф-медика. Числится при Зелёном Дворе, раз в неделю дежурит как личный секретарь Наследника. - Рассказчик конфиденциально шепнул, - в театр иногда сопровождает. Чем по службе занимается, не знаю, но "За заслуги" уже вторую ступень заслужил. За последнее дело "Золотой пентаграммы" удостоился.

После такой характеристики слышавшие разговор прониклись гордостью за такого юного, но героического начальника. Военные начали сбивать обоз для сопровождения, горожане разбежались по домам обсудить услышанное.

Силестрия

- Ваша Милость, как вы изволили почивать?

- Чудесно, просто чудесно. Малыш был неутомим. Только болтать бы не начал. Если дойдёт до мужа, будет неудобно. Мы, конечно, дали друг другу свободу, но всё же.

- Вы мальчику поместье пожаловали?

- Нет, жирно будет! Ему и перстенька с топазом за глаза хватит.

- Ваша Милость, вы помните Исвира? Вчера за картами в салоне он очень вами интересовался. Отпускал такие славословия в ваш адрес. Даже соблазнял меня брошкой, чтобы я устроила разговор.

- Исвир? Это красавчик-брюнет, с такими пронзительными голубыми глазами?

- Да, Ваша Милость.

- Наследник богатого папаши, который ему содержание больше герцогского даёт?

- Точно, Ваша Милость.

- Который своей любовнице золотой ночной горшок подарил?

- Он, Ваша Милость.

- Я его даже почти и не помню. Так... Что-то слышала... И чего он хотел?

- Ваша Милость, просит разговора тет-а-тет. Мечтает узнать ваше мнение по поводу какой-то вещицы.

- Он что?! Купить меня вздумал?!

- Как можно, Ваша Милость! Просто старается привлечь ваше благосклонное внимание. Ну и... хи-хи!.. записать себе на счёт знатную добычу.

- Подлец! Как он посмел обо мне так думать?!

- Откажете в свидании, Ваша Милость?

- Не откажу. Однако он нахал и подлец. Но хотя бы красив и галантен.

- И щедр, Ваша Милость.

- Посмотрим. Победу себе решил записать...

- А что? Вы, Ваша Милость, женщина красивая и знатная. Такую любому мужчине лестно... А что про записать на счёт, так надо посмотреть, кто кого пишет.

- Как Тихий немного привёл тело в порядок, у меня будто крылья выросли. Не хожу, летаю. Такая уверенность в себе. И от мужчин отбоя нет.

Король

- Ваше Величество, в связи покушением произведены аресты. Около сорока человек. В основном мелкая сошка, но и из главных зачинщиков никто не скрылся.

- Что говорят по салонам, в Дворянском собрании? Не ропщут?

- Никак нет, Ваше Величество! Ведь не ряженного во Дворце поймали, а реального бомбиста. Мы специально привлекли сторонних секретарей к допросам заговорщиков, чтобы записывали показания. Тех, что не из охранителей, верных Короне, но болтливых. Вроде как, сами не справляемся. И эти писарчуки такое нашёптывают по своим знакомым, что первейшим сплетникам сто очков вперёд дадут. Что можно и что нельзя рассказали, а втрое больше придумали. Так что ропота нет. Однако после арестов, а особенно после отравления до смерти семнадцати генеральских чинов, идут разговоры о предбудущих изменениях в должностях и рангах.

- Пожалуй, так оно даже хорошо.

- Ваше Величество! Прекрасно! Виновник известен. Патриотические настроения всколыхнули столицу. Народ ждёт объявления войны Ловиасу.

- Что между нами две страны никого не смущает?

- Никак нет, Ваше Величество. Скорее добавляет остроты разговорам.

- Что мои дети?

- Его Королевское Высочество Лагоз много времени проводит с женой и детьми. Однако совещается по поводу списка заместителей и по поводу свадьбы дочери. Услал барона Тихого на день. Показаться в крепости и ободрить сторонников Короны. В свете скорой передачи герцогства, хочет оставить максимальным влияние Короны. Его Королевское Высочество Торан старается загладить последствия известного события. Встречается с генералитетом. Её Светлость Силестрия, виноват Ваше Величество, буду говорить как есть. Увлечена неким юношей. Сегодняшнюю ночь он провёл в её опочивальне.

- Хм... Ну... Даже не знаю... Поговорите с ним, коли не дурак, пообещайте следующий чин или орден.

Братья

- Донесли мне тут - Тихому дорогие реагенты для некромантических заклинаний пытались подсунуть. Так он их не взял. Сказал, что умения его рода отсекают чары для нежити. Я у Дивазы уточнил. Подтвердила. Говорит: "Никто не силён во всём сразу, а если где-то получаешь, то что-то теряешь. Некроманты, например, полностью неспособны к Школам Иллюзии и Очарования. А у Тихого Жизнь и Огонь сильны. За Жизнь порезана Некромантия, а за Огонь, ещё что-нибудь, пока не ясно что."

- Да это и так понятно было. Нам оно безразлично.

- Не скажи! Сейчас безразлично, а потом могло бы пригодиться... Давай про дело. Я амулеты взял, а Дивазу, на всякий случай, услал на ревизию арсенала. Вроде она и в столице, да не в Дворце.

- Правильно. Я потребовал соли. Бертиоз принёс каменную. Самородную. Она для мажеских дел, куда как сильнее против выпаренной морской. Мои ближники ждут полудня. Что будет, не знают, но при неудаче дадут нам время добраться до портала. За ним приготовлена карета и каждые 10 вёрст подменные лошади. Мигом долетим до крепости Тихого. Там запрёмся и отсидимся. Погоню отсечёт Второй лейб-гвардейский полк инфантерии. Инфантеры от тебя ко мне отошли, нам обоим верность хранят. Прикроют портал. Придётся отцу переговоры вести, а у нас есть чем поторговаться. Потрепыхаемся ещё.

- Я тут всё думаю - может всё же не он? А?

- Тихий подсказал нам, где артефакт. Вот мы его выключим и посмотрим, кто среагирует и что случится. Тогда будем знать точно - кто. Ну что, пошли за Силестрией и в часовню?

- Лагоз, может давай твою Лауру возьмём, а?

Замок

Уже ранним утром я стоял на плоской крыше башни. Рядом, этажом-двумя ниже, мягкой, белой, пуховой периной лежали облака. Как сказал старожил, здесь так почти каждое утро. Испарения от озера, однако.

Ночью прискакал к подножию горы, там меня уже ждал почётный караул. Понятно, отпустил Уголька, принял рапорт и проследовал в здание штаба.

Оказывается, дорогу к крепости прикрывает небольшой форт, а рядом с ним рядами стоят казармы, отдельные домики и хозяйственные постройки. Гарнизон живёт здесь. Здесь же проживают и семьи всех чинов, здесь находятся архиважнейшие гражданские заведения - кабак с двумя входами, для офицеров и нижних чинов, и универсальный магазин. В крепости, в мирное время дежурят посуточно и повзводно. Сборщики дорожной пошлины поднимаются с рассветом и возвращаются к закату. Ночью движение перекрывается тяжёлым шлагбаумом, охраняемым караулом.

От выделенной для ночлега комнаты не отказался. Подремал до подхода обоза. Посмотрел, как разместили моих спутников, а затем отправился в крепость.

Уже на половине подъёма меня охватило чувство теплоты и защищённости. Такое бывает, когда после долгого отсутствия возвращаешься домой. Чем выше, тем большая эйфория охватывала меня. Источник Силы. Настолько могучий, что не всякий волшебник сможет справиться с наплывом чувств. Хотя... Чем чародей слабее, тем меньше он чувствует магию Источника.

Наверху меня уже ждали солдаты, провели краткую экскурсию по этажу, примыкающему к мосту, затем спустился гарнизонный волшебник. После положенных приветствий поинтересовался:

- Ваша Милость, я вижу, вы почувствовали Источник?

- Конечно, трудно было бы не почувствовать.

- Я вот тоже первый раз как на крыльях в башню летел. Двенадцать лет назад. С тех пор ни разу отсюда не уходил. Не отпускает меня озеро. Я же водник.

- Как же вы тут живёте?

- Хорошо живу. Книги магические читаю. Заклинания творю. Иногда ловлю рыбку. А с меня денег не берут, кормят, поят, одевают, обувают, даже жалование платят. Где ещё я такую службу найду?

- Другие волшебники здесь есть?

- Есть, как не быть? У меня три помощника. Даже если штат чародеев втрое увеличить, всё едино весь заполнен будет. Слабосилки, что поумнее, взятки дают, лишь бы сюда попасть. Где они ещё столько халявной маны для тренировок и отработок заклинаний найдут? Года два, много три, отслужат, своего предела достигнут и переводятся. Их Источник не держит, наоборот, гонит.

- А вы?

- А я здесь до самой смерти, Ваша Милость. Вы меня даже в отставку отсюда не выгоните. Пропащий я человек. Меня на такие хорошие должности звали, в такие славные места, и то не смог бросить.

- Как же семья?

- Холостой я. Какая дура согласится сидеть со мной в башне безвылазно? Да и где здесь познакомиться? Как жених я не очень. Денег, только что из жалования скопил. Выше пятого круга заклинаний не поднялся. Признаться, и детей навряд заведу. Кому такой нужен? Я давно смирился.

За разговором мы и оказались на крыше. Умели строить старые волшебники, восемьсот лет прошло, а камень как новый. Даже ступени не истёрлись. Есть лифт. На стене циферблат с делениями от 1 до 40. Ставишь нужную тебе цифру. Ждёшь, когда дверь сама откроется. Заходишь, встаёшь на каменную плиту, размером три на три сажени, и медленно, не торопясь скользишь по каменному колодцу, ждёшь нужного этажа. Одно плохо, без волшебника и дверь не откроется, и плита не поедет. Простецам надо по узкой, спиральной лестнице снаружи башни подниматься. Каждые пять этажей балкон, с него можно внутрь зайти. Перила конструкцией не предусмотрены. Ступени влажные, озеро внизу. Навернуться, как нечего делать. Аттракцион "Почувствуй себя птицей". Один раз. Или кирпичом, страховки то нет. Так что без чародея по башне не погуляешь. Хотя внутри башни лестницы бывают. Не на всех этажах, но с 20 по 25 они точно есть, сам видел.

Как оказалось Башня Четырёх Стихий строилась не как крепость, а как... школа! Ладно, как институт или академия. Учили здесь чему или не очень, а также почему башня была заброшена волшебниками, информации нигде не сохранилось.

С 21 по 36 этаж - это общежития, учебные классы, кабинеты и тому подобное. На каждом этаже обязательно имеются, не сильно отличающихся от современных, туалеты, а вот ванн, бассейнов и душей не предусмотрели.

Под крепость башню переоборудовали сильно позже. На круговой галерее 25-ого этажа стоят древние метатели. Нацелены по десять штук на каждую сторону моста. Снаряды хранятся в аудиториях на 24 и 23 этажах. Кристаллов нет, хватает энергии Источника. Выгодно, но перенести или, хотя бы перенацелить, метатели нельзя. 22 этаж казарма, 21 кухня, столовка и контора. 20, понятно, мост.

С 37 по 40 этаж - жилые покои. Наверное, для преподавателей и прислуги.

Этажи ниже 20 оказались складами. Понятно, смотреть не было времени, тем более, сказали, что большая часть этажей идеально пуста. Лестниц там нет, ни наружных, ни внутренних. Окон нет, бойниц нет. Есть только лифт.

Вот такое у меня хозяйство.

Наследник

- Ваше Преосвященство, хоть что-то сделать можно?

- Да, сын мой. Молитесь. Великое Божественное Проклятие ещё никто и никогда не снимал. Пытались... Да, попытки были. Но то, что оставалось от смельчаков, разубеждало других охотников вмешиваться в Божий Суд.

- Но Верховный Магистр умер почти сразу, а отец ещё жив.

- Повезло. В смысле, Верховному. Сгнил заживо, зато быстро. Куда его душа пошла, знают лишь оскорблённые Боги. Видать батюшка ваш более волшебника виноват был. Да уж! Поставить такую богопротивную мерзость в Часовне Всех Богов! Жизнь себе продлил, но теперь должен понять, что оно того не стоило.

- Сколько ему осталось?

- Кто знает? Обычно от трёх до девяти дней. Бывает и сороковину мучаются. Надеюсь, не больше. И ведь, главное, в полном сознании, но совсем без телесных сил.

- Что посоветуете, Ваше Преосвященство?

- Надо бы объявить народу о недуге вашего отца. Причиной назвать болезнь, яд или покушение. Будет не мудро объявлять истинную подоплёку. Тогда брожения начнутся. Смущения. Вера в Богов и верность Короне равно пошатнутся. Предложу, причиной объявить заговор. Смерть семнадцати заговорщиков ведь тоже своего рода проявление Божественного Суда. Завтра по всем храмам проведём молебен во здравие, там и объявят о покушении. Вы простите, но вашего батюшку государем и величеством называть права не имею. Боги не позволяют.

- Да, я понимаю.

- Ваше Королевское Высочество, у меня есть просьбочка по частному делу. После вашей коронации я могу надеяться, что титул покойного графа Иснадора вернётся в семью? Есть четвероюродный племянник, юноша самых лучших достоинств. Хотелось бы затвердить его право на титул и майорат.

- Нет ни малейших сомнений в том. Хотя я не слышал, что граф Иснадор уже умер.

- С его поведением и манерами это такие мелочи. Сегодня жив, завтра... как придётся. Так я могу надеяться?

- Безусловно. За счёт казны майорат будет освобождён от долговых обязательств.

- Премного благодарен, Ваше Королевское Высочество. Вашего брата, не надо ли увещевать в тщетности надежд на престол?

- Нет. Он вполне доволен ролью Вице-Короля Колоний.

- Как отрадно видеть братскую любовь! Так я велю готовить коронацию?

- Не рано ли?

- Положено через сорок дней после смерти прошлого корононосителя. Но во избежание соблазнов священники начнут наставлять паству уже сейчас.

- Нет ли ещё каких просьб?

- Никаких, Ваше Королевское Высочество. Вот разве... право не знаю, как сказать... Среди заговорщиков есть два человечка. Виновны и заслуживают сурового наказания. Однако раскаиваются, опять же родня. Нельзя ли их простить?

***

- Ваше Королевское Высочество, король Ловиаса приносит свои извинения и заверяет в том, что это была личная инициатива посла...

- Карл, давайте коротко. Вы Канцлер, ваше дело витиеватые формулировки. Мне же приходится брать на себя нелёгкий груз управления страной, к чему я не готов. Полностью полагаюсь на ваши умения, скажите коротко и просто.

- У них восстания в трёх провинциях. Им сейчас не до нас. Общих границ нет, интересы пересекаются только в Колониях. Да и какое это государство? Осколки бывшей империи с остатками былого величия. Сделать гадость хотели, но перестарались. Покушение на короля выходит за любые рамки. Убийство корононосителя им не забудут никогда. Ловиас отдаёт два острова в Колониях. Взамен, мы кладём дело под сукно. Какое вы примете решение, Ваше Королевское Высочество?

- Не так! Какое решение примете ВЫ?

***

- Дорогой граф, я никак не могу принять вашей отставки. Как только враги услышат, что генерал-аншеф граф Орнер фон Лаунгер ушёл с поста, нас начнут пробовать на прочность. Вы мне нужны. И для объединения дворян нам очень нужна маленькая, быстрая, победоносная война.

- Ваше Коро...

- Лагоз. Наедине, для вас я всегда просто Лагоз. Помню, как вы рассказывали мне, тогда ещё мальчишке, о своих победах.

- Лагоз, мой мальчик, я с тобой не более года, а затем уйду в отставку. Тебе нужна маленькая войнушка с гарантированной победой? Папки 24Е, 56А и 87И в шкафу Военного Министерства. Освобождение Левобережья от захватчиков. Правда, захватили его лет 300 тому назад, но кому какое дело. Помощь твоему будущему зятю. И вольное баронство, угрожающее герцогству твоей дочери. Всё устроится за одну кампанию. У нас заговорщики счастливо освободили генеральские места, заодно заполним отличившимися вакантные должности. Плохо так говорить, но Государь умрёт не зря. У него улучшений нет?

- Увы! Даже Его Преосвященство даёт отцу не более сороковины.

- Всех поймали?

- Охранители доложили о троих скрывшихся, но обещают достать и их. Я могу рассчитывать на ваше участие в разработке церемонии погребения? И командование траурными мероприятиями в столице? Вы же были его самым близким другом.

- Конечно! Не смогу отказать в такой просьбе. Да и кому как не мне?! Этим павлинам из Министерства?! Хлыщи паркетные!

- Мой брат после Коронации хочет уехать в Колонии. Быть может хлыщей отправите с ним? Пусть поучатся воевать.

- Ты знаешь, мой мальчик, я и сам про то подумывал.

- С вашим умом, опытом и авторитетом вы и не могли планировать иначе.

***

- Ваше Королевское Высочество, со всем моим величайшем почтением...

- Полно вам, Медор. Мы не на людях, да я ещё и не король. Давайте пропустим неизбежную прелюдию - я говорю "нужны деньги", вы отвечаете "денег нет", мы час ходим кругами, потом деньги находятся, но в значительно меньшем количестве.

- Ваше Королевское Высочество, право...

- Вы значительно старше меня, зовите по имени, когда наедине. Ещё чуть-чуть сэкономим время. Деньги нужны на предстоящие похороны и траурные мероприятия... Сразу скажу, Его Преосвященство не обнадёжил. Сорок дней не больше. Через сорок дней после похорон новые траты - коронация. И три одновременные военные кампании. Бюджет по ним определит граф фон Лаунгер. Обязательно надо предусмотреть сбор и вывоз трофейного имущества. Генерал-аншеф великий полководец, но нельзя быть гением во всём. Финансы - не его сильная сторона.

- Хм... Лагоз. Честно говоря, изыскать средства сложно, но возможно. Особенно в свете получения будущих трофеев. Мои люди заранее прикинут, что можно было бы вывезти с освобождённых территорий. Но...

- Мелкие вопросы прошу согласовать с армейскими и без меня. Медор, в свете трагической гибели высших чинов государства, вы бы не могли предложить кандидатуру...

- Ваше Королевское Высочество, у меня есть родственник. Давно готов к серьёзной ответственности. Если соблаговолите...

- Медор, по имени. Мы же договорились. Я полностью уверен в вашей рекомендации. Готовьте человека к должности. Думаю, сразу после коронации быть ему генералом. Его представление подпишу первым. Пусть начнёт новую службу с участия в комитете по траурным мероприятиям, затем в комитете по коронации. Вас, понятно, желаю видеть в числе руководителей комитетов.

- Премного благодарен, Ваше Королевское Высочество. Мы обязательно изыщем потребные суммы.

***

- Ваше Королевское Высочество, все волшебники Гильдии негодуют вместе с вами. Никто не мог представить, что наш Верховный Магистр занялся чёрной Некромантией. По магии его склонность - Школа Земли. В защиту могу сказать одно - рукопись попалась ему случайно и начал читать её он менее десяти лет назад.

- Э... "Книга Теней" за авторством Небта Бакау?

- Ваше Королевское Высочество, но откуда?! Я сама увидела том только после смерти Верховного...

- У Короны есть свои методы узнавать потребное. Так что вы собираетесь делать?

- Гильдия полностью признаёт вину своего руководителя. Готовы загладить нанесённый ущерб всеми возможными способами, после выбора нового главы Гильдии. Книгу уничтожим в присутствии жрецов...

- Нет. Не так. Книгу запечатываете в ларец и передаёте лично мне. Я сам позабочусь о её ликвидации. Если о столь мерзостном трактате прознают жрецы, все ваши библиотеки и хранилища неминуемо подвергнутся очищению от сомнительных книг и артефактов. Вы готовы к такому?

- Нет, Ваше Королевское Высочество. Вы мудры и прозорливы. И книга завтра же...

- Сегодня, Неста. Сегодня.

- И книга сегодня же будет запечатана и передана Вашему Королевскому Высочеству. Есть ещё вопрос - выборы нового Верховного Магистра. Наша фракция третья по численности в Совете, но...

- Я не уверен, что делаю правильно. Однако после получения трактата, буду готов рассмотреть документ с вашими предложениями. В случае, если он меня удовлетворит, Корона может призвать верноподданных волшебников голосовать за определённого кандидата. Хм... Ещё... Меня просили за дочку графа Заозерского, но я слышал и про вашу племянницу. Понимаю резоны и преимущества для вашей семьи. Могу даже согласиться для Тихого на значимую должность в Гильдии. Но мне нужны гарантии.

***

- Как же повезло, что артефакт поставили в Часовне. Боги отомстили. И на нас греха нет, и я чувствую себя в безопасности.

- Да мы и сами могли бы огрызнуться. А вот камешки-то я приберегу. Тихий как-то про обмен тел говорил. Пусть лежат для случая.

- Не боишься?

- Чего? Я никого не подставлю, просто уйду.

- Как ты вообще? С придворными разобрался?

- С беляками договорился. Они же не хотят терять тёплые места. На этом и сыграл. Генерал-аншеф сдержит армию. Канцлер успокоит заграницу. Охранители присмотрят внутри страны. Даже с финансами решил вопрос.

- Подлый заговор с убийством Государя. Под такую бирку всех недовольных можно прижать к ногтю.

- Точно. Может, отец его сам и организовал? Всё было бы то же самое, если бы заговорщики не его, а нас убили.

Разговоры

- Я вам сочувствую. Но что вы хотите от принца? Прощения заговорщиков? Его не поймут даже всепрощающие Боги. Народ не поймёт точно.

- Но родня! Родня, понимаете?

- Но и вы нас поймите - затевать смуту из-за праведного, полностью законного суда? Такого мы себе позволить не можем. Лагоз оказался очень умным человеком. Лично поговорил со всеми значимыми лицами Белого Двора. И мы решили его поддержать. Что вы предлагаете взамен? Крамолу? Гражданскую войну? А что случится после бунта? Что будет со страной наконец?

- Торан...

- Торан узнал своё настоящее место в планах заговорщиков и вот-вот сбежит в Колонии.

- Я не отступлюсь. Дело касается близких.

- Увы! Мы не можем себе позволить разгореться смуте. Простите, но из всех оставшихся заговорщиков, вы самый авторитетный и непримиримый. Потому, сейчас вам придётся умереть.

***

- Это самое серьёзное преступление! И пусть проклинал он не самолично, но несомненное, подтверждённое участие в заговоре имеется.

- Вы поймите. Поймёте - простите. Да, человек ошибся и оступился. Однако не со зла! Он считал, что таким образом укрепится могущество государства.

- А Корона? Вы думаете, убив корононосителя...

- Весь наш род готов искупить. Мы согласны на опалу, штрафы, конфискации и изъятия земель из управления, но...

- То есть вы согласны на то, что и так неминуемо приговорит Верховный Суд. Что может заставить Суд смягчить приговор со смертной казни до, скажем, заключения в Крепость?

- Устройте мне личную встречу с Наследником, и я уверен, что найду необходимые аргументы.

- Думаете, вы первый надеетесь встретиться с Его Королевским Высочеством? Сегодня принца уже дважды пытались соблазнить красоткой и трижды откупиться деньгами. Что предложите вы?

- Тайну...

***

- У-хм-хм-хм... Тра-та-та-та-та! Готово!

- Хочешь, занесу аншефу на подпись?

- Ишь! Чего захотел?! Ты ему своё направление неси. А я своё. Думаешь, что мне в следующий чин произвестись не хочется? Старик НАШЕГО вверх толкнёт, кто на его местечко сядет? Почему бы не я?

- Я в часть попрошусь. В штаб дивизии. Там производство вернее будет. И орденок на грудь упадёт. За участие в кампании.

- Половина наших в действующую армию попросятся. Дуболомы. Тоже надеются на "орденок". Больно много вас. Нашивку дадут, и радуйся. А здесь планируются операции, и куётся победа.

- Ты нарукавнички сними, хоть слегка на боевого офицера походить будешь!

- Ой-ой! Боевой! Сам-то! В штабе дивизии, за полста вёрст от битвы воевать собираешься. С линейкой наперевес будешь бегать в атаку.

***

- Господа, я тут услышал от двоюродного дядя, нам всем скоро в бой.

- Слава Богам! Наконец-то! Засиделись! Ни тебе наград, ни тебе чинов. Право слово, давно пора.

- Подробности, капитан. Извольте рассказать подробности.

- Да! Очень просим, очень.

- На Государя сегодня покушение было. Удачное. Пока жив, но весьма плох. Наследник хочет ответить внешним врагам. С внутренними охранители разберутся.

- И правильно! Я всегда говорил - Лагоз голова! Он понимает, что надо разом, по-молодецки навалиться и...

- Господа, да что ж мы за Его Величество ответить не сможем?!

- Да не в жизнь!..

- Любезный! Всем по три бокала! Господа, пьём стоя. Первую, за здоровье Его Королевского Величества! Вторую, за Его Королевское Высочество наследного принца Лагоза! Третью, за Победу в кампании! После каждой, первые два раза отрывисто, третий раскатисто...

- Ура! Ура! Урааааааа!

Замок

К полудню в башню добрались мои домочадцы. Не все. Неожиданно нанятый управляющий, Феофил, моим именем затребовал дорожную карету и отправился с ревизией по имениям. Мавда, с мобилизованными помощниками из гарнизона, осталась готовить вечерний банкет в честь моего знакомства с господами офицерами. Балег остался надзирать за сбором, упаковкой и перевозкой мебели для того же банкета и для моих нужд. Знамо дело, свои потребности слуги считают моими. Они же мне служат. Так что, до башни доехали Кидор и, как не удивительно, Эля. Она самостоятельно приняла решение сопровождать сундуки, привезённые в аптеку. Судя по всему, показывает полезность, деваться то ей некуда.

Кидор, кроме моего багажа и подаренных сундуков, привёз десятка два солдат для такелажных работ. На башню он взирал с нескрываемым самодовольством собственника. Похоже, ему понравился размер.

Гедор, местный волшебник-старожил, направил в помощь такелажникам своего подчинённого, а сам мелким бесом вился вокруг Эли. Обещая её научить управлению всеми башенными артефактами, рассказать о местных достопримечательностях и провести подробную экскурсию по всем этажам от подвала до крыши. Девушка смотрела на него сурово, но соглашалась учиться, слушать и смотреть, однако только после доставки на место, взятых под её опеку, сундуков.

Как сообщил мой камердинер, сегодня в четыре пополудни я... именно, я... запланировал совещание с офицерами частей под моим командованием, с банкетом после докладов командиров. Положено, дескать, так знакомиться с личным составом. Завтра в полдень доклад управляющего, а после него знакомство с управляющими имениями... Если они захотят остаться при должности, конечно. После чего, мой камердинер затребовал у Гедора осмотр возможных мест для назначения моей резиденцией.

Однако распорядок дня сбился сразу после сбора офицеров гарнизона. Прискакал фельд-курьер с личным письмом Его Милости ко мне. В письме сказано, что на Государя совершено покушение, он тяжело ранен. Об этом будет официально объявлено завтра, но я могу сообщить гарнизону раньше. Тон письма весьма деловой, ничего кроме написанного там не было. К чему вообще мне было писать, не понял. Ну не политик, я!

Во вложенном приказе, подписанным генерал-аншефом фон Лаунгером, мне предписывается подготовить боеприпасы, продовольствие и фураж для гвардейского пехотного, армейского пехотного и кавалерийского полков. Снабжение по нормам боевых кампаний. Срок два месяца. Разрешено использовать неприкосновенные запасы крепости, с последующим пополнением их до штатных норм. Денежная записка на расходы поступит в течении трёх дней, после исчисления интендантством потребных затрат на основе установленных норм.

В результате совещание сразу приобрело деловой настрой. "Война," - единогласно решили присутствующие. Оказывается, мы с баронством воюем последние лет двадцать. Как при герцогине-покойнице начали, всё закончить не можем. Боевых действий не ведём, купцов туда-сюда пропускаем, но официально воюем. Не! Перемирия нет, ничего такого. Такая вот у нас странная война. Видимо, на самом верху решили обезопасить границы королевства. Боеприпасов хватит, на складах есть даже с избытком, продовольствия мало, фуража нет вовсе. Но при наличии денег, всё докупается, разве цены могут подпрыгнуть. Проезд через мост в баронство решили перекрыть, но выезжающим не препятствовать.

Данные разведки нашлись, причём довольно свежие. Пара наших купцов, за освобождение от пошлины, подробно рассказывала, как и что творится на той стороне. С волшебниками у соседей было не очень, разругались они с ними, когда портал пытались захватить, однако амулетов там было полно. Дорогу вниз контролировала батарея, причём даже не метателей, а пороховых бомбард. Заряжались дробом, били на сотни шагов, вот их то и прикрывали амулетами. В батарее аж шесть орудий. Это основная причина, по которой война замерла не начавшись. Они не могли дойти до нас, мы не могли дойти до них без катастрофических потерь. В шахматах такая позиция называется патом.

Была разработана тактика - под мажескими щитами подвести метатели и обстрелять бомбарды бомбами с алхимическим огнём. С учётом амулетов, шансы победить в артиллерийской дуэли были невелики, однако были. Другой, более реалистичный, вариант - обрушить склон горы на позиции защитников. Тут другой минус - дорогу вниз придётся строить заново. Офицеры прикидывали, что придумали в Генеральном Штабе. Основная часть, склонялась к рейду диверсантов.

Банкет прошёл скомкано. Пили за здравие Его Величества, за Победу, за знакомство. Однако быстро закончили, у всех в связи с предстоящими боевыми действиями образовались дела. У меня, понятно, тоже. Снабжение на кого возложили?

И у меня появилась некая идея. Бомбарда - это не только огромная поражающая мощь, это ещё и несколько сот пудов прекрасного металла. А вы знаете почём нынче бронза? Если самому прибрать к рукам орудия, то можно не только заслужить благодарность за освобождение прохода, но и немного заработать. Судя по карте, казарма была несколько в стороне от батареи. Спуск контролировался двумя постами, наверху и в середине дороги. Любой из них мог поднять тревогу. Ещё одно соображение - у нас хорошо работает разведка, а у них одни дураки сидят? Завтра точно про прибывающие полки не узнают?

Вечером мне доставили письма из столицы. Первой прочитал записку от сюзерена. Лаура написала: "Стах, возвращайся, как папа разрешит. Бал отменили. Мне страшно без тебя."

Было письмо от маленькой Терезочки с милыми глупостями из жизни плюшевого мишки и фарфоровой куклы. Они помирились, и теперь Стешенька стала и его дочкой. Всё бы хорошо, но подпись "Твоя Тереза" очень обязывающая. Просто "твоя" - подписываются невесты, и то, только после сговора родителей. Понятно, жена или конкубина так может подписаться. В крайнем случае, сестра. Остальные варианты очень компрометируют девицу. Хотя десятилетней крохе можно отговориться незнанием основ переписки, но я-то понимаю, что малышку учат отличные учителя. Получается, это не описка, а родители ей велели так подписаться. И что это значит? Намёк? При просьбе руки Терезы отказа не будет? А почему сейчас?

Немного понятнее стало после прочтения письма Найджела, отца девочки. Он благодарил за оказанную поддержку и вступление в его фракцию Совета. Уведомлял, что после присоединения аус Хансалов и Тихого она стала третьей по численности. Из-за освобождения места Верховного Магистра, в связи со смертью предыдущего главы Гильдии, Совет собирается завтра в полдень. Человек вежливо намекнул - при желании я могу там присутствовать. Однако если дела службы препятствуют, вообще то меня там особо и не ждут, свой голос я уже отдал кому надо. Бросать крепость ради Гильдии, конечно, не буду, Совет без меня прекрасно обойдётся. А вот с жетоном для голосования, похоже, я крупно промахнулся. Оказывается, это не просто кругляш для исполнения формальности, за него можно было бы вытребовать что-нибудь. Хотя Рандбранды мне нравятся. Пусть им будет.

Вылазка

В полночь ко мне подошли силы, которые я своей властью затребовал у коменданта гарнизона. На мосту за башней построились егеря, за ними разведывательный полуэскадрон, далее шесть крепких упряжек, по дюжине лошадей заложенных цугом с полуротой солдат. Остальной гарнизон занял позиции в крепости. Я рискнул и мобилизовал все возможные силы.

Как там, в песне поётся? "И снова седая ночь, и только ей доверяю я. Знаешь, седая ночь, ты все мои тайны". Это про нас, про теней. Ночь совсем короткая, и что, вот так взять и бездарно её потерять? Ну, уж нет! Завтра на той стороне люди будут знать о предстоящей войне, надо действовать сегодня. Заодно проверю свои силы. Уже переоделся в вещи из дядиного сундука. Спать не хочется совсем, наоборот, подъём сил и энергии.

Во главе егерей подхожу к краю моста и ещё раз объясняю диспозицию. Молодой егерь тревожится:

- Ваше Высокоблагородие, вы не сможете незаметно подойти к посту, там свет и сигналки...

- Не учи учку, съешь дерьма кучку, - прерывает тираду седоусый унтер. - Его Милость сам знает что делать. Матёрый!

Под такой комплимент накидываю маску и иду вперёд, за ближайшим поворотом перетекая в состояние тени. Темнота ласково принимает меня в свои нежные объятья. Я бесплотен, эфемерен, неуловим. На середине моста на выставленных треногах горят магические светильники. Уверен, там и сигналки есть, и амулеты против невидимок. Но расстояние тридцать, много пятьдесят шагов, легко перепрыгну по теням, есть у Теней такая способность - исчезать из одной тени, появляясь в другой. Расстояние до ста ярдов. Одно ограничение - человек должен видеть, куда перемещается. Быстро, эффектно и эффективно. Возвращаюсь в нормальное состояние, тут же накидываю невидимость - это другая моя способность, прыгаю за рогатки поста и оказываюсь рядом с троицей солдатиков самого затрапезного вида. Тихо ругаются на какого-то Штымпа. Дескать, послал их на пост, а сам в караулке завис.

Нинзято хорош и для колющих, и для рубящих ударов, однако три противника, это три противника. И ведь каждый из них может закричать. А следующий пост специально так стоит, чтобы услышать и поднять тревогу. Шепчу An Por Grav. Синеватое облако окутывает дозорных. Не совсем честно резать парализованных, а что делать? Как иначе с ними справиться? Второй пост пройти было легче. Шесть человек, во главе с унтером кидают кости. Надеются на первый пост. Видать не про них Устав караульно-постовой службы писан. Мне же лучше...

Вернулся к егерям, приказал снимать с дороги рогатки и торить путь конному отряду. Дозорных уже нет, можно работать, тихо и осторожно, конечно. Спускаюсь с ними вниз, тут молодой, который меня предупреждал, увидел снятых часовых. "Матёрый," - шепчет. И вдруг его начало чистить. Он что, покойников не видел?

Пока суд да дело, начало светать. Я стою, решаю, чем лучше отработать казарму? Диваза спрашивала - сколько раз могу шандарахнуть? Дай, думаю, проверю. Kal Des Flam Ylem! Kal Des Flam Ylem! Kal Des Flam Ylem! Меня хватило лишь на три раза. Потом сел на камешек, сил совсем не осталось. А мимо меня рысью, с посвистом и гиканьем, помахивая сабельками, проскакал, разворачиваясь в лаву, отряд конных егерей. Собственно говоря, работы им почти и не осталось. Из пепелища казармы никто не вышел.

Вслед за всадниками загрохотали повозки, затопали сапоги солдат. Я больше команд не отдавал, офицеры явно лучше меня знают, что делать.

Появился Кидор с моим мундиром, переодел, завернул шинобиевский костюм в полотно и отправился обратно. Более самодовольной физиономии, чем была у него, я никогда не видел. Комендант был изыскано вежлив, когда подошёл и спросил приказа, но получил ответ в смысле - ваш гарнизон, вы им и командуйте, а я тут просто на камешке сижу. Солдатики на меня поглядывают скорее со страхом, чем с уважением. А вот егеря, те - да! Уважают.

В первую очередь вывезли бомбарды, затем лошади вернулись перезапряжённые парами в повозки. Тут много чего полезного осталось, не бросать же, правда? Тем более, треть трофеев отходит гарнизону. Так и мотались до башни и обратно, пока не вывезли всё полезное.

Похоронная команда собрала покойников для погребения в одном костре. Так получилось, что из казармы трупы не достали. Там вообще ничего не осталось. Три Заряда Пламени на максимальной силе, да в бревенчатое строение, всё же перебор.

Уже совсем утром подошли первые подразделения инфантерии и сразу стали оборудовать позицию. Защищать собираются дорогу, только до подхода остальных полков. В свете удачной вылазки, кавалерийский полк перебросят уже сегодня, а пехотный пойдёт за ним следом.

Мой управляющий ко мне спустился. Он уже в курсе требований. Фураж начнут подвозить к вечеру, продовольствие выдадут из запасов крепости. Их будет полезно обновить. Просит дать указание Кидору, чтобы тот выдал денег. Хорошо бы с тысячу дукатов. За наличные и цены лучше, и выбор больше. Делать нечего, дал добро, хотя жаба сильно душит.

Просидел на камешке, почти до полудня, ушёл с последней гарнизонной повозкой. Впрочем, вместе с комендантом и другими офицерами, оформляющими передачу позиций Второму лейб-гвардейскому полку инфантерии. По пути узнал, что командир так и должен поступать - уходить с позиции последним. Я вроде шеф-комендант, комендант командующий, но разработал операцию я, провёл её я, отвечать в случае неудачи было бы мне, потому досидеть до передачи позиции было правильным жестом. Опять же уважение проявил.

В честь победы офицеры гарнизона позвали на праздничный ужин. Понятно, согласился. С опасного направления нас защищает целый полк, можно было бы расслабиться, но проверки столичных начальников весьма вероятны. Потому велел всё, что можно - покрасить, что нельзя - начистить. Посыпать дорожки песком. Про внешний вид рядового состава, даже не напоминаю. Офицеры меня поняли и полностью поддержали.

Артиллерия

Разговоры

- ...А я как увидел, что головы так аккуратно, рядком, на бруствере стоят, меня и того... Вырвало...

- Я ж сразу сказал "матёрый". Головы отрезают, чтоб покойники умертвиями не встали. Видать, привычка у человека такая - сразу всё правильно делать, на потом не оставлять.

- У человека! Он зверь! В одиночку два поста ножом вырезал, а к нам вернулся спокойный, будто отлить сходил.

- Это вы молодые с закрытыми глазами на врага бежите, храбрость показываете. Настоящий храбрец сначала всё обдумает, взвесит, лишь потом в бой идёт. Он нам что сказал? "Ребятушки! Главное, пока не вернусь, никуда не лезьте. Услышите тревогу, сразу уходите. До утра не вернусь, тоже уходите. Я один вывернусь, а вы просто так поляжете." Правильно сказал. Мы бы все там прилегли. Вот он сам службу и исполнил.

- А мы-то ему, зачем нужны были?

- Эх! Молодой ты, жизни не знаешь. Господин - человек обстоятельный. Трофеями интересуется. Дело лично закончил, а нас взял подмогнуть, чтобы повозки побыстрее проехали. Инфантеры пришли, ан поздно! У нас всё имущество уже собрано. Треть Короне отойдёт, треть гарнизону, а треть Его Милости. А коли чужие войска трофеи приберут, гарнизон получает фигу с маслом, а с господином бароном поделятся или нет, и чем поделятся, одни Боги ведают.

- Так мы чего-то получим?

- А то! Каждый, в соответствии со своим рангом, сколь положено ему по званию, долю получит. Продадут интенданты имущество, и в жалование трофейные выдадут. Я так смекаю, нам двойная доля положена.

- Это ж приличные деньги выйдут!

- Говорю же, Его Милость человек обстоятельный, ни себя, ни своих людей не забывает.

***

- ...И вы знаете, господа, что мне понравилось? Подхожу к нему, спрашиваю приказа, а он - "Ваш гарнизон, вы и командуйте. Я здесь так... на камешке сижу"

- Да, с шефом нам повезло. И из интендантских выбил всё, что последние года просили, и как узнал о войне, сразу в бой рванул.

- Прапорщик! Ну, нельзя же быть таким наивным! "Как узнал!" А гвардейский полк с ним случайно пришёл, да? Инфантеры, тяжёлая пехота. Которые сразу позицию заняли? Знал он! Знал! Специально послали.

- Просто монстр, понимаешь. Для особых дел, небось, такого берегут. Признаюсь, как награды увидел, несколько засомневался. Теперь понимаю, за что в такие года столько понавешали.

- Меня тоже сомнения глодали. Я егерям шепнул: "Если что, уходите. Наше дело оборона." А вон оно как вышло... Один, ножом, чуть не взвод вырезал!

- А ведь правильно сказал, что сразу действовать надо. Как узнали на той стороне про подошедший полк, наверняка, щиты бы подняли и держали их постоянно. А не как обычно, заряд экономили, поднимали лишь по тревоге.

- Ну да ладно! Всё хорошо, что хорошо кончается. Опять же, трофеи. В карман, знаете ли, всем неплохо упадёт. Бронза нынче в цене. А мы и порох, и прочее снаряжение вывезли.

- Награды будут? Или хоть ленточку за кампанию дадут?

- Прапорщик! Ну, вы право, как ребёнок! Победную реляцию я отправил сразу, только телеги вниз поехали. Товар надо показывать лицом, а не ждать - вдруг заметят. Подвиги шеф-коменданта, понятно, описал, но и про нас не забыл. Кстати, на приведение территории в порядок, всех выгнали? Барон не зря посоветовал. Раз говорит, значит, знает, что приедут.

***

- Ваше Королевское Высочество! Первая победа! Без потерь, захвачено шесть бомбард с припасами. Титулярный камергер Тихий лично возглавил вылазку.

- Всех убил?

- Ваше Королевское Высочество, вам уже доложили?

- Нет, ничего не докладывали. Просто я знаю Тихого. Шельмец, понимаешь! Говорю же - его хоть на улицу не выпускай, всех уничтожит! В этот раз скольких?

- Больше взвода с егерями взял в ножи. Казарму огнём спалил. Там больше роты было.

- Я так и знал! Вернётся, задам ему... Но в газетах пусть про подвиг напишут. В армейских частях прокламации с описанием боя раздайте. Бомбарды, для поднятия боевого духа, поставьте в парке, пусть публика смотрит.

- Тихого наградить?

- Наградить непременно надо. Его и отличившихся бойцов его гарнизона. Как и чем - пусть решает Торан со своими генералами. Он военными делами ведает, а не я.

***

- И что ты теперь прикажешь делать? А? Ну, говори, не молчи! Как там вещал? "Они побоятся, и ни за что не полезут в огневой мешок!" Точно, не полезли. Себе забрали. Ты все годы меня отговаривал мириться, теперь какой совет дашь?

- Надо просить перемирия, Ваша Милость. Тем временем, морем послать эмиссаров и нанять полк...

- Угу. Я тебя услышал. Сколько у вас денег в казне? На неделю найма хватит?

- Я думал про ваши средства...

- Ты не путай личный кошель с общим. Бюджетом вы командовали, мне лишь отчёт показывали. А свою долю я сам преумножал. По Укладу чётко прописано - это разные деньги.

- Ваша Милость! В сей тяжкий для Отчизны час я и весь Комитет призываем вас пойти на жертвы...

- А вы сами как? Тоже раскошелитесь? Или только я?

- Мы готовы внести посильную лепту...

- Отлично! Это я и хотел услышать! Господа, члены Комитета, вы готовы вместе со мной пожертвовать самым дорогим? ... Отлично! Просто замечательно! Мишо?

- Всё готово, Ваша Милость.

- Благодарю, Мишо. Господа! Я жертвую самым дорогим, точнее, самым дорогостоящим, что у меня есть. Вами! Мишо, приступайте.

- Это невозможно! Заграница вас осудит!

- А мне плевать. По Укладу вы отвечаете за всё. Вот и отвечайте. Вашими головами я откуплюсь от Хаора. Неприятно, конечно, зато будет основание Уклад отменить. Я больше двадцати лет ждал этого момента, и слава Богам дождался. Вы думали я глупый скупердяй? Нет. Я умный и терпеливый. Зачем свои деньги в заводы и шахты вкладывать? Особенно, когда их нет. Нашлись жадные простолюдины, раскошелились, подняли доходы моего баронства. Однако настала пора себе власть возвращать.

***

- Так и пиши - шеф-комендант, титулярный камергер, разных орденов кавалер, а в особенности солдатской звезды "За Храбрость", барон Тихий, с мечом в руке, возглавил вылазку взвода егерей, во время которой уничтожено и рассеяно до роты наступающего противника.

- Рота в казарме была...

- Правильно! Пиши дальше - огнём крепостной артиллерии совместно с магическими атаками волшебников был разрушен неприятельский форт с гарнизоном, численностью до полка.

- Вроде меньше было...

- Экий ты придира! Взвод меньше роты?

- Да.

- Рота меньше полка?

- Да.

- Ну! Мы именно так и написали - ДО роты и ДО полка. Кто их вообще считал? Может врагов и больше было. Продолжаем - шесть осадных орудий, типа бомбарда, были захвачены в качестве трофеев и в ближайшие дни будут доставлены в столицу. С нашей стороны потери незначительны. Писать "потерь нет" нельзя - никто не поверит.

Башня

Не успел вернуться в башню, как Мивда меня кормить стала. Золотая женщина! Знает, что мужчине после боя надо вкусно пожрать.

Я получил резиденцию на 39 этаже, слуги заняли 38, на 40 расположилась Эля с сундуками. 37 этаж сделали чем-то средним между приёмной, парадной столовой и совещательной залой. Эти этажи соединены лестницами, а если что, Эля поработает для слуг лифтёром. Мебель сюда набрали с бору по сосенке, но обещают со временем заменить на мебельный гарнитур.

Запас маны уже почти полностью восстановился. Позвал девчонку, пока есть время, дай, думаю, полечу. Для порядка Мивду присмотреть посадил. Девка простолюдинка, но вдруг разговоры пойдут, оно ни ей, ни мне не надо. Хоть залечил лицо и шею, рытвин осталось очень много. Заголил девчонку до пояса. Стоит, стеснятся, но старается виду не показать. Усыпил, начинаю выглаживать, чувствую силы трачу, чуть не вполовину меньше, чем когда в столице её же лечил. Выгладил до пояса, пока устал.

И контроль возрос, и что делать, будто кто подсказывает. А на груди чуть-чуть припекает. Да так приятно, так ласково. Глянул, родовой амулет пробудился. По бороздкам зеленоватые всполохи мельтешат. Сам он уже не куском окаменевшей деревяшки смотрится, а скорее обломком свежей ветки, утонувшей в янтаре или цветном стекле. Видать заряжается. Осмотрел Взором, точно! Амулет ману в себя закачивает. Что аура у него ярче моей, ладно. Яркость ауры архимага превзойдена. Правда, очень узкий спектр, только Школа Жизни. Ещё одно понял - снять его с себя не смогу, бечева вроде чуть-чуть укоротилась, а голова уже не пролезает. Думаю, и магия не позволит.

Тут и отдохнуть бы не грех, да дел полно. Например, надо сундуки осмотреть. Понять, чего мне подарили. Опять же, Его Королевское Высочество, принц Торан, упоминал что-то про тысячу дукатов в сундуке под номером 10. Взял Кидора, поднялся наверх и начал смотреть описи. Кошеля не было в списке, однако в сундуке он сразу нашёлся. Камердинер заботливо и нежно, как малое дитя, принял его, бормоча под нос "свой глазок смотрок" и "денежки, они счёт любят", расстелил на плоской крышке ближайшего сундука огромный клетчатый носовой платок, затем пальцы замелькали в быстром танце ритма чечётки, отсчитывая и раскладывая столбиками монеты.

- Пятюньчики. Двести штук, Ваша Милость, - доложил казначей. - Прикажете прибрать?

- Конечно, Кидор. Прибери.

- Слушаюсь, - и изрёк, кажется уже себе, - Подальше положишь, поближе возьмёшь.

На сей высокой ноте слуга величественно покинул этаж.

Дал команду Эле, спросить хоть какую мебель, если она ещё осталась, и подготовить к работе алхимическую лабораторию. Девушка слегка покраснела и поинтересовалась:

- Стах, а можно Гедора привлечь?

- Можно, наверное. А это кто?

- Старший по мажеской части в крепости. Он мне ещё обещал рассказать, как с магическими устройствами башни управляться.

- Тогда точно можно. Я даже не успел узнать, как его зовут, а он сам не представился. И солдат попроси - не самой же тяжести ворочать.

Главное достоинство руководителя - можно самому ничего не делать. Вот и я, задания раздал, можно заняться чем-нибудь для души. Спросил гимнастический костюм, переоделся, вышел на крышу. Лепота! Душа поёт, купаясь в мощи Источника. Начал с разминки, потом выполнил малый комплекс, на большой нет лишних четырёх часов. Как закончил, зрителей увидел.

Вестовой из гвардейцев инфантеров, отрапортовал и подал конверт. В нём письмо. Барон Загорский предлагает перемирие и просит встречи. Ждёт ответ завтра в полдень. Что делать не знаю совсем. Главное, ни комендант гарнизона, ни кто другой из рядом находящихся должностных лиц ничего посоветовать не смогут. Не наш это уровень. Отпускаю вестового и срочно пишу письма. Первое каллиграфически, готиком, лично для Его Милости. Второе и третье, тоже готиком, но попроще, генерал-аншефу и канцлеру. Не лично, в канцелярию, однако с грифом "Крайне срочно". Четвёртое письмо, почерком в стиле рондо, сюзерену. Она должна знать, что в её герцогстве творится. Другие записки, мог бы и не писать, всех своих непосредственных начальников оповестил, но как не известить о возможных трофеях хорошего человека обер-цалмейстера? Он мне кабинет во Дворце выхлопотал. Вдруг информация ему пригодится? Найджел, возможный тесть. Герцог, волшебник, прекрасный собеседник. Раз он писал в письме о фракции, значит какая-то шишка в Гильдии. Может, ему тоже будет интересно. Последнее письмо начертал скорописью, в свою контору секретарю. Почему я сам всё делаю, если у меня в подчинении чиновники есть? Пусть берёт Евлампия и срочно едет сюда. Форма одежды парадная. Командировочные расходы отнести на ежемесячный фонд. Подумал, прикинул, и приписал: "При нужде, для срочности, разрешаю поправить парадную форму из средств представительского фонда."

Сам знаю, жирно им будет. Ну да ладно. Евлампий точно парадного мундира не имеет, а для переговоров надо иметь вид не только первым лицам, но и даже рядовым.

Спустился, тут как раз комендант подходит. Отправили гонцов в столицу. Шестерых. Много? Нет! Дабы соблюсти приличия.

Дальше больше. От нас хоть десяток бойцов в свиту выделить надо? Чай не гвардейская инфантерия позицию взяла, а наш гарнизон от славного Горно-пехотного Зеленоземского полка. Им мундир поправить надо? Решили убить сразу двух зайцев - взять отличившихся, ходивших со мной на дело егерей. И им награда - новые мундиры, и, коли спросят, сразу героев предъявить сможем.

Ещё забота - начальники понаедут, хоть стакан вина им налить надо будет? И хлеба кусок, закусить? Я выдал денег, комендант отправил в городок повозку за припасами. Команда с Мивдой во главе начала готовиться к организации пафосных перекусов.

За разговорами прошлись по мосту до спуска в форт. Дела кипят. Солдат работает раза в два-три больше, чем вчера ходило за трофеями. Оказывается, комендант попросил в полку помощи, дали две роты, чтобы всю дорогу от портала до части облагородить. Понятно, сказали "будешь должен". Намёк на то, что и они хотят поучаствовать в распределении трофеев.

Обочина от форта до моста отсыпана песочком. Каменная скала с другой стороны дороги огорожена столбиками, они покрашены извёсткой, Однако рядом с началом подъёма площадка, обычно на ней телеги ждут своей очереди проехать. Там нехорошо - рытвины, колдобины. Непорядок, одним словом. Разровнять и засыпать песком? Долго, да и весь доступный песок по обочинам разбросали. Посоветовал, где-нибудь в стороне от взглядов начальства, нарезать дёрну и укрыть им площадку. Чтобы дёрн хорошо смотрелся, его стоит обильно полить, а лучше слегка подкрасить зелёной краской.

Вы знаете, комендант посмотрел на меня с большим уважением. Сказал, уж на что столько лет офицером служит, а до такого сам бы не додумался.

Военный совет

На обеде, скорее ужине, куда меня пригласили офицеры полка, молоденький, только после училища, прапорщик пытался выяснить, как я заработал солдатскую "Храбрость"? Что я ему мог ответить? Объяснил - случайно оказался в нужном месте и сделал, что был должен, больше по службе сказать ничего не могу. Тогда он поинтересовался золотым оружием. Сказал честно - анекдотом. Ко мне влез убийца с тесаком, а у меня оружия под рукой не было, так я его ночным горшком убил. Вот Государь и прислал, чтобы всегда под рукой было. Тут парень загрустил:

- Эх, - говорит, - а у меня самый героический случай произошёл, когда от мужа одной любезной особы через окно выпрыгнул!

- Это когда тебя крапивой высекли? - ехидно поинтересовался поручик постарше.

- Нет! И не высекли, только хотели. Я сбежал. Разве мог бы позволить служанкам себя сечь?! Я просто окно перепутал и не туда залез. Хотел к горничной, а попал к прачкам. Скучно у нас в гарнизоне, никаких развлечений нет. Только пьём.

- На "тигров" охотитесь? Или устраиваете забег на дистанцию?

Офицеры переглянулись, начальник гарнизона спросил:

- Тигры - это как?

- Ну... Игра такая... Старая, офицерская. Все офицеры объявляются охотниками и садятся за стол. Во главе - командир. Всем наливают. Обычно, красное сладкое, но это не принципиально, можно договориться. Командир командует "Тигры идут!", тогда все офицеры выпивают и сразу прячутся под стол. При команде "Тигры ушли!" вылезают и садятся по местам. Далее наливают и повторяют. Тот, кто не может вылезти из-под стола, считается убитым и в охоте более не участвует. Если убит командир, командует следующий старший по званию. Побеждает последний "оставшийся в живых", самый стойкий охотник. Можно сильно усложнить задачу - каждый должен проползти под столом его полную длину. Но тогда скатерть должна доставать до пола.

- Даааа! - потрясённо выдохнул прапорщик.

- Гвардия! - завистливо отметил капитан. - А на дистанцию как?

- Тут покрепче напитки требуются. Берутся одинаковые ёмкости, по соглашению или какие есть. Стопки, рюмки, бокалы - не важно, главное, одинаковые. Ставятся в линию на стол или скамейку. Количество линий по числу участвующих в забеге. По команде "Стройся" участники занимают места. Затем, одновременно, по команде выпивают первую. Далее пьют без команды по своему усмотрению. Побеждает первый, дошедший до финиша. Некоторые вначале сразу идут на скорость, но такие обычно скоро выдыхаются и сходят с дистанции. Другие предпочитают под барабанный бой - скажем, пьют на каждый шестой удар. Много есть стратегий и тактик. Люди же все разные, каждый под себя систему ищет. Опять-таки дистанцию можно делать с гандикапом, у сильного участника первую большей ёмкости поставить. Или бежать с препятствиями - каждую десятую делать двойной. Здесь, знаете ли, широкий простор для воображения организаторов.

Офицеры потрясённо молчали.

- Вот живут же люди! - высказал общее мнение поручик помоложе. - Ещё как-то можно?

- Почему нет? Вы в шашки играете? Прекрасная игра! Для уравнения шансов можно вместо фишек ставить стопки двух цветов. Съел шашку противника - выпил стопку. Выигравшие играют между собой тур за туром, пока не определится победитель. Тут тоже крепкие напитки используют, но не возбраняется закуска - турнир всё-таки.

- А с дамами как-то играют? - слегка зардевшись, уточнил подпоручик, подкручивая тонкий, чёрный ус.

- Конечно, нет! С актрисочками разве бывает. В бутылочку.

Все офицеры гарнизона напряжённо, затаив дыхание, ждут продолжения.

- Компания садится за круглый стол. Тут лучше брать игристое. Бабахают пробкой в потолок. Женщины, как положено, слегка ахают и легонько взвизгивают. Вино разливают по бокалам. Выпивают. Пустую бутылку раскручивают по очереди, после каждого тоста. Кто первым будет крутить, решают заранее. Бутылка крутится, крутится... Когда остановится, выясняют, на кого указывает. На кого глядит донышко - загадывает желание, на кого смотрит горлышко - исполняет. Женщинам, перед этим, положено целовать ручку. Ну и рассаживаться надо, понятно как.

- Ну, вы и затейник, барон! Сразу видно - столичное воспитание, дворцовый лоск!

- А, главное, так галантно! Так изыскано!

- И не говорите! После завершения кампании, непременно надо будет попробовать! Непременно!

- Актрисочек выпишем?

- Зачем? Местных найдём! Мы Горно-пехотный Зеленоземский полк! При виде нашего мундира все бегут - противник от нас, красотки к нам!

- Не хочу хвастать, но у меня в имении есть заводик. Настоечки, наливочки и ликёрчики курят...

- Слышали - слышали, господин барон. Только нам редко перепадает, их вывозят вниз по реке.

- Так я распоряжусь своему управляющему прислать попробовать?

- Будем рады, господин барон. И уж точно не откажемся. Правда, господа?

- Я тут ещё думаю - среди гарнизона много семейных, а есть и офицеры в поиске невесты. Быть может мне по поводу возведения, после выздоровления Государя, конечно, стоит устроить бал? Достойных людей пригласить. Можно с дочками.

- Среди нас благородных не так много...

- Я для всех гарнизонных предлагаю, а не для только дворян. Полковые балы раз или два в год устраивают, а мы чем хуже?

Идея офицерам очень понравилась. Список приглашённых представят мне на утверждение. Заодно, познакомлюсь со своими подданными из значимых.

Снабжение

Поздно вечером долечил девчонку. Рытвин от язв совсем не стало. Мелкая, немного тощая, но, извините, задницей сразу крутить начала. Когда была рябой - стеснялась, вылечил - мигом себя красавицей почувствовала. Гнать её надо. Домой. Тут у меня гарнизон, мужиков полно, женщин мало. Она мигом проблемы на свою... э... шею найдёт. А гонять гарнизонных бесполезно. Как классик сказал про военных: "Солдаты - те же дети, только хрен больше и меч настоящий." Им про девок ничего не объяснишь.

Ночь прошла спокойно. Сидел, делал баночки для кремов, велено же. Заклинания творятся не как целительство, улучшений нет. Но оно и понятно - амулет только Школу Жизни усиливает. Да грех жаловаться, и так здорово. Я не успеваю опустошить свой запас, мана быстро восстанавливается.

Эля с Гедором на том же этаже разобрали лабораторию. Мебель реквизировали на время где-то в гарнизоне. Сундуки с алхимической посудой, приборами и реагентами выложили в первую очередь. Понятно, что подборка значительно лучше и качественней, чем у меня в аптеке. Кое-чем я даже пользоваться не представляю как. Специализированные установки, надо выяснять, для чего их применяли.

Башенный отшельник, чувствуется грамотный волшебник, но дальше трёх шагов от молодой женщины не отходил. Мёдом ему там, что-ли намазано? Эля тоже "не замечала", когда он помогая, то чуть её ладонь в своей руке задержит, то, принимая груз, слегка приобнимет. Мне что, и их гонять? Надо будет маме написать или сразу Симону. Отрезана от рода, конечно, она отрезана, но стучит аус Хансалам, как не всякий дятел умеет, даром всю жизнь проводит на дереве, в поисках жучков под корой.

Часа в три ночи прискакал загнанный фельд-курьер. Думаете, распоряжение по соседнему баронству привёз? Нет! Сообщение от Её Светлости великой герцогини Силестрии об отмене Розового бала. "В столь тяжкий час, когда Его Величество борется с недугом..." и так далее. Я собственно раньше понял, что бала не будет. К письму приложена крайне лестная записочка, с просьбой выслушать и, по возможности, помочь одной знакомой. Но ни в коем случае, не интересоваться её именем и происхождением. Я бы и так не отказался, но к письму была приложена женская заколка с огромным, чистым, насыщенным, чуть не светящимся, жёлтым цитрином. Делать нечего, надо соглашаться. Тем более аванс уже выдали. Именем пациентки велели не интересоваться, а у кого из высшей знати родовой камень цитрин, узнать я точно никак не сумею.

Написал ответную записку, в крайне почтительном стиле согласился принять её знакомую. Естественно, инкогнито будет сохранено, и, понятно, жду в любое удобное для пациентки время. Герцогиня, конечно, писала весьма ласково, но отвечать ей лучше формально. Во-первых, не понятно, кто кроме неё будет читать письмо. Во-вторых, женщины переменчивы, высшие особы сильно переменчивы, но особенно переменчивы женщины в определённом возрасте. Сегодня я ей хорош, а завтра обидится за дерзость. Лучше держать безопасную дистанцию.

Пока писал письмо, фельд-курьер поел, отдохнул и на свежих лошадях ринулся в обратный путь.

Однако сразу приехал обоз, подняли солдат, и те посреди ночи начали разгружать повозки. Утра было подождать нельзя? Оказалось, нельзя. Кавалерийский полк уже начали перебрасывать через портал. Утром он будет здесь, а все запасы крепости по приказу уже отдали гвардейцам-инфантерам.

Я несколько удивился - куда им сразу двухмесячный запас? Пояснили - умные люди сразу берут всё, до чего дотянутся, вдруг потом не дадут. Однако меня успокоили, Документы на приём подписали, иначе, кто б им чего дал? Среди нас дураков нет.

Провианта привезли много, но и грузят его больше нестроевые, пригнанные из того же кавалерийского полка. Сейчас самые стойкие офицеры поят интендантов, чтобы те не слишком придирались. Есть надежда, что к утру они дозреют и подпишут приёмные документы. Тем более им устроили "охоту на тигров" по моему рецепту. Как-то я по-другому представлял снабжение пребывающих полков. Однако здесь люди опытнее меня. Хорошо, что не лез к ним с приказами, кое-кто славно бы посмеялся. Каков бы был результат команд, даже не представляю. Похоже, в гимназии нам преподавали несколько искажённую картину жизни армии.

Внизу, в форте, склады не сильно велики и уже забиты, но больше фуражом. Его в крепость везти смысла нет, лошадей не держим. Мой вопрос - почему нельзя сразу отправить обоз в полк? Не был понят. Приказано же отдать со складов крепости. Опять же, наши сами проверить доставленное должны, купцы вечно объегорить норовят. Вот мы проверим, нам подпишут, вот тогда и отдадим припасы... понятно, чуток себе оставим. На усушку и утруску нормы же есть. Не только кавалеристам, нам тоже жить надо. Заметив моё удивление, вновь пояснили наивному юноше - ведь нам наверх, командирам придётся часть отдать. Боги велели делиться, а мы живём по божьим заветам. А кто не делится, тот и сам ничего не получает. Жизнь дорогая, столько расходов, а офицерское жалование невелико.

Вот с трофеями хорошо вышло. Пришёл приказ увести бомбарды в столицу. Значит, и ломать голову, куда их продать, не надо, Интендантство оплатит. На всякий случай, они и порох взяли, мало ли какие будут распоряжения. Вдруг велят стрельнуть, ан нечем будет. Порох, вещь редкая, вредная и ненужная. Где его искать снабженцы будут?

На сему случаю, разгруженные повозки временно оставляем на мосту. Освободившихся битюгов перепрягаем цугом, загружаем пушки и сразу отправляем к порталу. Пороховой запас уедет последним. Надо срочно, пока приказ не отменили. Вдруг решат, что и пары хватит, кому мы остальные всучить сможем?

Ещё чуток сэкономить получилось - за битюгов платили один раз, за подвоз припасов, а обратно мы их тоже с грузом отправляем. Но по отчёту это разные поездки, ещё немного денег в казну крепости придёт.

Ровно в 6 часов по амулету связи доложили - из столицы, через портал прошла делегация. Трое статских, чином до полковника, и два армейских генерала, которые наш гарнизон ежегодно проверяют. Едут к нам на своих каретах. Чуть позже сообщили, что кавалеристы собираются уходить. Приехавшие им передали приказ возвращаться в расположение части.

Кавалерийские интенданты настоящие звери. Встали помятые, в мешках под глазами вся вчерашняя скорбь по выпитому, но работают! И ведь действительно работают, не делают вид. Пожалел болезных, кинул Лёгкое Излечение на них и на моих бойцов. Те ещё хуже кавалеристов выглядят. Опыт то ведь не такой. Офицеры повеселели, горячо поблагодарили и продолжили. Бумаги подписали, повозки вновь загрузили, ждут подхода лошадей. Понятно, и офицеров, и рядовых покормили, создали условия чуток передохнуть. Организовали всё, как положено. Горжусь своими молодцами.

Принц

- Вы что мне принесли? Сами-то читали? А? Я вот читаю и смеюсь, смеюсь и читаю. Титулярный камергер возглавил атаку взвода егерей! Вам самим не смешно? Исправить! 8-ой класс? Из осаждённой цитадели была сделана вылазка полу... нет, мало... роты егерей, возглавляемой лично секунд-майором Тихим. Были прорваны укреплённые позиции противника, что заставило отступить до батал... нет, много... двух рот противника.

- Ваше Королевское Высочество, извольте заметить, что чин не...

- Молчать! С Лагозом я сам договорюсь. За вылазку секунд-майору была пожалована солдатская медаль "За штурм" и сделан строгий выговор. Ибо по должности он должен не ходить в атаку, но обязан находиться при штабе. Однако из-за младости юноши, начальство простило ему горячность. И медаль, и выговор я ему лично обеспечу! Забыл, шельма, зачем посылали!

Парк

В воскресенье без малого вся столица побывала в Королевском парке. Экстренный выпуск "Сплетницы" поведал, что туда с ночи перевозят трофейные бомбарды. Это те же метатели, но заряжаются крайне опасным алхимическим зельем, и выбрасывают ужасающих размеров снаряд. Целая батарея в полдюжины орудий была захвачена лихой вылазкой егерей из осаждённой крепости. Командовал молоденький секунд-майор. Судя по портрету в газете, симпатичный, хотя и со шрамом через всё лицо.

Многие не поверили в огромность этих... как их... Но пошли посмотреть. Другие поверили и тоже пришли убедиться лично. И те, и те были приятно поражены. Бомбарды действительно были велики. Причём последние из них ещё только везли по городским улицам огромные, запряжённые цугом, битюги лейб-гвардейской артиллерии. Суровые гвардейцы охраняли упряжки от пронырливых мальчишек. Тем только дай волю, сразу под колёса попадут. Взрослым, положительным людям любого сословия, не препятствовалось разглядывать отлитые в бронзе узоры на боках огромных пушек. Лишь бы не мешали проезду. Подвезённые к парку, орудия ставились прямо на клумбы с цветами. Это так символично - нежная милая садовая фиалка, раздавленная колесом чужеземного орудийного лафета!

Народ негодовал. Любой мог представить, что будет, когда ЭТО выплюнет из себя снаряд такой величины. В дуло можно засунуть голову! Но обыватели начали немного роптать на начальство. Герою дали лишь солдатскую медальку! Да, почётную. Но за подвиг, наградить лишь ею? На портрете, на шее героя, ясно видна солдатская "Храбрость". Небось, и тогда зажали награду? Знатоки, послужившие в армии, поясняли: "Дело обычное - на передовой медальку ткнут, и хватит тебе, а в штабах друг на друга золотые ордена вешают. Вот увидите, кто постарше званием, звезду получит."

Добавил пыла купчишка из портовых, спросив: "Ежели, к примеру, на гроши энти громадины перелить, эта скока в монетах выйдет?" Закрыв глаза и представив себе шесть груд монет... да хотя бы и медных грошей... люди осознали грандиозность трофея.

Опять же! Мальчик сильно рисковал, а ведь "Сплетница" писала, что он даже не обручён, у него вовсе нет невесты. Погибнет, ребятёнка после себя не оставит! Многие девочки, особенно из простых, заранее жалели красавчика... А что шрам? Он на службе получен, подумаешь, чуточку лицо перечеркнуто. Девушки знали, что шансов увидеть героя немного, но сердечку то не прикажешь... Оно сильнее бьётся, коли представишь... Нет! Не замужество, а просто совсем случайную встречу. Хм... Вот интересно, а какие глаза ему больше нравятся? Кузинины или, конечно, как у меня?

То, что юноша бретёр, публика приняла. Храбрец, этим всё сказано. К тому, в заметке, между строк можно прочитать, что дуэль случилась из-за женщины, а найдётся ли достойнее повод? Хотя некоторые, пусть и замужние, молодые дамы, забывая про стоящих рядом мужей, мечтали доказать милому мальчику, что глупые битвы не метод решения вопросов, есть любовь, которая сильнее стали...

Дворянские, да и купеческие дочки вздыхали и строили почти реальные планы познакомиться с героем. Их мамы чисто машинально просчитывали варианты, и многим был не противен такой жених.

Один совсем старенький генерал подъехал к входу. Кряхтя вылез из коляски и подошёл к бомбарде.

- Хорошо-то, хорошо, но ты не видел, как Тихий марширует! - громко заявил он своему спутнику. - Эх! Как марширует! Я сразу сказал, что он далеко пойдёт.

- Ваше Превосходительство, но без приказа, что-то оно...

- Тихий молодой, горячий! Кровь играет! Когда не рисковать-то, как ни в младости?! Опять же звание уже штаб-офицерское. Не по должности ему вперёд солдат, с мечиком в руке, в атаку бросаться. Но чины за пересчитывание подштаников подчинённых не дают. Вот тебе за тридцать пять, а всё ждёшь производства в капитаны.

- Ваше Превосходительство, я честно служу...

- Вот про то и толк! Ты честно, а он и честно, и храбро, и солдатиков своих не положил в атаке. Отругает Его Королевское Высочество мальчишку за мальчишество, и правильно отругает. А как на должность надо будет человека поставить, он кого вспомнит? Тебя, мышь серую, или его, орла среди воробьёв? А? То-то!

Генерал, наставляя спутника, отбыл. А невольные слушатели остались стоять.

- Господа, - неожиданно заявил почтенного вида купец. - Быть может нам от народа наградить героя? Как считаете? Соберём по подписке некую сумму, и на неё подарим барону Тихому подарок. Например, его бюст. И чтобы надпись была "от благодарных соотечественников", а?

Это серьёзно, когда такое предлагает широко известный в купеческих кругах благотворитель и меценат, а заодно владелец десятка морских судов, пары кварталов складов, сдаваемых в наём, а так же другого имущества, не помещающегося списком на одном листе бумаги, пусть написанным самым мелким почерком. Здоровый купчина, борода лопатой, шёлковый пояс в две ладони, и чуть не на аршин выдающийся живот, крякнул:

- Дело! Я пять тысяч талеров ПЕРВЫМ даю!

- Что вы влезли поперёд всех? Вот всегда, Иона, вы так неблагородно поступаете! Я семь дам... Нет, десять. И запишите меня вторым.

Мелкий, тощий, с крупными передними зубами, похожий на пережившего долгую голодную зиму кролика, купец обиженно насупился. Скоро у входа в парк, прямо в пролётке, выкупленной у кучера, организовалась запись желающих поучаствовать в подарке. Для сбора мелких наличных появился большой ящик с прорезью. Его опечатали, и, не против воров, а лишь для ради почёта, попросили поставить полицейский пост. Первых организаторов пропечатают в завтрашней же газете, а вот в список будут записывать только пожертвоваших не менее тысячи серебром. Потом перепишут, расставив жертвователей по размеру вклада, красиво напечатают и в сафьяновой папочке приложат к подарку.

Денег, однако, собрали уже больше, чем потребно, даже на серебряный бюст. Неожиданно, тот купчина, который самым первым записался, вновь подошёл и требует: "Пиши! Пять тысяч даю, по второму разу!" И гордо всех оглядывает.

Ловкие разносчики сновали по толпе, предлагая сладости, бублики, пироги и прохладительные напитки. А если кто подливал в стакан горячительного из фляжки, то пусть. Главное, безобразиев не устраивать и другим давать смотреть.

Вдруг подъехала казённая карета, гвардейцы построили двойную цепь от неё до ворот. Вышла супружеская пара. Он в приличном, но не шибко великом, чине, со второй "Заслугой" на груди. Она опирается на руку мужа и прикладывает к уголкам глаз платочек. "Родители!" - откуда-то донеслась весть. Тёплое чувство охватило зрителей. Они такие же, как и мы. Не заоблачные небожители. Простая семья чиновников весьма средних достатков. Даже собственного выезда не завели. "Вон, глядите! Как она к мужу льнёт! Хорошие люди! Правильно сына растили! По заслугам и почёт!" - толпа выражала полное сопереживание радости супругов до самого их отъезда.

Так ведь дождались! Скорым шагом подошли гвардейцы Горно-егерского и двойной цепью окружили участок с бомбардами. А вскоре в парк вошёл Его Королевское Высочество принц-наследник, легко узнаваемый по новомодным усам с бакенбардами. С ним дочь и гвардейские начальники.

- Нет, нет и нет, - сердито выговаривала принцесса. - Он офицер моего полка, и я не собираюсь отдавать его в гвардию!

- Но посудите сами, Ваша Светлость, - логично пытался увещевать гвардейский полковник, - Тихий - птенец нашего гнезда. Первый орден "За Храбрость" получил по представлению именно нашего полка. Он остаётся шеф-комендатом крепости, а в гвардии так и так продолжает числиться.

- А вот я его не отдам, и всё тут!

Если честно, то симпатии большинства зевак-мужчин были на стороне принцессы, но все женщины считали гвардейский мундир много красивей и привлекательней.

Вечером по салонам разговоры были только о посещении парка. Признаться, многим не понравилось, что пришло больно много черни, но пусть их... Не прогонишь же. Женщины вспомнили заметку в "Дамском Досуге", где многоопытная Бархатная Лапка советовала записать юношу в список женихов. Пронырливые мамаши нажали на мужей, отцов, братьев и получили полный расклад по барону.

Необручён! Конечно, кое-кто уже начал подбивать клинья, ну так и другие могут заинтересовать славного юношу. Конкубины нет. Это скорее минус. Если бы она была, её можно было бы заинтересовать и сделать союзницей, а ночная кукушка, уверенная в своём будущем, многое может накуковать. Еле слышно шептали на ушко про заведение некой мадам Розы. Вы понимаете? Не будем говорить об этом клубе громко, но там собираются такие приличные люди... Из ближайшего окружения Наследника!

Среди семей попроще за вечерним самоваром тоже обсуждали дневное происшествие. Солидные главы семейств больше прикидывали, сколько в монетах весят орудия. Если их расплавить, куда столько бронзы можно использовать. И ругали ворогов, отливших из доброго металла такую мерзостную пакость. Женщины больше сплетничали о родителях. "Вот совсем негордые! Фасон держат, но люди такие простые и, видать, добрые!" Юноши кусали губы и думали: "А я чем хуже? Что я не пойду первым на прорыв вражеских позиций?!" Некоторые, хорошенько подумав и тяжко вздохнув, понимали свою слабость характера. Большинство решало узнать про поступление на воинскую службу. Девушки ни о чём таком не мечтали. Они больше болтали и хихикали на тему внешнего вида героя. В целом, мнение было положительным. Однако частности - цвет глаз, причёска и всё такое, требовали самого тщательного анализа.

В офицерских собраниях за барона Тихого пили стоя. Даже у старых офицеров блестели глаза, а что говорить про молодь? Лихой атакой захватил бомбарды! Пусть без приказа! Но орёл! Солдатский "Штурм" к "Храбрости", это как "Да" любезной красотки после поцелуя. Это как стопка "Старки" к жареным бекасам... Это как вновь найти карточку на следующем абцуге в штоссе... Это... это почётно. Штабные ордена никуда не уйдут, а лишь по молодости можно вот так лихо, по-молодецки, с мечом в руке вскочить на бруствер и крикнуть во весь голос: "Ребятушки! В атаку! За мной!" Добежать единым духом до вражьей линии, чувствуя за собой своих молодцов и первым врубаясь в строй врага, отдаться упоению битвы... Такое можно испытать лишь раз, много два раза, в жизни. И то только храбрецам!

В отдельной зале Дворянского Собрания значительные вельможи тоже обсуждали Тихого.

- Господа, если бы вылазки барона не было, её необходимо было бы придумать. Признаться, привоз этих пушек на всеобщее обозрение был крайне умным ходом.

- Согласен! Но как красиво подчеркнула сей случай солдатская медаль! Это привлекло внимание и вызвало обсуждение более сильное, чем любой орден. Такой подъём патриотизма просто нельзя было ожидать.

- Можно. Но действительно крайне удачно легли карты. Даже состояние Его Величества ушло на второй план.

- А есть какие-нибудь новости про Государя?

- Не сочтите меня крамольником, Господа... Я слышал из достоверных источников... Только между нами... Церковь готовит атрибутику к коронации. А это значит...

- Безнадёжен. Государь скоро покинет нас и уйдёт в юдоль скорби.

- Его Королевское Высочество наследный принц уже перенимает дела. Белый Двор его поддерживает.

Дела хозяйские

В ожидании столичной делегации я не стал бегать взад-вперёд, проверяя готовность. Офицерам тоже не дал беспокоиться. Перед смертью, что называется, не надышишься. Что сделано, то сделано, а остальное пусть будет, как будет. Мы сделали, что могли, а сделать всё сразу не могут даже всемогущие Боги. Под давлением таких рассуждений люди успокоились.

Чужие грузят повозки, наши им помогают. Обычная деловая суета. Феофил, мой управляющий, вычистил все амбары, лабазы, погреба и прочие склады, как мои, так и крестьянские, и даже вымел до зёрнышка всё из городка. Арендаторы и купчишки готовы молиться на него всем Богам сразу. Ещё бы! Разом продать нераспроданные прошлогодние припасы не часто удается. Кое-кто из крестьян взял за товар деньгами, другие отдали в счёт моей доли с будущего урожая. Словом, везли, пока берут. Боялись, вдруг потом брать перестанут. Скоро новый урожай, цены на старые припасы тогда сильно упадут.

Управляющие имениями еле успевали организовать приём. А Феофил посулил: "Ваша Милость, сам-три с поставок выгадаем." Кто-то был бы против, но не я точно. Пока не приехало начальство из столицы, эконом меня просвещал, на чём помещики зарабатывают. Настоятельно посоветовал призвать управляющих и спросить их предложений. Раньше земли герцогскими числились, до начальников было достучаться, что молитвы донести до Богов. Сейчас дело иное, я сам могу решить чего делать, а люди кроме жалования процент от дохода получают, им прямая выгода есть прибыль получать. А уж если денег на улучшения дам, они мне в ножки поклонятся. Проехаться по имениям тоже было бы полезно. С арендаторами поговорить, своим глазом земли осмотреть.

Опять же, новый урожай соберут, надо в кругорядь закупаться будет. Двадцать этажей пустых складов. Да не простых! Мажеских! Грызуны там не живут, жучки-червячки дохнут. Сухо, круглый год прохладно. Чего лучшего желать? Возьми зерно в хороший урожай, сложи и жди недорода. Какая цена в тучные года, и сколь выгадаешь, продав в тощие? Да и другое - какая цена сразу после жатвы, а какая в конце зимы? А? То-то! Городишко малый, но торговый. Портал есть, пристаней полно, баржи по реке ходят. Сами Боги велели торговлишкой заняться. Так ведь и расходов почти никаких! Найми артель портовых амбалов, десяток ломовых извозчиков, вот и всё! А если шире смотреть, надо и артель, и ломовых под себя брать. Купить лошадей, повозки, чего ещё надо. Нанять управителя и людей. Все дела!

Управляющий говорит, как песни поёт, всё у него перспективы до конца описать не получается. Дескать, не хлебом единым жив человек, мясо ему тоже пользительно. И вино. А у меня в Дубках скотину на солонину выращивают, хоть пол армии корми. А лес? Дубовый? Жёлуди свиньям на прокорм, стволы на бочки. Санитарные порубки каждый год делают, а дерево нет приказа, куда девать. Герцогиня-покойница, как велела брёвна на складе сушить, так с тех пор они и закладываются. Ведь дуб кроме бочек и на мебель годится. Может ещё на что, спросить у людей надо. Из городка на баржи просили, однако хорошей цены не давали. А как в столицу, в порт, отвезти? Небось, совсем цена другая нарисуется.

До приезда делегации слушал Феофила. Причём Кидор чуть в стороне кивал одобрительно.

Лекцию прервали прибывшие из столицы. Не делегация, не генералы, а мои чиновники. Спешили изо всех сил. Понятно, им досталась самая плохая пролётка. Похоже, солдатики для них мобилизовали извозчика в городке. Выехали в хвосте колоны, прибыли первыми. Начальство же ведь остановилось у форта. Решило с дороги отдохнуть и позавтракать. Я моих тоже велел покормить и выделить комнаты, сразу обозначив служащих, как обер-офицеров. Не в казарму же с рядовыми таких селить? Пусть не военные, но чины у них имеются, да и прибыли они по делам службы. Велел завтракать и отдыхать, но быть в готовности.

Далее прибежал вестовой. Сообщил, что начальники у коменданта изволят вкушать закуску под белое мускатное. Затем генералы будут ревизовать гарнизон, а шпаки ко мне поднимутся. Рассказал, как на свеженастеленный дёрн вышел старший из статских. Землю обильно полили, а затем один из младших гарнизонных волшебников, видать, он по Школе Растений специализируется, сотворил чары Роста. К приезду столичных травка подросла чуть не на ладонь, и попёрли дурные одуванчики. Так тот, который коллежский советник, очень был доволен сельским видом. Сорвал одуванчик, понюхал, заявил остальным приезжим: "Какие здесь милые ромашки!"

Один егерь хотел было поправить, но унтер успел показать кулак. И потом, когда начальники ушли, лично вынес аграрию строгое предупреждение по зубам, чтоб не больно то умничал. Начальство сказало "ромашки", значит они и есть. А иначе самые умные из взвода пойдут чистить сортиры и будут там нюхать розы, пока проверка не минует. Мне пришлось послать ефрейтору два талера за скорость реакции и великолепное знание ботаники. Причём заранее отложил новенькие, блестящие, нестёртые монеты.

Инспекция

Пришествие

Переговорщики поднялись в крепость довольные и слегка разомлевшие. Они от Иностранных Дел Коллегии, будут готовить мирный договор. Встретил их в летнем придворном мундире. Невелики птицы, нечего таких при параде встречать. Я самому Канцлеру был представлен, а тут старший, лишь коллежский советник. Конечно, был вежлив, пригласил на обед и всё такое, но дистанцию старался удержать. Впрочем, они и не претендовали. Обещали докладывать о ходе переговоров. Предоставил им в распоряжение своих чиновников, одно же ведомство. Мои люди были приняты весьма благосклонно. Рядовые сотрудники всегда нужны, есть на кого писанину сбагрить. Чиновникам тоже неплохо, помимо командировочных, в большом деле засветятся. Для Личного дела оно не лишнее.

Пояснили, хоть вылазку сделал без приказа, но я был в своём праве. На месте, где стояли бомбарды, должен был быть наш второй форт. Из-за того мирный договор и не подписывали. Сейчас подпишут, если не захотят принять к себе в гости несколько полков. Тогда земельки больше отрежем и репарации возьмём. Мне вести переписку и сидеть на переговорах не по чину - он барон, я барон, встретимся, когда подчинённые договорятся.

Мирный договор подпишем между нашими баронствами. Денежных и земельных претензий выдвигать не будем. Разве кусочек под форт попросим, для безопасности крепости. С той стороны требуют подтвердить, что мы не вводим пошлину на товары, грузы не досматриваем, берём только дорожный сбор. Я и не против, мне не надо, тем более пошлина вся в герцогство должна была бы уходить, а той стороне лишние накрутки - нож острый. И так дорога цены поднимает, а с пошлинами от них вообще ничего не повезут.

К полудню дипломаты отбыли для передачи ответа, а до меня добрались генералы. Понятно, их встретил в парадном мундире Горно-пехотного Зеленоземского полка. Они тоже не самые значимые фигуры, однако генералы, опять же с инспекцией. Мне надеть парадку совсем не затруднительно, а им сразу будет видно уважение. Как приехали, позвал закусить с дороги. Они вначале в отказ пошли, дескать, только позавтракали. Я им в ответ: "Настоящему солдату два раза пообедать, как делать нечего, а у вас всего завтрак был." Убедил. Продемонстрировал им своё вино. Дегустировали от каждого виноградника на особицу. Затем попробовали настоечки-наливочки-ликёрчики, присланные с завода. Неплохо так посидели. За столом мне рассказали, что Их Королевские Высочества мною были сильно недовольны, лишь солдатскую медаль посулили. Я, понятно, раскаялся, сказал - молод, глуп и всё такое.

После застолья сообщили, что завтра и гвардейцы уходят. Раз переговоры начались, наступления не будет. А коли они получили припасов на два месяца, их с кавалеристами вместе перебрасывают в другое место. Даже шепнули куда - к жениху принцессы. В группировке только гвардии будет три полка, плюс армейская дивизия. Тут у меня возник вопрос - затребовали припасов на три полка, однако получили только два. Что с остатком делать? Припасы же начинают вновь подвозить.

Проще всего, было бы остановить подвоз. Причина железная. Хлопот на треть меньше. Однако знаете ли, прибыль тоже меньше на треть. Как-то не хочется деньги терять, их Феофил уже сосчитал, распределил и забюджетировал. Опять же, Кидор очень сильно огорчится. У него тоже планов громадьё. Словом, для лучшего осмысления мы ещё посидели, кофея выпили. Мне слуги наливали лишь для виду, а начальники уже прилично назавтракались мускатом. В общем, генералы после кофея немного разомлели. Видать, зря я последнюю бутылку ликёра велел принести. Приказал слугам, разнести людей по комнатам, им надо поработать с бумагами.

Правда, Феофил успел подмахнуть у генералов акт приёмки припасов. Авансом, так сказать. Однако обещал передать припасы их сопровождающим в наилучшем виде. Ну и вина от меня в подарок организовал. Ликёрчиков там... и прочего. А Кидор, когда комнаты готовил, по кошелю с сотней дукатов у каждого забыл. Вечером, как начальство с бумагами разобралось и пошло кушать, золото куда-то делось. Оно понятно, просыпаешься, кошель видишь, машинально прячешь. Я из деликатности не стал спрашивать. Парой сотен меньше, парой тысяч больше. Здесь камердинер потерял, там управитель найдёт. То на, то ж и выйдет.

Только солдатики унесли проверяющих, Балег меню на вечерний банкет принёс. Положено, понимаешь. Генералы с сопровождающими лицами, дипломаты, офицеры гвардейского полка, интенданты кавалеристов, мои чиновники, наконец. Не угостить нельзя, скажут - зажал пирушку, а у меня здоровья столько пить нет. Хорошо слуги понимают, вместо вина мне сиропную воду подливают. Утвердил меню, не глядя. Не мне столовым делам Мивду учить.

С банкетом разобрался, Кидор приказания спрашивает. Привёл слугу пациента, за которого Её Светлость просила, тот хочет посмотреть отведённые покои. Я в этом хоть что-то понимаю? Командую:

- Кидор, проследи, чтобы всё нормально было.

У того, видать, от души отлегло. Поклонился и отвечает:

- Не извольте беспокоиться, Ваша Милость. Пока заняты, я распоряжения дам, а вы потом меня поправите.

Угу! Поправишь такого. Но раз так, величественно соглашаюсь:

- Ты уж постарайся.

Главное, тот слуга по манерам один к одному мой камердинер, сразу видать - они одного поля ягода. Пока до двери задом наперёд шёл, три раза мне успел поклониться. Причём не раболепно, а с таким достоинством! Надо будет всё же выяснить, кто у него хозяин.

Переговорщики вернулись. Предварительный проект мирного договора с той стороны получили, наш туда отдали. Завтра в полдень будет новый раунд переговоров. Оказывается, сосед-барон много лет лишь утверждал Указы Комитета Управления. Не то ему лениво было, не то ещё что, но сам делами не занимался. Как мы вывезли бомбарды, он обиделся за разор, приказал повесить комитетчиков и их имущество в возмещение забрал в казну. Сказал, что в налёте побили наёмников, потому претензий вообще никаких нет. Наёмным отрядам для того и платят, чтобы умирали.

Пригласил статских на вечерний банкет. Дипломаты приняли приглашение как должное, а мои чиновники были сильно польщены, не ожидали такого. Но пусть их, государевы люди, при мне служат, чем они хуже гарнизонных офицеров?

Вопрос с Элей. Можно было бы её тоже на банкет позвать, но единственная женщина на толпу мужиков... очень неправильно. Звать жён офицеров? Опять-таки плохо - не бал организовываю, но женщины подготовиться должны, хоть за неделю их оповестить надо было. Дружескую попойку... если правду говорить, то она и будет... без женщин лучше проводить. Однако Элю обижать не хочется. Решил нагрузить её работой. Причём, правду сказал - по поручению Его Величества зелья сделать должен. Велел лабораторию подготовить и начинать готовить основу, а я сразу после банкета подойду. Обрадовалась женщина, хочет быть полезной. Побежала на сороковой этаж.

Балег пришёл, доложил - Феофил просит команды на отбытие в столицу. Торопится акты передать в Военное Министерство для расчёта. Правильно говорят: "Куй железо, пока не передумали." Вина он запросил с собою и прочих продуктов с имений. Новый урожай скоро, пусть попробуют наших припасов, может заключат договор на поставку. Однако не менее пяти процентов, да не от прибыли, от оборота, придётся обещать. Говорит, так принято. Ну, принято, значит принято. Не мне традиции менять. Молодой ещё, не поймут.

Потом камердинер вернулся, сказал - два этажа пациенту выделил. Но мебелей для обстановки нет. И от солдатиков не отнимешь, гостям такое не поставишь, им поприличней чего надо. Однако договорились, решили вопрос - завтра они мебель с собой захватят. Опять гарнизонные будут нужны на погрузку-разгрузку-перетаскивание. Мивде в помощники тоже людишки потребны.

Банкет

На банкет народ собрался по-армейски чётко. Всех рассадили по чинам, потому народ перемешался. Оно и правильно - для знакомства и наведения контактов полезно. От нашего полка нежданно офицеры подвалили, зато привезли полковой оркестр. Так себе оркестрик, если правду говорить, но лучше, чем ничего. Обслуживали солдаты, как оно обычно бывает в армейских офицерских клубах. Я долго думал и прикидывал, однако пришёл в армейском мундире. В придворном и достойнее, и наряднее, но... неправильно. Вроде выделиться хочу, подчеркнуть свою значимость. А так вполне свой.

Первые три тоста - за здоровье Его Величества, за Его Королевское Высочество наследного принца и за Её Сиятельство герцогиню Зеленоземскую я провозгласил под торжественную музыку оркестра. За моим столом два генерала сидели, далее они парадом командовать стали. Пили за меня, за победу, за знакомство.

Через час все перезнакомились. Начали разговоры "а у нас, а у вас". Оркестр марши играет, под тосты туш выдаёт. Веселье, одним словом. Потом решили соревнование устроить между офицерами, выделили по двое от каждого полка и два от гарнизона. Евлампий и один из переговорщиков от статских выставились. Этажом ниже столы уже стоят, на нём ровнёхонько, вроде гвардейцев на плацу стопки, как по линейке, вытянулись. Трубач выдал "Слушайте все!", народ собрался посмотреть и поболеть, а избранники вышли на старт дистанции. Командир гарнизона, он сейчас главный организатор, дал команду "Товсь!", затем грозно нахмурил брови и зажатыми в руку лайковыми перчатками сделал отмашку, выкрикнув "Марш!".

Резко начал гвардии поручик. Левой - правой, левой - правой. Взял одной рукой - опрокинул в рот, повторил другой рукой. На такой скорости прошёл лишь треть дистанции, но... дальше не смог. Статский сошёл с марша вторым, не понятно, зачем и начинал. Остальные до половины соревнования шли почти вровень, кто чуть впереди, кто чуть отставал. Евламий держался молодцом, но было понятно, что он не победит. Последним на дистанции оказался кавалерийский интендант, но с ним случилось недоразумение, один из офицеров перешёл на его линию, потеряв свою. Того сняли с пробега, но бедный интендант, потеряв темп, невзирая на полученную фору, сломался. Евлампий, после очередной дозы, просто упал, не выпустив ёмкости. К финишу подошли только двое - гвардеец-капитан и поручик моего гарнизона. Закончили почти одновременно, но гвардеец не допил, расплескал, а мой допил и "умер". Его и признали победителем.

Зрители вернулись к столу, сели, начали спорить и комментировать соревнование. Я же, сославшись на дела, покинул компанию.

В лаборатории работа кипела. Вместе с женщиной здесь был гарнизонный волшебник, Гедор. Излишне суетился, старался помочь, и, хотя про крем знает только со слов Эли. Его явно интересует рецепт. А вот мне надо кого учить? Оставим в стороне то, что моя магия здесь не известна, и её повторить он не сможет. Ладно, пусть смотрит... что покажу. А показал я дробление опала, взвешивание алмазной пыли и отсчёт жемчужин. Поразив ценой реагентов и выложив ещё кое-что лишнее, отправил помощников спать. Обойдёмся без любопытных. А чтобы добавить загадочности, потушил свет в лаборатории. Я и без света хорошо вижу.

Работал почти до рассвета. Всё же профессиональная лаборатория, это не аптека - одновременно делал четыре процесса и не сильно напрягался при том. Заполнил все банки, но остался совсем без сырья.

В остатки основы добавил чуть-чуть экстракта из медузы. Есть такая - физалия. В подаренных сундуках лежала. Чуть пыли опала, чуть концентрированного отвара болиголова и по капле из трёх случайных пузырьков. Если кому-то надо - пусть изучает, я не буду против. Не до того мне, крышечки надо срочно делать. К завтраку даже запечатать баночки успел. Работать на Источнике Силы, просто праздник какой-то. Не успел ману истратить, вновь запас полный.

Ушёл привести себя в порядок, чтобы на завтрак свежим придти. Но, чисто из любопытства, накинул невидимость и вернулся. В лаборатории Гедор уже выливает подготовленный мной микс в пузырёк. Ну-ну... Пусть разбирается, а я погляжу, что у него получится. Одно хорошо - Эли с ним нет. Хотя... Её проверить тоже будет совсем не лишним. Параноик я, да?

Пресса

После завтрака велел Балегу запаковать баночки с кремами. Затем вышел на мост. Принял доклад дежурного. Участники банкета из форта ещё не подходили. Присланный на хозработы взвод прибыл, но не знает, что делать. Припасы уже полностью перегрузили, а новых пока нет. Велел взять тряпки и мыть перила моста. Пользы от такой работы немного, но и вреда никакого нет, а солдаты при деле, заодно и деловитость изображают.

Вернулся к себе, там шум, гам, ор и ругань. Мивда с хворостиной за своей помощницей бегает. Один из солдатиков, отряженных на кухню, умудрился... ну... почти уговорил бывшую дурнушку, что она красавица. Но тут в кладовку неожиданно зашла повариха... Не знаю как, но солдатик сбежал, а его несостоявшуюся... э... подругу настигла кара в виде розги справедливой Мивды. Велел прекратить наказание. Виновную отправить к семье, с диагнозом "здорова, но стала излишне резва".

И кухарка, и камердинер полностью поддержали мой приговор. Однако Кидор тут же заявил про необходимость нанять дополнительных слуг. Дал ему карт-бланш, сказал "нанимай, раз нужны", но чувствую зря. Уж больно хищно блеснули глаза домоправителя. Я было спросил про расходы, а он "не извольте беспокоиться, Ваша Милость, в бюджет уложимся". Мне и Феофил что-то про бюджет втирал, надо бы затребовать его на изучение.

После завтрака были поданы, доставленные ночью, воскресные газеты. Главная новость - я, доблестный и красивый. Оказывается, крепость неожиданно была осаждена коварным соседом, а очень храбрый я, почему-то секунд-майор, во главе РОТЫ (!) егерей сделал вылазку и заставил отступить до двух рот противника и захватил шесть бомбард, орудий ужасающей силы.

Каждая газета по-своему рассказывала об этом. Экстренный выпуск "Столичных сплетен" делал акцент на то, что бомбарды везут в столицу, рассказывался маршрут и пункт назначения - Королевский парк. Намекалось на предыдущие сообщения газеты, о дуэли некого "Т". Мой портрет там был. Где его взяли, не понятно, художнику я точно не позировал. И уж точно не в армейском мундире со всеми регалиями. Почти прямо говорилось, что атаковал я в нарушение приказа, и командование мною сильно недовольно. Однако совсем не наградить, вроде как нехорошо, потому, говорят, собираются дать солдатскую медаль "За штурм". Обычно её дают рядовым за доблесть в атаке - первому вступившему на стену при штурме вражеской крепости, первому прорвавшему каре врага, ну и всё в таком духе. Медаль не столь редкая, как орден "За храбрость", но тоже почётная.

"Воскресные ведомости" подробно разбирали именно аспект нарушения приказа, но в результате доказали - нарушения не было. Я барон, на мою крепость напали злые соседи, участвовал в вылазке только мой собственный гарнизон. Так что, имел полное право самостоятельно принимать решение о вылазке. Другое дело, что был очень не прав - надо было подождать, запросить помощи, дождаться составления плана контрнаступления и лишь затем лезть в бой. Хорошо ещё, что вылазка удалась, причём даже без особых потерь в личном составе, а если бы нет? Резюме - молодой, горячий, молодец, конечно, но никогда не берите с него пример, правильно его начальство отругало. И вообще, как только станете баронами, не лезьте в драку, не заделав хоть парочки детишек, а то майорат наследовать некому будет. Вот помер бы Тихий, кому бы земли отошли?

"Дамский досуг" подробно разбирал именно эту грань сражения. Полное отсутствие невесты, суженной, возлюбленной и ещё штук пять синонимов в одной статье, сильно волновало редакцию. Отсутствие конкубины было отмечено, скорее с осуждением. Понятно, ещё молод, но раз уже барон - значит обязан. Не как в прошлой статье - мельком, а подробно, со знанием дела, описывались достоинства моих имений, взрывоподобная карьера, близость к наследнику и его дочери. Не забыли про личный вассалитет у последней. Портрет при статье, понятно, был. Под ним напечатан перечень наград. В моей внешности снисходительно похвалили осанку, но тут же описали шрам, уродующий лицо. Хотя сразу и упомянули, что на миловидность детишек шрамы мужей никак не влияют. Завершением статьи шло перечисление моих источников доходов и их приблизительный размер. Что-то уже не хочется в столицу возвращаться.

"Хаорский ветеран" - газета ветеранов военных кампаний. В ней не печатаются статьи прослуживших в армии или гвардии менее четверти века. Типа, чего вы вообще понимаете в этой жизни? Сначала послужите с наше, тогда и рот разевайте. Так вот, в "Ветеране" разбирали применение бомбард, их преимущества, в основном, ненужность волшебников, и недостатки - вес, порох, долгая перезарядка. Как ни странно, по мнению автора статьи, цена не входит в число отрицательных качеств любого оружия, если оно даёт серьёзное преимущество в бою. Про меня было написано мельком. Что-то вроде - мальчишка, молоко на губах не обсохло, а так ничего, хорошая смена растёт.

В отличие от всех других изданий, здесь про вылазку молчали. Зато подробно, с кроками местности, было рассказано какие потери были бы при штурме позиций, какие при артиллерийской дуэли. Вывод был таков - позиция берётся либо ценой неприемлемых потерь, либо атакой с тыла, либо неожиданным ударом диверсантов. Обрушение склона было признано дуростью - зачем разрушать единственную дорогу, закрывая проход собственным войскам?

Далее было сказано, что при нормальном охранении диверсанты пролетают тоже. Однако слишком длинный срок без боестолкновений расслабил Комитет, реально управляющий баронством. Тот, с каждым годом, всё меньше и меньше выделял средств на содержание укрепления и солдат в нём. Вместо, запланированного изначально, каменного блокгауза и орудийных позиций, были оставлены, построенные временно, до возведения основного укрепрайона, насыпные капониры и бревенчатые укрытия. Вместо баронской армии был нанят отряд наёмников. Причём, дешёвых наёмников - боёв же нет. Зачем платить лишнее? Учений личного состава с реальными стрельбами не было вовсе.

Закончилась статья призывом - не экономьте на армии, может себе дороже выйти.

В завершение обзора следует упомянуть прокламацию для раздачи в воинских частях. Это что-то вроде большой листовки или маленькой афиши. На ней мой портрет. С маньячным взором, чётким шрамом через всё лицо и несколько озверелым выражением на физиономии. Он украсил бы в нашем мире любой стенд с заголовком "Разыскивается особо опасный преступник". А если принять во внимание мундир и награды, то и щит в воинской части "Отличники боевой и политической подготовки". Словом, художник очень постарался, рисуя портрет. Текст простым языком рассказывал, что секунд-майор Тихий возглавил атаку на превосходящие силы противника, практически без потерь рассеял их и захватил шесть крупнокалиберных алхимических метателей, за что был удостоен солдатской медали "За штурм" и двух недельного отпуска по месту жительства. Тут я совсем завис - отпуск то здесь причём?

Пациентка

К полудню началось движение по мосту. Первыми приехали генералы с сопровождающими их лицами. Попрощаться. Наговорили кучу хороших слов и откланялись, оставив двух интендантов для приёма припасов. Ночью начала поступать последняя партия, надо же их было проверить и перенаправить.

Затем приехал обоз с мебелью и дружной пятёркой служанок. Если вы думаете про молоденьких и смазливеньких хихикалок, то обломитесь. Прибыли суровые тётки Мивдиного типа - слона на скаку остановит и хобот ему оторвёт. Солдатики, приданные им в помощь, были моментально зашуганы, приставлены к выгрузке, дышали по команде и боялись мегер в стойке "Смирно".

Переговорщики проехали, задержавшись на минуту, только чтобы меня поприветствовать. А мои чиновники, приданные им в помощь, просто показались под мои ясны очи, дабы прогнуться и поблагодарить за вчерашний банкет. Прогиб был принят и засчитан.

Уже сильно после полудня Кидор вывел на мост встретить карету. Так как гость, точнее гостья, прибывала инкогнито, совершенно... ну, совсем неофициально... никакой мундир для знакомства не подходил. Партикулярный костюм... тот, который вроде фрака... надевать было уж слишком фамильярно. Мордой и возрастом не вышел. Рангом, понятно, тоже. Совсем без знаков различия встречать гостью непристойно. Ещё бы в подштаниках вышел к ТАКИМ людям. Вопрос "К каким именно?" камердинер тактично замял. Инкогнито же! А нарядил он меня в совсем простенькую рыцарскую мантию. Не ту парадную, из парчи, а шёлкового бархата. Алую с жёлтой отделкой. Такие же берет и перчатки. На груди не нашивки, а оригиналы всех регалий, включая камергерский ключ. Рыцарский пояс, которым меня опоясали при посвящении в рыцари, с подвешенными коротким форменным мечом и кинжалом.

Скромненько так. Естественно, обувь кожи крокодила, но теперь я её всегда ношу. Кидор засомневался на счёт пера на берете, однако решил оставить страусиное. Единственно, посетовал на маленькую золотую заколочку. Можно было бы её и чуть побольше, да с изумрудиком... Но! Увы! Нет в моём хозяйства такой. Я чуть было не ляпнул в унисон: "Нужда проклятая!", однако постеснялся. Кто его знает? Вдруг всё бросит и побежит покупать. Навесил мне на шею золотую гильдейскую цепь со знаком магистра. Убедился, что часы в кармане, а на пальцах блестят все три перстня - изумрудная родовая печатка, нынче одновременно исполняющая роль знака баронского достоинства, пожалованный Лагозом перстень с изумрудом и Лаурин аметистовый. Только после того, слуга последний раз оглядел меня, и лишь потом, в таком скромном и полностью неофициальном наряде, вывел на встречу.

Сигнальщики уже давно сообщали о продвижении кареты без гербов. Понимаете, есть простые кареты, бывают с гербами, а вот эта БЕЗ ГЕРБОВ. Едет такая по провинциальному тракту, селяне шапки ломают, кланяются, не понимают дурни, что человек инкогнито едет, совсем по-простому. Главное, как узнают, что шапки ломать надо? Не то потому, что все кони серые в яблоках. И восьмёрка першеронов, запряжённая цугом в карету, и десяток рысаков охраны подобраны масть в масть. А может сама карета немного, раза в два, по длине и полтора по другим измерениям, больше других карет. Хотя может внешняя обивка их навела на мысль, на счёт поклониться. Такая, понимаете, весёленькая замша, ярко-жёлтого цвета. С набитыми бляшками амулетов от грязи, воды и холода. А может ещё от чего, глупые крестьяне не знают.

Ещё при первых сообщениях о приезжих мойщики перил были отозваны, а егеря, что со мной ходили, в выправленных новых мундирах встали на вытяжку, едят глазами начальство. Это не почётный караул, а так... просто оказались тут.

Охранники спешились. Они тоже инкогнито, без наград и знаков различия, но все в мышиного цвета форме. Росточком любой выше меня, не самого мелкого, на пол головы минимум. Выправка гвардейская, у каждого закручены усы. И все без исключения блондины. Если бы не дворянские печатки на пальцах, то от охранников купеческого обоза таких не отличишь. Вёрст с пяти... через лес... пьяным... и глядя в другую сторону. Лошадей у них мои приняли, а охрана окружила карету.

С запяток соскочили два дюжих лакея, приставили лесенку к дверце и встреча нас, скромных и незаметных, началась.

Из кареты вышла женщина под вуалью. Кружевное летнее платье неброского серого цвета. Тончайшие перчатки, изящная миниатюрная шляпка, густая вуаль, лайковые туфельки - всё было серым, но не однотонным, а тщательно подобрано по оттенкам. Потому, наряд не казался блеклым, а даже мне, не искушённому в женской моде, представал в виде композиции художника. Руки к ней тянуть не стал, без меня было кому помочь выйти. Лакеи страховали с двух сторон. Я поклонился и продолжил стоять по стойке "Смирно". Меня удостоили лёгкого кивка. Служанки, прибывшие ранее и вышедшие из кареты, окружили даму и повели к лифту. Причём, на должность лифтёра Кидор назначил Элю.

Последней вышла женщина, которую почему-то про себя я назвал "статс-дамой". Она сразу подошла ко мне, обаятельно улыбнулась и заявила:

- Барон, благодарю вас за гостеприимство.

Положенные ответные слова были произнесены, необходимые речи сказаны, после чего отказавшись от отдыха, завтрака и всего остального меня попросили осмотреть пациентку. Понятно, я переоделся. Увы! В ученическую мантию отца. Ничего другого подходящего не было. Всего через полчаса меня позвали в покои, отведённые гостье.

Комната преобразилась. Стены оказались увешены тяжёлыми гобеленами, несколько красивых ширм делили помещение на части, за одной стояла широкая кушетка. Сопровождающие вышли, кроме статс-дамы, которая отодвинула ширму, за которой стояла очень красивая молодая женщина, укутанная в тончайшую материю. Ткань была сдёрнута, пациентка осталась совершенно нагой и дуэнья спросила:

- Моя госпожа родила ребёнка. Роды были долгие и тяжёлые, но врач уже разрешил входить мужу к ней в спальню. Но как я смогу показать ему бывшую первую красавицу королевства ТАКОЙ?!

Ну... Не так всё страшно, однако действительно некрасиво. Обвисший живот, множественные растяжки, состояние кожи - наибольшие проблемы. Понятно любой женщине такое неприятно. Будем честны, мужчине видеть этого точно не стоит. Что ни говори, разочарование будет сильным.

Маленькая смерть на пациентку. Далее уборка лишнего жирка, подтяжка мышц живота и выглаживание кожи. Устал, замучился, однако приобрёл опыт изрядный. Статс-дама не мешала, но всё время стояла рядом. Когда закончил, она свернула очередную ширму. Там стояло трюмо с ростовыми зеркалами. Временно велел его завесить тканью. Разбудил пациентку и пояснил:

- Я подтянул, сшил разорванные мышцы живота и просто привёл их в тонус. Сгладил кожу и убрал отложения с некоторых мест на теле. Тысяча извинений за столь интимные подробности, но убрав лишнее с талии, боков, спины и частично с бёдер, ягодицы я трогать не стал. Некоторым мужчинам нравятся такие... пышные...

Недослушав, женщина вскочила, подбежала к зеркалу и сдёрнула занавес. Совершенно не стесняясь меня, долго, со всех сторон, разглядывала своё отражение. Потом плюхнулась на кушетку и заревела. Сквозь всхлипы слышалось: "Я не верила... Он смог..." Дуэнья накинула на неё ткань и деликатно выперла меня из комнаты.

За организованной для неё, меня и статс-дамы закуской, я был захвален, орошён слезами и пожалован целовать руку. Был подарен кулон с большим необработанным алмазом. Ещё позвали в гости, когда буду в своём поместье, документы на которое мне скоро придут. На прощание я ей подарил по баночке каждого крема, с наказом использовать перед свиданием с мужем. Кидор доложил, что ему на расходы был оставлен кошель. Глаза слуги плотоядно щурились.

Уехала пациентка с наступлением лёгких сумерек.

Две точки зрения

Деловой вестник Кандарии.

Вся прогрессивная общественность негодует по поводу бесчинств и произвола, учинённых бароном Загорским.

Предыстория проста - два баронства не поделили болотце с жирными пиявками и сладкоголосыми лягушками у речки Переплюйки. С тех пор, уже несколько десятков лет, между ними ведётся непрерывная война. В этот год баронство Тихое бросило в бой всё своё воинство, всех трёх солдат. Назавтра они вернулись из набега со славной победой и поживой в пяток курей. Проигравший сию грандиозную баталию, безумный барон Загорский от досады приказал повесить своих советников, составляющих Управляющий Комитет баронства. Мало того, он конфисковал их имущество в свою пользу, а семьи и служащих бросил в тёмное узилище.

Вина шести почтенных советников была лишь в том, что они вложили личные средства в развитие промышленности Загорских земель, открыли четыре шахты, три завода и множество мануфактур. Невозможно сказать, во сколько раз они подняли доходы баронства, ведь ноль странное число - по сравнению с ним, любая величина огромна. Так вот, личные доходы барона возросли от нуля, или сравнимой с ним суммы, до гарантированных, подписанным Укладом, ежегодных шести тысяч талеров и одного процента от дохода с предприятий.

Жалкий безумец сорвал свою злость на наичестнейших, мечтающих о благе всего населения, негоциантах и промышленниках. Он не подумал, что ограбив вдов и сирот несчастных жертв собственного произвола, разорвав наипрогрессивнейший Уклад, дающий простолюдинам свободы, и нарушив любые возможные традиции, вновь вверг баронство в нищету, убожество и забвение. Давайте вместе со всей мировой общественностью осудим преступный произвол барона Загорского, потребуем его примерного наказания, освобождения незаконно арестованных и возврата имущества репрессированных жертв законным наследникам.

Лебенская ежедневная дворянская газета.

Наконец-то барон Загорский понял, что его заигрывание с простолюдинами-купчишками, и подписание их Уклада, не стоит чернил, которые ушли на подпись сей мерзкой бумажонки.

Суровый урок, приведший к просветлению, преподал юный барон Тихий, лихо, по-молодецки, во главе своей стражи, напавший на приграничную заставу, и, тем самым, убрав причину двадцатилетнего противостояния сторон. Проявив себя столь же изрядным политиком, сколь и умелым военачальником, молодой барон не стал развивать успех, а сразу сел за стол переговоров. Его требования весьма умерены - небольшой участок земли для возведения укрепления, охраняющего границу.

Барон же Загорский, отдавший любые военные и политические рычаги управления недостойным советникам, стряхнул с себя многолетнюю негу и затребовал к рассмотрению документы по ведению дел в его землях. Дела оказались ужасны - из экономии армия оказалась распущенной. Её роль исполнял нанятый на медные гроши мизерный наёмный отряд. Лишь умеренность не дала соседу в один день захватить страну и осадить баронский замок. Налоги собирались с нарушениями. Суд большей частью был неправедным. И прочее, и прочее, и прочее.

Последний Совет завершился отменой нелепого Уклада и скорым судом корыстных негодяев, много лет морочивших голову законному правителю. Коий посыпая... не будем говорить лысину... главу пеплом, собрал дворян баронства и торжественно пообещал Дворянскому собранию больше никогда не отлынивать от обязанностей управления землями, рачительно вести бюджет и не давать излишней воли простолюдинам.

Как завершающий штрих, хочется напомнить благородным читателям, что ни единого разу за всю мировую историю, ни в едином государстве, дача хоть толики власти простецам не приводила ни к чему доброму или сколь-нибудь полезному.

Разговоры

- Прочитал афишку про нашего. Всё-то начальники переврали.

- Однако ж лестно.

- А то! Вестимо лестно, под таким героем ходить. Опять же, Его Милость добёр. Мне два талера послал, не побрезговал простым унтером. Я их приговорил к пропиванию за здоровье господина барона. Он не то что... Кхм-кхм...

- Ты про прапорщика? Тот только и умеет щелкать солдат по зубам кулаком в лайковой перчатке.

- Молчи, дурак! Его Благородие лучше знает, как рядовых воспитывать. А мы тоже... не первую пару казённых сапог истоптали... сами смогём кого поучить. Ежели за дело - накажи! Положено! А от настроения по мордасам получать, оно нам вовсе не любо!

- Чур, я! Я ловкий, аж страшно как! Доску в нужнике подпилить, мне на раз. Провалится - извольте в отставку, говнюки в офицерах не потребны, авторитету нетути.

***

- Я, знаете ли, каждый год в крепости с инспекцией бываю, а такую благодать только сейчас застал. Вот чувствуется в бароне армейская косточка. Деловитый! Никакой придворный так порядок не наведёт. Шик-блеск-красота - это да, это они могут. Вызолотить какую-нибудь ерунду, тоже к ним. А настоящий армейский порядок, лишь офицер навести сможет.

- А мне понравились сроки - пара дней и всё блестит. Я на мосту спрашиваю солдатика, который перила мыл: "Каков приказ?" А он чётко отвечает: "Личное указание шеф-коменданта - мыть отсюда и до обеда."

- Кстати, да. Кормит барон знатно. И его вино, особенно красное, весьма недурно. Мне бочоночек презентовали.

- Вот вы меня простите, конечно, но именно в данном вопросе, я с вами не соглашусь. Наливочки с местного завода значительно приятственней. Они просто чудо! Барон велел управителю по дюжинке каждой мне прислать.

- Управитель у него больно молодой, такой разве может имением управлять? Я, когда бумаги подписывал, сразу о том подумал. Но у ваших по продовольствию и фуражу нареканий же не было?

- Хм... Я как-то не спросил...

- Что так? Надо было уточнить. Для порядка хотя бы.

- Так я, как вашу подпись увидел, подумал, уже всё проверили.

- А я думал, вы своим поручите.

- Вроде ничего такого... Лично проверю. Я приказал три повозки продовольствия мне домой отправить.

- Прикажите, на мой адрес тоже прислать. И фуража пару возов. У меня же дома три выезда.

- Непременно! Сразу, как доберёмся, прикажу. Единственно, не знаю, что делать с излишками. Переброску отменили, но приёмный билет подписан, по нему деньги сейчас начисляют...

- Так решаем, как в прошлый раз?

***

- Милая, милая, милая!

- Изголодался, проказник, по своей маленькой жёнушке?! Всю ночь мне спать не давал!

- Ты чудо! И малыша мне подарила, и сама ещё краше стала!

- Я тебе, правда, нравлюсь?

- Красивее тебя, я никого не видел!

- Ну вот! Оказывается, пока я тебе ребёнка вынашивала, ты на других смотрел и меня с ними сравнивал?! Ой! Какой ты смешной! Не оправдывайся! Я пошутила!

- Ты у меня единственная!

- А у меня теперь вас двое. Два мущинки - один большой и сильный, а другой маленький и крикливый! Но вас обоих я очень люблю! Да... Пока вспомнила! Я же к целителю ездила. Барон, магистр Школы Жизни, очень молод, но с ужасным шрамом на лице. Он мне сильно помог. Зайчик, награди его как-нибудь достойно. Честное слово, заслужил. Так старался, так старался...

***

- Мамочка! Я твёрдо решила - выйду замуж за Тихого. Барон, герой и симпатяшка. Да! Ещё волшебник. А шрам... Подумаешь! С ним он даже мужественней.

- Ты решила? Хорошо! Дело на половину сделано. Осталось лишь жениха уговорить. Голова у тебя есть на плечах? Какое замужество? Лет пять, а то и шесть ему жениться нельзя. А через пять лет, ты перестарком уже будешь. Да и неизвестно, как дела сложатся. Я же тебе говорила - Ранбранды его приманивают.

- Я уже всё продумала. Ранбранды после женитьбы его графом лишь "из вежливости" сделать могут, по жене. Прав на титул не будет, только у совместных детей. А наш папочка может его просто графом сделать. И тогда он на мне сразу жениться сможет, если объявить брак династическим. Дворянское собрание не откажет - наследник графству действительно нужен.

***

- Маменька, папенька! Я согласна!

- На что согласна?! Горюшко моё, луковое!

- В конкубины согласна, к Тихому. Я подслушивала у замочной скважины кабинета.

- Вот я тебе поподслушиваю! Розги достану, в солёной воде вымочу, да и выпорю тебя по голой заднице!

- Ну, папенька! Меня ваши разговоры тоже касаются. А так говорить, не по-благородному.

- А я и есть купец не благородный. Мне можно. И высечь тебя можно, никто ничего не скажет... Согласна она... А он согласен? Вопрос! Подвести тебя к нему уже знаю как. Вот дальше чего делать не придумал. Опять же любовь. Будет ли он тебя любить? Другой вопрос...

- Мне не надо любви сразу. Пусть пока меня уважает. А как нашего ребёнка на руки возьмёт, точно полюбит.

- Доченька, отец за тобой такое приданое даст, любой уважать станет.

- Лаурка! Не будь собакой на сене - сама не ам, и другим не дам. Уступи мальчика сестрёнке лучшей подруги.

- Ну, ты и наглая!

- Что наглая? Ты замуж выходишь, за тобой сто глаз смотрит. И это кроме шпионов жениха! А если Тихий обручится, то и твой ревновать не будет, и другие чего было - не было додумывать перестанут. Мы же с тобой подружки! Что тебе жалко? Ты сама мою сеструху куколкой звала.

- Не знаю... Дочка герцога Ранбранда тоже его заметила.

- Да какое у них герцогство?! Батя сестрёнке в приданое портовый городок даст и факторию в Колониях. Всяко доходней графства Терезы. Лаурочка, миленькая! Ну что тебе стоит свести их?! Просто пригласи нас в гости, когда барон вернётся. А его позови вроде как для доклада. И всё! Прошу тебя подруженька.

Дела хозяйские

До конца недели жизнь кипела. Вроде и сделать толком ничего не сделал, а занят был с утра до глубокой ночи.

Генералы уехали довольные. Результаты проверки оказались весьма положительны. Подписание авансом документов на приёмку припасов ни разу и нигде не вспоминалось. Но и припасы были выданы по-честному, в срок. Осталось восполнить крепостной запас, и приказ будет выполнен полностью. Отчего не выполнить, коли такие деньги платят?

Мой управляющий, дабы не путать его с управляющими имений, был переименован в эконома. Эконом сразу завёл массивную серебряную цепь на шею и прицепил к ней бляху с моим гербом. Пускай, заслужил. На радостях представил на рассмотрение три стратегии получения денег с имений. Вариант "оставить, как было" не рассматривался вовсе, ибо рассматривать там нечего, а потому лишь моё время потратится.

Все варианты связаны с армейскими поставками и различаются лишь деталями. Первый, самый простой способ: продавать всё, что произвели имения, понятно, оставив для домашних нужд. Кстати, в мой дом и дом родителей припасы уже отправлены. Ни особых плюсов, ни особых минусов в таком варианте нет. Второй, более сложен. Продавать по заключённому контракту ежегодный гарантированный объём, меньше общего производства земель. Излишки отправлять на нижние этажи башни для хранения. Минусы - меньшая прибыль в обычный год и необходимость заводить кладовщика с работниками на погрузку-разгрузку. Плюс - сверхприбыль в неурожайный год. Третий вариант похож на второй. Тоже контракт, тоже на гарантированный объём, но значительно больший, чем моё производство. Недостачу легко закупить и перепродать с выгодой. Плюс - приличная прибыль, минус - грандиозные убытки в неурожайные года. Я подумал и принял второй вариант.

Самолично имения я посетить не могу, мне было велено сидеть в башне. Ладно, к соседу забежал, от него до башни два шага, а на каждое имение не меньше дня пришлось бы тратить. Потому по очереди в замок приехали и были представлены управляющие земель. Тихий Уголок и Гремячий Поток обошлись без сложностей. Человек зашёл, представился, доложил обстановку, далее они, вместе с экономом, намечали изменения. Я внимательно слушал, иногда важно кивал, совсем редко выдавал что-то вроде "ну, возможно..." или более глубокомысленное "хмм... это, пожалуй, стоит обсудить". Как ни странно, такого общения хватило, чтобы меня стали считать рачительным и разбирающимся в делах хозяином. Но если разобраться, что я, семнадцатилетний пацан, вообще мог сказать людям, не один десяток лет занимающимся сельским хозяйством? Вон в той низинке обязательно посадите гречневую кашу, и непременно с молоком.

Из Дубков с управляющим приехали двое. Один - типичный богатый крестьянин, в расшитой бисером, красной жилетке, в серо-коричневых портах, из домотканой холстины, в воняющих дёгтем сапогах гармошкой, мятой соломенной шляпой под мышкой и прошением в руках. Второй - тоже типичный персонаж - унтер в отставке. Потёртый, но идеально чистый мундир, блестящие, как зеркало, сапоги, форменная фуражка, носимая чуть на гребень. Мундир нашего Горно-пехотного полка.

Случился конфликт двух общин. Крестьян и бывших солдат, после отставки осевших на землю. Покойная герцогиня выдала отставникам привилегию - разрешила собирать жёлуди в дубовом лесу. Простым крестьянам такое было обидно. Жёлуди - хороший корм, те же свиньи их жрут, как не в себя. Узнав, что сменился владетель земель, селяне написали бумагу, по названию "Прошение", а по форме ультиматум.

Крестьяне требовали дать им разрешение тоже собирать в лесу жёлуди. Или снизить на четверть арендную плату. Иначе грозились уйти с земли. Дескать, Новый год скоро, как раз рассчитаемся и уйдём.

Тут пустыми словами не отделаешься, надо что-то решать, причём самому и срочно. Беру бумагу, читаю, с минуту думаю и выдаю своё решение:

- Раз покойница-герцогиня, - тяжкий вздох и поднятие глаз к потолку, - святая женщина! Раз она так решила, то не мне её решение менять. Молодой я ещё для этого.

Все присутствующие дружно закивали. Действительно, фигня какая-то. Как может новоиспечённый барон отменять старые законы? Беру перо, зачёркиваю абзац и продолжаю:

- Снизить аренду на четверть никак не могу. Если вам снижу - сразу и другие потребуют. Чем они хуже вас? А мне "за просто так" терять четверть доходов совсем не с руки.

Крестьянский староста готовится торговаться, но я вычёркиваю и этот абзац.

- Иначе все подписавшиеся, тридцать два двора, уйдут с моих земель, - вновь мой тяжкий вздох. - Вся наша страна держится на законе. Слава Богам, рабства у нас нет. Любой арендатор имеет право уйти. И не один владетель не имеет права их задержать.

Обвожу данный абзац и на полях пишу: "Принял к сведению. Управляющему обеспечить окончание всех взаиморасчётов до Нового года и убедиться в освобождении домов и участков к сей дате. Барон Тихий." Растапливаю сургуч, накапываю, прикладываю печатку и отдаю бумагу управляющему.

- Обеспечьте выполнение. Какие силы потребны, просите эконома.

Селянин не готов к такому повороту. Видать, они только попугать меня хотели - где мне за месяц-другой взять три десятка семей? А пустая земля дохода не даёт. Но мне такой расход не критичен.

- На освободившиеся участки новых арендаторов из крестьян не искать. Им тоже обидно будет. Селить только отставников из нашего полка, как покойница-герцогиня велела, - вздох, взгляд на потолок. - Святая женщина! А кандидатуры согласовывать со старостой... Представьтесь, унтер-офицер!

- Яронин Хромой, Ваше Высокоблагородие!

- Со старостой Яронином Хромым. В первый год с новых арендаторов арендной платы не брать вовсе. Второй и третий год половину положенного. С четвёртого брать, как со всех.

Условия для новых арендаторов очень хорошие, но и мне ветераны полезны. После принятия решения разговариваю с Яронином. Тот горд новым званием старосты. Моё решение считает полностью справедливым - офицер родного полка, я же хожу в простом офицерском мундире Горно-пехотного Зеленоземского, разве пойдёт против своих же солдат? Да ни в жизнь! Опять же, мы кровь проливали, нам облегчение после службы положено. А эти сиволапые не служили, а солдатские привилегии требуют. В морду им надо дать, а не желудей. Дукат от меня принимает с достоинством, и, чувствую, золотой ему совсем не противен.

Бывший староста мнётся, но я на него внимания не обращаю. Он с товарищами уже отрезанный ломоть. Слышу, кто-то из присутствующих бормочет: "Крутёхонек!" Но, думаю, я поступил правильно - из предложенных трёх вариантов выбрал один. Не ругался, не угрожал, не торговался. Другое дело, что тридцать семей должны будут поискать себе хозяев. Участки освобождаются редко. Условия у каждого хозяина свои, а времени найти подходящие земли не так много. Уход одинаково плох и хозяину, и арендатору. Но я могу переждать, а вот они едва ли.

День рождения

Воскресенье

В воскресенье, первый раз за неделю удалось выспаться без забот. Уехали все столичные, включая дипломатов. Они согласовали текст мирного договора и повезли его на утверждение Канцлеру. Компромисс был достигнут, хотя был несколько странен. Вроде, всё прекрасно выглядит - моему баронству удалось прирасти кусочком сопредельной землицы. Такой, понимаешь, сектор, прижатый к скале с одной стороны, ограниченной речкой Чистой с другой и длиной от спуска по дороге ровно в одну версту. Места для постройки укреплений хватает, причём с избытком. Хорошо? Великолепно! Дальше больше - соседи не против постройки форта, охраняющего дорогу. То есть, разрешили то, из-за чего двадцать лет назад началась война. И тут выдвигается главное и обязательное условие подписания мирного со стороны барона Загорского - камень и все материалы для строительства покупать только в его баронстве!

Нормально так, да?! Продавать основному и почти единственному сопернику материалы для постройки укреплений против себя. Я понимаю - прибыль... Но не в ущерб же собственной безопасности! Причём, цены барон выставил весьма привлекательные. И работников обещал дать. Им, естественно, платить надо будет, так бесплатно и наши работать не будут. Но наших ещё надо найти, уговорить приехать. Построить им хоть временные бараки, развернуть кухни, бани, магазинчики и всё такое прочее. А тут, наши только инженеры и заклинатели Школы Земли. Уж больно хорошо всё складывается, как бы подвоха не было.

Хотя меня убеждали, что подвоха не будет. Барон повесил своих советников и конфисковал в свою пользу их шахты и заводы. Заграничные партнёры повешенных отказались покупать продукцию. Теперь Загорцам или надо нам всучить свои камни, или обратно в землю их закапывать.

Урожаи там скудные. Мои угодья, от холодных ветров с моря хребет прикрывает, ледяные ливни он тоже задерживает, а вот Загорью достаётся. Климат так себе, земли совсем неплодородные, без привозного продовольствия голодновато. Рыбаки, правда, в море ходят, но они одни соседей не прокормят. Словом, без торговли камнем, медью и продукцией заводов дела придут в расстройство.

Впрочем, не моя беда. Пусть сами разбираются. Тем более, у меня на укрепление границы денег нет, да оно мне и не нужно. Почему-то, кажется, что форт вообще не нужен, но пусть в столице решают. Если есть лишние деньги - построят. Нет - перепишут договор.

По случаю окончания военной кампании и замирения с соседом, надо бы устроить банкет для офицеров крепости и полка. Но пока мировую не подписали, не буду - примета больно нехорошая.

Один начал было праздновать. Прапорщик, которого прачки крапивой выпороли. Начал пить за победу, офицеры постарше притормозили - дескать, не ко времени, погоди немного. Тот не послушался, накачался наливкою до изумления и пошёл, пардон, до ветру. Нужники при форте простые, системы "очко". Чай, не столица и не крепость канализацию проводить. В общем, провалился он... Чуть не утоп. Главное, ему бы самому тишком выбраться, так нет, шум поднял, "Караул!" закричал. Солдатики быстро прибежали, багром вытащили бедолагу. Да... Прапорщик сразу протрезвел, одежду скинул. Из пожарной кишки его полили, обмыли... Но офицеры собрались и написали неудачнику письмо. Попросили подать в отставку по любой причине. Солдаты же его видели в столь непотребном виде, члены семей пришли посмотреть. Какая теперь репутация будет? Да и остальным офицерам противно служить вместе с замаравшим мундир.

Рано утром, с оформленными документами, отставной прапорщик уехал. А ведь он один из немногих дворян в полку был. Отец на приличной должности по интендантству служит. И вот как вышло. Хотя, когда мне доложили про происшествие, сказали "по службе нехорош был".

Вчера капитан уполномоченным от солдат приходил, спрашивал про аренду наделов в Дубках, старослужащие интересовались. Им самим меня беспокоить не по чину, обратились по команде. Оказывается разговор с управляющим и делегатами арендаторов, стал дословно известен народу. Офицеры моё решение поддерживают, а выслужившие обязательный срок интересуются. Из гарнизонных солдат шестеро уйти ко мне хотят, полковые тоже просили узнать подробности.

Что я мог сказать? Подтвердил. Тут капитан высказал идею - создать команду из добровольцев, чтобы уходящие людишки беды какой не натворили. Опять же, солдатики себе участки присмотрят, выберут, про меж себя решат, и со старостой согласуют. Полковник не против, старослужащие просятся, моё решение осталось - если не возражаю, то с понедельника ветеранский отряд в два-три десятка мечей на манёвры в Дубки отправят. Оно, конечно, не совсем по Уставу, но свои ж молодцы, можно посодействовать. Есть ещё резон - бывшие наши сыновей рекрутами в полк писать будут. Сплошная польза получится.

И ещё уточнение требуется - в Гремячем Потоке свободный надел есть, а в Тихом Уголке даже два. Их на тех же условиях взять можно будет? А то несколько дослуживших ждут приговора, посвататься к местным девкам хотят.

Что тут можно сказать? Откуда я про незанятые участки мог знать? Мне управляющие в таких подробностях не докладывали. Для простоты и единообразия подтвердил условия для наших солдат во всех моих землях.

Комитет

В малом зале Народного Собрания собрались шесть человек. Не только купцов, иначе заседали бы в Купеческом. Был промышленник и откупщик. Понятно, раз собрались в Народном - все простолюдины. Откупщик взял слово первым:

- Потому как, Его Высокоблагородие мой благодетель - выхлопотал мне звание коммерции советника, а сейчас хлопочет за орден "Почётный Гражданин", я на себя беру председательство нашего Комитета.

Мелкий и тощий купчишка, похожий на голодающего кролика, сразу вскинулся:

- Чем ты, Федул, лучше нас? Сразу в председатели захотел! У нас тоже дочери есть!

- Я, слава Богам, всех своих четверых дурищ пристроил. Последнюю, Ингу, за Евросия, стервеца-секретаря, отдал. Закрутил он девке голову, оба на коленях стояли, просили моего решения. Разрешил. Уже и поженились. Евросий хоть приданое не прогуляет. И первого сына обещал назвать в мою честь Федулом.

Аргумент был признан весомым. Все возражения снялись разом, и председатель был избран единогласно. Толстый купчина из модников быстро начал разговор:

- Совет, да любовь молодым. Поздравляю, что всех девок выпихнул. Закон природы исполнен, про приданое забот нет, теперь для себя пожить можно будет. А у меня-то какая краля растёт! Дебела, черноброва, красива и ещё не сговорена...

- В вашей крале пудов шесть живого веса, - возмутился кролик. - Иона, вот вы всегда поперёд всех лезете!

- Какие шесть пудов?! Пока и пяти не наберётся! А полнота для здоровья полезна! Детишки, как поросятки здоровенькие уродятся! А ваша тощая больно.

- Не тощая, а стройная, как былиночка!

- И что? Граблями в постели былиночку муж искать будет?

- Зато ваша сиськами его в первую же ночь удушит!

- А у твоей доски вовсе сисек нет!

Федул, как председатель, еле угомонил скандалистов. Своё веское слово вставил Измол, арбитражёр, успешно торгующий колониальным товаром:

- Что вы заладили - толстая-тонкая? Воспитание главнее. Вот, к примеру, моя дочь умна, свободно владеет тремя языками, читает все выходящие книги, знает тенденции современной моды и разбирается в старинной живописи.

- Моя тоже на лицо так себе, - влез Руди. - Зато с Тихим знакома. Ко мне на завод его разок вытащила.

- Это ваша "так себе", моя симпатичная!

Новый очаг скандала потушил в зародыше последний, доселе авторитетно молчавший, человек:

- Не об том спорите. Надо план вручения наметить. Как стоять будем. Кто какие речи говорить должен. Как бюст вручать собираемся. Нас шестеро и пять девок для украшения. Их стоит нарядить одинаково. Как? Вот над чем думать надо, а не мериться размерами дочкиных бюстгальтеров.

Часа три, не меньше, шло обсуждение разных вопросов. Комитетчики по нескольку раз переругались и вновь помирились, но, в конце концов, утвердили план. Бюст пока ещё не готов, но как его вручать стало почти совсем ясно. Понятно, что каждая из девушек постарается обратить на себя внимание барона, однако мешать друг другу не будут. А коли вдруг какая из них приглянется, между отцами вражды не будет. Однако и посторонних девок подпускать близко к герою нельзя. С этим пунктом договора были согласны все, без исключений.

Распределили задачи - Федул взялся привезти на действо самого барона. Руди, через своих агентов при Дворе, обещал отслеживать реакцию придворных на вручение бюста. Иона обязался сочинить достойное меню для банкета, обеспечить продукты и поваров. Измол собрался достойно украсить залу приёма. Остальные просто добавят денег.

Тина

Очередной взгляд в зеркало не добавил новых подробностей. Чёрные волосы вьются кудряшками. Пожалуй, это самое выигрышное, что есть во внешности. Нос чуть-чуть великоват и... Нет! Глаза тоже красивые. Карие и самую капельку с поволокой. Губы слишком узкие. Зубы вообще никуда не годятся. Папа сказал про них "как миндаль". И был прав - ровные, красивой формы, но жёлтые! Ладно, желтоватые. Скулы высокие и какие-то костистые. А всё вместе смотрится... совсем никак не смотрится. Грудь вообще почти мальчишечья. Чем прикажете Стаха прельщать?

После посещения завода отец только о Тихом и говорил. "Умный, знающий, разбирается в технике," - слышать такие слова от человека, считающего большинство окружающих тупицами, было даже как-то странно. "Родишь двоих сыновей," - вдруг потребовал отец. - "Одного сделаю наследником завода, другой будет вести в поместье образцовое хозяйство на паровых машинах. И по всему баронству проведём железную дорогу. Для начала индустриализации достаточно."

Раньше девушка согласилась бы с папой. Но сейчас в голову стали приходить разные вопросы. Кому вообще нужна эта индустриализация? Почему именно она должна рожать детей совсем незнакомому, постороннему мужчине, причём обязательно двоих сыновей? Вдруг этот мужчина имеет свои планы на её мальчиков? А если будут девочки? И вообще...

Тина не хотела замуж за дворянина. Впрочем, за простолюдина тоже. Тем более не хотелось в конкубины. Мечталось о высоких и чистых отношениях, без грязных постельных подробностей. Например, чтобы каждое утро на тумбочке около кровати обнаруживались цветы. Лилии. Можно простые васильки. Или сидеть, крепко сжав поручень, в лодке, а ОН напротив. Гребёт и так на неё смотрит... Не пойдёт она за Тихого!

Анита

Ванна белого мрамора, из-за плавающих лепестков фиалок на поверхности голубой воды, похожая больше на крошечный прудик, выпустила из нежного плена юную девушку. Огромное зеркало, состоящее из многих других, более мелких, и занимающее всю стену, отразило нагую красавицу, прикрытую лишь избытком волос. Мокрые пряди с затылка достигали уровня коленей. Девушка не без удовольствия посмотрела на своё отражение, однако чуть нахмурилась, обнаружив совершенно неуместный, на столь идеальной ягодице, вульгарный прыщик, от которых временами страдают все представительницы прекрасного пола. "Если бы любой мужчина увидел меня, то точно был бы мой," - самоуверенно решила Анита и позвала служанку.

Красота и богатство - наилучшее основание для крепкого брака. Даже дворянин не смог бы устоять перед таким сочетанием. Тем более, ходили смутные слухи о миллионе талеров в приданом. МИЛЛИОН! Такая цифра заставит влюбиться лишь за одно это слово! Но если в придачу идут глаза цвета летнего неба, осиная талия и длинная русая коса в руку толщиной, то кто сможет устоять?

Многие догадывались, что идеала не бывает. Однако считали недостатком девушки её низкое происхождение. Но желаемый миллион, реально сводился всего к пятидесяти тысячам. И не это было главным. Красота тела сочетались с полнейшим и совершеннейшим себялюбием и пренебрежением интересами других людей, включая ближайших родственников и родителей. Оттенялось это лёгким садизмом. Про привычку за малейшую провинность колоть горничную булавкой, знали все слуги. А родители с некоторых пор перестали дарить девочке котяток, щеночков и певчих птичек.

Анита пока не решила, что лучше - идти в конкубины к процветающему барону или в жёны к разорившемуся графу? Второй вариант выглядел значительно перспективней.

Микаэла

Мимика, как прозвали Микаэлу братья, влюбилась окончательно и бесповоротно, увидев в газете портрет барона. Конечно, становиться конкубиной, как планировали родители, она не очень хотела. Мика предпочла бы переодеться мальчиком и пойти служить ему оруженосцем, как в "Рыцаре трёх дорог". Они бы вместе сражались, а когда она была бы ранена, барон раздел бы её, чтобы перевязать раны и обнаружил, что она девушка... Что было бы потом, представлялась слабо. Книга этим эпизодом закончилась. Там, правда, было написано "влюблённый рыцарь облобызал тело своего прекрасного оруженосца и на руках понёс её к стоянке", но хотелось больших подробностей. Самой Мике представлялись очень завлекательные, хотя не совсем пристойные сцены.

Девушка в пятнадцать лет понимала, что далеко не красавица, но у неё будет приличное приданое. Вместе с одарённостью, пусть довольно слабой, знанием шести языков, из которых четыре древних, и способностью молниеносно делать в уме сложнейшие вычисления, она была в первом, в крайнем случае, втором десятке списка невест-простолюдинок. Хотя Микаэла была маленькой и худенькой, зато прекрасно фехтовала кинжалом, великолепно стреляла из арбалета и сама вела бухгалтерские расчёты, определённого ей в приданое магазина.

Если бы была реальная возможность пристроиться к барону в оруженосцы, она бы точно сбежала из дома. Однако умом понимала: способ, придуманный папочкой, безупречен. Ларец с иноземной книгой лучше бюста, который будет вручаться вместе с другими соперницами. Сто восемь пластинок слоновой кости, связанные в одну стопку. На одной стороне пластины написаны симптомы, на другой рецепт лекарства и способ лечения. Золотые буквы на экзотическом языке - неужели они не заинтересуют воина и целителя? А Мика будет переводчиком.

Ханна

Ханна с детства была бунтаркой. Её душа рвалась ввысь. Она хотела счастья для всех и каждого. В последних классах гимназии она даже было нашла единомышленников. Но жизнь слишком жестока - единомышленники уязвили девочку, прозвав Свинкой. Да, во всей Второй Гимназии не было девушки с более пышными формами. Да, Ханна любила поесть, и в её ранце с утра всегда лежала большая сладкая плюшка. Разве это причина обзывать так девушку? Возможно, другая замкнулась бы в своей обиде, но лёгкий, незлобивый нрав и поддержка друга помогли выстоять и перенести обиду.

Эйван, не был образцом успеваемости. Разговоры о благе для всех вызывали у него снисходительную улыбку. Зато он искренне ценил подругу и умел радоваться жизни. Ханна делилась с ним принесённой плюшкой, а Эйван угощал её вкуснейшей полукопчёной колбасой, ведь его папа владел самой крупной скотобойней в столице, колбасным заводом и тремя магазинами. Одноклассники их дразнили: "Сладкая парочка - гусь, да цесарочка!" Но девушка помнила первый разговор с мальчиком. Тогда ещё новенький, только поступивший в их класс, ученик, поймал её после уроков, схватил, приподнял и ласково промолвил: "В тебе приблизительно два пуда и десять фунтов живого веса... И каждый фунт краше другого! Давай дружить?!" Ханна сразу растаяла от таких слов. С тех пор, они дружили. А недавно стали целоваться.

Узнав о планах папаши в отношении какого-то худосочного барончика, девушка решила сбежать из дома. Ей не нужно приданного, возлюбленный женится и без него. Когда она рассказала Эйвану свой план, тот скептически хмыкнул: "Куда твой батя денется? Внуков захочет увидеть - будет приданое! Завтра утром идём в Храм."

Илга

Среди газет и журналов на письменном столе валялась книжка по этикету. Девушка, сидящая в кресле, думала. Между похоронами и коронацией ровно сорок дней. До похорон никаких празднеств не будет. Значит, есть лишь сорок с небольшим дней, чтобы завоевать барона и с блеском ворваться в свет на коронационных торжествах. Туалет для первого выхода был продуман ещё когда были надежды на брак с графом Иснадором.

Но граф... Фи! Надо же было так испортить себе репутацию, чтобы ему отказали от всех домов? Кроме игральных, конечно. Быть графиней и не быть принятой в свете? Нет! Ищите дуру в другом месте!

Барон Тихий гляделся значительно выигрышней. Но молод, придётся идти в конкубины. Зато, пусть не высший свет, а лишь полусвет, откроет ей свои двери. А дальше можно будет оглядеться.

В той книжке... с картинками... неприличными... сказано, как женщине завоевать мужчину и управлять им. Придётся один раз родить, но потом всё, фигуру портить не будем, а железный предлог для перевода отношений в замужество появится. Салон баронессы Илги... Звучит! Приёмный день лучше всего установить на вторник. Пока для дам полусвета и сопровождающих их кавалеров, а после официального признания ребёнка и замужества, принимать и в четверг, но только придворных. Говорят, модно заводить лёгкие романчики и проворачивать интрижки. Посмотрим. Главное, чтобы муж не замечал.

Муж-муж-муж... Увлеклась... Как хоть в конкубины-то попасть? Кто ему нравится - утончённые интеллектуалки, роковые красотки или глупенькие милашки? Папка мечтает о новых контрактах, а того не поймёт, что просто представить меня мало. Тинка, Ханка и Мимика - мне не соперницы. Как исключить Анитку?

Иснадор

- Наливайте, граф! Не стесняйтесь. Хорошее винцо, его с Колоний привезли. Итак, денег нет?

- Вы понимаете, виконт...

- Да. Понимаю. Денег нет. Все сроки прошли, и мы обязаны исключить вас из клуба за неуплату карточного долга, долга чести.

- Виконт! У меня тогда не останется шансов...

- Вам трижды продлевали сроки, но вы ничего не смогли сделать, кроме новых долгов.

- Я надеялся на приданое, но...

- Но такой жених не впечатлил даже простолюдинок. Чем вам не понравилась, например, Анита? Красотка, причём, богата и глупа.

- Говорили, что за ней дают миллион талеров, а оказалось всего пятьдесят тысяч!

- И дом для проживания. И всякие ложки-тарелки с платьями-салопами. И оплата ваших долгов. И вам лично тысячу талеров годового дохода. Миллион не дают никому. Даже наша принцесса Лаура получит значительно меньше. А у неё своё герцогство, которое шестнадцать лет ежегодно отчисляло доходы на сей случай. Да и приданое жены никогда не идёт в карман мужу. Им распоряжается она сама или, что чаще, назначенный отцом управляющий. У вас будут предложения? Я имею ввиду реальные предложения.

- Если я брошусь на меч, никто ничего не получит!

- Почему же? Про моральное удовлетворение вы забыли? Опять же, пример другим должникам. Нет, в такой ситуации мёртвый вы стоите дороже живого. Ладно. Кое-кто хочет дать вам последний шанс.

- Я весь внимание.

- Сегодня, сразу по выходу из клуба, вы едете к красотке Аните. Делайте что хотите, но завтра она должна проснуться недевственной графиней Иснадор. Ваш новый наряд, карета с парой лошадей и кучером, дом для консумации брака уже готовы. Даже в Храме вас будут ждать до полуночи. Рекомендую, не спрашивать про приданое, не торговаться, а взять девку увозом. Приданое получите, её семья будет рада породниться с дворянином. Кроме того, сразу после брачной церемонии вы получите вексель на пять тысяч талеров.

- Наличные...

- Вексель, граф, вексель. Ночью вы с ним никуда не денетесь, а с наличными можете бросить молодую жену и побежать в первый попавшийся притон, чтобы вновь проиграться.

- Я не...

- Я не торгуюсь, а излагаю ваш единственный шанс. И молите Богов, что кто-то вам его дал. Итак, после церемонии, с векселем, вы едете в дом и делаете брак валидным. Утром, после предъявления доказательств консумации, вам вручат второй вексель на пять тысяч, и вы вернётесь в дом молодой жены. Далее устраиваете трогательную сцену с родителями невесты и получаете приданое.

Эйван

Здоровый, крепкий и сильный молодой человек, то краснея, то бледнея, стоял у стола, за которым сидел мужчина, чуть менее могучий, чем цирковой борец-тяжеловес. Видать, не просто было юноше начать разговор, но результат стоил того.

- Ханка - бесприданница? Хе-хе! Не пойдёт её отец на такое умаление себя. Поорёт, конечно, но всё до грошика отдаст. А коли не отдаст, то и не надо! Что мы с тобой бабу не прокормим? А чтобы ей чего плохого не думалось, как вы утром выйдете, да простыню покажете, мы с матерью за то, что для тебя целку сберегла, ей магазин подарим. Тот, на Дворянской.

- Бать, право не...

- Молчи сын! Мне что не лестно? Ведь моего парня барону предпочли! Ты ещё внукам хвастать будешь, какая у них бабка резвая была, от отца с женихом-бароном к тебе сбежала. Приврёшь, понятно. Красиво не соврать, рассказ не рассказать.

- Мы только...

- Ладно-ладно! Не будешь врать, преувеличишь чуток. До завтра ждать смысла нет - вдруг девка по глупости проболтается. Её запрут, а ты на бобах останешься. Езжай сейчас к ней, хватай и привози в Храм. Мы с матерью вас там ждать будем. Жить будете у нас. Тебе на пропитание завод дам, станешь там главным, а заодно и жене товар поставлять будешь. Я как-то смекал - не открыть ли при магазине ресторацию. Ну да теперь это ваше дело, сами решите.

- А...

- Завтра. Завтра виниться поедете. После Храма записочку пошлёте, чтобы к утру остыли её домочадцы. Хорошая девка Ханка! И детишек отличных нарожает... Будет нам с матерью забава на старости лет.

Великий

Душный, но пряный аромат идёт по залу из драгоценных курительниц. За лёгким занавесом, чтобы не утомлять взор господина, спрятались музыканты. Цитра, лютня, танбур, две флейты, тамбурин и двое с цимбалами услаждают слух и помогают совершенно нагой, если не считать множества украшений, танцовщице двигаться в плавном танце. Мраморный пол устлан драгоценными коврами и шкурами животных самых разных земель. На небольшом, всего локоть в высоту, возвышении разбросаны мягчайшие шёлковые подушки.

Сидящий на них человек в расшитом парчовом халате не шах, не султан, а всего-навсего купец. Во всём городе их шесть таких. Они владеют сотнями кораблей и командуют многими тысячами людей. У них нет войск, но одним движением пальца, призываются армии наёмников. Их никто не возводил в дворянское достоинство, но каждого из шести величают "торговый принц".

Купец, по виду из иноземных, склонившись в низком поклоне, докладывал:

- Дошло до меня, о великий, что некий целитель из Хаора наложением рук излечивает следы от оспенных язв. Вчера я купил у родственников излеченную девку и привёз её, дабы вы, о великий, смогли лично её увидеть. Ваш лекарь, совместно с вашим волшебником, осмотрели её, пометили следы былых отметок.

Повинуясь лёгкому движению руки, оркестр замолк, танцовщица выбежала из зала, а на её место вытолкнули раздетую догола иноземную деву. Во многих местах её кожа была помечена охристыми кругами. Дева пыталась прикрыться ладонями, но евнух, выведший её, схватил и поднял её руки над головой, дабы не мешала взору господина, который лично снизошёл к недостойной его милости иноземки. Осмотрев её кожу и даже потрогав пальцами некоторые отмеченные охрой места, великий ласково, на языке иноземки, расспросил её обо всех подробностях лечения. Дева отвечала полно и правдиво, хотя продолжила попытки прикрыть разные места ладонями.

После беседы встал вопрос - как быть с иноземкой далее? В прислужницы она не годилась - нет ни должной выучки, ни знания этикета. Отдать её в подарок? Передаривать дареное не пристало высокому дому. Необычно светлая кожа весьма заинтересовала господина. Он единым жестом выгнал всех, кроме евнуха и доверенного телохранителя, а потом, прямо на подушках, познал деву. Та хоть и крикнула криком, который неизбежен, но затем старательно, хотя неумело, но нежно, с подобающим чувством, доказала свою полезность. Удовлетворённый господин велел евнуху увести иноземку в гарем, выделить место и денежное содержание подобающее наложнице, а так же подарить ей сундук с разными одеждами и шкатулку с украшениями.

Найджел

- Ты знаешь, дорогая, мне это не нравится.

- Терезочка тоже была против, но поплакала и смирилась.

- Мне это очень не нравится.

- Милый, зато Гильдия наконец выбрала главу, и этой главой стала Неста.

- Но всё равно - мне это совсем не нравится.

- Давай рассмотрим ситуацию - согласна, Тихий мальчик перспективный и нравится дочке. Но! С ним ни слова об обручении сказано не было. А наследник герцогства - партия не в пример лучше, чем новоиспечённый барон. К тому же голоса магистров герцогства Смагд были отданы нашему кандидату, потому Неста и выиграла.

- Зато, когда аус Хансалы узнали про помолвку, сочли себя обманутыми и вышли из коалиции. Тихий узнает, тоже будет не в восторге.

- После того, как Неста стала Верховным Магистром, это уже не имеет никакого значения.

- Однако запомни - я был против.

Разрыв

Понедельник, 29 травеня. Знаете, чем отличается этот день от других таких же? Нет? У меня сегодня День Рождения. Целых семнадцать лет. В отличие от нашего мира, днюха здесь - праздник интимный, новорождённого поздравляют только самые близкие люди, а в подарок преподносят лишь еду или питьё. Своими руками выпеченный хлеб, бутылка вина со своего виноградника, яблоко с растущей у дома яблони - это типичные подарки. Я дарил родительнице испечённое вместе с папой печенье. Отцу - мамин пирог, для которого я лично просеивал муку, мыл фрукты, помогал в общем. Мне доставалась моя любимая кулебяка с капустой, яйцами и луком. Потом мы семьёй сидели за праздничным столом, пили чай и разговаривали. Посторонние на посиделки не допускались - они тут причём? Даже тётка не стремилась присоединиться, не так она нам и близка.

После завтрака Кидор выложил несколько посланий, доставленных ночью. Первым было поздравление от родителей и да, любимая кулебяка. Хоть я и сыт, но отказаться от неё не смог и съел большой кусок.

Второе письмо было от маленькой Терезы. Причём не поздравление. Я думаю, она и не знает, когда у меня праздник. В письме было написано лишь несколько слов: "Стах! Я буду помнить вас всегда. Уже не ваша Тереза." Так... И что случилось?

Объяснение нашлось в письме её отца. Изысканно вежливо он поставил меня в известность о помолвке его дочери с наследником герцогства Смагд. К тому вернул жетон для голосования и сообщил о выборе Несты Верховным Магистром. Мне показалось, Найджел был против разрыва, но герцог "из вежливости", только по жене, без особых прав, чего он мог сделать?

Честно скажу - мне стало обидно. Дал почитать письма камердинеру, захотел посоветоваться с опытным человеком. Лицо Кидора окаменело, было видно, что слуга обиделся сильнее меня. Однако сдержался и пояснил - Ранбранды в своём праве, они по рангу выше, да и между семьями официальных разговоров о помолвке не велось. Но так дела не делаются. Оно может и не обязательно, но положено, сначала лично переговорить с отвергнутым кандидатом в женихи, а лишь потом объявлять помолвку с другим. Из сего следует - отныне герцогства Ранбранд и Смагд нам не друзья. Не враги, возможно общение по деловым вопросам, но доверять, после такого плевка, никак нельзя. Кидор обещал написать знакомым и выяснить причину столь резкого разрыва, однако ответ придёт только завтра. Сейчас же мне собственноручно требуется написать вежливый ответ, который есть в Письмовнике.

Есть там письма на любой случай, вот и "Ответ на неприятное известие от бывшего приятеля" тоже нашёлся.

Третье письмо от придворных волшебников, принимавших у меня экзамен на магистра. Сообщали о выборе Верховного Магистра, намекали на серьёзные уступки Гильдии Двору. Отдельно, целым листом следовало увещевание придворного целителя, лучшего хирурга страны, а по совместительству моего будущего учителя Бертиоза. Он узнал от Её Светлости великой герцогини Силестрии о моих заслугах на ниве пластической хирургии. Ругал меня за напрасную трату сил и времени. Отвисшие телеса с оспинами на здоровье не влияют, потому делать с ними ничего не надо. А надо заниматься ранами и переломами. На полях этого листа Диваза сделала приписку: "Не слушай старого пердуна. Приедешь, сведи мне татушку - надоела. Потом мы с тобой поговорим об исправлении линии груди."

Далее в почте остались лишь воскресные газеты с новостями. Великий герцог Эдмунд запросил помощи, а Государь ещё зимой её обещал, и вот третьего дня через портал непрерывным потоком пошли войска. Шесть лет лучший полководец нынешнего поколения оборонял свои владения, иногда огрызаясь мелкими ударами на территории врага, но наконец наступила расплата. Первый армейский корпус, ещё не полностью передислоцировался, но уже с ходу захватил несколько ключевых приграничных укреплений с военными складами, ломящимися от запасов для предстоящей кампании. Найденный документы неопровержимо доказали, что вероломный противник готовил окончательный удар по нашему верному другу, надёжному союзнику, а если говорить совсем тихо, то и жениху нашей принцессы.

Мельком писалось про отрицательную реакцию некоторых государей. Однако кто их будет слушать? Уж точно не Его Королевское Высочество принц Торан, подготовивший эту военную операцию.

Про Его Величество упоминалось глухо. Положенные ежедневные бюллетени о здоровье были написаны, как под копирку. Если отжать лишние словеса, то останется безнадёжное "пока ещё жив". Про моего принца писалось мало. В основном, о "неустанных трудах и заботах". Как я понял, он взял под себя Казначейство и Министерство Двора. Если и Служба Охраны Короны ему подчинится, то тогда Его Милости останется только надеть корону, чтобы стать полным властителем королевства.

Его брат для обывателей представлялся умелым воителем, строящим планы блестящих военных кампаний.

Про меня в газетах не писали - отработанный пар, я уже сделал тиражи, больше ничего сенсационного не напишешь.

Почти ничего не сообщалась о ходе судебного процесса по заговору. Хотя обычно достаточно было пары-тройки дней для выноса приговора. Похоже, ждали решения Государя... или его скорой смерти.

О выборах в Гильдию тоже упоминалось мельком. На момент издания газеты новость про Несту ещё не дошла до редакции, да и не так интересовала она подписчиков.

После чтения ко мне подошла Эля. Мялась, краснела, но, в конце концов, призналась - грех с ней случился. Виноват, как я сразу догадался, Гедор. Сей коварный ловелас соблазнил наивную молодую женщину... или она его, как было на самом деле, точно не уверен. Но жениться на ней он пока не готов, предложил просто жить вместе, дескать - пока присмотримся друг к другу, а там решим. Не понравился такой подход Эле - чай, она дворянка, а не девка гулящая. По сему случаю, просит у меня службы, с проживанием в башне, со столом и окладом жалования талеров тридцать в месяц. Обещает быть полезной и верной.

Сомневаюсь, я. Однако тридцать талеров не расход, согласился принять лаборанткой, для присмотра за алхимическим складом. А в дополнение, пусть управляет лифтом для слуг. Сразу после решения служащая огорошила новостью. Доложила, что её бывший возлюбленный не без корысти - не то что скрыл, но не упомянул про комнату управления башней, мостом и тремя сливами из озера. Третьего дня хвост распушил, показал женщине, а когда одним одеялом укрывались, та все мельчайшие подробности вызнала. Выше сорокового этажа, но ниже крыши есть зальчик, в котором находится руны управления. Ещё имеются три амулета, носители которых получают доступ в зал. Мало того, есть гримуар, в котором описывается команды управления башней. Но чтобы активировать руны, надо уметь творить заклинания не ниже шестого круга. Гедор до таких высот не поднимался, его предел четвёртый круг.

В столице, в Управлении Крепостей Военного Министерства есть копия гримуара и четвёртый амулет. Владелец крепости, я то есть, может их затребовать для ознакомления.

Ничего себе информация, да? Эля тоже хороша - женился бы на ней мужик, или не принял бы я её на службу, разве узнал бы про такие дела? Пообещал премию, однако теперь веры ей совсем нет. Пусть приглядывает за башней, но посвящать в свои личные дела не буду, сдаст любому желающему по сходной цене. Я понимаю - ей хочется пристроиться, но мы её приняли. Мало того, что на нашем примирении с аус Хансалами она денег заработала, так и я ей ещё по-родственному кое-что подбросил. Могла бы не искать выгоды, а сразу рассказать про дела Гедора. Но он-то хоть чужой, не так обидно.

Даже после такого разговора, вместо того, чтобы сразу заняться разборками с гарнизонным волшебником, мне пришлось присутствовать при отправлении сводной ветеранской команды. Однако двадцать три добровольца решили помочь разобраться с арендаторами из Дубков. Вновь назначенный староста, Яронин Хромой, присутствовал здесь же с двумя арендаторами, причём опять из них один крестьянин, другой из отставных. Селянин лишь увидел меня, не сказав даже здрасьте, сразу стал причитать:

- Ваша Милость, мы по глупости бумагу подписали. Бывшего старосту всем миром посекли, чтобы народу голову не морочил. Сейчас хотим вернуть, как раньше было. И вам убытку не будет, и нам новое место искать не придётся.

Вот как дело повернулось! Но идти на попятную плохо - сегодня так решат, завтра эдак. А на меня команда собравшихся молодцов смотрит, не хочу их обижать. Если сейчас прокачу с участками, потом веры мне никогда больше не будет. Отвечаю:

- Постоянные колебания приличествуют только маятнику. Вы мне варианты представили, я выбрал один из ваших. От себя ничего не добавил, не убавил. Вы решили, я принял ваше решение. Давайте, так и оставим.

Солдатики, чувствую, расслабились и повеселели. Второй приехавший, который из солдат, отдал честь и спросил:

- Ваше Высокоблагородие, как прикажете быть с пойманными в лесу браконьерами? Ладно, жёлуди воруют, тут даже за порубкой двоих поймали.

Вопрос понятен и прост, в любом учебнике по ведению хозяйства его разбирают.

- Поступайте по закону. Штраф вдвое от нанесённых убытков, конфискация добычи или потравы и орудий браконьерства. Если использовался верховой, гужевой или вьючный транспорт, то он конфискуется тоже. Треть штрафа положено отдать в казну, треть владельцу поместья, треть поймавшему вора.

Глазки у солдатика загорелись, он даже непроизвольно облизнулся.

- Треть штрафа задержавшему, получается? Мне то бишь? Уж мы тогда с сынами расстараемся! А повозку с лошадью и топоры с пилами куда девать? В казну?

- Казне топоры ни к чему, сами разбирайтесь. А лошадь продавать надо, наверное... Не знаю...

- А батюшке приблудному, можно одно хозяйство выделить?

- Оказывается у вас есть Храм?

- Есть, как не быть! Что мы богохульники какие?! Часовенка стоит, а при ней батюшка обитает. Прошлый год прибился. Подкармливаем его. Он пока без матушки, по дворам кормится.

- Тогда решим так - батюшке, если мир не против, участок даём. Моя доля от штрафов и потрав пусть будет на украшение часовни направляться. Коли батюшка жены не имеет, необходимо срочно подыскать ему пару. А то соблазны всякие. Духовному лицу ходить по домам собирать куски неправильно. От меня ему будет жалование - десять талеров в месяц и по одному дополнительно за каждую службу. И материи на приличную рясу прикажу выдать.

- Благое дело, Ваше Высокоблагородие, - подтвердил Яронин. - Батюшка молодой, худенький, но страсть какой душевный. Молитвы баском читает, аж заслушаешься. Мы от нашей общины ему тоже поможем. Коровёнку выделим. Женим. Вот хоть бы и на моей Проське. Выросла девка, замуж пора. Для батюшки не пожалею, отдам. Опять же, они друг на дружку поглядывают. И ложки-плошки она принесёт в приданое, будет им на обзаведение.

Решение по штрафам староста хорошо принял. Пообещал, всех нарушителей под корень вывести. Затем сводный отряд построился и пошёл вниз к лошадям. Селяне отправились за ними к своим повозкам. Я же задумался о тяжёлой доле помещика.

Как не удивительно, но ко мне подошёл Гедор с помощниками. Судя по бледному виду и потёртой книге в руках, он прознал о доносе Эли и пришёл сдаваться. А раз Эля смотрела на него злорадно-торжествующе, значит, она ему сама и проболталась. Не слишком умный поступок, зато дал ей возможность сказать своему бывшему... скорее несостоявшемуся... много всего и разного. Показала близость к главному в баронстве, объяснила, чего волшебник потерял, отвергнув такую великолепную её. Зря она так. Правильней было бы оставить его в неведении. Но раз так, то так, теперь ничего не изменишь.

Гедор сказал, что ждал, когда все посторонние уедут, и только потом хотел доложить об управлении башней. Я забрал книгу и все три амулета, а затем с небольшими перерывами на еду слушал лекцию о возможностях крепости. Они действительно впечатляют. Закрыв шлюзы, я могу засушить свои земли или земли Загорья. Третий шлюз резервный, и через него можно направить поток в безлюдную долину. Дорог туда почти нет, земля там так себе, кроме горных козлов ничего полезного не водится, потому и место никого особо не интересует.

Каждый пролёт моста от башни до берега можно сделать непроходимым, просто активировав нужную руну. По команде плиты поворачиваются торчком и скакать по ним то ещё удовольствие.

Одной командой башенный лифт выключается, а другой переводится в режим, когда без волшебника с амулетом он не двигается. На специальной полированной плите в стене можно посмотреть план любого этажа, а огоньки показывают находящихся там людей. Ещё много чего можно сделать с помощью рун, но только очень сильному волшебнику. Мне, например.

Наследник

- Ваше Королевское Высочество, Верховный Магистр избран. Но аус Хансалы и, возможно, барон Тихий покинут коалицию.

- Тихий-то почему?

- Ваше Королевское Высочество, последние голоса Неста получила, заручившись поддержкой магистров герцогства Смагд. За них она пообещала руку своей внучатной племянницы Терезы. А Тихий...

- Я понял... Как же славно всё сложилось! Ведь специально никогда такого не устроишь! Правда?

- Виноват, Ваше Королевское Высочество...

- Тихий на неё обидится. И справедливо. Я его обещал поставить на связь с Гильдией. Неста получит прекрасного недоброжелателя в моём окружении. Во всяком случае, Стах не будет ей помогать устраивать дела. Почему аус Хансалы покинули Несту? Только из-за родственника? Или?

- Ваше Королевское Высочество, из-за родственника, в основном. Но, к тому же, Неста ничем не смогла отблагодарить их за поддержку. Они рассчитывали на какую-нибудь должность при Гильдии. Пусть не секретаря и не библиотекаря, но хотя бы кого-то. Но Несте не хватало слишком многих голосов, и всё ушло колеблющимся.

- Ясно. Главу клана ко мне на приём. Подготовьте две новые должности придворных волшебников. Одна в помощь Стаху... А вторая... вторая... вторая - надзор за использованием гильдейских порталов. Просто учёт и статистика. Пока учёт и статистика. А там посмотрим. Обе должности, скажем... полковничьи. У Стаха, кроме помощника, в штате трое. У портальщика - двое. Что по бюджету? Потянем?

- Вполне, Ваше Королевское Высочество. После заговора много должностей освободилось.

- Отлично. Намекните Торану, что я НЕ ПРОТИВ, если кто-то из аус Хансалов получит должность при Генеральном Штабе. Понятно? Я не прошу, не рекомендую, но буду не против. Аус Хансалы мелкие, голодные и их много.

Илга

Как глупо получилось! Уговариваешь отца, тратишь его деньги, а оказывается всё совсем не так, как планировалось. Дурочка Анита сбежала с графом, а в Храме их отказались венчать! Видите ли, нет искренности в словах жениха! Как такое вообще возможно?! Когда и кому отказывали на таком основании?! Главное, ведь и не поспоришь. Чтобы граф искренне на простолюдинке хотел жениться, такое только сказках бывает.

Священнослужитель лично вернул Анитку домой и часа три увещевал её и родителей. До слёз всех довел. Слава Богам, удалось заметочку в "Сплетницу" протолкнуть, теперь Анита не конкурентка.

Свинка тоже дура! Выступила, называется - сбежала со своим парнем. Ей-то какой смыл бегать? Кто на такую жирдяйку позарится? На её фоне любая стройняшкой покажется. Переждала бы приём и шла бы в Храм со своим кабаном.

Ханна и Эйван

- Тебе больно, миленький?

- Да, нет! Подумаешь, разок ремнём по спине хлестнули! Вот меня раз бык боднул, хорошо безрогий, тогда да! Больно было! А ремнём - ерунда!

- Но синяк на спине большой. Ты так смешно от папки по двору бегал! Пока он не запыхался и не сел.

- Ага! А ты ему такая - сразу платочек подаёшь: "Утрись, папочка. Тебе нельзя быстро двигаться. У тебя одышка с испариной. Лекаря придётся звать."

- Он у меня ругачий, но хороший. Как узнал, что твои родители мне магазин подарили, отдал тебе пакгауз в порту.

- У тебя приданое ничего так. Приличное. Я меньше ожидал.

- Это ты в мои сундуки не заглядывал. Там одних платьев три дюжины, материи ещё больше. Первого сынишку мы в честь твоего папы назовём, а второго, в честь моего. Ладно?

Анита

- Не реви! Поздно реветь, теперь самая пора с обидчиками разобраться. Я справки навёл. Графинчику твоему обещали после свадьбы пять тысяч талеров, помимо приданого от нас, а ещё пять на утро, коли тебя огуляет.

- Он говорил, что любит! Обещал бросить старую жизнь, на приданое выкупить из заклада имения! Сказал, на все балы меня возить будет! Позавидовал кто-то, не дал замуж выйти.

- Не! Служка из Храма письмо принёс. Тебя Его Высокопреосвященство лично пожалел. У графа долгов больше приданого раза в два. Имения проданы с концами. Доход с майората и тот заложен. Деньги на утро ему обещали, чтобы от тебя ночью в игорный дом не сбежал. Знаешь, кто вас свести расстарался?

- Он сказал, что я красивая...

- А ты слушай мужиков больше, вообще до свадьбы ребёнка в подоле принесёшь. Ильгуша, подруженька твоя закадычная, деньги заплатила, чтобы заметка в "Сплетнице" появилась.

- Вот сучка! Я ей отомщу! За что она меня так?!

- Тебе-то мстить зачем? Сиди и рыдай в платочек. А за что тебя - понятно. В высший свет захотела, а ты ей главная конкурентка. Как бюст вручать будем, на кого барон посмотрит? Тинку уже видел, не приглянулась она ему. Мика - наивна, да и невидная совсем. Ханка - толстая колода. Тебя Анитка списала, думает одна она и осталась. Но на этот счёт есть очень большие сомнения. Я ведь такой - со мной по правилам, и я по правилам. Со мной - по-плохому, мне тоже есть чем ответить. А уж коли мою семью задели...

- Я кислотой в её зенки бесстыжие...

- Молчи, дура. Есть, кому за тебя поквитаться.

Возвращение

Ранний завтрак

После воскресного скандала в Гильдии стоило ожидать, что Симон, глава клана аус Хансалов будет зол. Однако ничего такого не было. Он истово работал ложкой, уничтожая кашу, и как будто не замечал любопытные взоры родственников. Между прочим, коих было чуть не вдвое против обычного. Они ожидали программного заявления и получили его за кофеем.

- Ната, кто там у нас с Эрной в подругах ходит? Сала?

- Да, точно.

- Она в полку при Жёлтом Дворе служит. Эрна каждый день в Зелёном бывает. Неплохо. Стахушку, нашего чудо-мальчика, Неста с невестой прокатила, да и нам за всё хорошее выдала фигу с маслом. Мы утёрлись, но не забыли.

- Война?

- Какая война? Ты о чём, Корхилл? Не время сейчас воевать. Вчера меня к себе вызвал Его Королевское Высочество, наследный принц Лагоз...

Все переглянулись и стали ожидать продолжения, но именно сейчас Симон тянул драматическую паузу, намазывая варенье на кусочек мягкой булки.

- Так дальше то, дальше чего было? - не выдержал кто-то.

- А? Что? - кусочек был прожёван и запит изрядным глотком из чашки. - Наследник вызвал зачем? Тихого хочет на связь Двора с Гильдией поставить. Однако боится, что тот по малолетству не справится, велит приискать ему помощника. Натурально, должность придворная, ранга полковника. На них двоих, будет трое подчинённых в штате. Надо бы их тоже приискать.

Родня поражённо замолчала. Придворных в роду ещё не было. Кроме Тихих, понятно. Но те не совсем свои. Ясно, что подчинённых приищут из рода или из ближайших... нет, только из рода. К чему другим столь сладкий кус отдавать?

- Да... Неста нас с местом обошла. Его Королевское Высочество считает не совсем справедливо. Да... Велит ещё одну должность принять, статистику по порталам вести. Кто, куда, сколько и зачем - сосчитать, описать и доложить. Может, где новый портал потребен, может, где старый прикрыть. Да... Не всё одной Несте докладывать, может аус Хансалы тоже чего сумеют. Должность опять придворная, опять полковничья и требуется двоих подчинённых приискать.

Это ж весь род так поднимется, что и представить сразу нельзя. Два полковника при Дворе, пятеро под ними. Силища!

- В Генштабе, по мажеским делам, тоже человек потребен. Вот Его Королевское Высочество, наследный принц Лагоз, про наш клан и вспомнил. Да... Долго аус Хансалы своего часу ждали, но вот он настал. Всем нашим передайте - стоять за наследника крепко. Коли коронация будет, всем родом присягнём. Теперь решим, кого, куда ставить будем.

Мирный договор

Во вторник рано утром вернулись дипломаты с утверждённым договором. Получилось странно. Королевство с баронством не воевало, мирный договор им подписывать не с чего. Герцогство воевало, но оно вот-вот выйдет из королевства, а герцогиня юная незамужняя девица. Не пристало ей подписывать ни объявление войны, ни заключение мира, на то мужчины есть. Но мужа пока нет, а подпишет отец, наследник короны, то опять королевство не в своё дело вмешается - герцогство в приданое идёт. Решили, что война между баронствами дело обыденное и естественное, а значит пусть бароны между собой мир и заключают.

Вроде дело понятное и правильно. Ан нет! Раз я подписываю МЕЖДУНАРОДНЫЙ договор, значит я барон свободного баронства. Пусть присягнул герцогине, но земли то мои. Рано или поздно герцогиня и я уйдём из жизни. Вдруг мой наследник не присягнёт её наследнику? Чьё баронство будет? То-то! Часть земель из герцогства уйдёт.

Сюзерен поставила визу на договоре. Мой принц прислал записку, велит подписать. Я, конечно, подпишу, но оно весьма странно. Одно есть объяснение - если что с герцогиней случится, мне можно попроситься обратно в королевство, тогда оно землями прирастёт, а муж моей принцессы их потеряет. Голова идёт кругом от политических раскладов.

В полдень прибыл гонец с той стороны. Сказал, что встреча в три пополудни на старых позициях пушек. Сразу после подписания будет обед в честь знакомства.

Кидор отнёсся к одеванию серьёзно. В данном случае армейский мундир не годится категорически - неприлично подчёркивать, что его победил какой-то шеф-комендант. Придворный мундир дело другое - подписать мирный договор с камергером, пусть и титулярным, достойное дело.

Барон Загорский оказался полным, улыбчивым человеком, жуиром, гастрономом и изрядным весельчаком. Подписание пергаментов и прикладывание печатей заняло не более четверти часа, затем часа три мы сидели за столом, болтали, как старые знакомые. Подвыпив, барон делал предложения вроде: "Дочку мою видел? Надоела мне, страсть! Хочешь - женись. Но не советую. Приданое приличное, но такая дура! Всё о балах мечтает. Мужа на одних тряпках разорит." Или как вам такой пассаж: "Я почему тебя люблю? Из-за тебя смог весь Совет повесить и Уклад отменить. Правда-правда! Вон хоть у Мишо спроси. Их семьи в тюрьме сидят, жрут в три горла. Один убыток от них. Я бы и их повесил, да вроде не за что. И освободить нельзя - получится на поводу у заграницы пойду. Хочешь, тебе их всех отдам?"

Я вроде ничего такого не говорил, но как-то само собой оказалось, что баронскую дочку обещал своей принцессе представить. И семьи повешенных, в честь подписания мирного договора, из тюрьмы к себе забираю. Даже взялся прислать эконома на предмет приискать покупателя на баронскую медь. И это всё в непрерывном потоке слов и самых разных забавных анекдотов из жизни. Да уж... С таким переговорщиком мне встречаться ещё не приходилось.

Баронская дочка, девочка лет двенадцати, села между нами, когда подали десерт. Дочь стоила отца, болтала без передыху. Пока ела торт, рассказала о мечтах попасть фрейлиной в любой приличный двор, выйти замуж за блондина, хотя можно за ярко-рыжего, но тогда обязательно с бородой. Объявила, что её брат бука и бяка, хотя очень хороший, а я совсем страшненький, но симпатичный.

Слава Богам, хоть баронский сын оказался нормальным. Поймал мой затравленный взгляд и утащил меня от болтушки, под предлогом что-то показать. Показывать ничего не стал, только сказал, когда мы вышли из шатра: "А у меня так каждый день!" Постояли, помолчали, обратно в шатёр вернулись. Тут я подумал, что ничего у меня соседи, особенно наследник барона, с ними можно дружить.

Вернувшись в башню, доложил камердинеру и эконому о ходе переговоров. Меня просветили - баронская дочка, представленная сюзерену, скорее всего, будет сочтена моей дипломатической победой. Медь? Почему не помочь за процент от оборота. А вот с семьями повешенных не всё так просто. Ладно те, у кого деньги в заграничных банках остались, а остальных куда? Кормить-поить за свой счёт? Разве что в столице их удастся куда пристроить.



Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"