Дроссель Эдуард: другие произведения.

Кровавое мочилово

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередной трэшевый киносценарий. Слабонервным и лицам с неустойчивой психикой, а также несовершеннолетним читать не рекомендуется.

  Авторское вступление
  
  
  В предисловии к предыдущему сценарию "Лисички-сестрички и братец-медведь" я упоминал о том, как будучи в нетрезвом состоянии, выпал из поезда на каком-то полустанке, в глухой-преглухой провинции, оставшись без вещей, денег и документов. Поезд уехал без меня, а я в халате и шлёпанцах поплёлся по просёлочной дороге куда глаза глядят.
  На моё счастье стояло тёплое время года, иначе ушёл бы я недалеко. Кругом, насколько хватало глаз, не было ни единой живой души. Просёлочная дорога вилась в неизвестном направлении, мимо лугов и рощ, холмов и оврагов, и скрывалась за горизонтом. На полустанке я не заметил никаких указателей и потому ума не мог приложить, куда меня занесло.
  Я шёл в надежде отыскать какой-нибудь населённый пункт, где мне могли бы оказать помощь. Вопреки моему ожиданию, дорога привела меня в совершенно мёртвую, заброшенную деревню с покосившимися и насквозь гнилыми избами. С трудом продираясь сквозь чертополох выше меня ростом, я последовательно обыскал все избы и нашёл ту, в которой хозяева при отъезде бросили все свои вещи. Там я разжился более-менее сносными футболкой, штанами, носками и кедами.
  Там же меня застала ночь и я уснул на пыльной тахте, а проснувшись наутро, почувствовал зверский голод и ещё более зверское похмелье. Справиться с тем и с другим мне кое-как помогла найденная в подполе трёхлитровая банка маринованных помидоров. Не представляю, сколько лет и зим она там простояла, я об этом не задумывался. Просто глотал расплывающиеся в пальцах ягоды и запивал рассолом.
  Подкрепившись таким образом, я отправился дальше и вёрст через десять пришёл в сельцо, вымершее ещё не полностью. Там я и повстречал собратьев по несчастью - компанию бедолаг, с которыми произошло почти то же, что и со мной. Все они служили в местной областной самодеятельности и совершали свой обычный летний гастрольный тур по региону. И то ли у них навигатор забарахлил, то ли что, в общем, они свернули не туда и их машина влетела колёсами в такой ухаб, что практически встала дыбом. Извлечь её самостоятельно они не смогли и пошли наугад через леса и поля искать помощи.
  Моими товарищами по несчастью оказались: Макс Кекс, Марьяна Лебеда, Гаврила Продольно-Диагональный, Яна Огузова-Зарова и другие - перечислять всех нет особой надобности. Мы познакомились и быстро почувствовали симпатию друг к другу, чему способствовала пятидесятилитровая фляга смородинового вина, извлечённая гостеприимными хозяевами из погреба.
  Хозяева, у которых все мы столовались и ночевали, милейшие дед с бабкой, заслуживают отдельной эпопеи. Также отдельно стоило бы рассказать о том, как мы выбирались из той глухомани. Если вдруг однажды мне посчастливится стать знаменитостью, мои биографы, возможно, возьмутся за разработку этой темы...
  Забегая вперёд, скажу, что прокуковали мы в том селе без малого неделю. Дед с бабкой потчевали нас грибными супами, жареными грибами с картошкой, щавелевыми щами, щами из лебеды и крапивы и тому подобными веганскими харчами, потому что никакой живности у них уже не осталось. Если б не пятьдесят литров смородинового вина, было бы совсем худо.
  Несмотря на то, что артисты из местной самодеятельности не были звёздами первой величины, с ними случалось немало забавных историй во время гастрольной жизни. Они развлекали друг друга и меня этими историями, ну и я тоже подбросил кой-чего в копилку. И лучше бы я помалкивал, потому что под винными парами меня тут же взяли на слабо и поставили задачу придумать сценарий бодрого и динамичного фильма, где при этом не будет никаких диалогов, ни единой крохотной реплики, ни словечка. Стиль и жанр фильма значения не имели.
  Демонстрация подобного неверия в мои способности меня изрядно задела и я решил придумать такой сценарий, от которого пробрало бы даже самых ярых скептиков. И вот придумать-то я его придумал, да записать не смог - во всём селе не нашлось ни листочка бумаги, ни захудалого карандаша. И лишь вернувшись домой, я по памяти воссоздал сюжет, который и представляю на суд публики.
  
  
  
  
  Время действия - наши дни. В первой сцене нам показывают морское побережье и стоящий на нём крупный мегаполис. Место действия значения не имеет, пусть будет где-то на Западе. Мы видим порт, склады, ангары, бесконечные штабеля грузовых контейнеров, портовые краны. В порту разгружаются различные суда, в том числе рыболовные траулеры и сейнеры. Рядом с портом расположены корпуса разделочного цеха, где свежую рыбу разделывают, замораживают, если надо, и отправляют заказчикам. Работают полуголые темнокожие ребята, похожие на индусов или малайцев с лохматыми кучерявыми шевелюрами. Их крепкие руки ловко управляются с разделочными ножами и острыми крючьями, которыми поддевают рыбьи туши.
  В отдельной конторке за столиком сидит пузатый управляющий и с наслаждением курит сигару, выпуская в потолок кольца дыма. Он единственный, кто одет прилично. Рядом с ним счётчик купюр. Управляющий суёт в него пачку за пачкой и затем перетягивает их резинкой.
  Звонит телефон. Управляющий снимает трубку и внимательно слушает собеседника, а затем принимается орать. Музыкальный фон звучит поверх его голоса, мы не слышим саму ругань, видим только открывающийся рот и перекошенное от злости лицо. (Саундтрек на протяжении всего фильма должен быть бодрым, жёстким, ритмичным и современным. Для этой цели сгодится какой-нибудь хардкор, рэп-кор или электроиндастриал.)
  Что услышал в трубке управляющий, мы не знаем. Видим только, как он выбегает в цех и останавливает работу. Втолковывает что-то темнокожим ребятам, активно жестикулирует и взмахом руки приглашает за собой. Работяги хватают ножи и крючья, идут за управляющим и рассаживаются по малолитражным грузовичкам.
  Следующая сцена. Мы видим крупный халяльный ресторан. На кухне много бородатых людей с арабской внешностью. Повязавшись белоснежными передниками и вооружившись тесаками, ложками, половниками и деревянными лопаточками, они что-то жарят, варят, пекут, готовят различные блюда.
  Между ними ходит полноватый шеф-повар с особенно густой бородой и суровым взглядом. Кого-то он поправляет, кому-то что-то подсказывает, изредка кого-то хвалит, а кому-то отвешивает затрещины. На кухне он царь и бог, ему никто не перечит.
  На стене звонит телефон. Шеф снимает трубку, какое-то время слушает собеседника и вдруг начинает орать. Музыкальный фон заглушает ругань, мы видим лишь гневно встопорщенную бороду и шевелящиеся губы. Наорав на собеседника, шеф останавливает работу на кухне, что-то втолковывает бородатым арабам и зовёт за собой. Те берут тесаки, идут за шефом и на заднем дворе ресторана забираются в малолитражные грузовички.
  Следующая сцена. Большая автомастерская. Работают европейцы с соломенными волосами - ирландцы, прибалты или поляки. Одни ловко откручивают или закручивают колёса, другие меняют резину, третьи копошатся в моторах. В углу сверкает точечная сварка, рядом подросток-подмастерье снимает болгаркой фаску с какой-то металлической загогулины. Кругом всё усеяно деталями и частями механизмов.
  В отдельной конторке сидит за столом главный механик - болезненного вида человек в рабочем комбинезоне на лямках - и недовольно листает какие-то ведомости. Звонит телефонный аппарат. Механик снимает трубку и некоторое время слушает собеседника, а затем начинает орать. Как и в остальных случаях, музыка заглушает ругань. Мы видим лишь покрасневшее от напряжения лицо и брызжущий слюной рот.
  Механик выходит из конторки и останавливает всю работу в мастерской. Он что-то втолковывает ребятам, притопывает от нетерпения ногой и зовёт всех за собой. Работяги разбирают монтировки, огромные гаечные ключи и тяжёлые железки с насаженными на них шестерёнками и следуют за механиком. За воротами мастерской они забираются в малолитражные грузовички и куда-то едут.
  Пути всех трёх групп пересекаются на пустыре в бывшей промзоне, предназначенной под снос. Люди высыпают из машин и не вступая в диалог, с ходу бросаются друг на друга. Ключи, монтировки и железки с шестерёнками проламывают черепа, острые ножи и крючья впиваются в плоть, тесаки рубят и режут направо и налево. Кровища летит во все стороны. (Это должно быть нарисовано с помощью компьютерной графики - ярко, сочно и в изобилии, как в фильме "Рэмбо 4".) Побоище должно быть снято максимально реалистично и натуралистично.
  В самый разгар мочилова вдруг раздаётся рёв мотора и в толпу откуда-то врывается здоровенный детина маньячного вида в комбинезоне, покрытом засохшей кровью. Его рост под два метра. Могучие руки с широкими ладонями легко орудуют работающей бензопилой. Лицо маньяка закрыто хоккейной маской, как у Джейсона Вурхиза.
  Размахивая пилой, маньячила принимается кромсать всех подряд, без разбору. От монтировок, крючьев и тесаков он или ловко уворачивается, или отбивает их пилой, после чего отпиливает чью-то руку, ногу или голову, а кого-то располовинивает поперёк точно по центру. Кровища летит во все стороны.
  Вскоре пустырь оказывается завален кусками человеческих тел и залит кровью. Кровь чавкает под ногами маньяка, когда он шагает, высматривая, не выжил ли кто-нибудь. Из-за работающей пилы он не слышит, а из-за маски не замечает приближающегося к нему со спины человека. Камера надвигается на него сзади. Из-под объектива появляются руки с обрезом и нацеливают его в голову маньяка. Раздаётся выстрел. Голова маньяка взрывается кровавым дождём. Брызги летят во все стороны, в том числе и в объектив. Руки достают откуда-то тряпку и вытирают капли: типа объектив - это лицо стрелявшего. Затем в эту же тряпку руки заворачивают обрез.
  На протяжении всех этих сцен на экране с равной периодичностью должны всплывать строки начальных титров. А в конце, с закосом под индийские боевики, должно вспыхнуть яркое и аляповатое название: "Кровавое мочилово"!
  Новая сцена. Тот же мегаполис, середина дня. Оживлённый перекрёсток. Молодой мужчина среднего роста в деловом костюме с портфелем тревожно озирается и ждёт, когда загорится зелёный сигнал и можно будет перейти улицу. Как бы невзначай он заглядывает в портфель и мы видим там обрез, завёрнутый в окровавленную тряпку. Мужчина быстро застёгивает портфель и нервным движением поправляет галстук.
  Вдали раздаётся звук сирены и на улице появляется пожарная машина, спешащая куда-то на вызов. (Буквально несколькими кадрами можно показать горящие посреди промзоны малолитражные грузовички.) У перекрёстка те машины, кому нужно свернуть налево, перестроились в левый ряд, деваться им некуда, зато правый ряд свободен. Поэтому пожарная машина съезжает на правую полосу и продолжает мчаться во весь опор. Сквозь стёкла кабины видны сосредоточенные лица пожарных.
  Сзади к человеку с портфелем подкрадывается крупного телосложения негр в широких рэперских штанах, майке и кепке, повёрнутой набок. Точно рассчитав момент, негр с разбегу толкает человека с портфелем на проезжую часть. Тот, нелепо раскинув руки, летит вперёд, прямо под пожарную машину, которая сперва со страшной силой бьёт его бампером, а затем перемалывает всеми десятью колёсами.
  Портфель тоже падает под колёса и то ли там что-то сминается, то ли что-то задевается, в общем, обрез стреляет и по закону подлости отстреливает негру мысок кроссовки вместе с пальцами. Кровища летит во все стороны. Негр ревёт от боли и под испуганные возгласы зевак старается поскорее убраться с места происшествия, прихрамывая, стискивая изо всех сил зубы и корча рожи. За ним на асфальте остаётся кровавый след.
  Он забегает в какой-то тихий переулок и прислоняется к мусорному контейнеру, чтобы отдышаться. Из-за контейнера высовывается рука с пистолетом и в упор шмаляет негру в голову. На ствол навинчен глушитель, поэтому выстрела не слышно, зато кровища летит во все стороны. Из тени выходит человек, похожий на итальянца - оливковая кожа, зачёсанные назад и уложенные гелем волосы, золотая цепь на шее, тёмные очки, кожаный пиджак. Бросив пистолет в мусорный контейнер, итальянец неспешно удаляется по переулку.
  Покрутившись по кварталу, он оказывается в похожем переулке, где останавливается закурить возле пожарной лестницы. Делает несколько жадных затяжек, подпрыгивает и хватается за нижнюю перекладину в паре метров над землёй.
  Только подняв голову он замечает, что не один. Двумя этажами выше на этой же лестнице стоит патлатый парень в спортивном трико. В руках у него короткий ломик. Парень прицеливается и отпускает его. Ломик летит вниз и с хрустом вонзается прямо в лоб итальянцу. Кровища летит во все стороны. Итальянец срывается с лестницы и распластывается на грязном асфальте с выражением безмерного удивления на лице. Очки отлетают в сторону.
  Патлатый парень взбирается по лестнице на крышу и бежит к противоположному концу дома, выходящему на соседнюю улицу. Там у него уже заготовлен спортивный лук. Парень стреляет из него в такой же дом через дорогу. Стрела прочно вонзается в бетон (или кирпич, не важно), за ней разматывается трос. Парень закрепляет трос на своей стороне, щёлкает карабином и съезжает по тросу. Внизу по улице медленно ползёт самосвал с горячим асфальтом - где-то ремонтируют дорогу.
  На полпути между двумя домами в шею парня со смачным звуком вонзается стрела. Кровища летит во все стороны. Парень срывается с троса, падает вниз и впечатывается рожей прямо в кучу горячего асфальта. Кверху поднимается пар и дымок. Прохожие недовольно морщат носы - зверски воняет гудроном.
  Выстрел произвела девушка с соседнего офисного здания из стекла и бетона. Она стоит в люльке, в каких обычно ездят вверх-вниз мойщики окон. Одета девушка в чёрный обтягивающий латекс, как Кейт Бекинсейл в фильме "Другой мир". В руках у неё мощный арбалет с оптическим прицелом.
  Она опускает люльку на несколько этажей, проделывает циркулем с алмазной головкой широкую дыру в оконном стекле и забирается в пустой офис, где индифферентные ко всему мексиканцы производят ремонт. Девушка, жгучая брюнетка, сама похожая на мексиканку, проходит мимо рабочих, выходит в коридор и по лестнице спускается в подвал.
  Там царит полумрак. Повсюду тянутся разнокалиберные трубы на которых там и сям торчат вентили, выкрашенные в красный цвет. Где-то что-то гудит. Мексиканка осторожно крадётся по этому лабиринту. Внезапно её что-то настораживает и она замирает на месте.
  С широкой трубы над её головой свешиваются руки с удавкой и ловко затягивают петлю на шее девушки, после чего тянут вверх, отрывая от пола. Мексиканка бешено дрыгает ногами, арбалет падает на пол и отлетает куда-то под трубы. Она выхватывает из-за пояса нож и пытается наугад полоснуть им того, кто её душит. Вместо этого нож задевает трубу, его кончик отламывается и отлетает девушке прямо в глаз. Глазное яблоко вытекает на щёку, стекает по подбородку и шлёпается на пол кровавой соплёй.
  Через несколько мгновений девушка перестаёт дёргаться. Убийца отпускает её и спрыгивает с трубы. Это коренастый крепкий азиат, японец. Отряхнувшись, он идёт через подвал и выходит на улицу. При попытке перейти дорогу он замечает сорвавшийся с места спорткар, который мчится прямо на него. Понимая, что сейчас произойдёт, азиат убегает от него по тротуару. Машина въезжает за ним на тротуар и продолжает преследование. Визжащие и орущие пешеходы еле-еле успевают увернуться и отскочить в сторону, а некоторые не успевают.
  Коренастые люди с короткими кривыми ногами - плохие бегуны. Японец понимает это, поэтому резко сворачивает с улицы в узкий переулок. Но поздно. Машина всё-таки настигает его, поддевает заниженным капотом и швыряет вверх и вперёд. Азиат летит в открытый мусорный контейнер с битыми оконными стёклами и всем организмом насаживается на торчащие острые осколки. Кровища летит во все стороны.
  Спорткар сворачивает на мостовую и спокойно уезжает. Через несколько кварталов он останавливается у светофора. Водителя не видно сквозь тонированные стёкла. Видно только, что он открывает люк на крыше и начинает дымить вейпом.
  Сквозь клубы дыма ему не видно, как в его сторону, по-обезьяньи прыгая с машины на машину, направляется паркурщик, похожий на бразильца. Паркурщик вскакивает на крышу спорткара, швыряет в раскрытый люк осколочную гранату и прыгает дальше, вскоре скрывшись из виду. Спорткар взрывается. Прохожие с дикими криками разбегаются в разные стороны. Те, кого оглушило взрывной волной, лежат без движения на тротуаре.
  Паркурщик забегает в квартал уродливых многоэтажек с гаражами, детскими площадками, лестницами, перилами, помойками и тому подобными урбанистическими атрибутами, и начинает демонстрировать чудеса эквилибристики (режиссёру имеет смысл проконсультироваться с профессионалами). Во время очередного кульбита перед ним возникает невесть откуда взявшийся жирдяй, одетый в стиле "милитари". В руках у него дробовик и он в упор шмаляет в бразильца. Заряд встречает паркурщика прямо в воздухе и отшвыривает назад, на грязные ступени. Кровища летит во все стороны.
  Жирдяй с сальными волосами, густо покрытый прыщами, прячет дробовик под курткой и уходит. На окраине квартала его догоняет крепкотелая татуированная байкерша на "Харлее". Её лица не видно из-за шлема. Она набрасывает на шею жирдяя цепь и тащит за собой. Тащить жиробасину непросто, однако байкерша и мощный "Харлей" справляются. Некоторое время жирдяй пытается бежать, потом его ноги заплетаются, он падает и просто волочится по асфальту. Дробовик улетает в сторону. Жирдяй хрипит, выпучивает глаза и пытается просунуть пальцы под цепь, чтобы сдёрнуть её с шеи.
  Байкерша привозит его на какую-то замороженную стройку, где не ведётся никаких работ. Вповалку лежат неиспользованные бетонные панели, громоздятся кучи песка, на импровизированных стеллажах, сваренных из стальных уголков, уложены арматурные прутья разной толщины. Сделав резкий разворот, байкерша даёт по тормозам и жирдяй по инерции летит вперёд, после чего с хрустом напарывается грудью на пучок арматур. Кровища летит во все стороны.
  Байкерша спокойно уезжает. Будучи бесстыжей хулиганкой-неформалкой, она решает срезать путь и въезжает на "Харлее" прямо в городской парк, предназначенный только для пешеходов и велосипедистов. Сквозь щиток шлема да ещё в тени деревьев она не замечает тонкую струну, натянутую над тропой. Газанув, она попадает шеей прямо на струну и её голова отделяется от тела. Кровища летит во все стороны. Потерявший управление "Харлей" катится в кусты.
  Из-за дерева выходит долговязая фигура в худи. Это блондин скандинавского типа. Под капюшоном поблёскивают очки в тонкой оправе. Скандинав подходит к голове байкерши, пинком отправляет её в кусты вслед за "Харлеем" и кусачками обрезает струну, после чего скрывается в зарослях.
  Из парка он выходит уже в другой части города, возле палаток с уличной едой. Зайдя за палатки, он приподнимает люк и спускается в канализацию. Шлёпая по воде (или нечистотам) и подсвечивая себе фонариком на телефоне, блондин идёт по коллектору, пока у телефона не садится заряд. Фонарик то гаснет, то снова пытается светить; сквозь это мигание блондин (и мы вместе с ним) видит, что в коллекторе он уже не один. Рядом лыбится какой-то бомж в рванье со спутанной шевелюрой и с совершенно безумным выражением лица.
  Он бьёт скандинава кирпичом по голове и тащит куда-то за ногу. И вот мы уже видим блондина прикованного или привязанного к стальной решётке, перегораживающей коллектор. Тот приходит в себя, начинает дёргаться и вдруг замирает, услышав писк. Он смотрит вниз и видит крысу, обнюхивающую его ботинок. За ней появляется ещё одна, и ещё, и вот уже целый поток крыс затопляет весь коллектор.
  Грызуны принимаются заживо пожирать блондина, его предсмертные вопли разносятся по канализации и бомж вторит им своим безумным смехом, после чего спокойно уходит. Крысы его почему-то не трогают.
  Бомж приподнимает канализационный люк где-то посреди газона и осторожно выглядывает на поверхность. Чьи-то мощные руки хватают чугунную крышку, резко приподнимают и обрушивают на голову бомжа. Башка в лепёшку, кровища летит во все стороны.
  Мы видим здоровенного культуриста в джинсах и майке. Бугрятся мышцы. Лицо украшают пышные густые усы, которые в нижней части щёк сливаются с такими же густыми и пышными бакенбардами. Голову венчает конфедератская фуражка. Поодаль стоит джип с открытым верхом. Культурист садится в него и уезжает.
  Какое-то время он колесит по городу и заруливает на парковку гипермолла. Когда он вылезает из джипа, к нему из-за соседней машины выскакивает молоденькая девчушка, прикинутая кибер-готкой. На ней короткая пышная юбка, как пачка у балерины, которая почти ничего не прикрывает, драные чёрные колготы, корсет и высокие сапоги со шнуровкой. Волосы заплетены в дрэды и выкрашены в зелёный цвет. Нижняя часть лица закрыта маской.
  Девчушка молниеносным движением чикает культуриста по горлу опасной бритвой. Кровища летит во все стороны. Кибер-готка забирает у культуриста ключи, садится в его джип и уезжает с парковки.
  Она ведёт машину на окраину города. Раньше там стоял магазинчик, который однажды сгорел, его остатки снесли, а нового пока ничего не построили, так и остался пустырь. Его облюбовали местные подростки-скейтбордисты.
  Девчушка останавливается у пустыря и начинает рыться в бардачке. Скейтбордисты выпендриваются друг перед другом, пытаясь демонстрировать "высший пилотаж". Получается не у всех и не всегда, чаще подростки падают, но тут же вскакивают и продолжают выпендрёж. Один оказывается возле джипа и с ходу бьёт девчушку доской по голове. Пучок дрэдов смягчает удар и всё же кибер-готка оглушена. Она вылезает из машины. Скейтбордисты окружают её и бьют досками. При каждом ударе кровища летит во все стороны.
  Побросав доски, скейтбордисты набиваются в джип и с радостным гоготом куда-то едут. В руках у них откуда-то появляется пиво. Они пьют, горланят и громко слушают музыку. Как-то незаметно они выезжают из мегаполиса в пригород, в частный сектор. Везде аккуратные домики с чистыми газончиками, надувными бассейнами и палисадничками.
  То ли от недостатка водительского опыта, то ли от выпитого, парни не справляются с управлением и джип врезается в толстое дерево у дороги. Не пристегнувшийся чувак с переднего сиденья перелетает через капот и шмякается на землю перед носом у подозрительного типа в жёлтых резиновых сапогах и прозрачном дождевике. Падение лишь оглушило паренька, но тип наступает ему сапогом на шею и давит. Отчётливо слышится хруст ломающихся позвонков.
  Тип выхватывает из-под дождевика мачете, вытаскивает подростков одного за другим из джипа и крошит в капусту. Кровища летит во все стороны.
  Бросив оружие, тип сигает через ограду и бежит задами через весь частный сектор, от участка к участку, не обращая внимания на людей и собак.
  На одном из участков небритый громила в клетчатой рубашке с закатанными рукавами обтёсывает топориком кол. Когда тип в дождевике проносится мимо него, громила швыряет ему вслед топор и тот вонзается типу точно между лопаток. Тип замирает, удивлённо оборачивается и тогда громила с разбегу всаживает ему кол под рёбра. Кровища летит во все стороны.
  Спокойно выйдя с участка, громила садится в старенький пикап и уезжает. Его путь лежит в аналогичный пригород, где живёт одинокая дородная бабища, обладательница внушительного бюста. Она встречает громилу в полупрозрачном соблазнительном пеньюаре. Громила выпрыгивает из машины, хватает бабу в охапку и жадно её жмакает, мнёт огромные сиськи и жопень. Бабища игриво вырывается из его объятий и показывает на бассейн, а сама уходит в дом.
  Громила раздевается, залезает в воду и блаженно закрывает глаза. Бабища появляется из дома с тостером в руках, разматывая за собой удлинитель. Громила открывает глаза, удивлённо смотрит на бабищу и та бросает включенный тостер в воду. Трещит электрический разряд, громила конвульсивно дёргается - его убивает на месте.
  Бабища переодевается в шорты и безразмерную футболку, садится в пикап и уезжает. Она покидает пригород и едет куда-то дальше, в безлюдную глушь. Мы видим небольшую рощу возле реки и ветхий трейлер, в котором живёт одинокий мужик средних лет, похожий на хиппи. Стоя в одних трусах, он жарит на мангале шашлык.
  Чтобы шуршание колёс по гравию не выдало её, бабища оставляет пикап поодаль и крадётся к трейлеру пешком, неотрывно наблюдая за хиппарём. Тот пробует мясо, убеждается в его готовности, относит шампуры к столу и вилочкой снимает куски на большую тарелку.
  Бабища подкрадывается к нему не с пустыми руками - в кузове пикапа она позаимствовала кувалду. У неё на ногах шлёпанцы - не самая лучшая обувь для хождения на природе. Естественно, в самый важный момент ТП спотыкается, теряет равновесие, летит вперёд и задевает мангал. Тот опрокидывается прямо на неё, засыпав всю рожу раскалёнными углями. Бабища начинает выть и кататься по земле.
  Хиппарь от неожиданности подскакивает и какое-то время тупо глазеет на бабищу, затем хватает шампуры - ничего другого под рукой нет - и один за другим всаживает в рыхлую бабскую плоть. Руки и шампуры в жиру, скользят и всё время втыкаются не туда - то в сиську, то в ягодицу, то в жировую складку на пузе... Бабища становится похожа на быка на корриде. Тогда хиппарь хватает кувалду и со всего маху бьёт бабу по башке. Кровища летит во все стороны.
  Как ни в чём не бывало, хиппарь возвращается к столу и доедает шашлык, после чего выходит на дорогу и осматривается. Заметив поодаль пикап, он следует к нему и уезжает.
  В следующей сцене он едет по типично сельской местности - мимо полей и ферм. Дорога совершенно пуста и хиппарь постепенно расслабляется, закуривает косячок.
  Из травы на обочине высовывается рука и швыряет под колёса пикапа горсть шипов. Покрышки лопаются, пикап теряет управление, съезжает в кювет и переворачивается несколько раз. Кабина сминается, хиппарь оглушен, да и дверцы заклинило, он не может выбраться.
  Из высокой травы вылезает пожилой человек в грязной и промасленной рабочей одежде. Он сбрасывает маскировочную сеть с эвакуатора, подцепляет мятый пикап и увозит на автомобильную свалку. Повсюду мы видим ржавеющие штабеля расплющенных прессом машин. Водитель эвакуатора осторожно маневрирует между ними и подвозит пикап к прессу.
  Хиппарь бьётся внутри кабины, пытаясь как-то выбраться, но та так смята, что ему практически не пошевелиться, он зажат и может лишь выть от бессилия и злости. Вокруг машины беснуется несколько собак - обычных завсегдатаев любой свалки. Пожилому водителю приходится отгонять их пинками. Собаки совсем очумелые, с остервенением бросаются на водителя, норовя оттяпать ему кусок задницы. Тот пинает их крепкими ботинками и ищет что-нибудь в кабине эвакуатора, но там ничего нет, кроме домкрата. Тогда водитель хватает домкрат и бьёт ближайшую псину по черепушке. Кровища летит во все стороны. Другие собаки скулят и убегают с поджатыми хвостами.
  Водитель загружает пикап в пресс и давит вместе с человеком. Хиппарь лопается как перезревший помидор, кровища летит во все стороны. Покончив с этим, пожилой сотрудник свалки садится в эвакуатор и зачем-то возвращается обратно в сельскую местность.
  С поля по нему тотчас же кто-то начинает шмалять из охотничьего ружья. Пожилой водитель бросает эвакуатор и спешит укрыться в поле среди злаков или кукурузы (на усмотрение режиссёра).
  Невдалеке заводится двигатель и мы видим ползущий по полю комбайн, преследующий пожилого водителя. Спереди у комбайна торчит косилка с острыми как бритва лезвиями.
  Пожилые люди - неважные бегуны. Мучительная одышка заставляет водителя эвакуатора жадно хватать ртом воздух, поэтому еле ползущий комбайн вскоре его настигает и крошит косилкой в капусту. Кровища летит во все стороны.
  За рулём комбайна сидит типичный фермер в широкополой шляпе, загоревший до черноты. Он возвращается домой и начинает мыть из шланга окровавленную косилку. Из соседнего сарая выходит с вилами наперевес упитанная розовощёкая девка с внешностью колхозной Нюрки. Она решительно приближается к фермеру и с разбегу всаживает вилы ему в спину. Кровища летит во все стороны.
  Взяв из кабины комбайна охотничье ружьё и оседлав стоящий у ворот скутер, девка уезжает с фермы. Она едет по прямой как стрела дороге и вдруг слышит позади себя рокот. Оборачивается и видит пикирующий на неё старый биплан с открытой кабиной. Небритый пилот в огромных очках одет в кожаную форму времён Первой мировой войны.
  Девка, не прицеливаясь, шмаляет в него из ружья, но мимо. А в следующее мгновение аэроплан нагоняет скутер и лопастями винта крошит девку в капусту. Кровища летит во все стороны.
  Лопасти безнадёжно испорчены. Биплан виляет, рыскает, выписывает синусоиды и в итоге падает в какой-то лес. Пилот заблаговременно выпрыгивает с парашютом. Однако высота незначительна и приземление всё равно получается жёстким. Хорошо, что мягкая болотистая почва смягчает удар.
  Прихрамывая и пошатываясь, пилот бредёт через лес и вдруг слышит клацанье. Глядит под ноги и видит, что наступил на противопехотную мину. Гремит взрыв, во все стороны разлетаются части тела, пожелтевшая хвоя, куски торфа и гумуса.
  Из-за деревьев выходит бритый нацик в "бомбере", подвёрнутых джинсах и "Док-Мартенсах" с белыми шнурками. Убедившись, что мина сработала, он уходит, но пройти успевает немного и сам попадает в ловушку. Петля захлёстывает его ногу, бревно-противовес летит вниз и нацика подбрасывает кверху. Он повисает в метре над землёй.
  К нему выходит затянутый в кожу хаерастый сотонист с размалёванной корпспейнтом харей. В руках у него "булава" - обычная бейсбольная бита, утыканная стомиллиметровыми гвоздями. Нацик тянет к сотонисту руки, пытается схватит за горло. Тот бьёт его по бритой черепушке булавой. Кровища летит во все стороны.
  Опираясь на окровавленную булаву и нацеливая в пространство "козу", сотонист выходит из леса. Мы видим хаерастую репу сперва как обычно, а в следующее мгновение через перекрестье оптического прицела. Звучит выстрел, разрывная пуля напрочь сносит размалёванную рожу. Кровища летит во все стороны.
  С дерева спускается снайпер, чья морда тоже раскрашена - чёрными полосами, как у спецназовца-диверсанта. Сложив винтовку, снайпер убирает её в футляр и уходит.
  В следующей сцене мы видим снайпера уже в мегаполисе. Он умыт и переодет в гражданское. Вокруг него какой-то парк аттракционов. Он идёт мимо каруселей и колеса обозрения, мимо тира и пещеры ужасов, и сворачивает к аквапарку. Там он прогуливается перед огромными аквариумами, где плавают акулы и прочая морская живность. Кругом галдят дети, приехавшие со школьной экскурсией.
  Одна из сопровождающих училок - типичная ботанка в свитере и очках, - как бы невзначай сталкивается с сотрудником аквапарка и ловко срывает с его халата карточку электронного пропуска. С ней она идёт ко входу в служебные помещения и заходит внутрь. Снайпер следует за ней и успевает, пока дверь не захлопнулась.
  Он поднимается наверх, в помещение над аквариумом, откуда кормят рыб. Вдоль стен громоздятся шкафы и стеллажи с какими-то баночками и пробирками, по центру столы с микроскопами и компьютерами, ещё какие-то приборы. Сотрудники аквапарка наверняка берут регулярные пробы воды или проводят на рыбах какие-то научные исследования.
  Ботанка выпрыгивает из-за шкафа и с неожиданной прыткостью всаживает в шею снайпера шприц. Внизу дети по-прежнему толпятся перед аквариумом и видят, как истекающий кровью снайпер погружается в воду. К нему тотчас устремляются акулы и начинают рвать на части. Кровища затягивает воду багровой пеленой. Дети, их родители и училки дико визжат и разбегаются кто куда.
  Ботанка как ни в чём не бывало выходит из служебного помещения и сворачивает в женский туалет. Там перед зеркалом прихорашивается какая-то женщина, угловатая и совсем не женственная. В руках у неё баллончик то ли с духами, то ли с персперантом, из которого она только что на себя пшикала.
  Ботанка наклоняется над раковиной из нержавейки, чтобы умыться, снимает очки, и в это время угловатая женщина пшикает ей в глаза. Ботанка хватается за лицо, женщина бьёт её кулаком в живот, хватает за волосы и впечатывает башкой в зеркало, затем несколько раз бьёт рожей о нержавеющую мойку. Тащит окровавленную ботанку в туалетную кабинку, где неработающий унитаз доверху заполнен нечистотами, и окунает головой прямо в жижу. Ботанка елозит, сучит руками и ногами, ей нечем дышать, вот только угловатая женщина крепко её держит. Она крупнее и сильнее ботанки, как бы та ни дёргалась, ей не освободиться и вскоре она захлёбывается в нечистотах.
  Угловатая женщина аккуратно прикрывает дверь кабинки и пишет на ней маркером: "Унитаз не работает", после чего возвращается к раковине и тщательно моет руки. Её движения неторопливы и спокойны. Она достаёт косметичку и поправляет макияж, расчёсывает волосы, приподнимает подол платья и заправляет в кружевные трусики выпавший член, поправляет лифчик, плохо сидящий на бесформенных комках силиконовой груди... И мы понимаем, что это транс, а не женщина. Потому-то он и справился так легко с ботанкой.
  Всё это время за дверями туалета не прекращается суматоха, вызванная падением в аквариум снайпера. То и дело доносятся чьи-то голоса, возгласы. Вдруг в женский туалет нагло входит сотрудник, у которого ботанка стащила электронный пропуск. Он растерянно ощупывает карманы, как бы недоумевая, куда мог запропаститься пластмассовый прямоугольник.
  Только теперь транс замечает пропуск на полу туалета - очевидно, ботанка выронила его, когда её начали избивать. Сотрудник аквапарка тоже видит свой пропуск, поднимает его и с подозрением глядит на транса. Потом он замечает разбитое зеркало, кровь на мойке и надпись маркером на дверце кабинки, бросается к ней, открывает и видит ботанку с головой в унитазе.
  Сотрудник меняется в лице, выхватывает из кармана халата острое шило и бросается на транса. С устало-разочарованным вздохом тот ловким приёмом айки-до обезоруживает сотрудника и ломает ему кистевой сустав. Испуганно прижимая искалеченную руку к груди, тот выскакивает из туалета и бежит прочь. Транс следует за ним с вполне очевидным намерением прикончить.
  Вдвоём они покидают аквапарк, к которому уже подъезжают первые полицейские машины. Сотрудник, молодой человек чмошного вида, бежит в сторону каруселей и американских горок. Кругом полно народу, но из-за белого халата чмошнику трудно затеряться в толпе и транс уверенно его преследует, а избавиться от халата чмошник не догадывается.
  Страх гонит его вперёд и лишает способности соображать. Он садится в вагончик американских горок и полагает, что это его спасёт. Связка вагончиков с пристёгнутыми людьми отъезжает и начинает выписывать кренделя по извилистому пути. Транс бросается за ограду аттракциона, ему наперерез выходит механик в рабочей спецовке. Транс бьёт его шилом, позаимствованным у чмошника. Кровища летит во все стороны.
  Из кармана у механика торчит большой гаечный ключ. Транс хватает его и начинает откручивать какие-то гайки. Связка вагончиков ещё не проделала весь путь, а конструкция американских горок уже начинает шататься и разваливаться. Люди в ужасе орут и визжат.
  Прямо перед связкой вагончиков участок пути попросту проваливается. Вагончики срываются с направляющих и как снаряд летят в сторону колеса обозрения, в основание которого и врезаются. Что-то гремит, трещит, звенит и лопается, колесо обозрения срывается с опоры и катится по парку аттракционов, словно в дешёвом ужастике. Кабинки с вопящими людьми сминаются в лепёшку. Главная аллея парка заполнена народом - по ней и катится колесо, давит людей десятками. Кровища летит во все стороны. Оглушительный ор, бешено мечущиеся посетители парка, пронзительно ревущие дети.
  Колесо обозрения докатывается до аквапарка и давит полицейские машины и прибывшие фургончики репортёров. Остановившись, колесо качается и заваливается набок, прямо на здание аквапарка. Хруст, звон стекла, плеск воды, вопли сотен людских глоток...
  В следующей сцене мы видим живого и невредимого транса голосующим где-то возле заправки. Голосует он умело - задирает платье и демонстрирует проезжающим водителям гладкую ляжку. На эту замануху клюёт водитель бензовоза и сажает транса к себе. Камера нацеливает объектив вдоль шоссе. Мы видим удаляющийся бензовоз и пологие холмы по обеим сторонам дороги.
  Одновременно с этим идут финальные титры. И всё то время, что они идут, бензовоз удаляется по шоссе, но не превращается в точку, чтобы исчезнуть, а заворачивает вместе с дорогой за один из холмов. И как только проходит последняя строка титров, пару секунд ничего не происходит, а затем слышится далёкий взрыв и из-за холма к небу взмывают клубы дыма и пламени.
  После аляповатой надписи: "Конец фильма" возникает другая, мелким шрифтом: "Продолжение следует". В данном случае, последует ли действительно продолжение или нет, совершенно неважно. Главное обозначить, что история на этом не заканчивается. Зритель должен понимать, что мочилово шло задолго до сцен, с которых начался фильм, и неизбежно продолжится после финала. Собственно, фильм демонстрирует лишь фрагмент, небольшой отрезок какого-то глобального события.
  Не нужно излишне умничать. Весь фильм должен быть снят в атмосфере недосказанности. Не нужно ничего пытаться объяснить, истолковать или обосновать. Кто все эти люди? Как они друг с другом связаны и связаны ли вообще? Почему они хладнокровно мочат друг друга? Каким образом каждый последующий убийца всегда оказывается рядом с предыдущим? С чего вообще всё началось? Кто позвонил управляющему, шеф-повару и главному автомеханику? Эти ли звонки запустили процесс или его корни тянутся намного глубже в прошлое?
  Всё это должно остаться за кадром. Если зритель захочет, он волен додумать ответы по своему усмотрению. Это всё не важно, главное - сплошной непрекращающийся адреналин, движуха, динамика, экшен. Ни к чему усложнять картину чрезмерной детализацией чьих-то мотивов и поступков. Люди смотрят слэшеры не ради психологизма и тщательно прописанных образов, не ради филигранных диалогов или какой-нибудь унылой тягомотины и мелодраматических соплей. В таких фильмах зрителю нужна исключительно кровища и вот её-то должно быть с избытком. Be simpler - вот негласный девиз этого жанра.
  
  
  Апрель 2022 г.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"