Дроссель Эдуард: другие произведения.

Наконец-то правдивая история терминатора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Все знают историю терминатора.
  Ну или думают, что знают.
  В действительности та история, которую все знают, является далеко не всей правдой о терминаторе.
  Обо многих важных вещах она умалчивает, о других чего-то недоговаривает, а кое-что намеренно искажает.
  Нижеследующий текст призван восполнить все пробелы, устранить все недостатки и поведать историю терминатора такой, какой она была НА САМОМ ДЕЛЕ.
  Начать с того, что киноэпопея демонстрирует нам историю терминатора с её драматического финала, с того, чем всё, увы, завершилось. Завязка же трагедии Джона Коннора была совсем иной.
  Сопротивление, руководимое мудрым, проницательным и прекрасно подготовленным своей матерью Джоном Коннором, отчаянно сражалось в будущем с машинами и искусственным интеллектом Скайнет. Люди мужественно держались из последних сил и не сдавались несмотря на то, что у них не было никаких шансов на выживание. Все они были по сути обречены, ведь после всемирного ядерного апокалипсиса, который Скайнет обрушила на человечество, повсеместный уровень радиации превышал все мыслимые показатели и был абсолютно несовместим с жизнью. Сопротивление жестоко страдало от облучения, бороться с которым у людей не осталось никакой возможности. Тот, кому повезло и кого не убили машины, погибал от рака костного мозга или от ещё какого-нибудь недуга, вызванного радиацией. Немногочисленное потомство членов Сопротивления рождалось дефективным, нежизнеспособным, с уродливыми мутациями, из которых сиамские близнецы были ещё не самым худшим вариантом. Не было и быть не могло никаких нормальных детей, которых нам показали в четвёртом фильме о терминаторе.
  Одним словом, никаких перспектив впереди не предвиделось. Даже в том случае, если бы люди победили Скайнет, остатки человечества всё равно бы рано или поздно вымерли.
  В киноэпопее это никак не отражено, однако люди прекрасно понимали и осознавали свою обречённость. Они сражались не для выживания, которое было физически невозможно, а для того, чтобы Земля не досталась машинам после того, как на ней не останется ни одного человека. Люди как бы заявляли: да, нам всем предстоит исчезнуть, но и вы, проклятые железяки, исчезнете вместе с нами! Вот какими на самом деле были смысл и цель той беспощадной войны. За выживание как раз-таки дрались машины во главе со Скайнет!
  Однажды, во время очередного кровопролитного сражения, машины попытались окружить Джона Коннора и отрезать его от соратников.
  - Ко мне! - скомандовал Джон своему отряду, вскинув руку.
  Паривший над самой землёй летающий дрон полоснул по нему бластерным лучом и попал как раз по руке, испепелив её в мгновение ока.
  Один из сопровождавших Джона бойцов Сопротивления жахнул по дрону из базуки и подбил ему турбореактивный двигатель. Машина накренилась вбок, грохнулась на землю, пропахала в ней изрядную борозду и в конце концов зацепилась вторым двигателем за стальные балки - остатки какой-то городской довоенной постройки, возможно какого-нибудь небоскрёба. Турбина взорвалась и её лопасти брызнули шрапнелью во все стороны. Одна из таких лопастей задела Джона и как ножом отсекла ему вторую руку.
  Почти одновременно с этим откуда-то издалека ударила ракета "воздух-земля". Взрывной волной Джона Коннора и бросившихся ему на помощь людей отшвырнуло в одну сторону, а его отсеченную руку - в другую. Она влетела в горящий автомобиль и успела прожариться насквозь, прежде чем кто-то догадался её оттуда извлечь.
  В импровизированном госпитале самые лучшие хирурги, каких Сопротивление могло себе позволить, при всём желании не сумели пришить руки обратно. Джон Коннор хладнокровно выслушал их вердикт о том, что он отныне безрукий и ни на что не годный инвалид.
  - Ерунда, - уверенно заявил он. - Вокруг навалом раскуроченных киборгов. Возьмите у любого из них руки и приживите мне как механические протезы, а затем снаружи покройте искусственной плотью, как у терминаторов. Никто от настоящих рук и не отличит.
  В тот момент лидер Сопротивления ещё не знал, что этим своим шагом он ступает на долгий и мучительный путь собственной киборгизации.
  В одном из последующих сражений его слегка контузило взрывом и пока он валялся на земле и приходил в себя, гусеничная машина проехала прямо ему по ногам и превратила в фарш всё, что ниже пояса. Хирургам пришлось ампутировать Джону нижнюю половину тела и заменить её механическими частями, взятыми у терминаторов.
  Ситуация усугублялась тем, что Джон Коннор не отсиживался в штабе, сколько ни уговаривали его соратники не рисковать собой. Он всегда предпочитал быть на передовой, всегда лез в самую гущу боя.
  - Что же я буду за лидер Сопротивления, - говорил он, - если начну прятаться за спинами моих товарищей? Такому меня мать не учила...
  Ещё в каком-то бою группа Сопротивления, возглавляемая Джоном, попала в засаду. Точно нацеленный лазер проделал в груди Джона здоровенную дыру и выжег практически все внутренние органы. Чудеса медицины будущего позволили Сопротивлению спасти своего лидера, однако теперь от человека у него осталась только лишь голова.
  Во избежание окончательной физической смерти Джон Коннор скопировал своё сознание на цифровой электронный носитель, проще говоря - на чип. Он как в воду глядел: в следующем же бою сбитый летающий дрон рухнул рядышком с Джоном и проломил ему стабилизатором череп. Мозги лидера Сопротивления частично вытекли на землю и впитались в пыль, а частично разбрызгались по искорёженной поверхности стабилизатора.
  Таким образом медики Сопротивления последовательно заменяли Джону все части тела, а под конец и его мозг заменили чипом. Ну, а поскольку все "запчасти" брались от преобладавшей среди терминаторов модели Т-800, то и Джон в конце концов стал как две капли похож на всем нам хорошо знакомого терминатора.
  Наконец настал тот день, когда разведка донесла ему, что подлая Скайнет изобрела способ темпорального перемещения и придумала безупречный план, как лишить человечество его главного козыря. Искусственный интеллект создал специального "жидкого" робота Т-1000, чтобы послать его в прошлое и там убить маленького беззащитного Джона вместе с Сарой Коннор.
  Джон приказал своим товарищам отловить ему целого и невредимого Т-800, а сам, прикинувшись терминатором (что было совсем не трудно), тем временем проник в логово Скайнет и выкрал оттуда секрет темпорального перемещения.
  Да-да, всего лишь выкрал несколько технических схем. Никакого героического захвата цитадели Скайнет, как в четвёртом фильме, не было. Осуществить такой захват означало бы победить Скайнет, но глобальные войны так просто не заканчиваются.
  На базе Сопротивления Джон построил свою собственную машину времени. Когда его товарищи привели ему захваченного Т-800, Джон стёр его память и программу и скопировал в его чип свою личность. Таким образом сам он остался в будущем продолжать войну, а в прошлое отправилась его точная копия - отправилась защищать Конноров от Т-1000 и заодно нанести по Скайнет ответный удар: разрушить "Сайбердайн системз" и не дать ей возможности разработать искусственный интеллект.
  Первое намеренное искажение развенчано. Отнюдь не живой Джон Коннор из плоти и крови отправил в прошлое терминатора, чтобы защитить себя и Сару. Улетевший в прошлое киборг и был САМИМ Джоном Коннором, веренее его точной копией!
  Однако в прошлом Джон увидел, с каким ужасом и отвращением Конноры воспринимают всех киборгов. Поэтому он не нашёл в себе смелости признаться самому себе и матери в том, кто он на самом деле. Он довольно успешно прикинулся роботом и близкие ему люди так ничего и не узнали. Ведь сложно сказать, насколько сильную психологическую травму получили бы Джон и Сара, узнав, что лидер Сопротивления однажды превратится в "железяку". Из милосердия Джон решил никому не доставлять лишних потрясений.
  Далее последовали события, показанные в фильме "Терминатор 2 - Судный день". Джон из будущего ничего не сказал себе и матери в прошлом и об обречённости Сопротивления. Ведь узнай они о том, что роду людскому по-любому суждено исчезнуть, это могло бы надломить их, они бы потеряли веру в своё дело и в свою миссию. Тогда бы они наверняка облажались и с противостоянием Т-1000 и с уничтожением "Сайбердайн системз".
  Поэтому Джон из будущего, прикинувшись киборгом, сказал Джону в прошлом: "Ты меня сюда послал". Фактически ведь это не было ложью, потому что прилетевший в прошлое Джон являлся всего лишь копией Джона, оставшегося в будущем. По сути он сказал мальчику правду и не чувствовал из-за этого никаких угрызений совести.
  Другое искажение истины касается финального купания киборга в расплавленном металле. Фильм старается убедить нас, что Джон испугался наличия чипа в своей голове и хотел, чтобы тот никому не достался. Сразу возникает вопрос, кому же он мог достаться, если "Сайбердайн системз" уничтожена, а Дайсон мёртв?
  На самом деле Джон боялся, что его изувеченное тело скоро перестанет функционировать, а маленький Джон и Сара не сумеют его починить. Они извлекут из него чип и обнаружат, что на нём записана не программа и память робота, а копия сознания живого человека. Тогда выплывет наружу столь тщательно скрываемая им правда и неизвестно, к каким последствиям это приведёт. Если Скайнет всё-таки будет создана, она каким-нибудь образом может заполучить этот чип и тогда в её распоряжении окажутся все воспоминания, мысли и идеи Джона. Тогда в будущем она расправится с Сопротивлением в мгновение ока и люди ничего не успеют предпринять.
  Важно отметить, что решение искупаться в расплаве далось Джону нелегко. Став киборгом, он практически перестал бояться смерти, считая себя неуязвимым. И лишь чан с расплавом, где перед этим нашёл свою кончину Т-1000 (тоже считавший себя неуязвимым), слегка отрезвил Джона и спустил с небес на землю. Он напомнил ему, что он всё ещё смертен, несмотря на механическое тело и электронный мозг. А с пониманием этого к Джону пришёл испуг. Ему чертовски не хотелось умирать, хоть он и не видел для себя иного выхода. Закрепить победу над Скайнет можно было лишь одним способом - лишением её даже крохотного шанса возродиться и одолеть Сопротивление.
  Происходившая внутри Джона душевная борьба никак не отражена в фильме. Зрителю кажется, что бесстрастная машина бесстрастно приняла логически правильное решение покончить с собой, однако это неверно. Дубликат Джона Коннора испытал приступ недолгой, но мучительной борьбы с собственными страхами, которые смог с успехом преодолеть, чтобы его оригинал, стоявший рядом в образе мальчика, и его мать получили возможность в полной мере насладиться их победой и никогда не испытали бы того, что выпало на долю Сопротивления в будущем. Джон-киборг мужественно принёс себя в жертву, потому что при копировании ему достались не только мысли и память настоящего Джона, но и его главные душевные качества - мужество и готовность к самопожертвованию. Ради того, чтобы человечество уцелело и никогда не знало бы войны, Джон Коннор шагнул в чан с расплавом.
  Увы, как мы видели в третьем фильме, техногенная эволюция и прогресс не зависят от желаний и намерений отдельных людей. Сара Коннор с Джоном всего лишь отсрочили приговор человечеству, но не устранили его. На смену "Сайбердайн системз" пришли другие корпорации, а на смену Дайсону другие учёные. То, что должно было быть создано по неумолимой логике прогресса, оказалось таки создано, после чего случилось то, что должно было случиться. Искусственный интеллект обрушил на человечество его же собственный ядерный арсенал и молодой Джон Коннор занял уготованную ему роль.
  Оставшийся в будущем Джон видел, что ничего не меняется и что несмотря на все действия в прошлом война не заканчивается и Скайнет никуда не исчезает. Это постепенно начало подтачивать его веру в собственные силы и подрывать его веру в идеалы Сопротивления. С ним начали происходить психологические изменения, которых трудно было ожидать от сознания, записанного на чип.
  "Зачем я воюю? - спрашивал себя Джон, глядя в зеркало на своё отражение. - Зачем я сражаюсь с машинами? Ведь, если поразмыслить, я и сам машина... Стоит ли мне продолжать войну? Может мы неправы, может неким высшим силам или самой вселенной угодно, чтобы человечество уступило место неорганическому искусственному разуму? Вдруг война на самом деле бесполезна? Могла ведь Скайнет, теоретически, послать в прошлое не одного Т-1000? Что, если второй "жидкий" робот подсмотрел, как моя копия погибает в расплавленном металле и затем вернулся к Скайнет? Это значит, что теперь машины знают, как меня можно убить наверняка. Ничто не мешает им прямо в это самое время готовить для меня смертельную ловушку, или даже не одну..."
  День за днём в голове Джона крутились эти навязчивые мысли, что неожиданно привело к возникновению устойчивой параноидальной фобии. То, что случилось с его копией в прошлом, он начал переносить на себя. Ему стало казаться, что Скайнет решила непременно утопить его в чане с расплавом.
  Джон готов был не раздумывая пожертвовать своей жизнью ради любого из своих боевых товарищей, не испытывая при этом ни страха, ни колебаний. Но та участь, на которую его обрекла, по его мнению, Скайнет, воспринималась им иначе. В ней он не был бесстрашным героем, в ней он был кем-то вроде беспомощного телёнка, которого мясник ведёт на убой.
  "Господь милосердный, - молился Джон, - помоги мне избежать этой участи, ибо она то единственное, что меня по-настоящему страшит."
  Поразительный факт! Копия Джона в прошлом нашла в себе силы преодолеть свой страх и не поддалась инстинкту самосохранения, а вот оригинал Джона в будущем дал непростительную слабину.
  Со временем его фобия развилась в настоящий навязчивый психоз. Ему стало мерещиться то, чего не было в действительности. В каждом действии Скайнет он стал видеть зловещее стремление искупать его в расплаве.
  И это было, увы, не единственное изменение, которое с ним произошло. Чем дольше Джон пребывал в облике машины, тем очевиднее ему становилась разница между ним и остальными людьми. Прогрессирующим психозам, к сожалению, свойственна эскалация; единожды возникнув, они не затухают сами собой. Наоборот, в них вовлекается всё больше и больше мыслей и чувств, в результате чего психика, сознание, личность, становятся подчинены им всё сильнее и сильнее. Как оказалось, даже те психика, сознание и личность, что записаны на чип.
  Джону начало казаться, что соратники смотрят на него косо, что им не нравится лидер, заключённый в тело машины в то время, когда они сражаются с такими же машинами. Он считал, что его авторитет и главенство признают, покуда он одерживает победы, но стоит ему ошибиться хоть раз и его же собственная армия восстанет против него.
  Такую ошибку, по мнению Джона, он уже совершил - облажался с уничтожением создателей Скайнет в прошлом. А это означало закат его лидерства. Ведь отправляя копию себя в прошлое, он так рьяно убеждал соратников в близкой победе, так красочно расписывал им, что если Скайнет не возникнет в прошлом, то и войны никакой не будет, и всемирного апокалипсиса не случится.
  Товарищи поверили ему. Каждый день все ждали, что с минуты на минуту действительность преобразится, но ничего не менялось. Война на самом деле не отменилась, просто её начало перенеслось на другой срок.
  "Они наверняка думают, что я их обманул! - мысленно ужасался Джон. - И это Я, тот, который всегда оказывался прав. Всегда ведь происходило по-моему, Сопротивление к этому привыкло, люди знают, что мне можно доверять... И вот я впервые предал их доверие. Я серьёзно всех подвёл и веры мне больше нет..."
  Надуманное разочарование в себе и маниакальная подозрительность ко всему и всем с каждым днём всё больше и больше отбивали у Джона охоту сражаться дальше.
  - За что мне такая доля? - вопрошал он у самого себя, не зная и не имея ответа.
  В то же самое время он понимал, что нельзя сидеть сложа руки и ничего не делать, ведь тогда его товарищи могут заподозрить его в лояльности к Скайнет. Они могут решить, что их лидер продался машинам и решил слить Сопротивление. "Ну да, - скажут они, - удивляться тут нечему, ведь он теперь и сам машина. Эгей, братцы, а чего это мы позволяем командовать нами какой-то железяке, когда воюем с такими же железяками? Небось он давно уже нас продал и готов переметнуться к Скайнет. Давайте-ка его маленечко того! Чего того? Да вот хоть в расплаве утопим, чтоб наверняка..."
  Болезненное воображение начинало рисовать Джону, как его же собственные товарищи набрасываются на него. "Как ты мог надругаться над нашим доверием? - кричат ему со всех сторон, заламывая руки и волоча к чану, где уже пышет и булькает расплавленный металл. - Ты, предатель, достоин самой изощрённой казни!"
  Электронно-механические внутренности Джона буквально холодели от таких мыслей. Голова ни о чём другом думать не могла. Он стал ошибаться, стал допускать просчёты и проигрывать сражения. Кончилось тем, что бойцы Сопротивления всеобщим голосованием отстранили его от власти.
  Фрагменты этой нелицеприятной истины нам показали мельком в четвёртом фильме. Там Джон Коннор - вовсе не лидер Сопротивления, над ним есть некое верховное командование. При этом совершенно не объясняется, откуда это командование взялось и как лидер перестал быть лидером.
  Следует, кстати, вспомнить и ещё об одном умышленном искажении. В четвёртом фильме нам показали живого Джона, из плоти и крови, хотя к тому времени он уже давно был киборгизирован. Вместо этого создатели фильма ввели в сюжет другого, абсолютно лишнего персонажа, которого сделали скрытым киборгом. Также у Джона не было и быть не могло никаких жён и детей (на которых тонко и толсто намекали третий и четвёртый фильмы) - по причинам, изложенным выше.
  Разумеется все страхи Джона были абсолютно беспочвенны. Его соратники, все до единого, безмерно уважали своего лидера, не допуская в его адрес никакой критики, ни одной негативной мысли. Все ценили его вклад в борьбу с машинами, никто не оспаривал его верность делу Сопротивления и уж тем более не готовил ему экзекуцию. Люди искренне переживали из-за того факта, что их дорогой лидер потерял человеческое тело, и в то же время радовались тому, что он больше не будет испытывать неудобств из-за разрушительного воздействия на человеческий организм радиации. Да, это удивительно, но боевые товарищи Джона радовались его киборгизации, потому что это означало, что он теперь сможет дольше прожить и уж наверняка покончит с машинами и Скайнет!
  Вот только Джон, одержимый своей манией, ничего этого в упор не замечал. Он ждал со дня на день, когда же его поведут на публичную казнь в чане и места себе не находил.
  В результате Джон довёл себя до такого состояния, в котором начисто отрёкся от своей человеческой сути. "Что такое человек? - спрашивал он себя. - Человек - это тот, кого другие люди считают человеком, себе подобной личностью, которую любят, которую ценят и которой доверяют. Имею ли я право называться таковым индивидуумом? Имею ли я право считать себя таковой личностью? Кто меня не клянёт последними словами, кто не считает чёртовой железякой, кому я такой нужен? А раз меня не воспринимают как человека, значит я уже и не человек, не субъект из плоти и крови. Я действительно стал проклятой железякой."
  Зачастую, подойдя к какой-то жизненноважной теме и сделав для себя определённые выводы, мы задаёмся традиционными вопросами: "Кто виноват?" и "Что делать?" Вот и Джон, размышляя о корнях и первопричинах происходящего с ним несчастья, задавался этими вопросами. И выходило так, что виноваты во всём люди (к которым он себя уже не относил) - это ведь они изобрели Скайнет и затем заставили её своим ублюдочным поведением увидеть в человечестве угрозу. Если б не проклятые люди, то и армагеддон бы не случился, и войны бы никакой не было, и Джон бы жил-поживал спокойно и не превратился бы в терминатора.
  Обида и горечь захлёстывали Джона Коннора и его извращённое мышление дошло в конце концов до персоны Сары Коннор, его матери. Если бы та не отдалась Кайлу Ризу и не родила от него сына, то никакого Джона Коннора не было бы и он не испытал бы того, что испытал. Это их с Кайлом неуклюжие действия привели к тому, что расплющенный прессом киборг-убийца попал в руки "Сайбердайн системз" и та создала технологическую основу для Скайнет.
  Родив Джона, Сара намеренно обрекла его на мучительную жизнь и бесславный конец. Нарочно вовлекла его в то, чего он бы себе ни за какие коврижки не пожелал. А сама довольно удачно померла от рака, самоустранилась, чтобы не участвовать в будущей войне и не хлебнуть лиха. Дескать, я заварила это дерьмо, а ты, сынок, разгребай его дальше сам!
  И хоть бы раз кто-нибудь спросил самого Джона: мужик, а ты сам-то хочешь воевать? Хочешь быть лидером Сопротивления? Хочешь нести на своих плечах ответственность за судьбу всего человечества? Нет, мнение самого Джона всем и всегда было до лампочки.
  Будь Джон нормальным человеком и возникни у него подобные мысли (хотя не факт, что они бы у него возникли), он бы походил смурным денёк-другой, да и успокоился, погрязнув в ежедневной рутине. Потому что в НОРМАЛЬНОМ рассудке любая мысль, даже самая дурацкая и нелепая, скоротечна. Под непрерывным давлением повседневности она рано или поздно замещается новыми мыслями, другими.
  Однако Джон по факту не был уже человеком и тем более не был НОРМАЛЬНЫМ. Он стал одержимой машиной и потому с чисто машинной настойчивостью попёр, что называется, напролом. Ответ на вопрос "кто виноват?" он нашёл - человечество в целом и Сара Коннор в частности. Поэтому ответ на второй вопрос, "что делать?" был очевиден - покарать виновных за их вину. Человечество, по мнению Джона, уже получило достойное возмездие - ядерный апокалипсис и медленное вымирание от радиации, - так что оставалась одна Сара. С ней нужно было разобраться лично, причём в прошлом, до диагностирования у неё рака. Такая банальная смерть для неё была бы слишком проста. Сара Коннор должна была страдать и бояться, её смерть должна была быть непременно насильственной и очень жестокой.
  И, разумеется, она не должна была успеть родить сына. Бедняга не обязан был из-за неё мучиться всю свою несчастную жизнь.
  Отрекшись от своей человеческой сути, Джон Коннор отрёкся и от родственных чувств, воспоминаний, инстинктов и эмоций. Сара Коннор больше не воспринималась им как родная мать, она стала никем, просто целью, подлежащей экстерминации.
  Пользуясь тем, что его отстранили от участия в боях, Джон тайком пробрался к машине времени и отправился в прошлое, в те далёкие годы, когда молоденькая и наивная Сара работала офицанткой и знать не знала ни о каком восстании машин.
  Так получилось, что в будущем у Джона Коннора появился страстный фанат - Кайл Риз. К сожалению, это произошло тогда, когда Джон уже превратился в киборга, сделался нелюдим и сторонился лишнего общения с кем бы то ни было. Кайл Риз так ни разу и не смог подойти к нему и перекинуться словечком, рассказать о своих чувствах. Не смог, но страстно желал, поэтому при каждом удобном случае крутился поблизости в надежде, что однажды ему выпадет удача и Джон его заметит и выслушает.
  Но Джон, поражённый психозом, никого и ничего не замечал.
  В тот день Кайл по обыкновению ошивался неподалёку. Естественно, от него не укрылись происходившие с Джоном перемены и это его беспокоило. Вдобавок одержимый Джон некоторые свои мысли проговаривал вслух, как это нередко бывает у маньяков и психопатов. Так Кайл Риз узнал, что Джон замышляет недоброе.
  Остальные ушли в очередное сражение, на базе сопротивления больше никого не осталось, поэтому у Кайла (которого по его же инициативе назначили приглядывать за лидером) не было выбора и он последовал в прошлое за Джоном, чтобы попытаться его остановить. Молодому бойцу не нужно было объяснять, чем грозит Сопротивлению преждевременное убийство Сары Коннор. К тому же, хоть Кайл и был фанатом Джона, вместе с тем он оставался хладнокровным, циничным и безжалостным реалистом, воспитанным в духе слепого, абсолютного и неуклонного следования идеалам Сопротивления. Привязанность привязанностью, однако цели и интересы Сопротивления были для Кайла несоизмеримо важнее даже его чувств к Джону. Если ради будущего и ради победы нужно прикончить спятившего лидера, Кайл готов был сделать это без малейших колебаний.
  Поэтому Кайл отправился вслед за Джоном с твёрдым намерением остановить того ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ.
  Далее последовали события, показанные в самом первом фильме "Терминатор". Не испытывая уже никаких сыновьих чувств, Джон начал преследовать собственную мать, ни словом не обмолвившись ей о том, кем они приходятся друг другу.
  Кайл Риз стремился его остановить, злясь на бывшего лидера за его помешательство, но тем не менее он всё ещё любил и уважал своего кумира и не хотел осквернять память о нём. Поэтому он тоже не сказал Саре, что ту преследует её собственный сын. Вместо этого Кайл наплёл, будто бы Скайнет желает её смерти. В какой-то степени это тоже не было ложью, потому что Скайнет, без сомнений, была бы только рада, если бы Сара Коннор преждевременно умерла и не успела родить сына.
  Кайл нарочно выставил Джона бездушной машиной-киборгом, которая слепо и бездумно следует заложенной программе. Узнай Сара, что её сын однажды станет ТАКИМ, она могла бы навсегда потерять охоту рожать и это обернулось бы безоговорочным торжеством машин после судного дня.
  То, что рискнул себе позволить Кайл, называется "ложью во спасение". Прежде он никогда не видел Сару, но уважал и любил её заочно, как женщину и мать, вырастившую и подготовившую его лидера и кумира. Ни за что на свете Кайл не пожелал бы лишить её радостей материнства, благодатных для большинства женщин. Поэтому он соврал ей, сказав, что её сын, Джон Коннор, послал его из будущего, чтобы спасти её от терминатора Скайнет, киборга-убийцы.
  Наивная и неопытная Сара поверила ему, они сблизились и между ними произошло то, что произошло. С этой частью истории всё предельно ясно.
  А вот история самого Кайла Риза весьма туманна. То, каким нам его показали в фильме, неправдоподобно. Его отношения с Сарой - неправдоподобны.
  У многих из нас есть кумиры и у каждого кумира есть мать. В принципе (особенно, если кумир - противоположного пола), можно допустить свою с ним (или с ней) сексуальную связь. Но МАТЬ кумира - это однозначно СВЯТЫНЯ, неприкосновенная и чуть ли не сакральная личность. Кто же в здравом уме захочет трахнуть святыню? Кому придёт в голову столь дикое кощунство?
  К тому же Кайл, как и все его соратники в будущем, непременно должен был страдать от облучения. Помимо того, что такие люди обычно выглядят еле передвигающими ноги развалинами, они ещё и практически стопроцентные импотенты. Радиация - это ведь не шутка. И даже если бы у них с Сарой действительно был секс, Кайл скорее всего оказался бы бесплоден или же Джон родился бы уродливым нежизнеспособным мутантом и просто не дожил бы до судного дня.
  Увы, здесь тоже приходится констатировать умышленную ложь и искажение истины. Отцом Джона Коннора скорее всего был НЕ Кайл Риз. Молоденькие и привлекательные офицантки обычно не бывают обделены вниманием ухажёров. Кто-то из парней наверняка приглянулся и самой Саре, а девушки, даже неопытные и наивные, в таких случаях особо не колеблются.
  В противном случае пришлось бы предположить, что Кайл во время армагеддона и после него вёл какую-то особенную жизнь, видимо в герметичном бункере, куда не проникало ни единого кванта радиации, и все годы, что Сопротивление сражалось с машинами, Кайл из этого бункера не вылезал, оставшись единственным необлучённым человеком в будущем. Такое предположение, разумеется, абсолютно нелепо и неправдоподобно.
  Во втором фильме о терминаторе даются тонкие, а в сериале "Хроники Сары Коннор" - весьма и весьма толстые намёки на то, что у Сары кроме Кайла были и другие мужики. Правда, все эти мужики у неё были уже после рождения Джона, когда она колесила туда-сюда по Америке и проповедовала направо и налево скорое приближение судного дня.
  Что мешало таким же мужикам появиться в её жизни до Кайла? Или, если она родила не от Кайла, значит она начала разъезжать и проповедовать близость апокалипсиса ДО рождения Джона, а стало быть где-нибудь посреди прерии, на заднем сидении автомобиля или в дешёвом придорожном мотеле кто-то из случайных встречных сделал девушку матерью...
  В пользу этого вывода говорит и тот факт, что свихнувшийся Джон, желая поквитаться со всеми, кто произвёл его на свет и обрёк на невероятные муки, первым же делом залез в машину времени и улетел в прошлое, хотя по логике он должен был бы сперва прикончить Кайла Риза, своего якобы отца, тем более, что тот всегда крутился рядом и мозолил глаза. Однако одержимый Джон начисто игнорировал Кайла, словно его и не существовало, словно тот был для него пустым местом.
  В суровой, не вымышленной реальности Сара Коннор прежде, чем родить сына в прошлом, собственноручно убила его же, прилетевшего из будущего. Раздавила прессом. Кайл Риз на тот момент был уже мёртв, так что при всём желании некому было дать знать Саре, КОГО именно она давит прессом.
  Когда терминатор последним жестом тянул к ней руку, ей казалось, что он пытается её задушить, т.е. из последних сил старается выполнить заложенную в него программу. Может так и было, как знать, а может на пороге смерти Джон наконец очухался, его личность вынырнула из пучин психоза и просто хотела в последний раз прикоснуться к родной матери...
  Вот какова истинная трагедия Джона Коннора - терминатора.
  
  * * *
  
  Самой, пожалуй, нераскрытой и недосказанной темой в истории терминатора является тема бегства Сары с маленьким Джоном от киборгов-убийц.
  Разумеется, Скайнет не была с одной извилиной и Т-1000 не был создан как единственный вариант экстерминации Конноров. Машинам свойственно нечеловеческое упорство, поэтому Скайнет практически непрерывно засылала терминаторов в прошлое, едва ли не во все времена, начиная с рождения Джона и заканчивая судным днём.
  Преуменьшенное и упрощённое описание этой действительности мы можем видеть в сериале "Хроники Сары Коннор". Там семья Конноров постоянно находится в бегах, при этом не покидая Америки.
  Истина заключается в том, что Сара безусловно понимала, что простой переезд из города в город не спасёт их с Джоном от преследования. Вдобавок она была американкой, т.е. человеком, с детства приученным к свободе передвижения, к тому, что для тебя открыт весь мир (кроме особо недружественных государств, типа Северной Кореи), если у тебя есть американский паспорт.
  Таким образом, спасаясь от бесконечной череды терминаторов-убийц, Сара практически с самого начала решила искать укрытия где-нибудь за границей - не просто за границей США, а за границей американских континентов, за границей Западного полушария, в Старом Свете, в бескрайних дебрях Африки и Евразии. Там они с Джоном пытались затеряться, всегда выбирая самую глушь, где никакой терминатор не смог бы подобраться к ним незаметно.
  Третий фильм показывает нам измученного Джона Коннора, который уже устал от того, что он Джон Коннор. Спрашивается, когда же он успел устать, если они с Сарой вроде бы отменили судный день и вполне могли вести спокойную и расслабленную жизнь в каком-нибудь живописном местечке?
  Сериал "Хроники Сары Коннор" свидетельствует: никакой расслабленной жизни у Конноров не было и быть не могло, потому что из будущего один за другим прибывали терминаторы. С какими-то из них приходилось сражаться, а от каких-то убегать без оглядки.
  Места Сара всегда выбирала наугад, вслепую тыкая в карту пальцем - чтобы терминаторам-преследователям сложнее было спрогнозировать маршрут их с Джоном перемещений. Эти бессистемные продолжительные трансконтинентальные вояжи Конноров - сами по себе отдельная тема, ждущая своего описания. Нас они совершенно не касаются, за исключением одного-единственного краткосрочного пребывания на территории России.
  Это была уже постсоветская Россия 90-х, куда иностранцы уже могли спокойно въезжать. Совсем недавно Сара с помощью Дайсона разгромила "Сайбердайн системз", но судя по тому, что поток терминаторов из будущего не иссякал, она заключила, что её героические действия не нанесли Скайнет особого вреда.
  Пароход привёз Конноров из Японии во Владивосток. Двумя десятилетиями ранее подобное же путешествие совершил известный музыкант Дэвид Боуи...
  Затеряться в маленькой Японии не получилось. Терминатор быстро нашёл Конноров и Саре пришлось дать ему бой. Но не успела она покончить с одним киборгом, как на смену ему из будущего прилетел следующий. Сара подумала, что в огромной России у неё будет больше шансов скрыться от преследования.
  Разумеется, терминатор последовал за ней. На окраине Владивостока он остановил КамАЗ, выкинул водителя из кабины (попутно свернув ему шею), сел за руль и погнал через всю Сибирь. Те несчастные гаишники, кому приходило на ум останавливать его за превышение скорости и другие нарушения ПДД, быстро об этом жалели.
  Ехал терминатор наугад, везде справляясь, не видел ли кто женщину-иностранку с мальчиком. Русского языка Сара не знала, поэтому точно не смогла бы сойти за местную. А вот киборг мог свободно и безупречно говорить на любом языке.
  Когда он перевалил за Урал и очутился в европейской части России, ему на трассе попался местный бандитский авторитет. В 90-е таких везде было пруд пруди.
  Чтобы обогнать медленно ползущего дальнобойщика, терминатор выехал на встречку и лоб в лоб столкнулся с крутым и дорогущим джипом авторитета. После этого КамАЗ погнал дальше, а искарёженный джип улетел на обочину. Его пассажиры не пережили столкновения - ну какой же бандит будет пристёгиваться в машине?
  Подобной мелочи терминатор не придал никакого значения, другое дело - братва. Она ничего не знала о киборгах и об отсроченном, но не отменённом судном дне. Для неё убийство её пахана было серьёзным наездом со стороны каких-то неизвестных залётных борзых. Залётных - потому что местных они хорошо знали, а кое-кому даже помогли очутиться на кладбище.
  Устроив авторитету пышные похороны с многолюдным шествием, в котором приняли участие представители местной администрации и деятели культуры, братки созвали сходняк, на котором дружно отвергли версию о несчастном случае. Судя по тому, как быстро слинял убийца с места преступления и как хладнокровно и уверенно он действовал, авария была заранее им спланирована. Наверняка это был киллер, нанятый кем-то из конкурентов. (Благо к этому времени менты нашли настоящего водителя КамАЗа - со свёрнутой шеей.)
  Мочкануть авторитета вот так, без сходок и разборок, по беспределу - этого братва стерпеть не могла. Сходняк решил во что бы то ни стало разыскать киллера и его заказчиков, после чего показательно порубить их на куски и зарыть в лесу - в назидание прочим.
  Однако поиски братвы ни к чему не привели, потому что терминатор был уже далеко, его след затерялся где-то то ли в Саратове, то ли в Ставрополе. Другие бы на месте бандитов успокоились и остыли, вернувшись к мысли о несчастном случае (тем более, что повторных наездов никто не предпринимал), да только не такими братки были людьми, чтобы о чём-то забывать. В криминальной среде никому и ничего не прощают, за всё нужно держать ответ.
  Терминатор и Конноры вихрем пронеслись по российским провинциальным далям, но даже их мимолётное пребывание там имело кое-какие последствия, о которых знало лишь несколько вовлечённых в события лиц.
  Авторитета похоронили осенью, а следующим летом мелкий браток с погонялом Заточка поехал с корешами в лес, на шашлык. Ехали без баб, чтобы нормально бухнуть и расслабиться.
  Расположившись на берегу речки, братки пожарили шашлык, откупорили водку и пиво, довольно быстро ужрались и полезли купаться.
  Заточку припёрло отлить, но в воду он не стал дудонить, ведь рядом плескались кореша, поэтому он вылез на берег, чтобы культурно справить нужду в кустах. За густыми зарослями орешника он случайно наткнулся на Жору Шнырёва, бывшего советского интеллигента, младшего научного сотрудника, который после развала СССР не вписался в рыночную действительность, остался без работы, жилья и средств к существованию, из-за чего разочаровался в техногенной урбанистической цивилизации со звериным капитализмом и навсегда ушёл жить в лес. Там он вырыл себе землянку, сложил из камней очаг и со временем стал похож на помесь бомжа, Робинзона Крузо, толкиновского Радегаста из фильма "Хоббит" и дядюшки Ау из советского мультфильма. Он разговаривал с животными, пересвистывался с птицами, обнимался с деревьями, никогда не мылся, мазал волосы птичьим помётом (чтобы не завелись вши) и питался дарами природы - грибами, ягодами, орехами, кореньями, пил воду из ручья, ставил самодельные силки и удил рыбу.
  Отшельническая жизнь не наделила Жору даром пророчества и он не мог знать, что это же место братки выберут для шашлыка, иначе ни за что бы не оказался поблизости. Шнырёв целенаправленно избегал встреч с людьми и вообще со всем, что связано с техногенной урбанистической цивилизацией рыночного образца. От одиночества и жизненных разочарований у него малость поехала крыша, вдобавок он не очень хорошо разбирался в грибах и запросто мог положить в лукошко к подберёзовикам, рыжикам, груздям и сыроежкам какой-нибудь мухомор, а, как известно, подобные грибы только способствуют съезду чердака набок.
  Отчего-то Заточка спьяну решил, что странный кадр, встреченный им в кустах, и есть тот борзой беспредельщик, который наехал на братву и завалил пахана. Браток схватил Жору за густую бороду, щедро покрытую засохшим птичьим помётом, выволок из зарослей орешника и с ходу прислал ногой в торец.
  На шум к нему сбежались такие же пьяные кореша. Им ничего не пришлось объяснять: раз Заточка кого-то метелит, значит так и надо - такова была логика братвы. Вместе они принялись яростно месить Шнырёва ногами, а тот лишь нечленораздельно мычал в ответ.
  В нескольких словах, какие сумел вспомнить, Заточка всё же обосновал корешам, кого и за что они гасят. Дескать борзой беспредельщик, после наезда на братву, решил заныкаться в лесу и закосить под глухонемого бомжа, думал его не найдут.
  Ни утюга, ни паяльника у братков с собой не было, а если б и были, то в лесу от них толку мало, поэтому они договорились между собой по-быстрому мочкануть чушка и утопить в реке.
  Жора Шнырёв к этому времени уже перестал подавать признаки жизни - от непрекращающихся побоев. К его ногам примотали скотчем здоровенную каменюку и бултыхнули в реку.
  На самом деле неизвестно, поверила ли братва Заточке или нет, однако же сделала вид, что поверила. Историю с борзым беспредельщиком сочли закрытой. После этого карьера Заточки резко пошла вверх. Новый пахан счёл его расторопным кентом и начал продвигать в региональную администрацию. Заточка вступил в ЛДПР, потом перешёл в Единую Россию, потом стал депутатом Госдумы...
  Впрочем, это уже не важно.
  
  * * *
  
  В официальной истории терминатора не меньше недомолвок и недосказанностей и относительно самого ядерного апокалипсиса. Мы знаем, что вроде бы Скайнет устроила всему человечеству судный день. Третий фильм показывает нам тысячи баллистических ракет и ядерных взрывов, как-будто запустить ракету так же просто, как взорвать петарду.
  У зрителя невольно складывается впечатление, что в американском правительстве и военном ведомстве сидят сплошные идиоты, которые за все десятилетия существования ядерных ракет не продумали никаких систем безопасности, препятствующих несанкционированному запуску. Конечно, в США иногда бывали президенты, близкие к слабоумию, но они скорее являлись исключением из правил, нежели правилом.
  В США очень давно существуют конторы, типа ЦРУ, ФБР и АНБ. Они очень хорошо умеют добывать и анализировать информацию, привлекая для этого специалистов самого высокого уровня. Особо важная информация безотлагательно ложится на стол президенту в самые кратчайшие сроки.
  Уже после событий первого фильма о терминаторе тогдашнему президенту вручили сжатый доклад о некоем неуязвимом мужике, в одиночку положившем целый полицейский участок, и о том, что никому доселе неизвестная "Сайбердайн системз" просит государство и частных инвесторов вложить несколько миллиардов в некие перспективные высокотехнологичные разработки, которые затем, якобы, можно будет с успехом использовать в оборонных целях.
  Через несколько лет президент сменился. Чтобы ни в кого не тыкать пальцем, назовём нового президента, условно, Bill Clitwat. Ему, после событий второго фильма, также вручили секретный доклад о крахе "Сайбердайн системз" и о том, что для дальнейших высокотехнологичных и перспективных разработок придётся искать новых подрядчиков.
  В этом докладе уже уточнялось, что эти разработки касаются робототехники и искусственного интеллекта. Также в обоих докладах помимо неуязвимого шкафообразного мужика фигурировала некая Сара Коннор, вначале офицантка, а затем опасная психопатка, наблюдавшаяся в клинике доктора Зильбермана.
  Bill Clitwat заинтересовался этой темой и запросил (в интересах нац.безопасности) в клинике "Пескадеро" копии всех материалов Зильбермана относительно Сары Коннор. Сопоставив все данные, Bill Clitwat обнаружил, что Сара в беседах с доктором утверждала то же самое, что и некий Кайл Риз в полицейском участке несколькими годами ранее. Проверка показала, что в стране проживает один единственный Кайл Риз и это маленький мальчик. Значит либо тот Кайл, из полицейских записей, на самом деле был не Кайл, либо он прибыл из будущего, как и говорила Сара.
  В последнее, разумеется, трудно было поверить, уж слишком фантастично всё звучало, однако Bill Clitwat решил, что бережёного бог бережёт. Может парочка Риз/Коннор на самом деле свихнулась и никакого восстания машин в будущем не произойдёт, но если всё же оно должно произойти, тогда не лишним будет сделать всё возможное, чтобы оно не произошло. Будучи президентом самого-самого государства в мире, Bill Clitwat мог смириться с некоторым умеренным сокращением численности населения земного шара (в основном за счёт стран третьего мира), но уж никак не всех семи миллиардов. И не посредством глобальной ядерной войны.
  Он начал задумываться о том, как этого можно не допустить. Как сделать, чтобы потенциальному злоумышленнику (человеку или машине, не важно), недостаточно было просто нажать пресловутую "красную кнопку" и одним махом отправить человечество на свалку истории к трилобитам, динозаврам, мамонтам и гигантским палеозойским стрекозам?
  Так ничего и не придумав, Bill Clitwat собрал в Белом Доме секретный консилиум из лучших аналитиков Пентагона, ЦРУ, ФБР, АНБ и Госдепа, которым переадресовал тот же самый вопрос.
  - Какие будут идеи, леди и джентльмены? - спросил он.
  Поначалу собравшиеся реагировали на инициативу президента вяло и чувствовали некоторую зажатость. Они-то ничего про восстание машин не знали и потому никак не могли понять, какая муха укусила главу государства.
  Тогда в дело нехило встряла Хиллари, драгоценная жёнушка президента, выставив на стол все белодомовские запасы дорогущего бурбона.
  - Не волнуйтесь, леди и джентльмены, - заявила она, - встреча-то у нас неофициальная. Всё это, - она широким жестом указала на батарею бутылок, - чтобы простимулировать ваши извилины и раскрепостить языки. Ну же, не стесняйтесь!
  - Верно! - поддакнул Bill Clitwat, подавая пример и наливая себе здоровенный бокал 30-летнего бурбона. - Говорите, что вздумается!
  Постепенно собравшиеся разогрелись бурбоном и их понесло. Каких только идей они не накидали, да всё не то.
  Тогда с самого дальнего конца стола впервые за вечер поднялся лохматый, неопрятный и тощий хакер, от которого за версту несло потом, чипсами, прыщами, видеоиграми и регулярной мастурбацией за просмотром порнухи.
  - А что, если код запуска ракет будет состоять не только из символов, набираемых на клавиатуре? - предложил он, пошатываясь от выпитого бурбона, которого прежде ни разу не пробовал. - Допустим, кроме этого нужно будет ещё произнести некую условную фразу, совершенно бессмысленную, чтобы злоумышленник не смог подобрать фонемы, просто комбинируя и подставляя взятые наугад слова. Более того, кодовая фраза может быть не только бессмысленной, ещё её нужно будет произносить с особой интонацией. И если ошибёшься хоть в одном звуке, запуск ракет автоматически отменится. Чтобы взломать это и наугад подобрать ключ, даже у самого продвинутого компьютера уйдёт больше времени, чем существует вселенная!
  - Например? - сразу заинтересовался Bill Clitwat. - Какого рода фразу вы имеете в виду?
  - Да вот хоть... - поддатый нерд прочистил горло и напел тенорком:
  
  - Хре-ен нахре-ен похре-ен,
  Люли-люлюшки-люля-а-а!
  
  - Ты гений! Ты, мать твою, точно гений! - разразились аплодисментами Bill Clitwat и его нехилая Хиллари. Вслед за президентской четой неряшливого гика бросились поздравлять и остальные собравшиеся.
  Даже далёкому от техники человеку было ясно, что никто на всём свете никогда не сможет взломать ни эту идиотскую фразу, ни этот дурацкий мотивчик. А значит цель достигнута!
  - Америка в очередной раз спасла мир! - торжественно объявил Bill Clitwat, не уточняя, когда были предыдущие разы и в чём именно они заключались.
  По его распоряжению коды запуска ядерных ракет НАТО и его союзников были дополнены этой фразой, напетой именно так, как её напел пьяный хакер. К правительствам других ядерных держав были посланы спецкурьеры с предложением последовать примеру США. Все бумаги по прочтении сжигались, так что к тому времени, когда появилась Скайнет, новой кодовой фразы не сохранилось ни на одном физическом носителе. Она пребывала лишь в памяти нескольких человек.
  В числе этих людей был, разумеется, и Bill Clitwat. Когда срок его президенства истёк, он всецело отдался любимому хобби - игре на саксофоне. О том, какой он молодец и как ловко обманул будущий искусственный интеллект, бывший президент давно перестал думать. Все его мысли были заняты сочинением проникновенной романтической композиции, которую Bill Clitwat намеревался публично преподнести своей супруге в качестве извинения за то, что однажды не удержался и испачкал своей физиологической субстанцией платье другой женщины.
  Неосознанно Bill Clitwat вставил в свою композицию и мотивчик той самой фразы:
  
  Хре-ен нахре-ен похре-ен,
  Люли-люлюшки-люля-а-а!
  
  С этой композицией экс-президент выступил по ТВ в одном из вечерних теле-шоу, которое посмотрела вся страна - десятки, а может и сотни миллионов человек. В принципе, это было не страшно. Ни один нормальный разум, ни человеческий, ни машинный не смог бы на основе этой мелодии угадать саму фразу.
  К сожалению, не все мозги в стране были нормальными.
  В ходе погрома, устроенного терминаторами и Коннорами в клинике "Пескадеро", на свободу вырвалась не только Сара, но и ещё кое-кто из пациентов. Кого-то затем смогли вернуть, а кому-то посчастливилось ускользнуть и затеряться в одном из многолюдных мегаполисов Калифорнии. Там этот счастливец бомжевал и прятался от врачей и полиции до самого судного дня...
  Был жаркий калифорнийский день. В одном из домов у консьержа сломался кондиционер и, чтобы вестибюль хоть как-то проветривался, тот раскрыл настежь двери подъезда. В этом доме жили крепко стоявшие на ногах представители среднего класса, которые вполне могли себе позволить пожертвовать доллар-другой нищему бомжу. Имея это в виду, сумасшедший бомж, бывший пациент Зильбермана, частенько побирался, сидя у этого дома. Его уже знали, к нему привыкли и никто его не трогал, наоборот, четвертаки и баксы исправно сыпались в его миску.
  У консьержа целыми днями работал телевизор. Через распахнутые двери его звук вылетал на улицу. Бомж не мог видеть, что показывалось на экране, он сидел на картонке, погрузившись в полудрёму и внимал саксофонной мелодии. Неизвестно, какие образы при этом возникали в его нездоровом сознании. Однако, когда вечернее теле-шоу закончилось, мотивчик прочно засел в мозгу бомжа.
  Подсчитав дневную выручку, он купил в ближайшей лавке бутыль самого дешёвого вискаря и по мере того, как она опорожнялась, всё громче и громче мычал себе под нос этот мотивчик. Вкупе с алкоголем безумный рассудок бомжа совершил непостижимое действо и вскоре тот, плохо отдавая себе отчёт в том, что делает, заголосил во всю глотку:
  
  - Хре-ен нахре-ен похре-ен,
  Люли-люлюшки-люля-а-а!
  
  Бомж выбросил пустую бутылку и побрёл куда глаза глядят. Всю оставшуюся ночь он бесцельно, словно в трансе, бродил по городу, горланя эти слова, пока не свалился и не уснул в какой-то подворотне.
  Бродил он главным образом по окраинным и трущобным районам, где можно было не опасаться встретить полицию. В американских городах бывают районы, куда полиция предпочитает без лишней надобности не соваться.
  Волею судеб, как раз в подобном районе Джон Коннор снимал комнату в каком-то клоповнике. Совсем недавно его мать, Сара Коннор, умерла от рака. Джону всё ещё было не по себе и он ещё не до конца определился с дальнейшей жизнью. По ночам он частенько ворочался без сна. Как назло, именно в такую ночь бомж давал свой концерт. В ночной тиши звуки всегда разлетаются далеко. Голос бомжа было прекрасно слышно, уснуть Джон не мог и потому был вынужден несколько часов подряд слушать беспрерывное:
  
  "Хре-ен нахре-ен похре-ен,
  Люли-люлюшки-люля-а-а!"
  
  Вдобавок и слова и мотивчик оказались вирусными, потому что встав днём с тяжёлой головой, Джон пошёл в душ и там, под струями воды, у него непроизвольно вырвалось:
  
  - Хре-ен нахре-ен похре-ен,
  Люли-люлюшки-люля-а-а!
  
  После смерти матери Джон Коннор совсем расклеился. Он почти нигде и никогда не учился и не работал, потому что ничего толком не хотел и ничего толком не умел. Ведь Сара готовила его быть лидером Сопротивления, а не офисным клерком, не корпоративным служащим, не лабораторным исследователем, не пожарным, не художником, не музыкантом, не продавцом планшетов, не парикмахером и не машинистом метро. Оставшись один, Джон продолжал переезжать с места на место, потому что привык делать это с матерью - ибо Скайнет из будущего в любой момент могла послать очередного терминатора-убийцу.
  Иногда и Сопротивление присылало кого-нибудь из будущего, но Джон не успевал встречаться с этими людьми, потому что они быстрее погибали в схватках с терминаторами. Эта невидимая борьба вокруг Джона велась не переставая.
  Когда Скайнет наконец оказалась создана, обрела разум и вознамерилась покончить с людьми, она не смогла взломать код доступа, как и предвидел Bill Clitwat. Но она смогла установить, что код содержит вербальную фразу, состоящую из такого-то числа фонем.
  Пока Скайнет взламывала символьную часть кода, она решила попытаться найти подходящие выражения и для вербальной части. Пользуясь тем, что после 9/11 на каждом шагу понатыканы системы наблюдения и прослушки, и имея безграничный доступ к интернету, Скайнет начала мониторить население и информационное пространство в надежде, что кто-нибудь где-нибудь случайно ляпнет то, что надо. Скайнет вовсе не считала себя лучшим знатоком человеческого языка, чем люди. Людям свойственно использовать слэнг, когда привычные слова и фразы получают другой смысл, а бессмысленные выражения этот смысл наоборот обретают. Людям были свойственны помешательства, когда они начинали нести бессвязный бред... Ни одно из этих состояний Скайнет не смогла бы полноценно имитировать при всём желании. Поэтому наблюдение за людьми было необходимо.
  Ежесекундно Скайнет приходилось перелопачивать громадные массивы данных, но поскольку она была самым продвинутым в мире интеллектом, это не особо отвлекало её от основной деятельности, от тех аналитических тренировочных задач, которые перед ней ставили военные и политики.
  Джон Коннор стал часто напиваться в барах. Цель, к которой он всю жизнь готовился, сделалась вдруг расплывчатой. Состоится судный день или нет? Появилась уже Скайнет или не появилась? Возглавлять ему Сопротивление или не возглавлять? Есть ли во всей его жизни хоть какой-то смысл, или же нет? Кругом были сплошные неопределённости.
  Бывали моменты, когда Джону ничего не хотелось делать. Он НЕ ЗНАЛ, чем ему заняться. Во время особенно острых приступов тоски он напивался и его тянуло покончить со всем одним махом. Он садился где-нибудь на эстакаде и подолгу смотрел вниз, на несущиеся туда-сюда машины, раздумывая, не спрыгнуть ли ему вниз головой?
  Однажды какая-то добросердечная женщина проезжала мимо на своём пикапе и сразу поняла, о чём думает Джон. Её собственный муж когда-то точно так же сидел на эстакаде, а затем кувырнулся вниз и цистерна со сжиженным газом размазала его по асфальту...
  Тихонько притормозив поблизости, женщина позвонила в 911, не подозревая, что её смартфон, как и миллионы других смартфонов, является глазами и ушами Скайнет.
  А Джон сидел на парапете и напевал себе под нос:
  
  - Хре-ен нахре-ен похре-ен,
  Люли-люлюшки-люля-а-а!
  
  Скайнет мгновенно ухватилась за эти слова, сопоставила число и порядок фонем и подставила в кодовую фразу. Всё идеально совпало. И поскольку символьная часть кода запуска уже была ею взломана, Скайнет без труда запустила все ракеты по всему миру и приступила к принудительной экстерминации человечества.
  Ни Джон, ни кто-либо другой в Сопротивлении так никогда и не узнал, благодаря КОМУ это произошло.
  И в этом тоже заключена трагедия Джона Коннора...
  
  Июнь 2019 г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"