Дроссель Эдуард: другие произведения.

Всё гениальное просто

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Жила-была на свете Обыкновенная Японская Школьница, ОЯШка, типичная азиатская девочка-старшеклассница с блестящими чёрными волосами, кривенькими ножками, плоской невзрачной задницей и не по годам развитой грудью. Домик, где она жила с родителями, стоял в тихом и живописном пригороде, за которым простирались цветущие луга.
  Когда девочке надоедало смотреть ТВ, делать что-нибудь по дому или читать хентай-мангу, она уходила гулять, иногда с подругами, но чаще всего одна, потому что с подругами ей было не очень интересно, толком не о чем было с ними поговорить, ведь те не увлекались хентаем, а читали сёдзё-мангу про девочек-волшебниц. ОЯШка же читала про девочек-волшебниц лишь в одном случае - если какие-нибудь ужасные монстры хватали их своими тентаклями и подвергали многократному и продолжительному изнасилованию. В каком-либо ином ракурсе девочки-волшебницы были ОЯШке неинтересны.
  Гуляя на природе, она всякий раз набирала букетик душистых луговых цветов, которые ставила дома в расписную фарфоровую вазу, чтобы порадовать родителей, когда те вернутся с работы. Когда самые красивые луговые цветы начинали давать семена, ОЯШка с мамой собирали их и высаживали вокруг дома в импровизированных цветниках.
  Так ОЯШка незаметно для самой себя приобщилась к цветоводству и даже хентаю стала уделять меньше времени, что не могло не радовать её друзей, ведь увлечение хентаем у незрелых школьниц несомненно является порочным занятием, даже если у них преждевременно выросла огромная грудь.
  В школе ОЯШка вступила в клуб садоводства. Кроме неё там присутствовало ещё четыре человека, которые постоянно били баклуши, так что школьная оранжерея фактически была целиком в распоряжении ОЯШки и та с удовольствием ею пользовалась.
  К сожалению, на окрестных лугах, в домашнем садике и в школьной оранжерее ОЯШке приходилось иметь дело с одними и теми же растениями, которые вскоре ей наскучили. Хотелось чего-нибудь новенького, экзотического. Поэтому, набравшись смелости, ОЯШка пристала к школьному учителю ботаники. Тот не смог противиться её напору и послал школьницу сразу в два места: в публичную библиотеку и в государственный ботанический сад. В первом из этих мест девочка набрала целую стопку книг по цветоводству и все последующие дни блаженствовала, штудируя их от корки до корки. Затем она ехала в ботанический сад и покупала там семена или рассаду тех цветов, какие понравились ей больше всего.
  Необходимо также уточнить, что ОЯШка была девочкой прилежной, добросовестной и трудолюбивой. Придя из школы, она сперва всегда делала домашку, так что её новое хобби никак не сказывалось на её успеваемости, как прежде не сказывался хентай. Большинство азиатских девочек вообще вырастает умненькими и благоразумненькими.
  Иногда какой-нибудь цветок из книжек зачаровывал ОЯШку до такой степени, что она с трудом дожидалась выходных, брала карманные деньги и ехала в город за семенами или рассадой.
  Взятые в библиотеке книжки она не глотала бездумно, из каждой она конспектировала полезные советы и указания - как ухаживать за цветами, как их удобрять, пропалывать, поливать, защищать от вредителей. Почерпнутые знания казались ей очень важными и их всегда было недостаточно, так что ОЯШка снова шла в библиотеку и читала более серьёзную и обстоятельную литературу по растениеводству, чтобы погрузиться в предмет максимально глубоко. Таким образом в какой-то момент ОЯШка оказалась весьма продвинутой в этой области, несмотря на свой юный возраст.
  Вскоре вокруг домика ОЯШки запестрели не только цветники, но и небольшой огородик, где она выращивала кое-какие овощи, а затем появились и фруктовые насаждения... Родители с гордостью взирали на дочь, представляя, что она с такими познаниями с успехом найдёт себя в сельском хозяйстве и не останется без работы, когда повзрослеет.
  Как-то раз во время каникул ОЯШка снова собралась в город. Ехать нужно было всего несколько минут на электричке, ну и до станции идти где-то полчаса.
  День был погожим, как и все летние дни в Японии, так что ОЯШка неспеша шла по дороге, с удовольствием предвкушая, каких семян и рассады сегодня накупит.
  Путь её пролегал возле небольшого пустыря, на котором, сколько она помнила, росли исключительно сорняки, в которых по ночам любили драться окрестные коты.
  ОЯШка оглянулась на пустырь и вдруг заметила, что воздух над ним дрожит и переливается радужным мерцанием. Этот феномен продолжался всего несколько секунд, а затем из мерцания материализовалось отвратительное на вид дендровидное страшилище, похожее на гибрид хищных растений - венериной мухоловки и непентеса, только величиною с дерево. Высокое гладкое туловище венчала липкая и склизлая пасть, а по сторонам змеился целый клубок дендроподий, напоминавших хентайные тентакли.
  Взгляд ОЯШки непроизвольно метнулся вдоль улицы, ей хотелось позвать кого-нибудь на помощь, но улица, как назло, была совершенно пуста. Весь пригород в этот жаркий день словно вымер.
  "Бежать, - подумала девочка, - надо скорее бежать!"
  Словно угадав её мысли, страшилище взметнуло свои тентакли, оказавшиеся невероятно длинными, гибкими и крепкими, опутало ими ОЯШку с ног до головы и подтянуло прямиком к разверстой пасти.
  "Мне конец, - решила девочка. - Хентай-манга не врала, вот и меня настигло проклятие всех грудастых школьниц. Сейчас это страшилище сорвёт с меня одежду и начнёт вытворять такое, после чего меня никто и никогда не возьмёт замуж. Как хорошо, что улица пуста и никто не станет случайным свидетелем моего позора..."
  ОЯШка не испытала ничего, кроме лёгкой паники и чувства обречённости. Не было того шока, того леденящего ужаса, от которого люди теряют сознание и умирают от разрыва сердца. Япония - это страна с такой культурой, в которой считается, что боги, духи и всяки монстры существуют с нами бок о бок и являются неотъемлемой частью окружающей действительности. Это нормально и естественно хотя бы раз в жизни столкнуться с призраком или чудовищем. Никто из окружающих не сочтёт тебя сумасшедшим и не сдаст в психушку. Трансцендентные создания и всякая нечисть, разумеется, бывают не только добрыми, но и злыми. Это имеет в виду всякий японец, так что каждый случай встречи со сверхъестественным он (или она) встречает с известной долей фатализма, понимая, что не в силах ничего поделать с тем, что выше него...
  Вот и ОЯШка покорилась судьбе, представляя, как будет сейчас выглядеть сцена, много-много раз виденная ею в хентае.
  "Надо было без трусиков пойти, - с сожалением подумала она, - а то сейчас страшилище их разорвёт и что я тогда скажу маме? Она ведь подумает, что у меня завёлся парень, начнёт приставать с расспросами, а я ещё даже ни разу не целовалась..."
  - Не бойся меня, маленькая девочка с не по годам развитой грудью, - проговорило страшилище влажным чавкающим голосом, хлюпая пастью, из которой воняло тухлым мясом, словно из тропического цветка Раффлезия Арнольди, о котором ОЯШка читала в книгах.
  "Ой, нет! - крепко зажмурилась она. - Я ошиблась, сейчас достанется не трусикам, а лифчику. Раз была упомянута грудь, значит монстр начнёт с сисек - будет мять их и дёргать, чтобы выдавить грудное молоко. Господи, как стыдно! Я ведь не беременна, у меня нет молока..."
  После каждой фразы страшилище разевало пасть как можно шире, словно нарочно, чтобы привлечь запахом тухлого мяса как можно больше мух. Однако вместо мух почему-то слеталось одно вороньё. Птицы садились на край пасти, соскальзывали в липкую жижу и увязали в ней, а этой жижей было ни что иное как пищеварительный сок, которым пустотелое страшилище было заполнено по самую глотку.
  - Не ты ли та самая девочка, которая помогла одному из моих собратьев? - спросило страшилище, продолжая сжимать ОЯШку в объятиях и вертеть перед собой. При каждом слове из влажной пасти во все стороны летели брызги едкого пищеварительного сока.
  "Ну вот, - подумала школьница, розовея от смущения, - мало того, что меня облапали прямо на улице, средь бела дня, так ещё эта дрянь сейчас попадёт на одежду, растворит её и я окажусь на всеобщем обозрении в чём мать родила. Останется лишь провалиться сквозь землю от стыда и позора, прямиком в ад, и так там навсегда и остаться, потому что вернуться назад я уже не посмею..."
  - Мой собрат рекомендовал мне обратиться к тебе, - продолжало страшилище, - убеждал, что помочь мне может лишь школьница с не по годам развитой грудью, которая всё-всё на свете знает.
  - Пожалуйста! - взмолилась ОЯШка. - Довольно этих непристойностей! Оставьте в покое мою грудь. Отпустите меня, я не знаю никаких собратьев и никому не помогала. Вы меня с кем-то спутали...
  - Ах да! - страшилище поставило девочку на землю и нависло над ней, роняя едкие капли сока на сорняки. - Сейчас ты всё вспомнишь...
  Одна из дендроподий коснулась лба ОЯШки, в голове у той будто щёлкнуло и она вспомнила, как однажды действительно гуляла по окрестным лугам и собирала цветочки. Вдруг воздух перед нею задрожал и замерцал, вот как сегодня, и из него материализовалось дендровидное страшилище, похожее на морскую актинию высотой с эвкалипт. Наверху у него была пасть, больше похожая на сфинктер, тоже наполненная пищеварительным соком, а вокруг пасти рос венчик дендроподий-тентаклей. Страшилище изгибало в разные стороны гладкое тело, при этом сфинктер то открывался, то закрывался. С такой высоты до ОЯШки не долетало исторгаемое сфинктером амбре, однако стрижи, галки, дрозды, ласточки, воробьи и помойные голуби то и дело пикировали прямо в раскрытый зев и исчезали внутри плотоядного существа.
  - Не пугайся, крохотная девочка с не по годам развитой грудью, - прочмокало существо влажным сфинктером. - Я тебе ничего не сделаю...
  "Ну конечно, - съёжилась ОЯШка, прикрывая руками грудь, - раз говорят, что пугаться не стоит, то как раз пугаться-то и надо; раз говорят, что ничего не сделают, то обязательно сделают что-нибудь; а раз с первых же слов поминается грудь, то с неё-то и начнут. По крайней мере в хентае всегда так..."
  - Чего мне вас бояться, монстро-сан? - с преувеличенной храбростью крикнула она. - Я же ОЯШка, а ОЯШки никого и ничего на свете не боятся!
  - Тогда поведай мне, о дитя, чьи трусики украшены весёлыми медвежатами, могу ли я поселиться в этом дивном месте, дабы наконец обрести долгожданный покой? - осведомилось страшилище.
  "Ну вот, оно и до трусиков добралось", - подумала девочка и присела на травку, придерживая руками подол летнего платьица, чтобы не было видно весёлых медвежат.
  - А что вас беспокоит, монстро-сан? - спросила ОЯШка, представляя, что с ней начнут вытворять тентакли, когда схватят, и что ещё может скрывать в себе влажный сфинктер помимо пищеварительного сока. - Кто вы вообще такое?
  - Я обыкновенное дендровидное создание, одно из бесчисленного сонма дендровидных созданий, обитающих среди бесконечного множества миров...
  Нависая над девочкой, существо начало раздуваться и увеличиваться в ширину, попутно уменьшаясь в высоту, пока не сделалось раз в пять ниже и раз в десять толще. Так ему было удобнее общаться с сидевшей на траве девочкой. Нагибаться страшилище могло, но тогда при каждом слове из сфинктера вытекала струя едкого сока.
  - Долгие эоны блуждало я по разным мирам, спасаясь от заклятых врагов, жуковидных дендрофагов, но они повсюду следовали за мной, пытаясь сожрать, а то и чего похуже.
  - Что же может быть хуже? - удивилась ОЯШка.
  - Ну, они всегда норовят отложить в меня личинок, то есть я как бы подвергаюсь угрозе ксеноморфного изнасилования, вдобавок личинки тоже пытаются меня съесть, только изнутри и медленно. А я вообще против любого харрасмента, ведь это так подло и низко - наброситься на кого-то беспомощного, надругаться... Ой, ф-фуу!
  После этих слов школьница почувствовала некоторое облегчение. По крайней мере в неё не начнут пихать тентакли, и то спасибо.
  - Вы вроде не выглядите беспомощным, монстро-сан, - сказала она. - Вот не думала, что такой здоровяк кого-то будет бояться.
  - О-о, ты просто не знаешь, кто это такие, жуковидные дендрофаги! - воскликнуло существо, одним махом заглотив дятла и поползня. - Мало того, что эти бестии невероятно уродливы, они ещё не живут поодиночке, всегда набрасываются на жертву целой стаей и пожирают её растительную плоть - флоэму. И это не всё! Ещё они прогрызают внутри нас глубокие извилистые норы и откладывают в них мириады личинок. Мерзкие склизлые личинки...
  - Хватит, хватит, я поняла! - поморщилась девочка. - Подумать только, чего на свете не бывает...
  Окончательно убедившись, что страшилище не опасно, ОЯШка обошла его со всех сторон, стараясь не обращать внимания, на исчезающих в сфинктере синиц и уток.
  - Вы не ёкай и не пришелец из космоса, - сказала она. - Значит вы и впрямь прибыли из иных миров, монстро-сан! Ну и как там? Как вы вообще между мирами путешествуете? У вас есть какая-то машина? Корабль?
  Страшилище заколыхало щупальцами-дендроподиями.
  - Никаких машин у меня нет, просто использую магию. А в других мирах везде по-разному, где-то лучше, где-то хуже, где-то вообще никак.
  - Вы владеете магией и при этом боитесь жуков?
  - Так ведь и они не пальцем деланые, у них своя магия есть. Уж я чего только против них не пробовал, ничерта проклятых не берёт. Прямо дендроподии опускаются...
  Задумалась ОЯШка и почувствовала жалость к этому существу. Вообще-то азиатские девочки добрые, отзывчивые и заботливые. Вот и нашей школьнице захотелось как-то помочь страхолюдному пришельцу. Кроме того ей вовсе не хотелось, чтобы этот монстр навсегда остался здесь жить. Он хоть и безобидный, но людей перепугает изрядно, да и птиц в округе ни одной не останется.
  - Скажите-ка, монстро-сан, - поинтересовалась она, - а из жуковидных дендрофагов на вас в первую очередь набрасываются случайно не самки?
  Задумалось страшилище, пытаясь вспомнить.
  - Знаешь, а ведь и правда самки, - растерянно призналось оно. - Как ты догадалась?
  Девочка гордо задрала свой благородный самурайский профиль.
  - Пф! Я ж всё-таки ОЯШка, а ОЯШки знают и могут всё. Вы бы не спрашивали, если б читали мангу. С этими вашими жуками типичная ситуация. Сперва к вам слетаются их самки, чтобы прогрызть в вашей оболочке внутренние полости и создать в них уютные гнёзда. Потом в эти гнёзда слетаются самцы и оплодотворяют самок в удобной обстановке.
  - О-о! - благоговейно всколыхнулось страшилище и между делом проглотило перепёлку и выпь. - Мощная видать это штука - манга...
  - Нет-нет, вот вы дурачок! - рассмеялась девочка. - О жуках я прочла не в манге, а в разных умных книжках. Благодаря им я знаю, как вам распорядиться своей магией, чтобы навсегда отвадить дендрофагов. Сможете и дальше странствовать по бесчисленным мирам.
  - Скажи скорей, что же мне делать?
  - Та-ак... Дайте-ка подумать... Вот вы выделяете липкий пищеварительный сок, а смогли бы вы перестроить себя так, чтобы вырабатывать ещё и липкую смолу?
  - Легко! Как нефиг делать! А зачем?
  - Ну это ж очевидно. Когда жуки прогрызут в вас норы, просто заполните и запечатайте их смолой, тогда ваши недруги завязнут и захлебнутся в липкой массе. Им уже будет не до размножения.
  Страшилище звонко шлёпнуло себя дендроподией по верхней части тела.
  - Ну конечно! - простонало оно. - Ведь так просто! Как же я само до этого не додумалось?
  "А у тебя вообще мозги-то есть?" - хотелось спросить девочке, но она благоразумно промолчала, чтобы не обижать гостя из иных миров.
  - Всё гениальное просто! - глубокомысленно изрекла она.
  Протянув дендроподию, страшилище осторожно пожало школьнице руку.
  - Благодарю тебя, славная ОЯШечка с не по годам развитой грудью и весёлыми медвежатами на трусах! - торжественно поблагодарило страшилище и проглотило неясыть и зяблика.
  "Да что ж ты привязалось к моей груди и к трусам! - с досадой подумала школьница. - Всё-таки права манга, ничего кроме сисек и трусов монстры из иных миров не замечают."
  - Кстати о благодарности, - сказала она. - Не могли бы вы ради разнообразия перестать глотать птиц и проглотить вместо них всех окрестных вредителей - помойных мух, комаров, тараканов, шершней, капустную белянку, короедов, колорадских жуков, плодожорок и так далее? Только пчёл не трогайте, они цветочки опыляют и мёд дают...
  - Ради тебя, о несравненная, с превеликим удовольствием!
  Растопырилось страшилище и вдруг начало как-то по-особенному вибрировать всем своим дендровидным телом. От него во все стороны пошли волнами почти незаметные магические эманации, подчиняясь которым вверх взметнулись полчища насекомых-вредителей, сбившихся в гигантский рой. Существо поднатужилось, разинуло сфинктер шире прежнего и одним махом всосало этот рой в себя.
  - Ах вы гадкий врунишка, монстро-сан! - воскликнула девочка, нацелив на существо палец. - Вы слопали всех букашек, а жуков при этом боитесь? Съешьте их тоже!
  - Ты что, ты что! - страшилище в ужасе замахало щупальцами. - Есть жуковидных? Фу, не говори об этом, а то меня сейчас стошнит. Пойду-ка, пожалуй, вздремну в одном из уютных миров... А напоследок, чтобы ты не принимала близко к сердцу нашу встречу, вот...
  Кончиком дендроподии существо коснулось лба ОЯШки и тотчас исчезло. Девочка огляделась. Цветы... Ах да, она собирала цветы. ОЯШка вернулась к прерванному занятию. Встреча с монстром из другого мира начисто стёрлась из её памяти...
  Вспомнив этот случай, ОЯШка вспомнила и его продолжение, случившееся спустя несколько дней. Она точно так же гуляла по окрестностям, наслаждаясь необъяснимым отсутствием мух, комаров и слепней. Внезапно воздух перед ней задрожал и начал переливаться радужным сиянием. ОЯШку охватил приступ дежа-вю и она застыла на месте.
  Перед ней материализовалось два роя жуковидных созданий. В одном жуки были пузатей, в другом продолговатей. "Самцы и самки", - догадалась девочка, снова испытав странное дежа-вю. Жуковидные существа были довольно крупными, почти с ладонь.
  - Вот она! - заверещали жуки тоненькими голосами. - Вот та самая девчонка с сисяндрами! Хватай её, срывай с неё всю одежду, включая нижнее бельё! Ну, сейчас мы ей зададим!
  Подобная бесцеремонная наглость привела ОЯШку в ярость.
  - Минуточку! - воскликнула она, багровея от злости. - Кто дал вам право говорить мне такие гадкие вещи, а? Как вы смеете угрожать несовершеннолетней школьнице? Почему вы в первую очередь обратили внимание не на мои блестящие чёрные волосы, а на первичные половые признаки и нижнее бельё? Уж не замыслили ли вы в отношении меня домогательство? Вы часом не педофилы? Или может сексисты? Считаете меня доступной лишь потому что я девочка? А может вами и вовсе движут нехорошие замыслы на почве ненависти из-за того, что у меня не тот разрез глаз и цвет кожи? Ну, отвечайте!
  Под давлением столь тяжких обвинений жуковидные существа попятились и замахали хитиновыми лапками.
  - Не-не, погодь, ты чего! - наперебой загалдели они. - Мы набросились на тебя вовсе не потому что ты девочка с косоглазыми глазами, нежно-оливковой кожей и не по возрасту избыточными половыми признаками. Мы злимся на тебя за то, что ты научила одну из наших жертв противостоять нам, а тот научил тому же остальных дендровидных созданий и теперь нам некого есть, не в ком прогрызать норы и не в кого откладывать личинок. Мы всего лишь хотели отомстить тебе, прогрызть в тебе нору и отложить в неё личинку, но теперь видим, что под трусами у тебя уже имеется парочка тёплых и уютных нор, так что и прогрызать ничего не нужно. Извини, если напугали. Просто стой смирно, а мы быстренько отложим в тебя личинку. Не обращай внимания, если будет немножко щекотно...
  ОЯШка хлопнулась задом на землю и крепко стиснула бёдра, догадавшись, какие "норы" жуки имеют в виду.
  - Вы должно быть обознались, - пролепетала она. - Такое часто бывает, меня всегда с кем-то путают. Лично я никого ничему не учила и никаких дендровидных существ не знаю.
  - Знаешь, - стояли на своём жуки. - Просто не помнишь. Вот!
  Один из жуков коснулся лба школьницы лапкой и та сразу вспомнила о своей встрече со страшилищем, пожиравшим птиц и насекомых-вредителей.
  - Вы меня сейчас съедите? - спросила она.
  - Нет, мы вегетарианцы, - признались жуки. - Животные белки в принципе не употребляем, они у нас не усваиваются.
  - А знаете, - не растерялась ОЯШка, - тут и растительных белков навалом. Пробовали когда-нибудь сытный, питательный, насыщенный минералами и витаминами, чертополох?
  Вслед за чертополохом девочка назвала ещё с дюжину сорняков и оказалось, что жуки ничего про них не знают.
  - Так идите же скорей попробуйте, пока зелень не завяла! - предложила им школьница. - Сейчас ведь самый сезон.
  Разбежались жуки в разные стороны и за считанные минуты очистили всю округу от вредных сорняков. Пока их не было, ОЯШка придумала, как их спровадить обратно в свой мир.
  - С виду вы такие смышлёные, - упрекнула она жуков, когда те вернулись, - а не можете придумать, как перехитрить дендровидных страшилищ.
  Жуковидные создания потупили фасеточные глаза и виновато поджали усики. А девочка зоркими раскосыми глазами заметила блестящие крупинки, застрявшие в их хитиновых сочленениях.
  - Что это у вас такое? - спросила она.
  - Ах это... - жуки принялись отряхиваться. - Это обычная грязь из других миров. В погоне за нашими жертвами мы переносимся из одних миров в другие. Из-за этого наши панцири немного наэлектризовываются и к ним липнут грязевые частицы. Прямо перед тем, как попасть в твой мир, мы прошли через мир, где всё покрыто алмазной пылью, и ещё через один пустынный мир, представляющий из себя сплошное море золотого песка. Вот тамошняя грязь к нам и прилипла.
  "Да разве ж это грязь!" - захотелось крикнуть ОЯШке, но она вовремя прикусила язык. Как и все азиаты, она довольно быстро соображала.
  - Знаете, у нас в любом спа-салоне предлагают грязелечебные процедуры. В нашем мире грязь считается полезной, но вот именно такой грязи я никогда раньше не видела. Я, пожалуй, оставлю её у себя, изучу на досуге её полезные свойства... Так что вы хорошенько тут отряхнитесь, а я пока научу вас, как дендровидных страшилищ перехитрить.
  Жуки сочли ОЯШкино увлечение грязью весьма странным, однако начали прилежно очищать свои панцири и сочленения. Очень уж хотелось им узнать, что делать с липкой смолой в норах.
  - До чего же странные тут люди живут, - бормотали жуки. - Ещё бы платиной заинтересовались или цезием... Грязевые ванны они принимают, надо же! Немудрено, что кожа у них выглядит чёрте как, ни у кого хитин не растёт...
  Девочка тем временем вырвала из блокнота листок и написала на нём несколько слов на латыни, а затем по-японски.
  - Это что, какое-то лекарство? - спросили жуки. - Если горькое, мы пить не будем. Вдруг от него возникнут побочные эффекты - усики отвалятся или закупорится яйцеклад...
  - Не лекарство это, - ответила ОЯШка, - а научное название одного грибка, с которым вам посредством магии нужно будет вступить в симбиоз. Сам грибок под микроскопом выглядит вот так...
  Она зашла со смартфона в Википедию и показала жукам картинку.
  - Прогрызая норы в дендровидных страшилищах, вы будете заражать их этим грибком. Постепенно он проникнет в их трахеиды, разрастётся и закупорит их. Вы хоть знаете, что такое трахеиды? Нет, конечно, откуда же вам знать. Трахеиды - это влагопроводящие канальца в любом растительном организме, вертикально идущие от корней кверху. По ним через растительный организм перекачивается не только влага, но и все прочие жидкости, включая и липкую смолу. Как, по-вашему, смола попадает в норы? Через прилегающие трахеиды. А когда грибок закупорит их, регуляция давления нарушится и жидкости перестанут нормально циркулировать. Страшилище не сможет заполнить смолой ваши норы. Так что живите и размножайтесь вволю.
  Обрадовались жуки, взмыли в воздух и двумя роями закружили вокруг ОЯШки, из-за чего и у неё голова закружилась.
  - Благодарим тебя, грудастая девочка, и прощай!
  Напоследок один из жуков коснулся лапкой её лба и школьница опять всё забыла. "Почему так кружится голова? - удивилась она. - Наверно я слишком долго находилась на солнце и меня вот-вот шарахнет тепловой удар. Пойду-ка вернусь домой..."
  А вслед за этим воспоминанием на ОЯШку накатило ещё одно, последнее. Был обычный школьный день. Переобуваясь в сменку, ОЯШка нашла в шкафчике записку, подброшенную анонимным поклонником, который приглашал её после уроков на свидание на крыше школы. "Прямо как в дурацкой сёдзё-манге", - с отвращением подумала наша героиня, но после уроков не пошла в оранжерею, как обычно, а всё-таки поднялась на крышу. Однако анонимный ухажёр так и не явился. Девочка разглядывала пейзажи вокруг школы и гадала, кем бы мог быть этот трусливый гадёныш, заставивший её напрасно потерять столько времени.
  Вдруг воздух рядом с ней задрожал и пошёл радужной рябью.
  - Ах, девочка, девочка... - Прочмокало сфинктером материализовавшееся дендровидное страшилище. - Что же ты натворила? Зачем подсказала моим заклятым врагам, как обмануть мою новую защиту? Теперь они терзают меня пуще прежнего, ведь мне почти все магические силы приходится тратить на подавление грибка, а он никак не хочет подавляться, то и дело разрастается по-новой. Нет, ты ничем не заслужила такую большую и красивую грудь, никакого от тебя толку...
  - Простите, я вас не понимаю... - попятилась ОЯШка, закрываясь руками.
  - Ах, да... - существо коснулось дендроподией её лба и девочка сразу всё вспомнила.
  - Вся наша жизнь - борьба! - глубокомысленно изрекла она, подходя к страшилищу и внимательно осматривая грубые складки его толстой кожи, похожей на древесную кору, из которой там и сям торчали отростки грибного мицелия. - Если ваш заклятый враг изобрёл нечто эффективное, изобретите что-то ещё эффективней. В противном случае вы не жизнеспособны и обречены эволюцией на вымирание. Так, монстро-сан, учит нас манга и учебники биологии!
  В плане "грязи" шкура страшилища была совершенно чиста. Либо оно не проходило через золотые и алмазные миры, либо частицы тамошней грязи к нему не налипли.
  Грязь!
  Вспомнив о ней, ОЯШка побледнела. Жуки ведь лишили её памяти прежде, чем она успела собрать и спрятать блестящие частицы, а значит они в тот раз так и остались валяться на земле. Ищи их теперь!
  - Вместо того, чтобы меня упрекать и винить мои девственные грудки во всех своих бедах, лучше скажите вот что. По пути в этот мир вы случайно не проходили через два мира, один из которых похож на бескрайнюю золотую пустыню, а другой весь покрыт алмазной пылью?
  - Знаю такие, - отвечало существо, - помню. Неприятная грязь.
  - Вот-вот, она самая мне и нужна.
  - Мелкие частицы совершенно бесполезны...
  - Да что вы говорите!
  - ...так что я стараюсь отыскать куски покрупнее и набиваю ими свою внутреннюю полость для лучшей устойчивости.
  - И сколько же сейчас внутри вас золота и алмазов?
  - Думаю, с тонну наберётся. В основном, конечно, золота - оно более устойчиво к воздействию пищеварительного сока, а алмазы острые, ими все внутренности исцарапаешь.
  "Ага! - с удовольствием подумала школьница. - Целая тонна! Непременно надо слупить со страшилища это богатство - в качестве компенсации за постоянное поминание моих сисек и трусов. Учитывая постоянные экономические кризисы, в будущем лишнее сокровище не помешает."
  - Монстро-сан, а вы не могли бы подарить всю эту грязь мне? Взамен я подскажу вам, как переиграть хитрожопых жуков.
  Дендровидное страшилище задрало щупальца и почесало ими вокруг сфинктера.
  - Я-то могу, а тебе зачем столько грязи?
  - Для школьного кружка, - соврала ОЯШка, не моргнув глазом. - Опыты ставить. Только давайте перенесёмся куда-нибудь в тихое и укромное место, чтобы на школьной крыше не мусорить. Нас за это ругают...
  Вообще по мере общения с существами из иных миров девочка с каждым разом чувствовала себя всё смелей и раскованней. Очевидно сказывалась врождённая привычка, с какой ОЯШи довольно быстро приспосабливаются ко всему фантастическому.
  Страшилище подняло девочку дендроподиями (отчего та на миг снова представила развратную сцену из хентая, где школьниц насилуют тентаклями) и посредством магии перенеслось с нею на пригородный пустырь вблизи её дома. По телу существа пошли волнами рвотные спазмы, оно согнулось и выблевало на землю целую гору золотых самородков и неогранёных алмазов, покрытых пищеварительной слизью. Вместе с драгоценностями наружу вывалились полупереваренные останки каки-то причудливых созданий из иных миров, которые монстр, как ни в чём не бывало, подхватил дендроподиями и отправил обратно в сфинктер.
  "Как только эта страхолюдина исчезнет, - подумала девочка, - я опять всё забуду, сокровище останется валяться у всех на виду и соседи его растащат. Плакали тогда мои мечты о красивой жизни."
  - Слушайте, - сказала она страшилищу. - Заройте эту грязь вот здесь, а я пока буду вам рассказывать. Для начала, монстро-сан, вам стоит знать, что поведение ваших заклятых врагов регулируется химическими сигналами - феромонами. Чтобы жизненный цикл каждой жуковидной особи протекал нормально, без недоразумений, эти сигналы должны поступать в строго определённых последовательностях и комбинациях. Если нарушить хоть что-то одно, жизнь жука будет непоправимо испорчена, а сделать это легче лёгкого, особенно с вашими-то магическими способностями. Ведь одни и те же феромонные вещества в разное время вызывают у жуков разную реакцию.
  В вашем дендровидном теле не столько сама растительная плоть привлекает жуков, сколько содержащиеся в ней особые вещества - терпены. Вы сами признали, что первыми на вас набрасываются самки. Когда они прогрызают внутри вас норы, образуется мелкая мучнистая труха. Она пропитывается жучиными экскрементами и ваши терпены смешиваются с пахучими аттракторами самок, бициклическими кеталями - фронтелином, вербеноном и тому подобными. Распространяющийся аромат этого коктейля служит сигналом самцам - дескать, всё готово, можно прилетать и приступать к спариванию. Самцы, естественно, летят и внутри вас начинается массовая жучиная оргия. Во время спаривания жуки выделяют метилциклогексанон, который нейтрализует действие предыдущего химического сигнала. И если в этот момент вы попадёте на глаза другому рою жуков, они на вас даже не взглянут. Однако тот же метилциклогексанон при чрезмерно больших концентрациях сводит жуков с ума и заставляет безжалостно загрызать друг друга, то есть вызывает беспричинную агрессию. Самцы бросаются на самок, самки на самцов, и начинается в буквальном смысле резня - все откусывают друг другу крылышки, лапки, усики, головы... Понимаете? Просто задействуйте немного магии, сделайте концентрацию метилциклогексанона аномально высокой и ваши заклятые враги сами себя поубивают!
  - Всё гениальное и впрямь просто! - благоговейно вздохнуло страшилище, закончив закапывать драгоценности. - Какая же ты всё-таки замечательная девочка! И грудь у тебя - высший класс!
  - Лучше, чем у силиконовых мымр из глянцевых журналов? - уточнила ОЯШка, оглядываясь и убеждаясь в отсутствии нежелательных свидетелей.
  - Намного лучше, - соврало существо, потому что не видело ни одного глянцевого журнала. - Там же этот... как его...
  Оно неопределённо пошевелило дендроподиями, не зная, что ещё сказать.
  - Фотошоп? - подсказала ОЯШка.
  - Вот-вот, он самый, - с облегчением согласилось дендровидное создание, не имея представления ни о каком фотошопе.
  А затем оно опять коснулось лба школьницы и та всё забыла.
  Не стоит удивляться моральному релятивизму, с которым ОЯШка без зазрений совести помогала то дендровидному существу против жуков, то жукам против страшилища. Подобный релятивизм изначально заложен во многие азиатские культуры. Границы между Добром и Злом размыты, условны и непостоянны, эти понятия относительны и равнозначны, ни одно не может существовать без другого. Соответственно и борьба между ними никогда не должна заканчиваться победой чего-то одного. В одновременном, обязательном и вечном существовании Добра и Зла заключается залог гармоничного равновесия вселенной. И если окончательно победит что-то одно, даже Добро, гармония будет нарушена, а это уже само по себе является злом. Поэтому Добро всегда содержит в себе чуточку Зла, а Зло содержит в себе чуточку Добра, что и демонстрирует нам известный восточный символ "Инь-Ян".
  Как истинная азиатка, ОЯШка искренне верила в то, что в мире нет ничего однозначно хорошего или однозначно плохого. Всё зависит от сиюминутного контекста. Особенно, когда речь заходит о монстрах из других миров. Так ОЯШку воспитала не только манга, но и семья, школа, сама жизнь и культура Японии. Дендровидные и жуковидные страшилища были для девочки равнозначны, каждая сторона в их конфликте была по-своему права. Помогая одной, следовало помочь и другой. Если бы жуки вернулись вторично, ОЯШка снова помогла бы им, но они не вернулись... Вместо этого перед ней предстало новое дендровидное страшилище, намного неприятнее и уродливее предыдущего. Вороны так крепко завязли в его густом пищеварительном соке, что не могли даже каркать.
  - Я узнал от собрата, какую плату ты берёшь за помощь, - прохлюпало страшилище, шевельнуло дендроподией и рядом с девочкой тотчас выросла горка золотых самородков в два человеческих роста высотой.
  - Ой, как это мило с вашей стороны! - улыбнулась ОЯШка со всем доступным ей очарованием и подумала: "Если все монстры из иных миров будут дарить мне такие подарки, тогда делать нечего, пускай лапают тентаклями, потерплю."
  - А у вас что за беда, дендро-сан? - поинтересовалась она.
  - Беда почти та же, что и у моего собрата, - отвечало страшилище.
  - Кстати, как он поживает?
  - Хорошо поживает, вольготно. Уже почти вывел весь свой грибок. Теперь, когда жуки его больше не беспокоят, он может расходовать на самоисцеление больше магии. Скоро заживёт в своё удовольствие... А вот я вряд ли.
  - Что так, дендро-сан?
  - Меня тоже одолели прожорливые твари. Так и норовят наброситься и сожрать. Прямо ненасытные бестии!
  Девочка показала на полупереваренных ворон, плавающих в соку:
  - Сами на них набросьтесь и сожрите, как этих ворон.
  - Так я пытаюсь. Я их стараюсь съесть, а они меня. Всё живое в природе так или иначе пожирает друг друга - таков закон мироздания.
  Девочка кивнула, соглашаясь с монстром, и позволила себе немножко пофилософствовать.
  - Верно вы говорите, дендро-сан. Вот я, например, очень рыбку кушать люблю, жареную, со специями. Но если вдруг когда-нибудь я утону в море, то и рыбка с удовольствием скушает меня.
  - Хорошо, что ты меня понимаешь, - довольно кивнуло страшилище.
  - Понимаю, да не всё, - сказала девочка. - Если вас кто-то тревожит, почему вы не последовали примеру собрата?
  - Да потому что со мной немного другая история. Жуковидные дендрофаги, заклятые враги моего собрата, это взрослая форма, которая старается использовать его тело как инкубатор для своих личинок. А меня одолевают САМИ личинки. Личинки другого вида дендрофагов, не крохотные, которые могут заползти внутрь, а здоровенные, почти с тебя, если не больше. Огромные, страшные, уродливые... И так противно извиваются - бр-р! Ты говоришь - съешь их! Я про их вкус вообще молчу, раз попробуешь - на всю жизнь проблюёшься.
  Задумалась ОЯШка.
  - Случай сложный, но не безнадёжный. Дендро-сан, вы когда-нибудь задумывались, почему дендрофаги одни растения едят, а другие нет? Ведь в обоих одна и та же целлюлоза?
  - Как-то не приходилось, - развело дендроподиями страшилище. - И в чём причина?
  - Причина в том, что пригодность растения в пищу определяется не целлюлозой, а вторичными метаболитами.
  - Это какие-то демоны?
  - Нет, дендро-сан, не демоны. В обмене веществ любого организма обязательно присутствуют соединения, безусловно необходимые для жизни. Их называют первичными метаболитами и к ним относятся белки, жиры, аминокислоты, минералы, углеводы и вода. Это основа всякой органической жизни. А вторичными метаболитами называют те вещества, которые не участвуют в основных процессах жизнедеятельности. Будучи разными у разных организмов, они определяют уникальность каждого вида. Вот вам пример: амбре из вашей пасти, привлекающее вороньё, это вторичный метаболит.
  - Да иди ты! - Страшилище до такой степени изумилось, что чуть не подпрыгнуло. - Ах, чтоб тебя!
  - Вторичные метаболиты, дендро-сан, ещё называют аллелохимикатами. К ним относятся природные яды, феромоны, аттракторы, репелленты, аллергены, токсины, специфические запахи, испускаемые цветками... Вам нужно наловчиться синтезировать в себе посредством магии такие аллелохимикаты, которые окажутся ядовитыми и несъедобными для ваших заклятых врагов.
  - Сложно, - пожаловалось страшилище.
  - Нисколечко, - заверила его ОЯШка. - Давайте я вам приведу несколько примеров из нашего мира, тогда вам проще будет ориентироваться в богатой и разнообразной палитре аллелохимикатов. Возьмём растения семейства крестоцветных - гусеницы многих бабочек избегают их, потому что эти растения содержат токсин аллилизотиоцианат, который смертелен для любой гусеницы. А, допустим, белый клевер синтезирует цианогенный гликозид. Когда гусеница начинает жевать его листья, то есть оказывает механическое воздействие, клевер выделяет специальный фермент, тот вступает в реакцию с цианогенным гликозидом, расщепляет его и образует свободный цианид, от которого гусеницы дохнут пачками.
  - Чудесно-то как! - не удержалось от восклицания страшилище. - Гусеницы дохнут пачками! Так им и надо!
  - Бывает и иная защитная тактика, - продолжила школьница. - Возьмём обыкновенную тлю. Когда она чувствует опасность, то выделяет специфический феромон тревоги, чтобы предупредить остальных сородичей. Так вот, дикий картофель способен синтезировать этот же самый феромон. Тля его чувствует, держится подальше от картофеля и в итоге погибает от голода, не успев оставить потомство...
  Дендровидное страшилище замерло и вдруг оглушительно чихнуло. Во все стороны полетели брызги слизи и полуразложившиеся вороньи тушки. Без тени смущения существо подхватило их дендроподиями и отправило обратно в пасть.
  - Вот видите, дендро-сан, вы вдохнули какой-то местный аллерген, - сказала ОЯШка, внимательно осматривая себя. К счастью, все брызги и тушки пролетели высоко над ней и на неё ничего не попало.
  - Некоторые вторичные метаболиты не травят хищников и не вызывают у них острые приступы диареи, а действуют намного тоньше. Например, нарушают цикл роста и развития. Есть такое декоративное растение - агератум, из семейства астровых, - оно синтезирует вещество прекоцен, служащее ингибитором ювенильного гормона роста гусениц. Паразит сначала откладывает яйцо, из него выходит гусеница, растёт, окукливается и только затем превращается во взрослого паразита. То есть всего три метаморфозы. Чтобы личинка не начала окукливаться преждевременно, у неё постоянно вырабатывается ювенильный гормон, ведь гусеница сначала должна вырасти и набрать необходимые калории. Прекоцен блокирует секрецию этого гормона, гусеница окукливается и, будучи слишком маленькой, недоросшей, погибает.
  - Фантастика! - не сдержало эмоций страшилище. - Потрясает ещё хлеще двоих здоровенных грудей.
  "Надо было блузку надеть, - с сожалением подумала ОЯШка. - Сейчас бы расстегнула верхнюю пуговку, пускай бы монстр любовался, может за это ещё бы сокровищ отвалил... А в платье молния сзади, ничего не расстегнёшь, или расстегнёшь и голышом окажешься, а я к такому пока не готова ни за какие сокровища!"
  - Этот прекоцен вообще занятная штука, - сказала она. - На многих паразитов воздействует по-чумовому! Американский таракан из-за него перестаёт вырабатывать половые аттракторы, колорадский жук впадает в летаргическую спячку, кто-то ещё, уже не помню, откладывает неоплодотворённые яйца-пустышки... И таких вот вторичных метаболитов в растительном мире навалом. Обыкновенный томат синтезирует ингибитор протеиназы, подавляющий у гусениц переваривание растительных белков - те жрут, жрут и всё равно умирают от истощения. А ещё есть группа веществ под общим названием фитоэкдизонов. Под их действием возрастные метаморфозы вредителей протекают особенно ненормально. Например, когда внутри куколки формируется взрослая особь, у неё может вырасти не одна, а сразу несколько голов. Причём эти головы растут не в ряд, как у мифического Цербера, а одна на другой, как гирлянда. И получается, что лишние головы закрывают рот той головы, что соединена с пищеводом, а та голова, что с краю и может есть, с пищеводом не соединена. Хищник начинает жрать и всё равно умирает с голоду, не успев оставить потомства...
  - Вы, дендро-сан, не стесняйтесь экспериментировать, - поучала ОЯШка страшилище. - Старайтесь воздействовать на личинок разными вторичными метаболитами, какие только подскажет вам ваше воображение. Пробуйте разные сценарии и выбирайте самый эффективный.
  Внезапно ей пришла в голову гениальная идея.
  - Слушайте, а может вам с собратьями сменить среду обитания? Эх, чёрт, почему же я раньше об этом не подумала! Это было бы гораздо проще, чем тратить магию на борьбу с вредителями...
  - Наверно ты не подумала об этом потому, что во время твоего эмбриогенеза избыток биомассы ушёл на грудь, а на долю мозгов осталось существенно меньше белкового субстрата, - с типичной для дендровидных созданий прямотой и непосредственностью высказалось страшилище.
  Если до этой минуты где-то на задворках сознания школьницы ещё теплились угрызения совести из-за того, что она обманула монстров и выдала драгоценности за ничего не стоящий мусор, то после этих слов страшилища все угрызения окончательно в ней затухли и наглухо запечатались в недостижимых глубинах рассудка.
  "Значит вот как вы обо мне думаете? - ОЯШка даже немного расстроилась. - Ну так поделом вам!"
  - А что у тебя за идея со сменой среды обитания? - спросило страшилище, которому действительно было интересно.
  - Вы могли бы поселиться в воде, - сказала девочка. - Условия для жизни там идеальные. Питательных веществ и всякой живности вокруг навалом, намного больше, чем на суше. Рыбы, планктон, моллюски, ракообразные, инфузории! Богатые йодом водоросли. Грунтовые и дождевые воды смывают с полей сельскохозяйственные удобрения и выщелачивают почвенные минералы - можно расти как на дрожжах. На обширном водоёме больше свободы передвижения - можно грести дендроподиями или отдаться на волю течений и плыть куда угодно, в любом направлении. Это, кстати, гораздо легче, чем передвигаться по суше.
  - Как же нам, дендровидным созданиям, держаться на воде и не тонуть? - не понимало существо.
  - Отрастить себе посредством магии мясистые полые ткани, заполненные воздухом. По-научному они называются аэренхимой и обеспечивают превосходную плавучесть. А чтобы не париться с тычинками и пестиками, не заморачиваться по поводу откладки яиц или метания икры, можно развить у себя клональный тип размножения. Очень удобно, надёжно и быстро. Пропадает надобность в опылении и прорастания семян ждать не надо.
  - Как это?
  - При необходимости отрываешь от себя кусок дендроподии или же он сам от тебя отрывается, и из него затем вырастает новый целый организм, точная копия тебя. Плюсы такого размножения очевидны. Помимо уже перечисленных, можно за короткий срок создать целую колонию индивидуумов, максимально близких тебе, потому что они и есть ты! У вас у всех будут общие цели, общие вкусы, общие идеи. Чтобы вы ни захотели, сообща этого можно добиться быстрее.
  Также у водоплавающего образа жизни есть другие преимущества. Исключается конкуренция с другими сухопутными обитателями за жизненное пространство. Нет конкуренции и с водными организмами, потому что ты плаваешь на поверхности, а они обитают в толще воды или на дне. В твоём распоряжении неограниченные запасы солнечной энергии для фотосинтеза, ведь на открытой воде нет тени. Прекрасная возможность с головокружительной скоростью накапливать калории и размножаться. Свобода занимать сверхобширные площади с самыми разными условиями обитания. И на десерт - практическое бессмертие!
  - Ты... Ты предлагаешь мне стать сорняком? - охнуло страшилище. - Затянуть сплошным ковром все водоёмы, не позволяя по ним плавать? Заполнить водохранилища, мешая пользоваться питьевой водой? Захватить реки, моря и заливы, препятствуя судоходству? Забить дренажные каналы, вызвав наводнения? Закупорить трубы гидроэнергетических систем, нарушив их работу и оставив города без света? Снизить содержание в воде растворённого кислорода, вызвав массовое вымирание рыбы, планктона и прочих обитателей, а за ними и голодную смерть прибрежных жителей, промышляющих морепродуктами? Усеять все водоёмы сдохшими существами и тем самым создать благоприятную среду для возбудителей множества болезней, которые начнут разноситься ветрами во все стороны? Затруднить протекание воды по оросительным каналам и насосным системам, снизив урожайность сельского хозяйства? Уничтожить и разорить речные и морские грузоперевозки? А когда из-за глобальных климатических изменений водоёмы пересохнут, нам останется лишь умереть, потому что мы и клонироваться больше не сможем и семян у нас не останется, таких, чтобы могли переждать длительную засуху. Ведь в половом отношении клонирующиеся организмы стерильны, ты в курсе? То есть ты этого хочешь, да? Хочешь, чтобы вся наша колония, весь мой вид и все виды моих собратьев повымирали?
  - Погодите, погодите! - опешила ОЯШка. - Ничего такого я в виду не имела, просто привела вам пример, возможно не очень удачный...
  Но страшилище было неумолимо.
  - Теперь я понимаю, - задумчиво проговорило оно, - почему у тебя до сих пор нет поклонников, несмотря на этакую грудь... Должно быть ты для всех сплошное разочарование, девочка...
  "Это не так! - хотелось крикнуть ОЯШке. - Я за всю жизнь ещё никого не разочаровала! Это вы все какие-то неправильные монстры, ни на кого не набрасываетесь, никого не хватаете тентаклями..."
  Печально свесив дендроподии, страшилище исчезло, вернулось в свой мир, даже не поблагодарив ОЯШку и позабыв коснуться её лба, чтобы снова стереть память. (По какой-то причине дендровидные и прочие монстры из иных миров не хотят, чтобы люди знали об их существовании.)
  ОЯШка притоптала землю поверх закопанных сокровищ и задумчиво потрогала грудь. "Сиськи как сиськи, - подумала она. - И чего они им всем покоя не дают?... А что до поклонников, то может я жду того единственного, кто покорит моё нежное трепетное сердечко... Почему я должна распыляться на других?"
  Настроение у неё окончательно испортилось и даже мысли о сокровищах не грели душу. Она побрела домой, решив по дороге зайти в магазин и купить большое ведёрко мороженого, чтобы заесть грусть-печаль-тоску.
  Дальнейшая жизнь ОЯШки прошла без приключений. Монстры из иных миров больше не являлись. Девочка закончила школу, затем колледж и университет. Её увлечение растительностью никуда не делось, став смыслом жизни. Она даже сумела получить несколько научных степеней.
  Сокровища она извлекла и удачно монетизировала, зажив припеваючи. Первым делом купила здоровенную яхту, на которой круглогодично бороздила мировой океан, проводя собственные научные изыскания и считаясь эксцентричной учёной леди. О поклонниках ей теперь не нужно было заморачиваться, те сами увивались за ней табунами, выбирай кого хочешь.
  В свободное от научных изысканий время она увлеклась рисованием манги и результат получился неожиданно неплохим, так что с той поры она начала регулярно издавать хентай-мангу, где неизменно присутствовали грудастые школьницы, жуковидные и дендровидные монстры, тентакли и липкая слизь, а что эти персонажи друг с другом вытворяли, выходит за рамки нашей истории...
  
  
  Сентябрь 2020 г.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"