Дроздов Анатолий Федорович: другие произведения.

Капеллан (удалено)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.55*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Текст удален за ненадобностью

   10.
  
   - Вот он! - пилот ткнул пальцем в экран.
   Хигс склонился над его плечом.
   - RS-9 "Стоун" по нашей классификации, - продолжил пилот. - Русский десантно-исследовательский бот. Модель прошлого поколения, но нашему "Челленджеру" до нее далеко. Умеют русские строить!
   - Можешь сесть рядом? - спросил Хигс.
   - Не стоит, - покачал головой пилот. - Пассивная защита бота наверняка активирована. А у него оружия как у ежа иголок. Разнесет в пыль.
   - Тогда на безопасном расстоянии. Вот здесь! - Хигс ткнул пальцем.
   - Открытое место, - удивился пилот.
   - А кого нам бояться? - хмыкнул Хигс. - Аборигенов с их ножиками? Зато перекроем дорогу к боту. Подход только отсюда.
   - Как скажете, сарж! - пожал плечами пилот.
  После драки с русским, Хигс носил на рукаве шеврон рядового. Однако десантники продолжали обращаться к нему по прежнему званию, подчеркивая этим свое отношение к происшедшему. Сам Хигс считал наказание несправедливостью. За что? Подумаешь, пощипали русского святошу! Не трепыхнулся бы он, ничего бы и не было. Даже медальку и крест Хигс ему бы вернул. Трахнули бы девку - и отдали. Но русский полез в бутылку, к тому же оказался резвым. Разбил Хигсу челюсть, пришлось лечиться, шрам остался. По выходу из госпиталя его и вовсе разжаловали. А потом... Разве лейтенант с парнями собирался русских убивать? Ну, постреляли бы немного... Но сначала сумасшедшая девка влепила в флаер из пулемета, а потом поп добавил из ПЗРК. Такие парни погибли! И это сделал святоша - из тех, которые твердят о любви к ближнему. Лгуны и бездельники! Не зря Хигс ненавидит их. Генерал приказал уничтожить святошу, и это правильно. Десант США трогать нельзя!
   Бот сделал круг над избранным местом и приземлился на вершине холма в миле от горной гряды, где притаился "Стоун". По экрану пробежали цифры анализов атмосферы, земли и воды, затем они замерли и стали зелеными. Угрозы для жизни не обнаружено, можно выходить. Аппарель мягко откинулась на высокую траву, покрывавшую холм. Экипаж, нагруженный снаряжением, сбежал на землю. Хигс сделал знак, и десантники встали в ожидании распоряжений.
   - Слушай меня, парни! Мы выпустим беспилотник, он проверит местность и, если обнаружит опасность, даст сигнал. А мы тем временем разобьем лагерь. Пит с Джимом ставят палатки, Бойл принесет воды. В кустах справа, вроде, родник - там зелень гуще. А я пробегусь, - негр подбросил и поймал за цевье короткую винтовку. - Проверю окрестности и заодно поохочусь. В зарослях должна быть дичь. Хочу мяса - с кровью. Надоел паек.
   - Мы не будем ночевать в боте? - удивился Пит.
   - Хочешь - спи там! - сказал Хигс. - Но я люблю свежий воздух. Атмосфера здесь великолепная, не сравнить с Реджином. Разве не чувствуешь?
   Негр с шумом втянул в себя воздух.
   - Будем ждать русского здесь? - спросил пилот, он же Джим.
   - Именно! - кивнул Хигс. - Что ж нам его по всей планете искать? И, главное, где? Маяков на нем нет.
   - А если не появится?
   - Скажи, Джим, - усмехнулся Хигс, - как мы узнали, что русский здесь?
   - По разрывам гранат, замеченным спутником.
   - И?
   Джим пожал плечами.
   - Русский вел бой, потратил боеприпасы, ему требуется их пополнить. Где взять? Там! - Хигс указал на горную гряду. - Они в боте. Или ты думаешь, что русский возит их в грузовике?
   - Вдруг он уже пополнился? - не отстал Джим.
   - Мы бы увидели след повозки. Сверху он хорошо заметен. Почва здесь мягкая, - негр подпрыгнул и впечатал подошвы ботинок в землю. - След хранит долго. Русский непременно возьмет повозку - груз тяжелый. На себе не унести.
   - А флаер? - влез Пит.
   - Флаер не помещается в боте, - снисходительно сказал Хигс. - У русского его нет. К тому же флаер привлечет внимание. Здесь средние века, парни, значит, дикость и фанатизм. Чужака, прилетевшего на флаере, примут за колдуна и попытаются убить. Отбиться легко, но шума много. Уверен, что русский старается быть незаметным. Хотя у него не вышло, - негр пожал плечами. - Пришлось воевать. Тем более, ему понадобятся боеприпасы. Так что явится. Тут ему и конец.
   - А после? - спросил Пит. - Улетим обратно, просидев в кустах?
   - Мечтаешь о девочках? - хохотнул Хигс. - Будут! Сделаем дело и наведаемся в ближайшее селение. Есть тут одно неподалеку. Возьмем с бою, захватим пленных. Отберем девок, самых красивых. А там трахай их, сколько душа просит. Можем и с собой взять, чтоб не скучать дорогой.
   - Потащим их на базу? - удивился Пит.
   - Зачем? По пути выбросим в космос - и все дела. Это же дикари, какой за них спрос? Или ты хочешь взять на Зоэ жену?
   Десантники заржали. Пит смутился и опустил взор.
   - Все, парни! - Хигс хлопнул ладонью по цевью винтовки. - За дело!
   К тому времени, как он вернулся, лагерь принял жилой вид. Стояли палатки, горел костер, на ним булькал, подвешенный над раскладным очагом, котел.
   - Что варите? - поинтересовался Хигс, сбрасывая на землю подстреленную козу.
   - Рагу, сарж! - доложил Пит.
   - Из сублимированного мяса? - хмыкнул негр. - Которое неизвестно сколько пролежало на складах. Вылей! Есть лучше!
   Он вытащил нож и, склонившись, рассек брюхо добычи. Запахло внутренностями. Бросив нож, Хигс сунул руку в сплетение кишок и вырвал печень. Не обращая внимания на льющуюся с нее кровь, откусил и стал жевать. Кровь испачкала его лицо, испятнала куртку. Десантники смотрели на него с суеверным ужасом. Хигс протянул печень Питу.
   - Кусай!
   Десантник отшатнулся.
   Хигс захохотал, показав окровавленные зубы.
   - Черви! Не были вы в Тумксе, когда наш бот разбился, и мы два месяца ждали прихода спасательного корабля. Паек кончился, чего только не жрали! Даже тараканов. Зеленые такие, на длинных ножках. Ели их сырыми. Их жуешь, а они пищат.
  Лица десантников стали похожи на окрас тараканов.
   - Ладно! - сказал довольный произведенным эффектом Хигс. - Тараканов не будем. Но мясо с кровью - обязательно. Попробуем пищу настоящих мужчин!
  
   ***
  
   Сиш вел свой десяток пустынной местностью, вдали от дорог. Как сообщили лазутчики, неверные выставили на них усиленные посты. Не всем братьям удалось вырваться из-под стен Ремса. Некоторые побежали, куда глаза глядят. Теперь стража их вылавливает и развешивает на виселицах вдоль дорог. Десяток вооруженных людей она не оставит без внимания. Случится бой, их перебьют. Они-то умрут с радостью, но не выполнят наказ Шида. Маг будет жить, и вновь помешает воинам Хамму взять город. Тогда Сиша с его людьми ждет Пустота.
   События в Ремсе навсегда врезались Сишу в память. Ночь, факелы, выползающее из открытых ворот крылатое чудовище, следом - демон в странной одежде, обвешанной непонятными предметами и в глухом шлеме на голове. Сишу следовало кинуть людей в бой, но он оцепенел от страха. Да и его люди тоже. Никогда прежде они не видели ничего подобного. Этот постыдный страх испортил все. Маг (нет, демон!) улетел, затем сбросил на Грона и его ближних дьявольские камни, которые сожгли старших братьев. В результате войско в панике бросило уже захваченный Ремс. И это случилось по вине Сиша и его людей.
   Он ждал сурового наказания, но его помиловали. А вот некоторых братьев удавили. Они ушли Пустоту, а это страшнее смерти. В Пустоте удавленных ждут демоны, которые терзают их тела. Куски плоти, вырванные их клыками, за ночь отрастают, и мука повторяется. Так длится бесконечно, как говорит Шид. Зато павшего за Хамму ждет Эрий, где в реках течет вино, по берегам растут невиданные фрукты, а под деревьями ждут девы, готовые одарить праведника сладкими ласками.
   Сиш верил в это. Он вырос в бедной семье. Его родители возделывали тощий клочок земли. Половину урожая забирал владелец. Семье арендатора оставалось мало. Еды не хватало, дети росли тощими с постоянной мыслью, чего бы поесть. Неурожай и вовсе приводил к голоду, который опустошал селения. Одновременно Сиш видел, как жиреют купцы, как вперевалку ходят по улицам чванливые благородные с золотыми перстнями на пальцах. Одного такого перстня хватило, чтобы кормить семью Сиша год. Но кормили они - тех, кто и так лопался от жира.
   Когда в селении появились посланцы Шида, Сиш, не раздумывая примкнул к ним. Терять ему было нечего, а вот приобрести... Посланцы не обманули. Когда к селению подошло войско пророка, Сиш с братьями ударили страже в спину. Шид выполнил обещание. Они сменили рванье на богатые одежды, пили вино, обжирались мясом и насиловали жирных женщин купцов. Благородных Шид забрал себе. Они не возражали - и без того хватало. Купчихи проклинали их, а они тешили похоть, находя особое удовольствие в том, что под ними стонут женщины прежде не считавшие их за людей. Насытившись, они зарезали изнасилованных - так повелел пророк.
   - У вас будет много женщин! - сказал, обращаясь к новообращенным. - Много вина и мяса. Перед нами лежат города, полные неверными. Они ваши. Берите их! А если кто-то из вас падет, то радость, которую вы испытали здесь, - бледная тень от того, что ждет вас в Эрии...
   Шид сдержал слово. Они захватывали селения, брали добычу. У них было мясо, вино и женщины. Но вскоре пришли воины короля. Они разбили шидов и погнали их в горы. Многие братья пали.
   - Хамму послал нам это испытание! - объяснил пророк. - Хотел проверить нашу ревность к нему. Те, кто ее проявил, сейчас радуются в Эрии, других ждут великие дела. Скоро вся Мерсия склонит голову под длань Хамму!
   Шид не обманул. Спустя несколько лун в стане пророка появились люди из Мерсии. Они стали обучать братьев сражаться, построили метательные машины и привезли бочки с огненным зельем. Сиш присутствовал на испытаниях и был впечатлен мощью взрывов. С таким оружием Ремс должен был пасть к их ногам. Кто ж знал, что там ждет демон?
   - Ты должен искупить вину! - сказал Сишу Дрох. - Демона необходимо убить. Сделай это - и попадешь в Эрий!
   Дрох показал, как это осуществить. Одному из братьев нацепили сумку, в которой зелье было перемешано с камнями, поставили его перед домом и велели поджечь, когда все отойдут. Брат, избежавший петли, сделал это с радостью. Грохнул взрыв. Когда дым рассеялся, все подошли к дому. Деревянная стена была вся в оспинах от ударивших в нее камней. Многие засели в ней так глубоко, что пришлось вырезать.
   - Ни один демон не устоит! - довольно сказал Дрох. - Главное - подойти ближе.
   Брата, поджегшего заряд, разорвало на куски. Они собрали их и сожгли, как подобает поступать телами с воинами. Голова павшего уцелела. Она скалила зубы, и Дрох объяснил, что брат улыбается, поскольку увидел Эрий.
   Им роздали сумки. Сиш выложил стенку своей любовно отобранными камнями, брат-хранитель насыпал в нее зелья и велел держать его сухим. Отсыревшее не взорвется. Поэтому Сиш дорогой не спускал сумку с плеча. На стоянках подвешивал ее на составленных палках - брат-хранитель не советовал оставлять на земле. Зелье может напитать влагу с росой. По утрам Сиш отстегивал клапан, совал в сумку руку и проверял зелье. Сухой порошок приятно ласкал ладонь, будто успокаивая: не подведу. Провиант и даже оружие Сиша несли братья. Подорвать демона - дело десятника. Их задача - его найти.
   ...На двенадцатый день они увидели вдали дымок. Сиш велел схорониться в кустах и выслал дозорного. Тот прибежал через час и стал нести какую-то чепуху о демонах. Сиш велел ему замолчать и отправился сам. Приблизившись к краю леса, он взобрался на дерево.
   Сиш сразу понял, чем впечатлился брат. На вершине холма стоял большой камень, а возле него были люди. Четверо. Они сидели у костра и ели. Сиш пригляделся. На людях была странная одежда, похожая на ту, в которой был демон в Ремсе. Правда, там было темно, и Сиш не рассмотрел толком, но все же... Песчаного цвета штаны, заправленные в сапоги со шнурками, такого же цвета куртки, поверх них - жилеты с многочисленными карманами. Еще кожаные футляры на поясах. У демона в Ремсе были тоже, правда, одежда темная. Сиш разглядел жезлы, лежащие рядом с обедающими, шлемы с забралами. Когда один мужчин встал и повернулся в его сторону, Сиш еле не сверзился с дерева: у чужака было черное лицо! Дозорный не врал - это демоны. Сиш уверился в этом, когда чернолицый направился к камню и тот отворил перед ним проход. Демон скрылся внутри, но скоро вернулся с непонятным предметом в руках.
   Сиш соскользнул с дерева и побежал к своим. Он летел как птица. Хамму отметил его десяток, наведя их на становище демонов. Они убьют их. Есть среди них демон из Ремса или нет - неважно. На поиск вышло шесть десятков, так что того найдут. Но что значит один демон, когда здесь - четверо? Кто более услужит Хаму, кому более вина и женщин достанется в Эрии?..
  
   ***
  
   - У нас гости! - сказал Хигс.
   Десантники прекратили жевать и уставились на него.
   - Беспилотник заметил их час назад, - усмехнулся Хигс, - и сбросил сообщение мне на комм. Их десять. Они заметили дым и выслали разведчика. Тот рассмотрел нас и вернулся к своим. Но, видимо, старший их не поверил и пришел сам. Сейчас он сидит на дереве в ста ярдах отсюда. На десять часов. Не двигаться! - прошипел Хигс, увидев, что спутники стали поворачивать головы. - Спугнете! Нам после гоняться?
   - Что вы задумали, сарж? - спросил Пит, проглотив застрявший в горле кусок.
   - Охоту! - оскалил зубы негр. - Дикие рассмотрели, что нас четверо, и захотят напасть. Логичный поступок: у них численное превосходство. Но они не знают про огнестрельное оружие. Постреляем. Ешьте! - предложил он притихшим десантникам. - У нас самое малое - полчаса.
   Хигс встал, сходил к боту и вернулся с тактическим планшетом.
   - Вот! - сказал, указывая на точки на экране. - Главарь здесь, остальные его ждут.
   - Может, спрятаться в боте? - спросил Джим. - Они не найдут нас и уберутся.
   - После чего вернутся с войском! - возразил Хигс. - Мы-то справимся, но будет шум. Спугнем русского. Он наша главная цель. Поэтому дикарей нужно уничтожить. Ешьте!
   Однако десантники жевать прекратили. Не отрываясь, они смотрели на экран планшета, где красные точки подтягивались к холму, отмеченным зеленым. Хигс дожевал мясо и вытер руки гигиенической салфеткой.
   - Разобрали винтовки! Готовность пять минут!
   Десантники в считанные секунды выполнили приказ.
   - Сели спиной к лесу! - велел Хигс. - Нужно, чтоб дикари уверились, что их не ждут.
   - А если они это... стрелой? - спросил Джим.
   - Метательного оружия у них нет, я хорошо рассмотрел, - негр взял планшет и одно за другим укрупнил изображения аборигенов. - Только железки на поясах. С ними они не опаснее мух.
   - Командуйте, сарж! - согласился Джим.
   - Как только дикари выскочат из леса, по моей команде оборачивается и открываем огонь с колена. Цели выбиваете от флангов к центру. В этого с сумкой не стрелять! - Хигс указал на фигуру впереди группы. - Это их главарь, я разберусь с ним сам. Интересно, что у него в сумке? Он ее не спускал с плеча, даже когда влезал на дерево. И перед атакой не снял. Может, там золото?
   - Или алмазы, - поддержал Пит.
   - Алмазы легкие, - возразил Хигс. - Приходилось носить, когда рудник охраняли. У этого сумка ремень оттягивает. Ладно, посмотрим.
   Десантники передернули затворы винтовок, положили их на колени и уставились на экран планшета. Красные точки приблизились и вытянулись неровной шеренгой вдоль кромки леса.
   - Красный, - тихо сказал Хигс. Десантники взяли винтовки.
   Точки устремились вверх по склону.
   - Огонь! - крикнул негр.
  
   ***
  
   Приготовления не заняли времени - десяток у Сиша был опытный. Братья споро сняли с себя поклажу и повязали поверх шапок повязки с именем Хамму. Пусть враг видит, с чьим именем они идут бой. А если случится пасть, бог опознает своих. Чужих в Эрий не впустят. Сиш выбил кресалом огонь, зажег пропитанный зельем шнур и встал впереди. Братья вытащили мечи. Они углубились в лес и вскоре вышли к подножию холма. Здесь Сиш тоже достал меч, взяв его в левую руку. Его оружие - зелье, но вдруг понадобится? Сиш глянул вверх. Демоны сидели спиной к ним и что-то разглядывали. Очень хорошо.
   По знаку Сиша десяток устремился вверх. Бежали молча. Экономили дыхание, да и врага лучше застать врасплох. С последним не вышло. Они не преодолели и четверти расстояния, как кто-то из демонов крикнул. Враги повернулись, встали на одно колено и вскинули к плечам жезлы. Наверху будто в барабаны застучали. На кончиках жезлов затрепетали огоньки.
   Краем глаз Сиш видел, как падают братья. Магия демонов оказалась сильной. Но это заставило его только ускорить шаг. Успеть! Подобраться к демонам на десяток шагов. Дрох сказал, что убить огненным зельем можно только с близкого расстояния. Сиш сжал тлеющий кончик шнура в кулаке. Он не чувствовал, как огонь жжет кожу. Быстрей!..
   Сиш был уже близок к вершине, как в левую руку ударило. Меч отлетел в сторону, а сама рука повисла, как сломанная ветвь. Это не остановило Сиша. Он пробежал еще несколько шагов, как что-то сильно ударило его в ногу. Сиш упал лицом вниз. Сгоряча он попытался встать, но нога подломилась, и он упал на спину. Боль затопила тело. Сиш сжал зубы и глянул вперед. Демоны, скаля зубы, стояли на вершине холма. На миг Сишем овладело отчаяние. Он не успел! Хамму не пустит его в Эрий!
   Но тут демон с черным лицом что-то сказал, и демоны двинулись к нему. Сиш не верил своему счастью. Хамму услышал его молитвы! Осторожно, не выпуская конец шнура из ладони, он поднес кулак к сумке. Пальцы нашли завязку и распустили ее. Рука скользнула под клапан. Теперь только разжать кулак...
   Стреляли десантники метко - сказались тренировки. Да и то сказать, с расстояния в сто ярдов... Спустя несколько секунд враги кончились. Остался один главарь, который, упрямо пыхтя, бежал вверх по склону.
   - Вот так, парни! - сказал Хигс, встав. Все последовали его примеру. - Слушайте своего саржа, и все будет, как нужно.
   - А что делать с этим? - спросил Джим, указывая стволом на бегущего главаря. - Может пристрелить? У него меч.
   - Сам! - обрезал его Хигс и ловко вытащил из кобуры "кольт". - Давно хотел испытать этого малыша в деле. Меч, говоришь?
   Негр прицелился и нажал на курок. В левую руку дикаря будто палкой ударили. Меч отлетел в сторону, а саму руку неестественно вывернуло под углом.
   - Хороша машинка! - довольно улыбнулся Хигс. - Не зря столько денег отдал. Старый, добрый "кольт"!
   Он прицелился и выстрелил еще раз. Дикарь упал, но попытался встать. Однако перебитая пулей нога подвела. Дикарь рухнул на спину.
   - Вот и все! - сказал Хигс. - Сейчас посмотрим, что у него в сумке. Я специально стрелял по конечностям. Будет обидно, если пуля раскрошит камни. Ведь так?
   Десантники заулыбались. Хигс устремился вниз, подчиненные, держа винтовки наизготовку, устремились следом. Любопытство заставило их догнать негра и идти с ним плечо к плечу. Спустя несколько секунд все подошли к лежащему дикарю и окружили его.
   - Гляди! - сказал Джим. - Он сунул руку в сумку! Вдруг у него там оружие?
   - Еще ножик? - хмыкнул Хигс. - Нет, парни? В атаке не держат оружие в сумках. Там у него золото, которое не хочется отдавать. Но мы, ведь, все равно отберем?
   Десантники заржали. К удивлению Хигса дикарь вдруг тоже ощерился. И этот оскал был торжествующим. Чувство опасности в голове негра взвыло сиреной. "Назад!" - хотел приказать он, но не успел...
  
   11.
  
   Грохнуло на подлете к боту. Сначала до нас донесся звук взрыва, затем над зарослями слева вспух гриб дыма. Нэси недовольно рыкнула.
   - Что это, мэтр? - повернулась ко мне Ноэль.
   - Огненное зелье. Правь туда!
   Ноэль кивнула и отвернулась. Дига заложила вираж и свернула к зарослям. Спустя несколько минут я увидел небольшой холм среди зеленки и застывший на его вершине... Бот?! Мы приблизились, и я узнал угловатые очертания "Челленджера". Американцы? Чего они здесь делают? Я задрал голову и различил в голубом небе нарезающий круги тонкий крестик. Беспилотник. Значит, точно американцы. По их уставу при высадке на планету первым делом запускают беспилотник, который постоянно контролирует окрестности. Наши тоже так делают, но беспилотник, сбросив картинку, уходит дальше, чтобы осмотреть как можно большую территорию. Амеры перекладывают эту обязанность на орбитальную группировку, а беспилотник висит в воздухе над местом высадки, чтобы вовремя предупредить о возможном нападении противника и тем самым сохранить драгоценные задницы десанта.
   Под крылом диги промелькнули кроны деревьев, мы выскочили над большой поляной, в центре которой и стоял холм с ботом на вершине. Пороховой дым уже рассеялся, и я разглядел на траве тела. Их изломанные позы не оставляли сомнений о наличии жизни у их владельцев. Внизу отшумел бой. Дига описала круг. Я заметил небольшое шевеление у вершины, где тела легли кучно. Тронул Ноэль за плечо.
   - Сядь там! - я указал рукой.
   Она кивнула. Я вытащил из кобуры игольник и заменил обойму. На поле сражения парализующие патроны лишние. Нужны боевые.
   Дига приземлилась на краю поляны. Я отстегнул ремни, спрыгнул на траву и повернулся к Ноэль.
   - Жди меня здесь!
   - Почему? - удивилась она.
   - Там опасно.
   Она недовольно сморщилась, но кивнула. Я опустил визор и двинулся к месту схватки. Игольник встал на боевой взвод и подключился к процессору. Легкой вибрацией рукояти он даст понять, когда визор обнаружит цель. Пока игольник молчал. Я шел путем, которым атакующие бежали к боту. Их там ждали, поэтому и перестреляли в один миг. Об этом говорило расположение тел. Нападавшие легли клином, острие которого было направлено к вершине. Первыми под огонь попали фланговые бойцы, затем американцы отстреляли центральных. Процессор, оценив данные визора о температуре тел, идентифицировал их как трупы. Об этом же свидетельствовали и выходные отверстия, величиной с ладонь, на спинах погибших. Амеры били экспансивными пулями большой мощности. Старое, но эффективное оружие которое используют на планетах с агрессивной фауной.
   Один из убитых лежал навзничь. Поверх его шапки виднелась повязка со знакомыми кракозябрами. Шиды. Каким ветром их занесло в эти глухие места? Ответить шид мне не мог, и я зашагал вверх по склону.
   Последний акт трагедии разыгрался у самой вершины. На залитой кровью траве валялись тела, правильнее сказать, их остатки. Дымный порох не самое сильное по фугасности взрывчатое вещество, но все ж взрывчатка. В русско-японскую войну 1904 года русский императорский флот стрелял по врагу снарядами, начиненными черным порохом. И они наносили ущерб, если попадали, конечно. В академии нам рассказывали.
   Для того чтобы понять происшедшее, мне понадобилась пара минут. У одного из шидов на себе была бомба из пороха и камней. Несколько их, черных от дыма, валялось на залитой кровью траве - по всей видимости, отскочили от бронежилетов американцев. Но бронежилеты не спасли десант. Шид привел в действие бомбу лежа, когда американцы подошли к нему. То ли хотели расспросить, то ли поиздеваться над раненным - за амерами такое водится. Взрывом десантникам оторвало ноги, а камни ударили в незащищенные снизу животы. Десантники умерли мгновенно или же истекли кровью в считанные минуты. Про шида и говорить нечего, его раскидало на части. Кишками и остатками внутренностей было заляпана вся трава вокруг. Хорошо, что я оставил Ноэль у леса!
   Внезапно я заметил кровавый след, который тянулся вверх по склону по направлению к боту. Один из амеров уцелел? Я сунул игольник в кобуру и побежал вверх.
   ...Десантник лежал ничком на краю плоской вершины. Ему, как и другим, перебило ноги, но он успел привести в действие встроенные в штанины жгуты, которые пережали артерии и не дали ему истечь кровью. Он даже обрезал остатки штанин, державшие оторванные ноги - видимо мешали ползти. На остатки его конечностей я наткнулся на пути к вершине. Однако кровь из раны на животе продолжала течь, и на вершине он потерял сознание.
   Я откинул визор, перевернул тяжелое тело, и быстро осмотрел раны. Бесполезно... Десантник простонал и открыл глаза. Мы встретились взглядами. Негр. Правда, сейчас некогда черное лицо было серым. Потеря крови, боль... Черты лица раненого внезапно показались мне знакомыми. Из памяти всплыла картинка. Хигс? Что он тут делает?
   - Русский, - слабым голосом сказал раненый. - Я знал, что ты придешь.
   - Зачем вы на Зоэ? - спросил я.
   - Хотели тебя убить. Десант не прощает обид... - он говорил тяжело, будто выталкивая из себя слова. - Но ты оказался хитрее. Прислал дикарей, которых снабдил бомбой.
   - Я вижу их в первый раз.
   - Не ври! Вы, святоши, лгуны.
   Я не стал спорить. Хочется ему так думать, пусть.
   - Ты можешь меня спасти? - спросил негр.
   Я покачал головой.
   - Не хочешь?
   - Камень ударил тебе в живот, разворотив брюшину. Кишки вывалились наружу, ты полз, разматывая их за собой. Будь рядом госпиталь, все равно бы не помогли. Вколоть обезболивающее?
   - Я колол, - сказал негр. - Но можно еще. Болит.
   Я вытащил из кармана разгрузки шприц-тюбик, сорвал обертку и ввел ему лекарство прямо через ткань куртки.
   - Подействовало, - сказал Хигс, спустя минуту. - Не болит. Я скоро умру?
   - Да! - кивнул я. - Хочешь исповедаться?
   - Тебя вроде разжаловали из попов.
   Уголки его посеревших губ тронула улыбка.
   - Я не смогу отпустить тебе грехи, - согласился я, - но принять твою исповедь вполне. Бог услышит, он милостив. Покайся! А я помолюсь за твою душу.
   - Не хочу! - сказал он. - Там ничего нет. Вы, святоши, все врете...
   Он не договорил. Взгляд его застыл, и нижняя челюсть поползла вниз. Я закрыл ему глаза и встал. Подумав, двинулся к боту. Тот услужливо открыл передо мной дверь. Американцы не ждали нападения и не включили защиту, чтобы не возиться блокировкой. Саперный дроид нашелся в углу. У амеров он входит в стандартное оснащение бота. Я коснулся ладонью сенсора, дроид моргнул светодиодами и загудел моторами. Сдвинулись шторки, закрывающие глазки камер и наружу выскочил экран оператора. Вот и славно. Американцы не ставят на вспомогательную технику защиту от несанкционированного использования - считают, что это не нужно. Единственное условие: дроид понимает только английскую речь.
   - Жду приказа! - прогудел механический голос.
   - Следуй за мной! - сказал я и пошел к выходу. Дроид, похожий на огромного жука, катился следом. Широкие колеса низкого давления не производили шума. Только шелест мотора слышался за спиной.
   - Выкопай могилу на четверых, - велел я снаружи. - Вон там.
   - Слушаюсь, сэр! - отрапортовал дроид и покатил в указанном направлении. Над его спиной поднялась и откинулась на рычагах круглая фреза. "Диаметр четыре фута, ширина два, - вспомнил я ТТХ техники. В академии нас заставляли учить. - Достаточно, чтобы выкопать траншею на оборонительной линии. Выброшенная земля образует бруствер высотою в два-два с половиной фута, чего хватает, чтобы защитить солдата практически любого роста от воздействия легкого оружия".
   Пока дроид рыл, я освободил трупы американцев от снаряжения, свалив все это в кучу у аппарели. Тем временем дроид закончил с могилой.
   - Собери и уложи в яму останки американских солдат, - велел я. - Другие тела не трогай.
   Дроид мигнул и занялся выполнением задачи. Не желая смотреть, как он собирает манипуляторами куски человеческих тел, а затем тащит их к яме, я забежал в бот и сел на место пилота. На то, чтобы привязать комп к новому оператору, понадобилось менее минуты. Тот запросил, обладаю ли я соответствующим правом, я подтвердил. На этом проверка кончилась. Американцы, порою, как дети; жаль, что эти детки бывают злыми. Покончив с привязкой, я открыл папку с записями наружных камер. К моему удивлению они велись. Это говорило, что погибшие прибыли не собственной инициативе - операция санкционирована сверху. Плохо. Проматывая куски, я быстро просмотрел последнюю запись. Она была четкой, со звуком. Происшедшее на холме стало ясно. Амеры в очередной раз наступили на любимые грабли. Они так долго и старательно культивировали миф о непобедимости своей армии, что сами в нее поверили. Презрение к противнику их подводило много раз. Их били в Корее, Вьетнаме, Ираке, Афганистане... Третьеразрядные, слабые страны выходили победителями в войне с могущественной державой мира. Но это не добавляло извилин в американские мозги. Да и шиды хороши. Кто, интересно, подсказал им мысль о живых бомбах? Надо иметь в виду...
   Выбравшись наружу, я обнаружил у аппарели Ноэль. Косясь на застывшего дроида, она копалась в куче оружия. Вот ведь, любопытная! Велел же ждать...
   - Оставь! - сказал я.
   Она выпрямилась и сердито глянула на меня, не выпуская при этом из рук винтовку.
   - Почему?
   - Ты не сможешь ей воспользоваться, - объяснил я. - Оружие привязано к владельцу.
   Я не врал. Очередная американская заморочка. Из винтовки может стрелять лишь тот, кого она опознает. Привязка осуществляется в стационарных условиях, как и перепрошивка в случае нужды. Очередной прихотливый изгиб американских мозгов. По их доктрине оружие солдата может попасть в руки врагу, поэтому нельзя позволить тому им воспользоваться. Зато, если в бою повредили твое оружие, заимствовать винтовку погибшего товарища не сможешь. Так что сдавайся в плен. А вот боевая техника у них защиты не имеет. Даже танк заводится простой кнопкой, после чего служит новому хозяину. И ведь служили! Танки, БМП и даже вертолеты...
   - Шидов убили издалека, - сказала Ноэль. - Я хочу, чтоб у меня было такое оружие.
   Шустрая! Разглядела, оценила... Мгновение я колебался. Ренийка хмурила брови. Не отстанет. Я глянул на кучу у аппарели. Среди стандартного, камуфлированного окраса, ярким пятном выделялась рыжая кожаная кобура. Ее вместе с ремнем я снял с тела негра. Та-ак...
   - Подожди меня здесь!
   Дроид убрал трупы десантников, не тронув останки смертника, поэтому пистолет я нашел легко. Он лежал в стороне, видимо, отброшенный взрывом. Я поднял оружие. "Кольт М1911", реплика, конечно. Титановое покрытие, деревянные щечки. Дорогое, коллекционное оружие и не табельное. Значит, привязки быть не должно. Я вытянул руку с "кольтом" к небу и нажал курок. Грохнул выстрел, пистолет ощутимо толкнул в ладонь. Исправен. Я вынул магазин, передернул затвор, втолкнул выпавший патрон обратно в обойму и вставил магазин в рукоять. Поднял вверх флажок предохранителя.
   Ноэль, получив "кольт", довольно заулыбалась.
   - Научишь меня с ним обращаться?
   - Обязательно! - сказал я, застегивая на ее талии пояс с кобурой. - Но ты дашь обещание не пользоваться им без разрешения.
   - Хорошо! - согласилась она, но мне показалось, неискренне.
   Я не стал заморачиваться по этому поводу - некогда. Подойдя к могиле, заглянул внутрь. Дроид сложил тела аккуратно, даже приставив к ним ноги. Видимо, соответствующая программа у него имелась. Лица покойных были прикрыты беретами. Я прочитал заупокойную молитву и отдал приказ дроиду. Тот выпустил ковш и стал засыпать могилу.
   - Это были твои друзья! - спросила подошедшая Ноэль.
   Я покачал головой.
   - А кто?
   - Они хотели меня убить.
   - И ты молился за них?!
   - Господь велел молиться за своих врагов. Они христиане.
   Ноэль фыркнула. В оазисе, маясь бездельем, я пересказал ей Евангелие и поведал основы христианства.
   - Мне не нравится твой Бог! - сказала она. - Как можно прощать врагов? Вспомни шидов. Ты сам их убивал!
   - Это разные вещи! - попытался объяснить я, но успеха не имел. Ноэль твердо держалась ветхозаветного правила: "Око за око, зуб за зуб". Он в полной мере соответствовал принципам местного язычества. Ветхий Завет является составной частью Библии, но христиане руководствуются Новым. В нем правила "око за око" нет. Как нам объясняли в академии, даже заповедь "не убий" не распространяется на врагов. Их убивать можно и нужно, но испытывая при этом ненависти. Как это можно сделать в войну, я так и не понял.
   Отрешившись от этих мыслей, я подошел к дроиду.
   - Похорони остальные тела! Вон там!
   - Как врагов, сэр? - спросил дроид.
   - Да, - подтвердил я.
   - Слушаюсь! - отозвался робот и покатил вниз. Ко мне подошла Ноэль.
   - С кем ты разговаривал?
   - С ним, - я указал на дроида.
   - Он живой?
   - Не совсем. Оживает, когда нужно владельцу.
   - Как шшух?
   Я кивнул. Шшух что-то вроде голема в местных преданиях. Приходилось читать. В Блантоне я приобрел несколько рукописей об местных обычаях и основах веры. Стоили они прилично, но следовало знать общество, в котором живешь. Рукописи я прочел. Что еще делать лекарю долгими тоскливыми вечерами? Свитки я оставил в доме. Если шиды сумели в него проникнуть, то наверняка сожгли...
   - Это что? - Ноэль указала на бот.
   - Корабль.
   - Он ходит по суше?
   - Летает в небе.
   - Значит, и ты?..
   - Да! - кивнул я. - Прилетел. Мой корабль там, - я указал рукой.
   - Ты здесь прячешься от врагов, - то ли спрашивая, то ли утверждая сказала Ноэль, - но они тебя нашли. Могли убить.
   - Не получилось бы, - возразил я. - Мы заметили бы их сверху и улетели.
   Я врал. Беспилотник обнаружил бы нас на подлете. Думаю, он успел это сделать. Не случись шидов, амеры подняли бы бот и нагнали нас в воздухе. Нам повезло, что им было не до нас.
   - Значит, я спасла тебе жизнь! - заключила Ноэль. - Ведь ты хотел ехать на стикуле.
   - Именно! - подтвердил я.
   - Значит, ты мне должен, - сделала вывод Ноэль.
   - Я подарил тебе пистолет.
   - Этого мало, - сказала Ноэль.
   - Чего ты хочешь?
   - Ты расскажешь мне о своей стране, - стала перечислять Ноэль. - И о себе. Научишь пользоваться вашими вещами. Если какая-то из них мне понравится, подаришь.
   - А губа не треснет? - спросил я.
   Она насупилась, затем опустила взгляд долу и стала ковырять землю носком сапога. Обиделась. Девочка она порывистая, сейчас кликнет дигу и улетит. Мне потом тащиться пешком? Можно, конечно, взять дроид. Но ехать на нем неудобно, и он вызовет нездоровое любопытство у аборигенов. К тому же аккумуляторы скоро сядут. Дроид не предназначен для долгой работы в автономном режиме, для него главное - мощь. Он привязан к боту, в котором есть реактор и возможность подзарядиться.
   - Расскажу и покажу, - пообещал я. - После. Сейчас у меня дела.
   Ноэль кивнула, и я вернулся в бот. Картинка, передаваемая с беспилотника, показывала, что других шидов в окрестностях нет. Там вообще никого не наблюдалось, даже зверья. Наверное, попряталось после взрыва. Я дал команду беспилотнику сесть, после чего вставил в приемник съемный кристалл памяти и включил копирование видеозаписей. Американские кристаллы памяти идентичны нашим, проблем не будет. Пока процесс шел, я поглядывал за тем, что происходит снаружи. Дроид вырыл могилу и теперь стаскивал в нее тела шидов. Делал он это без всякого бережения. Хватал трупы манипуляторами за ноги, тащил к яме и швырял их туда. Амеры... Даже здесь особую программу написали. Нэси у опушки настороженно следила за дроидом, порыкивая на него, когда тот приближался. Дроид не обращал на это внимания.
   Внезапно снаружи бахнул выстрел, затем - второй. Выскочив из кресла, я полетел к выходу.
   У аппарели на горе снаряжения сидела Ноэль. Вытянув руку с "кольтом", она палила в дроида. К счастью, мазала. Она сильно дергала спусковой крючок, отдача высоко подбрасывала ее руку вверх - калибр у "кольта" солидный, к тому же он тяжеловат для женской руки. Пули летели куда угодно, только не в цель. Подскочив, я вырвал "кольт" из руки Ноэль.
   - Мэтр! - обиделась она. - Твой шшух обижает Нэси.
   - Если ей не нравится дроид, пусть отлетит, - сказал я, извлекая из пистолета магазин. В нем сиротливо желтел последний патрон. Я достал его и сунул в карман. Затем подобрал и добавил к нему другой, извлеченный из казенника. Вставив магазин на место, вернул пистолет Ноэль. Подумав, вытащил из кармашка кобуры запасной магазин. С этой станется перезарядить.
   - Я разобралась в вашей магии, - похвасталась Ноэль, словно подслушав мои мысли. - Стала нажимать, дергать, и артефакт щелкнул. А как ты стреляешь, я видела.
   - Ты могла зацепить дигу, - сказал я.
   - Не! - покачала головой Ноэль. - Целилась в шшуха.
   Спорить с ней было бесполезно.
   - Идем! - сказал я.
   В боте я усадил ее в кресло и принес планшет, обнаруженный мной в одном из шкафчиков десантников. Память девайса была набита фильмами. Обычное дело для долгого полета, когда развлечений мало. Пробежав глазами по списку "мувиз", я выбрал подходящее название. "Я дождалась своего викинга". Историческая мелодрама в средневековом антураже - сойдет. Я сунул Ноэль в ухо беспроводной наушник. Английского она не знает, так хоть музыку послушает.
   - Держи! - я сунул ей в руки планшет. - Сейчас будут живые картинки.
   Ноэль довольно кивнула и схватила девайс. Кино она любит, я показывал ей в оазисе. Правда, потом меня доставали требованиями пояснить. Надеюсь, в этот раз обойдется. Американские мелодрамы примитивные...
   Комп завершил копирование, я сунул накопитель в карман и вышел из бота. Подобрал и занес внутрь приземлившийся беспилотник, затем перетаскал снаряжение. Выбрал из груды бронежилет, который меньше покарябало камнями. Подарю Ноэль, ей понравится. Девочка считает себя воительницей, пусть радуется. Поверх порванного верха можно нашить другой. Бархатный там, с боюликами... Второй жилет я взял в качестве мишени. Заодно девочка увидит, что это за вещь.
   Подкатил закончивший работу дроид. Я загнал его на прежнее место и отключил. Затем сгрузил в армейскую сумку отобранное снаряжение. Туда полетели и пачки с патронами для "кольта". У Хигса их оказалось на небольшую войну. Все. Пора выдвигаться к своему боту. Я подошел к Ноэль. Она, не отрываясь, смотрела на экран планшета. Я глянул через ее плечо. На экране здоровенный викинг в рогатом шлем, приспустив портки, с энтузиазмом пялил разложенную на столе девицу. Ее юбки были задраны до шеи, ноги покоились на плечах викинга, а полные груди заманчиво прыгали в такт ритмичным толчкам. Звуковое сопровождение там, конечно, соответствующее. Идиот! Трудно было догадаться, какие фильмы в планшете солдата?
  Я выхватил планшет из рук Ноэль.
   - Отдай! - крикнула она.
   - Тебе рано на это смотреть.
   - Я взрослая!
   - Ты девушка. Вот выйдешь замуж, тогда и посмотришь.
   - Можно подумать, я об этом не знаю! - насупилась Ноэль. - Мне бабушка рассказывала. И даже учила, как делать.
   - Зачем?
   - Чтобы понравиться мужу. Только я не хочу замуж. Выдадут за какого-нибудь козла, вроде маминого Амея, - она вздохнула. - Дай досмотреть!
   - Невинным девушкам противопоказано, - непреклонно сказал я и выключил планшет. После чего извлек из уха Ноэль горошину наушника. - Зато я дам тебе пострелять вволю.
   - Ха! - воскликнула Ноэль, вздернув к небу кулак. Удивительно, но и в этом мире есть такой жест.
   Мы вышли из бота, и я нажал кнопку на пульте. Аппарель поползла вверх и закрыла вход. Через десять минут включится защита. Оружие бота я блокировал, оставил лишь инфразвуковой излучатель. Человек или животное, подойдя к боту, испытают панический страх. На моем боте стоит похожий. Но он не включится, если подойду я. Сканер прочтет данные вживленного в мое тело чипа и не активирует защиту. Аналогично и с американским ботом: теперь я для него свой. Остальные чужие, в том числе и Ноэль. Прописать ее, как свою, невозможно - в теле нет чипа.
   К моему боту мы добрались в считанные минуты. Комп опознал меня и уже на подлете опустил аппарель. Мы сняли сумки со спины Нэси и отпустили ее охотиться. Заниматься ужином было долго, и я вынес из бота два саморазогревающихся армейских пайка. Ноэль глянула недоверчиво, но, распробовав гречневую кашу с мясом, стрескала ее в один миг. Газировка на мяте ее впечатлила еще более, а мороженое, найденное мной в морозилке, и вовсе привело в восторг. Она даже пальцы облизала.
   - У тебя есть еще этот сладкий лед?
   - Последний, - развел я руками. - Но его легко сделать самому. Нужны молоко, сливки, масло и мед. Ну, и ледник, конечно.
   - Научишь меня? - загорелась Ноэль.
   Я кивнул.
   - Здесь мы молока не найдем, но когда вернемся... Этот лед можно продавать и хорошо заработать!
   "Хозяйственная! - подумал я. - Впрочем... Почему бы и нет? Хоть какую-то память оставлю на Зоэ. "Лед мэтра Гро". Неплохо..."
   Меня ждала работа, и я быстро показал Ноэль, как обращаться с "кольтом". Заставил несколько раз повторить и научил, как использовать для прицеливания обе руки. Оставив ее расстреливать американский бронежилет, я зашел в бот, где под аккомпанемент пальбы, набил в компе сообщение на базу. Зашифровав, я приложил к нему позаимствованное у амеров видео, и отправил в космос. Через несколько дней сигнал достигнет буя, выброшенного в галактике, где земляне добывают руду. Со временем мимо пройдет корабль "укурков", буй свяжется с ним и сбросит сообщение. Его доставят на Реджин, где расшифруют. В штабе поймут, что у меня ЧП и примут меры. Если, конечно, вспомнят незадачливого капеллана. Сколько времени уйдет на доставку сообщения, организацию спасательной экспедиции и ее прибытие на орбиту Зоэ? Месяца два-три в лучшем случае. Американцы, потеряв связь с высланной группой, могут успеть быстрее. Что тогда? Найти меня на планете трудно, но возможно. После чего придется вступить в войну, в которой у меня нет никаких шансов...
   Я отогнал эту мысль. Господь милостив. Он помог мне, выведя шидов на американцев, из-за чего те уничтожили друг друга. Поможет и впредь, если не буду сидеть, сложа руки. Первое, чем надо озаботиться, - разведка. Необходимо знать, что творится в Мерсии. Найти место, где можно переждать. Одно такое, кажется, знаю.
   Я вышел наружу. Ноэль, довольная, сидела на камне, положив на колени "кольт". Рядом блестящим ковриком усеивали траву гильзы. Надеюсь, она расстреляла все патроны.
   - Я научилась попадать, мэтр! - похвасталась Ноэль, вставая с камня. - Идемте, покажу!
   Мы подошли к исклеванному бронежилету. Тяжелые пули "кольта" оставили на пластинах вмятины, но не пробили металлопластовую броню.
   - Видишь! - сказал я Ноэль. - Даже пули не взяли. Про копье, меч или арбалет и слов нет. Носи жилет в случае опасности!
   - Спасибо, мэтр! - поклонилась она. - Мы собираемся на войну?
   - Нет. Я отправляюсь в Крип.
   - А я?
   - Назад в Муг.
   - Хочу с тобой! - насупилась она.
   - Если мы прилетим в Крип на диге, нас примут за шпионов. Арестуют и казнят.
   - Пусть попробуют! - Ноэль вытащила из кобуры "кольт". - А мало будет, так у меня еще есть. Вот! - она вытащила из сумки гранату. Американскую, в форме яйца.
   - Дай! - я подскочил и вырвал гранату. - Ты хоть знаешь, что это такое?!
   - Огненный камень, - ответила Ноэль. - Ты бросал их в шидов.
   - Ими нужно уметь пользоваться, - сказал я, ощущая, как колотится сердце в груди. - Иначе можно взорвать себя. Видела, что стало с шидом?
   - Ничего сложного, - пожала плечами Ноэль. - Нужно прижать эту полоску рукой, вырвать колечко и бросить во врагов.
   - Откуда знаешь? - изумился я.
   - Ты показывал мне живые картинки в оазисе. Там было.
   Я впал в ступор. В планшете у меня есть фильмы про войну. Но я не помню, чтобы показывал их Ноэль. Сама нашла? Взяла планшет, когда я спал? Эта может.
   - Есть еще гранаты?
   - Да.
   - Давай!
   Ноэль сделала обиженный вид, но я не поддался. Она со вздохом вытащила из сумки два цилиндра. Одна из гранат оказалась фугасной, другая - с газом, судя по маркировке - со слезоточивым. Я рассовал их по карманам.
   - Это не игрушки. Обращение с гранатами требует осторожности.
   - Я не маленькая девочка, - буркнула Ноэль, - и не собиралась их бросать сама. Спросила бы, ты показал. Я только хотела сказать: кого бояться? В Муге ты прогнал пиратов, в Ремсе сжег шидов. Кто устоит против нас?
   "Амеры тоже так считали, - подумал я. - В результате лежат в земле".
   - Я лечу Крип на разведку, а не войну. Это портовый город, от него недалеко до Блантона. Новости из столицы попадают в Крип быстро. Я жил там некоторое время. Меня там помнят как мэтра Капа.
   - Почему Капа? - заинтересовалась Ноэль.
   - Сокращенное от Капитон. Это мое настоящее имя.
   - Гро лучше, - подумав, заключила Ноэль.
   - Поэтому я и сменил имя. В Крипе возьму старое.
   "И пусть в Мерсии ищут Гро", - добавил я про себя.
   - Я пригожусь вам, мэтр! - умоляюще сказала Ноэль. - Я умею лечить раны, знаю травы - бабушка учила. Вам ведь нужна помощница? Мы полетим ночью. Возле Крипа отпустим Нэси. Она будет неподалеку, и, если понадобится, я ее призову.
   - Дига станет воровать овец из стад крестьян, а те пожалуются правителю. Тот заинтересуется.
   - Я куплю ей отару и заплачу пастуху. Он будет молчать. Нэси послушная.
   Насчет этого у меня были сомнения, но я оставил их при себе. Ноэль смотрела на меня как девочка, выпрашивающая конфету.
   - Зачем тебе в Крип?
   - В Муге скучно, - вздохнула Ноэль. - К тому же там муж матери, а я его не люблю.
   - Ладно, - согласился я.
   - Мэтр!
   Ноэль бросилась мне на шею.
   - Но-но! - сказал я. - Не забывай, что ты помощница лекаря, а не его возлюбленная. В Крипе я жил под личиной старика. Станешь виснуть на шее, люди подумают невесть что.
   - Как скажете, мэтр!
   - И скажу! - сварливо пробурчал я. - Для начала надо почистить пистолет...
  
   12.
  
   Толстяк Пако рубил мясо. Огромный секач в его руке порхал бабочкой, то взмывая, то опускаясь на тушу стикуля, разложенную на огромной колоде. Глухие, чмокающие удары сыпались сплошной дробью, как будто Пако колотил палкой по набитому влажной землей мешку. Я поневоле залюбовался. Замершая рядом Ноэль тоже глядела во все глаза.
   Пако завершил священнодействие, воткнул в колоду секач и стал разбрасывать нарубленные куски по выставленным у колоды медным тазам. Его толстые, перепачканные в крови руки так и мелькали. Куски сыпались в тазы будто с ленты конвейера.
   - Нравится? - спросил я Ноэль.
   Она кивнула.
   - Это ты еще не пробовала его стряпню!
   Заслышав голоса, Пако обернулся. Его маленькие, кабаньи глазки мгновение всматривались в непрошенных гостей, затем он всплеснул руками и рванулся к нам.
   - Мэтр Кап!
   Он раскинул руки для объятия.
   - Но-но! - сказал я, делая шаг назад.
   - Простите, мэтр! - смутился Пако и спрятал испачканные руки под заляпанный кровью фартук. - Не удержался. Дня не было, чтоб вас не вспоминал.
   - Нога? - уточнил я.
   - Опять язва вылезла, - вздохнул Пако.
   - Худеть надо! Я же объяснял.
   - Ну, вы и скажете, мэтр! - лицо Пако выражало искреннюю обиду. - Как можно?
   Я вздохнул. В мире, где голод является постоянным спутником многих людей, объяснить человеку, что жрать вредно, практически невозможно. Пако в свое время наголодался и теперь восполнял упущенное. Для него много вкусной еды - счастье. Как можно от такого отказаться?
   - Хорошо! - кивнул я. - Разберемся.
   Пако просиял. Его взгляд пал на сумки у наших ног.
   - Вы надолго к нам, мэтр?
   - По обстоятельствам, - туманно сказал я. - Но несколько дней пробуду. Мои комнаты свободны?
   - Как раз вчера купец Скрир съехал, - улыбнулся Пако. - А новые постояльцы не объявились. Не каждый может платить золотой в день. Королевские покои! Но для вас, мэтр, конечно, бесплатно, - быстро добавил он. - Как и все остальное. Девушке - тоже! Это ваша жена, мэтр?
   - Помощница, - возразил я. - Стар я в мужья этой красавице. Ее зовут Ноэль. Хорошо разбирается в травах. Она будет спать в отдельной комнате.
   - Как скажете, мэтр! - кивнул Пако, но по его глазам я понял, что насчет отдельной комнаты он не поверил. Ну, и бог с ним!
   - Эй, бездельники! - повернулся Пако к столпившейся на крыльце прислуге. - Вы, что, не видите, кто к нам приехал? Живо устроить мэтра и его помощницу!
   Подбежавшие мальчишки-слуги схватили наши сумки и, пыхтя, потащили их в таверну. Мы двинулись следом. Пако топал рядом.
   - Обед через час, - сказал Пако, когда мы зашли внутрь. - Я приготовлю ваши любимые ребрышки в подливе. Есть рыба утреннего вылова. Сварить уху?
   Последнее слово он произнес с запинкой. Подзабыл. Уху в его трактире ел только я. Остальные гости предпочитали рыбу жареной.
   - Вари! - сказал я. - И вообще тащи все, что приготовишь. Мы дико проголодались.
   - Будет! - счастливо улыбнулся Пако. Трактирщик любил не только поесть сам, но кормить гостей. Причем, делал это с искренним удовольствием. Ему нравилось смотреть, как гости едят. - Отдыхайте, мэтр! Я распоряжусь насчет ванной!
   Следуя за носильщиками, мы поднялись по лестнице, прошли коридором и, ведомые слугами, шагнули в открытую дверь. "Королевские" покои представляли собой номер из трех комнат: большой "залы" и двух маленьких. Последние предназначались для прислуги. В центре "залы" стояла большая кровать под балдахином. Еще здесь имелся стол и стулья. В остальных комнатах, как и в обеденном зале, стоят лавки. Стулья дороги, да и сам номер из трех комнат - роскошь по местным понятиям. За серебряк можно снять отдельную комнату, а это в разы дешевле.
   Мальчишки сгрузили наши сумки на пол и убежали. Мы не успели присесть, как дюжий слуга вволок в "залу" широкую низкую бочку с приделанной к ее краю полочкой. Явившаяся следом молоденькая служанка поставила у бочки скамеечку и застелила внутри простыней. Сняв с плеча полотенца, она развесила их на спинках стульев. После чего поклонилась нам.
   - Все хорошеешь, Фрида! - подмигнул я. - Нашла мужа?
   - Никто не берет бедную девушку, - жеманно вздохнула Фрида. - Коплю на приданное. Хорошо, добрые люди помогают.
   Она стрельнула в меня глазами.
   - Иди! - рявкнула на нее Ноэль. - Нечего тут торчать!
   Фрида фыркнула и, виляя задом, пошла к двери.
   - Шлюха! - плюнула Ноэль, когда дверь за служанкой закрылась.
   - Не все богаты с рождения, - примирительно сказал я. - Она не единственная, кто так зарабатывает.
   - Вижу, что ты здесь не скучал, - съязвила Ноэль.
   - Будь щедрым, и люди к тебе потянутся, - наставительно сказал я.
   Ноэль вспыхнула, но сказать не успела. Открылась дверь, и знакомый дюжий слуга внес в комнату два огромных деревянных ведра с горячей водой. Следом мальчишки тащили еще два с холодной. Поставив ведра на пол, они уставились на Ноэль. Слуга вылил воду в бочку и, попробовав ее пальцем, поклонился.
   - Мойтесь, мэтр! Вода - как парное молоко.
   - Спасибо, Гуг! - я протянул ему серебряную монету.
   - Только не говорите хозяину! - попросил слуга, пряча монету за щекой. - Рассердится.
   - Заметано! - кивнул я.
   Гуг ощерился и, толкая мальчишек в спины, вышел. Ноэль закрыла за ними дверь, заперев ее на засов, и стала сбрасывать с себя одежду. Спустя минуту она влезла в бочку и требовательно уставилась на меня.
   - Подай мыло!
   Я достал из сумки флакончик с жидким мылом и поставил на полочку. После чего подхватил сумки и потащил их в маленькую спальню. Груз оттягивал руки. Хорошо, что в деревне, у которой мы высадились, нашлась повозка, чтобы отвезти нас в Крип. А то я уже пал духом и собирался часть груза зарыть. Боеприпасами мы загрузился от души: прошедшие события показали, что они имеют свойство быстро заканчиваться. И хотел бы жить тихо, да война находит меня.
   В спальне я сунул сумку с оружием под кровать, из другой извлек и разложил на лавке белье и одежду. С прошлого посещения Крипа у меня остался балахон лекаря, в нем и буду ходить. И на род занятий указывает, и не так жарко. Прихватив чистые трусы, я вышел в "залу".
   Ноэль уже выбралась из бочки. Она бродила по комнате, в чем мать родила, напевая что-то веселое, и мотая головой. Длинные, мокрые волосы звучно шлепали ее по спине.
   - Оденься! - покачал головой я.
   - Вот еще! - фыркнула она. - Как хочу, так и хожу. Фриде, наверное, так не говорил?
   - Она служанка, а ты дочь короля.
   - Подумаешь! - Ноэль с вызовом уперла руки в бока.
   Я решил не связываться. Повесил чистые трусы на спинку стула и стал стаскивать с себя одежду. Ноэль наблюдала за мной с интересом.
   - Отвернись!
   Она показала язык.
   - Бесстыжая! Вот расскажу матери!
   - И что? - заинтересовалась Ноэль.
   - Она тебя отшлепает.
   - Меня?!
   Ноэль засмеялась. Я вздохнул, стащил с себя трусы и полез в бочку. Вода уже слегка остыла, но мыться можно. Я окунулся с головой, и поискал глазами флакон с мылом. Его не было.
   - Сиди тихо!
   Возникшая сбоку красивая ручка плеснула себе в ладонь мыла из флакона и стала растирать его на моих волосах. Ловкие пальчики массировали мне кожу голову. Мне стало приятно, и я закрыл глаза. Покончив с намыливанием, Ноэль ополоснула мне голову, после чего потребовала встать и занялась телом. Я не возражал, послушно подчиняясь ее командам. Только когда она полезла в промежность, шлепнул по шаловливой ручке.
   - Гро! - обиделась она.
   - Девственницам воспрещается! - наставительно сказал я и ухнул в воду.
   Выбравшись из бочки, я растерся полотенцем и натянул трусы. Ноэль продолжала пялиться, и я повернулся к ней спиной.
   - Сядь! - теплая ладошка легла мне на плечо. - Я расчешу тебе волосы. Сними личину!
   Я подчинился. Несколько минут Ноэль сосредоточенно орудовала гребешком. После чего отошла на пару шагов и оценивающе посмотрела на меня.
   - Красиво! - заключила она и хихикнула. - Кудряшки, как у овцы.
   Я немедленно вернул себе облик старца.
   - Гро! - обиделась она. - Я не досмотрела.
   - В другой раз, - сказал я.
   - От Фриды, наверное, не прятался!
   - Она не знает, что я молод, как и все люди в этом городе. Я никому не позволял прикасаться к себе. Облик можно скрыть под личиной, но тело останется. Ощупью сразу поймешь, что человек молодой.
   - Хочешь сказать, что с Фридой у тебя ничего не было?
   Я кивнул. Ноэль заулыбалась.
   - Расчеши меня!
   Мы поменялись местами. Костяной гребешок легко скользил по ее влажным, прямым волосам. От них пахло травами и чем-то одурманяще сладким. Странно, совсем не похоже на запах мыла. Расчесав Ноэль, я мгновение думал, что делать дальше. Косы плести я не умею, делать прически - тоже. Подумав, я принес из комнаты узкую, разноцветную ленточку, сохранившуюся в кармане военной куртки после какого-то праздника еще на Реджине. Ленточкой была перевязана коробка конфет. На Зоэ я обнаружил ее в кармане и хотел выбросить, но потом оставил - на память.
   - Вот! - я собрал волосы Ноэль в конский хвост и завязал его бантиком. Он вскочила и побежала к зеркалу. В номере оно имелось. Дорогая вещь...
   Пока Ноэль крутилась перед зеркалом, я оделся и требовательно посмотрел на спутницу.
   - Сейчас, мэтр! - кивнула она и потащила свою сумку в другую спальню. Явилась она, действительно, скоро. На ней было простое, длинное платье красного шелка. Надо же!
   - Ты носишь платья?
   - Оно подходит к твоей ленточке, - объяснила Ноэль.
   Мы спустились в обеденный зал. Несмотря на неурочное время, он был полон. Завидев нас, гости встали и загомонили:
   - Доброго здоровья, мэтр!
   - Кто это? - удивилась Ноэль.
   - Пациенты, - сказал я и пояснил в ответ на недоуменный взгляд. - Больные.
   К нам подскочил Пако.
   - Прошу вас, мэтр!
   Трактирщик отвел нас в укромный уголок за перегородкой, где обедала чистая публика, и убежал. Мы сели.
   - Как эти люди узнали, что ты в городе? - спросила Ноэль.
   - Пако оповестил. Он отказался брать с нас плату, почему? Пока я здесь, больные будут сидеть в трактире, заказывать еду, питье, к тому же Пако поднимет цены. Он заработает вдвое, если не втрое больше, чем получил бы за покои.
   - Жулик! - сказала Ноэль.
   Я пожал плечами. Бизнес. Ничего предосудительного в поведении Пако нет. Мне это тоже выгодно. Пациенты любят болтать, и я узнаю от них все, что планировал. Дальше - по обстоятельствам.
   Подбежавшие служанки накрыли стол, и мы набросились на еду. Пако не подвел. Нежнейшая уха, щедро сдобренная зеленью, томленые ребрышки, сочащийся слезой сыр, свежеиспеченный, ноздреватый хлеб... Я уписывал угощение за обе щеки, Ноэль не отставала. Трактирщик наш, хоть и жулик, но готовит, как бог. На Земле он был бы миллионером. Такая кухня сделал бы честь лучшему ресторану.
   Пако возник, едва мы отвалились от стола. Выглядел он смущенно.
   - Мэтр?..
   - Тебя приму первым, - успокоил я.
   - Я не о том... - он теребил фартук. - Я послал Куку и Дая оповестить больных, но не думал, что они станут болтать направо и налево. Мальчишки клянутся, что само так вышло...
   - Короче! - перебил я.
   - Во дворе...
   Я встал и вышел на крыльцо. На мгновение мне стало плохо. Во дворе волновалась толпа - человек сто, не меньше. Люди стояли плечом к плечу. Завидев меня, они загомонили:
   - Мэтр! Мэтр!..
   Я поднял руку, толпа утихла.
   - Есть с больными детьми?
   Вперед протолкались четыре женщины с орущими младенцами на руках. Еще двое вели малышей за ручки.
   - Теперь тех, кому совсем плохо!
   Из расступившейся толпы вынесли троих. Еще одного тащили под руки. Ноги у него заплетались.
   - Остальных приму завтра - в порядке очереди. Вот она, - я ткнул пальцем в Ноэль, - сейчас составит список и распределит по дням. И не волнуйтесь! Вылечу всех!
   Толпа радостно загомонила. Ноэль убежала, но вскоре вернулась с дощечкой и угольком в руках. Судя по виду, дощечка служила Пако в качестве разделочной. Сам трактирщик явился следом.
   - Вынеси во двор стол и лавки! - велел я. - Буду лечить здесь.
   - Но... - было начал он.
   - Тех, кто в зале, потом! Они не настолько больны, чтобы не подождать. Пусть выпьют, поедят, - я подмигнул Пако.
   - Понял, мэтр! - осклабился он и убежал. Спустя минуту слуги вытащили наружу стол и две лавки и поставили их под навесом. Правильно. Скоро полдень, на улице жарко. Я сбежал с крыльца и сделал знак ближней женщине с младенцем.
   - Идем!
  
   ***
  
   Вино было скверным: кислило и горчило одновременно. Мерд мгновение колебался: выплюнуть или нет? В итоге проглотил. Пока слуга сбегает за другой бутылкой, пока принесет... К тому же новое может оказаться не лучше прежнего.
   "В портовом городе нет хорошего вина! - сердито думал Мерд. - Как такое может быть? Бездельники! Потроха стикуля! Надо приказать, чтоб поискали!"
  Подумав, Мерд решил, что не стоит. Вино-то найдут, но по какой цене? А он поистратился. В этом проклятом Крипе все так дорого! Уезжая из Блантона, Мерд не брал с собой много золота: зачем? Маг прокормится и так. В Крипе нет своего лекаря - захолустье. Хоть и порт, но городишко маленький. Это не столица где золотом выложены мостовые - не буквально, конечно. Но богатые люди в Крипе были, и они, естественно, нуждались в лечении. Мерд собирался неплохо заработать. Исполнит он поручение дядюшки Дуна или нет - не так важно. Этот таинственный Гро в Крипе может и не появиться. Зачем терять время зря? Он снимет сливки и уедет. Дун разослал магов по всем городам, кому-нибудь Гро попадется. Мерд очень надеялся, что не ему.
  Поначалу все шло так, как Мерд планировал. Он остановился в лучшей гостинице, снял просторный номер и велел хозяину оповестить в городе, что прибыл маг. В первый же день к его покоям выстроилась очередь. Мерд уже потирал руки, прикидывая выручку, как вдруг все сломалось. Больные в Крипе оказались неправильные. Они требовали немедленного излечения, или, на крайний случай, видимого результата сразу. Мерд был в шоке. Как такое возможно? Ни одна болезнь не лечится быстро. Больной должен посещать мага долго и исправно. И, разумеется, платить. А там как боги решат. Смилостивятся - получишь исцеление, не захотят - что сделаешь? К магу претензий быть не должно: он старался.
  Однако больные в Крипе оказались непонятливыми. Мерд пытался им объяснить, но получил в ответ: "Мэтр Кап исцелял сразу!". Какой Кап? Мерд точно знал, что мага с таким именем в Корпорации не имеется. Откуда он взялся? Как сумел так прославиться?
  Ответов Мерд не получил, как планируемой выручки. Больные перестали к нему ходить. Платить за комнаты в лучшей гостинице стало нечем, и Мерд съехал в бедную. Жить в ней было стыдно, но что сделаешь, если денег нет? Из Блантона не пришлют. Перед отъездом Мерд выгодно приобрел конфискованное у заговорщика имение. Благородного казнили, имущество передали в казну. Мерд подсуетился и скоренько выкупил. Пришлось, конечно, отсыпать дворцовым - и немало, но поместье того стоило. Пять тысяч хорхов земли, роскошный замок, лес, озеро, река. Родовое имущество, передаваемое из рук в руки - такое не продают. А тут случай! Упустить его было нельзя, Мерд и не упустил. На покупку ушли все сбережения, пришлось даже влезть в долги, но Мерд не жалел. Пусть он даже не успел побывать в своем имении - Дун приказал выехать немедленно - это не важно. В Крипе Мерд надеялся поправить дела и вернуться в столицу с кошельком, полным золота. А вышло...
  В дверь постучали, и в комнату скользнул трактирный слуга.
  - Господин? - слуга поклонился. - Вы велели сообщать, если в Крипе появится маг
  - Говори! - оживился Мерд.
  Слуга выразительно посмотрел на кошелек мага. Мерд вздохнул и вытащил серебряную монету. Слуга ловко поймал ее на лету и сунул за щеку.
  - Он в трактире толстяка Пако. Прибыл вчера. С ним женщина, как вы и говорили. Ренийка. Молодая, красивая.
  - Зовут как? - спросил Мерд.
  - Женщину? Ноэль.
  - Мага, дубина!
  - Мэтр Кап.
  - Отдавай деньги! Я ищу мага по имени Гро.
  Мерд шагнул к слуге. Тот отступил к дверям.
  - Погодите, мэтр! Я покрутился среди больных - их там много. Кап лечит их прямо во дворе. Так вот. Однажды ренийка назвала его "Гро". Маг шикнул на нее, и она поправилась, но я запомнил. Кап именно тот, кого вы ищете, - слуга сложил руки на груди и задрал подбородок. - Не мешало бы прибавить, мэтр! За сообразительность.
  - И без того много, - буркнул Мред.
  Слуга хмыкнул и повернулся к двери.
  - Погоди! - остановил его Мерд. - Этот Кап или Гро... Он сильный маг?
  - Да уж! Не то, что некоторые! - Кого слуга имел в виду под "некоторыми", красноречиво говорил его взгляд. - По два десятка больных за раз излечивает. Людей несут к нему на носилках, а обратно они идут сами.
  - Пошел вон, бездельник! - рявкнул Мерд.
  Слуга вышмыгнул за дверь. Оставшись в одиночестве, Мерд грязно выругался, но затем, успокоившись, полез в сумку. Серебряная флага с вином нашлась под одеждой. Мерд взболтнул ее, затем вытащил пробку и понюхал. Запах был прежним - сладким и пряным. Грап - лучшее вино Мерсии, настоянное на фрукте менгу. Он придает вину густой аромат, заодно маскируя вкус яда. Мерд усмехнулся, закрыл флягу и прицепил ее к поясу. Достал из сумки прозрачный пузырек с противоядием и сунул его кошелек. Так будет надежнее. Пузырек крохотный, можно потерять, а в нем - его жизнь.
  Только собравшись, Мерд вспомнил, что не спросил у слуги, где искать трактир Пако. Печалиться он не стал: Крип - город маленький, подскажут. Так и вышло. До нужного трактира оказалось недалеко. Мерд вышагивал по извилистой улице, важно неся перед собой огромный живот. Пусть чернь видит достойного человека. У него есть возможность вволю пить и есть. Нечета тощим беднякам.
  В трактире Пако было многолюдно. Все столики обеденного зала были заняты, посетители ели, пили и гомонили. На гостя не обратили внимания. Окинув зал взглядом и не обнаружив мага, Мерд поймал за плечо пробегавшего мимо мальчишку-слугу.
  - Где Кап?
  - Мэтр закончил прием, - недовольно сказал служка. - Приходите завтра.
  - Я не лечиться, - прорычал Мерд. - Не видишь, кто перед тобой? Веди к Капу.
  - Он ужинает в своих покоях и велел не беспокоить, - попробовал возразить мальчишка, но Мерд в ответ сильнее сжал его плечо. Мальчишка пискнул и послушно зашагал перед магом. Они поднялись на второй этаж и встали перед резной дверью.
  - Здесь! - шмыгнул носом мальчишка. - С вас медяк, господин!
  - Обойдешься!
  Мерд отшвырнул служку в сторону и толкнул дверь. Мальчишка не соврал. За столом в просторной комнате сидели старик в балахоне и красивая, смуглая женщина в красном платье. "Ренийка, - машинально отметил Мерд. - Слуга не соврал".
  Стол перед парочкой был уставлен блюдами и кувшинами. Увидев Мерда, лекарь с помощницей перестали есть и уставились на непрошенного гостя. Дружелюбия в их взорах не читалось.
  - Прошу простить, что помешал, - поклонился маг. - Меня зовут мэтр Мерд. Прослышал, что в Крипе появился знаменитый Кап и пришел познакомиться.
  - Садись, раз пришел, - хмыкнул лекарь.
  Не дожидаясь повторного приглашения, Мерд отодвинул стул и присел к столу.
  - Угощайся!
  - Я сыт, - покачал головой Мерд. - А вот вина выпью.
  Он цапнул кувшин и набулькал себе полный кубок. Поднес ко рту. Вино оказалось выдержанным, чуть терпким, с легкой кислинкой и ароматом фруктов. "Дорогое! - оценил Мерд. - Этот лекаришка себе ни в чем не отказывает". Он окинул взором блюда на столе. Их было много, и пахла снедь одуряюще. Мерд сглотнул слюну, но решил придерживаться рекомендованного дядюшкой поведения. Дун говорил, что противоядие вызывает тошноту и расстройство желудка. В таком случае лучше, если брюхо окажется пустым.
  Пока Мерд смаковал вино, хозяева отдавали дань ужину. Маг терпеливо ждал. Наконец, Кап отодвинул блюдо и взял кубок. Ренийка немедленно наполнила его из кувшина. Лекарь выпил.
  - Как вам местное вино? - спросил Мерд.
  - Неплохое, - кивнул лекарь.
  - Грап лучше, - сказал Мерд. - Приходилось пробовать?
  Лекарь покачал головой.
  - В захолустье его не найдешь, - презрительно хмыкнул Мерд. - Слишком дорогое для местных. Но у меня есть, - он снял с пояса фляжку и вытащил пробку. - Попробуйте, мэтр!
  Мерд наполнил кубок лекаря, затем плеснул себе. Положив фляжку на стол, он поднес кубок ко рту. Лекарь следил за ним, прищурив глаза. К своему кубку он даже не прикоснулся. "Осторожный! - понял Мерд. - Надо убедить".
  Не ощущая вкуса, он выпил и поставил пустой кубок на стол.
  - Замечательное вино, мэтр!
  Кап взял кубок и отпил. "Вот и все! - возликовал Мерд. - Теперь ты покойник!"
  - Слишком пряное, - сказал лекарь, ставя кубок на стол. - И зачем так настаивать?
  - Можно мне? - ренийка взяла его кубок.
  - Поставь! - прикрикнул на нее Кап. - В вине яд.
  Ренийка уставилась на него.
  - Мэтр пришел нас убить, - подтвердил лекарь.
  Девку словно вихрем вынесло из-за стола. Мерд не заметил, как в ее руке оказался кинжал, в следующий миг он ощутил острую сталь у своего горла.
  - Мэтр Кап! - испуганно завопил он. - Вы ошибаетесь! Я же пил вместе с вами!
  - Значит, есть противоядие, - сказал лекарь. - Ноэль, поищи!
  Мерзкая девка убрала кинжал от горла мага, но из руки его не выпустила. Споро охлопав вспотевшее тело гостя, она добралась до кошелька. Срезав его с пояса, вытряхнула содержимое на стол. Поверх жалкой кучки серебра лег крошечный пузырек.
  - Брось его мне! - попросил лекарь.
  Девка немедленно исполнила приказ. Кап ловко поймал пузырек. Мерд с ужасом увидел свое спасение в чужих руках. Лекарь вытащил пробку, понюхал содержимое пузырька и сморщился.
  - Ну, и запах! Хотя, если захочешь жить...
  - Это не то, о чем вы думаете! - заторопился Мерд. - Желудочные капли от газов. Ношу, чтобы не случилось конфуза. А то, знаете ли, бывает...
  - Дорогие капли? - сощурился лекарь.
  - Нет! - торопливо ответил Мерд. - Любая травница за серебряк сделает.
  - Тогда и жалеть нечего, - заключил Кап и выплеснул содержимое пузырька на пол.
  Мерд дернулся вскочить. В этот миг его оставили все устремления, кроме одного. Жить! Он слижет противоядие, пока лекарство не впиталось в доски... Не вышло. Кинжал вновь оказался у его горла, и Мерд стек обратно на стул. А Кап, усмехнувшись, накрыл темное пятно на полу подошвой сапога.
  - Убери кинжал, Ноэль. Мы с тобой были не правы в отношении гостя. Мэтр просто хотел нас угостить.
  Девка, ворча, спрятала кинжал и вернулась на свой стул.
  - Так что вы говорили о вкусе грапа, мэтр?
  Мерд не ответил. Он сидел, уставившись на сапог лекаря, под которым скрылась его будущее, и молчал. Все рухнуло. Он никогда не увидит выкупленное с такими хлопотами имение. Не войдет в свой дом, не отдаст распоряжение слугам... Жизнь кончилась - быстро и обидно. Мерд поднял взгляд. Лекарь смотрел на него насмешливо. "Он не боится, хотя пил грап, - внезапно сообразил Мерд. - У него есть противоядие". Надежда, было оставившая мага, ярким пламенем вспыхнула в его сердце.
  - В вине был яд, - хрипло выдавил он.
  Девка зашипела и выхватила кинжал. Кап успокоил ее жестом.
  - Продолжайте, мэтр!
  - Если я все расскажу, вы дадите мне противоядие?
  - Пожалуй, - кивнул лекарь. - Но если, действительно, все.
  Мерда прорвало. Пожалуй, никогда в своей жизни, он не говорил так искренне и честно. Внимательный взгляд синих глаз Капа словно поощрял его, и Мерд не останавливался. Он рассказал о поручении Дуна, о том, что тот выполнял приказ главы Корпорации, поведал, почему его отдали. Упомянул о выкупленном имении, пожаловался на непонятливых жителей Крипа. Мерд вспомнил бы и детство, если бы лекарь жестом не прервал этот поток.
  - Принеси из моей комнаты сумку с красным крестом! - велел он девке. - Антидот там.
  Девка фыркнула, но поручение выполнила. Лекарь извлек из сумки нечто крохотное, сорвал с него прозрачный колпачок, под которым оказалась игла, и ткнул ею себя в руку. Затем глянул на Мерда.
  - Одно условие. Ты покинешь Крип немедленно. В Блантон не заезжать, о том, что видел меня, не говорить. Отправляйся в свое имение и сиди там, как мышь в норке. Понял!
  - Клянусь богами, мэтр!
  Мерд затряс головой. Лекарь встал, подошел и воткнул иглу в пухлую руку отравителя. Мерд заметил, как пальцы Капа сжались, будто выдавливая что-то. Руку кольнуло, но боль тут же прошла.
  - Иди!
  Мерд вскочил, сгреб со стола монеты и побежал к двери.
  - Флягу забыл! - крикнули ему вслед, но маг этого уже не слышал.
  Кап пожал плечами и вернулся за стол.
  - Зачем ты его спас? - спросила Ноэль. - Пусть бы сдох!
  - Перед смертью он мог сказать, что отравили его мы. С него сталось бы. Подлый человечишко!
  - Как ты догадался про яд?
  - Глаза у него бегали. Слишком настойчиво предлагал свой грап. Вино оказалось пряным - так делают, когда хотят скрыть вкус яда. Классика жанра. У нас об этом книги написаны.
  Ноэль не поняла, что значит "классика", но спросить не решилась. Гро выглядел расстроенным.
  - Меня ищут, - сказал он после молчания. - Плохо.
  - Почему? - удивилась Ноэль. - Король хочет сделать тебя главой Корпорации.
  - Меня убьют прежде, чем я приступлю к обязанностям. Если добрались здесь...
  - Дядюшка защитит!
  - Кто он? - заинтересовался Гро.
  - Гливен. Шут короля.
  - Шут?
  - Это очень влиятельная должность при дворе. Шут всегда рядом с королем, ему дозволяется спорить с монархом и противоречить ему. К тому же Гливен сводный брат Этона. Бастард, родившийся от вдовы благородного. Он горбат, но очень умен. Гливену удалось стать правой рукой Этона. Ему подчиняется армия и городская стража. Он самый могущественный человек в Мерсии после короля.
  - Хм! - сказал Гро. - Ты не рассказывала.
  - Ты не спрашивал. Тебе не интересно.
  Ноэль насупилась. Гро погладил ее по руке.
  - В стране, откуда я родом, не принято выведывать у девушки, кто ее родственники. Это считается невежливым.
  Ноэль взяла его руку в свою.
  - Гливен звал меня в Блантон, но я не хотела ехать. Боялась, что меня выдадут замуж. А я не хочу, как мама, заниматься хозяйством и детьми, во всем подчиняясь мужу. Ты говорил, что у вас не так. Женщины самостоятельны, могут работать, не спрашивая позволения супруга. Замуж выходят по собственному выбору. Это правда?
  Лекарь кивнул.
  - Хочу того же. Только никто в Мерсии или Рении не женится на мне на таких условиях.
  - Как сказать, - пожал плечами Гро.
  - Поедем в Блантон вместе? - оживилась Ноэль.
  - Давай не будем спешить, - сказал Гро, высвобождая руку. - Кроме жирного слизняка, никто не знает, что мы здесь. А он будет молчать -напуган. Поживем пока здесь, далее будет видно.
  - Как скажете, мэтр! - вздохнула Ноэль.
  
   13.
  
   - Проходите, Пол! - сказал человек с невыразительным лицом. - Присаживайтесь.
   Генерал в форме военно-космических сил США пересек кабинет и опустился на стул у ажурного письменного стола со столешницей из толстого прозрачного стекла. Генералу приходилось видеть такие, и он знал, что прозрачным стекло кажется только со стороны посетителя. А вот для хозяина кабинета это цветной, интерактивный экран компа, которым он управляет движением рук. Поэтому на столешнице ничего и нет - ни офисного набора, ни даже бумажного листка. Дорогая вещь! Но для ведомства, где он находился, понятие "дорого" не существовало.
   - Вы, верно, недоумеваете, зачем я пригласил вас? - продолжил хозяин кабинета после того как гость устроился.
   - Так, сэр! - согласился генерал.
   - Тогда не будем затягивать! - человек с невыразительным лицом провел ладонью над столешницей.
   Стекла окон потемнели, и на стене за спиной хозяина кабинета вспыхнул огромный экран. Хозяин не стал оборачиваться к нему. То, на что сейчас смотрел генерал, он видел перед собой. И, судя по скучающему выражению лица, не в первый раз.
   А вот генерал прямо подался вперед. На экране четверо десантников в форме военно-космических сил США разбивали лагерь в дикой местности. Затем один из них, чернокожий, скрылся в лесу и вернулся с тушей подстреленного животного на плечах. По виду животное напоминало дикую козу. Качество записи было отличным, ее сопровождал звук, так что разговоры солдат были отменно слышны. Их содержание с головой выдавало цель появления десантников на дикой планете. Кадр сменился, теперь на экране солдаты готовились к бою. Четкие распоряжения чернокожего десантника, короткая перестрелка, солдаты встают и направляются к раненому противнику. Окружают его. Разговора не слышно - далеко, и тут - вспышка! Красный огонь в обрамлении черного дыма. Грохот, и на фоне огня изломанные силуэты солдат...
   Хозяин кабинета повел рукой, и экран потух. Стекла в окнах обрели прежнюю прозрачность, и осеннее солнце заполнило кабинет пентхауса.
   - Сэр! - попросил генерал. - А дальше?
   - Хорошо держитесь, Пол! - сказал его визави. - Думал, вам хватит и первой части. Что ж...
   Он сделал жест, и экран на стене вновь вспыхнул. Как и первый фильм, второй представлял собой смонтированную видеозапись, из которой убрали длинноты и второстепенные кадры, оставив основное. Генерал смотрел, не отрываясь. Фильм кончился, и в кабине вновь стало светло.
   - Что скажете? - спросил человек с невыразительным лицом.
   - Откуда у вас эта запись?
   - Перехватили сигнал с Зоэ. У моей конторы там спутники. Они отслеживают сигналы любой электронной аппаратуры, передающей с поверхности.
   - Не знал, - выдавил генерал.
   - Вы и не должны были знать, - холодным тоном сказал хозяин кабинета. - Это секретная операция, в ход которой вы вломились, как слон в посудную лавку. И все потому, что один генерал, забыв о долге, решил заняться кровной местью. В результате операция под угрозой. Это не считая гибели четверых военнослужащих США, в которой повинны вы.
   - Это была их личная инициатива.
   - Одобренная и санкционированная вами. Не отпирайтесь! У нас есть показания капитана Николса.
   - Сволочь! - сказал генерал. - Предатель!
   - Я бы не стал столько категорично осуждать честного и добропорядочного гражданина США, - сказал человек с невыразительным лицом. - Николсу показали эту запись и задали вопрос: что он выберет? Военный суд и 10 лет тюрьмы или успешная военная карьера при условии тесного сотрудничество с "СиАйЭй" ? Как благоразумный человек, он выбрал второе.
   Генерал промолчал.
   - Не хотите говорить? - спросил хозяин кабинета. - Тогда скажу я. Вы заигрались, Пол. Мне понятны чувства отца, но если быть объективным, ваш сын сам виновен в своей гибели. Разумеется, я не скажу это перед представителями прессы или на слушаниях в Сенате, однако вам - запросто. Додуматься обстрелять с флаера расположение роты русских! Он, что, не понимал, что те могут ответить? В результате мы нарвались на международный скандал. Госдепу пришлось спешно выстраивать линию защиты. Нам удалось объявить в межпланетный розыск этого бывшего капеллана, но результат оказался противоположным желаемому. Русские решили спрятать виновника в укромном месте. В качестве такого выбрали Зоэ. Планету, где мы проводим тайную операцию.
   - Зачем? - спросил генерал.
   - Представляю, что вы сейчас подумали, - усмехнулся хозяин кабинета. - Отдаленная, отсталая, никому не нужная планета. "СиАйЭй" некуда девать денег. Вы ошибаетесь. Это сейчас она не нужная, - он выделил интонацией слово "сейчас". - А что завтра? Никто не знает, что понадобится Америке и ее народу через несколько десятков лет. Хотя предсказать просто. Полезные ископаемые Земли исчерпаны. Воздух и воды отравлены. Необходимые для существования цивилизации ресурсы мы добываем на астероидах и других планетах. Вы это прекрасно знаете, поскольку охраняете от нападения караваны рудовозов. А что будет, когда ресурсы иссякнут в ближних галактиках? А здесь планета. Девственная, с превосходной атмосферой, чистейшей водой и нетронутыми запасами полезных ископаемых. Рано или поздно придет время, когда человечество обратит на Зоэ внимание. И тем, кто успеет первым, достанется самый жирный кусок. Поэтому мы и отправили на Зоэ агентов. Это отличные специалисты, лучшие из лучших. Они должны были подготовить местную цивилизацию к нашему приходу. Объединить карликовые королевства в одно могучее государство и привести в нем к власти дружественное правительство. Вы представляете масштаб задачи? И тут на Зоэ появляется русский, который прячется от мести американского генерала.
   Человек с незапоминающимся лицом побарабанил пальцами по столу.
   - Мы своевременно зафиксировали его появление на планете, а затем наши люди его нашли. Однако ликвидировать не стали.
   - Почему? - спросил генерал.
   - Из поведения русского стало ясно, что он не собирается нам мешать. Поселился в маленьком городке, жил тихо. Пил. По всему было видно, что единственной его целью является возвращение домой. Устранять было нецелесообразно. Сделай мы это, и русские учинили бы розыск. Они не поверили бы в случайную смерть. Головатый отменно подготовлен. Он выпускник Санкт-Петербургской военно-духовной академии. В совершенстве владеет стрелковым вооружением, водит боевые машины, развит физически. Русские почему-то учат своих священников этим вещам. Как духовное лицо, Головатый умеет располагать к себе людей, входить в доверие. К тому же он экстрасенс, очень одаренный. Его отец, Эрих Куглер, владеет процветающей клиникой пластической хирургии. Мультимиллионер. Ему не понравилась бы смерть сына, и он смог бы настоять на расследовании. У Куглера отменные связи. Я не буду перечислить имена политиков, которые пользуется его услугами, но можете поверить - они на слуху. Расследование вскрыло бы нашу операцию с вероятностью в сто процентов. В результате скандал межпланетного масштаба. Операцию пришлось бы свернуть. И это после стольких затрат! Поэтому мы оставили русского в покое. Через год-другой он покинул бы Зоэ, и забыл о ней. Но вмешались вы со своими десантниками...
   Генерал молчал.
   - Русский послал с планеты сигнал. Мы, как я говорил, перехватили его. В пакете была видеозапись, которую вы видели, и текстовое сообщение. Последнее зашифровано. Раскодировать не удалось. Но это не важно: и без того ясно, что это просьба о помощи. Сигнал с Зоэ идет долго, у русских нет маяков, транслирующих его. Однако, рано или поздно, сообщение они получат. Представляете, что будет потом?
   - Чего вы хотите от меня, сэр? - спросил генерал.
   - Сумели намусорить, сумейте подчистить за собой. Сообщение о происшествии на Зоэ русские должны получить от вас.
   - Сэр?
   - Именно, Пол! Скажем так. Ваш конвойный корабль случайно поймал сигнал. Поначалу ему не придали значения. Но затем кто-то просмотрел видеоматериал. Доложили вам. Вас возмутило самоуправство подчиненных. Какие бы горестные чувства не будила в вас смерть сына, организовать хладнокровное убийство предполагаемого виновника - это нонсенс для американского генерала. Вы добропорядочный гражданин, который верит в закон. Если суд признал за русским право на самооборону, нужно принять этот вердикт. К тому русский на Зоэ вел себя по-рыцарски. Похоронил убитых десантников, помолился за их грешные души. Вас это тронуло. Поэтому вы приносите извинения и предлагаете содействие...
   - При всем моем уважении, сэр!
   - Вы не дослушали меня, Пол! Понимаю, что вы хотите сказать, но советую не спешить. Боюсь, вы не понимаете ситуации, в которую попали. Полагаю, вы не боитесь суда. Рассчитываете, что он будет снисходителен к отцу, потерявшему сына. Только суда не будет. В этом кабинете вы получили доступ к секретной информации. Ее носители не доживают до суда. Не надейтесь, что ваша смерть вызовет скандал. Отнюдь. Экспертиза определит инфаркт. Причины понятны. Смерть сына, самоуправство подчиненных, которое привело к международному скандалу, судебный процесс... Генерал скрипнул зубами.
   - С вашего позволения я продолжу. Возможно, русские не поверят вам - они не страдают доверчивостью, но вы свяжете им руки. Им будет нечего возразить. Вы совершили ошибку и признались в ней. Как честный человек предложили помощь. Поднимать шум не в интересах русских. Отправив человека на запрещенную к освоению планету, они нарушили постановление ООН. Так что помощь примут. На орбиту Зоэ вы прибудете вместе. И там узнаете, что Головатый мертв.
   - Кто его убьет?
   - Мы.
   - Вы сказали: нецелесообразно.
   - Так было. Однако обстоятельства изменились. Пока русский сидел тихо, он не представлял опасности. Но его угораздило влезть в местный конфликт. Почему, неизвестно, но суть в другом. Русский применил современное оружие. Плазменные гранаты на Зоэ могут обратить в бегство войско. А теперь поставьте себя на месте тамошнего королька. На его территории появилось невиданное оружие, которое разом меняет соотношение сил на материке. Обладателя его будут искать, да что там! уже ищут. Головатому сделают предложение, от которого не отказываются. Ему дадут все, кроме короны, конечно. Кто он сейчас? Уволенный из армии офицер, капеллан, лишенный сана. Изгой. Вернувшись на Землю, он станет врачом в клинике отца, то есть рядовым гражданином. А тут такие возможности! Власть пьянит, вам ли этого не знать? С большой долей вероятности можно сказать, что русский предложение примет и постарается оправдать назначение. А вот это вступает в противоречие с нашим планом. Конкурент не нужен. Не знаю, сколько у русского оружия, но с вашей помощью его стало больше.
   Генерал насупился. Хозяин кабинета не обратил на это внимания.
  - Опасность даже не в нем. Запасы оружия конечны, а подвоза нет. Русский много знает. Он окончил военную академию. На местном уровне, он как генералы Грант, Эйзенхауэр и Паттон вместе взятые. Поэтому сумеет противостоять нападению дружественных нам сил. А вот этого допустить нельзя.
   - Нас не обвинят?..
   - С какой стати? Официально наших людей на Зоэ нет. Прилетали десантники, но они погибли. Есть видеоматериал, который это подтверждает. Из него, кстати, вытекает: на Зоэ опасно. А русский сам вышел из тени... Его смерть наступит от аутентичного Средневековью оружия, любой патологоанатом это подтвердит. Наше присутствие в экспедиции обеспечит объективность расследования. Скандала не будет. С орбиты вы улетите вместе, дело спишут в архив. Устраивает?
   - На таких условиях я согласен, сэр!
   - Замечательно! - хозяин кабинета хлопнул ладонью по столешнице. - В ближайшие дни вам передадут инструкции. Я вас не задерживаю.
   Генерал встал.
   - Один вопрос, сэр!
   - Задавайте! - разрешил хозяин кабинета.
   - Когда?
   - Как только узнаем, что русские получили сигнал. Спешить нельзя. Операция на Зоэ вступила в завершающую стадию. К тому времени, как вы прибудете на орбиту, материк должен быть наш. Или, как минимум, большая его часть. На это уйдет месяц, максимум два.
   - Спасибо, сэр!
   Генерал направился к двери.
   - Пол! - окликнул его хозяин кабинета.
   Генерал встал и обернулся.
   - Один политик как-то сказал: "Месть - блюдо, которое подают холодным". Это мудрые слова.
   Генерал кивнул и вышел.
  
   ***
  
   - Ступай, Дрох! - велел Шид.
   - Великий?..
   - Я под защитой Хамму. Отведи людей за холм. Проследи, чтобы они ничего не видели.
   - Повинуюсь, великий!
   Дрох склонился до земли и выбежал из пещеры. Снаружи послышалась команда. Шид подошел к выходу. Цепочка воинов сбежала по склону и направилась к недалекому холму. Шид проводил ее взглядом. Когда воины скрылись за гребнем холма, он вернулся в пещеру. Темнело. Стены уже различались с трудом. Шид набрал хворосту из притащенной воинами кучи, бросил его на старое пепелище и высек кресалом огонь. Сухие ветки занялись сразу. Шид сел на камень и стал ждать.
   Дрох, отведя воинов за холм, велел им разбить лагерь, а сам, крадучись, отправился обратно. На вершине холма он лег и уставился на зев пещеры. Тот был хорошо различим даже в сгустившихся сумерках. Отблески пламени, пылавшего внутри, подсвечивали вход, делая его заметным издалека. "Надеюсь, Хамму увидит, и прилетит, - думал Дрох. - А вот если нет..."
  Дела в братстве шли неважно, и Дрох, как никто другой понимал это. Поражение в Ремсе подорвало дух шидов. Проклятый маг! Какие демоны его принесли? Так просто уничтожить сотни братьев, метательные машины, запасы зелья... А что, если он не один такой? Братья хмурились и роптали. Показательная казнь трусов не помогла. Бездействие и отсутствие добычи разлагали войско. Каждый день в лагере не досчитывался по нескольку братьев. Дезертиров ловили и наказывали, однако поймать удавалось не всех. Будущее выглядело безрадостным. Рано или поздно к лагерю подойдет войско короля, и тогда всем конец. Щадить шидов не станут: слишком много крови на их руках. И не важно, чье войско явится по их души - Мерсии или Рении, результат один. Дрох все чаще задумывался об этом. Внутренний голос убеждал его бежать, захватив награбленное и преданных воинов. Найти селение на окраине степи, взять его во владение и тихо жить, наслаждаясь покоем. Он даже станет платить подать кому-нибудь из королей. Те только обрадуются и закроют глаза на прошлое чужаков. Тем более что Дрох не собирался о нем кому бы то ни было рассказывать. Пришел вооруженный отряд и обосновался на окраине. Власть короля признает, подать платит - чего ж еще?
  Одновременно Дрох понимал: не выйдет. Или Шид вышлет преданных ему братьев и в погоню, и те, настигнув, уничтожат малодушных; или же король не потерпит чужаков на своей земле и отправит войско. Куда бежать? За море? Корабельщик не захочет принять на борт отряд вооруженных мужчин. Потребует отдать мечи и запрет в трюме. А затем отвезет на рынок рабов... Уходить одному? До порта не доберешься. Королевские ищейки перекрыли дороги, пройти можно только с боем. Куда ни кинь, везде плохо. И зачем он поверил Шиду? Хамму оставил их...
  Прокатившийся над горной цепью странный звук, отрешил Дроха от грустных мыслей. Угловая, вытянутая тень, испускающая огонь, пронеслась над горами и, зависнув, опустилась на площадку перед пещерой. "Прилетел!" - возликовал Дрох и побежал к лагерю, чтобы сообщить подчиненным радостную весть.
  А тень, выпустив опоры, утвердилась нас скальном выступе и исторгла из себя человеческую фигуру. Уверенным шагом та направилась внутрь. Заслышав шаги, Шид вскочил с камня и насторожился. Разглядев гостя, он облегченно вздохнул и поклонился.
  - Приветствую тебя, Хамму!
  - Сегодня я за него! - ответил гость и снял шлем. Пепельного цвета волосы обрушились на его плечи и растеклись по ним, и стало видно, что это женщина - молодая и красивая. Она взяла шлем под мышку и встала перед Шидом.
  - Госпожа? А где Хамму?
  - Занят. В том числе благодаря тебе.
  - В чем я провинился перед повелителем?
  - Потом! - досадливо махнула рукой гостья. - Это твой человек лежал на вершине холма?
  - Дрох... - вздохнул Шид. - Хотел убедиться, что Хамму не оставил меня.
  - Тебя же предупреждали! Никто...
  - Достопочтенная! - поспешил Шид. - Вы не представляете, что творится у нас сейчас. После неудачи под Ремсом братья пали духом. Многие уже в открытую говорят, что Хамму оставил нас своей милостью. Число дезертиров растет, и даже мой верный Дрох смотрит в сторону...
  - И кто в этом виноват? - раздула ноздри гостья.
  - Маг. Мы не знали о нем.
  - А зачем твое войско пошло к Ремсу? Хамму велел через Ниш.
  Шид опустил голову.
  - Почему ты нарушил план?
  - У меня была договоренность с Кратом. Он обещал помощь. Его люди открыли братьям ворота.
  - После чего Крат сгорел вместе с твоими военачальниками.
  Шид промолчал.
  - Можешь не отвечать, - сказала гостья. - И без того ясно. Ниш - старая крепость, где нет никого, кроме солдат. А в Ремсе - тысячи жителей, трактиры, лавки, склады... Добыча. Вам зудело пограбить.
  - Ты не права, достопочтенная! - обиделся Шид. - Если не давать братьям денег и женщин, они не станут сражаться. Хамму сам говорил мне это.
  - А еще он велел безропотно выполнять его повеления. Приказ был четким - через Ниш. Если б ты подчинился, то получил бы Блантон. Там денег и женщин в десятки раз больше. Вас ждали. Мы год готовили этот поход. Подкупали знать, добывали зелье, находили и отправляли к вам королевских офицеров и создателей машин. И все провалилось. Королю стала известна измена Крата, и он учинил розыск. Заговор раскрыт, наших людей казнили. И все потому, что один проповедник решил, что он умнее бога. Он позабыл, чем обязан. Тому, кто нашел его - нищего, грязного и гонимого. Кто научил его и помог. Кто, наконец, дал ему золото и книгу Хамму. Ты, вроде, выдаешь ее за собственноручно написанную? Может, рассказать об этом твоим людям? Дроху, к примеру?
  Шид прижал руку к груди.
  - Достопочтенная!..
  - Это не все! - женщина ощерилась. - Мы научили тебя делать бомбы из людей. Ожидали, что это поможет тебе победить. И что? Твои ублюдки взорвали наших людей! Четверых! Один взрыв - и их нет. Зачем ты послал их?
  - Убить мага.
  - Наши люди не походили на него. Ничуть! Я думаю, Шид, мы зря тратили на тебя время и деньги. Ты не оправдал наших надежд. Поищем замену. А тебя...
  Женщина выхватила из ножен клинок с черным лезвием. Шид рухнул на колени.
  - Достопочтенная! Пощади!
  - Гребанный ублюдок! Слизняк!
  Носок ботинка ударил Шида в живот. Он вскрикнул и упал на бок.
  - Убью!
  Удары следовали один за другим. Шид скорчился, прижал руки к груди и только вскрикивал, когда ботинок находил особо болезненное место. Гостья обработала его со спины, затем, обойдя, добавила спереди. Сорвав злость, она спрятала клинок и села на камень. Шид осторожно развел пальцы и глянул одним глазом. Убедившись, что гроза миновала, он убрал руки от лица.
  - Слизняк!
  Женщина плюнула на пол. Шид, охая, встал четвереньки и слизал плевок.
  - Вставай!
  Шид подчинился.
  - Славь Хамму! Он повелел дать тебе шанс. В последний раз! - гостья ткнула в него пальцем.
  - Слушаю и повинуюсь! - поклонился Шид.
  - Идем!
  Гостья отвела его к флаеру и велела перетащить из него в пещеру несколько ящиков. Шид подчинился беспрекословно. Тело его болело, но он, сжав зубы, сдерживал стоны.
  - Это огненное зелье, - сказала женщина, достав из ящика продолговатый брусок. - Оно сильнее известного тебе в разы. Им вы обрушите стены Ниша. Подтащите ночью и взорвете.
  - Я не знаю как, - сказал Шид.
  - Научу. Слушай и запоминай!
  Обучение шло долго. Гостья заставила Шида зазубрить правила, затем потребовала продемонстрировать усвоенное. Каждый раз, когда Шид ошибался, она пинала его в зад. К концу обучения, тот немилосердно болел, но Шид терпел. Наконец, гостья решила, что наука усвоена, и направилась к флаеру. Шид поспешил следом.
  - Выступите через две седмицы, - сказала гостья. - После того, как возьмете Ниш, идите к Блантону, нигде не останавливаясь. Вздумаете отвлекаться на грабеж - испепелю. Ясно?
  - Да, достопочтенная!
  - Своим в лагере продемонстрируешь действие зелья. Возьми брусок и взорви что-нибудь. Или кого-нибудь - гостья хмыкнула. - Пусть воодушевятся. Пообещай им мешки золота и толпы женщин. Всего этого в Блантоне полно.
  - Сделаю! - поклонился Шид.
  - Отойди!
  Шид, ковыляя, убрался в пещеру. Гостья влезла в флаер и села в кресло пилота. То охватило ее ремнями. Комп закрыл дверь и, подчиняясь пилоту, включил двигатель. Спустя секунду флаер приподнялся над площадкой, убрал упоры и быстрой тенью скользнул в небо. Шид проводил его взглядом из глубины пещеры.
  Несмотря на избитое тело, он радовался. И даже не огненному зелью, привезенному гостьей. Ему найдут применение. Братья воодушевятся, увидев оружие, которое дал им Хамму. Шид взорвет дом, а после - человека. Кого, Шид уже знал. Дрох стал посматривать в сторону и потому опасен. К тому же это именно он отправлял людей убить мага. Нет Дроха - и рассказать некому.
  Но одно обстоятельство радовало Шида особенно. Демоница проговорилась. Слуги Хамму смертны. Как, возможно, и сам бог. Пусть демоница, бившая его, обещает золотые горы, Шид не настолько глуп, чтобы поверить. Взяв Блантон, он перестанет быть нужным. Поэтому Шид и бросил войско к Ремсу. В городе он мог закрепиться и выждать. Не вышло. Но сейчас демоны дали ему в руки оружие, которое можно использовать против самих хозяев. Ниш Шид возьмет. Только демоны не будут знать, сколько зелья использовано. Демоница сказала, что даже один ящик способен обрушить стену. Они в Нише ветхие. Ящиков демоница привезла пять. Она снабдила Шида запалами. Одни действуют от огненного шнура, другие - на расстоянии, от черной коробочки с пуговкой. Этот запал с коробочкой Шид прибережет. Зелье под стенами Ниша братья подожгут. При этом они погибнут, конечно. Зато наследуют Эрий...
  Шид ухмыльнулся. Он не верил в Эрий. Как и в другое, чему учил Хамму. Выросший в трущобах, Шид не верил никому. Зато умел заставить поверить других. Именно это выделило его среди других проповедников и привлекло внимание Хамму. Тот сам ему об этом сказал. Демоны вздумали использовать его, чтоб захватить Мерсию. Что ж, Шид не возражает. А вот что будет потом... Демоны считают: королевство достанется им. Шид думает иначе. Демоны сильны, но у них нет тысяч людей, готовых пойти на смерть. У Шида есть. Ранее это не имело значения, поскольку у демонов имелось оружие, способное испепелить войско. Они показывали его Шиду. Однако теперь оружие есть и у него. Главное, суметь им воспользоваться...
  Шид не выдержал и захохотал. Болело тело, отбитые легкие хрипели, но он продолжать смеяться. Что боль? В детстве его били не так. Но он выжил, как выживет и теперь. А вот другие умрут...
  
   14.
  
   - Мы нашли его! - выпалил Крим.
   - Кого? - удивился Глеф.
   - Мага.
   - Где?
   - В таверне толстяка Пако.
   - Знаю! - хмыкнул Глеф. - Этого лекаря зовут Кап. Он не Гро.
   - А вот и нет! - торжествующе возразил Крим. - Девка, которая ему помогает, назвала его "Гро". Тино слышал. Скажи, Тино!
   Здоровяк, маячивший за спиной Крима, кивнул.
   - И еще, - добавил Крим. - Девка носит на поясе кожаный футляр с каким-то артефактом. Из него торчит рукоять. Я помню, что у Гро в Ремсе были такие же.
   "Глазастый!" - подумал Глеф. Настрой Крима его не радовал. В Крип они пробились с трудом. В пути их четверка нарвалась на патруль. Это случилось в поле. Стража на стикулях вылетела из-за холма, бежать было поздно. Стражников было не так много - всего трое, но у них имелись копья и стикули, а также латы и шлемы. У шидов из оружия - только мечи. И тогда Свальф, десятник, велел им стоять на месте. Сам же высек огонь, поджег фитиль и побежал к патрулю. Крим, Глеф и Тино видели, как стражники окружили брата, и в этот момент грохнул взрыв. Когда дым рассеялся, на дороге уже никто не стоял. Валялись люди и стикули, слышались крики раненых животных. Братья рванулись вперед.
   Зелье порвало Свальфа в куски и убило двух стражников. Одного ранило, и тот сейчас отползал прочь. Братья добили его, как и животных. В кошельках стражников нашлось серебро, остальное они бросили. Мечи имелись свои, а латы и шлемы были приметными. Хоронить Свальфа не стали - не было времени. Следовало уносить ноги как можно скорее.
   В Крип они добрались через два дня и поселились у вдовы моряка. Ей они сказали, что сами беженцы из рыбацкого поселка, который сожгли шиды. Подробности братья знали: сами же этот поселок и жгли. Рыбаков захватили врасплох - никто не сбежал. Жителей, которые уцелели, отвели в лагерь на территорию Мерсии. Там они содержались, как рабы. Сбежать из лагеря невозможно, поэтому опасаться, что их опознают, не приходилось. Вдова поохала и, похоже, не поверила: на рыбаков шиды походили мало. Однако вслух сомневаться вдова не стала: братья заплатили вперед. Что воздух зря сотрясать? Рыбаки они или нет, а денежки - вот они! Платят - пусть живут.
  Пришлых в Крипе хватало, поэтому появление еще троих не вызвало внимания. В портовой город стекалось много людей. Здесь склады и корабли, которые нужно загружать и разгружать. Здесь всегда есть спрос на матросов. Путешествия по морю долгие, время от времени оно штормит: всегда кого-то смоет волной или приложит по темечку сорванным ветром рангоутом. В порт корабли порой приходили с третью команды. А ходить в море-то надо!
   Братья хозяйку не тревожили. Утром уходили, и день-деньской шатались по городу, якобы в поисках работы. К вдове возвращались только ночевать. В городе они заглядывали в таверны и лавки, забредали в порт. Везде спрашивали: слышал ли кто о маге Гро? И везде получали ответ: "Нет!"
   Глефа это вполне устраивало. После того, как погиб Свальф, он убедил себя, что задание невыполнимо. Без зелья они не справятся. В Крипе ему нравилась. Нет муштры, ежедневных молебнов, проповедей Шида. У Глефа они вызывали зевоту. Он не верил пророку, как и в существование Хамму. К шидам прибился из житейских соображений. Они кормили и одевали, позволяли грабить и насиловать. Чем не жизнь? В боях Глеф не геройствовал, держался сзади, поэтому из-под Ремса сбежал в числе первых. Вот и попал в оборот. Казнь миновала его, но последовал смертоубийственный приказ. Убить мага, который испепелил сотни шидов? Глеф понимал, что им не уцелеть. Однако выбора не было. Его включили в отряд, направленный в Крип. Город небольшой, поэтому Дрох решил, что четверых хватит. Им дали серебра, в пути добавились трофеи: жить было сытно. Глеф, который по смерти Свальфа принял на себя командование, ни в чем себе не отказывал. В тавернах заказывал лучшие блюда, требовал вина или пива, домой возвращался навеселе. Серебро, правда, кончалось, и Глеф стал подумывать, как улизнуть от братьев. Например, наняться в матросы. Не успел...
   - Мы не справимся, - сказал Глеф. - В Ремсе Гро убил сотни братьев, а нас всего трое. И зелья нет. Нужно послать вестника Шиду.
   - Пока принесут зелье, маг может сбежать, - возразил Крим. - Справимся! Маг лечит во дворе таверны, там много людей. Прикинемся хворыми, подберемся ближе и нападем. Так, Тино?
   Здоровяк кивнул.
   - Ты с нами или отказываешься?
   Взгляд Крима не предвещал доброго. "Убьет! - понял Глеф. - Одержимый..." Идти к Гро Глеф не хотел. Маг их испепелит. Если каким-то чудом удастся осуществить задуманное, конец тот же. Их растерзают горожане. Маг популярен в Криме, он вылечил сотни больных. Причем, бедных - бесплатно. В тавернах об этом много говорили. Горожане благословляли богов, приславших им Капа. За него молились. Однако отказаться было нельзя. Глефа зарежут прямо здесь. Вон, как смотрят!
   - Иду! - сказал Глеф.
   Они вытащили из мешков припрятанные мечи, сунули их под одежду. С ножом в городе ходить можно, он есть у каждого, а вот меч - это оружие. Любой стражник прицепится. Крим вытащил повязки с именем Хамму. Их полагалось повязать перед боем. Глеф сунул свою в сумку, мысленно выругавшись. Теперь точно не удастся сбежать. Шидов будут искать - рьяно. Не любят в Мерсии братьев и их пророка.
   Они вышли из дома и направились к таверне. Скоро были у нужных ворот. Там толпились люди. При виде их Глеф мысленно простонал. Уйти не дастся. Но Тино схватил его за рукав, и они ввинтились в толпу. Послышалась ругань.
   - Нам только посмотреть! - успокаивал людей Крим, топавший позади. - Мы приехали издалека...
   Тино ничего не говорил. Он раздвигал толпу торсом, волоча за собой павшего духом Глефа. Шиды пробились вперед, и Глеф увидел мага. Он стоял у стола и что-то делал с рукой сидевшего на лавке мужчины. Рядом топтались две женщины. Глеф разглядел их. Молодая девка в строгом платье, поверх которого надет белый фартук. На фартуке - бурые пятна. В руках девка держала бинты. Она внимательно следила за работой мага, как видно, собираясь ему помочь. Вторая женщина стояла чуть дальше, прижав руки к груди. На ней было старенькое платье и белый чепец. Похоже, что жена или родственница больного. В их сторону от стола не смотрели.
   - Пора! - шепнул Глефу Крим. - Они не ждут нападения. Доставай повязку!
   Глеф полез в сумку. Руки дрожали. Повязка не хотела занимать нужное место, и Крим, выругавшись, стал помогать. Их возня привлекла внимание.
   - Шиды! - крикнул кто-то. - Здесь шиды!
   Толпа ахнула и забурлила.
   - Бей! - крикнул Крим, вытащив меч. - Смерть магу!
   - Смерть! - поддержал Тино, выхватывая свой клинок.
   Братья рванулись вперед. Глеф бежал сзади, опустив руку с мечом к земле. Он видел, как застыл маг, подняв на них удивленный взгляд. А вот девка не растерялась. Бросив бинт, полезла рукой под фартук. Спустя миг в ней появился странный предмет. Она вытянула его к шидам. Маг что-то крикнул. В следующий миг голова Тино взорвалась. Кровь и ошметки мозгов брызнули Глефу в лицо. Он споткнулся о рухнувшее к его ногам тело и упал. Потому не видел, как разлетелась голова Крима, как тот рухнул на землю, не добежав к цели пары шагов. Глеф попытался встать, но не успел. Сильные руки схватили его за плечи и вздернули на ноги.
   - Бей шида! - прокричали сбоку.
  Удар по руке вынудил Глефа уронить меч. Его ударили по лицу - раз другой. Рот наполнился кровью, и Глеф ощутил языком выбитые зубы. Следующий удар опрокинул его навзничь. Сознание покинуло его. И это было милостью богов...
  
   ***
  
   Кисть выглядела ужасно. Распухшая, сине-багрового цвета. И запах... Классическая гангрена. Сам владелец руки сидел на лавке, покачиваясь. Тусклые глаза, обметанные губы... Жар и боль. При гангрене она нестерпимая. Как он сюда дошел?
  Я прикоснулся к руке и послал импет. Мужчина хрипло выдохнул и перестал качаться.
  - Бочка в порту по руке прокатилась, - пояснила стоявшая рядом женщина. Жена? - Размозжила руку. Травница мазью помазала и сказала, что заживет.
  Женщина сердито поджала губы. Ну, да, травнице заплатили, а результата нет.
  - Кисть надо удалить.
  - Тогда он не сможет работать! - возмутилась женщина.
  - Если оставить, он не сможет жить.
  Женщина задумалась. Было видно, что она прикидывает, что лучше? Иметь здорового, но безрукого мужа, или же остаться вдовой? Размышления затягивались. Сам больной молчал.
  - Кем работал ваш муж?
  - Грузчиком в порту.
  - После того, как рука заживет, на нее можно сделать кожаный колпачок с железным крюком. Закрепить его здесь, - я показал пальцами. - Муж сможет цеплять им груз, а здоровой рукой брать на плечи.
  - Делайте! - вздохнула женщина.
  Ноэль подала мне жгут. Я перехватил им плечо грузчика и достал из обертки разовый скальпель. У американцев их оказалась полно, как и других медикаментов. К войне готовились? Тонкое лезвие быстро рассекло ткани, испачкав кровью доски стола. Не страшно: слуги потом выскребут. Не по правилам, но это полевая хирургия. А грузчику я вколю антибиотик из американских запасов. Иммунитет у аборигенов мощный - выживет.
  Когда кости освободились от плоти, Ноэль сбегала за Пако. Он явился, поигрывая тяжелым тесаком.
  - Здесь! - указал я пальцем и отодвинулся.
  Пако взмахнул тесаком. Удар - и кисть отлетела в сторону. Ровный, чистый срез. Больной даже не вскрикнул. Рубить кости Пако умеет - затем и зовем. А что делать? Лазерного резака у меня нет.
  Я склонился над раной. Теперь надвинуть ткани на кости и сшить их, чтобы правильно сформировать культю...
  У ворот закричали. Я поднял голову. К нам, размахивая мечами, бежали двое. Третий тащился следом. Черные повязки на шапках со знакомой кракозяброй... Шиды? Я не успел сообразить, как Ноэль выхватила из кобуры кольт, передернула затвор и прицелилась.
  - В головы! - крикнул я, вспомнив убитых американцев. У шидов на теле мог быть порох. Пуля инициирует его...
  Бах! Бах!
  У здоровяка, бежавшего первым, разлетелась башка. Он рухнул на утоптанную землю. Следом упал второй. Стреляла Ноль мастерски. У нее к этому талант - еще у стоянки ботов заметил. Последний шид упал сам - споткнулся. Налетевшая толпа вздернула его на ноги. Шида ударили по лицу, он повалился, и толпа принялась его топтать.
  - Убери пистолет! - сказал я Ноэль. - Заканчиваем...
  
  ***
  
  - В городе шиды! - выпалил Блез.
  - Что? - крикнул Грах, вскакивая с кресла. - Где?
  - В таверне толстяка Пако, - доложил секретарь. - Приходили убить мага, который у Пако живет. Их было трое.
  - Было? - сощурился Грах, уловив главное.
  - Да, - подтвердил Блез. - Убиты. Одного затоптала толпа, двоим разнесла головы помощница мага.
  - Девка? - удивился Грах. - Чем? Мечом?
  - У нее был какой-то магический артефакт. Головы шиды разлетелись на куски. Они не успели к ней добежать. Третий упал, и его растерзала толпа.
  - Как шиды оказались в городе? - спросил Грах, успокаиваясь.
  - Пришли, - сказал Блез. - Выдали себя за беженцев. Их в Крипе много.
  - Где жили?
  - У вдовы Пульхи.
  - Она?..
  - Знать не знала. Клянется богами. Обычные постояльцы, заплатили вперед.
  - Все равно штраф! - приказал Грах. - Десять золотых.
  - У нее нет столько.
  - Продай дом и имущество.
  - Черни это не понравится, - сказал секретарь. - Вдова - почтенная женщина.
  - Плевать! - хмыкнул Грах. - Пригрела шидов, пускай платит. Не то могу и на виселицу отправить.
  - Как скажете, ваша милость! - сказал секретарь.
  - Так и скажу! - хмыкнул Грах. - Интересно, чем этот маг не угодил шидам? Он давно в городе?
  - Вторую декаду.
  - Что ему не жилось в Блантоне?
  - Он не оттуда, ваша милость. Его имени нет в списке Корпорации.
  - Вот как? - поднял бровь Грах. - Незаконная практика?
  - Он хороший лекарь, - поспешил секретарь. - Вылечил сотни многих. Денег не берет. Он популярен в городе и, если прогнать, случится бунт. Я бы советовал, ваша милость...
  - Советы будешь давать, когда спрошу! - оборвал его Грах. - Вели оседлать гинтайра и кликни стражу. Посмотрим, что это за маг!
  Блез поклонился и вышел. Грах проводил его взглядом. Неожиданно он ощутил желание окликнуть Блеза и отменить поездку, но не успел: секретарь скрылся за дверью. Подумав, Грах решил: пусть так и остается. Не то Блез чего-то подумает, узнают слуги, пойдут разговоры... Выезжать в город Грах не любил. Неприятно видеть направленные на тебя злобные взгляды, слышать ропот за спиной. В Крипе его ненавидят. Плевать, конечно, но противно. А что делать? Место правителя города куплено на всего два года - на большее не хватило денег. Потраченное следует возместить, заодно собрать в сундуки золота, сколько возможно. Зря, что ли, он сменил столицу на захолустье? Штрафы, поборы, доля со сделок - все это пополняет его сундуки, но заставляет город роптать. Блез об этом регулярно докладывает. Пусть! Чернь всегда чем-то недовольна. Грах скоро покинет Крип и забудет о нем. В столице он купит имение и будет наслаждаться жизнью. Заслужил. Иметь свой манор - редкость для младших сыновей родов. В наследство они получают титул - и только. Получить должность правителя города для них - мечта. Граху это стоило хлопот и больших денег. Помогло, что он отличился в прошедшей войне, где взял добычу. Часть ее утекла в карманы придворных, остальное пошло в казну - официальная плата за должность. В Крип Грах прибыл, считай, нищим. Личной страже задолжал жалованье. Зато теперь жалованье выплачено, а сундуки полны...
  К таверне добрались быстро. Гинтайр споро нес Граха, впереди стража разгоняла народ, крича: "Расступись!" Люди шарахались к стенам домов. Кортеж провожали злобными взглядами. Грах не обращал внимания. Вернее, старался не обращать. Правитель он или нет?
  Возле таверны клубилась толпа. Стража, крича и махая плетками, очистила проход. Грах въехал в ворота. Подбежавший страж взял узду гинтайра. Грах спешился и направился вглубь двора. Там у стола с лавками стояли старик в балахоне и молодая женщина. Они с тревогой смотрели на правителя. Еще на подходе Грах разглядел, что девка очень красивая. Иссиня-черные волосы, опаловые глаза, милый носик и привлекательная фигура со всеми прелестями, которые не скрывало платье. Полукровка: один из родителей рениец. Грах ощутил, как сладко заныло в низу живота.
  - Мэтр Кап и его помощница Ноэль! - доложил возникший словно неоткуда Блез. Есть у секретаря такое умение - появляться кстати.
  - Ты убивала шидов? - спросил Грах, ткнув хлыстом в девку.
  - Я! - дерзко ответила она.
  Грах нахмурился: как смеет?
  - Из чего?
  Девка замялась.
  - Покажи! - велел ей старик. Голос у него оказался на удивление молодой.
  Девка вытащила из кожаного футляра на поясе и протянула Граху странный металлический предмет. Правитель взял. Артефакт оказался тяжелым. Грах стал его разглядывать. Рукоять со щечками из дерева, к ней приделан металлический брусок, внутри - дырка.
  - Как это действует?
  - Уже никак, - сообщил старик. - Магические заряды кончились. Других нет. Теперь это бесполезный кусок железа.
  Грах глянул на старика. Тот выдержал взгляд и не опустил глаза. Грах ощутил, как закипает злость. Наглец! Да кто он такой?
  - Сдается мне, что ты лжешь, старик, - сказал, сунув артефакт за пояс. - Но я узнаю правду. Девка расскажет. Взять ее!
  Подскочившие стражи, схватили полукровку за руку. Та зашипела и попыталась вырваться. Однако стражи держали крепко.
  - Ваша милость! - Старик выскользнул из-за стола и подошел к Граху. Двигался он на удивление проворно. - Могу я поговорить с глазу на глаз? У меня важные сведения.
  Грах жестом остановил кинувшихся к наглецу стражей. Успеют. Лекарь опасности не представляет, а буде попробует, долго не проживет. Верный Спан уже встал за спиной старика, сжимая в руке дубинку. Ей он владеет мастерски. По знаку правителя другие воины отступили.
  - Говори! - велел Грах.
  - Ноэль - дочь короля Этона, - тихо сказал старик.
  - Что?
  - Ее мать - Нея, княгиня Муга. Если Ноэль причинят вред, виновным не поздоровится. Велите отпустить ее.
  - Ты!.. - прошипел Грах, ощущая прорвавшуюся изнутри злость. - Думаешь, я настолько глуп, чтобы поверить, что дочь короля будет жить в таверне? Помогать такому ничтожеству, как ты? Облезлый мырх! Ты еще смеешь мне угрожать? Да я раздавлю тебя, как козявку! Девка поедет со мной, и я сделаю с ней, что захочу! Понял?
  - Я не позволю...
  Старик сунул руку в разрез балахона. Спан не сплоховал. Дубинка мелькнула в воздухе, и маг рухнул на землю.
  - Убили! - завыли у ворот.
  - Потрох стикуля! - крикнула девка, рванувшись из рук стражей. - Я убью тебя! Порежу на куски и скормлю диге!
  Грах, шагнув к бесноватой, отвесил ей пощечину. Девка, обмякнув, повисла на руках воинов.
  - Свяжите и грузите на стикуля! - велел Грах. - И заткните ей рот. Не то будет орать дорогой.
  Стражники, засуетились, выполняя приказ. Они не успели закончить, как из толпы полетели камни. Один из них ударил в шлем Спана. Страж покачнулся и выронил дубинку.
  - Копья к бою! - закричал Грах. - Арбалетчики - товсь!
  Стража ощетинилась оружием. Толпа у ворот подалась назад.
  - Расчистить дорогу!
  Стражи, закрывшись щитами, выставили копья. По знаку десятника они двинулись на толпу. Арбалетчики взяли на прицел заводил. Те попятились. Толпа подалась назад и начала разбегаться.
  - То-то! - усмехнулся Грах.
  К нему подвели гинтайра. Грах запрыгнул в седло и тронул поводья. Конная стража сомкнулась вокруг предводителя. Пешцы забросили на спину щиты и забрались на стикулей. Кавалькада выехала из ворот и порысила по улице. Однако свободный проезд скоро кончился. Возле рынка толпа снова преградила им путь. Слух об убийстве мага облетел город подобно молнии. В центр города стали стекаться люди. Многие несли в руках камни. Они и полетели в стражу. Разозлившись, Грах приказал стрелять. Арбалетчики не промахнулись. Раненые горожане завопили, распугивая остальных. Проход очистился. Кавалькада миновала рынок, пересекла площадь и подскакала к замку. Ворота открылись. Полусотник, оставшийся в замке, разглядел ситуацию. Пропустив последнего воина, ворота сомкнулись.
  Спрыгнув на мощеный булыжником двор, Грах стал отдавать распоряжения. Арбалетчики полезли на стены, другие воины повели гинтайров и стикулей в конюшни. Двор мигом опустел. К правителю подтащили связанную девку. Она уже пришла в себя и зло сверлила Граха глазами. Если б завязанный рот, наверняка пустила бы в дело поганый язык. Выглядела девка отвратно. Удар по лицу не прошел даром. Левая щека и глаз заплыли, и теперь наливались нездоровой синевой. Грах поморщился. Желание, охватившего его в таверне, как ветер сдул. И с чего он поддался чувству?
  - Оттащите ее в мою спальню и бросьте там! - велел он. - Я подумаю, что с ней делать. Подавайте обед! Я голоден.
  Грах допивал вино, когда в комнату, постучавшись, скользнул полусотник.
  - Ну? - сказал Грах, по лицу воина поняв, что новости неприятные.
  - Чернь окружила замок, - доложил полусотник. - Готовится к штурму. Их там с тысячу. А у нас неполная полусотня.
  - Зато у нас высокие стены, доспехи и оружие! - возразил Грах, отставляя кубок. - К тому же мы умеем воевать. Или ты испугался, Юхан?
  - Нет, ваша милость! - возразил воин. Однако Грах не почувствовал уверенности в его голосе.
  - Пусть принесут мои доспехи! - приказал он. - И двуручник. Давно он пил кровь.
  Спустя короткое время Грах был на стене. Увиденное ему не понравилось. Дело было даже не в многочисленной толпе, клубившейся на противоположной от замке стороне площади. Тысяча плохо вооруженных людей не представляла для его воинов опасности даже в чистом поле. Копейщики без труда отобьют ее приступ, а всадники на гинтайрах довершат разгром. Толпа - не войско. Но на той стороне площади готовились к приступу. Грамотно. Тащили с недалекого рынка дощатые столы - прикрыться от выстрелов со стен, ладили лестницы - Грах отчетливо различал визг пил и стук топоров. У этой толпы был вожак, и он явно знал дело. "Кто это? - размышлял Грах. - Кто-нибудь из городской стражи?" Подумав, он отбросил эту мысль. Стража Крипа - сборище ленивых болванов, только и знающих как вымогать взятки. В смутное время она прячется. Вот и сейчас в толпе не видать их шлемов. Затаились в своих норах. Бунт возглавил кто-то из купцов? А оно им надо? В смутное время единственное желание торгашей - защитить склады и лавки. Можно не сомневаться, что они уже заперли двери, заложили засовы, а сами попрятались внутри, вспотев от страха. Остальное население Крипа - моряки, докеры, плотники на верфях. Мужчины они крепкие, но с оружием не дружны. Умельцев брать замки среди них встретить трудно. Но они все же нашлись...
  "Отобьемся! - ободрил себя Грах. - Это все-таки чернь". Его мысль устремилось вперед. Что будет дальше? В Блантоне будут недовольны. Правитель, который допустил бунт в городе, да еще сам спровоцировал его... Этот бастард - шут короля, обрадуется. Он был против назначения Граха в Крип (Граху об этом услужливо доложили), поэтому воспользуется возможностью его сместить. Придется вновь раскошеливаться, подкупать придворных, и еще неизвестно, удастся ли замять дело. И зачем ему захотелось эту девку?
  "Вдруг она вправду дочь короля, и маг не соврал?" - внезапно мелькнула мысль. Грах даже махнул рукой, отгоняя ее. Если это действительно так, ему конец. За дочь короля, даже внебрачную, с него сдерут кожу, причем, с живого. Подобное не прощают. Золото здесь не поможет, придворные не захотят его брать. "Убью! - решил Грах. - Отобьем приступ, и прикажу задушить. Затем камень на шею - и в море. Нет девки, нет и доказательств. В Блантон сообщу, что арестовал ренийскую шпионку, а она сбежала дорогой. Придется заплатить, и много, но это лучше, чем взойти на эшафот. Так и сделаю!"
   Приняв решение, Грах приободрился и уже увереннее глянул на противостоящую им толпу. Внезапно та заволновалась, послышались крики. Грах прислушался.
  - Кап! Кап! - голосили на площади.
  - Что они кричат? - спросил он Блеза. Секретарь, как всегда, оказался рядом.
  - Так зовут мага, которого вы приказали убить, - доложил Блез. В его голосе Грах, к своему изумлению различил злорадство. - Думаю, он выжил.
  Грах испытал желание сбросить поганца на мощеный булыжником двор, но в следующий миг забыл об этом. Толпа впереди расступилась, освобождая проход. По нему шествовала странная фигура. Вся в черном, затянутая в доспехи странного вида и обвешанная какими-то странными предметами. Со стены было не разглядеть, чем именно, но от фигуры исходила угроза, и Грах ощутил ее даже в отдалении.
  - В Ремсе маг Гро сжег тысячи шидов, - влез секретарь. - В Муге ослепил и оглушил войско пиратов, после чего местному гарнизону осталось их только вязать. На днях корабельщики привезли их порт и продали на рудники. Они рассказывали...
  - Этого мага зовут Кап, - процедил Грах.
  - Долго поменять имя? - хмыкнул секретарь. - А про девку он говорил, что та из Муга. Дочь княгини.
  - Вон! - проревел Грах, отвесив секретарю подзатыльник. - И чтоб не смел показываться здесь! Узнаю, что болтаешь с воинами, повешу!
  Блез жалобно вскрикнул и убежал прочь.
  - Юхан! - повернулся Грах к полусотнику. - Мне требуются лучшие стрелки...
  
   15.
  
   "Стикуль! Ленивый стикуль! - билось в голове. - Ты слышишь меня? Ответь! Хозяйке плохо..."
   Я открыл глаза. Надо мной колыхалось розовое небо. Оно было мягким и гладким, а его края пузырились воланами. С минуту я тупо пялился на это непотребство, пытаясь понять: рай это или ад? И если один из них, то почему выглядит не так, как писали святые отцы?
   "Ты слышишь меня, стикуль?" - вновь зазвучало в голове, и я мысленно выругался. Это не рай и не ад. Какими бы они ни были, туда нет хода летающим крокодилам.
   "Слышу, Нэси! - отозвался я. - Не ори! Голова болит".
   "Тогда поспешай! - отозвалась дига. - Я уже недалеко. Хозяйку надо спасать!"
   "Иду! Отбой связи!" - ответствовал я и сел. Голова пыхнула болью. Я послал ей импет и осмотрелся. Я сидел на огромной кровати в своем номере. Ни я, ни Ноэль на этом помпезном убожище не спали - ныкались по своим комнаткам. Кровать так и стояла нетронутой. Видимо, меня положили сюда, когда принесли со двора. А розовое небо с воланами над моей головой - это балдахин. Глаза бы не видели этот китч!..
   Подняв руку, я нащупал справа от темени здоровенную шишку. Пальцы коснулись липкого, я ощутил боль. Слабую. Удар дубинки ссадил кожу на голове, но пришелся вскользь. Наверняка помогли волосы - я отрастил изрядную гриву, а за мгновение до удара я разглядел на земле тень воина, стоявшего за спиной и его взмах. Успел пригнуться. Если бы опоздал...
   Я сполз на пол и поспешил к себе в комнату. Сумка с оружием нашлась под койкой. Я вытащил ее, расстегнул молнию и стал выкладывать амуницию на пол, на ходу сортируя ее. Нелетальное оружие полетело в сторону. Сегодня меня пытались убить. Враги захватили мою женщину, и ей сейчас плохо. Это моя война, суки! Порву, порежу на маленькие кусочки и скорблю диге! Вы у меня попляшете!
   Спустя короткое время, облаченный в штурмовой комбез, такие же ботинки, бронник, разгрузку с оттопыренными карманами (все черного цвета, поскольку десант отправляется на штурм по ночам), и обвешанный оружием, как новогодняя елка игрушками, я вышел в коридор. Шлем нес в руке. Его подкладка тревожила ссадину на голове, и я решил, что надену его в последний момент. В коридоре таверны никого не было, никто не встретился мне и в обеденном зале. Удивленный таким безлюдьем, я вышел во двор. Пожилая служанка копошилась у конюшни, седлая стикуля.
   - Марта! - окликнул я.
   Служанка обернулась и охнула.
   - Мэтр? Это вы?
   - Кто ж еще? - ответствовал я, подходя.
   - Но вас убили...
   - Пытались, - сказал я, берясь за повод. - Но мы, маги, живучие. Где все?
   - Убежали штурмовать замок правителя. Мстить за вас и отбивать госпожу Ноэль, - Марта вслипнула. - Это потрох койта Грах ударил ее по лицу. Бедняжка потеряла сознание. Ее связали, бросили на спину стикуля и увезли.
   Жгучий холодок прокатился по моим позвонкам и застыл в голове куском льда.
   - Я убью их, Марта! Всех. Позволь! - я оттеснил ее от стикуля. - Мне надо спешить.
   - Да-да! - закивала она. - Поторопитесь мэтр! Хозяин повел людей, но у них мало оружия. Они спешили, поэтому забрали всех стикулей. Этот пасся на пустыре, и о нем забыли. А я вот вспомнила и привела. Хотела посмотреть на осаду, но вам он нужнее. Я как-нибудь доковыляю.
   - Спасибо!
   Я вскочил в седло и дал стикулю шенкеля. Тот выскочил из ворот и зарысил по улице. В этот полуденный час она выглядела непривычно пустой. Не было видно прохожих, вездесущих детей, а ставни домов и двери харчевен закрыты наглухо. Похоже, что весь город устремился к замку. Туда лежал и мой путь, и я проделал его быстро.
   ...На рынке кипела работа. Крепкие мужики деловито разбирали дощатые прилавки и тащили их к площади. Стучали топоры, слышался треск дерева и ругательства. Моего появления не заметили. Я соскочил с седла и поймал за рукав пробегавшего мимо мальчишку.
   - Отпусти! - выпалил он и ойкнул. - Мэтр? Вас же убили!
   - Как видишь, не до конца, - сказал я. - Потрогай, если не веришь.
   Мальчишка коснулся моей руки и заулыбался.
   - Живой... Я так рад, мэтр! Что это у вас? - Он схватился за рукоять игольника.
   - Отставить! - я шлепнул его по руке. - После узнаешь. Бери стикуля и скачи в таверну Пако. Найдешь там Марту и отдашь ей животину. Служанка старая, ей трудно идти пешком. Сделай - и получишь серебряк.
   - Не нужно! - замотал головой мальчишка и шмыгнул носом. - Вы исцелили мою мать. Знахари говорили, что она умрет, а вы спасли. Я быстро, мэтр!
   Он прыгнул в седло и ускакал. Наш разговор не остался не замеченным. Когда, проводив всадника взглядом, я обернулся, то увидел застывших людей. Они пялились на меня, зажав в руках топорища.
   - Мэтр?..
   - Ведите меня к старшему! - велел я.
   - Мэтр Кап жив! - заорал дурным голосом один из работников. - Его не убили. Слава богам!
   - Слава! - поддержал я. - Ну?
   В следующий миг меня словно затянуло в водоворот. Окружившие меня люди трогали мои руки и плечи, отскакивали в сторону, пропуская других, которые, в свою очередь, хотели меня коснуться. При этом меня неудержимо тащили вперед. Внезапно впереди кто-то прокричал: "Дорогу мэтру!", и толпа схлынула. Посреди нее образовался проход, и я зашагал им. "Кап! Кап!" - неслось со сторон. Люди махали руками, и я отвечал, видя написанный на лицах восторг. На лечение они такими не приходили. "Надо чтоб тебя стукнули по голове и сочли мертвым, чтобы заслужить это ликование", - желчно подумал я, но тут же одернул себя. Эти люди пришли сражаться. Они готовы отдать жизнь, чтобы наказать нашего с Ноэль обидчика. И они фактически безоружны. Если им не помочь...
   В конце прохода стоял Пако. Его неизменный тесак был заткнут за пояс.
   - Мэтр! - он раскинул руки. - Не верю своим глазам. Мы думали: вас убили.
   - Убивалка у них не выросла, - буркнул я, и мы обнялись. Толпа радостно завопила, вверх полетели шапки.
   - Ты тут старший? - спросил я, отступая.
   - Я, мэтр! - кивнул Пако. - Не удивляйтесь. Перед вами полусотник Степных лис, кавалер Золотого знака отличия и Большой бляхи мечника. За моими плечами десятки сражений и взятые города. Но со временем я растолстел и уже мог биться, как прежде. Поэтому ушел на покой и на скопленное серебро купил таверну. Что еще нужно, чтобы встретить старость? Так я думал. Но если каждый помойный койт , мнящий себя благородным, станет убивать моих гостей и похищать их девушек... Зачем мне такая жизнь?
   - Они воевали? - кивнул я на толпу.
   - Бывших солдат почти нет, - вздохнул Пако. - Пытаюсь командовать, но выходит плохо. Их не гоняли десятники. Эй, стикули! - внезапно заорал он. - Поднять щиты! Глядите - на стенах зашевелились.
   Стоявшие впереди мужчины, не медля, выполнили приказ. Пако скромничал - слушались его беспрекословно. В подтверждение его правоты по доскам щитов прогрохотал град. Несколько арбалетных болтов нашли щели, проскользнули в них и ударились в булыжную мостовую. Один подлетел к нашим ногам.
   - Наверное, вас заметили, - вздохнул Пако, пнув болт носком сапога. - Иначе не стреляли издалека. На таком расстоянии болт теряет силу. Убить не убьет, но ранит запросто.
   - Вот что, - сказал я. - Отгони толпу. Отбери самых умелых - десятка два.
   - В замке - с полсотни воинов, - покачал головой Пако.
   - Нам хватит. Вели им найти повязки и смочить в воде.
   - Зачем? - удивился он.
   - Завязать рот и нос. Иначе наплачутся. Я буду выкуривать койтов из норы.
   - Как скажете, мэтр! - кивнул Пако и убежал распоряжаться.
   Толпа отступила, но далеко не ушла. Предчувствуя интересное, мальчишки полезли на крыши. Удивительно, но хозяева не стали их прогонять. Наоборот, сами устроились рядом. Цирк! Кому война, а кому - бесплатное развлечение.
  Пако вернулся в сопровождении группы мужчин. Их было больше, чем два десятка, но я смолчал. Группа захвата выглядела не плохо. У всех копья, у некоторых мечи, ножи - у каждого. Кое-кто даже красовался в кольчуге и в шлеме.
   - Встаем за щитами, - сказал я, - и двигаемся к воротам. Нужно приблизиться где-то на пятьдесят шагов.
   - Лестницы? - спросил Пако.
   - Можно взять, - кивнул я. - Но, думаю, не понадобятся.
   Спустя пару минут пеший вагенбург тронулся с места. Впереди парни поздоровее тащили сколоченные из прилавков щиты. Я шагал следом. За нами поспешали Пако с бойцами. Трактирщик воинственно помахивал тесаком. В задних рядах тащили лестницы. В щель между щитами я видел, как засуетились на стенах. Арбалетчики встали между зубцами и вскинули свои стрелометы к плечам. Сколько их? Один, два, три, четыре... Одиннадцать. Много. Ладно, справимся. Я надел шлем и снял с плеча импульсный карабин. Ком выдал сигнал готовности и вывел на экран кружки прицеливания. Я подтвердил, что цели - реальные. Окружности подсветились оранжевым. Пора. До стен менее сотни шагов.
  Стальной град ударил по нашим щитам. В задних рядах кто-то вскрикнул.
  - Подтянись! - заорал Пако. - Всем находиться за щитами!
  - Пропусти! - толкнул я в плечо ближайшего щитоносца. Тот очумело мотнул головой и отодвинул щит. Я вышел перед вагенбургом и вскинул карабин к плечу. Арбалетчки на стене торопливо перезаряжали оружие. Они не прятались за зубцами - зачем? У осаждающих арбалетов нет. Это очень дорогое и запрещенное для гражданских оружие. Обращению с ним нужно учиться не менее года...
  Визор пискнул, сообщив, что захватил цели. Я повел стволом. Когда он наводился на цель, кружок в визоре становился красным. При появлении первого я нажал спуск. Карабин взвыл, плюнув "двойкой". Правый арбалетчик выронил оружие и повис в щели между зубцов. Шлем свалился с его головы, полетел вниз и, ударившись о камни мостовой, заскакал по ним. Еще "двойка"... Второй арбалетчик обрушился на спину. Третьему пули попали в голову, и он сполз за зубец. Четвертый оказался нерасторопнее других, и в просвет меж зубцами я увидел его бок. Вставив ногу в стремя и зацепив тетиву крюком пояса, арбалетчик выпрямлялся, взводя оружие. Пули сбросили его во двор, только сапоги мелькнули. Теперь пятый...
  Я почти успел. Десятый и одиннадцатый арбалетчики уже целились в меня. "Десятка", получив пули в грудь, отправила болт в небеса, а вот одиннадцатый попал. Болт ударил меня в "бронник", застряв в запасном магазине от карабина. Меня тряхнуло, но это не спасло одиннадцатого от возмездия - спрятаться за зубец он не успел.
  - Мэтр?
  Я не заметил, как Пако оказался рядом.
  - Вы ранены?
  - Ерунда, - сказал я. - На мне панцирь. Магазин к карабину только испортил, сволочь. Подгоняй своих!
  Вагенбург, прикрытый щитами, вновь полз к воротам. Пако отправился под его защиту, а я шел впереди, не сводя глаз со стены. Защитники могли попытаться дать еще залп. Опасался я зря. Либо арбалетчики у них кончились, либо одиннадцать трупов охладили пыл, но между зубцами никто не появился. Лишь на площадке донжона мелькнула тень. Я отправил туда "двойку". Зубец брызнул осколками, и тень исчезла. Когда до ворот осталось примерно сорок шагов, я велел вагенбургу встать. Сам вытащил из кармана разгрузки трофейную гранату. У амеров я их взял много. Мои почти кончились - не на войну сюда летел.
  Разбег, бросок. Дымя запалом, граната перелетела через стену и хлопнула где-то внутри. Следом отправилась вторая. Теперь ждать. Замок в Крипе под стать городу, то есть небольшой. Квадрат примерно сорок на сорок метров. Стены высотой метров в пять, считая зубцы, конечно. Рва и подъемного моста нет - въезд в ворота прямо с площади. Не бог весть какое укрепление, но с налету его не взять. Это если штурмовать по местным правилам. А вот для укурка - задача на один зуб. Зачем лезть на стены? Сами выйдут. Внутри - замкнутое пространство, которое при запертых воротах не проветривается. А как действует газ в закрытом пространстве, объяснять нужно?
  - Что дальше, мэтр? - спросил оказавшийся рядом Пако. - Ставим лестницы?
  - Погоди! - остановил я. - Думаю, не понадобятся.
  План у меня был простой. Газ действует не только на людей. На животных - тоже. Конюшни с гинтайрами - внутри. Это злобные и опасные даже для своих владельцев животные. А если им дать нюхнуть газу?
  Словно подтверждая мои слова, за стеной закричали. Послышался рев, топот, и в просвете между зубцами замелькали фигуры. Опасаясь гинтайров, воины бросились на стены. Я вскинул карабин. После седьмой "двойки" пули в магазине кончились, как и фигуры на стене. Я перезарядил оружие. Тем временем в воротах открылась калитка. Из нее, кашляя и сгибаясь от приступов рвоты, повалили отравленные защитники. Некоторые сжимали в руках белые тряпки, пытаясь ими махать.
  - Они твои! - сказал я Пако. - Я прикрою: вдруг станут стрелять с донжона? Делай с ними, что хочешь. Только Граха, если появится, оставь мне.
  - Понял! - мотнул он головой и прокричал приказ. Щиты полетели на мостовую. К воротам ринулись размахивающие оружием бойцы. Пако, переваливаясь на своих столбообразных ногах, спешил следом. Свой тесак он крутил в руке, что-то крича. То ли грозил чем-то своим подчиненным, то ли просил оставить ему на расправу хоть одного. Скорей второе. Потому что в следующий миг стражей правителя стали убивать. Их кололи копьями, рубили мечами, втыкали в горла ножи. Подоспевший Пако рубил головы. Подчиняясь его команде, горожане бросали истыканного клинками, но еще живого солдата и отходили в сторону. Пако наносил завершающий удар. Голова соскакивала с плеч воина и катилась по мостовой. Я смотрел на эту расправу, не испытывая ровно никаких чувств. Те, кого убивали сейчас у стен, это заслужили. Не один я пострадал от солдат правителя. Я ждал появления Граха, но его все не было. Спрятался? Я глянул донжон. В оконном проеме мелькнуло знакомое лицо. Успел уйти, гнида! Я вскинул карабин и пустил "двойку". Опоздал. Лицо исчезло и более не появлялось. Ну, и как его теперь достать?
  "Я здесь, стикуль!" - внезапно зазвучало в голове и над площадью словно пронесся вихрь. В следующий миг, затормозив крыльями, неподалеку приземлилась дига. Толпа в отдалении дружно охнула.
  Я забросил карабин за спину и, стуча подошвами по камням, побежал к Нэси. "Поторопись! - прозвучал в голове голос. - Хозяйке плохо". Я не ответил и, подбежав, подтянул подпругу седла. Оставив дигу на воле, Ноэль не стала его снимать. Ослабила ремень - и только. Дига не стикуль, у нее вместо кожи чешуя, которую не натрешь ремнями. Главное, чтоб они не мешали набивать брюхо. А так седло можно носить хоть до морковкиного заговенья.
  Разобравшись с подпругой, я взлетел в седло. Нэси, цокая по камням когтями, тут же пошла в разбег. Я торопливо прицепил крюки. Не хватало упасть! У меня дело не сделанное.
  В конце площади дига взмыла вверх и заложила вираж.
  "К башне!" - велел я. Нэси подчинилась. Мы облетели донжон. На его верхней площадке толпились солдаты. Они грозили нам копьями, двое даже вскинули арбалеты. Вот ведь неугомонные!
  "Подымись выше! Затем пролети над башней, - послал я приказ Нэси. - Я туда кое-что брошу. Будет грохот, но ты не бойся".
  Дига рыкнула, и заложила вираж. Я достал из разгрузки гранату, снова американскую. В этот раз фугасного действия. Если враг сдается, ему делают нехорошо.
  Нэси плыла как на параде. Арбалетчики выстрелили в нас, но болты прошли мимо. Стрелять вверх даже из карабина трудно. Я щелкнул чекой, и, прицелившись, метнул фугас. Попасть в маленькую площадку нелегко, потому граната угодила в зубец, но все же отскочила внутрь. Мы миновали донжон, и тут за спиной грохнуло. Обернувшись, я разглядел, как летят вниз разметанные взрывом тела. Ни фига себе у них ручная граната! Чего амеры в нее запихнули? С площади перед замком донесся радостный вопль. Зрители были в восторге.
  "Садимся!" - велел я диге, и она спланировала на донжон. Я отстегнулся и сполз на площадку. Здесь валялось несколько тел, и Нэси, рыкнув, стала хватать их зубами. Изогнув тело, она рывком сбрасывала их вниз. Это вызвало очередной прилив радости на площади. Даже на верх башни доносились их восторженные вопли. Я подошел к краю площадки и глянул вниз. Толпа уже приблизилась к стенам, но внутрь не замка не заходила. Газ уже выветрился, но по двору все еще метались гинтайры. Вставали на дыбы, колотили копытами изломанные тела воинов и даже дрались друг с другом. "Ладно!" - сказал я себе и вытащил из кобуры игольник. Последняя фаза операции. Десант успешно взял укрепленный пункт врага, теперь - зачистка.
  
  ***
  
  Со стен Граха прогнал Юхан.
  - Шли бы вы в донжон, ваша милость, - сказал, нахмурившись. - Не нравится мне все это. Вдруг прорвутся во двор? Возьмите десяток воинов и заложитесь изнутри.
  Грах спорить не стал - Юхану он доверял. Полусотник видел немало осад. Бросив на плечо двуручник, Грах сбежал во двор и вместе с десятком солдат скрылся в донжоне. Там он отправил стражу наверх, а сам поднялся к себе на второй этаж. Положив меч на стол, он открыл украшенное витражом окно и стал в проеме. Отсюда картина осады была видна как на ладони. Малая группа горожан, укрывшись щитами, двигалась к воротам. Задние тащили лестницы. "Глупые стикули! - плюнул Грах. - Они надеются взять замок таким числом? Да их перебьют у ворот!"
  Юхан заметил ошибку горожан. Дав приказ арбалетчикам, он свел остальных воинов во двор и стал выстраивать их у ворот. Все ясно. Арбалетчики будут держать атакующих за щитами как можно дольше. Те не успеют поставить лестницы. Как подойдут ближе, полусотник скомандует вылазку. Опытные воины перебьют горожан в два счета. Остальные задумаются. Осаде конец.
  Грах улыбнулся этой мысли. Тем временем арбалетчики на стене дали залп. Он не нанес осаждающим вреда, хотя кого-то из них болт вроде задел. Дальше случилось непонятное. Один из щитов отполз вбок, и из-за него вышел маг. Помимо странной одежды, на нем был шлем с наглухо закрытым забралом. "Как он видит?" - удивился Грах. В следующий миг маг вскинул к плечу странный предмет, отдаленно напоминавший арбалет, только без дуг лука. Послушался вой, и арбалетчики на стенах стали падать один за другим. Открыв рот, Грах глядел на это избиение. В считанные мгновения маг убил всех. Последний из арбалетчиков успел выстрелить и даже попасть в мага, но тот даже не покачнулся. Видимо, под его странной одеждой был панцирь. К магу подбежал толстяк, они перекинулись словами, и маг достал из своей одежды странный предмет. Разбежавшись, он зашвырнул его во двор замка. Предмет громко лопнул, и над мощеным двором пополз белый туман. Второй такой же предмет, лопнув дворе, сделал туман гуще. Грах не успел сообразить, что это такое, как изготовившаяся к вылазке стража, стала бросать копья и сгибаться в кашле. Несколько человек рванулись на стены, где немедленно нашли смерть от оружия мага. Оставшиеся внизу заметались по двору. При этом они то и дело сгибались и надрывно кашляли. Этим, однако, неприятности не закончились. Туман дополз до конюшни, и там закричали гинтайры. Раздался грохот, ворота конюшни зашатались и растворились. Выломав их, животные вылетели во двор. Здесь они стали носиться, топча стражу. Копыта с шипами разбрасывали воинов как деревянные чурки. Многие после полученного удара уже не вставали. Юхан у ворот что-то закричал, и уцелевшие воины заковыляли к нему. Они открыли калитку и стали выбегать наружу.
  - Стойте! - прокричал Грах, но воины его не слышали. Они махали тряпками, некоторые вставали на колени, прося пощады. "Зря!" - прошептал Грах и оказался прав. Побежавшие горожане принялись убивать стражей. Грах, застыв, смотрел, как гибнет его отборное воинство. Когда пал последний страж, он перевел взгляд на мага. Тот тоже увидел его и вскинул к плечу свой "арбалет". Грах отскочил в сторону. Оконный откос брызнул каменной крошкой, а на противоположной от окна стене вылетели и застучали по полу куски каменной кладки. Теперь Граху стало ясно, как маг убил его воинов. Его "арбалет" бросал пули. Обычный тоже может, но не с такой силой.
  За окном закричала толпа. Грах, сторожась, выглянул в окно. На площадь садилась оседланная дига, маг бежал к ней. "Вот и все! - понял Грах. - Сейчас он атакует донжон, сверху перебьет воинов, а после придет за мной. Это конец".
  Кем бы кто ни считал Граха, но трусом он не был. Он воевал с юных лет и не раз смотрел смерти в лицо. Умереть он не боялся. Жаль, не сбылась мечта о спокойной старости, зато он дорого продаст свою жизнь. Грах потянулся к висевшему на поясе короткому мечу - с двуручником в помещениях донжона не развернуться. Рука наткнулась на артефакт, отобранный в таверне. Он так и торчал у него за поясом все это время. "Девка! - вспомнил Грах. - Она убивала из него шидов. Это, наверное, что-то вроде "арбалета" мага..."
  Топоча сапогами, он побежал в спальню. Девка была там. Валялась на ковре, связанная по рукам и ногам. Грах вздернул ее на ноги и сорвал повязку, закрывавшую ей рот.
  - Говори! - закричал, тыча ей артефакт в лицо. - Как этим пользоваться? Быстро!
  К его удивлению девка не испугалась. Грах даже разглядел в ее глазах злорадство. Наверняка слышала шум за окном и догадалась о приступе. Первым порывом Граха было ее избить, но он сдержался. Девка потеряет сознание, а у него мало времени.
  - Скажешь - и останешься в живых, - сказал твердо. - Клянусь! Да еще денег дам. Сколько хочешь?
  Девка покачала головой.
  - Промолчишь - убью!
  Грах вытащил левой рукой кинжал и приставил клинок к горлу девки.
  - Хорошо, - сказала она. - Скажу. Только ты не поймешь. Нужно показать.
  - Не вздумай меня обманывать! - рыкнул Грах.
  - Ты знаешь, что такое предохранитель, патрон или курок? - спросила девка. - Нет? Тогда как я объясню?
  Подумав, Грах решил, что девка права. Пусть показывает. А он будет держать кинжал у ее горла. Если попробует что-то выкинуть...
  Он сказал это, и девка кивнула. Шагнув ей за спину, Грах перерезал веревку на запястьях. Девка зашипела и стала растирать затекшие руки.
  - Быстро! - Грах сунул ей артефакт.
  - Смотри правитель! - девка взяла его и сдвинула вниз какой-то рычажок сбоку. - Это называется предохранитель. А это затвор, - она дернула брусок сверху, и тот с лязгом встал на место. Патрон в стволе. А теперь...
  В этот момент наверху что-то оглушительно грохнула. Донжон затрясся, со стен посыпалась штукатурка. В следующий миг по левой руке Грах словно ударили палицей. Так сильно, что он еле устоял. Выронив кинжал, Грах отступил назад. После этого пришла боль - дикая и нестерпимая. Грах глянул на левую руку. Она висела плетью. Из рукава текла, пятная ковер, струйка крови. Он поднял взгляд. Девка стояла, направив артефакт ему в лицо.
  - Сейчас я тебя убью, - сказала, ощерившись. - И никто не успеет тебе помочь. Я отстрелю тебе вторую руку, затем - ногу, а потом разнесу твою поганую башку. Ты сдохнешь, как помойный койт, воя от боли...
  - Не стоит! - раздалось от двери. - Нэси просила оставить это ей.
  Девка глянула Граху за плечо, и глаза у нее стали большими.
  - Гро!?.
  
  ***
  
  Зачистка не понадобилась - никто не встретился мне на пути. Вспомнив, что Грах жив, а Ноэль находится в его руках, я летел вниз по винтовой лестнице, задевая плечами стены на поворотах. В фильмах, которые приходилось смотреть, главный злодей, перед тем как его кокнут, всегда шел убивать заложников. События могли пойти по этому сценарию, и я спешил.
  На этаж, где располагались покои правителя, я влетел словно боевой флаер - стремительный и ощетинившийся оружием. В этот миг за одной из дверей грохнул выстрел. Разом озверев (хотя куда больше?), я ударил в дверь ногой и ворвался внутрь. И только ступив за порог, сообразил, что переживал зря. Грах не умеет стрелять...
  Сейчас правитель стоял перед Ноэль, и та целилась ему в лицо. С синяком в пол-лица и заплывшим глазом она выглядела весьма грозно. С удовольствием прослушав ее гневный спич, я решил вмешаться.
  - Гро!?. - вскинулась она.
  - Он самый, девочка! - сказал я и откинул визор. - Опусти пистолет. Не то зацепишь меня.
  Она подчинилась. Шагнув к Граху, я вытащил из ножен на его поясе меч и забросил его в угол. Правитель, конечно, ранен и у него шок, но от этого койта всегда можно ждать неприятности. Затем я метнулся к Ноэль, освободил ей ноги, после чего, сняв перчатку, приложил руку к ее опухшему лицу. Импет... Поняв, она прижалась к ладони щекой.
  - Я страшно выгляжу? - спросила обеспокоенно.
  - Ты самая прекрасная женщина в мире, - ответил я. - И всегда ею останешься.
  Дешевый комплимент привел ее в восторг. Глаза Ноэль вспыхнули и повлажнели.
  - Я думала, тебя убили...
  - Он - тоже! - я ткнул пальцем в Граха. - Только я решил испортить ему удовольствие и воскрес. Мы, маги, такие. Не любим, когда нас бьют по голове.
  - Мы можем договориться, - внезапно сказал Грах.
  От удивления я чуть не проглотил язык. Для человека, которому почти отстрелили руку и который сейчас истекал кровью, Грах выглядел весьма бодро. Впрочем, он уже догадался пережать правой раненую руку выше локтя и остановить кровотечение.
  - Я не знал, что вы знаменитый мэтр Гро, - продолжил правитель. - Иначе бы не посмел. Трудно поверить, что великий маг появится в нашем захолустье, да еще будет жить под чужим именем. Я ошибся. В результате потерял своих воинов и город. Единственное, что у меня осталось - жизнь. Я предлагаю вам, мэтр, ее выкупить. Там в углу, - он мотнул головой, - сундуки. В них более трех тысяч золотых, главным образом, в серебре. Берите их - и мы в расчете. Это хороший выкуп.
  - Возьму, - согласился я, - но как трофей. А твою судьбу решит одна очаровательная дама. Ее зовут Нэси. Пошел!
  Стволом угольника я указал на дверь. Грах повернулся и зашагал к лестнице. По высоким каменным ступеням мы поднялись наверх. Грах, несмотря на рану, ступал по ним твердо. При других обстоятельствах я проникся бы к нему уважением, но не сейчас. Господь велел нам прощать врагов, и я в состоянии забыть нанесенную мне обиду. Но Ноэль! Дело даже не в ее распухшем лице. То, что собирался с ней сделать Грах, заставляло мне скрежетать зубами. Помойный койт! Блядь благородная! Потрох стикуля!..
  Мы вышли на верхнюю площадку. Увидев нас, Нэси ощерилась. Грах вздрогнул и замер. Я подтолкнул его в спину.
  "Это он!" - прозвучало в голове.
  "Да! - отозвался я. - Он бил твою хозяйку и велел ее связать. Собирался поступить с ней плохо".
   "Отойдите!" - велел голос.
   Я взял Ноэль за руку и отвел в сторону. Нэси раскрыла пасть и, метнувшись вперед, мгновенно откусила Граху голову. От неожиданности я икнул. До сих пор я считал, что угроза Ноэль насчет моей головы всего лишь фигура речи. Я не буду обижать мою славную принцессу - слово даю!
  Обезглавленное тело правителя повалилось деревянное перекрытие площадки, пятная его кровью. Ее там, впрочем, и без того хватало. А Нэси, повернувшись к площади, ловко выплюнула голову. Та, словно футбольный мяч, описала дугу и врезалась в мостовую. Публика внизу зашлась дружным ревом. Нэси схватила труп за ногу и, изогнувшись всем телом, рывком отправила его вслед. Обезглавленный Грах летел, болтая в воздухе руками и ногами и приземлился с грохотом - камни встретились с доспехами. Нэси проводила этот полет довольным взглядом. Услыхав рев толпы, она повернулась к нам.
  "Я летела издалека, и теперь хочу есть. Ты отпустишь меня, хозяйка? Неподалеку в роще пасется стадо свиней. Пастуха нет".
  "Лети! - услышал я ответ принцессы. - Спасибо! Ты настоящий друг!"
  Нэси ощерилась. Ее улыбку можно было бы назвать приятной, если бы не кровь на клыках. Повернувшись, дига спрыгнула со стены и, расправив крылья, вознеслась над городом. Ее полет публика внизу сопроводила восторженными криками.
  - Идем туда? - Ноэль указала на площадь.
  - Взгляни во двор! - вздохнул я. - Там бегают гинтайры. Они злы. Поэтому никто не входит в ворота. Мы тоже не сможем. Ты зря отпустила дигу.
  - Значит, подождем, пока они успокоятся, - сказала Ноэль и взяла меня за руку. - У нас есть чем заняться. Грах говорил про золото, надо проверить, не врал ли? Я голодна. Еда, думаю, здесь найдется. Мы пообедаем, выпьем вина и займемся делом. Зачем терять время?
  Она заглянула мне в глаза, и я понял, что наши представления о делах несколько не совпадают. Однако возражать я не стал. Картина откусываемой головы Граха все еще стояла перед моими глазами.
  
Оценка: 8.55*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"