Дроздов Константин Александрович: другие произведения.

Смерть гарантируется / ч.1, гл. 1-8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:


   Константин Дроздов
  
   КРОВАВЫЙ КОСМОС - 3
   Смерть гарантируется
  
   фантастический роман
  
  
  
  
  
   Часть 1
   "Атака "Гадюки"
  
   Вечность, ох, как ты долга!
   Потерял векам я счет.
   Долго жарюсь я, но ад
   До сих пор жаркого ждет.
   Генрих Гейне
  
   ГЛАВА 1
  
   - Присаживайтесь, господин Вернье, - Эдвард Сэндлер указал вошедшему на кресло. Инженер присел и обвел скучающим взглядом кабинет начальника отдела кадров.
   "Сейчас твое спокойствие вмиг слетит, мерзавец, - злорадно подумал Сэндлер, прерывая демонстрацию живописных видов на окружающих телестенах. - Даже пиджак не удосужился набросить - завалился в тертых джинсах и видавшей виды куртке".
   - Вы, я думаю, догадываетесь, о чем пойдет речь, господин Вернье? -улыбнулся Сэндлер, пытаясь разглядеть в синих глазах нового работника компании "Аламейн инжиниринг" проблески нарастающего страха. Такие моменты Эдвард любил. Превращение человека в раболепствующее существо, заискивающее перед властителем своей судьбы, особенно если таким властителем является он - Эдвард Сэндлер. Что может быть приятнее? Еще пару минут и этот чересчур спортивный молодец будет в ногах у него валяться.
   - Даже не представляю, - удивительно спокойно ответил Вернье, встретившись взглядом с владельцем кабинета. Взгляд холодных синих глаза не выражал ничего, абсолютно ничего. "Вот сволочь! - с нарастающим раздражением подумал Сэндлер, - словно не он, а я перед ним отчитываться должен. Или он наглотался чего, скотина? Наркоман!".
   - Вы приняты на испытательный срок в качестве инженера-монтировщика ровно две недели назад, Вернье, и отработали... - Сэндлер бросил взгляд на экран компьютера.
   - Сто шестьдесят восемь часов. По двенадцать часов в сутки, без выходных.
   - Да, верно. Сто пятьдесят часов, - снова поднял глаза на инженера Сэндлер. - Это нормально. В соответствии с федеральным законодательством Компания имеет право в ряде случаев отменять выходные до особого распоряжения. И не забывайте про испытательный срок. Работодателю необходимо "обкатать", так сказать, соискателя, чтобы убедиться в его способностях и верности корпоративным принципам "Аламейн инжиниринг".
   - По-вашему может и так, - усмехнулся Вернье.
   "Он еще и усмехается!?" - Эдварду показалось, что он сейчас лопнет от праведного гнева. С трудом погасив в себе вспышку ярости, Сэндлер снова выдавил подобие улыбки:
   - У нас очередь из кандидатов на ваше место, Кайюс, а вы позволили себе вчера не выйти на работу без объяснения причин. "Аламейн инжиниринг" имеет все основания вас уволить.
   - Я был болен, - без тени дрожи в голосе или страха в глазах сообщил Вернье.
   - Мы не имеем подтверждения, Кайюс. Ничего - ни показаний вашего электронного кибер-медика, ни рапорта врача компании.
   - Компания столь экономна, что не снабжает своих работников медкомплектами, а доктор Шахрам предпочитает ежедневно накачиваться водкой в кабаках Альпины.
   - Замолчите! - хлопнул по столу ладонью Эдвард, чувствуя, как кожа на щеках идет красными пятнами, а галстук впивается в шею. - Доктор Шахрам уважаемый сотрудник компании и не вам его обсуждать! Если не хотите быть уволены, сейчас же пройдете повторный тест на лояльность, а затем полистайте раздел контракта под названием "Штрафные санкции"!
   - Надоели мне эти тесты, - вздохнул Кайюс Вернье. - Катитесь-ка к чертям. Я найду другую работенку.
   - Напоминаю вам, Вернье, - вскочил на ноги пунцовый Сэндлер, - что ваш перелет на Альпину с Деметры оплачен нами. Будет выставлен счет, который вряд ли покроет ваша зарплата за пару недель! Не найдете средств - ждите суда! Попрошу не покидать планету! Запретительный лист я выпишу сейчас же! В космопорт можете не соваться!
   - Считайте, конечно, - поднялся со своего места Кайюс Вернье - теперь уже бывший инженер "Аламейн Инжиниринг". - Только смотрите, не обсчитайтесь.
   У задыхающегося от злобы Эдварда больше не нашлось слов. Он лишь продолжал хлопать по столу ладонью. Под мышками стало неприятно липко.
   Когда Кайюс Вернье с равнодушным видом покинул кабинет, Сэндлер осел в кресле и наконец-то сумел произнести членораздельное:
   - Вернье - сволочь! Не найдешь ты работу, на коленях приползешь обратно! Только обратно никто не возьмет! Загремишь за решетку, червяк!
   Плеснув в стакан виски, и, сделав долгий, приятно обжигающий глоток, Эдвард набрал номер Зийята Шахрама. Вскоре на экране компьютера возникла сонная физиономия главврача отделения "Альпина".
   - Привет, Зийят.
   - Ага, привет, - потирая глаз промямлил Шахрам.
   - Сегодня идешь в "Красный угол"? Давай вместе. Я просто в бешенстве от одного субъекта и думаю, что мне необходимо вечерком как следует расслабиться с девчонками.
   - Что за субъект?
   - Да ну его, к черту! Сейчас распоряжусь уволить - пусть катится! Кадровикам компании на Деметре я тоже обеспечу взбучку. Как они могли завербовать такого урода ума не приложу?
   - Будешь с центральным офисом связываться, с братцем?
   - Буду. Он же "шишка". Пусть лишит "Деметру" премий или еще что-нибудь в этом роде устроит. Учить их всех надо, кретинов! А если не проглотят - на выход с вещами!
   - У нас сроки, Эдди. Не забыл? - прихлебывая из чашки кофе, напомнил Шахрам. - Комплекс слежения и связи должен быть готов до конца года.
   - Срок выдерживается. А при необходимости Коллхаун снимет инженеров с других проектов, - побежал пальцами по виртуальной клавиатуре Сэндлер. - Издержки возложим на рекрутеров из офиса "Деметра".
  
  
  
   Сдвинув на место технический люк, Бен устало выбрался из-под аэрокара. Темно-оранжевое солнце Альпины уже давно закатилось за крыши соседних зданий, и ремонтная площадка была освещена рядом тусклых фонарей.
   - Все на сегодня. Завтра полетишь, - хлопнул он по покатому борту исправленной машины и осмотрелся. Кроме него на крыше здания, которую Джон Такахаси арендовал под свой маленький ремсервис, уже никого не было. Молодые механики давно разошлись. Им было чем заняться после долгого рабочего дня - у кого свидание, у кого семья, а у кого и вторая работа - Такахаси не очень щедро платил. У Бена, несмотря на солидные годы, семьи не было. Его жизнь до того как он стал механиком "Такахаси аэрокар сервис" по имени Бенджамин Чамино не способствовала продолжительным связям с женщинами, а о семье и думать было нечего. Лишь в последние несколько лет все изменилось. Потекли размеренным потоком дни обычного, уже не молодого, но еще крепкого работяги. Все-таки по нынешним временам восемьдесят лет - не возраст. Казалось бы, что теперь и о роли главы семейства можно задуматься. Но теперь уже не получится. В ближайшие дни Такахаси объявит о банкротстве, о чем ремонтник сегодня утром узнал, случайно подслушав разговор хозяина с одним из немногочисленных посетителей, оказавшимся раздраженным кредитором.
   Мысли Бена снова вернулись к далекому прошлому, которое все эти годы так до конца и не отпустило его. Словно не исправленный, не собранный аэрокар, оно требовало довести начатое до конца. Исправить, собрать...или пустить под пресс. И теперь, накануне увольнения эта заноза засаднила еще сильнее.
   Щелкнув крышкой бутылки с пивом, механик присел на край площадки и уставился на залитый ночными огнями Таухид, на окраине которого примостилось невысокое, даже по местным меркам, десятиэтажное здание с маленьким сервисом Такахаси на крыше. Еще лет шесть назад, когда Бен только появился здесь, у этого города было другое название - Верна. Теперь же, когда большую часть населения составляют мусульмане - это Таухид. Ныне "Верна" - лишь отделенный от остального города широким каналом район, где проживают и работают неверные или "кафиры" - такие как Бен.
   С минарета, вонзившегося в небо за серебристой лентой воды, послышался мелодичный азан муэдзина, призывающего верующих к молитве.
   "И как удалось этим мусульманским имамам заморочить головы такому количеству людей?" - подумал Бен, отхлебывая пива.
   Голос муэдзина, все продолжал плыть в вечернем небе Таухида. Прислонившись спиной к опоре навеса с рекламным банером, Бен расслабился и закрыл глаза. Крепкое пиво не давало продрогнуть под порывами свежего ветра, а протяжный азан успокаивал, призывал хоть ненадолго отрешиться от всего на свете. Может, этим и берут все религии мира? Говори с Богом, верь в него, а все остальное неважно, все остальное преходяще. Смирись с невзгодами, подчиняйся, а после смерти войдешь в райские сады неба.
   Коммуникатор на запястье противно пискнул, резанув слух.
   - Что за дьявольщина!? - отставил Бен бутылку в попытке реанимировать внезапно сдохший ручной компьютер.
   - Ничего не выйдет. Он больше не заработает.
   Звук чужого голоса заставил механика вскочить на ноги. Плечистый незнакомец стоял у борта ближайшего аэрокара, в тени подъемника. Можно было рассмотреть лишь тертые джинсы, да короткую кожаную куртку.
   "Грамотно подобрался, черт, но руки пустые - ни оружия, ни коммуникатора на запястье, - констатировал Бен. - Хотя если профи, то мне это не очень поможет. Неужели нашли? Нет, не может быть!"
   Незнакомец был килограммов на пятнадцать-двадцать легче, да и ниже ростом на полголовы. Может, и обойдется. Но если это все-таки агент ФСБР, то вряд ли он пожаловал в одиночку и поблизости наверняка еще несколько человек прячутся. Бен коротко стрельнул взглядом по сторонам.
   - Я один, Бенедикт. Никого больше нет, - сделал незнакомец шаг вперед. Коротко стриженные темные волосы, синие глаза, хищный острый нос. Это лицо показалось Бену знакомым. Но откуда? Где он мог видеть этого человека?
   - Вы ошиблись. Меня зовут Бенджамин, Бенджамин Чамино, - продолжая напрягать память, просипел Бен. - Вы по какому вопросу? Мы уже закрыты.
   - Да, конечно, - криво улыбнулся незнакомец. - Сейчас Бенджамин Чамино, а до этого Питер Гринвуд по кличке "Лассо". А если углубиться совсем в далекое прошлое, лет этак на восемьдесят назад, то - Бенедикт Квинто, уроженец Земли, зона "Южная Америка". Продолжать?
   - А с кем я имею честь общаться? - выдавил Бен, раздумывая - бить насмерть или просто вырубить.
   Незнакомец подошел к краю площадки, обводя взглядом соседние здания.
   "Достаточно одного точного удара и он полетит вниз - несчастный случай. Зря клиент забрел в ремонтную зону", - думал Бен, не спуская с того глаз.
   - Привет тебе от Веласкеса, Бенни, - незваный гость развернулся к ремонтнику.
   - Он давно мертв. Его приговорили и казнили, продемонстрировав это по всем телеканалам и сетям, - после минутного замешательства заговорил Бен. Прошлое возвращалось. Из призрачной дымки оно нежданно-негаданно материализовалось в человека стоящего перед ним.
   - Ты же знаешь, что транслировать по всем эти "чудо-сетям" можно все что угодно. Уже давно не различить, где реальность, а где монтаж.
   - Твое лицо мне знакомо. Ты...- Бен запнулся, внезапно осознав кого напоминают ему эти черты. - Ты - "Калифорнийский палач"! Но...как ты так свободно...
   Незнакомец снова усмехнулся:
   - "Калифорнийский палач" объявлен мертвым более шести лет назад. Его ликвидировали коммандос ФСБР где-то в районе Бетельгейзе. Кто-то даже ордена получил. Файлы закрыты. Перед тобой безработный инженер по имени Кайюс Вернье. Впредь так меня и зови.
   - Что ж, ясно, - начал приходить в себя Бен.- Но Веласкес заявлял, что эта акция была делом рук ФСБР и Калифорниец их агент.
   - А что еще он мог заявить, когда почуял, что федералы дышат ему в спину?
   - Ты хочешь сказать, что все было иначе? Как-то слабо верится.
   - Это был тест. Веласкес сказал Калифорнийцу, что если тот хочет присоединиться к борьбе, то должен показать, на что способен.
   - И ничего не изменилось, кроме того, что Веласкеса и остатки организации стерли в порошок.
   - Организацию подсветил человек, которому многие доверяли. Я узнал, кто. Хочешь и ты знать?
   Бен стиснул зубы. Сколько друзей погибло во время оперативных зачисток ФСБР, сколько отправилось в тюрьмы. И до чего же точны и внезапны были рейды правительственных агентов.
   Вернье, сверлящий Бена взглядом, приблизился на расстояние вытянутой руки. На расстояние удара.
   - Он здесь, на Альпине, и ты его хорошо знаешь. Он долгие годы поставлял вам оружие и помогал с документами. Сначала жил на Деметре, а затем переместился сюда, вслед за тобой и твоими друзьями.
   - Почему же я еще на свободе? - прохрипел Бен, сжимая кулаки. - И откуда тебе все это известно?
   - Тебя и твоих дружков оставили для затравки. Авось, не всех вычистили. Бойцы других ячеек КБ будут искать своих и выйдут на вас. Не оставлять же "дятла" в одиночестве. Устроили тут для вас заповедничек и ждут, - продолжил Вернье, усмехнувшись. - У меня тоже хорошие информаторы имеются. И я кое-что знаю и умею.
   - И ты не испугался наведаться в ловушку?
   - За годы вашего бесполезного прозябания контроль ослаб. Да и война с Заргатоном сделала свое дело - не до вас стало. Сейчас руку на пульсе держат лишь "дятел" и его куратор из местного отдела ФСБР. Мы без труда разберемся с ними.
   - Мне нужно подтверждение по "дятлу".
   - А ты передай ему при встрече привет от лейтенанта Мендозы и майора Паркера и взгляни на реакцию.
   - Кто такие Мендоза и Паркер?
   - Первый вербовал, а второй - последние четыре года является куратором вашего "друга", да и всех вас через него.
   - Что ты хочешь от меня, Вернье? Я уже не тот, кто может пригодиться в серьезном деле. Я всего лишь механик, - кивнул в сторону аэрокаров Бен.
   Вернье снова повернулся лицом к городу:
   - Двадцать четвертый век - люди открыли сотни новых миров, установили контакт с десятками иных рас, одним прыжком научились преодолевать сотни световых лет, а минареты растут как грибы после дождя. За пару сотен лет все забыли, каким катком религиозные войны когда-то прокатились по Земле.
   - Людям надо во что-то верить. Как их за это осуждать? Им легче справляться с жизненными невзгодами, веря, что кто-то всемогущий, пусть даже и невидимый, оценит их стойкость и терпение, а затем воздаст всем и вся по заслугам. Компании, во главе которых стоят исламисты, дают мусульманам работу и платят, пусть и немного, но каждому и без задержек. За рождение ребенка - дополнительная выплата. Особенно стараются святоши из "Партии Духовного Возрождения". А растущие как на дрожжах минареты зримое воплощение веры. Подумываю, уж не обратиться ли и мне - вдруг легче заживется.
   Вернье покосился на Бена:
   - Людьми, скатывающимися в обскурантизм легче управлять.
   - Это так, конечно, но что делать? Мы когда-то пытались изменить мир, но из этого ничего не вышло.
   - Отчего же, Бен? Людей, заявляющих права на достойную жизнь становится все больше. Они даже не требуют помощи, а просто хотят, чтобы не мешали строить новые миры и борются за это.
   - Ты о колониальных мирах? Веришь, что им что-то удастся?
   - В конце месяца на военную базу "Альпина" прибудет генерал Стивен Колфер, - проигнорировав вопросы, произнес Вернье.
   - Стивен Колфер? - переспросил Бен, не веря своим ушам.
   - Да, тот самый офицер, что когда-то отдал приказ расстрелять три сотни пленных повстанцев с Венеры. Цель номер один для Красной Бригады, если ты не забыл еще. Почему бы организации не заявить о себе снова, приведя приговор в исполнение? Каратели должны знать, что их деяния не останутся безнаказанными.
   - Да это же билет в один конец! - отрицательно покачал головой Бен.
   - "Равенство, свобода, справедливость". Бен, ты же верил в эти слова. Бенедикт Квинто верил, что возможно создать справедливое общество свободных и равных людей. Сколько сотен твоих товарищей погибли за это? А сколько было случайных жертв? Все зря, Бен? Даже если и мы погибнем, не лучше ли смерть с оружием в руках за высокую идею, чем бесконечные униженья в поисках работы, а потом попытка свести концы с концами на нищенскую зарплату. Мы ничего не теряем, Бен. У нас ничего нет.
   Замолчав, Вернье повернулся к Бену спиной и встал на самый край площадки, словно заставляя сделать выбор.
   Молчал и Бен. Его захлестнула буря эмоций и ощущений, которых он давно не испытывал. Он вдруг вновь почувствовал себя молодым и сильным воином, твердо знающим, в чем смысл жизни. Казалось, с ним рядом незримо встали плечом к плечу боевые товарищи. Заноза, саднящая душу, растворилась.
   Бен встал на край рядом с Вернье:
   - У тебя есть план, Кайюс? Он должен быть чертовски хорош, чтобы я согласился.
   - Есть и он вполне выполним, если удастся собрать хорошую команду.
   - Насчет Косуги не знаю. Он слишком часто бывает за каналом, и не удивлюсь, если скоро увижу его на коврике задницей вверх.
   - Прощупаем. Он работает в "Парсон-отель", а это нам очень пригодится. Колфер любит комфорт и на время своего пребывания на Альпине остановится в лучшей гостинице планеты.
   - Гуттлит с сыновьями устроился на сельскохозяйственную ферму, но дела там не очень. Кафиров потихоньку увольняют, заменяя на правоверных. Гарри думает, что скоро дойдет очередь и до них. Вся эта ситуация давно Гуттлитов заедает.
   - Наведаемся к ним.
   - Сперва я хотел бы посетить Линника.
   - Хорошо, Бен.
   Бенедикт подставил лицо ветру. Он уже ощущал в своих руках тяжесть оружия, а в крови адреналин. Значит, так тому и быть.
  
  
   ГЛАВА 2
  
   Проскальзывающие под днищем аэрокара вершины острых скал становились все ближе.
   Вадим покосился на Квинто, высматривающего место для посадки. Глаза на грубом лице горят, волосы с проседью забраны в тугой хвост, ладони мощных рук уверенно лежат на штурвале. Механик с потухшим, затравленным взором быстро превращался в целеустремленного воина, не ведающего страха и готового к бою.
   Ракитин внутренне поежился, вспомнив, как стоял на краю небоскреба во время разговора с Лассо. Весьма рискованно, хотя и эффектно. И все же нет. Это еще не риск. Риск на грани безумия, риск на пределе возможностей только начинается. На самом деле Вадиму есть что терять - маленький мир, спрятавшийся за Бетельгейзе, ради которого он готов на все. Лассо поможет ему достичь цели, а если станет помехой, то отправится к праотцам.
   Бен был хорошим пилотом и аэрокар мягко, не задев ни одной из лохматых лап в круг стоящих лиловых сосен, опустился на тесную лесную поляну. Ракитин спрыгнул на землю вслед за спутником, и они быстро зашагали к небольшому горному озеру, где любил рыбачить Серж Линник. Переселившись на Альпину, коммерсант стал заядлым рыбаком и любил отдыхать от городской суеты и обширной семьи в маленьком, но комфортабельном рыбацком домике, сооруженном им на живописном берегу. Раз в неделю, ровно на двенадцать часов он уединялся здесь под охраной только одного, самого надежного, телохранителя. Никто не знал об этом месте кроме самых близких людей. Квинто знал. Знал, потому что когда-то сам познакомил Линника с этим озером и рыбалкой.
   Когда среди деревьев показался рыбацкий домик и запестрело озеро, раздался окрик:
   - Стоять! Не двигаться!
   Из- за ближайшего ствола выглядывал человек в скан-очках. На ремне болтался "Гурон" - простой, но надежный пистолет-пулемет, весьма эффективный в ближнем бою. Дуло "гурона" черным зрачком мрачно смотрело на непрошеных гостей.
   - Привет, Сонни, - дружелюбно, во весь рот, улыбнулся, Квинто. - Мне с Сержем надо повидаться.
   - Он здесь не работает и никого не принимает, - хмуро сообщил охранник, все еще прячась за стволом. Зрачок пистолета-пулемета остановился на Ракитине.
   - Я знаю, что Серж на рыбалке отключается от внешнего мира, но есть важная информация, которой я срочно должен поделиться с ним. Это не терпит отлагательства, - сделал еще шаг вперед Квинто. - Не тяни, веди к хозяину. Ты же меня сто лет знаешь, Сонни.
   - Это кто с тобой?
   - Тот, кто знает подробности. Давай, веди скорей. Оружия при нас нет. Или у тебя очки для красоты?
   Охранник еще немного помялся, но все же вышел из-за дерева.
   - Ладно, идем.
   Ракитин торопливо сделал шаг вперед и охранник нервно добавил:
   - А ты оставайся здесь. Если понадобишься, позовут.
   - Ладно, ладно, - снова двинулся вперед Бен. - Как скажешь, но давай поторопимся.
   Когда Квинто поравнялся с громилой, Ракитин кашлянул в кулак, отвлекая внимание. Оружейный ствол снова дернулся в его сторону, а значит и взгляд тоже. Теперь "механик" не подведи. И Бен времени не терял. Перехватывая оружие, он стопой нанес удар по коленному суставу зазевавшегося телохранителя, заставляя того захрипеть от боли и осесть, а в миг подскочивший Ракитин прямым ударом в лицо опрокинул Сонни навзничь, завершив разгром.
   - Прости, приятель, - склонившись над распростертым телом, Вадим стянул с окровавленного лица сканы.
   - Не жалей его, Кай. Это - та еще сволочь. Как-то он чуть до смерти не забил подростка-курьера, который не сумел с ним разойтись в дверях ресторана, - Приблизился Квинто, переводя "гурон" на бесшумный режим стрельбы. - Если бы я не вмешался, парню пришел бы конец.
   Из наплечной кобуры телохранителя Вадим выдернул пистолет, вывернул руку с коммуникатором на запястье. Охранник Линника зашевелился, приоткрыл глаза.
   - Не дергайся, Сонни, - направил на него ствол Квинто.
   С помощью "крысы" Вадим вошел в систему безопасности периметра и без труда вывел ее из строя, заодно уничтожив все видеозаписи. Как только Ракитин разогнулся, Бен нажал на спусковой крючок.
   "Скор красный на расправу, - подумал Вадим, надевая очки и настраивая тепловизор, - но такой в этом деле и нужен".
   - Линник на пристани. Кроме него ни в здании, ни в окрестностях никого не вижу.
   Квинто кивнул, и они направились к коттеджу.
   - Хороший аппарат, - бросил Квинто, не прекращая на ходу вертеть головой по сторонам.
   - Ты о "Крысе" - электронном взломщике? Действительно хорошая штука, одна из последних разработок. Ими экипируются агенты ФСБР. Достался как трофей.
   На краю пристани с деревянным настилом, выдающейся далеко в озеро, в плетеном кресле притулилась фигура в широкополой шляпе. На раскладном столике рядом виднелся поднос с выпивкой и закуской. Местное солнце уже вскарабкалось достаточно высоко в небо, и вода рябила бессчетным количеством солнечных зайчиков.
   Бен ступил на широкие доски. Среагировав на скрип, фигура с удилищем зашевелилась и, не оборачиваясь, что-то недовольно проворчала. И только когда на настил шагнул и Вадим, человек в шляпе все-таки обернулся. Несколько мгновений он вглядывался в приближающихся к нему людей, а затем, выронив удочку и опрокинув кресло со столиком, вскочил на ноги и, суча, словно не зная куда деть, худыми руками, торчащими из коротких рукавов разноцветной рубахи, залепетал приветствие.
   - Да, я тоже рад тебя видеть, Серж, - глухим голосом произнес Квинто.
   - Что - то давненько ты ко мне не заглядывал, дружище, - мямлил, глотая окончания слов, невзрачный человечек. Взгляд его маленьких светлых глаз метался от лица Бена к лицу Вадима, а затем к оружию в руках "гостей". - Давайте в дом пройдем, присядем у камина. Водки выпьем или найса пожуем.
   - Сонни больше нет, - сообщил Квинто, когда Линник заскользил взглядом по берегу. - Я его ликвидировал. Не хочу, чтобы он мешал нашему общению.
   - К-как л-ликвидировал? - человечек окаменел и телом и взглядом, застывшем на лице Бена.
   - Расскажи мне о Мендозе и Паркере, Серж, - разноцветная рубашка коммерсанта жалобно затрещала под ладонью Квинто.
   - Я...не понимаю, - простонал Линник с перекосившимся от боли и ужаса лицом.
   - Передавай привет Сонни, - Квинто поднял ствол "гурона" и ткнул им в Линнику в грудь.
   - Нет, Бен! - дрожащим фальцетом вскрикнул тот. - Это ошибка!
   - Ошибка!? - вдавил Квинто ствол еще глубже в грудь Линника. - А что ты скажешь про счет на свое имя в "Голден траст-банке", скотина?
   - Сейчас там ровно один миллион сто тысяч долларов, - вставил Вадим, направив сканер на Линника. - Все переводы со счета фирмы "Сайто Брана", созданной ФСБР для такого рода сделок. И что интересно - даты поступления средств удачно совпадают с датами успешных операций по ликвидации бойцов КБ.
   Линник, скосив испуганные глаза на Ракитина, затараторил сбивчивой скороговоркой, снова глотая слова:
   - Эти...сволочи... Они заставили меня, господа! Они накачали меня "болтушкой"... Они...выпотрошили мои мозги на "качалке"! Вы же знаете их методы, господа!
   - Однако это не помешало тебе получить с них звонкой монетой за свои услуги, - Квинто сильнее сжал пальцы на плече Линника.
   Слезы брызнули из глаз Линника:
   - Мне сказали, что никто не пострадает! Со всеми договорятся по-хорошему! Простите меня! У меня шестеро маленьких детей!
   - Твое предательство не в том, что ты раскололся, а в том, что не сообщил Бригаде об этом. Ты и сейчас продолжаешь предавать, докладывая о каждом моем шаге Паркеру, - Квинто бросил коммерсанта на колени и приставил ствол к его лбу. - Конец тебе!
   Ковбойская шляпа покатилась к краю пристани и спланировала в воду.
   - Я сделаю все, что вы захотите! Заплачу, сколько скажите! - попытался отвести руку с оружием Линник. - Только не убивайте!
   - Руки! - заорал Квинто и так ткнул Линника дулом в лоб, что у того что-то хрустнуло в шее.
   - Пусть покажет свой главный склад, - торопливо придержал напарника Вадим.
   Смерть Линника в его план не входила. Не сейчас.
  
  
  
   Премьер-министр Карлтон Файнберг смотрел на огонь камина сквозь бокал с вином. Осыпающиеся под языками пламени поленья тихо потрескивали, а по стенам полутемной комнаты плясали тени. Файнберг в последнее время вдруг воспылал любовью к антиквариату и обстановке давно минувших дней. Один из его многочисленных особняков на территории огромного лесистого поместья близ Калифорния-Сити - столицы Новой Земли и всей Земной Федерации перестроили в соответствии с новыми запросами, и теперь премьер предпочитал проводить в нем редкие свободные вечера. Хотя назвать их свободными можно было с большой натяжкой. Вот и сегодня время близится к полуночи, а Виктор Горский - директор ФСБР здесь.
   - Итак, ваш человек уже в логове?
   - Да, он приступил к подготовительному этапу, - кивнул Виктор.
   - Каким образом поддерживаете связь?
   - Никаким. Агент получил от меня всю необходимую информацию и ресурсы. Если изменений по графику объекта не будет, то о результатах мы узнаем только в день акции.
   Файнберг выпятил нижнюю губу, что выражало сомнение.
   - Только полная автономность и независимость агента сможет сохранить операцию в тайне, а значит гарантировать успех, - поспешил напомнить Горский.
   - А если возникнут какие-либо отклонения, сможет ли...
   - Этот сможет сам разобраться с отклонениями и достичь необходимого результата.
   Файнберг отставил бокал:
   - Я не спрашиваю, кто эти люди и откуда, но надеюсь, что вы подобрали контингент, отвечающий всем необходимым требованиям.
   - Безусловно. Профессионалы и никакой связи с определенными структурами, - с раздражением поглядывая на пляшущие вокруг тени, кивнул Горский.
   - О них позаботятся после завершения?
   - Руководитель миссии получил на этот счет инструкции, - снова кивнул Горский, думая: "Ведь уже все обсудили, просчитали и запустили процесс. Сколько можно сомневаться и напоминать? "
   - Надо будет позаботиться и о нем.
   - Да, - помедлив, согласился Горский и махом осушил стакан со скотчем. - А как Президент? Вы вчера вместе были на футболе.
   - В скверном расположении духа. Арам Кайза на Альпине и их очередной матч по гольфу не состоится.
   - Что с проектом Кайзы?
   - Он практически готов.
   - Президент?
   - Одобрил большинство положений.
   Горский поймал себя на мысли, что не чувствует прежней уверенности в в премьере. Боевики свое дело сделают, а Файнберг? Если он ошибется или передумает, последующие события сметут их, разотрут в пыль. Да и не только их.
  
   Закованного в наручники Линника Вадим и Квинто кинули на заднее сиденье аэрокара.
   - Постереги, - хлопнул Вадим по борту машины, а я немного подчищу.
   - Поторопись, а то я могу не утерпеть и придушить эту сволочь, - мрачно пробурчал Бен.
   Опустив аэрокар Линника рядом с телом Сонни, Ракитин затолкал мертвеца в кабину и бросил на заднее сиденье сорванный с запястья торговца коммуникатор. Затем осталось запрограммировать автопилот и заблокировать дверь в открытом положении. Как только Вадим выскочил наружу, машина взвилась высоко в небо, а затем сорвалась в штопор и рухнула в центр озера, подняв столб воды.
   - А теперь господин Линник поможет нам добраться до склада, - уселся на сиденье рядом с пленником Вадим. - Он где-то в Диких горах, ведь так?
   Линник заерзал и закашлялся.
   - Время тянет, - заметил с переднего сиденья Квинто.
   - Точно, - кивнул Вадим и врезал торговцу кулаком по ребрам.
   Скрючившись, словно креветка, Линник застонал.
   - Быстро умереть не получится, Серж, - наклонился к его уху Вадим. - И никто не придет на помощь - ни медики, ни ФСБР. Они далеко, а мы здесь, рядом - дышим тебе в ухо и ломаем ребра.
   Линник промямлил координаты и Квинто поднял аэрокар в воздух. Заложив крутой вираж, он бросил машину на север. Озеро сверкнуло напоследок гладью воды, и под крыльями распростерся бесконечный ковер сосновых верхушек, изредка разрезаемый черными скалами, сверкающими на солнце острыми гранями.
   Час спустя, они достигли малоизученной области планеты под названием Дикие горы. Из слоя недвижимого воздушного поля из облаков, то тут, то там стали вырастать острые заснеженные пики. Аэрокар осторожно поднырнул под белое одеяло, и вокруг возникло мрачное царство многокилометровых исполинов, покрытых вековыми льдами, и темных провалов, обрывающихся в бесконечность. Сверкающее белизной облачное поле превратилось в давящий тьмой низкий свод. Порыв горного ветра поднял с ближайшей вершины волну снежной круговерти и бросил ее навстречу крылатой машине, которую серьезно встряхнуло.
   - Подсказывай! - Вадим тычком в бок вывел Линника из затянувшегося оцепенения.
   - Обещайте, что окажете мне медицинскую помощь. У меня ребро сломано, - застонал торговец. - Бен мы столько пережили вместе, неужели...
   - Говори, куда править, урод! - рявкнул с водительского сиденья Квинто.
   По подсказке Линника аэрокар начал медленно опускаться в одно из узких извилистых ущелий, с тяжелыми ледяными берегами, почти смыкающимися друг с другом. Когда свинцовое небо над головой превратилось в узкую полоску и они оказались в полной темноте, слева по борту тускло вспыхнул ряд посадочных огней и взору Ракитина открылась вырубленная в стене ущелья ниша. Не разворачиваясь, Квинто втиснул летательный аппарат под низкий скалистый навес небольшой парковки, на которой могло разместиться не более еще трех-четырех таких же машин или один транспортник малого класса.
   Вадим вытолкал Линника. Тот съежился еще больше, на этот раз от холода, и быстро засеменил вслед за Квинто, к воротам, ведущим вглубь скального массива. Уговаривать отомкнуть их торгаша не пришлось. Скрюченными пальцами он набрал нужную фразу на заиндевевшей панели и одна из мощных створок отъехала в сторону. Миновав шлюз и еще одну створку, Ракитин и его спутники оказались в просторном, сферической формы, зале, который при их появлении озарился ярким светом. Квинто удивленно присвистнул. Вадим снова сомкнул на руках Линника наручники и тоже огляделся. Десятки контейнеров с армейской маркировкой заполняли все вокруг. Под потолком застыла рама подъемного крана. Продолжая тащить за собой бледного торговца, Вадим и Квинто прошли в центр зала, где на возвышении располагался центр управления складом. Усевшись в одно из кресел за круглым столом, Ракитин активировал компьютер и пробежал пальцами по виртуальной клавиатуре. После смачной затрещины Квинто, Линник, опять было начавший верещать про сломанное ребро, быстро выдал комбинацию паролей, и над столом поползли столбцы текста. Контейнеры вокруг были забиты оружием, взрывчаткой и военной амуницией. Особенно порадовало наличие дюжины мобильных ракетных установок последнего поколения. Вадим довольно откинулся в кресло. План, несмотря на все сомнения, что мучили его последний месяц, начал воплощаться в реальность довольно успешно.
   - Этим небольшую армию можно до зубов вооружить, - не переставал восхищаться закромами Линника Квинто.
   - Мы можем все это поделить на троих. У меня есть покупатели, которые дадут хорошую цену, - приободрился торговец, но Квинто так посмотрел на него, что тот явно пожалел, что заикнулся.
   Вадим вывел объемную карту подземелья и указал на ряд небольших помещений под залом:
   - Вот, осмотрим их.
   Внизу оказалось несколько просто обставленных жилых помещений, медпункт с медицинской капсулой и пара зарешеченных комнатушек с цепями.
   - Я как-то и не сомневался, что здесь имеются помещения подобного рода, - усмехнулся Вадим, заталкивая Линника внутрь.
   - А как же медкапсула!? - взвизгнул торговец.
   - Если бы у тебя ребра были сломаны, ты бы так не вертелся и не верещал как резаный, - ответил Квинто и сквозь прутья дал пленнику тычка в лоб. Звякнув цепью на ноге, Линник отлетел к параше.
   - Арсенал, как видишь, у нас есть. Осталось набрать армию, - посмотрел Вадим на Квинто, когда лифтовая платформа подняла их обратно в зал.
   - Ты как будто знал обо всем этом, Кай.
   - А ты нет?
   - Я знал, конечно, что он продолжает приторговывать, но не предполагал, что в таких объемах. Думал, что на старых заначках держится. Ведь мы вроде как на дно легли. А оно видишь, как оказалось - ему особо и скрываться не надо было. Развернулся по-крупному.
   - Признаюсь, Бен, что сбор информации занял у меня порядочное время и потребовал значительных средств. Да и не один я этим занимался.
   - Послушай, Кай, - Квинто положил руку Ракитину на плечо, останавливая. - Ты парень вроде бы что надо, но...
   - Что "но"? - стараясь выдержать пристальный взгляд Квинто, как можно спокойнее спросил Вадим.
   - Если окажется, что я в тебе ошибся, Вернье, то из-под земли достану и.... Сам понимаешь.
   - Я понимаю, Бен. Это твое право, - усмехнулся Вадим.
   Они прошли в центр зала и уселись возле пульта. Компактная кок-машина выдала по заказу Вадима пару чашек кофе и бутерброды.
   - Перекусим и займемся Косуги и Гуттлитами.
   - Не уверен я в Косуги, хотя и знаю много лет - стандартов двадцать, а может и более, - с сомнением посмотрел на Вадима Квинто. - Размяк Шон совсем. В последнее время все чаще вспоминает дочь. Она тоже участвовала в нашем движении и погибла в ходе последней волны зачисток. Винит себя в этом. А боец был отличный.
   - Помоги привлечь Гуттлитов, - ободряюще кивнул Вадим, - а Косуги я займусь сам.
   - Он не такой простой, как я, - улыбнулся Квинто.
   - Жуй давай.
  
  
   ГЛАВА 3
  
   Вслед за Вернье и Квинто Гарри Гуттлит вошел под своды горного убежища Линника. Позади следовали сыновья - Боб и Тони. Шон Косуги замыкал шествие.
   - В нашем распоряжении, - Вернье на ходу показывал на контейнеры по сторонам, - ручные стрелковые комплексы последнего поколения МГ-88 "Даяк", полдюжины видов гранат и универсальные ракетные установки "Чемпион".
   - Бронированные латы "Гоплит-2", - добавил Квинто.
   - А также идентификационные чипы прикрытия и шевроны специального подразделения военной полиции, - вскочил на возвышение в центре зала и развернулся лицом к остальным Вернье. - Если операция пройдет успешно, то каждый получит пятьсот тысяч долларов, хотя я знаю, что деньги для всех нас в этом деле не самое важное. Главное - наказать палача Колфера и доказать, что сопротивление зарвавшемуся режиму обнаглевших от власти и денег толстосумов живет.
   - Ух ты! - восторженно вырвалось у Тони.
   Гарри недовольно цыкнул на сына, в очередной раз подумав, не зря ли втянул отпрысков в это дело. Тридцать лет от роду и парочка второстепенных акций Красной Бригады, в которых они участвовали на излете ее существования, серьезным боевым опытом назвать трудно, а Вернье и Лассо тянули Гуттлитов в очень серьезную заваруху. Но начальник техотдела "Агротекс" уже предупредил Гарри, что закупок новой техники, как и запчастей для старой, ждать не стоит. Вместо машин будут работать мусульмане, прибывающие на Альпину в большом количестве. Владелец компании, член "ПДР", заявил, что считает своим долгом помочь с работой как можно большему числу правоверных. Но ходить строем на работу, слушать проповеди и молиться по несколько раз в сутки не существующему для них богу Гарри и его парни не желали.
   - А где хозяин этого добра? - мрачно поинтересовался Косуги. Шон Косуги вроде как хорошо пристроился в "Парсон-отеле", но раз и он здесь, значит и там не сладко.
   - В подвале решетку грызет, - смачно сплюнув на пол оскалился Бен.
   - Он нам еще пригодится, - усмехнулся Вернье и, опустившись в кресло, жестом пригласил остальных тоже рассесться вокруг стола.
   - Его не хватятся? - поинтересовался Косуги.
   - Каждый год Линник ровно на неделю уединяется в своем рыбацком домике. У нас в запасе еще трое суток, но хватит и этого. Акция по Колферу завтра вечером, - пояснил Бен.
   Прежде чем сделать шаг Гарри еще раз осмотрелся. Нет ли во всем этом какого подвоха? Вот и Линник оказался предателем, хотя он, признаться, никогда Гуттлиту не нравился и вот, поди ж ты, не ошибся. Парней жаль, которые из-за этой сволочи голов лишились или тянут теперь тюремную лямку где-нибудь на заиндевелой Европе. Торгаш он и есть торгаш - продал с потрохами.
   Итак, - начал Вернье, когда все расселись и над столом возник план города, - наша цель - Колфер. Завтра он прибывает на Альпину, в космопорт Бируни. Официальная цель визита - инспекция базы "Альпина". Из космопорта в сопровождении армейского спецназа генерал направится сначала на базу, а затем в "Парсон-отель", где и планирует поселиться на период инспекции.
   - С армейским спецназом таким составом не справиться, - не выдержал Гарри. Идея покушения начала казаться ему нереализуемой.
   - Мы не будем мериться с ним силами, - сверкнул синим взглядом в сторону Гуттлита Вернье. - Прошу вас, господин Косуги, дайте пояснения по отелю.
   Виртуальная схема над столом изменилась. Перед собравшимися предстал цилиндр небоскреба "Парсон-отеля" и прилегающей территории.
   - Под отелем оборудован особый подземный этаж, - начал, помедлив, Косуги. - Это маленький отель в отеле, рассчитанный на небольшое количество особо важных гостей, желающих почувствовать себя в полной безопасности. Даже если под влиянием бомбежки весь "Парсон-отель" развалится на куски, постояльцы сплендид-этажа ничуть не пострадают, так как проживают в комфортабельном и герметичном бомбоубежище.
   - Н-да, - озабоченно почесал коротко стриженый затылок Энтони. Во взгляде его брата тоже проявилось сомнение.
   - Слушаем дальше, парни, - нахмурил брови Гарри и пригладил свои длинные белые усы, спускающиеся до подбородка.
   - А теперь обратите внимание на этот подземный ход, - Кайюс Вернье приблизил изображение нижней части отеля. - Бронированная капсула сплендид-этажа соединена этим переходом с полицейским управлением города на случай, если богатенькие постояльцы так наложат в штаны, что им понадобится экстренная помощь. Или они сами бегут как испуганные тараканы к полицейским, или полицейские мчатся выручать их.
   - А это что за помещение на полпути? - показал пальцем Тони.
   - Это убежище для персонала отеля и гостей, которые в случае бомбардировки оказались снаружи, в парке, разбитом вокруг здания.
   - Значит, через него можно проникнуть и в сплендид, и до полиции добраться?
   - Точно, - кивнул Вернье, - так и есть. Вот только со стороны сплендид-этажа ход загерметизирован, из туннеля его не отомкнуть.
   - Сдается мне, что мы должны оказаться в убежище под этим парком, - смекнул Гарри. - А затем надо встретить цель, когда она побежит по туннелю к полицейским. Вот только как заставить Колфера бежать?
   - В этом нам поможет "чемпион", - посмотрел Квинто в сторону расчехленного станка с ракетной установкой. - Твои парни умеют с такой обращаться, Гарри.
   - Да, приходилось, - закивали сыновья.
   - Замаскировав, мы установим ее в кузове аэрокара, припаркованного на площадке ремонтной мастерской Такахаси, - снова вступил в разговор Вернье. - В час "Икс" Тони активирует установку. Если спарка ударит вот в эту точку между третьим и четвертым этажами, то отель аккуратно сложится карточным домиком, похоронив VIP-бункер под собой. Мы в это время должны проникнуть в убежище и встретить эвакуирующихся постояльцев сплендид-зоны.
   - Врубаем глушилку, гася беспроводную связь в округе, - подключился явно захваченный процессом планирования Квинто, - а затем "прилипаем" к кабелю связи с полицейским управлением, проложенному вдоль туннеля, и от имени копов предлагаем Колферу скорейшим образом покинуть отель.
   - Хороший ход, Бен, - согласился Вернье, меняя ракурс плана города. - Но чтобы реальных полицейских хоть ненадолго отвлечь от проблем отеля, надо парочку ракет направить и вот в это здание - центр управления и связи полицейского управления Альпины. "Чемпион" справится.
   - А как же люди, проживающие в отеле? - свел брови к переносице Боб Гуттлит. - Не по мне гражданских гасить.
   - Верно, сынок, - кивнул Гарри и вперил взгляд в лицо Вернье.
   - И снова слово Шону, - Вернье развернулся в кресле в сторону Косуги.
   - Отель пуст, - заскользил раскосыми глазами по присутствующим Шон. Обслуживается только сплендид-зона, где расположился некто Абу Джаббар выкупивший все номера отеля до конца месяца, и первый этаж, забитый его охранниками. Много их, как у президента.
   - Абу Джаббар? - Гарри напряг память. - Не слышал про такого.
   - Очередной толстосум, пытающийся заполучить военный контракт через Колфера, - равнодушным тоном пояснил Вернье. - Колфер человек влиятельный и всегда готов помочь за определенную сумму. А что касается охраны как у президента...
   Не договорив, Кайюс встал с места и, обойдя вокруг кресла, задумчиво облокотился локтями на обтянутую кожзаменителем спинку. Повисла пауза.
   - На нижнем этаже, помимо десяти человек прислуги - повар, секретарь, любовницы и так далее, Абу Джаббар держит только четырех телохранителей. Остальные двадцать шесть располагаются на первом этаже, патрулируют прилегающую территорию и парочка болтается на крыше. Все бывшие сотрудники ФСБР, вооруженные пистолетами-пулеметами "Гурон" и оснащенные силовыми щитами 2-го уровня устойчивости. Остальная свита ждет хозяина на яхте, на орбите Альпины, - вновь заговорил, словно очнувшись от сна, Вернье. - Армейский спецназ проводит Колфера до входа, а в отеле его будет сопровождать только адъютант - генерал считает себя храбрецом. Однако когда начнется заваруха, он будет рассчитывать на охрану Джаббара и нам необходимо брать это в расчет. Без нее он может и не выйти.
   - Если отель сложится, то соотношение будет один к одному, - поскреб подбородок Квинто. - Неплохо.
   - Получается, нам всех валить в том туннеле придется? - заерзал Боб.
   - Точно, Бобби, - оскалился в улыбке Квинто. - И с "гуронами" против МГ им не выстоять.
   - А как уходить? Военные перекроют космопорт и усядутся на орбите, блокируя входы-выходы. Такой переполох начнется! - наперебой загалдели близнецы
   - Колфер попросит, - терпеливо разъяснял Вернье.- Будем брать его живым и потащим с собой как заложника и отмычку. С ним в охапку войдем в порт и отчалим на яхте Линника, а затем с парой пересадок доставим на Деметру, в распоряжение подпольного революционного суда КБ. Поэтому стреляйте точнее, мазать нельзя.
   Гарри покачал головой:
   - А как куча гражданских из личной обслуги этого Джаббара, будь он не ладен, да сотрудники отеля? Они тоже ринутся в туннель. Про силовые щиты охранников тоже забывать нельзя. Со вторым классом устойчивости они могут продержаться полторы-две минуты, а этого более чем достаточно, чтобы отступить и выскользнуть из ловушки. Отсекать надо.
   - Думаю, Колфер с этим Джаббаром в кольце охраны побегут первыми, - продолжил Вернье. - Такие всегда бегут в первых рядах. Они считают себя элитой, которой надо сохранить себя для новых "свершений" во благо народа. И это облегчит нам задачу.
   После паузы Кайюс бросил взгляд на Косуги:
   - Справишься Шон?
   Косуги молча кивнул.
   - Если хорошо выучим ноты, отыграем концерт без осложнений, - улыбнулся Вернье. И эта улыбка показалась Гарри зловещей.
  
  
   Посол Сит Ре Карт задумчиво мерил шагами просторный кабинет. Время от времени он останавливался напротив телестен, демонстрирующих пейзаж снаружи. Под идеально голубым небом раскинулся ухоженный сад с замысловатыми узорами дорожек, извивающихся среди кустарников, усыпанных разноцветными бутонами, и ровных стволов деревьев с идеально круглыми шарами стриженых крон. Ре Карт сделал раздраженный пасс рукой и стена померкла, а затем с шелестом поползла вверх. Легкий свежий ветер ворвался в комнату, коснулся зеленой кожи банши. Так гораздо лучше.
   - Это не безопасно, господин посол, - донесся с порога голос Рург Зартага - секретаря посла.
   - Вы о религиозных фанатиках, Рург? - обернулся на голос Ре Карт.- Не думаю. Пока они могут действовать только исподтишка и близ районов густо населенных собратьями по вере. Здравомыслящие люди, которых, надеюсь, немало, не желают новой войны.
   - За год семь случаев нападений на банши, проживающих в системах землян. Два из них привели к смерти наших сограждан.
   - К чести главы ФСБР пять преступлений уже расследованы и виновные наказаны, - снова неспешно зашагал по комнате Ре Карт.
   - Мы с вами оба знаем, что нападения не носили случайный криминальный характер. Это было проявление ненависти на религиозной почве, скрыто подогреваемой лидерами так называемой "Партии Духовного Возрождения", рвущейся к созданию теократического государства.
   - Сделаем вид, что результаты расследований нас удовлетворили, - остановился посол. - Война и нам не нужна. Однако закрывать глаза на проблему не следует, иначе она разрастется и приведет к катастрофе. Надеюсь, Рург, что сообщение генерала Ре Санвалоса меня порадует. Говорите же, не томите. Вы ведь за этим пришли?
   - Да, господин посол. С борта "Вандарсы" сообщают, что партия начата и результат ее станет известен в ближайшие дни, - отрапортовал молодой банши. - Это все. Быть может, мне запросить разъяснений?
   - Нет, этого достаточно, - Ре Карт не удержался, чтобы удовлетворенно не потереть ладони.
   Настроение посла Баншийской Республики улучшилось и щелчком пальцев он заставил автоматику несколько изменить обстановку кабинета.
   - Прошу, Рург, составьте компанию, - посол шагнул к изящной барной стойке с конусообразной емкостью и двумя высокими бокалами цветного стекла. - Наша маленькая бонк-ферма наконец-то начала давать урожай. Все-таки для приготовления керрена нет ничего лучше, чем свежая кровь. Размороженная придает излишнюю горчинку.
   - Согласен, - принял бокал из рук посла Зартаг и кончики его острых ушей дрогнули в предвкушении удовольствия.
   - Выпьем за удачный ход конем, мой друг.
   - Я не очень понимаю, о чем вы, господин посол, но готов выпить. Вот только кто против кого играет в эту странную игру? Мы против землян?
   - Если все сорвется, то такое может случиться. Однако надеюсь, что до этого не дойдет, - с этими словами посол осушил бокал и отставив его в сторону.
   - Кстати, господин посол, пришел новый каталог антикварного магазина Ходжсона. Там есть потрясающая копия картины Васильева "Звездное небо", сделанная еще при существовании оригинала.
   - Друг мой, вы уверены!? Это же потрясающе! Готовьте аэрокар!
  
  
   Озноб находил на Сержа Линника волнами, внезапно сменяя размазывающую по пластиковому полу бессильную слабость, крупной, до зубовного лязга, дрожью. Комбинезон из грубой ткани, в который его заставили переодеться еще на озере, раздражал кожу. Без коммуникатора со встроенным кибер-медиком, без одежды со встроенными датчиками и терморегуляторами Линнику казалось, что он уже заболел и, скорее всего, серьезно. Несколько раз он громко требовал освободить его или хотя бы оказать медицинскую помощь, но у стальных прутьев решетки никто не появлялся. И что самое обидное, весь этот запрятанный глубоко в горах двухэтажный бункер, включая и крохотную комнатушку с прочной решеткой вместо одной из стен, был спроектирован и построен на его деньги. Как все это нелепо - заключение в тюрьме, построенной для других, требования в пустоту срывающимся от страха голосом, эта позорная дрожь.
   То ли в поисках чего-нибудь, что поможет выбраться из камеры, то ли в попытке проснуться, Линник еще раз похлопал себя по всем карманам и снова обошел по периметру тесный квадрат бокса, барабаня ладонями по губчатым стенам. Как было бы славно, если все происходящее лишь ночной кошмар. Но нет, спасительный коммуникатор в кармане не находился и пробуждение не наступало. Серж остановился у дыры параши в углу камеры и поймал себя на мысли, что пытается понять сможет ли он протиснуться в зловонную трубу. Нервный смех сменился очередной волной озноба.
   - Поднимите температуру, сволочи! Я замерзаю! - стиснул прутья решетки Линник. - Дайте еды! Хочу есть!
   Он кричал долго, пока вконец не обессилил и не сполз на пол. Теперь ему стало жарко. На лбу выступила испарина.
   - Воды дайте!
   Оперевшись на прутья спиной, Серж уставился в пол. Вдруг вспомнилось, что инженер, проектировавший это убежище, и бригада строителей покоятся на дне ущелья. Сонни убил их по приказу Линника. Верный Сонни, бедный Сонни. А ведь у Сержа целая армия таких помощников. А ведь есть еще майор Паркер, за которым ФСБР. Нет, они дадут его в обиду. Вот только как до них докричаться? Надо затаиться и делать все, что требуют эти красные мерзавцы. Раз они не ликвидировали его сразу, значит, Серж еще нужен. Настанет момент и хватка этих зверей ослабнет, а уж он-то не зевнет. И тогда...
   Кулаки Линника, наполнившегося решимостью, сжались. Мозг объяли сладкие картинки различных способов уничтожения недругов.
   - Ты просил воды, - рядом с Сержем шлепнулся пластиковый пакет с водой, а вслед за ним и брикет синтетического армейского пайка, затянутый в защитную пленку.
   Линник вскочил на ноги, развернулся к решетке и невольно отпрянул назад, напоровшись на недобрый взгляд Кайюса Вернье. Тренированный торс обтягивала футболка с полицейской эмблемой, на бедре, затянутом в камуфляж, плотно сидела кобура с пистолетом.
   Преодолев растерянность, Линник снова приблизился к решетке:
   - Я сделаю все, что скажите. Я готов к любому сотрудничеству, вы не пожалеете. Мои ресурсы, связи - все к вашим услугам.
   - Запомни, Линник, я - твой единственный шанс выжить, - приподнял бровь Кайюс. - Поэтому перестань верещать. Просто делай, что тебе говорят, и не рыпайся.
   - Что ты хочешь!? - в порыве приник к прутьям Линник. - Я дам тебе все, только отпусти! Деньги, оружие - все к вашим услугам, только отпусти! Зачем меня держать на привязи, мы и так сможем договориться! Меня же искать будут и мои люди, и ФСБР, и партнеры по бизнесу! Они же с ног на голову поставят эту планету и вам не уйти!
   - Поищут и забудут. Таким как ты, быстро замену находят, - усмехнулся Кайюс. - А если будут искать слишком сильно, то найдут труп.
   Вспомнив о сводящем желудок голоде, Линник обернулся и еще раз посмотрел на брикет сухого пайка и пакет воды:
   - В столовой комнате отличный кок-аппарат стоит, нельзя ли мне....
   Фразу Линник не договорил, обнаружив, что отрезок коридора перед решеткой уже пуст. Бросив в пустоту ругательство, он зубами неумело надорвал пакет с водой и тот тут же окатил рубашку и брюки, оставив влаги всего на пару глотков. Расстроено отбросив пакет и пнув брикет, Серж снова опустился на пол. Почему Кайюс так уверен в себе и откуда столько знает о нем? Уж не агент ли он Федеральной службы безопасности и разведки? Но Серж сотрудничает с ФСБР, столько махровых террористов и экстремистов сдал, зачем так жестоко играть с ним? Он и дальше помогал бы, только попроси? Если вдруг чем-то не угодил, то почему не объяснят, в чем дело, почему просто не ликвидируют в конце концов, почему мучают? Зачем собрали здесь все это недобитое отребье? От всех этих "если" и "почему" у Сержа начала болеть голова. Он подобрал пакет от воды и слизнул оставшиеся капли, намотал на голову влажную рубашку. Боль вроде стихла, но новая догадка вернула ее назад. А что если Кайюс и есть Веласкес, который лично вновь собирает силы и готовится воздать всем по заслугам? Неужели лидер грозной подпольной организации сумел избежать цепких лап ФСБР? Но Мендоза и Паркер уверяли, что Веласкес казнен и продемонстрированная по всем мирам Федерации съемка с места казни не подделка. Линник застонал и обессилено повалился на пол. Через минуту-другую он забылся вязким полуобморочным сном.
  
  
   ГЛАВА 4
  
   Шон познакомился с ней по пути на станцию терраформирования маленькой планетки возле Проциона. Оба они были молодыми инженерами, нанятыми в составе бригады специалистов, призванных подправить климат планеты. Девушку звали Асэми. Миндалевидные глаза цвета ореха, тоненькая точеная фигурка, звонкий смех. Взаимная симпатия возникла сразу же. Хотя нет, не так. Со стороны Шона эта была любовь с первого взгляда. Даже сейчас, спустя десятки лет, вновь и вновь вспоминая этот момент первого соприкосновения взглядами, первые слова, он ощущал эту бурю эмоций и чувств, захлестнувших его тогда. Любила ли Асэми его с той же страстью? Он не задумывался. Шон просто любил, любил, не требуя ничего взамен. Он наслаждался каждым часом, минутой, мигом с любимым человеком. Мир вокруг был прекрасен, потому что в нем существовала Асэми.
   В поселении терраформеров Шон и Асэми первыми сочетались браком, а вскоре на свет появилась Амея. Руки Шона до сих пор помнят легкое, почти невесомое тельце новой жизни, биение маленького сердца. Десять счастливых лет пронеслись как один миг. Контракт с "Мастерформ" подходил к концу, но покидать планету семья Косуги не собиралась. Компании, приступившей к освоению нового мира, требовались ставшие уже местными инженеры и будущее рисовалось достаточно безоблачным. Но последовавшие события перечеркнули надежды на счастливое будущее жирным черным крестом.
   Резко затормозивший автобус и разразившаяся в салоне брань вывели Шона из полусна воспоминаний.
   - Вот скотина, он же пропустить нас должен был! - больше всех возмущался сидевший рядом Грант Сусс, напарник Косуги из сегодняшней смены персонала "Парсон-отеля". - Никто правила соблюдать не хочет! Уроды!
   Всегда вежливый и предупредительный на работе, вне отеля Сусс превращался в грубияна и задиру. Корпоративный автобус уже приближался к зданию отеля, а Грант все не успокаивался. В другое время Шон заставил бы парня заткнуться, но сейчас недовольный бубнеж коллеги его не трогал. Открывшийся вид на отель заставил Косуги отрешиться от не имеющих отношения к предстоящему делу мелочей спрятать в дальние уголки памяти воспоминания о прошлой жизни. Он обязательно выполнит свою часть работы. Выполнит четко и безупречно, потому что теперь его существование в этом мире вновь обретает смысл.
   Автобус с двумя дюжинами сменных служащих скользнул в подземный гараж и минуту спустя из него стал высыпать народ и брести к площадке перед лифтами. Там два гостиничных охранника с осоловелыми от недосыпания глазами под присмотром телохранителя из свиты Абу Джаббара, отличавшимся шитым на заказ костюмом, заставили всех пройти сквозь рамку сканер-контроля. До начала смены оставалось полчаса.
   На грузовом лифте служащие поднялись в служебную зону первого этажа и начались расходиться по рабочим местам. Шон с Суссом прошли в помещение инженерно-технической поддержки.
   - Наконец-то, - буркнул дежурный техник-инженер Дон Ким при виде сменщиков. - Как меня достали эти кретины из сплендид-зоны!
   - Да ну? - замедлил шаг Косуги. - Опять с канализацией проблемы?
   - И это в том числе, - зло сплюнул в урну Ким. - Это шишка военная, что в гостях у денежного мешка, ночью зачем-то спустил в унитаз все барахло потаскухи, которую ему подогнал Мешок.
   - Всего-то? - поднял брови Косуги. - Обычное дело.
   - Если бы. Повара, которых они навезли с собой, чуть не спалили нам кухню. Господа ведь все натуральное едят, приготовленное вручную, хрен знает каким древним способом на открытом огне, - Лицо Кима вновь недовольно скривилось, и очередной смачный плевок ударился о борт корзины.
   - А где охрана? Они ж теперь и здесь дежурят, - повертел головой Шон.
   - Задницы чугунные у этих ребят. Всю ночь тут просидел, ни разу отлить не вышел. Вот только сейчас побежал - дошло-таки. Я из-за него глаз не сомкнул. Заметит, что я кивать начинаю, сразу с расспросами лезет. Все выясняет, что и как у нас тот устроено, а под утро и вовсе заставил всю биографию ему пересказать, ублюдок. Сейчас вернется, пересменка у него только через два часа.
   - Ладно, сейчас переоденемся и сменим тебя, - сочувственно махнул рукой Шон. - А Леон куда запропастился, напарник твой?
   - Устраняет последствия поварского искусства.
   Когда к восьми часам Шон вернулся в дежурку, там помимо Кима уже находился телохранитель Джаббара. Несмотря на то, что на лице громилы не было и намека на бессонную ночь, она все-таки притомила его. Буркнув приветствие, он вытянул ноги и принялся лениво листать виртуальный журнал в ожидании скорой смены.
   - Обрадую вас, ребятишки, - оскалился Ким.- В бассейне сплендид-зоны пропало освещение в зоне релаксации, а система проблемы не видит. Кому-то надо топать на место. Но это теперь ваша забота, ребятишки. Мы свое отработали.
   - Оставайся, Грант. Я схожу, посмотрю, в чем там дело, - бросил небрежно напарнику Шон и перекинул через плечо сумку с ремкомплектом.
   Охранник покосился на выходящего техника, но, не меняя позы, продолжил листать журнал.
   Итак, время пошло. Миновав пост охраны у лифта, Косуги опустился в холл сплендид-зоны. Здесь, среди статуй в стиле "антик" и картин в золоченых рамах ему пришлось вновь ответить на ряд дежурных вопросов очередной парочки "горилл" в дорогих костюмах, опять пройти сквозь скан-рамку. Только после этого тяжелые стальные створки бункера разъехались в стороны и впустили его во чрево бункера.
   Широкая дорожка к жилой зоне вилась среди пышной зелени подземного сквера, разбитого под искусственным телевизионным небом. Косуги юркнул в сторону, туда, где за цветущей акацией пряталась дверка для обслуживающего персонала. Теперь надо подобраться поближе к аварийному выходу из убежища и ждать удара. Косуги взглянул на часы. Перед его мысленным взором возникла крыша здания с рекламным щитом "Такахаси аэрокар сервис", ряды припаркованных на ней аэрокаров. Вот-вот один из них разверзнется и над обтекаемым корпусом возникнет платформа с ракетной установкой. До удара с воздуха оставались считанные минуты. Совсем не к месту вспомнился Грант Сусс, оставшийся в дежурке. Парень-то он неплохой, а шансов выжить не будет. Приняв решение, Шон бегом добрался до бассейна по узкому лабиринту служебного коридора. Как и было задумано, одна из секций освещения вышла из строя, но чтобы выдернуть с места Сусса, нужна проблема серьезнее. Косуги сдвинул лючок в полу и спрыгнул вниз, к установке фильтрации.
   "Что там, Шон?" - послышался в коммуникаторе голос Сусса,
   - Установка фильтрации вышла из строя. Тащи свою задницу сюда, Грант. Мне одному не справится.
   "Не дури, Шон, - лениво отозвался Сусс. - Мелочь какая-нибудь. По данным центрального компа все нормально.
   - Бегом сюда, кретин! - заорал Шон. - Тут полный бассейн дерьма!
   Снова взглянув на часы, Косуги свыбрался наверх и вновь скрылся в служебном коридоре. Четыре серебряные стрелы "чемпионов" уже приближаются к целям.
   "Теперь Сусс твоя жизнь зависит от расторопности, - подумал Косуги. - Больше я ничем не могу помочь".
   Взрыва Косуги не услышал. Просто пол резко ушел из под ног и Шон кубарем покатился по коридору. Подняться удалось только со второй попытки - стены ходили ходуном, отталкивая от себя, словно ракетка теннисный мяч. В нарастающий гул вплетались крики ужаса, заметавшихся в панике людей. В мигающем свете на Шона налетел бармен с белым, перекошенным от страха лицом. Вцепившись в форменный воротник тужурки техника, он пытался что-то сказать, но лишь по-рыбьи хватал ртом воздух. Косуги отшвырнул парня прочь и тот, спотыкаясь, побежал дальше.
   Чуть приоткрыв дверь, Шон осторожно выглянул в коридор. Пока топот ног, лязг затворов и голоса концентрировались где-то далеко за поворотом. А стальные створки, за которыми тоннель с притаившейся засадой, вот она, прямо перед ним. Надо выждать. А тем временем грохот разрушающегося здания над головой то стихал, то возобновлялся, заставляя стены то замереть, то дрожать натянутой струной. Наконец, все стихло.
   Прошло пять минут, десять, пятнадцать. Послышался шум голосов в общем коридоре, который вскоре стал нарастать.
   - И ты здесь, Шон? - мимо Косуги в коридор протиснулся садовник. - Через главный вход не выйти. Отель подорвали и его руины замуровали нас.
   - Кто подорвал?
   - Не знаю, - пожал плечами чернокожий парень. - То ли террористы, то ли опять война.
   - К стене! - из-за поворота показалась пара охранников с пистолетами-пулеметами в руках. - Никому не двигаться!
   Следом появились процессия из особо важных персон. Шон узнал в них Абу Джаббара с секретарем и генерала Стивена Колфера в сопровождении совсем молоденького адъютанта со знаками различия лейтенанта. Еще двое телохранителей прикрывали их сзади, сдерживая несколько десятков испуганно голосящих людей, среди которых были и сотрудники отеля. Даже пара сотрудников службы безопасности отеля затесалась. Пока все шло так, как и предрекал Вернье.
   Пихнув Шона и садовника к основной массе перепуганных людей, телохранители образовали для охраняемых шишек защищенный пятачок перед выходом из бункера.
   Мамед Асахи - начальник охраны Джаббара пробежал пальцами по дисплею на стене возле створок и на небольшом экране возникла голова в шлеме с полицейской эмблемой. Бронированное забрало съехало назад, открыв верхнюю часть лица. Шон узнал синие глаза Вернье.
   Колфер и Джаббар отстранили охранника и приникли к экрану, загородив собой изображение. Далее Шон улавливал лишь обрывки фраз - "октопоиды нарушили перемирие", "база и город подверглась бомбардировке", "высаживают десант", "приказ срочно эвакуировать генерала Колфера", "только шесть пассажирских мест".
   - Майор, мы готовы к выходу, но нам необходимо дополнительное подтверждение, - вклинился в переговоры через плечо генерала старший телохранитель.
   - Оставьте, Мамед! И так уже все ясно, - сверкнул недовольно глазами в сторону Асаха Колфер и положил руку на плечо Абу Джаббара. - Сидеть здесь крысой в норе не по мне. А вы...
   - Выпустите нас! - раздался крик из толпы, - разве вы не чувствуете запах гари! Мы сгорим здесь заживо!
   Шон повел носом и, хотя ничего не почувствовал, буркнул как бы себе самому:
   - Да, что-то есть, а противопожарная система почему-то молчит.
   Словно искра пробежала по толпе. Мужчины двинулись на охранников, женщины запричитали.
   - Назад! - один из охранников Джаббара приложил рукояткой "гурона" гостиничного коллегу.
   - Друзья, - поднял руки за спинами охранников Джаббар. - Вам незачем беспокоиться. На планету высаживаются октопоиды, но в этом убежище вы в полной безопасности. Нам же с генералом необходимо организовать отпор агрессорам, для чего мы переместимся на военную базу "Альпина". Как только...
   - Нет, я не согласен! - заверещал парень в белом сюртуке и бросился на колени. - Не бросайте нас, господин Кайза! Я честно работаю на вас уже десять лет...
   - Встань, Саид. Аллах не оставит вас, да и я, конечно, тоже, - всплеснул руками Джаббар и добавил уже в сторону начальника охраны:
   - Мамед, организуй все как надо.
   Асахи выступил вперед и, вскинув пистолет-пулемет, дал длинную очередь поверх голов наседающих людей.
   - Ведите себя достойно! - грозно свел брови к переносице начальник охраны. - Сказано сидеть здесь и ждать, значит, будете сидеть и ждать! Октопоиды нарушили мирный договор и бомбят город. На улицах ад, а вы скулите и плачете, хотя находитесь в самом безопасном месте! Молитесь, и Аллах защитит вас!
   Толпа притихла и откатилась назад.
   - Господин Ферлах, - Асахи стрельнул взглядом в сторону бледного управляющего сплендид-сектором, прижавшегося к стене, - пора вам вспомнить о своих обязанностях и навести здесь порядок. Мы разберемся, что к чему там наверху и вытащим вас отсюда.
   Губы Ферлаха лишь мелко задрожали. Щеголеватый управляющий сразу постарел лет на двадцать, стало видно, что он совсем не молод.
   - Все ясно! - фыркнул Колфер. - В связи со сложившейся обстановкой я назначаю комендантом объекта представителя вооруженных сил. Лейтенант Липский принимайте командование.
   - Есть, сэр, - адъютант генерала сделал шаг вперед.
   Асахи кивнул и вложил в руку офицера пистолет-пулемет.
   - Оставьте одного человека в помощь, Мамед, - буркнул Джаббар.
   - Но мы не знаем, что нас ждет впереди, мой господин, - еще сильнее нахмурился начальник охраны.
   - На борту только шесть пассажирских мест, к тому же здесь остается много моих людей. Не тяни время, Мамед. Выполняй.
   - Остаешься с лейтенантом, Камрай, - недовольно бросил Асахи одному из подчиненных.
   "Значит, двое", - начал прикидывать Шон, по стене осторожно смещаясь ближе к Липскому.
   Наконец, бронированные плиты разошлись, открывая жерло туннеля. Троица телохранителей во главе с Асахи шагнула внутрь, за ними поспешили Колфер и Джаббар с секретарем.
   - Назад! - повел Липский столом в сторону заволновавшейся группы людей. Камрай поспешил нажать кнопку и створки с шипением вновь сомкнулись. Удостоверившись, что толпа под контролем, охранник приник к экрану видеофона, готовый при первой необходимости придти товарищам на помощь.
   - Ферлах, необходимо осмотреть все помещения бункера и установить возможные повреждения, провести ревизию медицинского и продовольственного оборудования, - начал командовать Липский. - Перепишите всех, разбейте на команды и назначьте старших, а затем я поставлю каждой из них определенную задачу.
   - Да-да, конечно, господин лейтенант, - закивал головой приободрившийся управляющий. Встав рядом с офицером, он принялся выполнять его распоряжение. Когда дело дошло до распределения задач и Шон, как старший одной из групп, оказался лицом к лицу с Липским и Ферлахом, Камрай, продолжавший следить за туннелем через экран видеофона взревел:
   - Черт! Засада!
   Липский, вздрогнув, оглянулся в сторону Камрая, а Ферлах застыл с открытым ртом.
   "Время!" - дал себе команду Косуги и в руку скользнула явара, припрятанная до поры под одеждой. Болевой шок от удара кастетом в локтевой сгиб привел Липского в полуобморочное состояние и превратил его тело в послушную куклу. Подхватив "гурон" из руки офицера, Косуги превратил "куклу" в живой щит, прикрываясь которой принялся решетить Камрая. Сползая по ставшей багровой стене, телохранитель успел дать короткую очередь в сторону Шона, но все его пули приняло в себя безвольное тело генеральского адъютанта. Ферлах "предусмотрительно" грохнулся в обморок.
  
  
   В то время, когда Кайза и Колфер принимали решение, Ракитин одиноко ждал в тусклом свете аварийного освещения туннеля. Забрало шлема должно быть поднято, из оружия лишь штатный "кейтель" на бедре. Полицейский ждет друзей, которым должен помочь, и груда оружия ни к чему. Выходите же друзья скорее. Путь безопасен.
   Створки распахнулись. Трое телохранителей с оружием наизготовку, в очках-сканерах показались в проеме. Идут уступом, медленно. Сейчас они активно сканируют фигуру полицейского офицера впереди. Но не стоит бояться - их ждет лишь друг. Вот и лица Колфера с Кайзой замелькали за спинами "горилл".
   - Приветствую, майор, - остановился в метре от Ракитина самый высокий телохранитель. - Я - Мамед Асахи, начальник охраны господина Джаббара. Вы можете обеспечить связь с начальником полиции или представить сканируемый приказ...
   - Асахи, меня не интересуете ни вы, ни господин Джаббар. У меня приказ об эвакуации только генерала Колфера и его адъютанта по запросу с базы "Альпина". Можете расслабиться и вернуться обратно в "Парсон".
   - Прекратите, Мамед, - отстранил телохранителя Колфер и протянул руку Ракитину:
   - Еще раз приветствую, майор. Извините, Асахи. Он просто выполняет свою работу. Вы сказали, что на катере шесть мест. Мы должны захватить господина Джаббара и его сопровождающих. Нас как раз шестеро. Лейтенанту Липскому я приказал позаботиться об остающихся в бункере людях. Кстати, где команда спецназа под командованием капитана Сахно?
   - Нам следует поторопиться, генерал, - пожал протянутую руку Вадим. - Там очень жарко и спецназ в самом пекле. Следуем на запасной командный пункт в Иллийских горах, куда сейчас эвакуируется все военное и гражданское руководство. Возможно, что с борта катера нам удастся связаться с ними и получить свежую и точную информацию о вторжении. Прошу за мной, генерал.
   Асахи дотронулся до скан-очков.
   "Перенастраивает, чтобы просветить помещение парк-бункера - понял Вадим.- Что ж, пусть сканирует. Там никого. Все нормально, Мамед. Опасности нет. Успокойся".
   Вадим развернулся и зашагал к входу в промежуточный бункер. Колфер сравнялся с ним и начал засыпать новыми вопросами. Остальные, чуть отстав, двинулись следом. Образовавшаяся дистанция облегчит выполнение задачи группе захвата.
   Преодолев оставшуюся сотню метров до промежуточного бункера, процессия начала втягиваться внутрь.
   - Подниматься на поверхность будем здесь. Выход через полицейское управление разрушен, - нажал кнопку вызова лифта Вадим.
   Асахи снова принялся настраивать скан-очки, чтобы рассмотреть возможную опасность. Опасность приближалась, но на стены коробки лифта квинто нанес стелс-покрытие. Мамед поймет это через несколько секунд, но их у него нет. Лифт уже опустился и створки поехали в стороны.
   Ракитин дернул Колфера на себя, увлекая на пол и предоставляя возможность закованным в штурмовые латы и вооруженным МГ Бену Квинто и Гарри Гуттлиту обрушить на следующую позади группку людей шквал крупнокалиберного свинца. Жужжание автоматических пушек и крики разрываемых в клочья людей в небольшом помещении слились в плотный, почти осязаемый, звуковой ком, закладывающий уши.
   Один из телохранителей успел задействовать силовой щит, прикрывая им себя и Джаббара-Кайзу. Вадим дернул из кобуры оружие и, оставив генерала, безвольно распластавшегося на полу, метнулся вдоль стены. Как только под огнем "кейтеля" с фланга охранник пошатнулся и выронил щит, разрывные пули Квинто припечатали его к стене.
   - Один уходит! - сквозь дымно-кровавую взвесь, заполнившую бункер, Ракитин устремился ко входу в туннель. Арам Кайза, поддерживая в лохмы разорванную руку, бежал в сторону сплендид-сектора "Парсона".
   - Стоять, Кайза!
   Раненый припал к стене и оглянулся. Ракитин снял шлем и приблизился к тяжело хрипящему человеку.
   - Я заплачу любую сумму, - выдавил тот, сползая по стене.
   - У компрачикосов деньги брать нельзя. Их следует без пощады уничтожать.
   - Не...понимаю, офицер.
   - Десять лет назад пара марсианских полицейских вышла на след человека, стоящего за самым мощным в центральных системах кланом компрачикосов.
   - О чем вы? Помогите!
   - Они собрали обширнейшее досье на него. Вот только начальству это почему-то не понравилось. Все собранные файлы поторопились уничтожить, а копов... - от ярко нахлынувших воспоминаний ладонь Ракитина еще сильнее впилась в рукоятку оружия. - Одного подставили во время очередной полицейской операции, а другого уволили. Надо было убить, потому что он ничего не забыл. Ты понял, мразь, о чем речь?
   - Это было давно, - Кайза попытался встать, но лишь нелепо засучил ногами. - Давай договоримся. Я могу дать тебе все, что пожелаешь.
   Вадим много еще чего хотел сказать скорчившемуся у его ног Кайзе, но отвращение и желание поскорее раздавить гадину пересилило. Он поднял "кейтель" и направил ствол в расширившиеся глаза врага.
   - Нет! Постой!
   Вадим нажал на спусковой крючок и содержимое черепной коробки Арама Кайзы веером брызнуло на стену.
   Свет из дальнего проема проник в туннель и Вадим разглядел Косуги. Призывно махнув ему рукой, он поспешил обратно, к Квинто и Гуттлиту. Время терять не стоило.
  
  
   ГЛАВА 5
  
   Рассмотреть руины "Парсон-отеля" со стороны было невозможно. Дым и пыль поглотили их одеялом гигантских темно-серых клубов, пытающихся заполнить собой небо и расползтись по всему охваченному паникой городу. Десятки аэрокаров роились в воздухе, а эфир разрывался от переговоров. Полиция, военные и простые жители пытались понять, что происходит и пока не находили ответа. Автомобильное движение на улицах прекратилось. Люди бросали вставшие в заторах машины и пытались бегом спастись от наползающей тьмы и возможной опасности таящейся в ней.
   Из серой пелены рядом со зданием, увенчанным баннером "Такахаси аэрокар сервис" вынырнул полицейский аэрокар, один из нескольких десятков, кружащих над городом. Свечей взмыв вдоль стеклянных стен к небу, он, качнув короткими крыльями, заставил присоединиться к себе другую крылатую машину.
   То поднимаясь над крышами, то ныряя почти к самой земле и петляя вдоль пыльных улиц, пара аэрокаров мчалась к космопорту. Вот город остался позади, замелькали холмистые предместья. Считанные минуты и показалась граница равнины, в центре которой расположился посадочно-стартовый комплекс. На заднем сидении полицейского аэрокара застонал, приходя в себя, генерал Колфер. Бросаясь вместе с ним к стене, чтобы уберечься от огня товарищей, Ракитин хорошенько приложил офицера лбом об стену убежища. Открыв глаза, генерал повел плечами и обнаружил, что надежно привязан ремнями к креслу.
   - Что происходит?! - Колфер удивленно нахмурился.
   - Вы в руках бойцов Красной Бригады Союза Свободы, Справедливости и Равенства, - повернулся к нему Ракитин. - Выполняйте наши указания, и мы не причиним вам вреда.
   Колфер непонимающе захлопал глазами, силясь осознать сказанное сидящим перед ним человеком в форме полицейского. Вадим не дождался проявления результата мыслительного процесса солдафона. Кабина аэрокара озарилась вспышкой и сидящий за штурвалом Квинто заорал:
   - Кайюс, смотри! Что это?!
   Прямо по курсу, в центре космодрома расцвел мощный взрыв, вслед за которым, стремительно увеличиваясь в размерах, к небу потянулся черный гриб.
   - Ты не говорил, что еще и порт вознамерился поднять на воздух! - зло воззрился на Ракитина Квинто.
   Но Вадим отрицательно покачал головой. Он предполагал, что на каком-то этапе произойдет сбой плана, но надеялся, что если это и случится, то много позже.
   - Меняй курс, Бен. Возвращаемся в Дикие горы. План отхода придется корректировать.
   - Нас быстро вычислят, - бросил Косуги, сидящий на заднем сидении рядом с Колфером. - Отсидеться не получится.
   - Быстро у них не получится. Над двадцать шестым и двадцать седьмым секторами сейчас проходит спутник "Аламейн", но его система слежения уже полчаса как вышла из строя. Не зря же я отпахал на них почти сто семьдесят часов, - пояснил Вадим. - Да и отсиживаться мы не будем. Лишь сделаем небольшую передышку.
   - Может, все-таки попробуем найти яхту Линника и взлететь!
   - Меняй курс, Бен!
   - Черт! Ты что-то не договариваешь! - Квинто в сердцах ударил по панели ладонью. - Что происходит в порту?
   - Я не знаю! - нахмурился в свою очередь и Ракитин. - Поэтому меняем план!
   - Вы пожалеете, - послышался голос Колфера. - Вы не понимаете, во что ввязались, мерзавцы!
   Косуги ткнул пленника локтем в ребро и тот заткнулся, обиженно засопев.
   Оба аэрокара сменили направление движения. Максимально снизившись и прячась в складках местности, они устремились сначала на северо-восток, а затем нырнули в сеть каньонов простирающихся на север, в сторону Диких гор.
   В поисках ответа Вадим включил местный телеканал. В новостях перемежались кадры с разрушенным "Парсон-отелем", разбитым зданием на территории полицейского управления города и космопортом под шапкой черного дыма. Диктор вещал о тройной атаке неизвестных сил. Версий высказывалось множество - от мести властям "криминального сообщества отщепенцев", ранее владевших планетой, до провокации октопоидов, ищущих повод снова начать войну. О Красной Бригаде и похищении генерала Колфера не упоминалось. Когда аэрокары достигли гор, диктор сообщил, что на территории космодрома взорвался малый транспортный корабль, приземлившийся в аварийном порядке.
   - Похоже на твой стиль, а? - снова покосился на Ракитина Квинто, паркуя машину на площадку перед входом в убежище Линника.
   - Я стараюсь не повторяться, - мрачно отшутился Вадим.
   - Неужели совпадение? - начал остывать Квинто.
   Ракитин в совпадения не верил. Плохо рассчитанная попытка ликвидации группы или спланированная подстава?
  
  
   Виктор Горский принимал срочный доклад о событиях на Альпине. Ситуация явно выходила из-под контроля.
   - О взрыве на космодроме как можно подробнее, полковник, - Горский перевел взгляд с телестены с кадрами разметанных по взлетной площадке лохматых фрагментов звездолета, на экран аппарата дальней связи.
   - Взлетел на воздух сверхмалый транспортник "Сандокан" серии "Каганат" - компании "Измир", зарегистрированной на Деметре. Владелец некто Измир Кхан. Специализируется на перепродаже и доставке колонистам всякого барахла - от одежды до сборных домов. С таким грузом корабль и шел на Салюстин, но запросил аварийную посадку на Альпине. Сел нормально, ремонтировался уже второй день и вдруг этот взрыв. Повреждены даже по соседству пришвартованные корабли, - продолжил доклад начальник отдела ФСБР "Альпина" Джон Хэмптон.
   - Взрыв по классу "Д", полковник! Какие сборные домики?! Он скорее был набит оружием под завязку!
   - Следов оружия пока не обнаружили, сэр. Только следы гелланской взрывчатки.
   - Да черт вас всех побери! - сорвался на крик Горский. - Кто-нибудь проверял это корыто до или после посадки? Альпина - режимная зона! Кто вообще разрешил "Сандокану" приземлиться, почему на орбите нельзя было отремонтироваться?!
   - Запрос о посадке шел под литерой "А" - ремонт в космосе невозможен. Орбитальная техническая служба запрос подтвердила. Осмотр груза судна проводился карантинной службой контроля и полицейскими уже на площадке. Ничего предосудительного они не выявили, сэр.
   - Члены экипажа, сотрудники ОТС, КСК и полиции, имевшие отношение к осмотру допрошены?
   - По предварительным данным все члены экипажа на момент взрыва находились на борту и выжить никому не удалось, сэр. Оба сотрудника ОТС допрошены с применением специальных средств. Они подтвердили аварийность корабля и необходимость ремонта на земле, файлы проверки прилагаются.
   - Что остальные?
   - Весь состав группы, проверки, кроме одного полицейского, в больничном изоляторе. После взрыва в больницы города, помимо раненых, стали поступать люди с симптомами, сходными с симптомами аганской лихорадки.
   - И много уже таких?
   - Около пятисот, но данные поступают противоречивые. Однозначно идентифицировать заболевание пока не удается. Кибер-медики ошибочно распознают его как грипп. Тринадцать летальных исходов, остальные в тяжелом состоянии. Это было еще одним поводом объявить планету на карантине и ввести военную блокаду. Прошу подтвердить мой приказ перед президентом.
   - Вот вам и оружие, полковник. Ваш приказ о введении блокады будет подтвержден. Никто не должен ни покинуть, ни приземлиться на планету без моего личного согласия, - кивнул Горский. - Пробы воздуха?
   - Исследуются, сэр.
   - Поторопите. А что с полицейским из группы, который не попал в изолятор?
   - Он пропал. Мои сотрудники сейчас активно разыскивают его. Среди погибших при взрыве здания Управления полиции его нет.
   Горский развернулся к заместителю - полковнику Эрнандесу.
   - Эскадра адмирала Стаута уже на подходе, сэр, - доложил офицер. - Что сообщим СМИ? Мы перекрыли все виды возможной связи с планетой и это не осталось не замеченным.
   - Пока сообщим, что на планете вспыхнула эпидемия неизвестного заболевания, в связи с чем и введен полный карантин. Умерло тринадцать человек, дайте список. Пока все. И раскопайте все, что возможно по Измиру Кхану.
   - А что по убийству Арама Кайзы и похищению генерала Колфера?
   - Ничего. Арам Кайза находился на планете инкогнито, под чужим именем, о чем не счел нужным нам сообщить, а генерал Колфер просто пропал без вести. Пусть полковник Хэмптон продолжит расследование собственными силами.
   После совещания Горский заторопился к премьер-министру. Неприметный, без знаков различия, аэрокар за полчаса доставил его в "Хэмпшир" - любимое поместье Файнберга, давно ставшее местом их постоянных встреч. Когда Виктор прошел в кабинет, ему показалось, что он его и не покидал. Все также потрескивали дрова в камине. Файнберг вальяжно кивнул и жестом показал на барную стойку с разноцветными бутылками. Прежде чем нацедить стакан древнего виски, Виктор бросил на стол пластину с видеодокладом. Одна из стен сразу же ожила, превратившись в гигантский телеэкран.
   - Вы уверены, Виктор, что взрыв на космодроме не дело рук известной нам команды? - полчаса спустя оторвал взгляд от экрана премьер-министр.
   - Это не входило в план операции.
   - Не всегда все идет так, как задумывалось, - усмехнулся одними губами премьер. - Что по интересующему нас объекту? Подтверждено выполнение поставленной задачи?
   - Задача выполнена - объект устранен. Подробности в следующем пакете файлов, - Горский щелкнул пальцем по пластинке доклада и на телестене возникло обезображенное тело Кайзы.
   - Президент весьма обеспокоен его судьбой.
   - Может, пора сообщить ему?
   - Попридержим эту новость еще сутки. Пока нам известно, что погиб некто Джаббар. Прежде я хочу, чтобы вы слили в СМИ все имеющиеся компрматериалы на Кайзу. Пусть люди узнают о реальном происхождении его капиталов и влияния. Да и за Колфером есть грешки. Их тоже стоит припомнить, в том числе и расстрел пленных венерианцев, который подать уже не как верность Федерации, а как пример бессмысленной жестокости. Пусть теперь сторонники Всемирного Халифата отмываются и открещиваются от тех, кто их спонсировал, продвигал и являлся гордостью движения, а мы тем временем осуществим задуманное. Мертвецов президент защищать не будет.
   Горский согласно кивнул.
   - Согласитесь, Виктор, этот карантин весьма кстати. Теперь копаться во всей этой заварухе имеет право только ваша служба. Полный контроль над ситуацией, - отставил опустошенный стакан Файнберг. - И проследите, чтобы исполнители не выбрались. Теперь это сделать не составит труда.
   - Тревожит, что число инфицированных растет.
   - Благодаря блокаде, их число ограничится населением планеты.
  
  
   Вернье дал команде четыре часа на отдых, а сам остался дежурить на площадке управления. Спустившись в комнату отдыха и сбросив амуницию, братья Гуттлит весело захрумкали сэндвичами и печеньем. Четверть часа спустя молодые люди уже беззаботно сопели во сне, раскинувшись на широких диванах. Старший Гуттлит и Квинто спать не торопились. Вяло жуя, они мрачно поглядывали то друг на друга, то на Шона.
   - Ты бы прилег, Шон, - Квинто снова бросил взгляд на Шона. - Через полчаса твоя очередь ...
   - Действовать надо, - перебил Гарри. - Четыре часа отдыха слишком много. Сейчас все военные и полицейские на ногах, а с орбиты изучают каждый метр поверхности планеты. Накроют нас здесь, как в мышеловке. Мы же такого натворили! Думаю, к взрыву в Бируни Вернье приложил-таки руку.
   - Я бы знал, - буркнул Бен.
   - Ты о нем-то толком ничего не знаешь, а уж о планах и подавно, - недовольно огладил усы Гуттлит-старший.
   - Не бурчи. Сработали чисто, без потерь. Голова у Вернье варит, сварит и путь отхода.
   - Как бы он нас не сварил и не съел вместе с требухой.
   Квинто махнул рукой и начал примащиваться на свободном диване.
   - Не смогу спать, - направился к выходу из комнаты Косуги. - Поднимусь к Вернье, может помощь какая нужна.
   - Точно, Шон, пригляди-ка за ним, - кивнул Гарри.
  
  
   Над столом командного центра под негромкую грустную песню на неизвестном языке медленно вращалась голограмма их убежища. Рядом с ней выстроились в ряд вирт-экраны. Вернье сидел к вошедшему в зал Шону спиной, чуть склонив голову к плечу. Непонятно, то ли Кайюс рассматривал изображения над столом, то ли дремал. На одном из экранов диктор новостей на фоне развалин "Парсон-отеля" беззвучно шевелил губами, а на другом... На другом, транслирующем со скрытых камер обстановку в горах вокруг, разворачивался вид совсем не порадовавший Косуги. Пять-шесть аэрокаров с опознавательными знаками планетарных вооруженных сил и полиции барражировали над синеющими в опускающихся сумерках рядами заснеженных скал. Беспорядочные стаи снежные хлопьев, носимые ветром, иногда закрывали обзор и грозные машины, увешанные пулеметами и ракетными установками, пропадали из вида, а когда возникали вновь, то, казалось, что их становится больше и больше.
   - "Падает снег", - послышался голос Вернье.
   - Что? - не понял Косуги.
   - Очень старая песня на французском языке.
   - Не слышал о таком. А снега снаружи и вправду многовато.
   - На нем уже не говорят. Это, впрочем, касается большинства старых земных языков. Остались лишь песни, которые никто не слушает и книги, которые никто не читает.
   - На экране то, что я думаю?
   - Семь машин - четыре военных "ястреба", два полицейских "суперкопа" и ДД-100 без опозновательных знаков - ФСБР. Думаю, уже засекли и ждут подмогу.
   - Они над соседним гребнем - быть может, не обнаружат.
   Вернье активировал камеру перед входом в подземелье. На экране маленький робот-шпион неспешно изучал аэрокары припаркованные у стальных створок.
   Шон опустился в ближайшее кресло. Странная песня продолжала грустить.
   - Ты помнишь о своем обещании, Кайюс?
   - Я помню о нем, Шон, - не поворачиваясь к столу, кивнул Вернье. - И чтобы его выполнить, постараюсь вывести нас отсюда.
   - И как? - Косуги заскользил взглядом по вращающейся над столом голографической схеме.
   - На схеме нет выхода, Шон.
   - Сколько у нас времени?
   - Снег и ветер усиливаются, приближается ночь. До утра, скорее всего, штурмовать не рискнут. Поэтому есть время поговорить.
   - Поговорить!?
   - Точно, - кресло с Вернье развернулось. - Тащи сюда Линника.
   Косуги нерешительно встал.
   - Когда-то я был полицейским, - усмехнулся Вернье, заметив сомнение на лице Косуги. - Исходя из опыта, могу заверить тебя, что у таких "жуков" как Линник и в таких местах как это всегда есть запасный выход, пусть его и нет на общей схеме.
   Когда через несколько минут Косуги привел Линника, тот вошел в зал шаркающей походкой, согнувшись, словно под тяжелой ношей. Еще недавно гладкое холеное лицо осунулось, под глазами залегли тени. Старик стариком.
   "Никак торгаш сломался. Много ему не понадобилось, - подумал Вадим. - Это значительно ускорит решение задачи. Достаточно будет совсем чуть-чуть поднажать".
   - Серж, - позвал Вадим человека, вперившего взгляд в пол.
   Линник поднял голову с отрешенным взглядом мутных глаз.
   - За нами пришли, Серж, - Вадим кивнул на экраны внешнего обзора, - и команде придется принять бой. А это значит, что пришла пора разобраться с тобой.
   Линник промычал что-то жалобно-нечленораздельное.
   "Черт, а все хуже, чем я думал, - встревожился Вадим и залепил Линнику пощечину:
   - Приходи в себя, Серж! Хочешь жить или уже окончательно сдался и готов сдохнуть?!
   - Вы пощадите меня!? - во взгляде Линника наконец появилась осмысленность.
   - В будущем не знаю, но если расскажешь, как незаметно выбраться отсюда, то здесь и сейчас ты не умрешь.
   - Не сегодня, так завтра все равно поставите к стенке, так зачем мне облегчать вам задачу? - в Линнике очнулся коммерсант и он явно решил поторговаться.
   - Времени нет, - Вадим вынул из кобуры "кейтель" и посмотрел на Косуги. - "Веер", Шон.
   Косуги кивнул и, схватив, Линника за запястье, припечатал ладонь пленника к крышке стола.
   - "Веер" - один из древнейших способов заставить человека говорить, когда под рукой ни химии, ни "кресла-качалки", ни спеца из "Биотек", - Вадим перехватил пистолет за ствол. - Пойдет вместо молотка.
   - Нет! - безуспешно дернулся Линник в тисках рук Косуги.
   - Я не могу тебе позволить умереть быстро и благородно, Серж, - поднял руку с пистолетом Вадим. - Подумай головой и воспользуйся предложением. Я же даю тебе шанс. Вдруг через некоторое время ситуация изменится и тебе представиться возможность выжить?
   - Хорошо, хорошо, я скажу!
   По глазам пройдохи Вадим понял, что тот наконец-то сложил два и два и готов помочь. С тщательно скрытым облегчением Ракитин опустил руку и вложил оружие обратно в кобуру.
   - Я смотрю, нас обложили, - в зале показался Бенедикт Квинто, а следом и Гуттлит-старший.
   - Ага, вечеринка в самом разгаре, - усмехнулся Вадим. - Присоединяйтесь.
   - Не время для веселья. Каков план? - рассматривая изображения на экранах, пробурчал Гарри.
   - Господин Линник вызвался помочь, - Вадим опустился в кресло. - Прошу вас, Серж, говорите.
   - За стеной комнаты отдыха "А" есть шахта, ведущая к подземной реке, которая убегает вглубь горного кряжа и выскакивает на поверхность в скалах на границе со Странным лесом в двадцати километрах отсюда.
   - А что дальше? - Квинто присел рядом с Ракитиным.
   - Уведи, - приказал Вадим Косуги, кивнув на Линника.
   - Лесом мы пройдем до базы компании "Аламейн инжиниринг". На базе, помимо транспортных шаттлов, имеется и парк из четырех межпланетных катеров.
   - Если они еще там есть, - недовольно затеребил усы Гарри. - Да и далеко на межпланетнике не убежишь. Нам нужна машинка для дальних перелетов.
   - Это лучше, чем ничего Гарри. На нем можно добраться до орбитальной транспортной базы. А там есть все, - пояснил Вадим, чувствуя, что теряет терпение.
   - Если по пути нас не разнесут на атомы, - продолжать ворчать Гарри.
   - Черт, да и по Странному лесу сотню километров протопать... - скривился Квинто.
   - Все, больше нет времени рассуждать. Другого плана у меня нет. Вот-вот штурм начнется, - Вадим поднялся, давая понять, что обсуждение закончено. - Бен, сможешь заминировать все это великолепие так, чтобы они за месяц не раскопали?
   - Запросто. Дай Косуги в помощники.
   - Бери, а я с остальными займусь сбором необходимого снаряжения для похода.
  
  
   ГЛАВА 6
  
   Оказавшись в водах подземной реки, лодчонка из облегченного металлопластика стремительно рванула вглубь извилистого жерла. Туннель был настолько узким, что от борта без труда можно было дотянуться до пролетающих мимо черных осклизлых стен.
   - Шлемы задраить и пригнуться как можно ниже! - крикнул Вадим в переговорное устройство, уворачиваясь от сталактита и пригибая к самому дну голову генерала Колфера.
   - Разомкни наручники, Кайюс! - заорал пленник.- Если перевернемся мне не выплыть!
   - Здесь и без наручников не выбраться, поэтому не рыпайся! - поднажал на генеральскую шею Ракитин.
   - Сволочь! - отплевываясь от захлестывающей лодку пены, прохрипел Колфер.
   - Черт! - в скачущем свете носового прожектора над бурлящим потоком показался настоящий частокол из сталактитов. - Жмитесь ко дну!
   Один из братьев близнецов вскрикнул. Разлетаясь в тучу острых обломков один каменных наростов задел шлем Тони Гуттлита, и парень полетел за корму.
   - Э-х-х! - Гарри ухватил сына за ремень амуниции.
   - Помоги отцу! - крикнул Вадим Бобу, прижавшемуся к борту, и выхватил пистолет-пулемет.
   Новый изгиб дьявольской трубы и новый каменный частокол грозит жестким гребнем "причесать" суденышко с людьми.
   - Смешно остаться без головы в этой кишке, - расстреливая каменные зубья, сам с собой заговорил Вадим. - Просто курам на смех! Нет, так не пойдет!
   Быстрая смена магазина и вновь стальной дождь крошит породу, превращая ее в рой из осколков, барабанящих по броне шлема и кирасы. Вадим на мгновение обернулся на чертыхающихся попутчиков. Гарри и Боб наконец-то втащили обмякшего Тони в лодку, а Колфер, обсыпанный каменной крошкой, уже понял, что для него сейчас лучшее место под коленом Вернье.
   - Так-то лучше, так-то лучше, - забормотал Ракитин, аккомпанируя себе длинными очередями "гурона".
   Свод туннеля стал выше, но новая напасть замаячила впереди. Буруны порогов и...
   - Держитесь! - заорал Вадим, отбрасывая оружие и хватаясь одной рукой за поручень, другой за Колфера. - Сейчас взлетим!
   Подскочив на камнях облитых вспененным потоком, лодка взлетела ввысь. На секунду она зависла под готическим сводом подземелья, а затем рухнула в клокочущую пропасть, увлекая с собой перепуганных внезапной невесомостью падения и неизвестностью людей.
   Удар был силен. Захлестнув бурлящей массой с головой и провертев в бешеной круговерти своего чрева, река выплюнула суденышко на поверхность и, как ни в чем ни бывало, вновь понесла дальше.
   Ракитин осмотрелся - Гуттлиты на месте, Колфер плавает мордой в воде, набравшейся в лодку.
   - Колфер! - Вадим встряхнул генерала. - Не время подыхать!
   Пленника вырвало потоком воды, а затем потоком отборнейших ругательств.
   - Надеюсь, с Беном и Шоном все будет в порядке, - послышался голос Гарри.
   - Мы им хорошенько расчистили дорогу, так что беспокоиться не стоит. Хорошо, что не вплотную идем, иначе они нас сверху припечатали бы, - отозвался Вадим. - Как там Тони?
   - Приходит в себя, шеф! - весело отозвался Боб. - Встряска пошла ему на пользу.
   - Надо же, все веселье пропустил! - рассмеялся Вадим.
   - Ох, и здорово же меня приложило! Долго я был в отключке? - послышался слабый голос Тони Гуттлита.
   С расширением русла реки скорость течения стала снижаться. Низкий свод обрел странную ячеистую структуру.
   "Что-то не нравятся мне эти ниши над головой", - подумал Вадим и прикоснулся к коммуникатору на запястье, настраивая тепловизор шлема. Увиденное заставило его хлопнуть по кобуре, но та оказалась пустой.
   - Над нами опасность, ребята - местная фауна закопошилась! - Ракитин вытянул из ножен штурмовой тесак.
   Близнецы потянулись к контейнеру с МГ.
   - Дураки! - зашипел на них отец. - Свод обрушите! Лупите короткими из "гуронов" и только прицельно!
   Из соты к голове Колфера метнулось змееподобное тело с уплощенной по-рыбьи мордой, "украшенной" подобием клюва. Вадим ударил тесаком. Обрубок, обдавая генерала желтыми брызгами, торопливо втянулся обратно в соту, а отсеченная голова твари запрыгала по настилу палубы, щелкая пастью. Ударом ботинка Гарри отфутболил ее за борт.
   - Какая хрень! - вырвалось у Тони.
   - Толще моей руки, змеюка! - вслед за братом торопливо вскинул ствол оружия Боб.
   - Пещерники - третий класс опасности. Следите, чтобы на шею не намоталась или сочленение клювом не прихватила, - предупредил Гарри.
   - Может, они поняли, что к нам не стоит соваться?
   - Они стаями охотятся, Боб, - внимательно рассматривая свод, продолжил разъяснения Гарри. - Это был разведчик. Сейчас подумают и начнут. Умные бестии.
   - Дьяволщина! А мне что делать? - заерзал Колфер.
   - На дно, генерал, на дно, - снова пригнул голову пленника Вадим, - а я позабочусь о безопасности.
   Затишье длилось недолго. Не прошло и минуты, когда к головам людей одновременно скользнули уже десятки блестящих гибких монстров, щелкающих страшными клювами.
   Огнестрельный веер, хлестнувший по мордам атакующих тварей, обрушил на людей волну каменной крошки и брызжущих желтым, извивающихся в агонии фрагментов плоти. Отколовшийся пласт породы тяжело ухнул в воду рядом с лодкой, чуть не перевернув ее.
   - Проскочили, - с облегчением заметил Ракитин, поддевая клинком очередную голову и швыряя ее в забортную пену.
   - А река-то раздваивается, - заметил Гарри, придвинувшийся поближе к носу.
   Огибая широкий скальный выступ, река распадалась на два рукава. Вадим быстро вызвал виртуальную карту:
   - На карте раздвоения нет.
   - Закрепимся на водорезе и уточним, - предложил Гарри и вложил в МГ гарпунный модуль.
   Лодка застопорила ход, подтягиваемая тросом к стене. Что-то тягуче-вязкое шлепнулось на палубу рядом с Колфером.
   - Да что ж это такое! - застонал генерал.
   Все устремили взгляды к высокому своду. Казалось, что он шевелится.
   - Вампиры что ли карстовые? - с сомнением произнес Гарри.
   - По каталогу планетарного бестиария надо посмотреть, - поднял ствол Боб Гуттлит.
   - Какой к чертовой матери, каталог?!- заорал Колфер. - Валить отсюда надо! Мы же не в городском зоопарке! Гоните! Не стойте! Или вы меня им скормить хотите?! Тогда лучше сразу пристрелите, скоты!
   - Заткнулся бы ты, урод! - Тони направил оружие на генерала.
   - Да я не боюсь тебя, щенок! Заткни этот ствол себе в задницу!
   - Ладно, отчаливаем! - Ракитин поторопился отшвартовать лодку. - Карта годичной давности, могла и устареть. Вода быстро вымывает слабую породу.
   Лодка заскользила по одному из рукавов подземной артерии дальше.
  
  
   Серж Линник не сразу понял, что река покинула подземное русло и бежит уже по поверхности планеты. Зацепившись за скалистые берега, обрамлявшие быстрые воды, ночное небо закрывали раскидистые, словно гигантские зонты, кроны мощных деревьев Странного леса. Оттого и казалось, что они продолжают мчаться по туннелю, только с более высокими сводами. А тошнотворный запах заполнившей лодку слизи карстовых вампиров, с которыми пришлось повозиться Квинто и Косуги на последнем отрезке пути, перебивал любой другой запах на свете. Линник не выдержал и перегнулся через борт, чтобы опорожнить взбунтовавшийся желудок.
   - Куда?! - Квинто дернул Сержа за ворот рубашки и тот снова оказался на палубе у ног своих надзирателей.
   - М-мне п-плохо, - пролепетал Серж.
   - Что-то не видно первой лодки, Бен, - послышался встревоженный голос Косуги, примостишегося на носу. - Может, вызвать их?
   - Нет, Шон, - мотнул головой Бен, усердно подруливающий веслом на корме. - Кай приказал в эфир не выходить ни в коем случае. Ты не забыл вырубить личный комм?
   - Не забыл, - буркнул Косуги.
   Серж блеванул на палубу.
   - Сволочь! - Квинто больно пнул Сержа ногой обутой в крепкий армейский ботинок. - Давно пора тебе кишки выпустить! И чего Кай с тобой нянчиться заставляет?!
   Берега стали расходиться, скорость течения снизилась.
   - На-ка, накинь. И не мешкай, давай! - Квинто бросил Сержу скатку накидки-невидимки, получившей свое название за покрытие, препятствующее обнаружению с помощью тепловых и электромагнитных сканеров.
   Набросив невидимку, Серж откинул голову назад, затылком на округлый борт, ловя взглядом редкие кусочки синего неба, проглядывающие сквозь прорехи лесного полога. Неужели скоро конец? А может, это лучше, чем плавать в мешанине из слизи и блевотины, да терпеть тычки и оскорбления? А ведь совсем недавно, стоило ему шевельнуть пальцем и любого из этих пролетариев в порошок стерли бы. Неужели ни ФСБР, ни люди Ченя его не найдут? Нет, Чень исчезновение человека клана просто так не оставит. А хватка у него что надо. Наверняка его люди уже здесь и вовсю землю роют. Как им помочь?
   - Как тихо вокруг, - заметил Косуги четверть часа спустя, когда шум несущих их волн поутих. - Это же дикий лес и тут живности должно быть море.
   - А ты как думаешь, почему его "Странным" назвали?
   Линник знал, что Странный лес - это полоса густой растительности шириной пятнадцать-двадцать километров и длиной почти в полторы сотни, зажатая между скалами горного хребта Саламейна и морем. По неизвестной причине фауна и флора здесь отличаются от традиционных для Альпины. Пару лет назад в лесу пропала экспедиция биологов. Искали их неделю, но нашли только одного из дюжины, да и то с напрочь съехавшей "крышей". Спасателей тоже не досчитались. Но не только ученые исчезали здесь. В официальную статистику пропавших не вошло полтора десятка различных авантюристов, рыщущих по планете в целях наживы. Парочку вольных ребят даже сам Линник подсылал. Когда они не вернулись, он подумал, что парни просто плюнули на задание или попались на мушку таким же ловцам удачи. А может, федералы, патрулирующие прилегающие к плантациям найса территории, их подрезали, но не стали на эту тему распространяться, чтобы бюрократию не разводить? Если террористы наткнуться на такой патруль, возможно, Сержу представится случай освободиться. Это мысль утешающей каруселью завертелась в его голове.
   - Наслышан, - откликнулся Косуги на слова Квинто. - Отчего напалмом не выжгли? Золотой мох?
   - Точно, Шонни. В скалах, ограничивающих лес с запада, главный ингредиент найса растет. И растет весьма недурственно. Биологи не исключают, что это может быть связано с лесом. Поэтому власти просто заморозили вопрос с изучением массива на неопределенное время, объявив его закрытым для посещения. Черт с ним, с лесом этим, главное - мох растет и найс исправно грузится в трюмы. Так они рассудили. Да сюда и не доберешься просто так - в горах и на море вооруженные патрули.
   - Вижу сигнал фонаря, - прервал Косуги объяснение товарища.
   - Ага, Шонни, причаливаем.
   После недолгих манипуляций с веслами, им удалось ткнуть лодку носом в россыпь валунов, а близнецы, поймавшие конец, споро подтянули ее к пологому пятачку берега. Бен и Шон вытолкали Сержа под присмотр близнецов, а затем перебросили контейнер со снаряжением. Линник в очередной раз с обливающимся кровью сердцем вспомнил, что все оружие и амуниция террористов приобретены на его средства.
   - Дальше река сворачивает на восток, к морю, - выступил из темноты Вернье, когда все собрались на берегу. - Мы же пойдем прямо, к базе "Аламейн инжиниринг", как и планировалось.
   - Продираясь сквозь лес? - сокрушенно покачал головой Гарри. - Трудно будет.
   - Девчонок здесь нет, - усмехнулся Вернье и ткнул в грудь Квинто связкой спрей-балончиков:
   - Обновите антисканирующее покрытие на доспехах.
   - Черт, и дальше на себе всю броню тащить? - расстроился Тони Гуттлит.
   - Рекомендую, - бросил Вернье не оборачиваясь. - Теперь займемся лодками - зароем их. А как рассветет, двинемся в путь.
  
  
   На командном пункте федеральной базы в Иллийских горах, где укрылась руководящая верхушка Альпины, царил хаос. В то время как на многочисленных виртуальных экранах мелькали кадры кровопролития разворачивающегося на планете, чиновники, военные и медики, собравшиеся в зале, до жил на шее спорили о путях выхода из создавшегося положения. Оглушенный криками спорщиков, полковник Хэмптон устало осел в своем кресле. На мониторах, транслирующих ситуацию в городах, обезумевшие люди расстреливали и резали друг друга без каких-либо причин. Атака неизвестного вируса набирала обороты. Под его воздействием люди в течение считанных часов превращались в агрессивных убийц, не ведающих страха и границ в своей жестокости. Военная база "Альпина" горела, а вместе с ней дымили и развороченные боксы недавно развернутого центра биозащиты. Истерзанные трупы устилали улицы городов. По указанию президента Земной Федерации планету заблокировала эскадра адмирала Стаута. Никому теперь ни попасть на Альпину, ни вырваться в космос до окончания карантина. Миллионы людей, в том числе и он, полковник ФСБР Джон Хэмптон, и его семья оказались заложниками с весьма призрачной надеждой на выживание. Сейчас Ребекка с сыном и матерью дрожат от ужаса в жилых отсеках двумя этажами ниже.
   - Полковник, что с террористами, которых вы обнаружили в Диких горах? Есть новости? - возник рядом вице-губернатор Греннай.
   - Я жду сообщения о результатах операции с минуты на минуту, сэр.
   - Свяжитесь же с ними и поторопите с докладом. Любая новая информация может помочь нам.
   - Черт, Лацис, - заорал Хэмптон в комм, стараясь перекрыть шум в зале, - где доклад по результатам операции в Диких горах?!
   - Сэр, Макмиллан прибыл.
   - Так как какого черта молчишь?! Давай его в мой кабинет!
   - Прибыл офицер, командующий операцией по захвату террористов, сэр, - встал с кресла Хэмптон и наклонился к самому уху Гренная. - Предлагаю пройти в мой кабинет и заслушать его в нормальной обстановке.
   Греннай кивнул и последовал вслед за Хэмптоном к лифту. Они спустились уровнем ниже и по грубо высеченному в скальной породе короткому коридору прошли к сектору рабочих помещений ФСБР.
   "Что за черт!" - раздраженно подумал Хэмптон, обнаружив дежурную часть пустой - ни лейтенанта Лациса, ни капитана Макмиллана.
   Макмиллан оказался в тесном кабинете полковника. Он понуро сидел на краю крышки стола и устало смотрел в пол.
   - Отлично, капитан, вы здесь! - шагнул в комнату Хэмптон, а вслед за ним и Греннай. - Докладывайте!
   Макмиллан сполз с края стола и поднял на полковника воспаленные глаза.
   - Террористы подорвались в своем убежище прежде, чем мы успели ворваться. Гора поглотила их. На то, чтобы выковырять то, что от них осталось, уйдут недели, - усталым голосом сообщил капитан и закашлялся.
   - Что за кровь на рукаве? Вы ранены? - заметил пятна на руке капитана Хэмптон.
   - Там была какая-то бойня, - вздохнул Макмиллан и снова уставился в пол.
   - Что произошло, капитан?! Не тяните, время против нас! - с недовольством в голосе вступил в разговор вице-губернатор.
   - Один из военных аэрокаров, участвовавших в операции, вдруг открыл огонь по своим. Мы ответили, а затем началась беспорядочная свалка - все против всех.
   - Террористы были среди военных?! - чуть не подпрыгнул на месте грузный Греннай.
   - Потом лейтенант Архан попытался убить меня, - Макмиллан медленно поднял глаза на Хэмптона и в его взгляде вдруг возникло нечто, заставившее полковника отшатнуться.
   - Вирус! - по-бабьи взвизгнул Греннай и бросился к выходу.
   Хэмптон не успел опомниться, как Макмиллан цепко ухватил его за горло жилистой рукой, а затем так приложил затылком о плотный пластик переборки, что у полковника перед глазами поплыли круги. Глухо щелкнул выстрел "гурона", затем второй.
   Полковник вернул в реальность зуммер тревоги, заполняющий все вокруг. Держась за шершавую стену, он поднялся на ноги. Коммуникатор на запястье верещал, требуя принять доклад о повреждениях организма. Выдернув из кобуры пистолет, Хэмптон, пошатываясь, вышел из кабинета. Мерзко жужжала входная створка дежурной части - тело Гренная не давало ей закрыться. Полковник вспомнил о жене и детях и заторопился наружу, к лифту. Как они там? Что с ними? Он должен...
   Странная слабость в коленях заставила офицера покачнуться. Нахлынувший жар выдавил на лбу испарину. Чтобы не упасть, Джон прислонился спиной к камням коридора. Резкая боль стиснула виски, перехватила дыхание.
   - Мне надо присесть, отдохнуть, - пробормотал сам себе Хэмптон и сполз по стене к полу. Боль отпустила, но охватившая сознание апатия не позволила подняться. Полковник уставился в противоположную стену и перед его мысленным взором медленно поползли картины последних часов. Он смотрел на них отстраненно, без эмоций, словно старое скучное кино. Он просто ждал, когда этот фильм закончится.
   - Сэр! - из ниши, ведущей к лестнице между уровнями цитадели, выскочил лейтенант Лацис в забрызганном бурым мундире, с пистолетом-пулеметом в руке. - Инфицированные проникли в убежище, шансов устоять никаких! Нужно эвакуироваться!
   - Эвакуироваться? - автоматически повторил последнее слово Хэмптон, сосредоточившись на внутренних ощущениях.
   - Сэр, я укрыл вашу семью в одном из аэрокаров в дальнем конце стоянки. Но лететь не хотят, просили отыскать вас. Идемте, сэр!
   Лацис протянул Хэмтону руку.
   Сначала Джону показалось, что он воспарил - тело стало легким и послушным, а затем словно ударная доза найса прошлась по жилам, налив мышцы силой. Хэмптон поднял взгляд на лейтенанта и вдруг осознал, как он ненавидит человека перед собой, ненавидит всех этих мерзких людишек вокруг, которые своим существованием мешают ему в одиночестве владеть этим миром. Кромсать, бить их, скотов!
   Полковник рывком вскочил на ноги и выстрелил раз, другой, третий в отпрянувшего человека. Падая, лейтенант успел выдать очередь из "гурона". Одна из пуль бритвой сбрила Хэмптону ушную раковину, но тот даже не почувствовал боли. Улыбнувшись, он шагнул вперед в предвкушении охоты.
   "Убей! Убей!" - весело стучало в висках.
   Он разыщет их всех и утопит в крови. Он просто должен это сделать. Потому что так должно быть.
  
  
   ГЛАВА 7
  
   Уже десять часов отряд Ракитина двигался сквозь дремучую сердцевину Странного леса. Путь оказался не из легких. От основания каждого из ветвистых великанов по земле стелились десятки корней, переплетающихся друг с другом в причудливые формы и зачастую образующие труднопроходимые изгороди. Даже подлеску не всегда удавалось пробиться сквозь эти узловатые, мшистые насты. Лишь колонии грязно-белых грибов-паразитов, фосфоресцирующих мертвенно-бледным светом, чувствовали себя вольготно. При малейшем прикосновении они взрывались синеватым облаком спор. Людям приходилось не столько идти, сколько прыгать, рискуя подвернуть или сломать ногу, а иногда и подтягиваться, чтобы преодолеть препятствия.
   - Кай, необходимо остановиться на отдых или вколоть пленным найса - действие обычных армейских таблеток заканчивается, - догнал идущего в авангарде Ракитина Квинто. - Да и нам привал не помешает.
   Вадим осмотрелся. Лучи Лиланд, и без того с трудом пробивающиеся сквозь плотную иссиня-фиолетовая листву, стали еще реже и прозрачнее, тьма сгущалась и чаща слилась в непроходимую стену. Силы пленников, несмотря на освобожденные от наручников руки, совсем иссякли и они с трудом преодолевали корневища. Красный, словно рак, генерал тяжело перескочил на очередное переплетение корней и закачался, теряя равновесие. Разразившийся гневной тирадой, Гарри подхватил его под руку и помог сохранить устойчивость. Линник с расквашенным носом уже обхватил руками замшелый жгут и обессилено замер в ореоле медленно оседающей волны спор очередной потревоженной грибницы.
   - Ты прав, Бен, разбиваем лагерь. Надвигается ночь, да и погони не слышно. А найс побережем для себя.
   Высмотрев поляну свободную от корней, Вадим указал рукой в ее сторону. Если его план сработал, то можно немного расслабиться, а если нет, то такой лес им все равно быстро миновать не удастся и всех ждет скорый и неминуемый финал.
   Натянув над местом отдыха тент-антискан и вновь заковав в наручники пленных, боевики принялись за еду. В полном молчании усталые люди торопливо выдавливали в себя тюбики с питательной смесью и цедили воду. Вадим предложил график дежурств на время отдыха. Никто не возразил. Близнецы, в один присест расправившиеся с пищей, первыми принялись раскатывать меж корней походные спальники.
   - Нет, доспехи лучше не снимать, - повернулся к братьям Вадим, заслышав, как те принялись щелкать замками доспехов. - Место малоизученное и вряд ли безопасное.
   Тони скорчил недовольную гримасу, а Боб и вовсе сделал вид, что не расслышал.
   - Гарри! - посмотрел Вадим на Гуттлита-старшего.
   - Слышали, что было сказано! - гаркнул Гарри в сторону сыновей. - Спать в доспехах!
   Ворча, братья снова стали обвешиваться броней.
   Ракитин назначил себя в охранение первым, поэтому прихватив пару пакетов с пайками, направился к древесному исполину в три обхвата, возвышавшемуся в дальнем конце поляны на троне из скрюченных корней и распростершему крону почти над всем бивуаком.
   - Мне нужно помолиться! - генерал Колфер зло блеснул глазами в сторону Ракитина и демонстративно звякнул наручниками, которыми Квинто приковал его к корням в отдалении от всей группы.
   - Мы оба знаем, генерал, что вы не верите ни в Аллаха, ни в Иисуса, ни в кого-либо еще, - остановился Вадим и бросил пленнику еду.
   - Слишком вы много знаете, Вернье, - Колфер поймал свободной рукой пакет. - А кто был со мной в туннеле, вам известно?
   - Ага. Арам Кайза - владелец сотни различных компаний и главный спонсор ортодоксальных исламистов, некогда известный полиции как глава синдиката компрачикосов по кличке "Скрилло". Я знаю даже, почему вы вместе оказались в том туннеле, Колфер.
   - И почему же? - облизнул губы генерал.
   - Превращение Федерации в исламское государство. Вы же это обуждали?
   - Много знаешь, но понять не можешь, Кайюс! - генерал дернулся, словно пес на цепи. - Неважно какая, но Федерации сейчас необходима единая религия как никогда, а количество восславляющих Аллаха в наших мирах достигло 70%. В обществе давно уже нет единства, только войны последних лет с инопланетными тварями кое-как заставляли держаться вместе и действовать сообща. Так почему не сделать веру в Аллаха цементирующим составом для человечества? Ислам - это дисциплина и порядок. А нам он сейчас нужен как воздух, иначе...
   - Но 30 % не исповедуют ислам, Колфер, - перебил генерала Ракитин. - Они будут сопротивляться. Не удивительно, что "Партия духовного возрождения" пытается заручиться поддержкой армии.
   - Верно. И армия пойдет за Партией, Кайюс. Кто бы тебя ни послал, парень, он совершает ошибку. Но еще не поздно все исправить. Тебе надо только отпустить меня, Кайюс. Поверь, вашей команде не выжить. Вы ввязались в слишком высокую игру. А кем был Кайза, до того как стал уважаемым и влиятельнейшим членом общества уже никого не заинтересует. Сейчас личный друг президента. И ты станешь таким же, если развернешь оружие в сторону этого сброда и нажмешь на гашетку. Всего-то дел! Я вижу - ты профессионал и все просчитываешь. Так просчитай еще раз.
   - Народ должен слушать проповеди и молиться, а вы будете управлять, значит?
   - Это уже происходит, только надо заставить делать это всех или почти всех, а остальные должны смириться и вести себя тихо. Иначе железный кулак сожмется.
   - Говоришь, стану как Кайза? - не сдержал усмешку Вадим. - Скрилло сейчас плавает в собственной крови и его голову уже не соберет ни один хирург.
   У Колфера нервно дернулся кадык, но генерал быстро взял себя в руки и заговорил снова:
   - Кайза был слишком важен для мусульманского движения, Вернье. Спецслужбам даже охотиться на тебя не придется, им достаточно будет только сообщить, кто совершил убийство, и имамы поднимут верующих, которые найдут убийц в любом уголке обитаемых миров и порвут на куски.
   - Советую никого не звать, когда приспичит помочиться, генерал. Ходи под себя.
   Словно по ступеням Ракитин взбежал по корням к дереву. Присев у ствола и положив на колени МГ, Вадим занял позицию часового. Подходы к лагерю отсюда просматривались как на ладони.
   Тем временем день снаружи уступал место вечерним сумеркам, и тьма вокруг стремительно густела, превращаясь в почти осязаемую.
   "Снаружи? - Вадим покачал головой, удивившись пришедшей в голову мысли. - Мы словно нырнули в иной мир, по замкнутости равный пещерным галереям Диких гор".
   Действие тонизирующего наркотика совсем ослабло и усталость начала брать свое. Быть может все-таки пожевать еще пластину найса? При длительном его приеме возможны галлюцинации, но Ракитину приходилось "сидеть" на нем по нескольку суток без всяких негативных последствий. Вот только заснуть после смены будет трудно, да и перспективы их безумного рейда туманны. Надо поберечь. При ранении найс незаменим как ранозаживляющее и восстанавливающее средство. Ракитин сместил нижнюю часть шлема и надорвал пакет с пайком.
   Остывая от событий прошедших суток, Вадим представил образ Элен. Какая же она красивая и как сейчас далеко! Вспомнил сынишку. Сможет ли он вернуться к ним на гостеприимную Делию? Леса там не такие мрачные как этот. Солнечные, цветные и гостеприимные, с веселыми родниками! Вадим почти физически ощутил, как погружает руки в прозрачную воду и опускает лицо в прохладное озерцо, искрящееся в ладонях. А на противоположном берегу сероглазая девушка срывает с куста крупные алые ягоды и подает их забавному малышу, который с удовольствием отправляет их одну за другой в рот.
  
  
   Парковая тропинка вывела посла Ре Карта и прибывшего в его резиденцию на окраине столичного мегаполиса генерала Ре Санвалоса к небольшому приземистому зданию, утопающему в живописном кустарнике. Синие цветы манили тонким сладковатым ароматом. Банши неспешно шагнули внутрь здания.
   - Мой маленький зоопарк, - улыбнулся посол. - Изучение фауны и флоры места пребывания моя слабость.
   - К сожалению, я лишен такой возможности, - вздохнул Ре Санвалос. - Долго находиться в одном месте не приходится.
   - Это занятие для иссушенных годами банши, - засеменил вдоль стекла террариума Ре Карта. - А вы молоды и полны энергии, Канти. Поэтому вы и должны быть в постоянном движении.
   Они остановились у стеклянного куба, в котором на камнях нежилось под светом лампы чешуйчатое тело рептилии. По длинному блестящему телу бежал зигзагообразный рисунок.
   - Небольшая, - заметил генерал Ре Санвалос. В своем черном кожаном сюртуке, плотно облегающем гибкую фигуру, он и сам был похож на змею.
   - Поговаривают, что ее староземные предки, хотя и могли доставить укушенному массу неприятных ощущений, но летальный исход был маловероятен. Здесь же, на Новой Земле, в борьбе за выживание, гадюка мутировала в смертельно опасное существо. Если не принять экстренных мер, смерть наступает в течение получаса после укуса.
   - И самое интересное, что никто не знает, кто помог ей преодолеть космическое пространство, разделяющее Старую и Новую Земли.
   - Меня тревожит ситуация на Альпине, генерал. Что там происходит?
   - По нашим данным это искусственный вирус. Воздействуя на мозг пораженного, заставляет убивать себе подобных. Этакое массовое взаимное истребление. Сейчас планета в плотном карантине, том числе и информационном. О терактах в официальном правительственном сообщении не упоминается.
   - Мысль, что банши могут быть каким-то образом причастны к этому ужасному событию, не дает мне спать. Одно дело точечное воздействие, которое мы допускали как меньшее из зол, и совсем другое - эта страшная масштабная трагедия.
   Ре Санвалос провел ладонью по ребру куба. Змея подняла голову, тело ее пришло в движение.
   - Земляне - странные существа. Внутри каждого из них словно борются две силы - темная и светлая - зло и добро. Не всегда угадаешь, какая из них одерживает верх.
   - Согласен, - кивнул дипломат. - Но они гуманоиды, как и мы.
   - Верно, и дерутся отлично.
   - Иных же слишком много, - продолжил Ре Карт. - И в своей экспансии они все ближе продвигаются к границам наших владений. Как они поведут себя, достигнув их? Нам нужен надежный союзник.
   - Дробление ослабит землян, - вздохнул офицер. - Кто знает, как скоро они образуют крепкий союз?
   - Лучше так, чем гражданская война.
   - Да, так думают и в нашем правительстве. Предполагается при необходимости помочь землянам ресурсами и знаниями.
   - Вам это не по нраву, генерал?
   - Я помню, какие ожесточенные сражения банши вели с землянами. Но несмотря на технологическое превосходство, мы не сумели сломать их. Не обернулась бы эта помощь против нас.
   - Чтобы этого не случилось, существует дипломатическая служба и разведка, мой друг.
  
  
   Джесс Хэмптон пыталась сосредоточиться на управлении аэрокаром. Она то и дело смахивала застилавшие глаза слезы, но они продолжали наворачиваться снова и снова. По расстрелянной кабине гулял горный ветер, а в ответ на сигнал о помощи из динамиков неслась лишь какофония из обрывков переговоров военных, криков ужаса и боли.
   Автоматика предупредила об опасном сближении. Объятая огнем чужая машина вывалилась из низко висящих облаков прямо перед ними. Джесс еще крепче впилась в штурвал ручного управления и сумела увести аэрокар в сторону. Но прежде чем рухнуть в скалы Иллийских гор, неуправляемый болид врезался в крылатую машину идущую параллельным курсом. По корпусу прошлась волна ударов разлетающихся кусков, а сквозь отверстия от пуль пламени лизнули внутренности кабины. Джесс обернулась. Окровавленная Ребекка скорчилась в кресле салона, прижимая к груди бледного Денни - десятилетнего внука Джесс.
   Джесс закусила губу, сдерживая крик наполнявший горло. Как все это могло произойти? Как ее сын мог превратиться в безумное существо и открыть огонь по собственной семье? Она снова вспомнила тот страшный взгляд приближающегося Джона, его поднимающуюся руку, сжимающую оружие. Она все поняла. Поняла, что случилось ужасное и втолкнула невестку и внука в готовый к взлету аэрокар. А Джон начал стрелять, как и все вокруг. Но стрелял он в свою семью. Стрелял до тех пор, пока они не взмыли над площадкой, а пуля другого безумца не снесла ему лицо.
   Теперь раненая Ребекка истекает кровью, а Джесс не может оторваться от штурвала и помочь ей, потому что автопилот поврежден. И что хуже всего, Джесс не знает куда направляться, где на этой проклятой планете, еще недавно казавшейся им маленьким Эдемом, найти убежище. В ответ на призывы о помощи лишь хриплое бормотание людей превращающихся в монстров и крики умирающих.
   "Джесс!" - вдруг послышался в динамике знакомый голос. Это была Синтия Тартт - подруга. Семья Тарттов проживала по соседству с Хэмптонами.
   - Синтия! На связи Джесс! Мы в воздухе и не знаем, куда направляться. Ребекка ранена!
   "А Джон разве не с вами?!" - глухо зашуршал динамик.
   - Джон...- Джесс понизила голос и переключилась на отдельную линию связи. - Джона больше нет.
   "Джесс! Слушай внимательно! Слышишь?"
   - Да, Кайла. Я слышу, говори!
   "Мы с семьей летим на остров Амал в Салемском море. Там наша компания строила научно-исследовательский комплекс по заказу *********. Мы слышали, что вирус туда не добрался и на острове можно укрыться"
   - Ребекка, ты как? - Джесс снова на мгновенье обернулась в сторону салона. - Синтия вышла на связь и сообщила, где можно укрыться.
   - Не очень. Дышать трудно.
   Денни, испуганно молчавший всю дорогу, вдруг заплакал и затеребил мать за ослабшую, в запекшейся крови, руку:
   - Мама, не умирай!
   - Сейчас, Дэнни...мы поможем маме, - сквозь ком в горле попыталась успокоить внука Джесс. - Сейчас!
   Джесс пошарила под сиденьем и в руку ей выехал увесистый бокс с красным крестом на боку. Теперь требовалось оторваться от штурвала.
   - Денни, дружок, подойди ко мне. Нужна твоя помощь.
   - Маме нужна помощь, Джесс! Помоги ей!
   - Я обязательно помогу ей, как только ты подойдешь ко мне. Ну же, малыш.
   Парнишка протиснулся между кресел.
   - Помнишь игру, которую ты мне недавно показывал? - Джесс положила руки мальчика на штурвал. - "Боевой пилот" называется. Ты прошел все самые сложные уровни!
   - Да, там все точно также, - устроился в кресле Денни.
   - Так и есть! Держи ровно по сетке, малыш, - Джесс ободряюще положила ладонь на худенькое плечо. - А я, тем временем, помогу маме. Договорились?
   Облизнув губы, мальчик кивнул и Джесс, схватив бокс, бросилась к Ребекке.
  
  
   ГЛАВА 8
  
   Свежий бриз пах морем, голубые волны которого лениво облизывали белый прибрежный песок. Развалившись в шезлонге под полотняным навесом, у столика с разноцветным коктейлем, за их ритмичной работой наблюдал Моджай Чень. Новая Земля с ее мягким климатом и ласковыми морями давно стала и центром Федерации, и главным раздражителем стремящихся к независимости колоний. Здесь не только располагались учреждения органов власти, но и купались в роскоши вилл, ранчо и поместий разжиревшие кланы чиновников и лидеры криминальных группировок. Одним из таких лидеров был и Чень - глава одного из мощнейших картелей контрабандистов, действовавшего в пределах заселенных людьми миров.
   Пайк Сиглер приблизился к бронзовому телу на шезлонге:
   - Сэр?
   Чень поманил Сиглера пальцем и Пайк ступил под тень навеса.
   - Альпина, Пайк, - заговорил неспешным и скрипучим, совсем не подходящим к молодому телу, голосом Чень. - Эта планета важна для нашей организации - там найс, там военная база с кучей оружия. И все было неплохо до недавнего времени, как вдруг образовалась эта странная круговерть с взрывами, обнаружением какого-то вируса. А ответственный представитель нашего независимого общества на Альпине почему-то молчит. Все, что я сейчас узнаю, я узнаю со стороны. Это плохо, Пайк.
   По наступившей паузе и зрачкам шефа, сместившим направление взгляда с моря на Сиглера, тот понял, что от него ждут разъяснений.
   - ФСБР совместно с военными организовали полную блокаду, в том числе и информационную. Поговаривают, что вирус очень опасен - люди теряют рассудок и уничтожают друг друга. Большая часть планеты охвачена эпидемией и...
   - Па-а-айк, - Чень недовольно отпятил нижнюю губу. - Меня не устраивают слухи и объяснения ФСБР, которым доверять может только олух. Я хочу точно знать, что там происходит, из первых рук. Почему этот чертов Линник, не информирует нас? У нас в организации пристроена куча его отпрысков и родственников. Прихватите парочку из них, договоритесь с военными и высадитесь на Альпине. Я должен иметь полную картину происходящего там. Возможно, смотрящего стоит сменить. Почему бы не вам, Пайк?
   - Я был бы весьма признателен за оказанную честь, сэр.
   - Ладно. Для начала найдите этого кретина Линника и выясните, в каком состоянии наше местное хозяйство, а дальше по обстановке.
   - Со связью могут быть проблемы, сэр.
   - Па-а-айк, - опять недовольно проскрипел Чень.
   - Я понял, сэр! Решу их в кратчайшие сроки, сэр!
   Чень удовлетворенно кивнул.
   - И позвольте еще...
   - Финансирование свободное, Пайк, - снова кивнул Чень. - Но если я буду недоволен действиями Линника или вашими, то расходы лягут на виновного и его родственников. Вы знаете наши правила, мой друг. Идите.
   "Да, было бы неплохо осесть на богатой планетке с приятным климатом в качестве смотрящего от картеля, - думал Сиглер, шагая по песку к площадке с аэрокаром. От двадцатипятилетней работы на Ченя в качестве дознавателя и ликвидатора Пайк уже начал уставать. - Пора уступить это место сыну. Пусть теперь Пайк-младший мотается по системам с шайкой головорезов".
   Дверь аэрокара отъехала в сторону и Сиглер запрыгнул внутрь.
   - Есть работенка, босс? - Вугго повернул в сторону Пайка шипастую физиономию и оскалился в по-акульи острозубой улыбке. Молодой мутант, некогда выращенный в одной из секретных лабораторий компрачикосов, давно нашел пристанище в группе Сиглера. Непомерная сила в сочетании с почти животными инстинктами и способностями сделали его отличным боевиком.
   - Угадал, Вуг, - кивнул Сиглер. - И чутье подсказывает мне, что мы неплохо на этом заработаем.
   - Перевезу родителей из резервации в какой-нибудь красивый мир подальше от центральных систем.
   - У тебя нет родителей, Вуг, - ухмыльнулся Сиглер.
   - Зак и Радка мне как родители, ты же знаешь, - щелкнул Вугго длинным пальцем по панели управления, заставляя машину подняться в воздух. - Нечего им в резервации сидеть.
   - Правительство считает, что так лучше для людей подвергшихся экспериментам компрас. Психологическая реабилитация и все такое. Да и среди подобных им легче.
   - Тот же "цирк", только государственный, а не частный. Раньше выступали на закрытых вечеринках извращенцев-толстосумов, а теперь "веселят" чиновников и журналистов, демонстрируя "счастливый" труд за мизерную плату, позволяющую только что с голоду не умереть, - Вугго зло щелкнул зубами. - Но ничего - благодаря операциям, которые я оплатил, Зак и Радка почти вернули себе человеческий облик. Настало время покинуть загон, в который их правительство втиснуло.
   - А сам измениться не собираешься?
   - Я такой родился, пусть и из пробирки, - скосил желтый глаз гигант. - Это мое. Так тому и быть.
   - Правильно, Вуг, - улыбнулся Сиглер и хлопнул монстра по крутому плечу. - Мужская красота в силе и способности любому перерезать глотку не задумываясь. Вот этим мы и займемся на Альпине. Слышал про такую планетку?
  
  
   В недрах гигантского комплекса ФСБР, запрятанного в скальном массиве на окраине столичного мегаполиса Новой Земли, работа не прекращалась и ночью. Капитан Таршин устало потер виски. Стрелки часов приближались к полуночи, а он все корпел над отчетом по инциденту на Альпине. Завтра в девять утра начальник отдела ждет от него результат аналитического исследования данных, собранных десятками оперативников. И можно не сомневаться, что в тот же день документ окажется на столе директора ФСБР. А это уже вопрос дальнейшей карьеры. Надо размять затекшие мышцы, прежде чем продолжить, а заодно выпить еще чашку кофе. Капитан покинул кресло и подошел к кок-машине. Несколько прикосновений к панели и дымящаяся чашка мягко выползла из недр аппарата. Взяв ее в руки, Таршин услышал, как отъехала в сторону входная дверь кабинета.
   - Наконец-то, Эндрю, а то я уже решил, что ты заснул в сортире, - усмехнулся Таршин, помешивая ложкой.
   Когда же капитан развернулся к дверям, то ложка застыла в его руках. Вместо лейтенанта Эндрю Рили, помогавшего ему с исследованиями поступающих данных, перед ним стоял сам директор ФСБР Виктор Горский. Как всегда в штатском - строгом костюме темно-серого цвета. В офицерском мундире генерала мало кто видел.
   - Я бы от кофе тоже не отказался, капитан, - улыбнулся директор.
   - Да...конечно...так точно, сэр, - засуетился капитан. Общаться лично с генералом ему еще ни разу не приходилось за все пятнадцать лет службы в аналитическом отделе.
   - Как продвигается работа? - принял чашку Горский и пока Таршин собирался с мыслями, добавил:
   - Решил не дожидаться утреннего доклада вашего непосредственного начальника.
   - Сэр...- начал было Гаршин.
   - Доложите мне, капитан, все, что известно о тех, благодаря кому злополучный транспортник "Сандокан", начиненный неизвестной заразой, оказался на Альпине.
   - Есть, сэр, - кивнул капитан и, подойдя к виртуальному экрану служебного компьютера, приступил к докладу:
   - В ходе оперативно-разыскных мероприятий удалось установить, что транспортник находился в собственности Измира Кхана, постоянно проживающего на планете Деметра. У Кхана таких кораблей четыре. Это старые суда, которые он выкупил в разное время в ходе торгов по реализации имущества банкротов или, как "Сандокан", приобрел за бесценок после аварии. Вложив деньги в ремонт и минимальную модернизацию, Кхан стал сдавать их в аренду, что и приносит ныне ему основной доход. За два месяца до событий на Альпине был сдан в аренду и "Сандокан". Договор заключен с Альфредом Бромбергом - уроженцем той же Деметры шестидесяти шести лет от роду, постоянное место жительства - Вегас - второй по величине город планеты. Это достаточно хорошо известный местной полиции субъект. Промышляет нелегальным перемещением материалов, запрещенных к свободному обороту, в том числе и оружия.
   - Судимый?
   - Привлекался в качестве подозреваемого не раз, но до суда дела никогда не доходили. Потому и кличка у него - "Ловкий Фред".
   - Имеется связь с террористическими формированиями?
   - Исходя из тех данных, что удалось собрать, с политикой не связывался. Выполнял заказы для разных авантюристов, криминальных группировок, пытающихся сэкономить на налогах колонистов, но в контактах с террористами замечен не был.
   - Какие материалы использовали?
   - Базы данных полиции, налоговой службы и страховых компаний, а также общественные и социальные сети, файлы следящих устройств, в том числе и установленных по месту жительства Бромберга. Полиция периодически подкидывала ему жучков, а он с той же периодичностью от них избавлялся. Также я изучил протоколы допросов его окружения. В общей сложности оперативники уже допросили свыше ста человек, еще двадцать два, имевших особо тесные деловые отношения с объектом изучения, все еще находятся у нас и работа с ними продолжается.
   - И? - отставил чашку Горский.
   - Выложили огромное количество информации по контрабанде наркотиков, нелегальным поставкам оборудования колонистам, махинациям с налогами, один даже в двух убийствах своих партнеров по бизнему признался, но никаких связей с террористическими группами оперативникам пока выявить не удалось. Также до сих пор не удалось выяснить, что за груз был на "Сандокане", помимо официально заявленного.
   - А что этот Бромберг представляет собой, есть у него семья, друзья?
   - Уровень интеллекта, как видите в таблице Харкера, средний. Образование такое же - средняя школа. На оплату дальнейшей учебы денег у его родителей - работников службы городского хозяйства - не было. Парень вместе с братьями болтался по улицам, промышляя кражами и грабежами, как, впрочем, и большинство подростков Деметры. Однако оказался достаточно хитер и изворотлив, чтобы не попасться. А вот оба брата из тюрем не вылезали. Сидят и сейчас в Синг-Синге на Плутоне. В прошлом году их приговорили к двадцати годам заключения каждого за убийство коммерсанта в ходе разбойного нападения. Уже вряд ли освободятся. Что же касается Ловкого Фреда, то пока его братцы били и грабили людей, он перешел к торговле краденым, контрабанде, мошенническим операциям, завоевав в этой области достаточный авторитет, так как свои обязательства всегда выполняет. Друзей как таковых нет, с родителями отношения не поддерживает. Лишь деловые партнеры в основном из тех же криминальных кругов, которые характеризуют его как жадного и расчетливого человека. Семьи нет, но имеет трех совершеннолетних сыновей от разных женщин. Вернее, имел. Старший пошел по стопам отца, но был убит двенадцать лет назад в разборке марсианских банд. Младшие сыновья, находясь в составе подразделений планетарных войск, погибли во время последнего военного конфликта с октопоидами. Отпрыски связи с отцом не поддерживали. Их матери после достижения детьми совершеннолетия и прекращения выплат со стороны Бромберга, какие-либо отношения с ним также прекратили.
   - Слабости?
   - Все отмечают его патологическую тягу к женщинам - не пропускает ни одной юбки. Но постоянных отношений ни с кем не поддерживает.
   - И где же этот черт сейчас?
   - После убытия с Деметры "Сандокана" его никто больше не видел, сэр. Пентхауз на окраине Вегаса пуст. Последний раз камеры видеонаблюдения фиксировали его в стартовой зоне местного космопорта.
   - Бромберг, без сомнения, покинул планету на борту "Сандокана", - кивнул Горский. - Учитывая, что на Альпину он не прибыл, Фреди покинул борт на полпути и теперь может быть где угодно.
   - Думаю, так, сэр. Добавлю лишь, что и нелегальный груз, вызвавший заражение на Альпине, попал на судно, скорее всего, в пути.
   - Ладно, - вздохнул генерал. - Что по экипажу?
   - Окончательно экипаж был сформирован самим Бромбергом за два дня до вылета. Люди набраны в прямом смысле по объявлению, поэтому состав впечатляет. Один командир чего стоит. Леон Гладчук - бывший командор военного корабля, во время первой войны с банши разжалован в рядовые и отдан под трибунал за трусость в бою. Отсидел в военной тюрьме пять лет. Любитель выпить, с кучей долгов. До сих пор расплачивается по иску одного из бывших нанимателей, которому серьезно повредил корабль при посадке в порту Марса. Ни друзей, ни семьи, только собутыльники и проститутки. Нормальный судовладелец с ним дел иметь никогда не будет. Держится лишь на мутных заказах разного рода авантюристов. Другие члены экипажа немногим лучше.
   Горский снял пиджак и бросил его на спинку ближайшего кресла. Ослабляя узел галстук, приблизился к экрану компьютера.
   - Эти люди получили билет в один конец, - вглядываясь в лица и в бегущие строки биографий, тихо произнес генерал. - Бромберг подыскивал команду смертников и нашел ее. Но смерть не его профиль. Кто же сподвиг Фреда на это?
   - Есть еще кое-что интересное, сэр...
   - Самый интересный вопрос, где Бромберг, - воззрился генерал на Таршина.
   - За месяц до старта "Сандокана" Бромберг на три дня исчез из города, сэр.
   - И куда же?
   - Вот это пока неясно, сэр.
   Брови Горского недовольно поползли вверх и Таршин поторопился разъяснить:
   - Сэр, В тот день Бромберг ровно в восемь утра сел в свой личный джип и без какого-либо сопровождения покинул город через южные ворота...
   - Хотите сказать, капитан, ни спутники, ни орбитальная станция Деметры не имеют данных о передвижении транспорта Бромберга? А ну-ка дайте картинку на экран.
   - Эта песочно-пылевая буря, сэр, - прокомментировал муть, представившуюся взору главы ФСБР, Таршин. - К моменту отъезда объекта изучения она захватила около тысячи квадратных километров к югу от города. Обычное явление для Деметры в это время года.
   - И сколько длится это явление? - скрестил руки на груди Горский.
   - Обычно от недели до двух, а в этот раз - десять суток. Бромберг точно рассчитал и время убытия, и время возвращения, сэр.
   - Или за него рассчитали, - задумчиво произнес генерал. - И все же...Он отправился на юг. Что там интересного, на ваш взгляд, капитан? Где он мог пробыть все это время? Джип - не аэрокар и не танк. Какая-никакая дорога ему все-таки нужна. Он должен был завязнуть по дороге. Кто-то встретил на аэрокаре?
   - Самое интересное - это горное образование в двухстах километрах к юго-востоку от города. Целую сеть пещер естественного происхождения в глубине скального массива различные криминальные группировки облюбовали под склады, схроны и тому подобных целей. Весьма вероятно, что это и есть пункт назначения Бромберга.
   - А это что? - сместился в другую часть голографической карты взгляд Горского.-Триста километров на юг.
   - Это развалины древнего города шадаков, сэр. Позволю себе напомнить, сэр, что это цивилизация, прекратившая свое существование задолго до высадки на планету первого человека.
   - Остатки домов, что-то вроде порта...- вглядывался в карту генерал.
   - Тысячу лет назад город стоял на берегу моря, сэр. Ныне, как видите, это пустыня.
   - Пустыня... - задумчивым эхом повторил Горский и устало опустился в кресло.
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"