Дроздов Константин Александрович: другие произведения.

Смерть гарантируется / ч.2, гл. 1-2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Часть 2
   "Кровоток"
  
   Я вижу цель, мой палец на крючке
   Ровно дыханье, строен мыслей ряд
   Кровавый демон движется в стволе
   Пускай врага заклятого отправит в ад
   Из "Песни венерианского стрелка"
  
   ГЛАВА 1
  
   Миновав опушку леса, Ракитин и Косуги, отправившиеся в разведку, вышли к заросшему густой стреловидной травой краю обширного болота. Черное небо хлестало затяжным ливнем, изредка прорезаемым сверкающим зигзагом молнии. Ее свет превращал торчащие из болотной жижи гнилые корневища и ветви в щупальца неведомых монстров.
   - Смотри! - Косуги указал на объятый пламенем летательный аппарат, появившийся со стороны побережья. Аэрокар пронесся над их головами и, войдя в вираж, чтобы не врезаться в отвесные скалы Диких гор, понесся к противоположному берегу.
   - Шон, еще один над нами! Назад!
   Ракитин и Косуги бросились в сторону леса, к останкам поваленного лесного исполина, уже наполовину вросшего в мягкую почву - хоть какое-то укрытие. Военный аэрокар, вращаясь и разбрасывая куски обшивки, рухнул на берег.
   - Черт! Что происходит? - занял оборону рядом с Ракитиным Косуги.
   Ракитину и самому хотелось знать, в чем дело. В перекрестье прицела он наблюдал за дальнейшим развитием событий.
   Как только брызги улеглись, из распахнутой дверцы потерпевшего крушение аэрокара выскочил военный и тоже бросился в сторону поваленных деревьев. На ходу он то и дело разворачивался и отстреливался от кого-то невидимого все еще находящегося в летательном аппарате.
   - Интересный расклад, - пробормотал Косуги.
   - Возьми его на мушку, но не бей пока, - приказал Ракитин. - На мне аэрокар.
   - Понял.
   Когда до бурелома беглецу осталось метров десять, пулеметная турель на макушке аэрокара развернулась и открыла по нему ураганный огонь. Несколько крупнокалиберных пуль глухо впилось в древесную труху дерева, за которым спрятались боевики, обдав их облаком влажной липкой грязи.
   - Вот чертовщина! - пригнулся Косуги. - Так и нам ни за что, ни про что перепадет. Что делать, Кайюс?
   Беглец отбросил опустошенный автомат и бросился на землю. Тем временем в дверном проеме аэрокара показались языки пламени - внутри начался пожар. Пулемет умолк и из покореженной машины выбрался здоровенный детина с плазменным импульсатором наперевес.
   Ракитин нажал на гашетку, выдавая очередь в силуэт преследователя, и тут же плазменный заряд с шипением ударил в древесный ствол.
   - Успел засечь нас, гад! - вскрикнул Косуги и послал в траву, куда упал стрелок с "хищником", еще одну длинную стаю разрывных пуль.
   - Проверю беглеца, - решил Ракитин, когда, несмотря на ливень, пламя внутри аэрокара разгорелось еще сильнее и стало ясно, что больше никто не появится. - А ты двигай к преследователю.
   Пригибаясь почти к самой траве, боевики осторожно выдвинулись из-за укрытия.
   - Встать! Без резких движений! - скомандовал Вадим, приблизившись к месту падения первого вояки.
   Солдат медленно поднялся. Униформа висела на нем дымящимися лохмотьями, на опаленном лице не мигающим стеклом застыли широко раскрытые глаза.
   - Нож брось!
   Боец посмотрел на свою руку, судорожно сжимающую тесак, и вдруг разразился хохотом.
   На правом фланге Косуги открыл огонь - стрелок с плазматором еще был жив.
   - Заткнись и брось нож, придурок! - заорал Вадим, теряя терпение.
   Солдат оборвал смех.
   - Мы все в аду! Говорили он на том свете, а оказывается на этом! Вы как хотите, а я сваливаю! - с этими словами беглец молниеносным движением вонзил клинок себе в горло.
   Чертыхнувшись, Ракитин направился к Косуги. Зажимая пятерней развороченное плазменным зарядом плечо, тот молча стоял над поверженным телом.
   - Здорово ты его отделал, Шон! - посмотрел на изорванный пулями труп Вадим.
   - А он меня как! - простонал Косуги. - Сволочь! Пока голову не отстрелил, не успокоился.
   - Пойдем, я обработаю рану, - потянул его Вадим. - А потом в лагерь двинем, а то заждались там, наверное.
   Усадив Косуги к дереву, Ракитин стянул с товарища поврежденные части брони. Встроенный в доспех кибер-медик уже произвел серию инъекций болеутоляющих и ранозаживляющих средств в тело Шона, но Вадим, прежде чем обработать рану биоматериалами, усилил их действие найсом..
   - На планете что-то происходит Кай, - здоровой рукой Шон снял шлем и подставилл лицо каплям почти утихшего дождя. - Что-то, чего мы не знаем.
   - Согласен, - кивнул Вадим, продолжая наносить биогель, - но радует, что не по нашу душу эти молодцы с неба свалились.
   - Досадно, что допросить не удалось.
   - Сейчас с тобой закончу и быстро кар осмотрю - может, обнаружу что-нибудь.
   - А ведь ты не за генералом пришел, Кай, - вдруг сменил тему Косуги. - Тебе Джаббар был нужен или как там его...Кайза.
   - У него много имен.
   - Ты мог сказать, что свободных мест в спасательном катере меньше, но предпочел вытянуть в туннель и Кайзу с охраной.
   - В таком случае, генерал мог заподозрить неладное, Шон, да и не вылез бы он без сопровождения. - Ракитин приступил к накладке биобинта. - Ты должен помнить, как я говорил об этом.
   - Он бы и так рванул, - усмехнулся Шон. - Ты бы видел его глаза.
   - Может, рванул, а может, и нет.
   - Допустим. Но ты говорил, что у Кайзы яхта на орбите, а это запасной вариант для отхода. Как-то быстро ты пустил в расход ценного заложника.
   - Ладно. Ты прав - это личное. А теперь обожди - сбегаю к аэрокару.
   Забравшись в обгоревший остов, Ракитин обнаружил лишь пару изуродованных трупов и полностью искореженную плазменными зарядами панель управления. Было ясно, что военные жестоко перестреляли друг друга. На планете происходило что-то экстраординарное. Вадим оглянулся на дверной проем, в котором виднелся Косуги, привалившийся к покатому стволу. Что-то Шон много рассуждает. Палец Ракитина лег на пусковой крючок. Быть может, пора начать отсчет. Никто и не узнает, что произошло на самом деле в дозоре.
   "Ты что, парень? Совсем ошалел от крови? - Вадим резко отвернулся от проема, сбрасывая наваждение. - Шон высказал открыто то, о чем наверняка размышляют и другие члены команды".
   Мысль о том, что он превращается в тупую машину для убийства испугала Ракитина. Торопливым движением руки он вывел на забрало шлема ролик с Элен и сыном - спасительная соломинка, чтобы почувствовать себя человеком. Пара минут счастья.
   Завидев приближающегося командира, Косуги поднялся на ноги.
   - Я знал его как главу подпольного синдиката компрачикосов по кличке "Скрилло", - решился разъяснить Вадим. - Он искалечил и умертвил тысячи людей на потеху извращенной публике. Такие как он привили нашим мирам болезнь жестокости и равнодушия. Кайза должен был умереть.
   - Не веришь в Высший Суд?
   - Хотелось бы, Шон, но "боги", когда-то создавшие нас, оказались такими же обуреваемыми страстями и пороками существами и, в конце концов, сами сгорели в междоусобной войне. Не молиться им нужно, а стараться избежать того же итога. Конечно, людям сложно осознавать, что они лишь один из элементов бесконечной Вселенной и все их бессмертие заключается не в перемещении после смерти в иной, более прекрасный мир, а в передаче генов своим детям. Прячась от реальной истории, они верят в добрых и всеведущих божеств, царствия небесные, строят храмы, в то время как жить и бороться со злом надо здесь и сейчас. Здесь и сейчас, Шон. Не будет никакого Потом, кроме того, что мы сами построим и оставим потомкам.
   - Вот только где грань между добром и злом...
   - А мы сейчас как раз на ней и балансируем, Шон.
   - Не потерять бы равновесие. Иногда я не понимаю, на какой стороне играю.
   - Поверь, по сравнению с Кайзой мы самые настоящие добряки. - Вадим ободряюще положил руку на здоровое плечо товарища. Если бы Косуги знал, как устал балансировать сам Ракитин.
   - Да, Кайюс, хочется, верить, что Бог за всеми присматривает и всем воздастся. Хочется верить, что после смерти ты не распадешься на первоэлементы, а сохранишь свое Я и продолжишь путь, хотя бы в ином качестве. Разум, наделенный интеллектом, отказывается верить, что жизненный путь имеет финал, как его не отдаляй, и для Вселенной мы имеем ту же ценность, что и какие-нибудь муравьи у нас под ногами.
   - Поэтому религия до сих пор актуальна. На заре человечества она сплачивала людей, а ныне одним помогает обрести смысл жизни или хотя бы спрятаться от ее реалий, другим - управлять. Трудно осуждать первых, но использовать веру для манипуляции чужим сознанием ради наживы и власти, для подавления инакомыслия - преступление.
   - Кай, у тебя есть дети?
   Ракитину не хотелось отвечать, на этот вопрос и, повернувшись к лесу, он бросил через плечо:
   - Возвращайся в лагерь, а я поищу путь на другую сторону болота.
   - И все же ответь, Кай.
   "Наверное, это для него очень важно", - подумал Вадим и признался:
   - Да, Шон, есть маленький сын.
   - Ты ведь здесь ради него, как и я ради дочери?
   Вадим почувствовал, что не может соврать.
   - Да, так и есть. И чтобы увидеть своих детей, нам надо суметь выбраться отсюда.
   - Я верю тебе, Кай. Можешь во всем положиться на меня. И пусть это вера - это из области религии, у меня нет другого выхода.
   Вадим лишь кивнул, подумав: "Быть может, я уже сорвался и падаю в пропасть?"
   Косуги надвинул на лицо забрало шлема и поплелся в сторону Странного леса. Проводив его взглядом, Ракитин снова повернулся к болоту и подрегулировал систему ночного видения. К рассвету надо определиться, как его преодолеть.
  
  
   Телестены транслировали круговую панораму Калифорния-Сити. Однако объемная реалистичность изображения не могла обмануть людей собравшихся в президентском кабинете. После войны с октопоидами ставка главы государства была перенесена за тысячи километров от столичного мегаполиса, вглубь горных кряжей приполярной области Новой Земли.
   Президент Федерации Шодма Хеврон оторвал взгляд от очередного отчета на вирт-экране и развернулся к директору ФСБР и премьер-министру. Хеврон - старейший по возрасту глава Федерации, недавно перешагнувший рубеж в 180 стандартных лет. И хотя на вид ему вряд ли можно было дать более шестидесяти, взгляд выдавал возраст, особенно сейчас. Обычно пронизывающий и колючий, он был усталым и тусклым, словно выцветшим. Некогда подтянутая фигура оседала в высоком кресле бесформенной массой. Последним достижениям медицины становилось все труднее бороться с надвигавшейся старостью первого лица государства.
   "Сколько Хеврон еще будет цепляться за жизнь и власть? - думал Горский. - Десять лет, пятнадцать? За 200-летним рубежом начнутся скачкообразные дегенеративные изменения мозга, и ничто уже не поможет. А отец добровольно отказался от медикаментозного продления жизни, когда ему не было и ста. Почему?"
   - Вы хотите сказать, что Арам Кайза стал случайной жертвой, Виктор?! - голос у Хеврона был таким же тусклым и вялым, что и взгляд.
   - К сожалению обстановка на Альпине не способствует быстрому расследованию, сэр. Очень сложно сделать однозначные выводы на данном этапе. По одной из версий взрыв в космопорту Альпины и последовавшее заражение поверхности планеты - это акт группы недобитых членов экстремистских сообществ...
   - Скоты! - покачал головой Хеврон.
   - Но в последние дни, господин Президент, стали появляться данные, говорящие, что дело имеет несколько иной оборот.
   - О чем вы?
   - "Сандокан" использовали для своих целей контрабандисты, специализирующиеся на нелегальном обороте оружия. Не исключено, что на совершившем аварийную посадку грузовике перевозились емкости с боевым вирусом, некогда созданным в лабораториях печально известной корпорации "Авалон".
   - Тысячи смертей стали результатом случайного взрыва контрабандного груза? - Хеврон перевел взгляд на Файнберга. - Под угрозой богатейшие плантации найса и месторождения полезных руд!
   - Относительно причин событий на Альпине не стоит делать поспешных выводов, сэр, - ответил на взгляд Файнберг. - Думаю, директор Горский в ближайшие дни во всем разберется. Дадим ему еще немного времени. А с плантациями ничего не случится. Волна заражения спадет, и мы без труда все восстановим.
   - Как случилось, что Кайза оказался рядом с Колфером? - Хеврон снова воззрился на Горского.
   - У них была встреча. Колфер руководил отделом Штаба планетарных сил, отвечающим за взаимодействие с частными армиями, да еще и активно приторговывал армейским снаряжением. Это очень интересовало Кайзу, - сообщил Горский.
   - Хватит, Виктор! - Хеврон нахмурил брови. - Я по горло сыт той грязью, которой в последнее время СМИ поливают и генерала, и Кайзу. Да, Колфер не был святым, но он заслуженный ветеран, а Арам - мой личный друг. Я знаю его как порядочного человека и настоящего гражданина. Никакой связи Кайзы с мафиозными кланами компрачикосов и контрабандистов не может существовать в принципе.
   "Да, финансовых средств Кайза действительно влил в эту дружбу немало", - ехидно подумал Виктор, зная, сколько ресурсов криминальный авторитет вкачал в клан Хевронов, а вслух доложил:
   - Мои люди, господин Президент, перепроверили факты, всплывшие в СМИ, и нашли им подтверждение в засекреченных файлах полицейских архивов. Утечка в средства массовой информации, видимо, произошла оттуда, - с видом глубокого сожаления сообщил Горский и щелкнул по коммуникатору. - Отчет у вас на столе.
   - Увольте меня от изучения этого, - брезгливо скривил бледные губы Хеврон и отодвинулся от стола. - Для вас не секрет, господа, что внутренние противоречия раздирают Федерацию. Проект Кайзы, пользующегося скрытым, но непререкаемым авторитетом в исламском мире, должен был на первом этапе провозгласить Ислам государственной религией, а на втором этапе преобразовать Федерацию в теократическое государство. Единая вере отводилась роль цементирующего состава, способного сплотить наши миры, стабилизировать непростую ситуацию в нашем обществе. Арам как никто другой мог справиться с этой задачей, устранив противоречия между лидерами различных течений самой распространенной среди землян религии. Смерть Кайзы словно умышленно спланирован, чтобы торпедировать проект.
   - Ислам популярен в центральных мирах, но не в колониях. Выбор в пользу одной из религий опасен взрывоопасными в прямом смысле слова последствиями, сэр, - проигнорировал последнюю фразу Горский.
   Файнберг подхватил:
   - Особенно сейчас, когда личность Арама дискредитирована.
   - Но разве события на Альпине и десятки тысяч гибнущих там сейчас людей не очередное подтверждение необходимости принятия срочных мер?! - всплеснул руками Хеврон. - Строгость Ислама поможет навести порядок. Большинство рас, окружающих нас, имеют свои религии. Они делают их прочнее, сплоченнее. Взгляните на тех же шшарков или октопоидов Заргатона.
   - Банши верят только в здравый смысл и самоорганизацию, сэр, - заметил Файнберг.
   - Банши - исключение и к тому же кровососы, - снова скривился, словно от лимона, Хеврон.
   - Они гуманоиды, сэр, а не какие-нибудь ходячие осьминоги или ящерцы, - буркнул Файнберг.
   - Вам ли не знать. - Хеврон припомнил Файнбергу баншийский плен.
   - Разрешите, сэр, - напомнил о себе Горский.
   - Да, Виктор?
   - Боюсь, что преобразования религиозного толка только расколют общество. Колониальные миры и так кипят, недовольные налогами, пошлинами, подчиненным состоянием. Достаточно небольшого повода, чтобы началась гражданская война. Возможно, что Кайза именно из-за этого встречался с Колфером. Он должен был уяснить, какими силами сможет располагать, если придется подавлять вооруженное выступление несогласной части населения. Колфер не только мог предоставить реальную информацию о настроениях в армии, но и помочь организовать поддержку, как планетарными войсками, так и частными армиями.
   - Это говорит лишь о том, что Арам серьезнейшим образом прорабатывал план преобразований. Естественно, что для этого ему приходилось встречаться с массой людей, - отмахнулся Хеврон.
   - Меня беспокоит, - подхватил мяч Горского Файнберг, - что, как теперь выясняется, Кайза, вел активные переговоры с военными за вашей спиной, сэр.
   - Если вы о попытке переворота, Карлтон, то в нем не было необходимости. На втором этапе реализации проекта я намеревался передать власть в Федерации руководителю высшего религиозного органа, сформированного при участии Арама.
   - Кайза характеризуется как человек властолюбивый, жесткий и напористый, сэр, - напирал Файнберг. - А все нити проекта завязаны на нем. Быть может, он решил ускорить процесс, не дожидаясь решения и президента, и Парламента. Быть может, и вирус готовился для усмирения неверных с минимальным подключением армии. Не удивлюсь, если в процессе расследования это подтвердится.
   Хеврон устало откинулся в кресле. Горский подумал, что Файнбергу удастся дожать Хеврона и проект Кайзы будет похоронен вместе с ним. Главное, чтобы президент ничего не заподозрил. Хотя клан Хевронов и подрастерял львиную долю влияния и авторитета после событий войны с октопоидами, причиной которой стала жадность и наглость одного из его членов, но, благодаря богатству и многочисленности, оставался все еще достаточно мощным, чтобы вступать с ним в прямое противодействие.
   - Надо дистанцироваться от всего этого, сэр, - продолжал Файнберг. - Возложим венки на могилу Арама, а проект отложим до более благоприятных времен.
   Президент молчал, уставившись на изображение на стене. Исходя из того, что главный разработчик и организатор религиозных преобразований сошел с арены, а вместе с ним и тот, кто готов был расстреливать ради них, Хеврон должен склониться к предложению Файнберга. Сам Шодма заниматься этим не будет. В его стиле перекладывать всю работу и ответственность на других, а самому только контролировать. А за доводку проекта Кайзы теперь уже вряд ли кто решится взяться.
   - Федерация на грани развала, - вздохнул Хеврон, все еще глядя на телестену.
   - А что если обратиться к законопроекту Лорана, сэр? - снова вступил Файнберг. - Не будем дожидаться взрыва и дадим колониям вожделенную свободу. Этот шаг без сомнения будет положительно воспринят в обществе.
   - Вы о старом законопроекте Лорана, Карлтон? - снова тень недовольства пробежала по лицу Хеврона, - Если Федерация начнет раскалываться на куски, соседи набросятся на нас как свора злобных псов.
   - В колониях не дураки сидят. Это смелые, напористые и сообразительные люди. Они прекрасно понимают, что независимость независимостью, но людям необходимо держаться вместе. Мы избавимся от по сути колониальной империи, где миры ненавидят друг друга, а получим крепкий союз, который окажется не по зубам никакому врагу.
   - Все это мне уже говорил сенатор Лоран, Карлтон.
   - Возможно, стоит еще раз послушать его, доработать кое-что.
   - Должен признать, что окраинные миры все труднее контролировать, - подыгрывая, кивнул Горский. - Ресурсов ФСБР, да и ВС Федерации уже явно не хватает. Пусть свободные колонии покупают технику, оружие и сами защищают свой сектор, а захотят помощи от глобальной угрозы - вступят в союз с Центром.
   - Просто так отказаться от исламизации нам не позволят, - нехотя признался Хеврон. - Имамы раскачают ситуацию.
   "Тебе не позволят, старик, - думал Виктор, слушая президента. - Слишком много наобещал в обмен на политическую и финансовую поддержку".
   - Когда центральные миры освободятся от груза строптивых колоний, то можно вновь вспомнить о проекте "Ислам", - подслащивал пилюлю Файнберг. - Без умников с окраин, он сможет реализоваться с наименьшими проблемами.
   - Возьметесь ли вы за него, Карлтон?
   - Почему бы и нет, - неожиданно согласился Файнберг.
   - Хорошо, Карлтон, - снова развернулся в сторону Файнберга и Горского Хеврон, - пригласите Лорана на ближайшее заседание правительства с докладом по данному вопросу. А вы, Виктор, активизируйте работу по событиям на Альпине. Я как можно скорее хочу знать, что там произошло и когда все это закончится.
  
  
   ГЛАВА 2
  
   - Почему не сообщил о новых фактах по Альпине?! - с явным раздражением спросил Файнберг, когда покинув президентский сектор, они вошли в пустой вагон поезда подземной электромагнитной дороги, соединяющей цитадель с Калифорния-Сити.
   - Мне доложили, когда я уже находился на пути сюда, - соврал Горский.
   Под "Прекрасный голубой Дунай" Штрауса, льющийся из динамиков, они опустились в кресла.
   - Ладно, эта версия даже лучше прежней, - кивнул Файнберг, когда вагон плавно набирая скорость, устремился на юг. - Никакой политики. Просто случайный взрыв контрабандного товара, а затем всеобщее заражение и резня. Спросить не с кого.
   - Гостиницу накрыли до взрыва в космопорту. Это может всплыть.
   - Тогда представь это как разборки контрабандистов. Колфер перешел им дорогу своей активной торговлей и они "опрокинули" и его самого, и корабль с грузом, а рикошетом все это задело и Кайзу, и население Альпины.
   - Есть ниточка к тем, кто реально имеет отношение к взрыву.
   - Неважно, что там у тебя есть, но результат должен быть тот, что мы обсудили. Обруби все лишнее и представь ясный и скучный отчет, который отобьет охоту дальше копаться во всем этом дерьме. Нас ждет большая работа по проекту Лорана. Тебе особенно придется потрудиться - лидерами новых независимых государств должны стать люди, на которых мы сможем оказать влияние.
   - Работа уже ведется.
   - Мы их всех сделаем! - сверкнул белозубой улыбкой Файнберг. - Только гарантируй мне тотальную зачистку Альпины.
   - Ты пообещал Хеврону возобновить проект Кайзы после расчленения Федерации. Мы не обсуждали такую возможность. Что это значит?
   - А почему бы нам не подхватить зеленое знамя из мертвых рук Кайзы, - снова улыбнулся Файнберг. - Хотя аятолла Джаляль больше теолог, чем политик, оставлять такие людские ресурсы в его в руках и руках имамов нельзя. Рано или поздно, они окончательно осознают какая это мощь и непременно захотят воспользоваться ею. Если не можешь остановить толпу, возглавь ее. Позволим всем здравомыслящим отделиться, а замороченные религиозными мифами глупцы, коих большинство, добровольно станут послушными и безропотными гражданами - главное, кнопки правильно нажимай. И нажимать эти кнопки будем мы. Как там у Сенеки: "Чернь считает религию истиной, мудрец - ложью, правитель - полезным изобретением".
   - Заигрывать с исламистами опасно. Мы же обсуждали это, Карлтон.
   - Отсеем самых опасных, - снова улыбнулся Файнберг. - Начало положено. Надо закрепить успех. Заставим Джаляля и весь его клан плясать под нашу дудку. И ты мне в этом поможешь. Поверь, Виктор, это интереснейшая игра.
   Горский вспомнил молельные четки на краю стола капитана Таршина.
  
  
   В утреннем тумане Ракитин повел свою группу по узкой полоске берега между болотом и отвесными скалами Саламейна. Усыпанная валунами и скальными обломками, зачастую превосходящими человеческий рост, дорога оказалась не легкой.
   - Опять мы скачем как горные козлы, только вдобавок на голову, того и гляди, обрушится камнепад, - пыхтел рядом с Ракитиным Лассо, карабкаясь на очередную каменную насыпь. - Какого черта мы премся этим путем, Кай?
   - Перешеек между болотом и морем не намного шире, а заросли редкие. С моря нас могут легко обнаружить. Здесь безопаснее.
   - Я побился с Гарри об заклад, что нас уже похоронили, так что не пугай меня. Да и ночная перестрелка, о которой вы с Шоном рассказывали, доказывает, что военные с недавних пор заняты друг дружкой. И это радует.
   - Меня тревожит, что мы не знаем, какая причина подтолкнула их к этому.
   - Дойдем до базы "Аламейн", тогда и разберемся, махнул рукой Лассо.
   Ракитин мысленно отметил, что в Квинто отвага и сила сочетаются с удивительной беспечностью.
   Путь вдоль болота занял три часа и к всеобщей радости обошелся без неприятностей. Оказавшись под пологом леса, отряд, после недолгого отдыха, продвинулся вглубь на полтора десятка километров и стал новым лагерем недалеко от границы лесного массива.
   Ракитин решил не мешкая отправится в разведку.
   - Я с тобой, Кай, - подскочил с места Лассо.
   - Думаю, что Линник сходит с ума, - зашагал рядом с Ракитным Квинто. - Пора отделаться от балласта.
   - С чего ты решил?
   - Хе, со вчерашнего дня молитвы бубнит, не переставая.
   - Что с того? Их миллионы бубнят сейчас.
   - Да он молится вперемешку всем подряд - и Яхве, и Аллаху, и, черт знает, кому еще. Может, и Люциферу на всякий случай, - рассмеялся Лассо. - Точно умом двинулся, стервец!
   - Он верен себе, - не сдержал улыбки и Вадим. - И вашим, и нашим, как говорится. Пусть молится, кому хочет, а с ликвидацией повременим. Хотя бы до тех пор, пока сам передвигаться может.
   - Тебе виднее...босс.
   Валуны остались позади, вновь пришел черед переплетений корневищ Странного леса. Ракитин уже давно приноровился преодолевать их на автомате. Перемахивая очередную живую изгородь, он размышлял о следах тяжелой техники вокруг болота, замеченных во время ночных приключений: высокая трава не смогла скрыть их. Вспомнился и потемневший след лазерного резака на останках древесного исполина, за которым они с Шоном укрывались во время перестрелки. Все говорило о том, что относительно недавно вокруг болота или непосредственно в нем велась активная деятельность.
   Наконец, деревья начали расступаться, поредел подлесок. Разведчики вышли к зоне отчуждения - пятидесятиметровой полосе выжженной химикатами и огнем земли, отделявшей лес от глухой бетонированной изгороди.
   - База за ней прячется?
   - Да, Бен.
   Над изгородью стелился черный дым.
   - Веселье, похоже, продолжается? - посмотрел на Ракитина Лассо.
   Вадим приблизил изображение стены. Как и следовало ожидать, она усеяна следящими устройствами, и приближение группы не останется не замеченным. Идти вслепую на такое препятствие глупо.
   - Активируй дрона, Кай, - угадал мысли Ракитина Квинто.
   Пять минут спустя, "шмель" стартовал с ладони Ракитина в сторону базы, и пристроившиеся среди корней боевики приготовились к приему видеотрансляции с камер воздушного шпиона.
   Несмотря на клочья дыма, маленький кибер хорошо рассмотрел территорию "Аламейн инжиниринг".
   - Да здесь бились не на жизнь, а на смерть, - хмуро бросил Лассо, вглядываясь в разбитые складские и рабочие ангары, дымящийся черным жилой комплекс, десятки недвижных тел вокруг.
   - Не щадили и детей, - отметил Ракитин.
   Лассо снял шлем:
   - Я так понимаю, что есть две новости - хорошая и плохая. Хорошая - вряд ли кто-то сейчас наблюдает за периметром, а плохая - сомнительно, что мы найдем там межпланетники.
   - Рано делать выводы. Подтягивай остальных, а я махну за стену и все разведаю.
   - Нет, Кай, - хитро ухмыльнулся Лассо. - Так дело не пойдет. По одному в такие места не ходят. Кто ж тебе спину прикроет, если что?
   - Так и сделаем, - согласился Ракитин. Смешно надеяться на доверие людей, которым он лгал. Главное, чтобы они не поняли это раньше времени.
   На стыке стены и скал Саламейна Ракитин и Лассо вскарабкались на пятиметровую высоту защитной стены и, перевалив через ограждение, оказались на узкой галерее. Дрон продолжал транслировать картинки мертвого поселения. Движения не наблюдалось. Ракитин обвел взглядом открывающуюся панораму, выискивая взглядом узел управления и взлетную площадку.
   Лассо поддел мысом и перевернул тело, лежащее у лестницы, ведущей вниз.
   - Ни черта себе, его разделали - живого места нет!
   - Оставь! - поторопился перешагнуть мертвеца Ракитин. Несмотря на фильтры шлема, память издевательски напомнила, что такое трупный запах.
   Спустившись с галереи, они двинулись в сторону высокого здания в виде круглой башни, слепую стену которого покрывала россыпь крупных оспин - следы безуспешного обстрела из гранатомета. Башню венчала смотровая площадка-аквариум с пучком антенн на крыше. Хотелось, конечно, побыстрее осмотреть летные ангары, но заботила турель "бегающей" спарки крупнокалиберных пулеметов на балконе, опоясывающем "донжон". Поникшие стволы смотрели в сторону взлетно-посадочного комплекса. Если эту базу еще кто-то контролировал, то он, несомненно, должен находиться в этом здании и будет совсем невесело, если "рапунцель" очнется и вдарит с двух стволов в спину непрошеных гостей.
   - Собьем "спарку", Кай?
   - Давай для начала примостимся у того бульдозера, а то мы сейчас как на ладони и перед теми, кто в башне, и перед теми, кто может прятаться в жилом комплексе, - перешел на бег Ракитин.
   - Жилой корпус вовсю пылает, - затрусил следом Квинто. - Вряд ли там, кто отсиживается.
   Заверещал предупреждающий сигнал дрона. В окне горящего здания мелькнула плечистая фигура.
   - Быстрее! - нырнул к гусеницам бульдозера Ракитин.
   Грохот и лязг рвущегося над головой металла, вздыбившаяся под прильнувшим к ней телом земля, а затем что-то тяжелое навалившееся сверху распластало и оглушило Вадима.
   - Жи-и-в... - прохрипел Лассо, сползая со спины Ракитина.
   - Не волнуйся, со мной все в порядке.
   - Да это я про себя. Когда летел вслед за тобой, думал, не успею, и на этот раз мне точно задницу поджарят, - забормотал Лассо и начал подкрадываться к краю машины, зачадившей таким же черным дымом, что и здание напротив. - Черт, и дрон, похоже, накрылся. Запускай нового, Кай!
   - Это я выставил завесу ЭМ-подавления, - попытался выглянуть с другой стороны Ракитин. - У него могут быть самонаводящиеся боеприпасы.
   Прежде чем Ракитин и Лассо смогли разглядеть противника, новый заряд плазмы ударил в борт многострадального бульдозера. Над головами прошла новая жаркая волна раскаленного металла.
   - Из тяжелого плазматора лупит, сволочь! "Кетцалькоатль", по-моему, - прокричал Лассо и, подняв ствол МГ, отправил навесом в сторону противника серию гранат. - Долго мы не продержимся!
   Под аккомпанемент разрывов Ракитин на мгновенье выглянул наружу. Закованный в экзоскилет тяжелых штурмовых лат, противник с мощным оружием наперевес быстро двигался в их сторону. Новый удар плазмы отшвырнул стальной ковш "катерпиллера" в сторону.
   - На тринадцать часов, Бен! У него армейская броня высшего класса защиты, в руках "Кетцаль"! И он приближается!
   - ЭМ-завесу сними!
   - Снял уже!
   - Но трансляции нет ни черта - дрон умер! Ты уверен, что латник действует в одиночку?!
   - Надеюсь. Будь еще боец, уже подключился бы.
   - Может силовые щиты задействовать?
   - Те, что у нас есть против "кетцалькоатля" не продержатся и несколько секунд - сметет. Завалим, если ударим вместе, одновременно! - Вадим перевел МГ в режим плазматора.
   - Этот приемчик хорош... - Лассо втянул голову в плечи, пропуская над собой новой поток алых осколков. - Но только не тогда, когда враг в упор лупит из тяжелого плазматора. Отвлечь бы его...
   - Тогда выход один - я бегу к башне - всего-то метров пятьдесят, - Ракитин бросил Лассо свой МГ. - Латник разворачивается, и ты бьешь с двух стволов ему во фланг. Главное, не дай ему нажать на гашетку раньше тебя.
   - Ты с ума сошел, Кай!
   - Некогда спорить. Послал бы тебя, да ты тяжеловат - через пару метров сдохнешь, - улыбнулся Ракитин. Сейчас он не боялся, но не оттого, что был бесстрашен - выход из создавшейся ситуации требовалось найти незамедлительно и действовать также, не растрачиваясь на переживания. Ужас узлом скрутит Вадима позже...Если посчастливится остаться в живых.
   Он приготовился к рывку и вдруг сквозь клочья дыма и пылевую завесу разглядел человека, возникшего у пулеметной турели на вершине "донжона", уже развернутой в сторону поля боя. Затрепетали на ветру длинные рыжие волосы, золотом загораясь в лучах клонящейся к закату Лиланд.
   - Ух, какая! - послышался удивленный возглас Лассо.
   "Если она сейчас ударит по нас, то все - это финал", - подумал Ракитин.
   - Действуй! - Вадим бросился вперед, к "донжону" с рыжеволосой красавицей на вершине. Гулко застучала крупным калибром "спарка", за спиной по-змеиному зашипели плазматоры.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"